Tassa Oskail: другие произведения.

Двери

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Название: Двери
Автор: Tassa
Герои: Софу Ди, Новый Ди, Лекс (Алекс)
Рейтинг: PG
Жанр: а какой жанр у манги ПСоХ?
Примечание: продолжение серии про Лекса и Софу Ди.



Алекс перевернулся на один бок, потом на другой, но, так и не найдя удобного положения, лениво потянулся и открыл глаза. Хм... Странно... Вокруг него царил полумрак - ничего общего с его почти весь день наполненной светом и свежим воздухом мансардой-чердаком, которую он арендовал в одном из старых зданий Парижа. Раньше там жил какой-то художник, но, поскольку новым Пикассо он не оказался, то не смог расплатиться за жилье и съехал, оставив просторное, как будто висящее над городом помещение в наследство Лексу. Чему молодой человек был безумно рад: на самом деле ему, привыкшему жить на природе, бродить по мягкому мху леса под кружевными кронами деревьев, наслаждаться свободой и одиночеством, город с его стенами, безумными толпами людей, копотью и выхлопными газами вначале показался адом. Потом он привык, но все же не смог отказать себе в роскоши снять пронизанную лучами солнца и продуваемую всеми ветрами мансарду. Она напоминала ему его комнату дома...

Но все-таки, где он? Хотя обоняние, не дожидаясь подтверждения зрительными образами, уже ответило на этот вопрос - тонкий аромат благовоний, несущий в себе и экзотику дальних стран, и нежный, знакомый до боли суховато-сладковатый запах, так похожий на благоухание духов его матери, нельзя было перепутать ни с чем. Алекс сел и осмотрелся. Да, действительно - в неярком свете одной лампы в глубине комнаты и еще более тусклом - проникающих сквозь затемненные окна лучей солнца, он узнал гостиную графа и кушетку, на которой он, по всей видимости, и проспал всю ночь. С его колен что-то упало - Лекс наклонился и увидел, что это был мягкий плюшевый плед, украшенный каким-то замысловатым узором из переплетающихся растений. Вчера его здесь не было. Значит, граф, увидев, что его вымотавшийся друг уснул, проявил заботу и укрыл его? И это не считая того, что просто не растормошил незваного гостя и не вытолкал взашей из магазинчика? У Алекса сразу как-то потеплело на душе. Так, надо найти Ди и поблагодарить его за гостеприимство.

Лекс встал, потянулся, поднял упавший плед и, аккуратно сложив, положил его на кушетку. Потом остановился и озадаченно нахмурился: нигде в ближайшем обозрении его дорогого хозяина видно не было. И где теперь его искать? Журналист покосился на наручные часы: полвосьмого. Ну, у него еще есть где-то полчаса, а потом ему нужно будет быстренько забежать домой принять душ и переодеться, и уже тогда сломя голову мчаться на работу, молясь, чтобы мадам Ванеска не заметила его опоздания.

Составив такой план действий, Лекс сделал пару неуверенных шагов вглубь магазинчика. Туда граф его никогда не пускал, и даже не приглашал. Звери, сидящие в клетках и вольерах, да и просто снующие вокруг, тут же насторожились и начали тревожно... переговариваться. А когда Алекс почти уже дошел до двери, ведущей во внутренние помещения, на его пути встала довольно крупная собака, изрядно смахивающая на волка своей желтовато-серой окраской и хищным оскалом, и тихо, но отчетливо зарычала: не нападение или угроза, а предупреждение: туда нельзя. У юноши не было никакого желания драться с каким-либо из зверей графа, себе дороже выйдет, так что он примирительно поднял открытые ладони и уже было начал пятиться назад, когда дверь скрипнула, и из образовавшейся щели выскользнула гибкая фигурка сына графа. Ндя, еще лучше...

Но тот на этот раз даже не стал пытаться загипнотизировать Лекса своими колдовскими глазами, спрятав их за завесой густых, черных ресниц, а положил руку на шею волка... черт, собаки, и заговорил, так и не посмотрев на собеседника,

"Доброе утро, мсье Алекс. Вы ищите отца?"

