Темежников Евгений Александрович: другие произведения.

Хроника монголов. 1256 г. Походы против Сун и халифата

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Походы монголов против Сун и халифата

   1256 г. от Р.Х.
   6764 г. от С.М, 653-654 (с 29.1) г.х., год Дракона
  
  
   ЕКЕ МОНГОЛ УЛУС
  
   ЮАНЬ ШИ. цз.4. (1256)
   Шестое лето, Бин-чень. Весною был сильный ветер с севера. От песку и дресвы поднявшихся на воздух небо среди дня потемнело. Хан собрал Князей и вельмож в урочище Орболгэту, и угощал их два месяца; потом щедро наградил золотом и материями, каждого по достоинству, и при сем случае учинил постановление о ежегодной награде Князьям деньгами и хлебом. Хубилай прислал к Хану Моргэция испросить дозволение о дополнении Китайских войск внутренних провинций. Хан утвердил сие.
   Летом, в 4-й месяц, он имел пребывание у Тамира.
   В 5-й месяц поехал в Шара-ордо.
   В 6-й месяц Хан предприял путешествие в урочище Дайр-хада. Князь Усунь и Ханский зять Иосор представляли, чтобы идти войною на Южный Китай. Но как правительство Южнаго Китая, вопреки Ханскому указу, заключило посла его в темницу; то и сам Хан держал совет о предприятии сей войны.
   Осенью, в 7-й месяц, Хан указал Князьям возвратиться к своим айманям. Войска Князя Тацира и Ханскаго зятя Тэргэ, проходя чрез Дун-пьхин, отнимали у жителей овец и свиней. Хан, узнавши о сем, нарядил чиновников для исследования. После чего войска более не производили насильств.
   В сем году Корейский Король и Князья Мохэлоча и Судань из владений Сичай-фу и Юнь-дань приехали к Хану. Улань-хада усмирил народ Цзы-мань; после сего возвращаясь из страны Си-па-эр, пришел к городу Чун-цин и разбил Китайскаго Генерала Чжан-ду-тхун. Хан подарил ему дорогое одеяние и 50 ланов серебра, а войскам в награду роздал 10.200 кусков шелковых материй. Зимою имел пребывание в Адогу-тацир-аймане, и роздал Князьям и вельможам покоренных Бухарцев, живущих по реке Аму (Дария).
  
   РАД. О выступлении его самого [Менгу] в поход, о намерении покорить города Китайского государства, которые [еще ему] не подчинились, и о прочем [1.2, т.2, с.144-146].
   Они выступили в год дракона, соответствующий мухарраму 654 г.х. [30.1.1256]. На правом фланге Менгу-каана был сын Субэдай-бахадура с десятью туманами.
   Менгу-каан летом дошел до области Тангут и Нангяс и закончил летовку в местности, которая называется Люпань Шань, а это то самое место, где Чингиз-хан во время похода на Хитай, прибыв туда, заболел и скончался. Осенью [Менгу-каан] выступил в поход, направляясь на ..., что находится в пределах Нангяса, и в тех окрестностях он взял двадцать крепостей, ту область называют ...
   Он расположился вокруг большой крепости, которую называют Дали Шанк, и осадил [ее]. Тогачар-нойон, которого [Менгу-каан] отправил со ста тысячами всадников по дороге [вдоль] большой реки Кан-Ган осадить и покорить большие города Санк-Янк-фу и Фанк-Чинк, когда прибыл туда с войском, [целую] неделю осаждал [их], но так как победить [их] не удалось, то они повернули обратно и остановились в своих стойбищах. Менгу-каан от того события пришел в ярость, ругал их и послал известить: "Когда вы вернетесь, я прикажу вас как следует наказать", а Курикчи, брат Йисунке, послал передать Тогачару: "Кубилай-каан забрал много городов и крепостей, а вы вернулись с разодранными задницами, то есть были заняты пьянством и едой".
  
