Темный Демон: другие произведения.

Темная Злоба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.98*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья повесть про демона, в которой описываются события прошлого и их влияние на настоящее.


От Автора.

  
  Это свершилось!!!!
  Ладно, сразу к делу. Во-первых хочу поблагодарить всех, кто ждал, а так же извиниться перед этими людьми.
  Во-вторых, сразу скажу - Самиздат ПОРТИТ текст, поэтому пожалуйста, скачайте подготовленный мной архив (ссылки на зеркала ниже) и читайте в нормальном вордовском формате. Это имхо. пароль к архиву: "akuma" (без кавычек)
  DepositFiles: http://depositfiles.com/files/6154779
  RapidShare: http://rapidshare.com/files/124396797/Dark_Fury.rar.html
  WebFile: http://webfile.ru/2037472
  
  
  Так же хочу сообщить, что четвертая часть БУДЕТ - но когда - ведомо только Аллаху. Так что вот.
  Наслаждайтесь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Пролог.

  
   Кей открыла глаза, некоторое время разглядывала белый потолок, потом улыбнулась. Прошло уже почти пять месяцев с тех пор, как она поселилась в замке, почти пять месяцев она была свободна, но все равно, каждое утро она улыбалась, вспоминая, где находится.
   Раньше, просыпаясь, она видела только плетеное днище жесткой лежанки, расположенной ярусом выше её собственной, решетки, и серо-коричневые стены. Будил её в то время грубый голос тюремного повара, приносившего девушкам (которых, вместе с Кей, в камере было десять) завтрак. Толстый повар хихикал и скалился, беспардонно пялясь на рабынь, подходивших, чтобы забрать у него свою порцию тошнотворного варева, а те, уже привыкшие к издевательствам, даже не старались прикрыть участки оголенной кожи, выглядывающие из под лохмотьев, в которые они кутались. Новенькие протестовали, спорили, сопротивлялись, но уже через пару месяцев становились покорными и молчаливыми. Когда Кей впервые оказалась в этом помещении, там была еще одна девочка, на два года старше её. Они какое-то время общались, вместе сопротивлялись жестоким порядкам, насколько это было в силах раба в клетке, но, постепенно, её соратница изменилась, как и все, и настал день, когда, в ответ на очередной удар, подруга просто покорно склонила голову...
   Кей поспешно выкинула из головы воспоминания. Все это в прошлом, теперь её будит солнечный свет, проникающий в широкое окно, а вместо жесткой соломы тело окутывало мягкое пуховое одеяло и белые простыни.
   Кей улыбнулась еще шире. То, что она здесь, означает, что впереди еще один прекрасный день. Теперь все дни были прекрасными. Даже тот, когда Незул учил её ловить руками фаерболлы - даже он был в сто раз лучше любого дня в заключении. Огненные шары были намеренно слабыми, они не прожигали кожу до костей, но все равно оставляли, в случае неудачи, серьезные ожоги с белыми пузырями. Правда, боль длилась совсем недолго - рядом стояли Алин и Гудзон, которые тут же лечили руки девушки. Но все равно, прежде чем у Кей начало получаться, она здорово намучалась.
   Девушка потянулась, свесила ноги с кровати, нашарив на полу мягкие домашние тапки, и пошла в ванную, по пути стягивая с себя ночную рубашку.
   Душ - поразительное изобретение, в замке он был отдельный на каждую комнату. Тут даже можно было регулировать напор и температуру воды, а самое главное, мыться в любое время, когда хочется. Кей опять вспомнилось, что раньше ни о чем таком речи не было - рабынь раз в две недели сгоняли в тесную баню, и оставляли там на час. Что хочешь - то и делай. Девушка опять помотала головой, прогоняя навязчивые мысли. Надо признать, теперь воспоминания лезли в голову Кей гораздо реже, чем пару месяцев назад, и уже почти не портили настроение. В первый месяц Кей плакала по несколько раз в день, и все только от воспоминаний. Она даже однажды набралась смелости (тогда ей почти каждый поступок давался с трудом) и попросила Незула как-нибудь помочь ей. Некромант сказал, что может заблокировать память, но делать этого категорически не будет. Он объяснил, что, отняв у человека память, ты все равно, что убиваешь его, делаешь абсолютно другим, но пообещал, что пройдет пол года и девушке станет намного легче, а через год она и вообще перестанет вспоминать о прошлом. По всему выходило, что мудрый учитель был прав - не прошло еще и пяти месяцев, а жизнь девушки, вместо страха и отчаяния, наполнилась спокойствием и счастьем.
   Выйдя из душа, Кей подошла к трем платяным шкафам, стоящим вдоль одной из стен. Вообще, сначала в комнате был только один шкаф, но Гудзон накупил ей столько одежды, что пришлось принести еще два из пустых комнат. Впрочем, все уверяли девушку, что так и надо - они говорили, что у женщины, не испытывающей проблем с деньгами, должно быть много одежды. Кей, поначалу, возражала, но потом поняла, что Гудзон был достаточно дальновиден, покупая все эти наряды.
   В голову опять пролезло воспоминание из прошлого - рабам выдавали лишь небольшой кусок ткани раз в год, из которого за день нужно было сшить себе какую-нибудь одежду. Раз в месяц давали иголку и нитки, чтобы можно было чинить наряд - все. Однажды, одну иглу кто-то потерял, и всем девушкам не давали спать, пока они не нашли пропажу.
   Так или иначе, теперь Кей пригождалась абсолютно вся одежда, купленная Гудзоном, и девушка даже подумывала приобрести себе что-нибудь еще, когда появятся личные деньги. Сейчас-то она тратила аванс, выданный ей Незулом.
   На дворе стояла зима, и Кей остановила свой выбор на шерстяных штанах и шерстяной же длинной кофте, доходящей ей до середины бедра. Удобная и, что в последнее время казалось девушке немаловажным, красивая одежда. Подвязав длинные светло-каштановые волосы белой лентой, чтобы они не падали на лицо, Кей пошла завтракать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Темная Злоба

  

Глава первая. Создатели.

   - Таран! - Зеф выкинул на стол три карточки - зеленую девятку, синего дракона и синюю тройку.
   - Подожди-ка, как это таран? Никакой это не таран... - Берфест потер щеку.
   - На драконе девять к силе и три магических щита.
   - Да, но у меня пять зеленых карт, а у тебя - всего три, - Оборотень покачал головой, - твой дракон бежит.
   - Это если бы у меня не было красной двойки на руке, - встрял я, кидая карту поверх дракона - твой дракон умер, а у тебя, Берф, бежит шестерка.
   - Погоди, погоди... - повисло секундное молчание.
   Мы сидели и играли в карты. Одна из самых популярных настольных игр Атанея называется Исида. Колода состоит из ста шестидесяти карт пяти цветов - цифры от единицы до девятки, пятнадцать простых существ, семь крупных и еще одно безумное в каждом цвете. Существа разные. Правила довольно сложные, и эффект, который оказывает та или иная карта на то или иное существо зависит от того, какие карты уже лежат на столе. Тянут же все игроки из одной колоды по своим, довольно мудреным правилам. Проигрывает тот, у кого на столе не осталось карт к концу очередного круга.
   - Чертова двойка! - одновременно пробормотали горгул и оборотень.
   В этот момент в зал вошла Кей. Она приветливо улыбнулась нам всем, слегка задержав взгляд на мне. Я помахал рукой в приветственном жесте.
   - Опять играете? - равнодушно поинтересовалась она, - Что б мне съесть?
   - Играем, - кивнул я, - Берфест ведет, но это не надолго... Крест - Я выкинул 2 зеленые карты.
   - Бью крест... - Зеф кинул желтую тройку.
   - Защищаю... - пришлось расстаться еще с двумя синими картами.
   - Добиваю...
   Дверь приоткрылась, я рефлекторно обернулся. С тех пор, как стал демоном, я испытываю почти физический дискомфорт, если не посмотрю, кто вошел в комнату.
   - Гудзон, зайди в библиотеку, есть разговор, - это был Незул. Самого некроманта я не заметил - дверь уже закрывалась, но этот голос невозможно не узнать. А раз учитель зовет...
   - Очень жаль, ребята... - покачал я головой, глядя на потускневшие лица друзей. Их можно было понять - если хоть один игрок уходит до конца, партию можно считать проваленной.
   - Ничего, я за тебя доиграю, - мягкая рука Кей легла мне на плечо, - какой у тебя стиль?
   - Серп... осталось 2 раза. Ладно, я пошел, - я уступил девушке кресло, и она, положив на стол рядом с собой яблоко, уселась на мое место. Лица ребят заметно просветлели.
  
   Интересно, что понадобилось Незулу сутра пораньше? Может, какое-то здание? Вообще странно, одного меня он еще ни разу не отправлял. С ним Алин? Да нет, тогда бы некромант не зашел за мной сам...
   Я поднимался по лестнице, когда наткнулся на учителя.
   - Идем вниз, - коротко указал он, - в тренировочный зал. Я передумал.
   Он сказал "передумал"?! Это был первый раз, когда я слышал от него подобные слова. Обычно учитель заранее твердо знал, чего он хочет.
   - Гудзон, - обратился ко мне колдун, когда мы вошли в просторную пустую комнату и заперли дверь, - разговор, возможно, покажется тебе неприятным.
   Я напрягся. Интересно, что же я натворил? Вроде ничего...
   - Не о тебе, - отмахнулся он, посмотрев на мое растерянное лицо, - про Кей.
   Признаюсь, это заставило меня занервничать еще больше.
   - Что ты о ней думаешь?
   - То есть как? В каком смысле? - я был немного сбит с толку.
   - В прямом. Как ты относишься к Кей?
   - Нуу...- Я замялся. Первое, о чем меня попросил Незул, когда я стал учеником - это отвечать на его расспросы правдиво. Проблем с этим у меня не было, но вот что именно он хочет услышать - никогда сразу не ясно, - Ну, она сильно изменилась за последние месяцы. Больше не плачет и не дергается. Еще немного - и она будет вполне самостоятельной...
   Незул замотал головой и замахал руками.
   - Извини, но только ненормальный не заметил бы этого, а о тебе я более высокого мнения. Перефразирую - тебе Кей нравится?
   - Да, - просто ответил я, - Да, мне она нравится. Я в любой момент мог бы завести с ней роман, на который она наверняка ответит взаимностью. Я не могу не замечать, что я ей не безразличен. Но я хочу убедиться, что она не путает любовь с благодарностью.
   - Очень мудрый ход, - одобрительно и, одновременно, с облегчением заметил Незул, - я хотел сам тебя просить об этом, если бы ты не додумался. Ну, давай представим, что мы убедились - что ты сделаешь дальше?
   - Эээ, а что бы вы сделали, если бы вам нравилась девушка? Наверное, постараюсь сблизиться с ней.
   Некромант долго качал головой, прижав пальцы ко рту, будто что-то обдумывал. Потом резко тряхнул головой.
   - Ладно, но сперва я обязан тебя кое во что посвятить. Видишь ли, в делах любви не важна раса - тем более что у тебя есть отличное человеческое тело, и ты был человеком ранее. Да ты практически на сто процентов человек, так что это все ерунда.
   - А что не ерунда?
   - Сможет ли она находиться рядом с тобой, зная, что ты живешь чужой смертью? Многие люди ненавидят таких как ты, даже если им лично ты ничего не сделал.
   - Разве Кей это волнует?
   - Кей пока ничто не волнует. Она живет, считай, всего-то несколько месяцев, и до сих пор не может прийти в себя. Меня беспокоит, что она подумает о нас потом. Обо всех нас.
   - По-моему ей все нравится.
   - Кей, на самом деле, очень мягкая девушка. И это не поменять - у неё Плотный Дух. Пока что, мы для неё лучшие люди в мире просто потому, что спасли от жизни, на которую она была обречена. Но что будет, когда она успокоится и трезво взглянет на ситуацию? Подумай, что ты делаешь в каждой миссии? В основном, воруешь, дерешься, убиваешь людей. И что будет, когда вместо спасителей Кей увидит в нас простых наёмников?
   - Ей это не понравится?
   Некромант вздохнул и потер глаза.
   - Не знаю. Я не могу читать души до такой степени. Я вижу лишь очень ярко выраженные стороны характера, но детали разглядеть не могу. Демоны могут, ты, теоретически, можешь. Но ты только-только научился души замечать в людях.
   Он был прав. Я мог разглядеть душу, внутри человеческого тела, лишь сильно напрягая внимание. Оказывается, я их видел с тех самых пор, как стал демоном, но не замечал. И сейчас я мог разглядеть лишь мутные прожилки, словно паутина оплетающие тело изнутри. Но я так и не мог сказать, что все это значит.
   - Гудзон, есть еще одна вещь, которую я хочу тебе сказать, - со вздохом произнес учитель.
   - Да?
   - Если Кей все же действительно тебя полюбит - не избегай её. Расскажи ей, как можно раньше, объясни все. Дай время. Если нужно, просто заставь подумать неделю или две. И пусть она сама решит, что её беспокоит, а что - нет.
   - Но вдруг она...
   - Она сделает правильный выбор. Но главное не решай за неё. Ясно?
   - Ладно, - подумав, ответил я, - ближе к делу посмотрим. Я все равно ничего от вас не скрою, даже если захочу...
   - Это неправда, - сказал Незул, но почему-то я понял, что он сам в это не верит.
   - Ладно. Лучше расскажите, как проходит её обучение.
   Я спросил это не из любопытства. Дело в том, что первые месяцы обучения магии состоят в понимании основ. Как выделять энергию, как управлять ей. Настоящие тренировки Незул начал только на этой неделе.
   Незул сразу оживился. То ли оттого, что получил шанс увести разговор в более приятное русло, то ли по каким-то своим причинам...
   - Знаешь, а эта девочка далеко не так проста, как я подумал, когда встретил её. Средний запас магической энергии; средняя, даже, я бы сказал, низкая скорость её восстановления... Но у неё потрясающий контроль этой энергии.
   - И что это значит?
   - Это показывает, как много энергии она расходует впустую. Разным людям нужен разный объем энергии, чтобы достичь одного результата. Частично контроль обретается методом тренировок, но, по большей части, все зависит от устройства души. Насколько сконцентрировано она выбрасывает энергию. И это один из редких факторов, на который не повлияешь. Вот, например, у меня и у Алина контроль на высоком уровне. У Зефа - еще выше, но все равно ничего необычного. Но у Кей этот показатель выше, чем у кого бы то ни было из тех, с кем я раньше встречался. Она почти не тратит энергию впустую.
   - А у меня? - просто из интереса, спросил я.
   - А у тебя контроль энергии ужасен. Создавая один огненный шар, ты выделяешь в пространство энергии больше, чем требуется на сам огонь. Если собрать то, что ты растерял, я смог бы без проблем сделать еще пять или шесть фаерболлов.
   - Ничего себе! - я посмотрел на свои руки.
   - Мало того, ты еще и постоянно выделяешь в пространство массу энергии, даже когда не колдуешь.
   - Но почему?
   - Потому что ты демон. Это все побочные эффекты твоей разбитой души. Собственно, эта утечка энергии и называется "разбитой душой". И именно она побуждает тебя поглощать чужую духовную энергию.
   Мне стало немного легче. Я то уж, было, испугался, что это мой собственный промах.
   - Но вернемся к Кей. Контроль - это хорошо, но больше всего её выделяет из толпы магов другое. Фантазия.
   - Фантазия?
   - Да. В самом начале обучения, я провел пару простых тестов. Обычно, такие задачки подкидывают детям - это игра в слова, разглядывание пятен на бумаге, даже разноцветные кубики. Бог мой, видел бы ты лицо девушки, когда вместо сложных приборов я вручил ей глину, ворох карандашей, и предложил на выбор несколько детских игр. Клянусь, на меня часто смотрели как на сумасшедшего, но впервые от этого взгляда мне стало не по себе.
   Незул рассмеялся.
   - А мне вы такие штуки не приносили...
   - Видишь ли, в твоем случае я просто обратился к архивам. Выкопал детские рисунки и записи из начальной школы. Этого достаточно. Но в случае Кей это сделать не представлялось возможным. По её же словам, родственников у девушки не осталось, родители то ли умерли, когда она была ребенком, то ли бросили её, так что росла она на улице. Не слишком много поводов и средств для творчества. Наверное, сейчас она была бы жуткой особой, или давно мертва, если бы не крайне редкое строение души.
   - Или была бы покорной рабыней, - поморщившись, закончил я.
   - Именно. Так или иначе, но из её детства до меня ничего не дошло. Поэтому пришлось заставить её пройти все это сейчас. К чести Кей, она всего два раза осведомилась у меня о моем самочувствии.
   Мне вдруг подумалось, что я бы сомневался гораздо дольше.
   - В общем, эти тесты показали, что у Кей чрезвычайно развита фантазия, - с гордостью закончил Незул.
   - Эээ... и что это значит?
   - Таких магов называют создателями. А знаешь почему?
   - Отвечать обязательно?
   - Потому что они создают из одних предметов - другие. Чаще всего животных. А это значит примерно вот что, - в центр тренировочной площадки спустился деревянный манекен с подвижными суставами, - представим, что у нас есть ценный свидетель, который пытается убежать...
   Незул достал один из своих кристаллов, извлек из него душу, повертел в руке и вселил в манекен. Тот тут же ожил и принялся метаться по комнате, ища путь к спасению. Вообще, мой учитель лучший на Атанее в создании целеустремленных элементалей. Суть состоит в том, чтобы изменить душу особым образом, искусственно внушив ей какую-нибудь простую задачу, и вселить в подходящий объект. Таким объектом может быть что угодно - от манекена до груды мусора или стакана воды. Получив тело, дух принимается выполнять свою "задачу", пока не израсходует всю свою энергию и не исчезнет. Или пока создатель его не извлечет.
   - Итак, - Незул указал на бегающего вдоль стены деревянного человека, - Если бы я захотел его обездвижить, то проще всего для меня было бы сделать так...
   Некромант поднял руку, вытянул её перед собой в направлении манекена и сжал в кулак. Беднягу тут же скрутило, обе руки заломило за спину, а ноги прижались к животу. Он только и мог, что судорожно подергиваться на полу. Незул подержал так его секунд пять, после чего отпустил. Манекен тут же вскочил ан ноги и, как ни в чем не бывало, продолжил бегать. Элементали не разумны - не по-настоящему - и не способны к накоплению опыта. Будь на месте манекена живой человек, он бы перестал бегать, испугался, или попытался бы напасть на Незула... Но у этого элементаля в жизни есть только одно - его задача. И если эта задача - бегать, то он будет бегать, пока может.
   - Вот примерно так, - повторил он, кивая головой, - Теперь я покажу, как легче сделать Кей. Принимай в расчет, что я, хоть и могу провернуть такие фокусы, делаю это с трудом. Я вообще больше люблю логику, чем фантазию. Но Кей, повторюсь, сделала бы именно так, причем намного быстрее...
   Он достал с одной из полок, на которых стояло оборудование, банку с песком и высыпал себе под ноги. Поводил рукой над песком, который тут же начал плескаться и топорщиться. Наконец, песок постепенно начал принимать форму какой-то причудливой змеи. В следующую секунду, змея метнулась к манекену, теряя по пути песок, и обвилась вокруг него. Надо признать, что жертва даже успела побороться с объятиями песочной змеи, прежде чем окончательно оказалась в её власти.
   - Элементаль?
   - Ты видел в змее душу? Нет, это был настоящий голем, созданный с помощью магии. Что-то похожее на левитацию, но гораздо сложнее. Создатель управляет этими существами напрямую, как марионетками, когда как элементалю нужен лишь приказ, и он выполняет его сам, в меру своих способностей.
   - И что? - спросил я, глядя на манекен, каждое движение которого заставляло змею терять все больше песка, - это ведь гораздо хуже вашего заклинания.
   - Нет, на самом деле - лучше. Просто у меня ничего толком не получилось. Змея настоящего профессионала была бы тверже камня, гораздо красивее и страшнее. Она, помимо всего прочего, смогла бы еще и покусать жертву, - Незул вынул душу из манекена, который тут же со стуком упал на пол, и поместил её в кристалл. Песочная змея тоже рассыпалась, - К тому же элементали лишь слуги, и они глупы, а големы - лишь оружие, инструмент в руках хозяина. Как ты думаешь, что лучше - оружие, которым можно научиться сражаться, или помощники, которых почти нереально обучить?
   - И что, Кей может создать такую змейку?
   - Она у неё получается лучше моей даже сейчас, но... - Незул замялся.
   - Но?
   - Но змейка выходит слишком добрая, - вздохнул учитель, - она скорее обнимает манекен, чем давит его.
   - Почему?
   - Я думаю, из-за характера Кей. Собственно, эта змейка - одна из причин, спровоцировавших наш разговор. Я, видишь ли, усомнился в том, что девушка будет счастлива среди наёмников. И я уже почти уверен, что сама она помогать нам не станет.
   Я лишь покачал головой. А что тут можно сказать?
   - Ладно, информация воспринята. Это все?
   - Да, иди. А, и скажи ребятам, чтобы все были вечером в библиотеке. И Кей тоже.
   Раньше Кей не участвовала в обсуждениях наших заказов, и, после того, что рассказал мне учитель, я думал ей это не светит и впредь. Похоже, ошибся. Я посмотрел на Незула с недоумением, но Незул уже занимался уборкой и не обращал на меня никакого внимания.
  

Глава вторая. Вой в ночи.

   От легкого настроения, в котором я пребывал сутра, не осталось и следа, но, подходя к столовой, где сидели мои друзья, я нагнал на лицо беззаботное выражение.
   - Ну, и что он хотел? - спросил Зеф, кидая карты на стол.
   - Да ничего особенного...
   Берфест взглянул на меня. Я уже привык, что оборотня практически невозможно провести - он буквально чует перемену в настроении собеседника. Он однажды объяснил мне, что при смене настроения меняется уровень различных гормонов в крови, а значит и запах человека. Я ждал этого, и, поймав его взгляд, едва заметно помотал головой. Оборотень вновь уставился в карты.
   - Кстати, нам всем сегодня вечером сказано явиться в библиотеку.
   - Опять зашлет вас куда-нибудь на дальний юг... - слегка расстроено промямлила Кей, напряженно вглядываясь в карты.
   - Я сказал, нам всем предстоит повидаться с учителем, - поправил её я.
   На этот раз девушка оторвалась от карт. Берфест вновь уставился на меня, а Зеф, воспользовавшись моментом, незаметно достал из-за уха карту и положил в руку. Я не стал его раскрывать, ведь жульничество разрешено правилами, если ты можешь провести все незаметно.
   - Как, и я тоже?
   - Да.
   - И что же он нам скажет?
   - Понятия не имею...
   - А что я должна делать?
   - Да ничего особенного, просто придешь, выслушаешь, что он скажет и сделаешь все что нужно, - её волнение показалось бы мне забавным, если бы не давешний разговор с Незулом. Что же он собрался поручить Кей, в чьей помощи только что сомневался? Может, собирается её проверить?
   - Скидываю пару, беру с кладбища дракона, красный Камри - я выиграл, - протараторил Берфест, скидывая на стол нужную комбинацию, - Что-то я засиделся, а ведь сутра хотел пойти в лес...
   - Подожди, это же не самая выгодная комбинация для завершения, - почесывая длинный нос, пробубнил Зеф. Вид у Горгула был довольно подавленный, видимо, он сам был в шаге от победы. Особенно учитывая лишнюю карту из-за уха.
   - Я же говорю, я засиделся. Гудзон, не сходишь со мной?
   - Да, хорошо...
   Зеф посмотрел на меня, потом на Берфеста, на мгновение прищурился, но ничего не сказал.
  
   - Ох уж этот Зеф, - Берфест высказал мои мысли вслух, когда мы шли по снегу к его избушке, - обидно, что эта сцена получилась у него на глазах.
   - Почему?
   - Он, знаешь ли, очень хитрый. Не удивлюсь, если к вечеру он будет знать о твоей проблеме даже то, чего не знаешь ты.
   - Правда?
   - Не знаю. Правда в том, что иногда этот ящер ведет себя как дикарь, но иногда ты чувствуешь, будто каждое лишнее слово говорит ему о тебе больше, чем если бы он читал личный дневник.
   - Ты так думаешь?
   - Мне так кажется. Я знаю его уже почти сорок лет, но до сих пор так и не понял, насколько он умен, а насколько глуп. Ладно, рассказывай.
   Я вкратце изложил ему наш разговор с Незулом. Когда я закончил, Оборотень какое-то время молчал. Мы шли по зимнему лесу, снег приятно хрустел под ногами. В той климатической зоне, где стоит башня Незула, снег зимой выпадает, но до сугробов дело доходит крайне редко.
   - Да, я это подозревал, - сказал он, - Хоть я и не силен в человеческих чувствах.
   - И что же мне делать?
   - Я тебе дам один совет на все случаи жизни. Слушай Незула, и обдумывай, что он тебе говорит. За все то время, что я его знаю, он умудрился не дать ни одного по-настоящему плохого совета.
   - Так-таки ни одного?
   - Ни одного, - покачал головой он.
   Еще несколько минут мы гуляли в молчании.
   - Слушай, Берф, а как ты познакомился с Незулом?
   Оборотень вдруг остановился, глядя себе под ноги. Он стаял так достаточно долго, чтобы я успел несколько раз пожалеть о своем вопросе.
   - Знаешь, об этом неприятно вспоминать, - наконец, сказал он, - очень. Я расскажу тебе, но больше не поднимай этот вопрос, ладно? И, кстати, не советую спрашивать Зефа - его историю даже я не знаю, только Незул.
   - Ладно, если не хочешь, и сейчас не рассказывай...
   - Какая разница? Настроение-то уже испортилось, можно и рассказать. Итак, примерно сорок лет назад...
  