Вау, впервые за все время их знакомства, мальчик соблаговолил назвать его по имени и даже вежливо обратиться... Все чудесатее и чудесатее, как говорила некая Алиса в одной из любимых книжек Алекса.

"Э-э-э... И тебе доброе утро, Ди. Да, я хотел бы поблагодарить твоего отца за гостеприимство: с его стороны было очень любезно разрешить мне провести здесь ночь..." С каждым словом Лекс чувствовал себя все более и более неловко, потому что мальчик так и не поднял лица, а стоял, никак не реагируя на объяснения журналиста, поглаживая вздыбленную шерсть на шее пса (волка?), который был явно чем-то очень и очень недоволен.

Но, как только Алекс закончил, на багряно-красных губах ребенка появилась прямо таки милая и любезная улыбка, и он, все так же пряча глаза в тени длиннющих ресниц, снова заговорил,

"О, я думаю, отец очень обрадуется. Он там, дальше по коридору," маленький Ди махнул рукой в сторону все еще приоткрытой двери, "Зайдите, поищите его. Кажется, он был где-то в самом конце, там еще такие ворота с черным драконом..."

Он посторонился, чтобы пропустить молодого человека. Пес, до этого беспокойно топтавшийся на месте и как будто вслушивающийся в разговор, издал теперь уже гораздо более громкое рычание и рванулся вперед, наперерез двинувшемуся к двери Алексу. Но мальчик, с удивительной для такого хрупкого телосложения силой, удержал его, обвив тонкими руками за шею, и даже заставил сделать пару шагов в сторону.

"Идите, идите же... Я его удержу", сказал, как прошипел он сквозь сжатые зубы.

Алекс бросил на него еще один обеспокоенный взгляд и вошел во тьму, ожидавшую его за дверью. Он уже не видел, как младший Ди наконец-то поднял глаза, в которых адским аметистовым пламенем светились удовлетворение и холодная жестокость.

.....................................................................................................................

Лекс шел вдоль бесконечной череды дверей - все они были разной формы, размера, из-за них доносились какие-то совершенно невероятные звуки и запахи... Ндя, он никогда бы не подумал, что в таком небольшом с виду здании может поместиться так много комнат... Хм, возможно, коридор только кажется прямым и ровным, а на самом деле он изгибается и постепенно уходит под землю? Это единственное разумное объяснение, которое Алекс мог придумать... Но вдруг перед ним возникла долгожданная дверь - огромная, резная, позолоченная, с изгибающимся на ней огромным, иссиня-черным драконом, который выглядел так натурально, что сердце молодого человека на секунду перестало биться... А действительно ли ему туда нужно? Может, все же подождать графа здесь? Но какая-то неведомая сила, которая среди людей чаще всего зовется любопытством, заставила его сделать оставшиеся три шага и толкнуть чуть приоткрытую створку...


.....................................................................................................................

Граф вошел в гостиную, устало потирая глаза... Да уж, ночка выдалась та еще: как будто кто-то нарочно не давал ему прилечь. Сначала единорогу стало плохо, и, убедившись, что он просто переел, Ди его еще долго успокаивал. Потом подрались два тигра, причем совершенно не понятно, почему: до этого они прекрасно ладили... Еще и поранили друг друга так, что графу пришлось два часа накладывать повязки. Затем разлетелись огненные птицы, и несчастный хозяин магазинчик гонялся за ними по всем закоулкам, благо, их не пропустишь... Теперь единственным его желанием было лечь и уснуть... Ну ладно, накормить Алекса завтраком, попрощаться с ним, а потом уже лечь и уснуть.

Ди направился к оккупированной молодым человеком кушетке, намереваясь его разбудить: а то он, не дай то боги, опоздает, и его ужасная начальница в наказание опять заставит его работать внеурочно... Но, к своему изумлению, граф обнаружил, что комната пуста: лишь на краешке диванчика грустно лежит аккуратно сложенный плед... В нем стала подниматься злость: мало того, что он не выставил этого неблагодарного, как все люди, наглеца за дверь, когда он совершенно бессовестно заснул (при этом Ди как-то забыл, что сам угостил его расслабляющим и успокаивающим чаем) прямо посреди разговора, так еще и пледом накрыл, позаботился, можно сказать! И завтраком собирался накормить! А этот, этот... даже не дождался его, чтобы спасибо сказать! Все, завтра, нет, сегодня, или когда там придет этот... представитель своей презренной расы, Ди без всяких сожалений захлопнет перед его носом двери магазинчика, и никакие пирожные и конфеты тут не помогут! А он-то, он-то уже начал думать, что Алекс отличается от тех, других, что он еще не совсем испорчен, что... Ах, не важно, эта глава в его жизни закончена, и не надо больше о ней думать...

