Тэмирин Айрис: другие произведения.

Часть I. Волчица

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, когда мир катиться к чертям? Вот и я не знала ответа на это вопрос, поэтому и действовала по обстоятельствам. А тут на горизонте еще и альфы в количестве двух штук глаза мозолят. Один готов бросить мир к ее ногам, другой - убить при первой возможности. Что из этого выйдет? Завершено. Не вычитано. Полный вариант

Часть I. Волчица

Пролог.

Темно. Холодно. Страшно. Не так я представляла свою свадьбу, но судьба распорядилась иначе. И наперекор ей невозможно пойти: ты рискуешь лишиться самого дорогого, что есть в жизни. Все должно было быть совсем не так. Но что такое счастье одного оборотня по сравнению с процветанием всей стаи? Лишь капля в огромном океане.

Теперь же я была невестой, только женихом был не тот, к кому так неистово стремилось сердце, готовое вырваться из грудной клетки, лишь бы быть с тем единственным, обретенным совсем недавно, но ставшим таким, до боли родным и важным.

Слишком резко произошли перемены. Слишком поздно поняли, что нет других вариантов, кроме одного. Я должна была стать Королевой, женой Древнего, иначе всю, так тщательно оберегаемую, стаю втаптывают в землю. Для них они - всего лишь расходная монета, а для меня - семья, которую, пускай, и ненавижу, но вместе с тем поклялась защищать.

Много раз задавалась вопросом, а почему же именно я? Ответ очевиден. Последними потомками Малики, Ходящей за Грань, были именно мы с сестрой. Но Марианна... Моя сестричка влюбилась. Я еще ни разу не видела ее такой счастливой, окрыленной и бесшабашной, готовой заключить весь мир в свои объятия. От ледяной принцессы не осталось и следа, как будто весеннее солнце растопило своими лучами всю ту многолетнюю мерзлоту. А я не была готова оборвать ее прекрасную сказку. Зато в своей книге жизни размашистым почерком написала: "конец".

Не сдаваться, быть сильной - именно этими фразами я затолкала настоящую себя вглубь: туда, где никто и никогда не обнаружит. Это мое убежище. У него нет бетонных стен и пуленепробиваемых окон - только железная клетка, в которую заключено истерзанное сердце. Я всю жизнь гнала от себя страдание, что даже и не замечала, что рвала связи с теми, кого любила. И это аукнулось.

Да, мой будущий муж был идеальным: сильным, красивым, умным. Линейку можно продолжить дальше, но рано или поздно всплывет то, что перечеркнет все. Он не был тем, к кому рвалось мое сердце, посаженное на цепь разума. Он не был тем, кого хотелось сжать в своих объятиях и никогда не отпускать.

Так сложились обстоятельства. Вот поэтому сейчас я сидела здесь, даже не зная, что меня ждет. О своем поступке не жалела.

Для нашей вымирающей расы любовь - это дар. Не каждый может встретить свою вторую половинку, да и мы - однолюбы. Вот и я влюбилась... в недостижимую мечту... А он... у него таких, как я... Больно. Больно.

Холодный камень обжигал обнаженную кожу. Платье не было предусмотрено обрядом единения.

Темное, сырое помещение казалось сосредоточием всего мирского холода, который заключил меня в свои оковы, словно пленницу. А чернильная тьма не позволяла рассмотреть, где я находилась.

Слепая, словно новорожденный котенок, я лежала на полу, глядя в никуда, и вспоминала самые счастливые моменты своей короткой жизни, пока низкий голос не прервал медленную череду мыслей:

- Согласна ли ты, Любовь, урожденная Маликова, подчиниться... - дальнейшие слова альфы потонули в каком-то странном шуме, источник которого никак не могла определить.

По коже галопом бегали мурашки. Кто-то поднял меня с пола, а затем замерзшее тело окутало такое желанное тепло...

- Да, - ярко вспыхнуло голубое пламя. Ответ был принят. Золотые глаза блеснули в темноте.

Глава 1.

Марианна.

Музыка пульсировала в ушах, вызывая лишь головную боль и стойкое чувство омерзения. Эти, пропахшие похотью и потом тела, извивающиеся в дерганом танцевальном ритме... Противно. Но уйти она не могла. Слишком долго ждала его. Слишком сильно хотела почувствовать знакомое биение сердце под своей ладонью.

Она до сих пор не могла понять, как же получилось так, что он оказался ее парой? Не его братья, не кто-то еще, а именно он, в чьих бездонных глазах утонула не одна барышня до нее? Судьба? Нет, эта злодейка марлезонской ложи здесь совершенно не причем. Скорее, злой рок! Слишком дорого придется им заплатить за возможность быть вместе.

- Почему такая красавица сидит в гордом одиночестве? - хриплый, пропитанный каким-то превосходством голос отвлек ее от нерадостных мыслей. Тлетворное дыхание пьяного запуталось в золотистых волосах волчицы, что волной укрывали ее гибкий стан.

- Чтобы ты спросил! - бросив уничтожающий взгляд на этого пьяницу, она вновь повернулась к стойке. Как же ее раздражали эти несносные, ничего не желающие делать людишки, считающие себя венцами природы. Сейчас больше всего девушке хотелось вскочить и свернуть нахалу шею, да так, чтобы захрустели позвонки.

- Крошка... - рука парня поползла вниз по спине, словно мерзкий паук.

- Убрал руки! - ее сердце захлебнулось, а затем застучало в бешеном ритме. Наконец-то, он пришел!

- А то что? Что ты мне сделаешь? Да знаешь, кто мой... - парень не договорил, кулем свалившись около стойки. Кулак у ее возлюбленного всегда был что надо.

- Стоило на месяц оставить тебя одну, как тут же набежали шакалы, - пришедший притянул девушку к себе и прижался к ее губам обжигающим поцелуем. Он как будто пытался стереть всю ту горечь, поселившуюся в их душах от столь долгой разлуки, которая была неизбежна.

- Я отбивалась, как могла, - улыбнувшись, она уткнулась носом в его шею, вдыхая такой родной и знакомый запах. Боги, кто бы знал, как он был ей необходим.

Они были вместе уже больше двух лет, но об этом никто не знал, да и не должен был пока узнать. Слишком сложна была разыгранная партия. Слишком многое зависело от их поступков. И слишком много жизней и судеб было поставлено на кон. Вот только проиграть они не могли.

- Как успехи? - девушка на пару миллиметров отстранилась от молодого человека, затем, чтобы взглянуть в его глаза цвета шоколада.

- Ммм, по поводу? - обнявшись, они вышли из клуба, оставляя позади себя здание серо-голубого цвета.

- У нас один повод, - девушка полной грудью вдохнула пьянящий ночной воздух, несший с собой запахи магнолий и моря. Она слышала, как вдалеке с ревом бились о скалы волны. Наверное, их белые, пенящиеся шапки мерцали в мягком лунном свете.

- Ничего. Ее след обрывается в XIX веке, - мужчина удрученно покачал головой. Он никак не мог понять, зачем этой девице тогда потребовалось инсценировать свою смерть. Чего она этим хотела добиться? Он не понимал причину ее действий. И даже сверхинтуиция тут не могла помочь.

- Все-таки, она жива до сих пор. И мы в этом уверены на 100%. А с остальным разберемся по ходу дела, - девушка вновь улыбнулась.

- Как у тебя все просто, - мужчина вновь тяжело вздохнул и, подняв голову вверх, взглянул на звезды, которые мерцали там, в вышине, мягким светом.

- А зачем жизнь усложнять, если и без того все не просто? Моя сестрица меня вообще дрянью последней считает. Всем жертвую ради нашего пресловутого плана. И не сомневаюсь, что она меня возненавидит, когда узнает всю правду, - горькая усмешка исказила ее идеальные губы.

- Она поймет, радость моя, - он крепко прижал суженую к себе, моля богов, чтобы они позволили быть им вместе.

Люба.

...Я бежала сквозь лес, казавшийся темным в наступивших сумерках. Огромная полная луна желтыми глазищами прожигала лесную зелень, добираясь до меня, освещая, словно прожектор.

Быстрее, быстрее. Тяжелое дыхание зверя уже слышалось за спиной. Попытки скрыться были бесполезны - слишком быстрым был он. Но, тем не менее, осознание этого продолжало гнать меня вперед. Надежда на то, что смогу уйти от погони все еще теплилась в бешено стучащем сердце.... Ошиблась.

Волк, в прыжке, догнал меня, опрокинув на землю, отчего я пролетела пару метров, расцарапывая в кровь скулы и руки, а сверху придавила огромная туша животного, погребая под собой.

Пальцы инстинктивно вцепились в его шерсть на загривке, стараясь отсрочить момент смерти. Но что может слабая девушка? Именно, ничего, кроме, как покориться своей судьбе. Сцепив руки в замок на шее волка, притянула его ближе к себе, чувствуя горячее дыхание, шевелящее волосы, и закрыла глаза.

Сердце билось ровно, как будто и не было всепоглощающего чувства страха, словно пуля, засевшего в груди. И вдруг что-то изменилось. Шершавый язык прошелся по израненной скуле, стремясь стереть кровь. И все. Исчезла тяжесть хищника, сдавившая грудь, словно тиски. Вместо этого меня опалило огнем, и я открыла глаза.

Волк исчез, как будто его и не было вовсе. Теперь меня прижимало к земле человеческое обнаженное тело.

Я не видела его лица, лишь чувствовала под пальцами обжигающе-горячую, бархатистую кожу.

- Кто... ты? - просипела, едва шевеля губами. Я не могла понять, отчего мое тело полыхало, словно открытый огонь. Неужели... Нет, не может. Не знаю, кто он, но что-то в нем чувствуется такое родное, до боли знакомое и привычное. И пальцы, зарывшиеся в его волосы. Моя потребность в нем казалась просто нереальной. Хотелось прижаться к нему, расплавится и стать единым целым.

- Ты знаешь, - рычит мужчина, переворачивая нас, оказываясь подо мной, хватая меня за волосы, притягивая ближе. Я не понимала, что делаю. Просто в один момент глаза оборотня оказались очень близко, а его рот накрыл мои губы. Боже, что я творю?

Губы парня скользили по моим губам, очерчивая их контуры, проникая внутрь. Его язык мягко и настойчиво пробирался внутрь, словно бы изучая, завоевывая все новые и новые территории. Ммм...

Почувствовала, как вторая его рука, соскользнув с шеи, едва коснулась бедра, обжигая, будто горячие пески Сахары, а затем сдвинулась на ягодицу, обхватывая ее, подтягивая меня еще выше...

И не было сил отодвинуться. Хотелось всего, что он мог предложить. Нестерпимая жажда накрывала с головой, заполняя собой каждую клеточку, горя на кончиках пальцев. Руки заскользили вниз, по его спине. Пальцы сильнее впивались в кожу, срывая глухие хрипы.

Мы не знаем друг друга, но то, что сейчас происходило, казалось таким правильным. Он сильнее вжимал меня в себя, а я лишь шире распахнула глаза, ощущая мужчину под собой. Каждый мускул, каждую клеточку. Каждое движение. Всю его твердость. И страсть, всепоглощающую, зовущую за собой... Выпустив мои губы из сладостного плена, дал возможность дышать, чтобы затем вновь продолжить то, на чем остановился.

- Скажи мне нет... - выдохнул он, заглядывая в мои глаза. До меня не доходил смысл слов: быль лишь только хрипловатый звук его голоса, будоражащий, укутывающий, словно одеяло.

- Останови меня... - пустая голова. Мысли, как тараканы, разбегались в разные стороны. Ни одного разумного высказывания от пребывающего в эйфории мозга. Ничего. Я просто плавилась от прикосновений, который он дарил мне...

- Пожалуйста, останови... Я не могу... сам... - слова были для меня лишь набором звуков, не несущим никакой смысловой нагрузки

- Ты хочешь этого?

- А? - мои раздвинутые ноги касались его пресса, а я пыталась передать все те ощущения, что вызвали действия мужчины во мне. Он застонал.

- Мне надо знать, - он крепче сжимал мои ягодицы, пытаясь удержать на одном месте, позволить себе думать...

- Да... - выдохнула в его рот, накрывая его губы, поглощая его вкус, терпкий, словно Деласи. Он задрожал, сдаваясь, крепче прижимая к себе, почти вжимая в свое тело, будто хотел, чтобы мы стали единым целым...

Его язык ворвался в мой рот, срывая стон наслаждения с припухших губ. Поцелуй становился все яростнее, все откровеннее... Мой язык кружил, обводя губы, пробуя на вкус...

Он перевернулся вместе со мной, накрывая, словно волна, от которой не спрятаться, не убежать. Я тонула в нем, в его жаре, желая раствориться, исчезнуть в этом безумном, штормящем океане страсти...

Опираясь на локоть правой руки, он левой творил что-то невероятное, сводящее с ума... Все смешалось воедино, даря наслаждение, безумное, неземное.

- Скажи... - приник к моей шее, вылизывая ее, заставляя кричать от прилива чувств...

Мужчина опускался ниже, горячий рот обжег, накрыв мою грудь. В какой момент исчезла одежда, я так и заметила. А была ли она вообще?

- Я хочу тебя... - хриплый шепот сорвался с губ, его язык, вычерчивая какие-то символы, кружил по животу, поднимаясь выше. Губы вновь слились в поцелуе, и я забыла обо всем, отдаваясь страсти...

На мгновение резкие, неприятные ощущения практически вернули меня на землю.

-Прости... - одна его рука сжимала мои плечи, а другая. В другой был зажат кинжал. В лунном свете от стали веяло холодом. Миг... и лезвие последовало к моей груди. - Прости меня...

Вот именно после таких снов ты понимаешь, что никому доверять нельзя. Даже себе. Нет, особенно себе. Все это началось шесть лет назад. Что стало причиной? Поход за грань или отказ моей пары? Ответ так и не был найден. И лишь одна надежда на то, что все это - лишь сон, жила в сердце.

Никогда бы не хотела умереть от руки того, в присутствии которого сердце неслось вскачь, как умалишенное. Хотя, о чем это я? Сердце - всего лишь глупый орган, слепо подчиняющийся неизвестно чему.

Борцовка, шорты и кроссовки. Забег по берегу моря можно считать удачно начавшимся. Ноги уверенно бежали по гальке, разбрызгивая в разные стороны морскую воду - капли переливались всеми цветами радуги на утреннем солнце. Мысли медленно, как будто нехотя, бороздили в моей голове. Опять этот чертов сон. Сколько уже можно? Я устала от него. Каждый раз, из ночи в ночь мой крик разрывал тишину комнаты. Шесть лет. Шесть долгих лет, ставших адом на земле. Этот кошмар... Каждый раз меня убивал тот, кто был безумно дорог, безумно, до одури важен и любим. Я не видела его лица, но сердце... его невозможно обмануть. Да, это всего лишь глупый орган, но есть такие моменты, когда именно он сжимает разум в свои железные тиски.

Ветер овевал мое лицо, трепля волосы, стянутые в высокий хвост. Пожалуй, они - единственная вещь, которая мне нравилась. Густые, насыщенного карамельного цвета, полыхающие в солнечных лучах, словно открытое пламя, они струились по спине, завиваясь в тугие кольца. А все остальное... Ничем не примечательная личность. Слегка округлое лицо, орехово-карие глаза, чересчур тонкие губы... и слегка полноватая фигура. Вот и все. Встреть такую девушку в толпе, даже и не обернешься. Но все же... Был в моей жизни один секрет, который заставлял держаться подальше от меня людей, да и многих животных, особенно кошек. Эти хвостатые твари, ну никак не желали уживаться и признавать нас, оборотней. Вот такую страшную тайну носила я в себе.

Мы скрывались всегда, исключая лишь зарю развития людей: тогда хозяевами положения были мы. А потом последовал переворот, резкий прогресс... И все. Появилась святая инквизиция, которая днем и ночью вела на нас охоту. Да, она сотнями убивала невинных. Но из этой сотни каждый четвертый был представителем Сумеречного мира. Вампир. Оборотень. Ринаи. Нас отлавливали и предавали всесожжению. После этого мы навсегда ушли в тень, унеся за собой тайные знания, которые поклялись оберегать.

От каждой расы выбирали по одному Стражу, хранителю знания. Это было почетно, но в то же время эта должность лишала всего: семьи, друзей и многих других ценностей, а отказаться ты не имеешь права. Радовало то, что меня боги миловали.

Я даже и не заметила, когда мои ноги стали лапами, все так же продолжая бег по побережью. Волчица, сидящая внутри меня, вновь вырвалась из-под контроля и сейчас неслась к воде, повизгивая от восторга. Еще один рывок, и она в прыжке плюхнулась в воду, поднимая вокруг себя тучу брызг. Веселью не было предела... Эх, кто бы компанию составил? Вдалеке послышалось учащенное сердцебиение и тяжелое дыхание. И кого в столь ранний час сюда несет? Волчица напряглась, готовая в любой момент бежать.

Тихое рычание вырвалось из оскаленной пасти, а на берег выплыл, по-другому никак не скажешь, белоснежный волк. До чего он был прекрасен. Крепко сбитое тело с широкой грудью, высокие мускулистые лапы с плотно сжатыми в комке пальцами. Лобастая и вместе с тем изящная голова волка с некрупными ушами придавала ему какой-то незримой силы, а глаза... В них плескалась вечность. Невероятного, темно-фиолетового цвета, они приковали меня к месту. И не было силы, способной сдвинуть мое тело с места. Сердце, сделав невероятный кульбит, забилось с удвоенной силой, перегоняя кровь. Да кто же он?

Животное медленно приближалось, настороженно, то и дело втягиваю носом воздух. Последний, разделяющий нас шаг... Он его сделал. И теперь мы застали, едва не соприкасаясь лбами. Я жадно вдыхала запах исходивший от незнакомца. Терпкий. Пьянящий. Тонкая смесь цитрусовых и еще чего-то, такого знакомого, родного.

Тихонько взвизгнув, понеслась стрелой вдоль берега. Он неотрывно следовал за мной, не обгоняя, но и не вырываясь вперед. Час... Два... Время летело так быстро и незаметно. Рядом с ним я не чувствовала себя изгоем, ущербной. После того, как моя пара отказалась от меня, стая ополчилась, сделав меня неким подобием девочки для битья, эдакого лишнего члена их сообщества. А сейчас... Да, я не знала, кем он был, к какой стае принадлежал... но это никоим образом не напрягало, и было так легко... Моя волчица после того, что произошло шесть лет назад, редко подпускала к себе самцов, не считая друзей, с которыми резвилась с самого детства. Но этот волк... он обладал каким-то магнетическим воздействием...

Прыжок. Еще один. И я перекинулась, улегшись прямо на песок, подставляя лицо солнечным лучам. До чего же хорошо. Белоснежный хищник плюхнулся рядом, устроив голову на моей, прикрытой лишь тонкой футболкой груди. Чисто машинально запустила пальцы в его густой мех... Ммм, мягкий. Наверное, если бы волк мог мурлыкать, то бы уже пел... Шершавый язык лизнул мою руку.

- Эй! Мы так не договаривались! - легонько шлепнула его по морде. Он резко вскочил и угрожающе зарычал. Черт! Неужели я его разозлила?

-Тише. Извини. Больше не буду, - медленно закинула руки за голову, показывая, что больше не буду его гладить. Да... легко сказать, сделать - сложно. Мои загребущие ручонки так и тянулись к волку. Зверь ощерился, зарычав еще громче и прижимаясь мохнатым боком к моим ногам.

Ветер донес запах моря, и еще... что-то незнакомое, непонятное и страшное. Не знаю. Нечто надвигалось на нас, доселе невиданное и ошеломляющее своей силой... Я это чувствовала. Волосы на руках встали дыбом. Волчица рвалась наружу. Громко рычал волк у моих ног. Сколько это продолжалось - не знаю, но уже в следующую секунду звенящая тишина накрыла своим пологом весь берег. Стих ветер, успокоилось море... А белоснежный зверь скрылся в лесной чаще, примыкающей к побережью.

***

Он смеялся. Смеялся как юный мальчишка. Она... Она просто невероятна. А ее волчица... Мужчина не мог описать словами то, что почувствовал, едва ее увидев.

-"Она будет моей!" - эта мысль снова и снова посещала его сознание, укореняясь, становясь чем-то таким правильным и жизненно необходимым. - "Она уже моя!"

Мужчина не знал, что привело на то побережье. Просто какая-то неведомая сила влекла его туда. Будто кто-то уже предопределил их встречу. Стоило увидеть ее, как сердце забилось быстрее.

Она перекинулась. Красивая. Тонкие черты лица, разлет темных бровей. Орехово-карие глаза в обрамлении черных, как смоль, ресниц. Копна волос карамельного цвета... Безумно хотелось запустить в них пальцы, почувствовать их мягкость... а так же мягкость ее губ, таких манящих...

Он положил голову на ее грудь, которая вздымалась в такт дыханию девушки, и прикрыл глаза от удовольствия. Хотелось большего. Гораздо большего, но еще рано, а у него еще есть время. В его распоряжении вечность. И девушка будет его - по-другому просто не может быть.

Но сначала... Сначала месть, сладкая и столь желанная. К этому он стремился на протяжении многих лет и сейчас не в силах остановиться из-за какой-то девчонки, пускай и такой соблазнительной. Месть. Это слово, состоящее из пяти букв, согревало его всю жизнь, такую мрачную и тяжелую. Тогда... давно... он потерял ЕЕ. Ту единственную, что согревала его. Ту, что он любил, безумно и так долго. И эта любовь медленно перешла в ненависть к тому, кто прервал нить ее жизни, разлучив их раз и навсегда. Теперь он слишком близок к завершению и не остановится ни за что! Пройдет по головам, по трупам, но не остановиться...

Глава 2. (Воспоминания)

- Гидеон! Люба! Прекратите немедленно! - Даниэль кричал так громко, что хотелось заткнуть уши и забиться в угол, сжавшись в комок. Но где-то внутри, другая моя половина шептала, что так делать нельзя. Нельзя никому и никогда подчиняться! Необходимой быть хозяйкой, но никак не подчиненной! Никогда! Медленно подняла голову, прищурившись, посмотрела на Альфу и принялась мутузить его сына с еще большим усердием. Этот индюк напыщенный должен получить свое!

Каким-то образом гадкий мальчишка сумел заехать мне в нос кулаком. Что-то хрустнуло, и алая струйка крови потекла на белое кружево платья, но меня это не остановило. Вытерев нос тыльной стороной ладони, заехала кулаком Гидеону в глаз. Эх, смачный синяк будет! Надо еще один, для симметрии! Моим крамольным мыслям не суждено было сбыться! Чьи-то медвежьи объятия сжали меня в тисках, не давая вырваться! Ууу, скрутили!!! Навалились!!!

- Как ты посмела его тронуть?! - ну как же... Так я и думала... Очередная выволочка от Даниэля мне обеспечена. Он же защитит своего сыночка!

- Он что, пуп земли? - вопрос нечаянно сорвался с губ.

- Он будущий Альфа! - сказал, как отрезал, наш предводитель, уперев руки в бока.

- Альфа не должен быть слабаком! Не должен кого-либо унижать! А этот... Да он слаб! - слова лились нескончаемым потоком, не желая прекращаться. Я выплеснула наружу все то, что думала об этом несносном мальчишке, в котором никогда не признаю своего Альфу!

- 20 ударов! - двое бравых парней из его охраны подхватили меня под белы рученьки и поволокли в лес. Да, вот такие суровые законы: вознамерилась не подчиниться приказу - плати. И я платила. Будучи маленьким ребенком, я никогда не сдерживала себя, говоря все то, что думаю. А еще противостояла приказам, хотя, в принципе, это было невозможно.

- Отец!

- С тобой мы поговорим дома, Гидеон! - в ледяном тоне Даниэля ничего хорошего не было. И мой обидчик, опустив голову, плелся за ним следом, а меня тащили в лес, где стянув платье нанесли ровно двадцать ударов. Кровь холодными струйками стекала по спине, чертя красные дорожки. От резких движений кожа, начавшая регенерировать, вновь рвалась, причиняя нестерпимую боль. Хотелось заорать, но я лишь тихонечко скулила, глядя, как эти два амбала растворяются в наступивших сумерках. Обидно.

Такое происходило постоянно. За неподчинение всегда ждала расплата, так что желающих выступить против, не находилось. Меня же просто бесило двуличие этого Даниэля, с которым спала моя мамочка. Как ей только не противно? После смерти отца она стала какой-то странной, даже злой, хотя, может, просто раньше этого никто не замечал? Вот и сейчас. Я с трудом выползла из леса, а моя родительница уже тенью скользнула в дом Альфы. Сидя на пригорке, откуда открывался прекрасный обзор на все наше поселение, в том числе и на дом родителей Гидеона, наблюдала, как задернули шторы, как затанцевали силуэты в отблеске ночника, а потом и вовсе погасили свет...

- Опять ты тут?! - Марианна, моя любимая сестричка, приземлилась рядом со мной, обняв за плечи. - Тебе не надоело?

- Ты не понимаешь! Она не имела права так поступать! Это не справедливо!

- Что ты считаешь не справедливым? То, что она изменяет нашему отцу? Так его уже давно нет в живых, да и не питала она к нему нежных чувств. Ее тогда просто выдали замуж. Она стала разменной монетой, пешкой, объединившей две стаи.

- Но вед папа любил ее! Она...

- Знаешь, мы не имеем права ее осуждать, все же она нас родила. Пойдем-ка, побегаем лучше!

- Нет. Не хочется. Ты иди, а я тут еще посижу, потом спать отправлюсь. Все хорошо, правда, - улыбнулась через силу, стараясь скрыть все то, что творилось внутри меня. Злоба. Ярость. Все смешалось во мне, создавая гремучий коктейль. Сейчас я, как никогда, хотела быть сильной, способной противостоять всем и каждому, кровью доказывая свое право на свободу и независимость, не желая быть бесхребетной амебой, как остальные волчицы.

Резкий шорох вывел меня из состояния задумчивости.

- Кто здесь? - молниеносно вскочила, выпустив когти и приготовившись к атаке.

- Тише. Тише. Это всего лишь я, - около края леса появилась фигура, закутанная в балахон. Даже с обостренным зрением не возможно было ничего разглядеть.

- Кто, "я"? - настороженно сделала пару шагов, вдохнув поглубже воздух, стараясь учуять аромат незваного гостя. И ничего. Абсолютная пустота. - Кто вы? - теперь, по-настоящему, стало страшно. Кем же может оказаться тот, кто не имеет запаха, тот, кого не слышно?

- Не бойся. Вреда я не причиню. Тебе, по крайней мере, - фигура, закутанная в плащ, медленно приближалась ко мне. - Ты мне нужна.

- Зачем?

- Узнаешь в свое время. Сейчас слишком рано. Да о чем я? Ты сама попросишь меня об услуге, - ее шепот пробирал до мурашек, закрадывался в душу...

- Нет. Не попрошу!

- Попросишь! Мне виднее, - налетевший шквалистый ветер бросил волосы в мое лицо, на мгновение лишив зрения. Этого хватило, чтобы фигура исчезла, а меня трясло, как в лихорадке. Что-то в ее словах напрягало. Как будто все то, что она тут наговорила, могло оказаться правдой. И кто она? Ответа на этот вопрос я не знала.

***

Все началось, когда мне стукнуло двенадцать. Помню, я этим так тогда гордилась. Именно с этого возраста волчатам разрешалось присутствовать на вече, проходящим каждое полнолуние. А это... непередаваемо. Полная луна... и магия. Древняя, чистая и невероятно сильная магия, окутывающая всю стаю. В воздухе так и витает аромат счастья. Всеобщего единения. Медленно стягиваются люди к ристалищу, оставив где-то там свои дела, заботы, проблемы... Но стоит только полной луне пролить свой мягкий, серебристый свет на поляну, как рядом уже волки. Огромные хищники в унисон затягивают хвалебную песню, понятную лишь им, а затем каждый голос стаи звучит по отдельности. И эта какофония звуков поднимается ввысь, паря над землей... Это безумно прекрасно. Ты вдруг начинаешь ощущать себя чем-то маленьким в столь слитном механизме, при этом прекрасно понимая, что без тебя одного этот механизм не будет работать.

Я с нетерпением ждала этого момента. Марианна с самого утра жужжала мне о том, что я опозорюсь, сделаю что-нибудь не так... Оно и получилось.

Ровно в полночь мы вышли из дома, направившись на поляну, где уже собирались все остальные.

- Мы рады приветствовать новое поколение, - заговорила Ева, одна из Старейшин. Боевая такая бабулька лет семидесяти. На самом же деле она разменяла третью сотню. Ее глубокий, грудной голос разлетелся по поляне, призывая к тишине, заставляя сделать всех нас, кто оказался здесь впервые, шаг вперед. Такой неуверенный первый шаг к единению со стаей, с семьей.

Первым шагнул Гидеон. Ха, кто бы сомневался? Этот прибабахнутый всегда стремился влезть в любую щель! За ним потянулись и остальные. Медленно, но верно, молодые волчата выстраивали идеальный круг. И вот рядом со мной не осталось уже никого. Я стояла у края поляны, решая, а стоит ли сделать этот шаг? Стоит ли моя свобода каких-то уз, основанных на соподчинении? Не знаю. Тогда мне трудно было рассуждать об этом, основываясь лишь на тех скудных знаниях, что я имела об отношениях в стае, зато очень частые наказания за непослушание... И я замкнула круг, не считая себя частью семьи, не желая этого признавать.

Луна проплыла над макушками деревьев, заливая нас своим светом. Теперь на поляне стояли волки, ослепительные в своей силе и красоте. Традиции предписывали даровать им имена. Сделать это могли лишь те, кто наблюдал их первое обращение. Не знаю, откуда появилась эта традиция, которая, мягко говоря, была дурацкой, но против системы не пойдешь в одиночку.

Друзьям было намного проще, чем мне - ведь не им же достался несносный сынок Альфы! Да и вообще... Я завидовала им: Андриану и Юльке, Кириллу и Кэтрин, Илаю и Полине. Эти сумасброды нашли друг друга. Нашли свои половинки, даже не напрягаясь и в столь юном возрасте. Сегодня они хотели начать заключение уз, чтобы закончить его через шесть лет. Счастливчики. Мне же не везло с самого начала. Да, я чувствовала свою вторую половину, но найти ее не могла, как ни старалась.

- Дети! - хм, Ева подняла руки к ночному светилу, будто молила его о чем-то. Это послужило какой-то негласной командой. Тишину разорвал волчий вой. Стая приветствовала новоявленных членов семьи.

Ребята поочередно перекидывались, громко произнося имена своих половинок. Если честно, никогда бы не подумала, что мужская фантазия настолько...хм... оригинальна.

Настал мой черед. Медленно, на негнущихся ногах ближе подхожу к Гидеону, в чьих глазах плещется некое превосходство. Страшно. Что же он сейчас скажет? Миг. И около ног парня стоит бурая волчица, скалящая зубы. Она тоже боится. Боится этого высокого парня, который протягивает к ней руку, стараясь погладить. Нет, беги от него! В другой - камень! Хищница скалится, показывая ряд белоснежных и острых зубов. Она просто не может понять, что же здесь сейчас происходит, что твориться с ней самой. Отчего вдруг сердце начинает так быстро стучать, выбивая какой-то смутно знакомый мотив, который почему-то не удается вспомнить.

- Тише, тише, девочка. Как же тебя буду звать? - шепчет парень, обнимая волчицу за шею, целуя ее мокрый нос, отчего она морщится и тихонько рычит. - Пусть меня убьет твоя хозяйка, но ты будешь Лило! Лило! - кричит он громко. Кажется, что голос Гидеона заполняет собой всю поляну. Мурашки пробегают по спине зверя, а вся стая поднимает головы вверх и начинает выть, не замечая, что же происходит между волком и человеком.

Они не видят, как в воздухе начинают кружиться белоснежные снежинки, пахнущие ванилью и лесом... Не видят, что в умных глазах Лило исчезает страх, уступая место слепому и всеобъемлющему обожанию.

Вдруг она понимает, что тот, кто стоит рядом с ней - центр ее вселенной, ее путеводная звезда. Тот единственный, без которого уже не сможет стать целой. И теперь весь мир не имеет значения без него. Нет ничего более важного, кроме его дыхания, сердцебиения... Он - ее! Всегда был, просто она не понимала этого до сего момента. И от этого никуда не денешься, никуда не сбежишь. Как так? А нужно ли что-то для любви? Она не знает преград и границ, сближая порой самых заклятых врагов. Никто даже и не предполагал, что судьба может сыграть столь злую шутку над ними. У людей это чувство невесомости и радости называют любовью с первого взгляда, а у оборотней - предназначенность. Это невозможно предугадать или перекроить на свой момент. Оно просто есть.

Что-то меняется... Какая-то секунда, и вместо парня на земле уже распростерся волк, вместо волчицы - девушка.

- Ах, так! - в ее глазах плещется гнев, который она с трудом пытается сдержать. Из горла вырывается рычание. - Стич! Отныне твоего волка будут звать Стич, Гидеон! И еще... Ты... ты - моя истинная пара! - шепчет девушка, заглядывая в синие глаза волка, проводя ладонью между его ушей. Порой тяжело признаться самой себе в том, что очевидно с первого взгляда. Теплота, любовь, нежность... Как будто бы за спиной раскрываются огромные крылья... В сердце звучит песня, слышимая только им... Словно океан, эти чувства поглощают, заставляя душу петь. Секунда, и все меняется. Вместо Стича перед ней на коленях стоит Гидеон, и вот уже в синих глазах плещутся злоба и отвращение. В сердце как будто вонзают острый кинжал.

Кто бы мог подумать, что все окажется именно так? С детства недолюбливающие друг друга, они окажутся половинками одного целого? Пути Судьбы нам неизвестны, а уж о ее причудах и говорить не стоит.

- Никогда.. Ты не моя истинная, не моя вторая половинка! Я тебя ненавижу! - его крик разноситься по поляне, отчего вся стая поджимает уши, а затем вновь начинает выть. И столько неодобрения в этом, пронзающем сердце вое. Теперь и она, и Лило для них - грязь, слабое звено, практически изгой. Да плевать на них всех. Его слова спускают ее на землю, и она летит вниз без страховки, разбиваясь об гранит его слов. Отверг. Не нужна... Из горла вырывается вой, полный боли и отчаяния. Когти вспарывают промерзшую землю. А из полных боли глаз капает одинокая слезинка, падая на грязную траву...

Стая расходится, оставляя ее, обнаженную, в центре поляны... А ей теперь все равно... Только синие омуты глаз, в которых ледяной коркой застыла ненависть.

Представьте ангела - без крыльев, человека - без сердца... Мне было в тысячу раз хуже. Я чувствовала, как рвалась связь, чувствовала, как истекает кровью израненное сердце... Меня отвергли... Нет ничего больнее, когда твой истинный, твоя вторая половинка говорит, что ненавидит... Будто бы из твоих легких вышибают весь воздух... И уже нет сил ни на что....

Леденящий душу крик вновь срывается с побелевших губ... В каре-зеленых глазах застывает жизнь... И девушка, чьими глазами смотрела волчица, падает на траву, покрывшуюся инеем...

***

Светало, а тело обнаженной девушки по-прежнему лежало на поляне, покрывшись тоненькой корочкой льда... Медленно-медленно жизнь вытекала из нее, а она не хотела бороться... Незачем было жить. Он бросил... Сказал, что ненавидит... Льдинками застыли слезы на ее щеках... Девушка... Волчица... Девушка... Череда неконтролируемых превращений прошивает тело, остановившись на лесной хищнице, чей, когда-то бурый цвет шерсти, стал белоснежным, словно снеговые шапки гор, куда не ступала нога человека...

Все спали. И именно в этот момент Стич вырвался из-под контроля хозяина, оставив его спать дальше.

-"Лишь бы успеть, лишь бы успеть", - набатом звучало в мыслях волка, чей хозяин утратил контроль, изрядно набравшись. И это в 14 лет. Стич не одобрял этого. Как и не одобрял тупизм своей человеческой сущности, которая была слепа, словно крот. Волк добежал до поляны, где лежала белоснежная волчица...

- "Лило, солнышко мое, очнись", - розовый шершавый язык коснулся мягкого бока хищницы, пробежался по ее загривку, который аккуратно был прикушен. Но она молчала, не подавая признаков жизни. Дыхание едва-едва чувствовалось...

Его хозяин крепко спал. Что ж... Единственный выход - признать ее своей парой. Ведь это было, действительно, так. Стич это понял давно. Еще когда увидел в первый раз. Да и сейчас, когда она назвала его своим. Стич готов был мурлыкать от счастья, такого большого и невероятного, захватившего его с головой. Сколько он раз пытался ему сказать, но он не слышал его, предпочитая делать так, как считает нужным. Язык волка последний раз прошелся по шерсти волчицы, а затем острые, как ножи зубы, впились в ее загривок, ставя свою метку, делая своей навсегда.

