Теа: другие произведения.

Инкогнито

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Согласитесь, странно просыпаться каждое утро, задаваясь одним и тем же вопросом. Наверное, многим это действительно покажется не вполне нормальным, но не мне. За всю мою сознательную жизнь это стало для меня нормой, хотя, эта самая сознательная жизнь насчитывает всего-то два с небольшим года. Но это всё, что у меня есть. Всё, что было до - для меня тайна покрытая мраком.

  Кто я? - этот самый вопрос я задаю себе каждое утро, с тех самых пор, когда однажды открыла глаза в невзрачной, пропахшей лекарствами и кварцем, палате реанимации. С гипсом на ноге, утыканная иглами капельниц, опутанная проводами каких-то датчиков, совершенно потерянная и не имеющая представление о произошедшем, полностью дезориентированная во времени, событиях, воспоминаниях. Ни имени, ни фамилии, ни возраста. Сколько я не силилась, я не могла вспомнить о себе ничего, память была пуста, словно чистый нетронутый лист. У меня не было ничего. Всё что я видела вокруг себя - белый потолок, холодный бледно-голубой кафель, непонятные мне приборы, штатив для капельницы, кислородные трубки и унылое серое небо в окне. И ни малейших зацепок о времени года, месяце, дне недели (про какой нынче год вообще молчу).
   Разговор с врачом особо не внёс ясности в мою жизнь. Всё, что я теперь знала, что я участник сводки дорожных происшествий, пострадавшая. Меня сбила машина. А ещё я узнала, что это было в конце июля и сейчас уже начало августа. Плюс к этому выяснила своё местоположение - одна из многочисленных московских больниц - и у меня перелом левой ноги, сотрясение мозга и несколько ушибов. И в довершении, оказалось, я была в коме неделю, но врач так и не смог объяснить причину, вроде бы и сотрясение не такое сильное и МРТ ничего не показало.
  После перевода в общую палату ко мне пару раз наведывался следователь для сбора показаний, но сказать мне ему было нечего. Зато я разузнала хоть какие-то подробности о произошедшем со мной. Меня сбила машина на совершенно неоживлённой улочке, практически во дворе дома. Так как время было позднее (первый час ночи) очевидцев тому было не много. Случайным свидетелем оказался мужичок, гуляющий во дворе с собакой. Он-то и вызвал скорую. А машина, что сбила меня, беспрепятственно уехала и, естественно, номера её никто не видел.
  Что я там делала, мой ли это район, улица, дом - пустые бессмысленные вопросы. Ответов на них я не знала. Даже спустя неделю после возвращения к жизни улучшений с памятью не замечалось. Врачи разводили руками, улыбались, при этом стараясь не смотреть в глаза, ободряли и прогнозировали скорое отступление амнезии, но тут же ссылались на бога, говоря, что все мы в его власти.
  Спустя ещё неделю, уже перед самой выпиской, снова появился следователь. На этот раз он привёз сумку, которая находилась при мне в день аварии. Он извиняющимся тоном говорил что-то о том, что дело замяли, что-то про никому ненужного глухаря, о том, что всё равно обо мне ничего не известно, да и паспорта нет; сокрушался - как при таких условиях работать. Но больше всего его удручало и казалось странным, что никто меня не ищет, в числе пропавших не числюсь. Со слов следователя, обход по близлежащим домам ничего не дал, никто меня не знает, никогда не видел. По фотороботу и видеонаблюдению тоже никаких результатов, нигде и ничего. Невесело пошутил на тему человека-невидимки.
   Пока он всё это говорил, я озадаченно осматривала содержимое кожаной сумочки, единственной связью с моим прошлым. Косметика, расчёска, кошелёк (на удивление с деньгами), влажные салфетки с антисептиком, шариковая ручка, ключи от квартиры (вопрос, где она самая есть-то?), но ни мобильного телефона, ни паспорта, ни каких бы ещё документов.
  На заданный мной вопрос, как же мне теперь жить, немолодой уже мужчина пожал плечами, но увидев слёзы в моих глазах, с отеческой заботой сжал мне руку и, дав свою визитку, сказал, чтобы после выписки я сразу пришла к нему. Он пообещал помочь с документами.
   Когда следователь ушёл, я решила ещё раз осмотреть содержимое сумки. Перевернув, стала вытряхивать её внутренности на кровать. Ничего нового не обнаружила. Небрежно откинула сумку в сторону, та в свою очередь задела ключи и они со звоном упали на пол. Перламутровая искрящаяся капля брелока разлетелась на две части, из нутра вылетела маленькая скрученная бумажка. Озадаченно рассматривая аккуратные металлические половинки, удивилась, насколько идеально они подогнаны - одна часть входила в другую без каких-либо зазоров. Развернув клочок бумажного листка, я обнаружила номер телефона. Подчерк очень походил на мой. Сомневаясь, ниже написала несколько цифр для сравнения. Нет, подчерк действительно мой.
   И? Что мне это даёт? Всё равно никаких ассоциаций. Отругала себя (ту, что до происшествия), вот почему не написала никаких пояснений, ну хотя бы имя.
   С разрешения врача позвонила из ординаторской. Трубку никто не снял. Что ж попробую завтра утром.
  А пока... раз у меня есть деньги...
  С соседкой по палате отпросились в магазин. Я лишний раз порадовалась, что в день наезда была в удобных босоножках без каблука.
   Да, наверное, со стороны мы смотрелись забавно - этакие две жертвы происшествий, одна с гипсом на ноге и костылями, другая со сломанной рукой и мягким ошейником.
   В магазине одежды долго смеялась над собой и лицом молоденькой продавщицы, когда сказала ей, что не знаю своего размера. Купив кое-что из одежды и средств личной гигиены, зашли в продуктовый. В итоге вечер в нашей палате выдался на славу - мы объедались разными вкусностями и смеялись так, что нас слышал весь этаж.
  На следующий день, получив выписку на руки, попытала своё счастье снова. На этот раз трубку взяли. Глухой, слегка дребезжащий голос проскрипел: - Алло.ѓѓѓ
  - Здравствуйте. - Запинаясь, начала я, не понимая, что говорить дальше. - Вы не могли бы мне помочь. Дело в том, что у меня записан ваш номер, но я не знаю, куда и кому я звоню.
  Чертыхнулась про себя. Что за бред я несу?!
  На моё удивление мне ответили быстро и очень оживленно, без какого либо замешательства и недоумения в голосе.
   - Подъезжайте по адресу... Вам есть где записать?
  - Минутку. - Попросила у врача листок и ручку. - Да, пишу.
  - Ботаническая улица дом тридцать семь. В подвальном помещении находится магазин 'Инструменты'. Вход с торца. Спросите Виктора Васильевича.
  - Спасибо. А до которого часа?
  - В любое время. Я вас жду.
  Я положила трубку, задумчиво глядя на второпях написанный адрес.
  - Ну, что-то удалось узнать? - С участием поинтересовался мой лечащий врач Антон Валерьевич, здоровенный дядька под два метра ростом, лет пятидесяти, а может больше. Из-за улыбчивых серо-голубых глаз и густой, но аккуратно подстриженной бороды, я вполне могла ошибаться с его возрастом.
   Я, недоумевая, пожала плечами. Меня сильно смущало, что это магазин. - Не знаю. Дали адрес и даже не спросили кто, что.
  - Ну, ты съезди, вдруг что узнаешь. Может тебя там знают.
  - Ага. - Покусывая губу, отозвалась я. - Только вот как? - Выразительно покосилась на загипсованную ногу.
  - Такси. - С улыбкой предложил доктор. - Номер дать?
  - Угу.
   Врач, поковырявшись в телефонной книге мобильника, выписал номер на листок. Затем, задумчиво оглядел меня и нахмурился. - У тебя деньги-то есть, Инкогнито?
  Такое вот 'смешное' прозвище он мне дал.
  - Есть.
  - Много?
  Я снова дёрнула плечом. - Смотря с чем сравнивать. Но на первое время хватит. Спасибо за переживание. - Искренне улыбнулась. - Спасибо доктор за всё! До свидания.
  - Подожди. - Окликнул он, когда я уже взялась за ручку двери.
   Удивленная обернулась. Антон Валерьевич уже набирал номер телефона.
   - Не уходи. - Сказал мне, а затем в телефон. - Серый, привет! Будь другом, выручи, а? - Ему ответили, он заулыбался. - Я к тебе сейчас барышню пришлю. Ты ей подбери ортез голеностопный. Я ей гипс сниму... рановато правда, но думаю, обойдётся. Хорошо? ... Да, Серёг, не в службу, а в дружбу. Я тебе верну. ... Окей. Спасибочки. ... Ну, пока.
   Доктор вытащил из ящика стола рекламный буклет и протянул его мне. - Сначала забеги сюда. Там адрес есть. Спроси Сергея Николаевича.
  Полистала рекламку ортопедического салона, в уме прикидывая цены. Деньги у меня хоть и были, да и сумма не маленькая, но всё же не зная как сложиться дальше, экономить стоило.
  С благодарностью улыбнулась. - Спасибо, Антон Валерьевич, но боюсь это сейчас не для меня.
  - Я обо всём договорился. Тебе это не будет ничего стоить.
  - Но... - Ошеломлённая, не находила слов. - Я не могу...
  - Перестань. У тебя не та ситуация чтобы отказываться от помощи.
  - Нет. Простите, я не могу.
  - Устроишься по жизни, заработаешь и вернёшь. Согласна на такие условия?
  Я в нерешительности смотрела на него. Во мне боролись две противоположности - с одной стороны, это было как нельзя кстати (с гипсом на ноге особо по городу не потаскаешься), с другой - это было неправильно. Я не могла принять такую помощь. Фиксатор, или как он его назвал ортез, наверняка стоил немалых денег.
  Видя мою нерешительность, доктор легонечко хлопнул меня по плечу. - Соглашайся, дурочка. Такой шанс упускать глупо.
  Я так и не ответила, только покраснела, понимая, что он прав.
  - Ну, вот и договорились. А теперь пойдём, снимем это прелестное украшение с ноги и сделаем снимок.
  Я послушно заковыляла за ним в перевязочную.
  - Придумала, где жить будешь? - Колдуя над моей ногой, поинтересовался Антон Валерьевич.
  - Первое время у Маринки перекантуюсь, а там посмотрим.
  - У Кругловой что ль?
  - Ага. Она всё равно сутками работает, квартира пустая.
  - Вот и ладненько. А то я уж хотел тебе предложить у нас в отделении койку на время.
  Обескуражено рассмеялась. - Спасибо, конечно...
  - А чего? Сервис у нас, правда, не люкс, но зато кормят сносно. И подработаешь санитаркой.
  - Не, доктор, я уж как-нибудь.
  - Смотри, второй раз предлагать не буду.
  - И не надо. Что ж я койку просто так занимать буду. Как говориться - свято место пусто не бывает, а у вас тут и так вечно аншлаг.
  - Это да, у нас весело. - Он поднялся со стула. - Ну, на снимок и на волю.
  Через час я уже сидела в прохладном салоне такси. Глядя на меня со стороны, можно было бы сказать, что я совершенно спокойна, но это была только видимость. Внутри меня сковывал ужас от широко распахнутых объятий неизвестности. Я старалась не думать о том, что совершенно одна в большом городе, что мне некуда идти, что я никого не знаю.
   Обязательно поломаю голову над этими вопросами, но позже. Сейчас у меня есть пару мест для новых открытий.
  Назвав таксисту адрес с рекламного буклета, удобнее устроилась на заднем сидении и с интересом стала смотреть по сторонам. Мир вокруг меня был залит жарким августовским солнцем и абсолютно незнакомым.
  Несмотря на московские пробки, у магазина я была уже через двадцать минут. Водитель такси учтиво предложил свою помощь и, проводив меня внутрь помещения, ушёл дожидаться в машине.
  - Добрый день. Чем вам помочь? - заученной фразой поприветствовал меня молодой человек.
  - Здравствуйте. Мне нужен Сергей Николаевич.
  Парень озадаченно окинул меня взглядом, затем опомнился и улыбнулся.
  - Подождите минуту. - Он нырнул за дверь.
  Спустя пару секунд вернулся. Следом за ним вышел солидный лысый мужчина.
  - Добрый день. Вы меня спрашивали?
  - Да. - Смущённо улыбаясь, кивнула головой. - Я от Антона Валерьевича.
  -А, да-да. Я ждал. - Ответно улыбнулся он, и, повернувшись к консультанту, потребовал. - Миш, стул нам дай.
  Усадил меня на стул. Пока измерял обхват лодыжки, я не знала куда глаза деть и постоянно поправляла подол лёгкого сарафана, уж очень я себя некомфортно чувствовала. От прикосновения его рук возникало желание одёрнуть ногу.
  - Миша, давай германский, ноль двадцать пять который, эмку. - Всё это он проговорил, не отпуская моей лодыжки.
  Неприятное чувство, словно его руки были какими-то грязными, разливалось внутри. Мне даже почудилось, что он поглаживал кожу пальцем. Я осторожно высвободила свою ногу и заставила себя непринуждённо улыбаться.
  Сергей Николаевич, склизко ухмыльнулся, маскируя это подобием улыбки, и мазанул по мне сальным взглядом. Я сглотнула, жалея, что приехала сюда.
  Консультант принес жёлто-синюю коробочку и, достав из неё что-то чёрное, передал начальнику. С большим профессионализмом, очень ловко, тот зашнуровал фиксатор у меня на ноге.
  - Готово. - Сказал он поднимаясь. - Теперь ножка в безопасности. Первый месяц снимать только на ночь. А потом, проконсультируйся с Антоном.
  - Спасибо.
  - Спасибо в карман не положишь. - Попытался пошутить он с улыбкой на лице.
  Неприязнь переросла в отвращение. - Сколько? Я заплачу.
  - А, нет, это бесплатно. - Отмахнулся мужчина. Глаза скользили по мне, вызывая ощущение чего-то липкого и омерзительного. - Составишь компанию для ужина?
  - Извините, не могу. - Сухо ответила я, поднимаясь со стула. - Мне пора, такси ждёт.
  - Значит, как-нибудь... - Многозначительно изрёк он. - Забегай. Буду рад видеть.
  - Непременно. Спасибо.
  Я попрощалась и слегка прихрамывая поспешила на улицу.
  - Эй, синеглазая, ножки береги. - Донеслось мне в спину.
  Не обернулась. Не отреагировала. Села в такси и только тогда с облегчением выдохнула. Назвала водителю новый адрес и вновь стала наблюдать город в окно, размышляя, какими разными были два друга, с которыми меня свела судьба. Один - врач, замечательный открытый человек, бескорыстно предложивший свою помощь потерянной и перепуганной неизвестностью девушке, второй - владелец ортопедического салона, неприятный, отталкивающий тип. И вроде бы ничего такого не делал, и внешне ухожен, обходителен, но почему-то при воспоминании о его прикосновениях кожа покрылась мурашками. Захотелось вымыться с мылом. Меня аж передёрнуло.
  Мне кажется, я задремала, потому что когда открыла глаза, то не сразу поняла, где я и почему на улице стало темно. Яркая вспышка и последовавший за ней раскатистый гул сразу всё прояснили. Ещё одна вспышка, раскат грома и по стеклу скатились первые капли. Дождь набирал силу, выбивая барабанную дробь по крыше и стеклам машины. Выстукивал свой ритм по тротуарам, дорогам, немногочисленным деревьям, кустам и людям, попавшим в его мокрые объятия. Спустя пять минут за стеной ливня не было видно ничего, сплошная серая размытая масса. Город встал.
  - Хорошо. - Сказал таксист, в принципе не обращаясь ни к кому, приоткрыл окно и втянул носом воздух сквозь щелочку. - Пыль прибьёт и дышать станет легче.
  Улыбнулась, соглашаясь с ним, но в голос не ответила. Мне не хотелось говорить. Я просто слушала музыку дождя.
  Уже спустя минут пятнадцать небо стало светлеть, силы небесных вод потихоньку иссякали, а вскоре совсем сошли на нет, но солнце ещё не выглянуло. Но это совершенно не огорчало, потому что если такое количество воды, не успев впитаться, начнёт испаряться припекаемое солнцем, на улице будет не хуже бани. Мы снова поплыли по городу.
   Спустя некоторое время проехали Останкинскую телебашню. Меня обескуражило осознание того факта, что я знаю что это за сооружение и как оно называется. Снова задумалась. Когда садилась в такси, город мне казался совсем незнакомым, а оказывается, я что-то помню.
   Какая-то у меня амнезия выборочная. Я помню названия улиц, предметов, знаю свои предпочтения в еде, но не помню о себе самой ничегошеньки.
   Пока я удивлялась сама себе, машина свернула на узкую улицу в оправе корявых яблонь. Старые причудливой формы деревья были усыпаны мелкими яблоками. По правой стороне за витиеватым чугунным забором, бушуя зеленью, кучерявился Ботанический сад.
  Я только заметила... здесь не было дождя! Асфальт дороги и тротуаров был сухим и пыльным. Как странно, один и тот же город, но в одном районе дождь, а в другом сухо, как в пустыне. Хотя солнца всё ещё нет, на небе белёсое марево.
  Машина остановилась у нужного мне дома. Ещё издалека я заметила хаотичную россыпь ярких букв на стене дома.
  Поблагодарила водителя, расплатилась и, прихватив свои вещи, вышла из машины. Нерешительно встала перед лестницей в подвал.
  Такси уехало, а я всё стояла со странным волнением в душе. Вздохнула, набралась смелости и медленно стала спускаться по лестнице. Потянула дверь и вошла в пахнущее погребом помещение.
  В магазине было всего два человека - симпатичный паренёк лет восемнадцати-двадцати за прилавком и невзрачного вида мужчина, крутивший в руках какую-то машину.
  Парень кинул быстрый взгляд на меня и смешно дёрнул носом, продолжая что-то объяснять покупателю. В ожидании пока он освободится, я стала разглядывать стенды с инструментом.
  - Вы ищите что-то определённое? - Отвлёкшись от мужчины, продавец обратился ко мне.
  - Да. Я ищу Виктора Васильевича.
   Парнишка не выразил никаких эмоций. - Он сейчас подойдёт.
   Кивнула головой в ответ и отвернулась к стеклянному шкафчику с какими-то запчастями. На содержимое полок я не смотрела, я разглядывала продавца в отражение. Красивый, статный, с густой гривой тёмных волос, собранных в хвост, высокими скулами и благородными чертами лица. Такому самое место на обложке журнала, а не в захудалом подвальном магазинчике.
  Пока я достаточно откровенно рассматривала его, мне показалось, он слегка нервничал, в пользу этого говорили его немного резкие движения. Он всё так же забавно подёргивал носом, раздувая ноздри, словно зверь, учуявший что-то притягательное или наоборот, что-то неприятное, раздражающее обоняние. Иногда облизывал губы, тёр нос, даже пару раз чихнул (тихо-тихо, как кошка)... и старательно не смотрел в мою сторону.
  Наверное, у него аллергия, что совсем неудивительно учитывая работу в подвале, где постоянный запах сырости и гнили.
  Мужчина наконец-то решился с выбором и полез в кошелёк за деньгами. Спустя пару минут он покинул магазин. В помещении повисла неуютная давящая тишина. Возникло чувство, словно воздух сгустился и потяжелел. Внутреннее напряжение тут же сказалось мурашками на коже и учащённым пульсом.
  С опаской задумалась, а не страдаю ли я клаустрофобией, вдруг у меня припадок... Чёртова амнезия! Как же страшно ничего о себе не знать.
  Стараясь отвлечься от накатывающего на меня состояния близкого к панике, снова глянула на молодого человека в отражение. Наши взгляды столкнулись. Моё сердце пропустило удар, сбившись с ритма, я с трудом сглотнула комок в горле, по спине пробежал озноб. Даже в отражении холодный цепкий взгляд пронизывал насквозь, лишал воли, рождая панический ужас. Пульс, набирая нереальные обороты, выбивал бешеную чечётку в висках: 'Беги! Беги!', но тело оставалось неподвижным. Широко распахнутыми глазами я наблюдала, как тягуче медленно, словно охотящийся хищник, парень огибает прилавок, пожирая меня немигающим взглядом, и даже не пыталась сойти с места. И дело вовсе не в том, что я не видела смысла в попытке бегства, а в том, что я даже не думала о ней, мой разум потонул в глубине черных глаз.
  - Довольно, Гриш. - Глухой, дребезжащий голос взорвал могильную тишину.
   Испуганно подпрыгнула, с трудом сдержавшись от вскрика. Так и до инфаркта недолго!
  Невысокий суховатый старичок стоял у открытой железной двери, за которой темнел проход куда-то вглубь подвала, и буравил меня ясными карими глазами.
  - Прошу за мной. - Проскрипел он и шагнул в полумрак коридора.
  Не раздумывая пошла следом, считая это более безопасным, чем оставаться наедине с вселявшим мне ужас красавчиком. Мужчина, немного шаркая, уверенно шёл вперёд, я плелась за ним, осматриваясь по сторонам. Неярко освещенный коридор извивался ломаной змеёй, по обеим сторонам на расстоянии друг от друга темнели открытые пасти дверей и только одна комната, изливая в коридор рассеянный пучок жёлтого света, ждала нас.
  - Располагайтесь. - Старичок пропустил меня вперёд, зашёл следом и прикрыл дверь.
  Обстановка комнаты совсем не соответствовала виденной до этого разрухи и убогости подвала. Обитые бледно-зелёной с мелким рисунком тканью стены, пушистый узорный ковёр на деревянном полу, массивная мягкая мебель, добротный стол, за ним стеллажи с книгами и толстыми папками в несколько рядов.
   Обескураженная, оглядываясь по сторонам, присела в кресло у стола.
  - Что вас так задержало? - Спросил седой мужчина, устроившись напротив.
  - Пробки. - Ответила, неопределённо пожав плечами. Но разве мы договаривались о времени?
  - Кхм. - Кашлянул он, выразительно глядя на меня. - Это где же такие пробки? Ваш заказ ожидает уже три недели.
  - Мой заказ?!
  - Да. Вы должны были забрать его двадцать девятого июля.
  Я посчитала, что пора бы внести ясность в эту ситуацию.
  - Эмм, - неуверенно начала я, снова теряясь с чего бы мне начать. - В моей жизни произошло некое событие, в связи с которым я попала в больницу... и у меня амнезия. Простите, я ничего не помню. Если вы можете внести хоть какую-то ясность,... хоть немного прольёте свет на мою жизнь,... я буду очень вам признательна.
  Старичок кивнул головой. Затем достал из ящика стола большой почтовый конверт и положил его передо мной. - Это ваше.
   Неуверенно взяла хрустящий коричневый пакет в руки, открыла и выудила на свет паспорт, медицинский страховой полис и две банковские карты на имя Светланы Тереховой.
  Это кто? Незамедлительно раскрыла паспорт. О, оказывается это я...
  Но ни имя, ни фамилия никак не колыхнули память, всё таже пустота. Полистала странички нового документа, остановилась на листе с пропиской. Хм, интересно...
   Перевела взгляд на помалкивающего собеседника. - Адрес фиктивный?
  - Нет. Квартира куплена и оформлена на вас. Всё как вы хотели.
  - Как я хотела... - Эхом потерянно повторила я.
  - Квартира, два независимых банковских счёта, новая личность, новая жизнь.
  - Новая жизнь... А как мне быть с работой? Ни аттестата об образовании, ни трудовой книжки... Не могу же я всю жизнь прожить на эти банковские счета.
  - Вообще-то можете. Сумма каждого счёта достаточно весомая, так что можно прожить на ежемесячные проценты особо ни в чём себе не отказывая. Даже если вы решите купить дорогую машину, это не сильно ударит по вашему бюджету.
  С минуту переваривала информацию. В голове просто не укладывалось...
  - Откуда эти деньги? Я что, дочь какого-нибудь магната или любовница мафиози?
  - Простите, это не в моей компетенции.
  Недоверчиво посмотрела на него. В душе было чёткое осознание, что меня обманывают или не договаривают. Стариковские глаза с хитринкой были подтверждением моим ощущениям.
  - А могу я узнать, зачем я к вам обратилась?
  - Свои обязательства по договору я выполнил. Они у вас в руках. Если вам потребуется трудовая, аттестат, загранпаспорт или ещё какой документ вы знаете, где меня найти. Всё решаемо.
  - Могу я ознакомиться с договором?
  - Нет.
   Мои брови против воли поползли вверх. Это как так? Пусть у меня амнезия, но я точно знаю, что вторая сторона имеет право ознакомиться с документом.
  - Простите, - уважительно произнёс Виктор Васильевич. - Но это один из пунктов договора. Своей подписью вы дали согласие, я не имею права нарушать оговоренное.
  Убрала пакет с документами в сумку и поднялась. Внутри меня кипело негодование, отчего слова прозвучали отрывисто и зло. - Понимаю. Спасибо.
  - Подождите. Есть ещё кое-что, что я должен вам сказать.
  Медленно опустилась в кресло.
  - У вас новая личность и новая жизнь, и как бы хорошо я не подчистил ваше прошлое, рано или поздно оно может всплыть. От этого, увы, никто не застрахован. Думаю, в вашем случае оно напомнит о себе очень скоро. - Он задумчиво потер подбородок. - До сих пор не понимаю, как вышла такая накладка. Документы вы должны были забрать до того как сработает блокировка.
  Я открыла рот, чтобы задать крутившийся на языке вопрос, но седовласый мужчина сделал предупреждающий жест рукой.
  - Не перебивайте меня. Мне и так трудно. Я пытаюсь вам объяснить суть вещей и не нарушить при этом нашего договора. Поверьте, я не стал бы этого делать, если бы всё прошло, как было задумано. Но я чувствую вину за собой... я не учёл вашей особенности. - Грустно усмехнулся. - И теперь мы имеем то, что имеем. - Снова потёр подбородок и тяжело вздохнул. - Вы должны были проснуться другим человеком, со своей историей жизни и воспоминаниями, с чётким осознанием чего вам стоит опасаться и избегать. Но вместо этого мы имеем утерю информации. Простите меня. Я очень сожалею, что так вышло. ... Как скоро вы начнёте вспоминать... этого я сказать не могу. Для вас, чем дольше, тем лучше. Не смотрите на меня, как на психически нездорового человека. Я знаю, о чём говорю. Мне очень жаль, но я связан обязательствами и мои возможности вам помочь очень ограничены. Всё что я могу это предупредить вас.
  Виктор Васильевич коснулся кнопки странного аппарата стоящего на углу стола. Спустя несколько секунд дверь в комнату открылась. На пороге возник всё тот же темноволосый продавец-красавчик. Я непроизвольно насторожилась, с опаской поглядывая на него.
  - Гриш, не дыши.
   Парень равнодушно пожал плечами и улыбнулся, облокотившись на косяк.
  - Вы уже познакомились с моим помощником Гришей? - Старичок вновь вернулся к разговору со мной.
  Стрельнула на парня глазами. - Если можно так сказать.
  -Я неспроста позвал его. Он... скажем так, наглядное пособие. - При этих словах красавчик осклабился ещё шире. Я поспешила отвернуться. - То, что вы сейчас увидите должно остаться между нами. Эта демонстрация только для вас. Хотя, признаюсь честно, вы это уже видели. В целях безопасности я подверг вас этому испытанию, как только вы зашли в магазин. Простите старика за это, но это была необходимость. Я всё ждал, когда вы пуститесь наутёк, но время шло, а вы просто стояли. Ваше бездействие стало для меня ещё одним доказательством, что ваша защита работает не совсем правильно. - Виктор Васильевич перевёл взгляд на помощника. - Гриш, подойди.
  - Можно я отсюда? Уж больно аромат приторный.
  Старик в ответ кивнул. - Посмотрите на него и постарайтесь запомнить свои ощущения. Это очень поможет вам в дальнейшем избегать неприятностей.
   Ещё не глядя на красавчика, я почувствовала, как воздух снова стал сгущаться вокруг меня, озноб неприятными мурашами пробежал по коже, пульс ощутимо нарастал, хотя видимых причин этому не было. Внутренне собралась и подняла взгляд на парня, стараясь не смотреть в его глаза. Он всё также стоял в расслабленной позе, подперев косяк двери и сложив руки на груди. Молча разглядывала его, одновременно прислушиваясь к своим ощущениям.
  Внешне он совсем не изменился, может только чуточку заострились скулы, да верхняя губа слегка подрагивала, не смотря на лёгкую улыбку. В этот раз он не чихал и не дёргал носом, не нервничал и внешне был совершенно спокоен. Я осмелилась посмотреть в его глаза. Ничего необычного, достаточно светлая радужка и ироничный взгляд уверенного в себе человека. Несомненно, он внушал мне страх, но уже не такой панический, как раньше, скорее это было где-то на уровне подсознания. Но хотелось ли мне убежать? Нет, не думаю.
  - Смотрите внимательно. - Проговорил Виктор Васильевич. - И не бойтесь, он не причинит вам вреда. - При этих словах парень выразительно хмыкнул, вскинув бровь. - Гриш, вдохни.
  Вдохни? Он что, всё это время не дышал что ли?!
  Красавчик сделал глубокий вдох, прикрыв глаза, при этом ноздри его слегка раздулись, по телу прошла волна дрожи. Мне подумалось от удовольствия. (Ну, если столько времени не дышать-то...). Затем он шумно выдохнул и открыл глаза... совершенно чёрные.
  Вновь почувствовала, как моя воля угасает, и я тону в жидком ониксе. Я не знаю, что произошло бы дальше, если бы Гриша резко не чихнул и не зачесал нос. Этих нескольких секунд хватило для того чтобы внутри меня всё взбунтовалась. Что происходит-то?!
  Мотнула головой разгоняя морок и сердито глянула сначала на парня, затем на старика.
  - Какого чёрта?! Он кто? - Пальцем указала на Гришу.
  - Это не важно. - Будничным тоном ответил Виктор Васильевич. - Главное знайте, что он такой не один. И вам обстоятельно стоит держаться от таких подальше.
  - Интересно как? - Скользнула взглядом на красавчика усиленно натирающего нос и борющегося с приступом чиха.
  - Гриш, иди.
  Мужчина ещё не успел договорить, а парня и след простыл.
  - Для этого у вас есть собственная защита. Ваша аура имеет свой цвет и запах... так называемый 'Флёр'. Он, конечно же, сейчас подправлен и очень насыщен. Не удивляйтесь, что животные будут держаться от вас на расстоянии, для их обоняния флёр слишком агрессивен. Но это укроет вас от таких как Гриша. Со временем его насыщенность снизиться, и аура примет свой природный цвет. Не могу сказать, сколько на это уйдёт время, но лучше, если раз в год вы будете приезжать ко мне. Хотя, нет. Это слишком рискованно. Я найду способ известить вас, если изменения станут очевидными.
  Он замолчал, а я не знала, что сказать на всё это, только глупо хлопала глазами (подбирая челюсть где-то с уровня пола).
  - Теперь самое важное. Когда рядом с вами окажется кто-то с похожей аллергической реакцией, лучше незамедлительно скрыться.
  - Этак я каждого человека с аллергией подозревать буду. - Слегка справившись с шоком, изрекла я.
  - Нет. Люди с аллергией обычно носом шмурыгают. Такие как Гриша насморком не страдают.
  - А если именно по этому аромату они и выйдут на меня?
  - Нет. Ваш флер имеет специфическую примесь - эссенцию одного очень редкого и уникального растения. Она лишает возможности выследить, сливаясь с окружающими запахами.
  - А, вообще, зачем я им?
  - Простите. - Вежливо улыбнулся. - Я и так нарушил правила и рассказал вам больше того, что следовало бы.
  Что ж, его правда, мог бы вообще ничего не говорить. Благодарно кивнула головой. - Спасибо.
  - Если понадобится помощь или вас что-то насторожит, у вас есть мой телефон. - Он поднялся из-за стола и протянул мне руку. - Обращайтесь.
  Уточнять, что именно меня должно насторожить не стала, предполагая, что всё равно ответа на вопрос не получу.
  - Ещё раз спасибо. - Ответно пожала руку. - Провожать не надо. Выход найду сама.
  Распрощалась с седовласым мужчиной и направилась по коридору на выход. Помещение магазина было безлюдным, не считая красавчика.
  - Прости, если напугал тебя. Я не со зла. Это работа. - Извинился он, но ни голос, ни тон сожаления не выражали.
  - Понимаю. - Сухо отозвалась, направляясь к двери.
  - Нет желания закрепить урок? Я после десяти свободен.
  От неожиданности даже споткнулась о порог. - А как же аллергия?
  - Я могу и не дышать. - Усмехнулся, многозначительно глядя на меня.
  - Долго?
  - Ну, если не разговаривать, то да. Но, думаю, долгих разговоров нам не понадобиться. - В его глазах появился какой-то нездоровый блеск. - Ну, так как?
  - Нет, спасибо. Я лучше послушаюсь совета и буду держаться от таких как ты подальше.
  - Многое теряешь.
  - Как знать. Я лучше при своём останусь. Прощай.
  - До свидания. - Растянулся в хищной улыбке Гриша.
  Незамедлительно шмыгнула за дверь.
  Не смотря на близость автомобильных дорог, после тяжёлого затхлого воздуха подвала на улице дышалось очень легко. Я достаточно быстро поймала попутку и направилась на квартиру к медсестре, любезно пригласившей пожить некоторое время у себя. По адресу, вписанному в мой паспорт, ехать пока не решилась. Мне нужно было время, чтобы хорошенько всё обдумать и принять.
  
