Тарасенко Оксана Александровна: другие произведения.

Зачем нужны пророчества? Свитки первый и второй

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Склонив голову перед древним пророчеством, гордый император демонов берет в супруги обычную человечку. Единственное, что выделяет ее из прочих - место жительства. Будущую спутницу жизни пришлось выдергивать из другого мира. Но даже иномирность не может примирить владыку с навязанной реальностью. Да и сама избранница не рада перемене своей судьбы. Ярко сияет над кристаллами башен столицы демонов огромная радуга. Тихо ждет своего часа свиток с пророчеством.... Стискивает до боли пальцы оказавшаяся в одиночестве в чужом мире первая леди империи. Предупреждение: в данной книге местами содержится описание взаимоотношений лиц нетрадиционной ориентации.Если Вам неприятно или нет 18 лет, лучше закройте страницу. В произведении так же встречаются сцены насилия. Убедительно прошу закрыть страницу, если Вам неприятно или нет 18 лет.

Зачем нужны пророчества?



     Зачем нужны пророчества?

     Свиток 1

     Автор: Тарасенко Оксана Александровна

     Глава 1: Наблюдательница или?
     Вы не можете представить сложность моего положения. Наверное, никто не имел такого богатейшего выбора трудностей и меньше средств выпутаться из них.
     Джордж Вашингтон
     Элия запрокинула голову к сиявшему высоко вверху черно-золотому куполу. Золото было здесь везде. Золотистые узоры щедро украшали проемы между высокими арочными окнами первого и второго ярусов, спускались изысканными вензелями по перилам двойной широкой лестницы в дальнем конце зала, отражались в натертом темном полу. По нему то и дело проносились тени танцевавших внизу, как обычные люди, и в воздухе придворных. Коснувшееся края платья будто бы случайно выдвинутое в сторону крыло очаровательной молодой дамы с длинными серебристыми волосами, тут же проследовавшей дальше в танце за своим партнером, заставило вздрогнуть и оторваться от смотревшего сквозь драгоценное обрешетку купола на празднество крупными бриллиантами голубоватых, кое-где радужных звезд ночного неба.

     Замершая на месте наблюдательница за искрившимся весельем и интригами праздником жизни подхватила пышный подол бального платья цвета бургундского вина и шагнула в сторону. Карие глаза с тоской посмотрели на такой недосягаемый вход, он же выход. Девушка шаркнула туфелькой-балеткой. Каблуки были здесь не в моде. И никому не было дела до того, что Элия, и так не слишком высокая, терялась в этой толпе. Стиснув унизанные натиравшими нежную кожу и оттягивавшими руки кольцами с крупными радужными камнями, абсолютно не сочетавшимися с цветом платья, придававшим молодой женщине сходство с бледной молью, пальцы на плотной тяжелой ткани, Элия аккуратно, еще на шажок, приблизилась к заданной цели и выдохнула. Золотисто-алая штора надежно прикрыла зрительницу от прочих гостей великосветского мероприятия.

     Опираясь спиной на прохладное стекло в белоснежной раме, она провела рукой по зализанной голове, жалея свои русые волосы, сегодня, как и обычно закрепленные так, чтобы ни одна прядка не выпадала. Тяжелый вздох вырвался из груди. Любимая стильная короткая прическа пришлась здесь так же не ко двору, как и она сама. Волосы отрастали медленно и топорщились в разные стороны, что было, по заявлению прислуги, крайне неприлично. Элия взглянула на стоявшего к ней спиной высокого широкоплечего мужчину, по прямым густым черным волосам которого, спускавшимся ниже пятой точки, пробегали частые фиолетовые искры. Стиснула руки, переплетая пальцы. Такого великолепия она не получит никогда. Просто потому, что человек.

     Брюнет коротко кивнул подошедшей к нему шатенке. Искорки в ее каштановых волосах сияли золотом. Блистая обольстительной улыбкой, дама присела в глубоком реверансе, подавая свою руку с ярким алым маникюром, сверкнула аметистовыми глазами, оттеняемыми тщательно подобранными драгоценными камнями. Наблюдательница горько опустила вниз уголки губ, покрутила на указательном пальце раздражавший ее своей роскошью, так не подходившей к ее внешности, перстень с крупным фиолетовым камнем в форме звезды. Коснулась кончиками пальцев прически, следя взглядом за сделавшим шаг вперед, навстречу партнерше по танцу, брюнетом. За его спиной распахнулись мощные кожаные крылья цвета ночи. Несколько взмахов, и пара поднялась к самому куполу.

     Нервно покрутив шеей, зрительница прищурилась, прикидывая высоту. В метрах получалось плохо, а в этажах выходило не меньше семи-восьми. Может быть, чуть меньше, однако все равно, очень высоко. Рядом с привлекшей ее внимание парой кружились еще несколько. Скрытая портьерой молодая женщина следила за то подлетавшими ближе, то отступавшими в сторону от повелителя придворными.

     Девушка еще раз потерла занемевшую шею ледяной ладонью. Потухшие карие глаза скользнули чуть ниже, туда, где на двух ярусах бальной залы, залитых светом огромных, похожих на стекавшие по стенам водопады мелких кристаллов хрусталя люстр, закрепленных почему-то не на потолке, а на стенах, кипела жизнь. Мужчины в элегантных костюмах пили вино и улыбались блестевшим глазами и роскошными украшениями дамам. Пестрое разноцветье придворных волновалось, то рассыпаясь на отдельные группки, то снова сливаясь в единое целое. Элия аккуратно примостилась на выступавший угол колонны. Золотой вензель тут же чувствительно надавил на пятую точку, но женщине было уже все равно. Ноги гудели от нескольких проведенных исключительно в вертикальном положении часов. Сначала долгая подготовка в комнатах, теперь сам бал.

     Она поерзала, пытаясь найти более удобное положение, и испуганно затаила дыхание, чтобы ее не обнаружила неспешно прошедшая мимо ее убежища очередная пара. Оскорблять Элию напрямую, разумеется, никто себе не позволял, однако и таившегося на дне глаз брезгливого недоумения, так виртуозно демонстрируемого наглой человечке, последнее время было предостаточно. Психика не выдерживала, девушка боялась нервного срыва. Шурша тяжелым подолом иссиня-черного платья, дама со своим спутником проследовали дальше. Незамеченная наблюдательница выдохнула и взглянула на крошечные часики.

     Еще несколько присутствующих распахнули крылья, взмывая к державшему в объятиях новую партнершу повелителю. Пройдет еще чуть-чуть времени и на нижнем ярусе останется только…. Она немного повернулась на своем насесте, переводя взгляд со смеявшихся, пивших красное и золотистое вино из высоких бокалов тонко звеневшего хрусталя гостей на раскинувшийся за окнами огромный парк. Сейчас тихо спавший. Дремали аккуратные переплетавшиеся между собой, образуя запутанные лабиринты, дорожки, тихо шелестели листьями, переговариваясь, странные огромные деревья с багрово-золотисто-зелеными листьями. Крепко спали умаявшиеся за день птицы. Мимо окна, широко раскрыв свой крошечный ротик, пролетела серебристая летучая мышь. Элии очень хотелось найти место жительства этой пушистой малышки, посмотреть, как она устроилась. Скорее всего, кто-нибудь из дворцовых жителей обладал этой информацией, однако, гладкий лоб, занемевший от жесткой прически, все-таки прорезала крошечная морщинка, спрашивать было бесполезно.

     Молодая женщина провела пальцем по стеклу, подышала на него и нарисовала двойку и пятерку. Склонила голову, рассматривая получившуюся смешную, кривую мышиную мордочку. Украдкой зевнула. Больше заняться было нечем. Элия печально взглянула вверх, закусила губу. Ей тоже хотелось туда, в освещенную непривычно крупными звездами и яркими люстрами-водопадами вышину. Девушка вздрогнула от боли и слизнула с губы отдававшую железом капельку. Все верно, ей не стоило забываться. У нее не было крыльев, не было магии, не было, наконец, даже эффектной внешности. Она взглянула на свое отражение в стекле. Симпатичная, но здесь, среди роскошных красавцев и красавиц, она смотрелась серой древесной бабочкой. Даже ее цвет волос оказался непопулярен. Не белоснежный, не антрацитовый, не блестящий каштановый, не рыжий, не золотой, не говоря уже о фиолетовом или изумрудном. Русый. Без всяких искорок и оттенков. Спокойный и ровный. Мышиный. Девушка невольно улыбнулась, вспоминая недавнюю пушистую красавицу.

     Тем временем, мужчина и женщина, за которыми Элия искоса наблюдала, то и дело отрываясь от своих немудреных занятий, спустилась ниже. Беловолосая, с великолепной фигурой демонесса весело рассмеялась очередной шутке повелителя, закружилась, обнажая в вихре ткани точеные лодыжки, завлекающе выглядывавшие из складок сочного василькового платья. Наклонилась вперед, демонстрируя роскошный бюст, просительно и нежно заглядывая в янтарные глаза мужчины. Элия привычно прислушалась к себе. Боли не было. Ничего не было. Даже льда. Лишь огромная пустота. Она уже привыкла. У нее не было ничего, чем она могла бы привлечь внимание хоть кого-то из присутствовавших. А подумать о том, что она могла заинтересовать первого демона империи....

     Легкая усмешка коснулась уголков рта. Она уже давно перестала мечтать. И тот факт, что владыка демонов являлся по совместительству законным супругом, ничего не менял. Ибо муж терпел ее только из-за некоего древнего пророчества, полный смысл которого, как ей небрежно сообщили, уже канул за прошедшие тысячелетия в лету, но до сих пор подлежал неукоснительному исполнению. По печальному личику скользнула брезгливая гримаса. Элия бы самолично сожгла этот чертов свиток, если бы знала заранее. А теперь было поздно. Все упомянутые в нем личности не имели права выбора. В случае нарушения условий, как водится, следовал перечень проблем и катастроф, обязательных к обрушению на голову посмевшего не выполнить требования древней бумажки.

     Брюнет легонько провел рукой по тонкому запястью, с позвякивавшими на нем многочисленными витыми цепочками браслетов и улыбнулся уголком рта. Спустя мгновение мужчина и женщина, чуть касаясь кончиками крыльев друг друга, скользнули за двери, оставляя прочих продолжать веселье. Элия вздохнула и встала со своего неудобного сиденья. Потерла рукой пострадавшее место. Повелитель покинул бал, а, значит, теперь и она могла уйти. Самое главное - приличия, были соблюдены. Повелительница империи демонов поморщилась и чуть отодвинула штору, оглядывая зал. Убедившись, что рядом нет ее подданных, аккуратно проскользнула по стеночке и скрылась в служебном переходе.

     Тяжело поднимаясь по длинной широкой лестнице, волоча за собой выпущенный из пальцев длинный, украшенный узорами из бриллиантов превосходной огранки тяжеленный шлейф, девушка никак не могла избавиться от ощущения гадливости, вспоминая, как приобнимал свою партнершу за талию ее супруг. Она передернула обнаженными плечами, свернула в золотистую галерею, ведущую к ее покоям, и тряхнула головой, прищурилась, концентрируясь. Отвлекаться было категорически запрещено. Мало ли какой подарок мог ждать ее здесь. Не все обитатели этого мира были довольны сложившейся ситуацией с благоденствием империи демонов. Да и жители означенного государства проявляли некоторое негодование. Элия сгорбилась и еще внимательнее принялась вглядываться в окружающее пространство.

     Тонкий голубоватый лучик заглядывавшей в высокие окна звезды блеснул на чем-то, лежавшем на полу. Повелительница демонов застыла на месте, посмотрела вокруг, морща нывший лоб, прикусила губу, задумчиво прикидывая, не стоило ли обойти подозрительный предмет. Выпрямилась, шагнула немного в сторону, но тут же решительно двинулась вперед. Слишком уж нарочитой была ловушка. Скорее всего, от нее, человечки, ждали именно того, что она попытается избежать прямого контакта с угрозой. В груди тяжело бухало сердце, пока Элия, подобрав неопрятным комком надоевшую за вечер ткань подола, перешагивала, высоко поднимая ноги, алмазную змейку, замирая при мысли, что это магическое чудо могло ожить и вцепиться, принося с собой яд, боль и мучения. Умереть ей вряд ли дал бы муж, но страданий хватило бы определенно надолго. Тихо выдохнув, молодая женщина слабо улыбнулась, оказавшись перед порогом собственных апартаментов.

     Потянув тяжелую створку, она скользнула в голубоватый полумрак покоев, привычно морщась опостылевшей позолоте, поселившейся на обрамлениях стандартно высоких арочных окон, ползшей густым узором по потолку и голубым стенам, отражавшейся бликами на светло-коричневом паркетном полу. Верхний свет Элия зажигать не стала. Эту огромную золоченую люстру она просто ненавидела. Причем данный элемент декора присутствовал исключительно в ее комнатах. Остальные избежали подобного извращения. Девушка подошла к абсолютно белому столу – единственной вещи, в создании которой обошлись без драгметаллов – и включила настольную лампу. Изогнувшийся, потягивавшийся всей своей лоснившейся серебристой тушкой, по которой пробегали лиловые искорки, растопыривший пушистые массивный лапы кот, засветился теплым мягким светом, падавшим на лежавшую на столешнице стопку бумаги.

     Хозяйка комнаты улыбнулась, погладила нос кошака и принялась расстегивать с трудом поддававшиеся застежки платья. Это на бал ее обряжали втроем, следя за соблюдением протокола, теперь же ни одной служанки не было. Как госпожа будет добираться до замка на спине, оставалось проблемой означенной госпожи. Поначалу Элия убеждала себя, что демоницы просто не помнят о том, что у нее нет магии, но со временем убедилась, что причина в другом. На губах опять появилась горькая улыбка. Но даже она тут же истаяла. Сил не осталось вообще. Да и рефлексировать не стоило. Новоиспеченная императрица давно поняла свое место в этом огромном дворце.

     Тяжелая ткань, шелестя, упала на пол. Поднимать платье необходимости не было. Все равно она его больше не оденет и не увидит. На каждое мероприятие или торжество ее обряжали исключительно в новый, ни разу не повторившийся наряд. Наверное, по протоколу опять же не положено. Отмачивая под горячими струями воды прилизанные пряди, Элия прикусывала губу, с ужасом ожидая дальнейших событий. Она знала, что где-то через час двери распахнутся, и войдет супруг. И она опять безропотно пойдет за роскошным мужчиной, повинуясь взмаху руки, подкрепленному магическим посылом, и будет изгибаться на огромной кровати от страсти, кричать и стонать от невыносимого жара желания. А потом, оставшись в одиночестве, сквозь пелену слез смотреть на фиолетовую драпировку потолка, стискивая ледяные пальцы на обнаженных плечах. Всем телом ощущая усталость и удовлетворение. Только лишь физическое. Так как избавиться от от липкого ощущения грязи, в которой ее вываляли, не получалось. Этому мешали таившиеся в глубине ярко-желтых с красно-коричневыми бликами очах демона брезгливость и отвращение. Ее супруг сегодня, как всегда, уйдет в свои покои, где сможет утешить израненное чувство прекрасного в умелых руках страстной демонессы. Девушка потерла руки. Как же противно чувствовать себя…. А кем она себя ощущала? Тряпкой? Проституткой?

     Между бровями образовалась вертикальная складочка. Владелица апартаментов провела ладонью над головой, останавливая падавшие прямо из воздуха капли. Магия. Первый раз, когда Элия оказалась в этой огромной светлой комнате, она растерянно разглядывала висевшую прямо над серебристой чашей ванны массивную хрустальную люстру, тяжелую светло-коричневую драпировку широкого, во всю стену окна, тщетно пытаясь понять, как же ей добраться до воды при полном отсутствии кранов и чего-то похожего на душ. К счастью, прибежавшая служанка, ехидно поблескивая угольками глаз, решила данный вопрос. Разумеется, объяснять что-то госпоже демоница и не думала, но отличавшаяся профессиональной наблюдательностью и хорошей памятью владычица запомнила основные моменты, а долгие эксперименты позволили довести пользование «сантехникой» до автоматизма, полностью устранив риск ошпариться или облить только что надетую одежду.

     Теплое пушистое полотенце, рассчитанное на демонов с их крыльями, которые иногда тоже нужно было сушить, укутало с головы до ног. Тряхнув русой отраставшей челкой, фыркнув, чтобы убрать попавшую на нос прядку, девушка выбралась из ванны, в который раз посетовав на отсутствие в ней ступеньки, набросила халат и шагнула к выходу, стискивая зубы и сжимая до боли кулаки. Внутри собирался липкий клубок из страха и отчаяния, прочно скрепленных бессилием. Как так случилось, что она вляпалась в такое? Теперь ее разговоры о том, что все зависит только от самого человека и его желания, казались глупыми и надуманными. Вот она – самостоятельный, самодостаточный человек, способный разбираться со своими проблемами без привлечения посторонних, стоит у светло-бежевой двери с ненавистным золотистым узором и знает, что сейчас выйдет и будет ждать своего мужа – демона. Просто потому, что любое другое ее поведение ни к чему не приведет.

     По щеке скользнула слезинка. Элия сердито смахнула ее рукой и навалилась на тяжелую, не рассчитанную на человеческие силы дверь. Раньше, давно, она читала красивую сказку о мире демонов, где обрела свое счастье странная человечка с разноцветными глазами. Но у той были друзья, был волшебный хранитель – лунный кот. А что есть у нее? Никого и ничего. Молодая женщина остановилась у кровати. Заставить себя лечь она не могла. Против этого бунтовало все ее существо. Плавно и бесшумно отошла в сторону кремовая узорчатая створка, в сумраке бежево-лилово-золотистого царства засияли желтым цветом янтарные глаза правителя. Элия сильнее сжала зубы и глубоко задышала. Хотела роман-сказку? Получи. А то, что она оказалась из разряда тех, что писали любившие нагонять ужас немецкие сказочники, это уже мелочи. Она проглотила липкий комок в горле, давя крик.

     Через полу-задернутые фиолетовые шторы, у девушки просто не было сил заниматься еще и ими, скользнул жаркий солнечный луч, прокрался к королевских размеров кровати, взобрался на кованное позолоченное изголовье и затанцевал, разбрызгивая вокруг ослепительные блики, падавшие на измученной лицо тревожно метавшейся во сне молодой женщины. Та замерла, нахмурилась и открыла глаза, серьезно и мрачно оглядевшие окружающий мир. Владелица апартаментов моргнула, потерла лоб, откидывая влажные прядки, посмотрела на висевшие над зеркалом часы, вздохнула, откинула в сторону лиловое покрывало и выбралась из кровати, в который раз жалея об отсутствии сотового телефона с его волшебным будильником. Она опять проспала. Разумеется, служанки и не подумали будить госпожу. Глаза резало после очередной серии ночного плача в подушку, ресницы слиплись и мешали смотреть.

     Шлепая босыми ногами по мягким коврам и теплым полам, императрица шустро добралась до дверей, не обращая внимания на свой слишком легкомысленный, состоявший лишь из кружевных, чрезмерно, на взгляд девушки, плавок и тонюсенькой маечки. Пребывание в роли царственной супруги показало, что в ближайшие пару часов она будет предоставлена самой себе. Пролетела через кабинет-гостиную и заглянула в столовую. На молочного цвета столе в просторной комнате, казавшейся еще более пустынной из-за большого количества незанятых, задвинутых к столу кресел, стоял графин с соком.

     Элия привычно скривилась. Хитрые демоницы подметили, что ей не понравился кисло-сладкий, приторный до оскомины зеленый фрукт и взяли себе за правило оставлять госпоже сок именно из этой гадости. Девушка покачала головой, перевела взгляд на украшенные богатой драпировкой из плотной ткани с цветочным узором окна и сглотнула, взялась двумя руками за кувшин, с трудом налила жидкость в стакан. Подхватила высокий бокал и направилась в туалет. Вылила содержимое в унитаз и вернула посуду на место. Привычно вытирая лоб и сглатывая тошноту. Конечно, можно было бы так и не исхитряться, но… тогда бы демоницы нашли другой способ насолить. И гарантий, что он бы был более безобидным, никто не давал. Поэтому Элия предпочитала оставить их в заблуждении, что она кривится, но глотает.

     Карие глаза довольно блеснули, а ноги понесли их владелицу в роскошную ванную, где девушка включила воду и, сложив ладони лодочкой, подставила под струи. Напившись, повелительница демонов зарылась в казавшийся бескрайним гардероб. Вытащила бледно-голубое теплое платье, пошипела сквозь зубы, в очередной раз устроив себе тренировку на гибкость в процессе застегивания находившийся на спине молнии, после чего сердито буркнув, опустилась на пол и простояла минуту в планке, отмечая промежду прочим идеально чистые полы. Пожалуй, уборка была единственной, за исключением подготовки госпожи к балу, обязанностью служАнак, которую они выполняли со всем тщанием и внимательностью. Хотя Элия подозревала, что дело здесь было не столько в самой чистоте, сколько в замаскированном под это обыске. Выполняемом по велению мужа, либо по собственному желанию дам. Тут девушка терялась в догадках.

     Обозрев еще раз пустынные просторы стола, женщина погладила печально заурчавший животик. Увы, в отличие от воды, сделать себе небольшую заначку на черный день из тех же самых росших в саду фруктов было нереально. Из-за пресловутой уборки…. Элия прикусила губу и с силой дернула себя за прядку, понимая, что либо придется ждать обеда, либо красться в сад. Завтрак она проспала. Расторопные горничные все убрали. Пожала плечами и шмыгнула носом, стискивая кулаки. И ведь придраться было не к чему. Демоницы заверяли, что всегда стояли на страже интересов супруги владыки. В данном случае это заключалось в том, что ее сон не тревожили глупыми напоминаниями о еде. А вдруг госпожа не хотела есть…. Увы, спорить и возмущаться было себе дороже. В арсенале прислуги была масса способов испортить жизнь объекту их заботы. Да и к изменениям разговоры не приводили.

     Служанки кланялись и заверяли, ехидно выпуская клыки, что будить госпожу не осмеливаются. Еду убирают не раньше, чем через час и вообще, ведут себя по заведенному раз и навсегда во дворце порядку. Подозрения императрицы касательно того, что данный порядок существовал только для нее, оставались подозрениями, подтвердить или опровергнуть которые не было возможности. Как и просить защиты у вечно занятого для нее супруга. Прождав однажды около четырех часов в приемной, под взглядами любопытных придворных, и так и не удостоившись аудиенции, Элия накрепко усвоила свое место во дворце и жизни собственного мужа.

     Она провела рукой по пользовавшимся пока свободой растрепанным прядкам, на пальце блеснуло гладкое стального цвета с вкраплениями мелких желто-красных камней, как глаза владыки, обручальное кольцо. Повертев его, разбрызгивая вокруг разноцветные блики, женщина прошла в голубую роскошь кабинета, отодвинула белоснежное кресло и уселась за письменный стол. Вытащила с некоторым усилием ящик стола, хмыкнула, ожидаемо не обнаружив в нем ни малейшей пылинки, достала стопку бумаги и две толстенных книжки с картинками – одну по дизайну интерьеров, вторую – детские сказки. Следом на столешницу бухнулся толстый глянцевый журнал с актуальными в этом сезоне моделями одежды, историями из жизни селебрити и прочими подобными «радостями».

     Похожая на карандаш в дизайнерской упаковке магическая ручка постучала по раскрытому где-то на трети объема тому. Девушка нахмурила брови, внимательно просматривая страницу. Взгляд переместился на также открытые сказки. На листе бумаги появилось первое слово. Еще раз проверив себя, Элия выписала рядом предполагаемое значение заинтересовавшего ее сочетания букв. Пролистала журнал, с радостью обнаружив в нем это же слово. Шевеля губами, медленно, пропуская слова, перевела получившееся предложение и улыбнулась. Что ж, в ее копилке потихонечку прибавлялось. Пусть язык демонов женщина понимала пока даже не через раз, а через десять, но самые простые вещи уже не проходили мимо нее. Правда, афишировать свои успехи девушка не собиралась, оставляя себе пространство для маневра. Раз уж ее образованием не озаботились в полной мере. Обитатели дворца общались с ней на всеобщем, вбитым в голову магическим путем, решив, скорее всего, что благородный язык демонов не должен произноситься человеческим ртом.

     По пухлым губам скользнула ехидная улыбка. Что ж. Демоны и не могли себе представить, что за три месяца можно без магии, без словарей и без помощи научиться языку. Молодая женщина подмигнула лампе-кошаку, в который раз ловя себя на мысли, что ей слышится слабое ответное мурлыкание. Чтобы она, переводчица со стажем, да не смогла разобраться в основах чужой лексики и грамматики? Правда, до последнего было еще далеко, но использование нескольких источников позволило исключить неправильное толкование слов. С произношением возникали, разумеется, затыки, но Элия сама себе дала установку не спешить. Ибо в ее ситуации это могло быть чревато. Девушка прижала раскрытую ладонь левой руки к жалобно умолявшему дать покушать животу и погрузилась в работу.

     Серебристый кот дернул хвостом, по кончику которого прошлась волна фиолетовых искорок. Элия вздрогнула. Эта игра света и тени постоянно вводила ее в заблуждение. Карие очи устало посмотрели на перевалившее за третью планку окна огромное оранжевое светило, превосходившее своими размерами привычное солнце раза этак в два. Девушка еще раз пробежалась по выписанным словам на свернутом пополам листе. Повторила их сначала с демонического на всеобщий, потом наоборот. Вроде бы запомнила. С тяжелым вздохом поднялась и отнесла бумагу к вечно жарко полыхавшему камину.

     В который раз поблагодарив неизвестно кого за такую полезную во дворце привычку, императрица печально скормила огню листы, сожалея об упущенных возможностях. По опыту она знала, что где-то треть пройденного забудется уже к следующему утру, но ничего поделать не могла. Оставлять свидетельства своей «научной» деятельности было нельзя. Растерев пепел в руках, Элия покосилась на стоявшую в углу тяжеленную витую кочергу. Для чего ее тут разместили, оставалось загадкой. Сама владелица апартаментов этот агрегат даже поднять не могла. Потому и приходилось сжигать по чуть-чуть, чтобы ушлые служанки не пронюхали.

     Одновременно с прокатившимся по дворцу гулким звуком гонга, созывавшим на обед в присутствии повелителя придворных, удостоенных этой чести, распахнулись двери, впуская склонившихся в церемонном поклоне демониц, цепким взглядом окинувших и помещение, и стоявшую перед ними госпожу. Крепкие жесткие руки привычно завертели послушное тело, стаскивая платье, разбирая и укладывая волосы, украшая шею и руки драгоценностями. Элия мысленно морщилась от желтоватого платья, придававшего аналогичный оттенок и ее коже, все больше убеждаясь в том, что кто-то этим красоткам приплачивал за то, чтобы вид повелительницы демонов оставался непрезентабельным. Ведь можно же было и цветовую гамму подобрать, и прическу. Да и колье с кольцами. Однако служанки эти моменты игнорировали, а сама Элия, попытавшись раз возразить, больше в процесс не вмешивалась. В конце концов, как бы она не выглядела, это ситуацию не меняло.

     В очередной раз недовольно поцокав языками, дамы переглянулись. Одна из них вышла, чтобы спустя пару мгновений вернуться с магическим кристаллом. Провела последним вдоль платья в районе талии владычицы, сажая ткань по фигуре. Императрица про себя хмыкнула. Все верно, выбрать не тот цвет было позволительно, а вот за висящее мешком платье могли и по голове нерадивым служанкам настучать. Однако следовало уделять больше внимания своему питанию. И что-то придумать с завтраком. Девушка покосилась на собственные выпиравшие ключицы. Сколько она сбросила за эти месяцы? Килограмм пять – семь? Дальше худеть было просто опасно. За опущенными веками блеснули озаренные идей глаза цвета каштана.

     Пока холодные равнодушные руки прислужниц поправляли складки наряда и цепочки во все еще неприлично коротких, о чем демоницы не переставали весьма многословно сокрушаться, волосах, закрепляя их магией, правительница обдумывала пришедшую в голову мысль: недавно, пробираясь по парку в поисках спелых, хотя бы относительно, фруктов, Элия шарахалась, шипя сквозь зубы, от пушистой липкой паутины, свисавшей с деревьев одинокими крепкими нитями в неимоверном количестве. Может быть, у пауков был сезон миграции, или еще что, этого молодая женщина не знала. Просто старалась держаться подальше от источника своей не самой сильной, но неприятной фобии. Однако сейчас страх полностью перекрывался азартом. Найти нитки в огромном дворце было задачей не одного дня. Попросить невозможно. Сразу возникло бы слишком много вопросов. Так что после обеда владычице демонов предстоял поход в парк. А пока оставалось только тешить себя мелочной мыслишкой о том, что у демониц не хватало собственных магических сил на то, чтобы справиться с простейшей работой. Что, к сожалению, не мешало им смотреть свысока на не обладавшую и такими крохами человечку.

     Она прикрыла глаза пушистыми ресницами. Изменится ли хоть что-то? Или теперь вся ее жизнь будет такой? С трудом удалось удержать на лице равнодушное ровное выражение, хотя уголки губ все равно чуть дрогнули, пытаясь опуститься. Повелительница демонов шагнула мимо присевших в глубоком реверансе служАнак к предупредительно широко распахнутым дверям. Обрадованный перспективой долгожданного обеда желудок громко взвыл, вызывая насмешливые улыбки на лицах аловолосой хрупкой демоницы и ее более высокой подруги, в рыжих прядях которой блестели антрацитовые нити. В отличие от госпожи, служанки не трудились прятать собственные эмоции.

     Элия подобрала подол очередного шедевра дворцового портного и вышла в светлый коридор, привычно морщась от обилия позолоты. Яркое солнце отражалось в инкрустации колонн и слепило глаза. Хотелось поднять их к темному потолку, но батальные сцены и сцены охоты, которыми были расписаны куполообразные потолки, особенно натуралистичность их исполнения, не вызывали желания ими любоваться. Чтобы сохранить остатки самообладания, оставался единственный более-менее приемлемый вариант, к тому же являвшийся и самым безопасным. Элия упорно смотрела на пол чуть впереди себя, изредка прикрываясь ладонью от особо сильных бликов солнечного света на натертом паркете.

     Тихий гул голосов на мгновение стал почти не слышным, пока уже занявшие свои места придворные вставали и кланялись, согласно этикету. Правда в глаза при этом смотреть им не стоило. Такого презрения не удостаивалась, пожалуй, и дохлая мышь в супнице какого-нибудь восточного монарха. Так что демонстрируемая вежливость была всего лишь данью ревностно хранимым традициям. Сохраняя на лице маску равнодушия, насколько это получалось, Элия неспешно шествовала через малую столовую, стараясь не морщиться от вида алых стен и массивных золотых рам огромных картин, щедро развешанных по всему периметру гигантского, в пику названию, помещения, одновременно размышляя над тем, что ей в чем-то повезло. Если бы ее комнаты были оформлены в этих алых тонах, она бы, наверное, уже сошла с ума. А так только двигалась в данном направлении.

     Посмотрев на стоявшее напротив, на дальнем конце стола, массивное кресло, пока еще пустое, правительница чуть заметно улыбнулась и выдохнула, с удовольствием отмечая, что две огромных вазы с пышными букетами, составленными из черных стеблей с резными зелеными листьями и бело-алых звездчатых цветов полностью скроют ее от глаз супруга. В распахнутые двери один за другим входили наряженные по последнему слову дворцовой моды лорды и лордессы, улыбались знакомым, не забывая оценивать присутствующих, обменивались любезностями и завуалированными колкостями, понять смысл которых Элия пока могла исключительно по интонациям. Алые кресла с высокими спинками, оббитыми по канту золотой лентой, занимались согласно рангу и привилегированности, пока свободным не осталось единственное – удачно расположенное за роскошными образчиками изысканной икебаны.

     Повелительница привычно скользила взглядом поверх голов своих подданных, изредка задерживаясь на чертах изображенных на портретах предыдущих поколений императоров и императриц. Элия чуть прищурилась, вглядываясь в живопись, в который раз удивляясь про себя наличию в роскошном ряду ярких демонесс двух человеческих супруг высших демонов. Ясные улыбки, блестящие удовольствием глаза, идеально подчеркивавшая наиболее выгодные детали внешности одежда…. Судя по изображениям, жилось дамам совсем неплохо. Женщина мысленно пожала плечами. Доверять придворному живописцу она не собиралась. Украшательство – один из элементов портретирования. Хотя….

     Она тихонечко сжала лежавшую на колене руку в кулак, на мгновение стискивая жесткую плотную ткань, чуть царапнувшую кожу золотым узором. Постаралась незаметно выдохнуть, думая о том, что даже если именно ей так исключительно не повезло со второй половинкой, то особой роли это не играло. Ситуацию изменить не представлялось возможным. Как и поменяться с кем-нибудь. Хотя желающие были. На глаза как раз попался вздымавшийся в волнении впечатляющий бюст сидевшей сбоку чуть дальше лордессы. Массивное колье на груди последней завершалось крупным овальным бриллиантом, чуть заостренный кончик которого устремлялся в призывно обнаженную, подчеркнутую золотистой пудрой ложбинку между двумя…, Элия чуть замялась, подбирая сравнение, дыньками, тыковками. Махнула мысленно рукой, уж точно не с ее «яблоками» сравнивать. Демонесса внимания не заметила, продолжая с ожиданием смотреть на вход, нетерпеливо постукивая кончиками длинных ногтей с ало-золотым маникюром по темной столешнице.

     Императрица подавила тяжелый вздох, не пытаясь понять ревности и зависти придворных интригАнак. Она бы сама отказалась от навязанной «чести», да вот спросить забыли. Нахмурилась, но тут же вернула на лицо маску равнодушия. Пришлось научиться держать покерфейс. Хорошо, что и раньше это полезное умение приходилось тренировать. Сейчас лишь следовало отточить навыки. И опять стиснула пальцы на колене, болью возвращая себе самообладание. Поднялась с кресла, склоняя голову в вежливом поклоне, вдолбленном в ее сознание еще в первую неделю, вместе с остальными приветствуя царственного супруга. Вздохнув, опустилась назад в кресло, следя за действиями приставленного к ней слуги, наливавшего в белоснежную тарелку с опять же золотым, куда от него деваться, орнаментом густой ароматный супчик, на поверхности которого аппетитно плавали жирные пятнышки. Сглотнула и, сдерживая себя из последних сил, потянулась за ложкой, стараясь ни малейшим движением не показать своего нетерпения.

     Желудок постепенно заполнялся: сначала горячим супом, затем сочной рыбкой странного лилового цвета, абсолютно не влиявшего на вкусовые качества, а потом и пышным десертом из неизвестно чего, но безумно вкусного. По губам сытой правительницы скользнула легкая улыбка. Тут же изгнанная, пока никто не увидел. Однако настроение постепенно повышалось, несмотря на окружающую остановку. Кстати, тоже вполне терпимую. Молодая женщина позволила себе чуть расслабиться, рассматривая разноцветные, украшенные цепочками, драгоценными камнями и изящными подвесками затылки приглашенных, помыслы которых были сконцентрированы исключительно на противоположном конце стола. Супруга императора никого вообще не интересовала. Включая самого владыку, взгляд которого к тому же удачно блокировали цветы. Аккуратно цепляя кусочек песочного теста десертной вилкой, Элия вслушивалась в разговоры, стараясь вычленить отдельные слова и словосочетания. Получалось пока не очень, но прогресс чувствовался. По крайней мере, общий смысл беседы перебрасывавшихся через стол отточенными ехидными репликами демонесс был понятен.

     Девушка легонько повела головой из стороны в сторону, пытаясь расслабить мышцы, продолжая при этом вникать в разговор придворных дам. Хотелось потереть занывшие от напряжения виски, но она терпела. Все-таки эта была чуть ли не единственная практика за весь день. Вечером на балу проще было удавиться, чем понять что-либо в общем гомоне, а в остальное время повелительница демонов со своими поданными практически не общалась. А буде такое случалось, то в ход шел все тот же всеобщий. Зацепившись за странное сочетание Элия нахмурилась. Неужели она неправильно поняла слово, и оно обозначало действие, а не предмет. Или, как в английском языке, это могло быть и то, и другое? Поставив в голове пометочку, повелительница окончательно отключила загрузившееся сознание от внешнего мира, повторяя про себя названия находившихся в столовой предметов, застопорившись на камине, ноже и люстре. Первое слово она просто не знала, а последние два банально забыла.

     Женщина повозила вилкой по оставшемуся на блюдечке крему, огляделась вокруг, вытянула шею и чуть склонила в сторону голову, выглядывая золоченую тарелку своего мужа за вазой. Вздохнула. Как и обычно, повелитель с насыщением пищей не спешил, получая максимум удовольствия от пребывания в тесной компании своих обожателей. Карие глаза пробежались по огромному циферблату стоявших на камине платиновых часов в виде странного лохматого зверя. Губы на миг скривились. Предстояло сидеть еще не менее получаса. И это при том, что есть уже было нечего. Девушка зажмурилась, а потом печально посмотрела на столешницу цвета темного шоколада, убрала с нее руку, наблюдая за постепенно исчезавшим с лакированной поверхности следом от ее пальцев. Интересно, почему здесь не принято стелить скатерть?

     Громкий звяк вилкой вырвал из нирваны размышлений и повторения все еще небогатого словарного запаса. Повелительница демонов вскинула голову и посмотрела на возвышавшегося над столом чем-то недовольного супруга. В янтарных очах множились алые точки. Быстро пробежавшись взглядом по придворным, женщина задержалась на съежившейся фигурке. Понимающе кивнула самой себе. Кажется, новенькая демонесса еще не привыкла к строгим порядкам двора, не сразу показывавшего свое стальное нутро, замаскированное плюшем и шелком, вот и осмелилась на некую вольность, а теперь сидела, вжавшись в кресло, розовея щеками и закусывая очаровательную губку. Элия тихонько улыбнулась, но тут же пригасила эту непозволительную эмоцию. Даже этой, по сути еще девочке, пробовавшей себя во взрослой жизни, ни она, ни ее сочувствие не были нужны.

     Повелительница оценивающе уставилась на дольки сине-зеленого в черную полосочку фрукта и мысленно попыхтела, жалуясь на бессердечную судьбу, устроившую все так, что в качестве последнего блюда подали эту, вызывавшую легкую тошноту, гадость. Рисковать уже съеденным не хотелось, так что пришлось откинуться в кресле, дожидаясь развязки разыгрываемой сцены. За судьбу провинившейся красотки правительница особо не волновалась. Муж тираном и идиотом был исключительно по отношению к своей так называемой второй половинке. Царственный брюнет полыхнул очами, что-то рявкнул. Кажется, велел следить за манерами. Точно Элия не поняла. Развернулся к выходу, под взглядами оставшихся стоять у стола вскочивших гостей, а потом, уже у самых дверей оглянулся и выдал рубленую фразу, после которой молоденькая демонесса расслабилась, стекая по спинке кресла и машинально накручивая на палец белоснежную прядь с изумрудными, в цвет глаз, искорками, а остальные стали смотреть на виновницу переполоха более благосклонно. Еще раз мысленно проговорив то, что удалось разобрать, владычица скорее догадалась, чем поняла, что вроде бы указанной придворной даме разрешили присутствовать и на следующем обеде. Как и ожидалось, ничего страшного не случилось. С довольным выдохом повелительница демонов просочилась в пространство между креслами и, привычно скользя взглядом поверх голов присевших лордов и лордесс, прошествовала к выходу.

     Оказавшись за ближайшим поворотом, девушка с облегчением ссутулилась и несколько раз подняла и опустила плечи. Не привыкла она еще к требуемой здесь идеальной осанке. Спина начинала ныть, а руки немели. Намотав на запястье ленту уже набившего оскомину шлейфа, Элия с недоумением пару секунд разглядывала вышитые на ткани драгоценными разноцветными камнями цветы, перестав, наконец, удивляться весу своего одеяния. Как она не обратила внимания на это излишество на пути в столовую, осталось загадкой. Фыркнув, императрица бодро зашагала к собственным апартаментам, напевая: «На сытенькое пузико совсем другая музыка». Права была бабушка, от которой и досталась в наследство эта прописная истина. Сегодня проблема с питанием была решена. Однако расслабляться не следовало. Предстояло позаботиться о нем же на завтра.

     Голубые покои встретили идеальной чистотой и свежестью. Владелица комнат понимающе хмыкнула: «Ежедневный обыск закончился», потянулась руками к застежкам, размышляя, что еще пару месяцев, и она, наконец, сможет соединить руки за спиной в замок. Все-таки тренировки каждый день…. В гардеробе на глаза попалось серенькое платьице с непышной юбкой. Его-то Элия и надела. Замоталась в длинный мягкий палантин изумрудного цвета, даже не заморачиваясь о том, насколько все это вместе смотрелось. Если ее пугалом терпят на всяких мероприятиях, то и сейчас ничего страшного не случится. Отвернутся, в крайнем случае. Поднимать с пола надоевший обеденный наряд не хотелось. Брезгливо подопнув дорогую ткань ногой, молодая женщина со вздохом наклонилась и все-таки перебросила груду драгоценной вышивки и камней на кожаное кресло. Открыла боковую дверь и начала спуск по бесконечной винтовой лестнице.
     Глава 2: Тайная жизнь
     Иногда человек ловит себя на том, что оказался в совершенно необычной ситуации. Пусть ты шел к этому постепенно и естественно; когда уже возврата нет, ты вдруг удивляешься: как это я умудрился попасть в такое положение?
     Тур Хейердал
     Владычица аккуратно переступала ногами по серым, выложенным в виде геометрического узора мелкими плиточками, ступеням, держась за тонкие черные с серебром поручни. Изредка она останавливалась и перегибалась через перила, чтобы еще раз посмотреть на видневшуюся далеко внизу, пока не спешившую приближаться огромную пальму, отличавшуюся от прочих особой мохнатостью ствола. Листья не только увенчивали ее макушку, но и щедро украшали толстый волосатый коричневый стволище. Молодая женщина спускалась, время от времени тихо выдыхала, оглядывая приятный голубоватый полумрак без следа доставшей ее позолоты, замирала в тишине, признаваясь себе, что несмотря на затяжной спуск, это было самое любимое место во дворце. К тому же, оно не посещалось прочими его обитателями. Ибо имело только две точки входа-выхода. Покои императрицы с одной стороны, парк с другой. Никаких промежуточных «станций».

     «Нет, определенно, вопрос с питанием надо решать», - Элия попыталась взъерошить волосы, натолкнулась на гладко прилизанные пряди и недовольно зашипела, остановилась и глубоко задышала. Улыбнулась в никуда и шагнула на следующую ступеньку. Сколько их там еще осталось? По ее подсчетам выходило, что покои повелительницы располагались на высоте этажа пятнадцатого, если сравнивать с предыдущим местом жительства. И никого не волновало, как новая владелица этих апартаментов будет передвигаться. В первую очередь потому, что сами демоны предпочитали летать. Окон в замке было раз в двадцать больше, чем дверей. Разумеется, им и в голову не могло прийти, что у кого-то могут возникнуть проблемы. К счастью, разветвленная система лестниц вела на все этажи, но их количество заставляло Элию печально вздыхать и задумываться, как с этим обстояло дело у слуг. Или они тоже летали? А вот императрице приходилось топать и топать. Девушка усмехнулась, поглядывая на тонкие прозрачные пальцы, с которых в последнее время кольца скатывались, не задерживаясь. Служанкам приходилось долго подбирать нужный размер, так как магическим изменениям украшения подвергать было чревато. Ничего странного в том, что она худеет и худеет. Двухразовое питание и такие физические нагрузки кого хочешь в тростиночку превратят. Точнее, в скелетик, призналась себе и вытянула руку в направлении резного изумрудного листа, коснулась гладкой мясистой поверхности: - Привет, подружка. Как ты тут? Никто не забегал?

     Легкий ветерок заиграл кистями палантина, пальма зашелестела в ответ что-то успокаивающее. Молодая женщина улыбнулась и скользнула к выходу. Остановилась, выбирая направление и припоминая, откуда именно она прошлый раз сбегала с воплями, отчаянно отряхиваясь от налипших на лицо нитей, в любой момент ожидая увидеть на себе и их многолапого создателя. К счастью, тогда обошлось. Карие глаза на миг скрылись за длинными пушистыми, загнутыми вверх от природы ресницами. Элия передернула плечами, потопталась на месте и, решившись, шагнула на узкую, посыпанную мелким речным песком тропинку, явно не предназначенную для прогулок придворных. Как бы здесь развернулись в своих, зачастую очень пышных платьях с длинными шлейфами, которые полагалось или неспешно волочить за собой по полу-земле, или цеплять за специальную ленту-петлю на руку, демонстрируя всем изысканную красоту данного элемента одеяния, лордессы?

     Девушка споро двинулась вперед, чувствуя себя в скромном платьице с одной юбкой на этой служебной дорожке вполне комфортно. Ей даже не приходилось пригибаться под густыми, усыпанными белоснежными цветами ветвями. Ростиком она была существенно ниже прочих дворцовых разумных обитателей. Шаги замедлились. Глубоко вдыхая терпкий аромат, Элия несколько минут гладила пальцами нежные кисточки похожего на сирень, только очень мохнатого кустарника, разглядывала методично обрывавшую мелкие цветочки оранжевую птаху, потом встрепенулась, вспомнив о времени и, неуклюже запинаясь и поддевая носком туфли песок, заспешила дальше.

     Резко вильнувшая в сторону, огибая толстенный ствол похожего на баобаб дерева, тропинка исчезла, оставляя свою спутницу посреди самого настоящего леса. Густая трава поднималась высокими узкими стеблями среди мощных, ветвистых деревьев, чьи багрово-зеленые листья, так же как и травинки, были усыпаны тонкими белесыми нитями. Кое-где в просветах между ветвями они сплетались в объемное кружево. Элия передернулась, старательно обходя на почтительном расстоянии один из таких шедевров. Пауков императрица боялась до визга. На налипавшие на подол платья отдельные паутинки девушка старалась не смотреть, выискивая себе дерево подальше от ажурных кругов. Насколько она помнила из биологии, вдалеке от собственной паутины горячо нелюбимые правительницей членистоногие предпочитали не селиться, а, следовательно, именно там и было безопаснее всего заниматься сбором полезного материала. Пусть его и было чуть меньше.

     Протянув руку, девушка, скривившись, ухватила тонкую ниточку и потянула. Зацепившаяся за какой-то сучок паутинка порвалась с неожиданным негромким «дзинь». Элия покачала головой, рассматривая оставшийся в руках скромный кусочек, отбросила его в сторону и потянулась за следующей нитью. К счастью, та благополучно стекла вниз, без проблем наматываясь на подобранный рядом сухой корешок. Танцы вокруг дерева продолжились. Еще одна ниточка, связанная с предыдущей аккуратным узелком, отправилась на свое место. Элия вцепилась пальцами в кончик следующей паутинки и с визгом отскочила в сторону, тряся кистью. Между небом и землей на выпущенной нити закачался, любопытно блестя глазищами, симпатичный оранжевый паук размером с кулак.

     - Я, разумеется, бесконечно рада твоему интересу и согласна, что ты ужасно милый, - голос дрожал и срывался, - но можно, ты все-таки будешь наблюдать за мной на расстоянии. Я люблю природу, но не когда она хочет познакомиться со мной поближе, - девушка осторожно обошла молча лупавшего на нее многочисленными глазками висевшего в воздухе паука и, с подозрением посматривая вверх, коснулась очередного серебристого кончика.

     Время от времени поглядывая на своего нежданного спутника, молодая женщина, чуть кривя губы, шустро наматывала паутину, пока клубочек не стал размером с два кулака. Подбросила в руке получившийся комок и облегченно выдохнула, отходя в сторону от мохнатого соседа. Запнулась о извазюканный в липких нитях подол, щедро «украшенный» прилипшими листочками, травинками и трупиками насекомых. Поморщилась, убирая в сторону ладонь, останавливая себя от инстинктивного желания отряхнуться. Развернулась и зашагала обратно по узкой тропинке, старательно глядя вперед и настороженно прислушиваясь. Пояснять кому бы то ни было причину своего экзотического вида императрице не хотелось категорически.

     Прежде чем выйти на открытое место, Элия остановилась. Выждала несколько мгновений и шустро пробежала ко входу, оббежала пальму и спряталась за толстенным стволищем, наконец, позволяя себе расслабиться. Опустила плечи, глубоко вздохнула, потянулась почесать лоб, но задержалась руку на полпути, брезгливо осматривая липкую ладошку. Нервно хихикнула, посмотрела вверх. Глубокий вздох вырвался сам собой, а стройные ряды ступенек все также уходили куда-то в бесконечность. Медленный и долгий путь наверх сопровождался бормотанием и чертыханиями. Правительница кривилась и бурчала, не понимая, почему эти, будь они не ладны, демоны не додумались до порталов. Магия у них есть? Есть. Так в чем дело?

     Элия привалилась к перилам, мысленно ставя себе галочку разобраться когда-нибудь и в этом вопросе. Когда свободно читать научится. Сглотнула, прогоняя сухой комок, рвано хватанула воздух. Огляделась, прикидывая пройденное расстояние. Опять поморщилась. Всего лишь третий уровень дворца, а она уже без сил. Хотя, это для демонов уровень третий, а для нее верхний этаж хорошей элитной девятиэтажки с высокими потолками. Приложив руку к заполошно стучавшему сердцу, девушка скользила взглядом по радовавшей глаз сдержанностью и элегантностью росписи стен, составлявшей яркий контраст прочим помещениям дворцового комплекса. В голове навязчиво крутилась мысль, что было бы замечательно, присесть где-нибудь в симпатичном уютном уголке.

     Тихий стук заставил подпрыгнуть на месте. Успокоившееся было сердце снова лихорадочно забилось. Оглянувшись, повелительница демонов уставилась на приоткрытую створку. Моргнула и подошла ближе, рассматривая то, что раньше казалось обычной стенной панелью. Одной из многих, в избытке украшавших лестничные переходы. Прохладный порыв ветра пронесся по лестнице. Императрица поежилась, нерешительно заглянула в узкую щель, обхватывая себя руками. Дверное полотно опять немного качнулось и стукнуло о косяк. Элия прижала одной рукой к ногам вставшее колоколом платье, другой затягивая на груди норовивший размотаться палантин, в кои-то веки радуясь, что прическа полностью залакирована. Сейчас бы замучилась отплевываться.

     Справившись с одеждой, владычица опять приникла к щели, потакая своему проснувшемуся после еды и прогулки в одиночестве любопытству, осторожно прихватывая край створки пальцами, чтобы не рисковать прищемить нос. Обозрела пустое внушительное помещение с массивными колоннами и высоким арочным потолком с каким-то геральдическим узором. Прислушалась, замирая тихой мышкой. Выдохнула, приоткрыла дверь шире и втиснулась внутрь. Застыла на несколько десятков секунд, в любой момент готовая нырнуть обратно. Однако ни один звук, кроме тяжелого дыхания самой Элии не нарушал безмолвие зала. Молодая женщина неслышно заскользила по натертому полу к стоявшему на небольшом возвышении белоснежному роялю. Неверяще провела по идеально чистой чуть прохладной поверхности. Подняла крышку, улыбаясь собственным воспоминаниям. Коснулась клавиши и испуганно отдернула пальцы, в то время как великолепная акустика помещения разносила нежный робкий звук по всем закоулкам и углам.

     Правительница бросилась к дверям, нырнула в коридор, лишь в последний момент подавив желание закрыть плотно дверь. Помотала головой, выдыхая. Во многих прочитанных детективах преступника ловили именно на такой мелочи. Закроет она сейчас створку, а потом придет тот, кто ее открывал, и будет задавать никому не нужные, особенно ей, вопросы. Элия кивнула самой себе и двинулась дальше, но тут же замерла, медленно оборачиваясь и глядя расширившимися от страха глазами на то, как само собой плавно и бесшумно поехало вперед дверное полотно. Услышала щелчок замка. Еще мгновение, и дверь нельзя было отличить от остальных панелей.

     Оставшиеся ступеньки пронеслись под ногами неожиданно быстро. Ввалившись в собственные покои, повелительница демонов выдохнула и плюхнулась в кресло, вытягивая гудевшие ноги, морща брови и качая головой. И чего, спрашивается, запаниковала? Ведь ничего особенного не случилось. Если учитывать повсеместное применение магии.

     Элия посмотрела на запачканный паутиной подол и тяжело поднялась, тут же недовольно поджимая губы и борясь с желанием отвесить себе хорошего пинка. Раньше подумать она, разумеется, не соизволила. И теперь сиреневая плюшевая обивка кресла была равномерно покрыта тонкими белесыми нитями продукта жизнедеятельности пауков. А ведь всего-то было нужно снять платье. Платье…. Молодая женщина с трудом подавила желание нервно закружить по комнате. Не хватало еще потом и ковер оттирать. Медленно и аккуратно спустила к ногам расстегнутое платье, встала на него, придирчиво оглядывая туфли, вздохнула и покачала головой. Стянула обувь и побрела в ванную, не удержавшись от вздоха. Развернулась на полпути, подхватила одежду.

     Напыщенная комната встретила теплом и светом, примирявшими на этот раз хозяйку апартаментов с чрезмерной помпезностью данного помещения. Закинув платье вместе с туфлями в серебристую чашу ванной, императрица включила воду и слабо улыбнулась, глядя, как намокает дорогая ткань. Выдохнула, принимая, что могла попасться на банальнейших мелочах. Вряд ли бы служАнак не заинтересовало убитое в хлам одеяние госпожи. С них бы сталось и организовать ежедневное дежурство. А так… пусть думают, что их неумеха-подопечная свалилась в ванную. Элия старательно трясла и терла подол, прополоскала туфли и выставила их стекать на золотисто бежевый узор пола. Еще раз перебрала подол платья, выуживая не желавшие отставать нити, кое-как отжала и сбросила комом рядом.

     Вытерла пот со лба, закусила губу и потянулась к мягкому небольшому полотенчику. Слега намочила последнее и потопала, тяжко вздыхая, в спальню, где плюхнулась на колени и принялась собирать грязь с кресла. Плюшевая ткань, по-видимому, была чем-то пропитана, на этой мысли правительница потрясла головой и нервно хихикнула. Память и стереотипы сыграли с ней очередную шутку. В реалиях этого мира поверхность кресла была защищена заклинаниями. Впрочем, причина была не важна, главное, что паутина и пыль отчищались резво и быстро. Оставался последний штрих. Выполосканное полотенчико заняло свое место рядом с платьем. Элия покружила по комнатам, закусывая губу и внимательно обшаривая взглядом окружающее пространство, затем шлепнула себя легонечко по лбу ладонью, только сейчас вспомнив, что уже определилась с местом, но умудрилась забыть. Снова покачала головой, соглашаясь с тем, что недостаток питания сказывался на мыслительных способностях не лучшим образом. И кто такой умный сказал, что гений должен быть голодным? Сам пробовал?

     Влажное помещение ванной комнаты обдало теплом. Молодая женщина с тоской взглянула на наполненную горячей прозрачной водой чашу, в которую медленно капали крупные капли «душа», и потянула на себя тяжеленную створку. Опустила голову, опасно высовываясь наружу, всунула липкий комок паутины в изящную раковину лепнины стены, старательно приминая пальцами. С облегчением убралась назад, вновь вставая на пол всей стопой, а не кончиками пальцев, с усилием, скрипя зубами от напряжения, закрыла окно, быстренько стянула белье и плюхнулась в ванную, наконец-то ощущая долгожданное тепло и блаженно закрывая глазищи.

     Вода коснулась подбородка. Императрица вздрогнула, булькнула, выпрямилась и со вздохом встала. Огромное пушистое полотенце укутало слишком уж изящную фигуру целиком. В гардеробе нашлось нечто сиренево-голубое с приемлемой застежкой на боку. Натянув его в качестве домашнего платья, Элия прошла через спальню, где бросила взгляд на часы, убеждаясь, что спала всего минут десять, в кабинет. Уселась за стол, привычно раскладывая перед собой книги. До бала серьезно позаниматься она, конечно, не успевала, но можно было хотя бы повторить слова. Этим повелительница демонов и занялась, не забывая время от времени поглядывать на стоявшие на углу столешницы изящные часы с крошечным маятником, чьи растительные узоры из черненого золота даже не раздражали глаз.

     За окном неспешно танцевал какой-то медленный танец в паре с ветром огромный хвойный гигант, плавно поводя пушистыми ветвями, по небу ползли розоватые плотные облака, а буковки на бумаге складывались в уже осмысленные образы. В очередной раз посмотрев на циферблат, молодая женщина довольно потянулась, отложила в сторону книги, привычно прошла к камину, ловко поджигая записи. Спустя несколько минут на столе царила девственная чистота, содержимое ящиков не могло порадовать чем-то криминальным, а сама хозяйка апартаментов переместилась в спальню, удобно расположившись на кровати, прямо поверх покрывала, и подложив под ноги подушку. До прихода служАнак оставалось еще пятнадцать минут.

     Лениво рассматривая золотой узор потолка, девушка морщилась, поджимала и разжимала пальцы на ногах, в который раз поражаясь выносливости демонов, точнее их повелителя, по указу которого во дворце каждый вечер проводился бал. Этого извращения Элия понять и оценить не могла. Зачем это было нужно? Она помотала головой и раздраженно цокнула языком, даже плечами пожала, удивляясь заведенному порядку, согласно которому придворные этот праздник жизни могли посетить, а могли и пропустить, по уважительной причине, а вот сам высший демон неизменно присутствовал, принимая улыбки, комплименты, с удовольствием ловя неприкрытые восхищенные взгляды. Створки дверей опять без стука распахнулись, впуская опустившихся в положенном реверансе служАнак. Молодая женщина невольно проследила взглядом за направившейся к гардеробу рыжеволосой демоницей, остановив внимание на ее точеном носике.

     Элия осторожно коснулась своего носа-картошки, сползла с зашуршавшего покрывала и двинулась в ванную. Убравшая свои алые пряди в пышный пучок служанка взглянула на правительницу пронзительными синими глазами, холодными, как воды северного океана, подхватила тюбики с кремами и принялась тщательно натирать кожу госпожи, лишь слегка ослабляя нажим, когда молодая женщина сильно морщилась. Впрочем, императрица прекрасно осознавала, что причиной этого было не ее недовольство. Дама боялась опять оставить синяк.

     На смену баночкам пришли расчески. Переместившись в спальню, владычица уселась в кресло, прикрывая глаза и стараясь не обращать внимания на чуть ли не выдираемые с корнем волосы. Голову особенно сильно мотнуло следом за жесткой щеткой. Мелькнула мысль, что, может быть, стоило попросить заменить служАнак…. Несколько секунд Элия серьезно обдумывала этот вопрос, а затем махнула рукой, отнеся ее к утопическим. Скорее всего, ее опять отправят… наряды перебирать.

     – Ай, - на глаза навернулись слезы, а чрезмерно увлекшаяся демоница замерла на миг. Ее жертва потерла затылок, с которого ей только что самым натуральным образом выдрали клок волос, и вздохнула, - Не забывайте, что я – человек. Причинить мне вред намного проще, чем Вашей расе. Не думаю, что мой супруг будет доволен подобным….

     - Прошу прощения, - аловолосая склонилась в поклоне и продолжила свое дело, правда, более аккуратно, ибо в словах ее «госпожи» была изрядная доля истины. Императрица опять опустила ресницы, попутно размышляя, что до сих пор не узнала имен своих прислужниц. С другой стороны, сами они не представились, да и нужды в этом особой не было. Хороших отношений между ними все равно не будет. В животе заурчало. Элия скорбно опустила вниз уголки губ и нахмурилась, с тоской вспоминая, что за всеми паутинными мероприятиями совершенно вылетело из головы набрать фруктов. Из этого вытекало, что сегодня спать она опять ляжет голодной. Наблюдая за навешивавшей очередную цепочку на короткие пряди и закреплявшей ее на месте заклинанием демоницей, правительница пыталась сообразить, как же остальные придворные решали данный вопрос? Хотя… вряд ли они дожидались официальных обедов. Делали заказ либо на императорскую кухню, либо на стороне. В любом случае, приходить на бал голодным было глупостью, так как там не кормили. Только напитки подавали.

     Оглядев себя в зеркале, Элия с трудом подавила вздох, мысленно закатывая глаза к небу. Определенно, у дворцового портного начисто отсутствовал вкус. Самой себе девушка напоминала этакую детскую версию сказочной принцессы – много-много рюш, пышный, украшенный стилизованными снежинками из мелких бриллиантов подол и глубокое декольте, в котором было бы что показывать. Со своим небольшим, даже по человеческим меркам, бюстиком молодая женщина безнадежно проигрывала отличавшимся роскошной красотой демонессам. Да и пусть менее ярким и не таким впечатляющим демоницам тоже. Хотелось зажмуриться и потрясти головой, но повелительница продолжала смотреть на свое похожее на бледное пятно лицо. Густой, насыщенный фиолетовый цвет наряда, несомненно, пошел бы ей, если бы нанести хоть какой-то макияж. А так, оставалось только махнуть рукой и направиться к выходу.
     ... …
     Стащив надоевшую тряпку, Элия с трудом подавила желание запинать мерзкое платье куда-нибудь под кресло, или под диван, а еще лучше просто выкинуть его, предварительно изрезав или разорвав на клочочки. Овальные ногти с наслаждением почесывали зудевшую, исколотую жесткой нитью узора кожу. Глубоко вдохнув ртом и носом, девушка пыталась «распрямить» сжатые корсетом ребра. Не удержавшись, она все-таки ткнула наряд ногой, но проклятая ткань словно живая обвилась вокруг конечности. Элия запнулась и чуть не полетела носом в пол. Замахала руками, чертыхнулась в голос и, тяжело топая босыми пятками по теплому дереву, поплелась в ванную. Смывать с себя запахи духов и туалетной воды предпочитавших сладкие тяжелые ароматы демонов и их же не менее осязаемые взгляды. Избежать которых у нее сегодня так же не получилось из-за жесткого каркаса платья, не позволявшего прятаться за портьерами. Места банально не хватало.

     Наблюдая за стекавшей по ногам пеной, Элия пообещала себе, что больше такую гадость не наденет. Даже если ей придется идти на бал в одной рубашке. В конце концов, ей то как раз не привыкать ходить с голыми выше колена ногами…. А остальные пусть хоть в обмороке валяются, но такую конструкцию она на себя больше не напялит. И эти… служанки могут идти лесом. Владычица выползла из воды со слегка кружившейся головой, прошествовала в гостиную-кабинет, схватила за край платье и отволокла следом за собой в ванную. Вытащила из резного шкафчика цвета слоновой кости позолоченные, ножницы, брезгливо повертела их и ткань в руках, примеряясь, после чего принялась вырезать жесткие вкладки корсета и каркаса юбки. Сложила получившийся хлам отдельно, а оставшееся после экзекуции тряпье прибрала под кресло, собираясь разобраться со всем этим завтра. Рвано выдохнула, глядя на часы, и присела на край кровати, наблюдая за бесшумно отошедшей в сторону створки двери, от которой на нее смотрели прозрачные янтарные глаза супруга….

     За окном постепенно светлело. Элия потерла глаза и всхлипнула. Закусила костяшки пальцев и опрометью бросилась в ванную. Встала под душ, подхватила пузырек с гелем и вылила на себя чуть ли не половину. Вцепилась побелевшими пальцами в мочалку и провела по коже. Раз, еще один. Соленые капли слез смешивались с прозрачными струями воды, медленно утекавшей через сливное отверстие. Опустившись на серебристое дно чаши, императрица обхватила себя руками, закачалась, успокаивая себя размеренными движениями.

     - Все в порядке. Все будет хорошо. Держись, - робко и неуверенно звучало в тишине.

     Прикрыв за собой дверь, владелица апартаментов потерла виски, оглядывая разворошенную спальню. Перестелила простыню, чтобы убрать подальше от себя следы отправления супружеского долга. Повертела в руках одеяло, отбросила его на кресло, плотно заворачиваясь в поднятое с пола покрывало. Прикусила губу и уставилась в окно, за которым начинало сереть, и царила особая предрассветная тишина. Раньше Элия в это время бывало вставала, а теперь только ложилась. С непривычки такой режим вызывал головную боль и отупение организма. Тем более что до супружества девушка старалась ложиться спать не позднее одиннадцати, многократно убедившись в том, что являлась безнадежным жаворонком. Правительница подбила подушку и плюхнулась в нее лицом. Полежала пару секунд, резко села, с невнятным бурчанием спустила ноги на пол, мрачно зыркнула на пролетевшую за окошком тень и потащилась в ванную комнату. Потянула на себя тяжеленную раму. Помедлила, опять дернула, помогая себе всем весом. Упрямая створка поддалась. Владычица протиснулась, потянулась рукой, то тут же убрала ее назад, сообразив, что если неудачно возьмется, то может упустить добычу. Пришлось еще немного расширить проем. Аккуратно зацепив клубок паутины, девушка потащила его к себе, морщась от его противной липкости.

     Взвывший неудачно зимовавшим волком желудок напомнил о несвоевременности подобной брезгливости. Элия с ним тут же согласилась и отправилась к входным дверям. Постояла, подумала, помотала головой. Все-таки расстояние от холла до спальни было более чем приличным, прошла к дверям в столовую и опять нахмурилась, недовольно поджимая губы. Как-то она не учла все эти изгибы и повороты, ставившие под сомнение возможность успешной реализации задумки. Императрица постучала босой ногой, наморщила нос, вернулась в спальню и медленно зашагала оттуда, прикидывая возможности и направление. Остановилась посреди гостиной, поглядывая то на ведущую в столовую дверь, то на арку из холла. Подбросила в руке клубок, жалобно похныкала самой себе, понимая, что, если все получится, то ей придется идти за паутиной в ближайшие пару дней…. А так не хотелось. Впрочем, второй вариант, то есть полное не срабатывание, был еще менее предпочтительным.

     Тряхнув головушкой, владычица наклонилась, чтобы закрепить один конец паутины на ножке письменного стола. Второй прикрутила к изящному завитку узора, украшавшего косяк двери в столовую. Привязала к этой практически невидимой преграде еще одну нить, потянула ее в спальню, привязывая кончик к едва державшемуся на краю тумбочки колокольчику. По губам задумавшейся девушки бродила слабая растерянная улыбка. А в голове крутились мысли о странностях и поворотах жизни. В этом мире магии, являясь официально признанной Первой леди империи…, чем она занималась? Охотой на собственных прислужниц с целью получения завтрака. Бред! Элия помотала головой и нервно хихикнула, подавила истерический всхлип, грозивший перерасти в полноценную истерику, абсолютно ненужную. Накатило огромное желание, чтобы все, что происходило, оказалось сном….

     Вернувшись к столовой, императрица убедилась, что пройти мимо нити не получится, довольно прищурилась, отмечая, что находившаяся на высоте пятнадцати-двадцати сантиметров от пола серебристая паутинка не бросается в глаза, уползла, широко зевая, в спальню, плюхнулась на постель, слабо надеясь на то, что сегодня она без завтрака не останется.

     Тонкий звяк колокольчика выдрал из сна. Элия заполошно вскинулась, слетела с постели. Резко выдохнула, подхватила с пола упавшую погремушку, улеглась назад на подушку, придерживая колокольчик пальцами на покрывале. Мерно задышала, старательно создавая впечатление, что она так и заснула с серебристой, украшенной сапфирами безделушкой в руках, пытаясь догадаться, что именно приносили ей на завтрак. Может быть, аппетитные булочки? Или пышную ароматную кашу. Над ней поднимался легкий парок, золотистые зернышки пшена влажно поблескивали. Сверху лежала горсточка разноцветных сухофруктов, вдруг зазвеневших. Вздрогнув, молодая женщина несколько мгновений в ступоре глядела на выпавший из расслабленной кисти колокольчик. Заснула! Недовольный, сворачивавшийся внутрь себя желудок возмущенно взвыл.

     Императрица выбралась из постели и на цыпочках прокралась к дверям. Прислушалась и улыбнулась в ответ абсолютному безмолвию и собственным действиям. Окажись служанки в апартаментах, то все ее предосторожности и попытки поиграть в шпиона были бы сейчас напрасными. Тонкий демонический слух, намного превышавший возможности человеческого уха, сразу бы подсказал им, что госпожа не спит. В свое время Элия пыталась закрывать плотно двери, но… демоницы их открывали, стоило ей только уснуть, а иногда и не дожидаясь этого.

     Небольшой носик сморщился и активно засопел, ведя свою хозяйку на аромат отлично приготовленной пищи. Жадно оглядывая внушительный поднос с расположившимся на нем ало-золотым солидным чайником, из носика которого поднимался парок, и пару прикрытых крышками блюд, Элия облизнулась. Ухватилась за ручку одной из сфер и подняла. Моргнула, сопнула носом, с печалью обозревая пять крошечных бутербродов, составленных из тонко нарезанного белого хлеба, с прозрачными кусочками мяса, рыбы и сыра поверх разнообразных соусов. Удрученно вздохнула представленным объемам. Замерла на мгновение, а затем аккуратно сняла крышку со второго блюда. Вертикальная складочка на лбу немного разгладилась, пока карие глаза рассматривали пухлую булочку с рассыпчатой посыпкой и приличных размеров – с два кулака повелительницы – пирожок. Элия принюхалась и хмыкнула, опознав тонкий ягодный аромат. Конечно, она бы предпочла мясной, но на безрыбье…. Быстро запихав в рот первый бутербродик и недовольно похрустывая обнаружившимся на нем то ли молодым кабачком, то ли огурцом, девушка отправилась назад в гостиную, внимательно глядя себе под ноги. На пороге задумчиво оглянулась, прикидывая, не стоит ли забрать еду с собой, мотнула отрицательно головой. Не стоило рисковать столь редкими в ее случае продуктами питания. Пусть лучше на столе надежно постоят, а она к ним наведываться будет.

     Пока искала порванную паутину, пока оглядывала пол во всех помещениях, чтобы не пропустить ни кусочка липкой нити, успела заглотить все крохотули-сэндвичи. Смотав более-менее длинные куски паутины и убрав в тайник за окном, правительница с довольным видом угнездилась в светло-коричневом кресле и взяла в руки чашку. Повертела ее в руках и рассмеялась, вполне ожидаемо отметив наличие позолоты на всех столовых предметах, включая ложечки. Полюбовалась на тонкую яркую цветочную роспись и забавные ножки-лапки, имевшиеся у каждого блюдца и чашки. Этого атрибута не избежал даже пузатый чайник. Пирожок под крышкой, вопреки опасениям Элии не остыл, а чай был насыщенным и в меру терпким. Прикрыв глаза, девушка наслаждалась плодами победы, представляя себе выражения лиц демониц, когда те обнаружат пустую посуду. Несколько мгновений Элия всерьез раздумывала, нужно ли оставить на тарелке хоть кусочек еды, вроде бы как она уже наелась, или не мучиться и съесть все.

     Криво усмехнулась и отодвинула в сторону блюдце с лежавшим на нем в гордом одиночестве зелено-фиолетовым листиком какой-то травки, рассудив, что без него обойдется. Парк за окнами розовел под лучами восходящего солнца. Через полуприкрытую створку доносилось постепенно становившееся громче утреннее щебетание. Деловито жужжа пролетел мимо стекла огромный мохнатый шмель с большими прозрачными крылышками. А молодая женщина вздыхала все чаще и хмурилась, поглядывая на опускавшиеся на донышко чашки чаинки, ощущая после удачной проделки не удовлетворение, а усталость и разочарование. Чему радоваться? Тому, что урвала свой законный кусочек еды, применив по сути детские проделки вместо того, чтобы призвать к ответу зарвавшийся персонал? Кто она здесь? Почему позволяет с собой так обращаться? Соленая капля упала в чашку, и девушка заморгала. Вытерла щеки. Еще не хватало портить вкус такого замечательного напитка. Жалко, что она не умела кипятить воду, а так можно было бы заварить на второй раз. Подняв крышечку чайника, Элия убедилась, что заварки осталось на самом донышке. Прикусила губу, аккуратно прикрыла отверстие, оперлась локтями на столешницу, спрятав лицо в ладонях и завыла, тоненько, тихо, больше поскуливая.

     Когда сил на выражение эмоций больше не осталось, громко шмыгнула носом, тыльной стороной кисти вытерла мокрые щеки, взглянула припухшими покрасневшими глазами на часы, вскинулась, подрагивавшими руками собрала посуду на поднос и прикрыла все крышками, как оно было. Подумала, потопталась и вернула разгром на свои места, решив не издеваться так уж впрямую над теми, от кого она на данный момент зависела. Оставаться для общения с демоницами не хотелось, равно как лежать в кровати, притворяясь спящей. Элия ополоснула лицо прохладной водой, осторожно прикладывая полотенце к раздраженной коже, посмотрела в зеркало и махнула рукой. Вряд ли в ближайшие полчаса она будет выглядеть лучше.

     В гардеробе привлекло внимание сочное синее платье, поверх которого девушка накинула палантин. Невнятного серого цвета он был таким теплым, таким уютным, что правительница старательно вешала его на одно и то же место подальше от глаз служАнак, всякий раз опасаясь не обнаружить понравившуюся ей вещь. Закутавшись в мягкую ткань по самые уши, повелительница открыла дверь и скользнула на винтовую лестницу, держа под мышкой журнал и книгу, зажимая между ними бумагу и «карандаш», в который раз радуясь возможности спокойно покинуть собственные покои через черный ход и одновременно удивляясь тому, что его ей не перекрыли, хотя бы просто из вредности.

     На ступеньках было ожидаемо прохладно. Владычица, стараясь ступать тише, зашагала вниз, то и дело поглядывая на стенные панели, подозрительно отмечая похожие на ручки завитушки. Одну из них она даже потянула на себя, но ничего не случилось. Девушка пожала плечами, привычно перегнулась через перила, улыбнулась старой знакомой, величественно колыхнувшей в ответ узорчатыми лапами, и замерла в раздумьях. Взгляд карих глаз метался с низа лестницы, куда повелительница изначально планировала спуститься, на уже знакомую ей дверь музыкального салона, четко выделявшуюся на фоне остальных панелей. Тонкие длинные пальцы прирожденной пианистки, как говорили учителя, которые впоследствии констатировали, что одних пальцев недостаточно, еще нужен и абсолютный слух, которым Элия никогда не обладала, коснулись позолоченной, а может и золотой, кто ж его знал, ручки.

     Первая леди империи приложила ухо к тонюсенькой щели, прислушиваясь. С противоположной стороны царила тишина. Еще немного потянув на себя, девушка заглянула в абсолютно пустое помещение, оббежала взглядом высокие мощные колонны цвета топленого молока и проскользнула внутрь, радостно потирая успевшие немного озябнуть руки. Все-таки перспектива сидеть несколько часов в теплом, не продуваемом сквозняками салоне была намного более привлекательной, чем пребывание чуть ли не на улице. Да и за колоннами можно было легко спрятаться, так чтобы случайно заглянувшие в зал посторонние не смогли обнаружить незваную гостью.

     Шоколадные очи радостно расширились. Обходившая по периметру свои новые «владения» молодая женщина шагнула в небольшой уютный закуток, скрывавшийся за двумя колоннами. Элия поерзала, удобнее устраиваясь на полу в падавшем от окна прямоугольнике света, и раскрыла книгу, отложив журнал в сторону. Вздохнула и приступила к работе. Все равно, сейчас она больше ничего сделать не могла. Сбросивший эмоциональное напряжение мозг, наконец, начал соображать. В голове появился список, на данный момент состоявший всего из двух пунктов:
      1. Выжить
     2. Выучить язык
     Этим Элия уже занималась и собиралась продолжить в ближайшее время.

     На широкий бежево-золотистый подоконник плюхнулась упитанная крупная птица. Из мощного клюва в разные стороны торчали похожие на стрекозиные крылья. Курлыкнув, как заправский голубь, только раза в два громче, это белоснежное чудо шумно захлопало крыльями и взлетело. Внезапный незапланированный визит вырвал девушку из привычной работы. Элия устало повела затекшими плечами, откладывая в сторону лист бумаги. Карие глаза поднялись сначала к окну, озадаченно расширились, брови недоуменно поползли вверх, взгляд перебегал с огромных стекол на золотистую лепнину и колонны. А мозг пытался сообразить, что же происходило, почему вокруг было это великолепие вместо ожидаемых кофейного цвета обоев любимой комнаты в небольшой полуторке. Боль воспоминаний накатила внезапно мощной приливной волной. Правительница всхлипнула и закрыла лицо руками.
     Глава 3 Прошлое
     Никто не может предугадать в точности характер чрезвычайных ситуаций, с которыми мы, возможно, столкнемся.
      Франклин Рузвельт

     «Бойтесь своих желаний, ибо они могут сбыться», - с этим воистину крылатым выражением профессиональная переводчица была полностью согласна. Вот казалось, еще вчера она оглядывала с тоской обшарпанную ванную, в которой на стенах висели мохнатые нити от ободранной пару лет назад клеенки, вместо которой так ничего и не появилось, да с напряжением прислушивалась к позвякиванию не единожды ремонтируемой вытяжки, и мечтала о деньгах. Да, вот так тупо и банально. Хотелось денег. На ремонт, на новую вытяжку. А для этого нужна была приличная подработка. В кредит вляпываться молодой женщине не хотелось. Рабство в любом виде она категорически не одобряла. А уж лезть в него самой…. Элию передернуло от подобной мысли. И вот…. Сегодня ей сообщили, что очередной группе паломников срочно потребовался переводчик для сопровождения по святым местам Египта и сопредельных государств. Оплату обещали очень приличную. Плюс за срочность накидывали. Да и заграницей молодая женщина никогда не была. Стыдно сказать, она – переводчик с приличным стажем, часто общавшаяся с иностранцами, обеспечивавшая и синхронный, и последовательный перевод так, что ее приглашали снова и снова, вообще не выезжала за пределы собственной страны. Теперь предстояло исправить данное недоразумение. И на этом положительные моменты заканчивались. Начинались отрицательные.

     Во-первых, обстановка в том регионе оставалась той еще. Попасть под обстрел или в заложники не слишком хотелось. Во-вторых, нужно было лететь на самолете. Элия тяжело вздохнула. С детства ей снились странные сны про авиакатастрофы. Слишком реалистичные, чтобы просто о них забыть. А чего стоила предстоящая поездка на автобусе по пустыне и заплыв по Нилу! Для той, кого укачивало просто от вида банального троллейбуса, это было серьезным испытанием. Встревоженно заворочавшаяся экономная жаба с повадками старого умудренного опытом еврея побила лапкой изнутри, напоминая о насущном. То есть о ремонте. Элия помотала головой и придвинула к себе листочек, старательно выписывая на нем названия лекарств от тошноты, попутно составляя в уме список грядущих возможностей: купленный, наконец, шкаф, за надежные дверцы которого переедут вещи из коробок и со стульев, новый процессор в компьютер и дополнительная память, двухнедельный отпуск с положенным ничегонеделанием и встречами с друзьями….

     Карие глаза довольно прижмурились. Жабка заурчала нечто успокаивающее и опять придремала, иногда приоткрывая глаз и зорко посматривая вокруг, пока ее подопечная бодро заполняла строчки необходимыми для путешествия вещами. Нежаркая блузка с длинным рукавом в гардеробе имелась. И даже не одна. На голову можно было приспособить подаренный бывшим американским боссом, до сих пор остававшимся ее другом по переписке, палантин из Италии. Элия кивнула самой себе, ставя галочку о том, чтобы потом отправить ему с женой фотографии. И, может, посылку с русскими сувенирами. Египетские ему не нужны, у него их и у самого полно. Девушка раздраженно постучала кончиками пальцев по матовой столешнице. Длинной юбки среди вещей не водилось уже лет пять. А для посещения церкви, да и вообще создания благоприятного впечатления в коллективе паломников она была крайне необходима.

     Переводчица встала, прошла к коробке с обувью, покопалась, вытаскивая жестяную банку из-под чая с тщательно лелеемой заначкой. Жаба поморщилась, но молча проглотила возражения, лишь пристально отслеживая количество извлекаемых купюр. Упихавшись в любимые классические темно-синие джинсы, молодая женщина помедлила перед футболками, покосилась на бьющее в окна жаркое солнце и достала маечку на лямочках, бело-черные полоски которой наводили на мысли об отпуске на морском берегу. Подхватила телефон и ключи, вделась в легкие голубые кроссовки и закрыла за собой дверь, окунаясь в прохладу старого подъезда трехэтажного дома, в котором она и жила с самого рождения.

     Бодро затопала со своего последнего этажа вниз по лестнице, размышляя, что прав был писатель одной из поразивших ее своей философией серии книг, говоривший о том, что все наши желания сбываются, рано или поздно, так или иначе. Вот и ее сбылось. Именно что «так или иначе». Надвинув на глаза солнцезащитные очки, дававшие ощущение защищенности и свободы, Элия прошла мимо почтовых ящиков, отметив, что на обратном пути нужно будет забрать квитки за коммуналку, и в который раз обещая себе отказаться там, где это возможно, от бумажных счетов. Все равно платила она уже давным-давно через Интернет.

     На улице щебетали воробьи, отвоевавшие у толстых агрессивных голубей пару кусочков булки, щедро раскрошенной малышом в желтых шортах и белоснежной футболке. За его действиями внимательно наблюдала плавившаяся от жары даже в коротком сарафане типа «хочу в Сочи» мама. В тени кустов деловито грызла огромную кость бежево-коричневая собака с длинными ушами и мудрыми глазами. На скамейке обсуждали непотребный вид молодой матери бабушки в платочках, то и дело прихлебывавшие колу из огромной бутыли. Потом одна из них достала подаренный детьми смартфон, чтобы показать фотографии внука. Затем пожилые дамы решили сделать селфи и чуть не переругались, выбирая подходящий фон. А двери подъезда все не спешили открываться. Не было слышно ни трели нажимаемой кнопки опять отремонтированного домофона, ни быстрых шагов. В подъезде царили влажный сумрак, немного отдававший затхлостью подвала и гулкая настороженная тишина. Лишь пара серебристых искр, медленно таявших на сером от пыли подоконнике рядом с щедро политым добрым рукой глянцево-блестевшим крупными листьями фикусом, намекали на то, что здесь что-то произошло.

     Когда стало трудно дышать, а на голове словно оказалось ватное плотное одеяло, Элия присела на лестницу, мысленно давая себе обещание сходить, наконец, к врачу. Подобные приступы случались на этой неделе уже третий раз. Но поскольку каждый раз благополучно проходили, девушка успокаивала себя тем, что просто устала, не выспалась, переработала, а, может, магнитная буря так повлияла, и забывала о случившемся. Но больше игнорировать это безобразие не стоило. Раньше слабость заставала ее дома, теперь вот на лестнице, а если она в этот момент дорогу будет переходить, или поздно вечером домой возвращаться? Что с ней может произойти за это время, пока она даже глаза открыть не может, не то что на помощь позвать?

     Молодая женщина хватанула воздух ртом, с ужасом понимая, что в легкие живительный кислород не попал, расслабленные руки упали с коленей, а глаза закрылись. Что происход…? Кожу закололо ледяными иголками, а в сердце заворочался огромный тупой гвоздь, судя по ощущениям, еще и ржавый. Обжигающий холод коснулся лица, а в груди раскрылась огромная черная дыра, фонтанирующая одиночеством и бездонным беспредельным страхом, засасывающая все окружающие краски и эмоции. И лишь тонкая серебристая нить, ласково обвивавшая запястье, дрожавшая, звеневшая: «Я с тобой. Держись, держись», не позволяла сойти с ума. Вибрировала в сжатых до кровавых лунок от впившихся в кожу ногтей пальцах, вливала тепло, шикая на зашипевший, принявшийся сворачиваться в мохнатый колючий клубок страх. Еще одна нить – золотисто-зеленая – тихо и неспешно коснулась талии: «Я здесь. Все в порядке. Все хорошо. Тебе есть, куда идти. Тебя ждут».

     «Ждут?» - Элия рванулась куда-то вперед, - «Ждут!».
     Взревевшая голодная пустота и ужас вцепились в разноцветные нити силы, выворачивая каналы и соскальзывая вниз. Еще один рывок, и на голову опустилась прохлада влажной ночи, ухо уловило шелест листвы и шорох дождя. Легкое дуновение ветра коснулось щек, высушивая последние капли слез, что-то невесомо пригладило волосы. «Я дома?»
     Глава 4: Планы на жизнь
     Чтобы прояснить ситуацию, иногда достаточно выключить свет.
     Рышард Подлевский

     Молодая женщина решительно поднялась и вытерла лицо подолом платья. Хватит жалеть себя. Она шмыгнула носом и стукнула ногой по паркету цвета молочного шоколада. Испуганно огляделась и облегченно выдохнула, обнаружив, что до сих пор находилась в одиночестве. Озабоченно нахмурила брови и прикусила губу. Склонив голову чуть вбок, прошлась по залу, размышляя над тем, что подобное отсутствие разумных было… несколько нетипичным. Во дворце постоянно крутилось огромное количество придворных: кто-то работал, кто-то приходил развлечься, посплетничать. В итого проходимость была такая, что не натолкнуться ни на слугу, ни на охранника, ни на придворного, это нужно было уметь. Элия не умела, а вот поди ж ты, получилось. Собрав под мышку все необходимое, правительница демонов улыбнулась, оглядывая просторный уютный зал, и направилась к выходу, прикидывая, что при выполнении пункта один только лишь «мышиным» имиджем не обойтись. Да, когда ты незаметен и почти не привлекаешь внимания, это выгодно, но в ее случае не срабатывало. В первую очередь из-за того, что сама «должность» обязывала к публичности.

     Нужны были знания. А где их получить? Конечно же, в библиотеке. Элия поморщилась, выскользнула на лестницу, прикрыла за собой дверь и сердито засопела, раздраженно постукивая кончиком серой туфельки по мозаичному полу. О даа, это она замечательно придумала про библиотеку. Однако проблема состояла в том, что в дворцовом хранилище печатных изданий Империи демонов нужной ей литературы на всеобщем не было. Впрочем, там вообще было удручающе мало того, что она могла почитать. Тематическая подборка на всеобщем отличалась скудностью и однообразием. Девушка набрала воздуха в грудь и потерла подмерзшие лапки. Глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Делать нечего. Придется попробовать еще разок.

     Она проскакала по ступенькам вверх и ввалилась в собственные апартаменты, с удовольствием ощущая окутавшее ее тепло. Скормила жаркому пламени камина бумажки, торопливо перечитывая их напоследок и с трудом подавляя тяжкий вздох и приступ скаредности, визжавшей, что записи можно было попытаться припрятать. Огонь облизнулся и заверил, что готов и дальше питаться столь оригинальным способом. Все-таки в него редко когда попадали листы дорогой тонкой бумаги с золотым узором и гербом императорского дома. Элия помотала головой, разбивая навязчивую фантазию и сетуя на то, что совсем докатилась со своим одиночеством. Уже одушевлением предметов занялась.

     Сгрузив поклажу в стол, правительница шустро уселась в кресло, подбирая под себя ноги. Долго ждать не пришлось. Распахнувшиеся двери явили карим глазам присевших в реверансе служАнак. Пока демоницы крутили госпожу в руках, создавая из никуда не годного материала, о чем они не стеснялись переговариваться на языке демонов, свой очередной шедевр, Элия, уловив общее направление их беседы, погрузилась в собственные размышления, прикидывая, как бы уговорить супруга, обучить ее основному языку Империи магическим способом. В конце концов, ему это практически ничего не стоило. Девушка поморщилась. Идти на поклон после того, как ее прошлый раз послали пешим ходом в дальние страны, было неприятно и страшновато. Но волшебное слово «надо», махало перед глазами разноцветными флажками, побуждая к действиям.

     Звон бокалов заставил широко распахнуть глаза, которые еще сильнее расширились, пока правительница обозревала заполненную лордами и лордессами столовую. Элия оглядела себя, сидевшую на положенном месте с золотой вилкой в руке. На зубцах столового прибора даже был наколот какой-то кусочек чего-то зажаренного. Оставалось только мысленно пожать плечами, примиряясь с тем, что она каким-то образом умудрилась на автопилоте добраться до обеденной залы. Мда. Так ей задумываться до сих пор не приходилось. Еще бы понять, к лучшему ли это…. В головушке копошилась одна идейка: разузнать о наличие обучающих амулетов. В конце концов, если демоницы, которые, в отличие от более одаренных магически демонесс, были слабенькими и не могли творить все, что было необходимо, пользовались специальными кристаллами с силой, то вполне возможно, подобное существовало не только для бытовой, но и для образовательной сферы. Тогда бы супругу вообще ничего делать не нужно было. Отдал кристалл, и свободен.

     Воодушевленная Элия поднялась следом за упомянутым мужем и направилась к дверям. Замерла на мгновение на перекрестке, соображая, что вчера она сворачивала направо, позавчера налево. По идее, сегодня нужно было идти прямо, но этот вариант был слишком очевиден для любого, кто взял бы на себя труд заняться анализом ее действий, так что владычица повернула направо, сбивая схему и пристально смотря себе под ноги, попутно обмирая от страха, что пропустит какую-нибудь гадость. Уже у дверей в комнаты молодя женщина тихо выдохнуло и слабо улыбнулась, не обнаружив ни одной ловушки, однако тут же прикусила губу и сосредоточенно пожевала ее, подтягивая к себе тяжелую толстую створку из драгоценной древесины. Щелкнул магический замок, отрезая правительницу и ее покои от прочего шумного придворного мирка. Элия привалилась к стене, продолжая нервно сплетать в замок пальцы. Отсутствие гадости могло быть признаком того, что готовилось нечто более… изощренное.

     Сведя брови на переносице, девушка мрачным взглядом окинула пустое пространство комнаты, подошла к окну и с силой толкнула тяжелые створки, не задумываясь о том, как будет закрывать их на ночь. Сейчас хотелось хоть чем-то разбавить оглушающую тишину. И птичий щебет вперемежку с шорохами и шепотками парка был не самым плохим вариантом. Стащив осточертевшее алое с позолотой, парадное одеяние, наводившее на мысли о том, что над ней издевались, и проведя около получаса в душе, Элия, после некоторых размышлений, вделась в василькового цвета платье с простым подолом и украшенным изящным густым кружевом верхом. Открыла резную дверцу шкафчика, достала широкий массивный браслет в стиле, как ей казалось, «под старину», белого цвета, покрутила в руке, пытаясь сообразить, платина это или нет, и защелкнула украшение на руке поверх длинного кружевного манжета. Подхватила из ящика стола журнал по дизайну, чувствуя себя не в состоянии провести кучу времени наедине с оставленным в одиночестве ярким гламурным изданием, повторила долгий и сложные процесс открывания дверей главного входа в собственные апартаменты и вышла.

     Путаясь в едва знакомых переходах, императрица брела к кабинету мужа. Остановилась по середине очередной бесконечной галереи и запрокинула голову, разглядывая растительный узор купольного потолка и пытаясь припомнить, встречалось ли такое на ее пути в прошлый раз. Выходило, что нет. Женщина развернулась, подхватывая ставшим привычным движением непышный длинный подол, и скользнула по своим следам обратно к лестничному пролету. Потопталась и неуверенно двинулась по уходившему в противоположную сторону коридору. Сделала несколько шагов и облегченно улыбнулась. Да. Эти огромные люстры, которые приходилось огибать даже ей, и золоченый потолок, отражавшийся в антрацитовых и снежно-белых клетках пола, она помнила. Как и странного вида узорчатые резные скамьи с гладкими прохладными сиденьями из серо-черного, похожего на мрамор, камня. Элия пожала плечами, рассматривая этот дизайнерский бред. Ей, наверное, никогда не понять, зачем нужны такие неудобные предметы мебели. Хотя…. Может быть, это сделано специально, чтобы в коридорах и галереях никто надолго не задерживался….

     Еще несколько шагов, поворот за угол, и правительница оказалась посреди широкой галереи. Находившиеся в самом конце белоснежные двери с золотыми ручками вели в приемную Его Императорского Величества. В гордом одиночестве Элия прошла по алому ковру, морщась от света горевших в настенных светильниках даже днем многочисленных магических свечей, отражавшихся в огромных зеркалах в золоченых рамах, потянула на себя дверь, удивляясь отсутствию дворецкого, и вошла в неожиданно темную по сравнению с только что покинутой галереей приемную.

     С трудом удержалась от робкого шажка назад, равно как и от желания еще сильнее выпрямить спину под взглядами находившихся в комнате демонов, всех как одного с тяжелыми, украшенными вензелями папками в руках или на коленях. Элия неторопливо проследовала в угол, где и пристроилась на темно-коричневом кресле-стуле. Определиться с названием точнее не получилось. С одной стороны, у этого предмета мебели были ручки, с другой, это были не мягкие подлокотники, а деревянные, и даже без позолоты, просто цвета слоновой кости. Императрица хмыкнула про себя, отмечая, что сиденья далеки от комфорта кресел, например, той же самой столовой. Видимо, чтобы особо никто не рассиживался. Взгляд карих глаз с любопытством скользил по шоколадным стенам с ненавязчивым узором и тяжелым драпировкам. Натолкнулся на презрительные искорки в изумрудных глазах статного беловолосого демона и опустился на лежавший на коленях девушки журнал.

     Листая глянцевые страницы, Элия тщательно следила за тем, чтобы не шевелить губами при повторении новых слов. А так хотелось не только проговорить про себя, но и записать. Мужчины вставали и проходили в кабинет повелителя по какой-то сложно определимой для посетительницы системе. По крайней мере, уже дважды к высшему демону допускались те, кто пришел позже Элии. При этом на лицах остальных, уже сидевших в приемной до появления правительницы не было и тени недовольства. Двери цвета горького шоколада распахнулись, выпуская знакомого молодой женщине исключительно визуально по обедам высокого мужчину с серьезными карими глазами. Глядя на то, как секретарь мужа прощается с очередным посетителем, девушка судорожно расправляла складки василькового платья, досадуя на свой промах. Личный помощник супруга и без того не испытывал теплых чувств ко второй половинке своего господина, и вряд ли теперь решит, что совпадение цвета ее платья и его волос – чистой воды случайность. Скорее, почувствует себя униженным.

     Лорды сменяли друг друга. Изредка появлялись слуги, расставляя на небольших столах перед устроившимися в мягких бежевых креслах и на не менее комфортных диванах посетителями чашки с чаем и кофе. Грязная посуда исчезала сама собой. Элия вздохнула: «Магия». Склонила голову вбок, пряча лицо, и облизала губы. Ей напитков не предлагали. В приемной царила тишина, лишь изредка нарушаемая шелестом документов. Очередь редела, пока не осталось всего двое демонов. Затем один. Вот и последний появился в дверях кабинета, прошагал к выходу, по пути сдержанно отвесив ритуальный поклон императрице, и исчез за тяжелыми створками. За неприкрытыми портьерами окнами царили густые вечерние сумерки. Правительница прогнулась в спине и пошевелила затекшими ногами. Огляделась вокруг, встала и прошлась вдоль приемной, остановившись у портретов сурово смотревших на нее свысока лорда и лордессы в старинных одеяниях, размышляя, кем они являлись для супруга и империи, если их изображения повесили здесь.

     Элия чуть поморщилась от обилия позолоты на рамах, обернулась на шум распахнувшейся двери и хлопнула глазами, глядя на закрывавшего кабинет магическим пассом секретаря. Тот закончил свои манипуляции, поправил кружевной манжет и согнулся в традиционном поклоне, после чего, молча, проследовал к выходу. Чуть не доходя, остановился и замер, уставившись в ожидании на императрицу. Элия в свою очередь смотрела на него, не говоря ни слова. Это она уже усвоила. Стоило лишь открыть рот, и она сразу же оказывалась в ситуации просителя. Нет уж. Пусть сам объясняет, что происходит. Она и подождать может.

     Янтарные искры в карих глазах демона засияли еще ярче. Молодая женщина мысленно вздохнула: «И почему ей не досталась такая красота?», продолжая стоять в пол-оборота у стены, с которой на нее, не менее укоризненно, чем секретарь, взирали с портретов именитые представители империи. Проведя рукой по русым прядкам, девушка, не дождавшись от секретаря мужа ни жеста, ни слова, опять развернулась к изображениям, с преувеличенным вниманием разглядывая детали изящной вышивки старинного камзола, золотой, кстати. Видимо, любовь к этому надоевшему Элии до оскомины металлу шла еще с тех времен. «Интересно, а дворец тогда же обставляли? Или каждый новый император вносит свою лепту?» Правительница демонов задумчиво постукивала кончиком туфли по темному дереву пола и, прищурив глаза, отслеживала завитки элегантного ожерелья с иссиня-черными камнями, нежно обнимавшего шею жившей столетия назад дамы, невольно сравнивая эту красоту с тем, что ей регулярно приходилось таскать на себе.

     - Его Императорское Величество отбыл по государственным делам. Сегодня его уже не будет.

     «Ну, вот и дождалась», - Элия прикрыла глаза и, пока разродившийся, наконец, фразой секретарь не видел, скорчила кислую рожицу. Выбросив таким образом хоть часть своего разочарования, девушка кивнула и прошествовала к выходу. Больше всего хотелось топать ногами и вопить от злости, да и поплакать было бы не лишним. Но такого удовольствия она этим… демонам не доставит. Почувствовав под кончиком туфли коварный подол, Элия притормозила, обернулась, глядя на едва успевшего убрать с лица презрительное выражение личного помощника владыки равнодушными темными глазами: - Было бы неплохо, если бы я узнала о прибытии супруга.

     Во время этой тирады императрица убрала ногу с ткани, подхватила подол и, гордясь тем, что не разлеглась на полу в присутствии этого крайне неприятного мужчины, прошествовала в направлении собственных покоев, понимая, что ее замечание останется гласом вопиющего в пустыне. Тяжело вздохнув, девушка шагнула на последнюю ступеньку и привычно прикрыла ладонью излишне чувствительные глаза, начинавшие слезиться в ослепительном царстве позолоты, хрусталя и зеркал.

     С трудом закрыв за собой двери, владычица с изумлением констатировала, что путь завершился так же, как и начался, то есть спокойно. Мягкое золотисто-бежевое кресло приняло правительницу в свои объятия. Элия шмыгнула носом, привычно подобрала ноги, оперлась на сомкнутые в замок сложенные на коленях руки и замерла. Думать не хотелось, анализировать тоже. В голове царила странная гулкая пустота, по углам которой таились серые грустные мороки. Молодая женщина закрыла глаза, просто дожидаясь, прихода прислужниц.

     Темнота сгущалась, а в комнате было все так же тихо. Императрица уронила голову с рук, вздрогнула, выпрямилась и, потирая сонные глаза, недоуменно уставилась в окно, разглядывая крупные яркие звезды. С трудом встала, тихо шипя от побежавших по занемевшим ногами иголочек, проковыляла, морщась, к столу. Взглянула в окно и замерла, рассматривая медленно и величественно двигавшего огромными мохнатыми лапами векового гиганта. Правая рука молодой женщины поглаживала выгнутую спинку кота-светильника, прикосновения к которому приносили какое-то странное умиротворение. Покусывая губу, Элия пыталась понять, что же случилось. Внезапно улыбнулась и хлопнула себя по лбу ладонью. Как она сразу не сообразила? Главное действующее лицо этого царственного театра абсурда уехало. А значит, и бал отменился. И очередная ночь с мужем тоже!

     Довольная правительница обхватила себя руками за плечи и чуть-чуть покружилась по комнате. Остановилась в центре и грустно шмыгнула носом, поджала губы, вспоминая, что помимо балов еще существовал и торжественный обед. И он тоже, по всей вероятности, откладывался до прибытия императора. А следовательно, нужно было позаботиться о собственном пропитании. Элия прошлась из угла в угол, опять взглянула на ночное небо, расцвеченное разноцветными сполохами, покачала головой. Соваться ночью в парк она не рисковала, мало ли кого там выпускали для охраны. Элия потерла лицо и помахала руками. Спать совершенно не хотелось. Владелица покоев вытащила из стола свои «рабочие материалы» и ручку, собираясь с толком провести внезапно образовавшееся дополнительное время. В частности следовало записать, проверить и доразбирать хотя бы часть из того, что удалось подслушать в императорской приемной. Переводчица вздохнула, взглянула на заискрившегося фиолетовыми и серебристыми искорками кота и задумчиво произнесла: - Чувствую, что я скорее сама все выучу, чем дождусь аудиенции у моего дражайшего супруга, будь он неладен.

     Кошак, молча потягивался. Лишь по неподвижной спокойной морде пробежал легкий отблеск света, придавая ей лукавое выражение. Тишину ночи нарушал едва слышный шорох магической ручки-карандаша, да шелест листвы и хвои, доносившийся через так и не закрытое окно. Таинственная красотка-луна неспешно танцевала на небосводе, флиртуя с крупными звездами. Наконец, Элия потянулась и встала с кресла. Сделала пару наклонов и широко зевнула, прикрывая рот рукой: - Пора спать, - улыбнулась отражению в зеркале, - Интересно, привычка говорить самой с собой, это уже серьезное отклонение психики, или еще шансы есть? Стоп.

     Она в который раз за сегодняшний день хлопнула себя по лбу и зашипела, чуть не получив в глаз зажатой в пальцах ручкой. «Пора отвыкать от этого милого жеста», - девушка потерла пострадавшее место рукой, быстро собрала и закинула в камин исписанную бумагу. Опять зевнула и побрела в ванную. Тихо бормоча что-то нелицеприятное в адрес всех демонов скопом и архитекторов этого дворца в частности, с трудом отпихала оконную створку, доставая из тайника свое липкое паутинное сокровище. Повертела его в руках, разглядывая.

     Нахмурилась, поморщилась и недовольно скривила губы, жалея, что записи прикрепить не получится : если найдут паутину – ничего не будет. В крайнем случае, решат, что это привычки из ее мира, а вот если поймут, что она тишком язык изучает, то последствия могут быть… всякими. Правительница вернулась к входу в столовую, поскребла макушку, вспоминая наработанную прошлой ночью последовательность действий. Закрепила паутинку, дотянула ее до спальни, прикрепляя конец к габаритному вееру, в отличие от колокольчика не звеневшему, а пристроенному так, чтобы шмякнулся на голову, стащила платье и бухнулась в кровать, недоумевающе скользнув взглядом по так и валявшемуся на полу предыдущему наряду. Пожала плечами и широко зевнула в подушку, прикидывая, что демоницы, видимо, решили манкировать своими обязанностями в отсутствие господина. Закрыла глаза и усмехнулась. Бардак был наименьшей из проблем. Элия повернулась на бок, вытягиваясь на прохладной простыне, и укрылась покрывалом. Небольшая морщинка прорезала лоб при мысли о завтраке, которого могло и не быть. Императрица пожала плечами и ровно задышала, погружаясь в сон.
     Глава 5: Искусство выживания или из прошлого в настоящее
     Кубок жизни был бы сладок до приторности, если бы не падали в него горькие слезы… Пифагор

     Шлепок по голове заставил вздрогнуть и с трудом открыть заспанные глаза, нашарить и поднять с подушки золотистый веер. Вздохнула. С недосыпа есть не хотелось совершенно. Женщина закрыла глаза, цепляя за хвостик ускользающий сон, в который хотелось укутаться, как в теплый палантин, свернулась клубочком, закрыла глаза и… села. Помотала головой, приводя себя в порядок. Не хватало еще уснуть сейчас и прозевать завтрак.

     За дверями спальни было привычно тихо. Элия взглянула в окно, по краям которого болтались бесполезные, никогда не задергиваемые тяжелые портьеры. По небу ползли розоватые облака, упорно не желавшие принимать ни одной знакомой формы, императрица специально смотрела очень внимательно. Пару раз пролетела какая-то птаха. Зависла, словно колибри, напротив окна, широко разевая клюв, и снова пропала из поля зрения. Молодая женщина потянулась, как большая ленивая кошка, в кои-то веки чувствуя себя не грязной измочаленной тряпкой, а даже почти человеком. Вот что с ней отсутствие горячего супруга в постели делает! Откинула покрывало и спустила ноги на лиловый пушистый ковер. Прокралась к дверям и аккуратно открыла одну створку.

     Царившее в покоях безмолвие вызвало на лице довольную улыбку. Хозяйка апартаментов вернулась к кровати, накинула на себя тонкий кружевной халат цвета кофе с молоком и, игнорируя стоявшие сбоку домашние туфли с изящным цветком вышивки, выскочила из спальни, пробежала через гостиную-кабинет в столовую и восторженно задохнулась от обнаруженного на светлой столешнице изобилия. Аж целых два подноса, на одном из которых стоял чайник, и подмигивали румяными бочками какие-то крошечные пирожки под прозрачной тепловой защитой. Другой же радовал глаз несколькими сортами джема, пышными, мягкими даже на вид булочками и мясной нарезкой. Элия сглотнула вязкую слюну и облизала губы. Рванула вперед и тут же резко остановилась, как будто впечаталась в стену, испуганно взглянула на туго, до боли, сжавшее палец тонкое серебристо-белое кольцо.

     Медленно выдохнула, подошла, по широкой дуге обходя стол, к окну. Отодвинула легкий тюль и уставилась невидящим взглядом вдаль, не замечая ни ярко сиявшей над ажурными башнями дворцового комплекса радуги, ни летевших по своим делам на развернутых во всю ширину крыльях демонов. Элия смотрела в себя и в никуда, задумчиво покручивая на пальце эльфийский перстень и потирая заледеневшую от волшебного холода кожу. Воспоминания прорвали тщательно возводимую плотину и рванулись вперед мощными ледяными волнами, захлестывая сознание.
     … …
     Элии совсем не хотелось открывать глаза. Плотное одеяло больше не душило, и боль куда-то делась, но в голове ворочалось что-то комковато-угловатое и гудело. Давило на виски. Неизвестно откуда появившаяся тошнота то накатывала, то отпускала. «Хорошо, что хоть воздух есть», - прискреблась неизвестно откуда единственная оптимистичная мысль. И тут же спряталась под возмущенными взглядами всех остальных, не столь радужных соратниц. Сквозь постепенно стихавший гул и треск донеслись едва различимые голоса. Вот только слов разобрать не получалось, как она ни старалась. Чьи-то сильные, твердые и холодные руки резко подхватили и подняли высоко в воздух. Не будь ей так откровенно нехорошо, Элия бы удивилась подобному обстоятельству, так как пушинкой не была. И тростиночкой тоже. Довольно высокая, не отличавшаяся особой худобой и постоянно боровшаяся с лишними тремя-пятью килограммами или с комплексом неполноценности по данному поводу, все зависело от наличия дома вкусного тортика, молодая женщина не могла себе и представить, что ее можно вот так легко, без усилий и без риска остаться без спины, перемещать в пространстве. Обязательно бы удивилась, но взбудораженный сменой положения и высоты организм отказал хозяйке в ее дальнейшем участии в их совместном существовании и отключил сознание.

     В носу защекотало, Элия наморщила нос и открыла глаза, тут же плотно их закрывая, прячась от ярких золотистых лучей, скользивших не только по лицу, но и по рукам, согревавших кожу, теплой волной проносившихся по всему организму. Девушка повернулась на бок и аккуратно приоткрыла правый глаз. Поморгала, убедилась, что находится вне зоны действия игривых солнечных посланников, и села, потирая заспанное лицо. Взгляд остановился на тонком серебристом тюле, сквозь который туда и обратно шмыгали неугомонные лучики. Огромное открытое окно притягивало к себе. Элия улыбнулась, но улыбка тут же слетела с губ, как только карие глаза встретились со взглядом янтарных очей, смотревших на нее с непонятной… злостью. А еще где-то на уровне подсознания или так и не доказанного седьмого или шестого, она уже и не помнила, чувства, женщина ощущала некую исходившую от обладателя этого взгляда гадливость, от которой хотелось передернуть плечами, вздыбиться как кошка или просто выйти, молча, из комнаты.

     Длинные густые, угольные ресницы закрыли даль цвета меда, и только после этого Элия смогла рассмотреть что-то помимо заворожившего ее взгляда. Тихий судорожные полувсхип-полувздох сорвался с немного полноватых розовых губ. Длинные пальцы с прозрачным французским маникюром сжали тонкую гладкую ткань лилового покрывала. Девушка отвернула лицо в сторону, в первый раз жалея об отсутствии длинных волос. Пусть ее короткая стрижка шла ей ничуть не меньше, чем известной красотке – жене титулованного футболиста, но сейчас было бы так здорово, спрятаться за русой завесой, взять пусть маленькую, но передышку.

     - Мне нужно время, - услышала Элия и только, когда высокий роскошный образчик мужеского пола встал из мягкого кресла цвета сирени и направился к выходу, поняла, что это были ее собственные слова. Легкий стук закрывшейся двери дал понять, что ее желание было услышано.

     Безумный взгляд расширившихся карих глаз перебежал со светлой двери на золотисто-бежевые стены, затем на роскошную хрустальную люстру с позолотой, метнулся к распахнутому окну. Девушка вытянула руку, с удивлением наблюдая за скрюченными трясущимися, словно в припадке, пальцами. Прислушалась к собственному рваному дыханию, вылетавшему из груди со странными сдавленными хрипами. По виску скатилась холодная капля, а в голове не осталось ни одной мысли. Элия уткнулась лицом в подушку и завыла, заскулила, как попавший в капкан щенок. Но тут же села, мерно задышала, считая про себя сначала до пяти, потом до восьми. Задержала дыхание, и опять вдохнула.

     Обычно требовалось от трех до пяти вдохов-выдохов, но в этот раз желание еще раз завизжать, подорваться и выбежать куда-то в неизвестность отпустило лишь на тридцатом. Разжав занемевшие пальцы, Элия медленно опустила руки на колени и открыла старательно зажмуренные глаза. «Доигралась», - визгливо подал реплику внутренний голос. Пришлось еще подышать. Паникер заткнулся и уступил место логике. Изрядно пришибленной, но уже пытавшейся взять себя в невидимые руки. «Итак, что мы имеем?» Молодая женщина представила перед собой листок белой бумаги, на который один за другим ложились пункты, напротив которых следовало поставить галочки. «Я жива», - Элия осмотрела себя, ущипнула за руку, чтобы еще раз убедиться, что надеяться на сон бесполезно, и поставила мысленную жирную галочку, сопроводив ее комментарием «и здорова, кажется».

     Не доверяя собственным ощущениям, спустила ноги с высокой кровати на пушистый однотонный ковер и немного прошлась сначала по нему, а потом по деревянному полу, вроде бы, из натурального дерева, теплому и приятному. С облегчением убедившись, что ощущения ее не подвели, перешла к следующему пункту списка. Оставалось собственно выяснить, а не розыгрыш ли все это безобразие. Или ей реально «повезло» так вляпаться…. Некстати постучалась мысль о том, что все, что ни делается, к лучшему. Помнится, когда в детстве к Элии начали приходить вещие сны, она сначала удивлялась, радовалась, потом стала бояться, ведь пророчилось не только хорошее, однако, со временем научилась с этим жить. И теперь эти знания не позволяли скатиться к банальным сомнениям в здравости собственной психики. Слишком хорошей была закалка.

     Элия поморщилась и недовольно шмыгнула носом. Вот так всегда. Когда не надо, сны косяком, а в этот раз ну хоть бы одну предупреждалочку кинули. Ан, нет! Она обвела взглядом роскошную обстановку спальни, наводившей на не слишком приятные мысли о дворцах, и направилась к окну. Однако по пути замерла у огромного зеркала в золоченой витой оправе, разглядывая лохматое нечто в джинсах и мятой футболке с опухшими красными глазами и синяками под ними. «Вид, как из бетономешалки», - констатировал и без того понятный факт внутренний голос.

     «Зато вся одежда на месте, и сама цела», - возразила Элия, слабо улыбнувшись. Сделала несколько шагов в ранее заданном направлении, осторожно отодвинула часть тюля и ухватилась ледяными пальцами за идеально чистый подоконник, чувствуя, как начинают дрожать колени, а сердце стискивает холодная рука. «Все-таки вляпалась». Перед глазами мельтешили и мешали рассмотреть окружающее пространство навязчивые серебристые мушки. Девушка помахала рукой, отгоняя их. Наконец, искорки растаяли, открывая раскинувшийся за пределами комнаты мир любому желающему. Элия бухнулась на подоконник, чуть не оборвав тюль, на который умудрилась плюхнуться, однако то ли крепление оказалось очень крепким, то ли она так удачно села, но ткань осталась целой и на месте. Прикрывшись тончайшим кружевом, молодая женщина впитывала в себя вид огромного сиявшего в солнечном свете города.

     Высокие ажурные башни дворцов и находившиеся между ними домики поменьше нежно переливались многоцветьем. Элия перевела взгляд выше и потрясла головой, не веря собственным глазам, непроизвольно приоткрыла рот, рассматривая яркую гигантскую радугу, отражавшуюся в виденных с пункта наблюдения девушки паре многоступенчатых водопадов и одном мощном фонтане. Самый большой поток воды с глухим ревом низвергался с вершины покрытой белоснежной шапкой горы. Втянув носом, молодая женщина с наслаждением вдохнула нежный аромат цветов, в котором не было ни малейшей примеси бензина или химии, хорошо знакомых ей – жительнице промышленного мегаполиса.

     Пальцы прошлись по белоснежному подоконнику. Ни пыли, ни грязи. А над головой опрокинулась бездонная чаша непривычно бирюзового неба. По нему с непоколебимой уверенностью в собственном превосходстве плыли величавые розоватые облака. Элия заторможено вглядывалась в причудливые формы небесных странников, пытаясь вернуть себе чувство реальности и успокоиться. Между двумя грядами небесной ваты цвета начавшей спеть земляники мелькнул силуэт крупной птицы. Широко раскинув огромные крылья, фиолетово-черная летунья устремилась к земле, быстро увеличиваясь в размерах. Молодая женщина отшатнулась, свалилась с подоконника, чудом не запутавшись в тюле. Отползла к стене и замерла, подтянув к себе колени и отчаянно мотая головой.

     Перед глазами продолжало вертеться увиденное: мощная, похожая на человеческую, фигура с распахнутыми за спиной крыльями, пикирующая на кроны деревьев. Девушка обхватила голову руками, с силой потерла лицо, с удивлением посмотрела на ставшие мокрыми ладони. Она и не заметила, что плакала. Вытерлась подолом футболки и тихонечко постучалась затылком о стену. В воздухе стоял какой-то тонкий скулеж. Элия прислушалась и поняла, что сама являлась источником данного звука. Крепко сжала губы и ущипнула себя за бедро, старательно удерживая себя на краю, не давая скатиться в истерику.

     Уставшее сознание судорожно искало какой-нибудь маячок, зацепку за реальность, а тело старательно вдыхало и выдыхало. Вдруг девушка выпрямилась и распахнула шоколадные глазищи. Она вспомнила. Не так давно читала что-то подобное в книжке из разряда любимой, наряду с документалистикой и детективами, фэнтези. Ей потом еще неделю снились странные сказочные сны, в которых непривычно красивые, похожие на аниме-героев мужчины с пронзительными яркими глазами и длинными прямыми волосами удивительных расцветок распахивали огромные кожистые крылья и устремлялись на поиски. Кого они искали, Элия так и не поняла, сама она в этих снах всегда пряталась, аккуратно подглядывая из-за кустов, или из кроны дерева. Это было тревожно и весело. А утром она, свежая и отдохнувшая, спешила на работу.

     Элия опустила подбородок на колени, крепко обхватывая себя за плечи руками. Немного покачалась из стороны в сторону и прислонилась спиной к золотистому узору стены. Тихо прошептала: - Бойтесь своих желаний, они могут исполниться, - нервно хрюкнула, расплываясь в не совсем адекватной улыбке, - что ж, моя дорогая, сегодня тебе выпала честь познать данное изречение на практике. Вот и познакомишься с героями своего романа, прости, сна в реальности. Поздравляю, - истерический смешок прервал фразу. Пришлось с силой щипать себя за ногу, а потом мрачно растирать изрядно нывшее место. Зато истерика отошла в сторону, хотя Элия и подозревала, что это ненадолго.
      … …
     Вздрогнув, девушка заторможено сползла с широкого подоконника окна в столовой, на который неизвестно когда успела примоститься. Аккуратно выглянула наружу, крепко вцепившись пальцами в край рамы, поежилась. Отошла в сторону и присела в уютное кресло, повертела на пальце перстенек. Тогда еще будущий, муж сразу объяснил ей, что вариантов нет, и к брачному алтарю избранница пойдет как миленькая. Под действием магии или без нее, решать ей.

     Элия вытерла вспотевшие ладони. Вспоминать брачный ритуал не хотелось. Возможно, увидев ее страх, точнее панический ужас, эльфийский принц пожалел ее. Хотя… она вспомнила высокомерные равнодушные лица эльфов с прозрачными глазами из застывшего льда. Вряд ли они могли испытывать какие-то чувства к человеку, кроме неприязни. Вероятнее всего, принцу не хотелось выяснять на собственной шкуре, что могло случиться, если носительница пророчества умрет, вот и позаботился о ее безопасности как мог. Шепнул на всеобщем про яды. И отошел в сторону. С руки кольцо не снималось, несмотря на многочисленные попытки служАнак, себя никак не проявляло, так что правительница совсем забыла про него.

     Тяжело вздохнув, молодая женщина выбралась из кресла и задумчиво посмотрела на стол. Желудок жалобно хныкнул. Императрица придавила его ладонью и успокаивающе погладила. Затем постучала кончиком кремовой мягкой туфли по узорчатому ковру с похожими на какие-то гербы вензелями и оценивающе уставилась на ожидавшие ее яства. Скорчила гримаску и, махнув рукой, медленно двинулась к столу, бросая тревожные взгляды на перстень, готовая в любой момент отпрыгнуть назад. Остановилась, развернулась на месте, выбежала из столовой, пронеслась к гардеробу, где ухватила первый попавшийся палантин и замотала его вокруг лица, прикрывая сложенной в несколько слоев тканью нос и рот. Надела кожаные перчатки, попыталась натянуть поверх еще одни, но сдалась. Сделанные на заказ, по руке, они просто не лезли, как правительница демонов ни старалась.

     Экипировавшись, императрица вернулась назад, подкралась к заманчиво манившему выпечкой столу, то и дело вздрагивая. Все казалось, что кольцо начинало сжиматься, но тревога была ложной. Чуть успокоившись, Элия аккуратно сняла крышки, подцепила вилкой булочку и положила ее на пустую тарелку. Следом отправила пару кусочков мяса. Водрузила посуду в крышку, не желая нести опасные продукты просто в руках, и отнесла в ванную комнату. Привычно спустила в унитаз и смыла. Чайник, точнее его содержимое, постигла та же участь. А потом Элия долго и тщательно отмывала руки под проточной водой, успокоившись только после того, как извела треть геля для душа.

     Подняла голову и посмотрела в огромное зеркало отчего-то покрасневшими прищуренными глазами. Вдруг подмигнула своему отражению и горько усмехнулась: - Не дождутся, - пригладила волосы и задумалась. Вытерла руки, отбросила в сторону белоснежное полотенце с яркими золотыми кистями и тонкой паутинкой узора того же цвета, открыла дверь в гардеробную. Тихо рассмеялась, представив себе недоумение прислужниц, когда они сначала уверуют в то, что отраву она съела, а затем будут теряться в догадках, почему госпожа до сих пор жива. Уголки губ опустились вниз, правительница тяжело вздохнула, осознавая, что попытки не прекратятся. Сколько раундов этой опасной игры она сможет провести в свою пользу?

