Нильсен Татьяна: другие произведения.

Приют тайных соблазнов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В зале ожидания аэропорта "Ататюрк" в Стамбуле обнаружен труп мужчины. Турецкая полиция выяснила, что он должен был лететь в Санкт-Петербург. После выполнения необходимых процедур, тело отправляют в Россию. Следователь Шапошников со своими коллегами выясняет, что это крупный бизнесмен Новоскворецкий из Санкт-Петербурга, которого очень ловко отравили. Полицейские сначала даже не подозревают, со сколькими жестокими убийствами им придётся столкнуться, и смогут ли наказать всех причастных к этим преступлениям.

  
  
  
  
   "Приют тайных соблазнов"
   Глава 1.
   Наташа стояла у огромного окна аэропорта и вглядывалась, как в мутном небе один за другим, вдалеке, в белой вате облаков появлялись невзрачные огоньки. Постепенно они становились всё ярче и наконец превращались в чёткие силуэты самолётов, потом терялись за вышками и строениями аэровокзала. И вскоре она наблюдала, как за глухим стеклом, без звука, один за другим шли на посадку, выпуская облако дыма, в тот момент, когда шасси касалось взлётно-посадочной полосы. Ей казалось, что все небесные птицы были одинакового размера и только разной расцветки и раскраски, с различными флагами и логотипами. На заляпанных стёклах, прорисовывались взрослые ладони, приплюснутые носы и детские пальчики, выпачканные в шоколаде и липких конфетах. Вероятно, родители показывали неугомонным детям, как небесные создания необычайных цветов садились на землю. Наташа подумала, что такой неряшливости не наблюдалось в аэровокзалах России, а тем более Европы. Но ей был симпатичен этот огромный аэропорт "Ататюрк" с лабиринтами переходов, магазинами, магазинчиками, кафе и ресторанами. Наташе вообще нравился запах дороги, суета, разноязыкий говор, толпы пассажиров, одетых кто во что горазд. Наташа удивлялась, настораживалась и украдкой наблюдала, как через строгий паспортный контроль проходили женщины-мусульманки полностью закутанные в однотонные, бесформенные рулоны ткани. Она диву давалась, как можно рассмотреть сходство фотографии в паспорте с натуральной физиономией, на которой не видно ничего, только кончики пальцев и глаза, а зачастую и те закрыты толстыми стёклами очков. А под тёмным, просторным балахоном можно пронести столько поясов шахида, что легко отправить на тот свет не только человек двести вокруг себя, но и весь терминал вместе с многочисленными самолётами. Одна надежда была на профессионализм полицейских кордонов и на то, что именно в этот день Аллах откроет безопасный, небесный путь не к нему в гости, а на её родину, в Россию. Наташа несколько лет проживала в Турции и уже свыклась с традициями и нравами этой второй родины. Некоторое время назад трагический случай свёл её с мужчиной, за которого, она впоследствии вышла замуж. Это был мужественный, статный турок, но, как ей показалось на первый взгляд, с каким-то женским именем Эрен. Он служил в криминальной полиции на побережье Средиземного моря в красивом, курортном городе. Во время этих событий Наташа гостила у своей однокурсницы в Анталии, которая имела свою долю в агентстве недвижимости- занималась продажей и арендой жилья. Пока у гостьи была возможность, она помогала подруге в бизнесе и оказывала кое-какие услуги. Таким образом, однажды, на тихой вилле, Наташа обнаружила окровавленный и изуродованный труп молодой женщины. Жуткие картины такого рода она видела только в фильмах о маньяках и серийных убийцах, а когда ужасающая сцена развернулась перед её глазами, то безумные крики заглушили бы вой пожарной машины. Ошарашенные, привыкшие к размеренному, тихому течению бытия соседи, молниеносно вызвали наряд полиции. Вот тогда судьба преподнесла ей ещё один сюрприз, но уже со знаком плюс. Они не сразу рассмотрели друг друга и поняли, что это любовь, а только тогда, когда Наташа по окончание отпуска, улетела в свой Тамбов. Эрен мучился несколько дней, работал, как волк, стараясь заглушить тоску одиночества, но вскоре сел на самолёт и отправился в Россию, как тогда уже точно для себя решил, к жене. Ей исполнилось тридцать три, а ему сорок два, и это не был флирт, зов плоти, курортный роман по отдельности, а как раз всё это и плоть, и флирт, и романтические свидания при Луне сложились в один тугой узел семейных отношений. Конечно, сначала совместная жизнь складывалась не так безоблачно- различные культуры, характеры, быт, даже кухня и еда приводили к непониманию, а иногда и к конфликтам, но они осознавали, что в отсутствии друг друга существование совсем теряет цвет и смысл. Она смирялась с тем, что из рациона пропали её любимые сосиски и свиные отбивные котлеты, что в пять утра мулла будит её своей витиеватой песней, что тоненькие полоски бикини пришлось сменить на закрытый купальник. А он в свою очередь покорно шёл курить на балкон, даже если стояла жара плюс сорок восемь или лил дождь, на завтрак ел полезную, унылую гречневую кашу, которую, как он считал, должны употреблять дворовые собаки и уже не позволял себе лениться- принимал перед сном душ, чистил зубы и регулярно посещал парикмахера. А ещё они говорили на одном языке- на русском, а это, как считали оба, являлось залогом взаимопонимания. Наташа иногда с усмешкой вспоминала свою давнюю подружку, которая утверждала, что обольстить и женить на себе любого иностранца плёвое дело, стоит только одеть узкую юбку, чтобы сзади булки в обтяжку, блузку с глубоким вырезом, чтобы белая опара грудей вздымалась пузырями и томный взгляд с поволокой. Всё! Мужик твой! Тащи его в постель и айда куролесить с фантазией! Но только через дня три, несчастный, угорев от сексуальных утех, захочется душевного разговора, а перед ним сидит лохматая кукла с большими сиськами и тупо моргает глазами в непонимании. И всё, что некогда шевелилось между ног упадёт в изнеможении и больше не поднимется, невзирая на булки, сиськи и фантазию. Это Наташа знала точно, и ещё она знала, что мужчину надо кормить и слушать, если даже совсем не интересует футбол, автомобили, друзья и сослуживцы. В своё время Эрин год провёл в Белоруссии, изучая невероятно трудный и в произношении, и в грамматике, и в запоминании русский язык. После нехитрых подсчётов оказалось, что проходить обучение в столице Белоруссии гораздо дешевле, чем в самом захудалом городе России, да и климат помягче. На популярное турецкое побережье за сезон слетались миллионы туристов из России и стран бывших советских республик, поэтому почти в каждом отеле, магазине, ресторане общались с гостями на их родном и понятном. Граждане из бывшего СНГ не особенно утруждали себя изучением других языков, знали лишь "Чао, Хелло, Бай-бай" и на крайний случай "Гутен морген", поэтому предприимчивые турки быстро прогнулись под изменчивый мир и встречали "Руссо-туристо" словами: "Добро пожаловать, Здравствуйте, Приятного аппетита, Пожалуйста" и полным набором расшаркиваний перед вчерашними товарищами, у которых крышу сносило от того, что они вдруг стали господами, от дармовой выпивки, и от изобилия разнообразной еды. А когда случались конфликты, криминальные разборки, проблемы и непонимание, полицейский со знанием русского был просто на вес золота. Они проживали в небольшой, съёмной квартире с видом на море. Жили тихо, без шумных вечеринок, сабантуев и многочисленных друзей. Подругами Наташа как-то не обросла не потому что была осторожна и нелюдима, наоборот, характер она имела открытый и душевный, а просто потому что ей было жаль времени сидеть у какой-нибудь бездельницы-подруги дома, глушить литрами чай и перемывать кости общим знакомым. Исключение составляла всё та же однокурсница Тамара, через которую и произошло знакомство с Эрином. Но часто встречаться не получалось, потому что подруга по макушку была занята на работе, ещё имела огромную семью- маленького ребёнка, мужа-турка, свекровь, свёкра, брата мужа со своей семьёй, часто наведывающиеся из Стамбула тётки, дядьки, и вся эта гоп компания проживала хоть в большом, но одном доме, где кухня с холодильником и плитой была одна. Жили по турецким традициям- у каждой семьи своя комната, а трапезничали все за одним столом. Иногда Наташа закатывала глаза к небу и восклицала:
   - Не представляю, как можно жить вот таким кагалом. Русские семьи стараются отщепиться от родителей, жить своей ячейкой, а вы, даже в отпуск отправляетесь по десять человек. А еды-то сколько надо приготовить! И ведь не каждому угодишь!
   - А что ты думаешь, я на работу так торопилась?- возмущённо трясла головой Тома.- Да чтобы со свекровью меньше пересекаться и в этом котле не вариться. Я, русская, по их понятиям ничего не умею, меня же поучать надо, как долму готовить и бельё гладить. Представляешь, мы с мужем, что заработаем, почти всё родителям отдаём. Вроде, им видней, как деньгами управлять. Одно хорошо, что ребёнок всегда под присмотром, они в нём души не чают. Да и привыкла я уже, деньги, конечно все не отдаю, на трусы и на косметику всегда заначка есть.
   Наташа, как только поменяла страну и переехала к мужу, то сразу записалась на курсы турецкого языка, пристроилась на работу в одно туристическое агенство и иногда сопровождала группы с туристами. А основное время, конечно, проводила с Эрином, которого любила и уважала. Но так, как сама придерживалась веры православной, не в полной мере была согласна с тем, что утверждали пророки Ислама: "Если бы одному из вас было велено совершить земной поклон перед другим, то это была бы жена перед своим мужем. Настолько большие права он имеет перед ней." Почитать-то она мужа почитала, да только лоб в поклонах расшибать не собиралась и в спорные моменты парировала Эрину: "Ислам предписывает жене послушание мужу, а муж должен относиться к своей жене с сочувствием, справедливо и по-доброму." А когда она уже шибко грустила и тосковала по родителям, то порешав на семейном совете, отправлялась погостить в свой родной Тамбов ненадолго. А Эрин препятствий не чинил, шкурку лягушечью не жёг, часы не переводил и чемоданы не прятал- понимал, что ни одно дерево сразу корней пустить не может, на всё надо время и терпение. Иногда летали вместе, но к тайной радости Эрина получалось это редко- он был очень загружен на работе в полицейском Управлении и если получал выходные, то дней на пять, а этого не достаточно, чтобы отправляться в дальний путь. А скрытое удовольствие он получал от того, что предпочитал в свой отпуск выспаться, спокойно попить пива, сесть у телевизора, болея за любимую футбольную команду "Галатасарай". И если он попадал к тестю с тёщей, то про мелкие счастливые моменты можно было забыть на всё время его присутствия. Предупреждённые заранее о визите дочери и зятя, родители составляли культурную программу с посещением многочисленных родственников в различных деревнях Тамбовской губернии. А там никто отдых не обещал. Подъём в шесть утра на рыбалку, потом резать барана (и ведь уважали гостя, понимали, что свининой обидеть могут чувствительную, турецкую душу), к вечеру половина деревни за столом, запотевшие бутыли с самогоном (вопрос принципиальный- никакой водки, сами с усами. На ржи, ячмени или из овса, самый милый вид напиток получается, в старинных традициях, так сказать)! В силу исламского воспитания, он пил мало, а крепкий алкоголь так и вообще можно было к яду приравнять, но пиршество, как правило, накрывали во дворе и можно было схитрить- рюмку-другую опрокинуть под стол или за спину. Но, как ни крутился паникующий перед застольем Эрин, в течение гулянки расслаблялся и к полуночи падал замертво, хорошо, если добирался до сеновала или жена до кровати доводила, потому что отказ поднять рюмку за мир во всём мире и дружбу народов не принимался - можно глубокую травму родственником нанести. И вот когда у полицейского случилась невероятная удача получить отпуск в августе, в разгар туристического сезона, он долго не решался сообщить об этом жене. Но всё обошлось как нельзя лучше- на семейном совете, после недолгих споров, решили провести время не с бутылкой пива возле телевизора, не вкушая самогон, а с толком и пользой для души- в Санкт-Петербурге, повышая так сказать культурный уровень. Из Анталии в Стамбул они прибыли рано утром, а самолёт до Питера отправлялся через несколько часов, ближе к обеду, и пара, сдав свой багаж ещё в Анталии, скиталась по гулким, широким коридорам аэровокзала. Оба терминала были соединены длинными переходами, и поэтому с местного на Интернациональный пока решили не переходить- по прошлому опыту помнили- место для курения выглядело как курятник, без кондиционирования и до отказа забито курильщиками. А в терминале местного назначения хоть и было оживлённо, зато Эрин мог выходить на улицу, чтобы выкурить сигарету и подышать свежим воздухом. Наташа неторопливо скиталась по многолюдным залам, рассматривая витрины магазинчиков с сувенирами, часами, национальной бижутерией, детскими игрушками и парфюмерией. Монотонный гул аэровокзала, людская суета, ароматы кофе, свежей выпечки и газет навевали дрёму. Наташе захотелось пристроиться на каком-нибудь сиденье, подсунуть под голову мягкий рюкзак и хоть на минуточку впасть в сонное состояние. Накануне долго просидели возле телевизора, а проснулись ни свет ни заря, поэтому неумолимо клонило ко сну. Места для ожидания были заняты людьми, которые периодически менялись. Кто-то спал, растянувшись сразу на три сиденья, а кто-то расположился совсем демократично, пристроившись прямо на полу и подтолкнув под голову свои баулы или сумки. Она огляделась в поисках уголка, где смогла бы приютиться. В углу, прислонившись к стене и сидя на корточках, пристроилась молодая пара, неряшливо одетая в лёгкие майки, шорты и высокие ботинки на толстой подошве. "Угореть можно в этих копытах в такую жару.- подумала Наташа, а увидев огромные, туристические рюкзаки и палки для скандинавской ходьбы. Она ехидно усмехнулась про себя.- И эти туда же, только причём здесь палки? Хочется таскаться по горам, покорять хребты и вести здоровый образ жизни, то можно обойтись только рюкзаками". Компания молодых людей то ли из Китая, то ли из Японии молчаливо сидела на полу, уткнувшись в свои навороченные телефоны. Рядом на двух креслах пристроилась семейная пара, по всей видимости из Пакистана или Индии. Несколько ребятишек разного возраста, а парочка ещё в колясках мусолили сладкие булки, цеплялись липкими ручками за терпеливых родителей. Притулиться было негде, но уходить из этого зала ожидания она не могла, чтобы не разминуться с мужем, который после очередной выкуренной сигаретки, вернётся именно сюда. Наташа мысленно позавидовала мужику, который спал, растянувшись сразу на трёх креслах. На лицо было накинуто небольшое, полосатое, льняное полотенце.
