Тарасов Игорь Васильевич: другие произведения.

лесная сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
   Из соседней комнаты раздавались крики Олега
   - Уйди! Не трогай меня! Не имеешь права! - и так далее, а так же громкие хлопки. Женская половина, в составе мамы и восьмилетней Оленьки, покусывая кулаки, сидели на диване и не вмешивались в происходящее. Наконец стало тихо и в комнату как-то боком, заправляя рубашку, вошёл Олег. Хмурый и сосредоточенный, он уселся на диван и о чём-то глубоко задумался.
   Дело в том, что Олег стал поздно приходить домой, пропадать где-то и неведомо с кем и, вообще, грубить матери! Мама купила ему футболку не с тем рисунком, какой он хотел. Он желал иметь красную, а мама принесла ему чёрную, с изображением оскалившейся морды медведя. Олег за эту ошибку стал ей объяснять, что она отсталый человек, ничего не понимает в жизни, и, вообще, не способна понять сына! На шум пришёл отец. Он с интересом выслушал сыночка, взял его за ворот и затащил в другую комнату, где, во второй раз в жизни, выпорол дедовым ремнём для правки бритвы.
   Все сидели молча и Оля, дабы разрядить обстановку, участливым голоском заметила, что на балконе надо покормить птичек.
   В это время раздался звонок мобильного телефона. Звонила из деревни бабушка. Она сообщила, что деду опять "скрутило" спину, надо достать лекарства, и вообще, хорошо бы им срочно приехать - надо поговорить! Родители заволновались, мама побежала в аптеку, а отец обратился к Олегу и сказал, что они с мамой на сутки уедут в деревню. Денег у них мало, поэтому Олегу и Оле придётся остаться дома. Олег, как старший, отвечает за сестру. И он принялся собираться.
   Через час они уехали.
   Олегу ещё не доводилось принимать на себя такую ответственность! Следы от ремня всё ещё чувствовались, он поёжился и сказал, что надо на ночь попить чаю. За чаем он молчал, переживал свою обиду, и решил, что он уже большой и может поступать по-своему. Лёжа в постели, мальчик думал о случившемся:
   - В общем-то, отец прав! Но его же позорно выпороли! Он не привык к такому обращению! Обидно!
  
   Утром, проснувшись, Олег подумал, что пока предков нет, не съездить ли ему за город, в лес, на речку, куда они всем классом однажды ездили "в поход". Оставалось только уговорить сестрёнку быть "паинькой" и посидеть дома, а он постарается приехать поскорее. Однако Ольга заупрямилась! У неё были весомые аргументы: во-первых, родители велели им дожидаться их приезда дома; во-вторых, она не хочет оставаться одна; и, в-третьих, одного Олега она не отпустит. После долгих препинаний старшему брату пришлось взять с собой в путешествие сестрёнку.
   Олег достал свою "заначку" - денежки, сэкономленные на карманных расходах, пересчитал, и решил, что хватит. Он оделся в свой камуфляжный костюм и ту самую майку - с медведем; Оля тоже оделась по-походному, однако взять что-нибудь из еды они не догадались.
   На вокзале купили билеты, мороженное и, усевшись у окошка в вагоне электрички, молча ели и думали - каждый о своём. Через час они вышли из поезда, сели в автобус и ещё через полчаса были на месте. Лес здесь был старый. Могучие сосны и ели безмолвно стояли и думали о чём-то своём. Земля под деревьями была сплошь покрыта хвоей. Дышать было легко и приятно. Но могущество старого леса, с "непривычки", угнетало и давило. Дети казались себе маленькими и беззащитными. Казалось, что кто-то или что-то видит их, следит за ними, и это угнетало их. Городские дети! Они не привыкли к лесу, и чувствовали себя здесь чужими, незваными гостями. А лес становился всё гуще и таинственней. Оленька прижалась к брату и прошептала:
   - Может быть, поёдём обратно, а!
   Однако Олег, из чувства самолюбия и упрямства, шёл вперёд, сказав, что лес скоро кончится и будет опушка с быстрой и чистой речкой.
   Внезапно просек, по которому шли они, закончился красным столбиком, на котором лесники обозначили номера подопечных им квадратов леса. Дальше узкая извилистая тропинка вела куда-то вниз, по крутому склону, заросшему кустами малины. Олег попросил Олю подождать у столбика, а сам пошёл вперёд, как он сказал: "На разведку!". Немного пройдя вниз и оглянувшись, он невдалеке увидел участок склона, заросший какой-то чёрной травой. Из любопытства он пошёл посмотреть. Оказалось, что весь склон был покрыт черничником. Крупные, чёрно-синие ягоды гроздьями свисали на кустиках, и, казалось, что они так и просятся, чтобы их съели. Обеими руками Олег принялся срывать ягоды и класть в рот. Но вдруг остановился, вспомнив о сестре. Нарвав большую горсть, он осторожно, чтобы не рассыпать, понес их Оленьке. Бедная девочка сидела на корточках у столбика и смотрела со страхом вниз. Увидев Олега, она обрадовалась и, с дрожью в голосе прошептала, что там на неё смотрит какой-то дед. Мальчик оглянулся, никого не увидел, и поднёс к лицу сестры ягоды. Девочка посмотрела, и доверчиво, мягкими, тёплыми губами, стала собирать их с рук брата. Потом Олежка взял её за руку и повёл на склон, заросший черникой. Они горстями ели перезревшие ягоды, позабыв всё на свете, и, наевшись, улеглись в траву, с удивлением разглядывая почерневшие руки и рты.
   Отлежавшись, они встали и пошли к столбику. Но не тут-то было. Столбика найти они никак не могли. Олег пытался сориентироваться по солнцу, но пришёл на другую поляну. Пошли по склону в сторону, по мнению Олега, тропинки, но она куда-то исчезла! А Солнце, чувствовалось, от зенита пошло на запад! Ребятам стало тревожно. Олег попытался "взять себя в руки", и, стиснув зубы, пошёл на солнце, так как вспомнил, что на просеке, когда они шли сюда, солнце светило им в спину. Идя по бездорожью, они начали уставать, а так же начали мучить голод и жажда. Ягоды больше не попадались!
   Наконец, после блуждания, им попалась узкая тропинка, по которой, как им казалось, они пошли в нужную сторону. Выйдя в берёзовую рощу, где было светлее и не так страшно, Оля увидела странно одетого старичка, который стоял под кустом и из-под ладони смотрел на них. Одет он был в какой-то серый то ли плащ, то ли пальто, подпоясанное красным шарфом. На голове его сидел какой-то колпак неопределённого цвета, а на ногах были растоптанные сандалии. Она схватила брата за руку, и предложила спросить дорогу у дедушки. Но Олег старика не видел. Он сказал, что ей померещилось - там стоит молодая сосенка, и потянул её идти дальше по тропинке.
   Так шли они довольно долго и вдруг вышли к домику, похожему на сказочную избушку. Избушка стояла на полянке. Вокруг неё расположился огородик из нескольких грядок, на которых росла капуста и ещё что-то. С краю поляны стоял старый, покосившийся колодец. Впрочем, и избушка была очень старая, крытая позеленевшей дранкой. Маленькое крылечко обрушилось, и было подпёрто поленьями. Из-под крыльца выскочила кудлатая собачка и залилась звонким лаем.
   На шум, не спеша, со скрипом, отворилась дверь и, осторожно ступая, вышла старуха. Она молча обошла детей, осматривая со всех сторон, остановилась прямо напротив Олега и сказала низким старушечьим голосом:
   - Какие милые детки пришли ко мне в гости! Я вижу, что вы устали! Ну, проходите в дом, отдохните! - и прикрикнула на собачку - замолчи Жучка, теперь это свои!
   Олег пытался, было, объяснить, что уже поздно и им надо домой, но старуха как будто не слышала и сухими руками настойчиво подталкивала в дом. По скрипучему крыльцу они вошли в избу и остановились перед русской печью, стоящей посреди горницы. Было странно - снаружи избушка казалась такой маленькой, а внутри была обширная комната, да ещё с огромной печью. В избе было чисто. В углу стояла большая бадья с водой. У окошка врос в пол дубовый, черный от времени, стол, рядом скамья и два табурета. На стене, справа от окошка, висело большое зеркало. Оно, наверное, было очень старое, из желто-зелёного стекла, вправленное в массивную, резную раму. На печи были палати, и за печью что-то было, загороженное ситцевой занавеской. Вот, пожалуй, и вся обстановка, если не считать многочисленных полок с посудой и всякой непонятной мелочью.
   Старуха усадила их на скамью и принялась что-то делать по хозяйству, бормоча себе под нос. Олег встал и, взяв за руку Олю, хотел, было, уйти, сказав, что им пора, потому что скоро стемнеет. Но старуха посмотрела на него красным сверкающим взором, и мальчик сам по себе опять сел. Откуда-то появился огромный, лохматый, чёрный кот с горящими зелёными глазами, и, ласково мурлыча, забрался Олегу на колени. Парень понял, что ему не встать.
   Вскоре уютно загудела печь. Потом запахло щами. Скоро на столе появился чёрный, ржаной хлеб, соль и посуда. Детям вдруг очень захотелось есть.
   Оля не выдержала и погладила кота. Он ещё громче замурлыкал и потянулся к ней.
   Бабка повернулась, и на её лице появилось подобие улыбки:
   - Ну, детки, милости прошу отведать мои хлеб и соль! К столу!
   В это время входная дверь отворилась, и вошёл дед. Оля вскрикнула - она узнала того деда, который следил за ними по дороге сюда!
   - Хлеб да соль вам! - сказал дед, снял свой колпак, обнажив похожие на паклю волосы, и уселся на табурет рядом с хозяйкой.
   Старуха ухватом из печи достала большой, чёрный чугунок, поставила его на стол и черпаком принялась разливать щи по мискам. Густой аромат щей возбуждал аппетит, и ребята, забыв о своём странном положении, принялись за еду.
   Дети наелись, и их потянуло задавать вопросы. Уже возникли подозрения - куда и к кому они попали, но всё казалось каким-то не реальным, сказочным. И Олег спросил:
   - А, скажите, кто вы? И почему вы так нас тепло принимаете и кормите?
   На что старик, подумав, ответил:
   - Внучки мои! Я - здешний леший. Зовут меня Власом. Вы мне понравились, и не скрою - это я привёл вас сюда! А её зовут Яга Ягинишна. Мы с ней давние друзья! Давно к нам не приходили дети вроде вас, а мы старые, нам нужна молодая смена! Теперь вы наши! И не пытайтесь бежать. Мы знаем, как вашего брата приручить! А вам здесь будет не плохо! Со временем всё будет ваше. Только живи!
   Дети были смущены и испуганы. Оленька крепко прижалась к брату. Однако Олегу пришло в голову спросить:
   - К вам сюда и "нечисть" всякая ходит, вроде Кащея и Змея Горыныча?
   Старуха захихикала и сказала:
   - Э, милый! Ходил бы Кащеюшка, да дураком оказался! В людскую политику вдарился! В 90-м году партию какую-то организовал, лучшую жизнь и власть себе устроить хотел, и в азарте - свой сундук с сокровищами в партийную кассу отнёс! Теперь по электричкам ходит, копейки выпрашивает на обратный билет! А дворец его продала прислуга и разбежалась куда-то! Горыныч, друг сердешный, помер, уж семьдесят лет назад!
   Потом детям нестерпимо захотелось спать. Старуха помогла им залезть на печь, и на тёплых полатях они мгновенно крепко уснули.
  