     Достав темно-зеленое плотное платье, Элия поспешила переодеться, пошипев в процессе на застегиваемую традиционно на спине молнию. Укуталась в тонкую паутину черного теплого палантина, вышла, выглянула в окно, прищурилась, старательно рассматривая землю, что с такой высоты было не самым простым делом. Втянула носом и улыбнулась, убедившись, что в воздухе не пахнет дождем, а трава и цветы кажутся сухими. Плюхнула на пол изумрудные туфельки, вделась в них и шагнула к своему «черному ходу».

     Спустившись на первый уровень и поздоровавшись с зеленым другом, Элия затормозила, прикидывая, куда двигаться теперь. За время обследования парка она обнаружила два участка с фруктовыми деревьями и несколько с аппетитными ягодами. Правительница потеребила волосы на затылке, активизируя мыслительный процесс и решила, что к усыпанным огромными оранжевыми сливами, размером с два ее кулака, деревьям идти бесполезно. В последний визит плоды были еще зелеными и вряд ли поспели. Маяться животом и раньше желания не было, а сейчас вообще было неизвестно, что ей могут предложить вместо лекарства. Владычица потопталась на месте, затем махнула рукой и решительно повернула влево. Под ногами зашуршал белоснежный с редкими алыми вкраплениями песок. Через пару метров молодая женщина нырнула в заросли зелено-черных мохнатых кустов, высоко подобрала подол и успешно перебралась через клумбу низкорослых пушистых, похожих на гигантские созревшие одуванчики, цветов. Только эти были не белыми, а ярко-оранжевыми, и улететь от малейшего дуновения ветерка явно не собирались.

     Несколько минут петляния между гигантскими темными стволами, перепрыгивания через небольшие ручейки, одно вскарабкивание на горку валунов и протискивание в узком пространстве между двумя колючими кустами закончились на крохотной, залитой солнечным светом поляне. С зеленого травяного ковра тут же взлетела стайка разноцветных пичужек, с возмущенным писком рассевшихся в ближайших кронах. Теперь Элия их не видела, но отлично слышала крики возмущения внезапным вторжением. Правительница опустилась на колени и заглянула под крупный, похожий на лопух, лист, потом под второй. Закусила губу и поморгала, прогоняя некстати выступившую на глазах влагу. Повертела в руках склеванную практически до самого черенка бывшую когда-то ярко-алой ягоду. Слизала капельку крови с прокушенной губы: - Не сдавайся. Вряд ли они слопали все.

     Голос молодой женщины звучал тихо и неуверенно, так как еще по жизни в том, родном мире, она помнила, как легко и быстро усыпанный вишней куст, радовавший глаз садовода, мог превратиться в просто куст после налета обнаглевших воробьев. Подтянув подол, чтобы меньше мешался, Элия поползла по поляне, не обращая внимания на травяные пятна, не слишком-то и заметные на темной ткани. Первая практически целая ягода, лишь чуть поклеванная сбоку, была встречена радостным возгласом. Девушка откусила неповрежденную часть, с сожалением отбрасывая остальное, и с удвоенным энтузиазмом двинулась дальше. Редкую добычу она не рисковала складывать куда бы то ни было, а сразу отправляла в рот, под недовольный аккомпанемент птичьего щебетания.

     - И нечего так орать, - она подняла голову и уставилась на качавшуюся на тонкой веточке сиреневую птичку с белоснежной головкой, - вам здесь и кормушек понавешали, и подкармливают регулярно. И на деревьях вы найдете, чем полакомиться, а меня, несчастную повелительницу супер, блин, демонов, только ядом кормят. Так что придется вам делиться, - откинув упавшую на нос русую прядь, Элия склонилась к земле, поднимая следующий лист, в тайне мечтая обнаружить нетронутую кисть, а не ягоду, а лучше две….

     Тихо шурша песком дорожки, императрица возвращалась во дворец, прикидывая, не стоит ли наведаться в еще одно заветное местечко, так как ягодок оказалось удручающе мало, но решила обождать. Все таки ей удалось собрать пару горстей ягод, так что желудок временно перестал возмущаться. А вот потом, через пару часиков, когда от «завтрака» останутся лишь воспоминания, можно будет сходить к огромному дереву с колючими ежиками темно-зеленых плодов с плотной кожицей, отковыривавшуюся только ножом. К счастью, в ящике стола лежал необходимый инструмент. Правительница покачала головой, размышляя, сколько еды можно было бы себе купить, если загнать эту дорогую, позолоченную, инкрустированную драгоценными камнями, безделушку.

     Прикрыв за собой дверь, Элия прислонилась к створке, тяжело хватая ртом воздух и приложив руку к колотившемуся сердцу. Последние «пять этажей» императрица пролетела на одном дыхании, что ей, не слишком-то увлекавшейся спортом, так, пятнадцать минут в день пару раз в неделю для очистки совести, далось нелегко. Однако вариантов не было, ибо последнюю треть пути ей постоянно мерещилось, что кто-то шел следом. Знакомиться с кем бы то ни было и, тем более, демонстрировать, что она частенько пользуется данным входом-выходом, молодая женщина считала излишним. И крайне опасным. Вот и неслась на всех парах.

     Взглянув на часы, повелительница нахмурилась, провела ладонью по вспотевшему лбу, прошла к окну, задумчиво рассматривая цветущий парк. Обед должен был начаться еще не скоро. Да и будет ли он? В этом Элия сомневалась очень сильно, ибо смысл данного мероприятия полностью терялся в отсутствие ее драгоценного супруга. Девушка развернулась, посмотрела на роскошные часы с золотой фигурной стрелкой, пожала плечами и вышла из спальни. На лицо наползла ехидная улыбка. Владычице стало интересно, успели ли ее прислужницы обыскать апартаменты в поисках ее околевшей тушки, а когда не нашли, решили ли, что она где-то в парке загнулась. Нервный смешок вырвался сам по себе, а в глазах защипало. Элия закусила губу и растерла щеки до красного цвета и жара внутри, пытаясь привести себя в порядок.

     Выдвинув кресло, повелительница уселась за массивный стол и выдохнула. Рефлексировать дальше смысла не было, да и… она уже в некотором роде привыкла к постоянным попыткам изрядно усложнить ей жизнь. Отложила в сторону взятую было в руки ручку и задумчиво произнесла в окружавшее ее пространство: - Интересно, со временем я вообще перестану на подобное реагировать? Привыкну? – помолчала и неуверенно добавила, - Хотелось бы…. Решительно открыла ящик и достала журналы. Подержала в руках дорогую глянцевую бумагу с вензелями и отложила в сторону, не решаясь что-то записывать. Покосилась на дверь и решительно убрала все, кроме печатных изданий в стол, опасаясь, что не успеет все убрать во время.

     Некоторое время молодая женщина внимательно читала статьи в журнале, частично понимая, частично догадываясь об их содержании. От резкого хлопка, похожего скорее на разряд грома, девушка подпрыгнула на месте, чуть не вываливаясь из кресла, одновременно вскидывая голову в направлении самовольно захлопнувшейся тяжелой оконной створки, и ставшей причиной неприятного звука. Снаружи вместо яркого солнца царил серый сумрак. С силой бил по подоконнику и ветвям деревьев проливной дождь. Хвойные гиганты недовольно поскрипывали, пригибаясь и отмахиваясь лапами от нешуточного ветра. Императрица выбралась из кресла, перегнулась через стол и высунула руку. По ладони тут же застучали ледяные капли, сдуваемые с похолодевшей кожи сильным потоком воздуха.

     Элия убрала конечность назад и задумчиво поглядела на мокрую кисть, вытерла ее о подол. Внутри помещения никаких порывов ветра не чувствовалось, столешница оставалась абсолютно сухой. Владычица прошлась по периметру помещения, присматриваясь к остальным окнам. Следов дождя на подоконниках не было, хотя порывы ветра резко бросали дождевые капли в проемы. Тяжелые створки дрожали под напором непогоды, но не сдавались. Вывод был однозначным – здесь поработала магия. Пожав плечами и решив, что пытаться закрыть окна она даже не будет, девушка перевела взгляд на часы, потом на дверь. Прикусила губу и медленно прошлась к камину, к столу, к дальнему окну, к креслу. Постояла рядом, раздумывая, не стоит ли устроиться с комфортом, но все еще взвинченные нервы требовали движения, так что следующие пятнадцать минут были посвящены бездумному перемещению из угла в угол.

     Стрелка часов медленно перемещалась к часу Х, а двери не спешили распахиваться и впускать служАнак. На губах правительницы то появлялась улыбка, когда она думала о том, что вполне может сегодня избежать встречи не только с неприятными демоницами, но и с прочими обитателями дворца, то уголки губ опускались печально вниз при мысли об упущенной возможности хорошо покушать. «Стоп», - молодая женщина резко замерла на месте. Не успевший за ней подол, закрутился вокруг ног. Лоб правительницы наморщился, а руки сжались в кулаки. Глаза с тревогой посмотрели на входные двери, в то время как мозг с бешеной скоростью обрабатывал пришедшую в голову идею о том, что следующая попытка отравления могла прийтись как раз на время императорского обеда.

     Тонкая изящная минутная стрелка дрогнула, перескакивая с заветного числа на следующее деление. Элия тихо выдохнула и осмотрела пустое помещение. Служанки не пришли. Значит, обед, действительно, отменили. Девушка все-таки присела в кресло и замерла, не отрывая глаз от минутной стрелки. Выждав пятнадцать минут, встала, прошла к окну и прислонилась к прохладной раме, с тоской поглядывая на беспредел за окном, однозначно свидетельствовавший о том, что в ближайшее время выбраться за едой не получится. Ветер был такой силы, что владычица опасалась банально быть унесенной. Собрав в стопку листы бумаги, письменные принадлежности и журналы, правительница вышла на лестницу черного хода, не желая сидеть в собственном кабинете, как в клетке.

     Молодая женщина спустилась вниз и нерешительно толкнула знакомую дверь, бесшумно и довольно легко, брови девушки поползли от удивления вверх, отошедшую в сторону. Музыкальный зал был пуст. Сумрак разгоняли лишь пара настенных светильников рядом с фортепиано. Элия, закусив губу, растерянно смотрела вокруг. Шагнула к музыкальному инструменту, но тут же остановилась, привлеченная слабым отсветом на полу. Заглянула за колонну и замерла, прижав руки с журналами к груди. Сиявшими от восторга глазами правительница оглядывала хорошо спрятавшуюся от посторонних глаз небольшую нишу – закуток, с лежавшими стопкой на чистом полу ковриками. Так же без малейших следов пыли и грязи.

     Владычица довольно кивнула, радуясь наличию магии. Вполне могло быть так, что сюда никто не заходил с… морковкина заговенья. Чтобы тут было, если бы не заклинания, представлять не хотелось. Одинокий светильник-свечка, висевший на стене, был достаточно ярким, чтобы легко можно было разобрать буквы, но при этом его свет не привлекал излишнего внимания. Если бы не темнота, свалившаяся на зал из-за непогоды, то его бы вообще видно не было. В находившемся напротив ниши огромном окне мотало лапами, отмахиваясь от ливня, гигантское темно-зеленое дерево, практически полностью загораживавшее небо и окружающее пространство. Элия довольно улыбнулась, понимая, что и с этой стороны ее никто не увидит. И может быть, когда опять станет тепло и солнечно, в шикарной кроне запрыгают мелкие пушистые зверьки, похожие на белок, только белые в черную полоску, заверещат разноцветные пичужки. Девушка тепло улыбалась собственным мыслям, раскладывая на полу листочки и раскрывая книжку сказок. С радостью отмечая, что уже дошла до середины не слишком толстой книги.

     Время от времени поглядывая на бушевавшую за окном грозу, императрица выписывала новые слова, пыталась найти уже знакомые ей сочетания их использования, от усердия шевеля губами. Громкий надсадный, такой непривычный для дворца скрип заставил подпрыгнуть на месте. Повелительница затихла, стараясь даже дышать через раз, даже не пытаясь собрать бумаги. Чуткие уши демонов могли услышать малейший шорох. В зале раздался веселый смех. Женский. К нему присоединился более сдержанный мужской. Кто-то провел по клавишам, разразившимся в ответ на самоуправство недовольной тирадой.

     Элия сидела, слушала, покусывала от волнения и усилия губы, приподнимала брови и недоумевала. Зачем лорды и лордессы, судя по обращению, это точно были не слуги, выбрали музыкальный салон, ей было не понятно. Никто не пытался сыграть на фортепиано или спеть. Или, на худой конец, вызвать музыканта. Нет. Дамы и господа прогуливались туда и назад по залу и вдохновенно сплетничали на разнообразные темы. Начиная от платья какой-то, кого именно девушка не поняла, и заканчивая отвратительной погодой. Время от времени наступала тишина, прерываемая лишь страстными вздохами. Тогда невольная слушательница краснела и морщилась. Хорошо, что до оргии дело так и не дошло. Судя по шуршанию, легким стонам и краткости тишины, сменившейся оживленной болтовней, все ограничилось относительно невинными ласками. Хотя…. Некоторые смущающие звуки, донесшиеся до Элии, подсказывали, что она себя несколько обманывала.

     Несколько раз шелест платья раздавался практически рядом с колонной, так удачно скрывавшей уголок, в котором устроилась девушка. Тогда она замирала и покрывалась ледяными мурашками, с трудом удерживаясь от желания схватить лежавшие совсем рядом бумаги и быстро разорвать их на мелкие клочки, чтобы никто и не догадался, чем она тут занималась. Элии хотелось иметь хоть какой-то козырь в этом оказавшемся совсем неприветливым для нее мире. И знание языка, о котором никто бы и не догадывался, было очень хорошим вариантом. Двери хлопнули. Молодая женщина навострила уши, прислушиваясь к звенящей пустоте. Спустя пару минут, она пошевелилась, оперлась руками о пол, с трудом поднимаясь с коленей. Морщась от бежавших по ногам снизу-вверх колючих иголочек, вышла из-за круглого бока узорчатой колонны и облегченно выдохнула. Подошла к окну и провела пальцем по широкому подоконнику. По губам скользнула горькая улыбка, а карие глаза печально и невидяще смотрели на мотавшиеся под порывами ветра ветви, между которыми иногда проглядывало небо, с бежавшими по нему, словно сайгаки от хищника, серо-белыми облаками. Надо же. Каким полезным могло оказаться подслушивание. Зря она раньше считала это недостойным занятием. Элия усмехнулась и смахнула с щеки соленую каплю. С чего бы это?

     - Не смей! Тебе не плакать, а радоваться надо. Прекрати, - она сердито стукнула кулаком по прохладному камню и отвернулась, разглядывая окутанную темнотой залу и продолжая разговор с собой, но уже мысленно: «Что с того, что твой супруг уехал с любовницей? И какая разница, что она уже с ним несколько дней? Тебе от этого ни холодно, ни жарко. Пусть другие этому завидуют и строят предположения. А тебя и так ни во что не ставили. Успокойся. А вот то, что ты теперь знаешь, что он вернется через пять дней, не раньше, это… полезно. И да, обедов не будет».

     Девушка грустно вздохнула и надавила на бурчавший живот. Есть хотелось ужасно. Прием пищи раз в сутки и так сказывался на постоянно недоедавшем организме, а то, что будет теперь, она даже и представить себе не могла. Владычица обернулась к окну, задумчиво провожая взглядом стремительно пронесшийся мимо, отчаянно верещавший мохнатый комок. Помотала головой, решительно прогоняя мысль о походе за едой в парк. Нет. Она просто не дойдет. Да и останется ли что-нибудь после этой бури? Пять дней. Императрица подняла глаза к потолку: «Сколько там человек может прожить без еды? Вроде бы дней двадцать…. Ну, у нее все не настолько критично».
     Глава 6: Испытание
     Сегодня – вот всё, что есть; сейчас – единственное время, в котором вы есть, единственное время, в котором вы когда-либо будете. Если вы хотите жить, значит – сейчас или никогда.
     Ошо
     Напряженно прислушиваясь, Элия опустилась на колени и осторожно отгребла в сторону листву. Прислонилась виском к шершавой древесной коре, пережидая приступ липкой слабости. Аккуратно, чтобы не взбаламутить дно, опустила руки в крохотный родничок, поскуливая от нетерпения, пока вода полностью заполняла сложенные ковшиком ладони. Поднесла их ко рту и, стараясь не пролить ни капли, выпила. Прикрыла глаза и облизала пересохшие губы. Опять погрузила ладони в ледяную, ломившую пальцы воду. Из уголка глаза выкатилась крошечная слезинка.

     Как все-таки мало нужно для счастья. Элия вздохнула и еще сильнее привалилась к толстенному стволу, в корнях которого и притаился этот крошечный родник. Рукав темно-синего платья вымазался в изумрудно-зеленом мху и белесой плесени. Девушка равнодушно взглянула на грязь и снова потянулась к воде, наслаждаясь каждым глотком. Ей, привыкшей пить много, нынешнее воздержание давалось мучительно. Даже с едой не было настолько плохо. Голод она уже научилась терпеть. Но… выбора у нее не было. Прислужницы за все это время на глаза ей не показывались, но явно были в курсе целостности организма «госпожи» и анализировали свои ошибки. Прошлым вечером, правительница привычно прошла в ванную, где уже давно восполняла потребности организма в чистой Н2О, но перстень на пальце завибрировал и с такой силой сдавил фалангу, что пришлось буквально выбегать из некогда уютной комнаты. И все равно потом пару часов Элия чувствовала слабость и мерзкую тошноту.

     Молодая женщина не знала, догадались ли демоницы, что она пьет из душа, или просто решили отравить ее вовремя купания, но итог был удручающим. Хорошо еще, что в поисках еды она успела облазить добрую часть парка. Собственно, во время своих экспедиций Элия и наткнулась на этот родничок. Точнее уселась в мокрую ледяную лужицу своей пятой точкой, с ужасом чувствуя, как промокает одежда. В тот день повелительница пробиралась к себе с просто неимоверными предосторожностями. И вот источник пригодился. Элия устало вытерла лоб, не замечая появившуюся на нем грязную бурую полоску. В парке, да и во дворце, воды было предостаточно, казалось бы, пей, не хочу. Вот только каждый раз при приближении к фонтану, ручейку, раковине тонкий обод на пальце сигнализировал об опасности. Поначалу девушка не знала, что и думать. Может быть, перстень сбоил? Ведь не могли же из-за нее травить всех обитателей и работников? Но следом вспомнила, что являлась единственным человеком в этом огромном сказочном здании. В существовании ядов, действовавших избирательно на представителей конкретной расы, Элия не сомневалась. Впрочем, это могла быть и какая-нибудь безвредная веселящая добавка. Для всех, кроме нее. И даже оправдание злоумышленникам не потребуется. Скажут: «Мы же не знали, что это произведет такой эффект!», или, «Да мы и представить себе не могли, что Ее Императорское Величество имеет привычку пить из фонтана…».

     С трудом поднимаясь на все сильнее дрожавшие ноги, Элия отрывисто дышала, цепляясь исцарапанными пальцами за глубокие выступы старой шершавой коры. А в голове крутились вялые мысли о том, что, похоже, отраву подсыпали централизованно. Видимо, во дворце был единый источник водоснабжения, так как добавка была и в водопадах, и в бассейне, и в душе. И лишь только в регулярно притаскиваемом и оставляемом в столовой кувшине было что-то другое. На выбор, так сказать. Девушка сделала шаг и едва удержалась в вертикальном состоянии, до того сильно ее мотнуло в сторону. Прикусила губу, вздрагивая. Странно, всего четвертый день, а ей уже так плохо. А как же люди в джунглях по месяцу выживали? Стволы перед глазами качались, как во время бури.

     Элия печально улыбнулась и побрела в сторону, привычно, чтобы не сойти с ума, ища положительные моменты. Например, слабо светившиеся деревья позволяли хоть как-то ориентироваться в ночной тьме. Днем девушка не рисковала приходить к природному родничку, возможно, единственному на всей территории дворца, чтобы его местонахождение не смогли проследить. Вот и кралась к нему ночью. Взгляд карих глаз устремился вверх, где среди неспешно беседовавших о чем-то своем крон древесных гигантов медленно и величаво плыли серые с серебристым отблеском тучи. А вот луна взяла себе отпуск.

     Фосфоресцирующие стволы закончились, переходя в самый обычный кустарник с мелкими и противными колючками. Императрица замотала руки в палантин, предварительно прикрыв, как могла, голову и лицо. Теперь предстояло идти, падать и ползти практически наощупь, пока впереди не покажутся яркие окна дворца, свет которых разбавит темноту.

     Горькая улыбка скользнула по шелушившимся губам правительницы. Она кратко всхлипнула. Разбитые коленки ныли, не переставая. А еще предстояло подняться к себе в комнаты, где по всем помещениям разносился аромат великолепных яств, которые ей приносили не только на завтрак, но и на обед. Элия честно откладывала часть еды на тарелку и, плача от зависти, выбрасывала все это богатство в унитаз. Голова закружилась сильнее, и пришлось присесть на холодную ступеньку. Пить, есть, выкупаться. Повелительница опять хлюпнула носом и испуганно огляделась. Но на лестнице царила привычная гулкая тишина.

     В глазах щипало. Вот она – ирония жизни. Еще четыре дня назад она так радовалась временной передышке, а теперь с нетерпением ждала возвращения супруга. И тот факт, что он опять придет к ней ночью, уже мало волновал. Сохранности жизни вышла на первое место, а все остальное можно было и перетерпеть. В конце концов, боли демон ей не причинял, не насиловал, ну а то, что ее мужа от брезгливости на изнанку выворачивало, так это его проблемы, а не ее. Ухватившись за перила, Элия потянула себя вверх, с тоской поглядывая на уходившую вдаль спираль, даже не представляя, как доберется до комнат. Ослабевший без еды организм отказывался выполнять свои обязанности. И восполнить потери не представлялось возможным.

     Как она и предполагала, после бури все фрукты оказались на земле. От крошечных, но очень прожорливых кабанчиков, ланей и смешных животных с короткими ушками, длинными алыми хвостами и забавными рожками между ушек с кисточками удалось спасти немногое. Ягоды склевали птицы, а последние два припрятанных колючих плодика, несмотря на их недозрелость, слопали огромные мохнатые пауки. Элии оставалось только безнадежно всхлипывать над пустой шкуркой, полностью лишенной сочной мякоти, и всаживать ненужный нож в мягкий дерн.

     Очередной преодоленный виток вызвал учащенное сердцебиение и нехватку воздуха в груди. Императрица устало прислонилась к стене, хватая широко раскрытым ртом воздух. Внезапно опора за спиной подалась, и девушка, с невнятным мявом, бухнулась на пятую точку, ошеломленно обернулась, тут же приваливаясь к косяку неизвестно откуда появившейся двери и перепуганным взглядом осматривая открывшееся ей пространство. Не вставая, медленно поползла внутрь небольшого темного помещения. Держась за стену поднялась на ноги и замерла, покачиваясь.

     Горевшие по бокам на стенах квадратные светильники вспыхнули ярче, освещая абсолютно пустое не слишком большое помещение. Элия оглянулась назад и внимательно осмотрела узорчатый косяк двери. Недоверчиво провела рукой по дереву, удивляясь искусству строителей, сумевших идеально замаскировать вход под стеновые панели. Девушка нахмурилась, покусала губу, соображая, сколько еще «настенных узоров» могли оказаться потайными ходами. Не без труда закрыв за собой увесистую створку, повелительница неуверенно шагнула вперед, рассматривая светло-коричневый каменный пол и такого же цвета огромную чашу каменной же ванны, на бортике которой ждало желавшего искупаться мягкое пушистое полотенце цвета топленого молока. И никакой позолоты. Элия добрела и с удовольствием коснулась похожего на латунный крана, с восторгом глядя, как наполнялась водой чаша.

     Вздрогнула и отскочила в сторону, бросая взгляд на палец, но подарок эльфа оставался спокойным и не спешил сообщать об опасности. Императрица провела пальцем левой руки по разводам грязи на правой. Огладила частично разодранный, частично в затяжках подол платья, коснулась сосулек, в которые превратились за эти дни волосы. Она уже не надеялась, что удастся выкупаться, и мечтала о дожде, под которым можно было бы хоть как-то смыть грязь. О том, чтобы использовать для этого родник, и речи не шло. Слишком медленно набиралась вода.

     Поцарапанная ладошка провела по теплому, похожему своими разводами на агат камню, затем опустилась в стремительно набиравшуюся бурлившую горячую воду. Элия с восторгом смотрела на эльфийское кольцо и собственную руку, которая не спешила чесаться, облезать до костей или обугливаться. Затем робко потянулась к струе и чуть не сверзилась в воду, еле успев ухватиться пальцами за довольно широкий бортик. Обошла чашу кругом и, прикрывая глаза, чтобы спрятать набежавшие слезы, принялась глотать горячую воду, с благодарностью принимаемую уставшим молить о пощаде желудком.

     Время от времени Элия вскидывала голову, с тревогой глядя в сторону затененного угла, из которого ей мерещился шум, страшно боясь, что ее кто-нибудь застанет. Но от горячей воды невозможно было оторваться, так что обследование смущавшего ее места правительница отложила. Почувствовав, что еще немного, и жидкость польется из глаз и ушей, она с усталым вздохом встала с бортика и направилась в тот самый единственный полутемный угол этого небольшого, что было даже удивительно в таком дворце, помещения. Остановилась и оторопела, оглядывая сплошные стены, с крепившимися на них полками. На них разместили халаты и полотенца разнообразных расцветок, среди которых девушка заметила несколько золотистых. «Ну, хоть что-то осталось неизменным», - по серому лицу в грязных разводах скользнула улыбка.

     Элия, не отрывая руку от стены, медленно пошла по периметру, боясь опять пропустить дверь. Первая, через которую она и вошла, оставалась сбоку, но ведь не могло быть, чтобы она была единственной. Ведь по украшенной мозаикой спиральной лестнице практически никто не ходил. Девушка потрясла головой, чуть приподняла кисть, чтобы не задеть стоявшие на нешироком выступе странные фигурки бюстов без рук и голов, выполненные из разных материалов. Вздохнула. Фактура запечатленных тел вызывала восторг, но общий принцип подобного искусства остался Элии непонятным. Вернувшись к тому месту, с которого начала, владычица озадаченно похлопала глазами, а потом удивленно выдохнула и слабо улыбнулась, понимая, что у нее появилась призрачная возможность более-менее нормально дожить до приезда императора, который, как она подслушала под раскрытым окном дворцовой гостиной, задерживался еще на пару дней.

     Замерев на месте, правительница потерла нос и махнула рукой, решив не ходить за чистой одеждой. Во-первых, каждой лишнее движение давалась с огромным трудом и не было особой уверенности в том, что она не потеряет сознание на полпути, а во-вторых, было страшно, что такая замечательная теплая комната с огромным количеством живительной воды, исчезнет. И найти ее заново не получится. Подрагивавшие руки потянули боковую молнию, влажное платье мокрой кляксой шлепнулось на нагревшиеся полы. По стенам купальни стекали мелкие капельки охладившегося пара. Освободившись от прочих деталей гардероба, Элия неловко перекинула ногу, застыла, любуясь желто-синим синяком, в который превратилась коленка, и, морщась от неприятных ощущений в разом занывших ссадинах, опустилась в воду. Вытянула руки и ноги и откинула голову на бортик, прикрывая глаза и, наконец-то, тихо и долго выдыхая.

     Чуть позже заинтересованный взгляд пробежался по стоявшим на выступе черным флаконам различного калибра. Потянувшись, девушка достала первый, отвернула серебристую крышечку и осторожно поднесла палец с перстнем. Не дождавшись реакции от украшения, уверенно принюхалась к замечательному тонкому аромату лесной травы, ставшему после тяжелых и сладких, которыми была заставлена ее собственная ванная, приятным сюрпризом, и вылила немного золотистой жидкости на руку, задумчиво провела по ней подушечкой пальца, размазывая и гадая, что же это было. И быстро взбила пену на голове, решив, что разницы, чем мыть – шампунем или гелем, особой не было, главное, чтобы мылилось. Зашипела, дернув себя за свалявшийся ком, в который превратились волосы. Вниз посыпались хрупкие палочки и мелкая живность. Пусть сухая, но оттого не менее неприятная.

     Неловко задев больной коленкой каменную стенку чаши, Элия стиснула зубы, продолжая свое перемещение к противоположному краю. Окунулась в относительно чистой воде, промывая волосы. Вылезла, спустила серую жижу, смывая мелких паучков, жучков и каких-то крылатых мушек, усилила поток и прикрыла слив, набирая ванну снова, и забралась назад. Довольно улыбнулась, окунувшись в мягкой влажное тепло. Неуверенно потерла раскрытой ладонью лицо, ощущая, как медленно завращался вокруг мир. В глазах потемнело. Молодая женщина кое-как махнула рукой, выключая воду. После еще более слабого движения зажурчала сливаемая вода. Элия завалилась на бок, чувствительно ударившись ребрами о камень.

     Довольно сильно нывший бок приятно грело тепло. Девушка аккуратно приподнялась, ощупывая руками окружавшее пространство, почувствовала под пальцами влагу и с трудом открыла глаза, похлопала ресницами, пытаясь сообразить, как оказалась в этом песочно-золотистом помещении. Навалившиеся скопом воспоминания вызвали слабую головную боль. Проснувшись, жалобно взвыл желудок, но тут же умолк, потратив на возмущение последние силы. Вздохнув, повелительница демонов выбралась из каменной чаши, ухватилась за стенку и побрела к полкам. Кое-как замотала голову полотенцем и укуталась в пушистую теплую ткань халата. Взглянула на длиннющий, лежавший на полу парой толстых складок подол, покачала головой, хмыкнула, подхватила излишек ткани и осторожно вернулась к ванной. Присев на край, лениво сделала еще несколько больших глотков горячей воды, про запас, встала и улыбнулась: - Не знаю, за что мне такое счастье выпало, но все равно - Спасибо!

     Девушка улыбнулась в никуда и направилась к двери. Приоткрыла створку, огляделась и, хватаясь за поручень тяжело побрела вверх. Где-то на середине пути недовольно цокнула, с трудом сдерживая стук зубов, продолжая придерживать заледеневшей рукой мокрое полотенце на волосах. Обиженно сопнула носом, только сейчас сообразив, что и не подумала воспользоваться, наверняка, имевшейся в ванной комнате сушилкой. Про магию и ее возможности новичок в этом мире все еще забывала. Элия мрачно махнула на все второй рукой, в которой был крепко зажат подол безразмерного халата, и потопала дальше, прикидывая, отделается она легкой простудой, или все-таки будет что похуже. Особо молодая женщина не переживала, понимая, что стоит главе государства появиться, и все ее проблемы рассосутся в мгновение ока.

      «Стоп», - от пришедшего в голову подозрения у императрицы подкосились ноги. Она схватилась рукой за перила, опускаясь на ступеньку и неподвижным взглядом провожая улетевшее вниз полотенце. Сил возвращаться за ним и поднимать у нее уже не было. А в голове стучало молоточками: «А что, если муж специально уехал, чтобы обелить себя, но оставил соответствующие распоряжения? Что тогда?»

     Императрица прикусила губу, скрывая потухший взгляд за густыми ресницами, сжала кулаки, встала и сделала очередной шаг. Еще один. И еще. Не помня себя, открыла слабой рукой дверь в покои, прошлась по мягкому ковру и рухнула на кровать, тут же проваливаясь в пустой сумрак звеневшего тишиной и пустотой сна. «Она подумает обо всем завтра».

     Утро началась с умопомрачительного запаха мяса. Молодая женщина со стоном поморгала и поморщилась, чувствуя, как ломит все тело. «Все-таки заболела». Рот наполнился слюной, а покрасневшие воспаленные глаза слезами. Стиснув зубы, Элия лежала, тупо глядя на медленно ползшую по кругу секундную стрелку. Один оборот, второй. Еще несколько. Десять минут прошли в мучительных воплях свернувшегося внутрь себя желудка и попытках побороть тошноту. Кое-как выпутавшись из длинного халата, правительница отбросила в сторону все еще влажное полотенце, поднялась и, пошатываясь, по стеночке проследовала в гардероб. Мотнула головой, разгоняя туман, подхватила висевшее сбоку неприметное платье цвета топленого молока, с боковой застежкой. Еле попала руками в рукава, всхлипнула, запутавшись в ткани. Одернула подол и, придерживаясь за подворачивавшиеся под руку поверхности, медленно, но верно двинулась в сторону столовой. Толкнула полуоткрытую створку и остановилась, привалившись к косяку, стискивая мягкий подол в побелевших пальцах. Резко выдохнула и приблизилась к накрытому столу. Не обращая внимания на текшие по щекам слезы, положила на просторную плоскую тарелку с нежным сине-золотистым узором три сочных куска мяса, пару ложек запеченных на гриле овощей, увенчала эту пирамидку тремя очаровательными пирожными: шоколадным, клубничным и напоминавшим о доме ванильным. Сглотнула, развернулась и выбралась в коридор, где чуть не расплескала сок из стакана, сильно приложившись о стену плечом в результате потери равновесия. Выправилась, добрела до ванной и спустила в унитаз еду и сок. Нажала на слив и хлопнула по крышке золотого, в прямом смысле этого слова, круглого друга: - Вот и пообедали.

     Согнулась от хриплого кашля. Постучала себя по грудной клетке и поплелась в спальню. Как бы Элия себя ни чувствовала, но нужно было попытаться дойти до вчерашней ванной и напиться. Ибо здесь, даже в унитазе вода была приправлена непонравившейся перстню добавкой. Открыла дверь и вышла на лестницу. Посмотрела на видневшуюся внизу пальму и улыбнулась пересохшими растрескавшимися губами: - Извини, подружка, но сегодня я до тебя банально не доползу.

     Осторожно нащупывая расплывавшиеся ступеньки, девушка равнодушно размышляла о том, что в парке ей делать нечего – все съедобное закончилось, новое не выросло, да и не было у нее сил на поиски. Остановилась, проводя ладонью по глазам, пытаясь сообразить, дошла она или нужно спуститься еще на один виток. Прошла по периметру, касаясь выпуклого узора, и толкнула поддавшуюся дверь. «Угадала», - Элия шагнула внутрь, закрывая за собой створку, и опустилась на теплый каменный пол. Закусила губу, болью отгоняя темноту, и поползла к каменной чаше, рухнула сбоку, подставляя руки под горячую воду. Напившись, вытащила из угла полотенца и халаты и устроилась на полу рядом с ванной, удивляясь и радуясь идущему от камня теплу. В саму чашу Элия лезть не рискнула, опасаясь, активировать случайно воду и утонуть. Закуклившись в махровую ткань, девушка тихо всхлипнула и сжала пальцы, тяжело задышала и, сдаваясь, закрыла глаза, уходя в беспорядочный сон, в котором огромная сочная ягода убегала от нее с воплями: «Все равно, не поймаешь», а потом сама бросалась в погоню, источая во все стороны зловонный зеленый туман, от которого жухла трава и скалила раскрытый клюв мертвая птица.

     С криком повелительница вскинулась, безумным взглядом обводя уютный полумрак похожей на песчаную пещеру купальни. Медленно выдохнула, провела пальцами по мокрым вискам. Температура спала. Девушка улыбнулась хорошей новости и потянулась к воде. После чего опять уснула, наплевав на то, что могли подумать демоницы о столь длительном отсутствии своей госпожи. В конце концов, если они выполняли указания Императора, то жить Элии и так недолго осталось, так что потерпят, а если нет…, то об этом она подумает потом. А пока спать.

     Карие глаза недоверчиво разглядывали коричневые разводы каменного пола, а потом в них вспыхнуло понимание. «Сколько она проспала?» Императрица зашевелилась и, морщась от каждого движения и потирая дико болевшее горло, попыталась встать. Но закружившиеся в бешенном хороводе стены прервали процесс в самом начале. Наморщив лоб, Элия поползла к дверям, слабо пихнула, приоткрывая, створку, оказавшуюся на удивление легкой, выглянула наружу, неуклюже выбралась на площадку и посмотрела вниз, для верности крепко держась руками за поручни. Довольно кивнула разбавленному светом настенных фонарей густому сумраку. Наступившая ночь свидетельствовала о том, что до приезда повелителя демонов оставалось на один день меньше. Девушка нахмурилась, сердце закололо при мысли, что демоницы свою госпожу уже потеряли, наверное, уже по всем закоулкам разыскивают…. Впрочем, скорее всего, решат, что она где-нибудь сдохла и валяется…. Скривившись, владычица обозрела уходившие в бесконечность ступени и, не решаясь подняться с колен, на четвереньках двинулась наверх. Занемевшей ледяной рукой толкнула дверь, ввалилась в спальню, кое-как прикрывая за собой резную панель. Элия еще помнила, как вдруг ощутила под ладонями мягкий ворс ковра. И сил больше не осталось. Свернувшись плачущим клубочком, девушка замерла, прося о сне, в котором болезнь и голод переживались легче.
     Глава 7: Спасение
     Жениться — это значит наполовину уменьшить свои права и вдвое увеличить свои обязанности.
     Шопенгауэр А.
     Опустившаяся на шею прохладная рука заставила вздрогнуть. Элия пошевелилась. Карие глаза медленно открылись, без надежды вглядываясь в окружающую темноту. В слабом свете огромной красавицы-луны, напоминавшей из-за окружавшего ее серебристого дымчатого кольца балерину в пачке, девушка видела только неясную крупную фигуру. Хотела рвануться в сторону, но получилось лишь слабо дернуться. Силуэт шевельнулся и подхватил молодую женщину, моментально расслабившуюся в знакомых объятиях. Пусть муж ни во что ее не ставил, пусть решил убить, но сейчас было так необходимо почувствовать хоть чье-то тепло. Она так устала быть одна.

     Сжавшееся на пальце кольцо вырвало из болезненной дремы. На губах появилась горькая улыбка. «Вот и все». Но внезапно перстень успокоился, а где-то над макушкой послышалось отрывистое ругательство, смысл которого от правительницы ускользнул. Под руками как-то вдруг оказалась гладкая поверхность покрывала, потом пришлось закрыть открытые, оказывается, глаза, заслезившиеся от включенного освещения. Вокруг что-то рычало, трещало. Кто-то тихо поскуливал. Молодая женщина лишь надеялась, что это была не она. А потом все стихло. Губ коснулся край посуды, и в рот потекла теплая сладковатая жидкость с мягким пряным вкусом. Там, где она попадала на горло, сначала пекло, а потом боль уходила.

     Элия подняла руку, неуверенно касаясь теплого бока бокала и чьих-то пальцев. Осторожно подняла веки, наталкиваясь на медовые озера, смотревшие на нее сердито и зло. «Почему он злится? Потому что не сдохла в его отсутствие?» Девушка попыталась перехватить хрусталь, чтобы этому важному демону не пришлось и дальше о ней заботиться. Ему это так неприятно. А ей стало уже лучше. Она качнула головой и глубоко вдохнула, ощущая, что хрипы остались в прошлом, как и высокая сжигавшая ее температура. Почему темно?

     Обхватывавшая ее шею сзади рука дрогнула и чуть переместилась. Бокал поехал в сторону. Легко переложив снова задремавшую супругу на подушки, повелитель провел рукой по мокрым волосам и бледному влажному лбу. В янтарных глазах загорелись алые огоньки. Пальцы сжались. Мужчина медленно выдохнул и повернулся к стоявшему чуть поодаль лекарю: - Вы уверены, что с ней все будет в порядке? – в голосе брюнета звучала льдистая стужа.

     - Да, Ваше Императорское Величество. Болезнь не оказала слишком сильного влияния, - высокий гибкий демон поклонился, выпрямился, откидывая за плечо толстую косу темных каштановых волос, помолчал несколько мгновений, огладил стильную бородку, пожалуй, он был единственным носителем этого украшения во всей империи. Обычно у представителей их расы волосы на лице не росли. И продолжил, спокойно глядя в разъяренные глаза Императора своими изумрудными очами, - Однако, не могу не заметить, что если бы Вы, Ваше Императорское Величество, не вернулись на день раньше, то Ваша супруга могла бы и не дожить. Голод, болезнь, удивительно, что обезвоживания практически нет, хотя некоторые анализы показали, что еще недавно это было проблемой….

     Взмах руки прервал мужчину.

     - Прошу Вас прямо сейчас выяснить, что за яд использовался в воде, а также проверить и все остальное, - в ответ шатен склонился в поклоне и направился к дверям. Уже в проеме его догнал вопрос, - Почему у нее не было воды? Ведь во дворце полно источников.

     - Я выясню это, - лекарь скользнул за дверь.

     - Ваше Императорское Величество, я немедленно приступаю к расследованию, - из угла спальни выступил, блестя алыми глазами, мощный демон. И тут же, повинуясь движению кисти правителя, вокруг него засияла ослепительным белым светом магическая сеть. А в дверях встали два гвардейца из личного отряда императора. Не обращая внимания на побледневшего и разом утратившего свою горделивую стать демона, повелитель кивнул охранникам, подхватившим бывшего начальника безопасности дворцового комплекса магическими щупами и вытащившим его вон. Аккуратно расстегивая молнию на платье без сил распластавшейся на постели жены, стаскивая мятую ткань и укутывая чудом уцелевшую человечку в покрывало, Арнэр зло шипел: - Расследует он. Да ты вообще не должен был допускать подобного. Ее безопасность - твоя прямая обязанность.

     Мужчина встал и ощутимо приложил кулаком по стене, проследил за осыпавшейся позолотой, раздраженно тряхнул угольно-черной гривой, бросил виноватый взгляд на забывшуюся сном женщину и вышел. Кивнул стоявшим на входе в апартаменты императрицы гвардейцам, выслушал доклад о том, что служанки взяты под стражу, а целитель отбыл, оставив сообщение, что в комнатах он все проверил и ему нужно еще кое-что посмотреть. Повелитель кивнул, рыкнул, чтобы глаз не спускали, и повернулся к дожидавшемуся его начальнику личной гвардии. Тот склонил голову в низком приветствии, от чего конец роскошной изумрудной косы коснулся пола. Выпрямившись, демон заверил, что охрана стоит у каждого окна и у выхода в парк. Император на миг задумался, собираясь с мыслями, кивнул: - Выполнять. Далеко не уходи, еще понадобишься.

     Напряженно сверля спину начальства серебристыми глазами, гвардеец поеживался от распространявшихся вокруг щупалец энергии повелителя, расползавшихся по всему дворцовому комплексу, донося до каждого, кому не посчастливилось оказаться рядом, что Его Императорское Величество чрезвычайно недоволен. Пройдя по коридору, время от времени щурясь от яркого освещения, брюнет остановился, вспрыгнул на широкий подоконник и шагнул вперед, распахивая мощные огромные крылья и взлетая к куполу башни. Те, кто еще был не в курсе возвращения императора, тут же почувствовали всю тяжесть его холодного внимания, пригибаясь под гнетом гнева повелителя.

     Собрав свою энергию в мохнатый клубок, привычно уместившийся в груди и лишь немного ворчавший на своего владельца, но, в конце концов, придремавший, Арнэр шевельнул крыльями, ловя нисходящий поток, и бесшумно опустился на широкую площадку. Раздвинув стеклянные двери, мужчина шагнул в теплое, освещенное помещение, не забыв выпустить наружу вившуюся под ногами, словно маленький щенок, спиральку мелкого ураганчика. В свое время, обустраивая помещение, повелителю захотелось, чтобы в его личном кабинете присутствовали все четыре природные стихии. Огромный аквариум с кораллами, невысокими водорослями и разноцветными рыбками стал символом воды. В противоположной стене устроили привычный, в отличие от аквариума, для любого жилища демона камин. В нем практически постоянно плясал ласковый огонь. Роскошное растение в дальнем углу, росшее в квадратном углублении в полу, заполненном землей, стало представителем третьей стихии. А вот за воздух отвечало лихо носившееся по балкону мелкое недоразумение.

     Что-то тогда брюнет напутал или просто переборщил, но ураганчик получился частично разумным. На уровне двух-трехлетнего ребенка. Большую часть времени этот вихрь проводил в кабинете хозяина, деловито перемещаясь по широкому подоконнику, или носился по огромной внешней площадке. Иногда сбегал, и как настоящий сорванец, шалил во дворце, поднимая вверх подолы платьев лордесс, сдувая со столов документы, разлохмачивая прически придворных и играя со шторами. Единственным табу для этого воздушного дитятки был огромный письменный стол императора, с которого за все время существования ураганчика не слетел ни один листок.

      - Вы его излишне балуете, Арнэр, - отвернулась от аквариума, недовольно поправляя белоснежные кудри демонесса, одновременно приседая в глубоком реверансе, чтобы в следующую секунду обвить изящными руками с алым маникюром мощную шею императора, заглядывая ему в глаза темными сапфирами прикрытых длинными серебристыми ресницами очей.

     Замерший на месте мужчина, недоуменно выгнул бровь, расцепил руки любовницы, оглядел помещение, заметил стоявшего у стола секретаря и едва заметно дернул щекой.

     - Лордесса Шедейф сообщила, что Вы разрешили ей подождать в Вашем кабинете, - согнулся в поклоне василькововолосый демон, правильно угадав причину недовольства начальства, - я не посмел подвергнуть Ваши указания сомнению.

     Повелитель мысленно поморщился, но подавил раздражение. Разумеется, его хитроумный, обладавший обширным списком полномочий личный помощник мог многое. В том числе и послать зарвавшуюся дамочку пешим ходом в дальнее путешествие, однако решил, что если наказание будет исходить от самого императора, то эффекта будет больше. В то, что потупивший глазки цвета шоколада, аккуратно поправлявший серебристую кружевную манжету секретарь поверил словам демонессы, Арнэр не поверил ни на минуту. Просто потому, что всем его приближенным было известно, что он никогда и никому не позволял находиться в его личных покоях дольше необходимого и уж тем более в одиночестве. Свернувшиеся щупальца магии заворочались, потревоженные нахлынувшей яростью хозяина.

     Владыка прикрыл глаза, привычно окунаясь в океан разноцветных красок, касаясь бесплотных нитей кончиками пальцев, и тут же вынырнул назад. Начал движение кистью, но замер на половине, опуская руку вниз. Под мрачным взглядом медовых глаз молодая женщина отступила на шаг, налетела на стоявшее рядом кожаное кресло цвета кофе. С трудом удержалась на ногах, размахивая руками, выправилась и уставилась на стоявшего неподвижно все это время черноволосого демона. Тот движением брови указал на дверь.

     - Почему? Я так хотела тебя видеть?

     Карие глаза много повидавшего секретаря удивленно расширились, брови уползли высоко вверх, придавая лицу выражение какого-то детского недоумения. Арнэр обошел зарыдавшую в голос, комкавшую в комочек алый платочек, которым она не забывала пройтись по влажной коже своей впечатляющей груди, леди. Сел в стоявшее за массивным, изогнутым волной по вертикали столом кресло и опустил руки на оббитую кожей столешницу, пристально рассматривая предложенное ему действо. Постучал кончиками пальцев по потеплевшей под ладонью поверхности: - Вон.

     От короткого ледяного приказа лордесса вздрогнула, вскинулась и опрометью, не рискуя поднимать глаз на правителя, бросилась к дверям. Вылетела, оставляя за собой шлейф из изысканных духов из последней коллекции придворного парфюмера, подаренных уже бывшим царственным любовником. Арнэр повернул голову на легкий стук боковой двери, у которой согнулся в кратком поклоне, подметая изумрудной косой пол, начальник личной императорской гвардии, за плечом которого любопытно поблескивали изумруды глаз первый раз попавшего в личный кабинет повелителя лекаря.

     - Докладывайте, - высший демон мрачно взглянул на вошедших и перевел взгляд на утопленные в потолок, чтобы не мешали распахивать крылья, чем в приступах недовольства иногда грешил император, круглые толстые светильники. Откинулся на кожаную спинку, слушая тихий и вкрадчивый голос целителя. Лицо застыло, не выдавая ни единой эмоции. Медовые глаза смотрели цепко и спокойно.

     - Ее Императорское Величество пытались отравить при помощи вещества, именуемого в специализированных кругах «гвенуин». В небольших дозах вызывает у демонов чувство радости, в более крупных ощущение эйфории, в целом безвредно, разве что вкупе с определенными добавками может вызвать остановку сердца, - повелитель хмыкнул и кивнул, требуя продолжения, - итак, в том виде, который мы имеем, препарат не опасен для демонов вообще. А вот для человека является сильнейшим ядом. Жертва теряет чувство страха, получает мощную дозу приятных или не очень галлюцинаций, затем у нее останавливается сердце. Это если до того, она не успела свернуть себе голову, выйдя прогуляться на крышу или узкий парапет, вообразив, что умеет летать. Яд был во всех напитках в комнатах госпожи, а так же оказался добавлен в воду в ванной и в туалете, - шатен покрутил в руках радужный кристалл для записей, сверяясь, - так же обнаружен во всех дворцовых источниках….

     - Если позволите, - вмешался начальник гвардии, склоняясь в низком поклоне, - Гвенуин добавлялся на выходе из центрального водозабора. Простейшее заклинание. Поскольку вещество для демонов не опасно, охранные заклинания его пропустили, - заметив легкое движение бровью владыки, мужчина поспешил добавить, - на данный момент в структуру заклинаний внесены соответствующие изменения, с учетом особенностей Ее Императорского Величества, - зеленоволосый выдохнул и продолжил, - Добавку в воде заметили многие, но и не подумали поднимать тревогу, решив, так же как и я, что над ними пошутили знакомые. О том, что это настолько широкомасштабное мероприятие, не возникло даже и мысли.

     Сидевший за столом брюнет кивнул, принимая объяснение: - Глава охраны что-нибудь рассказал?

     Изумрудная коса снова подмела натертый пол из темных досок: - И он, и служанки. На данный момент нам известен способ, количество участников и заказчик. Работаем, - дождавшись одобрительного движения головой от повелителя, сереброглазый выложил на стол переливавшийся многоцветьем кристалл, - позволите продолжить допрос?

     - Иди, - взмах кистью в обрамлении тонкого черного кружева отпустил мужчину. Последний, нервно расстегивая верхнюю пуговицу форменного антрацитового с алым камзола, поспешил скрыться в боковом выходе. Император коснулся кончиком ногтя кристалла, активируя передачу данных так, чтобы они были доступны только ему. Несколько секунд всматривался в радужную глубину, затем медленно перевел взгляд на терпеливо ждавшего своей очереди целителя, с любопытством разглядывавшего представлявшие собой одну сплошную стену, ничем не отличавшуюся от прочих, и не дававшие ни малейшего намека на их содержание шкафы. Не любивший полки и громоздкую мебель Арнэр был доволен подобным решением. Брюнет повел плечами: - Что-то еще?

     - Да, Ваше Императорское Величество, - шатен нервно перекрутил в руках косу, чуть не выронив свой кристалл в форме ромбического тетраэдра, - в пище Вашей супруги был другой яд. Причем в воздухе и на мебели остался своеобразный шлейф присутствия еще нескольких отравляющих веществ. Мне, благодаря Вашему щедрому финансированию и большому количеству уделяемого исследованиям времени, - низкий поклон хозяину кабинета, нетерпеливо дернувшему бровью, - удалось изготовить определенные устройства для детального анализа данного шлейфа. Прошу прощения, что отвлекся, - заметив алые искорки нетерпения в глазах правителя, демон поспешил продолжить, - как я уже отметил, использовались яды разных типов, отличающиеся по способу воздействия и попадания в организм. Как минимум два из них опасны для здоровья даже при нахождении с ними в одном помещении. Я уже посетил Ее Императорское Величество и провел соответствующее лечение. Возможно, еще пару-тройку дней Ее Императорское Величество будет мутить. Слабость сохранится неделю. Головные боли, дрожь, легкое онемение. Впрочем, большинство из этого является следствием голодания, - Арнэр стиснул зубы, напоминая себе, что лекаря не переделаешь. Чем торопить, эффективнее было подождать, пока это медицинское светило вернется на проторенную тропу своего повествования.

     - Так что в целом, серьезных последствий на организм Ее Императорского Величества удалось избежать, в первую очередь благодаря Вашему своевременному появлению, - изумрудные глаза шатена светились любопытством, - более ничего интересного найти не удалось. Думаю, что ограничились только пищей и водой, так как можно было спрогнозировать, в отличие от предметов одежды, например, их обязательное употребление, а также, в последствии было бы легко избавиться от улик, - брюнет кивнул. Лекарь помялся, нерешительно переступил с ноги на ногу, - Ваше Императорское Величество, если это будет возможно, пожалуйста, сообщите мне, как Ее Величеству удалось опознать яды?

     Владелец кабинета неопределенно повел рукой из стороны в сторону, что можно было воспринять и как обещание, и как отказ, одновременно взглядом указывая на выход. Оставшись в одиночестве, подошел к стеклянным дверям на балкон. Несколько минут понаблюдав за малышом, направился к шкафу и нажал на дверцу. Достал горсть мелких разноцветных шариков и движением руки вкупе с магическим посылом отправил игрушки наружу. Вихрик загудел, завертелся еще активнее. Мужчина наполовину задернул темно-коричневые шторы и вернулся к столу. Еще раз просмотрел полученную информацию и кивнул сливавшемуся все это время с тенью в углу секретарю: - Слежку за лордессой Шедейф установили?

     - Как Вы и приказали, мой лорд, - получивший высочайшее повеление называть его как можно более сокращенным вариантом в отсутствие других для пользы дела и экономии времени личный помощник подошел ближе, выудил из крепко зажатой под мышкой алой папки несколько плотных золотистых листов и выложил перед начальством, - ближайший доклад будет через полчаса. Если обнаружится что-нибудь интересное раньше, я доложу.

     - Хорошо, - повелитель кивнул головой и устало уперся затылком в верхнюю часть спинки, поднимая руку и запуская пальцы в шевелюру, - думаю, она не сама до такого додумалась. Не достаточно у нее еще опыта. Кто-то нашептал.

     - Позвольте мне, - секретарь подошел со спины и ловко стал разбирать заплетенную косу, украшенную многочисленными мелкими камнями и цепочками. Под осторожными бережными движениями императору хотелось растечься лужицей. Он закрыл глаза и тяжело выдохнул. На лбу и в уголках рта залегли складки. Вместо долгожданного отдыха после выматывающей инспекции, чтобы там по этому поводу не думали придворные, собственно, они думали то, что им скормили, он вместо сытного позднего ужина и удобной любимой постели получил чуть не ушедшую за грань супругу, заговор и бреши в безопасности дворца. О чем тут было говорить, если без особых усилий кто угодно мог добавить в источники воды любую дрянь. Придется еще и здесь думать…. Брюнет вздрогнул и открыл глаза. Когда это он успел задремать?

     Сидевший в углу за круглым столом Северайн поднял голову и отложил в сторону только что просматриваемые документы. В свете ламп засияли васильком шелковистые волосы мужчины: - Мой лорд, отдохнули? – секретарь быстро шагал через пустое пространство, - доклад уже поступил, однако на данный момент ничего срочного нет. Лордесса отправилась домой. Ищем возможность внедрить нашего человека или завербовать кого-то из их служащих.

     Повелитель отрицательно покачал головой. Распущенные антрацитовые пряди тут же перебрались со спинки кресла на грудь, где и улеглись волнами. Брюнет поднял руку, требуя паузы, прикрыл глаза, собираясь с мыслями: - Подожди. Свяжись с лордом Эйра….

     Северайн сделал неопределенный жест рукой, привлекая внимание господина: - Прошу прощения, мой лорд, но глава разведки уже здесь. Дожидается, когда Вы его примете.

     Арнэр потер переносицу и поморгал, прогоняя сон: - Давай его сюда. И… принеси чего-нибудь покрепче. Иначе я усну, - замолчал, наблюдая за скользнувшим опять к боковому входу секретарем, впустившим в кабинет высокого красавца с серебристыми глазами цвета льда. В который раз император подумал, что не зря имя лорда Эйра переводилось с древнего «заснеженный». Откинув за спину роскошную белоснежную гриву, удерживаемую в хвосте тонкой цепочкой с позвякивавшими голубоватыми кристаллами, глава разведки присел в указанное ему кивком головы кресло и, наклонившись вперед, оперся локтями на столешницу, игнорируя все возможные нормы приличия.

     Брюнет хмыкнул и поерзал в своем кресле, устраиваясь удобнее. Янтарные глаза хмуро сверлили сидевшего напротив гостя: - И как ты умудрился все это прошляпить? А? Начальник разведслужбы?

     В льдистых глазах полыхнул синий огонь злости. Арнэр хмыкнул, понимая, что друг детства, злился в первую очередь на самого себя. Блондин тяжело вздохнул и стиснул кулак: - Виноват. Заигрался во всемогущего и всеведающего. В результате банально забыл учесть новый фактор, - глава разведки покачал головой и недоуменно посмотрел на слушавшего его императора, - Кто мог подумать, что эта человечка кого-то вообще заинтересует? Жила себе и жила. Никого не трогала…. Я к ней даже приставлять никого не стал. Так, дал определенные указания демоницам, и все. А они решили сыграть другую партию.

     Мужчина умолк, все также угрюмо хмурясь. Брюнет постучал пальцами по столешнице, привлекая внимание: - Теперь-то меры приняты, - это даже не звучало вопросом. Лорд Эйра кивнул: - Конечно. Обслугу я заменил. Все демоны раньше работали в моей конторе. С этим все будет в порядке. Негласную охрану усилили. Да и вообще, любую нездоровую деятельность будем отслеживать. Однако, Арнэр, ты уверен, что я все еще могу занимать этот пост? Ведь так промахнуться….

     Владыка покачал головой: - Нет никого достойнее и надежнее. А ошибки. Они бывают у всех. На этот раз фатальных последствий не было. Плюс, теперь ты знаешь, что всемогущество – болезненная и опасная иллюзия.

     - Ты-то от нее, небось, еще лет триста назад избавился, - невесело ухмыльнулся друг.

     - Обижаешь, гораздо раньше, - брюнет вздохнул, - когда на моих руках умер Нарэ, - блондин кивнул, вспоминая роскошного белоснежного жеребца, попавшего к владыке еще жеребенком, воспитываемого и лелеемого им и платившего хозяину полнейшей преданностью. Император потер переносицу и вздохнул, - Случайная трещина в скале, угодившее туда копыто. Падение и беспамятство. А когда очнулся, то было уже поздно. Единственное, что я мог, так это посмотреть в его затухающие глаза. Вот тогда я и понял, что вся та сила и магия, которую превозносят мои учителя, иногда оказывается просто ничем. И все, что нам остается, это прошептать: «Спасибо, друг», и закрыть ему глаза.

     Черты лица повелителя заострились, а ногти удлинились, чуть не пропарывая зачарованную кожу цвета кофе. Двери открылись, пропуская секретаря с подносом. Брови повелителя поползли вверх при взгляде на выставленный на стол заварочный чайник и чашки, белоснежные внутри и цвета горького шоколада снаружи. Разливая крепчайший чай, личный помощник невозмутимо заявил: - Вы просили покрепче, - поправив немного несимметрично стоявшее блюдо с мясной нарезкой в обрамлении зелени, мужчина поклонился и удалился к своему столу, опуская над ним полог тишины. Если господину будет нужно, он пройдет сквозь него. Проводив Северайна изумленными взглядами, друзья одновременно отхлебнули чай и тихо рассмеялись.

     - Я так понимаю, что твой помощник весьма ответственно подходит к заботе о твоем здоровье, - лорд Эйра впился в сочный ломтик мяса, заедая его красным спелым помидором и пышной булочкой, посыпанной золотистыми зернышками.

     - Мдаа, - повелитель пожал плечами, оценивая при этом представленное ему на выбор великолепие. Выцепил два бутерброда, сложил их вместе и отправил в рот. Запил чаем и вздохнул: - Мог бы чуть коньяка добавить…. Не так уж часто я и прошу….

     Сдавленное хрюканье давившегося смехом и едой, прикрывавшего рот рукой снежного демона стал ответом на эту реплику: - А ведь наши придворные уверены, что стоит тебе только, даже не махнуть рукой, а бровью шевельнуть, как выполняется каждое твое желание.

     - И пусть подольше остаются в подобном неведении, - чокнулся с лордом чашкой чая высший демон.
     Глава 8: Изменения
     Жизнь ухудшается перед тем, как наладиться.
     Темный рыцарь

     Теплое солнышко скользило по щекам невесомыми лучами. Мягкая подушка под головой пахла свежестью и травами. Элия потерлась щекой о гладкую ткань и улыбнулась. Потянулась всем телом, как большая кошка, и снова расслабилась, не спеша выскальзывать из приятной ленивой дремоты. За окном недовольная семейка каких-то пичуг принялась выяснять отношения громким щебетом. Судя по доносившимся звукам, перепалка стремительно перерастала в потасовку. Почти неслышно отошла в сторону створка двери, и повелительница демонов напряглась, замерла, ровно дыша и стараясь не двигать глазными яблоками под веками.

     Кто-то, едва слышно, особенно на фоне выяснения птичьих взаимоотношений, шелестя тканью, прошел мимо. До хозяйки спальни донесся слабый аромат весенней листвы и ванили. С легким стуком закрылось окно, приглушая гомон. «Это забота? Обо мне?» Карие очи удивленно распахнулись, тут же ловя в фокус пышную женскую фигуру, казавшуюся темной тенью на фоне ярко освещенного солнцем окна. Женщина шагнула в сторону, уходя со слепившего глаза света, и с легким поклоном приблизилась к кровати. Элия пару раз хлопнула ресницами и вся подобралась, настороженно разглядывая незнакомую ей демоницу.

     Та улыбнулась, обнажая привычные для этой подрасы небольшие клычки: - Доброе утро, Ваше Императорское Величество, позвольте представиться. Я – Ваша новая служанка. Меня зовут Хакейко. Вам завтрак в постель подать, или Вы в столовую пройдете?

     Элия под одеялом нашарила свою ногу и ущипнула. Поморщилась, внимательно рассматривая ожидавшую ее ответа пухленькую демоницу, чьи забранные во внушительный пучок ярко-оранжевые волосы, казалось, отбрасывали блики на всю обстановку спальни. Моргнула: - Лучше в столовую….

     Женщина кивнула и вихрем закружилась по комнате, доставая из гардеробной платье, попутно осведомляясь у госпожи, какой именно цвет ей сегодня по душе, раскладывая украшения и набирая ванную. Всплеснула руками, выяснив, что у императрицы нет никаких предпочтений по еде. Элия пожала плечами и невнятно угукнула, не собираясь объяснять, что в ее ситуации практически любое съедобное блюдо уже считалось любимым, как и упоминать о тех, что вызывали у нее тошноту. Ученая уже. Поглядев на мягкое синее платье, занявшее свое место на спинке кресла, правительница приподняла изумленно брови. Она и не предполагала, что в ее гардеробе имелась и такая прелесть. Откинула одеяло и направилась в ванную комнату, из которой доносилось журчание воды и вкусно пахло фруктами.

     Застыв на пороге, вглядываясь в пенную шапку над ванной, владычица обхватила себя руками за плечи и прикусила губу. В животе как-то странно ворохнулось, молодая женщина отшатнулась назад, часто дыша. Мазнула взглядом по эльфийскому перстню. Подождала. Рвано выдохнула. В карих глазах мелькнуло смущение. Элия еще сильнее закусила губу, посматривая то на вызывавшую не самые приятные воспоминания ванную, то на с непониманием глядевшую на нее демоницу. Последняя широко улыбнулась, приблизилась вплотную к серебристой чаше и окунула в пену кисть, размешивая воду: - Ваше Императорское Величество, я пока еще не знаю, какой нагрев Вы предпочитаете, прошу прощения.

     Рыженькая женщина поднялась, стряхивая воду с руки. Элия выдохнула и, преодолевая себя, шагнула вперед, развязывая пояс накинутого поверх тонкой кружевной рубашки белоснежного халата с легкой изморозью узора, ставшего очередным приятным сюрпризом. Демоница подбегать не спешила, в отличие от предыдущих служАнак, норовивших сорвать одежду и бесцеремонно затолкать в воду. Она терпеливо дожидалась, всем видом показывая, что готова оказать любую помощь. Тряхнув русыми прядками, девушка мысленно махнула рукой на все страхи, будь что будет: - Спасибо… Хаэй…, - она в замешательстве закусила губу, пытаясь вспомнить непривычное имя.

     - Хакейко, Ваше Императорское Величество, - рыжик присела в реверансе, освещая пространство яркой улыбкой, - Вам помочь?

     - Нет, благодарю, Хакейко, - Элия с облегчением выдохнула, - Мне больше нравится купаться одной.

     Прислужница кивнула, метнулась к полкам, достала огромное пушистое полотенце, занявшее место на широком краю чаши, следующее было положено на край бортика и аккуратно закреплено: - Если Вам будет неудобно, позовите меня, пожалуйста, Ваше Императорское Величество, - демоница поставила рядом изящный хрустальный колокольчик, - я поправлю.

     Только сейчас сообразив, что это ей такой подголовник организовали, Элия захлопнула приоткрытый рот и кивнула. Негромко сообщая о том, что тогда пойдет, проследит за завтраком, чтобы принесли побольше всего самого разнообразного, чтобы Ее Императорское Величество могла выбрать блюда по вкусу, а то вон какая худенькая, нужно немного поправиться, а то погода в империи всякая разная, еще унесет ветром, демоница подвинула ближе к воде шампуни и гели, старательно намочила мочалку, выложила две баночки со скрабами, и удалилась, задержавшись на пороге в глубоком реверансе, а затем неплотно прикрывая за собой дверь.

     Оставшись в одиночестве, Элия скинула неизвестно откуда появившиеся сегодня утром перед ее кроватью мягкие бежевые тапочки и босиком прошлась по теплому узорчатому полу к огромной чаше, наполненной водой. Заползла на широкий бортик, плавно переходивший в подоконник, и подобралась к окну, прилипая носом к прозрачному стеклу, за которым кипела насыщенная парковая жизнь. Туда и обратно носились мелкие пичуги, гоняясь за крупными фиолетовыми стрекозами и мелкими ярко-оранжевыми мухами. На стоявшем рядом дереве висела вниз головой мохнатая упитанная летучая мышка. Приоткрыв лениво один глаз, поражавший своим лазурным цветом, животинка мельком посмотрела на непрошенную зрительницу и снова погрузилась в сон, не обращая внимания на продрейфовавшего мимо на серебристой паутинке паучка размером с пол-кулака девушки и трех шоколадных птах с белоснежными крыльями и хвостиками, что-то раздраженно обсуждавших.

     Элия улыбнулась и поерзала. Коленки на твердой поверхности начали ныть. Оглянулась. С силой прикусила губу и сморгнула набежавшие слезы. Мелко задрожала, протянула руку к пене и отдернула, прижимая кисть к груди. Всхлипнула, неуклюже стащила с себя белье, скомкала и отбросила в сторону. Зажмурилась и скатилась с громким «плюх» в ванную, вызывая приливную волну, выплеснувшуюся на пол. Вздрогнула от краткого стука и обернулась на дверь, тяжело дыша и смаргивая с ресниц капли воды. В щели между светло-бежевой створкой и золотистым косяком появилось виноватое лицо в обрамлении оранжевых прядей. Блестящие маслины глаз оглядели лужи, сидевшую в куче пены, хлопья которой оседали на взлохмаченной голове, девушку. На алых губах демоницы появилась широкая, опять обнажившая клычки улыбка: - Прошу прощения Ваше Императорское Величество, я только убедилась, что все в порядке. Вам помощь не нужна?

     Получив в ответ отрицательное покачивание мокрой головой, Хакейко исчезла, не забыв опять закрыть за собой дверь, а Элия, наконец, расслабилась. «И что она так запаниковала, и ничего страшного не случилось», - старательно убеждала она себя, тщательно запихивая подальше мысли о том, что яд мог иметь и отсроченное действие. Сердце застучало быстрее, руки, несмотря на окружавшее тепло, заледенели. Императрица вскочила, быстро вылила на себя щедрую порцию шампуня, взбила пену на волосах, смыла, пробежалась по коже мочалкой и вылетела из воды, понимая, что еще немного и ее захлестнет неконтролируемая паника. Кое-как промокнула влагу полотенцем и выскочила наружу, хлопая дверью и роняя капли с мокрых волос. Оглядела пустую спальню, и направилась к креслу, одновременно старательно вытирая волосы, однако тут же замерла на месте, активно вдыхая носом одуряющие запахи отлично приготовленной пищи. Схватила с кресла мягкое платье, спешно натягивая ткань на все еще влажное тело, запуталась в рукавах и воротнике, в довершение обмотавшись подолом. Дернула изо всех сил, пытаясь освободиться.
     Элия зашипела от обиды. Ни разу с ней такого не случалось. Шмыгнула носом. В эту же секунду платье ослабило свою хватку, послушно стекая вниз и мягко приникая к каждому изгибу. Взбунтовавшийся подол мирно лег краем у ног. Девушка пошевелила выглядывавшими из-под платья пальцами с не слишком аккуратным педикюром. Предыдущие служанки этим не заморачивались, а у самой императрицы не было ни желания, ни сил что-то с этим делать. И сейчас небрежно обработанные пилочкой ногти разнообразной формы смотрелись просто отвратительно. Карие глаза испуганно обшарили окружающее пространство, но свидетелей не обнаружилось. Облегченно вздохнув, молодая женщина вделась в василькового цвета кожаные туфли и завертелась на месте, пытаясь дотянуться до молнии. Неслышно прикрылась тонюсенькая щель между дверью и косяком, скрывая довольно блеснувший черный глаз.

     Легкий стук в дверь дошел до занятого решением сложной задачи мозга вместе с появлением выждавшей несколько секунд служанки, всплеснувшей руками: - Ваше Императорское Величество, Вы же могли меня позвать? Подождите минуточку, сейчас все поправим, - демоница осторожно и бережно прошлась пальцами по бокам, разглаживая складки, и аккуратно застегнула молнию. Наклонилась, выправляя подол, после чего пробежала к золоченому столику перед огромным зеркалом, выдвинула бархатное кресло с узорной спинкой, схватила натурального дерева щетку и выжидающе уставилась на растеряно замершую на месте повелительницу. Та немного потопталась, потом нерешительно уселась в кресло, напряженно выпрямив спину.

     Тряхнув оранжевым пучком и внутренне возмутившись тем, до какой степени нужно было довести госпожу, чтобы она от всего шарахалась, женщина осторожно коснулась светлых прядок, разбирая спутанные волосы скорее магией, чем руками, нежно массируя кожу и расслабляя натянутую, словно тетива лука, девушку. Элия осторожно двинулась, смещаясь глубже в кресло и облокачиваясь на спинку. Медленные размеренные поглаживания без капли боли постепенно делали свое дело. Служанка улыбнулась, глядя на довольное, все еще со следами неуверенности, лицо хозяйки. Последний раз провела по волосам, поправила выбившийся локон и закрепила невесомую серебристую цепочку. Осторожно тронула императрицу за плечо: - Ваше Императорское Величество, завтрак?

     Молодая женщина вздрогнула, моргнула, потерла щеки, перевела взгляд на ждавшую ее решения демоницу и кивнула: - Да, благодарю, - провела рукой по блестящим прядям, коснулась кончиком пальца звена украшения, в котором будто застрял крошечный кристаллик драгоценного камня, повертела головой: - Надо же, не болит и не тянет. Вы просто волшебница, - улыбнулась и тут же осеклась, опустила глаза и даже отшатнулась.

     Хакейко опустилась в глубоком реверансе: - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество, мне очень приятно. И волосы у Вас замечательные. Прошу на завтрак, - с этими словами демоница выскользнула из комнаты, оставив хозяйку апартаментов морщить лоб и покусывать в задумчивости кончик ногтя. «Что-то я пропустила в этом мире», - Элия покачала головой. Недовольно буркнувший желудок напомнил, что игнорировать приемы пищи, особенно, когда они столь редки, весьма вредно. Девушка была с ним согласна, так что последовала за своей новой прислугой в столовую, старательно отгоняя неуютные воспоминания, однако то и дело ловя себя на том, что поглядывает на перстень.

     Просторное помещение встретило птичьим гомоном, врывавшимся сквозь раскрытые окна в обрамлении светлых штор с ненавязчивым цветочным узором. Элия в который раз за сегодняшнее утро хлопнула ресницами и пожала плечами. Подошла к окну и провела пальцем по плотной дорогой ткани. Приподняла брови, удивляясь, что раньше не замечала этой тонкой рисовки нежных бутонов роз. Долго пребывать в размышлениях организм не позволил, напомнив о делах насущных. Правительница присела в отодвинутое ради нее кресло и с дрожью в руках потянулась к красивой чайной паре, повертела в руках чашку, на ручке и боках которой устроились нежные розово-фиолетовые, желтые и желто-голубые анютины глазки. Такие же были вылеплены по ободку блюдца.

     Подошедшая сбоку Хакейко, Элия все еще сомневалась, что правильно запомнила имя, бережно придерживая украшенный аналогичными цветами чайник, приподняла его крышечку, позволяя принюхаться к приятному ягодному аромату. Перстень вел себя спокойно, и правительница кивнула, а затем наблюдала, как темно-коричневая густая жидкость переливается в чашку. Перед носом вздрогнувшей от неожиданности девушки возникли два блюдца с крошечными румяными пирожками. Сбоку демоница положила небольшую, но все же щедро позолоченную вилку. Элия вздохнула почти с облегчением: «Ну, хоть что-то осталось неизменным».

     - Ваше Императорское Величество, попробуйте…. Эти с мясом, эти сладкие. Ирши с севера привезли. Как и положено, чуть подмороженные, - видя недоумение, на короткий миг, мелькнувшее на лице императрицы, служанка пояснила, - это ягоды такие. Когда их морозом тронет, они сладкими становятся и ароматными. Попробуйте, - она аккуратно переставила блюдце, наблюдая за нахмурившейся русоволосой женщиной, подрагивавшими пальцами коснувшейся выпуклой части украшавшего ручку чашки цветка. Закусив губу, владелица апартаментов сделала первый глоток и тихонечко выдохнула.

     Хакейко нахмурилась, составляя в уме отчет начальству, особо подчеркивая надломленное состояние своей подопечной, которая с очевидным трудом заставила себя отломить кусочек выпечки и проглотить. И к помощи совсем не привыкла. В платье запуталась, но позвать слуг так и не додумалась. Пришлось ей самой тихонечко помочь. А императрица магии совсем не чувствует. Никакой. Демоница нахмурилась, прикидывая, какие еще меры безопасности нужно будет предпринять с учетом всех этих новых обстоятельств. Доклад обещал быть долгим и содержательным.

     Элия заставила себя сделать усилие, чтобы проглотить мягкое пышное тесто. Горло сдавливало, будто тисками, от въевшегося в организм страха. Запив чаем, она часто задышала, справляясь с поднявшейся тошнотой. Неужели, все-таки перстень дал сбой? Сбоку появилась пухлая ручка с аккуратным серебристым маникюром и тонким звенящим браслетом на запястье: - Ваше Императорское Величество, все хорошо. Это остаточные явления. Вот, выпейте, - на светлую столешницу опустился высокий прозрачный бокал с нежно-голубой жидкостью. Элия невольно принюхалась, вдыхая тонкий медовый аромат, от которого противный комок откатился немного назад. Потянулась рукой и ухватила тяжелый хрусталь, чуть не выпавший из задрожавших пальцев. В следующую секунду губ коснулся прохладный краешек, а осторожная рука бережно придержала за затылок: - Все хорошо. Выпейте. Станет легче.

     Карие глаза скрылись за пушистыми ресницами. Элия приоткрыла рот. Зачем размышлять. Если ее решил убить муж, то пусть это произойдет быстрее. Она все равно не сможет этого избежать. Однако ни пара глотков, ни даже как-то незаметно выпитый бокал никакого негативного влияния на организм не оказали. Наоборот, стало легче дышаться, и противная тряска в руках прекратилась. Повелительница выдохнула и взглянула на стоявшую рядом демоницу, с тревогой смотревшую на нее сверху вниз. Не веря собственному зрению, владычица несколько раз закрыла и открыла глаза, но оттого это, казалось бы, не могущее существовать зрелище – сочувствующий человеку демон – никуда не делось. В животе едва слышно заурчало, вгоняя женщину в краску. А служанка с улыбкой подставила ближе крошечные золотистые пирожки.

     Элия нерешительно протянула руку и ухватила горячий румяный кусочек теста. Второй. Прикрыла глаза, расслабляясь. Легкое позвякивание и звук наливаемой жидкости рядом вывели из блаженного транса. Молодая женщина удивленно взглянула на наполняемую чашку, не понимая, когда успела все выпить. Хакейко отставила в сторону тяжелый чайник. Чуть нахмурилась, рассматривая напряженную фигурку в кресле, сделала два шага назад, отмечая слегка расслабившиеся мышцы шеи, спины и рук сидевшей девушки. Сжала и разжала пальцы, сдвинулась еще немного, определяя существовавшие на данный момент границы личного пространства своей подопечной. И об этой особенности императрицы ей нужно будет доложить.

     В желудке образовалась приятная тяжесть. Элия прикрыла глаза, в кои-то веки чувствуя себя почти счастливой. Встряхнулась и попыталась встать. Подскочившая служанка отодвинула кресло. Карие глаза недоверчиво пробежались по улыбавшемуся лицу помощницы и тут же скрылись за пушистыми ресницами. Это ведь все… ненадолго.

     - А предыдущие служанки куда делись? – повелительнице хотелось хлопнуть себя по губам за невольно вырвавшийся вопрос. «Когда она уже научится молчать!» Не надеясь на ответ, она развернулась к выходу.

     - Ваше Императорское Величество, они наказаны! Они не справились с обязанностями. Меня прислали на замену. Да и как можно их было оставить! Вы же чуть не погибли!

     Элия постаралась незаметно вытереть о синюю ткань подола почему-то вспотевшие ладони. Обернулась к говорившей, эмоционально всплескивавшей при этом руками демонице, яростно сверкавшей антрацитовыми глазами.

     - То есть, они не вернутся? – почему ее голос звучит так слабо?

     - Ни в коем случае, Ваше Императорское Величество!

     «Сказала, как припечатала», - отметила Элия, выпроваживаемая чуть ли не под руку из столовой продолжавшей шуршать вокруг демоницей, как раз вещавшей что-то об огромной пользе прогулок на свежем воздухе. Улыбнулась, однако улыбка тут же растаяла, а уголки губ поникли. «Не смей надеяться. Все это быстро закончится. Она – демон. И ее забота и вежливость – исключительно профессиональные. Но надолго ли их хватит, когда приходится прислуживать человеку? Скоро эта маска спадет. Не привыкай. Тебе в лучшем случае достанется холодная предупредительность», - девушка печально усмехнулась, привычно находя плюсы в своем положении, - «По крайней мере, кажется, голодной ее с утра больше не оставят».

     - И не беспокойтесь. Если Вам что-то понадобится, скажите Арени, он свяжется со мной. И не волнуйтесь. Он - демон надежный. Его Императорское Величество выбрал его из лучших воинов собственной гвардии…, - Элия вздрогнула и промазала мимо рукава тонкой жилетки, надеваемой на нее демоницей. Карие очи испуганно уставились в черные. Хакейко обнажила белоснежные клычки в мягкой улыбке, - теперь с Вами всегда будет охранник. Так ведь будет лучше?

     Нерешительный, едва заметный кивок служанка предпочла счесть за согласие. Поправила серебристую оторочку мехового воротничка и окантовки и провела повелительницу к выходу, передавая с рук на руки высокому молодому демону, склонившемуся перед молодой женщиной в глубоком поклоне. Толстая косища лоснящейся змеей скользнула на пол, свиваясь в кольца. Острый взгляд демоницы отметил среди прядей серебристый отблеск стальной нити, превращавшей эту угольно-черную роскошь в мощное оружие, которым, как она знала, мужчина пользовался виртуозно.

     Тем временем демон выпрямился, возвышаясь над своей подопечной сразу же на две головы. Пришлось аккуратно придержать шатнувшуюся назад повелительницу. Хакейко внимательно посмотрела в глаза стоявшего напротив красавца, ответившего понимающим взглядом, незамеченным перепуганной девушкой, нервно накручивавшей на палец пушистую русую прядку.

     - Надеюсь, скоро Вы ко мне привыкнете, Ваше Императорское Величество. Если Вам что-то нужно или беспокоит, прошу Вас сразу же говорить. Нам лорд Кайваор, - заметил недоумение в шоколадных очах и пояснил, - императорский целитель, голову снесет, если Ваше здоровье ухудшится, - в притягательных карих глазах блеснул зеленый огонь. Элия тряхнула головой, вдруг отметив полное отсутствие заколок, вызывавших лишь головную боль. Сегодня волосы лежали свободными прядками. Девушка бросила быстрый взгляд в сторону одного из многочисленных зеркал, украшавших коридор, и приоткрыла рот, уставившись на собственное отражение, казавшееся с новой прической даже красивым. «А может, это так некое лечение, о котором упомянула вскользь Хакейко, сказалось? Или сытный вкусный завтрак?»

     Шагнувший чуть в сторону и назад охранник заставил вздрогнуть и собраться с мыслями. Оба, и стоявшая в дверном проеме демоница, и мужчина, смотрели на нее с одинаковым выжидающим выражением на лицах. Элия закусила губу, не понимая, чего от нее хотят.

     - Куда Вы предпочитаете отправиться сначала? – демон склонил голову набок.

     - А! – повелительница моргнула, нерешительно оглянулась и махнула в сторону выхода, - в парк, наверное, - она с силой потерла переносицу, ловя себя на мысли, что никак не может избавиться от ощущения нереальности происходящего.

     - Идти долго, может быть, если Вы не возражаете, мы спустимся сразу вниз? – императрица в замешательстве уставилась на замолчавшего мужчину, соображая, что он имел в виду? Ход из спальни? Элия развернулась к дверям, но тут за спиной раздался характерный шелест. Обернувшись, владычица растерянно глядела на роскошные кожаные крылья, появившиеся за спиной демона. Еще не до конца распахнувшиеся, они уже производили впечатление своими размерами. «Ох, поклонниц у него, как грязи», - повелительница, потирая подушечкой пальца левую изогнутую дугой бровь, слабо улыбнулась. Перевела взгляд на протянутую в ее направлении руку охранника.

     «Что он от нее хочет?» В поднятых на мужчину глазах плескалось недоумение. Брюнет едва заметно выдохнул и сделал медленный плавный шаг вперед, стараясь не напугать свою подопечную. Аккуратно подхватил хрупкую кисть с длинными пальцами с тонким серебристым колечком на одном из них: - Вы позволите?

     Оказавшись на руках, прижатой щекой к мягкой черной ткани, под которой перекатывались мощные мускулы, Элия замерла, застыла каменным изваянием, не замечая, как опасно приблизился проем огромного окна. А потом тихо взвизгнула, вцепилась руками в крепкое плечо, почувствовав краткий миг свободного падения, но тут же роскошные кожаные полотнища развернулись и подняли их владельца и его ношу выше, превращая падение в полет. Девушка зажмурила глаза и еще сильнее, до треска, сжала ткань рубашки мужчины. Высоты она всегда побаивалась.

     Легкий толчок, шорох. Постепенно до сознания стали доноситься звонкое птичье чириканье и посвистывание, а также шелест листвы. Элия приоткрыла один глаз, а потом распахнула оба, встречаясь с улыбающимся понимающим взглядом демона. Тот осторожно спустил императрицу на посыпанную тонким песком дорожку. Повелительница оглянулась, неуверенно переступая с ноги на ногу и осматривая окружавшие ее высокие деревья с темно-синими стволами. Справа журчал разноцветными, явно с долей магии, струями фонтан: странное, немного похожее на плезиозавра животное антрацитового цвета лежало на водном веере без малейшей видимой поддержки.

     - Куда теперь, Ваше Императорское Величество? – тихий вежливый голос ворвался в ее размышления. Элия растерянно взглянула на своего охранника, - Куда бы Вы хотели пойти?

     - А…, где мы находимся? – девушка с преувеличенным вниманием перебирала тонкое кружево собственной длинной белоснежной манжеты с серебристыми вкраплениями, прослеживая ногтем вычурный тонкий узор. В карих глазах вспыхнул на миг зеленый огонь, но демон тут же прикрыл его: - Мы на центральной аллее, если повернем направо, там будет озеро, а слева находится цветник, - говорить о том, что то место, где они сейчас стояли было известно каждому в империи, мужчина не стал. Лишь отметил, что Его Величеству явно стоило подумать о смене персонала намного раньше. Элия потопталась на месте, разглядывая упитанные розоватые облака, медленно ползшие по яркому небу. Перевела взгляд на песочек под ногами, пожевала губу: - Может быть, к озеру? – она робко посмотрела на возвышавшегося над ней демона. Тот, подметив в шоколадных очах повелительницы тщательно скрываемый страх, склонился в низком поклоне: - С удовольствием выполню Ваше желание. Только, идти туда минут тридцать. Лететь намного быстрее….

     - Благодарю Вас. Я бы все-таки прогулялась…, если там сейчас… нет столпотворения, - девушка передернула плечами и поежилась, заранее напрягаясь от возможного ощущения чужих презрительных взглядов. Мужчина отрицательно покачал головой: - Думаю, в это время большинство придворных еще спит, - он открыл рот, добавить, что в его присутствии можно ничего не бояться, но решил, что в таком деле слова не подействуют. Лучше, пусть повелительница убедится на практике. Неспешно следуя за хрупкой тонкой фигуркой, медленно шедшей по шуршавшему под ногами женщины песку, демон прикидывал возможные варианты развития событий и исправления ситуации.

     Над головой брюнета послышался характерный шорох, и вниз спланировал гибкий рыжеволосый демон. Встряхнулся, спрятал яркие крылья и ехидно улыбнулся, не забыв при этом отвесить ритуальный поклон оглянувшейся назад, разом подобравшейся императрице, после чего спокойно отвернулся от нее: - И за какую провинность тебя так прокатили в должности? – новоприбывший даже не потрудился понизить голос. Арени покачал головой, обошел своего нежданного собеседника и склонил голову перед напряженно смотревшей на него человеческой женщиной: - Ваше Императорское Величество, позвольте Вам представить, это мой знакомый – лорд Эстор. Мы с ним довольно давно не виделись….

     В карих глазах отразилось недоумение. Императрица продолжала молча вопросительно смотреть на своего охранника. Мужчина вздохнул про себя. Кажется, эта работа будет сложнее, чем он ожидал. Нет, он, конечно, сразу знал, что ему придется охранять человека. Не сказать, что к этой расе он относился с явным презрением, но четко осознавал превосходство собственного происхождения. Так что провести с собой беседу на тему того, что ему доверили безопасность не просто императрицы, а гаранта спокойствия империи, и принадлежность к определенной расе тут значения не имеет, ему пришлось. А также напомнить о собственном профессионализме, позволявшем прятать любые эмоции. Однако того, что происходило, брюнет совсем не ожидал. Он готовился к капризам и истерикам, а столкнулся со страхом и непониманием собственного статуса. Демон аккуратно улыбнулся, стараясь не обнажать внушительные клыки: - Вы не будете возражать, если мы пообщаемся?

     В глазах цвета шоколада он увидел обширный спектр эмоций, начиная от удивления и заканчивая тревогой. Все, кроме возражения. Девушка помедлила, потом кивнула: - Я пойду немного вперед…, - она развернулась и неспешно зашагала дальше по дорожке, иногда притормаживая у особенно крупных ярко-желтых шаров цветущего кустарника.

     - Ваше Императорское Величество, не нюхайте…, - Арени окликнул подопечную, быстро приближаясь к ней, но не успел. Повелительница уже отчаянно чихала и терла сморщившийся нос, пытаясь попутно стереть катившиеся по щекам градом слезы, - Прошу прощения, Ваше Императорское Величество, - демон достал платок и крошечный флакончик с темно-синей жидкостью, поменявшей цвет на серебристый, как только она коснулась ткани. Мужчина аккуратно коснулся заплаканного лица, отводя в сторону руки подопечной, - Эти цветы очень красивы и почти не пахнут на расстоянии. Но, как Вы уже успели убедиться, отвратно воняют вблизи. К счастью, это все совершенно безвредно. Сейчас Вам станет лучше.

     Последний раз шмыгнув носом и глубоко вздохнув, Элия виновато взглянула на охранника: - Прошу прощения.

     Тот склонился в очередном вежливом поклоне: - Это я должен просить прощения, что не предупредил вовремя…. Вы… хотите продолжить прогулку?

     Получив в ответ утвердительный кивок, мужчина вернулся к изумленно наблюдавшему с отдаления в несколько метров за ситуацией рыжеволосому демону, нервно покручивавшему в длинных тонких пальцах кончик собственной косы, украшенной изящной цепочкой с капельками бриллиантов. Вскинув вишневые глаза на подходившего к нему брюнета, демон скорчил рожицу, открыл рот, но, натолкнувшись на предупреждающий взгляд Арени, не произнес ни слова. Неспешно зашагал рядом с следовавшим за своей подопечной охранником. Девушка остановилась у роскошного куста с яркими алыми кистями крошечных цветов, собранных в гигантские соцветия, оглянулась на телохранителя, дождалась кивка и принялась с наслаждением нюхать грозди, из буйства которых то и дело выпархивали огромные разноцветные бабочки. Рыжеволосый помялся, а потом нерешительно и очень аккуратно осведомился тихим шепотом: - Разве… тебе не претит то, что она - человек? – он искоса взглянул на собеседника, отмечая с некоторым облегчением, что тот не торопился вставать в боевую стойку.

     - Ее Императорское Величество не только является официальной, признанной и законной супругой нашего Повелителя, но и гарантом безопасности государства, как носитель Пророчества. Как ты думаешь, этого достаточно? – лорд Энлэ мазнул взглядом по задумавшемуся лицу рыжика, отмечая удивленно приподнятые брови, нахмуренный лоб и прикушенную клычком губу. Кажется, его оппонент с такой точки зрения ситуацию не рассматривал, полностью упустив из внимания все, кроме расы молодой женщины, которая как раз запрокинула голову, высматривая кого-то оглушительно чирикавшего в пышной золотисто-зеленой листве. Прищурившись, демон заприметил мелкую ярко-зеленую пичужку со смешным желтым хохолком, активно наскакивавшую на красно-синюю товарку, и усмехнулся. Повелительница еще пару минут постояла, потом разочарованно махнула рукой и зашагала дальше, очевидно, так и не углядев птах. Брюнет пожал плечами и пошел следом.

     Элия запнулась и тряхнула головой, глядя себе под ноги. Так она и думала, опять на ровном месте. Или эти кочки сами по себе вылезали из ровным слоем насыпанного песочка, а потом быстренько убирались назад, чтобы она их не обнаружила…. Тяжело вздохнув, девушка запрокинула голову к теплым солнечным лучам, пытаясь не думать о шедших за ней попятам мужчинах. Когда-нибудь она к этому привыкнет, возможно, однако сейчас было тяжковато. Правительница уже начала подумывать о возвращении назад в комнаты. Оттуда можно будет уйти через «черный ход» и побродить в одиночестве. С другой стороны, когда еще удастся выбраться в эту часть парка. Самой ей сюда ножками топать и топать. Да и до водоема, судя по то и дело пролетавшим мимо крупным радужным стрекозам, которых она видела в книжке сказок на похожих на кувшинки цветах, росших в воде, оставалось всего ничего.

     Девушка улыбнулась апельсиновому солнышку и обогнула выпрыгнувшую на дорожку и не думавшую с нее сходить лиловую лягушку особо упитанных размеров. А за следующим поворотом открылось озеро. Элия восторженно выдохнула и замерла на месте, разглядывая безмятежную темно-синюю гладь, усыпанную белоснежными крупными, с две ее головы размером, цветами, больше всего напоминавшими лилии. На заостренном кончике лепестка ближайшего цветка покачивалась, сверкая фасеточными прозрачными глазами, стрекоза. Вот она взлетела, застрекотала что-то недовольно, сделала круг над водой и оказалась во рту выпрыгнувшей откуда-то из глубины крупной ярко-алой рыбины с длинным, словно конский хвост, плавником на спине.

     Удачливая охотница ушла назад, а Элия осталась на месте, борясь с желанием потереть глаза. Впрочем, эта навязчивая идея посещала ее сегодня неоднократно. Девушке все казалось, что она спит и никак не проснется. Ведь не могло быть, чтобы в реальности она была сытой, довольной, удобно и прилично одетой, да еще и под вежливым присмотром, позволявшим не шарахаться в сторону от каждого демона, опасаясь его плохого настроения и мощных крыльев. Она даже щипала себя пару раз за руку и морщилась от боли. Но через некоторое время опять повторяла этот нехитрый прием.

     На губах застыла недоверчивая улыбка. «Неужели ее не дадут в обиду? Может быть, она не так поняла? Да нет, вроде бы этот демон говорил о том, что она важная персона. И про пророчество упоминал. Как же все-таки хорошо, что она стала немножко понимать этот рыкающий, но такой мелодичный, чем-то напоминающий французский, язык». Медленно двигаясь по дорожке вокруг озера, Элия прокручивала в голове подслушанный диалог, убеждаясь, что не ошиблась, и тихонько надеясь на лучшее. Подхватив с травы крупную изумрудную шишку, девушка размахнулась и забросила ее в озеро. Попала на толстый иссиня-черный лист «кувшинки». Снаряд с глухим шлепком отскочил и плюхнулся в воду, откуда высунулась недовольная алая морда, вместе с фонтаном брызг выплюнувшая заглоченную было несъедобную гадость.

     Повелительница вжала голову в плечи и виновато закусила губу, глядя на мрачно хлопнувшую хвостом по озерной глади рыбину. Отряхнула руки, нахмурилась в размышлениях о том, что постоянно напоминать себе, что она является для окружающих объектом работы, будет тяжело. Демоны – отличные специалисты по ношению масок. Элия вспомнила, как аккуратно вытирал охранник слезы с ее щек, как смотрел с тревогой. Да и улыбка пухленькой Хакейко не уходила из памяти. «Что ж, переживешь. Это лучше, чем откровенное хамство. Будешь чаще вспоминать Японию. У них такое - обычное дело», - императрица подхватила подол, перешагивая через текший по каменистому ложу тоненький ручеек, настолько крошечный, что через него даже маломальский мостик никто перекидывать не стал.

     Глава 9: Неожиданность или решение и его последствия
     You must be the change you wish to see in the world.
     Mahatma Gandhi

     Элия резко остановилась, Не успевшее за ней платье, обмоталось вокруг лодыжек, затем раскрутилось с легким шелестом. Шоколадные глазищи невидяще уставились на водную поверхность. Девушка покусывала губу, то и дело сплетая пальцы в замок. «Почему Арнэр изменил свое отношение? Надолго ли это? Чувствует себя виноватым? Или просто зол, что затронули его собственность?» Повелительница провела рукой по свободно лежавшим прядкам, сбрасывая спланировавший с ближайшей кроны резной листок. «Можно ли этим воспользоваться? Попытаться-то в любом случае стоит». Она медленно вдохнула, выдохнула и взглянула на стоявшего в паре метров от нее телохранителя. Уже без сопровождения. «Надо же, а она и не заметила».

     - Я бы хотела вернуться во дворец. Точнее, в приемную Его Императорского Величества, - она замерла, следя за концом качавшейся на легком ветру травинки. В такт ее колыханиям в голове моталось подозрение, что во дворец придется возвращаться пешком. Крепкие руки, обхватившие талию и негромкий голос над головой, произнесший «Позволите», выдернули повелительницу из этой странной медитации. В следующую секунду земля ушла из-под ног, а мимо лица промелькнули крупные резные листья с ярко-желтыми прожилками, в глаза ударило сияющее апельсиновое солнышко. Элия торопливо опустила ресницы и отвернула голову, пытаясь спрятаться от света.

     - Его Императорское Величество сейчас в западных приемных покоях.

     Девушка молча кивнула на это объяснение, не собираясь пояснять, что название ей ровно ни о чем не говорило. В душе шебуршалась робкая надежда, что ее сейчас доставят по адресу. По лицу пробежала коротким лучиком слабая улыбка, а сердце удовлетворенно стукнуло пару раз и тут же заколотилось с утроенной силой. Брови сошлись на переносице, а губы тихонько зашевелились, пока Элия пыталась продумать основные доводы. Отрицательно качнула головой, отказываясь от первоначальной идеи просить обучить ее языку магически, решив сделать упор на амулете для понимания. С его помощью она и сама все выучит, благо навыки имелись, а знать об этом никто не будет. Да и отобрать амулет всегда проще, чем заставить что-то забыть, так что высшему демону такое положение вещей могло понравиться. На этой мысли императрица хмыкнула, ворохнулась и тут же испуганно вцепилась пальцами в рубашку телохранителя, о котором она за всеми этими мыслями успела забыть. Равно как и о том, что на данный момент находилась в нескольких десятках метров над землей. Еще пару минут Элия боролась с испугом, старательно размышляя о причинах такой невнимательности. О старческом слабоумии думать пока было рано. А вот недосыпы, недоеды и общий скотизм ситуации вполне могли быть причинами.

     Легкий толчок, и над головой послышался шорох складывающихся крыльев. Девушка подняла глаза, скользя взглядом по красиво изогнутым губам и изящным крыльям прямого носа своего охранника, натолкнулась на мерцающий зелеными искорками взгляд карих глаз и потупилась. Оглядела себя, аккуратно расправляя чуть примятые складки платья. Сбоку появилась крепкая мужская рука, с которой в ее мире уже давно бы рекламу снимали, демонстрируя изысканные модели дорогущих часов. – Вы позволите, - Элия озадаченно смотрела на застывшего в полупоклоне мужчину. Тот улыбнулся уголками губ, - Вашу жилетку. Во дворце тепло. Вам будет некомфортно, Ваше Императорское Величество.

     «И что теперь?» - девушка переступила с ноги на ногу. Потом потянулась снять верхнюю, практически невесомую одежку. Рассчитывать на то, что демон поучаствует в этом процессе и поможет, как это принято не только в ее мире, но и здесь, пожалуй, не стоило. В следующее мгновение брюнет переместился за спину и аккуратно снял с плеч серебристый мех. Сложил жилетку на руке: - Ваше Императорское Величество, нам туда, - телохранитель вежливым жестом указал направление. Элия кивнула, про себя поскрипывая зубами. Это «Ваше Императорское Величество», причем по ощущениям именно с большой буквы, заставляло каждый раз едва ли не подпрыгивать. Казалось, что над ней издеваются.

     С другой стороны, ей будет проще не забываться и держать дистанцию, - владычица кивнула самой себе и, опираясь на руку охранника, шагнула с широкой открытой площадки огромного подоконника на алый ковер ведущего к приемной коридора, обрадованная тем, что сегодня весь этот занимавший значительно больше получаса путь обошелся ей в каких-то десять минут. Довольно выдохнула. В наличие телохранителя оказался один огромный плюс. Упомянутый охранник как раз вышел вперед, открывая перед императрицей тяжеленные белоснежные двери, от золотых вензелей на которых уже привычно рябило в глазах.

     Сумрак выполненной в шоколадных тонах, приглушавших блеск позолоты, комнаты был как никогда приятен, после ослепительного солнца и сияния галереи. Элия поморгала, огляделась и направилась к стоявшему у стены креслу, мимоходом отмечая присутствие всего трех, помимо нее, демонов. Прикусила губу, устраиваясь удобнее и машинально поглаживая темно-коричневую теплую гладкую поверхность выполненного из какой-то очень красивой древесины подлокотника, боясь поверить в то, что у нее имелся шанс попасть на прием к мужу. Разумеется, если последний не решит ее игнорировать.

     Вставший сбоку Арени шевельнулся, на миг покидая свой пост. Через мгновение вернулся с чашечкой тонкого фарфора в руках, над которой поднимался струйкой пар. Спустя мгновение черное с причудливым белоснежным узором блюдце оказалось перед Элией. Она недоуменно моргнула, принимая подношение и одновременно бросая встревоженный взгляд на руку. Однако перстень вел себя тихо. Девушка наклонилась, вдыхая травяной приятный аромат отличного чая. Раньше она просто не осмеливалась брать здесь что-либо. Вышедший из поля зрения подопечной лорд Энлэ недовольно нахмурился, обращая внимание на испуганный и настороженный вид молодой женщины. Тяжелым предупреждающим взглядом медленно обвел всех присутствовавших придворных, и без того лишний раз боявшихся посмотреть в сторону повелительницы. Гнев императора почувствовал каждый, находивший во дворце, и подпадать под карающую длань желающих не было.

     Не заметившая всего этого Элия, прикрыв глаза, аккуратно пила чай, в который раз прокручивая в голове возможный разговор, старательно отгоняя от себя мысли о том, что ей даже не дадут и слова сказать. Один за другим вставали просители, проходя в кабинет мимо сурово глядевших на них с портретов предыдущих представителей династии. Наконец, последний – крупный демон с алыми волосами, заплетенными в несколько перевитых между собой кос - небрежно поправил серебристую кружевную манжету, подхватил темно-вишневую с золотистым вензелем папку и шагнул в кабинет. Девушка вздохнула, выпрямилась и посмотрела в окно, однако ничего интересного не увидела, так как плотные шторы закрывали проем практически полностью.

     «Интересно, каждый там находился минут по пятнадцать. На этого уйдет столько же времени? Или больше? А вдруг он опять улетит прямо из кабинета?» - Элия не выдержала, встала с кресла. Прошлась по гладкому полу до окна, отодвинула край шторы и замерла. Только кончики пальцев постукивали по раме. В идеально чистое прозрачное стекло с той стороны бумкнулось нечто, заставляя девушку отшатнуться. Повелительница с трудом подавила желание протереть глаза. Не заметившая преграды летающая ящерица, раздраженно высунула розовый язык, облизала стекло, к которому прилепилась лапками, как присосками, распахнула коралловые крылышки, быстро-быстро замахала ими, зависая в воздухе, чтобы в следующий момент скрыться из вида. Элия закрыла рот и помотала головой.

     - Что-то не так, Ваше Императорское Величество? - раздался над ухом тихий вкрадчивый голос, сначала принятый девушкой за продолжение собственных мыслей.

     - Ящерица, летает, - слова звучали как-то жалобно.

     - Это картал. Они безвредные. Легко приручаются. Часто живут не только в парках, но и в домах, - демон безразлично пожал плечами. Элия встряхнулась, выпрямилась: - Благодарю за информацию, - она в тревоге оглянулась на ведущие в кабинет двери, пытаясь припомнить, выходил кто-нибудь или нет, досадуя, что позволила себе отвлечься.

     - Советник Эонесс еще не покинул кабинет, - мужчина смотрел ровно и спокойно. Девушка опустила голову, прикусывая губу и сжимая пальцы, пытаясь привыкнуть к новой реальности, в которой ей иногда помогали, даже не дожидаясь просьбы. Это было… странно.

     Тяжелая створка двери легко отошла в сторону, открывая обзору согнувшуюся в поклоне спину советника, подметавшего косами фисташково-коричневый пол кабинета. Со своего места Элия увидела огромное окно, казавшееся прозрачным, черный подоконник и угол белоснежного кожаного то ли дивана, то ли кресла. В следующий миг демон выпрямился, и все. Обзор был полностью перекрыт его широкими плечами. Владычица подождала, пока мужчина прошел через приемную, и нерешительно шагнула по направлению к кабинету, но тут же остановилась, глядя на распахнувшую дверь и вышедшего в сопровождении секретаря супруга. Личный помощник, разумеется, заметил ее, отвесил уже набивший оскомину поклон, но, по своему обыкновению, господину ничего не сказал, а тот уже решительно двигался к выходу. Элия стиснула ткань платья в руках. Резко выдохнула, как борец перед выходом на ринг: - Ваше Императорское Величество, можете уделить мне пять минут?

     И вдохнула. Ибо боялась, что голос подведет, поэтому произнесла предложение на одном дыхании. Зато громко и четко. Так что спустить все на тормозах, используя банальнейшее «не слышал», уже не получалось. Высокий мощный, но не перекачанный мужчина оглянулся. Янтарные глаза медленно прошлись по всей невысокой фигурке императрицы. Затем медовый огонь скрылся за длинными черными ресницами, губы на миг поджались, а потом на лице демона появилось уже знакомое брезгливо-усталое выражение: - Ваше Императорское Величество, вопрос с Вашей безопасностью решен. Я приношу извинения. Что Вам еще нужно?

     - Э? – других слов у Элии просто не осталось. Она молча хлопала глазами на брюнета, пытаясь сложить в нечто осмысленное то, что слышала. Секретарь осуждающе сверкнул глазами на столь вопиющее нарушение приличий и смахнул несуществующую пылинку с мягкой черной ткани рукава однобортного пиджака повелителя.

     - Я Вас и так содержу, обеспечиваю драгоценностями, одеждой, развлечениями. Но Вам этого мало? – постепенно повышал голос венценосный супруг, машинально пытаясь распустить узел, видимо, надоевшего за это время черного же с серебристым узором шарфа, - каждый вечер, несмотря на дневные заботы, я прихожу к Вам и исполняю свой супружеский долг. На что Вам жаловаться? Вы можете меня просто не беспокоить? – мужчина потер рукой переносицу и поморщился, как от головной боли.

     Элия постепенно переваривала сказанное, уставившись на плавно переходившие один в другой древесные узоры на досках пола: «Как же так? В голосе мужа звучало полнейшее недоумение. И уверенность в своих словах. Он что? Действительно считает, что делает все возможное? Нет, ну а как же ее безопасность? Да она ведь чуть не сдохла! И это называется «не на что жаловаться»? Хотя…», - она помотала головой так, что в ушах качнулись тоненькие золотые сережки-цепочки, - « он же исправил это. Вроде бы. По крайне мере, он сам это только что подтвердил. А может ли быть, что она все перепутала?» - она перебирала ткань подола пальцами, глядя на широкую спину двинувшегося к выходу демона. Дверь захлопнулась с легким щелчком. И тут Элия вздрогнула, в глазах вспыхнула дикая, невероятная надежда, основанием для которой служило то искреннее возмущение и недоумение, звучавшее в голосе Арнэра, говорившего о своих еженощных обязанностях.

     - Ваше Императорское Величество, - звонкий возглас разнесся по галерее, отражаясь эхом от куполообразного потолка. Уже успевший распахнуть угольно-черные крылья демон оглянулся на бежавшую к нему, подобрав платье супругу, по пятам за которой следовал телохранитель. Затормозив чуть ли не у самого подоконника, девушка сделала еще шажок по инерции, чудом не уткнувшись в грудь собственного мужа. Подняла на него глаза: - Ваше Императорское Величество, можете так не напрягаться….

     - Что? – теперь настала очередь мужчины недоуменно приподнимать брови. Человечка торопливо продолжила: - Я имею в виду Ваши, - еще недавно бледные щеки окончательно раскраснелись. Румянец переползал на шею и уши, - ночные приходы. Можете так не утруждаться, - в глазах повелителя полыхнуло яростью оскорбленного мужчины. Элия внутренне ойкнула и надавала себе по щекам, спешно пытаясь исправить ситуацию, - Я по натуре своей очень спокойный человек, которому чужды подобные радости.

     Теперь уже трое мужчин смотрели на нее с одинаковым выражением изумления на лицах. Владычица перевела дух и прикрыла на миг глаза, понимая, что этим дубол… самцам придется объяснять все прямым текстом: - Я не люблю секс и прекрасно обходилась и обойдусь без него. Или…, - повелительница задохнулась от внезапно пришедшего в голову подозрения, - Вам ребенок нужен?

     Отрицательное мотание брюнетистой головы с тонким ободом короны, -«странно, кстати, почему не золотой, а белой? Платина?», - Элия отмахнулась от лишних мыслей, - стало настоящим бальзамом на душу. Молодая женщина поспешила продолжить: - В таком случае Вы можете полностью сосредоточиться на более важных делах. Мне это будет…, - она помолчала, подбирая слова, чтобы заменить «только в радость» чем-то более приличным, - не в тягость.

     Девушка с трудом проглотила остаток фразы: «Тем более что Вам это все противно. Как и мне». Замерла, дрожа то ли натянутой струной, то ли испуганным зайчишкой. Некстати накатили воспоминания. Она не была девственницей, но все равно, позы и поведение мужа в постели оказались для нее… чрезмерными. Вызывали только оторопь и ничего больше. Она передернула плечами и тут же испуганно вскинулась. Не заметил ли? Не воспринял ли на свой счет? Карие глаза пробежались по фигуре стоявшего напротив супруга. Элия приоткрыла рот, разглядывая шокированного ее словами демона. «Неужели все-таки сердится. Ну вот, и амулет переговорный не получу, и все останется как прежде. Если хуже не будет», - заходился истерикой внутренний паникер, с дрожью рассматривая хмурого, как грозовая туча, императора.

     - Что ж. Если Вам так угодно, - мужчина кивнул, отвернулся и выпрыгнул наружу, уже в полете распахивая крылья. Элия восхищенно проследила за свободным падением, автоматически отмечая, что подобное рисковали проделывать далеко не все демоны, сначала, еще «на земле» предпочитая полураспустить кожаные складки, а потом, в планировании, окончательно раскрыть их. В проем ворвался теплый ветер, принесший с собой сладковатый аромат глинии – удивительных ярко-желтых с коричневой бахромой и мохнатой пушистой сердцевиной цветов. Девушка втянула носом. По пухлым привлекающим внимание своим глубоким насыщенным цветом губам скользнула мечтательная улыбка. Запах Элии нравился. Захотелось слетать, посмотреть на эту красоту сверху. Она искоса взглянула на стоявшего чуть сзади - сбоку телохранителя и прикусила губу, отказываясь от идеи. Да и вообще, следовало быстрее вернуться к себе и все обдумать.

     Правительница подхватила подол, разворачиваясь в сторону видневшегося в отдалении выхода, когда за спиной послышалось тихое покашливание. Элия обернулась, вопросительно склоняя голову к плечу, уставилась на своего охранника.

     - Ваше Императорское Величество, - Арени тщательно контролировал выражение лица, не позволяя появиться на нем широкой ухмылке, - Вы уверены, что пешком будет быстрее?

     Упс. Правительница потупилась, признавая собственную ошибку. Переступила с ноги на ногу, покрутила на пальце обручальное кольцо, вздохнула и подняла голову: - Вы правы. Я бы хотела вернуться в свои апартаменты.

     Удобно устроившись в руках демона, стараясь не думать о том, что по приказу супруга тому было просто достаточно разжать руки, и все, проблема решилась бы сама собой, девушка перебирала в голове результаты сегодняшнего разговора. Хмыкнула про себя, приходя к выводу, что слухи о ней, как о совсем уж безнадежной фригидной женщине, даже минусом не будут. Так, еще один маленький штришок к и без того кошмарному портрету. Посопела носом при мысли, что заполучить в свое владение языковой амулет или вообще знание языка не удалось. Теперь предстояло искать в библиотеке возможные варианты решения. Императрица возмущенно сдула с лица упавшую на глаза отросшую прядку, вымещая на ней свое недовольство. Спустя миг уголки губ дрогнули, нерешительно поднимаясь вверх, а в сердце ворохнулась надежда, что муж не шутил… и… ночные визиты прекратятся.

     На лице девушки расцвела широкая улыбка, тут же привычно спрятанная. Повелительница ступила мягкой туфелькой на гладкий пол своей золотисто-голубой гостиной. Поклонившись, принесший ее демон сообщил, что будет находиться у главного выхода из апартаментов Ее Императорского Величества, и испарился. Элия пожала плечами. Придирчиво оглядела платье. Перевела взгляд на часы. До времени Х, точнее начала подготовки к обеду, супруг-то вернулся, значит, опять придется наблюдать за этим шоу, оставалось еще достаточно времени. Подошла к столу и машинально огладила прохладную гладкую спинку кота-светильника.

     Выдвинула кресло, села и потянула на себя ящик. Однако доставать бумаги не спешила, замерла на месте, покусывая губы и настороженно косясь на двери. Это с предыдущими служанками она знала точно, когда те появятся, а что теперь? Следовало подумать над тем, где она сможет без помех поработать. Вариант с музыкальным залом пришлось отбросить по все той же причине. Ее могли банально потерять. Элия посмотрела в окно, улыбнулась мохнатому древесному гиганту и постучала кончиками пальцев по столу. Аккуратно задвинула ящик, решив, что поработать она сможет и позже. А сейчас следовало поостеречься. Откинулась на спинку кресла, зевнула. Потерла виски. Встала, походила, поглядела в огромное зеркало, в кои-то веки улыбнувшись собственному отражению, и снова устроилась в кресле, прикидывая планы на будущее.

     Повертев в руках ручку, прикусила ее кончик и печально хмыкнула, принимая тот факт, что учить язык демонов придется и дальше своими силами. Раздраженно стукнула кулачком по столешнице, представляя себе масштабы. Покачала головой. Даже при том, что понимать более или менее речь окружающих она начнет месяца через два-три, потребуется не меньше полугода. Слишком большой срок, в особенности, если учитывать то, что она задумала. Изогнутые дугой брови сошлись на переносице.

     Девушка постучала черной с золочеными завитушками ручкой по белоснежной столешнице. Вдруг прищелкнула пальцами и улыбнулась, прикидывая, что нужную информацию можно будет найти в библиотеке. Однако в следующее мгновение насупилась. До нее дошло, что без знания языка найти необходимое вряд ли получится. Императрица раздраженно прикусила щеку изнутри и тихо ойкнула. Прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Кивнула самой себе и тихонечко прошептала: - Что ж. Делать нечего. Будем сдерживать собственные порывы и пойдем в том темпе, который у нас есть. А там, или амулет выпрошу, или что-нибудь полезное найду, - губ коснулась усмешка. Отказываться от своей идеи Элия не собиралась. Слишком уж нехорошие ощущения вызывало у нее пребывание в этом демоническом гадюшнике.

     - Ваше Императорское Величество….

     Владелица апартаментов оглянулась на вежливый стук в косяк открытой двери. Улыбавшаяся ей демоница присела в реверансе: - Скоро обед. Позвольте Вам помочь.

     «Ого», - правительница посмотрела на часы. Крепко же она задумалась. Девушка встала, стискивая до боли пальцы и мелко дыша. Хакейко еще раз улыбнулась и повела рукой в сторону ванной комнаты: - Все уже готово.

     Кивнув, императрица на чуть подрагивавших от напряжения ногах направилась к дверям светлого дерева, вошла в бежево-золотистое царство чистоты и застыла, не в силах подойти ближе к вызывавшей у нее чувство паники чаше с водой. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Элия прижала руку к груди, пытаясь договориться с частившим органом. Укусила себя за язык и только после этого смогла сделать еще три шага вперед.

     - Позвольте, я помогу, - ловкие пальцы следовавшей за ней служанки расстегнули застежки и молнию, после чего демоница забрала платье, подошла к воде, опуская руку в пену, поболтала в ней, улыбнулась, заверив, что температурный режим приблизительно такой, как утром, и удалилась, без напоминаний и просьб прикрывая за собой двери. Элия тряхнула головой, скинула остатки одежды и, крепко сжимая губы, с трудом удерживаясь от крика, одним движением опустилась в ванную по самую шею, вся скукоживаясь в ожидании боли. Минута, еще одна. Теплая вода мягко обволакивала тело. Мелкие пузырьки щекотали бока. Пушистая пена пахла приятно и ненавязчиво.

     Императрица приоткрыла глаза, бездумно рассматривая качавшиеся за окном ветви, сквозь темную зелень которых яркими золотистыми полосками проникали солнечные лучи. Неуверенно повела рукой по шапке пены, всхлипнула и испуганно оглянулась на дверь. Подхватилась, встряхнулась и очень быстро привела себя в порядок. Закутавшись в пушистое, бесконечное, по ее мнению, полотенце, Элия, стараясь не наступить на волочившийся темно-шоколадный махровый конец, выползла в спальню, гадая, какой шедевральный ужас от императорского портного будет ждать ее сегодня.

     На фиолетовых подушках лилового дивана лежало пышное, в уже набивших оскомину дворцовых традициях, пурпурное платье, от изукрашенного золотыми узорами с вкраплениями драгоценных камней подола которого хотелось прикрыть глаза и повыть, ибо никому и в голову не приходило, какого ей таскать на себе такую тяжесть. Повелительница медленно выдохнула и, печально сгорбившись, шагнула к этому… выкидышу придворного гения. На периферии зрения мелькнуло что-то золотистое, светлое. Элия затормозила, поворачиваясь к стоявшей у изножья кровати банкетке.

     Подошла ближе и присела на блестящее кремовое, спадавшее складками с кровати на пол покрывало, разглядывая нечто пышное, однако выглядевшее не массивным, а воздушным. Протянула руку, дотрагиваясь до вышитых тонкой золотой нитью растительных узоров, постепенно редеющих от подола к талии, обвела пальцем контур раскрывшей крылья бабочки. Нерешительно коснулась пояска и, затаив дыхание, принялась рассматривать полупрозрачное золотистое кружево, густевшее от кончиков рукавов к талии, надежно закрывавшее от чужих взглядов плечи и грудь. Нежный, то ли бежевый, то ли перламутровый, постоянно менявшийся с одного на другой тон основной ткани радовал глаз и вызывал улыбку.

     - Вам нравится, Ваше Императорское Величество?

     Элия вздрогнула, поднимая голову и переводя взгляд на появившуюся в дверях гардеробной с огромной шкатулкой в руках демоницу. Та поставила свою ношу на резной столик у зеркала, отряхнула подол сочно-зеленого платья и улыбнулась: - Я не знала Ваши предпочтения, поэтому взяла два противоположных по стилю платья, полагаясь на Ваш выбор.

     Подходя к госпоже, аккуратно поднимая ее и проводя к креслу, чтобы уложить волосы и закрепить на них тонкую золотую, с прозрачными кристаллами бриллиантов диадему, а затем облачая императрицу в светлое платье, Хакейко не переставала болтать обо всем сразу, пряча за словами собственное облегчение и одновременно злость. Облегчение, потому что поняла, что у повелительницы вкус, несмотря на предыдущие ужасающие наряды, имелся, а злость – на отсутствие профессионализма бывших прислужниц, позволивших себе столь непочтительное отношение к супруге императора.

     Еще раз огладив тонкую вышивку и поправив диадему, демоница вдела в уши владычицы длинные золотые сережки-цепочки, в звеньях которых крепились капельки бриллиантов, и удовлетворенно улыбнулась. Элия изумленно рассматривала себя в зеркале, нерешительно поворачиваясь то одним боком, то другим. Потрогала сережку, провела ладонью по кружеву. Уставилась на отражавшуюся в зеркале Хакейко, пожевала губу, встала, с трудом удерживаясь от вертевшегося на языке вопроса. А брови все равно изогнулись, на миг выдавая удивление девушки. Что-то ей раньше казалось, что обед не требовал такой роскошной упаковки.

     - На Большом обеде будут восхищены, - донеслось до оглушенного происходящим сознания.

     - Что? – она чуть повернулась к говорившей. Демоница улыбнулась так, что на пухлых щечках появились очаровательные ямочки, и повторила: - Его Императорское Величество решил сегодня не проводить бал, а организовать Большой обед в честь Вашего выздоровления, и я рада, что на нем Вы будете блистать. Вам очень идет этот наряд.

     Повелительница не выдержала и рассмеялась, до того нелепым показалось ей предположение о том, что она может блистать среди великолепия придворных демонесс. И все же, девушка покосилась на зеркало, выглядела она сегодня значительно лучше, и это… вселяло уверенность. Короткий смех резко оборвался. Непривычное к подобным звукам в данном помещении эхо даже не успело подхватить его.

     Элия выпрямилась, расправила плечи и шагнула к выходу. От серо-голубой стены сразу же отошел и склонился в поклоне высокий демон. Молодая женщина замерла на мгновение, едва заметно вздрагивая. Вежливо кивнула, мысленно разводя руками, одновременно пытаясь понять, как можно было забыть о собственном охраннике. Арени плавно приблизился и протянул руку. Владычица помедлила, рассматривая аккуратную крупную кисть с красивым сиреневым камнем перстня, нерешительно коснулась пальцев демона, принимая приглашение.
     Глава 10: Императорские будни или Все может император?
     Вообще говоря, власть не портит людей, зато дураки, когда они у власти, портят власть.
     Шоу Б.

