Тейлор Сергей: другие произведения.

Блокпост

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Скрип тормозов 'бэтээра' прервал полудрему дежурных у шлагбаума КП, подтянув сознание из состояния бредовой раскачки мыслей на уровень легкого подсыпания, когда мозг уже работает, но нет еще четкого порядка мыслей, а слипшиеся веки мешают движениям остальных частей тела. Привычные звуки автоматически отмечались сознанием и не вызывали подозрений. Арен лениво подтянул автомат и начал подниматься, тяжело отрывая спину от каменной кладки отгородки, зевая на ходу и еще не подобрав вариант приветствия прибывших - то ли 'Здравья желаю, товарищ ... (капитан, майор, полковник - в зависимости от ранга старшего прибывших гостей)', то ли 'Ну, чё там, товарищ лейтенант...Жрачку дали?'.
  Мягкий шелест и какой-то странный переливчато-свистящий стихающий звук сбросил пелену остатков дрёмы и заставил встрепенуться нервы. С грохотом упала на бетон каска с колен, вскинувшего автомат в положение для стрельбы, Свирча. Арен окончательно проснулся и выглянул из-за отгородки.
  - Ёперный театр, - присвистнул Свирч и зашарил по земле свободной рукой в поисках каски. - Это чё за танк?
  Одна из прибывших машин была обычным 'бэтээром' 98-й модели, вторая - штабным 'бээрдээмом-70', а вот третья не являлась ничем знакомым солдатам, служащим второй срок в Ичшире, которые знали назубок всю броне- и авиатехнику и могли с ходу назвать любой показанный им под любым ракурсом образец. Странный коробчатый силуэт с косо срезанной передней и задней частью, большая башня с двумя стволами, всего четыре, но больших колеса. В рассветном полусумраке не были видны детали, но странная машина сильно превышала размерами БТР.
  Слова застряли у Арена в горле, все штатные и нештатные формы приветствия ершистым комком встали в размышлении - двигаться ли дальше из глотки наружу и в каком порядке, либо забиться обратно и лучше не высовываться до прояснения обстановки. Рука автоматически потянулась к трубке полевого телефона, палец утопил кнопку тревожного вызова, а мозг лихорадочно порождал варианты доклада. Было слышно, как на КП дважды прогнусавил телефон и щелкнул рычаг, освобожденный от груза трубки.
  - КП, слушает!
  - Болт, тут проблема! Три броневика: 'бэтр', 'бэрд' и ещё какая-то хреновина! Вроде наши, но чё делать?
  Послышался грохот опрокинутого стула, видимо Болт вскочил выглянуть в окно. Этот звук породил цепную реакцию пробуждения гарнизона КП. С момента остановки машин до того, как из-за угла КП выглянул ствол автомата, прошло меньше минуты. Впрочем, если бы КП хотели уничтожить, то это слишком большой срок. Сомнения развеяла появившаяся из люка 'бээрдээма' голова генерала Крипко, бодрым матом возвестившая о нарушении должностных инструкций постовыми, то есть, попросту говоря, о запрете на сон во время дежурства.
  - Никак нет, товарищ генерал, - откликнулся Арен. Его начала трясти мелкая дрожь, при мысли об общении с таким начальством. - Просто машина с вами странная, вот и не высовываемся.
  - Гм, вашу... Молодцы... Объявляю благодарность за бдительность.
  Арен, наконец, заставил себя выйти из-за укрытия и, унимая дрожь в коленках, направился к шлагбауму. С 'бэтээра' спрыгнул лейтенант Сапро и направился в ту же сторону.
  - Открывай, Арен! Свои!
  Едва шлагбаум поднялся, взревели двигатели броневиков. Третья же машина, не издавая лишних звуков, плавно двинулась вперед. Арен заметил широкое стекло на переднем бронелисте. Клиренс у машины был довольно большой - около 60 сантиметров.
  Гости заехали на место для стоянки, а 'бэтээр' развернулся и занял позицию перед КП. Впрочем, место для стоянки - громко сказано. Это был заасфальтированный кусок рядом с дорогой, покрытый сетью трещин и выбоин, в которых плескалась после вчерашнего дождя вода.