   "Надо же храпит с полным комфортом, ноги вытянул, полотенчиком прикрылся, чтобы свет не мешал.- со злой завистью подумала женщина.- Вот подойду сейчас и торкну его, чтобы ужался до одного сиденья".
   Она уже решительно сделала шаг в сторону мужика, но на секунду замешкалась, решая, на каком языке к нему обратиться. И вот за эту секунду она рассмотрела то, на что не обратила внимание прежде. Он был хорошо одет. Наташа не особенно разбиралась в фирменных, брендовых вещах, но разглядела то, что летние, светлые туфли изготовлены не в Турции или России, а как минимум в Европе. Лёгкий костюмчик под стать, не ширпотребный. Брючный ремень из натуральной кожи. А вот в этом она знала толк. С появлением в её жизни супруга, Наташа стала интересоваться мужскими мелочами- зажигалками, портсигарами, харизматическими ароматами, ремнями и разными мелочами. Её муж много времени проводил в полицейской форме, и она старалась скрасить эту синюю унылость хорошим ароматом, ремнём не из кожезаменителя, стильными часами и шведской, кремниевой зажигалкой. Хоть Эрин и упирался, но спорить с женой было бесполезно. Наташа твёрдо считала, что офицер криминальной полиции должен располагать к себе, и выглядеть элегантно, а не как мешок, обвешанный пистолетами, дубинками и атрибутами устрашения. Наташа сделала второй шаг к спящему, и мысли пролетали в её голове, не акцентируя внимание ни на чём конкретно. Только взгляд уловил небольшой листок, который, по всей видимости, выпал из кармана то ли брюк, то ли пиджака и сквозняком его занесло под ряд кресел. Она присела на корточки, подняла бумажку, довольная тем, что теперь есть причина разбудить мужчину словами: "Это не вы, случайно обронили?" Поднимаясь, неловко задела его за локоть и перед её носом проскользнула рука. Наташка поднялась и стояла над мужиком, тупо уставясь. Вот теперь она поняла всю неправильность во всей этой картине: мужик с накинутым на лицо полотенцем, в дорогущей одежде, наверное мог позволить себе не валяться в зале ожидания аэропорта, а дождаться своего рейса в более комфортных условиях. Но самое жуткое в этой картине было то, что рука имела серый цвет. Не загорелый, не бледный, а именно серый, с синими ногтями. Наташа сделала пару шагов назад и огляделась- как и прежде, зал гудел привычными шумами, дети продолжали шалить и откусывать булки, японцы или корейцы тыкали свои гаджеты, туристы со шведскими палками читали книжки. Она вздрогнула от неожиданности, когда кто-то взял её сзади за плечи. Это был её муж. От него пахнуло табаком и мятной жвачкой. Наташа не говоря ни слова, машинально сунула найденный листок в карман брюк и показала рукой на мужика. Эрин сообразил в долю секунды. Он взял безжизненную руку, пощупал пульс, снял с лица полотенце и приложил два пальца к шее. Но по синим губам, по струйке крови, которая скатилась в сторону спинки кресла и от этого её никто не заметил, стало ясно, что мужчина мёртв. Всё дальнейшее происходило быстро, по деловому, без лишней паники и шума. Эрин оставил жену стоять на том же месте, а сам отправился к первому попавшемуся охраннику из службы аэропорта. Те сообщили в полицейское Управление Стамбула и медицинским сотрудникам, а сами отцепили место происшествия, дожидаясь приезда начальства и дальнейших указаний. Всё это время Наташа возвышалась над мужчиной, рассматривала его и думала скорбно, что стать одиноким и даже тихо умереть в огромном, многолюдном помещении очень просто, и никто не придёт тебе на помощь, потому что люди суетятся, бегут и спешат. Каждые пять-десять минут женский голос объявляет посадку на рейсы в различные точки мира. Вот и туристы с палками засобирались, но подъехавшие полицейские пригласили их на недолгую беседу. Для этого отвели небольшой служебный кабинет, находящийся рядом. Наташу и Эрена пригласили тоже. Рассказывать было особенно нечего, а про листок, который оказался в кармане, Наташа совершенно забыла. Её муж задержался в кабинете дольше всех и она уже забеспокоилась, потому что время регистрации на рейс приближалось. Наташу раздирало любопытство, но времени на разговоры не было ни минуты. Они заскочили в салон лайнера одни из последних, а когда разместились на своих местах и самолёт взревел двигателями перед взлётом, то расспросить про мёртвого человека, она решила позже. Ерин не выдержал и заговорил первым, как только набрали высоту:
   - А ты знаешь, этот мужик русский и должен был лететь с нами в одном самолёте.- мужчина огляделся.- Представляешь, и сидеть мог рядом с нами, только он не зарегистрировался на рейс. Он не транзитник, как мы, по всей видимости, приехал из Стамбула, или из ближайшего города. В кармане обнаружены паспорта- российский, заграничный и распечатка электронных билетов на Санкт-Петербург.
   - А как он помер-то? Приехал а аэропорт, развалился на сиденьях, платочком голову прикрыл и испустил дух?
  - Там много непонятного. Работают эксперты и криминалисты, и на первый взгляд, похоже, что смерть случилась от сердечного приступа, но не исключено, что это убийство. Я встретил давнего приятеля, мы вместе учились в Полицейской Академии, он сейчас работает в Стамбульском Полицейском Управлении. Товарищ обещал держать меня в курсе.
   Наташка подобралась:
   - Послушай, а если это убийство, то как можно среди такого количества народа обнаружить убийцу? Ведь это аэропорт, люди меняются каждую минуту, самолёты взлетают и садятся.
   - Ох ты любопытная, сразу видно- жена полицейского.- Эрин поцеловал жену в висок.- Обнаружить, конечно будет не просто, но если мужика убили именно в аэропорту, что мало вероятно, то вычислить убийцу реально. Кругом камеры видео наблюдения и проследить путь любого человека представляется возможным.
   - А багаж? У него были с собой какие-нибудь вещи?
   - Да, только сумка. Причём дорогая, из натуральной кожи. Купленная в Турции, но пошита не в горном кишлаке, а на фабрике.
   - И что внутри?- Наташа легко ущипнула мужа за руку.- Да рассказывай ты, что я из тебя, как щипцами всё вытягиваю?
   Эрин засмеялся и погладил жену по руке:
   - Зачем ты забиваешь себе голову всякими ненужными вещами? Через несколько часов мы поселимся в отеле, потом пойдём гулять по вечернему городу, поужинаем в каком-нибудь кафе. Ты на родину едешь, в конце концов, не напрягай извилины о трупах, смертях. Думай о хорошем!
   - И всё-таки?- не унималась женщина.
   - Тщательный досмотр эксперты проведут позднее. Но на первый взгляд выяснилось, что мужчина путешествовал налегке- только смена нижнего белья, пара рубашек, носки и зубная щётка.- Эрин усмехнулся.- Маленькая, двухсотграммовая, уже почти пустая бутылка из под виски. А, да, папка с какими-то документами. Похоже мужчина посещал Турцию по вопросам бизнеса.- к досаде женщины, муж повернулся к иллюминатору, устроился поудобнее в кресле и пробормотал уже сквозь сон,- больше ничего тебе не скажу, потому что ничего не знаю. Скорее всего, тело отправят в Россию. Паспорт при нём, знают кто он и где живёт. Русские дальше будут разбираться.
   Наташа закрыла глаза и в памяти всплыло одутловатое лицо умершего. Она передёрнула плечами и пробормотала:
   - Интересно, как долго он лежал в мёртвом состоянии? Даже страшно, столько людей находилось вокруг, играли дети рядом, ели сладости, дышали одним воздухом.
   - Он умер примерно три часа тому назад. Точнее патологоанатом скажет после вскрытия. И всё, хватит, не будем больше об этом.- Эрин сжал руку жены и натянул очки для сна, которые вместе с другими мелочами для удобства и комфорта пассажиров предоставляет авиакомпания "Туркиш Эйрлайн".
   "В той жизни мужик-то видать был ничего, симпатичный, светловолосый, руки ухоженные. Только не брился пару дней и морда слегка помятая, как будто пил всю ночь."- уже про себя продолжала рассуждать Наташа, прокручивая в памяти увиденное.- Да, похоже на то, опохмелялся с утра, раз недопитый мерзавчик в портфеле нашли. На вид где-то за пятьдесят, немного лишний вес. В его возрасте надо быть осторожным с алкоголем, перееданием и с избыточным, бурным сексом.
   Она одела наушники, включила экран мини телевизора, вмонтированного в спинку предыдущего сидения, в программе выбрала музыку, и вскоре задремала, уткнувшись в плечо мужа.
  
   Перед поездкой Наташа долго выбирала отель, просматривала отзывы в интернете, прежде, чем забронировать номер и не разочаровалась увиденным. Тем более, что рекламировался отличный сервис с завтраком, wi-fi и некоторыми мелочами типа фена, кабельного телевидения и минеральной водой в холодильнике. Ещё за это предлагались приличные скидки. Небольшой, уютный отель находился в самом центре города в старом, пятиэтажном, отреставрированном здании. На сайтах он заявлялся, как бизнес отель, потому что находился в деловой части города, но так же до многих достопримечательностей типа Храма Спаса на Крови, музея "Эрмитаж", Дворцовой площади было рукой подать. Пока получили багаж, пока добрались и нашли отель, пока милая девушка администратор заполнила необходимые формуляры, город начал наполняться вечерними огнями. Номер показался Наташе просто превосходным, недаром четыре звезды- в шкафах махровые халаты, тапочки, в белоснежной ванной куча полотенец, душистые шампуни и куча всяких бутылочек. Эрин особых восторгов не испытывал, для него, как для человека, неприхотливого и привыкшего к дисциплине больше волновал вопрос их ужина. Он уговорил жену разобрать чемодан позднее, а прежде отправиться прогуляться, выпить кофе, ну, а потом поужинать в какой-нибудь, недорогой пельменной. Идею с пельменной придумала Наташа, она скучала по русской кухне и одно слово "пельменная" вызывало, как у собаки Павлова обильное слюноотделение. Жена умолчала о том, что самые вкусные пельмешки получаются из свиного мяса с луком, чесноком и чёрным перцем. Наташа мечтательно сглотнула слюну и решила про себя, что закажет мужу-мусульманину вареники с картошкой или капустой. "Главное расписать в красках, что это самые вкусные блюда в русской кухне.- оптимистично подумала женщина.- Я же нахваливаю чечевичную похлёбку, которую готовит его сестра, когда приезжает в гости." По ярко освещённым улицам торопливо шагала молодёжь, неторопливо люди пожилые, вертели головами кучки ряженых туристов, клерки возвращались домой с работы, молодые мамаши с колясками, не торопясь катили своих чад на вечерний променад. Есть хотелось уже нестерпимо, в животе урчало и пара останавливалась возле каждой витрины с булками или колбасой. Наконец наткнулись на яркую рекламу, приглашающую всех желающих, жителей и гостей города посетить ресторан с интригующим названием "Приют странников". Высокое крыльцо нарядно светилось огнями и разноцветными шарами, а наверху висел баннер, который зазывал провести вечер в компании знаменитой исполнительницы русских романсов и только один день, в честь пятилетия ресторана, гарантировал скидку тридцать процентов на все блюда традиционной русской кухни.
   - Вот это то, что нам нужно.- обрадовалась Наташа.- Я уверена, что тебе понравится!
   Эрин только улыбнулся и пожал плечами. Он был так голоден, что бегать по городу в поисках пропитания уже не хватало сил. День казался таким длинным и насыщенным впечатлениями, которые наслаивались одни на другие, что почти забылась утренняя встреча с трупом в аэропорту. Зал ресторана был заполнен посетителями, но услужливый официант нашёл местечко и для них. Они разместились за столиком со свечами возле огромного окна. "С названием они немного промахнулись."- подумала Наташа. Слово "приют" у неё ассоциировалось с какой-то печалью, одиночеством и сиротством. Но внутреннее убранство, да и вся атмосфера на убогость никак не тянула. Интерьер блистал парчовыми скатертями, вычурной роскошью бордового бархата тяжёлых штор и золотыми элементами в отделке стен. На небольшой эстраде, действительно пела романсы под гитару очень знаменитая и талантливая певица в длинном, белом платье, выделяясь ярким пятном в приглушённом свете зала. Наташе всё это нравилось больше и больше. Её родина не ударила в грязь лицом перед мужем иностранцем и открыла гостеприимные объятия.Ужин действительно получился превосходным, хотя жена некоторое время сидела в раздумьях над толстой книгой меню, выбирая блюда, которые не оскорбили бы религиозные чувства её мужа. Сделать выбор Эрину она не предлагала- всё равно запутается в названиях и будет переспрашивать по десять раз из чего это сделано и как это есть- руками, ложкой или с ножом и вилкой. Она и сама толком не знала чем эскалоп отличается от лангета и бифштекса или котлета по киевски от котлеты по белорусски или варшавски, поэтому заказала то, в чём разбиралась: для себя пельмени архангельские в горшочках, для мужа обжаренную утиную печень под соусом из лесных ягод, по кружке чешского пива и пирожки с капустой. Ценник рябил заоблачными цифрами, но с учётом скидки, и того, что встреча с Питером, всё-таки должна быть в русских традициях хлебосольной, решили не экономить. Тем более, в последующие дни, можно будет обойтись забегаловками, пирожковыми, в конце концов перекусить в номере. Ведь не жрать приехали, а с прекрасным соприкасаться. В отель возвращались так же пешком сытые, усталые, но радостные и счастливые от предвкушения завтрашнего дня. Они не выстраивали чёткий план экскурсий и посещений, решили пустить на самотёк. Просто отдыхать, наслаждаться городом, пейзажами, едой, каналами, мостами и красотами. Уснули, как только приняли душ, нарядившись в халаты и тапки, которые обнаружили в шкафу маленькой прихожей. Чемодан так и остался без внимания.