     Арнэр сердито отшвырнул в сторону газету, которую безуспешно пытался читать последние двадцать минут. Бесполезно. Сегодня информация о том, чем живут, чем интересуются его обычные подданные, а не дворцовые приближенные, в голове не укладывалась. Более того, он даже не мог припомнить названия статей, которые успел просмотреть. По темному, практически черному полу с легким гудением прошуршал ураганчик, подлетел к креслу, с сидевшим в нем императором, и на миг прижался к ногам. «Утешает», - мужчина протянул руку, защищенную магией, и приласкал малыша. Вихрь унесся наружу и принялся гоняться за огромным резным черным с ярко-желтыми прожилками листом, неизвестно каким ветром занесенным в эту часть парка. Вроде бы по близости подобные образцы не росли, насколько помнил повелитель.

     Брюнет встал с кресла и прошелся к огромной стене аквариума. Остановился, разглядывая подводный мир. К стеклу подплыла средних размеров ало-зелено-фиолетовая рыба с похожими на веера плавниками и длинным павлиньим хвостом. Мрачно посмотрела на мужчину зелеными глазами и, чуть ли не с видимым вздохом, развернулась, уплыла в дальнюю часть аквариума, где и застыла, уткнувшись мордой в угол, показывая всему окружающему миру свою тыльную часть. Демон с завистью покосился. Он бы тоже хотел плюнуть сегодня на все. А лучше не только сегодня. И вот так же, закрыться, никого не видеть, ничего не слышать. Изогнутые элегантной дугой брови сошлись на переносице. Император закусил алую губу и с силой потер переносицу идеально прямого носа. Как же его все достало.

     Мимо проплыла очередная, на этот раз ярко-желтая обитательница аквариума. Подмигнула своим черным глазом. Брюнет легонько постучал по стеклу. Рыбка приблизилась, подняла морду к поверхности, но не получив ожидаемого корма, недовольно шевельнула плавниками и скрылась в зарослях водорослей. Правитель вздохнул: «Женщины, что с них возьмешь. Все время чем-то недовольны. Что-то им нужно…», - поморщился, - «Какая разница, демонесса, эльфийка или человек, или вот … рыба? Всем им постоянно что-то требуется. У каждой свои претензии. А он сегодня опять не выспался. Вчера было нудное совещание до полуночи. Когда стало ясно, что министры готовы заседать и дальше, нарычал на всех, разогнал заниматься делами, а сам отправился на встречу с главой разведки….

     Последний, кстати, тоже не выглядел чрезмерно довольным жизнью. Устроившись в мягких креслах на открытом балконе, лично защищенном императором от любого воздействия и прослушивания, мужчины некоторое время наблюдали за пируэтами и выкрутасами домашнего ураганчика, пока высший демон не выпрямился, глядя прямо на блондина.

     Тот немедленно открыл папку с документами. Как и ожидалось, особых новостей пока не было, хотя основные моменты оперативно отработали. За лордессой Шедейф установили постоянное наблюдение, в ее доме нашлись нужные люди. Попутно блондин поделился задумкой. Откинув с плеча белоснежную гриву, лорд Эйра предложил внедрить своих людей в каждый высший дом, чтобы в случае необходимости можно было мгновенно подключить полезные звенья цепи. Сердито нахмурившись и сжав украшенные крупным массивным перстнем с темно-синим камнем пальцы, начальник разведки раздраженно признался, что досадует о том, что данная элементарная мысль не посетила его раньше.

     Император философски пожал плечами. Пришла, уже хорошо. В дальнейшем все это пригодится, а пока следовало работать с тем, что имелось. Увы, согласно докладу, белокурая любовница пока ни с кем не встречалась, не общалась. Подсаженный в подаренное повелителем украшение жучок транслировал лишь пустую болтовню.

     - Однако, - лорд Эйра поправил воротник-стойку серебристо-серого камзола, легко мазнув пальцами по тончайшей серебристой вышивке, лишь блеском выделявшейся на ткани, - один из наших сотрудников, господин Саавадан, умный, кстати, парень. Далеко пойдет, - владыка кивнул, принимая сказанное к сведению, а блондин продолжил, перекладывая бумаги в кожаной темно-серой папке с серебристым узором в тон костюму, - заметил, как леди несколько раз упоминала одного мудрого советчика, якобы очень ей помогшего, и надеялась еще с ним пообщаться. Так что теперь мы ждем, на кого нас выведут. Ваше Императорское Величество, - начальник разведслужбы отвел взгляд в сторону, сложил руки на подлокотниках, чтобы ни один его жест или движение не были восприняты даже как намек на агрессию, помолчал, и аккуратно произнес, - На данный момент, после того, как Вы отказали лордессе Шедейф в возможности находиться рядом с Вами, ее «советчик» мог потерять интерес к общению с ней. Нельзя ли… временно дать нашему объекту небольшую надежду на Вашу благосклонность….

     Блондин откинулся глубоко в кресле, демонстрируя покорность, и прикрыл глаза, понимая, что перешел черту, за которую не следовало соваться даже другу детства. В силу своего положения имевшему и так не слишком много личной свободы повелителю не стоило предлагать подобное. Демон физически ощущал сгустившееся недовольство императора. Арнэр несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, заставляя убраться царапавшие черное дерево антрацитовые когти. Посмотрел на застывшего в кресле главу разведки, оценивая склоненную голову, плавно втянул когти, разжал стиснутые зубы, покачал головой. Последние дни оказались неожиданно напряженными, и это не слишком хорошо сказалось на умении держать себя в руках.

     - Об этом не может быть и речи, - блондин в кресле медленно кивнул, собственно не ожидая другого ответа, - лордесса переступила границы дозволенного. Если один раз я сделаю исключение, то потом не остановлю эту лавину. Жди. Рано или поздно, она все равно попытается встретиться со своим «советчиком». И даже если тот откажется от подобного общения, надеюсь, у твоей службы получится выяснить, кто он.

     - Хорошо, и… прошу прощения, - глава разведки встал с кресла и склонился в глубоком поклоне.

     - Сядьте, лорд Эйра, - повинуясь краткому жесту руки, красавец-блондин элегантно опустился назад на сиденье, внутри напрягаясь еще больше от столь официального обращения. Повелитель помолчал, пристально разглядывая своего собеседника, - лорд Эйра, на всякий случай напоминаю Вам, что в Вашей преданности я не сомневаюсь, а также не имею намерений карать Вас или Ваших подчиненных, если в чем-то у Вас будет неудача. В конце концов, меня интересует результат, а к нему можно прийти и через несколько провалов. Лишь постарайтесь избежать… фатальностей. Можете идти.

     Демон поднялся, склонился в глубоком поклоне, скрывая довольный блеск глаз. Что ни говори, а получать время от времени подобное подтверждение собственной значимости, а также гарантию некоей свободы действий было приятно. И полезно.

     - И я очень ценю твою дружбу, - догнало уже у дверей. Блондин сверкнул серебром глаз и сдержанной улыбкой и скрылся за дверью, оставляя императора в одиночестве. Тот откинулся в кресле и потер переносицу. Помотал головой и хмыкнул, подпирая ладонью подбородок, в который раз удивляясь, как из шаловливого, обожавшего проказы демоненка – друга детства – получился прожженный интриган, наделенный не только четким умом, но и ошеломляющей хитростью и изворотливостью. Потер переносицу, уже не пытаясь объяснить себе, по какой причине этот сильный демон остался на его стороне, одним из немногих друзей, к которым можно было повернуться спиной. Качнул ногой и усмехнулся, пожалуй, единственным таковым.

     В стекло с другой стороны ткнулась с ощутимым стуком рыбка-треугольник, сплошь покрытая черно-желтыми разводами. Отплыла немного в сторону и раздраженно выплюнула изо рта кучку разноцветных камней. Повелитель усмехнулся, щелкнул по стеклу пальцем и тяжело вздохнул, припоминая, как он наивно надеялся, что его мучения закончатся после того, как носительница пророчества будет обнаружена. По изогнутым губам скользнула горькая усмешка, а рука потянулась растрепать цвета вороного крыла шевелюру, однако натолкнулась на переплетенные между собой цепочки и косички. Раздраженно цокнув языком, брюнет прищелкнул пальцами, и освобожденные пряди густой волной хлынули вниз. То, что при этом часть украшений могла не вернуться в хранилище, а испепелиться, повелителя сейчас мало интересовало. Пусть это будут производственные издержки.

     Он невесело осклабился, глядя на смотревшую на него из подводного мира морду в яркой васильковой чешуе. Развязал и сбросил на пол шейный платок, расстегнул пиджак. Проследил взглядом за покатившейся куда-то под кресло пуговицей из черного бриллианта, фыркнул и, отшвырнув мягкую ткань куда-то на кресло, вышел из кабинета. Задержался на входе, выбирая между гостиной и спальней. Победила последняя. Мужчина скинул черные кожаные туфли и рухнул на антрацитовое плюшевое покрывало, вытягиваясь и с наслаждением закрывая глаза. Как он устал. И ведь до сих пор не удалось восстановить полностью баланс. Для этого требовалась пара спокойных дней. Предстояло их как-то выкроить. Иначе, кто-нибудь не столь мудрый и не столь близкий как лорд Эйра мог попасть под раздачу.

     Демон перевернулся на бок, разглядывая кипевшую за прозрачной стеной – окном, задернутым легким белоснежным тюлем, парковую жизнь. Крупная фиолетовая бабочка попыталась пролететь стекло насквозь, но завязла в прослойке сгущенного магией воздуха, мягко ототкнувшего красавицу, не позволяя ей нанести себе вред. Повелитель довольно улыбнулся. Но тут же на лицо набежала хмурая тень. Мужчина лег на спину и прикрыл глаза, сосредотачиваясь и прокручивая имевший место разговор в голове. Потом кивнул сам себе. Он сделал все правильно. Разведке и прочим хранителям только дай один прецедент, потом всю жизнь по струнке ходить будешь. Да и с безопасностью носительницы пророчества разобрались. В ближайшее время в ее сторону даже чих не долетит. Арнэр скомкал мягкую ткань и дернул, вымещая на ней собственную злость. Треск заставил открыть глаза и обозреть крупную дыру в покрывале. Нет, определенно нужно было срочно восстанавливать баланс. Мужчина встал с кровати, прошелся по белоснежному круглому возвышению до кожаного снежно-белого кресла и уселся, вытягивая ноги и распыляя надоевшие носки. Поджал пальцы, ощущая под ними приятную ворсистость небольшого ковра цвета ночи. Откинул голову на спинку и замер, погружаясь в воспоминания:
     … …
     - Ваше Императорское Величество, - брюнет поднял голову от длинного свитка, в который вчитывался последние минут сорок, устало взглянул на серого от недосыпа лорда Эйра, протянувшего ему небольшой квадрат бумаги с выполненным черным карандашом рисунком, - мы нашли ее. К сожалению, магия того мира и наша абсолютно не синхронизируется, так что рассчитывать мы можем только на свои силы.

     Указав рукой на стоявшее сбоку от стола кресло, повелитель лишь мельком посмотрел на поданный ему рисунок. После нескольких десятилетий безуспешных поисков носительницы пророчества ее внешность интересовала Высшего демона меньше всего. Он перевернул лист, просматривая данные о мире и точках выхода. Задумчиво постучал кончиками пальцев по черной столешнице: - Выходит не слишком близко…, - он взглянул на друга. Тот раздраженно тер переносицу и хмурился. Очевидно, и на «замороженного», как шептались придворные, главу разведки усталость оказывала свое влияние. Блондин с трудом подавил зевок и кивнул: - Полностью с Вами согласен. Даже не уверен, что у нас имеется такой запас амулетов силы.

     Арнэр прикрыл глаза, мысленно разворачивая перед собой содержимое хранилища, вывел жирную цифру на все том же рисунке. Поморгал и хмыкнул: - Надо же, почти весь запас уйдет. А я еще считал своих предков перестраховщиками. Надо будет хранилище увеличить. И позаботиться, - последние слова слились уже в вообще непонятное бурчание. Но главное лорд Эйра уже услышал. Нехотя поднялся с кресла, сопротивляясь желанию уснуть в нем на ближайшие пару-тройку дней, и поклонился: - Когда планируете начать, Ваше Императорское Величество?

     Император поглядел на сгущавшиеся за окном вечерние сумерки, постучал кончиком ручки по листку: - Думаю, тянуть не стоит. Два дня на подготовку и перепроверку данных, а потом начнем. И так слишком долго искали. Мир уже зашевелился….

     Стоявший напротив блондин невольно повел плечами. Таким холодом повеяло от последних слов. В отличие от повелителя, он этих движений мира видеть не мог, ибо не являлся непосредственным участником пророчества, но будучи носителем серьезных магических сил, в полной мере прочувствовал тягостную, сосущую атмосферу последних лет. Еще раз склонившись в почтительном поклоне, мужчина вышел за двери, шагнул к окну и распахнул белоснежные крылья, тут же взмывая вверх на уходящих в небо потоках теплого воздуха. Следовало поторопиться….

     Мешающий рассмотреть, что происходит, колеблющийся столб серо-серебристого тумана окружал огромную площадь, охватывавшую чуть ли не треть дворцового комплекса. Для призыва выбрали самую высокую точку – площадку на Королевской башне. Вот только закрывать ее, открытую всем ветрам и взглядам, не представлялось возможным, так как никто не знал, как будут взаимодействовать применяемые заклинания и проводимый ритуал. Поэтому и пришлось удалять всех разумных и просто живых с обширной территории, да и верхний край столба по этой же причине уходил далеко за пределы возможностей самых бесстрашных летунов. А для пущей безопасности по всему периметру выставили охрану.

     Выведенные на гладком радужном камне символы налились светом, запульсировали. В центре площадки, прямо над внушительной кучей аккуратно сложенных накопителей, засияло светло-лиловое марево, в центре которого дрожало изображение странного серо-бежевого дома с маленькими окошками и узкой низкой дверью. Завибрировав, развернулась тугая спираль демонической магии и скользнула яркой алой полосой сначала через портал, а затем и в узкую щель между дверным полотном и косяком. Следом шагнули призывающие. Вытирая выступивший на висках пот, владыка оглядывал узкий темный коридор, каждый звук в котором отдавался гулким эхом. Несколько каменных ступеней, уходивших вверх, завершились небольшой площадкой с пыльным и грязным окном. Повелитель поморщился от неприглядности картины, но тут в его поле зрения оказалась сидевшая на ступенях в пол-оборота к нему человеческая девушка, с отвратительно коротко стриженными темными волосами.

     Молодая женщина, словно что-то почувствовала, подняла голову, глядя перед собой пустыми глазами, цвет которых невозможно было разобрать в этих густых сумерках странного колодца-коридора, а потом согнулась, сворачиваясь в клубок и постанывая от боли.

     - Ваше Императорское Величество, этого не должно быть, она так умрет раньше, чем мы…, - раздался рядом тихий шепот дворцового целителя. Именно он и лорд Эйра помогали императору в перебросе. И не только потому, что были сильнейшими, ведь два мага послабее вполне могли заменить более одаренного одного, а из-за того, что им он доверял. Мужчина сузил медовые глаза до щелочек и рыкнул: - Ускоряемся.

     Накопители засияли, часть из похожих на раковины морского моллюска полупрозрачных капсул тонко зазвенели и рассыпались в мелкую пыль, полностью отдав хранившуюся в них силу. Женщина на ступеньках застонала, пошевелилась, обхватывая себя руками сильнее и начала падать вниз. Высший демон выбросил вперед руку, игнорируя предупреждающий крик готовившего непосредственно коридор перехода лорда Эйра, хватая слабое плечо.

     - Портал еще не раскрылся, - ледяной блондин, растерявший добрую часть своей холодности, зло тряхнул повелителя, словив в ответ оскал и свирепый рык: - Я знаю, но она маленькая, пройдет. А если мы еще подождем, то переносить будем уже труп! – шипел в лицо оппоненту разъяренный брюнет.

     - Поторопитесь, ей становится хуже, - остудили, словно ледяная вода, слова целителя, окутанного тонкими льдистыми нитями обезболивающих заклинаний и желтыми - диагностирующих, ставших от взаимного влияния магических заклинаний серебряными и золотыми. Одна из серебристых нитей уже обвилась вокруг запястья человечки, сразу же прекратившей стонать.

     - Но портал еще нестабилен. Малейший сбой – и в итоге у нас опять труп, - не хуже атакующей змеи просвистел-прошипел начальник разведки.

     - Выбора нет. Держите заклинание, - Высший демон окутался защитным серебристым туманом и потянулся в приблизившийся мир, скрипя зубами от боли и вымораживавшего холода грани. Мужчина продирался вперед, чтобы быстрее добраться до носительницы пророчества, хотя бы частично закрыть ее, защитить. Иначе она не выдержит. Сбоку размеренно, словно метроном отсчитывал оставшиеся еще полными накопители лорд Эйра, с другой стороны нервно выдохнул целитель, а в руках повелителя вдруг оказалась мягкая мятая кукла, в которой затухали последние искорки жизни, покидавшие тело, несмотря на усилия лекаря. Арнэр стиснул зубы.

     Семь…, шесть…, - вел подсчет начальник разведки, а император, оскалившись, рванул к себе безжизненное тело. Часть спины и руку обожгло от прикосновения к границе портала. Под рубашкой стало липко и жарко. Брюнет скрипнул клыками, отмечаем краем сознания, что лишился кожного покрова на трети спины, возможно, и крыло повреждено. И в этот момент магический коридор расширился, а валявшаяся тряпочкой в стиснутых мертвой хваткой пальцах с удлинившимися когтями человечка вздрогнула. Мышцы налились силой, кожа порозовела, а искры жизни засияли ярким светом. Еще один рывок, и повелитель вывалился на ставший обжигающе горячим от творимой ими магии камень. Едва соображая, умудрился упасть на горизонтальную поверхность неповрежденным боком и замер с закрытыми глазами, дожидаясь, пока хлопотавший над гостьей из другого мира целитель сможет заняться и им. Если, обычно замедленная после таких случаев, да при полном истощении магических сил регенерация не подействует раньше.

     - Жива, здорова. Все в порядке, хотя я уже, откровенно говоря, и не надеялся, а теперь, Ваше Императорское Величество, займемся Вами, - теплые пальцы лекаря аккуратно перевернули мужчину на живот, посылая на израненную спину волны лечебной магии, несшей с собой мгновенное облегчение. Высший демон сел и взглянул в лицо шатену. Тот на миг склонил голову, - Ваше Императорское Величество, я Вас подлечил, но в ближайшее время Вам категорически не рекомендуется напрягать крылья. Ближайшее – это минимум два часа. Физически восстановление завершилось, но магические контуры еще нестабильны. Подождите. Вы все-таки в другой мир умудрились прорваться сами, хотя это и считалось невозможным.

     В изумрудных глазах лекаря мелькнула усмешка. Откинув за спину свою каштановую косу, он тяжело поднялся на ноги, протягивая руку императору. Отряхнул колени от тонкой алмазной пыли – это было все, что осталось от накопителей, и продолжил: - Леди следует немедленно уложить в постель. Еще пару дней она будет без сознания, но это уже я сам ее ввел в транс. Пусть организм приспособится к изменившимся потокам. Затем возможна некоторая слабость. Вам, Ваше Императорское Величество, я уже свои рекомендации дал, а теперь, если не возражаете, я пойду, - шатен слабо улыбнулся, - мне тоже хотелось бы немного отдохнуть и выпить кое-что укрепляющее.

     - Разумеется, Вы свободны, благодарю, - повелитель кивнул демону, тот, поклонился и поплелся к выходу, зевая и встряхивая головой, видимо, пытаясь не заснуть прямо на ходу, - лорд Кайваор, подождите, - в усталых изумрудных глазах повернувшегося демона мелькнуло слабое недоумение. Император махнул рукой, снимая защиту. От исчезнувшего периметра к башне метнулись сразу четыре гвардейца из личного отряда правителя. Последний кивнул мощному брюнету, приземлившемуся первым, - проводите лорда Кайваора до его покоев и проследите, чтобы его никто не донимал.

     Целитель покачал головой, но возражать не стал. Оценивающе взглянул на мускулистую фигуру своего сопровождающего, огладил бородку и фыркнул: - Может еще и на руках оттранспортируетееее…, - последние слова прозвучали уже из воздуха, куда взмыл воспринявший издевку как приказ брюнет. Начальник охраны проводил взглядом творившееся безобразие в лице возмущенно что-то высказывавшего гвардейцу, крепко державшему его, лекаря и покачал головой: - Надеюсь, он нас за это не отравит.

     - За что? Сам ведь предложил, - Его Императорское Величество подал руку все еще сидевшему на припорошенном алмазной пылью полу блондину. Тот помощь принял, медленно поднялся и тяжело вздохнул, смахивая со лба влажные волосы, - я бы тоже отдохнул.

     Высший демон кивнул, отпуская подчиненного, а сам подхватил на руки лежавшую у его ног легкую человеческую девушку, снова с неудовольствием обозрел простое лицо с ужасными короткими волосами и, помедлив, передал ее стоявшему рядом бойцу: - Идешь рядом, несешь бережно, - развернулся к выходу и, с неудовольствием поглядывая на уходившую далеко вниз лестницу, зашагал по нешироким ступенькам, явно не рассчитанным на то, что по ним будет пешком ходить император демонов. Следом, на почтительном, но небольшом расстоянии бесшумно скользил гвардеец. Еще двое замыкали шествие.

     Оказавшись в широкой галерее жилого комплекса, Арнэр на мгновение застыл, а потом решительно повернул направо, морщась от фантомной боли в плече. Целитель как всегда оказался прав. Следовало быстрее разобраться с проблемой и отдохнуть. Мужчина распахнул устроенные в конце галереи украшенные позолотой двери, быстрым шагом прошелся по голубовато-золотистым покоям, окидывая их придирчивым взглядам.

     Роскошная мебель, обширные залы, мягкая спальня и богатая роспись стен его вполне удовлетворили. Здесь не стыдно было бы поселить и приглашенного императора, так что для его будущей супруги эти покои по статусу более чем подходили. Арнэр усмехнулся. После того кошмарища, в котором жила человечка, эта роскошь должна была показаться ей раем на земле. А приготовленные рядом с его комнатами апартаменты императрицы он закроет и запечатает от греха подальше. Мужчина улыбнулся и указал гвардейцу на кровать. Подошел и накрыл одеялом бессознательное тельце. В медовых очах сверкнуло удовлетворение. Будущая супруга была в его доме, но при этом на достаточном от него расстоянии, чтобы не надоедать. И как он раньше до такого не додумался? Брюнет шагнул к окну, чтобы привычно выпрыгнуть наружу, однако замер, раздраженно обозревая заступившего ему дорогу гвардейца. Тот вытянулся во фрунт и отрапортовал: - Лорд Кайваор оставил инструкции, - застыл, отводя в сторону глаза.

     Повелитель помолчал, заложил руки за спину, оглядывая напряженного, готового к удару, но и не подумавшего сдвинуться с места демона, затем развернулся и, опустив плечи, шагнул к двери. У самого выхода выпрямился и тяжело потопал к своим покоям, размышляя, что при всех плюсах, отдаленность от его апартаментов вот прямо сейчас была ему категорически не с руки. Даже закралась мысль воспользоваться услугами гвардейцев, но высший демон отмел ее как недостойную, медленно двигаясь по переплетениям дворцовых галерей и лестниц, придав себе вид глубокой задумчивости, отпугивавшей встречавшихся на пути придворных не хуже маячивших с мрачными рожами за спиной владыки воинов. Дворцовые сплетники перешептывались, покачивали головами, взмахивали руками и крыльями. От порывов производимого ими ветра сплетни об инспекции императором дворца в преддверии бракосочетания разлетались все дальше и дальше, заставляя слуг в спешном порядке проверять и без того идеально отдраенные территории.
     …. …
     Откинув голову на мягкую спинку, Арнэр вытянул босые ноги и прикрыл глаза. Недовольно поморщился и шевельнул кистью. Блеснули алмазы обручального кольца. В длинных крепких пальцах появился пузатый бокал с темно-коричневым напитком. Повелитель сделал глоток, посмаковал, покачал головой и развеял алкоголь. Мрачно обозрел окружающее пространство и вздохнул. Желание напиться все еще присутствовало. Но решить проблему таким образом было невозможно.

     Демон перекинул перебравшиеся на грудь пряди куда-то назад и постучал подушечками пальцев по подлокотнику. Устало потер переносицу. Он и представить себе не мог, что будет думать о том, как объяснить поведение собственной супруги, которую он обеспечил, казалось бы, всем, о чем может мечтать женщина. Нужны наряды? Пожалуйста, известнейший придворный дизайнер только для нее и работал. Брюнет поморщился. Развлечения? Ежедневные обеды и балы к вашим услугам. Или? Владыка вскочил на ноги и нетерпеливо зашагал от одной прозрачной стены к другой. Неужели он ее не удовлетворял как мужчина?

     Император обнажил клыки, но тут же хрюкнул. Подошел к окну и приложился лбом о твердую прохладную поверхность, хмыкнул, не выдержал и рассмеялся, поймав себя на порыве провести срочный опрос среди предыдущих любовниц. Останавливала не только очевидная глупость этой затеи, но и весьма призрачная возможность получить правдивый ответ. Хотя… можно было воспользоваться своим даром…. Поразмышляв еще пару мгновений, повелитель махнул рукой, передернул плечами, развернулся к часам и со вздохом направился в ванную. До начала обеда осталось всего ничего. Подставив лицо под горячие струи, правитель наслаждался. А в голове крутилось, что ему, в отличие от прочих представителей его династии, повезло. Пусть его жена и была человеком, но хотя бы из другого мира. Для ее статуса, да и его, это был увесистый плюс. Демоны ценили редкости и отдавали должное новоиспеченной императрице. Это брюнет ясно видел в их поклонах, чуть более низких, чем они могли бы быть другой человеческой особи.

     Император фыркнул и раздраженно тряхнул головой, посылая брызги в разные стороны. Взмахнул кистью, высушивая волосы, и замер, дожидаясь, пока они сами заплетутся в три косы, переплетавшиеся в одну. Ноздри прямого носа сердито раздувались. Повинуясь плавному изгибу руки, в светлую комнату влетела длинная цепочка с камнями, завернулась и ловкой змейкой вплелась в прическу. Владыка кивнул сам себе и шагнул на деревянный коричневый пол из утопленной в нем просторной ванной. Привычно склонился к росшему в полу невысокому деревцу, вдыхая нежный аромат пушистых белоснежных цветочных кистей.

     Надевая подготовленный уже успевшим согласно давно определившимся пожеланиям императора удалиться слугой полуночно-синий костюм, выделявшийся полным отсутствием вышивки, мужчина тихо вздыхал. В появлении жены из другого мира были и свои огромные минусы. Молодая женщина абсолютно не была знакома с культурными особенностями и сложившимися традициями. Однако отсутствие определенных манер лечилось тренировками, пусть не слишком успешными, но дававшими свои скромные результаты. Император застегнул пуговку темной васильковой рубашки, светлее камзола всего на один тон, и поправил упавшую на лоб прядку. Лорд Эйра заверил, что теперь обучение пойдет быстрее. Но может быть, следовало озаботиться учителями? Не полагаясь на доверенную горничную? Брюнет поморщился, нахмурился, провел ладонью по волосам и выдохнул. Торопиться сейчас не следовало. Нужно было посмотреть, как будут развиваться события дальше, тем более что основной момент, так раздражавший всех демонов, убрать было невозможно.

     Повелитель вздохнул. Ему иногда и самому хотелось свернуть супруге шею. Просто за отсутствие такого привычного для всех представителей его расы и ожидаемого от других выражения почтения и трепета в глазах. Увы. Жена смотрела с испугом, настороженно, равнодушно, иногда с восхищением, но в ее таких необычных глазах с круглым, а не вертикальным зрачком, не было и тени уважения и благоговения, впитанных прочими чуть ли не на генном уровне. И это бесило не только императора.

     Стоп. Мужчина резко остановился на выходе из спальни. Замер, обдумывая пришедшую в голову идею. Удовлетворенно хмыкнул. Как он сразу не додумался? Именно происхождение его жены и стало причиной покушений. Видимо, кто-то опасался того, что у человечки могут проявиться неожиданные способности, а, может быть, кого-то просто не устраивало наличие в императорском дворце иномирного существа. Идиоты…. На противоположном конце гостиной замаячила индифферентная физиономия личного помощника, время от времени бросавшего взгляд на висевшие на стене часы. Повелитель кивнул, давая понять, что намек понял, и шагнул к окну. Следовало поторопиться на прием. Иначе весь воспитательный момент мог сойти на нет.

     Глава 11: Поверить в лучшее?
     Я часто раскаиваюсь в том, что говорил, но редко сожалею о том, что молчал.
     Абу-лъ-Фарадж

     Элия сверлила взглядом золотистую тонкую вышивку на лифе собственного платья, не решаясь поднять взгляд на серьезного демона, бережно державшего ее на руках. Судя по мелькавшим мимо деревьям и окнам, перемещались они с приличной скоростью. Однако физически девушка этого не ощущала. Ни одна волосинка не сместилась со своего места под порывами ветра, которого просто не было. Повелительница подозревала, что это охранник, чье теплое дыхание время от времени касалось ее макушки, позаботился о сохранности наряда. Огромное распахнутое окно-дверь выросло перед ними внезапно. Мужчина шевельнул крыльями, спланировал на подоконник и осторожно опустил на пол свою ношу.

     Элия с трудом подавила желание смущенно провести ладонями по подолу. Шагнула вниз, опираясь на предложенную ей телохранителем руку, и направилась к креслу императрицы, любезно отодвинутому для нее Арени. Черноволосый страж проследил, чтобы она устроилась со всем возможным комфортом, и встал у нее за спиной. Девушка едва сдержала истеричное хихиканье, рассматривая бросавших на нее исподтишка озадаченные и настороженные взгляды придворных. Уставившись на огромный букет темных, почти черных, лишь со слабым отливом в синеву огромных колокольчиков, правительница озадаченно пыталась разобраться в ситуации.

     Вряд ли наличие за ее спиной телохранителя могло привести к таким результатам. Удивление, возможно, было вызвано внезапной сменой имиджа, но Элия честно сомневалась, что кому-то до этого будет дело. Отсутствие пренебрежения и презрения, вероятно, было связано именно с наличием Арени, однако же некоторые лорды и лордессы вообще боялись в ее сторону посмотреть. И это уже ни в какие рамки не лезло. Девушка мысленно пожала плечами и со вздохом смирилась с тем, что эту загадку она вряд ли разгадает. Разве что… ее супруг навел здесь шороху. Элия мысленно пнула себя. Не стоило зазнаваться. Ее персона владыку мало интересов…. Следующий пинок, опять-таки мысленный, она отвесила себе за стереотипное мышление. Не стоило забывать о предыдущем разговоре с императором. Как и о чувстве собственничества, отлично развитом у демонов. Молодая женщина выпрямилась, медленно выдохнула и успокоилась, придя к выводу, что благодаря ее мужу на нее не только смотреть, дышать боялись. Где-то в глубине души это радовало, наверное.

     Повелительница пересчитала все колокольчики в букете и перешла на подсчет листочков в нем же, размышляя о превратностях жизни. Другая бы на ее месте уже развернулась, приобрела сподвижников, или еще как-нибудь выкрутилась. А ей само пребывание во дворце было в тягость. Она еще в своем мире от сильных мира сего шарахалась, не желая связываться. И вот подвезло же. Девушка еще раз вздохнула и поднялась, приветствуя, как и остальные самую важную персону этого действа, привычно подавляя бушевавшие внутри страх, восхищение и надежду. Незачем кому бы то ни было знать о них.

     - Я рад тому, что моя супруга, чье здоровье еще недавно вызывало опасения, - император на миг замолчал, подняв глаза на жену, изогнул бровь, с легким удивлением отмечая и нежный цвет лица и ореол мягких прядок, - чувствует себя достаточно хорошо, чтобы присутствовать на этом устроенном в честь нее обеде.

     Выслушав положенные возгласы одобрения и подняв бокал за виновницу торжества, император прикрыл глаза, опуская заслоны и прислушиваясь. Не забывая следить за тем, чтобы внешне это выглядело как наслаждение хорошим вином. Или легкая задумчивость. Пусть придворные гадают. И они, действительно, строили догадки, пытались понять происходящее, нервничали и опасались сказать лишнее в новой ситуации. Мужчина оглядел окружающих и сыто улыбнулся. Что ж. Кажется, его внушение произвело необходимое действие. Взгляд медовых глаз еще раз мазнул по сидевшей на противоположном конце стола наполовину скрытой за букетом фигурке.

     Брюнет тихо повел кистью, убирая со стола мешавшие ему цветы, за которыми открылось растерянное и озадаченное личико в обрамлении русых волос. По ним вниз капельками спускались крошечные сверкающие бриллианты. В следующую секунду девушка справилась с эмоциями, прикрывая их вежливой ровной улыбкой, ни на грамм не отражавшейся в темных карих глазах, удивлявших своим густым цветом, не разбавленным искрами разноцветного огня, привычными для демонической расы. Приподняв бокал, Арнэр послал супруге ответную улыбку. Та нерешительно потянулась дрогнувшей рукой, взяла вино и аккуратно пригубила, лишь на миг промедлив. Император с трудом подавил желание вопросительно приподнять бровь, удержал доброжелательную мину. Его жена? Боится, что это он хотел ее убить?

     Полностью удержать волну недовольства не удалось. Часть сидевших за столом пригнулась, ощущая гнетущую магию владыки, остальные еще сильнее выпрямились, демонстрируя невозмутимость. Арнэр вдохнул и выдохнул. Определенно, сегодня он отменит все свои дела и закроется в покоях. И никакие срочные поездки, покушения, пусть даже на него самого и прочие важные дела его не остановят. Иначе от части дворца, если не от дворцового комплекса целиком, может не остаться камня на камне. Нужно окончательно восстановиться. Мужчина выпрямился и принялся методично нарезать на кусочки сочную ароматную отбивную. Под облегченными взглядами приглашенных, в первый раз пожалевших об оказанной им чести.

     Элия сделала глоток, успокаивая себя тем, что если бы ее муж хотел, то устранил ее намного раньше, а вместо этого усилил охрану и поменял прислугу. Да и вон, придворные сидят какие-то зашибленные. Неужели, что-то наладится? Она аккуратно поставила на место высокий неустойчивый бокал на длинной тонкой ножке и погоняла по алой с золотистой каймой тарелке кусочек мяса. Есть окончательно расхотелось, и только мысли о том, что следующий прием пищи будет только завтра утром, заставил запихивать в себя шедевры дворцовой кухни. Что под взглядом императора было довольно затруднительно. Девушка с тоской покосилась на стоявший на углу длинной прямоугольной столешницы букет – точную копию испарившегося из центра стола. Кажется, не без желания ее дражайшего супруга. Вряд ли кто-то осмелился бы проделать подобные манипуляции без его высочайшего указания.

     Лишь десерт – чудесное мороженое трех сортов, один из которых Элия так и не смогла опознать, но все равно было очень вкусно, немного примирил с действительностью и улучшил аппетит. А возможно, так повлияла мысль о том, что парадное мероприятие скоро закончится, если, конечно, Его Императорскому Величеству не приспичит просидеть еще пару часов, мило общаясь с приближенными. А уйти раньше главной фигуры было невозможно. Повелительница на миг скорбно опустила вниз уголки губ, но тут же поправила выражение лица на более индифферентное. Мельком взглянула на противоположный конец стола и распахнула широко глаза. Но в следующий миг опустила взор, мысленно из всех сил мотая головой. Не могло этого быть. Ей точно показалось, что супруг, почему-то смотревший на нее, улыбнулся.

     Легкий шум и всеобщее оживление отвлекли от раздумий. Элия подняла голову, ожидая увидеть торжественный исход мужа, да так и замерла, широко распахнув шоколадные очи и приподняв бровки домиком, с ошеломлением и настороженностью наблюдая за приближавшимся к ней императором. Ошарашенное сознание мельком отметило, что не только владычица была шокирована. На лицах лордов и лордесс проступило вполне себе человеческое изумление. Тем временем брюнет подошел к поднявшейся с кресла девушке и протянул руку.

     Обескураженно посмотрев на императора, Элия хлопнула ресницами, рвано вздохнула, переводя взгляд с протянутой руки на серьезное лицо мужчины, затем, искренне надеясь, что ей за это ничего не будет, вложила свои пальцы в ладонь мужчины и чуть не шлепнулась назад на сиденье, чувствуя, как колени превращаются в желе. Впервые вообще за все время с момента появления в этом мире ее муж коснулся ее руки губами! Затем Высший демон развернулся и направился к выходу. Следом потянулись похожие на сомнамбул, по-видимому, тщетно пытавшиеся переварить произошедшее придворные. Первый дошел до выхода и отшатнулся назад. Замер, оглядываясь, как и прочие присутствовавшие на обеде, на золотистую фигурку в ореоле солнечного света, придававшего ей какую-то особую хрупкость. Опустившись в кресло, Элия прижимала ладонь к заходившемуся в бешеной гонке сердцу, заторможено рассматривая выжидающе сверливших ее взглядами придворных.

     – Не могли бы Вы, Ваше Императорское Величество, отпустить их? – тихий шепот за спиной был похож на внутренний голос. Повелительница задумалась на миг, затем сделала некий жест рукой, который вполне можно было интерпретировать как «выметайтесь», и выдохнула, наблюдая за покидавшими зал демонами. Пожала плечами. Гадать, что это сейчас творилось, было бесполезно. Не тот у нее уровень образования и воспитания, да и опыта маловато. Но что-то определенно поменялось. Иначе с чего бы это всем этим лордам и лордессам первый раз за все время ждать ее разрешения удалиться. Впрочем….

     Элия сморщила нос и поджала губу. С собой следовало быть честной. Если припомнить, то она раньше всегда уходила сразу за императором. И только сегодня подзадержалась. Мда. Девушка сидела и тихонечко дышала, глядя в никуда. Резкий хлопок крыльев последнего покинувшего помещение придворного привел ее, наконец, в чувство. Правительница вдруг нахмурилась, прикусила нижнюю губу, подхваченным от демонов жестом, хотя такими клыками, как у них, она, конечно, похвастаться не могла, и топнула ногой в мягкой золотистой туфельке, с досадой сообразив, что сегодняшний обед провела абсолютно впустую, если не считать запиханную в себя еду. Она настолько была выбита из колеи, что даже не вспомнила о необходимости ежедневной языковой практики. И что теперь делать? Если она правильно поняла, то бала сегодня не будет. Да там и не послушаешь нормально. Девушка передернула плечами.

     - Что-то не так, Ваше Императорское Величество? – послышался за спиной мягкий ровный голос, и Элия вздрогнула. Медленно повернула голову и с облегчением выдохнула: - Простите, я …, - она с трудом проглотила слова «про Вас забыла совсем», мало ли, как к этому признанию отнесется ее телохранитель, - немного устала, - добавила нейтрально и улыбнулась кончиками губ.

     - Позвольте проводить Вас в покои, - мужчина протянул руку, помогая императрице выбраться из кресла. Девушка нерешительно коснулась крепких красивых пальцев.

     Собственные комнаты встретили ярким солнечным светом, отражавшимся в нестерпимо блестевшей позолоте, приятным ароматом, исходившим от появившегося в кабинете, куда и спланировал телохранитель со своей ношей на руках, огромного букета насыщенно-синих, нежно-розовых и звонко-желтых цветочных шаров и спешившей к ним от двери улыбавшейся Хакейко, отправившей брюнета на выход. Тот, однако, притормозил и что-то сказал служанке. Что именно, Элия не поняла, отчего еще больше расстроилась, и без того изрядно измученная последними событиями.

     Кстати о них, девушка открыла было рот, чтобы отправить мужчину пообедать, и проглотила слова, понимая, что демонам она не указ, они сами как-нибудь разберутся со своими обязанностями. Без нее. Тем временем демоница уже аккуратно расстегивала золотистое великолепие, одновременно неся какую-то успокоительную чепуху на всеобщем касательно красоты наряда и его носительницы, распустившихся в саду новых сортов роз, доставленных специально по приказу императора, народившихся щенков у хондов. Элия заинтересованно взглянула на приступившую к мелким пуговичкам на рукавах Хакейко. Она не знала, кто такие хонды, но слово щенки ассоциировалось с чем-то пушистым и милым. Вот только…. Как спросить? И стоит ли?

     Повелительница нерешительно переступила с ноги на ногу, закусила губу и… решила промолчать. Однако демоница не перешла на другую тему, а, продолжая высвобождать госпожу из одеяния, поинтересовалась, не хотела бы та посмотреть на этих милых пушистиков. Конечно, мамочка и папочка у них суровые, но не станут возражать, если владычица тихонечко поглядит.

     - А кто такие хонды? – императрица опустила глаза, разглядывая солнечные блики на шоколадном полу, не в силах выдержать насмешку, которая обязательно должна была появиться на лице прислужницы, и уже жалея, что вообще задала вопрос.

     - Ваше Императорское Величество, садитесь. Я украшения сниму и волосы Вам попроще уложу. Все-таки парадная прическа не может не утомлять, - девушка подчинилась аккуратным, но настойчивым движениям Хакейко, присаживаясь в кресло, а похожая на булочку демоница все-также уверенно и спокойно продолжила вращаться по своей орбите вокруг вверенной ее заботам госпожи, одновременно отвечая, - Хонды – это собаки. Только очень большие. Вы их, наверное, и не видели. Они у нас по ночам территорию охраняют. А днем в основном спят. Хотя по периметру они постоянно ходят. Но так далеко даже самые стеснительные парочки редко забираются, часа полтора лету, - Элия прикинула, что в этом случае она точно хондов на службе не увидит. Ей до этого периметра топать и топать. Хотя…. У нее теперь ездовой демон есть. Девушка печально улыбнулась собственным мыслям, понимая, что все это самообман и не стоит обнадеживаться, - так вот, они пушистые и большие. По пояс где-то. Очень сильные и умные. Выглядят просто милашками, а уж щенки…. Ваше Императорское Величество, давайте, я скажу Арени, он Вас проводит…, - Хакейко просительно заглянула в карие глаза, - или Вы… устали?

     Тонкие музыкальные пальцы перебирали мягкую ткань домашнего платья, в которое за время беседы девушку как-то незаметно обрядили. Элия придирчиво рассматривала изящный васильковый завиток на голубой ткани: - А..., я бы хотела сейчас часика два отдохнуть, а потом было бы замечательно прогуляться, - на губах императрицы появилась ровная улыбка. Демоница мысленно вздохнула и отошла в сторону, даже не пытаясь заглянуть в надежно скрытые за ресницами очи повелительницы: - Хорошо, Ваше Императорское Величество.

     Оставшись одна, Элия торопливо пробежала к окну, потянула за створку и привычно высунула руку, нащупывая изрядно уменьшившийся клубок липкой нити. Оторвала кусочек и прилепила к полотну и косяку плотно закрытой двери. Довольная плюхнулась на кровать, потянулась, сморщила нос, фыркнула, с тяжким вздохом поднимаясь и вдеваясь в комнатные туфли. Замерла, рассматривая словно живые васильки, украшавшие носки обуви. Пролетела к двери, хмыкнула, оторвала паутину, скатала в комок и, зажав его в руке, отправилась в кабинет. Вытащила из стола журнал и сказки и с чувством выполненного долга вернулась назад в спальню. Выкинула комок в туалет, с тихим бурчанием под нос повторила процесс открывания окна и прикрепления продукции пауков на дверь, после чего со счастливым видом устроилась на кровати, пытаясь разобраться с новой сказкой. Время от времени правительница поднимала уставший взгляд от напечатанных строчек, терла глаза и посматривала на кипешившую за распахнутым окном жизнь мелких птах. Постепенно кипевший в крови адреналин уходил, сердце спокойно билось в груди, не пытаясь выбраться наружу через горло, наваливалась усталость. Элия отложила в сторону книгу и опустилась на подушку, бездумно следя за качавшимся с другой стороны окна на тонкой золотистой паутинке ярко-зеленым с красными прожилками листом.

     Тонкое посвистывание вырвало девушку из дремоты. Она открыла глаза, задумчиво обводя взглядом комнату в поисках источника настойчивого звука, обнаружившегося, как можно было бы сразу догадаться, если бы мозг включился в работу вместе с глазами, за окном. Листка уже не было. А на дереве напротив ссорились два длиннохвостых зверька в черную полоску. Вот один махнул белоснежным хвостом, второй, к которому первый развернулся пушистой пятой точкой, недовольно засвистел, запрыгал по ветке, чуть не скатился с нее кубарем, но удержался. Элия не выдержала и рассмеялась. Потянулась, улыбнулась, но тут же посерьезнела и спрыгнула с кровати, мельком взглянув на часы над зеркалом.

     Витые золотые стрелки показывали, что проспала она не много ни мало, как три часа. Ого, Элия чуть не споткнулась от удивления о край ковра, но удержала равновесие. Подошла, уже более аккуратно к дверям, выискивая ниточку паутины. Оказавшуюся целой. На лице засияла широкая улыбка. Девушка подпрыгнула и хлопнула в ладоши. Что ж. Первый опыт оказался удачным. Однако следовало еще проверить ночью. И… если никто не будет заходить без ее разрешения, то можно продолжить свои замечательные прогулки в одиночестве. Императрица потерла лапки со скромным матовым розоватым маникюром и сорвала тонкую нить. Спустила следы «преступления» в унитаз, привычно поморщившись при входе в туалетную комнату, после чего распахнула ведущие из спальни двери.

     А за ними никого не было. Элия растерянно посмотрела на высокую арку окна, перевела взгляд на белоснежный стол с ухмыльнувшимся чему-то своему в тенях полумрака котосветильником и переступила с ноги на ногу. Озадаченно оглянулась на часы. И тут же хлопнула себя по лбу, тихо рассмеялась, вспомнив, что бал отменили. И вроде бы, супруг сегодня тоже не должен был прийти. Она задумчиво потерла кожу в том месте, где ее коснулись губы мужа. «Зачем он это сделал, все-таки?» Однако тут же отмахнулась от этих бесполезных мыслей. Все равно не догадается. В одном она была уверена точно: супруг к ней никакими чувствами не воспылал. Наверное, просто статус подчеркивал. Или еще что. Элия фыркнула и встряхнулась. Ей еще нужно столько сделать. И в первую очередь…. Недовольное бурчание живота несколько снизило градус деловитости.

     Императрица потерла область пузика, изрядно впалую, и тяжело вздохнула, прикидывая, что наличие охранника делало возможность перекуса остатками ягод и фруктов в парке весьма призрачной. Свой «выпас» под приглядом сурового телохранителя она себе как-то слабо представляла. Какое-то движение, уловленное боковым зрением, заставило девушку повернуться. Тяжелая створка дверей в гостиную-кабинет открылась, пропуская Хакейко, задумчиво вертевшую в руках какую-то раскрашенную книжицу. Заметив повелительницу, рыжеволосая демоница присела в реверансе: - Ваше Императорское Величество, Вы уже проснулись? Это замечательно, а я не решалась Вас разбудить, лицо пышечки расплылось в широкой улыбке.

     - Благодарю, что не стали..., - Элия решила ковать железо, пока горячо, не забыв поставить себе мысленную пометочку о том, что из своих тайных экспедиций нужно будет возвращаться чуть раньше указанного срока, чтобы заботливые служащие ничего не заподозрили. Кажется, она сможет втихаря гулять по дворцу, пока остальные думают, что она спит. Девушка с трудом подавила желание восторженно попрыгать. Что все-таки делает с человеком возможность отдохнуть, поесть…. Жалобное бурчание опять напомнило, что с последним моментом имелись проблемы.

     - Ой, прошу прощения, Ваше Императорское Величество, - служанка опять присела в реверансе перед покрасневшей повелительницей, - я подумала, что Вы, возможно, еще плохо ориентируетесь в блюдах дворцовой кухни, а они предлагают много любопытного и очень вкусного, - Элия, раскрыв глаза, молча ждала окончания тирады, - и я позволила себе составить для Вас вот такой список блюд, - демоница протянула стоявшей напротив госпоже увесистую книжку. Повелительница нерешительно ухватила тяжелый томик и раскрыла на первой попавшейся странице. Во рту моментально скопилась густая слюна, которую девушка с трудом проглотила. Да что же она такая голодная? Ведь не больше четырех часов прошло! Или это пока последствия недоедания о себе напоминали? А может просто психологическое. Элия помотала головой, закрывая обложку и прихлопывая верхний аппетитнейший рисунок ладонью, не готовая к таким издевательствам над собственным организмом.

     - На ужин, - донеслось до мозга, перед которым маршировали дружным строем куски мяса вперемешку с овощами и крошечными пирожными.
     - Что? – девушка вернулась в реальность.
     - На кухне мне сказали, что Вы не ужинаете, но, Ваше Императорское Величество, Вам это просто необходимо. Прошу простить…. Может быть, Вы сможете что-то выбрать на ужин….

     Ужин. Элия застыла на месте, неподвижным взглядом уставившись на дожидавшуюся от нее чего-то служанку. Книжка с меню выпала из разжавшейся руки, бессильно упавшей вдоль тела. В голове подозрительно зашумело, а глаза повлажнели. Значит, ее специально мучили?

     - Ваше Императорское Величество, что с Вами? – наклонившаяся было за томиком Хакейко подхватила пошатнувшуюся госпожу под руку, быстро усадила в кресло и засуетилась вокруг, наливая из графина прозрачную зеленоватую жидкость и поднося ее автоматически сделавшей глоток повелительнице, на лице которой тут же появилось несчастное выражение. Девушка закусила губу и часто задышала, пытаясь сдержать набежавшую тошноту, вызванную мерзким вкусом, - Что такое? Вам плохо? Выпейте еще, - Элия оттолкнула от себя оказавшийся в непосредственной близости от лица высокий хрупкий стакан, выбивая его из рук демоницы. Карие глаза расширились, а прижатая к часто вздымавшейся груди кисть упала на колени: - Прошу прощения, - владычица вскочила и бросилась в ванную, не в силах больше выносить отвратительный запах, заполнивший собой, казалось, все помещение.

     Выворачивало долго и со вкусом. Позывы не прекращались, хотя уже было нечем. Однако стоило только чуть успокоиться, как от пропитавшейся отвратной жидкостью ткани платья опять доносилась волна омерзительной вони, и все начиналось снова. Где-то на краю сознание фиксировало поддерживавшие за плечи крепкие руки, убиравшие с мокрого от пота лица волосы пальцы, что-то шептавший голос. Все закружилось, затянулось мутной пеленой. И вдруг гадостные ощущения разом пропали. Элия неуверенно вдохнула полной грудью чистый морозный воздух и робко открыла глаза, ожидая увидеть перед собой неприглядную картину.

     Два ярких прозрачных изумруда. Девушка моргнула, разгоняя туман, и встревоженно дернулась, сообразив, что то, что она приняла за драгоценные камни, на самом деле глаза незнакомого ей демона. Подавив панику, Элия сообразила, что нависший над ней мужчина, смотрит на нее где-то даже с сочувствием. Рядом с плечом что-то зашуршало. Скосив глаза, повелительница обнаружила лежавшую на золотисто-фиолетовой ткани покрывала толстую блестящую косу каштановых волос. Она то и была источником странного шума. Шатен улыбнулся, отнял пальцы от висков захлопавшей ресницами от удивления, только сейчас заметившей этот момент императрицы, повернул голову куда-то в сторону: - У нее непереносимость сока груина.

     - Но как же так? – в голосе стоявшей где-то вне поля зрения Элии, обнаружившей, что она находится на кровати в собственной комнате, служанки звучало искреннее изумление, - на дворцовой кухне мне сказали, что госпоже только такой напиток и заказывали….

     - А это уже не по моей части…. Однако, данный сок и, разумеется, сам фрукт следует полностью убрать из рациона и поля зрения, - в голосе демона звучала сталь. Правительница подняла руку и потерла лоб, пытаясь вернуть, казалось, вытекшие в ванную вместе со всем остальным мозги. Шатен снова повернулся к девушке. В зеленых глазах полыхнуло золотистое пламя. Все тело не успевшей испугаться повелительницы окутало ласковым теплом, принесшим с собой энергию и спокойствие. «Лекарь», - вынес свой вердикт проснувшийся разум.

     - Придворный целитель, лорд Кайваор, к Вашим услугам, Ваше Императорское Величество, - изящный поклон демона завершил представление. Изумрудные глаза смотрели с сочувствием, - Не переживайте, вслух Вы пока ничего не говорите…. Просто во время лечения я настроен на пациента и могу легко догадаться о его волнениях. А сейчас Вас волнует, кто же я.

     Элия прикусила губу и, внутренне насторожившись, протянула свои пальцы навстречу предложившему ей руку лорду. Тот легко перевел молодую женщину в сидячее положение и пристально посмотрел в растерянные глаза, в глубине которых таилась подозрительность.

     - Головокружения нет. Тошноты тоже. Все в порядке. Нужно только хорошо поесть, - мужчина довольно хмыкнул, отметив, что на лице пациентки при слове еда не отразилось и тени возмущения, - Вообще нужно хорошо питаться и много гулять. И пока никаких вечерних развлечений. Спокойный крепкий регулярный сон, - демон серьезно взглянул на кивавшую ему в ответ, морщившую лоб, старательно запоминавшую инструкции демоницу, краем глаза отметив все-таки радостный блеск в ясных очах императрицы, появившийся, как ни странно, после фразы о сне. Мужчина улыбнулся пациентке, бросил многозначительный взгляд на застывшего у стены телохранителя и присевшую в реверансе демоницу и покинул покои императорской супруги. Замер на широком подоконнике, размышляя, стоит ли передать отчет повелителю, затем распахнул крылья и шагнул в пустоту, справедливо рассудив, что доклад и без его помощи окажется на столе императора в ближайшее время.

     Оторвавшись от закрывшейся за шатеном двери и посмотрев на Хакейко, Элия покраснела под ее сочувствующим взглядом, опустила глаза, теребя тонкими пальцами гладкую блестящую ткань.

     - Ваше Императорское Величество, давайте я Вам помогу, а потом мы, как и велел лорд Кайваор, Вас покормим, а затем Вы прогуляетесь с Арени, - демоница кивнула направившемуся к дверям телохранителю, а сама подошла к повелительнице, осторожно потянув на себя покрывало, помогая госпоже выбраться из кровати, хотя, скорее, побуждая ее к принятию такого решения. Девушка спустила на пол ноги, с недоумением касаясь подушечками пальцев густого кружева на лифе длинной серебристой сорочки. Нерешительно перевела взгляд на сгущавшиеся за окном сумерки. Сколько времени прошло? Она что? Теряла сознание?

     Элия осторожно посмотрела в спину в следующий момент скрывшейся в гардеробе Хакейко и поджала губы. Задавать вопросы она, пожалуй, поостережется. Да и зачем? Взглянула на часы, прищурилась, постучала пальчиками по кровати, пытаясь припомнить, сколько же показывали стрелки в прошлый раз. Выходило, что выкручивало ее пару часов. Девушка выдохнула, с облегчением вспоминая, что тогда, в первый раз, к счастью, только лизнула подозрительный напиток, да и то потом ее мутило. Но она решила, что это от голода. А если бы отпила? Императрица передернула плечами и тут же на всякий случай мысленно поблагодарила судьбу. Ведь помощи, тем более квалифицированной, она бы тогда не дождалась.

     - Вот, пожалуй, это будет в самый раз, Ваше Императорское Величество, - донесся откуда-то из недр гардеробной довольный голос пышечки, а следом появилась и она сама с чем-то молочного цвета в руках, оказавшееся приятным теплым на вид платьем с густым кружевом в верхней части. Элия с сомнением поглядела на длинный подол, - Ваше Императорское Величество, не волнуйтесь, у меня есть амулет, мы его прямо на Вас по длине подгоним, чтобы Вам удобно было, - улыбнулась демоница, переложила на кресло пушистую светлую накидку и помогла застегнуть замочек облачавшейся в наряд повелительнице. Элия поморщилась и открыла рот, но опять захлопнула его. Уголки губ опустились вниз. Что с того, что ей по ушам бьет это «Ваше Императорское Величество»? Здесь так принято. И вряд ли кто-то прислушается к ее мнению.

     Нацепив на лицо индифферентное выражение, владелица апартаментов прошла в столовую. Руки мелко подрагивали. Все время хотелось заткнуть нос. Элия просто боялась, что вот сейчас ее догонит волна ужасного запаха и жуткая тошнота вернется. Но везде пахло морозной свежестью и цветами, огромные букеты которых Хакейко расставила по всем комнатам. Девушке очень хотелось подойти и рассмотреть каждый цветочек, кисточку и шарик, но пока не складывалось. Из открытых дверей столовой пахло вроде бы ванилью и шоколадом. Прикрыв на миг глаза, Элия улыбнулась. Как же приятно. Усадив госпожу в кресло, демоница поставила перед ней зеленую, с похожим на кленовый листком на боку смешную чашку на крошечных лапках, от которой и тянуло шоколадом.

     Элия с любопытством взглянула на густую черную жидкость из-за белой добавки больше похожую на зебру и, поощряемая взглядом Хакейко, взялась за ручку и сделала первый глоток, расплываясь в довольной улыбке и восторженно глядя на радостно скалившую клычки служанку. Та тут же подсунула небольшой треугольничек теста. Повелительница принюхалась, затем надкусила и со счастливым видом запихала половину пирожка с удивительно нежной ягодной начинкой в рот. Едва прожевав, отправила туда же вторую. Рыжеволосая пышечка подсунула под руку смешной шарик в пушистой подсыпке, в составе которого девушка так и не разобралась, но проглотила с огромным удовольствием в три укуса. А вот поданный следом прямоугольничек с крошечными зернышками императрица подержала в руках, повертела, понюхала, закусила губу, разглядывая резную изумрудную тарелочку, и отложила в сторону, нерешительно посмотрев на Хакейко: - Мне не нравятся эти семечки, извини….

     - Ваше Императорское Величество, я заказала всего понемножку, прошу прощения, что не дождалась Вас, - демоница отставила чайник, из которого только что долила в чашку госпожи шоколадный напиток, присела в глубоком реверансе, - я лишь надеюсь, что Вам что-то из этого понравится. В таком случае, - она подхватила кусочек теста с тарелки повелительницы и вернула его на блюдо, - это мы заказывать не будем. А вот пышики, - служанка улыбнулась, кивая в сторону тарелки с пушистыми шариками, - Вам понравились, - Хакейко замерла, ожидая реакции своей подопечной. Под столом Элия сжала в кулаке тонкую мягкую ткань подола. Это она уже проходила. Правда, в другом формате. И что? Опять повторить ошибку? Поверить, что издевательства закончились?

     Выдохнув, она кивнула: - Да, Хакейко…. Шарики мне очень понравились. И ягодные пирожки. Вкусно.
     - Отлично, в таком случае, Ваше Императорское Величество, попробуйте еще вот этот пирог. Он трехслойный, с разными начинками. Многие находят его изумительным, - оживилась пышечка, подкладывая на тарелку разноцветный, отдаленно напоминавший кубик Рубика кусочек. В итоге из-за стола Элия даже не выползла, а практически выкатилась, ощущая в животе приятную тяжесть, изрядно подзабытую.

     - Ваше Императорское Величество, мне позвать Арени? Вам необходимы прогулки, Вы помните?

     - А не поздно? Щенки, наверное, уже спят? – девушка вопросительно взглянула на служанку, однако та лишь махнула рукой: - Ну что Вы, Ваше Императорское Величество, хонды вообще скорее ночные животные. Так что на закате самое время, - говоря это, женщина умудрялась одновременно закутывать свою госпожу в меховую накидку. Также она успела каким-то образом вызвать охранника. Сама девушка никаких жестов не увидела, но брюнетистый демон воздвигся в проеме двери уже через минуту.

     Проводив взглядом быстро растаявшую в ночном небе пару, демоница еще раз осмотрела обеденный стол, вспоминая, что и с каким видом ела императрица, встряхнула руками, убирая посуду, и не подумав использовать амулеты, ибо собственный уровень силы такие мелочи позволял. Нахмурилась, одернула подол, выдвинула кресло и достала тонкую пластинку для записей, развернувшуюся в полноценный лист. О многих сегодняшних событиях следовало доложить немедленно.
     … …
     Повелитель со скрежетом провел удлинившимися когтями по столешнице, оставляя следы на магически защищенной коже, взрыкнул и прикрыл глаза, дожидаясь, пока пройдет приступ гнева. Посмотрел на стоявшего напротив блондина и тихо произнес: - Ты понимаешь, что подобное больше не должно повториться? – мужчина перевел взгляд на лежавший перед ним отчет, постучал кончиками когтей по бумаге. Мысли о том, что сам виноват хотя бы тем, что ничего не заметил, Арнэр пока надежно запихал подальше, иначе в его нестабильном состоянии он мог просто разрушить весь дворцовый комплекс, а затевать грандиозный ремонт желания не было

     Лорд Эйра склонил голову, пригибаясь, чтобы не попасть под очередную волну гнетущего, физически осязаемого недовольства правителя, в тайне сочувствуя тем, кому не повезло оказаться в относительной близости от покоев, где сейчас находился взбешенный монарх. Впрочем, последнего можно было понять. Хакейко в своем рапорте изложила все подробности, отдельно упомянув о незнании императрицей распорядка дворцовой жизни, голодании, страхе выказать свои предпочтения. Визит целителя также был представлен в красках. Начальник разведки покосился на предоставленный по его просьбе лекарем небольшой кристалл записей, лежавший рядом с докладом на изрядно попорченном столе, вздохнул и выпрямился: - Ваше Императорское Величество, меры уже приняты. Одна из моих наиболее опытных специалистов активно налаживает отношения с Вашей супругой. Мои лучшие люди заняты охраной. Мы с нее глаз не спустим. Плюс Ваш сегодняшний жест….

     Император кивнул, соглашаясь. Да уж, после столь пристального внимания с его стороны за обедом даже до самых тупых его придворных должно было дойти, что он не позволит относиться с пренебрежением к своему выбору. Он – Высший демон, Верховная Власть в Империи…. Пришлось срочно закрывать глаза и стискивать зубы. Повелитель поморщился от боли в пропоротой отросшим клыком губе. Зато ярость схлынула. Медовые очи, в которых еще полыхал огонь, остановились на предусмотрительно почтительно склонившем голову, что для него в обычной ситуации было не характерно, лорде. Красивые алые губы скривились в ухмылке: - Лорд Эйра, Вы даже не садитесь?

     Блондин пожал плечами, все также не глядя в глаза собеседнику: - Прошу меня простить, Ваше Императорское Величество, но в данной ситуации предпочитаю соблюдать максимальную осторожность. Мне, если Вы не возражаете, хотелось бы прожить долгую жизнь, при этом в неразобранном состоянии. Поэтому, предпочитаю не провоцировать….

     - И не тревожить мои, вырвавшиеся на волю инстинкты, - подхватил владыка, мрачно разглядывая сбившихся в стайку в дальнем углу аквариума рыб. Даже на них действовало его раздражение, - Так что Вы там говорили про лучших?

     Начальник разведки кивнул: - Ваша супруга сейчас находится под круглосуточным присмотром охранников, личного телохранителя, весьма опытной и с немалым запасом силы служанки и целителя. Поэтому, Ваше Императорское Величество, было бы, если Вы позволите….

     Император махнул рукой, второй прикрывая глаза, чтобы не испепелить, причем в прямом смысле этого слова, какой-нибудь предмет обстановки: - Можешь не продолжать. Действительно, от меня сейчас больше разрушений будет, чем толку. Да и на развалинах жить…. Лорд Эйра, присмотрите здесь за всем. А я отправлюсь в горную резиденцию. Так будет правильнее всего, - мужчина шагнул к окну и выпрыгнул наружу. Распахнул крылья, взмывая все выше и выше, туда, где неслись самые быстрые и мощные потоки воздуха. Настолько стремительные и ледяные, что не каждый рисковал воспользоваться ими, предпочитая потратить на путешествие больше времени, но провести его с меньшей угрозой жизни. Арнэр поморщился, окутываясь защитным слоем. Жаль, что порталы так и не прижились. А ведь какая была перспективная разработка. Однако нестабильность магических полей вносила слишком большие изменения, так что больше пятидесяти процентов попавших внутрь, рисковали выбраться наружу лишь по частям и за пределами этого мира. Очень жаль. Брюнет еще шире развернул крылья и устремился на север.

     Лорд Эйра посмотрел вслед всклокоченному другу, покачал головой и вышел из императорского кабинета через дверь, даже не собираясь пробовать на прочность защитные заклинания на окнах, преодолеть которые без помех мог только тот, кто их поставил. Блондин хмурился, прикидывая, где еще в охране императрицы могли возникнуть проблемы, и как их решить.
     Глава 12: Жизнь продолжается
     Твердый характер должен сочетаться с гибкостью разума.
     Вовенарг
     - Какие пушистые! – восклицала Элия подбирая светлый подол и наклоняясь ближе, чтобы подхватить под упитанное округлое пузико танцевавшего то на четырех, то на двух лапках щена с лопоухими висящими ушками и закрученным в каральку хвостиком, мотавшимся из стороны в сторону с невероятной скоростью.

     - Какие тяжелые! – не менее восторженно продолжала она, усаживая это белоснежное чудо к себе на колени и разглядывая длинные серебристые реснички. В следующую секунду подхватывая такого же мохнатого и упитанного братика, а может быть сестричку сидевшего у нее на платье и пытавшегося выдрать мех из палантина щена, карабкавшегося к ней с упорством достойным поощрения, чтобы пристроить мелкого хулигана рядом.

     - Ого, какие глазастые! – девушка, приоткрыв рот, смотрела в сверкавшие алыми сполохами вишневые глазищи. Пока более темные, чем у родителей, произведших на повелительницу неизгладимое впечатление. Как-то, когда демоница описывала этих замечательных животных, Элия не учла, что говоря «по пояс», ее служанка имела в виду средний рост демона. В итоге оказалась не совсем готова увидеть огромную пушистую гору, морда которой была практически на уровне золотой застежки палантина, находившейся немногим ниже шеи. Спешно отступив за спину своего невозмутимого охранника, Элия уже оттуда слушала его пояснения о том, что хонды без приказа ни на кого не нападают. Разглядывала огромные белоснежные клыки и полыхавшие огнем алые глаза взрослых особей, молча рассматривавших посетителей, явно не испытывая особой радости от визита, пусть даже и императрицы.

     Девушка вздохнула. С животными у нее особо никогда не ладилось. Не умела она найти к ним подход. Даже кошка родителей лишь терпела ее, не позволяя себя гладить и лишь наблюдая за незваной с ее точки зрения гостьей с высоты новой стенки цвета «орех». Напоровшись на «любезный» прием стражей дворца, повелительница осторожно потянула за темно-синий рукав рубашки находившегося перед ней демона. Приподнялась на цыпочки, собираясь попросить вернуться. Ведь ясно же было, что щенков она не увидит. И пискнула от неожиданности, когда брюнет развернулся, выуживая ее из-за спины и аккуратно ставя перед собой.

     Элия, сложив ладони у груди, завороженно наблюдала блестевшими от умиления глазами за пятью снежно-белыми шариками, точнее шарами, каждый из малышей был по размерам с приличного кокер-спаниеля, внезапно оказавшимися перед ней. Взрослые хонды отошли в сторону и улеглись в паре метров. Девушка незаметно выдохнула, опускаясь на мягкий, идеально чистый, похожий на траву, ковер с коротким ворсом. И тут же перехватила первого, самого смелого щена.

     - Какие зубастые! – императрица попыталась вытащить из клычков, от которых ей пока удавалось уберечь пальцы, изрядно измочаленный край палантина. Вцепившийся в него хонденок радостно рыкнул, довольный новой игрой и потянул, упираясь толстенькими мохнатыми лапками и мотая здоровой башкой из стороны в сторону. От этих действий широкий шарф затрещал и пополз по плечам своей владелицы, сдаваясь на милость победителя. Элии уже было не до этого. Она уговаривала менее крупную, чем ее брат, девочку расстаться с браслетом из черных бриллиантов, застежку которого та благополучно перекусила.

     Истинная женщина отдавать украшение отказывалась, взрыкивала, отворачивала мордаху и махала лапками в ответ на все просьбы. Тянуть же или хватать браслет владычица не решалась, опасаясь, что похожее на кружево ювелирное изделие рассыплется, и мохнатый дитенок подавится камнями. Негромкое урчание со стороны взрослых хондов усмирило малявку. Та выплюнула обслюнявленный браслет и улеглась, обиженно повернувшись к Элии и старшим родичам толстенькой попкой с пушистой кисточкой хвостика. Правительница спешно подхватила увазюканную драгоценность двумя пальцами и, морщась, посмотрела вокруг. За неимением ничего подходящего, пришлось вытирать слюни все тем же многострадальным палантином. Девушка подозревала, что к концу посещения она предпочтет оставить эту измочаленную тряпочку здесь. Одеть ее на себя она точно не сможет!

     Элия еще раз оглядела когда-то бывшее шикарным мехом нечто, по которому теперь топтались и валялись шесть активных щенов, от игр которых в воздух то и дело взлетали отдельные шерстинки и пушинки не выдержавшего такого напора элемента гардероба императрицы. Тщательно вытерев руку, девушка, наконец, подняла глаза от активной «напольной» жизни, рассматривая окружавшее ее пространство. На покрывавшем все вокруг зеленом ковре чуть поодаль возлежали еще несколько хондов, с не меньшим, чем Элия, любопытством разглядывавших происходящее. Повелительница задержала дыхание при виде этих огромных великолепных животных, чьи глаза в неярком свете круглых матовых светильников полыхали огнем, а в следующий момент ойкнула, выдергивая палец из пасти обиженной тем, что у нее отобрали понравившуюся игрушку, мелкой поганки.

     В эту же секунду сердитый рык прокатился по помещению. Вскинувшиеся щенки мгновенно слетели с коленей и бросились к родителям. Самый упитанный, скорее всего, будущий вожак стаи, тащил за собой угвазданный мокрый от слюней, весь в дырках, бывший палантин. Последней плелась, поджав хвостик и повесив ушки, укусившая Элию девочка, явно предчувствуя неприятности. Получив под упитанный зад крепкий шлепок то ли от папы, то ли от мамы, мелкая отправилась в угол, за правую лапу осуществившего наказание хонда, где и замерла, уткнувшись мордой в светлое дерево стеновой панели.

     Элия сочувственно посмотрела на мелкую и шепнула, внимательно рассматривавшему ее поврежденный палец Арени: - Она же маленькая. Может быть, и не хотела….

     - Это не важно, - мужчина провел рукой над пораненной конечностью, по которой прокатилось слабое тепло, и отпустил пальцы, - Хонды – слишком большие, обладающие магией животные, поэтому им с самого начала нужно контролировать собственную агрессию. Такая мелочь, – он кивнул в сторону отбывавшей наказание девочки, - пока не имеет достаточных магических способностей, поэтому раны легко залечить, - императрица коснулась затянувшегося, почти незаметного шрамика, светлевшего на глазах, - но уже через пару недель начнутся магические всплески. Тогда вход сюда будет запрещен всем, кроме хранителей хондов. Так что щенков приучают к порядку с самого рождения.

     Мужчина встал, отряхивая черные брюки, заправленные в высокие мягкие сапоги с крупной серебряной цепочкой на голенище, и протянул руку госпоже, помогая ей подняться. Элия осмотрела мятое платье, попыталась разгладить особо живописные складки, однако быстро поняла, что это безнадежное дело. Зажмурилась, сморщила нос, покачала с досадой головой и развернулась к терпеливо дожидавшемуся, пока она будет готова, брюнету.

     Двери тихо стукнули, отрезая их от тепла с легкой примесью травяного аромата хондов. Запрокинув голову, девушка рассматривала голубоватые звезды, рассыпавшиеся по небосводу крупным горохом.

     - А радужных нет..., - она вздохнула, - наверное, их не видно из-за дворцовых огней…, - карие глаза пробежались по подсвеченным разноцветным башням, ярким шарам, освещавшим уходившую вдаль парковую аллею, и мелкой россыпи разнообразных огоньков, которыми были усыпаны деревья. Повешенные просто так, для красоты, они светили слабо, приглушенно, чтобы не слишком беспокоить диких и прирученных обитателей императорского парка. Ответом на высказанные вслух мысли стала тишина. Элия потерла ладонями покрывшиеся мурашками плечи. В следующее мгновение на них опустилась мягкая, еще хранившая тепло другого тела ткань.

     Арени поправил на растерянной повелительнице иссиня-черную ткань снятой с себя жилетки, подхватил молодую женщину на руки и взлетел. Элия чувствовала, как перекатываются в такт взмахам крыльев мышцы на крепкой груди, как осторожно и бережно сжимают ее сильные руки. Она подняла взгляд, рассматривая красивую линию скул чуть отвернувшегося в сторону демона, сжатые пропорциональные губы и тут же опустила глаза вниз, чувствуя, как непрошеный румянец заливает щеки. Она влюбляется?

     Сердце в груди даже замерло на мгновение, в ужасе от подобной перспективы, а по рукам дивизией промаршировали огромные ледяные мурашки. Однако на помощь пришли трезвый анализ и никогда не подводивший расчет. Сердце снова застучало ритмично и ровно, а уголки губ изогнулись в печальной полуулыбке-полуусмешке. Как же она соскучилась по элементарной человеческой заботе, если даже такое, исключительно профессиональное отношение вызывает у нее эмоциональный отклик…. Элия вздохнула и еще раз посмотрела на своего охранника. Натолкнулась на его внимательный взгляд, чуть склонила голову набок и шевельнула губами, одновременно погладив пальцами теплый черный мех оторочки жилетки: - Благодарю.

     Твердые сжатые губы дрогнули, обозначая вежливую улыбку. Мимо пронеслись толстые ветви. Девушка даже заметила уже знакомую, похожую на рогатку, развилку, в центре которой белело огромное гнездо, свитое из непонятно чего, а в следующую секунду Арени уже опустился на широкий подоконник. Находившаяся в гостиной Хакейко, поправлявшая цветы в огромном букете, устроившемся на неизвестно откуда появившемся квадратном столике с каменной столешницей, развернулась и приняла в свои заботливые объятия доверенное ей сокровище. Всплеснула руками, снимая жилетку и возвращая ее владельцу, сочувственно поцокала, оглядывая платье в следах от когтей и клочках шерсти, махнула рукой и улыбнулась в ответ на робкое замечание Элии о том, что ей жаль, и заверила, что Ее Императорскому Величеству все равно не пристало ходить в одном и том же, так что ничего страшного не произошло.

     Потрясенная подобным обращением и заявлением демоницы Элия безропотно проследовала в спальню, а затем в ванную, где практически без содрогания окунулась в теплую воду, лишь на миг почувствовав ледяной озноб ужаса, но тут же снова вернулась к размышлениям о кошмарной перспективе и подсчету масштабов и размеров ее гардероба. Даже с учетом ее человеческой продолжительности жизни число выходило ужасающее. Девушка помотала головой, отчего пенные брызги разошлись широким веером, поморгала и тут же с шипением закрыла глаза, костеря себя на все лады и спешно смывая шампунь, который неизвестно когда успела вылить на голову.

     Вытираясь серебристо-серым, неизменно огромным и пушистым полотенцем, Элия прикидывала, что, во-первых, понятия не имела, куда девались все платья после того, как она их надевала, во-вторых, следовало помнить о существовании магии, мало ли что делалось с ее помощью из императорского гардероба. В-третьих, со своим уставом в чужой монастырь она, даже если бы захотела, все равно бы не полезла, не дали бы…. Так что…. Девушка выкинула из головы все лишние мысли и прошлепала босыми ногами по светлому полу, без тени трепета натянула удобное темно-синее платье, с удовольствием огладила мягкие длинные рукава и поправила воротник стойкой, радуясь возможности отдохнуть от декольте.

     Выйдя из спальни, Элия остановилась, с интересом оглядывая произошедшие в кабинете-гостиной перемены. Теперь напротив стола, в отдалении от него, у стены стоял этакий гостевой уголок. Владычица присела в необъятное мягкое кресло и провела пальцем по плюшевой бежевой с голубым обивке. Полюбовалась на похожий на паутинку небольшой ковер белого цвета между креслами и откинулась на спинку, прикрывая глаза. Ноздрей коснулся дразнящий аромат выпечки. Однако вставать было откровенно лень. Вытянув ноги, владелица апартаментов рассматривала отбрасываемые качающимися за окнами деревьями тени и размышляла над вопросом «придет или не придет».

     Сладкая нотка ванили вырвала из бесплодных размышлений. Элия с невнятным бормотанием выкарабкалась из кресла и потащилась в столовую, под жалобный аккомпанемент желудка и настойчивые нашептывания разума о том, что пока дают поесть, нужно запасаться впрок. На светлом дереве столешницы красовались два блюда, прикрытых прозрачными крышками, позволявшими в полной мере полюбоваться на крошечные пирожки и корзинки с кремом и ягодами. Императрица восторженно выдохнула и торопливо потянулась к элегантному черному чайнику странной скошенной формы с единственной белоснежной полоской, идущей по всему периметру. Приподняла крышку, вдыхая насыщенный древесный аромат. Спустя пару минут перед Элией стояла полная чашка и тарелка с горкой пирожков. На губах девушки появилась довольная улыбка. Удержать ее на долго не получалось исключительно по причине того, что невозможно улыбаться с набитым ртом.

     Сжевав четвертый пирожок и поглядывая на пирожное с высокой голубоватой шапкой крема, Элия оглянулась вокруг и быстренько слизала с пальца капельку сиропа, думая о том, что жизнь потихонечку налаживалась. Поморщилась, нахмурилась, вздохнула, вспомнив о возможном ночном визите супруга. По покрывшейся испариной холодной коже пробежался табун мурашек, а в горле поселился противный комок. Девушка сглотнула, подхватила белоснежную с черной полоской почти у донышка чашку с чаем в попытке запить мерзкое ощущение. Кого она пыталась обмануть? От мыслей о том, что сегодня ее опять будут касаться горячие руки, а в темноте светиться равнодушием яркие желтые глаза, бросало в дрожь и хотелось спрятаться под стол.

     Императрица с силой сжала кулаки. Медленно расслабилась и посмотрела в окно, за которым в просветах между ветвями медленно плыла огромная луна в юбочке из пылевого кольца. Сильный порыв ветра потревожил деревья, и они недовольно замахали пушистыми лапами, а Элия подумала в который раз, что подобных гигантов на земле она видела только по телевизору. Рот раскрылся сам по себе в широком зевке, вовремя прикрытом ладонью. Повелительница демонов потерла лицо, устало сгорбившись в кресле, положила голову на ладони и вздохнула. Прошедший день казался просто бесконечным из-за успевших произойти за это время событий.

     Встав с места, молодая женщина подошла к широкому белоснежному подоконнику и присела, наполовину скрытая цветочной шторой. Провела пальцем по стеклу, но тут же торопливо стерла оставшийся след. Поднялась, отцепила небольшой замочек и с силой потащила на себя раму. Тут же в образовавшуюся щель донеслась виртуозная трель какой-то ночной птахи. С деловитым гудением пролетел огромный, светившийся фиолетовым жук. Элия поспешила спрятаться от этого экземпляра за своей частью окна, прислушиваясь к шелесту хвои и листвы, легкому потрескиванию толстой коры. Откуда-то сверху прилетела небольшая, наполовину обгрызенная шишка, донеслось недовольное стрекотание.

     Правительница задрала голову, вглядываясь в темноту. Улыбнулась своей безнадежной попытке, встала, прошла к столу, подхватила два пирожка, вернулась назад, высунула руку, пристраивая угощение на самый край карниза. Уселась на свое место, заматываясь в штору. Закачалась тонкая пушистая ветка. Краем глаза девушке удалось уловить какое-то движение, а в следующий миг на подоконник приземлилась упитанная «белка» зебрового окраса. Схватила пирожок в лапки и потянулась за вторым. Первый выпал. Зверек застрекотал и повторил попытку. Элия закусила губу, стараясь дышать через раз, чтобы не спугнуть своего гостя, которому, впрочем, было не до нее, он раздраженно мотал из стороны в сторону хвостом, громко ругался, однако расставаться со второй частью своей добычи не хотел, то и дело настороженно поглядывая наверх. На глазах девушки выступили слезы, но она мужественно держалась.

     На противоположный оккупированному белкой угол подоконника спрыгнула вторая, меньших размеров. Цокнула, махнула лапкой и стала медленно, бочком подбираться к своему удачливому собрату, еще более спешно принявшемуся собирать добычу. Однако торопливость никому на пользу не шла, оба пирожка выпали из суетливых лапочек. При этом тот, что крупнее, оказался на самом краю, где и завис, наполовину в воздухе, угрожающе покачиваясь. Моргнув пушистыми ресницами, первый зверек почти по-человечески всплеснул лапками и, наконец, сделав выбор, рванул к большему куску добычи, ухватил его коготками и запрыгнул на ближайшую ветвь. С довольным присвистом второй бросился к оставшемуся пирожку, с которым и исчез спустя пару секунд. Элия затряслась от смеха, всхлипывая и вытирая уголком шторы текшие градом слезы. Так она давно не смеялась.

     Приведя себя в более-менее адекватное состояние, девушка выпуталась из ткани и медленно поплелась в спальню, зацепив по пути слоеную корзинку с ягодами, скорее по сформировавшейся за последнее время привычке есть, пока есть, чем от голода. Тщательно пережевывая, добралась до комнаты и со вздохом открыла дверь ванной. На мгновение закрыла глаза, рвано выдыхая, но деваться было некуда. Быстрый душ, длинный халат, и императрица застыла у окна, с тревогой ожидая, когда медленно отодвинется створка двери.
     … …
     Элия тихонечко прикрыла за собой дверь и светло улыбнулась. Погладила черные с серебром поручни лестницы и бодро поскакала вниз, предварительно приподняв подол светло-серого платья с тонкой полоской цвета воронова крыла по лифу и подолу. Пройдя пару витков, замедлила шаг и задумалась, переводя взгляд с одного узора на стене на другой. «Нет, все-таки память у меня, даже хуже чем у рыбы, они хотя бы помнят, где кормились в течение двенадцати дней, а я?» - повелительница сердито тряхнула головой, отчего ставшая отрастать какими-то просто невероятными темпами челка упала на нос. Заправив мешавшуюся прядку за ухо, Элия поправила на плечах тонкий, при этом удивительно теплый палантин в тон платью и нерешительно шагнула вправо, - «Вроде бы здесь». Она толкнула створку и расплылась в довольной улыбке, обнаружив спасшую ей жизнь купальню.

     Каменная чаша в бежево-коричневых разводах была приятно теплой и, что самое главное, не вызывала никаких отрицательных ассоциаций, в то время как в ванную в собственных апартаментах владычица входила, стискивая зубы, чтобы они не стучали от страха. И ничего с этим поделать не могла. А так хотелось расслабиться, понежиться в теплой водичке. Чем Элия и собиралась заняться. Гостья прошлась по уютному помещению и водрузила на полупустую полку небольшие изящные часы, стащенные с собственного стола, чтобы не пропустить время возвращения. Вода быстро наполняла огромную ванную, пока девушка скидывала с себя одежду и проверяла наличие полотенец. Наконец, императрица шагнула в чашу, но вместо того, чтобы опуститься вниз, задумчиво посмотрела на стоявшие на полке странные безголовые бюсты, размышляя, не стоило ли их убрать с глаз долой. Спустя пару мгновений, махнув рукой, погрузилась в воду и потянулась за гелем. Взбила пену и прикрыла глаза, наслаждаясь тонким, чуть сладким свежим ароматом. Квадратные светильники на стенах мигнули, уменьшая степень освещения, погружая комнату в приятный полумрак.

     Девушка пошевелилась и снова замерла, блаженствуя в тепле и спокойствии. О том, что ее хватятся, она не волновалась. За прошедшие два дня стало ясно, что если она уходила отдыхать, то ее не беспокоили, по крайней мере, то время, которая она оговорила. И никто не заглядывал, не подсматривал в щель. Паутинка на двери так и оставалась нетронутой. И это радовало. Как и отсутствие уже вторую ночь мужа в спальне супруги. Женщина довольно улыбнулась, но тут же грустно булькнула в воду, опускаясь ниже. Она пока так и не поняла, насколько серьезен высший демон в своих обещаниях. Вроде бы сказал, что не придет, и не было его. Но с другой стороны, Хакейко уже донесла до своей госпожи, что император отправился на отдых в горную резиденцию. Элия мрачно поджала губы, прикидывая, что пока мужчина не вернется и не проведет пару ночей во дворце, она ответ на мучивший ее вопрос не получит.

     Хлопнув рукой по пенной поверхности, повелительница изо всех сил заколотила ногами под водой, давая выход злости, страху и раздражению. Вода заплескалась, пошла волнами, но за край чаши не вылилась благодаря магическому пологу, который Элия не видела и не ощущала. Ну и пусть! Она фыркнула, отплевываясь от мыльной воды, вытянулась, опустила руки вдоль тела и прикрыла глаза, медленно и размеренно дыша. Однако надолго ее не хватило. Девушка села и подтянула колени к себе, обняла их руками и положила сверху голову, задумчиво разглядывая безголовые скульптурки. Постепенно дыхание выравнивалось, сердце застучало ровнее, волна неудовольствия отхлынула до поры до времени.

     - Спокойно, ты все исправишь, со всем справишься. Все будет хорошо, - тихий голос императрицы приглушенно звучал в полумраке ванной комнаты. Светильники вспыхнули ярче. Взглянув на часы, Элия выбралась из воды и включила душ. Постояла, с наслаждением подставляя под струи лицо, плечи. Со вздохом махнула рукой, убирая поток. Дотянувшись до полотенца, вытерлась, промокнула волосы и медленно прошлась по периметру помещения, вглядываясь в бежево-золотисто-серые разводы стен. Карие глаза радостно вспыхнули, Элия коснулась тонкого, уже знакомого ей вензеля. Привычно подуло теплом, от которого за несколько секунд высохли волосы. Императрица коротко улыбнулась, надела платье, втиснулась в туфли и направилась к двери. Затормозила на полпути, чувствительно хлопая себя по лбу, вернулась к ванной, подхватила часы и с довольным видом развернулась к выходу. Прежде чем закрыть за собой дверь, улыбнулась пустому влажному пространству: - Спасибо, - и аккуратно притворила створку, вслушиваясь в тихий щелчок замка.

     В спальне было чисто, свежо и пахло цветами, стараниями Хакейко пробравшимися и в эту часть ее апартаментов. Правда, здесь их аромат был почти незаметным и очень нежным, что Элию, боявшуюся головной боли, полностью устраивало. Императрица попрыгала на кровати, затем растянулась на ней, распластавшись звездочкой, поворочалась сбоку на бок, оглядела получившийся беспорядок, немного пригладила покрывало и с чувством выполненного долга отправилась в кабинет, придерживая под мышкой немного более увесистые, чем того хотелось часы. Бережно водрузила их на письменный стол.

     В зале никого не было. Легкий ветерок колыхал прозрачный тюль, яркие лучи солнца рассеивали голубоватый полумрак, наполняя воздух яркими бликами от золотых вензелей. Привычно поморщившись и прикрывая глаза от слепившей их позолоты ладонью, Элия выдвинула кресло, присела, почесала макушку котосветильника и достала сказки и журналы, твердо уверенная в том, что несмотря на то, что ее жизнь, вроде бы, тьфу-тьфу, наладилась, расслабляться не стоило, а, следовательно, нужно было продолжать учебу. Девушка взглянула на часы и спешно зашуршала страницами. Скоро должна была прийти Хакейко. И она не отстанет от своей госпожи, пока та не отправится на прогулку. За исполнением этого служанка следила ревностно. Да и сама Элия не возражала, с интересом первооткрывателя исследуя очередной закоулок парка под присмотром молчаливого телохранителя.

     Карие глаза печально потускнели, а уголки губ опустились вниз. Из груди вырвался тяжелый вздох. Теперь, когда вопрос с базовыми инстинктами был удовлетворен, императрице демонов отчаянно не хватало дружеского участия. «Так, хватит», - Элия с силой хлопнула по столешнице и выписала на лист несколько слов, которые сегодня намеревалась разобрать.

     - Ваше Императорское Величество, - погрузившаяся в учебу повелительница вздрогнула в кресле, вскинула голову, одновременно нарочито спокойным и плавным движением прикрывая страницей книги лист с записями, - к Вам посетительница, лордесса Джамиллэ. Мне сказать, что Вы заняты? – рыженькая демоница присела в реверансе, выжидающе глядя на свою госпожу блестящими маслинами глаз. Элия даже как-то зависла, безмолвно хлопая на прислужницу огромными удивленными очами. Потом встряхнулась: - А что там по этикету положено?

     Пышечка закусила губу остреньким клычком и тихо хихикнула: - На самом деле, как Вы посчитаете нужным, так и будет правильно…, - она снова принялась сверлить медлившую с решением девушку.

     - Тогда приглашай, - Элия закрыла книгу, убирая ее в стол, и встала с кресла. Хакейко внимательно оглядела ее наряд, поправила какую-то складочку, зачем-то пересчитала тонюсенькие браслеты на тонком запястье повелительницы, прошлась взглядом по прическе, торопливо пробежала в спальню, откуда выскочила буквально через минуту. В руках демоница держала несколько цепочек, гармонировавших с браслетами. Закрепив украшение в волосах, служанка удовлетворенно вздохнула: - Теперь все в порядке, - она взглядом указала на гостевой уголок, - прошу Вас подождать. Я сейчас приведу Вашу гостью.

     Императрица кивнула и направилась к креслам. Выбрав то, что было повернуто к двери, уселась, выжидающе поглядывая на пустой пока проем.

     Легкое шуршание платья донеслось раньше, чем в дверях появилась сама лордесса. Элия с интересом смотрела на присевшую в низком реверансе стройную демонессу, в блестящих каштановых прядях которой блестели крупные винного цвета рубины, хотя, владычица могла и ошибаться, ибо знатоком камней совсем не была. Тем временем гостья, подчиняясь жесту продолжавшей сидеть в кресле императрицы, заняла свое место. Пока лордесса поправляла складки платья, хозяйка апартаментов покосилась на стол, потом на стоявшую чуть в стороне, позади прибывшей леди демоницу. Та решительно замотала головой, даже рукой отрицательно помахала. Элия философски пожала плечами. Нельзя, так нельзя. Она настаивать на угощении абсолютно незнакомого ей человека, тьфу, демона, не собиралась. Наконец, пышное, вверху черное, постепенно переходившее к низу из темно-вишневого в алое платье улеглось согласно замыслу его владелицы. Лордесса подняла фиолетовые прозрачные глаза на правительницу и улыбнулась: - Сегодня великолепный день, Ваше Императорское Величество, не так ли?

     Элия хлопнула ресницами, поглядела в окно, за которым радовалась солнечной теплой погоде парковая живность, и вернула демонессе сдержанную улыбку, отметив, что день, действительно, весьма хорош. Очередной быстрый лучик скользнул по полу и засиял в фиолетовых кончиках длинных локонов женщины, продолжавшей неспешную беседу о парковых садах, цветниках и особенностях погоды в это замечательное время года. Правительница кивала, улыбалась, но больше отмалчивалась, напоминая себе, что лучший собеседник тот, кто слушает, а не говорит. К тому же, девушка отлично понимала, что опытной придворной даме будет чрезвычайно легко вытащить из нее какие-нибудь незначительные, с точки зрения самой Элии, моменты и потом раздуть из них грандиозную сплетню. Так что следовало помалкивать в тряпочку.

     - А новое оформление бассейна, это просто нечто невероятное, Ваше Императорское Величество. Как будто плывешь по огромной пещере, а вокруг тебя столбы разноцветного света, - владычица внимательно посмотрела на оживленно, но при этом элегантно и плавно, жестикулировавшую лордессу. Та улыбнулась, не обнажая клыки, и продолжила, - Особенно красивы сталагмиты и сталактиты. Наш новый архитектор – просто душка. И огромный талант. Однако не буду Вас дольше отвлекать от дел, - молодая женщина поднялась. Поправила массивный золотой браслет с тремя крупными рубинами в обрамлении черных бриллиантов, опустилась в глубоком реверансе, еще раз мило улыбнулась и покинула озадаченную правительницу.

     - И что это было? – Элия встала и подошла к зеркалу, уже почти не обращая внимания на массивную золотую раму.

     - Кажется, поведение Его Императорского Величества на Большом обеде дало свои результаты, - за спиной отражения в зеркале возникла пышная фигурка в темно-синем форменном платье с белоснежной оторочкой и бантом на лифе, - придворные сделали свои выводы. Это был только первый звоночек, Ваше Императорское Величество. Скоро начнется паломничество, прошу прощения, - Хакейко присела, затем резво убежала в сторону столовой. Элия одобрительно кивнула. Есть уже хотелось. Еще раз взглянула на себя, отмечая, что серый цвет ей шел, как и тонюсенькие цепочки с драгоценными прозрачными и дымчатыми камнями в волосах: - А кто у нас муж? Император. Предупреждать надо…, - девушка хмыкнула, посматривая на то и дело проносившуюся мимо дверного проема столовой демоницу. Аппетитно запахло едой.
     … …
     Повелительница задумчиво покрутила эльфийский перстенек. Затем тонкие длинные пальцы перебрались на запястье, принимаясь за изящную змейку платинового браслета. Девушка развернулась к окну спиной, разглядывая пустое помещение музыкального зала. Карие глаза пробежались по покрытым узорами светлым бежевым стенам и массивным колоннам, вроде бы из мрамора, поддерживавшим высокий купол лепного потолка, затем метнулись к уютному закутку, обнаруженному в прошлые визиты. Элия, не хуже демонов, закусила губу, пожевала ее, излишне сильно дернула браслет и испуганно посмотрела на него. Облегченно выдохнула и опять уставилась на нишу. Помотала головой и тихонечко пробормотала: - То ли я сошла с ума, то ли это жжж неспроста.

     Великолепная акустика зала сработала, разнося звук голоса по всему помещению. Владычица пожала плечами и снова принялась разглядывать свое убежище, на ее взгляд явно увеличившееся в размерах. Она шагнула в альков, посчитала шаги от одной стены до другой. Присела на мягкие подушки. Помнится, раньше тут коврики валялись. Упомянутая стопка обнаружилась в углу. Повелительница посмотрела в окно. Прищурила глаза, пытаясь вспомнить, действительно ли обзор был таким удобным? Опять потрясла головой. Но ощущение того, что теперь вход в эту комнатушку закрывали не одна, а целых две толстенных колонны, причем закрывали надежно, случайно обнаружить это место стало практически невозможным, не прошло.

     Но как? Элия тяжело вздохнула, пожала плечами и углубилась в записи, махнув рукой на все неясности и неточности. Ибо сообразить, что к чему, у нее не получалось, а времени на учебу было не так и много. Губы девушки недовольно поджались. Она с раздражением откинула в сторону ручку и скомкала лист с записями. Как же все это долго! И нудно. И обидно. Ведь к услугам остальных магия и амулеты, и только она мучается. Убрав за ухо русую прядочку, императрица разгладила покоцанный лист и с тяжелым вздохом продолжила заниматься, закусив от усердия губу и возмущенно сопя носом, старательно не позволяя обиде вмешиваться в процесс.

     Стрелка изящных часов, пристроенных на полу рядом, дошла до двойки. Элия, время от времени поглядывавшая на циферблат, поднялась, отряхнула платье, подхватила часики, окончательно перекочевавшие с письменного стола в спальню, и тихо ворча о том, как ей не хватает нормальных наручных часов, побрела на выход, не забыв прихватить все свидетельства своей творческой деятельности. Аккуратно прикрыла за собой дверь и споро поднялась по лестнице в свои апартаменты. Водрузила едва слышно тикающую вещицу на столик и выбежала из спальни. До того, как в кабинет вошла Хакейко, девушка успела прочитать еще пару страниц текста, поглазеть на довольных жизнью полосатых белок, пожалеть о том, что пирожки закончились, пирожными она угощать этих зверьков не рискнула, и заучить с десяток слов.

     Демоница принесла с собой свою шикарную улыбку, оранжевое настроение, разбавившее спокойствие голубых покоев, порцию вкусняшек на летевшем за ней внушительном подносе и новый букет из огромных белых с мохнатой фиолетовой каймой, голубых, звонко-синих, пурпурных, зеленых с желтым и нежно-розовых колокольчиков. От этого многоцветья у владычицы перехватило дыхание. Она завороженно подошла ближе и погладила нежные лепестки ближайшего цветочка, размером с перепелиное яйцо. Вся гроздь закачалась, а тонкий приятный аромат, идущий от букета, усилился.

     - Вам нравится, Ваше Императорское Величество? – Хакейко приблизилась как всегда неслышно.

     - Очень, - Элия улыбнулась и тронула белоснежный мохнатый колокольчик.

     - Это очень редкие сорта. Думаю, Ваши гостьи будут впечатлены, - служанка довольно потерла руки и солнечно улыбнулась, - Ваше Императорское Величество, Вам необходимо подкрепиться. Пока посетителей нет.

     Элия кивнула, еще раз глубоко вдохнула приятный аромат, уже смешивавшийся с запахами еды и направилась в столовую, размышляя о том, почему никто магически не удосужился перекрыть доступ всем этим запахам в другие помещения. То ли никто не додумался, то ли Хакейко не стала делать этого специально, чтобы приманивать свою госпожу. Так вроде Элия и сама отсутствием аппетита не страдала. Вот и сейчас она благосклонно разглядывала тонкие полоски слоеного теста, скрученные в рулетики, с начинкой из нежного мяса с сочной зеленью и, кажется, сыром, запеченные в кляре кусочки рыбы, разноцветный салат, в котором можно было рассмотреть желтые лепестки каких-то цветов. Рука сама собой потянулась к ложке, когда перед девушкой поставили одуряюще пахнувший прозрачный супчик с идеально нарезанными кусочками овощей и мяса.

     Императрица довольно улыбнулась и принялась уплетать предложенное угощение, время от времени замирая на секунду, по привычке дожидаясь реакции эльфийского перстня, не замечая, как при этом хмурятся брови все подкладывавшей наиболее вкусные с ее точки зрения кусочки и подливавшей горячий шоколад демоницы. Убедившись, что госпожа съела суп, мясо и порцию салата, служанка еще раз наполнила чашку, поставила ближе блюдо с разнообразными пирожными, присела в реверансе и отправилась в гардеробную, выбирать платье для приема.

     Элия ухватила двумя пальцами ракушку из золотистого теста и повертела, разглядывая темные полоски шоколада, надкусила и зажмурилась от ощущения сладкого нежного сливочного крема на языке. Огляделась вокруг, убедилась, что никто не видит, и запихала пирожное в рот целиком. Следом отправила похожий на бумажный кораблик ягодный конвертик, с тоской осмотрела остальное богатство и со вздохом отодвинулась. В отличие от глаз, которые были готовы слопать все, организм вмещать в себя больше отказывался.

     - Хакейко, - служанка отвлеклась от подбора украшений, подходивших к лежавшему на банкетке платью цвета бургундского вина с тонкой вязью серебристого узора по всей ткани, - если возможно, оставь пирожные. Я бы хотела потом попробовать то, что еще не успела, - Элия смущенно переступила с ноги на ногу, но тут же себя одернула, радуясь, что под платьем все равно не видно, и настороженно взглянула на демоницу.

     - Как можно, Ваше Императорское Величество, - всплеснула руками последняя. Карие глаза повелительницы спрятались на миг за густыми ресницами, а в следующее мгновение уже смотрели на рыжеволосую женщину спокойными равнодушными омутами. Та, притворилась, что ничего не заметила, старательно сдерживая внутри негодование на предыдущую обслугу, и продолжила, - Они через два часа уже заветрятся. Я лучше посмотрю, что там осталось. И закажу Вам свежих, точно таких же. Может быть, наши повара еще что-нибудь необычное придумают…, - Хакейко с улыбкой смотрела, как в очах цвета шоколада ледяное равнодушие сменилось заинтересованностью и облегчением.

     - Это будет замечательно, - уголки губ владычицы немного приподнялись. Демоница занесла в свой пока еще не слишком большой список побед очередное маленькое достижение. Аккуратно расстегивая молнию на домашнем платье и помогая повелительнице облачиться в парадное, на вид довольно тяжелое, однако, благодаря магии, легкое одеяние, Хакейко прикидывала, как лучше преподнести своей подопечной новость.

     - Но, Хакейко, - Элия вдела в ухо сережку в виде бриллиантовой змейки с крупной каплей рубина на конце и подняла взгляд на прикреплявшую на волосы цепочки камней того же бордового цвета служанку, - Я бы не рассчитывала на два часа. Не уверена, что сегодня вообще будут посетители, - отливавшие в рыжину брови демоницы сошлись на переносице, а пухлые губы поджались. Императрица открыла было рот, но тут же закрыла его, понимая, что по этому пункту они с женщиной к консенсусу не придут.

     За последние две недели в жизни Элии произошли значительные изменения, не все из которых были на ее взгляд такими уж хорошими. Оказалось, что визит каштанововолосой лордессы был первым из многих. Уже на следующий день увидеться с императрицей жаждало пять придворных дам, терпеливо ожидавших в приемной. Отойдя от удивления, вызванного столь резким изменением собственного статуса, но на всякий случай подергав себя за русую прядку, чтобы убедиться, что не спит, девушка, внутренне обмирая, решилась спросить у Хакейко, как принято организовывать подобные приемы. Оказалось, что на каждую гостью церемониалом отводится около получаса, если императрица не выкажет желания уделить больше внимания, что обычно при первом знакомстве никогда не происходило.

     Элия подуспокоилась и тут же установила часы приема, отведя на все про все два часа, чтобы не тратить весь день на визиты. Пухленькая рыжик довольно блеснула глазами и клычками и прокомментировала, что в этом случае обиженных не будет. В том плане, что кто успел первым, тот успел. Демонессы входили, приседали в реверансе и с улыбками рассказывали о погоде, новинках театрального сезона и прочих приличествующих моменту глупостях, оглядывая цепкими взглядами убранство комнаты и не забывая время от времени делать комплименты отличному виду молодой императрицы, отвечавшей на все ровной сдержанной улыбкой и кивками головы.

     Про себя владелица апартаментов отмечала, что, если судить по взглядам гостий, обстановка ее кабинета вызывала некую зависть, как и те цветы, что ежедневно приносила постоянно находившаяся где-то неподалеку во время таких визитов Хакейко. Последнее удивляло, пока служанка не призналась, что букеты поставляет личный садовник императора из оранжереи, куда придворные доступ имели, но только лишь полюбоваться, а никак не обзавестись каким-нибудь цветочком. Элия хмыкнула, пожала плечами и приняла информацию к сведению, все-таки поблагодарив, пусть и не без некоторого внутреннего опасения, демоницу за труды и доставленное удовольствие от созерцания такой красоты, вызывавшей столь двойственные чувства у придворных дам.

     Слушая демонесс, правительница забавлялась столь очевидной сменой собственного статуса, при этом и не думая обольщаться ни по поводу будущего, ни по поводу настоящего. Сама она ни одну из дам не интересовала, ни одна из них даже не задумалась о том, что человеческой женщине, не знавшей язык демонов, все премьеры спектаклей и поэтические вечера, о которых они столь долго и увлеченно рассказывали, будут абсолютно непонятны. Лишь один раз Элия не сдержала восторженной улыбки, когда умудрившаяся как-то пробиться сквозь очередь жаждущих лордесса Джамиллэ активировала крошечный кристалл с короткой записью выступления известного музыканта. Девушка была очарована виртуозной проникновенной игрой и чудесной мелодией.

     А спустя еще несколько дней вернулся Его Императорское Величество. Услышав столь «радостное» известие из уст служанки, Элия весь вечер провела, протаптывая тропинку в ковре спальни, кусая губы и заламывая руки. Однако мужчина не пришел ни в ту ночь, ни в последующие. И девушка смогла облегченно выдохнуть. Казалось, муж, получив ее согласие, решил не только оставить ее в покое, но и вообще вычеркнуть из списка собственных забот. По крайней мере, больше не было ни поцелуев рук, ни каких-то иных пусть и мимолетных знаков приязни или вежливости, за исключением, пожалуй, того, что огромный букет, ранее занимавший свое почетное место в центре обеденного стола, теперь водружался на стоявший у стены белоснежных камин, подвинув со своего места золотые канделябры с длинными толстыми свечами.

     Несколько настороженно наблюдавшие за происходившим придворные, так же сделали свои выводы, и очередь визитеров в приемную императрицы резко сократилась. Элия их всех прекрасно понимала. Сейчас она из возможной влиятельной фигуры на шахматной доске превратилась даже не в пешку, а в стоявшего сбоку статиста, от которого никакого проку. По пухлым вишневым губам скользнула невесомым лучиком улыбка. Саму статистку ее роль отлично устраивала, тем более что ни один из демонов не позволял себе больше не только крылом, но даже взглядом ее коснуться. Было это связано с постоянным присутствием за ее спиной Арени или с чем-то еще, повелительница не знала, но данной перемене радовалась почти так же, как тогда, когда поняла, что муж не придет. Она как маленькая прыгала по кровати, лупила подушку, а потом несколько часов ревела на подоконнике, разглядывая покрасневшими, болевшими от слез глазами огромные подмигивавшие ей звезды.

     Глава 13: В поисках знаний
     Дом, в котором нет книги, подобен телу, лишенному души. Цицерон

     - Ваше Императорское Величество…, - донеслось до правительницы сквозь пелену раздумий.

     _ Да, Хакейко? – Элия оторвала взгляд от тонкой паутинки браслета, поднимая глаза на замершую перед креслом госпожи демоницу. Та нерешительно улыбнулась. Карие глаза на миг округлились, а брови приподнялись в немом вопросе. Девушка не могла припомнить, чтобы ее служанка вела себя так… скромно. Тем временем пухленький апельсинчик глубоко вздохнула, отчего пышная грудь с уютно устроившимися на ней завязками белого бантика высоко поднялась, и, закусив губу клычком, посмотрела на невольно начавшую беззвучно выстукивать на подоле платья тревожную мелодию, ожидавшую дальнейших действий с некоторым нетерпением и одновременно со смятением императрицу: - Ваше Императорское Величество, я прошу прощения…, но мне показалось, что Вас заинтересовала игра маэстро Фаннерона, и я… позволила себе приобрести для Вас билеты на его концерт…, - женщина присела в реверансе. Элия заторможено разглядывала лежавшие на золотом подносе темно-фиолетовые билеты с причудливым антрацитовым вензелем.

     - А почему их два? – озвучила Элия первый выуженный из клубка перепутавшихся мыслей вопрос, прижимая руку к груди, где заполошно застучало сердце. Девушка испугалась, что служанка предложит пойти с супругом.

     - Ваше Императорское Величество, как же можно пойти одной? – сердце Элии сжалось от ужасающего предчувствия, - Арени, в смысле лорд Энлэ, просто обязан сопровождать и охранять Вас, - уставились на нее агатовые глаза. Повелительница демонов откинулась на спинку кресла, тихо выдыхая и вытирая отчего-то вспотевшие руки. Поглядела на подрагивавшие пальцы и нахмурилась. Что-то она сдавать стала в последнее время. Нервы уже никуда не годятся. Раньше такого не было, хотя и прежнюю жизнь спокойной назвать было нельзя…. С другой стороны, куда ей до нынешней, что каждый день подбрасывает что-то новое.

     Владычица потерла лоб рукой и только тут, заметив, что демоница продолжает держать перед собой злосчастный поднос, принялась действовать: - Благодарю Хакейко, поставь, пожалуйста, куда-нибудь, - Элия с облегчением наблюдала за перемещением билетов на столик, - и благодарю тебя за заботу, - императрица старательно контролировала дружелюбное выражение лица, не менее усердно запихивая куда подальше истеричные вопли опыта, требовавшего немедленно все отменить, ибо это очередная возможность лишиться жизни, скорее всего, организованное покушение, - концерт состоится в дворцовом комплексе?

     - Нет, Ваше Императорское Величество. Выступление проводится в главном концертном холле города. Это удивительное место, - глаза демоницы восторженно заблестели, - многие приезжают в столицу именно для того, чтобы пройтись с экскурсией по зданию или просто посмотреть со стороны. Я уверена, Вам понравится….

     - У меня есть сомнения по поводу охраны…, - Элия замолчала, пытаясь лучше сформулировать крутившиеся в голове мысли. Хакейко всплеснула руками: - Как можно, Ваше Императорское Величество! Лорд Энлэ очень сильный демон, он – лучший из бойцов личной императорской гвардии. С ним Вы в полной безопасности, - повелительница смотрела на восторженно жестикулировавшую служанку, отмечая сиявшие глаза и румянец на щеках, и прятала пытавшуюся выбраться на лицо улыбку, осознавая, что и демонам ничто человеческое не чуждо….

     - Не будет ли проблем с охраной дворцового комплекса? Нам кого-то предупредить надо? – Элия приподняла бровь и склонила голову чуть в сторону. Демоница замерла, хлопнула озадаченно бровями и блеснула клычком: - Эти вопросы входят в компетенцию лорда Энлэ, Ваше Императорское Величество. Уверена, проблем не будет.

     - Ну что ж, - правительница демонов хлопнула ладонью по темной ткани и встала, - я еще раз благодарю тебя за заботу. С удовольствием послушаю выступление, - правительница шагнула к выходу, выкидывая все мысли насчет возможных проблем с выходом за границы дворцового комплекса. Она не сомневалась, что прежде чем предложить подобное госпоже, ее служанка провела необходимые консультации со своим начальством. «А это будет очень интересно», - Элия расплылась в широкой улыбке, наконец, сообразив, что у нее появилась отличная возможность познакомиться с этим новым для нее миром ближе и в относительной безопасности, - «Если все пройдет хорошо».

     Она споткнулась на ровном месте, но выправилась и прошла к мягкому креслу рядом с постоянно горевшим камином. Покрутила в руках небольшую, меньше ладони, статуэтку странного животного, почему-то розово-золотистого цвета. Зверик чем-то напоминал горбатую ящерицу. По хребту топорщились мощные иголки, голову украшала роскошная грива. Девушка коснулась подушечкой пальца пушистого хвоста и покачала головой, удивляясь фантазии автора.

     - Это сухлима. Они действительно такие маленькие и абсолютно безобидные, - Элия во все глаза уставилась на стоявшую рядом Хакейко, а та продолжила, - большая стая, кстати, живет неподалеку от горной резиденции, где отдыхал Его Императорское Величество. Они очень забавные, - демоница улыбнулась.

     - И они такого цвета? – повелительница демонов не смогла вовремя закрыть рот и удержаться от вопроса.

     - Да, Ваше Императорское Величество, есть такие, а еще бывают потемнее и совсем белые. Иногда встречаются пятнистые. Вас посетительница дожидается, лордесса Хакиимэр….

     Элия моргнула, на мгновение сжала губы, слегка надутые щеки распирало от незаданных вопросов, но владычица кивнула и, вернув статуэтку на место, уселась в кресло, расправляя складки платья. В дверях возникла сухощавая фигура пожилой демонессы, весьма элегантно опустившейся в глубоком поклоне. Молодая женщина улыбнулась, указывая на кресло. Пока дама усаживалась, императрица выжидательно посмотрела на служанку. Демоница покачала головой и для верности еще и руками развела, пользуясь тем, что находилась за спиной гостьи, указала на входные двери и сложила руки крестом, показывая, что больше никого нет. Элия многозначительно скосила глаза на столовую, где по заведенной Хакейко традиции постоянно обитал какой-нибудь чайничек с очередным вкусным напитком и блюдо с пирожками и пирожными, а также ваза с очищенными и нарезанными фруктами, затем перевела взгляд на стол и снова на Хакейко. Та сначала отрицательно мотнула головой, а потом вдруг улыбнулась, кивнула и, обернувшись вокруг себя с такой скоростью, что подол синего платья завернулся вокруг лодыжек, поспешила в указанном направлении.

     Элия расслабилась и потерла собравшуюся на лбу вертикальную складочку. Несмотря на общее отношение к демонам данная лордесса девушке нравилась. Хотя бы тем, что практически не говорила на общепринятые светские темы, по большей части, как и многие люди в возрасте, углубляясь в дела далекого прошлого, периодически сравнивая минувшие дни с сегодняшними реалиями. Прибывшая из другого мира владычица считала демонессу настоящим сокровищем, отличным источником знаний, к тому же не позволявшим себе смотреть на правительницу с пренебрежением или легкой небрежностью. Поэтому императрица была готова привечать даму до тех пор, пока та будет считать это необходимым. Элия не обольщалась, прекрасно понимая, что лордессе нужен лишь внимательный слушатель, который будет внимать, кивать и поддакивать в нужных местах. Что ж, ради выдаваемой ей информации, она была готова даже аплодировать, если это потребуется. Что уж говорить о небольшом послаблении этикету.

     Сверкая рыжими прядями в лучах бившего сквозь распахнутые окна солнца, примчалась Хакейко. Водрузила под взглядом одобрительно поглаживавшей кружевную черную манжету тонкими суховатыми пальцами придворной дамы на стол изысканный чайный сервиз. Элия удивленно приподняла брови, разглядывая весьма скромную нежно-салатовую в тонкую изумрудную и коричневую полосочку чашку, перевела взгляд на чайник и с трудом подавила улыбку при виде украшенной крупными изумрудами крышки, понимая, что ничего не изменилось. Вдохнув аромат крепкого янтарного напитка, девушка с удовольствием сделала первый глоток. Удобно откинувшись в своем кресле, лордесса последовала примеру императрицы, с аппетитом уплетая крошечную корзинку с ягодами и пышным золотистым кремом.

     Веселый солнечный луч заскользил по темно-синим волосам, серебря редкие седые пряди. Элия внутренне поежилась, даже не представляя, сколько именно лет должно было быть этой не стеснявшейся своего возраста элегантной, прекрасно одетой по последней моде демонессе, если у нее имелась седина. Правительница, пожалуй, не удивилась бы, если бы ей заявили, что дама застала еще тот период, когда было написано проклятое пророчество, так подставившее нынешнюю владычицу.

     Тем временем лордесса проглотила последний кусочек, тщательно вытерла тонкой кружевной салфеткой пальцы, покрутила крупный массивный перстень и продолжила начатую чуть ли не на пороге речь о том, какими чудесными были раньше дни, как ценили искусство. Элегантно махнула кистью, сокрушаясь по поводу того, что происходило сейчас…. Далее последовал получасовой монолог, в ходе которого Элия кусала губы от досады, понимая, что не может записывать за дамой, а запомнить характеристики на всех тех ныне здравствующих придворных, которые вываливала на нее увлекшаяся демонесса, элементарно не в состоянии. Девушка мысленно создавала привязки, цепочки ассоциаций, стараясь удержать в памяти хотя бы основные моменты.

     - Вот только маэстро Фаннерон, пожалуй…, - правительница тряхнула головой, понимая, что усталый мозг временно взял паузу, и она умудрилась что-то пропустить мимо ушей, а пожилая леди продолжила, слегка коснувшись длинной сережки с цветами из черных и прозрачно-радужных бриллиантов, отчего в последних заиграл весь цветовой спектр, - у него достойное исполнение и удивительная музыка. Вам, Ваше Императорское Величество, было бы весьма полезно послушать его выступление….

     - Если не ошибаюсь, то у меня билеты на…, - Элия скосила глаза на стоявшую сбоку со сложенными на подоле руками, внимательно слушавшую беседу Хакейко. По поводу того, что служанка в курсе всех бесед своей госпожи, повелительница не переживала. Все равно, ничего особо криминального не произносилось, так что пусть докладывает. Демоница понятливо кивнула и доложила: - Завтра, вечером.

     Придворная дама растянула тонкие губы в улыбке: - Это великолепно. В таком случае, я, пожалуй, поменяю свой билет на завтра, чтобы составить Вам компанию. Если Вы не возражаете.

     - Ни коим образом, лордесса Хакиимэр, - Элия мельком посмотрела на вытаращившую глаза в притворном ужасе демоницу и кивнула, - буду рада Вашему обществу.

     Пожилая леди достала из специально пошитого для этих целей, как она сама поведала во время одной из предыдущих бесед, кармана на платье круглые платиновые часы на длинной витой цепочке, откинула старомодную, опять же согласно собственным пояснениям владелицы, украшенную черными бриллиантами крышечку и посмотрела на циферблат: - Однако я чрезмерно увлеклась и отнимаю непозволительно много Вашего времени, Ваше Императорское Величество, - демонесса бережно убрала на место бережно хранимый подарок своей первой любви и медленно поднялась из кресла, - буду рада, встретиться с Вами завтра, - после положенного реверанса дама выплыла из комнаты.

     Дождавшись провожавшую гостью Хакейко, Элия уставилась на последнюю. Та прикусила клычком губу, а потом произнесла: - Не думаю, что у лордессы что-нибудь получится, не волнуйтесь, Ваше Императорское Величество. Все билеты раскупаются заранее….

     - Я не о том, - повелительница даже махнула рукой и продолжила, не замечая удивленно округлившиеся глаза служанки, - Я, напротив, абсолютно уверена, что у этой активной дамы все будет так, как ей хочется, и она обязательно появится на завтрашнем представлении, но…, Хакейко, как все будет происходить? – видя непонимание в черных глазах, девушка попыталась объяснить, - ты достала билеты, но куда? Я имею в виду, это просто кресло, или балкон, или ложа? Я абсолютно не представляю, как у вас это все устроено.

     - Ааа, - демоница кивнула и пустилась в объяснения, - ни о каком общем зале для Вас не может идти и речи. По сути, Вы вообще могли бы прийти в любое время и без билета, так как для Императора и его приближенных имеется особая ложа. Куда прочие допускаются только в том случае, если у императора нет планов. Да и то, только избранные, чьи имена внесены в специальный список, - Элия понимающе похмыкала. Такой порядок был для нее более привычным, тем временем Хакейко добавила, - а билеты император приобретает, чтобы выразить благодарность исполнителю.

     - То есть завтра я могу абсолютно спокойно предложить лордессе Хакиимэр присоединиться ко мне, и мы никого не потесним? – дождавшись подтверждающего жеста от демоницы, Элия выдохнула, но тут же напряглась и аккуратно спросила, - А сам Его Императорское Величество завтра будет?

     Рыжеволосая пышечка замотала головой: - Нет, Ваше Императорское Величество, Ваш супруг всегда заранее, хотя бы за день оповещает о своем прибытии, чтобы планировавшие занять ложу придворные могли поменять свои планы и не ехали зря.

     - То есть внезапного визита можно не опа… ожидать? – Элия скроила настолько спокойную рожицу, насколько была способна. Уголки губ служанки на миг приподнялись, но она, как и госпожа, сделала вид, что никакой оговорки не было: - Совершенно верно, Ваше Императорское Величество.

     - Вот и ладушки, - императрица довольно потерла руки и оживленно завертела головой, - больше никого нет? Отлично! Тогда я пойду, почитаю в спальне, - она вытащила из ящика стола и потрясла перед собой каким-то романом на всеобщем, - часика два, может быть два с половиной. А может быть, посплю…, или почитаю. Еще не решила….

