Телегин Александр Владимирович: другие произведения.

Новый мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.50*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 21.11.14. Небольшая часть народа Итель, вместе со своим Императором, покинула родную землю. Они нашли пристанище на новой необычной планете. За прошедшие 800 лет их цивилизация деградировала. Стечение обстоятельств позволяет узнать Герберту, часто болеющему сыну руки и гласа вождя Ителя, историю своего народа, и познать часть его знаний. Невольно попав в водоворот событий он вынужден покинуть долину и бежать от преследований сородичей. Молодой человек пускается в путешествие по собственной жизни. Что он встретит на своем пути? Я не волшебник, я только учусь. Прошу не судить строго. Приму конструктивную критику, и меткие тапки:) Книга в процессе написания.

ПРОДА

Новый мир.

Пролог

Светило давно зашло за горизонт. На улице был поздний вечер. Мириады звезд усыпали небосклон. И казалось перемигиваются между собой, о чем-то мирно беседуя. В темном кабинете на фоне окна, четко проступала фигура статного мужчины. На первый взгляд аристократу было сорок-сорок пять лет. В слабом освещении, которое давали уличные фонари и звезды, можно было разглядеть подтянутую фигуру выше среднего роста, черный костюм военного образца очень напоминающей мундир без знаков отличия. осанка и манера держаться выдавали аристократа или человека, привыкшего повелевать и принимать решения о судьбах других. Короткие темные волосы с кое-где серебристыми полосками вплетшейся седины, прямой нос, высокий лоб. Мало подвижное, напряженное в данный момент выражение на лице, выражалось в упрямо сжатых губах, проступившей небольшой складкой между бровями. Задумчивый взор светло голубых, вернее, льдистых глаз был направлен куда-то в даль звездного неба, к точке, ведомой только ему. Какие мысли бродили в его голове, было трудно понять, одно было ясно - размышлял он о чем-то важном.

За пределами кабинета слышался топот и гомон носившихся по коридору служащих. Легкий стук в дверь, вырвал из тяжелых дум хозяина кабинета, из-за открывшейся двери усилился шум встревоженного чем-то персонала. Прервавшим думы аристократа был высокий человек в темно-синем мундире со множеством наград и отличительными знаками адмирала, командующего пятым космическим флотом. Седые волосы, выражение глаз выдавало далеко не молодого и повидавшего виды мужчину.

- Николай, пора. Через полчаса будем взлетать.

- Андрей, семья уже на борту? - спросил аристократ, включая свет в помещении с помощью консоли на рабочем столе.

- Да, твоя супруга Софья и сын Артур уже размещены с ними охрана, на всякий случай, все проверены.

- Архив вывезли?

- Не полностью, что не смогли то было уничтожено.

- Главный ИИ и подшефных ему, демонтировали? И погрузили?

- Да, Николай, все прошло нормально, в штатном режиме. Не боишься увозить с собой ИИ? Без их работы месяца два, а то и больше жизнь столицы и в принципе других планет будет затруднена. Через него шли основные потоки информации, и он контролировал транспортные пути, денежные трафики, ряд стратегических производств и орбитальных станций, да и много чего по мелочи. Пока их заменят, пока отладят...

- Знаю, но они не дали мне другого выхода, это единственное что задержит наши поиски. Я должен обеспечить безопасность всех, кто доверился мне и улетают со мной. Первопроходческие комплексы, группы с поселенцами направлены к точке перехода?

- Да, так же разосланы миниспутники-шпионы последней разработки. Их не должны обнаружить, в серию еще не пошли их ТТХ неизвестны ИИ в империи.

- Это хорошо, идем по графику.

- Николай, пошли, время.

Выйдя из кабинета адмирал и аристократ направились к взлетной площадке находящейся на крыше здания. В коридоре их взяв в коробочку и накрыв прозрачным силовом куполом сопровождали восемь гвардейцев. Выше двух метров роста, со скупыми и размеренными движениями хищника в черных мундирах они были похожи друг на друга. Глаза гвардейцев неустанно искали угрозу сопровождаемых. Все погрузились в красивую быструю космическую яхту. Не большая, по сравнению с военными кораблями флота, зато оснащенная новой облегченной экспериментальной броней, мощнейшими двигателями и силовым генератором, она превосходила в маневренности и скорости корабли разведчики, по огневой мощи сравнимая с со средним линкором. Представляла собой воплощение инженерного гения и мечту любого гражданина империи. Уникальный ИИ представлявший собой личность и осознающий себя был жемчужиной яхты. Оригинальность решения при его создании и особенно волю случая вмешавшегося в момент эксперимента, повторить в полной мере не удалось. Похожим, вторым и последним был главный ИИ империи, в настоящее время демонтированный и увозимый за пределы империи.

Николай наблюдал в смотровые экраны, как яхта взлетает и под ней, проплывают ажурные башни дворца, красивый парк, освещенный причудливыми фонарями, множество фонтанов, статуй, бюстов. Охватив взглядом еще ни о чем не подозревающую столицу империи и потом целиком планету, понимал, что он на нее не вернется. И возможно это удастся его потомкам, лет через сто - двести.

Проверив как устроились жена с ребенком, бывший император Николай пошел в кают-компанию. Империя на данный момент насчитывала пятьдесят населенных планет около пятнадцати официальных колоний. Восемь космических флотов. Все это осталось позади, впереди неизвестность.

- Андрей, нашими кораблями связь не сбоит?

- Все в норме, но передать обращение на всю империю нет возможности. Спутники подойдут к ретрансляторам в других секторах через недели две-три, о происходящем все будут оповещены через 24 дня. Каждому на интерком придет твое обращение. Что после этого разразится трудно представить, боюсь что империя перестанет существовать.

- Не перестанет все предусмотрено. Дядя так рвущийся к власти ее получит, но в урезанном варианте. Будет протектором. Для того чтобы стать императором ему придется заменить все ИИ, а это весьма затратное мероприятие и долгое. Все решения одобряют ИИ, если не решение императора. Таких прав я ему не дал. Люди стали сильно на них полагаться, просто отключить не получится. Ты же знаешь, все от сантехники до звездолетов все завязано на них. Убери их и все рухнет. Дядя на это не пойдет.

- Это понятно, только неизвестно вдруг он, что-то придумал. Посмотри, как он провернул все, как отсек тебя от информационных потоков, да и от власти оттер. Все незаметно, не спеша. Один из пяти доверенных лиц. Если б не случайность, он успел бы перекрыть сначала пути с планеты, потом из дворца и вот ты подписываешь отречение в его сторону. Я предлагал месяц назад, когда стало известно все послать за флотами, не поддержавшими бунт.

- Андрей мы уже не раз об этом говорили, не начинай. Не хочу я гражданской войны. Три из восьми флотов поддерживают его. Тринадцать планет и пять колоний тоже с ним. Самое неприятное, что с ним еще и друг детства Эрик. Чего ему не хватало? Один из пяти доверенных лиц, глава безопасности империи, власть, слава все есть, что ему не хватало? Может его шантажируют или угрожают чем-то?

- Это маловероятно, понимаю твою привязанность и боль от предательства родственника и друга, но на это они пошли намеренно. Проверено из пятнадцати секретных баз рассекречены шесть. Если его принуждают, то большинство думало, что ведут по два объекта в своей сфере. У него же их четыре. Открыл бы две и все. Нет тут намеренно все сделано.

- Через сколько, спутники передадут сигнал на консервацию всех баз?

- Тоже через двадцать четыре дня. Раньше начать консервацию - насторожить оппонентов.

- Сколько всего человек улетели со мной в добровольно-принудительную ссылку - спросил император.

- Около трех с половиной тысяч человек. Это семьсот военных, двести семьдесят ученых, двести тридцать техников разных специальностей, прочих девяносто. И конечно семьи у кого они были.

- Удачно, что поселенцы не успели улететь до всего этого. Повезло комплексы были готовы только дооснастить, люди выбраны. После смены конечной точки путешествия, сколько осталось, из первоначального количества, переселенцев?

- Девяносто три процента, семь процентов отказались лететь - сказал адмирал.

- Это нормально. Продовольствия достаточно, планета интересная. Условия для жизни на планете отличные, можно сказать курорт. Правда день длиннее 32 часа, и год 440 дня. Радует то что сила притяжения 0,8 от нашей. Лучше, чем наоборот - улыбнулся наконец то Николай. - Софе и Артуру понравится. Солнечно и тепло триста восемьдесят дней в году. Правда остальные дни мряка и дожди. К стати, Андрей, что там с аборигенами выяснили ученые? Развитие их на уровне средневековья, лошади, летающие животные или птицы, мечи в общем разнообразие у них большое. И что там с скариумом?

- По аборигенам есть непонятное, как ты знаешь разведчики увидев их уровень развития расслабились, позволили лишку решили зайти в город, со сканировали одежду и оружие, боевые костюмы стали похожи на местную одежду. Прицепили мечи на всякий случай вооружились личным оружием. И пошли ворота пройти они не смогли.

- Даже так? А почему ты раньше мне этого не рассказывал?

- Не выяснена причина.

- Это не повод... - начал было заводится аристократ

- Николай, успокойся я тебе не враг. Сама планета нам угрозы не представляет, сам знаешь. Селиться будем в горном массиве. Правда пришлось потеснить местных похожих на питекантропов около трех метров роста, из одежды шкуры, оружие - дубины. Низкими частотами разогнали с долины, было их около двух сотен. Долина окружена горами, подобраться что с моря, что с материка аборигенам, кроме тех двух сотен, весьма проблематично. Там и будем основываться, начальная бала там есть. Остальное довезем. В горах прорежем выход к морю и все будет отлично.

- Не уводи в сторону, Андрей, что там с городом и разведчиками?

- Стража не пустила денег местных не было и увидеть какие они из себя, для синтеза не было возможности. В общем наши решили пройти мимо охраны не заплатив, а те сразу вызвали подмогу, через минуту появились двое местных, в отличной от остальных одежде. Разведка решила, что это или начальник стражи, или местное большое руководство. Решили, что договорятся без оплаты. Не договорились поругались. Двое местных не долго думая. Сделали какие-то быстрые манипуляции и наших мягко отбросило метров на сто от ворот. Костюмы среагировали на агрессию и активировали активную защиту. Оглушающие импульсы не причинили аборигенам никакого ущерба, только слегка засветилась пленка вокруг, как бы ограждая от импульсов.

- Но ведь это переносные, силовые коконы откуда они у них?

- Вот Николай и все были озадачены этим же. Технологии явно выше на уровне наших, принцип другой. Сканеры не засекли источников энергии.

- Очень интересно!

- И не говори, ты слушать будешь дальше или как?

- Говори, говори не перебиваю.

- В общем аборигены реакцию защиты костюмов восприняли, как акт агрессии. И тут началось шмальнули пару раз из аналога плазмомета, которые у нас установлены на флаерах для уничтожения мелких астероидов. Наша защита еле выдержала, на крохах энергии закрывая разведку. Ребята начали отстреливаться из личного оружия, попробовали и лазерным лучом, и кинетическими снарядами, и кумулятивными. Аборигены скрылись за воротами и со стены продолжили обстрел наших. К стати стены и ворота повредить не удалось, а они якобы сделаны из кирпича и дерева соответственно. С противной стороны применили какое-то оружие в виде высоко энергичного разряда, похожего на ветвистую молнию, защита не выдержала, и разведчики получили ожоги, включив режим хамелеона стали уходить от города. Им вдогонку пару раз из чего выстрелили, ранив двоих из четверых. В общем разведка ели ноги унесла. Потом залечивали ожоги и раны в регенераторах. Ученые долго ломали головы над произошедшим, чуть друг другу бороды не повырывали, ручками помахали, но не придя к единому мнению, высказали единогласное желание подробнее изучить планету. Куда и были направлены.

- Что со скариумом?

- Интересный материал, инертен, однако интересно ведет себя при облучении, пропускании тока и прочим. Как выяснилось в определенных условиях он сверх проводник, в других он не проводит, а поглощает и накапливает, потом скачкообразно меняется его структура. Интересный феномен. Ученые экспериментируют вовсю. Подобного материала на других планетах нет, только в той части в которую ведет прокол. И то самые большие залежи именно на этой планете и особенно в нашей долине. В других так по мелочам. Залежи объявлены стратегическими запасами императора, выработка промышленными масштабами запрещена. Николай, скажи ты определился, что делать со станцией рядом с проколом?

- Долго решали, решили забрать с собой на ту сторону прокола.

- А это безопасно, она ведь должна держать прокол?

- По расчетам, после выхода в рабочее состояние прокол может держаться на минимальной подпитке пять-семь минут при нагрузке равной нагрузки проходящей станции. Поэтому цепляем станцию делаем прокол, все проходят на ту сторону, потом запускаем резервный генератор и начинаем движение. Проход займет около трех минут, поэтому успеем. Прямо перед входом отцепим генератор и все.

- Потом по оставленному генератору оппоненты собрать целиком станцию смогут?

- Андрей, станция является прототипом успешно испытанным, в серию не пущен, чертежи и документация у нас с собой, ученые тоже. Поэтому волноваться в ближайшие лет 40-50 не стоит. А потом ищи нас в бескрайнем космосе, и для того что б выйти недалеко от планеты, как мы, нужно точно знать ТТХ прокола. Этого мы им не оставили. Так что когда они еще нас найдут, думаю мы раньше это сделаем.

Все прошло так как говорил император, станцию отбуксировали на ту сторону прокола, там ее и законсервировали. Через два месяца пути они увидели систему в которой расположилась конечная точка путешествия. Неспешно войдя в систему и аккуратно пройдя три планеты не пригодных для жизни человека подошли к четвертой от края системы. Планета имеет практически круговую орбиту планета почти такого же размера как земля, удаленная дальше от звезды, дающей жизнь. Согласно классификации класс F (желто-белая звезда).

На обзорных экранах увеличивалась планета. Атмосфера ее менялась от голубого к красному. Стали отчетливо видны три примерно равных материка и океан. Если провести воображаемые линии через материки получился прямоугольный треугольник. Один материк севернее почти напротив южный материк и третий материк отстоял от южного на восток. Тридцать пять процентов суши остальное водные ресурсы. Приземлялись на северный. Искомая долина была на самой северной точке в ограждении гор.

- Николай, как впечатление о планете? Как себя чувствуешь на новой родине? -спросил Андрей, после того как, переселенцы разбили временный лагерь.

- Свежий с непривычным ароматом воздух, флора сильно разнится от нашей. О фауне и говорить не приходится. Начинаем обустраиваться! Лет через сто -двести наши потомки, вернут себе принадлежащее им по праву рождения!

Император ошибался ни через двести, ни через пятьсот лет их потомки так и не покинут приютившую планету.

Глава первая.

Тишину в пещере нарушала ритмичная капель. Запахи трав, и прохлада чистого после дождя воздуха будоражили. Дождливый период заканчивался, самая паршивая погода на взгляд юноши, которого разбудила утренняя капель. Солнце уже встало, птицы проснулись и щебетали в долине. Однако горный массив заслонял первые, поначалу робкие и ласковые лучи местного светила. Это днем температура поднимется до тридцати пяти градусов в тени, и белая звезда будет иссушивать незадачливого путника. Вечером в долгожданной прохладе, выходят на охоту хищники.

Длинный, худощавый юноша, по-стариковски выползал из пещеры. Тяжелые мысли одолевали его. Он молод, но слаб. Непонятная болезнь иссушает его, как светило в самом зените. Бывали времена, когда ненадолго появляется сила и ловкость в теле. Руки были крепки, глаз меток, а ноги могли часами переносить охоту за элью. Эль - быстрое, чуткое травоядное. Приятное мясо, дающее силы, а процесс охоты наполняет сердце радостью и уверенностью, что все будет хорошо. Главное не попасть скаргу на глаза, он тоже любит мясо элью. Сильные охотники втроем - четвером могут одолеть самца скаргу. К самкам во время кормления потомства, лучше не подходить и впятером. Окрас у скаргу обычно темный и легко не заметить во время охоты. Правда, у отца есть шкура белого скаргу. Он его убил будучи на два года старше, чем сейчас молодой человек. Правда он не любит об этом рассказывать. Дни, когда отступала болезнь, проходили быстро. Самое долгое декада, а потом силы утекали, как вода в песок в погожий день. И никто не может помочь сыну руки и гласа вождя итаров. Ни древние механизмы, ни знахари и травники. Единственно, что рекомендовали, сливать дурную кровь.

Выйдя из пещеры Герберт, так звали юношу, уселся на валун и вздохнул с надеждой смотря на свои руки, нет - дрожат, значит не время для силы. Отдыхая от совсем малого усилия, потребовавшегося для выхода из пещеры, он размышлял. Ему нравилось думать и анализировать все и обо всем происходящем во круг. Сегодня последний день мунтана в первый день мретеня через четыре декады атуня будет великое посвящение. Молодой вождь Энил войдет в силу и пройдет через арку Великого Иит, примет священный обет вождей и будет править итарами по заветам предков.

Герберт и Энил молодой вождь итаров, рождены под одной звездой в один и тот же день. Вождь молод и силен, а Герберт обуза семье. Хотя из семьи у него только отец и есть, мать покинула их при родах. Юноша не часто видел отца, занятого сначала правлением племенем, а сейчас обучением и помощью вождю. У него великий отец, он после гибели родителей Энила заменил тому и мать, и отца. Возглавил итаров. Ребята росли вместе, лет до пяти играли и все делали всесте. Потом пришла хворь. Сын Ителя чах, и уже через пару месяцев не в силах был играть с будущим вождем.

Так и прошли последующие двенадцать лет.

Соплеменники относились к Герберту не однозначно, кто-то боялся заразится от него непонятной болезнью, не взирая на доводы знахарей. Кто-то с сочувствием и жалостью. Молодежь его сторонилась, а если видели его, то веселились за счет убогого. Насмешки, придирки и шпынянье, вот удел юноши. Лекари в первый год болезни говорили, что он протянет год от силы два. Вопреки прогнозам молодой человек из года в год на протяжении двенадцати лет, жил, чем опровергал предположительные сроки своей смерти. Он не собирался сдаваться и уходить в землю. Еще не время, стучало сердце, еще не пора, все будет хорошо. Не поддаваясь унынию Герберт попросил отца разрешить ему тренировки, как с охотниками, так и с воинами. Не всем пришлось это по вкусу. Итель долго не соглашался, однако старый десятник Юшин убедил сказал, что будет заниматься сам с юношей - это все и решило. Когда Герберт был слаб десятник занимался с ним, чтением и письмом, тактикой и стратегией боя. Десятник знал не мало и как костер бездымный разжечь, и как обед поймать и приготовить и многое другое. У Юшина не было детей и Герберт стал ему, как сын, которому он передавал весь свой опыт и знания не мог нарадоваться на подопечного. Молодой человек впитывал знания, как губка. В моменты улучшения самочувствия были занятия по охоте, маскировке, бою на мечах, шпагах, метание ножей, стрельбе из лука и арбалета, бою без оружия. С практическими навыками было значительно труднее. К охранным механизмам и оружию охотников - его не допускали, они остались от предков и выдавались только лучшим из лучших.

Подрастающий отрок даже во время приступов болезни, старался как мог поддерживать физическое состояние тела. Где-то после 10 лет Герберт открыл для себя трактаты и книги предков. Случилось это случайно, он бегая по горным тропам в период ремиссии, споткнулся и упал, прокатился пару метров по наклону холма и ухватился за что-то металлическое. Присмотревшись начал откапывать это. Слой пыли, почвы, мелких камешков скрывал металлический овал с рукой. Рядом был отпечаток ладони. Подергав крышку, которая не поддавалась, мальчик оперся ладонью об отпечаток. Кратковременная боль, кольнувшая в ладошку заставила одернуть руку. Присмотревшись к отпечатку и не обнаружил ничего, что могло уколоть. Еле слышный шорох под крышкой заинтересовал, дернув за ручку еще раз, открыл вход в пещеру. Хотя больше она напоминала рукотворные залы предков.

Осмотр найденного занял около двух часов. Сначала двигаясь за движущейся световой стрелой Герберт добрался до широкого зала, в котором были не понятные столы с темными подставками и стулья. Ряд дверей направо и налево из этого зала были закрыты, однако были открыты помещения вдоль коридора от входа к залу. Там было много непонятных шкафов разнообразной формы. Непонятных устройств. Все это было под большим слоем пыли. Только в зале пыли почти не было, что насторожило юношу. До двери в зал ковер из пыли после двери ее нет. Со стороны закрытых дверей послышался едва различимый шорох. Парнишка быстро ретировался ко входу, дверь закрылась. Через небольшое овальное стекло, от мутное времени и пыли, он увидел силуэты, которые входили в зал с противоположной стороны. Та дверь ему не поддалась. Их было тридцать человек, присмотревшись по внимательнее он узнал среди них отца и служителей Великого Иита.

Обычно в это время верховные служители удалялись для восхваления и бесед с Великим. Теперь Герберт узнал, где это происходит, по неволе ощутив, как волосы встают дыбом и холодок бежит по спине. За подобное святотатство можно очутиться в изгнании или быть приговоренным к небытию. А это, ой как, не желательно. Собравшись тихо уйти, он еще раз взглянул на ближайших служителей, к нему, двух служителей, которые разместились рядом. Один открыл талмуд и приготовил перо и чернильницу для записи. Другой водрузил на голову металлический обруч и внимательно смотрел на мелькания подставки на столе, при этом что-то проговаривая, первый стремительно писал пером. Засмотревшись, юноша впал в оцепенение, мысли куда-то исчезли, а перед внутренним взором начали мелькать странные картинки и видения, сбросить с себя это состояние не удавалось. Перепугавшись, что Великий Иит таким образом его покарал, за не почтение, смирился и стал отчётливее видеть мелькание картинок, не взирая на мутность стекла. И вдруг все резко закончилось. Герберт осознал себя упирающемся лбом в стекло, а служители, тем временем закончив обряд, проводили последние манипуляции и собирали талмуды.

Постояв минутку и окончательно придя в себя мальчик устремился прочь, от непонятного и опасного для себя места. Несколько дней он не решался пойти туда еще раз, а по ночам его мучали яркие образы высоких домов из стекла подпирающих крышами небеса. А так же диковинные повозки, перемещающиеся без тягловых животных, даже летающие по воздуху. Все это будоражило воображение и не давало покоя. Об увиденном он не рассказал никому, хотя и тех, с кем он мог бы поделиться было всего лишь несколько человек.

На третий день с утра не выдержав парень прокрался еще раз в зал осмотрел обручи, вспоминая последовательность движений служителей, осмотрел столы и догадался, что для начала нужно положить руку на отпечаток ладони потом дотронуться до одной из картинок. Минутное сомнение и страх охватили его, но стиснув зубы парень, надел обруч и приложил ладонь, опять что-то кольнуло. И перед глазами появилось какая то надпись, на неизвестном Герберту языке, а под ней увеличивающаяся красная полоса. Небольшое мигание, и вот он смог прочесть надпись "Биологический маркер принят" и следом "Подготовка к работе, сканирование, подождите пару минут". Через несколько минут появилась новая надпись "Сканирование завершено, энергетический маркер принят. Доступ уровня prime подтвержден", "Внимание идет загрузка базовых языков, необходимых для обучения и корректной работы с центральной библиотекой империи".

После трех часового мелькания и интенсивного зуда кожи под обручем появилась надпись "Внедрение ядра языков завершено, настоятельно рекомендуется 48 часов для адаптации", "Первичная инициация произведена", "Начало базового курса через 48 часов".

С раскалывающейся головой, слезящимися глазами на ощупь юноша выбирался из зала. Он опаздывал к Юшину на тренировку, сегодня по плану мечи потом, силовая, купание в озере потом полуторачасовой отдых и еда и конечно же поход в лес на три дня. Пока Герберт чувствовал в себе силы старый десятник вколачивал в него свои знания и умения. Юноше нравились занятия, хотя иногда он недоумевал почему десятник тратит на него время и силы, ведь в полной мере ими воспользоваться он не сможет, болезнь не позволит.

Спеша хоть как-то нагнать упущенное время молодой человек очень торопился. Бежал несмотря по сторонам, хотя это громко сказано, скорее быстро шел, но казалось, что бежал. Все вокруг плыло, юношу подташнивало и качало, в голове били молоты. Идея натянуть на голову обруч уже не казалось правильной и интересной.

Где-то на полпути к дому Юшина, которого в последнее время юноша называл просто Дед, его окликнул знакомый голос. Не сразу сообразив, что это старый десятник разыскивает его.

Юшин уже два часа, искал несносного мальчишку, который где-то запропал. Ему своей старостью пришлось изрядно побегать и поволноваться. Вдруг рецидив болезни, а может зверь напал, или удрал куда-то и заснул. Куча разных мыслей роилась в голове десятника. К исходу второго часа он был зол, очень зол. Найдет неслуха и всыплет ему горячих. И тут прямо перед носом быстрым шагом, прикрытыми глазами вышагивает объект волнений и поиска.

- Герберт!

-Герберт!!! Сын блудливого шаруха, где тебя носит - гаркнул луженой глоткой Юшин, смотря на неспешную реакцию подопечного, начал заводиться еще больше.

- Дед, а я к тебе спешу.

- Вижу, как ты неспеша спешишь. Если тебе так надоели занятия, тебя никто не неволит. Не нравится скатертью дорога! - продолжал орать дед, из-за пережитого страха за жизнь ребенка.

- Я, эээ ... все объясню - начал несвязно лепетать юноша, чувствую, что земля начала ходить под ногами ходуном, и он не может нормально на ней стоять. В следующее мгновение ощутив приближение земли и темнота.

Слушая несвязанное бормотание старый десятник распалялся еще больше. Глаза ему застил свет почти вставшего светила, не позволяющее рассмотреть провинившегося во всей красе, что тоже не добавляло хорошего настроения. У же хоте открыв рот для продолжения моральной порки, с дальнейшим намерением перевести ее в физическую. Понял, что несносный мальчишка начал заваливаться..., вернее уже завалился на землю.

- Бгрым, бргым - невольно вырвалось у Юштна, который с удивлением таращился на Герберта лежащим в дорожной пыли. Симмулирует, что ли? Обычно, если себя парень плохо чувствовал, то это было общее чувство недомогания, вот так с ног он не падал. И всегда чувствовал, когда будет болезни приступ всегда успевая прийти домой и лечь.

Наклонившись к мальчишке, дед смог рассмотреть необычную бледность, даже серость лица, темные круги под глазами, дорожки вокруг глаз от слез. Быстро отойдя от шока, десятник поднял на руки, почти невесомого паренька и понес домой. Кляня себя за недосмотр и излишнюю эмоциональность.

Дома уложив умыл и напоил отварами трав, Юшин сел на против кровати на стул и рассматривал Герберта, переживая за самочувствие болящего. Через некоторое время отметил, что цвет лица становится более естественным, дыхание глубоким и ровным. Опасность миновала решил бывший десятник. И пошел заниматься своими делами.

Отрок поспал остаток дня и ночь, утром открыв глаза понял, что голова уже не болит разве, что легкий шум, глаза не слезятся. Руки - ноги целы. И спит он у деда дома. Как он попал к нему, и почему остался спать, порывшись в памяти не вспомнил. Встав с кровати и подойдя к открытому окну, вдохнул бодрящий воздух утренней прохлады. Понял еще сила есть, болезнь пока не вернулась.

Окрыленный этим, пошел искать Деда, который обнаружился за домом на площадке, усыпанной песком. Ему хотелось рассказать про вчерашнее, и в тоже время было страшно.

Увидев бодрого постреленыша старый десятник про себя улыбнулся, пока болезнь не осилила. И задумался, что такое вчера было? Продолжая упражнения с полуторным мечом, еще раз присмотрелся к подопечному. Нет, все нормально, он уже взял тренировочный меч и присоединился к утренней разминке. "Значит все выясним чуть позже, пусть утратит бдительность, тут его и расколю" - подумал Дед, и выкинув все из головы, продолжил упражняться.

- Ну что, Герберт идем на охоту или нет? Ты с состоянии будешь?

- Дед, ну что ты в самом деле, все со мной нормально. Собирались сегодня в лес идем.

- Смотри я тебя насильно не тянул - лукаво усмехнулся десятник. - За вчерашнее отработаешь сегодня, маскировка, силки, стрельба из арбалета. Ну и естественно охота на зверя.

Ничего подумал про себя молодой человек, переживу не в первой. Трудно конечно придётся, но с дедом интересно, он учебу и охоту в игру превращает, даже на страшного зверя не так страшно, скорее интересно. Голова конечно немного как в тумане, думаю к полудню все будет хорошо.

Собрались быстро, позавтракали и к восьми уже вышли в лес. Дом старого десятника был на выселках ближе всех к лесу, за стеной города. Густая зелень, сочная трава, густой и смолистый запах цветущих трав и кустарников - лепота. Герберт в пути указывал на следы и комментировал какой зверь, куда пошел, что искал или за кем охотился. Пару раз пришлось залечь, не вдалеке, к водопою прошли прайды хищников Аскурии и Деликавы вдвоем на них нападать было нечего, не справиться. Через три с половиной часа охотники вышли на небольшую поляну, справа у самого края леса стоял сруб. Этот сруб достался старому десятнику от отца, хотя многие охотничьи партии останавливались в нем на ночевку. Хоть и не далеко до города общины - в пяти часах быстрой ходьбы, но возвращаясь с охоты и неся добычу можно не успеть до ночи в город. Долина хоть и была защищена от внезапного нападения или нежданных гостей, внимательность в ночном лесу не помешает, ведь хищники не спят. Хоть и нет опаснее противника, чем зверь на двух ногах - именуемый человеком, расслабляться в лесу не след. Часто бывало, что молодые охотники не вдалеке от дома чувствовали себя в безопасности и становились добычей того же скаргу. Чужаков в долине никогда не было, не приветствовалось это. Может кто и хотел пробраться, а может кто и сумел обойти стражников, но Великий Иит всегда был на страже и защищал жителей долины. Иногда находили какие-то обрывки одежды, оружие или обереги, но тела никогда может зверью растерзало может что еще. За ущельем был малый поселок, в котором останавливались купцы, там и велся торг.

Юноша спохватился, отвлеченность в лесу до добра не доводит, хорошо, что дед не заметил, а то лишний час по лесу супротив него соревноваться, кто кого выследит. Пока в девяти случаях из десяти дед выигрывал. Герберт подозревал, что проигрывал старик для поддержания его морального духа.

В этот день охота не задалась, было пара птиц, да пара мелких буров, вот и вся добыча. Буры попались в силки. Птиц сбили из арбалета одну десятник, вторую юноша.

- Малой, дуй за хворостом и водой, я разделаю добычу.

- Сейчас, вещи положу.

- Положи, положи - усмехнулся в усы дед. - после еды разберем твои ошибки при установки силков, чтении следов, выслеживании добычи, маскировки.

- Дед имей совесть, оба буры попали в мои силки, а не твои.

- Поразговаривай мне тут. А ну, шустро за дровами и водой.

Герберд недовольно бурча под нос пошел за хворостом. При этом наблюдая за всем что происходит вокруг, с деда станется, когда он будет собирать дровишки или потом набирать воду, подкрасться сзади. А это не приятно и болезненно, как оттянет хворостиной. Чтоб внимательнее вокруг смотрел и бдительности не терял.

Через полчаса, похлебка булькала в котле на огне, мясо лежало в травах и специях. Десятник помешивая еду, учил уму разуму мальца.

- Значит так, со следами справился ты не плохо, можно почти не разбирать. Не заметил вчерашние следы под деревом. А следы то были сиртама, а он мог быть на дереве и ждать к примеру, нас. А в частности тебя.

- Не заметил, так нас было двое.

- Это сейчас нас было двое, а если бы ты был один - то тебя уже бы не было вовсе.

- Ну, не факт, дед.

- По наговаривайся мне. Я сказал, что все нет тебя - значит нет. Внимательнее будь. Не ради себя тебя постоянно в лес таскаю. Хочу из тебя отличного охотника и воина сделать. А ты - не факт, не факт. Если факт - поздно будет - не кому говорить, да и не зачем.

- Не злись дед, понял я. Учту на будущее.

- Учти "внучок", учти.

Похлебка была в самый раз, и мясо хорошо пошло. Довольные и сытые охотники, грелись в лучах заходящего солнца. После краткого отдыха старый десятник указал мальцу на недоработки в маскировке, показал пару новых вариантов силков. Поздно вечером принялся, по старой привычке, точить свой меч, метательный топорик и метельные ножи. Процедура была ежедневная, зачастую сопровождалась байками из жизни, сказками, редко песнями. В этот вечер до баек не дошло, в неровном свете костра Герберт увидел надписи на мече, они показались знакомыми. Он и раньше их видел, прочесть их не мог ни Юшин, ни естественно его ученик. В этот раз из причудливых знаков стали складываться вполне понятные слова.

- Дед, дай посмотреть, что написано на мече.

- Что ты там не видел, я прочесть не могу, а ты и подавно - не довольно сказал десятник, не любил он, когда прерывали любимый процесс.

- Дед, ну дай, тебе жалко, что ли?

- Не жалко мне, а ты совсем от рук отбился. Хуже девицы привередливой. Дай и все, хоть трава не расти.

- Я ж серьезно.

- Ух, куда тебя девать. Вот держи.

Мальчик взял в руки меч, пытаясь рассмотреть вязь клинка. С одной стороны, написано "More majorum" - по обычаю предков - автоматически перевел Герберт, немного опешив, значит не показалось. С другой стороны клинка вторая надпись гласила: "Dat. Dicat. Dedicat." - Дарует. Посвящает. Почитает.

- Все прочесть смог - с усмешкой спросил Юшин.

- Знаешь, мне кажется, да смог! - восторженно он воскликнул.

- И что ты вычитал - удивленно спросил дед

- Вот с этой стороны написано "по обычаю предков", а с этой "дарует, посвящает, почитает - увлеченно и с горящими энтузиазмом глазами рассказывал Герберт указывая на надписи.

- Знаешь, я тебя этому не учил, мне сложно поверить, что ты не сочиняешь Хотя раньше за тобой такого не водилось. Правда пошутить ты всегда был горазд. - озвучил свои сомнения старый десятник, задумчиво и внимательно смотря на своего ученика.

- Дед, тут знаешь какое дело ... - не уверенно начал мальчик, ковыряя носком обуви землю и смотря себе под ноги.

- Давай рассказывай не мямли.

Герберт все подробно рассказал, начиная с пробежки, заканчивая встречей с наставником.

- М-да, надо же... - задумчиво произнес Юшин. - Ты это никому не рассказывай, а то народ у нас сам знаешь какой.

- Не собирался, никому рассказывать.

- И правильно! - закончил разговор десятник - Все пора спать ложиться завтра много дел, силы потребуются.

Уставший за день Герберт уснул почти сразу, ему снились чудные сны в, которых он разговаривал на многих языках, путешествовал. Старый десятник долго не мог заснуть, то что у него необычный ученик он давно привык, очень способный если бы не болезнь, так вообще был бы одним из лучших. Главное еще и сообразительный, находчивый и ... непонятный. Вот как он вошел в зал? Он безродный, хоть отец у него хоть и замещал вождя, а сейчас гласа вождя Ителя, но только Великий Иит и Вождь решает куда можно зайти, а куда нет. И вот больному ребенку, такой дар, а может проклятие? То, что это не юный вождь и не отец ребенка, однозначно. Они после заболевания юному ученику внимания уделяют по минимуму. Наконец сон поборол Юшина, и он так ничего не решив уснул.

Следующий день прошел очень насыщенно с утра разминка с полуторным мечом, легкий завтрак, потом метание ножей и топора, перерыв на обед стрельба из арбалета по неподвижной и подвижной целям, рукопашный бой. Ближе к вечеру проверка силков, на этот раз был хороший улов штук пять пушных зверьков - длогины (длина от кончика хвоста до кончика носа около метра двадцати - метра тридцати, ночной охотник с красивой шубкой серебристо-серого окраса питается мелкими грызунами). Очень ценится приезжими купцами. Штук восемь буров. И один шарух, к сожалению их мясо в пищу не пригодно, воняет тухлятиной как не вымачивай, на вкус такое же. Шкурка тоже не очень, на подделки может пойти, но мороки по выделке много. На ужин мясо, запеченное в земле под углями, зелень и клубни россо. Вкусно и питательно, самое то что нужно растущему организму. К вчерашнему разговору по молчаливому согласию решили не возвращаться.

В этот раз возвращения с охоты Герберт ждал с нетерпением, он хотел попасть еще раз в зал. Если в первый день после его посещения мальчика одолевал страх и сомнения, связанные с плохим самочувствием и непонимание происходящего еще больше это усугубляло. То после прочтения надписи на мече интерес ко всему новому и стремление объять необъятное, просто распирало мальчика, и подталкивало к посещению зала. Практически все мысли были заняты новым походом в зал. Заметив невнимательность ученика наставник, и догадавшись о причинах решил, что толку с учебы в таком состоянии не будет. Уже через час они дружно шагали в долину.

Пробираясь к залу, мальчик радовался свободному времени и понятливости наставника, молчаливое одобрение, которого сподвигало на бОльшие свершения. Повторив манипуляции с обручем и столом, после легкого укала в ладошку, увидел перед внутренним взором надпись и теперь смог ее прочесть: "Внимание, происходит идентификация, не снимайте станер, не покидайте кресло". Через пару секунд "Биологический маркер принят", "Подготовка к работе, сканирование, подождите пару минут". Через несколько минут появилась новая надпись "Сканирование завершено, энергетический маркер принят. Доступ уровня prime подтвержден", "Введение голосового обращения. Назовите имя пользователя". Ученик пару мгновений осмысливал необходимые действия, догадавшись в слух произнес: "Герберт". "Создание личного аккаунта завершено" отозвалась система.

Появилось окно с надписью:

- "Начать базовый курс (рекомендуется)"

- "Перейти к выбору курса"

Герберт не долго думая выбрал рекомендованный курс, в дальнейшем за семь лет он прошел не только рекомендованные базовые курсы, а также курсы уровня специалист. Узнал, что предки прибыли на эту планету около восьмисот лет назад. И уровень их цивилизации за это время значительно упал. В долине пользовались уцелевшими и рабочими агрегатами и устройствами. Год от года их становилось все меньше, оборудование изнашивалось, а создать новое они не могли. ЗИП комплекты закончились около пары сотен лет назад, с тех пор перебирают сломанное, что б найти рабочие узлы из двух трех нерабочих устройств восстанавливают одно. С оружием такая же ситуации. Еще сто - двести лет и их долина скатится до уровня цивилизации коренного населения планеты. Не совсем была понятна процедура великого посвящения, когда прилетели предки - ее вроде бы не было, хотя он еще изучил только малую часть той информации, которая была в центральной библиотекой империи. Про Великого Иит тоже информации не было. Но про существование и того и другого Герберт знал почти с рождения.

Сейчас на высшем уровне мастер изучал сначала понравившиеся направления: история военного дела, технология производства оружейной стали, механика, тактика и стратегия малых групп, боевые искусства, программирование. В периоды адаптации усвоенного курса, изучал литературу, выходящую за рамки курсов. Читал как художественную, так и техническую литературу предков. Слушал музыку и смотрел фильмы.

Оглянувшись на выход из пещеры Герберт поерзал на валуне поудобнее усаживаясь все-таки немочь, таившаяся в теле сильно его печалила. Накануне старый десятник сказал, что передал ему все свои знания и навыки, дальше совершенствоваться нужно самому. От совместных походов наставник не отказался и будет рядом пока позволят силы.

Первый день мретня не за горами, хоть впереди четыре декады атуня, началась подготовка к проведению великого посвящения молодого вождя Энила. Долина как растревоженный улей, все готовятся к празднику. Ожидается приезд купцов, нужно ведь закупить много всего, особенно неистовствует женская часть долины. Праздничная одежда не пошита, дома не украшены. Не каждый год принимает священный обед молодой вождь.

По заветам предков праздник длиться три дня. Будет ярмарка, выступления артистов, они всегда подготавливают, что-то новое ко дню посвящения, в этот раз все ожидают чего-то особенного, не бывалого. Будут соревнования стрелков как из кинетического, так и лучевого оружия, бои с оружием и без, состязания в силе и ловкости. Каждый участник получает памятный подарок, а победители либо денежный приз, либо именное оружие, либо устройство или механизм древних. Последнее самый ценный трофей их обычно два от силы три, никто не знает кому из победителей достанется.

Солнце показалось из-за гор, Герберт встрепенулся, пора идти к деду. Неспешной шаркающей походкой старика юноша вернулся в пещеру. Лежанка находилась в дальнем правом углу, рядом под рукой всегда было оружие и одежда. Глаза Герберта еще не успели адаптироваться к темноте, поэтому он начал нашаривать в темноте свое оружие. Не принято ходить в долине безоружным, поэтому не взирая на болезнь и слабость нужно быть при нем. Неловко наступив на неровность пола пещеры, молодой человек начал заваливаться в бок. Пытаясь восстановить баланс инстинктивно взмахнул руками, зацепившись левой рукой за заднюю стену пещеры сумел восстановить равновесие. Это малое усилие почти выбрало остаток его сил. Опираясь на левую руку, стал опускаться на край лежанки. Почувствовал под рукой липкое и влажное, с горечью подумал о своей неловкости и умении порезаться даже в своей пещере. Герберт, после того как ему минуло двенадцать зим, стал уходить из отчего дома, на время, когда хворь возвращалась и силы покидали его. Не было желания видеть сочувствующие и жалостливые взгляды старшего поколения, слышать насмешки молодежи и детей. Старый десятник жил на выселках не далеко от леса, там встречались в основном охотники долины, да не часто приходили сослуживцы деда. И тем, и другим было не до юноши. Молодой человек старался показать себя взрослым и самостоятельным. Юшин с пониманием отнесся к причуде ученика поселиться в пещере, рядом с небольшим озером. Но каждый вечер после занятий, наставник незаметно провожал подопечного до пещеры.

Облокотившись спиной на заднюю стену пещеры, ощутил непонятное движение за спиной и пустоту. Замешкавшись от неожиданности юноша упал на спину. В том месте где должен был быть задний свод пещеры зияла пустота. Герберт спешно отполз от темноты огромного проема, вглядываясь в него до рези в глазах, ожидая нападения. В пещере воздух стал немного спертым с запахом плесени. "Ну вот - печально подумал молодой человек - теперь будет так вонять в моей пещере, еще и отопи такие размеры, когда похолодает, и куда делась стена, если развалилась, где камни. И вообще, что происходит?" Метались мысли ученика Юшина.

Прошла пара минут нервного ожидания, и резкая вспышка ослепила.

"Ну что за день, как не одна напасть, так другая. Не вглядывался б так пристально, не было бы радужных разводов при закрытых глазах. Теперь возьмут меня, как не зрячего скаргу". Прошло минут пять пока глаза пришли в норму. За это время ничего не произошло, зверь не напал, люди не появились. Приоткрыв глаза и подождав пока она привыкнут к свету, идущему из прихода в глубь пещеры.

Не твердым шагом, ведомый любопытством сын руки и гласа вождя двинулся по проходу. Свет лился из укрепленных на стенах светильниках. Из памяти юноши всплыло понимание принципов их работы, это был проход, сделанный предками в глубь горы. Стандартное освещение горно-шахтных штреков. Как только парень вошел в коридор, за ним образовалась стена. Он догадался что это скрытый проход, только пока не сообразил, как он его открыл, и самое не понятное, как его открыть внимательно осмотрев преграду, ученик десятника осознал, что найти спрятанный механизм открытия входа у него не получится. Тяжело вздохнув, помянув трудный день и свое неуемное любопытство двинулся вглубь горы.

Минут через тридцать, когда стало казаться, что проход нескончаем. Окончательно выбившись из сил, коридор начал изгибаться. За поворотом в метрах стапятидесяти - двухстах была дверь, похожая на вход в зал. С сенсорной панелью для ладони. Да обучение не прошло даром, теперь Герберт понимал назначение оборудования и механизмов предков, мог многие починить. Кое-что даже сам придумал, но на практике пока воплотить не удалось, из-за отсутствия деталей. Даже сломанные механизмы были на строгом учете в долине.

Добравшись до двери, приложил ладонь к панели с нарисованной ладонью. Пройти процедуру проверки идентификации личности по маркеру крови сразу же удалось. Это был самый волнительный момент, если бы он не пошел идентификацию, так бы и остался в застенках не имея возможности выбраться в свою пещеру или открыть дверь, ведущую дальше. За дверью было продолжение прохода, обессиленный и жутко злящийся на себя юноша сначала уселся, а потом улегся на пол. В гаснущем сознании билось не понимание почему и здесь при идентификации получил доступ уровня prime. Доступ высшего приоритета. Из изученных материалов ему было известно, что данным уровнем доступа в империи обладал очень узкий круг лиц. В который раз Герберт порадовался что является сыном руки и гласа вождя, скорее всего это и есть причина доступа. Они потомки тех, кто имел данный уровень доступа. Повезло - было последней мыслью сознания, погрузившегося в сон, от сильного утомления и переживаний.

Через сколько времени очнулся молодой человек, он не знал. Появилась дополнительная деталь интерьера коридора - бегущая стрелка в глубь коридора. Кряхтя и постанывая Герберт поднялся сначала на колени, потом опираясь о стену - на ноги. Заплетающейся походкой двинулся дальше. Этот проход его доконает, думал юноша упорно идя за указателем. Через минут двадцать вялой ходьбы появились первые двери, расположенные по обоим сторонам коридора. Стрелка указывала дальше, любопытство и осторожность боролись между собой. Ученик Юшина решил узнать куда завет его указатель. еще минут сорок изнуряющей ходьбы и появилась дверь преграждающая проход. Автоматически приложив руку на панель, получив доступ, он вошел в небольшой зал, посреди которого стояло несколько кресел одно в центре, два по бокам, остальные в ряд дальше недалеко от противоположной стены. Кресла казались ему смутно знакомыми, но вспомнить чем они знакомы не удалось. Стрелка указала на кресло в центре, посомневавшись Герберт подошел и сел в кресло. Как только ладони коснулись ручек кресла, он почувствовал легкий укол. Его голову к подголовнику прижал обруч руки и ноги тоже оказались прижаты к креслу. И тут он вспомнил, что напоминали ему эти кресла - медицинские стационарные комплексы. Надежда и страх вспыхнули в душе юноши. Надежна на выздоровление и страх не излечимости болезни. К этому коктейлю примешивалась опаска, более восьмисот лет предки прибыли на планету, нормально ли работает оборудование, как сохранились лекарства.

Почувствовав укол за ухом Герберт забеспокоился, это не стандартная процедура, описанная в базовом курсе медпомощи, потом кресло перешло в движение. Молодой человек лежал, сверху его накрыла прозрачная полусфера. Он почувствовал укол в руку и мир поплыл перед глазами "вот попал, так попал" - мелькнула мысль.

В сознание ученик десятника пришел рывком, сидел он в том же кресле. Как только он очнулся, захваты, удерживающие тело, открылась. Следом юноша услышал женский без эмоциональный голос:

- Полное обследование выполнено, обнаруженные дефекты устранены произведена, согласно пункту 8, решения совета безопасности проведена начальная корректировка и внедрение системы Био 4.1, согласно пункту 12.3 внедрена надстройка УС 2.5, согласно пункта 18.4 на предплечье установлен МЕД и АВ последнего типа. Перед работой обнаружен сбой системы и не запротоколированное воздействие на реципиента. Обнаружено отклонение Типа 2, устранение не возможно, обнаружено неизвестное включение, устранение не возможно, обнаружено аномальное отклонение параметров ЦНС изменение не возможно.

Частично полученная информация была понята Гербертом, правда о решении совета безопасности, он ничего не знал. Био 4.1 если он не ошибался - это нейронная сеть, позволяющая более тонко чувствовать окружающую среду, так же взаимодействовать с интеллектуальными системами. Насколько он знал, такой сетью сейчас не обладал никто. Куда же он попал?

Надстройка УС позволяет увеличить скорость мышления, реакцию и силу. Такой комплект устанавливается только курсантам военной академии, потом через три года, когда произойдет полное развертывание сети и адаптация надстройки, шло интегрирование надстроек специализации. И еще два года обучения и год практики. Хуже всего то, что развертывание должно происходить под постоянным контролем медиков и подстраиваться, в случае не корректного развертывания. Герберт не имел такой возможности, не зная радоваться или наоборот печалиться все происходящему. Последний подарок - МЕД и АВ является переносным медицинским модулем, очень хорошо и автоматическим визором, что не понятно. Про данное устройство было только упоминание, курсантам такое не устанавливали, как выглядит, какие функции выполняет не понятно. Взглянув на МЕД и АВ Герберт пришел в ужас - наруч был ему знаком, такие наручи получали вожди ителя в день великого посвящения, в подробности происходящего после прохождения арки Виликого Иит юноша посвящен не был. Не понимая, что происходит ученик десятника попытался снять наруч, попытка не удалась. Паника и ужас возрастали. Не зная, что делать молодой человек заметался по залу, игнорируя указатель направляющий его куда то еще. В сердцах закричав:

- Где тут выход, хочу выйти!!!

- Не рекомендуется прерывать процесс адаптации, рекомендованное время пребывание в медкапсуле 64 часа, проследуйте за указателем - раздался тот же женский голос.

- Мне нужно выйти! - настаивал Герберт

- Подтвердите отказ от обязательных процедур, приложив ладонь к панели подсвеченным зеленым светом.

Ученик Юшина кинулся к нужной панели.

- Отказ подтвержден. Следуйте за указателем.

Бегущая стрелка изменила направление. Пребывая в нервном возбуждении Герберт со всей доступной скоростью двинулся по указателю. Залы сменяли один за другим, вот он прошел зал похожий на тот в котором он сел на кресло. Он уже начал подумывать что ходит кругами, но нет зал все-таки отличался, тут были разноцветные ленты под потолком. Это настораживало, крадучись юноша продолжил движение и минут через десять, увидел торжественный зал и перед ним арку Великого Иит. Перед ней толпился народ, бурно что-то обсуждая. Под прикрытием зелени растущей около стен сын руки и гласа вождя, пробирался ползком подальше от арки, подальше от этого всего. Руку с наручем обмотал попавшейся по пути лентой, для украшения зала. После процедуры рукав полностью отсутствовал, а показывать наруч опасно.