   Примерно сорок лет назад я жил в своем клане, к западу отсюда, в горах. Нас было около пятидесяти, не считая маленьких детей. Жили в небольшой деревушке, никого не трогали... Охотились на оленей, зайцев да всякую мелочь. И вот, однажды я был в дозоре, еще с несколькими волками. Мы бродили по улицам города в звериной форме, нюхали воздух, смотрели в ночь. Мы не почувствовали запаха, не услышали стука копыт, пока не напали люди. Деревня наполнилась воем, я никогда не забуду этот звук. Это было лишь один раз, когда пять десятков глоток слились в единый зов. Я смутно помню, что случилось дальше. Вроде, задрал пару людей, но попал под копыта лошади. Очнулся я в сугробе у стены дома. Похоже, меня отбросило к ней, и от удара снег, скопившийся на пологой крыше, упал сверху, спрятав меня от глаз. Первое, что я почуял, был запах горелой шерсти и мяса. Трупы просто стащили на окраину и сожгли в костре. Всех. Детей, женщин, младенцев. Даже простых волков, которые жили с нами.
   - И что было дальше? - я будто наяву представлял картину пустой деревни, окровавленного снега и одинокого волка, стоящего и смотрящего на костер.
   - Знаешь, назвать это горем - значит никак не назвать, - в глазах оборотня мерцала злость. Не на меня, а на весь мир... - Потерять стаю - это хуже чем потерять семью. А я лишился и того и другого в один день. У меня были родители, братья и сестры, была любимая... Через пару месяцев появились бы волчата. У меня был клан... Клан, который всегда поддержит. Это невозможно описать. Стая - это где все друг другу больше, чем братья. Где каждый ребенок - твой ребенок, каждая любимая - твоя любимая, каждый отец - твой отец.
   Я метался по деревне до вечера. Обшаривая каждый дом, заглядывая в каждый подвал и каждый шкаф, под каждую кровать... Я ломал полы и заглядывал под них, надеясь найти хоть кого-то. Я звал, но на мой вой никто не откликался. И когда я понял, что остался совсем один, я побежал. Я не хоронил свою стаю - у нас это не принято, я просто сорвался с места в первом попавшемся направлении. Не зная куда, я несся по лесу и полям сутки напролет, пока не выбивался из сил и не падал в снег. А когда просыпался, снова бежал и бежал... Я надеялся сойти с ума или умереть. Я не знаю, сколько дней так прошло, может пять, а может десять... Я только знаю, что однажды, свалившись в сугроб в очередной раз, понял, что уже не встану. Ветер выл, трепля мою шерсть, острый снег больно бил по морде. И в момент, когда в глазах моих начало чернеть, а стук сердца стал замедляться, мне привиделся отец. Белая шерсть, толстые, мощные лапы... Он говорил со мной долго, но все о том, что я должен сохранить хоть каплю его крови в этом мире. Что во мне течет не моя кровь, а кровь всего клана. Это, наверное, была просто галлюцинация, воспоминание, всплывшее из глубин детства. Я помню, мой отец часто говорил, что в каждом из нас течет кровь всей стаи, и поэтому каждого нужно защищать как самого себя.
   Мне повезло, и я не умер. Меня подобрал Незул, и отнес к себе в башню. Как уж он меня нашел - не знаю. Сам он сказал, что просто гулял по лесу. В метель. В почти сорокаградусный мороз. Так или иначе, он пару недель откармливал меня бульоном, который готовил сам. Я принимал помощь, памятуя то видение, в котором отец говорил со мной. Однако, от тоски я решил никогда не превращаться в человека, притворяясь простой дворнягой. Это теперь я понимаю, что Незул сразу узнал во мне оборотня, а тогда я серьезно думал, что дурачу наивного старика. Впрочем, очень скоро, когда я смог самостоятельно ходить, я понял, что человек мне попался необычный. Мало того, что жил он в башне, которой боялись все местные, и о которой я слышал немало жутких слухов раньше, так еще и держал у себя ручного горгула! Ну, это я тогда думал, что Зеф ручной, так как не знал, что эти твари способны связно мыслить. Да и то, как Незул его обучал, поначалу иначе как дрессировкой назвать было сложно.
   Знаешь, горгулы они ведь очень умные. Потенциально. Но они дикие, и совершенно не склонны развивать науку и культуру самостоятельно. Они могут выучить что угодно, но только то, что до них уже кто-то открыл. Притом, и Зеф живой тому пример, в итоге получаются очень умные и уравновешенные существа. Впрочем, к наукам они не стремятся - живут племенами в горах и горя не знают. Зато, если удастся толкнуть горгула к обучению, это превращается для него в, своего рода, манию. Незул рассказал мне, однажды, что он спас Зефу жизнь именно в обмен на обещание месяц посвятить обучению. Тогда горгул только посмеялся над "глупым человеком", как описал эту сцену сам Зеф, но через месяц прерывать обучение не захотел и остался уже добровольно.
   Но мы отвлеклись от темы. Итак, около года я разыгрывал из себя домашнюю собаку. Ел из миски, бегал по клумбам, в общем, опустился ниже некуда. Я практически утратил человеческую личность, дни стали легкими и беззаботными, воспоминания тогда почти перестали меня посещать. Так бы, может, и продолжалось, если бы однажды к Незулу не пришел Гес. Он, как ты понимаешь, просто так не приходит, и в тот вечер он убеждал Незула отказаться от обучения Зефа. Горгул только сейчас удостоился внимания министерства, и наконец они поняли, что Незул завел себе в ученики достаточно сильное, и, главное, опасное существо. Момент, когда он пришел в башню я не застал, но вот когда он уходил, бормоча себе под нос проклятия, уже стемнело, и я как раз расположился на матрасе, который для меня постелили в прихожей. Незул с хитрой ухмылкой шел следом.
   Как только Гес увидел меня, он тут же развернулся.
   "Еще и оборотня сюда приволок? Совсем спятил?!" - взвелся старик, размахивая руками
   На секунду я подумал, что все пропало, и даже вскочил со своей подстилки.
   "Ты из всего делаешь трагедию, Гес." - спокойно и даже с улыбкой ответил Незул, - "Ну, подумаешь, ну оборотень. В самом деле, что здесь такого? В Нейтральных землях, знаешь ли, водится много оборотней"
   Признаюсь, это был тяжелый удар по моему самолюбию. До сих пор я считал, что у меня отлично получается дурить всем голову, а оказалось, что одного лишь взгляда было достаточно, чтобы меня раскусили. При этом, Незул воспринял новость совершенно спокойно, а значит сам уже знал о моей истинной сути.
   "Но этот оборотень водится в твоем замке! Рассказывай, кто он? Какой силы? Чему ты уже успел обучить эту тварь?"
   Невольно, я зарычал.
   "Спокойно..." - Незул положил руку мне на голову, как обычной собаке. Он часто так делал, и это убеждало меня в том, что он и принимает меня за простого пса. Никогда раньше не слышал, чтобы люди спокойно прикасались к оборотням, если знали кто они, - "Домашние собаки не бросаются на гостей своих хозяев, и уж точно не обижаются на людскую речь. Они не понимают её, ведь так?" - Он говорил это спокойно, и нельзя было понять, шутит он, упрекает меня или просто констатирует факт, - "Ничему я его не учил, Гес. Бегать за палкой он умел с самого начала"
   Это было обидно. Слова некроманта укололи какой-то дальний, давно забытый уголок моей души. Гес, тем временем, переводил взгляд с меня на Незула и обратно.
   "Минутку..." - Наконец, протянул он, - "Ты хочешь сказать, он всегда такой?"
   "Насколько я знаю..."
   "Он сошел с ума?" - В голосе старика чувствовалось любопытство, смешанное с недоверием. Так или иначе, вид сумасшедшего оборотня интересовал его любознательную натуру.
   "Не думаю. Я считаю, что это просто не оборотень"
   "Оборотень" - помотал головой Гес.
   "Не-а. Ты посмотри. Ведет себя как дворняга, ест из миски и спит на грязной подстилке. Да еще и позволяет говорить о себе как о вещи. Нет, это жалкое существо не может принадлежать к роду оборотней, они мудрые, своевольные, и гордятся тем, что они есть. А это что? Нет, перед тобой просто..."
   Дальше я не дослушал. Раздражение достигло предела, и я, укусив руку Незула, лежащую у меня на голове, бросился прочь из замка. Лишь позже я понял, что слова некроманта предназначались мне, а не Гесу. Но в тот момент я просто несся по берегу пруда, ненавидя Геса, Незула, весь мир... Но больше всего я ненавидел себя. За то, чем я стал, за то, что мне не хватило сил вести себя достойно. Куда я бежал? Нет, это был не тот побег от судьбы, предпринятый мной год назад. Тогда я бежал, чтобы умереть, а в этот раз, чтобы ожить. Почти добежав до леса, я остановился. Я никогда не ходил в него с тех пор, как поселился в башне. В лесу ходят волки, а не собаки. Переминаясь с ноги на ногу, я вглядывался в темноту чащи, вслушивался в звуки ночи. Наконец, собрав всю свою смелость, я завыл, возвращая себе облик, подобающий настоящему волку. Оборотень может менять внешний вид своего тела, в зависимости от ситуации, но лишь один облик истинный, тот, который ты проявляешь, когда отпускаешь зверя на свободу полностью, без остатка. Этот истинный облик - тело, которое создается нашей душой, которое полностью ей соответствует. Именно это я сейчас и сделал, но с удивлением обнаружил, что за год произошли немалые изменения. Шерсть моя теперь была абсолютно белая, как, в свое время, и у моего отца. Да и массы волчье тело прибавило.
   Эта перемена придала мне решимости, буквально вернула меня к жизни. В ту ночь я навел ужас на весь окрестный лес, забил до смерти даже подвернувшегося под руку медведя. Я знал, что так надо, это была, своего рода, кровавая дань, которую я не платил уже слишком долго... И каждый глоток крови, каждый кусок мяса, которое я отрывал от костей, возвращали меня к жизни.
  
   - Ну вот, а наутро я заявился назад в башню, и попросил у Незула жилья. Он был единственным человеком, которого я знал, и уж точно не испытывал предрассудков к нелюдям, - закончил свой рассказ Берфест.
   Пока он говорил, мы успели разворошить несколько гнезд Пламенных Термитов, и собрать их нектар. Эта эссенция по виду похожа на мед, только красно-фиолетовая и довольно кислая на вкус. Зато, незаменимый натуральный консервант. Сами же термиты относились к псевдо-магическим существам. Их тела переливались красно-оранжевым цветом, как пылающие угли, но на самом деле это была простая химическая реакция. Когда Атаней заселяли, термитов привезли из Северной Америки, но в последствии их популяция там была уничтожена. А на Атанее термиты выжили, и распространились по всему континенту. Я слышал, что чем севернее, тем более насыщенный синий цвет приобретает "мед" этих термитов, и тем он кислее. Говорят, что в Велатрасе эта эссенция почти чистого синего цвета, и такая едкая, что оставляет ожоги на коже.
   - И что, Незул тебя просто так и пустил?
   - Да. Он вел себя так, будто мы и не встречались. Сказал, что всегда мечтал познакомиться с оборотнем. Зеф, правда, высказал тогда все, что обо мне думает, но я это пережил.
   - А как насчет укушенной руки?
   - Он ходил с бинтами пару дней. Когда я спросил, не болит ли она, он лишь сказал, что это был укус дворняги, которая на днях куда-то подевалась, так что волноваться не стоит. Вот так...
   - Я думал, если тебя покусает оборотень - ты тоже станешь превращаться в волка.
   Берфест заулыбался.
   - Нет, это относится только к вампирам. Ведь вампиризм - вирусное заболевание, от которого нет лекарств, и передается через кровь и слюну. А оборотни - другое дело. Впрочем, тут тоже имеет место бактерия, но совсем безвредная. Она живет в крови, потребляя сахар, и, помимо прочего, повышает уровень тестостерона у носителя. Но если укушенный - не оборотень, бактерия умирает через несколько месяцев. Эффекты её деятельности вызывают повышенный рост волосяного покрова, развитие мышц и раздражительность. Это и пугало укушенных, и они думали, что превращаются в волка.
   - И что это за бактерия?
   - Ну, видишь ли, оборотни - продукт магических экспериментов. Было племя людей, которые поклонялись богу луны, и считали волков священными животными. Они все время пытались приблизиться к своему богу, и ставили магические эксперименты над собой. Результатом стали оборотни. А один из ранних экспериментов явился причиной возникновения бактерии, о которой я говорил.
   - Каким, интересно, образом они научились превращаться в волков? Это же совершенно другой вид.
   - Видишь ли, у всех существ на этой планете, изначально одинаковая душа. Другими словами, душа приобретает свои характеристики только вселяясь в существо. Я хочу сказать, что нет специальных душ для людей, специальных душ для волков и так далее. Сутью удачного эксперимента было запутать душу, когда она вселялась в тело ребенка, заставив её сомневаться в том, человек это или волк. Уж не знаю, как шаманы этого достигли, но оборотни стали единственным видом, у которого душа может "перетекать" из одного состояния в другое, а поэтому и тело с рождения приспособлено перестраиваться. На эти манипуляции расходуется огромное количество энергии, поэтому оборотень ест очень много, особенно если перекидывается часто. Не так много как ты, конечно*.
   - И что, больше ни у кого не получилось достичь такого эффекта?
   - Нет, ни у кого. У других получалось придать телу постоянные черты зверя. Например, индейцы делали человека-гепарда. Но никому не удалось создать вид, который мог бы менять форму.
   - Интересно... Но не уж то невозможно отследить ритуалы, которые проводит шаман при рождении нового ребенка?
   - Конечно возможно! Но сейчас от ритуалов остались только молитвы, празднества и шаман, который выполняет скорее роль повитухи, нежели жреца. Ну и традиция, что весь клан поднимает вой, когда рождается ребенок... - Берфест снова погрустнел, - Ладно, давай сменим тему.
   И мы, взвалив кувшины с медом термитов на плечи, пошли домой, обсуждая ситуацию с Кей. Впрочем, никаких особо выдающихся выводов из нашей беседы я так и не сделал.
  

Глава третья. Накхал.

   Вечером я пришел в Библиотеку. Оказалось, что я добрался сюда последним, хотя и думал, что приду чуть ли не раньше всех.
   Берфест и Зеф играли в карты.
   Незул пил чай, лениво листая какой-то древний фолиант.
   Кей стояла, прислонившись спиной к шкафу, и обхватив живот руками. Она то и дело неодобрительно косилась на Алина.
   Последний же, провел в библиотеке весь день. Закусив язык от напряжения, он сидел тут уже несколько часов, нанося на ладонь тончайшую татуировку в виде пентаграммы. Сейчас он как раз заканчивал последний её луч, направленный в сторону запястья. Эту технику он вычитал в какой-то древней книге, найденной на верхних полках библиотеки. Кому-то может показаться, что это достаточно болезненно, но магия обезболивает лучше любого средства Внешнего мира. К тому же, это было ничто по сравнению с тем, что он совершал над собой в прошлом месяце. Если в вкратце, он нанес татуировки себе под каждый ноготь, для чего выдирал их адского вида щипцами, чем немало шокировал Кей, решившую почитать в библиотеке. Впрочем, уже к вечеру он отрастил утерянные ногти. Поначалу я скептически отнесся к идее татуировок, но на деле оказалось, что они позволяют облегчить плетение сложных заклинаний, так как магу не нужно представлять точки на кончиках пальцев - он их видит.
   - Мы едем в Накхал, - Объявил Незул, как только я устроился на своем любимом месте, то есть на подоконнике, свесив одну ногу на улицу.
   - Накхал? - безразлично переспросила Кей?
   - Накхал... - протянул Алин, после чего продолжил колоть себе ладонь иглой.
   - Накхал?! - хором прокричали Зеф и Берфест, побросав карты на стол. Оборотень даже вскочил со стула.
   - Накхал, - подтвердил Незул.
   - Что мы там забыли?!
   - Вот и мне интересно, - наконец вставил я, - а еще интересно, что это за место способно вызвать такую неоднозначную реакцию?
   - Если вкратце, то Накхал - поселение людей, которые охотятся на нечисть. Они возвели ненависть к нелюдям в культ, и готовы истреблять нас просто так, - объяснил Зеф. Мне тут же припомнилась история, которую рассказал утром Берфест.
   - И все же что нам там надо? Лично меня никакие деньги не заставят работать на этих типов, или против них, - отрезал оборотень.
   - Дело не в деньгах. Накхал выбран АКМД для проведения, своего рода, состязаний сильнейших команд. Этот... турнир... проводится раз в десять лет, и по его итогам выбирается дюжина команд, которые получают государственные заказы.
   - Я слышал про это, - покивал головой Зеф, - может принять участие любая команда, насчитывающая в себе от трех до пяти человек, в которой средний уровень по Списку Гарха больше восьми. Но почему Накхал?!
   - Это решение Геса. Многим не по душе этот город, не только вам. Но ничего не поделаешь.
   - А как отнесутся жители к нашему приезду?
   - Получено их согласие ограничить нетерпимость к нелюдям на те две недели, что проводится соревнование.
   - Зачем они вообще согласились?!
   - Деньги. В последние века заказов по истреблению нечисти почти не поступает, и деревня захирела. Впрочем, они надеются поправить свое положение таким образом. К тому же, нам бояться не стоит еще и потому, что почти все сильнейшие команды включают в себя нелюдей. Если горожане тронут одного из вас, то будут иметь дело с толпой разъяренной нечисти, средний ранг по списку Гарха которых крайне высок. Они просто не решатся проявить агрессию. Впрочем, это не делает нас друзьями другим командам - мы все конкуренты.
   - Ясно.
   - И еще одно. На соревнование выделен квартал, в который будет ограничен доступ горожан. Правда, вы тоже не должны его покидать. Так что собственно Накхальцев вы можете и не встретить.
   - Ладно, - Берфест сел на место, - раз вопрос ставится так...
   - Что включает в себя соревнование? - я, наконец, получил шанс задать вопрос.
   - Тестирование, чтобы подтвердить твой ранг по списку Гарха, а потом серию поединков с конкурентами.
   - Поединков? - переспросила Кей, нервно заламывая руки за спину, - Мне придется с кем-то драться?
   - Нет-нет, не волнуйся, - успокоил её Незул. У меня словно гора с плеч упала, - Ты не участвуешь. Ты просто едешь с нами, потому что я не хочу оставлять тебя одну в замке. К тому же надо продолжать тренировки.
   Последний пункт, как мне показалось, волновал Незула гораздо меньше перспективы оставить девушку в одиночестве. Впрочем, я тоже не хотел бы этого допускать. Кей также немного успокоилась.
   - Поединков... - протянул я, - а это безопасно? В смысле, что если кто-то погибнет?
   - Значит такова его судьба. Правила регламентируют, что любой участник может заявить о своем поражении, окончив поединок. Так же судья может остановить бой. И нельзя добивать сильно раненых противников, если видно, что они уже не способны продолжать битву. В остальном, правила предписывают драться в полную силу.
   - Прямо в полную?
   - Ну, есть ряд ограничений. Например, вампирам запрещено кусать противника, ведь от вампиризма людям невозможно вылечиться. А тебе, кстати, запрещается вытаскивать из кого-либо душу. Ну, и еще те, кто проповедуют Некромантию, могут взять с собой только двадцать душ на бой. Я не уверен, но мне кажется, Гудзон, что это правило распространится и на тебя.
   - А кто соперники?
   - Двенадцать нынешних сильнейших команд будут пытаться защитить свой титул. Ну и, я думаю, не меньше одного или двух десятков претендентов. Итого человек сто пятьдесят максимум.
   Все молчали. Зеф чесал свой нос, глядя по сторонам.
   Берфест откинулся на стуле, и смотрел в потолок. Казалось, его ничего не волнует.
   Алин колол иглой ладонь.
   А я думал, что бы еще такого спросить.
   - А мне не рановато в этом участвовать? - наконец, нашелся я.
   - Нет, думаю не рановато. Ну, проиграем - ну подумаешь. Но я считаю, шансов победить у тебя достаточно много. Конечно, все зависит от оппонента.
   - Кстати, а кто мне может попасться?
   - Да хоть кто! Там банальная жеребьевка и бои навылет. А рас и специализаций слишком много, чтобы перечислять. Введу тебя в курс дела на месте.
   - Ладно.
   - Когда отправляемся? - поинтересовался Зеф.
   - Через пять дней...
  
   Время пролетело незаметно. Казалось, только вчера мы обсуждали соревнования в библиотеке, и вот уже настало время последнего завтрака, перед отправлением. Я, как всегда, достал себе мяса и овощей. Вообще, моя диета стала крайне однообразной, когда я поселился в замке Незула. Не то чтобы тут не хватало продовольствия - просто мне и не хотелось есть ничего другого. Берфест предположил, что мясо и овощи просто содержат нужное количество питательных веществ, а так как пищеварительная система демона уникальна, вполне возможно, что мне просто не требуется разнообразие.
   Кей сидела напротив меня и ковыряла вилкой овощной салат. Несмотря на то, что она смешала его себе десять минут назад, теперь она занималась сортировкой продуктов, раскладывая их по кучкам на тарелке.
   - Нервничаешь? - наконец, спросил я.
   Девушка вздрогнула, будто от неожиданности.
   - А? Что? Нет, совсем нет!
   - Нервничаешь, - повторил я, сменив вопросительную интонацию на утвердительную, - Не волнуйся, все хорошо.
   - Да... - покивала она, опустив голову, - просто не люблю драки. Там всегда много крови и боли. Пару раз, я видела, как рабов заставляли драться до смерти - неприятное зрелище.
   - Но сейчас-то все иначе. Никто нас не заставляет...
   - А что если кто-то не успеет остановить бой? Я видела, как вы тренируетесь - и все время думаю, как может такая сила достаться одному человеку? Я думала, что ни у кого нет даже шансов выстоять против магии. А теперь вашими оппонентами будут такие же сильные маги. И что будет? Кто победит? Есть магия, которая рассекает камень пополам прежде, чем ты успеваешь моргнуть.
   - Все будет хорошо, - попытался успокоить её я.
   Некоторое время мы сидели молча.
   - Гудзон, иди сюда, - послышался голос из коридора.
   - Ага, - ответил я, поднимаясь со стула. И только потом сообразил, что этот голос мне не знаком.
   - Давай же, чего ты медлишь, глупый демон?!
   Кей посмотрела на меня. На её лице ясно читалось удивление.
   - Ладно, - я пошел к выходу из зала, - не беспокойся, - помахал я рукой поднявшейся, было, на ноги Кей.
   - Черт, какой ты медленный!
   В коридоре меня поджидал подросток, лет шестнадцати. Черная мантия с красной оторочкой, белые... нет, седые волосы, фиолетовые глаза...
   - Незул?!
   - Во плоти! Черт, и как же я терпел все это раньше?! По моим прикидкам, ученики должны бы мчаться пулей ко мне, услышав первые звуки моего голоса...
   - Что... Что с тобой случилось?!
   - Просто скинул пару годков, и все... Гмм. Мне этого не хочется, но однажды я твердо решил, - он покопался по карманам мантии, которая висела на нем мешком, - черт, это было где-то здесь...
   Наконец, он достал измятый кусок пергамента.
   - Что это?
   - Видишь ли, при смене возраста испытываешь некоторые перемены взглядов на мир. Я ведь меняю все тело, включая гормональный фон и все такое... Так вот, когда я в первый раз обратил внимание на эту проблему, поклялся себе, что буду писать план действий для самого себя, и потом ему следовать. Другими словами, сейчас у меня переходный возраст со всеми присущими ему прелестями. В этот раз, я даже накатал для себя пару ознакомительных речей, чтобы ввести вас всех в курс дела... итак, слушай:
   Он разгладил бумажку, приосанился, сдвинул брови к переносице, придав лицу мрачное выражение, прокашлялся и принялся читать.
   - Гудзон! - с пафосом начал он, придав голосу глубины, - Один из залогов победы на турнире является сокрытие нашей истинной силы. Поэтому, Во-первых, - Незул подарил мне мрачный взгляд, - Превращайся в демона только в самом крайнем случае. Во-вторых, я также принимаю меры по созданию безобидного образа. В данных условиях, тебе, - указующий перст свысока направился на меня. Поразительное достижение, учитывая то, что Незул теперь был на голову ниже меня, - предстоит играть роль лидера и учителя... Черт, ну и бред, - прибавил он нормальным для себя голосом, потом, поправился и продолжил, - И следить за моей недалекой личностью, покуда, обладая всеми моими знаниями и моей памятью, подросток, что стоит перед тобой, способен на самые дикие глупости!
   На этом месте я не удержался и сложился пополам от смеха.
   - Отставить ржач! - Незул огрел меня по голове свернутым в трубочку свитком, - это все-таки я, твой грозный маразматичный учитель!
   - Ты... Ты всегда пытаешься уязвить свою вторую ипостась? - сквозь смех, выдавил я.
   - Конечно! Я совершенно недоволен тем занудой, которым я стал, повзрослев, как и он недоволен тем, что представляю собой я. Но, в интересах дела, приходится мириться и с тем и с другим.
   - Ладно, ладно, но почему я?
   - Ты тут самый старый, вот почему! - бестактно огрызнулся подросток.
   - А Берфест? Он выглядит старше меня.
   - Он оборотень. Оборотни никогда не стали бы учить горгулов и людей своим знаниям.
   - Ясно.
   - Еще пару пунктов я объясню, когда будем отправляться, они касаются нас всех. То же, что относится к тебе, я уже прочитал, теперь я пойду к себе.
   И он зашагал по лестнице, путаясь в подоле мантии, которая была ему длинна и широка.
  
   Впрочем, когда все собрались в портальной комнате, мантию некромант успел подогнать под свой рост. А еще изменил прическу, отрастив волосы подлиннее.
   Берфест и Зеф не проявили никакой заинтересованности сменой возраста учителя. Видимо, им уже приходилось наблюдать такие перемены. Алин и Кей, напротив, реагировали примерно как я. То есть, сначала удивлялись, а потом смеялись, когда Незул начинал высказывать абсолютно несвойственные ему мысли. Когда все собрались, он снова вышел вперед, достав знакомый лист бумаги, успевший за несколько часов порядком поистрепаться.
   - Итак. Первое и самое главное - конспирация. Будем скрывать свои реальные силы столько, сколько сумеем. В идеале, хорошо бы было покинуть соревнования, победив в них и не показав весь свой потенциал. Во-вторых - не сближайтесь с конкурентами. Это создаст проблемы, если придется с ними драться, к тому же можете сболтнуть лишнего. В третьих, наша легенда: Кей моя сестра, особых способностей не имеет, путешествует с нами за мой счет.
   - Ладно, - покивала Кей.
   - Гудзон - наш общий учитель, и обращаться с ним соответственно. На людях. Но вообще, - Незул указал на меня, - не выпендривайся слишком сильно. Будешь просто представлять нас перед жюри. Ты достаточно эксцентричен, чтобы сойти за безумного мага, обучающего нечисть. Конечно, от всех мы не скроем истинное положение вещей, ведь некоторые лидеры других команд меня знают, но хотя бы от некоторых утаимся, ведь делиться информацией никто не будет.
   - Хорошо, я постараюсь.
   - Что до остальных - ведите себя как обычно.
   Все покивали.
   - Ладно, в путь! Это последний приказ, что я отдаю, дальше следуем за Гудзоном.
   Мы вошли в портальную комнату, встав в центре пентаграммы. Незул провел рукой по кругу, собирая энергию, потом, вдруг, остановился.
   - Чуть не забыл, - он достал из кармана красивый золотой амулет, похожий на монету, и положил его на пол в центр пентаграммы, между нами.
   - Что это?
   - Это маячок, - пояснил Алин, - Как ты знаешь, маг может открывать простейший портал только туда, где он был лично. Но это не слишком удобно, поэтому, когда кого-то приглашают туда, где гость еще не был, посылают маячок.
   - И для чего он?
   - Это предмет любой формы, металлический, который хранит сведения о пункте назначения. Кладешь такой в центр пентаграммы, и гарантировано попадешь туда, куда он указывает.
   - Мы, конечно, могли бы использовать портал более высокого уровня, - вмешался Незул, - например тот, что используют Сатхи, и будь моя воля, я так бы и сделал. Но, как я уже говорил, мы скрываем свою силу.
   - Я думал только Сатхи умеют ставить такие порталы.
   - Ну да. Но я специально поступил однажды в ученики к мастеру порталов, чтобы узнать эту технологию. Оказалось все просто - они просто сжимают пространство между двумя магическими плоскостями до такой ничтожной толщины, что ты даже не замечаешь перехода.
   - Это для вас просто, - пробормотал я.
   - Так, это вот "вас" забудь, ясно?! Если будешь обращаться ко мне так уважительно - провалим всю легенду. Это всех качается.
   - Ясно, Незул.
   - То-то же.
   Некромант провел рукой по кругу, собирая энергию, и бросил нам под ноги. Линии пентаграммы загорелись бело-зеленым огнем, оплетающим наши ноги. Это было бы вполне обычное перемещение, но тут я заметил, что маячок в центре пентаграммы светится нежным розовато-оранжевым цветом. Свечение нарастало, и скоро покрыло весь пол комнаты.
   На секунду мне показалось, что я стою в двух местах одновременно...
  

Глава четвертая. Холодный прием.

   Мы стояли посреди поля на стальном помосте, метров десять в поперечнике, на котором была нарисована пентаграмма. Поляна была окружена густым хвойным лесом, за которым виднелись горы. Снег лежал на земле неравномерно, тут и там виднелись проталины, из под которых выглядывала пожухлая прошлогодняя трава.
   Это место сильно отличалось от других портальных сооружений, в которых мне довелось побывать. Обычно, люди строили специальную комнату с хорошей теплоизоляцией, в которой и рисовалась пентаграмма. Здесь же кто-то просто положил стальную плиту на землю, посреди какой-то поляны.
   - Эээ, - протянул я, - это что, и есть Накхал? Не слишком людно.
   - У этого народца множество своих причуд. Например, приглашать гостей не через городской, а используя внешний портал, который расположен за стенами поселения. Если я все правильно понимаю, скоро за нами приедет транспорт, - сходя с пентаграммы, пояснил Незул, - кстати, запомни на будущее - не стой на точке выхода, через которую может телепортироваться кто-то еще. Последствия обычно крайне печальны.
   Мы простояли минут пять, но никакого намека на группу встречающих не было.
   - Может, стоит пойти пешком? - наконец, пробормотал Зеф.
   - Подождем еще чуток, а если никто не явится, переместимся прямо в центральный район Накхала, - покачал головой Незул, - Грубо, но не грубее того, как ведут себя они.
   В этот момент портал вспыхнул синеватым пламенем. Подул сильный ветер, образовав некое подобие смерча на портальной площадке, земля начала покрываться коркой льда, и, по истечении нескольких секунд, появилась группа из четырех человек.
   - Эээ, - пробормотал один из них, - это что, и есть Накхал? Где музыка, где девочки?
   У парня были длинные волосы, собранные на затылке в хвост, и крайне худое лицо. Одет он был в обычную походную одежду из темно-коричневой кожи. Потом он заметил нас.
   - Как это понимать?
   Незул незаметно ткнул локтем мне под ребра, заставляя вспомнить, что главный тут я.
   - Меня не спрашивай, мы в той же ситуации что и ты.
   - Чертовы Накхальцы, - пробормотал он, плюнув себе под ноги, и направился прочь от пентаграммы, в прямо противоположном от нас направлении.
   Две девушки и еще один парень последовали за ним. Все они были одеты примерно одинаково, на спине у каждого был нарисован причудливого вида крест.
   - Похоже, они из Краста, - почесывая нос, пробормотал Зеф.
   - Ага, из Третьего Города, - покивал оборотень.
   Краст - государство, расположенное на юге Атанея. Там довольно суровый климат, сравнимый, по погодным условиям, с севером России. Короткое лето, длинная зима... Формально, это одна страна, но она поделена на семь регионов, каждым из которых правит своя столица. У них нет своих названий, каждый называется "Крохн", что на местном языке значит "Главный". Поэтому им, для удобства, присвоили номера, с востока на запад, от первого до седьмого. Раз в пятьдесят лет выбирается, какой город будет управлять всем Крастом. Сейчас, насколько мне было известно, правил Пятый Город.
   Звук приближающейся телеги отвлек меня от размышлений. По дороге к нам приближалась большая повозка, запряженная существом, отдаленно похожим на носорога. В смысле, у него был рог на носу и четыре лапы - этим сходство ограничивалось. Само же существо было подвижным, с тонкими длинными лапами и хвостом. Все его тело было покрыто, своего рода, панцирем, состоящим из множества костяных шипов.
   - Залезайте! - крикнул Кучер, не слезая с козлов, - И вы тоже!
   - Что? Мы поедем вместе с этими... этими... - возмутился лидер команды соперников.
   - Этими? - уточнил Зеф весьма угрожающим голосом.
   - ... Конкурентами? - наконец, нашелся он.
   - Не хотите - ваше дело. Только если надумаете драться, не повезу никого!
   - Я думаю, - сказал я, глядя на длинноволосого парня, - что короткое время друг с другом мы сможем пережить.
   - Ладно. Залезаем.
  
