Тегюль Мари: другие произведения.

Принц Ольденбургский и графиня Зарнекау

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Старые кварталы Тбилиси хранят много тайн. О, если бы они вдруг смогли бы заговорить, какие удивительные события и люди предстали бы перед нами... В иллюстрированном виде эта статья находится на https://sites.google.com/site/mateshvili17/

  ПРИНЦ ОЛЬДЕНБУРГСКИЙ И ГРАФИНЯ ЗАРНЕКАУ
  
  
  
  Графиня Агриппина фон Зарнекау []
  Старые кварталы Тбилиси хранят много тайн. О, если бы они вдруг смогли бы заговорить, какие удивительные события и люди предстали бы перед нами...
  На левом берегу реки Куры в начале 19-го века возникли немецкие поселения. Немцы из Швабии срочно выезжали спасаться от конца света к подножью горы Арарат, а осели на многие годы в Тифлисе.Они разводили сады, огороды, строились и вот на месте их первоначальных поселений возникла улица, а затем и проспект, названный в честь великого князя Михаила Николаевича, в те времена наместника на Кавказе, Михайловским. Хотя тбилисцам больше нравиться считать, что проспект назван в честь весьма почитаемого ими графа и светлейшего князя Михаила Семеновича Воронцова, памятник которому в былые времена был воздвигнут в начале Михайловской улицы.
  В конце 19-го века принц Константин Петрович или Константин-Фридрих-Пётр Ольденбургский приобретает участок земли у Эмилии Титель на Новосадовой улице и поручает известному архитектору Паулю Штерну строительство дворца. Место это находится букально в десятке шагов от Михайловского проспекта.
  Кто же такой принц Константин Петрович Ольденбургский и зачем ему понадобился дворец в Тифлисе?
  Начнем из глубины веков.
  После смерти Петра I наследников мужского пола в России не стало, и императрицей была его дочь, Елизавета Петровна. После нее на русский престол вступил Карл-Петер-Ульрих Голштейн-Готторпский, получивший имя Петра III Федоровича (1728-1762), - сын герцога Голштейн-Готторпского Карла-Фридриха и цесаревны Анны Петровны, дочери Петра I.
  Таким образом было положено начало Голштейн-Готторпской династии в России.
  Голштиния - небольшое герцогство на севере Германии со столицей в Киле. Предки Петра III из младшей ветви Ольденбургского дома с конца XVI в. управляли готторпской частью Голштинии.Петр III в 1762 г. был свергнут и вскоре убит. На престол вступила его жена, Екатерина II (принцесса Софья-Фредерика-Августа Ангальт-Цербстская).
  Ее мать, герцогиня Иоганна, была дочерью герцога Карла-Фридриха-Христиана-Августа, из младшей ветви Готторпской линии Ольденбургов, отделившейся от основной династии еще в начале XVIII в.
  Таким образом Ольденбурги оказались тесно связаны родственными узами с правящим в России домом Романовых. Представители великогерцогского дома Ольденбургов занимали высокое должности на протяжении всего правления Романовых.
  Перейдем сразу же к 19-му веку.
  Великая княжна Екатерина Павловна, дочь императора Павла, в 1809 году вышла замуж за своего кузена, Георга Ольденбургского, а после его смерти за наследного принца Вюртембургского Вильгельма, в 1816 году вступившего на престол.
  Принц Петр Георгиевич Ольденбургский родился за несколько дней до Бородинской битвы. Растила мальчика, оставшегося без отца, супруга императора Павла I, вдовствующая императрица Мария Федоровна, его бабушка. Принц Георг Ольденбургский, его отец, во время посещения госпиталей заразился тифом и скончался в середине декабря 1812 года. Великая княжна Екатерина Павловна, ставшая после замужества принцессой Ольденбургской, мать принца и четвертая дочь императора Павла, была любимой сестрой императора Александра I. Сделаем тут небольшое отступление.
