Тельнин Вячеслав Павлович: другие произведения.

Записи из синей тетради.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Особо запомнившееся.


  
   ВЯЧЕСЛАВ ТЕЛЬНИН
  
  
  
   ЗАПИСИ ИЗ СИНЕЙ ТЕТРАДИ.
  
  
   ОСОБО ЗАПОМНИВШЕЕСЯ.
  
  
  
  
   ЗАПИСЬ 1.
  
   Одно из моих ранних воспоминаний - это то, как хорошо лежать на подушке обняв ее. При этом я весь - с ногами и головой и с руками умещался на подушке.
   Другое воспоминание попозже. Я сидел на штабеле досок, а напротив был другой. И на нем сидел кто-то еще. И ел жареные хлебцы. И он поделился со мной. Помню что было вкусно.
   Еще одно раннее воспоминание. Мы с мамой идем одним утром. Этой ночью мы чуть не угорели. От печки получился угарный газ и мы его надышались. Но кто-то все же смог проснуться и спас остальных. И вот мы с мамой идем по улице и останавливаемся у газетного киоска. В нем я вижу красивую цветную открытку с тремя конями. И мама вроде ее покупает мне.
   От яслей осталось такое воспоминание. Я сижу на полу и что-то строю из кубиков. Потом поворачиваю голову влево и мне в глаза бьет яркий белый свет из окна. И еще одно. Я с другими детьми стою на берегу Туры у моста и вижу корабли на реке.
  
   ЗАПИСЬ 2.
  
   От первого детсадика осталось в памяти одно воспоминание. Мне отец сказал что пойдем на рыбалку. И я в садике стал во дворе на прогулке собирать дождевых червей. И других детей попросил помочь. И, когда пришла мама забирать меня домой, то, сунув мне руку в карман штанишек, она обнаружила там клубок червей.
  
   ЗАПИСЬ 3.
  
   Далее хронология меня не будет сковывать. Слишком много я помню чтобы все это изложить во временном порядке. Поэтому будут скачки в несколько лет, возвраты назад.
  
   ЗАПИСЬ 4.
  
   Помню такой случай. Лектор - Юрий Иванович Кулаков - читал нам спецкурс по гравитации. И кроме этого он излагал нам свои соображения о физике, результаты своих размышлений. На одной из лекций он стал рассказывать свой подход к одной из проблем. Но где-то в середине запутался и остановился. Я же слушал его и понимал о чем речь. И, когда он запутался, я видел правильный путь. Он переключился на основную тему. А в конце лекции я подошел к нему и рассказал как ему выпутаться. Он понял меня и согласился. И уже на следующей лекции он начал с того, что кратко напомнил проблему и затем рассказал путь к ее решению который я ему помог пройти до конца. Это было на втором курсе в университете.
  
   Свое первое "исследование" я проделал классе в шестом. Точно не помню в каком, но мы тогда проходили историю и в учебнике была табличка общественных строев и времен их начала и конца. Первобытно-общинный кончился 40000 лет до нашей эры, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, социалистический. И я решил узнать закон смены строев во времени. По одной оси отложил строя - равномерно, а по другой оси время их начала. И поставил точки на этом поле. Соединил их плавной кривой. Из этого графика следовало что один строй сменяет другой все быстрее. И, если довести до предела, то строя будут меняться за секунды. Конечно ерунда. Это была моя первая "научная" самостоятельная работа.
  
   ЗАПИСЬ 5.
  
   У брата моего отца было две дочери. Одна - Валя - была старше меня на несколько лет. Другая - Света - была младше меня года на три. У Вали были книжки : "Детская энциклопедия". Там было про все на свете, и понятно, и интересно. И вот я наткнулся на статью о вычислительных машинах - ЭВМ и АВМ. О их возможностях. И мне стало интересно это. И надолго запомнилось. А были это шестидесятые годы - их конец. Столкнулся же с ЭВМ впервые я в семидесятых, когда в ФМШ нам преподавали программирование. Тогда я написал программку для игры "Жизнь" ( или "Эволюция").
   Ее изобрел вроде Конвей и она была популярна в то время. Задал поле 40*40 клеток и поместил туда единицы в форме трех букв : ФМШ. ЭВМ выдала мне распечатку через ~ 25 ходов, через 50, 75, ... и где-то ее оборвал оператор. ЭВМ была М220. Установлена она была в университете (НГУ). И фэмэшата пользовались ей для практики вместе со студентами. Кроме обязательных занятий по программированию был спецкурс. Его вел Владимир Павлович Воронко. Он был очень маленького роста. Но работал в ВЦ ( Вычислительном Центре Новосибирского Академгородка). Он учил нас писать программы на Алголе, Бейсике, других языках. Я учил Алгол. Написанные программы мы ходили набивать на перфораторах сами. Потом колоду набитых перфокарт сдавали операторам. А те по очереди закладывали колоды в ЭВМ БЭСМ-6. Ее быстродействие было 1 миллион операций в секунду. По тем временам немало. (1975-й год). У М220 было вроде всего 220 тысяч операций в секунду.
   И на обязательных занятиях, и на спецкурсе нас учили лишь писать программы. А о чем они - это было наше дело. Один парень распечатал ~ 200 знаков числа е, я заложил игру "Жизнь" на поле 40*40 - кто что. А однажды в библиотеке я раскопал книгу Бонгарда "Проблема узнавания". И читал ее. И в ней описан алгоритм определения математических операций по их результатам. В подробности вдаваться не буду. И я решил проверить его - повторить их работу. Написал программу на Алголе. Набил на перфораторе. Сдал колоду. Получил распечатку программы. С ошибками. Исправил ошибки. Набил на перфораторе. Сдал. И так несколько раз. Так я и ни разу не получил работоспособной программы. Уже кончил ФМШ. Уже был на первом курсе универа. И все ходил к Воронко. Он мне продлял пропуск в ВЦ. Но не принуждал заниматься меня ничем. Потом я сам прекратил эту безуспешную борьбу с ошибками. И перестал вскоре после этого ходить к Воронко.
  
   ЗАПИСЬ 6.
  
   Познакомившись в ФМШ с программированием я стал интересоваться всем связанным с ЭВМ. И в то время начало развиваться новое направление - его называли "Искусственный интеллект". Я его воспринял так. Есть алгоритмы работы человеческого мозга. Построить по ним программы и получим искусственный разум. Я в то время занимался в кружке психологии. И попросил у тех, кто его вел, книжку про мышление. И мне принесли. Такая толстая, в гладкой обложке. И надпись - "Мышление". Я взял ее. Но так и не раскрыл ни разу. Видимо чувствовал что груз велик. Книжку потом вернул.
   Кончалась школа. Надо было выбирать путь. После ФМШ естественно было поступать в вуз. Но на какой факультет ? Раз мне было интересно применение ЭВМ к автоматизированию умственного труда, то надо было идти на матфак. Но отношение мое к математике было не простым. Еще на олимпиаде по математике, где-то до ФМШ, я не смог решить ни одной задачи, а на разборе задач после олимпиады я не смог понять решения ни одной из этих задач. И в ФМШ в 9 классе на экзамене по математике преподаватель сказал мне, что я отвечаю на двойку, но он жалеет меня и ставит мне тройку. Так что, припомнив все это, я решил что учебу на матфаке мне не вытянуть, а в искусственном интеллекте без математики делать нечего. Так я простился со своей мечтой. А пошел на физфак, так как в ФМШ я попал через олимпиаду по физике, да и некоторый интерес у меня к физике тоже был.
  
  
  
   ЗАПИСЬ 7.
  