   Приятной поездкой это назвать было трудно. Мы сидели на двух диванах, друг напротив друга, и сверлили взглядами своих оппонентов. Только Кей постоянно вертелась на месте, смотря то на нас, то на наших конкурентов.
   На Незула внимания почти не обращали, зато на меня пялились чаще всех. Что ж, приятно сознавать, что наша маленькая хитрость удалась.
   - Одиннадцатая группа, вам сюда, - прокричал возница, оборачиваясь к нам.
   Незул тихо пнул ногой мою ногу, что подтолкнуло меня начать выгрузку своей команды.
   - Странные ребята, - констатировал Берфест, когда повозка тронулась дальше.
   - Похоже, все обычные люди, - подтвердил Незул.
   - Просто маги?
   - Скорее боевые маги**.
   Я огляделся. На двери дома, возле которого мы стояли, была выведена цифра "11".
   - Похоже, нам сюда, - показал я.
   - Да, заходим, располагаемся... - Незул пошел к двери, - Проверьте дом на наличие слежения, - чуть потише добавил он.
   В помещениях, нам предоставленных, мы отловили два духа наблюдателя, но в целом день прошел спокойно. Разве что недостаток мебели немного угнетал. Интересно, кто жил в этом доме раньше, и куда подевались хозяева? Впрочем, не скажу, что меня это сильно волновало.
   На ночь решено было разместиться в одной комнате, просто на всякий случай, я остался в качестве охраны. Тут нам очень повезло, что у меня абсолютно отсутствовала тяга ко сну и потребность в отдыхе. Поэтому всю ночь я просидел в кресле, читая захваченную с собой книгу, и время от времени, посматривая на спящих друзей.
  
   - Черт, когда же все соберутся?
   Мы сидели во вместительном зале, куда созвали все принимающие в соревнованиях участия команды. Для каждой группы был отведен отдельный дубовый стол, за которым и рассаживались претенденты. Наш находился на самых задворках, у входа.
   Мне было дико скучно, поэтому я качался на стуле, упершись ногой в стол и балансируя на самой границе падения. Иногда, когда приходили новые участники, Незул показывал на кого-то пальцем и объяснял мне вещи, на которые стоило обратить внимание. Для конспирации, эта информация была замаскирована так, будто ученик рассказывает учителю то, что тот и так знает.
   - ... Вон тот, с желтой кожей - Грабх. Кровь и слюна их ядовита, это еще один искусственный вид, - в очередной раз, встрепенулся Незул.
   - Да сколько же их всего?
   - Около сотни...
   - Правильно, молодец, - вовремя опомнившись, покивал я.
   - На самом деле, не так уж и много, - вмешался Зеф, - особенно по сравнению с неудачными попытками, которых были тысячи и тысячи. Но до наших дней добрались всего около сотни кланов с модифицированными генами.
   - О! Это же Рейлелл! - шепотом проговорил Незул, указывая на красивого юношу лет двадцати, сидевшего за столом неподалеку. Тот, как раз в это время, указывал своим спутникам на Незула, - От них таиться нет смысла. Он, так же как и я, сильный и старый маг, маскируется, - Незул помахал Рейлеллу рукой. Тот улыбнулся и почтительно кивнул, - кстати, он эльф.
   - Эльф?
   - Ага. Тоже искусственно выведенный вид. Правда, он меньше всего отличается от людей. Все, чего они добились, это хорошего ночного зрения и слегка увеличенной скорости реакции. Впрочем, и в том и в другом ты, Гудзон, дашь любому эльфу десять очков форы***.
   - Хорошо, Незул...
   В этот момент, кто-то подбил ножку у моего стула так, чтобы я опрокинулся на спину.
   Некоторые говорят, что демона невозможно застигнуть врасплох. На самом деле это совсем не так. Фактически, это не сложнее, чем подкараулить любого человека. Стоит лишь учитывать, что это состояние растерянности длится всего пару миллисекунд, за которые демон успевает проанализировать ситуацию и выработать план действий. До сих пор не нарадуюсь этой возможности... Именно она позволила мне в первое же мгновение зацепиться ногой за стол и привести стул в нормальное положение.
   А вот над чем бы я хотел поработать, так это над рефлексами, действующими в обход сознания. Дело в том, что, избежав падения, я тут же вскочил на ноги, пиная стул назад, в обидчика. И только потом осознал свои действия, но было уже поздно - сзади послышался сдавленный стон.
   - Вот ведь... не повезло, - промямлил шутник, потирая ушибленное колено. Это был самый обычный человек.
   - Простите, я так неловок, - язвительно ответил я, - надо быть осторожнее, ведь правда?
   - Иди ты... - Улыбнулся мне этот парень, и пошел дальше.
   Я, было, хотел его окликнуть, но Незул наступил мне на ногу. Усаживаясь на место, я посмотрел на друзей.
   - Быстро, - прокомментировал Алин.
   - И глупо, - добавил Незул, - не мог сдержаться для дела?
   - Нет, мои рефлексы порой действуют быстрее, чем я соображаю, - пожаловался я.
   - Ладно, забудь. Но мне очень не нравится, что мы привлекаем внимание еще до состязаний.
   Ворчание некроманта прервал председатель комиссии, вышедший на сцену в дальнем от нас конце зала. Говорил он через медное кольцо, закрепленное на палке - местный магический аналог микрофона.
   - Друзья! - начал он, и разговоры в зале моментально стихли. Чего-чего, а дисциплины тут всем хватало, - Вы все собрались здесь сегодня, потому что вы лучшие в своем ремесле. Первоклассные наемники. Профессионалы. А мы собрались, - он обвел рукой комиссию, - чтобы выбрать лучших из лучших. Уже завтра пройдут первые поединки, и я обязан напомнить вам правила. Итак, Бой может быть остановлен в четырех случаях: по решению судьи, по признании одним из оппонентов своего проигрыша, по ходатайству одного из оппонентов насчет проигрыша соперника (принимается только при неоспоримых доказательствах гипотетически свершившейся победы), а так же в случае смерти одного из оппонентов.
   Судья взял второй лист пергамента.
   - Запрещается: Выводить бой за пределы арены (в случае если кто-либо выходит за границу ему автоматически зачисляется проигрыш), продолжение боя после его окончания, а так же ввязывания в бой посторонних лиц (родных и близких оппонента, сторонних наемников и т.п.), шантаж и подкуп оппонента. При нарушении одного из этих правил вся команда дисквалифицируется.
   Оратор сложил листки и сунул в карман.
   - Вот и все. Прошу заметить, что не обязательно проигравший вылетает из турнира. В случае, если комиссии понравится показанный результат, участник проходит во второй тур. В нем участвует та команда, у которой не более одного выбывшего. Это правило не относится к финальным боям, которые ведутся по отдельным правилам, я оглашу их когда придет время. А теперь, небольшая формальность - вы должны пройти проверку нацеленную на подтверждение вашего статуса по списку Гарха. Мы вызываем людей в алфавитном порядке, вы проходите в ту комнату, - судья показал на дверь, - откуда выходите примерно через полчаса. Те, чьи имена начинаются на последние буквы алфавита, могут гулять сколько хотят, но если вас не будет на месте в момент приглашения - вся команда дисквалифицируется. Это все. Итак, Аакс.
   Гуманоид - человеком это назвать уже нельзя - с красной кожей и маленькими рогами за ушами встал и направился в указанную комнату.
   - Так, не разбредаемся, - сказал Незул, - сидим тут до момента, пока все не пройдем. Я захватил карты.
  
   Проверки тянулись очень долго. Наконец, когда подошла моя очередь, я направился в комнату.
   Внутри было довольно светло. Там за столиками седели шестеро магов преклонного возраста, у каждого на столе лежали различные приспособления.
   - Так, ты - можешь сразу отсюда идти. Ставь десятку, Мурго, это тот самый демон, о котором я говорил.
   Знакомый голос. Я пригляделся и нашел среди судий Геса, скорчившего постную мину. Мурго тем временем покорно нацарапал на пергаменте десятку.
   - Ну, чего встал? Брысь!
   Я подчинился. Признаюсь, мне и не очень то хотелось проходить это тестирование.
   - Проклятый Гес, - пробормотал Незул, когда я вернулся к нашему столу, - я так и знал, что он сразу тебя выпнет. Теперь всеобщее внимание приковано к тебе.
   - Почему?
   - Подумай мозгами! - чуть было не закричав, выпалил мой шестнадцатилетний учитель, - Всех держат там долго, а ты вышел через минуту. Почему? неужто твоя сила не вызывает сомнений? О подкупе жюри речи не идет - ведь тогда ты бы выждал там полчаса, попил бы чай с булочками... Зачем привлекать такое внимание по своей воле? Нееет, тут дело в жюри, которому достаточно одного взгляда на тебя, чтобы сделать заключение.
   Впрочем, оказалось, что все не так плохо. Некоторых участников, включая самого Незула и его знакомого, Рейлелла, тоже отпускали сразу. Другие радовались, но оба старца вышли из комнатки мрачнее тучи. Я даже слышал, как эльф, за своим столом, называет это нарушением всех правил состязаний, которые регламентируют не раскрывать статус Гарха соперникам.
   - Одно хорошо, - подытожил Незул, кончив ругаться, - это выражение лица Геса когда он вновь увидел меня подростком.
   Некромант злорадно захихикал.
   - Вновь?
   - Ага. Я же и его учеником успел побывать. А когда прочитал всю тайную библиотеку, пришел к нему среди ночи и выложил все, как на духу, Признаюсь, я серьезно надеялся на инфаркт, но, к сожалению, не случилось...
   Кей тоже захихикала. Вообще, это был первый раз за вечер, когда она подала признаки жизни - до этого все сидела с краю стола и пялилась в карты.
   Потом мы пошли в предоставленные нам апартаменты. По дороге я заметил кое-что необычное:
   - Смотрите, а та команда из Краста, вместе с которой мы ехали от портала, живет всего через дом от нас.
   - Ну и что? - спросил Незул, - я тебе уже говорил - не сближайся.
   - Да ничего, ничего, - покивал я, открывая дверь дома.
  

Глава пятая. Тринадцатый Дом.

   Ночью я опять остался на страже, вооружившись книгой и корзиной каких-то фруктов. Было уже около трех часов ночи, когда чтение мне наскучило, и я принялся упражняться в простейшей магии. Суть этого учебного заклинания очень проста - переместить все тепло из левого кулака в правый, получая в итоге комок тепла в одной руке, и сгусток холода в другой. Я намерено не колдовал слишком сильно, чтобы не поджигать кислород и не будить своих приятелей. Однако, сам я прекрасно видел результат - еще в самом начале своего обучения я узнал, что мои глаза видят сразу три уровня мира - материальный, то есть тот, который доступен глазу человека, тепловой и духовный. Правда, пользоваться своими глазами я пока что не очень научился. Теоретически, я постоянно вижу все три вышеперечисленных спектра, но фактически мой мозг постоянно отметает тепловой и духовный уровни, концентрируясь на привычном с детства материальном. Вот и сейчас я тренировал не столько управление магией, сколько свои глаза, наблюдая, как темно-синий и желтый шарики сталкиваются, когда я свожу руки вместе, образуя причудливые спиралевидные завихрения воздуха. Очень красиво.
   Когда же мне наскучило и это, я решил посмотреть, чем занимаются соседи. Души можно видеть через стены и на любом расстоянии - ограничений нет. Точнее, в роли единственного ограничителя выступает мой собственный мозг.
   Итак, соседи напротив мирно спали. Они, так же как и мы, расположились в одной комнате, но караульного не оставили. А может, он просто притворяется, что спит... Незул смог бы определить подмену, но я пока вижу только сам факт присутствия души в человеке, и лишь некоторые особо сильные состояния, вроде гнева или страха. Души похожи на сеть очень мелких и тонких сосудов, оплетающую все тело изнутри. Незул же утверждал, что сосуды разнятся по форме и цвету, и еще по ряду параметров, которые слишком сложно описывать - надо просто видеть.
   Я посмотрел чуть правее, на дом, что стоит за перекрестком. Там обитали те самые Крастцы, которых мы встретили у портала. Северяне были гораздо более самоуверенны, расположившись в двух соседних спальнях, по двое человек. Я подозревал, что девушки спали отдельно, хотя кто их знает?
   Жители еще одного дома собрались в гостиной. Судя по тому, что они пребывали в вертикальном положении и все время двигались, можно было предположить, что жильцы тренируются. Поздновато, но, может быть, им тоже не нужен сон...
   Я оглянулся, чтобы проверить дома, находящиеся по другую сторону от нашего, и буквально замер. Какое-то огромное количество духовной энергии оплело целый дом, и уже подбиралось к соседнему. И вот это были другие души. В тот момент, я впервые увидел души, которые совершенно определенно отличались от всех остальных.
   Не долго думая, я разбудил Незула.
   - Чего тебе, глупый демон? - протирая глаза, поинтересовался учитель. Сейчас он был похож на подростка, который не хочет идти в школу.
   - Вон, смотри, - я указал на стену в нужном направлении, - на духовном уровне - что это?
   - Ребята, подъем, - тут же выпалил Незул, вскакивая на ноги, - не знаю, - повернулся он ко мне, отвечая на вопрос.
   Зеф и Берфест уже проснулись и тоже вскочили на ноги.
   - Что это? - сонно спросила Кей, озираясь по сторонам.
   - Не волнуйся, - махнул учитель рукой девушке, - а ты иди, залезь на крышу, посмотри что это, - обратился он к горгулу.
   - Что это - что?
   - Смотри на души, туда.
   Зеф на мгновение прикрыл рукой глаза, потом кивнул и полез на крышу.
   - Я с тобой, - я поспешил к окну.
   - И не мечтай. Не позволю тебе мелькать тут в демонской форме, пока не настало время!
   Пришлось смириться.
   - Не знаю что это, но похоже будто дом обтянут каким-то черным плющом, - Зеф показался в окне, свисая ан одной лапе, - Или слизью... Или плесенью... Кстати, она медленно, но расползается, в том числе и в нашу сторону.
   Незул думал всего пару секунд.
   - Покидаем здание. Вещи оставить. Зеф, залезь еще раз на крышу и предупреди всех.
   Мы поспешили к выходу.
   - ВНИМАНИЕ, УЧАСТНИКАМ СОРЕВНОВАНИЙ И ГОРОДСКОЙ СТРАЖЕ! - раздался над головой оглушительный голос горгула, усиленный магией, - ТРИНАДЦАТЫЙ ДОМ ОПЛЕТЕН НЕИЗВЕСТНЫМ ЖИВЫМ ОБЪЕКТОМ, СМАХИВАЮЩИМ НА МЕРЗКУЮ СЛИЗЬ. СОВЕТУЮ ПРИНЯТЬ МЕРЫ, ОСОБЕННО ЖИТЕЛЯМ ДВЕНАДЦАТОГО, ЧЕТЫРНАДЦАТОГО, И, СОБСТВЕННО, ТРИНАДЦАТОГО ДОМОВ - ВАШИ ЖИЛИЩА УЖЕ ЧАСТИЧНО ПОРАЖЕНЫ. ЭТО НЕ ШУТКА.
   На этом сообщение оборвалось
   - Он говорил так, будто репетировал всю ночь, - фыркнул Берфест, выходя на улицу.
   - Всего пару секунд, - откликнулся Зеф, спрыгивая с крыши
   В окнах и дверных проемах появились сонные фигуры, большая часть была одета в ночные рубахи или халаты. Впрочем, посмотрев в нужном направлении, они тут же начинали двигаться более активно.
   Я оббежал наш дом вокруг. Мда... Тринадцатый дом был оплетен от фундамента до крыши, соседние жилища тоже по большей части находились во власти неизвестной субстанции. Из двенадцатого дома выбежал единственный человек, но, пробежав несколько метров по вязкой, оплетенной плесенью земле, упал. Черная пакость моментально покрыла беднягу с головой.
   - Смотрите, - указал Незул, в голосе которого явно звучал исследовательский интерес, - душа жертвы гаснет, будто высасывается! Невероятно.
   - Ты стоишь рядом с демоном и удивляешься таким вещам? - осведомился я.
   - Демоны ловят душу сразу, а эта постепенно пьет "соки" из жертвы...
   Полыхнули первые языки пламени, которые, казалось, не оказывали никакого эффекта на агрессора.
   - Все участники соревнований мобилизуются для подавления угрозы, - раздался над перекрестком голос Геса, - неподчинение повлечет дисквалификацию из соревнований!
   - Черт. Ну, пошли, - Незул недовольно махнул рукой, - Кей, держись подальше, я не прощу себе если с тобой что-то случится.
   Я направился вперед, внезапно вспомнив свою роль, прямо к полю битвы, на котором уже вовсю искрила магия. Остальные последовали за мной.
   - Стараемся обойтись малыми средствами, - напомнил Незул.
   Итак, с чего же мне начать... Ну, я думаю, простого фаерболла хватит, просто для проверки реакции плесени на огонь. Я сжал руку в кулак, собрал в ней достаточное количество энергии, и разжал пальцы...
   Того, что произошло дальше, я ждал меньше всего. Вся плесень, находившаяся примерно в радиусе пятидесяти метров, с дикой скоростью, которой за ней до этого не наблюдалось, бросилась на меня.
   Боль...
  
   Внутри Кей все обломилось. Едва только первая искра пламени мигнула в руке Гудзона, как все черные побеги, находящиеся поблизости, облепили его со всех сторон, скатав огромный шар. Пару секунд этот ком лежал спокойно, потом, вдруг, вспучился с одного боку и порвался на две половины. Кей увидела фигуру, смутно похожую на человека, с двумя горящими глазами там, где должна находится голова.
   Крик...
   Такого звука Кей еще никогда не приходилось слышать. Шипение, рычание, какой-то скрип, похожий на металлический, и визг, на грани ультразвука. Девушка подозревала, что этот звук выходит далеко за пределы частот, слышимых ухом.
   Впрочем, крик продолжался лишь мгновение - демона снова облепили назойливые побеги, будто корни какого-то причудливого дерева оплетавшие все, до чего дотронутся.
   Вся активность на площади остановилась. Люди, все до одного, смотрели только на Гудзона.
   Внезапно, мелькнула черно-красная молния, очертив вокруг кома слизи тонкую линию. Кей лишь чудом заметила проблеск белых волос учителя, когда он мчался по перекрестку на какой-то запредельной скорости.
   Мгновение, и все, что находилось внутри круга замерзло. Движение кома прекратилось
   Он убил его? Незул Убил Гудзона... Как же так?!
   Кей не знала, что ей делать.
   - Травите тварь льдом! - прикрикнул некромант на толпу. Некоторые начали шевелиться. Другие так и стояли.
   - Отчистите эту тварь от Гудзона, пока все замерзло! - приказал он Берфесту и Зефу. Те мигом кинулись выполнять.
   Отчистите от Гудзона? Значит он жив?
   В глазах некроманта кипела ярость.
   Внезапно, что-то взорвалось со стеклянным звоном, осыпав присутствующих ледяными осколками. На обломках снежного шара сидел Гудзон, припав к земле наподобие черной лягушки. В темноте были различимы только светящиеся глаза, из которых валил густой пар.
   Демон озирался по сторонам, будто не вполне понимая, где находится. Зеф сделал осторожный шаг вперед, чем заслужил раскатистый рык, обращенный в свою сторону. Впрочем, почти сразу глаза Гудзона потускнели, и он расслабился.
  
   Зеф подбежал, накидывая балахон мне на спину, помог встать, перекинув мою руку через свое плечо. С другой стороны подоспел Берфест.
   - Уходим, тихо, не привлекая внимания... - слегка нервно сказал он
   - Ага, я думаю, больше внимания мы тут ничем не привлечем, - язвительно отметил Зеф. Черт, Гудзон, а ты тяжелый...
   Перед глазами все расплывалось.
   - На, держи, - Незул сунул мне в руку кристалл.
   Как только я его коснулся, стеклянная оболочка лопнула, отдавая мне души. Такого раньше не происходило
   - Ну и ну... - протянул учитель, осматривая порезанную ладонь, - я пойду, доведу дело до конца.
   Минут через пятнадцать, я более или менее пришел в себя. Да уж, регенерация демона действительно потрясающая, особенно если извести на это почти полторы сотни душ. И это ведь еще не полностью излечился! Оказалось, что заклинание Незула меня все-таки заморозило - совсем. И как я выжил? Видимо, демоны действительно относятся к классу нежити. Так или иначе, пока я двигал оледенелыми конечностями, мое тело изрядно потрескалось. А когда лед начал таять, открылись ужасные раны. Если б не предусмотрительность Незула, наверное, я бы уже истек кровью
   Теперь же вся моя грудь, руки и ноги были рассечены красными шрамами, только-только начавшими затягиваться. Даже голова была рассечена такой "трещиной".
   - Ты точно в порядке? - в десятый раз, спросила Кей.
   - Да, да, точно. Дня за два пройдет. Это если Незул не расщедрится еще на полсотни душ.
   - Не расщедрюсь, - Учитель вошел в комнату, мрачнее тучи, - черт, полный провал моих замыслов!
   - Ну, Гудзона, можно сказать, никто не видел... - попытался подбодрить его Берфест, - было довольно темно.
   - Ага. Они его почти не видели. Теперь они о нем почти ничего не знают, и по этому будут опасаться в десять раз больше, чем вообще следует!
   - Гмм... И что нам делать?
   - А что тут поделаешь? Ничего. Продолжаем.
   - А что с тварью? - спросил я.
   - Заморозили, пока. Гес сказал, будем думать, что делать дальше. Она, гадина, оживает, когда оттаивает. Прямо как некоторые.
   - А что это вообще за штука?
   - Никто не знает. Пока. Образцы уже отправлены в АКМД.
   - Похоже на какие-то корни, или плесень... - Зеф почесал нос, - но явно слишком подвижна, чтобы быть растением.
   - К тому же цвет. Никогда не видел черных кустов, - добавил Берфест.
   - Но откуда она взялась?
   - Еще не известно. Но, судя по всему, откуда-то из подвала тринадцатого дома.
   Вот уж действительно несчастливое число... Кто бы мог подумать?
   - А почему она напала на меня? Ведь остальные колдовали гораздо больше...
   - Вот на эту тему у меня как раз есть предположение. Эта штука питается духовной энергией. А ты постоянно выплескиваешь её столько, что с ума сойти можно, - Незул покачал головой, - я думаю, ты для этой твари как изысканное лакомство.
   Минуту помолчали.
   - А что с тем человеком, который попал под этот мох? - осторожно спросила Кей.
   - Умер. И еще семеро - тоже. Вся команда тринадцатого дома, и трое из двенадцатого. Одного удалось откачать, он был вампир, а они довольно живучие. У них... высосали душу.
   Мы помолчали еще некоторое время.
   - Похоже на некромантскую технику, ведь так? - спросил я, глядя на Незула.
   - Или на демонскую, - покивал он, - но точно известно, что некромантов в той команде не было. А демонов - тем более. Да и к тому же сходство-то весьма посредственное. Некроманты могут ловить только свободные души, которые не заключены в тела людей, да и ты, в общем-то, делаешь так же. Я к тому, что когда ты достаешь душу из тела, оно обычно довольно серьезно повреждено, а на жертвах сегодняшней ночи нет ни царапины.
   - И все же, что это было? Я раньше не видел такой... странной духовной энергии. Все живые существа, мыши, птицы, люди, горгулы и оборотни - имеют примерно одинаковые души. А это... Да, конечно, моя собственная душа отличается от человеческой, но она тоже не такая.
   Это было сущей правдой. Я - единственный на земле, по заверениям Незула, имел необычную душу. Это потому, что я демон. Когда душа обычных людей, да и вообще всех существ на планете как бы светилась энергией, моя наоборот, состояла из черных острых нитей, которые эту энергию поглощали. Но то, что я разглядел в этой твари, было непохоже ни на что. Это даже сложно описать. Если принять свечение и поглощение света за два возможных состояния души, то у черной плесени было третье, неизвестное, которому нет аналогов в материальном мире.
   Кей сидела на кресле, обхватив ноги руками. Наверное, сильно перепугалась.
   - Ладно, пошлите спать, - Незул вернул себе командный тон, - Гес, при всех его недостатках, держит слово, и раз он сказал, что обо всем позаботится, значит, так оно и есть. А у нас завтра первые бои.
   Все вернулись в комнату. Я слышал, как друзья долго ворочались и не могли уснуть. Кей же, кажется, так и не спала до самого утра.
   Я сидел с книгой на коленях, но её не читал. Я думал об ощущениях, которые испытывал внутри комка этих корней. Чувство, когда из тебя буквально вытягивают энергию, сопротивление твоей души этой силе, которое идет в обход сознания. Впрочем, и сознания у меня не осталось, его заменило лишь единственное стремление, заполнявшее все мое существо - "ЖИТЬ".
   Я постоянно следил за тем, что происходит в тринадцатом доме. Тварь всю ночь оставалась неподвижной, но я видел, что душа её не покидает телесную оболочку. Повсюду ходили люди - их души были светлыми пятнышками на поле неописуемой души плесени.
   "Что же это? - думал я, раз за разом всматриваясь в нити души, оплетавшие дом номер тринадцать, - Что же ты такое?"
  

Глава Шестая. Арена.

   - Быстрый бой, - прокомментировал Незул финал одного из поединков, - Хотя, на месте победителя, я бы не красовался так уж сильно.
   Я не мог с ним не согласиться. Парень с ярко-синими татуировками, бесспорно, показал очень интересное волшебство и полное превосходство над противником, зато теперь, во втором раунде, я знал его слабое место. Этот маг управлял водой, что таскал с собой в двух больших бурдюках. Интересно, как он отреагирует, если воду превратить в лед?
   Нам Незул строго на строго запретил побеждать так же красиво. И сам он даже пропустил пару ударов в своем поединке, чтобы показаться более уязвимым слева. Если кто-то заметил это его "слабое место", то во втором раунде его ждет большое разочарование.
   Зеф тоже бил в полсилы, хотя его бой и закончился очень быстро. Но горгулу еще и повезло - оппонент споткнулся о камень, и упустить этот шанс смог бы только очень тупой участник, а до такого опускаться тоже нельзя.
   Бои проходили на большой круглой арене, посреди которого стояло огромное дерево. В диаметре ствол, наверное, был не менее семи - десяти метров, но крона была не намного шире, поэтому следить за боем не мешала. Ведущий соревнований, и, по совместительству, глава Накхала долго объяснял нам, что это последнее дерево своего вида, и защищено древними заклинаниями, так что не стоит опасаться повредить его. И действительно - пару раз я сам видел, как по коре рубанули мечем, но ни единой царапины там не осталось.
   Сейчас на арене Берфест дрался с каким-то чешуйчатокожим типом. Сражался в форме обычного волка, и при этом заставлял оппонента изрядно попотеть. Интересная, все-таки, реакция на нелюдей - оппоненты гораздо менее охотно бились против зверей, и даже движения их как-то замедлялись, становились менее уверенными.
   - Хорошо, Хорошо!!! Я сдаюсь!!! - послышался приглушенный вопль с арены.
   Не удивительно, что звук голоса показался мне странным - Берфест повалил оппонента на землю и уже успел прихватить зубами лицо несчастного противника, так что тот одним глазом смотрел прямо в глотку огромного волка. Оборотень слез с проигравшего и, отплевываясь, побежал к выходу с арены. Вы когда-нибудь видели плюющегося волка? Поверьте, это зрелище стоит любых денег.
   Незул лишь неопределенно хмыкнул. Он сидел, развалившись в кресле, и ел виноград. Рядом с ним сидела Кей, и, потупившись, смотрела себе под ноги. Она была тише, чем обычно, что я списывал на шок от событий вчерашнего вечера. Впрочем, её отсутствующее выражение лица меня немного беспокоило...
   - ... и Гудзон! - закончил главный судья соревнований, объявляя мой выход на ринг. Я так увлекся мыслями о Кей, что даже прослушал имя своего оппонента.
   Девушка, как будто, вообще не слышала, что настал черед моего боя - она так и смотрела в пол.
   Незул пошел проводить меня до входа на арену.
   - Главное не выпендривайся слишком сильно, - в пятый раз повторил он, - вот, положенные двадцать душ.
   - Ага. Слушай, а как они поймут, что я истратил не тридцать и не сорок? Я же демон, мне даже прятать кристаллы не нужно.
   - Они измеряют количество выделенной тобой энергии. Так что даже не пробуй обманывать. Чувствуешь что энергия на исходе - перекидывайся и заканчивай бой быстро.
   По пути нам встретился Берфест, вытирающий потное тело полотенцем.
   - Удачи, - бросил он, - черт, до сих пор мерзкий привкус во рту...
   - Спасибо. А кто мой противник? - спросил я, когда мы пошли дальше.
   - Прослушал?! Гудзон, сосредоточься, наконец! Это Тишто, тот самый, с которым мы встретились у портала. Ну, светлые волосы... Боевой маг.
   - Все ясно, - почему-то, меня совсем не удивило такое стечение обстоятельств.
   Мы спустились уже в самый низ, и остановились перед выходом на арену.
   - Незул, что такого сегодня с твоей сестрой, - спросил я.
   - Эээ, наверное, перепугалась вчера? - предположил он не вполне уверенно.
   - Наверное... Приглядывай за ней хорошенько, - я похлопал подростка по плечу.
   - Это не твоя проблема, - ответил он, и пошел наверх.
  