   РАД. О том, как Кубилай-каан, согласно указу, направился в Нангяс, об осаде города Явчу, о возвращении и переходе через реку Конк [1.2, т.2, с.147].
   После этого Менгу-каан приказал, чтобы Кубилай-каан, ввиду того что он болен и [уже] один раз ходил с войском в поход, передал теперь это войско Тогачару, чтобы тот вместо него отправился в поход.
   Когда прибыл указ, Кубилай-каан сообщил: "Ноги мои поправились, как [это] возможно, чтобы мой старший брат пошел с войском, а я сидел бы дома?".
   И тотчас сел верхом и отправился в путь, направляясь в Нангяс; ввиду того что дорога была очень дальняя и трудная, а вся та страна враждебная и климат скверный, [то] для своего избавления они каждый день по два-три раза вступали в битву и [так] продвигались, пока не дошли до города Явчу, который осаждали до тех пор, пока у них из десяти туманов [войска] осталось не больше двух. Тогда Кубилай-каан вернулся из войска, а там оставил Урянхатая с Бахадур-нойоном, сыном Чилаун-Куянка сына Мукули-Куянка, с пятью туманами войска и через реку Конк-мурэн построил на судах мост. Из Нангяса прибыло несчетное войско. Войско монголов хотело перейти через мост, но это было невозможно, многие из них попадали в воду или погибли от войска Нангяса, а некоторые остались в тех областях; в последнее время, когда Нангяс был покорен, те, что были в живых, вернулись. Затем Кубилай-каан оттуда выступил и прибыл в [свою] ставку в пределах города Джункеду и там остановился, а в это время Менгу-каан был занят осадой упомянутой крепости.
  
   РАД. Об обстоятельствах, приведших Кубилая на престол [1.2, т.2, с.156-157].
   Когда справедливый государь Менгу-каан воссел на ханский престол, а столица его была в пределах Каракорума, в местности Онон-Келурен, то после устройства дел государства он назначил своего брата Кубилай-каана в восточные города и страны Хитая, а меньшого брата, Хулагу-хана, он послал на запад и в области таджиков, как о том [уже] упоминалось в повествовании о нем. Он приказал, чтобы вместе с ним [Кубилай-кааном] в Хитай отправилось восемьдесят туманов войска сплошь из монголов и джавкут, чтобы они там остались и покорили область Нангяс, смежную с Хитаем. Кубилай[-каан] отправился, но воздержался от путей на Нангяс: поскольку тамошние государи очистили от [всего] съестного те местности, которые лежали на пути, то идти в ту сторону было очень затруднительно; [поэтому] он послал к Менгу-каану гонца и, изложив положение, просил разрешения завоевать раньше области Караджан и Чаганджан, чтобы добыть для войска провиант и тогда [уже] пойти к Нангясу. Те две области на китайском языке называют Дай-лиу, то есть Великие царства, на языке хинди ..., а на языке этих мест - Кандахар. Те области граничат с Тибетом, Тангутом, с некоторыми областями и городами Индустана, с областями Хитая и Золотозубых. В общем, каан одобрил ту речь и дал разрешение. Кубилай[-каан] в лу-ил [год дракона], соответствующий мухаррему 654 г.х. [30.1-28.2.1256], учинил в тех областях избиение и грабеж, а их государя по имени Махараз, что значит "Великий султан", захватив [в плен], привел с собой, когда вернулся из похода.
   Затем, когда Менгу-каан вознамерился покорить Нангяс, он сказал: "Так как у Кубилай-каана болят ноги, до того он [уже] выступал [в поход] с войском и подчинял мятежные области, то теперь пусть он пребывает дома в покое". И согласно указанию [Менгу-каана] он отдыхал в своих ставках, что в Моголистане в местности Караун-Джидун.
  