  Всё это время, Свирч простоял за отгородкой, туго соображая - вернее, вовсе не соображая - что происходит. Однако вряд ли кто-либо из гарнизона КП смог бы объяснить происходящее. Если бы не странный броневик, то приезд генерала хотя и был неожиданным, но относился пусть к малоприятным, но всё же обыденным событиям. А так... Обстановка таинственности покрывала всё действие. Арен передёрнул плечами. Поведение третьей машины, которая почему-то всем казалась самостоятельным живым существом из-за отсутствия признаков жизни экипажа внутри, усугубляло чувство неуверенности в реальности происходящего. Но вот послышалось тихое натужное урчание и, с легким всхлипом, верхняя часть прямоугольного люка с правого борта откинулась вверх, а нижняя, без встряски, характерной для всякого рода подножек, мгновенно оказалась внизу. Гарнизон непроизвольно затаил дыхание, а высунувшийся из окна КП Болт, все еще державший умолкшую телефонную трубку, вывернул голову влево в направлении стоянки и слегка приоткрыл рот в удивлении. Впрочем, этого никто не заметил и не менее дурацкое, чем разинутый рот, замечание о пользе закрытого рта, дабы не допустить в него крылатых разносчиков инфекций, так и не прозвучало.
  Из люка показался человек в обычной, по крайней мере на первый взгляд, пятнистой форме и темно-синем берете, казавшимся в утреннем освещении черным. На погонах блестело золотым отсветом по три четырехконечных звёздочки среднего размера ('Полковник', - вздохнул кто-то за спиной Арена), кокарда на берете не была различима из-за слабого освещения, но зато на правом предплечье выделялась крупная эмблема в форме геральдического щита с каким-то неясным серым кольцом на нём и желтыми буквами над щитом. На вид незнакомцу было около тридцати, телосложением он был не то чтобы могуч, но как-то крепок, ростом высок. Генерал уже стоял рядом, остальные штабисты в количестве двух человек только выбирались из 'бээрдээма', а солдаты окружили полукольцом стоянку. Странный гость посмотрел вокруг и кивнул головой, то ли приветствуя всех, то ли делая какие-то заметки себе в уме. В люке за его спиной показалось еще одно лицо.
  - Полковник Мелекин, - коротко отрекомендовал генерал незнакомца. - С лейтенантом вы знакомы, это прапорщик Невин, - генерал указал в сторону слегка очумевшего то ли с недосыпу, то ли со вчерашнего перепоя прапорщика, - и остальной гарнизон КП-116. Перезнакомитесь позже.
  Генерал снял кепку, поскреб затылок и кашлянул.
  - Группа полковника Мелекина, согласно распоряжению штаба, придана к вашему КП в качестве, - генерал кашлянул ещё раз, - хм... в качестве дополнительной поддержки гарнизона КП.
  Явно притянутая за уши формулировка, повисла тяжелым камнем в воздухе. Генерал кашлянул третий раз.
  - В общем осмотритесь тут, согласуйте товарищи... Пойдемте-ка, уточним детали, а ваши люди пусть пока размещаются.
  - Сержант Нивец, - гаркнул лейтенант, - разместить прибывших и оказать содействие! Посты выставить на место, а то распоясались...
  - Есть!
  Командование и штабисты удалились, а низшие чины оказались наедине с таинственной машиной, лицом, выглядывающим из неё, и своим любопытством.
  - Муха, Перешкич - сменить пост, - рявкнул сержант, подражая лейтенанту, - А ты, Болт, пасть захлопни, не то муха залетит!
  - От орального сексу не залетают, - сострил кто-то, и вся когорта прыснула со смеху.
  Болт, наконец, положил трубку на рычаг, поставил на место стул и выскочил наружу. Тем временем из броневика выбрались ещё трое. Первый из них, тот, что стоял за спиной полковника Мелекина, был, судя по погонам, в чине подполковника, один капитан и один старший лейтенант. Кто-то присвистнул - такое количество офицеров должно было означать нечто необычное. Вот только что?