   Прозвучал гонг, и я вышел на залитую солнцем арену. Площадка была большая, и абсолютно ровная - есть, где развернуться. Посреди арены стояло дерево. Отсюда оно казалось гораздо больше, чем с трибун. С противоположного конца арены вышел мой противник.
   Мы остановились на расстоянии пяти метров друг от друга.
   - Привет, - поздоровался я.
   Он ничего не сказал, но приветливо махнул рукой.
   - Жарковато сегодня, - после недолгой паузы изрек Тишто.
   Он был облачен в какое-то боевое одеяние с кожаными вставками. По всему костюму были закреплены кинжалы, за спиной виднелись два меча.
   - Ты очень самоуверен, - покачал он головой, отмечая полное отсутствие у меня защиты.
   Я кивнул. Как всегда, я надел только штаны и свой балахон. На земле стоял босиком.
   - Значит, маг да? - изрек он.
   - Теоретически да, но вообще я больше полагаюсь на свое тело.
   Тишто присвистнул.
   - Значит, боевой маг, да?
   Он покачал головой.
   - Нет, просто боец.
   Вообще, обычно никто не сообщает противнику свой стиль боя, но я не видел причины, почему бы не обменяться парой любезностей.
   - Давай заключим договор? - предложил он, - не бить в жизненно важные органы, другими словами, не убивать. Я не хочу умирать.
   - Значит, ты готов к проигрышу?
   - Я намерен победить, но предусмотреть нужно все.
   Я кивнул.
   - Договорились. Не убиваем.
   - Это будет интересно! - усмехнулся он, видя, что служащий направился к гонгу.
   - Ага! - улыбнулся я.
   Арену огласил звон. Бой начался.
  
   Я спокойным шагом пошел к противнику. Последний метр преодолел резким рывком, извлекая из ножен на поясе кинжал.
   Вообще, обычно я не пользуюсь оружием. Но в этот раз, чтобы до поры до времени скрыть свои возможности как демона, пришлось взять эту игрушку.
   Я рубанул клинком по дуге вверх, в расчете попасть Тишто в плечо, но он уклонился. Свободной рукой попробовал ударить в грудь, но противник ушел в сторону. Быстрый.
   По инерции я продолжил движение вперед, а он заступил мне за спину. Плохо.
   Не теряя его из виду, я заметил, как Тишто достал оба своих меча. Только теперь.
   Удар справа я отразил кинжалом, уведя клинок в сторону, второго же удара, нацеленного мне в голову, я смог избежать просто присев на корточки.
   Удачная позиция. Я подпрыгнул, и нанес ему удар ногами в грудь, отталкивая от себя. Тишто потерял равновесие, упал, но, сгруппировавшись, смог перекатиться и встать на колено. Я же, перевернувшись в воздухе, оказался сидящим на корточках.
   На боку у меня саднила царапина от меча. Ничего, заживет за десяток секунд. Тишто держался за грудь. Но оба мы улыбались. Воистину, нет ничего прекраснее достойного противника.
   Возможно, кто-то мог удивиться излишней ловкости моего человеческого тела, но тут стоит отметить, что демоны используют в бою не столько нервы и мышцы, сколько духовную энергию для движения. Другими словами, душа помогает управлять телом, усиливая и ускоряя движения. Даже, несмотря на то, что мое человеческое тело не сильно развито физически, я по-прежнему могу голыми руками гнуть сталь и проделывать остальные запредельные фокусы, доступные демону. Вообще, на такое способен любой средний маг, но в моем случае все происходило неосознанно - сила просто появлялась тогда, когда это нужно, так что я даже не замечал, ломаю я пополам сухую ветку или железный прут. При этом если я захочу пожать кому-то руку, то не раздавлю этому человеку кисть, ведь такой цели у меня в тот момент не будет, значит и сила не возрастет, оставшись на вполне человеческом уровне. Скорость реакции тоже обеспечивается душой, поэтому за пару миллисекунд я успеваю обдумать ситуацию и принять решение.
   Не давая оппоненту оправиться, я рванул вперед. Чтобы не напороться на выставленный мне навстречу меч, на последнем шаге отпрыгнул в сторону, проводя ладонью прямо вдоль лезвия клинка. Я тянулся к голове противника, если я смогу захватить её рукой, то исход боя будет предрешен. Тишто откинулся на спину, уводя лицо прямо из под моих пальцев. Вот с чем действительно сложно бороться, так это с инерцией, поэтому рука прошла мимо.
   Перевернувшись на земле совершенно невероятным образом, мой оппонент попытался провести подсечку, но я, заметив этот маневр вовремя, перепрыгнул через его ногу, развернулся в воздухе, наскоро лепя Фаерболл, и ударил этим шариком огня прямо в Тишто. Однако, ожидаемого эффекта это не произвело - он успел закрыться правой перчаткой, выпустив из руки меч, и шарик огня, рассыпавшись на множество искр, растаял в воздухе. Видимо, перчатка заколдована.
   Теперь он лежал на спине, а я сидел сверху, прижав левую руку с мечем к земле коленом. Неплохое преимущество. Я уже было собирался закончить бой, но Тишто умудрился извлечь откуда-то нож и, описав правой рукой широкую дугу, едва не распорол мне горло. Пришлось отпрыгнуть, потом еще - мне в след полетел метательный нож. И еще, и еще.
   Последний я успел перехватить и швырнуть обратно, но Тишто его легко поймал и засунул за пояс - пока я бегал он успел вскочить на ноги. Неплохо. Теперь ясно, почему он приехал на этот турнир - у обычного, или даже просто умелого воина не было ни шанса.
   Между нами снова было метров десять.
   - Неплохо бегаешь! - крикнул он.
   - А ты неплохо уклоняешься от ударов!
   Он вальяжно поклонился, рискуя открыться. Впрочем, он знал, что я не стану атаковать его в такой красивый момент.
   Мы оба рассмеялись.
   Потом, как по команде, побежали друг к другу.
  
   Незул сидел в своем кресле и барабанил пальцами по подбородку. Кей казалось, что он одновременно и недоволен, и испытывает чувство гордости.
   - Черт, он все-таки выпендривается, - проворчал он, - не просто протянуть руку к противнику, а провести её вдоль меча. Не просто перехватить рукоять кинжала, а чтобы он картинно повернулся в руке! Брр.
   - А сам то, - прищурившись, хихикнул Зеф, - не ты ли, прежде чем закончить бой, не далее как час назад прошептал противнику на ухо пошлейшую фразу "Это конец"?
   - Ты заметил? - улыбнулся Незул.
   - Ага.
   - Ну... так или иначе, это была крутая фраза, - надменно ответил некромант, демонстративно смотря на арену, - А у меня в этом возрасте еще осталась тяга к дешевым эффектам.
   - Так-то уж только в этом возрасте?! - язвительно заметил Зеф.
   - Эй, ты не путай! Позже у меня появилась тяга к дорогим эффектам.
   - Большая разница, - фыркнул горгул, - я единственный в этой команде, кто не выпендривался.
   - А я? - встрял Берфест.
   - Вой, при превращении в волка, был очень картинным.
   Оборотень смутился.
   - Ну, подумаешь, вой... Делу то не мешает...
   В этот момент на Арене Тишто умудрился отрубить Гудзону несколько пальцев. Тот отпрыгнул, сжимая правой рукой левую. Кей с обеспокоенным вздохом вскочила с кресла.
   - Не волнуйся, через минуту все пройдет, - успокоил её Незул, - у него еще полно душ, он толком-то и не колдовал.
   Внезапно жуткий треск и грохот донеслись с арены.
   - Что?! - некромант тоже вскочил на ноги, - Что это было, что случилось?
   - Не знаю, они просто стояли и о чем-то говорили. Ничего не делали! - Зеф подбежал поближе к краю их ложи.
   - Смотрите, дерево! - указала Кей.
   Вновь, будто раскат грома, по арене прокатился треск.
  
  

Глава Седьмая. Гнев Природы.

  
   Меч описал в воздухе широкую дугу, и срубил мне пальцы на левой руке. Отпрыгнув в сторону, я зажал поврежденную конечность правой. Кровь капала на землю.
   Больно. Я уже чувствовал, как восстанавливаются ткани, минуту, и рука будет как новенькая. Так же я чувствовал, как утекают одна за другой души, расходуемые на регенерацию. После восстановления останется всего три или четыре штуки... Я уже изрядно потратился, пытаясь повредить противника магией.
   - Сдаешься? - спросил Тишто.
   - Ага, прямо сейчас, - ехидно ответил я.
   Да уж, нужно перекидываться в демона. Сейчас...
   Меня отвлек громкий треск, словно от взрыва.
   - Что это? - спросил Тишто, осторожно глядя на меня.
   - А мне откуда знать?!
   Второй взрыв был еще громче. Его испускало дерево, кора которого рывками трескалась и распадалась.
   С новым громоподобным звуком, от дерева отделился слой чего-то, похожего на корни или щупальца, которые тут же ушли под землю. Интервалы между рывками сокращались.
   - Это плохо.
   - Останавливаем бой. Додеремся потом, - крикнул Тишто, и показал судье открытую ладонь. Я повторил этот жест, но всем было не до нас, поэтому гонг не прозвучал.
   - Ладно, мы это сделали. Будем считать, гонг мы не расслышали из-за шума.
   Тишто усмехнулся и кивнул.
   Мы стояли на арене, и смотрели на все утончающееся дерево, постепенно сбрасывающее с себя слои. На трибунах все тоже сосредоточенно наблюдали.
   Когда прежде огромный как дом исполин стал всего пару метров в диаметре, и окончательно утратил сходство с деревом, превратившись в конус, торчащий из земли, он, с последним, оглушительным громовым раскатом, внезапно раскрылся, как цветок.
   Посреди втягивающихся в землю остатков дерева стоял человек, обхватив плечи руками и опустив голову на грудь. Точнее, в первую секунду я принял это за человека. Разглядев его получше, я понял, что это скорее пародия на человеческое существо, сделанная из дерева, покрытого корой. Он был под два метра ростом, с правильными пропорциями тела, но под кожей, а точнее под корой, не было заметно мышц. На чужаке не было одежды, не наблюдалось также намеков на половые органы. Вместо волос голова была покрыта наслоениями коры причудливой формы. На суставах, а точнее там, где гнулись руки и ноги, так как суставов у существа, скорее всего, не имелось вовсе, кора становилась чуть более нежного зеленоватого цвета, тогда как остальное тело было серо-коричневым.
   Существо Глубоко вдохнуло, потом медленно выдохнуло. Оторвало руки от плеч и опустило вниз. Я разглядел, что пальцы просто сужаются к концу, образуя подобие острых когтей. Наконец, существо подняло голову, делая еще один вдох, и я смог рассмотреть лицо. Носа не было вообще. Вместо рта - прямая щель, ныне закрытая.
   - Гудзон, Душа! - крикнул мне Незул.
   Я посмотрел, уже зная, что увижу. Такая же душа, что и у плесени. Но это не все. Похоже, человеческая фигура была только надземной частью организма - глубоко под землей я разглядел огромный ком живой материи. А вот тепла это существо почти не излучало.
   Наконец, незнакомец открыл глаза бледно-зеленого цвета. Радужка же была настолько ярко-изумрудной, что, казалось, светится. При этом она создавала впечатление жидкой субстанции, постоянно переливаясь. Зрачки были странной крестообразной формы.
   Существо вздохнуло и огляделось. Что-то пробормотало. Слов я не разобрал, но в грубом клокочущем голосе явно слышались звуки, похожие на скрип паркета в старом доме.
   - Что? - это судья попытался уточнить, что же хочет хоть и незваный, но все же гость.
   За это он удостоился долгого, пронзительного взгляда.
   Потом существо глубоко вдохнуло, и проорало:
   - Где?! Мой?!! ЛЕС?!!!!
   Воцарилось долгое молчание, только эхо еще носило голос чужака по арене.
   - Нуу... Здесь уже много веков стоит наш город...
   - Веков? - в голосе деревянного человека послышались нотки удивления, - Впрочем, не важно...
   Еще какое-то время стояла тишина, в ходе которой пришелец не отрывал взгляда от бледного судьи. Потом, совершенно неожиданно, земля под судейским балконом вспучилась, явив взгляду тысячи длинных корней, за секунды оплетших главное здание арены. На мгновение, все стихло, а затем, резким рывком, корни, уходя под землю, обрушили постройку, вместе со всеми, кто там находился.
   Ну и силища...
   - Не бывать тут городу! - прокричал незнакомец, хотя его собеседник уже был мертв.
   - Эй, ты что тво... - начал было Тишто, но древесный человек, выкинув руку в нашу сторону, прервал его. Пальцы пришельца вдруг удлинились, превратившись в лианы, и понеслись к нам с невероятной скоростью. Я успел увернуться, а Тишто то ли растерялся, то ли все действительно произошло слишком быстро... В общем, лиана обвилась вокруг его горла.
   Царапая ногтями кору, Тишто беззвучно открывал и закрывал рот, пытаясь вдохнуть воздух.
   Я, вложив в удар всю силу, перерубил державший его отросток. Из раны вытекло немного желтой смолы. Тишто с хрипом вдохнул, и закашлялся.
   - Да как ты смеешь, насекомое?! - услышал я голос чужака, но слушать его не стал.
   Вместо этого я взвалил обессилевшего Тишто на плечи и, перекинувшись в форму демона, быстро взобрался по стене арены на трибуны. Там царила настоящая паника, люди метались в разные стороны.
   - Демон?! - услышал я голос незнакомца, и новая волна корней рубанула прямо в то место, где я залез на трибуны, насквозь протыкая зрителей. Я, распихивая в стороны людей, пробивался в направлении своей ложи, - Да как твой поганый род сумел выжить?! - Новая волна корней накрыла народ прямо у меня за спиной, - Ану иди сюда!!! - на этот раз корни рубанули по толпе с другой стороны от места, где я вылез.
   Похоже, деревяшка потерял меня из виду. Но гораздо интереснее то, с чего он вдруг так разошелся?
   Я спрыгнул с лестницы, покидая трибуны. Здесь, внутри здания арены было чуть более безопасно, по крайней мере, он не мог меня заметить.
   Пулей несясь по кольцевому коридору, опоясывающему все здание изнутри, я бежал к своей ложе. Все мысли мои сейчас сосредоточились на друзьях, и, в особенности, на Кей.
   - Что за черт, - хрипло то ли спросил, т ли просто ругнулся Тишто у меня на плече.
   - Плохо дело, - ответил я, - ты помолчи.
   Снаружи доносились звуки сражения. Похоже, хотя бы некоторые из приехавших на соревнования решили оказать сопротивление.
   Наконец, я добежал до места. В ложе были только Кей, и, похоже оставленный для её защиты, Зеф.
   - На, позаботься и о нем, - я сбросил Тишто рядом с Зефом. Не очень аккуратно, но времени на церемонии не было.
   - Я что вам, телохранитель, - пробормотал горгул, но все же подхватил осматривающегося по сторонам человека и поднял с пола. Шея Тишто была одним большим синяком.
   Кей стояла рядом, закрыв лицо руками.
   - Слава богу... - начала она, но больше ничего не сказала.
   А на арене незваный гость буквально раскидывал самых опасных, судя по списку Гарха, жителей Атанея. Тут и там лежали неподвижные тела, кого-то отбросило аж к самым стенам. Более или менее удачно держались всего пятеро, среди них были Алин и Незул. Как раз сейчас, учитель швырнул в деревянного человека какой-то черный сгусток, но того закрыла стена корней и коры. Когда шарик коснулся её, древесина тут же высохла, а потом рассыпалась в труху.
   Стоять тут я не мог. Если уж не помогу, то хоть отвлеку его внимание... выбежав из нашей ложи, чтобы не привлекать к ней внимания, я отбежал достаточно далеко, выбрал балкончик, на котором не осталось зрителей, и забежал туда. Вылез на улицу и поднялся по стене на трибуны.
   - Эй, Буратино! - как можно громче крикнул я, - Попробуй, поймай меня!
   Деревянный человек тут же обернулся ко мне, а я еле успел отскочить от потока корней. Защиту его моя выходка не ослабила, но, по крайней мере, он перестал атаковать других.
   Я несся как сумасшедший, вокруг все рушилось. Пару раз пришлось перепрыгивать корни или подныривать под них. К счастью, противник, похоже, не мог расширять эту атаку больше определенных пределов. И, тем не менее, я еле уклонялся. Решив, что дал магам достаточно времени, Я добрался до очередной лестницы и нырнул внутрь. К моему удивлению, корневое щупальце изогнулось и последовало за мной. Мне показалось, что я вижу изумрудный блеск среди корней. Свернув в первую попавшуюся ложу, я пробежал сквозь неё и, выпрыгнув с балкона, полетел.
   Секундой позже корни, выломав перила, выскочили на свет и потянулись за мной. Они двигались чертовски быстро. Но, вдруг, остановились, дернулись, и начали всасываться. назад. Ага, значит, длиннее он не может. Хотя и этого вполне достаточно чтобы убить любого прежде, чем он тебя заметит. По моим прикидкам, длина этих корней достигла метров пятисот.
   Я описывал круги над ареной следя, когда корни появятся снова. Чужак не спешил вытаскивать их из точки входа, из чего я заключил, что он попытается напасть на меня через одну из лож. Ага, вот они, как я и думал, вылезли с одного из балконов, когда я пролетал мимо. Я рванулся в прямо противоположную сторону, к центру арены.
   - Гудзон, тупица, осторожно!!! - услышал я голос Незула.
   Обернулся. Как раз вовремя, чтобы заметить несущийся на меня второй сгусток корней. Но, увы, слишком поздно, чтобы от него увернуться.
   Волна корней ударила меня в грудь, и тут же принялась опутывать руки и ноги. Через мгновение сзади последовал второй удар. Отростки зацепились за крылья и с силой рванули их к телу, ломая кости. Я попытался вырваться, но только еще больше увяз в этой ловушке, когда корни обвили те участки тела, которыми я еще мог двигать. Противник смотрел только на меня, абсолютно игнорируя окружающих. Пара магических разрядов попыталась перебить щупальца, которыми он меня держал, но их теперь тоже защищали вездесущие оборонительные корни.
   Странное ощущение беспокоило меня. Не боль - любой демон может не обращать внимания на боль - но что-то еще. Я пригляделся к душам. Вокруг меня, возле оплетавших тело корней, собирались тончайшие прямые нити души этого необычного создания. Странно было то, что это фрагменты находились не внутри корней, а торчали в воздухе. Возникало очень нехорошее ощущение, и я еще раз попытался вырваться, но лишь покачнул оплетавший меня кокон.
   Я посмотрел в лицо своему противнику. Он улыбнулся.
   - От черт, - пробормотал я, и в тот же миг все эти духовные нити, словно тысячи игл вошли в мое тело.
   Я закричал, хотя крик демона скорее можно сравнить с ревом раненого зверя.
   Нет в мире той боли и тех страданий, которые можно сравнить с муками от разрушения собственной души. Я мог видеть, как инородные духовные волокна рвут и режут мои собственные. Души, скопленные мной за долгие месяцы, утекали просто с катастрофической скоростью, давая энергию на восстановление волокон моей собственной, которые тут же рвались снова.
   Вот уже осталась сотня душ...
   Я посмотрел на Незула, который в отчаянии пытался что-то предпринять.
   Полсотни...
   Я взглянул на Кей. По её щекам текли слезы.
   Десяток...
   Это конец. Я умру прямо здесь. Я закрыл глаза.
   Во мне что-то переломилось. Я просто забыл обо всем. Повернулся вокруг своей оси, раскинув руки в стороны. Это было так легко... как будто меня ничего и не держало.
   Падая, на землю, я видел только облако щепок вокруг.
   Удар о землю... Такая холодная... Но надо встать...
   Я был весь измазан в смоле...
   Попытался подняться - ноги разъехались в разные стороны. Конечности отказывались меня слушаться, двигаясь по каким-то своим законам. Я попытался снова - тот же результат. Тогда я, хотя бы, взглянул в глаза своему обидчику. Выражение ненависти застыло на его лице. Он сощурился, и в то же время его зрачки расширились, оставляя от радужки лишь тонкую зеленую полоску. Три новых сгустка корней рванулись ко мне, и зависли неподалеку. Это будет сокрушительный, последний удар. Я попытался встать снова, но вновь потерпел неудачу. Вот черт.
   Вот черт...
   Я посмотрел на Кей.
  
   Оказывается, у меня еще остались силы удивляться - её лицо было абсолютно спокойно. И смотрела она не на меня, а на моего противника. В зрачках мерцал какой-то голубоватый свет, будто отражаясь от жемчужин, спрятанных на дне глаз.
   Из земли прямо рядом со мной поднялось что-то огромное. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что это просто куча камней и почвы. Впрочем, эта глыба очень быстро обрела форму огромной змеи, около метра в диаметре. Со странным гулким звуком, по телу рептилии прошла дрожь, и все, что составляло тело змеи, даже какие-то гигантские валуны, моментально утрамбовалось в монолитный и совершенно гладкий черный камень, который тут же заблестел на солнце. Глаза змеи продолжили сжиматься, камень нагрелся от давления и засветился ровным красным светом, озаряя глубокие глазницы.
   Змея, сжатая до сих пор в клубок, зашипела и прыгнула в сторону корней, нацелившихся на меня. Её бока украшал красивый узор.
   Приземление змеи вызвало миниатюрное землетрясение, и на этом месте осталась здоровенная яма. Она проползла прямо по корням с ошеломляющей скоростью, какие-то маги, попавшиеся на её пути, только и успели отскочить в стороны. Все, по чему проползала рептилия, перетиралось в пыль. В том числе и какой-то неудачливый боец.
   Лицо Кей по-прежнему ничего не выражало.
   Чужак искал глазами что-то, видимо того, кто сделал змею, но девушку, стоявшую в тени балкона он не видел.
   Корни, оберегающие его, превратились в сплошной шар, и я потерял из виду его лицо. Змея обвилась вокруг шара, затянула потуже кольца. Ничего - корни были достаточно упруги. Тогда она несколько раз ударила по шару сверху, используя собственную голову как молот. Ноль эффекта.
   На губах Кей заиграла едва заметная улыбка. Но не такая как обычно, в ней было что-то... не то.
   Пока я думал, что с Кей не так, тело змеи покрылось короткими острыми шипами, и рептилия начала ползать вокруг шара все быстрее и быстрее, обтягивая его со всех сторон. В воздух полетели щепки.
   Земля вокруг буквально забурлила, в небо вытянулись тысячи корней, и обвили голема со всех сторон, удерживая его на месте. Движение прекратилось.
   Я снова посмотрел на Кей. Пару секунд она ничего не делала, а потом, внезапно, брови её сошлись к переносице а губы растянулись в хищный оскал, обнажая белые зубы. Азарт, жестокость - вот что беспокоило меня все это время. Тяга к уничтожению, совершенно не присущая нормальной Кей, теперь играла на её лице. Незул и Алин смотрели на это, открывши рот. Я их понимал.
   А змея, тем временем, начала уменьшаться. Она становилась все тоньше и тоньше, при этом все больше раскаляясь. Наконец, когда её цвет стал почти белым, корни, обвивавшие её, не выдержали и вспыхнули. Теперь рептилия описывала круги с просто невероятной скоростью, во все стороны летели искры и пепел. Так продолжалось всего несколько секунд, после чего шар не выдержал и развалился. Огненная полоска продолжала метаться на том же месте.
   Незул, опомнившись, побежал к Кей, и толи вскочил, толи взлетел на балкон. Что-то говорил, тряс её за плечи, потом, вдруг, просто коснулся её лба, и девушка упала в объятия Зефа. Змея тут же прекратила движение и взорвалась, кода сила, удерживающая материю в сжатом состоянии, исчезла. Кто-то успел закрыться, кого-то зацепило брызгами расплавленного камня.
   Незул и Зеф, с Кей и Тишто на руках, уже спешили ко мне. Алин еле поспевал за ними.
   - Брось его здесь, - доносились до меня команды Незула, - его подберут другие. Давай сюда Кей. Иди, найди Берфеста, он, вроде, лежит где-то у ворот.
   Зеф немедленно подчинился, передал девушку Алину и побежал в указанном направлении на всех четырех лапах. Горгулы именно так бегают, когда спешат, ведь руки у них длинные и достают до земли.
   Незул как-то неопределенно дернул правой рукой, и прямо вокруг меня на земле прожглась идеально ровная пентаграмма. Говорить я ничего не стал. Пытаться встать тоже. Учитель проклинал все на свете. До меня доносились лишь обрывки ругательств.
   - Ты как? - спросил меня Алин, осторожно передавая мне кристалл с душами. Он лопнул, как и в прошлый раз, разбросав вокруг осколки стекла.
   - Ужасно, - выдохнул я, - Кей... его убила?
   - Нет, - Незул сплюнул себе под ноги, - Ушел под землю в самый последний момент. Двинулся куда-то на запад.
   На этом диалог оборвался.
   Послышался топот, и в зоне моей видимости появился Зеф, неся на плечах обмякшее тело оборотня. Тот был в форме огромного белого волка, размерами больше напоминающего взрослого льва.
   В отличие от всех предыдущих раз, когда мне доводилось пользоваться порталом, теперь все происходило гораздо быстрее. Незул будто схватил муху, пролетавшую мимо, и с силой швырнул себе под ноги. Через секунду мы были в портальной комнате нашей башни. Лед даже не посмел появиться.
   - Алин, дотащи Берфеста до ближайшей койки и займись. Зеф - то же самое с Гудзоном, но займусь им я. Потом уложишь Кей в её комнате и глаз не спускай. Проснется - сразу зови меня.
   Горгул отдал оборотня Алину, который, будучи довольно смышленым, и не пытался взять на руки волка, а подхватил его магией. Язык свешивался из открытой пасти, но хриплое дыхание все же было слышно.
   Потом Зеф закинул мою руку себе на плечи. Я попытался сделать шаг сам, с его помощью, но нога дернулась в сторону, оставив царапины от когтей на полу.
   - Не дергайся, - некромант ткнул в меня пальцем, - Прогулялись, блин...
  

Глава Восьмая. Горе войны.

   Голем раскалился добела, внутри оболочки запахло дымом. Врас чувствовал, как его защиту постепенно прожигает тело каменной змеи. Что ж, похоже, ничего не поделаешь. Врас всегда умел признавать поражения.
   Обхватив руками плечи и склонив голову на грудь, Врас вызвал из под земли, прямо внутри защитной оболочки, множество корней, облепивших его тело со всех сторон. Вообще-то, и корни, и защитная оболочка и атакующий отростки - все это был он. Но, с некоторых пор, телом он считал именно свою человекоподобную часть, а все остальное было как бы просто ему подчинено. Нет, он по-прежнему чувствовал повреждения, когда что-то наносило ущерб корням, но боль ощущал только своим телом. Он мог отделяться от корневища, хоть и не навсегда. Да и зачем, собственно, отделяться насовсем, если корни его защищают, дают силы и убежище...
   В принципе, даже если тело уничтожат, то он вырастит себе новое, которое сохранит всю память, но на это уходит слишком много сил и энергии. Поэтому, за секунду до того, как его защита рухнула, Врас обвил корнями свое тело и увлек его под землю, на глубину около тридцати метров, поместив себя в центр корневища.
   Вот когда он делает так, то окончательно сливается со своей подземной частью, и начинает осознавать себя не как существо с двумя руками, двумя ногами и головой, а как создание, состоящее из тысяч переплетенных между собой корней, постоянно собирающих питательные соки из почвы. И, как следствие, ощущаешь все те неприятности, что с этим телом происходят. Врас поспешил убрать с поверхности те отростки, которые еще поддавались восстановлению, и отсоединить от корневища уже обреченные на гибель части.
   После этого он начал движение на запад.
   Вообще-то, Имеренгу, таково было самоназвание их вида, нужно было на север, но годы кровопролитной войны научили Враса никогда не указывать противнику путь, или хотя бы направление к своей цели. Поэтому, пару часов он будет двигаться на запад, и только потом повернет к Роще.
   И все же, что произошло? Когда Врас использовал Кундан, специальную форму дерева, погружающую Имеренга в сон и залечивающую его раны, на много миль вокруг был лес. Сейчас же, на этом месте был хоть и не самый большой, но человеческий город. Сколько нужно, чтобы такой построить? Уж никак не пару дней - именно столько Врас планировал провести в Кундане. Сколько же он спал? Ничего, он уточнит это по прибытии в Рощу.
   Тем не менее, прошло явно немало времени. А это значит, что Врас никак не мог встретить здесь демона, и все же, стычка с этой тварью была налицо. Но это как-то не вязалось со всем, что помнил Имеренг. Он помнил, как последние из этих отродий погибали под ударами тысяч корней Рощи. Врас помнил, как весь их род был уничтожен Имеренгами в последней битве на лунных горах. Тогда сбежали только семеро, но и эти недалекие твари, вместо того, чтобы затаиться, решили атаковать непосредственно Рощу.
   Самоубийцы.
   Врас припомнил эту ночь. Последнюю, что он помнил до недавнего пробуждения...
  