   Наташа лежала с закрытыми глазами, медленно вспоминая, где она, с кем и что здесь делает.Так было иногда после глубокого сна, и ещё что-то было не так, как всегда. Она слышала много непривычных звуков- щебет и гомон птиц. В Турции в апреля и с наступлением жары пернатые замолкали. Они начинали верещать в ноябре и не затихали до весны. Иногда Наташа размышляла на об этих странностях природы. От лютого холода и недостатка еды птицы улетали из русских, северных краёв в теплую зиму, а от изнуряющей, летней, жары перебирались из Турции назад, туда, где прохладнее. В таком случае, где же у них родина? Там, где звенят ручьи, шумят берёзы или там, где оливковые рощи и бирюзовое море? Она сравнивала себя с этими птицами. В сознательном возрасте поменять место жительства, переехать в мусульманскую страну, это тебе не фунт изюма. Первое время она грустила, скучала, печалилась, и если бы не чуткое и внимательное отношение мужа, его любовь, то не известно смогла ли она прижиться на каменистой земле Анталии. И однажды она всё-таки поняла, где родное место для пернатых- там, где вьют гнёзда и появляются птенцы. И это происходит не в Турции! Гнездятся -то они в российских лесах, значит и лететь они будут домой, а отпуск проводить у моря. Всё, как полагается в приличных семьях. А так же она осознала, что где бы не жила, в каких райских краях, дом её будет там, где радостно душе и спокойно сердце. Это, конечно, родной город Тамбов, родительская квартира на пятом этаже, дача за городом и речка Цна. Ещё лёжа с закрытыми глазами и слушая утренний, птичий гвалт, в сердце растеклось тепло от сознания того, что она дома, в своей стране. Наташа перевернулась, нащупала руку мужа и пощекотала ладонь, чтобы разбудить.
   Завтракали в ресторане на первом этаже рано, большие напольные часы в холле не пробили ещё восьми часов, потом вернулись в номер, чтобы привести себя в порядок перед выходом в город. За закрытой дверью ванной комнаты было слышно, как шумит вода и Эрин насвистывает свой турецкий фольклор. Наташа с самого детства была уверена, что свистеть в доме категорически нельзя-денег не будет и отучала от этой дурацкой привычки своего мужа, но он всё равно свистел, когда был уверен, что жена его не слышит. И сейчас она действительно не обращала внимания ни на что, кроме телевизора. А когда Эрин вошёл в комнату одетый, чисто выбритый и готовый к восприятию прекрасного, то в первую минуту опешил- жена, вместо того, чтобы красить глаза и губы, сидела, уткнувшись в экран телевизора в халате, с влажными после душа волосами и с озабоченным выражением лица.
   - А ты что сидишь?- возмутился муж.- Уж не собираешься ли ты провести весь отпуск в номере?
   Наташа повернула голову, сняла очки и произнесла, как заговорщик:
   - Ты знаешь, кого я сейчас видела?- и не дожидаясь ответа продолжила, округлив глаза.- Труп!
   - Ты что с ума сошла? Какой труп? Это вчерашняя история в аэропорту произвела на тебя такое впечатление?
   - Вот именно его я сейчас и видела!
   Наташа рассказала, что местный, питерский канал передавал новости. Телевизор работал, но она не обращала внимания, пока не услышала знакомое название. В репортаже речь шла о юбилее знакомого ресторана "Приют странников". Оказывается, владельцы в качестве рекламы и привлечения внимания на приглашали разных знаменитостей, телевидение и другие средства массовой информации. Известные личности давали интервью, всячески нахваливали кухню, персонал, интерьер и самих предприимчивых владельцев. Но дело не в этом, а в том, что оператор снимал посетителей и в камеру несколько раз попала пара, сидящая за столиком у окна. А потом, когда корреспондент брал интервью у одной олимпийской чемпионки, большой любительницы тусовок и дармовой еды, в кадре очень чётко, несколько минут наблюдалась эта пара. По всей видимости, это был деловой ужин. Два представительных мужчины, в костюмах и галстуках ведут деловую беседу за накрытым столом, ведь, как известно, на сытый желудок приходят правильные и положительные решения. И ничего бы удивительного в этом факте не было, если бы одного из них Наташа очень явно и чётко, прошлым утром видела мёртвым в аэропорту Стамбула.
   - Да нет, не может быть.- с лёгким недоверием покачал головой Эрин.- Может ты ошиблась?
   - Нет. Я очень хорошо разглядела мёртвого мужика, и так же прекрасно рассмотрела этого из ресторана. Всё абсолютно одинаковое, глаза, цвет волос, причёска.
   - Хорошо, предположим. А кто был второй?
   - Второй похож на турка. Чёрные волосы, широкие брови, смуглый.
   - Ну это не показатель. Под такое описание подходят и грузины, и армяне и цыгане в конце концов.
   - Он чётки перебирал, такие из турецкого, синего глаза "Назар".
   - И ты рассмотрела?- засомневался муж и повернулся к большому экрану телевизора.- Хотя, если смотреть близко, и если чётки крупные, то увидеть можно.
   - Можно, можно.- уверяла мужа Наташа.- Эти мужики несколько раз в объектив попадали. На столе стояли тарелки уже пустые. Они или или ждали следующее блюдо, или десерт с кофе, поэтому в руках не держали приборы. Один чернявый перебирал чётки из синего стекла, а другой, светловолосый держал еаеой-то пакет.
   - Даже если так,- не сдавался Эрин,- мало ли похожих людей? У мёртвого наверное семья, может быть брат, отец. Да и вообще, прекращай всё это! Мы приехали отдыхать. Криминала мне на работе за глаза хватает!
   Муж вяло возмущался, но Наташа видела, что ему тоже вся эта история интересна. Странные совпадения- мужик, который намерен лететь в Питер умирает в аэропорту Стамбула, в этот же вечер похожий персонаж встречается в питерском ресторане с турком, и если жена ничего не путает, то история пахнет интригой.
   - А знаешь, что сделаем,- предложила женщина,- я позвоню на телевизионный канал и договорюсь о встрече с корреспондентом. Ему же нет резона что-то скрывать, он покажет нам этот репортаж ещё раз. Тогда ты убедишься, что я не придумываю.
   Эрин ничего не ответил, лишь пожал плечами, мол делай, что хочешь, детка, твоя страна, ты здесь, как рыба в воде. А она уже открыла свой компьютер и набрала в поисковике "Питер ТВ", а когда выскочили реквизиты редакции новостей, быстро набрала номер с телефона, который находился в комнате и прижала трубку к уху. Эрин только махнул рукой, жестами показывая, что будет ждать её на улице в парке напротив отеля и курить. Парадное крыльцо выходило на тихую, чистую улочку недалеко от Невского проспекта, рядом располагался сквер с круглыми клумбами, аккуратными скамейками и высокими липами возле проезжей части. В середине августа стояла прекрасная погода, правда иногда сбрызгивал дождь, но это только добавляло свежести и радовало после изнуряющего зноя Анатолийского побережья. Мужчина настроился на долгое ожидание, знал, что жена будет тщательнее наводить макияж и подбирать одежду, потому что не обойдётся без фото сессии. В честь этого на его шее висел новый, дорогой, отличный фотоаппарат "Никон". Но Наташа появилась на удивление быстро, присела на скамейку рядом с мужем и по-деловому развернула на коленях карту города.
   - Так, давай будем прокладывать сегодняшний путь.
   Они уткнулись в карту и решили для начала проутюжить Невский проспект от Адмиралтейства, до Александро-Невской лавры. Эрин не принимал особенно активного участия в разработке маршрутов, но чтобы не обидеть жену невниманием поддакивал и со всем соглашался. Собственно ему было всё едино, куда идти и что смотреть. И хорошо, что жена не решила воткнуться в кучку туристов, чтобы потом несколько часов таскаться за гидом, выслушивать и запоминать фамилии, даты, названия. Всё равно ничего не запомнит, достаточно того, что вся окружающая архитектура этого города радовала глаз и восхищала. Ещё он был счастлив от того, что счастлива его жена, что погода прекрасная, они не голодные, обутые в удобные кроссовки для долгих прогулок.
   - Так ты поговорила с журналистом?- спохватился он, когда поднялись со скамейки.
   - Поговорила.- Наташа подхватила мужа под руку и увлекла в сторону шумного проспекта.- Это Захар Вельяминов. Ни возраст, ни рост, ни вес, как ты догадываешься, я не знаю, но надеюсь исправить этот пробел. Мы встречаемся в редакции в семь вечера.
   - Что ты ему сказала? Как он согласился?
   - Что у меня есть интересная информация по поводу его вчерашнего репортажа из ресторана. Сказала, что он случайно снял человека, которого я видела мёртвым буквально сутки назад в Стамбуле.
   - Интригующе! После этого он не мог не согласиться на свидание.
  
   День прошёл здорово, только уже к шести часам они согласились друг с другом, что встреча с прекрасным забирает много сил и энергии. От многочасовой прогулки ноги гудели и ломило спину. Не хотелось ещё скитаться в поисках забегаловки, где можно было бы сесть и перекусить. Остановились у высоких столиков рядом с жёлтой закусочной на колёсах, откуда витали ароматы кур-гриль и жареных сосисок. У Наташи горели глаза от вида румяных, длинных колбасок, политых горчицей и кетчупом, а Эрин глотал слюну, когда прыткий юноша в кокетливой, поварской шапочке подал на картонной тарелке румяную, куриную ногу. Утолив голод они расслабились и отправляться на поиски редакции уже не очень хотелось. Пара присела на скамейке неподалёку, протянув гудящие ноги и допивая остатки кофе из пластиковых стаканчиков.
   - Может пойдём в отель? Я перезвоню в редакцию и с журналистом встретимся завтра.- жена умоляюще посмотрела на Эрина. Она достала из кармана джинсов носовой платок вытерла его щёку, выпачканную в красном кетчупе.- Посмотри, а я не запачкалась?- она повертела головой перед его носом и краем глаза заметила какую-то бумажку, лежащую на коленях. В первую секунду Наташа не сразу поняла откуда мог появиться этот скомканный листок, а потом ахнула, вспомнив.- Ты знаешь, что это?
   - Ну, конечно, нет!
   И жена во всех подробностях описала, как подобрала этот листок под креслом, где лежал покойник, как автоматически сунула его в карман и совсем забыла, даже когда рассказывала обо всех подробностях обнаружения тела полицейским в аэропорту. А сейчас, бумажка выпала, когда она доставала из кармана брюк носовой платок. Наташа быстрыми пальчиками развернула записку, и даже, как-то разочаровалась, обнаружив простой ряд чисел и букв:
   - О, а я думала...
   Эрин громко засмеялся, обнимая озадаченную жену:
   - Ты думала, что здесь карта на которой указано, где спрятаны сокровища, или записка, называющая имя виновника смерти, или завещание, написанное за минуту до смерти, или банковский, много миллионный счёт.- мужчина осёкся.- Может действительно счёт?- он взял листок и рассматривал несколько секунд.- С этим должны работать специалисты. И потом, не известно точно, что это принадлежит покойному. В аэропорту такая проходимость, что обронить листок мог кто угодно и когда угодно. Положим время, когда и откуда выпала бумажка можно определить. Если даже камеры не зафиксировали из каких рук или кармана он вылетел, то примерное время можно узнать- уборщики чистят залы каждые четыре часа.
   - Вставай, пойдём. У нас есть двадцать минут, чтобы добраться до студии. Здесь недалеко, я смотрела по карте.- Наташа подскочила. Подзарядившись сосисками у неё, как будто появилось свежее горючее для движения.
   И всё-таки они немного задержались. Пятиэтажный, старинный дом находился не так далеко, но по незнанию они плутали, высматривая нужный номер. Остановились, переводя дыхание, у входа с вывеской "Питер ТВ", когда часы показывали семь минут восьмого.
   - Надеюсь он ещё не ушёл.- Наташа взялась за массивную ручку.
   В коридорах было пустынно, но за некоторыми дверями раздавались голоса. Рабочий день закончился, но кое-кто ещё не спешил восвояси, доделывал свою работу, а может не хотел идти к сварливой жене или в одинокую квартиру. В голове Эрина пронеслись воспоминания о том, как он был одинок до встречи с женщиной, которая согласилась (О слава Аллаху) стать его женой. Они быстро нашли нужную дверь. На табличке под стеклом они прочитали: "Редактор отдела шоу-бизнеса Вельяминов Захар"
   - Прекрасно.- Наташка постучала костяшками пальцев, и, не дожидаясь ответа толкнула дверь.- Надеюсь он ещё не ушёл.
   Кабинет оказался небольшой. В приоткрытое окно с улицы залетали детские крики, и лучи заходящего солнца окрасили белые стены в розовый цвет. Рядом справа стоял стол с компьютером, заваленный бумагами, напротив массивный шкаф с толстыми папками, пронумерованными по годам. Внутри никого не было. Но компьютер гудел монотонно, экран мерцал голубым светом и настольная лампа горела над чёрной клавиатурой.
   - Тук-тук. Есть кто-нибудь? Наверное вышел, сейчас вернётся.
   Наташа двинулась в глубь кабинета и заглянула за широкий шкаф, тотчас вскрикнула и повернулась к Эрину с дикими глазами, но он уже сам всё увидел. И помимо воли в нём включился полицейский:
   - Ничего не трогай. Вызывай полицию и скорую, может он ещё жив!
  
   Глава 2.