  
  2.
  
  - Хватит дрыхнуть, соня! - Маринка, как ураган влетела в комнату. - Проспишь всё на свете.
  - Не буди лихо... - Недовольно пробубнила в ответ, натягивая одеяло на макушку, в надежде урвать ещё несколько сладких минут. - Сегодня суббота, у меня законный выходной.
  - Ты по утрам такая зануда. Вставай! - В меня полетела диванная подушка.
  Стянула подушку с головы и, обнявшись с оной, перевернулась на другой бок.
  - Ты встаёшь?
  - Отстань!
  - Ну ладно. - В голосе Маринки прозвучали странные нотки.
   Мне бы стоило обратить внимание на то, как легко она сдалась, но сонный мозг не распознал подвоха. Я услышала, как она протопала из комнаты в сторону кухни и загремела посудой. Спустя пару секунд зашумел чайник. Наивно полагая, что меня оставили в покое, блаженно потянулась и поудобнее устроившись на подушках задремала. Мне даже что-то снилось, но когда на меня полилась холодная вода, сон слетел моментально.
  - Круглова! - Взревела я, рывком садясь в постели. - Тебе жить надоело?!
  - Меняю жизнь на кофе. - Улыбаясь, она протянула мне чашку. - Сделка?
  Недовольство как рукой сняло. За Маринкин кофе - такой вкусный, с нежной воздушной пенкой - я готова была отдать всё что угодно. Тут же уселась по-турецки, забрала чашку и носом втянула бодрящий аромат. Смакуя, сделала небольшой глоток, чувствуя, как живительный напиток теплом разливается внутри. Посмотрела на подругу поверх чашки. - Сделка. Но ты продешевила.
  Маринка возмущенно фыркнула, сложив руки на груди. - Вот даже не знаю, что тебе на такое сказать. То ли ты мою жизнь так низко ценишь, то ли...
  - Ты готовишь самый лучший кофе! - Перебила я.
  - Вот ведь, врёт и даже не краснеет. Бесстыжая!
  - Нет, я, конечно, не исключаю, что кто-то готовит кофе ещё лучше, но вкуснее этого я не пила.
  - Ой, ну тебя. - Маринка отмахнулась от меня, как от мухи, и подкинула на одеяло небольшой свёрток.
  Покосилась на загадочную коробочку в цветастой подарочной бумаге. - Что это?
  - Открой, узнаешь.
   Возиться долго не стала, просто разорвала упаковку и откинула крышечку коробки. На белой фирменной подушечке лежали изящные женские часики из белого металла. Пока я их разглядывала, Маринка плюхнулась на диван рядом со мной.
  - Ты вечно опаздываешь, поэтому мы решили, что они тебе просто необходимы. Это от меня и Ивана. С днём рождения!
  Честно признаться, я не знала, как к этому отнестись (это я не о подарке). День рождения... по сути такая же фальшивка, как и все мои данные. И как при таком условии применить этот день к себе? Именинницей я себя точно не чувствовала.
   С момента выписки из больницы прошло уже два месяца с небольшим, но воспоминания так и не радовали меня своим посещением. Я вполне полноценно жила под именем Тереховой Светланы Константиновны, пользовалась банковским счётом (правда пока только одним и по очень большой необходимости), работала, общалась с людьми, но была ли я ей? Очень сомневаюсь.
  Я пока не смогла принять свою личину, возможно из-за этого в душе поселилась чёткая уверенность, что живу не своей жизнью. Впрочем, так же я не могла принять 'свою' квартиру, поэтому осталась жить у медсестры, ставшей мне близкой подругой.
  Чмокнула Маринку в щёку. - Спасибо! Миленькие. Мне нравится.
  - Очень рада. - Она соскочила с дивана и направилась к шкафу. - Давай, допивай кофе и раскачивайся. Нам ещё кучу дел надо сделать.
  - Какую кучу? Какие дела?!
  - Как какие?! Ты что не помнишь? Мы же давно договорились, что твою днюху празднуем на природе. Ребята взяли на себя спиртное и шашлык, за нами одноразовая посуда и закуски. - Всё это до меня донеслось откуда-то из недр шкафа, так как Маринка чуть ли не по пояс влезла в него, разыскивая что-то.
  - А, ну да. - Без настроения глянула в окно. На октябрьском лазурном небе было безоблачно, хотя ещё вчера дождь моросил целый день. - А дождика сегодня разве не обещали? - В надежде спросила я.
  - Неа. Погодка как по заказу.
  Энтузиазма от этого не прибавилось. Ладно, договор есть договор. Как там в песне... вся наша жизнь - игра! Ну, вот и будем соответствовать.
  С наигранной бодростью спрыгнула с дивана, быстренько собрала постель.
  - Я в душ.
  - Угу. - Глухо отозвался шкаф.
  Из ванной комнаты я вышла почти во всеоружии, как и подобает имениннице (не считая домашнего халата). Подумывала пойти переодеться, но вместо этого направилась на кухню. Быстро сварганила яичницу с помидорами и сыром и уселась перед телевизором поглощать свой нехитрый завтрак.
  - Я тоже хочу. - Маринка прибежала на запах и сунула нос в сковородку.
  Я предполагала, что именно так и будет, поэтому сразу готовила на двоих.
   Облокотившись на шкафчик, Маринка уплетала яичницу прямо из сковородки, задумчиво поглядывая на меня.
  - Ты что покрасилась? - Разглядывать меня молча ей явно надоело.
  - Нет. С чего ты взяла?
  - У тебя волосы как будто светлее стали.
  - Да ладно. Тебе кажется.
  Маринка недоверчиво нахмурилась, и для убедительности приподняла локон моих волос, разглядывая. - Странно.
  - Что? - Вытянула волосы из её руки и заправила за ухо.
  Она пожала плечами. - Так вроде и не сильно заметно, но на темно-русый это уже не тянет. Светлеешь, мать.
  Я хмыкнула. - Ну, видимо, волосы решили, что моим мозгам не соответствуют. Блондинистая натура наружу лезет.
  - А! Блондинку не скроешь! - Подруга не упустила шанса подшутить. - Эх, надо было тебе розовенькие часики покупать, со стразами.
  - Ну, Рыжая, я тебе припомню. - Беззлобно пригрозила в ответ.
  Позавтракав, Маринка осталась мыть посуду, а я пошла переодеваться. По случаю пикника на природе натянула на себя терракотовые джинсы, белую футболку, а поверх достаточно теплый свитер цвета ванили.
  - Народ подъедет к двенадцати. У нас два часа на всё про всё. - Крикнула она с кухни.
  Я была удивлена. - Подъедут? Я думала, мы в парк пойдём.
  - Нет. Мы к Карасям на дачу. На Волгу на два дня. Так что возьми себе что-то на смену. Спортивная сумка на диване.
  - А мы - это кто? - Поинтересовалась, укладывая в сумку вещи про запас.
  - Карась с женой, я с Ванькой, Атаман, ты, ну и Мотя-Бегемотя, как всегда, под вопросом.
  - Понятно.
  Всех кого она перечислила, я уже знала. Как только я стала жить у неё, Круглова познакомила меня со своими друзьями. Я легко вписалась в их компанию, хотя они были старше меня на пять-семь лет. Мы часто вместе ходили в кино, катались по парку на роликах, выбирались на шашлыки.
  Маринка появилась в дверях комнаты. - Готова? - Я утвердительно кивнула. - Пошли.
  Мы направились в ближайший супермаркет и особо не мудруя купили несколько ведёрок салатов, нарезки всевозможных колбас и сыра, помидоры, огурцы, поспорили на счёт красной рыбы, но так её и не взяли. Пробежались по рядам со сладостями и не только. В итоге тележка была достаточно заполненная. Прикинув, какие тяжелые будут сумки, немного сникли. Нам повезло, что встретили соседа по подъезду, который предложил нам свою помощь и довёз нас на машине.
  Оказалось, что в магазине мы пробыли достаточно долго. Мы даже не успели разуться, как зазвонил домофон. Ванька поднялся в квартиру, чтобы помочь нам с сумками.
   - Привет. С двадцатилетием! - Он крепко обнял меня до хруста в рёбрах и чмокнул в щёку. - Будь всегда такой же красивой, доброй и весёлой. И знай, мы тебя любим!
  - Спасибо. - Вернула ему поцелуй. - И за часики тоже. Мне очень нравятся.
  - Это Рыжая выбирала. - Не без гордости сообщил он.
  Забрав все нужное, мы спустились вниз. У подъезда нас ждали две машины. Семейство Карасевых и Сашка (он же Атаман) поочерёдно поздравили и расцеловали меня. Пока Ванька укладывал сумки в багажник, Сашка, как обычно, припомнив какой-то анекдот, стал смешить нас. Зная этого хохмача, наш отъезд мог затянуться, поэтому Ромка Карасев прикрикнул на него.
  - Харэ анекдоты травить! Нам ещё часа три ехать, в лучшем случае.
  Через две минуты мы уже ехали в сторону дачи Карасевых.
   До места назначения мы доехали быстро, без пробок и очень весело. Сашка всю дорогу не переставал рассказывать нам байки и смешные случаи из жизни. От постоянного смеха под конец пути у нас с Маринкой уже челюсти свело.
  Дача оказалась в очень живописном месте. Большой двухэтажный деревянный дом стоял в метрах ста пятидесяти от воды, на небольшой извилине реки. Волга здесь была достаточно широкая с небольшим, поросшим кустарником островком посередине. По другому берегу, чуть в отдалении, растянулся элитный коттеджный посёлок с белыми домами и зелёными крышами. У пристани было несколько белоснежных яхт.
  - Страна Лимония. - Заметив, куда я смотрю, прокомментировал Сашка. - Ещё года два назад ничего не было.
  - Да уж, - Алёнка Карасева подошла к нам. - Растут как грибы после дождя.
  - Э, вы чего встали?! - Пробасил Ромка. - А машины кто разгружать будет?
  - Да, начальника. Уже бежим. - Ответил Сашка с акцентом, продолжая стоять на месте.
  - Клоун. - Не удержался от высказывания Рома.
  - Э, дарагой! Зачем так обижяишь?!
  - Иди, работай! Солнце ещё высоко. - Карасев резким движением кинул в Сашку небольшую пластиковую бутылку с водой, тот ловко перехватил её.
  - Да, начальника. Зачем шумищь? Щас всё буит.
  Сашка направился к машине, по пути открывая бутылку и делая несколько глотков. Дождавшись пока Ромка нырнёт в багажник за пакетами, он опрокинул бутылку ему на голову и отбежал от греха подальше.
  - Атаман! Убью! - Роман сорвался с места.
   Мы с Алёной посмотрели, как они гонялись друг за другом вокруг машины и, взяв по пакету, пошли в дом.
  - Как дети, ей богу. - Маринка принесла ещё пакет и осталась с нами разбирать продукты. - Хорошо, что не все такие.
  Алёнка посмотрела на неё с прищуром. - Да, некоторые такие правильные и степенные, сдохнуть от скуки можно.
  - Мне с ним не скучно. И не такой уж он правильный и степенный как ты думаешь. Просто он повзрослел в отличие от этих двоих. Ой, ну вы посмотрите на них...
  Мы дружно глянули в окно. Шутливая драка набирала обороты. Ребята распалялись. Спустя минуту Алёне это надоело, и она открыла фрамугу.
  - Роман Олегович, не пора бы заняться мангалом.
  Ромка, отвлёкшись на неё, пропустил удар и был повален на землю. Победно крича, с раскрасневшимися щеками и горящими азартом глазами Сашка влетел в дом.
  - Приз победителю! - Потребовал он.
  Алёна вручила ему ключи. - Иди баню топи.
  - Вообще-то я рассчитывал на поцелуй.
  Мы громко рассмеялись.
  - Облезешь и неровно обрастёшь! - Она легонько толкнула его в плечо. - Иди давай, не мешай девочкам.
  - Мне, значит, иди топи, а этим можно? - Он кивнул на Ромку и Ваньку, принесших оставшееся из машин. - Или они у нас тоже девочки?
  - Атаман, смотри, как бы мы тебя девочкой не сделали. - Незамедлительно отреагировал Карасев.
  Зарождалась новая перепалка. Алёнка, зная наперёд, чем это грозит, быстро выставила ребят с кухни.
  - Мы, наверное, в беседке сядем, а? - это уже она нам.
  Мы с Маринкой дружно кивнули. Погода действительно располагала к этому. Хозяйка дома, оправдываясь тем, что они с лета тут не были, ушла приводить беседку в порядок, а мы остались на стол готовить.
  - Почему Сашку называют Атаманом? - Спросила я у Маринки, когда мы остались одни.
  - А-а, это ещё из детства пошло. У него фамилия Таманцев, а ребята во дворе прозвали Атаманом.
  - Понятно.
  - Нравиться?
  - Что? - Я вопросительно посмотрела на её руку.
  - Не что, а кто. Сашка нравится?
  Дернула плечом. - Не знаю. Я как-то не думала.
  - Ну так, может, стоит подумать. Ты-то уж точно в его вкусе.
  - В его вкусе почти каждая. - Фыркнула я на её предложение.
  - Что есть, то есть. Он женщин любит.
  - Ну и зачем он мне такой любвеобильный? Ночами потом из-за него не спать - изменяет или нет?! Знаешь ли, сомнительное удовольствие.
  - Перестань. - Маринка запихнула ломтик помидора в рот. - На шамом деле, он не такой.
  - Да?! - Я даже перестала салат мешать и недоверчиво воззрилась на неё. - А какой?
  - Он просто ту единственную найти не может...
  Я перебила её, смеясь. - Вот-вот, и поэтому пробует всё подряд.
  Маринка кинула в меня веточкой укропа. - Ты не дослушала!
  - Молчу.
  - Он очень хороший добрый парень, но из-за своего чувства юмора очень страдает. Девчонки быстро в него влюбляются, но и быстро уходят. Понимаешь, не он их бросает, а они уходят. Говорят, что несерьёзный, вечно шутит, дурачится. Петрушка, одним словом. С таким планы на жизнь не построишь. Боятся короче. А вот если найдётся та, которая увидит, что за всей этой веселостью на самом деле серьёзный и ответственный человек... он на руках носить будет, ни на одну юбку не посмотрит, всё только для неё будет делать.
  - Ну прям рыцарь в тигриной шкуре. - Зачем-то съязвила я. - Ты-то откуда знаешь?
  - Мы же в одном дворе живём. Друг у друга на глазах. Я видела его другим. До армии. Он с Лизкой тогда встречался. Стерва, скажу тебе, ещё та. Стольким ребятам мозги позакручивала. А, ну её! - Маринка стала выкладывать соленья на тарелку. - Так вот, он когда с ней встречался, таким же шутом был, но только на других девок не смотрел. Не видел их просто. А эта проводила его в армию, а через полгода замуж выскочила и в штаты смылась. Как Сашка это пережил... знают, наверное, только сослуживцы, с нами он об этом не говорил. Даже когда в увольнительную пришёл. Он ещё тогда не знал, она даже ему не написала. А когда с армии вернулся, то по отношению к девушкам изменился. Нет, не обижал никого и не пользовался, но и не пытался кого-то удержать рядом с собой. Хочет быть рядом - пусть, а не хочет - я не держу. Так и говорил. Сама понимаешь, это не каждой понравится.
  - Да уж. - Задумчиво откликнулась я.
  Маринкин рассказ заставил немного по-другому посмотреть на этого темноволосого парня с теплыми карими глазами. Я смогла достаточно живо представить себе его переживания, хотя не знала и не помнила, переживала ли такое сама.
  - У вас всё готово? - Алёнка вернулась к нам. - Я уже скатерть постелила. А ребята мангал разожгли и баню затопили.
  Совсем немного времени мы потратили на то чтобы накрыть стол и вскоре, сидя за столом, я слушала поздравительные тосты в свою честь. Семейство Карасевых подарили мне электронную книжку, сославшись на мою любовь к чтению. Говорить им, что больше предпочитаю листать странички не стала. Зачем расстраивать друзей. Возможно, со временем я войду во вкус и смогу оценить их подарок по достоинству. Сашка подарил небольшую золотую подвеску на браслет в виде сердечка, чем немало удивил всех.
  Скучать за столом нам не пришлось. Мы не столько ели, сколько смеялись. Темы сменяли одна другую.
   Кто-то из ребят заметил ковыряющегося в огороде соседа в ярко-красных явно женских резиновых сапогах. Сей факт не смогли не прокомментировать, посыпались юморные высказывания.
  - Отгадай загадку. - Ромка повернулся ко мне. - Лежат на грядке красные пятки.
  Я покосилась на мужичка за забором, и рассмеялась. - Не знаю.
  - Как не знаешь?! - Пришёл на помощь Сашка. - Да это с детства известно - краснопяточный грядколежатель!
   Мы покатились со смеху.
  - А вот и не угадал. Это наш сосед Семёныч. Он летом частенько в огороде 'отдыхает' в этих самых сапогах. За что потом от жены огребает нехило.
  - Ну вас, - смеясь, отмахнулась Алёна, - злые вы.
  - Это не мы такие, это жизнь такая. - Парировал Ромка, чмокнув жену в щёку.
   Ванька поднялся из-за стола. - Пойду, мангал проверю. Там, небось, уж прогорело всё.
  - О, а мне надо в печку подкинуть. - Спохватился Сашка.
  - Коль все мужики разбежались, пойду, шашлык на шампура насажу. - Ромка вышел следом. - А вы, девочки, отдохните пока от нас.
   Мы озадаченно переглянулись и рассмеялись. Маринка налила нам по глотку вина.
  - Ну, девочки, давайте за наше женское счастье.
  С готовностью звонко чокнулись бокалами.
  - Кстати, о женском счастье... Чего это Иван такой серьезный сегодня? - Поинтересовалась Алёна. - Рыжая, вы поругались?
  Маринка нахмурилась. - Мы не ругались. Но он какой-то молчаливый сегодня, смотрит на меня как-то странно и улыбается.
  - Видать что-то задумал. - Прокомментировала я поведение её молодого человека.
  - Кто? - Удивилась Алёнка. - Вано? Да не, он не способен.
  Я фыркнула опровергая. - В тихом омуте...
  - Не, ты Ваньку плохо знаешь.
  Я не стала больше спорить. Тем более правда была на моей стороне, но сказать об этом я не могла.
   Недели две назад Ваня позвонил мне на мобильный и попросил помощи. Как выяснилось, этот тихоня собрался делать Маринке предложение. Моя помощь заключалась в том, чтобы узнать размер пальца и помочь с выбором кольца. В условленный день, когда Марина была на сутках, мы встретились в ювелирном магазине. Девушка-продавец настойчиво предлагала кольцо с бриллиантом, и если бы я не пошла с Иваном, она бы точно его уговорила. Но я прекрасно знала, насколько подруга равнодушна к брюликам, называя их бесцветными и безликими, а вот изумруды - это её тайная страсть. Хотя это и неудивительно, лучшего сочетания, чем рыжие волосы, зелёные глаза и изумруды найти сложно. Этот камень словно создан для рыжих и зеленоглазых.
