Tassa Oskail: другие произведения.

Кровные узы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Название: Кровные узы
Автор: Tassa
Герои: Софу Ди, Новый Ди (в принципе, но не в этом фике), Лекс (Алекс)
Рейтинг: PG
Жанр: а какой жанр у манги ПСоХ?
Примечание: продолжение серии про Лекса и Софу Ди.


Было уже поздно: если даже в самый яркий день свет, проникающий в магазинчик, не мог рассеять царящий здесь полумрак, наполненный легким дымком от благовоний, то теперь, когда солнце уже почти село, даже те слабые лучи, которые таки умудрялись пробить себе путь внутрь, лишь подчеркивали власть сумрака в этом месте. Граф, скользящий бесшумно, как одно из бесчисленных обитающих здесь хищных животных, расставлял на маленьком столике приборы для чаепития на двоих: он очень надеялся на то, что его вечно занятый Алекс все-таки найдет время, чтобы хотя бы на пару минут забежать поздороваться. И принесет чего-нибудь вкусненькое, конечно... Хотя графу было немного стыдно: он прекрасно видел, что все те дорогие сладости, которыми балует его журналист, подрывают его и без того не слишком-то большой бюджет; но сама мысль, что этот человек тратит деньги на него, а не на какие-то личные нужды, приятно щекотала самолюбие Ди.

Размышления графа прервал звон колокольчика: кто-то вошел в магазин. Но это был не Алекс, его присутствие Ди чувствовал сразу. Потом раздался детский голос, тихий и неуверенный, и отвечающий ему мужской. Владелец зоомагазина грустно вздохнул, посмотрев на уже расставленные чашки, потом откинул с лица челку и пошел навстречу потенциальным клиентам. Развлечения - развлечениями, а долг есть долг.

Первым, кого он увидел, войдя в главное помещение, была маленькая, очень худенькая и бледная девочка, с огромными светло-голубыми глазами. В сердце Ди что-то кольнуло: такие же глаза были у его Алекса. И, хотя больше ничего общего с загорелым, пышущим здоровьем и энергией молодым человеком у этого болезненного ребенка не было, граф все равно почувствовал к нему какую-то симпатию.

Сбоку послышалось вежливое покашливание, и Ди обернулся на звук. В углу комнаты стоял высокий, широкоплечий мужчина с приятным, добрым, но очень измученным лицом. Он смущено улыбнулся китайцу, явно не зная, что сказать. Девочка, до этого отошедшая к клетке с весело прыгающими канарейками, вернулась обратно к, очевидно, отцу, и, испугано глядя на ослепительно прекрасного человека с маской холодного радушия на лице и сдерживаемым пламенем, пылающим в неестественно-светлых глазах, прижалась к своему защитнику.

Ди как можно мягче улыбнулся, чтобы не спугнуть эту маленькую пичужку, и заговорил, стараясь придать своему голосу искренности, которой ему обычно не хватало: "Здравствуйте, я - граф Ди. Рад приветствовать вас в моем зоомагазине. Здесь сбудутся ваши самые заветные желания и мечты. Чем я могу вам помочь?"

Девочка еще плотнее прижалась к отцу, тот, на секунду отведя взгляд от графа, с нежностью посмотрел на дочь и провел рукой по ее каштановым волосам. Потом вздохнул и вернул свое внимание к хозяину магазина.

"Хм, я... мы бы хотели купить какую-нибудь зверюшку, для Софи. Если честно, я даже не знаю, какую. Просто кого-то, кто составит ей компанию и не даст грустить. Может быть, вы нам что-нибудь сами посоветуете? Я буду вам очень благодарен".

Граф еще раз внимательно окинул взглядом стоящих перед ним людей, потом кивнул и предложил,

"Давайте поступим так: ваша дочь побродит немного по магазину, посмотрит на животных, может, ей кто-нибудь понравится. А мы с вами, чтобы ей не мешать, побеседуем за чашкой чая, и, возможно, вместе придем к какому-нибудь оптимальному варианту?"

Мужчина облегченно кивнул и, опустившись на колени перед ребенком, ласково спросил,

"Ну, как, нравится тебе такая идея, дорогая? Сходи, посмотри на зверюшек - вон их здесь сколько, - а если кто-нибудь приглянется, сразу беги к нам с графом - я тут же оформлю покупку. Хорошо?"

Девочка все также безмолвно кивнула, и, отпустив, наконец, руку отца, медленно побрела вдоль бесконечной череды клеток и вольеров, теряющихся в полумраке.