  
   Она ехала в час по чайной ложке, как всегда в это время. Улицы города забились машинами, но она научилась быть терпеливой, и коротала время в размышлениях и воспоминаниях, иногда удаляясь в далёкое прошлое в своеё детство и юность. Это была самая прекрасная пора, когда восприятие жизни было праздничным, нарядным, чистым и непорочным. Иногда она открывала самые дальние сундуки своей памяти и вспоминала, какие босоножки привозили ей родители из отпуска- с белыми, плетёными ремешками, на сплошной подошве, а потом, когда она училась на первом курсе института, мать, протолкавшись в очереди больше пяти часов, принесла красные австрийские сапоги, с длинным голенищем в гармошку из невероятно мягкой кожи. Она прекрасно помнила вкус маминого борща и тушёной капусты, аромат первых, настоящих, французских духов "Сикким", которые она купила себе на сэкономленные деньги в небольшом универмаге аж за двадцать пять рублей! Она помнила всё, до мельчайших подробностей. Сейчас она уже большая девочка, ей сорок, и она сбилась со счёта, сколько у неё было разных ароматов, сапог, борщей и босоножек, но ничто не могло сравниться с тем временем, когда она жила в состоянии постоянного душевного комфорта и покоя. Машину она выбирала себе сама, не обращая внимания на габариты, цену, престижность марки. Ей важно было удобство, юркость в городском потоке и надёжность. Она не понимала тех баб, которые раскручивали мужей или любовников на люксовые автомобили, похожие на лакированные корабли. Она недоумевала, зачем вытягивать из мужика бесконечное количество ювелирных украшений, бриллиантов и различных драгоценностей. Считала таких дам, даже при муже, содержанками, которые каждую минуту опасаются, что источник их благосостояния иссякнет, и они останутся с тем, что на грабастали за время проведённое возле этого источника. Как мусульманская жена, при разводе может покинуть дом только с тем золотом, которое одето на её теле. Она-то, Маргарита Новоскворецкая, не такая, она уверенная в себе, красивая, самодостаточная женщина. От неё никогда не уйдёт муж, а на случай развода, у неё имеется брачный контракт. Да она его без трусов оставит! Была у неё правда одна тайна, но на то она и тайна, чтобы хранить её ото всех. Маргарита периодически поглядывала то на ручные часики, то на светофор, она опаздывала на встречу. Женщина ругнулась про себя:
   "Бестолочь, знала же, что в это время пробки, надо было раньше выезжать.- она не укоряла себя за непредусмотрительность, просто думала, что деловая женщина должна успевать везде вовремя, невзирая на то, насколько важной персоной она себя считает.- Но ничего, подождёт. В конце концов он догадывается, что получит хороший гонорар."
   Благодаря компактной машинке, ныряла во дворы, проулки, улочки, чтобы миновать автомобильные заторы и наконец-то добралась до нужного места минута в минуту. Она не являлась коренной петербурженкой, но проживала в этом прекрасном городе уже более двадцати лет и не страдала топографическим кретинизмом, поэтому лучше всякого навигатора прикидывала в голове маршрут, хотя на всякий случай, навигатор в автомобиле имелся. Попасть во внутрь подъезда было не так-то просто: у обитателей были специальные карточки-ключи, а посетители заранее предупреждали о своём визите. Маргарита пробежалась глазами по длинному списку- приёмная дантиста Шепелева Н.Я.- первый этаж: архитектурное бюро "Ласточка", пошив автомобильных чехлов на заказ-второй этаж; туристическое бюро "Соната", адвокат Синицын П.В.- третий этаж. Дальше этот список она просматривать не стала- нашал, того, к кому так торопилась и нажала кнопку звонка рядом с фамилией Синицын. Через минуту, без лишних вопросов замок с электрическим жужжанием заглотил запор. На третьем этаже, возле распахнутой двери её уже ждала молоденькая, улыбчивая секретарша, предложила немного подождать и выпить кофе, пока адвокат не освободиться. На кофе визитёрша согласилась сразу, потому, что в комнате витал чудесный аромат настоящей колумбийской арабики, а уж она-то знала в этом толк. Пока девушка готовила напиток Маргарита осмотрелась. В приёмной не увидела ни одной лишней вещи, всё по-деловому, с минимальными развлечениями для глаза. Только на белых стенах пара картин самодеятельных импрессионистов, да несколько журналов "GEO" с пёстрыми обложками на низком столике. Она первый раз встречалась с этим адвокатом, даже не знала, что означают инициалы П.В. Да и вообще до этого Маргарита никогда не обращалась к услугам адвокатов. Но сейчас возникла необходимость, эта необходимость зрела больше года, и наконец готова была упасть яблоком и ударить по голове проблемой. Этого она допустить не могла, окольными путями, по отзывам в интернете нашла этого то ли мужика, то ли парня, то ли старика, короче Синицына П.В. Обращаться к знакомым за рекомендациями не желала, вообще старалась не пускать в свою жизнь посторонних и даже подругам не открывалась полностью- по опыту знала, женская дружба завистлива и не прочна. Чашки кофе хватило как раз на время ожидания. Милая секретарша услужливо пригласила пройти в кабинет.
   - Маргарита Новоскворецкая.- представилась женщина с порога и стремительно подойдя к столу, присела на краешек стула напротив и, спохватившись, добавила.- Мы договаривались с вами о встрече.
   Адвокат привстал услужливо:
   - Да, да, присаживайтесь.- он снял очки и протянул большую, крепкую руку.- Павел Валентинович.
   Пока вели беседу, рассматривали друг друга с тайным интересом. Адвокат даже готов был рассмеяться в какой-то момент от мысли:-" Вы привлекательны, я чертовски привлекателен"! Женщина действительно была не то чтобы в его вкусе- он предпочитал маленьких блондинок с пухлыми губками, а перед ним сидела высокая, стройная брюнетка с умным, ироничным взглядом, и всё же это была абсолютно его женщина. Эта простая мысль юркнула и очень ясно поселилась в его голове. Он не влюбился, не увлёкся, просто ещё не успел классифицировать это чувство, он лишь констатировал факт. Она была настоящей, смотрела на него ясно и прямо, говорила искренне и эмоционально. Павел догадывался, что о многом недоговаривает, но это и понятно- первая встреча почти всегда проходит на полуправде. Да и вопрос, с которым она обратилась оказался банальным. Женщина заподозрила своего мужа, богатого бизнесмена в измене. Не это причинило ей огорчение- из рассказа стало ясно, что они давно стали чужими людьми, а то, что муж хитростью и обманом может оставить её без средств к существованию.
   - И чем я могу вам быть полезным в этой ситуации?
   - Понимаете, этот бизнес мы налаживали с ним вместе много лет назад. Вы, вероятно, помните это время огромных, китайских полосатых сумок. Тогда торговали все и всем. Я летала в Турцию, привозила сначала трикотаж, потом добавились золотые украшения, обувь. А когда появились суммы по-приличнее начались норковые шубы, кожаные плащи и куртки. Вскоре открыли несколько торговых точек, а потом и свой торговый дом. Муж наладил связи с турками, а это были уже другие обороты. Туда уходил лес, стройматериалы, уголь, назад воздушными и морскими путями мы получали овощи, фрукты, текстиль. В общем бизнес постепенно перешёл в крепкие мужские руки.- Маргарита опустила глаза и криво усмехнулась.
   Адвокат Синицын прекрасно помнил это смутное время малиновых пиджаков. Тогда он работал в милиции и разгребал вонючую жижу, которая заполнила улицы города, да что города, целой страны. В то время, казалось, все кинулись торговать, заниматься воровством и проституцией. За интеллигентную, честную работу платили копейки, а то и вовсе не выдавали деньги по шесть месяцев. Торгашей прессовали рэкетиры по чём зря, без зазрения совести отжимали бизнес, из под толстых задниц бывалых директоров предприятий выдёргивали кресла, и в них садили своих, тупоголовых мордоворотов, которые ни бельмеса не понимали в производстве. Синицын прокручивал в голове - что из себя представляет эта мадам Новоскворецкая? На хабалку не смахивала, говорила грамотно, немного эмоционально, жаргонизмы в речи не проскакивали. Одета дорого, но без вычурности, косметики минимум, каштановые волосы уложены аккуратно и лишь кольцо на безымянном пальце и серьги с бриллиантами выдавали повышенный достаток. Короче на базарную торгашку не тянула. Вероятно, муж вовремя подсуетился и оградил женщину от общения с блатными и криминальными элементами.
   - Что заставило вас усомниться в порядочности мужа?- Павел силой выдернул себя из далёких мыслей.- И, извините меня, что вас всё-таки больше беспокоит его возможные измены, и, как следствие развод или то, что он уводит из семейного бюджета деньги?
   Маргарита посмотрела на него прямо и он понял, что она давно сформулировала ответы.
   - Меня не пугает развод. У нас брачный контракт- фифти-фифти- пятьдесят на пятьдесят. Если мы расстаёмся, то я забираю половину всего не только имущества, но и бизнеса. То есть, если я возьму положенное мне по закону, то ему практически всё придётся начинать с нуля. Он уже не в том возрасте- ему пятьдесят пять. А если вы думаете, что я страдаю от того, что он изменяет мне и хочу напакостить ему из ревности, то уверяю вас, мы давно чужие люди, живём только в одном доме, никто из нас не решается сказать первым о том, что лучше для обоих будет разъехаться. Нас ничего не связывает, детей нет. То что он изменяет мне, я догадывалась давно. Это меня не шокирует и не травмирует психику.
   Помолчали несколько секунд - Маргарита перевела дух после тирады, адвокат переваривал информацию. Когда он сталкивался с делами семейного характера, всегда вспоминал классика о том, что все счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Он поднял трубку и попросил секретаршу приготовить кофе, а женщина тем временем продолжила:
   - Если для всех мы ещё продолжаем играть роль супружеской пары- живём в одном доме, то в бизнесе, всё управление практически перешло мужу. Он заключает сделки, встречается с партнёрами, летает в Турцию по несколько раз в месяц. Меня это устраивало до поры до времени. Нет, я, конечно, не отстранилась от дел- на мне магазин и сетевые поставки, я проверяю качество товара, набираю персонал. И вот на днях, в кабинете на столе мужа я случайно обнаружила документы из которых выяснилось, что с наших счетов снимаются крупные суммы. В это время он находился в Стамбуле. Я позвонила ему и пыталась выяснить, куда уходят немалые средства. Он наорал на меня и приказал не совать нос туда, где меня не просят. Тогда я поняла, что меня никогда просить об этом не будут, придётся проявлять инициативу. Так вот, я хочу, чтобы вы выяснили куда уходят деньги, и что затевает мой муж, потому что я волнуюсь за то, что к моменту нашего развода у нас не будет ничего, что можно будет разделить, он выведет все средства на левые счета.
   Маргарита оглянулась. Дверь отворилась и в кабинет с разносом вошла секретарша. При виде шефа милая блондинка засветилась счастьем и услужливостью. Да и он был весьма любезен:
   - Спасибо Светлана. Сегодня ты свободна. Я сам закрою офис. А чашки уберёшь завтра.
   - Тогда до завтра. До свидания.
   Девушка улыбнулась, сделала книксен и, прихватив разнос, отправилась к дверям. У Риты в голове мелькнуло, что эту пару связывает нечто большее, нежели деловые отношения. Только секретарша гораздо моложе своего шефа лет на двадцать. Да что говорить, сама-то замуж выходила ей девятнадцать, ему тридцать четыре. Тогда казалось, что она юная, свежая и хрупкая, а он полноватый, опытный и уже седые виски. Это сейчас они сравнились, время нивелировало возрастные различия, и она уже не та наивная девочка с тонкой шеей. Во всяком случае, иногда она думала, что гораздо старше и мудрее его. А адвокат симпатичный, руки сильные, тёмные волосы и пронзительные, голубые глаза, кольца на пальце нет, очень может быть, что не женат. Инфантильные барышни обожают таких харизматичных мачо. Понятно, что секретарша Светочка просто тает в его присутствии.
   - Так вы хотите узнать, выводит ли ваш муж деньги из бизнеса, и если он это делает, то куда?- Маргарита так глубоко ушла в свою задумчивость, что вздрогнула от голоса адвоката и только кивнула в знак согласия.- Положим я узнаю, и что вы будете делать с этой информацией?
   - Я ещё не думала об этом, всё будет зависеть от того, что за сведения вы раздобудете.- она взяла со стола чистый листок и ручку.- Я запишу всё, что может пригодится в работе.
   Женщина уткнулась в бумагу, а Павел Валентинович продолжал дотошно выспрашивать:
   - Почему вы решили обратиться к услугам адвоката? В этом деле вам мог бы пригодиться частный детектив.
   - Вы знаете, я родилась во времена СССР, и воспринимаю таких персонажей типа "частный детектив", только как отчаянных героев из детективов Джеймса Хедли Чейза.- она подняла на него глаза и улыбнулась.- Да не смотрите на меня так, не такая я уж и старая, просто родители приучили не доверять кому попало. А про вас много положительных отзывов в интернете.
   Павел как-то по-мальчишески смутился, потому что он действительно внимательно рассматривал её.
   - Я тоже из совковых времён и Чейзом тоже зачитывался. А в интернете можно всякого понаписать, как хорошего, так и негативного. Но спасибо, что доверились именно мне.
   Адвокат хотел сказать гораздо больше, но сдержался. Например, что он совсем не считает её старой, а наоборот очень привлекательной и даже красивой, что за окном уже зажглись фонари и он хотел бы пригласить её на ужин или в крайнем случае проводить до дома, что вечер предстоит пустой и унылый, а в квартире ждёт только старенькая, лохматая кошка Анфиса, а по-простому Фуся. Он пробежался глазами по исписанному размашистым почерком листку, задал несколько уточняющих вопросов и поднялся, чтобы проводить позднюю визитёршу. Уже возле дверей приёмной её сумка задребезжала песней-"О боже, какой мужчина..." Павел понял, что это телефон и подумал про себя: "Фу, как пошло." Ему не нравилась современная эстрада, забитая одними и теми же лицами, пошлыми песенками, кичливыми, разукрашенными геями и пустоголовыми, сисястыми певичками. Маргарита казалось угадала его мысли и полезла в сумочку со словами:
   - Сама терпеть не могу музыку такого рода. Вот только с современными гаджетами я не дружу, совсем в них ничего не понимаю. Песенку установили в салоне, где покупала телефон. Да, слушаю.- наконец-то она поднесла трубку к уху.- Я Маргарита Новоскворецкая.
   Она слушала несколько минут, потом отошла от двери и опустилась на стул. Павел увидел, что она как-то моментально съёжилась и поблекла, её руки лихорадочно забегали по карманам пиджака, потом сумочки, пока не нашли нужное. Она достала носовой платок. "Как старомодно.- мелькнуло в голове у Павла.- сейчас все носят бумажные салфетки." А вслух озабоченно спросил:
   - С вами всё в порядке?