  Знаю, что многие со мной не согласятся, сказав, что драгоценные камни не подбирают к глазам или волосам, что драгоценности вообще вне моды и времени, но каждый имеет право на собственное мнение.
  Мы выбрали для Маринки тоненькое колечко из золота с небольшим круглым и кристально прозрачным изумрудом, обрамленным мелкими бриллиантами, которое будущий жених сегодня целый день носил при себе и ждал удачного момента, чтобы осчастливить любимую.
  Саша и Рома вернулись к нам спустя минут двадцать, оставив Ивана главным по шашлыкам. Не прошло и пяти минут, как мы услышали его крик. Маринка подскочила как ужаленная и понеслась к нему. Мы вышли следом.
   Иван стоял возле мангала, крепко сжимая правый кулак и прижав руку к себе, со страдальческим выражением лица, всем своим видом показывая как ему больно. Маринка с перепуганными глазами трясла его за ветровку. - Ваня, что случилось? Вань!
  - Ожегся. - Страдальчески выдавил он.
  Она тут же потянулась к его сжатому кулаку. - Покажи.
  - Да ладно. - Иван усиленно сопротивлялся. - Там не сильно.
  - Вань, покажи!
  Глядя на эту картину, меня разбирал смех, но я сдерживалась из последних сил. И кто сказал, что он не способен на выдумки. Вот ведь шельмец! Взыграть на Маринкиной слабости, да ещё так искусно. Она же медик! Для неё любая царапина - это уже маленькая трагедия, которую надо срочно продезинфицировать и обработать, а что уж говорить об ожоге. Это вообще катастрофа мирового масштаба!
  - Да нет там ничего! Солнышко моё, успокойся.
  - Покажи! - В голосе Маринки зазвенела сталь. Плохой знак. Пора бы Ивану закончить эту игру.
  - Мариш, всё хорошо. На мне заживёт, как на собаке. Уже не болит.
  Она перестала тянуть его за рукав и гордо выпрямилась, свирепо глядя на жениха. - Я кому говорю, ПО-КА-ЖИ!
  Я решила вмешаться, пока эта комедия не переросла в трагедию. Все шансы к этому были на лицо.
  - Вань, лучше покажи. Иначе помимо ожога на ладони у тебя будут ещё два в голове. Смотри, какие она в тебя молнии из глаз мечет.
  Он прислушался к моему замечанию и протянул сжатый кулак Маринке. Она тут же охватила его своими маленькими ладошками, словно боясь, что парень передумает и не покажет рану. Иван медленно разжал пальцы и открыл ладонь, на которой, как я и предполагала, лежало кольцо. По Маринкиному вытянутому лицу пронеслась буря эмоций - от злости и удивления до неверия и счастья. Иван опустился перед ней на колено.
  - Рыжая, выходи за меня замуж!
  Выговорить Маринка ничего не могла, только мяукнула что-то невразумительное в ответ и кивнула головой. Ванька тут же надел колечко ей на палец и крепко поцеловал под наше оглушительное 'Ура!'.
   Оказалось, что шашлык уже готов и всё это он разыграл, как только притушил жар углей, чтобы мясо не пересохло. Мы дружно вернулись за стол и подняли бокалы за будущих молодоженов.
  На влюблённых голубков было приятно посмотреть. Их лица просто светились счастьем. За столом бурно обсуждалась скорая свадьба - дата, гости, ресторан, список подарков и всё прилагающееся. Карасевы делились опытом и историями про три подаренных чайника, два утюга и пять комплектов полуторного постельного белья.
  Я в этом разговоре практически не участвовала. Поделиться опытом я не могла, да и свадебных баек тоже не знала, поэтому немного отстраненно улыбалась и слушала вполуха. Сейчас я обдумывала своё ближайшее будущее. Наверное, пора бы мне перебираться на собственную квартиру. Круглова скоро выйдет замуж, Иван неоспоримо переедет к ней, а я там только буду мешать, даже не смотря на то, что у Маринки две комнаты. Нет, у них своя жизнь, а у меня есть своя квартира. Решено. На следующей неделе начну обживать свои квадратные метры.
  Наевшись до отвала и немного разомлевши, каждый направился по своим интересам. Алёнка, отвергнув мою помощь, прибирала со стола, Ромка всячески содействовал ей. Наши голубки были для нас потеряны - мило обнявшись, они сидели на садовых качелях и не замечали никого и ничего вокруг. Сашка, опять убежал проверять печь в бане. Я была предоставлена сама себе и ничуть этому не огорчалась.
  Прихватив дачный плед, вышла за ворота и направилась к реке. Недалеко от деревянного мостка бросила плед на землю и уселась поверх, наблюдая за течением реки. Вода щедро слепила солнечными бликами и успокаивала тихим шёпотом волн. Подставила лицо ещё греющему, хоть и не сильно, солнцу и прикрыла глаза, растворяясь в окружающей природе. Не смотря на солнечный безветренный день у воды всё же было свежо, но мне сейчас было так хорошо, что вставать и идти за курткой совершенно не хотелось.
  - Не помешаю? - Саша подошёл совсем неслышно. Как только ухитрился по сухой-то траве?! - Я тебе куртку принёс. Тепло обманчивое.
  - Спасибо. - С огромным удовольствием закуталась в большую для меня куртку. Щурясь от солнца, глянула на него. - А сам?
  - А я утеплился. - Указал на камуфляжную ветровку.
  Я подвинулась, он сел рядом на плед. Молча посидели минуты три. Затем он потянулся и лег, блаженно крякнув при этом.
  - Странно. Небо какое-то не осеннее. Смотри, ни одного облачка.
  Послушно глянула на небосвод. Не согласилась. - Нормальное, вполне осеннее небо.
  - И как это ты определила? - Приподнялся на локтях, изучая меня из-под длинных ресниц.
  Отвернулась от его лукавых глаз. - Только осенью небо имеет такую прозрачность, высоту и яркость лазури.
  - Умм... Романтик или поэт?
  - Скорее наблюдатель.
  Сашка фыркнул. - Интересно... Ты только за небом наблюдаешь или вообще?
  - За всем интересующим.
  - Мм.. - Он резко сел. - Нескромный вопрос можно?
  Равнодушно пожала плечами.
  - А я тебе интересен?
  Вскинула бровь, хитро глядя на него. - Долгие ухаживания не для тебя, да? Тебе подавай на блюдечке с голубой каёмочкой?
  - Нет. - Ничуть не смутившись, обезоруживающе улыбнулся. - Но предпочитаю знать свои шансы.
  - Шанс - штука неуловимая. - Парировала в ответ. - Сегодня есть - завтра нет, и наоборот.
  - А как на счёт сегодня?
  Да, прямолинейности ему не занимать.
  - Тебе кто-нибудь говорил, что ты наглый?
  - Да и неоднократно. Наглость - второе счастье.
  - Ну нахал.
  - И это тоже. - Согласился, прожигая меня взглядом. - Моё жизненное кредо - не верь, не бойся, не проси, приди, возьми и унеси!
  Рассмеялась от столь пафосного заявления. - Да, смотрю, завышенным самомнением и самоуверенностью ты тоже не обделён.
  - Да, я уверен себе. Не вижу в этом ничего плохого.
  - И давно ты таким стал? - Без какого либо подтекста, поддела я, толкнув его в плечо.
   Сашка посерьёзнел и перевёл взгляд на реку, заиграл желваками. - Давно.
  Мы замолчали. Я отчётливо вспомнила наш с Маринкой разговор на кухне. Почувствовала вину, что своим глупым вопросом пробудила у него неприятные воспоминания, но не знала, как прервать возникшую паузу.
   Спустя пару минут, когда молчание между нами давило на меня словно тиски, встала, собираясь вернуться в дом.
  - Ланка, подожди. - Сашка следом легко поднялся с земли. - Я поговорить хотел.
  Подошла к кромке воды, подняла несколько маленьких камушков и поочерёдно стала кидать их в реку. Сашка стоял за спиной. Я почти физически чувствовала, как его захлёстывают эмоции.
  - Я слышал ваш разговор сегодня.
  Сразу смекнула о каком разговоре речь.
  - Мм... Подслушивал, значит. - Голосом я себя не выдала, а вот рука предательски дрогнула, отчего камушек упал совсем близко у ног, подняв кучу брызг.
  - Я не специально.
  - Да ладно, рассказывай. - Наигранно рассмеялась.
  - Правда. Меня Карась попросил из машины жидкость для розжига взять, а у вас окно было открыто.
  - А уйти, не дослушав, ты не мог?!
  - Честно? Не смог.
  Выразительно хмыкнула, но промолчала.
  - Меня твои слова задели.
  Дернула плечом. - Ну извини.
   Сашка обнял меня, прижимая к себе спиной. Возражать и вырываться не стала. Забрал у меня последний камушек и бросил его в воду, отряхнул мою ладошку и переплёл свои пальцы с моими.
  - Я не рыцарь в тигриной шкуре. - Горячее дыхание щекотало мне ухо, от вибраций его голоса по спине поползли мурашки. - Но если ты захочешь, я буду им. И я тебе гарантирую, что ночами ты точно не будешь спать,... но вовсе не от мыслей об измене. И это удовольствие ты уже точно не назовёшь сомнительным. Я хочу... и смогу быть тем мужчиной, который оградит тебя всех напастей. - Его голос обволакивал, тепло рук согревало даже сердце. Я прикрыла глаза, утопая в иллюзии, которую он расписывал мне. - Тем, с которым ты почувствуешь себя любимой, желанной, нужной. Тем, кто не придаст тебя и никогда не отвергнет. Я стану для тебя опорой и поддержкой. Смогу защитить тебя от твоего прошлого.
  Испуганно распахнула глаза, попыталась отстраниться, но Сашка крепко держал в руках.
  - Со мной тебе нечего бояться. И какие бы сюрпризы не таило в себе твоё прошлое, я к ним готов. Поверь!
  Не знаю почему, но меня безумно напугали его слова о моём прошлом. Он говорил так, словно знал, что там сокрыто.
  Я попыталась успокоиться, увидеть другой смысл в его словах. Ведь он не мог знать ничего обо мне и его слова это всего лишь попытка убедить меня в своих чувствах и бесстрашии.
   По-моему я слишком много надумываю. Угомонила не к месту разыгравшуюся фантазию. Немного полегчало. Но сомнения всё же посеяли своё зерно глубоко в душе. Как бы я себя не обманывала, но моё прошлое с некоторых пор вселяло мне страх. И теперь я была далеко не уверена, что хочу знать о нём.
  - Я буду рядом с тобой, пока ты этого хочешь. - За нежным шёпотом последовал осторожный и не менее нежный поцелуй в шею.
   Щекотные мураши разбежались по всему телу. Поёжилась и втянула голову в плечи.
  - А с чего ты взял, что я этого хочу? - Надменно поинтересовалась у него.
  - А я и спрашивать не буду. Ты забыла последние слова моего кредо? Приди... Возьми... - Медленно говорил он, выпустив меня из объятий. - И унеси!
  При этих словах он явно намеривался схватить меня на руки, но я оказалась быстрее. За секунду до этого, оставив в его руках куртку, отскочила на метр и побежала в сторону дома. К моему удивлению Сашка оказался проворным. Он тут же сорвался за мной, но споткнулся о плед, оказавшийся на его пути и, падая, умудрился ухватить меня за ногу. Громко смеясь, мы повалились в высокую, но уже сухую траву. Сашка притянул меня на плед, навис надо мной. Шоколадные глаза светились теплом и коварством. На чувственных губах играла лукавая улыбка.
  Я с вызовом приподняла бровь. И когда он наклонился, чтобы поцеловать меня, недалеко от нас раздался громкий чих, за ним ещё два. Мы замерли, словно мыши. И если Сашка замер просто от неожиданности, то меня парализовало от ужаса. Я тут же вспомнила наставления старичка из странного магазина инструментов. Перед глазами, словно живой, возник образ Гриши с чёрным пожирающим взглядом. Сердце тут же ускорило темп, ладони моментально взмокли. Не знаю зачем, но я прикрыла рот рукой и затаила дыхание.
   Кто-то шёл в нашу сторону, шурша отмирающей травой и при этом почти не переставая чихал, чередуя с негромкой руганью. Шаги становились ближе, и мне казалось, что сейчас я потеряю сознание от страха - кто знает, что мне готовит эта встреча. Меня начала бить мелкая дрожь.
  Шаги приблизились и прошуршали дальше к реке. Затем до нас донесся плеск воды и заковыристая брань, вперемешку с чихом и громкими звуками сморкания. Мужской голос поносил явно какую-то женщину на чём белый свет стоит - то ли за то, что она состоит в родстве со всеми чертями сразу, то ли за кривые руки и рассыпанный по всему дому молотый перец.
  Мы слегка ошалелые сели посмотреть, кого же это так угораздило. На мостке, стоя на четвереньках, мужик намывал лицо, не переставая браниться. Заметив его красные сапоги, мы переглянулись и, не удержавшись, разразились хохотом. Но мой смех очень быстро сменился икотой, по щекам потекли слёзы. По ходу у меня начиналась истерика из-за пережитого страха.
  - Лан, ты чего? - Сашка обеспокоенно посмотрел на меня.
  - Не знай...юу. - Бесстыже соврала.
  Он поднялся и помог встать мне. - Пойдём в дом. Тебе попить надо.
  Сашка накинул на меня куртку, собрал плед с земли и, обняв одной рукой, повел к дому.
  - Саш, ну разве так можно! - Накинулась на него Маринка, как только мы зашли в дом. - Довёл своими шуточками до икоты.
  - Неправда ваша, - протягивая мне стакан с водой, оправдывался он. - Я тут ни при чём. Это сосед виноват, со своими красными сапожками.
  Ребята вопросительно глянули на меня. Я подтверждающе кивнула головой, не в силах сказать что-либо.
  Позже, когда мы уже сидели в бане, Сашка, скрыв некие подробности, в красках рассказал им эту историю. Все дружно посмеялись и пожалели бедного Семёныча.
  После второго захода в парилку я решила, что на сегодня с меня достаточно и отправилась в душ. Уже переодевшись, вышла к ребятам, но за столом оказалась одна Алёна.
  - А где все? - Спросила у неё.
  - В парилке.
  - А ты чего здесь?
  - А я жду, когда они прогреются, и пойду их веником дубасить... за всё хорошее. - Кровожадно улыбнулась она.
  Я рассмеялась. - У, садюга! Это я, значит, вовремя смылась.
  - Да, тебе в этот раз повезло. Но не надейся, в следующий раз мой веник обязательно по тебе пройдётся.
  - Звучит угрожающе.
  - А ты думала в сказку попала?
  До нас донеслись приглушённые дверью голоса. - Алён, мы готовы.
  Карасёва ушла садировать народ. Я с минуту послушала шлепки, ойканья и айканья, и поднялась на второй этаж к бильярдному столу. Покрутила кий в руках, даже примерилась к шару, но бить не стала. Эту игру у меня пока не получалось освоить, хотя пробовала несколько раз. Самый первый был именно здесь. Смешно получилось - я тогда одним шаром Ваньке в лоб попала (благо вскользь и не сильно), другим чуть стекло не выбила, хорошо Сашка успел шар поймать, правда при этом палец чуть не сломал, а третьим я всё-таки расколошматила бра на стене. После моих вредительских атак было решено, что я в бильярд не играю.
  - О нет! - Донеслось мне в спину. - Медленно положи кий на стол и также медленно отойди на безопасное расстояние!
  Я с вызовом обернулась на Сашку. - Боишься?!
  - Не то чтобы... Скорее прикидываю возможный ущерб.
  - Ну ты и зараза! - Кинула в него попавший под руку мелок.
  Он привычно ловко поймал и, подойдя, забрал кий из моих рук, стал белить кончик. Я не без удовольствия наблюдала, как бугрятся мышцы рук под кожей.
  Не таясь, я любовалась подтянутым красивым мужским телом, на котором из одежды всего лишь обмотанное на бёдрах полотенце. Сашка пригнулся к столу, примерился на шар, но бить не спешил. Мой взгляд невольно проскользил по крепкой спине и широким плечам. В какой-то момент уловила на его губах хитрую самодовольную улыбку.
  Вот ведь хмырёныш!
   Ах так, значит. Играешь?! Ладно, солнце. Ты, наверное, забыл, что в эту игру могут играть двое.
  Повернулась к нему, заглянула в тёмные глаза. - Научи меня.
  Он вскинул бровь. - Это рисково...
  - А как же 'риск - благородное дело'? Или ты только при друзьях из себя мачо корчишь?
  Сашка аж выпрямился. - Хо-хо! Девушка, да вы дерзите!
  - Ничуть. Проверка на вшивость.
  - Ладно, Красота. Но смотри, на следствии буду валить всё на тебя и кричать, что ты меня шантажировала.
  Иронично поинтересовалась. - Ты так уверен, что доживёшь до следствия?
  - И прям, чего это я?! - Усмехнулся он. - С тобой так далеко загадывать не стоит.
   В шутку разозлилась, отобрала у него кий, примерилась на шар и специально неправильно поставила руку.
  - Нет. Так не пойдёт. - Таманцев подошёл сзади, но выдержал между нами расстояние, и перехватил кий. - Смотри. - Он показал, как правильно надо расставить пальцы. Послушно повторила за ним.
  - Вот. А теперь бей.
  - У меня не получиться. - Начала капризничать я.
  - Получиться. Не трусь.
  - Я не могу.
  - Можешь.
  - Нет.
  - Да.
  - Саш, помоги... - Интонация получилась что надо - мольба с обезоруживающими нотками истомы.
   Он на секунду замялся. Для того чтобы сделать удар вместе ему надо было прижаться ко мне, а форма его одежды была совсем не рассчитана на такие эксперименты. Но Сашка умудрился извернуться, чтобы сделать удар не касаясь меня.
  Я проигрывать не собиралась. Примерившись к другому шару и подгадав момент, немного прогнулась под нависающим надо мной телом. Моя филейная часть упёрлась в его бедро. Сашка замер, а я, закусив губу, сдерживалась от хохота.
   С кем поведёшься - так тебе и надо! - гласит новая народная мудрость.
  Не знаю, чем бы это закончилось, но мы услышали топанье ног на лестнице. Сашка, красноречиво посмотрев на меня, отошёл и стал спускаться вниз.
  - Ты куда? - Столкнувшись с ним на лестнице, спросил Ромка.
  - На улицу, подышать. - Ответил он не останавливаясь.
  - Компания нужна?
  - Ага. Желательно нефтяная.
  Всё, не исключая меня, засмеялись, хотя в этот самый момент я была удивлена его самоконтролю и нескончаемому чувству юмора.
  