   Луна озаряла кроны Рощи, шуршащие на осеннем ветру. Тут и там, среди ветвей можно было заметить проблески зеленых глаз. Корни Имеренгов сплелись глубоко под землей, в единый ком. Каждый из них сохранял свое сознание, но, в то же время, они были едины, сопереживая друг другу, и чувствуя каждое колебание настроения товарищей.
   Рощу окружал густой лес, но казалось, что вся жизнь на много миль сосредоточилась именно тут. На земле здесь росла зеленая трава, дубы, которым на вид было не меньше, чем по пятьсот лет, оплетенные вьюном тихо скрипели и шуршали листьями, переговариваясь о чем-то своем. Быть может, они тоже празднуют победу, избавление от древнего врага? А может, вообще не знают, что такой враг был?
   Врас перепрыгнул на соседнюю ветку, поближе к Илунри. Она тоже стояла на страже в эту ночь. Врас не сказал бы, что он её любил, просто знал лучше, чем многих других. Уже пять сезонов подряд, летом их корневища сливались вместе, а потом разделялись, оставляя третье, новое корневище, которое еще двадцать лет будет просто жить, впитывая соки земли, и только потом обретет сознание. Ни Врас, ни Илунри не будут знать, кто, из раскрывшихся в тот год Имеренгов, был создан ими.
   - Тихая ночь... - проговорил Врас, чтобы как-то начать разговор.
   - Да, впервые за долгое время. Но она омрачена скорбью по погибшим вчера.
   Это была правда. Хоть демоны и проиграли, они таки смогли, наваливаясь всей толпой, забрать жизни трех Имеренгов. Впрочем, самих тварей погибли сотни.
   - Но она озарена также радостью победы, - попытался подбодрить подругу Врас.
   - Пока хоть один из них дышит этим воздухом, нам не будет спокойствия.
   Внезапно, оба Имеренга ощутили волнение. Это были чувства одного из их братьев на южном рубеже. К этому чувству присоединились еще три.
   - Невозможно... - прошептал Врас, и изготовился, было, ринуться на помощь.
   - Нет, наше место здесь, - спокойно остановила его Илунри. Она была права. Это мог быть отвлекающий маневр. Оба Имеренга уставились в чащу, выискивая врага.
   Внезапно, ледяной ком подступил к горлу обоих, и они, бросив свои посты, сорвались с ветки и, ловко цепляясь отростками за деревья, понеслись к центру Рощи.
   - Они... как?! - делая скачек на десять метров между двумя деревьями, прокричала Илунри
   - Как они добрались до Сердца Рощи?! - Выпалил Врас.
   Они могли ничего друг другу не говорить. У каждого корневища, есть ключевая точка, откуда исходят все отростки. Это - Сердце Корневища. Но когда Имеренги в роще, все их корни сплетаются в один клубок, и помещаются в огромной пещере. Корневищу иногда надо давать подышать, полежать вне земли. И это - Сердце Рощи.
   Между деревьями мелькали десятки других теней. Внезапно, имеренг, что перемещался ближе всего к ним, обмяк и камнем упал на землю. Это значит, они поразили его часть корня, а без него тело Имеренга - всего лишь кусок дерева. По сути, это марионетка, которая создана для боя и общения. Врас знал его, это был Дегг, простой воин. Никто не остановился, чтобы попытаться помочь ему, хоть тело еще и сводило предсмертными судорогами на земле. Корень не умирает мгновенно. Врас не чувствовал ни капли волнения ни в одном из Имеренгов. Скорбеть они будут потом, а сейчас каждому достаточно того, что это был не его корень.
   - Черт, проклятые твари! Я думал, их осталось всего семеро!!! Как?!
   - Они воспользовались тем, что мы расслабились, - покачала головой Илунри, пролетая мимо, - Никто не ждал атаки сегодня, их всего семеро, это глупо... безрассудно. Они просто мстят. Они умрут, но их волнует лишь то, скольких они заберут с собой.
   На землю упала еще пара тел. Уже был виден вход в пещеру. Один за другим туда врывались Имеренги, и Врас вместе с Илунри вклинились в общий поток. Проход был усеян трупами и корчащимися телами. Время от времени кто-то падал. Все бежали прямо по ним.
   "Как это жестоко, - думал Врас, - Даже не знаю, что хуже - этот геноцид или наше безразличие... В конце концов, у демонов есть причина так поступать, но какое оправдание есть у нас?"
   Попадались и трупы демонов. Пока что Врас насчитал троих, была надежда также, что кого-то остановили еще на подходах к пещере, у южного предела рощи. Итак, там не больше четырех демонов... Не больше трех, поправился Врас, увидев еще один труп.
   Ужасная картина открылась глазам Враса, когда он наконец добежал до Сердца рощи. Кольцо пламени окружало огромный ком корней, где был и его собственный. Каждый имеренг, кто пытался приблизиться, вспыхивал как спичка.
   Демон был один. Светлые отметины на его коже показывали, что он был под действием духовных игл - оружия Имеренгов, высасывающее жизнь прямо из души, а не из тела. И все еще мог двигаться - поразительно. Он сидел на комке беззащитных корней. Обычно, он был бы поглощен за секунды, но теперь, когда корневища сплелись вместе, никто толком не мог ими управлять. И, самое главное, отсоединить их быстро тоже не получится - живые корни буквально запутались среди уже мертвых.
   Сердце Рощи истекало смолой.
   - Кто же будет следующий? - проворковал демон, - Делайте ставки! - прокричал он, и с суровой жестокостью вогнал когтистую лапу в ком. Имеренг, стоящий в паре метров от Враса, упал на пол. Его тут же подхватили и бросили в огонь, в то место, где была уже приличная куча пепла. Со временем, кто-нибудь сможет перепрыгнуть пламя. Демон смотрел на это с веселой усмешкой.
   - Ооо, я почти угадал, - демон захихикал как сумасшедший, - интересно, может я даже смогу выжить? - новый удар.
   Кого он поразил, Врас не увидел. Он попытался подступить к огню, но тут же бросил эту затею. Смола закипала в теле, пламя было гораздо горячее обычного.
   - Есть ли у э-того ро-да надеж-ДА?! - пропел демон безумным дрожащим голосом, - НЕТ!!! - и снова ударил.
   Он переполз на новое место, отодвинул корень, мешавший ударить прямо в очередную сердцевину, и занес когтистую лапу. У Враса все обвалилось внутри. Он знал этот корень лучше остальных. Имеренг только и успел повернуть голову вбок, чтобы увидеть, как Илунри падает на пол.
   Врас упал на колени прежде, чем тело подруги успело коснуться земли, и подхватил Илунри на руки. Это было столь нетипично в данной ситуации, что некоторые Имеренги мельком посмотрели на него.
   - Нет, нет... - простонал Врас. Он не знал что с ним, но ему казалось, что частица его умерла. Все тело болело, хотя ран не было... Он сжимал едва подрагивающее тело Илунри в Объятиях. Её глаза, зрачки которых тоже дрожали, смотрели на Враса.
   - Извини, парень, - просто сказал демон, - может, тебе повезет, и ты будешь следующим...
   Все Имеренги были спокойны. Вот упал еще один. Илунри окончательно обмякла.
   - Ты... - простонал Врас, - Я УБЬЮ ТЕБЯ!!!
   Этот крик прозвучал посреди полного безмолвия.
   - Ооо... - протянул демон, наставив свои желтые глаза на Враса, и прекратив, на время, уничтожать корни, - Как занимательно... Я продолжаю удивляться даже на пороге смерти, разве не этого желает каждый?!!! - демон вновь захохотал. Похоже, чувства, которые в нем кипели, могли свести с ума сотню человек. Но только демоны не сходят с ума. Потом, вдруг, стал серьезен, - Я тоже потерял все. Но я уверен, что встречу близких в мире духов. Я знаю... Может, и тебе повезет, а? - Он опять начал хихикать, - ДА?!!! - и нанес очередной удар, разбив одним махом сразу два корня.
   Остальные Имеренги продолжали свою деятельность в надежде затушить огонь. Кто-то попытался отнять у Враса тело Илунри, но у него ничего не вышло.
   "Такая жестокость... безразличие. Даже демон переживает из-за смерти Илунри больше, чем братья... Да будь что будет"
   И Врас вырвал свое корневище из Сердца Рощи. Около десятка окружающих его Имеренгов упали замертво, их корни были порваны, когда Врас освобождал свои.
   - Да что ты творишь?! - раздался чей-то возглас сзади, но Врасу было безразлично.
   Корневище мощным рывком ушло под землю. Через пару секунд оттуда вырвался первый атакующий отросток, и сшиб увлекшегося демона с Сердца Рощи. Врас прошел сквозь огонь - корни защитили его.
   - Я убью тебя, - повторил он, продвигаясь к трясущему головой демону.
   Тот быстро оценил ситуацию.
   - Да? Ну, сначала поймай, герой! - и он, взобравшись по ближайшей стене пещеры, перемахнул через головы Имеренгов и бросился к выходу. Быстрый...
   - Не преследовать! - крикнул кто-то, - обеспечить безопасность Сердца!
   Но Врас не слушал этих приказов, и, промчавшись сквозь толпу сородичей, бросился в погоню.
   - Врас! Врас, ты что творишь?! - крикнул ему кто-то в вдогонку, но это не имело значения. Этот демон умрет.
  
   Погоня продолжалась около двух часов. Что и говорить, демоны достаточно быстрые твари, да еще и летают. Правда, толком взлететь демону Врас не давал - как только черная тень появлялась над кронами деревьев, ей вслед летели сотни камней, швыряемых Имеренгом с земли.
   Наконец, после очередной попытки взлететь, демон упал на землю. Он тяжело дышал, впрочем, как и Врас, измотанный многочасовой погоней.
   - Убьешь меня? - рассмеялся демон, - ну, давай!
   Врас подошел к нему вплотную. Противник прислонился спиной к дереву.
   - Знаешь, у меня осталась всего одна душа... Но это того стоило! - он снова захихикал, но Врас со всей силы ударил демона кулаком в челюсть. Почему-то, ему этого хотелось. Демон сплюнул густую, почти черную кровь, - Ты ведешь себя сейчас прямо как человек... Прямо как я, - добавил он, после недолгой паузы.
   - Не сравнивай меня с собой, тварь!
   Демон снова захихикал. Потом закашлялся.
   - Ты не такой как другие... знаешь, я думаю что ты и участи такой не достоин, поэтому...
   Демон, казавшийся до этого таким слабым, вдруг совершил резкий рывок, и пробил грудную клетку Враса насквозь.
   - Ты умрешь здесь со мной... - демон сделал еще один резкий рывок, практически переломив тело Враса пополам.
   - Тут же десяток корней выскочил из земли и пригвоздил демона к дереву.
   Последним, что тот сделал, было тихое хихиканье, после чего черное тело обмякло.
   Из груди Враса хлестала смола. Плохая рана. Придется отложить возвращение на пару дней...
   Он положил руки на плечи, и склонил голову на грудь. Из земли вырвались десятки корней, создавшие нечто вроде кокона, и все новые и новые отростки оплетали этот кокон сверху, вырываясь из земли, и ложась друг на друга слоями.
   Через десять минут, на поляне стояло большое дерево, напоминающее дуб.
   Через час, из почек появились первые листья.
   Взошло солнце.
  
   Наконец, Врас достиг рощи, и вывел свое тело на поверхность. Когда корни расступились, он даже не узнал этого места. Вокруг был самый обычный лес. Вечернее солнце озаряло поросший мхом вход в пещеру.
   - Да что здесь... - пробормотал Имеренг себе под нос.
   Раздвинув лишайник, он прошел внутрь. Запах гнили и сырости, никогда раньше не наполнявший здешний воздух, был вполне уместным дополнением к корням, свешивающимся с потолка, и струйкам воды, стекавшим по стенам. Продвигаясь по темным коридорам, Врас гадал, что же он встретит, дойдя до пещеры Сердца.
   Она, как всегда, была огромна. Вот только корней тут не было. Точнее тех корней, что искал Врас. Часть потолка обвалилась, пропуская в зал вечерний свет.
   Что ж, яснее ясного, что это место давно покинуто. Врас направился дальше. Его целью теперь были Архивы, где Имеренги записывали на каменных табличках свою историю.
   Библиотека была довольно маленькая. В нишах, затянутых паутиной, аккуратными стопками лежали каменные таблички. Подойдя к постаменту, заменявшему ранее письменный стол для Архивариуса, Врас смел с него землю. Имеренги не пользовались деревянными предметами, предпочитая всему камень. В углу стола он отыскал аккуратно сложенные глиняную чашку и пару камешков кремня. Достав из под земли корень, он нацедил в чашку немного смолы, оторвал от отростка кусочек коры и, растерев её между ладонями, скрутил в фитиль. Несколько раз ударив кремень друг о друга, он умудрился поджечь кору, создав таким образом некое подобие масляной лампы. Это искусство Имеренги получили от людей. Огонек потрескивал и вздрагивал, но давал и без того чувствительным глазам Враса достаточно света, чтобы читать. Подойдя к полкам, он нашел ту, которая отвечала за окончание войны с Демонами. Перенес несколько каменных табличек к столу, и принялся быстро их просматривать. Наконец, он нашел запись о злополучной ночи, история начиная именно с этого места оставалась для него загадкой.
  
   "... и пользуясь нашей беспечностью, умудрились проникнуть в Сердце Рощи. Такого больше никогда не должно повториться, - писал Архивариус, - Нападение было остановлено, когда один из воинов потерял голову, вырвал свое корневище из Сердца, что стоило жизни почти двум десяткам собратьев, и прогнал демона из Рощи."
  
   - Могли бы преподнести это получше, - проворчал Врас, - скольких бы он убил еще, если бы я не сделал этого?!
   Внезапно он осознал, что испытывает чувство недовольства. Хотя причина, вроде бы, совершенно того не стоила.
  
   Далее следовал список погибших. Врас со скорбью в сердце провел пальцами по строчке с именем Илунри. Для него это случилось только вчера - когда ты используешь Кундан, время перестает иметь для тебя значение.
   У него в голове мелькнула мысль, что ни один другой имеренг не выделил бы одно имя среди нескольких, все относились ко всем одинаково. Интересно, а испытывала бы Илунри печаль по Врасу, если бы все случилось наоборот? В смысле, испытывала бы она такую особую печаль? Ответ на этот вопрос утонул в глубине времен.
   Имя самого Враса стояло в конце списка и числилось как "пропал без вести"
   Дальше несколько табличек повествовало о днях восстановления Рощи, о том, как распутывали Сердце, половина корней в котором было мертвыми, о разведывательных операциях.
   А вот следующая запись Враса заинтересовала:
  
   "По каким-то причинам, перестали просыпаться Кунданы. Наши специалисты пытаются понять, в чем дело, но раньше с таким мы не сталкивались."
  
   Запись, датированная несколькими днями позже, на той же табличке гласила:
  
   "Было принято решение разбудить Кундан вручную. Попытка окончилась катастрофой - владелец Кундана был мертв, когда мы до него добрались. Причина - внезапный упадок сил. Это очень похоже на смерти от демонской магии"
  
   Значит, все-таки демоны... Врас взял в руки новую табличку.
  
   "Все сошлись во мнении, что имеет место какое-то проклятие, которое Демоны сумели наложить на Сердце Рощи. Кунданы засыхают один за другим. Многие Имеренги жалуются на слабость, боли в теле и рассеянное внимание. У многих начало ухудшаться зрение."
  
   Следующая запись гласила:
  
   "Сегодня погиб Мива, он был храбрым воином. Он чувствовал себя хуже всех в последние дни, не с первого раза откликался на свое имя, подолгу думал даже над простыми вопросами, все время сидел на ветке дерева. У многих заметны проявления тех же симптомов.
   Также мы продолжаем поиски Враса, а так же последнего демона, за которым он гнался. К сожалению, силы разведчиков тоже на исходе. Основные направления поисков - север и восток."
  
   Нет, они искали не там. Демон все время петлял, и, в итоге, они, сделав большой крюк, закончили погоню к югу от Рощи, а не к северу.
   Так же интересно было предположение о проклятии. Не уж то эти твари действительно сумели это осуществить?! И еще умудрились выжить сами! Решимость Враса возрастала с каждой минутой. Он найдет того демона... Вроде один из людей назвал его по имени... Гудзон, или как-то так... Врас найдет его, вытянет из твари всю информацию и убьет. Иначе никак.
   Также Враса немного беспокоило, почему он не попал под проклятье? Не уж то он отделил свое корневище в самую последнюю секунду?
   На нескольких следующих табличках были только списки погибших. С определенного момента, они были заполнены другой рукой.
  
   "Я - Гэлнор, разведчик. Мы нашли ключ к тому, как выжить подольше. Необходимо отделение своего корневища от Сердца, именно поэтому разведчики меньше всего чувствовали на себе последствия проклятия. Из двадцати выживших на данный момент, восемнадцать - именно разведчики. Тем не менее, все, кто еще держится на ногах, тоже не в лучшей форме. Медленно, но проклятие пожирает и нас."
  
   Списки погибших.
  
   "Нас осталось всего трое. Сил продолжать поиски уже нет, да и смысла в этом мы не видим. Проклятые твари все-таки победили, хоть и сами были уничтожены. Это война забрала нас всех."
  
   Следующая заметка снова была написана новой рукой.
  
   "Вчера вечером умер Гэлнор. А утром не проснулся Хвирр. Я остался один. Если кто-то найдет это послание, знайте о нашей истории. Я собираюсь писать теперь каждый день."
  
   "Глаза слепнут, пальцы еле держат резак... Проклятые демоны. Но я еще жив, я смогу выжить..."
  
   "мнЕ КАжЕтся сеГоДнЯ БОлЬ в груди ПОмнеьШЕ. ЗаВТра, НаДЕюсь БудЕт ЛуЧШЕ."
  
   Это была последняя запись. Врас прикрыл рукой глаза. Он ненавидел себя за это чувство, но, почему-то, он был рад, что Илунри умерла раньше, не испытав этих мучений.
   Он припомнил то, что сказал ему тот демон: "Ты не такой как другие. Ты и участи такой не достоин...". Значит, это и правда дело рук демонов, то отродье прекрасно знало о проклятии.
   Зеленые глаза Имеренга открылись.
   А теперь, пора найти этого... Гудзона...
  
  

Глава девятая. Отравленный дух.

   Зеф сбросил меня на кровать, а сам выскочил в окно, забрав у Незула Кей, которая все еще была без сознания.
   Я не мог пошевелить ни рукой ни ногой. Точнее мог, только движения получались совсем не те, что я хотел. Периодически тело сводило судорогами.
   - Черт... - прохрипел я.
   - Хреново? - осведомился Незул, - Никогда раньше не видел такой техники. Можешь взглянуть на свою душу?
   Я посмотрел. Между черными нитями моей души, словно иглы, застряли куски души того деревянного человека. Они по-прежнему резали и рвали мою собственную душу.
   - Что... это за чертовщина?
   - Понятия не имею. Ладно, давай-ка попробуем... - учитель двумя пальцами подцепил одну из игл, будто она была материальной, и выдернул из моего тела. Частичка души тут же растаяла, - Она не может жить без своего тела, - пробормотал Незул, - интересно мне знать, как эти осколки могут оставаться в твоем теле...
   Незул выдернул еще одну иглу, но я видел, что там, откуда он её извлек, оставалось что-то вроде мутных, едва различимых следов.
   - До конца я тебя от этой штуки не избавлю, - некромант закусил язык от напряжения, подцепляя очередной шип, - но от большей части - вполне. Будем надеяться, что остальное переработает твоя собственная душа.
   - Похоже на какого-то паразита, - предположил я.
   - Именно. Но не столько интересен сам паразит, сколько тот, кто его в тебя поместил...
   - Он, похоже, очень старый. Кричал что-то про то, как мой род остался в живых.
   - Да, - Незул извлек еще одну духовную иглу, - Интересно, что его так удивило? Он говорил так, будто был абсолютно уверен, что демоны вымерли...
   - Может, он и был уверен? А что вообще известно о причинах вымирания моего вида?
   - Демоны перестали появляться примерно за пять сотен лет до того, как их видели в последний раз. Они жили очень обособленно, но последние записи людей, что жили с ними, говорят, что никаких особых проблем племя не испытывает. А потом демоны просто исчезли...
   - Да, да... Это же случилось во время переезда на Атаней?
   - Ну, последние записи датированы примерно четыреста тридцатым годом с того момента, как демоны перебрались сюда. Но по Атанейскому Летоисчислению это были года семидесятые-восьмидесятые... Видишь ли, переезд магических рас на отдельный материк дело не быстрое, и заняло около пятисот лет. Демоны были в числе первых рас, занявших материк. Они перебрались сюда совершенно самостоятельно, просто прилетели и заняли Лунные Горы. Никто их туда не определял, впрочем, и желающих возражать не нашлось - на редкость пустынная область. Кстати, Накхал оттуда совсем недалеко...
   Незул вдруг замолчал.
   - Я думаю, этот тип может многое рассказать об исчезновении демонов, - наконец, рискнул предположить я.
   - Или он даже приложил к уничтожению твоего вида руку, - некромант потер щеку рукой, потом снова принялся извлекать из меня осколки чужой души, - сегодня перечитаю все записи, касающиеся того периода.
   - Это значит, он не просто старый, а очень старый. И явно не питает теплых чувств к демонам...
   - Очень сильный. Никто, кроме тебя и Кей его даже повредить толком не смог...
   Я вспомнил про Кей.
   - Что это с ней случилось?
   - Нуу... вообще-то я не ожидал этого так скоро... - учитель напоролся на мой взгляд, и вздохнул, - это что-то вроде побочного эффекта колдовства Создателей. Помнишь, я говорил, что их магия основана на чрезвычайно развитой фантазии?
   - Ну?
   - Ну и суть в том, что придумывает она не только внешний вид, но и характер, повадки своего голема. Но тут есть одна загвоздка: она использует часть своего сознания, чтобы контролировать созданное существо. И тогда вступает в ход нечто вроде принципа сохранения энергии - половина эмоций голема, которые сама же Кей и придумала, переходят к ней на время действия заклинания. В случае змеи это были типичные черты хищника - агрессия, жестокость, безжалостность...
   - Это не опасно?
   - Нуу, как сказать... Ты видел, она не обращала на меня никакого внимания, пришлось просто усыпить её. И Кей даже не сопротивлялась - настолько её внутренний мир притупился. Если девушка не научится контролировать это состояние, то точно так же она не обратит внимания и на топор, летящий ей прямо в голову.
   - Но вы её научите?
   - Постараюсь. Но я же сказал, я даже мысли допустить не мог, что она способна прямо сейчас создать такого мощного голема. Я даже еще не рассказывал ей про эту особенность - те змейки, что она создавала на наших уроках, делили с ней её собственные эмоции.
   - А она точно не сойдет с ума в один прекрасный момент, слившись навсегда сознаниями с каким-нибудь големом драконом?
   - Я бы не беспокоился об этом - таких случаев история не описывает. Так или иначе, эффект исчезнет, как только создатель исчерпает запасы своей энергии.
   Некоторое время мы молчали. Незул успел уже почти полностью очистить мою правую руку, но до сих пор тысячи игл сидели глубоко в моем теле.
   - Незул, расспроси Геса по поводу той плесени. Что там они узнали? Мы не должны оставлять без внимания тот факт, что у плесени схожее строение души.
   Некромант только кивнул.
   - Знаешь... Впервые за все время, что я провел в шкуре демона, я чувствую усталость, - просто чтобы не молчать, сказал я, - Это из-за этих проклятых шипов... они буквально вытягивают из тела силы...
   - Да, крайне интересные духовные фрагменты... Абсолютно невозможно удержать их вне твоего тела - сразу распадаются. Не похоже на обычные души, интересно, откуда они взялись?
   - Попробуй зацепить их за некромантский кристалл...
   - Уже пробовал. Они вообще на него не реагируют.
   До поздней ночи Незул очищал меня от осколков души. Чуть позже, к нему присоединился Алин. Но ничего особо интересного в тот день больше не происходило.
  
   Демоны не видят снов. Вообще-то, демоны вовсе не спят. Мы не устаем, и нам просто не нужен сон. Когда мне скучно и нечего делать, я просто закрываю глаза, расслабляюсь, и время проходит незаметно. Но это не сон - я продолжаю осознавать все, что вокруг происходит, как будто и не отдыхаю вовсе.
   Однако сегодня все было не так. Кто-то сжал мою левую ладонь, и я, от неожиданности, резко сел в постели, поднимая правую руку для удара.
   Несколько секунд я сидел неподвижно, разглядывая лицо Кей, и пытаясь понять, что происходит. Она сидела на стуле рядом с моей кроватью. На тумбочке лежала книга, которой я тут точно не оставлял.
   Осознав, что я до сих пор сижу, обратив свои когти к её лицу, я сменил облик на человеческий. Вообще, я стараюсь не мелькать перед ней лишний раз в форме демона.
   - Извини. Давно тут сидишь?
   - Пару часов, - уклончиво ответила она, отпуская мою руку.
   Надо же, я не только не заметил, как она вошла, но и несколько часов не подозревал о её присутствии. Это все последствия вчерашнего дня. Я проверил свое состояние - между черными нитями моей души застряло что-то вроде мутных скоплений беловатого тумана. Мне стало гораздо лучше, когда Незул извлек из тела неосязаемые шипы, и я даже смог двигаться более или менее нормально, но до сих пор пальцы мои дрожали, перед глазами все расплывалось, так что приходилось прикладывать усилия, фокусируя взгляд, а тело временами вздрагивало, без моей на то воли. Все это сопровождалось мерзостным ощущением, которое можно было сравнить с сильной усталостью, как если бы вы, не спав двое суток, пробежали десять километров по жаре. Незул сказал, что это очень похоже на отравление, только страдает не тело, а душа.
   - Почему ты здесь? - ляпнул я прежде, чем осознал очевидность ответа. Получилось довольно грубо.
   - Я... я волновалась за тебя.
   - Не переживай, - попытался успокоить её я, - Я сам во всем виноват.
   Кей поджала губы и посмотрела в окно. Черт, кажется я заставил её переживать еще сильнее.
   - Ты как? - спросил я, чтобы увести разговор в сторону от своей персоны.
   - Нормально, - по её виду этого никак нельзя было сказать.
   Я вздохнул.
   - Что тебя тяготит Кей?
   - Тяготит... Да я просто... как представлю что ты... - она всхлипнула, - что тебя могли убить, так...
   Девушка расплакалась. Я чувствовал себя последней скотиной глядя, как она пытается вытереть рукавами глаза, и не зная, как её успокоить.
   - Не переживай, - я положил руку ей на плече, - я живучий...
   - Ложь! - выпалила она, и в её голосе сквозило раздражение, - вы за кого меня держите, а? Незул и все говорят мне то же, но это не правда! Правда была написана на их лицах, когда ты лежал там, на песке! Да еще бы секунда и...
   Она не продолжила фразу. Просто замолчала, вытирая глаза рукой.
   - Извини, - наконец, сказал я, - Если ты хочешь правду, я действительно был на самом краю.
   - Я просто не знаю, что бы я делала, если бы тебя не стало...
   Вот этой темы я опасался последние несколько дней, после того разговора с Незулом.
   - Я думаю, ты сгущаешь краски...
   - Гудзон, ответь честно, что я для тебя значу?
   Этот вопрос немного вышиб меня из колеи. Не ожидал я такой прямолинейности.
   - Ну ты, ну... Эээ... Я ну... - попытался объяснить я.
   - Я тебе нравлюсь? - наконец, спросила она, изрядно покраснев.
   - Ну да... Эээ... Кей, раз уж речь зашла об этом, надо кое-что обсудить, - я вздохнул, собираясь с мыслями, - Ты тоже испытываешь ко мне некоторую... симпатию, да?
   - Да, - просто сказала она, но я не понимаю...
   - Кей, ты осознаешь, что я, в сущности, достаточно плохой человек?
   - Ты? - искренне удивилась она, подняв брови, - Не говори ерунду.
   - Я наемник, Кей. Я ворую, убиваю, уничтожаю. Я делаю людей несчастными.
   - Меня ты сделал вполне счастливой. К тому же я видела, как ты общаешься с друзьями, и считаю что ты все же хороший.
   - И тебя не волнует, что со всеми остальными я обращаюсь, как вздумается?
   - Ты преувеличиваешь. К тому же в прошлом я повидала многих людей, и знаю, что по-настоящему хороших из них крайне мало. Я не считаю трагедией гибель таких людей.
   - А мою гибель, значит, ты считаешь трагедией?
   - Для меня это так.
   Я вздохнул. Похоже, девушка настроена весьма серьезно. Я не мог не радоваться её отношению, так как теперь был практически уверен, что её не побеспокоит наша деятельность. А вот о наших отношениях стоило думать отдельно.
   - Кей, возвращаясь к нашим отношениям, пока все не зашло слишком далеко - подумай хорошенько, действительно ли я тот, кто тебе нужен.
   - Не понимаю, о чем тут думать? - девушка немало смутилась и принялась теребить рукой волосы, - Я чувствую то, что я чувствую.
   - Я демон. Мы - разные биологические виды.
   - У тебя есть отличное человеческое тело, если ты об этом. К тому же ты раньше был человеком, и в душе остался им, - Кей улыбнулась мне, и поправилась, прежде чем я смог ухватиться за допущенную ей оговорку, - В душе - фигурально выражаясь.
   Все более или менее веские доводы у меня кончились. Да и не особо мне хотелось возражать - Кей нравилась мне во всех отношениях.
   - И все же, подумай хорошенько, ладно? Хотя бы неделю. Не спорь.
   - Ладно...
   После этого мы перешли на менее щепетильные темы. Кей рассказала, как с утра пораньше Незул увел её тренироваться. Сначала много хвалил, потом немного пугал. Некромант настоял на том, чтобы девушка занялась рисованием. По его словам, это помогает Создателям лучше создавать големов и легче ими управлять.
   Поболтав так немного, мы пошли обедать.
  
