Текутова Наталья Алексеевна: другие произведения.

молочный шоколад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


ГЛАВА 1

   Семья Жигановых была образцово-показательной, интеллигентной семьёй. Её глава, Валентин Петрович, недавно отметивший своё 50-летие, работал хирургом в центральной городской больнице. За почти 30 лет работы он приобрёл репутацию честного, добросовестного и трудолюбивого врача и пользовался неподдельным уважением и восхищением среди своих коллег, пациентов, друзей, соседей, да и просто знакомых ему людей.
   Его жена, Светлана Павловна, была младше мужа на 5 лет, на жизнь зарабатывала, преподавая английский язык в престижном гуманитарном вузе и ничуть не уступала мужу во всех вышеперечисленных достоинствах.
   Это была действительно счастливая, искренне любящая друг друга пара. За 25 лет совместной жизни они многое испытали: лишения, трудности, предательство, обман, непонимание со стороны родителей -- со всем этим столкнулись супруги Жигановы. Но как бы ни было тяжко и невыносимо, Валентин никогда, ни при каких обстоятельствах, не повысил голос на жену, а она всегда понимала мужа, старалась помочь и поддержать в казалось бы безвыходных ситуациях. Что бы ни случилось, Света постоянно была готова подставить своё слабенькое женское плечо своей второй половине. Стены их трёхкомнатной, со вкусом обставленной, квартиры никогда не слышали ни ссор, ни разговоров на повышенных тонах, ни уж тем более звона разбившейся посуды, как это часто случается у большинства супругов. Это были на самом деле две половинки единого целого.
   Самым радостным событием четы Жигановых стало долгожданное рождение дочки Антонины. Родители были на седьмом небе от счастья и с первых же дней совместно баловали малышку. Очень часто излишняя любовь и забота приводят к тому, что ребёнок превращается в эгоиста, начинает зазнаваться и ставить себя выше других. С Тоней такого не случилось. Она росла спокойной, примерной девочкой. В школьные годы с ней не происходили неприятные случаи, вообще не было никаких проблем. Ни разу муж с женой не слышали от дочки слов: "Не получается!", "Не хочу учиться!", "Надоело!.." и т.д. Закончив школу с "золотой" медалью, Тоня без "блата" поступила на юридический факультет университета. Опережая учебную программу вуза на год, девушка без труда закончила на "отлично" 4-ый курс, и никто не сомневался: "красный" диплом у Антонины уже в руках. В свои 19 лет она была первой красавицей университета: натуральная блондинка с идеальной фигурой, она имела густые, длинные волосы, которые постоянно убирала в толстую косу, спускающуюся ниже пояса; голубые, широко раскрытые глаза; маленький курносый носик; полненькие, соблазнительные губки -- её ангельская улыбка обнажала ряд белоснежных ровных зубов, а на щеках появлялись очаровательные ямочки. Она восхищалась своими родителями, очень их любила, никогда не огорчала, не противоречила им, всегда была готова прийти на помощь любому, кто в ней нуждался. Это был ангел, спустившийся с неба на эту грешную землю.
  
  
  
  
  
   Тоня замкнула аудиторию вуза, повесила на плечо сумочку и стала спускаться по лестнице на первый этаж. Был предпраздничный день, а потому к трём часам дня в университете почти не осталось ни студентов, ни преподавателей. Закончив все важные дела, со спокойной совестью и приподнятым настроением Тоня спешила домой: нужно было подкупить кое-какие продукты для приготовления праздничного ужина, на который должны были прийти коллеги по работе и друзья супругов Жигановых. На лестничной площадке Тоня столкнулась с деканом юрфака, лучшим другом их семьи, Василием Семёновичем Малиновским.
   -- Тонечка! Как хорошо, что ты ещё здесь!-- радостно произнёс он, -- я к тебе с просьбой.
   -- Всегда к вашим услугам, Василий Семёнович, -- с улыбкой ответила Тоня, -- чем могу --помогу.
   -- Видишь ли, после праздников к нам приезжает практикант из Техаса, хочет побольше узнать о нашем вузе, посетить семинары, экзамены поглядеть как проходят, ознакомиться с достопримечательностями города. Ну, ты понимаешь. И я подумал: раз ты уже сдала экзамены, то может возьмёшь на себя роль гида этого парня?
   -- Ну конечно! С большим удовольствием! Я как раз размышляла над тем, чем бы мне заняться в ближайшее время, не могу без дела сидеть.
   -- Знаю. Да, Тоня, скажи родителям, что я не смогу прийти к вам завтра на ужин. Хочу проведать маму. Так давно у неё не был. Всё дела, дела. Сделаю ей сюрприз. Впереди целых 4 дня выходных, побуду с ней, помогу. Может, задержусь на денёк. Ты без меня справишься.
   -- Конечно, не волнуйтесь. Всего хорошего Вам, удачно съездить.
   -- Спасибо, Тонечка. Нашего иностранного гостя зовут Майкл Райсон. Он уже закончил обучаться в вузе и теперь повышает свою учёную степень. В первый день расскажи ему о нашем университете, познакомь со студентами, преподавателями и тому подобное.
   -- Хорошо. Я всё сделаю. Ему запомниться это посещение.
   Выйдя из университета, они попрощались друг с другом. Василий Семёнович сел в свою иномарку, а Тоня направилась к троллейбусной остановке, довольная интересным мероприятием, которое ей поручил декан. После этого разговора она вдруг почувствовала, что в скором времени произойдёт что-то необычное, волнующее и захватывающее. Но, что именно, Тоня, естественно, пока не знала.
  
  
  
  
  
   Праздничные дни прошли в суматохе, приёме гостей, поздравлениях и веселье. Наступила новая трудовая неделя.
   Тоня сидела в кабинете за компьютером спиной к двери и была так захвачена работой, что даже не услышала стука в дверь. Стучавший, не дождавшись ответа, вошёл.
   -- Извините, пожалуйста.
   -- Да? -- Тоня, оторвавшись от дел повернулась к вошедшему. Её брови слегка приподнялись от удивления и неожиданности.
   Перед ней стоял высокий, атлетического телосложения мулат. "Как молочный шоколад!" -- сравнила девушка цвет его кожи. Чёрные, блестящие волосы чуть завивались, на правую сторону лба непроизвольно падала очаровательная чёлка; миндалевидные глаза; аккуратный, прямой нос; чувственные, в меру полные губы. "Совсем не раскатанные", -- подумала Тоня. Таким эпитетом охарактеризовала губы всех "негров" баба Клава, уборщица университета, милая, добродушная старушка, любившая "Тонечку", как собственную внучку (своих у неё пока не было). Завершала картину соблазнительная ямочка на подбородке молодого человека. Несомненно, он являлся предметом желаний многих и многих лиц женского пола.
   Несколько минут они в неподвижном молчании с интересом рассматривали друг друга. Майкл впервые видел такую прелестную девушку. Ему показалось, что перед ним ангел, спустившийся с облака, и сейчас это чудо исчезнет, растает, как снежинка на ладони.
   -- Вы -- Майкл Райсон? -- Тоня первая нарушила тишину. Майкл вдруг обрадовался, что это незнакомка оказалась не видением, а живым, реальным человеком из плоти и крови.
   -- Да. Здравствуйте.
   -- Здравствуйте. Я не слышала, как Вы вошли, очень увлеклась работой. Извините.
   -- Ну что Вы! Я сам такой, когда дело меня захватывает.
   -- Господи! Какая я невнимательная: даже не предложила Вам сесть! -- спохватилась Тоня.
   -- Не беспокойтесь. Не важно: сидеть ли, стоять, лишь бы рядом находилась такая привлекательная девушка, как Вы. Он чуть не сказал: "такая соблазнительная девушка", но понял, что это не тактично, учитывая, сколько времени они знакомы. "Я даже ещё не знаю её имя", -- подумал Майкл.
   -- Вы мне не представились.
   -- О, простите, пожалуйста! Что-то я сегодня всё забываю. Меня зовут Тоня. Закончила 4-ый курс юрфака данного университета. И если не возражаете, буду Вашим экскурсоводом по нашему университету и городу, пока Вы находитесь в России.
   -- Возражаю? Конечно, нет! Что Вы!
   Майкл не мог поверить в такую удачу: теперь каждый день он будет видеть, более того -- разговаривать и общаться с этим божественным созданием.
   -- Хорошо. Тогда сегодня мы походим по университету, я познакомлю Вас с преподавателями, студентами, посетите лекции и семинары, если Вас это интересует.
   -- О, я очень любопытный человек! Всем интересуюсь. Буду ходить везде, но у меня два условия. Вы ведь не откажете гостю?
   -- Как можно! Что за условия?
   -- Во-первых, давай перейдём на "ты", а во-вторых, ты, как гид, будешь всегда и везде со мной.
   -- Договорились.-- Тоня улыбнулась своей неземной улыбкой: показались идеально ровные, белоснежные зубки и маленькие, забавные ямочки на щеках.
   -- С чего мы сейчас начнём? -- поинтересовался Майкл.
   -- Предлагаю ознакомиться с нашей библиотекой, -- Тоня выключила компьютер и повернулась к гостю. -- Идём?
   -- Только после Вас.-- Молодой человек открыл дверь, пропустив девушку вперёд.
   Библиотека вуза была огромна, оснащена новейшей техникой и обеспечена всей необходимой, да и не только необходимой, для студентов литературой. Они так увлеклись, что не заметили, как прошли два часа, и библиотеку уже закрывали.
   -- Вы извините, но мы сегодня закончим на час раньше по техническим причинам, -- предупредила Тоню библиотекарь, Надежда Дмитриевна, высокая женщина среднего возраста. -- Добро пожаловать в Россию, уверена: Вам понравится наш город, -- добавила она, с интересом взглянув на Майкла.
   -- Я в этом нисколько не сомневаюсь. Приехал только вчера, а мне уже здесь нравится всё, хочу больше узнать о вашем городе, посетить интересные места, везде побывать. Это так увлекательно -- переместиться в другой, неизведанный тобой мир, в Россию. А как мне повезло, что экскурсоводом моим будет такая очаровательная, прекрасная девушка. Я восхищён!
   -- Майкл, пожалуйста, ты меня смущаешь,-- тихо обратилась к нему Тоня.
   -- Что верно, то верно. Тоня -- душа нашего университета. Мне кажется, у неё и недостатков то нет, -- поддержала молодого человека Надежда Дмитриевна.
   -- Майкл, нам пора, библиотека уже закрывается. Если захочешь, завтра можем прийти сюда снова.
   -- Конечно! Я не всё ещё здесь изучил, тут масса интересного. Обязательно придём.
   Выйдя из библиотеки, Майкл обратился к девушке:
   -- Какие ещё на сегодня планы?
   -- Занятия идут до девяти часов, так что у нас много времени. Проведу тебя по университету, всё покажу. Можешь посетить лекции или семинары. Через час начнутся практические занятия по психологии. У нас классный преподаватель по этой дисциплине, студенты без ума от него. Ты получишь удовольствие, посидев на семинаре.
   -- Я в этом уверен, но в данный момент был бы просто счастлив, предложи мне кто-нибудь хотя бы бутерброд. С утра ничего не ел и умираю с голоду. Есть тут недалеко местечко, где можно было бы перекусить?
   -- И очень даже недалеко. В нашем вузе прекрасная столовая и кафе с тихой, успокаивающей музыкой. Там расслабляешься и отдыхаешь от учебного процесса.
   -- Отлично! Тогда вперёд!
   Плотно пообедав в столовой, молодые люди переместились в уютное, маленькое кафе, в котором царил полумрак и звучала тихая, медленная мелодия. В настоящий момент посетителей не было, и можно было занять любой приглянувшийся им столик. Заказав по чашечке кофе, они выбрали самый дальний, расположенный в углу около окна, занавешенного дорогими, атласными шторами, отчего это место казалось ещё более тёмным.
   -- Что ещё для счастья надо? Я отведал восхитительного цыплёнка в апельсиновом соусе, а теперь нахожусь здесь попиваю свеже сваренный первосортный кофе, напротив меня -- самая очаровательная и прекрасная девушка, какую я когда-либо встречал...
   -- Перестань, Майкл, ты опять меня смущаешь, -- щёки Тони залил румянец.
   -- Не могу. Когда ты рядом, просто не возможно сдерживаться. Хочется снова и снова говорить тебе ласковые, нежные слова, а когда мы совершенно одни... -- он сделал многозначительную паузу, -- тебе не нравятся мои комплементы? Уверен, что я не первый, кто говорит подобное.
   -- О, не первый, далеко не первый. Ты, пожалуйста, не обижайся. Мне очень приятно слышать такие слова, но знаешь... когда их постоянно повторяют. Не знаю, мне становится почему-то не по себе, не уютно. Я ведь обыкновенный человек, с достоинствами и недостатками, а все считают меня идеальной, чуть ли не ангелом. Так не бывает.
   -- Ещё как бывает! Ты -- прямое тому доказательство. Просто недооцениваешь себя, но это исправимо.
   -- Ну почему мы говорим только обо мне? -- Тоня решила сменить тему разговора, -- по-моему ты уже успел достаточно меня узнать, раз после нескольких часов знакомства считаешь меня ангелом. А я тоже хочу узнать побольше о тебе, твоей семье, учёбе.
   -- Твоё желание для меня закон. Моя жизнь не так уж интересна, как ты того, может быть, ожидаешь.
   -- Если вдруг по каким-то причинам тебе неприятно рассказывать, то я пойму. В конце концов мы знакомы недавно, а я проявляю любопытство...
   -- Ничего подобного. Я очень даже рад, что ты проявляешь ко мне интерес.
   Майкл отхлебнул кофе и начал свой рассказ.
   -- Мой отец, чистокровный негр, полюбил белую женщину. С его стороны это было настоящее, глубокое чувство. Для неё -- нет. Как она потом сказала отцу, переспала с ним "из любопытства". Это был удар ниже пояса. Папа не ожидал такого предательства. Потом она забеременела. Конечно, никак не хотела иметь ребёнка от "чёрного", хотела меня убить. К счастью, был уже большой срок, и ей отказали в операции. Через определённое время я родился. Она просто принесла и положила меня на порог дома отца, а сама сразу же уехала из города с богатым бизнесменом. Больше они никогда не встречались. У отца тогда был трудный период, но он не бросил меня. Работал изо всех сил на нескольких работах, чтобы платить кормилице, затем нянечке, потом -- за учёбу. Он работал, работал, работал... Ему было очень тяжело, я это чувствовал. Но он никогда не подавал виду, всегда был ласков, внимателен, заботлив со мной. Я многим ему обязан. Отец всю жизнь мечтал иметь сына, который займёт достойное место в этой жизни, станет настоящим человеком.
   -- Думаю, ты выполнил его желание. Ведь ты закончил юридический вуз, а сейчас повышаешь учёную степень. Он должен тобой гордиться, Майкл.
   -- О! Он очень гордится, даже слишком. Не так давно я начал подрабатывать в частной фирме и уговорил его, наконец, бросить работу. Сейчас папа отдыхает. Наверное, впервые по-настоящему за столько лет. Я поставил перед собой цель: обеспечить ему безбедную старость, с достатком и комфортом. Буду работать сколько нужно, когда будет нужно. Отец жил всегда только ради меня, все силы отдавал, лишь бы я не нуждался. Теперь моя очередь позаботиться о нём. Вот и вся моя жизнь, Тоня. Говорил же: ничего увлекательного.
   -- Ну что ты! Я так заслушалась, что к кофе совсем не притронулась. Закажем ещё по чашечке?
   -- С удовольствием. Тем более, что теперь твоя очередь излагать свою биографию. Мне очень интересно узнать о твоей жизни.
   -- У меня действительно ничего захватывающего в моём рассказе не будет, но отказать тебе не могу, -- улыбнулась Тоня.
   -- Вот и прекрасно! Пойду принесу нам кофе.
   Через час они почти всё знали друг о друге. Обоим казалось, что знакомы они очень давно, между ними установились доверительные, дружеские отношения. В тот момент действительно дружеские...
  