   ЮАНЬ ШИ. цз.121. Урянхатай [1.1, с.509].
   [В год] бин-чэнь [Урянхатай] отправился в поход на государства бай-мань и Боли. Ачжу взял живьем их сильного полководца, [как] трофей [его] доставили к императорскому двору. Было распоряжение [Урянхатаю] обеспечить соответствующим образом занятые дороги для соединения с войсками Тегадара. Поэтому [он] выступил [в поход] на у-мань, быстро достигнув реки Ауцзян, сравнял с землей три города тула-мань, отразил 30.000 армию сунского генерала Чжан Ду-туна, отобрал у него 200 джонок на реке Маху, а убитых и пленных невозможно было пересчитать. Затем были проведены дороги к Цзядину и Чунцину и [Урянхатай], достигнув Хэчжоу и переправившись через реку Шуцзян, соединился с Teгадаром.
  
   ГАН МУ. Бин-чень, 4-е лето [2.2].
   Монголы построили город Кха-пьхин-фу.
   Житель местечка Син-тхай, по имени Лю-бин-чжун, человек просвещенный и отважный, по причине бедности в доме, служил письмоводителем в правлении. В один день, наскучивши приказными делами, вздохнул и сказал: "В доме моем несколько колен служили чиновниками, а ныне унизились до писаря". Тотчас оставя должность, скрылся жить в гору Ву-ань-шань, и в скором времени сделался Фоистом в капище Тьхянь-инь-сы. Он часто ходил в Юнь-чжун. Когда Хубилай позвал к себе Фоиста Хай-юнь, сей взял с собою Лю-бин-чжун, который, будучи представлен Хубилаю, отвечал на все его вопросы удовлетворительно. Нет книг, которых бы не читал Лю-бин-чжун; особенно углублялся в перемены и прохождение веков ученого Шао-шы. Астрономию и естествословие понимал весьма основательно. О делах государственных рассуждал, как будто читал на ладони. Хубилай крайне полюбил его и при каждом походе обо всем советовался с ним. В сие время Монгольский Государь захотел основать город и построить дворец, чтобы сие место служило резиденциею. Для сего Хубилай представил Лю-бин-чжун, которому и предписано избрать место по гаданию. Лю-бин-чжун нашел, что место в области Хуань-чжеу на северном берегу реки Луань-шуй (Шанду-гол), именуемое Лун-ган, счастливым. И так предписано ему построить город, который назван Кхай-пьхин-фу.
  
   ПАКСАН-ДЖОНСАН [2.3]
   Карма/-бакши стал учителем монгольского хана /Мункхэ/.
  
  
   УЛУС ХУЛАГУ
  
   РАД. События, предшествовавшие его [Хулагу] восшествию на ханский престол (прод) [1.2, т.3, с.25-26].
   После того как, согласно указу, остановили все суда и лодки корабельщиков и соорудили мост, двинулись для переправы через Джейхун. Первого числа месяца зи-л-хиджджэ 653 года [1.1.1256] [Хулагу-хан] с победоносным войском перешел Джейхун и, пожаловав ту братию [корабельщиков], простил им пошлину, которую взимали с судов, и обычай этот отверг. Когда он переправился, то для развлечения отправился на прогулку к реке. Внезапно из зарослей показались лесные тигры. Он повелел, чтобы всадники, став кругом, устроили облаву. Так как кони пугались тигров, то сели верхом на взъяренных верблюдов и добыли десять тигров. На другой день, выступив оттуда, расположились на луговьях Шабургана с намерением там долго не задерживаться. Был праздник жертвоприношения. Внезапно пошел снег и поднялась метель. Снег падал непрерывно семь суток и от сильной стужи погибло множество животных. Хулагу-хан ту зиму провел там и все время предавался забавам, веселью, удовольствиям и пиршествам. Весною [эмир] Аргун-ага приказал изготовить царский приемный шатер из расписного тканого золотом по золоту шелка, прекрасный жилой шатер со всеми службами, соответствующий чертогам такого государя, так что при перевозке и при перемене [места] он был удивительно легок, и к ним подобающий шатер для собраний, и в нем золотую и серебряную утварь, усыпанную драгоценными камнями. Однажды, в очень счастливый день, их воздвигли и устроили собрание с многообразным великолепием. Хулагу-хан все это одобрил. В добрый час, под счастливой звездою, он воссел на престол счастья и подушку могущества. Хатуны, царевичи и эмиры, которые состояли при нем; государственные мужи, сановники, мелики и хакимы, собравшиеся со [всех] сторон, все выполнили обряды и обычаи.
   После того как покончили с пиршествами, эмир Аргун-ага, согласно повелению, направился на служение к каану. Сына своего, мелика Гирея, битикчия Ахмеда и сахиба Ала-ад-дина Ата-мелика из Джувейна он, приставив к управе дел иранских владений, оставил на служении у Хулагу-хана, чтобы они состояли при его высочестве и вершили важные дела до его приезда. Аминь.
  