Повисла гнетущая тишина. Стич расхаживал из стороны в сторону, стуча когтями по замерзшей земле. Он ждал, ждал, ждал... Ждал тогда, когда надежда уже умерла, осыпавшись, как лепестки отцветшей ромашки... А Лило не желала возвращаться... Ей это было не нужно. Видимо, волчица решила, что никому не нужна. Так думала и ее хозяйка после тех слов, которые ей сказал Гидеон. Как же Стичу хотелось разорвать его горло, лишь бы он заткнулся. Парень просто не понимал, кому и что он говорит. Искал свою истинную, которая все время была рядом... И вот результат... Теперь она не вернётся... Как же хотелось волку хотелось закричать:

-"Я люблю тебя!" - но он не мог. Ему только оставалось смотреть, как его хозяин гробит и себя и его. А еще он знал, что скоро они с Гидеоном сольются, став единым целым, и тот узнает обо всем том, что происходило, когда его сознание находилось на задворках...

Ох, сколько же всего нового он узнает... Но уже будет слишком поздно...

Метка не помогла. Связь уже разорвалась... Не вернуть... Волк истошно завыл. Он катался по земле, царапал ее когтями, понимая всю свою ничтожность. Он только что своими руками уничтожил то единственное существо, что было смыслом его жизни...Ярко-алые капли брызнули на белоснежную шерсть Лило. Стич пытался распороть собственную глотку, но не успел: его идиот-хозяин проснулся, захватив всю власть над телом...

-"Какую же боль испытаешь ты, узнав правду", - мысль волка погасла в приступе головной боли, прошившей голову Гидеона.

***

Знаете, умирать, оказывается, не так страшно. Просто образуется внутри какая-то пустота, и уже ничего тебя не волнует и не тревожит. Ты плывешь по течению, не смотря даже, куда оно тебя уносит. Гидеон, оказавшийся моей второй половинкой, послал меня куда подальше. Я умерла: слишком тяжело и болезненно рвалась связь. Сердце не выдержало.

- Не смей!!! - чей-то крик прорезал такую желанную тишину. - Только попробуй уйти!!! Я приволоку тебя обратно, несносная девчонка!!! Ты мне нужна живой!!! - нет. Не хочу возвращаться. Опять эта боль. Нет. Хватит!

- Не отпущу!

- Тебя не спрашивают, - еле шевеля губами, шепчу в ответ.

- Меня это не волнует! Ты будешь жить!

- Зачем?

- Я так сказал!

- Другим скажи! Меня же оставь в покое! - вот же, какой приставучий. И откуда такие только берутся?

- Знаешь что?!

- Не знаю! И знать не хочу! Ты меня достал!

- Я тебя из-под земли достану! - угрозы сыпались из него, как из рога изобилия. Он таким интересным образом употреблял некоторые словосочетания, что создавалось такое ощущение, будто он обматерил меня с ног до головы, при этом ни разу не сказав слов, запрещенных цензурой.

- Умолкни, а! Надоел! Чего, вот, ты ко мне прицепился? Других покойников, что ли, нет? - а в ответ тишина. - Эй?! - мне так больше никто и не ответил. Что он там говорил? Можно вернуться? А почему бы и нет? Попорчу всем жизнь основательно!

Стоило этой идее окончательно сформироваться, как меня тут же потянуло с невероятной силой наверх... Только вот Лило... Она умерла, растворившись во мне...

Марианна(наши дни)

Голова не просто болела - она раскалывалась, хотя я вроде вчера немного и выпила. Черт, да что это такое? С трудом сев в постели, схватилась руками за больное место. Легче не стало. Медленно скатившись на пол, прошествовала на кухню, то и дело натыкаясь на какие-то предметы мебели. Да что же это такое?

- Хм, мой подарочек, - мужской баритон раздался позади меня. Нет! Только не он! Рано, слишком рано. - Чтоб не лезла вместе с моим братцем, куда не следует! А то и вас занесу в черный список. Оттуда, знаешь ли, исчезают только после смерти.

- Мы никуда не влезали, - пальцы медленно сжали кухонный нож, который, вряд ли, смог бы помочь против него. Все-таки Древний. Простое оружие на него не действует, разве что заговоренное, но тем не менее, держа в руке хоть какое-то подобие оружия, я чувствовала себя в относительной безопасности.

- Да? У меня совершенно другие сведения. Кто-то же постоянно подталкивает меня к одному, хорошо тебе знакомому человечку. Хм, кто бы это мог быть? Вот ты мне скажи, тебе ее что, совсем не жалко, да? Она же... слабая, еще и ребенок совсем, а ты в такие игры деточку втравливаешь. Ай, ай, ай. Как можно? - ухмылка исказила идеальные черты лица, на краткий миг показав истинную сущность говорившего, о которой знали не многие, но узнав, больше никогда не переходили дорогу. Да и кто бы в здравом уме и трезвой памяти полез к самому ...

- Я никогда бы не пошла против семьи! - головная боль все усиливалась, не желая отступать. Из носа что-то закапало. Кровь.

- А вот врать, куколка, совсем необязательно. Против семьи, ты, конечно, не пошла. Для тебя семья - стая. Девчушка же... - промурлыкал он, грациозно спрыгнув с подоконника, на котором восседал до этого. Король чертов! Только короны не хватает. - Ммм... Ты потрясающе пахнешь. Вот почему братец выбрал тебя. Ты самоуверенна, но слаба. Предупреждаю первый и последний раз: не лезь не в свое дело, иначе это плохо кончиться, не для тебя, для твоей... ты поняла... - подцепив пальцами мой подбородок, он впился в мои губы, прокусывая их. Боль затихла, а гость исчез из моей квартиры, как будто его и не было. Только прокушенная губа и напоминала о его присутствии.

- Черт, Ри! Я не мог попасть к тебе! Что произошло? - моя пара влетела в дверь, тут же стиснув меня в объятиях, проверяя, цела ли я.

- Твой брат... - только и удалось вымолвить. Дальнейшие слова душили слезы, вдруг побежавшие по щекам нескончаемым потоком. Но этого было достаточно... Кулаки любимого сжались... Из горла вырвалось рычание...

- Я убью его!

- Не надо. Ты не сможешь... Погибнешь, а я... пойду следом. Я люблю тебя, - все еще всхлипывая, прижала к себе мужчину, стараясь успокоить ярость, плескавшуюся внутри него. Волк в любую секунду мог вырваться на свободу.

- Он просто сказал, чтобы мы не лезли в его дела, иначе придется несладко.

- Я больше ни на минуту тебя не оставлю, - он крепче прижал меня к себе, зарывшись носом в мои волосы.

- Не получиться. Тогда придется все рассказать, а сейчас слишком рано...

- Может, ну его, этот план? Надоело уже рыться в грязном белье братцев, пытаясь отыскать правду, которая лежит у них на поверхности. Она им не нужна. Иначе бы давно уже поняли, откуда ветер дует.

- Просто...

- Да что просто?! Все сложно! Ты же знаешь, что он не бросает слов на ветер !!! Я не хочу потерять тебя, Ри!!! Слышишь?! Не хочу! Только все ты не можешь успокоиться, пытаясь разрулить чужие проблемы! Оно тебе надо?! Надо рисковать жизнью ради непонятно кого?!!

- Она моя сестра! - сорвавшись на крик, вырвалась из его объятий, отойдя к окну. Холодные капли дождя барабанили по стеклу, стекая вниз кривыми дорожками, а затем разбиваясь об асфальт.

Я прекрасно понимала, что слишком мала надежда на то, что эти ненормальные остановятся, выслушают друг друга... Это так необходимо. Слишком далеко может зайти в своей мести Старший, так и не заметив свою судьбу, А Младший будет защищаться до последнего вздоха. В итоге пострадает совсем не тот...

Это тяжело - предвидеть будущее и не иметь никакой возможности его изменить. Увидеть столько смертей дорогих и близких людей, а потом им, еще живым смотреть в глаза, зная, как и когда они умрут, при этом не иметь возможности их предупредить...

- Прости. Я сорвался, - его руки легли на мою талию.

- Знаю. Сейчас сложно всем, но нужно терпеть, - за окном по-прежнему бушевала непогода, но где-то там, на горизонте затеплился луч солнца, даруя надежду, что все получиться и мы спасем... их.

Люба

Главное - успеть! Иначе тот, кто попался, сможет выбраться! Я не бежала, а летела, разрезая телом воздух. Лапы едва касались земли. Волчица же, была рада, что ее выпустили, при этом еще умудрялась разглядывать проносящийся пейзаж. Точнее, мы разглядывали. Это здорово, когда вы едины. Но вот закономерность... Моя волчица с трудом проснулась, а потом сообщила, что все: она полностью растворилась во мне. Я теперь это я. И волк, и человек. Ничего не надо совмещать. Сначала было просто больно, а потом пришло осознание того, что Лило - это то же часть меня, я сама. Просто, поначалу, мы, оборотни не принимаем полностью свою звериную сущность, а блокируем. Теперь же все стало на свои места...

Интересно, кого же там выловил мой капкан? Здорово, что он передает все сигнала на телефон, иначе бы я многих вещей так и не узнала. Все ближе и ближе. Запах. Он напрягал, точнее, напрягало его отсутствие. Охотник. Опять.

Как всегда права. Мужчина, достав перочинный нож, пытался вскрыть мое приспособление, но у него ничего не получалось. Странный он. Темные, практически черные волосы с двумя белыми полосами по бокам, черная футболка, поверх которой одет пыльник черного же цвета, четыре охотничьих ножа и пара пистолетов, причем пули не из серебра. Свинец. Черт. На кого же они открыли охоту?

Согласно легендам, дошедшим до нас, свинцом можно было убить только омегу стаи. А это конец. Омега - редкость для всех нас. С этим даром рождаются раз в тысячу лет. Это просто невероятно - существование того, кто может контролировать все эмоции стаи, пропуская их через себя, накапливая, иногда даже исцеляя. Древние говорили: "Если манипулируешь сознанием - стоишь выше альфы". Вот это и странно. Омега - всего лишь помощник, улаживающий те или иные ситуации с помощью дара, а они такое сказанули. Даже и не знаю.

Глядя на этого охотника, все никак не могла понять, где они смогли найти носителя дара? На наших землях? Не может быть... Хотя... Я редко появляюсь на собраниях стаи, так что могу много чего не знать. Придется у бабули узнать. Минут через пять мне надоело сидеть в кустах, и я решила показаться нашему герою.

- Ты? - он попытался дотянуться до пистолета, но моя лапа наступила на его руку - послышался треск. Упс, кость сломала. Надо быть аккуратнее, иначе искалечу бедного охотника, - Я слышал о тебе. Говорят, ты уничтожаешь таких, как мы. Но не в этом дело. Мне все равно, что будет со мной. Я прошу, спаси ее, мою дочь, - мужчина потянулся к карману, откуда извлек какую-то бумажку, разворачивая ее передо мной. Миленькая девчушка лет шестнадцати с карими теплыми глазами, как и у мужчины. Дочь? Нет, не может быть! Это... это невероятно! Как?! Дитя оборотня и охотника? Небывалое сочетание!

Карину я знала почти всю свою жизнь. Милый ребенок, постоянно стремящийся делать добро. Находясь рядом с ней, чувствуешь, как некое тепло, словно одеяло, укутывает тебя с ног до головы, согревая, даря надежность и защищенность. Многие задавались вопросом: почему так происходит? Оказывается, ответ лежал изначально на поверхности. Карина - омега, дар богов или же проклятие для его носителя.

И тут передо мной встал вопрос, которого я боялась больше всего на свете: что делать? Убить его или же сохранить жизнь? Не знаю, честно, не знаю. О том, что Карину я буду защищать, не могло быть и речи - это ясно как божий день, а вот ее отец...

Осторожно подошла к механизму, удерживающему мужчину на месте, когтем нажала пару скобок, отчего он тут же стал свободным. Убьет меня - пускай, но моя совесть чиста.

-Спасибо. За все, - и он скрылся в зарослях багульника.

Вот теперь хотя бы понятно, почему такое количество охотников на наших землях. Омега. Эти волки всегда были лакомым кусочком. Машина запущена и ее уже не остановить, разве только что...

***

Волчица стрелой неслась по лесу, удаляясь все дальше, петляя, скрывая свои следы.

- Думаешь, клюнула? - двое стояли в тени дерева, наблюдая за беглянкой.

- А кто ее знает, она вроде не так глупа, как кажется! Четверых уложила. Правда, в "людях", - собеседник показал пальцами кавычки, - разбираться не умеет. В этом ее недочет.

- Хм, он ведь так вдохновенно врал. Не думал, что охотники будут предавать своих. Нам же это только на руку! Теперь мы быстрее заполучим ее, - серебристый смех мужчины колокольчиками пошел гулять по верхушкам деревьев. Зачем ему нужна эта волчица, он не знал, только безумная жажда обладания сводила с ума. Она должна принадлежать ему или же никому!

- А что делать с этим? - другой указал головой на поднявшегося с земли охотника.

- А ты как думаешь? Убить! Он нам больше не нужен. Ох, не думал, что он так умеет пудрить мозги, но вот вопрос, что ей сказал этот идиот в начале, перед тем как показал какую-то фотографию? - если бы можно было рисовать звуком, то мужчина занял бы первое место. Его голос растекался, плавился словно патока, заставляя мурашки бежать по коже, рисуя в мыслях картинки, столь яркие, что в них хотелось жить, забыв про реальность.

- Не знаю, мой лорд, - его собеседник растворился в ночи.

-Хм, посмотрим, кто кого... Не твоя игра, девочка! Слишком ты мала...- кто бы мог подумать, что он, по которому сходят с ума тысячи женщин, возжелает какую-то зеленоглазую волчицу? О, он и сам был в шоке от сего факта. Что могло привлечь его в этой замухрышке, самой слабой из всей Южной стаи? Не понятно. Загадка, разгадав которую, обретет сладкий приз или же кинжал в сердце... Конечно, предпочтительнее первое, но от случайностей никто не застрахован.

Его же вожделение усиливалось с каждой их новой встречей, которые он помнил до мельчайших подробностей, особенно последнюю... Кровь начинала быстрее бежать по телу, приливая... А все тот сон, приснившийся шесть лет назад... Ее руки, впивающиеся в его спину... Ее такое податливое и готовое для него тело, а потом кинжал, направленный туда, где бьётся его сердце. Он желал и ненавидел ее, принесшую смятение в его такую, четко размеренную жизнь... И тогда созрел план: найти и убить!

Но планам так и не суждено было сбыться. Да, он нашел ее и что? Стоило увидеть шелк темных волос, струящихся по ее слегка полноватой фигуре, темноту глаз... И мужчина пропал, понимая, что может лишь оберегать это невероятное создание, разрушившее весь его мир... Не было просто ни сил, ни желания загубить это прекрасное существо...

- Ммм, ты долго будешь в облаках витать? - нежные руки с идеальным маникюром забрались под его рубашку.

- Молчи!

-Ну, чего ты какой грубый? - и губы девушки жадно накрыли его рот, оставляя следы помады, от которой уже тошнило порядком.

-Хватит! Свободна! - жестом руки, отцепил девушку от себя.

- Да пошел ты...

Уже на ходу скидывая одежду, он перекинулся в прыжке.

Люба.

Стоили зайти в дом, как тут же...

- Что на этот раз? Почему морда в крови?! - раздался голос матери с кухни. Вот же! Даже отсюда учуяла. Сейчас начнется.

- На тебя напали? Говорено же было тысячу раз, что перекидываться опасно для такой, как ты! А еще гулять вне территории, охраняемой стаей! - накинулась рассерженная мамаша. Как же, у нее на доченьку были такие огромные и далеко идущие планы, которые рухнули в одночасье из-за моего длинного языка. Да и в стае теперь у меня не лучшая репутация! Не подхожу я теперь, категорически не подхожу на роль Луны - верной спутницы вожака! Обломилось ей выгодное соглашение! Хотя есть еще и Марианна. Но если подумать, то вряд ли моя драгоценная мамочка пожелает расстаться со своей любимой доченькой, которую просто мечтает подложить под Гидеона. Да и сестрица против этого ничего не имеет.

Гидеон! Из горла вырвалось утробное рычание! Ненавижу!

- На мать вздумала рычать?! Я тебе устрою! - кипятилась, словно чайник, родительница.

- Нинель, оставь ребенка в покое! Иди Марьяну дрессируй! Тут и без тебя справимся! - в кухню вошла бабуля, зло сверкая зелеными глазами.

- Но мама!

-Я сказала все! - и моя родительница вымелась из комнаты, оставив нас наедине. Единственным человеком, который меня понимал в этом доме, была бабушка. Она всегда была против всех грандиозных своднических планов моей матери.

- Ну, милая, во что на этот раз вляпалась? - проницательные зеленые глаза озорно блеснули, давая понять, что выложить придется всю подноготную. Кстати, тогда именно бабуля втолковала мне одну прописную истину: "Будь мужик хоть твоим единственным - с его отказом жизнь не заканчивается. Ушел - значит, не достоин! Забудь и живи дальше. Да и в мире надо держаться не за этих лохматых кобелей, а за детей, которые у тебя в скором времени появятся. Вот истинный смысл жизни".

- Ой, ба... Я не знаю. Конечно, может это и не мое дело, но на наших землях нет никакого порядка! На южных границах патруль отсутствует, как впрочем, на западе и востоке. Но не в этом суть.

- А что же тогда? Что тебя так напугало?

- Охотники. Трое, - про отца Карины я решила умолчать, а то надумает еще на старости лет посетить Гималаи, - и это шестая группа за одну только неделю! Я убила уже восемнадцать человек! Восемнадцать! - облокотившись на стол, в упор посмотрела на бабушку, которая очень внимательно слушала. - Не знаю, почему не предпринимают никаких мер. Мы же не сможем уберечь молодняк, а наш естественный прирост и так уже убывает со стремительной скоростью! Все больше рождается детей без гена! Мы вырождаемся! Если лет десять назад в любой семье мог родиться сильный альфа, способный бороться за власть, то сейчас вообще нет никого! А теперь еще и охотники!

- Тише, тише. Не кипишуйся, а то у тебя лицо начинает дергаться, а от этого морщины появляются, - примирительно сказала женщина, похлопав меня по рукам. - Давно хотела сказать... Послезавтра состоятся перевыборы вожака. Даниэль уже стар и решил уйти на покой, говоря, что хочет посвятить остаток своих дней семье. По мне, так он просто не знает, как стабилизировать сложившуюся ситуацию. Никто из них не знает, - она отвела глаза, нервно постукивая пальцами по столешнице. Было в ее образе что-то хищническое, порой даже пугающее. Темные волосы с серебряными нитями, заплетённые в аккуратную косу, прямой нос, высокие скулы, тонко очерченная линия губ и пронзительные зеленые глаза. В этом была она вся - Аделаида Марковна Рерих. Великая женщина - воин, защитница стаи. Эта железная хватка и стать присутствовали во всем ее облике, так что на первый взгляд даже не возможно было сказать, что перед вами один из самых популярных авторов книжных романов.

Она и научила меня всему, что знала сама. Сказав два года назад: "Ученик превзошел своего учителя! Мне нечему тебя больше учить!" На самом деле, мне не сравняться с ней никогда, уж слишком я ветрена и порой непоследовательна в своих решениях: сначала делаю, а потом начинаю думать, зачем это было нужно. А так не должно быть!

Бабуля всегда защищала стаю, правда, о ней никто и не знал, как и обо мне, в принципе. Все остальные считают меня самым слабым волком в стае, чем я охотно и пользуюсь, позволяя себя не являться на их постоянные собрания и прочие прелести общинной жизни.

- И что же делать? Идти и сражаться с этими самцами за право быть во главе стаи? Нет уж, увольте! Это не по мне! Я, пожалуй, лучше так и буду дальше подрабатывать невидимым телохранителем этих выскочек, которых ни капли не заботит безопасность, - выплюнув эти слова, сняла с плиты чайник, заваривая кофе.

Горьковато-сладкий вкус напитка согревал внутренности, посылая тепло к самым кончикам всегда ледяных пальцев, которые были напоминанием моего прошлого вместе с кошмарами, приходившими, едва стоило коснуться головой подушки.

- Да уж. Но прошу тебя, будь осторожна, - женщина крепко обняла меня и поцеловала в щеку, после чего удалилась в свой кабинет, дописывать очередной роман, оставляя меня наедине с самой собой.

Ополоснув чашку, прошла в гостиную, отделанную в стиле хайтек. В доме стояла тишина, гнетущая тишина, не предвещавшая ничего хорошего. И это нехорошее явилось. А именно моя сестричка Марианна с всклокоченными волосами спустилась по лестнице и плюхнулась на диван напротив меня, подогнув ноги под себя.

- О, черт!

-Ммм, как оно, утро, начинающиеся с похмелья? - ухмыляясь, вытянула ноги, развалившись, аки львица, на противоположном диване. Помню, как ругалась моя драгоценная мамочка, когда увидела на этом бежевом предмете мебели огромную белоснежную волчицу.

-Заткнись, а? Без тебя хреново. Голова раскалывается, - простонала сестрица, кладя руку на лоб и картинно закатывая глаза.

- Больше ничего не болит? - ехидненько поинтересовалась я, подавая горемычной девушке стакан с водой и таблетку. Марианна почему-то стремительно начала краснеть, предварительно опрокинув в себя лекарство и откинувшись на спинку дивана.

- Ты на что намекаешь? Извращенка! - это она сейчас о чем? Я чего-то не поняла?

- Это ты о чем? - прищурившись, словно кошка, которой в глаза светит солнце, посмотрела на сестрицу. Волчица внутри меня уже начала фыркать. Весело ей.

-Ну...я...парень, - начала было она.

- Боже, избавь меня от подробностей, - сложив руки, возвела к небу глаза, ожидая какого-нибудь знака, подтверждающего, что меня услышали. Минута... Вторая... Тишина.

- Да пошла ты! - взвизгнув, Марианнка умотала восвояси, оставляя меня наедине со своими мыслями, которые бродили отнюдь не в том русле.

Одна из рода Малики, Ходящей за Грань. Кто бы мог подумать, что ее дар перешагивать за черту достанется мне? Никто. Да и сейчас ни к чему им знать... Тогда... Шесть лет назад... Я очнулась с четким пониманием того, что побывала на том свете. После начала собирать информацию. Сейчас уже есть неполный список того, что могут Ходящие... а тогда... тогда было просто страшно. Да и что могла маленькая, запуганная девчонка? Все то время, что она пыталась повзрослеть в ее голове звучал голос. Голос того, кто вытащил из того жуткого места, куда она больше не стремилась попасть...

Теперь я уже не та забитая девочка, что не могла защитить себя и искала утешения в своих иллюзиях и грезах. Хищница. Вот кого удалось воспитать за короткие шесть лет. Сейчас, не раздумывая, убью любого, кто поднимет руку на меня, в то время я бы такого никогда не сделала... Да и что говорит, всем известно, что все меняется, не стоит на месте...

Сидеть мне надоело, поэтому натянув любимые кеды, отправилась на прогулку, надеясь не встретить Гидеона. По слухам, этот чертов самец недавно вернулся на родину, дыб принять участие в бое за титул Альфы. Тха. Какой из него доминантный самец? На его месте я бы даже и носа не сунула в круг силы - прибьют и не заметят, а этот идиот рассчитывал победить! Как назло мои мысли прервал звонок телефона. Кто же там вспомнил меня?

- Слушаю, - немного высокомерно, но что поделать? Такая я уж.

- Любань... У Илая сегодня день рождения... Ты помнишь?

- Ммм...

- Все с тобой понятно. В десять вечера ждем у нас. Гитару не забудь, - и подруга отключилась. Хм. Вот так всегда.

Не долго думая, заскочила домой и, схватив заранее купленный подарок, рюкзак и гитару, решила наведаться к друзьям раньше времени. Им лишняя пара рук не помешает.

Час спустя...

Ступеньки, ступеньки, сплошные ступеньки. Да когда же они закончатся? Ужас! Все-таки кара настигла меня - лифт не работал! И теперь я тащилась на одиннадцатый этаж своим ходом. Аааа!!! Спасите меня кто-нибудь?

- Помогите! - мой, то ли крик, то ли сон отразился от стен и вернулся обратно, так никем и не услышанный. Печально. Как же хотелось ощутить рядом с собой надежное плечо, просто обнять того, кто бы понимал тебя с полуслова, кто бы любил тебя...

- Ты чего так разоралась? - раздался сзади голос, отчего я вздрогнула. Привыкла полагаться на нюх и слух, а тут ничего и не почувствовала, мало того, даже не услышала.

- Фух, Илай! Ты чего меня так пугаешь? Во-от, никто меня не любит, никто меня не хоче..., тьфу ты, не ждет! Умру - и не заметят, - о, уже восьмой этаж! Еще чуть-чуть и прямо в рай!

- А сама ты кого любишь? - м-да, на какую философскую тему его потянуло... Да, а, действительно, кого люблю? Стоило задать себе этот вопрос, как тут же перед глазами всплыла картинка моего ночного любовника, приходившего ко мне лишь во снах. Черт, влюбилась в собственный сон, выдумку, несуществующий образ. Почему так-то? Всегда не везет. Сначала - Гидеон, а потом - мой собственный выдуманный герой. И не вырваться из этого замкнутого круга.

За эти шесть лет, прошедших с момента появления сна, я уже настолько привыкла к моему кошмару, что просто не представляю, что же будет, если он вдруг исчезнет, раствориться в предрассветной дымке.

- Того, кто причиняет боль, - тонко и завуалировано, но это правда. Каждый раз кинжал моего героя стремился к моей груди, туда, где билось сердце...

- Патетично, ничего не скажешь. Прекращай так шутить! - эврика! Мы пришли! Одиннадцатый этаж! Вершина покорена!

За дверью послышались шаги, и она распахнулась перед нашим носом.

- Чего как долго? Мы уже заждались! - раскрасневшаяся Полина выхватила пакеты из рук мужа и умотала на кухню, где сразу же чем-то загремела.

- Очередь!

- Лифт не работает! - в голос закричали мы, а из соседней комнаты послышался смех и надрывное треньканье гитары. Ууу! Гады, убью! Неконтролируемая волна ярости подняла, словно змея, голову внутри меня. Ненавижу, когда в руки берут мой инструмент! По телу прошлась дрожь, а из-за стиснутых зубов раздался рык. Прекрасно знала, что нельзя оставлять инструмент без присмотра в квартире друзей.

- Вы с ума сошли? - взвизгнула Полька, увидев удлинившиеся когти. - Она злая! Очень злая!

- Да что такого-то? - этот голос. Его узнаю из тысячи. Ни один человек или оборотень не имела больше похожего. Теплый, тянущийся, как патока, обволакивающий с ног до головы. Но этого не может быть! Не верю!!!

- Вы попали! Ее невозможно удержать! - через какую-то долю секунды на пол приземлилась волчица.

Гидеон вернулся! Это подействовало на меня, как красная тряпка на быка. С рыком метнулась в соседнюю комнату. Я не ошиблась! Эта сволочь сидела там, в окружении моих друзей, правда, гитару у него отобрали, и теперь она лежала в стороне, так что не стоило беспокоиться, что смогу ее задеть.

Прыжок. Быстрый и точный, чтобы никто не успел среагировать, и мои когти впились в столь желанную плоть, раздирая ее, оставляя глубокие борозды, которые долгое время не заживут. И никакая регенерация не поможет.

- Ты же его убьешь! - чей-то истеричный голос доносился до меня, но казалось, будто находилась я на самом дне океана, а толща воды давила сверху, лишая слуха, окутывая, словно одеяло.

И было все равно, какую истину они пытались донести до меня. Существовали лишь я и когти, раздирающие живую плоть. О, это опьяняло. Чувство власти, запах крови и месть, разливающаяся внутри, словно огненное виски.

Гидеон корчился от боли, стиснув зубы, а в его темно-синих глазах плескалось обожание. Стич. Это он. Его взгляд. Сердце на мгновение сжалось, а в следующую секунду я вытащила когти, чтобы вновь вонзить их в его тело. Он тоже предал! Ненавижу!

- Стой, ты же убьешь его! - кто-то кричал сзади меня. Плевать! Сейчас все чувства - ничто, лишь слепая, безумная жажда мести и боль, оставшаяся после разрыва связи.

Вся стая считала меня уродом, не потому, что я была слабой, нет. Это вовсе не имело значения. Здесь было замешано совершенно другое. Гидеон при всех отказался от меня, практически поставив в положение раба: я больше не имела шанса найти свою вторую половину. Никогда. Боже, какое страшное слово это никогда. Вот так раз, и все. В один момент у тебя нет больше ничего того, что когда-то было тебе дорого. И накрывает тьма, поглощая все. И теперь я никогда не смогу стать целой. Никогда.

- Остановись! - на этот раз голос был глубоким и спокойным. Он не принадлежал никому из моих друзей.

И тут раздался рык. Утробный, направленный на меня. Кто-то осмелился мне приказывать? Нападать на меня? Гидеон тут же был забыт, и я направилась в сторону того, кто посягнул на мою свободу. Но стоило обернуться...

Боже, мужчина был просто невероятно, даже страшно красив. Темные, прожигающие насквозь, глаза в обрамлении длинных густых ресниц, короткая стрижка, прикрывающая кончики ушей, высокие скулы. А фигура... Многие модельеры отдали бы многое за такого потрясающего образчика мужской красоты и мужественности. Незнакомец был невероятно высоким, я, с моим-то ростом, едва бы доставала до подмышек. Мужчина был идеален, а его запах... Он опьянял...

В голове созрело решение, но стоит мне его осуществить, да еще, если и старейшины узнают... Изгонят! Как пить дать, изгонят!

- Смеешь указывать мне? - перекинувшись, предстала обнаженной перед мужчиной. Хорошо, что остальные были в это время в другой комнате, боясь злобной и страшной меня. Гидеон же пребывал в бессознательном состоянии, так что мы, были, считай, одни. - Настолько глуп или настолько силен? - голос сочился ядом сарказма, я же медленно подходила все ближе и ближе...

-Всего лишь зарвавшийся ребенок, к тому же, пытающийся скрыть свою слабость за завесой слов. Ты глупа. И от этого ошибки, - ммм, какой голос.

- Уверен?

- Более чем!

- Хм, - именно эта его самоуверенность выводила из себя. Меня аж трясло от переизбытка чувств. Удушить его хотелось страшно.

Я стояла, практически прижимаясь к нему, ощущая жар, исходящий от его кожи. Миг. Обвила шею незнакомца руками, ближе притягивая к себе, а в следующую секунду мои губы накрыли его рот. Не знаю, кто о чем из нас думал, но точно не о последствиях. Его руки заскользили по моему телу, остановившись на ягодицах, которые крепко сжали, подтягивая вверх и закидывая мои ноги себе на бедра.

Боже. Он перехватил инициативу на себя, с какой-то животной страстью впиваясь в мои губы. Я просто плавилась от его прикосновений, от его зубов, слегка прикусывавших нижнюю губу, от языка, чертящего контуры вокруг губ... Все это было похоже на какое-то наваждение, горячечный сон. Казалось, что именно так и надо. Так и должно быть. Но реальность всегда неумолима.

- Ты еще и... - все еще не отпуская меня, пробормотал он, переводя дыхание и вновь возвращаясь к своему занятию.

- Чем ты охотно пользуешься! Что, истинную пару чувствуешь, а найти не можешь? - вырвавшись из его объятий, которые мешали трезво мыслить, зло бросила я. Когда ты начинаешь чувствовать свою вторую половинку, то испытываешь, хм, голод, который способна утолить только она.

- Да ты... Как ты смеешь?! - его пальцы, как в замедленной съемке, впиваются в мое горло, сдавливая, перекрывая доступ к кислороду. Пусть думает, что я слабая... Слабая, хотя, возможно, это и правда,- ты... - он не договорил, но пальцы разжались, и тело кулем осело на пол.

- Пошел ты! Не смей ее трогать! - раздался хриплый голос Гидеона, пришедшего в себя. Не поняла его последних слов. С чего бы это столь резкая смена мнения насчет моей персоны?

-Уже пожалел о своих словах? - незнакомец подошел ближе к парню.

- Деймон, - единственное, что успел произнести сын Даниэля, после чего вновь отключился.

-Хм, - в это время я уже извлекла запасную одежду, которую спешно натянула на себя.

- Деймон, значит... - протянула, как бы смакуя, пробуя на вкус это сочетание букв.

- И как, нравится? - видимо, самомнение у красавчика выше, чем его рост.

- А должно?

- Ну, остальные в восторге, особенно когда шепчут его, лежа подо мной, - он вдруг оказался рядом, опалив своим дыханием мою шею. Черт, это было так... Казалось, что мои кости превратились в желе, и я была готова растечься лужицей около его ног.

М-да, видимо, у него нет отбоя от женщин нашей, да и человеческой, расы. Это задевало, почему-то.

- Я - не остальные.

- Ты - колючка. Кактус, случайным образом попавший не туда. Ошибка, - его слова, словно плеть, хлестали меня. Правда - это всегда больно. Я лишь крепче сжимала зубы, чтобы не закричать. - Молчишь? Именно так и должно быть всегда! - продолжал вещать Деймон. Мои зубы прокусили губу, и по подбородку побежала алая струйка крови. Все! Больше не было сил его слушать!

- Да что ты знаешь обо мне, чертов хмырь?! - злость плескалась во мне, словно океан, накрывая с головой. Это не есть хорошо! Когти на руках удлинились и, извернувшись, я со всей силы припечатала мужчину к стене, заключив его в плен моего тела.

- Я приказываю! - черт, очередной альфа. Сильный, уверенный в себе и своей правоте. Он пытался приказать мне? Я не в его власти! Но... властные нотки его голоса коснулись моего сознания, и захотелось подчиниться, распластаться перед ним... Нет! Никогда этого не будет!

- Не смей! - размахнувшись, ударили Деймона по щеке, расцарапывая ее в кровь. Алые капли упали на белый ковер.

Вы видели когда-нибудь разозленного оборотня, запертого внутри человеческой оболочки? А я увидела сейчас. Это страшно. Кроваво-красные глазные яблоки, оскаленные зубы, куча мышц... И эта вся громадная, туго соображающая машина двигалась в мою сторону. Страшно... Теперь стало реально страшно. Никогда не сталкивалась с таким, а тут...

Он все ближе и ближе, а я уже прижимаюсь к противоположной стене, не имея под рукой никакого оружия... Его рык раздается в районе моей шее, а затем произошло то, чего никак не ожидала...

Зажмурившись и прижавшись к стене, я стояла и ощущала его тяжелое и горячее дыхание рядом с собой. Эх, сейчас умру. Прощай, мир! Вот как так? Из всей стаи именно я умудрилась натолкнуться на этого идиота, так еще и из себя его вывела! Вот как? Мда, искать на попу приключения я всегда умела, а последнее время они с завидной постоянностью находят меня сами. Жизнь, надо сказать, в последнее время стала чересчур перенасыщенной, да еще и этот чертов сон...Он просто опустошает, оставляя некую недосказанность. Я не знаю, кто тот мужчина, но есть в нем что-то такое родное и теплое... Ага, если не считать холодную сталь кинжала, вонзающуюся в сердце. Просто блеск!

Нос Деймона прижался к яремной впадинке моей шеи, а затем он зарычал. Громко так! Собственнически! Его клыки вонзились в мою плоть, даря какое-то нереальное наслаждение, с которым тесно переплелась боль, волной прокатившаяся по телу.

Сознание медленно уплыло туда, где нет столь страшных потрясений. И я уже не видела, как мое тело кулем осело на его руки, которые так бережно прижимали его к себе, будто самую величайшую ценность.

***

Голова кружилась и нещадно болела, а в ушах звенело, будто пережила взрыв снаряда средней дальности. С трудом разлепив глаза, огляделась по сторонам. Ну, как огляделась? Моему взору предстал белоснежный натяжной потолок. Хм, хороши сведения о моем местоположении. Ах, да. Это же квартира Поли и Илая. А почему я тут, да еще и в гордом одиночестве? Перепила, что ли? Да по идее не должна. Обычно, после массовых попоек мы засыпаем все в одном месте, крепко прижавшись друг к другу. Тепло, конечно, но вот с утра... Это, как шагать по минному полю, но тут все серьезнее: если там ты только подорвешься, а тут тебя сделают врагом народа.

Из соседней комнаты раздалось пение гитары. Резкие, но в то же время полные нежности аккорды. Казалось, пело сердце самого исполнителя в унисон с инструментом. Эх, вот бы мне кто так сыграл - все бы отдала. И тут он запел:

- Говори, говори, мое счастье.

Говори, задыхаясь от боли.