  
  
  
  
   Но с каждым днём Тоня понимала, что с ней что-то происходит. Она всё чаще стала думать о Майкле. Стоило ей только закрыть глаза, как перед ней возникал его образ, его глаза, улыбка, ямочка на подбородке. Всё труднее было с ним расставаться. Уже через пять минут после прощания, хотелось снова его видеть, быть с ним, общаться, слушать его и только его. Без Майкла она чувствовала какую-то пустоту и дискомфорт. Тоня стала рассеянной, задумчивой, не так внимательно вникала в разговоры родителей, часто переспрашивала. Когда Майкл был рядом, её сердечко начинало вдруг учащённо биться, а она сама, как ей казалось, поднимется над землёй и полетит, чтобы рассказать всему миру о Майкле, какой он чудесный, внимательный, ласковый и вообще самый лучший на свете. Когда он первый раз её поцеловал, ей показалось, что душа её сейчас вознесётся к небесам и попадёт в рай. Это было новое, незнакомое, неизведанное ощущение. Тоня поняла, что впервые по-настоящему влюбилась. Она была счастлива...
   С Майклом творилось то же самое. Он постоянно о ней думал, засыпал и просыпался с её именем на губах, только её видел он во сне, желал её, мечтал о ней. Рядом с Тоней он не замечал никого, ничего не слышал, только её, её, её. С ним никогда ничего подобного не было. Он встречался с девушками, влюблялся несколько раз. Но всё быстро проходило. А Тоня оказалась девушкой его мечты. Такой никогда не было и больше не будет. Единственная и неповторимая. Мысль, что рано или поздно придётся покинуть этот город и Тоню, приводила его в отчаяние, не давала ему покоя. "Нужно что-то решить. Не смогу без неё. Ни дня, ни часа не смогу. Что-нибудь придумаю, но не расстанусь с ней. Никогда. Что-нибудь придумаю..." Так рассуждал Майкл, но пока никаких вариантов у него не было.
   Июнь месяц подходил к концу. Были проверены и зачтены все контрольные и курсовые работы, сданы все зачёты и экзамены, студенты радовались окончанию учёбы и предстоящим каникулам. Многие преподаватели взяли отпуска и разъехались кто куда: кто в деревню к родителям, кто за границу, кто на курорт -- каждый по своему желанию и возможностям. Супруги Жигановы решили этим летом отправиться на Кипр. Вообще-то инициатива была Валентина Петровича, Светлана Павловна не была в восторге от предложения мужа, так как в последнее время она заметила произошедшие в дочке перемены и ей не хотелось оставлять её одну. Но супруг всё-таки убедил её сказав, что с Тонечкой ничего не случится, это не первое лето, когда они оставляют её одну, а им обоим не помешает устроить ещё один медовый месяц, побыть вдвоём, вдали от городской суеты, от работы, бесконечных дел... Короче, жена согласилась. Они поехали.
   Тоня вот уже несколько дней жила одна.
   Стояла душная, июньская ночь. Часы показывали начало второго. Майкл и Тоня вышли из ресторана, где их группа отмечала успешное окончание 4-ого курса. Майкл проводил девушку до дома, у подъезда они остановились. Ему никак не хотелось расставаться с ней, возникло непреодолимое желание последовать за ней, в её квартиру, в её спальню...
   -- Зайдёшь ко мне? Выпьем кофе, -- вдруг предложила Тоня, словно читая его мысли.
   -- С удовольствием, -- прошептал Майкл.
   В квартире Тоня не успела включить свет: Майкл, притянув её к себе, обхватил руками её головку. Губы девушки страстно откликнулись на его несмелый, нежный поцелуй. Исчезли стыд и детский страх. В Тоне проснулась женщина. Настоящая, страстная женщина, желающая немедленно получить своего любимого и отдать ему всю себя, без остатка. Она взяла его за руку и провела в свою комнату. Обхватив руками его шею, Тоня прильнула к его напрягшемуся вдруг телу.
   -- Радость моя, ты уверена? Ты хочешь именно этого? Не слишком ли мы торопимся? Может быть...
   Тоня, не дала ему договорить, зажав его губы ладошкой.
   -- Я уверена, как никогда в жизни, -- прошептала она, -- я люблю тебя, Майкл и хочу прямо сейчас, немедленно.
   -- Ангел мой! Как я тебя люблю! Прелесть моя, любимая...
   Не в силах больше сдерживаться, он увлёк Тоню на кровать...
  
  
  
  
  