   Вечером Незул вызвал меня в библиотеку. Он уже принял свой обычный облик, постарев лет на сорок. Впрочем, я знал, что это лишь внешность - силы и ловкость учителя абсолютно не меняются, каким бы старым он не прикидывался. Однажды я даже спросил его, зачем вообще может понадобиться выглядеть пожилым, на что получил ответ, что к человеку именно этого возраста люди испытывают больше всего уважения. Чуть старше - и молодежь считает тебя выжившим из ума стариком, чуть младше - и уже седовласые мудрецы не воспринимают тебя всерьез. А вот в возрасте пятидесяти-шестидесяти лет тебя считают достаточно мудрым, но еще не слишком старым.
   - Как самочувствие? - осведомился он.
   - Лучше, чем утром.
   - Отрадно слышать.
   - Нашли что-нибудь про это треклятое дерево?
   - Ни единой зацепки. Я даже обратился в АКМД, к Гесу, чего не делал уже больше шести сотен лет, но он тоже ничего не знает.
   - А про плесень?
   - На самом деле это что-то вроде ползучей лианы. Эксперты АКМД выяснили, что владелец дома увлекался растениями. Но он сам уверяет, что все образцы были давно высохшими, занесенными в его гербарий. Кстати, есть кое-что интересное по поводу души этой твари. Если отрубить кусок от основного побега, он не умирает. И часть души отделяется вместе с отсеченной частью растения. Если отделенный фрагмент достаточно крупный, он действует как отдельное существо.
   - И что? многие животные размножаются делением.
   - Да, но это либо простейшие, а у них, обычно, вообще нет души, либо в отделенный фрагмент достаточно быстро вселяется душа. Или он создает себе душу сам. Но все равно, если у любого живого существа отрубить кусок, то его душа останется только в одной из двух частей, где сосредоточены необходимые для выживания органы. Душа всегда остается единым целым. Что твоя, что моя, как бы они не различались, - Незул с громким хлюпаньем допил чай, - а у нашей любимой плесени душа, как будто, является просто наполнением тела, дающим ему необходимую энергию. И еще она чрезвычайно примитивна. Это все равно, что сравнивать амебу и человека в сложности их строения. Если душу человека можно сравнить с ледяной пещерой, где каждый из тысяч разнообразных кристалликов льда характеризует отдельные черты личности, то для души этого растения подошло бы сравнение с кучей рыхлого снега, который засыпали в мешок. Притом, что все снежинки почти одинаковы.
   - Ммм, и что это значит?
   - А черт его знает. Для меня это значит, что душа крайне необычна. Она, скорее всего, не вселилась в тело растения, а была создана им. Причем создана в обход всяческих законов, которые до этого считались абсолютными. Что ж, это еще раз подтверждает высказывание одного человека, что на каждое, даже самое очевидное правило, в этом мире существуют миллионы исключений, просто их сложно найти.
   - И это все, что удалось узнать?
   - Да. Почти. Есть еще один... - Незул на какое-то время замялся, - источник, к которому мы можем обратиться.
   - И что же это?
   - Мой учитель.
   - Который из них? - язвительно спросил я, на что имел полное право. Незул изучил практически все искусства этого мира. Он притворялся очередным неотесанным ребенком, поступал к кому-нибудь в ученики, а когда понимал, что нового ничего не узнает, бросал своего учителя.
   - Я получил знание от многих людей, но лишь одного называл учителем, - назидательно подняв палец в воздух, проговорил некромант, - Того, что был самым первым.
   - Ааа, - без особого энтузиазма протянул я.
   - Готовься, завтра мы с тобой направимся в Лунные горы.
   - Он что, живет в Лунных горах?! - я был сбит с толку, - Это ж пустошь, там даже великаны не селятся!
   - Да нет же, он там не живет! - отмахнулся некромант, - Но у нас будет гораздо больше шансов заручиться его поддержкой, если мы сначала сделаем кое-что в Лунных горах. Ведь именно там в свое время селился твой род.
   - И что же?
   - Скажу, когда будем на месте, - Незул скорчил бандитскую рожу. Потом смягчился, и добавил, - Всему свое время. И свое место. Там увидишь.
  
  

Глава десятая. Белая маска.

   Утренние приготовления мои заняли всего десять минут. Я надел свой походный кожаный балахон, вместо домашнего тряпичного, да засунул в походный мешок окорок и головку сыра, чтобы было чем перекусить, когда стемнеет.
   К лунным горам необходимо подбираться пешком. Так уж вышло, что этот хребет крайне богат металлами, так что порталы высшего уровня туда не проложить из-за магнитной аномалии. Конечно, портал с меткой в виде пентаграммы всегда сработает, но кто же нарисует нам пентаграмму? Никто вблизи гор не селится, и это вообще одно из самых диких мест на Атанее. Даже в пустынях Велатраса бродят караваны. Поэтому нам предстояло отшагать почти пятьдесят миль, сначала по лесу, затем через пустошь. Самое печальное, что даже телегу нанять не представлялось возможным - к Лунным горам не проложено дорог.
   Когда я, было, уже решил, что все приготовления закончены, прямо у меня на пути встала гораздо более серьезная проблема: Кей. Я потратил битых полтора часа, убеждая её, что со мной все будет в порядке. Вообще, опасения девушки было понятно - где-то в тех лесах затаился наш деревянный враг, и я сам тоже немного нервничал по этому поводу, хотя Кей своего беспокойства не показывал. Наконец, когда за мной явился Незул, исход обсуждения был предрешен: спорить с некромантом абсолютно невозможно. У него на каждый аргумент находится десять ответов.
   Когда у Кей кончились последние аргументы, девушка попыталась напроситься пойти с нами. Лично я ничего не имел против этого, но Незул был непреклонен.
   Так же с нами хотел пойти Алин, но учитель оставил его приглядывать за тренировками Кей. В обязанности мага входило лишить Кей сознания при любых проявлениях потери контроля.
   Наконец, когда все ценные указания были розданы, а последние возражения отклонены, мы отправились в путь.
  
   - Накхал? - удивленно спросил я, осматриваясь по сторонам. Мы стояли в центре пентаграммы на поляне, с трех сторон окруженной лесом.
   - Именно. Самая близкая к Лунным горам известная нам пентаграмма. С этого момента почаще всматривайся в души.
   - Нам лучше убраться отсюда, - я указал в сторону леса.
   Конечно, ничего особенного в том направлении не было, если смотреть обычно. Но я ясно видел десяток быстро приближающихся к нам душ. Конечно, жителям городка абсолютно не нужны незваные гости. Подхватив сумки на руки, мы бегом пересекли поляну и скрылись в тени деревьев.
   Трава, покрытая крупными каплями росы, едва колыхалась, затрагиваемая легким ветерком, кроны деревьев приятно шелестели, а слух ласкало пение утренних птиц. По правую руку от нас, над лесом поднимались, окрашенные рассветом в яркие краски, Лунные горы.
   Сначала мы шли на север, чтобы удалиться от Накхала. Когда преследователи повернули назад, мы двинулись на восток, прямиком к горам, которые возвышались скалистой громадой, закрывая весь горизонт. Признаюсь, я еще никогда не подходил к каким-либо горам так близко, видя их только издали, и был буквально шокирован тем, какими же большими могут быть эти покрытые снегом каменные глыбы. Деревья, покрывавшие их склоны, были такими маленькими, что казались скорее крупным кудрявым мхом, нежели огромными лиственными исполинами. Голые черные камни утесов вздымались на много сотен метров, врезаясь в облака.
   Мы шли по лесу целый день, и я все не мог налюбоваться проглядывающими сквозь кроны деревьев скалами. Но истинное величие Лунных Гор я смог оценить лишь ближе к вечеру, когда лес, поредев, перешел в редколесье, а потом и вовсе в покрытую высокой сухой травой равнину, с маленькими рощицами. Эта долина была огромна, и, насколько я знаю, окружала Лунные горы сплошной полосой, ширенной в два десятка миль.
   Чуть дальше трава тоже сходила на нет, и начиналась Лунная пустошь - выжженная, истерзанная шрамами земля, на которой почти ничего не росло. По дну долины текла речка, но даже вдоль неё на пустоши стояли лишь редкие больные деревца. Никто точно не знает, что породило эту мертвую полосу. Впрочем, ввиду последних событий, я бы не удивился, узнав, что причиной была война демонов с их врагами. Возможно, именно мой род уничтожил все леса вокруг гор, чтобы хоть как-то оградить себя от растительной угрозы. Кто знает...
   На закате мы с Незулом устроили привал, в тени одной из последних рощ. Я, прислонившись спиной к дереву, разглядывал равнину. Меньше мили отделяло плодородную, шелестящую травами равнину от ржаво-коричневой голой земли. Эта граница была столь резкая и неестественная, что буквально приковывала к себе взгляд.
   - Что-то ты не больно весел, - Незул жевал бутерброд с окороком и сыром, - как ни как, навещаешь историческую родину.
   - Знаешь, я просто думаю, что теперь понимаю, почему тут никто не живет.
   Незул посмотрел на равнину, и молча покивал.
   - Говорят, тут не всегда было так.
   - Наверняка, - согласился я, - ну так что, расскажешь мне, зачем мы сюда пришли?
   - Нет, сам все на месте увидишь.
   Я вздохнул. Спорить с Незулом было бесполезно.
   - А что он за человек, твой учитель?
   Некромант прищурился. Потом посмотрел на небо, а затем на землю. Окинул взглядом равнину.
   - Знаешь, я даже не могу его как-то описать. Он слишком разносторонняя личность. Если даже не сказать - хаотичная. Сам поймешь, если встретитесь.
   - А как вы с ним познакомились?
   Некромант помедлил, потом улыбнулся каким-то своим мыслям, вороша угли костра палкой.
   - Ну, это целая история. Спать мне пока не хочется, поэтому, так уж и быть, расскажу. Почти две тысячи лет назад...
  
   Почти две тысячи лет назад, я жил на границе Сатиса и Велатраса, в городе, называемом сейчас Норкс. В наши дни это обычный, ничем не примечательный городок, но тогда он кипел жизнью и был крупным торговым пунктом. Именно там собирались купцы Сатиса и караваны со всей пустыни.
   Сердцем Норкса был большой Базар, таких сейчас уже нигде не найти, по крайней мере, в этом мире. Это был целый город внутри другого города. Нет, их было даже два - ведь половину Базара занимали лавки Сатиса, там повсюду стояли лошади и по широким улицам ездили повозки, когда как другая часть была усеяна хаотично расставленными палатками Велатраса, возле каждой из которых стояли груженые тюками верблюды.
   Это было волшебное место. И прямо в центре этого рынка жил седоволосый паренек лет одиннадцати - это был я. Как посидели мои волосы - я не помнил, как не помнил и своих родителей, и первые восемь лет жизни. Впрочем, это обстоятельство меня не сильно тяготило - тогда жизнь представлялась мне легкой и беззаботной, я думал, так будет всегда. Жил я под полом лавки старого писаря. Он был настолько слеп и глух, что даже не замечал ребенка, живущего в пространстве между фундаментом здания и полом первого этажа. Передвигаться там можно было только на четвереньках, но ребенка это, как понимаешь, особо не тяготило.
   Я промышлял мелким воровством. На огромном Базаре, где мимо каждой лавки проходят тысячи людей в день, всегда можно было найти еду. Не брезговал я и воровать у верблюдов подпорченные фрукты, которые Сатхи отдавали им. К тому же во время ярмарок всегда можно было надуть кого-нибудь, предложив фальшивый аттракцион или лотерею, а иногда удавалось подрезать кошелек у какого-то бедняги - главное, ловкость рук. Этих денег мне хватало, чтобы жить и доставать необходимые вещи. Тогда мне казалась, что такая жизнь - верх всяческих мечтаний, и я все время представлял себя вожаком какой-нибудь шайки бандитов... впрочем, если ты посмотришь на нашу маленькую команду, ты согласишься, что мои мечты детства практически осуществились
   Друзей и каких-либо родных у меня не было, только пара знакомых, из таких же оборванцев, как и я. Правда, вряд ли можно всерьез рассматривать как приятелей людей, которые были готовы прирезать меня при малейшей возможности наживы.
   Но довольно предысторий - перейдем к делу.
   В один из весенних дней я, как всегда, бродил по улицам Базара, грызя спелое яблоко, которое стащил с какого-то лотка, и высматривая возможности поживиться. Даже в то время мне хватило ума разделить огромный базар на четыреста небольших областей, и каждый день менять место своей активности - таким образом, я оставался незаметным, и одни и те же торговцы видели меня не чаще, чем раз в год. А учитывая то, сколько людей они видели каждый день, они вообще успевали забыть меня, и, таким образом, не связывали пропажи товара со мной. Единственное, что сильно выделяло меня из толпы - это седые волосы, но я очень быстро приспособился обвязывать голову красным платком на пиратский манер.
   И вот тогда я увидел её. Полная всяческих товаров, походная сумка стояла у дверей какой-то лавки, никем не охраняемая. Это был слишком хороший шанс, чтобы его упускать. Ненавязчиво подойдя к сумке, я встал рядом и принялся спокойно доедать яблоко. Необходимо подождать некоторое время, чтобы все прохожие ушли, и не удивились, что кто-то поднял с земли сумку, просто проходя мимо. Если постоять рядом с интересующим тебя объектом какое-то время, то потом можно поднять сумку с земли и уйти, а все подумают, что она и принадлежала тебе - просто ты остановился передохнуть.
   Когда я посчитал, что прошло достаточно времени, я поднял объект своего вожделения на плечо и спокойно направился прочь. Но именно в этот день моя удача смотрела в другую сторону - не успел я сделать и двух шагов, как из лавки вышел настоящий хозяин сумки и поднял крик. Я даже не стал оборачиваться, просто побежал по узким улочкам, как можно чаще меняя направление. Но преследователи не отставали, и к нерадивому путешественнику уже присоединились Базарные стражи. Эти люди были жестокими, и жутко скучали на своей работе, поэтому, попади я к ним в руки, я вышел бы из переделки в лучшем случае калекой. Я знал одного типа, по кличке "Ривв, мастер на все руки". Свое прозвище он получил, когда Базарные стражи, поймав его на воровстве, отрезали бедолаге все пальцы на руках. Теперь Ривв кое-как перебивался с хлеба на воду, клянча деньги на улице.
   Знали бы вы, как тяжело ребенку убегать от взрослых. Ноги у них длиннее - вот в чем главная беда. Поэтому единственным выходом было бежать прямо сквозь толпу, в надежде, что сам я сумею проскочить, а преследователи о кого-нибудь споткнутся. Раньше мне это удавалось, впрочем, моё мастерство уберегало меня от подобных забегов весь последний год. А за это время я довольно сильно подрос. И так уж вышло, что на полном ходу я врезался в какого-то мужчину, развернулся, и, по инерции, упал на землю спиной назад. Ну, все, лучше и быть не может. Я видел, как мои преследователи, улыбаясь, спешат ко мне, еще чуть-чуть и...
   Кто-то схватил меня за шкирку, и поднял с земли. Ноги мои болтались в воздухе. Незнакомец повернул меня лицом к себе, и, немного прищурившись, пристально всмотрелся прямо в глаза. От этого взгляда шел мороз по коже. Он закусил губу, будто о чем-то думая, и сдвинул брови. Потом посмотрел мне через плече, и приподнял одну бровь.
   - Вам чего? - спросил он резким, полным жизни голосом.
   - Мы преследуем вора, - послышался ответ у меня из-за спины.
   Незнакомец повернул меня лицом к стражам, злорадные улыбки застыли у них на лице. Скажу честно, такого страха я в жизни еще не терпел.
   - Этого? - спросил незнакомец, слегка потрясая мной в воздухе. Его сила была очень большой, особенно для его весьма худощавого телосложения. Хотя бы тот факт, что он держал меня на вытянутой руке - уже о чем-то говорил.
   - Да, этого, - заулыбались Базарные стражи.
   - А, ну так он побежал туда, - незнакомец указал в каком-то направлении, по-моему он выбрал его случайно.
   Взгляды стражей помутнели. Они посмотрели в указанную сторону, на лицах, на доли секунды, проступило сомнение. Но потом, они снова заулыбались и кинулись в погоню. В тот же миг, незнакомец вырвал из моих ослабших рук сумку, и бросил далеко вперед. Описав в воздухе дугу, мешок плюхнулся перед преследователями.
   - Смотрите! - услышал я, - Пацан выбросил сумку здесь! Чудак не соврал! Вперед, вперед!
   Меня снова развернули лицом к себе. Свободной рукой незнакомец почесал подбородок.
   - Нуу... я думаю... - начал он, - Первое мое впечатление... Ты вполне сойдешь.
   Это мигом привело меня в чувство.
   - Сойду?! Отпусти меня, старик!
   - Теперь твоя жизнь принадлежит мне, - мрачно сообщил незнакомец.
   - С какой это радости?! - я попытался пнуть наглеца, но он как-то увернулся.
   - Ну, наиболее вероятный исход этой погони - тебе отрубают руки по локоть и оставляют валяться в луже собственной крови в ближайшем переулке. Вряд ли ты протянул бы до вечера в таком состоянии, а если даже и да, то на что похожа такая жизнь? А поэтому, я с полной уверенностью говорю - я спас твою шкуру и теперь я решу, что с тобой делать.
   - А не пошел бы ты?! - я попробовал извернуться.
   - Давай сыграем в небольшую игру, - улыбнулся он, и принялся рыться свободной рукой в складках своего плаща, - я тебя отпущу, и дам час, чтобы обдумать мое предложение. Можешь пытаться бежать, можешь провести это время в развлечениях - если через час ты не скажешь мне, что согласен на мои условия, я тебя испепелю и пойду искать кого-нибудь еще. Идет?
   - Нет!
   - Как будто кто-то спрашивает твое мнение...
   Он наконец достал из складок плаща то, что хотел. Это оказалась маска из белого пласта коры, толщиной примерно в сантиметр. Он приложил её к лицу, и тут же тонкие веревки, на которых она до этого болталась, обмотали его голову, зафиксировав тем самым маску.
   - Ну, приятно тебе провести время! - он развернул меня в воздухе, спиной к себе, и отпустил, позволив упасть на землю. Я оглянулся - никого там не было.
   Естественно, я бросился наутек. Проскочил через дыру в ограде, прошел сквозь самую толпу, и даже проехал какое-то расстояние на подножках телеги. Наконец, переместившись практически на противоположный конец Базара, я почувствовал себя более уверенно.
   "Вот дурак, - думал я, идя по улице, - Он меня больше никогда не увидит".
   Я остановился на углу одной из палаток. Здесь, кажется, было чем поживиться...
   - Эх, хорошо пройтись так по городу, спереть пару мелочей... - раздался голос у меня над ухом.
   Я резко повернулся, и уставился прямо в закрытое жуткой маской лицо. От этого зрелища в жилах стыла кровь, а мозг пытался забиться поглубже в позвоночный столб.
   - Отрадно видеть, что даже в последний час своей жизни, ты думаешь о деле...
   Остаток фразы я не дослушал, снова бросившись в бега. На этот раз я решил зайти в одно местечко, куда раньше предпочитал не соваться. Слишком большое скопление отъявленных негодяев. Но сейчас я думал об этом прокуренном подвале с импровизированной барной стойкой, где разливали разбавленную мочу, выдавая её за пиво, как о решении всех вопросов. Даже если мой преследователь сунется за мной, то чужаков там очень не любят...
   Добежав до укрытия, я спустился по узкой лесенке с неровными сбитыми ступенями, прошел сквозь полупустой зал и уселся за барную стойку.
   - Дай мне что-нибудь, от чего я не сдохну на месте, - обратился я к толстому бармену.
   Тот скорчил мне неприветливую гримасу, но, все же, достал стакан, протер его передником, оставляя на стенках мутноватый грязный след, и налил в него вина.
   - Ты серьезно будешь это пить? - поинтересовался уже знакомый голос у меня за спиной, - эй, толстячек, налей-ка парню что-нибудь по приличнее, и ради бога, дай чистый стакан!
   Я долго знал Эддо, и был прекрасно осведомлен, что тот, кто позволяет себе хоть одно лишнее слово по отношению к нему, рискует очнуться в сточной канаве. А тот, кто жалуется на сервис - рискует не очнуться вовсе. Тем не менее, Эддо выхватил у меня стакан, вылил вино в раковину и принялся мыть сосуд.
   - Что это с тобой? - от удивления я даже забыл о своей проблеме, стоящей прямо за спиной.
   - Что? - угрюмо поинтересовался бармен, - Не знаю, вдруг захотелось помыть этот стакан... кстати, хочешь сливовый ликер?
   Не дослушав трактирщика до конца, я бросился к выходу. Но по пути споткнулся о щель в полу, и кубарем полетел прямо к стене.
   "Будет больно" - подумал я, и пролетел прямо сквозь каменную кладку.
   - Извини, - незнакомец уже был тут как тут, - в моих интересах, чтобы ты прожил хотя бы этот час, не разбив себе голову... кстати, осталось уже всего двадцать минут...
   Я достал из-за пояса кинжал и неумело воткнул его в живот преследователю. Вообще-то, раньше я людей не убивал, но теперь, когда я увидел фигуру, сложившуюся пополам в пыли, у меня внутри все рухнуло. Это был страх совсем другого рода... Я хочу сказать, что незнакомец вгонял меня в дрожь, но то, что я испытал в тот момент, было настоящим ужасом от сознания того, что произошло нечто непоправимое.
   - Эй... - я слегка пнул ногу незнакомца, - ты ведь не сдох, а? - неуверенно спросил я, наклоняясь поближе.
   Когда я, было, потянул руку, чтобы повернуть его лицом к свету...
   - Нет! - он резко вскочил, рванувшись своим закрытым маской лицом ко мне.
   Этот маневр заставил меня вскрикнуть от неожиданности. А он начал хохотать, сидя на земле.
   - Пошел ты! - я со всей силы пнул обидчика. Секунду назад я надеялся на то, чтобы он оказался жив, но сейчас я недоумевал, как мне могла прийти в голову такая дичь. Я снова принялся бежать. Но, завернув за угол, чуть не врезался в потирающего зад преследователя.
   - А знаешь, больно...
   Я резко развернулся, намереваясь бросился в другом направлении, только чтобы стукнуться лбом о маску из белого дерева, что вновь вызвало у незнакомца хохот. Удар был такой сильный, что я упал навзничь. Но сидеть на земле не было времени, поэтому я, вскочив на ноги, обогнул преследователя и побежал дальше. На этот раз я решил не останавливаться. Правда, через пятнадцать минут из-за боли в боку пришлось замедлить бег, а потом и вовсе тяжело дыша, я остановился, прислонившись к стене.
   - Ну, физически ты вполне развит, - послышались рассуждения над моим ухом. Я даже не стал поворачиваться.
   - Чего тебе от меня надо?! - простонал я, задыхаясь после бега.
   - А разве я недостаточно ясно выразился? Кстати, у тебя осталось три минуты.
   Тут я заметил Базарного стража. Что ж, в обычной ситуации я их сторонюсь но сейчас...
   - Помогите! Помогите! - я подбежал к стражу, тут же положившему ладонь на рукоять меча, - За мной гонится тот человек! - я указал на типа в маске, прислонившегося к стене. Тому даже хватило наглости помахать мне рукой.
   - Что? о ком ты? - озираясь, спросил воин.
   - Да вот же!
   - Он в палатке?
   - Да нет же, стоит у стены, - я начал понимать свое положение.
   - Никого тут нет! Иди, играй в другом месте, - зло проговорил он, и направился по своим делам.
   - Хорошая попытка, - похвалил мой преследователь, - у тебя осталось две минуты.
   На заплетающихся от усталости ногах, я побежал прочь. Вскоре, в толпе я снова увидел ненавистную маску.
   - Минута! - услышал я крик, летящий мне вдогонку.
   Мое сердце отсчитывало оставшееся время.
   - Тридцать секунд, - раздался шепот у меня над ухом, заставив меня рвануться прочь еще быстрее.
   Бесполезно... Это бесполезно...
   Улица вдруг опустела. Люди просто разошлись кто куда. И даже торговцы куда-то подевались, оставив товары без присмотра.
   - Десять! - услышал я.
   Я споткнулся.
   - Девять.
   Обернувшись назад, я увидел идущего ко мне типа в маске.
   - Восемь...
   Он считал равнодушно, спокойно.
   - Семь.
   Я попытался отодвинуться, упираясь руками и ногами в землю.
   - Шесть. Пять.
   Маска наводила на меня ужас. Её равнодушное карикатурное выражение лица уже само по себе убивало надежду.
   - Четыре. Три...
   Он отвел в сторону руку.
   - Два.
   Между пальцев заиграло пламя.
   - Один...
   Я умру?!
   - Прощай...
   - Нет, стой! - я закрыл лицо руками, - ладно, ладно! Только не убивай!
   - Не нервничай ты так! - но поддернул меня с земли за шкирку, - Я был практически уверен, что в последнюю секунду ты согласишься. Ладно, а теперь пошли.
   Маску он уже снял, и она болталась на длинном шнурке на шее. Так она выглядела совсем безобидно. Он развернулся и зашагал по пустой улице.
   - У нас уговор, помнишь? - не оборачиваясь и не останавливаясь сказал он.
   Я вытер пот со лба и поплелся за ним. Тело била крупная дрожь. Да, я думаю, он был вполне уверен, что я сдамся. Моя судьба на этот счет была решена в тот же момент, как я с ним столкнулся. Просто за этот час он показал мне, что выбор у меня действительно только один...
  
   - И что было потом?
   - Потом он меня накормил в какой-то таверне, одел в приличную одежду и уже вечером увел из города, - ответил Некромант, - все оказалось не так плохо, как я подозревал. Около шести лет он потратил на мое обучение, за все эти годы мы лишь восемь раз заходили в города, и совсем редко посещали деревни.
   - Почему?
   - Не знаю. Он предпочитал бродить туда-сюда по Атанею, и собирать всякие сплетни и легенды. За эти шесть лет мы побывали и на юге, где царит вечная мерзлота, и на севере, в пустыне.
   - А потом?
   - А потом, он сказал, что научил меня всему, что нужно, и пора потребовать плату за обучение.
   - И что это была за плата?
   - Знания. Он предоставил мне свой походный дневник, где был увесистый список того, что я должен узнать, отыскать и изучить. Учитель был настоящим маньяком в этом отношении, он поставил себе целью узнать все обо всем мире. Точнее обо всех мирах.
   - Так он мироходец?
   - Ага.
   - А их много? В смысле миров?
   - Бесчисленное множество. Поэтому если бы он собирал информацию сам, в каждом мире, то потратил бы огромное количество времени. Поэтому он придумал для себя весьма изящный выход - находить себе в каждом мире ученика, давать ему нужные знания, и оставлять на пару тысяч лет, чтобы он собирал информацию о своем мире сам. А потом ученик его вызывает, и Сион за сравнительно короткое время перечитывает все записки, собранные для него за долгие годы.
   - Сион? Это его имя?
   - Ага. По крайней мере, мне он представился именно так. Кстати, как ты понимаешь, ученик тоже не остается в накладе. Вот, например, я - у меня есть богатство, если я захочу - будет власть. Я занимаюсь по-настоящему интересным делом, и когда-нибудь, наверное, поступлю так же, как и мой учитель - пущусь в странствие по мирам.
   - А почему до сих пор не пустились?
   - Ну, во-первых, я еще сам этого не хочу. Не наигрался я в этой песочнице, - он сделал хитрое лицо, - А во-вторых, это часть платы. Я никуда не уйду из этого мира, пока не соберу все заказанное. Это, конечно, минус, но что было бы, если бы я не встретил учителя? Самый жалкий вариант - я бы умер в нищете и молодости, попавшись на мелком воровстве. Самый лучший - стал бы магом средней руки, но шансов на это мало. Кто бы меня взял в ученики, такого оборванца?! И в том и в другом случае я, скорее всего, уже давно бы умер от старости или болезни. А даже если бы и не умер, никогда бы не получил тех возможностей, что у меня есть сейчас.
   Мы немного помолчали.
   - То, что мы ищем в Лунных горах - это что-то из того, что вам заказали, да?
   - Да, причем не просто что-то, а одно из самых важных.
   - И что это?
   - Придешь - увидишь. Сколько можно тебе повторять?! Ну ладно, мне уже хочется спать. Так что заткнись, и верти головой почаще. Я не хочу проснуться утром, обвитый ползучими корнями.
  

Глава одиннадцатая. Ступени пищевой цепи.