  
  
  3.
  
   Опять проснулась за пять минут до сигнала будильника. Не думая ни о чём конкретном позволила себе полежать пару минут, глядя в окно. Шторы я никогда не задёргивала - смысла в этом не видела. В мои окна всё равно никто не заглянет - мало того что восьмой этаж, так ещё сразу через дорогу начиналась многокилометровая лесопарковая зона.
   Утро выдалось под стать настроению - серым и дождливым. Плюс ко всему прочему сегодня понедельник. На душе почему-то было скверно. Так бывает, когда появляется предчувствие чего-то нехорошего. Хотя, может это просто хандра из-за непогоды.
   Отогнала неприятные мысли подальше, отключила будильник и вылезла из постели. Щёлкнула по кнопке музыкального центра, включая радио, не боясь кого-либо разбудить. А кого будить, если живёшь одна?
   С Сашкой отношения не то чтобы не сложились, скорее я не предлагала каких-либо обязательств, а он не настаивал. Мы общались, встречались, иногда он неделями зависал у меня, а потом вдруг пропадал на пару дней, словно чувствуя, что мне нужна передышка. Это было немного странно - он исчезал, как только улавливал, что между нами накапливается негативный разряд, который вот-вот рванёт и разнесёт всё к чертям, и появлялся без звонка, но именно в те моменты, когда я в нём нуждалась, независимо от времени суток. Сейчас у нас как раз был тайм-аут по обоюдному согласию (уже неделю).
   По привычному для будничного утра маршруту на кухне включила чайник и, не дожидаясь пока он закипит, ушла в душ. Высушивая волосы феном, придирчиво разглядывала своё отражение. Из зеркала на меня смотрела девушка с синими глазами и пепельно-белыми локонами. Вот такие изменения произошли с моими волосами всего за два года. Возможно, на мне так сказалась авария, а возможно, причина скрывается в моём прошлом, о котором я так ничего и не знаю. Хотя объяснение этому может быть банально простое - до аварии я была крашенная, а так как с момента своего пробуждения в реанимации я с волосами ничего не делала, они вполне могли принять свой натуральный цвет. Только вот крашеный волос отрастая, обнажает натуральный цвет у корней, а в моём случае ничего подобного не было.
   Но то, что я теперь блонди волновало меня меньше всего, и вовсе не это я так пристально рассматривала в зеркале. Ровно пять дней назад я заметила у себя на шее несколько отметин - небольшие ровные точки, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга наподобие жемчужин на нитке. Они были еле заметны и похожи на старые зажившие шрамы.
   В то же утро примчалась к Маринке за пояснениями, может я чем заболела. Подруга, выслушав меня, очень долго разыскивала отметины на моей шее и не найдя свалила всё на моё буйное воображение. Я, усомнившись (а вдруг и правда приснилось), потянулась к зеркалу и отчётливо увидела то, о чём говорила. И только когда я пальцем указала на одну точку, Маринка увидела её и рассмеялась, сказав, что такие отметины у каждого второго после перенесённой в детстве ветрянки.
  Тогда я сделала вид, что так оно и есть и ничем не выдала своих сомнений, хотя основания для них были - я видела эти небольшие изъяны на коже намного чётче, чем Марина, да и раньше их не было. Дома при более детальном изучении выяснилось, что отметины располагаются ровным кольцом по шее и их всего четырнадцать, и больше на теле ничего подобного нет.
   Откуда они? И почему вдруг проявились? Я вновь коснулась пальцами отметин, глядя в отражение. Незнание плюс необъяснимое появление своеобразного (пусть и незаметного другим) 'украшения' пугало и одновременно настораживало.
   За эти два года я больше не видела Гришу, да и таких как он тоже не встречала, и успела вовсе позабыть, что они вообще существуют. Перестала всего бояться и панически реагировать на каждый приступ аллергии или простуды у людей. Ни от кого не бегала и никого ни в чём не подозревала. В общем, спокойно жила себе без маний и фобий, как нормальный человек. И тут на тебе! Такое прозрачное и совсем ненавязчивое напоминание о странностях прошлой жизни. Получите и распишитесь.
   Неоднократно за эти дни задумывалась что, наверное, стоит позвонить старичку в магазин, рассказать ему, но так и не решалась, придумывая всякий раз себе отговорку. Успокаивала себя тем, что он сам обещал со мной связаться если что, а раз ни звонка, ни его самого нет, то всё в полном порядке.
   Закончив с утренними сборами, вернулась на кухню. Вполуха слушая гороскоп на сегодня по радио, развела себе кофе, сделала бутерброды и, забравшись с ногами на диван, устроилась завтракать. От этого занятия меня оторвал звонок мобильного телефона.
  - Привет. - Определив по мелодии звонка, ответила я Маринке.
  - С днём рождения поздравляем, счастья, радости желаем! - Радостно пропела она, и тут же сменила тон. - Признавайся! Мы первые?
  - Как всегда.
  - Ура! - Ещё один вопль в телефон. Это уже Ванька. - Фетисовы форева!
  - Вань, оглушил! - Маринка пожурила мужа. - Ща. - Это уже мне. Судя по всему, она вышла в другую комнату или на кухню. - А Сашка что?
  - Пока тишина.
  - И чего вам спокойно не живётся?
  - Почему же? Нам очень даже спокойно. Никто никого не напрягает, мозг не выносит, ревностью не мучает. - Иронизировала я. - Идеальные отношения.
  Круглова фыркнула в трубку. - Идеальные отношения это у меня с Ваней, а вы дурью маетесь. Давно бы уже...
   Пресекая приевшийся за последний год разговор о моих взаимоотношениях с Сашкой, достаточно грубо оборвала её. - Тебе с утра делать нечего что ли, кроме как мне проповеди читать?! Мариш, спасибо огромное за беспокойство о нас, но чесслово, мы уже взрослые, сами разберёмся.
  - Ой, знаю я вас! Разберутся они... Да вас силком в ЗАГС тащить придется.
   Я рассмеялась. - Ну, Круглова! Раз сама окольцевалась, так теперь надо всех в округе переженить, так что ли?! Вот ты мне скажи, ты это от зависти или из-за вредности, а?
  - С какой такой зависти?! Ой, ну тебя! - Принимая поражение, она перевела разговор на другую тему. - Ты к нам сегодня приедешь?
  - Не знаю. Наверное, нет.
  - Да ладно, приезжай. У нас же традиция! Я салатики приготовлю, тортик куплю.
  - Заманчиво, конечно...
  - Приезжай давай. Покуролесим...
  - Да?! Это тебе хорошо, ты у нас в декрете и по утрам дрыхнешь до посинения, а мне на работу к девяти.
  - А мы недолго.
  - Ладно, посмотрим. Я ближе к вечеру позвоню. - Глянула на часы. - Всё, Мариш, мне скоро выбегать.
  - Ещё раз с днём рождения! - С чувством сказала подруга.
  - Спасибо.
  - Позвони.
  - Хорошо. Пока.
  - До встречи.
   Пока переодевалась, телефон зазвонил снова. Подумала что это Сашка или Караси, но у меня на всех стоит своя мелодия. С интересом глянула на экран. От надписи 'номер скрыт' внутри как-то похолодело.
  - Алло. - Спустя пару настойчивых звонков я всё же ответила.
  - Светлан, привет. Это Черникова.
  - Привет, Оль. - Облегчённо выдохнула, узнав голос начальницы.
  - Ты на работе через сколько будешь?
  - Ну как обычно, к девяти буду.
  - А раньше никак?
  - Что случилось? - Снова в душе колыхнулось беспокойство.
  - Да блин, я - овца, ключи от магазина дома оставила.
  - Тьфу ты, напугала! Я-то уж подумала... Ладно, сейчас выхожу.
  - Ага. Спасибо!
   Впрыгнула в кроссовки и куртку, выключила радио и, прихватив свой рюкзачок, выскочила за дверь. Запахи в подъезде непривычно навязчиво ударили в нос. Рефлекторно задержала дыхание, но всё же успела уловить запах яичницы и сбежавшего молока.
   Не смотря на то, что утром уборщица добросовестно вымыла полы в подъезде, я всё равно чувствовала запах пыли, сырости и грязи с улицы. В лифте пришлось носом уткнуться в ворот куртки и дышать через него. Видимо кто-то из соседей только что вернулся с собакой с прогулки, запах мокрой псины был просто невыносим.
   Почти что вылетела из подъезда на свежий воздух. На улице пахло первыми заморозками, дождём и мокрым асфальтом. Со стороны парка ветер донёс запах тления опавшей листвы и сырой земли. Захотелось пойти погулять по притихшему, промокшему от дождя осеннему лесу, но пришлось отбросить неуместное желание и, накинув капюшон на голову, защищаясь от холодных капель, быстрым шагом направиться на работу.
   По дороге к торговому центру я только убедилась в собственных подозрениях, что у меня сегодня явно повышенное восприятие к запахам. Ещё не поравнявшись с редкими прохожими, я уже улавливала их парфюм, щекотавший мне нос незыблемыми колыханиями воздуха. А один раз, уже почти дойдя до магазина, я вскользь уловила непонятный мне запах. Я не смогла его охарактеризовать, но нутром почувствовала, что так пахнет опасность. Мании и страхи, как сговорившись, полезли наружу. Почудилось, что за мной следят. По коже тут же пробежал озноб. Не оборачиваясь, ускорила шаг и чуть не упала, споткнувшись на ступенях подземного перехода. Страх подгонял меня добраться скорее до магазина. Не знаю почему, но я была уверена на все сто, что там я буду в безопасности. И я старалась как можно скорее оказаться там.
  - Привет. - Поздоровалась с Ольгой, поджидающей меня у дверей магазина.
  - Привет. Ты быстро.
  - Ага. Бежала. - Почти не преувеличивая, ответила я, при этом пытаясь попасть ключом в замок, но из-за дрожи в пальцах у меня не получалось.
  - Светусь, что с тобой? - Для неё не осталось незамеченным моё волнение.
  Пришлось соврать. - Да ну... пальцы замёрзли, не слушаются.
  - Давай я.
   Не возражая, отдала ей ключи, наблюдая в отражение витрин за тем, что твориться за спиной. Торговый центр был ещё закрыт для посетителей и редкие люди в галерее были либо работники самого магазина, либо сотрудники расположенных здесь бутиков. Я не видела ничего настораживающего или пугающего, но учащённый пульс и непонятный трепет в груди не давали мне расслабиться. И только войдя в помещение нашего магазинчика, вдохнув своеобразный и ни с чем несравнимый книжный запах, я немного успокоилась.
   Ольга тут же побежала открывать смену на кассе, а я, запустив свой рабочий компьютер, ушла включать в подсобке чайник. У нас оставалось ещё десять минут до открытия торгового центра, и мы решили потратить их на чай с пастилой и шоколадками. Но спустя минуту эта идея мне уже не казалась такой замечательной. Ольгины духи забивали все запахи вокруг, мне даже казалось, что пастила и чай имеют привкус её парфюма. Не допив, я отставила чашку в сторону и старалась дышать не очень глубоко, в половину вдоха.
   Черникова ещё пару минут что-то с упоением рассказывала, при этом обильно жестикулируя руками. О чём она мне повествовала, я особо не вслушивалась, пытаясь разобраться в себе - почему же я так реагирую на запахи. Заметив моё слегка отсутствующие выражение лица, Ольга прервала свой рассказ.
  - Да что с тобой сегодня происходит?! Ты сама не своя.
  - Не знаю. - Пожала плечами. - Оль, вот у тебя так бывает... ну, когда запахи слишком навязчивые?
   Черникова пару секунд недоумённо смотрела на меня, затем улыбнулась. - У тебя токсикоз что ли? Ты беременна?
  - Да нет...вроде. - Испуганно промямлила в ответ.
   Беременность... Я к этому сейчас совсем не готова. У меня и мужа-то нет. И как Сашка к этой новости отнесётся? А если и ему это не надо? Остаться одной с младенцем на руках - не очень-то весёленькая перспектива. Нет, о каком ребёнке вообще может быть речь, когда моя нынешняя жизнь в любой момент может рухнуть, если всплывёт прошлое (а что там, кто его знает).
   Так стоп. Что-то я разгорячилась.
   Достала мобильный, по календарю просчитала свой цикл. С облегчением выдохнула.
  - Вроде? - Удивилась Черникова, наблюдая за моими действиями. - То есть ты не уверенна?
  - По подсчёту не должна.
  - Ну, усиление обоняния это, конечно, сомнительный признак. - Ольга хитро прищурилась. - А вот через недельку затошнит, и всё сразу ясно станет.
  - Вот ведь злыдня. Тьфу на тебя! - Я поднялась со стула. - Пошли работать.
   За время сопоставления и набора заказов я почти забыла о своей утренней нервозности, и даже к запахам, как мне показалось, пообвыклась. Но опровержение этому пришло очень быстро, буквально с первым покупателем. Сначала я чувствовала запах, затем слышала, как люди ходили меж стеллажей, и только потом я видела их, если они заглядывали ко мне в отдел заказов.
   К обеду ближе из-за окружающих меня ароматов голова была готова разорваться от боли. Обезболивающие таблетки не помогали. К тому же снова вернулось беспокойство и предчувствие чего-то нехорошего.
   Ольга, видя мои мучения, вызвала кого-то из девчонок мне на смену и отправила меня домой отлёживаться. Я попыталась возразить, но Черникова была непреклонна. Переодевшись, направилась в сторону дома, подальше от торгового центра и скопления людских масс.
   На улице монотонно моросил дождь, обволакивая город серой мутноватой пеленой, раскидывая кляксы луж на тротуарах и дорогах. Встречающиеся на моём пути люди кутались в куртки и прятались под зонтами, спешили по своим делам и поскорее уйти с промокших улиц, а я медленно брела, надвинув капюшон чуть ли ни на нос, не обращая внимания на капризы осени. Сама не заметила, как очутилась в парке позади своего дома среди деревьев. Мокрый лес пах грибами и манил своей пустынностью. В погожие деньки на тропинках и лужайках парка было всегда оживлённо: молодые мамашки с колясками, бабульки с детьми или сами по себе, компании молодежи на шашлыках, велосипедисты, бегуны и просто прогуливающиеся парами и в одиночку люди. Сегодня дождь разогнал всех. Парк был непривычно тих, словно притаился или уснул.
   Не раздумывая свернула на насыпанную мелким гравием дорожку, ведущую к каскадам прудов. Дождь здесь совсем не чувствовался и деревья, казалось, просто подёрнулись взвесью влаги из воздуха, и только кое-где на ещё неопавших листочках и тончайших паутинках дрожали маленькие капли воды. Окружающая тишина меня совсем не напрягала, я отдыхала, находясь наедине с природой. Головная боль отступила, на душе поселился покой. Забылось чувство опасности, испытанное утром, забылись и страхи разбуженные им.
   Какая-то потревоженная птаха вспорхнула с мокрой ветки, подняв шум и привлекая моё внимание. Остановилась, смотря на слегка покачивающуюся ветку, пытаясь понять, что напугало пичужку. Недоумённо пожала плечами и собралась пойти дальше, когда ветер донёс до меня уже знакомый, но столь нежеланный запах - опасность. Сердце сорвалось на галоп, но я заставила себя дышать медленно и глубоко, и спустя пару секунд пульс приблизился к норме. Ушла с дорожки, перепрыгнув через небольшую канавку и, затаившись за толстым стволом дуба, стала внимательно осматриваться.
  Деревья в большинстве своём посбрасывали осеннее убранство и лес уже просматривался, но всё же не так хорошо, как хотелось. Но видимо странности с обонянием сегодня не были единственными, с моим зрением тоже что-то произошло: стоило мне слегка напрячь глаза, как я стала видеть намного чётче и дальше, чем было. Удивиться новому открытию я не успела. Заметив среди деревьев движение, метнулась дальше от дорожки в густой подлесок. Немного пробежав, остановилась. Осмотревшись, нырнула за высокий кустарник с пожухшими листьями, посчитав, что мою парку цвета хаки будет нелегко различить среди бурой листвы. Притихла в ожидании. Запах становился сильнее, а, следовательно, тот, кто за мной следил, подходил ближе.
  - Э-эй, малышка, выходи. - Донёсся до меня мужской голос откуда-то из леса. - От меня прятаться бесполезно.
   Затаила дыхания, обдумывая свои дальнейшие действия. Если это насильник или маньяк, то убежать от него реально, тем более что я в кроссовках, к тому же можно позвонить по мобильному в Службу Спасения или полицию. О, у меня же есть мобильный! Вот я тормоз...
   Стараясь не шуршать, осторожно полезла в карман за телефоном. Сняла с блокировки, собираясь набрать номер, но в этот самый момент кто-то, неслышно подлетев сзади, зажал мне рот рукой. Я успела испугаться не на шутку и от страха сразу позабыла все приёмы самообороны, которым обучал меня Сашка. Скосила глаза в бок и чуть не завизжала от радости - он самый стоял рядом. Кто бы знал, как я была счастлива видеть его, особенно в сложившейся ситуации.
   Сашка был серьёзен как никогда, но всё же подмигнул мне, затем, приложив указательный палец к губам, сделал мне знак молчать, и только после того как я кивнула, убрал руку от моего рта. Мы притаились.
  - Эгей, малышка, ау-у. - Голос раздался ближе, но намного правее того места, где стояли мы.
   Мужчина уже явно не скрывался. Он шумно шёл по лесу, ломая попадающиеся под ногами ветки и шурша кустами.
   Непроизвольно прижалась к Сашке, пытаясь прочесть на его каменном лице хоть что-то. Таманцев стоял напряжённый, как сжатая пружина, готовая вот-вот распрямиться, и, не мигая, следил за преследователем. Я не знаю, видел он его или нет, мне смотреть точно не хотелось.
  - Ау-ау-ау-у, я тебя всё равно найду-у. Ау-ау-ау, э-ге-гей. Хоть прячься, хоть не прячься, всё равно моя ты, ду-ду-ду.- Слегка фальшивя, пел маньяк известный хит.
   Вот ведь глумарь попался, он ещё песенки распевает. Вот посмотрю я, как он петь будет, когда Сашка до него доберётся.
   Но Таманцев стоял рядом и не пытался что-либо предпринимать. Сначала, от радости неожиданной встречи, я не думала об этом, сейчас же мне это уже казалось как минимум странным. А когда он стал очень тихо, стараясь не создавать лишнего шума, расстёгивать на себе куртку, я вообще впала в ступор. Сашка снял куртку с себя и стал расстегивать мою. Я смотрела на него во все глаза, недоверчиво и недоуменно. Даже покрутила у виска и кивнула головой, подразумевая: 'Ты дурак, да?'. В ответ он закатил глаза и отрицательно мотнул головой. Затем жестами указал, чтобы я вытащила всё из карманов и отдала свою куртку ему. Послушно выполнила, хотя и не понимала зачем.
   Маньяк всё ещё упражнялся в вокале и, судя по звукам, он подобрался ближе. Сашка нахмурился, ткнул пальцем сначала в меня, потом в сторону дома. Я поняла, что должна бежать домой. Мотнула головой, не соглашаясь и указала на себя потом на него. Сашка, не сводя с меня суровых глаз, медленно покачал головой и в довершении пригрозил кулаком (правда, шутливо). Расстроилась, но согласно кивнула. Он одобрительно улыбнулся (только вот одними губами, глаз улыбка не тронула), накинул свою куртку мне на плечи, крепко обнял, горячо дохнув мне в волосы, затем чмокнул в нос и умчался наперерез маньяку с моей курткой в руках. Я незамедлительно поспешила домой.
   Войдя в квартиру, захлопнула за собой дверь и обессилено прижалась к ней спиной, ломая голову над случившимся. Постояла так минут десять. Вопросов было много, ответов ни одного. Чувствуя, что начинаю волноваться за Сашку, решительно скинула куртку и кроссовки, дабы не идти на поводу своих страхов и не сорваться на его поиски. Зная Таманцева, он меня за это по головке не погладит и потом влетит мне морально - мало не покажется.
   Протопала на кухню, сварила себе кофе и включила телевизор, чтобы хоть как-то занять свои мысли. Пощелкала по каналам, остановилась на каком-то только что начавшемся фильме. Устроившись за столом, усердно смотрела на экран, но всё равно никак не могла сосредоточиться на просмотре. Чувство беспокойства сводило с ума, я то и дело смотрела то на часы, то на смартфон. Время тянулось нереально медленно, словно издевалось надо мной. Фильм закончился, но о чём он я даже не поняла. Кофе давно остыл, а я так и не сделала ни глотка. Выждала ещё пятнадцать минут, уничтожая мобильник глазами. В итоге не выдержала, поднялась со стула и, подойдя к мойке, раздраженно плюхнула кофе в раковину. То ли от нервов, то ли ещё почему, жест получился неловким и чашка, выскользнув из пальцев и ударившись о камень раковины, разлетелась на куски, выплёскивая кофейную гущу.
   Говорят, разбить посуду - это к счастью, но глядя на осколки и растёкшееся кофейное пятно, мне стало как-то не по себе. Казалось, что разбившаяся чашка несёт в себе какое-то предостережение и сулит мне что-то крайне неприятное. Быстро собрала осколки и выкинула их в ведро, словно это как-то могло избавить от ощущения неминуемой беды. Смыла кофе сильным напором воды, наблюдая, как она уносит с собой мелкие крупинки. Спокойствие так и не пришло, а вот волнение наоборот стало более осязаемым. То, что Сашка до сих пор не объявился, нервировало до колик в желудке. Я боялась за него, и с каждой секундой страх разгорался сильнее.
   Хоть я и ждала Таманцева, тем не менее, звонок в дверь стал для меня полной неожиданностью. Пока шла к двери должного облегчения почему-то не чувствовала, только странную нервозность. В прихожей уловила несвойственный моей квартире запах - едва заметный, тонкий и приятный цветочный аромат с ноткой муската, но он не настораживал и не пугал. Глазка в двери у меня не было, да и привычки спрашивать 'Кто?' тоже не имела, поэтому легко распахнула дверь, ожидая увидеть Сашку, но вместо него там стоял другой.
  - Привет! Давно не виделись. - Гриша в наглую прошёл мимо меня в квартиру. Мускатный запах немного усилился, но всё равно был приятен.
  Вот ведь принесла нелёгкая. Да уж, беда не приходит одна.
   Дверь за ним закрывать не стала, в надежде, что он быстро уберётся восвояси.
  - Я не скучала. - Хмуро ответила вместо приветствия, облокотившись на косяк и сложив руки на груди.
  - Всё такая же злюка. - Улыбнулся он, пройдясь по мне оценивающим взглядом. - За два года так и не простила?
   Я фыркнула. - Даже и не вспоминала.
   - Жаль. А я вспоминал и ждал встречи. - Гриша смотрел на меня, немного склонив голову на бок. Заметила, что он опять дёргает носом. Вынюхивает...
  Жутко это не понравилось, но я равнодушно изогнула бровь. - Ты зачем пришёл?
  - Тебя проведать.
  - Проведал? Жива, здорова. Спасибо что зашёл. - Неоднозначно кивнула головой в сторону приоткрытой двери.
  - А как же гостя чаем напоить?
  - А как же аллергия? - Ядовито поинтересовалась у него. - Или вылечился уже?
  Гриша показушно громко втянул воздух носом, словно нюхал аромат цветка. - В том-то и проблема. Ты пахнешь не так. Твой флёр кардинально другой. Я уже несколько минут как принюхиваюсь и никак не могу понять как такое возможно.
  Зажмурилась на секунду, мотнула головой. - Ой, Гриш, не начинай. Я так далеко от этого всего. Не впутывай меня снова. Я знать ничего не хочу. Позвольте мне спокойно жить!
  - Не впутывать тебя?! - Он усмехнулся. - Тебе напомнить, что ты вляпалась по самые уши без нашей помощи. Мы тут ни при чём.
  - Ладно, пусть так. Но я больше не нуждаюсь в вашей защите.
  - Откуда тебе знать?! - Весь его вид показывал скептицизм и иронию, чем немало меня раздражал.
  - За эти два года меня никто не искал, никто не охотился. - Сегодняшнее приключение не в счёт и упоминать об этом даже нет смысла. - Со мной всё нормально. Моё прошлое осталось в прошлом, а я живу сегодняшним днём и мне не нужна опека.
  Гриша перестал улыбаться. - Нормально, говоришь. Ты давно в зеркало-то гляделась? - Резким движением он дернул меня от двери. Я даже не успела понять, что происходит, как оказалась перед зеркалом в ярко освещённой ванной комнате, а Гриша у меня за спиной. - Смотри. - Он стянул крабик с моих волос, локоны рассыпались по плечам мягкими пепельными волнами. - Ты хочешь сказать, что тебя совершенно не пугают изменения во внешности?! Стать блондинкой за какие-то два года, подумаешь какая невидаль, не так ли?
  Неприязненно поморщилась в ответ, но промолчала, только сверлила его в отражение глазами.
  - Смотри, смотри. Ты же этого всего не видишь. С тобой же всё нормально. - Гриша достаточно грубо вздернул меня за подбородок, но так чтобы я видела себя в зеркало. Откинул волосы с шеи. - И этого ты не видишь! И этого! И вот это тоже!- Поочерёдно касаясь отметин на шее, говорил он.
  Я попыталась вырваться, но он бесцеремонно схватил меня за волосы, и заставил смотреть в зеркало.
  - Кого ты пытаешься обмануть?! - Серые глаза в отражении смотрели на меня с выраженным недовольством. - Флёр... Ладно, хрен с ним, ты его не чувствуешь. Но волосы, шрамы?!... Тебе не кажется, что это достаточное обоснование для звонка?! Ты должна была позвонить сразу, как только заметила.
  - Да отстань ты! - Я сделала ещё одну попытку вырваться из его лап. Безуспешно.
  - Я-то отстану, а вот ты вообще задумываешься о том, что это только начало. Твоя защита уже НИЧТО.
  - Тебя это не касается! - Зло рыкнула в ответ. Больно мне не было, но слёзы бессилия и обиды щипали глаза.
  - Ещё как касается! Договор никто не отменял.
  - Я его аннулирую!
  - Не получится! И для тебя лучше, если ты уяснишь это с первого раза. - Безапелляционным тоном рявкнул он. - А теперь я хочу знать, что ещё изменилось. Осязание, обоняние, зрение, слух, все странности, замеченные за собой в последнее время. Любые мелочи. И не забудь про сны. Выкладывай всё.
  Гриша в ожидании уставился на меня в зеркало. Я молчала, поджав губы и тихо ненавидя его.
  - Я пока предложил тебе рассказать по-хорошему, но могу и передумать.
  Не проронила и звука, прибывая в полной растерянности. Наверное, мне стоило рассказать ему и про усилившееся чувство обоняния и про свои ощущения утром и уж тем более о прогулке в парке, но я никак не могла на это решиться. Меня сбивала с толку его агрессия. Он был очень недоволен, возможно, даже взбешен, но это можно свалить на несоблюдение мной договора, но разве этого достаточно, чтобы так со мной обращаться? Пусть до этого момента я и не задумывалась какой должна была быть наша встреча, но уверенна, что уж точно не такой.
  Гриша неприятно осклабился. - Ну как хочешь...
  При этих словах его глаза налились чернотой и стали бездонными. Я почувствовала легкое головокружение и звон в ушах. Мир стал терять четкость расплываясь и теряя краски. Сил на то чтобы отвести взгляд или зажмуриться не было. Я безвольной куклой оседала в его руках.
  - РУКИ УБЕРИ! - Сашкин голос прогремел, как гром среди ясного неба.
  Наваждение бесследно исчезло, так же как и шум в ушах, но свободу я так и не обрела. Гриша продолжал держать меня в руках и отпускать видимо не собирался. Мне очень хотелось повернуться, увидеть Сашку, но длинноволосый красавчик не давал мне такой возможности, и мне не оставалось ничего кроме как наблюдать за ними в зеркало. Таманцев стоял в коридоре и подающий на него свет темными тенями выделял черты его лица. Столкнулась с ним взглядом в отражении. Уловила в его глазах смесь переживания и облегчения, сменившуюся яростью, когда он перевёл взгляд на Гришу.
  - Мм.. так вона чё! А я тут голову ломаю... - Я не видела выражения лица Гриши, но судя по тону он ёрничал. - Мамка то в курсе?
  О какой такой мамке речь я не поняла. Я знала, что Сашка рос без матери и воспитывался одним отцом. А вот Таманцев явно был в теме. Это я сразу распознала по его лицу и по тому, как он заиграл желваками.
  - Не твоя забота. - Резанул он стальным тоном.
  Гриша ткнул в меня пальцем. - Она моя забота.
  - Она теперь со мной! РУКИ... ОТ НЕЁ... УБРАЛ!
  Сашкин голос показался мне немного странным. Он звучал глухо и немного вибрировал, отдалённо напоминая рычание.
  На этот раз, как ни странно, Гриша послушался и выпустил меня из тисков. Я незамедлительно юркнула в Сашкины крепкие объятья и прижалась к нему, искоса глядя на красавчика.
  Нехорошо усмехнувшись, Гриша окинул нас взглядом. - Разговор сегодня не задался. - Голос полон медовой язвительности. - Отложим на следующий раз, когда некоторые поостынут, а то нервные больно.
   Сашка не ответил, но мне показалось, что в его груди раздался приглушенный рык.
   Гриша, не попрощавшись, покинул квартиру. Как только за ним захлопнулась дверь, с меня спало напряжение и как следствие по лицу потекли слезы, переросшие через минуту в хорошую такую истерику. Таманцев не успокаивал меня, давая вместе со слезами выйти накопившемуся стрессу, а просто подхватил и на руках отнёс в комнату, сам сел на диван и усадил меня к себе на колени. Так мы просидели долго - Сашка прижимал меня к себе, а я плакала и никак не могла остановиться. Когда поток слёз наконец-то иссяк, на меня навалилась вселенская усталость, и я провалилась в сон.
  Проснулась от шевеления Сашкиных пальцев в моих волосах. Обнаружила, что так и сижу на его коленях. Сонным взглядом обвела комнату, глянула в окно. За исключением до сих пор включенного в ванной комнате света в квартире было темно, за окном тоже.
  - Сколько времени? - Промямлила я.
  - Восьмой час.
  - Ого. А чего так темно?
  - На улице дождь. - Таманцев медленно выпрямил руки до хруста в суставах.
  Запоздало подумала: это ж сколько времени он меня так держит?! Наверное, закостенел весь. Тут же сползла с него на диван.
  - Прости, я тебя, наверное, всего отсидела.
  - Не беда. Я всё равно уже часа два как ничего не чувствую. Так что можешь залезть обратно, слонопотамчик мой ненаглядный. - Подшутил Сашка.
  - Ах ты... - Не подобрав с ходу подходящего к нему эпитета, стукнула его по ноге кулачком.
   Он непритворно ойкнул. Я тут же пожалела о своём импульсивном действии. Виновато закусила губу.
  - Сашунь, прости...
  - Ща, обождь, у меня колики в мышцах пройдут, и мы поговорим. - Шутливо пригрозил он.
  Я в ответ фыркнула и рассмеялась.
  Таманцев с удовольствием потянулся, растягивая онемевшие мышцы, хоть и морщился от боли, затем обнял меня.
  - Пойдём чего-нибудь поедим. Я голодный как собака.
  До упоминания о еде я есть не хотела, но стоило кое-кому заикнуться о ней, как мой желудок требовательно заурчал.
  - О! Он со мной согласен. - Рассмеялся Сашка. - Если ты против, знай - ты в меньшинстве.
  - Сговорились пока я спала, да?! - Понарошку обидевшись, скинула его руку с плеча и поднялась с дивана. Упёрла кулачки в бока. - Не буду больше рядом с тобой спать! Мало ли на что ты ещё моё тело уговоришь.
  Таманцев сделал попытку схватить и притянуть меня обратно к себе, но я отскочила и совсем по-детски показала ему язык.
  Сашка удивлённо изогнул бровь, затем коварно прищурился и, рывком поднявшись с дивана, сгрёб меня в охапку.
  - Обязательно уговорю. - Промурлыкал он мне в ухо, нежно покусывая за мочку. - Только не на мало ли что, а на много, очень много что. - Затем резко развернул меня лицом к двери и звонко хлопнул ладонью по пятой точке. - Но сначала я хочу поесть.
  - Грубиян. - Прокомментировала его действие, потирая ушибленное место, и ушла на кухню. Сашка ударил не сильно, но рука у него тяжёлая. Хотя удивляться нечему - КМС по боксу - удар поставленный, да и лапа не маленькая.
  Пока разогревала нам еду, заметила, что сжилась со своим новым обонянием. Запахи меня больше не раздражали, но всё же чувствовались острее, стали богаче и многограннее, а если говорить о еде, то и вкуснее. Ароматы щекотали не только в носу, но и где-то в горле, разжигая нечеловеческий голод. Мне казалось, я могу съесть целую корову.
  - Пахнет вкусно! - Сашка, умывшись, присоединился ко мне. Поделился откровением. - Обожаю, как ты готовишь.
  - Подлиза. - Цинично фыркнула в ответ, хоть и было приятно услышать такое от него.
  - Обиделась? Я же не сильно и к тому же любя.
  - Ага, любя! Я теперь неделю на попу не сяду.
   Конечно же, я преувеличивала. На самом деле у меня всё прошло буквально спустя пару секунд, но не подтрунивать над Сашкой было выше моих сил. Такие словесные перепалки для нас были нормой.
   Он подошёл сзади, чмокнул в макушку. - Ну и ладно. Опять же разнообразие. - Горячие руки забрались под джемпер.
   - Саш, перестань. - Чувствуя, что млею, неуверенно мяукнула в ответ. - Порежусь же.
   Он послушно убрал руки и, забрав у меня нож, стал сам дорезать помидор в салат.
  - Лан, а у нас есть что выпить?
   Сашкин вопрос был неожиданным и странным, я даже замерла с тарелкой в руке, озадаченно глядя на него.
  - Что? - Он посмотрел на меня и разулыбался. - Я хочу выпить бокал вина с любимой женщиной или это противозаконно?
  - Нет. Просто немного неожиданно.
  - Вот такой я, непредсказуемый. Ну так, есть?
  - Да, в баре.
  Таманцев вышел с кухни и спустя пару секунд вернулся с бутылкой и двумя бокалами. Мы сели за стол. Сашка разлил вино по бокалам, задумчиво покрутил свой, наблюдая за игрой света в бордовой жидкости, затем поднял взгляд на меня. В теплых карих глазах читалась озабоченность.
  - Давай выпьем за тебя, моя именинница! - (Ой, а я и забыла). - За всё хорошее, что ждёт нас в будущем. За то, что мы вместе сможем преодолеть все препятствия и сложности без последствий и потерь.
  Поздравительная речь, ничего не скажешь... совсем без подтекста...
  Звонко чокнулись. Сашка выпил залпом, я лишь пригубила. Пока резала отбивную, обдумывала с чего начать разговор. Сегодняшний день выдался богатым на события и странности. У меня были вопросы к нему, и уверенна, что ему тоже есть что спросить.
   Таманцев ел с удовольствием и старался показать, что всё нормально, но я видела, что он напряжен. Проглотив несколько кусочков мяса, не выдержала и отложила вилку.
  - Саш, что происходит?
  Положил большой кусок в рот (чтобы не отвечать, никак не меньше!) и вопросительно поднял бровь.
  - Почему у меня такое ощущение, что ты мне что-то не договариваешь?
  Он нахмурился, дожевал кусок и откинулся на стуле. - Взаимно.
  Не удержалась от фырканья, изумлённо округлив глаза. - То есть? Давай на чистоту.
  - Хорошо. Но ты первая.
  Равнодушно пожала плечами. Мне-то скрывать нечего.
  - Откуда ты знаешь ищейку?
  - Кого? - Удивилась я.
  - Ну этого, хвостатого.
  - А-а... Гришу?
  -Угу. - Недовольство с примесью ревности улавливалось и в голосе и в глазах.
   И я, не утаивая ничего, рассказала Сашке всю свою историю, всё с чего началось это знакомство.
  - Значит так, - выслушав меня, решительно сказал Таманцев. - Завтра же ты берешь больничный... а лучше увольняешься. И мы с тобой валим отсюда на несколько недель.
  - Но... - Недоумевая, пролепетала я.
  - Никаких 'но'! Я всё объясню тебе утром. А сейчас иди ко мне, я соскучился.
  
  
  4.
  