   Проснулись они одновременно. После сладкого сна, бодрые и весёлыё, соскочили они с печи, и, как ни в чём, ни бывало, помчались умываться. Забыли они свою прежнюю жизнь, маму с папой, откуда они пришли, и куда им нужно возвращаться! Баба Яга, а это была она, постаралась, с помощью зелья и колдовства, об этом. Проснувшись, и не заметили, что одеты они совсем по-другому. Олег был одет в простые, льняные, серые штаны, и в русскую рубашку того же цвета, а Оленька - в красный сарафан до земли. Оба обуты в лапти. Из крошечного окошка за ними с загадочной улыбкой наблюдала старуха.
   После утреннего моциона ребята возвратились в избу и сразу уселись за стол. Баба Яга накормила их жареными грибами. А потом, "вперив" в Олега глаза, сказала:
   - Ну, мой милый, поели, пора и за работу! Я уже старая, немощная, а хозяйство большое и требует рабочих рук. Тебе, отрок, надо воды наносить в бадью, двор подмести, на огороде картошку окучить. Вкусные щи хлебать даром - не годится!
   - А тебе, милая, надо по хозяйству в избе помогать! Еду готовить, рубахи и штаны шить. За скотиной ухаживать учись. И мне помогать будешь. Меня кличут - баба Яга! Вы меня называйте просто - бабушка. Ну, внучата, за работу! Обедать будете, когда всё сделаете, и я вас позову!
   Ребята растерянно оглянулись друг на друга, и покорно пошли выполнять указания.
  