  К Екатерине Павловне сватался император Франции Наполеон. Но получил категорический отказ. Сама же Екатерина Павловна в это время была влюблена в генерала Петра Багратиона. Существовала переписка между ними и известно, что когда Багратион был тяжело ранен во время Бородинского сражения, обеспокоенный тем, что письма великой княжны, в то время уже замужней дамы, могут попасть в чужие руки, император Александр послал за ними к Багратиону. Но получил от умирающего генерала письмо, в котором было сказано, что уничтожение писем великой княжны было делом его чести и он, будучи перед лицом смерти, лично предал их огню..
  Всего у нее было четверо детей, по двое в каждом браке. И один из них - Петр Георгиевич.
  Принц Петр Георгиевич Ольденбургский (1812-1881), был личным другом императора Александра II и занимал посты опекуна множества учебных заведений, был членом Государственного совета, руководил IV отделением Его Императорского Величества канцелярии, ведавшим воспитательными и другими благотворительными учреждениями, имел звания генерала от инфантерии и генерал-адъютанта.
  В 1837 году он вступил в супружество с принцессой Терезой-Вильгельминой Насауской, от которой у него было 8 детей- четыре мальчика и четыре девочки. Мальчики - Николай, Александр, Георгий и Константин.
  Судьбы двух принцев Ольденбургских, правнуков императора Павла, Александра и Константина, оказались тесно связанными с Грузией.
  Принц Александр Фридрих Константин или Александр Петрович Ольденбургский родился в 1844 году. В 1868 году он вступил в супружество с внучкой императора Николая I, светлейшей княжной Евгенией Максимиллиановной Романовской, герцогиней Лейхтенбергской. Принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, урожденная княгиня Романовская, племянница царя Александра II, была внучкой императора Николая I и Эжена Богарне, пасынка Наполеона. У них был единственный сын, Петр, который впоследствие женился на сестре императора Николая II, порфирородной великой княжне Ольге Александровне.
  Со слов современников, принцы Ольденбургские отличались некоторыми странностями, схожими с подобными у императора Павла. Они были романтиками, несколько мистически мыслящими, но в то же время весьма энергичными.
   Евгения Максимилиановна Ольденбургская стала покровительницей Попечительного комитета о престарелых и больных сестрах милосердия, председателем Императорского общества поощрения художеств, а от своего отца унаследовала также почетную должность председателя Императорского Минералогического общества. Под ее покровительством стал процветать Комитет о сестрах Красного Креста, переименованный в Общину Святой Евгении. Вся Россия была полна почтовыми открытками, на оборотной стороне которых был красный крест и надпись "Община Святой Евгении". Принцесса Евгения занималась благотворительностью, учредила стипендию своего имени, устраивала бесплатные столовые и лечебницы
  Александр Петрович с супругой получили в подарок от императора Александра III имение Рамонь, где Евгения Максимиллиановна занялась хозяйственными делами. За три года в Рамони был возведен удивительный замок в готическом стиле с башнями, подземными ходами, водонапорной башней. Была еще одна башня, украшенная курантами швейцарской фирмы "Винтер", устроенная с такими акустическими эффектами, что удары курантов усиливались и разносились по всей округе как удары колокола.
   Принцесса любила ездить верхом и носилась по окрестностям, удивляя крестьян. Странный замок, принцесса, все это рождало разные слухи в те неспокойные времена. Вскоре стали рассказывать о подземных хода, ведущих из замка неизвестно куда, о колдуне, живущем в густой дубраве, к которому на свидания ездит принцесса и так далее. Все эти россказни стали легендами, которые и до сих пор рассказывают в этих краях.
  Принц Александр Петрович занимался в это время устройством в России современных медицинских учреждений, состоял председателем противочумной комиссии. Создал императорский институт экспериментальной медицины, куда пригласил работать Павлова.
  Особенно увлечен был принц созданием современной климатической станции, для которой он выбрал местечко Гагра на Кавказе, где собирался устроить Кавказскую Ривьеру. "И вот выросли на диком побережье дворцы и виллы, на месте болота разбит огромный "парк с насаждениями", как он именовался, порт, электростанция, больница, гостиницы и, наконец, гордость принца, рабочая столовая с двумя отделениями: для мусульманских и христианских рабочих. В обоих отделениях столовой кухня была отделена от общего зала стеклянной перегородкой, чтобы неряхи-повара все время были на виду у рабочих". Принц Александр Ольденбургский держал при своём дворе по нескольку представителей от каждого из народов Черноморского побережья Кавказа, в том числе местных негров.