   - Просыпайся. - Лёгкое, словно касание крыла бабочки, прикосновение губ и шёпот на ухо.
  - У-у. - Недовольно промычала, борясь со сном.
  - Давай-давай, подъём.
  - Угу. - Ещё один ответ на автомате.
  Руки по привычке скользнули под одеялом в поисках Сашки, чтобы обнять его и, устроившись под теплым боком, блаженно сопеть дальше, но его половина кровати оказалась пустой и холодной.
   Пришлось открыть глаза, чтобы понять сие недоразумение. Озадачилась ещё больше. Мало того что он сидел на кровати, так ещё в полной экипировке, не хватало только куртки, бейсболки и, наверное, ботинок (мне видно не было).
  - Завтракать будешь?
  - Кофе... литра три не меньше. - Глаза просто слипались. Мне стоило огромного усилия держать их открытыми. - Время?
  - Без пятнадцати шесть.
  - Сколько?! - Вымученно застонала я. - Ты с ума сошёл в такую рань будить!
  - Иначе можем не уложиться.
  В сонном мозгу всплыл вчерашний незаконченный разговор. Остатки сна слетели безвозвратно. - Так, Таманцев, с тебя объяснения и кофе!
   Сашка принёс мне внушительный бокал горячего кофе с молоком и сел напротив.
  - Спасибо. - Зевая, поблагодарила за заботу и сделала несколько живительных глотков. - Теперь я готова слушать.
  Он нахмурился и помолчал пару секунд, собираясь с мыслями.
  - Исходя из твоего рассказа мне пока ясно одно - ты в опасности. Кому и зачем ты нужна - вопрос конечно важный, но не первостепенный. У меня есть кое-какие подозрения. Поэтому мы поступим так... Ты сейчас собираешь вещи, - он бросил быстрый взгляд на часы, - у тебя часа два, максимум два с половиной. На работу позвоним позже, скажем, что ты в больнице, тебе светит операция, а потом ещё больничный, короче выйдешь не скоро.
  - А ты?! - Настороженно перебила его, отставляя чашку на прикроватную тумбу.
  - А я быстро закончу свои дела и приеду за тобой. - Таманцев поднялся и направился к окну, задёрнул шторы. Обратила внимание, что он всё же в ботинках. - Дверь никому не открывать, к окнам не подходить!
  - Саш, это не объяснение!
  Он вернулся ко мне, присел на корточки и заглянул в глаза. Шоколад его глаз был непривычно темным. От прочитанного в них неприятно свело желудок. Охватил моё лицо ладонями, погладил пальцами по щекам, затем притянул и страстно поцеловал.
   - Всё будет хорошо! - Оторвавшись от меня, странным тоном произнёс Сашка. - Я обещал, помнишь. Тебе нечего бояться. - Он резко выпрямился и направился из комнаты, достаточно громко стуча подошвой армейских ботинок.
  - САШ! - Рявкнула я, вскакивая с постели и кидаясь за ним.
  - Я скоро. - Захлопнувшаяся дверь, отгородила меня от него, уничтожив возможность добиться справедливости.
   С минуту простояла в немом ступоре, пытаясь успокоить кипящее внутри раздражение. Пробежавшие по коже мураши, намекнули, что неплохо бы было одеться, хотя холода я сейчас не ощущала. Злость, негодование, недоумение и желание дать кое-кому хорошую затрещину, чтоб мозги на место встали, это было, скрывать не буду.
   Вернулась в комнату, допила кофе и, открыв шкафы, встала посередине, в прострации глядя на вещи. Вот и что мне нужно собрать?! Он же даже не сказал, куда мы едем. А вдруг на Северный полюс?! Или куда-нибудь в Зимбабве... Почувствовала, что снова начинаю заводиться. И не придумав ничего лучше, ушла в душ под теплые успокаивающие струйки воды.
   Вышла оттуда можно сказать в хорошем настрое чувств. Быстро нашлась с одеждой и даже прикинула, что мне может понадобиться. В общем, на сборы у меня ушло не более тридцати минут. Чтобы занять себя чем-то вместо изнываний и ломания головы над Сашкиными загадками, решила прибраться в квартире. Только успела закончить, как в дверях появился Таманцев.
  - Ты всё?
  - Да.
  - В машину. - Скомандовал он, беря мою сумку.
   - Саш, - обуваясь, осторожно начала я свой допрос, - а куда мы едем?
   - Туда, где ты будешь в безопасности.
   Опять он за своё! Ответить что ли сложно?!
  У меня вырвалось негодующее рычание. И получилось это достаточно громко и отчётливо. Сама испугалась, даже рот прикрыла рукой и ошарашено воззрилась на Таманцева. То ли он не удивился, то ли очень хорошо это замаскировал за слегка странной и многозначительной ухмылочкой, но бровь всё же вздёрнул. В тёмных глазах искрился смех с примесью лёгкого недоумения и какой-то непонятный мне азарт. С шутливым укором покачал головой, притянул меня к себе и поцеловал, затем подтолкнул к двери.
  - Пошли уже, дикарка моя.
  Я настолько была озадачена произошедшим, что молчала пока мы не вышли на улицу и, возможно, молчала бы дальше, если бы не удивилась отсутствию БМВ Таманцева в поле моего зрения.
  - А где Бумер? - Замерла на ступеньках подъезда, осматриваясь вокруг.
  - Вот. - Хитро улыбнулся, нажимая кнопку на брелоке сигнализации. Рядом стоявший большой чёрный джип на внушительных колёсах тихо щёлкнул замками и моргнул лампочками. - Вишь, как после заправки раздуло. Видать бензин со стероидами попался.
  Его попытку отшутиться не приняла. Нахмурилась, придирчиво окидывая машину взглядом.
  - Зачем?
  Таманцев вскользь бросил взгляд, оценивая мою реакцию, и дёрнул плечом. - Туда куда едем мы, на Бехе не проедешь.
  - Понятно... - Лаконично отозвалась, при этом про себя добавив: '... что ничего не понятно'.
  Сашка, закинув сумку на заднее сидение, подсадил меня в машину и сел за руль.
  - И всё-таки, куда мы едем? - Предприняла ещё одну попытку добиться хоть какой-то конкретики, когда мы выехали на шоссе.
  - В тверскую губернию.
  - А там что?
  - Увидишь.
  Реакция на это слово была многогранна - мне одновременно захотелось придушить его, вытолкнуть на ходу из машины, задавить ею же несколько раз и в довершение раскатать по асфальту, а лучше привязать и тащить за джипом несколько километров.
  Ничего такого я, конечно, не сделала (хотя руки чесались непомерно), но зубами всё же проскрежетала. Прежде чем решиться на ответ закрыла глаза и глубоко вдохнула, восстанавливая равновесие и благодушие в эмоциях.
  - Таманцев, - собственный голос показался мне чужим - в морозильнике лёд и тот теплее, - если ты задался целью выбесить меня, то ты близок к этому, как мчащийся на всех парах паровоз!
  - А что я такого сказал-то?! - Искренне изумился Сашка.
  - Сказал?! - Я чуть ли не прошипела это слово, открыв глаза и поворачиваясь к нему. - Может скорее НЕ сказал! Не надоело в партизана играть?!
  Он кинул на меня удивлённый взгляд и фыркнул. - Когда это такое было?
  - Вчера очень удачно тему свернул, сегодня сплошные недомолвки и недоговорки... Я даже представления не имею, что вообще происходит! Ты, ничего не объясняя, сажаешь в машину, везёшь к чёрту на куличики и делаешь это с таким видом, словно так и должно быть. ... Этот Гриша, что б его!... надо было ему нарисоваться! Маньяк в парке... Да у меня мозг уже взорвался и осыпался сто раз, пытаясь хоть что-то уразуметь. А тебе хоть бы хрен! Мы всё в молчанку играем.
   На его губах появилась скользкая улыбочка.
  - Люблю, когда ты злишься. От тебя такая дикая звериная энергия исходит...
  Любишь, значит... ну ладно...
  Хитрым и очень болезненным приёмом, которому меня и обучил сам Сашка, я выкрутила ему ухо. - Говори! Или я тебе ухо сломаю.
  Он молча сносил эту экзекуцию, хоть и морщился.
  Я усилила нажим на хрящ, Таманцев отреагировал сразу.
  - А! Всё! ВСЁ! Сдаюсь!
  Отпустила его ухо и, сев вполоборота, приняла выжидательную позицию с приторно-ядовитой улыбочкой на губах.
  - Твоё счастье, что я за рулём. - Сашка натирал пострадавшую часть тела, искоса поглядывая на меня. - Спорный вопрос кто бы тогда просил о пощаде.
  Я снова потянулась к его уху, но он молниеносным движением перехватил мою руку и сжал запястье.
  - Не надо. Я всё понял. Ты не в настроении.
  - Почему же? - Сухо ухмыльнулась в ответ. - Я очень даже в настроении...
   Сашка демонстративно потёр ухо и бросил на меня красноречивый взгляд. - Оно и видно.
  - В настроении дать кое-кому по шее.
  Он рассмеялся. - В тебе хомячок опять что ли проснулся? Мы же давно выяснили, что я мелких грызунов не боюсь.
  - Таманцев, я тебе ща вены вскрою! - Кровожадно глянула на его багровое ухо. На душе как-то сразу полегчало. - На ушах!
  - Что-то ты сегодня к моим ушам неровно дышишь. - Задумчиво протянул Сашка. - Не, ты не подумай, я не против, мне это даже льстит. Соскучилась. Вижу.
  - Радуйся тому, что они у тебя пока есть. Если ты не закончишь юлить, то имеешь все шансы распрощаться с ними.
  Он лишь улыбнулся на мою угрозу, но так привычно, тепло и как-то по-домашнему уютно (словно ничего странного не происходит, и мы просто едем к кому-нибудь в гости), что я растеряла весь боевой пыл.
   Мы остановились на светофоре. Сашка положил свою ладонь поверх моей и с нежностью посмотрел на меня.
  - Девочка моя, не переживай. Всё утрясётся. Я с тобой. Тебе нечего бояться.
  Потянул меня за руку, я послушно подалась к нему и положила голову на плечо.
  - Я не боюсь. Я хочу знать, что происходит. Просто быть в курсе.
  Машина тронулась со светофора, а Сашка с ответом не очень-то спешил.
  - Не молчи! - Потребовала я.
  - Давай, у меня одного голова об этом болеть будет.
  - Нет, Саш! Хватит с меня загадок. Вся моя жизнь сплошной клубок из неясности и неизвестности.
  - Тем более. Одной тайной больше - одной меньше... Ты от этого ничего не теряешь.
  - Зато головную боль приобретаю. - Парировала в ответ.
  - Это говорит о том, что у тебя слишком много свободного времени. Ну ничего, - он легонько взъерошил мне волосы, - я теперь рядом и времени думать о глупостях у тебя не останется.
  Выразительно клацнула зубами, резко выпрямилась и с недоумением уставилась на него. - Ты считаешь это глупости?!
  - Конечно.
  - Извини, я правильно понимаю?... То есть я говорю тебе о том, что моё прошлое висит надо мной как Дамоклов меч, а ты называешь это ГЛУПОСТЯМИ?! - Негодование закипало во мне. - Ты хоть представляешь, какого это - быть постоянно в напряжении и ждать неизвестно каких сюрпризов! Я словно на вулкане с признаками скорого извержения!
  - Можно подумать остальные люди наперёд знают, что их ждёт. - Философски невозмутимо произнёс он.
  Я уже было открыла рот, чтобы ответить, но в последний момент передумала. Какой-то странный разговор у нас получается. Мы почти собачимся (ну... с моей стороны в большей степени), а не продвинулись с объяснениями ни на йоту. Таманцев совершенно спокоен, глаза, правда, лукавые-лукавые, да и вон, улыбку прячет. Ведёт себя так, словно...
  Ах, ты ж хмырь такой, а! Так ты благополучно улыниваешь от ответов, а заодно вытягиваешь из меня всё, что на душе накопилось, что мучает и одолевает. Только вот зачем?
  Вскинув бровь, смерила его надменным взглядом. Сашка это заметил.
  - Что ты так на меня смотришь?
  - Как так?
  - Странно и непонятно.
  - СТРАННО ведёшь себя ты. И совершенно НЕПОНЯТНО, чего ты этим добиваешься. А мой взгляд это всего лишь ответная реакция.
  - Чего это я себя странно веду?! - Хмыкнул он. - Абсолютно нестранно. Мне кажется, мы вполне нормально разговариваем.
  - Нет, милый. Нормальный разговор - это когда на поставленный вопрос следует вполне адекватный ответ, а не перевод темы и общие фразы. Долго ты ещё меня в неведении держать собираешься?
   Таманцев кинул на меня взгляд и улыбнулся на собственные мысли.
   Шумно выдохнув, бессильно закатила глаза и откинулась на спинку.
  - Саш, хватит играть в кошки-мышки. Ты поступаешь просто нечестно!
  - В смысле?
  - По отношению ко мне.
   Закинув руку на плечо, он вновь притянул меня к себе.
   - Неправда.
   - Да нет, правда. Ты, наверное, при собственных расчётах упустил одну очень немаловажную вещь.
   - Да? Интересно какую...
  - То, что это МОЯ жизнь, и я не собираюсь стоять на обочине и смотреть, как она проходит мимо.
   Таманцев тяжело и как-то обречённо вздохнул.
  - Прости. - Виновато произнёс он. - Просто я хочу уберечь тебя.
  - От чего, Саш?! От жизни?
  - От реальности, которую ты, возможно, не сможешь ни понять, ни принять.
  Я даже фыркнула. - Это ты сейчас так тонко намекнул, что я дура?
  - Не передёргивай. Я не говорил такого.
  - Тогда объясни.
  - Моя реальность сильно отличается от твоей, и многие вещи могут показаться тебе слишком странными и противоестественными ... по сравнению с нормальной человеческой жизнью. И я не уверен, что тебе это надо.
  - Хм, странными. Угу... - Пожевала губу, обдумывая как бы сформулировать следующее предложение более ёмко. - Таманцев, ты вот честно скажи, ты прикидываешься или на самом деле меня всерьёз не воспринимаешь?!
  - Это ты к чему?
  - Это я к тому, что чтобы ты там не говорил о своей реальности, моя тоже нормальностью особо не пахнет. - Невесело усмехнулась. - Один Гриша чего стоит! Нормальные люди цвет глаз за секунду менять не могут, флёр не чувствуют и взглядом силы воли не лишают. - Приподнялась, чтобы с мольбой заглянуть в шоколадные глаза. - Саш, я устала ломать голову.
  Ещё один обреченный вздох. - Что ты хочешь знать? Про ищейку?
  От осознания победы у меня даже душа подпрыгнула и довольная улыбка против воли наползала на лицо.
  - И про него тоже. У меня много вопросов.
  Рингтон мобильника зазвучал резко, я даже вздрогнула от неожиданности. Вытащила смартфон из кармана куртки, и озадаченно уставилась на экран, не решаясь ответить.
  - Кто это? - Сухо поинтересовался Таманцев.
  - Начальница. ... А чего я ей скажу?!
  Он забрал телефон из моих рук. - Да. ... Здравствуйте. ... Нет. Она не может подойти к телефону. А вы кто? ... А, Оль, привет! Светка вчера попала под машину... Нет-нет, она жива, но некоторое время будет находиться в больнице. Ей предстоит операция,...возможно не одна. - Сашка шикарно играл роль. Озабоченность, переживание и боль звучали столь правдоподобно, что я сама почти поверила в рассказанную трагедию. - О, извини,... просто, это всё так неожиданно. - Он даже носом шмыгнул для усиления эффекта. -... Нет, спасибо, ничего не надо. Она в хорошей клинике. ... Врачи не говорят точных сроков. ... От двух месяцев, а дальше будет зависеть от того как она восстановиться. ... Да, мне тоже очень жаль. Спасибо. ... Оль, возможно, сейчас не время, но... я хотел бы поговорить о её работе. ... Я понимаю, что существуют определённые законы, трудовой кодекс и тому подобное, но у меня просьба,... в связи с ситуацией... нельзя ли уволить Ланку, ну как-то там задним числом или ещё как? ... Нет, никаких выплат не надо. Ничего не надо. Я в состоянии обеспечить её. ... Оль, я тебя очень прошу, пожалуйста, посодействуй! ... Нет, она не вернётся на работу. Я её больше от себя ни на шаг не отпущу! ... Да, я уверен! ... Спасибо! Я у тебя в долгу. ... Обязательно передам. Спасибо, Оль. До связи.
  Я смотрела на Сашку широко распахнутыми глазами, в восхищении прижав ладошки к груди.
   - Ба-а! Какого актёра недосчитался Голливуд! - Здоровая доля иронии пронизывала мои слова. - Жаль, что у меня статуэтки нет, я бы тебе её торжественно вручила.
  Он криво усмехнулся. - Чтобы я так же торжественно её выкинул?
  - Ну, это уже на твоё усмотрение.
  По его лицу мелькнула тень. - А знаешь, хорошая идея.
  - В смысле? Какая идея? - Не поняла я.
  Вместо ответа Таманцев опустил стекло. И только в последний момент я осознала, что он задумал, но предотвратить его выходку не успела, только вскрикнула, когда мой смартфон полетел на асфальт под колёса машин. Проводила останки телефона взглядом и негодующе уставилась на Сашку, борясь с желанием придушить его.
  - Ну и как это понимать?!
  - Я тебя прячу.
  - А телефон-то тут при чём?!
  - Его можно отследить. Ну... было можно, теперь нет. - Довольная физиономия Таманцева ясно давала понять, что угрызения совести от содеянного его явно не мучают.
  - Но мне же теперь никто позвонить не сможет!
  Он подозрительно прищурился. В быстро кинутом взгляде мелькнуло что-то странное. - А кто тебе должен позвонить?
  Я рассмеялась, но этот смех был последствием испытанного сначала шока.
  - Это что сейчас было?
  - Где? - Непринуждённо спросил Сашка, но по недовольно сдвинутым бровям, было видно, что он всё прекрасно понял.
  - Я ошибаюсь или меня только что приревновали?
  - Пфф... Глупость какая! - Фыркнул он, изображая крайне повышенный интерес к дороге. - Тебе с недосыпа непонятно что мерещится. Ты бы поспала что ль, глядишь отпустит.
  - Ага, щаз-з-з, размечтался! Сначала ты мне всё расскажешь.
  Хитренько так ухмыльнулся. - Не раньше, чем ты скажешь от кого ждёшь звонка.
  - Угу. Значит, всё-таки ревнуешь. - Вынесла я вердикт. - И к Рыжей тоже?
  - Да не ревную я! Тем более к Рыжей.
  Неожиданно для себя вспомнила о вчерашнем обещании подруге. От нахлынувшего угрызения совести непроизвольно вырвался вздох. - А я ей, кстати, вчера позвонить должна была,... она в гости ждала.
  - Не ждала. - Легко опроверг Сашка.
  С подозрением уставилась на него. - То есть?
  - Зная наперёд, что вечером ты начнёшь всячески отмазываться от поездки, мы всё переиграли и решили за тебя.
  - М-м... молодцы какие. - Холодно отозвалась, пристально глядя на Сашку. Он на меня не смотрел, продолжая разыгрывать заинтересованность дорожной обстановкой.
  - Зря ты так реагируешь. Тебе должно было понравиться. - Грустная улыбка скользнула по губам. - Жаль не получилось.
  - А могу я узнать, что у вас там не получилось? - Яда в голосе избежать не удалось.
  Он пожал плечами. - Мы заказали столик в Мандариновой утке.
  - Ой... - Это всё что смогла выдать моя многословность. Недовольство и холод незамедлительно капитулировали.