Ди рассержено тряхнул головой и приготовился уже развернуться и пойти таки спать, как вдруг ему послышался какой-то странный звук, похожий на поскуливание раненного животного... Граф внимательно прислушался и стал медленно двигаться к источнику этого шума, доносившегося из-за богато вышитых портьер в углу комнаты. Когда он отдернул их, то невольно вскрикнул: там лежал связанный по рукам и ногам, с кляпом во рту изрядно потрепанный человек с пегими желтовато-серыми волосами и холодными глазами хищника.

Граф тут же упал перед ним на колени и вынул кляп изо рта, одновременно пытаясь развязать туго стянутые узлы. Как только лежащий перед ним мужчина смог заговорить, он хрипло зашептал,

"Граф, граф, простите меня: я не выполнил ваш приказ... Тот ваш человек прошел вглубь магазинчика..." тут он закашлялся.

Ди застыл, побледнел, а потом, забыв о веревках, легко тряхнул связанного за плечи,

"Как, как ты это допустил? Неужели... это он с тобой так поступил?"

Мужчина глубоко вздохнул, пытаясь справится с кашлем, а потом криво усмехнулся,

"Да что вы, граф, разве простой человек со мной справиться? Нет, нет, это... это был ваш сын".

До этого казалось, что Ди уже просто некуда бледнеть... Но он умудрился: его кожа теперь приобрела какой-то серый, пепельный оттенок.

"Но... теперь понятно, почему сегодня все звери как будто с ума сошли... Что, что произошло?" он нетерпеливо взглянул на своего необычного собеседника.

"Ваш друг проснулся, захотел найти вас, чтобы поблагодарить. Попробовал сунуться за дверь, я его остановил. Но потом... пришел ваш сын, сказал человеку, чтобы тот поискал вас во внутренних помещениях... Я попытался вмешаться, но он меня удержал, а затем связал и приказал животным меня не трогать... Видимо, хотел подальше спрятать, но тут пришли вы, граф, и он сунул меня сюда, а сам куда-то делся..."

Ди застонал, на секунду спрятал лицо в ладонях, но потом взял себя в руки и, вставая, быстро спросил,

"Мой сын говорил Алексу что-то конкретное? Называл какое-нибудь место, где меня якобы можно найти?"

"Нет... хотя... Кажется, он говорил о каких-то дверях в конце коридора, с изображением черного дракона..."

Граф вскрикнул и, развернувшись, со всех ног бросился в указанное место, крикнув на бегу попавшейся ему по дороге женщине-кошке, чтобы она развязала волка.

..................................................................................................................

Ди не помнил, когда в последний раз так бегал. Сердце поднялось в горло и теперь судорожно там билось, а дыхание стало прерывистым и неровным. В его роду умеют быстро бегать, но на короткие расстояния... Выносливость - не самая сильная их черта.

Длинный коридор все вился и вился, как будто не желая заканчиваться, мелькали двери, и из них выглядывали напуганные странным поведением графа животные. Но Ди потом их успокоит, сейчас ему надо успеть... успеть спасти этого глупого, доверчивого человека... Ну почему,почему он послушался его сына? Ведь знал же, что тот его, мягко говоря, не любит...

Вот наконец и долгожданная дверь... Одна створка приоткрыта, и изнутри не доносится ни звука... Господи, неужели он опоздал?

Граф перешел на шаг, стараясь успокоить дыхание, на секунду затыл перед резной дверью, собираясь с духом, придал своему лицу холодно-равнодушное выражение и только потом шагнул внутрь...

.....................................................................................................................