  Подполковник слегка зевнул, достал сигареты, закурил и произнес:
  - Ну что же, будем знакомиться. Я - Андрей Тарасов, справа - Валентин Паньшов, слева Ильварс Клеминьш, остальные сейчас выйдут и я их представлю. Ребята, выходите, знакомиться будем.
  Арен вздрогнул - Тарасов не обернулся, когда представлял остальных, хотя они стояли у него за спиной, но, тем не менее, никто не выказал нареканий, значит, названы были правильно. Во-вторых, представление было без званий, но с именами, а это непривычно в армии. Да и имена звучали слегка непривычно на слух.
  Из броневика вышли еще три человека. Все как на подбор - плечисты, высоки, чем-то неуловимо схожи, но всё равно - каждый являл собой олицетворение индивидуальности. Лица спокойные, без малейшего признака недосыпания или внутреннего напряжения, которые тенями сопровождали всех пробывших в Ичшире больше месяца. Арен бросил взгляд на руки незнакомцев - никаких следов грязи на ровном загаре кистей, у некоторых были одеты краги.
  Тарасов провел рукой, указывая на остальных:
  ѓѓѓ- Зураб Тахидзе, Тарас Ковтенко и Анвар Сабиев. Ну-с, а теперь давайте знакомиться с вами, - Тарасов улыбнулся и протянул руку.
  Нестройными голосами солдаты начали представляться и пожимать руки вновь прибывшим. Арен отметил сильное, но без излишней бравады, рукопожатие. Улыбки были не снисходительные, а вполне доброжелательные.
  Тем временем, самые осмелевшие принялись разглядывать машину, одежду уже вроде как знакомцев, а некоторые даже заглянули в открытый люк. Внутри странного броневика было необычно просторно, виднелись в полумраке мягкие сидения, большое количество электроники, стойка с экранами, подбашенный цилиндр.
  - Ого, - сержант дотянулся до верха колеса, - ни фига себе. А чё такое большое?
  - А зачем пауку восемь лапок, - улыбнувшись, спросил Тарасов.
  Сержант неопределённо хмыкнул и постучал носком сапога по покрышке. Арен прикинул на глаз толщину брони - получилось около пяти сантиметров. Не много, но и не мало. Но самое интересное в броне было то, что нигде не было швов. Углы идеально ровные, чуть скругленные, броня фактурой немного напоминала наждачку 'нулёвку' - слегка шершавая, но ровная. Все плоскости и линии словно проведены под линейку. Странная машина, сделана явно на заводе с превосходным оборудованием, скорее всего экспериментальный образец.
  Тем временем, возникшая пауза свидетельствовала о том, что разговор не клеился. Паньшов передернул плечами:
  - Чего-то прохладно с утреца...
  Сержант растянул губы в улыбке - намёк понял.
  - Ну так, ясен пень! Вчерась дождичек был, сегодня, значится, прохладненько. Щас мы мигом... Айда за мной, господа офицеры ... и рядовые тоже.
  КП состоял из трех помещений. Первое, собственно КП - двухэтажный домик с подвалом и чердаком, переделанным в НП . Второе - ветхий сарай, где хранили дрова, уголь и прочие хозяйственные материалы и принадлежности. И, наконец, третье - разрушенный бетонный хлев, часть которого привели в божеский вид и использовали под кухню. Остальной кусок просто накрыли крышей из досок и рубероида и поставили деревянный стол - в хорошую погоду там была столовая. Чтобы не поддувал ветер стены оббили толстым полиэтиленом, оставив вход. Правда, со стороны, противоположной дороге, стену сложили из крепких досок и бетонных блоков - бывало, в районе КП постреливали, а на безопасности экономить не хотелось. В целом, КП производило не то чтобы угрюмое, но слегка унылое впечатление, немного скрашиваемое в солнечную погоду.