   Солнечный лучик игриво коснулся груди, затем шеи, переместился на тронутые улыбкой губы, проскользнул по кончику носика девушки и замер на её глазах с явным намерением во что бы то ни стало разбудить юное создание, почему-то никак не желающее в это утро просыпаться. Начался новый знойный июльский день, и все люди уже занимались своими делами, пока не стало слишком жарко. Тоне ужасно хотелось спать, но неугомонный солнечный зайчик всё-таки добился своего: она открыла глаза. Её головка покоилась на плече Майкла, рука обнимала его широкую крепкую грудь, а миниатюрная ножка приспособилась между мускулистыми ногами юноши. Вспомнив, что произошло этой ночью, Тоня легонько вздохнула и лукаво улыбнулась. Осторожно высвободившись из объятий Майкла, она, привстав и облокотившись одной рукой на подушку, с интересом стала наблюдать за спящим молодым человеком. Умиротворённость и блаженство запечатлелись на его лице, веки слегка подрагивали, на губах играла едва заметная улыбка. Девушка любовалась сильным, идеально сложенным телом своего возлюбленного. Он был почти полностью обнажён за исключением интересного места, скромно прикрытого простынёй. Взгляд Тони скользнул по рукам, груди, чуть покрытой курчавыми волосками, плоскому животу и, замерев, остановился на том самом месте. Припомнив подробности ночи, Тоня покрылась румянцем, но взгляд не отвела. Она продолжала созерцать, и в её головке вдруг пронеслись такие мысли, от которых щёки девушки ещё больше покраснели и запылали.
   -- Отчего это твои щёчки вдруг покраснели, ангел мой? -- Тоня и не заметила, что Майкл уже проснулся и хитро сощурив глаза наблюдает за ней.
   -- Ты так сладко спал, и я не захотела тебя будить.
   -- А ты с таким любопытством разглядывала моё тело, что я решил не мешать тебе, радость моя.
   -- Я вовсе не разглядывала, просто...
   -- ...просто случайно твой взор упал на одно пикантное место, и твои щёчки стали походить на помидоры. Я понимаю...
   -- Перестань издеваться, Майкл, -- как можно серьёзнее сказала Тоня, отлично понимая, что он шутит.
   -- За просмотр полагается платить, милая.
   -- Называй цену, я согласна, -- Тоня продолжала шутить вместе с Майклом.
   -- А ты не догадываешься? -- прошептал ей на ухо мулат, нежно коснувшись губами её шеи, губ, заглянув в её глаза, он увидел в них столько любви, счастья, восторга, что комок подкатился к его горлу. -- Я люблю тебя, Тоня. Боже мой, как я тебя люблю!
   -- Майкл...
   От переполнявших её новых, доселе неизведанных ощущений и чувств, Тоня произнесла только его имя, на глазах выступили слёзы.
   -- Что с тобой, любовь моя? Я сделал тебе больно? Был слишком груб с тобой? Скажи! Скажи, что случилось? Почему ты плачешь, милая?
   Он продолжал утешать девушку, стараясь найти самые ласковые и нежные слова, какие только знал. Взгляд его был виноватым, в глазах застыло недоумение и такой испуг, что Тоня, не выдержав, к величайшему изумлению Майкла, вдруг весело рассмеялась.
   -- Дорогой мой, неужели ты совсем не знаешь женскую натуру? Мы плачем не только от боли или горя, но и когда нам очень хорошо, когда мы счастливы, когда любим. Знаешь, у нас есть такая песня -- "Я люблю тебя до слёз". Так вот, Майкл, и у меня такое же чувство: я люблю тебя до слёз, милый мой.
   -- Господи! Солнце моё, я так испугался! -- обняв Тоню, он притянул её к себе. -- Я тоже очень, очень тебя люблю.
   Чуть отстранившись от неё, он взял её головку в свои большие ладони и покрыл поцелуями её лоб, глаза, носик, щёки, губы и шею. Как человек, измученный жарой и жаждой, с жадностью припадает к живительному холодному источнику и не может никак напиться, так и Майкл не мог оторваться от сладких, волнующих губ Тони. Наконец, хоть и с трудом, ему это удалось. Он с восхищением и любовью посмотрел на свою любимую. За ночь её коса расплелась, и теперь мягкие, вьющиеся волосы падали с плеч, полностью закрывая спину и грудь девушки.
   -- Почему ты прячешь такую прелесть? -- он бережно взял прядь волос и поднёс её к губам, нежно поцеловав.
   -- Я всегда заплетала косу, ещё с детства. Не люблю, когда волосы в беспорядке. Это мешает думать и сосредоточиться на деле.
   -- Это верно. Ты не очень хорошо соображала этой ночью. У тебя было только одно желание: заманить меня в свою кроватку. Не правда ли, радость моя? -- глаза мулата хитро сощурились, он улыбнулся Тоне своей обворожительной улыбкой.
   -- Да! Я сделала первый шаг, потому что искренне полюбила тебя! -- взгляд её стал серьёзным и напряжённым. -- Со мной такого никогда не было. Можешь считать меня порочной, развратной. Мне всё равно. Можешь мне не верить, но ты мой первый и последний мужчина...
   -- Я это знаю, любовь моя. Не сердись. Я просто пошутил.
   -- Знаешь? Откуда? Я ничего о своих любовных приключениях тебе не рассказывала.
   -- А у тебя их и не было. Я же, милая, могу отличить женщину от невинной девушки.
   -- У тебя было много женщин, Майкл? -- голубые, широко раскрытые глаза Тони наполнились печалью, но тут же грусть уступила место гневу, она сердито взглянула на своего любимого, тоненькие брови сошлись на переносице. -- Не вздумай от меня скрывать! Отвечай прямо! Всё равно не поверю, что это у тебя тоже впервые.
   -- У меня и в мыслях не было что-то от тебя скрывать, любимая. Да, были у меня женщины. Скажу тебе -- больше двух. С одними случались довольно длительные отношения. В других быстро разочаровывался. Вообще сейчас это не важно. Я встретил тебя, влюбился в тебя без памяти. Со мной такого никогда, никогда ещё не было. Более того, моё чувство взаимно. Ты подарила мне себя, ты доверилась именно мне, ты рассталась с детством, с невинностью -- ради меня! Ты стала ещё дороже мне, Тоня! Не буду лгать: ты, к сожалению, не первая моя любовь. Но клянусь, что последняя! В этом я полностью уверен! Ты веришь мне, счастье моё?
   -- Да, да, милый. Я верю, верю тебе! Как я могу в тебе сомневаться? После твоих слов, после всего, что между нами произошло. Ты -- мой первый и последний мужчина. Мне больше никто, никто не нужен. Пока живу, пока дышу, буду думать только о тебе, любить только тебя. Не смогу и дня без тебя теперь, любовь моя.
   Тоня говорила с таким жаром, с такой любовью и нежностью смотрела она на Майкла, что у него вдруг комок подкатил к горлу: никогда ничего подобного с ним не случалось. Он хотел не только её тело, ему нравилось общаться, говорить с ней, слушать её, видеть, как она улыбается или сердится. Ему безумно хотелось быть всегда с ней, не отпускать её ни на минуту, разделить с ней её печали, заботы, радостные и тяжёлые минуты жизни. Она стала частью его тела, его сердца, его души. Теперь Майкл просто не мыслил своё существование без Тони. Об отъезде он пока даже и не думал. Просто не мог. Когда рядом была она... " Как там отец?" -- эта мысль вдруг пронеслась в его голове. "Всё равно придётся уезжать. Я так давно не был. Нет, сейчас не хочу, не буду сейчас об этом думать. Ведь можно и задержаться. Ничего страшного. Надо подумать, всё спланировать. Не хочу расставаться с ней. Мы теперь одно целое. Никто нас не разлучит. Возьму её с собой, а потом..."
   -- Любовь моя, о чём это ты так задумался?
   Погрузившись в размышления об их с Тоней будущем, Майкл не заметил, как девушка, устав сидеть, снова легла, положив свою голову ему на колени. Одна её рука гладила его чёрные, мягкие волосы, а другая пыталась вытащить из-под тела простыню, чтобы хоть немного прикрыться. Ей пока никак это не удавалось, и взгляд очнувшегося от задумчивости Майкла упал на полную соблазнительную, ранее прикрытую волосами, а сейчас полностью обнажённую грудь с розовыми, чуть приподнятыми вверх сосками; он не мог налюбоваться её совершенным телом, глаза оторвались от груди, переместив свой взор чуть ниже, ещё ниже... Девушка слегка задремала и не заметила, какое сильное желание вдруг охватило Майкла. Заметив, что ею овладел сон, молодой человек нежно прикоснулся губами к её маленькому носику, ещё и ещё, затем его губы замерли на её губах долгим чувственным поцелуем. Вмиг очнувшись от дремоты, Тоня ответила на это прикосновение.
   -- Ты хочешь меня, милый? Только скажи, я готова...
   Взгляд Тони был сонным и полон усталости, поэтому Майкл, еле сдерживая желание, проговорил:
   -- Я желаю тебя всегда, радость моя. Но сейчас тебе просто необходимо выспаться. Прости, наверно, я слишком утомил тебя этой ночью.
   -- Мне было так хорошо, любимый! Я побывала в раю! Честное слово! Но для меня это впервые, я, правда, ещё немного бы поспала. Я ведь заснула только на рассвете.
   -- Мы заснули, ангел мой. Я тоже трудился.
   -- Я помню, -- щёчки Тони снова покраснели.
   -- Вот, что мы сделаем. Я ненадолго покину тебя, миленькая моя. А ты за это время выспишься как следует, примешь душ, позавтракаешь, короче, отдохнёшь от моих нежностей. -- Майкл встал и начал торопливо одеваться, стараясь не смотреть на обнажённую Тоню, сидевшую на кровати опершись на колени и неприлично раздвинув ноги. "Держись, держись", -- всё время повторял про себя Майкл. Сейчас она утомлена. Нельзя набрасываться на неё как животное. Её нужно любить нежно и осторожно. "Холодный душ -- вот моё спасение", -- подумал он.
   -- Почему ты так торопишься, Майкл? Хочешь поскорее от меня избавиться? Я тебе уже надоела?
   -- Господи! Ну как ты могла подумать такое! Просто я хочу дать тебе передышку. В данный момент самое лучшее для тебя -- это сон, он вернёт тебе силы и бодрость. Проводи меня, солнышко. Сам я не открою дверь.
   Тоня встала, накинула коротенький атласный халатик и вместе с Майклом вышла в прихожую. У двери он остановился.
   -- Всего несколько часов. Потом мы снова встретимся. Не сердись на меня. Я очень не хочу тебя покидать, даже на такой короткий срок.
   -- Тогда оставайся, любимый!
   -- Нет-нет, радость моя. Если я останусь тебе уж точно не удастся выспаться и отдохнуть. Ты ещё больше утомишься.
   -- Почему же? -- сама Тоня прекрасно знала ответ на данный вопрос, но ей хотелось услышать, что он скажет.
   -- А ты, как будто, не знаешь?
   Её вполне удовлетворил такой ответ.
   -- Майкл, а можно я сама приеду к тебе в гостиницу? Ты мне не показывал, где ты разместился. Мне интересно.
   -- Ну конечно! Как только отдохнёшь и наберёшься сил, приезжай, любимая. Мы закажем шампанское, а потом...
   Майкл начал шептать на ухо Тоне, что именно они потом будут делать, чем заниматься. Она, весело засмеявшись, обхватила его шею руками и принялась страстно покрывать её поцелуями, спускаясь всё ниже и ниже. Майкл тихо застонал.
   -- Любовь моя, пожалуйста, отпусти меня. Для твоего же блага. Ещё немного, и я не смогу себя сдерживать. Пощади, счастье моё. Умоляю, не надо.
   Сжалившись, она выпустила любимого из объятий и открыла дверь.
   -- Так уж и быть. Я действительно что-то немного устала. Посплю, приму душ. А потом...-- она лукаво посмотрела на мулата, который был уже за дверью. -- Потом не отвертишься, милый.
   -- Обязательно, дорогая! Можешь в этом ничуть не сомневаться! До встречи, ангел мой!
   -- Пока, любовь моя!
   Тоня закрыла за Майклом дверь, улыбнулась и, сладко потянувшись, направилась к себе в комнату. Она легла на кровать, обняла подушку и уже через несколько минут спала спокойным, безмятежным, счастливым сном.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ГЛАВА 2