Серебристым рассветом однажды,

Я тебя обесчестил любовью . - И такая боль была в этих простых, незамысловатых строчках. Нечто невероятное. Казалось, певец обращается к кому-то столь желанному и родному, но такому далекому. Он подарил свою любовь, а ее отвергли, как нечто ненужное, ничтожное...

- Я когда-то безумное сердце

Положил, не спросясь, в твои руки.

И теперь мне уже не согреться -

Я живу от разлуки к разлуке , - а голос... Хриплый и низкий, он словно патока, растекался по моим венам, будоража кровь, разжигая, древний, как сам мир, огонь. Он обволакивал, укутывал с головой, словно одеяло. Я не могла понять, что происходит. Хотелось бесконечно слушать этого певца, пускай играет на моей гитаре. Пускай! Лишь бы он не останавливался. Тот, кто сейчас пел, будто испытывал все это сам.

Убивай, убивай, мое счастье,

Эти копья заточены верно,

Эти крылья распахнуты настежь.

Это только твое, уж поверь мне... - Деймон... Имя всплыло из глубин моего сознания, которое, по-видимому, скрывало слишком много тайн. Ммм, красиво. Демон. Ему подходит. Его голос - искушение.

- И в моей перепутанной книге,

Не найти ни полстрочки без крови.

Задыхаясь от ясности мига,

Я тебя обесчестил любовью. - Как, как, скажите мне, можно обесчестить любовью? Ведь любовь - нечто такое хрупкое и нереальное, но в то же время, сильное чувство. И это дар, который судьба преподносит не каждому. И чаще всего эти счастливчики - люди, вольные выбирать. А мы? У нас у каждого где-то есть половинка, которую практически нереально найти. Как говориться в одной легенде нашего народа: когда половинки станут целым, замкнув круг истины, даже время замедлит свой ход. Но это не просто, потому что мы прокляты за свою гордость, и нам уже не найти тех, кто предназначен самой судьбой.

- Отдавай, отдавай, мое счастье

Яд раскатистым валом по венам.

Так у нас получается часто:

Измененный - всегда неизменный . - Мне не повезло. Моя половинка отказалась от меня, так что теперь я одиночка. Сложнее всего это было понять и принять. Хотелось наложить на себя руки. Просто взять и исчезнуть. Но я нашла в себе силы справиться с этим, жить дальше.

- И на том полустоне до крика,

Когда горлу хрипеть не пристало,

Мои губы поймают тень блика,

Мои губы поймают сталь жала , - как это знакомо. Мои губы поймали тогда лишь ненависть... Но я выжила, изменилась и стала совершенно другой. Из забитой девочки выросла сильная, независимая девушка, способная противостоять силе альфы.

- Приходи, приходи, мое счастье,

Приходи и опять оставайся.

Нас накроет безумие страсти

Мы друг с другом срослись в одночасье,

Выпивая до дна твои вены,

В темном пламени связаны кровью.

И, твои обнимая колени,

Я тебя обесчещу любовью...

(JAM - Говори, говори, мое счастье!)- последний аккорд, повисший, словно пойманный паутиной. И тишина... Лишь только чарующее волшебство песни и его голоса, не желающее отпускать.

Нет, я так с ума сойду. Нужно срочно что-то делать, иначе все обернется против меня.

- И кто взял мою гитару? - с громким стуком распахнулась дверь, являя всему миру меня, единственную и неповторимую.

- Я же говорил... - обреченно вздохнул Илай, прекрасно понимая и зная, что я терпеть не могу, когда берут мой инструмент. Но в этот раз все было иначе.

- Я, - так спокойно и неторопливо произнес певец. Эти темные, прожигающие насквозь глаза... Воспоминания закружили меня в своем водовороте. Этот... он укусил меня!

- Ты... Ты думал, что делаешь? Да кто тебе позволил?! Хотел меня унизить?! - я не могла понять его поступка. Да, разозлила его, но зачем же мне напоминать о том, чего я лишилась? Больно. А на любую боль уже давно привыкла отвечать агрессией, иначе бы меня просто давным-давно уничтожили!

- Подумаешь, гитару взял! - он пожал плечами, проводя рукой по боку инструмента

-Не прикидывайся дураком! Я не про нее! Можешь ее себе забрать! Дарю!

- А, ты про это... - друзья только голову успевали поворачивать то в мою, то в его сторону, - тебя это ни к чему не обязывает, к тому же я был неадекватен, так что забудь.

- Вот так взять и забыть? Я-то смогу, а вот ты... Ведь будут же какие-то последствия? Кстати, прости за весь каламбур, - блин, что я говорю? Кто бы мне ответил.

-Нет. Плевал я на твои извинения! - и он отвернулся, вновь влившись в коллектив.

Это задело. Даже обидно стало, но ничего, мы не гордые.

- Какая-то ты подозрительно добрая, - хмыкнул Кирилл, протягивая мне сосиску, которую тут же сцапала. Веселье пошло полным ходом.

Гидеон весь вечер смотрел на меня, а Деймон вскоре ушел совсем, захватив подаренную гитару. Я не жалела, что отдала инструмент ему. Просто иногда бывают такие моменты, когда ты чувствуешь, что нужно сделать и делаешь это, даже не задумываясь, полностью доверяя своей интуиции.

Глава 3 .

***

Больно. Ему было больно. Хотелось разодрать грудную клетку и вытащить этот глупый орган - сердце, изношенное, пробитое насквозь, которое так нещадно болело. Он не хотел этого... Не желал больше мучиться, но эта зеленоглазая волчица впиталась в его кровь, все сильнее распаляя ее, отчего она обжигающим потоком неслась по венам. И вот теперь... Он чувствовал на ней запах другого... Она его! И ничья больше... Как она могла?! За что? Хотя...

Есть одно хотя... Она станет пешкой, разменной монетой в его игре. В его мести! Да вот только самого себя не обмануть! Но он справиться. Слишком много поставлено на кон.

- Мой лорд, я сделал то, что вы просили, - молодой человек развернул перед ним белоснежную гитару с серебряными струнами. Королевский подарок. Как раз для его королевы. И пусть она думает что хочет!

- Превосходно. А теперь унеси его ей, смотри, чтобы она не узнала ничего раньше времени, - мужчина махнул рукой, отпуская своего подчиненного. Ему он доверял, а про остальных такого сказать было нельзя.

- Слушаюсь, - парень поклонился, а затем исчез, растворившись в тумане.

Прошло минут десять, и посыльный появился вновь.

- Все исполнено, мой лорд, - он поклонился.

- Заканчивай этот каламбур уже, Киран. Без тебя тошно! Нет их уже здесь! Надоела эта официальщина, а ты...

- Хм, смылись, значит, лизоблюды. Как ты их только терпишь? - Киран, он же просто Кир, ухмыльнулся, усаживаясь на землю рядом с ним. Сейчас, глядя на них, невозможно было сказать, что разница между ними всего лишь год. Кир - бесшабашный парень с взъерошенными волосами и озорно блестящими темно-синими глазами. В отличие от своего босса, он вдыхал жизнь полной грудью, наслаждаясь каждым ее моментом.

- Привык уже. Просто глаза закрываю, представляя себя далеко отсюда.

- Позволь узнать, а уж не с очаровательной белоснежной волчицей? Ммм, она такая милая, что я даже сам не прочь... - Киран не договорил: рык старшего прервала череду его мыслей.

- Даже не смей! Она моя!

- Понял, понял! Ты только меня-то не прибей в порыве ревности.

- Уж как-нибудь!

Марианна

Все складывалось как нельзя лучше. Вот только почему не подействовал укус? Этот вопрос мучил меня, не давал такого долгожданного покоя. Мы же продумали все. И такая осечка. Черт. Как такое могло произойти? Он же самец, Альфа... Должен был справиться с ее волчицей, укротить ее, подчинить. Но не вышло. Что же такого она скрывает? Почему не действуют укусы? Мы могли лишь догадываться...

Люба

Вечеринка не задалась с самого начала. А все почему? Правильно, Гидеон, так не вовремя вернувшийся обратно, так еще и его друг. В общем, психбольница отдыхает. Хоть и плевала я на сына Даниэля с высокой колокольни, но вот моя неадекватная реакция на Деймона... Она пугала. Пугало то чувство неуверенности и нестабильности, которые он заронил в мое сердце. Это было непривычным, вызывало агрессию.

После того, что было шесть лет назад, я боялась доверять людям, оборотням. Постепенно все чувства сошли на нет, будь то ненависть или нечто иное...

В итоге, ушла около полуночи, решив пробежаться по лесу. Закинув рюкзак домой, по неодобрительный взгляд родительницы выбежала на улицу, где свернула в начинающийся лесной массив.

Летела жизнь... А вместе с ней летела и я сквозь полночный лес, вдыхая полной грудью ночной пьянящий воздух, получая от этого невероятное удовольствие. С чем бы это сравнить? Даже и не знаю. Этот восторг надо просто ощутить...

Боже, это потрясающе. Быть оборотнем - не проклятие, а величайший дар, достающийся не каждому. Обидно, что ты это поздно осознаешь. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Оборотень... Многих пугает это слово, точнее то, что за этим скрывается. Ну, подумаешь, мы невероятно сильны и выносливы, к тому же живем довольно долго, старея лишь в самом конце своей жизни? Правда, некоторые из нас обладают еще и некоторыми способностями.

Ох, как же мы сильно смеялись с друзьями, читая все то, что выдают о нас поисковики Яндекса и Гугла. Редкостный бред. Среди нас, действительно, есть альфы, но их не много, а вот омеги - вымирающий вид... Ах, да, у нас еще и с демографией хреново все просто.

Но это все мелочи, обрывки информации... Самой большой проблемой являются узы, черт бы их побрал. Они мне всю жизнь испортили, переломали, как стекло, а сейчас же происходит что-то странное. После того, как Гидеон тогда отказался от меня, связь разорвалась, лопнула, словно воздушный шарик, оставив глубокую дыру в сердце, которую вскоре зашили, края стянули...А теперь он вновь вернулся. Я все, конечно, понимаю, но зачем было заявляться к Илюхе, зная, что там обязательно буду я, да еще и эта непоследовательность действий... Эта одна проблема. Вторая же грозит перерасти в крупномасштабное, стихийное бедствие. Деймон... Этот дурацкий укус. Зачем? Вопрос не давал покоя! Хоть он и сказал что все нормально будет, но... Нет, метки я не чувствую, к тому же ее невозможно на мне поставить! Хоть за это спасибо Гидеону, которого придушить охота! Мрак. Надо бы выкинуть все это из головы и насладиться своими ощущениями...

Он появился внезапно. Просто вдруг оказался рядом, вывернув из-за поворота и не принимая каких-либо действий. Огромный, раза в два больше меня, волк несся рядом со мной. Его белоснежный мех серебрился в лунном свете. Быстрый и сильный.

Ох, какие потрясающие глаза: зрачок утопал в чернильной синеве... Ого, это второй такой оборотень с нестандартным цветом глаз.

Хищник был прекрасен. Ммм... Поиграем? Прибавила немного скорости, вырываясь вперед, при этом несильно напрягаясь. Он начал отставать. Если бы сейчас я могла засмеяться от восторга... Кто он? Откуда? Эти вопросы мало волновали - хотелось просто веселиться, забыв на какое-то время обо всех проблемах.

Быстрее и быстрее... Только ветер свистит в ушах... Белый неотрывно следовал за мной, по всей видимости, даже не напрягаясь.

-"Догони, милый", - и я вновь рванула вперед. И не было никакого чувства усталости, лишь нереальная легкость во всем теле. Казалось, что вот-вот, и я взлечу...

Поворот. Лапы отталкиваются от земли...Прыжок... С каким-то щенячьим визгом и восторгом я ныряю в серебряную гладь озера, поднимая тысячу брызг, которые переливаются в лунном свете, словно бриллианты.

Холодная вода тут же приняла меня в свои объятия. Бррр, поскорее бы выбраться. Белый плыл за мной, быстро так плыл.

Выскочив на берег, стряхнула с себя капли и понеслась дальше. Они появились внезапно. Из клубящегося тумана медленно проступали темные очертания фигур. Охотники. Я не чувствовала их, зато они, видимо, прекрасно ощущали мой запах. Пятеро. Черные одежды. Горящий ненавистью взгляд. Серебряный отблеск пуль.

Слишком много. Не справиться. Не убежать. Слишком они близко. Я уже смирилась с неизбежностью. Все равно терять нечего, так что... Мысль не дали додумать. Раздался щелкающий звук затвора, и пуля начала свое движение, с каждой секундой становясь ближе. Мелькнула тень, и белоснежный волк закрыл меня собой. Раздался душераздирающий вой, и оборотень осел на землю. Его мех обагрился кровью.

-"Держись!" - коснулась языком его носа, стараясь сделать так, чтобы он услышал. Внутри алым пламенем бушевала ярость, ища выход наружу.

-"Вы поплатитесь за это, братцы-кролики!", - и я прыгнула, впиваясь зубами в глотку стрелявшего, раздирая в клочья. Остальные даже не попытались помочь своему товарищу, перезаряжали пистолеты, стараясь успеть попасть в меня. Ненавижу!

Резко развернувшись, понеслась на них, вспарывая когтями такую податливую и мягкую плоть. Еще двое упали позади. В руках самого высокого появились два кинжала, и он решился нанести удар. Попал. Бок прошила адская боль, но вынуть это чертову штуковину я не могла. Прыжок получился немного корявым, отчего зубы сомкнулись на плече охотника, отдирая руку. Брызнула кровь, и он упал на землю, а следом покатилась и его голова... Думаете, я жестокая? Нет! Мы, по крайней мере, не убиваем из детей, они же не гнушаются и этого. И уже не встает вопрос, чья жизнь важнее.

Остался один... Бок невыносимо жгло, перед глазами плясали цветные точки, не было сил уже ни на что. Они вытекали вместе с кровью, что заливала землю. Но надо... О скорости и маневренности уже не было и речи, оставалась лишь хитрость. Охотник, казалось, не замечал меня и продвигался к волку, принявшему мою пулю, надеясь завершить его жизненный путь своим ножом. Как можно тише начала подкрадываться к нему и, когда он же занес над белым свое орудие, собрала все силы и прыгнула. Лезвие по самую рукоять вошло в мой живот, а голова охотника покатилась по зеленеющей траве. Я кулем рухнула на землю, накрыв обезглавленное тело, моля, чтобы поскорее отключилось сознание. Но нельзя! С трудом приняла неполную трансформацию и подползла к волку, пытаясь разглядеть рану и извлечь пулю, без которой регенерация пойдет быстрее.

Оборотень взвыл, стоило коснуться его продырявленного бока. Черт, она застряла между ребер.

- Тише, тише. Я стараюсь тебе помочь, - глажу его морду, глядя в эти потрясающие чернильно-синие очи, полные боли. Сознание удавалось удерживать с трудом. Руки тряслись, а глаза то и дело застилала черная пелена. - Еще чуть-чуть, мой хороший, - распластавшись на земле, коснулась губами его горячего носа. Волк взвыл, резко подкидывая свое массивное тело вверх, а в моих руках осталась серебриться маленькая пуля.

-Все, - и его тело со стремительной скоростью вернулось обратно, погребая меня под собой. Раздался хруст костей, и мир погрузился во тьму.

***

Он бежал во весь опор, а в голове билась лишь одна мысль: "Успеть!". Они появились из ниоткуда, словно черти из Преисподней. Едва лишь успел прикрыть ее собой, иначе бы... Но почему она не увернулась? Почему не отскочила? Эти вопросы отошли на второй план. Сейчас самым главным была она. Спасти ее. Он уже не первый раз видел, как она перегрызает охотникам глотки: безжалостно и ужасающе. И ему было плевать, скольких она убила, лишь бы жила. Лишь бы дышала с ним одним воздухом. Она - его. И этим все сказано. Он заявит на нее свои права, а чувства... Будет любить за двоих. Любовь... Даже ее имя отождествлено... Как давно это чувство разлилось в его груди, захватив все мысли? Никто не знает, но, наверное, это началось после сна... И он не боялся за свою жизнь, нет. Теперь она была его жизнью. Как же хотелось прикоснуться к этим губам, сжатым от боли, разгладить морщинки около ее глаз...

Киран видел состояние лорда и не мог его понять, считая, что все это лишь страсть, похоть. Стоит с ней разок переспать и все, наваждение схлынет. Но боже, как этот юнец не мог понять, что она - его единственная? Его истинная пара. Ошибки быть не могло. Это не тот случай, не как тогда... Страсть, привязанность, любовь... Они живы к той девушке до сих пор, хотя она уже давно исчезла с лица земли. Здесь же нечто большее. Он бы и хотел что-то изменить, отстать от этой волчицы, но не мог. Это было выше его сил.

Сейчас, глядя на ее, залитую кровью, израненную, хотел уничтожить всех тех, кто посмел к ней прикоснуться и навредить.

А может, все-таки, Киран прав? Всего лишь похоть? Он запутался! Единственно, что было важно на данный момент, попытаться спасти ее... А если она... Он даже не смел думать об этом, уповая на то, что она выживет! Боги, спасите ее! Она нужна ему!!!

Он никогда не забудет, как умирала на его руках та, другая... Как ее губы, испачканные кровью, тихо шептали, что любят, что он должен отпустить... Последний поцелуй... Сердце сделало пару судорожных, еле слышных толчков, и прекратило качать кровь раз и навсегда. Ее глаза остекленели, и она ушла, оставив его одного в мире полном боли и одиночества. Сейчас же что-то изменилось... Да, он не мог стереть образ другой из своего сердца, но Люба... Она определенно что-то значила для него.

Быстрее, быстрее... Это тяжело, чувствовать, как медленно вытекает жизнь из небезразличного тебе человека.

- Кир, врача! - он влетел в дом, поднимаясь на второй этаж. Полы плаща развевались в разные стороны, делая его похожим на Дракулу, разве что цвет кожи был не бледным. - Бегом! - аккуратно уложив девушку на кровать, стрелой вылетел из комнаты. Не мог просто там находиться.

Седоволосый мужчина влетел дом.

- Если она умрет... - прорычал он, хватая его за грудки.

- Знаю, - удрученно прошептал вошедший, оказавшийся врачом.

Они вновь поднялись в комнату. Лицо девушки было белее мела, пергаментно-белая кожа натянулась, прорисовывая тонкую сетку кровеносных сосудов, которые начали темнеть.

- Нет! Поздно! - он сорвался с местом, подбегая к ней, целуя ее стремительно синеющие губы, выдергивая кинжалы из ран. - Спаси ее! - нет, нет, нет! Он не может потерять ее сейчас! Живи же, живи, чертова девчонка!!!

- Не могу помочь! Это зависит только от нее! - седовласый вышел, закрывая за собой дверь. Мужчина не мог понять, как ему реагировать на все увиденное: никогда еще лорд не отпускал контроль, не показывал своих истинных чувств, а сейчас... Мир сошел с ума!

- Да пошли вы все!!! - что-то разбилось в комнате, окна в доме задребезжали. Он метался по комнате, прижимая тело девушки к себе, не зная, как ей помочь. Только сухие губы повторяли, как молитву:

- Вернись!

День сменился ночью, а он все так же прижимал ее к себе, не в силах отпустить холодное тело. Все бесполезно. Ее сердце... остановилось. Он не мог в это поверить. Руки тряслись, а из горла вырвался душераздирающий вой. Выл его волк, терзая когтями его тело, пытаясь вырваться на свободу. Такого не было даже тогда, с той другой... Он, держащий чувства всегда на коротком поводке, сейчас плакал, роняя слезы на ее остывающее тело. Когти впивались в ткань покрывала, разрывая его. Боль... Острая боль накатывала волнами. Казалось, что его разорвали на части. Она, его девочка спасла его, а он... Даже не успел поцеловать ее, прижать столь желанное тело к своему, слиться с ней, стать единым целым. Да, черт возьми, он хотел, чтобы она была матерью его детей! Но у судьбы своя игра! Ее больше нет... Лишь холодное безжизненное тело...

И уже не существовало ничего, а губы все шептали:

- Вернись...

Люба

Умирать не страшно. К этому выводу я пришла еще тогда, шесть лет назад. Но уйти за грань не дали: спас какой-то оборотень, ни его имени, ни его самого я не знала. И только сны, что приходили каждую ночь... Одни и те же каждый раз. Пытка. После них становилось так больно... От осознания того, что никогда... Никогда мое сердце не будет так биться в любовной лихорадке...

За то время, что он со мной, я... Я полюбила его, хотя и прекрасно понимала, что это всего лишь моя воспаленная фантазия...

- Ты?

- Удивлена? - он мягко скользил по комнате, подходя ближе ко мне. Нечто пугающее было в его дикой, животной грации. Глаза янтарного цвета с вертикальными зрачками мерцали в темноте. Весь его облик походил на хищника, готовящегося к атаке. Но почему-то я была уверена, что вся сила мужчины будет направлена не на меня, если, конечно, доводить не буду.

- Мягко сказано. Что ты здесь забыл? - спокойный и тихий голос. Некого пугать, некого бояться. Хоть какую-то каплю времени, пускай и ничтожно малую, можно побыть собой, наконец, стянув душную маску с лица.

- Ночь - мое время. А я люблю гулять по снам, - нахальная улыбка приподняла уголки его губ. Соблазнительных губ. Таких манящих... Которых безумно хотелось касаться пальцами, проводить по ним языком, ощущая его вкус...

- В гости тебя никто не звал, - пробурчала скорее себе, чем ему, стараясь отвлечься от столь диких мыслей.

-Мне не требуется приглашение. Если я хочу чего-то, то рано или поздно добьюсь своей цели, - из воздуха появилось кресло, на которое уселся мой наглый гость. - Присаживайся, - мужчина похлопал по своим коленям. - Нет в ногах правды, - и все та же ехидная улыбочка.

Думаешь, струшу? Не дождешься!

- Ты, как всегда, прав, милый, - хлопнув ресницы и облизав губы, уселась на предоставленное место, обвив руками его шею, дабы не свалиться. Да и просто было приятно касаться его кожи, тепло которой грело пальцы, его темных волос, слегка жестковатых и таких густых.

Мой ночной гость закрыл глаза: то ли ему было приятно, то ли наоборот. Я не могла понять его. Да и вообще все то, что связанно с ним вводит в ступор, заставляющий ощерить клыки и защищаться до последнего вздоха. Нет, не боюсь его, просто... Не знаю, как объяснить...

- Не думал, что ты осмелишься, - все так же, не открывая глаз, произнес он, обвивая руками мою талию. И я позволила, прекрасно понимая, что это всего лишь сон, и здесь можно быть настоящей, слабой и маленькой, а не бесчувственной пешкой чужих игр. Страшных игр.

Постоянно присутствовало такое ощущение, будто что-то темное сгущается над стаей, что-то древнее и пугающее.

У него такие теплые руки... Даже сквозь футболку ощущался жар его тела. Он не был обжигающим, нет. Он был именно теплым.

-Знаю, - положила голову на плечо ночного гостя и закрыла глаза, слушая, как стучит его сердце... Тук-тук. Тук-тук. Этот звук был сейчас таким важным. Хотелось вот так провести всю жизнь в надежных объятиях мужчины, которому, почему-то, уже доверяла и любила, даже толком не зная его. Просто где-то глубоко внутри поселилось чувство, что он никогда не предаст, никогда не уйдет просто так, из прихоти, никогда не отвергнет.

Молчал он. Молчала я. И эта тишина не напрягала, не рождала стремления заполнить это пустоту. Просто было уютно в его крепких руках, которые так крепко держали меня, будто их хозяин боялся, что я - всего лишь мираж, призрак, который во-вот раствориться в предрассветной дымке.

Что-то надломилось внутри, и первая слезинка заскользила по щеке, оставляя за собой дорожку. Слезы... Я плачу в первый раз за последние шесть лет. Плачу на груди мужчины, которого практически не знаю. А почему?

Просто, когда-то давно, когда еще это было возможным, мечтала вот так же сидеть с тем, кому буду нужна. Теперь... Это не возможно. Не хочу ломать чью-то судьбу. Особенно его. Да и о чем я? Мы друг другу никто, и от этого легче... Но почему же от осознания этого так щемит в груди? Мне просто было жалко себя, все то, что было потеряно раз и навсегда. Да меня считали изгоем, эдакой пацанкой в стае. Я ненавидела всех их, но не могла не защищать, прекрасно понимая, что ни дети, ни старики не виноваты в моих ошибках. Никто не виноват.

- Ты плачешь? - он был удивлен. Пальцы поймали очередную слезу, готовую сорваться вниз.

- Удивлен? - всхлипывая и пряча лицо у него на груди, спросила я.

- Обычно у нормальных девушек немного другая реакция, - мужчина замолчал, а потом добавил:

- Совсем другая реакция.

- Я - ненормальная девушка, - спокойный и безжизненный голос. Даже сама поразилась столь безразличному тону, бившему сильнее плети. С правдой всегда так. Расцепив пальцы и убрав их с его шеи, попробовала встать, но попытки не увенчались успехом.

- Куда ты? Я тебя обидел? - он еще крепче прижал меня к своей груди, уткнувшись носом в мои волосы. - Не молчи, прошу тебя. Мне надо знать...

- Нет. Отпусти, - и, не много подумав, добавила:

- Пожалуйста.

- Прости, но не могу. Я... - он приподнял пальцами мой подбородок, а в следующую секунду его губы накрыли мой рот. Не было в этом поцелуе какой-то обжигающей страсти, ярости... Лишь одна всепоглощающая нежность. От осознания этого слезы с новой силой потекли из глаз, делая вкус соленым. Голова кружилась, пальцы зарылись его волосы, притягивая ближе. Я не хотела отпускать мужчину из плена, но мы же не вампиры, чтобы задерживать дыхание навечно.

Его пальцы обвели контур моих губ.

- Ты прекрасна, - дыхание мужчины опалило шею. И все очарование пропало...

- Уходи! Прошу тебя... - с трудом вырвавшись из его стальных объятий, отошла в сторону, повернувшись к мужчине спиной.

- Что... - он подошел ко мне и попытался обнять. Резкий разворот. И янтарные, полыхнувшие адским пламенем, глаза.

- Хорошо, Luna, - серо-белая дымка заволокла помещение, а уже в следующую секунду я осталась в гордом одиночестве.

Сон моментально сошел на нет. Глаза распахнулись, уткнувшись взглядом в каменную стену...

И таких снов было множество. Они перемежались между собой, рисуя какую-то другую вселенную, другую жизнь. Здесь, в реальности, были лишь бесконечные патрули, тонны презрения... А там... Я была собой...

Теперь же это все закончиться. Немного жаль...Да что я вру? Это то единственное, чего мне будет не хватать. Фантазия, глупая, наивная. Но она моя! И... ее больше не будет.

За гранью этого нет. Тут ничего нет.

Кто-то может назвать это место перепутьем, кто-то изнанкой. Здесь нет ни времени, ни воздуха, ничего... Да и ты собой ничего не представляешь. Так, серая масса. Ну или белая. В зависимости от количества грехов, что ли. В общем, нечто такое абстрактное.

- Вернись, - кто-то звал меня. Настойчиво так звал. Умолял прям-таки. Хм, ну, ладно. Добрая я сегодня, так что вернусь. Да и голос... Грех за таким не пойти. Властный, но в тоже время мягкий и бархатистый. Кто же это мог быть? Вопросы, вопросы. Их тысячи, а вот ответов кот наплакал. Сплошные проблемы.

- Вернись, - опять этот голос вырывал меня из размышлений, а потом что-то холодное начало падать на грудь. Кап, кап, кап. Слезы? Но я же не плачу. Значит... Действительно, там без меня не обойтись. Это согревало. Давало какую-то, пускай и такую призрачную, надежду, которая заставила найти в себе силы, чтобы вернуться, чтобы продолжать борьбу...

Всего лишь закрыть глаза... Подумать о том, что хочешь вернуться... Спросите, почему так просто? После первого раза появилась сия способность - могу возвращаться обратно в тело после смерти, да и так. Дух. Многие называют это так, но упоминания о нем слишком редки, чтобы считать эту способность реально существующей. Так что я держу в секрете этот дар. Начнут еще опыты надо мной ставить.

Холодный воздух коснулся кожи, отчего та покрылась мурашками. Крылья носа затрепетали, улавливая запахи, и я резко распахнула глаза, что бы увидеть над собой бескрайнее ночное небо, усеянное звездами. Значит, опять мне приснилось... Никто не звал, не просил вернуться. Но голос... Недалеко серебрилась гладь озера...

С трудом поднявшись, шатаясь, поплелась к водоему, в который нырнула, ощутив, как холод проникает под кожу, выветривая все ненужные мысли, чувства, эмоции.

А на следующий день все было намного проще, но вместе с тем настолько запутанно, что оставалось только хвататься за голову. Начнем с того, что стоило прийти домой и подняться в свою комнату, как мною был тут же учуян посторонний запах, а на кровати - шикарная белоснежная гитара с серебряными струнами. Потрясающе! Кто же наш воздыхатель?

Честно говоря, в тот момент мне было не до выяснения сего примечательного вопроса, а хотелось просто банально завалиться спать. Так что, подвинув инструмент, плюхнулась на кровать и, укрывшись одеялом, уплыла в страну грез.

Первое... Сон изменился. Точнее, теперь это была какая-то кровосмесительная бойня, где два серебристо-белых волка с тоской и какой-то непередаваемой болью смотрели друг другу в глаза, не в силах коснуться друг друга. Медленно, медленно из них вытекала жизнь. Глаза остекленели - навсегда в них застыли любовь и тоска, тесно переплетенные между собой. Только этого для полного счастья и не хватало. Все это не предвещало ничего хорошего.

Марианна

Эх, сестра, сестра... Что же такое с тобой происходит? Стоило взглянуть на ее изможденное, с синюшными кругами под глазами и заляпанное кровью лицо, становилось страшно... За пару лет она умудрилась превратится из цветущей, жизнерадостной девушки в бледную тень самой себя...

- Люба... - прошептала так, чтобы она услышала. Раздался грохот, а в следующую секунду сестрица появилась в комнате. Вся в крови...

- Чего тебе? - так резко и грубо. А все я виновата. Но не могу, не могу рассказать. Не сейчас. Слишком рано. Она не поймет. Пока не поймет.

- Ничего. Я просто...

- Раз просто, то отстань! Не до тебя, - и она поднялась наверх. Зашумела вода.

Как же порой хочется вернуться обратно, в далекое и безоблачное детство, где нет никаких проблем и забот, где мы были так дружны друг с другом, делились всем. Да только обратно дороги нет.

- Марианночка! Пора собираться! Не забудь накраситься! -раздался голос драгоценной мамули, приложившей свою холеную ручку к изменению сестры...

- Да. Уже иду! - эх, может, ну его? Рассказать все сейчас и пусть решают сами?!

Люба

Как же хорошо. Соскабливая с тела запекшуюся кровь, чувствовала как капли скользят по телу, смывая всю усталость и боль.Очередной рейд. Очередные охотники, которых изрядно потрепала, но не смогла отправит к праотцам - слишком много сил забрало возвращение обратно, так что я еще не в форме. Голову бороздили отнюдь не радостные мысли, пока обрабатывала очередную царапину перекисью.

Опять вернули... А зачем? Мне уже осточертело жить... И еще сны... Они... они добивают, всаживают и без того израненное сердце нож, поворачивая его. Изощренная пытка. Я ведь люблю свою фантазию! Свою мечту! Да вот только...

- Люба... - этот голос... По телу побежали мурашки, хотя бежала горячая вода... Нет, не может быть. Он... он... У меня крыша едет? Тряхнув головой, и быстро смыв всю пену, выскочила из душа, по пути заворачиваясь в полотенце.

- Ну, здравствуй... - тихий голос мужчины прорезал тишину, жалкая махровая тряпочка, так и не закрепленная на теле, упала к моим ногам.

- Ты... Не возможно. Не бывает... - его глаза прошлись по мне оценивающим взглядом и вновь вернулись к лицу. - Крыша улетела безвозвратно... - Моя Любовь...

- Я... я сплю? - настороженно рассматривала мужчину в маске.

- Умная...Ммм, люблю таких, - он стоял облакотившись об дверной косяк и внимательно разглядывал меня, будто вбирая в себя мой образ, стараясь запомнить мельчайшие детали.

Первым порывом было бросится к оружию, которое всегда находилось под рукой, но его не оказалось.

- Не это ищешь? - мужчина сжимал в рукахмои кинжалы. Как? Когда успел? - Они тебе не потребуются, - щелчок пальцев, и мои ножи исчезли, просто испарились. - Я не причиню тебе зла.

- Откуда мне знать? Ты в маске, асейчася как нигода уязвима!

- Раньше же доверяла.

- Раньше я знала, что сплю, а сейчас уже не могу отделить грань. Хотя... Да, ты всего лишь сон. Мое больное воображение.

Мужчина резко оказался рядом со мной, сжимая мои плечи:

- Я не игра твоего разума, детка! Пойми ты уже! - он тяжело дышал. Блестели глаза прорезях маски. Как завороженная я смотрела в них, понимая, что тону в этой бездне...

Декорации сменились. Снова та комната и кресло, снова сижу на его коленях. Ночной гость крепко прижимает меня к себе, зарывшись носом в волосы. И мы снова молчим.

И знаете, что самое дурацкое во всей этой ситуации? Мне было хорошо в его, таких надежных, объятиях. Хотелось просто вот так сидеть и дальше, всегда чувствовать его рядом с собой.

- Чего молчим? - немного отодвинувшись, попыталась заглянуть в его глаза, но куда там. Мой гость просто отвернулся.

- Зачем нарушать тишину, когда она не напрягает? И если я начну говорить, ты об этом пожалеешь.

- Да что вы говорите? Пожалею я! Откуда тебе знать? - слова бабочками слетали с губ, а я даже и не задумывалась, почему повышаю тон, почему наворачиваются слезы на глазах... - резко вскочила, отходя к стене. Отворачиваясь от его прожигающего взгляда.

- Ну и чего расшумелась?

- Я еще и расшумелась?! Да катись ты из моего сна далеко и надолго! Видеть тебя не желаю!

- Уверена?! - по телу побежали мурашки от его горчего дыхания и жаркого тела, находящегося в паре миллиметров от моего.

- Ты же знаешь... - медленно поворачиваюсь к нему лицом.

- Люба... - как-то обреченно шепчет он, а затем наклоняется ниже, почти касаясь моих губ.

- А я даже не знаю, как тебя зовут...

- Люба!!! Несносная девица! Либо ты заканчиваешь свои водные процедуры, либо воду перекрою! - настырный голос матери, доносившийся с первого этажа, вернул меня к реальности. Уснуть в ванной - давно такого не случалось со мной.

- Что на этот раз? - нехотя вылезая из воды, я пыталась стереть остатки сна, что бороздили мои мысли... Получалось отвратительно. Ведь знаю же, что его нет на самом деле, знаю же, что все может плачевно закончится, но меня тянет к нему, к моему иллюзорному гостю - это выше моих сил.

- Через час выборы нового альфы. И присутствовать должны все, без исключения! Иначе Даниэль будет зол.

- Но ты же, как всегда, сумеешь его успокоить, - хм, мамочка и ее любовничек - еще та парочка. Придушила бы обоих!

- Да как ты смеешь?! - шипела она, поднимаясь по лестнице и громко цокая каблуками. Распахнулась дверь, являя разъяренную родительницу, которая уже занесла руку для пощечины.

- Смею! Не забывай, что по сравнению со мной, ты слаба, - перехватить ее не составило никакого труда, - прости, но ты всего лишь самка, которая что только и может, так это покориться воле сильнейшего. Да, я тебя уважаю, может, даже люблю, но только потому, что ты моя мать, а это не дает тебе права распоряжаться мной, а тем более поднимать на меня руку.

- Но...

- Нинель, займись своими делами. Оставь ее в покое! - в дверном проеме появилась моя любимая бабуля. Мать тут же как-то скисла, а затем и вовсе удалилась, что-то бурча себе под нос. - Она не может себе простить, что потеряла семью.

- Не нам ее судить, бабуль, - улыбнувшись, крепко обняла моего самого дорогого человека.

- Ты права, милая. Но придется тебе все же пойти.

- Знаю, - тяжелый вздох сорвался с губ. -Хотя и так понятно, кто станет преемником нашего альфы.

- Жизнь изменчива... И все может обернутьс не так, как мы думаем... - туманно изреклась они, а затем оставила меня одну, дав возможность собраться.И все же, сегодня, волей-неволей, необходимо было быть на заседании стали. Альфу они будут выбирать. М-да, они б еще референдум провели! Нечем им заняться - закон пытаются чтить, а на безопасность плюют! Может самой занять столь высокий пост? А что? Но тогда придется забыть обо всех своих незаконных вылазках, в общем, никакой личной жизни.