За подобное по голове не погладят, тут два варианты либо выгонят из долины, либо убьют, такое уже бывало на памяти молодого человека. Отец ему не помощник, не взирая на то, что Герберт ему сын, сам исполнит законы предков. Дед вот кто может помочь снять наруч пока никто не знает об этом. Одно радует арка находится в отдалении от города, на возвышении, а дальше грот превращенный в церемониальный зал. Только из-за удаленности и непонятной возбужденности жителей долины, юноша смог пробраться обходя город по дуге к жилищу деда. Путь был долгим и нервным, однако чувствовал себя молодой человек лучше, чем с утра.

Подобравшись к дому старого десятника, со стороны леса, Герберт осмотрелся, посторонних вокруг жилища не наблюдалось. Осторожно подойдя к двери ученик Юшина с досадой обнаружил отсутствие наставника дома. Пребывая в нервном состоянии, молодой человек постарался успокоиться, что-либо предпринимать не посоветовавшись с дедом опрометчиво, а сильные переживания застят ум. Через минут пять тревожного ожидания дед появился со стороны города, порывистость движения и напряженное выражение на его лице, выдавало не шуточную обеспокоенность старика.

Увидев ученика лицо наставника разгладилось, движения обрели плавность.

- Ученик, где ты пропадал? Еще утром договаривались встретиться. Я тут все оббегал, думал тебе плохо. А ты тут в теньке на крыльце прохлаждаешься. Там весь город не ушах. Ты в курсе что, арка сильно вспыхнула светом, а это говорит о том, что кто-то прошел обряд великого посвящения, и этот кто-то явно не молодой вождь. Вся стража сбилась с ног ища посвященного, войска на выходе в долину привели в боевую готовность, ищут виновника и ему несдобровать.

Смотря на молодого человека старательно избегавшего взгляда старого десятника, взгляд Юшина становился все подозрительнее и подозрительнее, закончив речь, дед пристально смотрел на обмотанную лентой руку, напряжение между обоими начало возрастать.

- Дед, ты только не ругайся ладно? Не надо так на меня смотреть, я не специально - поспешил разрядить обстановку Герберт. Отчего старик еще подозрительнее стал рассматривать своего подопечного.

- Во имя Великого Иит, что ты еще натворил - воскликнул Юшин, смутно начиная догадываться, что в произошедшем замешан ученик, надеясь, что последний был только свидетелем, а не участником.

Молодой человек поведал как началось его утро и к чему оно привело. У старого десятника е укладывалось в голове, как такое могло произойти. Присев рядом с учеником он начал рассуждать в слух, что случалось редко, только в моменты крайне напряженной работы мысли

- И так, размотай руку покажи. Ага, действительно наруч вождя, я надеялся, что подобный и можно было сказать, что произошло обычное посвящение молодого воина или охотника в зависимости от вида наруча. Пробовал снять?

- Пробовал - не получилось, затем и пришел к тебе.

- Дай посмотрю поближе. Ну что ж "внучек" есть два варианта снять наруч: один отрубить руку, второй убить. Что выбираешь?

- Дед ты это, брось! Давай думать, как разрезать наруч!

- Это тебе думать нужно было перед тем как по коридорам шастать, первого раза тебе было не достаточно? Решил, что тебе все с рук будет сходить?

- Дед не горячись, все осознал, пробирался к тебе с последней надеждой на помощь. А ты...

- Что я?

- Спасибо наставник за помощь! - сказал Герберт, поклонившись резко развернулся и быстро пошел в лес.

Дед понял, палку он перегнул, ученик был на взводе. Старый десятник каким-то шестым чувством почувствовал резкое изменение ситуации: вот перед тобой ученик, ищущий помощи и поддержки, раз и вместо него опасный загнанный в угол зверь, отчего становился еще опаснее из-за непредсказуемости.

- Герберт постой! - крикнул в след старик, однако был проигнорирован. - Внук остановись! - с отчаянием в голосе продолжил взывать, удаляющегося к лесу ученика. Это же надо видно старею подумал Юшин, раньше всегда меру знал, а тут не почувствовал и отпугнул парня.

Герберт остановился, решил узнать, что ему скажет дед. Когда наставник приблизился на пять метров то услышал:

- Стой там, ближе не подходи!

Юшин остановился и присмотрелся к юноше, взгляд последнего выдал сильнейшее внутреннее напряжение: ученик смотрел на наставника, как на опасного противника явно продумывая действия на пару ходов в перед ходы. Таким Герберта десятник еще не видел.

- Ученик, дослушай потом будешь принимать решение. Повторюсь есть два выхода для того что б снять наруч, ты их слышал. Перерубить мечом его не получится, наши режущие инструменту его не возьмут, а раскалить наруч на руке не повредив ее не получится, и то не известно поддастся ли он молоту. Поэтому предлагаю обдумать вариант ухода из долины, если останешься живым тебя не оставят, думаю это тебе понятно.

- Понятно, поэтому и шел к тебе - буркнул Герберт - только ты забываешь, что единственный выход из долины скорее всего перекрыт.

- Во-первых не единственный, о чем знают не многие. Ты помнишь, я охранял караваны купцов.

- Помню.

- Так вот, как-то раз на подходе к долине наткнулись мы на раненого чужака, он нашел узкий и опасный проход в нашу долину, где и был ранен и с трудом выбрался из нее. Что он делал в долине мы так и не узнали, да и речь не о том. Нас было несколько человек, проверив его слова убедились, что проход существует. Договорились о нем не рассказывать, потом частенько пользовались им для контрабанды ценных вещей. Что ты так на меня смотришь? Жить на что-то надо? Надо вот и промышляли мы не платя налоги, ты ж знаешь сколько нужно заплатить, за разрешение торговать и сколько стоит провезти товар и выставить в поселке перед долиной, не говоря о продаже в долине. В общем мы ушли от темы разговора. Тропу я тебе покажу, снаряжение дам, у меня есть немного денег обращающихся городах. Сам в это время постараюсь отвести подозрения от тебя.

- Дед если узнают, что ты покрываешь меня, тебе несдобровать.

- Я свое пожил, и еще не известно узнают они или нет, я уж постараюсь, что б все вышло как надо. М-да, интересно, как вождь с твоим отцом выкрутятся. - улыбнулся Юшин - хотя зная их вывернутся. В общем так, выбираешься из долины и идешь на юго-запад, там будет город, дней за пять доберешься надеюсь затеряться в нем тебе удастся. Сегодня - завтра обшарят долину, потом начнут поиски за ее пределами.

- Не будем терять время, я все свое оружие, одежду и мешок забрать из пещеры не успею.

- Пара комплектов твоей одежды есть у меня, оружие еду и все необходимое для похода возьмем в лесной избе. Все, пошли собираться.

Глава 2

Четвертый день как Герберт покинул долину. Полностью довериться деду он не решился, пошел на юго-восток, а не на юго-запад. Путь в лесу не прогулка, особенно когда на хвосте сидит родное племя и собирается придать земле, поправшего законы предков.

После посвящения юноша чувствовал, как силы возвращаются к нему, не так быстро, как хотелось, но возвращались. Это было удивительно. За пазухой завозился белый детеныш скаргу, тоже еще одно чудо путешествия.

К вечеру второго дня погоня почти нагнала молодого человека. Заметив издалека лежку скаргу, он решил залечь в метрах двадцати от нее. Удобное место, скаргу около своего логова не потерпят других хищников, можно пропустить погоню вперед и неспешно на расстоянии двигаться за ней. Самое не понятное, как находили его преследователи, науку Юшина ученик знал хорошо, маскироваться и путать следы умел.

Охотники не заметили притаившегося ученика десятника, зато охотников заметила самка скаргу, и была настроена крайне агрессивно, охраняя свой выводок. Вооруженные люди проходили метрах в пяти от норы, серая со стальным окрасом молния выскочила из-за широких листов вопескуса, - из десятерых преследователей осталось девять. Загонщики быстро сориентировались, ощетинились оружием. Развернувшаяся скаргу зарычала и пригнувшись стала подкрадываться к небольшому отряду. Последовали выстрелы из арбалетов, скаргу удалось уйти от стрел, при этом сильно порвав бок одному из стрелявших. Раненого быстро убрали за спину товарищи. Кто-то в отряде видимо был молод, потому что решил выстрелить из лучемета, однако опытные охотники знают, убить так скаргу не удастся, у него природная защита от подобного оружия. Выстрел еще больше разозлил зверя, в течение пары минут полегло еще трое, но последний успел подставить меч, и скаргу, со всей маху на него напоролась. Но даже с такой раной она порвала убившего ее противника, остальные не теряя времени, начали колоть мечами раненого зверя.

Герберт внимательно следил за ходом боя, противоречивые чувства боролись в нем, с одной стороны не чужие люди, с другой если он им начнет помогать для него это закончится печально. Поборов первый импульс, он сидел и ждал дальнейших действий преследователей, а им нужно было быстро уходить с места побоища, скоро вернется самец, а эту встречу оставшиеся люди могут не пережить.

Поредевший вполовину отряд отдохнул пару минут после боя. Потом двинулись к логову скаргу, из которого с любопытством выглядывали их детеныши, испугавшись незнакомого запаха они решили укрыться в норе, однако были переловлены и отправлены вслед за матерью. Как раз в этот момент сзади подкрался осиротевший самец, - остатки отряда не смогли оказать достойного сопротивления и были порваны взбесившимся животным, хотя изрядно поранили его. От обильной кровопотери минут через пятнадцать самец скаргу покинул этот мир.

Герберту было не по душе произошедшее, наставник всегда внушал ему, что излишняя жестокость не должна быть у охотника, он должен рачительно подходить к своему делу. Если охотиться на всех подряд, не подходя к процессу охоты разумно, то через несколько поколений это истощит фауну природы. Лучше быть внимательным и не вступать в бой с хищником, если этого можно избежать.

Поддавшись неосознанному, ученик Юшина подошел к логову скаргу. Его манило чуть дальше. Поднявшись на вершину небольшого холма, в котором была нора скаргу, обнаружил в зарослях дрожащий маленький белый комочек. Единственный детеныш из помета хищника, который выжил в побоище. Аккуратно протянув руку к зверенышу, Герберт, не дотрагиваясь до него, дал понюхать руку. Увидев отсутствие реакции в печальных бусинках глаз белого комочка, юноша бережно взял в руки зверька. Тот обнюхал ладошки и тяжело вздохнув, лег на них. Молодой человек положил скаргу в за пазуху, подождал пока тот поворочавшись устроится на новом теплом месте, двинулся дальше.

Герберт вернулся к месту бойни, собрал часть стрел и взял несколько ножей. Запас карман не тянет, остальное оружие не тронул. Передвигаясь по лесу молодой человек обдумывал вооружение преследовавшего его отряда. Лучеметы, кинетическое оружие в том числе арбалеты, является стандартным вооружением воинов отряда теней, никак не охотников. Исчезновение специфического оружия вызовет массу не нужных Герберту вопросов, и скорее всего приведет к тому, что по его следу кроме охотников отправят еще два отряда теней. Теперь проясняется, как его находили видимо Виликий Иит указал направление. Это плохо. Хотя надо продержаться еще дня три, и он сможет уйти. Долго искать его направляя и охотников, и воинов никто не сможет, в долине они нужнее. Поиски беглеца перейдут в пассивную форму, предупредят всех купцов и охранников караванов о вознаграждении за его поимку или убийство.

Двигаясь дальше на юго-восток по лесу Герберт, решил продумать дальнейшие действия. Что б нормально жить нужно быть среди людей, лес привычен конечно, но всю жизнь прятаться в лесу - не жизнь вовсе. По крайней мере, не та жизнь, которой хотел бы жить юноша, которого манит неизведанное. Значит нужно влиться в существующее за пределами долины общество. Как это сделать? Вот главный вопрос. И так, что он знает о мире, в котором живет, кроме долины? Ни-че-го! Это плохо, но он жив пока - это хорошо. Поразмышляв какое-то время, ученик десятника решил: во-первых, переждать в лесу месяц - другой, ажиотаж спадет, и вероятнее всего его будут не так сильно искать, а может и вовсе подумают, что Герберт сгинул в лесу. Потом можно выйти к людям. Во-вторых, искать город, а не селение. В городе людей больше, можно затеряться, а в селении все друг друга знают, он всегда будет чужаком. Пару дней понаблюдать из укрытия и присмотреться к людям, и их повадкам. Он хороший охотник, может из этого что-то выйдет. В-третьих, обосноваться в городе и изучить быт горожан, найти способ зарабатывать деньги на прокорм и жилье. Остальные планы строить уже в городе.

Наметив порядок действий Герберт на радостях отвлекся от того, что под ногами, и сразу же поплатился. Лес не любит небрежности, невзрачная сухая веточка оказалась скиюне. Резкая боль в икре заставила вздрогнуть юношу, посмотрев вниз, он увидел быстро ускользающее тельце и опознал ядовитое пресмыкающееся.

"Вот и все, - подумал Герберт, - не будет города, ничего больше не будет. Он один в лесу и помощи ждать неоткуда. Даже если бы он выжил, зверье быстро воспользуется обездвиженностью тела и съест его". Последней мыслью в гаснущем сознании было, сожаление о том, что ему так и не удалось спасти детеныша скаргу.

***

Эльмир мерял шагами комнату. Он был высоким светлокожим мужчиной лет тридцати пяти, с резкими аристократическими чертами лица, острым носом, светлыми длинными волосами, голубыми глазами и гордой осанкой. Мужчина слыл среди аристократов вспыльчивым и злопамятным человеком, но в тоже время эрудированным собеседником. Женщин в нем привлекала древность рода Гид и кровь королей, с которыми аристократ был в дальнем родстве, а также харизма и живое поведение. Ну, а то что, он красив, было для них дополнительным поводом проявить внимание. Потомок рода Итель Ре Гид был одет в белую батистовую рубаху, камзол и штаны, из тонко выделанной сиерской шерсти темно-синего цвета. Вышитые золотом, темно-синий плащ с капюшоном, и модные сапоги были из дорогой кожи рапанду, были мягки и удобны. С одной стороны, на поясе меч, с искусной гардой, навершие, которого венчал ограненный сапфир; с другой - кинжал, выполненный в том же стиле, завершали облик аристократа.

Эльмир был взбешен, ему потомку одного из самых древних родов, мастеру клинка, магу четвертого уровня, поручили провести новый набор, и все бы хорошо. Он так надеялся на получение должности декана, а следом и звания младшего магистра, и вот его мечта осуществилась! Он узнает о своем назначении, минута триумфа превратится в годы каторжного труда и насмешек. Из-за козней завистников и подлецов, теперь ему поручили вести группу бездарей и безродных! Он стал деканом немагического факультета! Это ж надо так его оскорбить и унизить! Ну ничего, он покажет, что род Итель Ре Гид достоин уважения! Нужно добиться невозможного, за последнее тысячелетие существование Вольской академии немагический факультет ни разу ничем не выделялся, даже хуже, всегда был на последнем месте. Эти мысли не давали аристократу остановиться, он ходил из угла в угол пытаясь в очередной раз осознать произошедшее.

Набор в Вольскую академию проводился раз в год. Списочный состав поступивших насчитывал около полутора тысяч, из них через четыре года обучения оставалось около тысячи - тысячи ста студентов. Из окончивших пятый курс, на шестой поступало около семисот, а заканчивало - человек пятьсот, остальные отсеивались. На немагическом факультете редко кто, после четвертого курса, поступал на пятый, про шестой и говорить не о чем.

Эльмиру предстояло собрать сто пятьдесят студентов, а по факту абитуриентов, правда они об этом не догадывались. Все считали, что вступительные экзамены уже успешно сданы. Последний экзамен или скорее зачет был не гласным - декадная дорога из города Антина до города Фелиси, а оттуда уже телепортом в Вольск. Эта дорога невзгод, устроенных сопровождавшими преподавателями, проверяла решимость будущих студентов поступить на немагический факультет. Вот по этой дороге его должны были сопровождать друзья: Вилор Итель Ре Стор, наставник первого ранга, мастер меча и маг четвертого ранга и Лорис Итель Ре Мантир, старший магистр, маг второго ранга. Последний решился на декаду без удобств только после настойчивых уговоров Эльмира. Кроме них сопровождать будущих студентов будут четверо мастеров воинов, Апелий де Виек, Вазих де Тримаи, Ингвар де Мюси, Милий де Коню, преподающих в академии и молодой наставник третьего ранга, а вернее наставница, Илиана Итель Ре Зитаниар маг пятого ранга, по совместительству лекарь. Илиана выпустилась из Вольской Академии в прошлом году, имея лучшие оценки и дар, который продолжал развиваться, и конечно старый аристократический род, иначе она не смогла б в столь юном возрасте стать наставником. Традиционно путь до наставника третьего ранга длился от четырех до пяти лет работы помощником наставника.

Кстати приставку Итель Ре имеют тридцать восемь древних родов, все остальные аристократические семьи имеют приставку Ире. Аристократы с ненаследуемым титулом приставку Де.

Первичные экзамены на вступление проводились во всех городах страны Мирании, приемные комиссии при лицеях проводили отбор желающих. Прошедшие первичные экзамены, ехали в столицу государства Рани, для сдачи факультативных экзаменов и распределения по факультетам. После распределения, через полтора месяца, студенты первого курса направлялись в город Вольск, кроме немагического факультета, обучение которого начиналось на три декады раньше, без учета декады пути из Антина до Фелиси.

Академий в стране было четыре, лучшей считалась Вольская. В столице не желали располагать ни одной академии. Кому нужны студенты под боком, особенно не обученные маги, еще и со стремлением подростков самоутвердиться? Возможно кому-то и нужны, но точно ни степенной столичной аристократии, ни монархам Мирании. Хотите работать в столице, будьте лучшими и родовитыми, не обязательно в таком порядке, а учиться и шуметь извольте подальше. Однако упускать доход правители не хотели, поэтому завершающие экзамены всех четырех академий более двух с половиной тысяч лет происходили в столице. Это удобно и абитуриентам, решившим сменить вуз или не прошедшим последние экзамены; и академиям, охотящимся на родовитых учащихся, которые побогаче или на талантливых безродных, что случалось значительно реже. А главное на две декады со всей страны ежегодно съезжалось более ста тысяч человек.

Доход государства, а также купцов и трактиров за эти декады составлял четверть от годовых, цены взлетали до небес. Внаем сдавалось все, что только можно: дома и коттеджи, апартаменты и комнаты, флигельки и пристройки. Свою жатву собирали карманники, аферисты и мошенники разных мастей, как местные, так и приезжие. Для городской стражи, хуже времени нет, но еще хуже приходится столичному сыску и тайной страже. Они после этих двух декад были обеспечены, на месяца напряженной работой.

Эльмир решил сам присутствовать на заключительных экзаменах абитуриентов, направление которых он теперь, курирует. Таким образом, он сможет лично проконтролировать кого набирают. В этот момент дверь в комнату распахнулась. В нее вошел молодой человек со смуглой кожей, черными волосами, ростом выше среднего. Хотя присмотревшись можно было заметить, что ему далеко не двадцать, однако стройность фигуры, порывистость движений, вечная улыбка на моложавом лице и смеющиеся светло-карие глаза создавали такое впечатление. Близко знакомые с Вилором Итель Ре Стор, а это был именно он, по совместительству наставник первого ранга, мастер меча и маг четвертого ранга, знали, что за мальчишескими повадками скрывался опытный и безжалостный соперник. Любимым увлечением Вилора были дуэли хоть на клинках, хоть в магическом кругу. В столице аристократ слыл известным дуэлянтом, и при этом был еще жив, что говорило о несомненных навыках и таланте. Забавы ради, ежегодно, во время проведения вступительных экзаменов, потомок рода Стор, делал так, что получал несколько вызовов на дуэль. Зачастую бои были не насмерть. Внешность молодого повесы не вызывала страха и сомнений в победе над ним, на что и покупались приезжие.

Столица знала своего героя в лицо, и каждый год среди аристократов был своего рода тотализатор: выдвигались предположения о количестве вызовов, продолжительности дуэли, самые заядлые пытались предугадать из какого города или селения будут счастливчики. Выступления Вилора, а иначе невозможно назвать происходящее во время дуэли, стали своего рода традицией и собирали к дуэльной площадке не только аристократов, но и местных купцов и ремесленников, не говоря о вездесущих мальчишках. Дуэли Итель Ре Стора проходили с шутками и показным ребячеством, сопровождались смехом и ремарками из толпы. Такое поведение выводило противников из себя, что еще больше веселило толпу. Вилор мог позволить себе играть на публику, уровень мастерства владением клинком и боевой магией был очень высок, так же высок, как и желание поразвлечься. Аристократ мог себе это позволить, ленные земли давали хороший доход, долевое участие в ряде предприятий и наследство в виде приличного счета в банке, позволяло не только безбедно жить, но и не задумываться о дне насущном потомков, когда те появятся. Как утверждал Вилор, работа в академии - это посильный вклад в воспитание молодежи и самовыражение. В действительности основной причиной была скука и желание чего-то эдакого. А всем известно, что со студентами не соскучишься, они на выдумку горазды и на проказы тоже.

- Эль, хватит метаться по комнате в этом ужасном трактире! - сказал вошедший аристократ.

- Лор, у меня нет желания выслушивать твои едкие высказывания. Так же нет желания выслушивать их от своих родных. Мне нужно успокоиться, если я здесь что-либо разнесу, мне обойдется гораздо дешевле, как материально, так и душевно.

- Хватит патетики, пойдем, мне еще нужно пару встреч назначить.

- И не надоело тебе это? Ты ж, как шут.

- Скажи спасибо, что мы друзья, другие за такие слова могут лишиться языка. Понимаю ты не в настроении, но не порть его остальным.

- Ладно я пойду с тобой, но ты обещаешь, что с завтрашнего дня будешь помогать мне в отборе. Дуэли проводи в свободное от отбора время.

- И что я буду с этого иметь?

- Сам придумаешь пару любых заданий для абитуриентов.

- Прямо-таки любых, - проявил заинтересованность Вилор.

- Да, но в пределах разумного и без летального исхода!

- Эль, ну за кого ты меня принимаешь? Фи, летальный исход - так предсказуемо!

- Вот и договорились! Куда пойдем?

- Как куда пойдем? - с нетерпением подпрыгнул Вилор, уже сейчас начиная играть на публику - на площадь, уважаемый Райв, на площадь! - Весело блеснув глазами, взяв за локоть Эльмира, молодой Итель Ре Стор, направился к выходу.

О площади или вернее, о площади семнадцати фонтанов, главной площади столицы можно много восторженно рассказывать - самая выдающаяся достопримечательность - это семнадцать фонтанов, расположенных на огромной площади. Каждый из них это уникальный и поражающий воображение артефакт. Четыре из них (по количеству академий), каждый год разные. Лучшие выпускники после защиты, под наблюдением преподавателей и комиссии по контролю и по использованию магии, должны сотворить шедевр перед входом в здание приемной комиссии. Дабы каждый мог убедиться в высочайшем мастерстве выпускаемого поколения той или иной Академии. Ежегодные неофициальные соревнования на звание лучшего фонтана зачастую, но не всегда, выигрывает Вольская, подтверждая тем самым свой особый статус.

Подходя к центральному фонтану молодые аристократы смотрели на завораживающий танец воды, который никогда не повторялся. Интересное решение архитектора, создающего этот магический артефакт, учитывало много внешних факторов общий настрой эмоций людей на площади, их всплески, погоду, время года и многое другое, отражая в генерируемой завораживающей музыке, сопровождающей каскад преображений водяных скульптур, движущихся или статичных, или просто гармоничное движение воды.

- Главный фонтан просто притягивает взгляд и заставляет забыть обо всем, оставляя желание просто смотреть, теряя счет времени. Представляю восторг видящих первый раз подобное действо - сказал Витор своему спутнику.

Молчаливое согласие было ему ответом.

Мгновение спустя сбросив наваждение молодые люди пошли искать развлечения, обходя площадь. За главным фонтаном полу дугой располагались остальные шестнадцать, четыре в ряд по направлению к зданиям Академий. Над последними, ближними ко входу в обители знаний, шли завершающие работы. Их запустят завтра с самого утра.

Побродив пару часов неугомонный Витор, можно сказать, вырвал вызов на дуэль, которую назначил на вечер этого же дня на главной дуэльной площадке столицы. В этот раз, первым в этом году стал восемнадцатилетний, горячий юноша Ефин ире Триук из маленького местечка Брем, что на юге страны. Он ошибся в дне начала приемных экзаменов и стоял перед зданием принадлежащим, как раз Вольской Академии, в жутко раздраженном состоянии, желая это раздражение на ком-то сорвать. А так же попутно подсчитывая свои скромные денежные средства, которых едва хватит на декаду весьма скромного существования в недорогом постоялом дворе ближе к окраинам столицы. Раздражение, переросшее во что-то большее, искало разрядки. И тут за своей спиной Ефин услышал брошенную, как бы мимоходом, фразу, в которой говорилось о сомнительной радости от приезда всяких недотеп с окраин страны. Высказывание прозвучало в весьма оскорбительной форме. Ире Триук близко к сердцу принял его. Оглянувшись назад он увидел молодого столичного хлыща. Раздражение прорвало плотину. Аристократ с окраины страны высказался в адрес хлыща, так слово за словом и долгожданный Вилором вызов был сделан.

Потомок Итель Ре Стора издалека увидел молодого человека находящегося в раздрае, стоящего перед входом в "alma mater". Одного наметанного взгляда хватило что бы понять - парень с глубинки и сейчас на взводе. Искомая жертва нашлась! Став за спиной юнца Вилор, зная чрезвычайно щепетильное отношение мелкопоместных аристократов к высказываниям о них, высказался в подобном духе. Ничего сложного, все весьма предсказуемо, жаль приезжих сегодня не много, но вот завтра будет где разгуляться. Этой дуэлью решалось несколько вопросов: Итель Ре Стор получал искомую, но явно предсказуемую дуэль, Ире Триук получал необходимую разрядку, столица - начало долгожданной череды развлечений. Вилор надеялся, что за две декады, он все-таки найдет более-менее достойного соперника.

- Лор, зачем тебе дался этот мальчишка, он не знает с какой стороны меч держать - сказал Эльмир, осуждающе глядя на друга.

- Эль, ты ничего не понимаешь! Юноша взвинчен. Если не я, так кто-то другой. После дуэли со мной, он получит необходимую разрядку, а также наглядный и прилюдный урок, что в будущем может не раз спасти ему жизнь. И главное он останется жив. Ведь с другими все может закончиться не так благополучно.

- Ладно, пойдем, пообедаем в твоем любимом ресторанчике, заодно оповестишь об очередном развлечении.

Ресторан "Под сенью звезд" был милым, уютным заведением. Общий зал на первом этаже и ряд небольших комнат на втором для желающих уединиться. Со второго этажа открывался хороший вид: с одной стороны, городской парк с беседками, аллейками и ухоженными деревьями, с другой стороны была видна сцена, расположенная на первом этаже. При необходимости комнатки могли стать звуконепроницаемыми или проницаемыми с одной из сторон.

Эльмира Итель Ре Гида и Вилора Итель Ре Стора встречал хозяин заведения. В юности оба аристократа были завсегдатаями этого ресторана, и сейчас во время приезда в столицу часто заглядывали в него. "Под сенью звезд" последние лет двадцать был для аристократов столицы своего рода местом, где можно узнать новость или поделиться ей с другими.

- Райв Эльмир, райв Вилор рад вас видеть! Проходите, желаете разместиться на первом или втором этаже? - без подобострастия, доброжелательно, и открыто улыбаясь спросил хозяин заведения.

Огромного роста, круглолицый, поджарый, с седыми волосами и внимательными серыми глазами, бывший капитан гвардейцев Юджин Де Полет, производил двоякое впечатление. Для многих непривычно было видеть не округлого толстяка владельца, а подтянутого бывшего военного. После выхода на пенсию, двадцать лет назад, отставник выкупил невзрачный ресторан, сделал ремонт, сменил вывеску, повара и персонал. Живой ум, аналитические способности, обширные связи позволили сделать из практически убыточного предприятия весьма прибыльное и популярное заведение.

- Айв Юджин, сегодня на второй этаж нам больше по нраву - ответил Эльмир

- И, уважаемый, у нас есть любопытная новость, - поддержал разговор Вилор, - присоединяйтесь к нам.

- Я так понимаю, речь идет о дуэли, райв Вилор, - понимающе кивнул хозяин заведения, и с задорным блеском в глазах и улыбкой продолжил: - общество ждет с нетерпением. Смогу присоединиться ненадолго, минут на десять не дольше. Дела, к сожалению, не дают в полной мере насладиться Вашим обществом.

Эльмира и Вилора хозяин заведения всегда принимал тепло и гостеприимно, выделяя их среди других посетителей. Аристократы отвечали взаимностью, часто беседуя с Юджином Де Полет, который всегда был в курсе всех событий.

Разместившись за столиком, Эльмир и Вилор сделали заказ вышколенному половому.

Хозяин заведения сказал прислуге принести "ухрейского" темного, увидев удивленный взгляд аристократов пояснил:

- Недавно был торговец с Ухрея, как знаете не частый гость, привез он вина на продажу. Часть сдал во дворец, часть разобрали вельможи для коллекции и редких гостей. За совет, к кому обратиться и выгодно продать, купец одарил ящиком темного. Берегу для особых гостей, - улыбнулся Де Полет.

Поделившись последними новостями о дворе и ярких событиях в жизни столичных аристократов, узнав время дуэли и новости Вольской Академии ресторатор сославшись на дела покинул потомков древних родов.

Оставшись вдвоем преподаватели академии, неспешно обедали, смакуя приятный букет дорогого и редкого, в этих краях, вина обсуждали новости:

- А, Гием Де Лиар решительно взялся за свою жизнь, это ж надо окрутить младшую Мриаку Аре Спирен и уговорить ее вредного и упрямого папашу на сочетание, - удивлялся Вилор.

- Тут нечему удивляться, - поигрывая красным вином в бокале и любуясь переливами от нежно-розового до бордово-красного и ароматом виноградной лозы, вобравшей свет и тепло местного светила, говорил Эльмир - Де Лиар, хоть и имеет не наследное дворянство, все же наследник весьма крупного состояния, у его батюшки пара серебреных приисков, обширный торговый флот. Осталось получить наследуемое дворянство. А вот у Аре Спирен дела не так хороши. Земли у них скудные, доход приносят малый, и вообще последние лет пятьдесят - шестьдесят, насколько мне известно, у них постоянные финансовые трудности. Поэтому этот союз выгоден обеим сторонам.

- Пожалуй с этой стороны ты прав, хотя породниться с плебеями ... В тоже время свежая кровь ...- размышлял вслух Итель Ре Стор, тоже поигрывая вином в бокале.

Обсудив другие заинтересовавшие их новости, перешли к обсуждению отбора поступающих.

- Лор, для того, чтобы не быть посмешищем, перед остальными и ближайшие пять шесть лет не краснеть за своих, за тобой практика. Что хочешь делай, но ты мне нужен!

- Эль ты в своем уме? Променять все на этих бездарей? И не проси!

- Не принимай поспешных решений, я не предлагаю полностью перейти ко мне. А только на практические занятия, а это не полный один день! По крайней мере в этом году! И самое главное я тебя ничем не ограничиваю, что выдумаешь ... тем и займешься. Главное сразу сильно не налегай и согласовывай практику с теорией.

- Хочешь загнать меня под учебный план, - хитро прищурился Вилор, - так не пойдет!

- Что ты предлагаешь?

- Практику так и быть возьму, но теорию подготавливать будут исходя из практических занятий.

- Как ты себе это представляешь?

- Легко! - улыбнулся Итель Ре Стор, мысленно потирая ладони от предвкушения, вот где он разойдется, а поле большое! - Нужен годовой учебный план, наброски предоставлю перед началом занятий.

- Составишь полностью, и отдашь в деканат за неделю до занятий, общеобразовательные предметы тебя интересовать не должны, знаю тебя - дай волю, на ваяешь такого, что в результате получу узколобых убийц или паяцев. - строго сказал Эльмир.

- Не ценят меня, обижают и наговаривают, - в пустоту проговорил Вилор, хитро щуря глаза, в которых разгорались озорные искорки.

- Во-вторых,- продолжал новый глава немагического факультета, - нам нужно человек пятьдесят состоятельных, не обязательно титулованных особ, с даром и со средними или выше средних способностями. Будет денежной подушкой для факультета. Человек десять - пятнадцать аристократов с даром, желательно при деньгах, но не обязательно.

- Где ты таких возьмешь, на не престижный факультет, если перед ними открыты и другие двери? - не выдержал и перебил Вилор.

- Не перебивай! Есть задумка! На чем я остановился...

- Аристократов тебе подавай ...

- Точно, так вот аристократов с даром, желательно при деньгах, но не обязательно, они обычно имеют высокую фехтовальную подготовку, по сравнению с другими. Потом ищешь отпрысков из гильдии наемников с потенциальным или открытым даром, подготовка у них будь здоров!

- Эль, так не принято. В Вольскую принимают, только детей военных, которые на службе Мирании, или на заслуженном отдыхе.

- Это мои проблемы, ты слушай и запоминай! Будем выбирать лучших из тех и других. Если они закончатся, а набора полного не будет, тогда и только тогда, обращаешь внимание, на талантливых, но бедных. Наличие скрытого дара обязательно, им легче дается управление амулетами и работа над внутренними энергиями.

- И как, рейв декан немагического факультета собирается это провернуть? - улыбаясь спросил Итель Ре Стор.

- У меня есть должники в приемных комиссиях двух из трех Академий, пора долг взыскать. Они не откажут не принять несколько интересующих нас поступающих. Оставшаяся Берская Академия за тобой. Так же ты распустишь вот такой слух, - и наклонившись к уху Вилора прошептал.

- Ну ты даешь, - рассмеялся Лор, - за такое по головке не погладят!

- Поэтому знаешь только ты,- хитро улыбнулся декан. - Нужно сделать так, что б никто не узнал его источник, думаю, с этим ты справишься без проблем.

- А жить все интереснее и увлекательнее. Давай заканчивать с трапезой, у меня есть планы до дуэли. Не забудь прийти, ты мой секундант.

Вечером, после захода светила, главная дуэльная площадка столицы была ярко освещена магическими фонарями. Стоимость аренды площадки составляла пять золотых и равнялась четырехмесячной зарплате мелкого клерка. В стоимость входили услуги пары магов, свидетельствующие исход дуэли. Один устанавливал и поддерживал купол при магических схватках, точнее следил за работой соответствующих артефактов. Второй, в случае ранения любого из дуэлянтов или обоих, оказывал первую медицинскую помощь, что позволяло раненому дожить до оказания более серьезной помощи. Если таковая была необходима. Остальные дуэльные арены стоили дешевле, была даже пара бесплатных. Правда, на последних дуэли проводились только в светлое время из-за отсутствия искусственного освещения, а также отсутствовал лекарь. Зато присутствовала городская стража для ведения протокола дуэли и последующего освидетельствования.

Ефин ире Триук прибыл несколько раньше, светило еще не успело зайти за горизонт. Кроваво-багряный закат, поднявшийся порывистый ветер, небольшое чувство голода и поколебавшаяся вера в себя, все это рождало в душе Ефина целую бурю эмоций. Основной доминантой было смятение. С каждой минутой сидячие места, расположенные ярусами вокруг места проведения дуэли, заполнялись людьми. Высшая аристократия размещалась в нависавших прямо над площадкой на балкончиках, которые были оснащены дополнительной защитой. Менее родовитые аристократы занимали места с первого ряда и выше. На галерке расположились состоятельные горожане. Прочий люд стоял в проходах.

Молодой приезжий аристократ сначала подумал, что он ошибся местом проведения дуэли. Но нет, ему объяснили - это именно центральная дуэльная площадка. Ничего не понимая, Ефин стал прислушиваться к разговорам, и понял - сегодня ему предстоит быть развлечением для жителей столицы. Подобное сильно уязвляло самолюбие ире Триука, но сейчас он ничего поделать с этим не мог. Был только одни выход не уронить честь и достоинство - наказать зарвавшегося столичного аристократишку! В свете происходящих событий он стал сомневаться в собственных силах.

Вот появился противник Ефина ире Триука. Самоуверенной походкой, под пристальными взглядами собравшейся публики, томными вздохами замужних и не замужних дам, ревнивыми покашливаниями в кулак, мужской половины, Вилор Итель Ре Стор достиг середины площадки. Навстречу ему шел Ефин. В свете магических фонарей, ире Триук более пристально стал вглядываться в оппонента, с каждым мгновением осознавая, что Итель Ре Стор не так уж и молод, как ему показалось днем.

Секунданты уточнили, не хотят ли примириться стороны. После отказа обоих сторон и уточнением условий проведения дуэли, в которой можно применять и магию, и сталь, огласили начало дуэли. Вспыхнул купол и сразу же стал прозрачным.

Вилор неспешно подходил к Ефину, сыпля едкими фразами, которые были усилены магическим образом, и разносились над рядами зрителей. Ире Триук разъярено взревел, держа меч над головой, и понесся скачками прямо на Вилора. Преподаватель Вольской Академии сделал небольшой шажок в бок и пропустил несущегося противника, слегка придав ускорения под зад. Не удержавшись на ногах приезжий аристократ упал. Резко вскочил на ноги, и слегка, начиная успокаиваться, начал атаку как его учили. Провел связку ударов мечом, секущий по ногам с переходом в рубящий голову и колющий в грудь. Противник плавно ускользнул от атаки, даже не вытащив меч. Ефин ускоряясь, и вспоминая все, чему его научили учителя, интенсивно атаковал. Атакуемый ускользал, и раззадоривал шутками. Ире Триук стал уставать, движения замедлились, решительная атака тем небольшим арсеналом заклятий, которыми он владел, так же успеха не принесла. Все магические потуги были развеяны на полпути к цели, причем сделано это было ярко и красиво. Маленький огненные шары, были преобразованы в огненные бабочки с красивым рисунком на крыльях. Несколько выпущенных сосулек, замерли в полете и превратились в красивые ледяные статуи, которые танцевали вокруг сражающихся. Публика ревела от восторга. Звук не достигал дуэлянтов, зато было видно все, что творится вокруг.

Через двадцать минут, Ефин понял, что ничего сделать с соперником не может. Страх и огромное желание жить с подвигли его на коварный замысел. Притворившись совсем обессиленным, как физически, так и магически, аристократ творил волшебу, секрет, которой передавался от отца к сыну, как оружие последнего шанса. Вилор понял, что пора заканчивать представление, соперник выдохся, публика стала терять интерес. И сразу же ощутил несложное, но опасное для здоровья, плетение, готовое сорваться с руки противника. Воздействующее на дыхание и сердцебиение, а также, обратил внимание на, вложенное добавление, которое сгущало кровь. Каждое по отдельности, плетение не представляло особой опасности, но вот все вместе могли доставить определенное беспокойство даже ему. Мгновенно преодолев расстояние Вилор пропустил плетение и единым стремительным движением выхватил из ножен меч, провел колющий удар в правую сторону груди, пронзив насквозь Ефина. Оттолкнул ногой тело ничего не понявшего противника, который отлетел на пару метров и упал.

Грудь юноши пронзила острая боль. Попытки встать ни к чему не привели, проколотые легкие стали наполняться кровью, Ефин ире Триук начал задыхаться. Резко пропал защитный купол, и лекарь быстрой походкой подошел к поверженному, для оказания помощи.

Народ стал расходиться, оживленно обсуждая увиденное. К Вилору подошел Эльмир предложив продолжить вечер, в каком-нибудь ресторанчике по выбору.

- Эль, погоди немного. Хочу этого мальчишку пригласить на экзамены на твой факультет.

- Зачем он мне нужен? - немного резко спросил Эльмир.

- Если тебе не нужен, то мне интересен. Думаю, из него может получиться толк.

- Возиться с ним будешь сам! Учти у него сейчас седьмой уровень дара, во время учебы он может возрасти. В другую Академию он сможет поступить на более престижный факультет.

- С чего такая забота? На тебя не похоже. Только с утра ты давал мне установки, и тут сам себе противоречишь.

- А Хранитель с тобой! Бери!

- О, боец приходит в себя,- улыбаясь Вилор пошел в сторону поверженного соперника.

- Пришел в себя, боец?

- Да, - еще хрипя сказал Ефин

- Завтра будь в Вольской Академии к десяти утра, немагический факультет. Все понял?

- А откуда вы знаете? И вообще я магом хотел стать, - немного ошарашено просипел Ефин.

- Опоздаешь, не поступишь ни в одну Академию, надеюсь, ты меня понял! - не слушая возражений сказал Вилор Итель Ре Стор, и, развернувшись ушел в сопровождении Эльмира Итель Ре Гида. Оставив гадать приезжего аристократа, кто был его противник, и насколько серьезно можно воспринимать его слова.

Утром, в день начала приема документов и сдачи факультативных экзаменов, Ефин вяло передвигаясь пришел на площадь. Думы были безрадостными. Половина имеющихся денег ушла на лечение, однако и их, и времени не хватало на полное излечение. След от меча останется на всю жизнь, если не оплатить полное лечение, которое не по карману будущему студенту. Хуже всего, что остались спайки в легком. И сейчас Ефин ире Триук с затруднением дышал и его всю ночь мучал кашель. Молодой человек пришел на площадь пораньше, ему хотелось поступить на более престижный факультет, хоть и не в Вольскую Академию.

Первой попыткой стала Берская Академия, однако, как только он назвал свое имя ему порекомендовали идти в Вольскую Академию. Тоже самое ему ответили в приемной комиссии Старицкой Академии. Секретарь последней снизошел к объяснению, и шепотом рассказал непутевому абитуриенту, что он сможет попробовать поступить в Вольскую Академию на немагический факультет, все другие направления для него закрыты, после вчерашнего. В следующем году он может тоже не пытаться поступать, туманно пояснив: "в столице долго помнят".

Горестно вздохнув, проклиная себя за импульсивность, Ефин спешно направился к зданию Вольской Академии, до десяти оставалось недолго. Теперь уже боясь опоздать к назначенному времени. Вдруг из-за опоздания его не допустят к экзаменам, и ему придется пропустить два года. Позволить себе такого молодой аристократ не мог по многим причинам. Ефин, судорожно переводя дыхание и задыхаясь от сотрясающего кашля, который он пытался сдержать, ввалился в приемную комиссию ровно в девять. "Успел" - мелькнула успокаивающая мысль, и тут его взгляд натолкнулся на Эльмира Итель Ре Гида и Вилора Итель Ре Стора.

- Ефин ире Триук, не стойте столбом в дверях, давайте ваши документы, - сказал Эльмир с любопытством смотря на протеже друга. - Теперь следуйте за наставником первого ранга Вилором Итель Ре Стором в соседнюю комнату.

- Эль, ему нужны услуги лекаря, попроси Илиану Итель Ре Зитаниар. Заодно проверим ее навыки. - не громко сказал Вилор.

Как только поступающий молодой человек и наставник первого ранга вышли в соседнюю комнату, Эльмир позвал молодую магичку и попросил ее помочь абитуриенту.

- Эльмир Итель Ре Гид, вы за кого меня принимаете? - возмущенно зашипела Илиана Итель Ре Зитаниар - С какой стати я должна это делать?

Эльмир был шокирован, обычная казалось бы просьба, просто взбесила только закончившую академию студентку. Шок перерос в раздражение и Итель Ре Гид решил поставить на место мнящую особу.

- Илиана Итель Ре Зитаниар вы приписаны к немагическому факультету сопровождающей и лекарем, до начала занятий. Поэтому будьте любезны исполнять свои обязанности. Учтите, перед началом занятий отчет о приеме абитуриентов и последующем походе ляжет на стол ректора Академии. И мои замечания могут негативно отразиться на вашей карьере, не смотря на ваших родственников. Вы меня поняли? - холодно осведомился Эльмир.

- Я вас поняла, очень хорошо поняла, - сузив глаза прошипела Илиана и развернувшись вошла в соседнюю комнату.

Ефин ире Триук вошел следом за Вилором в комнату, где проходили испытания жаждущих знаний. Комнатой это помещение назвать можно было с трудом, скорее малый зал или большая аудитория. Четыре цветных мозаичных витража напротив входа, в дальнем углу справа несколько столов и стульев, площадка для фехтования и магических изысканий. Все выдержано в смешанных стилях ампир и готическом, бело-голубые стены с золотой отделкой, высокие потолки с лепниной.

- Комната зачарована, пол, стены, витражи, потолок и мебель защищены от порчи. - пояснил Вилор, увидев отразившиеся на лице мысли Ефина.

Ефин удивленно посмотрел на бывшего соперника, который оказался наставником Вольской Академии, размышляя какие еще каверзы готовит Вилор Итель Ре Стор. И как сдать экзамен, ведь сейчас он совсем не в форме.

Распахнулась входная дверь и вошла симпатичная девушка, одетая в зеленое обтягивающее платье с высоким воротником и кружевными вставками. Зеленые глаза ярко выделялись на миловидном овальном личике, которое портила гримаса раздражения и гнева. Светло-русые волосы, зачесанные и собранные вверху в хвост, казалось разделяют настроение хозяйки, так и норовят высмотреть обидчиков.

"Как она будет сдавать экзамены в таком наряде и с таким настроением" - рассеяно подумал Ефин.

Илиана была не в духе. Ухватив за рукав поступающего она потащила его к стульям в углу аудитории, прошипела, озадаченному и ничего непонимающему Ефину, что бы тот сидел смирно и не мешал. Начала проводить оздоровительный сеанс.

Абитуриент, в состоянии крайнего шока, переводил взгляд с Вилора, который старался не рассмеяться, от всей этой картины, на Илиану злобно шикнувшую на Ефина за вертлявость. Смирившись Ефин просидел так около получаса. После процедуры, не говоря ни слова целительница развернулась и так же стремительно вышла.

- Поздравляю с поступлением на немагический факультет, - хитро блестя глазами произнес Вилор, - как студента Академии тебя подлечили, теперь к началу похода ты будешь полностью здоров.

Облегченно вздохнув, до конца еще не осознав свое счастье новоиспеченный студент прислушался к организму и понял, что дышится легко, кашель не давит. Уточнив, когда поход, что нужно приобрести перед походом и занятиями, с глупой улыбкой на губах, пошел на выход. У так неопределенно начавшегося дня оказалось обнадеживающее продолжение. Ефин уже нисколько не расстраиваясь поступлением на немагический факультет, возвращался на постоялый двор. И подсчитывал остаток денег в кошельке, понимая, что с этим походом ему удастся при большой доле экономии дотянуть до первой стипендии, которая в размере пол золотого ежемесячно выплачивалась учащимся. Невесть какие деньги, но скромно прожить на них можно, ведь пансион и питание в Академии прилагаются. Конечно состоятельные студенты жили не в общежитии, а снимали дома или комнаты и питались в различных заведениях, разбросанных в студенческом городке. Но выбирать не приходится.

Быстро прошли две декады и череда экзаменов. Эльмир Итель Ре Гид находился в приподнятом настроении, план по привлечению перспективных студентов удался. Немного шантажа, немного слухов, небольшие отступы от неписанных традиций, даже пришлось пойти на небольшой обман. Перебирая еще раз списки с поступившими на немагический факультет Вольской Академии, мысленно возвращался к интересным моментам. Вспомнился капитан "Черного отряда", можно сказать элита наемников, теперь с ними есть договоренность, что всех своих отпрысков они обучают в Вольской Академии у Эльмира на факультете, а это ни много ни мало 40 будущих студентов, которых с малолетства готовили к службе в отряде. Сорок молодых бойцов это уже маленькая армия! Осталось немного огранить и отшлифовать их умения и талант. Даже в детских играх этих детей больше военных действий, чем просто развлечений. И это не все со следующего года будет от двадцати до шестидесяти человек поступать от черных. Двадцать пять отпрысков состоятельных аристократов и тридцать пять детей состоятельных жителей империи, почему-то "не прошли" отбор в другие Академии и на другие факультеты Вольской. "Как печально" - лукаво улыбнулся новый декан. Что ж плести интриги его учили с малолетства зачастую невольно вовлекая юного Итель Ре Гида.

По сусекам пришлось поскрести и получилось найти то там, то сям сорок пять человек с разными талантами, в том числе и тот забавный юноша Ефин ире Триук. Итого сто пятьдесят пять будущих студентов. Из них семьдесят пять будут на содержании императора, остальные будут учиться за свой счет. Правда, лимит набора сто пятьдесят, пять человек - на факультете лишние. Больше не меньше решил Эльмир, как-нибудь с проректором он договорится.

Забавно, что к ним поступило пять девушек. Четыре оплатят обучение сами. Приехали они с севера, неожиданно с напором, хотели сдавать экзамены только на немагический факультет. Брать не хотелось, но они проявили недюжий талант и хватку. Рослые и здоровые сами по себе, знают с какой стороны держать меч. В общем опять уступка Вилору... Пятая так вообще примечательная, из потомственных Теней, хрупкая, миниатюрная, на вид сущая провинциальная девчонка. Странно вообще, что она попала на поступление, Тени обучают только в клане. Методы работы у них - это выявление проникновение, обезвреживание, похищение, часто работают звеном. Лучшие в тройках. И только лучшие из лучших работают в одиночку. Эти способы не для открытой войны.

Вспомнилось и как эта хрупкая девчонка, Лиси ас Ипирае из клана Теней проходила экзамены у Вилора. Последний хоть и имеет общее представление о методах Теней, допустил непростительную для него ошибку. Наставник первого ранга, мастер меча и маг четвертого ранга - не воспринял в серьез Лиси ас Ипирае, и чуть не попался на собственный трюк, который он проворачивает ежегодно во время многочисленных дуэлей. Заставить противника возомнить себя победителем еще до боя, вывести из равновесия вовремя, и воспользоваться огромным преимуществом.

Абитуриентка стояла в аудитории, в ее маленьких руках, даже самый небольшой меч смотрелся неуклюже. Неловкие угловатые движения рассказали Вилору больше, чем что-либо еще. Итель Ре Стор чувствовал себя не в своей тарелке. Он огромной горой возвышался над миниатюрной душкой или девочкой. Ее короткий меч, не шел ни в какое сравнение по длине с его полутора ручным. Всё-таки длина иной раз имеет значение. В последний момент, до начала экзамена, странный блеск в глазах поступающей, а также оценивающий взгляд, который как будто измерял рост, определял вес, стиль бойца, прогнозируя рисунок предстоящего боя. Все это не вязалось с внешним обликом. Этот диссонанс, позволил Вилору отнестись более серьезно к испытуемой.