  Располагался пост на холме в небольшой долине среди гор и таких же холмов, покрытых полями вперемежку с густым лесом. Впрочем, на этих полях давно никто не пахал и тем более не сеял - местные жители, довольно немногочисленные, жили войной, нефтью и наркотиками. Немногие держали скот, эпизодически выращивали какие-то овощи, да делали вино из урожая полудиких виноградников. Ближайшая деревня была в трех километрах от КП, небольшой хутор на пяток дворов располагался под боком - в километре. С поста хорошо просматривалась местность километров на пять-десять.
  Стычки с боевиками Армии Освобождения Народа Ичшира ('а они' в просторечии среди солдат, что тут же породило сокращение 'а мы' от Армия МЫротворцев) случались на самом КП весьма редко, всё больше в окружающих лесах и горах. В последнее время АОНИ приобрела организованный характер, разбившись на 'феодальные' отряды местных вассалов (бахивов, как их здесь называли), закалившись в боях и тренируемая инструкторами-наемниками со всего мира.
  Сержант привел всех в 'столовую'.
  - Садитесь, кому где удобно, я мигом...
  Гости сели на один край вдоль стола, солдаты напротив. Сержант притащил сумку, в которой подозрительно позвякивало. Пара солдат посообразительнее настругали на закуску сала, лука и хлеба, ловко орудуя качественными штык-ножами, недавно полученными с новыми автоматами. Сержант извлек на свет несколько бутылок водки с сомнительного вида этикетками. Арен набрал на кухне алюминиевых кружек. Разлили по три 'булька'.
  - Не бойтесь, продукт качественный, уже опробовали. Немного забористая, но не отравитесь.
  Тарасов хмыкнул, понюхал, неопределенно сгримасничал.
  - Ничего, и не такое пивали. Ну-с, за знакомство!
  Загремели кружки, заскрипели табуретки, забулькали глотки. Водка была хоть и не высший класс, но довольно приемлемая. Хрумкнул разжевываемый лук, кто-то не очень культурно зачавкал салом.
  - Паця, смени пост на НП, - сержант взглянул на коренастого паренька со скуластым лицом.
  Тот угукнул набитым ртом, хлопнул по плечу рядом сидящего смуглого солдата, накидал на хлеб сало и, подхватив автомат, пошел к выходу. Смуглый допил водку в кружке, также соорудил бутерброд и ушел. Осталось шестеро гостей, восемь солдат, прапорщик и сержант. Закурили, расслаблено откинулись, прислонившись, кто к чему.
  - Как оно там, на гражданке жизнь, - спросил прапорщик.
  - Да мы как-то с той гражданкой тоже не часто встречаемся, - Тарасов поискал глазами пепельницу, не найдя, ловко подхватил с пола валявшуюся гильзу от 30-ти миллиметрового снаряда и поставил её на стол. - Все на полигонах, да испытаниях. Мы к вам на обкатку приехали. А так... В подворотнях тоже стреляют, но в целом жить можно. Девушки по улицам гуляют, скоро юбки короткие оденут, да куртки поснимают. Политики трепятся по-прежнему, жизнь ничего вроде стала, полегче. Да я смотрю, вы и сами свежие газеты читаете и радио слушаете.
  - А чего у вас сплошные офицеры на испытания ездят, - один из солдат невинно захлопал глазами.
  Тарасов усмехнулся.
  - А где ты видел летчика-испытателя чином ниже капитана? То-то же. Если серьезно, то техника сложная, натаскать на нее просто водителей не получиться. Вот нас и посылают. Только имейте в виду - нас тут как бы и нет, гриф секретки 'три нуля'. Но вы не расстраивайтесь - боевой опыт у нас не меньше чем ваш, а то и больше. Думаете зря, в подполковниках в тридцать два оказался?
  - Ну ладно, не обижайтесь, - прапорщик выдал подзатыльник солдату. - Сержант, наливай. А где бывал, в Иффане?
  - Бывали мы в таких местах, что и не на каждой карте найдешь. Много где понемногу. Месяц, два - потом на новое место. И не везде командировочные листы подписывают.