День пролетел как-то суматошно. Патруль... Бабулины поручения. Вынос мозга, организованный моей матушкой и сестрицей.

И вот сейчас я стою в тени деревьев, наблюдая за медленным подтягиванием оборотней к поляне. В толпе царило какое-то одушевление, к которому примешивалась толика возбуждения. Медленно и помпезно Даниэль вышел в центр. От него, по-прежнему, веяло силой и показной уверенностью. Ха, решил сынка по карьерной лестнице продвинуть? Зря что ли он за границей основы права изучал, точнее, штаны просиживал?

Никаких приветственных слов, как обычно, не было. Только вожак решил представить неожиданых гостей:

- Радуйтесь! Нам благоволят небеса! Сегодня здесь присутствуют Перворожденные! - эльфы, что ли? Что?! Мой нос уловил странные запахи чужаков. Это слишком... чтобы быть правдой! Не может быть. Что они здесь забыли?

Перворожденными называли стаю оборотней, живущих где-то в Европе - точного места их обитания не знал никто. И дело не в том, что они были долгожителями, нет. Эта стая - элита нашей расы. Каждый, кто в нее входил, обладал каким-то даром, причем три брата из семьи Сатан владели не одним таким сюрпризом. Они были Древними, теми, кто прожил на земле не одно тысячелетие. Говорят, братья видели Всемирный потоп... Но правда это или нет, нам не узнать никогда.

Велимир, Деймон и Аларис... Мужчины с неизвестной прошлой жизнью, причем никого из них я ни разу не видела. Так, только слухи изредка доходили. Говорят, когда-то давно двое старших любили одну и ту же девушку, прекрасную, как роза. Для Велимира она была Единственной, второй половинкой души, а его брат просто любил, не думая ни о какой предназначенности и Судьбе. Что у них там произошло дальше - тайна за семью печатями, но знаю точно одно: эта девушка погибла при неведомых нам обстоятельствах, а старший объявил Деймону войну, сказав, что это он во всем виноват, только он один. Вскоре Велимир исчез, и их осталось двое. Но и пары лордов из рода Сатан было достаточно, дабы перевернуть весь мир оборотней с ног на голову.

Они появились внезапно. Всю поляну заволокло густым пепельно-белым туманом, который цеплялся за ветки деревьев, траву и кусты. Черные плащи с капюшонами скрывали их лица, еле слышно шелестела складками ткань.

- Приветствую Вас, - Даниэль поклонился. За ним повторили и остальные члены нашей стаи. Думают и тут выслужиться? Не выйдет!

Я, по-прежнему, стояла под деревом, даже не думая пресмыкаться перед этими... Подумаешь, Древние. Толку-то от этого? От общей массы отделились двое, и вышли в центр поляны. Едва уловимое движение рук, и капюшоны слетают, открывая взору лица Перворожденных. Нет! Этого просто не может быть! Не может! Только не говорите, что вчера с таким напором я целовалась с этим... этим... Это все слишком !

Он развернулся, и наши взгляды встретились.

Глава 4.

- Ты? - ну, я, я. И что с того? У меня на события вчерашнего дня амнезия!

Все так же неотрывно наблюдая за Деймоном, краем глаза заметила, как моя драгоценная мамочка, схватив Марианну в охапку, поперлась напролом, грудью на амбразуры, так сказать. Сейчас будет жарко!

- Прошу нижайше меня простить, лорд, за младшую дочь. Она - отброс! Позор всей стаи! Не обращайте на нее внимания, - женщина, бывшая моей матерью, поклонилась, чуть ли не касаясь лбом земли. - Марианна, - зашипела родственница, как гадюка.

- Мой лорд, - сестра присела в идеальном реверансе, демонстрируя немаленький вырез платья и свою грудь. Видимо, Мари, наивное создание, решила соблазнить Древнего голосом и, кхм, внешними данными. В ход идет тяжелая артиллерия!

Темные, завитые в тугие кольца волосы струились по обнаженным плечам, привлекая внимание к себе, взгляд с поволокой, длинные ресницы, зовущие губы и полностью прозрачное платье. М-да, раз ничего другого не нашлось, то будем брать сего представителя нашей славной расы этим.

Еще интересней была реакция Деймона, который по началу глаз оторвать не мог от предоставленного на обозрение великолепия, раздевая ее глазами и, видимо, мысленно представляя все то, что он с ней сотворит. Хотя, чего ожидала? Отросшие когти вошли кожу, оставляя кровоточащие царапины.

-"Это из-за слов матери!" - убеждала себя, пытаясь вновь вернуть утраченный контроль. Не знаю, но почему-то все то, что так или иначе было связано с тем, что делал Древний со своими пассиями задевало меня. Сильно задевало! Хотелось развернуться и убежать в горы, где просто сесть на снег и завыть, поняв морду к небу... Да что это такое?

- Ты прекрасна, - чуть ли не касаясь шеи Марианны, выдохнул он, - но ты - бабочка. Столь же легкая и беззаботная. Твой век будет недолгим. Всего лишь игрушка в руках кукловода. Ты пропахла твоими воздыхателями насквозь. Чувствую их запах на тебе. Это отталкивает, - отодвинув в сторону мою ошарашенную сестрицу, пытающуюся прийти в себя, направился ко мне. Блиин! Что сейчас будет!

Его медленные и плавные шаги, и мои судорожные и лихорадочные. Тиски страха, сжавшие сердце, не планировали отпускать.

- Ты! - он все же нагнал меня. Под спиной ощущала шероховатую поверхность дерева, которое и помешало моему побегу. Его же тело не давало ни шагу сделать вперед. Я оказалась в ловушке собственной глупости.

- Ну я, я... Не надо в меня "тыкать", лорд, - понуро опустив голову и не решаясь смотреть ему в глаза, пробурчала в ответ.

- Ты... - вновь выдохнул он. Все! Надоело!

- Может, хватит уже, а?! А то, ей богу, чувствую себя ненормальной, разговаривающей с умственно отсталым! Чего тебе надо? Вон, Марианна, ждет тебя! Или еще с десяток девушек! Так что топай, а меня оставь в покое. Прицепился как банный лист, к заднему месту! - плевать, что сейчас это слышит вся стая. Плевать, что меня потом ждет! Просто надоело! Я свободная! Не собираюсь никому подчиняться, а уж тем более выслушивать "тыканье" в свой адрес!

Ну почему я бешусь?! Почему выплескиваю всю свою ненависть и ярость на него?! Он же не виноват, что попался под горячую руку! Что со мной твориться?

- Все сказала? - иронично выгнутая бровь. Казалось, Деймон просто смелся над глупой девчонкой, решившей выпустить пар.

- Не... - и в следующую секунду его губы смяли мои. Тело с силой впечатали в дерево. Властно и в то же время его язык вторгался в мой рот, будто пытаясь выпить меня до дна, поглотить без остатка. А я, каюсь, с не меньшей страстью отвечала ему, зарывшись пальцами в его волосы, притягивая ближе к себе лицо Древнего.

С трудом нашла в себе силы, чтобы оттолкнуть его, иначе бы это все не довело до добра. Подушечками пальцев некоторое время продолжала ощущать жар кожи Деймона.

Он резко развернулся и, схватив меня за руку, выволок на поляну.

- Она моя! - голос Перворожденного был подобен грому, разорвав тишину, повисшую в воздухе. Волоски на шее встали дыбом. А еще голову, словно змея, подняла ярость. Да как этот самец осмелился заявлять на меня какие-то права?! Никому не позволю обращаться со мной, словно с игрушкой! Хватит уже! Один раз это едва не стоило мне жизни!

- К-как? - заикаясь, спросил Даниэль. - Она же... бракованная. Ее отвергла вторая половинка!

- А кто сказал, что Люба - половинка именно Гидеона? - и откуда это он все знает? - Она моя! Больше это не обсуждается. Я пробуду на вашей территории некоторое время, а потом эта волчица уйдет со мной! - ха, сколько пафоса! Видимо, привык все всегда решать за других, и все его решению подчинялись! Но, как я уже говорила, это не про меня!

- Послушай, ты! Хмырь зеленый, никогда не смей делать выбор за меня! Ты может и Древний, а я - женщина, свободная женщина, не желающая кому-либо подчиняться! Запомни раз и навсегда: никуда с тобой не пойду! Найди другую, которая будет удовлетворять твои потребности, меня же оставь в покое! И не надо тут нести бред про то, что я якобы принадлежу тебе! Этого никогда, слышишь, никогда не будет! Ты не вправе мне приказывать что делать, не вправе учить меня жить! - голос был подозрительно тихим, но слова били наотмашь, не жалея, не щадя никого. Да и зачем? Пустая надежда - это хуже всего!

- Не зарекайся! Ты будешь моей, - он развернулся и скрылся в толпе своих, послав на прощание воздушный поцелуй. Я же посмотрела на его брата. В газах Шерона, кажется, плясали бесята. Зло так плясали. Отросшие когти впивались в ладони. Он был зол. С чего бы это?

Они растворились в туманной дымке так же, как и пришли. На поляне воцарилась тишина. А затем вдруг холодные капли застучали по земле. Сначала тихо, а потом все сильнее и сильнее. Пошел дождь...

- Впервые такое вижу! Просто улет! - прошептал Илай на ухо жене, но я это услышала.

Резко развернувшись, стрелой метнулась в лес, выпуская свою вторую сущность на свободу. Сердце билось о ребра прерывисто, часто. Дыхание размерено поднимало и опускало грудную клетку. Я просто сбежала. Глупо и не правильно, но другого выхода я не видела, иначе бы все пришлось пережить заново. Не прельщает такая перспектива. Никогда уже не забыть, как отказалась от меня мать, с каким презрением смотрели остальные, будто бы я грязь под их ногами.

-"Она моя!" - слова Деймона всплывали в сознании. Ишь ты, собственник, какой нашелся на мою голову. Хм, никто даже и не интересовался, что думаю я по этому поводу. Да и в роли кого он видит меня? Жены? Пха, это же смешно! Невозможно! И это не только потому, что мы из разных миров, социальных слоев... У него, по-прежнему, есть шанс найти свою вторую половинку, а я... Мне это не светит. Теперь всю жизнь проживу одна, и умру не целованной. Тьфу ты! Последнее уже не про меня. Деймон умудрился исправить сию оплошность. В общем, что мы имеем? Мракобесие полное. А еще мой ночной гость. Примысли о нем, сердце сэималось в сладком спазме, а затем риходила грусть от осознания того, что на самом деле его нет. Нет...

Хрустнула ветка. Замолкли птицы. Эта звенящая тишина не предвещала ничего хорошего. Такое уже бывало, когда...

Быстро рванула в обратно направлении. Они были здесь. На краю поляны, словно грибы, после дождя, появлялись они, Охотники. Тридцать. Никогда их не было так много. А у нас... Не считая стариков, детей и женщин, 28 оборотней, способных сражаться. И мы не были сильнее. Это столкновение грозило перерасти в кровавую резню, раз и навсегда прекратившую существование нашей стаи. Так не должно быть.

- Мы не хотим воевать! Нам нужна лишь она! - охотники не двигались, внимательно наблюдая за Даниэлем, вычислив по запаху, кто здесь альфа.

- Кто? - вожак даже и не догадывался, кто же эта загадочная "она".

- Если она здесь, то услышит и уйдет с нами, - какая самоуверенность. Может, он и прав? Жизнь одного взамен - на существование стаи. Невелика цена.

- Гарантируйте неприкосновенность! - выкрикнул Даниэль, крепче сжимая кулаки, пытаясь не выдать себя. Ахахах, этот волк был трусом! Он боялся!

- Слово крови! - говоривший полоснул себя по руке, и на траву закапала ярко-алая кровь. Но стоило ей упасть на землю, как она тут же чернела и начинала дымиться.

- Что ж... Кого они ищут? - теперь альфа обращался уж к стае, внимательно смотря на каждого из них. В ответ лишь тишина... Только в глазах бабушки блестел огонь понимания и какая-то решимость. Нет! За секунду до того, как она сделала шаг навстречу своей смерти, я выскочила из своего укрытия.

- Нет, - такое короткое и емкое слово из уст человека, который, действительно, любил меня.

-"Все будет хорошо. Позаботься о Карине. Она - омега", - прошептала в ее сознании, глядя в такие любимые и родные глаза, на которых навернулись слезы.

Охотники плотным кольцом обступили меня, надев ошейник из какого-то металла, а затем с силой потянули за собой.

Теперь моя дальнейшая судьба неизвестна, зато все остальные живы. В стае все равно я была лишней.

Марианна.

- Люба!!! - я хотела ринуться за ней и резко стартанула с поляны, но далеко мне не дали уйти. За кустами акации меня поймали заботливые руки моего мужчины.

- Тише, Мари, тише. Это был ее выбор, осознанный, и мы должны его уважать! - шептал он.

- Что?! Что ты несешь?!! А еще и Древний!!! Да кто же выберет осознанно свою смерть?! Кто?! - я не понимала, как он мог такое говорить про нее, про мою любимую сестренку.

- Она. Это ее путь, ее судьба.

- Да какая может быть судьба, скажи?! Ненавижу!!!! - от безысходности хотелось выть.

- Меня?

- Тебя... не могу. Его ненавижу! Твоих братьев ненавижу! Свою мать, которая публично отреклась от собственной дочери! - слезы катились по щекам, а мой мужчина осушал их поцелуями, гладя меня, как маленького ребенка, по голове.

- Мы просчитались. Но надежда на то, что она останется жива...

- Она не погибнет! И давай не будем!

- Хорошо. Я люблю тебя. Еле сдержался сегодня, когда Деймон... - прорычал он, сильнее стискивая в своих объятих, а затем поднимая на руки и куда -то неся.

Я плавилась в его руках, словно воск от огня. Мой. Волчица внутри удовлетворенно рыкнула, давая понять,что никому его не отдаст. Ммм, моя пара... Никогда не забыть, как мы встретились, как сузился мир до одной точки и не было уже ничего важнее, чем он...

... Буэ... Больше никаких вечеринок и алкаголя, а еще споров типа кто кого перепьет... Те немногочисленные прохожие, что наблюдались в третьем часу ночи на улице шарахались от меня, словно от прокаженной. Да, видок , наверное, просто зашибись.

В очередной раз скрутило живот, и я прекратила свои размышления, помчавшись в ближайшие кусты. И кто сказал, что оборони устойчивы к алкаголю? Вот ринай - эти да, и то, порой их развозит... Но никак не мы. Боже, как мне плоохо.

- Девушка, вам помочь? - раздался позади мягкий, насмешливый голос.

- И чем можете помочь? - отдышавшись и вытерев рот носовым платком, извлекла из сумочки жвачку, а то запах просто убийственный.

- Ммм... - он на минуту задумался, - могу ваши шикарные волосы подержать, - в темных глазах плясали бесенята. Красивый оборотень. Волчица внутри почуяла его мускусный аромат и одобрительно зарычала.

Широкоплечий, высокий, с узкими бедрами и нахальной улыбкой. Темные волосы в художественном беспордке обрамляли его точеное лицо, прикрывали уши, в которых блестели сережки-гвоздики со странными символ

- А оно вам надо?

- Конечно. Безумно хочу погрузить свои руки в ваши великолепные волосы, ощутить их мягкость, Марианна, - хрипло прошептал он, оказавшись рядом.

- З-зачем? - наши взгялды встретились, и я уплыла далеко и надолго, а волчица внутри рычала, желая укусить его, показать всему миру, что он только ее. Какой-то непонятный, огненный шар рос внутри, чтобы взорваться с оглушительным хлопком.

И тут все встало на места. Кроме него, этого хамоватого оборотня, имени которого не знала, не существовало больше ничего, столь же значительно важного. Он был моим. Моей парой. Моей жизнью.

- Марианна... Моя... Только моя... - шептал мужчина, крепче прижимая меня к себе, не отрывно глядя в мое лицо, на котором расцвела глупая улыбка.

- Аларис... - его имя сорвалось с губ само собой, как будто кто-то нашептывал мне его...

- Прости, девочка моя. Но целоваться будем завтра, сейчас ты немного в разобранном состоянии, - снова усмехнувшись, оборотень подхватил меня на руки и куда-то понес, а мне было все равно. За столько лет я впервые чувствовала себя защищенной и нужной...

Это уже позже узнаю о своем пробудившемся даре, о том, что он - Древний. В общем, вместе со своей парой, я в придачу получила такой геморрой...

Но связанны друг с другом мы еще не были. Не потому что не хотели, нет. Просто время было неподходящее. Надвигалось что-то темное, страшное, грозившее вылиться в новую войну между оборотнями и их извечными врагами - охотниками, а мы пытались это предотвратить всеми силами. А еще видение... По настощему становилось страшно. И неизвестным образом во всем была замешана моя сестра, Люба.

Все дальше и дальше мы отдалялись друг от друга. Она замыкалась в себе, я же не могла смотреть ей в глаза, зная, что ее ждет.

- О чем задумалась? - даже и не заметила, как Аларис остановился.

- Да о братьях твоих - идиотах.

- С чего столь нелестное мнение о них?

- Так враждовать... на пустом месте...

- Женщина всему виной. Я никогда не понимал, что они нашли в этой Эсмеральде, которая вертела ими, как хотела, но против природы не пойдешь. Один - просто ее любил, а дл другого - она была смыслом жизни, его парой.

- Знаешь, почему-то, кажеся мне, что не все так просто...

- Я люблю тебя, - его губы касатся моей шеи.

- Укуси меня, сделай своей окончательно, - да, мы бли парой, но соединение так и не прошли до конца. Он не хотел ограничавать мою свободу, боясь, что я зачахну и буду мучиться от этой связи, от этой дикой потребности быть с ним двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю.

- Мари... Не надо. Ты же знаешь... - тяжелый вздох, и мужчина крепче прижимает меня к себе.

- Что Мари? Аларис, как ты не можешь понять, что моя свобода - это ты! Ты мй воздух, моя жизнь! Пойми ты это! Я люблю тебя.

- Боюсь тебя потерять...

- Не потерешь... Скажи, что просто не хочешь... - вырвалась из его объятий и отошла как можно дальше.

- Что ты несешь?! - на его лице заходили желваки.

- Знаешь, я порой даже уже и не знаю, что и думать, почему ты отказываешься связать нас, а этот вариант - самый оптимальный.

- Хочешь быть навечно свзана со мной? Быть всегда вместе, быть привязанной ко мне?!

- Да!

- Что ж... Я тебя не отпущу никуда! - и он стремительно подошел ко мне, впиваясь в губы требовательным поцелуем.

В нем не было никакой нежности, лишь страсть, лишь дикая потребность в соприкосновении наших обнаженных тел. Одежда, разодранная в клочья, летела в разные стороны. Его губы обжигали мою шею, спускались ниже. Я плавилась от его прикосновений.

- Аларис, любимый, - срывалось с припухших от поцелуев губ. Пальцы зарылись в его черные, как смоль, волосы.

-Ррр... - глаза оборотня полыхали диким, животным огнем. А затем его руки сжали мою грудь, заставляя выгнуться навстречу его прикосновениям, которых так жаждала. Пальцы скользили по его спине, сильнее прижимая, давая понять, что никогда не отпущу. Ноги обвились вокруг его бедер. - Марррри....

Он целовал мой живот, играя языком с пупком... И вот его губы коснулись сосредоточия моего желания, срывая стон с губ.

- Слаадкая, - прорычал он, сильнее раздвигая мои ноги, - моя...

- Твоя... Ал... Прошу тебя... - его язык скользил по складочкам, даря невероятное блаженство, - пожалуйста... - больше не было сил выносить эту изысканную пытку. Я хотела, чтобы он был во мне. Сейчас.

Оборотень навис надо мной, глядя в мои, затуманенные страстью, глаза.

- Я люблю тебя, - в следущую секунду он вошел в меня, от чего я вскрикнула. Мммм.... чувствовать его внутри- блаженство...

- Быстрее... - сильнее прижимаю его к себе, покусывая шею.

Секунда, две, а может и десять, я не знаю, сколько прошло времени, но ждать не было больше сил.

- Укуси меня...

- Уверррена? - он продолжал двигаться

- Да.... - и его удлинившиеся клыки впились в основание моей шеи. Переде глазами замерцал цветной калейдоскоп. Радость, облегчение и бесконечная любовь. Я чувствовала его эмоции. Аларис зарычал и излился в меня.

- Моя...

- И только твоя. - Наши сердца бились в унисон. -Ты рад?

- Да... Но я не хочу, чтобы ты жалела потом...

- Никогда. Аларис, я люблю тебя. Ты - моя свобода, - крепче прижалась к нему, давая понять, что нет ни капли сожаления, только безграничная радость и любовь.

Я не знаю, что произошло дальше, но в следующую секунду померк лунный свет, и меня поглотило видение...

...Снег. Белоснежные хлопья кружились в свинцово - сером небе и с тихим шелестом падали на подмороженную грязь. Будто скрывая все изъяны. Ревело море, вздымая пенистые шапки волн ввысь, быдто стараясь дотянуться до небес, затопить их, но было слишком высоко, и они падали вниз, разбиваясь о прибрежные скалы.

А на утесе сидел белоснежный волк с пронзительными льдисто- зелеными глазами и выл, надрывно и громко, будто оплакивал потерю самого дорого, что было в его жизни. Сердце разрывалось, что сквозила в его вое... Его бока вдруг начали обагряться кровью, что стекала на холодный камень, а затем красные капли срывались вниз, в бушующее море...

- Так не должно было быть... - неизвестно откуда появился мужчина, лица его не было видно. Он гладил морду хищника, преданно смотрящего в его глаза, какой-то мольбой. - Не должно... Но почему? Почему каждый раз у мен забирают то, что так дорого?! За что?! - незнакомец положил голову волка себе на колени, гладя его между ушей, а затем наклонился и коснулся губами холодного носа животного.

- Она моя, - из клубов тумана соткалась женская фигура, сжимавшая в руках посох с заостренным наконечником, сделанным из какого-то зеленого камня.

- Нет.

- Она дала клятву.

- Я не отдам ее, - мужчина крепче прижал волка к себе, а тот низко и утробно зарычал, а затем встал и, шатаясь, побрел к женщине, не сводя взгляда, полного боли с того, чьи руки минуту назад его обнимали.

- Умная девочка. Знаешь же, что поставленно на кон, - удоветворенно прошептала женщина, запуская пальцы в окровавленный мех на загривке животного.

Они медленно двигались назад, к кромке леса, а волк все так же продолжал оборачиваться и смотреть на мужчину, что стоял на коленях. Его руки упирались в холодный камень а волосы темным заневесом закрывали его лицо.

- Останься, прошу тебя, - шептали его губы. Волк лишь смотрел и пятился назад,потом вдруг сорвался с места и рванул вперед, роняя алые капли в лужи, а потом уткнулся носом в шею мужчины, руки которого крепко обняли его за шею. - Не можешь... Тогда иди... - и он отпустил хищника, который, жалобно скуля,скрылся вместе женщиной в лесном массиве.

Мужчина же так и продолжал стоять на коленях. Его взгляд потух, словно из него выпили все жизненные соки...

- Тише,тише девочка, - заботливые руки моей пары гладили меня по голове, возвращая назад, вырывая из этого кошмара. Казалось, я чувствовала все, что ощущал тот мужчина на скале. Ледянящая пустота. Как будто взяли и выключили свет, лишили солнца. Холод и темнота. Больше ничего не осталось.

- Аларис, мне страшно... Я боюсь, что мы ничего не успеем. Их жизни принадлежат не им.

- Тшшш. Все будет хорошо.

- Но...

- Просто верь, - он крепче прижал меня к себе, будто заявляя целому миру, что никогда не отпустит.

Люба.

Поступок, конечно, не лишен героизма, но что делать теперь? Вот уже неделю я сижу у них в плену, так сказать. Комнату мне вот выделили. Ничего так, цивилизейшен. Два окошка с решетками, не поддающимися ни зубам, ни рукам. Стены из натурального камня делали место моего пребывания готичным, плесени еще не хватает. Еще имелись в наличии кровать, пара кресел и даже санузел. И все бы хорошо, но холод здесь был просто адский - даже мех порой не спасал. Грелку, может, завести? А что? Идея имеет место быть! Вон какие красавчики ходят!

Надо сказать, охотники - народ веселый. Каждый день кто-то из этих молодчиков приходил ко мне и уговаривал перекинуться. Вот... идиоты! Не могу я им сказать, что мне необходима одежда, а то как-то не улыбается щеголять в чем мать родила перед мужиками. А вдруг у них женщины не было долгое время? Не горю особым желанием быть, эээ, постельной грелкой для такого количества людей.

И все эти просто глобальные проблемы привели меня к занятию, которым увлекаюсь уже вторые сутки. Я старательно выцарапывала когтями одно-единственное слово, высунув от усердия язык. Последний штришок, и готово! Моя кропотливая работа закончилась. Ничего так получилось, криво, конечно, но некая доля креатива присутствует. Осталось привлечь внимание мальчиков.

Усевшись поудобнее под дверью, взвыла, искренне надеясь, что они не страдают глухотой поголовно, и кто-нибудь меня услышит, а то все старания насмарку.

За дверью раздались еле слышные шаги. Кто-то понимался по лестнице. Как оказалось, держат меня на втором этаже трехэтажного особняка - кому он принадлежит и где находится выяснить не удалось. Эти нехорошие мужчины вспомнили, что я, как бы, оборотень и на слух не жалуюсь.

Дверь открылась.

- Ну и чего воешь? - возмущению охотника не было предела, как же - заставили бежать к какой-то шафке! Клацнув зубами, схватила его за полу черного плаща, с которым, видимо, он никогда не расстаётся, и повела показывать свое художество.

- И куда ты меня тащишь? - начал было возмущаться мужчина, но услышав мой рык, тут же смолк.

-"Читай!" - так и хотелось прикусить его, хм, орган, дабы обезопасить мир от кучки маленьких, слегка туповатых, охотников.

- Тебе нужна одежда? - он с любопытством смотрел на меня, усиленно кивающую головой. Эврика! До этого тугодума наконец-то дошло!

- Жди. Принесу, - и он ушел, а я вновь осталась одна. В окно, что ли, посмотреть?

Уже май. Еще немного и толпы народа хлынут в наш небольшой город, вновь начнут устраивать дебоши, кутить на полную катушку. Весь паранормальный мир замрет, дабы не привлекать к себе внимания.

Оборотни, вампиры... Это цветочки. Но есть и ягодки, которых даже Совет боится. Ринаи. Высшие сущности, обладающие невероятными возможностями, не поддающиеся никакому контролю извне. Они сами вершат свою судьбу. Существует всего 4 клана, в состав каждого из них входит десять ринаи. А так же есть еще и те, которые обладают властью над всеми стихиями. Стоит представить, на что способны эти, немного нервные, дамочки, как становиться страшно за мир. Каждая из них является чьим-то хранителем, помогающим своему подопечному во всех начинаниях. Вот смеху-то будет, когда решит кто-нибудь из таких счастливчиков Вселенную покорить? М-да, весело будет всей нашей сборной солянке, ничего не скажешь.

Час... Два... А этой заразы, что увешана оружием, как елка шарами, все еще нет. Честно, мне надоело уже без общения, хочется конструктивного диалога! А никто мне помочь не хочет! Растянувшись на полу, пристроила голову на лапы, медленно и планомерно уносясь в мир грез...

-Здравствуй... - о, нет. Только не сейчас.

- Что ты тут делаешь?

- Сколько раз можно повторять, что я гуляю, где хочу. А твои сны - они мне нравятся, - мужчина сидел в кресле и потягивал красное вино. Снова не видно лица.

- Столько же, сколько тебе понадобиться, чтобы понять, что не желают тут тебя видеть! - сжала руки в кулаки, непроизвольно выпуская когти.

- Тише, девочка...

- Я тебе не девочка!!! -

- Девочка. Драгоценная девочка.

- А не пошел бы ты...

- Хм. Оставим этот бесполезный спор, - бокал с алой жидкостью испарился в воздухе, - где ты сейчас?

- Не знаю, - я тут же сдулась, словно воздушный шарик. Он всегда выбивал меня из колеи, чувства к нему. За столь долгое время, что мой тайнственный гость был со мной, успела привязаться к нему полюбить. И каждый раз забывала о том, что он - плод моего больного воображения.

- Что ты видишь?

- Стены. Решетку. А еще здесь дико холодно, - я обняла себя руками. Казалось, холод чувствовалс даже во сне.

- Иди сюда, - меленными двежениями мужчина начал расстегивать свою черную рубашку, обнажая идеальный торс и мощну грудь, которую крест на крест пересекали два длинных рубца.

Я с жадность следила за его пальцами, которые опускались все ниже и ниже до тех пор, пока не расстегнули последнюю пуговицу рубашки. - Люба... - он смотрел на меня.

- Эм.... - все что и удалось выдать. Я была не в силах оторвать своего взгляда от его обнаженного торса, пускай и изуродованного, но такого притягательного для меня. Внутри все трепетало от желания прикоснуться к нему, ощутить пальцами горячую бархатистость кожи, зазубренные края рубцов. А еще хотелось прижаться к ним поцелуем, чтобы стереть всю ту боль, что он испытал, получив их.

- Люба... Моя Луна... Иди ко мне. Ты замерзла,-мужчина распахнул свои объятия,усаживаясь в креслоивыжидающе смотря на меня.

- Так согреюсь, - я боялась, что не смогу сдержаться и...

- Ммм, определенно, нравится твоя строптивость, но давай не сейчас. Я устал. Иди ко мне или сам к тебе подойду, но тогда... - он не успел договорить, а я уже медленно, шажок за шажком двигалась к нему, пока не оказалась в зоне досягаемости, тогда меня просто дернули за руку, заставляя полететь носом вперед и, оказавшись между его ног, упереться руками ему в грудь, чтобы самой в нее не впечататься.

- Как грубо, - ночной гость усадил меня на свои колени, я же обняла его под рубашкой, касаясь пальцами разгорченной и бархатистой на ощупь кожи. Приятно. И так правильно.Сейчас для меня не существовало ничего, кроме него, моего ночного гостя, того, кто стал так дорог, того, кого бы смогла назвать своей половинкой.

Хотелось мурлыкать от удовольствия. Егопальцы зарылись в мои волосы, стащив с них резинку, отчего они водопадом заструились по плечам.

- Ты пахнешь солнцем, - мужчина коснулся губами моей шеи, губже втягивая в себя воздух. Его ноздри трепетали,а руки все сильнее сжимали меня, - я боюсь,что не смогу тебя отпустить, никогда, но...

- Ты ирреален, - все же я не сдержалась - коснулась губами одного из шрамов, пересекавших его грудь,отчего он вздрогнул, но не остановил. Немного отсранилась и провела по рубцу языком, будто пробуя его на вкус. Ммм, солоноватая кожа, под которой бьется сердце. Хотелось коснуться губами шеи моего ночного гостя, а затем укусить, заявляя свои права, говоря всему миру, что он только мой.

- Луна... - выдохнул он, расжимая свои объятия и сжимая кулаки. Другая, у него есть другая с красивым именем Луна. Хотя, как такое может быть? Ведь он же плод моего больного воображения или все же нет?

Стало страшно. Да и сколько раз он об этом говорил, а я, дура, не слушала, да и не хотела слышать. Ходящий по снам. Но почему же тогда... Другая... Там, реальном мире, прижавшись к нему, спит другая женщина, а он... Он ничего не может поделать, потому что маленькая настырная девчонка все время утягивает его в свои сны. Боги! Нет.

Но это больше походило на правду. Сердце будто кольнули тупой иглой один раз, другой... Стало нестерпимо больно, сродни тому, как тогда рвалась связь с Гидеоном... Или он просто меня жалеет... Нет! Хватит!

- Хватит! - я уперлась руками в его горячую грудь, которой еще минутуназад касалась губами, потом и вовсе отошла к окну, глядя, как полная луна освещает черные сучья деревьев. - Ты ведь реален.

- Ну, наконец-то, ты это поняла, - он улыбнулся. Так тепло.

- Да... Только слишком поздно это произошло.

- Поздно?

- Я... Ты... - как же сложно сказать, убрать его из своей жизни раз и навсегда. - Нам не стоит больше встречаться, никогда, во снах.

- Что? - сколько ярости и какой-то непонятной тоски в его голосе, которая разрывает мое сердце.

- Нам не нужно больше встречаться. Не приходи в мои сны, никогда. Это не честно по отношению к той, что сейчас тебя обнимает, к твоей Луне. Она не должна страдать,ведь пара... Ходи в ее сны... - слова застревали в горле, но я выталкивала их наружу, выплевывала...

- Что ты несешь?

- Уходи, прошу тебя,пожалуйста... - прошептали бескровные губы. Долю секунды он, с какой-то обреченностью смотрел на меня, сжимая и разжимая кулаки. А потом на пол закапало что-то красное. Кап. Кап. Кап. Кап.

- Нет, прошу тебя... - тихий, срывающийся шепот. Кап. С кистей его рук капали алые капли крови. Когти, которые появились вместо ногей, разрывали кожу ладоней, причиняя ему боль.

- Что ты творишь?! - нет, он не должен так. Я резко побежала к нему, падая на колени и начиная разжимать его пальцы. - Перестань! Тебе же больно!

- Зачем ты так? Нет никакой другой... Я один. Всегда один. И прична моего одиночества в тебе. Ты забрала жизнь той, что была мне дорога, - ему было больно, но он терпел. Из поврежденных ладоней стекала кровь. Черные окровавленные когти разжались.

Медленно, сама не понимая, что делаю, будто находясь в каком-то трансе, поднесла его руку к своим губам и так же медленно начала слизывать красные дорожки. - Что ты творишь?! Если не хочешь свзывать нас... - я уже не слушала, пробуя на вкус его кровь с привкусом железа. Связывать? О чем он? Только же укус...

Мысли разбегались, словно тараканы... Хотелось так стоять целую вечность. Да, наверное, я эгоистка! И пускай он не был моим в жизни, но во снах... Да, придется его отпустить, но не сейчас, потому что не могу. Пусть мое безумство продлится еще немножечко...

Мужчина вырвал свои ладони из моих рук, а затем опустился на колени на против меня.

- Ты... - пальцы ночного гостя пробежались по моим щекам, пачкая их кровью. Он не договорил, накрыв мои губы своими. Яростный, жесткий и такой пьянящий поцелуй выбил почву из под моих ног, толкнул в его объятия, заставля забыть обовсем на свете. Существовали только я и он. И наш поцелуй с привкусом крови.

Мужчина прикусывал мои губы, вторгался языком в мой рот, сильнее сжимая мое лицо ладонями, пачкая его алой кровью. Все равно. Я крепче прижималась к нему, запустив пальцы в его густые волосы. Волчица внутри выла : "Мой".

Резко он опрокинул меня на пол, продолжая целовать. Глаза, щеки, нос, снова губы... Слегка прикусил впадинку на шее, тихонько ее лизнув... Мои руки были прижаты к полу, отчего даже не было возможности пошевелить ими, коснуться его, прижать к себе крепче и никогда не отпускать.

- Моя, - его глаза сквозь прорези мазки горели диким огнем, который распалял еще больге...

Наши пальцы переплелись. Моя майка давным-давно была разорвана, и кучей серых ошметков валялась в углу. Мужчина касался гуами моих сосков, посасывая, порой слегка прикусывая,срывая стоны удовольствияс моих истрезанных губ.

Я выгибалась навстречу его ласкам, моля без слов, чтобы он дал еще больше...

- Ты только моя, Люба. Нет других! - рычал он, расстегивая пояс джинс, который и вовсе потом просто разорвал... - Останови меня, если ты не хочешь, я уйду и больше не вернусь, если не нужен тебе, -прорычал он, вновь завладев моими губами, выбивая воздых из легих, заставляя задыхаться от удовльствия.

- Нет. Не смей исчезать... Я... - договорить мне не дали... Его рука молниеносным движением извлекла что-то из-за пазухи.

- Прости... - а в следующую секунду мою грудь вспороло серебряное лезвие кинжала...

Только вот сон не закончился. Я не проснулась с испариной на лбу, шальнымиглазами глядя на противоположную стену. Нет, меня перекинуло в другое место.

Тот самый пригорок, на котором так часто любила бывать в детстве... Где-то плескалось бескрайнее море... Горланили чайки...

- Скоро, совсем скоро ты придешь ко мне. Ты сама попросишь....

- Что попрошу? Кто ты?

- Рано... Слишком рано. Скоро все узнаешь... А сейчас спи и слушай, - зашептала странная фигура в плаще, медлено расстворяясь в туманной дымке... Осталась только темнота и песня, звучащай в ней...