   Незул проснулся еще до рассвета, когда небо на востоке только начало светлеть. Перекусив остатками окорока, мы затушили костер и двинулись в путь.
   Этот день мне понравился гораздо меньше вчерашнего. Мы шли по голой и абсолютно ровной земле, где даже изредка не встречалось растительности. Величие Лунных гор, так завораживавшее меня вчера, куда-то испарилось, уступив место гнетущей, давящей мрачности. Это были мертвые горы. Здесь никто не жил уже много веков, и даже птицы облетали это место стороной. Никто не знал, что именно заставляет жизнь сторониться этого места, но все знающие люди сходились во мнении, что без демонов тут явно не обошлось. Я полностью разделял эту точку зрения.
   После полудня мы, наконец, начали идти в гору, а ближе к вечеру мне даже пришлось несколько раз превращаться в демона и взбираться на отвесные утесы, везя Незула на спине. Слава богу, силы демона достаточно, чтобы поднять на себе почти что угодно, а к этому моменту я уже не чувствовал последствий инцидента на арене.
   - Ну вот, почти пришли, - наконец, сказал Незул, когда закат уже окрасил все вокруг в рыжий цвет. За день мы поднялись на приличную высоту, и до облаков, казалось, можно было дотянуться, если пройти еще пару сотен метров вперед.
   - И что мы здесь делаем? - в очередной раз, спросил я, - Тут же ничего нет!
   - О, да, я хорошо об этом позаботился в свое время... - Незул вытянул руку и похлопал ей по отвесной стене, - хотя, сейчас я думаю, что мог бы сделать все лучше. Уж больно ровный участок скалы получился...
   Теперь, когда я понял на что обращать внимание, я действительно заметил необычайно ровный и плоский участок скалы. Хотя, не знай я, куда смотреть, ничего необычного бы не углядел.
   - Ладно, отойди-ка в сторонку... - Незул скрестил руки на груди, - сейчас разломаем эту фальшивку...
   Я видел, как вокруг некроманта вибрирует воздух. Он, как я и думал, выбрал самый простой вариант - разрушить преграду. Можно было, конечно, прорезать аккуратный проход, да только незачем. Постояв спокойно около тридцати секунд, Незул вдруг резко хлопнул обоими ладонями по стене, и тут же пустился наутек. А пока он бежал, каменная преграда, до этого казавшаяся несокрушимой, пошла трещинами и стала рассыпаться на глазах. Впрочем, оказалось, что толщина этой стены - всего около метра, а за ней скрыта огромная пещера.
   Когда разрушения прекратились, открыв здоровенный проход, высотой не менее десяти метров, Незул подошел ко мне с довольным видом.
   - Ну вот, мы пришли. Добро пожаловать.
   - И что это за пещера?
   - Это место, где поселились Демоны, и даже прожили тут несколько сотен лет.
   - Что?! - я был ошарашен. Я, конечно, рассматривал вариант, что Незул отведет меня сюда, но считал его маловероятным, - Вы же говорили, что никто не нашел эти пещеры!
   - Я врал. Мой учитель их нашел, но как - я не знаю. С него бы сталось пару сотен лет ползать по горам и простукивать стены... Так или иначе, мы тут.
   - И что там внутри? - мне было немного не по себе.
   - Да почти ничего. Прошли уже тысячелетия, все предметы быта демонов, и людей, живших с ними - давно сгнили. Там есть пара старых рисунков на скалах, в основном детских... А еще - цель нашего путешествия.
   - И что же это? - мы уже шли по затянутому пылью и инеем тоннелю. На развилке Незул уверенно свернул налево.
   - Ну, одно ясно точно - это какой-то крайне мудреный орнамент на стене, но для чего он - как раз этого мой учитель узнать так и не смог. И поручил это мне, хитрец. Признаюсь, что когда я сюда пришел впервые, я впал в настоящее отчаяние. С какой стороны разгадывать этот ребус я не понял, и, проведя здесь почти неделю, с пустыми руками вернулся назад.
   - Но теперь вы собираетесь это разгадать, - закончил за него я.
   - Нет, - учитель хитро улыбнулся, - я собираюсь заставить это сделать тебя.
   - Вы... ЧТО?!
   - А чего ты так разволновался? Это состряпали демоны, значит, и отдуваться тебе!
   - Но я же ничего не знаю!
   - Ну а я тебе на что? Спрашивай, что угодно. Лично я даже не знаю, как ко всему этому подступиться.
   - Но откуда я то это узнаю? - в негодовании хватаясь за голову, спросил я.
   - Лучших идей у меня нет. А у тебя?
   - Нуу...
   - Значит, решено, - улыбнулся некромант, - мы пришли.
   Мы стояли на пороге небольшого круглого зала, все стены которого были покрыты льдом.
   - Я ничего не вижу, - пожаловался я.
   - Неправильно смотришь. Смотри на души. Это пока. Остальные два слоя я сейчас открою. Лед - это тоже моя предосторожность.
   Я посмотрел на души. Все стены комнаты были увиты тончайшим орнаментом из духовной энергии. Как этого смогли достичь - я даже не мог предположить.
   Тем временем, Незул прошел в центр зала, положил там небольшой серебряный диск, с прорезанным в нем насквозь узором, и заспешил назад. Диск задрожал, пару раз подпрыгнул на месте и встал на ребро, после чего начал постепенно вращаться.
   - Советую заткнуть уши, - проговорил некромант, и тут же сам закрыл уши руками. Я последовал его совету.
   А диск вращался все быстрее и быстрее. Воздух, закручиваемый его гранями, начал гудеть, и постепенно этот гул перешел в какой-то совершенно дикий писк, от которого ныли зубы. Внезапно, писк прекратился, а диск, перестав вращаться, прокатился по полу и упал.
   - И что? - спросил я.
   Незул только улыбнулся, подошел к стене и со всех сил пнул ледовую корку. Постоял секунд пять, потом поморщился и пнул еще сильнее - стены тут же осыпались, когда лед превратился в мельчайший снежный порошок.
   - Пора уже делать новый диск, - пожаловался учитель, - раньше стены осыпались сами, потом достаточно было легкого прикосновения... пожалуй, в следующий раз я уже не смогу ударить лед достаточно сильно...
   Но я его не слушал. Подо льдом стены оказались усеяны вырезанными в камне рунами. Но это не все - я заметил, что руны все разной температуры... да еще и узор из душ...
   - Что это за знаки, - спросил я, - не могу прочесть.
   - И я тоже, - подмигнул Незул.
   - И что теперь?
   - Не знаю, придумай что-нибудь. Я уже успел вдоволь помучаться с этой комнатой.
   - И с чего мне начать?
   - Ну, я советую для начала осмотреть все стены. Может, что-нибудь натолкнет тебя на мысль. И, кстати, дело пойдет быстрее, если ты не будешь отвлекаться на меня. Пойду, разожгу костер в соседнем зале, а ты приходи, если устанешь или что-то понадобится.
   После этого учитель ушел, насвистывая веселый мотивчик.
  
   Прошло три дня. Причем уже в первый же час я перепробовал все, что только приходило мне в голову, а все остальное время, по большей части, валял дурака и приставал к Незулу. Он охотно отвечал на все вопросы, да только вот ответы были одни и те же: это не сработало, а это он проверял...
   Сам некромант устроился со всем возможным комфортом. Оказалось, что во время прошлых своих визитов, он припрятал тут удобную лежанку, посуду, и даже натаскал дров - здесь то в округе не было ни одного деревца. Меня же он если и подпускал к этой роскоши, то ненадолго, сразу отправляя назад, в зал, который я успел возненавидеть. Я уже начинал склоняться к мысли, что это просто чья-то глупая шутка.
   Сидя на полу в центе комнаты, я кидал камешки в стену, пытаясь в очередной раз привести мысли в порядок.
   Что я уже знаю? Зал круглый, явно искусственного происхождения. Ровные стены, ровные пол и потолок. Нет, это не шлифованный камень - поверхность шершавая, как у самого обычного камня, просто нет никаких особых ямок и выпуклостей. Если не считать знаки, покрывающие все стены. Примерно в сантиметр глубиной, они были то ли выбиты, то ли выцарапаны на камне. Эти знаки уникальны, они не повторяются, несмотря на то, что их тут пара тысяч. Две тысячи триста восемнадцать, если быть точным. Руны имеют разную температуру, некоторые горячие, некоторые ледяные, но причину этого ни мне ни Незулу установить не удалось. Но эти температурные колебания, кажется, бессистемны. Причем стена вокруг рун вся примерно одной температуры. И последняя странность - духовный узор. Как раз его суть Незул установил - за камнем спрятан минерал, похожий по свойствам на тот, что используется в некромантских кристаллах. Души просто липнут к прожилкам этого минерала.
   Вот и все. Это все, что известно. Некромант так же провел тысячи всевозможных опытов, пытался установить по какой системе располагаются руны, залезая в самые дебри математики... но все тщетно. Это был абсолютно хаотический узор.
   Я кинул еще один камешек, попав точно в ту руну, в которую целился. Демонский глазомер и ловкость просто не позволяют промахнуться. Потом, подперев подбородок руками, сгорбился, уставившись в стену.
   Интересно, как там ребята? И как там Кей... И еще, что сейчас делает этот деревянный выродок? Мои мысли поплыли куда-то вдаль. На самом деле, все, что остается делать - это ждать. Новых идей у меня все равно нет. Рано или поздно, Незул поймет, что сидеть тут бесполезно, и откажется от этой идеи... Я думаю, дольше недели мне тут сидеть не придется. Надо же, как некстати появился этот проклятый зеленоглазый урод! Именно сейчас мне хотелось просто жить, общаться с Алином, учиться новому волшебству у Незула... Может, порыбачить с Берфестом, или слетать на охоту с Зефом, в ближайшие горы... В нормальные горы, а не эти мертвые необитаемые скалы. Наконец, посидеть на крыше и посмотреть на закат. Наверное, в следующий раз стоит...
   "... а значит, ты..."
   ...пригласить с собой Кей...
   Я потряс головой. Что-то в цепочке моих рассуждений явно было не так... И с чего это я мог ввернуть посреди одной фразы другую? Я посмотрел на стену.
   - Незул, кажется, что-то есть!
   Некромант пулей влетел в зал. Таким я учителя до сих пор еще не видел - растрепанные волосы, обеспокоенное лицо.
   - Что? Что ты сказал?! Мне послышалось...
   - Я сидел тут, думал о своем, и пялился на эту треклятую стену... И в одну мою мысль вплелась другая - уж точно не моя.
   - И что это было? О чем ты думал?! - Незул выглядел довольно обеспокоенным.
   - Ну, вообще-то я думал о Кей и о ребятах, как они там, в башне... А мысль была... ну... Как будто ты читаешь книгу и про себя проговариваешь заученную речь. Фраза была какой-то такой: "А это значит, что ты...".
   - Что ты?... - Продолжил Незул, как бы подталкивая меня дальше.
   - А дальше ничего, я додумал свою мысль до конца, уже тряся головой от удивления...
   - Сделай одолжение, в следующий раз не верти головой, - Незул помрачнел. Но потом снова повеселел, - Хотя, если подумать, то это уже прорыв! Ладно, попробуй повторить это!
   И учитель оставил меня одного. Что ж, не скажу, что я ждал от него какой-то помощи, но к такому тоже не был готов. Просто сиди дальше и смотри на стену?! Ужас.
  
   Через два часа я готов был долбиться в эту проклятую стену головой. Теперь, когда у меня что-то получилось, желание прочитать эту стену навалилось на меня с новой силой. Я успел посидеть, несколько раз подумать о друзьях, пялясь в стену, но никакого толку из этого не выходило. Я мучался таким образом до позднего вечера.
   Наконец, мне снова стало скучно. Незул уже отправился спать, но я решил посидеть в комнате еще некоторое время.
   Иногда мозг доходит до такого морального истощения, что мысли в голову уже даже не лезут. Ты просто сидишь и смотришь куда-то в пространство, сквозь все предметы, и ни о чем конкретном не думаешь. По счастью, приступ такой прострации случился у меня и в этот вечер.
   "Ты можешь это прочесть, а значит, ты демон..."
   Эта мысль буквально прорезала мое сознание и я снова вздрогнул. Мысленное послание тут же оборвалось, уступив место моей внутренней ругани. Но зато, я кажется начал понимать, как это работает. Успокоившись, я снова сел в центр зала. Отогнал все навязчивые мысли. Позволил глазам расслабиться...
   "Ты можешь это читать, а значит ты демон. Рано или поздно это должно было случиться..."
   Вот! У меня получилось. Получилось!!! Разгадка этой таблички была довольно проста. Во Внешнем мире есть такие книжки, на страницах которых изображен пестрый бессмысленный орнамент. Но вот если расфокусировать зрение, то можно увидеть объемную фигуру. Я сам в детстве любил такие оптические иллюзии... Бесспорно, то, с чем я столкнулся, было сродни этому, только несло в себе не зрительную иллюзию, а информационное содержание.
   Я снова взглянул на стену.
   "Ты можешь это читать, а значит ты демон. Рано или поздно это должно было случиться. Наш вид можно уничтожить, только стерев с лица земли человечество, ведь мы все раньше были людьми, но, по счастью, наши враги пока не знают этого. Комната, в которой ты находишься - последнее послание и предостережение потомкам. Мы приняли множество мер, чтобы прочитать это могли лишь демоны. Чтобы извлечь информацию, необходимо воспринимать изображение целиком, комплексно, при этом видеть все три скрытых слоя картины. Только глаза демона способны проделывать..."
   У меня закружилась голова. Это послание буквально выворачивало сознание наизнанку, когда я его читал, записывая себя в мою память. Да, это было похоже не на новую информацию, а, скорее, на проговариваемого про себя давно выученного текста. Посидев некоторое время, уставившись в пол, я вновь бросил взгляд на стену.
   "Только глаза демона способны проделывать это одновременно. Здесь хранится предостережение, и наставление на будущее. Когда мы переселились на Атаней, по просьбе людских магов, мы и не представляли, что именно здесь найдем свою смерть. Впрочем, это могло случиться где угодно. Мы объясним, как это произошло.
   В мире есть обыкновенные души. Это энергия в почти чистом виде. И естественно, что рано или поздно находится хищник, потребляющий эту энергию. Мелких паразитов много, но вершиной всего этого стали мы, демоны, способные поглощать душу без остатка. Так мы думали очень долгое время. Но, как оказалось, кое-что все-таки оставалось. Этот продукт нашей жизнедеятельности - особый вид духовной энергии, ничем не связанный, не имеющий формы. Нашим телам и душам он не был нужен. Мы не видим эту энергию, не чувствуем, но она постоянно выделяется, и тем её больше, чем больше душ мы сжигаем для своих нужд.
   Но и эта энергия не могла просто накапливаться в мире - когда она собралась в достаточном количестве, не мог не появиться хищник, поглощающий её. Нашей ошибкой стали Лунные горы. Здесь очень много минерала, который притягивает души. Казалось бы, это идеальное место для нас - не нужно что-то делать, души мертвых со всего Атанея стекаются сюда. Вот только та самая энергия, о которой мы тогда и не подозревали, не растворялась более в глубинах вселенной, а собиралась в почве. Когда её накопилось достаточно - появились первые Имеренги. Так они назвали себя гораздо позже, но сначала это были просто растения, похожие на лишайник, которые впитывали энергию из земли, и множились. Мы обратили внимание на то, что некоторые растения приобрели необычные души, но мы придали этому значения - это ошибка, которую никогда нельзя допускать впредь!
   Лишайник развивался, разрастался, становясь все более и более сложным существом. И настало время, когда он начал потреблять больше энергии, чем производили все демоны в Лунных Горах. Правда, еще какое-то время все было хорошо, и это растение потребляло накопленную за годы энергию земли. Но потом, нехватка "пищи" вынудила эту тварь превратиться из пассивного паразита в активного хищника. Скорость эволюции этого существа поражала - оно могло измениться довольно сильно даже в пределах одного поколения. Первые жертвы среди нас были просто найдены мертвыми в лесу. К тому времени лишайник уже мог переползать с места на место, активно преследуя добычу, или таиться, выжидая пока жертва сама придет в ловушку. Способ получения "пищи" не изменился в дальнейшем - растение приспособилось уничтожать саму душу демона, вынуждая его тратить человеческие души на восстановление, и тем самым выбрасывать питательную для паразита энергию.
   Чуть позже, мы нашли виновника. И начали уничтожать эту растительность - но тщетно. Чем больше сил мы прикладываем, тем больше энергии даем этим тварям на развитие. У них всегда было что-то вроде обмена информацией. Найдите уязвимость, а потом дайте хоть одному растению уйти - и через неделю уже все особи умеют защититься. Лес, которым тогда были покрыты горы, буквально кишел Имеренгами.
   Неясно, на каком этапе у них появилось сознание, но фактом остается то, что мы отпечатались в памяти этого народа как враги с самого начала. Мы уничтожали их, они уничтожали нас. Это была война за жизнь. Через каких-то пару сотен лет, они развились настолько, что мы уже не могли их сдерживать. Они приобрели гуманоидный облик, и даже могли маскироваться под какого-нибудь человека.
   Именно в это время создается данная запись. Мы несем потери каждый день. А новые демоны не появлялись уже тысячи лет. Человечество размякло, и нет уже тех, кто готов на все ради самой жизни. Однако, рано или поздно появятся новые демоны. Например, если случится жестокая война или человечество придет в упадок...
   Имеренгов к тому времени уже не будет. Они даже не помнят, что именно поддерживает их существование. Теперь, когда их осталось довольно мало, им хватает энергии, что мы производим, и они забыли, как раньше нуждались в наших смертях. Рано или поздно, они истребят нас, и тем самым подпишут себе смертный приговор. У них не будет даже той энергии, что витает в воздухе. Они убьют нас, чтобы выжить, и умрут вместе с нами. Нам видится в этом жестокая ирония жизни - мы, их злейшие враги, оказываемся обязательным условием их же существования.
   Итак... Теперь эта история подходит к концу. Наше предостережение просто - следи за душами. Не позволяй новым паразитам, которым нужна твоя энергия, появиться на свет. Не позволяй им стать сильнее тебя. Пусть демоны навсегда остаются вершиной пищевой цепи, а не предпоследней её ступенью. Наш род возродится, это лишь вопрос времени. А вот появятся ли на свет новые Имеренги - это вопрос осторожности самих демонов.
   Да хранит Вечность наши души..."
  
   Это был конец сообщения. В процессе чтения мне пришлось несколько раз повернуть голову, чтобы читать дальше - несмотря на свою странную природу, сообщение было все-таки написано слева направо.
   Я поднялся на ноги, и, покачиваясь, побрел будить Незула. Перед глазами скакали разноцветные пятна, и зрение постоянно расфокусировалось. Вот ведь, предки, не могли придумать менее тошнотворный способ поделиться знаниями...
  

Глава двенадцатая. Перекресток.

   Учитель слушал меня с крайне мрачным, серьезным видом, сдвинув брови к переносице. Картину портило лишь то, что временами губы его растягивались в довольной ухмылке.
   - Вот видишь! - сказал он, когда я закончил, - Я знал, что у тебя что-нибудь получится... А демоны были еще хитрее, чем казались сначала.
   - Ну, теперь мы можем звать вашего учителя?
   - Да, полагаю, можем. Ну ладно... - некромант принялся раздеваться.
   - Эээ... я надеюсь, вы сейчас не скажете, что нужны танцы голышом вокруг костра?
   Незул сложился пополам от смеха. Некоторое время он стоял так, покачиваясь. В конце концов, он смог взять себя в руки и простонал:
   - Где... Где ты набрался такой чуши?!
   - Не знаю...
   - Не делай так больше... Но нет, танцевать вокруг костра я не буду. Просто мне нужно вот это, - Некромант продемонстрировал татуировку у себя на животе, в области пупка. Она представляла из себя круг, вписанный в треугольник. Внутри круга располагался витиеватый узор.
   - Что это?
   - Татуировка, что же еще? Ладно, это, конечно, не простая татуировка. Но никто не сможет заметить в ней и капли волшебства.
   - Да, но что она делает?
   - Сейчас увидишь. Но помни - ты этого не видел. Вот такой вот каламбур.
   Незул коснулся пальцами левой руки вершин треугольника, и какое-то время стоял так, просто ничего не делая. Потом он резким движением оторвал руку от живота, и выставил перед собой. Татуировка осталась на пальцах, будто приклеившись к ним, а живот некроманта был теперь чист. Она была абсолютно плоская, словно рисунок, нанесенный на невидимый лист бумаги. Незул повернул руку по часовой стрелке, вращая треугольник, при этом круг поворачивался против часовой, а узор внутри него вообще складывался в новую картину. Потом некромант стал вращать руку в обратную сторону - татуировка начала светиться. Затем учитель отпустил руку, и татуировка растаяла.
   - Вот и все. Отойдем к стене, и будем ждать, - сказал он, застегивая мантию.
   - И что это было?
   - Ну... Я сам толком не уверен, но теперь учитель знает точные координаты этого места, как и то, что я его призвал.
   - О, - протянул я, попытавшись изобразить на лице понимание, - и долго нам ждать?
   - Не знаю, когда он наносил её, то сказал "И я приду, как только смогу".
  
   Ждать пришлось около часа. Наконец, учитель Незула прибыл. Это случилось так быстро и неожиданно, что я чуть было все не пропустил. С земли поднялась какая-то черная пыль, или дым, которая за пару секунд сложилась в идущую фигуру. Момент - и по залу уже вышагивал...
   - Привет, Сион, - поздоровался Незул, - я тут.
   - А, да, привет. Что случилось?
   - Это... Это и есть твой учитель? - спросил я, бестактно ткнув в него пальцем.
   Вообще, мое удивление можно было понять. Я ожидал увидеть высокого мага в расцвете сил, но передо мной появился щуплый ребенок лет семи, с рыжими волосами, выпирающими верхними зубами и абсолютно бледной кожей. Но это было еще не самое страшное - он был одет в широкополую остроконечную шляпу черного цвета, с заломленным назад конусом, и черную же мантию, перевязанную широким кожаным ремнем с огромной бляхой. Как шляпа так и мантия были усеяны большими желтыми звездами и изображениями полумесяца. В руках Сион держал самую настоящую волшебную палочку, немного кривую, но с большой звездой на конце.
   - Это еще кто? - учитель Незула не менее бесцеремонно ткнул пальцем в меня.
   - Это Гудзон. Гудзон, - это мой учитель.
   - Но почему он так одет?! - я был изрядно шокирован, - как, как на детском карнавале!
   - А почему ты одет как портовый нищий?! - скорчив рожу, спросил пацан, - Разные миры - разная мода. И в одном из них, по мнению общественности, волшебники должны выглядеть именно так. И еще они считают, что вот эта штука, - Сион помахал у меня перед носом волшебной палочкой, - и есть залог магической силы. Кто я такой, чтобы их разубеждать?!
   - Ммм... - протянул я.
   - Что до моего возраста, то я просто учусь там в школе.
   - Я думал ты заставляешь учиться других... Например Незула.
   - Если бы я сам все время бездельничал, я бы сдох со скуки много тысяч лет назад... Так или иначе, кто это?! - он снова ткнул в меня пальцем.
   - Это Гудзон. Он помог мне прочитать демонские руны, твой особый заказ...
   - А сам что? Мозгов не хватило?! Бесполезный ученик! - Сион попробовал пнуть Незула, но тот уклонился, схватил своего учителя за ногу и поднял в воздух вверх тормашками.
   - Полегче, Сион...
   - Ах ты! Ну держись!!!
   Буквально за секунду маленький ребенок превратился во взрослого мужчину с правильными чертами лица. Из-за резкой перемены веса жертвы, Незул пошатнулся и позволил Сиону упасть на пол. Странно, но одежда мага выросла вместе с ним.
   - Черт... - сидя в пыли и потирая затылок, простонал Сион, - этого я не предусмотрел.
   - Все ты предусмотрел, - улыбнулся Незул, помогая своему учителю подняться на ноги, - просто ты всегда был склонен к дешевым театральным эффектам.
   - Мы, знаешь ли, похожи. Итак, вопрос остался открытым - кто это и зачем он здесь? - несмотря на то, что Сион сменил возраст, его манеры, а точнее полное их отсутствие, остались при нем.
   - Это Гудзон. Он прочитал те письмена, - Незул махнул рукой в сторону комнаты.
   - Это я уже понял. Но какого черта ты этого не сделал?!
   - Я не демон, - просто ответил некромант.
   - О, - протянул Сион, переводя взгляд с него на меня. Потом он снова посмотрел на некроманта, - А? - переспросил он, и снова посмотрел на меня, - Ааа... Так вот в чем дело...
   - Да, - кивнул головой некромант.
   - И что? Ты воскресил его из мертвых?
   - Нет.
   - Выдернул из прошлого?
   - Н-нет... - Незул был немного расстроен.
   - Не уж то создал сам?! - прищурившись предположил Сион.
   - Нет, вообще-то я просто взял его в ученики...
   - А... - протянул Сион. По его виду выходило, что это далеко не самый интересный для него вариант, - нуу, ладно... Приятно познакомиться... - он протянул мне руку. Я, было, хотел пожать её, но в последний момент Сион убрал ладонь, так что я схватил лишь воздух, - Оп! Никогда не пожимай руку незнакомцам! - рассмеялся он.
   - Не переживай Гудзон, Он даже мне руку не жал, - рассмеялся Незул.
   - Не достоин, - высокомерно отозвался Сион, - Ну ладно, выкладывайте, что там написано?!
  
   Выслушав рассказ Незула, мироходец остался недоволен.
   - И все? То есть простая история? Никаких древних тайн и секретных знаний?!
   - Нет, это было все, что там написано.
   - Превосходно. Просто замечательно. Ну ладно, я пошел, - Сион поднялся на ноги.
   - Эй, эй, не так быстро! - остановил его Незул, - ты нам поможешь кое с чем.
   - С чем же?
   - Один из этих Имеренгов выжил, и теперь гоняется за нами?
   - Ну, это не мои проблемы, да? - улыбнулся Сион.
   - Боюсь, это твои проблемы... Видишь ли, я не успел до конца записать все знания, что получил... И если я внезапно умру, защищая Гудзона, это будет крайне досадно для тебя...
   - Подумаешь, найду еще ученика.
   - ... а ведь некоторые культы уже распались, и их мудрости забыты...
   Это заставило Сиона остановиться.
   - И ты их не записал?
   - Это возможно... знаешь, столько всего... - с хитрой улыбкой, пожал плечами Незул
   - Черт, ты такой... - начал, было, Сион.
   - Послушай, я не прошу тебя вмешиваться - знаю, ты этого не любишь. Просто проведи нас на Перекресток на пару часов...
   - Куда? - не понял я.
   - Перекресток - это один из миров. Его первоначальное название давно забыли. Там собираются мироходцы.
   - Ладно, пару часов я на тебя потрачу, ты, бесполезный ученик... - вздохнул Сион.
   - А я что, иду с вами? - помотал головой я.
   - Да, бестолковый ученик бесполезного ученика, - издевательским тоном ответил Сион, скорчив при этом рожу.
   - Но я не умею...
   - Зато я все умею! - огрызнулся Сион, - а ну, идите оба сюда!
   - Не обращай внимания, - шепнул мне Незул, - у него сложный характер...
   - Я уже вижу, - покачал головой я.
   - Разговорились тут! - Сион зашел к нам за спины, я по привычке оглянулся. С некоторых пор я не чувствую себя хорошо, если кто-то стоит за спиной.
   - Смотреть перед собой. А лучше вообще закрой глаза.
   - Но я не... - в этот момент Сион толкнул Незула в спину. Некромант пролетел какое-то расстояние и растворился в воздухе, превратившись в черную дымку, которая моментально ушла в землю.
   - Давай, делай все как надо, - Сион толкнул меня пальцем в щеку, чтобы повернуть голову в нужном направлении, - я не хочу собирать твои куски по разным мирам...
   Я повернул голову. Сион толкнул меня в спину, придав моему телу приличный разгон. Пока я падал, земля перед моими глазами резко изменилась. Было такое ощущение, что черный камень, из которого был сделан пол пещеры, просто рассыпался в рыжую пыль дороги. Я вовремя выставил руки вперед, чтобы не плюхнуться в грязь лицом. Незул уже стоял рядом.
   - Поднимайся, - сказал он, протягивая мне руку.
   Мы находились в каком-то безлюдном переулке. Дома были сделаны из камня, вполне нормального, на мой взгляд. Когда я вставал, из земли рядом с нами поднялось черное облачко, превратившись в идущего Сиона.
   - Мог бы помягче, - покачал головой Незул, - Я знаю, ты умеешь.
   - В следующий раз получишь пинок под зад, - пообещал Сион, ткнув некроманта пальцем в грудь, - Ладно, - обратился он ко мне, - Влезь в свое настоящее тело.
   - Это тело тоже настоящее...
   - Нет, оно не подходит твоей душе. Давай, не спорь, тут нельзя использовать такие выкрутасы.
   - А местные не...
   - Да не волнуйся, - рассмеялся Сион, - гляди.
   Он указал в сторону людной улицы. Раньше я не присматривался к толпе, которая там шла, но теперь... Некоторые из них были обычными людьми. Кое-кто был похож на человека, например, я заметил типа с синей кожей. Но попадались там и твари, которых вообще сложно было сравнить с чем-нибудь, что я когда-либо видел.
   - Давай, не задерживай нас, - Сион толкнул меня рукой в грудь, - еще налюбуешься.
   Я пожал плечами и принял форму демона.
   - Выглядишь круто, - кивнул мне Сион, - ладно, куда вам надо?
   - Нуу, а куда бы ты пошел? Я не знаю Рынок так хорошо, как ты.
   - Рынок? - переспросил я.
   - Ага. Тут продаются товары со всех окрестных миров. Пожалуй, если ты не найдешь что-то здесь, то этого просто не существует.
   - Существует все, - перебил некроманта Сион, - и даже Рынок - лишь песчинка всех чудес вселенной, которая чуть больше остальных. Ладно, куда бы пойти? В секцию садоводства? - рассмеялся он.
   - А что, вполне достойная идея, - неожиданно согласился Незул, - можно поискать там сильные яды...
   - Тогда нам сюда, - Сион повел нас абсолютно безлюдными переулками, то и дело куда-то сворачивая, - парень, - обратился он ко мне, - если хочешь что-нибудь спросить - самое время.
   - Нуу, меня беспокоит, почему на тех улицах так много людей, - я махнул в сторону очередного просвета, - а здесь никто не ходит. И тут нет дверей, одни стены.
   - Это Переулки Рынка. Тут ты никого и не встретишь. Рынок охватывает огромную территорию, и чтобы по ней можно было перемещаться, построили переулки - короткие пути. Я не буду объяснять тебе, как они работают, это пока слишком сложно. Просто тут за пару сотен шагов можно преодолеть расстояния в тысячи километров. И даже больше, ведь рынок такой большой, что просто не уместился на одной планете...
   - Ты хочешь сказать, что он занимает целую планету?!
   - На данный момент, вроде, семнадцать. Впрочем, они хотели расширяться, когда я был тут в последний раз. Причем эти переулки существуют только для нас и в данный момент, так что здесь невозможно наткнуться на кого-то.
   - Хмм, ясно, - протянул я, обдумывая, что бы еще спросить, - Ну, а Незул говорил мне, что у вас есть маска, и вы всегда таскаете её с собой, но сейчас её с вами нет.
   Сион развернулся на каблуках, ткнув меня в грудь.
   - Общайся со мной на "ты". Я здесь один. Ну а маска... - Сион снял шляпу, - она здесь.
   - Ничего не вижу...
   - Конечно не видишь! - мироходец огрел меня шапкой по голове, - смотри, - он показал на карман, вшитый во внутреннюю стенку шляпы.
   Кармашек выглядел абсолютно пустым. Но когда Сион отогнул его, там оказалась куча барахла, в том числе и маска из белой коры. Сион достал её, закрыл кармашек и надел шляпу.
   - Думаю, надо её проветрить, - сказал он, любовно поглаживая поверхность пальцами, - в школе я не могу её показывать...
   Выражение лица маски было карикатурно равнодушным. Прямая линия рта, глаза, смотрящие исподлобья.
   - А почему вы... ты её все время с собой носишь?
   - Потому что это часть меня! - воскликнул Сион, как будто это было очевидно, - почему ты повсюду таскаешь с собой свою голову а?!
   - Ну...
   - Вот тебе и ну. Ладно, идем дальше.
  