  Арен смотрел на лица гостей. Не было на них ни тупой инфантильности, ни 'бычьей' показухи, ни фраерской рисовки. Нормальные лица нормальных людей. Такие инженерами работают или в институтах преподают. Что-то в них было слегка от суперменов, то ли физические данные, то ли вот это спокойствие. Профессионализм, подумал Арен, это не танкисты - это спецназ и высшей категории, не просто боевики, скорее контрразведка, причем возникло устойчивое ощущение, что флотская.
  Выпили по второй, закусили.
  - Как тут обстановка, - спросил молчавший до этого Паньшов.
  - А что тут, - вздохнул прапорщик, - То стреляют, то прячутся. Недавно, недели три, солдатика у нас подстрелили. Снайпер, ночью. Вышел за куст и все. Утром только нашли, с глушителем видно стреляли, никто не слышал.
  - Не может быть, - произнес Клеминьш.
  - Да как не может, вон сам утром его нашел.
  - Я не о том, - Клеминьш подался вперед. - Какой снайпер будет стрелять с глушителем, да еще и ночью? Либо расстояние большое, либо не снайпер, а поближе кто-то подобрался. С большого расстояния, опять таки ночью... Сомнительно. Велика вероятность не попасть, а только противника спугнуть. А если и попадет, то сразу бы не убило - мала энергия пули.
  - Ты его послушай, он у нас снайпер в группе, - Тарасов задумался. - Что, вообще никто ничего не слышал? В горах то, звуки ночью далеко разносит.
  - Дежурные только услышали как куст шурхнул разок и все. Это он упал. А значения не придали - тут и собаки, и ежи, и крысы лазят. А туалет мы бетонный сделали, с прикрытием. Ладно, давай помянем.
  Налили, молча выпили не закусывая.
  - А ну, покажи место, - Тарасов встал. - Может найдем чего.
  Место располагалось за домиком КП, метрах в двадцати. Тут была густая растительность, в основном кусты и трава, да пара небольших деревьев. Туда пошли прапорщик, сержант, Тарасов, Клеминьш и Тахидзе. Арен с Мухой тоже увязались за ними. Остальные гости направились к своей машине. Солдаты разбрелись по своим делам.
  - Вот здесь, - прапорщик указал на место.
  Гости, вдруг, рассыпались на две стороны, явно охраняя высматривавшего что-то в земле Клеминьша. Арен опять вздрогнул. Глаза зорко смотрят за горами, в руках оружие, непонятно как и откуда вынутое, позы текущие - не поймаешь взглядом.
  - Андрей!
  Тарасов резко повернулся и подошел к сидящему на корточках Клеминьшу. Тот протянул ему маленький заострённый предмет. Оба обменялись тяжелыми взглядами.
  - Они?
  - Да. Убью, сволочей. Пацана-то за что?
  Тарасов прикрыл руками лицо и вздохнул.
  - Ладно, Сергей вернётся, разберёмся. Сдаётся мне, они тут тоже не сами по-себе. Кто-то их использует, причём активно.
  - Справа отблеск!
  То, что случилось дальше, Арен толком не запомнил. Гости вдруг опрокинули всех на землю и залегли. Клеминьш привстал, поднял свой странный автомат и дал две коротких очереди в сторону леса.
  'Дурак, - подумал Арен, - До леса километра два, не достанешь'. Однако в той стороне возникли несколько вспышек, и упало подрубленное деревцо.
  - Есть!
  Клеминьш подкинул в воздух какой-то предмет.
  - Все живы?
  Тарасов мигом огляделся вокруг, пощупал пульс у лежавших рядом солдат.
  - Нормально. В укрытие, бегом марш!
  Все рванули с места - жить-то хочется! Сели за бетонной стеной отдышаться. Прапорщик, с выпученными глазами, нашарил рукой сигареты в кармане и закурил.
  - Ну, мужики, вы даёте!
  От НП уже мчался Паньшов. Клеминьш сделал пару жестов пальцами и тот резко свернул к броневику. Выхватил что-то на ходу, и опять рванул ко всем.
  - Говорил же, компьютер бери с собой, - Паньшов протянул Клеминьшу маленькую коробочку, похожую на наладонный компьютер. - Кто там был?