   Принц выстроил в 1902 году на горе над Гаграми роскошную виллу в стиле модерн по проекту архитектора И. Люцеранского, с каминами, башнями, живописными крышами, причудливыми окнами с видами на море, построил отель, развел диковинные растения. Везде были устроены дорожки и лестницы со ступеньками из дикого камня.
  Его брат, принц Константин Петрович Ольденбургский, в 1880-х годах в чине флигель-адъютанта служил на Кавказе, в Имеретии, где был расквартирован его полк. Он проявил себя также человеком, заинтересованным в развитии края и с несомненной пользой как для этих мест, так и для себя. В 1876 году француз Шотье устроил в Кутаиси подвал для разлива шампанского. В 1884 г. подвал приобрел принц Ольденбургский, который расширил производство шампанского и пригласил для его улучшения мастеров по виноделию из Франции. Принц владел также рудниками.
  В 1881 году в Грузии находился известный придворный живописец, венгр Михай Зичи, который часто бывал у своей приятельницы, Варвары Георгиевны Бараташвили, урожденной княжны Чолокашвили, которую все знали как Бабале. В ее доме в Тифлисе на Реутовской улице, 9, собирались поэты, художники, писатели. Княгиня увлекалась творчеством Шота Руставели, помогала собирать деньги на памятник поэту, на переводы "Витязя в тигровой шкуре". Говорят, что именно ей пришло в голову мысль устроить постановку живых картин, иллюстрирующих "Витязя". Она попросила Михая Зичи сделать эскизы к этим постановкам. Михай Зичи писал потом своему брату: "Бабале Баратова обратилась с просьбой поставить живые картины из старинного уникального грузинского творения Шота Руставели "Витязя в тигровой шкуре". Постановка прошла с огромным успехом, аплодисментам не было конца". В этих постановках принимал участие весь свет, в том числе и 26-летняя очаровательная жена князя Тариела Александровича Дадиани, Агриппина или Аграфена, урожденная княжна Джапаридзе. Аграфена была второй женой князя, первая его жена, Софья Левановна урожденная Шервашидзе, сестра генерала князя Прокофия Левановича Шервашидзе, умерла, и князь женился на 14-летней Аграфене. Вот на этих представлениях и увидел Аграфену принц Константин Петрович Ольденбургский, влюбился со всей страстью своей романтической натуры и увел ее у мужа. Бытует несколько историй, рассказывающих как это произошло, в одной говорится, что князь Дадиани погряз в долгах, а принц помог ему с ними расплатиться, в другой, что княгиня была проиграна в карты, в общем, она была отпущена мужем.
  Бракоразводный процесс произошел очень быстро и в октябре 1882 года Аграфена вышла замуж за принца Ольденбургского, но так как брак был морганатическим, то великий герцог Ольденбургский даровал ей и всему ее потомству от принца Ольденбургского титул графов Зарнекау, по названию местности в Голштинии, владельцами которой они становились. И все ее дети были родственниками императорской семьи, так как сам принц Ольденбургский был правнуком императора Павла.
  Жили они в Кутаиси, где у принца был дворец, и где родились все их шестеро детей. В 1883 году на свет появилась Александра, в 1884 году Екатерина, в 1885 году Николай, в 1887 и 1889 - Алексей и Петр, и младшая Нина в 1892 году.
  В их доме всегда много гостей, это понятно. Первым мужем Агриппины был князь Тариэл Дадиани, вдовец. Первым браком князь Тариэл Дадиани был женат на княжне Софье Левановне Шервашидзе, сестре Прокофия Левановича Шервашидзе из знаменитого рода Шервашидзе. У него были дети от этого брака. Потом двое детей от Агриппины - одна из дочерей, Нино, совершенно юной, как и ее мать, была выдана замуж за сына шефа полиции города Зугдиди, тоже Дадиани, и у нее было шестеро детей. Часто жили и подолгу гостили дочери генерала Шервашидзе, Мариам-Мэри и Тамара. Их родственниками были также князья Эристави. Родство было большое. Да и просто гостей, не связанных родственными узами, тоже было много.