   К полудню Олег уже устал. Ноги стали как ватные, руки болели! А ведь он не сделал и половины задания! И бабка всё время мешала своими замечаниями и придирками! Однако - нет худа без добра! Исчезло равнодушие и апатия и появились обида и раздражение к "угнетателю". Он стал приглядываться к окружающей обстановке, подстраиваться к работе. В середине дня бабка приказала принести ещё воды - для мытья полов. Олег набрал в колодце тяжёлое ведро и понёс в избу. И вдруг увидел сестрёнку! Бледная и осунувшаяся она из последних сил возила тряпкой по мокрому полу, а старуха пальцем показывала, где ещё надо потереть. Что-то вскипело в голове парня и он, в порыве гнева, вылил ведро прямо на старуху. Она взвизгнула, подпрыгнула и головой крепко ударилась о потолок. Кот Васисуалий, с оскаленной мордой и вставшей дыбом шерстью, бросился на помощь хозяйке, но Олег ловко накрыл его ведром и поддев, бросил в печь. Баба Яга, вся мокрая, сидела на полу и смешно вращала глазами. Из печи, визжа, дымящимся комком, пулей выскочил кот и вылетел в открытую дверь. Изба заходила ходуном!
   Баба Яга пришла в себя, и, злобно сверкая глазами, встала и пошла на Олега! Он оробел и попятился. Однако она взяла себя в руки, и, засмеявшись, потёрла ушибленные места.
   - А, я, дура старая, и не поняла, что вы устали с непривычки! Вы, городские, к работе не привычные, к вам подход особый нужен! Ну, ладно, отдыхайте, потом сочтёмся!
   Ребята вышли во двор. За колодцем, у самого леса, в тени, они уселись на бревно. В головах у обоих было пусто, и лишь усталость владела телом. Олег рассматривал всё вокруг и не о чём не думал. Оля привалилась к его боку и как будто дремала. Вдруг мальчик услышал знакомый звук. Он его заинтересовал, но вспомнить, что это такое, он никак не мог. Звук раздавался сверху и всё более усиливался. Олег обнял сестру и привстал. Гудящий звук со свистом заглушил все звуки леса, и в небе над поляной, довольна низко, пролетел вертолёт. Автоматически, Олег сестре показал пальцем в небо и воскликнул:
   - Смотри, вертолёт! - и тут он почувствовал, что помнит всё про себя, про маму с папой и как они здесь оказались, и что происходило с ними. Наваждение, вызванное колдовскими чарами, исчезло. Оля, до этого смотрящая бессмысленным взглядом, вдруг преобразилась, и глаза её засияли по-прежнему. Ребята недоуменно разглядели одежду друг друга и рассмеялись. Выглядели они симпатично, но уж очень непривычно.
   Они уже по-другому, осмысленно осмотрели все вокруг, вспомнили своих похитителей, и решили: пока не выдавать своего нормального состояния. Оля предложила, было, убежать, но Олег подумал и сказал, что он не знает куда идти, кроме того, дед сразу найдёт их, поймает и приведёт обратно. Надо придумать что-нибудь ещё. В общем, относятся к ним не так уж плохо, поэтому надо потерпеть, оглядеться и действовать наверняка!
   Со слезами на глазах, Оля произнесла:
   - Сегодня вечером мама с папой приедут, а нас нет. Они нас начнут искать и не знают они, что мы в плену у бабы Яги полы моем и червяков с капусты собираем! - и по лицу её покатились крупные слёзы. Олегу тоже хотелось заплакать, но он сдержался, что-то подсказывало ему - сейчас нельзя! Он обнял за плечи сестру и сказал:
   - Ну, пошли! Посмотрим, что эта нечистая сила делает!
   Так, обнявшись, они пошли к избушке.
   Проходя мимо колодца, они увидели странное существо! Какое-то противное животное грязно-серого цвета, голое, с клочьями шерсти в самых неожиданных местах, с длинным, похожим на крысиный, хвостом, свернувшись клубком, вылизывалось. Оно оглянулось на подходящих детей и зашипело. По сохранившимся усам и волосам на мордочке ребята узнали кота Васисуалия и, не сдерживаясь, расхохотались. Кот неожиданно, надув щёки, глухо произнёс:
   - Позор, молодые люди! - и гордо отвернулся.
   Баба Яга, голая, повязав из платочка с красными цветочками набедренную повязку, развешивала для просушки свою одежду. Олег ехидно спросил:
   - Бабушка, тебе помочь?
   Ведьма зашипела и сквозь зубы ответила:
   - Ты мне уже помог, хулиган!
   Развесив мокрую одежду, она похлопала руками и, повернувшись к пленникам, произнесла:
   - А, я думала, что вы попытаетесь сбежать! Уже предупредила деда Власа, и приготовила вам баню, после которой больше убегать не захочется! Ну, а теперь, за работу! Сами виноваты! Хотели в щах кота сварить! Не вышло! Теперь без обеда остались! Давай, парень! Принимайся! А ты Ольга, иди пол подтирай!
   Рядом с крыльцом стоял огромный пень. В нём была трещина, в которую лезвием наружу, зачем-то, был вставлен огромный, ржавый нож. Без колебаний, Олег раскачал его, вынул и забросил в густые заросли роскошной крапивы. Потом пошёл посмотреть на картошку.
   Возвратившись, он увидел, что около пня, с потерянным лицом, стоит старуха. Уставившись на мальчика огненным взором, она голосом чревовещателя, спросила:
   - Где нож?
   Олег, смутившись, тихо ответил, указывая на заросли крапивы:
   - Там!
   Баба Яга, забыв, что она голая, стремительно кинулась в заросли, но, почувствовав негостеприимные объятия жгучей крапивы, так же стремительно выскочила обратно. Схватив Олега за ворот, она толкнула его в заросли и сквозь зубы приказала:
   - Ищи!
   Мальчик имел опыт боёв с крапивой. На даче, мама с отцом всегда поручали ему "разобраться" с зарослями крапивы, что он с удовольствием делал. И сейчас, найдя подходящую палку, он смело пошёл в бой. В крапиве нашлись масса интересных вещей. Старый, богатырский шишак, пробитая каска, несколько чёрных чайников и горшков, огромная дубинка и, наконец, нож. Все эти предметы бабка мгновенно забирала и куда-то прятала, довольно причмокивая губами.
   Нож старуха опять засунула в щель на пне, и, подняв руки, что-то пошептала над ним, а Олегу погрозила тощим кулаком.
   Потом Олег, решительно взяв за руку Оленьку, повёл её обрабатывать картошку. Он взялся окучивать кустики картофеля, а сестру попросил в баночку собирать колорадских жуков, неведомым образом очутившихся здесь. Баба Яга задумчиво пожевала во рту и промолчала. Потом она куда-то ушла, и Олег, приложив к губам палец, молча подвёл сестрёнку к опушке леса и показал на землянику, растущую под кустами. Зрелые до темно-красного цвета ягоды в изобилии росли под кустами и дожидались едока. После нескольких хороших горстей ягод ребята насытились и возвратились на картофельные грядки. Примчалась старуха. Она начала "зудеть", что мало сделали, и работа идёт очень медленно.
  