     - К Вам зайти? Разбудить через два с половиной часа? – служанка бросила взгляд на стоявшие на столе новые, вместо утащенных в спальню Элией часы, сама же правительница с завистью вспомнила карманные часики лордессы, прикидывая, есть ли возможность добыть такие же..., или это уже настолько немодно, что никто и не делает, что-то у других она подобной вещицы не замечала, обратила внимание на уставившуюся на нее демоницу, наморщила лоб и возвела глаза к небу, вспоминая, о чем шла речь, - Да, будет замечательно. Благодарю, Хакейко…, - императрица развернулась на выход, сделал пару шагов, но вместо того, чтобы продолжить движение в спальню, изменила направление, вернулась к столу, в пару глотков допила чай, и потянулась за чайником.

     Однако ручка данного предмета сервировки ускользнула у нее из-под рук, оказавшись в цепких лапках подбежавшей демоницы, возмущенно глядевшей на госпожу: - А, извини, задумалась, - Элия выложила на блюдце три пирожных, запихала четвертое в рот, подхватила тарелочку и потянулась за чашкой, чтобы в следующий миг с недоумением смотреть на пустую руку, в то время как Хакейко спешно водружала все необходимое на небольшой поднос, по всей видимости, призванный магией. Служанка плавно проследовала в спальню, где поставила свою ношу на бежево-золотистую поверхность прикроватной тумбы, внимательным взглядом прошлась по окружающему пространству, кивнула и удалилась, напоследок склонившись в церемонном реверансе. Оставшись в одиночестве, молодая женщина хмыкнула, потеребила русые прядки, случайно зацепила одну из цепочек, зашипела, и тут же обернулась на стук в дверь.

     - Прошу прощения, Ваше Императорское Величество, позвольте, я Вам помогу снять....

     Элия обрадованно кивнула, усаживаясь в кресло и склоняя голову. Чуткие руки Хакейко аккуратно перебирали пряди, выпутывая из волос драгоценности. Прикрыв глаза, повелительница покусывала губу, время от времени постукивая кончиком указательного пальца по подлокотнику, на лице то и дело появлялась легкая улыбка, заметив которую демоница замирала, озадаченно глядя на словно бы задумывавшую некую каверзу госпожу. Агатовые глаза чуть сузились. Хакейко уложила в шкатулку последнюю цепочку и замерла, ожидая последующих распоряжений.

     - Спасибо, можешь идти. С платьем я сама справлюсь, а потом отдохну, - императрица покосилась на лежавшую на покрывале книгу и манившие ароматом пирожки, упустив из внимания недоверчиво приподнявшую брови служанку. Теребя кончик рыжего локона, последняя вышла за двери, перед этим еще раз взглянув на усаживавшуюся на кровать молодую женщину, затем прикрыла за собой дверь, посмотрела на идеально чистый кабинет, мельком проинспектировала столовую и присела в гостевое, стоявшее спиной ко входу в апартаменты кресло, намереваясь не выпускать из вида бежево-золотистые двери спальни. Просто на всякий случай.

     Не имевшая понятия о предпринятых демоницей мерах Элия запихала в рот очередной пирожок, запила чаем и легко вскочила на ноги. Расстегнула длинную боковую молнию и стащила платье, после некоторых раздумий аккуратно сложенное на банкетку. Войдя в гардеробную, девушка нерешительно замерла на пороге, уставившись на многочисленные стойки с вешалками. Потрясла головой. Глаза просто разбегались. Какое-то цветное пятно привлекло внимание. Рука потянулась к чему-то разноцветному. Владычица оглядела светлое платье с цветочным узором, напоминавшим ей осенние клумбы ее старого мира. Молния обнаружилась на спинке, но оказалась достаточно удобной, чтобы у Элии получилось застегнуть ее самостоятельно.

     Поправив завернувшийся у запястья рукав, молодая женщина пригладила волосы и открыла дверь на лестницу, предвкушающе потирая ладони. Сегодня у повелительницы были большие планы. С утра она успела позаниматься, а теперь собиралась развлечься. Спускаясь по серо-голубой плитке ступеней на очередной уровень, Элия покосилась на ведущую в купальню дверь, но останавливаться не стала. Дверь в музыкальный зал также осталась без внимания. А вот на следующем витке девушка затормозила, поглядывая то вправо, то влево, сомневаясь, откуда ей стоило начать свои исследования.

     Улыбнувшись собственной нерешительности, она фыркнула, сравнивая себя с Буридановым осликом, а потом решительно шагнула влево, потянула на себя ручку, выполненную в виде розы, практически не выделявшейся среди своих товарок, изрядно украшавших как дверное полотно, так и стены. Без малейшего скрипа дверь пошла в сторону. Элия осторожно приникла к узкой щели, больше прислушиваясь, чем рассматривая. Успокоенная тишиной, дернула сильнее, заглянула внутрь. Неслышно вошла в помещение, приложила ладонь к груди, закусила губу и даже приподнялась зачем-то на цыпочки, с восхищением разглядывая стеллажи с книгами. Высокое, привычно большое окно, полузадернутое тяжелой темно-синей шторой, по низу которой шли золотые узоры, девушка хмыкнула и пожала плечами, не ожидая другого от оформителей, освещало многочисленные огромные шкафы с разноцветными корешками книг.

     Элия запрокинула голову, рассматривая уходившие под потолок полки и вздохнула, понимая, что ей, не обладавшей крыльями, туда, наверх, не добраться. Повернула голову и застыла в удивлении, глядя на обнаружившуюся сбоку витую лестницу на колесиках. Подошла ближе и коснулась блестящих поручней. Толкнула лесенку, та легко покатилась вдоль стеллажей. Девушка прикрыла нижней губой верхнюю, надула щеки и наморщила нос, недоумевая, зачем демонам нужен этот бесполезный предмет обстановки, если они летать умеют. Однако уже через несколько секунд хлопнула себя по лбу и широко улыбнулась, вспомнив о размерах этих самых крыльев. Действительно, развернуться в этом пространстве вряд ли бы получилось, по крайней мере, без вреда для бумажных обитателей библиотеки. Ничем другим это помещение быть не могло.

     Еще раз хмыкнув, Элия махнула рукой на все сомнения и решительно встала на нижнюю ступенечку лестницы, ухватилась руками за перила и полезла наверх. Остановилась на середине, с тревогой поглядывая вниз, затем задрала голову и со вздохом покачала ей, смиряясь с тем, что до самого верха точно не полезет. Страшно. Да и незачем, вроде бы. Потянула на себя первый попавшийся на глаза томик. Полистала страницы с уже немного знакомым языком демонов. Полюбовалась на четко прорисованную картинку какого-то города, подумала, перевернула еще один лист, под которым обнаружилось изображение красивой улицы, окруженной разноцветными домами, мазнула взглядом по тексту, довольно улыбнулась, поняв, что речь идет о городе с труднопроизносимым, как и все остальные имена демонов, названием и его достопримечательностях, и засунула книгу под мышку. После чего, тихо ворча себе под нос, медленно и аккуратно спустилась на светлый, практически белый, пол.

     В следующий миг с тихим визгом присела, роняя печатное издание и прикрывая голову руками, при этом полностью понимая бесполезность данного действия. Посидела, приподняла голову, опустила руки. Появившаяся буквально из ниоткуда мохнатая шаровая молния цвета горного снега продолжала спокойно висеть в паре метров, не приближаясь. Девушка встала, настороженно поглядывая на незваную соседку. Медленно наклонилась, поднимая выпавшую книгу и переводя испуганный взгляд с нее на неподвижный шар: - Ты что? Охранник?

     Звонкий от страха голос разнесся по помещению. Шар вполне ожидаемо промолчал. Повелительница плавно двинулась в сторону. Метр, другой. На третьем мохнатое страшилище полетело следом. Элия шарахнулась к стеллажам, ловя себя на желании забиться на ближайшую полку. Молния остановилась.

     - Ой, мамочки. И что с тобой делать? – собственный голос показался девушке до удивления жалким, - Ну, хорошо. Я книжку здесь оставлю. Ладно? Я же не знала…, - она очень осторожно вытащила книгу, скосила глаза на полки и облегченно выдохнула, заметив небольшое пространство между верхним краем книг и доской, и запихала туда приглянувшееся и оказавшееся таким проблемным печатное издание. Сделала крошечный шажок, другой, выдохнула, глядя на зависший неподвижно шар и немного ускорила движение. Вытерла со лба выступивший пот и радостно закусила губу, оказавшись на расстоянии пары метров от странного объекта. Шар загудел и двинулся по направлению к Элии.

     Девушка взвизгнула, подхватила цветочный подол и понеслась мимо стеллажей, мимо окна, зацепилась носком туфли за край портьеры и с звучным шмяком приземлилась на деревянный пол, получив прекрасную возможность рассмотреть древесный узор во всех подробностях, которой воспользоваться не успела, попытавшись проделать оставшийся до вожделенной двери путь на четвереньках. Однако оказалось, что длинное платье абсолютно не подходило для данного способа передвижения, цеплялось, пыталось отделиться от верхней части, трещало и не позволяло двинуться с места. Императрица зашипела, а потом испуганно покосилась на своего преследователя. Опять зависшего чуть поодаль.

     Стоп. Элия села и, подобрав под себя ноги, потерла изрядно ушибленную коленку. Потом вторую. Помяла нывший локоть, поморщилась и сделала долгий выдох, продолжая при этом сверлить взглядом мохнатый шарик, точнее шарище, размером с мяч, на которых в ее мире женщины занимались фитнесом. Скорчила недовольную моську и посопела носом.

     - И что ты за чудо-юдо такое? – она медленно встала и сделала два четких шага в сторону. Шар не двигался. По виску императрицы медленно скатилась капля пота, щекотно пробежалась вниз. Девушка раздраженно смахнула влагу тыльной стороной ладони и отошла еще на шаг, прищурив от напряжения глаза, отмеряя расстояние по выбранной в качестве ориентира ярко-желтой огромной книженции. Еще метр. И тут молния двинулась следом. Однако в отличие от предыдущего раза, правительница, не сбиваясь с темпа, продолжила путь. Преследователь также не останавливался, но и не приближался. Элия дошла до входной двери, открыла ее, выглянула наружу, вышла, затем снова зашла, оглядывая пустое помещение.

     Спустя мгновение с высоты опустился уже знакомый мохнатик и опять завис, распространяя вокруг белый свет, разбавлявший сумрак заставленного сделанными из черного дерева шкафами с книгами помещения. Девушка выдохнула и плавно пошла по периметру, пытаясь высмотреть оставленный ей томик. Остановилась, старательно воспроизводя в памяти маршрут панического бегства. Получилось откровенно плохо. Элия пробормотала нечто нечленораздельное, покосилась на шар, иногда тихо гудевший, и продолжила поиски, не стараясь больше опираться на память, все равно всплывали лишь отрывочные фрагменты.

     Полюбившееся печатное издание обнаружилось только минут пятнадцать спустя. Повелительница покачала головой. «Надо же, как она, оказывается, далеко успела забраться…». Подхватила книгу в кожаном переплете с глянцевой картинкой, изготовленной вроде бы из мелкой крошки разноцветных камней, прочно державшейся на своих местах. Тут же мохнатое нечто подлетело ближе и засияло ярче. Элия тяжело вздохнула и скептически улыбнулась, покачивая головой: - Так ты просто светильник…. Да уж, - она закатила глаза и недовольно продолжила, - Вот уж точно, у страха глаза велики, - открыла том и развернула его так, как будто собиралась читать. Освещение усилилось, - Здорово. Вот бы такой с собой утащить…, - она оглядела помещение и скорчила жалобную моську, понимая, что ничего не получится, так как эти магические шары, скорее всего, замкнуты именно на библиотеку. Захлопнув книгу, Элия, морщась от боли в коленках и потирая нывший локоть, двинулась на выход, потеряв всякое желание продолжать исследования. На сегодня ей приключений уже хватило. Тем более, она довольно подкинула в руках книжку, ей было, чем заняться. Помахала шарику и выползла на лестничную площадку.

     У дверей купальни девушка притормозила, раздумывая, не стоило ли погреть ушибы, посмотрела на свою добычу и с тяжелым вздохом прошла мимо, опасаясь повредить влагой понравившуюся книгу. Притворив за собой тяжелую створку, опять практически слившуюся с соседними панелями, повелительница дошла до кровати, положила увесистый том между подушками, плюхнулась на фиолетовую часть покрывала и подняла подол. Жалобно опустив вниз кончики губ, коснулась пальцем покрасневшей кожи, не рискуя прикасаться к разбитым в кровь коленям. Нахмурилась. Раздраженно потерла лоб, покусала почему-то тоже болевшую губу, прикидывая, что можно сделать….

     Ничего не придумывалось, так что пришлось махнуть на все рукой. В дверь тихо постучали. Элия подпрыгнула на кровати, быстро опуская вниз ткань и бросая испуганный взгляд на часы. Которые она забыла взять с собой! Тихо выдохнула, понимая, насколько сильно ей повезло. Она ведь даже и не заметила, что прошло столько времени. Интересно, это эффект библиотеки или выверты памяти? Хотя, ее и раньше в книжный магазин нельзя было запускать. Она оттуда просто не могла выйти. В открытую дверь скользнула пухленькая фигурка Хакейко, от которой повеяло ванилью с шоколадом, что еще больше усилило и без того стойкую ассоциацию с булочкой.

     - Ваше Императорское Величество, отдохнули? – демоница улыбнулась и подошла ближе. Тонкие ноздри тут же затрепетали. Женщина втянула воздух и с тревогой посмотрела на госпожу, - У Вас что-то случилось?

     Элия виновато потупилась и подтянула вверх платье, открывая колени. «Все равно», - думала она, наблюдая за присаживавшейся на корточки служанкой, - «она бы увидела. Так что скрывать смысла нет, да и обработать надо».

     - Как же Вы так, Ваше Императорское Величество? – в антрацитовых глазах Хакейко светилось сочувствие. Правительница беспомощно развела руками: - Да вот, споткнулась на ровном месте…, - уточнять, где именно находилось это самое место, Элия не стала.

     - Я сейчас за целителем схожу, - демоница поднялась с коленей.

     - Не надо, - встревоженный вскрик госпожи застал пышечку уже на пороге. Женщина обернулась к вскочившей с кровати, сморщившейся от резкой боли в покрытых корочкой крови коленях повелительнице. Та более спокойно продолжила, - Не стоит его тревожить из-за таких мелочей. Это же просто царапина. В горячей воде вымою. И все.

     Служанка решительно замотала головой: - Это не поможет. Кровь на Вас каждый демон будет чуять, а Вы собрались на выступление…, - Элия нахмурилась, покусала губу и опустила плечи, сдаваясь и понимая, что ничего сделать не сможет. Не объяснять же каждому встречному - поперечному якобы подданному, в чем дело. Девушка наморщила лоб и с трудом подавила очередной тяжелый вздох. Сплетен не хотелось больше, чем визита императорского лекаря. Наблюдавшая за сменой эмоций на лице госпожи Хакейко невольно улыбнулась: - Ваше Императорское Величество, хорошо. Я просто возьму у него настойку – все-таки продезинфицировать нужно обязательно. Да и заживление быстрее пойдет…, а от визита отговорюсь, - антрацитовые глаза смотрели на посветлевшую лицом императрицу. Последняя кивнула с благодарностью.

     Осторожно нанеся светло-серебристую жидкость на царапину и понаблюдав за тем, как та исчезает, оставляя за собой розоватую нежную кожу, Хакейко еще раз внимательно оглядела колени госпожи и выпрямилась: - Все в порядке, Ваше Императорское Величество.

     В ответ на ее реплику девушка выдохнула и быстро укутала ноги подолом мягкого халата. Демоница потрясла руками, от них исходил тонкий травяной аромат, улавливаемый чутким носом, и направилась к ванной, чтобы смыть лекарство. По пути женщина еще раз проинспектировала спальню. Черные глаза обшаривали каждый сантиметр пола, пока не остановились на краю ковра. «Возможно, здесь», - Хакейко поставила себе мысленную галочку установить по всему периметру защитный слой, чтобы госпожа не запиналась, а то это не дело, как мелкому мальчишке с ободранными коленками ходить. Да она замучилась объяснять целителю, что ничего страшного не произошло. Тот верить ни в какую не хотел и собирался лично навестить свою коронованную подопечную. Еле уговорила.

     Демоница тщательно протерла руки и направилась в гардеробную. Следовало выбрать платье для вечера. Женщина остановилась перед тремя бальными платьями, пополнившими гардероб только сегодня. Провела ладонью по мягкой ткани, убеждаясь в отсутствии корсета, замененного тонкими линиями магии. Что ж. Теперь у госпожи на лице не будет появляться при каждом облачении в парадный наряд страдальческое выражение. Демоница пожала плечами и вздохнула, не понимая, как могут не нравиться эти великолепные балы, на которые ей даже не выпадало возможности взглянуть, хотя от обслуживавших вечера служащих она слышала о каждый раз менявшемся оформлении зала. Слуги восторженно рассказывали о вкуснейших напитках и изысканных закусках. Описывали великолепие нарядов паривших в воздухе лордов и лордесс. А вот Ее Императорское Величество при напоминании о том, что нужно собираться на светское мероприятие, непроизвольно хмурилась и закусывала губу. В шоколадных очах с удивительным круглым зрачком мелькало недовольство и загорался огонек мрачной решимости.

     Оглядев представленные варианты, демоница подхватила пышное платье, кажущуюся простоту которого компенсировало плотное золотое кружево и вышивка корсажа. Часть узора плавно спускалась на юбку, где постепенно таяла в кипенно-белых складках. Все-таки госпоже больше шли светлые тона, делавшие ее более заметной на фоне предпочитавших яркие сочные цвета демонесс. Вынося наряд, Хакейко привычно натолкнулась на обреченный взгляд повелительницы. Впрочем, тот моментально был прикрыт длинными пушистыми ресницами. Более госпожа ничем свое недовольство не выражала, поднявшись с места и пересев в кресло, чтобы служанка могла привести в порядок прическу.
     … …
     Музыка била по ушам, а цветовая палитра веселившихся демонов по глазам. Элия мрачно оглядела постепенно пустевший нижний уровень зала. Поднимать взгляд вверх она не собиралась. С тоской посмотрела на знакомый до боли укромный уголок за портьерой и вздохнула. Теперь, когда за ее спиной возвышался Арени, о том, чтобы скрыться там, можно было только мечтать. Императрица сжала скрытые в складках платья кулаки, с трудом удерживая на лице равнодушное выражение, а в голове крутился хоровод мыслей. В следующий момент взгляд шоколадных очей упал на открытые двери, за которыми начиналась широкая лестница в парк. По светлым, блестевшим в свете люстр и магических фонариков ступеням поднимались и спускались пришедшие на празднество и хотевшие немного отдохнуть от веселья в тишине демоны. Девушка слегка повернув голову, посмотрела на телохранителя: - Арени, я хотела бы прогуляться внизу, - владычица плавно повела рукой. В глубине карих глаз блестело любопытство.

     Раньше Элия не рисковала предпринимать подобные «путешествия», так как боялась заблудиться или не пережить встречи с каким-нибудь демоном. Да и провокаций в рамках «любовник случайный» весьма опасалась. Начни ее кто-нибудь домогаться, она и доказать ничего не смогла бы. Ей бы и слова сказать не дали…, а менять свои апартаменты на тюрьму в планы никак не входило. И если первые две причины сейчас канули в лету, то насчет последней Элия не была уверена, тем более что подходящего исполнителя искать было не нужно. Шикарный мощный демон, стоявший за спиной повелительницы, привлекал внимание и был уже многократно облизан жадными соблазняющими взглядами придворных дам и кавалеров. Перехватывавшая часть из них в силу собственного местоположения правительница с трудом справлялась со смущением.

     Посматривая на блестевшие золотистыми прожилками листья ближайших к залу древесных гигантов, Элия покусывала губу и вдруг тихонечко хихикнула, только теперь сообразив, что зря переживала из-за вероятности приписать ей любовника. Ведь возможность любовной связи между ней – человечкой и демоном ее подданным не могла даже в голову прийти. Правительница тряхнула головой, выбираясь из не ко времени атаковавших размышлений и вложила пальцы в протянутую руку Арени. Тот развернулся к ведущему в парк спуску, придерживая свою царственную спутницу. Очередная поднимавшаяся по ступеням лордесса в изумительном изумрудном платье с узором из черных бриллиантов, напоминавших далекие галактики, раздела взглядом охранника. Ступив на шуршавшую под ногами мелкими камушками дорожку, Элия осторожно посмотрела на сопровождавшего ее демона, отпустившего ее руку и переместившегося по обыкновению назад и в бок. Проследила красивую линию скул, задержалась на изящных крыльях прямого носа, отметила густые брови, правильной формы притягательные губы… и отвернулась.

     Свернув на уходившую вправо тропинку, девушка неспешно зашагала вперед, то и дело касаясь рукой жестких узорчатых листьев, или нежных лепестков огромных цветов, не замечая, как хмурился и то и дело порывался одернуть ее охранник. Арени сжал губы и прищурился, осматривая дорожку, по которой они шли, а точнее растительность по бокам от нее. Не заметив ничего вредного для своей подопечной, выдохнул и двинулся следом, в который раз мысленно возмущаясь такой глупой привычке повелительницы хватать руками все, что попадется под нее.

     Вот и сейчас молодая женщина дотронулась до крупного иссиня-черного мохнатого колокольчика. Тот закачался и вдруг загудел. Элия отдернула руку и отшатнулась, когда из наполовину сомкнувшего на ночь лепестки бутона вылетел огромный полосатый оранжево-черный шмель. Насекомое замахало крылышками и попыталось налететь на потревожившую его нахалку, но завязло в моментально сгустившемся от легкого жеста Арени воздухе, с трудом выбралось и, недовольно пожужжав, грузно двинулось в противоположном направлении.

     - Извини, Арени, ты столько раз мне говорил, а я опять за свое, - Элии даже не требовалось смотреть в глаза своему телохранителю, она и так знала, что он не слишком рад. Владычица шагнула к центру тропинки и на всякий случай сложила руки за спиной, опустила голову, глядя на переливавшиеся в свете фонариков блестящие камушки под ногами. Сморгнула набежавшие на глаза слезы. Отчего-то хотелось плакать. А еще… чтобы обняли и сказали, что все хорошо, все в порядке. Императрица подняла руки, но тут же опустила их вниз, так и не обхватив себя за плечи. Незачем кому-то знать, что ей одиноко…. И банально хочется человеческого, или любого другого участия.

     Сверху опустилась мягкая теплая ткань. Элия несколько секунд задумчиво рассматривала черный с серебром камзол, потом перевела взгляд на стоявшего в одной рубашке Арени. Тот поправил манжету, сверкнувшую запонкой из какого-то драгоценного камня с голубым оттенком, и сверкнул изумрудными искрами в карих глазах: - Вы замерзли, Ваше Императорское Величество. Может быть, стоит вернуться?

     Элия с подозрением огляделась вокруг, отмечая начавшие более активно шевелиться под порывами ветра кроны деревьев, опять посмотрела на тонкую ткань антрацитового цвета, оставшуюся единственной защитой ее телохранителя от холода, и кивнула: - Вы правы, Арени, - развернулась в обратном направлении, убыстряя шаг и кутаясь во все еще хранивший тепло другого тела камзол. Было… спокойно. И приятно. Императрица закусила губу, а потом с силой прикусила язык. Боль горечью разлилась во рту, смывая все глупые надежды. Это все ничего не значило. Элия стиснула до синих лунок от ногтей кулак, приводя мысли в порядок: во-первых, не стоило путать профессиональную заботу с дружеским участием и, уж тем более, с чем-то большим. Во-вторых, даже если и могло случиться нечто большее, то это ничем хорошим не закончилось бы. Венценосный супруг не потерпит, а становиться причиной чьей-то смерти девушке точно не хотелось.

     Легкий фырк сорвался с изогнутых губ. Элия усмехнулась. Кажется, ее воображение опять разыгралось на пустом месте. Это случалось время от времени. Она передернула плечами, выровняла сбившееся дыхание и равнодушно ступила на широкую лестницу, приподнимая одной рукой пышный подол. Двинулась вверх, по направлению к огромным светлым окнам, через которые было отлично видно танцевавшую в воздухе разноцветную толпу придворных.

     Глава 14 Кругодворцовое путешествие или не ходите дамы в театр
     Действия людей — лучшие переводчики их мыслей.
     Джон Локк
     - Это что-то невообразимое, - тихий шепот отозвался вкрадчивым эхом, отразившимся от огромных матово-желтых, розоватых и васильковых сталагмитов и сталактитов. Элия прижала руки к груди, рассматривая окружавшую ее красотищу, не в силах поверить, что такое могло быть создано кем-то, помимо природы. Неширокая река несла свои прозрачные воды под сводами огромной, казавшейся вечной и древней пещеры. Однако никакой мрачной атмосферы, которая должна была бы здесь присутствовать, не ощущалось. Разноцветные сосулины мягко освещали пространство. Девушка наклонилась, разглядывая блестевшие на дне камушки, среди которых попадались и прозрачные, похожие на капли янтаря, и серебристые, и какие-то радужно-полосатые. Тонкая кисть нерешительно потянулась к воде.

     – Теплая, - повелительница восторженно улыбнулась, вытащила руку, подкатала рукав платья цвета кофе с молоком, аккуратно подгибая кружево более темного оттенка, и снова засунула пальцы в воду, вытаскивая наружу горсть камешков. Погладила сглаженные края и забросила свою добычу обратно, - вот это я понимаю, бассейн, - Элия от восторга засопела носом, и замерла на месте, не в силах решить, что же делать дальше, то ли бежать к дальней стене, на которой виднелись какие-то фрески, то ли, воспользоваться полным отсутствием зрителей и искупаться.

     В воду хотелось очень. Девушка вздохнула и скинула туфли. Когда она сегодня отправлялась в свое «кругодворцовое исследование», она и не предполагала, что наткнется на упоминавшийся в речи практически каждой посетившей ее лордессы бассейн. Сначала, открыв сливавшуюся с барельефом дверь, правительница обнаружила лишь длинный коридор, подсвеченный плоскими потолочными светильниками, в который даже соваться особо не хотелось. Карие глаза с подозрением разглядывали узкую кишку, в которой демону даже негде было развернуть крылья. Молодая женщина удивленно хлопнула ресницами, пытаясь сообразить, для каких целей это было построено, и уже почти решила вернуться сюда в следующий раз, когда будет лучше подготовлена, по крайней мере, морально, но тут светильники засияли ярким радужным светом, отразившимся в блестящих камушках, многочисленные кристаллы которых покрывали золотистые стены и пол более темного оттенка.

     И сразу стало тепло и нестрашно. Императрица подобрала кружевной подол, перешагнула через небольшой порожек и плотно закрыла за собой дверь. Путешествие по коридору заняло минут семь, может быть, десять. Пару раз возникало желание развернуться и уйти, но Элия встряхивала русыми прядками, упрямо сжимала губы и топала дальше. Итог оказался великолепным.

     Еще раз внимательнейшим образом оглядев окружающее пространство, затем аккуратно подобрав платье, молодая женщина присела на берег искусственной реки, спуская в теплую воду ноги. Купальный костюм она с собой не захватила, а раздеваться до тонюсенькой сорочки не хотелось. Мало ли, кого занесет. С некоторых пор за свою жизнь правительница опасалась несколько меньше, но считала, что ее полуобнаженная тушка окажет негативное влияние на придворные умы. Обойдутся. Побултыхав ногами, Элия довольно улыбнулась, поерзала, спускаясь ниже, и с ойканьем подхватила потекший в воду подол. Оглядела намокшую широкую кружевную кайму, отжала и, как могла, растянула рядом с собой на каменном полу, тоже, кстати, теплом.

     Владычица с интересом вертела головой, старательно разыскивая парадный, основной вход, ибо тот небольшой проем, через который она сюда попала, тянул только на «черный». Тем не менее, искомое не находилось. Карие глаза прищурились, пытаясь рассмотреть противоположную стену, однако зала была слишком большой, обзор закрывался и разноцветными колоннами сталактитов и сталагмитов. Так что Элия, пожав плечами, бросила это бесполезное занятие. К тому же, мимо ноги проплыла какая-то мелкая рыбешка с темно-фиолетовым хвостом. Императрица настороженно следила за мелочью, в любой момент готовая выдернуть нижние конечности. Мало ли, какая гадость могла таиться под симпатичной упаковкой. Рыбка смешно раскрыла рот и выпустила пузырь воздуха, после чего двинулась дальше по своим делам.

     Элия облегченно выдохнула, не обнаружив во рту уже исчезнувшей гостьи внушительного набора зубов, а потом стукнула себя раскрытой ладонью по лбу. Ну, не дура ли! Откуда в бассейне хищные рыбы! Демоны предпочитали четко разграничивать охоту и прочие удовольствия, вполне удовлетворяя свои хищнические инстинкты на дальних границах лесного массива, вплотную подходившего к дворцовому парку с северной стороны. Так что очередная рыбка, на этот раз лимонного цвета в яркое зеленое пятнышко, была встречена радостной улыбкой. Тихо плеснуло в отдалении, и Элия вскинулась, высматривая посетителей, но никого не увидела. Пожала плечами, пожевала губу и тихо хмыкнула, недоумевая, почему, несмотря на столь бешенную популярность, в бассейне было так бездемонно. Может быть, она попала в перерыв или на время уборки? Молодая женщина еще раз осмотрелась, отыскивая малейшие следы какой-нибудь магической чистки, раз уж слуг видно не было.

     Никого не обнаружила и тихонечко, с шипением, выпустила воздух сквозь сжатые губы, расслабляясь. Зевнула, пошевелила в воде пальчиками с прозрачным педикюром, сделанным Хакейко. Улыбнулась и потянулась одной рукой, не забывая второй придерживать на берегу ткань платья и продолжая размышлять о том, что может быть, придворные приходили сюда в какое-то другое время? Но когда? Вечером стандартно бал, затягивавшийся частенько за середину ночи. Хотя, может, они не на все балы ходили. По крайней мере, сама Элия одних и тех же демонов могла отыскать не на всех вечерних мероприятиях…, так что это было вполне возможно. Тогда демоны могли приходить сюда либо утром, когда девушка отсыпалась, завтракала, гуляла в парке с Арени, а потом занималась, либо вечером. Может быть, днем это было не принято?

     Опять пожав плечами, императрица вытащила ноги из воды, потрясла ими, подумала и аккуратно вытерла влажной частью подола. Идти в мокрых туфлях было чревато. А платье все равно еще не высохло. С волос скатилась бриллиантовая капелька, стукнулась о пол, подпрыгнула и с тихим плеском ушла на дно. Элия огорченно вздохнула. Найти прозрачный камушек не представлялось возможным. Она отошла в сторону, на всякий случай проверяя, не последуют ли и остальные детали украшения ее прически следом. Но те держались надежно. Молодая женщина оббежала взглядом поражающее своей красотой место, мысленно отмечая время, когда сюда можно заглянуть, и прикидывая, каким образом стребовать себе купальный костюм. Она замерла на полушаге, задаваясь вопросом: «А в чем вообще купаются демоны?».

     Неспешно двигаясь по коридору, Элия пыталась подсчитать, сколько уже месяцев находилась в новом мире. Выходило больше четырех, а может быть и пяти. Что-то она запуталась. Девушка резко мотнула головой, тут же остановилась, замирая, прислушиваясь и присматриваясь, но с волос ничего драгоценного падать не собиралось. Выдохнув, правительница продолжила путь. Влажная ткань хлопал по ногам, пришлось взять увеличивший свой вес подол в руки. Идти стало неудобнее, да и шаг замедлился. Элия покусывала губы, хмурила брови и перекидывала ткань с руки на руку, не замечая ни открытых коленей, ни окончательно смявшейся тонкой ткани, полностью поглощенная пришедшей в голову идеей кардинального решения всех свалившихся на нее проблем.

     На лбу появилась вертикальная складочка, а карие глаза прищурились. Губы сжались в тонкую линию, пока в мозгу формировался короткий план. Первым его пунктом стояло знание языка демонов. Правительница раздраженно надула щеки. Она постоянно зависала на этом моменте, без которого даже начинать не стоило. Вся затея была обречена на провал. Но как? Как получить для себя доступ к этим знаниям? Опять идти к супругу? Она потрясла головой. Нет, уж. Напоминать о себе она не будет. Ее слишком устраивало сложившееся на данный момент положение дел. Так рисковать им она не собиралась. Учить самой? Очень медленно. С другой стороны, времени у нее полным-полно. Так что, если не подвернется другой вариант, то она рано или поздно, но решит эту проблему обычным для своего бывшего мира способом, без магии.

     Элия удовлетворенно кивнула сама себе, проходясь мысленно по остальным пунктам. Толкнула створку и вылезла на лестничную площадку. Плотно прикрыла за собой дверь и, с довольной улыбкой во все лицо, запрыгала по ступенькам. У входа в спальню остановилась и задумчиво поглядела наверх лестницы, размышляя, почему она раньше не поднималась туда. Это недоразумение стоило исправить в ближайшее время.

     Оглядев пустую тихую спальню, императрица шагнула к кровати и уже почти уселась на покрывало, как одернула себя, замирая в полуприсяде. Выпрямилась и протопала к столу со стоявшим на нем графином с то ли морсом, то ли компотом. Поморщившись, взяла хрупкий бокал, плеснула в него розоватого напитка и толкнула. Тот зашатался, но вернулся в исходное положение. Элия чуть не плюнула. Магия, чтоб ее. Бокалы непроливайки! Что ж. Оставался запасной вариант. Девушка долила до верха, взяла посудину в руки, поднесла ближе к себе и разжала пальцы, заливая жидкостью и без того влажный, мятый подол. Добавила для верности еще немного из графина, перешагнула через бокал, потом все же подняла его и поставила на стол, аккуратно побрызгав рядом на столешницу. После чего с довольным блеском в глазах проследовала в ванную, где включила воду и принялась старательно замывать пятно.

     Когда ткань окончательно намокла чуть ли не до пояса, повелительница улыбнулась, отжала ее и стянула окончательно испорченный наряд, опуская его на край ванны и очень быстро выходя из все еще пугавшего ее помещения. Потерла руки и залезла на кровать, достала из прикроватной тумбочки удачно взятый из библиотеки красочный путеводитель, как она уже успела определиться, по империи демонов и раскрыла на заложенном листочком месте. Провела рукой по яркой разноцветной картинке, с восторгом наблюдая за тем, как вырастают над разворотом миниатюрные горы с длинной изгибистой речкой, обрывавшейся в озеро высоким радужным водопадом, как разбегаются разноцветные дорожки небольшого городка на противоположной стороне водоема.

     Элия аккуратно провела подушечкой пальца над озерной гладью, оттуда тут же начали выныривать один за другим, по очереди, разнообразные подводные жители. Заметив нечто зубастое и шипастое, владычица торопливо, не без некоторого содрогания, ткнула в картинку. Текст на развороте поменялся и теперь рассказывал про указанную крупногабаритную рыбенцию. Еще немного побаловавшись, молодая женщина со вздохом вернула изображение в исходное состояние, развернула закладку, оказавшуюся в реальности парой чистых листов бумаги с тонюсеньким карандашом, и принялась разбирать, что на языке демонов будет море, а что дом, еще раз порадовавшись своевременному открытию возможностей печатного издания. Благодаря тому, что текст изменялся в зависимости от указанного предмета, теперь не приходилось гадать, не перепутала ли она горы с островами или водопадами. Покусывая кончик карандаша, Элия продиралась через оказавшийся более сложным, чем сказки, текст, делая на ходу пометки.

     Очередной взгляд на часы. Правительница, еще раз наскоро просмотрев записи, сложила исписанный лист и разорвала его на мелкие клочки, огляделась вокруг, соображая, куда бы это пока пристроить, недовольно поморщилась, отметив, что вполне можно было поставить заранее у зеркала пару свечей, тогда бы проблем не было, но тут же обрадованно хлопнула в ладоши и понеслась в ванную комнату. На миг замерла на входе, делая глубокий вдох, вошла, подняла золоченую, а может быть золотую крышку унитаза и спустила остатки листа вместе с водой. Вернулась назад и угнездилась на кровати, положив книгу на колени и продолжая рассматривать объемные картинки.

     Вспомнив работу планшетов и смартфонов, развела в сторону пальцы, ожидая чуда, однако изображение в размерах не увеличилось, детали не приблизились. Элия грустно хмыкнула и жалобно поджала губы. Видимо, демоны просто не додумались до такой необходимой функции. Может, подсказать? И скривилась, как будто проглотила целый незрелый лимон. Ага, как же…. Ее подсказки тут только и ждут. С распростертыми объятиями.

     Ненавязчивый стук в дверь возвестил о приходе Хакейко. Правительница посмотрела на медленно плывшие над огромной цветочной долиной облака и захлопнула книжку, довольно улыбаясь присевшей в реверансе демонице, которая сразу же отметила отсутствие платья, пробежалась глазами по комнате. Взгляд черных глаз на миг задержался на влажной поверхности стола, затем переместился на разведшую руки в стороны госпожу. Элия с виноватой улыбкой указала глазами на ванную: - Извини, так получилось….

     - Ну что Вы, Ваше Императорское Величество, все в порядке, - пышечка скрылась за дверями гардероба, откуда спустя минут пять вынесла бежевое платье с черным лифом, увидев которое императрица восторженно задохнулась. Она и не знала, что здесь можно носить и такое. Девушка с нежностью оглядывала начинавшуюся непосредственно от груди «юбку», без малейших признаков корсета и талии. Торопливо вдевшись в столь полюбившуюся вещицу и подождав, пока Хакейко приведет в какой-то ей одной ведомый порядок прическу, повелительница поспешила к дверям. От них медленно тек дразнящий аромат выпечки и мяса. Элия остановилась в дверях и нерешительно оглянулась, сжимая руками мягкую ткань: - Хакейко, подумай, пожалуйста, может быть, есть возможность, можно…, называть меня менее длинно, чем Ваше Императорское Величество. Столько бы времени сэкономили. Подумай, хорошо?

     Владычица прошла в столовую и опустилась в отодвинутое для нее кресло, все-таки мазнув взглядом по эльфийскому перстеньку. Взяла в руки тоненькую полупрозрачную, не сгибавшуюся в руках, однако при этом мягкую лепешку, намазала легким кремом с сырным вкусом, посыпала зеленью и добавила еще пару ингредиентов из различных тарелок, после чего с довольным видом засунула эту радость в рот, прикрывая глаза и улыбаясь. Все-таки это блюдо демонов, которое можно было бы обозвать «положи все, что хочется», ей очень нравилось. А еще оно идеально подходило к легкому супчику, салату из разноцветных овощей и ломтикам отлично запеченного мяса. Девушка сыто вздохнула. Как же это было замечательно. Хотя по ночам ей все еще снились голодные кошмары, в которых она бродила среди сочившихся фосфоресцирующим ядом груд еды, аккуратно перешагивая через отравленные ручейки. Императрица помотала головой, прогоняя незваные мысли.

     - Я приготовила Вам ванну. Если Вы хотите попасть на выступление, то нужно уже собираться, госпожа…, - заметив удивленный и благодарный взгляд повелительницы, Хакейко присела в реверансе, улыбаясь так, что стали видны оба снежно-белых клычка.

     Быстро ополаскиваясь в серебристой чаше, от вида которой по телу бежали мурашки, Элия, чтобы задавить страх, тихо мурлыкала детскую песенку, радуясь, что не придется каждый раз давить в себе желание оглянуться в поисках той, к кому относилось это «Ваше Императорское Величество». Она хмыкнула, перелезла через край ванны и закуталась в полотенце, одновременно разглядывая себя в висевшем на стене огромном зеркале. Провела пальцем по густым бровям, взлохматила отросшие волосы и скорчила рожицу: - Из тебя императрица, как из бегемота балерина, - подмигнула отражению, натянула белье и халат и спешно покинула неуютное помещение.

      В спальне тихо крутилась вокруг туалетного столика Хакейко. Проходя к креслу, Элия посмотрела на банкетку. Точнее на роскошное черное с золотом платье, очевидно, предназначенное для сегодняшнего выхода. Карие глаза заблестели, восхищенно разглядывая плотное золотое кружево лифа, издалека казавшееся кольчугой. Золотистые цветы и листья становились реже ниже линии талии, постепенно переходя в тонкое невесомое кружево цвета воронова крыла. Закусив губу, девушка уселась в выдвинутое служанкой кресло, сцепив руки, так хотелось подойти и пощупать эту понравившуюся прелесть. Правительница хмыкнула и кивнула сама себе: «Ничего, еще успеешь напробоваться», и тут же чуть не зашипела, так как не ожидавшая того, что она дернет головой, демоница чувствительно потянула за прядку.

     Не горя желанием мешать Хакейко и подвергать собственную шевелюру лишним испытаниям, императрица замерла на месте, лишь поворачивая по команде голову то вправо, то влево, наблюдая, как в светлых волосах появляются черные бриллианты, перевитые тонкими паутинками золота. Аккуратно вытянув вперед руку, Элия подняла длинную сережку, казавшуюся очень тяжелой из-за количества украшавших ее антрацитовых камней, на деле практически невесомую, и вдела в ухо, не шевеля при этом головой, над которой продолжала трудиться демоница. Последний в грозди камень прохладно коснулся ключицы. Нацепив и вторую серьгу, повелительница осторожно провела кончиками пальцев по контуру, восхищенная удивительным украшением. И даже блеск золота в данный момент ее не раздражал, хотя… она бы все равно предпочла белый металл.

     Ожидавший в гостиной Арени низко поклонился, а затем бережно принял в объятия владычицу, терпеливо держал девушку на руках, пока заботливая Хакейко поправляла черную меховую накидку, закрепляя бриллиантовую застежку. Демоница отошла в сторону и кивнула: - Доброго пути, госпожа.

     Мужчина распахнул крылья и взмыл на теплых потоках вверх. А сердце Элии в который раз гулко ухнуло в пятки, затем застучало быстро-быстро, постепенно выкарабкиваясь обратно. Внизу разворачивался пышный ковер дворцового парка. То тут, то там переплетались в любопытный узор многочисленные дорожки, большая часть которых сходилась у яркого разноцветного пятна императорских цветников, даже с такой высоты поражавших своим великолепием. Изредка можно было разглядеть светло-коричневый, белоснежный или блестящий черный купол очередной беседки, где так любили отдыхать придворные. Слева мелькнула и пропала за мощными кронами серебристо-серая черепица «хондятни».

     Постепенно радужные башни и домики остались позади, мелькнула под ногами черно-зеленая полоса сплошного леса. Элия задумчиво посмотрела на волновавшуюся под ветром мрачную массу и подумала, что, скорее всего, это был охранный периметр, куда и выпускали хондов. Ночное небо, на нем продолжала сиять, менее ярко, чем днем разноцветная радуга, становилось светлее по мере удаления от дворца, а потом девушка забыла, как дышать, разглядывая прозрачные кристаллы высотных зданий, в которых отражалась радужная красавица, арочные мосты, больше похожие на изысканное кружево, висевшие в воздухе хрустальные грозди дворцов. И среди этого великолепия кипела жизнь, сновали или неспешно пролетали по своим делам демоны.

     Элия, закусив губу и нервно сжимая пальцы, вертела головой, выхватывая то странного вида ярко-красную скульптуру мохнатой лошади, то водопад, оказавшийся на деле то ли торцевой, то ли фронтальной частью какого-то здания и выполненный вовсе не из воды, то группу из нескольких демонов, что-то оживленно обсуждавших прямо в воздухе. Императрица потерла затекшую шею и на мгновение прикрыла заболевшие глаза. А когда открыла, то снова затаила дыхание, рассматривая похожее на геометрическую скульптуру Мерит Рассмусен голубовато-фиолетово-синее здание, все словно бы подернутое инеем.

     - Концертный зал, - послышалось над головой. Элия, раскрыв глаза, впитывала облик приближавшегося строения. Казалось, что в этой сжатой в виде абстрактного цветка ленте не мог жить вообще никто, однако, спустя пару минут тени, окутывавшие пространство между изгибами, растаяли, превратившись в дымчатые темные стекла, часть из которых была распахнута. К этим входам подлетали пары или группы демонов, изредка на черный блестящий пол опускались и одиночки. Приземлившись, гости проходили дальше, уступая место новоприбывшим. Арени по широкой дуге плавно снизился и шагнул на первую широкую ступень небольшой лестницы, ведущей от входных проемов в глубину клубившегося тумана.

     Через пару шагов полог исчез. Встав на пол, Элия с трудом сдержала желание протереть заслезившиеся глаза, поморгала, привыкая к резкой смене освещения. Широкая, залитая светом разноцветных люстр, спускавшихся тяжелыми пышными гроздями с потолка, галерея была полна посетителей. Разноцветная масса смеялась, переговаривалась, неспешно двигаясь вперед, к распахнутым массивным створкам. Никто не делал ни малейшей попытки взлететь. Впрочем, девушка еще раз оглядела массивные светильники, заполнявшие собой большую часть пространства вверху, здесь такое, судя по архитектурному и дизайнерскому замыслу, не приветствовалось.

     Элия покосилась на бережно поддерживавшую ее локоть руку телохранителя, а в следующее мгновение лишь огромным усилием воли смогла остановить порыв вжаться в бок мужчины, когда в опасной близости от нее стремительно прошествовал высокий сереброволосый демон. Однако удержать судорожное сокращение мышц, в отличие от выражения лица, не получилось. Арени каким-то слитным ловким движением оказался на краю втекавшего в зал потока, склонился ближе к лицу императрицы: - Ваше Императорское Величество, на Вас сегодня огромное количество защитных щитов. И часть из них специально оставлена видимой, в качестве предупреждения. Не волнуйтесь.

     Элия кивнула, и движение продолжилось. «Не волнуйтесь», - правительница стиснула зубы, двигаясь в центре шевелившейся толпы статных, красивых и очень сильных демонов и демонесс, - «легче сказать, чем сделать». Не слишком давно приобретенные в результате неприятного опыта инстинкты вопили и орали. Им-то ведь все эти щиты и заслоны не были видны. Как и самой девушке. Еще несколько шагов под любопытными косыми взглядами, и Арени свернул вправо. Подхватил подопечную на руки и влетел в просторную ложу.

     Элия выдохнула, уселась в выдвинутое для нее кресло, оглядывая концертный зал, и возмущенно засопела носом, с трудом воспринимая вселенскую несправедливость. Карие глаза перебегали со светлых бежево-кремовых стен с ненавязчивым золоченым узором на лепной потолок с многочисленными светильниками, стилизованными под звезды, затем спускался ниже, на обивку широких мягких кресел цвета красного вина и алую ковровую дорожку, покрывавшую ступени. Губы обиженно надулись. И где эта бросающаяся в глаза безвкусная блестящая роскошь, которой был буквально пропитан весь дворец?

     Владычица проследила легкий золотистый рисунок на передней части лож, находившихся с другой стороны. Здесь, разумеется, тоже присутствовал и любимый демонами алый цвет, и драгоценные металлы, но они не затмевали главного – светлого дерева гладкую сцену с установленным на ней инструментом. Девушка вытянула голову, рассматривая нечто клавишное, больше похожее на пианолу или синтезатор. На периферии зрения возникло некое активное шевеление. Сжав лежавшую на подоле руку в кулак, императрица медленно и плавно повернула голову.

     - Все в порядке. Просто Ваше появление здесь – большая сенсация. Не забывайте, что многие Вас еще не видели. Вот и спешат восполнить этот пробел в знаниях. Однако не волнуйтесь, сюда никто не придет, - высокий демон ровно улыбнулся и откинулся на спинку стоявшего сбоку и сзади кресла. Только сейчас Элия заметила, что предмет мебели, на котором сидела она, отличался более крупными размерами и отделкой не только из позолоты, но и драгоценных камней. А вот кресло Арени, кажется, было таким же, как и те, что она видела в ложах напротив и внизу, в общем зале. Осторожно отпустив изысканное угольно-черное кружево и поправив тонкий браслет на запястье, повелительница скосила глаза вбок.

     Как и говорил демон, окружающие в ней только что дырку взглядами не просверлили. Да и то, Элия была не уверена, что это не результат воздействия невидимого ей магического полога. Лорды и лордессы перешептывались, склоняя друг к другу украшенные камнями и цепочками различного калибра головы, оживленно обмахивались пушистыми разноцветными веерами, причем, последними пользовались как женщины, так и мужчины.

     - Рада Вас видеть, Ваше Императорское Величество, - на лице лордессы Хакиимэр царила приличествовавшая случаю любезная улыбка. Высокая демонесса присела в глубоком реверансе, выпрямилась, молча глядя своими синими очами на повелительницу. Та, потратив часть предыдущего дня, чтобы разобраться с этикетом, плавно повела рукой, приглашая пожилую гостью присесть. Что последняя и сделала, предварительно подобрав пурпурную ткань юбки, - Ваши подданные, Вас уже практически съели глазами, Ваше Императорское Величество, - по тонким алым губам лордессы скользнула легкая необидная усмешка, - ничего, скоро они угомонятся. Или, по крайней мере, потушат освещение, и Вы их видеть не будете.

     Императрица вздохнула, понимая, что демонесса правильно подметила, она их видеть не будет, а вот все эти демоны ее отлично. Противные отличия зрения. Элия на миг печально опустила уголки рта. Как-то, отправляясь на выступление, она не думала о том, что сама станет главным объектом всеобщего внимания. Потеребила браслетик, жалея об отсутствии веера и размышляя над тем, можно ли будет потом обзавестись такой полезной штукой. Тем временем пожилая дама вытащила из невидимой сумки и приоткрыла большой черный веер, демонстрируя ненавязчивый узор из антрацитовых камней: - Была уверена, что Вам он понадобится, - тонкие сухие пальцы протянули молодой женщине безделушку.

     Правительница покосилась на спокойно сидевшего чуть сзади брюнета в белоснежном костюме. Тот, сохраняя на лице вежливую улыбку, чуть крутанул кистью, подавая знак, что все в порядке. Тонкая изморозь серебристого узора заблестела в постепенно тускневшем свете люстр. Немного помедлив, Элия взяла веер и развернула его, прикрывая часть лица от нескромных надоевших взглядов: - Благодарю Вас….

     Про себя девушка лишь надеялась, что не поставила себя принятием этого дара в ранг обязанных выполнить любое пожелание по первому требованию…. Что-то этот вопрос она с Хакейко не учла, когда готовилась. Как-то ей казалось маловероятным, что ей кто-то захочет сделать подарок, и теперь нервничала. Сумерки сгустились, оставляя в пределах видимости только светившуюся теплым золотистым светом сцену. Спустя еще миг за инструментом буквально из облака ярких желтых искр соткалась мощная фигура брутального демона. Поправив тонкую кружевную ткань на толстенном запястье, мужчина тряхнул забранной в толстую черно-белую косу гривой и коснулся клавиш. Элия открыла рот и захлопала ресницами, не в силах соединить между собой образ и предназначение, однако, спустя несколько минут уже, вытянув шею, довольно жмурилась и тихонечко поводила свободной от веера рукой в такт взлетам и падениям удивительной мелодии.

     Последний щемящий душу звук растаял под начавшим светлеть куполом концертного зала. Закончивший играть демон встряхнул крупными кистями с толстыми пальцами и встал с места. Блеснула сталью лента в косе музыканта, а в следующее мгновение тот уже пропал. Девушка молчала, складывая и раскладывая веер, приводя мысли в хоть какое-то подобие порядка. Рядом раздалось многозначительное хмыканье. Императрица взглянула на улыбавшуюся пожилую даму, сверкавшую синими очами на свою спутницу: - Маэстро Фаннерон – весьма колоритная личность, Ваше Императорское Величество, - Элия облегченно выдохнула. Значит, не только для нее подобная внешность музыканта стала неожиданностью. Лордесса переложила из руки в руку материализовавшийся прямо в ложе высокий бокал на тонюсенькой ножке. Сделала глоток пенистого розоватого напитка и продолжила, - В молодости он, как и его братья, служил в армии. И надо сказать, очень неплохо. У молодого лорда, - Элия чуть не прыснула, услышав это определение по отношению к зрелому мужчине, но удержалась, - имеется несколько императорских наград и пожизненный доход, предоставленный за оказанные нашей стране услуги. Многие считали, что музыка для него – это всего лишь хобби, и были крайне удивлены…, как собственно и Вы, Ваше Императорское Величество….

     Молодая женщина кивнула: - Да, внешнее несколько не сочетается с внутренним, Вы правы, но его мелодии, он ведь сам сочиняет, - лордесса утвердительно качнула головой, - они поражают. И исполнение…, - повелительница замолчала, не желая продолжать этот разговор, боясь, что под воздействием волшебной музыки позволит себе сказать несколько больше, чем является безопасным. Тем временем зрители вставали со своих мест, начиная некое перемещение по залу и за его пределы. Элия с любопытством подняла голову, чтобы взглянуть на уходившие далеко вверх ряды сидений, затем вернулась к разглядыванию находившихся напротив полу или полностью пустых на данный момент лож.

     - Сейчас большинство присутствующих прогуливаются по галереям, обмениваясь впечатлениями и новостями. Если Вы хотите, мы можем присоединиться, однако что-то мне подсказывает, - пожилая дама неожиданно лукаво подмигнула, одновременно поправляя тонкой рукой несколько рядов жемчужного ожерелья, украшавшего стройную шею, на которой, лишь присмотревшись, можно было увидеть несколько морщинок, - что Вы предпочтете остаться на время антракта в ложе.

     Элия утвердительно кивнула, непроизвольно облизнула губы, покосившись на поставленный на край ложи бокал лордессы. В следующую секунду перед девушкой появилась мужская рука, аккуратно придерживавшая покрытый серебристым узором фужер с голубоватой жидкостью. Императрица моргнула, перевела взгляд на стоявшего в поклоне с бокалом в руке Арени, про которого она уже успела несколько подзабыть, и нерешительно коснулась прохладного хрусталя. Принюхалась и с наслаждением сделала глоток чего-то отдаленно напоминавшего лимон с мятой. Такого же ароматного, но с легкой сладковатой ноткой. Без излишней кислоты.

     - Благодарю, Арени, - Элия улыбнулась опять свободно расположившему в винного цвета кресле телохранителю. Тот кивнул, посмотрел на пустой бокал и махнул рукой. Повелительница машинально сжала и разжала опустевшую ладонь. Мысленно махнула на все эти магические заморочки рукой и повернулась к на удивление молчаливой лордессе. Та провела еще раз пальцем по узору из бриллиантов и закрыла свои часы, убирая их на место: - Что ж, в таком случае, думаю, Вам будет интересно узнать кое-что о Ваших подданных. Вот, например, лорд Асэрот, обратите внимание, Ваше Императорское Величество, - леди едва заметно кивнула на ложу на противоположном конце зала, чуть левее, - прекрасный демон, умный, отличный управленец, но, увы, с возрастом заимел слабость к скачкам. Родственники даже приставили к нему особого слугу, который мог бы вовремя остановить лорда или предупредить их о грядущих неприятностях. Но ничего не получилось. И этим господам невдомек, что их отец, дядя и дедушка просто устал смотреть, как они все зависят от него и полагаются на него, а потому создал угрозу их благополучию. Не скажу, что на всех подействовало, но кое-кто задумался.

     Элия прищурила глаза, разглядывая темноволосого демона, направившегося к выходу, но больше никаких подробностей не разобрала, а демонесса уже продолжала свою «экскурсию», рассказывая о некоей лордессе, оказывавшей на своего супруга настолько сильное влияние, что многие предпочитали посетить ее приемную, а не приемную ее мужа. Правительница безуспешно пыталась вычленить из двух расплывчатых женских фигур в алом и синем платье ту, о которой шла речь, но зрение на такое расстояние отказывалось работать, а пожилая дама перешла уже к следующей ложе. Элия вздохнула и успокоилась, поглядывая вслед за указующим перстом с массивным платиновым кольцом с крупным черным бриллиантом в обрамлении рубинов, на те или иные ложи и не пытаясь разглядеть кого бы то ни было. Старательно запоминая лишь имена и некоторые факты, которыми продолжала сыпать ее спутница, скорее всего, забывшая или не принимавшая во внимание особенности человеческого зрения.

     В голове начинало тихонечко звенеть, а мысли стали тесно прижиматься к стенкам черепа, не в силах переварить водопад вываленной на них информации. Владычица уже подумывала о том, что придется просить пощады, как свет в зале внезапно погас, и все погрузилось в непроглядную, по крайней мере, для правительницы, темноту. В следующее мгновение над головой раздалось характерное, уже ставшее привычным хлопанье крыльев, и Элия почувствовала, как ее окутал плотный теплый кокон. Тихий шепот над головой велел не двигаться.

     Повелительница сжала руки в замок, стиснула зубы и стала медленно отсчитывать секунды. «Тысяча сто тридцать, тысяча сто тридцать один». Плавно разошлись в стороны кожаные полотнища. Карие глаза зажмурились от ярких потоков лившегося с потолка света. Девушка поморгала, вытерла тыльной стороной кисти заслезившиеся глаза и с недоумением уставилась на стоявшего над ней демона, кратким движением кисти убравшего в никуда острый наточенный меч с черной, оплетенной кожей рукоятью, затем перевела взгляд на лордессу, однако задать вопрос не успела.

     - Просим прощения. Магический сбой. Неполадка устранена. Еще раз просим прощения за доставленные неудобства, - прямо в центре сцены стоял высокий демон с зелено-розовыми пятнистыми волосами. Элии опять захотелось протереть глаза, заболевшие от этой вырвиглазной расцветки, вряд ли естественной. Такой ядовитости она как-то раньше не замечала. Вскочившие со своих мест демоны рассаживались обратно. Императрица, склонив голову к плечу, с интересом рассматривала, как мужчины разворачивали коконы из крыльев, в которые прятали своих дам, отмечая, что не все леди спешили под защиту. Многие демонессы также стояли, обнажив оружие, которое теперь элегантно убиралось, а его место занимали изящные воздушные веера.

     Шум раскрывшихся неподалеку крыльев привлек внимание. Элия с любопытством вытянула шею, заглядывая в располагавшуюся чуть сбоку и ниже ложу, и закусив губу, с изумленной улыбкой наблюдала, как из кокона иссиня-черных без единого пятнышка крыльев высокой статной лордессы появился тонкокостный хрупкий демон, продолжавший сидеть на кресле, подобрав под себя стройные ноги, обтянутые темно-синими брюками, заправленными в такого же цвета мягкие сапожки с более светлым узором. Стоявшая над ним демонесса взмахом руки убрала слегка изогнутые мечи и осторожно пригладила встопорщенные белокурые пряди на макушке задравшего к ней голову, улыбавшегося мужчины.

     - Идеальная пара, - тихо отметила лордесса Хакиимэр, элегантным жестом заставляя растаять тонкий стилет и что-то похожее на меч, и поправила темно-синий локон. Элия заинтригованно посмотрела на пожилую даму, а затем снова на успевшую усесться пару. Демонесса бережно сжимала хрупкую тонкую кисть молодого мужчины, - Это была любовь с первого взгляда, - собеседница императрицы наклонилась к ней ближе и снизила голос, чтобы полностью исключить возможность того, что обсуждаемая пара что-то услышит. Правительница подставила ухо, внимая. Длинная сережка скользнула по обнаженному плечу, - по крайней мере, с ее стороны. Лордесса Саарэм всегда отличалась особой разумностью. Я бы сказала, с младенчества. Она достойно управляет своими поместьями, преумножая славу рода. Да еще эта дивная красота…. Однако характер, - придворная дама хихикнула, - большинство интересовавшихся то ли ей, то ли ее виноградниками, на которых, кстати, делают отличное вино, рекомендую, - леди мечтательно закатила глаза и тронула крупную жемчужину в сережке, - лордов просто не выдерживали и уходили. А кто оказывался слишком упрямым, знакомился с парными мечами предмета их обольщения. И так продолжалось, пока на пути нашей грозной лордессы не возник этот беленький цветочек.

     Дама материализовала еще один бокал, на этот раз с черной густой жидкостью, принюхалась и, подхватив его за пузатые бока, сделала первый глоток. Элия втянула носом тонкий терпкий ягодный аромат, но отвлекаться не стала, наблюдая, как «цветочек», стараясь делать это незаметно, подставил голову под невесомую ласку супруги. Правительница вздохнула, на миг позволив уголкам губ поникнуть в печальной улыбке. На прохладную кожу плеча опустился мягкий, согревающий мех. Теплые сильные пальцы коснулись плеча, поправляя черную накидку. Императрица подняла глаза, встречаясь взглядом с очами цвета крепкого виски, встревоженно смотревшего на нее телохранителя. В груди стало как-то… трепетно.

     - Все в порядке, Ваше Императорское Величество? – на раскрытой ладони демона стояла небольшая изящная чашка, от которой поднимался ароматный травяной пар. Элия восторженно задохнулась и нерешительно потянулась к золотой с алым узором вещице, понимая, что это именно то, чего она так хотела – глоток горячего чая.

     - Благодарю, Арени, все хорошо, - карие глаза с непривычным для демонов круглым зрачком засияли радостью, но в следующий миг скрылись за пушистыми ресницами. Девушка повернулась к наслаждавшейся своим напитком лордессе Хакиимэр, - Простите, лордесса, мы Вас прервали….

     - Это случается время от времени. Зато я имела возможность прочувствовать атмосферу, создаваемую этим прекрасным вином, - демонесса отсалютовала бокалом и поставила его на край ложи. Элия мельком отметила, что предыдущий уже куда-то делся. Судя по отсутствию каких-либо возгласов снизу, он растворился, а не упал кому-нибудь на голову. Дама махнула куда-то в направлении ложи напротив рукой и опять склонилась к уху императрицы, - Так вот. Нынешний лорд Саарэм в то время был младшим сыном богатого рода, снискавшего себе славу на воинском поприще, так что когда в семье родилось вот это хрупкое блондинистое, глава рода лишь прицокнул языком и произнес, что придется утроить усилия. Однако спустя несколько лет выяснилось, что мальчик не хочет заниматься с оружием, боится его, и оно отвечает ему взаимностью. Зато все стены конюшни, куда отправляли в воспитательных целях молодого демона, были расписаны удивительными картинами, на которые приходили тайком полюбоваться даже гости лорда…, - демонесса достала часы и взглянула на циферблат, - однако скоро начнется….
     Пожилая леди бережно протерла крышку и спрятала свою драгоценность, затем продолжила: - Коротко говоря, заметив этого беленького зайчика на одном из балов, лордесса Саарэм сразу поняла, что не готова отпустить чудо. Она сразу же отправилась к его отцу. Тот, после некоторых колебаний, согласился на брак, не забыв несколько раз уточнить, что мальчик не воин и защитить не способен даже себя. На что наша леди ответила, что сама способна защитить кого угодно. С этим поспорить было некому. А потом были несколько лет ухаживаний, - придворная дама вздохнула и нежно улыбнулась воспоминаниям, - она даже не заставляла его спать с ней в одной кровати. Приучала медленно, постепенно. Теперь у них все хорошо. Она все так же управляет домом и, вполне вероятно, скоро возглавит весь род, а он рисует и выставляется на выставках, все условиях которых согласуют с супругой художника. И, кажется…, - лордесса напряженно вглядывалась во что-то, а потом указала взглядом верное направление Элии, успевшей заметить, как перекинувшая свою черно-алую туго заплетенную косу демонесса что-то сказала на ухо утонченному супругу. Тот смущенно улыбнулся, протянул жене тонкий длинный кинжал, получил одобрительную улыбку и растворил оружие в воздухе, - надо же, успел достать, а ведь помнится, говаривали, что ему даже столовый нож и вилку лучше в руки не давать. Вот уж точно любовь творит чудеса….

     Лордесса покачала элегантным пучком. Девушка кивнула, кончиками пальцев касаясь золотого цветка на своей «кольчуге», обвела рисунок, про себя немного завидуя таким гармоничным отношениям. Свет в зале стал тускнеть. Пожилая дама опять наклонилась к своей собеседнице и зашептала: - Ваше Императорское Величество, Вам бы тоже следовало научиться себя защищать. Ведь иногда даже самому лучшему телохранителю может потребоваться пара секунд….

     Элия бросила изумленный взгляд на слабо видневшуюся в сумраке демонессу и задумчиво прикусила губу, открыла рот, однако тут же его закрыла, увидев соткавшегося из золотистых искорок музыканта и решив, что данный разговор можно будет в случае чего продолжить и после. Завораживающие звуки мелодии звали за собой, увлекали, манили, заставляли сердце биться то быстрее, то медленнее. Подперев рукой подбородок, императрица тихонечко вздыхала, полностью погрузившись в волшебный мир, созданный композитором. В какой-то момент по губам молодой женщины скользнула саркастическая улыбка. Элии подумалось, что очень странно искать волшебный мир, когда уже находишься по меркам своих бывших соотечественников в нем. «Надо подумать о самообороне», - неслышно прошептала она самой себе и кивнула, не заметив одобрительный взгляд сидевшей рядом лордессы.

     Разноцветная толпа демонов шевелилась и гудела. Слушатели обменивались свежими впечатлениями, кто-то с огромным летевшим над головами прочих роскошным букетом спускался вниз по алой ковровой дорожке, чтобы поблагодарить маэстро за доставленное удовольствие, кто-то разыскивал знакомых, с которыми не успел пообщаться, кто-то шествовал к выходу. Элия нерешительно оглянулась на не спешившего вставать с кресла Арени. Тот ровно улыбнулся: - Ваше Императорское Величество, давайте подождем немного. Сейчас там небольшая давка и приличная очередь.

     - Да, да, Ваше Императорское Величество, лорд Энлэ, совершенно прав. К тому же, мы с Вами не закончили один весьма занимательный разговор, - синие глаза демонессы сверкнули огоньком заинтересованности, - Вы подумали над моим предложением?

     Правительница посмотрела на сложный золотистый узор, украшавший стены ложи напротив и, вздохнув, улыбнулась пожилой леди: - Вы правы, лордесса Хакиимэр, это было бы весьма полезно, однако думаю, могут возникнуть сложности с наставником…, - карие глаза удивленно распахнулись, заметив решительно отметавший это возражение жест демонессы. Тонкие губы сложились в довольную улыбку: - Ваше Императорское Величество, думаю, я прожила достаточно долгую жизнь, часть которой была посвящена именно тренировкам подобного рода, чтобы попробовать научить Вас…. В отличие от этого мальчика, - элегантный жест кистью с блеснувшим в свете звездчатых люстр крупным камнем, - я понимаю Ваши природные особенности….

     Элия в замешательство покусала губу. Увы, для стимуляции мозговой деятельности этого оказалось недостаточно. Молодая женщина постучала кончиками пальцев по подлокотнику: - Но, лордесса Хакиимэр, Вы уверены, что у Вас будет достаточно времени…, - девушка выжидающе посмотрела на даму, сама спешно пытаясь просчитать возможные последствия от своего согласия.

     - Ваше Императорское Величество, времени у меня более чем достаточно. Мои дети уже давно выросли, как и внуки, правнуки учатся в университетах и не нуждаются в заботе. Так что у меня сейчас некий перерыв. К тому же, для меня Вы тоже своеобразный вызов….

     «Вызов» не удержался и прыснул: - А Вы не думали о том, чтобы написать мемуары? - Элия осеклась, приметив недоумение в глазах цвета лугового василька, - я говорю о том, что Вы могли бы напечатать историю Вашей жизни или рассказать об интересных или интригующих событиях, возможно, издать книгу лайфхаков, гм…, - девушка прикусила язык, подбирая слова, - эээ, каких-то хитростей и особых приемов, например, для успеха при дворе…. Думаю, что подобное было бы интересно многим, - правительница смотрела серьезно. Наслушавшись любопытных и весьма полезных разговоров пожилой демонессы, она прекрасно знала, о чем говорила, - а еще, Вы могли бы организовать класс, например, по самообороне. Для тех, кто не может себе позволить учителя…, - голос повелительницы стал тише.

     Карие глаза неуверенно скользили по застывшему лицу сидевшей рядом лордессы. Та вдруг выпрямилась и хлопнула ладонями по светлым деревянным подлокотникам, полностью выбиваясь на секунду из образа элегантной придворной дамы, - это замечательная идея, Ваше Императорское Величество, - леди склонила голову, снова возвращаясь к привычной манере поведения, - Все-таки то, что Вы прибыли из другого мира, несет нашей Империи определенные преимущества. Меня весьма заинтересовало Ваше предложение, однако…, - в синих глазах сверкнул алый огонек решимости, - это ни в коем случае не повлияет на мою готовность заниматься с Вами.

     И Элия сдалась. Махнула рукой на все последствия, проглотила слова о том, что она не имела никакого влияния на супруга, а потому эти заботы придворной дамы не будут нести для нее большой выгоды, и просто улыбнулась: - Благодарю Вас. По крайней мере, нам стоит попробовать.

     - Вы приняли правильное решение, Ваше Императорское Величество, - лордесса сдержанно кивнула, - однако, лорд Энлэ, нам не пора?

     В ответ мужчина отрицательно покачал головой, взглядом указывая на все еще довольно большое скопление народа. Элия спокойно сложила руки на груди, про себя удивляясь. Будь она у себя на родине, то проходила бы в первых рядах, под грохот фанфар, а все остальные стояли бы в сторонке, прижавшись к стенам. Хотя, может быть, для императора все было бы по-другому и здесь, но что-то девушка сомневалась. Что ж. Ее подобный вариант развития событий вполне устраивал. Намного приятнее сидеть с очередным бокалом с соком в тени ложи и наблюдать за спешившими домой демонами, чем проходить под градом любопытных взглядов по всей этой длиннющей лестнице, а потом не менее протяженной галерее. Увольте. Элия передернула плечами и потерла руки, жалея о слишком богатом образном мышлении. Вот представила и даже неприятно стало.

     Внизу раздалась мелодичная речь. Проходившая неподалеку группа молодых демонов оживленно беседовала, сопровождая общение жестикуляцией и веселым смехом. Правительница прислушалась, привычно стараясь вычленить знакомые слова, однако сумела понять лишь то, что один мужчина в изумрудном костюме с кружевной вышивкой рассказывал остальным какую-то смешную историю, то ли про свою поездку, то ли про чужую. Владычица недовольно нахмурилась и тяжело вздохнула, затем взглянула на невозмутимо потягивавшую нечто чернильное из пузатого бокала пожилую даму: - Лордесса Хакиимэр, скажите, - императрица старалась говорить ровно и не слишком заинтересованно, - а как у Вас вообще учатся? Например, читать?

     Леди отвлеклась от медитативного рассматривания противоположного конца зала и улыбнулась: - Думаю, как и везде. По учебникам. Правда, детям магически усиливают способности к восприятию информации, - Элия печально опустила уголки губ и нахмурилась, ощущая, как мелким песком осыпается мечта выучить язык демонов быстрее, - однако есть и другой способ. Применяются амулеты, которые вкладывают все необходимые знания, а потом уже обучающийся на практике разбирается с полученным и систематизирует информацию. Чаще всего так учат теории боя, этикету и иностранным языкам.

     - А для меня амулет не использовали, - ляпнула Элия, тут же плотно смыкая губы, чтобы еще чего не вылетело.

     - Это совсем неудивительно, Ваше Императорское Величество. Амулеты – вещь искусственная, а потому настраиваемая. Не всегда можно поручиться, что будет передана только та информация, о которой договаривались. Собственно, поэтому большинство высокородных демонов предпочитают не прибегать к данному способу. В Вашем случае маг, ведь он же присутствовал? – девушка смутно припомнила кого-то вполне себе привычного вида и неуверенно кивнула, - маг усилил Вашу восприимчивость до максимума, все-таки источники силы во дворце этому способствуют, плюс, уверена, сыграла свою роль и Ваша иномирная сущность. Затем Вам в ускоренном виде передали необходимые знания от их носителя. Скорее всего, это был Ваш супруг, - Элия вспомнила пристальный, пронизывающий взгляд ярко-желтых глаз с вертикальным зрачком и поежилась.

     Вставший со своего места Арени поправил выбившееся из-под камзола кружево и протянул руку своей подопечной, давая понять, что пора уходить. Троица неспешно двинулась к выходу, возле которого продолжали о чем-то беседовать несколько групп пышно одетых демонов и демонесс, замолчавших при приближении императрицы. Дамы присели в глубоких реверансах, мужчины же склонились в поклонах. Элия позволила себе легкий намек на улыбку, отработанный уже давно перед зеркалом, сдерживая себя, чтобы не пожать в недоумении плечами. Что-то на пути в зал она такого поклонения не видела.

     Еще немного подумав, покрутив цепочку браслета и потеребив черное кружево длинной манжеты, правительница решила, что, вполне возможно, в тот момент ее просто не узнали. А вот во время первого же перерыва все успели поделиться сенсацией и разглядеть лицо повелительницы в подробностях. Отсюда и полное соблюдение этикета. Чуть не запнувшись на ровном, глушившем шаги ковре цвета молока, девушка крепко ухватилась за поданную ей охранником руку. Неспешно шагая по длинной галерее и рассматривая живописную абстракцию на стенах, молодая женщина машинально потирала появившуюся на лбу вертикальную складочку, укладывая в голове полученную от лордессы Хакиимэр информацию. Красивые яркие губы горестно поджались.

     От перспективы учить еще несколько месяцев так необходимый ей язык, на глаза правительницы наворачивались слезы, но выхода она не видела. Ведь не идти же к мужу, тем более что тогда именно ему и придется передавать ей знания. Амулеты же теперь не светили никоим образом. Более того, многозначительно поигрывая бровями, придворная дама уточнила, что тот, кто доставит императрице амулет, пусть даже по ее приказу, но без разрешения императора, автоматически станет преступником. В зависимости от тяжести причиненного вреда данный индивид подвергался изгнанию и лишению имени рода, это минимум, либо, в самом крайнем случае, смертной казни. Элия передернулась и немного ускорила шаги. Не доходя нескольких метров до выхода, лордесса попрощалась, уточнив, что будет рада завтра навестить Ее Императорское Величество и договориться о частоте и времени занятий. Правительница заверила, что будет рада встрече.

     Устраиваясь в объятиях невозмутимого и молчаливого Арени, девушка успела заметить распахнувшиеся ярко-синие, с нитями седого серебра, крылья своей спутницы, заложившей лихой вираж и улетевший в густые ночные тени. А затем мир привычно полетел вверх, чтобы потом стремительно ухнуть вниз. Впереди приглушенно переливалась огромная радуга, щедро делясь красками с прозрачными кристаллами дворцовых башен.

     Укладывая на стол подаренный демонессой веер и поглаживая тонкое кружево узора, Элия прикидывала свои планы на следующий день. Покачала головой, понимая, что начала обрастать делами: обязательная прогулка по парку в компании Арени, встреча с лордессой Хакиимэр, обед в кругу приближенных императора. Девушка наморщила нос и тихо вздохнула, уточняя порядок: сначала обед, потом демонесса, а в первой половине дня еще и позаниматься следовало, иначе вообще о прогрессе стоило забыть. И где-то еще нужно было найти время, чтобы побродить по дворцу. Императрице не терпелось опять наведаться в библиотеку, раз уж у нее появилась возможность копаться в книгах без надзора со стороны любопытных прислужников и посетителей, однако еще больше ей хотелось узнать, что же находилось на верхних этажах. И сколько их вообще.

     Девушка сложила веер и убрала в нижний ящик стола. Ей не хотелось, чтобы подарок постигла участь всех ее однажды надетых платьев…. Хотя она так и не узнала, куда они девались. Подошла к окну и посмотрела на ночное небо. Махнула рукой огромной бело-голубой красавице и шепнула: - Ничего, как-нибудь прорвемся.
     Глава 15 Экскурсия продолжается или все на поиски
     Отсутствие богатства — это еще не бедность. Бедность — это жажда богатства. Сян-цзы
     - Итак, что мы имеем? – Элия подняла с каменной дорожки резной лист и принялась сосредоточенно отрывать от него мелкие кусочки. Зелено-алые клочки медленно кружились в воздухе, опускаясь на темную гладь огромного, усыпанного розовыми, желтыми, белыми и иссиня-черными лилиями, лотосами и еще чем-то цветочным пруда, составлявшего львиную долю последнего зала оранжереи. Из воды высовывали распахнутые рты оранжевые, алые и серебристые в синюю полосочку рыбки, ловили части листа, жевали и недовольно выплевывали назад вместе с небольшим фонтанчиком воды. Очередная обманутая в ожиданиях обитательница озерка умудрилась-таки исхитриться и доплюнуть до края бортика, на который носком мягкой васильковой туфли опиралась императрица.

     Прохладные капли заставили последнюю оторваться от размышлений и оглядеть дело рук своих: - Ой, - девушка виновато покачала головой, отбросила в сторону жалкий голый стебелек с остатками прожилок и пошарила рукой в кармане платья, выуживая оттуда салфетку с куском хлеба, заныканного еще за завтраком. Аккуратно раскрошила его над водой и замерла, наблюдая за довольными подношением рыбешками. Постепенно подводно-надводная жизнь успокаивалась. Наевшиеся разноцветные рыбы, вильнув длинными, похожими на хвост жар-птицы хвостами, расплылись по своим делам. Последним из-под толстого темно-зеленого, похожего на кленовый формой, листа синей кувшинки, цвет которой один в один повторял тон платья повелительницы, выбрался упитанный жаб, чья изумрудная шкурка была украшена яркой голубой полоской по хребту.

     Может быть, это была и дама, но на женскую особь данный экземпляр мало тянул, по мнению Элии, как своими размерами, так и поведением. Жаб потянулся, неспешно запрыгнул на лист, отчего тот притопился, прошлепал ластами ближе к девушке и уселся, глядя на посетительницу оранжевыми глазами. Правительница пошарила в соседнем кармане, вытащила еще одну салфетку, достала кусочек подкопченного мяса, уже мелко нарезанного, и аккуратно выложила подношение на выступавшую из воды часть листа, в пределах досягаемости жабкиного длинного языка.

     Земноводное уркнуло, что можно было счесть за благодарность, замелькал раздвоенный язык, подхватывая угощение. Ни один кусочек так и не попал в воду. Элия светло улыбнулась. Тряхнув достигавшими уже плеч русыми прядями, от шампуней ставших еще более светлыми и блестящими, императрица припомнила возмущенное хрюканье-тявканье жаба, когда еда либо тонула вместе с прогнувшимся под нешуточным весом листом, либо оказывалась на сухом участке, но слишком далеко. Лягух злился, хлопал ластой, спрыгивал в воду, крутился вокруг вкусняшек, пытаясь дотянуться, а потом злобно квакнув нечто нецензурное, ждал, пока посетительница переложит вожделенную пищу в другое место.

     Теперь подобная проблема не существовала. Глупую женщину жаб все-таки натренировал и был доволен своим успехом. Особенно после того, как благодаря упавшему в воду бутерброду, который Элия вообще-то намеревалась съесть самостоятельно, смог пояснить, что хлебушек он, разумеется, тоже ест, но мясо предпочитает значительно больше. Правительница отряхнула руки от крошек и перевела взгляд на росшие прямо из воды в противоположной части бассейна то ли пальмы, то ли какие-то еще деревья с крупными массивными листьями и вздохнула. В отличие от жаба, самой повелительнице похвастаться было практически нечем.

     Начавшиеся месяц назад занятия с лордессой Хакиимэр были интересными и не настолько изматывающими, как опасалась императрица. Демонесса оказалась прекрасным учителем. Уставшие мышцы ныли, однако после непродолжительного отдыха функционировать уже не мешали. Что было очень кстати, ведь от ежедневных императорских обедов и ежевечерних балов правительницу никто не освобождал, хотя Элия и не понимала, зачем она вообще там нужна. Супруг на нее внимания не обращал, придворные также желания пообщаться не испытывали, лишь лордесса Хакиимэр, взявшая себе за правило присутствовать на балах три раза в неделю, скрашивала общество, тихо делясь последними сплетнями и собственным мнением по поводу того или иного события или демона.

     Разумеется, в наглядном материале недостатка не было. Элия слушала внимательно, лишь изредка позволяя себе пожалеть, что разговор ведется на всеобщем, и прикусывая губу, чтобы не попросить лордессу перейти на родной для нее язык. Раскрывать свое стремление понимать то, о чем говорят окружающие, а так же собственные успехи в планы императрицы не входило. Девушка пнула камушек, тот булькнул в воду под аккомпанемент из шипения и тихих сдавленных ругательств, как на языке демонов, так и на всеобщем, и родном для Элии, умудрившейся словить носком туфли твердый бортик.

     Сняв обувь, правительница осмотрела пострадавшую, покрасневшую конечность, выдохнула, поняв, что ничего особо критичного не произошло, и не придется обращаться к Хакейко и без того неодобрительно поджимавшей губы во время смазывания полученных на очередной тренировке синяков и редких пока царапин. Ибо оружие в руки Элии давалось весьма нечасто. Пожилая дама, оглядев на первом же занятии фронт работ, заявила, что начать следует с общего укрепления мышц. Чем они теперь и занимались. Императрица потерла поднывавшую мышцу руки и дотянулась кончиками пальцев до пушистых остроконечных лепестков желтого цветка. Погладила шелковистую поверхность и выпрямилась. Нахмурилась, резко взмахивая рукой.

     Время шло, а она топталась почти на одном месте, хотя некий, крошечный прогресс был. Девушка принялась загибать пальцы, подсчитывая: во-первых, она начала заниматься самообороной. Это был плюс. Во-вторых, она нашла отличный способ увеличения часов языковой практики. В те вечера, когда пожилая лордесса отсутствовала на балах, Элия, пользуясь присутствием за спиной надежного молчаливого Арени, не спешившего разговаривать с ней на всеобщем, да и вообще общаться, спускалась в сад, где присмотрела себе более-менее скрытый от чужих глаз уголок – небольшую скамейку в зарослях кустарника, мелкие яркие оранжевые соцветия которого усыпали растение так, что иссиня-черных листьев не было практически видно. Это место идеально соответствовало поставленным задачам – Элия слышала всех, кто приходил полюбоваться искрившимся в свете луны беззвучным фонтаном и сиявшей сквозь пелену водяных струй радугой, оставаясь при этом незамеченной.

     Придворные обсуждали собственные проблемы, сплетничали, а императрица морщила лоб, нос, переплетала пальцы и кусала губы, стараясь понять как можно больше. О том, что думал по поводу этого странного времяпрепровождения Арени, девушка пыталась не думать. Но при мыслях о том, что он мог отнести подобное к чисто человеческой блажи, в груди что-то сжималось. Повелительница с силой помотала головой. Поднесла руку к лицу, убирая упавшую на нос и щекотавшую его прядку. Заправила ее за одну из тоненьких цепочек с драгоценными камнями, к постоянному присутствию которых уже привыкла, и задержала взгляд на эльфийском перстне. Губы раздраженно поджались.

     Вот и еще один момент. До сих пор никто так и не поинтересовался у владычицы, что же тогда произошло, что она оказалась чуть ли не на краю гибели. В то, что это мало кого волновало, Элия не верила. Если бы это было так, то не было бы ни новой служанки, ни телохранителя. Ни прочих, менее заметных, но оттого не ставших малозначимыми моментов. Девушка подозревала, что основную информацию владыка или соответствующие службы получили от непосредственных исполнителей, а иначе, куда делись демоницы? Это было бы логично. Но тогда возникал вопрос, почему никто не спросил ее, как ей удалось выжить? Списали на везение? Алые пухлые губы сложились в ехидную усмешку. Вряд ли среди демонов этого уровня водились наивные идиоты.

     Вывод напрашивался один. Рано или поздно, но ей зададут неудобный вопрос. И что делать? Сказать правду? Не хотелось. Ведь тогда могли потребовать, чтобы она сняла подарок. Элия еще сильнее нахмурилась и тяжело вздохнула. Что ж. Если ее спросит супруг, она ответит, но делиться перстнем ни с кем не будет, благо никто его снять, кроме нее самой, не сможет. А если любопытство будет проявлять кто-то другой, то придется наивно хлопать глазами и списывать на случайность совпадений. Случайно заметила, случайно унюхала, случайно выжила. Вот так вот.

     Девушка немного истерично хихикнула. Прошлась вдоль пруда по неширокой дорожке, запрокинула голову, любуясь бескрайним небом сквозь прозрачный купольный потолок, торопливо шагнула под крупный пальмовый лист, заметив пролетавшего над башней демона. Выдавать свое местонахождение в то время, когда предполагалось, что она предается отдохновению в собственной спальне, императрице совсем не хотелось. Ведущая под незначительный уклон дорожка закончилась несколькими ступеньками. Элия прошла сквозь зеленую арку, в который раз поражаясь мастерству архитекторов.

     Повелительница приблизилась к стеклянной стене и присела на деревянную скамеечку, в нескольких метрах от щедро делившегося прохладой роскошного веера фонтана, вглядываясь в прозрачную преграду, с этой стороны которой царили пышные цветущие тропики, а с той открывался роскошный вид на дворцовый комплекс и парк с высоты птичьего полета. Девушка кивнула сама себе, еще раз убедившись в правильности собственных предположений. Четыре зала оранжереи располагались на разных уровнях башни, точнее один под другим. Однако были спроектированы таким образом, что для прогуливавшихся по этому царству растений гостей спуск – подъем были практически незаметны.

     Сама Элия отметила лишь небольшой уклон, да и то только по направлению текущей воды. А те четыре, иногда пять ступеней, по которым императрица переходила с уровня на уровень, никак не соответствовали высоте, которую нужно было преодолеть. Владычица подумала о порталах, но вспомнила, что такой вид транспортировки в этом мире почему-то не прижился. Она пожала плечами и откинулась на спинку лавочки, разглядывая высоко взлетавшие частые струи. Мелкие капли влаги оседали на пышной темно-зеленой растительности. Элия подложила руки под голову и вздохнула. Пожалуй, помимо занятий с лордессой, то, что она обнаружила это замечательное место, стало вторым положительным моментом. Девушка закинула ногу на ногу, мотая туфелькой. От этого движения мелкие радужные бриллианты ненавязчивого узора по низу синего подола переливались, отбрасывая разноцветные блики.

     Правительница надула щеки и медленно выпустила воздух. Губы поджались в ниточку. Пальцы правой руки задумчиво простучали нечто траурное и минорное на темной древесине. Решить вопрос с ускоренным обучением языку не получалось. Элия даже попыталась дойти до кабинета императора, но развернула привычно летевшего с ней на руках Арени на полпути, так и не решившись двигаться до конца. А значит, ее главная цель оставалась все такой же далекой, как и раньше. Девушка мрачно нахмурилась и хмыкнула. Затем выпрямила спину, нацепила на лицо улыбку, памятуя о том, что как выглядишь, такое и настроение, и достала из корсажа сложенный в несколько раз лист бумаги, тут же, прямо на глазах разгладивший все складочки и сгибы и умостившийся на коленях так, как будто это была ровная столешница.

     Императрица привычно порадовалась наличию такой полезной вещи, как магия, и принялась за то дело, которое могла сделать в данный момент. Новые и старые слова она уже успела повторить. Комплекс упражнений, обозначенный в качестве ежедневного домашнего задания лордессой Хакиимэр, был совмещен с прогулкой в одном из безлюдных уголков парка. По лицу девушки скользнула детская улыбка, правительница тихо хихикнула, вспоминая, с каким выражением периодически кривившегося, когда мужчина считал, что его не видят, лица, телохранитель наблюдал за выполнявшей несложные элементы подопечной. Казалось, мужчина искренне недоумевал, как можно так испоганить элементарные вещи. Однако поправлять владычицу не спешил, к глубокому сожалению последней, давно уже хотевшей использовать пропадавшие пока втуне знания воина для выгоды себе любимой, но подступиться с просьбой Элия не решалась, полагаясь на волю случая и терпение демона.

     Молодая женщина выудила из кармана карандашик и, закусив от усердия кончик языка, принялась выводить контуры озера с тонкой речушкой, прекрасно различимые под данным углом обзора. При этом девушка довольно улыбалась, представляя себе, насколько интереснее станет ее жизнь с подробной картой. Конечно, можно было попросить себе настоящую, но опыт и подозрительность на этот раз вопили синхронно, что подобный интерес не будет оставлен без внимания. Так что владычица решила последовать принципу, гласившему: «Если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай сам».

     Не мудрствуя лукаво, Элия выстроила на бумаге круг, в центре которого и находилась откопанная ей наверху «ее» лестницы башня. Два сектора карты уже были заполнены. Рисуя извилистую линию небольшой речушки, молодая женщина то и дело поглядывала на горизонт, от которого надвигались тяжелые фиолетовые тучи, прорезаемые яркими вспышками молний. Девушка пожала плечами. Как ей уже объяснила лордесса Хакиимэр, весной грозы были особенно частым явлением. Так правительница узнала, что до того была зима, а то, что она считала летней одеждой на прохладную погоду, на самом деле было аналогом шубы или теплого пуховика, который она таскала в своем родном городе.

     За стеклом пролетела стайка ярко-зеленых с желтыми головками птичек, чуть не оглушивших своим свистом. Складывалось впечатление, что птахи именно так и охотились: сначала сбивали звуковой волной, а потом уже просто подхватывали бессознательную добычу. По губам владычицы скользнула легкая улыбка, она встала, протиснулась между густой зеленью и, вытянув руку, коснулась стекла, тут же задрожавшего и растворившегося. Теперь внутреннюю часть оранжереи от внешнего мира защищала лишь толстая вязкая стена воздуха. Элия торопливо отошла назад. Высоту она по-прежнему не любила.

     Теперь воздух наполнился изумительным цветочным ароматом. Присев обратно на место, девушка обвела взглядом укутанный сиреневыми, желтовато-розовыми, ярко-алыми, нежно-голубыми и светлыми бело-салатовыми облаками парк. Деревья цвели. Обильно, пышно. И превращали окружающий мир в таинственное благоухающее место. Глубоко вдохнув, императрица пожевала кончик карандаша и вывела еще одну кривую линию. Скептически осмотрела свое творение, подумала, но все же кивнула головой. Несмотря на кривоту и косоватость масштаб был почти соблюден, да и основное представление о том, что где находится, можно было получить без проблем, а, следовательно, основная задача выполнялась.

     Прищурив глаза, Элия уставилась на ползшее по небу, еще не прикрытое тучами солнышко, прикидывая время. За последние недели она немного поднаторела в этой хитрой науке, ибо таскать с собой постоянно часы было неудобно и тяжеловато. Помотала головой, недовольно хмыкнула, встала и подошла к приметному ориентиру – высокой, разлапистой пальме. Нашла на стволе характерный нарост и повернулась к нему спиной, мысленно прикидывая местоположение виртуальных циферок и стрелок. Вздохнула и принялась складывать в крошечный квадратик карту. Запихала карандаш в карман и, поглядывая по сторонам, неспешно направилась к выходу.

     Над головой раздался оглушительный щебет, хрустнула веточка и вниз, прямо на императрицу полетели мелкие листочки. Девушка подняла глаза, прикрывая их рукой от ослепительного солнца, лучи которого свободно проникали сквозь куполообразный потолок. В следующий момент гладкий лоб пересекла вертикальная складочка, а сама Элия замерла на месте, недоуменно переводя взгляд с прозрачного потолка на вид за пределами башни, потом на каменный, немного влажный пол. Постучала по последнему ногой и пожала плечами, восторженно прикусила губу, только сейчас сообразив, что архитекторы не только с переходами постарались. Ведь она же прекрасно знала, что наверху находился еще один уровень оранжереи, однако это не мешало всем наблюдать реальное небо, настоящее солнце, и даже чувствовать его тепло. Молодцы!

     Оказавшись в следующем зале, повелительница сразу же посмотрела вверх, где над все тем же куполом стремительно темнело небо, а ниже стеклянной границы плавали в воздухе зеленые шарокустики, усыпанные разноцветными звездочками цветов. Пройдя по аллее из высоких пальм, коснувшись ладонью мохнатой пачкучей ярко-желтой кисточки то ли акации, то ли мимозы, а может быть сирени, Элия чуть ли не бегом пронеслась по выложенной коричневым мрамором дорожке мимо тропических зарослей, весело махавших ей вслед белоснежными мохнатыми колосками, похожими на ковыль-траву. Владычица шагнула влево, продолжая путь по узкой, ей даже приходилось прижимать платье, чтобы не зацепиться за что-нибудь, покрытой упругой темно-синей травкой дорожке. В конце последней находилась узкая дверь цвета темного шоколада, сливавшаяся со скалистым пейзажем, очевидно, созданным для комфортного проживания различных вьющихся кустиков, поражавших как формой листьев, так и их расцветкой.

     Правительница, походя, тронула широкий треугольный листик алого цвета, почувствовала на пальцах липкую влагу и испуганно взвизгнула, тут же вспомнив обо всех тех разах, когда Арени, оттирая ее то саднившие, то горевшие ладони специально взятым у дворцового целителя составом, настоятельно рекомендовал ей держать руки за спиной вместо того, чтобы совать их повсюду. Судорожно роясь правой, не пострадавшей рукой в кармане, девушка вытащила пропитанный лекарством платочек и торопливо вытерла руку. Поднесла ее к лицу, проверяя на возможный ущерб, и облегченно выдохнула, не обнаружив даже покраснения. Улыбнулась и тут же пригнулась, придавленная оглушительным грохотом и треском от разряда молнии, казалось, раздавшимися над самой головой. Не медля, нырнула в узкую кишку коридора и двинулась по нему, в кои-то веки радуясь и привычной золотисто-коричневой расцветке стен и пола, и неяркому свету светильников. А главное, отсутствию прозрачного потолка и наличию отличной звукоизоляции. Даже шум шагов повелительницы скрадывался, как будто она шла по толстому ковру.

     Выйдя на лестничную площадку, молодая женщина бодро спустилась по серо-голубым ступенькам, тихо приоткрыла дверь и заглянула. Осмотрела погруженную в сумрак, созданный задернутыми наполовину лиловыми шторами, золотистую спальню. Шум грозы здесь практически не был слышен. Элия довольно кивнула, убедившись, что все в порядке и без изменений, и притворила дверь назад, а сама поспешила дальше. Еще вчера императрица запланировала навестить библиотеку, в надежде найти что-нибудь полезное. Конечно, поиски наугад не могли быть слишком продуктивными, но девушка уже выяснила, что книги, как и в привычных для нее публичных библиотеках, расставлялись по тематикам, так что, выбрав по паре тройке томов с одного стеллажа, она могла составить предположение о направленности располагавшихся в данном месте трудов в целом.

     Не поленившись, Элия составила себе краткую схему зала, где и отмечала результаты своих изысканий. Пока до нужного ей раздела, она еще не добралась, но не теряла надежды, помня, что и жареного слона можно съесть, если откусывать понемножку каждый час. Сделав несколько шагов, девушка остановилась и нахмурилась. Пожевала губу и покрутила тонюсенькую, абсолютно прямую русую прядку. Задумчиво потеребила в ней капельку прозрачного бриллианта, пытаясь сообразить, что же ее тревожило. Постучала кончиками пальцев по черным поручням. Развернулась и медленно, прислушиваясь к себе, двинулась в обратном направлении.

     Опять толкнула дверь в спальню и внимательнейшим образом принялась оглядывать помещение. Не заметив отличий, прикрыла глаза, теребя висевший на запястье тоненький браслетик в виде венка из мелких цветочков, выполненных из сапфиров, рубинов, изумрудов, черных бриллиантов, яхонтов и прочих разноцветных драгоценных камней, названий которых Элия не знала. Помотала головой и хмыкнула, окончательно уверившись, что ее тревога не была связана с этим помещением. Задвинула панель и замерла на лестничной клетке. Подошла к поручням, перегнулась, пытаясь рассмотреть свою зеленую подружку, до которой последнее время банально не успевала добраться. По губам императрицы скользнула теплая улыбка.

     - Такс, - молодая женщина тихонечко хлопнула в ладоши и потопала вверх по ступенькам, бормоча себе под нос, что надо все-таки выяснить, в чем дело. Первый виток, второй. И владычица остановилась, - вот оно, - она уставилась на дверь, практически сливавшуюся с узором стен. На этом витке они были для разнообразия черными, с серебристо-голубой растительной вязью. Элия моргнула и потянулась к тому, что посчитала ручкой. Нажал на серебряную финтифлюшку и дернула на себя. Затем толкнула, чувствуя, как подалась створка. Замерла на мгновение, пытаясь справиться с не ко времени проснувшимся внутренним аналитиком.

     - Потом, все потом, пока просто собирай информацию, - шепнула она самой себе и шагнула в привычной расцветки коридор. Свет овальных светильников, там, где она проходила и чуть впереди, становился ярче, а по стенам змеились золотистые огненные полосы, также усиливавшие освещение. А позади сгущались сумерки. Девушке иногда хотелось передернуть плечами и поежиться. Все казалось, что кто-то шел следом. Однако оглядываться и настороженно застывать, прислушиваясь, она уже давно перестала, окончательно решив списать все на разыгравшееся воображение.

     Уклон коридора постоянно менялся, ведя то вниз, то вверх, чем-то напоминая переходы в оранжереи. Элия поблескивала глазами от любопытства и прикусывала губу, нетерпеливо ускоряя шаг.

     Резкий поворот закончился у массивной каменную двери. Правительница озадаченно провела ладонью по ровной скальной поверхности с едва намеченным контуром проема. Внимательнейшим образом осмотрела верхнюю часть, затем присела, разглядывая нижнюю, в поисках ручки, выемки или еще какого способа открыть проход. Ничего не обнаружила, поднялась, отряхивая подол, переливавшийся серебристыми искорками в свете висевших по бокам от двери ярких ламп на двух витых подставках цвета воронова крыла. Задумалась, прищурила глаза, кстати вспомнив парочку приключенческих романов. Привстала на цыпочки, дотянулась до прохладного металла кончиками пальцев, сердито фыркнула, сдувая раздраженно прядку со лба и подпрыгнула, стараясь ухватиться за крайний, похожий на листик элемент. Промазала.

     Императрица постояла, выбирая место поудобнее, затем огляделась вокруг, в поисках того, что можно было бы подложить. Мелькнуло даже сожаление об оставленных в спальне часах, но тут же растаяло. И как бы она потом их поломку объясняла? Со сна уронила, наступила, и так десять раз? Элия помотала головой, краем глаза отмечая нечто, ранее не попавшее в поле зрения. Перешла на другую сторону от двери, наклонилась, проводя у пола ладонью, второй придерживая плюхнувшийся туда же подол, продолжая движение вдоль стены в позе буквы зю, пока не натолкнулась на едва заметный, да и то благодаря тени выступ. Довольно ощупала его, выпрямилась, потирая спину и широко улыбаясь.

     - Если его здесь сделали, значит это зачем-то нужно, - Элия похлопала ладонями, очищая их от виртуальной пыли, реальной здесь и в помине не было, потерла лапки и легонько пнула уступчик. С надеждой посмотрела на дверь. Однако та ей взаимностью отвечать не спешила, оставаясь неподвижной, - а если вот так? – императрица надавила на выступающую часть сверху, притопнула для верности и опять воззрилась на дверку. Цокнула языком и задумчиво почесала затылок, то и дело задевая за цепочки украшений. Осторожно ступила на крохотную поверхность, примостила рядом вторую ногу, балансируя на выступе. Присела и подпрыгнула.

     Поднялась с пола, на котором разлеглась после чувствительного шлепка всей тушкой. Потерла чудом не пострадавший нос, подняла подол, проверяя целостность изрядно болевших коленок. Сморгнула набежавшие слезы и шмыгнула носом. Ступила на соскользнувшую с уступа во время толчка левую ногу, и ставшую причиной неприятного падения, поморщилась. Ощупала лодыжку и выдохнула. Вроде бы не подвернула. С тяжким вздохом подвязала мешавшую ткань платья узлом чуть ли не в районе талии, сняла туфли и опять взгромоздилась на противную каменюку. Примерилась и прыгнула, вытягивая руку вверх и вперед. Пальцы ухватились за нижний изгиб дуги и соскользнули.

     - Ничего, лягушка тоже масло не сразу сбила, - Элия отфыркивалась и отдыхивалась, прижав руку к ребрам после ндцатого безуспешного прыжка, - А вообще, вот скажи мне, зачем тебе оно надо? С этой дверкой мучиться? Тебе других проблем не хватает?

     Заданный вопрос повис в воздухе, ибо ответа на него у правительницы не имелось. Она снова забралась на уступ, примерилась и переступила к дальнему краю, слезла, встала чуть позади, шагнула на камень и вперед с него, повторила процесс раз пять, пока не убедилась, что получается что-то похожее на задуманное, затем повторила отработанные движения, заменив соскок на прыжок и… цапнула пальцами воздух выше удерживавшего светильник вензеля.

     - Вот будет смеху, если выяснится, что все это напрасно, - владычица сделала пару шагов, придавая ускорение, и вскочила на выступ. Остановилась, понимая, что нога встала неудачно. Слезла и вернулась в исходную позицию.

     - Так…. То что, допрыгнула – хорошо. Ухватиться выше – лучше, чем не дотянуться. На этом и стоим. Попробуй еще разок, - девушка потерла ладони, надула щеки и несколько раз коротко выдохнула. Подсмотрела у борцов. Еще раз мысленно повторила всю цепочку и решительно рванула вперед. Повисла всем телом на светильнике и взвизгнула, чувствуя, как он пошел вниз, в красках представляя себе, как отваливается под весом ее тушки длинный стебель цветка-лампы, и все это удовольствие летит на нее сверху. Пальцы расцепились и соскользнули. Элия тяжело плюхнулась на теплый пол, зашипела, отбив пятку, попрыгала на одной ноге и замерла, обнаружив перед собой на полу яркий квадрат света.

     Подняла голову и уставилась на появившийся проем. Покачала головой и фыркнула, поражаясь тому, насколько бесшумно отодвинулась тяжеленная панель, сейчас утопленная в боковую стену почти полностью. А впереди сияли огни, отражаясь в чем-то разноцветном, бросавшем вокруг радужные блики. Императрица поморгала. Глаза отвыкли от столь яркого освещения глазами. Присела на пол, потянулась к ступням рукой, но тут же вскочила, подхватила обувь и бросилась внутрь, вспомнив фильмы и книги, в коих двери имели пагубную тенденцию некстати закрываться.

     Синие туфельки выпали из ослабевших пальцев, сверкнув сапфирами и бриллиантами цветочного узора. Рот девушки приоткрылся. Она медленно поворачивала голову из стороны в сторону. Изумленный взгляд скользил то по белоснежным стенам с лепным узором, то по полу, цвет которого невозможно было определить, так как его просто не было видно из-за наваленных поверх монет и слитков.

     - Мама моя, сокровищница, - тихо прошептала Элия, пятясь назад к выходу, - Ай, - на глаза навернулись слезы, однако повелительница выскочила в коридор и только потом прислонилась к стене, поднимая пострадавшую ногу. Осмотрела подушечки, потерла покрасневшее место, на котором четко отпечатался ребристый край какой-то монеты, и, наконец, позволила себе выдохнуть. Взглянула на спокойно стоявшую все это время на месте дверную панель и гостеприимно сиявшую огнями залу, переступила с одной босой ноги на другую, зачем-то пошевелила пальцами на этот раз с серебристо-розовым лаком на ноготках, и нерешительно перевела взгляд на сокровищницу.

     Наваленные огромными кучами, судя по цвету, золотые монеты, такие же слитки, немного похожие на те, что она видела по телевизору в передачах про банковскую систему, только разных размеров, и многочисленные сундуки вдоль стен не оставляли сомнений в том, что Элия умудрилась набрести именно на хранилище драгоценностей. Девушка подошла ближе к проему и тщательно осмотрела помещение, задержав ненадолго взгляд на валявшихся в паре метров туфельках. Поджала под себя подмерзавшую ногу и вздохнула.

     - В любом случае, если ты притопаешь босая, то тебе придется объяснять потерю этих элитных тапочек, так что…, - правительница сделала шаг вперед и застыла испуганным мышонком, пригнувшись от навалившихся на нее воспоминаний о появлявшихся на страницах книжек хитроумных, злобных магических стражах подобных мест. Однако вокруг царила все та же сияющая тишина. Никто не спешил проявиться прямо из воздуха. Владычица медленно скользнула к собственной обувке, тщательно выбирая, куда ступить. Напороться на что-нибудь более острое, чем ребро монеты, ей не хотелось. Отряхнула одну ногу, запихала ее в туфлю, повторила действия со второй и облегченно выдохнула, - если что, бежать будет намного удобнее, - она улыбнулась себе, пытаясь хоть немного подбодрить, - Уважаемые стражи, я уже тут, так что будет неплохо, если Вы появитесь. А то я бояться устала.

     На призыв в дальнем углу зала шелестнули и стекли с места парочка монет. Императрица взвизгнула и бросилась к выходу. Замерла в проеме, приложив ладонь к пытавшемуся то ли убежать в пятки, то ли выпрыгнуть изо рта сердцу, испуганно оглядывая злополучное помещение, в котором ничего больше не менялось.

     - Будем считать, что это был крокозябрик, - Элия выдохнула, вдохнула и спокойно, по крайней мере, внешне, прошла к краю брошенного поверх наваленных сокровищ алого ковра с золотым узором, поморщилась, - да уж, как будто тут и без этого украшательства драгметаллов не хватало…, - она пожала плечами, в который раз удивляясь пристрастию именно придворной жизни к золоту и всему, на что его можно прилепить-прикрепить. Сделала два шага по шуршащей от расползавшихся под ее тяжестью монет дорожке и наклонилась, выуживая из квадратных пластинок желтого цвета массивную цепочку, сквозь отдельные звенья которой девушка вполне могла просунуть кончик мизинца.

     - Вот это страшилище, - правительница покачала «ювелирное изделие» из стороны в сторону, наблюдая, как переливается в свете ярких белоснежных светильников элегантной формы огромный, чуть меньше ее кулака, темно-фиолетовый камень с яркой серебристой искрой внутри. Затем бережно опустила цепь на место, неосознанно вытирая руки о мягкий, немного помявшийся подол. Постояла, затаив дыхание, прислушиваясь к окружающей тишине, однако ничего нового не обнаружилось. Сверкнула глазами, робко улыбнулась и двинулась дальше по дорожке красного ковра.

     - Только не говорите мне, что это тоже украшение…, - владычица с натужным пыхтением затащила на плотную коротковорсовую ткань очередное привлекшее ее внимание изделие из драгметалла, точнее только его часть, остальное надежно запуталось в недрах этого бардака. Оценивающе оглядела ошейник с шипами наружу, украшенный ярко-желтыми, чуть более темными вроде бы топазами, такие же наручники, соединенные с верхним обручем внушительной цепью, - не может быть, чтобы только из золота, оно же мягкое, - Элия недоверчиво покачала головой, сталкивая ногой это богатство с ковра назад, - мне еще повезло, что на меня такую прелесть не надели, - она передернулась и вздохнула, - хотя, если застукают, то точно будет мне что-то подобное.

     Взгляд карих глаз метнулся к проходу наружу, а разум, точнее наименее авантюрная его составляющая, тихонечко шепнула, что в таком случае было бы лучше вернуться назад. На что ей тут же прилетело в обратку, что в нынешних условиях существования вообще не знаешь, как повернется жизнь. Может, прямо сегодня отравят, или уронят во время транспортировки, так что и тревожиться лишний раз не о чем. И вообще, разговор с самой собой признак не очень хороший….

     Пару секунд правительница потратила на размышления о собственном рассудке и его состоянии, а потом махнула на это рукой. Завороженно замерла у края дорожки, присела на корточки и наклонилась вперед, чтобы лучше рассмотреть открывшееся ей чудо. Провела ладонью над серебряными башнями миниатюрного дворца, точнее, его главной залы и двора перед ней, на котором застыли в вечном движении выполненные из драгоценных камней, золота, серебра, а может быть и платины крошечные слуги. Двое, в ярко-алой форме волокли паланкин. Из последнего выглядывала укутанная в паранджу черноокая красавица. Изумрудные листья пальм соперничали своим блеском с сапфировыми зонтиками, удерживаемыми надежными прислужниками над массивным троном султана, с величественным видом взиравшего черными бриллиантами глаз на дворцовую суету.

     Молодая женщина потянулась рукой, но так и не коснулась изогнутой шеи серебристо-серого дракона, присевшего на ограждение, опасаясь порушить эту хрупкую утонченную красоту. Вздохнула, поднялась с коленей, на которые неизвестно когда опустилась, автоматически отряхнула и без того идеально чистое платье и продолжила свой путь. Оглядевшись, владычица направилась к привлекшим ее внимание своим упорядоченным, в отличие от развалов золота, расположением сундукам вдоль стен и на них. Ковровая дорожка как раз делала в этом месте плавный изгиб, так что пробираться по ускользавшим из-под ног монетам и путавшимся под ними же украшениям необходимости не было.

     Императрица осмотрела три стоявших рядом сундука и потянула крышку крайнего, загоняя подальше панические мысли об оторванных руках и ядовитых иглах. В конце концов, тревожный браслетик у нее на руке теперь болтался постоянно. Если что, может быть, и спасут. Хотя, потом точно недавно виденные браслеты с цепочкой наденут или под замок посадят. Карие глаза скользили по содержимому черного старинного сундука с крупными массивными клепками.

     Ожерелье из изумрудов. А может быть, это были сапфиры. Элия как-то читала, что они тоже могут быть зелеными. Она поднесла украшение к лицу и недоверчиво покачала головой, сморщив носик. Что-то она сомневалась, что такая насыщенная окраска могла принадлежать какому-то другому камню, кроме изумруда. Опустила похожую на кружево вещицу назад в сундук. Цокнула языком, пожала плечами, удивляясь тому, что настолько изысканные, хрупкие на вид украшения хранились не в отдельных ящиках, а вот так, навалом.

     - Это же пока нужное найдешь, семь потов сойдет, - девушка неодобрительно нахмурилась и покачала головой. Вопрос сохранности ее тоже перестал волновать, ибо она вспомнила о волшебном слове «магия». Скорее всего, здесь были какие-то чары. Императрица прошагала вдоль внушительного ряда ларцов, время от времени приоткрывая наугад крышки. В какой-то момент остановилась и с восхищенным блеском в глазах надела на палец изящное кольцо с разноцветной, словно кружевной бабочкой. Вздохнула восторженно и закусила губу, рассматривая драгоценность. Подняла руку над головой, убеждаясь, что тонкие крылышки на самом деле просвечивали. Отставила в сторону, любуясь переливами. Поджала губы и печально выдохнула, стаскивая колечко с руки. Однако поместить его назад в сундук так и не смогла.

     Владычица обвела взглядом помещение, затем нацепила перстень на средний палец и произнесла вслух: - Где-нибудь у входа припрячу, - кивнула самой себе для пущей убедительности. Еще раз подняла руку и пошевелила пальцами. От этого движения с радужных крыльев бабочки брызнули в разные стороны разноцветные блики. Элия снова вздохнула. И подняла голову, обозревая висевшие на стенах правильными, геометрически выверенными рядами угольно-черные сундуки. Рядом с ближайшим была изображена фиолетовая шестеренка. Девушка посмотрела на соседние. Желтый подсолнух, красный треугольник, белая пирамидка. Она моргнула, обнаружив еще одну шестереночку в следующем ряду снизу. Потом на глаза попались сразу два красных треугольника и завитушка.

     Отойдя чуть назад, правительница медленно отмечала обозначения, пытаясь вычленить закономерность. Раздраженно нахмурила брови и закусила нижнюю губу. Чистый филолог, с логикой она практически не дружила. По крайней мере, задачки на составление спичек и нахождение числа вгоняли ее всегда в тоску и депрессию. Так и в этот раз она смогла только сделать вывод, что очевидно, некая регулярность была, но постичь ее тайный смысл было девушке не под силу. Махнув рукой, отчего по снежно-белому, украшенному богатой лепниной потолку побежали радужные блики, Элия подошла к сундуку с ярким желтым подсолнухом, откинула узорную, похожую на декоративную защелку и подняла крышку.

     - Итак, что мы имеем? – молодая женщина опять хлопнула ресницами и равнодушно колупнула ближайшую монетку. Двинула немного ногой, отчего товарки последней, на которых она сидела уже, наверное, минут десять, жалобно звякнули и затихли. В голове императрицы царил самый настоящий вакуум. Разумные и не очень мысли жались в темных уголках, поближе к костям черепа, и вылезать на свет отчаянно не хотели.

     - Такс, - из руки правительницы на ковровую дорожку, проходившую совсем рядом, перекочевал крупный изумруд, автоматически вытащенный из стоявшего рядом ларя, - во-первых, мы в сокровищнице. И это не подлежит обсуждению, - вопреки словам она еще раз осмотрела белоснежное помещение, заполненное грудами драгоценностей и монет, словно сомневаясь. В голове тихонечко звенело, а мир перед глазами кружился. Элия глубоко вздохнула, пытаясь вернуть себе разбившееся самообладание. Стиснула в руке еще один кристалл, впившийся в кожу твердыми гранями.

     - Во-вторых, - она выпрямила спину, заглядывая в нижний из закрепленных на стене ящиков с белой пирамидкой на боку. Уже открытый, он с готовностью предоставил на обозрение дымчато-серые сосулины. А в висевшем чуть выше сундуке, в содержимом которого девушка также уже успела покопаться, находились алые призмы. И можно было бы отнести эти камушки к неизвестному виду драгоценных камней, благо размеры большинства из них не превышали обычного размера тех же изумрудов, если бы не одно большое «но». Ровно такую же призмочку сжимала в руке ее прежняя служанка, подгоняя по в очередной раз похудевшей фигуре платье, - мы имеем амулеты-накопители.

     - И отсюда возникает следующий вопрос, - молодая женщина обвела взглядом длинные ряды сундуков с артефактами и амулетами, - как я вообще сюда попала? Это раз. И почему мне за это ничего пока не было? Это два, - она посмотрела на потолок с сиявшей мягким светом люстрой и задержала дыхание. Однако гласа сверху не последовало. Элия нахмурилась, понимая, что придется до всего доходить самой. Она медленно рисовала зажатым в руке изумрудом узоры на мягкой ворсистой ткани ковра, размышляя над ситуацией.

     - Так, вслух все-таки думается легче, раз уж бумаги под рукой нет, - правительница вздохнула, - рассуждая логически, последнее время я только и думала, как добраться до накопителей силы. И вот я здесь сижу, - для убедительности она слегка подпрыгнула на попе, отчего золотой монетный ковер зашевелился и сдвинулся с места, - и я сильно сомневаюсь, что вот все это, - она обвела рукой пространство, - совершенно не охраняется. Бред, - она помотала головой, прикусила на миг губу, а затем продолжила говорить и рисовать исчезавшие практически сразу узоры, - тогда позвольте поинтересоваться, почему единственным ущербом для моей любимой тушки стали покоцанные колени? И вообще, где стража, в конце концов? Завывания сирены или еще чего? Джинны, или что тут вместо них?

     Ответом стала гробовая тишина. Элия закатила глаза к все тому же потолку и пожала плечами. Встала с пола и отряхнула подол, расправляя образовавшиеся складочки. Небрежно забросила стиснутый в руке изумруд к его собратьям в распахнутый рот сундука и фыркнула: - Ладно, чтобы это ни было, сейчас мне не догадаться. Будем плыть по течению. В любом случае, от всей души благодарю, - последнее она практически выкрикнула. Вернувшееся от стен эхо многократно повторило слова признательности, - а теперь, думаю, следует наведаться в библиотеку. Так, - молодая женщина еще раз внимательно посмотрела на сундуки на стенах, - дымчатая сосулина, раз, - она загнула мизинец, - красная пирамидка, два, желтый шарик, три, фиолетовая звездочка, четыре, черный кубик, - она прикрыла глаза, вспоминая, - вроде бы, оранжевая спиралька и белый кленовый листик, - она уставилась на ларцы, соображая, не пропустила ли какую-нибудь разновидность амулетов.

     Довольно улыбнулась, пошевелила губами, про себя проговаривая всю цепочку еще раз, и шустро зашагала по ковровой дорожке к проему в толстенных скальных стенах, лишь на секунду остановившись у полюбившегося игрушечного города. Дошла до входа и, задумчиво покусывая губу, отмерила руками толщину скалы: - И опять головоломка…, - она покачала головой, аккуратно расправила нити драгоценностей в русых прядках, продолжая при этом мыслить вслух, - шла я по лестнице вверх, потом наклон менялся, но вот что угодно мне говорите, однако такие каменюки могут быть только под дворцом. И уж никак не в его верхней части! – она даже пальцем погрозила, для большей убедительности. Внезапно представила себе, как выглядит со стороны, хихикнула и спешно двинулась по коридору, больше не пугая окружающее пространство звуками собственного голоса.

     Пролетев по коридору и прикрыв за собой дверь, девушка бодро понеслась вниз, подобрав подол чуть ли не до пояса, промчалась мимо входа в собственную спальню, перепрыгивая через ступеньку добралась до следующего витка, затормозила, вздохнула, прищелкнула пальцами и медленно поплелась назад, толкнула дверную панель, проскользнула в спальню, взглянула на часы и наморщила лоб. Губы сердито поджались. Неумолимые стрелки продолжали мерно двигаться по кругу, не обращая внимания на раздражение владелицы апартаментов, безнадежно надеявшейся, что у нее все-таки останется время на библиотеку, и теперь выяснившей, что посещение придется отложить.

     Скинув туфли, Элия запрыгнула на кровать, привычно примяла покрывало, побила подушку, представляя себя великим боксером, и потянулась к лежавшей на тумбочке книге. Замерла. Губы шевельнулись, выдавая тихий шепот: - Ой, блин.

     Шоколадные очи шокировано уставились на сиявший и переливавшийся на пальце перстень в виде бабочки, утащенный из сокровищницы. Владычица спустила ноги на пол, вделась в одну туфлю, вскочила, нащупывая вторую, остановилась и села на кровать. Добежать до сокровищницы правительница просто не успевала. Через десять минут должна была прийти Хакейко. Затем должен был следовать легкий перекус и подготовка к балу. Элия беспомощно обвела взглядом комнату, в панике сжимая и разжимая кулаки, не в силах сообразить, куда спрятать компрометировавшую ее вещицу. Стукнула себя по лбу, пробежала в ванную, к окну, перегнулась через подоконник, потянулась рукой и с широкой улыбкой на лице вытащила липкий паутинный клубок, про который уже успела почти забыть.

     - Повезло, - довольно блестя глазами, повелительница старательно обматывала бабочку нитями, прикрепляя к комку. Затем перевернула получившийся клубок кольцом к себе и аккуратно вернула его на стену. Секунд десять постояла, придерживая паутину, опасаясь, что та отвалится. Отпадать ничего не спешило и, облегченно выдохнув, девушка выпрямилась. На всякий случай оглядела ближайшую листву, но радужных бликов не заметила. Удовлетворенно потерла ладони. Стук в дверь заставил подскочить на месте. Элия резко выдохнула, развернулась и громко произнесла: - Войдите, - выходя из ванной.

     В проеме появилась солнечная улыбка, а потом и вся ее, не менее светлая и радостная, владелица. Окутанная приятными ароматами подкопченного мяса и чего-то сливочно-сырного Хакейко присела в реверансе, чуть приподнимая темно-синий подол.
     Глава 16: Бал и новые заботы
     Не борись с дураками - они не больно страшны, не пробуй их исправить или изменить. Куда страшнее придурки.
     Ванга

     В карих глазах сиял восторженный блеск. Элия то и дело закусывала губу, разглядывая убранство бального зала. Стены будто растворились в ночи, отличаясь от нависшего над головами темного неба лишь более мелкими размерами звезд, да легкой туманной дымкой серебристого цвета, окутывавшей всю вертикальную поверхность. Иначе, даже демоны с их отличным зрением рисковали встретиться носами с весьма жестким покрытием. Молодая женщина представила себе эту картинку и хихикнула. Машинально коснулась кончиком пальца золотой сережки, спускавшейся крупными каплями черных бриллиантов до самой ключицы.