   РАД. О прибытии Хулагу-хана в Тус и пределы Кучана, приказе о возобновлении благоустройства, походе на Дамган, разрушении Аламута и Люмбесера и изъявлении покорности Хуршахом [1.2, т.3, с.28-31].
   Когда Хулагу-хан прибыл в Тус, то в саду, устроенном Аргун-агой, разбили шатер из дорогой ткани, который согласно указу каана изготовили для Хулагу-хана, и он в том саду расположился. Оттуда перешли в сад Мансурийе, который Аргун-ага после полного разрушения приказал привести в благоустроенный вид. Жены эмира Аргуна и ходжа Изз-ад-дин Тахир там поднесли таргу. На другой день подались на луговья Радкана и ради прелестной и здоровой местности простояли там несколько времени. Из Мерва, Языра, Дехистана и других областей обильно доставили вина и продовольствия. Затем перешли в Хабушан, который монголы называют Кучаном. Эта касабэ, с начала прибытия монгольского войска, оставалась заброшенной и покинутой. Хулагу-хан повелел возобновить ее благоустройство и определил на это денег из казны, чтобы не нужно было отягощать ра'иятов. И [вновь] потекли оросительные протоки и [там] построили карханэ. Около соборной мечети устроили сад, а Сейф-ад-дин-ага, бывший везиром и мудаббиром, отпустил денег, чтобы соборную мечеть благоустроили. [Хулагу-хан] приказал эмирам и придворной знати, чтобы каждый из них соответственно своему значению, должности и имущественному состоянию, построил [себе] там жилище. [Затем] он оттуда уехал.
   29 числа месяца джумада-л-ахыра [5.8] Бек-Тимур-корчи, Захир-ад-дин, сипахсалар-битикчи и Шах-эмир, которых [Хулагу-хан] посылал к Хуршаху, государю еретиков, объявив [ему] постановление указа, вернулись обратно. В тот же день войско подошло к крепостям еретиков и начало наступление. 10 дня месяца шабана 654 г.х. [2.9.1256] [Хулагу-хан] дошел до Харакана и Бистама и послал гератского воеводу Меркитая с Беклемишем послами к Рукн-ад-дину Хуршаху и приказал его устрашить и приневолить, пригрозить ему и сделать посулы. В ту пору счастливый мовлана ходжа Насир-ад-дин Туси, совершеннейший и разумнейший [человек] мира, и многие великие лекари Раис-ад-довлэ, Муваффик-ад-довлэ и их сыновья, попавшие не по [своей] воле в это царство, воочию убедились, что поведение и деяния Хуршаха беспорядочны и что в присущих ему свойствах заложены гнет и насилие и что в нем явны признаки безумия. Сердца их преисполнились огорчением и отвращением к службе еретикам, а склонность к приверженности к Хулагу-хану [становилась у них] все сильнее, да и раньше они об этом мечтали. Они постоянно тайно совещались друг с другом о том, как то царство наилучшим образом и наилегчайшим путем могло бы быть им [Хулагу-ханом] завоевано. Очень многие из чужаков и мусульман примкнули к ним, и в этом деле все были единодушны. По этой причине они старались побудить Хуршаха к покорности и послушанию и устрашали [его].
   Он тоже выразил согласие на это дело и, оценив приезд послов, отправил на служение к Хулагу-хану своего младшего брата Шаханшаха и ходжу Асиль-ад-дина Зузани с толпою сановников своего царства. За изъявление покорности государь повелел оказать им почести и уважение. В другой раз он назначил гонцов, дабы они с Садр-ад-дином, Захир-ад-дином, Тулек-бахадуром, Бахши и Мазуком отправились послами к Хуршаху, чтобы он, если покорился, разрушил крепость и явился самолично. Хуршах ответил: "Ежели отец мой оказывал неповиновение, то я повинуюсь". Он частично разрушил несколько крепостей, как то Меймундиз, Аламут и Люмбесер и стал сносить зубцы башен, снимать ворота и срывать крепостные стены и валы. Для выхода [из крепости] он попросил отсрочки на год. Так как Хулагу-хан посчитал, что для него [Хуршаха] пришла уже пора печального конца и что от хождения гонцов никакого предостережения для него не получается, то он 10 числа месяца шабана 654 года [2.9.1256] выступил из Бистама и направился к его городам и крепостям. Он повелел, чтобы войска, которые были в Ираке и в других краях, изготовились [к походу]. На правом крыле из Мазандерана двинулись Бука-Тимур и Коке-Элькэй, на левом крыле из Хара и Семнана - Негудер-огул и Китбука-нойон, а в средней рати, которую монголы называют кул - Хулагу-хан с одним туманом славных богатырей.