Отец проводил ее обеспокоенным взглядом, а потом обернулся к терпеливо ждущему графу, похожему на какую-то невероятную статую гениального скульптора.

.....................................................................................................................

Минут через десять, когда первая чашка чая уже была выпита, мужчина, которого звали Фредериком Люпеном, устало спрятал лицо в ладонях и, повинуясь какому-то непонятному чувству полного доверия, возникшему у него при первом взгляде в бездонные колодца золотого огня глаз Ди, заговорил,

"Знаете, она ведь больна... У ее СПИД, понимаете?"

Граф сочувственно кивнул в ответ на отчаянно-безнадежный, вопрошающий взгляд поднявшего голову посетителя, и жестом попросил его продолжать.

"Ее мать... Я не знал. У нее... она тоже была ВИЧ-инфицированна. То есть... как вам объяснить... когда мы поженились, она была абсолютно здорова. Но потом... я часто в разъездах, и, видимо, она не смога устоять перед соблазном. Уже будучи беременной, спуталась с каким-то типом - не знаю, потом она клялась, что подцепила его в каком-то баре и даже имени не спросила... Так вот, когда я в очередной раз вернулся из командировки, и мы поехали к врачу сдать текущие анализы... Все и выплыло наружу. Черт... Дочь... она уже родилась больной. Ее мать, как только оправилась от родов, собрала пожитки и куда-то смылась. Я не стал искать... А Софи... Я ее безумно люблю. Она не виновата в грехах своей матери. Она моя дочь, и я бы... все на свете отдал, чтобы она была здорова и счастлива. Чтобы не было этой ужасной болезни, чтобы она выросла, вышла замуж, родила своих детей... А ей немного уже осталось - а она и не жила толком... Вот, хочу ее хоть как-то порадовать - лекарства и лечение стоят дорого, работу бросить я не могу, и еще сиделке приходится платить... Целыми днями пропадаю, а она без меня скучает, плачет... Пусть, думаю, зверюшка у нее какая-то будет, хоть скрасит одиночество, пока меня нет..."

Ди задумчиво смотрел на сгорбившегося на кушетке человека, от которого волнами исходили отчаяние и вина. Его глаза, пока никто не видел, действительно начали светиться, как будто в радужках собрались сотни светлячков. Потом он посмотрел куда-то вглубь магазина, наклонил голову вбок, как бы прислушиваясь, через пару секунд кивнул самому себе и заговорил.

"Если вы хотите... я смог бы вам помочь..."

Мужчина, не поднимая головы, откликнулся,

"Подобрать животное? Спасибо большое, если Софи от этого станет хоть немного легче, вы не представляете себе, как я буду вам благодарен..."

"Нет, то есть да... Я могу спасти вашу дочь, излечить ее..."

"Вы шутите, граф, врачи всего мира бьются над проблемой СПИД-а, но до сих пор ничего не..." господин Люпен запнулся, наконец-то посмотрев во все еще горящие глаза Ди. Пару минут они так и смотрели друг на друга, потом во взгляде Фредерика мелькнуло понимание, и он как-то весь расслабился и впервые за все время визита искренне, радостно и облегченно улыбнулся.

"Я понимаю... Мой отец увлекался историей мифов, изучал поверья и легенды разных стран, а потом, вечерами, перед сном, рассказывал мне их вместо сказок. Я знаю, кто вы. И каковы бы ни были ваши условия, если Софи действительно выздоровеет, я на все согласен".

Граф слегка поклонился, не вставая с места, а потом спросил,

"Вы уверены в том, что говорите? Жизнь покупается только ценой другой жизни, и даже я не в силах этого изменить. Я думаю, вы догадываетесь, каковы будут последствия вашего решения..."

Его собеседник только отмахнулся и засмеялся.

"Ох, граф, вы не представляете себе, сколько я молился, чтобы Господь взял мою жизнь взамен жизни моей дочери... Видимо, он внял моим мольбам... Я согласен, согласен на все условия".

Граф встал и, еще раз поклонившись, теперь уже гораздо ниже, тихо скользнул куда-то во мрак. Через несколько секунд он вернулся обратно, с листом бумаги и ручкой в руке.

"Это контакт, вы должны будете его подписать. Прочитайте его внимательно, и, прежде чем решитесь поставить свою подпись, еще раз хорошенько подумайте. Как только чернила высохнут, уже ничего нельзя будет изменить..."

Мужчина принял контракт и быстро пробежал его глазами. Еще раз тихо рассмеялся.