  Я очень любила это место, хоть и не была там частым гостем. В переделанном под ресторан речном трамвайчике была какая-то своеобразная и нереально уютная атмосфера в стиле ретро. Ничего вульгарного и пафосного, кричащего и новомодного. Отдельные кабинеты со столами, ненавязчивая музыка, отличный сервис и восхитительная кухня. С самого первого посещения ресторан произвел на меня неизгладимое впечатление. Здесь был свой собственный закрытый мир, в котором хотелось остаться и стать его частью.
  - Вот, я ж говорю, тебе бы понравилось. Но, увы и ах, нам решили помешать.
  Тут же рефлекторно попыталась оправдаться. - Я же не специально.
  - А я про тебя не говорю.
  Непонимающе глянула на него, вздернула бровь.
  - Я отменил всё, как только узнал, что ты ушла с работы в плохом самочувствии. Но это не было причиной.
  - Хватит загадками говорить! - Толкнула его в плечо. - У меня от твоих объяснений ещё больше вопросов.
  - Сама хотела. - Хмыкнул Сашка. - Можешь передумать... пока не поздно.
  Цокнула языком. - Какой же ты всё-таки...
  - Какой? - Оживился он. - Единственный и неповторимый?
   Ну вот как с ним серьёзно разговаривать?!
   - Олень ты, Таманцев. Северный.
  На меня уставились изумлённые шоколадные глаза.
  -Вот уж не ожидал, что за такой короткий срок обзаведусь столь изысканным украшением! Меня не было всего неделю! - Вполне свойственно своей натуре отреагировал Сашка. - Я-то думаю, что это у меня так голова чешется, ... а это, оказывается, рога растут.
  Обескуражено рассмеялась. - Железная логика! А главное, как ты быстро параллели-то провёл, а?! Этак далеко уйти можно...
  Он прищурился. - Ты мне зубы-то не заговаривай.
  - Кто бы говорил!
  - А чего я-то?
  - Да не, совсем ничего... Я уже битый час пытаюсь из тебя клещами хоть что-то вытащить, а ты всё время плавненько так ускользаёшь от ответов.
  Таманцев изобразил из себя херувимчика и растянул губы в заискивающей улыбке.
  - Вот-вот. Всё хитришь да изворачиваешься, как уж на сковородке. - С вызовом глянула на него, коварно улыбнулась. - Видимо ухо прошло...
  - Угрожаешь?! - Сашка изогнул бровь.
  - Не-а. Вполне серьёзно подумываю перейти к действиям.
  - Ню-ню. Рискни.
  - Пф-ф... Даже не собираюсь. - В голове уже родилась пакостная идейка. - Я просто не буду с тобой разговаривать. Во-об-ще!
  Он на провокацию не поддался. - Умм... В этом есть свои плюсы. Наконец-то можно будет ехать в тишине.
  В тишине?! Ей богу, чья-то наивность меня поражает. Ядовито улыбнувшись, принялась к исполнению задуманного плана и достаточно громко включила радио.
  Игра началась. Я напевала песенки, стараясь как можно больше не попадать в ноты и выдавать фальцеты, что в принципе достаточно сложно, имея почти идеальный слух. Сашка хмурился и кидал на меня откровенно недовольные взгляды, при особо резонирующих звуках сжимая руль так, что белели костяшки пальцев и перекашивало лицо, но молчал. Видя такую реакцию, я всё больше входила во вкус - по сравнению с моими завываниями и гнусавыми запевами любой человек без чувства такта и ритма мог считаться великим певцом.
  Наконец Таманцев не выдержал и резким движением выключил магнитолу.
  - Хватит! Я больше не вынесу.
  Наивно хлопнула ресницами. - Ты о чём, милый?
  - Всё что угодно, только не...ЭТО... - Его аж передёрнуло от воспоминаний.
  Прижалась к нему, давясь от смеха. - Ну... я же старалась. Очень.
  - Заметно. - Хмыкнул он. - Не мытьём, так катаньем, да?
  - С кем поведёшься. - Тут же парировала и легко толкнула его кулачком в рёбра. - Ну что, принимаешь поражение?
  - Нет. Но выбираю более выгодные... точнее менее травмирующие мою психику и слух условия.
  - Я получу ответы?
  Сашка обречённо вздохнул. - Вопросы...
   Меня два раза просить не надо. Тут же выдала первый вопрос, крутившийся на языке со вчерашнего вечера. - Как ты меня нашёл? Только не ври!
  - Я хотел украсть тебя на обед, но был жестко обломан. Ольга сказала мне, что отправила тебя домой в состоянии ходячего трупа. Мы с тобой разминулись минут на пятнадцать. Я уже собрался тебе звонить, когда уловил то, что привело меня в боевую готовность. - Он брезгливо поморщился. - Давненько я не слышал этот запах. Возможно, я не стал бы зацикливаться на нём, если бы ни одно 'но'... Он был смешан с твоим флёром. Эта мразь шла за тобой!
  В голове тренькнул звоночек. Вот оно доказательство того, что мне стоит доверять своим ощущениям, а не списывать всё на мании и страхи. Значит, вчера я не ошиблась, думая о слежке. Где-то в глубине души я была уверена, что мои чувства правдивы и обоснованы интуицией, но не хотела в это верить. Теперь я знаю это.
  - Бросив машину у магазина, сорвался за тобой, на ходу моля всех богов - только бы не опоздать. И был неприятно удивлён, когда след привел меня в парк. - Смерил меня укоризненным взглядом, я моментом изобразила из себя паиньку, не забыв похлопать ресницами. - Ты не представляешь, что я только не передумал за эти долгие десять минут, пока не учуял тебя. Я позволил себе немного расслабиться лишь, когда ты оказалась в моих руках.
  -Подожди, что значит учуял?
  - Уловил запах.
  - Как собака что ли?! - Удивилась я.
  - Не совсем, но близко. Тебе должно быть это знакомо.
  - Мне?! Я тебя не понимаю.
  - Я давно заметил за тобой одну особенность... прежде чем что-то съесть ты всегда это нюхаешь, и если тебя что-то настораживает, ты тут же отказываешься от этого. И это касается не только еды. Ты вообще полагаешься на своё обоняние. Возможно, подсознательно или даже интуитивно, но ты доверяешь своему носу больше чем глазам.
  Сначала хотела не согласиться, но проанализировав, поняла, что он прав. Согласно кивнула головой.
  - Бьюсь об заклад, что твоё чутьё острее, чем у обычного человека. И чувствуешь ты намного больше, просто не видишь разницы, потому что живёшь с этим с рождения.
  Я скептически нахмурилась. - Тебе виднее. Ты же больше знаешь.
  - Лан, перестань язвить. - Поморщился Сашка, то ли на мой тон, то ли на нарисовавшуюся впереди пробку. - Просто ты не помнишь.
  - Наверное. - Неопределённо пожала плечами. - Я не спорю. Но,... знаешь, это немного странно,... вот так остро я чувствую всего два дня. До этого ничего особенного не замечала.
  - Этому есть вполне рациональное объяснение. - Немного отстраненно ответил он, водя пальцем по навигатору в поисках объездных путей.
  - О как! Ну-ка, ну-ка...
  Таманцев всё ещё сосредоточенно выбирал маршрут, но, тем не менее, отреагировал. - Не нукай, не запрягла.
  - Пф-ф, долго что ль.
  На меня скосили карие глаза. - Ой, чувствую, сейчас кто-то договорится.
  - Не-а, - абсолютно уверенная в своей безнаказанности, я вела себя достаточно дерзко. - Тебя чутьё обманывает. - Цокнула языком и качнула головой. - Стареешь...
  - Ха. - Ошарашено выдохнул Таманцев, повернувшись ко мне. Тёплый молочный шоколад глаз сменился на насыщенно-тёмный, выражая всё, что сейчас думал Сашка.
  Упс... Кажется я перегнула...
  Закусила губу и слегка отодвинулась к двери. Приняла неуверенную попытку переключить его. - Так какое там объяснение-то?
   Сузив хитрющие глаза, он потёр подбородок, продолжая молча прожигать меня глазами.
   Нервно сглотнула под воздействием столь красноречивого взгляда. - Я пошутила, Саш.
  - Угу. - Глухо рыкнул он. - Так я ж ничего и не говорю.
  - Ага, не говоришь. Зато очень громко думаешь.
  Вздёрнув бровь, растянул губы в плотоядной улыбочке и отвернулся.
  Я подумала, что он теперь будет изображать из себя обиженного и молчать, но выруливая из стоящей и непрерывно гудящей массы машин, Сашка ответил на ранее заданный вопрос.
  - Видимо, ищейка прав, твоя защита отжила своё и ларчик с тайнами приоткрылся. Но этого стоило ожидать. Я думал, это случится раньше.
  - Что ты имеешь в виду?
  - То, что с твоей амнезией что-то не так, мне было ясно практически с первых дней нашего знакомства. Правда, сначала я не поверил, что такое вообще возможно. Потом очень долго сомневался и присматривался. - Он усмехнулся. - Я вообще был в прострации от того что видел и чувствовал, потому что у меня это никак не сходилось. Я видел тебя, но не чувствовал в тебе ничего похожего на меня. А ещё эта цветочная вонь... уф... она сводила меня с ума! И я никак не мог понять, как ты сама не задыхаешься от этих жутких духов, и почему никто не укажет тебе на этот отвратительный аромат. Помнится даже как-то к Рыжей подошёл с вопросом, что за отвратительные духи у тебя. И каково же было моё удивление, когда она сказала, что ты вообще не пользуешься духами. Это была первая загадка, ответ на которую, правда, нашёлся достаточно быстро. В самый первый раз совместной вылазки в сауну, я просто физически не смог находиться с тобой в парилке вместе. Помнишь?
  Я очень хорошо помнила тот момент. Это было через несколько недель после моей выписки. В тот раз мы здорово перепугались за Сашку, он почти задыхался.
  - Да, ты тогда сослался на плохое самочувствие.
  - Ага. - Улыбаясь, кивнул он. - Сослался. Но причиной была ты и только ты. Кстати, ты замечала за собой, что никогда не болеешь?
  Я слегка озадачилась. Ведь действительно ни разу даже насморка не было, и Маринка жутчайшим гриппом болела, а я не цепанула не смотря на то, что ухаживала за ней.
  - Может у меня иммунитет хороший. - Выдвинула я вполне разумную на мой взгляд теорию.
  - Нет, тут дело не в иммунитете, а в особенности генетики, но об этом чуть позже. Так вот, повышение температуры твоего тела вызвало реакцию, на которую, видимо, не рассчитывали те, кто сделал это с тобой. Кровь начала выжигать инородную примесь, отчего запах усилился в десятки раз. Эта цветочная дрянь пропитала помещение за несколько секунд. Представь, каково было мне, если твой подправленный флёр смогли уловить даже ребята. Но в отличие от меня, им этот запах был приятен. Мне же пришлось свалить на аллергическую реакцию на какую-то травку в запарке и вылететь на воздух.
  Я задумчиво пожевала губу. - Хм... так вот почему ты постоянно тянул всех в сауну, хотя сам почти не парился с нами. Ты хотел чтобы...
  - Твой флёр стал естественным. - Безрадостно закончил он за меня. - И уже через месяца два я заметил положительную динамику. Хоть ты всё ещё, прости, ... воняла, но это было уже терпимо. А через полгода цветочный ужас исчез совсем и остался только твой естественный дурманящий аромат. Тогда я уже не сомневался кто передо мной, я знал. Но, увы, не знала ты, и даже не догадывалась, и как тебе раскрыть правду я тоже не знал.
  Промолчала, не зная как реагировать. Сашка тяжело вздохнул и нахмурился.
  - Я был уверен, если твой флер избавить от примеси, то вернётся и память. Твои волосы становились светлее день ото дня, стали волнистыми. Движения чётче, поступь легче и тише. Я видел и чувствовал, что мне удалось разбудить в тебе то, что так пытались спрятать. Всё указывало на то, что вот-вот... ещё день-два... но ты ничего не вспоминала. Я неоднократно становился свидетелем твоих беспокойных снов, вслушивался в твои стоны и шёпот, но не мог разобрать ничего конкретного... отдельные слова... ты кого-то звала, просила о помощи. - Таманцев раздражённо стукнул по рулю. - Я был уверен, что поступаю правильно! БЫЛ! Но вчерашний день дал мне возможность по полной прочувствовать свою ошибку. Я подставил тебя под угрозу!
  Я пока не понимала ничего. А как тут поймёшь, если тебе по сути ничего и не говорят. Все его объяснения в итоге оказывались для меня ещё большими головоломками (причём складывалось ощущение, что Сашка специально старался изъясняться на другом языке). Ладно, с флёром вроде понятно... с не вернувшейся памятью тоже,... про сны, правда, интересно (ни разу не упоминал), но вот какая связь между ним и угрозой?!
  Чтобы хоть как-то понять, что творится в его голове, повнимательнее присмотрелась к Таманцеву.
  Он был очень расстроен. Это хорошо выражали закаменевшие скулы и хмурый вид. В голосе улавливались старательно скрываемая злость и искреннее неподдельное отчаяние. Он корил себя за то, чего я никак не могла понять. Ведь всё, что он рассказал, мне казалось вполне нормальным (ну почти всё). И все его действия были мне понятны и не вызывали осуждений. Он желал мне добра, хотел, чтобы я быстрее вспомнила. Разве за проявление любви и заботы можно себя так грызть?!
  - Перестань! - Поморщилась я, чувствуя его боль как свою. - Ты здесь ни при чём! Подумаешь, маньяк увязался. Сама виновата, не хрен по лесу в одиночку шастать. Уроком будёт.
  -Нет. - Он покачал головой. - Ты не понимаешь! ... Он караулил тебя,... выслеживал почти неделю не вызывая подозрений, ждал удачного момента... и дождался, сука! - На этот раз Сашка стукнул по рулю намного сильнее. - Это моя вина!
  Мне вдруг стало как-то не по себе. В животе образовался тугой узел, дышать стало тяжело. Я крепко сцепила пальцы рук в замок, стараясь не выдать их дрожи.
  - Саш, - голос прошелестел, словно из могилы, тут же прочистила горло и взяла себя в руки. - О чём ты говоришь?
  - Я виноват, что они нашли тебя.
  С трудом сглотнула ком в горле. - Кто они?
  Он ответил не сразу. В течение минут пяти я наблюдала, как желваки на его лице ходят ходуном и на сжимающих руль кулаках выпирают не только костяшки, но и жилы вместе с вздувшимися венами.
  - Ты особенная. - Наконец бесцветным голосом произнёс Сашка. - Об этом ты можешь судить хотя бы по своему обонянию, но это всего лишь одна из общих черт, роднящих нас. Добавь к этому зрение, слух и своеобразное чутьё. Всё это нам даёт кровь древнего рода, текущая в наших венах.
  - Нам?! - Не удержавшись, изумлённо перебила я.
  - Угу.
  Хоть это и казалось редкостным бредом, я всё же позволила себе мыслить более масштабно.
  - И много нас таких?
  - Хватает. - Хмыкнул он в ответ. По тому, как вместо закаменевшей маски на его лице стали отображаться эмоции, я поняла, что он немного расслабился.
  - Как много?
  - Точно не скажу. Не знаю.
  - А те, что ищут меня?
  - Одни из нас.
  - А этот... ну, который следил за мной, он тоже такой?
  Сашка нахмурился. - Такой... да не совсем. Он нидинг.
  - Ни... Кто?
  - Нидинг. Изгой.
  - Изгой? Почему?
  - У нас свой свод законов. - Слегка скривился. - Перечислять не буду, это долго и нудно. Со временем сама узнаешь. Короче, нарушение закона карается изгнанием.
  - Что же он такого сделал?
  - Предал клан. - Таманцев словно выплюнул эти слова.
  - Клан?!
  - Мы живём общинами... кланами, не обнаруживая себя и не привлекая к себе лишнего внимания. Главенствует кланом женщина - Великая Мати.
  Я снова перебила Сашку. Сковывающий меня страх сменился на жуткий интерес. - У вас матриархат?!
  - Ну,... можно и так сказать. - Он кинул на меня цепкий взгляд. - А чего это ты разулыбалась-то?
  - Ничего. Мне уже нравится. Продолжай.
  - Не всё так радужно, как ты себе представляешь. - Сашка хмыкнул. - Мне даже интересно посмотреть на твоё лицо, когда ты это вживую увидишь.
   Состроила вредную рожицу и показала ему язык.
   В ответ удостоил меня снисходительной улыбкой. - Какой же ты ещё ребёнок...
  - Какая есть. Давай дальше про клан.
   - Не-а. Я передумал.
   - С чего это?! - Возмутилась я.
   - Не хочу портить впечатление. Будет лучше, если ты сама посмотришь и сложишь своё мнение. Но, зная тебя, я просто уверен, тебе у нас понравится.
   - И всё-то он знает, и во всём-то он уверен. - Поморщилась, не чувствуя и толики его уверенности внутри себя. - Ясновидящий что ль?
   Звонок его мобильника настойчиво вклинился в наш разговор, но Сашка коснулся теплыми пальцами моей щеки и нежно погладил, словно не слышал рингтона.
   - Нет. Но я очень хочу, чтобы всё было именно так, как я задумал. И я верю, что всё будет хорошо. - С энтузиазмом заявил он, пытаясь убедить и меня.
   Ответно улыбнулась на его моральную поддержку, но получилось не слишком убедительно. Для Таманцева это не осталось незамеченным, он нахмурился, и раздражённо ответил на вызов.
   Наверное, мне стоило лучше контролировать свои эмоции, но это было сильнее меня. Я его энтузиазма не разделяла и не видела смысла утаивать это от него. Мне вообще вся эта затея стала казаться ошибкой. Ощущение было такое, словно я пожалею об этом, причём очень скоро и очень сильно.
   Пока Сашка разруливал какую-то ситуацию, связанную с работой, и давал указания по телефону, я осталась наедине со своими мыслями, снова чувствуя удушающие объятия неизвестности, словно заново очутившись в том такси у больницы, разница была лишь в том, что теперь я не одна, но легче от этого почему-то не становилось. Я не сомневалась в Таманцеве и верила ему как себе, но что если мы разматываем совсем не тот клубок и тянем совсем не за ту нить?
   Миллионы вопросов одновременно крутились в моей голове. Что ждёт меня... Сашку... нас? Насколько изменится моя жизнь, да и сама я? Как примет меня его клан? - эти были глобальными, но безобидными. Но были и другие - те, что больно царапали и отравляли душу. - А что если всё совсем не так? Если Сашка ошибается? Кто эти 'они', что ищут меня и зачем я им? Что будет, если они меня найдут? Вдруг нас специально подстегнули на этот шаг? Спровоцировали на кому-то нужные действия? Вдруг, если моя память восстановится, выясниться, что я несу в себе угрозу? (Ведь зачем-то же меня спрятали). Что если я опасна?! Опасна для мира, людей,... для единственного близкого мне человека?!
   Монотонный серый дождь за окном, стрессовое состояние, недосып, бесконечный поток вопросов и отсутствие ответов - идеальные условия, чтобы мозг в конце концов выдал перегрузку и потребовал отдыха. Незаметно для себя я провалилась в сон.
  