   Пошли - и облик земли помрачнел,
   От всадников пыли небосклон потускнел.
   И опять он вперед послал гонцов: "Поход-де решен. Ежели Хуршах, невзирая на преступления, встретит нас, как подобает слуге, то мы посмотрим на его грехи взором прощения".
   Когда покоряющие мир знамена со славою миновали Фирузкух, гонцы вернулись обратно в сопровождении везира Кейкубада. Он с готовностью согласился [от лица Хуршаха] на разрушение крепостей, умолял, чтобы выход Хуршаха отложили на год, чтобы оставили в целости Аламут и Люмбесер, которые являются старинными жилищами [исмаилитов], а прочие крепости были бы сданы и [обещал], что всему, что будет повелено, он будет послушен и покорен. Он послал грамоту, чтобы мухташамы Гирдекуха и Кухистана явились на служение и полагал, что таким образом можно отразить божественное предопределение.
   Когда [Хулагу-хан] повел покоряющие мир знамена в области Лар и Демавенд, он послал в Гирдекух Шамс-ад-дина Гилеки, чтобы тот склонил на службу тамошнего предводителя, а [сам] направился в Касран. Осадили Шахдиз, который случился по дороге, и через три дня его взяли. Еще раз послали гонцов, чтобы Хуршах явился. Тот отпустил гонцов обратно, согласился послать своего сына с тремя стами местных жителей и срыть все крепости. Хулагу-хан пребывал в Аббасабаде Рейском и ожидал. [Хуршах] 17 числа месяца рамазана 654 года [8.10.1256] прислал [своего] сына 7-8 лет, рожденного одной наложницей, в сопровождении послов и толпы вельмож и сановников. Хулагу-хан его приласкал и позволил вернуться обратно, так как он-де еще мал. "Ежели же Рукн-ад-дин сможет приехать [только] позднее, то пусть пришлет другого брата, дабы Шаханшах, который уже несколько лет как [при мне], вернулся обратно".
   Рукн-ад-дин 5 числа месяца шавваля отправил на служение другого брата, Шираншаха, и ходжу Асиль-ад-дина Зузани с тремя стами человек. В окрестностях Рея они имели честь явиться на служение. 9 числа месяца шавваля они вернулись обратно с ярлыком такого содержания: "Вследствие изъявления покорности и послушания мы простили преступления отца и его приверженцев, самим же Рукн-ад-дином, за время пока он сидит на месте отца, никаких проступков совершено не было. Пусть он разрушит крепости и во всяком случае будет уверен, что я его не трону".
   Было повелено, чтобы войска, которые располагались кругом, двинулись в охват и обрушились на них внезапно со всех сторон. Со стороны Эспидара подошли Бука-Тимур и Коке-Элькэ. Хуршах прислал им известие: "Раз-де мы покорились и заняты разрушением крепостей, то какова же причина, вашего прихода?".
   Они ответили: "Поскольку между обеими сторонами проторен путь единодушия, то мы пришли на пастбища".