   Более 3 часов Тоня спала как убитая. Она чувствовала себя совершенно отдохнувшей, набравшейся сил и самой счастливой женщиной на этом свете. Знойное июльское солнце уже изрядно постаралось: в комнате было ужасно душно. Девушка, мурлыча себе под нос какую-то весёлую мелодию, встала с кровати, включила кондиционер и, накинув халатик, переместилась в кухню, где привела в действие ещё одного борца с жарой. В момент духоту вытеснила приятная, наполняющая бодростью прохлада.
   Испытывая зверский аппетит, Тоня решила сначала позавтракать, затем принять ванну и немедленно отправляться к Майклу в гостиницу. Прошло всего несколько часов с момента их расставания, а она уже соскучилась по своему любимому. Не терпелось поскорее увидеть его, услышать его ласковый голос, прижаться к сильному, прекрасно сложенному, телу; ощутить на себе его горячее, страстное дыхание, руки и губы, осторожно, с нежностью изучающие её тело.
   Вспомнив обещание Майкла о том, чем они займутся в гостинице, девушка хихикнула, слегка покраснев, и принялась доставать из холодильника продукты для завтрака. Оттуда были извлечены и помещены на кухонный столик пара яиц, ветчина, сливочное масло, апельсиновый сок и персиковый джем в изящной хрустальной вазочке на невысокой, ажурной ножке. Услышав сердитые звуки своего желудка, которому немедленно требовалась еда, Тоня поспешно поставила сковородку на огонь, бросив туда кусочек масла и два кружочка ветчины, затем заложила в тостер пару тонких ломтиков батона.
   Взбивая миксером яйца, девушка размышляла над тем, чем они с Майклом будут заниматься на каникулах. О том, что ему рано или поздно предстоит вернуться домой, она даже и не думала.
   Через 10 дней должны вернуться родители. Тоня представила их знакомство с её любимым. Он обязательно им понравится! Можно не сомневаться. Родители всегда и во всём поддерживали свою дочь, были согласны с её решениями.
   Выключив миксер, Тоня вылила яйца на сковородку.
   Боже, она так счастлива, а поделиться своими новыми ощущениями не с кем. Как было бы здорово, если бы мамочка была сейчас рядом. Они были подругами, никогда и ничего не скрывали друг от друга.
   Аппетитный запах жареных яиц и ветчины заполнил кухню, переместившись в прихожую и остальные комнаты. Тоня, выключив газ, переложила из сковородки на тарелку свой завтрак и села за стол.
   Вспомнив, что сегодня первое июля, девушка обрадовалась предстоящему отдыху. Целых два месяца! Нужно тщательно спланировать, как с пользой провести это время. Очень много интересных мест, куда они с Майклом могут сходить. Ему обязательно понравится!
   До встречи с мулатом Тоня не очень любила отдыхать. Уже после нескольких дней безделья девушку тянуло в университет, хотелось снова учиться, работать, хоть что-то делать.
   Сейчас всё было совсем иначе. Она и не думала о работе, учёбе. Больше всего ей хотелось ничего не делать, а только быть с ним, с её любимым, желанным, самым дорогим на свете мужчиной, общаться с ним, чувствовать его желание, отвечать на его ласки, поцелуи, проводить с ним все дни и ночи...
   Ночи...
   Одно это слово вызвало стыдливый румянец на её щёчках.
   Тоня ещё не свыклась со своим новым положением: она уже не ребёнок, даже уже не девушка, а женщина. Женщина... Кончилось детство, юность. Начинается новая жизнь.
   "Да я и не жила по-настоящему до встречи с Майклом", -- подумала Тоня.
   Теперь всё, что было до этого знакомства, казалось ей каким-то неважным, бесцветным, безрадостным. Она словно родилась заново. И это рождение произошло, когда Майкл обратился к ней, войдя в аудиторию, где она работала за компьютером.
   Мысли о возлюбленном так захватили её, что она совершенно позабыла о завтраке, который постепенно остывал.
   Голодный желудок, убедившись, что его недовольное урчание никак не действует на хозяйку, предпринял более радикальные меры: Тоня ощутила резкие спазмы под рёбрами и тут же накинулась на окончательно остывшую яичницу.
   Покончив с трапезой, девушка принялась мыть посуду. Тишину квартиры нарушил настойчивый звонок в дверь.
   "Кто же это пришёл? Может Майкл?"
   Бросив все дела, Тоня поспешила к выходу.
   -- Привет! А вот и я! Не ждала?
   На пороге стояла высокая длинноногая девушка. Прямые чёрные волосы падали с плеч, закрывая половину спины; тоненькие, аккуратно подведённые брови, правая была слегка приподнята, придавая лицу их хозяйки удивлённое и немного насмешливое выражение; густые длинные ресницы, хорошенько сдобренные тушью; широко расставленные, чуть раскосые глаза; узкие губы, накрашенные коричневой помадой и обведённые такого же цвета карандашом. Белый топик, коротенькие беленькие шортики, обтягивающие соблазнительные бёдра и белые босоножки на высоком каблуке идеально сочетались со смуглым телом девушки.
   -- Алька! Вот неожиданность! Заходи скорее!
   Альбина Мязина снимала недалеко от Жигановых однокомнатную квартиру и была самой близкой Тониной подругой. Ей исполнилось 23 года, но выглядела она на несколько лет старше. Тоня вот уже 4 года была и оставалась её единственной, самой верной и преданной подругой. Аля делилась с ней всем, никогда ничего не скрывала, знала, что бы ни случилось, Тоня не оставит её, придёт на помощь, поддержит в трудной ситуации. Ближе и роднее Тони у неё никого не было в этом городе.
   Альбина прошла вслед за подругой в кухню.
   -- Как вкусно пахнет! Просто умираю с голоду! Вот только приехала -- и сразу же к тебе. Не терпится поделиться впечатлениями. Ты уже позавтракала?
   -- Да. Но составлю тебе компанию. Посмотри холодильник, облюбуй себе что-нибудь поесть. Конечно, кофе?
   -- Обязательно. Уже полдень, а я ни чашечки ещё не пила.
   Альбина обожала кофе.
   -- Аля, в такую жару нельзя пить кофе, тем более в таких количествах.
   -- Сразу видно, что твой папа -- врач. Заботишься о здоровье, даёшь советы.
   -- Да об этом даже газеты предупреждают! Ты что, не читаешь?
   Поучая Алю, Тоня всё же налила в кофеварку воды, отмерила и всыпала кофе, и включила прибор.
   -- Ладно. Хватит о вредности кофе. Со своим здоровьем разберусь сама. Мы так давно не виделись. Столько нужно всего тебе рассказать. Ты не представляешь!
   -- Да уж. Твои "две недельки" продолжались почти месяц. Я уже начала беспокоиться. Хорошо, что вспомнила о подруге и прислала открытку. Могла бы это пораньше сделать, чтобы я не волновалась. Трудно было?
   -- Тонечка! Прости, прости меня, пожалуйста. Я, правда, забыла о тебе. Просто не подумала, что ты будешь так беспокоиться обо мне. Спасибо тебе. Ты не обиделась?
   -- Я уже давно не сержусь, -- Тоня улыбнулась и выключила кофеварку. -- Твой кофе готов. Прошу к столу.
   -- Давай скорее. Обожаю свежесваренный кофе. Как хорошо! Замечательно!
   Альбина сделала два маленьких глотка и от удовольствия прикрыла глаза.
   -- А кушать, что будешь? Может омлет сделать? Как ты любишь.
   -- Нет. Ограничусь кусочком сыра и тостом с джемом. Ты же знаешь -- диета. А где твои родители? Сегодня же выходной.
   -- Они решили этим летом отдохнуть. За сколько лет. Поехали на Кипр.
   -- Вот и молодцы. Лучше отдыха на море ничего нет. Это я тебе точно говорю. Убедилась в результате своей поездки.
   Альбина только что вернулась с дорогостоящего круиза по Чёрному морю. Предполагаемые пятнадцать дней затянулись почти на месяц. Но материальное положение позволяло (работа в престижной фирме, да еще на хорошем счету у шефа!), и она не стала отказывать себе в удовольствии. Аля вообще никогда ни в чём себе не отказывала.
   -- Ну, рассказывай! Я тебя настолько хорошо изучила за эти годы, что сразу по твоим глазам вижу: что-то с тобой случилось. У тебя огонёк в глазах, ты прямо светишься изнутри.
   -- Я полюбила мужчину! Ты не поверишь! Со мной ничего подобного никогда не было!
   -- А он?
   -- Он меня обожает! Просто боготворит! На руках готов всё время носить!
   -- Вы познакомились во время круиза?
   -- Да. На теплоходе. Он подошёл и заговорил со мной. А я... Я прямо онемела. Такого красивого мужчину увидела впервые!
   Альбина рассказывала с жаром, глаза наполнились восхищением и такой страстью, как будто перед ней была не Тоня, а её возлюбленный.
   -- Представляешь, -- Аля перешла на шёпот, -- моё тело словно загорелось, стало пылать. Мне кажется, предложи он мне отдаться ему прямо на палубе, на виду у всех, я бы согласилась. Я просто забыла обо всём на свете! Совершенно перестала с ним себя контролировать.
   -- Поэтому ты так задержалась? Верно?
   -- Да, именно поэтому. Мы не расставались друг с другом ни на минуту. Он самый замечательный из всех, кого я до него знала! Я просто не ожидала, что смогу полюбить, буду так желать и хотеть мужчину.
   -- Слушай! Ты вот всё хвалишь, восхищаешься им, а я даже ещё имени его не знаю. Ты совсем ничего мне об этом человеке не поведала.
   -- Прости, я так увлеклась, что забыла рассказать тебе о нём.
   Надо было сначала представить его, а я болтаю о том, как хочу его. Извини, но, когда о нём рассказываю или думаю, то совершенно забываю о логике: мысли перескакивают с одного на другое.
   Алька откусила маленький кусочек сыра, сделала пару глотков кофе и продолжала.
   -- Да особо-то и нечего рассказывать. Личность он довольно ординарная. Правда в деньгах не нуждается. Он содержит сеть супермаркетов в городе и два приличных ресторана. Короче по достатку типичный "новый русский", но бизнес у него честный: никакого криминала, ни братков, ни разборок, сама знаешь, как это бывает. Ничего такого нет. Жена его бросила год назад. Прикинь, вот дура! Такого мужчину променяла на какого-то сопливого ученого! И долгое время изменяла и скрывала это, пока он не догадался. Для него это был удар в спину.
   Кстати, его зовут Сергей. Сергей Шанин. Он поехал на этот круиз с семьей своего друга. Тот уговорил его съездить с ними, сменить обстановку, отдохнуть, развеяться, отогнать от себя мысли о разводе, о страдании, что причинила бывшая жена. И он поехал. Это, наверное, судьба. Я ведь тоже сначала не хотела ехать. Но передумала. И вот мы встретились. Полюбили друг друга. Он не ожидал, что вновь полюбит кого-то, причём так скоро. Но мне сказал, что ничего не может с собой поделать, просто с ума по мне сходит.
   -- А где он живёт? Сколько лет? -- Тоня мельком взглянула на часы. Она была искренне рада за подругу, но желание быть поскорее с Майклом овладевало ею всё больше и больше.
   "Боже! Уже полдень. Он меня давно ждёт. А мне ещё необходимо принять ванну".
   Не замечая лёгкого беспокойства подруги, Алька продолжала оживлённо и с воодушевлением рассказывать о возлюбленном.
   -- Он из нашего города, только живёт на окраине. У него шикарный, как он сказал, коттедж. Двухэтажный! Ему 45. Мужчина в самом расцвете лет!
   -- А дети у него есть?
   -- Нет. Он очень хотел ребёнка, но у них не получилось, к сожалению. А, может, и, к счастью. Иначе всё бы сложилось совсем по-другому. Возможно, мы бы не встретились и не были бы сейчас оба так счастливы. Я так его люблю! Боюсь потерять. Знаешь, он хочет, чтобы я переехала к нему. Места там ого-го сколько! Даже больше, чем требуется! Сережка так страдал после ухода жены, хотел уже продать особняк и жить в однокомнатной квартирке убежденным холостяком, но... Тут я подвернулась, - Алька хихикнула, довольно прищурилась, - так что скорее всего теперь будем жить вместе. Господи, Тонечка, я так счастлива! Так счастлива! Прямо не знаю: заслужила ли я? Я всё сделаю, только бы он был счастлив. Не могу его разочаровать.
   -- Он знает где ты работаешь? А про шефа ты, конечно, не рассказала.
   -- Да нет, пока не рассказала. Но он сам сказал, что его абсолютно не волнуют мои предыдущие воздыхатели и с кем я спала. Что было, то было. Все мы не без греха. Теперь-то я начинаю новую жизнь, Тонька! Может быть и работать даже там не буду, иначе эта жирная свинья так и будет лезть ко мне. Фу, если бы ты знала, как противно с ним было! Как вспомню - аж тошнит, честное слово! Но тогда некуда деваться было, деньги очень нужны были, вот и пришлось терпеть его. А теперь все! Гудбай Америка! Пусть ищет себе новую дуру, чтоб трахаться! Скот!
   -- Да теперь тебя нечего бояться. С таким-то возлюбленным! Я уверена, все у вас будет отлично, Алечка! Ты наконец-то будешь счастлива!
  -- Как бы мне хотелось, чтобы так и было! Но я чувствую: он не обманывает меня. Да и не в том возрасте, что позабавился, навешал лапши на уши, получил удовольствие и в кусты. Человек он серьезный, ответственный, надежный. Я только о таком мечтала! И на тебе - нашла! Думаю: получится у нас все.
   Альбина говорила с жаром, глаза ее наполнились слезами, обеими руками она сжала тонину руку и все болтала, болтала о своем Сергее, о новом чувстве и как она счастлива.
   Тоне же не терпелось поскорее закончить разговор, распрощаться с подругой, принять ванну и отправиться к Майклу в гостиницу. Взволнованно взглянув на часы, она отметила, что возлюбленный давно ждёт её. "Он может подумать, что я не хочу его видеть! А я просто сгораю от нетерпения. Вот Алька некстати вернулась!" -- так думала Тоня, пока Альбина мыла в раковине кофейные чашки, продолжая непринуждённо болтать.
   -- Знаешь, до встречи с Сергеем я и не жила по-настоящему. Да и разве можно моё положение назвать жизнью? -- этот вопрос она задала сама себе и тут же сама на него ответила. -- Конечно, это не жизнь, а просто какое-то существование. Мне всё опротивело, я сама себя ненавидеть стала. Это так мерзко! Так отвратительно! И деньги не нужны! Я как-то не задумывалась над этим раньше. Сейчас совсем другое дело: я встретила Его, я влюбилась, хотя меньше всего этого ожидала. Не думала, что смогу вот так привязаться к человеку, к мужчине.
   Алька закончила мыть посуду после завтрака и снова села за стол рядом с Тоней. Снова взяв её руку в свою, она продолжала излагать наболевшее.
   -- Мне казалось, что после всего случившегося со мной, я к сексу буду чувствовать только отвращение. Сначала отчим, который меня... ну ты знаешь, не хочу об этом больше вспоминать. А потом -- эта работа. Когда устраивалась на нее и не думала, что придется спать чуть ли не со всеми, чтобы заработать деньги. Этот начальник мой!...- тут Алька со вкусом нецензурно выругалась,- подкладывал меня под всех... господи, как противно вспоминать! Какое унижение ради каких-то лишних баксов! . Но вот появился Он! Я словно заново родилась! Хочу начать всё сначала! С ним, только с ним! Сергей возродил меня. С ним я почувствовала себя женщиной. Настоящей, любимой женщиной, а не игрушкой на одну ночь. Даже представить себе не могла, что занятие любовью может доставить такое неземное удовольствие, наполнить душу и тело неописуемым восторгом! Когда отдаёшься любимому, действительно любимому мужчине, ради которого даже жизнь готова отдать, то это здорово, прекрасно! Не подозревала, что тело моё будет так откликаться на любое его прикосновение, на его ласки. Я не могу им насытиться: хочу его вновь и вновь. Прямо с ума схожу! С ним я познала рай!
   Тоня поймала себя на мысли, что то же самое чувствует к Майклу. "Наверное, все влюблённые женщины ощущают подобное, -- подумала она. -- Хочу к нему! Хочу его увидеть! И как можно скорее!"
   Но что же делать?
   Тоня не хотела прерывать подругу. Ведь она была для Али единственным близким человеком, и той хотелось поделиться с ней своим счастьем.
   Но Альбина почувствовала смятение девушки.
   -- Тоня, что-то случилось? Ты какая-то растерянная, не такая, как обычно. А ну, выкладывай. Я тебя не первый день знаю. Что-то у тебя точно произошло.
   -- У меня свидание с мужчиной. Он меня уже давно ждёт, поэтому я нервничаю.
   -- У тебя свидание? С... мужчиной? -- Алька нахмурилась и с недоверием посмотрела на подругу. -- Ты шутишь?
   -- Почему? Ты считаешь, меня никто не может полюбить? И что, я не могу никем увлечься? Что в этом такого? Я, отнюдь, не уродина и... -- Тоню немного огорчило то, с каким удивлением её лучшая подруга восприняла сообщение о свидании.
   Альбина тут же заметила печаль в глазах Тони и поспешила исправить положение.
   -- Тоня, прости меня, пожалуйста! Ну и дура же я! Конечно ты у нас красавица! Я знаю, все парни заглядываются на тебя! Какие волосы, а фигура, а внешность! Да к тому же ты очень умная и вообще... Я просто удивилась, потому что никогда тебя не видела с парнем. Ты никем не увлекалась. Только учеба, учеба и еще раз учеба. А тут ты говоришь такое! Мужчина! Свидание! Ой, ну не томи меня, прошу тебя! Рассказывай скорее! Хочу знать все-все и в подробностях!
  -- Алечка, прости! Но, если я сейчас начну рассказывать все, то на это уйдет уйма времени. А он меня давно ждет! Пойми меня тоже! Скажу только, что он - необыкновенный! Я влюбилась, по-моему, подруга! И эту ночь мы провели вместе, здесь, в моей спальне.
  -- Да ты что! вот это да! Ну ты даешь, мать! Ну теперь-то я точно просто сгораю от любопытства, чем же он тебя взял? Что же в нем такого, что ты вот так сразу... в постель? Ты ведь всегда была такой правильной, скромницей, послушной девочкой, и тут... Я тебя знаю отлично, значит это точно любовь! Ну поздравляю тебя, Тонечка! Мы обе, выходит, влюбились! Вот здорово! Слушай, за это надо выпить немедленно! Что у тебя есть? Или мне сгонять в ближайший супермаркет?
   Тоня увидев возбужденные горящие глаза подруги, которой не терпелось поскорее все узнать о возлюбленном и проведенной с ним ночи, поняла, что не отвязаться ей теперь от Альки. Тяжело вздохнув, она решила все-таки попытаться объяснить, что она очень спешит, а поговорить можно потом. Обижать Альку очень не хотелось, но и та должна понять, тоже ведь влюбилась.
   - Знаешь, Алечка, давай я все-все расскажу тебе позже, а? Пойми меня, пожалуйста! Но я...
  -- Ну конечно, Тоня! О чем речь? Я все понимаю! И тоже вот уже жутко скучаю по Сереженьке! Прямо бросила бы все и поехала сейчас же к нему. Но он сегодня занят. А тебя твой ждет, так что все, не буду больше задерживать тебя, упорхаю. Желаю тебе хорошенько развлечься и получи такое же удовольствие, какое я получила! Так рада за тебя, так рада!
   Продолжая болтать о всяких мелочах, Альбина потихоньку продвигалась к выходу. Тоня уже совсем не слушала ее, думая о более важных делах: что же одеть на свидание? а какие духи выбрать? А прическу какую сделать? Только когда услышала слова прощания подруги, отвлеклась от своих мыслей и взглянула на девушку.
  -- Извини, что ты говоришь? - рассеянно поинтересовалась у подруги Тоня.
  -- О! Понимаю, понимаю. Мыслями ты уже не со мной, а с ним. Так ведь?
  -- Именно так, Алька! Прости.
  -- А, ну ладно! Все, пока, до встречи! Наслаждайся! - добавила Алька уже выйдя за дверь.
  -- Обязательно! - громким шепотом ответила ей подруга и закрыла дверь.
   "Уфффф! Ну, наконец-то! Думала, не уйдет!" Тоня выдохнула и закатила глаза. Столько времени потеряла зря! Они могли бы уже с Майклом... Ну хватит тут стоять! Надо торопиться!
   Девушка прошла в ванную и включила воду. Затем направилась в спальню, размышляя, что же все-таки надеть?
  