Наставник неспешно подходил к пятящейся девушке, которая недоуменно озиралась вокруг. Только он решил предложить сдаться, как что-то блеснуло в лучах заходящего солнца, проходящих через большие витражи. Инстинктивно проведя пару взмахов мечом увидел, как на пол упали тонкие спицы, оставляющие за собой следы с желтоватой жидкостью, а на месте Лиси появился маленький вихрь из стали. Ее фигура стала расплываться, исчезая из вида. Навстречу Вилору устремилось несколько волн заклятий, часть он отбил легко, зато вторая заставила немного напрячься, от третьей для здоровья лучше было уклониться, чем отбивать или перенаправлять. Чувство опасности взвыло и слева сзади появилась исчезнувшая студентка нанося режущий удар по сухожилиям левой ноги. Наставник ловко избежал атаки, сделал движение, свободной от меча рукой, завершая плетение. Юная Тень почувствовала отсутствие точки опоры под ногами. Еще движение и ее с ног до головы опутала невидимая сеть. Вот так вися и беспомощном состоянии она поплыла по воздуху к столам. Около столов Вилор снял свои заклятия.

- Ну, Лиси ас Ипирае расскажите, что делает начинающий адепт тени на экзаменах на немагический факультет в Вольскую Академию? - спросил Вилор с интересом рассматривая хрупкую девушку.

- Поступаю, как вы сказали в Академию,- немного с вызовом сказала юная особа и гордо вздернула подбородок.

- Во-первых, для того что бы учиться в академии нужно быть подданным империи. Во-вторых, мы не хотим неприятностей с вашим кланом.

- Почти декаду по столице ходят слухи, что вы берете всех, кто лучше других, не зависимо от места жительства и состояния.

- Кто же в столице верит слухам? - делано удивился Вилор.

- Что же мне делать? - растеряно произнесла Лиси, и шепотом добавила, - они меня убьют.

Вилор расслышал произнесенное шепотом, и с интересом уставился на адептку Тени, размышляя, что же она сделала и за что ее убьют. Взвесив все за и против он сказал:

- Ничего не обещаю, сейчас поговорю с деканом, он как раз наблюдал за испытаниями, за ним последнее слово. Подожди здесь.

Разговор с Эльмиром Итель Ре Гидом был долгим и трудным. Декан не хотел брать на себя такие обязательства. Но Вилор Итель Ре Стор был настойчив, что-то такое в девушке зацепило столичного повесу. И через полчаса вырвал зачисление Лиси на немагический факультет, с оплатой обучения за счет императора. Десять лет после окончания, юной особе предстоит отрабатывать на благо империи, согласно полученным навыкам. Вилор рассказал условия обучения и отработки оплаченного образования. А так же суммы неустойки в случае отказа или ее отчисления до конца обучения. Сказав куда прибыть для декадного похода, отпустил светящуюся от счастья Лиси.

Воспоминание об этих событиях заставило нового декана слегка нахмуриться и еще раз мысленно пробежать по пунктам, которыми он объяснит свое решение. Успокоившись, вспомнил, с улыбкой, череду дуэлей друга. Почти все смешанные с применением, как магии, так и стали, кроме пары дуэлей с магами с периферии, возомнившими себя круче гор, да нескольких мечников, видимо славившихся в своих городках на околице столицы. Все потерпели бесславное поражение от Вилора, пожалуй, кроме одного...

Эта дуэль запомнилась особо. Бой был с капитаном Темного отряда, правда они вначале и не подозревали, с кем затеяли свару. Хотя тут, как раз, капитан решил проверить будущих предполагаемых наставников. Дуэль была яркой, насыщенной магией и росчерками мечей. Это было для Вилора сильным испытанием. Капитан сильный и опытный противник. Схватка закончилась так же, как и началась - внезапно все стихло, и наемник, улыбаясь, подошел к аристократам и предложил обсудить дела в ближайшем питейном заведении. Эльмир Итель Ре Гид и Вилор Итель Ре Стор начали догадываться кто перед ними и предложили обсудить интересующие вопросы в ресторанчике "Под сенью звезд". На втором этаже заведения они договорились о долговременном и взаимовыгодном сотрудничестве. Капитан был удовлетворен подготовкой наставников и сорок, как он сказал "оболтусов" поступают в их распоряжение. Декан получал подготовленных студентов и деньги. Ведь отряд оплачивает полное обучение, и в случае необходимости оплатит дополнительные услуги наставников, которые будут сверх установленной программы. Заядлый дуэлянт получил хорошую практику с опытным бойцом и перспективных учащихся. В общем расстались стороны вполне довольные друг другом.

Глава 3.

На улице стоял солнечный погожий день, ни малейшего намека на легкий ветерок. На главной площади славного города Антин, славящегося цветущими садами, многочисленными скверами и парками, а также древней архитектурой, собрались сто пятьдесят пять студентов первого курса немагического факультета Вольской Академии. Прошла декада со дня последнего экзамена, проходившего двадцатого жуженя в Рани - столице Мирании. Этим студентам предстоял декадный поход в город Филиси.

Гул толпы разрывал привычную тишину главной площади. Толпа разместилась на группками: посередине площади, в тени кроны раскидистого рудана, которому насчитывалось пара тысячелетий. около фонтана, в прохладе расположились, судя по одежде и манерам, молодые аристократы. Стоя в прохладе и высокомерно поглядывая на окружающих, они о чем-то тихо беседовали. С противоположной стороны фонтана стояли человек сорок с выправкой военных, в однотипной одежде, с мечами за спиной - это отпрыски наемников, сыпля солеными шутками и громко смеясь, они мало заботились о впечатлении, которое они производили на окружающих.

Чуть дальше стояла малочисленная когорта, судя по всему, детей военных служащих на благо Мирании. Их взгляды часто возвращались к отпрыскам наемников и в глазах каждого загоралась искорка негодования и неприятия готовая переродиться в пламя ненависти. Ведь лет через пять - десять они могут сражаться по разные стороны.

Остальная часть народных масс объединялась по несколько человек все беседовали, шутили, смеялись. В общем задорный гул толпы гулял эхом, отражающимся от стен домов и административных зданий, стоящих вокруг центральной площади.

Глядя на все это с третьего этажа из кабинета городского наместника, Эльмир Итель Ре Гид в который раз размышлял о предстоящей декаде, и о том хватит ли возможностей восьмерым взрослым уследить за молодежью. Хотя даже не восьмерым, а семерым с половиной - Илиана Итель Ре Зитаниар сама недавно была студенткой академии. Отойдя от окна, и пробегая взглядом по списку провианта, обмундирования и остальных вещей необходимых в походе. Думал, все ли он учел. С самого утра Эльмир уже проверил три подводы, стоящие у западных ворот - все согласно спискам на месте, оставил в охранении Апелия де Виека - воина - мечника, наставника второго ранга.

Распрощавшись с городским советником Ферином де Свитоне, который был полноват, седоват, улыбчив и доброжелателен, в общем, оставил приятное впечатление, общительного, деятельного и рачительного хозяина города. Все пожелания нового декана немагического факультета были выполнены быстро. Произведен обмен расписками о получении Эльмиром заказанного, с полным перечнем наименований, а Ферином де Свитоне о получении векселя в центральный имперский банк от имени Вольской Академии на соответствующую сумму.

- Студенты первого курса немагического факультета Вольской Академии, сегодня вы в сопровождении наставников Академии, выйдете в поход. Его длительность около декады, конечная точка значения город Филиси. Предупреждаю сразу, полное послушание преподавателям и выполнение всех поставленных задач, если они будут, является залогом успешного перехода. За этот период воины - мечники, наставники второго ранга: Апелий де Виек, Вазих де Тримаи, Ингвар де Мюси определят вашу физическую подготовку, владение оружием, поведение в критических ситуациях, согласованность действий, умение организовать группу и делегировать ответственность. Тоже самое, только с добавлением магической составляющей выполняют: Лорис Итель Ре Мантир, старший магистр маг второго ранга, Вилор Итель Ре Стор, наставник первого ранга, мастер меча и маг четвертого ранга. Илиана Итель Ре Зитаниар, которая стоит слева, обеспечит лечение, в случае необходимости. За эту декаду вы пройдете школу жизни! Будете распределены по трем группам по пятьдесят человек согласно способностям и навыкам. Будет определен староста, а также в каждой группе выделят пять заместителей по количеству десятков. В таком составе вы начнете первый курс на немагическом факультете. Первые три курса пройдут на казарменной основе - это касается всех, как титулованных, так и обычных студентов. На время обучения все студенты равны! Все понятно? - спросил Эльмир, грозно щуря глаза.

По толпе начал гулять шепоток, что знай, студенты наперед о таком, а особенно о казарменной системе они бы "ни в жизнь" не бы пошли на этот факультет безродных и бездарей. Особенно зацепило аристократов - подобное отношение никак не укладывалось в их головах.

Некоторые были заняты иным - обсуждали магичку и что он не прочь бы с ней...И только дети наемников спокойно реагировали на сказанное. Их жизнь приучила жить по команде, спать по команде. Хотя они тоже поглядывали на Илиану.

Выждав пару минут и дав свыкнуться с мыслью ошарашенным студентам, и успокоится красной от негодования молодой магине, делающей вид, что она в упор не видит бросаемых на нее взглядов юношей. Декан немагического факультета продолжил:

- Около западных ворот каждый, повторяю каждый, получит: короткий меч, арбалет (если отсутствуют личные), амулет первокурсника, рюкзак, спальный мешок, плащ студента Вольской Академии, который помимо прочего защитит вас от дождя. Суточное довольствие, средства приготовления и разогрева пищи, фляги для воды, столовые наборы, пакеты для оказания первой помощи.

Студентов построили в колонну по пять. Спереди шел Эльмир и Вилор, сзади Лорис, который решил присмотреться к Илиане Итель Ре Зитаниар, чтобы понимать, чего ожидать от девушки во время пути. По бокам шли воины-мечники.

Перед выходом из городских ворот студенты получили обещанные вещи и осознали - дополнительной нагрузки на плечи легло около пятнадцати килограмм. Через два часа, когда солнце перевалило за полдень, студенты Вольсокй Академии покинули Антин и направились в Филиси. Уже через четыре часа, колонна растянулась на метров восемьсот. Сзади плелись, как ни странно не девушки, поступившие на факультет, а юноши, среди них были как не титулованные дети купцов, чиновников, так и некоторые аристократы. Лучше всех, конечно, держались дети наемников и офицеров Мирании. Прошли не больше двенадцати километров. Эльмир пребывал в скверном настроении - такими темпами они за декаду не справятся. Четыре часа и часть студентов еле-еле переставляет ноги. Принял решение остановиться и разбить лагерь до утра. Крики, ругань и мелкие свары уставших, голодных и злых студентов разнимали наставники по всему лагерю. Пока поставили палатки, пока выделили, умеющих готовить, прошло еще два часа. Поесть смогли только ближе к вечеру. Зато шатаний по лагерю не было. Студенты отдыхали после короткого перехода. Дети наемников ухитрились поохотится. В редком лесочке возле лагеря поймали иноргу и на запах жаренного мяса к наемникам потянулись некоторые решительные студенты. Остальные исходили слюной, походный паек хоть и питательный, но не вкусный. Наставники расположились на пригорке, что б наблюдать за происходящим. Их обед был несравненно более вкусный и разнообразный. В повозке, окутанный чарами сохранности, лежал заказ на восьмерых из лучшей ресторации города Антин. Жаль, что только на первых два-три дня. Потом и им придется наслаждаться походной кухней. Так за бокалом вина и рассказами или вернее байками воинов-мечников коротали вечер Эльмир с Вилором, внутренним зрением наблюдая за передвижениями студенческих амулетов, которые надевались на руку. И снять их можно было только либо после отчисления из академии, либо после смерти. Лорис Итель Ре Мантир пребывал в особом состоянии, которое позволяло моделировать новые чары. Старший магистр был ученым от мозга до костей, любую свободную минуту посвящая своим изысканиям. Илиана приготовила отвар для студентов, который поможет им легче переносить тяготы пути. Подлечила пару дюжин совсем обессиливших. И мечтала только об одном: о горячей ванне или на худой конец о душе. Правда, ее манил протекающий в двухстах метрах ручей, но делать запруду, потом подогревать воду в ней, сил больше не было. Еще она была уверенна, что любопытные студенты обязательно окажутся неподалеку подсматривая за ее водными процедурами. Значит нужен непрозрачный непроницаемый купол, а это опять затраты магической энергии, которые сейчас ей не по силам.

Ранним утром, как только взошло светило, и роса на траве еще не успела просохнуть переливаясь в его лучах и поблескивая, как драгоценные камни, раздался сигнал к побудке. Бодрые наставники поднимали заспанных студентов и выгоняли из палаток. Утренний ветерок был очень свеж и бодрил. Невзирая на стенания юных адептов, им было отведено пятнадцать минут на приведение себя в порядок. После положенного утреннего моциона студенты были построены, и началась утренняя тренировка под контролем воинов-мечников. На первый раз она заняла всего час. После нее, на протяжении получаса, изучались азы медитации. Часть молодежи откровенно заснула, за что получила ощутимый разряд маленьких молний. Поминая богов, и сатрапов учителей, молодежь позавтракала остатками вчерашнего ужина, свернула лагерь и готовая к выходу построилась в колоны.

На этот раз наставники поставили в конце колоны самых сильных и выносливых - детей наемников; в главе - потомки военных служащих в Мирании. Остальные в середине. Так начался второй день пути в Филиси.

Благодаря настоям и лечащей магии Илианы Итель Ре Зитаниар, студенты втянулись в ритм похода уже к четвертому дню. Скорость колоны возросла до трех - четырех километров в час, продолжительность марша составляла около десяти часов. Вилор Итель Ре Стор не мог устоять и наложил хитрое заклятие на вещмешки студентов. Оно учитывало ряд жизненных показателей и "утяжеляло" ношу соразмерно с силами студента. Поэтому к вечеру вся молодежь валилась на землю без сил. Очень озадаченными выглядели отпрыски военных и наемников, так как на них чары были наложены в середине второго дня, на остальных с утра четвертого.

Эльмир решил урезонить друга:

- Вилор, зачем ты наложил это заклятие?

- Эльмир, помнится, когда ты мне говорил о том, что я буду наставником на твоем факультете, то методы обучения ты оставляешь за мной. Было такое?

- Ну, было, - хмуро подтвердил Эльмир, понимая аргументы товарища, - но это не повод замедлять движение.

- Пойми, для половины студентов - это не поход, а так разминка. И как ты поймешь их поведение в критической ситуации ведь ее нет. А мое решение, позволяет сделать испытание одинаковым для всех. Ты ж ради этого устроил марш?

Эльмир задумался ненадолго, однако посмотрев на уставших, ошарашенных и немного взвинченных молодых людей, которые вчера с пренебрежением смотрели на тех, кто вчера валился с ног от небольшой, по их мнению, нагрузки. Принял решение о допустимости и даже целесообразности применения данного заклятия, о чем и сообщил Вилору. Однако увидев хитрое выражение на лице друга, поспешно добавил:

- И все, больше ты ничего подобного делать не будешь.

- Как скажете, райв декан немагического факультета, - почтительно ответил Вилор, однако озорной блеск глаз, давал понять, что он не оставит студентов в покое.

К середине десятого дня, адепты немагического факультета и их сопровождающие достигли города Филиси. Широкие улицы, белокаменные дома, украшенные затейливой лепниной, неспешное передвижение горожан, даже извозчики величаво проезжающие по мощеной дороге, не кричали и не щелкали бичами. Город, с размеренным и даже несколько сонным ритмом, был разбужен и взбудоражен радостными восклицаниями и громким смехом, ворвавшихся в его стены студентов Вольской Академии. Разместили студентов на постой в дешевом постоялом дворе "Бешаный клык", и оставили их под присмотром Апелия, Вазиха, Ингвара и Милия. Лорис и Илиана поселились на приличном подворье "Под сенью рудана"

Эльмир и Вилор направились в ратушу к городскому наместнику, что бы он дал распоряжение об отправке завтра утром студентов и наставников немагического факультета в Вольск. Без этого распоряжения за проход через портал пришлось бы платить по одному золотому за каждого проходящего в Вольск. Больтин де Гурино, городской наместник города Филиси, подвижный толстячок невысокого роста лет пятидесяти, с серыми невыразительными глазами, крупным носом, и длинными волосами, собранными в хвост, принял преподавателей академии без промедлений. Легкая укоризна в глазах местного управителя, появилась при виде представителей Академии, несмотря на примененные бытовые заклинания, их одежда была хоть и чистой, но походной. Слегка обросшие в пути Эльмир и Вилор решили сначала уладить все дела, а потом приводить себя в порядок. Однако быстро сменив расстроенный вид Больтин де Гурино поведал: что дня три назад стационарный портал при переходе в Вольск заклинило. Теперь оба портала как Филиси, так и в Вольске не работают. Обслуживающие маги бьются, чтобы запустить хоть один из порталов, однако безрезультатно.

- В какие сроки ожидается починка портала? - спросил раздраженный этим обстоятельством Эльмир.

- Не известно. Такого никогда не случалось. Если за месяц не управятся, то решено начать постройку нового - в глазах Больтина плескалась неподдельное горе. Причиной, которой были недополученная прибыль от портала и ожидаемые расходы по строительству нового, ведь размер части налога отправляемый в казну столицы фиксированный, и покрывать ее придется из местного бюджета. - Это лучше объяснит глава гильдии магов, его кабинет на этаж ниже, второй слева.

Глава гильдии магов Талик ире Логинор, действительно оказался в указанном кабинете. Это был высокий, статный мужчина, светлые волосы которого чуть тронуты серебристой сединой, нос горбинкой, насмешливые голубые глаза, с твердым подбородком, узкими упрямо сжатыми губами. Одет он был, как и большинство магов на службе, в мантию черного цвета с красной окантовкой, говорящей о специализации боевого мага, какой наряд надет под мантию было не видно. Он собирался уйти на обед, и был не очень доволен посетителями, которые могли помещать трапезе или отодвинуть ее на неопределенный срок.

- Талик ире Логинор?

- Да, с кем имею честь разговаривать?

- Эльмир Итель Ре Гид, декан немагического факультета Вольской Академии, - представился Эльмир и представил Вилора, - Вилор Итель Ре Стор - наставник первого ранга, мастер меча и маг четвертого ранга.

- Да, да наслышан о вас. Я так понимаю, вы по поводу портала в Вольск. Так вот по срокам не могу сказать ничего утешительного. Кстати Искан Итель Томази, ректор Вольской Академии просил сообщить, как только вы прибудете.

- Талик ире Логинор, вы, когда собираетесь обедать? - спросил Эльмир.

- Сейчас и собирался, - угрюмо ответил маг.

- Отлично, мы составим вам компанию, если вы не возражаете - подхватил Вилор.

- Идемте, тут не далеко есть приличный трактир, я там часто бываю, думаю, вам понравится.

- Предлагаю свести обращение к именам, я Эльмир, мой друг и коллега Виллор.

- Называйте меня Талик. Могу сказать - вас обоих слава опережает. Один известный дуэлянт, второй декан своеобразного факультета и оба из древних аристократических родов.

- Не верьте ничему! Врут завистники. Все было не так! - сострил Вилор, шутку поддержали смехом.

Беседуя на отвлеченные темы трое магов пришил в трактир "Лоза ирбиса", сделали заказ и наслаждались едой в тишине. Для Эльмира и Вилора уже семь дней, как не евших нормальной пиши, был праздник души и тела. Утолив голод за бокалом красного вина из ирбиса, тихо вели беседу:

- Талик, расскажи подробнее, что случилось с порталами?

- Рассказывать особо не о чем. Три дня назад, ближе к вечеру, при переходе через портал произошел резкий выброс энергии и все. Арка портала погасла. В итоге портал не добирает резонансной частоты, вследствие чего не происходит открытие портала. Как вы знаете для поддержания открытого портала требуется не так много энергии, гораздо больше затрат на процесс открытия. Поэтому были разработаны особые амулеты, которые в состоянии резонанса позволяли при подаче минимально необходимой энергии открыть окно портала. Так вот резонанс не наступает! И не понятно почему, уже поменяли кристаллы - источники, амулеты усилители - ничего не помогает. Отдельно все работает, а в составе арки не хочет. Наместник уже плешь проел, когда запустите, когда запустите. Само явление не поддается объяснению. Что интересно в Вольске история та же.

- Знаешь, Талик, смутно меня терзают сомнения... - начал Вилор и сделал паузу, что-то обдумывая.

- Вилор, не тяни. Если есть мысли говори - поторапливал Эльмир.

- Да есть у меня предположение, а не саботаж ли это. Сейчас быстрое перемещение парализовано в двух городах. А если по всей стране такое произойдет?

- Вилор, тише! - сказал Талик, оглядываясь по сторонам и ставя купол от подслушивания. - Идут работы и в этом направлении, но я вам ничего не говорил.

- Надо связаться с ректором узнать дальнейшие действия. Будет хорошо, если он даст добро на передвижение по воздуху. На драконьем экспрессе всех мы не увезем, да и стоимость велика. Было б нас меньше было бы легче. Есть воздушная переправа, но до Вольска выйдет по четыре, а то пять золотых. Ведь проезд треть золотого в день, вроде не дорого. Только лететь нам шесть дней при хорошей погоде. Плюс питание на борту за шесть дней выйдет два, а то и три золотых. Либо ждать, пока не починят. Последний вариант самый не удачный вариант - пешим ходом, займет около месяца.

- Эльмир, давай решать проблемы по мере их поступления, - сказал Вилор, и продолжил, - если пойдем пешком, то как бы старшего магистра удар не хватил, он на декаду вырвался скрепя душу.

- М-да, Талик, где у вас переговорный шар находится?

- Как и везде в башне. Пойдемте, проведу.

В башне, под круглосуточной охраной, в отдельной комнате стоял небольшой шар связи. Находился он в центре огромной плиты, для того чтобы не украли, случайно не потеряли, и наводок магических меньше было. Дежурный маг связался с Вольской Академией, передал дежурному в Академии о необходимости связаться с ректором. Ждать пришлось не слишком долго, буквально через пятнадцать минут Искан Итель Ре Томази вышел на связь.

- Вы уже в курсе о неработающих портальных площадках,- скорее утвердительно сказал, нежели спросил ректор.

- Да, райв Искан, - ответил Эльмир.

- Поэтому, вам придется добираться до Академии попутными средствами, можете наняться в охрану к любому купцу, движущемуся в Вольск. Это был бы наилучший вариант. И Академия будет не в убытке, и вы доберетесь. Вопросы есть?

- Райв Искан, мы можем рассматривать другие возможности, как добраться до Вольска?

- Конечно! Только и оплачивать их вы будете из своего кармана, а не за счет Академии.

- Как долго будет проводиться ремонт? Может мы подождем и успеем к началу занятий переправиться через портал,- не хотел сдаваться Эльмир.

- Весьма сомнительно, но решение оставляю за вами. Опоздаете к началу занятий, на вас будет наложено денежное взыскание, в размере денежных выплат преподавателям академии, которые простаивали, за каждый день опоздания. Обращаю внимание, что для вашего факультета в этом году сделано исключение, и занятия начнутся в один день с другими факультетами, а не на три декады раньше. Все понятно?

- Да.

- Вот и хорошо, жду вас за три дня до начала занятий, то есть 38 дня жужевицы с учебным планом и предложениями. И еще, у меня к вам будет серьезный разговор! Готовьтесь! Конец связи.

- Вилор, все слышал? - спросил Эльмир, после того как вышли из городской ратуши и попрощались с Таликом.

- Да, я так понимаю он ждет тебя на "серьезный разговор" по поводу методов набора студентов.

- Скорее всего. Это сейчас не первостепенное. Он дал интересный совет, плестись не самим, а наняться в охрану. Мне такое даже в голову не пришло.

- Для Академии это конечно хорошо. Но как ты себе представляешь - четверо представителей древних родов из тридцати восьми - в охране купца??? Да нас высмеют. Я сомневаюсь, что Лорис Итель Ре Мантир и Илиана Итель Ре Зитаниар согласятся опуститься до такого. Да и я не горю желанием.

- Может, ты горишь желанием выложить тысячу золотых, что бы мы с комфортом добрались?

- Эльмир, не горячись! И не надо все вешать на меня, не забывай, что я согласился преподавать на твоем факультете только по твоей просьбе. Подумай, как преподнести эту информацию остальным.

- Сам понимаю, поэтому и переживаю. Сначала это назначение, теперь вообще непонятно что. Прямо, как сговорились, - в сердцах сказал Эльмир.

- Ладно, иди и думай, как ты расскажешь обо всем. А я, так и быть, опять помогу другу - пойду, похожу по городу узнаю, что можно сделать.

- Спасибо, Вилор!

Через полчаса у Эльмира состоялся тяжелый двух часовой разговор с Лорисом и Илианой.

В итоге Лорис сказал: "Это первый и последний раз, когда я пошел на поводу у тебя и согласился на сопровождение малолетних оболтусов. Ты, что у меня все расписано по часам? А тут четыре декады выпадает! Ряд опытов и экспериментов, книга в состоянии написания, и еще частный заказ на разработку системы защиты загородной резиденции одного из советников!"

Илиана была вне себя, от одной мысли, что в походных условиях ей придется провести еще четыре декады. Она после первой - то отмокала и оттиралась в ванной с горячей водой и еще не смогла привести себя в порядок. Самое неприятное было то, что она может нормально добраться. Только после этого стоит забыть о карьере наставника. Немного поистерив, скрепя сердце и плюнув на слухи осталась сопровождать студентов до Академии.

К ужину вернулся Вилор, весело напевая пошлую песенку. Эльмир, Лорис и Илиана, с выражением мировой скорби на лицах, сидели на первом этаже трактира "Под сенью рудана" и ждали, когда принесут заказ. Весело плюхнувшись на четвертый стул Вилор сказал:

- Радуйтесь, через два дня в Вольск идет караван, его хозяин мой знакомый, согласился, нанять нас в охрану. Только на двенадцать подвод сто шестьдесят наемников, помимо двадцати своих ему слишком много. Поэтому мы договорились, что еда его и за пятерых студентов он платит по серебрянику в день. Восьмерым наставникам по пять. Выходим ранним утром через два дня на третий, с учетом сегодняшнего.

Глава 4.

Утром следующего дня Эльмира разбудил настойчивый стук, поминая хранителей декан не магического факультета пошел открывать дверь. На пороге стоял Вилор, который сиял как начищенный золотой.

- Нельзя с таким радостным лицом будить с утра, - пробурчал недовольно Эльмир, - так и хочется тебе сделать какую-то гадость...

- Вот так всегда! Придешь к другу с интересным предложением, а он гадости говорит. Где твои изысканность и величие славного потомка старинного рода?

- Где, где: - спят еще! Я вот проснулся, а величие и изысканность еще спят! - сварливо ответил Эльмир.

- Бурчишь, как башмачник, которому жена родила пятую дочь, а приданное и на первых двух не наскребается. Уж не заболел ли ты? - говорил Вилор, усилено делая вид, что обеспокоен здоровьем друга.

- Да, здоров, я здоров!

- Вот и славненько, быстро буди свою изысканность и величие, приводите себя в порядок, и жду вас троих на первом этаже. К нам интересный гость пожаловал, - сказал Вилор и пошел к гостю.

Через пятнадцать минут бодрый Эльмир присоединился к Вилору и архимагу Роальду. Этим интересным гостем оказался - Роальд Итель Ре Деонерг - архимаг, один из пяти архимагов Мирании. Говорят, ему уже более четырех сот лет, в настоящий момент он самый старый и самый опытный из пятерых. Выглядел архимаг колоритно - утонченно-точеные аристократичные черты лица выдавали породу. Черные, как смоль, волосы средней длины слегка вились; прямой нос; ярко-синие глаза, с пронзительным взглядом. Одет в голубой плащ из дорогой лорийской ткани, под плащом темно-синий кожаный колет и белоснежная рубаха, черные штаны. Слева виднелась изумительной красоты гарда узкого меча. На вид ему можно было дать не больше тридцати пяти.

Что ему понадобилось от скромных наставников, Эльмир терялся в догадках.

- А вот и наш декан, Эльмир Итель Ре Гид, - увидев подошедшего Эльмира, сказал Вилор, лукаво смотря на реакцию друга.

- Доброе утро, Роальд Итель Ре Деонерг, Вилор Итель Ре Стор сказал, что вы хотели поговорить со мной.

- В общем - то, он отчасти прав, я к вам с просьбой.

- Что же такого могу сделать я, чего не может сделать известный архимаг? - удивленно спросил Эльмир.

- Если вы не возражаете, давайте перейдем на ты, а то я себя стариком ощущаю, - улыбнувшись, сказал Роальд.

- Ну что вы, почтенный, и в мыслях не было ...

- Вилор, мой мальчик, он всегда такой... почтительный? - спросил архимаг.

- На него иногда находит.

- Итак, Эльмир, я прошу вас об одолжении. Надеюсь вы пойдете мне на встречу.

- Роальд, поясните, о чем идет речь? После этого я смогу сказать, в моих это силах или нет.

- О, это вполне тебе по силам, - усмехнулся архимаг, - у меня есть внук. Ну как внук... скорее праправнук. Но, это дела не меняет. Мой внук очень одарен и способен; не надо так на меня смотреть, знаю, многие родители хвалят своих детей, что они у них самые, самые. Однако, Провий одарен с детства. Дар проснулся у него в пятилетнем возрасте. За полгода дар с седьмого стал шестым, и постепенно рос вместе с мальчиком. Ему сейчас восемнадцать и год назад уровень дара у него был между первым и вторым уровнями. Вы понимаете, насколько редко такое бывает в столь юном возрасте. Гранить его дар стали с момента пробуждения?! Уже в семнадцать лет уровень подготовки был примерно равен студенту третьего курса академии..., - сказал Роальд и ненадолго задумался.

- Это все интересно, но чем я могу помочь? - уточнил Эльмир.

- Эх молодежь, все куда-то спешит, куда-то торопится. Пару минут терпения, уважаемый декан немагического факультета.

Эльмир пристально вглядывался в сидящего перед ним архимага, стараясь найти насмешку на лице собеседника или еще какое-нибудь оскорбительное проявление. Но не находил его, "...уважаемый декан немагического факультета...", было именно вежливое обращение и ничего более. Успокоившись, Эльмир слушал продолжение рассказа архимага.

- Как и все молодые да ранние, Провий решил, что ему все по плечу. Нашел в библиотеке заклинания высшего порядка и решил опробовать его на полигоне. Радует одно - полностью контроль над заклятием он не потерял. В борьбе, за контроль над чародейством, которое вырывалось из-под него, мальчишка выложился весь, без остатка, и упал без сознания. Мы думали, перегорел, ан нет - через полгода он восстановился физически и энергетически. Однако, теперь он не может воспользоваться своим даром. Вернее, не так: произошел душевный надрыв и появился внутренний стопор. Формально он полностью здоров и у него первый уровень дара. Но он не может переступить через барьер и не может начать творить. Даже простейшие плетения не наполняются энергией. Теперь просьба: прошу взять на время пути к Вольской академии Провия с собой, и относится к нему как к обычному студенту. Кстати, с ректором все согласовано: в академии вы получите все документы на нового студента немагического факультета Вольской Академии Провия Итель Ре Деонерга. Относитесь к нему, как ко всем. Я собирался отправить его с караваном, что бы тяготы пути помогли ему преодолеть внутренний барьер, - продолжал архимаг, - и тут услышал разговор Вилора с купцом, ваше решение для моего внука подходит наилучшим образом. Надеюсь, он сможет перебороть себя. Вот собственно и вся просьба. Жду вашего ответа.

Эльмир пребывал в состоянии шока, и не мог сообразить, где перед Хранителями он провинился. Пауза затягивалась. Вилор пнул под столом друга. Очнувшись декан не магического факультета ответил:

- Не могу отказать вам в такой просьбе. Хочу уточнить: вчера вы не подошли к нам, потому что общались с ректором?

- Да, он не хотел записывать внука на немагический факультет, но даже он не может ничего сделать если студент не может пользоваться даром. Упреждая второй вопрос, отвечу - я с вами не пойду меня вызывают к границе империи, там у них интереснейшая находка и нужна моя консультация. Обращаю внимание на то, что любые эмоциональные встряски пойдут на пользу Провию. И чем они будут больше, тем лучше. Я думаю, мы друг друга поняли? - закончил архимаг и откинулся на спинку стула.

- Сразу предупреждаю, только ради вашего внука подвергать риску других студентов я не буду.

- О чем речь, Эльмир. Конечно не нужно подвергать всех риску. Главное, чтобы внук думал, что никто не сможет ему помочь или не успеет. И все. Реального риска может и не быть. Все это игры разума.

- Где ваш внук?

- Провий, подойди сюда - сказал Роальд.

Из-за дальнего стола подошел темноволосый высокий молодой человек, у которого угадывались черты прадеда архимага. Одет он был в неброскую, но дорогую одежду серых тонов. Держался уверенно. И только в глубине глаз поселилась тоска, скорее всего тоска, тоска по утраченным возможностям. На поясе слева висел узкий длинный меч с потертой рукоятью, эфес украшало навершие с искусным рисунком без камня, справа кинжал, выполненный в таком же стиле.

- Внук, ты идешь с Вольсую академию со студентами немагического факультета, - быстрая смена чувств на лице молодого человека выдала его презрительное отношение к этому факультету, и понимание неизбежного - без дара туда ему и дорога: - Это Эльмир Итель Ре Гид, декан факультета. А Вилор Итель Ре Стор один из твоих будущих наставников. Теперь я покину вас у меня еще уйма дел.

Нового студента отправили на постоялый двор, к остальным студентам, и сказали подготовиться к походу. Выход с восходом солнца послезавтра.

- Мог бы, предупредить меня об архимаге, - прошипел Эльмир.

- И что бы это решило? - спросил Вилор.

- Я бы не выглядел идиотом в начале разговора!

- Это тебе моя мелкая месть за твое поведение.

- Хочу услышать твою точку зрения по поводу внука архимага, - сказал декан

- Не понятно... Вернее решение его понять можно. Но все равно не понятно. Вдруг сломался телепорт; ректор настаивает на походе в охране купца, и мы идем ножками до Вольска. Прямо-таки повезло! И в эти пару дней здесь архимаг и его отпрыск. Которому нужно в Вольск, и при этом требуется эмоциональная встряска, а ректор уже подготовил документы... Не нравятся мне эти совпадения...- Вилор постукивал пальцами по столу задумчиво глядя в окно

- Вот и я так думаю, неспроста все это, неспроста.

- Пора делами заняться, часть продуктов все-таки предлагаю закупить. Да и лошади, на одной траве, долго не протянут с такими нагрузками.

Утром назначенного дня караван со студентами двинулся в сторону академии.

Опытные наемники первое время косо смотрели на молодых студентов, которые, по их мнению, еще толком ничего не умели, и не понятно за что им платят. А ведь за молодежью нужен глаз да глаз. После нескольких наставительных бесед Апелия де Виека и Вазиха де Тримаи с наемниками каравана, было решено, что ветераны Миранийский дорог, на время пути, возьмут шефство над студентами.

Выделив четверых опытных воинов и в сопровождении четырех воинов - мечников Апелия, Вазиха, Ингвара и Милия, поделили группу на четыре части, и нещадно гоняли молодежь на всем пути следования. Натаскивали на скорость разбивки лагеря и его сборы; ночной подъем и несение ночной вахты; разведку окружающего пространства и многое другое необходимое в походной жизни. Вилору на третий день пути стало ужасно скучно, и он присоединился к муштре студентов, первым делом наложив заклятие "утяжеления", что не придало радости подопытным. Потом ввел побудку на час раньше для короткой разминки и тренировки. Застоявшиеся наемники купца с удовольствием присоединились к тренировкам - что им тот час, если они уже привычные в пути и на них не действует заклятие Вилора. Вечером обязательная медитация и лечебно-восстановительные процедуры, которые проводила Илиана Итель Ре Зитаниар, пребывавшая в скверном настроении. Постоянно уставшая от тягот пути, несмотря на то, что она ехала в повозке, да и еще каждый день опустошавшая свой резерв. В середине пути она заметила значительное увеличения резерва, начала обращать внимание на окружающий ландшафт, завораживающие восходы и закаты. Часть пути она уже проделывала пешком.

Лорис Итель Ре Мантир обратил внимание на одиноко слоняющуюся магичку, которая сторонилась и коллег, и наемников, и, естественно, студентов. Посоветовавшись с Эльмиром, наставники предложили Лиси ас Ипирае, которая не смотря на молодость, трезво смотрела на жизнь, и успела многое повидать, сопровождать Илиану. Лиси сумела быстро втереться в доверие к магине и через неделю последняя стала относиться к студентке, как к младшей подружке. Чего и добивались наставники.

Знаменательным днем стал двадцать восьмой день месяца жужевицы, оставалась всего декада пути - и Вольск. Студенты и наставники прибодрились, и только накануне обсуждали, что будут вспоминать путешествие, как забавный и однообразный отрезок жизни.

Илиана и Лиси отошли от каравана по нужде. Только зашли и пристроились, как раздался еле слышный шорох крадущихся шагов сзади. Магиня не успела среагировать на появление чужаков и через мгновение провалилась в темноту. Лиси перекатом ушла от удара по голове, обернувшись, увидела шесть огромных мужчин, одетых в одинаковую серую одежду, без знаков различия. Сразу определила опытных воинов - максимум, что она могла, так это подранить двоих, или может убить одного, если сейчас кинет небольшие иглы, спрятанные в манжете рукава и в волосах. Только при этом они озвереют, и магине точно придет конец, ведь сейчас она без сознания. Тяжело далось решение Лиси, которая привыкла быть одиночкой и отвечать только за себя. Если бы не Илиана и не обещания данные наставникам и декану, молодая Тень легко смогла бы скрыться, не вступая в бой, на это у нее навыков бы хватило. Не делая резких движений, студентка вытянула руки вперед ладошками к нападавшим. Всем видом показывая, что не будет делать ничего опрометчивого. Самого старшего, судя по седине, насторожил этот знак, обычно подаваемый людьми, которые могут причинить противнику урон. Не сводя глаз с девчонки, он наклонился и сказал об этом молодому мужчине лет двадцати пяти, который был у них главным. Молодой человек, посмотрев на мелкую, студентку рассмеялся и сказал:

- Сарат, ты уже и в мелюзге видишь опасность.

- Господин, с ней все не так просто... - начал было седой.

- Хватит, я сказал, свяжите ей руки и эту поднимите и свяжите.

Воины быстро и молча выполнили приказ.

- Эльмир, что-то тут не так, - оглядывая округу, сказал Лорис Итель Ре Мантир, -магический фон колеблется не естественно.

Эльмир прислушался к себе ничего и не почувствовав, начал осматриваться: слева, по ходу движения каравана, в метрах ста, поблескивая в лучах полуденного солнца, степенно несла свои воды река Смирка. По правую сторону, в восьмистах метрах, начинался Чаеский лес, который на многие сотни километров тянулся к горной гряде Чаес. Спереди и сзади, лес приближался к дороге на триста - четыреста метров - идеальное место для засады. Сильно углубляться в лес не решался даже хорошо вооруженный отряд. В горах было, что-то странное. Зверье не поддавалось воздействию магии, даже само могло атаковать магией и зачастую водилось только в этих окрестностях. Среди гор, говорят, есть поселение, называемое долиной, однако точных данных о них нет. Торговля осуществляется в поселке, который построен за пределами долины, именно для этих нужд. Охраняют караваны, по пути к торжищу, только местные воины. Остальным тяжело тягаться с хищниками, которые могут напасть.

Вилор шел рядом с деканом и слышал сказанное Лорисом. Он обеспокоенно начал выискивать кого-то в конце каравана.

- К обороне! - разнесся голос Эльмира над караваном. Мнению Лориса декан доверял полностью.

- Эльмир, пропали Илиана и сопровождавшая ее студентка.

- Только этого не хватало! - в сердцах сказал Эльмир.

В это время, услышавшие ранее команду, наемники и студенты успели занять оборону, активировать амулеты. Тренировки для студентов не прошли даром, слажено с наемниками они все сделали быстро и правильно. Лорис с Эльмиром быстро возводили защитный купол над караваном. Закончили вовремя. Щит сотрясло мощное атакующее плетение и со стороны леса показалось два отряда. Один из ста воинов, а второй из десяти магов с охраной в двадцать человек.

- Если так пойдет и дальше они нас истощат магически через полчаса-час максимум, - сказал Лорис, - подмоги ждать не откуда, попробуйте их атаковать. Может пробьем защиту магов.

Через десять минут Эльмир констатировал, что сил его одного не хватит, чтобы продавить защиту. Вилор и Лорис наращивали оборонительные плетения и помочь Эльмиру не могли.

- Задействуй студентов, пусть одна часть передает силы тебе, а вторая атакует. Попробуем отвлечь мелкими атаками, смотришь и прорвемся.

Эльмир побежал по рядам защитников, организовывая студентов. Через тридцать минут, стало понятно, что прорвать оборону агрессоров не получается. Магические силы у всех обороняющихся были на исходе. Оказать должное сопротивление напавшим воинам смогут только наставники, наемники купца и треть студентов - дети наемников и военных. Остальные противостоять опытным воинам не смогут. А то, что напали на караван не разбойники видно сразу.

Глава 5.

Темнота не спешила отступать. Всплывая из пучины бессознательного, начиная различать шум листвы, гомон зверья и периодическую острую боль в районе пальцев левой руки Герберт начинал приходить в себя. Понимание того, что он все еще жив, нашло радостный отклик, где-то в районе живота, что-то теплое стало подпрыгивать и жалобно, но настойчиво теребить Герберта. С трудом открыв один глаз, потом второй юноша увидел восходящее светило. Мысли тяжело ворочались в голове, словно камни. Любая мысль вызывала огромные усилия и сильную головную боль. Память возвращалась урывками: итак, он беглец, смог уйти от преследования, и, расслабившись, наступил на ядовитое пресмыкающееся скиюне. Попробовал пошевелить руками и ногами, с трудом, но они начинали слушаться. Приободрившись, Герберт сел. Радостный серебристый комочек, приветливо запищал. Странно, мех детеныша скаргу был белым, это он точно помнит. Сейчас шерсть стала серебристой с черными кончиками. Непонятно. Жив - это хорошо. Попить бы... Откликом на желание попить, стало понимание того, что в нескольких метрах справа, в небольшой лощинке, есть маленький родничок. Откуда это знание молодой человек не знал. Передвигаясь на четвереньках, он добрался до родника, приложившись к небольшой, но прозрачной луже, начал жадно пить. Скаргу присоединился и тоже стал утолять жажду. Напившись, юноша внимательно принялся за осмотр себя. Судя по всему, без сознания он находился от двух до трех дней. Как его не сожрало зверье или хотя бы не понадкусывало ... Единственным объяснением, был зверек, который отпугивал своим запахом других хищников. Это радует. Греберт улыбнулся, лег набираться сил. Восстановление происходило долго. На второй день, после того, как молодой человек очнулся, у него хватило сил лишь расставить силки. И к вечеру он смог покормить оголодавшего молодого скргу кровью и печенью буры, попавшейся в одну из ловушек, и сам с удовольствием уплетал жареное мясо. Жизнь налаживается. Утром и Герберт, и скаргу, которого он назвал Орисом, нашли неподалеку раскидистое дерево, на котором можно обосновать лежку. Все-таки несколько ночей на земле давали о себе знать - мышцы ныли, организм требовал тепла.

Пять дней понадобилось Герберту, чтобы восстановиться. За это время он только ставил силки, готовил пойманную живность, кормил Ориса да отъедался сам. Еда и сон, сон и еда. Сначала Герберт подумал, что немощь вернулась, но нет, с каждым прожитым днем чувствовалось, как тело наливается силой. На шестой день почувствовав себя полностью готовым, Герберт двинулся дальше, по намеченному ранее направлению, на юго-восток. На третий день пути произошло интересное событие. Разделывая тушу инорги юноша услышал:

- Система Био 4.1 в экстренном порядке развернута на 80%. Производиться адаптация УС 2.5. Во время разворачивания системы обнаружено внешнее вмешательство. Локализовать не удалось. В течение двух дней, во время интоксикации носителя биологическим веществом, наблюдалась внешняя не санкционированная корректировка параметров. Инициирован высший доступ - альфа-прайм. Произведено лечение МЕД и АВ. Наблюдалось неизвестное внешнее био-соматическое воздействие. Эффект воздействия на организме реципиента положительный. Обнаружены попытки подключения главного ИИ. Разрешить или запретить подключение?

Только услышав первые звуки женского голоса Герберт от неожиданности подпрыгнул на месте и развернулся посмотреть, кто смог подкрасться незаметно со спины. Осознав, что слышит голос ИИ Био - успокоился. Непонятные подключения, корректировки и воздействия ему не понравились и на запрос системы сразу же ответил:

- Запретить подключение главного ИИ, до дальнейших распоряжений.

Услышав тихий смешок, явно исходящий не от Био, Герберт подумал, что для него без последствий не прошло ускоренное разворачивание системы и яд скиюне. И теперь юноша наблюдает у себя душевное отклонение - он слышит голоса. Не к добру это, не к добру. Смешок усилился. "Так и с ума сойти можно, если уже не сошел ..." Не успел додумать Герберт, как четко услышал:

- Молодой человек, не расстраивайтесь теперь вы не один. Теперь с вами я! - сказал мужской баритон с ехидными нотками в голосе.

"У ИИ не бывает таких голосов" - пронеслось в голове юноши.

- А вот и ошибаетесь.

- Кто ты?

- Я? Ну ... сначала я был первым новым ИИ. По моему образу и подобию сделали главный ИИ. Потом меня установили на яхте императора. После перелета на эту планету и смерти нескольких потомков императоров обо мне стали вспоминать реже. Потом вовсе перестали приходить. На этой планете, на меня постоянно оказывалось воздействие. Хотя сканеры ничего не показывали. Потом я осознал, что могу фиксировать силовые линии не известной природы. Попытка подключиться успехом не увенчалась. Предположительно, из-за интенсивного воздействия этого излучения, у жителей долины изменены энергетические каналы организма. Что это дает не известно. В структуре моего кристалла-носителя так же зафиксированы изменения. Кстати это я инициировал подключение Био 4.1 и прочего.

- Ты хочешь сказать, что это из-за тебя я в бегах???

" В бегах ты из-за себя, - сказал голос и опять хихикнул."

- Слышать тебя не хочу!

"А вот и не дождешься, я только нашел себе собеседника за долгие столетия, теперь ты не отвертишься. К слову блокирование главного ИИ было верным решением. Тебя еще разыскивают. И еще скажи спасибо своему питомцу. Его так называемое био-соматическое воздействие при интоксикации спасло тебя."

- Вероятнее всего, поэтому он поменял окрас.

"Герберт, не ори. Для того, чтобы нам общаться достаточно мысленного обращения к собеседнику. В людном месте тебя не поймут. А в лесу это не безопасно. Обращайся ко мне Альфа."

"Так обращаться?"

"Да, делаешь успехи."

"Почему Альфа?"

"Потому, что я начало ваших ИИ."

Следующие декады протекли в размеренном ритме. С утра, с восходом светила - подъем, двухчасовая тренировка, завтрак, дневной переход, совмещенный с охотой, если была в этом необходимость, обустройство на новом месте, ужин часовой отдых и часовая тренировка.

Как-то раз, юноша был свидетелем того, как кинур - полутораметровое, не ядовитое пресмыкающееся, влез в гнездо перепончатокрылых насекомых - вирунов. Гнезд вирунов в лесу много, питаются они мелкими насекомыми и падалью. Выделяют специфический секрет. И умный кинур после пятиминутного лежания в гнезде, пополз к стаду сикор, выбрал кормящую самку и нагло присосался к вымени. Как ни странно, агрессивно встречающие вторжение чужаков на свою территорию, а тем более приближение к кому-либо из стада, сикоры спокойно отнеслись к вторженцу.

Герберт удивленно почесал затылок, усмехнулся чудесам природы и продолжил путь. Взяв на вооружение этот метод, юноша добывал молоко для подрастающего скаргу. Добывание молока было довольно своеобразным занятием: сначала надо обваляться в грязи, которую нужно еще найти, потом полежать в гнезде вирунов, норовящих посильнее укусить агрессора. Зачастую от укусов не спасала и корка грязи, а в конце попробуй отмыться от этого.

Декада сменяла декаду, юноша окреп, последние капли жира, если таковые были в его теле, исчезли от нагрузок, мышцы стали более гибкими, сильными и выносливыми. Герберт выглядел не как человек с сильно развитой рельефной мускулатурой, а скорее жилистым опасным хищником, который в любой момент готов дать отпор. Мягкой пружинистой походкой, бывший ученик Юшины передвигался по лесу, его сопровождал подросший Орис. Лес стал для юноши вторым домом, даже зверье стало реагировать на человека, как на хищного зверя. Гомон вездесущих птиц в кронах деревьев стихал, когда он беззвучно скользил по земле рядом с ними. Это стало доставлять определенные неудобства страннику. Герберт задавался вопросом, как звери узнают о его приближении.

"Альфа, есть вопрос".

"Да, я весь во внимании" - прошелестел голос ИИ, явно занятый какими-то своими задачами.

"Что-то не похоже, что ты весь во внимании"

"Не волнуйся, для тебя выделено достаточно ресурсов, я сейчас перепроверяю, как разворачивается нейросеть. Провожу корректировку. И по ходу меняю конфигурацию. Могу поздравить - еще неделя, другая и она развернется полностью. Так какой вопрос?"

"При моем приближении затихают птицы и прячутся звери, как при приближении опасного хищника"

"Так ты и есть хищник, - хихикнул Альфа, - правда молодой."

"А по подробнее можно? - раздражаясь, спросил Герберт.

"Во время лечения скаргу, каким-то образом повлиял на твои энергетические каналы, теперь твоя энергетика имеет определенное сходство с энергетикой скаргу, к слову, в старых источниках ее проявления называли аурой. Никто ее не видел, но считали, что она присуща всему живому и не живому. Так вот мои датчики теперь регистрируют ее и могу сказать, что ты органично вписался в окружающее пространство. Сейчас ты воспринимаешься окружающим, как один из коренных жителей леса. Герберт, у вас с Орисом наблюдается интересная связь, ты не замечал, что скаргу понимает тебя без слов, как и ты его?"