   - Нет не в порядке.- она подняла на него огромные глаза.- Это звонили из полиции. Мой муж умер.
   Павел быстро налил стакан воды и протянул женщине, он испугался, что у неё начнётся истерика, а он не знал, что надо делать в таких случаях. Но Маргарита старалась держать себя в руках, до неё не в полной мере дошёл смысл происходящего. Она несколькими глотками осушила стакан и глубоко вздохнула:
   - Его нашли уже мёртвого в аэропорту Стамбула. Причину смерти устанавливают, но похоже, что это был сердечный приступ после запоя.- из глаз побежали ручейки слёз, но женщина не всхлипывала, только продолжала рассуждать.- Странно, он никогда не увлекался алкоголем, во всяком случае не был запойным. Полицейский сказал, что тело завтра утром доставят из Турции. В обед мне надо быть на опознании.
   Новоскворецкая тяжело поднялась и направилась к дверям.
   - Постойте, я вас провожу.- Павел кинулся следом.- Я закрою офис и довезу вас до дома.
   - Нет, я справлюсь сама. Всё в порядке, я на машине.
   - Но вы не можете ехать в таком состоянии.
   - Спасибо за заботу, но я хочу побыть одна.
   "Может она права.- подумал адвокат и присмирел.- Несмотря на сегодняшние проблемы, они когда-то любили друг друга, раз содали семью." Ещё он подумал, что в свете последних событий его услуги как адвоката перестают быть актуальными. И Маргарита, как будто вновь угадала его мысли, уже выходя в подъезд обернулась:
   - Наши договорённости остаются в силе. Я позвоню вам позже.
   Она быстро вышла, оставив в кабинете лёгкий аромат дорогих духов и одинокий листок на столе. Адвокат потёр подбородок, положил в портфель бумаги, запер кабинет и отправился в пустой дом к кошке Фусе.
  
   Мысли Маргариты находились в дырчатом состоянии, как тонкий, пуховый платок паутинка, вроде как полотно, но через него всё видно. Так она то вспоминала прошлое, то размышляла над настоящим. Всё переплелось и перепуталось в её жизни и она всё больше увязала в интригах и ловушках, многие из которых она сама и создала. Как было хорошо, когда родители были живы, небо было безоблачным и яркими звёзды. Их не стало когда она после первого курса гостила дома. До обеда валялась в постели, ела пирожки с капустой, которые с утра пекла мама, варила смородиновое варенье, шелушила горох, читала книги. Идиллию нарушил пьяный очкарик, который на гружёном ЗИЛке на большой скорости почти всмятку сжал старенький москвич. Родители возвращались в город с дачи, везли собранную малину и лук. Так в один день, она лишилась и матери и отца, осталась только бабушка, но Риту домой уже не тянуло, она часто звонила, справлялась о её здоровье и отправляла бандерольки с конфетами к праздникам. Вот тогда безмятежное существование закончилось, пришлось заботиться о себе самой. Любила ли она своего мужа, она сама не знала. Рита была благодарна ему, ещё ей нужен был тот, кто бы заботился о ней, был ей компанией и другом. Может быть это и есть любовь, но и она со временем истратилась, истрепалась, потеряла красочность и остроту. Так живут многие семьи, и они бы жили если бы он не начал ей врать и изменять, и если бы у них были дети о которых муж мечтал, а Маргарита запретила себе об этом даже думать. Когда их совместная жизнь начала расстраиваться, как старая гармошка, Рита завела роман с фитнес тренером, парнем гораздо моложе её, с красивым телом и любителем роскошной жизни. Вот к нему она сейчас и ехала по неоновым улицам вечернего Питера. Автомобиль еле припарковался возле двухэтажного здания из стекла и бетона, потому что место, где можно было оставить машину она нашла кое-как. Парковка была забита дорогими иномарками, как всегда вечером- у многих находилось время, чтобы заняться собственным телом только после работы. Маргарита же предпочитала посещать фитнес центр в первой половине дня, когда посетителей не так много и тренер мог уделить ей максимум внимания. Она завела с ним роман как-то незаметно, как будто это само собой вытекало из их совместных занятий спортом. Рита старалась не афишировать интимную сторону их отношений, но на публике иногда они появлялись вместе. Ей нравилось, что в светской хронике мелькали фотографии, где её сопровождал бодигард с мощным торсом, сильными руками, здоровым румянцем на щеках, и ей было наплевать, что там шушукаются за спиной. Она эффектная, элегантная, богатая женщина не обязана отчитываться ни перед кем, и даже перед мужем, у которого рыльце в пуху. Он, конечно, как каждый собственник, волновался по этому поводу:
   - Ты что, завела любовника?- он возмущённо тряс перед ней свежей газетой.
   - Послушай, если я и заимею мужика на стороне, во-первых- ты об этом никогда не узнаешь, во-вторых- это мой фитнес тренер и он хорошо смотрится в качестве сопровождения, и в- третьих- тебя же никуда не вытянешь, ты постоянно занят. Лучше ответь, где ты проводишь свободное время, и с какими партнёрами ужинаешь вечерами.
   После этих слов он затыкался и не развивал тему, а она продолжала притуплять его бдительность:
   - Тем более он напоминает мне тебя молодого. Ты был так же хорош, высокий, статный, большой и сильный.
   Муж ухмылялся самодовольно и рассматривал себя в зеркало:
   - Я и сейчас ничего, только седины прибавилось, есть немного лишний вес и зрение упало.
   А Маргарита искоса поглядывала на него и мысленно ухмылялась: "Муж мой парень не плхой, только ссытся и глухой."
   Она ещё несколько минут посидела в машине, потом вытерла слёзы, припудрила лицо и, пискнув сигнализацией отправилась в фитнес центр "Атлантида". Она могла бы позвонить и вызвать его к себе, но Рите не хотелось ехать в пустой дом, да и вообще, она плохо соображала. Маргарита показала пропуск и поднялась на второй этаж. Тренерская оказалась не запертой, остро пахло потом, кофе, кожей от футбольных мячей и боксёрских перчаток. Она не стала заходить, а прошла сразу в тренажёрный зал. Марго окинула взглядом зал в поисках своего приятеля и усмехнулась- уж она-то знала, сколько сил требует недостижимая, телесная красота. Любители стройных тел упирались как могли: кто бежал неизвестно куда, кто ехал на велосипеде, кто неистово грёб, кто до пердежа, надсадно тягал штанги. Любовник Дэн лоснился от пота и поигрывал мышцами под майкой, увиваясь возле титястой малолетки. Увидев Маргариту мигом забыл про подопечную, и, легко подскочив направился к ней. Она, ничего не говоря, повернулась и вышла на улицу, где стояла вечерняя свежесть и не наблюдалось любопытных взглядов. Любовник вытер пот полотенцем, которое висело на шее и попытался поцеловать Риту, но она увернулась:
   - Перестань, Дэн. От тебя разит потом и ты солёный.
   - Я думал тебя это возбуждает?- хихикнул мачо и перекинул полотенце на шею женщины и притянул к себе.
   - О, боже мой, перестань.- снова увернулась Маргарита.
   - Что-то случилось?- насторожился парень. Он не любил сюрпризы как хорошие, так и неприятные, предпочитал контролировать возможные действия, происходящие вокруг его персоны.
   - Случилось.- сухо отрезала Рита.- мой муж умер.
   - Когда? Где?
   - Полицейский сказал позавчера в аэропорту Стамбула. Больше ничего не знаю, завтра поеду на опознание.
   - Ничего себе! Позавчера?- парень схватился за голову.- Марго мы влипли! Что теперь делать? А если всё всплывёт?
   - Не паникуй. У самой голова идёт кругом. Мне нужна будет твоя помощь. Поедешь со мной завтра в морг?- Рита посмотрела на любовника с надеждой и мольбой. Она очень нуждалась в поддержке именно сейчас.
   - О, вот только без этого. Я вообще покойников боюсь. И нам вообще пока лучше не встречаться, чтобы разговоры не пошли.
   - Раньше сплетни и пересуды тебя не пугали.- Маргарита нажала кнопку сигнализации автомобиля и повернулась уходить. Ей стало понятно, что этому хлыщу нравилась только красивая сторона их отношений, а морги, траур, гробы -уж увольте, это не про него.
   - Марго, подожди. Как только всё успокоится, мы снова будем вместе.- он схватил её за руку и заглянул в глаза.- Что будет, если обо всём узнает полиция?
   - Да не хныч ты!- ей стали вдруг противны его прикосновения и она выдернула руку из его солёных лап.- Связалась с тобой, слизняк!
   Рита заехала с тихий коттеджный посёлок, в котором находился их дом, уже около девяти вечера. Долго сидела в машине, не решаясь заходить в пустой, мрачный коттедж. Ей хотелось выпить чего-нибудь крепкого, но она отдавала себе отчёт в том, что на одном бокале не остановится, и в конце концов опьянеет конкретно, потом начнёт себя жалеть и рыдать. На утро нос будет, как красная слива, газа водянистые и сивушный запах. А показывать свои скрытые пороки полиции негоже. Она должна выглядеть безутешной вдовой, торжественной и в тоже время убитой горем. Рита даже прикинула, какую шляпку оденет в день похорон, чтобы выглядеть элегантно строгой. "А что,- оправдывала она себя,- я же не маргиналка, чтобы рвать на себе волосы и причитать по-бабьи- "На кого же ты меня покинул!"
  
  
   Следователь районного отделения полиции Шапошников Сергей Николаевич совсем не ладил со своим начальником. Он бы и рад, но терпеть не мог хамоватого, наглого карьериста, который пёр, как танк по головам сослуживцев, по ходу прокалывая очередные дырки на погонах. Серёга и дальше бы сдерживал свои эмоции, но однажды всё-таки не выдержал. Они большой полицейской компанией отмечали очередное звание своего коллеги в небольшом кафе неподалёку от работы. Выпить, конечно, было что, а вот с закуской дело обстояло не очень, поэтому после трудового дня, с голодухи, нарезались быстро. Языки развязались, травили байки и ржали все громко. Расположились человек пятнадцать мужиков за одним большим столом. Женщин не приглашали, поэтому по поводу скабрёзности шуток не парились- главное, чтобы забористо было.Свою лепту в увеселении компании решил внести и Шапошников:
   - Заподозрил мужик свою жену в измене. Начал рыться в её телефоне, нашёл номер незнакомый под именем Виталик. Спать не может, есть не может, гложет его ревность. Однажды сослался на то, что домой не приедет-уезжает в командировку, а сам шасть в подъезд дома напротив. Уселся возле окна, биноклем запасся. Ждал не долго. Подъезжает к дому иномарка, сразу понял мужик- Виталик это. Красавчик, жопка, как орех, косая сажень в плечах, одно слово красавчик, да ещё букет цветов и вино в руках. Смотрит мужик Виталик в квартиру его вошёл, с женой обнимается, цветы дарит, вино начали пить. Тут жена раздеваться начала. Титьки висят, живот дряблый, задница вся целлюлитная. Закрыл мужик глаза руками и покачал головой- "Елки-палки, как перед Виталиком-то неудобно!"
   Мужская компания грянула громким ржачем, и только шеф сидел с тяжёлым недовольным взглядом, он совсем не разделял веселья, что-то в этом анекдоте его не устраивало, то ли сам оказывался в такой ситуации, то ли жена соответствовала персонажу анекдота. И когда все немного притихли, шеф, ткнув в Шапошникова пальцем пьяно произнёс:
   - Ты придурок.
   Серёга не растерялся, решил что начальник немного перебрал и лучше перевести его слова на шутку, но и подобное обращение хоть и пьяного шефа, он относительно себя считал непозволительным. Шапошников подскочил, уронив стул, и, вытянувшись по стойке смирно, отрапортовал:
   - Так точно, придурок! Потому что при дураке служу!
   Полицейская братия опять покатилась со смеху, а начальник, хоть и был в изрядном подпитии, инцидент этот запомнил, и при любом удобном случае старался насолить подчинённому. Вот и сейчас Серёга совсем не удивился, когда ему поручили расследовать смерть то ли криминальную, то ли от сердечного приступа, то ли спровоцированную медикаментами, в общем ничего не понятно с этой кончиной. Самое бесперспективное было в этом деле это то, что мужик умер в совершенно неподходящем месте, которое можно было только придумать- в аэропорту и не где-нибудь, а за границей в Стамбуле. Мало того, что на место преступления не попасть, потому что никто не будет оплачивать командировку, и смысла в этом посещении никакого нет- всё давным давно затоптано, вымыто и затоптано сначала. И умудрился же он помереть в таком многолюдном месте. Смерть как-то одиночество уважает, а криминальная особенно, а тут просто театр абсурда. Только аплодисментов покойник не сорвал, скончался тихонько, без кровавого фонтана, не корёжило его, не рвало, никто и не заметил, как душа поднималась к небу. И свидетелей куча, а как умер никто даже внимания не обратил. Турки молодцы, сделали грамотно всё, что возможно было в этой ситуации- опросили свидетелей, запротоколировали, провели вскрытие, определили причину смерти, выяснили, где останавливался в Стамбуле покойник, и завтра отправят тело по месту прописки и последнего проживания- в Санкт-Петербург. И это всё за такой короткий срок! "Молодцы ребята."- с уважением подумал о турецких коллегах Шапошников. Ещё его порадовало то, что семейная пара, которая обнаружили тело, сейчас находилась в Питере, и он сможет сам с ними поговорить, хотя не был абсолютно уверен, что они скажут ему что-то больше, чем то, что уже сообщили турецкой полиции. А вдруг?! Перед ним лежали документы присланные по факсу из Стамбула. "Надо же ещё и на русский перевели,- снова с уважением подумал Шапошников о коллегах.- Наверное кто-то работает в штате полиции с отличным знанием языка.- Такой человек просто необходим,- и тут же усмехнулся, листая бумаги.- Русские с турками прониклись друг другу такой любовью на почве туризма и торговли, снуют друг к другу в гости, как к себе домой, поэтому конфликты неизбежны опять же от той же любви". За окном опустился прохладный вечер. Полицейский домой не торопился, потому что жена Нина с маленьким сыном лето проводили на даче. Шапошников скучал по ним, на выходные летел на всех порах, с вечера закупая всё, что по телефону наказывала жена. Он не особенно волновался за неё, потому что рядом находились тёща и свекровь. На удивление эти два антогонизма- две сватьи прониклись друг к другу большой дружбой и уважением. В общем компания сложилась тёплая, женская. Они нянчились с малышом, варили варенье и пекли пироги, вечерами выпивали наливочки из малины и даже пели грустные песни. А однажды, заподозрив старшего Шапошникова в адюльтере (мать Серёги нашла в телефоне мужа неоднозначную переписку), дамы, вооружившись одна скалкой, другая цапнув деревянный молоток для отбивных, решили по-бабски наказать разлучницу. Благо, что за руль с приличной дозой алкоголя ни одна сесть не решилась, а автобусы с дачного посёлка в тёмное время суток не ходили. Потом долго смеялись, потому что "любовницей" оказалась пожилая мать школьного товарища. Друг, уезжая в долгую командировку за рубеж попросил присмотреть за пожилой женщиной, почаще звонить и иногда подкидывать продукты и лекарства.