   И так, первый день неволи закончился. На сон грядущий ведьма угостила детей молочком с хлебушком и отправила спать на лежанку за печкой. Олег тайком вылил молоко под печку, а сам сделал вид, что выпил. Даже живот погладил! Оленька начала зевать и засыпать на ходу, Олег тоже старался казаться полусонным. Шатаясь, добрели они до лежанки и свалились спать.
   К бабе Яге пришёл леший. Они достали из печи пирожки, чайник и стали пить чай. Этого им показалось мало, и старуха откуда-то принесла огромную бутылку с красной жидкостью. Бабка молодецки подмигнула и прошипела:
   - Рябиновая, особая, с косточкой! В это время дверь отворилась, и вошёл ещё один гость. Это был невысокий старик в красной рубашке, очень волосатый. Бело-зелёные спутанные волосы, похожие на тину, зелёная борода до пояса прикрывали огромный живот, нависающий над поясом. Водяной, а это был он, привёл с собой двух русалок - бледных красивых девушек, одетых в лёгкие, свободные платья.
   Они шумно приветствовали друг друга, и хозяйка позвала гостей за стол. Водяной откуда-то из-под рубашки вытащил такую же бутылку, но только с зелёной жидкостью, все выразили своё восхищение, и принялись за угощение. После первой бутылки все захмелели, стали громко разговаривать. Русалки развеселились, и, повизгивая, с хохотом, принялись щекотать бабу Ягу и лешего Власа. Открыли вторую бутылку. И тут водяной объявил, что пришёл он с предложением и просьбой:
   - Отдай мне парня, что ты, Яга, приютила, а взамен возьми новое помело, твоё-то, сама жаловалась, совсем стёрлось и растрепалось! И ещё, может, чего надо, возьми!
  
   Баба Яга задумалась, но тут в разговор вклинился Влас.
   - А меня, ты, что не спрашиваешь? Ведь я его привёл, и мой он. А Яга с ним не справится, да и не нужен он ей! Разве, только, на завтрак! Да и то последние зубы обломает! Этот фрукт хоть и городской, но сладкий! Я из него кого мне надо сделаю! Не отдам!
   Водяной надулся как пузырь, обиделся:
   - Ну, дай, хоть посмотреть на них - что это за лягушата такие? Ну, показывай!
   Олегу пришлось срочно улечься и притвориться спящим. Леший взял свечку, отодвинул занавеску и молча показал на детей. Русалки захихикали и бросились, было, к спящим детям, но баба Яга оттолкнула их и показала кулак. Водяной булькнул и сказал, что спят как караси во льду.
   Раздосадованный, водяной решил уйти. Забрав бутылку со стола, он буркнул:
   - Пока! - и скрылся за дверью.
   Оставшиеся в избе, переглянулись, посидели молча, задумались. Баба Яга сказала:
   - Скоро полночь, пора за работу!
   - И то, правда! - сказал дед и встал уходить.
  
   Оставшись одна, старуха побежала во двор. Возвратившись, она выглядела деловито и собранно. В избе от неё запахло рассолом капусты. Оглядевшись, она подошла к зеркалу. Что-то прошептав, старуха стала напряжённо смотреть в зеркало. В зеркале, как на экране появилось изображение. Жестикулируя руками, баба Яга настроила изображение какой-то фермы. Рассмотрела в деталях вход туда и коров, удовлетворённо крякнула. Потом она осмотрела спящие магазины в городе, "выключила" зеркало и стала собираться. Оделась потеплее, сняла с полки пятилитровый бидон, нашла большую хозяйственную сумку, из-под печи достала метлу, обрызгала её какой-то жидкостью из пузырька, и вышла во двор. Олег, на "цыпочках", босиком, подобрался к окошку и стал смотреть, что будет дальше. Ярко светила полная луна, и всё было видно. Старуха бодрым шагом вышла на середину двора и свистнула. Откуда-то, наверное, из сарайчика, к ней примчалась ступа. Бабка привычно прыгнула в неё, взмахнула метлой, и они взмыли в небо.
  
   Как ни старался Олег дождаться возвращения Яги, сон всё-таки одолел его. Проснулся он, вернее разбудили его уже на рассвете. Верхушки деревьев уже освещало солнце.
   Баба Яга выглядела несколько уставшей, но довольной собой. Ещё бы - на столе стояла большая крынка с молоком, деревянное блюдо с чёрным ржаным хлебом, колбаса и ещё что-то вкусное. Олег изобразил изумление и воскликнул:
   - Ну, лафа! Откуда всё это? Бабуля, ночью магазины закрыты!
   Старуха внимательно посмотрела на него и произнесла:
   - От коровки, родной!
   Она поняла, что у отрока помять не отшибло! И ещё она тихо произнесла:
   - О, милый мой, на прощание угощайся у доброй бабушки, скоро жить будешь у Власа! Распрощаемся мы с тобой!
   У Олега всё похолодело внутри, но он постарался ни чем не выдавать себя.
  
   Скоро проснулась Оля. Все вместе они уселись за стол. Появился, весь чем-то благоухающий, кот. Баба Яга добыла где-то бальзам для восстановления волос и промочила им кота. Ему тоже досталось целое блюдце молока.
  
   Ведьма, по-видимому, поняла, что не нужно скрываться от ребят по части колдовства, сразу после еды вышла во двор, подошла к пню и, вдруг, без разбега, подскочила и ловко, кувырком, перескочила через нож. Ударившись о землю, она превратилась в лисицу, трусцой побежала и скрылась в чаще леса.
   Олег усмехнулся, подмигнул сестре, смотрящей удивлёнными глазами, пошёл в избу и принёс огромную картофелину. Он крепко нанизал её на торчащий нож и злорадно сказал:
   - Посмотрим, что будет!
   Внимательно следящий за детьми кот Васисуалий вытаращил на отрока зелёные глаза и произнёс свою любимую фразу:
   - Позор, молодой человек!
   Не обратив на него внимания, Олег взял сестру за руку и повёл в избу отдыхать. Кот последовал за ними. Они разлеглись на половичке, на полу, и принялись мечтать, как возвратятся домой. Потом Олежка задремал, а Оленьке лежать что-то не хотелось, и она стала осматривать стены и полки. Здесь были самые разные вещи. Многие из них попали сюда случайно - так, девочку заинтересовал косметический набор. Чего только там не было. Помады, пудры, всякие краски для грима, и ещё что-то, чего Оля и не видела никогда. Она уселась на пол рядом с братом и принялась перебирать эти предметы. Кот расположился рядом и не спускал с неё глаз. Оленька задумалась, протянула руку и погладила кота. Никак не хотелось ей называть его Васисуалием, и она стала приговаривать:
   - Васька, Васька! - и гладить его.
   Коту нежное прикосновение её пальчиков понравилось, он размурлыкался, медленно заполз к ней на колени и закрыл глаза. Оля потрогала его бровки, носик, губки. Кот терпел, вытянулся и скоро заснул. Оля вдруг пожалела его:
   - Был такой красивый кот и, вдруг, превратился "не в мышонка, не в лягушку, а в неведомого зверушку"! И она решила исправить безобразие с помощью косметики. Красок было много, и хватило на всё тело!
   Вдруг во дворе раздался какой-то шум. Кот мгновенно вскочил на ноги и выгнул спину, задрав тощий, зелёно-красный, в полосочку, хвост. Олег проснулся, от неожиданности выпучил глаза, глядя на кота, а потом, схватившись за живот, от хохота свалился на половик. Зелёные, сверкающие глаза кота обрамляли шикарные ресницы, Под глазами расплывались огромные синие тени; ярко-красные губы - бантиком, окаймляли лохматые, зелёные усы и бороду, на животе, сбоку, красовался могильный крест и надпись:
   - Прости меня, мама!
   Кот, наверное, не понял причины смеха и бросился встречать хозяйку.
  