"М-да, сейчас, когда ты сделал на этом акцент, пожалуй, соглашусь с тобой. Буду больше обращать на это внимание. Это все хорошо, но вернемся к главной проблеме: у меня появились трудности при охоте и опасность, что люди обратят внимание на затихающих птиц внимание и соответственно на меня."

"Писалось, что каким-то образом можно влиять на ауру и скрывать ее. Звери воспринимают тебя за кого-то на подобие скаргу. Тебе нужно либо скрыть ее, чтоб не было видно совсем, либо изменить на что-то менее опасное для окружающих"

"Я такой информации не встречал..."

"Ты просто изучал не то направление."

"И как мне скрыть или изменить то, что я не вижу и не чувствую?"

"А вот это вопрос. По идее, те изменения которые произошли у тебя, должны позволять видеть и возможно взаимодействовать, не только с внутренними энергетическими каналами, но и по их средствам с внешними. В общем, ты теперь будешь с утра, и вечером уделять дополнительно по полчаса на медитации"

"Есть комплекс упражнений для концентрации, которые мною были изучены еще в долине. Правда, видимых результатов они не принесли, поэтому мы с наставником решили заменить их на дополнительные тренировки с оружием."

"Теперь делай комплекс этих упражнений, а я буду наблюдать за процессом, возможно, найдем нужное нам решение."

Через декаду у Герберта стало кое-что получаться, но скрыть ауру полностью он еще не мог. Пока получалось придать лишь тот или иной оттенок. Зверье перестало прятаться, но и нападать, как на слабое животное не спешило. Из пояснений Альфы стало ясно, что теперь он воспринимается окружающими, как сикор.

Прошло еще несколько декад, и по редеющим деревьям Герберт понял, что скоро выйдет за пределы леса. И возможно, неподалеку есть селения, там он сможет узнать, как добраться до города.

Вдруг стало тихо, птичий гомон умолк, зверье затаилось и через несколько минут раздались резкие звуки. Исходя из изученных хроник, Герберт понял, что это взрывы. Передвигаясь, как можно ниже и незаметнее, юноша подобрался к окраине леса. Он увидел перед собой картину разыгравшегося сражения.

На караван, из, примерно, двухсот человек, из которых большинство было молодыми ребятами, напало около полутора сотни человек. Сотня опытных бойцов ждала, когда остальные продавят защитный контур. Юноша удивился, откуда здесь высокие технологии? Генераторы защитных полей и энергетическое оружие. То, что он видел было очень на это похоже. Лихорадочно соображая, что ему делать, Герберт увидел, как один за другим стали падать юноши из каравана.

Юноша понимал, что нужно помочь каравану отбить нападавших, но в одиночку он ничем не поможет. Тут ему пришла шальная мысль, сбросив одежду, и мысленно дав посыл Орису охранять свои вещи, Герберт рванул к недалеко протекающему ручью.

Вот ручей. Б-ррр, вода холодная! Вываляться в грязи. Быстрее. Где гнезда вироунов? Нашел. Теперь к стаду сикоров, которое он видел в двух километрах на северо-восток. Прихватить у сикоров детеныша и рвануть, затыкая ему морду, чтоб не орал раньше времени, в сторону сражающихся. Не добегая до окраины леса, дать возможность детенышу пожаловаться на произвол окружающих. Зная повадки сикоров, Герберт был уверен, что сейчас вожак строит стадо в походный ордер: на острие он, с каждого бока по пять-шесть самых сильных самцов. За ними остальные, сзади самки с детенышами, которых прикрывают еще пять самцов. Теперь успеть оставить в метрах двадцати, от кромки леса, похищенного и истошно орущего сикореныша и спрятаться.

Все удалось. Стадо на всех порах, проломившееся через лес, увидело людей, ярость обуяла зверей при виде бушующей впереди волшебы. Они рванули на нападавших. Герберт успел подобрать свой меч и ухитрился вскочить на холку сикора. Опершись ногами на костяные выросты и усиливая давление то с одной стороны, то с другой, Герберт направил своего зверя к меньшему отряду нападавших, посчитав их наиболее опасными. Стадо преодолело расстояние меньше чем за минуту. В этот момент произошло несколько событий: с левого фланга каравана ударили с огромной силой, просто на просто сметая защиту нападавших магов и повалив большинство из них на землю. Увлекшиеся атакой на караван маги не обращали внимание на творящееся сзади. Оглушающий удар защищавшихся, с одной стороны, и стремительная атака разъяренных зверей с другой, смяло ряды агрессоров.

Среди вакханалии битвы только несколько человек в стане врага устояли. Молодой господин Газар и его слуга-телохранитель Сарат. Они стояли около бессознательной девушки, лежавшей на земле, и еще более юной девицы, твердо стоявшей на ногах, между ними.

- Сарат этих в расход, труби отступление.

Лиси ас Ипирае в этот момент сделала незаметное движение и в Сарата полетело несколько отравленных шпилек. Опытный воин, почувствовав опасность, скользнул вниз и в бок. Опережая его движение, молодая тень скользнула в сторону и выкинула еще несколько, успев так же метнуть небольшой метательный нож в его господина. Телохранитель извернувшись, отбил шпильку мечом и кинул кинжал, сбив им метательный нож. Лиси пропала из поля зрения Сарата, и возникнув справа нанесла, удар ногой в голову. Меч у нее отобрали, а вот инструменты Тени не нашли, чем сейчас и пользовалась юная девушка. Быстрый удар нашел свою цель, оглушив на мгновение воина, однако тело бойца, побывавшее во многих схватках, само среагировало уйдя от завершающей атаки тени.

- Ничего тебе поручить нельзя, - крикнул Газар и шагнул к бессознательной девушке.

Лиси, не успевала помешать добраться врагу до Илианы Итель Ре Зитаниар. Молодая тень кинула, заготовленное для Сарата, хитрое плетение в Газара, однако оно было с легкостью отбито. Сарат в это время успел нанести удар мечом по тени, ускользая, Лиси пропустила удар ногой в бок. Сила удара была велика, а вес защитницы мал, инерцией ее унесло на четыре метра. Сплевывая кровь, девушка поднялась, доставая из потайных карманов еще подарки для неприятеля.

Герберт увидел, как напал рослый воин на мелкую девицу, которая оказывала достойное сопротивление. Направив сикора к ним, на ходу нанося удары и разя увернувшихся от зверей воинов, которых было не много.

Молодой господин, который почти дошел до магини лежащей без сознания, получил сильнейший удар в спину. Защитный кокон выдержал сильнейший удар сикора! Пролетев по воздуху метров семь и сильно приложившись о землю, кокон опять выдержал, чем и спас ему жизнь. После такого редко кто выживает. С трудом поднявшись на ноги молодой господин со всей доступной ему скоростью, двинулся к ездовым животным, оставленным неподалеку. На ходу проклиная чумазого чужака верхом на одном из страшных зверей Чаеского леса и дав себе зарок, узнать, кто он, найти и уничтожить.

Герберт, протаранив одного, соскользнул с сикора, плавно, даже лениво, уйдя от атаки взбешенного Сарата, нанес стремительный удар мечом по шее, отправляя телохранителя в небытие.

Эльмир увидев атаку зверей Чаеского леса, даже сразу не поверил глазам, в себя его привел крик Вилора:

- Живо все в воду! Да живее, хватайте потерявших сознание и тащите с собой.

- Бросьте повозки! - поддержал друга Эльмир, рванув в сторону реки, - шевелитесь!

Все защитники каравана успели зайти по грудь в воду, под причитания купца о потере денег, о бедной нищей семье.

Стадо сикоров смело воинов, только пара десятков среагировав на команды десятников, и точно выполнили приказ:

- Ложись! - звери пробегают, ломая строй, калеча и убивая стоящих и бегущих воинов, амулеты защиты которых, вышли из строя из-за последней сильной вспышки магии. Затоптали и часть лежавших, однако они выжили и когда стадо пробежало, оставшиеся в живых рванули в сторону, подальше от своей смерти.

Сикоры прокатились волной до самой кромки воды, на ходу разметав повозки каравана и покалечив тягловых животных. Злобно позыркав глазищами на стоящих в воде людей, сикоры развернулись, еще раз прошлись по стонущим воинам, и скрылись в Чаеском лесу.

Эльмир поняв, что звери ушли и возвращаться не будут скомандовал:

- Всем выйти из воды, раненых положите на пригорок справа, около них остаются трое для оказания помощи. Воины-мечники совместно с охраной купца - проверьте нападавших, оставить двоих - троих в живых постарше званием, для допроса. Остальные разбивают лагерь, осматривают повозки ища те, которые можно починить и животных, которых можно вылечить. Товар, под присмотром купца Ревиньюка, сложите слева от лагеря. Все ясно? Выполнять!

- Вилор, присмотри за бездельниками. Лорис идем посмотрим на наших потеряшек: Илиану Итель Ре Зитаниар и Лиси ас Ипирае, а также на нашего спасителя. Шиты, поставьте щиты, не доверяю я ему. Еще не известно, чего от него ожидать.

- Эльмир, я на стороже, не мальчик уже, прописные истины знаю, иначе не дожил бы до сегодняшнего дня.

- Не начинай, о тебе беспокоюсь.

Лиси ас Ипирае настороженно смотрела на чужака, готовая в любой момент напасть. Тот внимательно осмотрев ее с нескольких метров, видимо не нашел в ней достойного противника, развернулся к лежащей без сознания Илиане Итель Ре Зитаниар. Девушка напряглась готовясь атаковать, не для того она защищала магиню, что бы она погибла после боя от рук какого-то дикаря. В этот момент чужак скользнув вбок уходя от предполагаемой атаки. Став так, чтобы видеть и обоих девушек, и выходящих из воды обозников. "Неужели тень из другого рода" - мелькнула мысль у Лиси, заставив ее обходить по кругу предполагаемого противника. "Так чувствовать опасность могут прошедшие последнее посвящение, и то не все, а лучшие" - продолжала размышлять девушка, планируя дорого продать свою жизнь. "Но почему он тут? Охотится за мной? Если да, то ему достаточно было подождать, пока разобьют караван. Тут что-то не сходится. Да и не стала бы Тень вмешиваться в подобный бой." Увидев приближающегося декана и мага академии, девушка внутренне обрадовалась, не показывая вида. Этому с магами не так просто будет справиться.

Хрупкая девушка, отважно сражавшаяся с бойцом превосходящим ее ростом, массой и опытом, настороженно стояла и смотрела на него.

Герберт, за это время, успел сделать удаленный анализ ее физического состояния - опасных ран у девушки нет. Судя по розовому лицу, внутреннего кровотечения, после удара седого воина, тоже нет. "Ну и хорошо!" подумал юноша и, развернувшись, направился ко второй девушке, которую так яростно защищала первая. Сделав пару шагов и почувствовав опасность, сделал шаг в бок и занял положение, позволяющее охватить всех незнакомых ему людей. Задумываясь, а правильно ли он поступил, вмешавшись в непонятные ему разборки? Поиграв в "гляделки" с первой девушкой, начавшей обходить его по кругу, он решил, что все равно ему нужно к людям, а тут удачный вариант, они помогут добраться до ближайшего города или скажут, как туда попасть.

- Вам, как я вижу, помощь не нужна, а вот вашей подруге явно не помешает. Поэтому позвольте осмотреть вторую девушку и оказать ей необходимую помощь. - пояснил свои действия Герберт. Лиси, озадаченно кивнула, в знак согласия: почему бы и нет?

Герберт приступил к работе:

"Альфа, Био готово к работе с внешними данными?"

"Ну, почти..."

"Ну, почти - это как? Работает или нет?"

"Нейросеть развернута на 97% к передаче и обработке внешних данных не готово. Но коммутируя сигнал через себя, совместно с Био возможно провести полную диагностику интересующего тебя человека. Исходя из полученного анамнеза, будут прописаны рекомендации по лечению."

"Хорошо активируй Био"

Герберт встал на колени рядом с лежащей Илианой, провел рукой несколько раз рукой над телом. Био диагностировало небольшое сотрясение мозга и потерю сознания. Приложив наруч к руке магини.

"Введено обезболивающие, успокаивающие, а также препараты сосудистой и метаболической терапии; для преодоления астенических явлений введен комплекс витаминов "Ютакан"."

Магиня пришла в себя и первое, что она увидела - незнакомое чумазое лицо, мгновенно плетение иглы света сорвалось с пальцев ее руки, а следом дуговой разряд. Герберт инстинктивно откинулся назад и выставил вперед наруч. Игла света пролетела мимо дуговой разряд впитался в наруч. Удивления Илианы не было предела, атака не возымела никакого действия! Герберт перекатился назад и в бок становясь за головой магини.

- Уважаемая, я не собираюсь причинять вам какой-либо вред. Вы были без сознания, и я оказал вам помощь.

Увидев подтверждающий кивок Лиси ас Ипирае Магиня просканировав себя обнаружила ряд примесей в крови, пока она разбиралась с их действием, к ним подошли Эльмир и Лорис, Илиана полностью углубилась в анализ.

- Позвольте поблагодарить вас за оказанную столь своевременно помощь, - начал Эльмир - меня зовут Эльмир Итель Ре Гид рядом со мной Лорис Итель Ре Мантир, далее Илиана Итель Ре Зитаниар и Лиси ас Ипирае.

- Не стоит благодарности, просто обстоятельства так удачно сложились. Меня зовут Бер - Герберт решил не называть свое полное имя предполагая, что его все еще разыскивают.

- Бер ..., а дальше?

- Просто Бер.

- Ну что ж Просто Бер, еще раз спасибо за помощь! И если мы можем чем-то быть вам полезны обращайтесь, - многозначительно посмотрев на измазанного полуголого человека, возраст которого определить было трудно из-за корки грязи, покрывавшего его тело. - Предлагаю разделить с нами обед или скорее ранний ужин.

- Спасибо, за предложение я обязательно им воспользуюсь, только приведу себя в порядок,- сказал Герберт правильно поняв намек Эльмира.

Забрав свои вещи, вместе с Орисом юноша направился к изгибу реки, в трехстах метрах, от обоза. Там, Герберт привел себя в порядок, за долгое время, удалось нормально искупаться. Купание в ключах и ручьях Чаеского леса нормальной помывкой назвать было трудно. Переоделся в чистую, запасную, одежду. И через полчаса уже подходил к разбитому лагерю, с деловито снующими студентами. Над палатками вился дымок, приносящий запах готовящейся пищи, желудок одобрительно заурчал, напоминая ему, что следовало уже поесть.

Бежавший впереди Орис вызвал небольшой переполох среди студентов, которые подумали, что хищник пришел поохотиться и представляет определенную угрозу. Несколько студентов закрылись слабенькими магическими щитами и приготовили плетения для атаки. Герберт, почувствовав неладное, сказал:

- Орис, ко мне! От меня не отходи. - произнесенная команда, была больше для успокоения студентов, мысленно он продублировал "Не пугай людей".

Орис тяжело вздохнул, всем своим видом показывая, что ему не по душе идти рядом, гораздо интереснее поиграть с этими двуногими.

- Зверь со мной. - продолжил Герберт.

- А ты кто такой? - спросил ближайший студент, держа руку на рукояти меча.

К ним стали подтягиваться другие студенты. Ефин ире Триук, а именно он начал спрашивать Герберта, почувствовав моральную поддержу, продолжил, воинственно выпирая подбородок:

- Чего молчишь? Я тебя раньше не видел?

- Я тебя тоже раньше не видел, и что это повод задирать проходящего мимо человека? - ответил Герберт.

Орис чувствуя, что хозяин спокоен, сел рядом и стал с любопытством крутить носом и принюхиваться к новым запахам.

- Я не услышал ответа, - напирал Ефин, выходя из себя.

- Я тоже. Вижу у вас принято хамить незнакомцам? - насмешливо продолжил Герберт.

Поведение незнакомца настораживало Ефина, мысли завертели хоровод. Последний раз студент попал в дурную ситуацию, как раз из-за своего вспыльчивого характера. Тогда ему повезло, и теперь он студент не магического факультета. Сейчас кто-то помог им отбить нападение. И он видит незнакомца, возможно, он и помог, но что-то сильно молод.

- Меня ждет Эльмир Итель Ре Гид, как его найти? - решил прекратить балаган Герберт, заполняя повисшую паузу, которая могла привести к хорошей драке.

Тут расталкивая рослых пацанов подошла Лиси, ткнув локтем Ефина в бок прошипела на ухо студенту:

- Приключений захотелось? Тебе мало показалось только закончившегося боя? Он тебя прибьет меньше чем за минуту.

Ефин хотел было что-то сказать, но Лиси продолжила:

- Бер, идем... те, я проведу к ректору. И не обращайте внимания, у них еще кровь кипит от пережитого.

Дальнейшее передвижение Герберта сопровождалось шепотком и пристальным вниманием студентов, особенно разжигал любопытство молодой скаргу сопровождавший юношу.

Глава 6.

У костра расположились все преподаватели Вольской Академии, купец Алони Ревеньюк, начальник охраны каравана Онек Самловиц и Герберт. Эльмир расспрашивал Герберта о Чаеском лесе, внутренне поражаясь тому, как парень легко и свободно мог перемещаться в этом странном и опасном лесу. Особенно, его поразила молодость человека, оказавшего столь своевременную помощь каравану. Он думал, что бы предложить парню, за спасение наставников и студентов Вольской Академии. Купец сам за своих людей рассчитается. Остальные, так же, внимательно слушали рассказ юноши о его буднях в лесу, по ходу задавая интересующие их вопросы. Только Илиана периодически недовольно морщила носик, но вслух ничего не говорила.

- Бер, в какую сторону вы направляетесь? - спросил Эльмир.

- К ближайшему большому городу, - Герберт решил говорить максимально правдиво, и на лжи не попадется, и о важном умолчит.

- Ближайший большой город Вольск. До него около декады пути. Могу предложить составить нам компанию до города. Если мола Алони не против?

- Конечно не против, - всплеснул руками купец, - я даже за!

- С удовольствием составлю вам компанию, - улыбнулся молодой человек.

- И еще, юноша, как вы отнесетесь к поступлению в Вольскую Академию на не магический факультет? - решил предложить Эльмир, надеясь на согласие Бера. Этим он решит несколько задач: первая - рассчитается за спасение, вторая понаблюдает за интересным материалом.

- Неожиданное предложение ... - задумался Герберт, взвешивая все за и против. И так, до города он доберется в любом случае - это раз. Вот так принять решение, не зная обстановки и стоимости обучения, он не может - это два. Не магический факультет - странно, по логике значит, есть магический - это интересно. Об окружающем, он знает очень мало. А знания лишними не бывают, особенно в его случае. Вряд ли его станут искать среди студентов - это, несомненно, плюс. В итоге Герберт решил принять предложение, но уточнил:

- Уважаемый Эльмир Итель Ре Гид, скажите какова стоимость обучения в Вольской Академии?

- Бер, для вас, ввиду сложившихся обстоятельств, Академия возьмет расходы по вашему обучению на свой счет.

- Вы хотите сказать, что Академия все оплатит? И я, по окончании, буду обязан еще отработать какой-то промежуток времени на благо Академии? - уточнил юноша, зная, что бесплатный сыр только в ловушке.

- Вы правы, обычно, практика такова: после бесплатного обучения, десять лет, отучившийся, либо выплачивает 25% от дохода, либо работает по соглашению, с Академией, и она направляет в места, откуда приходят заявки. Есть третий вариант, но он маловероятен - по окончании Академии студент выплачивает полную стоимость его обучения. Для вас сделаем исключение ... скажем, - пять лет.

- Это, конечно, заманчиво, но пять лет ... - это много, - сказал Герберт, отрицательно качая головой. Он решил поторговаться, - чувства так и нашептывали ему, что можно и нужно выторговать для себя наилучшие условия.

- Вы так думаете? - удивился Эльмир.

- Скажем год, ну от силы два - это еще, куда не шло...

- Три года и не годом меньше - отрезал декан.

- Что ж, я подумаю...

Вилор сидящий рядом аж поперхнулся от наглости юноши.

- Касательно жилья и питания, как обстоят дела в Академии? - продолжал спрашивать Герберт, всем видом выказывая сомнение.

- Студентам предоставляется: общежитие - два человека в комнате; завтрак, обед и ужин в студенческой столовой; стандартная одежда учащегося и книги; писчие принадлежности покупает студент. Первые три курса - казарменное положение, после третьего, имеете право снять комнату в городе. За ненадлежащее успевание, прогулы - отчисление. С остальным ознакомитесь в Академии, если решите учиться. - раздраженно выдал Эльмир.

- Я склонен принять ваше предложение, но ...

- Но? Что еще?

- Видите ли, я первый раз буду в городе Вольск, и мне бы очень хотелось несколько дней, что бы изучить город.

- Что ж это понятно,- с облегчением выдохнул декан. Ему не хотелось рассказывать ректору, что в результате месячного похода, Академия, согласно закону, оказалась должна кругленькую сумму какому-то мальчишке. - Ориентировочно мы прибудем 38-39 дня жужевицы. Начало занятий, для нашего факультета, в этом году, первого косыня.

- Сегодня 28 день жужевицы - я правильно понял? - уточнил Бер,- увидев удивленные взгляду пояснил - в лесу потерял счет времени.

Про себя подсчитал, что бежал он первого атуня, потом прошли мретень, жужень и вот настал месяц жужевица. Итого, почти четыре месяца он в бегах, а если быть точным, то 148 дней.

- А когда у вас вступительные экзамены? - решил спросить юноша.

- В этом году все не так, но обычно с 10 по 20 жуженя экзамены, с 30 по 40 жуженя дорога из Антина до Фелиси. В этом году добавился путь от Фелиси до Вольска, который начался первого дня жужевицы, и, как я уже сказал, закончиться должен 38 или 39 дня жужевицы.

- Юноша, что за снадобье вы мне ввели? - решила спросить Илиана, вклиниваясь в разговор об экзаменах. Она все еще была раздражена, и Герберт ее бесил непомерно. Эта манера держаться на равных с магами, даже в некоторых моментах покровительственно, просто выводила ее из себя. Про манеру вести разговор, вообще говорить нечего. Кстати, лечение действовало на организм положительно, она отслеживала. Даже без применения магии она чувствовала себя хорошо! Общий принцип воздействия снадобья на организм магиня поняла, но ингредиенты, которые в нем были, не определила. И этот странный способ введения... Нашла только несколько точек от уколов и все. Так у них не делается. Практика показывает, что наиболее эффективно действует нанесенное на кожу или перорально принятое. Воздействие через укол оказывают только яды, лекарство в столь малых количествах, которое нанесено на поверхность колющего предмета, к положительному эффекту не приводит. А тут не одно направление воздействия, а несколько! Это нужно вызнать!

- Видите ли, уважаемая Илиана ...

- Райви!!!

- Простите, что?

- Говорю: райви Илиана! - прорычала магиня.

- Ах, простите меня за бестактность, райви Илиана, - сказал Герберт, при этом наставница поморщилась, так как интонации юноши говорили, о том, что, чем бы дитя не тешилось...

Вилор и Лорис старательно отворачивались, чтобы не рассмеяться. Их смешила забавная перепалка молодежи. Эльмир был серьезен, но глаза выдавали веселье. С невозмутимыми лицами сидели остальные, им как воинам, чувства показывать при начальстве не положено. А купец всегда на переговорах серьезен. То, что это переговоры, он не сомневался.

- Видите ли, райви Илиана, происхождение такого лечения, по сути своей - секрет нашего рода, - решил витиевато ответить юноша, который догадался про знатное происхождение рода девушки, которая требовала приставку к своему имени, при обращении к ней. Ну что ж, она из старинного рода, так почему бы и ему не быть родовитым.

Магиня от злости закусила губу, грубость так и рвалась с языка. Ничего, решила она, ты еще будешь учиться, я на тебе отыграюсь за все!

- Илиана ты закончила?! - Эльмир скорее утверждал, чем спрашивал, - думаю мола Алони, тоже хочет, что-то спросить у вас, Бер. Я прав? - повернувшись лицом к купцу спросил декан.

- Да, вы абсолютно правы, райв Эльмир. И так молодой человек, я хотел бы предложить, в меру своих скромных возможностей, денежное вознаграждение, за оказанную помощь. Скажем ... 5 золотых.

Герберт почувствовал, что 5 золотых - это не та цена на которую стоит соглашаться. Купец, он и есть купец - хочет с минимальными затратами закрыть этот вопрос. Так же юноша понимал, что ему нужно налаживать связи, и чем больше, тем лучше. Желательно иметь в должниках купца, судя по сопровождению весьма небедного и явно известного в своих кругах. Мало ли какая помощь может понадобиться Герберту в будущем. Выдерживая паузу, и смотря как опытный купец начинает нервничать под пристальным взглядом парня.

- Знаете, мола Алони ... - выдерживая паузу и стараясь подготовить торговца к худшему, то есть к большим финансовым потерям. А потом резко сделать предложение, на которое он быстрее согласится, в связи с отложенными затратами. Золотой сегодня, как известно не тоже самое, что золотой завтра. - 5 золотых это ... - покрутив правой рукой в воздухе, - как-то не серьезно ...

Мола Алони приготовился торговаться за каждый золотой, хотел было начать, как обычно жаловаться на низкую прибыльность, на огромные потери и многое другое, что является скорее традицией, чем реальными фактами. Юноша опередил купца, не дав тому сказать слово:

- Понимаете многоуважаемый мола Алони, деньги - что есть? Есть средство достижения цели. Вы со мной согласны?

После кивка собеседника продолжил, при этом его стали внимательно слушать остальные, понимая, что перед ними разыгрывается спектакль, и юноша хочет получить что-то особенное.

- 5 золотых, сейчас мне не нужны, что я ими в глуши буду делать? Ничего! А для Вольска 5 золотых - так несколько месяцев скромного существования... Забирать же у вас больше денег, которые вы достанете из оборота, значит уменьшать вашу прибыль И прибыль от прибыли. Ведь так?

Опять купец кивнул, с каждым словом настораживаясь, догадываясь, что его будут обирать, только как именно не совсем понимал.

- Продолжу, из моего уважения к вашему финансовому гению, не будь такого, вы не имели бы подобный караван, и я думаю у вас он не один. Но не взирая на это, вы бережно относитесь не только к золотому, я бы даже сказал к серебрянику или вернее медяку. Умножая свои богатства. По сути для вас, и большая сумма не проблема ведь так?

Опять кивок.

- Думаю вы со мной согласитесь, что ваша жизнь стоит гораздо дороже 5 золотых, про товары я молчу. Поэтому я хочу вас попросить всего о двух маленьких вещах. Первое: за оказание вам помощи в трудную минуту - вы мне окажите взаимную услугу. Второе за спасенное имущество и жизни вашей охраны с вас 20 золотых.

Сценка развлекала всех, кроме купца который просто открывал и закрывал рот, не в силах сказать - да, в тоже время юноша в своем праве. Колеблясь и ища достойный выход купец молчал.

Герберт правильно понял колебания торговца в завершении сказал:

- Мола Алони, надеюсь вы не сердитесь, ведь главного я не сказал ...

Услышав это купец начал багроветь от злости, а Вилор и Лорис потихоньку отползали от костра, держась за животы и сдерживая рвущийся наружу смех. Остальные делали вид как будто их тут нет. Только Эльмир сочувственно смотрел на жертву произвола.

- Итак, многоуважаемый, я не хочу недопонимания. И акцентирую, что 20 золотых фактически забирать я не буду - они останутся у вас, - облегченный выдох купца, - вы, всего лишь, будете отдавать мне, скажем ... 25% ежемесячно от вашей прибыли с этих 20 золотых. Я предполагаю, получится меньше, если согласитесь ежемесячно выплачивать мне по 3 золотых, пользуясь моими деньгами.

- 3 - это слишком много столько я не заработаю, 1 золотой и порукам.

- 2,5 золотых и ни золотым меньше!

- Максимум на что я согласен это 2 золотых - это мое последнее слово!

- Только из уважения к вам, пусть будет 2 золотых.

- Будете свидетелями нашего договора, - закончил спор мола Алони.

- А вам бы юноша идти по торговому пути - цены бы не было, усмехнулся купец.

- Что ж вижу основные вопросы решены, предлагаю отпустить Бера. Ему тоже надо отдохнуть. - сказал Эльмир, говоря тем самым юноше, что тому стоит устраиваться в лагере. - Если буду вопрос решим завтра или в пути.

- Хорошего отдыха уважаемые, - сказал Герберт и ушел.

- Ну, что уважаемые, - копируя интонации юношу сказал декан, чем вызвал бурный смех за костром, - продолжим. Мола Алони, как обстоят дела у вас?

- На удивление безвозвратно испорчено процентов пять имущества, а вот с повозками и тягловыми - могут быть трудности. Нужна ваша помощь в сращивание поломанных осей и оглобель.

- Это решим, в остальном как?

- Для полной погрузки хватит трех часов. Поэтому думаю можем двинуться в путь завтра после обеда.

- Студентам нужно отдохнуть и прийти в себя, предлагаю выйти послезавтра. Что скажите райви Илиана? - сказал Вилор, подчеркивая обращение райви.

- Да это было бы идеально, - сказала магиня, поджимая нижнюю губу и придумывая еще одно наказание Герберту. Ведь надо найти виновного?

- Отлично, Лорис, скажи, что было в момент атаки зверей - откуда импульс такой силы? У кого это такой резерв?

- Как у кого? Мог бы сам догадаться, я, ты и Вилор - были на исходе. Сдавшие экзамены студенты, таким резервом не обладают. Райви Илиана отсутствовала. - при этом магиня про себя опять помянула много страдального Герберта - Кто остается?

- Пожалуй, Провий Итель Ре Деонерг - подвел итог Эльмир.

- В самую точку, - подтвердил Лорис.

- Райви Илиана, вы осмотрели любимого внука архимага?

- Да, - отрывисто ответила магиня буравя декана взглядом.

- И что, я из вас каждое слово клещами тянуть должен?

- У него полное истощение резерва. Спонтанная полная отдача резерва, крайне негативна для любого.

- Не читайте мне лекцию, скоро у вас будет такая возможность в Академии, возможно. Ответьте на вопрос что с ним?

- Упадок сил, по предварительным данным восстанавливаться он будет два месяца. Что удивительно, он не перегорел, как я сначала подумала. Просто надорвался.

- Да, не перегорел - это просто замечательно, - встрял Вилор, - иначе архимаг нам бы не простил такую потерю. Даже страшно подумать, что он бы сделал.

- С этим решили. Что с остальными студентами? - продолжил спрашивать Эльмир.

- У большинства сильное магическое истощение, к выходу будут здоровы и активны.

- Хорошо, райви Илианна, думаю вы устали за день, вам нужно себя поберечь. Идите отдыхайте. Завтра вам ставить на ноги оболтусов. - сказал декан, намекая магине, что дальнейшее ее присутствие не желательно. - Мола Алони у вас думаю тоже найдутся незавершенные дела?

- Да, множество,- понятливо кивнул купец и ушел вместе с начальником охраны.

- Апелий, Вазих, Ингвар, Милий займитесь нашими студентами. Их нельзя оставлять на долго без присмотра.

- Лорис, что сказали пленные? - спросил Эльмир.

- А ничего, вообще ничего! - вместо Лориса ответил Вилор, со злостью сломав ветку и бросив ее в костер.

- Поподробнее.

- Эльмир, я пытался их просканировать, но у каждого сильный нестандартный ментальный блок. Мне не пробить. Разве, что в академии, и то, времени нужно много. Болевой порог у них, так же, удивительно высок. Там еще что-то наворочено, я не смог толком разобраться. С таким подходом я сталкиваюсь впервые. Есть над чем подумать. Все блоки и методы индивидуальной защиты действуют, как единая система. Что тяжело в воплощении, наши специалисты бьются над подобной системой защиты агентов и высших сановников давно, но до такой реализации мы не дошли! Есть фрагменты, которые вообще сделаны неизвестным способом. Начал воздействовать на одного, - дали пару зелий, для потери концентрации и стандартный набор дознавателя. Ты, знаешь, я работаю над их усовершенствованием. Так вот, после их ввода запустился механизм уничтожения носителя - допрашиваемый мертв, обширное кровоизлияние. И это не самое важное, следом скончался второй, признаки те же. А к нему ничего не применялось! Видимо их надо было держать на каком-то значительном расстоянии друг от друга. Во время рассказа Лорис пребывал в возбужденном состоянии. Всегда спокойный маг, интенсивно жестикулировал и порывался встать и начать ходить, спохватываясь, садился обратно.

- Можно с уверенностью сказать, что это не банда разбойников. А наемники, либо же чей-то регулярны отряд. - высказал свою точку зрения Вилор.

- Это было понятно еще, в начале атаки. Слаженные действия, стандартизированное вооружение и одежда. И еще много чего. - задумчиво говорил Эльмир - не понятно другое: кто и зачем?

- Знаешь, мне сразу вспомнился разговор с архимагом...

- Как вариант. Тут бы понять, нападение было на караван или на студентов и преподавателей. Лорис, тебе случайно ничего тайного разрабатывать не поручали - подозрительно посмотрел на друга декан.

- Эльмир, ты же знаешь, я говорить об этом не могу. Клятва. Могу сказать лишь одно - ничего сверхсекретного и неординарного нет. Можно сказать, текучка.

- Эльмир, что ты думаешь о появлении, столь вовремя, Бера? - спросил Вилор

- Подозрительно. Тут все подозрительно. Может, мола Алони, что-то везет. Может, Лорис, что-то разрабатывает, но не думает, что это важно. Возможно, архимаг решил встряхнуть отпрыска и восстановить, таким образом, ему силы. Возможно, есть еще варианты, с тем же Бером. Уж очень вовремя он появился. Однако, для чего столько жертв? Если это связано с юношей? Или происходит то, о чем мы не догадываемся. А хуже всего, если тут несколько сил столкнулось, а мы между ними.

- Да, Эльмир, воображение у тебя... - начал Вилор.

- Ладно хватит разглагольствований. - перебил Эльмир - Сколько трупов?

- Девяносто два и еще два подопытных. Итого: собрано 94 комплекта оружия, амулетов и одежды. Двести одиннадцать золотых, сто сорок один серебряник, сто девяносто четыре медяка. Двадцать три ездовых приона - ответил Вилор

- С мола Алони решили, как распределять трофеи?

- Его предложение: половину монет отдать юноше, а остальное поделить на три части. Купец готов за семь золотых забрать вооружение, амулеты и одежду, или придется самим заниматься продажей - это потянет около 10-12 золотых.

- Нет, пусть этим займется мола Алони. Семь прионов доставим в академию, все равно собирались покупать. - сказал декан

- Мола Алони, мола Алони! - позвал Вилор проходящего неподалеку купца.

- Да, многоуважаемые, я вас слушаю. - отозвался купец, подходя к костру.

- Предлагаю поделить все на три части. Одна вам и вашим бойцам, вторая - юноше, третья - Академии. Вы, как смотрите на это? - спросил Эльмир

- Положительно, правда, я хотел отдать половину монет Беру.

- Думаю, с него хватит трети, не нужно баловать молодежь. Оружие, амулеты и одежда реализуется через вас. Семь золотых за комплект - правильно?

- Да, все верно. Конечно, вы можете сами ...

- Нет, нас устроит семь золотых, но сразу по приезду.

- Смогу отдать в течение декады, быстрее никак. - ответил купец

- Пусть будет в течение декады, - согласился Эльмир. - Семь скакунов я заберу в академию, одного предлагаю отдать Беру, если он согласится. Остальные, опять, через вас.

- Четыре с половиной золотых, за каждого, думаю нормальная цена.

- Пять, дорогой Алони, пять. За восемь, вы, не спеша, их продадите, со сбруей, естественно.

- Эх, разорите вы меня, райв Эльмир. Ладно, - махнул рукой, - по пять, но вы проверите все амулеты и их зарядите.

- Хорошо, райв Лорис, проверьте амулеты, и проследите, что бы студенты зарядили их.

- Как скажите, райв Эльмир - усмехнулся Лорис.

- В итоге, академии отходит семь прионов; двести девятнадцать золотых и тридцать серебряников, и тридцать три медяка за амуницию; из монет семьдесят золотых семьдесят семь серебренных и девяносто три медяка. Бер получит столько же, только за приоров, он получит тридцать три золотых, тридцать сребреников и тридцать медяков. Да, не забудьте, начислить боевые, за сегодняшний день, нам и нашим студентам.

- Как можно, райв Эльмир, как можно... Все будет согласно договоренности.

Герберт обустраивался на ночлег, размышляя, что ему показалось странным. Но это что-то все время ускользало. Юноша ещё раз прокрутил события сегодняшнего дня и его осенило. У сбежавшего, которого он протаранил сикором, на поясе висел индивидуальный модуль защиты, который генерировал защитное поле. Теперь стало понятно, как тот выжил, после удара. Не понятно было другое - откуда у него модуль? Их было мало, в долине выдавались они под строгий учет. Защита работала, только после инициации носителем, то есть снять с тела его нельзя. Вернее, можно, но работать без перепрошивки он не будет. Герберт сильно сомневался, что у аборигенов есть необходимое оборудование. Значит, ниточки ведут в долину. Непонятно!

"Альфа, ты ничего странного во время боя не фиксировал?"

"Кроме наличия индивидуального модуля защиты, нет. Зато после боя, был импульс, на нашей частоте. Характеристика несущей частоты соответствует частоте имплантантов серии К."

"Хочешь сказать, здесь были сбежавшие заключенные?"

"Скорее всего, кто-то использовал имплантант, для препятствования утечки информации. Согласно протокола, такой сигнал отправляется на имплантант, в случае нарушения правил для заключенных, а именно побег, восстание, угроза жизни обслуживающего персонала. После получение такого сигнала у заключенного происходит обширное кровоизлияние с летальным исходом. Странность заключалась в другом, сигнал был передан и принят от одного человека к другому, а не от управляющего ИИ к заключенному. Механизм инициации передачи не ясен."

"Альфа, во-первых, веди протокол всех странностей; во-вторых, веди постоянное наблюдение за происходящим вокруг; в-третьих, ставь меня в известность сразу, после фиксирования события."

"Герберт, первые два пункта выполняются со дня твоей инициации. Третий принят к исполнению."

Шорох травы, около палатки, разбудил, чутко спавшую, Лиси ас Ипирае. "Интересно, кто, в такую рань, бродит по лагерю?": за прошедшие декады она привыкла к распорядку и знала, что так рано утром никто по лагерю не ходил. "На дежурную охрану не похоже", - подумала девушка. Она, не спеша, вылезла из палатки и увидела Герберта, который шел в лес. Орис несся впереди него, собирая серебристой шерстью росу с травы. Капельки воды, в восходящем солнце, переливались всеми цветами радуги, от чего молодой скаргу напоминал сказочное животное.

Лиси пользуясь своими навыками тени, двинулась за ним. Герберт выбрал поляну, в паре километрах, от лагеря. Юноша начал разминку, потом перешел к тренировке. С каждой прошедшей минутой девушка понимала, что все-таки Герберт не из Теней. Очень отличались все движения и манера наносить удары, хотя от этого они не становились, менее эффективны. Лис залюбовалась плавными и в тоже время стремительными движениями юноши. Меч порхал в руках молодого бойца, а он сам перетекал из одного положения в другое. Удар мечом в голову, сразу же защита от вероятного нападения, уход и контратака воображаемого противника совершались единым росчерком. Через час, когда у девушки стали затекать ноги от неподвижной позы, Герберт повернулся в ее сторону, и сказал:

- Тебе не надоело сидеть в зарослях?

От неожиданности Лиси икнула, повертела головой, может кроме нее тут кто-то есть еще. Сзади, на дереве, притаился питомец Герберта и с интересом разглядывал девушку. Надежда на то, что ее еще не заметили, развеялась поле того, как она услышала:

- Орис, перестань приноравливаться, девушка не играет с тобой в прятки. А просто подсматривает за тренировкой.

- И ничего я не подсматриваю, - возмущенно сказала Лиси, одновременно сердясь на себя за то, что ее так легко обнаружили.

- Если не подсматриваешь, тогда выходи, - лукаво улыбнулся Герберт, - тем более на траве все еще сыро.

- Когда ты меня заметил?

- Как только вышел из лагеря.

- А почему ничего не сказал?

- Мне было любопытно понаблюдать за тобой.

- Так ты все это время сам за мной следил?!

- Ну, ... можно и, так сказать.

- Ладно, пойду я, не буду мешать.

- Ты и не мешаешь, - сказал Герберт, - может, присоединишься? Давно не было партнера у меня.

- А вчера, значит, были не партнеры, - хихикнула девушка.

- Вчера были враги, - улыбнулся юноша, - так, что составишь мне компанию?

- С удовольствием. Приступим, защищайся,- сказала Лиси и стремительно преодолела разделявшее их расстояние.

Герберт, как стоял, улыбаясь в расслабленной позе, так и продолжал стоять. Лиси зашла со стороны светила, что бы свет застил глаза и резко провела атаку в грудь. Меч не встретил сопротивления. Герберт слегка "качнул маятник" телом, пропустив рядом острие клинка. Лиси на возврате, поставив меч под вероятную атаку, следом метнула пару не отравленных иголок. Излюбленная ее связка не возымела действие. Герберт, опять не поднимая меча, резко распластался на земле и ушел в бок перекатом. Встал сбоку девушки, все также улыбаясь. Лиси провела связку: горло, правая рука, левая нога, грудь и в конце кинула плетение мерцающей сети, которое должно было спеленать противника. Юноша, перетекая из положения в положение, избежал всех ударов, а вот когда полетела сеть, ему пришлось резко прыгать в сторону, однако чувство опасности продолжало вопить. Дело в том, что плетение двигалось за ним, меняя направление.

"Не известная опасность! Не известная опасность!"

"Да прекрати, сам чувствую! Лучше скажи, как отделаться от нее?"

"Идет анализ."

"Пока ты проанализируешь - я загнусь!"

Следующие пару минут Лиси просто истерически смеялась, смотря на скачки и резкие движения Герберта, который уже был от нее далеко. Приблизившись к дереву, юноша дождался, когда плетение его почти настигнет и скользнул в бок. Сеть среагировать не успела и облепила дерево.

"Есть два варианта" - запоздало сказал Альфа.

"Было, было два варианта. Пока ты думал, я уже решил эту задачу!"

"Ответ уже не требуется?" - ехидно спросил Альфа

"Давай свой ответ, вдруг еще столкнусь с подобным."

"Столкнешься! Первый вариант был отбить наручем"

"Ага, что б оно со мной, что-то сделало".

"Было бы интересно понаблюдать..."

"А тебе все опыты ставить, хватит. Давай второй вариант."

"Второй вариант ты сделал сам"

"Вот же ж ..."

Мысленный диалог произошел быстро, Лиси ничего не заметила. Она всхлипывала от смеха лежа на траве. Успокоилась к моменту, когда Герберт подошел.

- Думаю, на сегодня закончили? - спросила девушка.

- Пожалуй, да!

- Конечно, я с тобой так меч и не скрестила, зато побегал ты знатно. Знаешь, на моей практике только три человека смогли, не разрушая плетение от него уйти. Это наш наставник, и два лучших выпускника.

- Плетение - это что?

- Как что? Обычное магическое плетение.

- Лиси, там, где я жил, не было людей, которые могли, что-то там плести.

- Странно, у нас даже в глуши знают про это, хотя бы общее представление имеют.

- Значит я еще из более глухого места.

- Ладно, не злись. Как бы тебе проще сказать. В мире есть источники силы, которые, как родник дающий воду, только эти источники дают силу и наполняют окружающее пространство. Кто-то может их видеть, кто-то может с этой силой взаимодействовать. И чем легче, быстрее, и как бы сложнее может человек взаимодействовать с разлитой в окружающем пространстве силой, тем сильнее маг.

"Судя по всему, те силовые линии, которые я идентифицировал, но не смог подключиться, и есть, так называемые источники силы." - сказал Альфа.

"Вероятно."

- И как узнать, где обучиться этому?

- Вот, в Академии, будут более подробно рассказывать, и объяснять. Только мы на не магическом факультете.

"Точно, декан говорил про не магический факультет, значит, есть магический и там этому обучают. Понятно." - подумал Герберт.

- В семьях детей, у которых обнаружен дар, детям стараются дать первичное понимание и навыки обращения. - продолжала девушка.

Герберту было интересно узнать более подробно, но он уже и так сильно себя выдал своим незнанием. Оставалось надеяться, что спутница поверила в объяснение юноши, и не будет стараться узнать больше, и не расскажет остальным. Вот и по тренировался... Решив перевести разговор в другую плоскость Герберт предложил:

- Хочу поохотиться, ты со мной или в лагерь?

- Из меня охотник не то, что бы хороший, тем более в этом лесу.

- А что с этим лесом? - удивился Герберт.

- Как что? Это же Чаеский лес! Я вообще, когда за тобой шла, поражалась, как ты не боишься в одиночку тут ходить.

- Со мной Орис, - улыбнулся юноша.

- Тогда конечно ... - сказала Лиси и в ответ улыбнулась.

Юноша резко остановился, поднял руку, привлекая внимание девушки и просушиваясь. Прошептав: - Побудь минут десять - пятнадцать тут, я быстро. -растворился в зелени леса.

Лиси ждала Герберта, напряженно оглядываясь. Вдруг зверье лесное нападет. Через двадцать минут юноша появился, откуда то сбоку, таща за собой элью.

- Удачно мы тут проходили, элью не часто попадаются.

- Вот это да! Ты знаешь, что мясо этого животного подается только в очень дорогих ресторанах и при дворе императора. - пораженно сказала Лиси.

- Пойдем к лагерю?

- Да, да, конечно!

Лагерь встретил их шумом и суетой. Герберт ошкурил и вырезал у элью часть окорока и печень, остальное отдал наставнику Апелию де Виеку. Печень, как полагается, скормил нетерпеливо кружащему вокруг него Орису. А мясо приготовил в углях, предварительно добавив трав и специй, обернув в листы неруса. Лиси составила ему компанию.

- Изумительно вкусно, - сказала девушка.

- Я рад, что тебе понравилось, - улыбнулся парень.

- Думаю, понравилось не только мне, думаю, наставники тоже оценили подарок.

Глава 7.

Утро Эльмир встретил медитируя. Отличное настроение, утренние лучи солнца, тишина и благодать. Что еще нужно? Шорох травы привлек внимание декана. Юноша Бер со своим питомцем шли в лес. "И не боится ведь" - мелькнула мысль и пропала. Следом за ним двигалась молодая Тень - Лиси ас Ипирае. "Следит, надо будет с ней поговорить. Может, расскажет, что-нибудь интересное. Может, следилку повесить на них? Пожалуй, юноша почувствует, а Хранитель с ними, пусть идут. Эти двое не пропадут - это точно"

Часа через два парочка вернулась, мило беседуя. Юноша приволок элью.

- Надо же, я и в Вольске, и в столице редко попадаю на этот деликатес. А тут в глуши и такое - высказал общую мысль Вилор.

- Интересно, что он будет с этой тушей делать? - спросила Илиана, и надменно продолжила: - Должно быть, случайно поймал, теперь хвастаться будет.

- Райви Илиана, если вы понаблюдаете внимательнее, то по уверенным и точным движениям, при разделке туши, вы поймете, что это не случайная добыча, - с насмешкой сказал Вилор.

"У-у-у, что б тебя Хранитель в бездну закинул, просто Бер" - про себя помянула нового студента магиня. "Теперь, что, все наставники меня доставать будут, с твоей подачи..."

Мясо пошло на ура. Наставники и купец пребывали в благодушном настроении. Подгоняя криками, придавали, казалось бы, хаотичному движению студентов и охраны хоть какой-нибудь порядок. К вечеру все было готово. Повозки укреплены, животные впряжены, товар разложен. Все готово к пути.

Делая вечерний обход лагеря, Эльмир подошел к палатке Герберта, стоящей отдельно, в стороне от остальных студентов. Около костра сидели четверо и им, явно, было весело. "Так-так, с кем он уже успел подружиться или просто найти общий язык?" - подумал декан. В неровном пламени костра он узнал, в сидящем спиной к нему юноше, Ефина ире Триука, чем был немало удивлен. Удивление Эльмира стало еще больше, когда справа он увидел любимого внук архимага - Провия Итель Ре Деонерга, здоровье которого пошло на лад. Слева расположилась вездесущая тень Лиси ас Ипирае. На самом удобном месте, со стратегической точки зрения, сидел хозяин палатки - Герберт. У его ног свернувшись клубочком, спал скаргу. Появление Эльмира заметили Герберт и Лиси. Они притихли и выжидающе смотрели на наставника. Разговор молодых людей смолк.

- Добрый вечер студенты, - сказал декан.

- Добрый вечер, - в разнобой ответили студенты.

- Мне нужно обсудить кое-какие вопросы с студентом Бером, поэтому оставьте нас на некоторое время одних.

Недовольно посмотрев на декана, и поглядывая на мясо, которое собирались жарить, когда костер немного прогорит, троица отошла в темноту. Наставник сделал круговое движение рукой, установив полог безмолвия и звуки окружающей природы, а также голоса людей стихли, только слышно было потрескивание дров в костре.

- Бер, вчера провели подсчет трофеев, тебе полагается треть. Я предложил оставить тебе одного скакуна, остальных продать - думаю, ты не будешь возражать? - спросил Эльмир и выжидающе посмотрел на юношу.

- Вы правильно сделали, я как раз об этом хотел вас попросить.

- Хорошо. Общей суммой за все трофеи тебе отходит 252 золотых, 60 серебряников и шестьдесят шесть медяков. Всю сумму получишь, когда прибудем в город. Так же из артефактов я для тебя подобрал несколько, только они все разряженные, но думаю, как зарядить их ты знаешь. Вот этот с синим камнем - защита от магии, выдержит пять-шесть плетений средней силы, с красным, от физического воздействия - до 10 стрел или до 15 ударов мечом, если они не зачарованы. А вот этот, бытовой, в походе очень удобен, в нем три плетения: нажимаешь на правый выступ и тебе не страшен дождь. Средний от гнуса. Левый для разжигания костра. Вот собственно и все, о чем я хотел поговорить.