   10 числа месяца шавваля лета 654 [31.10.1256] Хулагу-хан из Пишкеллэ отправился по дороге на Таликан и, наступая, достиг границ их владения. Если бы в ту ночь не было большого дождя, Хуршах был бы схвачен под крепостью. 18 числа месяца шавваля раскрыли достающий до неба зонт в местности, которая находится напротив Меймундиза с северной стороны. На другой день [Хулагу-хан] для наблюдения и ознакомления с полем битвы объехал вокруг крепости и высматривал ее внутреннее и внешнее устройство. На следующий день со всех сторон к крепости подошли войска в таком громадном числе, что не укладывается в описание, и оцепили кругом крепость, что составляет почти шесть фарсангов. Так как из-за неприступности взять крепость было невозможно, [Хулагу-хан] держал совет с царевичами и эмирами: осадить ли [крепость] или вернуться, оставаться ли или дожидаться до следующего года. Они говорили: "Сейчас зима, кони отощали. Продовольствие приходится добывать от самой Армении до пределов Кермана, лучше повернуть назад".
   Бука-Тимур, Сейф-ад-дин-битикчи и эмир Китбука стояли за осаду. Хулагу-хан снова послал гонцов и соизволил и ласково и сурово сказать: "Ежели [Хуршах] сдастся, то это будет поводом [к сохранению] жизни многим немощным и бедным, а ежели он через пять дней не явится на служение, то пусть укрепляет крепости и готовится к войне".
   Хуршах посоветовался с эмирами и сановниками царства. Каждый по своему разумению держал слово, и он был ошеломлен. Когда он понял, что у него нет силы сопротивляться, он сначала послал с дарами и несметными сокровищами другого брата, Ираншаха, со своим сыном по имени Таркия в сопровождении ходжи Насир-ад-дина, и ходжи Асиль-ад-дина Зузани с множеством везиров, сановников, должностных лиц и войсковых старшин. В пятницу 27 числа месяца шавваля они прибыли на служение. Их расположили отдельно и расспросили.
   В воскресенье, 1 числа месяца зи-л-кадэ лета 654 [20.11.1256], Хуршах по совету сановников царства самолично в сопровождении ходжи мира Насир-ад-дина Туси, ходжи Асиль-ад-дина Зузани, везира Муаййид-ад-дина и сыновей Раис-ад-довлэ и Муваффик-ад-довлэ вышел из крепости, распростился с двухсотлетним жилищем и удостоился чести лобызания [праха] ног его высочества.
   Ходжа Насир-ад-дин по этому поводу изрек та'рих:
   Когда лето арабское шестьсот пятьдесят четвертое наступило,
   В воскресенье первого [дня] месяца зи-л-ка'дэ, рано поутру,
   Хуршах, государь исмаилитов, с престола
   Поднялся [и] пред престолом Хулагу предстал.
   Когда Хулагу-хан увидел Хуршаха, он понял, что [тот] юн, неопытен и неразумен. Он обласкал его и обнадежил посулами. Он [Хуршах] отправил Садр-ад-дина, чтобы тот сдал все полные оружием и запасами замки и крепости, которыми отцы и деды завладели в беге времен в Кухистане, Рудбаре и Кумисе. Число их доходило до ста. Кутувалов сняли и все [крепости] разрушили, кроме Гирдекуха и Люмбесера, потому что родичи и приверженцы его [Хуршаха] держали Люмбесер еще с год. Затем вспыхнула холера, многие умерли, а оставшиеся [в живых] сдались и были присоединены к прочим. Гирдекух же они держали около 20 лет и в конце концов в пору Абага-хана сдались и были перебиты, а [крепость] завоевана.
   В общем Хуршах вывел из Меймундиза всех [своих] приверженцев и представил все унаследованные и приобретенные ценности и сокровища, хотя они сравнительно и не были столь велики, как о них говорили. Государь их роздал эмирам и воинам. Оттуда покоряющие мир знамена подошли к Аламуту. [Хулагу-хан] послал к крепости Рукн-ад-дина, чтобы тот вывел их [исмаилитов], [но] верховный воевода заупрямился. Хулагу-хан задержал Булгая для окружения и три дня нападали и притворно отступали. Затем он послал им ярлык о пощаде. В субботу, 26 числа месяца зи-л-кадэ 654 г.х. [15.12.1256], [воевода] вышел и сдал крепость. Монголы поднялись наверх, разбили камнеметы и снесли ворота. Жители попросили три дня срока для перевозки пожитков. На четвертый день явились воины и учинили грабеж. Хулагу-хан поднялся наверх для осмотра Аламута и от величия той горы прикусил зубами палец изумления. После осмотра он спустился вниз, отбыл оттуда и расположился в окрестностях Люмбесера, где была зимняя стоянка.
  