   Теперь об одной истории, случившейся когда я учился еще в Тюмени в 15-й школе. Жили мы тогда на улице имени Софии Ковалевской. В доме было несколько ребят разного возраста. Я в то время учился классе в 7. А что было делать во дворе ? Скучно. И вот как-то появилась мысль о канатной дороге. Место для нее было рядом с домом - вдоль него. На листе бумаги я нарисовал простую схему. С одной стороны вышка высотой несколько метров, с другой стороны ворота. А между ними натянут трос.
   Этот рисунок я показал Сергею, фамилию уже не помню, из другого подъезда нашего дома. Он был примерно моего возраста. Ему стало интересно. Нас стало двое. Потом эта идея заняла умы многих. Появились добровольные помощники. Один сосед решил проблему с материалом для вышки. Он вместе с нами (мной, Сергеем, и еще кем-то) под покровом ночи вынес с соседней территории три бруса. Длиной они были по нескольку метров. Эти брусья мы вкопали примерно на метр в глубину. Другой сосед, тоже взрослый, влез по брусу наверх и там сколотил все три бруса досками в треугольник. Для жесткости. Мать Сергея организовала трос с завода. Мы его с Сергеем вынесли уже днем, через дыру в заборе. Длины хватило. Из стальной проволоки сделали растяжки для вышки и для ворот ( чтоб противостоять натянутому тросу ). Проволоки привязали к деревьям, что росли вокруг площадки перед домом, и к детской горке, что была рядом с вышкой.
   Натянули трос. Мой отец тем временем сварил из металлических трубок подвесную кабину-сиденье. Моя мать обшила этот каркас брезентом, чтоб сидеть на нем. Отец приделал вверху кабины два ролика. Кабина-сиденье была съемной.
   И вот настал час первой поездки. Мне, как инициатору, предоставили право быть первым. Я сел на сиденье, потом его отпустили, и я поехал ! Но тут что-то случилось. Трос ослаб, провис, и я увидел как земля повернулась навстречу мне. Время замедлилось, а я не знал что предпринять. А земля все ближе, ближе ... И вот удар. Задним местом о землю. Метров с трех. Меня бросило вперед и я встал на ноги и пошел. А внутри что-то с легкими от удара. Не могу вдохнуть от боли. И только мог выдавить крик из себя - А-а-а- ... Все тише и тише. Не помню уж точно как это прошло, но я едва не задохнулся. Мелко-мелко стал вдыхать, и постепенно глубже, глубже, хожу по двору, кругами, ... Отошло.
   Вспомнил фамилию Сергея - Машуков. А теперь продолжим ... Оказалось, что гвоздь, который был вбит в перекладину ворот и загнут поверх троса, чтобы его держать, под грузом меня повернулся и трос слетел с ворот и провис. Конец троса был привязан к дереву стоявшему справа от ворот. Получилось что трос не только давил на перекладину вниз, но и на гвоздь горизонтально вправо. Тогда мы выдернули гвоздь и кто-то принес кусок кочерги. Ее вбили, и еще загнули второй конец и его вбили тоже. Так что трос оказался прижат так, что ничего не мог повернуть. Все было теперь железно. На этот раз мы пустили не человека, а кирпичи. Нагрузили сиденье, и отпустили. Все хорошо. Тогда поехали люди. Один за другим. Вот была радость ! Хоть и коротка дорога, но все же приятно было ехать.
   Так родилась канатная дорога. Мелкота любила на ней кататься. Все они помогали как могли при постройке, и вот теперь, когда мы выносили из сарая сиденье и крепили его на тросе, они собирались и катались по очереди. Двое парней из нашего класса - Святкин и Петрухин - как-то проходили мимо и тоже прокатились. Им тоже понравилось.
   А мы с Сергеем Машуковым захотели сделать батут. Но не знали как. И написали письмо в газету "Пионерская правда". Вложили туда и фотографию нашей канатной дороги.
   Я рассказал как родилась канатная дорога. Рассказал как она жила. Теперь приходится рассказать и о том, как она умерла.
   Рождалась она тайком, по ночам. И умирала так же. Однажды ночью кто-то перерубил трос на вышке. Но мы восстановили народом - натянули по-новой. И кто-то узнал, что это дело Маракулина. Он жил на соседней улице и был моего возраста. Что он вроде хотел трос для своей собаки. Жил он в частном доме. Ладно. Поездили недолго. И вот другой ночью кто-то свалил ворота. Мы опять их вкопали, натянули растяжки. А вечером я вышел из подъезда, по темноте уже, и навстречу мне попались человека три парней из нашего дома моего возраста. Сергей Никитин, и вроде Вовка Панкратов и еще кто-то. Они шли со стороны ворот. Зашли в подъезд и в дом к Сергею Никитину. А я пошел к воротам. Смотрю - они выдернуты из земли и свалены плашмя. Догадаться о том, чья это работа, нетрудно. Труднее понять почему они это делали. Все родилось наверно с рождением дороги. Им хотелось видно поучавствовать, но подойти и просить об этом гордость не позволяла. А мы с Сережкой Машуковым и не подумали о том, чтоб позвать всех кого можно. А может мы зря сиденье снимали и прятали в сарай. Боялись что его украдут. Ну, так или иначе, а оказались и противники. И они погубили канатную дорогу. Больше мне не хотелось ее восстанавливать - все равно разрушат ...
   Пришло письмо из "Пионерской правды". Там ответ на наш вопрос как делать батут. Но уже настроя того не было. И мы на все махнули рукой.
   А теперь послесловие. Скоро я хорошо выступил на олимпиаде по химии и по физике и уехал из Тюмени. Сначала в Казань, потом в Новосибирск. И в 9 классе учился уже в Новосибирской ФМШ. Когда приехал летом после 9 класса домой, то троса уже вроде не было, а к вышке привязаны были бельевые веревки и сушилось белье. Вышка простояла несколько лет. А потом она покосилась и ее убрали, чтоб не задавила кого.
   Я уже учился в университете, и однажды, приехав на каникулы, увидел трос через всю ограду от одного дерева до другого дерева. И на тросе ролик и две ручки для рук. Чтобы, повиснув на них, скатиться по тросу. Просто и практично. Это видимо отголосок нашей канатной дороги. А сейчас мы живем в другом месте. А в том дворе понастроили гаражей. Деревьев многих не стало. И того троса тоже нет.
   Вот такая история ...
  
   ЗАПИСЬ 8.
  
   Научился читать я в первом классе. И потом, наверно уже в начале второго класса, меня записали в библиотеку. Библиотека N6 города Тюмени. Находилась она на одной улице с моей школой, только в конце ее, в двухэтажном деревянном доме. На втором этаже. Помню в один из первых разов я взял книжку. И пошел с ней домой. По дороге раскрыл ее и стал смотреть картинки и читать текст. Книга была детская, в ней большие цветные картинки и крупные буквы текста. И, пройдя полпути домой, я прочел ее до конца. Что делать ? Я развернулся и пошел снова в библиотеку. Взял уже книги две-три и домой.
   С первого по четвертый классы нас учила Мария Андреевна. И однажды, классе то ли втором, то ли в третьем, она зашла в класс и сказала : "Вчера я зашла в книжный киоск рядом со школой и купила за 25 копеек билет книжной лотереи. И он оказался выигрышный. Выигрыш 10 рублей. На выигрыш полагается брать книги. И я взяла двухтомник (не помню кого) как раз на сумму 10 рублей." После этого я пришел домой и попросил у родителей 25 копеек. Они спросили - зачем ? Я ответил, что хочу купить лотерейный билет с выигрышем и взять какую-нибудь книгу. Мне дали 25 копеек. Придя в киоск я купил билет. И выиграл 3 рубля. На эту сумму я набрал штук пять разных книжек. И считал это само собой разумеющимся, как будто так и должно было быть. Одну книжку помню до сих пор - она была про Алошку (или Аллошку).
   Библиотеку я посещал часто. И наступил такой момент (то ли через месяцы, то ли через года два-три) что я прочел все детские книжки которые обычно лежали на столе у библиотекаря. И мне разрешили пройти за этот стол вглубь библиотеки. Я оказался среди стеллажей. А на них было множество книг. Я выбрал одну толстую книгу про Русь. Историческая книга о древней Руси, откуда название такое взялось ( от реки Рось). Для меня это было событием.
  
   ЗАПИСЬ 9.
  
   Вскоре после начала занятий на втором курсе один из моих соседей по комнате сказал другому моему соседу что видел у столовой объявление о наборе в альпсекцию. И что он хочет туда пойти. Это был Сергей Шерстюк. А говорил он это Ваньче Жогину. Они оба собрались туда идти. А я подумал - "Я же не хуже их, я тоже пойду." И мы троем пришли в назначенное время в указанную аудиторию.
   Желающих было много. Аудитория была полна. Наконец стал выступать тренер секции - Хусаинов Равиль Ахметович. Он сам совершил восхождение на высочайшую вершину Советского Союза - пик Коммунизма. Что он говорил, я не помню. В конце было объявлено что в другой аудитории будет просмотр слайдов. Сергей решил идти домой. Про Ваньчу я не помню. А сам я пошел на просмотр. Многие разошлись, но я не пожалел что остался. Был вечер. И прямо на белой стене аудитории возникали прекрасные виды гор. Показ сопровождался комментарием. Красота меня покорила ...
   Потом начались тренировки. Три раза в неделю. По вечерам. В спорткомплексе НГУ. На втором этаже в 10 вечера. Физическая подготовка. Или бег. А бег был на улице. Машин в академгородке было мало. К тому же значительная часть маршрута пролегала по тихим улочкам. Дистанция была 8 километров. После половины на газоне у дома останавливались и выполняли ряд упражнений. Потом бежали дальше. После тренировок шли в душ.
   Были занятия и специальные. Как вязать узлы. Были выезды на скальные занятия. Но что-то я их не помню. Зато помню посвящение в альпинисты. Мы ушли в лес. Дошли до какой-то землянки. И там, встав на колени (а может и просто на ногах), повторяли клятву вслед за читавшим ее с большого свитка. Я тоже повторял ее. Но когда произнесли слова : "И если встанет выбор - учеба или альпинизм, то я выберу альпинизм.", то я промолчал. Не стал их повторять. Так как был не согласен. Хотя сейчас-то я понимаю что слова эти были шутливые. Потом была какая-то игра - один у другого сидел на плечах и такие пары пытались спихнуть противника на землю. И еще устроили ночевку в землянке. Кто в чем был, так и улеглись на пол. Переночевали.
  