  
  
  
  
  
   Сергей Шанин выключил компьютер, откинулся на высокую спинку мягкого кожаного стула на колесиках и закинул руки за голову. День выдался очень напряженным, весь заполненный работой. Вообще-то каждый день у него являлся таким, работы было всегда хоть отбавляй, даже слишком. Серьезное дело - владелец трех крупных престижных супермаркетов и двух очень известных ресторанов. Тут с одними магазинами дел было выше крыши, а после открытия ресторанов Сергею частенько и ночами приходилось трудиться. Ресторанный бизнес начинался ближе к вечеру, два супермаркета работали круглосуточно. Свободного времени практически не было. Конечно, были помощники, надежные, проверенные временем люди, но Сергей постоянно все сам проверял, сверял документы, тщательно изучал отчеты, чтобы не допустить ни одной неточности, ничего противозаконного. Это был принципиально честный и очень порядочный человек.
   Шанин был интересным и видным мужчиной. Раньше его тело не отличалось сбитостью и мускулатурой. Он был худым молодым человеком, которому катастрофически постоянно не везло в жизни. Невостребованность, безработица, и, как результат - непрекращающаяся нужда в деньгах, ощущение голода - казалось черной полосе не будет конца. Но... судьба все-таки внезапно улыбнулась неудачнику. В итоге он стал крупным бизнесменом, раскрутившемся очень быстро. Его уважали все: начиная с уборщиц супермаркетов и ресторанов и заканчивая весьма серьезными авторитетами. Всего он добился исключительно честным путем, ни разу не преступив закон. Начав прилично зарабатывать, он стал посещать спортклуб. После нескольких лет регулярных занятий на различных видах тренажерах, Сергей превратился в накаченного сильного мужчину. Казалось, руки, торс и ноги его состоят из одних только бицепсов, вальяжно перекатывающихся то в одну, то в другую сторону при малейшем движении их хозяина. До сих пор обделенный вниманием слабого пола, теперь он не знал, как отделаться от особенно прилипчивых особей, которые в прямом смысле пожирали его взглядом, вульгарно облизывали вдруг пересохшие губы, ничуть не стыдясь сразу же предлагали себя, настойчиво названивая ему в любое время суток. Поначалу он не знал, как вести себя с подобного род девицами, но, послушав советы старого приятеля, быстро сообразил и разработал тактику поведения, которая гласила: "А не пошла бы ты!..." После этих и следующих за ними выражений назойливые леди все понимали и испарялись, словно капельки дождя от летнего солнца, больше не появляясь.
   А после его женитьбы на Марине у приставучих кокеток вообще не осталось ни единого шанса. Первые годы семейной жизни она очень ревновала Сергея ко всем лицам женского пола и почти не оставляла его без своего присмотра. Они везде были вместе, смотрели друг на друга влюбленными глазами и целовались в любом укромном и безлюдном местечке. А потом... Сергей даже и не помнил, когда и по какой причине они стали отдаляться друг от друга. Нет, он все так же любил свою жену, восхищался ею, был внимателен, заботлив. А, может, не достаточно внимателен? Ведь работа отнимала все время. Маринка сидела дома одна (он не позволял ей работать), бегала по магазинам, просто смотрела телевизор или сидела у соседки-подруги. Она стала не ласкова, часто забывала приготовить ужин, была холодна, на вопросы отвечала невпопад, а ночами вообще отказывала ему, каждый раз изобретая все новую и новую отговорку. И наконец она сообщила, что полюбила другого и уходит к нему. Он воспринял это спокойно, не было ни сцен, ни скандалов, ни угроз - ничего. Но на душе было отвратительно и мерзко, а на сердце скребли кошки. Много-много пакостных кошек с острыми наточенными коготками, которые разрывали на кусочки его сердце и оно кровоточило от боли и обиды.
   Рано начавший седеть, после развода Сергей превратился в абсолютно белого. Тем не менее, он остался таким же мускулистым, идеально сложенным и необыкновенно сексуальным мужчиной, на которого не переставали заглядываться женщины, мечтая оказаться в постели с таким силачом. Голубые глаза по-прежнему искрились таинственным блеском, но в них поселилась печаль, а тонкие губы придавали лицу насмешливое и немного хищническое выражение.
   Измену жены и, последовавшие за ней, разочарование и боль, ему помог пережить близкий друг Станислав Даянцев. Стас был настоящим другом, единственным оставшемся близким человеком, поддержавшим Сергея в трудную минуту. Даянцев был управляющим одного из супермаркетов и доверенным лицом Шанина. Только ему Сергей доверял, как самому себе. Именно Стас уговорил друга поехать с ними (у него была жена и двое детей-близняшек) на курорт. И благодаря ему он встретил там необычайно роскошную загадочную и прекрасную Альбину Мязину. Сердце мгновенно что-то пронзило. Это было как гром среди ясного неба! Захотелось немедленно обладать этой женщиной, и желание нарастало и нарастало с каждой минутой. Он не хотел больше влюбляться, чтобы потом не пришлось страдать, и сначала подумал, что это обычное желание, которое посещает мужчину при виде соблазнительной женщины, обычная страсть. "Она будет моей! Пересплю и все пройдет". Так думал Сергей. Но сердцу не прикажешь. Сам того не желая, он все сильнее привязывался к этой необыкновенной женщине, в венах которой текла восточная кровь. Наконец он признался себе и другу, что вновь попал. Ему хотелось не только тело Биночки (именно так он захотел ее называть), ему было очень интересно общаться с ней, просто сидеть и разговаривать, хотя постоянно ощущал напряжение во всем теле, в особенности там, означавшее естественное мужское желание. Он не был легкомысленным человеком, а потому точно понял: в его сердце снова зародилось чувство, он полюбил! Сергей просто не хотел думать, что будет дальше, как станет относиться к нему его Бина после отдыха, вообще не хотелось ни о чем думать, тем более о плохом. Они наслаждались своими чувствами, беседами, вместе засыпали, в конец измотанные ласками, и вместе просыпались, улыбаясь друг другу. Вот счастье! А там будь, что будет!
   Стас с семьей вернулись, а они отдыхали еще несколько недель. Сергею очень хотелось подольше продлить этот отдых, ведь неизвестно, что ждет его в городе. Может она просто не захочет его больше видеть, это окажется просто курортным романом, обычным развлечением, забавой, и все счастье испарится, исчезнет, как прекрасный сон. Сказка закончится, и опять сердце будет болеть, грустить и одиночество заполнит его. Он очень боялся этого, поэтому решил еще хотя бы немножечко побыть с любимой и продолжил их отдых.
   Месяц пролетел мгновенно. Накопилось уйма дел, и надо было возвращаться.
   Но его страхи и опасения были совершенно напрасными. Алька просто потеряла голову от этого мужчины и ни за что не собиралась его оставлять. Более того, в глубине души надеялась, что их чувства перерастут в более серьезные, мечтая быть женой Сергея.
   Возвратившись в город, они обменялись адресами, номерами мобильников, а так же электронными адресами. На всякий случай. Они оба очень боялись потерять друг друга, и каждый был уверен, что любит другого больше.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Оглядев себя в зеркале, Тоня удовлетворенно улыбнулась. Вроде ничего. После долгих раздумий и колебаний она выбрала легкий бирюзовый сарафанчик из натурального шелка. Юбка сарафана была не пышной, но и не обтягивающей, длинной чуть выше колен. На шею девушка надела тонкую кожаную веревочку с камешком бирюзы. Все это очень сочеталось с голубыми глазами Тони, еще больше подчеркивая их глубину и цвет. Несмотря на жару, она решила распустить волосы, скрепив слишком уж непослушные и назойливые пряди маленькими белыми ромашками-зажимочками ( такие сейчас были очень модными у молодежи). Получился очаровательный венок из ромашек вокруг головы. Духи по этому случаю Тоня выбрала с нежным цветочным ароматом, напоминающим запах ландыша и жасмина. На лице ни капли косметики, все так как есть. Завершить прекрасную картину должны были изящные белые босоножки на тонкой платформе (Тоня была высокого роста, и широкая платформа ей не подходила) со средней длинны каблуком. В таком обличии и с такой прической девушка была похожа на русалку или на богиню моря, но никак не на обыкновенного земного человека. Еще один взгляд в зеркало: все нормально. "Ну и копуша я!" - подумала с досадой Тоня застегивая босоножки, - Майкл теперь ждет не дождется! Думала быстро соберусь, а сама... Но он не будет сердиться, ведь меня же Алька задержала".
   Взяв сумочку и ключи, девушка уже выходила, как зазвонил телефон.
   "О, Боже! Только этого мне сейчас не хватает! Наверное, опять Алька. Теперь еще на разговор время уйдет. Не подойду". Но аппарат так настойчиво звонил, что она не выдержала и вернулась.
  -- Да, я слушаю, - раздражение и досада звучали в голосе.
  -- Я тебе помешал, ангел мой? - сочувствующе произнес такой милый нежный и ставший вдруг таким родным голос.
  -- Майкл! Это ты! Как хорошо! А я уже собиралась уходить, к тебе торопилась, и тут звонок...
  -- Я вот что придумал: такая жара стоит, не хочу, чтобы ты мучилась и ехала ко мне в такое пекло. Давай я сейчас сам приеду?
  -- Ну конечно, конечно! Приезжай! Только скорее, ладно? Я очень соскучилась!
  -- Все, через 20 минут я твой, моя маленькая принцесса! Я сам жду не дождусь оказаться с тобой вновь рядом! Так, не будем тратить драгоценное время на разговоры, я лечу к тебе! До встречи, моя радость. Целую тебя. Все, пока.
   Тоня повесила трубку, тихонько хихикнула, глазки заблестели озорными огоньками. Она так и стояла около телефона, представляя, как вот совсем скоро приедет ее милый, обнимет ее, станет целовать, а потом... Закрыв глаза, она предалась мечтам и воспоминаниям прошедшей ночи. "А чем же я угощу Майкла?" Тоня ринулась на кухню прямо в босоножках, открыла холодильник. Не очень-то густо. "Ну ничего, ведь я же не ждала его все-таки в гости, а то бы обязательно удивила бы чем-нибудь вкусненьким. Он не обидится". А в другой раз она уж сразит его своим кулинарным искусством! Тоня готовить очень любила и умела, что не у каждой хозяйки получается. "Побалую Майкла русской кухней. Ему должно понравиться! Скоро приедут родители, устроим шикарный ужин, я познакомлю их с Майклом. Как будет здорово!" Она все мечтала и мечтала, улыбаясь своим мыслям, не заметив, как очутилась в своей комнате. Тут только заметила, что даже не убрала ничего после жаркой страстной ночи. "Что же он подумает?! Вот грязнуля! Он вот-вот будет, а тут...!" первым делом девушка скинула босоножки и прямо босиком вернулась в комнату, тот час, принявшись за уборку. Собрав белоснежные простыни, на которых осталось доказательство ее превращения в женщину, Тоня прошествовала в ванную и запихнула их в стиральную машинку Бош. Когда кровать была убрана и застелена атласным покрывалом под цвет штор, и в комнате воцарился порядок, девушка опустилась в кресло и уставилась на часы. Уже полчаса прошло, а его нет! Время шло так медленно, черепашьими шажками, прямо, как назло. Так хотелось поскорее увидеть Его! Ну почему он не едет? А вдруг, что случилось? Мало ли что бывает! Господи, помоги!
   Какое-то непонятное тревожное чувство, даже точнее, предчувствие закралось в душу Тони. Какая-то тоска вдруг навалилась ни с того, ни с сего. С чего это? Что такое?