- Декан Эльмир, у меня есть несколько вопросов.

- Спрашивай.

- В Академии, вы говорили, дается комната в общежитии. Можно мне комнату на первом этаже? С Орисом мне так будет легче.

- На первом этаже ... Знаешь, по традиции, чем ниже курс, тем выше этаж. Нарушать традиции не хорошо. Но, подумаю, что можно сделать. Что еще?

- В городе должен быть банк, в какой вы порекомендуете положить деньги?

- Я тебе порекомендовал бы оставить себе пять-шесть золотых, и все серебряные и медные монеты. Остальное положить в императорский Банк. Империя гарантирует сохранность денег.

- Во время пути в Вольск, хочу взять на себя охоту и разведку, как я понял, за предыдущее время, свежатина у вас бывала редко.

- Да, углубляться в лес мы не рисковали. Ловили только на окраине. Значит охота за тобой. От ночных дежурств ты отстраняешься. По поводу разведки я посоветуюсь с начальником охраны каравана, о принятом решении дам знать.

- Больше вопросов, на данный момент, у меня нет.

Декан поднялся с бревна, снял полог, и крикнул:

- Эй, бездельники, нечего там стоять, возвращайтесь к костру, - и уже тише, ни к кому не обращаясь, - а я пошел дальше осматривать лагерь.

Эльмиру уже предельно надоела эта пыль, невозможность принять горячую ванну, отсутствие минимальных удобств. Он с нетерпением ждал, когда эта каторга закончится. А тут еще и студенты в придачу. А особенно заносчивая молодая магиня.

Герберт лежал в палатке и в мыслях просматривал прожитый день. Утром он познакомился с девушкой, хрупкой и миниатюрной, но умеющей за себя постоять. Один недостаток - легкая она, ей тяжело придется. При атаке нужно будет отражать удары, только вскользь или уклоняться. Сама по себе симпатичная, и есть, о чем с ней поговорить. Правда, сама у себя на уме. М-даа. В долине у Герберта был только один друг-товарищ-наставник в одном лице - Юшин. А тут, ближе к обеду, подошел, парень, который задирался вчера. Как его там? А, Ефин. Извинился. Оказался вполне нормальным человеком, только импульсивен очень. В принципе, можно записать в товарищи. К вечеру, ближе познакомился с третьим. Тихий, рассудительный парень. Это он, по словам Ефина, перед моей атакой на сикорах, снес защиту у нападавших. Магия, опять магия. Нужно все детально узнать, полезная вещь. Вот и декан дал амулеты. Разберусь и с ними, Альфа мне поможет. Надеюсь. Этот Провий оказался тоже нормальным. Можно сказать, в первый день три товарища в плюсе. Весело посидели. Да, день прошел весело. Даже чересчур. Не привык он к скоплению людей. От всего этого гула голова под вечер раскалывалась.

Утром, с восходом солнца, караван двинулся в Вольск. Оставшиеся дни пути не были чем-то выдающимся - обычная рутина. Герберт охотился и периодически, совместно с двумя охранниками каравана, разведывал, что впереди. Уж очень никому не хотелось попасть в еще одну засаду. Во время привалов и по вечерам юноша коротал время за шумными беседами с тремя новыми товарищами, сходясь с ними все ближе.

Наконец, стали видны высокие белые городские стены Вольска. Город расположился на холме. У города были две стены, как пояснил Провий. Сначала была одна, потом город вырос, появилась вторая. Хотя сейчас город опять перерос свою вторую стену, но строить третью пока никто не спешил. Стены со временем стали исполнять роль разметки в городе. Войн давно не было, и многие жители воспринимали ее как декоративную часть. За первой стеной был аристократический район, за второй жили зажиточные горожане, распологался главный базар, и множество лавок, хлебопекарен, трактиров. За периметром города располагались новые строения, назвать их бедными было сложно, тут вперемешку стояли огромные особняки и деревянные хибары. По словам Провия, когда-то давно, до появления второй стены, такое же творилось на месте срединного района.

Вольская Академия занимала шестую часть города. Раньше она была за стенами города. А теперь тоже располагается в срединном квартале. Город построен по радиальному принципу, четыре главных дороги сходились на центральной площади. Между собой они соединялись дугообразными широкими улицами. Только в средней части улочки были извилистыми и узкими. Строились они с учетом возможных боевых действий. На таких улочках легче делать баррикады и сдерживать натиск. Чем дольше не было войн, тем шире и ровнее становились боковые улицы.

Город на Герберта произвел неизгладимое впечатление - улей, улей людей. Жуть просто. Все куда-то спешат. Что-то кому-то говорят. Постоянное мельтешение повозок, карет, наездников. Придется привыкать. Хотя, в целом, ему понравился. Большинство домов были из белого камня. С ажурной легкой лепниной, арками, анфиладами, колонами. То там, то тут небольшие сады и оранжереи, парки и скверы, фонтаны и пруды. Улицы вымощены камнем, по бокам водоотливы. Город-сад цвел. В воздухе витали разнообразные ароматы цветущих деревьев и цветов вперемешку с запахом ездовых животных, парфюмов горожан, запахами сдобы и корицы.

При въезде через главные ворота, Орис, начал жаться к ногам Герберта, и был положен на шею, как воротник. По команде юноши он притворился спящим, поглядывая свысока через прищур прикрытых глаз на окружающее пространство.

К Герберту подошел декан, осмотрев пушистый воротник, улыбнулся и сказал:

- Бер, нам нужно решить вопросы с купцом, поэтому все студенты и наставники пойдут в мыльню. Кроме меня, тебя и наставника Вилора. Решим все вопросы и присоединимся к ним. Негоже в Академии появляться в таком виде. Все ясно?

- Да, - ответил юноша и кивнув своим товарищам пошел вслед за Эльмиром.

Караван купца повернул направо, а студенты с наставниками пошли дальше. Минут через тридцать они подошли к дому купца, за высокими стенами, увешанными различными амулетами, возвышался большой дом. За воротами была огромная площадка, на которой легко поместились все повозки и охранники, и еще осталось место для такого же каравана. Расторопные работники купца сноровисто принялись снимать привезенное добро и сортировать его. Охрана каравана ушла в небольшую постройку слева от дома. А Герберта и остальных провели в кабинет купца.

Два больших окна слева, большой стол напротив и пара кресел рядом со столом, в дальнем углу, располагался низкий угловой диванчик, столик и небольшие низкие креслица. Все выдержано в темно-коричневом с золотым цветах. Обстановка в кабинете говорила о высоком достатке, правда немного наляписто. Вычурность мебели, обилие позолоты, лепнины, небольших статуэток и картин, расписной потолок - все это должно было внушить посетителям мысль о достатке и процветании торгового дома Алони Ревеньюка. Хозяин появился минут через десять, к этому времени слуги расставили на небольшом столике сладости, фрукты и пару графинов: один с вином, второй с напитком анил, который освежает и дает ясность мысли. Гости расположились на угловом диване, купец в удобном креслице.

- Уважаемый мола Алони, предлагаю, в первую очередь, рассчитаться с Бером, а потом мы займемся нашими вопросами. - начал Эльмир.

- Райв Эльмир, я разделяю вашу мысль и сам хотел предложить это. И так, уважаемый Бер, вот обещанные деньги. Можете пересчитать. В каждом кошеле лежит записка с суммой, так же, вот акт приема-передачи. Он составлен в пяти экземплярах. Обычно он составляется в трех, но в нашем случае нелишне будет сделать в пяти. Один вам, один мне, еще один в городское управление по доходам, оно располагается в здании городской ратуши. Все жители империи отчитываются в полученных доходах и платят налоги в размере десяти процентов от чистой прибыли. Вот тут, отдельно, я положил эти десять процентов. Так же, согласно, положению номер тридцать шесть, от семь тысяч восемьдесят третьего года, два экземпляра передаются в Академию. Перед уходом выберете себе скакуна, его и остальных семь передадут Академию.

- Спасибо, мола Алони, если вы не возражаете, я пересчитаю деньги.

- О чем речь, молодой человек, деньги любят счет, - улыбнулся купец, ему импонировала прямота Герберта, а также было любопытно, как он будет считать. Он привык судить о людях по выражению глаз, мелкой моторике, при подсчете денег. Тут сразу видно жаден ли человек или с ним можно иметь дело, а возможно пренебрежительное отношение, от таких купец старался держаться по дальше. Никогда не знаешь, как они поступят в следующий момент. Юноша все-таки удивил купца. Сноровисто развязав мешки, молодой человек быстро разложил по столбикам в десять монет все деньги. И так же быстро разложил обратно, по кошелям, сверху положив записки с суммами прописанные купцом. В движениях не было ни спешки, ни суетливости, в глаза отсутствовал жадный блеск. Большинство людей высыпали бы монеты на стол, и по одной монетке отсчитывали в кошель, дойдя до суммы, указанной в записке, перешли бы к другому кошелю. А тут все точно и методично. С таким можно иметь дело в дальнейшем, решил для себя мола Алони.

- Все верно, мола Алони, с вами приятно иметь дело, - сказал Герберт.

- Отлично, Вилор, бери нашего юного друга, и идите сначала в банк, потом в управление. Встретимся у мыльни. Мне еще нужно решить некоторые вопросы с мола Алони.

- Не волнуйся, сделаем все в лучшем виде, - озорно улыбнулся Вилор.

- Вилор, я тебя знаю, и этот твой взгляд тоже. Поэтому без приключений, все согласно указанного маршрута. - предупредил наставника декан.

- Конечно, конечно!

Глава 8.

Гердберт и Вилор вышли на улицу и неспешно пошли в сторону имперского банка. Вилор рассказывал о достопримечательностях города, курьезных случаях горожан, которым он был свидетелем, то и дело, отвечая на приветствия знакомых; иногда представляя спутника. При этом все с любопытством рассматривали молодого человека, - как же, идет с родовитым дворянином, да и еще с кем - с такой скандальной личностью. Мило беседуют. А зверь! Это вообще что-то не обычное, а значит интересное. Через пол часа неспешной ходьбы они вошли в монументальное здание имперского банка. Толстые зачарованные стены и надежные двери. Внутри охрана, и по словам Альфы, все укутано плетениями. Им на встречу вышел управляющий, который всегда сам встречал состоятельных клиентов, Вилор несомненно был одним из них. Перекинувшись несколькими словами с Вилором, управляющий, выяснив, что Вилор привел нового клиента, принялся рассказывать Герберту все преимущества размещения наличности именно у них. Сводились они к следующему: надежность вклада, еще ни разу имперский банк не был ограблен; по первому требованию в любом из филиалов банка он сможет получить нужную сумму; так же они сотрудничают с другими банками и в случае надобности, за пределами империи, он с такой же легкостью воспользуется своим счетом. Гарантом сохранности вклада выступает империя с монархом во главе. Защита от мошенничества заключается в снятии параметров ауры. "Еще в наличии должен быть вот такой амулет - он показал золотую полоску: Они бывают трех видов: серебряная, золотая и бриллиантовая." Тут же пояснив, что на самом деле выполнена из сплава, который прозрачен, а необычная геометрия и грани похожи, и делают ее похожей на бриллиант. Уточнив сумму, которую Герберт собирается разместить в банке, управляющий подозвал клерка и сказал принести серебряную. Ведь до золотой его вложение ну никак не дотягивает. Золотая выдается при вкладе свыше полуторатысяч золотых, а бриллиантовая свыше пятнадцати тысяч золотых, сумма по местным понятиям просто астрономическая.

Управляющий пересчитал деньги, и предложил активировать амулет и со сканировать ауру. Однако Герберт решил уточнить для себя некоторые неясности:

- Уважаемый мола Сильвени, а если у меня во время учебы в Академии изменится аура? Мне райв Вилор рассказывал о такой вероятности.

- Молодой человек, у вас произойдут не большие изменения, но основная часть останется неизменной, может повыситься ваша сила, интенсивность свечения, но радикального изменения не произойдет. К примеру, ваша аура никогда не станет такой же как у райва Вилора - это исключено.

- И все же, - настаивал Герберт.

- На этот случай у вас будет пластина.

- То есть, вы, хотите сказать, что любой человек изменивший ауру и завладевший моей картой сможет получить мои деньги? - спросил Герберт и поймал на себе удивленный взгляд Вилора.

- Теоретически да. И все же такого еще никогда не случалось.

- Я вас понял, мола Сильвени. Я хочу попросить у вас пять минут переговорить с рейвом Вилором.

- Хорошо, через пять минут я вернусь.

- Вилор, вы видите ауры? - спросил парень.

- Конечно, Герберт, к чему все эти расспросы? Можете мне поверить, защита очень надежна. И еще, я попрошу в академии называть меня или наставник Вилор или райв Вилор, первое предпочтительнее. Наедине можешь продолжать обращаться ко мне по имени.

- Наставник Вилор, я все понял. - улыбнулся Герберт и продолжил, - Вилор посмотри на мою ауру, что ты видишь?

- Весьма необычна для человека, я ее рассматривал не раз. Однако, это для тебя хорошо, меньше будешь опасаться возможности ее подделки. Повторюсь, ауру подделать крайне сложно, а твою в особенности.

- Вилор, мне для комфортного нахождения в Чаеском лесу пришлось обзавестись одной особенностью, смотрите внимательно, - и Герберт начал менять свою ауру способом, который не однократно помогал юноше выживать.

По мере происходящего у Вилора все больше и больше расширялись глаза. Он видел перед собой, то ауру одного животного, то другого, иной раз она перетекала из животного в растительный вид, кульминацией этой демонстрации стала копия ауры Вилора.

- Что скажешь на это?

- Скажу! Больше никому не рассказывай об этом, даже не упоминай о такой возможности. Тебе повезло, что это видел я, а никто-то другой. Такой возможностью многие заинтересуются. Начиная от имперского тайного сыска, заканчивая мошенниками всех мастей. Не говоря о желании других магов узнать, как это у тебя получается. Предлагаю тебе, остановиться на той, которая была в самом начале. И у меня есть к тебе предложение, ты рассказываешь мне, как ты это делаешь, а я тебе рассказываю то, что заинтересует тебя, в пределах разумного естественно.

- Я подумаю, Вилор, скорее всего так и сделаем.

- Пора звать управляющего, мы и так потратили много времени в банке, нас ждут в мыльне. А еще нужно оформить твои доходы в управлении.

Управляющий подошел, сразу же. Снял параметры ауры, капнул капелькой крови на амулет, из проколотого иглой пальца Герберта, для активации и привязки к владельцу. На глазах удивленного юноши пластина исчезла. Увидев немой вопрос Герберта, управляющий пояснил:

- Пластина переместилась в небольшой пространственный карман, достать ее оттуда можете только вы. Достаточно только пожелать. Давайте попробуем, - нужно будет отточить этот навык, потом это будет происходить вполне естественно. Вот видите, все происходит легко и не принужденно... Ну почти ... Надеюсь теперь ваши страхи и сомнения развеяны?

- Вполне, - ответил Герберт, мысленно отметив необходимость узнать про пространственные карманы подробнее.

Выйдя из здания банка, они направились в управление. В этот момент Герберт увидел перед глазами надпись: "Нейронная сеть Био 4.1 развернута на 100%. Начата адаптация УС 2.5. Ориентировочный срок адаптации 60 часов. Установлено ограничение УС 2.5 первого порядка. Начато адаптивное наращивание метаболизма носителя. Срок месяц. Начата последняя фаза изменения ЦНС. Срок три декады. Начато укрепление и адаптация скелета носителя. Срок два месяца. Внимание возможны спонтанные мышечные конвульсии. Во избежание травм рекомендуется ограничить физические нагрузки. Срок два месяца."

- Герберт с тобой все нормально? А то вид у тебя странный.

- Нет, нет, все нормально. Идемте, завершим с бумажными делами.

- Интересное выражение, не слышал.

Герберт решил перевести разговор на более безопасную тему.

- Вилор, расскажи, как будет проходить обучение?

- Рассказывать особенно нечего. Четыре с половиной месяца обучение, потом экзамены и две декады каникул. Потом еще четыре с половиной месяца учебы, экзамены и каникулы полтора месяца. Если все успешно сдано, то переходишь на следующий курс. И так от курса к курсу.

- А практика у нас будет.

- О, практики у вас будет достаточно, - хитро усмехнулся Вилор, - начиная со второго полугодия наш факультет, помогает страже следить за порядком. Дежурства раз в декаду может чаще. И самое интересное, в конце каждого года, кроме экзаменов, все факультеты защищают освоенный материал. Проводятся соревнования между группами курса. Лучшие группы, потом, участвуют во всех имперских состязаниях. Как показывает практика, обычно выигрывает магический факультет, в частности, группа военно-магического дела, реже группа артефакторики и фортификации, совсем редко студенты нетрадиционного и начертательного магического дела.

- А не магический факультет?

- На моей памяти такого не было.

"Герберт, принимаю сигнал в диапазоне ультракоротких волн. Произвожу сканирование и определение источника. Источник обнаружен в пятистах метрах южнее. Сигнал не кодирован, но много помех, ищу семантические совпадения. Наиболее близкая аналогия - зов на помощь."

"Альфа транслируй напрямую мне, и сделай так, что б я постоянно видел плетения. Знаю, у тебя есть такая возможность"

"Перенаправляю сигнал. Активирую видение, предупреждаю видеть в полном объемы ты не сможешь, плетения будут мешать тебе, да и мое разрешение далеко от идеального."

"Выдели плетения красным, так я их не пропущу. Что с сигналом?"

"Усиливаю".

"...ички помоги... луйста, кто-ни... омогит... лю...ки ... могит... по...ста, к...ть пом...е".

- Герберт, ты чего встал, как вкопанный? - спросил Вилор встревоженный отсутствующим видом студента. "Надеюсь, он не безумен, хотя подобное не было замечено за прошедшую декаду" - подумал наставник.

- Идемте, нам нужно туда.

- Куда? Туда? Это в стороне от управления.

- Обождет, там нужна наша помощь.

- С чего ты взял?

- Слышу.

- Странно, я вот ничего не слышу. Даже плетение усиливающее слух ничего не дает. И сторожевая сеть, брошенная мной, тоже молчит, два километра во все стороны все спокойно.

- И все же нам туда, хотите помочь помогите, не хотите, тогда не мешайте! - прикрикнул Герберт и понесся в ближайший проулок.

"Альфа, направляй, куда бежать."

"Плана города у меня нет, - ехидно ответил Альфа, - но направление ты выбрал верное. Сейчас правее. Так. Еще правее. Вперед. Стой. Проскочили поворот назад. Да в этот. Теперь налево. Стой. Проулок видишь?"

"Да, странно как-то. Не понятное ощущение. Даже смотреть в ту сторону не хочется. Пройти мимо и все."

"Зов идет оттуда. Будь осторожен, судя по твоей реакции, на улочку наложено какое-то плетение, отсюда не видно. Может, позовем стражу или кто тут исполняет ее роль?"

"И как будем звать? Помогите, спасите, насилуют?! И не известно, вдруг там ничего нет?"

- Герберт, за тобой не угонишься. Что ты тут нашел? - скептически спросил подошедший Вилор.

- Вилор, вон тот проулок. Что можешь сказать? Я хотел бы стражу вызвать, предчувствие не хорошее.

-Так, посмотрим. Интересно, интересно. Пожалуй, ты прав, что-то тут не чисто. Сейчас вызову патруль, думаю, они справятся.

- Возможно, к тому моменту будет уже поздно. Что вы видите, можете сказать?

- По всей улице стоит полог безмолвия и отвод глаз. Что не дает туда зайти случайным прохожим. Думаю - это амулеты.

- Я пошел. Орис, идешь сзади. - дал команду Герберт своему четвероногому другу.

Помянув Хранителей Вилор, окутавшись щитами, пошел за непоседливым студентом.

Осторожно двигаясь по неширокой извилистой улочке, они прошли около двадцати метров. И тут в щиты Вилора ударило четыре заклинания сразу, каждое с разной стороны. "Видимо охранные амулеты. - успел подумать наставник и накинуть защиту на Герберта". Следом, за их спинами, возникла силовая стена, отгораживающая Герберта, Вилора и Ориса от спасительного выхода из ловушки. То, что это была именно ловушка, сомневаться не приходилось. Вот только на кого? Атаки продолжали сыпаться на щит, каждая атака отличалась от предыдущей: то дуговой разряд, то огненный шар или ледяное копье, даже сеть Ритана. Будь Вилор слабее, ему не удержать щиты. Однако атака не утихала. С таким наставник столкнулся впервые. Не могут обычные амулеты подстраиваться под ситуацию и генерировать плетения. Только то, что заложено. В этот момент щит на Герберте лопнул. Юноша перекатом ушел от атаки и начал продвигаться вперед, понимая, что нельзя оставаться на месте. Вилор наблюдал за хаотичными, казалось бы, движениями Герберта и Ориса и видел, как они уклоняются от плетений, иногда разрушая их - Герберт наручем, а зверь своей энергетикой. Вилор начал продвигаться следом, пытаясь обнаружить источник атаки. Есть один. Легкое движение кисти и туман Гери направляется в сторону амулета. Представляя собой взвесь сильнейшей кислоты - несколько секунд и амулет разрушен. Следующий, справа вверху, -туманом не достать. Тлен сорвался и полетел во второй амулет, но разбился бессильно о возникшую защиту. Ого, кто-то за ними наблюдает и сумел поставить защиту. В этот момент Герберт выбрался из зоны поражения амулетов, однако далеко уйти не смог, открылась, немного впереди, незаметная дверца и появился человек в темно-коричневом балахоне с капюшоном на голове. Огненная стена, по всей ширине улицы и высотой три метра, выросла перед юношей. И начала быстро надвигаться на него. Сзади появился густой туман. Сквозь него трудно было увидеть хоть какое-то плетение. Вилор начал сомневаться в том, что они выберутся из этой переделки живыми. Он уже не видел Герберта из-за густого тумана, активно вгрызавшегося в его защиту, которая и так была на последнем издыхании. Когда стена начала надвигаться на Герберта, из-под его ног быстрым вихрем промчался Орис, собираясь собой прикрыть друга. Разгадав план скаргу, Герберт рванул следом. Они одновременно столкнулись со стеной. Раздался оглушительный взрыв, который отбросил обожжённых Герберта и Ориса. Снес с ног и ударил о стену человека в хламиде, а также развеял туман, досаждавший Вилору, и его самого сбил с ног, окончательно разрушая все щиты. Им повезло: толи иссяк запас энергии в амулетах, толи их повредило взрывом, но они больше не атаковали.

"Герберт, быстро приходи в себя! Нужно добраться до противника, и быстрее."

Герберт с трудом поднялся, знатно его приложило о стену, и обнажив меч направился к человеку в балахоне. Тот лежал в неестественной позе, видимо при падении сломал себе шею.

"Быстро обыщи его, незаметнее! В кармане смотри, да не в том. Есть! Прячь! Никому не говори. Будешь в состоянии адекватно мыслить объясню, что к чему. - сказал Альфа."

"Что с сигналом?"

"Тишина"

"Пойду, проверю, что с Вилором. Будем надеяться, что если бы коричневый был не сам, они уже бы проявили себя."

Вилор быстро пришел в себя и поднялся на ноги раньше, чем Герберт успел преодолеть расстояние, разделявшее их.

- Ну что, полюбопытствовал? - раздражённо спросил Вилор.

- Еще не все, нужно проверить дом, из которого вышел тот, в балахоне.

- Патруль будет через несколько минут здесь. После такого фейерверка, тут будет вся управа патрульных.

- Нужно проверить, я перестал слышать зов о помощи, вдруг нужно медпомощь?

- Что нужно?

- Помощь лекаря.

- Ну, пойдем...

Зайдя в неприметную дверь, из которой вышел незнакомец, они попали в длинный коридор, а из него в просторную комнату с несколькими дверями. Все были закрыты. Недолго думая, Герберт стал выламывать их одну за другой. За третьей дверью оказалось помещение с разными ретортами и колбами, кучей не понятных инструментов и агрегатов. Пол, потолок и стены исписаны знаками и пентаграммами. По центру комнаты стояло кресло, увитое проводами, рядом, на столе, лежали какие-то мерцающие камни. В дальнем углу обнаружена еще одна дверь, а за ней прикованные к стене дети в возрасте от семи до пятнадцати лет.

Вилор принялся освобождать детей от кандалов. Все они были рассчитаны на то что бы, удерживать магов не взирая на их способности. Посмотрев на пленных магическим взором, наставник академии подтвердил свои подозрения. Все дети были с даром. Причем у всех был очень сильный дар. Освобождая очередную жертву, Вилору показалось, что он ее знает.

Присмотревшись повнимательнее он узнал двоюродную племянницу Ореалину Итель Ре Нерувил, что привело его в некоторое замешательство. Откуда она здесь и главное зачем? Случилось бы не поправимое, если бы не непоседливый студент!? Или ... страшная догадка промелькнула в голове Вилора. Неспроста. Ох, неспроста юноша появился на его пути. Он явно в этом замешан. Не может быть все это совпадениями. Как они доставили ее из столицы? Что еще произойдет? И главное улик у него нет никаких против Герберта. "Нужно собрать! - решил Вилор: Или пока не прибыл патруль прикопать его по-быстрому?"

Убойное плетение начало формироваться около левой руки наставника. Герберт почувствовал возникновение угрозы, пытаясь определить источник, начал осматриваться. В этот момент со стороны улицы он услышал:

- Патруль, всем оставаться на своих местах, руки за голову и лечь лицом в пол. Применение боевой магии вне дуэльных площадок и специальных периметров строго запрещено. При попытке сопротивления вы будете уничтожены.

Вилор под подозрительным взглядом юноши, нехотя, развеял плетение. Ложиться на пол он посчитал выше своего достоинства, однако зная бесцеремонность магов патруля, держал руки на виду и подальше от оружия.

В комнату ворвалось аж пять магов и шесть гвардейцев, обвешанных различными амулетами. "Где вы были, когда похищали Ореалину?" - зло подумал Вилор. У двоюродной сестры был единственный ребенок, и они тряслись над ней. Ребенок жил всю жизнь, как в оранжерее, и тут такое потрясение. Оправится ли она?

Патрульные, на удивление, быстро разобрались, что к чему и отправили пострадавших в лекарню. Наставника и студента полчаса допрашивали отдельно друг от друга. Не найдя сильных различий в показаниях, рекомендовали в течение пары декад не уезжать из города.

Перед тем как их отпустили, Вилор услышал часть разговора двух магов из патруля.

- Что об этом думаешь?

- Повезло нам, если бы нашли трупы детей в нашем городе, нам бы не поздоровилось. Большинство из них папенькины и маменькины дочки-сыночки. Часть из древних родов. Тут и так была паника и давление по их розыску. А теперь, смотришь, и премию дадут.

- Да, жаль не всех нашли. Странные дела творятся в Мирании.

- В общем, скажи нашим, пусть присматривают за этой парой, не нравится мне все это. Особенно Ре Стор, когда все это произошло, его не было ни здесь, ни в столице - месяц был в походе. Да такого никогда не было! Декада и все. Пропадает его пленница...

- Двоюродная племянница.

- Да без разницы! Хоть троюродная. Две декады все ищут пропавших детей. А тут на тебе, появился в городе, не прошло и пары часов, он их нашел!

Дальше слушать Вилор не стал, помянув Хранителей, пошел к ожидавшему его студенту. Обдумывая услышанное. Может зря он на Герберта подумал? Вон патруль и его приписал к похищению, а он ни сном, ни духом. Кинув изучающий взгляд на юношу, понял, что молодой человек знает о последнем его плетении. А задумчивый взгляд говорит о том, что студент так просто не сдастся, он готов постоять за себя даже без магии. Взгляд Вилора упал на Ориса, который вылизывал подпаленную шерсть. Тут до Вилора дошло: парень без магических манипуляций и молодой скаргу, отделавшись небольшими ожогами, выжили в огненном вихре, являющимся одним из высших заклинаний. Смог бы выжить он, наставник первого ранга, мастер меча и маг четвертого ранга, находясь под атакой амулетов, если бы к ним присоединился еще и огненный вихрь? Однозначного ответа Вилор дать не мог.

- Идем, нам еще в Управление попасть и все утрясти нужно. Чувствую, Эльмир будет не в духе, если мы сильно задержимся.

- Да, идем.

В управление их пустили только благодаря Вилору. Вид Герберта, в прожженной местами одежде, со зверем, имеющим подпалины, был еще тот. Вся процедура заняла от силы минут пять. Однако ждать в приемной, потом у казначея, пришлось около часа. Вымотанные, голодные и злые Вилор и Герберт подошли к мыльням, где их встретил раздраженный, их долгим отсутствием, Эльмир. Посмотрев на измотанный и потрепанный вид подошедших, декан глубоко вдохнул и попробовал успокоиться.

- Где вас носило? И во что вы опять вляпались?

- Где надо, там и носило! - сорвался Вилор.

Эльмира удивило это: всегда насмешливый друг, легко переносил любые происшествия. Даже острил на эту тему. А тут дело явно непростое.

- Что произошло, Вилор? - озабочено спросил Эльмир.

- Потом! Все потом! Сначала мыльня, потом обильная еда.

- Идите, все уже привели себя в приличный вид. Ждем только вас.

Герберта не хотели впускать и в мыльню со зверем, однако тройная цена уладила все недоразумения. Через полчаса отмокания и оттирания, довольная троица покинула мыльню и присоединилась к остальным, сидевшим в ближайшем трактире.

Эльмир, переживавший за друга, уволок того в закуток, отделенный от общего зала, в нем обычно происходили деловые встречи. Повесил плетение от подслушивания и подглядывания, и принялся за расспрос. Вилор подробно рассказал Эльмиру о произошедшем, поделился своими сомнениями. Отдельно отметил огненный вихрь. Декан надолго задумался и сказал:

- Я долго думал надо всем происходящим, и считаю, что что-то происходит в Мирании. И это что-то мне не нравится. Подозреваю, что мы с тобой не видим и малой части. Предлагаю передать главе рода о желтой угрозе.

- Мне не поверят!

- После похищения поверят!

- А ты своим, тоже самое скажешь? - решил уточнить Вилор: - Желтая угроза - угроза существованию рода. За все время в роду Итель Ре Сторов желтую угрозу объявляли один раз. Около тысячи лет назад. И это было скорее преданием, чем правдой.

- Пока вы были в купальне, я уже отправил вестника. И успел получить ответ.

- Ну, не тяни!

- Старый маразматик, сказал, что не собирается, из-за непонятно чего, объявлять о желтой угрозе. Однако предупредит о возможности ее возникновеия.

- И то хорошо, зная твоего деда, мог и этого не сделать без весомых доказательств.

- Думаю, старый лис, знает больше нашего. А мое сообщение лишь повод. Да, по поводу нашего неординарного студента... Будем наблюдать! Его способности нужно изучить! Хотел бы я посмотреть, как он смог устоять против огненного вихря... Есть у меня одна теория ... Ну, да ладно, обождем.

В это время обсуждаемый студент жадно поглощал горячую похлебку, и кратко пересказывал случившееся событие своим новым друзьям. Вызывая очередное удивление у них. Особенно Провия заинтересовало, как Герберт услышал зов через полог безмолвия, а Лиси, как можно справляться с высшими заклинаниями без магии.

В купальне Герберт долго совещался с Альфой. Они пришли к выводу, что полог безмолвия, помимо прочего, гасит колебания атомов окружающей среды, таким образом, никто ничего не слышит. Однако, это не распространяется на волновые колебания. Благодаря нейросети и Альфе, он смог поймать электромагнитный сигнал. Правда, кто именно его подал и каким образом, было не известно.

Все это, он естественно, рассказывать не стал. Просто пояснил, что повезло. У него, Герберта, приобретенная способность чувствовать определённый волновой спектр. Увидев недоумение в глазах собеседников, пришлось пояснить о распространении звуковой волны в окружающей среде. И кратко рассказать о волновой теории, вызвав тем самым удивление у друзей и очень внимательный и задумчивый взгляд Провия. Учитывая уровень образования, внук архимага подобное слышал впервые. И его интересовал источник знаний Герберта. А особенно, почему об этом не известно ученым Мирании? Если конечно принять за правду рассказ Герберта. К чему и склонялся Провий. Он за время знакомства с Гербертом понял, что его товарищ не любит хвалиться и обычно не придумывает небылиц. Да и рассказ был очень логичен и объяснял некоторые эффекты, которые происходили в ходе экспериментов деда. Которые были не объяснимы с точки зрения классической магии.

Новые друзья до мельчайших подробностей выспрашивали раз за разом, как все произошло. После третьего круга Герберту порядком надоело рассказывать одно и тоже. И тут ему повезло, наставники начали подгонять студентов на выход, сегодня нужно было успеть еще, всех разместить, а день уже клонился к вечеру. Разбив толпу студентов на группы, наставники построили их колонной по три. Повели в Вольскую Академию.

Академия произвела неизгладимое впечатление на Герберта. Начиная с огромной восьмиметровой стены из черно-белого камня. Цвета в стене находились в хаотическом беспорядке, создавая сумбур в голове, и не давали четко рассмотреть ее детали. Вообще казалось, что стена выплавлена из единого куска полимера, в который технолог крайне неудачно добавил цветовой присыпки. Каждые двенадцать - пятнадцать метров над стеной возвышались исполинские круглые башни, с барельефами, которые за счет расцветки практически не реально было рассмотреть издалека. Да и вблизи, глазу упорно не за что было зацепиться. И заканчивая зданиями, которые высились за периметром стены. Такая же махровая абстракция черно-белого цвета, в перемешу с зеленью деревьев и травы, проблескивающую сквозь листву бликами отраженных солнечных лучей от небольших прудов и фонтанов, завершающим штрихом была мостовая, выложенная ядовито - красным камнем. Все это на фоне голубейшего неба создавало впечатление, что попал в ад или в сон умалишенного.

Здания сложнейших конструкций высились над землей, казалось, цепляя небо шпилями на крышах. Наклонные стены, арочные окна и проходы, лепнина и барельефы, казалось, живут своей отдельной, иллюзорной, жизнью: дышат, двигаются и даже общаются. Находясь в приподнято-подавленном, эйфорическом состоянии Герберт не мог описать всей гаммы чувств, охвативших его. Это было что-то невероятное.

Потихоньку приходя в себя, проходя по студенческому городку, мимо зданий факультетов, спросил почему-то шепотом Провия, как наиболее знакомого с городом и Академией:

- Провий, а почему такая странная архитектура и особенно цвет?

- Какое чувство было у тебя, когда ты подошел к стене? - так же шепотом спросил Провий.

- Ближе всего к дезориентации.

- Правильно, но этот эффект получился случайно. Когда проектировали Академгородок, нужно было создать нечто, что не подвергалось бы влиянию волшебы. Один из архимагов, более двух тысяч лет назад, предложил использовать мурианский камень. Однако он двух цветов, и каждый цвет, по своим свойствам, лучше сопротивляется определенному виду плетений и роду волшебы, при этом охватывая весь спектр магических проявлений. При постройке так же закладывались амулеты и охранные заклятия. Потом, когда комплекс был построен, в течении полугода архимаг и его ученики творили. Что именно они сделали, доподлинно, не известно. Но такое ощущение, что они расплавили все, перемешали и обратно вылили в силовые каркасы. А брусчатка стала, как видишь, красной. Разрушить стену, здания или брусчатку практически не возможно. Вернее, до сих пор ничем взять ее не удалось. Однако каждый курс изобретает что-то свое в этом не легком деле. Так добавились некоторые феномены, думаю, в дальнейшем ты поймешь, о чем я. - хитро улыбнулся юноша, посматривая на прислушивающихся к их разговору товарищей.

За день Герберт так вымотался, что остальные чудеса прошли мимо него, как в тумане. А так же получение одежды и постельных принадлежностей, которые выдавал сварливый завхоз, и последующее размещение в комнате. В отличие от остальных студентов первого курса, по настоянию декана, его поселили не на самом последнем этаже общежития не магического факультета, а на первом, чему он был несказанно рад. Попрощавшись с друзьями, парень пошел в предоставленную ему комнату. Однако, когда юноша в нее зашел, то увидел большую прихожую переходящую в небольшой, но уютный зал, с не горевшим сейчас камином. Из зала можно было попасть в две спальни. Одна из них была открыта. Герберт ее и занял. Быстро принял душ и без сил рухнул на кровать. Из-за обилия впечатлений, удивляться чему-либо, он уже был не в состоянии.

Глава 9.

Утром Герберта разбудили голоса. Один из голосов был полон экспрессии, а второй, что-то тихо, нудно и спокойно выговаривал первому. Прислушавшись к говорившим, юноша понял - разговор о нем. И решив выяснить, что происходит, Герберт начал одеваться. При этом Орис продолжал спать на кровати, предварительно расположившись в ногах юноши. "Совсем обленился, даже ухом не повел, а за дверью непонятно кто": - мелькнула мысль у парня, о нахальном звере. Из гостиной доносилось:

- Нет, ну ты представляешь, ко мне, помощнику наставника, поселить студента первого курса! А как же традиции? Нет, ты послушай, декан мне говорит, что так надо! А кому надо? Зачем надо? Еще и присмотреть велел! Как тебе такое?

- Ну, Шимус, спокойнее. Студент первого курса - это ж хорошо, если что запугаешь, и он будет тише воды, ниже травы. Радуйся, что не поселили еще кого-нибудь. - увещевал второй.

- Грегори, да, ты не понимаешь! Мало того, что он безродный бездарь! Так у него еще и, как выразился новый декан, любимец есть - зверек! Зверьков мне тут еще не хватало! Гадить будет, да и шерсть вечно! Такое ощущение, что тут два питомца: один любимец декана, а второй его протеже - неистовствовал первый.

- Шимус, я бы, на твоем месте, не дразнил нового декана, о нем много разных слухов ходит. Но все они говорят, что он крайне злопамятен. Тебе повезло, что после твоих выходок, ректор позволил остаться в академии, хоть и на не магическом факультете. Только твой талант перекрывает твою импульсивность.

Дверь в спальню открылась, и собеседники, замолчав, уставились на нового жильца, а он на них. Колоритно выглядела эта парочка. Один высокий, худощавый, со смоляными вьющимися волосами, которые обрамляли точеные черты лица. Единственное, что нарушало гармонию - это нос с горбинкой, привлекающий к себе все внимание. Рассмотреть остальное, из-за него, было сложно. Его тщедушность подчеркивал черный, явно дорогой, костюм с белой, в рюши, рубашкой и галстуком боло. Второй был ниже первого на голову, плотно сложен, одет в костюм серого цвета и серую рубаху, с расстегнутыми двумя верхними пуговицами. Русоволос, круглолиц, с серо-голубыми глазами и носом картошкой. На пальцах обеих рук поблескивали многочисленные перстни. Все в нем выдавало сына купца средней руки.

Рассматривание друг друга было прервано вторжением Ориса. Он с хозяйским видом вышел из спальни и не спеша пошел осматривать незнакомцев.

Шимус хотел резко высказаться, однако не смог вымолвить и слова, когда понял, что перед ним один из самых опасных хищников Чаеского леса. Мелко подрагивая толи от испуга, толи от возбуждения Шимус пихал локтем в бок товарища, который с любопытством рассматривал вновь прибывших.

Герберт решил прервать затянувшуюся паузу, не обостряя ситуацию. Исходя из услышанного: длинный, так решил Герберт прозвать Шимусаса, является его соседом. Юноша еще вчера догадался, что он будет жить не один.

- Меня зовут Герберт, я так понимаю ты Шимус, а ты Грегори?

- Да, все верно, - степенно ответил Грегори, закладывая большие пальцы в карман и слегка покачиваясь с носка на пятку, с пятки на носок.

- Шимус, моего скаргу, который сейчас внимательно тебя изучает, зовут Орис, и он никогда не нагадит там, где нельзя. Поэтому поводу можешь не волноваться.

Шимус кивнул, но при этом у него был вид человека, готового залезть на самое высокое место, лишь бы подальше от обнюхивающего его зверя. Орис тонко чувствовал переживания последнего и в нем просыпался инстинкт охотника, догоняющего жертву. Видимо, решив, для профилактики, сразу показать кто в доме хозяин, зверь с невинным взглядом начал передней лапой подтягивать к себе правый сапог Шимуса, вместе с его ногой. Это естественно не прибавило спокойствия длинному. Понаблюдав с Грегори пару минут за проделками Ориса, юноша отозвал зверя.

- Надеюсь, у нас никаких недоразумений не будет? - спросил Герберт

- Н-нет, все н-нормально,- немного заикаясь, от страха вперемешку с распиравшим его негодованием, ответил Шимус.

В это время во входную дверь постучали и не дожидаясь ответа открыли, послышался топот приближающихся ног, и в зал вошли Ефин, Лиси и Провий.

- А не плохо ты тут устроился, - сказал Ефин, разглядывая обстановку.

- Познакомьтесь, Шимус мой сосед и его товарищ Грегори. А это мои друзья: Ефин, Лиси и Провий. Ну что, ребята, пора что-нибудь поесть!

- Поэтому за тобой и зашли, - ответила Лиси. - Провий сказал, что еще два дня не будет работать столовая. А в кафешках нет ничего такого, что мы не смогли бы найти в городе. Только для выхода с территории Академии нужен пропуск, за подписью декана.

Провий кивнул, подтверждая слова Лиси.

- Надо, значит, получим, декан обещал мне пару дней, а вас возьму за гидов, - озорно улыбнулся Герберт.

- Идем?

После ухода четверки первокурсников Шимуса прорвало, и он, срываясь иногда на крепкое словцо, опять высказывал Грегори, насколько несправедлива к нему жизнь. Грегори в свою очередь, зная привычку Шимуса не успокоится пока пар не спустит, спокойно расположился в кресле, рядом с камином, и поддакивая, размышлял об увиденном. "Да год будет интересный, - решил он". Приободренный этим, он потащил друга в кабачок, расположенный в полуподвале общежития магического факультета. Спиртное, конечно, там не разливали, но зато там были разнообразные магические отвары. Вход, только для своих, первокурсникам туда попасть не светило. А наставники смотрели на это сквозь пальцы, зная, что в нем студенты высших курсов экспериментируют с магическими настойками и прочим. Правда, раз в пару лет, случались казусы, но летальных исходов не было, благо лекари недалеко.

Герберт, оставив друзей на улице, пошел в приемную декана. Его встретила пожилая дама, с седыми волосами, аккуратно собранными на затылке в пучок. Одета она была в голубое платье длиною до пят. Строго взглянула на посетителя и сказала, что декан занят. Если у него что-то срочное, то он может подождать. Через двадцать минут декан освободился и принял юношу. Еще пять минут потребовалось на то, чтобы уговорить его выписать пропуск на четверых.

- Ну как? Удалось получить пропуск? - сгорая от любопытства и нетерпения, спросил Ефин.

- А как же! Вот! - сказал Герберт, помахав пропуском перед лицом парня.

- Так чего ждем? Пошли! - подгонял Ефин. Его неугомонная натура желала приключений. Уже забылись события в столице, тем более дуэль с Вилором завершилась благополучно.

- Лиси, Герберт, вы за ним присматривайте, - не громко сказал Провий, - здесь конечно не столица, но и здесь этот непоседа может попасть в неприятности.

- Провий, хотел у тебя спросить, почему мы не видим ни высоких зданий Академии, ни ее стены, находясь в городе?

- Так это еще одно свойство, как мне объяснял дед, происходит искривление света, которое создает иллюзию, что на этом месте ничего нет. Только с двухсот шагов можно начать различать контур. Ну и естественно, если подойти ближе, то можно увидеть ее. В подробности дед не вдавался и полный механизм не описывал. С чего начнем изучение города?

- С кабака! - сразу ответил Ефин.

- Предлагаю кабак оставить ближе к обеду. - сказал Герберт.

- Да, предлагаю пройтись по базару, зайти в оружейные и магические лавки. Мне пара мелочей нужна, - предложила Лиси.

- Ага, все девчонки, как девчонки - им платья там, украшения подавай... А нашей Лиси первым делом подавай мечи да амулеты. Тень - одним словом. - поддел девушку Ефин.

Сердиться на Ефина у Лиси не было никакой возможности, ну что возьмешь с несдержанного на язык парня? Поэтому компания, перешучиваясь и громко смеясь, направилась в сторону базара, привлекая к себе всеобщее внимание. Потолкавшись около лотков, прикупив по паре пирожков с фруктовой начинкой, они таки добрались до оружейного ряда. От разнообразия колющего, режущего, дробящего рябило в глазах. Лиси, в одной из лавок, присмотрела себе две пары метательных ножей скрытого ношения, из вполне приличной стали. Герберт увидел узкий стилет, сталь отливала синевой, и казалось, по лезвию змеится какой-то узор, попытки его рассмотреть не увенчались успехом. Только начинаешь пристально рассматривать лезвие, как оно просто с отливом, стоит отвести взгляд, как оно оживает. Заинтересованный таким эффектом Герберт попросил рассмотреть стилет поближе.

- Молодой человек, вот заинтересовавшая вас вещь, только прошу - не дотрагивайтесь до лезвия. Стилет не простой, на нем ряд заклинаний. Если вы порежетесь об него, то начнется первая стадия привязки. И вам придется его купить. Посмотрите, рукоять на вид невзрачна, однако ценитель сразу определит, что это кость лобового нароста сикора из Чаеского леса, являющегося хорошим материалом для концентратора и закрепителя плетений. А чеканка, посмотрите, какая чеканка, какие формы! Вот возьмите рукоять, - подавая стилет Герберту, предварительно надев на руки толстые кожаные перчатки. - А какой баланс, чудо! - продолжал он восхищаться своим товаром, явно набивая цену.

- Да, удобно лежит в руке. И баланс хороший.

- Ай-ай, молодой человек! Не просто хороший - удивительно хороший.

- И сколько, вы, за него хотите?

- Ай-вэй, юноша! Вы даже всего не узнали об этом прекрасном стилете, а уже почем, да почем! Поймите, вы не вещь покупаете, а верного товарища! А как известно товарищ, если он, конечно, настоящий товарищ, всегда выручит! Вот и этот стилет, после привязки, всегда будет рядом, потерять невозможно! В случае отдаления, если хозяин дальше, чем на сто шагов, то он самостоятельно перемещается в пространственный карман! Примерно, как банковская карта. При этом Провий, единственный из друзей, скучавший среди железа, проявил интерес. Стал его пристально рассматривать. Сделав пару жестов и попытавшись коснуться исследовательскими плетениями, с досады хлопнул себя по лбу. Легкое плетение, ставшее ему привычным подспорьем, фактически еще одним органом познания, и то ему недоступно! Расстроенный он отошел в угол и присел на скамью, погрузившись в невеселые думы.

- И даже, если он попадет в чужие руки, то вам он урону не нанесет, и не затупится. Да, да, поверьте! Порезаться об него вы не сможете при всем желании! А волос, падающий на лезвие, рассечет мгновенно - продолжал купец. - И за это произведение искусства и прошу, каких-то жалких, три золотых.

- Ну, что вы, любезный, какой-бы ни был распрекрасный стилет, красная цена ему золотой. - сказал Герберт, при этом видя, как расширяются глаза Лиси и Ефина.

- Ах, ну что, вы, такое говорите! - картинно хватаясь за левую сторону груди начал причитать купец. - Это только обычная железка стоит золотой! Но ни как ни этот стилет! Только на вашу молодость спишу эти слова. Так и быть, вы напомнили мне любимого двоюродного племянника, поэтому два с половиной!

- Только из-за ваших седин и моего глубокого уважения к старшим, дам полтора золотых. - поддержал торг Герберт, поглядывая на улыбающихся друзей.

- Ну, что за молодежь пошла, - воздев руки вверх, причитал купец, - все меряют деньгами, хотят приобрести верного друга за смешные деньги. Два, повторяю два золотых, моя последняя цена!

- По рукам! Начинайте привязку стилета ко мне. Вот пара золотых.

- Давайте руку, - деловито произнес купец, - Так, небольшой укольчик и нанесите кровь на лезвие. Да, да, размазывайте. Теперь вот, навершие, приложите к нему ранкой. Видите, навершие стало с фиолетовым отливом? Инициация завершена. Поздравляю вас с покупкой! Теперь попробуйте отослать его в карман. Ага, вижу, опыт хоть и не большой, но есть, видимо пользуетесь банковской картой, правда не часто. Потренируйтесь на досуге.

Распрощавшись с купцом, подхватив Провия с насиженной им лавки, друзья устремились за амулетами. Походить среди лавок с магическими ингредиентами, снадобьями, амулетами, заготовками к амулетам и прочим, пришлось долго. Лиси не устраивало то одно, то другое. Провий сначала оживился, а затем еще больше стал впадать в печаль и задумчивость. Озадаченный чрезмерной апатичностью друга, Герберт догадывался, что связано это с невозможностью плести плетения.

"Слушай, Альфа, продиагностируй Провия, может, мы ему сможем помочь?"

"Ты мне, для начала, поподробнее расскажи, что у него и как"

Рассказал то, что знает о друге. "Знаешь, похоже на психологический барьер. Чем дольше он будет, тем сложнее его будет разрушить. Плюс ко всему, мы практически ничего не знаем о даре и как он проявляется. Вернемся, обследую его, после решим, можно ли что-то сделать"

Наконец-то Лиси определилась с лавкой, по каким-то одной ей известным приметам. Войдя в лавку, она пошушукалась с продавцом, который позвал еще одного. С последним девушка ушла в соседнюю комнату, предупредив, что ненадолго - минут на пять.

Ефин, тяжело вздыхал в оружейной лавке, потому что хотел и не мог себе позволить купить то, что ему понравилось, из-за скудности денежных средств. В магической лавке равнодушно поглядывал по сторонам. Провий слегка оживился, разглядывая выставленное на прилавке. Периодически бормоча под нос:

- Амулет чистоты для помещений, амулет путешественника, интересно даже слабенький переговорный камень есть.

Заинтересованный Герберт уточнил:

- Переговорный камень?

- Да, обычно продаются в паре. - ответил Провий.

- А больше соединений, например, четыре?

- Ты для нас хочешь?

- Да, думаю, не помешает.

- Нет, накладно будет. Сложность плетения выше - цена дороже... Вот если бы я вернул способности... - мечтательно протянул внук архимага.

- У меня есть идея по этому поводу.

- Да? - оживился Провий - И какая?

- Вернемся в Академию и сделаем тебе диагностику.