   В кабинете он сидел один, подперев побородок здоровым кулачищем. Сергей Николаевич задумался, запечалился, загрустил от воспоминаний, захотелось сесть за общий стол под абажуром, над которым кружат ночные мотыльки и есть горячие блины. Он вздохнул, потом спохватился и снова уткнулся в бумаги. Ему не совсем были понятны некоторые моменты по вскрытию мужчины, и Сергей несколько раз звонил патологоанатому, чтобы задать уточняющие вопросы. В конце концов захлопнул папку, выключил в кабинете свет, запер дверь и отправился домой.
   Утро выдалось хмурое и дождливое, поэтому проснувшись Серёга не сразу понял который час, и когда посмотрел на будильник, то от сна не осталось и следа. Он кометой носился по комнатам в поисках носков, свежей рубашки, штанов. Потом остановился и глубоко вздохнул- вспомнил своё правило: торопливость только преумножает проблемы, уж лучше лишить себя завтрака и неспешной сигареты, но выглядеть аккуратно, появиться на службе с выбритым лицом и орошённый французским одеколоном. Уж на чём он не экономил, так это на ароматах. Серёга предпочитал продукцию от "Armani" и не просто одеколон за пятьдесят евро, а парфюмерную воду евро этак за двести- триста. Он справедливо считал, что на зарплату полицейского он может позволить раз в полгода такую роскошь. Ему казалось, что это ароматное облако, как аура, каким-то образом ограждает его от криминального мира, с которым она сталкивался ежедневно. Он знал, что жена Нина переживает за него- догадывается, что без пригляда он много курит, плохо, не во время питается и сидит на работе до поздна, а она разрывается между ребёнком и мужем, между городской квартирой и дачей. И чтобы Нина не волновалась, Серёга обязательно звонил ей и отчитывался, что ел, что пил и в какое время завалился спать. Он скучал по ней и сыну, но настаивал, чтобы они проводили лето на свежем воздухе, со свежим, коровьим молоком и с экологически чистыми продуктами. "Какая-то тоска на душе уже второй день.- подумал про себя полицейский.- Наверное это из-за этого дурацкого дела. Надо взять себя в руки." И взял:
   - Так расскажу вам всё, что знаю сам, а дальше посмотрим в каком направлении двигаться.
   В кабинете каждый за своим столом сидели "соратники по каторге", так Шапошников называл своих коллег и подчинённых. Один невысокого роста, юркий, чернявый татарин Рафик, второй крупный, красивый парняга Петрищев. Оба слушали внимательно, иногда что-то чиркали в своих блокнотах.
   - В аэропорту "Ататюрк", славного города Стамбула уже два дня тому назад, случайно был обнаружен труп некоего Станислава Алексеевича Новоскворецкого. Пятьдесят пять лет, проживает в Санкт-Петербурге, женат на Маргарите Новоскворецкой. При нём находился небольшой портфель с личными вещами и документами. Их доставят сегодня в Пулково вместе с телом. Зарегистрированных в паспорте детей нет. Он спокойно лежал на кушетке в зале ожидания, прикрытый небольшим пляжным полотенцем, и сколько бы он там лежал не известно, пока, наверное, службы безопасности аэропорта не обратили на него внимание или пока бы не завонял, только одна дама, прошу учесть, что она русская, решила сделать ему замечание, что мол ничего себе вы тут разлеглись, а людям даже присесть негде. Самое интересное, что ни одному иностранцу такое в голову не пришло, зал ожидания битком, народ сидит кто где, на корточках, на полу, но все же толерантные, помалкивают. А вот русская его тронула, тут мёртвая, уже синяя рука сползла, дамочка, заподозрила неладное и вместе с мужем они вызвали сначала службу безопасности аэропорта, потом приехала городская полиция. К тому моменту мужчина был мёртв два с половиной часа.
   - Ничего себе.- подал реплику Петрищев.- Два дня назад мужик скончался, а турки его уже спроваживают. Лихо.
   - Вот именно. Новоскворецкий скончался так сказать почти на границе, если бы он прошёл пятьсот метров и попал в салон самолёта, то оказался бы под юрисдикцией России. У турков своих проблем хватает, поэтому разбираться с трупом они милостливо дозволили нам, уважаемые коллеги. Тем более много вопросов о причине смерти.- Шапошников достал из стола документы.- Полиция Турции прислала по факсу отчёт патологоанатома, протоколы допроса свидетелей, осмотр места происшествия, в общем сделала всё грамотно и технично.
   - А что он криминальный? Не сам от жары или сердечного приступа скончался?- Рафик округлил глаза.- Я просто не представляю, как можно совершить убийство на глазах сотен человек, видеокамер, службы охраны.
   - В том-то всё и дело- прямых доказательств, что было совершено убийство нет, только косвенные.- Сергей Николаевич перевернул следующий лист.- В портфеле покойного полиция обнаружила пустую, двухсотграммовую бутылочку из под виски. Анализы показали,что помимо виски в бутылочке находилась приличная доза амитриптилина. Хочу оговориться- приличная, но не смертельная. Это вполне себе безобидное лекарство антидепрессант, которое прописывают взрослым людям, страдающим от депрессии, у кого психозы и эмоциональные расстройства.
   - Безобидных лекарств не бывает.- вклинился Петрищев и подняв палец, глубокомысленно изрёк.- Парацельс говорил: "Всё есть яд, и всё есть лекарство. Одна только доза делает вещество или ядом, или лекарством".
   - Вот именно! Как и у всякого лекарства есть противопоказания.- продолжал Шапошников.- Не буду их перечислять, их много, а в нашем случае важно, что в сочетании с алкоголем или после запоя эти пилюли могут привести к летальному исходу.
   Рафик ёрзал на стуле от нетерпения:
   - Так помер то от чего мужик? От алкоголя или от таблеток, или от того и другого? Турки выяснили это?
   - Новоскворецкий скончался от того, что у него было редкое наследственное, генетическое заболевание- непереносимость лактозы. Это значит, что организм не может переваривать лактозу- вид натурального сахара, содержащегося в молоке и молочных продуктах. В привычной жизни это заболевание не приносит особенных проблем, особенно если правильно питаться. Только при этой болезни несколько таблеток амитриптилина вкупе с алкоголем действуют на организм, как яд! Так что добровольно успокаивать свою шизофрению этими препаратами покойник бы не стал, если она у него была эта шизофрения или депрессия, потому что без рецепта врача такое лекарство не купить. А врач, естественно, прежде чем прописать какие-нибудь медикаменты, узнаёт о пациенте всё- переносимость лекарств и наследственные заболевания.
   - Получается, что тот, кто подсунул бутылочку с алкоголем Новоскворецкому и есть убийца!- подхватил мысль Петрищев и развёл руками.- Только кто это сделал в Турции у нас нет возможности выяснить.
   - Турки толковые ребята, сейчас они ищут место, где останавливался, с кем встречался и чем занимался убитый. Скоро мы будем что-нибудь знать. Я надеюсь, но не уверен, что они особенно расстараются, потому что нет тела, нет дела.
   - Вот смотрите.- Рафик подошёл к окну, уселся на подоконник и закурил.- В каких случаях будет пить пассажир- он или боится летать или страдает с похмелья. В нашем случае, вероятно второе. Если бы имел страх перед полётом, то алкоголь он бы выпил перед самой отправкой, а здесь он приезжает в аэропорт пораньше, опохмеляется и аккуратненько укладывается подремать, буквально на полчасика и видит уже последний свой сон.
   - А что со свидетелями?- к окну так же с сигареткой потянулся Петрищев.- Может они видели, как убийца его провожал? Может он с ним сидел собутыльничал? Или ещё что-нибудь странное.
   - Свидетели есть и они, к нашему облегчению здесь, в Санкт-Петербурге, остановились в отеле "Бельведер" в самом центре города. Турки сняли все координаты и номера телефонов этой пары, так что ты с ними свяжись.- Шапошников протянул листок с данными- Рафику.- И по странному стечению обстоятельств эти свидетели- муж с женой должны были лететь вместе с покойным в одном самолёте- Стамбул- Санкт-Петербург.
   - Если они турки, то на каком языке я буду с ними разговаривать?- встревожился Рафик.-Ты же говорил, что труп обнаружила русская.
   - Она русская, он турок, но тоже сносно говорит на русском. Это семейная пара, проживают в Анталии, приехали в Санкт-Петербург как туристы.
   Шапошников поднялся и присоединился к товарищам. Он любил выкурить первую утреннюю сигарету запивая крепким кофе, но кофе он ещё не пил, а сигарета была уже пятой, а это был перебор- выкурить столько на голодный желудок. Он мысленно запретил себе думать о еде и кофе, лишь обречённо вздохнул, затушил сигарету и вернулся на место.
   - Так договорились: Рафик выдёргивай свидетелей ты, а ты,- Серёга повернулся к Петрищеву,- наводи справки об этом гражданине- чем занимается, какие друзья, родственники, материальное положение, ну ты сам знаешь. А я поеду на опознание в морг, туда уже едет его жена.- он посмотрел на часы.- Я вызвал её вчера вечером.
   Шапошников был по- волчьи голоден. Он глянул на часы- до встречи с Новоскворецкой оставалось меньше часа. Мысленно он прикинул сколько займёт дорога до морга с учётом пробок, разговор с патологоанатомом, осмотр вещей покойного и решил, что перекусить хоть что-нибудь он всё-таки успеет. Недалеко от управления, на узкой улочке, он давно облюбовал небольшую забегаловку, где вручную стряпали вареники с творогом, картошкой и капустой, вот туда он и направился. Самое интересное, что зал для посетителей сохранил совковый стиль- высокие, круглые столики с общими салонками, никаких стульев и полно голодных студентов вкушающих дымящиеся, белые, политые растопленным маслом и сметаной вареники. Зря он понадеялся, что в заведении не будет гама и толкотни, потом вспомнил, что забегаловка находилась неподалёку от Института лёгкой промышленности, поэтому голодные, возбуждённые абитуриенты в августе это нормальное явление. Но искать другое место уже не стал- увидев на столах такую вкуснотищу, желудок заурчал жалобно и заунывно. Перечить своему организму он не решился и вскоре уминал, обжигаясь свои любимые вареники с творогом. Телефон зазвонил, как только удовлетворённый Шапошников сел в машину. Это был коллега и приятель из соседнего отделения полиции.
   - Сергей Николаевич привет. Это Власов Иван.
   - Слышу Вань, привет.- Серёга говорил, прижав трубку к уху, он внимательно наблюдал за движением, выруливая на проспект.- Как поживаешь? Как жена?
   - Спасибо. Всё в порядке. Я звоню тебе по одному интересному вопросу. Мне сказали, что ты ведёшь дело мужика, который в Стамбуле помер?
   - Ага, мой отдел. А что?
   - Я тебя не отвлекаю, а то рассказ получится не короткий?
   - Говори. Только быстрее, я как раз на пути в морг, чтобы посмотреть тело, и с женой этого тела поговорить.
   - Постараюсь короче. Вчера был убит журналист "Питер ТВ" Вельяминов Захар в своём кабинете. Его обнаружила пара туристов- муж и жена из Турции. Так вот они мне рассказали интересную, но совсем неправдоподобную историю. Короче, ты должен поговорить с ними сам, а если ещё короче, именно эта пара сначала наткнулась на покойника в аэропорту Стамбула, а вскоре на мёртвого журналиста здесь в Питере.
   - Похоже это не просто совпадение.- задумался Шапошников.- Спасибо Ваня за информацию. Я заеду к тебе позже, расскажешь подробности про журналиста.- он отключился, сразу же набрал номер Рафика и без прелюдий приказал.- Раф, надо привезти эту русско-турецкую пару для разговора, как можно скорее. А то они куда не сунутся, сразу труп! Подробности потом.
  
   Глава 3.