   ЗАПИСЬ 10.
  
   Вскоре стали готовиться к альпиниаде. Это выезд в горы за свой счет. У меня денег не было и я не собирался. А Ваньча собрался. И принес в комнату спецботинки и стал прибивать к ним железки - трикони. Потом он проходил еще медосмотр. И тут ему запретили занятия. Из-за зрения. Он носил очки. Ботинки он сдал, секцию посещать перестал. Остались мы двое с Сергеем Шерстюком (из нашей комнаты).
   Прошла альпиниада. Прошло еще время. Пришло лето. Экзамены в июне в универе. Июль и август - каникулы. На это время мы купили путевки в альплагеря страны. Сергею Шерстюку и мне достались путевки в альплагерь Талгар. Но ему в июле, а мне в августе. Путевка стоила рублей 120, но через профсоюзы цена ее нам обошлась в 40 рублей.
   Июль я прожил дома. Раза два бегал от дома до гаражей и разок с Вовкой Панкратовым. Он как раз вернулся из армии. На турнике он несколько раз подтянулся а потом сделал несколько подъемов переворотом. Я же смог только подтянуться раз 6.
   И вот август. Я в самолете лечу в Алма-Ату. И, чтоб не терять зря времени, вяжу на какой-то веревочке узлы. Недалеко от меня сидели две девушки и поглядывали как я вязал узлы. Промежуточная посадка. Мы вышли из самолета и стоим у торговцев фруктами. И тут я и те девушки разговорились. Они тоже летели в альплагерь Талгар. Только они из тюменской альпсекции. Одну звать Оля. Была еще и третья из их компании. Красивая. Прилетели в Алма-Ату. Стоим у аэропорта. Вечер. Надо добраться до базы. Я не знаю как. А одна из девушек стала спрашивать водителей. Один согласился нас довезти. И недорого. Мы сели. Он нас вез по городу и рассказывал где что. Привез. Было уже поздно. Все спали. Мест нет. Наконец Олю куда-то увели, а меня уложили в пристрое на кровать. На соседней кровати уложили двух других девушек. Все легли в одежде. Эти две девушки ехали сдавать на 3-й разряд по альпинизму. Оля же ехала новичком, как и я. Сдавать на значек альпиниста.
   База была в городе. И утром мы сели в кузов грузовика и поехали. Да, еще до этого я нашел в почтовом ящике с полочками для каждой буквы письмо от Сергея Шерстюка. Это еще на базе. Он оставил его мне когда завершил свое пребывание в лагере. Он писал мне что меня ожидает впереди. Что сперва нас повезут на машине. Потом дорога кончится и 9 км придется идти пешком. Так и вышло. Везли нас долго. Когда мы оказались в горах то я наблюдал иллюзию. Удаляясь от одной горы на машине я смотрел на нее и мне казалось что она движется вслед за нами. Наконец приехали. Выгрузились. Дорога здесь кончалась. Тут был домик с оградой. Там хранились продукты для лагеря. Дальше пошли пешком. Шерстюк меня предупредил и я настроился на долгий путь. Припекало солнце. Я сорвал лист лопуха и прикрывался им. Все шли как могли. Растянулись по тропе. Вот валун на котором надпись что до лагеря еще километр, что-ли. И вскоре - метров через 30 - лагерь.
   Этот лагерь - самый высокогорный в Союзе. И в этот год - 1978-й - ему исполнялось 40 лет. Я там купил вымпелок : "Альпинистский лагерь Талгар 40 лет". Располагался он в Талгарском ущелье на берегу реки Талгар. И рядом была вершина Талгар высотой 5 километров с лишним.
   Реакцией организма на высоту была рвота. Меня вскоре вырвало.
   Еще днем какие-то парни сказали что на общем построении будут вызывать добровольцев сходить вниз за продуктами для лагеря. И эти парни советовали не ходить. Я последовал их совету.
   Восхождения и занятия мы должны были делать в группах по 10 человек и по одному инструктору. При разбиении на группы среди новичков оказалось что девчонок больше чем парней.
  
   ЗАПИСЬ 11.
  
   Я попал в одну группу с парнем по имени Жора. Но кроме него остальные были девчонки. И мы с ним пошли устраиваться в другую группу - рядом, там вроде был один парень. Вот группы сформировали. В нашей трое парней - Жора, Женя и я. И семеро девчонок - Тома, Наташа, Нина, Вера, Оля, Аня, Таня. Оказалось что Жора из Новосибирска, и даже из нашей секции. До этого я был с ним не знаком. Женя был из Павлодара - его имя по паспорту - Жимиль. Нина и Вера были из Барнаула. Оля - из Тюмени - мы с ней летели в Алма-Ату одним самолетом. Аня из Таллина вроде. Таня из Абакана вроде. Наташа вроде из Ленинграда. Тома то ли из Ленинграда, то ли из Таллина.
   На правом берегу реки Талгар снизу вверх двумя рядами стояли домики. В них нас и расселили. Койки в два яруса. Выше домиков стояла столовая.
   За ужином мы сидели за одним столом. Изо всех девчонок нашего отделения мне больше всех понравилась Тома. Но за стол рядом с ней сел Женя. И он занял все ее внимание своими разговорами. Так что Тома была занята.
   После ужина мы собрались у костра. Сидели. Говорили. Рядом со мной была Наташа. Я ей рассказывал про летающие тарелки - то, что недавно нам рассказывал Юрий Иванович Кулаков - наш преподаватель по теории гравитации.
   На другой вечер были танцы. В помещении ниже домиков - ближе к реке. Наташа пригласила меня. Я же вспомнил сразу свое решение не жениться которое принял года два назад, а так как танцы сближают людей, то я решил совсем не танцевать. И я отказал Наташе. Она обиделась и сказала : "Кому ты будешь нужен ?" И подошла к Жоре. Он принял ее приглашение.
   Утрами нас поднимали по радио. Включали песню Высоцкого "Утренняя гимнастика". Под нее выстраивались в шеренгу и бежали на пробежку по склону. Днем были занятия. А перед сном мыли ноги в холодном ручье. Как-то поздно вечером я видел спутник летевший с юга на север.
   Я плохо помню события того времени. Ведь прошло уже 20 лет. Поэтому мои воспоминания такие обрывочные.
   Как-то в свободное время Женя, Тома, я и еще кто-то перешли по подвесному мосту через реку Талгар на ее левый берег. Полежали там на склоне. Потом вернулись.
   В другой день со склонов пригнали корову. Я видел как ее гнали. А вскоре меня и еще одного парня попросили отнести носилки в столовую. На носилках лежала часть туши коровы.
   Как-то мы сидели у девчонок в домике. Был вечер. И тут Нина позвала меня сходить вместе в столовую с чайником за чаем. Я согласился. Сходили. Вернулись. Я понял это так, что она обратила на меня внимание. И стал присматриваться к ней. На скальных занятиях я видел как она проходила маршрут и мне показалось что она очень ловко это проделала. В общем, она стала мне нравиться.
   Нам выдали ботинки с триконями и другое снаряжение. Я зашел в домик к Нине и узнал, что ей достался малый размер ботинок. И предложил разносить их, одев на свои ноги. Я ношу 42 размер. Она вроде 37, а ей достался 35. И вот я с трудом, как Золушка своей step-sister, затолкал туда свои ступни. И еще умудрился куда-то (вроде в столовую) сходить в них. Но это не помогло. Она на следующий день обменила их на свой размер.
  
   ЗАПИСЬ 12.
  