Я сам не свой
Мой след потерян
Я с головой
В песчинках времени
Упал на дно
И метроном
Считает в тишине
Пока всё ждут
Прихода истины
Святая ложь
Звучит всё искренней
Не прячет взгляд
И травит яд
Соблазном душу мне
Я сделал всё
И всё оставил
В моей игре
Почти нет правил
И мой герой
Не держит строй
И лезет на рожон
Я сбыл мечты
И откровения
В руках судьбы
Моё спасение
Мой главный нерв
Продет в иглу
Предельно обнажён
Вечная, призрачная, встречная
Сможет уберечь меня
Обыденный сюжет
Всех религий
Предана
Мне и мною предана
И сполна изведала
Рождение и смерть
В каждом миге
Вечная, призрачная, встречная
Сможет уберечь меня
Обыденный сюжет
Всех религий
Предана
Мне и мною предана
И сполна изведала
Рождение и смерть
В каждом миге (Би 2 - Вечная...)

Глава 5.

Сон моментально сошел на нет. Только песня все еще продолжала звенеть в голове, будто напоминание, будто предупреждение. Я ведь, действительно, изведала и рождение, и смерть в каждом мире... "Предана мне и мною предана..."

Глаза распахнулись, уткнувшись взглядом в каменную стену. Снова моя клетка, моя тюрьма на неизвестно сколько времени. Что будет дальше? Ответа не было.

- О, проснулась. Вот одежда, - охотник поднялся с кровати, на которой сидел до этого и, положив сверток на кресло, вышел за дверь, а я, наконец, перекинулась и пошла в душ лтадно хоть этим удобством меня не обделили.

Но даже душ, самые доргие богатства мира никогда не заменят волку свободу. Он всегда будет рваться к ней, царапать когтями камни, но стремиться до самого последнего на волю, где поет душа, где ты един с природой, со стихией.

Вода струйками стекала по телу, даря невероятное наслаждение, смывая грязь, а вместе с ней и воспоминания. Мокрые волосы обепили лицо, закрывая глаза, а я стояла под упругими струями, опустив руки, просто насаждаясь...

Не знаю, сколько прошло времени, но, наконец, отмокнув и отмывшись, натянула принесенные охотником джинсы и майку, ощутив себя полноценным человеком.

Честно говоря, я не доверяла вдруг подобревшим дядечкам, но отчего-то верила, что меня не тронут - иначе бы давно разодрали: слишком многих не стало благодаря мне. Кто-то слишком нужна моя персона. Понять бы для чего...

Поудобнее усевшись на неизвестно откуда появившемся кресле, взяла лежащую на столике книгу.

... Из глаз невесты полились слезы, стоило взглянуть на жениха. Он был прекрасен ликом, но черен душой... Многие девки поговаривали на деревне, что мужчина этот не иначе, как сам Искуситель. В постели ласковый, нежный, а в глазах огонь всегда бесовский горит. Ходит гордо, ничего не боится, зверей лесных, волков да медведей, бывало, руками душит... Страшно стало.

- Боишься? - ухмыльнувшись, отчего на щеках ямочки появились, он сжал ее маленькую ладошку в своей мозолистой, шершавой ладони, которая была такой горячей.

- Боюсь, - молвила Светозара. С детства она запомнила отца завет: чтоб страх победить, его признать надобно.

- Оно и правильно. Жена должна мужа слушать, бояться и ласкать, - мужчина вывел ее из церквушки, а затем посадил на коня, запрыгнув следом, и прижал ее к себе.

Светозара ощущала спиной горячую кожу его груди, что вздымалась так размеренно. Его сердце билось ровно, когда ее стучало, как сумасшедшее.

- Слушать, бояться и ласкать... Я... не знаю. Я хочу другого, - прошептала девушка, проводя пальцами по густой и лохматой гриве коня.

- А чего же ты хочешь? - овевая кожу ее шеи своим теплым дыханием спросил он.

- Я... зачем я тебе? Ведь не нужна же, да и не любишь ведь меня ты, второй раз в жизни видишь. Коли мстишь так, то не надо, ничего хорошего не выйдет, да и зазноба у тебя есть, - шептала Светозара, чуствуя, как сильнее обвивает его рука талию, сжимате в стальных тисках, - я хочу того, что дать ты мне не можешь. Знаю, что не люба тебе, никому не люба... И жалости твоей я не хочу... А полюбить ты не сможешь... Отпусти меня. Я... - не дал договоритьей грозный рык, сорвавшийсяс губ ее супруга, отчего молодая жена задрожала, словно осиновый лист на ветру.

- Жалость, говоришь? Нет, милая, это твои родители согласовали нашу свадьбу. Я не буду клясться тебе в верности, но и тебя я не коснусь. Будем просто жить, иначе позор на наши семьи ляжет. Не отпущу тебя, моя ты теперь. Смирись, - и мужчина погнал коня во весь опор. Увозил он Светозару ото всего, что любо было ей и дорого. Увозил в чернеющий на горизонте лес... А вдалеке слышался волчий вой, вторивший страданиям бедного, маленького сердечка девушки...

Дверь распахнулась внезапно и с громким стуком. Книга вылетела из моих рук, а я испуганно вскочила на ноги. Кто же там такой нервы и нетерпеливый, да еще и нестучащийся?

В дверном проеме появился мужчина, шикарный мужчина. Первое, что бросалось в глаза в его внешности - волосы, которые имели насыщенный, темно-фиолетовый оттенок. Так и хотелось запустить в них пальцы, узнать, настолько ли они мягкие, как кажутся.

- Натуральные? Потрогать дашь? - потрясающе. Никогда раньше не видела такого великолепия.

- Что? - мой гость опешил, что позволило быстренько приблизиться к нему и схватить вожделенные прядки. Ммм, мягкие. Восторгу не было предела. Сейчас я улыбалась как ребенок, получивший новую игрушку, до этого никогда не державший ее в руках.

- Э... Ты бы отпустила, а? Они натуральные, не сомневайся, - мужчина застыл около двери, не зная, что делать дальше.

- А глаза? Линзы? - черный, вертикальный зрачок заливала ярко-желтая радужка. Обалденно. Весь такой необычный, загадочный и красивый. На секунду я забыла о том, что меня в любую минуту могут убить, да и, судя по нему, он пока этого делать не собирался.

- Ты их, надеюсь, не собираешься щупать? - иронично выгнутая бровь. А я вот так не умею, у меня сразу обе ползут наверх.

- А что, можно? - не знаю, что он увидел, но как-то вздрогнул и прошел в комнату, закрыв за собой дверь.

Плавные, размеренные движения. Весь его вид говорил об опасности, но страшно мне не было. Присутствовало лишь какое-то странное веселье.

В последнее время моя жизнь настолько "веселая", что повеситься охота. И началась вся эта кутерьма с появлением в нашем крае Древних. Какая муха их укусила, надоумив наведаться к нам в гости? А теперь моя жизнь летит в тартарары без остановок. Мало было Деймона, так теперь он брутального младшего братец с собой притащил в качестве моральной подержки. Самое главное во всем этом: я никак не могу понять, что же твориться вокруг.

- Я Велимир, - представился мужчина, вольготно расположившись на кровати, моей кровати. Расслабленное тело, тонкие изящные пальцы. Он казался таким обманчиво безобидным, что становилось тошно.

- Уж не Древний ли? - для полного комплетку токма старшего братца не хватало.

- Он самый, - последовал ответ. Я же, крадучись, подбиралась все ближе к нему, в надежде узнать, чего же стоит ожидать от этого альфа-самца. Но в самый последний момент он так посмотрел на меня, что пришлось прекратить свои маневры.

- Думаю, мне не имеет смысла представляться. Ты и так обо мне уже все знаешь, - развернулась лицом к окну, глядя, как тяжелые дождевые капли стучат по зелени деревьев. Один листочек оторвало от ветки, и ветер подхватил в его свои объятия, унося в неизвестном направлении. Вот так и я. Отвергнутая собственной семьей, болтаюсь по родной территории, не в силах уйти из этих проклятых мест, не в силах прекратить их защиту. После событий шестилетней давности моя личная жизнь сошла на ноль.

Одиночество плотно обосновалось во всех уголках моего место пребывания, окрашивая мир темными красками, но я, как могла, старалась вновь натянуть розовые очки, пытаясь забыть обо всем, что так мешало жить, быть нормальной, хотя, наверное, это понятие ко мне не применимо. А потом в моей жизни появился Он. Тот, чье лицо не видела ни разу. Тот, кто будоражил мое воображении, выжигал свое клеймо на моем сердце. Тот, кто сущетсвовал лишь во снах...

Был еще Дэймон - мой персональный кошмар на яву. Тот поцелуй, укус, дерзкое заявление, что я его. Это не моглооставить равнодушным. Да, вызывало лишь глухое, еле сдерживаемое, раздражение. Он, наверное, решил сделать так, чтобы мне жизнь медом не казалась!

- Хм, неужели ты такая злая? Братец мой не удовлетворяет? - сарказм, сквозивший в его голосе, распалял еще больше. Я злилась. Злилась из-за его слов!

- Откуда подробности? Со свечкой стоял? Или собственный опыт? - как же мне все надоело. До жути надоело. Почему каждый из них тянет одеяло на свою сторону? И почему одеяло это я?

- Да ты... - мое тело с громким стуком припечатало к стене. - Как ты смеешь сомневаться во мне? Ты, ни на что не способная?! Даже без половинки! - рычал он, а меня с головой накрыла какая-то апатия. Ну, подумаешь, крышу Древнему сорвало. Чего он так взъелся?

- Ты чего разошелся? Задело, что ли? Так извини, тебя обидеть не хотела, - заглянула в его золотистые глаза, которые, словно омуты, затягивали.

- Люба... - а в следующую секунду его губы жадно накрыли мои...

Он не целовал, он пил меня, сильнее прижимая к себе. Как будто для него было жизненно необходимо чувствовать мое тело, чувствовать меня. Ладони Велимира держали мое лицо, словно хрустальную чашу, которая может разбиться сию секунду.

А мне хотелось еще теснее прижаться к нему, расствориться в нем без остатка... И не было в этом поцелуе ничего предрассудительного. Не как тогда с Дэймоном, которого прибить хотелось сразу, не раздумывая. Нет. Поцелуй Велимира был таким правильным, таким желанным, как с... грохот где-то внизу, и меня тутже отпустили, отчего я кулем сползла по стене...

Ненормальное сердце неслось вскачь, не желая останавливаться, не желая верить, что это реальность, что это не сон... В очередной раз хлопнула входная дверь... Велимир ушел, оставив меня недоумевать, что же произошло и почему.

Ответов, увы, не было. И вдруг внутри медленно начала ледяной поземкой распространятся пустота. Она медленно обволакивала мысли, сердце, вымораживая все, заставляя стыть в жилах кровь. По коже побежали мурашки, и через несколько минут я уже дрожала всем телом, стуча зубами, хотя в помещении было тепло...

А затем так же резко все прекратилось.

Марианна.

- Она здесь! - Аларис влетел в нашу квартиру со скоростью ветра. Взъерошенные волосы, лихорадочно горящие глаза с вертикальным зрачком.

- Она? - я рассматривала его, не понимая, что мужчина пытается до меня донести. Да и не волновало меня ничего, кроме моей сестры, которая теперь у охотников. Каким-то шестым чуством я осознавала, что она жива, и это позволяло не сойти с ума от беспокойства, позволяло держать себя в руках.

Люба, Люба... Как же ты так умудрилась вляпаться во всю эту историю? И как нам вытащить тебя, не причинив боли? Сестренка, как же тяжело осознавать, что ты лишь пешка в играх Древних, да вот только я ничего не могу поделать, да и слишком рано еще тебе все знать.

Прекрасно понимаю, что ты никогда меня не простишь, но по другому не могу, слишком многое поставленно на кон - нельзя проиграть.

- Да. Она. Я видел Луизу. Здесь. - Чеканая каждое слово, произнес Аларис, заставляя шевелитья волосы на моей голове.

- Живая?

- Да. Наши гипотезы оказались верны. Вот только что теперь из всего этого выйдет? - мужчина уселся в кресло, взъерошив свои волосы.

- А что ты предлагаешь? Выловить ее и представить и Деймону, и Велимиру?

- Нет, как раз этого мы сделать не можем. Ты даже не догадываешься, какая власть теперь сосредоточена в ее руках. Даже близко не подойти.

- Есть что-то могущественней Древних? - если честно, то я просто была в недоумении. Нам же всю жизнь внушали, что Древние - это высшая власть, закон подчиняется им, а сейчас, оказывается, что...

- Да, есть. И я в последнюю очередь ожидал, что это будет именно она. Прости, мне необходимо побыть одному, - он с мольбой посмотрел на меня. Да, стало немного обидно, но и моего оборотня можно было понять. Снова вспоминать ту кровь, что лилась столетия назад, ту боль, что оставили братья в его сердце. Прошлое камнем лежало на душе каждого из них.

Прихватив куртку, тихонько выскользнула за дверь и отправилась на море, в надежде, что и мне получится разложить все имеющиеся факты по полочкам и собрать воедино картинку, которая вот уже сколько лет не желала складываться.

Все началось еще тогда, когда мы только познакомились с Аларисом, и он признал меня своей парой, рассказал кто он такой, и что хочет помирить своих тупоголовых братьев, что были упертыми как бараны и не видели ничего дальше своего носа. Стая Древних начинала медленно разваливаться на части, многие погибли, а Велимир, по прежнему не желал возвращаться обратно, поэтому альфой был Деймон. Да, у него получалось неплохо, если не учитывать одно значительное "но"... Его мысли были заняты совсем другими вещами, и в часности, на стаю ему было совершенно плевать.

А все из-за какой-то женщины... Мой мужчина не вдавался в подробности, предпочитая о них умалчивать, но сказал, что, по его сведениям, она жива и просто инсценировала свою гибель, чтобы посеять вражду между ними...

Вот только одного я долгое время не могла понять: как моя пара оказался здесь, на территории нашей стаи? Мужчина упорно не желал отвечать на этот вопрос, а мне, со временем, надоело его задавать...

Еще, каким-то мистическим образом, в этом была замешана и моя сестра, которую я хотела вытащить из этого переплета. Ей и так досталось... Никогда не иметь больше второй половинки... До последнего не верила, что такое бывает. Но день за днем Люба постепенно угасала, теряла свой внутренний свет, к которому тянулись окружающие. Та девушка, которую я знаю сейчас, и та, что была раньше - совершенно противоположны друг другу. Из ее глаз исчезли искорки, складка залегла между бровей... А эти вечные круги от недосыпа, отчего она была скорее похажа ни филина, чем на вочицу... Люба просто губила саму себя... И я ничего, ничего не могла поделать.

Зато теперь она замешана в этой катавасии с Древними. Только почему-то мне кажется, что в этот раз ее сердце может не выдержать их безумных игр...

Да, признаюсь, та выходка с укусом была нами спланирована... Но надежда жила в моем сердце, что она все же сможет найти свою вторую половину... Все стало только хуже. Чем-то она смогла зацепить Деймона, да и не только его... Теперь же ни я, ни Аларис не знали, чего ожидать дальше...

***

"Моя!!! Только моя и ничья больше!" - бесновался волк внутри мужчины, который рассхаживал из стороны в сторону по комнате, запустив пальца в волосы.

Такая хрупкая на вид, но настолько сильная внутри...

- Милый? - блондинка плавными движениями, томно поводя плечами и покачивая крутыми бедрами, подошла к нему вплотную, касась его тела своей грудью, - я сокучилась, - выдохнули розовые пухлые губы, в которые оборотень тут же впился совими губами.

Схватив блондинку за шею, притянул к себе ее еще ближе, чтобы в следующую секунду отшвырнуть ее в другой конец комнаты, отчего девушка неслабо приложилась спиной о каменную стену.

- Ты... Ты с ума сошел! - закричала она, а затем, с трудом поднявшись, выползла за дверь, оставляя оборотня наедине с самим собой.

Неужели, все зашло так далеко. И она, действительно, его Луна? Или всего лишь иллюзия, которую он сам же для себя и выстроил? Просто заигрался, позволил себе забыться. Нет. Для него больше не существует второй половины. Она умерла! И отомстит! Через эту белую волчицу. И плевать, что внтури сжимаетс сердце, что все его существо востает против этого.

Так будет правильно. И не стоит больше ходить в ее сны. К хорошему это не приведет. Но... За последние шесть лет для него это стало такой же потребностью, как и дыхание. Казалось, стоит хоть раз не прийти в ее сон - он лишится чего-то важного. А уж ее гневные речи, взгляды и такие, полные нежности, прикосновения... От воспоминаний о прошедшей ночи, все тело мужчины напряглось, желая вновь ощутить девушку рядом с собой.

Нет, с этим точно нужно завязывать, иначе... Иначе он найдет ее и, рано или поздно, сделает своей, даже если волчица будет против. Волк внутри него заурчал от этой мысли, вгоняя его в еще большую тоску...

Странно, но сейчас ему хотелось выть! Дико и надрывно, высказывая луне свою боль. Сколько раз уже твердили о том, что сердце и разум редко уживаются между собой. Вот и сейчас. Сердце - желало обладать ей, разум - уничтожить. Это разрывало его изнутри, и он ничего не мог поделать...

Каждый раз оборотень ругал себя, что не может прекратить эти ночные визиты в ее сны, и каждый раз, как и сейчас, вновь и вновь отправлялся к ней, и каждый раз этих жалких нескольких часов не хватало все больше.

Она спала. Мужчина чуствовал это, вот только пробраться в ее сон, почему-то, не мог, как ни пытался. Дверь была закрыта.

- "Значит, не судьба", - думал он, оставляя свои бесплотные попытки. И вдруг волна страха и паники накрыла его с головой.

- "Луна", - не задумываясь, что делает, мужчина резко вылетел за дверь...

Люба.

Что можно делать взаперти? Читать да спать. Я решили выбрат последнее и улеглась на мягкую кровать, накрывшись с головой одеялом. Тепло. Но даже оно не способно разогнать тот холод предчувствия, разливающегося внутри, словно океан. Что-то должно случиться...

И это беспокойсто не оставляло даже и во сне.

Черные, обнаженные сучья деревьев мокли под проливным дождем, скрипя так, что казалось, будто они вот-вот обрушатся на меня своей махиной, погребя под собой.

Я бежала изо всех сил, которые стремительно покидали мое тело. Еще чуть-чуть и выберусь из этого кошмара, только бы добежать до просвета между деревьями. Одежда, промокшая до нитки, облепила все тело, сковывая движения, замедляя.

Не увидев под ногами корень, выступавший из земли, словно лапа диковинного чудища, я полетела вниз, больно ударяясь коленями, сдирая в кровь ладони об колючки кустарника и дерна.

Сзади разадавалось тяжелое дыхание моего преследователя, который возвышался надо мной. То был не волк, нет. То была его человеческая сущность, знакомая до боли. Не нужно было оборачиваться, чтоб узнать, кто же стоит позади меня. Мне это было и так слишком хорошо известно. Именно в эти волосы, что сейчас трепал ветер, запускала я пальцы, притягивая его лицо ближе к себе, заглядывая в такие родные до боли глаза. Но сейчас... Все было по-другому. Его лицо скрывала маска. Но даже она не была способна спрятать от меня столь любимое лицо, которым могла любоваться часами.

- Моя, - мужчина занес надо мной кинжал, скаля зубы в ухмылке. А я.... я не могла сказать ни слова, не могла его даже оттолкнуть, предпочтя покориться судьбе... Взмах. И тело накрыла волна боли, заставляя выгибаться.... Дышать было тяжело. Я хрипела, а он... Он как-то странно смотрел на меня, силясь что-то понять. Осознать. Принять.

- Я... - в горле мерзко забулькало, а во рту чувствовался железный вкус крови.

- Молчи! Прошу тебя... - мужчина кричал, а его лицо становилось все мутнее.

- Я... хотела... быть твоей, - что-то вновь противно забулькало и вот уже кровь начала заполнять рот, тонкими струйками стекая по подбородку.

А над деревьями кружилась женщина в белом плаще с капюшоном, скрывавшим ее лицо.

- Еще немного и ты придешь ко мне... придешь сама и попросишь, - бесновалась она, дико хохоча. Рыжие волосы, вырванные из-под капюшона, трепал ветер. - Я буду ждать. И они узнают все! - Она все хохотала и хохотала, как будто не могла остановиться...

Я же падала и падала, не в силах остановить или замедлить свой полет.

- Нееет! - с громким, истошным криком резко села в кровати. Лоб был покрыт испариной. Было холодно. Сердце стучало как ненормальное, а в следующую секунду в комнату влетел он. Мужчина с золотистыми глазами, которые полыхали огнем.

Короткие волосы топорщились в разные стороны, при этом прикрывая уши с парой сережек в левой мочке.

Мощная шея широкие плечи и грудь, которая тяжело взыдмалась и опадала. Высокий. От него веяло опасностью, это заставляло покрываться кожу мурашками, а тело трепетать. Пальцы уверенно сжимали в руках рукоять кинжала.

- Ты кто?

- Какая разница? - мужчина бегло осмотрел комнату, видимо, силясь обнаружить то, что так меня напугало. - Почему ты кричала?

- Дурной сон, - провела рукой по все ще мокрому лбу, неотрывно следя за незнакомцем. - И все же, кто ты? Уж не очередной ли братец-оборотень из альфа семейки?

- Ты... - он зарычал, а затем резко налетел на меня, повалив на пол, о который я больно приложилась головой.

Незнакомец навалился на меня всем телом, грозясь раздавить. Острое лезвие клинка было приставлено к моему горлу, а другой рукой он сжимал мои запястья мертвой хваткой, так что выбраться не было возможным. Дышать было тяжело, поэтому приходилось маленькими глоточками втягивать в себя столь необходимый воздух.

- Никогда не смей сравнивать меня с этими... - прорычал мужчина.

- А то что?

-Я убью тебя, - чувсвовала, как он надавил на лезвие, и оно вскрыло тонкую кожу моего горла. Чувствовала, как капельки чего-то теплого медленно и лениво заскользили по шее.

- Ну так убей. Столько сразу решиться проблем! Давай же! Решим эту проблему раз и навсегда! - и накрыла его руку, с зажатым в ней оружием, сильнее надавливая. - Ну же... - закрыла глаза... и ничего. Мужчина лишь тяжело дышал, уткнувшись носом в мою шею.

- Не могу, - он резко перевернулся, отчего я оказалось распластана поверх тела незнакомца, а его ладони обхватили мое лицо...

Этот жест... Не может быть... Он... он - ринаи. Самая загадочная раса ночи. Обладающая невероятной силой. Те, которые не поддаются контролю. Те, которые живут по своим правилам. Те, которые, порой, играют судьбами людей.

- Ты ринаи, - прошептала, пошевелив бескровными губами. Теперь стало, действительно, страшило. Кроме меня самой, моей ипостаси, у меня ничего не было, а на его стороне магия первозданных стихий, и в любую секунду, мужчина может прервать мою жизнь - стоит только щелкнуть пальцами.

- Как?

- Жест выдал. Только у вас так принято.

- Знаешь, что означает?

- Да, к сожалению, знаю. Доверие. - Это казалось странным, что он такой сильный вдруг ни с того ни с сего решил оказать мне такую честь.

- Верно. И даже не спросишь, с чего бы я так сделал?

- Нет. Посчитаешь нужным - расскажешь сам.

- Умная девочка. Да, именно такая нам нужна. Ты будешь последней. - Прошелестел он, словно ветер, а затем и вовсе исчез, оставив меня одну.

И чтобы это могло значить? О ринаи мало что известно, поэтому с точностью что-либо предположить не представлялось возможным. Оставалось лишь ждать, что покажет время.

Оглядевшись по сторонам, заметила, что дверь неприкрыта, и высколзнула из своего каменного мешка наружу. Честно, лучше бы я этого не делала.

Тихонько спустившись вниз по лестнице, оказалась в широком холле с дубовыми дверями из-за которых раздавались голоса.

- Ммм, может, ты просто хочешь ее? - что-то упало и, по- видимому, разбилось.

- Замолкни... - последовал тихий ответ мужчины, голос которого невозможно было не узнать. Велимир. Это оборотень с экзотичным цветом волос почему-то не давал покоя моей душе. И я постоянно думала о нем после нашей первой встречи.

- А то что? - вновь прошелестел тихий и мелодичный голос.

Любопытство пересилило и, медленно подобравшись к двери, тихо, чтобы никто не услышал, отворила ее, просколзнув внутрь.

Комната оказалась кабинетом. Высокие темные стелажи с книгами, пара кожаных кресел, письменный стол. Ничего лишнего, говорящего о привязанностях хозяина, который сейчас стоял в центре помещения, держа в руках красивый клинок с вязью рун, при взгляде на который, я, словно заледенела изнутри, узнав эту вязь.

- Хочешь узнать? - он подошел ближе к женщине, а в следующую секунду подхватил ее за ягодицы и поцеловал эти развратно блестящие, накрашенные красной помадой губы.

Во мне что-то оборвалось. Рухнуло вниз. Как будто не оправдались надежды. Хотя о чем я?

- Нет... - хлопнула дверь, оповещая о моем присутсвии. Велимир обернулся. Нечто непонятное проскользнуло в его холотистых глазах, а я быстро развернулась и рванула обратно, в свою каменную клетку, стараясь стереть из памяти его образ обжимающегося с этой девицей...

Ненормальное сердце неадекватно реагировало на эту ситуацию. Оно ныло, как быдто ему изменил самый близкий, родной и любимый человек. Не может этого быть! Я знаю Велимира лишь несколько дней. Но тот поцелуй, то, что испытываю сейчас... Пара? Нет, нет нет! Для меня такие узы под запретом, потому что отверженные не могут больше ее встретить и проживают свою жизнь в одиночестве, а кто слаб - уходит за грань сразу же.

Еще один лестничный пролет...

Я не ожидала. Не ожидала, что отчего-то будет так адски больно, как будто бы меня просто выпотрошили изнутри, располосовали мое сердце, а затем выкинули на помойку, потому что этот мервый кусок мышц никому не нужен.

Ведь не знаю его совсем, но кажется, что он предал. Этот чертов оборотень меня предал! Невозможно! Чертов Велимир!

- Люба!!! - раздалось за моей спиной, отчего я еще быстрее побежала по ступеням, едва успев захлопнуть дверь перед его носом и прижаться к ней спиной, ощущая удары его кулаков. - Я выломаю ее, если ты не откроешь!!! - рычал оборотень, царапая дерево когтями.

- Да пошел ты!

Ответом ему была тишина, пустая и холодная.

- Моя Лу... - послышались чьи-то шаги.

- Милый, эта шавка нас прервала,- раздался женский голосок. Слишком много бушевало во мне эмоций, слишком много эта девка на себя брала. Ни один не смеет называть меня так!

Злость яростным потоком затопила сознание, и на свободе оказалась волчица. Белоснежная, с горящими лютой ненавистью зелеными глазами. Удар мощной лапы, и дверь сорвало с петель, и хищница бросилась на свою обидчицу, роняя ее не пол, прижимая грудь к самому полу. Раздался хруст ребер.

И вот уже две волчицы закружились в смертельном танце.

Я наблюдала всю картину, словно со стороны. Все мое существо застилала ярость, слепая, неконтролируемая. О, как же приятно чувствовать, как рвуться сухожилия соперника, как трещат его кости... Все длилось недолго. Пара минут и передо мной на коленях сидит уже девушка в ужасном состоянии, обнажая горло, стирая со щек слезы и кровь. Она признает во мне победителя, сильнейшего.

Одобрительно рычу, едва успев краем глаза заметить, как она выхватывает откуда-то кинжал, и заносит руку для удара...

- Тварь! - шипит она. Еле успеваю уклониться, но бок все равно обжигает болью, что еще больше злит меня. Рывок. И я смыкаю челюсть на ее шее.

- Не смей! - его голос вбивает почву из-под ног. Запрещает. Хочет созранить ей жизнь, но ведь она же... С непониманием смотрю на него... В зеленых глазах проскальзывает боль и разочарование... Все же она...

Медленно размыкаю челюсти и отпускаяю эту падаль, льнущую к его ногам. Разворачиваюсь и ухожу в свою комнату, передвигаясь с огромным трудом. Слишком сильно меня зацепило.

- Люба! - такой нежный, просящий голос.

Скалюсь. Из горла вырывается рык. Как же вас всех ненавижу. Чувствую, как мутнеет в глазах - сил хватает только на то, чтобы дойти до кровати и упасть около нее, закрыв глаза.

Боль нещадно разрывает изнутри мое сердце, даже рана на боку не причиняет такой боли.... Предал... Закрываю глаза лапами, лишь бы погрузиться, наконец, в спасительную темноту.

- Не смей спать, девочка! Не смей! - зачем он пришел сюда? Снова рычу, щелкая зубами.

- Тише. Да, я виноват! Но ты... - его рука оказывается непозволительно близко, поэтому я кусаю ее, сильнее сжимая челюсти, чувствуя соленый привкус его крови.

Он даже не вырывается. Просто смотрит в мои глаза.

- Заслужил... - бок уже успел подзажить. Мужчина перекидывается. И вот теперь я сжимаю лапу волка, который с непонятным мне восторгом и покорностью смотрит на меня. Почему? Отпускаю его лапу из плена зубов. Я расстеряна

Хищник ложится на живот и медленно подползает ко мне, втягивая наздрями воздух, как будто стараясь уловить один, известнй лишь ему, запах. А затем проводит своим шершавым языком по моему окровавленному меху, срастающейся ране.

Волк как можно теснее прижимается ко мне, но в тоже время так осторожно... Наши тела соприкасаются. Его голова уже лежит рядом с моей. Иногда он касается языком моего носа...

Боль постепенно начинает уходить на задний план, свиваться в тугой комок в сердце, клонило в сон... Что-то в последнее время я слишком много сплю. Уж не подсыпают ли мне чего?

***

А во сне мой таинственный незнакомец перебирал струны гитары и пел:

Я найду тебя, моя светлая леди
Даже в замке серых теней
Белым зверем брошусь по лёгкому следу
По дороге в тысячу дней
Я узнаю тебя даже в сером платье,
Даже с маской вместо лица
Я спасу тебя от серых объятий
От постылой лжи и венца

Оглянись вокруг - почувствуй беду
Ведь они украли твою любовь
Позови меня, я на зов приду
Чтобы жизнь к тебе возвратилась вновь

И качнётся вода в оловянной чаше
И запнётся жрец Пустоты
На моём пути мне ничто не страшно
Мне нужна на свете лишь ты
Посмотри на них - они просто тени
На гиблом болоте огни
Разорви в душе паутины сплетенье
И в наш старый замок вернись...

Там в зелёных полях гуляет твой конь
И безоблачна синего неба высь
Там горит по ночам на окне огонь
И трава неслышно шепчет: "Вернись..."

Я успею к тебе, мне нельзя иначе
Я от смерти тебя спасу
И пусть в храме обряд вот-вот будет начат
Обручальные кольца внесут
Я успею выкрикнуть твоё имя
И развеять липкий туман
Ты почувствуешь серые тени чужими
И поймёшь, что это обман

Я вернулся снова, твой верный друг
Я один, но я выдержу этот бой
Мой клинок разорвёт наваждений круг
Ты проснешься, и снова станешь собой...

(авт. слов: Тэм - Леди)

Глава 6.

Дэймон.

- Мой повелитель, ее похитили, - девушка склонилась в низком поклоне, с трудом пряча улыбку в уголках губ. Ее рыжие волосы свесились по обе стороны лица, скрывая его от глаз альфы.

- Хм. Не ожидал, что мой братец так легко поведется на весь этот маскарад, а всего-то стоило куснуть ее, да заявить при всех, что я хочу, чтобы она моей была, хотя она нафиг мне не сдалась. А теперь... ну, подумаешь, убьют ее : одним оборотнем больше, одним меньше.

- Но... разве вам ее не жалко?

- Хотела бы оказаться на ее месте? Ведь это же тебя он так жаждет убить - мне хочет боль причинить. Только вот ему знать не обязательно, что ты моя Истинная. Мы даже Ала смогли провести, - мужчина встал и подошел к девшуке, поднимая ее с колен и сжимая в своих объятиях.

- Интриган, - улыбнулась она, заглядывая в его глаза, в которых плескалось столько любви и нежности, что можно было утонуть, но она знала, что Дэймон никогда не даст ей этого сделать, пока не объяснит своему, одержимому местью брату, что зря он все это затеял.

- Я люблю тебя, мое солнце, - прошептал оборотень, уткнувшись носом в шею девушки, жадно вдыхая ее запах.

Кто бы знал, как он хотел сделать, наконец, ее своей, но нельзя, пока нельзя, иначе он и вовсе рискует ее потерять.

Дэймон не понимал, почему Велимир решил ему отомстить. Ему никогда не была нужна та девица - слишком хорошо он видел ее гнилую душу, зато она не переставая, словно специально, именно в присутсвии старшего брата, липла к нему, а потом и вовсе сиганула с обрыва.

Женская душа - потемки. Нет, конечно, было жаль немного ту девушку, но ее жизнь, по сравнению с жизнью любимой - ничто. Может, хоть замучив ее, Велимир, наконец, успокоится и отзовет своих выкормышей - охотников от стай, их и так слишком мало осталось, а его братец, со своим разбитым сердцем, по ходу, решил и тех немногих, что выжили после времен Инквизиции, уничтожить.

Люба.

Как я и предполагала, моя нездоровая тяга ко сну была вызвана снотворным, которым меня так активно пичкали, ладно хоть добавляли только в еду, при этом оставляя воду не тронутой.

Согласитесь, никому же не обязательно знать, что все, выделенные мне харчи я смывала в унитаз.

Но в тоже время мне безумно хотелось оказаться в моих снах, ведь там был он. Я нуждалась в нем, как в воздухе. Вот только что-то изменилось с момента нашей последней встречи. Он стал другим, таким холодным и отчужденным. Мы постоянно находились в разных углах комнаты, и сколько бы я не шла к нему, он никогда не становился ближе, а наоборот, с каждым шагом становился все дальше и дальше.

Настолько тяжело на него смотреть, таког поникшего, потерянного - хотелось подойти и обнять, прижаться к его спине, сказать, что все будет хорошо и никогда, никогда не отпускать.

- Знаешь, я пытался ее ненавидеть, пытался отомстить, - горькая усмешка исказила его губы, - но не получается оно. Не могу! Она въелась в душу, разъела там все. Сначала она убила ее, ту, которую я любил, не специально, возможно. Я был одержим жаждой мести, а потом встертил ее, оборотня, лишившего меня всего, и оказалось, что она - моя!!! Казалось, что сердце готово было выпрыгнуть из груди от той любви, что затопила его... Все, happy end! Но нет, каждый раз между нами стоит стена, которую невозможно преодолеть, как бы я не бился об нее головой, как бы не хотел оказаться со своей единственной рядом.

- Все... будет хорошо, - в одну секунду я оказалась рядом с ним, крепко обнимая, прижимая мужчину к себе, зарываясь пальцами в его волосы и вдыхая такой знакомый аромат.

- Общаешь?

- Да...

Мои мысли прервал Велимир, влетевший в комнату. Куда он делся вчера, я не знаю, да и не мое это дело.

Тремя шагами он покрыл все расстояние, разделявшее нас, и накрыл мои губы своими, рывком притянув меня к себе

Его изящные музыкальные пальцы, забравшиеся под мою футболку. Такие горячие, будто угли еще не остывшей золы. Я плавилась от их прикосновений, таяла, как снег на летнем палящем солнце. Было что-то в этом поцелуе неправильное, настораживающее, но отстраниться я не могла

Губы Велимира, с жадностью и какой-то яростью, впивающиеся в мои, как будто пытающиеся за что-то наказать. Мои руки зарылись в его волосы, притягивая ближе к себе. Я не думала ни о чем, отдавая себя до конца, без остатка...

- Сладкая... - выдохнул он, отодвигаясь от меня. Холодно. Будто все, что было светлого в твоей жизни, забрали. Исчезло что-то такое теплое и родное. И тут до меня дошло... Но мужчина так же быстро исчез из комнаты, как и появился.

- Воспоминания... - он читал меня, как раскрытую книгу. Черт, это его дар! Умение считывать через прикосновение! Велимир, этот блохастый пес, использовал меня! Не прощу! Никогда! Он ответит за это! Заплатит за мое унижение!!! Клянусь кровью! Острый ноготь разрезал плоть, и алые капли закапали на каменные плиты пола.

Здание затрясло от силы. Черные тени заклубились по камере. Они коконом обвивались вокруг моего тела, впиваясь рану, с жадным чваканьем поглощая предложенное подношение.

А внутри меня плескалась, словно океан, боль. Ни одного я не пускала настолько глубоко, нося все в себе, пряча под замком. Велимир... Слишком жестоко он поступил, не имея на это никаких прав. Используя самый грязный способ, он... Злые слезы навернулись на глазах. Нервно и как-то резко стираю их руками, размазывая по щекам. Тени по-прежнему не отлипли от раны. Мерзко и обидно.