Комната, точнее, огромная зала встретила его полумраком и густым, почти осязаемым запахом благовоний. На стенах висели небольшие лампы, но они практически не давали света, только создавали атмосферу. Вдоль всего помещения шли колонны, украшенные старинными барельефами, изображащими разные сценки из жизни драконов: игры, схватки, отдых... В остальном же здесь было абсолютно пусто: никакой мебели, никаких других предметов интерьера. Впрочем, никого живого тут тоже видно не было...

Ди медленно начал двигаться вглубь залы, оглядываясь по сторонам, пытаясь различить, нет ли кого в глубоких тенях, темных и трепещущих, как живые существа, танцующих какой-то свой собственный, не доступный пониманию даже графа, танец. Он был напряжен, как готовящаяся к броску кобра, и, если бы Алекс увидел сейчас своего друга, то был бы поражен выражением, застывшем на его обычно бестрастном лице. Юноша никогда не смог бы себе даже вообразить, что этот... мужчина может чего-нибудь... бояться.

Когда граф дошел примерно до середины помещения, дверь, которую он оставил приоткрытой, резко захлопнулась, и послышался звук задвигаемого засова. Ди мгновенно развернулся, но было уже поздно: створки были плотно сомкнуты, а открыть их можно было только снаружи.

"Маленький негодник..." выдохнул мужчина, судорожно сжимая кулаки так, что его длинные ногти впились в тонкую кожу, оставляя начинающие заполняться кровью полумесяцы.

"О, да, твой сын изрядный... шалун. Не то, чтобы я жаловался... У меня давно не было столько развлечений..." глубокий голос, донесшийся из самого скопления теней в углу залы заставил Ди подпрыгнуть от неожиданности и обернуться. Через секунду появился и его обладатель. Если бы (если бы!) Лекс здесь все-таки присутствововал, он бы наверняка удивился волнению графа: это был молодой мужчина, красивый той мужественной красотой, которая так нравится девушкам, европеец, с иссиня-черными, коротко подстриженными волосами, черными же, пронзительными агатовыми глазами, и кожей, покрытой золотисто-коричневым загаром. Гибкую, спортивную фигуру подчеркивал идеально подогнанный светло-бежевый деловой костюм, картину дополняли тонкие стальные очки, холодно поблескивающие в трепещущем свете ламп.

Ди, как только его неожиданный собеседник приблизился, опустился на одно колено и, склонив голову, проговорил:

"Приветствую вас, Ваше Величество... Простите, если побеспокоил..."

Тот в ответ только презрительно фыркнул.

"Ди, прекрати немедленно, ты же знаешь, как я не люблю эту официальность... А насчет побеспокоил... Тебе надо бы делать это почаще: честное слово, здесь смертельно скучно..."

Граф легко поднялся, и, все также не поднимая головы, ответил,

"Простите... Видимо, я не справляюсь со своими обязанностями, раз пребывание здесь стало вас так тяготить..."

Мужчина отмахнулся.

"Ох, Ди, хватит прибедняться... Лучшего хозяина не найти, и я прекрасно понимаю, какой груз забот лежит у тебя на плечах... Просто капризничаю, как и подобает высокопоставленной особе".

Сверкнула белозубая улыбка, и "высокопоставленная особа" лихо подмигнула слегка расслабившемуся графу.

"Ну, так что все-таки привело тебя в мой одинокий чертог?"

Ди опять занервничал, пытаясь подыскать такие выражения, которые и не оскорбят собеседника, и помогут выяснить судьбу его безрассудного друга.

"О, Ди, неужели ты теряешься? Хм, не ожидал, что доживу до того дня, когда знаменитый своим острым язычком граф не сможет найти слов.... Ну, ладно, тогда я начну: ты ищешь такого блондина приятной наружности, который, разыскивая тебя, попался в ловушку твоего сына и забрел ко мне?"

На щеках хозяина магазина заиграл легкий румянец, но он все-таки упрямо кивнул, и, справившись, наконец, со своим замешательством, спросил,

"Так... где он? Он... здесь?"

Мужчина громко расхохотался.

"Ох, мой милый друг, нельзя ли попросту спросить `не съел ли ты его, Виктор?' На этот простой вопрос ты бы получил такой же простой ответ... Но, раз ты хочешь походить вокруг да около, кто я такой, чтобы тебе мешать? Так вот: я не знаю, где он, и его здесь нет. Понимай, как знаешь".