  
   Маргарита так и не сомкнула глаз и только, когда едва забрезжил рассвет, она отключилась ненадолго, но вскоре с тяжёлой головой поднялась и отправилась в ванную. В доме стояла тишина и только напольные часы с декоративными, тяжёлыми гирями неслышно отсчитывали время. Маргарита никогда не любила своего мужа до безумия и остервенения, прежде всего она была благодарна ему за то, какую роль он сыграл в её судьбе. А он хотел обладать красивой, молодой женщиной с точёной фигуркой, которая с неприступным видом проходила мимо, когда они случайно или не случайно встречались. Маргарита закончив Институт культуры, отделение хореографии, но чтобы идти работать в какой-нибудь Дворец Культуры не могло быть и речи во-первых, потому что на зарплату молодого специалиста она просто не смогла бы прожить в большом городе, а во-вторых, у неё просто напросто не было прописки для того, чтобы устроиться на постоянную работу. Возвращаться в Сибирь к бабушке Рита даже не помышляла. Одна её подружка предложила устроиться официанткой в модный ресторан, а в выходные дни приторговывать на рынке китайскими шмотками. Выбирать не приходилось- надо было платить за съёмную квартиру, питаться, покупать одежду. Существовала ещё одна- основная, тайная статья расходов, которую Маргарита тщательно скрывала. Так и крутилась молодая девушка- то между столиков с разносом, то перетряхивая клетчатые сумки с китайским товаром. Уставала безбожно, к ночи валилась с ног и плакала о том, что осталась сиротой, что так нуждалась в родительской поддержке именно сейчас. Сначала она не воспринимала ухаживания Стаса всерьёз, этакий весёлый ловелас, всё шутит, игриво ручки целует, как фокусник букетики из-за спины достаёт. Одет с иголочки, как денди, всегда чисто выбрит и источает французские ароматы. А он взял и предложил стать его женой, совершенно серьёзно, без балагурства и шуточек, да ещё и преподнёс симпатичное, золотое колечко. Маргарита думала не долго, уж слишком устала от того, что должна надеяться только на себя, ей так необходимо было сильное плечо и...питерская прописка. Стас гордился тем, что являлся коренным петербуржцем, но не искал такую же "коренную", а представил родителям и привёл в дом, тоненькую, как тростинка, и с вывернутыми, балетными стопами девушку из периферии. Жили они дружно, вскоре затеяли свой бизнес, который разросся, увеличился в объёмах и начал приносить прибыль. Уже позже построили прекрасный, двухэтажный дом- живи и радуйся. Наверное вместе находились так долго, что постепенно охладели друг к другу, тем более, что их не связали дети. Стоя под душем, она размышляла- в какой момент рассыпались их отношения, некогда крепкие и надёжные, думала и не могла найти ответ. Впрочем, если копнуть поглубже, то могла и даже знала наверняка, но никогда бы не созналась об этом даже себе. Маргарита высушила феном волосы, нашла в гардеробе платье, соответствующее предстоящему визиту и всё так же в безмолвном доме, села у окна с чашкой зелёного чая. Что надо делать в таких случаях Рита не знала. Завешивать зеркала, куда-то ехать, оформлять документы, заказывать ресторан для поминок. Когда случилась трагедия с родителями, организацию похорон взяли на себя соседи и друзья. Они же с бабусей находились в такой трагической прострации, что их просто водили под руки. И вот сейчас она растерялась. Ей не было страшно, но и одной находиться в такой момент в пустом, молчаливом, огромном доме Рита не могла физически. Телефоны молчали, вероятно в СМИ ещё не просочилась информация о смерти бизнесмена Новоскворецкого. Никто не торопился выразить соболезнования. Часы показывали семь тридцать, все её приятельницы и подруги в это время видели сны, потому что вели богемный образ жизни, гуляли по ресторанам, ночным клубам и не просыпались раньше десяти часов. И только по одному номеру она надеялась услышать бодрый голос. Это была её давняя подруга по институту Катерина. Встречались они редко, потому что течение жизни и социальное различие так расслоило, что у них практически не совпадали графики, расписание и интересы. Катерина имела двоих детей, мужа шофёра, двухкомнатную квартиру в тихом районе Питера и работу в Доме детского творчества "Весёлый мотылёк". А Маргарита управляла торговым домом, ужинала в ресторанах, отдыхала на Багамах и ездила хоть на малогабаритном, но престижном "Порше". Рита полистала записную книжку в телефоне и нашла нужный номер. Трубку сняли после второго гудка.
   - Да я слушаю.
   Маргарита услышала услышала бодрый голос подруги и ещё много других звуков- новости по телевизору, бряканье ложек о тарелку, визг ребятишек. По ту сторону телефонного аппарата протекала шумная жизнь другой семьи со своими проблемами, радостями и печалями. Рита даже почувствовала запах утренней пшённой каши с маслом и кофе с молоком.
   "Наверное Катя не изменила свои привычки и так же, как в студенческую пору варит кашу на завтрак и делает обязательную шишку из волос на макушке, закалывая всю голову невидимками, чтобы не выпал ни один волосок во время репетиции."- подумала Рита и вслух, откашлявшись, как можно энергичнее произнесла:
   - Катя привет. Это Рита. Я не отвлекаю тебя?
   На том конце повисла пауза и Марго поняла, что захлопотанная подруга силится вспомнить, кто это беспокоит её в такую рань.
   - Ой Ритка, не узнала, богатой будешь! Как дела? У тебя всё в порядке?
   - Нет, не всё.- промямлила Рита, ей было неловко просить о чём-то подругу после тех лет, когда она совсем не нуждалась в ней, не звонила и не интересовалась её жизнью.
   - Марго, не тяни.- как-то резко, по-деловому перебила подруга.- Ты не стала бы мне звонить в такую рань.
   - У меня муж умер.- выпалила женщина и всхлипнула.- Я в пустом доме одна и даже в морг придётся ехать в одиночестве.- она взяла со стола салфетку и вытерла брызнувшие слёзы.
   - Я сейчас провожу своих мужиков- кого на секцию, кого на работу, отменю свои репетиции и приеду к тебе. Только адрес скажи.
   - Кать, мне надо в морге быть на опознании, ты сможешь поехать со мной?- умоляюще спросила Рита.
   - Да в чём вопрос! Сбрось СМС на телефон свой адрес. Скоро буду.
  
   Шапошников стоял на облупленном крыльце и с удовольствием курил послеобеденную сигарету. Вот сейчас, после сытной трапезы он смаковал каждую затяжку. Знал, что курить вредно, но что поделаешь, лишать себя мелких, житейских радостей не входило в его планы, тем более жизнь так скоротечна и не известно, кто вперёд окажется за стеной этого заведения- в прозекторской- тот кто занимался спортом, не курил, был здоров как бык, но любил бешеные скорости или тот, кто предпочитал вегетарианскую пищу, во всём себе отказывал ради долгой жизни, но какой-то дядя Вася вовремя не сбил сосульку с крыши, и она шлёпнулась прямо вегану на темечко, или он тридцати пяти летний здоровый мужик почти без вредных привычек...ну подумаешь, половина пачки сигарет в день! Короче шансы у всех одинаковые. Судьба распоряжается по-своему усмотрению: на глазах у тысячи людей был убит президент США Джон Кеннеди, трагически на автомобиле разбился музыкант и его кумир Виктор Цой, Жанну Д-Арк казнили, когда ей было всего девятнадцать! Так что несколько выкуренных с удовольствием сигареток в день оправдывают тот риск, которому ежедневно подвергается мент Шапошников. Он не был циником, но и особого пиетета к покойникам не испытывал, он их не боялся, не приглушал голос в их присутствии и не брезговал выпить рюмку чая в прозекторской со своим давним товарищем судмедэкспертом Николаем Семёновичем. Серёга затушил сигарету, но внутрь не пошёл, решил дождаться Новоскворецкую на улице. Ему захотелось узнать её до того, как женщина начнёт рыдать и заламывать руки от горя или просто испугается при виде трупа. Во двор заехал серебристый "Порше", и из него вышли две женщины. Новоскворецкую он узнал сразу, на ней было тёмное платье, а на шее чёрный, шёлковый шарф. " Что-то рано в траур нарядилась.- подумал полицейский.- Может это муж, да не твой, сначала убедиться надо."Вторая женщина высокая и стройная напомнила ему синичку- она от волнения вертела головой и хлопала огромными, голубыми глазами. Обе были под стать друг другу статные, с гладкими, забранными в пучок волосами, только Новоскворецкая, несмотря на усталое лицо и синяки под глазами от бессонницы выглядела как-то ярко. Вроде и без косметики, а чёрные брови, ярко очерченные губы, гладкая кожа. "Сразу видно- прикасались заботливые руки врачей-косметологов.- по-ходу отмечал про себя Шапошников.- А вторая по-проще- на русых волосах проглядывают седые прядки, нос усеян конопушками." Он шагнул навстречу к женщинам:
   - Здравствуйте. Следователь Шапошников Сергей Николаевич.- он показал удостоверение, на которое никто даже не взглянул.- Это я звонил вам вчера.
   - Маргарита Новоскворецкая.- женщина только сухо кинула, не протягивая руки.- Это моя подруга Катерина.
   - Очень приятно.- произнёс Серёга и смутился.- Хотя, что уж тут приятного.- и тут же спохватился.- Маргарита вы готовы пройти процедуру опознания? Тело доставили сегодня из Турции. Мы полагаем, что это ваш муж. При нём обнаружен паспорт, прописка, личные вещи. Но таковы правила.
   - Не объясняйте, всё в порядке.- Рита глубоко вздохнула.- Пошли.
   Всё прошло быстро и без лишней экзальтации, без истерик, обмороков и рыданий. Новоскворецкая сразу признала своего мужа, тихо заплакала, прижав руки к груди. Сзади стояла подруга Катя, поддерживая её за локоть, потом вывела на свежий воздух и усадила на скамейку, которая, наверное и предназначалась именно для таких случаев. Шапошников перекинулся с судмедэкспертом Николаем Семёновичем парой слов, забрал коробки с личными вещами покойного, присланными из Турции и вышел следом за дамами.
   - Маргарита мы могли бы с вами сейчас поговорить?
   - Что прямо здесь?- возмутилась Катерина, вспорхнув небесными глазами.
   - Нет, конечно. В управлении, здесь недалеко. Если хотите, я увезу вас на моём автомобиле, а потом верну назад.
   - Нет не надо. Я поведу.
   Катерина усадила подругу на переднее сиденье, сама села за руль.
   В управлении полицейский попросил Катерину подождать в коридоре, а с Новоскворецкой удалился в кабинете. Разговор длился около двух часов. Шапошников узнал много, но эти знания практически не давали никакой информации для раскрытия преступления. А то, что произошло преднамеренное убийство, он не сомневался. Об этом он и поведал уже вдове. Она сдерживалась и не задавала лишних вопросов, лишь отвечала на поставленные. Последний раз она разговаривала с мужем в тот день, когда он улетал в командировку, из-за границы он звонил в редких случаях, и в этот раз ничего экстренного не произошло. Маргарита рассказала, что они женаты почти двадцать лет, детей в их семье не случилось, близких родственников у мужа не осталось, а если есть далёкие, то ей о них ничего не известно. Они являлись совладельцами торговой компании "МарС". Название сложилось от первых букв их имён. В городе у них имелся торговый дом под тем же именем, в котором хозяйничала Маргарита, и также складские помещения, куда доставляли партии товаров из Турции, за которые отвечал муж. Торговали всем: и косметикой на основе оливкового масла, поступал прекрасный текстиль из города Денизли, и овощи и фрукты с Анатолийского побережья, и нижнее бельё из Стамбула, обувь из Газиантепа и Измира. Назад отправляли лес, уголь, металл. В Турцию мотался постоянно, раз в два месяца это точно, а то и чаще. Есть ли враги? Наверное, как и всякого успешного бизнесмена, но она о них ничего не знает. Сколько в штате сотрудников? Человек пятнадцать, точно сказать Маргарита не смогла, потому что иногда, перед большим поступлением продукции людей принимали дополнительно, иногда сокращали, а она отвечала за магазин в составе торгового дома, где торговали мелкой оптовкой и штучным товаром, а крупные поставки рассчитывал бухгалтер. Фирма находится в черте города, рядом с большими, торговыми центрами. На широкий проспект выходит элегантное стеклянное здание с магазином и офисом, а за ним располагаются площади со складскими помещениями. У них имеется двухэтажный дом в тихоим районе Санкт-Петербурга с зимним садом, бассейном и всем тем, что прилагается к роскошной жизни. Друзья, конечно, есть и много, но как-то с поступлением богатства менялись и друзья. Заводились нужные знакомства, приходилось много бывать на светских мероприятиях.
   - Например появляемся мы на приёме по случаю дня рождения бизнесмена, некоего Скорлупкина, а там тусовка состоящая из шоу бизнеса, немного криминала, немного гостей от власти, представители деловых кругов разного уровня. Тут же приезжает телевидение, снимают, берут интервью. А если приплатить в карман журналисту, то фирму "МарС" упомянут не один, а пять раз, плюс реклама средствах массовой информации. Можно договориться, не бесплатно, конечно, с известной танцовщицей Кулачковой и популярной певицей Карелией, которые при всяком удобном случае начнут упоминать о том, что приобретают качественные товары, как для дома, так и для желудка именно на фирме "МарС". И вот такая беготня занимает уйму времени, появляются новые приятели, товарищи, которых друзьями-то не назовёшь. Раньше, как только заехали в новый дом, собирали друзей на ужины, праздновали дни рождения, напивались до одури, танцы устраивали под BonyM, Chilly и ABBA, а сейчас нет никого рядом, в морг не с кем поехать и Катя- институтская подружка, уже голос мой забыла.
   "Вот-вот расплачусь от жалости. Сами себе такую жизнь устроили, сидит сейчас, слёзки вытирает. Хотя говорит вроде искренне."- ехидно подумал Шапошников, а вслух спросил:
   - Вы знали в каком отеле, обычно останавливается ваш муж, когда бывает в Стамбуле?
   - Всегда по-разному. Когда только начинал ездить, то брал на окраине и дешёвые, без завтраков, перекусывал в городе. Тогда экономили на всём. Все деньги находились в обороте. А в последнее время четыре звезды минимум, с видом на Босфор. Но названий я точно не знаю. Не думаю, что он предпочитал один и тот же.
   - Где он жил в последний свой приезд вы тоже не знаете?
   - Да зачем мне это? Стас так часто мотался по командировкам, что запоминать какой отель, номер рейса и название авиакомпании не имело смысла.
   - У него была секретарша? Кто вёл записи встреч, принимал звонки? Кто заказывал ему билеты, бронировал отели?
   - Он не любил слово секретарша. В штате только два главных менеджера- одна Алевтина Степановна занималась организационной деятельностью: заказывала рестораны для встреч, авиабилеты, отели, принимала звонки и так далее, а вторая Мария Константиновна вела бухгалтерию. Обе порядочные, деловые женщины за пятьдесят.
   - И обе главные менеджеры?
   - Вот так он захотел.
   - Вы не замечали чего-нибудь странного последнее время? Например звонки с угрозами или тёмные личности появлялись на горизонте?
   - Нет, ничего такого.- Рита всё-таки не выдержала.- Так вы мне скажете, как скончался мой муж? Почему его убили?
   Шапошников рассказал только то, что знал сам, но скрыл кое-какие подробности.
   - Скажите, а где вы были последние три дня?
   - Здесь, в Питере. Я редко куда выезжаю.- вопрос не разозлил Риту, она знала, что таковы правила- читала много детективов и смотрела криминальные сериалы.- Вы можете проверить, у меня множество свидетелей.
   - Ваш муж возил большие суммы денег?