"Пеликан? Да, идеально. Я рад, что легенды не врут, и вы действительно существуете..."

С этими словами он решительно взял ручку и вывел свою фамилию на бумаге.

Легкая дрожь побежала по стенам магазина, взявшийся неоткуда ветер взъерошил жесткие пряди человека и легкие, как паутина, волосы стоящего над ним существа. Где-то в соседней комнате раздался испуганный вскрик, и через секунду оттуда со всех ног прибежала запыхавшаяся от такого усилия девочка и бросилась в объятия к отцу. Тот нежно ее обнял, зарылся лицом в тонкие кудри и начал тихо приговаривать,

"Все хорошо, Софи, все хорошо, не бойся. Теперь все у тебя будет хорошо... Правда ведь, граф?"

Неподвижная темная фигура, наблюдающая из тени за отцом с дочерью, молча кивнула.

"Ну, пойдем, моя милая," сказал мужчина, поднимаясь и беря ребенка на руки.

"А зверюшка?" тихо, впервые за весь визит прошептала Софи, поднимая голову и искоса смотря на все еще прячущегося во мраке графа.

По губам господина Люпена скользнула густно-удовлетворенная улыбка, а потом он наигранно-весело сказал,

"Я тут договорился с графом... Через пару дней тебе доставят замечательную зверюшку, точнее - птичку, пеликана. С ним тебе не будет скучно, он всегда будет рядом и всегда будет тебя защищать".

"Правда?" глаза девочки начали сиять, и Ди во второй раз поразился тому, как они похожи на глаза Алекса, когда он счастлив, смеется, или просто смотрит на своего таинственного собеседника, когда думает, что тот этого не видит.

"Правда-правда. А теперь нам точно пора, не будем больше задерживать хозяина магазина, а то итак уже очень поздно. Прощайте, граф. Вы не представляете себе, насколько я вам благодарен," добавил Люпен, глядя в теперь уже просто необычного цвета глаза приблизившегося Ди.

"Не стоит благодарности, вы сами все сделали, я только предоставил вам контракт. Прощайте, и пусть ваша дочь будет счастлива, хотя я в этом уже не сомневаюсь..."

Дверь магазинчика тихо хлопнула, закрываясь за ушедшими, а Ди устало опустился на кушетку и пустым, отрешенным взглядом уставился в пространство.

..................................................................................................................

Алекс заявился в магазин только через три дня, усталый, взъерошенный, но с неизменной широкой улыбкой на губах и коробкой с пирожными в руке. Граф пару минут делавший вид, что он глубоко обижен на молодого человека, но, увидев надпись на упаковке, тут же растаял, захлопотал, принес так любимого журналистом зеленого ароматного чая и через некоторое время они уже привычно сидели друг напротив друга, похлебывая терпкую жидкость из тонких фарфоровых чашечек и делясь новостями.

"Ну и что же вас столь долгое время держало вдали от моего магазинчика, мсье Алекс?" произнес Ди как можно более недовольным тоном, которого он мог добиться, наслаждаясь изысканным вкусом потрясающего, таящего во рту лакомства.

"Ну, вы еще спрашиваете. Работа, граф, работа. Честное слово, мадам Ванеска точно сорвалась с цепи - дает мне по три-четыре задания в день, причем все в разных концах города. Я уже с ног валюсь, вчера вообще в редакции за столом заснул, печатая статью". Лекс недовольно поморщился и незаметно потер поясницу, которая после ночи, проведенной в жутко неудобном кресле, дико болела.

"И о чем же была ваша статья, раз вы ею так увлеклись, что забыли о времени?" спросил посмотревший на него с беспокойством Ди, от которого не укрылось последнее движение молодого человека. Потом он встал и пошел заваривать новый вид чая - с легким обезболивающим и расслабляющим эффектом, который ему недавно прислали из Японии.

"О, это как раз была очень интересная и, можно сказать, сенсационная статья..." с энтузиазмом начал Лекс, потом неуверенно умолк и стал вглядываться в непроницаемый мрак соседней комнаты, куда только что исчез его собеседник.

"Граф, вы меня слушаете?"

"Слушаю-слушаю, не беспокойтесь," раздался голос за его спиной и оттуда же вынырнул сам граф, неся в руках заварочный чайничек, из носика которого струйкой выплывал и завивался в замысловатые кольца пар.

Алекс, у которого чуть не случился сердечный приступ, сделал глубокий вдох и в который раз решил уже больше ничему не удивляться.