   Были вечера у костра. Люди садились кружком вокруг костра и пели песни под гитару. Споет парень две - три песни, и передает гитару по кругу. Меня эти песни за душу брали. И мне захотелось так же играть на гитаре и так же петь. У девчонок нашего отделения были тексты многих песен. Альпинистских и туристских. Я переписал себе в тетрадку те, которые мне понравились. А у Жени переписал стихотворение про черного альпиниста.
   А подготовка к восхождению шла. Занятия по узлам, назначению альпснаряжения. Лекции. Скальные занятия рядом с лагерем - на больших валунах. Был акклиматизационный выход на обзорную вершину рядом с лагерем.
   Был поход в долину скифов. По пути собирали хворост, так как там нечего жечь в кострах. Там ходили по осыпям, по травянистым склонам, по скалам в связках. Рядом с нашей стоянкой было озеро. Был жаркий день, а вода в озере холодная. Но наши ребята и девчонки ходили и немного искупались в нем. А я боялся. Но все же, когда увидел что почти все искупались, то насмелился и я. Пришел к берегу, снял часы. Поплескал на себя водой. Попривык немного, вошел в воду по колено, еще поплескался, и так, постепенно, окунулся весь. И почувствовал, что могу пробыть в такой воде несколько минут. И этого времени может хватить чтобы переплыть озеро. И я решил переплыть его. И переплыл. Весь насквозь замерз, но оттого что двигал руками я все же грелся. Обратно шел по берегу. Обошел озеро, пришел к своей палатке. Сел на спальник. А тут ребята стали играть в игру, которой я научился в нашей альпсекции. Она почему-то называлась "Крокодил". В ней одному человеку говорилось на ухо слово, которое он должен был показать руками, ногами, движением - но без слов - и чтоб другие смогли его понять. Они могли задавать вопросы а он мог только или кивать или качать головой. В нашей секции мне очень нравилась эта игра, и теперь я с удовольствием стал в нее играть. Нина вошла в одну команду со мной. Она в своей альпсекции тоже играла в Крокодила. И у нас игра шла успешно. А общий успех сближает.
   На жарком солнце я согрелся и вспомнил про часы. Пришел туда, где их оставил, а их там нет. Пошел к палаткам и стал спрашивать людей - не брал ли кто их. Нашел того кто их подобрал. Он задал мне несколько вопросов по часам и вернул их мне.
   Потом начался Домбайский бокс. Для этого веревками огородили ринг. По углам 4 человека держали эти веревки. Потом издалека приводили двух бойцов. Каждого из них привязывали на веревку и конец этой веревки держал специальный человек на одном из углов ринга. Потом бойцам дали в руки по спальному мешку скрученному в форме полена. И, в довершение всего, на головы одели по пустому рюкзаку. В таком виде они сходились и размахивали спальниками. Четверо угловых были судьями. Они считали удары - кто больше побьет другого. Если они сцепятся, то их растаскивали люди из противоположных углов за веревки. Но вся соль была в том, что после одевания рюкзаков на головы бойцам на ринг выходил третий человек со спальником в руках, но без рюкзака на голове. И, если один из бойцов явно доминировал, то его начинал отвлекать ударами спальника третий игрок. И смотреть это было веселее. В конце боя третий уходил и двум оставшимся снимали рюкзаки и объявляли победителя. Потом издалека приводили очередного бойца и он встречался с победителем. Все шло как по маслу. Но вот в ринг вступил Жора. И во время боя рюкзак с его головы слетел. Он увидел третьего и все понял. И кинулся со своим спальником на этого третьего. Я в этих боях не участвовал, а был одним из четырех угловых.
   Вернулись из долины скифов. А у Нины началась ангина. А больных до восхождения не допускают. Но занятия еще не закончились. Были еще снежные занятия на леднике. И ледовые занятия на леднике "Крошка". Мы были в "кошках". Это такие металлические штуки, привязываемые ремнями к подошвам ботинок, которые имеют штук 10 зубьев с острыми концами. Эти концы впиваются в лед и не дают ботинку скользить. Ходьба в этих "кошках" своеобразна и требует тренировки. Тренировались также зарубаться ледорубом за лед при срыве. Мы катались с небольшой горки и вверху, при начале скольжения по склону скорость скольжения невелика и вполне можно остановиться с помощью ледоруба повернувшись на живот.
  
   ЗАПИСЬ 13.
  
   Вернулись с ледовых занятий. Однажды вечером в столовой была лекция Кольберга (одного мастера спорта) о танцах. Кольберг в горах - альпинист, а внизу - танцор. И нам говорил, что для танцев нужна физическая подготовка. А у нас она есть. И для демонстрации перед нами на пятачке танцевала пара. Кольберг призывал и нас. Один парень отозвался. Он вскочил, разметал стулья вокруг себя по сторонам и на освободившемся месте стал отплясывать. Лекция кончилась, люди вышли на ступеньки крыльца столовой и около столовой и под музыку стали пританцовывать. Нина была там - на ступеньках. И пританцовывала. Я же, верный своему решению не танцевать, просто стоял и говорил с Ниной. Она, как и Жора, училась на экономиста. Но Жора перешел на второй курс, а она на пятый. Мне хотелось иметь с ней что-то общее, и я подумал о компьютерах. Спросил ее - имеет ли она с ними дело. Оказывается имеет. Я тоже. Потом Нина сказала что из Барнаула она приедет в Новосибирск на практику. И могу ли я показать ей город ? Я ответил - я живу в Академгородке и Новосибирска не знаю. Ей это не очень понравилось.
   В один из вечеров мы работали на будущей танцплощадке - очищали ее от валунов. После нас другим будет где танцевать.
   Кроме Нины я говорил и с другими. Например, Оля из Тюмени училась на геолога. Курс примерно второй. Вера, как и Нина, - из Барнаула. Она в Барнаульском университете была директором зоомузея. Она старше Нины лет на пять. Женя Мусин был младше меня на год или два, но физически развит лучше. И выше, и сильнее. Он рассказывал как они в Павлодаре (это Казахстан) тренируются. Интенсивнее чем в нашей альпсекции. И на тренировки они выезжают к скалам. На одном таком выезде был его день рождения. И они отметили его прямо в скалах.
   Скоро восхождение. Я лежу на кровати перед сном, и думаю. Нина мне нравится все больше. И я подверг сомнению свое прежнее решение не жениться. И отверг его. Решил что женюсь на Нине. Когда мы были в долине скифов, я хотел на ночевку устроиться в палатку где была Нина. Но не вышло. Нина была с Верой и еще с кем-то из девчонок.
   Один раз Жора с кем-то стал играть в футбол. Я присоединился. Набегался и скоро устал. Лагерь все же на высоте.
  
   И вот новички собрались в поход. Чтобы сдать на значек альпиниста надо или совершить одно восхождение на вершину 1Б категории трудности и сделать два перевала, или же один перевал и две вершины 1Б категории трудности. Для нас планировался 1-й вариант с одной вершиной.
   Перед выходом получили продукты со склада - капусту, масло, еще что-то. Я в свою фляжку набрал воды.
   Вел нас инструктор Береснев. Он по профессии геолог. И все время, когда мы идем, он молотком стучит - откалывает куски породы и что-то объясняет нам. Обычно альпинист растет медленно. Одно лето он делает значек. На другое лето третий разряд. Потом еще два лета уходит на второй разряд. А Береснев ухитрился сделать этапы от новичка по второй разряд за один год. Теперь же он был то ли кандидатом в мастера спорта, то ли мастером спорта.
  
   ЗАПИСЬ 14.
  
   В этих местах он был раньше. Но видно подзабыл и повел нас куда-то не туда. Потом он остановил нас. Кое-кто захотел пить. Попросили у меня - но я не хотел еще сам пить и хотел оставить воду во фляжке до случая когда захочу. Тут мы смотрим со склона вниз и видим, что другое отделение переходит Талгар по мосту. Значит и нам туда надо. Пошли назад и вниз. Перешли Талгар по мосту и поднялись на ровную площадку называемую Текеград. Здесь стали ставить палатки для ночевки.
   Нина была с нами. Ее ангина прошла.
   В этот день стали выбирать завхоза. Вспомнили как я не дал воду и решили что из меня выйдет хороший завхоз. Вера была старостой у нас и сказала что будет мне помогать.
   Здесь устроили конкурс самодеятельности. Я предложил своему отделению спеть веселую песенку про "бабушку пирата". Мы ее разучили, но не очень. И высокого места не заняли. А вот то девчоночье отделение, из которого мы с Жорой ушли, показало остроумный номер. Они взяли своего инструктора за руки за ноги лицом вниз и стали качать его на весу взад-вперед, а он куковал. Получились часы с кукушкой. Другие отделения тоже не ударили в грязь лицом. Было весело.
   На ночь Нина опять устроилась с девчонками.
   На следующее утро встали пораньше, сварили манную кашу, поели и в путь. Поднялись не перевал Теке. Здесь оставили рюкзаки и налегке пошли на восхождение на левую вершину. Эта вершина называется Коптау. Нас встречали только скалы. В одном месте был лед. Женя стал рубить ступени для девчонок. Наконец взошли. Осмотрелись. Сфотографировались. Все же первая вершина. Высота ее 4005 метров. На вершине собралось два отделения - наше, и еще одно. Всем хватило места. Вид открывался прекрасный.
   И вниз. На перевал. Там всем захотелось пить. И мне тоже. Воды во фляжке вроде уже не было. И я вспомнил что жажду хорошо утоляет капуста. Я взял капустный лист в рот и стал жевать. Помогло. Затем соседи тоже попросили. Я дал им. Затем попросили из соседнего отделения. Я разрешил как завхоз. И капуста пошла по рукам.
  