   0x01 graphic
  
  
   УЛУС ДЖУЧИ
  
   РАД. О восшествии Берке на престол улуса Джучи-хана и об обстоятельствах [его] жизни [1.2, т.2, с.81-82].
   В 654 г.х. [30.1-20.12.1255] Балакан, который был в этом государстве, задумал против Хулагу-хана измену и предательство и прибегнул к колдовству. Случайно [это] вышло наружу. Учинили о том допрос, он тоже признался. Для того чтобы не зародилась обида, Хулагу-хан отослал [Балакана] с эмиром Сунджаком к Берке. Когда они туда прибыли, была установлена с несомненностью его вина, Берке отослал его [обратно] к Хулагу-хану: "Он виновен, ты ведаешь этим". Хулагу-хан казнил его. Вскоре после того скончались также Татар и Кули. Заподозрили, что им с умыслом дали зелья. Поэтому у них возникло недовольство [друг на друга] и Берке стал враждовать с Хулагу-ханом, и, как это будет рассказано в повествовании о Хулагу-хане, они сразились в шаввале 660 г.х. [8.1262]. Войска, прибывшие с Кули и Тутаром в это государство, большей частью разбежались. Некоторые вышли через Хорасан и расположились от гор Газны и Бини-Гау до Мултана и Лахавура, которые являются границами Хиндустана. Старшим из эмиров, которые были их предводителями, был Никудер, а Ункуджене, из эмиров Хулагу-хана, шел за ними по пятам. Другие через Дербенд добрались до своих жилищ. Эта распря между Берке и Хулагу-ханом оставалась в продолжение [всей их] жизни. Полководцем Берке был Нокай, сын Джарука сына Тумакана сына Кули, царевич очень отважный и удалой.
  
   ВАРДАН ВЕЛИКИЙ. Всеобщая история [4.5]
   В 705 - 1256 году умер Бату, великий властелин севера. В том же году сын его, Сардах, был отравлен своими братьями, возбужденными завистью; ибо Сардаху передал отец власть свою с присовокуплением к тому же владений Мангу-хана. Смерть его была великим горем для христиан, ибо он был совершенным христианином и часто являлся виновником спасения многих, обращая в христианскую веру из своих и из чужих.
  
   ЛАВРЕНТЬЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ [1.1, т.1, с.203]
   В лето 6764... Князь же Борис поеха в Татары, а Олександр князь послал дары. Борис же быв у Лавчия, дары дав, и приеха в свою отчину с честью.
  
   Источники
   Продолжение
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"