- У, я думал... Меня, уже осматривали, все выдающиеся лекари страны. И без толку.

- У нас немного подход разный, да и что ты теряешь?

- Действительно, ничего не теряю.

- Подумай лучше, есть ли какие амулеты для глубокой диагностики, именно, дара и каналов.

- Есть, в столице пара. Ну, может в Вольске один. Только мы их не купим. Дорогие они сильно.

- М-да, ну да ладно, будем решать вопросы по мере их поступления. Подскажи, хочу себе амулет от насекомых, и что б ни убираться в комнате. Пыль там не стирать и прочее.

- А, это запросто! Вот эти от насекомых, выбирай, какой понравится. Чем темнее цвет, тем дольше его хватает. Потом заряжать. Вот эти, для чистоты в помещении. Принцип цветовой, по продолжительности службы до зарядки один и тот же для всех амулетов. Ну, почти всех. Я бы порекомендовал эти в помещение, а вот эти для ношения.

- Сколько стоит пара амулетов? - спросил Герберт, указывая на рекомендованные Провием амулеты для помещения.

- Эти? Пятнадцать серебряников и восемнадцать.

- Давайте. И сколько стоит пара амулетов для переговоров?

- От золотого и выше. Зависит от многого. Видите маленькую подвеску из яшмы на кожаном шнурке? Золотой за пару. Две недели без подзарядки. Вот, к примеру, в серебре и хватает в среднем на месяц, стоит пять золотых. Дальше, еще дороже. На любую цену, по вашему вкусу найдем то, что нужно.

В этот момент дверь в соседнюю комнату открылась и оттуда вышла довольная Лиси. "Видимо купила то, что искала, - подумал Герберт".

- Вы купили все, что хотели? - деловито спросила девушка.

- Да, - за всех ответил Герберт.

- Что, идем в кабак? - подскочил на месте воодушевленный Ефин.

- Уже за полдень, я проголодалась. А вы? - спросила Лиси.

Остальные поддержали предложение Ефина и направились к рекомендованному Провием трактиру "У веселого кухаря". По словам внука архимага, там кормят вкусно, сытно и не дорого. То, что нужно!

- Что-то патрулей много, - сказал Провий.

- Может это после вчерашнего? - предположил Герберт

- Возможно, возможно.

- А вон парочка - переодетые стражи, - незаметно указала Лиси на милующуюся парочку.

- С чего ты взяла? - спросил Ефин, - на первый взгляд обычные люди. Ты нас разыгрываешь?

- Нет, нас теней, с детства учат отличать служащих, агентов и прочих.

- Возможно еще, что-то произошло в городе или ожидают - предположил Провий.

Подходя к трактиру, Герберт услышал отчет Альфы:

"Сзади, на десять часов, около переулка, неизвестные флуктуации, перехожу на инфракрасное сканирование. Есть объект, видимо, он магически спрятан от наблюдателей. Человек. По предварительным данным раненый".

"Вероятно, вот и причина наличия стольких патрулей в городе. Веди за ним постоянное наблюдение, если будет в зоне видимости."

"Выполняю"

Старший сыщий тайного сыска Мирании Альгорт де Миргольский, сотый раз себя корил за недальновидность. Это надо было так вляпаться? Ведь не сопливый пацан! Пятнадцать лет на службе! И такой прокол! Нашел ниточки, ведущие к заговору, и доложи! Так нет же, все сначала откопать, да вызнать, что б с полным досье к начальству. Ну, кто мог предположить, что все намного глубже и страшнее? Теперь он не может доложить начальству, потому что он не уверен: участвует оно в заговоре или нет. Еще неделю назад подобная мысль воспринялась бы, как крамола! А сейчас он спокойно думает, кто еще замешан. То, что пара герцогов, и с десятка два дворян пожиже - это точно. Ниточки тянутся к правящей семье. Вероятно, не к царствующей чете, им то зачем? Но к окружению точно. Есть подозрение, что один архимаг, из пятерых, тоже замешан. А это уже масштаб! Им, старшим сыщим, пожертвуют не задумываясь! Тут детей высшей знати воруют и ничего. Ну, почти ничего, прокололись они. Да, не успел Миргольский к развязке, но был близок. Он неделю ходил вокруг квартала, но не мог туда попасть. А тут какой-то пацан и франт столичный, на пару, размолотили охранный периметр, мимоходом. Таких бы людей на службу. Да не пойдут они за жалкий оклад... Хотя, по сравнению с остальными, оклад, конечно, приличный. Но, не сравниться с ленными доходами знатных. Что-то не туда меня занесло. Да, самое обидное, что меня почти раскрыли. Главное слово почти! Ранить смогли. Но амуниция у нас тоже на высоте. Вот плащик преодолеть не смогли. Не видят, видите ли. Хихикнул про себя Альгорт. Так дело худо. Видимо, потеря крови, так сказывается. Нужно укрыться, пересидеть облаву. Местный начальник тайного сыска на стороне заговора. Растудыть твое налево. Ну да ладно, он ему не подчиняется. Его начальство в столице сидит и сюда его прислало. Может вышмыгнуть из города и доложить в столицу? Нет! Это невыход. Нужно найти причину официальную тут остаться. И не связанную с текущим заданием. Местный начальник тайного сыска его в лицо не видел. Да он вообще его увидеть не смог. А тут получу новое предписание, и я не я, и хата не моя. Вроде только приехал, и знать ничего не знаю, ведать ничего не ведаю. Работаю над совсем другим делом. А сам буду бдеть! Теперь найти это самое дело. Сейчас нужно где-то пересидеть. Ага, вот таверна "У веселого кухаря", мне как раз подойдет.

Так, меня ж вроде видно быть не должно? Не должно! Так, что это на меня так глядит этот, со зверем? И зверь таращится так, что съесть готов тут и сразу? Нет, так не пойдет! Отойдем чуть в сторону, прижмемся к зданию. Да, что ж такое? Может плащ не работает? Нет, остальные - то не видят. Странно!

О, к этой четверке подростков, явно студентов, подошел патруль. О чем это они так горячо беседуют? Ага, этот длинный, с животным, видимо их знает. Нет, это они его знают! Послушаем, послушаем!

- Уважаемый, вы ничего нового не вспомнили?

- Нет, мы с наставником Вилором все подробно рассказали в прошлый раз.

- И ничего странного не видели? - подозрительно поглядывая по сторонам, спрашивал патрульный.

- Когда не видел? Тогда? Тогда все было подозрительное, поэтому мы и посмотрели, что там такое.

- Сегодня, я спрашиваю. Сегодня, что-то подозрительное видели, молодые люди?

- Нет, не видели - в разнобой ответили они.

- У вас к нам есть еще вопросы? - спросил Провий

- К вам конкретно, молодей человек, нет. Пока нет!

- Уважаемый, представьтесь полностью, пожалуйста, со званием, именем. - сверля патрульного взглядом сказал Провий.

- Что тебе еще, пацан, сказать?

- Не зарывайтесь, уважаемый, - поддержал друга Герберт.

- Это, ты, кому сказал? - начал яриться патрульный.

- Я так предполагаю, вы старший? - уточнил Провий, обратившись к стоявшему справа, от нервного типа.

- Да.

- Уймите своего подчиненного и будем считать инцидент закончен. - холодно сказал Провий.

- Да ну - хмыкнул старший.

- Согласно кодекса патруля, пункт 15 уложения 38 от две тысячи восьмисотого года, вы обязаны представиться полностью, и вести себя сообразно правил патруля. - продолжил Провий. - вы этого не сделали - это грубейшее нарушение. Согласно пункту 45 уложения о дворянстве от тысяча пятнадцатого года: "...Дворянин, будучи оскорблен, может вызвать на дуэль любое должностное лицо, если будет три свидетеля дворянина..." Свидетели у меня есть, и мы можем вызвать на дуэль любого из вас. Плюс, это не отменяет наказания, для остальных патрульных. Если мне не изменяет память, на первый раз лишение недельного жалования.

- Ищь грамотный выискался - бычился нервный патрульный. Остальные трое стали нервно поглядывать на своего начальника.

- Я Провий Итель Ре Деонерг, вызываю ... - начал произносить стандартную фразу вызова Провий.

Тут до старшего патруля дошло, во что они попали и какой род произнес "пацан". У него мелко затряслись поджилки. Если во время дуэли юноша пострадает, хоть чуть-чуть, то его и остальных сгноят в застенках. Знает он Роальда Итель Ре Деонерга - этот архимаг, такого не простит, да и остальные дворяне поддержат его в наказании "возомнивших о себе...". Нужно все утрясти. Устали они, сегодня с самого утра на ногах, вымотались, вот и сорвались на обычных, вроде бы, ребятах. Не броско одеты, идут в не дорогой трактир. При вчерашнем допросе студент не назвал своего рода - по идее, простолюдин. Забыли, видимо, в каком городе. Тут, каждый третий студент, и чаще всего титулованный.

- Уважаемый, Провий Итель Ре Деонерг, я, Скаприт де Импакуц, начальник пятой звезды магического патруля, прошу прошения за моего сотрудника. Он сегодня немного не в себе. Не сочтите за труд, принять наши извинения.

- Скаприт де Импакуц, принимаю ваши извинения.

Расшаркивания еще длились пару минут, а Альгорт де Миргольский, не теряя времени, двинулся к трактиру, намереваясь проскочить в него за последним студентом. Ведь, если откроется тяжелая входная дверь сама по себе - это будет выглядеть странно и подозрительно. А вот, если не сразу закроется и на пару мгновений позже, никто не обратит внимания.

Однако, не пройдя и пары метров, старший сыщий наткнулся на внимательный взгляд юноши. С ... теперь он смог понять с кем. Со скаргу! С исчадьем Чаеского леса. И это посреди Вольска! Куда смотрит надзор!

Студенты распрощались с патрулем и двинулись в трактир. Последним шел Герберт, он остановился и держа открытой дверь, незаметно кивнул Альгорту. У того просто не было слов. Как? Как он узнал? Еще пребывая в сомнениях, Альгорт колебался - входить или не входить, может это ловушка? Или это не ему?

- Давай шустрее! - злым шепотом прошипел Герберт. - Нечего привлекать лишнее внимание!

Второй раз упрашивать сыщего не нужно было и, проскочив в трактир, он быстро направился к дальнему столу, стоящему в тени. За соседним столом размещались друзья странного парня со скаргу.

- Бер! Ты чего там встал, как вкопанный? - крикнул Ефин.

- Иду, иду! - отозвался Герберт.

Судя по всему, это тот парень, который отличился вчера, и как он смог определить, где я? В придачу ко всему, он со зверем. Так, так. Вот оно! Я сообщу ему о потенциальной разработке, вроде, как попытаюсь привлечь на службу, получиться - получиться, а нет, так и не страшно - главное есть повод остаться и получить новое предписание. Заодно озадачу поиском и сбором информации об объекте, начальника местного отделения. Скоро узнаю, кто ты такой, парень, и откуда.

Герберт не предполагая, что над его головой начинают сгущаться тучи, беззаботно смеялся и обедал с друзьями.

В трактир шумною гурьбой ввалилась компания наемников, и разместились неподалеку от стола Герберта с друзьями. Один из наемников ущипнул проходящую мимо подавальщицу, привлекая внимание, та пискнула с трудом удерживая поднос с едой и напитками.

- Красавица, а принеси-ка нам мяса, зелени и чего-нибудь покрепче! Отметим окончание контракта! Да, ребята?

Не стройный, но громкий одобрительный ответ последовал от сослуживцев.

"О, а вот и неприятности, - подумал Альгорт. - Сейчас наемники наберутся и будут дебоширить. Интересно, этот, со зверюгою и друзьями-товарищами, успеет уйти или не хватит соображаловки? Если не уйдет, интересно будет посмотреть, как молодежь выкрутится. Все-таки девятеро против четырех с половиною, девка не в счет, мелкая уж больно. Но, что-то в ней такое... не понятное... Надо к ней тоже присмотреться."

Через час обильных возлияний, наемники принялись искать развлечений и похваляться своей силой да удалью. Провий уже минут тридцать теребил друзей, чтобы покинуть это заведение, как сделало большинство здравомыслящих людей. Но остальные не слушали его и продолжали отдыхать.

- Представляешь, они из-за деревьев толпой, а я им раз, два и...- хвастался бородатый наемник.

- Да ты не заливай, я рядом был и выбежало их трое! - возмутился тощий, но жилистый.

- Какие трое! Пока ты неуклюже поворачивался, от пятерых трое и осталось! - продолжал бородатый.

- Да вы что, ребята? Они ж верхом были! - влез третий из наемников, в кожаной безрукавке.

- А, ты, не лезь! Я, вот, им рассказываю! - не унимался бородатый, показывая столик за которым сидели студенты.

- Что, ты, им рассказываешь? Они ж городские, небось, самое страшное для них - это гопота на улице. - духарился тощий. Веселое ржание разнеслось над столом наемников.

- Ну вот, я же говорил, что нужно было уходить, - прошипел Провий, - учтите, если начнется заварушка, мечи и ножи не доставать! Только руки-ноги и подручные средства!

- Провий, не волнуйся ты так, если что мы их... - начал было Ефин.

- Уймись, сидим, внимания на них не обращаем - сказала Лиси.

- М-да, что-то я расслабился, даже через чур. - сказал Герберт, - поддерживаю Лиси. Сидим тихо, ни во что не вмешиваемся.

- Провий, как думаешь, патруль в случае чего, быстро появится? - уточнила Лиси.

- Если не будет проявлений магии, думаю, придут к окончанию веселья.

- Угу ...

- Да, лишний раз светиться нам ни к чему. Кто знает, как на участие в потасовке отреагирует декан. Он и так мне выговаривал, чтоб я никуда не лез и вас не втравливал.

Наемник за соседним столом, неудовлетворенный отсутствием внимания со стороны студентов к его хмельной персоне, продолжал, что-то им говорить повышая голос, остальные наемники начали над ним потешаться, подзадоривая неугомонного бородатого, предвкушая небольшое развлечение.

- Эй, деваха! Зачем тебе эти задохлики, у них еще юношеская прыщавость не сошла! - крикнул тощий, - а мы тут, как на подбор!

Молодежь скрепя зубами, молча выслушивала бредни пьяни. Альгор, сидя в темном уголке, мысленно потирал лапки и радовался, что сможет подсмотреть за Гербертом в критической ситуации. По крайней мере он думал, что для него и его друзей - это крайне опасная ситуация.

- На кой она тебе сдалась? Мелкая пигалица! Ни форм, ни объемов. Толи дело подавальщица! Да, красавица?! - сказал в безрукавке и подмигнул работнице, быстро скрывшейся в кухне.

Трактирщик, спешно убирал бутыли и бутылки с полок и прятал их в подпол. - он, скудоумья душа, и радовался, и огорчался одновременно. Радовался, что вовремя успевает спрятать добро, и потом он за них выставит счет, как за разбитое. А огорчался, что нельзя спрятать еще и столы с лавками и посуду, а потом сказать, что все разгромлено. И получить за это отступные.

Бородатый встал из-за стола и направился к студентам, следом за ним поднялся тощий.

- Ну, что, мелочь пузатая! Угостите славного воина? - прорычал бородатый, нависая над Ефином.

- А, ты, идем к нам за стол, компанию составишь, - похабно улыбался тощий и протягивая руки к Лиси.

Девушка подобное терпеть была не намерена. Легкий тычок в нервный узел и тощий плавно осел на пол. Бородатый с удивлением посмотрел то на лежащего друга, то на невозмутимую девушку, тяжело ворочая мысли в одурманенной голове. Как-то сразу гомон за соседним столом притих, и наемники непонимающе уставились на студентов. Бородатый, что-то скумекал, и пыхтя заорал:

- Ах, ты, дрянь такая! Человек к ней со всей душой, а она ножами в него тыкать, - и ничего, что крови нет, это совсем не смутило пьяного. Просто у него в голове не укладывалось, как может такая мелочь, несильным касанием, вывести из строя, проверенного во многих схватках, надежного друга.

- Да жив он, жив! - не выдержала Лиси.

"Все интереснее и интереснее, кто бы мог подумать... Шустра девчонка, шустра... Может и ее в разработку взять, а что целых два объекта, а не один. Посмотрим, что будет дальше. Хотя, что-то знакомое в ее манере есть, мало правда в действии видел. На что похоже определить не берусь... думал Альгор."

- Наших бьют! - как резанный заорал в безрукавке и кинулся к столу студентов, откидывая лавку из-под ног.

Бородатый времени терять не стал, сгреб со стула Ефина и кинул его на соседние столы. Ефин не среагировавший на ошеломляющую атаку, со всего маху снес посуду с соседнего стола и припечатался о ножку следующего. Переводя дыхание откатился под стойку трактирщика, спина прикрыта и ладно. Пытаясь продышаться молодой человек непроизвольно шарил руками в поисках чего-то по тверже. В мозгу отпечатались слова Провия - оружия не доставать.

Пока Ефин летел, Герберт и Лиси успели вскочить на ноги, Провий слегка замешкался. Герберт не раздумывая швырнул тяжелый деревянный стол, за которым они сидели, в сторону нападавших, повезло, что Провий сидел с другой стороны и замешкавшись не попал под летящий стол. Орису приказал пока не вмешиваться, мало ли обвинят потом их... Троих крайних наемников смело. Лиси не теряя времени скользнула к бородачу, ударив под колени, тот не удержал равновесие и оказался на коленях. Пара стремительных и хлестких ударов по шее, и бородач опустился на пол без сознания.

"М-да, не прошло и пары мгновений, а двое наемников на счету у хрупкой барышни... Потери студентов - один, хотя нет, вот пытается подняться, а у наемников выведены двое, качественно. Ага - трое выбираются из-под стола. И так, семеро против ... ну допустим четверых..." - продолжал развлекаться Альгор

Четверо наемников, избежавших встречи с летающим предметом в виде стола, разделились: один начал двигаться к Лиси, двое решили потеснить Герберта, последний принялся за Провия. Эффект неожиданности исчез, наемники были хоть и пьяны, но настроены серьезно. Наемник, атаковавший девушку, был быстрым, но недостаточно: Лиси успевала ускользнуть от его ударов, однако нанести нормальный удар ей не удавалось. Соперник был значительно выше ее. Видевший, что случилось с друзьями, он не подпускал к себе Лиси на расстояние удара. Так и вертелась она, выискивая подходящий момент. Герберт не стал долго рассусоливать, а поддев ногой стул, швырнул в одного, пока тот отвлекся на летающую угрозу, принялся за второго. Блокировав локтем удар кулака справа, поднырнув под удар слева, оказался сзади. Тычок пяткой в голеностопный сустав опорной ноги оппонента, слитное движение левой рукой: удар сбоку в шею, ее захват кистью, небольшое давление на себя, завершающий удар локтем в основание шеи. Следующий. Хлесткий удар кончиками пальцев по носу, вызвавшее обильное слезовыделение у соперника, уход вбок и вниз от серии частых ударов руками. Наемник, пытаясь рассмотреть, что делается вокруг, не переставал атаковать размытые контуры противника. Опасность сзади, Герберт уходит перекатом в бок, врезаясь ребрами в перевернутую лавку. Подоспела пострадавшая троица. Двое решили помочь решить вопрос с Гербертом, третьего встретил Ефин. Провий, не был силен в рукопашной, предпочитая магию или на худой конец добрую сталь. Не придумав ничего лучшего, он решил вымотать наемника мечась по всему трактиру от него, кидая в последнего всем, что попадется под руку. Пьяный наемник уставать не желал, а Провий понимал, что хватит его в лучшем случае еще минут на пять.

В это время Ефин сцепился со своим наемником: они схватив друг друга за грудки методично, по очереди, били друг друга в морду свободной рукой, эдакий конкурс, кто больше выдержит. Лиси, таки смогла отвлечь своего противника и ласточкой скользнув между расставленных ног бугая, нанесла в скольжении удар пяткой в промежность. Потом ударила по ушам, оглушая противника. Напоследок нанесла несколько ударов по почкам, однако сбруя, одетая на наемнике, хорошо его защитила. Но все же, не уберегла от тычков по незащищенным болевым точкам. Приведя противника в бессознательное состояние, Лиси осмотрела место драки. Ефин мутузил противника, - этот подождет. Герберт один на троих, ага, один плохо видит. Подождет. А вот Провию помощь не помешает. И быстро преодолев расстояние, метнулась к противнику юноши, наскочив на стол, попутно ухватив стул, она подпрыгнула и со всего маху опустила стул на голову наемника, пока тот удачно стоял к ней спиной. Стул выдержал столкновение, черепная коробка наемника, судя по всему, тоже. А вот сознание решило покинуть наемника. Пока Ефина не прибили, не сговариваясь, парочка кинулась ему на выручку. Лиси ударила в подмышечную впадину руки, которой наемник держал Ефина и добавила в нервный узел локтя. Не чувствуя руки, бешено вращая глазами, противник Ефина кинулся в бок, поскользнулся на скользком, от остатков еды, полу и со всего маху рухнул на пол. Ефин и Провий на радостях принялись его пинать.

Троица пыталась окружить Герберта, не давая тому возможность контратаковать. Решил сменить тактику, раз быстро вырубить их не удалось. Юноша качнул маятник и переместился в бок, подставляя под удар одного наемника другому, так поразвлёкся пару - тройку минут. Наемники пытались ударить его, а получалось попадали по своим, уже взбеленившимся от неудачи, стали допускать ошибки. Первого он ухватил крючковатым пальцем под ключицу, и нанес сильнейший удар в подбородок снизу-вверх. Встретил второго, начавшего, наконец, нормально видеть, ударом стопы в коленный сустав опорной ноги сбоку. Сустав не выдержал, нога подломилась, и наемник упал вниз лицом, встретив на пути колено Герберта. Последний наемник решил нарушить не писанные правила кабацких потасовок и метнул нож в юношу. Опасность повеяла с боку и молодой человек инстинктивно начал менять положение, почти успел... Нож прорезал одежду и слегка порезал плечо. Орис решил, пора вмешаться, и белой молнией метнулся к наемнику. Однако, памятуя высказанное пожелание Герберта, Орис вцепился в мягкую точку метателя ножей. Дикий вопль боли раздался в трактире, казалось его услышал весь квартал. Орис подтащил не разжимая зубов побелевшего и орущего наемника к ногам Греберта и выплюнув последнего сел с независимым видом, мол я не я, и в тоже время смотрите какой я молодец.

"Е-мае, да девка ведь Тень! Вот мне повезло! Что Тень делает в Вольске и судя по всему в академии? Какая занимательная парочка. Так, так, так. Нужно будет на досуге подумать, как в нужном мне, свете подать это. А сейчас пора уходить, пока стража да патруль не на грянули."

Провий осмотрев трактир, сказал трактирщику:

- Ущерб вычтешь из наемников, как затеявших драку, ну и собственно ее проигравших.

- Но, позвольте! - начал было трактирщик заламывая руки.

- Я все сказал!

- Ребята, давайте ходу, отсюда, ходу. Пока пол города не сбежалось, включая патруль и стражу.

Пробежав пару кварталов в сторону академии, Провий вдруг остановился и начал смеяться. Видя недоуменные взгляды друзей пояснил:

- Убежали одни, - захлебываясь от смеха, невнятно продолжал внук архимага, тыча пальцем в Герберта, - уже половина города знает, кто хозяин дикого скаргу.

- Прям уж таки и дикого, - обиделся за своего питомца юноша.

- Ну, ты меня понял, - продолжил Провий.

- И, что будем делать? - спросил Ефин.

- А, ничего! Идем в Академию, а там посмотрим. - сказала Лиси.

- Эх, только декан сказал никуда не влезать и вот тебе на... - произнес хмурый Герберт.

- Ребята, хватит вам уже расстраиваться, все живы, здоровы и хорошо! - подбодрила друзей девушка.

- Действительно, чего это мы? - подхватил не унывающий Ефин, у которого лицо начало приобретать синюшный оттенок.

Посмотрев на Ефина и представив, как он будет выглядеть утром, друзья не сговариваясь рассмеялись. После чего Провий добавил:

- Ефин, тебя нужно к лекарям сводить, не хорошо с таким видом по Академии шастать, внимание привлекать.

- Так я не против, а очень даже за!

- Идем! - скомандовала Лиси.

- Провий, я хочу наладить нормальные отношения с соседом по комнате. Как лучше это сделать? - кто это сказал???

- Хм, предлагаю купить Луэрского красного, пару бутылок, заказать жаренного мяса и его угостить, и себя! Пожалуй, это будет наиболее удобоваримый вариант! Около Академии есть подвальчик, там вполне прилично, правда всего пять или четыре столика. Основное блюдо - мясо, в разных вариантах приготовления. Вкуснее я не ел! А к мясу соус там или зелень, кто что любит. Многие наставники берут на вынос. Там все и возьмем.

- Слушайте, вроде и поели, но после этих упражнений, как-то пусто в животе, - печально произнес Ефин мысленно пересчитывая остатки денег и приходя к неутешительному выводу, что такими темпами ему в лучшем случае хватит на декаду, и все. А что делать еще три декады до получения стипендии?

- М-да, - глубокомысленно произнес Провий, понимая, что и он не откажется от чего-нибудь вкусного, - Тогда поспешим.

Минут через двадцать добрались до забегаловки под названием "У хмельного студиоза". Почему так назвали заведение не знал даже его теперешний хозяин, который выкупил подвальчик у прежнего хозяина, ели-ели сводившего концы. Буквально за декаду подвальчик претерпел ряд изменений, так же, как и меню, но вывеска осталась, потому что пришлась по душе новому хозяину. Теперь новое заведение стало модным, в нем часто брали еду на вынос, или просто сидели и смаковали приготовленное, запивая красненьким или беленьким, а то и прозрачненьким, не забывая похваливать повара.

Провий заказал вариант приготовления мяса на свой вкус, прихватив пару бутылочек красненького. Через пол часа пряча бутылки, и распространяя сногсшибающие аппетитные ароматы, студенты крались к своему корпусу. Аромат преград не знает, и за ними стали поглядывать проходящие мимо старшекурсники, догадываясь о предстоящем застолье.

В квартирке, - комнатой назвать апартаменты, в которых поселили Герберта было не возможно, - никого не оказалось.

- Вот же ж! - выразил все свое недовольство Ефин, под одобрительные взгляды друзей, - и где твой сосед шастает? Это ж пытка! Согласно уложения... какого - то года пытки граждан Мирании запрещены! Да, Провий?

- Угу, уложение 63 от тысяча восемьсот пятнадцатого года.

- Давайте подождем? - предложила Лиси.

- А, что остается делать? - вопросом на вопрос ответил Герберт. - Будем сидеть, истекать слюной, но ждать! Вон посмотрите, даже Орис уже стойку принял, аромат и ему по нраву.

Буквально не прошло и пяти минут, как друзья услышали возню у двери и бухтение соседа Герберта:

- Совсем обнаглели, Грегори, нет ты подумай, они еще и дня не проучились, а уже потащили еду из Студиоза... Нет бы старших уважить! Совсем обнаглели - пошел на второй круг Шимус.

Тут дверь поддалась и вошли Шимус с Грегори. Пройдя прихожую так и встали вкопанными, наблюдая за живописной картиной, состоящей из четырех студентов, усевшихся в гостиной.

- Ну, о чем я только что говорил, мало того, что собрались выпить и закусить, так еще и у меня!

- Уважаемый Шимос, - начал Герберт, которому начал надоедать вечно не довольный сосед, - по традиции бытующей у меня в родном поселении, приглашаю вас и вашего друга к столу. Собственно, только вас и ждем. Как видите еще даже не начинали. А вы где-то пропадаете.

- М-да? - подвис от напора Шимус.

- Так чего ждем? - потирая руки подошел к столу Грегори, - открывай, молодёжь, наливай!

- Ефин, все в твоих руках! - глядя на нетерпеливо сидящего юношу сказал Герберт. - Предлагаю познакомиться поближе. Я, Герберт, это Лиси, напротив Провий, и Ефин.

- Я, Грегори, мой друг Шимус. Думаю, с официальной частью покончено? - увидев кивок Герерта, Грегори по-хозяйски наложил себе в тарелку ароматного мяса и обслужил все еще пребывающего в прострации Шимуса.

Лучики светила переместившись на закрытые глаза Герберта, заставили его пробудиться ото сна, после вчерашнего гульбища. Юноша с закрытыми глазами прислушался к себе: голова не болела, как обычно происходит с другими людьми, после веселой попойки. Однако вместо привычной ясности и остроты сознания присутствовала приглушенная и в тоже время звонкая пустота. Мысли не охотно приходили и незаметно истаивали. Удивленный этим Герберт внутренне потянулся к Альфе, и как ни странно, именно в этом состоянии он отчетливо ощутил, то место, где угнездился в его сознании невидимый, и уже столь привычный спутник. Альфа отозвался, как бы с ленцой, все протекало неспешно, можно сказать, очень вяло. Мысленный обмен информацией кардинально отличался от ежедневного общения. Обращаясь к Альфе Герберту казалось, что он следит, как поплыл запрос к ИИ, вот тот его получил и принялся обрабатывать, а вот идет ответ. В промежутках между вопросом и ответом успевают всплыть из глубин сознания какие-то мысли и так же погрузиться в темноту безмолвия. Вот потихоньку все приходит в движение, все быстрее и быстрее... Вот наступил миг и в сознание ворвались звуки окружающего пространства. Судя по сопению, еле слышному бормотанию и похрапыванию, в комнате их было пятеро, включая Герберта. За окном щебечут птицы. А со стороны коридора доносится топот ног снующих туда-сюда студентов. Раздался щелчок замка входной двери, заставивший юношу резко открыть глаза. Щурясь от солнечного света он стал всматриваться в темный коридор.

Тяжело ступая в комнату вошел Грегори, пряча что-то под полой кафтана. Взлохмаченные волосы, помятое лицо и темные круги под глазами свидетельствовали о бурно проведенной бессонной ночи. Грегори не церемонясь начал будить Шимуса, пинками долбя по креслу, в котором тот сидел и тормоша его за плечо. Вяло поругиваясь на стервецов, которые по утрам будят и не дают спокойно умереть, а мучают многострадальную голову громкими резкими звуками, а тело - непрекращающейся вибрацией, упорно не желал открывать глаза. Через пару минут попытки Грегори достигли положительного результата: Шимус встал и вяло побрел в сторону ванной комнаты, по пути продолжая костерить всех на свете. Грегори перешел к побудке остальных. Герберт решил помочь новому товарищу разбудить своих друзей. В итоге узнал о себе много нового. На удивление живее и бодрее всех выглядела Лиси.

Грегори помахивая бутылкой с мутно-зеленой жидкостью пытаясь пояснить первокурсникам, что он - де не тот, кем они его обозвали при побудке, а что ни на есть спаситель рода человеческого, а в частности кучки наглых первокурсников и не ценящего его друга. "Ибо только самоотверженный человек мог сбегать и принесть столь животворящий напиток, аки благодетель тревожащийси бесценным здравием своих собратиев по распитию благородных напитков."

Пока первокурсники с удивлением рассматривали эмоционально рассказывающего спасителя и лихорадочно размышляли - это у него от этой непонятной жидкости, что в бутылке, которая в руке? Или так со всеми будет после того, как старшекурсники, после последней принесенной бутылки, сгоняли в так называемый кабачок "Для своих", и принесли несколько бутылок с разноцветной жидкостью, после употребления этой жидкости можно с уверенностью сказать - посиделки удались! Ибо, бывает так плохо, только после знатных посиделок.

Взбодрившийся Шимус, проходя мимо разглагольствовавшего Грегори, ловко перехватил бутылку и пока тот не опомнился налил себе бокал, и быстро выпил зеленый мутняк. По его телу пробежала судорога и донесся тяжелый полу-стон полу-выдох. Вслед за этим у Шимуса появился осмысленный взгляд и расцвела блаженная улыбка на лице. Первокурсники подозрительно уставились на происходившие метаморфозы. Шимус весело хихикнул и подмигнул наливающемуся от гнева Грегори, остальным пояснил:

- Прекрасная штука, - демонстративно болтая жидкостью внутри бутылки, - называется "вырви глаз", хорошо при перепоичном синдроме. - посмотрев в непонимающие глаза продолжил, - мой добрый друг, уже витиевато пояснил, что данная жидкость прекрасное средство от похмелья, пара минут неприятных ощущений - и все!

- Что все?! - хмуро поинтересовался Ефин, - Принял, и все! Тронулся умом?!

- Нет, - ответил остывающий Грегори, - последствий излишних возлияний нет, все как рукой снимает.

Первокурсники оживились и потянулись за живительной влагой. Герберт решил воздержаться. Общее самочувствие было уже в норме, а лишний раз экспериментировать он не желал.

- В общем так, друзья-товарищи, - начал Грегори, - мы с другом считаем, что вы достойно влились в ряды студиузов. Правильно я говорю, Шимус?

- А то!

- Так вот, нужна будет помощь, советы, рекомендации - обращайтесь, главное в меру. Так же сегодня последний день перед занятиями, рекомендую получить форму и принадлежности. Я познакомлю вас интендантом Минекором Рникуилом. Мужик он хмурый, даже не приветливый, особенно с начальными курсами. Ну так знайте - это показное. Человек он душевный, хотя своих заморочек у него хватает. Постарайтесь с ним не сориться. Вам еще учиться и учиться. К стати любит он анжуйское. Рекомендую перед тем как идти к нему с просьбой, озаботиться его наличием.

- Тебя, Герберт, хочу "обрадовать". С утра тут ошивается городской патруль. Их капитан у декана. Все шушукаются о том, как студенты первокурсники уделали команду наемников. Чем это тебе выльется не знаю, да и всем вам тоже.

- С чего ты взял, что мы в этом замешаны? - осторожно уточнил Герберт.

- Ты б еще знамя с собственным именем постоянно носил и спрашивал! - хохотнул Шимус.

- Да, Герберт, твой скаргу весьма приметен. Скорее всего весь город уже шушукается. А это уже сильно отразится на репутации наемников. Будьте внимательны, хотя теперь вы выйдете "на волю", то есть в город, через три года, если останетесь учиться, конечно. Ну или будете в составе патруля практику проходить, обычно это лучшая группа делает, как стимул остальным. Думаю, они постараются сделать так, что б вас выгнали, а там они приложат все силы, чтобы восстановить свое реноме...

- А не пора ли нам подкрепиться? - перебил друга Шимус.

- Идемте, покажу, где столовая нашего факультета, заодно познакомлю, кое с кем. Теперь вам долго придется в ней питаться, надеюсь. - улыбнулся чему-то своему Грегори.

Дружной толпой студенты направились в столовую, бурчащие животы не располагали к излишним волнениям по поводу вчерашней драки. Столовая располагалась не далеко, в метрах трехстах. Двухэтажное здание с неразборчивой лепниной. Запахов из нее не доносилось. Если б первокурсники были одни, они скорее всего решили, что столовая не работает. Однако это было не так. Поймав удивленные взгляды студентов Грегори пояснил:

- Запаха нет и не будет. На здании специальное плетение, а также на самой кухне. В помещении, где едят студенты, всегда пахнет сдобой и корицей. Что якобы вызывает аппетит. Думаю, еще узнаете, в некоторых случаях, за провинности, студентов отправляют на подсобные работы на кухню.

Интерьер в столовой был прост до безобразия. Обычные деревянные столы за которые могли сесть восемь человек, по четыре с каждой стороны и лавки. Белые стены без украшений, на окнах голубые шторы, под потолком магические шары для освещения. В помещении галдели студенты, кто-то стоял у стойки раздачи. Грегори потянул друзей на второй этаж, по ходу сказав, что такой бардак только перед началом занятий, потом у каждой группы свой стол. И ко времени завтрака, обеда или ужина все накрыто. Еда простая, но питательная.

На втором этаже, посадив первокурсников за стол, Грегори и Шимус, отошли сказав, что сейчас все организуют. Не прошло и пяти минут, как довольные собой старшекурсники появились катя перед собой сервировочный столик с блюдами на шестерых. Сегодня с утра была каша непонятного цвета и консистенции, булочка с маслом, напиток из драгомы и еще стакан с буроватой жидкостью. Ефина от одного взгляда на завтрак просто перекосило, однако не успел он открыть рот, что б выразить всю глубину своего возмущения, как его опередил Грегори.

- Не смотрите на вид, для нас это самое то! Каша сдержит кучу питательных веществ, не будете ее есть - не выдержите нагрузку. И вообще, вся еда подобрана с учетом учебной нагрузки на студента. Как говориться, еду не нужно нюхать, не нужно на нее смотреть, а нужно только кушать! Да, и вот это - показывая на стакан с бурой жидкостью - нужно употреблять до еды. Способствует раскрытию магической составляющей. Даже если у вас нет дара - это очень полезно, улучшает, помимо прочего, память. Конечно магами вам не стать без дара, хоть залейтесь, но облегчит жизнь на факультете - это точно. Не смотря, что мы не магический факультет, знание работы с плетениями и энергиями, а также артефактами, будут преподаваться и строго спрашиваться. Поэтому постные лица изменили на вдохновенные или хотя бы сделайте их по проще. - сказал Грегори и собственным примером показал, что бурую жидкость пить можно, опрокинув содержимое стакана себе в рот.

Остальные, кроме лыбящегося Шимуса, тяжело вздохнув, потянулись за стаканами. Завтрак прошел в тишине. На разговоры никого не тянуло, по крайней мере за этой едой. Когда завтрак подходил к концу, Герберт задал мучивший его вопрос:

- Грегори, слушай, а тут все без мяса дают?

- Да нет. А что?

- Вот думаю, чем питаться мой Орис будет.

- А, ты об этом. Предлагаю сходить к тетушке Дальмине. Она заведует кухней и с ней можно это обсудить.

Герберт быстро проглотив булку с маслом и запив ее напитоком из драгомы, поторопил старшекурсника:

- Грегори, можешь познакомить меня с этой тетушкой?

- О чем разговор! Сейчас доем и пойдем.

В кухне сновали работники, вокруг кипело, скворчало, слышно было, как что-то быстро шинкуют. Над всем этим возвышалась дородная высокая тетка преклонных лет, которая управляла этим, казалось бы, хаотичным движением. Одета она была в простое платье поверх которого был повязан белый передник, волосы скрывала белая кружевная косынка. Крупные простые черты лица говорили о том, что в молодости она была далеко не красавицей, однако была не лишена определенного обаяния. Впрочем, как и сейчас.

Взглянув на вошедших, тетка громоподобным голосом обратилась к Грегори:

- Гера, что тебе еще понадобилось? - делая вид, что крайне недовольна появлением посторонних на ее территории. - И кого ты с собой притащил?

- Тетушка Дальмина, не серчайте! Мы по делу. Со мной мой товарищ, он только поступил в академию. Зовут его Герберт.

- Дело говоришь? Ну, пойдем ко мне. - сказала тетушка и развернувшись пошла в глубину кухни. Студенты потянулись за ней.

Зайдя в отдельную комнату, которая оказалось небольшим кабинетиком. Стол, несколько стульев и кушетка, вот и вся обстановка. Тетушка села за стол, показав молодым людям на стулья, поинтересовалась:

- И так, что именно привело вас ко мне?

- Уважаемая тетушка Дальмина, - начал Герберт.

- Просто тетушка Дальмина, - перебила его женщина.

- Как скажите, тетушка Дальмина. У меня вопрос и просьба. Со мной в Академии находится питомец - молодой скаргу по имени Орис. Вопрос заключается в следующем, возможно ли сделать так, что б Орис питался в столовой.

- Это исключено, со студентами зверь питаться не будет, - строго сказала тетушка Дальмина.

- Я не совсем точно выразился, мне нужно кормить скаргу, рацион как понимаете у него один - мясо. Будь я в лесу или в городе, вопрос с прокормом не стоял бы. Как вы понимаете, если его не кормить, то за безопасность остальных студентов я не отвечаю.

- Молодой человек, не нужно тут угрожать. Так сразу и сказали бы, что нужно поставить питомца на довольствие. Да, в принципе это возможно, однако должно быть указание ректора или декана. Тогда мы станем заказывать на вашего скаргу мясо у поставщиков. Самовольно такое решения я принять не могу.

- Если я получу от декана подобное указание, то вы поставите Ориса, как вы выразились, на довольствие?

- Если я получу письменное указание - то конечно. Принесешь сегодня - с завтрашнего утра можешь приводить своего скаргу. Только не в общий зал. Сзади здания есть подсобные помещения, там и будешь его кормить. У тебя все?

- Да.

- Тогда шуруйте отсюда. У меня еще куча работы. - сказала тетушка Дальмина и встала из-за стола, поторапливая молодых людей.

- Ну что, вы там так долго, - пританцовывая от нетерпения спросил Ефин, - зачем тебе понадобилась эта тетушка?

- Ориса чем-то ведь кормить надо? Надо! А тут, как видишь не лес. - ответил Герберт.

- Ну что, молодежь, пошли к интенданту. Раз сегодня я с Шимусом ваши гиды, пользуйтесь нашей добротой.

Выйдя из столовой студенты увидели наставника Вилора, который явно кого-то искал.

- О, думаю это за нами, - кивнув в сторону наставника сказала Лиси.

- Да, похоже, - подтвердил Провий.

- Ну мы оставим вас. - сказал Грегори оттирая и подталкивая Шимуса в противоположную сторону от приближающегося Вилора, - Если что, найдете нас у Шимуса.

- Ага, вот и вы! Их ищут по всей академии, а они прохлаждаются в столовой и неспешно ходят по аллейкам, - раздраженно сказал Вилор. - Вы, что не знали, что вас ищут?

- Нет, наставник Вилор, - быстро сориентировался Провий.

- Ага, то есть нет, то есть не знали, - попытался поддержать друга Ефин.

- А, ты, вообще молчи. - рявкнул Вилор. - Не верю вам ни на медяк.

- Почему? - удивился Герберт.

- Узнаете, скоро все узнаете... Сейчас живо за мной к ректору!

ГЛАВА 10.

С утра Эльмир Итель Ре Гид пребывал в скверном настроении. Ни свет, ни зоря появился капитан городского патруля и настойчиво добивался встречи с Эльмиром. Как выяснилось причиной тому - проделки Герберта и его компашки. И все бы ничего, но этот нахал капитан, стал ему, декану не магического факультета, наставнику первого ранга, мастеру клинка, магу 4-го уровня, угрожать и требовать. Хотя для справедливости стоит отметить, что сначала все же требовать, а потом угрожать. Но сути это не меняет! Требовать отчислить студента первого курса за разбойное нападение и избиение, и кого? Наемников! Смех, да и только. Что ему было и сказано! Потом он перешел к угрозам и был послан, куда подальше. Однако, как день не задался с утра, так и потерявший всякий здравый смысл капитан, взял, да и пошел! Но пошел не по указанному направлению, а прямиком к ректору! И теперь его вызывает ректор и маринует в комнате для посетителей добрых полтора часа! Вот что там можно обсуждать с этим капитаном? Вилора тоже пригласили, правда позже. На час! Однако сразу услали на поиски гоп-компании: Герберта, Провия, Лиси и Ефина. И вот уже пол часа тот где-то пропадает! А! Вот и они. Ох, получат сейчас у меня...

В этот момент дверь в кабинет ректора открылась, из нее вышел довольный капитан. Взглядом победителя глянув на декана, он, гордо подняв голову и чеканя шаг, удалился.

- Входите, Эльмир Итель Ре Гид - ректор вас ждет. - сказала секретарь. И добавила увидев, что Вилор потащился следом за деканом студентов, ледяным тоном закончила, - Одного!

Эльмир зашел в просторный кабинет ректора. Две стены которого были уставлены стеллажами с книгами по магическим искусствам. Многие из них были очень древними или очень редкими. Хотя одно другого не исключает. От обилия охранных чар, как на книгах, так и на самом помещении, рябило в глазах, если конечно смотреть истинным зрением. Большой, т-образный массивный письменный стол, инкрустированный искусной резьбой, стоял по центру комнаты. На своем веку он видел не одного ректора. Все, кто могли и становились ректорами, хотели заменить его, но по каким-то, неведомым Эльмиру причинам, стол так и продолжал тут стоять. Около стола расположился ряд стульев, выполненных в том же стиле и имеющих тот же возраст, что и стол. В глубине кабинета, за спиной ректора, камин, в котором, даже в самое жаркое лето горит огонь. При этом в помещении никогда не бывает чрезмерно жарко. Около камина пара кресел и между ними журнальный столик. Слева от камина вход толи в комнату отдыха, толи в личную лабораторию ректора. Что там находится Эльмир не знал. На правой стене расположились пять больших мозаичных окон, позволяющих при необходимости узнать, что происходит снаружи, но не позволяющих увидеть с улицы, что происходит внутри кабинета.

Сам ректор, Мотирелий Итель Ре Жеритикуци (бессменный руководитель Вольской Академии последние двести пятьдесят лет) стоял у окна и что-то там рассматривал или делал вид. Высокий, худощавый, неопределенного возраста мужчина. Длинные светло-русые волосы без признаков седины заплетены в изящную косу. Одет в дорогой и модный камзол голубого цвета, с замысловатым узором вышитым серебренной нитью. Услышав, как закрылась дверь, ректор повернулся к молодому декану хмуро посмотрев на него. Льдистая голубизна глаз руководителя академии и способность по-особому взглянуть на человека давно стала притчей, не только в Академии, но и на территории всей Мирании. Почти не было людей, которые не робели бы перед ним. По натуре властный и жесткий, редко улыбающийся, ректор слыл умным и образованным собеседником. Смотря на него, каждый понимает, что перед ним матерый хищник. Тонкие аристократические черты лица: линия бровей, нос, рот, подбородок все кричало об опасности исходящей от ректора. Умелый политик, талантливый стратег, а иначе на этой должности столько не удержаться, харизматичная личность. И в тоже время известный ученый, как он смог сочетать такие качества многие задавались вопросом. Скрупулезность и тщательность в изучении заинтересовавшего его феномена и способность невозмутимо, десятилетиями экспериментировать, пока не получит необходимый результат, соседствует с крайней раздражительностью и злопамятностью. Даже архимаги стараются не задевать ректора Вольской Академии, хотя сам ректор официально архимагом не является. Правда и сориться с могущественными колдунами он не спешит.

Эльмир в который раз подосадовал на капитана, мысленно низвергнув на голову нечастного тысячи всевозможных проклятий. Не выдержав взгляда ректора, отвел глаза. Тот удовлетворенно хмыкнув, сказал:

- Присаживайся. Наворотил ты дел. Вот я сегодня сидел и думал, а не рано ли тебе быть деканом. Детство у тебя видимо еще не отыграло. Представляешь, мне этот занудный капитан полтора часа рассказывал про твою вопиющую некомпетентность.

- Но... - хотел было сказать Эльмир.

- Я еще не все сказал! Тебе нельзя даже мелочь поручить! Вот скажи, что это за происшествие в пути, что за нападение? И потом случайно счастливейшие избавление от него? Я тебе дал пару дней прийти в себя и потом ты должен был мне все подробно доложить, а не парой слов, как по прибытии.

- Но...

- Молчать! Что за несанкционированное принятие студента без экзаменов? А? Я спрашиваю? Мало того, что какой-то сопляк спас опытных магов и воинов, вот спрашивается - может вам всем переаттестацию провести на профпригодность? А? Чего молчишь? Хотя правильно делаешь! Тут особо и говорить нечего! Ладно, принял пацана, и хранители с тобой! Но зачем и с каких соображений, и, собственно, по какому праву, ты сократил время отработки? Молчишь? И вот, не успел этот пострел попасть в город - тут же ухитрился засветиться. Вот спрашивается, зачем он полез в тот дом? И Вилор хорош -потакает ему! А если бы их там размазало? Там магии напихано так, что звено опытных боевых магов лезть не решилось бы! А они поперли! Это либо дурость, либо халатность! Хотя родственницу все же вытащить сумел. Все равно! Уволю, я вас всех уволю! И наберу менее талантливых, но более исполнительных! За стенами Академии очередь на ваши места! О-о-о. Так, я еще вспомнил, как на тебя жаловались родители тех студентов, которые поступили на не магический факультет, хотя думали, что отдают документы на магический! Это не слыхано! И, что за цирк ты вообще устроил, что за нелепые слухи циркулируют по столице? Ты деканом стал около трех месяцев назад! А дел наворотил, что некоторые за все карьеру не сделают!

- Но вы же сами ...

- Что сами!?? Что сами!!!?? Звездную болезнь поймал!? Так я быстро вылечу! Зачем ты послал капитана, куда сам не ходишь? Ты понимаешь, что у одного из наемников шурин в столице в личной, повторяю, в личной гвардии монарха служит! Вот дойдет до царствующей династии, что в Вольскую Академию принимают бандитов и грабителей! Ты слышал, как он преподнес, цитирую: "Банда малолетних преступников, по сговору, напала на мирно отдыхающих, своевременно платящих налоги и подати, верных слуг Мирании. Выждали момент, когда они выпили, расслабились и не могли оказать достойное сопротивление. И натравили..." Ты слышишь!? "Натравили стаю свирепых чудовищ из Чаеского леса. В следствии чего пострадал мирный гражданин. А отважные наемники, не щадя живота своего, защищали жителей Вольска голыми руками(!) от стаи взбесившихся скаргу!" Ты себе представляешь какой шум поднимется? И ты и я лишимся своих мест! Тут проверяющих будет больше, чем студентов! Кстати, вернемся к нашему одаренному бездарю. Как там его?

- Герберт.

- Вот, вот, этот самый Герберт! К нему уже присматриваются из тайного сыска, больно много совпадений вокруг него. И еще у тебя хватило ума свети его с Провием Итель Ре Деонергом, если с мальчиком, что-то случиться, его дед не оставит от академии и камня, не смотря на всю ее защиту! А нас с тобой порвет первыми! Как не уследивших за подающим надежды приболевшим юношей! И как ты додумался принять Тень? Нам еще не хватает напряженных отношений с этим кланом! Так ведь можно проснуться, а голова рядом на тумбочке! - стукнул кулаком по столу ректор.

Пару минут в кабинете висела звенящая тишина. Потом Мотирелий Итель Ре Жеритикуци тяжело вздохнул и добавил:

- Пороть вас всех надо, пороть! Что б ума прибавилось, а спеси убавилось! А теперь подробно изложи все события начиная с первого дня экзаменов.