   Мама рассказывала Тоне, что у ее матери, то есть значит у тониной бабушки был дар. У нее очень развита была интуиция, предчувствие ни разу не подводило, сбывались вещие сны, и даже людей та лечила.
   Любовь Павловне дар не передался, да и за Тоней никогда не замечали ничего подобного.
   "Глупости все это! Просто очень много впечатлений за последние сутки, вот я и разволновалась. Пустяки все. Не надо думать о плохом! - так старалась успокоить себя девушка, - надо отвлечься, чем-нибудь". Но чем себя занять она не знала. Прошло 10 минут. Только десять! Ей казалось, что она сидит уже очень долго в этом кресле, а всего лишь десять минут. Ну где же он?
   Не выдержав, Тоня встала и посмотрела в окно. С шестого этажа открывался вид на город. Строения выглядели маленькими, плотно прижавшимися друг к другу, словно между ними и не было пространства. Только зелень листвы деревьев разделяла их, отчего картина выглядела еще очаровательнее. Тоня очень любила свой город, она давно вот так не стояла и не выглядывала в окно и открывшийся вид просто загипнотизировал ее, поневоле заставив отвлечься от печальных мыслей. Звонок в дверь возвратил девушку в реальный мир. Подскочив на месте, с сильно бьющемся сердцем, она кинулась открывать.
   То, что она увидела, заставило ее открыть рот от изумления и неожиданности. На пороге стоял Майкл, улыбаясь своей белоснежной обворожительной улыбкой. Тоня видела лишь его голову и ноги, так как пространство между шеей и коленями занимал огромный букет белых роз на длинных ножках. Молодой человек с трудом удерживал свою ношу, тем более что на руке у него висел большой пакет, до отказа набитый чем-то непонятным.
  -- Милая, что случилось? Ты не пригласишь меня войти а? Чем ты так удивлена? Со мной что-то не так, скажи? - он сыпал и сыпал на Тоню вопросами.
   Наконец, очнувшись, девушка рассмеялась.
  -- Ой, извини, Майкл! Я такая глупая! Конечно, заходи скорее! Давай помогу! Просто я не ожидала тебя увидеть с такой прелестью!
  -- Это для тебя, моя девушка!
  -- Майкл! Спасибо тебе большое! У меня просто слов нет! Такие чудесные цветы мне!
  -- Это все мелочи! Ты заслуживаешь не такого, а намного много большего!
  -- Ну что ты! Это и так уже много! Даже очень! Могу представить, как ты потратился! Мне как-то неловко даже.
   В глазах Тони стояли слезы от нахлынувших сразу чувств радости, нежности, умиротворения и... немного вины.
  -- А эти глупости ты выкинь из головки, ангел мой! Чтобы больше не было этого виноватого взгляда! Слышишь меня? А то буду сердиться!
  -- Подожди, я сейчас!
   Не в силах больше удерживать букет, девушка переместилась на кухню, достала огромную хрустальную вазу, наполнила водой и поставила туда розы. Майкл тем временем прошел следом за своей любимой и теперь стоял в дверях кухни, с удовольствием наблюдая, как девушка управляется с цветами и с каким восторгом рассматривает их. Тоня действительно впервые видела такие прекрасные розы! Крупные упругие еще нераспустившиеся бутоны белого цвета немного отливали кремовым оттенком, длинные стебли с сочными зелеными листьями. И пьянящий бесподобный аромат, сразу наполнивший кухню атмосферой романтики и интима. Глаза просто не могли оторваться от такой красоты.
   Майкл потихонечку обнял Тоню сзади, начав нежно целовать ее шею, затем его губы занялись маленькими розовыми ушками. Девушка что-то тихо пробормотала, откинув голову назад, так что та оказалась прямо на плече парня. Такие на первый взгляд незатейливые, обычный поцелуи и ласки разжигали в девушке настоящий пожар. Ее тело сразу же отозвалось на прикосновения любимого, душа пела, а сердце, казалось, выскочит и разорвется от восторга и наслаждения.
   Тоня повернулась к Майклу, обхватила руками его шею, тело инстинктивно выгнулось, плотно прижавшись к мужскому. А он тем временем с жадностью припал к ее губам: поцелуй был осторожным, нежным, немного неуверенным, но одновременно настойчивым, полным страсти и желания.
   Так они стояли обнявшись, не отрываясь друг от друга и все не могли никак насытиться. Поцелуи уже не были несмелыми, а жадными, неистовыми. Сколько времени прошло, они не знали, да и не до него им сейчас было. Существовали только она и он, и их страсть, их любовь, остальное было неважно. Тоне хотелось бы все время вот так стоять с ним, хоть всю жизнь, чувствовать его нежность, ощущать прикосновение сильных умелых рук и губ. Не хотелось больше никого и ничего. Только Он! Только с Ним! Хоть на край света! Хоть в рай! Хоть в ад!
   Майкл прервал их ласки, чтобы отдышаться.
  -- А я уже говорил, что ты сегодня потрясающе выглядишь? - спросил он шепотом.
  -- Нет. А что, только сегодня? - вторя ему ответила Тоня.
   Словно сговорившись, они продолжали разговор шепотом, боясь разрушить атмосферу чуда и сказки, которую они только что сами создали.
  -- Конечно, не только сегодня! Ты в любом наряде прекрасно выглядишь, радость моя!
  -- Майкл, спасибо тебе за розы! Это просто чудо! Я не знаю, как отблагодарить тебя?
  -- Да что ты! Ничего особенного я не сделал! Подумаешь! Ты сделала мне более дорогой подарок, любимая.
  -- Какой? - не поняла Тоня.
  -- А ты что, уже все забыла а? - с притворным огорчением спросил ее мулат. - Ты подарила мне себя! Для меня это был самый дорогой и щедрый подарок за всю жизнь. Теперь ты - только моя! Я никому никогда не отдам тебя, моя Тоня! Слышишь? И не вздумай даже глядеть ни на кого! Я его тогда...
   Он не стал говорить, что именно сделает с соперником, но взгляд стал серьезным и угрожающим. Брови сошлись на переносице.
   Тоня весело рассмеялась.
  -- Не волнуйся, мой милый! Никого, никого у меня больше не будет! Я клянусь тебе! Ты - мой первый мужчина, теперь мой навсегда! Единственный!
  -- Да я верю тебе. Просто ты такая красивая, что я уверен, все парни и мужчины заглядываются. Вот я и подумал...
  -- А ты лучше не думай сейчас, хорошо? Нашел время размышлять о каких-то глупостях! Ты за этим пришел, да?
   Она говорила сурово, ругала его, легонько стукая кулачком в его грудь, но Майкл прекрасно понимал, что его любимая шутит.
  -- Сейчас объясню моей сердитой девушке, для чего я пришел.
   С этими словами он подхватил Тоню на руки, закружил, отчего девушка восторженно завизжала, и понес ее в спальню.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Два сплетенных тела - одно шоколадное, другое - белое, покоились на белоснежных измятых простынях. После нескольких часов любви они уставшие, полностью обессилевшие, просто не в состоянии пошевелиться, лежали в объятиях друг друга, наслаждаясь каждой минутой счастья. Майкл, слегка приподняв голову, посмотрел на любимую.
  -- Тонечка, ты спишь? - почти шепотом спросил он, заглянув в прикрытые глаза девушки.
  -- Нет, милый. Мне просто так необыкновенно! Так прекрасно! Я даже не знаю, где я? Но, по-моему, на небе. Не знала, что любовь дарит такое наслаждение! Спасибо тебе, мой милый Майкл!
  -- Это я тебя должен благодарить! Только с тобой я узнал, что значит любить! Я никогда не был так счастлив! Теперь мы вместе навсегда. Я очень люблю тебя, мой маленький ангел! Никогда, никогда не брошу тебя! Мне просто не жить без тебя!
  -- Майкл, милый мой Майкл! Ты представить не можешь, что я чувствую! Я тоже люблю тебя! Мы ведь теперь будем вместе да? Пропаду без тебя! Обещай, что всегда будешь рядом, обещай!
  -- Конечно, любовь моя, конечно! Мы оба знаем, что мне рано или поздно все-таки придется вернуться в Америку, там мой дом, отец, бизнес и учеба...
   Увидев расстроенное лицо своей девушки, ее полные боли глаза, он поспешил успокоить возлюбленную.
  -- Не печалься только, радость моя! Мы вместе поедем, точно, так и будет! Верь мне, пожалуйста! Мы никогда не разлучимся, клянусь тебе! Я не говорил тебе, но в нашем роду все мужчины однолюбы и отличаются необычайной преданностью! Ты - моя судьба, мое счастье! Я встретил тебя и уже не отпущу, не надейся! Мы теперь - одно целое, принадлежим друг другу навек! Даже если сильно-сильно захочешь, не отвяжешься от меня, обещаю! Никому не отдам! Моя, моя, только моя! - голос мулата наполнился страстью и необыкновенной нежностью. Произнося эти слова, он покрывал глаза, губы, шею и грудь любимой миллионами поцелуев. Тоня вся трепетала от восторга и счастья! Ну, кто мог подумать, что с ней произойдет такое! Боже, какое счастье любить и быть любимой! Далеко не каждому дано испытать это чувство!
   Они смотрели друг другу в глаза и улыбались. Беспричинно, просто, потому что очень любили друг друга и были сейчас так счастливы!
  -- А тебе скоро придется возвращаться, да? Голос девушки мгновенно наполнился грустью, а глаза - слезами.
  -- Не думай сейчас об этом, дорогая моя. Мы успеем подготовить все необходимые документы... А может у тебя уже есть загран.паспорт, виза?
  -- Нет, к сожалению нет.
  -- Ну вот. Мы с тобой все приготовим, я помогу тебе. Вернуться твои родители... Кстати, когда возвращаются твои родители, Тоня?
  -- Да вот совсем скоро должны приехать. Вообще-то путевка на 14 дней, но бывает они остаются отдохнуть подольше. Они так мало видят друг друга из-за работы, что поездка к морю для них просто как очередной медовый месяц. Они просто наслаждаются друг другом вдали от этой суеты городской. Я так рада, что хоть раз в год им удается побыть наедине. Когда они надумают вернуться, мама обязательно позвонит и предупредит.
  -- Да, а мы с тобой поедем их встречать. Я теперь всюду буду следовать за тобой! Ты - мое счастье необыкновенное! Ты не думай пока о моем, то есть о нашем отъезде. Договорились? Я еще буду здесь, мы будем наслаждаться любовью и общением друг с другом. Будем веселиться и зажигать, как сейчас выражается молодежь. Согласна со мной, моя малышка?
  -- Абсолютно!
  -- Я бы вот так вечно лежал с тобой, прелесть моя! И ничего мне больше не надо! И никто не нужен! Вот так просто обнимать тебя, любить, ласкать, видеть блаженство в твоих глазах и желание. Мне большего не нужно! Не пить, не есть, только чтобы ты была рядом! Ты для меня - важнее и нужнее воздуха, моя Тоня! Моя женщина! Последняя и на всю жизнь!
  -- Ой, я совсем забыла спросить: ты голоден, Майкл? Вот какая я хозяйка внимательная! Даже не предложила закусить ничего!
  -- А ты что же, забыла уже, мы заняты были очень! Мне лично совершенно не до еды было. А тебе?
  -- И мне тоже. - Тоня кокетливо прищурила глазки, хитро хихикнула и прильнула губами к губам своего мужчины.
  -- А я и забыл: я там накупил нам всего! А пакет, похоже, в прихожей оставил. Сейчас пойду разберусь в продуктах, а ты полежи, отдохни немножечко, а то я совсем утомил мою непривыкшую к ласкам девочку своей неукротимой любовью. Я там и шампанское прикупил, моя милая! Отметим начало нашей новой жизни, нашей любви! Все, бегу на кухню!
   Наскоро натянув джинсы, Майкл чмокнул Тоню в носик и вышел из спальни, тихонько прикрыв дверь.
   Тоня откинулась на подушки, сладко потянулась и блаженно зажмурилась. В этот момент вид у нее был, как у кошечки, вдоволь налакавшейся жирных густых сливок.
   "Хочу, чтобы так было всегда! Всю жизнь! Господи, спасибо тебе за это счастье!"
   Тоня прикрыла глаза и стала мечтать о Майкле, об их будущем и сколько еще любви и счастья ждет их впереди и не заметила, как задремала.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ГЛАВА 3