   - Очень редко. Можно сказать никогда.- подумав отрезала Маргарита.- Все средства проходили через банковскую систему. У него даже карта другая была для мелких расходов, и небольшие суммы наличными на такси и на чай горничным.
   - Посмотрите, вы узнаёте эти вещи?- полицейский достал из коробки и положил на стол часы, золотую цепочку, большой, коричневый, кожаный бумажник, сотовый телефон, обручальное кольцо.
   - Это вещи моего мужа.- не трогая руками рассматривала Рита.- Я могу их забрать?
   - Пока нет. Вы получите всё, не волнуйтесь. Посмотрите, пожалуйста бумажник, всё на месте?
   - Банковские карты, водительские права, паспорт, турецкие лиры, русские рубли, связка ключей, рубашки, документы с договорами.- перечисляла женщина.- Вроде бы всё на месте.
   - Ваш муж увлекался алкоголем?
   - Не особенно, но выпить мог крепко. Он с похмелья очень страдал, всегда смеялся, что чем лучше сегодня, тем хуже завтра. Если сильно набирался с вечера, то утром мог опохмелиться.
   - Ваш муж страдал депрессиями или неврозами?
   - У него нервы были, как корабельные канаты. Он мог расстроиться или попереживать из-за каких-нибудь неприятностей, но не до идиотизма, сумасшествия или депрессии.
   - Вы знали, что у него врождённое, генетическое заболевание- непереносимость лактозы?
   - Естественно! Когда мы поженились и начали жить вместе, я сразу изменила рацион питания. Пришлось ограничить себя в некоторых молочных продуктах и убрать из аптечки некоторые лекарства.
   - Кто ещё знал о его проблеме со здоровьем?
   - Да что вы! Какие это проблемы! Мой муж был здоровым человеком. Иногда случались сбои вроде гриппа, зубной боли или подскакивало давление, но это нормально для человека в таком возрасте. А о том, что у него генетическое расстройство специально не скрывали, но и не афишировали.
   - Извините за любопытство, но я должен вас спросить.- Серёга посмотрел прямо на Риту. Он решил не говорить о том, что обручальное кольцо лежало во внутреннем кармане пиджака, а не одето на безымянном пальце правой руки. Это наталкивало на мысль, что по каким-то соображениям Новоскворецкий хотел выглядеть холостяком.- У вас была хорошая семья?
   - Я понимаю, что вы имеете в виду.- женщина не смутилась, а как будто ждала этот вопрос.- Мы давно уже чужие люди друг другу, лишь партнёры по бизнесу. Но сохраняли видимость благополучной, семейной пары. Убивать мужа или заказывать, как сейчас говорят, я бы не стала. У нас брачный контракт, если бы я захотела, то ушла от него, забрав половину, но меня всё устраивало. Если вы хотите узнать не изменял ли Стас мне, то я вам отвечу предельно честно. Мы так долго живём вместе, что некоторая прохлада в отношениях это нормально для каждой семьи. И если у него и были связи на стороне, то у него хватало мудрости тщательно скрывать это, во всяком случае сделать так, чтобы я об этом не узнала.
   - Запишите, пожалуйста, номера телефонов: домашний и рабочий, и адреса. Я подпишу вам пропуск. Если что-нибудь понадобится, или возникнут вопросы мы свяжемся с вами.- Шапошников поднялся.- Вот возьмите мою визитку, можете обращаться и звонить в любое время.
   - Скажите, когда я смогу забрать тело мужа?- женщина снова тихо заплакала.- Ведь надо решить по-поводу похорон, поминок.
   - Понимаю.Об этом я сообщу вам скоро. Ещё будут работать специалисты.
   Разговор вымотал Маргариту, её мучила жажда и голод. Она с вожделением смотрела на графин с водой, но мутный стакан вызывал чувство брезгливости- мало ли чей рот прикасался к нему- контингент посетителей этого кабинета мог быть весьма разнообразным. Наконец-то она взялась за ручку двери. Катя терпеливо ждала, тихонько сидела в коридоре и читала какую-то книгу. Увидев выходящую подругу, легко поднялась, засунув литературу в сумочку. Она подцепила Риту под руку и увлекла к выходу.
   - Пойдём, пора хоть что-нибудь съесть.
   Обедали в небольшом ресторане долго. Маргарита не торопилась, она с тоской ожидала наступающий вечер. Новоскворецкая прекрасно понимала, что подруга, нарушив все свои планы, целый день проводит с ней, но не могла не спросить:
   - Кать, может ты переночуешь у меня сегодня?Мне как-то неуютно.- она смотрела жалобно, наклонив набок голову, как преданная собака.
   - Конечно.- легко согласилась подруга.-Только сначала поедем ко мне, я раздам своим мужикам задание.
   Маргарита легко вздохнула. Так и сделали- заехали в торговый центр, забили сумки продуктами, потом накормили двух сыновей и мужа Катерины и уже затемно, бесшумно припарковались возле красивого особняка.Ещё сидя в машине на безлюдной улице Рита замешкалась и как бы извиняясь сказала:
   - Спасибо тебе Катя за всё. Семью оставила, со мной валандаешься.
   - Не бери в голову.- легко ответила Катя.- Ты видела, какие лбы у меня- одному двенадцать, второму четырнадцать. Они самостоятельные, да и у нашего папы не забалуешь.
   - А муж? Наверное бурчал, что ты из дома на ночь уходишь?
   - Что ты? Ты знаешь какой он?! Его жизненный девиз- "Сам погибай, а товарища выручай!" Его бабка на фронте санитаркой была, сама девочка- шестнадцать лет, ручки-лютики, а с поля боя раненых таскала, времени считать не было. К ней до последнего дня с поклоном ехали со всей страны. Вот и внука своего так воспитала. Родители-нефтянники на всяких выработках пропадали, а бабуся объясняла внуку, что такое хорошо, а что такое плохо. Он иногда так друзей выручает, что потом в дверь войти не может, косяки сшибает.
   - Часто пьёт?
   - Не часто, но бывает. При его работе никак не возможно. Он же шофёр- дальнобойщик, а руль мобилизует. Ой, смотри, Рит, у тебя кто-то в доме.- Катя перешла на шёпот.
   Маргарита посмотрела на тёмные окна. Уже решила, что подруге привиделось, как на первом этаже мелькнул свет, вероятно от фонарика. Женщины замерли и несколько минут наблюдали за домом. Отблески мелькнули ещё пару раз и дом снова погрузился в темноту.
   - Может поедем ко мне?- прошептала Катерина.- Ляжешь на раскладушке в комнате у мальчишек.
   - Да что ты! Где мы в твоей двушке разместимся?- Рита была озадаченна.- Непонятно одно- кто это может быть? Воры? Ключи только у меня, Стасовы ключи в полиции вместе остальными его вещами. Может вызвать полицию?
   - Позвони следователю, у которого мы были сегодня или ноль два- наряд полиции приедет.
   - И что я скажу? Показалось, что кто-то есть в моём доме? Я даже знаю, что мне ответят- креститься надо, когда кажется.- Маргарита полезла в сумочку, и, подсвечивая телефоном, нашла нужную визитку. Её руки дрожали, пальцы не слушались, она несколько раз ошибалась и наконец-то набрала нужные цифры.- Добрый вечер Павел Валентинович. Извините за беспокойство, но мне больше не к кому обратиться. Мы с подругой сидим в машине возле моего дома и боимся идти во внутрь. Дело в том, что в доме кто-то есть.- женщина слушала собеседника, буквально через минуту отключилась и повернулась к Катерине.- он сейчас приедет.
   - Кто?
   - Мой адвокат. Я его только вчера наняла.
   Минуты тянулись медленно. Мелькание света в окне прекратилось, но подруги тряслись от страха и не решались выйти из автомобиля. Они закрыли все окна и заблокировали двери. Вскоре в салоне стало душно, но женщины не осмелились даже на щелочку опустить стекло.
   - Надо было позвонить мужу!- шептала Катерина.- Он бы быстро разобрался, что здесь происходит!
   - Ещё чего! Не вздумай ему даже рассказать. Иначе он тебя больше ко мне не отпустит. Что я буду делать одна?!
   - Ну не жить же здесь.- Катя замешкалась.- У тебя столько друзей, подруг, любовник, наверное есть. Завтра понабегут, ты и забудешь про меня.
   - Не говори ерунды!- сдавленно произнесла Рита, подцепила под локоть подругу и прижалась горячим плечом.Она вспомнила разговор с Дэном и передёрнулась от отвращения.- Это всё такая мишура.
   - Рита, а что стало с тем пареньком, с которым ты дружила в институте? Ходили не разлей вода. Вы, кажется, квартиру вместе снимали? Все едумали, что вы поженитесь.
   В темноте салона Катерина не видела, как в тугую нитку сложились губы подруги и побледнело лицо и только осипший голос слегка выдал её волнение:
   - Понятия не имею. Когда это было?- как можно равнодушнее ответила Марго.- Наши пути разошлись. Его судьба мне совсем не интересна.
   Вдруг в в стекло кто-то громко постучал костяшками пальцев. Женщины вскрикнули от неожиданности и ужаса, потом облегчённо вздохнули.
   - Уфф! Не бойся, это мой адвокат Синицын.- шёпотом сообщила Рита, опуская стекло.
   Женщины ещё не решались выйти из своего безопасного укрытия. В душном салоне они взмокли от пота, влажные пальцы Риты цеплялись за подкладку сумки, когда она рылась в поисках ключа.
   - Катя ты сиди, а мы зайдём в дом.
   Рита взялась за ручку двери, но Катерина схватила подругу за запястье:
   - Я здесь одна не останусь! С вами пойду!
   - Так все успокоились.- так же приглушённо приказал адвокат.- Давайте мне ключи, я посмотрю, потом вернусь за вами. Я так понял, что в доме кто-то есть?
   - Да, фонарик светил, как будто кто-то ходил.- Маргарита подняла палец.- Нам не показалось, мы обе видели!
   Павел взял ключи и, стараясь не попадать в свет уличного фонаря, безшумно направился к двери. Вскоре дом засветился, как новогодняя ёлка, но женщины не двинулись, ожидая своего спасителя в машине. В коттеджном посёлке стояла тишина, только сверчки изредка издавали свою трескотню. Примерно через пятнадцать минут адвокат, так же безшумно, показался из дверей и махнул им рукой. Когда женщины вошли в прихожую, где их ждал Синицын, то прыснули со смеху- он стоял перед ними в мятой майке, пижамных штанах и домашних, растоптанных тапках. Когда он незаметно появился возле их машины, то с перепугу и в темноте, они толком и не рассмотрели, во что мужчина был облачён. Вероятно, они подняли его с кровати своим тревожным звонком. На первый взгляд, в доме, всё стояло и лежало на своих местах, лишь в кабинете на первом этаже царил хаос и беспорядок. Бумаги сброшены на пол, ящики стола перевёрнуты, картина, за которой находился сейф, валялась с переломанным багетом, как ненужная тряпка, книги и папки с полок высились растрёпанной горой. Но самым ужасным Рите показался тот факт, что на её фотографии, которая стояла на письменном столе, жутким образом каким-то острым предметом были выколоны глаза. Катя, увидев содеянное, вскрикнула и зажала рукой рот.
   - О Боже! Кто мог это сделать?- воскликнула Маргарита и передёрнула плечами, как от озноба.- Если меня хотели напугать, то у них это получилось!
   - Может лучше вызвать полицию?- Павел посмотрел на Риту, которая стояла по середине комнаты бледная и растерянная.
   - Нет, не надо. Кажется ничего не паропало, сейф не вскрыт.
   - Здесь что-то искали и не факт, что нашли.- поднимая с пола бумаги произнёс адвокат.
   - А как же в во внутрь проникли? Замок, я видела, не взломан. Это значит, у кого-то есть ключи?- заволновалась Маргарита.
   - Не обязательно. Есть такие спецы, что шпилькой могут открыть любой замок почти без видимых повреждений. - задумался адвокат.- Вышли через чёрный ход, поэтому вы не никого не видели.
   - Как же мы останемся здесь одни на ночь? Ведь преступник может вернуться!- всплеснула руками Катерина, распахнув голубые глаза.
   - Я останусь с вами.- пресекая возможные возражения, быстро принял решение Павел.- Утром решим, что делать дальше. У меня есть один знакомый слесарь, он поменяет замки.- Павел огляделся.- Надеюсь для меня найдётся место для ночлега?
   Компания переместилась на большую, роскошную кухню. Катя бродила по дому с восторгом, во все глаза осматривала шикарный интерьер, щупала дорогие, тяжёлые портьеры и принюхивалась к пикантным ароматам коллекционного парфюма на полочках в прихожей.
   - Благодарю тебя, Господи, что избавил меня от испытания богатством.- Ни к кому не обращаясь произнесла женщина.
   Рита в душе согласилась с ней, но ничего не прокомментировала. Она вспомнила те дни, когда появились первые, большие деньги. По тем временам, просто огромные и после молочных сосисок можно было позволить себе элитный сервелат, настоящий, колумбийский кофе высшего сорта, натуральные, не подделку, туфли и сумку "Prado" из Милана, серьги с бриллиантами и тонкое, норковое манто. У них просто сносило крышу от возможностей. Они с дури забивали холодильник деликатесами, потом поставили ещё один, с двумя дверями, новомодный, серебристый. А проживали в квартире только два человека, работали, как проклятые, ужинали в ресторанах, потому что не хватало времени на готовку. Деликатесы засыхали, дрябли и вскоре отправлялись на помойку. В какой-то момент они очухались, протрезвели, и начали тратить деньги более рационально. Вот тогда появился прекрасный дом, напичканный всеми прелестями и возможностями современного мира, автомобили премиум класса, прекрасные зимний и летний сады. Со временем этот пьяный, денежный кураж прекратился, и каким-то странным образом, постепенно ушло тепло из их отношений. Маргарита отбросила мысли о прошлом, заварила чай, достала печенье и расставила чашки на столе. Она так устала за длинный, напряжённый день, что просто валилась с ног. Её друзья тоже клевали носом, поэтому быстро разбрелись по комнатам- Павел остался на первом этаж в спальне для гостей, а они с Катей поплелись на второй. Подруга категорически отказалась от отдельной комнаты и они завалились спать вместе на огромной кровати.
   полностью книга доступна на ЛитРес
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"