Раздался жуткий треск, и стекла выбило взрывной волной. Осколки изменили траекторию своего полета и двинулись на меня. Не было желания от них закрываться. Не было желания жить.

- Ты что творишь, идиотка?! - дверь разлетелась на щепки, а в комнату влетел взъерошенный... ринаи. Да что же такое? Сегодня день открытых дверей? С мокрых волос насыщенного темного цвета стекала вода, застывая каплями на его загорелом мускулистом теле. Рубашки не было.

- Ты... Ненавижу тебя! Всех ненавижу! Убирайся! - тени вокруг меня начали сжиматься, а потом и вовсе оторвались от руки, ощерив свои клыки на нежданного гостя. Страшное зрелище. Огромные сгустки чего-то темного и не понятного, светящегося алым светом изнутри. И нет больше ничего, кроме широко распахнутой пасти с огромными клыками, с которых капает кровь.

- Клятва мести?! С ума сошла?! Развейтесь! Я аннулирую договор, - махнув рукой в сторону теней, он схватил меня в охапку и вытащи из комнаты. Краем глаза успела заметить, как темные сгустки втянулись в пол.

Коридоры... Коридоры... Я как-то меланхолично смотрела, как меняются цвета дверей. Было плевать. Апатия царила внутри. Незнакомец распахнул одну из дверей и втащил меня в комнату.

- Зачем ты их вызвала? Ведь не могла же не знать о последствиях! Они - не те, к чьей помощи прибегают просто так, - он говорил о тех, кто пришел засвидетельствовать мою месть, о детях проклятого бога. В наших стаях до сих пор привержены к первоначальны формам религии, а проклятый бог... Его имя боятся упоминать в суе. И только те, кому уже нечего терять, идут на сделку с ним, потому что цена такого договора - смерть.

- А тебе не плевать! Отвали! - хотела вложить как можно больше ненависти в свои слова, но не получилось. Что-то угасло, потухло внутри, и не осталось ничего, кроме усталости, навалившейся так внезапно.

- Это из-за него, да? - этот тоже мысли читает мысли? Или просто такой проницательный? А, все равно. Ничего уже не хочется.

- Много чести, - тихий, едва слышный, шепот срывается с моих губ. Руки мужчины крепче прижимают меня к его груди, будто боясь, что вот сейчас я исчезну. Мне же все равно. Не обнимаю в ответ, но и не отталкиваю.

- Значит, из-за него. Все твои попытки, да и твоя смерть оказались бы напрасными - не пойдут тени против него, - голос ровный. Грудь равномерно вздымается под моей головой. Слышу, как стучит его сердце... Так... четко.

- Почему?

- Я - проклятый бог, а мне враждовать с Велимиром не выгодно. Совсем,- и столько горечи и боли в этом признании, что хочется крепко-крепко обнять его и утешить, сказать, что все будет хорошо, но не могу.

Я поверила его словам сразу, не было причин сомневаться, а если бы была не столь порывиста, то давно бы это поняла, стоило лишь сопоставить кое-какие факты. Проклятый бог... Это не божество, на самом деле, а прозвище человека, правда, вот корни этой клички уходят в темные времена.

- И знаешь... Он не считывал тебя. Не смог, - от этих слов ринаи сердце начинает быстрее биться. Он... не считывал.

- Спасибо, - крепко обнимаю его за талию, уткнувшись носом в шею, и засыпаю... Даже не подозревая, какая борьба идет внутри мужчины, у которого на руках я так уютно устроилась.

-"Отомстить или отпустить? Вот она, такая хрупкая... Всего лишь одно движение, и ее жизнь оборвется навсегда... Нет.", - и с этими мыслями незнакомец откинулся на спинку кровати и ***

- Он опять был здесь, - голос охотника дрожал, выдавая его страх перед оборотнем.

- Но как?

- Ни одна камера не засекла его, лишь запах... Вы смогли почувствовать его в комнате Любы.

- Ринаи? Только они могут такое провернуть, прикрывшись своими стихиями, котрые к ним липнут, как листы к заднему месту в банный день. Не думал, что они тоже вмешаются. Но вот понять бы зачем...

- Я уверен, что вы разберетесь. Черт!!!! Тревога!!! - охотник нажал на какую-то кнопку, и здание огласилось завыванием сирены.

- Деймон... Только его и не хватало. Неужели пришел спасать свою зазнобу? - и оборотень покинулк комнату, оборачиваясь в прыжке.

Люба

Я резко вскочила с кровати и бросилась к окну! Оборотни. Больше десятка точно. Они серой массой заполняли двор, раскидывая охотников, которые двигались, словно вялые мухи. Дверь в мою комнату слетела с петель.

- Иди сюда, детка! - на пороге стоял Велимир.

- Нет! - из горла вырвался рык, а на руках начали отрастать когти. Десны пронзило болью, через секунду кончики клыков касались губ. И глаза, наверное, приобрели вертикальный зрачок.

- Воу! Давно не видел такого, но, увы, солнышко, меня этим не удивишь. Так что, либо ты идешь сюда, либо... - он не успел договорить. Я бросилась на него и, проломив перила лестницы, мы вылетели на первый этаж. Больно не было. Единственное, о чем думала в тот момент, так это о том, что нельзя ни в коем случае позволить сменить ему положение, иначе мне придет абзац.

- Это было... мощно, - выдохнул он, а в следующую минуту я, ласточкой, полетела в стену, которая радушно приняла меня в свои обьятия. Как умудрилась ничего не сломать - не знаю. Все тело сжалось в пружину, но разогнуться я не могла. Чееерт! Полное обращение!

Нельзя, нельзя, нельзя!!!

- Сейчас будет еще мощнее, - и с трудом встав на ноги, превозмогая ломоту в мышцах, рванулась вперед, впиваясь клыками его шею. Рычание вырывалось из горла, а я продолжала терзать свою добычу, ощущая во рту соленый привкус крови, которая страшно горчила. - Яд!

- Ай, умница! Через пару минут ты умрешь.

- У меня для тебя не очень приятная новость: не подействует.

- Почему?

- Спиши на свойство организма, - ухмыльнувшись, растянула губы в кровавой улыбке, глядя, как мужчина зажимает рану руками. Нескоро заживет.

- Ммм, какое интересное свойство. Поделишься, где такое приобрела?

- Тебе не светит, зайка!

- Зайка! - и на меня полетел волк! Огромный, черный... Но до меня он так и не долетел, ударившиесь об невидимую преграду.

Я не понимала, что с ним произошло и почему...

- Нам пора уходить! - меня дернули за руку и куда-то потащили.

- Деймон, куда ты меня тащишь?!

- Ты предпочитаешь остаться здесь?

-Честно сказать? Да! Всяко лучше, чем плестись на буксире у психованного рыцаря!

- Девочка, следи за словами! - он схватил меня за грудки, зло смотря в мои глаза. Хватит! Надоели все!

- А то что?

- Что, думаешь, раз под защитой ринаи, так все можно? - процедил он, проводя когтями по моей шее, - мне стоит всего лишь нажать посильнее, и даже он не успеет! -оборотень расцарапал кожу на моем горле.

- Ошибаешься, успею! - неизвестно откуда раздался голос, - только мне это не нужно. Ты ей все равно ничего не сделаешь. Не сможешь, да и страх за вторую половину сильнее, чем желание убить Любу.

- Какой самоуверенный, - прошипел Деймон, сжимая руку на моей многострадальной шее.

- Есть причины, - в следующую секунду Древний, словно щенок, улетел в кусты, а ринаи подхватил меня на руки, оказавшись рядом. - Ты не ранена?

- Не знаю, но мне чеертовски хорошо, - прошептала , касаясь губами его шеи. Ммм, так соблазнительно пахнет.

- Черт, на его когтях был яд. Но на нее он как-то странно подействовал, - рассуждал вслух мужчина, скрываясь в хорошо ему знакомой чаще леса.

- Ммм, ты слааадкий, - я лизнула яремную впадинку, отчего моего носителя основательно так тряхнуло.

- Люба... - упс, кажется он внезапно простудился - его голос как-то резко так сел.

- Умм? - хлопнула дверь, меня усадили на деревянную лавку, но я была категорически против, поэтому встала, слегка пошатывась, и поплелась в сторону, где находился ринаи. Моему, слегка расфокусированому взору предстала просто потрясающая картина. Широкие плечи, узкие бедра и подтянутая задница... А еще всю его спину украшала татуировка, рисунок которой рассмотреть мне не удавалось - в глазах все плясало. Когда он успел стянуть майку?

Я с жадностью рассматривала все представленное мне великолепие, разве что слюна изо рта не капала. А еще он тааак пах. Мммм....

- Как тебя зовут? - он обернулся и как-то странно посмотрел на меня.

- Риан, - четкий ответ. Я же была готова слушать его голос целую вечность. - Почему ты встала? Черт, не нравятся мне твои расширенные зрачки. Ты сейчас, словно пьяная. Странное действие яда.Но уж лучше так, чем... - мужчина не договорил, на минуту прикрыв свои золотистые глаза и тяжело вздохнув. - Прекрати на меня так смотреть.

- Как "так"? - мой взгляд скользил по его обнаженной груди, задержавшись на темных бусинках сосков, опустился ниже, к рельефному прессу и ммм... На этом слова закончились, и я облизнула губы, предвкушая, что же там, дальше...

- Как будто хочешь меня, - он на секунду замялся, - съесть, - выдохнул мужчина, сжимая кулаки.

- Зааманчивое предложение. Да и я - большой белый волк, - вновь облизала губы, пройдясь языком по зубам с удлинившимися клыками. Я не понимала, что со мной творится, да и не горела особым желанием что-то понимать. Хотя нет, вру. Желанием, как раз-таки, горела. Желанием диким и первозданным - я хотела обладать этим мужчиной, чтобы он был моим.

- Прекрати. Ты не в себе, - медленно, шаг за шагом, приближалась к нему. Ринаи не двигался.

- Ррриан, - произнесла, полурыча и жадно вдыхая его неповторимый аромат. Он пах лесом и, как ни странно, шоколадом. Теплый. Даже не так. Горячий. - Говорят, что вся ваша раса - умелые любовники. Покажи мне, - прошептала ему в шею, касаясь ее губами, сильнее вжимаясь в его тело.

- Любаа... - простонал он, - я не... могу... Ты... будешь жалеть... - не может мужчина обладать таким сексуальным голосом, от которого все внутри сжимается, а сердце совершает невероятные кульбиты. Я хотела его, как никого другого. Это была не просто потребность, нет. Это была жажда, иссушающая, заставляющая думать только о нем и ни о чем другом, кроме него. Он был необходим мне, во мне, как вода необходима в пустыне путнику, как огню необходим ветер...

- Может, я и под кайфом, как ты успел сказать, но... я хочу тебя, Риан. Ты мне нужен... - выдохнула ему в губы, привствав на цыпочках и уперевшись руками в его обнаженную грудь.

- Нет... - мои пальцы заскользили вниз, обведя полукружья сосков, которые хотелось попробовать на вкус... Опустилась ниже, туда куда стремилась дорожка курчавых волос... Накрыла его рукой, чувствуя какой он твердый. Для меня. Из-за меня. С его губ сорвалось хриплое рычание.

- Все еще будешь говорить, что не хочешь... меня? - легонько сжала руку, а затем провела пальцами, намереваясь расстегнуть ширинку...

- Черт, Люба. Да! Я буду повторять это столько раз, чтобы ты поняла... - он не договорил, сжимая пальцы на моих запястьях, отлепляя меня от себя.

- Ты пытаешься убедить меня, или себя? Ну что ж, нет так нет. Но мне нужно остыть, - было так чертовски обидно, что он... Ну да, а чего я, собственно, хотела? Я же второсортная, отвергнутая.

Обойдя его, так и не сдвинувшегося с места, взяла в руки кадку с холодной водой, что стояла здесь, и вылила ее на себя.

В мыслях стало сразу яснее, но дикое желание обладать им никуда не ушло. Сейчас я не могла сказать, что была под кайфом. Действие яда уже закончилось. Риан сказал нет, значит нет. Надо побыстрее выбираться отсюда. Если сейчас я смогла остановиться, то потом... вряд ли.

По коже побежали мурашки. Поежилась, только сейчас вспомнив, что бюсгалтер лопнул во время трансформации - ладно, хоть только он, и остался лежать в доме, где меня держали, и сейчас под майкой, облепившей мое тело, ничего не было, да и она была белой...

Ринаи все так же стоял на месте, сжимая кулаки.

- Прости. Спасибо за то, что спас... опять. Я пойду, - медленно развернулась и начала двигаться в двери, но, видимо, до нее мне было не суждено дойти. Что-то с силой врезалось в мою спину, припечатав к деревянной стене комнаты, сдирая кожу на щеке. Затем меня резко повернули.

- Не позволю!!! - раздался рык. На меня смотрели золотистые глаза с вертикальными зрачками. - Не позволю... - и он завладел моими губами, обхватывая своими мощными руками ягодицы, заставляя обвить ноги вокруг его талии.

- Не позволишь что? - я игриво прикусила нижнюю губу мужчины, немного потянула, а затем провела по ней языком, сильнее вжимаясь в его тело. Мне было все равно, если бы захотел он мог бы взять меня прямо здесь, у кирпичной стены или на полу... Слишком сильна была в этот момент его власть надо мной, слишком я хотела, чтобы он заполнил ту ноющую пустоту, что поселилась внизу живота и ту, что поселилась в сердце.
-Любаааа, - то ли от страсти, то ли от бессилия простонал мужчина, вновь обжигая мой рот своими губами. Он был невероятным, его поцелуй словно огненный виски... Терпкий, горячий, собственнический.
Моя майка давным-давно была отброшена в сторону, за ненадобностью, и его пальцы блуждали по моей спине, мое тело вжималось в его, как будто он был тем, что держало...
А запах... Он заставлял трепетать мои ноздри, клыки - удлиняться... Я поймала себя на более - менее связной мысли - хочу его укусить...
Страсть, животная необузданная, словно лесной пожар, заставляла наши тела плавиться от невыносимого желания быть вместе, быть единым целым. Не знаю, каким образом, но я чувствовала это. Дикая потребность друг в друге.
Его руки сжимали меня так сильно, будто он боялся, что в следующий миг я исчезну, растаяв призрачной дымкой, стану лишь сном...
- Риан, - коснулась пальцами его скул, обвела пальцами его губы, и они были тут же пойманы в плен его рта. Хотелось кричать от невыносимого наслаждения, что он мне дарил своими прикосновениями. - Пожалуйста... - губы мужчины целовали мою шею, прикусывая кожу, а затем посасывая ее. Я сильнее прижималась к нему, стараясь ощутить его полностью, раствориться в нем.
- Что же ты творишь со мной девочка, - выдохнул он в мои губы, медленно опуская меня на медвежью шкуру, что была расстелена на полу в соседней комнаты. Да и это было неважно. Настолько было приятно и правильно ощущать тяжесть его тела на себе, его пальцы, зарывшиеся в мои волосы.
- А ты? - дышать было тяжело. Руки Риана сжали мою грудь, бережно и осторожно, а затем он накрыл горошину соска губами, посасывая ее, а затем легонечко дуя. Такой контраст заставлял меня выгибаться...- Еще!
- Моя волчица, - его губы улыбались, а в глазах... Мужчина вновь целовал меня так, как будто не хотел оставить ни одного участка кожи, который бы не горел от его поцелуев, прикосновений.
Волчица внутри меня только что не мурчала от удовольствия.
- Ри... - мужчина целовал мой живот, скользя языком по впадинке пупка, играя с ней, опускаясь все ниже, проводя пальцами по внутренней стороне бедер, затянутых в джинсы, неизвестно каким образом уцелевшие.
Риан расстегнул пуговицу штанов и медленно стащил их с меня, а затем коснулся губами лодыжки, посылая очередную волну мурашек по всему телу.
Он целовал мои колени, поднимаясь все выше.
- Риан... не надо, - мой голос сипел. А еще.... я смущалась. Ведь раньше...
- Прошу тебя, - и он развел мои ноги, открывая своему взору то, что было скрыто. Провел пальцами по складочкам, заставляя мое тело выгибаться от столь откровенной ласки. Удовольствие мягкими волнами омывало меня, захватывая с головой.
- Боже... - закусив губу, шептала я.
- Это всего лишь я, - улыбнулся он, а затем язык мужчины заменил его пальцы. Он начал медленно посасывать...
- Что ты... Риан, - наслаждение стрелой пронзило меня. Мои пальцы сжимали медвежью шкуру.
- Тшш. Ты такая красивая, - хрипел он, продолжая свое темное и порочное дело.
- Я больше не могу... Я хочу... тебя
- Люба... Ты заставляешь меня терять голову... - он накрыл меня своим телом, и медленно начал входить, растягивая меня.
Резкий толчок... Стало так больно. С губ сорвался крик.
- Ты... - его зрачки были расширены. Чернота затопила золотистое озеро его глаз.
-Продолжай двигаться, - боль отступала, оставляя единственное желание - чтобы это мужчина был моим.
- Я... - потянулась к его губам, целуя, показывая, как хочу Риана. Обвила ногами его торс.
И он продолжил... с каждым движением вознося меня все выше и выше...
- Люба... - а в следующую секунду произошло то, чего не ожидал никто из нас...

Мы поменялись местами. Разгоряченное тело Риана лежало подо мной. Руки мужчины сжимали мою талию, продолжая насаживать на себя... Из горла вырвался рык... Когти на руках удлинились...
Я смотрела в глаза своего мужчины. Золотистые озера с вертикальным зрачком.
- Моооой, - прорычала, впиваясь поцелуем в его губы. Сильно, до крови, а затем опускаясь к шее, туда, где билась жилка. Клыки удлинились и прокусили кожу...
И мы слились в едином порыве... Он сильнее прижимал меня к себе. Я же ощущала себя такой наполненной, живой, как никогда...
Со стоном опустилась на его мощную грудь, зарываясь пальцами в шелк волос и закрывая глаза...
- Люба... - губы мужчины касались моих волос...
Не знаю, сколько мы так пролежали, но он все еще был во мне. Снова готовый для меня... Все повторилось вновь. Но немного иначе. Риан был нежен, словно я не оборотень, а хрустальная чаша, которую можно разбить одним неверным движением.
И чувства... Ринаи ощущался как часть меня, такая правильная, недостающая...
- Мой Риан... - шептали искусанные губы...
А мужчина крепко сжимал меня в своих стальных объятиях, уткнувшись носом в шею, с жадностью вдыхая наш смешавшийся запах...
Не знаю как, но я, довольная и разомлевшая, уснула, прижимаясь к этому невероятному представителю ночного мира, не думая о том, что же натворила... Кто бы знал, что все вдруг так резко изменится.

***
Утро наступило как-то резко и неожиданно. Я была одна. Ушел... От этой мысли стало вдруг так тоскливо и холодно, что из горла был готов вырваться вой, с трудом удалось сдержать его, закусив губу. Сердце пропустило пару ударов. Раздались тихие шаги. Резкий рывок. И меня подняли на руки и уселись со мной в кресло.
- Проснулась, - тихо сказал он, разрывая тем самым тишину, что повисла в комнате.
- Да...
- Знаешь, я...
- Не надо, - приложила пальцы к его губам, ощущая теплое дыхание. Догадываюсь, что сейчас он скажет. Да и я...вчера тоже была хороша.
- Но...
- Риан, прошу тебя. То, что вчера было между нами...
- Ошибка, хочешь сказать?! - голос его по-прежнему был тих, но с губ срывалось рычание. Сильные руки прижали меня еще крепче.
- Нет. Все было правильно... Спасибо тебе, но я... люблю другого, - обреченно выдохнула, пряча лицо у него на груди. Это было, действительно, так. Тот, что покорил меня в моих снах... Он где-то существовал, и я найду его, чего бы мне это ни стоило. Мой незнакомец стал для меня всем...
Но и то, что было с Рианом, ощущалось каким-то правильным, важным...
- Вот значит как. Вчера ты об этом мало думала. Да, и ты права. Это ничего не значило. Ты для меня никто, пустое место. Не знаю, что на меня вчера нашло. Может, потому что давно не имел женщины, а ты так соблазняла меня... И что можно испытывать к той, что отняла все? Уходи, пока я тебя не убил! - прорычал мужчина, скидывая меня со своих колен, отчего я упала на пол, больно стукнувшись об него головой.
Сердце как будто раздирали на части. Невыносимо больно. От его слов... Но так не должно, не должно быть! Мы же не знакомы... Только секс, вот и все что нас связывает.
Волчица выла внутри меня, стараясь вырваться наружу... Никогда с ней такого не было. Никогда...
- Отняла все?
- Не прикидывайся невинной овечкой! Или ты уже забыла, как разрывала горло черному волку? - слова Риана сочились ядом, а мне почему-то хотелось просто прижаться к нему и стереть с его губ эту горькую усмешку, исказившую их.
- Но я не... - я крепко прижалась к коленям мужчины, обнимая их, касаясь губами его мозолистых рук.
- Хватит!!! Прекрати лицемерить!!! Имей силы хотя бы сейчас признаться в том, что совершила! - его пальцы сильно оттянули мои волосы, заставляя смотреть в золотистые глаза с узким зрачком...
- Оборотень... Ты - оборотень! - осознание этого подействовало, словно ушат холодной воды. Не может быть. И волк, и ринаи в одном лице... Так вот почему так выла моя волчица. Она чувствовала его сущность, реагировала на нее. И я совершила непоправимое... Но, надеюсь, что все обойдется, и мы больше никогда не встретимся, не станем связанными... ведь укусить меня должен был он, чтобы образовалась пара...
- Не важно! - ледяной взгляд Риана убивал, подавляя, отбирая все то светлое, что еще жило в душе...
- Я никогда не убивала волков! Никогда! - сорвалась на крик, резко вскочив на ноги и отбросив одеяло, забыв, что под ним ничего нет.
Мужчина зарычал, бросившись на меня и припечатав к полу...
- Не верю!!! Ты убила ее!!!
- Никогда!!! - эти беспочвенные обвинения выбивали воздух из груди, заставляли чувствовать себя ничтожеством...
- Я не могу... Что ты со мной творишь? - он сжал мои запястья, царапая кожу когтями. Резко подавшись вперед укусил за губу так, что выступила кровь, а потом поцеловал мучительно медленно, заставляя плавиться...
- А ты?
- Это наваждение...- провел пальцами по шее...
- Так избавься от него, - прошептала, глядя ему в глаза. Он опешил. Подорвался с места и оказался в другом конце комнаты.
- Проваливай. И если мы еще раз встретимся, я убью тебя, - на этом наш разговор подошел к концу. Развернувшись, рванула на улицу, надеясь, что там, наконец перестану задыхаться, смогу убрать руки от своей грудной клетки, которую словно разорвали... Через пару минут далеко от лесного домика завыла белоснежная волчица. Она бежала прочь от этого места, что принесло ей блаженство и боль...

***
- Ааааа! - крик прорезал комнату, нарушая повисшую в ней тишину. В распахнутую дверь влетел ветер, послушный воле своего хозяина, что сидел сейчас опустив голову и сжимая ее руками. - Отпустил... Я дурак... - плечи мужчины поникли. Он никак не мог понять, почему так поступил, зачем сказал ей все это...
У нее есть другой! Она любит его! Эта мысль, словно кислота, разъедала его изнутри, вызывая дикую ярость в звере. Не его!
Стул разбился о стену.

Люба

Я неслась во весь опор. Подальше от этого места. Домой. Деревья мелькали перед глазами, мыслей не было, точнее просто старалась не думать, иначе развернусь и рвану обратно - вымаливать прощение...
Ну не дура ли? Скорее да, чем нет.
Из дома, к которому я прибежала, раздавались крики.
- Это все ты виновата! Ты!
-Да что ты говоришь?! - так, это уже бабуля.
- Слишком много ей позволяла! Вот ее и забрали! Теперь моей дочери нет! - мама? Что-то с трудом верится в ее искренность.
- Неужели, снова договорилась о выгодном замужестве для нее?
- Прекратите обе! Ее необходимо вернуть! Ты, мама, потеряла свою дочь еще тогда, уйдя к Даниэлю... Она тебе этого не простит никогда. А ты бабуля... действительно, слишком много ей позволяла, - Маришка... Что произошло между нами? Из-за чего мы перестали друг другу доверять?
Осторожно пробралась через заднюю дверь в дом и тихо, чтобы никто не слышал, прокралась в свою комнату, наконец, перекинувшись и зайдя в душ...
Вода смывала все: потрясения, обиду, боль, радость и его прикосновения. Всматриваясь в отражение стенки душевой, пальцами коснулась засоса, оставленного им на шее, и вновь накрыли воспоминания.
А еще я почувствовала какую-то безысходность... Нет, не свою. Его. Не может быть. Не...
- Люба! - едва я успела замотаться в полотенце, как с громким визгом, прервав мои мысли, в комнату влетела сестра, повиснув на моей шее, - ты вернулась! Я так рада! Как ты смогла?
- Долго рассказывать, Мариш, - тяжело вздохнула, вырвавшись из объятий мелкой и начав одеваться, втягивая носом воздух... - Твой запах... Он изменился. Мариш? Ничего рассказать не желаешь?
- В общем, я нашла свою пару, - просияла сестра. Ее глаза блестели каким-то внутренним светом. Она, действительно, была счастлива, что радовало.
- И кто он? - не дай боги, она скажет, что Древний...
- Он...
- Древний? - тяжело вздохнув, предположила я, заплетая волосы в косу.
- Как ты...
- Элементарно. Так понимаю, младший из их милой компашки?
- Да. Он такой... - и она начала рассказывать, как они познакомились, какой он невероятный. Маришка была любима и любила сама. Я была так рада за них. Хоть кто-то разобрался со своей жизнью. - Прости меня, Люб... - вдруг прошептала систер, заглядывая в мои глаза.
- За что?
- За все. Я... - девушка вот-вот была готова расплакаться.
- Давным-давно уже простила. Просто, в последнее время, слишком много всего навалилось, и мы отдалились. А еще страх за твою жизнь...
- Но... Это ведь ты охраняла все это время наши территории? Поэтому так часто возвращалась вся в крови...
- Да...
-Люба, - и сестра крепко обняла меня. Коснулась губами ее макушки. Какой же она еще ребенок. - Я должна тебе сказать... Берегись желтоглазого...
Минут пять мы просидели обнявшись, прежде чем в комнату влетела разъяренная маман.
- Как ты могла?! - ярилась женщина, сжимая кулаки. Глаза ее лихорадочно блестели.
- Не переигрывай, - мой голос звучал ровно, а пальцы переплетали пряди Маришкиных волос.
- Да ты...
- Я это, я. Кого ты ждала?
- Еще раз...
- Хватит уже угрожать. Не думаю, что ты тут сильно обо мне переживала. Так что тебе нужно? - мать, какая бы она н была, она мать, да я ее любила, но, видимо, не той любовью, которой она ожидала. Не могла ее простить до сих пор за ее поступок...
- Одна из вам выходит замуж за Велимира из клана Сатан. Желательно, чтобы это все же была Марианна. Альфа так и не был выбран. Гидеон просто исчез в неизвестном направлении. А нам просто необходим сильный союз, иначе нас просто сотрут.
- Нет. Я выйду за него. Раз им нужна одна из Маликовых, потомков Малики, то это буду я.
- Но у тебя даже дара нет, - как-то пренебрежительно произнесла родительница.
-Ошибаешься, Нинель. Твоя старшая дочь - жемчужина среди оборотней, - в комнату вошла бабуля и так тепло мне улыбнулась. - Она - Ходящая за Грань. Верно, девочка?
- Да, есть такое, - улыбнулась ей в ответ.
- Но... не может быть... - мамуля хватала ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег.
- Может. Увы и ах, может.
- Свадьба завтра, - бросила моя мать и скрылась за дверью.
Вот и все. Так будет правильно. Я не могла лишить Марианну счастья, а что до меня, то давным-давно уже стало все равно. Мой ночной гость моим никогда не будет, а Риан... Больно думать о них... Сделаю хоть одно доброе дело для стаи.
- И зачем? - сестра сжимала и разжимала кулачки, гневно глядя на меня.
-Мариш, не начинай истерить. Ты же сама прекрасно понимаешь, что так необходимо.
- Но ты же...
- А что я? Пары у меня нет и никогда не будет. Прости, но мне нужно ненадолго уйти, - встав, вышла из комнаты.
- Дурочка, как же ты ошибаешься... - но Люба ее слов уже не слышала.

Глава 7.

Темно. Холодно. Страшно. Не так я представляла свою свадьбу, но судьба распорядилась иначе. И наперекор ей невозможно пойти: ты рискуешь лишиться самого дорогого, что есть в жизни. Все должно было быть совсем не так. Но что такое счастье одного оборотня по сравнению с процветанием всей стаи? Лишь капля в огромном океане.

Теперь же я была невестой, только женихом был не тот, к кому так неистово стремилось сердце, готовое вырваться из грудной клетки, лишь бы быть с тем единственным, обретенным совсем недавно, но ставшим таким, до боли родным и важным.

Слишком резко произошли перемены. Слишком поздно поняли, что нет других вариантов, кроме одного. Я должна была стать Королевой, женой Древнего, иначе всю, так тщательно оберегаемую, стаю втаптывают в землю. Для них они - всего лишь расходная монета, а для меня - семья, которую, пускай, и ненавижу, но вместе с тем поклялась защищать.

Много раз задавалась вопросом, а почему же именно я? Ответ очевиден. Последними потомками Малики, Ходящей за Грань, были именно мы с сестрой. Но Марианна... Моя сестричка влюбилась. Я еще ни разу не видела ее такой счастливой, окрыленной и бесшабашной, готовой заключить весь мир в свои объятия. От ледяной принцессы не осталось и следа, как будто весеннее солнце растопило своими лучами всю ту многолетнюю мерзлоту. А я не была готова оборвать ее прекрасную сказку. Зато в своей книге жизни размашистым почерком написала: "конец".

Не сдаваться, быть сильной - именно этими фразами я затолкала настоящую себя вглубь: туда, где никто и никогда не обнаружит. Это мое убежище. У него нет бетонных стен и пуленепробиваемых окон - только железная клетка, в которую заключено истерзанное сердце. Я всю жизнь гнала от себя страдание, что даже и не замечала, что рвала связи с теми, кого любила. И это аукнулось.

Да, мой будущий муж был идеальным: сильным, красивым, умным. Линейку можно продолжить дальше, но рано или поздно всплывет то, что перечеркнет все. Он не был тем, к кому рвалось мое сердце, посаженное на цепь разума. Он не был тем, кого хотелось сжать в своих объятиях и никогда не отпускать.

Так сложились обстоятельства. Вот поэтому сейчас я сидела здесь, даже не зная, что меня ждет. О своем поступке не жалела.

Для нашей вымирающей расы любовь - это дар. Не каждый может встретить свою вторую половинку, да и мы - однолюбы. Вот и я влюбилась... в недостижимую мечту... А он... у него таких, как я... Больно. Больно.

Холодный камень обжигал обнаженную кожу. Платье не было предусмотрено обрядом единения.

Темное, сырое помещение казалось сосредоточием всего мирского холода, который заключил меня в свои оковы, словно пленницу. А чернильная тьма не позволяла рассмотреть, где я находилась.

Слепая, словно новорожденный котенок, я лежала на полу, глядя в никуда, и вспоминала самые счастливые моменты своей короткой жизни, пока низкий голос не прервал медленную череду мыслей:

- Согласна ли ты, Любовь, урожденная Маликова, подчиниться... - дальнейшие слова альфы потонули в каком-то странном шуме, источник которого никак не могла определить.

По коже галопом бегали мурашки. Кто-то поднял меня с пола, а затем замерзшее тело окутало такое желанное тепло...

- Да, - ярко вспыхнуло голубое пламя. Ответ был принят. Золотые глаза блеснули в темноте.

Вот и все. Теперь я больше себе не принадлежу. У меня есть муж. Не пара, а именно муж.

Может, оно и к лучшему? Зато стая будет в безопасности. Когда Деймон сообщил о своем решении Даниэлю, тот разве что только не уписался от восторга. Но вся загвоздка была в том, что я, на тот момент, находилась неизвестно где, а значит, пришлось бы меня искать, что, собственно, Древний и сделал на удивление быстро.

И в итоге - я теперь мужняя жена. Странно осознавать это. Зато Марианна, моя глупая сестричка, нашла свое счастье и я безумно рада, что смогла им помочь, и они заключили узы. Теперь все наладится и будет в порядке.

Меня вывели через заднюю дверь храма и повели в комнаты, чтобы одеть к празденству, а мне больше всего хотелось заглянуть в наглые глаза супруга, который, по идее, должен был меня сопровождать, а затем заехать ему кулаком в челюсть!

Но мой новоиспеченный муж, сволочь предусмотрительная, скрылся в неизвестном направлении, сообщив, что заберет свою дражайшую женушку только после празденства.

Даже свадьбы нормальной не удалось.

***

Шел третий час празднования смены моей фамилии и семьи заодно. Скучноо. Ну, человеческую свадьбу все, наверное, представляют, наша мало чем отличается от нее, за исключением некоторых моментов, к которым мы плавненько перешли.

Молодняк, набравшись по самую зюзю, начал коллективно перекидываться и резвится в зеленой траве. Волки повизгивая, носились около праздничных столов, что были выставлены на улице, и кусали всех, кого ни попадя за выступающие части тела. Больше всех страдал альфа, прикорнувший на плече о моей мамочки - покусан был он основательно.

Но это все ладно. Толпа неистовствала. Старейшины прыгали через разожженый костер, в котором с трудом удавалось распознать скатерти, что были постелены на столах, кто помоложе - уединились в лесной глуши, дабы порезвится в отдалении на природе и чего-нибудь "нарезвить".

А я сидела в гордом одиночестве, глядя на целующихся сестру и ее пару. Они так дополняли, чувствовали друг друга... У меня такого никогда не будет. Завидую им белой завистью. Печально оно как-то. Мысли постоянно возвращались к Риану, к ночи, что мы провели вместе... Щеки начинали алеть румянцем, а сердце сдавливало ледяной рукой... Больно. Причину этой странной реакции я не знала и не могла понять.

- Танец новой пары, - немного заплетающимся языком пробубнила одна из старейшин, заставив меня выплыть из воспоминаний и выйти на середину поляны.

Ночь. Луна серебристым одеялом укутывала мое тело. Только звезды, только сотня глаз, только я. Как всегда... Кто бы сомневался. Танец должен был исполняться парой, но никак не одиночкой.

- Посмотрите, наша недотрога снова одна. Ничему жизнь ее не научила, - раздавались смешки позади меня.

- И то верно. Почему же такой красавчик выбрал эту "порченную"? - шелестели голоса, подстегивая мою ярость. Хотелось доказать всем и каждому, что я далеко не слабая, не такая, как они все считают.

Это толпа, пусть и мохнатая, но толпа. А ей нужно управлять, даже посредством танца. Немного наклонила голову в бок, запустив пальцы в волосы, выдергивая шпильки, освобождая их из удушающего плена прически. Легкий взмах и они рассыпались по плечам, нежно обнимая меня. Шаг... Прогиб... Я вкладывала все, что бушевало в душе в танец, слыша музыку, которая играла лишь для меня. Медленные плавные движения в такт с горящим огнем костра. Казалось, будто жар его перекинулся на мое тело...

Голоса смолкли... Те, что недавно осуждали меня, сейчас смотрели широко открытыми глазами и не верили... Танец, пробуждающий пламя к жизни... И мы танцевали вместе. Повторяя движения... Как единый механиз. Но было во всем этом пьянящем великолепии одно но - не хватало моего мужа.