   ЗАПИСЬ 15.
  
   Нет, капусту я достал из рюкзака еще до подъема на перевал. На привале. А на восхождение с перевала мы шли в связках. Нина с Верой. Женя с Томой. Я с Аней и Таней - посредине. Когда спускались с вершины, то в одном месте был участок снега где можно было съехать на ногах, опираясь острым концом ледоруба в снег. Глиссировать. Нина и Вера съехали. Женя и Тома тоже. А я был в тройке и ни Аня , ни Таня не хотели попробовать. Ну и я без них тоже был вынужден не глиссировать.
   Когда спустились на перевал, я в кошках спустился по льду к воде. Кошки хорошо держали и я шел вниз уверенно и быстро. Но инструкторы других отделений увидев это закричали на меня. И обратно с водой в кастрюле я стал идти медленно, да еще и подниматься задом. Все напились талой ледниковой воды.
   С перевала спускались на другую сторону. Там тень от солнца и весь склон заснеженный. Нам навесили перила из веревок и мы пристегивались карабинами к перилам для страховки и так спускались. Спустились. Отдохнули у "камешка".
   Мы теперь оказались в долине Семи Ручьев. И после отдыха пошли вдоль водяного потока по его правому берегу. А у меня ботинок один был без триконей - так выдали - и я поскользнулся и упал. Но выставил руку и удержался. Но ладонь содрал об лед. Так дальше и шел.
   Потом у Жени одна лямка рюкзака надорвалась. Он решил разгрузить свой рюкзак. Я взял у него веревку. Положил ее в свой рюкзак. Женя предложил поменяться рюкзаками - раз он сильней, то ему и более тяжелый рюкзак нести. Но я отказался. Думал сил моих хватит.
   Пока мы перегружали веревку, наше отделение ушло вперед. И мы поспешили их догонять. Мне с тяжелым рюкзаком быстро идти оказалось трудно. Но не в том, что сил не хватило, а в том, что равновесие трудно держать. И я кувыркнулся через голову. Ко мне подошли двое инструкторов которые держались в самом конце и предложили помощь. Но я встал, и снова поспешил догонять своих. И снова кувыркнулся. Тут уж меня разгрузили. И сказали чтоб не торопился так. Иди своим темпом и догонишь своих. Обычно группа людей идет медленней чем один человек. И еще, один из инструкторов сказал чтоб я шел за ним и учился ступать правильно. Так мы и пошли. Догнали своих.
   Идем цепочкой. Солнце жарит. У меня из носу пошла кровь. Я снял куртку. Наконец дошли до места где ночевать. Сготовили ужин. Тут Вера укорила меня что я раздал капусту. В суп нечего класть. А я еще ухитрился простыть. Но, несмотря на это, играл со всеми в игру "третий лишний". Люди встают кругом парами. Один лицом в центр круга, другой стоит у него за спиной. И еще есть двое. Один убегает, другой его догоняет. Если догонит, то они меняются ролями. Но, если первый видит что ему некуда деваться, то он может встать за спину к одной из пар. Тогда стоящий впереди из этой пары должен убегать. Так игра и идет. Я, убегая, ухитрялся встать сзади Нины. Но и в эту ночевку Нина была в другой палатке.
  
   ЗАПИСЬ 16.
  
   На следующий день преодолели перевал Тагильцев и сделали остановку у горы "Юбилейная". И, так как год этот был юбилейным для лагеря Талгар, то решили сделать восхождение еще и на вершину Юбилейная. Сверх нормы. Но я был еще простывший и остался у палаток. Нина тоже осталась. В других отделениях тоже несколько человек осталось. И мы наблюдали за восхождением снизу. Люди на вершине были едва заметны. И вот они спустились. Была последняя ночевка вне лагеря. И получилось так, что я был в палатке с Ниной. И наши спальники были рядом. И вот, под утро, я чувствую что ее губы близко от моих. Еще немного, и ... . Но тут я почувствовал что мне надо высморкаться. У меня ведь наследственный хронический насморк. И я достаю платок и сморкаюсь. От этих звуков Нине стало неприятно и она отвернулась в другую сторону. Вот и все.
   Утром собрали вещи и спустились к лагерю. По пути нас прихватил дождь. Мы встали под деревья. Холодно. Тут Женя предложил Нине меховую безрукавку. Она одела ее. А у меня ничего такого не было.
   И вот лагерь. А там нас уже ждут. Мы идем цепочкой. И по одному входим в большую палатку. У входа в нее нас пристегивают карабином к веревке, проходящей через палатку. А в палатке что-то делают с новичками. И вот захожу я сам. Темно. Чувствую как в рот мне суют ложку с чем-то. По вкусу томатная паста. И еще вроде что-то делали, но я уже не помню. Выходим с другой стороны палатки. Карабин отстегивают от веревки. Это было что-то вроде посвящения в альпинисты.
   Итак, за четыре дня и три ночевки мы сделали требуемое. После этого мы провели некоторое время в лагере. Я помню только как мы ходили собирать грибы вверх по склону над лагерем. Я ходил с Ниной. Вера тоже была рядом с Ниной. И почему-то им грибы попадались, а мне нет.
   И вот построение. Новичков (уже бывших) вызывают по одному и перед строем вручают удостоверение и значек альпиниста. Я получил и стал читать удостоверение. А там написана плохая характеристика - физически подготовлен слабо, оценки за занятия низкие. И вывод: к занятиям альпинизмом может быть рекомендован лишь после повторного прохождения первого этапа. То есть ехать снова новичком. А все остальные из нашего отделения получили хорошие характеристики. И они будут в следующий раз делать восхождения для сдачи на 3-й разряд.
  
   ЗАПИСЬ 17.
  
   Вот мы по тропе идем вниз. В одном месте поели дикой малины. Дошли до домика с оградой где хранились продукты для лагеря. Здесь, пока ждали машину, обменялись адресами. Едем на машине - в открытом кузове на лавках. А вокруг ездят машины груженые яблоками. Как у нас грузовиками возят картошку, так у них яблоки. Одна встречная машина остановилась и ее водитель предложил нам брать яблоки из кузова. Наша машина тоже встала. Я перелез в кузов с яблоками и стал кидать их в нашу машину в руки ребят. Потом ехали и ели яблоки.
   На базе в Алма-Ате мы прожили еще несколько дней. Я, Жора и Наташа съездили на высокогорный каток Медео. Хотели сходить там в ресторан, но он был закрыт. Жора купил в одном месте пива и мы попробовали его. Мне оно не понравилось - горькое. Вернулись в город, встретили других из нашего отделения - Женю, Нину и еще кого-то. Как они узнали, что мы были на Медео, так тоже захотели туда. Это Нина захотела, а Женя присоединился к ней. И прямо на автобусной остановке Нина отдала мне сетку яблок и они с Женей налегке сели в автобус. А ребята говорят про Женю - он не только за Томой ухаживает, но теперь еще и за Ниной. За двумя сразу ! А я с большой сеткой потащился к базе.
   Были мы на рынке. Я купил себе сетку яблок, а Нина много разных фруктов, кушаний, но всего понемногу купила. А я только одного - яблок крупных - сорт Апорт.
   Были кое-кто из наших в кинотеатре где шли стереофильмы. Я хотел тоже, но как-то не собрался.
   Были мы и на ВДНХ-а Казахстана. В общем, была как бы культурная программа.
   Виделся я и с теми двумя девчонками из Тюмени, с кем вместе летел в самолете в Алма-Ату. Та, которая была некрасивая, сдала на 3-й разряд. А красивая не поладила с инструктором и не сдала на 3-й разряд.
   И вот я самолетом вернулся в Тюмень. Наделал сразу фотографий (я брал с собой в горы фотоаппарат) и разослал их по адресам. Нине послал вдвое больше фотографий чем любому другому. Вскоре пришла благодарственная открытка от Томы. А Таня (или Аня - я их путаю) из Абакана прислала своих фотографий. Они более качественные чем мои.
   Оле из Тюмени я отнес пленку, чтоб она сама сделала что и сколько хочет. Но ее дома не застал. Пленку отдал ее матери, оставил свой адрес и стал ждать когда она вернет пленку. Но так и не дождался. Так у меня теперь нет пленки, лишь несколько фотографий. С Олей мы больше не виделись.
   Осенью, уже в Новосибирском Академгородке, я встретил Жору. Он учился на экономфаке и жил в семерке (номер общежития). Я пришел к нему и дал фотографии. И показал крупную фотографию где мы все на первой вершине. Это я сделал себе. Он стал просить ее у меня. -"Ты ведь себе еще сможешь сделать". Я согласился и отдал. А потом уж понял что пленки мне не видать, и остался я с маленькими фотографиями.
   А недавно - года два - три назад по двум из этих фотографий Тюменский художник Новиков Валерий Александрович написал две картины. Одну я подарил по маминому совету Гене Аникину, а другую оставил себе. Так что память о первой поездке в горы у меня есть.
  