   В супермаркете несмотря на наличие четырех касс, собрались очереди. Люди прижимались друг к другу, стукались железными корзинками и каждый желал, чтоб поскорее закончилось это мучение и его очередь наступила раньше всех. Марина Антипова (бывшая Шанина) стояла пятой и с тоской осматривала лежащие в корзине продукты. Хлеб, картофель, молоко, огурцы и помидоры. Все... Раньше она наполняла корзину до краев, самыми дорогими деликатесами. Многие тогда с завистью оглядывали такие продукты, а она, расплатившись за них и не взяв сдачу, гордо катила тележку к ее крутой иномарке. Это было так недавно! Или давно? По времени они с Сергеем развелись всего год или чуть больше назад. А ей казалось, что сладкая жизнь была у нее много, очень много лет назад! Дни и месяцы при совместной жизни с Сергеем летели быстро, так как не было проблем, не стоило ломать голову, что завтра кушать и самое главное: где взять деньги на это "кушать"? Жизнь тогда была легка и беззаботна. Кажется, это был сон. Прекрасный сказочный сон о довольной жизни и безбедном существовании. А сейчас? Проблемы... только проблемы и никакого просвета! Изо дня в день на завтрак жидкий дешевый чай, от которого начинает мутить и возникают спазмы в желудке; на обед - постный борщ, на ужин - отварная картошка с огурцами и помидорами в прикуску. Как все опротивело! Марина от досады закусила нижнюю губу. Расплатившись за такую незамысловатую пищу, она побросала все продукты в пакет. Да теперь не надо катить тележку к машине, все умещается на дне пакета, такую ношу и ребенок осилит. С грустными мыслями, опустив голову Марина дошла до своей машины. После развода муж оставил ей однокомнатную, довольно таки просторную квартиру в центре города и иномарку.
   Кинув сумку на соседнее место, Марина села за руль и со злобой захлопнула дверцу.
   Приехав домой, она выложила продукты в холодильник, попила холодной воды из-под крана и решила принять холодный душ, действующий всегда на ее организм успокаивающе. Тем более стояла невыносимая жара, и такой душ был просто наслаждением. Единственным наслаждением, которое осталось в ее жизни.
   Тут она услышала поворот ключа в замке. "Ну вот, этот явился... Как чувствует! Только собралась отдохнуть, успокоиться под душем, а он тут как тут! Черт бы его побрал!" Марина почувствовала все нарастающую злобу и ненависть к своему новому мужу.
  -- Дорогая, привет! Это я!
   Олег как обычно был вежлив и весел. Это еще больше задело и разозлило Марину. Из кухни она прошествовала в полном молчании в комнату и опустилась в кресло с журналом в руках.
  -- Как твои дела, милая? Как прошел день?
  -- Оставь меня в покое! - процедила Марина, бросив полный презрения, мимолетный взгляд на мужа. "Что я тогда нашла в нем? Боже, ослепла, что ли?" - пронеслось в ее голове. Действительно, Олег Лунин не был красивым, даже симпатичным его трудно было назвать. Худощавый, угловатый, с курчавыми огненно-рыжими волосами, маленькими глазками, расположенными близко друг к другу и крупным носом. Картину завершали оттопыренные уши и сплошь покрытое веснушками лицо. Но он был добрейшей души человек, очень тихий и застенчивый. На жизнь зарабатывал преподаванием истории в старших классах, был отличным педагогом и дело свое просто обожал.
  -- С тобой что-то не так? Ты больна?
   Мужчина подошел к жене, с беспокойством глядя на нее. Он всегда был очень внимательным, спрашивал ее обо всем, интересовался всем-всем в ее жизни. Он очень ее любил! Но Марина не замечала этого, первая романтика от их отношений и встреч у нее давно прошла, она совершенно разочаровалась в бывшем любовнике и теперь только ненавидела его, раздражалась по любому поводу. Да и повода-то и не было, Олег был почти идеальным мужчиной, ласковым, нежным, заботливым. Но она просто не любила. В этом и была причина всего.
   - Да! Да! Со мной не так, и все не так! - Марина почти кричала. - Наконец-то мы это заметили! Поздравляю!
   Они и раньше ругались, скандалы начались совсем скоро после начала их совместной жизни. Марина быстро поняла, что развод был ошибкой, и увлечение Олегом было кратковременным, наступило разочарование, досада от сделанной ошибки.
  -- Мне все это надоело! Я больше не могу! Неужели ты не видишь, как мы живем? Да загляни в холодильник, там пусто! А ты мужчина и не в состоянии просто накормить свою женщину!!! А еще что-то о любви ко мне говоришь!
  -- Я правда люблю тебя, Марина, очень...
   Жена не дала ему договорить, почему-то эти слова жутко ее взбесили. Она подскочила на месте и взвизгнула:
  -- Ой не смей, не смей мне это больше говорить!!! Никогда! Слышишь? Нет у тебя любви и не было! Иначе ты бы не допустил такого положения! Я устала, устала жрать борщ и картошку днями, месяцами!!!!! Неужели это так трудно понять??? Ты прекрасно знаешь, к какой жизни я привыкла. Ты сам позвал меня жить с тобой. Наговорил, наобещал... В фирме он частной работает! Я дура, дура поверила!!! А ты оказался... Ты ведь просто учитель. Да если б я знала!!! Черт! Ненавижу тебя!!! Ненавижу!!!
  -- Дорогая, ну прошу, успокойся! Ну ведь многие люди так живут. Достаток ведь не главное. Можно свободно и так жить, как мы, бывает и хуже. Главное любовь и понимание между двумя...
  -- Какое к черту понимание!!!??? Ты что дебил? Не понимаешь о чем я??? Мне уже по горло твое проживание здесь! Я вообще сыта тобой по горло!!! Сам-то здорово устроился: живешь в моей квартире, деньги мы проели, что мой бывший мне оставил для открытия своего дела, как я ему сказала. У нас нет ничего! НИ-ЧЕ-Го!!! Можешь ты это понять??? А твой заработок - это хрень на палочке!!! Весь уходит на квартплату и комун.услуги.
  -- Ты можешь продать машину...
  -- Что!!!??? - глаза Марины расширились от удивления, в них загорелась еще большая злоба. - Как ты смеешь мне такое предлагать??? Только я сама решаю, что мне делать с моей машиной!!! Она единственная дорогая вещь, которая у меня есть, да эта квартира. Не дождешься родной мой!!! Более того скажу тебе: я не собираюсь больше жить и терпеть тебя!!! Ищи дуру, которая будет довольна твоей учительской зарплатой, готовую сидеть на хлебе и воде. Я отказываюсь!!!
   Брызгая слюной и ругаясь, женщина направилась к выходу. Надев босоножки и схватив сумочку, она резко повернулась к бывшему любовнику.
  -- Вернусь скоро, чтоб духу твоего здесь не было!!! Не лез бы ко мне, раз не умеешь заколачивать бабки!!!
   Марина выскочила из квартиры, сильно хлопнув дверью.
  
  
  
  
   После отдыха у Сергея скопилась масса дел. Он не видел Альбину уже два дня и жутко соскучился. Ему казалось, что они в разлуке много-много недель, а может и месяцев. Без его любимой время тянулось так медленно, что его просто зло брало. Но вот все дела закончены, документы, как всегда, в порядке, жалоб нет. Можно позвонить Биночке, назначить встречу. Наконец-то, наконец-то он увидит ее! А вдруг она сейчас не одна? Вдруг с мужчиной? И возьмет и пошлет его, он сам знает куда. Сердце Сергея оборвалось, и страх закрался в душу. Он все еще очень сомневался в своей новой женщине. Она такая красивая, наверняка у нее полно мужчин.
   Чтобы развеять опасения, он вскочил со стула, переместился на удобный мягкий диванчик, обшитый натуральной кожей, достал сотовый и набрал номер Альки.
   Гудки, гудки... Длинные гудки... Казалось не будет им конца. Да что же такое? Ну вот, так он и думал!
   Вдруг он услышал знакомый голосок, такой милый, родной и очень, очень желанный.
  -- Сереженька! Милый мой! Как здорово, что ты позвонил! Я жутко, жутко соскучилась! Думала, все забыл меня!
  -- Ну как ты могла такое подумать, Биночка! Я очень занят был, сама понимаешь надо было все проверить после отдыха. Но теперь все, я только твой, а ты - моя! Ты где сейчас? И с кем, а? Ну-ка признавайся!
   На другом конце послышался веселый смех.
  -- Я совершенно одна! Все дни думаю только о тебе! Когда мы встретимся? Я почти свободна. Вот немножко доделаю дела и все. Я сейчас на работе.
  -- Тогда давай я заеду за тобой, как только ты освободишься. Поедем поужинаем. Ресторан выбирай сама.
  -- Я хочу посетить твой ресторан. Можно?
  -- Ты можешь не спрашивать, милая! Для тебя, все, что угодно! Можешь просить, о чем захочешь! Договорились?
  -- О кей! Только знаешь что. Я тут на работе ведь нахожусь, дел сегодня столько, а еще жарища стоит невыносимая! Я просто вся спарилась! Вид у меня сейчас, не очень. Мне бы надо сначала побывать дома, ванну принять, привести себя в надлежащий вид. Хочу, чтобы мой мужчина видел меня только нарядную, соблазнительную и...
   Сергей мягко прервал свою возлюбленную.
  -- Биночка, мне не важно, как ты выглядишь! Честное слово, дорогая! Для меня ты всегда прекрасна и желанна! Ты ведь веришь мне?
  -- Конечно!
  -- Так вот. Мы поступим так: заезжаю за тобой, едем к тебе, покажешь, как живешь. Потом примем ванну...
   Сергей перешел на шепот, голос наполнился страстью и нежностью. Алька тут же это уловила и довольно хихикнула.
  -- Просто прекрасная идея, Сережка! Я уже вся сгораю от нетерпения! Сейчас же закончу проклятые дела и буду ждать тебя! Можешь заехать за мной... ну раньше часа я точно не освобожусь. Хочу уж все доделать, а то шеф взъестся потом, загрузил, скотина, делами после отдыха, теперь мы с тобой страдаем.
  -- Я все понял, любимая. Ну, все, не буду отрывать тебя от дел. До встречи, моя нежная соблазнительница! Целую тебя!
  -- И я тоже тебя целую! Все пока.
   Сергей выключил сотовый. Ну вот, ничего не случилось. Все просто отлично! Она ждет его, думает только о нем, желает его! Ничего не изменилось. Но надо принимать кардинальные меры, иначе кто-то более проворный и наглый уведет его любовь. Он уже решил, что надо делать. Сегодня же вечером, и никак не позже. Тогда сразу будет видно, любит она или нет. Сергей быстро поднялся с дивана и вышел из кабинета.
   Выходя из офиса, Шанин столкнулся со Стасом.
  -- А я к тебе. Тут есть кое-какой вопрос, ты должен решить. Это касается...
  -- Ой, только не сейчас, Стасик! - тут же прервал друга Сергей, подняв правую руку ладонью к Стасу и слегка наклонив голову: это означало окончательное решение и никаких возражений. - Я сегодня и так весь в делах. Только-только управился. Должно же быть у меня время и на личную жизнь?
   Лицо Стаса приняло удивленное выражение, брови приподнялись, а в глазах засветился неподдельный интерес.
  -- Что я слышу! Сколько тебя знаю, личную жизнь ты всегда отодвигал на второй план. Что же случилось с нашим боссом? - участливым, но в то же время шутливым голосом спросил Стас. Он вообще всегда был веселым человеком, любящим разыгрывать и подкалывать всех знакомых ему людей. Его юмор был не язвительным, не злобным, а очень смешным, добрым, от которого сами жертвы его шуточек нередко хохотали до упаду. Он, как никто, умел развеселить хмурого и серьезного человека и был везде желанным гостем и душой любой компании.
   Моложе своего друга всего на 5 лет, Стас выглядел на фоне поседевшего Сергея молодым парнем. Его черные, как самая безлунная ночь, волосы были зачесаны назад гелем, от которого казались мокрыми и блестели. Насмешливые глаза, такого же цвета, как и волосы, тонкая верхняя и толстая нижняя губа делали его внешность, как считал сам хозяин, незабываемой и необыкновенно сексуальной. Но женщины практически не замечали Стаса. Толпы длинноногих красоток с пышными бюстами и попками, следующие за ним по пятам, ловящие каждое его слово и пожирающие его страстными, полными желания взорами - существовали только в его снах. Холостяком оставаться ох как не хотелось, и он женился на обычной девушке Марии. Красавицей она не была, да и хорошенькой ее не считал никто. Но была она человеком очень добрым, гостеприимным, готовым помочь любому нуждающемуся. Она вся просто излучала столько положительной энергии, что люди, пообщавшиеся с ней несколько минут, ощущали легкость в своей душе. Маша старалась развеселить унылого человека, поднять дух, рассмешить. В этом она полностью подходила Стасу.
  -- Слушай, друг, а это ты не из-за той красотки с теплохода так торопишься? - глазки Стаса хитро сощурились, лицо осветила подкольная улыбочка. - Может расскажешь подробнее? Или уже друг у тебя на последнем месте?
  -- Ты угадал! Это я к ней так спешу. Извини, ты знаешь, что ты мой самый лучший друг, но не могу я сейчас. Пойми...
  -- Все, все, понял, не дурак. - Стас хитро ухмыльнулся. -- Иди, но потом обязательно за пивком в баре мне все подробности... как там, что у вас...
  -- -- Все хохмишь? Ладно я тебя знаю, все можешь сказать, но в душе искренен и добр. Расскажу потом все, старик! Но сейчас могу точно сказать одно: все серьезно...
  -- Да ты че??? Абалдеть!!! Ну раз ты так сказал... а я не первый год тебя знаю, значит действительно... попал ты опять, дружище. Смотри, только не обожгись. Ты ведь помнишь...
  -- Не стоит мне напоминать, я все помню и сам решаю, как именно поступить. Я не ожидал, даже не хотел, но это опять случилось. Я люблю эту женщину, как никого и никогда! Это теперь моя последняя любовь. Я знаю.
   Глаза Стаса перестали насмехаться и приняли серьезное и немного беспокойное выражение.
  -- Не мне тебе давать советы. Поступай, как считаешь нужным и как сердце велит. Буду рад за вас, если действительно она сделает тебя счастливым. Удачи!
  -- Спасибо. Ну пока. Обещаю пиво в баре и душевный разговор! А теперь я побежал! ОНА ждет, а у меня еще дельце есть. Передавай привет Машуне и детям.
  -- Передам. Ну, давай.
   Стас открыл дверь офиса, а Сергей сел за руль своей любимой последней модели иномарки.
  