Пара шагов. Руки взвиваются в воздух, тело выгибается, словно натянутый лук. Резко вскакиваю и высоко подпрыгиваю, закрывая на миг глаза, улыбаясь, затем стремительно лечу к земле, где меня ловят сильные руки, а мои ноги обвивают крепкий торс. Золотистые глаза с каким-то немым восторгом смотрят на меня...
- Ты?! - голос хрипит от переполнивших эмоций...
- Не ожидала, верно? - голос мужчины с рычащими нотками вызывал мурашки, а внутри все завязывалось в тугой узел. Его сильные руки крепко поддерживали мои ягодицы, давая понять, что никуда и никто меня не отпустит.
- Нет. - Медленно прогибаюсь, касаясь руками земли, а затем он резко возвращает меня в обратное положение и накрывает мои губы своими, целуя жадно, страстно и собственнически.
Зарываюсь пальцами в его волосы, стараясь оттянуть, прервать эту сладостную пытку, что заставляет гореть мое тело огнем. Прикусываю его губу. Он рычит. Притихшая и ошарашенная стая, окружавшая нас, молчала, разглядывая с каким-то недоумением.
- А где Велимир? - раздался писклявый голос альфы, который посмел прервать наше столь увлекательное занятие.
- Я вместо него, - мужчина самодовольно ухмыляется, чтобы в следующую секунду коснуться моей шеи горячим языком, заставив меня задрожать.
- Но вы не можете...
- Я все могу, - спокойный ответ. Но было что-то в его голосе, что пробирало до костей, заставляя отступать.
- Даже не оборотень! - все остальные зашептались, таким образом, видимо, стараясь поддержать своего альфу.
- Малышка, прости... Но я должен с ними разобраться, - шепчет он мне на ухо, согревая своим дыханием.
- Ты ничего не должен. Ты же ведь и правда... - договорить мне не дали, просто закрыв рот рукой.
- И ты не веришь? - расплавленное золото его глаз обволакивало, огнем пронзало мое бедное сердце, которое когда-нибудь не выдержит всего этого.
- Верю, - казалось, ему, действительно, был важен мой ответ. Он облегченно вздохнул.
- Тогда постой немного, а потом мы продолжим, - что ему ответить на столь самоуверенное заявление я и не знала. А хочу ли этого? Хочу ли его? Да. Определенно да. Но тот, что приходил ко мне во снах... Пора давно уже выбросить все эти глупые, несуществующие мечты из моей головы, иначе ни к чему хорошему это не приведет.
- А вы уверены в этом, уважаемый?
- Мальчишка! Как ты смеешь дерзить мне! - и альфа перекинулся.
- Всего лишь... - неожиданная ухмылка поняла вверх уголки губ моего мужчины, которые так захотелось поцеловать...
Даниэль зарычал, ощерив клыки, а затем бросился на Риана.
- Нет!
- "Доверься мне", - прошелестело в моем сознании.
Стая одобрительно взвыла. Ринаи подпрыгнул, а в следующую секунду на четыре лапы вместо мужчины приземлился волк. Огромный, белоснежный волк. По сравнению с ним, альфа казался таким маленьким и ничтожным. Завихрения воздуха окружали Риана, показывая его истинную сущность. Ринаи. Сильный. Беспощадный. Способный в своей ярости убить любого. И если он это сделает, то как нового вожака его не примут, и начнется кровавая бойня. Каждый мужчина стаи будет вызывать моего волка на поединок. И каждый из них падет от его лап или зубов, потому что он - стихия. Могучая, беспощадная и воплощенная.
Мне, по-настоящему, стало страшно, но допустить кровавой бойни я не могла. Прыжок. Тело пронзает боль, а приземляется уже волчица, стрелой мелькнувшая мимо взоров стаи.
Главное-успеть. Вижу, как Даниэля откидывает ветром в сторону, он ударяется об дерево, не в силах подняться. Его морду заливает кровь.
В глазах Риана полыхает ярость. Он заносит лапу с острыми когтями для последнего удара, вкладывая в него всю свою мощь, медленно опускает... И я бросаюсь под нее...

Раздался хруст костей, но позвоночник выдержал. Злобно оскалилась, встерчаясь взглядом с золотистыми, затуманенными глазами.

Он не контролирует себя... Стихия, первозданная, неподвластная завладела им. Действительно, глупец. Ее же невозможно контролировать полностью никогда. Нет гарантии, что рано или поздно, она не сорвется с привязи и не помчится мстить всем и вся, оставляя после себя лишь хаос и кровь...

- Риан, - оборачивась. Тихо шепчу, чтобы не спугнуть волка, не стать тем катализатором, который приведет к неизбежному.

Медленно протягиваю руку, тихонько двигаюсь в его направлении. Золотистые глаза пристально наблюдают за мной, а потом из волчьей пасти раздается непонятный, "чихающий" звук.

- Ты ведь любишь этого мальчишку, - рычит животное, делая шаг мне навстречу.

- Не Риан. Верни его! - еще одно движение. - И нет, не люблю!

- Любишь. Только сама пока еще всей правды не знаешь и видеть ее не хочешь, - снова говорит он, завершая наше движение друг к другу. Моя рука касается его морды.

- Правды? Хочешь сказать, что-то еще есть, Ветер?

- Сообразительная. Слушай себя, а его я отпущу, только держи крепче, да и негоже страдать такой девушке, - минута, и я уже крепко обнимаю за шею зверя, зарываясь пальцами в густой мех на загривке. Он урчит, положив свою тяжелую голову на мое плечо.

- Спасибо, - шепнула ему на ухо, закрывая глаза, чувствуя, как холодный ветерок коснулся моего лица, будто прощаясь, слыша, как замедляется сердцебиение волка.

Не знаю, сколько прошло времени, но у меня не было ни сил, ни желания, отпускать шею животного. Стая медленно разбрелась, унося с собой бессознательного альфу, оставляя нас одних.

Небо начало затягиваться тучами, скрывая и звезды, и луну. Застонали макушки деревьев, зашевелились, будто сжимая свое кольцо. Надвигалась гроза. Вдалеке рокотал гром, прорезали облака серебристые всполохи молний. Я еще крепче прижалась к волку. Всегда боялась того, что приносили с собой тучи. Еще один раскат, от которого по телу побежали мурашки и пробил озноб... На землю упала капля. Одна, другая, третья... И ливануло.

Прозрачные горошины отскакивали от земли, разбивались об нее. Наверное, оно того стоит - испытать пьянящий восторг полета, а затем...

Голова волка лежала на моих коленях, согреваяя их своим теплом, которое на несколько мгновений могло прогнать липнущую к телу тьму и сырость.

- Риан, вернись, - глажу его между ушей, но он не откликается. Глаза закрыты. После того, как тело ринаи покинула стихия, он не приходил в себя. Дыхание замедленно. И пульс... его почти нет.

Обхватываю его морду ладонями, стараясь расшевелить, привести в чувство. Сердце мужчины, сделав пару ударов, начинает останавливаться...

- Нет! Риан!!!!! Риаааан!!!! - он не шевелился. Пульса не было, как и дыхания. Нет. Нет. Нет.

Не отдам!!! Не отпущу!!! Он мой!!!

Да, знала, что потом могу об этом пожалеть, остаться одна, но я сделалаю, все, чтобы его спасти. Клыки удлинились, а затем ими впилась в шею волка, погружая их как можно глубже, чувствуя его кровь на своих губах. Не знаю, что произошло, но мое сознание вдруг стали заполнять образы, которые становились все четче и четче...

... Маленький мальчик сидел на берегу,виртуозно орудуя ножом и выпиливая деревенную подвеску ввиде оскаленного волка, точно вырезая каждую деталь.

- Я ведь найду ее? - спросил он у неизвестно кого, оторвавшись на секнду от своего занятия.

- Найдешь, да только сразу не узнаешь. Сложно вам будет, но что бы не случалось, вы всегда будете находить друг друга.

- Мне бы только найти ее, а потом... Я удержу, сумею. У меня нет ничего, чтобы можно было предложить моей паре, чтобы было достойно ее, но я... Я отдам ей себя и свою любовь...

- Большего она с тебя и не потребует.

Картинка сменилась.

... Парень лет восемнадцати ожесточенно метал ножи, загоняя их по самую рукоять в центр мишени. На его запясть темным пятном выделялась кожаная лента браслета, состоящего из аметистовых, янтарных и лунных бусин с серебряными вставками и той самой деревянной подвеской оскаленного волка.

- Почему только так?! Я хочу к ней!!!

- Терпение. Она еще не готова принять тебя.

- Но почему?! Почему она тогда с ним?!

- Еще не знает о тебе, не верит, что ты есть...

- Я пойду к ней! - и он обернулся белоснежным волком, стрелой метнувшись в лесную чащу.

От внимательного взгляда не могла усколзнуть бурая волчица, чей мех даже не скрывали осенние краски осени. Присмотревшись, он заметил кровь на ее морде. Принюхался. Одуряющий запах трупных разложений удари в ноздри. Не может быть.

Хищница зарычала, отдирая руку от мертвой плоти человека.

Хрустнула ветка, и на поляну вышла белоснежная волчица с черными, дьявольскими глазами. Всего несколько секунд, и бурая уже лежала у ее ног с разорваным горлом... А волк отчаяно завыл. И его услышала... Стихия...

И вновь все изменилось.

... Мужчина сидел, прислонившись спиной к деревянной двери, и проклинал себя за то, что отпустил, не отдал то, что должно принадлежать ей по праву. Наконец, он нашел ее, но не поверил... И все вновь пошло не так... Если она не станет его, то не простит себе этого. Сжав в руках браслет, мужчина выскочил за дверь ...

- Риан!!!! - закричала я, выныривая из его воспоминаний за гранью- переправочном пункте из мира живых к умершим. - Риан!!!!

С трудом разглядела его опущенные плечи среди множества людей, идущих к озеру, где ждала их лодка, и бросилась бежать во весь опор, в надежде его догнать, ведь стоит ему ступить на борт, и я не смогу вернуть ...

Быстрее. Быстрее. Осталось пару метров.

- Неееет!!!!!! - он поставил одну ногу в суденышко, и почти оторвал вторую от земли. - Риаан!!! - подлетела к непу, вцепившись пальцами в его рубашку, обняв его за талию, - прошу... не надо. Ты мне нужен, слышишь, нужен. Пожалуйста, умоляю тебя, не уходи. Риан... я... - горячие слезы жгли глаза. Он молчал, так долго текло время... - Прости меня. Это я во всем виновата. Да, тебе пришлось на мне жениться, потому что ты отчаялся найти свою вторую половинку. Прости... Я... мы разорвем брак, найдем способ, и ты будешь свободным. Я....

- Не смей. Слишком долго искал тебя...

- Ч-что? - он развернулся в моих обьятиях, пристально глядя в глаза, а затем расцепляя мои руки.

- Слишком долго искал тебя, чтобы отомстить. Но ты вновь разрушила весь мой мир, перевернула его вверх дном, заставила чуствовать себя дураком! - Риан сжимал сильнее мои запястья, сверкая янтарными очами.

- Я не убивала. И ты знаешь, что за гранью солгать не возможно, - как можно спокойнее и безразличнее, иначе сорвусь... А это никому не нужно, да и легче не станет.

- Теперь знаю. Тогда... все могло бы быть по другому.

- Не важно. Пошли отсюда, - схватив его за руку, потянула за собой, уводя от этого жуткого места, возвращаяя обратно. Главное, чтобы он не обернулся, не увидел выженную траву с кроваво-красными следами моих ног, потому что из-за грани просто так не вытащить, а цена... она ничтожно мала, по сравнению с ценностью его жизни.

Еще пара шагов...

- Думаешь, нужна ему? - раздался чей-то шепот.

- Я не думаю. Мне все равно, - лишь крепче пальцами сжимаю его запястье, прибавляя скорость. Ноги подкашиваются.

- Не ври. Ты же любишь его, - что же такого знают духи, что ускользает от меня каждый раз. Почему они думают, что люблю его? Да. Нет. Не знаю. Я сама запуталась. Ну не бывает так, чтобы кто-то стал безумно дорог за пару дней, причем даже не знаю его. А еще есть мой незнакомец... Порой хочется все забыть и остаться тут, за гранью, и никаких проблем. Но это слишком просто.

- Не вру.

- Любишь... Просто не понимаешь... Но недолго осталось, - прошелестело вновь, и я вернулась в реальность, вытаскивая за собой Риана, видя, как облачком пара он возвращается в свое тело.

Наклонившись, коснулась его губ, вдыхая в мужчину частичку себя, закрепляя его душу... Такая малость...

Ноги нещадно ныли, не переставая кровоточить. В этот раз порезы больше, чем тогда... Но ничего. Встала и, слегка пошатываясь, побрела домой - забрать вещи. И исчезнуть. Расствориться в лесной чаще. Попробовать найти себя... И забыть обо всем.

***

В доме было темно. Тихо, чтобы никого не разбудить, прокралась в свою комнату. Встала под душ, смывая впечатления от сегодняшнего дня. Что-то в последнее время в моей жизни сплошная черная полоса. Когда она закончится? Непонятно. Придется просто плыть по течению и не сопротивляться.

Насухо вытеревшись, натянула футболку и джинсы, подхватила свой небольшой скраб...

- Ты совершаешь ошибку,- раздался голос из-за двери, и появилась Марианна.

- А я думаю, что нет.

- Чтобы я не сказала, ты все равно не послушаешь. Но осталось совсем недолго... И ты...

- Да что вы все пристали со своим "недолго". Оставьте меня уже в покое. А вообще, я люблю тебя, Мариш, - чмокнула сестру в щеку и выскочила в окно.

- Твоя судьба все равно настигнет, как бы ты от нее не бежала. Везде найдет. Вот только простит ли такое малодушие? - уже в пустоту произнесла Марианна.

Риан

Я опять ее упустил. Она, словно мотылек: то подлетит так близко, того и гляди - сожмешь ее в обьятиях, но как только ты попытаешься это сделать, рядом ее уже не окажется. Люба поборола во мне стихию, вытащила с того света. А я опять зациклился на своем.

Так и не успел сказть ей самого главного, сказать, что мне плевать, убивала она ту, что я любил или нет, плевать на то, кто она... И не успел...

Эта девчонка снова сбежала, расстворившись в ночной мгле. Только она не учла одного, что она - моя! Пусть сама даже так ее не считает. А я сделаю все, чтобы моя волчица это поняла и смирилась. Ей никуда не деться.

Голова все еще отдавалась болью, с трудом позволяя ориентироваться в пространстве. Моя малахольная девочка скрылась, спряталась от меня, не позволяя себя найти. Что ж... Ничего другого мне не остается...

Люба

На юге России редко бывают холодные ночи в июне месяце. Эта была одной из них, хотя метеорологи ничего такого не передавали. Странно.

Пламя костра медленно лизало сучья, собранные неподалёку от места, где я решила разбить лагерь. Вряд ли они додумаются искать меня в лесу. Не каждая девушка способна променять цивилизацию на эту глухомань, так еще и выжить в ней. Огромные вековые сосны вздымались к небу, переплетаясь ветвями между собой, образуя некое подобие клети. Лишь в некоторых местах этот живой купол прерывался, и тогда было видно небо, усеянное множеством маленьких мерцающих точек - звезд.

Звенящая тишина стояла во всем лесу. Ни шорохов, ни звуков. Ничего. Только ветер играл с кронами деревьев, отчего листья, казалось, шептались друг с другом.

Телефон был оставлен дома, дабы не было желаний связаться с бабушкой, а то вдруг они додумаются меня по GPS искать. Плеер уже работал на последнем издыхании. Судя по количеству оставшейся зарядки, ему недолго осталось мучиться.

Достав из рюкзака книгу в потертом кожаном переплете, которая оказалась в нем неизвестным образом, поудобнее, насколько это было возможно, устроилась на спальнике и начала читать...

Никто не знает, откуда появились эти существа, обладающие невероятной силой и скоростью. Просто в один момент они во всеуслышание заявили о своем присутствии. И стояло во главе их трое, прекрасных ликом, но темных душой, что была половинчатой, неполной. Старший, Велимир, высокий, с волосами цвета сумеречного неба и глазами, полыхающими адским пламенем, средний, темноволосый и зеленоглазый, Деймон, и младший, темноволосый, Ал. Была еще с ними девушка, прекраснее которой не видели мы ни разу. Пшеничные волосы золотились на полуденном солнце. Они плащом укрывали ее тонкий стан. Аккуратные запястья, которые можно было обхватить одной рукой. Лебединая шея, мягкий овал лица, на котором рассыпались солнечные поцелуи. Огромные бирюзовые глаза в обрамлении длинных ресниц с детским восторгом смотрели на старшего из братьев. Безымянный палец правой руки обхватывало неброское серебряное колечко.

Таким они предстали перед нами. Их стали называть оборотнями за возможность превращаться в волков, прекрасных, не подчиняющихся никому, хищников. Мы не боялись братьев и стаи, поскольку и сами были непростыми людьми, а знахарями, друидами.

Поначалу все было хорошо, прекратились нападения диких животных и кочевников. Но позже... Все стали замечать, что между Дэймон и Велимиром все больше и больше нарастают враждебные настроения. А причина была в женщине, пришедшей с ними. Звали это златокудрую красавицу Сивилла. Странная, скажу я вам, женщина. Она, казалось, специально стравливала братьев. Ее видели то с одним, то с другим, но стоило братьям появиться вместе, как она тут же терлась около своего жениха, Велимира.

Ситуация ухудшалась. Их стая начала раскалываться, рассыпаться, словно карточный домик.

И тогда мы решили помочь. Самая старшая из нас пришла к ним, чтобы сообщить истину, которую она хранила тысячелетиями.

- Здравствуй, Велимир, лорд Отверженных, - ее голос был скрипуч, - отпусти ее. Поверь, не она предначертана тебе судьбой. Не смотри на меня таким удивленным и недоверчивым взглядом. Я не могу рассказать тебе всего. А то, что расскажу... Вряд ли ты к этому прислушаешься...

- Что ты несешь? - не доверял их вожак нашей знахарке. Боялся поверить в силу и правдивость ее слов.

- Слушай... Когда-то давно, еще до появления людей на земле, жили боги. Были они сильны и прекрасны, но была у них слабость. Любовь, столь искренняя и чистая, что даже солнце начинало светить ярче.

Но у судьбы свои игры, свои планы, свой расклад. Она забрала у них тех, кого они так безумно, всепоглощающе любили. И наступило время Хаоса.

Начали сдвигаться материки, сталкиваясь, расшибаясь друг о друга. Океанские волны поднимались до самых небес, и с ревом опускались на землю. Ничто не смогло выжить. Боль богов никто не смог заглушить.

Однажды, глухой и темной ночью, пришла к стану богов женщина, закутанная в белый плащ. Ее сухие пальцы крепко сжимали посох, а лица не было видно.

- Кто ты? Что тебе нужно? - боги не спали, ведь даже во сне они видели лица тех, кого не смогли сберечь. И от осознания этого хотелось умереть, но даже и этого они были лишены.

- Мне ничего не нужно. Я лишь хотела предложить свою помощь. Да, не смогу вернуть ваших родных, но...

- Говори же, говори!

- Отдайте половины своих сердец им. Рано или поздно они вернуться, вы узнаете их. В любом теле, в любом месте вы, рано или поздно, будете вместе, - ее шепот обволакивал, лишая способности мыслить. Согласились боги.

- Ха-ха-ха, - смех старухи пошел звенеть по ущельям. Сама Судьба смогла провести этих безумно влюбленных. - Теперь вы в моей власти.

Но женщина не догадывалась, как она ошибалась...

Столетие за столетием влюбленным удавалось находить друг друга и быть счастливыми.

- И чем мне это может помочь? - в голосе Велимира звучало какое-то недоверие.

- И вот что самое интересное, была среди них богиня, единственная в своем роде. Ее называли Ходящей за Грань. Почему именно так, не знаю, не спрашивай. Ее второй половинкой был мужчина, способный оборачиваться в животных, - ее голос хрипел, рисуя картины того, давно ушедшего прошлого. - Она - твоя половинка. Только твоя.

- Я тебе не верю! - Велимир резко развернулся. Длинные волосы, хлестнули его брата по лицу. И вот к лесу, подступившему к самому краю селения, пронесся огромный, серебристо-снежный волк...

М-да. Какая, оказывается богатая у нас история. Оказывается, в наших венах течет кровь богов. Читать мне быстро надоело. Как-то не особо цепляло повествование о том, кто в каком доме жил, на ком женился, где похоронили.

Перелистнув пару страниц, я вновь уставилась в поплывшие слегка буквы.

... Бушевала гроза. Холодные капли дождя громко стучали по земле, разрываясь, разбрызгиваясь в разные стороны. Черное небо полыхало холодным блеском молний.

- Она моя! - два брата стояли на краю обрыва, сжимая в руках кинжалы. Поединок крови, способный решить все. Два брата, опора и надежда пока еще малочисленной стаи решили пролить кровь друг друга из-за девушки, которая все никак не могла решить, с кем же ей остаться. Велимира она никогда не любила. Да, он был потрясающим любовником, но не больше. Хотя... В его руках была сосредоточена вся власть, которую девушка так безумно любила, которую вожделела. Был еще Деймон. Горячий мальчик, которым было легко управлять. О... Молодость - это так волнующе.

Если его старший брат был холодным и уравновешенным, просчитывал все свои шаги, то Деймон. Он был пожаром, открытым огнем, таким же ярким, страстным и неукротимым.

Ах да, был еще и Ал. Но к тому было совсем небезопасно соваться. Провидец хренов. Этот юноша с темными глазами, таящими какую-то тайну, откровенно говоря, пугал Сивиллу. Он мог раньше времени раскрыть ее.

- Не выйдет! - лязг металла совпал с ударом грома. Умелые воины схлестнулись в смертельном поединке.

А самый младший из братьев не находил себе места. Его преследовали кошмары, в которых погибали его братья, попавшие в идеально сплетенную паутину лжи.

- Не-ет!!! - клинок Дэймона так и не успел коснуться шеи Велимира. С громким воплем Сивилла бросилась между мужчинами. Лезвие кинжала среднего брата прошило насквозь ее тело...

После этого отношения между братьями сошли на нет. Велимир ушел из стаи, забрав с собой самых преданных. Так появились на земле охотники...

Ох, ешкин кот! Так вот, где собака зарыта! М-да, ну и вляпалась же я. Попала, так сказать, между молотом и наковальней. Вот только что со всем этим делать? Непонятно. А еще был Риан и тоже со своей жаждой мести. Да что же это такое? И что из всего этого выйдет - непонятно.

В итоге читать мне надоело, а от полученной информации совсем разболелась голова. Глаза слипались. Смачно зевнув и потянувшись, поудобнее устроилась в спальники и выключила свет.

... Что-то было не так. Мурашки табуном бегали по коже, как будто предупреждая о нависшей надо мной угрозе, непонятно откуда исходившей.

- Ты здесь? - голос дрожал от неуверенности. Раньше я никогда не звала его сама. А сейчас. Что-то, еле уловимое, изменилось, перевесив чашу весов на ту сторону, где находилась... любовь.

- Здесь. Не здесь. Какая разница? Итог все равно один, - его голос звучал ровно, без каких либо эмоций. Он вновь замкнулся в себе, став тем самым холодным принцем, которого знали и боялись все окружающие.

- Но почему?

- И ты еще спрашиваешь? Хм, это слишком грубо с твоей стороны. Неужели не помнишь, что я сказал в прошлый раз? Что сказала ты... - лишь горькое сожаление.

- О, как же такое забыть?! Поставил перед фактом. Как же там... "Я до сих пор ощущаю, как ее губы жгут мои". Такое не забудешь. Только вот в чем вопрос, а зачем тебе я? Ходил бы к ней в сны, оставив меня в покое. Вот этого понять, увы, не могу. Использовать? Посмеяться? Скорее оби эти версии имеют место быть. Вот только какую выбрать?

- Ты не слышала... - какое-то облегчение сквозило в его голосе.

- Да не слышала!!! Я ничего не слышу, не вижу, а потом от этого страдаю!!! Может, хватит быть такой дурой?! Стать жестокой, беспринципной стервой?! Спать со всеми подряд, тонуть в алкогольно-сигаретной дымке?! Это идея! - я рвала свое сердце, которое и так неслось вскачь, как умалишенное от одного его присутствия! Дура, дура, дура! Влюбиться в выдуманного героя!

- Что?! - рычание раздалось сзади меня. - Спать со всеми подряд?! Не позволю!!! - горячее дыхание ночного гостя обжигало мою шею. Руки крепко прижали меня к его телу так, что я чувствовала каждой клеточкой его голод, его ярость, его желание. - Ты моя! Убью каждого, кто посмеет к тебе хоть пальцем прикоснуться!

Слегка шершавый язык оставил влажную дорожку на шее. В следующую секунду мое тело впечатали в стену, а его рот накрыл мои губы.

Слишком медленно. Хотелось большего. Руки птицами взлетели вверх и легли на его затылок. Животная страсть. Я с силой вжимала его в себя, желая ощутить обнаженную кожу, почувствовать ее жар. Это потребность. Первозданная, дикая потребность. Его зубы прикусили мою губу, струйка крови заскользили вниз по подбородку, которую он тут же слизал языком.

Безумство. Я плавилась от его прикосновений. Желание алым цветком расцвело внутри. И не было сил остановиться, сказать "нет". Я хотела этого, всего того, что он мог дать. И плевать, что где-то там, в реальности, моего ночного гостя ждет девушка, возможно, любимая.

Сейчас его любила я. Он был мой. Всецело и безраздельно. Руки мужчины заскользили вниз, а затем крепко сжали мои ягодицы. Мои ноги кольцом обвились вокруг его талии. Одежды давным-давно не осталось. Что-то было распорото когтями, что-то удалось стащить и отбросить в сторону.

Губы гостя заскользили по шее, заставляя выгибаться под этими опаляющими прикосновениями, а затем накрыли вершинку груди. Звериный рык вырвался из горла. Пальцы впились в его спину, раздирая. Запахло кровью.

Первобытная, нечеловеческая страсть.

Я не помню, как мы оказались на полу. Губы мужчины опускались все ниже и ниже, пока... Стон наслаждения сорвался с моих уст.

Так... горячо.

- Я...не...хочу... так... - тихий, сводящий с ума, шепот. Но нет возможности оторваться, остановиться. Одно единственное желание - чтобы это сумасшествие не прекращалось.

- Все... нереально...

- Нет, - он сел на пол, накрыв рукой мой живот.- Все реальнее, чем ты думаешь. Не хочу так... Мне важно знать, что понимаешь, что пути назад не будет, что я стану твоим единственным мужчиной. Я и так твой единственный мужчина. Можешь считать это заскоком, но по-другому не могу.

- Я этого хочу. Только вот одна загвоздка... - пробежалась пальцами по его спине, а затем коснулась губами шеи в том месте, где находился седьмой позвонок. Он вздрогнул, в следующую секунду завладев моими губами.

И опять безудержный, полный нежности и страсти поцелуй.

- Какая? - с трудом оторвавшись друг от друга, тяжело дышали.

- Твоя Истинная... мой муж... - вот так рушатся даже самые прекрасные сны и иллюзии. Рано или поздно реальность жестоко вламывается в твой собственный сказочный мирок, ломая все на своем пути.

- Что?

- Прости... я... - все затянуло белой дымкой, и я вновь оказалась в своем спальнике.

Темно-фиолетовое, почти черное небо, усеянное серебристыми звездами. Все стало таким... непонятным. Я запуталась. Деймон. Велимир. Гидеон. И Риан... Если первых трех я могла просто выбросить из головы, не пытаясь понять, что им от меня нужно, то последний... чем дальше от него, тем тяжелее становилось дышать, думать не о нем...

А если говорить о братцах - кроликах: один нагло заявляет, что я его, причем, не спросив моего соглашения. Дурацкое волчье право. Второй... Это вообще отдельная тема. Его маниакальное, ничем необоснованное, желание меня придушить при первом удобном случае просто пугает.

И сны... Они выводят из равновесия! Я не могу объяснить.

-"Все реальнее, чем ты думаешь", - неужели, все то, что происходило там, правда? Да не дай бог! Я же со стыда сгорю.

***

Дорога лентой вилась среди деревьев, утопающих в зелени. Что ж, вот он - мой маршрут на сегодняшний день. Птички поют. Солнышко греет. Лепота.

В приподнятом настроении, закинув за плечи рюкзак, шла по этой, едва заметной в зарослях багульника и акации, тропинке. Хм, я даже и не подозревала, что у нас столь богатая и насыщенная история. О том, от кого мы произошли три братца-кролика, вообще молчу. Да уж, не ожидала я столь резкого форсирования событий. И точно никогда не думала, что буду скрываться в необъятных лесах родины от полубогов.

- Ну, здравствуй, Лило! Скучала? - мужчина резко схватил меня за руку, прижимая к дереву, что у него не особо хорошо получалось - рюкзак мой мешал.

- И тебе не хворать, Гидеон, - стиснув зубы, подняла голову и взглянула в черные глаза бывшей второй половинки, - нет, извини, Стич, - боги, что с ним стало?

Бледные впалые щеки, острые скулы, треугольный подбородок. Темные синяки под глазами и растрепанные волосы делали похожим его на покойника, недавно восставшего из могилы.

- Гляди-ка, узнала! - о, казалось, он был удивлен.

- Не ожидал? Поверь, такое, как ты, не забывают, - глаза в глаза. И ничего. Даже сердце не нарушило свое размеренное движение. Давным-давно оно ждало совершенно другого, который никогда не мог быть до конца моим.

- Заткнись, тварь! - ярость и безудержная злоба плескались в его взгляде. Рука медленно замахнулась для удара, который так и не был осуществлен. Вместо этого его жадный рот накрыл мои губы.

Когда-то я мечтала, чтобы оно было именно так... Но время черным ластиком стерло это желание раз и навсегда. Теперь же было так... омерзительно. Его толстый язык пытался раздвинуть сжатые зубы.

Оборотень сжал левой рукой мои скрещенные запястья, а правой вцепился в подбородок, надавливая, разжимая сжатые челюсти, запуская свой язык в мой рот. Боги, как это омерзительно и противно! Но противопоставить ему было нечего - он был сильнее.

Сейчас больше всего хотелось взять кусок мыла и вымыть рот, отскрести все это де****. Резко сомкнула зубы, до крови прокусывая его язык.

- Сучка! Я тебе сейчас покажу! Что, если тра*****ся с древними, то все можно?! - сплюнув кровь на землю, кожаным ремнем, вынутым из брюк, стянул мои запястья, привязывая к дереву. Да, я была сильнее обычного человека, но эти оковы порвать не могла.

Его губы опустились ниже, впиваясь в яремную впадинку на моем горле. Руки Гидеона сжали грудь, а в следующую секунду ткань рубашки треснула, обнажая кожу.

- Стич... - из моих глаз катились слезы. Так противно и мерзко.

- Что "Стич"?! Это ты, тварь, отвергла меня! Даже тогда... Мой остолоп-хозяин сказал, что ты ему не нужна, а я... как идиот пытался всю ночь тебя спасти. Кусал, надеясь привязать к себе, сделать своей... Но ты! До сих пор сама по себе! Что, суч**, нравится играть мужиками? - мерзко. Как же мерзко.

Его руки оставляли синяки по всему телу, а отвратительные губы опускались все ниже и ниже...

- Отпусти... - кричать я уже не могла, лишь шептать да хрипеть, четко и ясно осознавая, что не смогу с этим жить.

- Да пошла ты... - руки мужчины мелко тряслись, расстегивая пуговицу на моих джинсах. И когда уже надежда выжимала из себя последние вздохи, раздался его голос:

- Отпусти ее!

- Посмотрите, кто к нам пожаловал! Вот уж не ожидал, что ты придешь!- Гидеон оставил меня в покое, развернувшись лицом к пришедшему.

Риан. Он стоял, небрежно прислонившись к дереву, глядя на меня, как на пустое место. Как же сейчас хотелось оказаться отсюда далеко-далеко, чтобы ни одна живая душа меня не нашла. Никогда.

Разорванная кофта клочьями болталась на плечах, не скрывая оголенной груди, как бы я не пыталась ее стянуть. Боги. Взлохмаченные волосы, красные щеки, мокрые от слез глаза и припухшие губы не делали меня выше в газах Риана, мнение которого в последнее время стало важным для меня. Чем это было вызвано? Этот вопрос так и останется без ответа.

- На твоем месте я бы заткнулся, - спокойный, даже ледяной тон. Каким-то непрошибаемым казался он сейчас. Но в тоже время, я чувствовала, как звенели в напряжении струны внутри него.

- О, да что ты. Желаешь занять мое место рядом с этой... - он не договорил - помешал кулак ринаи, смачно впечатавшийся в его скулу. Послышался хруст. - Моя щека! Ты за это поплатишься.

Гидеон перекинулся в прыжке, в то время как мой мужчина продолжал все так же стоять, словно минуту назад и не было никаких действий с его стороны. Разозленный волк прыгнул вперед, метя в шею, но промахнулся, впечатавшись лбом в дерево, что на какое-то время притормозило его.

В руках Риана, откуда ни возьмись, появился клинок. Тонкое лезвие блестело в солнечном свете, слепя противника. Еще один отчаянный прыжок волка не увенчался успехом. Морду хищника прочертила кровавая царапина. И тут он сменил тактику.

Вместо того, чтобы вновь в лоб идти на своего противника, Гидеон резко развернулся и направился ко мне явно с не лучшими намерениями. Шок от всего произошедшего достиг апогея - в кровь хлынула немалая доза адреналина, ставшего катализатором. Никто из нас даже и не ожидал того, что случилось дальше.

Кожаный ремень, до этого не желавший поддаваться, мертвой змеей упал около моих ног. Ярость темным пламенем бушевала внутри, выжигая все человеческое, оставляя лишь звериные инстинкты.

Не знаю, что Гидеон увидел в моих глазах, но шаги его резко замедлились, а затем он начал пятиться назад.

- Как ты посмел посягнуть на то, что принадлежит не тебе? - шевелились мои губы. Но слова... не я была их хозяйкой. Как будто какой-то невидимый кукловод красиво и легко управлял мной. - Думаешь, я не слышу твоих мыслей? - в его глазах волнами плескался ужас, грозясь с головой утопить своего хозяина.

Волк резко тряхнул головой, отводя взгляд, а в следующую секунду стрелой метнулся ко мне... и замертво упал около моих ног...

Риан опустил руку, а я кулем осела на прогретую летним солнцем землю.

- Его больше нет, - сухая и жесткая констатация факта. И самое интересное - мне не было жаль сына Даниэля. Он заслужил.

Сейчас все мое внимание было приковано к ринаи который стоял все под тем же деревом, сложив руки на груди.

- Не собираешься мне помочь? - я с надеждой посмотрела на него. Может, он поймет все правильно и прекратит вешать на меня все смертные грехи? Плевать, что он может вернуть меня обратно в башню. Лишь бы не было той глухой стены отчуждения, которую он вновь так старательно начал выстраивать.

- Нет. Иначе сорвусь! - он, по-прежнему, продолжал смотреть на меня, не сводя глаз. Грязь что ли выискивал? Так мерзко и противно.

- Что, убьешь? Ну, так давай! Вот она я! Заодно разом решите все проблемы! Отомстишь за свою зазнобу и, наконец, прекратишь эту чертову глупую вражду!!! Боги, как же я вас ненавижу! Всех! В особенности тебя! Какие же вы жестокие! Играете с теми, кто вам совершенно не знаком, ломая их жизни и судьбы! Ну, конечно, вы же ринаи, блин! Потомки богов, стихийники! Куда нам, смертным до вас? А ты... ты... - черт, стало так горько и обидно, что хотелось перекинуться и бежать отсюда куда подальше. Ото всего этого кошмара! А может, это сон?!

- Ты не последовательна в своих словах и действиях! - он подошел ближе, правда, его шагов я не слышала. Просто чувствовала.

- Что? Я не последовательна?! Да что ты говоришь? Откуда тебе знать? Ты видишь меня всего лишь второй или тритий раз в своей жизни! Это я нафантазировала... Но реальность слишком жестока, а сны... Да кто ты такой, чтобы говорить о последовательности моих действий? Ах да, могущественный ринаи! Простите меня, неблагодарную, Вашество, за непочтение! Ты исчезнешь из моей жизни так же, как и появился, оставив после себя руины, которые я буду пытаться построить вновь... Ты и эти братья! Один хотя бы просто заявил, что ему от меня нужно! Может, если соглашусь, то его клан исчезнет вместе с ним из наших земель? Второй просто мечтает мой трупик увидеть неизвестно зачем. Но ты... Ты слишком жестокий, движимый жаждой мести, решил использовать меня! Что я тебе такого сделала? Даже на глаза никогда не попадалась! Почему именно я? Я не убивала... Может, проще стереть меня с лица Земли? Кстати, это идея. Зато... - его горячие губы впились в мой рот, оборвав на полуслове. Вся ярость и злость куда-то исчезли, сдувшись, как воздушный шарик. Ринаи с силой вжимал мое тело в свое, пытаясь слить нас воедино, сделать одним, неразделимым целым. Остатки кофты мягко опали на землю. Мои руки взметнулись вверх, зарываясь в его волосы. Точно так же, как и во сне. Но сейчас не было желания об этом думать. Глупое сердце заходилось в громком стуке, приветствуя того, кто стал его полновластным и безраздельным хозяином.

Реальность, словно ушат холодной воды обрушилась на меня, заставляя прекратить столь сладостную пытку. Никогда нельзя путать реальность и сон.

- Говорил же, что не сдержусь. Особенно после той жаркой ночи... - на его соблазнительных губах расцвела улыбка. Нет, не та вечная, идеальная ухмылка. Сейчас ринаи улыбался так тепло и... нежно.

- Что? Какой ночи? Я вижу тебя третий раз в жизни, - тяжело дыша, прислонилась к стволу дерева, обнаженной спиной ощущая все его шероховатости.