   Выбежав на двор, ребята увидели странную картину: лисица без устали скакала через пень с ножом, причём с переворотом в воздухе. Сделав с десяток кульбитов, она, наконец, устала, остановилась, и увидела кота. Шерсть на ней стала дыбом и она испуганно попятилась. Олег задыхался от смеха. Потом, устав от смеха, он сказал:
   - Бабушка, вы не устали мышковать!
   Лисица повернулась к нему и визгливо залаяла. Олег примирительно сказал:
   - Ладно, уж, на сегодня хватит! - и с силой снял картофелину.
   Лисица тот час же опять сиганула через пень, но от усталости, наверное, получилось неловко, и она шмякнулась об землю всем телом. С земли, держась за поясницу, поднялась баба Яга. Не обращая внимания на ребят, она, хромая, побрела в избушку. Её опередил кот, услужливо открыв перед хозяйкой дверь.
   Баба Яга, рассмотрев себя в зеркале, вздохнула и улеглась на скамью. Кот тоже подошёл к зеркалу и заглянул в него. Увидев там морду, оскорбляющую его кошачье достоинство, он остервенел, весь покрылся мурашками, хлеща себя по бокам хвостом дико завыл и бросился в драку. Однако стекло оказалось прочным, и кот, одуревший от удара, свалился на пол, оставив на стекле чёткий отпечаток своих напомаженных губ.
  
   Смех - смехом, а Олегу было неспокойно! Перспектива разлуки с сестрой и жизнь где-то в логове лешего его не устраивала. Всё больше думал он о побеге. Выйдя во двор, мальчик оглянулся и обратил внимание на огромную ель, возвышающуюся над всеми деревьями. В голове его появилась безумная мысль - взобраться на эту ель и осмотреться вокруг. Не раздумывая, он пошёл к дереву. Вблизи он понял, что сделать это будет трудно, ибо ствол её у земли был такой толщины, что Олегу его не обхватить даже на треть, однако надо. Сзади избы он, как-то, заметил лестницу и теперь решил использовать её, чтобы добраться до первых сучков. Первый раз в жизни он, вспомнив бабушку, перекрестился, и полез. Добравшись до первых сучков, он, стараясь не смотреть вниз, преодолевая дрожь во всём теле, стал медленно подниматься вверх. Он не умел лазить по деревьям. Несколько раз сучки под ним обламывались, и он повисал на руках, но всё-таки преодолевал страх и, найдя сучок покрепче, отдохнув, продолжал карабкаться выше и выше. Сколько времени прошло, он не знал, слышал только, что под деревом баба Яга истошно орала:
   - Слезай, сейчас же, паршивец!
   Наконец Олег увидел, что ствол ели стал настолько тонкий, что его можно обхватить руками. Он воодушевился, и полез дальше быстрее. Когда ствол ели стал толщиной с его голову, Олег, крепко обняв его, осмелился посмотреться кругом. Незабываемая картина предстала перед ним. Зелёно-голубыми волнами расходился лес; справа, не очень далеко, его рассекали мачты линии высоковольтной передачи. Далеко, почти на линии горизонта, виднелись какие-то строения, а главное - он увидел вдали иглу Останкинской телебашни! Крепко обхватив руками ствол ели, Олег разрыдался. Он прижался лбом к дереву, и слезы его ручьём потекли по стволу.
   Вдруг он почувствовал, что кто-то обхватил его и отрывает от ствола. Олег сопротивлялся, но, неумолимая, страшная сила осторожно оторвала его от дерева и плавно опустила на землю. Оказывается, это леший, выросший до высоты ели, снял его и возвратил на землю.
   И тот час же на него налетела старуха. Она схватила его своими тощими руками и завопила:
   - Ты зачем измываешься над нами! Ведь если сорвёшься, то костей не соберёшь! Ты забавляешься, а мы, внизу, от страха помирать должны? Ты погляди на Оленьку - она от страха за тебя ни жива, ни мертва! Что бы таких выкрутасов больше не было!
   Олег ещё не пришёл в себя, и, насупившись, упрямо сказал:
   - Всё равно я уйду от вас! - и рукавом вытер лицо. Оля подошла и молча, лицом, прижалась к его груди.
   Все помолчали. Потом дед спросил:
   - Обед готов? Пойдём, поедим!
   Обедали молча. После обеда дед Влас задумчиво произнёс:
   - Так... значит, всё равно убежишь? А, может быть, тебя отпустить, но одного без Ольги! Ну, что же, иди! Авось теперь сам дорогу найдёшь!
   Олег вздрогнул, как от удара. Он, было, воодушевившись перспективой освобождения, вскочил, но, увидев полные ужаса глаза сестры, понял, что один он не уйдёт. Он встал, подошёл к Оленьке, и сказал глухим голосом:
   - Нет, только вместе с ней! Леший Влас ухмыльнулся и промолчал.
  
   Далее всё было как обычно: вода, огород, дрова! Но в отношениях их с нечистой силой витало в воздухе, какое-то напряжение. Олег упорно думал о побеге. Баба Яга внимательно наблюдала за детьми.
  
   Вечером, перед сном, состоялось опять лёгкое чаепитие. Баба Яга внимательно следила за ребятами, но Олег, всё-таки, улучил момент, когда старуха отвлеклась, и вылил содержимое кружки под печь. И опять повторилось то же, что и в прошлую ночь. Только в зеркале своём старуха разглядывала, что творится в квартире Олега и Оли. А там, было видно, что пришла беда! Отец с матерью сидели, обнявшись, на скомканной постели и молчали, глядя остановившимися глазами куда-то в сторону. В комнатах было не убрано и не уютно. Олег чуть было не вскрикнул, и не бросился к зеркалу, но сдержался и, глотая слёзы, улёгся спать.
  
   На утро, против обыкновения, появился леший Влас. Он внимательно посмотрел на детей, а потом сказал, обращаясь к Олегу:
   - Ну, парень, пойдём со мной! Пора постигать тайны моего ремесла!
   Оленька вцепилась в руку брата и не хотела его отпускать! Олег прижал её к себе и сказал:
   - Мы будем вместе!
   Баба Яга и леший переглянулись и промолчали.
  
   Они шли по ровной, утоптанной тропинке довольно долго. Олег, с чувством невольника, любовался окружающим их лесом. Наконец вышли на поляну. Дед Влас дал знак остановиться, встал по стойке "Смирно!", и сделал руками какой-то жест. И тот час же на поляне перед ними предстал красивый деревянный дом, с резными наличниками на окошках. Из дома выбежали какие-то существа и животные и встречали их. Маленькая, тощая старушка своими сухими руками схватила Олега за руку и потащила, пропищав:
   - Гостей дорогих с дороги надо в баню сводить, а потом уж в горнице принимать!
   Оля в растерянности остановилась, но ею занялась бледнолицая, зеленоглазая девочка, как потом оказалось, лесная русалка Купава.
  