  
  
   Графиня Агриппина фон Зарнекау []
   Сами супруги ездят в Тифлис, где у них строится дворец, в Гагры к Александру Петровичу, в Абастумани, где с 1891 года живет больной легкими наследник цесаревич великий князь Георгий Александрович, и, конечно, в Петербург, где подолгу живут во дворце принца Ольденбургского.
  Растут дети и это тоже связано с большими хлопотами, тем более что младшая дочь Нина родилась с признаками душевной болезни, которая с возрастом усугублялась. После смерти императора Александра III Ольденбургские-Зарнекау перебираются в Петербург, но связи с Тифлисом не теряют, наоборот, в 1895 году заканчивается строительство дворца в Тифлисе, начинается период его устройства, в котором принимают участие их многочисленные родственники.
  Но неожиданно 5 марта 1906 года умирает в Ницце принц Константин Петрович Ольденбургский. Тело его перевозят в Россию и хоронят в Троицко-Сергеевой пустыни под Петербургом. На похоронах присутствует император Николай II и весь свет.
  Ему при жизни удалось быть на свадьбе только своей старшей дочери,Александры, которая в 1900 году вышла замуж за светлейшего князя Георгия Александровича Юрьевского, сына императора Александра II от морганатического брака с княгиней Екатериной Михайловной Долгорукой, ставшей светлейшей княгиней Юрьевской. Известно, что после смерти императрицы Марии Александровны император хотел сделать княгиню Юрьевскую императрицей, чему помешала его трагическая гибель от руки убийцы.
  Княгиня Юрьевская не осталась жить в России после гибели императора, а переехала в Ниццу с детьми - дочерьми Ольгой и Екатериной, и сыном Георгием, которого император Александр II видел будущим императором России. Вот за него и вышла замуж старшая дочь графини Зарнекау. Молодой человек уже имел прекрасное образование кончил Сорбонну, ходил в морские походы на крейсере "Рында" и эскадренном броненосце "Император Николай I", служил в лейб-гвардейском гусарском полку. В конце 1900 года у них родился сын, светлейший князь Александр Георгиевич Юрьевский.
  В 1908 году, по воспоминаниям Сергея Юльевича Витте, писавшего о женитьбе принца Константина Петровича Ольденбургского как старый кавказец - "принц женился на имеретинке", его дальний родственник, Лев Васильевич Нарышкин, влюбился в Александру и приложил немало усилий, чтобы развести ее с мужем. Ему это удалось и он стал вторым мужем Александры. Нарышкины - древний род, мать императора Петра Первого была Нарышкина.
  Александра умерла в 1953 году в эмиграции.
  Жизнь второй дочери, Екатерины или Тины, как ее все звали, была полна приключений. В 23 года она вышла замуж за Ивана Ивановича Плэна (Jean de Ploen), адъютанта великого князя Кирилла Владимировича, у них родилась дочь Татьяна.
  Екатерина была сестрой милосердия на Дальнем востоке, сопровождая своего мужа. Князь Гавриил Константинович, тот самый, сестра которого, Татьяна, вышла замуж за Константина Багратион-Мухранского, пишет о своем брате "... Игорь вывихнул себе ногу и должен был некоторое время лежать в гостинице, в которой квартировал. В этот день приехала в Ставку графиня Е. К. Зарнекау (Тина) дочь покойного принца К. П. Ольденбургского. Она была сестрой милосердия при Уссурийской конной дивизии и по собственной инициативе приехала просить Государя, чтобы он приказал выдать дивизии необходимые для нее пулеметы. Начальник дивизии генерал Крымов, несмотря на все хлопоты, никак не мог их получить. Вечером Государь зашел к Игорю, у которого сидела Тина, и они втроем поговорили, и благодаря этому разговору, Уссурийская конница получила пулеметы
  Второй раз Екатерина Константиновна вышла замуж за полковника 17-го драгунского Нижегородского Его Величества полка Кавказской кавалерийской дивизии, Александра Константиновича Тона, сына знаменитого петербургского архитектора. Это был представитель блестящей молодежи, служившей на Кавказе. Среди офицеров полка были барон Георгий Мейендорф, князь Захарий Чавчавадзе, князь Никита Трубецкой, Александр Панчулидзев, князь Илья Цицианов, князь Александр Ратиев и другие, не менее звучные имена.