  
  
  
  
  
   Крутейшая новенькая BMW темно-серого цвета остановилась рядом с ювелирным магазином. Шанин зашел в прохладу магазина и направился к витрине. Два качка-охранника, вальяжно развалившиеся в дорогих кожаных креслах, бросили взгляд на вошедшего мужчину. Сразу поняв, что человек серьезный, собирающийся сделать дорогостоящую покупку, они отвели взгляд и продолжили изучать журналы.
   Сергей не стал рассматривать драгоценности, не так уж много времени у него было, а сразу обратился к продавцу.
  -- Девушка, будьте добры.
  -- Да, слушаю Вас. - лицо продавщицы озарила приветливая улыбка. - Что Вас интересует?
  -- Мне хочется сделать моей женщине подарок. Хочу очень оригинальное и красивое колечко, можно перстень. Желательно с рубином. Я собираюсь ей сделать сегодня предложение. - глаза Сергея загорелись счастьем и любовью, он весело улыбался.
  -- Поздравляю вас! Есть у нас один экземпляр. Вот уверена, то, что вам обязательно понравится. Одну минуточку.
   Девушка мгновенно исчезла. Через несколько минут она вернулась с маленькой бархатной коробочкой в руках.
  -- Взгляните.
   На черном бархате покоился изящный золотой перстенек. Не крупный, но и не маленький. Он представлял собой несколько веточек, сплетенных друг с другом, которые завершались аккуратными листочками из золота, а рядом с листочками расположились три миниатюрные розочки из красных рубинов. Это был поистине перстень, достойный королевы. Сергей сразу же пришел у выводу: ничего более восхитительного он не найдет, даже объездив все ювелирные магазины.
  -- Беру. - коротко произнес он.
   В машине он открыл коробочку и стал не спеша любоваться украшением. "Надеюсь, ей понравится!" Сердце его учащенно забилось, только он представил Бину, ее соблазнительную фигурку, черные восточные глаза, наполненные любовью, чувственные красиво очерченные губы, нежные руки. Шанин волновался, как неопытный юнец перед первым в жизни свиданием. Что она скажет? Как отреагирует на предложение? А вдруг... Не надо думать о плохом. Не стоит терзать себя раньше времени. Скоро он узнает ее ответ. Надо лишь чуть подождать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   После ухода Марины у Олега было тяжко и горько на душе. Обхватив голову руками, он сидел в единственной комнате служившей и гостиной, и спальней, размышляя и оценивая свое положение.
   С ней он познакомился совершенно случайно. Стоял и голосовал на дороге. Ему срочно надо было приехать к матери, она заболела. Он и не надеялся, что кто-то остановится и довезет его. Остановились... Это оказалась Марина. Пока ехали к его дому, разговорились. Женщина была красивой, ухоженной, дорогая одежда, духи, косметика. Соблазнительная полная фигурка (Олег не любил худых женщин), каштановые волосы с красноватым отливом крупными локонами вьющиеся по плечам, карие большие глаза, чуть вздернутый носик, притягательные сексуальные губы, белоснежные ровные зубки; ухоженные, не знающие труда ручки с длинными ногтями. Такая женщина - мечта любого мужчины! Да и машина шикарная, Олег впервые ехал в такой. Тогда он подумал: "Вот бы такую жену!" И его привлекло не богатство этой роскошной женщины, о нем он и не думал. Просто он сразу влюбился. Захотелось общаться с ней каждый день, быть рядом, любоваться, целовать. Если, конечно, она бы позволила. Затаив дыхание, он слушал, как Марина изливала ему свою душу: рассказывала о невнимательном муже, пропадающем и днем, и ночью на работе; о надоевшей жизни, без ласки и понимания; о том, как вообще ей сейчас хреново. Тогда Олег разделил ее печаль, успокоил, попытался дать совет. И почему-то сказал, что работает в крутой частной фирме. Скрыл, что он простой учитель, еле-еле сводящий концы с концами, на иждивении которого еще находилась больная мать. Не хотел он, чтобы узнала она о таком его существовании. Он бы упал в ее глазах, стала бы смотреть на него с презрением, жалостью, с высока. Нет, только не это! Короче, расстались они почти друзьями. Марина общалась с ним свободно, как с равным. Они обменялись телефонами и... Потом постепенно случилось так, что стали любовниками, встречались часто на квартире друга Олега. Сам он безумно любил Марину. Никак не мог сказать о себе правду, все оттягивал, оттягивал. А она мало интересовалась о его работе и жизни, так что он много-то и не лгал. Наконец она сообщила, что с мужем дальше они не могут совместно проживать, они разводятся. Марина получила квартиру при разводе, и они с Олегом стали жить вместе. Свадьбы не было, они просто расписались и отметили скромненько это событие в кафе. Олег был на седьмом небе! Такая женщина стала его! Только его! Такого подарка от судьбы он никак не ожидал. Носил жену на руках. Делал все, что мог. А мог он не так уж много. Внимание, нежность, ласку, понимание - все это Марина получала чрезмерно. Но денег не было. Те, что она получила от бывшего мужа, мгновенно растаяли. Олег в один прекрасный день сказал жене правду о месте его работы. Произошел первый скандал. Вообще ругалась всегда Марина, придиралась к нему, была постоянно на пределе, оскорбляла и унижала. Он все понимал. Понимал, что такая женщина достойна богатой красивой жизни, шикарной одежды и т.д. Работу по престижнее ему нигде не удалось найти, да он и не хотел уходить о любимых коллег-педагогов, от своих родных учеников. Он был предан работе. А жена не понимала его. От этого на сердце было горько, очень горько и обидно. Но Олег за всю их недолгую жизнь ни разу не повысил голос на жену, он молча сносил все, что она говорила. Он знал, как ей тяжело с ним, но изменить ничего не мог. И вот в конце концов все кончилось. Олег вздохнул, встал и начал собирать свои вещи.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Тоня и Майкл шли в обнимочку по центральной улице города. Они осмотрели уже все имеющиеся достопримечательности и теперь просто гуляли, наслаждаясь друг другом и вдыхая вечерний июльский воздух. Днем в городе стояла невыносимая жара, к шести-семи часам вечера воздух немного охлаждался, веял легкий, чуть прохладный ветерок. Гулять было одно удовольствие. Молодежь вся выходила на улицы, повсюду стояли парочки, обнимающиеся и целующиеся. Для юношей и девушек начиналось самое интересное. Летние кафе были переполнены, у киосков постоянно собирались очереди.
   Тоня с Майклом решили отдохнуть и немножко подкрепиться в летнем кафе. Тем более на их счастье один столик был свободен. Майкл подозвал официанта.
  -- Нам, пожалуйста, по пицце. Мне светлого пива, а моей девушке ананасовый сок.
   Мулат взял девушку за руки и нежно посмотрел на нее. Его любимая в ответ улыбнулась. Они нежно, с любовью смотрели друг другу в глаза. Смотрели и просто молчали. Им не обязательно было говорить, они чувствовали мысли и ощущения друг друга. Они просто наслаждались тем, что находились рядом.
   Принесли заказ, и им пришлось оторваться от их созерцания друг друга. Несколько минут они просто аппетитно поедали горячую пиццу, за время прогулки оба изрядно проголодались. Покончив с пиццей, Майкл не спеша стал потягивать пиво, а Тоня цедила трубочкой холодный свежевыжатый сок. Тем не менее, мулат продолжал гладить одной рукой белые ручки своей любимой, оба улыбались и с любовью смотрели друг на друга, не замечая шумных компаний, разместившихся за соседними столиками. Они были одни.
  -- Я так счастлив, что приехал сюда. Встретил тебя. Это судьба, милая, что я приехал и решил посмотреть именно твой институт. Теперь как подумаю, что мог не встретить тебя... страшно становится.
  -- Майкл... Я...
   От переполнявших чувств, девушка не могла найти слов. От нежности и любви, которую она испытывала, комок подкатился к горлу.
  -- Я люблю тебя. - только и смогла выговорить Тоня. - Знай это и помни всегда.
  -- Я тоже очень тебя люблю, мое счастье! Это банальные и избитые слова, но это правда! Все, что я говорю, это все у меня в душе, в сердце. Ты - моя судьба и награда!
   Майкл взял маленькую ручку своей возлюбленной и нежно стал покрывать поцелуями. Глаза девушки наполнились слезами. Такого счастья она не испытывала ни разу в жизни и была уверена, не испытает. Она любила. Всей душой, всем своим существом. Она летала, летала в облаках от счастья и любви. Они оба летали. Их идиллию прервал телефонный звонок. Тоня вытащила сотовый из сумочки.
  -- Да, мамочка! Привет! Как вы там? Ой, я очень рада! Была уверена, что вам понравится, и вы не пожалеете! Я соскучилась очень! Когда? Здорово! Буду ждать! Так много нужно тебя рассказать, не терпится! Ну пока! До встречи! Целую тебя, мамуль. Папе привет!
   Девушка положила телефон обратно и повернулась с сияющей улыбкой к своему парню.
  -- Майкл, родители приезжают! Мамуля звонила.
  -- Я понял, любимая. Когда они будут?
  -- Послезавтра прилетают в шесть вечера. Ух, я страшно соскучилась! И главное, так много нужно рассказать им! Не терпится поделиться моим счастьем с ними!
  -- Нашим... нашим с тобой счастьем, моя любовь.
  -- Да, мой любимый. Нашим... конечно нашим.
  -- Мы поедем встречать их вместе. Ты ведь не против?
  -- Ну конечно вместе, Майкл! Я представлю тебя моим родителям, а тебя - им! Ты им понравишься! Они замечательные! Я обожаю их!
  -- А меня, дорогая? - в голосе парня прозвучали обидные нотки.
  -- И тебя! Только родители - одно, а ты - совершенно другое. Ты - моя любовь, мой парень, мужчина моей мечты.
  -- Я понимаю, я пошутил. Ну что, еще погуляем или...?
  -- А что или? - Тоня кокетливо прищурилась и хитренько улыбнулась.
  -- А мы не понимаем? - в тон ей ответил мулат.
  -- Прекрасно понимаем! Я хочу "или".
  -- Тогда домой, в кроватку, мой ангел?
  -- В кроватку!
   Возлюбленные покинули столик и, обнявшись, пошли ловить такси.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"