     Императрица запрокинула голову к ночному небу и умиротворенно улыбнулась. Этот бал ей очень нравился. Девушка довольно провела рукой по цвета горького шоколада гладкой блестящей ткани, усыпанной крупными прозрачными драгоценными камнями, похожими на звезды, повела обнаженными плечами, ощущая прохладу тяжелого ожерелья в комплект серьгам. И тут же владычицу окутало тонкое серебристое кружево, моментально согревшее, как морально, так и физически.

     Выполнивший свою миссию Арени вернулся на свое место, чуть в стороне и позади. Глаза цвета виски вспыхивали зеленым огнем, внимательно отслеживая каждого приближавшегося к императрице демона. Элия переступила с ноги на ногу и вздохнула, жалея, что нельзя было устроиться с еще большим комфортом, например, в кресле. Как было бы замечательно наблюдать за всей этой суетой, прислушиваться к сплетням. Пусть половины она пока и не понимала. Владычица оглянулась на парк. Однако осталась на месте, решив, что переместится туда немного позже.

     Тонкие пальцы опять прошлись по подолу, коснувшись серебристого узора, благодаря которому очень нравившееся Элии платье вызывало у нее стойкие ассоциации с зимней морозной ночью. Мимо прошелестела крыльями пара демонов, на мгновение замирая и останавливаясь, а потом снова продолжая свой путь. Повелительница взмахнула длинными ресницами и с трудом удержалась от того, чтобы не приоткрыть от удивления рот. Она обернулась на телохранителя, в тоже мгновение оказавшегося рядом, чуть наклонилась и прошептала: - Арени, мне кажется, или они поклонились?

     Мужчина кивнул, однако решив, что его подопечная могла и не увидеть этот жест в темноте, ответил едва слышно: - Да, Ваше Императорское Величество.

     - Благодарю, Арени, - оставшись в одиночестве, Элия пожала плечами и растерянно потеребила тонкие браслеты на запястье, пытаясь сообразить, что же такое эти демоны сегодня съели. Как-то раньше она подобного внимания на балах, где не требовалось каждый раз в присутствии императорской особы проявлять особую почтительность, не замечала. От внезапной яркой вспышки над макушкой, молодая женщина втянула голову в плечи, но тут же выпрямилась, вспомнив, какому событию был посвящен вечер.

     Выпускники Имперской Академии праздновали окончание учебы мощнейшим фейерверком, соревнуясь в яркости, многоцветности, высоте запуска и образности. По ночному небу скакали единороги, проносились туманные драконы, выбрасывавшие фонтаны яркого огня, распускались удивительной красоты цветы. Кто-то изобразил портрет, очевидно любимой демонессы. Рядом с Элией тихо прошипели: - Безобразие. Лорду Каасто следует позаботиться о воспитании дочери.

     - Ах, дорогая лордесса, завидуйте молча, - ехидно пропели в ответ. Императрица с трудом подавила хихиканье.

     - В этом году Академия выпускает особо талантливых учеников. Не правда ли, Ваше Императорское Величество, - карие глаза владычицы медленно оторвались от завораживающего зарева над головой, перемещаясь на возникший из темноты и вставший рядом, однако на приемлемом с точки зрения этикета расстоянии мужской силуэт. Следующая вспышка осветила привычно красивое лицо с мужественными чертами и идеально прямым носом. Элия моргнула, не поняв, то ли глаза незваного собеседника действительно были алыми, то ли это отражались огни фейерверка. Она пожала плечами и неопределенно махнула рукой, отвечая, как и собеседник, на всеобщем: - Не знаю. Я первый раз присутствую на таком мероприятии, однако поверю Вам на слово, лорд….

     - Лорд Маэро, Ваше Императорское Величество, - снова ставший почти неразличимым в темноте силуэт склонился в глубоком поклоне, - В следующем году мой племянник заканчивает свою учебу, надеюсь, он не развалит академию и дворец в придачу, - в голосе демона звучали улыбка и гордость. Девушка не удержалась от ответной улыбки: - Судя по Вашим словам, преподаватели должны ждать грядущего события с особой радостью…, хотя им, безусловно, будет жаль расставаться со столь талантливым учеником….

     - Вы абсолютно правы, Ваше Императорское Величество, мой брат уже множество раз навещал стены учебного заведения по вызову директора, чтобы компенсировать нанесенный немалым талантом и безудержной фантазией ущерб, - яркая голубая птица с золотыми солнцами глаз пикировала прямо на восторженно аплодировавших зрителей. Элия затаила дыхание, завороженно глядя на рассыпавшийся искрами плод воображения студентов. Стоявший рядом светловолосый лорд так же наблюдал за удивительным зрелищем, затем склонил голову к бывшей намного ниже его повелительнице: - Какое интересное цветовое сочетание, и векторы весьма занимательно переплетены, - мужчина кистью нарисовал в воздухе какую-то сложную кривую, заплетя ее в конце то ли двойным, то ли тройным узлом, очевидно воспроизводя те самые векторы. Элия уважительно кивнула. Ей хватило продемонстрированной запутанности, чтобы проникнуться сочувствием к создателям, даже если о самих векторах она не имела ни малейшего понятия. Да и цветовых оттенков замечала на порядок меньше, чем ее так называемые подданные. Хотя…, вот в этот раз она тоже была согласна с тем, что то плавные, то резко обрывавшиеся переходы из изумрудного в салатовый, а затем в цвет морской волны выглядели изумительно.

     Благодарю Вас, что уделили мне время, Ваше Императорское Величество. Было бы наглостью с моей стороны находиться долее в вашем обществе, - лорд склонил голову, отчего вся белокурая волна прямых волос рухнула вниз, касаясь пола. Поднялся из поклона, блеснул крошечной звездочкой изумрудной сережки в ухе и удалился. Элия хлопнула ресницами и мысленно пожала плечами, раздумывая, зачем демон вообще подходил. Что было нужно? Поспорил он что ли? Она слегка покачала головой и потеребила браслеты. Это движение успокаивало, однако следовало контролировать себя, иначе ушлые придворные мигом все заметят….

     Тяжело вздохнув, владычица поморщилась. Уголки губ на миг печально опустились. Кого она обманывает? Ей, появившейся в этом мире притворства и интриг несколько месяцев назад, не удастся провести никого. И ладно. Она выпрямила спину, расправила плечи и улыбнулась распускавшемуся в небесах алому цветку с васильковой сердцевиной. Пусть все сложно, пусть не получается, но это не значит, что она не будет пытаться. Огромная радуга, однако все же меньше реальной, постоянно озарявшей своими сполохами город, собралась в большой клубок, рассыпалась пушистыми разноцветными хондами, разбежавшимися в разные стороны и растаявшими где-то у горизонта. Небо вдруг показалось непривычно темным. Элия поморгала, привыкая к смене освещения, оглянулась на ставшие более яркими звездные светильники на туманных стенах.

     На противоположном конце зала и справа вдруг засияли две сестры лившей свой свет сквозь прозрачный купол луны. Императрица заблестела глазами, разглядывая то ли начарованные, то ли сделанные искусными демонами без магии светильники, один желтоватый, другой с розовым оттенком. Благодаря им теперь в зале даже человек мог рассмотреть не только силуэты, но и лица приглашенных, и цвет их нарядов. Элия посопела носом. Предыдущий вариант нравился ей несколько больше. Но она тут же мысленно пнула себя за глупость. Это для нее сумрак был полным, а остальные-то все прекрасно видели. Так что сейчас она и демоны оказались чуть в более равном положении.

     Повелительница автоматически повернулась на раздавшийся со стороны лестниц звонкий смех, казавшийся особенно громким в наступившей короткой паузе. Приглашенный дирижер взмахнул палочкой, и мелодия полилась снова, а девушка продолжала разглядывать стоявшую у подножия лестницы пару. Молодая демонесса, устроившаяся чуть выше, легко положила одну руку на кованное кружево перил, второй виртуозно играла белоснежным веером, щедро расписанным золотым узором. Мужчина, которому и был предназначен весь этот спектакль одного актера с заглядыванием в глаза, легким смехом и утонченными позами, отбивал ногой ритм на гладком бежево-золотистом мраморе пола, скользя взглядом по окружающему пространству, не слишком заинтригованный усилиями собеседницы. Кажется, начавшей терять обладание…. Элия отметила более активно вздымавшуюся грудь, нервное постукивание пальчиков по перилам и закушенную губку.

     Императрица осмотрела толпу, разыскивая тех, кто должен был присматривать за юной, а, судя по поведению, другой она и не могла быть, слишком эмоциональна и естественна, демонессой. Выцепила элегантную лордессу в ало-золотом наряде, плывшую в заданном направлении с величием испанского фрегата, и выдохнула, расслабляясь. Ей совсем не хотелось, чтобы молодая девочка вывела из себя императора. Ее бы потом заклевали. Наставница с улыбкой на губах и блеском в глазах присела в глубоком поклоне перед венценосным демоном, а затем, явно произнеся что-то приличествующее случаю, подхватила свою подопечную под руку и удалилась «со сцены» в толпу.

     Повелительница на миг задержала взгляд на высоком демоне в элегантном иссиня-черном костюме с серебристой вышивкой, чьи спускавшиеся ниже поясницы черные волосы сегодня были скреплены у основания шеи массивной платиновой заколкой, а затем отвернулась, не испытывая желания оказаться замеченной собственным мужем. Крепкая рука подхватила девушку за талию, приподняла и тут же опустила. Элия удивленно уставилась на широкую, уже хорошо знакомую спину своего телохранителя, застывшего перед ней. Демон медленно убрал руку с оружия.

     Владычица позволила себе обозначить легкий шаг в сторону, зная, что Арени его заметит. И, действительно, мужчина немного сдвинулся вбок, открывая женщине обзор на двух присевших в глубоком реверансе лордесс. Причем молодая демонесса, видимо, еще не отошедшая от неудачи с первым лицом государства, злобно кусала губку, сдувая с лица блестящую золотистую прядку. Старшая дама, в отличие от своей подопечной не сверлившая непочтительным взглядом фиолетовых глаз правительницу, а смотревшая строго в пол, стояла рядом, ухватив юную демонессу за запястье.

     Элия вздохнула про себя, сохраняя на лице положенную равнодушную мину, хотя при взгляде на непокорную лордессу хотелось улыбнуться. Она посмотрела на Арени. Тот склонил голову, докладывая: - Лордесса…, - охранник, по-видимому, не знал имени демонессы, что также свидетельствовало о том, что она недавно вышла в свет, - позволила себе неподобающие высказывания в Ваш адрес, а также…, - он замолчал, повинуясь короткому жесту кисти, на которой блеснуло камнями медового цвета обручальное кольцо императрицы. Подробностей не требовалось. Владычица и так могла себе представить, что, скорее всего, расстроенная неудачей обозлившаяся демонесса попыталась либо крылья раскрыть, либо попросту руками или магией толкнуть ту, кого считала соперницей своему счастью. Вот дуура. Карие глаза на миг скрылись за густыми ресницами.

     Элия спешно обдумывала линию поведения. Нужно было спешить, пока в конфликт не вмешался третий участник, от решения которого никому мало не покажется. Девчонке могут всю дальнейшую жизнь порушить.

     - Я нижайше прошу прощения за свою подопечную, лордессу Ашиер, Ваше Императорское Величество, - золотоволосая, как и ее подопечная, однако с вкраплениями черного и рыжего, лордесса подняла голову, на миг встречаясь усталым взглядом алых глаз с задумчивым карих, с таким непривычным круглым, а не вертикальным зрачком.

     Элия прикусила губу, кивнула и вышла еще немного вперед: - Я понимаю, что не всегда наши усилия и те знания, что мы пытаемся привить, успевают укорениться и дать обильный урожай. Мы также помним о величии Вашего рода и его достойных представителях, - императрица отчаянно надеялась, что не ошиблась, и подобные представители в данном клане, действительно, имелись. Но что-то еще придумать была не в состоянии, не имея ни малейшего представления о тех, кто стоял перед ней. Мысленно девушка шипела и плевалась на правила этикета, по которым просить представиться допускалось только в крайних случаях, когда венценосная особа хотела отметить своего собеседника. Владычица милостиво, по крайней мере, она на это надеялась, склонила голову чуть к плечу, - Только поэтому мы не будем настаивать на положенном в таких случаях наказании, - Элия мысленно хмыкнула. Судя по разом побледневшим лицам окружающих, она не ошиблась, и малявку ожидало мало приятного, - однако считаем, что Вашей подопечной, - правительница махнула рукой на то, что имя забыла. Обойдется эта мелкая, чтобы ее имя императрица помнила, - требуется больше времени уделить учебе. Значительно больше, - посмотрела на выражение маленькой избалованной девочки на лице блондинки и поняла, что этого недостаточно. Если девчонка продолжит в том же духе, то обязательно нарвется на неприятности. Что ж…, кажется, сейчас она наживет себе еще одного врага. Как будто прежних было недостаточно, - думается, что тихое поместье, вдали от развлечений империи, пойдет на пользу Вашей ученице.

     Вытянувшаяся мордашка младшей и несказанное облегчение, с некоторой примесью злорадства, видимо, и ее кое-кто своими капризами довел, на лице старшей лордессы позволили императрице немного расслабиться. Вроде бы, она все сделала правильно. Женщина кивнула, одновременно пытаясь сообразить, как поднять дам из реверанса и поскорее завершить эту сцену, привлекавшую внимание все большего количества зрителей. Вон, уже даже со второго яруса головы посвешивались, да и находившиеся в воздухе танцоры один за другим складывали крылья. Элия скосила глаза в сторону лестницы и с силой сжала кулак при виде решительно шагнувшего в расступавшуюся перед ним толпу императора. Только его здесь до кучи и не хватало!

     - Можете идти. Прошу Вас уделить особое внимание этикету и умению держать себя в руках Вашей подопечной, - выбирать слова времени уже не было, так что правительница просто сказала то, что пришло в голову. Мысленно послав все лесом, развернулась, демонстративно не замечая собравшуюся вокруг толпу, и направилась к выходу в парк, готовая, в случае необходимости, сбежать куда-нибудь вглубь зарослей.

     Владыка смотрел вслед казавшейся еще более хрупкой в этом удивительном наряде, а также на фоне окружавших ее высоких демонов и обладавших пышными богатыми формами демонесс фигурке, быстро спускавшейся по лестнице в парк. Молодая женщина, подобрав пышный подол, не оглядываясь, продолжала свой путь с идеально прямой спиной. В светлых, удивительного пастельного оттенка русых волосах блестели черными огнями крошечные камни. Вот его супруга повернула голову, отчего длинная массивная сережка качнулась, скользнула концом по кружеву палантина. А затем все заслонил мощный силуэт демона в темном костюме. Брюнет поморщился.

     - Ваше Императорское Величество, - владыка повернулся к подошедшему помощнику, - мне… изменить наказание? – демон склонился в вежливом полупоклоне.

     - Тебе не слишком нравится моя супруга, - повелитель сначала оглядел мастерски поставленный секретарем полог от слушателей, поправил тонкое кружево серебристого манжета и только после этого заговорил. Забрав за ухо выпавшую из пучка волнистую прядь цвета луговых васильков, Северайн выпрямился. В карих глазах полыхнули янтарные искры: - Я не слишком рад тому, что Вас лишили выбора, Ваше Императорское Величество, - мужчина поджал губы.

     - Ты забываешь, что у нее выбора тоже не было, - царственный брюнет оглядел разбившихся на кучки оживленно сплетничавших придворных, среди которых выделялись озабоченными лицами члены клана молоденькой и глупенькой лордессы Ашиер. Высокий статный демон с такими же золотистыми волосами, как и у племянницы, встретился глазами с императором и, получив молчаливое дозволение, плавным шагом, столь характерным для хищника, а также истинного воина, направился к брюнету. Последний повернулся к все еще ожидавшему ответа на свой вопрос помощнику, - ничего менять не надо. Думаю, что отлучения от двора будет вполне достаточно. Лорд Эзейар, надеюсь, Вы донесете до Вашего брата всю серьезность ситуации, в которую сегодня попала его чрезмерно обласканная любовью и заботой дочь? – обратился он к склонившемуся в глубоком поклоне блондину, снимая полог тишины.

     - Несомненно, Ваше Императорское Величество, - в выделявшихся на лице абсолютно черных глазах демона плескалась тревога, однако спрашивать он не осмеливался.

     - Я полностью согласен с решением моей супруги и намерен проследить за его надлежащим исполнением, - на этот раз полог опустился уже за спиной блондина, огромные бездонные очи которого заискрились золотистыми искрами признательности.

     - Я безмерно благодарен Вам за проявленное снисхождение, и, являясь главой клана, лично буду нести ответственность за выполнение всех поставленных, несомненно, проявившей терпимость и мудрость Ее Императорским Величеством условий. Мой брат не осмелится возражать, - по утонченным чертам прошла быстро исчезнувшая волна раздражения на недалекого родственника, не озаботившегося тем, чтобы поставить на место пусть любимое, но окончательно отбившееся от рук чадо. Демон понимал, что владычица была в своем праве и могла требовать намного более сурового наказания, вплоть до позорного избивания плетьми, а если бы ей было угодно, то могла бы обвинить зарвавшуюся леди в покушении на ее жизнь. Возможно, до смертной казни дело бы и не дошло, однако тень легла бы на весь клан. И доказать обратное было бы нереально. Человеческое тело, действительно, было слабым. И тот поток воздуха, который создала глупая девчонка, как минимум бы переломал императрице ребра, а мог и повредить позвоночник, если бы не своевременные действия охранника. Главу клана передернуло от осознания возможного, к счастью, не случившегося развития событий.

     - С позволения Вашего Императорского Величества, я бы хотел в ближайшее время испросить аудиенцию у Ее Императорского Величества, чтобы поблагодарить.

     - Не забудьте лорда Энлэ, - кивнул головой венценосный брюнет и снял завесу. Тут же беседовавших демонов окутала музыка и шум смакующей последние сплетни толпы. Арнэр повел плечами, и окутывавшие его плотным коконом внимательные взгляды придворных тут же стекли, словно вода, образуя вокруг выразившего недовольство правителя вакуум. Мужчина повернул на пальце массивный перстень в виде простого обода, выполненный из цельного темно-синего сапфира, наблюдая за вспыхивавшими внутри камня алыми искрами. Затем взгляд скользнул по принявшим во время свадьбы насыщенный шоколадный цвет алмазам обручального кольца, метнулся к входу в парк. По широкой лестнице неспешно двигались элегантно одетые демоны. То и дело, пары отходили в сторону, распахивали крылья и взлетали, чтобы уединиться где-то в глубине волновавшего всех своим весенним ароматом леса. Занимавшей мысли правителя леди вполне ожидаемо не наблюдалось.

     Арнэр шагнул к широким ступеням и раскрыл огромные черные крылья, взмывая в необъятное звездное небо. Прикрыл на миг глаза, привычно погружаясь в многоцветную частую паутину чужих эмоций, вычленяя золотисто-ровный довольства, фиолетовый равнодушия, белоснежный долга. «От гвардейцев охраны», - улыбнулся владыка и окинул внутренним взором сложившийся узор, с удовольствием отмечая отсутствие желто-зеленого с сине-белесыми вкраплениями цвета предательства и пурпурного с черным алчности и зависти. Глубоко вздохнув, мужчина слегка шевельнул крыльями. Это для непосвященных ежевечерние балы были пустой прихотью правителя, для придворных – поводом для интриг и гордости, а для императора – все это было работой на благо империи.

     Арнэр помнил свой плач, когда впервые увидел занимательные ниточки, путавшиеся, пересекавшиеся, манившие разноцветьем. Маленький любопытный демон тянулся к ним, но они проскальзывали между пальчиков. Тогда он побежал к отцу. Тот успокоил, похвалил и… велел забыть. На долгие десятилетия лишив своего в том возрасте еще излишне наивного сына памяти о проснувшемся даре видеть чужие эмоции. Затаившемся, повинуясь магическому приказу. А затем, когда принц подрос, он узнал, почему наследником императора не всегда становился старший сын, а также причину, по которой никто этот выбор не оспаривал. Владевшему даром было проще удержать трон, на который постоянно претендовали интриговавшие демоны старших кланов, а вместе с тем сохранить мир и спокойствие империи.

     К радости действующего правителя предыдущие поколения его родичей постарались свести количество интриганов к минимуму, так что последняя попытка заговора была пресечена на корню много лет назад, однако мужчина продолжал следить за настроением своих подданных, приглашая на балы наряду с прочими и тех, кто был указан в особом докладе службы безопасности. Однако сейчас владыку интересовали не они. Он нахмурился и раздраженно тряхнул черной блестящей гривой. В ней от резкого движения засияли в свете звезд крупные капли драгоценных камней. Мужчина с досадой закусил губу, прищуривая янтари глаз, полыхнувшие огнем раздражения. Во всем имевшемся многоцветье он сейчас не мог найти нужную ему ниточку. Просто потому, что не знал, как выглядел основной оттенок эмоций его собственной жены. Не удосужился за все это время хоть раз посмотреть на нее. Считал лишним.

     Однако в следующий момент на лице императора появилась довольная улыбка, он прищелкнул пальцами и окунулся в пестрый, изменчивый узор, отыскивая белоснежные нити охраны. Выделил несколько, находившихся в отдалении и скользнул к ним. Задрожала на периферии зрения тоненькая едва заметная небесно-голубая ниточка, переплетавшаяся с белой. И владыка распахнул очи и крылья, взмывая выше и направляясь к тому уголку парка, где в данный момент находилась его супруга со своим телохранителем. Но тут же замер и помотал головой, прогоняя наваждение. Что это с ним? Пожал прямо в воздухе плечами и нервно хлопнул рукой по затянутому в черную ткань бедру. Развернулся в направлении собственных покоев. Размеренный плавный полет совершенно не мешал ему обдумывать ситуацию.

     Императрица, безусловно, стала выглядеть лучше. Возможно, повлиял выбор цветовой гаммы и смена стиля, однако, демон сурово нахмурился, в первую очередь, это было следствие заботы. Арнэр припомнил строки из доклада, заставившего его раздраженно комкать бумагу и бороться с желанием незамедлительно арестовать всех виновных и казнить тех, кто уже был лишен свободы. Приставленная к супруге демоница не раскрашивала свой рапорт эмоциями, но и сухого упоминания о постоянном напряжении и недоверии императрицы, воспринимавшей с удивлением самые элементарные вещи, начиная от помощи при одевании и заканчивая выбором меню, было достаточно. Остальное выбили из бывших прислужниц.

     Медовый цвет полностью растворился в алых сполохах ярости. Эти ничтожные осмелились издеваться над тем, что принадлежало ему. Брюнет опустился на широкий подоконник, сворачивая крылья, задумчиво прошелся ладонью по черному прохладному камню и остановил взгляд на коричневых алмазах, блестевших в лучах луны на его пальце. Он не слишком хорошо справился со своей ответственностью. Да, любить свою супругу он не хотел, и вообще она ему не нравилась, но она была его женой, принадлежала ему. А теперь постоянно испытывала страх, заходя в собственную ванную или столовую. Вскочив на ноги, мужчина махнул рукой, подзывая кристалл записи.

     – Пусть поменяют апартаменты или сделают ремонт, по желанию императрицы, - взмахом кисти Арнэр переправил камень на стол отсутствовавшего помощника. Завтра передаст по назначению. Высший демон стянул с плеч надоевший камзол, небрежно бросил его на кресло, и развязал шейный платок. Губы раздраженно кривились, а на лбу образовалась вертикальная складочка, в то время как в голове вертелось: «Ей лучше, ей определенно лучше без меня». Янтарные глаза сузились. Мужчина вздохнул и потянулся к застежке брюк. Признавать, что какая-то женщина, да что там какая-то…, что человеческая женщина, да еще и собственная жена, испытывает больше удовольствия от его отсутствия, нежели в его присутствии, было… странно. Зашипев, император слизнул капельку крови с пальца. Зло взглянул на сыто блеснувшую булавку и махнул рукой, разом отправляя все украшения, включая вплетенные в густую длинную гриву цепочки, в шкатулку. Завтра слуги разберут.

     Прошел босыми ногами по прохладному полу, окунулся в успокаивающее тепло ванной комнаты, с наслаждением погружаясь в слабо бурлившую воду и откидываясь на гладкое дерево пола, в котором и была утоплена огромная ванная. Прищелкнул пальцами, выключая освещение, и замер, рассматривая великолепие тихо дремавшего за прозрачными стенами ночного парка. Мимо окна с неясным клекотом пронеслась некрупная птица, блеснув в лунном свете мощным искривленным клювом.

     - Удачной охоты, - пожелал шепотом владыка и улыбнулся вслед хищной красавице, облюбовавшей для своего гнезда не скалу с водопадом, а лепной выступ между окнами ванной и спальни императора. Служащие попытались было убрать несанкционированную застройку, однако владыка запретил трогать жилье пернатой дамы, как выяснилось позже. И теперь имел возможность еженощно любоваться улетавшей на охоту жиличкой. Время от времени у последней выводились пушистые пухлые лохматые птенцы, смотревшие на подлетавшего к ним в отсутствие матери демона огромными желтыми глазищами, оттенок которых немногим отличался от императорских. Поначалу в такие периоды мужчина даже оставлял кусочки свежего мяса неподалеку от гнезда, однако хищница их стойко игнорировала, предпочитая притаскивать полузадушенных грызунов, полосатых белок и рыбу из паркового озера. Владыка принял ее решение и в жизнь птицы больше не вмешивался.

     Вытершись мягким черным полотенцем, император тряхнул мгновенно просохшими волосами и направился в спальню. Посмотрел на манившую приоткрытым покрывалом кровать, подмигивавшую иссиня-черными подушками, выудил из воздуха серебристую ленту, стянул пряди в хвост и поднял с кресла тонкие мягкие штаны и рубашку с отложным воротником. Глянул на мягкие комнатные туфли и, как был босиком, направился назад в кабинет. Провел рукой над что-то мягко проворчавшим ему смерчиком, устало гудевшим в углу площадки, и уселся в глубокое кожаное кресло. Открыл ключом средний ящик стола, вытаскивая несколько кристаллов и папку с бумагами. Сосредоточенно просмотрел содержание последнего темно-серого камня и постучал кончиками пальцев по кожаной столешнице.

     Янтарные глаза прищурились. Мужчина выпрямился, потянулся и, подперев голову рукой, принялся изучать документы. В черном с шоколадными прожилками мраморном камине гудел огонь. Желтые с сиреневым полосатые рыбины подплывали к стеклу аквариума, тыкались в него носом и, обиженно хлюпая губами, разворачивались хвостами к не желавшему лишний разок покормить их хозяину. Демон прикусил клыком губу и откинулся на спинку кресла, размышляя над тем, стоило ли уже сейчас арестовать всех, на кого их вывела, сама того не подозревая, бывшая любовница, или нужно было подождать еще немного.

     Утробный рык вырвался непроизвольно. Владыка усмехнулся. Давно он себе не позволял так потерять контроль. Однако это же и позволило взять себя в руки. Что-то подсказывало брюнету, что главный персонаж все еще, затаившись, наблюдает. А значит, арестовывать всех было рано. Или? Мужчина отхлебнул из бокала. Тонкие ноздри затрепетали, принюхиваясь к насыщенному терпкому аромату рубиновой жидкости. Поверхность густого вина медленно колыхалась, пока Арнэр медленно покручивал фужер в руках. Император кивнул сам себе и отставил бокал в сторону, подбросил на ладони кристалл записи, надиктовывая указания, об организации арестов, в том числе и лордессы Шедейф. Его противник – умный и опытный, с глубоким пониманием того, что без последствий такое вопиющее покушение на жизнь супруги император не оставит. Следовало успокоить эту осторожную фигуру и… направить на ложный путь.

     Владыка приложил императорский перстень к поверхности кристалла и пустил магический импульс, подтверждая приказ. Затем напомнил себе поставить самолично защиту на выступавшую в роли приманки бывшую любовницу и отправился в спальню. Сдергивая темное покрывало, привычно бросил взгляд за окно и замер, наблюдая за летевшей чуть в отдалении парой: мощный мужчина мерно махал крыльями, бережно держа в руках прижавшуюся щекой к его груди молодую женщину в наряде, едва ли не сливавшемся с окружающим полотном ночи. Светлые русые прядки выбились из прически и щекотали нос чихнувшего демона. Девушка провела ладонью по макушке, старательно убирая мешавшиеся волосинки.

     Пара растаяла в ночи. Брюнет пожал плечами, махом допил вино из материализовавшегося прямо из воздуха бокала и плюхнулся на постель. Перевернулся на спину и философски вздохнул: - И что им всем нужно? – не дождавшись ответа от потолка, закрыл глаза и задышал ровно и спокойно, отмахнувшись от назойливых мыслей.
     Глава 17: Ремонт и нечаянная находка
     Не превозносись, получая, и не ропщи, когда отдаёшь.
     Марк Аврелий

     Широко зевнув, Элия потянулась и открыла глаза, лениво обводя взглядом бело-золотой потолок с массивными старинными люстрами, украшенными многочисленными подвесками из прозрачных кристаллов, в которых сейчас весело играли в прятки солнечные зайчики, проскользнувшие сквозь не задернутые по просьбе владелицы апартаментов с вечера шторы. Вставать девушка не спешила, перевернулась на бок, отпихивая в сторону мягкое покрывало, и посмотрела на часы. Широко распахнула карие глазищи, в которых плескалось изумление. Едва слышное шрябанье от двери, заставило повернуть голову. Молодая женщина с интересом разглядывала постепенно увеличивавшуюся щель, в которую, наконец, заглянул черный и блестящий, как маслина, глаз Хакейко. Увидев, что повелительница проснулась, та уже более уверенно открыла дверь и присела в реверансе: - Госпожа, с добрым утром.

     - Скорее уже днем, Хакейко, - Элия спустила ноги на ковер и, не удержавшись, опять зевнула, - все утро проспала, - императрица проводила взглядом затеявшую выяснение отношений прямо в воздухе перед окном пару пичуг с оранжевыми крыльями и изумрудными хвостами. За этой сценой помимо молодой женщины наблюдали еще и полосатые белки, о чем-то перецокиваясь и время от времени откусывая с двух сторон от огромного гриба, видя расцветку которого Элия ежилась, вспоминая мухоморы.

     - Вы вчера поздно прилетели, - демоница расправила в руках нежное цветочное платье пастельных тонов и вопросительно уставилась на все еще сонно потиравшую глаза и не спешившую в ванную девушку. Та оглядела наряд и кивнула головой. Хакейко вздохнула. До сих пор в глазах госпожи в таких случаях мелькали настороженность и неуверенность. Служанка положила платье и прошла в ванную. Минут через пять, когда вода уже набралась, а вдоль бортика выстроились четыре флакона, из которых демоница сегодня составляла ароматную композицию, в дверях нарисовалась и императрица. Нерешительно потопталась на пороге, вдохнула и шагнула, словно в воду.

     - Арени сказал, Вы вчера далеко залетели, - тряхнув рыжими прядями, Хакейко встала, отворачиваясь, чтобы не смущать правительницу, заодно развешивая полотенца и проверяя количество шампуней и гелей и степень их наполненности. Поправила цветы в букете, поставленном здесь в надежде, что молодой женщине станет чуть спокойнее. Увы, ожидания не оправдались, - Вот я и подумала, раз Вы так устали, то можно и поспать подольше…. Простите, если нарушила Ваш распорядок, - демоница оглянулась на мывшую голову в горе пены госпожу. Та нырнула, опять появилась на поверхности, хлопком ладоней вызывая душ, фыркнула, отплевываясь от попавшей в открытый рот воды, помотала головой и повернулась к служанке: - Хакейко, Вы меня сегодня просто спасли. Не представляю, как бы я встала в обычное время. А так, чувствую себя человеком, - Элия широко улыбнулась и закусила губу, выжидающе посматривая на апельсинововолосую пышечку.

     Демоница в свою очередь блеснула глазами и клычком и, вместо того, чтобы по обыкновению выйти, подошла к ванной и развела в стороны руки с огромным мохнатым полотенцем, верхний край которого был выше глаз стоявшей служанки. Правительница замерла, затем выдохнула, поднялась и шагнула из ванны в бережные объятия полотенца и чутких осторожных рук. Легкое дуновение теплого воздуха просушило волосы. Хакейко поклонилась и вышла. Элия натянула нежно-голубое белье с белоснежным кружевом в стратегических местах и накинула темно-синий халат.

     - Госпожа, - демоница поднесла к глазам и придирчиво осмотрела цепочку из розовых, перламутровых и голубых камней, затем закрепила ее в блестящих густых прядях, которые так и хотелось подержать подольше в ладонях. Женщина провела кончиками пальцев, поражаясь переливам светлых волос. Где-то золотистым, где-то более светлым, почти пепельным, где-то ближе к каштановому, вместе дававшим тот самый, отличавший императрицу от других русый цвет. Повторить который не получалось даже у известных парикмахеров, хотя спрос и был. Многие демонессы хотели почувствовать себя хоть в чем-то императрицами. Хакейко хмыкнула и протянула своей подопечной длинные серьги, похожие на грозди разноцветного, в тон платью, винограда, помня о том, что вдевать их девушка предпочитала сама. Так, о чем она собиралась сказать? Собираясь с мыслями, демоница поправила белоснежный бант на груди и посмотрела на задумчиво рассматривавшую ее владычицу, - Госпожа, обстановка в Ваших апартаментах немного устарела, - ну и что, что это неправда, зато так императрица точно не откажется, - поэтому нам предложили либо полностью изменить дизайн апартаментов, либо переехать в новые…. Какой вариант Вас больше устраивает? – агатовые глаза сияли радостным блеском.

     Элия подавилась фразой «А, может быть, оставим все как есть?». Закрыла рот и вздохнула. Уходить в другие апартаменты было бы верхом глупости. Ее полностью устраивало наличие отдельного выхода из дворца. А вот сменить обстановку было бы замечательно. Вот только… поможет ли это? Она не была уверена. Императрица широко улыбнулась и кивнула, отчего не до конца закрепленная цепочка скатилась и повисла на уровне переносицы. Правительница свела глаза к носу, наблюдая за мотавшимся из стороны в сторону розовым камушком, пока тот не уполз под руками Хакейко назад. Сообразила, что на вопрос, содержавший слово «или» нужно было отвечать словами, и озвучила: - Думаю, что вариант ремонта меня полностью устроит, - Элия говорила твердо и уверенно, ибо расставаться со своей любимой лестницей не собиралась.

     - Вот и замечательно, госпожа, - демоница убрала последнюю прядку, поправила тонкую нить ожерелья на шее повелительницы и вернула улыбку, - Тогда, может быть, сегодня вечером Вы встретитесь с магом-дизайнером? – в ответ на удивленный взгляд молодой женщины, пояснила, - Он должен знать Ваши предпочтения, плюс предоставит объемную модель, чтобы Вы согласовали эскиз.

     Элия захлопнула рот, мысленно потирая лапки. Однако проконтролировать радостный блеск в глазах не получилось. Заметившая его демоница довольно блеснула клычком: - Госпожа, я позволила себе перенести Ваши занятия с лордессой Хакиимэр на два часа, - Элия взмахнула ресницами и огромными глазищами уставилась на отражение стоявшей позади кресла Хакейко, только сейчас сообразив, что весь ее график порушился. Девушка с трудом подавила желание схватиться за голову, вспоминая о еще вчера лелеемых планах попасть в библиотеку, которые накрылись медным тазом ровно тогда, когда она, устав после незапланированной, но очень приятной прогулки по дальним уголкам парка, увидела собственную расправленную кровать. Перехода в горизонталь Элия даже не помнила, очнувшись уже утром, в гнезде из подушек и одеяла. И занятия по языку со свистом пролетели мимо. Императрица недовольно поджала губы, обещая себе в дальнейшем тщательнее контролировать порывы, а то «Ой, а можно к радуге ближе подлететь? А что там за озеро виднеется? А куда ведет эта река?» Вот и намоталась до потери сознания. И это еще при том, что большую часть времени ее на руках таскали. Бедный Арени….

     - А как Арени? Ему удалось поспать? Или он уже на посту? – молодая женщина развернулась и виновато посмотрела на перестилавшую кровать магическими пассами демоницу. Та поправила нежно-кремовую с темно-коричневым растительным узором наволочку и накинула сверху золотисто-фиолетовое покрывало. Пояснила госпоже: - У нас с лордом Энлэ договоренность о том, что пока Вы в своих покоях, и у Вас нет посетителей, то его присутствие необязательно. На дверях стоят гвардейцы, а лорду я отправляю сообщение. Однако чаще всего, Ваш телохранитель предпочитает находиться неподалеку. Ему даже выделили комнаты рядом с Вашими апартаментами. Так что думаю, возможность отдохнуть у него так же имеется, - демоница улыбнулась выражению облегчения, мелькнувшему на изрядно похорошевшем от качественного ухода, питания и отсутствия отрицательных эмоций личике.

     - Госпожа, завтрак ждет. Я позволила себе заказать фруктовый салат, омлет и ягодные корзиночки. У Вас тренировка меньше чем через два часа. Наедаться не стоит.

     Элия угукнула, согласно кивнула и поспешила в столовую, которую тоже не особо любила, ибо частенько мерещился отвратительный запах отравленной еды. Однако на этот раз за размышлениями она даже не притормозила на пороге. Хакейко уже налила чай и подставила ближе темно-синий с оранжевыми узорами салатник с горкой разноцветных фруктов. Вооружившись вилкой, императрица отправляла один за другим в рот сочные кусочки, запивая еду ароматным янтарным напитком с тонкой лимонной ноткой, практически не обращая внимания на вкус. Она подсчитывала убытки: нужную информацию опять придется ждать до ночи. В лучшем случае. Девушка сердито хрустнула чем-то фиолетовым. И занятия языком свести исключительно к практике. Она вздохнула. Хорошо еще, Хакейко не настаивала на прогулке. И, правительница бросила короткий взгляд на часы на стене, она не ошиблась. Сразу после тренировки придется в спешном порядке готовиться к торжественному императорскому обеду. Будь он неладен. Еще и маг-дизайнер вечером. Интересно, что там будет. Ох….

     Владычица схватилась за укушенную изнутри щеку и поморщилась. Повертела в пальцах вилку с чем-то полосатым, похожим на корочку арбуза, подозрительно принюхалась и откусила, восторженно прикрывая глаза. Вздохнула и подняла взгляд на выкладывавшую на подоконник очередную порцию семечек для белок демоницу: - Хакейко, как ты думаешь, можно будет оставить спальню без изменений? – Элия встревоженно блестела глазами, опасаясь, что в случае ремонта ее любимую дверку на лестницу могли закрыть, либо поставить там охрану.

     Качнув внушительным бюстом под темно-синей тканью, служанка удивленно изогнула бровь, вспоминая страдальческое выражение на лице правительницы, частенько появлявшееся у последней при взгляде на золотистое изобилие и даже на темно-фиолетовый ковер у кровати: - Госпожа, не думаю, что идея хороша. Обычно идет обновление всего интерьера, но Вы можете оставить площадь и форму комнаты такой, как она есть.

     - А что, я и размеры изменить могу? – Элия задохнулась от открывшихся перспектив.

     - И даже расположение комнат, - Хакейко отряхнула руки и подошла к столу. Подлила чай в чашку госпожи, аккуратно придвигая к той позабытые за разговором пирожные. Элия подхватила корзиночку с клубникой и сливками, откусила, продолжая при этом ковыряться в салатнике, безнадежно пытаясь определить порезанные туда фрукты. Получалось пятьдесят на пятьдесят. Пожав плечами, молодая женщина быстро доела содержимое, засунула в рот еще одно аппетитное пирожное с кремом темно-синего цвета на золотистой корзиночке из песочного теста, которое обожала, и встала, довольно улыбаясь.

     Поблагодарила Хакейко, полюбовалась на злобно отмахивавшихся хвостами от налетевших на угощение пичуг полосатых белок, спешно запихивавших наиболее крупные семечки за щеки, и вышла в кабинет. Уселась в кресло, доставая набившие оскомину книги и путеводитель, однако, вместо того, чтобы хотя бы устно повторить пройденный материал, принялась чертить план помещений, обкатывая в уме пришедшую идею о том, чтобы изменить все, за исключением стены с дверью. Ту можно было и не трогать. Например, сказать, что она будет напоминанием о прошлом. Девушка невольно скривилась, как будто съела лимон. Да уж, она бы все эти напоминания запихала куда-нибудь подальше.

     Элия перевела взгляд на стоявший рядом со светильником-котом огромный букет. Вдохнула цитрусовый аромат огромных пушистых нежно-розовых, ярких алых и звонких желтых кистей, похожих на цветы сирени, и улыбнулась. Она что-нибудь придумает. Все будет в порядке.
     … …
     Владычица недоверчиво разглядывала татуировку. На ухе. Алая с серебром. Она шла от мочки, по краю, до самого верха. Ухо недовольно шевельнулось. Императрица с трудом перевела взгляд на тонкое изящное лицо напротив, на котором выделялись вишневые глаза с вертикальным, как у всех демонов, зрачком. Маг поправил рукав лососевого цвета камозола с воротником стойкой. Девушку передернуло. Она такие вещи просто ненавидела, считала в большинстве своем неудобными. Но, кажется, дизайнеру все нравилось.

     Он сдержанно поклонился, отчего трехцветный хвост коснулся края ковра, выпрямился и обвел взглядом спальню повелительницы. Задумчиво покивал: - Так Вы не хотите менять размеры и пропорции помещения, равно как и расположение окон и дверей, Ваше Императорское Величество?

     Молодая женщина, до того уставившаяся на серебряные, черные и алые пряди волос, среди которых выделялась единственная золотая, крепко свивавшая остальные в плотный хвост, моргнула и посмотрела на собеседника: - Совершенно верно, - в голосе девушки звучало сомнение. Она растерянно покосилась на стоявшего позади и сбоку Арени, за плечом которого маячила Хакейко. Та ободряюще улыбнулась. Однако оптимизма владелице апартаментов это не прибавило. Элия еще раз прошлась взглядом по носам белоснежных туфель, цвета топленого молока брюкам и розовому, ну ладно, пусть будет лососевый, камзолу, задержалась на татуировке. Вздохнула, понимая, что вряд ли сойдется во мнении со стоявшим перед ней «профессионалом своего дела», особенно, если именно он занимался украшением дворцовых галерей и переходов.

     Элия прикусила губу, но тут же отпустила ее, с трудом удерживая на лице вежливую улыбку. Хотелось все бросить и сбежать подальше. Ко всей этой позолоте она как-то привыкла и теперь боялась, что станет еще хуже. В голове крутился вопрос: Прислушаются ли к ее мнению? Она бросила взгляд на серьезно глядевшего куда-то перед собой Арени и улыбнулась. Хорошо, что он рядом. По опыту девушка знала, что в его присутствии никто не осмелится позволить себе пренебрежительные интонации в ее адрес. Императрица глубоко вздохнула.

     - Что ж, Ваше Императорское Величество, вид из окон, действительно, заслуживает восхищения. Предлагаю в таком случае определиться с общим стилем, - Элия моргнула, удивленно глядя на улыбавшегося ей вполне себе дружелюбно демона. Тот смахнул несуществующую пылинку с рукава, блеснув массивным перстнем с прозрачным бриллиантом, и продолжил: - Насколько я понимаю, - маг обвел взглядом светло-кремовое платье девушки, остановившись ненадолго на изысканном тончайшем переплетении платинового ожерелья с перламутровыми каплями драгоценных камней, - имеющаяся на данный момент концепция Вас не устраивает.

     Девушка хлопнула глазами и осторожно кивнула в ответ на звучавший скорее риторическим вопрос, настороженно посматривая на дизайнера. Мужчина тряхнул своим разноцветным хвостом, задумчиво покрутил на руке перстень и кивнул: - Что-то сдержанное, спокойное, но не холодное. И, - улыбка во все клыки, - поменьше позолоты.

     Элия быстро несколько раз кивнула. Демон поверх головы императрицы переглянулся с брюнетом и едва заметно улыбнулся, подметив, как и охранник, мелькнувшее на худеньком личике с огромными карими глазами мимолетное выражение облегчения. Маг взмахнул руками: - Попробуем такой вариант.

     Правительница подавилась воздухом и закашлялась. Сделала глоток из протянутого тут же материализовавшейся рядом Хакейко бокала с прозрачной жидкостью и замерла, разглядывая нежно-кремовые стены, кровать цвета топленого молока и узорчатый темно-коричневый пол. Взгляд растерянно пробежался по светлым, с ненавязчивым узором цвета шоколада портьерам и метнулся к задней стене. Девушка выдохнула, заметив среди изменивших расцветку резных панелей родную дверку. Пожевала губу, надула щеки и медленно выдохнула. Когда ей говорили про объемные модели, Элия как-то немного по-другому представляла весь этот процесс. Думала, покажут какой-нибудь кристалл или шар. Но не ожидала изменений в натуральную величину. Ладошки сами собой потянулись друг к другу, а глаза засияли в предвкушении увлекательнейшего процесса.

     Взор медленно скользил с украшенной причудливыми вензелями спинки кровати на покрытые нечетким орнаментом стены, затем остановился на внимательно смотревшем на владычицу демоне, накручивавшем на палец золотую прядку: - Это… красиво….

     - Но не совсем то, что Вам нравится, Ваше Императорское Величество, - лорд Маэмри улыбнулся, всем своим видом демонстрируя радушие и дружелюбие. В вишневых глазах мелькнуло удовлетворение, когда мужчина заметил, что правительница немного расслабила спину и убрала скрещенные на груди руки. Волновавшаяся по поводу проведенного собственным начальством инструктажа мага Хакейко также тихо выдохнула, взглянула на дверь, решая, может ли она заняться другими делами, однако решила не оставлять свою госпожу. Мало ли, что пойдет не так.

     Элия еще раз посмотрела в темные очи демона, однако не увидела там и тени недовольства. Нерешительно улыбнулась: - Слишком много украшений. Колонны эти, панели все резные. Спинка кровати….

     - А если мы оставим лепнину только на потолке? И, возможно, чуть приглушить цвет? – лорд-маг махнул кистью, и правительница в очередной раз замерла, оказавшись в полностью изменившейся комнате. Сейчас, в самый первый миг ее интересовала не сама обстановка, а то самое магическое действо, для нее настоящее чудо. Сказочное и волшебное. Лишь через несколько секунд девушка смогла оценить и ставший чуть более сдержанным цвет стен, полностью избавившихся от узоров и резьбы, отделанных однотонным багетом. Несколько светильников разбрасывали вокруг радужный теплый свет. Даже стоявшие на полу серо-голубые с коричневым и золотым вазы не вызывали отторжения. Элия представила себе, как красиво в них будут смотреться цветочные композиции.

     Молодая женщина коснулась рукой ровной поверхности кровати, полностью лишенной украшений, и провела ладонью по серому с легким вкраплением золотистого материалу. Улыбнулась и подняла глаза вверх. Фыркнула. Вот уж где дизайнер оторвался, украшая всю поверхность изящной лепниной. К счастью белого цвета. Люстры блестели прозрачными и дымчатыми крупными кристаллами и серебром с незначительным количеством золота. Элия выдохнула и непроизвольно хлопнула в ладоши. Подошла к окну, отодвигая легкую белоснежную штору, выглянула наружу, одновременно краем глаза старательно обследуя волновавшую ее дверку.

     - Ваше Императорское Величество, портьеры по Вашему желанию либо будут пропускать свет, либо нет. Так же возможно частичное освещение. Для этого Вам нужно будет передвинуть на этой панели, - дизайнер указал изящным жестом руки на небольшую сливавшуюся со стеной пластину, - бегунок.

     Элия протянула руку и коснулась небольшого выступа. Понаблюдала, как то темнеет, то светлеет в комнате и развернулась к магу: - Благодарю Вас. Мне все очень нравится.

     - Вот и отлично. Зеркало Вас устраивает? - на этот раз вопрос адресовался Хакейко. Та кивнула: - Абсолютно, лорд Маэмри. Благодарю Вас.

     - В таком случае, - широкими шагами мужчина направился к выходу, - прошу Вас определиться и с остальными помещениями. Насколько я понял, в первую очередь нужно полностью изменить ванную комнату и столовую….

     Элия удивленно воззрилась на спину ушедшего вперед мага. Пожала плечами, перевела подозрительный взгляд на Хакейко. Та похлопала ресницами и сверкнула белоснежным клычком. На щеках демоницы появились привлекательные ямочки. Императрица закусила губу и… направилась в ванную, откуда уже несся громкий голос дизайнера. Девушка расслышала «устарело» и «стильно». Что к чему относилось? Она вытянула шею и ускорила шаг.

     Неугомонный дизайнер пронесся, словно ураган, по всем комнатам, снося на своем пути стены, окна, меняя размеры и форму. Боясь за свой любимый светильник в виде кота, Элия подхватила его под мышку еще по пути в столовую и так и не выпускала из рук, пока чрезмерно активный, однако неизменно добродушный и вежливый лорд не покинул ее апартаменты. Девушка плюхнулась на мягкий кожаный диван бежевого цвета, подхватила и обняла обеими руками сочную фиолетовую подушку. Стиснула ее и устало вытянула ноги, отфыркиваясь и отдуваясь. Оглядела новый кабинет-приемную-гостиную, доставшуюся и ей, и магу, и даже Хакейко большой кровью. Элия довольно посмотрела на стоявший на углу длинной массивной столешницы котосветильник, лукаво подмигнувший ей фиолетовым глазом. На губах девушки пригрелась непривычная мягкая улыбка. Правительница перевела взгляд на поправлявшую цветы в огромном букете на гостевом овальном столике демоницу. Та мотнула головой, отбрасывая в сторону упавший на лицо апельсиновый локон и что-то тихо мурлыкнула, несомненно, тоже довольная собой.

     Элия тихо хрюкнула. Еще бы. Все эти золотые овальные светильники на стенах, мохнатый ковер с искорками того же драгметалла, а также зеркальные с золотистым обрамлением панели, которые, по задумке мага-дизайнера, теперь не позволяли увидеть с дивана рабочий стол императрицы, появились исключительно по ее заслуге. Сама бы владелица апартаментов превосходно обошлась бы и без них. Но тут уже демоница уперлась, заявляя, что в противном случае сочтут, что супруг на владычице экономит. Лорд поддержал Хакейко. Пришлось соглашаться, однако на появление удовлетворявшего все заинтересованные стороны варианта ушло больше двух часов. И сейчас Элии совершенно не хотелось любоваться зеленевшей по обеим сторонам от нежно-кремового камина травкой. Девушка прижалась щекой к прохладной шелковистой ткани, прикрывая мечтательно глаза.

     - Не стоит надеяться, госпожа, - в голосе изрядно потрепавшей себе нервы в этом бою за статус служанки слышалось добродушное ехидство. Элия подняла голову и сонно посмотрела на протягивавшую ей неизвестно откуда добытую белоснежную, похожую на кружево, чашку с травяным чаем и блюдце с крошечными бутербродами демоницу. Последняя улыбнулась, кивнула на овальный светлый столик, где стояло блюдо с мясными, сырными и рыбными бутербродиками: - Вы пока перекусите, а я бальное платье приготовлю.

     Императрица закашлялась с плотно сомкнутыми губами, чтобы не распрыскать чай. В карих очах поселилась глубокая печаль по случаю вселенской несправедливости. Последние несколько часов прошли слишком уж насыщенно, и у повелительницы вылетел из головы традиционный вечерний бал. Она тихонечко повыла в кружку, предварительно убедившись, что служанка скрылась в спальне. Или не в ней? Элия прикрыла глаза, сверяясь мысленно с новым расположением комнат. Вроде бы теперь в спальню нужно было пройти еще через одно уютное помещение, которое девушка обозвала личной комнатой. Там можно было почитать, отдохнуть, даже порисовать. Краски и бумага уже имелись. И даже что-то похожее на раскраску-антистресс ей, после долгих объяснений, сообразили.

     Молодая женщина огляделась, пользуясь отсутствием зрителей, запихала в рот целый бутерброд, запила чаем и с тяжким вздохом поднялась с удобного диванчика. Полюбовалась на буйство оранжевого, звонко-желтого, нежно-салатового и изумрудно-зеленого на висевшей над камином абстракции и поплелась следом за Хакейко. Нужно было быстро принять душ и одеваться. Открыв светлую дверь, Элия привычно замерла на месте, готовясь к «броску в воду», и потеряла дар речи. Она зачарованно смотрела на наполовину утопленную в светло-сером каменном полу чашу черной ванной с огромной шапкой пены. Сбросив платье на деревянную темно-коричневую лестничку-подставку, девушка спустилась в воду и вытянулась, замирая, с наслаждением разглядывая через огромные окна цветущий весенний парк, бежавшие по небу розовые облака, приземлившихся на небольшую площадку с каменным парапетом и деревянным полом, на котором теперь можно было поваляться, пичужек, выдиравших друг у друга кусочек золотистой выпечки. Элия вспомнила, что более крупных посетителей, как ее заверили хором и маг, и Хакейко, и Арени, защита не пропустит. Так что незапланированного визита демонов можно было не опасаться, как и того, что ее кто-нибудь увидит сквозь большие, практически вровень с полом окна в обрамлении шоколадных рам. Последнего девушка и сама практически не боялась, уже убедившись, что в большинство дворцовых окон ничего не увидишь, несмотря на всю их кажущуюся прозрачность.

     Встряхнувшись, молодая женщина быстро вылила на голову содержимое стоявшего сбоку на черного дерева подносе серебристого флакона, вспенила и смыла. Выскочила из ванны, радуясь удобной высоте и наличию ступенечки, подхватила непривычно полосатое, однако от того не ставшее менее мягким и маленьким полотенце и, на ходу вытираясь, протопала по теплому полу в спальню, где уже наматывала круги вокруг серебристо-белого кресла Хакейко.

     Пока демоница подбирала украшения под новое белоснежное, покрытое паутинкой неизменного золотистого цвета платье, Элия то и дело клевала носом, поднимала голову и тоскливо косилась на отражение мягкой кровати. Затем бросала виноватый взгляд на Хакейко, которой подобные движения мешали укладывать цепочки в только ей одной ведомый узор. Та пожимала плечами, улыбалась сочувствующе, и продолжала свою работу.

     Сам бал прошел мимо императрицы. Кто-то подходил, что-то говорил. Глаза ей удавалось держать открытыми почти все время. И даже к стене она не приваливалась. И не потому, что не хотела, банально боялась уснуть. Услышав над головой вожделенное «Ваше Императорское Величество, можно идти», она медленно кивнула и протянула руку стоявшему рядом Арени. Уткнулась носом в алую вышивку на белоснежном жилете телохранителя, и устало вздохнула.
     … …
     Распахнув глаза, Элия уставилась на белоснежный лепной потолок, резко вскочила, испуганно рассматривая незнакомую ей картину нежных цветов, стремившихся с голубого луга в желтое яркое небо.

     - Не может быть, опять!? – в голосе нарастала паника. Молодая женщина стиснула серо-золотистое покрывало в руках, нервно оглядываясь по сторонам. Зацепилась взглядом за подоконник, на котором, с той стороны стекла сидела пушистая полосатая белка и точила кусочек чего-то, придерживая его обеими когтистыми лапками. Императрица медленно выдохнула, узнавая знакомый сюжет и пейзаж, а также вспоминая события предыдущего дня. Она закрыла глаза и прижала ладони к лицу. Адреналин схлынул и стало ощутимо потряхивать.

     В следующий миг Элия вскочила с кровати и прошлепала босыми ногами сначала по серому ковру, а затем по шоколадному деревянному полу, приятно теплому, в дальний угол. Нащупала на изменившихся стеновых панелях небольшую выемку и потянула. Выглянула на лестничную площадку, рассматривая серо-голубую плитку, черные поручни и украшенные узорами стены. Широко улыбнулась и аккуратно прикрыла дверь, убедившись, что ее тайного пути изменения не коснулись. Протанцевала на цыпочках мимо большого овального зеркала на светлом комоде между окнами, остановилась и показала себе язык, понюхала пышный ярко-синий цветок из гигантского букета и шагнула на порог ванной, подошла к закрытому балкону и с удовольствием потянулась, размышляя, можно ли выходить в пижамных бриджах и кружевной верхней штучке на устроенную снаружи площадку или нет.

     Провела рукой над ванной, включая воду набираться, и со вздохом покачала головой, окончательно утвердившись в решении, что сначала нужно будет узнать все у Хакейко, а то увидит кто-нибудь правительницу в непотребном виде, разговоров будет… немеряно. Хотя, вроде бы вчера что-то про защитный купол говорили…. Нет. Элия для верности помотала головой. Она подождет. Скользнув в воду, хозяйка апартаментов взбила ароматную клубнично-лимонную пену, весело фыркнула, сдувая с носа крупный мыльный клочок, и тут же хлопнула себя по лбу. Нахмурилась и поджала губы.

     - Да что же это такое! Второй раз пролетаю мимо цели, как фанера над Парижем, - девушка зло стукнула кулачком по воде. Протерла покрасневшие от попавшей мыльной пены глаза и вздохнула. Она опять не попала в библиотеку. Мало того, императрица включила душ, она даже не помнила, как оказалась дома. Видимо, уснула крепко еще в полете. Элия закусила губу и сморщилась: «Как неудобно-то». Ведь Арени пришлось ее транспортировать до спальни, а потом Хакейко ее переодевала. Девушку передернуло от мыслей о том, что кто-то прикасался и занимался ее безвольной тушкой. Однако сама виновата. Нужно было держать себя в руках и не расслабляться.

     Подхватив черное полотенце, правительница вытерлась, подсушила волосы, заглянула в гардеробную, выуживая оттуда белоснежный кружевной комплект белья с кокетливой голубой ленточкой. Дернула за последнюю, оглядела себя в зеркале и направилась назад в спальню, приветливо и немного смущенно улыбаясь обернувшейся к ней, заправлявшей кровать служанке: - Хакейко, благодарю за вчерашнее. Мне… немного не по себе.

     Рыжеволосая демоница присела, прихватывая кончиками пальцев темно-синий подол: - Не стоит, госпожа. Вы забываете, что мне помогает магия, - от улыбки на щеках пышечки появились ямочки, а Элия облегченно выдохнула, не заметив, как то же самое сделала и поправлявшая серебристую подушку Хакейко, опасавшаяся, что, несмотря на кардинальную смену интерьера, императрица не перестанет бояться. Женщина довольно блеснула клычком, вспоминая, какой расслабленной и радостной выглядела ее госпожа, плескаясь в обновленной ванной. Кстати…, она развернулась к подошедшей к висевшей над узким светлым столом картине правительнице: - Госпожа, прошу прощения, если напомню то, что Вам уже известно. На всех Ваших балконах стоит защита. Никто не сможет попасть к Вам без Вашего на то дозволения, а также увидеть происходящее. Для всех окружающих пространство будет искажаться, идти волнами или покрываться клубами тумана, в зависимости от уровня магических сил незваных гостей.

     Элия оторвалась от прослеживания рваного рисунка лепестков взлетавшего в небо цветка и кивнула: - Благодарю за информацию. Мне сегодня хотелось выйти на площадку, но я не была уверена…, - про себя молодая женщина решила, что все-таки будет выходить наружу в более-менее приемлемом для себя виде. А то мало ли…. Вдруг ей наговорили, а на самом деле все не так. Или есть какие-то исключения…. Хотя, ну не могли же они все трое сговориться? Девушка отмахнулась от разыгравшейся не на шутку паранойи, подхватила голубой с серебристым растительным узором подол и направилась в столовую.

     Остановилась и недоумевающе обвела взглядом три светло-кремовых и одну строгую коричнево-лиловую стены кабинета, безуспешно пытаясь найти вход в соседнее помещение. Нахмурилась, стукнула себя ладошкой по лбу, хмыкнула и развернулась, снова входя в уютное персиковое помещение, две стеклянных стены которого сейчас были прикрыты тонкими непрозрачными римскими шторами. Элия провела рукой по плюшевой поверхности дивана, его цвет тон в тон совпадал с раскраской стен, и шагнула в находившийся сбоку, за огромным разлапистым цветущим деревцем ход в столовую. Моргнула, разглядывая бесконечные ряды платьев, вздохнула и вернулась назад. Почесала макушку, еще не украшенную очередными цепочками, хихикнула, выбирая из двух оставшихся дверей, жалея, что нет монетки, которую можно подбросить. Принюхалась и уверенно шагнула в крайнюю. Радостно улыбнулась при виде стоявшего на белоснежной столешнице блестящего подноса. На последнем гордо красовался пузатый звонко-синий чайник.

     Вездесущая Хакейко с поклоном отодвинула нежно-салатовое кресло и вручила девушке чашку с ароматным шоколадом. Элия сделала первый глоток и счастливо прижмурилась. Потянулась за ложкой и зачерпнула пышную золотистую кашу с кусочками разноцветных фруктов, среди которых зерна злаков даже как-то терялись. Легкие шторы цвета топленого молока тихо колыхались под слабым потоком воздуха от распахнутых окон, занимавших три стены небольшого, почти круглого помещения, размеры которого императрице все-таки удалось отстоять. Девушке совсем не хотелось есть в огромной гулкой зале, а Хакейко настаивала на необходимости отдельного помещения для принятия пищи, так что после продолжительных дебатов сошлись на том, что столовая будет, но… на четырех человек, не больше.

     Дожевав кашку и насладившись пышной корзиночкой из песочного теста с горкой фруктов, увенчанной нежным сливочным кремом с капелькой темно-коричневого меда, Элия поблагодарила Хакейко, еще раз полюбовалась на букет белоснежных роз в центре стола и поспешила в кабинет. Подхватила свои книжки, взглянула на часы и повернулась к проследовавшей за ней следом демонице: - Я сейчас часика два поваляюсь в тишине, а потом погуляю в парке. Сегодня занятий с лордессой не будет, она уехала на торжество к подруге, о чем очень сильно сокрушалась вчера, однако благодаря этому, я могу немного передвинуть график, - правительница выжидающе глядела на прятавшую улыбку в уголках губ служанку, умилявшуюся владычице, словно бы спрашивавшей у нее разрешения.

     - Как будет Вам угодно, госпожа. Я сообщу лорду Энлэ, - демоница присела в реверансе.

     - Да, пожалуйста, пусть Арени пока займется своими делами, - Элия перехватила поудобнее путеводитель и кивнула. Глядя на закрывшуюся за повелительницей дверь, Хакейко пожала плечами, немного удивляясь этой странной привычке госпожи, валяться в спальне с книгами. Тем более сейчас, когда у нее появилась прекрасная комната для отдыха. Однако вмешиваться демоница сочла неразумным, боясь спугнуть и без того хрупкое душевное спокойствие своей подопечной. Она достала висевший на шее кристалл и отправила сообщение телохранителю.

     Элия внимательно оглядела выходившие в спальню двери и вздохнула, понимая, что риск увеличился втрое. Соответственно количеству дверей. Раньше в спальню можно было попасть только через неширокий коридорчик, ведущий от гостиной. Теперь же существовал ход через гардеробную напрямую в спальню. Еще можно было пройти через ванную и, наконец, из комнаты отдыха вел отдельный вход. Целых три! А вчера при переустройстве все это казалось чрезвычайно удобным и разумным. Тем более что с точки зрения безопасности хуже не стало. Даже лучше. Пройти в личные помещения можно было исключительно через комнату отдыха, на единственную дверь которой навесили такую защиту, что, по утверждению все той же Хакейко, иногда даже глаза резало.

     Не обладавшая магическим зрением Элия поверила на слово и успокоилась. А вот сегодня недовольно разглядывала три двери и вздыхала, переживая о том, что Хакейко могла войти и обнаружить исчезновение владелицы апартаментов, решившей сбежать в библиотеку. Девушка задумчиво прошлась вдоль окон, постучала туфелькой по низкому белому подоконнику и выдохнула. Нахмурилась. По-хорошему следовало оставить свои изыскания на ночное время, однако… не было никаких гарантий, что к окончанию бала у нее останутся на это силы. Последние дни как-то слишком много стало сваливаться на голову непредсказуемых событий. К тому же служанка до сих пор границы личного пространства не нарушала. Элия присела на заправленную постель и принялась ковырять носком туфли серо-серебристый ковер.

     Посмотрела на дверь. На другую. Вздохнула и пересела на широкий подоконник, вооружившись листочком и карандашом. Несколько минут в помещении царила тишина, нарушаемая лишь шелестом листвы и щебетанием птиц, доносившимися через приоткрытую створку окна. Девушка втянула носом тонкий манивший аромат цветов и подняла голову, всматриваясь вдаль. Перевела взгляд на исчерченный каракулями листочек, скомкала его и даже не стала рвать на части. Ту абракадабру, что она умудрилась изобразить, пусть разбирают, на здоровье. На губах появилась лукавая улыбка.

     Тряхнув разлетевшимися по плечам русыми прядями, Элия накрутила одну из них на палец. Вдруг вспомнила, как сожалела одно время, что волосы совсем не вьются, а потом ее знакомая распрямила свои от природы крутые спиральки до самой попы, убив на это четыре часа в парикмахерской, и пришла на вечеринку с абсолютным выражением счастья на лице, обрамленном мохнатой копной. Тогда девушка и поняла, что все они, представительницы женского пола, включая ее саму, немного сумасшедшие. И перестала пользоваться плойкой. К сожалению, полностью избавиться от подобных переживаний не удалось, но градус напряженности снизился.

     Молодая женщина легко встала с подоконника, оглянулась на плотно прикрытые двери и скользнула к выходу на лестницу. Открыла дверь, но тут же задвинула обратно, пробежала к комоду. Посмотрела на стоявшие на нем изящные часы на витых ножках и тяжело вздохнула. Лоб прорезала морщинка. Девушка топнула ногой, злясь на себя. Вот что ей стоило вчера вспомнить и попросить себе часики поменьше, да еще на какой-нибудь витой дужке, чтобы удобнее было с собой таскать. На поясе или на руке. Так нет же. И об этом забыла. Хорошо, что хоть свой котосветильник отстояла. Точнее, увидев его в руках императрицы, маг-дизайнер тонко улыбнулся и изобразил стилизованных кошек в небольшой приемной перед кабинетом.

     Правительница взвесила на руке творение мага-гения и поставила на место. Мало того, что вес был изрядным, так еще и ножки, растопыренные в разные стороны, уже сейчас пытались зацепиться за все подряд. Элия подошла к окну, чтобы прикинуть время по солнцу. Внимательно оглядела горизонт, запоминая ориентиры, дабы не перепутать восток с западом и не опоздать с возвращением. Иначе Хакейко могла организовать масштабные поиски. Элия тряхнула головой, прогоняя тревожные мысли, и, пока не передумалось, открыла дверь и поскакала по ступенькам, с трудом сдерживая порыв пропеть веселую детскую песенку. Самой себе, правительница напоминала сбежавшего с урока ученика. Фыркнув и хихикнув, она остановилась у резной двери и коснулась ручки.

     Вдохнула любимый с детства запах книг и неспешно зашагала между стеллажей черного дерева, то и дело касаясь кончиками пальцев позолоченных и посеребренных кожаных переплетов. Остановилась в центре зала и запрокинула голову, выискивая мохнатый шар, как раз спускавшийся откуда-то сверху. Там, под темными балками, Элия заметила еще штук пять его собратьев. Видимо, на тот случай, если в библиотеке окажется несколько посетителей одновременно. Молодая женщина оглянулась, прислушалась к царившей вокруг тишине, покачала головой и, радостно улыбнувшись, потерла лапки: - Ну что ж, приступим….

     Негромкий голос разнесся по пустой библиотеке. Отцепив с лифа изящную брошь с идеальной формы сапфирами, Элия подняла повыше подол и закрепила его на талии, так чтобы не мешался под ногами. Сделала шаг в сторону подвижной лесенки и с тяжелым вздохом отцепила ткань платья, аккуратно присборила и пристегнула заново, намного ниже, чем до того. Оглядела получившееся творение и махнула рукой: - И почти удобно, и прилично, если кого-нибудь принесет, - карие глаза внимательно осмотрели помещение, - откуда начнем?

     Она решительно прошагала к левому краю и принялась осматривать корешки книг, выискивая либо знакомые по начертанию на сундуках символы, либо слова: «амулет» и «артефакт». Первые полки, до которых правительница дотягивалась с пола, были пройдены безрезультатно. Элия фыркнула, потерла глаза, облокотилась на черный стеллаж с разноцветными томами, медленно выдохнула и полезла вверх, осторожно двигаясь вдоль шкафа, перебирая руками по краю полок.

     Спустя полчаса императрица присела прямо на ступеньку и помотала головой. В глазах бегали буковки и искорки. Женщина несколько раз покрутила затекшей шеей и решительно поднялась. Вцепившись в поручни, сделала еще несколько шажочков вверх, старательно не глядя вниз. И продолжила свои изыскания. Опять закончившиеся ничем.

     Медленно спустившись, девушка привалилась к не оправдавшему ожиданий стеллажу и слабо улыбнулась: - Что ж, ты же не думала, что тебе вот так сразу и повезет? – и закусила губу, признаваясь самой себе, что да, надеялась. Однако закон подлости сработал как всегда. Задрав голову и обозрев уходившие под потолок ряды книг, правительница прикусила губу: - Не, не, не, туда мы сейчас не полезем. Сначала пройдем все на более менее приемлемом уровне, а потом будем насиловать организм, - Встала, отряхнулась и передвинула лестницу.

     - Хорошо, что пыли здесь не водится, а то бы уже обчихалась, - владычица устало пошевелила ногой, продолжая сидеть на полу. Лениво подняла руку и отвела с лица влажные прядки. Тоскливо посмотрела на бесконечные ряды разноцветных томиков, - мне тут на пару недель работы, если не на месяц, - она закусила губу и шмыгнула носом, - да что ж не везет-то так! И куда они только этот раздел отправили! Наверное, под самым потолком лежат, - Элия злобно уставилась вверх, потом перевела взгляд на безмолвно сопровождавший ее все это время, а сейчас зависший в паре метров мохнатый шар, - может быть, ты знаешь, как тут все устроено, а?

     Шаровая молния загудела и засияла ярче, немного покачалась из стороны в сторону, словно маятник, и опять замерла. Императрица, даже приподнявшаяся с места во время этих движений, опять плюхнулась на пятую точку и махнула рукой: - Ага, чего ждать от светильника…. Стоп, - в глазах опять разгорелась надежда, - А если….

     Она встала, старательно отряхнула подол от несуществовавшей пыли и сделала несколько шажочков вперед. Пожевала губу, прищурила глаза и, старательно выговаривая непривычные к произношению слова, произнесла на языке демонов: Где… книги… о… артефакты… амулетах…, - выдохнула и напряженно уставилась на не подававшего признаков жизни круглого спутника. Прошла пара секунд. Элия огорченно цокнула и отвернулась, примеряясь к следующему шкафу. В этот момент шаровая молния засияла, загудела, выбросила пару щупалец. Молодая женщина шарахнулась в сторону и присела, ойкнула, резво вскочила и бросилась за шустро поплывшим вперед хранителем библиотеки.

     - Надеюсь, он меня не к библиотекарю ведет. Вот конфуз-то случится, - бормотала девушка себе под нос, заворачивая за очередной угол и испуганно оглядывая неширокий проход между стеллажами, - куда он делся? Ага, - она побежала следом за легким свечением, замеченным в «отнорке» слева, - а потом я еще его буду просить показать мне выход. И вот будет здорово, если этого он не умеет, - бурчала Элия, в очередной раз устремляясь в извилистый «коридор» за неугомонным шаром. В который чуть не врезалась за крутым поворотом, но вовремя затормозила у огромного шкафа, ничем не отличавшегося от остальных своих собратьев. Вытащила какую-то книгу и с восторгом хрюкнула, обнаружив среди прочих на обложке специально выуженное из речи болтушки Хакейко и заученное слово «амулет».

     - Спасибо тебе, дорогой! Я бы тебя чмокнула, но опасаюсь последствий, - девушка, радостно улыбаясь во весь рот, подпрыгнула от переизбытка чувств и потерла ладони. Обозрела внушительный объем работ, задумчиво поглядела на своего гида и склонила голову на бок. Блеснула глазами и похлопала себя по платью, разыскивая листочек и карандаш, которые постоянно таскала с собой, - Такс, продолжим общение с аборигенами.

     Спустя несколько секунд на бумаге красовался кривоватый, но вполне себе узнаваемый рисунок кристалла-пирамидки, внутри него девушка накарябкала на демоническом «красный», ибо цветных карандашей у нее не было с собой. Она и их, и краски вчера вообще первый раз увидела, когда ей комнату отдыха делали. И даже не думала, что они понадобятся. Молодая женщина подняла листочек вертикально и повернула его лицевой стороной к шаровой молнии. Потыкала пальцем в чертежик и медленно произнесла: «красный». И уставилась широко распахнутыми глазами, в которых плескалась надежда, на мохнатика. Тот повисел, затем загудел, медленно поплыл вдоль полок.

     - Только бы не на самом верху, - шептала себе под нос Элия, - я же высотыы боюююсь, - она тихонечко хныкнула, понимая, что, если будет нужно, она под самый потолок полезет. Тем временем проводник остановился и выстрелил щупальцем в пятую, как специально сосчитала девушка, чтобы не запутаться, полку от пола. Облегченно выдохнув, императрица подкатила притулившуюся сбоку лестницу, забралась и вытащила огромный оранжевый том с крупным рисунком нужного ей амулета на обложке: - Здорово. Спасибо…, какая же ты все-таки полезная штукенция, - владычица восторженно поглядывала то на шар, то на книженцию в руках, - подожди, а может быть….

     Она медленно спустилась вниз, укладывая свое сокровище на прикрепленную, видимо, как раз для этих целей к лесенке полочку. Достала еще один лист, расправила его и, прикусив кончик языка, принялась рисовать. Пересчитала фигурки, вздохнула, так и не припомнив, как будет на демонском «дымчатый», пришлось написать «серый», после чего повернула листок к своему «путеводителю» по лабиринтам библиотеки. А может быть не самой библиотеки, а ее хранилища, очень уж подозрительной была царившая вокруг тишина. Даже нигде крылья не хлопали, и под потолком никто не летал…. Элия проверила подол, скинула туфли и со вздохом полезла вверх, повинуясь указаниям взмывшего к середине стеллажа гида, крепко держась побелевшими пальцами за поручни, с трудом по очереди отдирая вцепившиеся в золотисто-коричневый металл руки.

     - Эта? – девушка чуть-чуть повернула голову в сторону, боясь на такой высоте даже дышать. Шар мигнул, выбросил щупальце, коснувшееся черной книги с золотым узором по корешку, стоявшей через два тома от той, на которую указала императрица. Медленно перебирая руками, Элия наклонилась и вытащила книженцию. Засунула ее под мышку и, не глядя, аккуратно нащупывая босыми ногами ступеньки поползла вниз. Стекла на пол, роняя рядом с собой добычу и прислоняясь спиной к полкам: - Это кошмар какой-то, - выдохнула спустя несколько минут, отирая со лба выступивший пот, - Хоть не зря мучилась-то? – она потянулась к лежавшей рядом книге и посмотрела на обложку. Нахмурилась, прикусила губу, пытаясь удержать вдруг набежавшие слезы, разглядывая сквозь их пелену многоцветную радугу, выложенную драгоценными камнями. Как-то она на другое рассчитывала.

     - Ты просто слишком многого хочешь и разом. Не торопись, - Элия проморгалась, вытерла скатившуюся-таки по щеке соленую капельку и открыла титульную страницу. Вздохнула, перевернула еще парочку и разревелась, размазывая по щекам влагу и отчаянно шмыгая носом, продолжая при этом водить пальцем по идеально прорисованным геометрическим фигуркам ярких сочных цветов, всех, что она изобразила на последнем листочке. Напротив каждого рисунка стояло слово «артефакт», а следом еще одно, являвшееся, как уже поняла за это время правительница, прилагательным к предыдущему слову. Девушка просмотрела то, что посчитала содержанием, и напротив желтого шарика нашла знакомое ей слово. «Боевой» - Элия с улыбкой коснулась четких витых букв и опять шмыгнула. Пошарила по карманам, достала бумагу, помяла ее, чтобы придать мягкость, и высморкалась. Встала на ноги, подбирая драгоценную добычу, к которой присоединилась и первая книга. Оглянувшись по сторонам, девушка озадаченно покачала головой, прихватывая пальцами пряди на затылке. Потом повернулась к своему проводнику: - Выход.

     Шаровая молния тихо погудела и полетела в сторону. Элия обрадованно рванула следом, пролетела пару поворотов и замерла перед стеллажом. Мохнатик выстрелил щупальцем в стоявшую чуть выше головы гостьи темно-синюю книгу. Владычица тяжело вздохнула, зажмурилась и помотала головой. Открыла глаза: - Спасибо тебе, золотко, - улыбнулась своему проводнику, дотянулась до книжки, достала и быстро пролистала пару страниц, даже не глядя в текст. Поставила книгу на место и задумчиво постучала кончиками пальцев по черному дереву, - И что теперь делать? Лезть наверх? Как в лесу? – она с сомнением посмотрела на лестницу, несколько сомневаясь в способностях собственного организма.

     В следующий миг императрица обрадованно вскинула голову, разыскивая замеченное ей в самом начале скопление магических светильников. Увидела несколько штук справа и подозрительно нахмурилась. Положила книги на приступочку и поднялась по лестнице настолько, насколько позволяла боязнь высоты. Разочарованно поджала губу и наморщила нос, обнаружив на открывшейся ей с этой точки площади потолка еще несколько стаек «светлячков»: - Понятно, этот номер не пройдет, - молодая женщина с тревогой оглянулась на окно, точнее на видимую ей его верхнюю часть. Прищурилась, отмечая характерную форму пика, и довольно улыбаясь собственной догадливости. Однако в следующий момент улыбка слетела с лица. Элия бодро спустилась вниз, подхватила книги и заметалась по овальной площадке между стеллажами, от которой в разные стороны отходили многочисленные проходы.

     - Что же делать? Времени почти не осталось. Что же делать? – она нарезала круги, то и дело останавливаясь и нервно постукивая туфлей по полу. Прикрыла глаза рукой и потерла бровь, - А ведь могла бы сразу подумать, что мохнатик только книги разыскивать обучен. Мдя…. Сама дура. Кто тебе мешал повороты считать. Стоп, а если…, - карие глаза блеснули. Повелительница развернулась к сиявшему ровным светом, отражавшимся в белом полу, шару и медленно и раздельно произнесла: - Путеводители по городам…, подумала и добавила, - империи, - и затаила дыхание. Мохнатая молния затрещала, уже привычно загудела и двинулась в направлении бокового хода. Элия поспешила следом, внимательно следя за гидом и не торопясь радоваться.

     - Кто вас знает, вдруг у вас тут таких разделов несколько, - бормотала она себе под нос, отчаянно надеясь, что сейчас бутерброд упадет все-таки маслицем вверх, и она выберется в знакомую ей часть библиотеки, из которой она утащила в свое время красочную книгу о городах и природе империи. Краем глаза замеченное окно заставило притормозить. Элия выглянула наружу и чуть расслабилась, скользнула взглядом по синей ткани шторы к полу и улыбнулась. Похоже, где-то здесь она шлепнулась на пол, убегая от, как она на тот момент думала, хранителя библиотеки, - правда, одно другому не мешает, - прошептала императрица себе под нос, снова устремившись за нетерпеливо подпрыгивавшим в воздухе мохнатиком, - не зря же от тебя озоном несет на несколько метров. Как шарахнешь, так мало не покажется…. Магическое ты… чудоо, - Элия с трудом остановила порыв броситься к своему проводнику и чмокнуть его в сияющий бочок, обнаружив себя в знакомой ей местности. Пара шагов в сторону и впереди замаячила вожделенная дверка наружу.

     - Я пока книги здесь оставлю, - правительница с сожалением огладила яркие, украшенные камнями, золотыми и серебряными узорами переплеты, - только не уноси на место, пожалуйста, - она оценивающе посмотрела на деловито гудевший шарик, достала последний листок бумаги из своих не слишком больших запасов и быстро перерисовала обложку одного и другого тома. Проверила на наличие ошибок в надписях, после чего в замешательстве остановилась, растерянно шаря взглядом по полкам, пытаясь сообразить, куда же пристроить свою добычу. Тома стояли плотно, не давая и шанса втиснуть еще один. На подоконник девушке складывать книги не хотелось. Мало ли кто их обнаружит. Она обошла стеллаж по кругу и аккуратно втиснула в просвет между верхним краем книг и полкой сначала один томик, потом второй. Посмотрела на хранителя: - Не возражаешь? Я потом приду и почитаю. А сейчас мне нужно бежать. Пока…, - Элия махнула рукой и бросилась к выходу. Понеслась через ступеньку наверх, старательно сопя носом, чтобы не задохнуться. Влетела в комнату и бросила взгляд на часы.

     - Блин, опоздала! – императрица побледнела и закусила губу, рассматривая невозмутимо отсчитывавшую время минутную стрелку, показывавшую, что владычица задержалась на полчаса. Молодая женщина нервно огляделась, растерянно перебирая ткань платья похолодевшими пальцами, а потом рванула в комнату отдыха, жмурясь и морщась от представавшей перед глазами картины вселенских поисков неизвестно куда сбежавшей супруги монарха. Пролетела мимо дивана, чуть не запнулась за угол светлого плюшевого кресла. Затормозила, вовремя убрав ногу, пошатнулась, выправила равновесие, медленно и долго выдохнула, одновременно скользя взглядом по солнечному помещению, белоснежным шторам и красочной картине летнего луга. Девушка подняла руки и пригладила встопорщенные прядки, выпрямила спину, попыталась подхватить рукой подол, чертыхнулась, спешно отцепила ткань и толкнула дверь в гостиную, одновременно прикрепляя брошь на лиф.

     Глава 18: Неожиданные дары и подарки
     Жизнь - подарок, которого мы не просили.
     Альфред Конар

     - Рада, что Вы проснулись, госпожа, - вытиравшая на взгляд Элии несуществовавшую пыль Хакейко повернулась на шум открывшейся двери и улыбнулась. Правительница неуверенно вернула улыбку, озадаченно поглядывая на довольную жизнью, не спешившую набрасываться с вопросами служанку.

     - Разве я не опаздываю на обед? – Элия склонила голову набок, рассматривая блеснувшую клычками демоницу. Та отложила мохнатую щетку-пылесборник на край овального столика: - Нет, госпожа. Пришло сообщение, что Его Императорское Величество отбыл по делам. Но Вы уже отдыхали. Я не решилась Вас беспокоить. А потом Вы не вышли вовремя. Значит, уснули. Торопиться было незачем. Я Вас будить не стала. Я правильно все сделала, госпожа? – черные глазищи с тревогой смотрели на правительницу.

     Элия кивнула: - Да. Все верно. Благодарю. Правда, я несколько… растерялась сначала. Однако на будущее буду знать, что если ты меня не разбудила, значит, у меня есть возможность поваляться подольше, - молодая женщина улыбнулась демонице, старательно пряча так и грозившее прорваться наружу облегчение. На щеках присевшей в реверансе Хакейко появились две премилых ямочки. Элия смущенно ковырнула носком туфли пол и прошла следом за служанкой в столовую.

     - Госпожа, - молодая женщина отложила в сторону небольшой ножичек, которым намазывала солнечно-желтое масло на мягкий ломтик хлеба, и вопросительно приподняла изящную бровь. Хакейко склонилась ближе, - К Вам с визитом лорд Эзейар, - бровь императрицы поползла выше, видимо намереваясь слиться с линией волос. Элия подняла глаза к высокому снежно-белому потолку, однако ничего припомнить так и не смогла и беспомощно посмотрела на ожидавшую ее решения демоницу.

     - Я его знаю? Или это очередной любопытствующий? – девушка подхватила чашку и сделала небольшой глоток, чтобы избавиться от внезапной сухости во рту. Новый поток посетителей не слишком радовал. Владычица пыталась припомнить, где же она успела засветиться…. Вроде бы…. Уууу. Она тяжело вздохнула и зажмурилась, одновременно морща нос. Потерла глаза и переносицу, не обращая внимания на недовольство, мелькнувшее на лице служанки, уже неоднократно говорившей, что от такой вредной привычки у императрицы морщины появятся. Девушка не была уверена, что она вообще доживет до этих самых морщин. Правительница выпрямилась: - Хакейко, скажи, а лорд Эзе…, эээ….

     - Эзейар, - привычно отчеканила по слогам демоница, знавшая, что ее госпоже имена придворных давались не сразу.

     - Да, Э-зей-ар, - Элия кивнула с улыбкой, благодаря за помощь, и уперлась взглядом в светлую столешницу круглого стола, - этот лорд случайно не является родственником…, - девушка замолчала, сообразив, что про случившееся на балу Хакейко не рассказывала, имени молодой демонессы не узнала, а значит, спрашивать-то бессмысленно.

     - Лорд Эзейар хотел бы принести извинения за свою родственницу – лордессу Ашиер и поблагодарить Вас за проявленную на балу снисходительность к ее выходке, - карие глаза с изумлением уставились в агатовые. Демоница улыбнулась, блеснула клычком, явно довольная произведенным впечатлением. Элия покачала головой: - Хакейко, из Вас получился бы прекрасный разведчик! Вашим талантам все узнавать нет предела…, - императрица чуть не подавилась последней фразой, торопливо схватилась за чашку, сообразив, что и кому сейчас сказала. Мда. Надо же так сглупить. Девушка смущенно жевала крошечный бутербродик, размышляя о том, что обычной служанке до Хакейко, как ей, обычному человеку, до реальной правительницы Империи демонов.

     К счастью, демоница развивать тему не стала. Дождалась, пока молодая женщина прожует запиханный в рот бутерброд, затем осведомилась, сможет ли госпожа принять лорда после обеда. При этом гагатовые глаза многозначительно прошлись по накрытому столу, давая понять повелительнице, что раньше, чем последняя нормально не поест, никаких гостей не будет. Элия совсем не по-императорски прыснула, чуть не подавилась чаем, отставила в сторону серебристо-синюю с крупным цветком розы внутри чашку и кивнула: - Поем, торопиться не буду.

     Служанка присела в глубоком реверансе и неспешно уплыла из уютного небольшого помещения. Девушка покрутила в руках чашечку, наблюдая за ставшей практически живой из-за налитого чая розой. Опомнилась. Пододвинула к себе тарелку с золотистым супом с разноцветными кусочками овощей и горкой чего-то мясного в центре, пахнувшего просто одуряюще, и взялась за ложку.

     Вставший с кресла лорд склонил золотоволосую голову в вежливом поклоне, а затем с достоинством посмотрел прямо на императрицу. Элия сдержанно улыбнулась, про себя отмечая, что хотя цвет волос пришедшего демона один в один совпадал с гривой его родственницы, цвет глаз отличался. Девушка на миг зажмурилась, припоминая. Вроде бы у той лордессы глазищи были фиолетовые. Этот же визитер смотрел на окружавший его мир черными очами с горевшими в них золотистыми искрами. Сперва императрице даже показалось, что это играли отблески пламени, однако вскоре лорд отвернулся от камина, а свечение никуда не делось.

     Тонко зазвенели серебристые цепочки браслетов, чуть ли не в последний момент нацепленные на узкое запястье заботливой Хакейко, в рекордные сроки уложившей волосы госпожи в приемлемую прическу. Элии все время хотелось потрогать искусное плетение, проверить, что ничего не рассыпалось, но она благоразумно останавливала себя. Причем основным фактором было не то, что в присутствии гостя это выглядело бы странно, а то, что девушка боялась разрушить эту изящную красоту.

     Повинуясь жесту владелицы апартаментов, мужчина присел в светлое кожаное кресло, аккуратно расправил полы серебристого камзола. На миг Элия зависла, рассматривая крупный прозрачный бриллиант, украшавший галстук, так же отливавший серебром.

     - Благодарю Вас за то, что согласились принять, Ваше Императорское Величество, - мелодичный низкий голос вывел девушку из транса. Она моргнула и отвела взгляд от трех бриллиантовых пуговиц жилетки. Тем временем лорд продолжил, - К сожалению, моя благодарность несколько запоздала, поскольку вчера Вы были очень заняты, однако, - при этих словах мужчина встал и тут же опустился на одно колено на мягкий золотистый ковер. Склонил голову. Золотистая коса какого-то сложного многопрядного плетения стекла на пол, укладываясь в несколько петель, - Как глава клана Эзейар, я прошу Вас принять мои извинения и огромную благодарность за то, что оставили жизнь любимой дочери моего родного брата. Прошу прощения за ее недостойное поведение и заверяю, что лично прослежу за исполнением наказания.

     Мужчина продолжал стоять на колене, в то время как Элия, сжав в кулаках тонкую ткань платья, натянутой струной сидела в кресле. Щеки девушки заливал румянец, она поджала губу, беспомощно взглянув на стоявшую в стороне Хакейко. Та лишь позволила себе мимолетную улыбку. Императрица вздохнула. Все верно, решать ей. Стало очень жарко. Элия некстати вспомнила о лежавшем в среднем ящике стола веере, подаренном лордессой Хакиимэр. Вот бы он сейчас пригодился. Она расцепила пальцы, медленно выдохнула: - Встаньте, пожалуйста, - голос звучал хрипло. Правительница кашлянула и более уверенно посмотрела на и не думавшего подниматься с колен лорда, глядевшего на нее своими искрившимися глазами. Улыбнулась, - лорд Эзейар, я прошу Вас встать. Я ни в коем случае не хочу Вас обидеть, однако, - девушка глубоко вздохнула, решившись, сказать, все как есть, - прошу Вас учитывать, что я в этом мире не так давно и понятия не имею о том, как именно принято реагировать на то, что сейчас происходит. В данный момент мне неловко. Поэтому я прошу Вас сесть. Я не сочту это неуважением, надеюсь лишь, что при этом я не нарушаю особо сильно Ваш этикет.

     - Повинуюсь, Ваше Императорское Величество, - в голосе мужчины Элия, как ни старалась, не уловила и тени насмешки. Усевшись назад в кресло, демон смотрел ровно, доброжелательно и спокойно, - но все же, мне хотелось бы услышать от Вас слова прощения нашего рода. Это очень важно, Ваше Императорское Величество.

     Молодая женщина коснулась тоненькой сережки в виде изящного стебля колокольчика, рядом с цветком которого сидела крошечная сапфировая бабочка, и кивнула: - Я не держу на Вас и Ваш род зла, лорд Эзейар, и прощаю Вашу взбалмошную и, мне кажется, что я не ошибусь, немного избалованную племянницу.

     - Слишком избалованную, Ваше Императорское Величество, - перекинув на грудь длинную косу, блондин удобнее устроился в кресле, укладывая руки на подлокотники, - мой брат многое позволял своей любимой дочери, а я надеялся, что девочка поймет все сама, в процессе набора жизненного опыта, однако не ожидал….

     Элия понимающе кивнула и продолжила с тяжким вздохом: - Что первый опыт окажется слишком экстремальным….

     Демон кивнул: - Вы совершенно правы, Ваше Императорское Величество. И я глубоко признателен Вам за то, как Вы решили этот вопрос. И… мне хотелось бы сделать Вам подарок, - Элия непроизвольно поморщилась и шебуршнулась в кресле. Развитие событий ей не слишком-то нравилось, как и вся ситуация в целом.

     - Для меня будет вполне достаточно, если молодая леди больше не окажется в подобной ситуации, - молодая женщина принялась накручивать на палец русую прядку, натолкнулась на взгляд Хакейко и убрала руку на колени. Видимо в награду за это демоница принесла небольшой поднос с чашками цвета слоновой кости и изысканным золотым узором по краю и пузатый чайник в тон им, которые бесшумно поставила в темно-коричневый центр стола рядом с ярким сочным букетом.

     Элия принюхалась к тонкому, похожему на земляничный, аромату и улыбнулась, благодарно кивая демонице. Та сначала налила чай своей госпоже, затем лорду и снова скрылась из поля зрения последнего, оставаясь в зоне видимости владелицы апартаментов. Молодая женщина время от времени посматривала на свою оранжевоволосую служанку, чувствуя себя в ее присутствии более спокойно. Уверенности добавлял и застывший у дверей Арени, на этот раз в светло-голубом костюме и темно-синих мягких сапогах, в которые он заправил брюки. Смотрелось на удивление прилично.

     - Благодарю Вас, Ваше Императорское Величество, за великодушие, но, тем не менее, прошу Вас принять от нашего рода этот подарок, - девушка недоумевающе уставилась на развернувшуюся в руках лорда средних размеров сферу, демонстрировавшую зеленую рощицу, холмы, неширокую речушку, и небольшую, уютную виллу из светлого и темного дерева с прямоугольным бассейном с синей прозрачной водой, окруженным мягкой даже на вид зеленой травкой. Элия отвела взгляд от картинки ярко цветущего фиолетовым кустарника и уходившего вдаль грозового неба и посмотрела на державшего разведенными руки, между которыми крутилась сфера, демона, вопросительно приподнимая бровь. Этому фокусу она за последнее время натренировалась.

     - Эта принадлежащая нашему роду вилла находится среди гор в живописной долине, - неспешно пояснил блондин в ответ на молчаливый вопрос императрицы, - место весьма уединенное и Вам будет, где отдохнуть, без свидетелей, - молодая женщина подавила желание зажмуриться и скривиться. Вот только этого счастья в виде недвижимости ей и не хватало для полного счастья! Она задумчиво повертела в руках пустую чашку и взглянула на Хакейко. Та мгновенно оказалась рядом, подливая ароматную жидкость. Элия сделала глоток, продолжая рассматривать сменявшие друг друга изображения природы и внутренней отделки виллы. Внезапно правительница улыбнулась и кивнула сама себе головой. Это место ей нравилось. На сердце при взгляде на все эти холмики, кустарник и деревья становилось легко и спокойно.

     - Благодарю Вас, лорд Эзейар, - демон убрал сферу и поправил белоснежный воротничок рубашки. Взялся за свою чайную пару и посмотрел на хозяйку апартаментов, - однако, хотелось бы прояснить несколько вопросов, - Элия тяжело вздохнула, мысленно передернула плечами, но менять решение не стала, - Скажите, насколько мой отказ от подарка станет тяжелым испытанием для Вас и Вашего рода? Это позор? Или непринятие извинений?

     Блондин переменил позу, подпирая рукой подбородок. Уголки губ поднялись в сдержанной улыбке: - Все не настолько плохо, как Вы предположили, Ваше Императорское Величество. Это не смертельное оскорбление, в особенности учитывая Ваш социальный статус, однако, чаще всего такое положение дел трактуется как чисто формальное принятие извинений, что, как Вы понимаете, не является наилучшим развитием событий.

     - Сплетни пойдут, - Элия бросила взгляд на кивнувшую, подтверждая сказанное, Хакейко и со вздохом легонько дернула за сережку, - Хорошо. Тогда следующий вопрос. Как Вы уже справедливо заметили, статус у меня особенный. Исходя из этого, могу ли я принять Ваш дар с оговоркой, что данный подарок должен получить одобрение моего супруга? – молодая женщина замолчала, заметив добрый смех в черных глазах сидевшего напротив мужчины.

     - Ваше Императорское Величество, я позволил себе заранее согласовать этот вопрос с Вашим супругом. Без его разрешения я не посмел бы беспокоить Вас не то что подарком, а даже самим визитом, - карие глаза опять метнулись к тут же прекратившей делать вид, что занимается икебаной на и без того идеальных букетах, демонице. Согласный кивок успокоил девушку. Тем временем мужчина заправил за ухо золотистую прядь, в ухе блеснула угольно-черная капелька сережки, и продолжил, - К тому же с некоторых пор Его Императорское Величество лично накладывает защиту на Вас и Ваши апартаменты, - взгляд агатовых глаз прошелся по светлому деревянному полу, высоким аркам окон, изящным люстрам и вернулся к владелице этого великолепия.

     Элия как раз успела нацепить должное выражение лица, справившись с удивлением. Надо же, она и не предполагала, что муж проявлял о ней такую заботу. Это было неожиданно. И… приятно. Девушка поправила тонкие браслеты и сдержанно кивнула: - Что ж, в таком случае будем считать экскурс в этикет взаимоотношений империи демонов завершенным. Я благодарю Вас за подарок и принимаю его. Мне понравился и дом, и то место, где он расположен. Кстати, а как туда добираться? – она захлопнула рот, одновременно распахивая широко глаза при виде опять опустившегося на колено лорда, - Что-то еще? – прозвучало почти жалобно.

     - Благодарю Вас за оказанную честь и обязуюсь не использовать ни оказанное Вами снисхождение, ни доверие во вред или для любых других целей, - мужчина легко поднялся и еще раз поклонился. Элия вскинула глаза к цвета топленого молока потолку с золотистой люстрой, мечтая, чтобы этот разговор поскорее закончился. Девушка чувствовала, что еще немного, и мозг просто объявит забастовку. Подобные беседы с поданными давались правительнице нелегко.

     - Ваши слова очень ценны для меня, - молодая женщина кивнула. На миг с надеждой посмотрела на зеркальные панели входа и перевела взгляд на уже успевшего спрятать улыбку демона, которого очень позабавила реакция супруги императора. Он ожидал, что девушка обеими руками ухватится за предложенный подарок, а вместо этого пришлось проводить целую лекцию по политическому этикету, да и то, блондин не сомневался, что после его ухода, о последнем, кажется, эта худенькая человеческая женщина мечтала, она обязательно уточнит все спорные моменты у своих молчаливых помощников. Мужчина с уважением взглянул на плечи Арени, с покоившимися на них невидимыми для не обладавшей магическим зрением владелицы апартаментов толстыми плетями атакующего заклинания. Вокруг же самой императрицы защитное поле сияло так ярко, что в некоторые моменты резало глаза.

     Еще раз поклонившись, лорд Эзейар удалился, решив не испытывать на прочность выносливость принявшей его извинения правительницы. Элия дождалась, пока двери закроются, и зажмурилась, приваливаясь к спинке дивана, одновременно с этим подхватывая и стискивая на коленях фиолетовую подушку. Несколько раз глубоко вздохнула, открыла глаза и замерла, уставившись на стол, точнее, на лежавшую на блюдце серебристую сферку, размером с куриное яйцо. Сейчас не прозрачную, а матовую. Посмотрела на Хакейко: - А это зачем?

     Собиравшая посуду демоница улыбнулась: - Это ключ-допуск на Вашу виллу, госпожа. Он так же является подтверждением права на собственность.

     Элия кивнула и подхватила оказавшийся неожиданно тяжелым шарик. Прошла к столу и выдвинула ящик, положила подарок рядом с черным веером, погладила ладонью светло-бежевое теплое дерево столешницы и задумчиво посмотрела в окно на качавшего мохнатыми лапами лесного гиганта. На острой темно-зеленой иголке, на самом кончике, каким-то чудом припарковалась огромная черная стрекоза с алыми крыльями. Девушка восхищенно покивала. Таких экземпляров она еще не видела.

     - Госпожа, - правительница оглянулась на вошедшую в кабинет Хакейко. Та расправила в руках нежно-голубую кружевную накидку, - Вам бы прогуляться.

     Элия угукнула и завернулась в легкую ткань. Последние дни показали, что светлая человеческая кожа не слишком хорошо реагировала на яркое жаркое солнце Империи демонов, розовея и шелушась чуть ли не на глазах. Смешно сказать, но по такому поводу, как недостаточное увлажнение кожи, пришлось звать императорского целителя. Владычица передернула плечами и еще тщательнее закуталась в невесомый палантин.

     Парк встретил жаркой волной прогревшегося воздуха, звонким чириканьем ополоумевших от нагрянувшего тепла птиц, деловито носившихся между ветвей с травинками, шерстинками и палочками. Элия проводила задумчивым взглядом тащившую в клюве блестевшую крупным алым камнем заколку небольшую птаху. У кого-то прогнозировалось элитное гнездо, если, конечно, владелец украшения не проследит его местонахождение. Впрочем, молодая женщина уже знала, что демоны вполне могли оставить драгоценность в гнезде, чтобы забрать ее позже, когда птенцы встанут на крыло и улетят.

     Вообще, отношение к природе чем-то напоминало девушке японцев, с их детской умилительной для окружающих привычкой гладить, восхищаться и ценить каждую пташку, рыбку или зверюшку, какой бы невзрачной на вид она не была. Лорды и лордессы не считали чем-то зазорным, покрошить обитавшим в пруду или озере рыбам булочку. Они надолго зависали над ровной гладью, с восторгом рассматривая выплывавших из глубины крупных рыбин и хватавших на лету мелкие крошки пичуг.

     Элия глубоко вдохнула пахнувший цветами воздух, взглянула вверх, где переплетались в плотный купол ветви деревьев. И вроде бы листву древесные жители парка не меняли, но с наступлением теплого сезона, она стала сочнее и, девушка присмотрелась, более разноцветной. Правительница с любопытством проследила светло-зеленые прожилки, плавно, из одного тона в другой, перетекавшую в черно-малахитовый окраску резного листа, и покачала головой, поражаясь изменениям. Внизу плеснуло. Элия наклонилась, перегибаясь через неширокий каменный парапет моста, вглядываясь в темную воду неширокой, но, как ей сказали, очень глубокой речки.

     В волнах мелькнуло серое толстое тело огромного усатого то ли сома, то ли осетра. Сама девушка определить не могла, а спросить стеснялась. Арени проводить обзорные экскурсии не спешил, оставаясь молчаливым наблюдателем. Оторвав кусочек от подкопченного мяска, специально припасенного по такому случаю, молодая женщина бросила подношение в широко раскрытую пасть, в которой в этот раз заметила внушительный ряд острых треугольных зубов. Поежилась и пожала плечами, делая вывод, что кажется, с определением вида она поспешила. Попыталась припомнить, являлись ли хищниками сомы и осетры. Что-то вроде бы про это встречалось. Наморщилась, вздохнула и махнула рукой и на надежно спрятавшиеся в подсознании сведения, и в прямом смысле.

     Следующий кусочек скрылся в воде. Промазала. Сомище мотнул хвостом и нырнул, чтобы появиться на поверхности спустя несколько мгновений. Сегодня из-за ряби видимость была плохая, однако Элия уже не раз наблюдала, как неуклюжая на первый взгляд рыбина ловко догоняла не попавшее в цель угощение. Вздохнув, правительница сбросила вниз остатки мяса, похлопала руками, сигнализируя, что все, праздник закончился. Сом шевельнул алым плавником и замер, покачиваясь на медленно текшей воде. Элия обхватила себя руками, пытаясь защититься от внезапно нахлынувшей тоски. Неприятное чувство, что она что-то забыла, грызло не хуже голодных речных комаров по утру.

     С ними она имела весьма близкое знакомство в детстве, когда сонно топала за дедушкой по кочкам практически высохшего болотца к речке, вытекавшей из большого и чистого озера. На плече болталась удочка, на ногах хлопали не по размеру большие резиновые сапоги. Девушка улыбнулась. Только став взрослой она смогла в полной мере оценить титаническое терпение деда, которому вместо тихой и спокойной рыбалки в клубах уползавшего в лес утреннего тумана приходилось то распутывать леску, то надевать червяка, то вытаскивать застрявший либо в пальце внучки, либо во рту окуня крючок, то разглядывать красивый цветочек или стрекозку. Правительница быстро смахнула с глаз набежавшие слезы. Губы шепнули: «Удачного перерождения. Спасибо за все», и сложились в нежную, светлую улыбку.

     Налетевший ветерок остудил лицо и вернул в реальность. Элия оглянулась на берег, где в тени дерева стоял, прислонившись к толстому светлому стволу Арени, ни разу и не подумавший подняться на этот каменный мостик следом за своей подопечной. Потерев внезапно ставшие холодными ладони, молодая женщина положила руки на теплый нагревшийся на солнце камень и закрыла глаза, пытаясь понять, что же ее беспокоило. Что она могла забыть? Она мысленно перебирала все, что приходило на ум, прислушиваясь одновременно к своим ощущениям. Однако на этот раз обычно действовавший способ не помогал. Нервозность не проходила.

     Тонкие пальцы раздраженно взлохматили русые прядки. Владычица с силой потянула за одну из них. Передернув плечами, опять наклонилась над парапетом. Сом то ли дремал, то ли загорал на волнах, вопреки скудному опыту и знаниям натуралистки и не думая прятаться в каком-нибудь омуте или под корягами. Нежно-голубая с темно-синим кружевом по краю крыльев бабочка пролетела мимо лица Элии, спланировала вниз и устроилась на торчавшем вверх тонком упругом рыбьем усе. Замерла, расправив крылышки. Девушка опять умилилась удивительному отличию местных бабочек, не прятавших роскошный узор в сложенных крыльях, а раскладывавших их. Может быть, это было связано с тем, что крылатым красавицам было легко замаскироваться на крупных, пышных, цветущих круглый год ярких растениях.

     В мозгу что-то щелкнуло и встало на место. Правительница тихонечко хлопнула себя ладонью по лбу и тут же принялась отряхивать лицо от переместившейся на него каменной крошки, изначально приставшей к ладони. Как же она могла забыть. Элия только что не подпрыгнула на месте, развернулась и спустилась к телохранителю, оторвавшемуся от полюбившегося ему ствола: - Арени, я устала. Отправимся домой?

     Брюнет кивнул, подхватил свою госпожу на руки, прошел несколько метров по узкой песчаной дорожке, окруженной темно-фиолетовыми и звонко-желтыми шарами цветов, вышел на поляну, с которой тут же стартовали в небо огромные разноцветные бабочки. Взмахнул крыльями и взлетел.

     Оказавшись в тишине собственных комнат, Элия аккуратно присела на заправленную кровать и вздохнула. Покачала головой, разглядывая образовывавшие сложный мягкий узор переплетения различных оттенков серого и золотого. Видимо, Хакейко сменила покрывало. Погладила рукой ткань, удивляясь тому, что на ощупь она практически ничем не отличалась от предыдущей, и бросила взгляд на окно. Проследила за неспешно двигавшимися по своим делам пушистыми облаками. Потерла лоб и виски. Встала, прошлась по комнате. Задумчиво постучала по светлой столешнице комода и опять посмотрела на окно, сведя брови к переносице.

     Руки просто чесались от желания достать спрятанное от чужих глаз. Оно манило, стояло перед глазами, щемило сердце. Элия закусила губу, хмуро разглядывая свое отражение в зеркале. На щеках горел лихорадочный румянец, волосы растрепались. Спина напряжена. Самой себе девушка напоминала взведенное оружие, готовое выстрелить в любое время. В груди давило и росло что-то странное, горячее. Неужели сердечный приступ? Молодая женщина развернулась в сторону входа и открыла рот, чтобы позвать Хакейко, однако ни звука не вырвалось наружу.

     Императрица закрыла глаза, а когда открыла их, то обнаружила себя рядом с белоснежным подоконником. Когда она успела пробежать в ванную и добраться до окна, оставалось загадкой. Рука сама собой тянулась к рамам, чтобы еще сильнее распахнуть их. «Да что такое происходит?» - крутилось в голове, словно заезженная пластинка. Новая волна тепла накрыла с головой. Элия с трудом вынырнула, дыша, как нетренированный марафонец, мотнула головой и решительно высунулась наружу. Нащупала липкий, немного подсохший моток паутины, отлепила его от стены и втащила в комнату. Отколупала краешек, выпутывая из нитей перстень. Положила его рядом с собой на подоконник.

     Широко расправленные тонкие каменные крылья разбрасывали радужные отблески. От этих переливов казалось, что бабочка ожила и немного разминает крылышки, чтобы спустя мгновение или два взлететь. Прошла минута, вторая. Элия сидела и смотрела на сияющее кольцо. Тонкие музыкальные пальцы легонечко прошлись над крохотной головкой насекомого, едва не касаясь. Остановились буквально в миллиметре. Карие глаза тревожно блестели. В них то и дело мелькали радужные искры бликов.

     - Что тебе от меня нужно? – голос девушки звучал тихо, практически неслышно, - И что мне нужно от тебя? – она встала с подоконника и прошлась по светло-серому полу, остановилась, разглядывая стойку с полотенцами, выдохнула и вернулась к окну. На несколько секунд замерла, пережидая очередную жаркую волну, а потом, не теряя времени, подхватила перстень и надвинула его на палец левой руки, где-то на краю сознания еще успев удивиться, что кольцо оказалось идеальным по размеру. Владычица застыла, прислушиваясь к себе. Поднесла руку к лицу. Занявшая практически всю фалангу крылатая красавица довольно сверкала бусинками алых глаз, не спеша ни превращаться, ни превращать.

     Императрица вздохнула и, настороженно поглядывая на свое приобретение, прошла к зеркалу в спальне. Уставилась на идеально чистый овал, разыскивая изменения. Однако ни крыльев, ни усов, ни каких-то других модификаций обнаружить не удалось. Она облегченно выдохнула и уже более дружелюбно посмотрела на кольцо. Слегка потрясла рукой: - И что мне с тобой делать?

     Перстень вполне ожидаемо безмолвствовал. Правительница еще несколько мгновений сверлила кольцо взглядом, а потом разочарованно вздохнула. Она все-таки надеялась, что вещица окажется разумной, ведь читала она о разумном перстне-змейке, изрядно помогавшем своей владелице. Карие глаза мечтательно зажмурились, перед мысленным взором проносились картины идеального будущего, которое могло бы свершиться с таким удивительным помощником. А где-то вдалеке, на песчаной дюне стояла зеленая жабка с рогаткой и безжалостно расстреливала мыльные пузыри сладостных надежд. Элия тряхнула головой и хихикнула, поражаясь вывертам собственной фантазии. Владычица посмотрела на часы, постучала себя легонечко в грудь, только сейчас сообразив, что голос к ней вернулся, а неприятные ощущения, включая жар, словно растаяли.

     - И что у нас происходит? – решила она все-таки озвучить набивший оскомину вопрос. Ответа не получила. Покачала головой и взглянула на часы, - Может быть, - в глазах засияла надежда, - стоит тебя в сокровищницу отнести? Ты, наверное, меня для этого и позвало…. Ну да, как же я сразу не сообразила, - императрица едва слышно засмеялась, всунула ноги в мягкие серые туфельки и в несколько шагов оказалась у задней двери. Схватилась за ручку, отпустила ее и покачала головой. Задумчиво осмотрела спальню, подыскивая что-нибудь подходящее. Подошла к комоду и подкинула, взвешивая, на руке небольшую статуэтку серебристо-золотой птички, больше всего похожей на ушастую сову. Подхватила с подоконника остатки паутины и вышла на лестницу.

     Привычно перегнувшись через перила, Элия помахала рукой подросшей пальме. По крайней мере, ее теперь было очень хорошо видно и с того яруса, на котором находилась сейчас императрица. Девушка подняла голову, тряхнула русыми прядками и поспешила вверх по лестнице, слегка отставив в сторону руку, на которой удобно устроился невесомый, практически не ощущавшийся на пальце перстень. Путешествие по коридору закончилось перед плотно подогнанной скальной дверью. Молодая женщина крепко и старательно обвязала сову паутиной, прищурившись, отмерила примерную длину и подошла к светильнику. Задрала голову, примеряясь.

     - Главное, по тыковке не получить. А то совсем плохо будет. Такой-то красотищей, - она подкинула на ладони совушку, подумала и отошла чуть в сторону. Размахиваться на манер пращи не рискнула, вполне понимая, что может самой себе по затылку съездить, поэтому просто подбросила вверх статуэтку, стараясь, чтобы та перелетела через витую петлю ножки цвета вороного крыла, - Есть! – на губах засияла радостная улыбка, когда птичка закачалась, повиснув на паутине с другой стороны дуги. Элия придвинулась, подставляя ладонь под, по идее, должную соскользнуть ниже скульптурку. Растерянно посмотрела вверх и поджала губы. Возмущенно засопела носом. С раздражением потерла бровь и опять уставилась на все также покачивавшуюся наверху сову.

     - Эли, ты просто идиотка! А то, что паутина липкая, тебе ни о чем не сказало? Чем ты думала, радость моя? – сердито фыркала правительница, пытаясь допрыгнуть до птички, но роста не хватало, - Так. Будем думать конструктивно. Если так не получается, значит, стаскиваем и повторяем процесс, только нити оставим побольше, - Элия кивнула сама себе. Хмыкнула, отмечая, участившиеся случаи диалога вслух, свидетельствовавшие об очень шустром движении с катушек в этом замечательном дворце.

     - Что-то дальше будет, - пробормотала себе под нос и осторожно потянула за паутинку. Крепкая нить задрожала, чуть поехала и остановилась. Сова, упершись круглой башкой с треугольными ушками в металлическую ножку светильника, застряла. Намертво закрепившись в этом положении. Владычица пожала плечами и потянула сильнее: - Максимум, что-нибудь поцарапается, когда эта птичка о пол шмякнется, - Элия внезапно чихнула, дергая при этом за паутину, светильник двинулся вниз под действием тяги, дверь в сокровищницу открылась, - Здорово, - девушка восторженно сияла очами, - хотя и немного не так, как я себе это представляла.

     Она шагнула в сокровищницу, прошлась по ярко-красной ковровой дорожке, прикрывая ладонью глаза от ослеплявшего блеска золота и наваленных украшений, протопала мимо миниатюрного города, даже не взглянув на него, затем остановилась и потерла лоб, припоминая: - Вроде бы здесь, - попыталась стянуть с руки перстень. Но севшее так легко на палец кольцо сниматься категорически отказывалось. Молодая женщина покрутила его, подвигала на фаланге, не испытывая ни малейших затруднений. Но как только попыталась сдвинуть вниз, дело тут же застопорилось. Спустя пару минут отчаянных попыток, Элия плюхнулась на ковер и поднесла кисть с все также сиявшей ровным светом бабочкой к глазам: - И что делать будем? И ведь речь даже не о том, что ты явно магическая фигня. И все это вряд ли безобидно. Ты мне скажи, как я твое наличие на пальце объяснять буду? Меня ведь съедят за несанкционированный доступ. И все ходы перекроют. Ты это понимаешь? – девушка потрясла пальцем перед глазами и сморгнула слезы. Губы дрожали. Она шмыгнула носом, - и я тебя боюсь!

     Императрица вытерла подолом мокрые щеки и по инерции еще раз всхлипнула. В теле ощущалась небольшая слабость. Веки опухли, и немного щипало глаза. Она вздохнула и откашлялась, облизала пересохшие губы, встала на ноги и взглянула на злосчастное кольцо на покрасневшем от бесплотных стараний стянуть украшение пальце: - Ладно, ничего не поделаешь. Спросят, скажу, что давно лежало в столе. Еще когда меня сюда заселили. Больше ничего в голову не приходит…, - помолчала и добавила дрогнувшим голосом, - надеюсь, вместе с пальцем тебя снимать не придется….

     Повесив голову, правительница прошаркала к выходу, подняла взгляд на продолжавшую висеть на лампе сову и равнодушно пожала плечами. Заниматься еще и снятием этой игрушки сил не было от слова «вообще». Да к тому же, ей подумалось, что если прицепятся к кольцу, то и про этот вход быстро узнают. Если нет, то нет. Владычица поплелась по коридору, закрыла за собой резную дверь, тяжело спустилась по лесенкам и вошла в спальню. Рухнула на кровать и мгновенно уснула.
     Глава 19: Успешные поиски
     Великое искусство научиться многому — это браться сразу за немногое.
     Джон Локк

     - Госпожа, Вы просили Вас разбудить, - осторожное касание к плечу потихонечку вытаскивало из глубокого сна. Элия повернула голову, сонно разглядывая склонившуюся над ней демоницу. Апельсиновый локон кокетливо обнимал шею, спускаясь кончиком на темно-синюю ткань форменного платья. Веселый солнечный луч отразился в блестящей пуговице. Императрица прикрыла рукой еще не привыкшие к свету глаза и улыбнулась: - Благодарю, Хакейко. А то я последнее время становлюсь похожей на сурка, - она села, прогнулась в спине и, не удержавшись, зевнула, прикрывая рот ладонью. У нас сегодня есть что-то срочное? Бал будет? – девушка опять зевнула и потрясла головой, прогоняя сон.

     - Нет, госпожа, - Хакейко выглянула из гардеробной, скрылась на пару секунд и вынырнула назад с симпатичным голубым платьем. Элия удивленно уставилась на нечто с широким поясом, совсем не приталенное. Судя по вырезу, наряд должен был держаться исключительно за счет груди. Девушка с опасением перевела взгляд вниз, сильно сомневаясь в том, что такой фасон ей подойдет. Продолжая удерживать на вытянутых руках нежную ткань, демоница снова заговорила, дожидаясь, пока правительница снимет уже расстегнутое предыдущее, немного помявшееся платье, - Бал отменили, так как Его Императорское Величество задерживается, - правительница довольно вздохнула и вделась в голубое нечто, - посетителей пока не было, - ловкие пальцы застегнули невидимую для императрицы застежку, поправили складки и завязали пояс.

     Молодая женщина с опаской повела плечами, наблюдая за верхним краем платья, пока демоница поправляла рукава и меняла не подходившие по стилю браслеты. Убедившись, что лиф не спешит сползать, девушка довольно вздохнула: - Значит, предстоит спокойный вечер, - она не сдержала улыбки. Хакейко кивнула, отчего забранные в этот раз в хвост волосы поспешили перебраться на пышную грудь: - У Вас есть какие-то планы, госпожа? – маслины глаз уставились на императрицу.

     Та угукнула, но тут же спохватилась и расшифровала: - Да. Больше всего хочется спокойно посидеть одной. И чтобы никто не беспокоил. Устала я от общения.

     - Да, госпожа. Последние несколько дней были немного… насыщенными. Вы проголодались?

     Элия активно закивала, закусив губу. Глаза демоницы заискрились весельем: - В таком случае прошу Вас в столовую. Уже все готово, - ведя за собой девушку, служанка продолжила, - Сегодня шеф-повар приготовил новые пирожные. И рыба получилась просто отличная.

     Элия сглотнула и повела носом, втягивая нежный сливочно-сырный аромат. Белоснежная столовая встретила распахнутыми окнами и вечерним ставшим уже привычным шумом парковой жизни. Где-то свистели, чирикали, стрекотали, дрались, охотились. Кто-то, пятнисто-желтый, дрых на подоконнике, свернувшись компактной каралькой. Девушка изумленно воззрилась на нового посетителя. Таких она, вроде бы, еще не встречала. Моргнула, улыбнулась и уселась за стол, с удовольствием глядя на пододвинутую ближе большую плоскую тарелку с белоснежным куском рыбы в сопровождении горки овощей и нескольких соусов, благодаря магии не расплывавшимся по блюду, а стоявшими в ряд высокими дрожащими пирамидками.

     Кстати о последних, владычица довольно потерла руки и отправила в рот первый кусочек. Прижмурилась, смакуя, и постучала кончиками пальцев по столешнице, прикидывая, что сегодня, если ничего экстраординарного не стрясется, можно будет подольше посидеть в библиотеке и, наконец, разобраться с интересовавшим вопросом. Дрыхнувшее у окна нечто хрюкнуло, переворачиваясь пушистым пузенчиком кверху и раскинуло лапки. Элия прыснула с набитым ртом, чуть не подавилась, но героически прожевала и запила чаем насыщенного вишневого оттенка. Отложила на нежно-кремовое блюдце кусочек рыбки, вопросительно взглянула на Хакейко. Та понятливо кивнула: - Да, и овощи они тоже любят. Да и от фруктов не откажутся, - добавила она, наблюдая за складывавшей сочные ярко-оранжевые дольки госпожой.