   В маленькой бане за домом было жарко натоплено. Олег отрешённо уселся на скамью в предбаннике, и опустил голову. Двигаться и думать ни о чём не хотелось. Старуха что-то пропищала и исчезла. А из парилки, в облаке пара вышел огромный голый мужик и густым басом сказал:
   - Готовься, молодец! Сейчас париться будешь! А я тебя веничком похлещу - уж постараюсь! Ты мужик! Держись!
   Такого Олегу испытывать ещё не приходилось! Сначала он решил, что попал в стиральную машину! А потом приятная усталость и нега овладели телом! Прошли тревоги и заботы связанные с его положением, голове стало ясно и легко. Он, даже, с удовольствием принял на себя целое ведро холодной воды, которую вылил на него банщик. Выйдя из парилки, Олег уселся на скамью в предбаннике и с удовольствием выпил целый ковш прохладного кваса.
   И, вдруг, он почувствовал, что с ним что-то происходит. Ощутив легкое головокружение, Олег вдруг понял, что всё вокруг он видит как-то по-другому. В углу вдруг оказалось некое существо. Тёмный предбанник больше не казался таким тёмным.
   Мужик внимательно смотрел на него и, заметив изменения на его лице, усмехнулся и произнёс:
   - Хорош квасок!
  
   Во дворе по-прежнему светило солнце, всё также суетились по хозяйству "нечистые", с ними в полном согласии и взаимопонимании работали всякие лесные звери и птицы. Жизнь на поляне вокруг дома кипела! Откуда-то опять появилась маленькая старушка и повела Олега в дом. По широкому, но ветхому крыльцу с резными, тёмными от старости перилами они вошли в терем лешего Власа. В просторной горнице был накрыт стол. За столом уже сидели сам хозяин и Оленька. Олега посадили рядом с сестрой, а напротив сел леший, и к нему подсела та самая маленькая старушонка, как оказалось - его жена, кикимора Варвара.
   Дед Влас усмехнулся и спросил Олега:
   - Что отрок, неужели здесь так плохо?
   На что Олег, неожиданно для себя, ответил:
   - Здесь хорошо, а дома лучше!
   Все принялись с удовольствием хлебать вкусные, ароматные щи, а Оля, вдруг, задумчиво сказала:
   - А мама обещала окрошку сделать!
   Все промолчали.
   После еды потянуло в сон. Лешачиха Варвара проводила ребят за дом, на сеновал, и сказала, что днём отдыхать они будут здесь.
  
   Проснулся Олег поздно. Солнце уже стремилось повернуться к закату, но было жарко. Олег встал, и, не зная куда пойти, побрёл наугад прямо. На опушке он увидел юношу, сидящего на земле в тени под кустом. Тот дремал с полуулыбкой на губах. Почувствовав, что на него смотрят, он открыл зелёные глаза и широко улыбнулся.
   - Присаживайся! Здесь хорошо! Ты новый ученик лешего? Он давно мечтал заиметь наследника! Ты не беспокойся! Здесь с ним хорошо!
   Олег присел на траву, внимательно осмотрел собеседника. На вид юноше было лет шестнадцать. Выглядел он каким-то невесомым. Тонкие руки его при разговоре всё время были в движении; мало того - он помогал речи мимикой лица и звуковой тональностью. И одет он был странно. Просторная зелёная куртка непонятного покроя и коричневые штаны, заправленные в чёрные полусапожки.
   - Я пленник лешего Власа, а кто ты? - довольно бесцеремонно спросил Олег.
   - Не надо так говорить! Влас наш повелитель и защитник! Без него не было бы ни этого леса, ни нас! Все мы, друиды, жизнью ему обязаны! Мало теперь нас осталось! Злые люди убивают лес, то есть нас. И себя они тоже убивают! Без нас они не долго просуществуют на земле. А зовут меня Орех Лещина. А тебя, я знаю, зовут Олегом!
   Из-за кустов вышли ещё существа похожие на Ореха. Они расселись вокруг и молча разглядывали Олега. Мальчику стало не по себе, он насупился и напрягся, готовый ко всякой неожиданности. Обстановку разрядила русалочка Купава. Она подошла к Олегу, улыбнулась и сказала:
   - Не бойся, зла мы никому не делаем! Просто все хотят познакомиться с новым "братом". Ведь теперь нам жить вместе! А значит и радости, и горе у нас будут общие. Жизнь у нас трудная, полная опасностей! А живы мы благодаря тому, что в братстве состоим! И раз ты теперь с нами, то мы хотели бы видеть в тебе товарища и брата!
   Олега тронули слова маленькой русалки, и он ответил:
   - Я ничего не имею против вас, но я вас не знаю! И, потом, я хочу домой! Меня с сестрой хитростью заманили сюда и не хотят отпускать! Ну, какой я вам товарищ и брат! Я же вашей жизни не знаю, ничего не умею делать - как вы!
   - Мы духи леса, души деревьев, кустарников и, вообще, растений. Каждое дерево, кустик, травинка имеют свою душу. Все вместе мы составляем лес! А в лесу, благодаря нам, живут ещё звери, птицы. Все вместе мы привыкли друг к другу и помогаем выжить. Лес - это единое сообщество живых растений, животных и духов. А хозяин у нас - леший, без которого не будет порядка, а, следовательно, гармонии во взаимоотношениях всех видов сообщества. Не будет хозяина - будет беспорядок! У людей такое положение называют - "жизнь без Царя в голове"! Но дед Влас уже старый, и помощника он хочет себе заиметь из людей, потому, что только человек способен встать на нашу защиту и защитить! Ты понравился нашему лешему, и он хочет обучить тебя своему ремеслу! И если ты согласишься, мы все будем рады помогать тебе!
   Орех Лещина произнёс эту речь и испытующе посмотрел Олегу в глаза, ожидая ответа.
   - Но чтобы быть вашим другом и защитником не обязательно жить среди вас и быть прилежным учеником лешего. Я хочу знать и историю, и географию, и математику.... Как говорил мой отец - надо обладать широким кругозором, чтобы не опускаться в жизни до мелочей, и не совершать смешных, глупых и вредных ошибок! Поэтому мне лучше жить среди людей. Кроме того, я здесь не один. Моей сестре нужен дом и родители. Мне будет стыдно и больно, если она из-за меня здесь погибнет! - возразил ему Олег.
   - Мы будем рады, если ты и не станешь нашим братом, а будешь надёжным другом! - ответила за всех русалка Купава.
   Маленькая, пухленькая, черноглазая травяная русалка Чернега, сверкая глазами, спросила:
   - А тебе понравилась ягода черника, которой я тебя угостила в тот день, когда вы заблудились? - и, кокетливо, закатив глаза, прибавила - а я так старалась угодить!
   Олег смутился и сказал:
   - Спасибо!
   Все рассмеялись!
   - А ты знаешь, какой сегодня день? - испытующе глядя, спросил Орех.
   Олег напрягся, пытался вспомнить, а потом, смущаясь, неуверенно вымолвил:
   - Неет! А что, сегодня праздник какой-то?
   Орех, усмехнувшись, сказал:
   - Сегодня нет! А завтра наш праздник - Иванов День! А накануне, этой ночью, весь лес будет радоваться жизни! Давай, порадуйся с нами. Такое бывает раз в году! Не пожалеешь!
   Олег смутился и боялся, что-либо, ответить. Он читал про "ночь накануне Ивана Купала" у Гоголя, смотрел фильм Тарковского, и, естественно, боялся быть участником этого языческого торжества! Потупив голову, он молчал. Духи леса поняли его состояние, и, смеясь, закружились вокруг него. Русалка Калинка, глядя ему в глаза, со смехом сказала:
   - Это праздник всех, и каждого в отдельности! Веселись, и делай что хочешь! Только, другим не мешай! Одному, в одиночку, праздновать невозможно!
   Вдруг, откуда-то раздался голос лешего Власа:
   - Ну, друзья, делу время, а потехе час! Возвращайтесь в свои жилища!
   Раздался звонкий смех русалок, и все куда-то исчезли!
   Из-за кустов вышел дед Влас, и сказал, глядя на парня:
   - А тебе, Олег, не мешало бы познакомиться с моим хозяйством. Пойдём со мной, погуляем!
  