  
  5.
  
   Проснулась от того, что слегка подкинуло на сидении. В полном непонимании открыла глаза, пару раз моргнула, сомневаясь в увиденном. Мы ехали по полю в сторону тёмного леса, возвышающегося впереди. Машину ощутимо тряхнуло ещё раз, отчего я окончательно пробудилась, осознавая реальность как оно есть.
  - Прости что разбудил. Дорогу дождями размыло, пришлось срезать по полю.
  - Надо было раньше. - Медленно ответила, недоумённо глядя на приближающийся лесной массив.
  Джип, вильнув на грязи, выбрался на еле различимые очертания просёлочной дороги и спустя несколько метров нырнул в лес. Я с неподдельным ужасом наблюдала, как над нами смыкаются кроны разлапистых елей и старых берёз. Сашка уверенно вёл машину, сворачивая на известных одному ему поворотах. Испуганно оглянулась назад в надежде увидеть просвет, но деревья за нами стояли плотной стеной. Нас поглотил лес.
  Чувство паники быстро завладело мной. Сердце отстукивало такой ритм, что я думала, оно вот-вот выпрыгнет.
  Таманцев остановил машину перед самым настоящим непроходимым буреломом. Дальше дороги (если этот намёк на тропинку вообще можно назвать дорогой) не было.
  Озираясь по сторонам, испуганно пропищала. - Мы заблудились, да?
  - Нет. - Спокойно ответил Сашка, глуша двигатель.
  - Тогда где мы? - Меня уже била мелкая дрожь.
  Он улыбнулся и, открыв дверь, втянул влажный лесной воздух носом. - Дома.
  Вновь огляделась, с неприязнью глядя на непролазные дебри.
  - Если это шутка... Ладно. Пусть она мне и не нравится, но я оценила. А теперь поехали отсюда.
  Сашка рассмеялся и вышел из машины.
  - Я не шучу. Мы приехали. Давай, выходи. - Он открыл дверцу с моей стороны.
  Я совсем не так представляла себе конечную точку нашего маршрута. Да, ожидала увидеть многое: заброшенную глухую деревеньку; возможно просто пару одиноких домиков, затерянных в просторах тверской области; или что-то типа палаточного городка, но никак не дикий лес!
  - Если ты решил от меня избавиться, то совсем не обязательно было везти меня за сотни километров.
  Таманцев цокнул и покачал головой. - Раскусила. Именно это я и задумал. Вылезай, кому говорю.
  - Ни за что!!! Тут... пауки, клещи, змеи и ещё невесть какие твари, дорог нет, на многие километры ни души. Я заблужусь, потеряюсь, на меня нападут звери или я сломаю себе что-нибудь, споткнувшись о коряги и рухнув в какой-нибудь овраг, или вообще в болоте увязну. - С силой вцепилась в сидение. - Я туда не пойду! Я в город хочу, к людям!
  - Поверь мне, здесь намного безопаснее города. Да, там люди, но чёрт знает какие тараканы у них в голове. Как угадаешь, какой встречный окажется маньяком или психом с манией преследования и заточкой в кармане.
  - Там бетонные дома, электричество, горячая вода!
  - Ага, а где гарантия, что лифт, в котором ты едешь, не рухнет вместе с тобой, или тебя не убьёт током при включении чайника или утюга?!
  Но я не унималась и продолжала перечислять плюсы жизни в цивилизации, а Сашка на все мои слова находил свои минусы.
   После нескольких минут безуспешных уговоров добровольно покинуть машину Таманцев не выдержал и, рассмеявшись на озвученные мною в категорической форме протесты, силком вытащил меня и, взвалив себе на плечо, направился глубже в лес, оставляя машину позади.
  Даже вися вниз головой, я не пресекла свои попытки уговорить его оставить меня здесь (а ещё лучше отвезти куда-нибудь ближе к цивилизации, хотя бы в деревню). Но Таманцев и слушать не хотел. На каждое моё 'боюсь', Сашка громко фыркал и высмеивал мои страхи.
  - Перестань истерить. - Он, наконец, остановился и поставил меня на землю. - Могу тебя заверить - ты навела такую суматоху своими криками, что местному зверью ещё не скоро захочется с тобой знакомиться. Теперь им впору бояться, а не тебе. И кстати, - вытащил из моих волос застрявшую веточку и развернул к себе спиной, - мы почти пришли. Помолчи пару минут, пожалуйста.
  Мы прошли ещё какое-то расстояние, и моему взору предстала удивительная картина: среди вековых стволов спрятались деревянные кемпинги; пару машин, прикрытых маскировочной сетью; и несколько детишек, играющих перед ними. Детская компания была разношерстной, но, не смотря на разницу в возрасте и пол, они очень дружно играли и не замечали гостей.
  - Я специально привёл тебя с подветренной стороны. - Сашка тихо зашептал мне на ухо. - Я хотел, чтобы ты увидела мой дом, до того как нас учуют эти мелкие спиногрызы. - Он прерывисто втянул воздух носом. - Но, кажется, мы тут не одни. Нас засекли.
  Таманцев резко в два прыжка отскочил от меня метров на десять и юркнул в ближайшие заросли. Я, прибывая в оцепенении, осталась стоять.
  - Ага! - Донёсся Сашкин голос откуда-то из-за кустов. - Попалась!
  Пронзительный визг, а затем детский заливистый смех взорвали тишину леса, и спустя пару секунд, ко мне вышел Сашка с девчушкой лет восьми на руках. Темноволосая, с живыми карими глазами, она, ничуть не стесняясь, пристально рассматривала меня.
  - А вот и первый спиногрыз с красивым именем Дарья. - Он заглянул к ней в лицо, девочка тут же перевела взгляд с меня на Сашку. - Дашка, это моя очень хорошая подруга Светлана. Чур её не обижать!
  Она хитро улыбнулась, но согласно кивнула головой.
  - Саша! Саша приехал! - Возбуждённые радостные крики огласили лес, и дети сорвались в нашу сторону.
  Таманцев опустил Дашу на землю.
   - Гостинцы в машине. - Нарочито громко произнёс он и цунами из детей, грозившее накрыть нас, резко сменило своё направление. - Сумки принесите, головорезы. - Напутствовал он уже им в спины.
  Сказать, что я была удивлена - не сказать ничего, я была просто ошарашена и сбита с толку. Я точно не ожидала увидеть такое. Немного потерянно и отстранённо я смотрела детям в след, пока Сашка не привлёк моё внимание.
  - Ну, а теперь самое сложное.
  Неосознанно напрягшись, тут же посмотрела в его глаза. Шоколад был тёплым, но выражение глаз слегка тревожным.
  Он улыбнулся и ободряюще взял меня за руку. - Пошли.
  Меня ожидал ещё больший шок. Повернувшись к кемпингам, я столкнулась с десятками изучающих меня глаз. Мужчины и женщины (их было на порядок больше) стояли полукругом и молча ждали нашего приближения. Мне жутко хотелось убежать, но пришлось взять себя в руки и казаться спокойной и уверенной. Хотя не сомневаюсь, что Сашка слышал бешеный стук моего сердца, и уж точно чувствовал, как мои ногти впились в его руку.
  Пока мы шли, я чувствовала ощупывания глазами почти физически. Мне безумно хотелось почесаться, причём везде и сразу. Чтобы как-то отвлечь себя от навязчивого желания, стала присматриваться к окружающим.
  Присутствующие мужчины были приблизительно Сашкиного возраста (может лет на пять старше), высокие, подтянутые, широкоплечие и одеты в стиле милитари. Одним словом - этакий спецназ на отдыхе. Женщины в основном были темноволосы, стройные, красивые, ухоженные и одеты совсем не в выцветшие и потерявшие вид тряпки. Глядя на них и не скажешь, что это домохозяйки, живущие где-то на задворках сельской местности. Но в отличие от мужчин их возраст был разным: здесь были девушки - ровесницы мне и чуть постарше, а так же женщины с чьим возрастом я не могла определиться (слишком уж моложаво они выглядели).
  Не дойдя метров пятнадцать, мы остановились и Таманцев, к великому моему сожалению, высвободил свою ладонь. Он приложил кулак к груди и уважительно склонил голову. Окружавшие нас люди повторили его жест.
  - Безумно рад оказаться дома!
   Его слова вызвали ответные улыбки на лицах, но напряжение всё ещё висело в воздухе. Одна из женщин бесшумно подошла к нам и, положив свои руки поверх Сашкиных ладоней, с чувством сжала их.
  - Мы рады видеть тебя дома. - С материнской теплотой сказала она, затем её светлые глаза с интересом стрельнули на меня. - Представишь нам свою гостью?
  - Это Светлана. И она не гость. - Я услышала в его голосе намек на усмешку. Сашка горделиво поднял голову и громко произнёс. - Лана моя женщина, и я приехал представить её Мати.
   Воздух словно превратился в вакуум - ни вздоха, ни шороха, даже ветер затих... А может, мне это только казалось. Мои нервы были на пределе. Я уже была готова не то чтобы убежать, а провалиться под землю и рыть тоннель на другой материк (причём долго и упорно).
  Женщина резко одёрнула руки, словно его ладони были чем-то испачканы. В немом ступоре она переводила недоумённый взгляд с Таманцева на меня и обратно. Я украдкой бросила взгляд на остальных. Лица мужчин не выражали никаких эмоций, но самое важное (для меня) в их глазах я не увидела злобы или ненависти. Мне даже показалось, что кого-то из них эта ситуация забавляет. На лицах женщин же читалось осуждение и старательно скрываемое недовольство.
  Тишина в воздухе стояла такая, что шум, создаваемый возвращающимися детьми, казалось, взрывал барабанные перепонки.
   - Ну, вы пока переваривайте, а мы в дом пойдём, устали с дороги. - Сашка, как ни в чём не бывало, взял меня за руку и потащил к одному из кемпингов. Я плелась за ним на негнущихся ногах.
  Поднявшись на крыльцо, он толкнул незапертую дверь. Подхватив меня на руки, перенёс через порог.
  - Добро пожаловать в наш дом. - Он выглядел счастливым и широко улыбался.
  Я натянуто улыбнулась в ответ. - Саш...
  - Ш-ш-ш. Не говори ничего. Я всё знаю. - Поставил меня на ноги и крепко прижал к себе. - Поверь, всё хорошо. Они тебя примут. Просто дай им немного времени.
  В дверь постучали. Таманцев отпустил меня и сделал шаг в сторону. - Открыто.
  В дом, словно ураган, внеслась девушка и, сходу прыгнув на Таманцева, повисла, душа его в объятьях. Я почувствовала укол ревности.
  - Здорово, Хорёк! - Она чмокнула Сашку в щёку и отлипла от него.
  - Ну привет, Укрушка.
  - Ну, ты вообще дал! 'Я приехал представить её Мати'. - Передразнила она Сашку. - Мать чуть в обморок не грохнулась! Разве можно такое без подготовки ляпать?! - Девушка смело хлопнула его по лбу. - Чудило!
  Думая, что такое позволено только мне, я ожидала, что он как-то отреагирует на эту выходку, но Таманцев лишь криво улыбнулся.
  - Ладно, не ругайся. Лучше скажи, есть кого поесть?
  - В духовке мясо... Наверное, ещё не остыло. Ты же предупредил, что едешь. А с тобой голодным дело иметь... проще самой застрелиться.
  - Не болтай. Не такой уж я и ужасный, правда, Лан?
  В ответ неопределённо пожала плечами, разглядывая незнакомку. Она была красива: длинные темно-каштановые волосы, сплетённые в толстую косу; большие карие глаза, обрамлённые длиннющими чёрными ресницами; идеальный контур пухлых губ и стройное тело с кошачьей грацией. Возможно, мы были одногодки, а может она совсем чуточку младше меня.
  Девушка, словно почувствовав на себе взгляд, повернулась ко мне. Склонив голову набок, прошлась по мне оценивающим взглядом.
  - Так значит, ты есть та безродная, о которой Сашка мне все уши прожужжал.
  Я непринуждённо дернула плечом. - Видимо.
  - Одобряю. Красивая. - Сообщила она Таманцеву.
  Он, посмотрев на меня, снисходительно улыбнулся и покрутил пальцем у виска. - Ты на неё внимания не обращай. Она у нас странненькая. В семье, как говориться, не без...
  - Лучше замолчи, пока я не заставила тебя эти слова вместе с языком проглотить. - Пригрозила девушка. Сашка на угрозу прыснул смехом и ушёл на кухню, но её это не остановило. - И не посмотрю, что ты такой амбал вымахал, разберу на запчасти и скажу, что так и было!
  - Ну-ну. - Таманцев, до этого громко гремевший посудой, выглянул с кухни. - Видимо, кто-то глубину озера давно не мерил.
  Я не поняла его фразу, а девушка как-то сразу осеклась и, отвернувшись от него, переключилась на меня.
  - Я Варя. - Открыто улыбнулась она. - Сестра этого питекантропа.
  Сестра?! Вот уж не подумала бы. Не смотря на тёмные волосы и глаза, они были слишком разные. Но новость не могла не порадовать меня, я почувствовала облегчение.
  - Моё имя ты уже знаешь. Сашка завёт меня Ланой, а по паспорту я Света.
  - А можно я тоже буду звать тебя Ланой?
  - Конечно.
  По живому интересу, горящему в её глазах, было более чем понятно, что вопросов мне избежать не удастся.
  - Ты не поверишь, но мне так о многом хочется тебя расспросить. - Доверительно сказала Варя, подтверждая моё предположение.
  - Э нет, - Сашка возник в проёме двери, принеся за собой умопомрачительный запах еды. - Я не дам тебе мучить её расспросами на голодный желудок.
  - Заботливый ты мой. Всего лишь на голодный желудок... - Не без иронии фыркнула я и с улыбкой повернулась к девушке. - Не уверена, что у меня так же много рассказывать.
  Таманцев цапнул нас за руки и потянул за собой. - Пошли есть. Наболтаетесь ещё.
  Мы втроём уселись за стол на малюсенькой, но уютной кухоньке. Дивный аромат свежеиспечённого хлеба, мясного жаркого и жареной картошки витал в воздухе, заполняя всё маленькое пространство кухни и вызывая голодные спазмы в желудке.
  Подцепив кусочек мяса на вилку, не раздумывая, сунула в рот и только потом заметила, с каким любопытством смотрят на меня брат и сестра (при этом даже не притронувшись к своим тарелкам). Запоздало насторожилась, кусок мяса встал поперёк горла. Мне стоило особых усилий проглотить его и не подавиться, или того хуже не выплюнуть.
  - Вы решили меня отравить? Или что-то подсыпали?
  Они недоумённо переглянулись и рассмеялись.
  - А с ней не соскучишься. - Варя толкнула брата локтём.
  Сашка, видя, что я нахмурилась, поспешил меня успокоить. - Нет, конечно. Не говори глупостей!
  - Тогда что? - Я уже плохо сдерживала эмоции, в голосе звенела сталь.
  - Прости, Лан, - девушка виновато смотрела на меня. - Это только любопытство. Скажи, как тебе мясо на вкус?
  С учётом того что первый кусок я проглотила словно это был камень, сказать что-то о его вкусе было сложно. Нерешительно положила второй кусочек в рот, медленно пожевала распробуя все нотки вкуса, проглотила.
  - Похоже на свинину, правда, чуть жестче, но ароматнее и слаще, с послевкусием каких-то травок или пряностей. Короче, по мне очень вкусно. - Резюмировала я.
  Таманцев ухмыльнулся и повернулся к сестре. - Ты проиграла. А я тебя предупреждал.
  Варя недовольно поморщилась и подставила ему лоб, Сашка тут же отвесил ей щелбан (не то чтобы отвесил, скорее обозначил легким прикосновением). Откинувшись на спинку стула и забыв о голоде, я в полном непонимании смотрела на них.
  - Может мне кто-нибудь объяснить, что это за детский сад?
  - Видишь ли, - с готовностью отозвался Сашка, - наша Варя была настолько уверенна, что ты окажешься 'городской штучкой' совершенно неприспособленной к дикому мясу, что решила поспорить со мной. Итог спора ты только что видела.
  Озадаченно покосилась на мясо. - Дикое... в смысле, что...
  - Это молоденький кабанчик. Я выслеживала его почти три часа. Едва не опоздала, ещё чуть-чуть и вкус был бы безвозвратно испорчен. - Девушка неоднозначно улыбнулась, но тайный смысл, вложенный в последнюю фразу, был понятен только ей и, судя по ухмылке на лице, её братцу.
  - Чем испорчен?
  Варя хихикнула и прикрыла рот ладошками, Сашка кашлянул в кулак, маскируя смешок. Я почувствовала себя крайне неуютно.
  - У молодых очень вкусное мясо, - прочистив горло, пояснил Таманцев, - но стоит им выполнить своё обязательство по продолжению рода, мясо приобретает очень специфический и неприятный запах, что делает его практически непригодным для еды без специальной обработки.
  - Умм. - Краснея, очень глубокомысленно изрекла я.
  - Не слушай его. - Девушка с укором посмотрела на брата, затем перевела взгляд на меня. - На самом деле всё намного прозаичнее. Он, конечно, сказал сейчас правду, но гон ещё не начался. А вкус был бы испорчен от другого. У нас тут болотце есть... там вода сама по себе отвратительна уже на вид, а уж жижа вокруг... Брр ... Я тебе запах даже описать не могу. А кабанчик целенаправленно бежал туда. И продолжение рода тут вовсе не при чём.
  Сашка, видя моё смущение, тут же пришёл мне на помощь и перевёл тему. - Слышь, Укрушка, коль ты здесь, Мати в известность кто поставит?
  - Так это... - едва не подавившись, ответила Варя. - Дашка, небось, у неё уже побывала.
  Он посерьёзнел. - Мати её к себе взяла?
  - Не-а. Это Дашка там околачивается. Мати, правда, её не гонит, но и не учит ничему.
  Таманцев не ответил, но выглядел задумчивым и слишком уж тщательно пережёвывал. Зная его, я была уверена, что он что-то обмозговывает и просчитывает.
  Варя, словно не замечая его отрешённости, продолжала рассуждать.
  - Знаешь, это как-то странно... Мати должна была взять преемницу ещё года четыре назад, но почему-то медлит. Вот чего она ждёт, а? - Она толкнула его. - Чёго молчишь?
  Сашка перевёл на неё возмущённый взгляд. - А чего ты меня-то об этом спрашиваешь?
  - А кого мне ещё спрашивать, она же твоя бабка.
  Он скривился, словно от зубной боли. - Она Великая Мати и больше никто. Да и к тому же, сама знаешь, я у неё в любимчиках не числюсь, так что... с меня спрос невелик.
  - Да перестань ты! У вас самое близкое кровное родство, она уже давно тебя признала.
  Он громко фыркнул, мотнул головой и неожиданно стремительным движением толкнул створку окна.
  - Тебя послали подглядывать, а ты подслушиваешь. - Зачем-то сказал Таманцев, я уставилась на него, как на ненормального. - Ох, чую, дождёшься ты у меня, я твои уши на холодец пущу.
  В окне тут же появилась тёмная детская головка.
  - Не надо, Сашечка, я больше не буду. - Даша умоляюще смотрела на него огромными карими глазами. - Честно.
  - Зарекалась коза в огород не ходить. - Проворчал Сашка, сурово глядя на девочку, и для пущей наглядности свёл брови.
  От испуга её глаза стали похожи на блюдца. - Правда-правда! Хочешь, поклянусь?
  Но он так легко сдаваться не собирался и, постукивая пальцами по столу, молчаливо прожигал девчушку колючим взглядом. Малышка смотрела на него искренними глазами, от переживаний покусывая губу. Мне стало её безумно жалко, и я осуждающе покачала головой, зная, что для Таманцева это не останется незамеченным. Но он не спешил прощать её. Тогда я пнула его под столом ногой. Это возымело свой эффект - Сашка усмехнулся, меняя строгость на милость.
  - Оставь клятву при себе. ... Всё равно эту не выполнишь.
  Даша облегчённо улыбнулась и, перегнувшись через подоконник, с детской непосредственностью сцапала с тарелки горбушку хлеба и попыталась ретироваться, но Таманцев остановил её на полушаге.
  - Сто-ять.
  Она замерла, удивленно глядя на Сашу.
  - Для начала поблагодари свою спасительницу. Если бы не Лана, висеть бы твоим ушам на ближайшей ели.
  - Спасибо. - С готовностью выпалила она, стрельнув на меня глазами, и секунду спустя скрылась из вида.
  - Стоять! - Таманцев рыкнул так, что даже я вздрогнула.
  Даша появилась так же быстро, как и пропала, но на этот раз она стояла с совершенно белым от испуга лицом.
  - Я тебя отпускал?! - Строго прогремел он. Малышка втянула шею и отрицательно качнула головой. - То-то же. Что там Мати?
  Девочка ещё больше сжалась и опустила глаза.
  - Ну что, шпион нерадивый, молчать будешь?
  Она закусила губу, не решаясь посмотреть на него.
  - Дарья...
  От его тона и голоса у меня мороз по коже пробежал.
  - Наблюдает. - Еле слышно всхлипнула она.
  - Понятно. - Хмыкнул Сашка. - Она тебя послала?
  - Нет.
  - Тогда что ты здесь вынюхиваешь, а?
  Девчушка уже вовсю хлюпала носом.
  - Хватит уже. - Вступилась Варвара. - Дашунь, иди, доча.
  Дашку словно ветром сдуло.
  - Озверел что ли?! - Варя закрыла окно и звонко стукнула брата вилкой по голове. - Совсем девчонку застращал!
   Сашка продолжил жевать, как ни в чём небывало. - Да ладно. Кто ж ещё кроме меня твою мелочь хоть немного осадит.
  - Вот подожди, она в силу войдёт, ох тебе не поздоровится.
  - К этому времени у неё уже другие интересы будут.
  - Это да. - С улыбкой согласилась она, но тут же скуксилась и с укором глянула на брата. - Ну вот, ... теперь выслушивать нравоучения придётся - какая я мать, и почему я позволяю тебе так обращаться с моей дочерью. - Сгримасничала Варя и непонятно кому ответила. - Да иду я, иду. - Закатила глаза и с обречённым вздохом поднялась. - Ладно, не скучайте, а я пойду на лекцию о правилах воспитания.
  - Удачи. - Хохотнул Таманцев. - И... извинись за меня.
  - А... - Девушка махнула на него рукой и вышла.
  Я проводила её взглядом.
  - Куда это она?
  - Мать позвала.
  Скептически нахмурилась. - Что-то я не слышала, чтобы её кто-то звал.
  - И не услышишь. Это беззвучный зов - один из способов общения внутри клана.
  - И как это работает?
  - Кто бы знал. Но по ощущениям могу описать. Просто когда ты кому-то нужен у тебя внутри жидкий огонь вместо крови, и ты чётко осознаёшь, кто тебя зовёт и зачем. Так мы общаемся на расстоянии, созываем клан, предупреждаем об опасности или делимся радостными известиями... для всех или сугубо лично и конфиденциально. Удобно, правда?
  Мне сложно было судить не испытав такое на личном опыте.
  - Интересно. Но мне непонятно.
  - Это пока тебе непонятно, ты ещё не в клане. Пока мы закрыты от тебя, а ты от нас.
  - И от тебя?
  Сашка прицокнул языком. - А вот тут есть небольшой косяк. Я твой зов слышу. Не так чётко как своих, но всё же... и это очень странно. Так быть не должно. Но с тобой всё не совсем так, поэтому я даже не стану задаваться вопросом - почему и отчего. ... Но в связи с этим у меня есть к тебе маленькая просьба.
  - Я вся во внимании.
  - Вернёмся к нашему разговору о том, как я нашёл тебя в парке. Знаешь, самым неприятным для меня открытием во всей этой передряге оказалось то, что в минуту опасности ты даже не думала обо мне, а полагалась только на себя.
  Таманцев озвучил чистую правду, но я постаралась изобразить удивление. - С чего ты взял?
  - А с того, что когда ты нуждаешься во мне, ты зовёшь меня, сама не зная того. Я чувствую это. А в этот раз мне пришлось идти не на зов, а по запаху. - Едко высказал он, словно почувствовав, что я хитрю.
  Его тон мне не понравился, рефлекторно вздёрнула бровь. - Мне извиниться?!
  - Нет, - криво усмехнулся Таманцев. - Но на будущее, ...очень тебя прошу,... если что, зови меня.
  - Jawohl, mein Herr . - Отсалютовала в ответ.
  - Это кто Хер? Это я Хер?! За такое и ответить можно. - Хищно прищурился, но следом странно улыбнулся, в глазах засветилось непонятное мне воодушевление. - Но мне нравится твой боевой настрой. Постарайся не расстаться с ним до вечера.
  Я насторожилась. - А что будет вечером?
  - С тобой хотят познакомиться поближе. Озвучено приглашение.
  Таманцев почти ликовал, я же громко сглотнула, потеряно глядя на него.
  - Не бойся, - поспешил меня успокоить. - Это всего лишь вечерние посиделки в кругу семьи.
  Я его радости не разделяла. - Твоей семьи. Я здесь чужая.
  Он поднялся из-за стола и, встав у меня за спиной, обнял и поцеловал в макушку. - Ты не чужая, ты моя! А значит в скором будущем член моей семьи.
  Непроизвольно громко хмыкнула и, не сдержав порыв, довольно резко возмутилась.
  - Интересно, а ты собирался спрашивать моё мнение на этот счёт или ты всё решил за нас двоих?!
  Я почувствовала, как он моментально напрягся.
   - Оу... - Глухо произнёс, убирая руки с моих плеч. - Прости. Я думал... Ладно, неважно.
  Между нами повисла давящая тишина. Таманцев с каменной маской на лице убирал тарелки со стола, а я, наблюдая за ним, молчаливо корила себя за сказанное. Несомненно, он был неправ, что принял решение не спросив меня, но я тоже хороша - могла бы выказать своё недовольство в более мягкой форме. Мне бы ему благодарной быть - не каждый мужик свяжется с таким недоразумением как я, и не каждый будет решать твои проблемы, заведомо зная, что ты 'тёмная лошадка', а я тут ещё гонор свой на показ выставила.
  Подошла и виновато уткнулась ему в грудь. - Саш, прости. ... Я не против, просто это всё как-то...
  - Замяли. - Тяжело вздохнул, прижимая меня к себе. - Я действительно должен был спросить.
  И снова тишина, только глухой стук сердца у моего уха. Желая его немного отвлечь, задала первый пришедший на ум вопрос. - А почему ты Варю называешь какой-то там кружкой?
  Сашка рассмеялся, и я почувствовала, как напряжение между нами улетучилось.
  - Не кружка, а Ук-ру-ш-ка.
  - Это что за зверь такой?
  - О, это страшный зверь - Варькина оговорка. Я уже говорил тебе, что она странненькая и видимо в силу своей особенности с детства коры лепит. За ней записывать можно. Ей было лет семнадцать, когда она выдала очередной шедевральный перл, который сначала все долго осмысливали, а потом несколько дней смеялись при воспоминании. Она умудрилась предложить нам блюдо из совершенно новых и неизвестных природе ингредиентов - салат из померцов и огудоров с петропом и укрушкой.
  Потратив пару секунд на расшифровку, рассмеялась. - Нарочно такое не придумаешь.
  - Да, так только она умеет. С тех пор я называю её Укрушкой, а сие яство основательно вошло в наш лексикон.
  - Ты никогда не говорил, что у тебя есть сестра.
  - Ну, во-первых, не будь в тебе нашей крови, ты и знать бы не знала о моей настоящей семье. А во-вторых, Варвара мне не родная сестра, а молочная.
  - Молочная? - Удивленно переспросила, не совсем понимая как такое возможно, ведь Варя выглядит младше своего брата.
  - Да. Нас вскармливала одна женщина - Варькина мама.
  - Подожди. - Слегка опешив, я даже отстранилась. - Но ты выглядишь старше.
  В глазах Таманцева заплясали чёртики. - Сомнительный комплимент.
  - Нет, ну правда. Варе лет...
  - Двадцать максимум. - Закончил за меня Сашка. - Нет. Ей также как и мне двадцать восемь. Хорошо сохранилась, правда? Вот тебе наглядный пример жизни на свежем воздухе и натурального питания.
  Я не поверила ему. - Ты меня обманываешь.
  - Нет. Скажу больше, она старше меня на три недели.
   Озадаченная вернулась за стол. - А твоя мама?
  - Умерла в родах. По крайней мере, мне так сказали. - Его лицо приняло странное выражение, словно Сашка не особо-то верил в это.
  - Ой, прости.
  - Ничего. Я давно живу с этим.
  Поспешила перевести тему. - Расскажи мне о Мати.
  - Тебе, правда, интересно или ты опять мне зубы заговариваешь?
  - Ну, должна же я знать, что меня ожидает.
  Таманцев усмехнулся. - И всё-таки заговариваешь.
  Похлопав ресницами, изобразила из себя невинное создание.
  - Ох, негодница. - Прошёлся по мне хитрыми и не менее голодными глазами. - Кто-то сегодня пощады просить будет, к гадалке не ходи...
  - За что?! - Вспыхнув от столь красноречивого взгляда, ахнула на его угрозу.
  - Тебе список предоставить?
  В уме прикинула моменты, за которые он действительно мог отыграться..., и решила, что мне тоже есть что противопоставить.
  - А он перевесит мой айфон? - словно ненароком рассуждая вслух, задумчиво выдала я.
  - Ууу, злопамятная какая! - Сашка потащил меня в комнату. Уселся на кровать, утянул к себе на колени. - Я же из лучших побуждений. В целях безопасности так сказать...
  Оттолкнув его, скорчила ехидную рожицу. - Не прокатит, Сашечка.
  Заискивающе улыбнулся. - А я тебе новый куплю.
  - Пфф... тоже мне. Я и сама могу купить...
  - Хм... - Задумался с наигранной серьёзностью, а в шоколадных глазах плескалось коварство. - У меня есть верное средство, чтобы тебя задобрить. - С интонацией змея-искусителя протянул он.
  - Интересно получается! - Возмутилась, стараясь не замечать горячие руки и губы на теле. - Наказание и задабривание вещи разные, а средство одно?! Нечестно!
  - А разве я говорил, что будет честно? - Горячо дыхнул, прикусывая кожу на шее, тем самым вызвав у меня сдавленный стон.
  Хотела отомстить, запустив когти ему в рёбра, но Сашка, перехватил мои руки и, крепко удерживая, свёл их спиной. И при этом совсем неподобающе хмыкнул, гад такой. Пришлось мстить на словах.
  - Значит, я тебя с кем-то путаю.
  Реакция последовала незамедлительно. Под дикое рычание Таманцева через секунду я оказалась на спине, крепко прижатая к полу весом этого дикаря.
  Плотоядно усмехнулся. - Ну, теперь пощады не будет!
   Приводя угрозу в исполнение, нарочито медленно наклонился и осторожно коснулся губами подбородка. Проложил дорожку невесомых поцелуев по скуле, играючи куснул мочку уха и вернулся к губам. Подразнивая, едва касаясь то губами, то языком, тянул с поцелуем.
  Не имея возможности как-то перехватить инициативу, попыталась прикусить его за нижнюю губу. Он увернулся и мстительно лизнул меня в нос. Мне не оставалось ничего кроме как выразить своё фи громким фырканьем. Всё ещё удерживая меня, Сашка приподнялся на руках и, вздёрнув бровь, прошёлся по мне тёмными горящими глазами. Остановив слегка расфокусированный взгляд на губах, неожиданно резко наклонился и жарко поцеловал.
  Я задохнулась от столь внезапного порыва. Таманцев, недовольно прорычав, нехотя отстранился.
  - Прости, котёнок, чуть позже.
  В полном непонимании, озадаченно хлопала глазами, соображая, что не так. Улыбнувшись, чмокнул меня в губы и поднялся.
  - У нас гости. - Помогая мне подняться, всё же соизволил объяснить.
  Тут же напряглась. Устроившись на диване, прижав к себе, охватила руками маленькую диванную подушку с яркой вышивкой, словно она могла меня хоть как-то огородить.
  Сашка глянул на меня, скептически покачал головой и пошёл открывать дверь.
   - Входи мам.
  - Мам?! - В уже знакомом мне мелодичном голосе я услышала нотки возмущения. - С матерьми так не поступают. ... Оболтус.
  - Прости. - Просто ответил Сашка, но по его голосу было понятно, что он ничуть не сожалел.
  - Ладно, знакомь со своей зазнобой. Нечего её от семьи прятать.
  - Так я и не собирался... до определённого момента...
  - Ладно уж. Сам виноват. Предупреждать надо.
  - Я хотел. Честно. Но ситуация из ряда вон. Пришлось действовать быстро.
  - Давай об этом потом. - С участием проговорила она. - Нехорошо заставлять ждать. Изнервничалась уж вся. Переживает.
  Последние фразы ввели меня в задумчивость. О ком они говорят... о Мати или о ком-то ещё? Но столкнувшись с голубыми глазами и добродушной, но немного сочувственной улыбкой, поняла, что это было сказано обо мне.
  - Лан, это Ирина. - Представил Сашка, севшую напротив и откровенно изучающую меня женщину.
  При нашей первой встрече я не особо-то её рассматривала, теперь же заметила огромное сходство с Варварой. Словно это сама Варька, только старше максимум лет на пятнадцать, да и цвет глаз другой. Не зная правды, их можно было бы смело назвать сестрами.
  - Очень приятно, Ирина... Извините, как вас по отчеству?
  Она рассмеялась. - Нет, девочка моя. Никаких 'по отчеству'. Войдя в семью, ты будешь называть меня мамой, а остальных только по имени. Так принято.
  Потерянно глянула на Таманцева. Он незамедлительно пришёл мне на помощь.
  - Да-да, законы и порядки - это то, что у нас не отнять. Я уже говорил, со временем сама узнаешь. А сейчас не забивай себе голову.
  - А разве у вас по-другому? - Ирина слегка удивилась.
  Я поняла, что она подразумевает клан, в котором по её мнению я росла, но что я могла ей на это ответить. Снова бросила потерянный взгляд на Сашку. - Я... эмм... не могу сказать.
  - Вот мы и подобрались к самому интересному. - Ухмыляясь, проговорил он. Ирина перевела на него озадаченный взгляд. - Прости мам, но твои вопросы останутся без ответов. Она всё равно тебе ничего не расскажет. Даже если очень захочет.
  Его мать изменилась в лице, и это не сулило Сашке ничего хорошего.
  Да уж, Сашечка... дипломат ещё тот... умеет словами расположить к себе.
  Решила вмешаться и честно призналась. - Просто... я ничего не помню...
  Изумление в голубых глазах женщины было неподдельным. Она пару секунд изучала меня пристальным взглядом, потом обратилась к сыну.
  - Как такое возможно?
  - Как-то. Не знаю. - Нахмурился он.
  - А Мати о ней знает?
  Иронично хмыкнул. - Знает.
  - И? - Недоумевала Ирина.
  - Что и?! - Раздраженно рыкнул Сашка. - Если до сих пор не вмешалась, значит, не считает нужным.
  - А ты к ней ходил?
  - Нет. И не пойду, пока не обзаведусь поддержкой семьи.
  Ирина осуждающе фыркнула.
  - Мам, ты сама прекрасно знаешь, что сегодня будет. Она прочтёт всех и каждого... И я хочу, чтобы она услышала мнение каждого из нас, каждое предложение, каждую мысль на счёт того, что я принесу сегодня в клан. Только после этого я смогу просить её о помощи.
  - Сын, ты преувеличиваешь. Она ведь твоя бабушка...
  - И что?! - Зло прорычал Таманцев. - Это не уберегло меня от той жизни, которой я жил.
  - Но она же приняла тебя.
  - Нет мам, я всегда останусь для неё сыном изгоя, погубившего её дочь.
  Столько боли всего в одном предложении. Бог мой, Сашка, как же мало я о тебе знаю. Наверное, даже меньше чем о себе самой. Да уж... два сапога...
   Ирина досадливо покачала головой. - Саш, ведь всё не так. Ты же знаешь, что...
  Он перебил её. - Оставь, мам.
  - Ладно. - Вдохнула она и поднялась. - Ты взрослый мальчик, знаешь, что делаешь... и о последствиях тоже...
  - Знаю. - Утвердительно кивнул.
  - Хорошо, я просто хотела убедиться. - Повернулась ко мне. - Светлан, прости меня за холодный приём. На тот момент я была немного шокирована. - С улыбкой бросила укоризненный взгляд на сына и вновь посмотрела на меня. - Я буду рада принять тебя в семью.
  - Спасибо. - Скованно улыбнулась, думая, что возможно вечером, она уже не будет столь расположена ко мне.
  Будто прочитав мои мысли, Ирина ободряюще улыбнулась. - Не переживай так, девочка. Я знаю своего сына и доверяю его чутью. Увидимся вечером. - Кивнула мне и по дороге к двери обратилась к Сашке. - Вещи занеси. Туман поднимается, отсыреют.
  
  
  