Тот, кто назвался Виктором, обаятельно улыбнулся и выжидающе приподнял брови, а по его губам скользнул почему-то кажущийся слишком длинным алый язычок.

Ди сжал губы, от чего они превратились в идеально ровную линию, потом вскинул подбородок и произнес,

"Не съел ли ты его, Виктор?"

Мужчина одобрительно кивнул и ответил,

"Вот, вот, уже лучше. Нет, я его не съел... Он был слишком костлявым!"

Раскатистый смех, подхваченный эхом, прокатился по зале, заставляя трепетать пламя в лампах.

Граф медленно втянул воздух сквозь сжатые зубы, так же медленно его выпустил, а потом вновь заговорил все с той же безукоризненной вежливостью,

"Так вы сделали с ним что-нибудь, ваше величество?"

Виктор поморщился и скорчил недовольную гримасу.

"Ну, так неинтересно... Ты же только что обратился ко мне на `ты'... Давай превратим эту приятную случайность в не менее приятную закономерность... И я не сделал с ним ничего такого, чего не мог бы сделать с ним ты".

Ди не выдержал. Он сделал быстрый шаг вперед, вскинул горящие опасным пламенем лесного пожара глаза и воскликнул,

"Хочешь на `ты'? Пожалуйста! Ты что ТЫ с ним все-таки сделал? То, что ТЫ сказал раньше - это не ответ, это уход от ответа! ТЫ прекрасно знаешь, что Я могу с ним сделать все, что угодно! Что с Алексом?"

Стекла очков блеснули, превращая отражающийся в них бушующий огонь в холодный лед, и Виктор тихо рассмеялся, поправляя оправу указательным пальцем.

"Вот таким, настоящим, без своей маски ты мне больше нравишься, мой дорогой друг.... Не злись, я просто люблю говорить с живыми существами, а не с бездушными куклами. С твоим Алексом все в порядке, во всяком случае, было, когда он выходил из комнаты. Мы просто мило побеседовали... И, тебе на заметку: не будь настолько уверен в том, что сможешь сделать с ним все, что угодно... Поверь, попытавшись, ты будешь очень удивлен..."

Ди, который успокоился также быстро, как и вскипел, недоуменно нахмурился.

"Что ты имеешь ввиду? Он обычный человек, конечно, он не способен сравниться со мной..."

Снова смех. Именно этот смех больше всего раздражал графа в стоящем перед ним мужчине. Но... приходилось с этим мириться: самому могущественному существу на земле можно простить некоторые недостатки...

"Обычный человек? Хм... Ну, если ты так считаешь, не буду тебя разубеждать...Но, на будущее: твой Алекс не так прост, как кажется... Все, можешь идти, искать своего непутевого сына, чтобы задать ему хорошую трепку. Будь с ним поосторожней: он стал действительно опасен... И никогда не оставляй их со своим другом наедине: в следующий раз мальчик может подобрать зверюшку и поглупей меня... или сам попробывать что-нибудь сделать...Жалко будет..."

"Кого?" быстро спросил Ди.

"А ты как думаешь?" хмыкнул Виктор, а потом зевнул, прикрыв рот ладонью.

"Все, я устал, иди. Твоего друга я уже давно спровадил через заднюю дверь, чтобы он с твоим сынишкой еще раз не повстречался. Он сказал, что заглянет вечером, а так передает тебе огромное спасибо за твое гостеприимство. `Вещественная благодарность воспоследует' - это его слова. О-о-очень милый юноша... Но костлявый - корми его получше".

С этими словами он повернулся к графу спиной, давая понять, что аудиенция окончена. Тот еще раз глубоко поклонился, и, повернувшись, быстро пошел к непонятным образом оказавшейся открытой двери. Уже на пороге его догнал голос,

"И, кстати, этот твой новый `друг' нравится мне гораздо больше предыдущего! У него хотя бы еще и мозги имеются, а не только симпатичная мордашка, приятные манеры и аппетитная задница!"

Ди скрипнул зубами и заставил себя плавно притворить дверь.

Конец.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"