"Ну, так что же там со статьей?" продолжил Ди как ни в чем не бывало, присаживаясь на свой стул и разливая какой-то новый чай по чашкам. Запах у него был чуть горьковатым, с нежными вкраплениями каких-то цветочных нот.

"Э-э-э... Ах да, статья... Произошел просто уникальный случай - девочка, больная СПИД-ом, по словам врачей, взяла и чудесным образом полностью выздоровела. Хотя, некоторые скептики считают, что ей просто поставили неверный диагноз..." ответил Алекс, делая осторожный глоток из своей чашки. Хм, а очень даже ничего... Вкус - как у гречишного меда - горько-сладкий, и немного травянистый. Приятно... И по телу сразу разливается какое-то непонятное тепло, уносящие с собой боль и усталость.

"О, это, безусловно, очень радостное известие," откликнулся граф, с удовлетворением наблюдая, как расслабляется до этого напряженное, как пружина, тело его друга, а на губах появляется блаженно-расслабленная улыбка.

"Ну, для кого - как... Отец этой девочки за день до этого попал в автокатастрофу и погиб... Правда, он был застрахован, и теперь ребенку достанется внушительная сумма... Но все равно, говорят, они были очень привязаны друг к другу, и врачи опасаются, что такой стресс сведет все положительные эффекты от ее выздоровления на нет", Алекс грустно вздохнул, вспоминая бледное, осунувшееся лицо девочки с застывшей на нем печатью скорби и бесконечного горя.

"Не беспокойтесь, Алекс, с ней все будет в порядке... Ведь ее зовут Софи Люпен?" мягко спросил Ди, наблюдая за помрачневшим молодым человеком.

"Да... А откуда вы знаете?" удивленно сказал Лекс, подняв глаза и пытаясь прочесть что-нибудь за как всегда непроницаемой маской вежливого внимания на лице его собеседника.

"Я? Ну... За пару дней до этого господин Люпен заходил сюда со своей дочерью, и заказал для нее животное. Думаю, к этому времени его уже доставили девочке..."

"Животное?" подозрительно переспросил Алекс, "Надеюсь, не какого-нибудь грифона? Ей и без того плохо, и она не заслужила никакого наказания..."

"Ох, Алекс, неужели вы обо мне так плохо думаете? Конечно, нет! Это птица, пеликан", ответил граф с видом оскорбленного достоинства.

"Пеликан? Странный выбор животного... Не слышал, что их вообще держат в неволе..." удивленно покачал головой журналист.

"Ну, в моем магазине вообще все животные необычные... А в выборе конкретно этой птицы нет ничего странного... Вы знаете связанную с ней легенду?" глаза Ди сверкнули, на секунду как будто отразив неяркий свет лампы. Во всяком случае, Лекс на это надеялся - ведь у людей не светятся глаза, правда ведь?

"Нет, не знаю. Но вы мне расскажите?" сказал он, делая просительное лицо и заранее поудобнее устраиваясь на кушетке в предвкушении интересной истории.

"Ну, если вы просите...Так вот, согласно древней легенде, мать ласкает птенцов своим клювом и когтями так ревностно, что умерщвляет их. Через три дня появляется их отец, и в отчаянии от гибели своего потомства собственным клювом раздирает себе грудь. Кровь из его ран воскрешает погибших птенцов".

"Ох... Теперь я понимаю, почему пеликан так часто встречается в церковной символике. По-видимому, кровь, возвращающая мертвых к жизни, ассоциируется с причастием и распятием..." задумчиво сказал Алекс.

"Да, именно так. Христианская религия вообще является поразительной смесью легенд, верований и преданий со всего мира... Но, возвращаясь к Софи Люпен, теперь вы видите, что эта птица ей очень подходит," добавил граф, внимательно наблюдая за юношей, у которого уже явственно начали слипаться веки.

"Да, это точно... Если бы я думал, что это возможно - сказал бы, что ее отец каким-то образом отдал свою жизнь, чтобы спасти жизнь своей дочери..." он широко зевнул...

"Простите, граф, меня почему-то так тянет в сон... Не могу глаза открыть..." с этими словам голова Алекса упала на спинку кушетки и он мгновенно заснул.

"Вам не за что извиняться, мой дорогой Алекс... Спите, вам надо отдохнуть..." тихо прошептал Ди, потом встал, потушил все лампы, кроме одной, сходил куда-то, вернувшись уже с теплым плюшевым пледом в руках и, укрыв им свернувшегося на, казалось, ставшей более широкой, кушетке, улыбнулся и скользнул в наполненную звуками дикого леса тьму магазина.

Конец.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"