     Передав подношение демонице, поставившей его рядом со звериком, причем так ловко, что мохнатик даже ухом не повел, императрица потянулась к пирожному. На миг рука зависла над взбитой корзиночкой. Девушка нахмурилась и пожевала губу, вспоминая, когда последний раз ушивались ее платья. По всему выходило, что при Хакейко подобного не случалось. С другой стороны, и расшивать одежду не приходилось, так что…. Карие глаза улыбнулись, сладкое отправилось в рот. Блеснула на пальце радужными крыльями бабочка, и Элия задохнулась, бросая испуганный взгляд на служанку, точными движениями магии убиравшую со стола использованную посуду.

     По тарелке скользнул фиолетовый блик, оранжевый затанцевал на выполненной в виде полупрозрачного кристалла вазе с пышным букетом. Желтый пробежался по светлой столешнице. Правительница прикрыла перстень рукой, прекращая это цветовое безобразие. Взгляд встревоженных шоколадных очей метнулся, сталкиваясь с вопросительным черных.

     - Что-то случилось, госпожа? – Хакейко встряхнула руками, избавляясь от остаточной магии. Элия покачала головой, медленно убирая пальцы с кольца, не отводя взора от запрыгавшего по чистым тарелкам зеленого пятнышка. Затем нерешительно поднесла руку к лицу и задумчиво прикусила кончик пальца. Плавно повела кистью из стороны в сторону, отчего разноцветные мельтешащие блики наполнили строгое пространство столовой веселой радугой. Улыбнулась, осторожно искоса поглядывая на поправлявшую портьеру служанку, определенно не замечавшую ни творившегося безобразия, ни перстня. Черные маслины глаз ни разу не проследили ни за одним цветовым пятнышком, а ведь темно-синее сейчас как раз так смешно устроилось посередке мохнатого оранжево-белого пузика дрыхнувшего на подоконнике зверенка.

     Элия более уверенно покрутила рукой с перстнем. Радужные крылья блеснули, засияли еще ярче и успокоились, словно немного притухнув. Одним глотком допив чай, правительница встала, улыбаясь посмотревшей на нее рыжеволосой даме: - Благодарю, Хакейко. Все очень вкусно.

     Демоница обнажила в улыбке два белоснежных клычка и присела в реверансе: - Могу я узнать о Ваших планах, госпожа?

     Владычица прикусила губу, задумчиво поглядывая на набиравшее вечернюю темноту небо. Затем покачала головой: - Нет, гулять я сегодня больше не хочу. Сейчас посижу, книжки полистаю, может быть, что-то почитаю, - Элия легкомысленно пожала плечами, не боясь, что ее как-то не так поймут, благо несколько книжек на всеобщем она уже в комнате отдыха разложила, - возможно, пораскрашиваю, - она улыбнулась, - и спать пораньше лягу.

     Хакейко понятливо кивнула, уже давно осведомленная о том, что первая леди государства при любой возможности предпочитала ложиться спать не с рассветом или около него, а сразу же после полуночи, когда для основной массы жителей дворца веселье только начиналось: - Хорошо, я тогда напитки в овальную комнату принесу.

     - Да, сп… благодарю, - Элия в очередной раз заменила так и рвавшееся с языка «спасибо» на более нейтрально окрашенное слово, не уверенная во взаимоотношениях демонической расы с божественными проявлениями. Пока ей на эту тему материалов не попадалось. Однако хватало уже того, что «спасибо» при ней еще никто не произносил. Девушка пожала плечами и хмыкнула, припоминая, что демоны вообще не слишком-то стремились выражать признательность окружающим. Или это ей так на придворных везло? А у обычных лю… подданных Империи все совсем по-другому? Молодая женщина улыбнулась дрыгавшему лапкой крепко сопевшему на окне зверьку и вышла из столовой.

     Замерла на месте, фыркнула, хлопая себя по лбу и осматривая погруженное в легкий полумрак золотисто-фиолетовое пространство кабинета. Опять она двери с непривычки перепутала. Возвращаться назад Элия не стала. Протопала мимо камина с привлекавшей внимание картиной над ним, легонечко провела по щекотавшим ладонь кончикам весело росшей рядом с огнем изумрудно-зеленой травки и открыла дверь в овальную комнату. Плюхнулась на персиковый диван и выставила вперед руку с замершей на ней крылатой драгоценностью. Карие глаза сузились, а нижнюю губу закусили крепкие белые зубы: - И что ты такое? И куда я вляпалась?

     Молодая женщина уставилась на перстень, словно в ожидании ответа на произнесенный практически беззвучно, одними губами, вопрос. Радужные крылья, казалось, слегка трепетали, хотя девушка понимала, что это оптический эффект, алые глазки посверкивали, молчаливо глядя на то ли владелицу, то ли пленницу. Элия нерешительно покрутила кольцо на пальце и потянула. Гладкий ободок соскользнул с пальца. Императрица, приоткрыв рот, разглядывала оказавшуюся в ладони вещицу: - И что это было? Ты же не снималось? И Хакейко тебя не видела….

     Правительница коснулась радужного чуда и вздохнула: - Такое чувство, что мне дается выбор. Да? – она поднесла к глазам кольцо, - Знаешь, у меня тут и так достаточно проблем, так что…, - она решительно надвинула тоненький ободок на палец. Губы раздвинулись в широкой улыбке, - одной больше, одной меньше, какая разница. А с тобой мне как-то уютнее. Тем более что тебя, похоже, никто не увидит. Надо будет еще на ком-нибудь проверить, - девушка нахмурилась и закусила губу, - на Арени. Ему всегда можно сказать, что это очередное украшение.

     И тут же карие глаза довольно заблестели. Девушка подпрыгнула на мягких подушках и потерла ладошки, предвкушая предстоявший эксперимент, хмурясь от сожалений, что замечательную идею приходилось отложить до следующей прогулки. Элия поглядела на стоявшую на мольберте раскраску, встала и подошла к лежавшей на светлой полке у противоположной стены стопке книжек, подержала несколько штук в руках и вернула на место. Читать настроения не было. Да и вообще, душа ни к чему не лежала. Хотелось скорее оказаться в тихом помещении библиотеки. Внутри все подрагивало в нетерпении. Владычица вдохнула, надувая щеки, и медленно, с легким шипением, выдохнула. Подошла к холсту с густой вязью узора, выдвинула боковой отдел, нажимая на отмеченный легким мазком золотистой краски выступ.

     Зрачки изумленно расширились. Элия завороженно коснулась нежно-розовой краски, провела подушечками пальцев по ряду плавно переходивших из одного в другой оттенков алого. Перевела взгляд на четыре ровных линии оттенков синего, отметила многообразие фиолетового и восторженно выдохнула. Она и предположить себе не могла, что может быть такое количество красок. Рука на миг замерла над палочками разной толщины, выполнявшими здесь роль кисточек, что не отличавшуюся особым художественным талантом девушку чрезвычайно порадовало. Выбор остановился на средней. Подхватив звонкую желтую каплю, Элия задумчиво осмотрела фронт работ и аккуратно обвела завиток, прямо по серому контуру, мгновенно растворившемуся в желтизне. Довольно улыбнулась, встряхнула «кистью», наблюдая за ставшим чистым кончиком, и потянулась к пузырьку василькового цвета, краем глаза косясь на обширные залежи толстых и тонких карандашей, похожих на обычные, но более насыщенных цветов, к тому же придававших картинам объем, но решила сегодня ограничиться красками.

     Распрямившись, Элия потерла вдруг занывшую поясницу и повертела головой, ощущая, как со скрипом начинают двигаться затекшие мышцы. Очи цвета виски скользнули по абсолютной темноте за окном, осмотрели уютное помещение, серебристый узор по стенам и потолку которого давал яркое теплое освещение, мазнули по низкой полке, выполнявшей в комнате функцию столика, вернулись назад. Девушка моргнула, с недоумением рассматривая неизвестно когда появившийся там поднос с двумя кувшинами. В одном призывно манила пузырьками на стенках минеральная вода, в другом находился густой сине-фиолетовый сок с мякотью, внезапно полюбившийся Элии. Молодая женщина пожала плечами и хмыкнула, уставившись на наполовину раскрашенный рисунок. Неплохо она задумалась. Даже прихода Хакейко не заметила.

     Покрутив кистями рук, девушка задвинула ящичек с красками, со вкусом потянулась, отошла подальше от мольберта и несколько раз взмахнула руками, разминаясь. Внезапно зевнула, фыркнула и с силой потерла щеки. Подмигнула бабочке на пальце: - Не время спать. Все самое интересное – впереди, - замерла на месте, прикидывая, потом более-менее уверенно шагнула в дверь. Довольно прищелкнула пальцами, обнаружив себя именно там, где хотела, в кабинете. Позвала негромко: - Хакейко, - дождалась, когда двери откроются, и в проеме появятся внимательные блестящие маслины глаз на красивом, немного округлом личике, - я спать пойду.

     Демоница понятливо кивнула и поспешила следом за госпожой. Пока девушка снимала платье, служанка успела набрать воду, добавить в нее пену и вытащить из гардероба уютные мягкие брюки и блузку простого кроя с коротким рукавом цвета топленого молока, разложила одежду на банкетке и с поклоном удалилась. Элия не удержалась, провела рукой по одежке, подхватила блузку, прикладывая к себе и рассматривая в зеркале. Улыбнулась. Что-то она раньше подобных произведений портновского искусства в своем гардеробе не наблюдала. Неужели новая мода? Губы сложились в широкую улыбку, ибо сорочки Элия тихо ненавидела. К тому же, в брюках было намного удобнее отправляться на вылазку. Хотя…. Девушка еще раз осмотрела тонкую мягкую ткань и скептически поджала губы, понимая, что в таком виде она никуда из своих апартаментов не рискнет высунуться. Слишком уж вид получался… откровенный, с точки зрения придворных моралистов.

     Быстро поплескавшись в ванной, владычица извлекла из недр многочисленных шкафов нечто серебристо-серое. Придирчиво оглядела юбку и со вздохом повесила платье назад, не желая навернуться с лестницы, запутавшись в многочисленных складках. Белое платьишко было встречено легким вздохом. Цвет, конечно, к сидению на полу мало располагал, но искать что-то другое откровенно не хотелось. Императрица застегнула боковую молнию, огладила ненавязчивый узор цвета топленого молока на лифе, выудила с полки светло-бежевый палантин, подержала его на руке, сомневаясь, нужен ли он ей будет. На улице холодно точно не было. Да и во дворце тоже, но все-таки накинула на плечи и шагнула к выходу, тихонечко толкая узорчатую панель.

     Элия оглядела уходившие под потолок темные стеллажи, прошла несколько метров, сворачивая вбок, остановилась и прислушалась, впервые в жизни в полной мере понимая смысл выражения «оглушающая тишина». Именно такая и царила сейчас в библиотеке. Хотелось похлопать в ладоши, попрыгать, сказать что-нибудь, чтобы удостовериться в надлежащей работе органов слуха, по ощущениям будто набитых ватой. Молодая женщина потрясла головой, тихонечко вздохнула, с легкой дрожью в руках потянулась к полке.

     - Что такое? – правительница закусила губу, с печалью рассматривая ровные ряды книг, среди которой не было ни ярко-оранжевого тома, ни черного, с золотым тиснением по корешку. Она оглянулась на висевший за спиной шар, - ты на место убрал? Да? – хранитель пустил более яркую световую волну и снова замер. Императрица тяжело вздохнула, - Понятно. Блин, и даже ругаться бесполезно. Тебя для этого и создали – порядок наводить. Что ж. Надеюсь, на этот раз процесс пойдет быстрее, тем более что что-то в таком духе я и подозревала.

     Элия вытащила листок бумаги и развернула. Начерченные на ровной столешнице, а не на коленке символы были вполне узнаваемы, да и буквы, обозначавшие цвета, выглядели намного приличнее. Хранитель загудел, чуть поискрил и шустро понесся между стеллажами. Владычица рванула следом, подбирая юбку чуть ли не до талии и ворча, что вот о скорости перемещения она как-то подзабыла. Забег закончился за крутым поворотом. Боявшаяся потерять мохнатую молнию из вида девушка, чуть не влетела в шар, лишь в последний момент умудрившись свернуть вбок и выставить перед собой руки. Массивный стеллаж даже не зашатался, лишь пара книг чуть вдавились внутрь под тонкими пальцами.

     Молодая женщина выдохнула и оглянулась на зависший шарик, выстреливший парой щупалец, посмотрела наверх и с тяжким вздохом потащилась к лестничке. Подтянула ее ближе и медленно поползла по ступенечкам: - Надеюсь, что ты хотя бы за той книженцией меня отправил. Будет обидно, если мы друг друга не поняли. Элия оглядела находившийся у лица стеллаж, потом повернула голову к хранителю, - И? Куда дальше? – чуть-чуть сдвинулась в сторону, следуя указаниям, и радостно улыбнулась, вцепилась пальцами и вытащила уже знакомый черный том.

     Пальцы ласково огладили золотистый узор корешка. Придерживая книгу, Элия спустилась, осмотрелась, задумчиво покусала губу, зачем-то подмигнула зависшему рядом шарообразному хранителю библиотеки, шагнула по направлению к окну, однако тут же хлопнула себя свободной рукой по лбу и торопливо завернула за стеллажи. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из летавших по своим делам за пределами дворца придворных заметил свет и заинтересовался, кто в такое время тянется к знаниям.

     Примостившись у одного из многочисленных шкафов, девушка поерзала, сняла с плеч палантин, сворачивая его валиком и подкладывая под спину там, где в нее врезался край полки. И открыла оглавление, закусывая щеку, чтобы удержаться от восторженного визга. Карие глаза блестели, перебегая со строчки на строчку. Не выдержав, императрица все-таки тихонечко повизжала, от переизбытка эмоций. Она не ошиблась. Это была энциклопедия амулетов. Или что-то очень похожее на нее. Изящные брови нахмурились. Элия похлопала по карманам, доставая карандаш и бумагу. Губы тихо шевелились, разбирая слова.

     Правительница со стоном вытащила из-под себя окончательно отсиженные ноги и тихо ругнулась, когда по ним побежали мелкие колючие иголочки. Специально несколько раз потопала и щипнула себя, ускоряя процесс. Выгнулась в спине, отложила книгу в сторону, встала и сделала несколько приседаний. Потерла себя пониже поясницы, понимая, что уже не чувствует то самое место, которое отвечало за поиск приключений. И уселась назад, подводя предварительные итоги. Задорно тряхнула головой, довольная результатами. Из всех представленных артефактов вот так, с ходу, она не смогла опознать только четыре. Просто слова в оглавлении и кратком описании, относившиеся к ним, оказались незнакомыми. Пришлось начинать именно с этих амулетов. Статьи оказались длинными и заумными, продираться приходилось медленно, но все-таки в назначении спиральки и шариков Элия разобралась и расстроилась, так как вещицы оказались занятными, но для ее целей абсолютно бесполезными.

     С другой стороны, пару недель назад Элия себе даже и представить не могла, что будет искать назначение амулетов, а не их сами! Так что девушка с упорством студента-ботаника бросилась на приступ очередной цитадели, посвященной черному кубику, оказавшемуся усилителем боевой магии. «Нафиг, нафиг», - молодая женщина даже руками потрясла. Ей такого богатства и даром не надо, и с деньгами не надо…. Она перебралась на следующее описание, смутно подозревая, что по закону подлости нужная информация окажется в самом конце. Решив, не скакать и не мельтешить, девушка продолжила читать строго по оглавлению, не пропуская ни одного раздела, даже если казалось, что он не имел к ее поиску ни малейшего отношения, чтобы не перебирать потом все заново.

     - Белая узорчатая лапка, - Элия хмыкнула, рассматривая изображение кленового листа, - мдя, ну, скажем, где-то на гусиную лапку это похоже, - она покачала головой, - применение: бытовая магия. Примеры применения, - императрица тяжело вздохнула, окидывая взглядом внушительный столбец на три страницы, в котором перечислялись «немногие варианты использования» той самой лапки. Однако делать было нечего, девушка закусила губу, поерзала, чуть ли не со скрипом разогнулась и, мусоля карандаш, тихо зашептала, - подъем те…, это что такое?, ааа, на булочки, тесто что ли?

     - Есть! – чересчур громко раздалось под сводами библиотеки. Мерно шедший световыми волнами хранитель загудел, встревоженно подлетел ближе, - ничего страшного, прости, больше шуметь не буду, - Элия довольно улыбнулась и вскочила на ноги. Точнее попыталась это сделать, в результате разгибаясь по частям, тяжело вздыхая, ощущая себя старой, никогда в жизни не занимавшейся спортом бабусей. Пережидая покалывание мелких иголочек в ногах, молодая женщина продолжала светиться от радости. Она притопнула, покривившись на мгновение, прикусила губу, пытаясь сообразить, куда же ей нужно идти, свернула вправо, кивнула сама себе, заприметив лестничку, и уже забралась на первую ступеньку, однако остановилась, с сомнением поглядев наверх, а потом с надеждой на сопровождавшего ее хранителя. Протянула последнему книгу: - На место. Верни, пожалуйста.

     Слова языка демонов давались все проще и проще. Шар качнулся, ловко вытащил ярким щупальцем том из рук отшатнувшейся от неожиданности и страха Элии, боявшейся получить разряд электричеством, поднялся выше и опустил талмуд куда-то на полку. Молодая женщина довольно тряхнула волосами и потерла ладошки: - Спасибо тебе огромное. А теперь побегу дальше, - она растерянно оглядела многочисленные коридоры, - и это мы тоже проходили. Где у тебя путеводители по столице?

     Девушка, отфыркиваясь, сорвалась с места следом за резко стартанувшим хранителем. Пролетела мимо нескольких переходов, два раза с трудом вписалась в поворот и замерла у хорошо ей знакомого окна, чуть поодаль от которого виднелась входная дверь, которая ее в данный момент не слишком интересовала. Женщина, открыв рот, наблюдала за выползавшим из-за крон деревьев ленивым солнечным лучиком. Уставшая беречь покой парка тьма мягкими клубами скользила между древесными гигантами, таяла, чтобы вернуться следующей ночью. Мимо пролетела, широко распахивая клюв, яркая желтая пичужка. Деловито прожужжал полосатый шмель.

     Элия растерянно смотрела на просыпавшийся лес. Вдруг широко зевнула, прикрывая рот ладонью в самый последний момент. Перевела взгляд на тоненькую стопочку бумаги в руках, исписанную ее мелким убористым почерком: - Хорошо поработала. Ничего не скажешь. Что ж. Сокровищницу оставим на завтра, - правительница опять с чувством зевнула. Свернула записи в трубочку и задумчиво оглядела окружающее пространство. Подозрительно уставилась на хранителя и покачала головой, - Неет, так рисковать мы не будем. Оставлю листочки здесь, а ты их выкинешь. Они же в каталоге твоей библиотеки не значатся…. Нет уж. Куда-нибудь в другое место припрячу.

     Владычица махнула рукой медленно всплывавшему вверх мохнатику и закрыла за собой дверь. Хмурясь, постучала кончиками пальцев по черным поручням, соображая, куда же прибрать драгоценные записи, раз уж в сокровищницу у нее получится попасть только следующей ночью. Вскинула голову, сверкнула улыбкой и поскакала по ступенькам. Потянула на себя нужную панель и окунулась в теплое золотисто-коричневое пространство. С завистью посмотрела на каменную чашу ванной, на миг зажмуриваясь и представляя, как бы было замечательно погрузиться в горячую воду и расслабить все еще не отошедшие от длительного пребывания в одной, не слишком удобной позе мышцы. Но тут же мотнула головой так, что отросшие прядки хлестнули по носу. Подошла к полкам с полотенцами, вытащила одно из середины и завернула в него бумаги, после чего вернула махровую мягкую ткань на место.

     Проведя рукой по краю, Элия убедилась, что «ее» полотенце лежало вровень с остальными, кивнула себе и, то и дело оглядываясь, шагнула к выходу. Плотно закрыла за собой дверь и побрела в свои комнаты, то и дело хмурясь и печально вздыхая. На душе было неспокойно, хотя императрица и предприняла некоторые меры предосторожности, делая записи не на своем родном языке, а на иностранном, том, который она знала хорошо, а вот у демонов вряд ли была возможность выучить, да и часть информации Элия запомнила, как и раздел, в котором ее можно было найти в случае потери записей, но… очень не хотелось опять тратить на все это время. И внимание к своей персоне привлекать.

     - Кстати, произношение можно будет на хранителе тренировать, - владычица поставила себе мысленную галочку и толкнула дверь. Пару минут покопалась, шипя на некстати закусившую ткань молнию, выпуталась из белого великолепия, встряхнула платье, разворачивая к себе тыльной частью и довольно рассматривая немного мятый, однако чистый, несмотря на длительную напольную жизнь, подол. Повесила одежду на место, быстро поплескалась под душем, улыбаясь некстати проснувшимся в голове тараканам, громко оравшим, что после посещения библиотеки нужно в обязательном порядке помыться, иначе аллергии на пыль не избежать. И было абсолютно неважно, что в книгохранилище она была не в первый раз, и пылью там вообще не пахло. Тело просто зудело и требовало воды.

     Последний раз проведя пенной мочалкой по плечам, правительница ополоснулась и выползла из ванной, бухнулась на кровать, одной рукой подтаскивая к себе подушку, а другой натягивая одеялко. Процесс застопорился, когда пальцы левой руки наткнулись на что-то мягкое. Элия со вздохом помяла светлую ткань и с не совсем литературными выражениями села, натянула на себя «пижамку» и рухнула, обнимая подушку обеими руками. «И завтра опять не высплюсь», - мелькнуло в стремительно нырнувшем в сон мозгу. Губы скорбно поджались, но тут же расслабились. Уснувшая правительница усердно сопела и морщила лоб, даже во сне продолжая перелистывать страницы черного с золотым узором по корешку тома.

     Хакейко пришлось несколько минут уговаривать госпожу проснуться. Потирая сонные заспанные глаза и зевая в кулак, императрица покаянно призналась, что да, зачиталась. И кивнула на стопку книг на всеобщем, лежавшую на тумбочке. Виновато улыбнулась, опять сцедила зевок, потянулась, уставившись неподвижным взглядом на кипешившую за окном парковую жизнь. Тряхнула головой и, наконец, выползла из-под одеяла.

     Завтрак прошел мимо все еще непроснувшегося сознания, равно как и одевание на прогулку. Лишь в какой-то момент Элия волевым усилием заставила мозги работать, попросив подать ей серьги с бабочками, коих у нее водилось сразу несколько пар. Демоница выбрала подходившие по цвету к нежно-голубому платью и вручила их девушке. Разноцветные красавицы пастельных тонов закачались в ушах, иногда щекоча шею. Поблагодарив служанку, молодая женщина отправилась гулять.

     Сидя на крошечной деревянной скамеечке, явно рассчитанной только на одного, Элия щурилась, подставляя лицо попадавшим через просветы между густой зеленой листвой и крупными алыми кистями цветов солнечным лучам. Непроизвольно оглянувшись по сторонам, поджала пальцы, перебирая босыми ногами упругий травяной ковер. Длинный подол надежно скрывал и сброшенные синие туфли, и непозволительно оголившиеся ноги императрицы. Девушка перевела взгляд на огромные шары кустов на противоположном берегу неширокой речушки, усыпанные фиолетовыми звездами, тонкий нежный аромат которых наполнял окружающий воздух.

     Где-то тихо плеснула рыба. По спокойной ровной глади медленной речки пошли круги. Уловив краем глаза движение темного силуэта под водой, Элия прищурилась, однако больше ничего не заметила. Вделась в туфельки и встала. Прошла мимо словно случайно выросших в этом месте высоких белых и звонко-синих луговых цветов, коснувшись пальцем шелковистых лепестков, и подняла взгляд на нахмурившегося, неодобрительно качавшего головой Арени. Улыбнулась и виновато пожала плечами. Избавиться от привычки изучать окружающий мир на тактильном уровне пока не получалось. Хорошо еще, что удалось прийти к некоему подобию компромисса. По дорожкам Элия ходила, плотно сцепив руки, чтобы не хвататься за все подряд, а когда она оказывалась на какой-то поляне, вроде сегодняшней, демон сразу же обращал внимание своей подопечной на те растения, которые не следовало трогать ни при каких обстоятельствах.

     Императрица кивала, запоминала, стараясь не зацикливаться на подпорченных ощущениях. К счастью, откровенно ядовитые экземпляры попадались редко. А может быть, это была заслуга телохранителя, тщательно выбиравшего «место посадки». Руководство Элии обычно заключалось в том, что она махала в нужную сторону и уточняла, насколько далеко от прочих обитателей ей хотелось бы оказаться. Потом, уже в полете, молодая женщина могла заинтересоваться лужайкой или, как в этот раз, извилистой речушкой, однако конечный пункт все равно определялся Арени, как раз вставшим на ноги при приближении императрицы, а до того, сидевшим на траве, прислонившись к шершавому стволу похожего на очень старую и лохматую иву дерева. Элия кивнула на противоположный берег: - Перенеси, пожалуйста.

     Брюнет взмахнул черными с проблесками коричневого крыльями, тонкая ниточка воды пронеслась под ногами. В воздух, трепеща разноцветными крыльями, взмыла стайка бабочек. Девушка проводила их взглядом и заметила собравшемуся привычно отойти в сторону охраннику: - Они у вас очень красивые, - она указала кистью на опустившуюся поодаль на качавшуюся ветку бабочку, - и у вас их часто изображают. На тканях, на украшениях. Как у меня, например….

     Карие глаза не отрывались от зеленых огней демонических очей, равнодушно скользнувших по драгоценностям императрицы. Не дождавшись реакции, Элия кивнула, отпуская демона, и шагнула к кустам. Задрожала от легкого прикосновения тонкая мохнатая звездочка, распространяя вокруг еще более густой аромат. Губы молодой женщины сложились в довольную улыбку. Она нежно поглядела на переливавшийся разноцветными гранями в лучах солнца перстень на своей руке.

     - Что и требовалось доказать, - тихо шепнула одними губами, искоса посматривая на застывшего под деревом, сложившего руки на груди Арени. Несколько минут назад, когда девушка специально привлекла внимание мужчины к украшениям, он, пусть и на миг, но проследил за крепившейся за тонюсенькую дужку к уху женщины стайкой бабочек и не обратил ни малейшего внимания на поднесенный в это же время к лицу правительницы перстень. Элия цокнула языком и осторожно погладила прочные полупрозрачные крылышки, уверенная полностью в неких магических свойствах кольца. Иначе было невозможно объяснить, почему его не замечали окружающие, даже наделенные магическим даром, как Арени. Удивляло императрицу и то, что надевая перстень, она чувствовала спокойствие и уверенность, словно все вдруг оказалось на своих местах.

     При этом молодая женщина прекрасно понимала, что подобное состояние могло быть наведенными драгоценностью чарами, однако… пока ничего страшного не произошло, и владычица решила выждать. Тем более что ее весьма немногословный телохранитель как-то вскользь упомянул об огромном количестве заклинаний, образовывавших на первой леди империи постоянный щит, а, следовательно, была надежда, что защита справилась и не допустила воздействия, да и в случае необходимости могла сработать, если вдруг у перстня некстати проснутся какие-то отрицательные свойства. Девушка зарылась носом в ароматные цветы, со вкусом зевнула, прикусила сладковатый лепесток, пожевала, выбралась из куста и неспешно зашагала вдоль речки, аккуратно перепрыгивая с одного овального камушка на другой, старательно игнорируя недовольное выражение лица брюнета.

     Казалось, что последний будет в восторге только, если императрица завернется в вату и ляжет в кровать под защитой кучи артефактов, да и то не факт, что это его бы удовлетворило. Элия вздохнула, мельком отмечая строгий красивый профиль демона и крепкую подтянутую фигуру. Скользнула взглядом по переброшенной на грудь толстенной блестящей косище и… посмотрела на прозрачную воду, сквозь которую посверкивали на солнце мелкие разноцветные камушки. Широко зевнула. Из воды высунулась мордочка алой рыбки, любопытно блестевшей на молодую женщину бусинками глаз. Девушка аккуратно присела на корточки, рассматривая рыбешку, улыбнулась, пошарила по карманам и развела руками: - Извини, ничего нет. Даже крошек.

     Ярко-красная красавица пошлепала ртом, махнула разделенным на три длинных части хвостом и медленно поплыла куда-то в сторону.

     – Ваше Императорское Величество, время. Вы просили напомнить, - Арени оторвался от ствола и неспешно шагал к повернувшейся к нему девушке. Та непроизвольно посмотрела на солнце: - Императорский обед сегодня будет…, - вопрос был риторическим. Если уж брюнет соизволил ее побеспокоить, значит, у него была вся необходимая информация. В следующий миг земля ушла из-под ног, а над головой раскинулся огромный синий купол с ярким шаром солнца.
     Глава 20: Засада или ловля на живца
     Подумайте, что является основной проблемой при охоте на монстров? — Ты второстепенный персонаж и умираешь в течение первых пяти минут фильма.
     "Гравити Фолз"
     Элия кивнула в ответ на реверанс и улыбку проходившей мимо демонессы. Огладила рукой многочисленные складочки верхней приподнятой юбки, открывавшей роскошный золотой узор более плотной нижней, и посмотрела вверх, где уже кружились пары.

     - Добрый вечер, Ваше Императорское Величество….

     Молодая женщина перевела взгляд на склонившуюся перед ней пару. Кивнула высокому статному лорду, бережно придерживавшему под локоть свою очаровательную в еще не слишком глубокой беременности спутницу, в васильковых волосах которой блестели золотые звездочки цветов, по форме один в один совпадавших с теми, что Элия видела сегодня у реки. Девушка невольно улыбнулась. Демоны восприняли это как разрешение продолжить свой путь и откланялись, оставляя свою повелительницу в несколько растрепанных чувствах. Правительница аккуратно сделала несколько шагов назад, чтобы опереться на выступ колонны, оглянулась на тихо шелестевший листвой за широкими оконными проемами парк и вздохнула. Хотелось туда, в тишину ночного леса, однако стоило попытаться разобраться, что же происходило.

     Владычица нахмурилась, но, заметив бросаемые на нее исподтишка любопытные взгляды, срочно придала лицу индифферентное выражение. Поправила тонкую золотую сережку, невесомыми каплями спускавшуюся до ключиц, коснулась забранных в сложную прическу прядей. Хакейко как раз сегодня восторженно делилась своей радостью по поводу того, что теперь весьма отросшие волосы императрицы оставляли ей значительно больше пространства для творчества. Карие глаза мазнули по вошедшей в светлый бальный зал группкой придворных. Девушка отметила алое платье старшей дамы и темно-вишневый наряд младшей, немного про себя посмеявшись такому выбору цветовой гаммы. В ее мире все было бы наоборот.

     Тем временем группа под предводительством высокого мужчины с высоким хвостом, в угольной черноте которого полыхали алые и багровые пряди практически в тон платьям дам, плавно передвигалась по залу. Элия напряглась, краем глаза следя за демонами. Озадаченно хмыкнула себе под нос, обнаружив, что новоприбывшие придворные весьма настойчиво следовали в ее направлении, пока не остановились рядом, одновременно склоняя головы. Ответив на глубокий реверанс и поклон дружелюбной, она искренне надеялась, что не растерянной, улыбкой, девушка на некоторое время осталась в одиночестве, с трудом удерживая в приличествующем положении то и дело норовившую отвиснуть челюсть.

     Стоявшая чуть в стороне пара расправила крылья и взмыла в воздух. Императрица в который раз залюбовалась красивыми точными движениями, плавными переходами и изгибами. Это было… замечательно. Она вздохнула и кивнула проходившей мимо беременной демонессе, которую запомнила исключительно благодаря небольшому животику, обтянутому золотисто-черной кружевной      тканью. Остальных не обладавшая хорошей памятью на лица и имена правительница банально путала. «Что происходит?» - Элия подхватила переданный Арени высокий бокал с голубоватой жидкостью, с наслаждением делая глоток и не прекращая при этом размышлять над разворачивавшимися событиями.

     Брови пытались собраться на переносице. Женщине даже пришлось пальцем потереть образовавшуюся на лбу складочку. Однако ситуация тревожила. На предыдущих балах это не было настолько явно, но сейчас уже можно было сказать с определенностью, что фигура правительницы вдруг внезапно приобрела некую весомость на придворной шахматной доске. И причины внезапно появившегося влияния как раз и волновали. «Неужели, Арнэр решил вспомнить о том, что у него имеется супруга», - от подобного предположения у Элии закололо в груди. Повелительница осторожно приложила руку к гладкой серебристо-золотой ткани и медленно выдохнула.

     – Ваше Императорское Величество, рада Вас видеть, - девушка обернулась на знакомый голос и улыбнулась пожилой сухопарой лордессе. Та элегантно поднялась из реверанса, поправила спускавшийся на прикрытую темно-вишневой с уклоном в черный тканью грудь синий локон и сверкнула яркими васильками глаз.

     - Лордесса Хакиимэр, взаимно приятно Вас видеть. Когда Вы вернулись? Как прошла поездка? – подхваченная крепкой рукой под локоть Элия, и не думая сопротивляться, последовала за направившейся на свежий воздух демонессой. Следующие пару часов девушка с интересом слушала про многочисленную родню пожилой дамы, к некоторым из которых леди испытывала искреннюю привязанность, а некоторых не переносила на дух, смеялась хлестким определениям, хохотала над комичными ситуациями и наслаждалась, впитывая в себя атмосферу пусть все еще чужой, однако уже понемногу становившейся знакомой жизни.

     - Однако, леди Саалэ, - Элия вздрогнула. Она все еще не могла привыкнуть к сильно переиначенной лордессой версии собственной фамилии, но других вариантов не было. По имени называть ее демонесса не могла, «Императорское Величество» на тренировках только мешало, вот и нашли компромиссный вариант. Тем временем дама, тонко улыбаясь, заметила, - Вы пользуетесь популярностью. За последнее время мимо нашей беседки прошло уже такое количество народу, какое это очаровательное место в другое время по нескольку недель не может дождаться.

     - Откровенно говоря, лордесса Хакиимэр, я не меньше Вас удивлена происходящим, - Элия пожала плечами и поправила тонкую паутинку кружевного болеро, - Надеялась, что Вы сможете пролить свет….

     Демонесса покачала головой: - К сожалению, пока еще я не успела обсудить новости со знакомыми. Собственно, я сегодня приехала, как у нас говорят «прямо с корабля на бал», - девушка тихонько хрюкнула, услышав привычное выражение в новом мире, а леди продолжила, - однако могу заметить, что Вы стали выглядеть уверенней и очень изысканно, а наша раса весьма ценит эти качества, - синие глаза демонессы довольно блестели. Императрица пожала плечами, улыбнулась и промолчала. Ну, не говорить же, что до этого она банально голодала, боялась за свою жизнь и носила то, что ей в страшном сне раньше не виделось.

     - Ваше Императорское Величество, лордесса Хакиимэр, рады Вас видеть. Как Ваша поездка?

     Повернувшись к правительнице, пожилая дама подмигнула, одними губами произнося: « Началось». После этого с царственной грацией кивнула подошедшей леди в компании двух роскошных демонов. «Скорее всего, муж и сын», - определила Элия, надеясь только, что это не муж и любовник. Тем временем между придворными завязался оживленный разговор, в котором повелительница участия не принимала, но слушала внимательно, благо беседа велась на всеобщем. Девушка тоскливо взглянула на звездное небо: «Когда уже все это закончится….» В конце аллеи появилась знакомая до боли фигура в компании мужчины и женщины. В иссиня-черных прямых волосах блеснули под светом луны узоры из драгоценных камней.

     Императрица поднялась, жестом руки останавливая встрепенувшихся собеседников: - Прошу прощения, но вынуждена Вас покинуть, - Элия оглянулась в поисках телохранителя, обнаружившегося в паре метров, в его любимой позе – прислонившегося к толстенному дереву, и шагнула на боковую дорожку, мысленно хваля себя за то, что много читала. Иногда, как сейчас, необходимые фразы выпрыгивали словно сами собой, изрядно помогая не плюхнуться в лужу этикета, как свинья.

     Неспешно идя по шуршавшей мелкими камушками тропинке прочь от ярко освещенной аллеи, девушка довольно улыбалась. Встречаться с мужем в ее планы не входило, и правительница радовалась, что и в этот раз неловкой ситуации удалось избежать. Тихо шелестела листва. Кто-то тоненько возмущенно попискивал в траве. Элия подняла голову, рассматривая сквозь листвяное кружево медленно плывшую по небу лунную красавицу. Немного поискав, нашла неподалеку от нее две ярких розовых звезды, которые, как объяснила ей лордесса Хакиимэр в каком-то разговоре о путешествиях, всегда указывали на юг. Вдохнув чуть сырой, пахнувший цветами воздух, императрица продолжила путь. Следом, на расстоянии пары метров, неслышно двигался брюнет, зорко оглядывая окружавшее их пространство, удерживая на ладони практически всегда находившееся в готовности атакующее заклинание. Карие глаза прошлись по женской фигурке, на миг засветившись зелеными огнями. Мужчина проверял надежность защиты.

     Розовая звездная парочка сместилась вбок. О том, что дорожка образовывала дугу, Элия знала. Собственно, поэтому и выбрала такой путь, что уходить с бала окончательно пока не собиралась. Еще десяток минут, и она опять окажется на аллее, только уже значительно дальше от того места, где располагалась беседка. По губам скользнула ехидная улыбка: покинуть празднество раньше супруга правительница не могла, но никто не мешал ее свободе передвижения, чем императрица и пользовалась. Резкий шорох впереди вырвал из размышлений, согнал с лица сосредоточенное выражение, появившееся при мыслях о скором свидании с сокровищницей и подсчетах того, что потребуется с собой взять.

     Первым из сумрака слабо освещенной крохотными светлячками-фонариками дорожки появилось серебристое облако волос, а затем уже и вся фигура демонессы, в отличие от прочих не спешившей присесть в положенном по этикету реверансе. Затянутый темно-синей с узором из бриллиантов тканью пышный бюст высоко поднимался, выдавая раздражение обладательницы. Краем глаза Элия заметила темную тень скользнувшего ближе телохранителя, вставшего рядом, в любой момент готового прикрыть императрицу.

     Дама приблизилась, сверкнула темными очами, взглянула на обманчиво расслабленного демона и… неспешно проплыла дальше, чтобы тут же с легким вскриком замереть на месте, оглядываясь на развернувшегося за ней следом брюнета, пристально смотревшего прямо в глаза лордессе. Только сейчас, когда свет луны падал прямо на лицо, владычица опознала любовницу мужа, чуть не ставшую постоянной, однако позднее получившую отставку. Что именно произошло, не обладавшая особыми навыками в языке Элия так и не поняла. Тем временем обмен взглядами закончился. Демонесса поджала губы, склонила голову, тут же вскинулась, зло глядя на мужчину, сделала какой-то пасс рукам, затрясла ими, поскуливая, словно обожглась, и медленно и нехотя присела в церемонном реверансе.

     Правительница с трудом удержала челюсть на месте, изумленно посматривая на невозмутимо наблюдавшего за происходящим мужчину, едва заметно кивнула лордессе, отвернулась и значительно быстрее, чем до того, зашагала по направлению к яркому световому пятну – выходу на аллею, в который раз поражаясь своему охраннику. От него невозможно было добиться объяснений каких-то фактов из обычной жизни. Брюнет обращался к повелительнице только в случае крайней необходимости, в остальное время изображая из себя тень. Разговорить его было невозможно. В отличие от Хакейко он не стремился даже изображать дружелюбие. И при этом… защищал не только ее жизнь и здоровье, но как только что выяснилось, также честь и достоинство. Элия в который раз недоуменно покачала головой.

     Она уже была в нескольких метрах от выхода, когда позади, в темной тишине, раздался шум, вскрики и невнятные ругательства. Девушка обернулась, уткнулась носом в внезапно материализовавшуюся перед ней спину телохранителя, переступила с ноги на ногу. Демон, внимательно оглядев окружающее пространство, развернулся и улыбнулся правительнице, отступил в сторону, открывая обзор на пустую дорожку: - Все в порядке, Ваше Императорское Величество.

     Арнэр махнул рукой державшим бывшую любовницу гвардейцам и проводил взглядом тонкую грациозную фигурку жены, отлично видную на фоне светлого пятна выхода, поражаясь тому, откуда вдруг в человеческой женщине появилось это изящество и достоинство, продемонстрированные в том числе и во время сцены с лордессой Шедейф, которую он наблюдал от начала до конца. Бывшая любовница повела себя возмутительно, мужчина бросил сердитый взгляд в ту сторону, куда увели ничего не понимавшую и продолжавшую что-то невнятно лепетать демонессу.

     Янтарные глаза скользнули по густому темному ковру травы и остановились на распластанном на нем под тяжестью магических заклинаний и с силой давивших крепких рук гвардейцев мужчине, лицо которого было плотно вжато в упругие стебли и влажную землю. Император кивнул. Демоны встряхнули пленника и поставили на колени перед правителем. Последний несколько мгновений молча рассматривал смуглое, резко очерченное лицо в обрамлении фиолетовых с черным волос, тяжело вздохнул, не пытаясь заглянуть в неразличимые в ночи светлые глаза, цвет которых многим напоминал о море.

     Арнэр махнул рукой: - Уводите, - говорить было не о чем. Иногда те, кого мы считаем лучшими друзьями, кому позволяем больше, чем другим, вдруг и внезапно решают, что имеют право и на все остальное. За свою жизнь высший демон сталкивался с подобным неоднократно, однако, несмотря на всю ту боль, которую это причиняло, не пытался сторониться окружающих. Ведь, в конце концов, были и те, кто находился рядом с самого начала и не предал до сих пор. Ради этого стоило рисковать. Брюнет еще раз осмотрел опустевшую, изрядно потоптанную местность, повернулся к стоявшему рядом секретарю: - Садовников завтра сюда направь.

     Северайн кивнул, записывая что-то на состоявший из множества мелких кристалликов памяти, буквально на пару предложений, браслет. Крошечный камушек потемнел, показывая, что заполнен. Проведя рукой и взъерошивая густую гриву, повелитель устало оперся на подвернувшееся дерево, наконец, оценив удобство этой позы, в которой он неизменно замечал телохранителя супруги. Ноги гудели и требовали отдыха, о котором, пока можно было только мечтать. Губы мужчины изогнулись в довольной улыбке. Глаза сыто сверкнули: - Завтра выдай всем положенное вознаграждение, - он опять повернулся к помощнику. Тот сосредоточенно замер, затем уточнил: - стандартное, среднее или больше?

     - Думаю, на треть больше среднего будет вполне достаточно. Все-таки операция была не из самых быстрых и простых.

     Северайн активно закивал, пряча в уголках губ удовлетворение. Ведь он тоже входил в число тех, кому предназначалась награда, и предвкушал непродолжительный отдых на уютной вилле на морском побережье, где он пару раз был с императором. Правда, тогда это была работа, а теперь он сможет расслабиться. Заправив за ухо васильковую прядь, демон вопросительно уставился на начальство, отмечая потемневший затуманенный взгляд, хмурую складочку между бровей и сведенные скулы. Секретарь тихо вздохнул, понимая переживания начальства, явно не ожидавшего, что в раскинутые сети попадется такой улов. Получив подтверждение от владыки, мужчина тихо скользнул в темноту, махнув рукой единственному задержавшемуся на всякий случай на поляне гвардейцу, оставляя брюнета в одиночестве.

     Арнэр поднял голову к звездному куполу и вдохнул насыщенный цветочными ароматами воздух. Чуткое ухо улавливало приглушенные звуки продолжавшегося бала, смех придворных, нежную и плавную мелодию. А где-то совсем рядом, возможно даже и в дупле соседнего дерева едва дышало, тихо попискивая от страха, какое-то крошечное зверье. Демон печально улыбнулся. Ничего, скоро они поймут, что все самое страшное уже закончилось и успокоятся. А вот ему еще предстояло разбираться в том, почему близкий друг оказался внезапно предателем. И ведь дружили уже больше сотни лет. Как такое произошло?

     Медовые глаза полыхнули алым и снова потускнели. После того, как предначертанная пророчеством супруга чуть не умерла, он довольно быстро вышел на «главную заговорщицу» - блондинистую любовницу, осмелившуюся требовать себе большего. Вот только, уже тогда было ясно, что сама она не могла додуматься до подобной комбинации. Точнее, на первый взгляд все казалось исполненным грубо и топорно, и вот эта нарочитая, так несвойственная демонам простота и неуклюжесть и насторожили владыку и начальника разведслужбы. Лорд Эйра приложил немало усилий, разматывая все ниточки. И почти распутал клубок, вычленив семерых участвовавших в заговоре представителей знати и еще десяток исполнителей. Но главная фигура не вырисовывалась.

     Тогда и было решено разыграть спектакль. В один день, в одно время были арестованы все подозреваемые, включая и расслабившуюся, принявшуюся снова очаровывать императора блондинку. Последняя на допросе рыдала, плакала, ломала руки и заверяла, что никогда, никогда, и только ради того, чтобы быть рядом с владыкой. И высший демон пожалел влюбленную демонессу. По крайней мере, половина придворных шептались по углам именно об этом. Другая половина, большую часть которой, как ни странно, составляли женщины, тихо шипела, что правитель придумал какой-то очередной хитрый ход, о котором они все возможно никогда и не узнают.

     С этим Арнэр, которому ежевечерне предоставлялся доклад о царивших при дворе слухах, был полностью согласен. Оказавшись в центре внимания, белокурая лордесса то принимала гордый и царственный вид, то ходила с выражением глубокой печали на лице. Последнее можно было чаще всего увидеть при ее приближении к императору, с которым пути демонессы пересекались на удивление часто. А затем случилось то, чего вполне можно было ожидать. Молодая, даже по меркам людей, дама, не привыкшая сдерживать ни мысли, ни язык, где-то обмолвилась о серьезном друге.

     Где и когда, толком никто и не припомнил, однако данная информация чрезвычайно быстро достигла ушей начальника разведслужбы. Беседовавший с высоким лордом с Южных Границ ледяной блондин внимательно выслушал тихим шепотом передавшего ему сплетню молодого гвардейца, поморщился, неодобрительно покачал головой, заметив, что в следующий раз нужно передавать сведения в письменном виде, чтобы окружающим не приходилось напоминать о государственной тайне. Являвшийся заядлым сплетником южный лорд, прижимая руки к сердцу, горячо заверил, что он – могила. И после того, как посетовавший на некстати случившуюся поездку владыки лорд Эйра откланялся, поспешил поделиться сногсшибательными новостями с соседом, чьи владения граничили с его собственными с правой стороны, как раз за зеленым леском, по опушке которого протекала небольшая, очень холодная из-за талой воды горных ледников, речушка. Разумеется, по секрету.

     Впечатленный сосед не смог утаить столь важные события от супруги. Та нашептала на ухо драгоценному любовнику. К утру не только весь дворец, но и отдаленные поместья полнились шепотками, передаваемыми из уст в уста под прикрытием пологов тишины, столь беспечно забытых начальником разведслужбы. Благодаря чему самый жуткий сплетник и растрезвонил секретную информацию на всю округу. Но разумеется, демоны, будучи законопослушными подданными, никому, ни о чем, и вообще тсссс.

     Кстати, владыка встряхнулся, смахнул с затянутого темной синей тканью плеча упавший снежно-белый лепесток и потянулся к дрожавшей испугом, переливавшейся алыми сполохами тревоги ниточке эмоций бывшей любовницы. Снять наложенные защитные чары он мог и на расстоянии. Это для их закрепления требовался чуть ли не непосредственный контакт. Боясь, что покушение удастся и свидетельницу уберут, император наложил личную защиту, пробить которую не мог никто. Дворцовая магия не позволяла. Да и сильнее чародея, чем повелитель, не было.

     Полог с легким звоном, слышимым только его создателю, рассыпался, распавшись на отдельные серебристо-розовые искорки, вызвавшие изумление и молчаливый ступор у лордессы. Капитан стражи довольно кивнул и закрыл дверь за пленницей, оставляя ее в сухом небольшом, довольно прохладном помещении с минимальным набором мебели. Пусть посидит, подумает, может быть, еще что-то вспомнит. В любом случае, правитель велел не выпускать леди до вынесения наказания. Высокий широкоплечий демон покачал головой и хмыкнул, недоумевая, что этой глупенькой демонессе спокойно не жилось.

     Император потер ладони и присел на траву, вытягивая длинные стройные ноги. По блестящей мягкой коже высоких сапог прыгали лунные зайцы. Арнэр разлохматил гриву, сорвал сочную травинку и принялся ее жевать. Четыре дня его отсутствия были запланированной приманкой. Высший демон был уверен, что главный виновник заговора постарается устранить не блиставшую умом лордессу, пока до нее не добрался император, так кстати оказавшийся в отъезде. Это позволяло организовать убийство с чувством, толком и расстановкой.

     И заговорщик шансом воспользовался. Исполнителей нанимать было слишком рискованно в сложившейся ситуации. Неизвестно, кто бы первым узнал о планировавшемся покушении, возможно, его бы сдали главе государства сами же подчиненные. Пришлось действовать самому. Внезапно вернувшийся владыка внес нервозность и ускорил процесс. А бал стал идеальным местом для именитого вельможи, желавшего незаметно устроить небольшое дельце. Арнэр вздохнул, потянулся и поднялся на ноги, уже почти готовый к тому, чтобы в очередной раз смотреть в глаза бывшего друга, с уверенностью доказывающего, что имеет право и прочее, и вообще действовал исключительно на благо империи.

     Мужчина пожал плечами и зашагал прочь от тропинки, в гущу деревьев, предпочитая прогуляться перед тяжелым разговором, отказаться от которого он не мог. По спине пробежал внезапный холодок. Брюнету вспомнилась неожиданная встреча двух женщин, с которыми он делил постель. В какой-то момент он испугался, что герцог, теперь уже опознанный и узнанный, попытается убить двоих сразу. Однако тот оказался более осторожным. Да и защиту на императрице мог не заметить только слепой. И это только часть, которую владыка целенаправленно не стал скрывать. И все же, кто мог подумать, что его супругу занесет в этот тихий укромный уголок. Ведь он специально следил за ней. Она спокойно сидела, общалась с лордессой Хакиимэр, неизвестно по какой причине проявлявшей к молодой правительнице особую привязанность. И вот, вдруг оказалась здесь.

     Из-под ноги выкрутился угловатый булыжник. Владыка еле успел перенести центр тяжести, взмахнул руками, чертыхнулся. Огляделся по сторонам, шагнул влево на прогалину и распахнул крылья.

     Выйдя на аллею, Элия сощурила глаза, привыкая к яркому освещению. Повертела головой. Не обнаружив поблизости мужа, довольно улыбнулась и направилась к входу в бальную залу, надеясь, что супруга там не окажется и можно будет тихонечко сбежать к себе. Владычица кивнула прошествовавшей мимо паре, на мгновение задержав взгляд на прическе демонессы, представлявшей собой микс светлых серебристых прядей и черных перьев, уложенных в художественном беспорядке. Партнер дамы щеголял настолько густой ювелирной сеткой из платины и голубых драгоценных камней различных оттенков, что под ними невозможно было разобрать цвет его волос. Мотнув головой и подивившись фантазии некоторых, правительница вошла в залу, оглядывая практически пустой нижний уровень. Задрала голову, всматриваясь в танцевавших наверху. Знакомой брюнетистой головы заметно не было. Элия повернулась к телохранителю: - Думаю, если император через минут десять не появится, можно будет уходить.

     Демон молча кивнул, привычно отходя в сторону.
     Глава 21 Все удалось
     Везение" всегда лишь результат тщательной подготовки, а "невезение" - следствие разболтанности и лени.
     Роберт Хайнлайн
     Сова весело блестела глазищами, удобно устроившись на дуге светильника. Правительница потянула за паутину, чуть морщась от неприятных ощущений липкой нити на коже. Казавшаяся монолитной скальная поверхность поехала в сторону, наполняя коридор светом и блеском драгоценностей. Девушка еще раз взглянула на статуэтку, подергала, убеждаясь, что изящная вещица останется здесь надолго, и шагнула вперед, на алую ковровую дорожку, вытирая похолодевшие от волнения и липковатые от паутины ладони о темно-синее платье, наугад выуженное из гардероба.

     Знакомый город из драгоценностей на этот раз был удостоен лишь мимолетного взгляда. Всего на мгновение молодая женщина замедлила движение, остановилась, задумчиво потирая переносицу и рассматривая лежавшие с краю на ковре три монетки и цепочку. Она помнила, что последний раз зацепилась за невидимую складку и чуть не упала. Нечаянно, пытаясь удержать равновесие, шагнула в сторону и подопнула драгоценности. Похоже, что за то время, что она отсутствовала, по крайней мере, в этой части сокровищницы никого не было.

     Добравшись до сундуков на стене, императрица, не спеша, двинулась вдоль стены, вглядываясь в символы. Остановилась у темного ларца с посверкивавшим серебром кленовым листиком, поименованным в книге «лапкой», достала свернутую в несколько раз бумагу, развернула, сверяясь с записями. Внимательно прочитала пункт про «безопасность прикосновений», в котором говорилось, что предосторожностей не требуется. Убрала документ за корсаж, ибо других мест для хранения типа «карман» на этом платье предусмотрено не было. Потянулась и, внутренне напрягаясь, откинула крышку. Невольно присела, пригибая голову и морщась, ожидая чего угодно, от рева сигнализации до появления огромных злобных пауков. Или яркой вспышки, превращающей ее в огненный факел.

     Последнего Элия боялась меньше всего, помня о вскользь упомянутой подарившим ей виллу лордом, а потом и Арени защите, наложенной на нее супругом. Скорее всего, атакующие заклинания ничего бы не смогли сделать. Да и…. Молодая женщина пока не могла сформулировать то смутное ощущение, которое испытывала последнее время в библиотеке, в оранжерее, в музыкальном зале, да и в сокровищнице тоже, но чувствовала, что вред ей вряд ли нанесут. Тишина продолжала неспешно кружить под белоснежным лепным потолком сокровищницы. Приподнявшись на цыпочки, девушка запустила руку в сундук, нащупала неровные края и вытащила прозрачный, с серебристыми искорками амулет.

     Придирчивый осмотр на просвет со всех сторон, как было рекомендовано в книге, не выявил ни трещин, ни темных точек, ни туманных пузыриков, иначе говоря, оказался в идеальном состоянии. Правительница светло улыбнулась и прошагала, то и дело запинаясь за путавшиеся под ногами драгоценности и оскальзываясь на шевелившихся, словно живые, монетках, к ковру. С облегченным вздохом выбралась на относительно твердую поверхность и уселась в центре дорожки. Водрузила перед собой амулет, достала карандаш и листок с записями.

     Карие глаза внимательно пробегали написанные не слишком разборчивым почерком строчки, губы шевелились, повторяя прочитанное вслух. Убрав за ухо упавшую на нос и липнувшую к губам русую прядку, Элия принялась перечитывать документ, посасывая от волнения прозрачную висюльку кулона, оставшегося на шее еще с бала. Прикрыв документ, девушка мысленно пробежалась по всем пунктам, открыла записи и сверилась, убедившись, что все запомнила правильно. Устроила листочек рядом с артефактом, выплюнула изо рта украшение и нерешительно повертела в руках карандаш.

     - Ладно, тяни не тяни, а делать надо. Само не наладится, - Элия прочертила линию прямо на ковре. Посмотрела на быстро выпрямлявшийся ворс, на котором не осталось и следа, и зависла. Как то она себе этот момент не так представляла. Да и на коврике в спальне все прекрасно получалось. Правда, потом пришлось срочно замывать, чтобы Хакейко не обнаружила. Девушка похлопала себя по несуществующим карманам, вздохнула и взглянула на единственный листок бумаги, уже использованный, а следовательно, для ее целей никак не подходивший, - Ну, и что делать? За бумагой бежать? – она цепким взглядом обшаривала окружающее пространство, - Может быть? –подобрала горсть монет, прикидывая возможность выложить им нужный узор, но тут же замотала головой.

     - Так, дорогая, с ума сходить не будем. И лениться тоже. Так что ноги в руки и за бумагой побежала! – Элия подхватила подол, амулет и рванула к выходу. Ноги сами собой несли ее по привычному маршруту, в то время как в голове решалась сложная задача – размеров одного листа явно не хватало для рисунка, а чем их склеить, в голову не приходило. Да и будет ли работать в этом случае заклинание, владычица не знала.

     Отфыркиваясь от выбившихся из прически волос, молодая женщина влетела в собственную спальню. Замерла, тихо-тихо прикрыла за собой панель и на цыпочках подошла к ведущей в овальную комнату двери. Остановилась, обернулась к зеркалу, приглаживая повышенную лохматость. Получалось не очень. Пришлось взять щетку из какого-то темного дерева, украшенную растительным узором из драгоценных камней, и привести себя в порядок. Умыкнутую из сокровищницы лапку девушка поместила в корсаж, в компанию к записям. Вернулась к дверям и осторожно приоткрыла.

     В комнате тускло светился серебристый потолочный узор, мягкими волнами спускавшийся на персиковые с теплым золотистым отблеском стены. Никого рядом не наблюдалось. Элия прокралась к мольберту и остановилась, покусывая нижнюю губу и рассматривая закрепленный на нем лист. Наклонилась, вытащила из небольшого узорчатого ведерка свернутый трубочкой запасной и, также на цыпочках, вернулась в спальню, плотно прикрывая за собой дверь. Уселась на пол и развернула добычу, чем-то напоминавшую ватман. В отличие от последнего, бумага сворачиваться назад не спешила, оставаясь ровной и гладкой. Императрица довольно цокнула языком, мысленно ставя себе пометочку, что пора избавляться от такой некультурной привычки, а то войдет во вкус, потом не отвяжется.

     Достала карандаш и записи и положила последние рядом. Выудила из-за корсажа амулет, укладывая его на середину листа. Провела одну линию, вторую. Отмерила на магическом писчем приборе размер амулета, затем четыре соответствующих расстояния на бумаге и… вышла за границу листа. Остановилась и сокрушенно покачала головой, констатируя неудачу. Подумала, осматривая комнату, потерла ладони, вскочила и принялась скатывать серый ковер. Освободив внушительную часть пола, Элия довольно улыбнулась и потянулась за карандашом. Задумчиво поглядела сначала на темный грифель, затем на шоколадный пол, хмыкнула, хлопнула себя по лбу и повторно проскользнула в свою комнату «для творчества», откуда вернулась, счастливо стискивая в руке белоснежную «кисть».

     Рисунок на полу выходил местами корявый, но в целом, соответствовавший тому, что было нужно. Девушка почти довела до конца последнюю линию, но контур замыкать не стала, оставив пару сантиметров пустыми, опасаясь несвоевременной активации. Императрица еще раз сверила каждую линию с наброском, пересчитала необходимые размеры, подхватила так и лежавший на полу лист ватмана, свернула его пополам и, используя в качестве линейки, исправила несколько отличавшихся особой кривизной линий. Чуть повернула в центре «серебристую лапку» и дрожащей рукой потянулась замкнуть контур. Рука замерла. Элия прикусила губу до крови и закрыла глаза, мелко поверхностно дыша и пытаясь справиться с накатившей паникой. Медленно выдыхая, она убеждала себя, что проверила каждое слово, каждый предлог не меньше чем на десяток раз, пусть на это и ушло неимоверное количество времени, не сопоставимое ни с одним из ее переводов. Повторяла себе, что учла любые двусмысленности и толкования слов, перепроверив их в других печатных изданиях на ту же тему. Распахнула глаза, резко выдохнула и одним росчерком завершила свой затянувшийся эксперимент.

     По белоснежному узору побежали серебристые искорки. Сначала молодая женщина приняла их за тех мушек, которых часто можно увидеть в глазах, если резко встать или перекупаться в бане, сморгнула, однако мошки никуда не делись, наоборот, их количество увеличивалось, пока контуры не набухли и не стали толще раза в три. Над линиями появилось слабое голубоватое пламя, точь в точь, как на рисунке в книге. Отодвинувшись в сторону, Элия тихонечко хлопнула в ладоши и прикрыла рот. На всякий случай, чтобы не завизжать от восторга. Все-таки магией она до сих пор вообще не занималась, и было очень занятно наблюдать за тем, как все происходило. И, вроде бы, пока получалось.

     Она оглянулась и постучала по дереву, чтобы не сглазить. Тем временем амулет приподнялся над полом и закрутился вокруг своей оси и даже тихонечко загудел. Правительница напряглась, встревоженно оглядываясь вокруг. Как-то невольно мелькнула мысль, что охранные чары помещения могли среагировать на творившуюся волшбу. Однако останавливать процесс было уже поздно. Побледневшая Элия тяжело вздохнула, в красках представляя себе, что именно могло сейчас последовать. Однако ничто не нарушало сонную тишину спальни, да и за ее дверями царило спокойствие.

     Спустя пару минут напряженного ожидания, девушка позволила себе выдохнуть и сгорбить до того выпрямленную, как у гвардейца у парадного входа, спину. И внезапно обнаружила, что совершенно перестала дергаться по поводу исхода магического действа. Видимо, клин клином вышибло. Она бестрепетно протянула руку, выуживая из центра светящихся переплетений амулет и пряча его в сложенных лодочкой ладонях: - Полное и качественное знание языка империи Демонов, - Элия открыла было рот, чтобы добавить еще парочку, но вовремя прикусила язык. Жадничать не следовало, вместо этого произнесла, - и наречий с диалектами, - сильнее сжала резко похолодевшую вещицу в руках и закрыла глаза, не в силах смотреть на быстро поднимавшееся вверх от пальцев к плечам серебристое свечение. Нервы стоило поберечь для будущего.

     На миг кольнуло ледяной иглой сердце, холодные мурашки промаршировали по спине, а на голову будто надели корону снежной королевы. Молодая женщина поморщилась, пережидая неприятные ощущения. В мозгу вертелась фраза из всплывшего стихотворения Эдуарда Асадова: «Когда переплавится все, перемучится, какая же там чертовщина получится…».

     Воздух вокруг потеплел, лед внутри также начал оттаивать, артефакт больше не посылал волны холода. Повелительница проморгалась и поднесла к лицу ставшие вновь нормальными руки. Повертела головой и задумчиво наморщила лоб: - И? Получилось? Или нет?

     Она пожала плечами, сообразив, что как-то упустила этот момент из виду. Как понять, удалась ли ее авантюра? Владычица обвела взглядом полутемную спальню и уставилась на ставший опять просто белым рисунок. Постучала кончиками пальцев по темному дереву и попыталась встать. Однако занемевшие ноги двигаться отказывались. Молодая женщина охнула, как старая бабка, и начала распутывать и разминать конечности, искоса взглянув на часы и удивившись тому, как быстро пролетело время. Императрица, прикусив язык, с силой пожамкала мышцы, радуясь дружному маршу острых иголочек по телу. Поерзала, перетекая из положения «сидя на попе» в позу «стою на коленях», и, наконец, разжала руку с артефактом, рассматривая наливавшийся багровым отпечаток от врезавшихся в ладонь граней.

     Она слишком сильно сжимала амулет, за что предстояло расплачиваться приличным синяком. «Придется пару-тройку дней походить, сжимая кулак», - сделала себе мысленную пометочку правительница, запихала «кленовый листик» за корсаж, однако тут же вытащила его, с невнятными ругательствами, опираясь на колени руками, встала с пола и, кряхтя, двинулась к окну. Достала значительно уменьшившийся клубочек паутины, после долгих размышлений перенесенный с внешней стены в ванной, в спальню, из-за новой террасы, создававшей угрозу секретности. Вмотала в него использованный бытовой накопитель и привычным движением закрепила на месте. Прихлопнула для надежности ладонью и со вздохом направилась в ванную.

     Осмотрела полотенца, развернула самое маленькое, обозрела похожую размерами на простыню тяжелую махровую ткань, сложила ее назад и повесила на прислоненную к стене стойку цвета темного шоколада. Нырнула в гардероб, откуда вылезла минут через пять, с победным видом потрясая небольшим шейным платком. Очень мягким на ощупь, и, что самое главное, не шелковистым. Намочив в ванной тканюшку, Элия вернулась в спальню, плюхнулась на колени и принялась оттирать четкий белый узор с казавшегося черным пола. Раздраженно отбросила с влажного лба прилипшую прядку и, надув щеки, выдохнула.

     Дело шло не так быстро, как хотелось бы, но все-таки рисунок, пусть и не без сложностей, но отмывался. И это владелицу апартаментов чрезвычайно радовало, так как были у нее опасения, что придется свое творчество еще линиями дочеркивать, чтобы никто до исходного замысла не докопался, и под ковром прятать: - Дура, ты, Элия, дура, - шипела она себе под нос, с силой надавливая на тряпку, - Зачем оно тебе нужно было здесь? Что, нельзя было, например, в ванную уйти, ту, на лестнице, где ты, кстати, бумаги-то и спрятала. Там-то уже точно никто ничего бы не понял, да и с тобой бы не связали. Нет, тебе в собственной спальне приспичило. Ох…. Вот уж точно, волос долог, ум короток. Может, тебе опять подстричься?

     Девушка на миг застыла на месте, всерьез рассматривая поступившее от мозга предложение, потом хрюкнула, удивляясь собственным тараканам, и продолжила свое высокоинтеллектуальное занятие, попутно размышляя о том, что проверить результаты можно будет утром, когда она доберется до оставшихся в кабинете книг. Если она легко поймет прочитанное, значит, задумка удалась.

     Длинный тонкий солнечный луч скользнул по полу, поплясал на последней, уже бледной загогулине, попрыгал на серой тряпочке, в которую превратился платок, и замер. Элия еще раз провела по полу влажной тканью, встала, осматривая выполненную работу, придирчиво прошлась взглядом по каждой досочке, вытерла подозрительное пятнышко и, глубоко вздохнув, смахнула тыльной стороной кисти упавшие на нос и лоб, жутко мешавшие волосы, фыркнула и задумчиво пожамкала в руках бывший платочек. В том, что его отсутствие останется незамеченным, девушка не сомневалась, больше ее пугал вариант, что вещицу найдут. Тогда вопросов было бы сложно избежать. «Опять выкручиваться…», - императрица тоскливо наморщила лоб. Ничего кроме порезать и спустить в унитаз в голову не приходило.

     Элия скользнула в овальную комнату, выудила из небольшого деревянного ящичка с цветочным узором из мелких полудрагоценных и драгоценных камней ножницы, стараясь, чтобы прочая лежавшая рядом мелочевка не звякнула, проскочила в ванную, аккуратно покрошила тканюшку прямо над унитазом и быстренько смыла следы своей преступной деятельности. Ножницы положила на туалетный столик. Их и потом убрать можно будет. И спросят ее об этом вряд ли…. В огромных окнах мотал лапами под порывами совсем не утреннего ветра недовольный парк. Солнце то скрывалось за пушистыми облаками, словно участвовавшими в гонке, то снова разбрасывало вокруг свои по утреннему неяркие лучи.

     Девушка коснулась шоколадной рамы ладонью и надавила. Тяжелая створка легко пошла в сторону. Правительница тепло улыбнулась. Такая мелочь, а как она ей нелегко давалась, пока Хакейко не заметила и все не отрегулировала. Деревянный настил площадки кое-где еще блестел влажными пятнами росы. Темный камень низкого бордюра был прохладным. Элия подобрала под себя побольше складок платья и присела, размеренно вдыхая и выдыхая, впитывая это утреннее настроение, немного ежась под порывами ветра и морща лицо, когда очередной любопытный луч стремился попасть ей в глаза.

     Постепенно окружающее пространство оживало. Тихо перепискивались полосатые белки, то и дело взлетали и кружили над мохнатыми хвойными лапами, усыпанными мелкими, похожими на колокольчики, голубыми цветами, огромные фиолетовые, белые с зеленой каймой по краю крыла и ярко-оранжевые бабочки. За ними со свистом гонялись темно-синие птахи с раздвоенными хвостами и ослепительно голубыми грудками. От их звонких голосов то и дело закладывало уши. Элия широко улыбнулась, приметив на соседнем дереве умывавшую мордочку зверушку. Та на соседку внимания не обращала, приступив к тщательному перебору шерстки на пушистом хвостике.

     Правительница повела плечами, тихо шепнула в окружающий мир: «Спасибо за эту красоту», и шагнула назад в ванную, скинула платье и встала под теплые струи воды, вздохнула, смиряясь с тем, что спать она ляжет только вечером, но тут же потерла руки от предвкушения. Что-то этакое маячило где-то на периферии сознания, настойчиво постукивая в двери маленькими кулачками. Элия потрясла головой, разбрызгивая вокруг воду, образовавшую в солнечных лучах маленькую локальную радугу, огромная товарка которой все ярче сияла на небосклоне.

     Внезапно молодая женщина хлопнула себя по лбу, скривилась, потерла излишне пострадавшую от чрезмерной эмоциональности часть, споро выбралась из черной чаши, обмоталась полотенцем и пронеслась в гардероб. Попыталась натянуть первое попавшееся платье, повертела в руках изысканный серебристо-фиолетовый наряд с застежкой на спине, отрицательно покачала головой и уже более внимательно оглядела развешенную и разложенную одежду. Белое платье с золотым поясом приглянулось своей простотой, мягкой тканью и удобством одевания. Застежек практически не было, кроме той, что крепила ткань на плече.

     - Ой, мамочки, - торопливо скрепляя пряжку ремня, Элия бросилась в спальню, выдохнула на пороге, обозревая пустое пространство, посмотрела на часы, - Да, попить бы тебе что-нибудь успокоительное, на всякий случай, - она осуждающе взглянула на показывавшие раннее утро стрелки и направилась к кровати, возле которой лежал свернутый рулоном ковер. Пыхтя от усердия, раскатала его обратно, потопталась, расправляя неровности, и присела в кресло. Спать после выброса адреналина не хотелось совсем. Однако и рассказывать окружающим о том, что проснулась в такую рань, девушка желанием не горела. С другой стороны, на это можно было списать многое, Элия подцепила ножницы и прошла в комнату для отдыха. Уселась на диван, поерзала и с тихим довольным возгласом вытащила из-под подушки книжку сказок, неизвестно когда туда упиханную.

     Губы сами собой расцвели в улыбке. Во-первых, появилась возможность проверить, что у нее получилось, а во-вторых, это значило, что Хакейко по ночам в апартаментах хозяйки не шлялась. Данный факт успокаивал. Девушка незамедлительно открыла книжечку на последних страницах и впилась глазами в строчки. Пробежала несколько абзацев и откинулась на спинку дивана. Втянула щеки, чтобы не засмеяться в голос, потерла друг о друга сложенные в кулачки руки, тихонечко потопала ногами и промурлыкала что-то вроде «We are the champions, my friend…1». Перелистнула глянцевую бумагу и скоро, по диагонали, как привыкла еще в своем мире, просмотрела целую сказку. Выдохнула и закрыла глаза, прошептала: - Ты молодец, Элия. Просто молодчина».

     Вернулась к тому месту, на котором остановилась в процессе изучения языка. Надавила на собственный кончик носа и фыркнула: - Нет уж, теперь мы эти сказочки оставим детям. Себе можно и получше тексты найти, - она встала и направилась в спальню. Спустилась уже знакомым маршрутом в библиотеку и запрокинула голову, следя за спускавшимся вниз хранителем, - Что-нибудь об устройстве империи, - задумалась на миг, - с иллюстрациями….

     Особо они ей были не нужны, но маскировку требовалось соблюдать, а так всегда можно было сказать, что она картинки рассматривает. Хранитель поискрил и плавно подлетел к стоявшему непосредственно у входа стеллажу, указал щупальцем на нижние полки и завис, освещая окружающее пространство. Элия напряженно рассматривала предложенное ей богатство, непроизвольно ломая пальцы. Хотелось забрать все и сразу. Но… существовала некоторая опасность. Во-первых, как она сможет объяснить появление этих книг? Походом в библиотеку? Так туда сначала сходить надо. И… наверняка Арени отследит, что именно она взяла. Или нет? Может, у нее уже паранойя, которую лечить надо?

     Молодая женщина с силой потерла пальцами переносицу и нос, чихнула и выдохнула, сдувая опять упавшие на лоб пряди. Вытащила средних размеров томик, открыла где-то ближе к середине и задохнулась от восторга, обнаружив красочные 3Д фотографии. Пробежалась по тексту и пару раз подпрыгнула, как маленькая девочка. Плюхнулась на пол рядом со стеллажом и вернулась к началу книги. Отлистала несколько страничек и заложила пальцем, тихонечко шепча: - А то знаю я тебя, будешь читать и все проворонишь….

     Где-то спустя пару часов Элия уже неплохо ориентировалась в основных структурах демонического сообщества. Правда, от чтения всего подряд пришлось отказаться. Как оказалось, демоны страдали излишней тягой к детализации, или девушке просто так не повезло с этой конкретной книжкой. Тем не менее, пролистывая страницы с избыточным описанием, императрица довольно быстро приобрела некоторое представление о предмете. С видимым сожалением поставила на место томик в темно-зеленой обложке и встала, поправляя платье.

     Уже в своих комнатах, привычно взбив в комок постель, владычица уселась в кресло, поглядывая за окно и раздумывая над тем, что все-таки придется наведаться в библиотеку, так сказать, через главный вход. Вскинув голову, Элия сощурилась, обдумывая пришедшую в голову мысль. Кощунственную, но полезную. Молодая женщина потерла ладони, посмотрела на часы, встала и вышла из комнаты. Приблизилась к мольберту и достала краски. Сидеть и просто ждать завтрака сил уже не было. К моменту прихода Хакейко мелко-детальная раскраска была готова наполовину.

     Демоница всплеснула руками, Элия довольно улыбнулась и отодвинулась, показывая свое творение. Служанка покачала головой, с сомнением глядя на странную забаву госпожи. Откинув с плеча за спину щекотавшие шею русые прядки, молодая женщина, блестя карими глазищами, достала из ларя средних размеров цветочный орнамент и протянула недоверчиво смотревшей на нее рыжеволосой пышечке: - Когда будет плохое настроение, приходи сюда и попробуй сама. Я разрешаю.

     Неуверенный кивок и элегантный реверанс стали вполне ожидаемым ответом. Завтрак Элия едва заметила, полностью поглощенная пришедшей ей в голову идеей. Вытерев тонкой салфеткой цвета топленого молока выпачканные в сладком креме руки, девушка встала из-за стола, привычно поблагодарив Хакейко и поваров за вкусный завтрак, и остановила направившуюся к гардеробу демоницу: - Я сначала в библиотеку, потом на прогулку. Это платье пойдет?

     Маслины глаз внимательно оглядели белоснежный наряд: - Нужен еще палантин, и украшений не хватает, госпожа. И, конечно, прическа.

     Элия кивнула и шагнула в спальню, усаживаясь в кресло. Спустя полчаса она уже стояла перед стеллажами с огромными томами на всеобщем, выбирая жертву. Приглянулся уродливый коричневый с крупными безвкусными рубинами по канту. Заглянув в содержание, молодая женщина хмыкнула, обнаружив, что в ближайшее время собирается читать трактат о философии бытия и дома, как выражения этого бытия. Взвесив книгу в руках и оценив мелкий убористый почерк, Элия поняла, что на пару тройку месяцев этого талмудища ей хватит. Арени, как всегда, невозмутимо подпиравший ближайшую вертикальную поверхность, при виде выбранного чтива, в первый раз за долгое время изумленно распахнул очи цвета виски, в которых заполыхали изумрудные огни.

     Императрица, склонив голову, чтобы спрятать улыбку, всучила мужчине свою увесистую ношу и направилась к выходу под цепким взглядом библиотекаря, после внушения брюнетистого охранника не смевшего и слова сказать правительнице. Махнув изящной, выглядывавшей из кружевного черного манжета рукой Арени оставил на стойке магический оттиск книги и следом за своей подопечной покинул помещение, продолжая бросать косые взгляды на книгу в собственных руках, мазнул по заглавию и чуть не поперхнулся воздухом. Элия неспешно шагала по коридору к ближайшему окну, все также пряча усмешку в уголках губ. Знать о том, что как раз этот опус она читать не собирается, телохранителю не то, что было не обязательно, а прямо противопоказано.

     Прогулка, тренировка, обед. Владычица вздохнула свободно и развалилась на кровати, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Что ни говори, а постоянно преследовавшие взгляды раздражали и заставляли быть настороже. Хотя сегодня все было чуть по-другому. Теперь она не стояла в стороне и не пыталась сыграть в «глухой телефон», а полностью отдавала себе отчет в том, кто и что сказал, даже шепотом. Элия прижмурилась и только что не замурлыкала, потягиваясь всем телом. Нахмурилась на миг, еще раз напомнив себе, что нужно, жизненно необходимо соблюдать осторожность, нельзя показывать, что знание языка для нее больше не проблема, что она в курсе происходящих событий. И тут же себя успокоила. За несколько месяцев пребывания во дворце она только тем и занималась, что тренировала выдержку и умение держать покерфейс в любой ситуации.

     Молодая женщина вскочила с изрядно примятой кровати и подхватила лежавший на цвета слоновой кости прикроватной тумбочке том, крякнула под его тяжестью и шагнула к светлым панелям. Постояла на лестнице, прикидывая, куда лучше сначала отправиться. Хотела уже спуститься в библиотеку, но сообразила, что хранитель вряд ли допустит ненадлежащее размещение дополнительного печатного издания на своей территории. В результате талмуд оказался в нейтральной зоне, примостившись среди полотенец на полке золотисто-коричневой ванной комнаты. Элия пробежалась налегке до библиотеки, где еще раз, стиснув зубы, забралась на лестничку, поминая любившего порядок хранителя не самыми приличными словами, пролистала описание амулетов, получая чуть ли не физическое наслаждение от того, что не испытывала затруднений с пониманием, зарисовала нужный ей накопитель. Понеслась в сокровищницу, где вытащила очередную «серебристую лапку», попутно чертыхаясь на собственную забывчивость. Нужно было забрать использованную из спальни. С другой стороны, куда бы она ее сейчас дела?

     Девушка махнула на все рукой и поскакала в библиотеку. Повторный визит затянулся на длительное время. Сначала сама Элия не могла сформулировать, что ей требовалось, а потом еще пришлось выбирать из предложенного многообразия. Однако сообразив, что если прокопается еще немного, то вообще ничего не успеет, правительница подхватила лежавший посередине тяжелый том, попрощалась с хранителем, уже поднявшим в воздух своими щупальцами, чтобы поставить на место, оставшиеся печатные издания, и закрыла за собой двери.

     Наконец, молодая женщина удобно устроилась на теплом каменном полу, выудила из кармана василькового платья черную кисть, примерилась, достала белую, развернула притащенную в ванную книгу и принялась чертить. Второй раз дело шло намного быстрее, да и одна из скульптур на полочке, обладавшая удобной подставкой в виде прямоугольника, помогла сделать прямые линии идеальными. Карие глаза блестели удовлетворением, пока Элия придирчиво осматривала получившийся рисунок. Затем подхватила притащенный том и, пыхтя от усилия, принялась отделять обложку от основного содержания при помощи ножниц. Стерла со лба пот, отфыркнулась от попавших в рот прядок и сделала долгий выдох.

     Работа шла тяжело. Все-таки в данном случае нож был бы предпочтительнее ножниц, однако раздобыть первый без появления у некоторых обитателей дворца вопросов было невозможно. Приходилось работать с тем, что имелось под рукой. Кстати о последней. Молодая женщина поднесла к глазам ладонь и подула на горевшие красные следы. Несколько раз сжала и разжала занемевшие пальцы, после чего продолжила свой нелегкий, выполненный только наполовину труд, который любой библиотекарь, да и просто здравомыслящий человек назвал бы варварством. Наконец, упрямая обложка поддалась, отделяясь от остальной книги.

     Императрица завернула в полотенце увесистые листы и уложила на полку. Подняла лежавший в стороне том с витиеватой надписью на обложке «Политическое и общественно-экономическое устройство Империи», улыбнулась. В былые времена такое название вызвало бы лишь скуку, а теперь девушка была готова обниматься с данным экземпляром печатной продукции. Вот что значило изменение времен и потребностей. Элия хмыкнула и с тяжким вздохом опять принялась уродовать уже второй том: - Надеюсь, все получится и в этот раз, иначе будет оочень неприятно, - владычица с сожалением смотрела на поцарапанную изнутри кончиками ножниц кожаную обложку с торчавшими из нее нитками, но продолжала свое черное дело.

     В этот раз на полку отправился переплет. Вложив основную часть книги в коричневую кожу, девушка устроила это творение в центр своей напольной живописи, развернула описание амулетов, несколько раз прочитала про себя нужный отрывок, стараясь даже губами не шевелить, и лишь после этого зачитала строчки вслух. Серебристые искры взметнулись вверх, помельтешили и погасли. Когда растаяла последняя, Элия, в отличие от предыдущего раза, сначала стерла пару линий. Так, на всякий случай, вдруг где еще что-то осталось. Подтянула к себе книгу, развернула и довольно прищелкнула пальцами, с улыбкой рассматривая абсолютно целый том.

     - Как будто, так и было, - девушка перелистнула пару страниц, впилась глазами в первый попавшийся абзац, второй. Однако тут же остановила себя и с сожалением захлопнула переплет, - потом почитаешь. А сейчас наведи порядок и бегом в библиотеку и к себе.

     Последовав собственным указаниям, императрица сначала поползала по полу, уничтожая следы рисунка: - И все-таки, какая забавная штука, эти амулеты, - пыхтела она себе под нос, возя по камням очередным шейным платком, - магии у тебя нет, и не надо. Рраз, пара рисунков, амулетик, нужные слова. И все готово. Прелесть просто. Надо бы книгу скопировать, - Элия оценивающе поглядела на лежавший у входа на коричневом талмуде «путеводитель по амулетам». Помотала головой, понимая, что это дело не сегодняшнего дня. И даже не завтрашнего. Все-таки поразмышляла над тем, сможет ли заняться этим завтра, и печально констатировала, что вряд ли, так как была опасность, что кто-то заметит, если она начнет слишком часто таскать «серебристые лапки».

     - Не-не-не-не, нам такого не надо. И с деньгами и без, - молодая женщина потрясла взмокшими прядками и покачала сморщившимся от воды указательным пальцем перед носом. Вытерла руки, убедилась, что расчлененные книги надежно спрятаны среди полотенец, подхватила лежавший у выхода том про амулеты, пробежалась до библиотеки, где сдала книгу хранителю. Затем вернулась назад, подняла увесистый талмудище и неспешно зашагала к собственным апартаментам.

     Плюхнувшись в спальне прямо на золотисто-серое покрывало, Элия, наконец-то, раскрыла свое сокровище на первой странице и полностью погрузилась в чтение, в который раз радуясь собственному отлично развитому диагональному чтению. Листы сменяли один другой. Иногда молодая женщина зависала над каким-нибудь показавшимся особо интересным абзацем на несколько минут, а затем снова шелестела страницами. Негромкий стук заставил недовольно фыркнуть и повернуть голову в сторону донесшегося звука.

     В медленно и плавно приоткрывшейся двери привычно блестела черными очами Хакейко. Сначала вплыла ее очаровательная улыбка, а затем и вся пышная дама, изрядный размер бюста которой кокетливо подчеркивала тоненькая ленточка бантика обязательной формы. Карие глаза сощурились, пряча мелькавшие в голове размышления, пока руки сами по себе захлопывали книгу: - Хакейко, а если я тебе разрешу ходить не в форме, это что-то будет значить? – девушка с любопытством уставилась на замершую на месте, хлопавшую ресницами, явно не ожидавшую такой приветственной фразы демоницу. Последняя прикусила губу клычком, затем опять улыбнулась: - Это в любом случае очень приятно, госпожа, что Вы обо мне подумали. С другой стороны, форму нам выдают бесплатно, она добротная и мне идет, - служанка огладила тонкую талию и пышные бедра и весело подмигнула хрюкнувшей от неожиданности императрице, - так что меня все устраивает, но если что, я напомню Вам о Вашем предложении, госпожа.

     Демоница присела в элегантном реверансе, в следующий же миг сорвалась с места, пролетела небольшим ураганчиком по комнате, поднимая с кровати хозяйку апартаментов, вытаскивая новое платье насыщенного изумрудного цвета с серебристым густым узором поверх, вплетая длинные витые цепочки с зелеными камнями в волосы владычицы и поправляя цветы в букетах. Элии казалось, что все это происходило одновременно. Правительница лишь успевала моргать и поворачиваться. А в следующее мгновение оказалась уже на пути в столовую, где ждал терпкий травяной чай и блюдо с плюшками, часть из которых, посыпанных хрустящими семечками, полагалась намазывать тремя сортами масла: с зеленью, специями и просто ярко-желтым сливочным с нежным вкусом. Другие булочки были политы сверху шоколадной глазурью и пахли ванилью. Молодая женщина облизнулась и впилась в мягкое пышное тесто, невольно прикрывая глаза.

     Прожевав и запив похожим по цвету на коньяк хорошей выдержки чаем, правительница отставила на время в сторону белую в пятнышках синего различных оттенков чашку, посмотрела на присевшую на низкий подоконник и перебиравшую пуговицы служанку. Губы сами собой расплылись в улыбке. Совсем недавно Элия узнала о необычном увлечении Хакейко. Та собирала пуговицы. Всякие, разные. Коллекция была внушительной. И продолжала пополняться. При этом демоница не просто складывала пуговицы по коробочкам и отделениям, она нашивала их на ткань, причем не просто так, а в виде красочных узоров. Просмотрев несколько фрагментов с кристалла записи, продемонстрированных апельсинововолосой служанкой, императрица прониклась уважением и восхищением, начав глядеть на бродивших рядом на балах демонов с новым интересом, оценивая их пуговицы на предмет пополнения коллекции Хакейко.

     Один раз Элии даже удалось подобрать крошечный сапфир-пуговичку, неизвестно каким образом отвалившийся с костюма какого-то придворного. Радости демоницы не было предела, ведь магически закрепленные аксессуары практически никогда не отрывались, а в лавках стоили дорого. Так что данный экземпляр оказался редкой счастливой случайностью.

     - Хакейко, как ты думаешь? – волосы поднявшей голову служанки пламенели в лучах солнца, а глаза сияли ночной мглой, - уже можно навестить мой подарок? Хочется посмотреть, что за уютный домик достался мне во владение. Это возможно? – молодая женщина выжидающе уставилась на демоницу, на лице которой нарисовалась глубокая задумчивость.

     - Думаю, что ответ на данный вопрос нам может дать лорд Энлэ. Это скорее в его ведении. Позвать его? – маслины глаз блестели оживлением и любопытством.

     - Чуть позже, сначала поем, а потом уже поговорим с ним, - Элия улыбнулась и потянулась за зеленоватым кусочком масла, сочетание трав в котором ей особенно нравилось. Признаваться в том, что ей просто неудобно есть в присутствии посторонних, в любом случае отказывавшихся от еды по долгу службы, она не хотела. Хотя и подозревала, что для ее охранника и служанки данная слабость госпожи тайной не являлась. Вошедший в кабинет Арени выслушал вопрос, кивнул, а Элия не могла отвести взгляд от черноволосой головы с заплетенной тугой косищей, уложенной каким-то невероятным узлом. Девушка моргнула, незаметно ущипнула себя за ладонь, возвращаясь к реальности: - А когда?

     Брюнет помолчал, что-то подсчитывая: - Насколько я знаю, Ваше Императорское Величество, - молодая женщина внутренне поежилась, стараясь внешне недовольство не проявлять, - защита на виллу уже поставлена, так что можем отправиться туда в любое время, когда Вы сочтете нужным, за исключением, пожалуй, ночи. Не хотелось бы рисковать зря.

     Правительница довольно улыбнулась. До нее дошел главный смысл фразы: - То есть завтра мы можем спокойно отправиться в путь? – она непроизвольно потерла лапки, с надеждой глядя на охранника. Тот позволил себе слегка поднять уголки рта, обозначая улыбку: - Абсолютно верно, Ваше Императорское Величество.

     - Тогда…, - девушка хотела было сказать, что поездка, точнее полет состоится завтра, но тут же вспомнила о тренировках, да и обеды с балами, на которых она просто была обязана присутствовать, никто не отменял. Вздохнула и продолжила, - поедем, как только появится возможность.

     Мужчина поклонился и вышел, а Элия расстроенно прикусила губу, прикидывая, как вытащить из плотного графика ненужных обязанностей время на такую нужную поездку. Пора было приступать к следующей части своего плана, которую откладывать в долгий ящик не следовало. И так она с обучением языку долго провозилась. С другой стороны, необходимо было узнать еще очень многое, прежде чем начинать активные действия. Может быть, все не так уж и плохо…? Молодая женщина встала, прошлась к окну, вытянула руку, касаясь пышной мохнатой лапы огромной то ли сосны, то ли кедра, то ли еще какого неизвестного ей представителя хвойных пород. Иголки оказались гладкими, прочными и ожидаемо колючими на кончиках. А еще на них были капельки липкой смолы, пахнувшие совсем как дома, по которому иногда накатывала такая тоска, что хотелось повыть.

     Правительница взглянула на часы, погладила спинку котосветильника и отправилась в спальню. Взяла оттуда свою книгу, переместилась в персиковую комнату и окунулась с головой в чтение, стараясь успеть как можно больше до того момента, как придется собираться на надоевший ей до оскомины бал. Хотя где-то в глубине души тлел небольшой женский интерес по поводу выбора очередного бального наряда неугомонной Хакейко. Элия широко зевнула, помотала головой и перелистнула страницу.
     Глава 22 Путешествие
     Путешествие в тысячу миль начинается с первого шага.
      Лао-Цзы

     Бал прошел, что называется, мимо. Сонный мозг с трудом фиксировал происходящее, а все силы уходили на то, чтобы держать на лице приличествовавшую моменту улыбку и не зевать. Последнее было сложнее всего, но владычица держалась. И даже вовремя умудрилась заметить шествовавшего теоретически в ее направлении - хотя кого она обманывала, мужу она была до лампочки, что радовало - супруга и уйти с траектории его движения, сделав вид, что безумно заинтересовалась появившимися на стенах картинами молодых художников. Весьма талантливых. Девушка с удовольствием рассматривала удивительные красочные пейзажи и переплетение цветовых мазков на абстракциях, про себя размышляя, что более естественные, предметные изображения все-таки нравились ей значительно больше. Занятие увлекло настолько, что правительница даже пропустила уход супруга.

     Во время полета в руках Арени Элия с трудом держала глаза открытыми, а рот закрытым. Последнее было особенно важно, с учетом набранной скорости. Словить мотылька, как летавшие вокруг тенями пушистые ночные мышки, не хотелось. Кабинет-гостиная встретил теплом, танцевавшим огнем в камине, ароматом ванили и шоколада от стоявшего на небольшом овальном столике у диванов блюда с булочками и, желудок отчаянно заурчал, запахом мяса. Молодая женщина заинтересованно повела носом, посмотрела на телохранителя, задумчиво прикидывая, откажется или нет. Мысленно махнула рукой, решив, что даже если откажется, беды особой не будет: - Арени, я не уверена, что кухня сейчас работает, тебе пирожков с собой положить?

     Ответить брюнет не успел, вмешалась порозовевшая Хакейко в руках которой словно из воздуха материализовался плотный бумажный пакет, перевитый серебристой бечевкой: - Госпожа, я тоже об этом подумала и… вот, - демоница быстро передала опешившему демону увесистый сверток, от которого завлекательно пахло мясом и перцем, - лорд Энлэ, я знаю, что Вы любите поострее. Приятного аппетита.

     Не такой низкий, как для императрицы, однако все же реверанс сопровождал эти слова служанки, щеки и лоб последней пламенели ничуть не меньше, чем огненные волосы. Демоница поправляла то пояс, то бантик на форменном платье. Мужчина кивнул: - Благодарю, - отвесил низкий поклон владычице и вышел, плотно прикрывая за собой двери. Элия посмотрела на спешно занявшуюся проверкой букета из огромных кремовых и фиолетовых роз Хакейко, плюхнулась, как была в пышном золотистом наряде, на мягкие подушки дивана и ухватилась за тут же наполненную подскочившей служанкой чашку, любопытно поблескивая на демоницу искрившимися догадкой глазами.

     Владелица апартаментов неспешно жевала сочный пирожок, запивая его черным чаем с земляникой, скользила взглядом по выросшей уже до колена травке у камина, полузадернутым фиолетовым шторам на окнах, золотистому «кудрявому» ковру, на который она уже тишком скинула бежево-розовые, в тон основному цвету платья, туфли. Девушка улыбнулась, пошкрябывая освобожденными, изрядно уставшими пальцами ног ворс, и потянулась за следующим пирожком, отличавшимся от предыдущего фигурным швом. Уже не такая розовая Хакейко подошла ближе, подлила чай, переставила ближе блюдце с соусом, поправила пару цветов в букете, переложила три подушки на диване, опять проверила количество напитка в чашке Элии, уже несколько секунд пристально наблюдавшей за этими метаниями.

     Императрица сцедила в чай мелькнувшую было улыбку и поспешно запихала в рот остатки выпечки, чтобы не ляпнуть чего-нибудь этакого. Было ясно, что демоница хотела о чем-то поговорить. Неужели об Арени? В рот отправился круглый шоколадный пончик. Целиком. Превращая правительницу в озабоченно сопевшего хомяка. Теперь уже Хакейко срочно отвернулась к камину, чтобы переставить несколько статуэток. Однако спустя миг, служанка опять перебирала кружевные салфетки, переместила заварочный чайник, зачем-то поменяла местами чашку Элии и вазочку с вареньем.

     - Ты хочешь о чем-то рассказать? – правительница сначала недоумевающе поглядела на оказавшуюся в руке словно вырезанную изо льда розетку с ароматным ягодным содержимым, затем посмотрела на смутившуюся Хакейко, вытиравшую ладони о измятую ею же салфетку. Очи цвета коньяка поймали взгляд агатовых глаз и уже не отпускали. Искорки смеха сменились доброжелательным спокойствием, однако, без излишнего интереса, чтобы не спугнуть.

     - Госпожа….

     «Интересно, что же такого мне захотели передать…». Правительница одобрительно улыбнулась: - Да, Хакейко. Что-то случилось? – девушка чуть поморщилась, наблюдая за многострадальным букетом, уже начавшим осыпаться под пальцами демоницы. Розы, наконец, оставили в покое. Прислужница сложила руки на подоле и улыбнулась: - Госпожа, сегодня весь дворец гудит, - карие глаза на мгновение скрылись за пушистыми ресницами, скрывая недоумение. Владычица подняла чашку, пряча за ней саркастическую улыбку. Не предполагавшая, что адресат информации прекрасно осведомлен о том, какие сплетни сегодня бродили по залам императорского жилья, Хакейко тем временем продолжила, радостно сияя глазищами, - тех, кто покушался на Вас, нашли и арестовали.

     Элия чуть не подавилась чаем, однако сдержалась, мужественно проглотила напиток, подышала носом и уже значительно более заинтересованно посмотрела на Хакейко. Открыла было рот, чтобы попросить демоницу присесть, но вовремя вспомнила, что подобные предложения неизменно отклонялись, пожалуй, исключением был только подоконник в столовой, да и то потому, что находился низко, недалеко от стола. Были еще какие-то причины, но они из памяти уже успели выветриться. Прислушалась к тому, что ей рассказывала, жестикулируя руками служанка. Зависла на пару секунд, заметив вишневые искры огня в угольных глазах. Раньше такого за демоницей не наблюдалось. Видимо, ей, действительно, было приятно, что заговорщиков нашли, искусно провели операцию, и теперь Элия могла не бояться за свою жизнь. Императрица чуть заметно покачала головой. Она-то была уверена, что никто даже за ухом не почесал, а может быть, и посокрушался, что ничего не сложилось, а оказалось, что службы супруга носами землю рыли, чтобы только найти врага. Это было… необычно. Как и искреннее ликование Хакейко.

     Элия прикрыла глаза, с трудом удерживаясь от горькой усмешки. Обнадеживаться не стоило. По обоим пунктам. Вряд ли высшего демона интересовало ее благополучие. Скорее всего, его взбесил сам факт покушения на его собственность. Владычица хмыкнула, соглашаясь с тем, что это, пожалуй, на данный момент было идеальным вариантом отношений. Не хватало еще интереса супруга! А что до второго, то не следовало снимать со счета артистизм и высокий профессионализм демоницы. Очи цвета виски распахнулись, открывая безмятежные глубокие озера полнейшего спокойствия. Молодая женщина улыбнулась Хакейко и одобрительно кивнула: - Это меня очень радует. Надеюсь, что больше покушений не будет….

     - В любом случае, лорд Энлэ остается с Вами, да и уровень защиты на Вас, госпожа…, - договаривать демоница не стала, лишь многозначительно возвела глаза к небу, точнее к золотистому, подсвеченному люстрами потолку.

     - Отлично, - Элия допила чай и встала с дивана, - Хакейко, у меня просьба. Как только станет известно об отъезде Его Императорского Величества, сообщи мне. Я хочу на виллу съездить, а при всех обедах и балах это, как ты понимаешь, невозможно, - правительница прошла в двери, мельком глянула на недораскрашенный рисунок на мольберте, широко зевнула и шагнула в спальню. После сытного позднего ужина спать захотелось еще сильнее. Уже укладываясь головой на подушку и поправляя тщательно расчесанные заботливыми руками демоницы пряди, императрица размышляла, показалось ей или нет, что у Хакейко были какие-то чувства к хорошо им обеим знакомому брюнетистому демону с карими очами. В последний миг мелькнула в голове мыслишка, о том, насколько замечательно ночью спать, а не носиться по закоулкам дворца. А еще, о ней все равно позаботились и нашли тех, кто пытался ее убить. Элия так и заснула со счастливой улыбкой на губах.
     … …
     На ярко светившие в окно лучи солнца злобно смотрело хмурое сонное существо. Еще сильнее взлохматив и без того спутанные светлые волосы, молодая женщина мрачно сползла с кровати и принялась ковырять пальцем ноги ковер. Всю ночь ей снилась какая-то чушь про дворцовые перевороты, появлявшихся из ниоткуда огромных демонов с оскаленными клыками, с которых капала ядовитая, она это точно тогда знала, зеленоватая слюна. Они собирали ее в кувшинчики и потом со зловещей улыбкой подавали на дегустацию Элии. Бррр. Девушка передернулась, потерла руками плечи, вскочила и пробежала в ванную. Смывать с себя всю эту ночную гадость.

     - Пусть идет лесом такое счастье. Мне Ваш гадюшник и с приплатой не нужен, - бормотала, намыливаясь гелем с тонким ароматом цитрусовых, императрица, - надо поскорее все решать…, - она уверенно кивнула своим мыслям, ополоснулась и принялась активно вытираться полотенцем, прикидывая, с какого конца подходить к следующему этапу своего сыроватого, откровенно говоря, плана. Расслабляться она будет потом. Когда, она надеялась на это, у нее все получится. Так или иначе.

     В комнате суетилась противно-жизнерадостная Хакейко. Глядя на режущее глаз великолепие рыжих волос, Элия сделала вывод, что лучше недоспать, чем переспать. Ей свое состояние даже вчера нравилось больше, чем сегодняшнее. Она присела в кресло и мрачно уставилась на недовольное отражение. «Да, ты мне тоже не нравишься». Императрица с трудом удержалась от того, чтобы не показать зеркалу язык, но вокруг крутилась с расческой и украшениями демоница. Она бы не поняла.

     - Хакейко, - руки служанки зависли над головой с очередной, вроде бы пятой по счету, цепочкой с дымчатыми камнями, а сама женщина смотрела агатовыми очами на отражение правительницы, - у меня сегодня тренировка с утра, когда много украшений – тяжело.

     Рыжеволосая сокрушенно покачала головой и тут же ярко улыбнулась: - Госпожа, во-первых, тренировка сегодня отменилась. Лордессу Хакиимэр, как, впрочем, и многих других, ждет ежегодная весенняя охота, - заметив скривившееся лицо молодой женщины, демоница продемонстрировала извиняющуюся улыбку, - к сожалению, госпожа, Вы демоном не являетесь. Для Вас эта охота была бы слишком опасной, поэтому Его Императорское Величество просил Вас воздержаться от данного мероприятия.

     «Вряд ли это было сказано именно так. Скорее всего, демоницу просто проинформировали о том, что императрице приказано держаться подальше», - перевела для себя Элия, - «но все равно, новость отличная». Тем временем служанка, неуверенно покрутила в руках золотистую цепочку, замялась на миг, - Прошу прощения, - Хакейко сочувствующе взглянула на владычицу и захлопала ресницами, явно не понимая, отчего та выглядела довольной и счастливой.

     - Все нормально, Хакейко, - девушка в первый раз за утро искренне улыбнулась, - я ненавижу охоту и боялась, что придется там присутствовать. Так что твоя информация меня очень порадовала. А что во-вторых?

     Демоница сначала озадаченно уставилась на правительницу, потом вспомнила и кивнула: Во-вторых, в случае нападения, надеюсь, такого не произойдет, - Хакейко закрепила цепочку, поправила свисавшую на висок тонкую дорожку каменных капелек и подхватила следующее украшение, - никто не будет ждать, когда Вы уберете лишнее, так что лучше привыкать сразу.

     Элия скривилась, будто откусила от лайма, потом с тяжким вздохом признала: - Все верно, придется мучиться дальше.

     - Ой, и, кстати, чуть не забыла. Вы ведь, наверное, не в курсе, - Хакейко всплеснула руками, изящно изогнулась, ловко подхватывая вывернувшуюся из пальцев длинную сережку в виде грозди цветов и ягод смородины. Передала ее ожидавшей продолжения госпоже, - охота продлится до завтрашнего вечера, если вообще не до утра.

     - А это значит, что у меня появилось время для посещения моей виллы, - расплылась в радостной улыбке владычица. Взяла вторую сережку и вдела ее в левое ухо. Покачала головой, наблюдая за переливами черного и нежно-розового, и вопросительно уставилась на демоницу, - Или Арени тоже должен там присутствовать? Или хочет?

     - Первой и главной обязанностью лорда Энлэ является Ваша безопасность, госпожа, - черные глаза смотрели серьезно и уверенно, - вряд ли в такое время, когда большинство придворных и слуг будут вне дворца, он позволит себе оставить Вас, - Хакейко поправила тонкую цепочку на шее императрицы и отошла в сторону, оглядывая полученный результат, - я думаю, что Ваше путешествие будет как никогда кстати. С точки зрения безопасности в первую очередь.

     Элия согласно кивнула, угукнула. Все было логично, кроме…. Она скептически оглядела собственное платье. Тонкая мягкая ткань с нежным цветочным узором с небольшими кружевными аппликациями мало подходила для поездки. Девушка мысленно остановила себя, тряхнула головой, проверяя надежность прически, и посмотрела на Хакейко: - Мы с тобой делим на самом деле шкуру неубитого медведя, - заметив непонимающий взгляд, правительница терпеливо пояснила, - торопимся мы с тобой с выводами. Нужно сначала с Арени поговорить. Читать мысли мы не умеем.

     Служанка активно закивала, потом посмотрела в сторону дверей: - Пригласить лорда Энлэ? В столовую?

     - Лучше в кабинет, а потом я позавтракаю, - наблюдая за вихрем темно-синей ткани, завернувшейся вокруг лодыжек спешившей выполнить указания демоницы, Элия тихонечко хмыкнула и неторопливо прошла в кабинет, где ее поклоном встретил охранник. Выслушав предложение, мужчина заверил, что никаких препятствий на пути не видит, в имеющееся время они уложатся, единственное, придется, скорее всего, переночевать на вилле, однако и в этом не было никаких сложностей. Обычно в таких домах постоянно жили слуги, как правило, супружеские пары. Правительница заулыбалась, посовещалась с Хакейко и заявила, что будет готова через час. Арени напомнил о желательности того, чтобы никто не знал о предстоящей поездке, императора он обещал проинформировать лично, и вышел. Женщины переглянулись и направились в столовую. На голодный желудок длительное путешествие было бы явной глупостью.

     Элия взяла в руки полную чашку и отпустила переминавшуюся с ноги на ногу Хакейко, подбирать одежду для поездки. Девушка с трудом давила улыбку, убеждая демоницу, что вполне в состоянии позавтракать самостоятельно. И да, даже чаю налить, не говоря уже о том, чтобы до каши дотянуться. А вот про гардероб правительница такого сказать не могла, в глубине души подозревая, что способна потеряться между всеми этими вешалками и полками.

     Служанка ушла. Элия смотрела за окно, меланхолично пила чай, откусывая от пышной, присыпанной семечками булочки, и совсем не по этикету отгрызая от наколотого на вилку ломтика ароматного подкопченного мяска. Встала, добралась до чайника и подлила себе еще. После чего продолжила свое нехитрое занятие, прислушиваясь к посвистам и чириканью в парке. Правительница плавно обернулась, карие глаза задумчиво прошлись по появившейся в дверях Хакейко.
     … …
     Магическая петля держала надежно и избавляла от угрызений совести по поводу собственного веса. Молодая женщина довольно сверкнула очами цвета молочного шоколада и чуть не свернула шею, следя взглядом за пролетевшей мимо парой огромных, явно хищных, что выдавали изогнутые острые клювы, птиц. Поморщилась и потерла занывшую шею. Искоса посмотрела на невозмутимое лицо продолжавшего изредка мерно махать крыльями в попутном прохладном потоке воздуха телохранителя. Вздохнула и снова уставилась на бесконечные леса, покрывавшие собой долины и холмы, изредка сменявшиеся лугами, а пару раз даже обработанными полями, усыпанными симпатичными желтыми цветочками непонятного назначения.

     Элия хотела спросить у придерживавшего ее мужчины, но не стала. Арени не любил изображать из себя лектора. Это девушка усвоила на отлично. Под ногами промелькнула тонкая вьющаяся ленточка какой-то речушки. Владычица облизнула губы и потянулась к пристегнутой к поясу фляге, в который раз радуясь найденному удачному решению.

     Заминка произошла уже перед самым вылетом, когда выяснилось, что до места следовало добираться не меньше четырех, а то и пяти, с учетом недемонического происхождения путешественницы, часов. Элия ужаснулась, сообразив, что все это время охраннику придется нести ее на руках. Лорд Энлэ на пару с демоницей принялись убеждать, что ничего страшного в этом нет. Тут демон ляпнул, что, конечно, предпочел бы, чтобы руки у него были свободны, однако она же не ребенок, чтобы в петле таскать. Хакейко шикнула на мужчину, пожалуй, в первый раз за все это время, а правительница заинтересовалась, тут же потребовав, чтобы ей объяснили принцип переноски детей.

     Оказалось, что магическое устройство весьма похоже на слинг, активно используемый молодыми мамочками в бывшем мире Элии, только вместо ткани применялся некий поток силы. Упругий и вполне себе ощутимый, если трогать руками, хотя абсолютно невидимый. Затем императрица еще некоторое время потратила на то, чтобы убедить окружающих, что не возражает против такого способа транспортировки, тем более что с точки зрения здравого смысла и безопасности, так было лучше для всех. В итоге теперь девушка постоянно ощущала на талии, плечах и ногах упругие ленты, надежно соединявшие ее с нависавшим сверху демоном, руки которого выполняли скорее успокаивающую функцию, так как Элии было крайне некомфортно видеть свое парившее без опоры тело.

     Отпив чуть кисловатого, прекрасно утолявшего жажду компотика, молодая женщина вытянула многострадальную шею, вглядываясь вдаль. Рассматривать территории, над которыми они пролетали, было очень интересно, но хотелось быстрее прибыть в пункт назначения. Прищурившись, владычица оценивающе уставилась на горы, некоторое время маячившие сбоку, блестя снежными вершинами в лучах необычайно яркого солнышка. Девушка припомнила, что вроде бы о них говорил сделавший столь роскошный подарок лорд.

     Шум крыльев над головой усилился, а земля ушла вниз. Демон набирал высоту, одновременно сворачивая влево. Заметно похолодало, но защитный полог тут же перестроился, снова выравнивая температуру. Элия аккуратно вытянула вперед руку. В кончики пальцев тут же впился ледяной ветер. Она быстро убрала конечность под защиту и сочувственно взглянула на своего телохранителя, ибо уже успела прочитать, что на крылья защита не ставилась, так как именно они ловили потоки. Владычица решила не привязываться к демону с глупыми вопросами о том, холодно ли ему. Во-первых, не тот у них был уровень доверия, а во-вторых, изменить ситуацию она все равно не могла, так что просто поставила себе мысленную галочку уточнить данную информацию в книге. Губы невольно сложились в довольную улыбку при воспоминании о том, что теперь она могла не ограничивать себя в выборе литературы.

     Под ногами величественно плыли заснеженные вершины и острые серые скалы. На одной из отвесных стен бездонного ущелья застыл в бесконечном движении ледяной поток. Когда-то это, наверное, был водопад, а теперь он замерз и не спешил таять. Девушка с любопытством прикусила губу, рассматривая переливавшееся радугой великолепие. В этот момент Арени по широкой дуге начал снижаться. Элия даже успела испугаться, что сейчас они врежутся в выраставшую перед ними огромную гору, чем-то похожую на Фудзияму. Однако тут откуда-то из-под ног вынырнула изумрудно-зеленая долина.

     Девушка поняла, что «Фудзияма» находилась на противоположном краю этого уютного местечка, куда они, судя по изменению высоты, и направлялись. Мимо пролетела, сделав «круг почета» стайка серебристых пичуг, у которых не оказалось, императрица даже глаза потерла, хвостов. Как эти птахи при этом умудрялись так ловко перемещаться в воздухе, оставалось загадкой. Молодая женщина жалела, что не могла взять листок и записать все то, что ей хотелось разузнать.

     Правительница опять вытянула шею, разглядывая узкую ленту реки, не слишком частый лес и зеленые холмы, среди которых не было и намека на присутствие человеческого жилья. Карие глаза обшаривали все уголки. Тщетно. А Арени все снижался. Буквально в паре метров под ногами проплыл округлый холм, покрытый короткой изумрудной травкой, и охранник опустился на деревянную площадку. С двух сторон ее окружал симпатичный газон с россыпью луговых цветов, росших то тут, то там. Сбоку слева находился бассейн с прозрачной голубой водой, а четвертая сторона представляла собой дом, фактически вросший в тот самый холм, над которым они только что пролетели.

     Элия, приоткрыв рот, медленно вертела головой, с восхищением рассматривая необычное сооружение: стоявшие на темно-коричневой деревянной площадке белоснежные лежаки, оббитые кожей цвета топленого молока, просторное помещение сбоку от холма, вместо стен у которого был чуть дрожавший и только потому заметный магический полог. Внутри привлекала внимание гостиная. Молодая женщина заинтриговано взглянула на двери, ведущие в закрытую часть здания, предвкушающе потерла ладони и прикусила губу. Арени, убрав с подопечной путы, тоже осматривался, отмечая возможные входы и выходы, а так же слабые места в защите, с удовлетворением констатируя, что императорские чары, как всегда, оказались на высоте.

     В дверях появился высокий мужчина с ярко-фиолетовыми волосами. У него за спиной пряталась статная женщина в светлом кремовом платье, любопытно поблескивавшая алыми глазами из-за плеча спутника. Элия заприметила на поясе демона черные гладкие ножны, из которых торчала рукоять оружия. Какого конкретно, оставалось только догадываться, так как доставать его никто не спешил. Девушка сообразила, что слуги, прекрасно осведомленные о переходе дома в другие руки, новых владельцев ждали. Плюс, их пропустила защита, а значит, они были своими.

     Молодая женщина шагнула чуть вбок, выступая из-за спины Арени, за которой неизвестно когда успела оказаться. Телохранитель не возражал, а значит, все было в порядке. Увидев человеческую женщину в бежевом платье с плотным цветочным узором, с искрившимися в нем в лучах солнца серебряными и золотыми нитями, а главное, изящную тоненькую диадему, похожую на замороженную хрупкую веточку, демонесса пихнула синеволосого в бок, выбралась вперед и присела в глубоком реверансе, придерживая светлый подол с кружевной каймой, изумленно уставившись на императрицу.

     Опознав первую леди империи, низко поклонился и демон. Заученным движением кисти позволяя присутствующим принять более удобные для общения позы, Элия, улыбаясь, выслушала приветствия и согласилась с тем, что будет рада экскурсии по дому. Последнее было искренним. А в остальном, девушка старалась не кривиться каждый раз, ловя на себе заинтригованные и заинтересованные, с львиной долей пиетета, взгляды, которых наелась еще во дворце. Как-то здесь она такого не ожидала. Хотя на что она надеялась? Что ее не узнают? Единственного человека при дворе. Да еще в таком роскошном наряде, с короной, от нее отбрыкаться не удалось, и охранником в придачу?

     Широкие темные двери в тон деревянной площадке распахнулись, и новая владелица замерла на месте, расширившимися глазами медленно обводя помещение, не в силах поверить в увиденное. Оказалось, что тот небольшой бассейн, привлекший внимание снаружи, являлся лишь малой частью внутреннего. Выполненная из мелкой светло-зеленой и нежно-голубой плиточки изгибавшаяся дорожка вела от дверей вдоль причудливой формы водоема вглубь помещений. Элия коснулась рукой гладкой темно-зеленой, похожей на малахит колонны и задрала голову к высокому белоснежному потолку с множеством впаянных в него светильников, вспоминая, что люстры демоны не жаловали.

     Заинтригованная правительница неспешно двигалась следом за своей экскурсоводом. Арени шел позади, рядом с демоном в темно-синем костюме. Молодая женщина прислушалась. Мужчины обсуждали какие-то моменты с усиленной защитой и контурами безопасности и то ли повышенными, то ли пониженными зонами. Помотала головой, осознавая, что даже знание языка не гарантировало понимание предмета, поднялась вверх по висевшей в воздухе и лишь одним концом крепившейся к стене деревянной лестнице, разглядывая плавный переход ступенек, от светло-коричневого к темному, и шагнула в открытые демонессой, представившейся как Мера, светлые двери.

     Вроде бы мраморный пол под ногами не казался холодным благодаря насыщенному шоколадному цвету разных оттенков и уравновешивался светлым потолком, странные покатые балки которого перетекали в стены. Закрытых стен практически не было, что уже не удивляло. Элия с удовольствием любовалась на видневшийся внизу бассейн и огромные зеленые пространства вокруг виллы. Покачала головой, отказываясь от стоявших на круглом деревянном столике напитков, улыбнулась демонессе и прошла за ней дальше.

     Карие глаза радостно блестели. Владычица, закусив губу, довольно оглядывала немного мужскую, но оттого не менее уютную замечательную спальню с потрескивавшим в камине огнем, двумя прозрачными стенами. В углу между ними стояло черное кожаное кресло, манившее забраться в него с ногами, свернуться клубком и почитать. А можно было набросать подушек на низкие широкие подоконники и устроиться там. Молодая женщина провела ладонью по простому серому покрывалу, оказавшемуся очень мягким. В уголках губ сияла счастливая улыбка. Дом Элии нравился.

     «Уффф, кажется, она поторопилась» - старательно удерживая на лице благожелательное выражение, императрица рассматривала уродливые двери. Их, вероятно, хотели стилизовать под эльфийские, а получилось нечто сучковатое, переплетенное, переходившее в стены и вызывавшей стойкие ассоциации со страшными сказками братьев Гримм или Гофмана. Элия подняла голову, уставилась на радужный потолок, мазнула взглядом по светлым стенам, шторам цвета земли и болотной ряски, совпадавшим по тону с подушками на гигантской кровати, и вздохнула. В конце концов, в этой гостевой спальне ей жить нужды не было, так что можно и потерпеть. Остальным-то нравилось. Она еще раз аккуратно посмотрела на восторженно блестевшую глазами демонессу. Ее супруг, имя которого она пока не запомнила, так же удовлетворенно кивал.

     Путешествие закончилось в том же просторном помещении с бассейном, с которого и началось. Элия вышла наружу, присаживаясь на мягкий шезлонг. Сбоку тихо плескалась вода, ей вторил шелест листвы. Мягкий ветер, ограниченный высокими горами, лениво колыхал травинки. Тишина. Девушка с наслаждением прикрыла глаза, впитывая это удивительное состояние покоя. Рядом звякнули бокалы. Пришлось возвращаться в реальность, улыбаться, благодарить и несколько раз терпеливо объяснять, что Ее Императорское Величество будет только рада посидеть в одиночестве, а Мера может спокойно идти заниматься обедом. Или уже ужином? Владычица лениво пожала плечами. Думать не хотелось совершенно.

     Откуда-то справа, из-за холма, вышли мужчины, обогнули бассейн, у которого так же некоторое время постояли, и двинулись дальше. Арени продолжал тщательный осмотр и анализ вверенной ему территории. Скинув светлые туфли, молодая женщина забралась с ногами в шезлонг и откинулась на мягкую спинку, покручивая в руках чуть прохладный бокал. Широко улыбнулась. Это место ей нравилось. Вот только… для ее целей оно вряд ли подходило. Слишком закрытое. Отсалютовала себе, придя к решению о необходимости продумать другой вариант. А в домик просто прилетать, чтобы отдохнуть. Да и в качестве отвлекающего маневра его можно было использовать.

     - Ваше Императорское Величество, - Элия хлопнула ресницами, пытаясь сообразить, когда это ее охранник успел вернуться, - наверху одна из комнат для отдыха расположена очень удачно. Вы не возражаете, если там буду жить я? – брюнет смотрел спокойно, уверенный в положительном ответе. Разочаровывать телохранителя правительница не собиралась. Кивнула и махнула рукой. Дескать, делай, что нужно. Демон будто растаял в сгущавшихся сумерках. Девушка уставилась на плавно сползавшее за заснеженные, сейчас багровые в лучах заката, вершины солнце. Она и забыла, что в горах темнело раньше. Владычица с удовольствием потянулась, вскочила с нагретого местечка, прошла босыми ногами по теплому полу, спрыгнула на травку и протопала к бассейну. Побулькала в воде рукой. Теплая. Расплылась в улыбке, поймав себя на том, что пыталась прикинуть, где могло прятаться оборудование для нагрева. Хихикнула живучим привычкам и покачала головой, напоминая себе, что находилась в мире волшебства.

     Элия поежилась под прохладным ветром и решительно прошла под защиту магической завесы в уютную гостиную с кремовыми диванами и коричневыми подушками. Взглянула на оставленные рядом с лежаком туфли и мысленно махнула на них. Пусть валяются. Потом заберет. Мимо опять прошли демоны. Девушка уловила лишь «активнее», «нападение», «спокойно». Даже не пытаясь понять, что же такое обсуждали господа-мужчины, молодая женщина задумалась о том, что не видела ни библиотеки, ни кухню. Насчет последнего – вряд ли высокородной даме принято было показывать подобное. А вот библиотека….

     Правительница скорчила грустную рожицу и тоскливо вздохнула. Как-то она не подумала о том, что заняться ей будет нечем. Разве что, девушка задумчиво посмотрела на ближайшие холмы, оценивая свои способности и степень риска. В лес она бы не сунулась, а вот побродить рядышком с домом было вполне безопасно. Встала с дивана, но тут же плюхнулась назад. Печально опустила вниз уголки рта, сообразив, что, как только спустится с соседнего холма, перестанет видеть дом, а шляться по темноте в незнакомой местности было бы слишком уж крупным экстримом. Грустно посопела носом, подтянула к себе колени и уткнулась в них, дожидаясь неизвестно чего.

     Желудок жалобно пробурчал, что конкретно он ожидал хорошей еды. Молодая женщина с ним была согласна. Прижала ладонь к ворчливому животику и погладила, уже не обращая ни малейшего внимания на наматывавшего третий круг по дому брюнетистого охранника. Звяк бокалов привлек внимание к входившей в двери демонессе с огромным летевшим за ней подносом, плотно уставленным блюдами с золочеными крышками. Женщина прошла к внушительному квадратному столу в углу комнаты. Поднос плавно опустился на белоснежную столешницу.