- А может, хватит врать? Посмотри правде в глаза! Твои сны были настолько же реальны, как и вся твоя жизнь! Они ее неотъемлемая часть! Думаешь, это работает только в одну сторону? Упс, ошибочка вышла! Я точно так же ощущал все, то происходило между нами. Я помню все! И это мой дар! Дар Ходящего по снам!

- Что? - я не верила! Это не могло быть правдой! Не могло! Слишком бы идеальной казалась бы вся картина!

- Я люблю тебя, идиотку такую! И кто из нас кого мучил?! Это я, как последний дурак, пытался тебе намекнуть, раскрыться перед тобой, а ты... Ты посылала меня куда подальше, считая, что это всего лишь твои фантазии! Так вот... Фантазии закончились! Прими реальность такой, какова она есть!

- А как же месть? - до моего воспаленного мозга медленно доходила полученная информация. Точнее, она вся прошла мимо ушей, за исключением того, что Риан любит меня, и что я с ним едва не переспала вновь! Боги!

- Да какая, к черту, месть?! Сначала-да! Я прекрасно видел, как ты похожа на ту, что убила... А потом поймал себя на мысли, что от картин, где ты, распластанная под другим... Меня бросало в ярость! Хотелось разорвать его на части и заявить всему миру, что ты только моя и ничья больше!

- Мы такие идиоты! Я... А как же твоя Истинная? - у него с ней есть будущее, а со мной... Сердце рвалось, как безумное к нему, а разум... Разумом я понимала, что нам никогда не быть вместе! И тогда становилось больно!

- Какая Истинная?! - он запустил пальцы в волосы. - Нет никого, кроме тебя! Моя Луна! Именно ты моя Истинная! Точнее, наоборот! Ты же сама меня укусила, помнишь?! Я ощущал пустоту внутри после твоего ухода, как будто сонце выключили. Я не могу без тебя, пойми!

- Но...

- Может, уже заткнешься, или лучше скажешь, что любишь меня? - его руки обвились вокруг моей талии. Глаза в глаза. - Или расскажешь, как тебе удалось выжить после того нападения?

- Тот волк... Это ты! Черт, Риан! - я крепче прижала мужчину к себе.

- О, далеко не черт... Я люблю тебя навсегда. Помни об этом, моя Луна - и мои губы обжег поцелуй.

- Подожди... - его губы уже плавно скользили по моей шее.

- Что?

- Луна? Почему Луна?

- Ты моя королева. Поэтому Луна, - он крепко прижал меня к себе, боясь, что я исчезну прямо в эту секунду и никогда больше не вернусь.

Возможно, у нас и нет будущего, но это мгновение отнять никто не в силах. Существовало только сейчас. Он. Я. И больше никого вокруг.

Я нашла свое нереальное горькое счастье, а впереди ждала неизвестность. Никто не отменял проблем со стаей и всей остальной братией. Но это потом... А сейчас мы предались прекрасному моменту тишины и покоя.

***

Ну вот. Осталось немного. И занавес можно опускать. Женщина накинула капюшон на голову, наблюдая за влюбленными, которые еще не знали, какой сюрприз она им подготовила.

Главное, чтобы каждый сыграл отведенную ему роль. Один уже превосходно справился.

Никогда женщина не любила ринаи. Гордый, свободные и неуправляемые. Никто из Совета их не любил, поэтому даже Стражем от ринаи была какая-то безумная, которой еще предстояло сыграть свою роль.

А этот Риан... Да, он приглянулся ей, но он, действительно, был Истинным этой девчонки, что была так ей необходима, следовательно, теперь они друг без друга никуда, да и не сомневалась она, что девица сделает все ради своего мужчины. Вытащила же из-за грани, заплатив немалую цену. Оставила кровь, которая привязывала ее к тому миру, грозясь однажды оставить ее там раз и навсегда. Что ж... Пора начинат действовать.

Глава 8.

Люба

Солнце заскользило по моему лицу, заставляя разлепить глаза и потянуться. Одеяло сползло, оставив меня по пояс обнаженной.

- Ммм... Риан, - прохрипела, опуская руку на кровать, пытаясь нащупать его на другой половине кровати. Но я была одна. Снова.

Медленно встала, на автомате начала натягивать одежду, которая вчера осталась лежать кучей у кровати в нашем домике. Подхватить рюкзак. И главное - ни о чем не думать. Не сейчас.

Метка на шее, оставленная им, нещадно болела, напоминая о той яркой ночи, что была между нами сегодня, что подарила покой и счастье.

Но наступило утро. И красивая сказка закончилась. Провела ногтями по шее, сцарапывая кожу, стараясь содрать его знак... Теплыми ручейками кровь заструилась по пальцам.

Открыла дверь, намереваясь уйти...

- И далеко ты собралась? - он стоял, облокатившись об косяк.

- Да, - отвернулась, закрывая окровавленный участок шеи ладонью.

- А ты уверена, что тебя отпущу? - иронично выгнутая бровь, чуть приподнятые уголки губ, а в глазах - лед.

- Не требуется твое разрешение.

- Хм. Неужели настолько привыкла страдать, что даже сейчас не можешь остановиться на минуту и подумать, что происходит, правильное ли решение тобою принято? Нет, зачем оно тебе? Ведь на все у тебя есть своя правда!

- Я... я проснулась, а тебя нет... Я... - не знаю почему, но слезы вдруг покатились из глаз... Они прочерчивали дорожки на щеках, свисали с кончика носа, а затем падали вниз...

- Дурочка, - он притянул меня к себе, нежно гладя по спине, успокаивая.

- Сам ты... - буркнула, сильнее прижимаясь к нему.

- Люба... - тихо засмеялся мужчина, приподнимая мою мордашку и целуя в холодный нос. - Ты такое чудо. Мое чудо

Скажите, а вы когда-нибудь мечтали о крыльях? Мечтали летать? Я тоже мечтала. И моя мечта сбылась самым невероятным образом. Моими крыльями стал Риан. Мужчина, который заставлял мое сердце биться чаще. Он был моей мечтой. Моей свободой. Моей жизнью. Моими крыльями.

Многие, связанные друг с другом, оборотни говорили мне о той нереальнй эйфории, что заполняет, когда ощущаешь ряддом свою половинку, которая всегда поймет, поддержит и примет таким, какой ты есть. Я не верила. Сейчас же была готова обнять весь мир. Это, действительно, нереально - чувствовать его рядом с собой.

- Я люблю тебя, - прошептала, сильнее прижимаясь к нему.

- И я тебя, девочка-любовь, - он наклонился, обжигая губы горячим поцелуем, подхватывая меня на руки и занося в дом.

А потом Риан лежал на кровати, а я изучала его татуировку, что вилась по все спине. Огромный китайский дракон хвостом обвивал его поясницу, а раскрытую пасть удобно расположил на лопатках, свободное пространство занимали какие-то странные надписи на незнакомом мне языке. Спросить, что они означают, по

чему-то не решилась. Может, чувствовала, что он мне не ответит.

- Красивый, - пробежалась пальцами по позвоночнику, скользнув за пояс джинс. Риан резко перевернулся и дернул меня за руку, отчего я распласталась на нем.

- С огнем играешь, девочка, - прорчал он, по-хозяйски сжимая мои ягодицы.

- Да что ты? - облизала губы, разглядывая лицо мужчины.

- Люба, я серьезно! Иначе мы никуда не попадем - не выпущу тебя отсюда, будешь пощады просить.

- Ммм... - провела пальцами по его груди, - хорошо, сейчас только переоденусь, и можешь мен вести куда хочешь.

- Маленькая засранка, - прорычал он, вставая следом со мной и направляясь в душ.

- Удачной помывки, клыкастый мой, - и с этими словами я скрылась в соседней комнате, где остался лежать мой забытый рюкзак, в котором находилась запасная майка и джинсы.

***

Хвост или коса? М-да, дилема. Ладно, остановимся на хвосте - делать его проще.

Появление Риана, я скорее почувствовала, чем услышала. Горячие губы обожгли кожу на ключице.

- Готова, моя волчица?

- Фи, как грубо, - рассмеявшись, мы вышли из домика и отправились в город.

До чего же это приятно - сжимать руку любимого человека, чуствовать его поддержку и заботу. Даже отдыхающие, снующие туда-сюда, как муравьи, не так раздражают. Да и вообще все играло какими-то совершенно иными красками, будто я смотрела на него до этого под другим углом.

Девушки оборачивались на нашу колоритную парочку и томно вздыхали, разглядывая Риана, который натянул черную майку и такого же цвета джинсы. Ммм, он был шикарен. Еще и очечи на нос нацепил.

- Молодой человек, вы мне не поможете? - шикарная брюнетка выставляла на показ свои прелести и смотрела на моего мужчину таким взглядом, что я готова была ее придушить

- Что у вас слуилось? - вежливый и вкрадчивый голос Риана немного отвлек от нерадужных мыслей.

- Ногу подвернула, - слезно произнесла наглая девица. На моих руках удлинились когти.

- Давайте посмотрю. - И его смуглые пальца заскользили по ее ноге. Волчица рвалась наружу. Зрение стало острее. Из горла раздавалось рычание. Ненавижуу!

- Ой, - она вскрикнула. - А что вы делаете сегодня вечером? - хлопнула накрашенными ресничками и облизала губы.

- Доставляю своей жене удовольствие. И сегодня. И завтра, - он ухмыльнулся, а затем подощел ко мне и впился в мои губы поцелуем. Девица, как и многие остальные просто пропали из поля зрения. Все мои чувства, эмоции были сосредоточены на нем. На моем мужчине. - Моя девочка-любовь оказывается, ревнивая.

- Так ты специально?

- А ты как думаешь?

- Засранец!

- За это ты меня и любишь, - обнявшись,мы потопали дальше.

Смех, улыбки, сахарная вата, косые взгляды прохожих, радость в глазах друзей. Этот день был наполнен яркими красками, как ни один из дней за всю мою жизнь.

Вечерело, и Риан вдруг попросил разрешения завязать мне глаза. Пришлось согласиться. Мужчина

взял меня за руку и куда-то повел. Я доверяла ему, как себе, потому покорно шла за ним.

- И куда ты меня ведешь?

- Скоро узнаешь. Осторожно, тут ступенька, - затем меня обняли.

- Риан... - нас начало куда-то поднимать. - Риан, мать твою! Ты снимаешь повязку либо я... - договорить мне не удалось. Яркий свет на мгновение ослепил, а потом просто не осталось слов, лишь пьянящее безумное чувство восторга.

Солнечный диск медленно опускался в море, заливая небо красно-оранжевым светом, придавая всему нереальный, сказочный цвет. Вдалеке золотились снежные шапки гор...

Деревья, дома, набережные... Все было залито светом заходящего солнца. Я неотрывно смотрела на море - мою любовь... Белоснежные барашки волн стремились к берегу, наверное, с шумом разбиваясь о камни. Летали чайки. Вдалеке раздавался гомон людей. И в эту симфонию жизни я жадно вслушавалась, облокатившись на Риана, который крепко обнимал меня за талию.

Не было ничего кроме меня, его, этого гомона и свободы. Хотелось раскинуть руки и закричать от радости.

- Я хочу подарить тебе весь мир, - прошептал он, касаясь губами моего уха.

- А я хочу, чтобы он знал, как тебя люблю, - рассмеявшись, запустила пальцы в его волосы и, притянув лицо мужчины к себе, накрыла его губы своими, показывая все то, что твориться на душе.

Даже и не заметила, как из глаз побежали слезы радости. Это был самый чистый и прекрасный момент в моей жизни. Закат. Колесо обозрения. Надеждные объятия любимого, сладость губ и пьянящее чувство свободы и восторга.

- Спасибо тебе за это, - мы медленно начали опускаться вниз... Риан лишь улыбнулся, а когда наша кабинка оказалась у самой земли, это ненормальный выскочил из нее, а затем подхватил меня на руки и закружил.

- Я люблю тебя, девочка-любовь! - смеялся он, роняя меня в траву и сам падая рядом.

Мы смотрели, как по небу плывут облака, как появляются первые звезды, как постепенно становится темно... Благо, в парке не было народу, иначе бы нас не поняли... Хотя мне было все равно.

- Пошли на море, - предложил мой мужчина, помогая подняться.

- Догоняй, - прыжок, и стрелой метнулась в заросли кустарника белоснежная волчица. Не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, рядом ли он. Я чувствовала его как саму себя. Как Лило.

Однажды понимаешь, что до определенного момента ты и не жил вовсе, а просто спал крепким сном. Но рано или поздно, в твоей жизни появляется тот, что снимет сонную дымку с твоих глаз... Для меня таким человеком был Риан. Я не знала о нем совершенно ничего: ни кто его родители, ни откуда он... Все это было таким неважным, не нужным, по сравнению с теми эмоциями, что рождались во мне от осознания того, что этот мужчина мой! Мой целиком и полностью. Счастье, такое теплое и нереальное, заполняет сердце полностью, даруя желанную свободу.

Я стрелой летела по темным улицам, прячась от редких прохожих, забиралась на крыши, перепрыгивая с одной на другую, пока не достигла берега моря. Когти скользили по камням, тонули в гальке.

А затем я с разбегу плюхнулась в воду, вновь принимая человеческий облик, ныряя еще глубже, наслаждаясь давлением воды на обнаженное тело, стараясь расствориться в ней, почувствовать ее дрожь...

Вынырнула, жадно хватая ртом воздух, еще не остывший после жаркого дня, откидывая волосы назад и наблюдая, как всходит полная луна, озаряя своим светом темные воды моря.

Руки моего мужчины обвились вокруг талии, прижимая крепче к его торсу.

- Риан, я люблю тебя. Это кажется таким нереальным... - шепчу, откидываясь на него, чувствуя, как его пальцы ласкают мои соски, опускаються ниже, рисуя непонятные символы на животе.

- Тшш... Не представляю, как жил без тебя, - холодные губы коснулись моей шеи, опаляя ее горячим дыхнием. Сильнее прижал к себе, - боюсь, что ты исчезнешь, расстворишься в рассветной дымке, а без тебя... нет смысла, - он подхватил меня на руки, вынося на берег, бережно опуская на гальку, покрывая мое тело поцелуями, заставляя извиваться под его губами и руками, стонать его имя и хотеть еще большего...

***

Забрезжил рассвет. Солнце медленно, словно нехотя, взбиралось на небо по золоченой лестнице. Его лучи скользили по морским волнам, что белыми барашками разбивались о каменистый берег суши, по зеленым магнолиям с белоснежными цветами, по домомам, пробуждая новый день к жизни.

Я проснулась в надежных обьятиях Риана. Так тепло и хорошо мне не было еще никогда. Меня еще ближе подтянули к себе, отчего становилось совсем жарко. Пришлось возиться, отвоевывая такой желанный глоточек прохладного воздуха.

- Прекрати, иначе за себя не отвечаю, - раздался хриплый голос, а в то место, что пониже спины уперлось то, за что он не отвечал.

- Ты ненасытен.

- Рядом с тобой все тормоза срывает. Даже во снах... Чувствовать твой запах и не еметь возможности прикоснуться. После того, как я случайно увидел тебя на той поляне... Часть меня навсегда осталась с тобой, не желая возвращаться, чтобы сделать мен вновь цельным.

- Я бы не вернулась, если бы не ты...

- Знаю. Потом начались все эти сны... Сначала просто бежал за тобой, понимая, что если не догоню тебя.. И ты вонзала в мое сердце острый нож...

- А ты в мое... - обнимаю его, чувствуя, как наши сердца бьются в унисон.

- Все изменилось так резко... То ли ты открыла сознание, то ли мне удалось до тебя достучаться... Я еще не понимал, что ты, как зараза, прокралась мою душу, отравляя ее, делая своим... Ни о чем не жалею, кроме того, что столько времени потратил в пустую...

Он замолчал. И все своим пологом накрыла тишина. Не было птиц, стрекота насекомых, только шум моря и больше ничего. Это напрягало. В воздухе разлился терпкий аромат полыни. Откуда она здесь?

Я резко вскочила и, натянув на себя одежду, подняла с земли мои ножи, с которыми не расставалась никогда. Риан встал рядом, заслонив собой, с тревогой вглядываясь в зеленеющую вдалеке каемку леса.

- Что... - стрела с черным оперением вонзилась в песок между нами. - Уходи!

- Какое...

- Прошу тебя, Люба, уходи!

- Не паникуй раньше времени!

- Эти стрелы... На них яд. Элита охотников, - еще две стрелы просвистели в воздухе, пролетв мимо цели.

- И что? Я тебя одного не оставлю. Никогда! Чего бы мне это не стоило! - накрыла его губы своими, ощущая на них вкус морской соли, горечь предстощей... Нет, не думать об этом...

Медленной черной массой охотники показались на краю лесной чащи, начав приближаться все стремительнее.

- Я не отговорю тебя? - как-то обреченно выдохнул он.

- Нет! Пожалуйста, не играй со стихией, как в тот раз... Больше не смогу вытащить... - прошептала, не говоря о том, что частичку себя я оставила взамен него на другой стороне.

Стрелы сыпались градом на нас, и мы едва успевали уворачиваться, но не могли отпустить руки друг друга, расжать переплетенные пальцы...

- Ммм, а вот и наша колоритная парочка, - фиолетовые волосы, золотистые глаза, с плескавшимся в них безумием. - Я же говорил, что найду тебя везде, где тоько можно. Найду и отомщу, - вкрачиый голос, злорадная ухмылочка. В этом был весь Древний.

Риан сделал шаг, затем еще один... и отпустил мою руку...

- Чего ты хочешь?

- Ее, - оборотень указал на меня глазами.

- Поединок! Выиграю я - она свободна, - голос моего мужчины такой металлический, чужой...

- А если нет?

- Другого варианта не может быть, - в кронах деревьев завыл ветер, пронесся по суше, коснулся в мимолетной ласке моей щеки.

- Не надо... - сорвалось непроизвольно с моих губ.

- Послушай ее, дело ведь говорит, - засмеялся Велимир, небрежным движением откидывая назад свою роскошную гриву.

- Молчи, Любовь, - все та же сталь в голосе. Даже не посмотрел в мою сторону.

- Ну что ж, поединок, так поединок. Не боишься проиграть, молокосос?

- Не греми костями. Во мне много сюрпризов, которые тебе не очень понравяться.

- Риан, прошу... - сердце неслось галопом, грозя вырваться из груди...

- Молчи, - и больше ничего. Ни слова, ни взгляда. Как будто я обуза, баласт, который тянет на дно... Из-за меня пришел Велимир...

- В круг, - четкий приказ заставил охотников выстроиться вокруг бойцов. Не нравилось мне все это. - Держите девчонку. Советую тебе, заинька, не дергаться, - Велимир подешел ко мне, едва мои руки были скручены двумя мужчинами, и провел пальцами по мой щеке, отчего меня передернуло. Раздался рык. - Не злись, волчонок. Ничего твоей куколке не сделаю... пока.

И они закружились танце. Страшном. Смертоносном. Но в то же время в таком красивом. Четкие, выверенные годами тренировок и боев движения. Ничего лишнего. Только звенящая сталь кинжалов. Размеренный стук сердце. И ветер, гуляющий вокруг. Если Велимир был похож на пантеру, грациозно скользящуюю по полю, то Риан...он напоминал кобру, завораживающе прекрасную, такую обманчивую, готову сделать выпад в любую секунду.

Шаг еще один... Даже охотники завороженно наблюдали за ними, забывая о том, что должны удерживать меня.

Риан побеждал. Чего же я не знаю о нем? Кто он? Волк? Ринаи? Кто способен победить Древнего? Вопросы, сплошные вопросы, и ни одного ответа.

- Ты сильный, - дыхание фиолетововолосого сбилось. Он начинал делать ошибки. Глупые. Досадные. Не осавляющие шанса на победу. - Но никто не говорил, что я буду играть честно. Щелчок пальцев, и, как по команде, охотники подняли свои луки, накладывая стрелы. Еще один щелчок...

- Нееет! - резко кидюсь вперед, пытаясь закрыть моего мужчину собой, но меня перехватывают руки кого-то из охотников, который тут же оказывается с перерезаными сухожилиями. Потом еще один. Рой стрел полетел в Риана, но тут же был снесен порывом ветра.

- Ты забываешь, что я - стихийник.

- А я - Древний, - и в следующую секунду мое сознание уплыло в темноту...

Глава 9.

Страх. Казалось, он парализовал мое тело, лишая возможности двигаться, поэтому я сидела, скрючившись, на каменном и холодном полу, дрожа всем телом. Нет, не потому что мне было холодно, а потому что я боялась.

Боялась этого безумца так, что стучали зубы. Больше всего пугало то, что не могла его почуствовать, не могла прочитать его, предугадать его следующий шаг, как будто он был мертвым или невидимкой. Ни один мускул, ни одно движение - ничего, за что можно было уцепиться. Все идеально выверено, до самых мелочей, как будто он репетировал похищение не один раз.

Велимир был умным - не каждый носит при себе середряный наручники, обработанные вербеновым раствором, да и место, где мы находились - оно просто стирало запахи, не оставляя ничего, кроме солоноватого и пьянящего морского бриза.

Море... такое непокорное, гордое. Сегодня оно опять бушевало, выплескивая свою ярость, брызжа в лицо.

Небо, затянутое густыми облаками. И вот через них так робко и так осторожно пробивается солнечный луч. Понимаю теперь художников... Когда зудят пальцы. Только я была не в том положении.

Дождь стоял стеной. Я не чувствовала никаких запахов, не слышала никаких звуков.

Только дождь.

Куда делся мой похитетитель, увы, не знала, да, наверное, и не хотела знать. К чему оно, это знание? Сбежать все равно не получиться, как не пытайся. Прошло три дня с того момента, как меня похитил этот ненормальный оборотень. Я не знала, что моим Рианом, но где-то там, в глубине души, чувствовала, что он жив, правда, ему было адски больно, как будто что-то сковывало его изнутри, и жутко хотелось выть, раздирая когтями грудную клетку...

- Скучаешь, крошка? Я же говорил, что поймаю тебя опять, - ухмылясь, под навес зашел Велимир. Древний.

- Может, соизволишь рассказать, зачем я тебе потребовалась?

- Не догадываешься?

- Куда уж мне до твоих грандиозных планов? Просвяти.

- Брату отомстить хочу.

- Дурак.

- Отчего же?

- Да потому что он тебя обманул. Я не его пара.

- Знаешь, теперь уже все равно, - он на секунду замдумался, после чего начал резко ходить взад-вперед.

- А, твоя крыша совсем тебя оставила, - резкий поворот, и мое лицо обжигает удар. Еще один.

Чувствую, как кровь начинает заливать лицо, скользя теплыми ручейками.

- Как ты смеешь?

- Смею! Кто ты? Всего лишь Древний, не видящий ничего дальше своего носа. Ты говоришь, что мстишь, не зная за что и кому. Говоришь, что потерял свою пару, при этом даже не задумываешься о том, почему же сам до сих пор не чувствуешь пустоты. Твое сердце бьется в одинаково ровном ритме. По моему, давно бы стоило понять, что она жива!

- Что?

- Что слышал! - не знаю каким образом, но я видела ниточку, связующую его с парой. Побочный эффект Ходящей за грань, по-видимому.

- Откуда ты...

- Дар. - Стоило ему услышать эти слова, как он тут же вылетел под дождь, оставляя меня в гордом одиночестве. Оно и к лучшему, наверное.

Единственное, чего хотела больше всего - ощутить прикосновения Риана, услышать его сердцебиение, знать, что с ним все хорошо.

- "Любимый..." - может, удастаться мысленно дозваться.

- "Люба?! Слава богам, ты жива! Где ты?!!" - неверие, облегчение, тревога и любовь.

- "Не знаю. Море рядом. Велимир, он куда-то меня утащил", - все, что могла ему сказать.

- "Я найду тебя, девочка-любовь", - такой теплый голос, такой родной.

- "Будь осторожен. Я люблю тебя"

- "Знаю", - засмеялся он.

Слышать его, чувствовать, что наши сердца бьются в унисон.

А потом все звуки заглушил дождь.

Наверное, я уснула...

... Белесый туман прилипал к одежде, цеплялся за волосы, словно старался удержать, заставить остаться на месте, но я упорно шла вперед, пробивая себе путь руками, снимая пальцами с лица белесую паутину. Деревья протяжно стонали от ветра, что за п утался в их ветвях...

- А ты сильная, раз смогла выбраться из моей небольшой западни, - снова этот скрипучий голос, капюш о н, скрывающий лицо и пряди рыжих волос, выбивающиеся из-под него. Сивилла.

- Ну, привет тебе, половинка Велимира. С ума твой волк сошел, знаешь ли, - все стало сразу понятно и ее поведение, и некоторые поступки. Вот только загадкой оставалось одн о - почему она так и не рассказала ему, что жива.

- Еще и умная, значит, - усмехнувшись, женщина откинула капюшон. Рыжие кудри каскадом рассыпались по ее плечам. Миловидные черты лица. Она не была похожа на ту девицу, что описывали в книге.

- В книге напридумывали больше, чем правды написали, - усмехнувшись, Сивилла уселась на поваленное дерево, рассправив складки своего одеяния.

- И чему тогда верить?

- Честно, ничему и никому, даже себе. Потому что, еще не известно, сама ли ты так думаешь или тебе помогают это делать.

- Я не понимаю...

- Придет время - поймешь. Ты сильная, должна справиться, - на ее руке зажегся маленький огонечек.

- Ринай огня.

- Она самая, прошу любить и жаловать. Скоро придешь ко мне, я вижу это так же отчетливо, как тебя сейчас.

- Но...

- У тебя не будет выбора. Свобода или собственное сердце? И без того, и без др у гого оборотень не может жить, но иногда приходиться платить... Цена слишком малой пок а жетс я кому-то, только не тебе...

- О чем ты?

- Потерпи немного и все узнаешь.

- Сивилла.

- Слушай меня внимательно девочка. Там, куда ты попадешь, не доверяй никому и никогда, постарайся перетянуть на свою сторону друг их. Должно получиться, иначе не победить, - шептала она, резко вскочив на ноги и начав ходить из стороны в сторону.

- О чем ты?

- Не перебивай. Ты должна выжить, иначе пропадет одна из рас, - ее шепот нагонял страх, отчего мурашки бегали по коже табунами, - будет сложно, но ты сильная, последняя из рода Малики, - шептала она.

- Ты странная.

- Возможно. По-другому не выживешь. И да, не осуждай меня за то, что я оставила свою пару. Были причины. Его жизнь важнее моей свободы, - прошептала она, а затем исчезла в тумане.

Пробуждение было подобно хлопку. Резко распахнув глаза, я втянула носом воздух, ощущая до боли знакомый запах. Риан... Он нашел меня... От радости хотелось кричать, но суровая реальность разрушала все розовые мечты. Он же один! А там Велимир! Я... я должна выбраться! Должна!!!!!!

Не знаю, что произошло дальше, но кости стало нещадно выворачивать, казалось, что все внутренности перевернулись с ног на голову. С губ срывались болезненные стоны,но прекратить эту пытку не было никакой возможности.

Я горела в адовом огне заживо, не в силах укрыться от него. Все внезапно закончилось, так же, как и началось, но теперь наручники валялись на полу. Свободна! Полуобернувшись, рванула из пещеры...

Глаза расширились от ужаса. Сердце, сделав пару ударов, остановилось... В словно замедленной съемке видела, как падает тело моего мужчины, а Велимир лениво облизывает свои когти...

Ноги несли меня вперед, пока не упала на колени рядом с тем, кого так безумно любила...

- Нееет!!! Риан, милый, очнись! - осторожно положила его голову к себе на колени, стирая кончиками пальцев кровь с его губ.

Холодные дожевые капли путались в волосах мужчины, ставшего мне безумно родным, стекали по бледному, изможденному лицу с синюшными кругами под глазами.

Рациональная часть меня понимала, что нет ни малейшего шанса, что придется его отпустить, потому что не смогу вытащить его из-за грани... Не могу... Но та, другая часть, что отвечала за чувства, не могла поверить, понять, принять... Риан стал для меня всем, целым миром, от которого нет сил оказаться, нет сил жить без него...

- Люба... - тихий, едва различимый, но такой желанный шепот. Провела пальцами по его лицу, смахивая дождевые капли, гладя скулы, чувствуя хриплое дыхание...

- Риан. Все будет хорошо, - в глазах застывают слезы. Кого пытаюсь убедить? Себя? Или его?

- Тха... это... самая... глупая... твоя... фраза... - на бледных щеках появляются ямочки, а затем мужчина сгибается от надрывного кашля. На губах снова кровь... - ты же знаешь, - он медленно поднимает свою руку, которую я нежно сжимаю, подношу к своему лицу, чувствуя леденящий холод... Все внутры сжимается от боли.

- Знаю, - целую его пальцы, - это из-за меня...

- Я... так поздно понял, что ты... так... поздно тебя нашел... прости... я... люблю тебя, моя... Луна, - ринаи захрипел, его глаза закрылись.

- Риан!!!!

- Р-рано убиваешься... я жив... - пытается улыбнуться. - Поцелуй меня, - шепчет он. Наклоняюсь, нежно касаюсь его губ, ощущая привкус крови. Боже, ну почему все так?! Почему?! Моя пара умирала у меня на руках, сердце рвалось из груди, а я ничего, ничего не могл сделать!!!

- Сивилла!!! - не знаю, почему о ней вспомнила. Да, из-за этой женщины все наши беды и начались, но вдруг, она сможет спасти мое сердце, мою любовь.

- Я же говорила, что потребуюсь, - женщина появилась из ниоткуда и словно зависла в воздухе, ехидно так улыбаясь.

- Пусть он живет! Ты это можешь?!

- А что готов ты отдать взамен? - она внимательно смотрела на меня, не отрывая взгляд.

- Не смей, Люба...

- Прости, любимый... Ты дороже всего... Что ты хочешь? Спаси его и получишь все!

- Что ж... - она склонилась над моим мужчиной и что-то зашептала, да так тихо, что слов разобрать я не могла.

Мертвенная бледность покидала его лицо, кровь корочкой начинала запекаться на губах, одежде...

- Ну, вот и все... Сейчас он придет в себя. Теперь твоя очередь.

- Я готова.

- Ну что ж, добро пожаловать в семью, Страж.

- Нееет! - раздался крик Риана. Прости меня, любимый, прости...

Сивилла коснулась меня, а тело прошило нестерпимой болью. Выворачивало так, что казалось, будто кости ломаются, а череп того и гляди вскроют. Носом шла кровь...

Все закончилось так же быстро, как и началось. Как и до этого...

- Спасибо, - женщина лежала на земле, полузакрыв глаза, и улыбалась.

- За что? - все еще сгибаясь пополам, спросила я.

- За свободу. Мне удалось сбежать от них. А ты... ты сильная. Ты сделаешь то, что не получилось у меня. Останови их, иначе ты потряешь своего ринаи навсегда, как потеряла я... Сейчас уйду вслед за ним. Спасибо, - и ее глаза закрылись уже навсегда...

Дождь закончился. Ветер быстро разогнал темные тучи, освобожда место ярким звездам и полной луне, что так печально улыбалась, глядя вниз.

- Люба... - я очутилась в таких надежных объятиях моего мужчины.

- Прости меня, Риан, прости, - развернувшись, уткнулась носом в его шею, крепче прижимаясь к нему телом, стараясь защититься от того холода, что растекался по венам вместе с кровью, забирая все самое теплое, взамен давая силу, могущество, а так же зависимость от Совета, куда я вскоре должна буду явиться, и чуть позже присоединиться к остальным Стражам.

- Любимая, - шептал он, покрывая поцелуями мои волосы, лицо, пока не нашел губы, накрывая их своими... Такой сладкий, но вместе с тем раздиращий на части поцелуй... Возможно, поседний наш поцелуй...

- Я... я придумаю, как разорвать нашу связь. Не хочу, чтобы ты страдал...

- Не смей! Слышишь, не смей этого делать! - рычит он, сильнее сжимая меня в объятиях, как будто способен удержать.

- Но Ри...

- Никогда не говори мне, что хочешь загубить нас. Мы будем вечно. Я дождусь тебя! В крайнем случае, сам попробую стать Стражем. Но но смей разрывать связь! Я не смогу без тебя. Не смогу не чувствовать тебя. Лучше убей сразу...

- Риан... - и вновь поцелуй. - Я люблю тебя, мой волк, мой ринаи, моя жизнь.

Белыми клубами подкрадывался туман, не предвещая ничего хорошего.

- Страж... - раскатисый голос прогремел над берегом. Старейшины... Они пришли... за мной.

- Да.

- Вы должны идти с нами, - чувствую, как Риан сжимает меня сильнее в своих объятиях, не в силах отпустить.

- Любимый... - касаюсь губами его подбородка.

- Пусть он будет всегда с тобой, - и на мое запясть перекочевывает браслет с тем самым оскаленным волком, что так долго носил мой мужчина, что сделал для своей Истинной.

- Моя Любовь, моя душа, моя жизнь, -шепчет он, вновь целуя меня, а затем отпускает.

В его глазах, как и в моих стоят слезы...

Этот невероятный, нереальный мужчина плачет...

- Идемте, - звучит холодный приказ, от которого я вздрагиваю и начинаяю на автомате двигаться, до последнего не отрывая взгляда от того, кто забрал мое сердце... навсегда.

***

- Зачем ты его так?

- Хотел умереть, но он проиграл... Моя месть была ненужной, пустой. Нужно было искать тебя, - наконец, она стала свободной. Как же хорошо - лежать на холодной земле, чувствуя, как тебя омывает дождь. - Сиви... - этот голос. Боже, сколько раз я слышала его зов, его проклятия...

- Мир... прости меня, твоя жизнь была дороже. Они сказали, что иначе ты умрешь, а моя любовь слишком сильна...

- Сиви, любимая, родная моя, - чувствовать его губы вместе с тем, как жизнь твоя убегает... Главное - он снова рядом, я сделала свое дело...

- Я люблю тебя, мой Велимир, - провожу дрожащими пальцами о его губам, - прости. Глаза закрываються...

- Ты не смеешь...

- Наше время истекло... - шепчу.

- Я уйду с тобой...

Марианна.

Как тяжело осознавать, что ты все знаешь, но ничем не можешь помочь. Это не моя война. Не моя месть. Не мой выбор. Но моя сестра. И я знала, что теперь увижу ее еще не скоро. Потому что она так решила. Ради него. Ради всех осталных.

Но не это было самым страшным. Нет.

Ужаснее всего было то, что как только она присоединиться к остальным, Совет начнет действовать, и никто не сможет его остановить.

В воздухе пахло озоном.

- О чем задумалась?

- О том, что нас ждет. Мне страшно. Кажется, что никто не останется безучастным. Это коснется каждого. Но к чему приведет? Я не знаю, Ал.

- Мы справимся со всем.

- Да, но от нас так мало зависит.

- Ты же знаешь, что моя стая всегда с тобой. Велимира больше нет. Охотники разбежались, нескоро еще они залижут свои раны. Сивилла тоже исчезла, передав свое тяжкое бремя.

- Да, но Совет... Они же ненавидят ринаи, считая, что те - помеха их власти, их могуществу. И желание уничтожить ни в чем неповинных стихийиков растет все больше и больше. Стражи будут за них...

- Но я всегда буду с тобой. И никакие Стражи, Совет, да хоть сами боги нас не разлучат.

Молодые люди стояли обнявшись на утесе и смотрели на море, залитое кровавым светом восходящего солнца. Начинался новый день. Начиналась война, участниками которой им предстояло стать.

Конец I части.

Честно сказать, эта часть романа далась очень тяжело. В эмоциональном плане. Сколько раз он переписывался - не сосчитать. Но благодаря тем, кто его читал, оставлял комментарии, пожелания - она все же написана. Хотелось бы сказать огромное спасибо LaSaDa, Балерине и Yane A, Инне Павловой, Крошке-маргошке, Radane, а так же моей сестре, которые не давали раскисать и каждый раз "пинали" меня и вдохновляли писать продолжение. И огромное спасибо тебе, мои дорогой и любимый читатель за твою поддержку и теплоту, за то что добрался до самого конца. Надеюсь, мне удалось заставить тебя переживать и радоваться вместе с героями. А впереди вторая часть)))


Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Маш "Тата и медведь"(Любовное фэнтези) М.Арден "Авиценна"(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru Милашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутПерерождение. Чередий ГалинаНочь Излома. Ируна БеликМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова ЕленаЧистый лист. Кузнецова ДарьяИмператрица Ольга. Александр МихайловскийВ плену монстра. Ольга ЛавинЧудовища не ошибаются. Эви ЭросHigh voltage. Виолетта РоманЯнтарь чужих воспоминаний. Суржевская Марина \ Эфф Ир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"