  Перед самой революцией Екатерина Константиновна в третий раз вступила в брак (гражданский) с кавалерийским офицером Федором Дмитриевичем Хомичевским (1883-1931).
  Из воспоминаний правнучки священника Михаила Николаевского, И.Богдановой: "Послереволюционные годы для семей были не просто трудными, а невообразимо тяжелыми, но люди поддерживали друг друга, делясь всем, что имели. Квартира Екатерины Константиновны была заселена рабочим людом: семье графини, ранее занимавшей этаж дома, оставили две комнаты с балконом. У Николаевских осталось две комнаты на всю семью. Не было средств к существованию, найти работу стало невозможно. Первое время жили, продавая новым хозяевам жизни то, что имели, но революционные власти именовали это спекуляцией и жестоко преследовали. Знакомая Зарнекау, Мария Михайловна Ханженкова, рассказывала, что Таня, бывало, забегала к ней голодная, холодная; на улице мороз, а она в стоптанных рваных туфельках, в макинтоше, да шарфик на шее. В семье порой не было даже хлеба".
  Оттуда же: "Желая помочь, Екатерина Константиновна пожертвовала приходу своё бриллиантовое колье, при продаже которого, её и отца Михаила задержали и посадили в тюрьму на Шпалерной. Зарнекау выпустили через две недели, а батюшка был приговорен к году принудительных работ якобы за антисоветскую пропаганду. В стране уже вовсю действовала ленинская директива о расправе над священнослужителями.
  За "спекуляцию" Екатерину Константиновну арестовывали и помещали в тюрьму на Шпалерную дважды, в 1920 и 1927 годах, но, по счастью, оба раза она вышла оттуда живой. В 1927 году, когда Зарнекау второй раз сидела в тюрьме, Хомичевский бросил ее, уйдя к другой женщине, - впрочем, это была совсем не потеря, т. к. все окружающие характеризовали его крайне отрицательно".
  "Екатерина Константиновна осталась единственной представительницей Дома Романовых в России. Ее братья Николай Константинович и Петр Константинович, сестра Александра Константиновна, близкий родственник и друг князь императорской крови Гавриил Константинович с женой, дядя принц Александр Петрович Ольденбургский - все уже были за границей и как могли старались помочь. Через шведское и немецкое консульства стали поступать письма и деньги. Особенно помогала жена князя Гавриила Константиновича Антонина Рафаиловна, передавая при каждой возможности от двух до пяти тысяч рублей. Сам князь в это время искал пути выезда Зарнекау за границу - все понимали, что оставаться в России ей нельзя.
  Тем временем Екатерина Константиновна, получив возможность жить более обеспеченно, попыталась воссоздать в своем кругу хотя бы жалкое подобие прежней жизни. В ее доме стала собираться фрондирующая компания близких друзей и знакомых, устраивались вечеринки с цыганами, произносили тосты "За Государя и Царствующий дом", пели "Боже, Царя храни"...