     Единственный столовый прибор вызвал у правительницы неконтролируемое передергивание плечами. Девушка поморщилась, но тут же вернула на лицо привычное спокойное выражение, направляясь к месту принятия пищи, уговаривая себя не портить аппетит мыслями об одиночестве, и напоминая, что еще недавно даже кусочек хлеба был откровенной роскошью, так что следовало радоваться тому, что имелось, и не выпендриваться. Запеченное мясо оказалось нежным, приправы к нему ароматными, а овощи в салате свежими. Сыр нескольких сортов, фрукты и крошечные треугольные слойки с разными начинками были осмотрены весьма доброжелательно. А вот тяжелый кофейник был встречен полным сожаления взглядом.

     - Мера, прошу прощения, но мне не нравится вкус кофе, я бы предпочла чай. Надеюсь, этот замечательный, - она демонстративно принюхалась, - напиток Вы выпьете с мужем и моим телохранителем.

     - Да как можно, Ваше Императорское Величество, он же такой дорогой…, - черноволосая женщина смотрела растерянно, сминая в пальцах белоснежное кружево передника. Элия на мгновение задумалась, почему Хакейко такой никогда не носила, но тут же отмахнулась от несвоевременных мыслей.

     - И он уже заварен, а я его не пью. Будет жаль просто вылить…. А мне, пожалуйста, чай. Можно с травами, ягодами. Только без груинов. Я их не переношу, - владычица благосклонно, она на это очень надеялась, улыбнулась присевшей в реверансе служанке, дождалась, пока та поднимется, и взялась за вилку. Успокоенная Мера поспешила на кухню. А правительница наслаждалась кусочками мяса в неостром соусе вприкуску с домашним сыром, прижмуриваясь, как никогда напоминая удовлетворенную жизнью большую кошку.

     Ночь на новом месте прошла мимо. Всегда плохо спавшая в чужих домах Элия на этот раз выключилась, как только коснулась головой подушки, а проснулась, когда за прозрачными стенами светило яркое солнце, отражаясь бликами от глади бассейна. Девушка подошла к окну и толкнула створку в сторону. Попробовала еще раз и сдалась, сообразив, что эти окна не были настроены на человека и его силу, однако этот вопрос можно было попробовать решить позже. Например, привезти сюда Хакейко… или поговорить со следившими за домом демонами. Карие глаза, рассматривавшие раскрывшиеся на лугу небольшие цветочки, казалось, всего радужного спектра, задумчиво сузились. Интересно, а у демоницы есть крылья? И если есть, то насколько далеко она сможет улететь? С другой стороны, можно было взять второго охранника для транспортировки личной служанки императрицы. Элия улыбнулась. Как быстро она привыкла к хорошему! Вот, даже уже размышляет о том, что нужно и здесь быт наладить. Обернулась на тихий стук в двери: - Я проснулась. Мера, заходите.

     Высокая стройная демонесса присела в глубоком реверансе, с любопытством поблескивая глазами на полуодетую правительницу: - Завтрак готов, Ваше Императорское Величество. Давайте, я помогу Вам с одеждой.

     Та махнула рукой: - Благодарю, не нужно. С этим я справлюсь сама, накрывайте пока на стол. Я скоро спущусь, - девушка помолчала, потом добавила, - скоро, это минут через десять, не позже.

     По лицу демонессы скользнуло удивление. Она в замешательстве дернула себя за подол передника, снова присела в реверансе и вышла за двери. Правительница хмыкнула, догадываясь, что такой скорости от нее не ждали, но лучше уж к особенностям своего организма приучать служащих дома сразу, чтобы потом переучивать не пришлось. Ополоснувшись, девушка вделась в нежно-голубое с синим, вызывавшее стойкие ассоциации своим узором и расцветкой с цветами сирени, платье, запихала старое в небольшую сумочку, благодаря примененной магии вмещавшей в себя и платье, и белье, и украшения. Подошла к строгому зеркалу в темной раме и приладила на голову диадему, нажала на боковой камушек. Украшение пошло рябью, выпустило серебряные цепочки, закрепляясь на волосах. Элия повертела головой, зачем-то дернула себя за прядку. Нигде не давило, не тянуло. Вдев тонкие длинные сережки в тон наряду и нацепив изящное ожерелье, императрица поспешила вниз, замерла на середине лестницы на мгновение, прижмуриваясь от щекотавших обоняние приятных ароматов свежеприготовленной пищи. Арени обнаружился на шезлонге у бассейна, читающим какой-то небольшой томик.

     - А я забыла книгу из дома взять, - ляпнула Элия и прикусила язык, как это часто случалось при общении с телохранителем. Карие глаза с зелеными искрами удивленно воззрились на правительницу: - На вилле имеется библиотека. На нижних уровнях, Ваше Императорское Величество.

     - Нижних? – девушка наморщила лоб и вопросительно приподняла бровь, не собираясь отступать, молча требуя ответа. Арени заложил страницу пальцем и пояснил: - Вчера Вы видели только два верхних этажа, находящихся на поверхности. Остальные три находятся ниже. Там подсобные, служебные помещения, тренажерный зал, кабинет, библиотека и небольшой бальный зал с музыкальным салоном. Мера решила, что Вы устали с дороги, и не стала проводить полную экскурсию.

     - Зато теперь мне есть, чем заняться, - довольно улыбнулась Элия и потерла ладони. Остановилась, задумчиво оглядывая окружающую местность. Покачала головой, - Хотя, пожалуй, оставлю это удовольствие на следующий раз, а сейчас прогуляюсь по окрестностям, - она шагнула с деревянной площадки на упругий ковер изумрудной травы, постепенно сменявшейся на иссиня-зеленую, более темную и высокую. Демон встал с лежака и двинулся следом. Женщина пожала плечами. Предлагать охраннику оставаться на месте она не собиралась. Кому, как не ему решать, насколько здесь безопасно. Правительница подняла руку с кусочком припасенного с завтрака сахара, приманивая огромную лимонного цвета бабочку. Тонкие браслеты на руке мелодично звякнули.

     Задрав голову вверх, к неспешно путешествовавшему по небосводу яркому жаркому солнцу, Элия морщила нос, щурила глаза, тихо улыбалась собственным мыслям. Затем опускала взгляд, восторгаясь окружающей красотой и по пути поглаживая нежные головки луговых цветов. Тонкий писк из-под туфли вырвал из этой медитации. Женщина замерла на месте, а потом торопливо отошла в сторонку от травяного гнезда, свитого в небольшом углублении между двумя кочками, откуда на нее блестели черными бусинками глаз пушистые создания, похожие на джунгарских хомячков.

     - Прошу прощения, - Элия тихонечко опустила поодаль от гнездышка кусочек сахара и печеньку, обогнула чуть не раздавленный ею дом и направилась дальше, к запримеченному еще от бассейна пышному бело-розовому великолепию цветущих у речки кустов. На этот раз старательно глядя себе под ноги.

     День шел лениво, неспешно и плавно. Молодая женщина наслаждалась теплыми лучами, тишиной и бездемонностью, пытаясь запастись впрок веявшим от окружающей красоты спокойствием и невозмутимостью. Обед промелькнул, оставив после себя сытый до умопомрачения животик и сонливость. Свернувшись клубком на светло-зеленом диванчике в библиотеке, императрица читала книжку по обустройству центральных земель, для надежности припрятав ее в огромный том с картинками. Тоже на демоническом, ибо на всеобщем здесь вообще ничего не было, но так, по крайней мере, можно было всегда сослаться на «посмотреть решила. Интересно же».

     И правильно сделала. Легкий стук в косяк двери выдернул из дебрей экономической целесообразности и оптимальности проводимых ежегодных мероприятий по оздоровлению сельского хозяйства. Карие глаза, слегка расширенные от свалившихся на их владелицу терминов и информации, оторвались от книжки и уставились на замершего на входе брюнета в темно-синем теплом костюме: - Пора возвращаться, - Элия даже не спрашивала, а лишь констатировала факт, - минут через десять буду готова.

     Мужчина кивнул, поклонился и покинул помещение. Девушка со вздохом повертела в руках книгу, прикусив губу, прикидывая, сможет ли ее куда-нибудь впихать, чтобы забрать с собой. Однако пришла к выводу, что пропажу и заметить могут, так что просто записала название и авторов этого эпохального труда. Она не сомневалась, что в имперской библиотеке обязательно найдется аналогичный экземпляр. Правительница пробежалась до спальни, подхватила сумочку, накинула теплую меховую жилетку, не то, чтобы совсем необходимую, благо защитный полог надежно прикрывал от любых неблагоприятных погодных условий, но… в ней как-то было спокойнее смотреть на все эти заснеженные ледяные пики, проносимых мимо жестким ветром взъерошенных птиц и метавшиеся по небу лохматые облака.

     Мера с мужем вышли проводить. Женщина долго махала рукой, а ее мощный коренастый супруг почти сразу ушел куда-то за дом, очевидно, дальше заниматься текущими делами. Элия еще раз взглянула на холм, за которым скрылась вилла, а может быть, это уже был и другой. Девушка бы не удивилась, если бы перепутала. Ледяной водопад вызвал тот же самый восхищенный восторг, что и раньше. Правительница вопросительно взглянула на несшего ее в петле демона, тот чуть склонил голову, прислушиваясь: - Можно спуститься где-нибудь рядом и посмотреть ближе?

     Мужчина отрицательно покачал головой: - К сожалению, это небезопасно. Там много провалов, снег нестабилен, обвалы и лавины случаются часто и без предупреждения.

     - А пролететь пониже?

     Карие глаза полыхнули раздраженными зелеными искрами, тут же спрятавшимися под прикрытыми веками. Элия закусила губу, но отступать не собиралась. Про безопасность она понимала, но также отлично осознавала, что ее охранник предпочел бы, чтобы она все время сидела в спальне на кровати, обложенная подушками. Брюнет категорически не понимал ее желания обследовать окружающий мир, вслух, разумеется, ничего не говорил, но и радостью не фонтанировал. Решив настоять, императрица выжидающе приподняла бровь, требуя ответа.

     Легкий кивок головы, и Арени шевельнул крылом, тут же проваливаясь на пару метров. Раньше Элия чуть не визжала, а теперь воспринимала подобные маневры относительно спокойно. Подумаешь, сердце потом из коленки выползало пару минут, не из пятки же. Перед глазами потекла застывшая ледяная река. Огромные волнистые глыбы переливались всем цветовым спектром в лучах багровевшего солнца. Правительница затаила дыхание, приоткрыв рот, рассматривая бесконечное ледяное поле, скользившее в бездну. Протянула руку, слегка касаясь влажной холодной поверхности. Сквозь гул особенно сильного в ущелье ветра не было слышно капели, однако ледник не был полностью мертвым. То тут, то там срывались вниз шустрые капли, текли крошечные ручейки.

     Резкий бросок в сторону и вверх вывел из транса. Девушка посмотрела на напряженное лицо уносившего ее вверх демона. Тот разжал стиснутые в тонкую ниточку губы: - Ветер усилился, - Элия уловила мимолетный тревожный взгляд в сторону, - оставаться там было небезопасно. Потоки начали переплетаться. Нас могло бросить на ледник или потащить вниз.

     - Благодарю, Арени. И за доставленное удовольствие, и за заботу, - молодая женщина улыбнулась и немного повернулась в петле. Полет продолжился. Прямо под ногами пролетело причудливое облако, похожее на космическую ракету. Девушка уже хотела было показать на нее демону, но тут же закрыла рот, вспомнив, что того не интересовала форма облаков, да и о ракетах он ничего не знал. В следующее мгновение в карих глазах поселилось беспокойство. Элия, прищурившись, посмотрела вниз, перевела взгляд на горизонт, только сейчас понимая, что они летели значительно выше, чем на пути в ее новые владения.

     Спиной она ощущала, как тяжело вздымалась грудь мужчины. Обнимавшая женщину рука напряглась, а крылья шумели все чаще. Полет стал неровным, они постоянно меняли высоту. Пара тройка метров туда, десяток обратно. Резкий бросок в сторону, от которого голова девушки дернулась, и даже в шее, кажется, что-то противно щелкнуло, и заныли мышцы. Элия развернулась, плотно прижимаясь к демону и крепко обнимая его обеими руками, спрятала побелевшее лицо с зажмуренными глазами у него на груди. Зубы владычица стиснула, чтобы не начать подвывать от страха. Тем временем что-то похожее на лишь немного контролируемое падение продолжалось.
     Глава 23: Нападение
     Хочешь жить – будь готов к неожиданностям.
     Джеральд Даррел

     Чувствительный толчок, крепкие объятия и плотный кокон из крыльев. Мир завертелся вокруг, а потом остановился. Правительница открыла глаза и поморгала, рассматривая над собой изумрудные звезды. Только, когда с шумом развернулись темные полотнища крыльев, она сообразила, что глядела прямо в глаза собственного охранника. Последний, продолжая крепко обнимать ее обеими руками, ловко поднялся на ноги, балансируя крыльями. Через секунду мужчина уже внимательно осматривал окружающее пространство, держа в одной руке матовый угольно-черный меч с непривычно изогнутым концом. В пальцах другой было зажато нечто, сильно смахивавшее на обычный кнут, правда, выглядевшее намного внушительнее.


     Кожаная темно-коричневая рукоять, довольно длинная, и тускло поблескивавший металлическим плетением ремень, сложенный в свободные петли, так же удерживаемые ладонью. Девушка молча дожидалась, стоя тихой мышкой, не шевелясь, не мешая демону выполнять свои обязанности. Что случилось, она пока не понимала, но решила, что с вопросами приставать не стоило. Наконец, глаза Арени скользнули по встревоженному, все еще бледному лицу обвитой крылом императрицы. Красивые алые губы сложились в успокаивающую улыбку: - Все в порядке, - мужчина чуть отодвинулся, повесил кнут на ремень. «В пространственный или магический карман не убрал», - отметила про себя Элия, - еще в ущелье заметил, что потоки переплелись, но надеялся, что это особенности той местности, к сожалению, ошибся. Воздушная буря. Иногда такое происходит. Придется переждать здесь, а потом лететь дальше, - говоря это, Арени продолжал оглядывать молодую женщину, время от времени аккуратно прощупывая то плечи, то ребра на предмет повреждений. Правительница кивнула, покрутила на всякий случай шеей, однако все было в порядке. О чем она и поспешила уведомить: - Все хорошшшш….

     Она лежала на спине на траве и мелких, очень острых камешках, а над головой пролетело что-то темное. Послышался громкий хруст, лицо закрыло упавшее на него кожистое полотнище, Элия от ужаса не могла вздохнуть. Где-то там, над ней утробно рычало, крыло демона подергивалось. Девушка выдохнула, с облегчением осознав, что ей только показалось, что оно полностью оторвано. И тут же остатки воздуха выбило из груди упавшее тяжелое тело, простонавшее что-то невразумительное. «Арени», - молодая женщина, стиснув зубы до скрежета, с дрожью в руках оттянула в сторону крыло, стараясь не концентрироваться на том, какую боль причиняла его владельцу, лежавшему на ней в беспамятстве.

     Следующим этапом императрица с усилием, продолжая Не Думать, спихала телохранителя с себя, села, осматривая окутываемый легкой серой дымкой предзаката мир. Рядом с мужчиной лежала угольно-черная, блестевшая мелкой чешуей туша размером с волка. Оскаленная пасть демонстрировала внушительный набор острых клыков в два ряда, убеждая, что данное животное не травой питалось. Элия огляделась по сторонам. Они находились на крошечном пятачке травы среди леса. Видимо, Арени не приходилось выбирать. И они чудом сели на эту полянку. С одной стороны лес был почти вплотную. Что такое пара метров? С другой расстояние составляло метров пять. За спиной, девушка обернулась, была каменная россыпь, переходившая в нагромождение валунов и песка.

     Женщина еще раз посмотрела на зверя, припоминая момент нападения. Судя по положению тела и тому, что осталось в памяти, хищник выпрыгнул из чащи. Элия насторожено сверлила взглядом росшие совсем рядом кусты, одновременно нащупывая на поясе лежавшего, как сломанная игрушка, охранника меч, соображая, что если бы зверю пришлось пересекать пустое пространство, Арени успел бы среагировать. Тонкие пальцы сомкнулись на рукояти и тут же разжались. Девушка осторожно дула на покрасневшие пальцы, едва удерживая слезы.

     Оружие отказывалось подчиняться невладельцу. Кинув еще один взгляд на тушу рядом, Элия стиснула зубы и попыталась вытащить кнут. Не без дрожи, зажмурив глаза, ухватилась за шершавую рукоять и рванула, всхлипывая от страха и ожидания боли. Которой не было. Правительница втянула носом, распуская длинный ремень и примеряясь в сторону камней. Махнула. Еще раз. Сильнее, и еле сдержала крик. Однако даже смотреть не стала на засаднившую ногу, припоминая все, что видела в фильмах про дикий запад и ковбоев, а заодно пастуха коров из деревни, стадо которого каждый вечер медленно двигалось по улице, мотая короткими и длинными рогами и оставляя за собой «благоухающие» лепехи, мечту дачников и садоводов.

     Не иначе как седьмое, никак уж не шестое чувство, заставило развернуться. девушка сама не поняла, как умудрилась при этом замахнуться зажатым мертвой хваткой в руке оружием. Средняя часть ремня попала по голове, а конец обвил когтистую лапу вылетевшего из подозрительных кустов и распластавшегося в воздухе животного, в следующий миг рухнувшего на землю и забившегося в судорогах. В воздухе запахло паленым. Элия расширенными глазами уставилась на отделившуюся от тела лапу хищника и вываливавшиеся из раскрывавшегося под ремнем живота кишки. Еще пара судорог, и зверь затих. Скорее всего, навсегда. К горлу подступил мерзкий кислый комок. Молодая женщина быстро отвернулась в сторону, наклонилась, дожидаясь пока перестанет выворачивать. Вытерла рукавом рот и, несмотря на продолжавшиеся спазмы, потянула на себя, не глядя, кнут. Хотела сорвать похожие на лопух листья, но отдернула руку, вспоминая наставления все также лежавшего трупом Арени.

     Сдерживая новые рвотные позывы, начала сматывать испачканный ремень. Опять замерла при подозрении, что животное могло быть ядовито. Уставилась на кнут. Карие глаза удивленно расширились, а губы сложились на миг в улыбку, когда женщина заметила, что ремень каким-то образом очистился. Быстро уложила петли и прикоснулась дрожавшими пальцами к шее раскинувшегося у ног мужчины. Пара слезинок скатилась из глаз, когда Элия нащупала слабый пульс.

     - Так, надо уходить подальше от этих деревьев, - императрица настороженно посмотрела на лес, а потом на стремительно закатывавшееся за горы солнце, - скоро станет совсем темно. Желательно, чтобы хоть спина была у меня защищенной, - схватив охранника за плечи, молодая женщина потянула его к ближайшим валунам. Скорее попыталась, однако не слишком мощный на первый взгляд демон оказался тяжеленным. Элия скрипнула зубами, с тревогой напряженно посверлила взглядом безмолвный лес, целенаправленно не замечая подозрительных черных пятен на темно-синем костюме мужчины, крылья которого мертвыми полотнищами раскинулись по траве.

     - Стоп. Кажется, сообразила, - девушка, тихонечко подскуливая и сама этого не замечая, вытащила из сумки-мешка на поясе платье, изо всех сил дернула зубами. Магически защищенная ткань и не думала рваться, а вот зубы заныли, - ТТТввою…, - молодая женщина всхлипнула, потерла нос и щеки и принялась складывать правое, вроде бы целое крыло. Обмотала его платьем целиком и завязала рукава. Посмотрела на второе кожистое полотнище, с торчавшей из него сломанной бело-розовой костью в брызгах подсохшей крови. Видимо, регенерация все-таки действовала, остановив потерю драгоценной жидкости.

     - Хорошо, что ты без сознания, мне проще. Ничего, потерпи, самое главное выжить, а там уже тебя подле…, - Элия оборвала собственное бормотание, сообразив, что за ним она ничего не слышит, еще раз обвела внимательным взглядом, в котором сквозила безнадежность, лес, понимая, что даже если кто-то там затаился, она его не увидит. Кое-как закутав поврежденное крыло в пижамные штаны, примотала оба к телу охранника оставшейся рубашкой, тихо радуясь тому, что взяла блузку с длинными рукавами, потянулась, чтобы вытащить ремень из брюк демона, но остановилась. Нужно было быстрее убираться. Она перевернула Арени на бок, так, чтобы цеплявшийся за все поверхности меч оказался на другой стороне, и сдвинула тело на пару десятков сантиметров.

     Еще один рывок, и еще. Правительница выпрямилась, прихватывая кнут, закусывая губу от боли в спине и напряжения и разворачиваясь в сторону леса. Пара минут прошла в абсолютной тишине. Не было слышно ни птичьего щебета, ни попискивания мелкой живности, к которым привыкла девушка в дворцовом парке. И это пугало. Значит, мелкие обитатели леса ощущали присутствие чего-то опасного, вот и боялись выдать себя шумом. Элия взяла в зубы кнут, вцепилась пальцами с уже обломанным маникюром в крепкую синюю ткань и потащила дальше, практически не глядя ни назад, ни вниз, постоянно сверля взглядом постепенно удалявшееся, медленно, слишком медленно, переплетение кустарников, плотно закрывавших просветы между высокими толстыми стволами деревьев.

     Из-под туфельки вывернулся острый камушек, вдобавок еще и ударив по ноге. Императрица поморщилась, но не остановилась, продолжая свой путь по шуршавшей каменистой осыпи, надеясь, что не предназначенная для подобных прогулок обувь все-таки выдержит и не порвется в самый неподходящий момент. Черное пятно в темноте леса заставило вздрогнуть. Элия стиснула рукоять кнута в руке, затем взмахнула и ударила воздух, еще раз, еще. Вскрикнула от боли, когда гибкий кончик прошелся по ее собственной спине, и ударила опять, стараясь не повторять ошибку.

     Из кустов донеслось рычание. Затем на край крошечного пустого пространства шагнуло нечто, больше всего похожее на броненосца, только к нему нужно было бы приставить голову тираннозавра и добавить ловкости, например, ласки. Чешуйчатое тело изгибалось, чудовище перетекало из одной позы в другую, подбираясь к… лежавшим убитым тушам, изредка кося белесым фосфоресцирующим глазом в сторону замершей правительницы. Медленно выдохнувшей, когда хищник подцепил крайнюю, меньшую по размерам тушку, жертву кнута и неумелых, но оказавшихся эффективными действий молодой женщины, и в пару прыжков скрылся в кустах.

     - Так, нужно забираться выше, - Элия оценила длину скачка, при том, что зверь был с грузом, и встала боком к камням, стараясь не выпускать из виду опасный лес, одновременно ища проход наверх. За долгие годы валуны обросли травой, цепко державшей их на месте корнями, вросли в каменистую крошку. Наметив маршрут, девушка, скрипя от усилия зубами, мотая головой, чтобы хоть как-то стряхнуть заливавший глаза пот, подтащила так и не пришедшего в себя демона к невысокому, относительно плоскому камню, в который раз жалея, что не додумалась взять из сокровищницы хоть один амулет-накопитель. Сейчас ей бы магическая петля ой как пригодилась. Прислонила мужчину к прохладной серой пыльной поверхности, присела перед ним, вспоминая то, что видела в блогах и сериалах про Японию и Корею, и взгромоздила Арени себе на спину.

     Со слезами на глазах привстала, используя обломок скалы рядом в качестве опоры, загрузила телохранителя на камень, залезла, оттащила бесчувственное тело подальше от края и опять плюхнулась рядом. Вдруг посмотрела в сторону, подползла ближе к странному темному пятну, оказавшемуся небольшим лазом. Закусила губу и шмыгнула носом, прикидывая, что лучше: лезть или поберечься от возможных обитателей. Больше всего она боялась змей. Не потому, что они чешуйчатые, а исключительно из-за их ядовитости. Молодая женщина в который раз пожалела об отсутствии освещения, как вдруг крылья каменной бабочки тускло засветились разноцветным сиянием. С пальца кольцо снялось без проблем. Торопливо закрепив его на конце кнута, Элия еще раз проверила, что бабочка сидела надежно и не сваливалась с набалдашника, и засунула свой «факел» внутрь, внимательно осмотрела оставшуюся сбоку полянку и лес и заглянула в проем.

     Пыльно, сухо и пусто. И довольно просторно внутри. Вздрогнув, правительница выпрямилась, прищурилась, пробегаясь глазами по темным кустам и притихшим деревьям, по густой траве. Присмотрелась и задрожала, чуть не завыв в голос, понимая, что и второй туши на поляне уже не было. А она даже не заметила, как та исчезла. Элия сжала зубы, нацепила уменьшивший свечение до откровенно слабого перстень на палец и принялась торопливо отгребать мелкие и средние камни в сторону, время от времени помогая себе концом кнута, спешно расширяя проход, посекундно бросая взгляды на поляну, в то время как завернутые в подол платья пальцы продолжали отбрасывать камушки и песок. Владычица прекрасно осознавала, что в следующий визит голодные твари придут уже за ней и Арени.

     Под руками что-то хрупнуло, зашуршало и приличный пласт насыпи сначала медленно, а потом все быстрее, потек по осыпи вниз. Молодая женщина прищурила глаза, прикидывая размеры, ухватила за плечи брюнета, с испугом отмечая обнажившиеся заострившиеся клыки, в момент исхудавшее бледное лицо с легким серым налетом, то ли от пыли, то ли от общей паршивости состояния организма. Элия замерла. Взгляд метался с узкого лаза к телу мужчины. По идее, следовало пихать ногами вперед, но мешали крылья. Всхлипнув, девушка шустро вползла в отверстие, покрутилась внутри, вздохнула, высунулась наполовину и принялась дергать на себя тяжелого демона, не позволяя себе ни секунды отдыха, понимая, что мгновение промедления, и телохранитель мог остаться без одной ноги, а то и без обеих.

     Скрючившись в крошечной нишке у задней стены, правительница из последних сил сделала рывок, поцарапанные грязные сапоги мужчины вместе с обутыми в них конечностями прошли в проем. Оттолкав Арени в угол, Элия поползла к выходу, но тут же оглянулась, ощупала взглядом тело, однако сумку не обнаружила. Видимо, та отцепилась в процессе перетаскивания. Молодая женщина выбралась наружу, подняла руку с перстнем, светившим все тусклее и тусклее. Вблизи мешка не наблюдалось. А ведь там точно были кое-какие вкусности, любезно навязанные Мерой. Ими можно было попытаться отвлечь хищников. По крайней мере, мясными пирожками. К сожалению, теперь эта идея была неосуществима.

     Через поляну метнулась тусклая бронированная туша. Взмах кнутом, мимо. Еще один и еще. По губе и подбородку покатилось что-то влажное. Во рту появился привкус соли и железа. Глаза цвета молочного шоколада прищурились, лоб прорезала четкая вертикальная складочка. Рука напряглась, в то время как кнут ускорил свои движения. Теперь девушка просто била перед собой по диагонали, не целясь в тварь, понимая, что все равно не успевает за траекторией движения последней. Оставалось только не подпускать зверя ближе. Удар, снова, и жалобный визг, частично на ультразвуке чуть не сбил с ног. Хотелось зажать уши, по шее текло липкое. Видимо, пошла кровь. «Надо же, как при ударной волне. Вот и довелось испытать», - мелькнуло где-то на краю сознания, а рука продолжала наносить удары в ту сторону, откуда слышался вой. Буквально через несколько мгновений сменившийся на утробное урчание, рычание и хруст костей.

     За камнями Элия не могла видеть, но догадывалась, что это собрались на пир «родственники» жертвы. Побелевшие пальцы мертвой хваткой вцепились во внезапно ставшую скользкой рукоять. Молодая женщина торопливо отерла ее пыльным подолом. Бабочка на руке внезапно вспыхнула ярким светом, отражаясь в белых, словно незрячих глазах взвизгнувшего и нырнувшего обратно вниз чудовища. И погасла. Совсем. Девушка ждала. Хруст и чавканье пока не прекращались. И тут, в карих глазах мелькнула слабая надежда. Только бы….

     Правительница ужом ввинтилась назад в пещерку, быстро ощупала пояс и карманы лежавшего, как она его и оставила, демона. С торжествующим возгласом вытащила из заднего кармана брюк что-то среднее между огнивом и зажигалкой. Это устройство она видела пару раз, когда демоница разжигала камин или зажигала свечи. Не мог опытный воин и охотник отправиться в длительное путешествие без альтернативного источника огня. И вроде бы, магии здесь не требовалось. Элия придирчиво оглядела черный столбик с небольшим выступом, подобралась назад к выходу и резко надавила. Высокий язычок огня вызвал на сером, покрытом грязными разводами и дорожками слез лице слабую улыбку.

     Пока грязные окровавленные пальцы судорожно стягивали с плеч меховой жилет, потрескавшиеся, искусанные губы тихо шептали: - Только бы получилось, только бы получилось. Только бы…, - девушка вытолкала мягкую ткань наружу и поднесла огниво к рукаву, выпустила язычок пламени, невольно задерживая дыхание. Мех начал медленно тлеть, а потом загорелся, распространяя в воздухе мерзкий запах паленой шерсти, - Это ничего, - выдохнула правительница, - может, это их тоже отпугнет….

     Она нервно осматривалась в поисках топлива. Жилетка горела медленно, скорее всего, благодаря наложенным на нее заклинаниям, но ее одной было недостаточно. Элия осторожно сдвинула рукоятью кнута свой своеобразный костерок в сторону и высунула голову, тут же убирая ее назад, заметив два белых пятна глаз над границей площадки. В животе все сжалось. Если она ошиблась, и эти дряни не боятся света, а перстень послал какой-то магический импульс, то… сейчас их съедят заживо. Владычица оглянулась на лежавшего за спиной, упираясь ей коленями в поясницу мужчину, понимая, что не знает, как убивать, а значит, смерть их будет очень неприятной….

     Императрица чуть пошевелила жилетку. Длинный язычок пламени поднялся выше, мех завонял сильнее и выстрелил искорками. «Броненосец» заворчал и недовольно утек вниз. Прикрыв на миг глаза, Элия выдохнула. Прислушалась. За границей валунов пока было тихо. Покопавшись в сумке, девушка вытащила тонкие кружевные трусики и деревянную щетку для волос, щедро украшенную драгоценными камнями. Повертела в руках, хмыкнула, но сложила рядом. Иногда и пара секунд могли играть огромную роль. Осторожно высунулась наружу, выползла, стащила с себя платье, оставшись в тоненькой сорочке. Отцепила крепившуюся на застежку нижнюю юбку, сложила все к «горючему». На четвереньках, морщась и жалея, что не сняла платье позже, прокралась чуть в сторону, раскачала и вытащила из зашуршавшей и осыпавшейся каменной крошки внушительную ветку. Бросилась назад к огню, буквально физически ощущая на себе жадные взгляды.

     Уже за границей полыхавшей жилетки обернулась, чтобы заметить тихо соскользнувшую назад тень. Ледяная дрожь пробежала по позвоночнику. Элия подпалила конец ветки и выставила его перед собой, протянула над валунами. С той стороны недовольно заворчали, завизжали, а потом через поляну пронеслись три смутные тени. Если бы не искала, то точно бы не заметила. Элия вздохнула. Уголки губ поползли вниз. Спустившись следом, чудом не угодив в лужу мерзко вонявшей темной крови, молодая женщина медленно повела своей суковатой палкой с разгоревшимся огоньком из стороны в сторону, однако ни в траве, ни на камнях больше ничего пригодного для сжигания не обнаружилось.

     Вздохнув, полезла назад, старательно затушила свое орудие, оставляя его на крайний случай, и аккуратно пролезла мимо костерка, с грустью поглядывая на сгоревшую наполовину жилетку, по-прежнему распространявшую вокруг омерзительный аромат. По губам скользнула грустная улыбка. Кто бы ей сказал, что она будет радоваться этой вони, не поверила бы. Девушка чуть поворошила мех, сдвигая его к центру прохода и радуясь, во-первых, тому, что подверженная магической обработке ткань горела значительно медленнее своих обычных сотоварок, а во-вторых, что слабый ветерок дул куда-то вбок, иначе в своем крошечном убежище они бы с Арени задохнулись.

     Отпихав в сторону собственную одежду, молодая женщина неловко развернулась и потянулась к мужчине. Серое лицо стало совсем безжизненным, дыхание еле прослеживалось, как и биение крови на сонной артерии. Правительница закусила губу, по щеке прочертила грязную дорожку одинокая слезинка. Демон не регенерировал, он умирал. Карие глаза в отчаянии шарили по стенам мелкой пещерки, словно пытаясь прочитать на них ответ. Внезапно зрачки расширились, а в голове пошел сумбурный анализ пришедшей в голову идеи: демоны, конечно, не были вампирами, но … кровь тоже жаловали, особенно в древности. Да и полезных веществ в ней было море.

     Скрипнув зубами, Элия потянулась сначала к сброшенному кучкой платью, которым тщательно обмотала руку, а потом к рукояти меча. Пальцы замерли в паре сантиметров. Бледная взмокшая императрица с паникой в глазах смотрела то на меч, то на собственную руку, понимая, что если вскроет себе вену, как это картинно показывали в фильмах, то потом защищать уже будет некому и некого. Демона сожрут раньше, чем он придет в себя, если придет…. Но об этом она старалась не думать. А ей уже будет все равно. Девушка покачала головой, пошарила в собственных волосах, выуживая небольшую заколку. Скептически осмотрела кончик. Не слишком острый. С другой стороны, вариантов-то не было. Она осторожно сунула украшение в костер, достала, подула и, больше не размышляя, резко надавила на собственный безымянный палец, в последний момент припомнив, что именно из него в поликлинике брали кровь на анализ. С трудом сдержала крик, морщась от боли. Отложив пыточный инструмент в сторону, удовлетворенно поглядела на набухшую на подушечке пальца каплю.

     - Надо было, наверное, куда-то нацедить. Ай, не глупи. Оно свернется все раньше, - Элия помотала головой, сдула разлохмаченные прядки, убрала самые упрямые запястьем и подползла к телохранителю. Повернула его голову и надавила рядом с ранкой, отправляя в рот первые пару капель, настороженно вглядываясь в серое лицо. Легкая судорога заставила отшатнуться. Владычица задрожала, замерла, но тут же вернулась назад, давя в себе опасения, что демон, почуяв кровь, набросится на нее в бессознательном состоянии. Тогда… ей будет вряд ли приятнее, чем, если бы ее жрали те твари, снаружи. Которых, кстати, пока не было слышно.

     Еще несколько капель скользнули на словно подернутые пеплом сухие губы, из-под которых виднелись заострившиеся клыки. Взгляд очей цвета шоколада метнулся ко входу. Жилетка почти догорела. Стукнувшись макушкой о пыльный «потолок», оцарапавшись спиной о выступавшую из стены каменюку, Элия переползла, подцепила нижнюю юбку и присоединила ее к остаткам меха. Скулы заострились, губы поджались, а глаза сощурились, наблюдая за горевшей намного быстрее предыдущей тонкой тканью. Тяжелый вздох вырвался из груди: - Надолго тебя не хватит.

     Тряхнув головой и опомнившись, девушка уставилась на палец, надавила и тихонечко заскулила. Подняла заколку, продезинфицировала ее опять огнем и полоснула по тому же пальцу. Быстро доползла до демона, снова отправляя тому в рот драгоценную жидкость, капля за каплей. С ужасом всматриваясь в помертвевшее лицо, не видя ни малейших изменений. Колоть левой рукой было ужасно неудобно, но Элия справилась и с этим. Выдавливая кровь, она пыталась прикинуть, сколько уже сцедила, потом оборачивалась на вход, чтобы проверить огонь, и снова давила и давила на «рабочий» палец, глотая соленые слезы.

     Тихий вздох стал наградой. Владычица наклонилась ниже, всматриваясь в лицо мужчины. Среди всей этой пыли и грязи, да еще в темноте, лишь в отсветах костра и опять слабо засветившейся бабочки на кольце, рассмотреть что-либо было непросто, но Элии показалось, что демон выглядел чуть живее. Да и дыхание стало более заметным. Приложенные к артерии пальцы ощущали ровное биение пульса. Девушка выдохнула и… бросилась к выходу, наученная горьким опытом, опуская голову к самому полу, сдирая и без того саднившую кожу коленей и рук о шершавый, покрытый мелкой крошкой камень. Подцепила платье, оглядела его, подергала, безуспешно пытаясь разделить на две части. Почесала грязным пальцем нос и аккуратно сложила рукава и лиф в костерок. Так и не отделившуюся юбку повернула в сторону и заложила камнями своеобразную стеночку, слабо надеясь, что так огонь до ткани не доберется, по крайней мере, сразу.

     На небе сияли яркие радужные звезды. Среди этой россыпи плыла в юбочке балерины огромная луна. Элия потерла лоб, устало привалилась к нагретому от тепла костра камню и тупо уставилась на свои руки. Постучалась затылком о стену и поморщилась, попав по одной из многочисленных шишек. Однако боль помогла избавиться от внезапно накатившего отчаяния, заставила думать. Девушка, изогнувшись чуть ли не как профессиональный акробат, развернулась к Арени и принялась расстегивать многочисленные пуговицы. Стянула с мужчины пиджак, рубашку, размотала стягивавшую оба крыла повязку, затем убрала ту, что фиксировала вроде бы неповрежденное крыло, второе трогать не стала, опасаясь, что запах горелой крови привлечет еще больше хищников.

     Пальцы с обломанными ногтями зависли над пахом демона. Элия прикусила губу, зажмурилась, распахнула глаза и решительно взялась за молнию. О приличиях она будет думать потом, а сейчас им главное продержаться как можно дольше. Может быть, их уже ищут? Она взглянула в сторону темного входа с горевшим напротив костерком. Хакейко должна была встревожиться. Она знала нежелание Арени лететь ночью. Да и время возвращения оговаривалось довольно четко. Брюнет прекрасно знал свои обязанности и выполнял их максимально эффективно. Но почему он не приходил в себя?

     Элия выпала из собственных мыслей, понимая, что успела на автомате снять с охранника брюки, под которыми к ее облегчению обнаружились вполне себе приличные боксеры. А вот правитель, супруг то есть, ношением нижнего белья себя не утомлял. И девушка думала, что здесь мода такая. Губы сложились в легкую улыбку. Тут же погасшую. Женщина подтянула все, что смогла собрать к выходу, всхлипнула, но тут же оборвала себя, стукнула по коленке, тихонечко зашипела, так как опять попала на покрывшуюся корочкой грязи и крови ссадину, сцепила зубы, переплела в замок пальцы и замерла, вслушиваясь в окружающий мир. В глазах тихо сияли радужные отблески костра, сжатые в тонкую ниточку губы подтверждали, что их владелица решила держаться до конца, пока хватит сил. Она подтащила к себе кнут и оперлась на конец рукояти подбородком, прикидывая, что если начнет засыпать, то обязательно навернется, стукнется и проснется. Взгляд упал на обручальное кольцо с медовыми камнями. Интересно, где оказалась эта хваленая императорская защита, если они в такой ж… ситуации?
     … …
     Владыка довольно взмахнул крыльями и заложил широкую дугу, больше не выискивая внизу желанную клыкастую добычу. Схватка с огромным менангунгом, в густой черной шерсти которого вязли клыки и когти, полностью удовлетворила хищнические инстинкты. Арнэр потер саднившее плечо. От длинных зубов и острых когтей зверя он с успехом уворачивался, но когда превосходившая его размеры, не в трансформации, разумеется, какой интерес в ней охотиться?, раза так в три туша начала падать, плечу немного досталось. Алые губы сложились в удовлетворенную жизнью самодовольную улыбку. Медовые глаза блеснули двумя яркими звездами.

     Опустив ресницы, император скользнул в мир переплетений эмоций своих поданных, проверяя, все ли в порядке. На эту охоту выходили только взрослые, сильные демоны и демонессы, однако, всегда были те, кто присутствовал впервые. И за новичками обязательно присматривали. Рядом, вроде бы ненавязчиво и случайно, оказывался опытный лорд, участвовавший не в одной императорской охоте. Однако владыка предпочитал и сам проконтролировать процесс. Где-то вдалеке слева горел ярким алым азартом погони спутанный клубок, среди которого выделялся белоснежными вкраплениями старший демон. В целом все было спокойно.

     А на западе пару охотников интересовало совсем другое. Нити горели оранжево-рубиновой страстью. Император хмыкнул и напрягся, уловив темно-багровые с алым и черным сполохи тревоги спереди, ближе к предгорьям. Янтарные глаза распахнулись, мужчина шевельнул крыльями, направляясь к привлекшему его внимание месту. Императорская весенняя охота была, с одной стороны развлечением, а с другой насущной необходимостью проредить поголовье расплодившихся хищных тварей, в противном случае угрожавших благополучию местных жителей. Каждый раз место проведения данного мероприятия выбиралось на основании данных разведки и анализа жалоб населения.

     Издалека брюнет заметил стелившихся над лесом на бреющем полете молодых лордов, полыхавших азартом и раздражением. Причина последнего выяснилась, как только император влетел в группу. Среброволосый лорд, исподволь руководивший молодежью, пояснил, что поднял всех на крыло, не давая преследовать добычу по лесу, не говоря уже о том, чтобы вступить врукопашную. Владыка изумленно вскинул бровь, желая узнать побудившие к такому странному приказу обстоятельства. И спустя пару мгновений согласно кивнул демону, полностью подтверждая его правоту и вызывая невольные вздохи у прислушивавшихся к разговору молодых охотников.

     Оказалось, что они спугнули гнездо бинатангов. Эти отличавшиеся особой ловкостью, жестокостью и хитростью животные были чрезвычайно опасны еще и потому, что на них не действовала магия. Более того, защитные щиты они пробивали если не с первой, то со второй попытки, просачиваясь сквозь них, как горячий нож сквозь масло. Разгоряченные погоней за стаей саригэлов, лорды забыли про осторожность. О которой им пришлось напомнить в не самой доброжелательной форме. Фиолетововолосый демон потирал скулу, другой, с толстой косой, заплетенной фигурным узлом, придерживал почти зажившую, благодаря быстрой регенерации, располосованную острыми когтями старшего руку.

     - Зато все живы и целы, - Арнэр благосклонно кивнул ожидавшему его решения старшему лорду и добавил, - нанесенные бинатангами раны чрезвычайно сложно поддаются лечению и регенерации. Лежать бы пришлось не меньше месяца.

     От обрисованной перспективы не страдавшие практически ни от каких болезней демоны сбледнули с лица и, как по команде, поднялись немного выше. Владыка и среброволосый старательно прятали улыбки.

     - Я, Ваше Императорское Величество, удивлен, что мы их вообще здесь застали. Они обычно начало охоты чуют и уходят подальше. А тут…, - старший лорд проверил скреплявшую косу заколку и сверкнул зелеными глазами. Император пожал плечами: - Может быть, выводок слишком мал? Решили переждать? В любом случае, они сейчас крайне опасны.

     - Как и прочие представители этого вида….

     Высший демон кивнул. С начала охоты вся мелкая живность разбежалась. Хищникам стало нечего есть. Ничего удивительного в том, что их агрессивность возросла, не было. Молодые лорды тем временем перестроились в новый порядок, вытащили мечи и специальные, изготовленные абсолютно без применения магии кнуты, в ремни которых был вплетен редкий сплав, единственное, что действовало на бинатангов. Помимо чисто физического разрубания их на части. Данный процесс был весьма сложен вследствие плотной крепкой чешуи, покрывавшей все тело чудовищ, от кончика хвоста, до носа.

     Мужчина оценивающе проследил за снизившимся фиолетововолосым демоном, внимательно выглядывавшим среди толстенных стволов старавшуюся скрыться добычу. При этом молодой лорд ловко лавировал, подныривая под корявые ветви или просачиваясь сквозь переплетения тонких. Правитель перевел взгляд на приближавшиеся снежные вершины, освещенные покрасневшим солнцем. И тут императора словно накрыло темным покрывалом. Которое он мгновенно «сдернул» и скользнул в переплетение разноцветных нитей. Тревога не отпускала, активно разрастаясь, причиняя уже практически физическую боль. Начало колоть в области груди, палец правой руки сдавило.

     Арнэр вынырнул в реальность и тихо зашипел, глядя на пульсирующие алым темно-шоколадные камни обручального кольца. Все верно, только нападение на того, с кем связан тесными магическими узами могло вызвать такую боль. На мгновение в сознании правителя мелькнуло, что прошлый раз, когда девушка чуть не умерла, его что-то тревожило, но не слишком, хотя и побудило вернуться раньше. Что же изменилось теперь? Мысль махнула хвостиком и пропала, погребенная под лавиной следовавших один за другим приказов, требовавших срочно прибыть начальника разведки и созывавших руководящий состав личной гвардии.

     Первые гвардейцы оказались рядом уже через пару минут. Некоторые ожидаемо задерживались, передавая свои обязанности по присмотру за молодежью другим. На миг подумалось о целесообразности полностью свернуть охоту. Однако владыка резко мотнул головой. В конце концов, до смертельного исхода дойти не должно было. Он прикрыл глаза, проверяя сложившийся узор. Все верно, опытные лорды не допустят излишнего риска. А в больничном крыле или дома на постели некоторым чрезмерно самоуверенным будет полезно поваляться. Подумать о безопасности и ответственности. Мужчина обвел полыхавшим алым огнем взглядом мгновенно подтянувшихся серьезных подчиненных и накинул полог тишины.

     Брюнет задумчиво посмотрел на невозмутимое лицо лорда Эйра. Ледяные глаза спокойно встретили бешеный взгляд медовых. Начальник разведки будто не замечал того, что император был готов в любой момент перейти в трансформацию. Серебристый взор был безмятежен, сдерживая неистовство владыки. Только сейчас осознавшего, что он не мог обнаружить ни телохранителя, ни свою супругу, узор которой запомнил. И вариантов было два: либо они находились слишком далеко, либо их глушили. Об еще одном думать пока было рано. Смерть своей половины, пусть и навязанной, а не выбранной, демон бы почувствовал.

     - Лорд Эйра, - янтарные глаза сощурились, желваки на лице повелителя заходили, а во рту стало тесно от отраставших клыков, - Вам известно, где находится императрица? – когда блондин кивнул, где-то в груди ворохнулось сожаление, вперемешку с облегчением. Если бы он прочитал лежавший на его столе ежевечерний доклад, всего-то две странички, а не отмахнулся от него как обычно, не желая вникать еще и в дела супруги, то и он обладал бы этой информацией. С другой стороны, главе разведслужбы это было по статусу положено. Все знать о правящей или не очень верхушке империи.

     - Ее Императорское Величество отбыли вчера на свою виллу, - владыка кивнул, нахмурившись. Ради этой прихоти ему пришлось оторваться от дел, чтобы слетать и накинуть дополнительную защиту на уютное местечко, в котором он и сам был бы непрочь отдохнуть, - в данное время должны возвращаться назад.

     Арнэр устремил пронзительный взгляд на заснеженные вершины, стискивая зубы от усиливавшегося неприятного чувства в груди и осознания того, что в некотором смысле он все-таки был, пусть и косвенно, виноват в случившемся, не приняв во внимание место расположения поместья Элии, в направлении которого проходил один из удобных для животных коридоров. Злые, вспугнутые хищники вполне могли воспользоваться данным маршрутом для побега, и если охраннику и девушке пришлось спуститься на землю, по какой-то причине, то…. Тряхнув обсидиановыми волосами, мужчина выпрямился, взмахнул крыльями, отбрасывая в сторону ненужные в данный момент сожаления, но делая себе пометочку всегда знать, чем и где занимается его половинка, а так же провести серьезную беседу с лордом Энлэ и его руководством. Ошибка была допущена….

     Глава 24: Напряженные поиски и их итог
     Пэпи! То, что мы сейчас с тобой увидим, — так лучше б мы с тобой не видели!
     Человек с бульвара Капуцинов

     Получив приказ, демоны устремились к своим подразделениям, спешно встававшим на крыло, чтобы частой сетью двинуться к горам, просматривая и прочесывая каждый уголок. Летевший редким и плавным зигзагом Арнэр время от времени нырял в переплетение разноцветных линий, то и дело порываясь пропустить часть территории, уйдя вперед, так как нить императрицы не обнаруживалась, но тут же останавливал себя, напоминая, что существовала вероятность глушения сигнала. Поиски продолжались.

     - Слишком медленно, - прошипел правитель сквозь клыки, зло поглядывая на скатывавшийся за горы солнечный диск. Посмотрел в сторону, где уже распускались радужные звездные цветы, пока еще бледные, но обещавшие заполонить собой небосвод в ближайшее время.

     - Лорд Энлэ опытный воин. И пока Ваша супруга жива, не так ли, Ваше Императорское Величество…, - ровный голос ледяного лорда позволял успокоиться и сосредоточиться. Высший демон коротко кивнул и заложил вираж, спускаясь ниже, а затем плавно поднимаясь вверх. Опять прикрыл на несколько секунд глаза. Глава разведки, имевший по этому поводу свое отдельное мнение, которым, однако, ни с кем не спешил делиться, разумно не мешал. Огромные алые костры очей владыки, за которыми практически не было видно янтарного цвета, распахнулись.

     «Не нашел», - блондин незаметно вздохнул и развернулся к подлетевшему с докладом молодому гвардейцу, не поставленному в поисковую сеть из-за малого магического потенциала и попросту из-за отсутствия надлежащего опыта. Зато данного воина гоняли в хвост и в гриву в качестве курьера. На этой должности верткий демон с забавной полосатой оранжево-алой гривой, забранной в высокий хвост, был чрезвычайно полезен.

     Начальник разведки вопросительно взглянул на императора. Тот сжал губы, нахмурился, помедлил, потом резко махнул рукой: - Пусть повернут градусов на десять вправо, - дождался, пока рыжик улетит, и пояснил, - там между горами удобный проход, позволяет сэкономить силы и время, думаю, они там летели. И водопад этот ледяной….

     На миг блондин позволил себе слабую улыбку: - Да, Ваша супруга отличается любопытством, Ваше Императорское Величество. Вряд ли она бы прошла мимо…. Что случилось? – он взглянул на стремительно поднявшегося к ним от кромки леса посланника.

     - Ваше Императорское Величество, лорд Эйра, там, - парень махнул рукой вправо, - сложности. Потоки смещаются. Невозможно отслеживать с воздуха. Пара гвардейцев уже чуть не упала на деревья. Еле выкрутились.

     - Зато теперь понятно, что заставило их спуститься, - мрачно произнес владыка и сверкнул алыми звездами, - передай всем в случае невозможности полетов, продолжать поиски по земле. Звено не менее четырех демонов. Напомни, что хищники озлоблены охотой, - отдав честь, гонец активно замахал крыльями. Под взглядами провожавшего его начальства улетел в указанную им самим сторону, выполнил какой-то невероятный кульбит, очевидно попав в то самое смешение потоков, однако выправился и пошел на снижение.

     - Поиски затягиваются, - высший демон оскалился и перешел в трансформу, увеличиваясь в размерах и покрываясь мощной чешуей. Прикрыл плотными веками глаза и замер, надеясь в этой форме уловить хоть какие-то признаки присутствия супруги. Напрасно. А вот рядом маячил тревогой кто-то из подчиненных, и это был явно не ледяной лорд, который, как оказалось, внутри был далеко не так невозмутим, как это выглядело снаружи, - Что еще?

     Перешедший в боевую форму, как и все остальные, демон вытянулся: - Ваше Императорское Величество, у меня есть предложение, как продолжить поиски с воздуха…, - оба лорда уставились на похожего на русала, правда, очень накачанного, мужчину, - тройка, Ваше Императорское Величество. Связать тройку между собой, путы длиной этак метров десять – пятнадцать, чтобы в разных потоках лететь, плюс на разной высоте. Если кого-то начнет заматывать, остальные вытянут.

     Владыка переглянулся с главой разведки. Последний приподнял бровь, помолчал пару секунд и произнес: - Это в любом случае безопаснее, чем двигаться сквозь чащу. И быстрее, - увидев кивок согласия правителя, - развернулся к ожидавшему их решения гвардейцу, - Благодарю, выполняйте.

     Демон спешно улетел. В воздухе на фоне сиявших звезд замельтешили темные крылатые фигуры, то сливаясь в один комок, то разлетаясь в причудливом узоре. Вскоре связки из трех-четырех демонов устремились по направлению к горам. Время от времени то одного, то другого гвардейца либо утаскивало к земле, либо тащило вверх, однако остальные тут же страховали неудачливого напарника. Один раз потащило сразу всех, однако тут стихия сыграла сама против себя, поскольку тянула тройку в разные стороны, в итоге сошла на нет. Демоны встряхнулись, потрясли кулаками в никуда и продолжили осмотр шелестевшего, перешептывавшегося внизу древесного моря.

     Сильный поток подхватил, закружил в ледяных объятиях и отпустил, разорванный в клочья более сильным противником. Владыка стряхнул с рук магические нити и взмыл еще выше, оставляя позади главу разведки, поднимаясь, казалось, к самым звездам. Раскинул огромные, в трансформации обросшие шипами крылья, застыл, стремительно перемещаясь в пойманном горизонтальном потоке вперед, туда, где еще не вела свои поиски отборная элитная гвардия. Лорд Эйра тряхнул белоснежной косой, сверкнул серебряными очами, неспешно расправил крылья и перешел в боевую форму, которую не слишком-то любил. Демоны шарахнулись от ослеплявшей белоснежным окрасом с серебристым налетом трансформы главы разведки. Сейчас казавшегося огромным сказочным призраком, летевшим следом за ушедшим далеко вперед повелителем.

     Последний такие мелочи не замечал, полностью сосредоточившись на поиске. Сместился в сторону, чтобы не отвлекали постоянные мельтешения узора демонов, прощупывая окружающее пространство. Обнаруженный клубок зелено-желтого встряхнул. Мужчина недовольно зашипел, обернулся к ледяному лорду, не увидел того рядом, нашел вдалеке взглядом серебряное привидение, ловко скользившее между взбесившимися потоками, и нажал на кристалл вызова: - Отряди звено для устранения разбойников. Направление…, - император скинул информацию, поморщился от того, что приходилось дробить силы, но оставить шайку без присмотра было бы верхом глупости, и опять устремился вверх и вперед. Глава разведки, как раз отдавший последний приказ, проследил взглядом за опять свалившим черти куда высшим демоном, пробормотал нечто нецензурное, смысл сводился к «а кто его за… спину прикрывать будет в случае чего», и полетел следом, продолжая сверлить огромными глазищами планировавшую темную фигуру. Внезапно заложившую крутой вираж и чуть ли не камнем рванувшую к земле.

     - Ттвою ж, нашел, - с трудом сглотнул все, что так хотелось высказать, блондин, рявкая в кристалл приказ, всем, кто находился ближе к императору, срочно идти тому на помощь, чуть не задохнувшись от ужаса, когда снизившегося практически до уровня самых высоких крон царственного демона вдруг подкинуло и повело в сторону.

     Скорее всего, не только в глазах начальника разведки, но и его подчиненных мелькнула слишком уж живая картинка размазывания по стволам коронованной особы. Но последняя невероятным образом изогнулась, выправила полет, одновременно посылая в стороны настолько мощную магическую волну, что торопившиеся на подмогу демоны смогли пролететь абсолютно спокойно. Потоки просто разодрало на крошечные лоскуты, таявшие в воздухе, как мороженое на солнце.

     Когда на периферии зрения задрожала тоненькая, прерывистая голубая ниточка, Арнэр сначала решил, что ему показалось, а потом понесся вниз, обгоняя нисходящие вихри. Попадание в клубок потоков вернуло хладнокровие и разум на место. Только теперь мужчина понял, почему его знакомые начинали себя вести не слишком адекватно, если их паре угрожала опасность. Попробуй быть сдержанным, если внутри все ворочается и горит от боли, сжимаясь в тисках тревоги. Демон глубоко вдохнул, развел ладони, вбрасывая в окружающее пространство огромное количество силы, дождался, пока рядом не раскинет крылья ближайшее звено гвардейцев, и только после этого плавно опустился на крошечный пятачок между лесом и скалами.

     Воины мгновенно рассредоточились по периметру. В следующую секунду блеснул тусклым светом вытащенный из ножен меч, разрубивший метнувшуюся из чащи темную тень. Со свистом взметнулся в воздух один, затем другой хлыст. Под ночным куполом понесся ввинчивавшийся в уши отчаянный злобный вой тварей, который невозможно было спутать ни с каким другим. Бинатанги. Высший демон поморщился и широким шагом направился к нагромождению камней, у которых он еще в воздухе заметил слабый маленький костерок.

     От скал тянуло дымом, гарью и паленой шерстью. Император поскользнулся, взмахнул руками, выровнял равновесие и взглянул на покрытый вонючей слизью сапог, брезгливо откинул в сторону кусок окровавленной чешуйчатой кожи, внутренне холодея от страха. Запрыгнул на площадку среди валунов и замер в паре метров от костерка, давая телохранителю возможность рассмотреть его. В противном случае можно было нарваться на что-нибудь неприятное. Императорская защита, безусловно, выдержала бы, но лишать охранника супруги возможно последних сил в планы владыки не входило.

     Брюнет пнул мелкий камушек, привлекая к себе внимание, пожал плечами, не дождавшись реакции, скользнул ближе и присел чуть сбоку от входа, осторожно склоняя голову. Янтарные глаза натолкнулись на огромные расширенные и покрасневшие карие, круглый зрачок которых скрывал чуть ли не всю радужку. Испуганные глазищи прищурились, пытаясь разглядеть черты лица в свете костра. Девушка отшатнулась. Скользнула вниз толстая, цвета вороного крыла коса с широким матовым зажимом с растительным узором, блеснули гранями черные бриллианты, укладываясь вместе с волосами на каменную крошку. Взгляд шоколадных очей метнулся к косе, осмотрел заколку, потом вернулся обратно к лицу владыки. В узком темном лазе шмыгнуло, шорхнуло, ворохнулось и замерло.

     - Арнэр, это ты? – полный недоверия голос жены дрожал и срывался. Владыка поднял чешуйчатую руку, зашипел, поражаясь собственной тупости, перетек из боевой трансформы: - Все в порядке, Элия. Я здесь, - мужчина продолжал все так же неподвижно сидеть у входа, лишь немного сдвинув вытянутыми когтями в сторону вспыхнувший разлетевшимися по воздуху искрами костерок. Брови брюнета сошлись на переносице, а губы сжались в тонкую ниточку, в то время как император пытался понять, почему не было видно лорда Энлэ. В темноте убежища, где даже острое зрение демона не позволяло рассмотреть подробности, опять зашевелилось: - Арнэр, осторожно, там на нас какие-то чешуйчатые звери напали, - протяжный долгий, полный боли вой, разрезал темноту ночи. Молодая женщина громко сглотнула, - ты… не один? Да?

     Правитель, несмотря на ситуацию, улыбнулся наивному вопросу. Вздохнул и еще немного сдвинул в сторону костер, хмыкнул, оценив тлевшую тряпочку: - Да, здесь целый отряд. Так что бинатанги теперь не опасны. Они, конечно, твари хитрые, но против элитных гвардейцев не выдержат. Давай, выползай, - мужчина резким движением затушил мешавший ему огонь, освещая окружающее пространство ярким магическим шаром, и вытянул вперед руку. Вопреки ожиданиям ответной реакции не последовало. Тонкий слух демона едва улавливал среди воя и рева бросавшихся в атаку пришедших в бешенство разъяренных животных и их же визга под раздиравшими плоть кнутами и мечами отборной гвардии легкое шебуршание внутри норы.

     - Арнэр, - осунувшееся личико, измазанное грязью, кровью и еще непонятно чем появилось в провале, - у меня тут Арени, у него крыло сломано, и они не убираются, я не знаю, как его вытащить. Развернуть не получается, - в карих глазах стояли слезы, - а так, как есть, боюсь еще сильнее поломается… и второе тоже. И он без сознания, - молодая женщина закусила растрескавшуюся губу, на которой тут же появилась капелька крови, шмыгнула, с надеждой глядя на демона. Вздохнула и добавила, - ты не пролезешь. Лаз маленький, - и хлюпнула носом.

     - Для начала, давай, ты выберешься, я загляну и все осмотрю, - император опять вытянул руку. На этот раз за нее ухватились поцарапанные грязные пальцы, вцепились намертво. Аккуратно, плавно, мужчина потянул на себя. Сначала появилась лохматая грязная голова, а за ней и все худенькое тельце в тонкой, изорванной до состояния кружева неопределенного цвета рубашке. «Весь уход насмарку», - мелькнуло в голове владыки, пока он снимал с плеч мягкий серый камзол и заворачивал в него дрожавшую, переминавшуюся с ноги на ногу, морщившуюся то и дело девушку. Застегивая пуговицы, демон будто случайно провел рукой вдоль дрожавшего тела, диагностируя повреждения и немного подлечивая, в силу тех умений, кои у него были.

     Присел на корточки, затем встал на четвереньки и заглянул внутрь. В ноздри ударил запах крови, человеческой и демонической. Янтарные глаза полыхнули алым. Владыка посмотрел на неподвижно лежавшего у стены демона. Вытянул руку, дотрагиваясь до прохладной сухой кожи, пустил легкий импульс диагностики, убеждаясь, что лорд, несмотря на серьезные ранения, жив. Благодаря чему? Мужчина повернул голову, взглянул на стоявшую рядом, безотчетно пытавшуюся завернуться еще сильнее в теплую ткань жену. Та кусала и без того израненные губы, сгорбилась от очередного пронесшегося над головами вопля умиравшей твари, переступила с ноги на ногу, втянула воздух и произнесла: - Расширять проход рискованно, может завалить. Или укрепить магией? – усталые тусклые глаза смотрели на демона со слабой надеждой. Последний еще раз пробежался взглядом по пещере и вскочил с коленей. Автоматически отряхнул серебристый узор брюк от пыли и оценивающе уставился на девушку. Моментально встряхнувшуюся и доложившую: - Я пока еще нормально. Потом поистерю, позже. Что нужно сделать?

     Арнэр прикинул размеры проема, прикрыл глаза, вызывая образы находившихся рядом гвардейцев, и раздраженно цокнул языком. Ни один из них, даже если бы пролез, внутри действовать не мог. Янтарные очи прошлись по бледному грязному личику в обрамлении непонятно какого цвета измочаленных волос. В свете луны ярко сияла драгоценными камнями длинная сережка, вызывая стойкое ощущение нереальности. Мужчина коснулся кончика украшения пальцем: - Я сделаю магический аркан. Тебе придется его закрепить и обмотать, чтобы зафиксировать крылья. Затем я буду вытягивать, а ты направлять и страховать, в первую очередь голову.

     Молодая женщина поежилась от прикосновения, но кивнула вопросительно приподнятой брови супруга, сцепила зачем-то руки в замок, тут же расцепила, подхватывая начавший сползать с плеч камзол, и спросила: - А как я закреплю? Я магию не вижу и не ощущаю….

     Арнэр с трудом сдержал раздраженное шипение. С высоты своего роста он прекрасно видел постепенно росшие кучи трупов чудовищ. Некоторые бойцы стояли уже по колено в тушах. Маневрировать становилось все опаснее и неудобнее, еще немного, и кто-нибудь мог допустить фатальную ошибку, а количество тварей, выпрыгивавших из леса, не уменьшалось. Видимо, демоны накрыли какую-то крупную стаю, с одной стороны, им повезло, так как подобные группы, изредка появляясь, нападали слаженно и стремительно. Последний раз была уничтожена небольшая деревня охотников. Теперь же поголовье изрядно уменьшилось, а значит, подобного прошлому не случится. С другой, гвардейцы, пусть и элитные, были подвержены усталости.

     Мужчина поискал взглядом главу разведки, не нашел среди сражавшихся и поднял глаза вверх. Блондин завис над площадкой, сжимая в одной руке кнут, в другой кристалл переговорника, пристально наблюдая за ситуацией внизу. Взмах крыльями, и развернув кнут, лорд спикировал, страхуя чуть вышедшего вперед воина, затем снова вернулся на свой наблюдательный пункт. Заметив пристальный взгляд практически алых на данный момент глаз правителя, спустился ниже: - Я отправил сигнал. Думаю, минут через тридцать прибудет помощь. Проклятые потоки все еще не успокоились, - в серебристых глазах стыл арктический лед, сдерживавший своим панцирем бушевавшую внутри ярость.

     Кивнув, владыка проследил за взлетом, наконец, сообразив, почему траектория полета демона отличалась неким своеобразием, мешали вихри, и вернулся к собственным проблемам. Постучал кончиками пальцев по рукояти меча, проводил глазами взметнувшийся ремень кнута. В голове щелкнуло. В следующий миг в руках императора появилась тонкая длинная веревка, он быстро провел руками по всей длине, разматывая ее и укладывая широкими петлями на землю. Конец показал замершей рядом с выражением тревоги на лице девушке: - Передам тебе в вашу нору, когда залезешь.

     - Ты… на нее наложил заклинание? – получив согласный кивок в ответ, Элия скинула камзол, встала на четвереньки и осторожно поползла внутрь, стискивая от боли зубы. Каменная крошка опять сдирала, начавшие подсыхать царапины. Женщина протянула руку назад, нащупывая веревку, дернула к себе, с недоумением рассматривая шнур, на ощупь казавшийся несколько толще, чем на вид. Хотя… в этом сумраке она могла и ошибаться. Правительница подобралась к бессознательному брюнету и протащила под ним шпагат, осторожно обвила крылья.

     Император, устроившись в позе зю у входа, сузившимися глазами напряженно следил за тем, как его супруга ворочала тяжелое тело, однако помочь ничем не мог. Ему оставалось лишь смотреть и принюхиваться к вновь усилившемуся запаху человеческой крови. И все-таки через несколько минут конец магического аркана оказался в его руках. Мужчина осторожно потянул, пуская одновременно по все длине воздушную волну, долженствовавшую хоть немного смягчить продвижение. В остальном владыка полагался только на слух, не имея ни малейшей возможности видеть происходящее.

     Иногда из глубины валунов доносилось: «тише», «стоп», «поехали». Он послушно выполнял указания, благодаря которым сначала показались голые мускулистые ноги раненного демона, затем плавки, под густым слоем пыли все равно виднелись ярко полыхавшие жар-птицы. Император подивился причудливости вкусов, пожал плечами, хмыкнул и потянул снова, стараясь приподнять тело максимально, чтобы не страдали спеленатые крылья. Последней появилась голова, бережно поддерживаемая окровавленными грязными ладошками. Спустившийся вниз ледяной лорд перехватил телохранителя, мотнул головой вверх и в сторону: - Подмога здесь. Даже раньше пробрались.

     Правитель, не поднимая глаз, выуживал из камней остро пахнувшую кровью жену, но шум многочисленных крыльев над головой прекрасно слышал. Укрыв супругу камзолом, подхватил колыхавшуюся, как тростиночка на ветру, девушку на руки и взглянул на главу разведки, осматривавшего бесчувственного брюнета. Закончив диагностику, блондин повернул голову и доложил: - Как ни странно, но жить будет. Хотя не понятно, почему, - серебристые внимательные глаза остановились на свернувшейся чуть ли не в клубочек повелительнице, заскользили по вцепившимся в ткань пальцам, тонкие ноздри дрогнули, втягивая воздух. Арнэр тихо угрожающе рыкнул, блеснув клыками. Лорд встряхнулся, склонился в почтительном поклоне, подставляя беззащитную шею, подождал пару секунд и только потом опять посмотрел на императрицу: - Вы его своей кровью поили…, Ваше Императорское Величество?

     Молодая женщина, пытавшаяся спрятаться в камзол целиком, опустила глаза и аккуратно кивнула, старательно не встречаясь ни с кем взглядом. Сжатые губы однозначно свидетельствовали, что пояснять свои действия девушка не будет. Глава разведки встал с коленей и улыбнулся: - Вы все правильно сделали, Ваше Императорское Величество. Раны, нанесенные бинатангами, плохо регенерируются и заживают. А Вы спасли ему жизнь, давая возможность не тратить напрасно и без того малые жизненные ресурсы. Говоря, блондин аккуратно вертел кистью в воздухе, завершая то, что начал владыка, а именно, заворачивая усыпленного им на всякий случай демона в плотный магический кокон, чтобы тот более-менее спокойно перенес транспортировку.

     Элия чуть шевельнулась в крепких руках мужа, двинула ногой. Взгляд светлых глаз мазнул по привлекшим внимание конечностям и застыл, становясь похожим на серебряный щит. Ледяной лорд нашел глаза повелителя и чуть заметно кивнул. Брюнет проследил покрытый слоем грязи вперемешку с кровью переходящий из синяка в царапину, порез или кровоподтек узор на ногах девушки до кончиков пальцев, на которых живого места не было, огляделся вокруг. Прибывшие на подмогу демоны активно влились в тесный и дружный коллектив, часть из которого уже углубилась в лес, преследуя остатки хищной стаи. Остальные добивали скуливших тварей и сжигали трупы. При помощи самого обычного костра, разведенного из нарубленных прямо тут же, на краю площадки ветвей и кустарника, подсушенных заклинаниями. Магической огонь бронированные туши не брал.

     Тяжело взмахнув крыльями, Арнэр взлетел и направился прочь от гор, шире распахнул крылья, завернулся в следующий миг винтом, уходя из потянувшего вниз потока, взмыл вверх, в холодные, более спокойные слои. Девушка в руках попыталась свернуться более плотным клубочком, стискивая полы камзола. Мужчина шевельнул губами, увеличивая мощность защитного полога, нахмурился, осмотрелся и развернулся в противоположную сторону, оценив степень собственных сил и возможности защиты, которой не хватало на полноценную защиту человека от холода. Проще и быстрее было добраться до виллы, тем более что дорогу демон помнил отлично.

     Глаза цвета меда прищурились, внимательно разглядывая окружавшие пару завихрения, а затем скрылись за длинными густыми угольно-черными ресницами. Император нырнул в разноцветные линии, осуществляя последнюю проверку. Быстро пробежался по сплетениям узора, удовлетворенно отмечая относительный порядок. В некоторых местах нити отсвечивали алыми искрами боевой ярости. Гвардейцы добивали врага. Иногда по очередной линии пробегала слабая волна оранжевых сполохов боли от легкого ранения, не угрожавшего здоровью. Владыка улыбнулся, обнажая белоснежные клыки. Рядом захлопала крыльями занесенная восходящим потоком выше привычного уровня полета крупная птица, выглядевшая для пребывавшего в трансе правителя сине-серым сгустком.

     Демон на автомате отклонился в сторону, избегая столкновения, и перевел взгляд на сидевшую тихой мышкой в его объятиях супругу. Небесно-голубая ниточка сияла ровным незамутненным светом. Ни сполохов боли, ни страха. Мужчина резко распахнул глаза, наклонил голову, заглядывая в почти полностью скрытое грязными волосами личико. Тело в его руках то и дело вздрагивало, то ли от слез, то ли от боли. Скользнув в узор, владыка опять видел спокойное сияние, так диссонировавшее с тем, что было в реальности. Увеличившиеся клыки кольнули зубы, приводя в чувство.

     Брюнет спланировал ниже, снижаясь по широкой дуге над окутанной предрассветными сумерками безмолвной долиной, одновременно посылая сигнал слугам в доме. Яркое пятно света стало знаком того, что его услышали. Под ногами промелькнула густая трава. Высокие мягкие сапоги тихо коснулись темного пола. Сжав губы, Арнэр холодно посмотрел на вставшую рядом, все также судорожно сжимавшую в кулаках светлую ткань жену, оценивающе скользнул по ободранным ногам в лохмотьях обуви, окровавленным пальцам и обломанным ногтям со следами бывшего маникюра, оцарапанной шее с тонкой цепочкой сережки, грязному, в дорожках слез лицу, размышляя, кто и когда снабдил его супругу обезболивающим. И зачем вообще нужно было все это притворство. Также стоило подумать, когда оно началось.

     Император нахмурился. Подошедшая чтобы поприветствовать и услужить супружеская пара невольно шагнула назад под мрачным, не слишком приветливым взглядом владыки. Женщина присела в глубоком реверансе, в то время как мужчина склонился в не менее уважительном поклоне. Арнэр глубоко вдохнул и выдохнул, пряча за ресницами алые сполохи ярости, стараясь успокоиться. Вымещать гнев на слугах было… недостойно. Служанка подхватила под руку человечку, уводя ее куда-то в глубину дома, в то время как ее супруг, перекинув за спину фиолетовую толстенную косищу, предложил правителю пройти за ним.
     Глава 25: Супружеские выходные
     Это как же нужно работать, чтобы так отдыхать!..
     Александр Михеев
     Спальня в псевдоэльфийском стиле радовала гармоничным сочетанием зеленого и коричневого, а уродливые переплетения «сучков и корней» царственный гость велел тут же задернуть тяжелыми плотными шторами. Чтобы не раздражало. Мощный демон в черном костюме поспешил выполнить распоряжения. В животе брюнета заурчало, напоминая, что обед был слишком давно, а до ужина он не добрался. В зеркале император словил настороженный и сочувствующий взгляд серебристых глаз слуги, поспешившего тут же заняться расправлением огромного мягкого ложа. Широкие плечи демона были напряжены, он то и дела искоса аккуратно посматривал на повелителя, оценивая настроение последнего.

     Арнэр огляделся, выбрал мягкое, песочного цвета, кресло и плюхнулся, предварительно выкидывая из него зеленую подушку. Вытянул ноги и прикрыл глаза, расслабляясь. Прижал руку к некстати занывшему животу. Распахнувшиеся янтарные глаза устало взглянули на привлекшего к себе внимание легким покашливанием слугу. Последний для чего-то одернул кружевную черную манжету, поклонился: - Ваше Императорское Величество, если не возражаете, я Вам ванну приготовлю, а супруга на стол накроет….

     Владыка кивнул, с видимым нежеланием выбрался из мягких объятий кресла: - Хорошо, я пока к супруге схожу и…, - брюнет брезгливо коснулся бурого пятна, выделявшегося на серебристо-голубой ткани рубашки и какого-то коричневого развода рядом, - найди какую-нибудь одежду, - видя в глазах слуги чуть ли не панику, махнул рукой, - качество не важно. Самое главное, чтобы чистая и… не нужно твоего парадного одеяния, - мысленно мужчина вздохнул, жалея, что рядом нет прекрасно знавших все его привычки слуг, тогда бы не пришлось тратить и без того скудные силы на излишние объяснения, - что-то простое, удобное, желательно, подходящее по размеру.

     Император критически смерил взглядом стоявшего напротив демона, прищурился и кивнул: - Можно большего размера, лишь бы не жало.

     Фиолетововолосый поспешил с поклоном удалиться, а Арнэр, помедлив пару мгновений, припоминая расположение комнат, направился вверх по лестнице. В хозяйской спальне в большом камине в обрамлении черного мрамора тихо потрескивали дрова. Ни на кресле, ни на кровати никого не обнаружилось. Мужчина подошел к прозрачным стеклам, сдвинул в сторону тяжелую панель и вдохнул пряный аромат трав и специй, которыми славилась долина. Во дворцовом парке пахло по-другому: цветами и фруктами. Легкая горчинка щекотала нос, оседала на губах. Демон улыбнулся, заметив осторожно кравшуюся на крошечных когтистых лапках среди едва колыхавшихся под утренним ветерком стеблей с пушистыми фиолетовыми кисточками темно-коричневую с фиолетовыми пятнышками на ушах, носу и пушистой попе мышку. Щеки красавицы были раздуты. Очевидно, охота за пропитанием прошла успешно, и счастливая кроха возвращалась домой.

     Легкий всхлип вырвал из созерцательного ничегонеделания. Брюнет неслышно скользнул мимо заправленной серым покрывалом из мягкой шерсти редких горных коз кровати к едва заметному лучику света, выглядывавшему из-за неплотно прикрытой двери. Тонкий магический щуп вместе с легкой завесой безмолвия позволили открыть створку цвета шоколада незаметно для находившихся внутри. На светлом каменном полу, рядом с подвешенной прямо в воздухе черной ванной, свернувшись в клубочек, прижимая к лицу стиснутый в кулаках камзол правителя, плакала человечка. Тело сотрясалось от отчаянных рыданий. Она все сильнее сжимала пальцы, не замечая, что срывала подсохшую на ранках корочку. Кровавые пятнышки четко выделялись на серебристом узоре.

     Тельце в изгвазданных клочках чего-то неопределенного цвета вздрогнуло. Из-под него на миг показалась изрезанная в мясо тонкая ступня. Тихий, отчаянный, полный боли всхлип-стон пролетел по ванной комнате, отражаясь от прозрачной изнутри стены и постепенно затухая. Уловив легкие шаги за спиной, мужчина развернулся, перехватывая взгляд словно пригвожденной к месту демонессы в скромном зеленом платье, державшей в руках огромную плетеную корзину с многочисленными баночками. Арнэр вытащил одну, темно-синюю с более светлой пробкой, и повертел в руках. Опознал сильное обезболивающее с противовоспалительным эффектом, от которого довольно сильно несло магией. Вернул склянку на место и кивнул. Посторонился, пропуская женщину внутрь, сделал шаг вперед, но передумал, тихо прикрыл дверь, оставляя широкую щель.

     Пока служанка выливала в теплую воду лекарства, пока аккуратно раздевала повелительницу, та тихо вздыхала, морщилась, но молчала, не позволяя ни всхлипу, ни слезинке прорваться наружу. Помучившись некоторое время, черноволосая демонесса срезала лохмотья большими ножницами, оставив часть ткани прямо на теле хозяйки дома, не решаясь срывать ее, прилипшую к ранам, не размачивая. Лишь когда девушка оказалась в воде, где разом защипали и заныли все синяки, ушибы и ссадины, из потрескавшихся губ вырвался тихий стон. Стоявшая рядом женщина быстро зашептала что-то успокаивающее, закрепив алый конец собственной чёрной косы на макушке, подкладывая под голову своей госпожи белоснежное полотенце, дожидаясь, когда подействует обезболивающее, чтобы можно было начать обрабатывать раны.

     Понаблюдав за тем, как демонесса осторожно прикасалась намоченным в лекарствах полотенцем к лицу и окровавленным ушам жены, император затворил дверь и спустился к себе. Лежа в огромной утопленной в пол по бортик ванне, мужчина лениво пропускал бирюзовую воду сквозь пальцы, поглядывая за окно, точнее прозрачную изнутри стену, наполовину прикрытую белоснежным тюлем с темной каймой понизу. На лбу правителя лежала складочка, глаза то и дело щурились, губы складывались в скептическую усмешку. Арнэр был собой не слишком доволен.

     Он опять забыл о том, что его жена из другого мира. И это было… неправильно. Мягко говоря. Высший демон не позволял себе таких ошибок уже давно. И вот…, отнесшись к супруге, как к чему-то обременительному и крайне бесполезному, он перестал принимать в расчет то, что было очень важным, то, что, несомненно, будет учитываться и друзьями, и врагами. По губам скользнула улыбка. Мужчина довольно плеснул водой, напоминая себе, что самое главное он успел выяснить. Все то время, пока его вторая половинка сначала горько плакала в одиночестве, а потом тихо и незаметно, возможно, не слишком успешно, терпела боль, он смотрел на ее эмоциональный узор. И видел лишь спокойствие небесно-голубого. И так притворяться было невозможно. Вот тогда то и вспомнилось, что его жена не простой человек, а иномирянка. И это… начинало интриговать.

     Янтарные глаза предвкушающе сощурились, радостная улыбка обнажила острые клыки, пока демон пытался предугадать, какие еще сюрпризы могли таиться под этой скромной серой оболочкой, утратившей появившийся было в последнее время лоск. От последней мысли Арнэр отмахнулся, как от назойливой мухи. Его захватила мысль о будущих открытиях. В том, что они будут, мужчина теперь не сомневался. Возмущенный рев оголодавшего желудка заставил вернуться к делам насущным. Встав в ванной, брюнет взмахом руки высушил воду, как с тела, так и в мраморной черной чаше. Накинул чуть великоватый темно-зеленый халат и вышел из помещения, сразу же направляясь к заставленному едой округлому столу, рядом с которым удобно устроился небольшой диванчик.

     Подушки моментально оказались на полу. Ибо этот предмет интерьера владыка ненавидел все душой. Сам же временный, оттого не ставший менее значительным, постоялец махнул рукой ожидавшему распоряжений демону. Тот понятливо кивнул и мгновенно исчез за дверями. Брюнет с неприличным урчанием накинулся на сочные куски тушеного с овощами, предварительно обжаренного мяса, запивая все это золотистым горячим вином, от которого умопомрачительно тянуло пряностями. Напиток согревал, мясо наполняло приятной тяжестью.

     Император лениво отложил в сторону столовые приборы, потянулся и подцепил кусочек свежих овощей. Зажевал огненно-красную дольку и мурлыкнул, вытягиваясь во весь свой немалый рост на диване, явно для того не предназначенном, ибо ноги мужчины свесились через край. Арнэр хмыкнул, перебрался на кровать, подтянул к себе подушку, подхватил край одеяла, но вместо того, чтобы накинуть его на себя, отпустил, поднялся и вышел из комнаты. Прошелся по дому, в который раз удивляясь отсутствию общей дизайнерской концепции, настолько разным было оформление каждого помещения, неслышно поднялся по аккуратной коричнево-белой лестнице и скользнул в хозяйские апартаменты.

     Затемненные окна не пропускали утренний свет, однако демон хорошо видел и в этом сумраке. Владыка прислушался к тихому ровному дыханию, приблизился к кровати, всматриваясь в бледное лицо со следами подживших царапин. Осторожно коснулся мягкой русой прядки, соскользнувшей с белой подушки на простыню, приложил пальцы к артерии на обнаженной шее, удачно повернувшейся жены, проверяя ее состояние. Улыбнулся, кивнул и, все-также неслышно, покинул комнату, не нарушая сна погруженной в оздоровительный транс, о чем недвусмысленно свидетельствовал оставленный рядом на скамье, выполнявшей роль банкетки, сиявший розовым амулет. Брюнет спустился обратно, подхватил вибрировавший на столе кристалл связи, выслушал отчет ледяного лорда о том, что часть гвардии продолжала зачистку, а остальных, особенно тех, кто прибыл на место вместе с правителем, планировали отправить на отдых, предупредил, что находится на вилле, рухнул в кровать и моментально провалился в сон.
     … …
     Ужас разрывал сознание, громкий крик рвался наружу. Элия подскочила на кровати, обнаруживая себя прижимавшей подушку к лицу. Несколько мгновений девушка хватала ртом воздух, стискивая пуховое изделие как последнюю надежду, обшаривая глазами окружающее пространство. Чуть тлевший камин, кожаное черное кресло в углу, шоколадные полы и широкий удобный деревянный подоконник вдоль обеих затененных сейчас стеклянных стен. Она поморгала и, наконец, выпустила подушку из рук, отложила ее в сторону. Медленно вдохнула и выдохнула, печально опустив вниз уголки рта, но деваться было некуда. Пропавшие на пару месяцев кошмары вернулись, как и возникшая при их регулярном посещении привычка.

     Вначале, сразу после перемещения, и потом, когда ее чуть ли не каждый день пытались убить, она просыпалась от ужаса по нескольку раз за ночь. Тогда и научилась давить крики даже во сне, чтобы не доставлять дополнительного удовольствия окружающим. Вот и пригодилось. Карие глаза задумчиво всматривались в темные стекла, за которыми, к сожалению, мало что было видно. Сердце колотилось все медленнее, возвращаясь к нормальному ритму, в то время как в спальне светлело. Молодая женщина с интересом наблюдала за становившимися все более прозрачными окнами. Такого она еще не видела. Неужели, в комнате светлело и темнело по желанию? Она нахмурилась. Стекла стали совсем черными. Ойкнув, правительница вернула все в прежнее состояние, точнее, опять переборщила, сдернув темную завесу полностью.

     Снаружи кипела жизнь. Ярко светило солнце, летали огромные разноцветные бабочки, качали розовыми и желтыми мохнатыми кисточками размером в две длины ладони Элии луговые цветы, над которыми кружились не менее крупные желто-черные полосатые то ли пчелы, то ли шмели. Вдали виднелась местная Фудзияма. Девушка накрутила на палец блестящую русую прядку, раскрутила, накрутила опять, задумчиво покусывая нижнюю губу, постучала кончиками пальцев по серому с мелкой голубой искрой покрывалу. Сглотнула набежавшие слезы и тряхнула головой, прогоняя некстати вылезшие воспоминания. Порефлексировать она могла и позже. А пока….

     Правительница потянулась, прислушиваясь к ощущениям. Ничего не болело, не зудело, только ужасно хотелось есть. Сползла с кровати и подхватила лежавший на кресле мягкий кремовый халат. Вышла в гостиную и повела носом, с грустью констатируя, что ничем съестным тут и не пахло. Девушка тоскливо поглядела на круглый стол с толстой темно-коричневой столешницей и какой-то золотистой статуэткой в центре. Сглотнула и поспешила к еще вчера вводившей ее в ступор жутковатой лестнице с висевшими по-отдельности в воздухе ступеньками. Сегодня спуск дался намного легче. Элия гордо оглянулась на преодоленный путь, затем осмотрела огромный роскошный бассейн, ставя себе мысленную галочку, как-нибудь обязательно поплавать в нем, поискала глазами ближайшие входы-выходы, сразу отметая тот, что вел наружу, и поспешила к светлым дверям.

     Распахнула створку и с досадой поджала губы, обнаружив, что вышла в открытую гостиную, к тому же не пустую. Подтянула выше ворот халата и проверила пояс, пока муж вставал с дивана цвета топленого молока и шагал к ней. Янтарные глаза заглянули в глубину карих: - Как ты себя чувствуешь? – в голосе владыки слышалось некоторое беспокойство. Элия хлопнула глазами, пытаясь сообразить, когда это они умудрились перейти на «ты». Или это она всегда выкала, а он сразу начал тыкать? Уже и не припоминалось. Она непроизвольно тряхнула головой, собираясь с мыслями и осторожно улыбнулась: - Благодарю, все в порядке. А как у…, - она замялась на мгновение, затем продолжила, невольно съеживаясь, - тебя?

     - Все хорошо, но уже вполне готов съесть даже этот диван, - брюнет небрежно махнул в сторону упомянутого предмета мебели, - или отправиться на охоту самолично, если в ближайшее время меня не покормят…, что с тобой? – владыка протянул руку, касаясь прохладной щеки резко побледневшей девушки, наблюдая за тем, как в шоколадных омутах закипают сдерживаемые слезы.

     - Все хорошо…, накатывает… периодами, но я… справлюсь. А, Вы, ты, не знаешь, как здоровье лорда Энлэ? – Элия прижала ладонь к груди, «придерживая» норовившее выскочить сердце.

     - С ним все в порядке, - демон аккуратно подхватил жену под руку и подвел к объемному креслу, усадил несопротивлявшуюся тушку, оглянулся и всучил супруге светло-коричневую подушку, незамедлительно стиснутую всеми десятью пальцами. Приземлился напротив, на диван, и продолжил, - лежит в лечебном крыле дворца, под наблюдением нашего мага-целителя. Уже спокойно говорит, в отличие от нас накормлен. Правда, крыло будет восстанавливаться недели три. Нанесенные бинатангами раны отвратительно поддаются магическому лечению.

     - И регенерация так плохо действовала из-за этого? – Элия постаралась незаметно спрятать под подол халата замерзшую босую ногу. Обуви в спальне она не обнаружила, а полы были теплыми. И вот теперь, на свежем воздухе стало как-то некомфортно, да и странный взгляд супруга несколько нервировал. Что ему в голову пришло?

     Император кивнул, провожая глазами скрывшиеся под мягкой тканью розовые пальчики с все еще видимыми следами заживших, чуть более светлых, чем остальная кожа многочисленных порезов. Пришедший в себя Арени слабым голосом, не поднимая головы с подушки, но при этом четко и уверенно доложил о случившемся. В подробностях, которые помнил. Несмотря на неодобрительно взиравшего на него и чуть ли не шипевшего на главу разведки, которому и предназначался в первую очередь доклад, лекаря. Демон прошелся взглядом по неизвестно почему подобравшейся, насторожившейся женской фигурке, вспоминая детали отчета и понимая, что супругу все равно нужно расспросить.

     Охранник сообщил о причинах незапланированной посадки, о том, что на него напал бинатанг, которого он убил. Затем провал. Как человеческому существу без малейшей искры магии, без опыта, без элементарных навыков владения оружия удалось продержаться до прибытия помощи? Ответа на данный вопрос пока не было. В животе совсем не по-императорски заурчало. Ноздри хищно затрепетали, почуяв долгожданный, пока еще слабый, но постепенно усиливавшийся аромат пищи. Сузившиеся глаза пристально следили за плавно двигавшей перед собой огромный поднос демонессой, присевшей в глубоком реверансе, аккуратно придерживая изумрудный подол платья. Демон с трудом подавил рык и чуть было не вырвавшийся приказ прекратить все эти политесы и накрыть, наконец, на стол.

     Сдержался, медленно выдыхая. На столешницу водрузили огромное блюдо, от которого шел сырно-мясной запах. И, кажется, владыка втянул носом, в соус добавили еще грибов и пряности, росшие на крошечном пятачке в южной части долины. Как только вся поверхность белоснежного стола была заставлена едой, мужчина встал, подал руку опять зависшей ни с того ни с сего жене, молча хлопавшей на него густыми ресницами. Громкое жалобное урчание желудка девушки было слышно, казалось, на другом конце бассейна, вызывая смущенное переминание с ноги на ногу у служанки.

     Карие глаза поднялись на судорожно сжимавшую пальцами с ярким алым маникюром ткань брюнетку, на губах правительницы расцвела ласковая улыбка: - Благодарю, Мера. Пахнет все просто замечательно. Не сомневаюсь, что на вкус будет тоже великолепно. А что это такое? – осторожный жест кистью в сторону огромной супницы с тяжелой позолоченной крышкой, на которой выделялись нежные, похожие на яблоневые, цветы. Демонесса тут же выпрямилась и принялась оживленно рассказывать о содержимом тех или иных блюд, тарелок, салатников и прочих емкостей, приподнимая крышки и накладывая то, что выбирали дорогие гости.

     Владыка с наслаждением жевал мясной треугольничек в кляре. До того было мясное же рагу и запеченное на огне мясо со специями. Ко всему этому богатству было съедено изрядное количество свежих и тушеных овощей. И наблюдал за сидевшей напротив супругой, непривычно светлые нежного пастельного оттенка русые пушистые волосы которой в лучах дневного яркого солнца образовывали вокруг немного бледного личика золотистый ореол. Девушка сосредоточенно пробовала каждый из пятнадцати сортов предложенного сыра, решительно отказавшись от тех, что отличались совсем уж специфическим ароматом. Время от времени тонкие пальцы прихватывали изящную ручку чашки с темно-коричневым, с золотистыми искорками, чаем, с добавленным в него укрепляющим эликсиром, дававшим такой «фейерверочный» эффект. Демон принюхался к содержимому чайника и удовлетворенно откинулся на спинку кресла, одновременно отправляя в рот крупную алую ягоду сладкой малины.

     Голод отпустил. Элия лениво отхлебывала из чашки, отламывая позолоченной, а может быть и золотой ложечкой от пышной корзиночки с воздушным кремом и разнообразными, она насчитала сортов восемь, ягодами крошечные кусочки. Хотелось свернуться клубком и мурчать. Девушка бросила быстрый взгляд на сидевшего сбоку мужчину и тихонечко вздохнула. Огонек в глазах последнего намекал на то, что в ближайшее время расслабиться и отдохнуть не удастся. Рассасывая кисло-сладкую темно-фиолетовую ягодку с лимонным привкусом, молодая женщина прикидывала, о чем могла пойти речь. Собственно, вариантов было, пожалуй, два: что произошло, и когда и как они возвращаются во дворец.

     Вздохнув, Элия подняла лицо, глядя прямо в красивые медовые глаза. Демон улыбнулся. Девушке захотелось перекреститься. Она за собственным супругом подобных эмоций как-то не замечала. И они… настораживали. И… был ведь еще третий вопрос, о котором она совсем забыла. Арени на ближайшие три недели выбыл из строя, и кто-то должен был прийти на замену. Правительница на миг скривилась, как будто слопала лимон целиком, не приветствуя подобные перемены. Да и перемены вообще. С другой стороны выход из зоны комфорта, как говаривали психологи, был полезен. Мысли о том, что у нее этот выход постоянный, она решительно прогнала подальше.

     -… что случилось? – Элия встряхнулась, сообразив, что только что пропустила мимо ушей вопрос мужа. Почти пропустила. «Значит, все-таки первый». Это было вполне ожидаемо. Девушка на миг прикусила губу, села глубже в кресло, стискивая руки под столом в замок, выдохнула и принялась рассказывать. Ровно, спокойно, опуская эмоции, злобно бушевавшие внутри. Их пока удавалось сдерживать, не скатываясь в банальную истерику. Вчерашней было вполне достаточно. На миг Элия подняла руку, непроизвольно касаясь того места, куда пришелся первый удар кнутом, поглощенная повествованием не замечая, каким цепким и внимательным стал взгляд мужа, провожавшего каждый ее жест, каждую появившуюся на лице морщинку или складочку.

     Закончив не слишком долгий рассказ, молодая женщина недоумевающе заглянула в чашку, рассматривая золотистое донышко с несколькими капельками напитка. Встала и потянулась к чайнику, налила себе чай и взглянула с вопросом на брюнета, неизвестно чему широко улыбавшегося. Получила кивок согласия и наполнила и его чашку. Уставилась на продолжавшего радоваться жизни супруга, вопросительно выгибая бровь. Тут же одернула себя, возвращая на лицо индифферентное выражение игрока в покер. Мужчина хмыкнул в чай и поднял смеявшиеся глаза, с крошечными алыми искорками, танцевавшими что-то веселое.

     Элия стиснула губы, решив, ни за что не спрашивать, в чем дело. Да, блин, что такое? Чтобы занять себя, она опять поднялась, обошла стол, подхватила блюдо с приглянувшимися фруктами разнообразных видов и цвета, нарезанных аппетитными дольками, вернулась на место, наложила себе изрядную порцию. Количество смеха в янтарных глазах изрядно увеличилось. Девушка зажмурилась, затем подняла очи цвета молочного шоколада потолку, надувая щеки и медленно выдыхая. Повернулась к молча следившему за ней императору: - Вы забываете, что я, во-первых, из другого мира, но даже это не так важно, у нас тоже полно народу, кто сам за чашкой не потянется, во-вторых, я у нас из обычных существ, в императрицах только здесь оказалась, да и то недавно. И вообще, страдать от жажды и голода только потому, что руку протянуть не по статусу, не собираюсь, - в следующий миг она растерянно и беспомощно моргнула, вздрогнула и забилась подальше в кресло, скрещивая на груди руки и настороженно поглядывая на прикрывшегося чашкой демона, не зная, какой реакции ждать от властелина на слишком уж… непродуманные слова забывшейся человечки.

     - Как же невовремя, - шевельнулись губы в практически безмолвном шепоте, который обозревавший испуганное нечто напротив Арнэр предпочел не услышать. Он спокойно отставил напиток в сторону, улыбнулся: - Я бы позвал слугу. Но, ты права, пришлось бы подождать пару минут. Поэтому зачастую слуги присутствуют во время приема пищи рядом, либо за плечом, либо где-то сбоку, - он пожал плечами, - однако в нашем случае наблюдается явная нехватка обслуживающего персонала.

     Словно в подтверждение его слов в гостиную шустро вошла Мера с подносом, от которого не пахло никакими вкусностями. Вместо этого он был завален письмами и свитками. У Элии от такого количества почты расширились глаза, принимая даже не круглую, а квадратную форму. Император же проворчал что-то вроде: «И здесь нашли…», и философски пожал плечами, протягивая руку к первой бумаге. Правительница огляделась, размышляя над путями отступления, но тут перед ней опустилось упитанное плотное письмо, перевитое золотистой нитью, закрепленной алой печатью с каким-то сложным рисунком.

     Молодая женщина повертела конверт в руках, прикидывая, как лучше вскрыть плотную бумагу. У демона подобных проблем не существовало, он просто немного отрастил ногти, шустро расправляясь с корреспонденцией. Причем в прямом смысле. Некоторые документы расползались под его руками на тоненькие ленточки, в то время как другие складывались сбоку. Элия предположила, что на них ее супруг потом собирался ответить. А вот что делать ей? Она потянулась к столовому ножу. На этот раз не покинувшая комнату, а расположившаяся рядом Мера всплеснула руками, махнула кистью и подала новой госпоже возникший на ладони опять-таки позолоченный, украшенный тонким узором более светлого металла нож для бумаги.

     Правительница благодарно кивнула, аккуратно разрезая гладкую шелковистую обертку. Развернула сложенный в несколько раз внушительных размеров лист, заполненный текстом меньше чем на треть, скользнула глазами по витиеватым строчкам, вчитываясь. Вздрогнула. Повертела письмо перед глазами, обвела пальчиком искусную вязь первых слов. Отодвинув чуть от себя ставший абсолютно гладким, как будто его никогда и не складывали, лист, полюбовалась на общее оформление, а затем отложила сообщение в сторону, пожимая плечами ничуть не хуже, чем муж. Последний вопросительно приподнял бровь. Томить девушка не стала. Аккуратно убрала за ухо щекотавшую шею прядку и пояснила: - Письмо на языке демонов. Я его не знаю.

     Царственный супруг кивнул и вернулся к собственной почте. Элия прикрыла на миг глаза, удерживаясь от тяжелого вздоха. Что она хотела? Чтобы мужчина предложил ей прочитать письмо? Или того лучше, разом научил ее языку? В уголках губ поселилась горькая улыбка, которую молодая женщина предпочла утопить в очередной порции ароматного напитка, почему-то ставшего менее вкусным. Остыл или перестоял? Она положила в рот кусочек фрукта и захрустела. Потянулась за следующим документом, который в отличие от предыдущего оказалось на всеобщем. Кстати, содержание практически ни чем не отличалось от предыдущего. И это… настораживало. Ее Императорскому Величеству выражались соболезнования в связи с пережитыми трудностями, а так же заверения в горячем желании не только получить аудиенцию, но и видеть повелительницу империи у себя на ближайшем торжественном событии, которое она сочтет приемлемым. Внушительный список оных прилагался.

     Элия склонила голову и потерла переносицу, поджимая губы. Как-то это все было не ко времени. Не было желания ни гадать о том, почему отношение высокородных лордов и лордесс перешло на очередной уровень, ни посещать все эти… праздники жизни. Девушка задумчиво выстучала на подлокотнике кресла привычную мелодию, привлекшую внимание поднявшего глаза на о чем-то напряженно размышлявшую супругу императора.

     - Элия, - владычица вздрогнула, посмотрела на брюнета, - ты здесь на пару дней останешься или со мной вернешься?

     Массивное обручальное кольцо блеснуло алыми искрами в янтаре, когда тонкие пальцы стянули мягкую ткань ворота на шее. Владыке показалось, что еще немного, и его жена сама себя задушит. Он небрежно откинулся в кресле, поднимая спешно наполненную служанкой чашку и подхватывая то, что стояло под рукой. Небольшое пирожное. Обозрев сладость, демон отправил ее в рот, размышляя о законах подлости. Нет, чтобы попалось мясо. Или на худой конец несладкий пирожок. Однако произведенные маневры оказали свое действие. Молодая женщина перестала заниматься самоудушением, отцепилась от ворота и взяла золотую чашечку, при этом пожимая плечами в ответ на заданный вопрос: - Как будет удобнее Вашему…, - она оборвала рвавшуюся с губ официальную формулу обращения и замялась. Сделала глоток и продолжила, - Для меня нет принципиальной разницы.

     Элия ее, действительно, не видела. Конечно, остаться одной на вилле было бы просто замечательно. Тем более что ее официально отпустили. С другой же стороны, можно было не сомневаться, что ближе к вечеру здесь бы появился новый телохранитель. Так что одиночество было бы недолгим, а возвращаться назад в компании, точнее в руках абсолютно незнакомого демона не хотелось. Девушка непроизвольно поморщилась, вздыхая, ведь и компания собственного мужа… напрягала. Взгляд карих глаз осторожно мазнул по принимавшему пищу с небрежной элегантностью брюнету и столкнулся с задумчивым взглядом янтарных глаз. Элия порозовела, застуканная за подглядыванием, и опустила ресницы.

     Правитель усмехнулся, рассматривая смущенно теребившую поясок халата супругу, одновременно просчитывая имевшиеся варианты: если он возьмет с собой жену, то лететь в верхних слоях не получится, а, следовательно, полет будет дольше. И в тоже время… оставлять чудом уцелевшую жену на другого, к тому же пока неизвестного демона…. Этому решению сопротивлялось абсолютно все. Мужчина отставил хрупкую посудину в сторону и встал с кресла: - В таком случае вылетаем через полчаса. Тебя это устроит?

     Поднявшись, молодая женщина неуверенно кивнула: - Думаю, да. Если… получится найти мне одежду, - она оглянулась на неслышной тенью замершую неподалеку Меру. Демонесса тут же закивала в ответ на вопросительные взгляды императорской четы: - Конечно, Ваше Императорское Величество, - при этом алые глаза смотрели на высшего демона, а не на его спутницу. Элия отметила этот факт со ставшим привычным равнодушием, однако галочку на будущее себе поставила, что нужно бы вести себя здесь осторожнее, иначе вся информация тут же появится на столе у правителя.

     Обратное путешествие проходило молча, ровно, без эксцессов. Поначалу девушка застыла в объятиях не пожелавшего использовать магическую петлю брюнета, опасаясь сделать лишнее движение, прижав стиснутые кулачки к груди. Однако руки держали крепко и надежно, с разговорами демон не лез, внимательно осматривая окрестности и скользя из одного воздушного потока в другой, по крайней мере, высоту он менял довольно часто. Крылья мерно шелестели над головой, под плечом чувствовалось сокращение могучих мышц. Мимо и под ногами плыли пушистые бело-розовые облака. До некоторых из них, казалось, можно было дотронуться рукой. Не утерпев, Элия осторожно вытянула пальцы, ощущая влажную, практически невесомую прохладу.

     Реакции от демона не последовало. Осмелев и успокоившись, молодая женщина стала уделять больше внимания местности, над которой они проносились с приличной скоростью. Если девушка ничего не путала, то с Арени они двигались значительно медленнее… и ниже. Она вздохнула, радуясь тому, что практически все птицы остались внизу. Намного приятнее было наблюдать за стаями пернатых издалека, а вот оказаться внутри галдящего пищавшего и… гадившего от испуга птичьего сообщества не хотелось. Защитный полог – это замечательно, но потеки экскрементов в воздухе удовольствия не добавляли. Ради отсутствия последнего можно было и высотобоязнь немного потерпеть.

     Мимо, сверху вниз, с оглушительным свистом рассекая воздушное пространство, пронеслось нечто темное крупных размеров. Вздрогнув от неожиданности, Элия внезапно обнаружила, что муж аккуратно прижимает ее голову к своей груди, прикрывая ладонью макушку. Заботится? Под ногами плыли черно-зеленые волны леса с частыми вкраплениями розового, лилового и белого. Цветение продолжалось. Мелькнула знакомая лента речушки, а правительница все думала о произошедшем, пытаясь понять, чем ей будет грозить изменение к ней отношения. Голова стала тяжелой, а мысли вялыми. Так что пришлось отложить все тревоги на потом. Когда у нее появится больше информации. А пока оставалась надежда на то, что брюнет сработал на автомате, а не конкретно на нее.

     По широкой дуге снижаясь над радужными шпилями дворца, Арнэр кивал приветствовавшим его придворным, отвешивавшим прямо в воздухе глубокие поклоны его супруге. Мужчина взглянул на озадаченное личико девушки, закусившей губу и с удивлением следившей за чрезвычайно вежливыми лордами и лордессами. Легонько улыбнулся недоумению супруги. Осторожно отвел в сторону пушистые прядки, щекотавшие подбородок. Очередная пара поспешила взмыть с окна оранжереи, приблизилась, остановившись на расстоянии, повинуясь взгляду правителя, не желавшего смущать и без того растерянную спутницу, выполнили ритуальные поклоны и удалились.

     Брюнет хмыкнул, сообразив, что, по-видимому, участвовавшие в спасательной операции демоны сделали определенные выводы о роли императрицы в истории с бинатангами, вполне верные. Скорее всего, прочитали следы, что для профессионалов не было слишком сложным делом. Тем более что на площадке он не слишком потоптался. И не посчитали нужным утаивать данную информацию. Аккуратно рассматривая за одни сутки сильно похудевшее осунувшееся личико, мужчина думал о том, как его жена смогла не только выжить, но и спасти того, кто был не только физически сильнее и лучше подготовлен, но еще и обладал магией. Невольно подумалось о детях, которые могли бы получиться от такой женщины. Владыка легко коснулся губами макушки супруги, и вздохнул, чувствуя, как все сильнее напрягалось в его руках худенькое тельце. Медленно отстранился. Хлопнул крыльями, сворачивая их и опускаясь на теплое дерево небольшой уютной площадки c широким каменным парапетом.

     Из-за отъехавшей в сторону дымчатой с внешней стороны створки выбежала рыжеволосая демоница. Всплеснула руками, одновременно приседая в положенном в присутствии императора глубоком реверансе. Получив от брюнета разрешение, пышногрудая женщина бросилась к правительнице, как к собственному ребенку. Арнэру оставалось только наблюдать за хлопотавшей над его супругой, причитавшей о том, что девочку совсем не узнать, служанкой. Уже на пороге комнаты Элия обернулась, взглянула на демона уставшими встревоженными шоколадными глазами. Императору вдруг подумалось, что он ни разу не видел в этих глубоких очах ни радости, ни смеха. Почему ему это вспомнилось? Успокаивающе улыбнувшись, мужчина махнул рукой, отпуская женщин, и взмыл в небо.
     Глава 26 Дела житейские
     Следует смеяться и философствовать и в то же время заниматься хозяйством и пользоваться всеми остальными способностями.

     Эпикур
     Откинув голову на черное мягкое полотенчико, Элия наслаждалась теплом и тишиной. Последняя, впрочем, была тут же нарушена вернувшейся с какими-то баночками, скляночками и парой бумажных пакетиков серебристого и розового цвета Хакейко. Надорвав упаковку, демоница быстро высыпала порошок аналогичного обертке цвета в воду. Правительница с трудом подавила крик и почти непреодолимое желание выскочить из пошедшей пузырьками, изменившей цвет воды. По подбородку что-то потекло, а в голове настойчиво зазвенело. Пришлось все-таки вставать и выкарабкиваться на край ванны, под чутким руководством придерживавшей за плечи встревоженной Хакейко.

     Элия облизнула кровоточившую губу и с трудом вытолкнула: - Все в порядке. Просто неприятные воспоминания. Сейчас пройдет.

     Оказавшийся прямо перед носом пузырек с мятным бодрящим ароматом значительно ускорил процесс восстановления. Сквозь стихавший звон донеслись слова извинявшейся демоницы, сокрушавшейся по поводу того, что она не подумала, а надо было. Девушка подняла все еще немного ватную руку и коснулась рыжей прядки, чуть потягивая. На саднивших губах пригрелась улыбка, карие глаза смотрели виновато и грустно: - Хакейко, это ты извини меня. Я вчера сильно перенервничала, вот и… вспомнилось всякое. Прости, оно не имеет к тебе ни малейшего отношения.

     - Конечно, госпожа. Это как раз понятно. Да на Вас живого места, похоже, не было! – Хакейко аккуратно промокала волосы и недовольно поджимала губы, - и опять похудели. Это же сколько сил с Вас на восстановление потянуло….

     Элия заинтересованно вскинула голову: - Это как? В чем связь?

     Демоница помогла девушке выбраться и пройти в спальню, где молодую женщину облачили в мягкое домашнее платье. Поправляя белую в редкий растительный узор довольно пышную юбку, Хакейко пояснила: - Магические зелья применяются ко всем, неважно, владеешь ты магией, или нет. Но при этом они часть силы на лечение вытягивают из самого больного. Магию, если она имеется, или, как в Вашем случае, госпожа, в ход пошла физическая оболочка. Да Вы килограмм пять – семь сбросили! Опять кормить и кормить, - последнее прозвучало скорее как крик души. Правительница торопливо спрятала рвавшуюся на лицо улыбку, не желая обидеть переживавшую демоницу.

     - Хакейко, не волнуйся, с теми застольями, что ты для меня устраиваешь, я быстро наем ушедшее, - шоколадные глаза тепло смотрели на сворачивавшую полотенце служанку. Внезапно в голову девушки пришло, что, наверное, лечение на нее прошлый раз плохо действовало как раз потому, что брать на него было неоткуда….

     - Как же, только и знаете, что мотаться неизвестно где, да на тренировках пропадать. Да еще эти обеды и балы, на которых и не поешь толком, - доносилось до Элии приглушенное бормотание из ванной возмущенной рыжеволосой женщины, появившейся буквально через минуту и настойчиво предложившей владычице пройти в столовую. Элия хмыкнула и отказываться не стала, ибо у нее появилось стойкое ощущение, что в случае чего ее и пинками погонят.

     - Хакейко, ты не знаешь, как проходит лечение Арени? – громкий звяк и хруст стали ответом. Блеснув в свете заходящего солнца апельсиновыми волосами демоница присела, проводя руками над осколками черного с золотым заварочного чайника. Прямо на глазах завороженно наблюдавшей за творившимся волшебством Элии останки посуды собрались в небольшую кучку, завертелись крошечным вихрем, заодно впитавшим и жидкость с желто-коричневого полосатого пола, и исчезли.

     - Прошу прощения, госпожа. Сейчас принесу новый, - женщина опустилась в реверансе и испарилась. Владелица апартаментов даже протерла глаза. Ей на мгновение показалось, что служанка повторила фокус, который только что применяла на посуде. Покачала головой и задумчиво постучала пальцами по белой столешнице. Потянулась, касаясь нежного голубого в темно-синюю полосочку бутона, подцепила крошечный хрустящий пирожок и запихала в рот целиком, оглядываясь, чтобы убедиться, что никто этого безобразия не видел. Зачавкала полным ртом, одновременно продолжая размышлять над тем, что давно подозревала, что Хакейко телохранитель был небезразличен. Но чтобы вот так, до разбитой посуды…. Это стоило обдумать. И… как-то поспособствовать, может быть.

     Она одобрительно махнула рукой вошедшей с пузатым заместителем предыдущего чайника, на этот раз абсолютно черным, демонице, торопливо проглатывая остатки пирожка. Дождалась, пока чашка наполнится светло-зеленым напитком, имевшим на удивление насыщенный вкус и аромат, пододвинула к себе тарелочку, на которую Хакейко уже умудрилась сложить горку различных вкусностей и погрузилась в сосредоточенное жевание. После путешествия есть хотелось невообразимо. В голове настойчиво постучалось…. Элия оторвалась от конвертика из легкого песочного теста с сочной мясной начинкой: - Хакейко, а тут почта часом для меня не скопилась? И все-таки, как здоровье Арени?

     Демоница покачала апельсиновым пучком, блеснула темно-синими камушками сережек в ушах: - Госпожа, обычно почту доставляют магически, она всегда направляется туда, где в данный момент проживает адресат, если последний не оградил себя от этого или не настроил потоки соответствующим образом. Вы на вилле пробыли ночь, соответственно вся корреспонденция ушла туда. А здесь Вас дожидается новый охранник. Лорд Эйра заверил, что это один из самых лучших его специалистов, - демоница хотела сказать что-то еще, но осеклась, поймав вопросительный взгляд активно жевавшей девушки, похожей в данный момент на запасливого хомяка. Прокашлялась, подавившись смехом, и пояснила, - лорд Эйра является главой разведки, очень ответственный, надежный, умный и хитрый демон из высшего сословия.

     Элия кивнула и угукнула, не в силах устоять перед сдобными рулетиками с заманчиво выглядывавшей из серединки сырной массой с какой-то зеленью, один из которых сейчас как раз находился в стадии пережевывания. Хакейко продолжила: - Так вот, новый телохранитель направлен к Вам и уже ожидает. Лорд Эйра просил Вас до выздоровления лорда Энлэ, ему восстанавливаться пару недель, определиться, кого из них Вы бы хотели оставить рядом, - на последних словах пышечка поджала на миг губы. Владычица опять кивнула, показывая, что информацию к сведению приняла. Запила кусочек теста чаем, облокотилась на спинку кресла, сыто вздыхая и непроизвольно складывая руки на изрядно округлившемся, на ее взгляд, животе, с тоской посматривая на оставшиеся не у дел пирожные, в корзиночках которых она насчитала двенадцать разных видов крема. Девушка сглотнула слюну и помотала головой, понимая, что больше просто не влезет.

     - В таком случае, давай, познакомимся с… новым телохранителем, - Элия на ходу заменила «временного заместителя Арени», опасаясь давать хоть какие-то обещания. А вдруг этот человек, точнее демон, окажется лучше и с ним будет комфортнее? Любовь - это, конечно, важно, но собственная шкурка на данный момент была дороже. Девушка поморщилась, чувствуя себя от таких мыслей последней тварью, прошла в кабинет, устраиваясь на диване, предусмотрительно садясь так, чтобы «спрятаться» за маленьким овальным столиком. Практика показала, что это наилучший вариант, ибо некоторые из гостей мало того, что пытались опуститься в реверансе чуть ли не на подол платья, так еще и норовили руку облобызать. А так, стол мешал, что молодую императрицу весьма устраивало.

     Зеркальная панель отошла в сторону, пропуская высокого, широкоплечего демона, в несколько шагов оказавшегося рядом с мягким уголком для посетителей, замершего при виде неожиданного препятствия на пути, и опустившегося на одно колено чуть в отдалении. Элия тихо выдохнула, радуясь предпринятым ранее мерам. Миндалевидные небесного цвета глаза на оливковом лице старались заглянуть правительнице буквально в душу. Молодая женщина повела головой, позволяя отросшим прядям челки упасть на лицо. Что-то ее этот взгляд нервировал. Тем временем демон встал, выпрямился во весь свой рост, откинул за спину нежно-голубую косу, точнее искусное переплетение нескольких, более мелких косичек в одну. Повелительница покосилась на это произведение искусства с уважением. Она знала, что даже с помощью магии на такую прическу нужно было затратить довольно много усилий. И это на ее волосах, а тут такая длина.

     - Позвольте представить Вам лорда Мевар…, - Хакейко завершила церемонию и, скромно сложив лапки с вишневым маникюром на темно-синем подоле, встала сбоку от госпожи.

     - Счастлив тому, что могу служить Вам, Ваше Императорское Величество, - новоиспеченный охранник поправил элегантным жестом кружево серебристой манжеты, выглядывавшей из-под белоснежного камзола, и вперил взгляд невозможных голубых очей в свою «подопечную». Элия с трудом сохранила покерфейс, сдержанно улыбнулась, решая про себя, показалось ей или нет. Этот вопрос продолжал интересовать молодую женщину на всем протяжении разговора, стараниями девушки сведенного к минимуму. Телохранителя же, похоже, не волновали ни темнота за окном, ни какие-то другие моменты, он был всецело поглощен рассматриванием владычицы. С огромными усилиями давившей желание передернуть плечами или прикрыться.

     В первый раз за долгое время императрица порадовалась неглубокому декольте, раньше ее это как-то не донимало, ибо внимания особого не оказывалось, а вот сегодня… Элия предпочла бы, пожалуй, вообще наглухо закрытое платье. Но все еще оставалась вероятность, что она заблуждалась. Вполне могло статься, что демон оценивал ее с точки зрения возможной охраны.

     - Благодарю Вас за оказанное доверие. Буду счастлив служить Вам в любое время, - от прощального взгляда лорда правительница подавилась воздухом, сдерживаясь до тех пор, пока дверь за мужчиной не закрылась, а затем раскашлялась. Бросила на подлетевшую с чашкой с чаем демоницу вопросительный взгляд, сделала глоток, выдохнула и демонстративно принюхалась. Хакейко тут же повторила последнее действие госпожи, встревоженно оглядываясь, однако ничего подозрительного не обнаружила и вопросительно посмотрела на задумчиво прихлебывавшую ароматный напиток девушку.

     - Просто показалось, что что-то где-то сдохло, крупное, - отрешенно заметила владелица апартаментов, улыбнулась, наконец, увидев полное непонимания лицо служанки, и махнула свободной рукой, - не обращай внимания. Это сленговое, - недоумение в глазах Хакейко грозило перелиться через край, - я удивлена тем, что, кажется, лорд Мевар готов оказывать мне услуги не только по охране моей тушки, но и прочие, включая постель, причем круглосуточно, - Элия решила не ходить вокруг да около, а сразу прояснить волновавший ее момент.

     Демоница на мгновение задумалась, затем кивнула: - Да, госпожа, лорд Мевар, - по алым губам скользнула усмешка, а в черных глазах блеснул огонек недовольства, - действительно, приложил немало усилий, чтобы Вам понравиться.

     - И возникает вопрос: что мне с этим делать? Послать его туда, откуда пришел? Так вроде бы особо и придраться не к чему. Жаркий взгляд? Отмажется, что это красота моя его уложила на повал, - Элия скептически хрюкнула в чашку, вызывая на ее дне небольшое торнадо, манерно взмахнула пушистыми ресницами, бросая взгляд на серьезную служанку, - Что?

     Та потискала подол в руках, прикусила клычком губу, как делала в моменты крайнего волнения, выдохнула и произнесла: - Госпожа, я давно заметила…. Вы не совсем… точно оцениваете Ваше положение, - глаза цвета виски блеснули интересом, приободрившись, Хакейко продолжила, - во-первых, Владыка однозначно продемонстрировал всем незыблемость Вашего статуса. Вы стали довольно крупной и важной фигурой, - посмотрела на поднявшую брови чуть ли не к челке удивленную девушку и добавила, - как бы Вы сами к этому не относились. А во-вторых, госпожа, Вы не заметили, но Вам уже давно оказывают знаки внимания, правда, - тут демоница не выдержала и прыснула, - не в столь прямой и эээ… экспрессивной форме.

     Правительница ответила ей звонким смехом, отставила от греха подальше в сторону черную тонкостенную чашечку и заявила: - Если все так, как ты говоришь, то это вполне понятно. Идет борьба за мою… благосклонность, - Элия осеклась, увидев, как Хакейко отрицательно мотает головой с такой силой, что выпущенные у висков волнистые прядки стали болтаться из стороны в сторону, - Что не так?

     - Дело не только в этом, госпожа, - демоница решительно протянула руку, предлагая сидевшей на диване девушке встать. Та похлопала ресницами, встала и, покусывая губу, направилась следом за служанкой, приведшей ее к большому зеркалу на стене. Императрица посмотрела на собственное отражение, а находившаяся за спиной пышечка уверенно заявила: - Ваши шоколадные глаза привлекают остальных тем, что они словно подернуты пылью, - Элия озадаченно вглядывалась, а Хакейко продолжила, - наши светятся, полыхают огнем, а у Вас ровные безмятежные омуты. Да и зрачок такой необычный…, - служанка улыбнулась, протянула руку, поправляя топорщившуюся светлую прядочку, - и цвет Ваших волос. У нас такого не встретишь. Вроде бы и светло-коричневый, а потом вдруг золотой, но все равно, такого сдержанного оттенка. Удивительно. А уж когда они отрастут…, - Хакейко мечтательно улыбнулась, - госпожа, в Вас все необычно. Вы миниатюрная, такая хрупкая, по сравнению с нами. И одновременно такая сильная внутренне. Это притягивает, манит желанием Вас узнать, понять, разгадать эту загадку, - Элия с тревогой посмотрела на мечтательно прижмурившуюся Хакейко. Как-то правительницу такая постановка проблемы не устраивала. Она судорожно вспоминала, практиковалась ли при дворце однополая любовь между женщинами или нет…. Информация отсутствовала.