  6
  
  Таманцев вернулся задумчивым и каким-то отстраненным. Его настроение мне не понравилось. Складывалось впечатление, словно он сожалеет о свершенном. И у меня было предположение из-за чего...
  - Я ей не понравилась. - Озвучила тихим шепотом.
  Он вырвался из задумчивости. - Прости?
  - Ты расстроен, потому что я не понравилась твоей маме.
  - Глупенькая! - Усмехнувшись, Сашка сел рядом и заграбастал в объятья. - Вообще-то она нашла тебя очень милой, но безумно напуганной.
  - Врунишка.
  - Когда это я тебе врал?
  Оставила его вопрос без ответа. - Тогда чем ты огорчён?
  - Воспоминаниями.
   Вывернулась, чтоб заглянуть в шоколад глаз. - Саш, если я тебя попрошу, обещай, что выполнишь...
  - Умм... интригует. Но настораживает.
  - С крыши прыгать не попрошу. - Попыталась пошутить.
  - Мне, несомненно, от этого легче. - Хмыкнул в ответ. - Особенно если учесть твоё буйное воображение.
  Толкнула его. - Ну, Саш...
  - Ладно. Обещаю.
  - Расскажи мне о своих родителях и о себе.
  Он сразу посерьёзнел и, нахмурившись, откинулся на спинку дивана. В тёмных глазах читалось недовольство.
  - Ты обещал...
  - Хорошо. - Нехотя согласился. - Только я не уверен, что смогу объяснить всю сложность и запутанность ситуации.
  - А ты попробуй.
  - Для того чтобы ты хотя бы приблизительно поняла, тебе очень много надо узнать о жизни в клане. Но даже после этого я не буду уверен, что ты правильно всё оценишь.
  - Я постараюсь.
  - Ну ладно. - Скептически изрёк. - Только у меня к тебе просьба. Не задавайся вопросами - почему так, а просто постарайся принять это как должное. Потому что мы так живём, это наши законы.
  Не поняла из его слов почти ничего, но согласно кивнула головой.
  - Жизнь в клане сильно отличается от той, которой привыкла жить ты. Мы живём по законам, которые устанавливает Великая Мати, она в свою очередь наследует их вместе с силой и знаниями. И так из поколения в поколение, и ни у кого не возникает даже мысли оспорить древний порядок. Клан - это одна большая семья. Независимо от места нахождения каждый из нас часть одного целого. И это тоже заведено издревле. Для нас женщины и дети самая большая ценность. То, что мы обязаны защищать и оберегать. Женщин - потому что они носители гена, детей - потому что они будущее клана. Мужчины в клане занимают далеко не первую роль. Мы всего лишь добытчики, войны, хранители... не имеющие практически никакого права на собственное мнение... короче, второй сорт. - Невесело усмехнулся. - Впечатляет?
  Неопределённо пожала плечами, обмозговывая полученную информацию. Тяжело давалась всего одна вещь - представить Таманцева (с его-то характером, устоями и стремлениями) человеком второго сорта. Зная его не первый год, у меня не получилось.
  - Дальше ещё занятней. - Сашка с откровенным интересом изучал моё лицо. (Не знаю, чего уж он там увидел). - Законы строго блюдет Мати. По сути, она и есть закон. Но и тут всё не просто... Она больше чем закон, больше чем ты можешь понять... Она именно то кольцо, на котором держатся всё звенья цепи. Она наш общий разум, душа, мозг ... она - всё. Любой её приказ неоспорим. Если она приказывает, ты просто не можешь ослушаться и не выполнить, это... не получится. Мы, словно слепые щенки, живём под её постоянным присмотром. Она знает всё о каждом из нас. От неё ничего нельзя укрыть.
  Последняя фраза царапнула и вызвала у меня не то агрессию, не то негодование... сама не поняла что, а главное почему.
  Таманцев, считывая эмоции с моего лица, хмыкнул. Я не распознала удовлетворённо или всё же с иронией.
  - Что? - Решила поинтересоваться.
  - Неужели не возникает вопросов?
  - Пока нет. Если только один... как это всё связано с твоими родителями?
  - Напрямую. Скоро поймёшь. Итак... нынешняя Мати хоть и стара даже по нашим меркам, но всё ещё остаётся сильной доминантой. Говорят, сильнее её была только моя биологическая мать, но она умерла. Великая осталась без наследницы и виной этому, по её мнению, мой отец. Да, конечно, он виноват во многом, но далеко не во всём и не он один!
  Они встретились в городе в одном институте. Банальная история из обычной человеческой жизни. Он - молодой преподаватель истории, она - семнадцатилетняя абитуриентка. Одна кровь, хоть и разные кланы, молодость, горячность... много ли ещё надо, чтобы разгореться пожару чувств... Всё произошло слишком быстро. У них не было шансов избежать этого и, возможно, всё было бы по-другому, скажи мой отец правду о себе сразу. Он был нидинг. Изгой. Одиночка. Он не имел права связывать свою жизнь с женщиной клана, не имел права даже смотреть в её сторону,... но он влюбился... без памяти, без чувств... и она ответила ему взаимностью. Когда он открыл правду моей матери, всё зашло слишком далеко, она уже была беременна. В отчаянии она вернулась в семью. Молила сделать исключение и принять моего отца в клан. И клан, изучив все обстоятельства, дал согласие на общем совете, но Мати была слишком зла и горда, чтобы прислушаться к мнению других. Она же ЗАКОН! Ей не нужен общий совет, чтобы принять решение, тут решает только она. Мати не приняла его в семью и велела своей дочери порвать связь с ним, но мама оказалась сильнеё. До сих пор неизвестно как у неё это получилось, но она смогла ослушаться приказа. Рискуя жизнью, мама ушла из клана вслед за моим отцом. Это было очень опрометчиво с её стороны. Она осталась без охраны и защиты клана. И этим незамедлительно воспользовалась кучка отбросов...изгои, умудрившиеся объединиться в одно братство. Тогда их было всего десять,... сейчас же их точную численность не знает уже никто. Они нашли моих родителей и предложили им убежище, хотя преследовали совсем другую цель. ... Как бы тебе понятнее объяснить. - Задумчиво нахмурился. - Это братство живёт совсем другими взглядами и законами, противоречащими общепринятым. Если мы скрываем своё существование, живём двойной жизнью, то они наоборот не прочь выставить себя на всеобщее обозрение. Они предлагают свои услуги открыто и за деньги. Лучших ищеек, наёмников и убийц найти нереально. Да, их много, но они всего лишь братство... пока. Для того чтобы назвать себя самостоятельным кланом, заявить о себе, им нужна женщина той же крови и ребёнок, рождённый в новой семье. Моя мать подошла бы на эту роль идеально, если бы не одно 'но'... женщина должна быть свободной от связи с родным кланом, а мама ушла из семьи, не разрывая связь. Она осталась частью своего клана, но без прикрытия оного. Всё это я знаю со слов своего отца, но он никогда не рассказывал мне, как она погибла. Сразу же после её смерти он принёс меня к Мати в надежде на то, что она возьмёт меня под защиту и примет в семью. Убитая горем от потери единственной дочери, она кипела ненавистью к моему отцу и кричащему комочку у него в руках. Мати не приняла меня, даже не взглянула. Ей не было дело до отпрыска изгоя. Я остался жить благодаря Ирине, которая вступилась за меня и выкармливала как своего собственного ребёнка. Я жил с Ириной полностью уверенный в том, что она мне мама, а Варвара родная сестра. Никто и никогда не упоминал при мне ни моего отца, ни мою настоящую мать. Но однажды, когда мне исполнилось шесть лет, Мати решила, что я достаточно вырос, и без каких либо объяснений вышвырнула меня из семьи. - Скулы на его лице резко обозначились, в глазах появился злой блеск. - Всего лишь одним неозвученным индивидуальным приказом,...словно надоевшего нашкодившего щенка. Мне сложно словами передать, что я тогда чувствовал... Я был испуган, не понимал, почему вдруг перестал слышать своих и почему они не слышат меня, почему я не могу вернуться домой,... почему я должен уйти и куда... и самое страшное - я был одинок и потерян. Таким, спустя два дня, меня нашёл отец и забрал к себе в город. Но я даже рад, что всё так сложилось. Отец мне дал всё, обучил всему, что я знаю и умею. Научил смотреть в суть проблем, откинув злость и обиды, полагаться только на себя. Благодаря нему я есть тот, кто есть. Но я рос с чувством несправедливости в душе, и с каждым годом оно крепло вместе со мной. Я хотел понять, хотел знать, почему и за что со мной так обошлись. Будучи уже самодостаточным молодым человеком, я всё же решился получить ответы на мучающие меня вопросы. Нарушить приказ было сложно, и я не буду рассказывать тебе, через какие круги ада я прошёл, чтобы достичь цели. Но я добился своего. Мати услышала меня и вернула обратно в клан. Хотя, это сложно назвать возвращением... скорее допуск. Я до сих пор часть клана и отщепенец одновременно.
   Сашка замолчал, а я подавленно жевала губу не в силах подобрать слов и, стараясь внешне не показать своих ощущений. Мне было сложно сходу высказать свои соображения о услышанном. Слишком странно всё это звучало. И было в его рассказе что-то откровенно пугающее... до леденящей змеюки в душе, до колкого онемения в позвонках,... но что именно я пока не могла осознать.
  - Ну, я же говорил, не поймёшь. - Хмыкнул Таманцев, изучив выражение моего лица.
  - Подожди делать выводы. Я пока ещё перевариваю.
  - Да, скрип в мозгах слышу.
  - Сумничал?!
  - Прости, не мог промолчать. У тебя такое лицо...
  - Интересно, а какое, по-твоему, оно должно быть?
  Сашка повёл плечами. - Не знаю. Я до сегодняшнего дня никому этого не рассказывал. Мне самому была интересна твоя реакция.
  - И как?
  Слегка отстранившись, он прошёлся по мне оценивающим взглядом. - В истерике не бьешься, сумасшедшим смехом не заливаешься, от меня с дикими криками не шарахаешься... Ну, вроде нормально. Хотя, может у тебя просто реакция заторможенная, и мне всё же стоит беспокоиться.
  - Ха-ха. Очень смешно. - Не без яда в голосе ответила я.
  Таманцев чмокнул меня в щёку, потёрся носом о шею. - Спасибо.
  - За что? - не поняла я.
  - За то, что принимаешь меня таким как есть... даже теперь, когда знаешь.
  - Больной что ли?! - Возмутилась, пытаясь подняться с дивана, крепкие руки властно вернули на место. - Нашёл за что благодарить! С тобой-то хоть всё понятно. А со мной?!... вот вернётся память моя загулявшая, я ещё посмотрю, будешь ли ты потом благодарен.
  - Не переживай. - Он успокаивающе поглаживал меня по рукам. - Мы справимся! Мати поможет.
  При упоминании Великой мне вдруг вспомнился разговор Таманцева с сестрой о Дашке.
  - Саш, а как же эта ваша Мати знания и силу передаст, если наследницы нет?
  - Такое бывало и раньше. В смысле, когда не по прямому наследству. - Поправился он. - Правда, очень давно. Мати выбирает себе преемницу по ближайшему кровному родству. На данный момент самая близкая Ирина, но она, после того как вступилась за меня, у Мати на особом счету. Великая её не возьмёт. Далее Варвара. Но и тут не без проблем. - Усмехнулся Сашка. - Варька за счёт своей странности мыслит по-другому. Она оспаривает методы воспитания девочек в клане, их привилегии и постоянные потакания капризам, и Мати не может это подавить в ней, только сдерживает. Остаётся Дашка. Думаю, девчонку она при себе и держит, чтобы хоть как-то контролировать её мать. Да и силу передать ей не хочет тоже из-за этого, потому как ослабеет. А пока мелкая вырастет, Варька со своими новаторскими взглядами такого успеет наворотить, что потом разгребать устанешь.
  Мотнула головой. - Как у вас всё запущенно...
  - Ничего, скоро сама во всём разбираться будешь, да похлеще меня.
  - Вот уж сомневаюсь. - Скептически фыркнула.
  - А ты не сомневайся. Всё в твоих руках. - Поднялся с дивана, увлекая меня за собой. - Пошли. Нам пора.
  Захотелось стать невидимой, ну или хотя бы спрятаться и отсидеться в домике, пока всё не уляжется.
  - Может, ты без меня сходишь? - Наивно предложила я.
  - Ну, началось. - Протянул, натягивая на меня мою парку. - Нет, солнышко, тебе там надо быть обязательно.
  Вцепилась пальцами в его свитер. - Саш, я боюсь.
  - Знаю, малыш. - Обнял, прижимая к себе, поцеловал в макушку. - Я с тобой и не дам тебя в обиду.
  Я ещё крепче вжалась в него. Сашка не спешил отстраняться, давая мне возможность собраться с духом. Даже когда постучали в дверь, он не шевельнулся.
  - Саш? - Донесся из-за двери Варькин голос.
  - Да.
  Она заглянула к нам, прошлась озадаченным взглядом. - Извините, но нам пора. Почти все в сборе.
  - Идём.
  Сашка выпустил меня из рук только для того чтобы накинуть на себя куртку и снова обнял. Заглянув в глаза, прочитав в них все мои переживания, нежно поцеловал в губы, тем самым немного отвлекая меня.
  - Ну, может, уже пойдём. - Нетерпеливо вмешалась Варя.
  Таманцев тихо хмыкнул мне в губы. - У, заноза! Давай её свяжем и оставим в лесу.
  - Я всё слышала. - Возмущённо изрекла его сестра.
  Уткнувшись Сашке в плечо, я тихо рассмеялась.
  - Идём, Лан, а то она нас сейчас живьём сожрёт.
  Мы вышли из дома в туманные влажные сумерки пропитанные ароматом осеннего леса. Холодный воздух подействовал на меня ободряюще. Несмотря на внутреннее напряжение, мне дышалось легко. Пока шли Сашка шутливо пререкался с сестрой, но я не следила за их разговором, меня занимали собственные ощущения. Я слышала и чувствовала звенящую тишину леса, словно он замер в ожидании чего-то. Это было странно, но совершенно не настораживало. Было чувство, словно так и должно быть. А ещё было чувство словно я дома. Всё окружающее было настроено ко мне дружелюбно и не вызывало во мне ни враждебности, ни неприятия.
  Мы завернули за последний домик и поднялись на небольшое возвышение с пологим склоном. Чуть поодаль, спрятавшись среди кустарников и массивных стволов, стояло длинное невысокое строение. Поросшая травой и щедро осыпанная опавшими листьями крыша доходила до земли, идеально маскируя здание от непрошенных гостей. При виде этой картины у меня возникло чувство дежавю. Я даже остановилась в растерянности, пытаясь вспомнить, где я могла такое видеть.
  - Ты чего? - Варвара поравнялась со мной.
  - Мне это знакомо, но никак не соображу, где видела.
  - Ассоциации есть?
  Вспомнился недавно виденный исторический фильм. Там было что-то похожее.
  - Ага, с викингами или скандинавами. - Рассмеялась, понимая абсурдность высказывания.
  - Зря смеёшься. - Просто сказала она.
  Я подавилась собственным смехом. - Ты шутишь?!
  - Не-а.
  Перевела недоверчивый взгляд на Сашку, он ответно посмотрел на меня со всей серьёзностью.
  - Да ладно. - Хохотнула, не веря им. - Вы меня разыгрываете?
  - Нет. - Ответил Таманцев.
  Представила его в облачении викинга... как из киноленты - полуголого, измазанного грязью, с мечом в одной руке и топором в другой, с бородой в косичку и рогатом шлеме. Мой смех стал походить на истерический. Сашка, изогнув бровь, в полном непонимании настороженно глядел на меня. При виде его физиономии мне стало ещё смешнее (наверное, это реакция на испытанный шок). Зажала рот ладошкой, чтоб не расхохотаться в полный голос, но сдерживаться было сложно, я, то и дело, сдавленно похрюкивала.
  - Что тебя так развеселило? - Не обещающий мне ничего хорошего блеск в его глазах был смешан с переживанием за меня же. Видимо, он боялся подтверждения своих слов о моей замедленной реакции.
  - Пр-рости. - Пытаясь успокоиться и отдышаться, заикаясь, произнесла я. Глянув на лица брата и сестры, снова расхохоталась, но смогла произнести (правда, сквозь смех). - Я просто... Саш, а у тебя есть шлем с рогами?
  Судя по изданному им смешку он понял о чём я. Среагировал свойственно своей манере. - Хочешь примерить? - Елейный голос совсем не подходил к настороженности глаз.
  - Нет. Мне просто интересно, какая корова... ну, или кто там, тебе рога пожертвовал?
  - На счёт коровы не знаю, но про оленя я сегодня уже слышал.
  - Ну конечно! Ты ещё скажи, что я причастна к рогатому шлему.
  - Всеобщее заблуждение. - Вступилась Варя, не поняв нашей шуточной перепалки. - На самом деле викинги не носили рога на шлеме.
  Мы с Таманцевым переглянулись и расхохотались в голос.
  - Так. - Отсмеявшись, серьёзно сказал он. - Курс по истории на сегодня закончен. Пошли уже, а то у меня мозг сейчас сгорит от маминого возмущения.
  Мы спустились к строению. Вблизи оно оказалось намного длиннее, чем я себе представляла. Стены из рубленых стволов поражали своей толщиной и массивностью. И вновь у меня проскользнуло чувство чего-то знакомого. Войдя внутрь, я зажмурилась от казавшегося ярким после темноты освещения. Электрического освещения! Вспомнив обстановку кухни - с холодильником, духовкой и тому подобным, озадачилась вопросом откуда здесь электричество, но задавать сейчас не решилась. Обязательно спрошу, но потом.
  Внутри было тепло. Пока Сашка помогал снять куртку, успела охватить глазами помещение. Посередине, вдоль всего строения располагался длинный деревянный стол с лавками по обеим сторонам, на которых уже ожидал нас весь клан. И надо сказать народу явно поприбавилось. Не было, наверное, только маленьких детей, мальчишки и девчонки лет пятнадцати и старше присутствовали. Меня и Сашку усадили за узкий край стола, напротив пустующей стороны. Варька села рядом с матерью по левую руку от Таманцева.
  Ирина взяла первое слово, и её голос звучал непривычно властно. - Прежде чем мой сын объяснит причину созыва, я хочу поблагодарить всех присутствующих за быстрый отклик и участие. Нам важен каждый из вас. - Она повернула голову в нашу сторону и еле заметно улыбнулась. - Сын...
  Сашка ни секунды не колебался. - Во-первых, я хотел представить семье свою избранницу.
   Сцепив кулаки так, что ногти впились в кожу, я мысленно заскулила, желая стать невидимкой. Таманцев вытащил мою руку из-под стола и, ободряюще сжав, переплёл наши пальцы.
   - И я с удовольствием сделал бы это по правилам, если бы не одно обстоятельство. Я могу назвать её имя, фамилию и даже год рождения, но всё это одна большая ложь. - Его внимательно изучали десятки глаз, словно прикидывали, насколько это смахивает на розыгрыш. Но Сашку это нисколько не трогало, он всё так же уверенно продолжал говорить. - Всё что связано с ней, вся её запутанная история, это кем-то хорошо спланированный и организованный спектакль. И прежде чем я попрошу вас о чём бы то ни было, я хочу, чтобы вы выслушали меня и отнестись к этому серьёзно.
  Пока он достаточно подробно рассказывал историю нашего знакомства, про странную мою амнезию, про флёр и шрамы, его ни разу не перебили, только вот заинтересованные взгляды я стала ловить на себе чаще. Украдкой поглядывая на окружающих меня людей, я пыталась запомнить их и одновременно угадать реакцию на произносимые слова. Большую часть присутствующих моя история удивляла, кого-то даже озадачивала, но были и те, на чьих лицах читалась настороженность. И как бы я себя не настраивала, к этому я оказалась не готова. Я не знала, чего ожидать, что мне сулит совет чужой для меня семьи. Неопределённость давила на меня словно многотонная плита, терзала неприятными перехватывающими нутро спазмами. Несмотря на комфортную температуру внутри помещения и тепло исходящее от рядом сидящего Сашки меня потрясывало. От временами накатывающего чувства тошноты сжимался желудок. Таманцев, несомненно, чувствовал захлёстывающие меня эмоции и, чуть крепче сжимая мою руку в желании поддержать, незаметно для других гладил ладошку пальцем.
  Сашка уже добрался до происшествия в парке, и я ждала, что упомянет и Гришу, но он, к моему удивлению, умолчал. Полностью доверяя ему, даже не стала задумываться об избирательности озвучивания им фактов. Пару раз кинула взгляд на его точёный профиль, поразилась уверенности и расслабленности, которые исходили от него. Решила последовать его примеру. Сконцентрировав внимание на наших переплетённых пальцах, слушала его размеренную речь, пытаясь проникнуться его спокойствием. И, наверное, получилось бы, не скажи Таманцев фразу, повергшую меня в шок.
  - Это далеко не первый раз, когда я сталкиваюсь с нидингами рыскающими в её поисках. Я несколько раз достаточно удачно уводил их с её следа ещё до того момента как они понимали что, а точнее КОГО они нашли.
   Вздрогнула, осознавая в какой опасности находилась и сколько Таманцев умолчал от меня. Я понимала головой, что это он сделал для моего же блага, но в душе всё же поселилась обида.
  -Уверен, что и дальше вполне хорошо бы с этим справлялся, не узнай я от последнего, что на неё объявлена охота. Именно поэтому я привёз Лану сюда. И именно поэтому я хочу просить клан о помощи. - Сашка ощутимо сдавил мне руку. Не то чтобы было очень больно, но и приятно мне тоже уже не было. Протестующе пошевелила пальцами, но это не возымело никакого эффекта. Перевела на него озадаченный взгляд. Его скулы заметно заострились, желваки ходили ходуном, но это никак не сказалось на уверенности голоса. - Я знаю, кто я... Знаю, кто мой отец... Знаю, что не имею права и прошу невозможного... Но я всё же прошу... Прошу принять Лану в клан, сделать её полноценным членом семьи, дать ей кров и защиту.
  За столом повисла тишина. Сашка напряжённый, с прямой спиной (словно кол вбили), сидел на стуле, всё так же крепко стиснув мои пальцы. Чувствуя неприятное онемение, дёрнула руку, пытаясь высвободиться из хватки. Таманцев встрепенулся, вопросительно посмотрел на меня.
  - Больно. - Одними губами пояснила, выразительно посмотрев на руку.
  Он тут же ослабил нажим и, поднеся к губам, поцеловал мои пальчики. - Прости.
  - Скажи дитя, - одна из женщин нарушила тишину, - ты совсем ничего не помнишь?
  Я перевела на неё взгляд. - До больницы? Абсолютно ничего.
  Женщина нахмурилась и замолчала. Я посчитала это нехорошим знаком. И, видимо, не я одна. Варька мрачно зыркнула на Таманцева исподлобья.
  - К ней вернулось обоняние. - Решительно заявил Сашка. - Я считаю, это положительная динамика.
  - Этого мало. - Сухо ответила та же женщина.
  - Мало. - Ирина встала на мою защиту. - Но, возможно, если она поживёт здесь, это спровоцирует её память. Я, как старшая, возьму ответственность на себя.
   Несколько женщин кинули на неё осуждающие взгляды.
  - Нет, мам! - Сашка с болью в глазах смотрел на Ирину. - Ты и так достаточно взяла и до сих пор расплачиваешься за это.
  Она тепло посмотрела на него, но когда заговорила, голос был твёрд и решителен. - Ты - мой сын и я буду защищать тебя, как велит мне материнское сердце и законы семьи! - Её ладонь накрыла наши сцепленные пальцы, в синих глазах плескалась безграничная любовь и переживание за нас. - Если несколько часов назад я сомневалась, то сейчас я уверенна в своём решении. С этого дня у меня на одну дочь больше. Я принимаю Лану и даю ей свою защиту!
  Не знаю, хорошо это для меня или плохо и чем бы её решение ни аукнулось в дальнейшем, но в данный момент я была безумно признательна Ирине за поддержку. На глаза навернулись слёзы, но перехватившее горло свело на нет попытку выразить благодарность словами. Ирина, прочитав всё по моим глазам, улыбнулась в ответ. - Теперь мы одна семья.
  - Ты не можешь взять ответственность на себя. - Вновь заговорила та женщина, буравя Ирину угольно-черными глазами. - Не в этот раз. Эта ситуация требует коллективного решения.
  - Для этого мы и собрались здесь. - Ответил Сашка на выпад.
  - Её прошлое может обернуться для нас проблемами в будущем! - Ястребиный взгляд перекинулся на него.
  И снова повисла тишина.
  - Инга, ну какие проблемы ты тут увидела? - Рассмеялась напротив сидящая женщина со светлыми волосами. - Лично я вижу потерянную перепуганную девочку, которая нуждается в нас. - Она подмигнула мне, серые глаза светились озорством и смехом. - Я согласна принять её в семью, не страшась каких-то там надуманных проблем в будущем, уже за то, что она, как и я, блондиночка.
  За столом послышались смешки, и это как-то сразу разрядило обстановку. Женщины, мужчины и подростки поочерёдно выносили свой вердикт. В большинстве своём клан был не против принять меня и видели в этом только положительную сторону, но были и приверженцы мнения о возможных проблемах. За пару часов расспросов о том, что я помню и умею, всяческих предположениях о моём происхождении и принадлежности к разным кланам община так и не пришла к единому мнению. Я же готова была застрелиться... или скорее застрелить... Таманцева.
  - Я здесь заинтересованная сторона, - после долгого молчания негромко заговорил Сашка, но судя по оборвавшимся спорам, его услышали все, - и некоторые могут обвинить меня в корыстных целях, но если отбросить всё это... неужели вы можете отказать заблудшей душе?! Оставить её на волю богов и дать возможность нидингам завладеть ею, тем самым обрекая на верную смерть?! Думаю, говорить о дальнейшем развитии ситуации мне уже не надо, да?
  Ощущение ледяной змеи вернулось в позвонки. Я, холодея, вздрогнула. От столь радужно расписанного будущего свело желудок, тошнотворный ком подкатил к горлу. Пришлось закрыть глаза и, глубоко дыша, мысленно считать секунды внезапно сгустившейся тишины, лишь бы не извергнуть его содержимое.
  Насчитала ровно три с половиной минуты. За это время успела провести параллель в совпадениях, которые уже не казались случайными. То, что когда-то произошло с родителями Таманцева переживали сейчас и мы, хоть и немного по-другому, но всё же... Нидингам была нужна женщина той же крови и свободная от клана. С матерью не получилось, теперь я претендент на сие тёпленькое местечко, к тому же более выигрышный во всех планах - ни тебе привязанностей, ни семьи.
  Тишину и мои невесёлые размышления прервал голос (насколько я могла судить, Инга говорила за весь клан). - Мы высказали своё мнение и тебе оно известно, но решать не нам.
  - Мы благодарны всем. - Сашка ответил спокойно, но сдержанно, и я не смогла понять по его интонации совершенно ничего.
  Нервы окончательно сдали. Я была в полушаге от того, чтобы вскочить и с истеричным криком сорваться с места. Он, пресекая порыв, обнял и крепко сжал плечо.
  - Вопрос разрешён, - удовлетворённо прощебетала Ирина. - Не пора ли перейти к ужину?
   Её предложение было радостно поддержано. Вокруг поднялась легкая суета, но я была больше не в силах сидеть здесь.
  - Пожалуйста. - Умоляюще прошептала, глядя в тёплые шоколадные глаза. - Мне надо на воздух.
  Таманцев извинился за нас и вывел меня на улицу. Как только за нами закрылась дверь я вывернулась из-под его руки и уверенным шагом направилась куда глаза глядят. Ни окружающая темнота, ни неизведанность леса не заботили меня. Мне хотелось убежать, забыть весь этот кошмар, и никогда не знать ни Таманцева, ни его семью.
  Сашка тенью следовал за мной. С десяток раз, когда я подскальзывалась на мокрых корягах, поддерживал не давая упасть, но я вырывала свой локоть и брела дальше. Он пару раз окрикнул меня, пытался заговорить, но я молчала в ответ.
  - Да стой ты! - Сильные руки кольцом охватили за пояс. Я рванулась, выдираясь. - Дальше болото!
  Я не слушала его, продолжая вырываться и бить по рукам. Особо не церемонясь, Таманцев с легкостью подавил моё сопротивление и развернул лицом к себе, внимательно разглядывая.
  - Что случилось?
  Снова рванулась, получилось обрести немного свободы. Попыталась ударить его. Он перехватил руки, осторожно, стараясь не причинить боль, сжал.
  - Просто объясни. - Ещё больше посерьёзнев, произнёс он.
  - Ты... - Захотелось сказать всё что я думаю и о нём, и о его семейке, да и вообще обо всей ситуации, но вместо слов потекли слёзы. - Зачем ты меня сюда привёз?
  Тут же прижал к себе. - Прости, котёнок, но так будет лучше.
  Всхлипнула. - Зачем?!
  - Я боюсь тебя потерять. - Обычная фраза, но он произнёс её так, что меня пробрало до мозга костей. - Поверь, если бы был другой вариант, я ни за что не подверг бы тебя этому. И, хоть мне и неприятно это осознавать, а уж тем более признаваться в этом, но я действительно могу не справится в одиночку. - Сашка тяжело вздохнул. - Я мечтал, что приведу тебя как равную, а получилось... как жертву. ... Прости за это. Прости за всё, что тебе сегодня пришлось пережить! Я знаю, тебе тяжело понять мои действия, но поверь, я это делаю ради тебя,... ради нашего будущего!
  Слёзы высохли моментом. Возмущение вернуло возможность мыслить рационально. Я даже оттолкнулась от него, чтобы иметь возможность смотреть в глаза.
  - Ты о чём говоришь-то?! О каком таком будущем?! Не ты ли сказал, что на меня охотятся?
  - Охотятся. - Совершенно невозмутимо согласился он. - Именно поэтому тебе нужна защита, ... семья, частью которой ты станешь. И когда это произойдёт, ты будешь им неинтересна...
  - То есть?
  - Сейчас ты для них безумно лакомый кусочек, и они с ног сбиваются в твоих поисках, но стоит тебе обрести семью, стать частью целого... и ты им будешь не нужна.
  Теперь мне стали более понятны его мотивы и стремления, но это не умаляло моей обиды на него.
  Стукнула его кулаком в грудь. - Ты чудовище! Нельзя было объяснить заранее?!
  - И как ты себе это представляешь? - Его бровь иронично изогнулась. - Дорогая, я не совсем тот за кого себя выдаю, моя семья живёт в глухом лесу, на тебя объявлена охота, и у тебя нет выбора, кроме как поехать со мной и стать частью клана. Да-а, я догадываюсь, как далеко ты бы меня послала.
  Надо признать, доля правды в его словах была. Огорошь он меня такими признаниями, я бы точно решила, что у него крыша поехала.
  - Так что я решил, что будет правильнее дать возможность тебе увидеть всё воочию, самой принять и осознать ситуацию, поверить в реальность происходящего.
  - Всё равно, ты поступил нечестно!
  - Нечестно я бы поступил, если бы накачал тебя лекарствами и в бессознательном состоянии притащил сюда.
  Я не поняла, сказал он это шуткой или нет. Слишком уж тонкая грань.
  Настороженно глянула на него. - А ты бы это сделал?
  - Ну не сделал же. Хотя твоя реакция заставляет задуматься, что я всё же ошибся в выборе.
   У меня отпала челюсть. Я даже не нашла что ответить на такое. А этот хмырь рассмеялся, глядя на выражение моего лица, затем чмокнул в губы.
  - Пойдём, нас ждут к столу.
  Отрицательно мотнула головой. - Не хочу.
  - Пойдём. Теперь всё будет по-другому. Ты увидишь, какие мы в неофициале.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"