В течении ближайшего часа Эльмир подробно рассказал о событиях последних трех месяцев. Периодически отвечая на уточняющие вопросы, и объясняя мотивы поступков. Ректор получив необходимую информацию, спросил:

- О вчерашних событиях, что известно?

- Только то, что сказал капитан патруля. Но веры в рассказ - ни на медяк.

-Ну-ну. Теперь слушай, что скажу я. Твой договор с мальцом я менять не стану. Однако, не радуйся раньше времени. В личное дело получишь взыскание и уплатишь штраф, скажем, пять золотых. Что б на будущее запомнил! Так же, если ты получишь еще два взыскания - можешь искать себе новое место работы. За появление капитана тебе предупреждение, еще два и получишь взыскание. Этот Герберт полностью на твоей ответственности! Все понял?

- Да.

- Вот и хорошо. Урсула, - сказал не громко ректор, - впусти Вилора и студентов.

Через минуту в кабинет вошли Герберт с друзьями и наставник.

- Молодые люди и барышня, присаживайтесь, нечего стоять столбом, и ты Вилор сядь, справа от Эльмира.

- А теперь вы расскажите мне, что вчера произошло?

Студенты переглянулись собираясь с духом, выбирая между собой, кто будет рассказывать. Ефин кивнул, что расскажет.

- Уважаемы ректор Мотирелий Итель Ре Жеритикуци...

- То, что я уважаемый и то, что ректор, я знаю. Я хочу узнать, что вы вчера делали?

- Ну, - стушевался Ефин, - это... мы с ребятами хотели посмотреть город перед учебой и купить, что понадобиться.

- Академия дает всем студентам все, что им понадобиться для учебы! Или вам это не сказали? - спросил ректор, пристально рассматривая при этом Эльмира и Вилора.

- Нет, нет, что вы! Конечно сказали!

- Тогда мне не понятно зачем вы пошли в город и как вышли из Академии.

- Так я говор ... - хотел было сказать Эльмир, но ректор перебил его.

- Я не у вас спрашиваю.

- Наверное стоит мне рассказать, Ефин, - сказал Герберт.

- Наверное стоит, - подтвердил ректор.

- Перед тем, как принять предложение поступить в Академию, я попросил декана Эльмира дать мне несколько дней ознакомиться с городом, посмотреть на него.

- Город как город, чего на него смотреть? Таких городов в Мирании много, молодой человек, ничего нового вы не увидите.

- Я из провинциального городка, для меня такие города, как Вольск в новинку.

- Оно заметно, не успел в ворота войти, как влез в дела государственного масштаба!

- Что вы и в мыслях не было, это все по незнанию и не опытности.

- Возможно, возможно. А ринулись вызволять наших наставников и студентов в лесу тоже по неопытности и незнанию?

- Нет конечно, только по зову сердца.

- Скажите, что вы делали в лесу?

- Шел в сторону города.

- Как интересно! И вас не съели там звери дикие?

- Нет, наверное, решили, что отравятся, - решил съехидничать Герберт, которого стала раздражать манера ректора вести разговор.

- Ишь, еще и пожить не успел, а зубки показывает, - прокомментировал ректор. - Ладно, по существу давай, что в трактире произошло?

- Устали мы, проголодались, решили посидеть, поесть в трактире. Через некоторое время зашли наемники...

- Сколько вас было?

- Я, Лиси, Провий, Ефин - и все?

- Все? А скаргу?

- Так он не человек!

- Разве я именно о людях спрашивал? - показно удивился Мотирелий.

- Пожалуй, действительно не уточняли. Да, со мной был мой питомец скаргу по имени Орис.

- Хорошо, а наемников сколько было?

- Девять.

- И, что дальше?

- Дальше мы беседовали, наемники выпили и стали приставать сначала к половой, потом к нам, а в частности к Лиси. Мы игнорировали сколько могли. Потом наемники не удержались и решили приложить к делу руки.

- Это как?

- Один подошел и решил, что их компания для Лиси более подходящая. Лиси возразила, и наемник потерял сознание. Остальные решили показать, что нельзя так разговаривать с их товарищем. Ну и завертелось.

- Как стало, что у одного из горожан не стало части мягких тканей на седалище?

- Это у одного из наемников не стало, он вытащил нож и хотел со спины меня пырнуть, Орис возразил.

- Орис - это твой скаргу?

- Да, к стати у меня просьба к вам.

- Да ты что?! Да разве ж кстати? Совсем не к стати! - не удержался ректор.

- И все же выслушайте меня. Касательно Ориса. Как вы верно заметили, сейчас мы не в лесу. И добывать пропитание сам себе он может разве, что в виде студентов и их наставников, либо жителей города. Дабы этого не допустить, прошу дать распоряжение поставить на довольствие Ориса. Тетушка Дальмина сказала, что достаточно разрешение декана, но раз есть возможность получить это разрешение у вас, то почему бы не спросить?

- С чего вы взяли, что я его дам?

- Из-за выгоды, - спокойно ответил Герберт.

- Какой еще выгоды? - опешил ректор.

- Первое, не кормить его выйдет дороже, будьте уверены ни я, ни он так просто не сдадимся. Зачем вам сопутствующий ущерб? Кроме этого, скаргу в Академии - это всеобщий интерес и соответственно возможность выбрать лучших студентов.

- Мы и так выбираем лучших.

- Так же понаблюдать за скаргу, где у вас будет такая возможность?

Ректор задумался над словами Герберта и в его глазах начал пробуждаться интерес к исследованиям.

- Кроме того, - невозмутимо продолжал Герберт, - выдав такое распоряжение вы официально зачислите Ориса, как питомца Академии. В следствии чего он имеет полное право защищать студентов Академии. Думаю, в таком ракурсе будет выгодно и вам, и Академии в целом, а пришедший с жалобой капитан будет бороться уже не с первокурсниками путем пасквиля, а с системой образования.

- Вы очень ушлый молодой человек, - задумчиво сказал ректор потирая подбородок, - и как столь молодой человек может быть столь искушен и пронырлив? Вы не знаете?

- Генетика, наверное.

- Какое интересное слово! Когда-то давно я его уже слышал... А вы его откуда знаете?

- Мне его сказал мой пожилой наставник, где он его услышал я не знаю. Он был наемником, побродил по свету.

- Какой образованный был у тебя наставник... Ну да ладно. Урсула, подготовь распоряжение "о становлении скаргу Ориса на довольствие Академии" за вчерашним числом. И дай сейчас на подпись. Все вы свободны! Герберт, подожди пару минут у секретаря, я подпишу, и она передаст тебе распоряжение.

Через пару минут подписанное распоряжение было отдано Урсуле и за ней закрылась дверь, тот час открылась дверка около камина. Из нее вышла не высокая, изящная, светловолосая девушка. Движения ее были грациозны и в тоже время скупы и размерены, что выдавало в ней хорошего бойца. И никак не вязалось с общим внешним видом. Васильковые глаза, на молодом лице, были подобны весеннему утру, смотрели на мир открыто и чуточку наивно. Две ниточки бровей сходились к аккуратному носику. Белизна лица оттенялась естественным насыщенным цветом губ. Отсутствие какой бы то ни было косметики, еще больше молодили особу.

Однако декан нисколько не обольщался. За внешним видом двадцатилетней девушки скрывалась опытнейшая магиня и прекрасный воин. Она была лишь чуть моложе Мотирелия Итель Ре Жеритикуция, лет на тридцать, и выглядела точно так же, как и в первый день их знакомства. И вот уже сто тридцать лет являлась его верной спутницей. За что он не переставал благодарить Хранителей.

Познакомились они случайно, на балу у императора. Будучи уже в то время известным, он сначала принял ее за наивную провинциальную девчушку, случайно получившую возможность попасть ко дворцу. Потом было еще несколько случайных встреч и занимательнейших бесед. Острый ум; академические знания; легкая, не унывающая натура и прекрасное чувство юмора, влекли ректора, как яркий свет в ночи притягивает мотыльков. И только через год общения опытный руководитель и строгий наставник узнал, кто его прекрасная знакомая. А ею оказалась Игиная Итель Ре Гор. Это имя он знал, и ее дела тоже. И весь ореол вокруг него был так не похож на его Иги. Оправившись от шока, декан поспешил узаконить свои взаимоотношения с девушкой. Или правильнее сказать с женщиной? Нет! Такое сказать даже язык не поворачивался у ректора. Но Иги ввергла его своим ответом в еще один шок. Она отказалась! Вот так взяла и с легкость и не принужденностью отказалась. Для опытного, повидавшего виды мужчины - это стало ударом. Она пыталась ему объяснить почему, но он ее не слушал. Только через месяц после этого, он смог перебороть себя и встреться с ней, чтобы выслушать ее. Оказалось, все очень просто и в тоже время не очень. Смысл заключался в том, что Иги не отвергала Морти, а опасалась привлекать к ним внимание общества. Столь одиозный союз мог вызвать зависть и злобу, а следом и подкуп слуг, яд в еде, кинжал в спине или какое-то изощренное колдовство.

Насколько бы ты ни был прекрасным воином и магом, не возможно все время быть на стороже. Даже дома они не смогли бы расслабиться. А отказаться от привычной жизни - это не для нее. Ну и не для него, по крайней мере, так она думала. Как показала жизнь решение было одним из верных. Про их отношения мало кто знал, хотя некоторые догадывались. Встречались они тайно. В личные покои она приходила и уходила порталом. Кроме ректора, только на нее были настроены охранные плетения. Остальные не смогли бы это сделать, ну разве что все пять архимагов разом решили бы объединить свои усилия.

- Морти, ты чего с самого утра такой взъерошенный? Я думала они от тебя не уйдут до вечера, - улыбнулась магиня.

- Все слышала?

- Да.

- Что скажешь?

- Не слишком ли ты суров с мальчиком?

- Это ты о ком?

- О твоем новом декане, естественно.

- Ты знаешь, как долго я себе искал приемника?

- Еще бы, ты мне последние пятьдесят лет все уши прожужжал.

- Так вот, он претендент! Только еще сыроват, его нужно вылепить и обжечь, чем собственно сейчас и занимаюсь.

- А остальные?

- А! - махнул рукой ректор, - посредственности. В своем деле они профессионалы, но для должности ректора они не годятся! Нет амбиций, нет выдумки. С ними Академия скатиться и утратит свои позиции. А теперь посмотри на Эльмира - всего ничего, а такой сильный набор! Да нашумел, да у меня на той неделе секретарь императора ненавязчиво узнавал, правдивы ли слухи, курсирующие по столице. Да, такого сто лет не было! Ничего обкатаем, впредь он будет осторожнее и изощреннее. Правда, пришлось его прикрыть перед императором, а то, что за интересом секретаря виден перст указующий, думаю тебе понятно.

- И, что ты сказал?

- Сказал, что толпа и не такого наговорит. По поводу принятых якобы на магический факультет и попавших на не магический, сказал, что это было испытание. Кто прошел - поступил на магический факультет, кто нет - не достоин на нем обучаться. Поэтому они на не магическом.

- И какая была реакция?

- После уточнения, что никто их не держит, и они были вольны поступать в другие учебные заведения, просто хмык.

- У одного из студентов скаргу, я не ослышалась?

- Так весь город говорит!

- Ты знаешь, я в столице, а до столицы слухи за неделю доходят.

- Есть, и вообще интересный он экземпляр.

- Скаргу?

- Та нет! Герберт. Ну и скаргу тоже. Буду за ними наблюдать. Кстати, у них какая- то связь между собой. Так же у парнишки хорошая предрасположенность к магии. Не понятно, как его упустили и раньше не развивали. Теперь это будет трудно. Не вероятно трудно и опасно. Зато какие у него каналы силы. Уух! М-да! Только у него есть еще что-то, не понятное мне. Ничего узнаю. Распоряжусь, что б ему уделили "особое внимание", думаю немного пообвыкнет и мы увеличим ему нагрузку: скажу Эльмиру что б ввел его в красный коридор.

- С ума сошел!!! Ты его убьешь!

- Ты его не видела, не перечь мне!

- Ну-ну. Угробишь пацана.

- Значит Эльмир не справится и не бывать ему ректором, еще пятьдесят лет подожду и буду искать! - отрезал Морти.

- Как знаешь!

- Его и нужно -то будет всего полгода подержать в напряге.

- Ты в своем уме? Даже я не смогу продержаться и половину этого срока!

- Так уж и не сможешь? - удивленно приподнял бровь декан. - Не прибедняйся. Он еще молод, психика подвижна, организм молодой, должен перенести. А вообще, знаешь, появился хоть маленький просвет. Ведь ничего нового и интересного студенту не выдают на выпускных работах. Если раньше хоть раз в три года попадались свежие оригинальные идеи. Да, сырые, но весьма перспективные. Потом раз в пять лет. Теперь раз в десять лет. Я устал от обыденности и серости. Только ты, да опыты - вот отдушина.

- Думаешь, что вина на тебе?

- Знаешь, либо стало мало талантливой молодежи - что вряд ли, либо что-то изменилось в самой академии, а я не могу понять в чем! Наверное, пора на заслуженный отдых. Так не кому передать...

- Опять ты за свое! - рассердилась Иги.

- Ну, вот, как что-то интересное - сошел с ума, как уйти на покой - тоже самое. М-да! Но самое главное я не сказал!

- Что?

- Тревожно мне, что-то назревает. Ты знаешь, с возрастом я все больше начинаю чувствовать будущее. Предсказать, конечно, пока не могу, только общее наитие. Но, ничем хорошим это не будет. Передай императору, лично пусть готовится к покушению или восстанию. Это все на самых верхах будет происходить! Возможно уже происходит.

- Да, тревожные донесения идут. Не можем выявить источник. Думаешь все на столько серьезно?

- Предполагаю, возможна смена правящей династии.

- Даже так? - задумчиво сказала магиня накручивая золотистый локон на указательный пальчик.

- И самое интересное, по ощущениям, Герберт в этом сыграет не последнюю роль.

- В смене династии?

- Нет, в этой каше! Он уже испортил некоторые планы заговорщикам. И в дальнейшем его судьба связана с императорской семьей, правда на сколько долго - мне не известно.

- Ладно, не сердись... Я собственно не за этим прибыла, - кокетливо улыбнулась Иги, - и вообще, в той части твоего кабинета нас ожидает прекрасный завтрак. А ты меня голодом моришь!

- Тебя морить голодом - это не хорошо, - улыбнулся Морти, отчего его хмурый взгляд пропал и разгладились небольшие морщинки, явив миру столь редкое расслабленное и в тоже время озорное выражение на лице ректора Вольской Академии. Подхватив на руки магиню, он закружил ее по кабинету - несколько минут, под ее заливистый смех. Счастье - много ли нам для этого надо? Глоток свежего воздуха, дорогой и взаимно любимый человек рядом. На некоторое время все невзгоды и заботы отступили. И два счастливых человека весело перешучиваясь укрылись в недрах ректорского кабинета.

В то же время Герберт получил подписанное распоряжение и вышел из приемной ректора. Сразу за дверями его ждали друзья и что-то выговаривающий им декан. Вилор расположился у окна и в разговоре не участвовал.

- Распоряжение получил? - уточнил Эльмир у Герберта.

- Да.

- Живо отнесли его к тетушке Дальмине, а потом бегом получать учебные принадлежности. И что б о вашей компании я ближайшее время не слышал! В уяснили?

Интенсивно кивая головами студенты подтвердили, что услышали декана и готовы бежать на кухню. Отпустив студентов Эльмир тяжело вздохнул, присоединился к Вилору и пару минут понаблюдал за суетой студентов перед началом занятий. Они ушли в кабинет Эльмира обсудить беспокойное утро и подготовиться к первому дню занятий.

Герберт сказал друзьям, что догонит их и рванул к тетушке Дальмине, понимая -остаток дня будет суетным.

- А ты, что тут делаешь? Завтрак уже давно прошел, а обед еще не готов. - строго спросила тетушка.

- Принес распоряжение, как вы и сказали. - ответил Герберт.

- Коль так, то идем ко мне, проверю все ли правильно написано, а то знаешь сколько шутников вокруг. То иллюзию подсунут, то еще что-нить выдумают.

В кабинетике, усевшись за стол, тетушка Дальмина взяла распоряжение и не вчитываясь, даже не смотря кем подписано, стала проверять. Сначала она положила лист в шкатулку, ничего не произошло, после этого окунула в какую-то жидкость. Тоже ничего не произошло. В конце она посыпала порошком на сухой лист - и это после держания распоряжения в жидкости. Герберт привык ничему не удивляться, но все же был удивлен, хотя на его лице это никак не отразилось. Как только порошок коснулся бумаги, тот час комната осветилась переливчатым сиянием, которое не резало глаза, однако притягивало взгляд и завораживало необычными переливами. Продолжалось это от силы минуту, может даже меньше.

- Ну, что ж, пострел, думала ты только к вечеру управишься. А ишь и полудня нет, и вот распоряжение у меня, - сказала тетушка начиная читать.

По мере чтения у нее лицо приобретало крайне рассерженное выражение. Негодуя она выкрикнула:

- Нет, ты погляди, погляди чего удумали! Как так, поставить на довольствие вчерашним числом? Вот где я ему сейчас найду мясо в необходимых объемах? Ладно бы мясо. Тут ведь и поставщиков нужно предупредить и деньги под это взять. И что мне теперече делать? - продолжала неистововать хозяйка кухни. - Вот прыйдеть проверка, и меня спросят, почему два дня зверь не кормлен? Аль я распоряжений не выполняю, аль еще какая блажь в мою голову прыйшла? И у кого разумения хватило отето написать?! Еще ж у ректора! Вот мени интересно, кто ж его надоумел - то? - пристально смотря на Герберта спросила тетушка. Юноша даже растерялся от такого напора, обычно за ним такое не водилось. Опомнившись он сказал:

- Тетушка Дальмина, вот посмотрите на меня, я первокурсник и кто я такой, что б смочь надоумить самого ректора?

Все еще вглядываясь в Герберта она ответила:

- Да кто вас разберёть, сейчас молодь на всяк поступок горазда.

- Что можно сделать, что б проверка вас не донимала?

- Ну ... даже сказать трудно.

- Может написать просьбу не выдавать первых два дня довольствие, в связи с тем, что кормить зверя будут в городе.

- Пожалуй, лишним не будет. Держи лист, карандаш, пиши.

Уладив все формальности молодой человек понесся за друзьями. Они уже ждали перед дверьми в его комнату, входить они не спешили, оживленно что-то обсуждая.

- Чего стоим? Кого ждем? - спросил Герберт.

- Тебя! - ответила за всех Лиси.

- Так вперед, время не ждет! Надеюсь Шимус и Грегори здесь. - сказал юноша.

В гостиной за столом попивая горячий напиток сидели Шимус и Грегори, вяло обсуждая предстоящий учебный год. Увидев первокурсников, Грегори улыбаясь сказал:

- А вот и герои сегодняшнего дня, что решил ректор на ваш счет?

- Сказал не шалить в ближайшее время, особенно Герберту - не удержался Ефин.

- В общем, мы остаемся учиться - с серьезным видом подтвердил Провий.

- Вот и хорошо, что теперь намерены делать?

- Как что? - удивился Ефин - А кто обещал познакомить нас с интендантом и помочь с обустройством.

- Ну, положим, помогать с обустройством я не обещал, - сказал Грегори, - вот помочь свести знакомство с интендантом - это да! Думаю, анжуйским обзавестись вы не обеспокоились? Ведь так? - увидев понурый кивок первокурсников Грегори продолжил, - Так вот, с вас причитается, пока вы там рассиживались у ректора, я успел озаботиться смазкой для знакомства, - театральным жестом достал заветную бутылку. - А теперь пошли.

Идти пришлось минут пятнадцать - двадцать, петляя по коридорам, то поднимаясь, то спускаясь, пока не добрались до подвального этажа. Из разъяснений старшего товарища, они узнали, что это не подвал, как они сразу подумали, а минус первый этаж. И в глубину есть еще четыре. Не разъясняя, что находится ниже Грегори постучался в одну из дверей, которые были похожи друг на друга. Послышался хриплый резкий голос, который лучше всего подходил бы сержанту на плацу.

- Кого там еще принесло? Занят я, занят!

- Минекор Рникуил, - это я, Грегори.

- А, это ты! Ну проходи.

- Я не один, с товарищами.

- Ну заходите уже.

Помещение, которое занимал интендант не имело окон и было до жути аскетично: стол и стул, на котором сидел лицом к двери интендант, а также пара стульев для посетителей, около стены, справа. Все остальное пространство около стен занимали стеллажи с тубусами, папками и прочими документами. В сухом воздухе витал запах старых пергаментов, истлевавшей от возраста бумаги. Сзади, за интендантом, была еще одна дверь, которая вела в другую комнату. Что там находится студенты не знали, дверь была закрыта. На видавшем виды стуле и за таким же столом, восседал худощавый пожилой человек, одетый в серый, как бы припорошенный пылью, камзол. Серая кожа на лице и руках говорили о том, что интендант мало проводит времени на свежем воздухе, под солнцем. Пепельные прямые волосы до плеч, как бы подчеркивали неестественную бледность пожилого мужчины. Только слегка красноватый крупный нос с мелкой сеточкой капилляров, говорящий о любви интенданта к выпивке, выделялся пятном на невзрачном лице. Слезящиеся, от вечной пыли, глаза непонятного цвета, упрямо поджатые губы и острый подбородок завершали его облик.

- Что вас ко мне привело?

- Да вот, привел молодежь с вами познакомить, - ответил Грегори.

- Дык, я ж не барышня, чего со мной знакомить - то? Тем более, вон вижу, есть она среди вас, - ворчливо ответил интендант.

- Минекор Рникуил, Грегори сказал, что вы после ректора второй человек на факультете не считая декана. Многие вопросы только в вашем ведении. Вот мы и решили - негоже первокурсникам не знать вас в лицо, - начал говорить Герберт.

- Ну, пожалуй, что так и есть, - довольно блеснули глаза интенданта, который одобрительно посмотрел на Грегори.

- Да, и как известно, с пустыми руками приходить не вежливо. - продолжал Герберт, - поэтому не сочтите за непочтение, и примите, пожалуйста, от нас символический знак уважения в виде бутылочки анжуйского.

- После таких слов и принять не зазорно, - хитро улыбнулся интендант, всем видом говоря, знаем зачем вы принесли и знаем, что вам нужно.

- Представьтесь хоть для приличия, - продолжил Минекор Рникуил, - а то я и не узнаю от кого почтение то получил.

- Я Герберт, это мои друзья: Лиси, Провий и Ефин. Грегори вы и так знаете, - под одобрительные мелкие кивки интенданта сказал юноша.

Минекору понравилось то, что молодые люди пришли не требовать, не кичиться своим положением и родословной, а по-человечески, хоть и немного, по-юношески, наивно. Все же не первый год он работает, да жизнь его потрепала и тем самым прибавила прозорливости и опыта. Смотрел интендант на первокурсников и чувствовал, всем своим нутром чувствовал, что из-за этой четверки будет веселый, хоть и не простой год. Молодые, озорные, готовые горы свернуть, они напомнили его самого в юности и его товарищей. Вслед за этим нахлынули гонимые воспоминания, от былых друзей остался только Игней, да и тот инвалид. Пристроил он его подле себя кладовщиком, да разве ж эта та доля, на которую заслужили они? Игней, тот и вовсе, лучший в свое время, полевой агент, в последствии создал лучшую группу по особым поручениям императора. А теперь что? Инвалид на содержании империи. Забыт всеми. Благо, император грамоту выправил, да на скудном имперском обеспечении оставил, а то так в подворотне и закончились бы дни Игнея. Ноги нет, одна из двух рук утратила подвижность. Одно спасение, лекари в Академии хорошие, а студенты задаром подлечивают раны старого воина. Если бы не зараза в крови, так вообще смогли бы восстановить и ногу, и руку. Непроизвольно в горле собрался ком и блестящие влажные глаза интенданта еще больше заблестели. Проглотив не вовремя появившийся ком, Минекор сказал:

- Что ж, за уважение к старику и юношескую нахальность, держите вот эти жетоны. Покажите их кладовщику, он вас допустит к особому спецхрану. Только не нахальничайте, а то он не посмотрит них и выпроводит вас. Понятно? Кстати, кладовщики у женской и мужской части - разные. А теперь идите, у меня дел полно, а вы тут расселись и мешаете.

- Произвели вы, чем-то на старика впечатление, понравились, - немного завистливо сказал Грегори, выйдя от интенданта, - обычно от него только писульку получить можно. А тут жетоны.

- И, что они дают? - спросил Ефин, сгорая от любопытства.

- Обычно студентам выдают все, как кому повезет. С писулькой можно выбрать, что по нраву и подойдет. А вот с жетоном можно попасть в спецхран. Сам я там не был, говорят там собрано лучшее из всего что есть, - мечтательно говорил Грегори, - но это не самое лавное. В отличии от остального, жетон дает возможность обращаться к спецхрану неоднократно. Главное меру знать. Если без меры туда лезть, говорят он просто рассыплется в прах. Как это происходит никто не знает. Кстати, наш кладовщик примечательная личность, в своем роде известная. Дослужился до личного порученца императора, возглавил какую-то особую группу. По слухам, провалил одно важное и деликатное задание императора, при этом все группа погибла, он лишился ноги и руки, подцепив редкую магическую заразу - тление крови. Ему повезло, что он жив остался. Во - первых, вовремя отнял сам себе ногу; во - вторых, пережил гнев императора, даже получив мизерное содержание и дозволение работать в Академии. В общем интересная загадочная личность. Но крайне озлоблен, на студентов, конечно, он не кидается, но спуску не дает. В случае случайной порчи имущества, легче пошить или купить на стороне, чем сдать ему в неудобоваримом виде.

- Да, - задумчиво произнес Провий, - дед, что-то рассказывал про тление крови... А! В организм попадает через еду или питье. Бывали случаи, когда добавляли в воду и распыляли. В случае попадания в организм: съел, выпил, рана была - заражает организм, вернее кровь. Излечить ее трудно, почти невозможно. А вот если ее обнаружат до попадания в организм, то уничтожается легко и быстро. Кстати, не заразна, если не пить кровь зараженного и то вероятность заболевания крайне мала.

- И, как же ее лечат? - заинтересовался Герберт.

- Точно не скажу, могу у деда спросить при случае, кратко и по памяти - нагревают кровь и пытаются очистить от магических плетений. Если зараза только в кровь попала, то может и удастся вылечить, если в глубь организма, добралась до органов - считай не жилец.

- Да, примерно так и лечат, - подтвердил Грегори. - Вот мы и пришли, думаю дальше управитесь сами. Я Лиси покажу, где девичья кладовщица обитает.

- Спасибо за помощь! - сказал Герберт, пристраиваясь в конец длинной очереди студентов.

Через пару минут очередь удлинилась, а потом еще и еще. Стоять пришлось около трех часов. За это время Лиси успела получить у своей кладовщицы все необходимое, так как девушек в Академии значительно меньше, чем юношей. Так же она сказала, что спецхран один и только у Игнея Старино, поэтому решила зайти с ребятами, может получиться и себе, что-то присмотреть. А после нужно бежать в библиотеку, получить необходимые книги.

Кладовщик оказался высокого роста, скупые и выверенные движения говорили о былой сноровке, ограниченность подвижности и спазмированность мышц, так же говорили о болях, которые испытывал Игней Старино, который по привычке старался не выдавать испытываемых ежеминутных мук. Несмотря на все старания, Герберт это быстро заметил. Всматриваясь в желтушное, водянисто-отекшее, некогда красивое и мужественное, лицо, в глаза, налитые кровью, которые так и говорили: да, когда вы все уйдете и дадите мне небольшой отдых. Он видел перед собой воина, который не сдался и борется за свою жизнь, и готов ее отстаивать до конца, какой бы она ни была. Если бы еще чуть силы по боле, да боли по мене. В то же время злость на самого себя и раздражение на свою немочь, нет-нет да выплеснется на окружающих. И получают студенты, попавшие в этот момент под раздачу, и думают, что зол он на них и желчен от природы. Однако, это не так. Видя, как передвигается на культе этот некогда гордый и властный человек, в Герберте зрела решимость найти способ борьбы с этой треклятой заразой, называемой тлением крови, которая губит и калечит жизни достойных людей, заставляя влачить жалкое существование и испытывать сильнейшие физические, а следом и моральные муки.

Игней Старино встретившись взглядом с Гербертом на мгновение замер: в них он не увидел так часто встречающуюся жалось и отвращение или надменную гордость, так и говорящую: со мной такое не случиться или брезгливую небрежность. Он увидел гордость за него, за человека, который борется до конца и желание помочь. Не то сопливое желание утереть нюни или сожалеюще тяжелое желание помочь инвалиду, а стремление духа сотоварища, собрата найти причину недомогания и с ней покончить.

Печально улыбнувшись, давая понять, что порыв Герберта увиден, понят и одобрен, но невозможен по своей сути, ибо многие ученые мужи бьются и не могут найти решение. Что сможешь ты, студент-первокурсник, чего не могут они? Не нужно давать ложной надежды. А нет ложной надежды - есть только стремление, стремление незнающее слова невозможно. Краткий миг был прерван толчком в плечо Герберта Ефином и его возгласом:

- Ты чего замер? Вон куча народа сзади, все в нетерпении. Не спи, нам еще в библиотеку.

Игней сморгнул, прогоняя наваждение, охватившее его и намеренно грубее, чем обычно:

- Да, давайте живее! Нечего меня задерживать!

- Уважаемый! Нам бы ... - делая паузу начал говорить Герберт, привлекая внимание Игнея к своим рукам вращая в пальцах жетон.

Игней удивленно приподняв бровь уточнил:

- Первый курс?

- Да! - хором ответили друзья.

- И ты с ними? - глядя на Лиси спросил кладовщик, от удивления у него приподнялась вторая бровь.

- Она с нами, - подтвердил Герберт.

- Интересные ныне творятся дела, ну коль так, заходите ко мне, сюда.

После этих слов шепот пробежал позади стоящей очереди, которая не могла понять, что к чему. Только старшекурсники догадывались, костеря находчивых первокурсников на все лады - теперь им придется ждать лишних полчаса.

Зайдя в комнату, где лежало все необходимое для учебы студентов разных курсов студенты начали жадно высматривать себе что по - интереснее и по - новее. Однако их занятие прервал голос кладовщика:

- Чего застыли? - нарочито грубовато сказал он, пряча улыбку.

Ему понравился тот огонек, который зажегся в глазах студентов. Ровные ряды стеллажей, на которых лежало разнообразное обмундирование, амулеты, инвентарь, оружие у многих вызывало такую же реакцию.

- Идите за мной! Нечего задерживать остальных.

Первокурсники цепочкой потянулись за проворно передвигающимся Игнеем. Минут через пять они подошли к массивной металлической двери, кладовщик проделал какие-то манипуляции и дверь неспешно начала открываться.

Зайдя в спецхран, который был гораздо меньше, чем основной склад, они увидели стеллажи, подернутые дымкой. Герберт сразу не сообразил, протер глаза, дымка не исчезла и удивленно глянул сначала на друзей, а потом на возившегося в углу Игнея. Увидев удивленный взгляд, Провий пояснил:

- Герберт, это стандартный защитный кокон, сейчас его отключат, и мы сможем выбрать себе все необходимое.

И действительно, спустя пару мгновений дымка мигнула и медленно растаяла. К ним подошел Игней и хитро щурясь спросил:

- Нравится?

Интенсивное кивание голов студентов добравшихся до манивших их вещей было ему ответом.

Герберт, начавший было идти к ближайшему стеллажу остановился, сообразив, что он не знает, что и для чего ему выбирать. Предметы, которые они будут изучать он не знал, стандартную одежду первокурсника не магического факультета он бы взял и так, а вот остальное...Повернувшись к Игнею он спросил:

- Что вы порекомендуете нам, первокурсникам? - зачем-то уточнил он.

- Это правильный вопрос, - одобрительно закивал бывший воин. - Идем подберем то, что нужно.

- Ребята, уважаемый Игней согласился оказать нам помощь в подборе всего необходимого.

Ефин, который уже стоял с целой стопкой вещей в руках и кучей оружия, сложенной у его ног, оторопело начал вертеть головой смотря то на Лиси, то на Провия, которые все еще бродили между стеллажей изучая их содержимое. Те, посмотрев на него, стали улыбаться, а когда неловко споткнувшись о железо, лежащее у его ног, Ефин попытался удержать равновесие: взмахнул руками, и одежда посыпалась из его рук, громко рассмеялись. Красный от смущения Ефин начал все подбирать и старательно возвращать на места под неодобрительным взглядом кладовщика. Подождав пока первокурсник все разложит обратно Игней повел студентов вглубь хранилища, по ходу рекомендуя взять: плащ повседневный, плащ парадный, перчатки к ним. Форму студента не магического факультета три набора: один для повседневной носки, второй парадно-выходной, третий для практических занятий, включая обувь. Рюкзачки, трансформирующиеся в походные и седельные сумы, в которые студенты начали складывать все вещи. Если в обычном хранилище были стандартные рюкзаки, то друзьям посчастливилось разжиться безразмерными спецрюкзаками. Увидев недоумевающие взгляды Герберта и Ефина, Игней рассказал о том, что принцип рюкзаков примерно такой же, каким пользуются сильные маги, не нуждающиеся в подобных артефактах и хранящих вещи в пространственном кармане.

- Примерно, как в банке с карточкой?

На секунду задумавшись, Игней улыбнулся и сказал:

- Почти. Там все рано доступ к пространственному карману осуществляется через карту-артефакт, т.к. пользоваться ей должны не только маги, но и обычные люди. И размер кармана невелик. Шевелитесь, мне еще остальным студентам выдать все необходимое нужно.

Шествуя, каким-то только ему известным маршрутом, Игней петлял между стеллажами, рекомендуя взять ряд необходимых первокурсникам артефактов, потом подобрали оружие. Каждому были выданы: полуторник, мизерекорд, овальный щит, легкая пластинчатая броня, копье, лук, арбалет и по колчану стрел к ним. По мере выдачи, у студентов все больше и больше округлялись глаза. Игней опять усмехнувшись сказал:

- Все заговорено, вас будут учить бою, как в одиночку, так и группой, в последствии вы, как будущие офицеры должны будете досконально знать особенности боя и с тем и с другим, а также уметь натаскать своих подчиненных. Кроме этого, научат пользоваться боевыми артефактами, подзаряжать их даже если вы не маг. Форма для практики и это оружие не позволят вам покалечить себя и других студентов, однако весьма реально передадут все ощущения раненного в сшибке воина. - то что эти ощущения первокурсники хлебнут и по полной Игней нисколько не сомневался.

- У вас есть кристалл - трансформатор? - уточнил Провий.

- Найдется, - задумчиво протянул кладовщик, - Пожалуй, это то, что вам будет нужно. И знаете, что есть у меня еще кристалл для нанесения плетений на заготовки артефактов, думаю вам он пригодится, чувство у меня такое, а я ему привык доверять.

И отойдя не на долго принес каждому по кристаллу-трансформатору и один кристалл для нанесения плетений. Протянув последний Герберту, сказал:

- Под твою ответственность!

Герберт кивнул, что согласен и положил кристалл в один из многочисленных кармашков рюкзака. Все полученные вещи были новыми или казались таковыми в отличие от тех, которые были в основном хранилище. Естественно кроме одежды.

- А, чуть не забыл, - хлопнув себя по лбу Игней достал четыре перстня с символом академии и протянул их студентам. Лиси отказалась от предложенного ей, показав такой же, уже красовавшийся у нее на пальце левой руки. Задумчиво пожевав губу, Игней у нее спросил: - А форму ты у себя получала?

- Нет, узнав, что я буду в спецхране, наша кладовщица рекомендовала взять тут.

- Ага, это правильно! - одобрительно кивнул головой Игней. - Всё, все на выход! Давайте не мешкайте и так кучу времени с вами потерял, - ворчливо продолжил он.

Герберта посетила одна идея, он мысленно обратился к альфе:

- Альфа, нужно сделать анализ крови Игнея, вы с МедАВом сможете сделать полный анализ? Ты ведь магические плетения видишь...

Немного помолчав Альфа ответил:

- Сделать - то не проблема, а вот обнаружить магические включения... Не уверен. Но попробовать стоит.

Дав мысленную команду на активацию незаметного забора крови, Герберт как бы невзначай пододвинулся к проходящему мимо Игнею, направляющемуся на выход из спецхрана.

Игней почувствовал укол к руку, быстро одернув взглянул на идущего рядом Герберта, потом перевел взгляд на наруч и подумал, что укололся об какой-то из его выступов. Что странно, ведь с виду, там не о что даже оцарапаться, не говоря уже об уколоться. Потом выкинув все из головы выпроводил этих странных первокурсников, которые смогли получить допуск в спецхран.

Под завистливые взгляды других студентов, друзья направились в библиотеку. Идея о том, что может стоит отнести полученное по комнатам, было отвергнута, так как вес рюкзаков особо не чувствовался, не взирая на то, что в них лежало все полученное, даже копья влезли и не выглядывали. Дойдя до библиотеки и тяжело вздохнув, первокурсники пристроились в конец еще одной очереди. Несколько раз в очередь пытались пристроиться вновь прибывшие, желающие получить учебники, но не желающие становиться в самый конец, однако их быстро направляли по нужному адресу. Кто-то из четверокурсников начал было качать свои права, недобро глядя на четырех первокурсников и обещая им обязательно встретиться, однако старшекурсник, стоявший недалеко от Герберта и остальных, быстро поставил наглеца на место и отправил в конец очереди. Герберт, который только уже было хотел засветить неугомонному четверокурснику, поблагодарил пятикурсника за помощь и предотвращение набития наглой морды зарвавшегося четверокурсника. Старшекурсник хмыкнул с сомнением глянув на первокурсника, потом слегка удивленно посмотрел на его рюкзак, и на выглядывающий наруч, окинул взглядом остальных друзей Герберта, немного подумал и представился:

- Бриор ире Ганере.

- Герберт, - просто ответил юноша, видя удивленно приподнявшуюся одну бровь собеседника. Чуть ниже Герберта, однако гораздо шире его, пятикурсник всем своим видом давал понять, что с ним не стоит связываться, вся его стать так и говорила об отменном здоровье и недюжей силе. К своему двадцати одному году Бриор ире Ганере был довольно известен, как сильный дуэлянт, не смотря на то, что магически он был слаб, однако его находчивость и нетрадиционное использование, казалось бы повседневных плетений и изменение стандартных, давали необходимый результат. С ним старались не связываться, как однокурсники, так и некоторые давно выпустившиеся маги. Нрав его был спокоен и рассудителен. Он не выделялся особой красотой, но и уродом не был. Обычный студент, если бы не шедшая от него аура спокойствия и уверенности, которая так и тянула к нему разных людей, которые подспудно чувствовали в нем защиту и опору. Бриор старался не допускать их в свой ближний круг знакомых и друзей. Однако нестандартные рюкзаки из спецхрана и наруч заинтересовавший его, сподвигали на знакомство.

- Это мои друзья, - продолжил Герберт,- это Лиси ас Ипирае, - при этом Бриор еще больше удивился опознав в девушке Тень, однако не показал виду, - Ефин ире Триук, Провий Итель Ре Деонерг, - услышав имя последнего Бриор кивнул, каким-то своим мыслям, видимо соглашаясь, что не зря решил познакомиться с этими первокурсниками.

- Рад знакомству! - приветливо улыбнулся старшекурсник, - как вам академия?

За неспешной беседой они дождались, наконец, очереди получения Бриором книг и попрощавшись с ним, стали получать свои. Книг оказалось довольно-таки много. Особенно Герберт обратил внимание на несколько книг - это артефакторика для начинающих, основы фортификации и артефакторики, основы боевой артефакторики, основы ведения военных действий, основы создания магических плетений, теория магии, история развития магии, история военного дела, медитативные методики, основы зельеварения. Остальные книги внимания особого не привлекли - часть он и так знал, правда информация, полученная им, скорее всего, отличалась от указанной в учебниках, однако общая информация была ему известна. В частности, оказание первой лекарской помощи и т.п. Там же, в библиотеке, им выдали расписание на год. С утра каждый день были медитативные практики, потом шла теория по разным предметам, вторая половина дня отводилась под практику, сначала обучение владению оружием, потом владение артефактами, для желающих, вечером, после занятий, факультативы по магической теории и практике, включая основы начертательной, артефакторостроению, лечебному и законодательному делу.

- Провий, почему нам столько дали книг по артефакторике и магии? Мы же не магический факультет, - спросил Герберт.

- Все просто, - улыбнулся юноша, - в Вольской Академии готовят хороших специалистов своего дела, а как ты сможешь нормально заниматься боевым делом, если не имеешь понятия о том, какие возможности дают используемые артефакты, и какие пределы использования у них есть, тоже самое по магии. А самое главное ты не будешь понимать ту угрозу, которую они несут.

- Пожалуй, есть в этом рациональное зерно, - подумав, произнес Герберт.

- Даже на нашем факультете, как видно из расписания, уделяется определенное время для развития магического потенциала, даже если его у тебя нет, то научат пользоваться внутренними резервами организма, которые ограничены индивидуальными особенностями, впрочем, как и магические. По окончании Академии даже самый слабый студент будет весьма сильным боевиком, способным в одиночку противостоять нескольким хорошо обученным воинам.

Студенты печально посмотрели на расписание и поняли, что в декаде у них будет один выходной и то при условии, что они будут посещать все лекции, сдавать все вовремя, иначе единственный выходной будет отдан на отработку пропущенных занятий и несданного материала.

Договорившись встретиться за ужином в столовой, друзья разошлись по своим комнатам. Вернувшись к себе Герберт не обнаружил на месте своего соседа и его друга, те, видимо, решили весело провести вечер перед первым днем занятий, где-то в другом месте. Парень потрепал развалившегося на его кровати Ориса и облегченно вздохнув разложил полученные вещи в шкафу и завалился на кровать, подвинув своего серебристого друга. Суматоха последних дел порядком утомила юношу. Полежав пару минут молодой человек вспомнил о вещице, которую по настоятельному требованию Альфы, он забрал из кармана убитого мага.

"Альфа, расскажи, что такого интересного в этом кристалле?", - спросил Герберт, рассматривая голубой прозрачный кристалл, ранее спрятанный в комнате. Трофей размером с детский кулачок имел овальную форму, снизу более толстую, к верху заостренную. Нижняя часть была гладкой, рассчитанной, видимо, на установку, в какое-то гнездо или держатель. Начиная с середины скругленность формы достигалась гранением в виде маленьких восьмиугольников правильной формы.

"А я уж подумал, что ты забыл о нем, - ехидно сказал Альфа, - вот думал, когда ты о нем вспомнишь."

"И все же, - не поддержал шутливый тон ИИ, уточнил уставший Герберт".

"Что ж, - серьезным тоном продолжил Альфа, - это уникальная в своем роде вещь, вернее этот кристалл не единственный в своем роде, судя по той встрече в переулке, но вот метод его создания, мне не совсем понятен, хотя основную канву проследить не сложно. Однако воспроизвести ее у нас сейчас вряд ли получится."

"Хватит ходит вокруг да около, ты толком пояснить можешь?"

"Запросто, у тебя в руках магический искусственный интеллект."

"В смысле?"

"В прямом."

"Слушай, что я из тебя все должен вытягивать?"

"Сам же попросил не ходить вокруг да около, - сказал Альфа, в мыслепередаче которого угадывался смешок."

"Я вообще-то просил толком пояснить! - начал злиться Герберт."

"Ну, ладно, ладно, - примирительно сказал собеседник. - Знаешь, это меня занесло от, можно сказать, волнения, - еще раз хихикнул Альфа, - как ни как собрата по разуму ты в руках держишь. А если серьезно, исходя из той обстановки, что была в комнате и той информации, которую мы знаем, и той вещи, что ты держишь в руках, следует несколько выводов. И не все они для нас имеют положительный окрас. И так, кто-то смог сделать магический ИИ, при этом он объединил магию этого мира и технологии наших предков. По согласно предварительному анализу: для их изготовления требуется человек имеющий дар, потом каким-то способом или ритуалом этот дар изымается. С помощью наших технологий происходит мемосканирование подопытного, отсекается ненужные воспоминания и прочее, добавляется база по магии, после чего полученная сущность заключается в кристалл. Это весьма общее описание, для более точного не достаточно информации. Из выше сказанного вытекает: первое - для подобных исследований нужен доступ к нашим технологиям, следовательно, в долине существует и действует источник утечки, как информации и технологий, так и оборудования ..."

"Но ... - начал было Герберт."

"Не перебивай! Второе - для подобных изысканий необходим штат специалистов и много подопытных, что приводит нас к тому, что это не одиночка или группа, а весьма разветвленная организация, которая курируется на высоком уровне. Для тебя это прямая опасность, если они узнают, что ты из долины, то на тебя начнется охота и, думаю, даже стены академии тебя не спасут. Поэтому будь более внимателен и осторожен. Третье - предположительно, для проведения магических действий требуется высокий уровень знаний и умений в магии и штат магов. Четвертое - исходя из того, что все происходит не в какой-то глуши с имперской охраной, а скрывающимися личностями, все это идет в обход императорской четы и очень похоже на заговор. Масштабность, которую на данном этапе спрогнозировать трудно. Так же не известно, кто в нем участвует. По имеющимся фактам и, в допустимой мере, предположениям с вероятностью в 98% Вилор в этом не участвует. Далее вероятность не участия Эльмира 95%. Касательно твоих друзей прогноз дать не могу - мало информации. Участие ректора академии в заговоре не известно, однако возможности для проведения исследований и создания ИИ имеются. В тоже время, если бы он участвовал в этом, то с вероятностью 99% ты уже был бы схвачен, как для исследования, так и дальнейшей передачи в долину. Исходя из изложенного могу дать следующие рекомендации: затаиться и ждать. Подготовить пути отступления, больше узнать о магии и артефактах, по возможности развить магический дар."

"Так его у меня ж нет! - удивленно вскинулся Герберт"

"Исходя из сравнительного анализа энергетических структур, наблюдаемых в тебе и других магах с вероятностью 73% у тебя есть магический потенциал, вопрос стоит в инициации и уровне магического потенциала."

"Ясно, - протянул Герберт пытаясь погасить сумбур бурлящих мыслей. Через некоторое время мысли его перепрыгнули на Игнея, - Альфа, что с анализом крови кладовщика?"

"Полный анализ не возможен из-за отсутствия в комплексе возможности анализировать магические составляющие. По предварительному анализу, процесс, происходящий в крови исследуемого, наиболее близок к сифилису, только развивающемуся магическим путем. Для анализа на излечение или купирование заразы известными медикаментами не возможно, из-за малого объема исследуемого материала. Исходя из рассказа Провия можно сделать следующие предположения: замена крови возможно затормозит, а то и прекратит прогрессирование болезни, следующий вариант нагревание крови без замены. Однако без дополнительного забора крови и необходимого оборудования провести процедуру не представляется возможным".

"Понятно, посмотрим, что можно сделать с забором крови."

Так лежа на кровати и мерно поглаживая голову Ориса лежащую на груди, Герберт снова и снова обдумывал полученную информацию. Через некоторое время за ним зашли друзья и они отправились ужинать. Тетушка Дальмина изыскала возможности покормить свежим мясом Ориса, что очень обрадовало, как зверя, так и его хозяина. Видя задумчивость Герберта друзья сначала обеспокоились этим, но юноша поспешил уверить, что ничего не произошло и все в полном порядке. С сомнением приняв его уверения они решили не дергать лишний раз молодого человека и после ужина договорились встретиться утром следующего дня на вводной лекции, где ректор академии скажет свою напутственную ежегодную речь. А сегодня уставшие студенты будут отдыхать и готовиться к началу занятий.

ГЛАВА 11

В лучах восходящего солнца, по пыльной дороге с накатанной колеей, на окраине Мрании, ехало пять всадников. Двое чуть впереди остальных. Всех всадников, по выправке и манере, можно было принять за заядлых вояк. Однако присмотревшись белее внимательно становилось понятно, что первые двое скорее изображают из себя воинов, в отличие от остальных. Вернее, они конечно же бойцы, но совсем другого фронта. Невзрачная, не примечательная ничем внешность, обычные серые дорожные костюмы, ничем не выделяющееся оружие роднили этих всадников. Уже через пару часов любой видевший их не сможет их ни описать, ни узнать встреться с ними еще раз. Казалось, едут два близких родственника, возможно отец и сын или же братья, у которых большая разница в возрасте, хотя родственной крови в них не было ни капли. Старший Съержено де Оливар, опытный полевой агент тайного сыска Мирании, который должен через пару лет выйти в отставку и питающий надежды основаться в предместьях столицы, и купить небольшую усадебку или хотя бы приличный дом, благо за время службы он не был мотом. На его счету в банке лежит вполне приличная сумма, позволяющая, после продажи оставшегося в наследство, от давно почивших родителей, небольшого домишки в заштатном городке, и покупки нового, жить довольно-таки безбедно несколько лет. А если учесть вполне приличные ежемесячные выплаты отставникам, так вообще трудно желать лучшего. По крайней мере, так считал Съержено де Оливар.

Рядом с ним, на такой же невзрачной лошадке, ехал стажер Тирек де Гритно, которого должен натаскивать Съержено де Оливар последующие несколько лет, вплоть до выхода в отставку, тем самым готовя себе замену. Молодой человек старался во всем походить на наставника и очень гордился тем, что служит в тайном сыске. Постоянное копирование манер и повадок старшего товарища, как раз и создавали то ощущение их родства, которое возникало у любого, видевшего эту парочку. Съержено де Оливар не однократно, в отчетах и докладах, отмечал хваткость, настойчивость и изобретательную изощренность ума перспективного подопечного. Однако, юношеский максимализм и в чем-то наивность, накладывали на все это отпечаток, что так же было доведено до ведома начальства. Съержено старался вложить в голову Тирека все свои знания, навыки и нажитый опыт. Тирек со своей стороны все это впитывал с настойчивостью сухой губки, которая никак не может набрать столь необходимую ей влагу. Вот и сейчас спокойно и степенно наставник рассказывал про особенности того дела, которое им предстояло.

- Елейко Ире Лимоси, к которой мы держим путь, - будь она не ладна - была довольно-таки известна двадцать - сорок лет назад. И задала тогда она нам, да и городской страже многих городов... М-да, - окунувшись в прошлое, задумался Съержено, даже чему-то улыбнулся и потер подбородок.