     Но тут на ум владычицы пришло выражение глаз и лица оранжевоволосой служанки, когда ее спросили про Арени, и выдохнула. Взглянула в агатовые очи и улыбнулась: - Благодарю Хакейко, - отвернулась от зеркала, - Я приму во внимание сказанное тобой. Обязательно, - владелица апартаментов невольно повела плечами, словно сбрасывая с себя какую-то невидимую другим тяжесть, и направилась в спальню.

     - И все-таки меня пугает это желание… разгадать. Не хочу, - донеслось до неслышно скользившей следом по натертому светлому полу демоницы, на ярких полных губах которой мелькнула улыбка.

     Овальная комната встретила уютным мягким освещением. Элия привычно пробежалась взглядом по коробочкам с красками, кистями, мольберту и остановилась, рассматривая полностью законченную, выполненную в коричневых, фиолетовых с вкраплениями алого тонах картинку буйной растительности из ее антистрессовых раскрасок. Изумленные карие глаза встретились со смущенными агатовыми. Длинные, чуть пухловатые пальцы с маникюром цвета вишни сминали ткань темного подола, белоснежный клычок на мгновение закусил губу.

     - Хакейко, это очень красиво, - императрица еще раз оглядела получившееся произведение, нанесенное где-то четкими, где-то небрежными мазками, - но… оно такое… тревожное….

     - Я прошу прощения, госпожа, - демоница опустилась в глубоком реверансе, - Я очень волновалась за Вас с лордом Энлэ, не знала, что происходит.

     Хакейко на миг прижмурилась, вспоминая, как нарезала круги по комнатам, пытаясь сложить подслушанные кусочки информации. В результате пострадал попавшийся под ногу стул, статуэтка с камина, которую она решила некстати протереть. Вот тогда, во время очередного нервного забега она и зацепилась взглядом за то, что госпожа называла «антистресс», схватилась за кисточки.

     Угольно-черные глаза блеснули восторгом: - Госпожа, а ведь это действительно помогает! – служанка с любовью оглядела раскрашенную картину и пояснила, вопросительно смотревшей на нее, явно не понимавшей подобной экспрессии императрице, - обычно, когда мы не в спокойном состоянии, то случается всякое. А тут руки заняты, голова пустааая, и мебель с посудой целые.

     На последних словах, сказанных с мечтательной восхищенной улыбкой, Элия не выдержала и хрюкнула в кулачок. Посмотрела на демоницу и махнула рукой, рассмеявшись уже вслух, видя, что на нее не обижаются: - Хакейко, я только рада. Можешь пользоваться, когда захочешь. Надеюсь, наделать подобных картинок особого труда не составит?

     Рыжие прядки разлетелись в разные стороны от энергичного мотания. Внезапно на лице служанки появилось сосредоточенное выражение. Она замолчала, поглядывая то на законченную раскраску, то на правительницу, то на потолок со светящимся растительным узором, что-то прикидывая: - Госпожа, я тут подумала, - Элия насторожилась, помня еще по своему миру, что неприятности частенько начинаются именно с этой фразы, - А что если Вам запатентовать это изобретение и организовать продажу. Я уверена, что демонессы, да и демоницы в том числе, будут расхватывать рас-крас-ки, как горячие пирожки. Только надо будет на них защиту сделать…, - пышечка пробежала из конца в конец комнаты, остановилась, вопросительно уставилась на просчитывавшую вероятные последствия положительного решения правительницу. Последняя склонила голову набок, изучая изгибы законченного полотна, отрешенно провела подушечкой пальца по алой крученой спирали, перевела взгляд на смотревшую на нее с нетерпением демоницу: - А ты уверена, что мне не требуется на это разрешение императора?

     Агатовые глаза потускнели. Элия вздохнула. Так она и предполагала. Вдруг Хакейко вскинула голову, сияя своими темными глазищами, в которых сейчас плясали звезды озарения: - Но ведь предприятие можно открыть на мое имя. С меня никто ничего не потребует, так как у нас нет таких строгих канонов в роду, как у благородных демонов…. Так что я вполне могу организовать весь процесс, а с Вами заключим договор об отчислении процентов за идею.

     Молодая женщина потерла лапки и уставилась на правительницу, ответившую ей довольной улыбкой: - По-моему, вариант отличный. Деньги в любом случае не помешают. Только…, а как тут с правами на заработанное? – Элия накручивала на палец светлую прядку, нещадно дергая себя за волосы.

     - Супруг не имеет прав на заработанное супругой, как и она не имеет права на его состояние, за исключением оговоренного заранее содержания и имущества, отходящего к детям, - оттарабанила Хакейко. Не выдержав надругательства над русыми волосами, демоница протянула руку, останавливая движение пальца повелительницы и снимая с последнего многострадальный локон, аккуратно подхватила госпожу под локоток, направляя в сторону спальни, - пойдемте, я Вас причешу. И детали обговорим.

     Императрица кивнула, удобно устроилась в светлом мягком кресле и взглянула на отражавшуюся в зеркале с золотой щеткой в руках Хакейко. Та бережно коснулась светлых волос, посмотрела в глаза цвета молочного шоколада и улыбнулась: - С патентом сложностей не будет. Магазин открывать не обязательно, достаточно будет нашептать, что это увлечение Императрицы, - агатовые глаза опять засияли какой-то идеей, которую Хакейко поспешила озвучить, - а еще лучше, если Вы пару раз порисуете где-нибудь в парке, только не там, где Вы обычно гуляете, а в несколько более посещаемом месте, - женщина моляще сложила руки на своем пышном бюсте. Элия хихикнула, попыталась кивнуть, но была остановлена решившей некстати запутаться в прядях щеткой. Пришлось выразить согласие вслух.

     - Хорошо. Рекламу я обеспечу, - девушка опасалась, что слово будет не совсем знакомым, но демоница лишь довольно кивнула. Владычица продолжила, - нужно будет нанять художников. Думаю, маститые нам не нужны. А вот студенты академии, пожалуй, весьма пригодятся. Только не первые курсы, у них еще мозгов мало и ответственности. Могут все испортить. Хотя…, если найдем кого-нибудь с особо богатой фантазией, то можно будет и подключить….

     Хакейко угукнула с уважением: - Вы абсолютно правы, госпожа. И, кстати, в академии учится сын моей знакомой. Она в свое время со знатным демоном крутила, дитю передались папины гены. Через него можно будет кое-что узнать.

     - Извини, Хакейко, давно хотела спросить, если это тебя не оскорбит, прости, пожалуйста, - Элия виновато прикусила губу, - но в чем отличие, я имею в виду, Ваши… подрасы что-ли…. У Вас есть демонессы и демоны, и демоницы, а кстати, как будет то же самое применительно к мужскому роду?

     - А никак, - служанка старательно разглаживала светлые прядочки госпожи, не глядя в зеркало. Правительница уже открыла было рот, чтобы извиниться, но тут Хакейко продолжила, - иногда их называют слабые демоны. Слово низшие уже тысячелетие не используется. Запрещено Высочайшим Императорским Указом. Там еще несколько сотен посадили в тюрьму за оскорбления…. Пожизненно.

     Элия посопела носом, не решаясь даже немножечко двинуть головой. Мало ли, вдруг без волосяного покрытия останется. И аккуратно произнесла, - Я отличий вообще не заметила. Только рост и, может быть, уровень магии, - карие глаза внимательно отслеживали каждое движение служанки. Хакейко пожевала губу, немного печально улыбнулась: - В этом все и дело. У демониц изначально довольно нестабильный уровень магии. И он намного слабее, чем у демонесс, а значит, наше потомство так же слабее в этом плане. Поэтому сильный демон практически никогда не женится на демонице. Самое большее, можно рассчитывать на интрижку. И это тоже уже выход, так как получившийся ребенок может унаследовать силу отца, это поднимает его статус и статус матери.

     В комнате воцарилась тишина. Элия, прикусив губу, сочувствующе смотрела на продолжавшую размеренно расчесывать светлую шевелюру госпожи обычно разбрызгивавшую вокруг энтузиазм и веселье, а сейчас задумчивую демоницу, обещая себе, что все остальные вопросы будет искать в библиотеке, чтобы не было, как сейчас…. Перед глазами всплыла высокая гибкая фигура всегда сдержанного Арени. Да уж, такой точно на демоницу не посмотрит. Ему и так постоянно от высокородных дам отбиваться приходилось…. Вот и закончилось все, не начавшись.

     Элия резко хлопнула в ладоши, поморщилась, так как Хакейко, чуть не подпрыгнув, случайно потянула за прядь и теперь многословно извинялась. Владычица Империи махнула рукой, останавливая этот поток: - С чего нам начать? – увидев озадаченное выражение на лице собеседницы, пояснила извилистый ход своей мысли, - предприятие по антистрессовым раскраскам. И сколько на это нужно средств? – императрица нахмурилась, сообразив, что как раз денег-то у нее и не было, но тут же бровки вернулись на место, вертикальная складочка разгладилась. Элия вспомнила, что у нее в доступе имелась сокровищница, из которой она, кстати, уже кое-что спер… позаимствовала. Девушка бросила короткий взгляд на разноцветную бабочку, тихо сидевшую на плотно прилегавшем к пальцу ободке кольца. Подумала, что исчезновение пары горстей монет вряд ли будет слишком заметно. Хотя… этот вариант она бы предпочла оставить на крайний случай. Может быть, что-то из украшений продать?

     - Не надо…, копила, - донеслось будто издалека. Элия встряхнулась, осознавая, что фактически прослушала весь ответ на ей же самой заданный вопрос. Хакейко, к счастью, продолжила, - так что средств вполне достаточно. Тем более что на студентах получится немножко сэкономить.

     - Зато не получится на маге, - императрица вздохнула, скривившись, будто она в паутину залезла. В ответ на непонимающий взгляд пояснила, - студенты, народ ушлый. Если отдавать весь процесс в их руки, то они такую подпольную мастерскую организуют, что закачаешься. И мы с тобой ничего не получим, а значит, с них берем только картинку, а самим нужно будет придумать что-то дополнительное, дорабатывать, дробить изображение. И можно еще какой-то набор эээ…, - Элия покрутила рукой, пытаясь подобрать слово, махнула кистью, в кои-то веки без браслетов, и продолжила, - специфических свойств. Чтобы повторить было сложно и опасно с точки зрения противоправности действий. И поставить защиту от копирования….

     Теперь нахохлилась демоница. Все с тем же задумчивым выражением на лице двинулась в ванную, откуда донесся шум воды. Владелица апартаментов поспешила следом: - Хакейко, я максимум час назад купалась. Скоро булькать начну. Ополоснусь под душем, - глаза цвета воронова крыла на мгновение прояснились. Женщина кивнула, убрала за ухо оранжевую прядку и встала, прошлась несколько раз вдоль огромного во всю стену окна, хмыкнула и развернулась к наблюдавшей за ней Элии: - Все равно рано или поздно начнут повторять. Самое главное, чтобы к тому времени у нас уже было имя и… нужно успеть собрать сливки, - по округлому лицу демоницы скользнула лукавая улыбка, - поэтому студентам ничего не скажем. Объявим конкурс на лучший эскиз. Уточним, что количество заявок не ограничивается, за каждый принятый к участию рисунок будет выдаваться денежное вознаграждение. Поставим его по средним рыночным ценам за подобные изделия. Сделаем приличный главный приз и отметим, что участвующие в конкурсе объекты становятся собственностью компании. Как Вам?

     Императрица кивнула, расстегивая платье и передавая его в руки служанки: - Не совсем честно, но в нашей ситуации это лучший выход. А победителя потом можно будет привлечь уже на постоянной основе. Или… если кто-то еще привлечет внимание. Нужно будет еще голосование зрителей устроить…, - ополаскивавшаяся под струями теплой воды Элия с удивлением смотрела на развернувшуюся лицом, до того привычно стоявшую, чтобы не смущать, спиной к ней, демоницу, в глазах которой читался нездоровый энтузиазм.

     Женщина забегала вдоль стеклянной стены, в последней отражались оранжевые сполохи от заискрившихся от энтузиазма в прямом смысле волос. Правительница заинтригованно наблюдала за этим первый раз увиденным явлением. Хакейко бормотала: - Это же замечательно. Заодно и спрос узнаем. Какие рисунки больше подходят. И выставку нужно будет организовать в университете, в городе и как-то во дворце…, - взглянула на госпожу, подхватила пушистое темно-синее полотенце и продолжила протаптывать тропинку в сером полу, бурча, - в университете нам все дадут бесплатно, у них подобные конкурсы только приветствуются, в городе, - женщина постучала пальцами по лбу, пожевала губу….

     Закукливавшаяся в плюшевую мягкую ткань владычица тихо кашлянула: - Можно организовать переносные стенды, с магией, насколько я понимаю, проблем это не составит. И разделить выставку на части. Перемещаться с улицы на улицу. А потом победителей этих выставочек собрать вместе и еще разок пройтись уже только с ними.

     Хакейко с таким рвением закивала, что из обычно идеально закрепленной прически выскользнула узкая длинная шпилька и зазвенела по полу. Элия с уважением посмотрела на тонкий острый кончик, мысленно прикидывая, что в волосах служанки прятался целый арсенал опасного оружия. В том, что рыжеволосая женщина умела им пользоваться, можно было и не сомневаться. Императрица прошлепала босыми ногами в комнату, а демоница поспешила в гардеробную, появляясь в спальне, где девушка спокойно и методично расчесывала свою отросшую уже до лопаток гривку, с нежно-голубой удобной пижамой, увидев которую, Элия зевнула в кулак, поглядывая на пока еще заправленную покрывалом кровать.

     Пока владелица апартаментов переодевалась, демоница наводила порядок на туалетном столике и в шкатулке с драгоценностями. Владычица присмотрелась и с трудом сдержалась от комментариев, сообразив, что сундучок был другой, не тот, что в последний раз. Цвет камней и узор отличались. Покачала головой, прикидывая, сколько еще ларцов с драгоценностями таилось в недрах гардероба. Махнула рукой на бесполезное занятие, посмотрела на вынырнувшую из соседнего помещения уже с пустыми руками Хакейко, сверкнула внезапно глазищами, сосредоточенно пожевала губу, прошлась до кровати, забралась на ее мягкие просторы и, задумчиво глядя на убиравшую покрывало демоницу, произнесла: - Может быть, нам какое-нибудь из украшений пострашнее продать? Я раньше видела там что-то булыжникообразное….

     Пышечка тряхнула своими апельсиновыми волосами и вздохнула так, что впечатляющий бюст туго натянул к счастью крепкую ткань платья. Императрица невольно напряглась от такой реакции, начиная машинально накручивать на палец тонкую русую прядку. Сложив накидку с кровати на кресло, служанка развернулась и…, Элия даже ресницы опустила, одновременно прикусывая себе язык, в ожидании неприятных слов о том, что ей тут вообще ничего не принадлежало, и как она могла…. Поморщилась.

     - Благодарю Вас, госпожа. Предложение очень щедрое, - девушка ошеломленно посмотрела на говорившую демоницу, отцепилась от многострадальной губы и неуверенно улыбнулась. Хакейко продолжила, - если потребуется, выберу что-нибудь страшненькое, однако пока денег хватает. Тем более Ваша идея с передвижной выставкой нам кучу средств от аренды сэкономит. Так что нам должно хватить, - глаза цвета воронова крыла внезапно засияли, по апельсиновым волосам опять пробежалась волна искорок. Элия восторженно выдохнула, демоница воодушевленно прищелкнула пальцами, - Кстати, можно же и здесь Вашу идею воплотить. Надо будет только разрешение получить на устройство выставки в парке. И можно будет также кочевать, только, - она нерешительно посмотрела на устроившуюся в подушках владычицу, с трудом удерживавшую глаза открытыми, - госпожа, - Элия кивнула, показывая, что вся во внимании, - Вы не будете возражать, если я распорядителю и прочим сообщу, что Вы всецело поддерживаете эту идею? Так дело быстрее пойдет….

     Императрица сцедила зевок в ладонь, перевернулась на бок: - Можно…. Если ты считаешь, что это поможет. Только сделаем упор на то, что поддерживаем старания молодых дарований. В принципе так оно и будет. Думаю, особо талантливых заметят…, - Хакейко кивнула, - у меня другой вопрос. Будут ли потом покупать то, что уже успели увидеть на выставке. Или мы все демонстрировать не будем?

     Служанка аккуратно укутала плечи госпожи и улыбнулась, выключая освещение. За незакрытым окном подмигивали крупные яркие созвездия, тихо попискивала ночная живность. В спальне ощущался тонкий цветочный аромат. Хакейко вопросительно взглянула на владелицу апартаментов.

     - Оставь открытыми. Не думаю, что утром меня хоть что-то сможет поднять…, - Элия подтянула к ушам мягкую ткань.

     - Я завесу от шума все-таки поставлю. С регулировкой, чтобы вот такое, как сейчас пропускало, а более сильные звуки глушило, - демоница повернулась к окну, чтобы императрица не увидела мгновенно ставшее серьезным лицо. Тихонечко выдохнула и расстроенно прикусила на мгновение губу. Женщина прекрасно помнила, что вначале ее подопечная вообще в абсолютной тишине спать не могла, и причину знала. Значит, кошмары опять вернулись…. Она настроила завесу и покосилась на кристалл связи, прикидывая, пообщаться с целителем сегодня, или все-таки завтра. А пока, Хакейко обернулась к тихо лежавшей, сложив ладони лодочкой под щеку девушке: - Ничего страшного. Половина ко времени выпуска уже забудется, - Элия хлопнула ресницами, пытаясь сообразить, о чем шла речь, вспомнила свой вопрос и кивнула, в то время как демоница чуть ли не скороговоркой закончила, - к тому же нам зачастую приятнее купить то, что понравилось многим. Это так… стимулирует, - Хакейко улыбнулась кончиками губ и тихонечко вышла, оставляя в тишине спальни крепко заснувшую, не завершив разговор, правительницу. Тихий шепот заставил приоткрыть дверь. Элия подняла голову и невнятно произнесла: - Потом, позже, можно будет раскраски снабдить дополнительными свойствами, сделать объемные изображения, чтобы рисовались прямо в воздухе, - девушка широко зевнула, в то время как демоница от удивления только что не подпрыгивала на месте, - а еще можно добавить чуть лечебной магии, успокаивающей. А может быть, какую-нибудь волнообразную подсветочку. Или овеществление… на пару часиков, чтобы можно было поиграть, например, с игрушечным пони…, - еще один зевок, - а может, и не надо. Не хотелось бы давать волю садистам…, - русая голова скатилась с подушки. Императрица затихла где-то под одеялом.

     Хакейко неслышно скользнула ближе, выкапывая спавшую практически мертвым сном владычицу и подсовывая ей подушку. Аккуратно прикрыла за собой дверь и потерла ладони. В агатовых глазах горели решимость и азарт. Демоница подхватила кристалл связи и набрала цветовой код родного дома. Действовать следовало незамедлительно.
     Глава 27: Подозрения и поиск ответов
     Вдвойне благословенна помощь, приходящая нежданно!
     Джон Р.Р. Толкиен, "Властелин Колец"

     Элия осторожно болтала ногами в прозрачной воде, прижмуривая глаза от удовольствия и чуть ли не мурча в голос. Улыбнулась, поймав себя на том, что все-таки напевала вслух что-то оптимистичное и жизнеутверждающее. Матовые желтые сталактиты весело перемигивались с нежными васильковыми сталагмитами, создавая в воздухе и воде радужное свечение. Гладкие разноцветные камушки, практически одной формы – овальной, активно шуршали под ногами, привлекали к себе внимание разнообразием расцветок и размеров. Девушка пошарила в теплой воде и вытащила один из самых крупных попадавшихся ей на глаза – размером с перепелиное яйцо. Покрутила розово-желтый в белую точечку камушек и отправила его на место.

     По алым губам скользнула довольная улыбка. Правительница медленно вдохнула и еще медленнее выдохнула, наслаждаясь тишиной и журчанием воды, успокаивавшими и дарившими умиротворение. Особенно необходимое в последнее время. Элия поморщилась. После ее спасения и эпического возвращения домой на руках императора-супруга, придворные устроили за своей владычицей настоящую охоту. От многочисленных улыбок, поклонов, любопытных взглядов девушка не знала куда и деваться. Столько комплиментов, сколько за эти несколько дней, на нее не вываливали за всю жизнь. Куда бы ни пошла, тут же поблизости обнаруживались очередные заинтересованные в общении с ней личности демонической наружности.

     Элия подхватила горсть мелкой гальки и забросила подальше, вымещая свое раздражение на наиболее подходящем объекте. Лордесса Хакиимэр кипела и плевалась, ибо особо неугомонные пытались просочиться даже на тренировки. То двери открывали, якобы по ошибке, то в окна ломились. После того как парочка особо ушлых демонесс схоронилась на втором ярусе зала за белоснежными перилами, дождалась начала урока, а потом спланировала вниз уже в тренировочных костюмах, пожилая дама самолично отправилась к императору с просьбой перенести занятия в ее владения, предварительно так проехавшись по ушам молодым придворным леди, что те еще долго светили алыми щеками и смахивали с глаз прозрачные капельки слез.

     При этом Элия не исключала, что длительность данного процесса была связана с четким осознанием демонессами того факта, что их расстроенный беззащитный вид оказывал на придворных лордов просто магическое воздействие. Мужчины стремились утешить бедняжек, кажется, изредка подкапывавших что-то в глаза, чтобы слезоразлив не иссякал. Наблюдавшая за этим безобразием со стороны правительница тихонечко фыркнула, сообразив, в чем причина такой популярности «бедных девочек». Похоже, мужской половине до ужаса надоели независимые личности, способные и в бубен надавать, и на дуэли постоять…. Вот они и бросились на защиту несчастных «овечек».

     Своего лордесса Хакиимэр добилась. Теперь правительница регулярно летала на тренировки в особняк демонессы. В небольшой компании вооруженной до зубов охраны. Небольшой носик без следа веснушек недовольно наморщился. Девушка шмыгнула и шлепнула рукой по воде. В самих телохранителях проблемы не было. Летят себе и летят, а вот собственный охранник бесил неимоверно. Элия не была уверена, что продержится до возвращения Арени. Она мечтательно прикрыла глаза, вспоминая молчаливую невозмутимую фигуру гибкого стройного демона, маячившего в стороне, не принимая активного участия в делах госпожи. Даже нежелание что-либо пояснять сейчас воспринималось как благо….

     Императрица недовольно цокнула языком и пнула воду. Единственное, что не бесило в новоиспеченном телохранителе, были его волосы, хотя и тут у девушки возникала стойкая ассоциация с Мальвиной. Не далее как вчера вечером она ляпнула прозвище при Хакейко, а потом больше часа отмахивалась от расспросов, что же это такое. Объяснять не стала. Мало ли. Вдруг до лорда Мевар дойдет. Или подхватят. Ей эти проблемы были ни к чему. Однако демон достал. И вроде бы руками не лез, но… постоянное сверление жарким взглядом во время полетов напрягало. Правительница уже была готова временно отказаться от занятий, удерживало от этого шага исключительно упрямство. А как этот… замечательный охранник влезал в каждую неформальную беседу, особенно с Хакейко, имея по любому поводу свое мнение, которое не желал придержать до более удобного момента. И все это с милой восхищенной улыбкой в адрес императрицы и тревожным ревнивым взглядом на оранжевоволосую пышечку.

     Тяжелый вздох, вырвавшийся из груди, ушел к противоположному берегу неширокой речушки. И на балах мужчина доставал своей гипер-опекой. Постоянно нависал сверху мощной скалой, сурово глядя на всякого, решившего подойти. А в следующий миг уже призывал с презрительной миной служащих, чтобы подать императрице ненужный бокал сока. Ему, видите ли, показалось, что она хочет пить. Причем эти «приступы» совпадали с приближением кого-то из лордов. Элию не покидало стойкое ощущение, что демон желал продемонстрировать окружающим свои не совсем стандартные отношения с царственной особой.

     Девушка надула губы и сердито стукнула кулаком по мягкому теплому песочку, осыпавшемуся с руки, не прилипая. Магия. Поразившая повелительницу еще в первый приход сюда. Прикусив губу, Элия злилась. Непривычная к столь активному обожанию и опеке, она не знала, как поставить на место этого… оборзевшего демона. Серой мышкой линявшего в тень только при приближении императора.

     Тихо зашуршало платье, опускаясь на песок, следом отправилась юбка. Оставшись в тоненькой, но непрозрачной сорочке, девушка специально проверила этот момент еще в ванной, владычица империи шагнула в воду, постепенно и плавно дошедшую до пояса. С наслаждением повела руками по поверхности и поплыла, не уходя на глубину. Была за Элией такая особенность – ногу могло свести в любой момент, так что заниматься плаванием она предпочитала не вдаль, а вдоль. Для ее целей этого было достаточно, и утонуть вряд ли получилось бы. Блеск переливавшейся разноцветьем в свете сталагмитов воды заставил вздрогнуть, напомнив императорский венец, который последнее время ей приходилось видеть все чаще. Арнэр взял в привычку не по разу подходить на балу: то руку подаст, то спросит, как дела, пока очередная претендентка на его внимание издалека злобно зыркает, из очень далекого издалека.

     Стоило подобной даме приблизиться, и она только что не отлетала в сторону либо под суровым взглядом императора, либо ее «случайно» оттесняла пара каких-нибудь демонов, устроившихся пообщаться буквально на пути демонессы, этакой живой скалой. После трех или четырех таких инцидентов лордессы все осознали и пыхтели с приличного расстояния. А еще владыка приносил какую-нибудь мелочь: цветок из сада, или бокал с вином. От последнего Элия вообще шарахалась, с трудом удерживая на лице вежливое и благостное выражение. И странные задумчивые взгляды мужа не добавляли спокойствия. Императрица все чаще ловила себя на мысли, что пора… ускорить выполнение собственных планов. Внимание супруга… пугало. И напоминало о не слишком приятных событиях из прошлого. И никакие уговоры о необходимости налаживать семейную жизнь, тут не помогали. Элия четко знала, что она собиралась сделать, и менять решение не желала.

     Девушка вздохнула, раскашлялась, хлебнув изрядную порцию воды, и выползла на берег. Уселась на теплом песочке, машинально подставляя лицо теплым лучам. Сообразила, что делала, и хихикнула, переводя взгляд на речку. Надула щеки и вздохнула с сожалением. Об отказе. Но что поделать? Она пожала плечами. Когда лорд Мевар, блестя своими небесными глазами, пригласил ее на танец в воздухе, Элия сначала просто обалдела, потом уставилась на него в шоке, который вряд ли можно было хоть как-то скрыть. А затем… отказалась.

     Посещая эти, слишком частые на ее вкус, балы, она даже не предполагала, что подобное могло случиться. А потому не удосужилась ни спросить, ни прочитать. Поэтому не рискнула ответить согласием. Мало ли. Вдруг подобное приглашение что-то да значило. Обнадеживать и без того навязчивого телохранителя правительница не собиралась, как и давать ему новый повод продемонстрировать повышение своего статуса окружающим. Позже оказалось, что ничего такого в этом танце в воздухе не было. Так, обычное явление. Уголки рта скорбно опустились вниз. Жалко, теперь такая возможность могла и не повториться.

     Молодая женщина закусила губу и легла на спину, разглядывая уходивший высоко вверх потолок пещеры-бассейна. И в последнем она уже тоже давно сомневалась. В том смысле, что в данный момент наслаждалась тишиной и спокойствием именно в бассейне. Карие глаза перемещались с одного сталактита, нежно-розового, на другой, ярко-синий, затем скользнули к матово-желтому, здоровенному, почти сросшемуся со своим собратом, поднимавшимся с пола. Еще немного и образуется огромная массивная колонна почти солнечного цвета. Элия встала на ноги и подошла к этому чуду. Коснулась шершавой, немного прохладной поверхности, осмотрела окружающее пространство без малейшего признака живых существ, в частности обычно попадавшихся на каждом шагу придворных.

     Обширная пещера ответила журчанием воды. Где-то слышался стук капель. Работа природы над украшением этого чудесного места продолжалась. Императрица присела, в который раз перебирая все доводы за и против. Мельком взглянула на валявшееся платье и махнула рукой. Было тепло. Да и появления незваных зрителей, если она не ошибалась, вряд ли можно было ждать. Тряхнув русыми прядками, улыбнулась, полностью уверенная в том, что все поняла правильно, вот только… подтверждение опять нужно было искать где-то в библиотеке. И вряд ли в обычной. Оставалось надеяться, что всегда готовый услужить «электрическо-магический» проводник не откажет ей в помощи и в этот раз. Элия подхватила горсть овальных камушков, складывая их в небольшую пирамидку в такт собственным мыслям.

     В первый раз идея пришла ей в голову, когда очередная парочка лордесс подошла на балу, мило щебеча. Во время беседы речь зашла об оранжерее, которую правительнице обязательно нужно было увидеть. На что последняя, улыбнувшись, заверила, что регулярно отдыхает в этом замечательном месте. И тут же прикусила язык, сообразив, что там теперь будет дежурить большинство из тех, кто сейчас внимательно прислушивался к этому разговору. Учитывая тонкий слух демонов, количество обещало быть далеко не маленьким. Дамы всплескивали руками, сожалея, что ни разу не видели правительницу. Наверное, ее не видно было за этими высокими лордами, которые просто обожали оранжерею, как будто им других мест мало было.

     Элия задумалась. Как-то плохо ее представления о постоянно безлюдном месте сочетались с полученной от собеседниц информацией. Но тут одна из них, обладательница нежно-салатовых волос, кокетливо накручивая на пальчик длинную прядь с вплетенной в нее цепочкой с прозрачными кристаллами радужного камня, заметила, что была бы рада еще раз насладиться вместе с императрицей видом на пруд с расцветшими разноцветными кувшинками и начавшим плодоносить кустарником. И правительница отмахнулась от подозрений, утвердившись во мнении, что просто попадала в оранжерею в «непопулярное» время. Ибо как раз вчера лопала иссиня-черные, умопомрачительно вкусные плодики, рассудив, что если сому и уткам плохо не стало, да и наяривали они эти фруктики с завидным аппетитом, то и ей ничего не грозит.

     Второй звоночек нарушил восстановленное было спокойствие в сокровищнице. Как-то некстати вспомнилось прочитанное в книге об охране императорских драгоценностей, находившихся не только под магической защитой. Вход в это желанное для многих место защищали специально выведенные в лабораториях твари, одним из прародителей которых был бинатанг. Так что некоторое представление о способностях этой зверушки у Элии было. Девушку трясло от ужаса около часа. Она в красках представляла себе встречу с этими милыми зверушками, а потом резко успокоилась, понимая, что если до сих пор жива, после стольких проведенных в сокровищнице часов, то и в дальнейшем ей там ничего не угрожает. Списать свою живучесть на везение и случайность не получалось. Не хотелось ей походить на страуса, прячущего голову в песок. А вдруг она песочек с бетоном перепутает. Так и покалечиться недолго.

     Императрица задумалась и решила наведаться к своему излюбленному источнику знаний – в библиотеку, жалея об оставшемся в далеком мире Интернете, со всей его кучей хлама и крупицами полезной информации. Однако, сначала отвлекла Хакейко, затем случился внеплановый визит лордессы Хакиимэр, которую Элия посвятила в организацию предприятия по продвижению в массы антистрессовых раскрасок. Разумеется, после согласования данного вопроса с занимавшейся всеми бизнес-планами демоницей. Та дала добро, так как дамы выяснили, что средств все-таки не хватало. От идеи продать что-либо из драгоценностей императрицы отказались. А вдруг кто-нибудь узнает? Ведь даже камни были весьма уникальными. И что с того, что самой правительнице они не нравились, все равно их запоминали….

     Пожилая дама просмотрела как раскрашенные уже полотна, так и те, до которых ни Элия, ни получившая разрешение пользоваться, когда хочется, Хакейко еще не добрались. Даже сделала пару тройку мазков. Потянулась за золотистой краской. Опомнилась и отложила кисть, задумчиво поглядывая на разноцветные баночки. Затем провела рукой по своему перстню, оправленному в золото крупному, размером с фалангу необработанному «соцветию» кристаллов драгоценного камня, больше всего похожего по цвету на аметист, создавая для нужд предприятия отдельный счет в банке.

     Пока демоница с лордессой обсуждали, что потребуется в первую очередь, Элия просматривала заготовки. Остановилась на двух, к которым подобрала кисти-карандаши. Достала на всякий случай и набор более стандартных, с ее точки зрения, красок, завернула все это богатство в плотные листы белоснежной шелковистой бумаги, продолжая прислушиваться к оживленному разговору женщин, одна из которых с комфортом устроилась на диване, расправив складки пышного бордового платья, вторая же вежливо сидела на краешке кресла, после полученного от госпожи приглашения. Этот фокус Элия выудила в книге и теперь им регулярно пользовалась, чтобы демоница не маячила столбом, действуя на психику. Ни выпрямленная спина, ни не слишком удобная поза, однако, не мешали Хакейко активно, хотя и с долей элегантности, размахивать руками, повествуя о том, что она уже успела сделать.

     Получившийся подарок был благосклонно принят и… оставлен здесь же. Лордесса, после витиеватых выражений благодарности, деликатно заметила, что будет сложно соблюсти полную тайну в ее поместье. Поэтому пусть уж ее собственность пока полежит здесь. До первой партии, выпущенной в продажу. В следующий миг леди замолчала, напряженно что-то обдумывая, а потом со светлой улыбкой заявила демонице, что было бы неплохо подготовить подарочные наборы. Штук пять. Лордесса обещалась раздать их нужным, как она сама выразилась, демонам. Чтобы создать ажиотаж. Дамы испытующе поглядели на замершую на месте и озадаченно смотревшую на них императрицу, затем одновременно покачали головами, словно отказываясь от какой-то идеи.

     - К императору я сама подойду, - заявила демонесса. Элия нащупала рукой и опустилась в глубокое кресло, сообразив, что только что избежала вероятной встречи с супругом с последующим вручением ему подарочного набора, - без презента никак нельзя. Будет просто неприлично, так что один нужно будет сделать, - пожилая дама повертела рукой, подразумевая нечто этакое. Хакейко согласно кивнула, записывая что-то на кристалл. А правительница тихонечко выдохнула, радуясь, что гроза обошла стороной, - А с Вас, Ваше Императорское Величество, сеанс художественного рисования в одном из живописных уголков парка, наиболее любимых подданными Вашего супруга.

     Девушка согласно закивала. Это она была готова потерпеть ради рекламы. Лишь бы с мужем реже сталкиваться.

     Вспоминая эти тревоги, Элия хрюкнула. Пирамидка вздрогнула и рассыпалась на отдельные синие, зеленые, белые, полосатые, розовые и желтые составляющие. Собрав гальку, императрица принялась выкладывать на серебристом песочке узор, не боясь, что ее застанут за таким детским занятием. Ведь ни в музыкальном салоне, ни в библиотеке, ни в оранжерее, про сокровищницу она даже и не заикалась, ей никто не встретился. Как и в пустынных одинаковых коридорах золотистого колера, которыми она частенько добиралась до нужных ей помещений. Девушка фыркнула и встала на ноги. Машинально отряхнула чистую сорочку и колени. Подхватила платье и, одеваясь на ходу, потопала к выходу, у которого привычно развернулась и поблагодарила притихшее, пригасившее свечение с ее уходом пространство.

     Неспешно шагая по золотисто-шоколадной кишке тоннеля, Элия тихонечко выговаривала неизвестно кому: - Сейчас схожу в библиотеку, попрошу хранителя и, наконец, узнаю, что происходит. Нужно же понимать, что делается вокруг. Вот только как запрос сформулировать…, - дальше все свелось к невнятному бормотанию, из которого можно было уловить лишь отдельные словосочетания. Выйдя на знакомую, казалось бы, до последней серо-голубой ступенечки винтовую лестницу, однако не забывавшую подкидывать путешественнице новые открытия, так Элия заприметила еще одну дверь, но пока руки с ногами до нее банально не доходили, императрица поспешила к заветному источнику знаний.

     Створка бесшумно отошла в сторону, впуская в тихое уютное, чуть затемненное помещение с умиротворяющим книжным запахом. Владычица втянула носом, посопела и чихнула. Память и привычки не сдавались. Привыкло сознание, что в библиотеке всегда пыльно, а значит, будет аллергия и будет чихаться, и отвыкать никак не хотело, несмотря на то, что конкретно в этих залах царила идеальная чистота.

     - Хорошего дня, - молодая женщина помахала рукой мохнатому шару-хранителю, плавно спускавшему с высокого потолка, где в перекрестье темных, таких же по цвету, как и шкафы, балок, выделявшихся на светлом общем фоне, висели еще несколько мохнатиков, и улыбнулась. Она не знала, было ли это что-то вроде механизма или животного, а может быть, вообще высокоразумное существо, поэтому предпочитала относиться к нему вежливо, памятуя о том, что в ее прошлой жизни даже стиральная машинка могла заартачиться, поддаваясь только на жалобные уговоры и уверения, что как только появятся деньги, будет вызван мастер. Агрегат скрипел, пыхтел, ругался, трясся как эпилептик, но старательно стирал очередные полотенца с простынями.

     - Запрос: почему императрица имеет доступ в сокровищницу? – хранитель заискрил ледяными иголочками и полетел влево. Элия подобрала подол иссиня-черного на плечах, постепенно светлевшего книзу, как ночь на рассвете, мягкого платья и поспешила следом, робко надеясь, что выдержит заданный шариком темп. Все-таки на тренировках с лордессой Хакиимэр она не филонила и уже пробегала пару кругов по обширному тренировочному залу в усадьбе демонессы, практически не задыхаясь. Правда, тут скорость была несколько выше, - Слушай, а ты не мог бы двигаться немного медленнее. Э? – девушка наблюдала за значительно снизившим живость хранителем, плавно огибавшим очередной угол. Спокойно свернув за своим провожатым, молодая женщина продолжила путь, то и дело хихикая и морщась, как будто съела большой незрелый лимон. Иногда сквозь смех прорывалось: - И что стоило попросить раньше!

     Неспешная прогулка закончилась в небольшом уютном закутке, где между двумя стоявшими углом стеллажами устроилось огромное, рассчитанное на демонов черное кожаное кресло. Мохнатик выстрелил тонким щупальцем, Элия послушно наклонилась, доставая средних размеров фиолетовую книгу с нижней полки. Раскрыла ее на оглавлении и, нашаривая ногой путь, добрела до единственного пригодного для сидения места, где и расположилась с максимальным комфортом, просматривая содержание. Спустя несколько минут закрыла книгу и вздохнула. Виновато посмотрела на висевшую рядом молнию: - Извини, не подходит. Но ты тут ни при чем. Она листанула пару страниц, пробежала глазами и зачитала: - После подтверждения полномочий императором, императрица имеет право заходить в сокровищницу, - она улыбнулась хранителю, - иначе говоря, я коряво сформулировала запрос. Такс, - тряхнув русыми прядями с многочисленными цепочками и камушками, темно-фиолетовыми, синими и голубыми, как раз в тон платью, которые она уже просто не замечала, правительница нахмурилась, постукивая кончиками пальцев с перламутровым маникюром по обсидиановой коже кресла, - что мы имеем….

     Вскинув голову, подарила хранителю библиотеки радостную улыбку: - А если так? Почему в залах, где находится императрица, никого нет? Подожди, - Элия помотала головой, поднимая руку и останавливая уже было двинувшийся в сторону шар, - как-то это по-идиотски звучит. Вряд ли что-то найдется, - страж пошел серебристой волной, потрещал и очень медленно полетел назад по проходу, - А, все-таки что-то имеется, - молодая женщина выбралась из объятий кресла с некоторым сожалением и зашагала следом, бормоча под нос, - кто знает, может, что-нибудь и получится.

     Спустя минут пятнадцать выяснилось, что надежды не оправдались. Хотя в чем-то Элия и нашла информацию крайне полезной. Оказалось, что правительница имела право, закрепленное на официальном уровне, удалить любых нежелательных ей персон с той территории, на которую она приходила, за исключением случаев, когда означенная личность являлась хозяином места. Отложив это сакральное знание в голове с пометкой «полезная штука», владычица, наморщила лоб, прикусила губу и принялась вышагивать между стеллажами, проговаривая вслух приходившие на ум варианты: - Особые способности императрицы…. Это вряд ли мне подойдет. Или… императорские привилегии? А может быть, приоритетный доступ, отдельный вход в помещения для императрицы? – она вопросительно уставилась на тихо дожидавшегося ее решения хранителя. Тот качнулся из стороны в сторону и повел свою подопечную куда-то вглубь библиотеки.

     Элия вздохнула, слабо теша себя надеждой, что путь не окажется слишком длинным. Шкафы изгибались то плавно, то под странными углами. Далеко вверху, у потолка то и дело можно было видеть скопления других хранителей. Девушка прищурилась и помотала головой. Надо же, она то думала, что все молнии серебристые, но вот только что увидела парочку золотистых и даже одну фиолетовую. Наморщив нос, правительница прикидывала, связана ли расцветка с изменением способностей или нет. Однако решила, что данный вопрос можно будет выяснить и позже. Вынырнув из размышлений, куда она скатилась, сама того не заметив, Элия поняла, что данное событие в ее жизни произошло очень вовремя, позволив избежать жаркой и плотной встречи стоявшего перед ней стеллажа с ее носом. Точнее одной, особенно толстой книженции в украшенном драгоценными камнями переплете, выпиравшем из общего ряда.

     Посетительница сравнила размеры камней с собственным выступавшим органом обоняния и еще разочек порадовалась. Взглянула на «библиотекаря» и со вздохом потащилась за стоявшей в паре метров в стороне лесенкой. До середины девушка долезла уже бодрой белочкой, видимо, сказывалась длительная практика, ибо привыкаешь ко всему. Но хранитель указывал дальше. Элия запрокинула голову, с тоской оценивая оставшееся расстояние, и проворчала: - Как будто сам не может достать…, - закашлялась, ухватившись крепко за поручни, произнесла, - дура ты, Элия, - и уставилась на мохнатика, - достань мне нужную книгу…, пожалуйста.

     Карие глаза не отпускали серебристый шар хранителя. Стоявший на одном месте. Еще несколько попыток привели к неутешительному выводу, что лезть все-таки придется. Девушка стиснула зубы и несколько раз коротко выдохнула, готовясь к дальнейшему подъему. Старательно глядя только на медленно, но верно приближавшуюся цель в бордовом переплете с черными узорами, Элия тихо шипела сквозь зубы, по очереди отлепляя от поручней вцепившиеся в них мертвой хваткой пальцы: - И ведь как-то же он эти книги на место ставит. Почему нельзя и достать? И вообще, может быть, там не то, что мне нужно. Ой..., лучше молчи Элия…, - она даже головой помотала, правда, тут же присела на ступеньку, пережидая некстати случившийся приступ головокружения.

     Холодные влажные пальцы, которые приходилось то и дело вытирать о подол, ни в какую не хотели отпускать металл поручня. Но не зубами же тянуться! Императрица победила непослушную конечность и вытащила нужную ей книгу: - Ой, блиин. Ну, что же я такая… иногда совсем не умная, - она зажмурилась, наморщила нос и немного похныкала, только сейчас сообразив, что не додумалась взять с собой ничего, куда бы можно было временно складировать груз. Спуститься вниз, управляясь лишь одной свободной рукой, молодая женщина была просто не в состоянии. Она примерилась, пытаясь ухватить толстый корешок зубами. Выпустила изо рта кожу, морщась от противного привкуса. Вздохнула, понимая, что зубы такую тяжесть банально не удержат. Плюхнулась попой на ступенечку, окончательно спадая с лица. Пальцы левой руки, казалось, срослись с перилами, пока правая открывала оглавление.

     Страницы переворачивались медленно и плавно, однако сам текст Элия проглатывала практически моментально. Еще никогда в жизни она не читала настолько быстро. Чуть развернувшись, владычица положила том на ступеньку, оказавшуюся на уровне лица: - Назад, уж, сам убери, пожалуйста. Сил моих больше нет, - с этими словами императрица со скоростью улитки поползла вниз, сохраняя на бледном, потерявшем все оттенки розового лице скорбно-траурное выражение.

     Ноги совсем не держали. Владычица демонов плюхнулась на пятую точку рядом с лестницей и обняла трясущимися руками дрожавшие колени. Оперлась сверху подбородком, чувствуя, как стучат зубы. Прикрыла глаза, приступая к дыхательной гимнастике. Сознание немного мутилось, свидетельствуя, что до обморока было не так уж и далеко.

     - И вот ведь странность, - карие, все еще слегка затуманенные, глаза посмотрели на освещавшего ровным молочным светом окружающее пространство хранителя, - пока с демонами лечу, последнее время вообще почти не страшно. А тут, все ужастики сразу. Кошмар какой-то. И что теперь делать? – она уткнулась носом в колени и шмыгнула, - еще одной такой попытки я точно не переживу. Плюхнусь где-нибудь на середине в обморок и полечу сама. В первый раз. Правда, недалеко и только вертикально, - она сопнула носом и еще теснее обняла колени, продолжая жаловаться вслух отличному собеседнику, - и в голове уже пусто. Не могу представить, где еще можно найти подобную информацию. Да и от демонов что-то я даже намека не слышала…. Вот где искать? В сказках опять ковыряться? Какие-нибудь дворцовые легенды? Что?

     Она оборвала свою прочувствованную речь и повернула голову, следя за двинувшимся куда-то хранителем. Тот долетел до бокового ответвления и завис, треща и искрясь. Явно требуя, чтобы Элия следовала за ним. Правительница медленно встала, избегая даже прикасаться к лестнице, доставившей столько неприятных переживаний, и, с тяжким вздохом откинув с мокрого лба влажные светлые прядки, поплелась следом за мохнатиком, пытаясь сообразить, на какое из ее предположений он отреагировал. Хранитель неспешно двигался впереди, иногда мерно гудя, как большой деловитый шмель, отчего Элия не могла сдержать выползавшую на лицо против воли улыбку.

     Довольно скоро уступившую место гримасе, ибо сведенные судорогой мышцы теперь ныли и отказывались терпеть подобные издевательства далее. Девушка остановилась и быстро сделала несколько приседаний, разгоняя кровь. Помахала руками, покрутила на ходу кистями, догоняя видневшегося вдалеке стража библиотеки. Приведшего ее к широким длинным полкам, в отличие от остальной части библиотеки темно-шоколадного цвета. Элия посмотрела вверх и счастливо засияла глазами. Скошенный, как это обычно бывает на мансардах, относительно низкий белоснежный потолок не позволял сделать шкафы высокими. А значит, дорога испытаний на этот раз не грозила.

     А тут еще и мохнатик указал щупальцем на среднюю полку со свитками, которые заполняли собой не только данный, но и все остальные стеллажи, расположившиеся полукругом, вторую дугу которого образовывала стена, на удивление без окон, но и не заставленная шкафами. На светлой вертикальной поверхности горели несколько светильников, освещая три привычно больших размеров рыжих кожаных кресла и массивный овальный стол между ними того же цвета, что и стеллажи. Элия сглотнула и облизнулась, прогоняя фантомный вкус шоколада, возникший благодаря цветовым ассоциациям. Есть хотелось все сильнее. Владычица помотала головой и развернула прочный глянцевый пергамент с серебристой вязью в верхнем правом углу. Расправила на столе верхний край и осмотрелась, прикидывая, чем его можно было бы придавить.

     Отпустила лист и шагнула к стеллажам, собираясь принести для своих нужд несколько книг, остановилась и оглянулась на лежавший, словно приклеенный, документ. Восторженно посопела и, довольная, раскатала свиток до конца. Посмотрела на заголовок и весело махнула рукой чуть притухшему, висевшему в углу мохнатику. Нахмурилась, соображая, почему тот изменил диспозицию. Довольно прищелкнула пальцами. Конечно же, сейчас освещения стационарных светильников было достаточно, так что хранитель просто отдыхал. Карие глаза еще раз быстро пробежали по названию и оглавлению и радостно засияли.

     - Благодарю, дорогой, - Элия широко улыбнулась, - не уверена, что найду нужное, но в любом случае, ты сделал, что мог. Да и чтиво обещает быть занимательным. Получу удовольствие так или иначе, - с этими словами императрица подобрала платье и забралась в кресло, где устроилась на коленях, опираясь локтями на толстую столешницу. По-другому не получалось, размеры мебели были рассчитаны явно не на ее габариты.

     Слова послушно складывались в предложения, некоторые из которых занимали сразу до десятка строчек, однако привычный к переводу с китайского английского разум не испытывал затруднений с вычленением основного содержания. Несколько раз Элия отрывалась от текста, чтобы подвернуть свиток сверху и подтащить выше оставшуюся часть текста, львиная доля которого находилась во все еще скрученном состоянии на специальном держателе, обнаруженном девушкой сбоку на столе, когда она в очередной раз полезла за «убежавшим» под кресло документом. Работать стало намного легче. Да и мысли о ненадлежащем обращении с ценным, хотя бы с эстетической точки зрения, ибо красоту пронизанного серебристыми нитями, образовывавшими причудливый узор на шелковистой бумаге, свитка нельзя было оспорить, перестали грызть.

     Со скрипом выпрямившись, прикладывая при этом ладонь к нывшей от неудобной позы пояснице, Элия попыталась выбраться из кресла, но завалилась на занемевших ногах назад. Побултыхалась, немного растерла мышцы и встала. Растерянно оглядела окружающее ее пространство, словно пытаясь найти отличия. Однако ни шкафы, ни стены свои цвет и очертания не поменяли, а хранитель все также спокойно сиял в уголке. Молодая женщина, прикусив губу, постучала пальцами по гладкой узорчатой поверхности, укладывая в голове прочитанное. Коротко выдохнув, решительно приблизилась к стене и приложила к светлой поверхности обе ладони, прислонилась лбом и замерла, ожидая неизвестно чего.

     Камень приятно холодил кожу. И только. Элия упрямо наморщила нос, еще плотнее прижала ладони и очень тихо и проникновенно произнесла: - Благодарю за все. Мне очень-очень приятно, - вздохнула, пожала плечами, отодвинулась и вернулась в кресло, забралась в него с ногами, поджимая их к тихо поскуливавшему от голода желудку. Требования организма волновали ее сейчас меньше всего. Хотя…. Можно же было проверить достоверность полученной информации, что называется, опытным путем. Раз уж первая попытка не сработала. Блестя глазами, императрица вскочила, свернула свиток и аккуратно выложила на серединку стола. Махнула рукой хранителю: - К географическим справочникам, пожалуйста. В среднем темпе, - и бодро заскакала следом, нетерпеливо прикусывая губы в ожидании… возможно, чуда. Остановилась у выхода, тепло улыбнулась стражу библиотеки: - Благодарю тебя от души. Ты мне очень помог.
     … …
     На лестничной клетке было привычно тихо, однако при этом ощущалось и нечто новое, что для себя девушка определила, как налет волшебства. Ведь одно дело просто ходить по лестнице и совсем другое, знать, что к этому приложила лапку магия. «Ой, как интересно», - карие глаза засияли не хуже демонических, на щеках появился яркий румянец волнения. Элия огляделась и шагнула туда, куда ей хотелось, то есть вверх на один виток. Притормозила, внимательно осматривая стены с дверями. Нерешительно скользнула влево и потянула за ручку – пион, элемент декоративного панно, украшавшего вход. Створка, как всегда, сдвинулась с места абсолютно неслышно. Впереди маячил знакомый до боли золотисто-коричневый коридор.

     Бодро топая по упругому искрившемуся полу убегавшей вдаль кишки хода правительница все ускоряла и ускоряла шаг, практически переходя на бег, но когда это случалось, тормозила себя, снижала скорость, понимая, что путь мог занять некоторое время, а вываливаться неизвестно куда в запыхавшемся разобранном виде не стоило. Еще один поворот, следующий. Небольшая деревянная дверка черного цвета с матовой ручкой, сливавшейся с дверным полотном, вынырнула неожиданно.

     Элия едва не впечаталась в мощные доски, еле успев затормозить, после того как завернула за угол. Робко потянула на себя. Понаблюдала за не сдвинувшейся с места створкой, задумчиво пожевала губу, хмыкнула, досадуя, что от волнения последние мозги потеряла, и толкнула дверь. Та беззвучно открылась. Из темного помещения хлынули и коварно напали на правительницу умопомрачительные ароматы копченого мяса и, кажется, маринованного лука. Пахло еще чем-то ванильным и сливочным. Элия сглотнула разом набежавшие слюни и поджала мышцы живота, чтобы приглушить громко выражавший свое негодование желудок. В голове царил полнейший вакуум. От накатившей эйфории девушку слегка вело, размывая границы реальности.

     Практически панический вопль желудка привел императрицу в чувство. Элия тряхнула головой, дернула себя за спускавшуюся вниз цепочку с иссиня-черным кристалликом какого-то камушка и заглянула внутрь, беспомощно хлопая глазами в почти полной темноте. Подождала, однако никаких светильников не появилось. Посмотрела в направлении потолка. Оттуда тоже никто не спускался. Вздохнула, опять сглатывая густые слюни, едва слышно бормоча самой себе: - Вот и доэкспериментировалась. Теорию подтвердила, а дальше что? В темноте будешь продукты питания искать? Или мы теперь за фонариком-светильником побежим? Может, в сокровищницу? Лампу Алладина поищем?

     В слабом свете появились три широких каменных ступени, ведущих от двери вниз. Элия поморгала, а потом уставилась на собственную руку, где потихонечку увеличивала свечение бабочка на перстне. А девушка уже думала, что явление в лесу было одноразовым и не повторится, ибо больше кольцо себя никак не проявляло, однако и сниматься не желало, словно прилипнув к пальцу. Молодая женщина подняла руку, освещая себе путь, и улыбнулась: - Так ты энергию накапливало…. Отлично.

     Императрица аккуратно шагнула на верхнюю ступенечку, предпочитая не задумываться о том, с кого эту энергию «бабочка» качала. В конце концов, на девушке было столько защитных и диагностических заклинаний, что случись что-то страшное, уже бы дворец на ушах стоял, и императорский лекарь вокруг крыльями хлопал. А значит, и беспокоиться не стоило. В ответ на эти мысли желудок уркнул, что одна проблема все-таки имелась в наличие. Элия втянула носом, прикрывая на мгновение глаза, и свернула от входа вправо. Именно оттуда тянуло копченостями. Огромные, выплывшие из полумрака полки, конец которых терялся где-то в темноте, радовали наличием на них….

     Взгляд владычицы перескакивал с высокой стопки круглых тоненьких колбасок на внушительный кусок, вроде бы, мяса, завернутый в пергамент с проступившими на нем жирными пятнами, перекидывался на подвешенные к нижней части выше расположенной полки упитанные то ли сарделечки, то ли сосиски-переростки. Рука потянулась к прикрытым сверху прозрачной крышкой, лежавшим на большом плоском блюде тонким ломтикам нарезанного мяса с капельками сока-жира. Элия молча наслаждалась, пока пережевывала первый. Огляделась вокруг, поднимая кольцо выше. Подумала, подхватила из горки еще несколько кусочков мяса и двинулась вдоль полок, разглядывая те, что находились по соседству.

     Зацепила краем глаза что-то округлое в углу между стеллажами. Присмотрелась. Принюхалась, подхватила с небольшого гвоздика косичку из тонюсеньких перевитых между собой колбасок, вроде бы разного цвета. Откусила осторожно, проверяя на наличие перца и прочих жгучестей, тут же сцапала кусок побольше и, активно пережевывая, переместилась в угол. Открывать внушительных размеров, похожий на здоровенную бочку для нефти, горшок она не стала. Все равно, даже если там что-то интересное, кружки то не было. Карие глаза, довольно поблескивая, ибо желудок наконец-то сыто примолк, оглядывали доступное обзору пространство, порадовавшее, наконец, округлыми бочками каких-то кувшинов и кувшинчиков.

     Элия подошла и с тихим возгласом вытащила прятавшийся за более крупным собратом графин из прозрачного цельного кристалла с золотистой жидкостью. Ровно такой стоял пару-тройку дней назад на столе в столовой, с аналогичного цвета напитком, оказавшимся очень вкусным соком. Правда, девушка уже забыла название фрукта. Однако в данный момент это было и неважно. Она осторожно отвинтила крышку-пробку и принюхалась. На лицо выползла счастливая улыбка. Сделав внушительный глоток и продолжая держать графинчик в руке, молодая женщина двинулась дальше, сожалея лишь о том, что рук у нее только две. Их явно не хватало. В одной она держала сок, на другой светило кольцо. И ей же приходилось держать колбаску, так что, когда Элии приспичивало откусить от косички, пятно света начинало метаться и дрожать. Приходилось останавливаться, чтобы ненароком не зацепиться за какой-нибудь выступ. Коих здесь было предостаточно. То с нижней полки выпирал гигантский копченый окорок, то сбоку обнаруживалась внушительная пирамида плотно упакованных сыров, а один раз такой оказался прямо под ногами, возможно укатившись от своих собратьев.

     Поднимать здоровый сырище, весом явно побольше пяти килограммов, правительница не стала. И не только из-за того, что такая тяжесть была не под силу. А вдруг его отбраковали, а она брак к съедобным положит. Не-не-не. Императрица резко остановилась, вдыхая аромат чего-то невообразимо сливочного, напоминая самой себе упитанную мышь из одного детского мультика, терявшую разум при слове «сыр». Элия обласкала взглядом матовый полукруг, и являвшийся источником одуряющего запаха. Посмотрела вокруг и уже разочарованно вздохнула, как взгляд натолкнулся на тускло блестевшее лезвие внушительного ножа.

     Закусив губу и пыхтя от натуги, владычица все-таки отпилила себе кусочек. И даже ровно. Подхватив свою добычу, она вернулась ко входу, где и устроилась на ступеньках, за неимением других посадочных мест. Откусывая поочередно то от куска сыра, то от колбасной косички, запивая все это кисло-сладким соком, девушка прижмуривала глаза, представляя себе открывавшиеся перспективы. Ведь оказывается, все это время у нее был такой серьезный, внушавший уважение и трепет помощник. Она переложила колбасу на сыр, облизнула жирноватые пальцы, после некоторого промедления, сморщившись, все-таки вытерла их о подол и аккуратно погладила косяк и примыкавшую к нему стену. Прислонилась на мгновение лбом, и вслух, и мысленно благодаря за доверие и заботу. И за спасение жизни в том числе.

     Ответа ожидаемо не последовало, да Элия и не надеялась. Она подхватила копченость и вцепилась в нее зубами, весело блестя глазами и с трудом удерживаясь от того, чтобы то ли захихикать от переполнявшей радости, то ли попрыгать от нее же. Владычица закинула в рот остатки сыра и ущипнула себя за руку. Поморщилась и улыбнулась, понимая, что все-таки не спит. А то были у нее подобные сомнения. Да и у кого бы их не было, если бы выяснилось, что все это время о тебе заботился дворец. Точнее, весь дворцовый комплекс. Это было… масштабно и странно. А еще непонятно, почему сами демоны об этом не знали. Забыли? Вполне возможно.

     Ведь и она нашла упоминания об этом только в легендах. Причем не особо популярных. Иначе они находились бы в книге с многочисленными иллюстрациями, в дорогом переплете, а не среди свитков, интересовавших, пожалуй, только ученых. Теперь, когда странная, почти нереальная идея подтвердилась, это захватывало… и выбивало из-под ног реальность. Элия облизнулась, проглотив последний кусочек колбасы, и тоскливо воззрилась на продуктовую сокровищницу. Хотелось всего и сразу, но… объемы желудка не позволяли. Молодая женщина улыбнулась, снова перескакивая на мысли о дворце. Давным-давно демоны построили огромный роскошный комплекс, поражавший своим великолепием. В этой богатой обстановке жили императоры и их приближенные.

     Девушка постучала носочком туфли по серым камням пола, размышляя, думали ли первые императоры, что дворец – это просто здание, или были в курсе? Возможно, поначалу никаких особенностей у императорского жилища и не было. Вот только… все забыли о немаловажной составляющей этого мира, недоступной Элии, - магии. Скорее всего, она потихонечку оседала на стенах комплекса, проникала в камни и раствор, смешивалась с творимыми придворными магами заклинаниями. И однажды дворец обрел разум. Не самый совершенный, но способный понимать окружающее его и принимать определенные решения. И вот этот-то разум, в отличие от демонов, признал новую императрицу без колебаний и сомнений.

     Надо полагать исключительно потому, что во время обряда бракосочетания ее приняла родовая магия. И магия дворца откликнулась, спасая и развлекая, утешая и радуя. Элия глубоко вздохнула, смахнула с уголка глаза выступившую слезинку и светло улыбнулась в окружающее пространство. В груди разливалось тепло от осознания, что ее оберегает своими объятиями огромный добродушный друг. Внезапно нахмурившись, молодая женщина машинально подхватила цепочку, наматывая на палец сначала ее, а потом и русую прядку, переплетенную с украшением. На лбу появилась вертикальная складочка. Губы поджались. Элия пыталась понять, почему император не был в курсе. Ведь кто-то точно знал, а иначе, откуда бы вообще возникла легенда?

     Девушка пожевала губешку, поморщилась, облизнула набухшую алую капельку, мысленно пиная себя. От противной привычки нужно было избавляться…. Так почему же главное лицо всея Империи оказался в неведении? Или… это была видимость? От переплетавшихся между собой идей и догадок, распихивавших их в стороны озарений начала ныть голова. Да и пораненная губа саднила. Правительница тяжело вздохнула, решив прекратить бесплодные домыслы. Достаточно было уже того, что дворец ей помогал. И с императором на этих дорожках она еще ни разу не пересеклась. Элия потерла чуть прохладные ладони, размышляя, что возможно, владыкам настолько редко требовалась поддержка, что они и не обращались с просьбами. И постепенно знание ушло из памяти. А вот новоявленной правительнице пришлось несладко. Сколько раз она ночами обращалась просто в никуда с безмолвным криком хоть как-то помочь. И… разумное здание откликнулось, решив, что просят именно его.

     Глава 28: Не все новое одинаково полезно
     Всякого влечет своя страсть.
     Вергилий М. Публий
     Заполошно всплеснув руками, владычица вскочила на ноги, подхватывая юбку, чтобы не прищемить тонкую ткань быстро захлопнувшейся за спиной створкой, и бросилась по коридору, смутно надеясь, что ее опоздание не окажется фатальным. Сколько времени она провела у подземной реки? А в библиотеке? Да и здесь прилично задержалась. Как-то многовато для простого «хочу немного отдохнуть, возможно, поспать». В боку закололо, пришлось сосредоточиться на дыхании. Элия неслась, с привычной ловкостью, набранной еще за время догонялок с хранителем в библиотеке, огибая повороты. Вылетела на винтовую лестницу, прикрыла за собой дверь. Позволила себе на миг прислониться к ней спиной, прижимая ладонь к сильно бившемуся сердцу, хватанула ртом воздух и поскакала наверх, практически вваливаясь в собственную спальню. В которой царили тишина и покой. И не наблюдалось ни малейшей нездоровой активности потерявшей свою госпожу прислуги. Владычица облегченно выдохнула, стекая небольшой усталой кучкой на пол, прямо у стены.

     Задумчиво поводила пальцем по ненавязчивому узору платья, старательно вдыхая носом и выдыхая ртом. В боку кололо. Девушка поморщилась и втянула живот. Правильно она делала или нет, не знала, но помогало. И на том спасибо. Чуть отдышавшись, правительница встала и побрела в овальную комнату, так же девственно чистую и пустую. Посмотрела на стоявший на мольберте узор, отдаленно напоминавший лесной пейзаж, подумала и подтянула ближе свою уродливую толстенную книженцию с весьма занимательным содержанием, зашелестела страницами в поисках места, на котором остановилась. Оставлять закладку императрица не рисковала, чтобы не привлекать внимания ни к объемам, ни к содержанию.

     После едва слышного шкрябанья и ответного угуканья в дверь просочилась Хакейко, радостно блестя агатовыми глазищами, улыбаясь во все клычки и наполняя помещение жизнеутверждающими оранжевыми бликами. От вида демоницы у Элии сам по себе растянулся в широкой улыбке рот. Она кивнула служанке, приветствуя ее, отрицательно помотала головой в ответ на предложение перекусить, чувствуя себя сундучком со съестными припасами. Складывалось ощущение, что кончик колбасной косички мог попытаться вылезти через ухо. Рыжеволосая пышечка присела в коротком реверансе и, напомнив о текущих встречах и необходимости приготовиться к балу, правительница поморщилась, но промолчала, вышла, прикрывая за собой дверь.

     Остановилась, прислонившись к белоснежной стене столовой спиной. Привычно поправила тоненькую ленточку бантика на форменном платье и довольно вздохнула. Госпожа уже нагулялась и снова вернулась обратно в целости и сохранности. А значит, все было в порядке. В агатовых глазах полыхнул лукавый вишневый огонек, женщина на мгновение нахмурилась, вспоминая, как в первый раз, не обнаружив на месте свою подопечную, чуть не поседела. Тогда она не подняла на уши весь дворец только чудом, которым оказалась хрупкая человеческая девушка, так вовремя вернувшаяся назад. Услышав тихий шорох, демоница решила выяснить, в чем дело, и спряталась за дверями, оставляя себе тоненькую щель. Казавшаяся монолитной панель отошла в сторону, пропуская довольную жизнью, немного взъерошенную императрицу, тащившую под мышкой небольшой светильничек.

     Доклад шефу не был отправлен немедленно только потому, что Хакейко предпочла сначала прояснить ситуацию, уточнить, была ли это измена или банальная интрижка. А для этого требовалось проследить за повелительницей хотя бы еще разок. Что и было реализовано на следующий же день, когда ничего не заподозрившая девушка опять отправилась «подремать и отдохнуть». Пожелав спокойного дня, демоница шустро перебралась по лепнине стены от окна ванной к спальне, благо прислужницу охранные заклинания пропускали, и зависла, вцепившись коготками в узорчатые выступы. Как только владелица апартаментов, недовольно тряхнув вплетенными в русые прядки цепочками, скрылась за потайной дверью, Хакейко нырнула внутрь, неслышно пробежала по ковру и деревянным доскам и протянула руку к стене, выискивая скрытые пружины.

     И замерла на месте, недоуменно распахнув глаза, не найдя ни одной. Не помогли ни выучка, ни знания, ни специальные амулеты. Женщина даже сбегала к себе домой, где в особой нише, надежно защищенной даже от воздействия собственного начальника, дожидались своего срока несколько артефактов, оставшихся после выполнения предыдущих заданий и благополучно прошедших по отчетности как использованные. Хакейко предпочитала действовать по принципу «запас карман не тянет», оправдывавшему себя неоднократно. Однако принесенный в этот раз амулет, способный показать все переплетения заклинаний сокровищницы, не помогая, правда, их распутать, а потому являясь в этом случае бесполезным, молчал. Сиял ровным светом, демонстрируя абсолютно пустую, без малейших признаков магии, заклинания защиты, наложенные императором, демоница в расчет не брала, стену.

     Сдаваться было не в привычках опытной разведчицы и диверсантки, так что, тряхнув рыжиной, женщина прикинула, рисуя небольшой чертежик удлинившимися ногтями прямо в воздухе, куда выходила заинтересовавшая ее стена, и помчалась туда. Принюхиваясь, прошлась, не обращая внимания на любопытные взгляды попадавшихся навстречу придворных, по галерее, не выделявшейся среди остальных ничем, и вернулась назад, так и не почувствовав запаха госпожи. Ни свежего, ни старого. Да и осмотр участка стены ничего не дал. Демоница уселась в кресло, растерянно подпинывая носочком туфли подол платья и задумчиво морща прямой нос. Сдула с него апельсиновую прядку и постучала кончиками когтей по светлому дереву, не особо прислушиваясь к звукам в комнате и за ее пределами. Если она не ошиблась, то повелительница все равно вернется не раньше, чем через час-полтора. А вот что делать ей?

     На лбу образовалась вертикальная морщинка, прислужница прикусила губу и нахмурилась. С одной стороны, она должна была незамедлительно, прямо сейчас, а еще лучше, откровенно призналась самой себе Хакейко, вчера, отправить доклад начальству. Чтобы уже оно разбиралось в происходящем. С другой же…. Демонице нравилась ее работа, на которой не нужно было строить из себя роковую даму, не нужно было убивать, шантажировать. Да и рисковать жизнью также особо не требовалось, если сравнивать с предыдущими заданиями. Пара-тройка попыток временно вызвать ее нетрудоспособность или подсидеть, чтобы занять выгодное место, были не в счет. С обидчиками обладавшая темпераментом под стать цвету волос леди разобралась, как всегда, самостоятельно. Однако с начальством такой способ не прошел бы.

     И ведь оно, это самое начальство, могло решить, что демоница… не подходит. И заменить на еще кого-то. И на помощь правительницы можно было не рассчитывать: даже заступись та, что вряд ли, ибо девушка сама еще от собственной тени шарахалась, то нашли бы способ устранить, а госпоже наплели бы, что к бабушке заболевшей улетела. И, поди, проверь. А уходить не хотелось. Она только-только начала задумываться о семье, детях. Новый образ жизни этому весьма способствовал. И… Хакейко решила подождать. И попытаться еще раз.

     Последующие бесплодные изыскания привели опытную разведчицу к двум выводам: положительному и отрицательному. Отрицательный заключался в том, что стало ясно, доложи она о сложившейся ситуации, и отставки не миновать. Плюсом же, позволявшим спустить все на тормозах, стало то, что каждый раз императрица возвращалась живая, иногда немного расстроенная, иногда наоборот, чересчур воодушевленная, однако неизменно в целости и сохранности. И чужих запахов на ней не было. Конечно, существовали специальные заклятия, позволявшие убирать невидимые, однако очень много говорившие знающим демонам, следы общения с тела и одежды. Но у них была одна немаловажная особенность. Самим этим заклинаниям требовалось время, чтобы развеяться. Поэтому тайные любовники и любовницы предпочитали еще погулять часика два где-нибудь в парке, прежде чем возвращаться к родному очагу.

     За то время, что императрица отсутствовала, она просто не могла воспользоваться этим способом. Итог напрашивался сам собой: девушка развлекалась где-то в одиночестве. Выяснить точнее не представлялось возможным. Установив для себя эти факты, демоница подуспокоилась, однако продолжая наблюдать. А потом и вовсе махнула на происходящее рукой, изредка подтрунивая над госпожой, шлявшейся неизвестно где. Последняя улыбалась, отшучивалась, явно не понимая подоплеки и считая, что служанка имеет в виду ее постоянные прогулки и визиты к лордессе Хакиимэр.

     Разубеждать ее женщина не спешила, лишь прятала в уголках губ добрую, немного лукавую усмешку, причиной которой, как ни странно, стала домашняя уборка. Точнее разбор сундуков с собственными детскими вещами. Перебирая крошечные кружевные распашонки, пахнувшие сладкими духами и заклинаниями сохранности, Хакейко вдруг вспомнила, как отец, серьезный ученый, весьма известный в определенных кругах, до сих пор не подозревавший о том, какой род деятельности избрала его дочь, приходил вечером к ней в комнату, ложился рядом на розовые и золотистые подушки, дергал дочку за яркую длинную прядку, смешно щекотал кончиком этой же прядочки ее хозяйку под носом, а потом тихим голосом рассказывал… сказки, легенды. Ученый до мозга костей, он не обладал фантазией, зато имел прекрасную память, и любил копаться в древних свитках, зачитывая наизусть содержание некоторых из них своему единственному сокровищу, помимо жены.

     Время шло, подросшая Хакейко увлеклась единоборствами и магией, к коей у нее оказались впечатляющие для демоницы способности. Отец продолжал работать. Вечерние посиделки прекратились, их содержание подзабылось. А теперь в голове всплыла история, которую маленькой девочке папа, по ее просьбе, рассказывал не один раз, и даже не два. Слишком сильно впечатлила малышку сказка про умный замок, способный помогать тем, кто относится к нему по-доброму.

     Хакейко с трудом подавила желание тут же отправиться за подтверждением мелькнувшей идеи, аккуратно сложила разобранные вещи в сундук, плотно закрыла крышку, навешивая обновленные заклинания, втайне надеясь, что в ближайшее время откроет ее уже для своего ребенка. По лицу женщины пробежала тень грусти. Арени, только в мыслях она могла так называть его, был истинным демоном с огромным магическим потенциалом. Более того, в некоторых кругах, чрезвычайно узких, ходили разговоры про особые способности мужчины. А значит, выбирать себе спутницу жизни тот будет очень тщательно.

     Демоница встряхнулась, встала с пола и, гордо выпрямив спину, демонстрируя миру свой внушительный бюст в обрамлении черного кружева, прошла к выходу. Решение она уже приняла. Вряд ли лорд откажется от нее в качестве временной партнерши. Слишком уж красноречивые взгляды ловила она на своей… выдающейся и в прямом, и в переносном смысле этого слова части тела. А ей будет достаточно ребенка. Крошечного, маленького. Возможно, ухватившего от папы крошку его дарования. Она будет холить и лелеять малыша. А отец… пусть решает сам. Будет навещать, она препятствовать не станет. Не захочет видеть, опять-таки ничего страшного.

     Неприлично взвизгнув, Хакейко замерла на месте, стараясь не дергать головой, аккуратно сделала шажок назад и чуть повернулась. Закусила губу и шмыгнула носом, рассматривая намотавшуюся в художественном беспорядке на украшавшую подставку для крупногабаритного вьюна завитушку, с которой теперь и предстояло снимать больно дернувшие кожу головы волосы. Распутывая отдельные волосинки с применением облегчавших процесс искорок магии, Хакейко передумала обращаться к отцу, в данный момент все равно находившемуся на другом конце империи с курсом каких-то лекций. Даже если у того не возникнут вопросы, они могли появиться у других. Демоница была уверена, что ее собственная жизнь также находилась под тщательным присмотром. Лорд Эйра предпочитал многоступенчатую подстраховку.

     Последующее наблюдение за госпожой уверило Хакейко в безопасности таких одиночных путешествий. Навешенное тайком на девушку заклинание-маячок мигало, сбоило, показывая местонахождение императрицы в самых неожиданных, зачастую противоположных местах дворца, подкрепляя убежденность демоницы в собственных выводах, а потом и вовсе перестало работать. Сама же девушка все также продолжала возвращаться к себе в спальню через доступную только для нее одной дверь, живая, здоровая и, кажется, даже немного более уверенная в собственных силах. Бывшая разведчица все равно немного волновалась, однако обнаружив на диване в овальной комнате маскировавшийся под нудное чтиво фолиант, который, мало того, что был на языке демонов, так еще и не числился в императорской библиотеке, по крайней мере, в общем доступе, а за окном, в укромной нише, в клубке подсохшей паутины использованные кристаллы-накопители, вздохнула, наконец, свободно и умиротворенно. Заменила грозивший отвалиться в любой момент моток на свежий, с повышенной липкостью, и… продолжила отправлять ежевечерние отчеты о состоянии и распорядке дня своей подопечной, не вдаваясь в подробности ежедневного сон-часа императрицы.

     - Хакейко, - прикидывавшая, какая прическа из того многообразия, которое стало возможным на отросших роскошных волосах причудливого непривычного в этом мире цвета, подойдет к лежавшему на кресле роскошному золотистому платью, отличавшемуся особенно пышной юбкой, заметив которую императрица поморщилась, но получив заверения в том, что ткань очень легкая, а покрой удобный, смирилась, демоница вздрогнула, отложила в сторону цепочку стекавших, словно горный ручей, бриллиантов и посмотрела на уставившуюся на нее в зеркало госпожу, - я давно хотела узнать…, - служанка ободряюще улыбнулась в кои-то веки решившейся задать вопрос правительнице, та, машинально сплела в замок пальцы и продолжила, - когда я с Его Императорским Величеством была на вилле, мы там ночевали, помнишь? – Хакейко кивнула, ей до сих пор казалось, что тогда от волнения она чудом лишь не поседела. Еще несколько дней демоница выискивала на голове белоснежные волосы и радовалась, не найдя ни одного, - Меня удивило, почему мне отдали хозяйскую спальню, а владыка спал в гостевой. Ведь он, как-никак, император…. Значит, лучшее ему.

     - Не совсем так, госпожа, - служанка подвернула каким-то хитрым образом прядку, закрепляя на голове девушки алмаз цвета шампанского, Элия была в шоке, когда узнала, что эти камни могли иметь все оттенки коричневой палитры, - Вы не приняли во внимание то, что мы – демоны, - владычица озадаченно хлопнула ресницами, воззрившись на продолжившую объяснения демоницу, - у нас, у каждого, есть своя территория, очень личная, которую практически никогда ни с кем не делят. И, вступать в эту зону категорически не рекомендуется. Это заложено на уровне инстинктов, если хотите. Хозяйская территория в доме безраздельно принадлежит только им. В данном случае владелицей являлись Вы, - служанка взвесила на руке длинную нить камней, оценивающе прошлась взглядом по выложенному на кресло бальному платью, подняла и покачала на руке тонкий обруч диадемы, после чего убрала камни обратно в шкатулку, под аккомпанемент облегченного выдоха Элии.

      Очень пышное золотистое платье с словно покрытым ледяными узорами из бриллиантов лифом оказалось, как и обещала Хакейко, удобным и легким. Сделав пару шагов и даже немного попрыгав, девушка довольно улыбнулась, поблагодарила демоницу, сворачивая под ее одобрительным взглядом тонкий крепкий ремешок небольшого кнута: - К выходу готова, зови, - Элия медленно выдохнула, поморщившись, - лорда Мевар.

     Весь нижний ярус бальной залы был заполнен морем магических свечей, огоньки которых отражались в стекавших по стенам водопадах, как настоящих, так и выполненных из разнообразных камней. Императрица с трудом удержалась от возгласа, прикрыла рот ладошкой с блеснувшим на ней обручальным перстнем, подошла ближе, присматриваясь к огранке и удивленно приподнимая точеные брови. Если она не ошибалась, то камни относились, как минимум, к полудрагоценным.

     С едва слышным шелестом с верхнего уровня спустился высокий, других Элия, пожалуй, и не видела, степенный демон. Молодая женщина с улыбкой ответила на глубокий поклон лорда, с которым познакомилась в один из визитов к лордессе Хакиимэр. Владычица до сих пор не знала, была ли эта встреча спланирована заранее демонессой, или ей вместе с мужчиной, однако была уверена, что случайностью здесь и не пахло. Это немного… нервировало, но девушка провела с собой внутреннюю частную беседу, убеждая, что все равно знакомствами обрастать надо, хотя бы для того, чтобы ей не помешали в реализации планов. К тому же, вкус лордессы Хакиимэр ее практически всегда устраивал. Следовало надеяться, что и в этот раз все сложится.

     Придворная дама не подвела. Новый знакомый оказался обладателем лукавого взгляда, мудрой привычкой не навязывать свое мнение и огромным запасом интересных историй, проливавших свет на заведенные при дворе порядки и общее устройство империи. Элия обожала складывать этот бесконечный пазл из коротких, зачастую очень смешных рассказов, в результате получая удивительно полную и красочную картину.

     Поправив черный отворот рубашки, украшенный вышивкой с изрядным вкраплением драгоценных бриллиантов того же цвета, владелец роскошной гривы, обозначенной владычицей как соль с перцем, сдержанно кивнул стоявшему чуть ли не вплотную к девушке лорду Мевар. У Элии складывалось впечатление, что последний прилип бы к ней совсем, да не позволяли приличия и пышная юбка, удлиненная сзади до небольшого шлейфа. Молодая женщина мысленно поблагодарила Хакейко за предусмотрительность. Помнится, прошлый раз на балу пришлось прямым текстом велеть настырному демону держаться на метр дальше. На что тот заявил, что так он не сможет эффективно выполнять свои функции телохранителя. Сделав покерфейс Элия ответила, что обязательно обговорит этот вопрос с супругом. Только после этого охранник немного отошел, однако постоянно сокращал дистанцию. Так что изрядный объем наряда сегодня воспринимался как благо, по крайней мере, одной стороной.

     В висевшем сбоку внушительно зеркале было видно, каким недовольным взором ответил лорд Мальвина на приветствие, однако поклонился низко, ибо прибывший был намного выше по статусу. В процессе демон, отвернув в сторону лицо, скорчил такую рожу, что имевшая возможность наблюдать за этим действом в отражении Элия изумленно вздернула бровь. И тут же поймала смеявшийся взгляд агатовых глаз лорда Тэнанг, так же с интересом следившего за зазеркальем. Отбросив за спину упавшие во время поклона вперед густые прямые пряди, щедро перевитые цепочками и украшенные камнями, мужчина заговорщицки подмигнул и подал молодой женщине руку: - Позвольте прогуляться с Вами по этому призанятно украшенному залу.

     Прежде чем незамедлительно шагнувший вперед и открывший рот для возражений голубоволосый демон успел сказать хоть слово, девушка кивнула, принимая приглашение. Устроила свою руку на рукаве шелковистого на ощупь серебристо-серого камзола и, плавно двигаясь рядом с партнером вдоль стены, разглядывала непривычные глазу украшения, подмеченные внимательным глазом лорда, и тихо улыбалась очередной истории про степенно дегустировавших вино из высоких бокалов демонов, про которых и подумать было невозможно, что эти чинные лорды могли, чисто из любви к искусству пакости, выкопать вручную, ибо на любое магическое вмешательство включалась система защиты, какой-то редкий куст, отличавшийся особой колючестью, у одного любителя-садовода и подсадить в сад другому, являвшемуся ярым конкурентом первого, а потом завороженно наблюдать за разворачивавшимися событиями.

     Элия не удержалась и прыснула в ладонь, глядя, какими неодобрительными взглядами проводили упомянутые лорды чрезмерно расшалившуюся стайку юных демонесс, весело пролетевших на бреющем полете над головами стоявших внизу. Это выглядело особо смешно, учитывая, что поведанная владычице шалость имела место всего лишь несколько месяцев назад. Покачав головами, демоны отвернулись, поставив полог тишины. Возможно, замышляли новую проделку. Сзади то и дело раздавалось покашливание и кхеканье пытавшегося привлечь внимание госпожи лорда Мевар. Внезапная тишина и пустота заставили императрицу обернуться. Брови девушки уползли к тонюсенькой диадеме, а рот округлился в безмолвном изумленном вопле. Она, не веря своим глазам, смотрела на шедшего к ней с бокалом в руке от стола, находившегося в паре десятков метров от того места, где стояла владычица, охранника.

     «Мальвина» подошел и с изящным поклоном вручил повелительнице бокал. Элия растерянно покрутила в руках хрупкий хрусталь, машинально отмечая, что он будто покрыт ледяной изморозью, на ощупь совсем не колючей и не скользкой. Поднесла угощение к носу и аккуратно отвела руку в сторону, пытаясь вспомнить, говорили ли лорду о непереносимости груинов. Сама девушка вроде бы молчала, насчет Хакейко такой уверенности не было. Императрица продолжала держать в руке коктейль, одной из составляющих которого был ненавистный зеленый фрукт. Пусть его доля была здесь и незначительной, однако ее вполне хватало на ощущение легкой мути где-то глубоко внутри. Нервировать и без того постоянно находившегося на взводе в общественных местах охранника не хотелось, поэтому бокал оставался в пальцах, хотя больше всего хотелось отбросить его куда подальше и затопать ногами.

     - Предлагаю насладиться убранством зала еще и с верхнего яруса, - донеслись как в тумане слова темноволосого лорда, - позвольте Ваш бокал. С ним, к сожалению, будет весьма неудобно.

     В следующее мгновение ненавистный запах исчез. Элия с наслаждением вдохнула тонкий аромат духов демона и замерла, квадратными глазами, с плещущимся в них детским изумлением, следя за тем, как разворачивались широкие кожаные крылья в тон волосам, что вообще было характерно для демонической расы в целом. Взгляд медленно скользнул по вытянутой руке и переметнулся на сдержанное лицо лорда, в уголках рта и глазах которого можно было заметить легкую улыбку. Мужчина чуть кивнул, поощряя к действию, и девушка решилась, вложила свои пальцы в крепкую ладонь и тихо выдохнула, чувствуя, как из-под ног ушла твердая опора.

     В следующий миг вокруг оказалось как-то очень много демонов. Значительно больше, чем их было на нижнем ярусе. Рядом, позади, чуть сбоку что-то активно обсуждали, одновременно двигаясь в общем узоре танца. Спутник императрицы благоразумно сместился к самому краю и улыбнулся своей партнерше, все еще смотревшей на него со смущением и неуверенностью. Склонился ближе: - Хотите потанцевать? Танец очень простой. К тому же, большей частью ведет партнер. В нашем случае, поскольку крылья у меня, это не поддается оспариванию. Или просто полетаем, посмотрим?

     - Меня больше привлекает второй вариант, лорд Тэнанг, - обратилась Элия к черной бриллиантовой сережке в ухе демона. Хлопнула глазами и посмотрела на второе ухо. В нем красовался прозрачный белый бриллиант. В следующий миг шумевшая толпа осталась внизу. Девушка вытянула руку. Мужчина шевельнул крыльями, подлетая ближе, так чтобы спутница могла коснуться пальцами витого золотого узора на куполе. В прозрачном стекле прекрасно было видно огромную, кутавшуюся то и дело в меха облаков луну.

     Медленно, постепенно снижаясь, пара облетала зал по спирали, время от времени замирая у очередного живописного полотна или узора, иногда складывавшегося в занимательные рисунки. Видимо, декораторам тоже было не чуждо желание подшутить. Снова оказавшись среди танцующих, девушка на миг замялась, а потом решительно кивнула, широко улыбаясь и подстраиваясь под движения демона. Оказавшегося, как и заверял, весьма понимающим и опытным партнером по танцам. К тому же, в отличие от пола, здесь наступить на ногу было проблематично, что Элию несказанно радовало.

     Запыхавшаяся, разрумянившаяся, она тихо улыбалась, старательно повторяя движения, не замечая следивших за ней одобрительных, понимающих, завистливых или масляных взглядов. Каждый из которых был ревностно подмечен телохранителем и помещен в соответствующую папочку. Особенно важной для лорда была последняя. Он старался знать всех конкурентов своему счастью в лицо и держать под контролем, по мере возможности. Мужчина поморщился, глядя на наглого темноволосого лорда, полностью завладевшего вниманием императрицы, не сводившей с него глаз. В груди лорда Мевар зародился предупреждающий рык, и подавить его оказалось не самым легким делом, как и желание броситься вверх и прервать этот… танец. От которого было совсем недалеко и до заветного местечка в постели и думах Первой леди Империи. Демон хватанул со стола бокал и одним махом проглотил содержимое. Нащупал второй, третий пошел уже медленнее, да и пара натанцевалась и теперь плавно опускалась вниз. Задвинув руку назад, голубоволосый нашарил тонкий хрусталь и сделал глоток чего-то приятного, с легкой кислинкой.

     Отметив стоявшего у столов и сверлившего ее небесными очами телохранителя, Элия перевела взгляд на неспешно прогуливавшихся, либо танцевавших демонов, привычно выискивая знакомую брюнетистую голову. Император обнаружился сидящим на одном из кресел, группка из которых не так давно появилась в углу зала, под одной из лестниц. Закуток получился очень уютным, к тому же, девушке теперь удавалось дать отдых усталым ногам. Ибо при ее приближении лорды и лордессы вставали. Место находилось практически всегда. Однако правительница старалась не беспокоить придворных, предпочитая дождаться, когда станет не так многодемонно.

     Сейчас все кресла были заняты. Элия хмыкнула, отметив большое количество изысканно одетых лордесс. По сравнению с ними мужчин были единицы. Что не удивляло, ибо присутствие высшего демона было для постоянно прибывавших ко двору на один-два сезона молодых демонесс огромным вызовом. Окинув взглядом внимавший словам о чем-то переговаривавшегося с блондинистым начальником разведки императора цветник, девушка дернула себя за тонкую длинную сережку и покачала головой. В последнее время «цветы» находились в крайне дурном расположении духа, так как владыка предпочитал удаляться в ночь в полном одиночестве. Может быть, нашел себе тайную возлюбленную?

     Элия обкатала данную идею, примеряя ее к нынешней ситуации. По всему выходило, что это было бы здорово, если, она посмотрела на двинувшегося к ней высокого демона, раздраженно отбросившего назад тонкую бирюзовую косичку, придававшую образу некую вольность, Арени вернется в ближайшее время. Иначе, приди этой новой пассии, как и предыдущей, о которой не было ни слуху, ни духу, да Элия и не хотела знать ее судьбу, в голову идея подвинуть императрицу, вряд ли она уцелеет. Даже при поддержке дворца. От клинка или яда он ее защитить не сможет. Девушка с трудом спрятала усмешку, когда пара демонов пересекла путь телохранителю, на мгновение скрывая его. Лорд Энлэ подобных просчетов не допускал. Молодая женщина тяжело вздохнула, припоминая, что говорила ей Хакейко, пару раз навещавшая страдальца.

     Сама Элия не ходила. Не в тех они были отношениях с молчаливым равнодушным демоном. Девушка не хотела навязываться, хотя и подозревала, что демоница использовала ее в качестве прикрытия, скорее всего, объясняя, что это императрица пожелала узнать новости о состоянии больного. Последний, кстати, активно шел на поправку и уже начал тренировки под присмотром какого-то помощника имперского лекаря. Молодая женщина наморщила нос, копаясь в памяти. Вроде бы Хакейко говорила про неделю. И было это дня два назад. На губах правительницы засияла широкая улыбка, натолкнувшись на которую лорд Мевар замер, а потом засветился, разбрызгивая вокруг оптимизм и азарт, прошедшие мимо углубившейся в свои мысли императрицы.

     Знакомый лордессы сделал магический пасс, позволявший, как выяснила Элия, узнать время, после чего откланялся. Еще раз полюбовавшись на мерцавшие свечи, правительница неторопливо, раскланиваясь на ходу со знакомыми придворными, пошла к выходу в парк. Общество лорда Тэнанг было удивительно приятным, но громкая музыка и постоянный шум чувствительно давили на уши. Голова немного гудела.

     По мере удаления от дворца, все сильнее наваливалась тишина, казавшаяся очень плотной после атмосферы бальной залы. Элия даже открыла несколько раз, глубоко вдыхая, рот. Ей казалось, что заложило уши. Сбоку послышалось тихое хихиканье, а потом и заливистый смех. На дорожку из зарослей вывалился схватившийся за живот хрупкий блондинчик в серебристо-голубом костюме. Императрица с удивлением опознала виденного один раз в театре лорда Саа…, дальше она не помнила. Следом выскользнула статная супруга, в два шага догнавшая продолжавшего хихикать мужа, одновременно снимая с уха длинную мохнатую паутинную паклю. Элию даже передернуло. Липкая, противная. Бее. Она так и не поняла, то ли демоненок сам навесил на жену подобное украшение, то ли оно откуда-то свалилось, и он просто радовался комичной ситуации. Женщина легонько дернула партнера за ушко, однако навешивать «украшение» не стала, отшвырнув его в сторону. Чуть шлепнула партнера ниже поясницы, в ответ на что он резво поскакал вперед по дорожке. Наблюдавшая девушка не удержалась от тихого смеха.

     Лордесса мгновенно обернулась. Вызов в алых глазах, заметивших смущенно улыбавшуюся и беспомощно разведшую руки в стороны, мол, извините, так получилось, повелительницу, не ожидавшую, что ее обнаружат, тут же потух. Пухлые губы изогнулись в легкой усмешке, женщина поклонилась, ибо приседать в реверансе, когда ты в брюках, было бы странно, и отправилась следом за супругом, осторожно выглядывавшим из-за обильно усыпанного белоснежными розами куста. Чета скрылась из вида. Элия еще раз прыснула смехом, вспоминая улыбку до ушей на лице молодого демона и его боевую, однако при этом очень элегантную, вторую половинку. Вот уж точно, никто не знает, где его счастье. Главное, не обращать внимания на стандарты. Правительница помотала головой, отгоняя непрошенную философию, и повернула налево, не желая мешать только что виденным демонам.

     Глава 29: Опять неприятности
     Ненависть - месть труса за испытанный им страх.
     Бернард Шоу

     Мелкий разноцветный камушек незаметно перетек в шуршавший под ногами золотистый песок. Фигурные фонари на тонких изогнутых ножках сменились на висевшие высоко в кронах матовые шары, дававшие довольно приличное освещение. Девушка замедлила шаг, чуть менее уверенно ступая по мягкому покрытию тропинки. Подол платья в очередной раз дернулся, зацепившись за иссиня-черные шипы росшего по обеим сторонам кустарника с огромными бутонами роз всевозможных оттенков. Сначала Элия думала, что просто много кустов было посажено рядом, однако спустя некоторое время поняла, что ошибалась. Она четко проследила пару толстых веток до их соединения в один ствол, спиной ощущая недоумение стоявшего пока молча, к ее глубокому облегчению, телохранителя. Выпрямилась и восторженно вздохнула. Розовые, кремовые и темно-синие цветы росли на одном кусте!

     Императрица придавила с боков руками пышную юбку и неспешно пошла дальше, надеясь, что, как и на остальных дорожках, рано или поздно появится небольшая лужайка или пара скамеечек. Увиденная чуть в стороне беседка вызвала на лице улыбку, практически тут же погасшую. Нахмурившись, молодая женщина прошествовала мимо, игнорируя возмущенное сопение за спиной и попытки убедить сделать остановку. Элия не собиралась находиться в столь романтической атмосфере со своим чересчур пылким охранником. Заметив появившуюся спустя минут десять крошечную лужайку с будто бы случайно оказавшимся на ней бревнышком, так и манившим присесть, правительница с трудом сдержала вздох облегчения. Уставшие за этот долгий вечер ноги изрядно гудели и уже не просили, а требовали отдыха.

     Элия ступила на упругий ковер темной травы, дошла до бревна и уселась, аккуратно расправив каждую складочку юбки. В результате этих манипуляций, все дерево оказалось покрыто нежной золотистой тканью, не оставляя ни малейшего шанса кому-либо пристроиться рядом. Вытянув ноги, благо под многочисленными слоями платья этого не было видно, молодая женщина запрокинула голову к ночному небу, пытаясь найти подсмотренное в книге созвездие Трона с приметной ярко-розовой крупной звездой. Девушка несколько секунд прикидывала стороны света. Кивнула самой себе, определившись, и замерла, прослеживая контуры звездного узора. Стоявший сбоку лорд Мевар кашлянул, привлекая к себе внимание: - Ваше Императорское Величество….

     - Лорд Мевар, - Элия с трудом сдержала недовольную гримасу, стараясь, чтобы и тон речи, и взгляд не выдали раздражения, - давайте насладимся тишиной этой великолепной ночи. Вы тоже можете присесть. Если не ошибаюсь, там, - она плавно повела рукой в сторону, - удобный валун. Вам следует отдохнуть…, - девушка чуть не подавилась словами, наблюдая постепенно заливавшее красивое лицо демона выражение счастья и тайного удовлетворения.

     Не говоря больше ни слова, тот шагнул в указанном направлении. Элия тяжело вздохнула. Кажется, мужчина так и не понял, что его попросили оставить ее в покое, а воспринял сказанное, как проявление заботы и возникшей привязанности. Правительница нервно сцепила пальцы в замок и постучала ими по коленке. «Еще несколько дней, всего несколько. Потерпи. А то разберут этого… придурка на запчасти», - она невесело хмыкнула и снова подняла голову к подмигивавшим с сочувствием с высоты небесным светилам. Легкий ветерок донес тонкий ненавязчивый, но очень приятный цветочный аромат. Владычица глубоко вдохнула и прижмурилась от удовольствия. Запах ей нравился. Она осмотрела лужайку, пытаясь обнаружить источник, но ничего похожего не увидела, да и вообще не слишком хорошо ориентировалась в свете звезд, оставшихся на небосводе без своей постоянной яркой спутницы, окончательно спрятавшейся в облачное одеяло.

     «Надо будет вернуться сюда днем», - Элия кивнула своим мыслям, одобряя принятое решение, и прикрыла глаза, вслушиваясь в ночную жизнь парка. Тихий пересвист, слабое попискивание, жалобное поскуливание. Отчаянное. Девушка резко распахнула глазищи и одним слитным движением поднялась на ноги. Подхватила юбку, решительно шагая вправо, в просвет между двумя толстенными стволами. Остановилась, замерла, определяя направление, откуда доносилась отчаянная просьба о помощи, и поспешила вперед под рассеянным светом крошечных, усыпавших кроны и кусты фонариков. Упругий ковер травы под ногами стал неровным, сменившись кочками высохшего болотца. Императрица машинально подхватила суковатую палку и двинулась дальше, на всякий случай проверяя почву. Хотя ни чавканья, ни влаги не ощущалось. Да и Арени за спиной обязательно подстрахует. Что крылатому демону какое-то болотце.

     Элия улыбнулась, застыла на месте и шагнула чуть влево. И внезапно почувствовала, как из-под ног ушла твердая поверхность, сменяясь влажной тяжелой тягучей массой. Хрупнула под весом, но, к счастью, не сломалась, выставленная поперек, лежавшая сейчас горизонтально на кочках палка – единственная тонкая ниточка к спасению, за которую правительница продолжала держаться обеими руками, зажмурив глаза и мелко дыша от осознания, что если бы не этот сук, то она бы уже утонула в жиже, просто ухнула бы в нее с головой. Исчезла бы мгновенно. Никто бы и не знал, где.

     Хотя о чем это она? Девушка подняла голову, выискивая знакомую фигуру. Однако поблизости никого не было. Где Арени? Изящные густые брови нахмурились, а губы сложились в горькую складочку. Элия вспомнила. Не Арени, лорд Мевар. Он пока ее охранник. Но… где он? Правительница аккуратно перехватила палку, сопротивляясь пытавшемуся засосать ее болоту. Завертела головой, осматривая окрестности. Она настолько привыкла, что телохранитель рядом, всегда за спиной, что уже не обращала внимания. И сейчас не могла вспомнить, шел ли он за ней следом, когда она покидала лужайку. Для Элии это было само собой разумеющимся, но вот… было ли такое в реальности?

     Владычица открыла рот, но не произнесла ни слова, наблюдая за плавно скользившей в ее сторону, отделившейся от толстенного ствола высоченного древесного гиганта стройной женской фигурой. Блеснули серебром светлые, убранные в сложную прическу из многочисленных косичек разного плетения и цепочек волосы. Элия улыбнулась… и моментально посерьезнела, поймав ледяной презрительный взгляд фиолетовых очей.

     - Не трудись кричать. Это место накрыто очень хорошим куполом. Тебя никто не услышит. И твой охранник тоже…. Он слишком увлечен сбором цветов, - молодая, смутно знакомая демонесса скривила губы и неприятно хихикнула, - тупой идиот решил сделать тебе подарок. Ты так явно хотела заполучить эснорании, что он отправился за ними. И помог мне. Повезло, - в голосе юной лордессы звучали нотки торжества, - не пришлось тратить на него заклинание. А ведь оно было самым мощным. Я боялась, что кто-нибудь может его заметить. Но… все и так сложилось очень удачно. Хотя… жаль, что у тебя была эта штуковина, - блондинка брезгливо ткнула кончиком туфли в конец сука, - иначе, ты бы уже была там, внутри этого бурого месива. И знаешь, что самое приятное? – в фиолетовых глазах сияла ненависть, - ты бы не умерла. Ведь на тебе стоит защита императора. Ты висела бы в этой отвратительной мокрой жиже, пытавшейся затечь тебе в рот и нос, залепившей твои глаза и уши, вдыхала бы это зловоние и знала, что это будет продолжаться еще несколько часов. И никто бы тебя не нашел. И ты бы сдохла там, в этой грязи.

     Словно покрытые розовым перламутром губы еще больше скривились, на миг обнажая белоснежные острые клычки. Грудь под расшитым золотом и жемчугом платьем вздымалась все чаще. В фиолетовых омутах сияло ликование, когда демонесса продолжила: - Но все к лучшему, сейчас я сломаю твою проклятую палку и буду смотреть, как ты медленно прощаешься с этим миром. Как прощалась с ним я! В этом кошмарном захолустье, куда меня отправили по твоему, тварь, желанию, – последние слова девица практически выплюнула. Элии даже показалась, что она видела капельки слюны, вылетевшие изо рта топавшей ногами и продолжавшей громко возмущаться жизнью блондинки. Которую она, наконец-то вспомнила.

     Племянница лорда Эзейар. Именно благодаря ей она стала владелицей собственности в горах. Опознанная демонесса бесилась, воздевала руки к небу, призывая в свидетели того, как она чуть не погибла без придворных радостей, практически весь мир. На какой-то миг в голове Элии возник вопрос, как эта … леди смогла вернуться, если ей полагалось еще несколько лет провести в семейном поместье. Но в следующее мгновение обутая в насыщенного синего цвета туфельку ножка опустилась на и без того державшуюся на честном слове сухую древесину, звонко хрупнувшую и расколовшуюся. В отчаянной попытке правительница раскинула максимально широко руки, увеличивая площадь давления и понимая, что это ей не поможет. Она ощущала, как медленно, миллиметр за миллиметром, как и говорила смотревшая на нее сейчас как на таракана молодая очаровательная, весело блестевшая очами, радостно улыбавшаяся демонесса.

     - Ну, что же ты не кричишь? Не пытаешься выбраться? – в голосе блондинки звучали нотки интереса естествоиспытателя. Она склонила голову набок, наблюдая за императрицей. Последняя отвечать не собиралась, как и выполнять рекомендации. И так было понятно, что никто ее не услышит. Демонесса визжала и орала как резаная, однако никто не появился. Ускорять погружение излишними телодвижениями Элия тоже не собиралась, тщетно перебирая в голове возможные варианты спасения. Которых практически не было…. Или…. Она прикрыла глаза, чтобы не отвлекаться на мерзко хихикавшую тварь перед собой, судя по торжествующему смеху, раздавшемуся над головой, решившую, что правительница сдалась.

     Владычица напряженно думала. Она где-то слышала, читала, не важно. Но такое было. Герой нырнул в грязь полностью и добрался до края трясины. Возможно, это была и фэнтези, но…. Она в ней, собственно, сейчас и находилась. К тому же, демонесса напомнила о том, что правительнице еще долго не будет угрожать опасность задохнуться. Мысли о том, что ей не хватит сил, чтобы двигаться в этом похожем скорее на глину месиве, Элия гнала подальше, надеясь на то, что мстительная лордесса не сообразит, что грязь можно еще и подсушить. Ой, ой…. Девушка постаралась быстрее развеять пришедший образ, чтобы он случайно не попал в явно сдвинувшуюся головку продолжавшей изгаляться противницы.

     «Она уйдет, только когда меня совсем не будет видно. Может быть, нырнуть сейчас?» - императрица отбросила возникшую идею спустя пару секунд. Во-первых, это могло насторожить блондинку, а во-вторых, время играло на пользу именно правительнице. Вдруг ее хватится лорд Мевар или кто-то другой. «Нет, ну насколько же нужно быть идиотом, чтобы за все это время не пойти и не проверить, куда делась твоя подопечная!» - внутренний критик владычицы бушевал и ярился, заглушая ледяной яростью страх, так как грязь уже миновала границу плотно закрытого рта и подбиралась к носу. Элия поморщилась от неприятных ощущений, подняла глаза к звездному небу, однако вместо него увидела с любопытством глядевшие на нее фиолетовые очи наклонившейся демонессы. Очень хотелось плюнуть, но императрица банально не была уверена, что доплюнет, а получить на голову еще и слюни как-то желания не возникало.

     Лицо сжало и немного сморщило. Пришлось закрыть глаза. Жижа чавкнула и мир звуков пропал, плотно закупоренный глинистой массой. Элия дернула головой, окончательно погружаясь в болото и замерла, продолжая мысленно звать на помощь. Ведь демон как-то понял прошлый раз, что они попали в переделку. Может быть, в этот раз тоже сработает? Плотный кокон сдавливал со всех сторон. Девушка резко зашевелила ногами, погружаясь еще глубже. Затем попыталась загребать руками. Кипевшие в глазах слезы не могли вылиться. Веки словно забетонировало. Руки продвигались вперед буквально по миллиметру. Сомкнув пальцы в ковшик, молодая женщина сделала первый гребок, второй.

     Внутри нарастала паника, так как ни малейшего результата не ощущалось. Однако вспомнив двух лягушек, одна из которых сбивала молоко, пока не получилось масло, позволившее ей выпрыгнуть из западни, а вторая продолжала упорно душить схватившую ее цаплю в надежде, что та раньше сдохнет, чем успеет ее проглотить, Элия продолжала грести, позволив себе посокрушаться только о том, что трясина оказалась густой. Еще гребок, и еще один. И еще. И процесс понемногу пошел. Сначала наклонилось вперед тело, потом чуть сдвинулись ноги. Видимо, от этого движения грязь вокруг стала чуть жиже, скорее напоминая сметану. Сквозь ресницы пробилось какое-то странное слабое свечение. За ней пришли? Но ничего не изменилось. Элия без устали следовала лягушачьему рецепту, взбивая свое масло, пока не наткнулась на жесткие корни, за которые ухватилась, подтягивая себе куда-то вверх.

     Она даже не сразу поняла, что макушке стало как-то слишком легко. А потом вдруг резко стянуло кожу вокруг глаз. И лишь когда с наморщенного носа отцепился кусок грязи, и удалось вдохнуть вместо вонючей смеси помойки, от которой девушка постоянно давила рвотные позывы, терпкий запах сырости и травы, владычица осознала, что все у нее получается. Подсохшая гуща отвалилась с век, по ощущениям Элии вместе с частью ресниц, но это сейчас волновало меньше всего. Поморгав, молодая женщина тревожно осмотрела пустое пространство, крепко держась за острые зубчатые стебли травянистого растения. Как и ожидалось, медитировать над могилой врага молодая лордесса не стала и уже покинула место печальной кончины Первой леди Империи.

     Элия попыталась подтянуться, но кучка травы моментально скрылась в грязи, утягивая за собой и не ожидавшую подобной подлости, едва успевшую закрыть глаза правительницу. И снова пришлось выбираться на поверхность. И опять грязь стала жиже. Девушка освободившейся кистью смахнула с век еще не успевшую засохнуть пакость и замерла, разглядывая чуть светившуюся на руке бабочку перстня, только тут сообразив, что именно под этой рукой болотная трясина сдавалась охотнее.

     - Так это ты мне помогаешь, дорогая, - голос звучал хрипло, срывался, как будто она несколько часов громко орала, - спасибо тебе. Вот только еще бы понять, что ты такое…. Но это потом. А сейчас, поддержи меня еще разок, - владычица аккуратно опустила пальцы с кольцом вниз, потянулась к поясу, отцепляя тонкий ремешок, вытянула руку наружу.

     - Какая же ты живучая тварь! – раздалось сбоку. Послышались торопливые шаги. Дожидаться, пока ее опять утопят, или воспользуются еще чем-нибудь из богатого магического арсенала, владычица не стала, резко коротко выдыхая, закрывая глаза и делая замах влево, надеясь на то, что долгие и упорные тренировки не прошли даром.

     Гибкий конец кнута дернулся. Раздался вскрик. Элия резко рванула на себя, одновременно разворачиваясь и спешно перебирая руками по ремню, стремясь как можно быстрее оказаться на твердой поверхности, внимательно следя за лежавшей на земле, вроде бы оглушенной демонессой. Уже начинавшей шевелиться. Внутри закрутился колючий узел тревоги. Несмотря на молодость лордесса была сильным магом, да и физически более подготовлена. То, что ее удалось вывести на время из строя, было большой удачей. Которая могла быть весьма капризной дамой. Блондинка застонала и потянулась рукой с заострившимися ногтями к шее, которую так удачно для правительницы обвил конец кнута, немного придушив юную леди.

     Элия бросилась вперед, невероятным рывком преодолевая оставшееся до края болотца расстояние, на периферии зрения отмечая полыхнувший алым и синим, все также остававшийся кристально чистым перстень-бабочку. Ухватилась за гибкие прутья кустарника и потянулась вверх, прикусывая губы. Руки никогда не были ее сильной частью, подкачались на тренировках, конечно, но пока правительница так ни разу и не подтянулась. К тому же добавилась усталость и явное нежелание глиняной массы расставаться с добычей. Дело шло медленно. Слишком медленно. Девушка бросила напряженный взгляд на пытавшуюся освободиться блондинку. Зачарованный отличным мастером ремень так просто не сдавался.

     Наконец, удалось вдохнуть полной грудью. С лифа платья с чавканьем отваливались подсыхавшие куски грязи. Лордесса прекратила бесплодное занятие и оглядывала, пока еще слегка затуманенным взором, окружавшее ее пространство. Элия утроила усилия, пользуясь тем, что ее частично скрывал куст, а частично маскировала грязь. Отчаянный взгляд карих очей метнулся на тяжелый подол, крепко завязший в болотной гуще и надежно державший свою хозяйку в западне. Затем перепрыгнул на пояс, чуть ниже которого находился специальный карман для тонкого острого кинжала. Вытащить который и отрезать ненавистный подол не было возможности. Это владычица поняла, как только попыталась слегка разжать пальцы одной руки. Вторая тут же заскользила по веткам вниз, ломая острые тонкие иглы.

     «Да где этот чертов охранник!» - Элия до крови прикусила губу, вытягивая себе еще на пару сантиметров. Сверху послышался тихий, такой желанный шелест крыльев. Императрица прикрыла глаза, облегченно выдыхая, а в следующую секунду собралась в напряженный комок при мысли о том, что помощь могла прийти вовсе не к ней. Тело занемело и отказывалось двигаться. Даже голову поднять, чтобы посмотреть, что происходило, вдруг оказалось очень сложной задачей. «Соберись уже, тряпка!» - Элия с силой укусила себя за щеку изнутри. Противная боль немного прогнала ступор. Владычица потянулась, хватаясь рукой за чуть дальше расположенную толстую ветку. То, что и шипы на ней были более массивными, прошло мимо сознания. Молодая женщина, выдохнув, сделала очередной рывок, а в следующий миг вокруг талии обвилась невидимая, однако уже хорошо знакомая, магическая петля. Что-то дернуло, треснуло.

     Элия машинально перебирала оказавшуюся под пальцами короткую, совсем не болотную травку и мелкие, вроде бы, голубые цветочки, не в силах поднять голову. До нее только что дошло, что она спасена, но вот посмотреть, кто спаситель, что происходит…. Правительница нежно погладила шелковистый лепесток, не ощущая его текстуры, и поднесла руку к лицу, разглядывая покрытые шершавой коркой грязи вперемежку с кровью пальцы. Резкий плач сбоку заставил вздрогнуть. Императрица потрясла головой и повернулась в сторону шума, с недоумением рассматривая всхипывавшую, стоявшую на коленях перед императором блондинку.

     - … злилась, но я вернулась. Чтобы спасти. Я поняла, что это ужасно. Я вернулась, чтобы спасти! Я так виновата, Ваше Императорское Величество, так виновата, – в огромных фиолетовых глазищах стояли слезы. Алая губка была трогательно закушена. Юная леди смотрела на владыку с надеждой и робостью, боясь даже расплакаться в присутствии высшего демона. На секунду даже Элии захотелось прижать малышку к себе и утешить. В конце концов, все мы совершаем ошибки. Обычно янтарные, однако сейчас так полыхавшие алым, что основной цвет был скрыт практически полностью, глаза скользнули по согбенной фигурке и переместились на продолжавшую сидеть там, где ее оставили, императрицу, удивленно переводившую взгляд с закрывшей лицо руками, все-таки разрыдавшейся, демонессы на супруга.

     Владыка стиснул зубы, на лице заходили желваки, а пальцы чуть не сжали сильнее магические путы, позволявшие одним движением убить попавшую в них добычу. До того у брюнета не было возможности рассмотреть жену. Он просто выдернул ее из болота, как морковку, и поспешил накинуть сеть на сидевшую неподалеку демонессу, руководствуясь на тот момент исключительно тем, что последняя не предпринимала ни малейших попыток помочь терявшей последние силы женщине. Теперь же внимательный глаз мужчины подметил и засохшую плотную корку грязи на макушке, говорившую о том, что девушка уходила в трясину с головой, и исцарапанное о кусты лицо, изрезанные руки, от которых шел острый запах крови. Общее заторможенное состояние и затуманенный взгляд свидетельствовали, что супруга находилась в глубоком шоке. Из которого ее нужно было выводить.

     Владыка резко щелкнул пальцами, привлекая к себе внимание шоколадных очей: - Это правда? – голос звучал ровно, однако повелитель добавил немного обертонов, от которых чувствительная демонесса непроизвольно согнулась, а русоволосая женщина выпрямила спину и, наконец, осмысленно взглянула на мужа, уточнившего на всякий случай вопрос, - Это действительно так? Эта леди хотела тебя спасти?

     Элия замерла, уставившись на изящное кукольное личико в обрамлении немного растрепавшихся роскошных волос, отмечая хрупкость и изысканность моляще глядевшего на императора создания. Помедлила, борясь сама с собой. Сухие, растрескавшиеся, не покрытые вонючей грязью только из-за того, что ее смыла кровь, губы поджались, отчего потревоженные ранки снова закровоточили. И без того прямая спина, стала еще прямее, на лбу появилась вертикальная складка. Правительница покачала головой, приподнимая выше подбородок: - Нет. Я уверена, что лордесса не испытывала желания меня спасать. Она хотела меня убить. И шла добивать, когда поняла, что план может потерпеть фиаско. У меня нет в этом сомнений.

     - Ваше Императорское Величество, это не так. Ее Императорское Величество ошибается. Я, действительно, хотела ее спасти, - по изящному, окруженному влажными волнистыми прядками личику демонессы катились прозрачные капельки слез, придававшие ее облику еще больше очарования и нежности. Элия нахмурилась, уходя в себя, проматывая каждую секунду воспоминаний. И не находила подтверждения чужим словам. Открыла глаза, посмотрела на невинное прекрасное создание напротив и отвернулась в сторону. Закрытые грязью, словно панцирем, плечи поникли. Из груди вырвался тяжелый обреченный выдох. «Она бы и сама не поверила. В конце концов, она здесь не так давно. Даже года не прошло. Могла и ошибиться», - отгоняя печальные думы, правительница тряхнула головой, отчего во все стороны посыпались кусочки глины. Сама она не сомневалась в намерениях юной лордессы. А вот владыка…. Молодая женщина медленно и бездумно скользила взглядом по шершавым толстым белоснежным стволам, густой иссиня-черной листве, поднимая глаза к постепенно светлевшему небу с поблекшими звездами, - «Надо же, скоро рассвет. Как быстро промчалось время».

     Занятая своими размышлениями императрица не заметила, как сиявшая в алых глазах присевшего чуть поодаль, внимательно наблюдавшего за женой супруга ярость сменилась расчетливостью и равнодушием. Мужчина встал, чуть повернул голову к стоявшим на краю поляны охранникам и приказал: - В подземелье. Одиночная камера. Режим секретности.

     От жесткого холодного тона Элия вздрогнула, обернулась, глядя, как незамеченные ей раньше гвардейцы отошли от деревьев, приближаясь к лордессе. Владычица медленно перевела взгляд на завывшую, забившуюся, словно в припадке, блондинку, заторможено наблюдая, как одна из светлых прядей, спускавшихся вниз изящным локоном, вдруг, в одно мгновение, обесцветилась, став седой. Демонесса, почувствовав нежеланное внимание, вскинулась и попыталась броситься на свою слишком удачливую жертву: - Ты, тварь. Все из-за тебя. Если бы не ты. Я не должна гнить. Не я, а ты, Ты…, недоделок. Тварь….

     В эту секунду воины словно накинули на лордессу прозрачное покрывало, сразу заглушившее все звуки. Блондинка по-прежнему открывала рот, брызжа вокруг слюной, но слов слышно не было. Затем сверху затянули невидимую Элии петлю, о наличии которой она могла догадываться только по движениям рук стражей. Несостоявшаяся убийца не замерла неподвижно, но ее действия стали очень тягучими, замедлились в несколько раз. Еще один пасс и на месте лордессы образовалось туманное облако, легко поднявшееся в воздух. Демоны накинули сверху еще одну, на этот раз доступную зрению Элии, серебристую сеть, распахнули крылья, взмывая вверх и образуя ромб, в центр которого поместили облачко.

     Сидевшая на траве молодая женщина проводила взглядом быстро удалявшуюся группу, устало вздохнула… и отшатнулась, обнаружив в нескольких сантиметрах перед собой лицо неслышно приблизившегося Арнэра. Опустила глаза, поморщилась, рассматривая исколотые, с остатками впившихся в кожу шипов, ладони. В следующее мгновение осторожно перехваченные крепкими длинными пальцами с аккуратным маникюром. По телу прокатилась теплая волна, снявшая часть боли и усталости, туманивших голову. Лба коснулось легкое дыхание: - Элия, пойдем домой. Тебе нужно подлечиться.

     Девушка неловко кивнула, попыталась встать и скривилась. Почему-то дико болели ноги, ныли ребра. Она слабо пожала плечами, уверенная, что придворный целитель поможет. В конце концов, она бывала и в намного более сложном состоянии. Брюнет аккуратно потянул за запястья, помогая подняться, обнял за талию, плотно прижав к бирюзовому камзолу. Элия с ужасом смотрела на дорогую ткань…, почему-то оставшуюся девственно чистой. Как так? Она удивленно приподняла брови и услышала над головой тихий добрый смех: - Костюм императора всегда должен быть в идеальном состоянии. Следовательно, на него накладывается большое количество защитных заклинаний. Обычно они очень энергоемки, так что ими предпочитают не пользоваться. Проще одежду почистить или новую заказать. С моей это не проходит. Хотя иногда магия и создает неудобства,- мужчина повел плечами, - в сложной ситуации, как сейчас, она может ощущаться как незначительная щекотка. Терпимо, но бывает, так раздражает.

     В траве что-то блеснуло нежно-розовым под первыми солнечными лучами. Элия сделала осторожную попытку высвободиться из рук мужа, которые нисколько не успокаивали, а лишь вызывали тревогу. Однако тот не отпустил, лишь чуть ослабил хватку, позволяя девушке пройти в его сопровождении к заинтересовавшему ее месту. Женщина, морщась, наклонилась и подняла с травы перламутровую пуговицу в виде шестигранника, в сердцевине которого была белоснежная пушистая зверушка, настолько искусно выполненная, что можно было разглядеть даже ушки и лапки. Возможно, демоны видели и шерстинки, но Элия рассмотреть не могла. Она потянулась к карману, пошарила, растерянно уставилась на измазанную в грязи нижнюю юбку, похлопала глазами, пытаясь понять, что случилось. Покачала головой и просто зажала находку в кулаке.

     - Хакейко собирает коллекцию. Отнесу ей, - пояснила на молчаливый вопрос императора. Тот кивнул, подхватил супругу на руки и взмахнул огромными крыльями. Когда демон заложил широкий вираж, приближаясь к окну-входу в апартаменты жены, последняя завозилась и подняла до того постоянно опущенный вниз взгляд на лицо Арнэра: - А что случилось с лордом Мевар?

     Аккуратно ступив на темный пол площадки, брюнет, не спуская с рук обеспокоенно зашебуршавшуюся супругу, прошел в ванную комнату, где, всплескивая руками, тут же засуетилась демоница, спешно наполняя водой большую каменную чашу антрацитового цвета и выливая туда что-то из принесенных крошечных флакончиков. Подобную форму и крышечки Элия уже видела на тех лекарствах, что использовал целитель. Неужели у Хакейко был запас?

     - За лордом Кайваор послали? – пока замершая тихой мышкой на руках мужа девушка пыталась сооб