   ЗАПИСЬ 18.
  
   Третий курс я начал с твердым намереньем получить хорошую характеристику. Так как знал что это в моих силах. И решил усилить свои занятия альпинизмом.
  
   ЗАПИСЬ 19.
  
   Ходил на тренировки в зал, бегал на беговых тренировках. Помню как-то бежал рядом с одним спелеологом - он ходил на наши тренировки. Бежал с ним на равных. Потом стали готовиться к поездке в Горную Шорию - лыжный поход. В этот раз я нашел деньги на поездку и тоже стал готовиться. Сергей Шерстюк тоже готовился. И Сергей Клименко решил с нами съездить, хоть и не был в нашей секции. Руководителем был Володя Поляков - тоже студент. Получили на военной кафедре валенки. На лыжной базе взяли лыжи. Взяли с собой гитару - то ли Шерстюк, то ли Клименко. Было нас всего около десяти человек. Поездом. С пересадкой. На одной станции встретили группу из Барнаула и в ее составе Веру Глечикову - с кем я был в Талгаре. Она угостила соленым огурцом, и просила посмотреть в Новосибирске горнолыжные ботинки нужного ей размера. И дала телефон. После пересадки доехали до станции Лужба и там вышли. Переплыли речку Томь на лодке. И заночевали в одном из домов.
   На другой день на лыжах пошли по тропе по карте. Снега было мало и Володя Поляков сказал одеть валенки. Так мы и шли. Потом снова одели лыжи. Под вечер стали готовить место под палатку. Напилили бревен и уложили их (то ли в один, то ли в два слоя) а поверх них палатку. Два бревна положили рядом и зажгли. Получилась "нодья" - такая штука долго горит и дает много тепла. Мы вечером сидели у нее и пели песни под гитару.
   На утро встали на лыжи и пошли дальше. Потом остановились. Володя Поляков сказал что в этот раз мы дошли дальше, чем группа в прошлом году. И повернули обратно. Снова переночевали в палатке на том же месте. Потом дошли на лыжах до реки, переправились опять на лодке - там нет моста - и пришли на станцию Лужба. Пока ждали поезда на платформе, я стал делать "пистолетики" с рюкзаком на плечах. Рюкзак нелегкий, но ноги были сильнее, и штук 10 я вроде сделал.
   Пришел поезд и увез нас. Опять пересадка. И вот мы в Новосибирске. Едем в автобусе в академгородок. Нам весело, и мы дружно поем песню "Не тяните кота вы за кончик хвоста ...". Так закончилась наша поездка в Шорию.
   Пока мы были в Шории, в универе шли занятия. И мы их естественно пропустили. И поэтому, когда зимой были экзамены, я по квантовой механике получил не пятерку, а четверку.
  
   ЗАПИСЬ 20.
  
   После экзаменов настали каникулы. Я уехал домой в Тюмень. Отдохнул. Потом, перед отъездом в Новосибирск, я делал уборку в квартире. Мыл пола, передвигал диван-кровать. Разогрелся. Окончил уборку. И сразу же с кем-то из родителей пошел в магазин покупать новый фотоаппарат. Куртка зимняя моя была короткая и я чувствовал как мерзнет поясница. Купили фотоаппарат. Вернулись домой. И, то ли в тот же вечер, то ли на следующий день, я уехал поездом в Новосибирск. Чувствовал себя плохо. Приехал. Автобусом до академгородка. Пешком от остановки до общежития. А кроме обычного груза еще килограммов 12 фиников. Я уж думал не дойду, но дошел. Потом я дня два-три (не помню сколько) провел в комнате. Думал лучше станет. Ночью было жарко и я постелил матрас с кровати на пол. В столовую я не помню - ходил или нет. Если и ходил, то с трудом. Потом вижу - совсем худо, пошел в медпункт.
   Врач посмотрела на меня, и говорит - да у тебя глаза желтые, у тебя желтуха! И отправила меня идти в больницу. А больница была рядом с общежитиями студенческими. Больница Мешалкина. Там несколько корпусов. В одном из них я лежал перед ФМШ с дизентерией. И вот я пришел из медпункта в больницу. Меня положили в желтушную палату. Стали лечить. Потом дня через два-три оказалось что желтухи у меня нет, а есть воспаление легких. Но врачи видимо были опытные и с момента поступления они ставили мне пенициллин (или что-то другое, но от пневмонии). Меня перевели в другую палату - к больным пневмонией. А я боялся - не заразился ли я желтухой? Но вроде нет. Вскоре мне стало лучше. Чувствовал я себя нормально. И стал подумывать о своих тренировках. Пока я болею, мышцы слабеют. И, чтоб не потерять достигнутый за первый семестр уровень, я решил возобновить те виды тренировок, которые мог в больничной палате. Это - отжимания, качание пресса. И еще что-то. И вот, я отжимаюсь, а один из больных смотрит на меня неодобрительно и говорит что этого не надо делать. Но я его не слушаю, а считаю отжимания: ... 20, 21,22, 23,24.
   Вот месяц прошел моей болезни, пневмонию вылечили, делают мне под конец кардиограмму и на следующий день назначена выписка. Но вместо выписки мне почему-то поставили какой-то укол. А потом объявили что кардиограмма у меня плохая оказалась и меня переводят в другое отделение лечить сердце.
  
   ЗАПИСЬ 21.
  
   Но несколько дней я провел на прежнем месте. Только отменили процедуры с пропуском тока через тело. Ими лечили пневмонию, а как узнали, что сердце не в порядке, то во избежание ухудшения их прекратили. Перевели меня в соседний корпус. Хоть и близко было, а перевезли на машине скорой помощи. А там лифт не работал. У меня была сетка с учебниками - мне приносили конспекты лекций и задания друзья и я продолжал учиться в больнице - а медсестра, сопровождавшая меня, была пожилая и отказалась поднимать мою сетку на несколько этажей по лестнице. И я сам поднялся с этой сеткой на нужный этаж. Так началось лечение моей другой болезни, в которой я был повинен сам. Не торопись я возобновить тренировки до выписки из больницы, не нарушил бы я свое сердце.
   Лечили меня около месяца. Диагноз был - миокардит. Воспаление сердечной мышцы. Да еще щитовидку исследовали - она вроде тоже повышенную активность проявляла (по поглощению радиоактивного йода который я выпил). Кормили там хорошо. Люди лечились там интересные. Одна мамина знакомая - родственница достала нужный препарат. В общем лечение было хорошим, и воспаление сняли, но пульс не уменьшался. Так или иначе меня решили выписать. Про альпинизм - врач лечившая меня - сказала так: "О нем можешь забыть".
   Но я был иного мнения. И в разговоре с другим врачем, который консультировал моего врача, я высказал свои планы постепенных нагрузок по определенной системе. Врач согласился со мной.
   И вот меня выписали.
  
   ЗАПИСЬ 22.
  