  Компания, душой которой была Екатерина Константиновна, втянулась в модное тогда среди интеллигенции занятие спиритизмом. Окружающие Зарнекау священнослужители безуспешно пытались бороться с этой оккультной страстью графини. Отец Михаил даже просил для беседы с графиней поддержки у своего близкого друга - протоиерея Михаила Павловича Чельцова, настоятеля Мало-Коломенской церкви во имя Воскресения Христова и Михаила Архангела, жившего неподалеку от храма на 2-й Красноармейской улице, очень уважаемого ученого, писателя и богослова, ныне причисленного Русской Православной Церковью к лику святых. Именно с ним он ходил отговаривать графиню от столоверчения. Несмотря на этот тяжкий грех, графиня оставалась верной прихожанкой и, как могла, помогала Православной церкви и окружающим ее людям. Получая денежные средства из-за границы, она щедро оказывала помощь своим друзьям и нуждающимся: покупала вещи, оплачивала обучение, лечение, помогала прихожанам по просьбе отца Михаила. Принимая к сердцу беды Православной Церкви, графиня передавала деньги в Новодевичий монастырь, донским монахам и, конечно, своей церкви Св. Мученицы царицы Александры".
  
  Тем временем Екатерина с удивительным безрассудством находится в Петрограде. И мало того, что находится, она демонстративно помогает Русской православной церкви, находящейся в тяжелейших условиях. Особые отношения с церковью у нее были давно, более двадцати лет она была активной прихожанкой и благотворительницей храма святой мученицы царицы Александры в Санкт-Петербурге. Настоятель храма, священник Михаил Николаевский, был ее большим другом, она была крестной его сына Юрия, родившегося в 1908 году. Когда Зарнекау с мужем некоторое время жили на Востоке, Николаевские посылали им с оказией черный хлеб и гречневую крупу, которых не было в той стране и по которым те очень скучали.
  В апреле 1917 года отец Михаил обвенчал в своей церкви две сиятельные пары: князя Гавриила Константиновича, сына Великого Князя Константина Константиновича (поэта К. Р.), с балериной Антониной Рафаиловной Нестеровской и Александра Георгиевича Романовского, герцога Лейхтенбергского, с певицей Надеждой Николаевной Игнатьевой.
  Вот как описывает это событие князь Гавриил Константинович в книге воспоминаний "В Мраморном дворце": "В начале апреля позвонил мне Сандро Лейхтенбергский и спросил, как я отношусь к вопросу о своей свадьбе - он тоже собрался жениться на Надежде Николаевне Игнатьевой, рожденной Каралли. Сандро сообщил, что его двоюродная сестра, Тина Зарнекау, знает священника, который может нас обвенчать. Сандро и я согласились. Конечно, мы могли бы обвенчаться в любой церкви, но так было удобнее".
  "Первый раз батюшку арестовали в 1920 году, когда графиня Е.К. Зарнекау пожертвовала для церкви мученицы царицы Александры, уже три года не имевшей средств к существованию, свое бриллиантовое колье. За его продажу отца Михаил вместе с Екатериной Константиновной отправили в тюрьму на Шпалерной улице. По воспоминаниям Нины Михайловны Никитиной (Николаевской), дочери отца Михаила, выйдя через две недели из тюрьмы, батюшка рассказал, что следователь обращался с ним очень вежливо, правильно понял все обстоятельства дела и отпустил домой после беседы".
  Но опасность для Екатерины Константиновны все нарастала, и в 1929 году в Петрограде появились два белых офицера, которые тайно вывезли ее из России.
  "Тем временем великий князь Гавриил Константинович нашел способ спасти кузину. За вызволение Екатерины Константиновны он заплатил крупную сумму в 100 тыс. финских марок. Зарнекау, видимо, поделилась этим известием с семьей Николаевских, потому что, как впоследствии вспоминала Нина Михайловна, они знали, что за побег была дана взятка Максиму Горькому через его жену Андрееву.
  16 августа 1929 года Екатерина Константиновна с дочерью Татьяной уехали якобы на Кавказ. На самом же деле они перешли с проводником финскую границу и наконец оказались в безопасности. Надо отметить, что посланец трижды приходил за Зарнекау, предъявляя ей пароль - три банковских ассигнации с условленными номерами, но она каждый раз колебалась и под разными предлогами отказывалась. На третий раз она все-таки решилась, понимая, что другой возможности покинуть Россию может уже не представиться. Уезжая, Екатерина Константиновна обещала помогать остающимся, и слово свое она сдержала. Юрий Николаевский несколько раз получал деньги через немецкое консульство и раздавал согласно оставленному графиней списку.