   И пошёл Олег вслед за дедом. Перед лешим по мере приближения расстилалась гладкая черная тропинка, и исчезала за ними. Показал леший отроку старые, вековые сосны, ели, дубы.... Осмотрели они муравейники. Лесные звери выходили к ним из чащи, и дед разговаривал с ними на каком-то странном языке, который Олег не понимал, и никогда не слышал. Разговаривал леший и с птицами, что-то чирикая и посвистывая. Вдвоём почистили они несколько родников, засоренных хвоей и опавшими сухими ветками, пообщавшись при этом с живущими там водяными. Так, шли они, исправляя всякие неполадки, и вдруг, неожиданно, вышли на поляну, к дому лешего Власа, где, по-прежнему, суетились по хозяйству придворные духи.
  
   Олег почувствовал, что устал! Навстречу им вышла кикимора Варвара и предложила умыться, а потом - к столу. За домом был огорожен закуток, где стоял большой ушат с водой, висели на сучках ковши. Олег по привычке, набрав воды в горсточку, хотел, было, ополоснуть лицо, но русалка - прислужница бесцеремонно стянула с него рубаху, и, пригнув к земле, прямо на спину вылила большой ковш воды. От неожиданности и холода Олег взвизгнул, русалка и лесовик рассмеялись, и велели потерпеть ещё. Приняв ещё пару ковшей воды, отрок умылся, русалка ловко обтёрла его большим полотенцем, и они, одевшись и причесавшись, пошли в терем за стол.
   Олег оглянулся, и не увидел сестру.
   - А где Оленька? - напряжённо спросил он.
   Хозяева переглянулись, и Варвара ответила:
   - Сейчас она выйдет!
   И правда - отворилась дверь и вошла в сопровождении бабки Анфисы Оля. На ней было нарядное белое платье с затейливой вышивкой. Сияя, она подбежала к брату и на ухо похвалилась, что они с бабушкой вышивали полотенце!
   Все расселись за столом, и начался обед!
  
   Насытившись, все разошлись отдохнуть. Олег тоже ушёл на свой сеновал. Улёгся. Рядом примостилась Оленька. Она что-то щебетала, но брат уснул. Через некоторое время заснула и она.
  
   Проснулся Олег к вечеру. Оля уже куда-то ушла. Он потянулся и встал. Выйдя во двор, подросток почувствовал какое-то радостное оживление. Все дворовые были сосредоточенны, степенно ожидали чего-то, поглядывая на уже низкое солнце.
  
   Но, вот, солнце скрылось за деревьями и начало темнеть. Духи, чопорные и сосредоточенные "потянулись" за солнцем в лес. Олег, поддавшись общему настроению, тоже почувствовал в душе тревожное, радостное настроение и любопытство. Проболтавшись по опустевшему двору некоторое время, он услышал из леса странные звуки, похожие на ритм "тяжёлого рока", насторожился и пошёл на звук.
  
   В лесу было темно, и лишь звёздное небо светлело сквозь кроны деревьев. Ветви кустов нежно хлестали его по лицу. Упоительно дурманящий запах свежей травы и цветов возбуждал жизненные силы. Радостно возбуждённый летел отрок на звуки лесного праздника, как мотылёк на огонь костра. Но вот, наконец, лес расступился, и открылась большая поляна. Она вся была заполнена всякой нечистой силой. Каких только духов здесь не было! Были чёрные, светлые, безобразные и прекрасные, хвостатые, рогатые - и все они с упоением плясали: кто как мог. Были здесь и совсем голые люди - и мужчины, и женщины, отвратительной наружности.
  
   Олег в изумлении смотрел на это сборище. Вдруг кто-то тронул его за рукав. Он оглянулся и увидел рядом смеющуюся Чернегу:
   - Ну, смелее! Сейчас будет хоровод! Пойдём туда, станцуем! - и потащила мальчика на поляну. И, действительно, там образовался большой круг из всяких существ. В центре кольца из пляшущих оказался большой дуб. Отроку с русалкой сразу нашлось место в хороводе, и тут зазвучала музыка. Под ритм барабанов пели скрипки и, наверное, контрабасы. Кольцо хоровода медленно завертелось по кругу против часовой стрелки. Но ритм нарастал, и скорость движения увеличивалась! Кроме того, каждый танцор ещё крутился и дёргался, изображая свой танец!
   Олега захватило общее безумие. Всё мелькало перед глазами! Радостный экстаз нечеловеческой толпы захватил его всего. Он как все начал извиваться, дёргаться и скакать! Ему стало нестерпимо жарко, и он на ходу стал сдёргивать с себя одежду. Оставшись голым, он продолжал движение, несмотря на то, что бешено бьющееся сердце было уже не в груди, а где-то в горле!
   Огромный дуб, в центре танцующих, разгорелся жёлто-голубым пламенем и освещал поляну мёртвым светом. Тут и там в траве загорались голубые костры, через которые скакали веселящиеся духи.
   Олег тоже, было, хотел прыгнуть в огонь, но чьи-то сильные руки обхватили его и крепко сжали. Он, сначала, пытался, было, вырваться, но, вдруг, размяк и затих.
   Леший Влас взял его на руки со словами:
   - Рано тебе, молокососу, на шабаш ходить! Тебе "баиньки" пора ложиться!
   Олег не помнит, как старики поили его какими-то зельями, натирали тело мазями, укладывали спать. Проспал он сутки. При этом бредил, вскакивал с постели, звал маму. Целый день у его постели сидела Оленька, которая усердно, клала ему на лоб холодные компрессы и давала пить. Через день Олег очнулся. Всё тело было как ватное, болела голова. Ему было приказано - ещё день отлёживаться!
  