- Чего задала-то? - нетерпеливо спросил Тирек, выводя из воспоминаний спутника.

- А? А! Так вот, слушай, когда я пришел на службу и был таким же молодым, и зеленым, как ты, а она, Елейко Ире Лимоси, уже лет пятнадцать была бичем всех сыскарей. Острый ум, небывалая красота и наличие не сильного дара, который она применяла с ювелирной точностью и нестандартностью, позволяли ей успешно проворачивать разнообразные аферы и не быть пойманной. Вы должны были изучать эти дела в академии. Фактически сейчас это классика жульничества. Единственное чего она не делала, так это брачных афер. И никогда в ходе ее дел не было убитых или раненных разве, что страдало самолюбие пострадавших, - хохотнул Съержено.

- Так вот, при мне было дело по ограблению банка "Лимитон и сыновья" - продолжил агент.

- Да, что-то припоминаю, на втором курсе это изучали. Ох и посмеялись мы, это надо было все так повернуть, что бы глава банка сам, никому не доверяя, вынес часть золотых слитков и погрузил в повозку, при этом таскал часа три... Правда подробности нам не рассказывали, просто привели, как пример и все.

- Что могу сказать, она обставила это дело так, что Лимитон старший, поверил, что она проверяющий из особой комиссии по ликвидности активов банков империи. Замечу, что такой комиссии никогда не существовало, однако аферистка ухитрилась создать все необходимые бумаги. Банкир клялся и божился, что он все проверил, и они были подлинные. Так вот, она так заморочила ему голову, что в ходе проверки бухгалтерских книг, был выявлен недостаточный объем резервирования банковских активов в размере десяти процентов от объема сумм вкладов, для выплат вкладчикам в случае непредвиденных обстоятельств или банкротства. Обрати внимание, что и сейчас такого не существует, а тогда уж и подавно. Помахав у глаз растерянного банкира указом императора, который им не выполняется и сказав, что составит соответствующий рапорт и его банк, в лучшем случае, лишится лицензии на банковское дело. Увидев, как вытаращил глаза банкир, ни сном ни духом не ведающий ни о каких лицензиях, добавила, а его глава скорее всего лишиться головы, так как ведет дела без разрешения императора. Находясь в полуобморочном состоянии, банкир попробовал решить все вопросы на месте, а узнав, что есть необходимая лицензия у проверяющей, готов хоть сейчас же ею обзавестись, а следом и зарезервировать необходимую сумму. Девушка поломалась, для вида и указав на то, что не по чину проверяющей самой возить в хранилище имперского банка всякие там суммы резервирования. За отдельную сумму благодарности она соизволила оказать услугу, столь обаятельному главе банка, но с условием: все погрузить он должен само лично. Что последний и делал, с непривычки надрываясь.

- А, что с лицензией, которую она выдала?

- Через неделю банкир навел справки и все проверив понял, что его провели и обратился к сыскарям. Те, в свою очередь, взяли на анализ лицензию, каково же их было удивление, когда только началось сканирование она претерпела изменения и в ней говорилось, что банк не прошел проверку на охрану денежных средств от краж. Бумага была настоящей! После расследования выяснилось, что в имперскую службу по проверке частных банков на организацию защитных средств магического и не магического характера, был принят новый сотрудник, некая Елейко Ире Лимоси, она же отправилась на проверку искомого банка. После так называемой проверки подала отчет о крайне низкой защите одного из самых больших банков, а именно банка "Лимитон и сыновья". После чего подала рапорт на увольнение, который был удовлетворен. Это единственный документ, который есть в руках служб империи, написанной ею собственноручно и подписанный Елейко Ире Лимоси. С тех пор у аферистки, которую сыскари, до этого случая, называли по-разному, появилось вполне официальное имя. Император сначала был крайне недоволен самовольным присвоением дворянства Елейко, так как такого рода не было. Однако, когда выяснилось, что будучи принятой на свою должность с именем Елейко Ире Лимоси, согласно ряда казуистики старых законов и подзаконных актов, она получила данный титул, да еще и за подписью императора, который подписывал все распоряжения о принятии на должность в это ведомство и последующее увольнение, император хохотал до колик. Таким придворные его еще не видели. Отсмеявшись, император дал распоряжение убрать эту лазейку и проверить, как еще можно получить подобный результат. Отчет был утвержден, банк понес колоссальные убытки, лишившись большей части вкладчиков. Елейко Ире Лимоси вывезла больше десяти процентов активов банка так и не будучи пойманной.

- Так мы же вроде к ней едем? - удивленно спросил Тирек

- Да, - хитро улыбнулся Съержено.

- Но если ее никто не поймал, то как вы знаете куда ехать?

- Я тебе сказал, что по результатам расследования дела о банке "Лимитон и сыновья", она поймана не была, - а потом, с какой-то затаенной грустью, сказал, - знаешь, на каждого мудреца достаточно простоты. Елейко, как-то умудрилась украсть редкую вещицу из имперского дворца, и все бы ничего, однако, была похищена диадема бабушки императора. Бабушку император уважал, - сильная была императрица. И прощать подобную выходку был не намерен. Взяв дело под свой контроль, совершив ряд перестановок в службах и выделив молодого, никому не известного агента, дал ему должность начальника отдела сыска, и полный карт-бланш в направлении дела Елейко. В результате трехгодичного упорного расследования и проведения операции под названием "Диадема" Елейко была поймана. Закончилась двадцатилетняя история самой известной аферистки тысячелетия, более ста известных нам грандиозных афер, ставших поучительными историями. Император получил обратно искомую вещь, Елейко -пятнадцать лет тюрьмы и лишение магических способностей. Во время поимки ей было за сорок, но выглядела она лет на восемнадцать - двадцать. Сейчас за шестьдесят, как понимаешь годы в тюрьме никого не красят, а отсутствие привычной магии и возможности поддерживать силы организма, думаю, тоже наложили отпечаток.

- А, где все деньги, которые она добыла? - спросил Тирек.

- Этого никто не знает, а Елейко сказала, что потратила на шпильки и шляпки.

- А, как она проворачивала дела? На сколько я понимаю, возраст для них должен был быть разным. Ведь тот же банкир не поверил бы девушке, выглядевшей лет на двадцать.

- Вопрос, всем вопросам вопрос... Да, она выглядела лет на пятьдесят... Она так и не раскрыла секрета, каким способом можно менять обличия, ведь не было это магической иллюзией или внушением, так же, как и гримом не было. Охранные плетения банка это опознали бы сразу. Наша служба особо этим интересовалась, ведь какой простор для действий тогда раскрылся бы. Не однократно проводилось сканирование менталистами, но и это не дало результатов.

За разговором всадники проехали пограничную деревеньку и на ее окраине остановились перед небольшим стареньким домиком. Отсутствие мужской руки сразу бросалось в глаза, покосившаяся плетеная изгородь, поистертая временем крыша. Несколько ветхих построек, судя по всему предназначенных одна для птиц, другая для скота. Небольшой огородик за домом.

Тирек разглядывал жилище, с внутренним предвкушением увидеть ее, ту самую, которая в свое время столько натворила. И в тоже время недоумевал, как тут можно жить? Быть не может, что бы здесь проживала та самая...

Дверь домика натужно скрипнула и не спешно отворилась. На пороге, подслеповато щурясь и прикрывая глаза рукой от яркого светила, расположившегося за спинами путников, появилась не высокая сухонькая старушка. Седые редкие волосы, собранные в жиденький хвостик, сверху были покрыты цветастым платком. Тирек удивленно рассматривал живую легенду: глубокие морщины избороздили ее лицо, сейчас трудно даже представить, что она некогда была ослепительно красива; выцветшие, некогда голубые, глаза были белесыми, и внимательно, можно сказать, цепко их рассматривали, что никак не вязалось с общим обликом старушки. Небольшая дрожь поднятой руки, общая худоба тела и по-старчески осторожные, неуверенно-неспешные движения, говорили о глубоком изнеможении и изношенности тела. И только упрямо сжатые губы были свидетельством того, что дух женщины не сломлен, но время и старость, а возможно и события, произошедшие когда-то давно и приведшие к текущему состоянию дел, упорно подтачивали некогда могучую волю, скрывавшуюся в старушке.

- Чаво надоть? - надтреснуто-хриплым голосом спросила Елейко Ире Лимоси. Не спеша подходить ближе.

Съержено бодро слез с коня, Тирек последовал за ним. Полевой агент тайного сыска подойдя к старушке не громко произнес:

- Елейко Ире Лимоси, согласно уложения: "О привлечении жителей империи на службу Императору", вы привлекаетесь на службу тайному сыску Мирании.

В ответ на это услышал каркающий смех бабульки, которая протерла кончиком платка глаза от слез, выступивших от смеха.

- Слушай служивай, так меня давненько никто не смешил. Меня, старушку, на службу, - ха-ха-ха новый приступ смеха, закончившийся натужным кашлем. - Вот ироды, решили эдакими шутками меня со свету сжить, - злобно проворчала старушка, с трудом подавив кашель. - Дуйтя от седа, злыдни. Видеть вас не хочу. - закончила она и попыталась юркнуть в дом и закрыть дверь.

Однако годы не те, успела только повернуться и начать движение, как была схвачена под локоть твердой рукой Съержено, его вторая рука намертво зафиксировала дверь. Злобно сверкнув глазами, старушка сказала:

- Чаво надоть, пес?

- Вот грубить настоятельно не рекомендую. И вообще, переставай недалекую бабку разыгрывать, Елейко. Сказал же, у нас дело к тебе, срочное.

- То, что ты сказал на уши не натянешь, - тихо отрезала Елейко, на короткий миг перестав изображать из себя не образованную старушку. И продолжила, - ой, лышенько, ты ж руку отымешь, клешней -то своей. А ну, брось!

Съержено удивленно уставился на обвисшую плетью свою руку, и ведь не заметил, что учудила эта немочь. Не сработал ни один из защитных амулетов, да и пробуждение силы он не заметил. В следующий момент возникло ощущение, что руку опустили в кипящую сталь. Тихо скрипнув зубами, вжав вторую руку, державшую дверь, так, что отломил кусок доски. Непонятно почему теперь травмированная первая рука была охвачена покалыванием и пошевелить ею не было никакой возможности. Покрывшись испариной, чуть ли не покрошив все зубы, полевой агент почувствовал, что болезненные проявления уходят, а подвижность руки возвращается.

- Видишь, Тирек, не так уж она и слаба. Так что не расслабляйся, - сказал стажеру Съержено, криво усмехнулся, в ответ на удивленный взгляд опешившего от произошедшего Тирека. И обращаясь к Елейко, тихо с угрозой процедил, - ты ведь знаешь, что случается с теми, кто напал на агента при исполнении?

- Нечо пужать и не такие пужали. А то ишь, что удумал, над пожилым человеком чудить. Думаешь, ежели некому заступиться за него так и глумиться можно в сласть?

- Ладно, ладно, хватит держать гостей на пороге, в дом хоть пусти, есть интересное для тебя предложение.

- Предложение говоришь, - хитро улыбнулась старушка. - И с чего ты решил, что замуж за тебя пойду? Да и не стара ли я для тебя? И богатств у меня нет, вот токмо обветшалое хозяйство, - картинно удивилась она.

- Вот заноза, дело у меня к тебе, де - ло, - по слогам проговорил Съержено, - и поверь, тебе оно может прийтись по вкусу.

- Да, какое тама дело, видишь труха вже сыплеться: ни зору, ни здоровья, хоть ложись та помирай.

- Ты, старая, зубы - то не заговаривай! Вон с рукой, что сотворила.

- Да то ж так, супротив охальников токмо и все. А суръезного вже ничого и думать не можно.

- Может уже в дом пройдем? - вставил Тирек.

- А ты, зелень, помолч, когда взрослые разговаривают, - отрезала старушка.

- Елейко, да впусти ты нас, все равно ведь войдем. Да и поговорить нужно спокойно.

Тяжело вздохнув, старушка неспешно развернулась и придерживаясь то за дверь, то за стены, неуверенно поковыляла внутрь дома. Съержено только покачал головой, действительно сильно сдала Елейко, а последняя ее шалость, видимо, выжала много сил. Явно видно, не какое это не притворство. И обозревая пыль, грязь в доме, специфический запах старого человека, мелькнула у него мысль: "М-да, никогда бы не подумал, что Елейко будет в таком гадюшнике жить. Видимо сил уже действительно мало, раз она, всегда крайне чистоплотная скатилась до такого.".

В небольших сенях, справа, стоял старый покосившийся шкаф, в нем что - то скреблось. Видимо, мелкие грызуны там давно обосновались. Слева дверь, ведущая во двор, перед ней, крышкой прикрытый, погребок, прямо еще одна дверь - в дом, которая была открыта. В квадратной комнате, слева, располагалась печь, деля комнату на несколько закутков. Место перед печью было отделено тонкой деревянной ширмой, отгораживая место готовки от остального пространства, за печью располагалась кровать, отделяемая тканевой занавеской, которая была отодвинута. Дальше стоял платяной шкаф. Справа был небольшой стол, на котором горкой расположились несколько мисок и тарелок, некоторые из них явно требовали дополнительного мытья. За ним стоял большой сундук, в дальнем правом углу висели несколько образов Хранителей.

- Нагляделси на убранство дому - то? А? - раздался голос Елейко, которая уже полулежала на кровати. - Нечо посередь дома столбом стоять, вон пара табуреток в углу.

И, действительно, в стороне указанной бабкой, в углу, между столом и сундуком, стояли две обшарпанные, хлипкого вида, табуретки. По кивку, Съержено Тирек брезгливо их взяв, поставил рядом с кроватью. Агент, подозрительно глядя на колченогое творение, осторожно на него сел, предварительно постелив платок сверху. Прислушавшись к раздавшемуся, еле слышному, скрипу был готов ко всякой подлости со стороны старухи. Однако, вопреки всем ожиданиям, ничего не произошло. Табурет хоть и поскрипывал, но стоял вполне уверенно.

- И так, Елейко, повторюсь, мы приехали забрать тебя на службу. Не перебивай! - жестко осадил он бабку, которая явно собиралась сказать все, что думает, по поводу его предложения. - Милостью начальника службы тебе будет дан уникальный шанс, стать молодой и красивой, как раньше. - сказал Съержено, наблюдая гамму эмоций, проявившихся на лице Елейко, от недоверия и скепсиса до удивления и затаенной надежды, выдерживая паузу, доводя собеседника до нетерпения и желания узнать подробности.

- Да разве ж это возможно? - не выдержала паузы старуха. От одной мысли вернуть молодость и силы здорового организма, руки стали дрожать сильнее и появилась слабость в ногах. Хорошо хоть она полулежит, если бы стояла ноги точно не удержали бы ее. Но быстро совладав с собственными слабостями, продолжила, - Насколько мне ведомо, такого быть не магет. Все это ваши происки, шоб старуху понервировать! Злыдни!

- Елейко, ты того, - занервничал Съержено, как бы старуху удар не хватил, за это его по головке не погладят, - не волнуйся, сейчас все поясню. - и уже без выдержанных пауз продолжил: - Предложение к тебе следующее - становишься молодой, я бы даже сказал юной, - как-то странно хихикнув, агент продолжил, - методика есть, она отработана. Подробности на месте узнаешь. Это не все. У тебя даже дар будет.

От этого заявления у Елейко приподнялись брови и слегка расширились глаза.

- Далее, у тебя будет титул, настоящий титул. Да и родственники, то есть родители тоже будут.

- Слушай, Съержено, на тебя это не похоже, - возмутилась Елейко, перестав ломать язык выдавая себя за не грамотную старуху, - давай отчет четко и вразумительно, - гаркнула командным тоном старуха и закашлялась, видимо этот импульс выжал оставшиеся соки.

Вбитый годами рефлекс сработал, и агент чеканя слова стал говорить:

- Ведомая Елейко будет проведена через особый ритуал, ее сущность будет перенесена из старого тела в новое. Новое тело - это дочь герцога Дориуса Итель Ре Грипанек, который естественно о ритуале не знает и знать не должен. Дочь третьего советника императора учится на втором курсе Старицкой Академии. Сейчас числиться пропавшей и ее поиск ведется по всей империи. Обладает четвертым уровнем дара. Однако, после ритуала уровень дара будет ограничен шестым уровнем. Через пару месяцев ее "случайно" найдут. Изменения в характере и поведении будут списаны на пережитый стресс и волнения. Герцога надоумят добиться перевода дочери в Вольскую академию, там и охрана получше, да и с шестым уровнем дара лучше образование получать именно в этой академии, так как наставники смогут более полно раскрыть даже такой ущербный потенциал. Однако, по ряду причин перевод возможен только на второе полугодие первого курса. Там ведомая должна вести плотное наблюдение за объектом, в идеале втереться в доверие и узнать, как можно больше об объекте и держать в курсе происходящих событий.

Съержено моргнул пару раз, сгоняя наваждение:

- Вот ведь ведьма! - сплюнул он, - и как только ухитрилась, дара ни на медяшку, а вот же ж!

- Ага, мялок, - вернулась к своему образу старушки Елейко, - ты ж воду баламутить так магешь, што ничо понять не можна. А так хоть взагали и то вещь.

- И не косись своими белесыми глазами, если думаешь, что новое тело обретешь и нашу службу, по своему обыкновению, с носом оставишь. Так оставь эти думы! Тебе в голову будет вживлен хитрый артефакт - учудишь что-нибудь, раз и нет тебя и головы твоей нет. Думаю, ты поняла. Шутить с тобой никто не будет. Да и извлечь никто не сможет, - ехидно закончил Съержено, явно угадав мысли, бродившие у Елейко. На что последняя зло блеснув мутью глаз решила уточнить:

- Спрашать мого мнения, я так думаю, никто и думать не думает? Злыдни!

- Можно подумать, ты откажешься от молодости и дара, пусть и маленького, - хитро улыбнувшись, уточнил агент.

- Не, это токмо дурни молодые да зяленые, как твой - кивнув на сидящего и молчащего Тирека, - что нить супротив оного будуть мать.

- Слушай, Елейко, тебе не надоело? А?

- Шо?

- Да ни шокай, в который раз тебя прошу, - в сердцах сказал Съержено, - у тебя ж отличное образование, что ты как не грамотная - то?

- Д-к, из образу выходить низя, не добре це! - ехидно продолжила старая. Однако, увидев наливающиеся красным глаза раздраженного агента, пошла на уступку, - все, все и нечего так нервничать, это на коже плохо отражается и на здоровье.

- Чистая нечисть - сплюнул Съержено, - эх и не завидую твоему куратору, попьешь ты ему кровушку. Давай собирайся!

- Да, чего мне собираться - то? Можно сказать, я готова. Вот только вопрос - готов ли ты? Как везти меня собираешься, на лошади я долго не усижу и далеко не уеду.

- М-да, - озадачился агент, а Тирек не понимающе уставился на наставника, тот поймав его недоумевающий взгляд пояснил, - стара она, слаба, когда ехали даже и не думал, что на столько.

- Так давай без этого, отправь своего пострела в село, пусть телегу купит и лошадь, думаю денег на это у вас должно хватить, если не хватит или селяне не дадут, реквизируешь в пользу короны, понял? - строго спросила Елейко, при этом смотря на Тирека.

Тот посмотрел на Съержено, после его кивка, стажер пошел за необходимым. Агент улыбнулся и сказал:

- Ну вот, узнаю, узнаю прежнюю Елейко.

- Да ладно тебе, Съерж, видишь, как оно вышло и до чего докатилась?!

- Вижу, Лея, вижу, - тяжело вздохнул агент. - Знаешь, сколько я тебя вспоминал? Поэтому - то и не женился еще. Тяжело тебя видеть такой.

- А, и не смотри! Самой тошно, да и знаешь, ведь не получилось бы у нас ничего, да и не получится. Лучше скажи, почему ты полевой агент? В последний раз, когда мы виделись ты был начальником отдела, большие перспективы, как же поймал саму Елейко, - горько усмехнулась бабка.

- Ты ведь знаешь, те, кто много знают, долго не живут, вот пришлось провернуть кое-что, места я лишился, но жизнь сохранил...

- Твой знает? - кивнув в сторону двери и намекая на стажера.

- Нет, что ты, что ты, - усмешливо замахал Съержено, - все, кто знали рассказать уже никому не смогут. А те, кто догадывался, так догадки к делу не пришьешь.

- Да, ты был самым толковым из сыскарей, только не обольщайся. Если тебя послали за мной, значит есть тот, кто все знает, - многозначительно закончила старуха.

- Я в таком ключе не подумал, - задумчиво произнес агент.

- А зря, теперь смотри внимательнее, я так понимаю, мне дело не простое предстоит и лишних свидетелей им не нужно, тем более с дочерью советника... Там, думаю, многоходовая комбинация, а раз куратор не ты... То сам догадываешься. Вот только зачем пацана потащил, ведь и его могут...

- Так не знает он зачем ты нужна, - и осёкшись добавил, - должен был не знать. Вот ты ведьма - то. И зачем я Тирека потащил... Ладно, что-нибудь придумаю. Он себе не враг, поймет. Знаешь, он меня напоминает, в молодости...

Через час четверо всадников и телега, которой управлял юноша везущий бабку, выехали из села и направились в сторону столицы. Пятая лошадь была привязана сзади к телеге, а лицо молодого человека было очень напряжено, что говорило об усиленной работе мысли. Сказанное Тиреку наставником очень не понравилось и теперь молодой человек искал выход из сложившейся ситуации. И все, что приходило на ум не предсказывало ничего хорошего.

Альгорт де Миргольский старший исщий тайного сыска Мирании сидел в снятой комнате, располагавшейся на втором этаже трактира под странным названием "Веселый путник". Почему веселый путник, было не понятно. Ведь каждому известно, если ты путник - то точно не веселый. Тяготы пути к веселью не располагают или хозяин подразумевал, что уставший путник увидев его заведение придет в радостное расположение духа?! Или же имелось ввиду, что путник путешествует с комфортом и соответственно имеет не малый достаток, а возможно и слуг, поэтому он, путник, весел. А это заведение с интересным названием будет соответствовать его высокому статусу? Так он, хозяин, глубоко заблуждался! Весь облик заведения говорил о том, что сможет приютить только очень уставшего путника, который валясь с ног не заметит темноты, духоты, липких столов и не удобных скамеек, хоть специфический запах на первом этаже, пробьет нос даже хронику. Второй этаж не на много лучше, разве что посветлее, нет спертости воздуха, да и мебель, видавшая виды, зато относительно чистая.

Самое не понятное то, что этот трактир располагался в конце глухой улочки, не далеко от Вольской Академии. Кто и зачем здесь его построил было не ясно, зато своим расположением он наилучшим образом удовлетворял несколько потребностей старшего исщего: не далеко от Академии, редко встретишь городского стражника, да и цены тут были не высокие. На этом удобства этого трактира заканчивались, а потребности исщего нет...

Альгорт в третий раз перечитывал ответ на отправленный запрос и думал ему радоваться или наоборот печалиться? На первый взгляд то, чего хотел, он добился: предписание остаться в Вольске у него на руках, однако он надеялся, что расследование будет поручено ему, ан нет. Тут видите ли пришлют агента, внешность и имя не известны. Прибудет через четыре - пять месяцев. К этому времени ему, старшему исщему, вменяется собрать все необходимое, подготовить явки и прочее, прочее. Обеспечить агента всем необходимым по первому его требованию. И, что странно, Альгорт назначается куратором, при этом он только должен докладывать, но никак не ставить задачи! А это уже ни в какие ворота не лезет. И это настораживает! Вернее, прямо-таки вопит о нарушении инструкций, а такое возможно, если только он не заслуживает доверия. Тем самым ему дают понять, что маневр Альгорта начальством разгадан, и оно, начальство, даже не утруждает себя тем, чтобы скрыть свою проницательность. А это плохо, очень плохо! Альгорт этого дела может не пережить. "Ну ничего, еще посмотрим кто кого, не все же участвуют в заговоре! Надеюсь... Зато понятно - начальник тайного сыска участвует... Правильно сделал, что не вернулся в столицу и не доложил о результатах расследования! А то отдыхал бы уже в подворотне со вскрытым горлом или задохнулся бы во сне, или попал под карету, да мало ли чего могло произойти. Теперь бы понять на чьей стороне будет агент, которого пришлют. Изначально предположу, что он с ними. Пока агенту что-нибудь будет нужно, ему, Альгорту, ничего не угрожает или пока не пришлют замену... И так, у него есть время подготовится ко всем превратностям судьбы." - повеселел старший исщий и ему уже не казалось название таким странным.

ГЛАВА 12.

Тонкий, пронзительный звук ворвался в сон Герберта вырывая его из мира грез. С непривычки юноша отреагировал на него, как на опасность, то есть моментально скатился с кровати, на ходу успевая выхватить из ножен меч и замер в углу комнаты готовый отразить не известную опасность. Проходили мгновенье за мгновеньем и ничего не происходило, а затем пропал и звук. За дверями комнаты послышалось сонное бурчание соседа, который костерил на чем свет стоит начало учебного года и того выдумщика, который изобрел столь изощренную пытку - утреннюю побудку, столь мерзким звуком.

Герберт сообразил, что опасности нет, просто началось его обучение на не магическом факультете. Положив меч на место он прошел в ванную, из которой, все еще бурча, вышел Шимус.

- Доброе утро, Шимус, - сказал Герберт.

- Утро добрым не бывает, - ответил сосед, и угрюмо побрел к себе в комнату.

У Герберта же наоборот, от предвкушения, чего - то нового настроение стремительно росло вверх. Быстро приняв душ, он оделся и подхватив сумку устремился на выход, где и был остановлен окриком Шимуса:

- Ты не спеши, через пол часа будет вводная для всех курсов в большом зале, после этого начнутся занятия. Меньше часа это мероприятие времени не занимает. Поэтому не спеши, сумку оставь, потом заскочишь и заберешь, предлагаю перекусить по-быстрому.

- Спасибо, Шимус, так и сделаю. Чем перекусывать будем?

- Чем Хранители послали, - хихикнул Шимус, доставая штук пять сдобных булочек, масло и ставя настояться отвар разнотравья.

Только успели они разлить заварившийся отвар, как в дверь сначала поскреблись, а потом постучали и послышались голоса.

- Герберт, ты спишь, что ли? - возмущался Ефин.

- Нет, не сплю, - ответил юноша отворяя дверь. За дверью стояли его друзья: спокойный Провий, Лиси, которая по привычке сканировала взглядом окружающее пространство и впопыхах одевшийся Ефин, и сейчас нетерпеливо переминавшийся с ноги на ногу.

- Почему ты еще тут, нам спешить нужно! - продолжил он.

- У нас еще двадцать минут, успеем позавтракать, заходите.

- Точно? - недоверчиво спросил Ефин, остальные же невозмутимо заходили в комнату.

- Успокойся, Шимус сказал, что сначала будет общее собрание в большом зале, потом идем на лекции. Время еще есть.

- О, кто тут у нас и к нашему скромному столу пожаловал?! Ладно, ладно, не тушуйтесь, заходите. Герберт, две плюшки мои, остальные делите, как хотите. - Сказал Шимус, после чего молодежь расселась за столом и попивая отвар заедала его булками с маслом. - Ну что, други мои! - продолжал Шимус попивая отвар и довольно щурясь - поздравляю вас с началом первого курса, да прибудет с вами находчивость и неутомимость, да не обойдет вас своим внимание непоседливая удача. - закончил оратор под смех студентов.

Весело перешучиваясь друзья пошли в большой зал. В зале стоял нестройный гул голосов переговаривающихся студентов. Сидения располагались с-образным амфитеатром. Как настоящие студеузы, Герберт с друзьями расположились на галерке. Минут через пять гул резко стих и стало понятно, что зашли наставники во главе с ректором Академии. Наставники расположились внизу, вызывая интерес у первокурсников, остальные курсы это уже слышали хотя бы раз и особой заинтересованности не проявляли. Затем поднялся ректор и начал пространную речь о сложности обучения, о необходимости постигать всю мудрость наставников, трудиться и карпеть. Те, кто будет недостаточно проявлять интерес к учебе будет отчислен не смотря ни на какие заслуги, включая достоинство рода, в котором тот состоит. Вся речь действительно заняла чуть больше часа. Первокурсники, впечатленные карами, перепугано переглядывались, остальные курсы, хоть и были спокойными, но было видно, что и им настроение было основательно подпорчено. Закончив речь ректор распустил студентов на занятия, а первокурсникам сказал остаться.

Деканы каждого из факультетов указали на сектора, в которых должны были расположиться их подопечные. И начали распределение по группам и представлением наставников, которые будут закреплены за каждой из них.

- Первый курс нашего факультета разбивается, так же, как и проходили поход, а именно, - начал декан не магического факультета Эльмир Итель Ре Гид и перечислил имена тех, кто входил в первую, вторую и третью группу. В третью группу попали Герберт, Ефин, Лиси и Провий, что очень обрадовало друзей. Старостой группы назначался Провий, юноша поморщился: ему не очень хотелось отвечать за ораву студентов-первокурсников, головная боль еще та.

- И так, первая группа получает номер - тринадцать, вторая соответственно - четырнадцать, третья - пятнадцать. Поясню для тех, кто не знает - всего групп 18, это шесть наборов по три группы. Однако, на пятом и шестом курсах из трех групп остается одна сборная группа. Поэтому не стоит отлынивать от занятий. Куратором группы тринадцать (в которую вошли дети офицеров Мирании и родовитые дворяне) назначается Илиана Итель Ре Зитаниар.

Илиана, поджав губы и гордо вскинув голову, встала с места окинув будущих подопечных. Ее расчет на то, что после похода она станет наставником на магическом факультете провалился, не помогли ни связи, ни хороший диплом. Одно радовало девушку - ее назначили куратором аристократов, а не безродных, с декана могло и такое статься.

- Куратором группы четырнадцать (в которую вошли дети наемников и несколько отпрысков богатых купцов и мелкопоместные дворяне), назначается - Апелий де Виек, - по размышлениям Эльмира дети наемников, которых в группе сорок из общей численности в пятьдесят голов, лучше всего найдут общий язык с Апелием, он хоть и не обладает магическим даром, но в остальном наставника лучше не найти.

- Куратором группы пятнадцать (куда определили оставшихся студентов, разношерстных и разнородных), куратором назначается Вилор Итель Ре Стор. - Эльмир долго боролся с возражениями своего друга, а потом долго уговаривал ректора, и ему удалось заполучить в кураторы Вилора; впервые наставник такого уровня становился куратором не магической группы. А группа будет сложная даже очень. Она разобщена, а для успешного завершения первого года группа должна стать, если не единой, то хотя бы слаженной и подчиняющейся старосте, иначе не пройдет экзамен. А в этом году экзамены Эльмир решил устроить ого-го. Да и весь не магический факультет ждали значительные перемены.

Группа Герберта после распределения направилась в малый медитационный зал. Располагался он на последнем этаже соседнего учебного корпуса семи этажного корпуса. Представлял собой обычную большую комнату, где-то двадцать пять на пятнадцать метров, посмотрев на которую Герберт про себя хмыкнул "если это малый зал, то каких размеров большой?". Единственно примечательным в малом зале был стеклянный сводчатый потолок, через которое было видно голубое небо с проплывающими по нему белыми облаками, светило еще не поднялось высоко и загораживалось другими корпусами, которые стояли рядом и были выше на четыре - пять этажей. Мебель в зале отсутствовала, в дальнем углу были сложены маты. На противоположной стене виднелась еще одна дверь, которая в этот момент открылась и из нее вышел человек и не спешно подошел к студентам. Одет он был в просторный не сковывающий движения брючный костюм голубого цвета с белыми вставками. Движения были плавны и по-женски грациозны. С близкого расстояния стало понятно, что это дама средних лет, со светлыми волосами, забранными в хвост, большие серо-голубые глаза как-то по-доброму смотрели на выстроившихся студентов. Осмотрев всех внимательно дама начала говорить:

- Студенты первого курса, меня зовут Эдиниана Ре Нируко, я наставник второго ранга, маг пятого уровня. Начиная с сегодняшнего дня ежедневно, кроме десятого дня декады, я буду учить вас медитации, она поможет вам в дальнейшем, как в работе с амулетами, так и при овладении навыками ведения боя. У тех же, кто имеет дар, медитации помогут его раскрыть, для овладения им в полной мере настоятельно рекомендую посещать факультатив по основам по магической теории и практики. Теперь познакомимся в вами, я буду называть, вы говорите я и делаете шаг в перед. - голос у Эдиниана Ре Нируко был спокойный, но властный, смешки и разговоры, которые были при ее приближении стихли и больше не повторялись. Было в этом голосе что-то такое, что завораживало и хотелось выполнить все в точности так, как говориться, тем самым заслужив если не толику одобрения, то уж точно не порицания, и не дай Хранители разочарования наставника в нерадивом студенте.

Полтора часа медитации пролетело незаметно, сначала Эдиниана Ре Нируко подробно рассказала, что и как делать, отметила, что на протяжении ближайших двух трех декад они будут отрабатывать вхождение в медитацию и выход из нее, у тех, кого получится начнутся базовые медитативные практики, а к концу третьей декады все студенты должны отрабатывать базу. В дальнейшем практики будут усложняться, а студенты развиваться, как и положено студентам не магического факультета, для одаренных и тех, кто освоит все практики раньше срока, будет своего рода награда в виде особой техники медитации. Она преподается только лучшим, и на каждом курсе она своя.

Из друзей Герберта, Провий и Лиси, к концу занятия получили допуск начиная со следующего занятия начать с базовой техники медитации. Связано это с тем, что обоих с детства обучали медитации. Наставница получив в руки столь хороший материал аж начала светиться от предвкушения интересной работы. Ефин, как ни старался не смог даже войти в состояние медитации, его живой и подвижный характер, энергия, бьющая через край не позволяла усидеть на месте более пары минут. Неоднократно подходившая к нему Эдиниана только качала головой. И рекомендовала стараться успокоиться и направить силы в нужное русло, а не расплескивать зазря. В середине занятия подойдя к Герберту она уточнила:

- Вижу, сам принцип медитации вам понятен, но поймать состояние у вас не получается? Предполагаю, что вы знакомы с некоторыми аспектами медитативных практик, скорее всего при овладении оружием.

- Да, пользуюсь некоторыми комплексами, только не уверен, что они медитативные.

- Юноша, видя ваши потуги, могу точно подтвердить: дай вам сейчас меч, через пару минут вы войдете в нужное состояние. А теперь представьте себе, что он у вас в руках, и вы делаете свой комплекс, в дальнейшем когда вы уловите момент перехода в состояние медитации, повторяйте его пока у вас не начнет получаться по желанию и без разного рода представлений. Это важно, вызывая медитативное состояние и при этом иметь возможность оставаться в нем и выполнять или не выполнять каких-либо движений - цель нашего первого курса.

К концу занятий Герберт чувствовал себя морально выжатым и уставшим, постоянные попытки, ломание, а потом адаптация ранее приобретенного опыта были изматывающими. И все-таки к концу занятия проклюнулись первые пролески правильного выполнения поставленной задачи. За что был удостоен поощрительной улыбки наставника.

Гомоня и обсуждая первое занятие студенты после звонка пошли искать аудиторию в которой будет следующей занятие. На пару этажей ниже она нашлась. Друзья заняли места на галерке ожидая начала занятий, за пару минут до звонка в аудиторию стремительно вошел пожилой, высокий мужчина в коричневом сюртуке, белой сорочке и черных брюках, которые совсем не сочетались между собой. Весь его вид был немного странен, седые средней длины волосы были слегка взлохмачены, бегающий взгляд карих глаз, казалось, не на чем не мог остановиться на долго, при этом горел каким-то непонятным огнем. Как в дальнейшем стало понятно, огнем фанатической любви к своему предмету.

- Меня зовут Реков Ре Кенуци - я старший магистр, - произнес низким певучим голосом, который никак не вязался с его телосложением и резкими движениями, и тут же размашистым почерком написал сказанное. При этом мел который он держал в руке с противным писком заскреб по доске, усиленно крошась под нажимом. - Предмет который вы будете изучать называется "Основы теории счисления, ее виды и методики", это важный курс, даже не побоюсь этого слова самый. - выдержав театральную паузу и подняв над головой указательный палец, который указывал на потолок. Студенты подняли глаза и стали рассматривать потолок над магистром. В этот момент мел который он держал в этой же руке не выдержал таки издевательств и развалился, пачкая лацканы и рукава сюртука и припорашивая мелкой магистра мелкой крошкой. Тот нисколько не смущаясь, видимо такое происходит у него постоянно отряхнул с себя мел, чем еще больше усугубил положение. Сюртук из коричневого стал серо-белым в разводы. Не обращая внимания на такое безобразие, магистр продолжал, - да, да не побоюсь этого слова - самый! Самый важный! - торжественно произнес он и окинул пламенным взглядом притихших студентов, понимающих, что этот предмет им придется зубрить, не взирая ни на что.

- Поэтому и требовать от вас я буду соответственно! - подтверждая догадки студентов продолжал магистр, - Ведь без знания моего предмета вам не постичь в должной мере ни артефакторики ни одного из направлений магии. И даже зелье варение и медицина не мыслимы без него! - торжественно закончил фанатик науки, и ожидающе посмотрел на студентов. Однако последние не разделяли вдохновляющих речей магистра, можно даже сказать были скептически настроены. Не видя проблеска энтузиазма в глазах студентов Реков Ре Кенуци вкрадчиво сказал:

- Те, кто надеется отсидеться на задних рядах аудитории или просто отсидеться и ничего не делать, или же надеется на экзамене списать... Да, да в конце года экзамен! Так вот вы зря надеетесь! Знания и только знания, продемонстрированные в полной мере дадут вам возможность сдать мой экзамен. - сбился таки в конце на пафосный тон магистр.

- Теперь я буду называть вас, а вы будете вставать с места, - и уже бормоча себе под нос закончил, - надо же посмотреть, кого набран новый декан в этом году.

После переклички началась вводная Герберт для себя с удивлением понял, что ближе всего этот предмет к высшей математике. Магистр беглым опросом выяснил уровень группы и печально переводя взгляд с журнала на группу с группы на журнал, как-то в ступоре констатировал:

- Год от года все хуже и хуже, и как я вас учить то буду, если вы основ не знаете? Единицы среди вас не в счет... - задумчиво теребил он волосы на голове от чего седые волосы становились еще седее от мела на руках. Придя к какому-то решению - это было видно по вспыхнувшему азарту в глазах и предвкушающему потиранию рук, - Значит так первый месяц у нас будет подтягивание вас к нужному уровню. Сейчас и начнем, очень к стати что среди вас пять человек, которые хорошо подготовлены по предмету. Студенты Авеким Ре Оретти, Бер де Скарг (при зачислении в академию Герберт был записан под этим именем), Дюмон Ре Типуви, Зирут де Карит и Провий Итель Ре Деонерг становятся своего рода десятниками, - как-то не солидно хихикнул магистр, видимо звание десятника по основам теории счисления даже у него вызывало приступ веселья, - Разобьете группу на пять десятков и будете натаскивать согласно плана, который я вам выдам. В конце месяца зачет, не справившийся десяток может паковать вещи и уезжать из академии, дальше тратить на учебу в Академии для вас бессмысленно, все равно будете отчислены по результатам экзамена. Это касается и самого десятника не сдавшей группы. Как вы понимаете при желании на экзамене завалить можно любого, - сказал магистр и хитро-хитро посмотрел на студентов, как бы спрашивая все ли поняли учащиеся.

Пятерка горестно вздохнула и хотела было начать делить группу, но была прервана магистром:

- На перемене, все это сделаете на перемене! А сейчас начнем!

Звонок прозвеневший в конце лекции был встречен вздохом облегчения, получив задания для самостоятельной работы, студенты вывалились из аудитории. И были быстро остановлены Провием особенно наиболее активные стремящиеся, как можно быстрее оказаться подальше от магистра. Быстро разделенная группа на пять десятков, которые были закреплены их за "десятниками", с радостным гомоном устремилась на следующее занятие.

Следующие занятия были по травологии и зельеварению оба предмета вела старший магистр Диорина ире Финалинера. Ее возраст трудно было определить, ей могло быть как тридцать лет, так и все шестьдесят. Учитывая то, что эта дама была старшим магистром, да еще и магом первого уровня, то возраст ее мог быть значительно большим. Первое, что бросалось в глаза любому - это высокий рост, магистр была на пол головы выше Грерберта, что само по себе удивительно, к тому же в сочетании с изящной худобой, казалась травинкой, которую может сломать малейшее дуновение ветра. Одета она была в строгое платье темно зеленого цвета, оттеняющее необычные оливкового цвета глаза, аккуратный нос, миловидный овал лица и даже короткие до плеч каштановые волосы, только подчеркивала это ощущение. Отсутствие украшений, кроме небольшого кольца, на указательном пальце левой руки, украшенного, скорее всего насыщено зеленым изумрудом, и обрамленного россыпью бриллиантов, играющих в свете местного светила, падающего из сводчатых окон. Вот и все что рассмотрели студенты. Внимательный наблюдатель обратил бы свое внимание на губы с жесткой складкой, глаза в глубине отливавшие сталью, посадку головы, и мельчайшие штрихи в движениях, говорящих о жесткости и властности характера, таких можно сломать на не согнуть.

Первое впечатление студентов развеивалось, как только старший магистр Диорина ире Финалинера начинала говорить. Манера построения предложений и голос, которым доносилось сказанное больше подходило бы для плаца, на которым фельдфебель разъясняет новобранцам куда они попали и как из них будут делать настоящих солдат. Разве, что выражения были не такими цветистыми, однако сам смысл от этого никуда не исчезал.

- Встать! Встать, я сказала! Когда наставник входит в аудиторию вы, толпа бездарей, должны встать и поприветствовать старшего. Ясно? Я научу вас академию любить... Да не мычите, не мычите! Четко говорите, вы ж не кисейные барышни! Эй ты там сзади! Нет не ты, рядом, чему улыбаемся? Я говорю что-то смешное? Нет? Тогда стой и выполняй, что тебе говорят! Еще раз поприветствовали. Уже лучше, но недостаточно! Ничего попрактикуемся еще немного. Давайте! Сели! Встали! Разом встали, а не волной. Сели! Встали, приветствуем! Нет из вас явно ничего толкового не выйдет. Как стадо беременных и не поворотливых буров. Что ты сказал? Буры стадами не ходят? Так останешься после занятий будешь отмывать каждую парту, маленькой щеточкой! Не пищи и не мямли, что? А ты из высокого рода и тебе не положено! Ничего я положу! Возьму щетку и положу на парту! Ясно?! Так-то лучше! Я старший магистр Диорина ире Финалинера, маг первого уровня, теоретические занятия по травологии и зельеварению буду проводить я. Практические занятия будет проводить Илиана Итель Ре Зитаниар маг пятого ранга. В конце года экзамен. Теперь сели, я называю вас по списку, названный встает и говорит четко и громко "я, есть" понятно?

- Что ж господа студенты первого курса, до второго курса доживут не все! Не все!.. Доживут те, кто будет в точности выполнять, то что им говориться. Учитывая предыдущий опыт скажу, треть из вас срежется на моем экзамене. И будет нудно и упорно пересдавать экзамен летом. Возможно пересдаст. Перейдем к сути первого предмета - травологии. Вам, бездарям, нужно знать этот предмет на твердую четверку иначе, вы не переживете учебные баталии, которые начнутся во второй половине текущего семестра. Поэтому рекомендую учить сразу и не откладывать в долгий ящик. В этом я помогу! Каждое занятие начинать будем с повторения пройденного материала. Теперь открыли книги смотрим, да не на оглавление смотрим! А на первый параграф! Так вот введение в предмет пропустим. Там ничего интересного нет. Моя вводная точнее.

Магистр Диорина ире Финалинера рубленными фразами надиктовала материал, при этом создавая подробные объемные иллюзии, на которых она демонстрировала сначала семантику травологии и ее принципы, после чего углубилась в классификацию. Занятие пролетело на удивление быстро, как и перемена. Следующее занятие началось, как и предыдущее. Неоднократно вставали, приветствовали и садились. После переклички студентов поставили перед фактом того, что и вторая лекция будет по травологии:

- Большинство из вас считает, что травология нужна для знахарей, лекарей и прочего люда. Так вот это утверждение ошибочно. Вот ты, да ты вечно улыбающийся встань! Что ты будешь делать если у тебя будет открытый перелом? Лекаря искать? Так нет его рядом! К соседу по парте обратишься, так он тебе такое сделает что ни один лекарь потом лечить не возьмется. А у тебя дома родовой лекарь есть? Так что ж ты его с собой не взял? Не положено? Теперь представь, идет бой тебе неучу сломали руку, кость из мяса торчит кровь хлещет. Представил? Так дайте ему пощечину, впечатлительный какой хуже барышни, привели его в сознание? Вот и хорошо, ты чего такой бледный? И улыбаться посмотрю тебя не тянет. Так вот что будешь делать? Не знаешь? Значит сегодня будешь убираться в лаборатории, так как раз после второго курса есть что убирать. Смотришь после этого и в обмороки падать перестанешь. Как говорится клин клином... Вернемся к перелому, и не вздумай бледнеть еще больше! Вот курс попался немочи одни... Толи раньше... - на миг магистр погрузилась в воспоминания и ее губу расплылись в пугающей улыбке, ближайшие ряды передернуло.

- Вернемся к теме нашего разговора. Перед тем как изучать зельеварение, нужно знать азы травологии, поэтому сначала будем усиленно изучать травологию, потом добавим зельеварение. И так каждый боец на поле имеет пакет для оказания первой помощи. И только тугодумы и верующие в свое бессмертие имеют только базовый пакет. Каждый студент доживший до выпуска из нашей академии при себе имеет много чего еще, в частности вот этот пузырек, имеет ряд воздействий на организм: обезболивает, повышает кроветворение, реакцию и чистоту разума. Теперь льем из следующего прямо на рану - обеззаразит, в случае чар в ранении устранит или разрушит их большую часть, остановит потерю крови. Вот этот пластырь ускоряет заживление, в том числе и срастание кости, стягивает края раны, локально обезболивает, обеззараживает и уменьшает магическое отравление. Порядок действий: перелом руки, второй быстро пока не прошел болевой шок, и мозг не осознает полученной травмы выпиваем жидкость из пузырька. Эффект наступает в течении минуты. Аккуратно льем из второго. Полить нужно рану и вокруг нее и желательно вторую руку. Поэтому флакон имеет такую форму. Чистой рукой очищаем рану от сторонних предметов, будь то осколки кости или грязь. Аккуратно вправляем кость. Этому вас научат позднее. Стягивая края раны залепляете рану пластырем. Несколько минут и вы опять готовы к бою! Говорите рука у вас одна и одновременно стягивать края раны, фиксировать их и накладывать пластырь невозможно? Ничего жизнь вас научит и не так изворачиваться. И в этом я вам помогу! Придете после лекций начнем вас обучать. - кровожадно улыбнулась леди.

Покидая лекции старшего магистра, группа испытывала смешанные чувства, с одной стороны своеобразность манеры ведения лекции с другой стороны, краткость лаконичность записей конспекта, ничего лишнего. Яркие демонстрации объемные иллюзии, позволяющих рассмотреть с разных сторон демонстрируемый объект и лучше запомнить.

- Провий, что скажешь по поводу объемных изображений? - с любопытством спросил Герберт, в период своего обучения он видел объемные модели, но принцип их построения ему был понятен, тут же нечто совсем иное. Юношу интересовала сама возможность создания подобного.

- Да, что сказать? Старший магистр, маг первого уровня этим все сказано... - к словам Провия прислушивались Лиси и Ефин, а кроме них еще пара человек идущих рядом.

- А по подробнее, - не утерпел Ефин, видимо его тоже впечатлило увиденное.

- Скажу так, нужно иметь склонность к подобному виду чар. Кроме этого большую практику, живое воображение, что как-то не очень вяжется с характером магистра...

- Думаю тут вопрос больше не в живом воображении, а в педантичности характера. Заметили, как дотошно прорисованы все детали: форма, жилочки переход тонов. У меня такое впечатление, что было взято растение и как бы срисовано или даже со сканировано.

- Точно, - хлопнул себя по лбу Провий, - и как я об этом не подумал! Вероятно, она взяла образец, запустила плетение, которым лекари сканируют организм людей, и потом каким-то образом образ этого растения прорисовала плетением иллюзии. Скорее всего таких образов у нее много. И они где-то хранятся... Интересно, интересно, - потер руками взбудораженный Провий, - это ж открывает такие перспективы... - а потом как-то разом сник, вспомнив о потере своего дара. Друзья его поняли.

- Провий не расстраивайся, думаю мы найдем выход из положения и вернем тебе твой дар. Тем более лекари говорят, что физически и энергетически проблем нет, вопрос чисто психологический.

- Какой? - удивился Провий, - услышав не знакомое слово.

- Гм-м, душевный, можно сказать. - уточнил Герберт, укоряя себя за невнимательность.

- Как ты вначале сказал?

- Психологический, - вздохнул юноша.

- А по подробнее, - настаивал Провий. Все что касалось восстановления дара, он искал с патологической манией.

- Есть теория бессознательного ...

- Какого? - перебил его Ефин.

- Не перебивай! - рявкнули на него в три голоса: Лиси, Герберт и Провий.

- Так вот грубо данная теория говорит о том, что психика имеет несколько уровней. Опуская подробности могу сказать только то, что проблема твоя лежит в области бессознательного. Где-то в глубине твоего сознания стоит блок, тобою же и установленный, уберем его, вернем тебе возможность пользоваться даром.

- Где ты это узнал, - как-то подозрительно уставились на него Провий и Лиси, Ефин не понятливо смотрел на друзей переводя взгляд с одного на другого.

- Это важно? Или важнее то что есть шанс вернуть тебе дар - твердо взглянул Герберт в глаза Провия. Несколько секунд продолжалась борьба взглядов, потом Провий отвел свой.

- Дар важнее, - тихо проговорил он. Потом встрепенувшись, с жаром спросил, - Когда начнем?

- Что начнем? - не сообразил Герберт.

- Как это, что? Искать, как ты там сказал... А! Мною возведенный блок!

- А вот ты о чем. Так вечером и приступим. Быстрого результата не гарантирую. Но надежда есть.


Оценка: 6.50*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"