  Власти не сразу обнаружили отъезд графини. Только когда она появилась в Париже, шпионы из эмиграции не замедлили послать в Россию донос".
  Духовник графини Екатерины Константиновны, протоиерей Михаил Павлович Чельцов, был расстрелян большевиками зимой 1930/1931 гг. в Петрограде. В вину отцу Михаилу было вменено то, что он отслужил молебен на квартире графини в доме по 12-й Роте перед ее бегством из советской России.
  "19 декабря 1930 года было вынесено обвинительное заключение в отношении тридцати арестованных. Отец Михаил Николаевский, отец Михаил Чельцов и еще пять человек, наиболее близких к графине Е.К. Зарнекау, приговаривались к высшей мере "социальной защиты" - расстрелу, а Юрий Николаевский был отправлен на Соловки. Расстрелять осужденных решили в Рождество Христово, 7 января 1931 года. В рапорте, направленном полномочному представителю Ленинградского ОГПУ, тюремный комендант отметил, что расстрел прошел успешно, никаких происшествий не случилось".
  Екатерина Константиновна прожила долгую жизнь и умерла в эмиграции в 1963 году.
  
  Сын принца Ольденбургского, Николай, родился тоже в Кутаиси в 1885 году. Женился он уже в эмиграции в 1917 году на Марианне фон Пистолькорс.
  Марианна фон Пистолькорс была дочерью знаменитой княгини Ольги Палей от ее первого брака. Вторым браком Ольга Палей была замужем за великим князем Павлом Александровичем. Великий князь Павел Александрович, брат императора Александра III, был женат первым браком на дочери греческого короля, которая родила ему двоих детей: Марию в 1890 и Дмитрия в 1891-м. Она умерла при родах сына. Позже Павел Александрович повстречал Ольгу фон Пистолькорс, урожденную Карнович. Сначала она стала его любовницей, а затем женой, получив титул княгини Палей. У них было трое детей: Владимир (он родился в 1897 году, а родители поженились в 1902-м), Ирина, родившаяся в 1903 году, и Наталия - в 1905-м.
  Марианна до Николая фон Зарнекау была дважды замужем, вначале за Петром Дурново, сыном главы секретной полиции (1908), потом за Кристофом фон Дерфельдом (1912).
  Марианна участвовала вместе с великим князем Дмитрием Павловичем в убийстве Григория Распутина в доме Феликса Юсупова. Марианна фон Пистолькорс, Феликс Юсупов и великий князь Дмитрий Павлович были между собой в той или иной степени родства.
  Великий князь Дмитрий Павлович после убийства Распутина был отослан в Экспедиционный персидский корпус генерала Николая Николаевича Баратова, что помогло ему избежать трагической участи других великих князей и членов семьи Романовых. Потом он был вместе с сестрой в эмиграции, где они оба принимали участие в работе Домов моды в Париже, также как и сестры Мэри и Тамара Шервашидзе. Дмитрий Павлович был близким другом знаменитой Коко Шанель.
  
   Великий князь Павел Александрович вместе с другими великими князьями был расстрелян у стен Петропавловской крепости, а его сын Владимир Палей убит большевиками в Алапаевске.
  "Но о самой Ольге Валериановне и двух ее дочерях каким-то чудом не вспомнили, хотя княгиня и появлялась перед полупьяными стражами нового порядка почти ежедневно: носила передачи, писала прошения о даровании свободы и свиданий, подкупала охрану, чтобы передать больному мужу и родным лишний кусок хлеба, горсть монет, лекарства и чистое белье...О себе она не думала совершенно, хотя давно уже скиталась по знакомым, лишившись и дома и большей части имущества. Отправив двух дочерей, Ирину и Натали, с превеликими трудностями в Финляндию - они перешли границу по тонкому льду озера, рискуя ежеминутно уйти ко дну! - сама княгиня осталась в России - ждать решения участи своего любимого князя Павла. Потеряв счет времени, часами бродила она вокруг крепости смотрела на окна, в надежде увидеть дорогое, любимое лицо.Она не знала, что Павел Александрович от слабости почти не встает с тюремного ложа. И что к месту расстрела в декабре 1918 года его просто вынесли на носилках.