  - Обычный снайпер, - Клеминьш протянул раскрытую ладонь.
  Арен не поверил! На ладони лежала слегка деформированная пуля от крупнокалиберной винтовки. Остальные очумелыми глазами, смотрели на гостей.
  - Вот, так бывает на войне, - Тарасов усмехнулся, - всё закончилось, ребята, успокойтесь.
  Прапорщик нервно сглотнул:
  - Меня каждый раз типает. Что я жене потом скажу? Михась! Заводи броню! Всем надеть бронежилеты! Поедем, посмотрим.
  На вышке НП присел лейтенант Сапро со снайперской винтовкой. Генерал, бодро матюгаясь, раздавал ценные и никому не нужные указания. Начальственные привычки вбиты в мозг намертво и выскакивают инстинктивно. Мелекин стоял рядом и ухмылялся, глядя на генерала. Паця с Перешкичем быстро расчехлили зенитку и развернули её в сторону леса. Остальные бегом одевали броники и рассаживались на ревущем дизелем 'бэтээре'.
  Клеминьш пощёлкал кнопками на компьютере.
  - Опа, живой ещё! Бегом! Поехали!
  - Обездвижь.
  - Уже. Только быстро - похоже, бедро порвано. Е-моё, блин!
  - Что?
  Клеминьш махнул рукой.
  - Опять девка! Да куда же вас дур несёт-то!
  Он вскочил на уже рванувший с места БТР, чем заработал одобрительные возгласы солдат.
  - Ильварс, - крикнул вдогонку Паньшов, - на, лови!
  Метнул синюю коробочку. Клеминьш вскинул руку, но не поймал. Арен, вцепившись ногами в шанцевый инструмент, вытянулся и подхватил коробку на излёте. Протянул Клеминьшу. Тот одобрительно хлопнул Арена по плечу.
  - Спасибо! Молодец, реакция отменная. Где занимался?
  Арен почесал затылок. В этот момент БТР дёрнулся, спускаясь с холма, и Арен слегка пошатнулся. Клеминьш вцепился ему в плечо, прижимая к броне.
  - Извини, отвлёк.
  Арен благодарно кивнул, намертво вцепившись в поручень свободной рукой. Мехвод на миг высунулся из люка.
  - Держись, братва!
  Прапорщик привстал, глядя вперёд. На пути БТРа возник залом из переплетённых ветвей. Зашатало нещадно.
  - Суки, три дня тому ещё не было!
  Невин разошелся не на шутку. Покрывая окружающую среду и неведомых противников матом, он размахивал ручным пулемётом, словно дирижёр своей палочкой. Кто-то из солдат схватил его за ремень, придерживая на весу.
  Скатившись в ложбинку, БТР весело взрыкнул дизелем и бодро устремился к вершине. Сидевшие на броне, крутили головами на все триста шестьдесят, и только Клеминьш спокойно смотрел на экран своего странного компьютера, прижимая при этом, Арена за плечо.
  Вкатили на холм. Все мигом рассыпались, заняв позиции.
  - Там! Арен, Невин, двое ещё - за мной! Остальным - держать периметр!
  Голос и авторитет офицера подействовали на всех. Клеминьш ткнул пальцем в направлении корявого деревца, возле которого валялись свежеподрубленные ветки. Прапорщик, Арен и Клеминьш рванули в указанном направлении. За ними увязались двое солдат.
  Пятьдесят метров спринтерского бега. Любой солдат, вернувшийся отсюда, мог смело плюнуть в самодовольную рожу Роя Берри - чемпиона среди спринтеров. Надень сорок кило снаряги, смотри по сторонам, держа оружие в готовности к стрельбе в любой момент, а потом и хвастайся перед репортёрами. Это тебе не лёгкая футболочка и звонкий голос судьи - это жизнь. Здесь могут убить, а не поставить подножку. Здесь... Впрочем, кому он нужен, герой олимпиад, когда вокруг шакалы, а не восторженная толпа зрителей и бутылочка воды на финише.
  В двадцать секунд группа домчалась до места. Там... Арен вздрогнул.