   Олег вспоминал прошедшую ночь и недоумевал - что же с ним произошло! Всё, что он видел и испытал - казалось гадким сном! Но обитателям леса и прочей чертовщине это было приятно! Для них это был праздник! Значит, всё-таки, он чужой в этом обществе! Но к нему здесь хорошо относятся, его считают своим! Как же ему жить дальше? Всё-таки надо возвращаться домой, к людям. Надо учиться уважать чужие обычаи, чужие обряды, образ жизни, но при этом оставаться самим собой.
  
   Его размышления прервал приход Ореха и Чернеги. Они пришли проведать его и извиниться - ведь они не знали, что Олег не посвящённый, и увлекли мальчика в этот гибельный для него шабаш. Они просили не обижаться на них и впредь обещали быть с ним чуткими и осторожными.
   Олег спросил, почему они празднуют и веселятся вместе с чертями, ведьмами, колдунами и прочими злыми силами?
  
   На что Орех ответил, что на праздник приходят все, кому охота, нет никаких ограничений! Единственное условие - это мир и безопасность всех присутствующих. И это условие свято выполняется!
   В разговор вмешался леший Влас:
  
   - Видишь ли, Олег - чувство праздника и общей радости увеличиваются по мере увеличения числа участников торжества! Кроме того, не бывает полноценного праздника, если ты поставишь забор и будешь "ликовать" в узком кругу своих знакомых. Это у людей в нынешнее время появилось стремление запереться и отмечать торжество за обильным столом в тесном помещении. Раньше знаменательные события отмечали всем селом, и было весело! А у нас праздников мало, но за то мы отмечаем их широко, с размахом. Мы не обращаем внимания, кто к нам пришёл - лишь бы во время торжества никому не было обидно. Вообще, каждый веселится по-своему, но - в рамках обычая всего сообщества!
   Чернега в конце разговора очень извинялась, что втянула отрока в этот шабаш, и тем самым причинила ему страдания. Пожелав мальчику скорейшего выздоровления, гости ушли.
  
   На следующее утро Олег был здоров. Только ещё побаливали мышцы на ногах и спине. Лесовик взял его в очередной обход своего лесного хозяйства. Опять шли они по исчезающей тропинке, и дед проверял своё хозяйство. Так, Брусничка пожаловалась, что земля её стала заболачиваться, и ей, поэтому, трудно расти. Боярышник сетовал на гусениц, которые завелись в его кроне, и лесовик попросил птиц исправить положение. Встретился проголодавшийся, заблудившийся зайчонок, которому пришлось вызывать зайчиху. Огромный лось покосился на них и продолжил деловито жевать листья.
  
   Вдруг почувствовалась в лесу какая-то тревога. Леший резко остановился, покрутил головой и резко повернул в сторону. Через некоторое время и Олег почувствовал запах дыма! Где-то, что-то горело! Запах дыма усиливался, и послышался далёкий треск и зловещее гудение. Олег ещё не понял, что произошло, но на душе стало очень тревожно. Навстречу бежали живые обитатели леса: зайцы, лисы, белки и прочее зверьё. Пробежала, ломая кустарник, лосиха с лосёнком.
   Старый леший, отчаянно разгребая кусты, стремительно продвигался вперёд. Олег, бегом, едва успевал за ним. Но вот они выскочили на маленькую поляну, с другой стороны которой был сплошной дым и полыхал огонь. Страшная картина предстала перед ними. Духи деревьев, русалки, маленькие моховички, и прочие духи леса, объятые пламенем, горели. Их перекошенные лица с широко открытыми ртами выражали ужасное страдание от гибели в огне. Олег увидел Чернегу, которая, на его глазах, почернела, обуглилась, протягивая к нему руки, и, вдруг, осыпалась прахом.
   Леший Влас молча, потерянно стоял и смотрел. Олег понял, что против огня он бессилен! И тогда он, наломав елового лапника, кинулся бороться с огнём. Он неистово сбивал пламя, ползущее по земле и охватившее молодой ельник. Задыхаясь в дыму, подняв тучу пепла, Олег шёл на пламя! Понемногу ему удалось теснить пожар, но он стал терять силы.
   Вдруг, неожиданно, он обнаружил, что он не один! Три взрослых мужика, как оказалось - лесники, с лопатами и вениками из лапника, тоже тушили огонь. Один из них, положив руку на плечо Олега, сказал:
   - Иди, малый, отдохни, а то уже на чертёнка стал похож! На водички, попей! - и он протянул Олегу фляжку.
   Олег попил воды и почувствовал, что он очень устал. Ему захотелось остаться с лесниками, они помогут ему вернуться домой! Но опять предстал перед ним образ сестрёнки, он вздохнул и молча, поставив рядом с лопатой флягу, побрёл в лес!
   Дед Влас встретил его у косматой ели, молча обнял, и, поняв, что парень обессилел, поднял его на руки и понёс к себе домой. Там все уже знали о происшествии, и кикимора приготовила герою дня баню.
  
   За обедом в горницу, то и дело, заходили духи, благодарили Олега и восхищались им. Оля молча сидела напротив и восхищёнными глазами смотрела на брата.
   Леший Влас долго молчал и, наконец, спросил:
   - Олег, почему ты не ушёл с лесниками?
   - А как я уйду без сестры? - обречёно, вопросом, ответил Олег.
   За столом опять стало тихо. Лесовик о чём-то думал!
   Потом он, положив на стол ложку, выпрямился и сказал:
   - Олег, я хотел из тебя сделать своего помощника, а затем и наследника. Ты мне понравился! Ты мог бы стать хозяином этого леса. Но, теперь я понял, что для тебя быть просто лешим - мало. Ты человек! Ты можешь быть другом нам, но никогда не станешь братом! Поэтому я решил отпустить вас обоих домой, к родителям, к людям. Если ты захочешь, то можешь приходить к нам в гости, пользоваться лесом - ты теперь знаешь как! Я сниму с тебя все чары, что навёл на тебя! Ты опять станешь прежним пареньком. Но в памяти твоей мы останемся, и ты будешь вспоминать нас. Сейчас уже поздно! Ложитесь спать, а утром попрощаемся. Спокойной ночи!
  
   Проснулись брат с сестрой рано утром, на подстилке из мягкого мха, около красного столбика в конце просека в прежнем своём виде. Олег оттянул свою майку с нарисованной оскаленной медвежьей мордой и усмехнулся. Всё прошедшее вспоминалось как сон. Но сам Олег чувствовал, что что-то изменилось в нём, другим он стал! Он ласково разбудил сладко спящую Оленьку и сказал:
   - Пора идти Домой!
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"