   Я снова стал ходить на лекции, семинары. Занялся учебой. Два месяца все же было пропущено. Тренировки в секции не посещал. Да и ходил-то я по-тихоньку, боясь за сердце. Прежде чем куда-то идти, я думал а надо ли это, а если надо, то что еще заодно можно там или по пути сделать. Нагрузка с "ног" перешла на "голову". Я заранее продумывал свой день и оптимизировал свою ходьбу.
   Как сейчас думается, то лучше в то время было взять академотпуск. Так было бы легче с учебой. Но тогда нам никто этого не подсказал, а сам я до этого не додумался. И старался наверстать упущенное. Пришло время летних экзаменов. Часть я сдал, часть осталась на осень. И я на лето приехал домой.
   Раньше альпинизм был для меня физическими занятиями. А теперь, когда я их делать не мог, я понял что он не только физические нагрузки. Можно читать книги про альпинизм. И я стал ходить в областную библиотеку и читать там книги на эти темы. "Макалу - первый восьмитысячник", "Категория трудности" Шатаева, и другие. Кроме этого я ведь хотел заняться своим организмом и тренировать его чтоб восстановиться и снова ехать в горы. А для этого надо знать как правильно нагружаться чтоб снова не ошибиться и не сгробить себя окончательно. И я стал брать в областной библиотеке книги на эту тему. И делал конспекты этих книг. Узнал что надо вести записи своего самочувствия, своих нагрузок.
   И решил начать свои нагрузки с деланья по утрам небольшой зарядки. Вначале пять дней по пять полуприседов (когда ноги сгибаются не совсем, а лишь наполовину). Потом четыре дня по шесть полуприседов. Потом 4 по 7. Потом 5 по 8, 4 по 9, 3 по 10, 3 по 11, 4 по 12. Потом я стал делать полные приседания. И опять плавно, да еще и с возвращениями назад : 3, 3, 3, 4, 4, 4, 5, 5, 5, 0, 4, 5, 6, 6, 6, 5, 6, 7, 7, 7, 6, 7, 8, 8, 8, 7, 8, 9, 9, 9, 8, 9, 10, 10, 10, 9, 10, 11, 11, 11, 0, 0, 10, 11, 12, 12.
   Кончились каникулы. Кроме книг по альпинизму и закономерностям физических тренировок я читал и книгу по физической оптике - готовился к осеннему экзамену. Оказывается трудно самому изучать предмет не ходя на лекции и семинары. Но все же этот экзамен я сдал на четверку. И все остальные долги свои я этой осенью тоже сдал. В срок. Так начался четвертый курс.
  
   ЗАПИСЬ 23.
  
   Когда я разработал систему своих постепенных нагрузок, я пошел к врачу лечебной физкультуры посоветоваться. Она одобрила, и еще рассказала несколько примеров из своей практики когда и как люди восстанавливали свою работоспособность. После этого я стал потихоньку тренироваться по своей системе. В нее входила и ходьба. По тем дистанциям в академгородке, где раньше я бегал, теперь я ходил. Зто 4км и 8 км. Два разных маршрута. Завел тетрадку где записывал нагрузки, свое самочувствие. Постепенно перешел с ходьбы на бег. И вот, после семестровой учебы к середине четвертого курса, я сделал в свою тетрадь такую запись : "(какие работы способен выполнять): бег на 4 км за 25 минут, носить железные уголки, приседать 20 раз на двух ногах и 7 раз на одной, сидеть и читать несколько часов с перерывами, смотреть кино, стоять час в автобусе, ходить 5 часов с одним приседом, отжиматься 5 раз, подтягиваться 5 раз, много есть, играть в футбол, делать зарядку "регулярно"."
  
   ЗАПИСЬ 24.
  
   Во втором семестре четвертого курса я стал ходить на тренировки в секцию. А в мае был ежегодный слет "Буревестника" в Кукуе. Это под Искитимом. Туда мы ехали электричкой, потом пешком по лесу. На втором курсе я тоже был в Кукуе. Тогда я был зрителем. И в этот раз тоже. Только и тогда и в этот раз я бегал со всеми по дистанции где в конце пути с ровного места надо было бежать в гору. Как тогда, так и в этот раз я бежал где-то в конце среди толпы. Но когда путь пошел под конец в гору, я стал обгонять одного за другим. И в результате прибежал где-то в числе первой половины бегунов. Лучше чем на втором курсе. Вот какую запись я сделал в своей тетрадке после Кукуя : "Состояние на 4 июня 1980 года (какие работы способен выполнять) : бег на 4 км за 20 минут, носить легкий рюкзак, приседать 100 раз на двух ногах и 20 на одной, сидеть и читать несколько часов с перерывами, стоять час в автобусе, много ходить, отжиматься 15 раз, подтягиваться 11 раз, много есть, играть в футбол, делать зарядку "регулярно", пресс 20 раз, 7 отжимов на брусьях, подтягивание - 3 подхода, бег на 8 км, купаться."
   Я стал готовиться к поездке в горы - на значек. За участие в Кукуе мне выделили путевку - я ездил выкупать ее в Новосибирск в НЭТИ. Купил. Потом дело стало за медкартой. Я знал что ее мне не дадут и поэтому вместе с несколькими другими из секции я получил эту медкарту обходным путем. И перед самой поездкой надо было посетить врача спортконтроля чтоб она написала разрешение на медкарте. Этот врач смеряла мне пульс, потом сказала сделать несколько приседаний, и снова смеряла пульс. Все это записала в медкарту. И потом сказала мне что нельзя ехать в горы. Она сама через это прошла. Тоже занималась альпинизмом и тоже чем-то болела. И тоже ради здоровья приходилось отказываться от поездки в горы. А у меня настрой был ехать. Все уже было готово - и путевка, и вещи. Но она меня убедила. И я не поехал. Подумал что еще год впереди - пятый курс, а за год я может и смогу укрепить свое сердце для поездки в горы.
  
   ЗАПИСЬ 25.
  
   На лето я остался в академгородке. Тренировки в секции кончились. Люди уехали в горы. А я продолжал свои тренировки - бегал, подтягивался, играл в футбол. И 8-го августа мне удалось на турнике вылезти склепкой.
   И вот начался пятый курс. Из-за повышенного внимания тренировкам я меньше внимания уделял учебе на четвертом курсе. И у меня появился долг по ФЭЧ. Но, несмотря на это, я не только не ослабил тренировки, но и усилил их. С начала сентября я каждые выходные ездил с наиболее активными ребятами в Искитим - в карьер - на скальные тренировки. И отснял там своим новым фотоаппаратом (при покупке которого я простыл) слайдовую пленку. Получилось красиво.
   В ноябре поехали в Горную Шорию. Я тоже поехал. Было нас 10 человек. Вел нас в этот раз Володя Гречка. Он был новым председателем секции. Учился на геофаке. Родом из Новокузнецка. И в Горной Шории был не раз. А нам как раз в Новокузнецке надо было делать пересадку. И он там привел нас к себе домой. Мы там прорезали во взятой напрокат палатке дыру под трубу для печки, и вокруг этой дыры прикрепили два металлических листа чтоб не загорелась ткань у трубы. Потом поехали дальше. Так же доехали до Лужбы. Но ночевали в дому до переправы через Томь. Утром 3-го ноября переправились через Томь (нас перевезли так же на лодке местные мальчишки) и пешком, до Талька а потом на лыжах. Заночевали в палатке. Четвертого на лыжах дальше пошли. На одном из привалов Шура Розуменко вытащил из своего рюкзака консервы и еще что-то так как не мог нести. Мы разобрали это. Я тоже взял. И после этого мне самому стало трудно идти - часто терял равновесие, падал, крепление лыжное слетало. Да еще ноги стали мерзнуть от чего-то - пальцы на ногах. Володя Гречка отогревал мои пальцы своей горячей грудью. Я отстал от всех. Из-за меня встали на стоянку днем. В общем, было много событий в этом походе. Три стоянки, шесть ночевок. Обратная переправа через Томь была 9 ноября днем. Потом электричкой Лужба - Междуреченск, электричкой до Новокузнецка, снова к Володе Гречка домой. Там мы все переночевали. Потом поездом до Новосибирска. И 11-го утром автобусом до Академа. Все.
  
   ЗАПИСЬ 26.
  
   После этого похода у меня отстали ногти на больших пальцах ног и рук. Особенно сильно на правой руке. Пришлось его привязать резинкой. Но скоро он совсем отпал. Самочувствие после Шории было плохим и я неделю не ходил на тренировки.
   10 декабря измеряли предельные показатели. Они у меня оказались такие : бег по стенке (шведской) 18 сек, вис на правой руке - 3 сек, вис на левой руке - 2 сек, вис на фалангах - 66 сек, пистолетики на правой - 45, на левой - 45, подъемы переворотом - 8, подтягивания за 15 сек - 7, пролаз под коня - 28 сек. После этого мой организм был на пределе.
   А вот данные на 13 марта (с 1 сентября) : проведено 84 тренировки за ~ 200 дней. Набегано всего ~ 160 км. Очень много простываний, отморожений.
   Предельное отжимание 23 марта - 28 раз. Подтягивание с подбивкой (это я сам научился движением ног раскачивать все тело и это облегчало подтягивания) до срыва кожи : 11, 10, 9,8,7,6.
  
   ЗАПИСЬ 27.
  