  Хрупкая фигурка в маскформе. Левое бедро разорвано напрочь, кровь хлестала ручьём. Невин подскочил и сорвал с лица маску. Серое лицо молоденькой девочки. Глаза закатились, агония подходила к финальной стадии.
  - Сука!
  - Блядь!
  - Пацаны, ща оприходуем, пока лыжи не скинула!
  А Арен смотрел только в глаза. Два прекрасных зелёных колодца. Свет померк.
  - Не тронь!
  - Не, пацаны, ты посмотри на щенка.
  - Не смей!
  Старший дал Арену пинка, отчего всё тело пронзила неимоверная боль.
  - Слышь, сучонок! Ща сдохнешь, если ещё рыпнешься. Ясно?
  Арен скорчился на холодном полу. 'Нет, ты ещё жив'.
  - Круть, а девочка мягенькая!
  - Ша! Я первый.
  В тишине звонким трещанием раздался звук расстёгиваемой ширинки.
  Арен скорчился. 'Они сделают ЭТО и уйдут' - говорила отбитая печень - 'Лежи, не дёргайся'.
  Сестра беспомощно взглянула и отвернулась. Арен беззвучно заплакал. Ирия, я маленький, я ничего не могу!
  'Нет!' Это ещё что? 'Можешь!'
  Арен не помнил, как он встал. Круть уже снимал трусы, когда ему в висок вонзилась вытянутая в 'копьё' ладонь. Остальные даже не поняли, что происходит.
  Арен забился в угол, Ирия гладила его по голове, родители и милиция стояли рядом.
  - Я убийца, да?!
  - Арен, милый. Спасибо тебе! Если бы не ты...
  - Я убийца!
  Ирия посмотрела на него. Зеленоглазая, словно кошка.
  - Арен, послушай. Здесь не было людей. Поверь мне.
  Он кивнул и обнял сестру.
  - Стоять!!!
  - Арен, ты чего? С катушек сьехал?
  Арен встал возле девушки-снайпера и поднял ствол автомата. Все опешили.
  - Арен, ты это... Тихонько, успокойся, - Невин поднял руку, - давай поговорим.
  - Занять круговую оборону!
  Все обернулись. Клеминьш, с необычно жестким лицом, обвёл всех взглядом.
  - Арен, в авангард. Я ей помогу.
  Он посмотрел Арену прямо в глаза и тот понял - поможет.
  Арен перепрыгнул через девушку и направил ствол в гущу леса, краем глаза поглядывая на неё. Остальные рассыпались кругом. Клеминьш раскрыл аптечку.
  - Дурочка, ну что тебе здесь надо?
  Вколол три ампулы разного цвета. Арен отвернулся и заметил неясную тень. Вскинул автомат и дал две очереди, отсекая по два. Прапорщик отреагировал длинной очередью из пулемёта, срезая хлипкие стволы деревьев. Послышался предсмертный хрип.
  На холм взлетел броневик гостей. Арен не поверил своим глазам - гости высыпали из него в мгновение ока. Моментально исчезли в чаще. Спустя пару секунд послышался сдавленный хрип.
  - Дыши, девочка, слышишь?
  Арен сделал перекат назад и оказался рядом с Клеминьшем. Тот держал снайпершу под голову и массировал ей грудную клетку. Девушка выгнулась, глубоко вздохнула и опала ему на руки. Дыхание приобрело ритмичный характер.
  - Арен, бери её и неси в наш БТР.
  Арен кивнул, закинул автомат за спину и присел перед девушкой. Она снова взглянула на него.
  - Тихо, не дёргайся, - Арен просунул руки ей под спину, - всё хорошо.
  - Спа... сибо... Я не.. не.. хочу...
  - Тише. Молчи.
  Арен осторожно взял её на руки и понёс к БТРу гостей. Широкий проём позволил войти не сгибаясь и не тревожа хрупкую ношу. С водительского места обернулся Тахидзе.
  - Плохо?
  Арен кивнул.
  - Держи крепко.
  БТР рванул с места, но Арен не почувствовал ни тряски, ни толчков.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"