  Княгиня Ольга Валериановна услышала о смерти обожаемого супруга в январе 1919 года. Лишь тогда, с большим трудом, через леса и непроходимые болота, решилась переправиться в Финляндию вместе с Марианной, к давно ожидающим ее дочерям". Помог бежать им Петр Дурново, первый муж Марианны.
  Николай был женат на Марианне с 1917 по 1930 год. Второй его женой была Адрианна Харистей. Николай фон Зарнекау прожил до 1976 года. Детей у него не было.
  В 1887 году у Ольденбургских-Зарнекау родился сын Алексей, в том же Кутаиси. Совсем еще юношей он совершил путешествие в Европу с великим князем Борисом Владимировичем. По некоторым сведениям, там он влюбился в артистку Веру Олкотт и даже тайно на ней женился. Косвенным подтверждением этому служит переписка между двумя масонами, приведенная ниже из http://lib.rus.ec/b/197421/read:
   "Бруклин, ноября 10 - 1923 г.
  ...Затем здесь еще одно интересное дело: одна американская танцовщица Вера Олькот претендует, что она жена князя Алексея Константиновича Зарнекау - второго кузена бывшего царя (а я в первый раз слышу эту фамилию). Будто бы он женился на ней тайно, когда она была в Петрограде танцовщицей в Мариинском театре. Познакомилась с ним в Париже. Одновременно - с вел. князем Борисом. Года она не дает, это тоже дело в газетах. Она говорит, что А.К. Зарнекау - сын принца Константина Ольденбургского и внук принца Петра Фредериковича Ольденбургского, женатого на вел. княгине Екатерине - сестре Николая I. Мать же его - урожденная Агриппина Джапаридзе из княжеского дома на Кавказе.
  А мое мнение, что она все врет, что-то я никогда не слышал про князей Зарнекау. И почему, раз он сын Ольденбургского, так его фамилия иначе?
  Буду очень благодарен, если Вы тоже подробно узнаете и мне сообщите поскорее. Буду с нетерпением ждать от Вас известий, ибо это мне может здесь пригодиться..."
  "Бруклин, янв. 7 - <19>24 г.
  ...Большое спасибо за Веру Окольт... Оказывается, она действительно была его жена, князя А.К. Зарнекау. Хотя еще одна женщина претендует на честь быть его женой. Весь материал я собрал и при случае вышлю Вам для истории".
   Материалы из американских газет того времени подверждают эту версию. Но, видимо, это был неофициальное супружество.
  В 1918 году Алексей женится на родственнице жены Льва Толстого, Анне Берс (1892 - 1959). Но супружество это было недолгим - через месяц Алексей был убит революционными матросами в Кронштадте.
  
  Петр фон Зарнекау женился в 1914 году на своей дальней родственнице, которую он знал с детства, Тамаре Шервашидзе, ставшей в эмиграции известной манекенщицей в знаменитых домах моды. Тамара умерла в Швейцарии совсем молодой, в возрасте 35 лет, в 1931 году. В 1934 году Петр женился на 28-летней Александре Анненковой (1906-1985) . Он умер в эмиграции в 1961 году.
  
  Меньше всего известно о дочери Ольденбургского, Нине. Ее судьба в лаконичных строчках "умерла в 1922 году в Кисловодске". Известно, что она жила в санатории для нервных больных. И там же, в Кисловодске, умерла в 1927 году (по другим сведениям в 1929 году) Агриппина фон Зарнекау. Можно полагать, что она оставалась рядом с больной дочерью и не могла ее оставить и уехать в эмиграцию.
  Как она жила в Кисловодске все эти годы, начиная с того времени, когда город переходил из рук в руки, когда свирепствовала ЧК - пока об этом можно только гадать.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Гущина "Жгучий танец смерти" (Любовное фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Галина Осень "Шаг в новый мир" (Фэнтези) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Современный любовный роман) | | П.Рей "Триггер" (Короткий любовный роман) | | Т.Орлова "Драконовы печати" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"