   Еще в ФМШ я решил посвятить свою жизнь науке. И на первом месте у меня была учеба. И в универ я пошел поэтому же. И учился там, все свободное время - все праздники - уделяя учебе. Поэтому и оценки мои были высокими. Но к концу учебы ситуация изменилась. Основной объем знаний был получен. Остался один предмет - ФЭЧ. Но теперь он был не так важен, гораздо важнее было восстановить здоровье. Кроме того я малообщителен, а занятия в секции были для меня хорошей школой общения. Мне это было очень важно. И потом, решив добиться хорошей характеристики, надо доводить было дело до конца - то есть получить ее. И вот по этим всем причинам я решил пожертвовать учебой. Хоть и была у меня возможность бросить альпинизм и заняться своими долгами по ФЭЧ и ликвидировать их, я вместо этого полетел в конце апреля на альпиниаду. Мой руководитель по дипломной работе Киселев Владимир Афанасьевич отказался от своей ежегодной поездки на озеро Балхаш со своими друзьями туристами чтобы помочь мне завершить дипломную работу. А тут он узнал что я в это самое время улетаю во Фрунзе на альпиниаду. Он хотел чтоб я остался, но безрезультатно.
  
   ЗАПИСЬ 28.
  
   Перед отправкой в горы надо было снова идти к врачу спортконтроля. А перед этим у меня было ночное дежурство на ВЭПП-4 и я всю ночь не спал. И прямо оттуда я пришел утром к врачу спортконтроля. Это была уже другая врач, не та что год назад. Она смерила мой пульс. Он был высоким. Это ей не понравилось. Она сказала мне сделать несколько приседаний и снова смерила пульс. Потом еще раз смерила через несколько минут. Реакция на нагрузку оказалась хорошей. Чтобы принять окончательное решение она использовала специальную ступеньку и метроном. Под этот метроном я ставил одну ногу на ступеньку, потом вторую, потом убирал одну ногу, потом вторую. И снова сначала. Это имитация подъема в гору. Так она гоняла меня несколько минут. Потом снова занялась контролем пульса и как он приходит в норму. Это ее полностью убедило и она выписала мне медкарту, заполнила ее и записала свое разрешение ехать мне в горы.
   И вот 25-го апреля мы вылетели самолетом во Фрунзе (теперь Бишкек). А 26-го автобусом доехали до лагеря "Ала-арча", но он еще не открылся, и мы встали выше его по течению реки. Разбили палатки. 28 апреля у меня был день рождения. И ребята и девчонки из нашей секции отметили его. Принесли цветы сирени. Сготовили блюдо из сгущенки, чего-то вкусного добавили в нее. Погода правда вечером была дождливая.. Но человеческая атмосфера согревала. Вот и у меня вышло так, как рассказывал Женя Мусин.
   А 1-го мая кто-то сорвался на ледовых занятиях и сломал ногу. Его на носилках понесли вниз. Я тоже принимал участие в этих спасработах. И тоже менял носильщиков. А парень, которого несли, рассказывал анекдоты. Было темно, и я не видел кто это. А потом, уже в лагере, узнал что это был наш Володя Гречка. Его отправили во Фрунзе а оттуда самолетом в Новосибирск.
   Ну, а оставшиеся сделали все нужные восхождения и 7-го мая я вместе с двумя нашими девчонками спустился "комбинированным" способом (пешком, на уазике, автобусом) во Фрунзе. И 9-го мая мы самолетом вернулись в Новосибирск.
   Характеристика моя после этого была такая :
   "Краткая характеристика о технической подготовленности :
   Тельнин В.П. физически подготовлен отлично. Технику передвижения по различным видам горного рельефа освоил хорошо. Дисциплинирован на занятиях, активен на бивуаках. Рекомендуется для занятий альпинизмом.
   Командир отряда Кудашкин N4627
   Инструктор Солобоев N1786 8 мая 1981 года.
   Перевал Электра
   Перевал Фиолетовый
   Вершина Комсомолец 1 б к.т."
   Так что цель, поставленную в начале третьего курса, я достиг.
  
   ЗАПИСЬ 29.
  
   Каковы были мои планы на будущее ? И какое место в них отводилось альпинизму ? Я хотел заниматься наукой. Тем, что мне интересно. Но в ИЯФе такое место было одно - теоротдел. Попасть туда из-за проблем с ФЭЧ, появившихся из-за переключения моего внимания на альпинизм, я уже не мог. Оставаться на ВЭПП-4 ? Но это хорошее место для учебы, но не для "теоретика-фундаментальщика". Здесь от меня будут требовать полной отдачи сил. И на то, что мне интересно, у меня не останется сил...
   Близилось распределение. Нам дали список научных организаций по всему союзу где требуются выпускники. Я тоже изучил его. И обратил внимание на одно место. Это Красноярский институт физики. Он меня заинтересовал по трем параметрам : там тоже академгородок и, значит, можно заниматься наукой. Это первое условие. Потом - там уровень науки вроде пониже, чем в Новосибирском академгородке, и поэтому со своим уровнем я быстро сделаю то, что им надо, и смогу еще заниматься своим делом. Это - главное условие. И, наконец, третье. Там столбы. И можно заниматься скалолазанием. И альпинизмом. В качестве отдыха от научной работы...
   Так я думал тогда. А куда мне еще было податься ?
  
   ЗАПИСЬ 30.
  
   После альпиниады недели через две был снова ежегодный слет Буревестника в Кукуе. Собирались альпинисты вузов Новосибирска. Несколько десятков человек (как всегда). Был как всегда и общий забег. Но в этот раз я не был в хвосте, а бежал среди первых. А потом, хоть и знал что надо беречь силы на подъем в гору в конце дистанции, обогнал всех и бежал впереди. Это было так удивительно, что ты не в толпе, а бежишь на свободе. Но вот и подъем в гору. И тут меня догнали и стали обходить один за другим. Обогнали меня семь человек. Я пришел восьмым. Но и это очень хороший результат для меня. А потом была как всегда эстафета. В этот раз я участвовал в ней. Бежал по ровной дороге а потом опять в гору. Бежал я неплохо, но наша команда в целом заняла последнее место. Потом делали приседания на одной ноге на большом камне, когда вторую ногу не надо держать пистолетиком - так легче приседать. И один мужик там присел на одной ноге 100 раз ! Были и подтягивания. Кто 12 раз подтянется, кто 16. Я на сдаче нормативов 11 марта подтянулся 14 раз. А здесь решил подтягиваться с подбивкой (хоть это и не совсем честно). И вот сделал 14 раз - а силы еще есть, сделал уже 18, а силы еще есть, сделал 24, а силы еще есть, но я подумал - и так уже больше всех, остановимся на этом. И сошел с турника. И говорю вслух, как бы оправдываясь - я ведь с подбивкой это делал, так можно и больше сделать. Тут же подходит к турнику парень и начинает подтягиваться. И делает это так же как я - с подбивкой. Он видел как я это делал и решил применить сам. И сделал 30 раз ! Вот какая это штука подбивка.
   В конце подвели итоги по всем видам - общий забег, приседания на одной ноге (я уже не помню - приседал ли я или купался в это время с нашими ребятами), подтягивания. И я оказался на 6 месте.
  
   ЗАПИСЬ 31.
  
   В детстве я любил сказки. Особенно волшебные. И, где-то в одном из начальных классов, когда я уже умел писать, я захотел написать свою сказку о волшебной палочке. Было это в деревне у бабушки. Я взял чистый листок, написал заголовок. И потом одно или два предложения. И остановился. Решил что продолжу потом. А пока, чтобы никому моя сказка не попала на глаза, я спрятал этот листок под половой коврик в кухне. Что с ним стало потом - я не знаю. Поскольку так и не собрался писать продолжение.
  
   ЗАПИСЬ 32.
  
   Когда я стал постарше, мне стала нравиться фантастика. Особенно научная. И мне хотелось написать самому что-то фантастическое. И классе в шестом - восьмом (точно не помню) я начал писать о машине времени. Какой сюжет (вернее завязка) мне представился, такой я и стал излагать. Что будет дальше, я не знал, просто хотелось изложить то, что я уже надумал. Изложил. Потом мне пришли в голову другие мысли - совсем на другую тему. И я начал излагать их. И тоже не знал что будет дальше. Изложил. Потом ничего в голову не приходило и я обе вещи оставил недописанными. А было в них страницы по две - три рукописного текста. А может и другое число, я уж совсем не помню. Дима, когда подрос, нашел их и прочитал. И написал что-то свое.
  
   Первая запись сделана 8-го июня 1998 года. Последняя - 17-го декабря 2000 года.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"