   Очень скоро мы вышли на людные улицы, заставленные горшками со всякой зеленью. Какая-то шестилапая тварь, похожая на пернатую гусеницу, у которой, к тому же, было четыре пары рук, приветственно махнула нам рукой.
   - Что это он? - спросил я у Сиона, когда существо прошло дальше.
   - Он из вашего мира. С одной из планет.
   - Ну ничего себе...
   - А что ты так удивился? Пусть процент обитаемых планет в вашем типе вселенной и мал, но этих планет там так много, что заселены тоже миллионы.
   Мы завернули в первый встречный лоток, где купили медальоны-переводчики, которые работали по тому же принципу, что языковые камни Атанея, но только пока ты их носишь.
   Я думал, мы сразу найдем, что-нибудь, но все продавцы разводили руками. Они пытались предложить нам кучу бесполезных товаров, но ничего, что бы могло сгубить нашего врага, в их ассортименте не было. Точнее, ядов то имелось предостаточно, но никто не давал гарантию, что он подействует.
   - Тут всегда так, - вздохнул Незул.
   - Пошли, зайдем еще сюда, - дернул его за рукав Сион.
   Он указывал на неприметную маленькую палатку. Внутри все оказалось заставлено банками и увешано сушеными травами. За стойкой стояла тварь с большими блестящими глазами и печальной, складчатой линией рта. Кожа его была серая и морщинистая, и обвисала везде, где только можно. Таких я сегодня еще не видел.
   - Привет, - поздоровался Незул
   - Пррывет! - улыбнулась тварь. За губами, растянувшимися в улыбке, оказались сотни треугольных, как у акулы, зубов, торчащих из высоких мокрых от слюны десен. Некоторые зубы дергались и двигались самостоятельно.
   Пока Незул описывал наш случай, я углубился в изучение банок. В некоторых из них что-то шевелилось. Вообще, за те несколько часов, что я уже тут провел, я насмотрелся всякого, и особого интереса зрелище уже не вызывало.
   - Ннэт, не знайу никаких таких йадов! - Воскликнула тварь. Я приготовился уходить, - Но, можжет, вам понравится нешто менэе смертоноснайэ?
   Это привлекло мое внимание, и я тоже подошел к стойке.
   - Что ты можешь предложить? - спросил Незул.
   - А у ваз есть на енто дэнги? - прищурился продавец.
   Незул посмотрел на Сиона. Сион подошел к стойке, протянул вперед два пальца и раздвинул их. В воздухе над его рукой появился желтовато-красный шарик с рунами. Это был какой-то местный аналог валюты, суть которого я не уловил. Все, что я понял, это то, что у Сиона было достаточно денег, чтобы купить все, что захочется. Продавец, было, потянулся к шарику, но мироходец сомкнул пальцы, и шарик исчез.
   - Сначала товар.
   - Каэшно, каэшно! - проквакал продавец, явно прибавляя в учтивости, - ждитэ пжалуйсто, я щаз...
   Через минуту он вернулся с двумя флаконами, в одном из которых содержалась ярко-синяя жидкость, а в другом - ярко-красная. Еще он нес с собой цветок в горшке.
   - Смотритэ, - он поднял палец вверх, и пролил каплю красной жидкости в почву. Цветок почти сразу закрыл лепестки и сложил свои листья в трубочку, что вызвало взрыв дикого хихиканья продавца, - Ну каг?
   - И что это? - с сомнением спросил я.
   - Усыплйэт! Да, усыпляйэт всю траву!
   - Надолго? - осведомился Незул.
   - Нэ знайу, но на сто мэстных готкоф хватьыт!
   - А в другом что?
   Вместо ответа продавец капнул из второго бутылька. Лепестки растения раскрылись.
   - Оживляет?
   Продавец, хихикая, закивал.
   - А сработает?
   - Работает на все в пределах четырехсот восьмидесяти трех тысяч искажений. Дальше не проверено.
   - Ясно, - покачал головой Незул.
   - Искажений? - тихо спросил я у Сиона.
   - Да. Ну, этот параметр определяет, на сколько миры отличаются друг от друга. Но на самом деле есть две системы - Настоящие Искажения и Условные. Вот, например, помнишь того зверя, что помахал нам рукой в самом начале. Он умеет видеть настоящие Искажения, поэтому он понял, что вы с ним из одного мира. Мира - в общем понимании, то есть как вселенная с несколькими галактиками и огромным количеством планет.
   - Ясно...
   - Но обычно все используют Условные Искажения, и именно о них говорит продавец. В этом случае под словом "мир" понимается одна единственная планета со своей экосистемой. И миры, которые стоят близко по этой системе, это те, где жизнь развивалась похожим образом. Например, для твоего родного мира близкими будут миры, где обитают люди, чуть дальше стоят миры где живут похожие на вас существа, как этот продавец, ну а чем дальше - тем меньше совпадений. Вообще, если ты возьмешь миры до тысячи искажений от твоего, то вряд ли вообще заметишь разницу - даже история там развивается похожим образом. Но туда ты никогда не попадешь. В любой мир, слишком близкий к тем, где ты уже побывал.
   - Почему?
   - Чтобы путешествовать по мирам, нужно представлять себе место назначения. То есть, рисовать в воображении картинку. Но когда ты пытаешься придумать что-то слишком похожее на твой мир, ты попадаешь в свой же собственный. Так как ты его знаешь. Свободно можно путешествовать в мирах от десяти тысяч до миллиона искажений.
   - А можно дальше?
   - Это уже тоже сложно. Там просто человеческой фантазии уже не хватает на то, чтобы представить мир настолько отличный от твоего. Но, говорят, некоторые заходили и дальше.
   Я покивал, и решил послушать, о чем говорит с продавцом Незул.
   - У нас большой случай... гораздо больше твоего цветочка.
   - Што канкрэтно?
   - Сорняки в огороде. Большие и хищные. И довольно умные.
   - Нэ вашно. Сработайэт йэсли енто растэнийа!
   - А если не выйдет?
   - Принэсетэ мнэ цветог, и йа верну вам дэнги, - заверил его продавец. Я попытался представить, как мы тащим упирающегося Имеренга сюда, чтобы потребовать возврат средств.
   - А как применять?
   - Надо влыть поблыже к корню. Илы органу которым оно пытайэтся.
   - Ммм, ладно, мы возьмем красный флакон.
   - По отдэлности нэ продам. Зачэм мне противойадийэ без йада?
   - Ладно. Сион.
   Сион с безразличным лицом заплатил положенную сумму. Судя по довольному виду продавца, он неплохо на нас нажился.
  

Глава тринадцатая. Черствые души.

  
   - Спасибо, Сион, - сказал Незул, когда мы вышли на улицу.
   - Не за что. Но я тут подумал... короче, придется вам задержаться тут со мной еще на пару часов.
   - Что? Почему?
   - Покажу кое-что. Считай это хорошим настроением, - отмахнулся мироходец.
   - За шесть лет я привык бояться твоего хорошего настроения, - пробормотал некромант, когда Сион отошел подальше.
   - Я все слышал! Но не могу винить тебя за это. К тому же дело касается не тебя, а его, - он ткнул в меня пальцем.
   - Меня?! - ошарашено спросил я. Какой-то ящер, проходивший мимо, покосился на меня как на психа. Видимо, вышло слишком громко.
   - Что? Постой, он мой ученик... - попытался возразить Незул.
   - А мне какое дело? - Сион широко улыбнулся, - Если я чего-то хочу, то не спрашиваю чужого мнения. Если ты хочешь мне помешать - сделай это. Я не обижусь, если у тебя получится.
   Логика была железная. Свое мнение на этот счет я даже не стал озвучивать - зачем? Впрочем, на самом деле мне было даже интересно узнать, что хочет показать мне Сион.
   - Я думаю, я сначала посмотрю, что ты задумал, - нашел выход Незул. Сион только ухмыльнулся.
   - За мной.
   Он снова повел нас в переулки.
   - Ты тут хорошо ориентируешься, - заметил я.
   - Конечно, ведь я жил, когда тут все только начинали строить. И даже до этого.
   Я попытался представить себе возраст мага. Когда это не получилось, спросил прямо:
   - А если честно - сколько тебе лет?
   - Если честно - понятия не имею. Сбился со счета где-то на третьей или четвертой тысяче. Да и вообще, в разных мирах годы и дни проходят за разное время, а кое-где такого понятия вообще нет. Но ты можешь быть уверен: я живу очень давно.
   - А не грустно так жить, видеть, как все вокруг умирают?
   - Да, конечно, поначалу было грустно. Но выхода из этого положения может быть два: ни к кому не привязываться, или, если уж привязался, то можно просто научить этого человека жить долго.
   - Но ведь не каждого можно научить...
   - Почему же? - встрял Незул, - каждого, конечно. Сделать можно вообще все что угодно, вопрос лишь в том, сколько сил ты на это потратишь.
   - Это я собирался сказать, - буркнул Сион, - Что за наглый ученик...
   - Ты всех своих учеников так обзываешь? - поинтересовался я.
   - Конечно, а как еще? Подумай, вот какая мне от Незула польза?
   - Эээ, - я не знал что ответить.
   - Вот и я о том же - никакой.
   - Ну, он расшифровал эту настенную надпись.
   - Не он, а ты.
   - Ну, если бы не Незул, я бы вообще не нашел это место?
   - Откуда тебе знать?
   - Нуу...
   - Правильно, неоткуда, - обрадовался Сион, - но, так или иначе, он все равно бесполезный, так как ничего интересного там написано не было.
   - Но когда-нибудь он соберет для тебя знания из нашего мира! - выложил я последний козырь, - Тогда-то ученик уже не бесполезен!
   - Когда как, иногда ничего нового там не обнаруживаешь, - пожал плечами Сион, - на самом деле, это случается все чаще и чаще... Но так или иначе, даже если Незулу удастся принести мне пользу, то он уже не будет учеником. Но пока он ученик - он бесполезен. Улавливаешь суть?
   Определенная логика в этом была, хоть и довольно своеобразная. Так или иначе, спор мне продолжать не хотелось.
   - А что ты хочешь показать?
   - Ну, я уж думал ты не спросишь, - проворчал Сион, но потом сразу снова повеселел, - знаешь, когда вы рассказывали мне о битве с этим Имеренгом, я все никак не мог понять, почему вы обращаете внимание на вполне обычные детали и пропускаете все самое интересное. Вот, за этим я тебя и веду туда, куда мы идем.
   Если честно, особой ясности объяснение не внесло.
   - И что же мы пропустили? - поинтересовался Незул.
   - А, сейчас увидишь. Мы пришли... почти.
   Мы как раз вышли из переулков на людную площадь. Это место разительно отличалось от того, где мы были раньше. Другая архитектура, другое небо, и даже воздух другой. Видимо, мы зашли очень далеко.
   - Гудзон, сперва взгляни на души народа. Что ты видишь?
   Я посмотрел.
   - Ну, души.
   - Что между ними общего?
   - Они есть у всех? - предположил я.
   - Ты еще бесполезнее Незула!
   - Ну, - я пригляделся внимательно, - они все разные даже у людей. По крайней мере, насколько я это вижу.
   - Но хоть что-то общего в том, как ты их видишь есть? - Сион был почти в отчаянии.
   - Души сидят внутри тел...
   - И как они выглядят?
   - Как светящиеся белые...
   - Стоп, больше мне подробностей не надо. Ладно, идем дальше.
   Я бросил взгляд на Незула. Он пожал плечами.
   Сион провел нас вдоль площади, и остановился у неприметной двери.
   - Ладно, а теперь скажи, что ты думаешь об этих ребятах, - и он, распахнув дверь, шагнул внутрь.
   Мы последовали за ним.
   Сперва мне ничего не показалось слишком странным. Это был какой-то бар или таверна, набитая представителями самых разных миров. Пока я рассматривал их, постепенно все в зале уставились на нас. Души их, однако, были несколько отличны от других. Обычные души живых существ представляют собой что-то вроде светящихся нитей белого тумана. Души этих скорее напоминали не туман, а что-то более плотное и материальное. К тому же они были разноцветными, и отличались по многим другим параметрам, которые нельзя описать просто так.
   - Кто это? - спросил я, нагнувшись к Сиону. Посетители зала один за другим стали отворачиваться, возвращаясь к своим делам. Впрочем, то и дело они бросали на нас быстрые взгляды, и перешептывались на разных языках.
   - Это? Демоны, - просто ответил Сион.
   - Демоны?
   - Так, ну ладно, минутку внимания, - Сион обращался теперь ко всему залу, - нам нужен доброволец, который не против за пять минут заработать сотню душ. Кто-нибудь кто умеет использовать демонское колдовство.
   Все снова уставились на нас. Разговоры стихли.
   - Нам не нужны тут неприятности, - сказало существо за барной стойкой.
   У него было четыре тонких руки, каждая из которых оканчивалась тремя длинными когтистыми пальцами. Вместо кожи у него было что-то вроде хитинового покрова, как у насекомых, а на лице мигало шесть глаз, светящихся, словно угли в камине, ровным оранжевым светом.
   - Неприятностей не будет, - заверил его Сион, - просто выйдем на задний двор, и ты покажешь ему, - он ткнул в меня пальцем, - пару фокусов.
   - У меня нет времени учить кого-то, - прохрипел демон, перелезая через стойку.
   - Разве я говорил что-то про обучение?
   Все взгляды были прикованы к хозяину заведения.
   - Ладно, пошли, - он махнул обоими левыми руками, - пять минут, и вы уйдете отсюда.
   Сион улыбнулся и последовал за демоном.
   - О чем они говорили? - спросил я у Незула, - какие фокусы?
   - Без понятия, - пожал плечами некромант, - пошли...
   Посетители проводили нас мрачными взглядами.
   - Ну ладно, - сказал Сион, когда мы вышли через маленькую дверку во внутренний двор, заваленный каким-то хламом, - Приступим.
   Он подобрал с земли какую-то металлическую трубку, повертел в руках, и передал мне.
   - Вот, это теперь магически усиленный предмет. Попробуй его поломать.
   Я покосился на железку, потом на Сиона.
   - Не тормози, бесполезное существо, у нас пять минут! - Сион попробовал огреть меня железкой по голове, но я увернулся.
   Взяв у него полоску металла, я попытался её согнуть. Тщетно. Следующие пол минуты я пыхтел как только мог, царапал её когтями, даже погрыз зубами, но не оставил даже царапины. Надо отметить, что обычный кусок металла такой толщины я бы сломал одной рукой.
   - Ладно, достаточно, это все равно бесполезно, - Сион отобрал у меня железяку, и отдал её ухмыляющемуся бармену, - внимание, Гудзон, следи за его душой.
   Я подчинился. Душа демона была кроваво-красного цвета, и чем-то, по общим ощущениям, напоминала тонкую колючую проволоку, с тысячами режущих граней.
   Он повертел железяку в руках, пару раз подбросил на ладони.
   - Ладно, смотри, парень.
   Демон зажал на правой руке два пальца, оставив торчать только указательный. Потом подбросил железяку в воздух. Момент - и часть духовной массы из его руки вышла за пределы тела, образовав что-то вроде невидимого обычному глазу тонкого лезвия. Демон непринужденно махнул рукой, раздался металлический лязг, и на землю упали две половинки железной трубы. Подняв их с земли, я увидел, что место разреза не ровное, как я ожидал, а все в мелких острых зубцах.
   - Как ты это сделал? - спросил я демона.
   - Эй, я не обещал тебя учить, я говорил, что только покажу, - проворчал демон, принимая у Незула кристалл с душами. Потом повертел его в руках и сказал, - Впрочем, еще пара минут у вас осталась, поэтому расскажу кое-что. Видишь ли, наши души, в смысле души демонов, раньше были такими как у всех. Сравним их, скажем, со свежим белым хлебом. Он мягкий, - бармен вытащил из кристалла одну душу, и порвал пополам, - и обычный человек этот хлеб съедает, - он сжал кулак, и душа исчезла, - Но у демонов душа, как бы черствая. Иссохшая. Попробуй-ка разломить на пополам булку черствого хлеба - это возможно, но сил нужно во много раз больше. И этим хлебом, в отличие от мягкого свежеиспеченного, можно стукнуть кого-то по голове и забить до смерти.
   Я представил, как кого-то забивают до смерти булкой хлеба. Ну и фантазии у этого демона...
   - В общем, я хочу сказать, что в силу того, что наша душа плотнее, она на некоторое время может покидать тело. И повреждения, наносимые ей при соприкосновении с другой материей, напрямую зависят от характеристик самой души. У кого-то это точный разрез, у кого-то, - он кивнул на половинки трубы, которые я держал в руках, - это, скорее, разрывание... Есть души, которые поджигают врагов.
   - А почему это происходит?
   - Ну, душа демона приспособлена для демонского тела. Как и душа человека - для человеческого. Но если душа одного тела вступает в контакт с посторонним объектом, будь то металл, камень, дерево или тело другого существа, то что-то уступает место другому. Это как сражение воды и огня - либо вода испаряется, либо пламя гаснет. Все зависит от того, что сильнее, или, как в нашем случае, что тверже. А плотность души легко определить по тому, насколько она яркая. Вот у меня, например, довольно плотная. А у тебя... Ну все, я пошел, - резко прервал он свой монолог, - прошу вас удалиться, господа, вы нервируете посетителей.
   Демон слегка сжал в руке кристалл, и тот сразу перестал светиться, когда души покинули его. Развернувшись, он молча пошел в бар, не глядя кинув через плече пустой кристалл Незулу.
  
   - Что это он такой нервный? - спросил я, когда мы вновь оказались на площади.
   - Ну, как тебе объяснить... Это все из-за одной старой легенды.
   - Легенды?
   - Трактирной байки, сказки, называй это как хочешь. Вот посмотри на них внимательнее, - Сион указал сквозь дверь, ведущую в бар, - можешь заметить разницу между тобой и этими?
   Я посмотрел на души демонов. Многие из них смотрели в нашу сторону, и некоторые поспешно отворачивались, когда мой взгляд касался их.
   - Эмм, ну у них явно не такие плотные души, как у меня.
   - Да ты просто гений. Но это не все. Посмотри внимательно. Их души разноцветные, некоторые очень темные, но все они светятся. Как и у меня, и у всех на этой площади, да и вообще у всех. Но однажды прошел слух, что в одном из миров были замечены существа, души которых не излучали никакого света. Если не ошибаюсь, то это звучало как-то так: "В самой кромешной тьме души этих созданий представлялись мне черными пятнами...". Ну, автор этого доклада так перепугался, что наотрез отказался показывать дорогу в тот мир, где это видел. А так как никто и никогда до него не видел ничего похожего, это сочли просто глупой выдумкой. А вот сейчас, в самый обычный день в демонский бар заходишь ты.
   Сион с серьезным видом замолчал.
   - Переигрываешь, - шепнул Незул.
   - Заткнись, бесполезный ученик! Не всем в жизни везет так, как тебе! Отхватил себе единственного представителя какой-то сказочной породы демонов!
   - И что мне теперь делать? - спросил я, чтобы унять этот бессмысленный спор.
   - Да ничего, - с веселой непосредственностью ответил Сион, - Возвращайся к себе, побеждай врагов, осваивай только что увиденный трюк... Ты ж его уже делал однажды.
   - Да?
   - Вы оба хороши, - покачал головой маг, - Описывая вашу стычку с тем растением, самое интересное пропустили. Неужели вы думали, что Гудзон только благодаря физической силе вырвался из хватки врага?
   - Эээ, да, - честно признался я, - хотя те события не очень хорошо отложились в моей памяти...
   Сион покачал головой.
   - Ну ладно, вы мне оба надоели, - внезапно встрепенулся он, - чуть позже я заскачу к вам, и исследую, - он смерил меня странным взглядом, - собранный тобой материал, Незул. Пока!
   Я даже не заметил, как он успел заступить нам за спину.
   Толчок...
  

Глава четырнадцатая. Возвращение.

   Поднявшись с каменного пола, я посмотрел на Незула, который отряхивал свою одежду.
   - Ну, как он тебе? - улыбнувшись, спросил он.
   - Немного странный... Такое впечатление, что у твоего учителя не все дома.
   - Он просто несколько слишком раскрепощен... Ну ладно, пошли, надо навести тут порядок.
   Следующие полчаса мы потратили, чтобы сложить свои вещи, вновь заморозить зал с посланием и прибрать разведенный в пещере беспорядок. Наконец, мы вышли на улицу, где как раз полыхал закат, крася небо и горы в яркие оранжевые тона.
   - Ну, вот и все, - сказал Незул, - отойди на пару шагов назад, иначе замурую тебя там внутри...
   Некромант поднял руку, и камни, лежавшие на земле, подлетели в воздух и аккуратно встали не свои места. Незул совершил какое-то замысловатое движение пальцами, и некоторые камни повернулись, сделав поверхность менее ровной. Наконец, он сжал руку в кулак, и стена оплавилась, скрыв трещины на стыках камней.
   - Лучше чем было, - похвалил он себя, - ну ладно, пошли.
   - В Накхал? - спросил я. Незул только отмахнулся
   - Зачем? Терять в дороге еще кучу времени - больно надо. Я знаю короткий путь...
   Он прошел мимо меня, ухватив попутно за плечо так, что я резко повернулся на месте. Понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что вместо выжженной пустоши далеко внизу я вижу знакомые витые ворота, скованные плющом, и черный замок с башнями. Здесь было часов пять, так что солнце стояло еще высоко в небе.
   - Эээ, - протянул я.
   - Очень похоже на технику Сиона, да? На самом деле, они почти одинаковые, просто для путешествия в пределах одного мира нужно гораздо меньше усилий и знаний...
   - А почему мы за воротами, а не в портальной комнате, - спросил я, открывая ворота.
   - Замок окружен специальной защитой, и телепортироваться на его территорию таким вот образом даже я не могу. А чтобы попасть в пентаграмму, потребовалась бы другая пентаграмма - точка отправления. Но если я нарисовал бы её в горах, то пещеру демонов легко бы нашли, ведь все пентаграммы можно отследить довольно легко...
   - А если отойти от пещеры?
   - Не легче ли пройти триста метров от ворот до замка? - рассмеялся Незул. Признаюсь, об этом я как-то не подумал, - Ладно, пошли.
  
   После выжженной равнины, абсолютно голых Лунных Гор и темной сырой пещеры, тонкий слой снега под ногами, из под которого местами выглядывала желтая прошлогодняя трава, запахи леса и пение птиц казались мне настоящим благословением... Сейчас мне не хватало только кресла у камина, и игры в карты до поздней ночи...
   На крыльце нас встретил Алин.
   - Долго же вы отсутствовали, - сказал он, протягивая мне руку.
   - Да, знаешь, все как обычно, плохие дороги, грубые попутчики... - Незул опередил меня на несколько шагов, тоже протягивая Алину руки, - В наше время прямо не знаешь, кто есть кто... А где Кей?
   - Он наверху...
   В руке Незула вспыхнул белый огонек. Алин отшатнулся, но некромант все же успел ухватить его за руку и дернуть на себя, сбросив с лестницы вниз. Когда Алин пролетал мимо меня, я заметил, что рука его будто бы расплавлена... И еще...
   - Что ты делаешь?! - выкрикнул Алин, поднимаясь на ноги.
   - А то ты не знаешь, - вмешался я, прежде чем ответил Некромант, - у тебя ведь карие глаза, а не зеленые...
   Зрачки Алина дернулись вверх. Значит, я попал в точку.
   - Да, к тому же Кей - это девушка... - добавил Незул.
   Ожог на руке стоящего у подножия лестницы быстро затягивался.
   - Не было времени выяснять, кто из них кто, - покачал головой Незнакомец, - а цвет глаз я сменить не могу...
   - Кто ты?
   - Можешь звать меня Врас, - сказал он, меняя черты лица и форму тела. Кожа и одежда опадали с него, будто листья, открывая под собой коричневато-зеленую кору.
   - Где они, - спросил я. Он указал в сторону здания.
   Они были там. Все четверо, опутанные его проклятыми корнями.
   - Отпусти их. Что тебе надо от меня?
   - Твоя смерть.
   Категоричность этого создания ставила в тупик.
   - Послушай, давай не будем впутывать в это других...
   - Вы впутали в это меня, и не спрашивали моего мнения.
   Все тот же ровный тон. Ни капли сомнения.
   - Лично я никому ничего не делал.
   - Это неважно. Все вы, отродья, одинаковые.
   Незул стоял молча за моей спиной. О чем он сейчас думает? Что бы он сделал?
   - Послушай, - я попытался подавить волнение, - Я расскажу тебе нечто важное в обмен на то, что ты их отпустишь.
   - Нет ничего важного для меня, что мне бы мог рассказать демон.
   - Если ты и правда так думаешь, то ты или глупец или безумец. Ты же даже не знаешь, что я тебе скажу.
   - Попробуй, удиви меня.
   - Например, я могу рассказать от чего погиб твой род, - я бил наугад. Основываясь только на предположениях демонов древности.
   Крестообразные зрачки моего собеседника сузились.
   - Это вы их убили.
   - Ты так уверен?
   Глаза бегают из стороны в сторону. Он сомневается.
   - И от чего же?
   - Отпусти их.
   - Я не могу позволить кому-то опять вмешаться.
   - Я гарантирую, что этого не будет.
   - Хочешь, чтобы я поверил демону? - последнее слово он буквально сплюнул себе под ноги.
   - Если ты хоть пальцем тронешь их...
   - То что?
   - Я не остановлюсь, пока не убью тебя.
   Что же делать, что же делать... Это в первый раз когда я нервничаю так сильно... Что если он не согласится? Как мне от него отделаться? Черт...
   - Ладно, - внезапно сказал он, - через час ты придешь ко мне. Один. Я знаю, ты найдешь меня. Если будет кто-то еще, или ты не появишься, знай - ты не сможешь охранять своих друзей вечно. Когда-нибудь ты отвернешься...
   Из под земли высунулись несколько корней, обхватили Враса и уволокли за собой. Я так и остался стоять на лестнице.
   Незул положил руку мне на плечо.
   - Пошли. У нас есть где-то полчаса времени...
  
   На одной из многих площадей Перекрестка практически нельзя было разглядеть неприметную деревянную дверь бара, притаившуюся меж броских фасадов дорогих магазинов, которые будто соревновались в красочности вывесок и навязчивости рекламы. Впрочем, человек искушенный в магии вряд ли мог пройти мимо этого места, и не заметить его, ведь души сидевших внутри разительно отличались от большинства существ на Перекрестке. Вообще-то, можно было быть в этом мире, забывшем свое первоначальное название, постоянным гостем, но так и не встретить на улицах ни одного демона. Поэтому бар, где сидит больше десятка этих существ сразу бросался в глаза, если, конечно, хозяин этих глаз был достаточно хорош, чтобы видеть души. Сегодня же такой человек мог наблюдать еще более занимательную картину: посреди демонических душ ярким пятном мерцала одна обычная, безусловно, очень сильная, но отнюдь не демонская душа. А если наблюдатель был достаточно опытен, чтобы разглядеть настроение демонов, он бы, скорее всего, подумал, что забредшему в такое место человеку явно не грозит ничего похожего на теплый прием. Впрочем, сразу можно было обратить внимание на то, что бармен, в отличие от посетителей, находится в приподнятом настроении, и с удовольствием общается со внезапным посетителем. Но вот хитросплетения души последнего вряд ли смог бы разобрать хоть кто-то, кто присутствовал в этот день на площади, да и во всем мире, именуемом "Перекресток".
   - Даа, признаюсь, я никак не ожидал, что ты пошлешь мне сегодня весточку, Сион. А день начинался так тихо и мирно! - бармен рассмеялся, не переставая смешивать какой-то коктейль.
   - Перестань, Шагон, я сегодня сутра тоже не мог предположить, что один из учеников подбросит мне такое. Он не так плох, этот Незул. А вроде бы еще довольно молод...
   - Парню просто повезло, - отмахнулся демон, - впрочем, повезло так, как некоторым и за всю жизнь не везет.
   - Везение - это тоже талант, - улыбнулся Сион, - я и сам такой. Ну, как тебе понравился новичок в ваших рядах?
   - Не знаю ни о каких рядах, - осклабился Шагон, потом пожал плечами и добавил: - из него выйдет сильный демон, если конечно он доживет до приличного возраста... Слушай, а зачем нам был нужен весь этот театр? Я бы без проблем обучил его, если, конечно, он не совсем тупой. Дак вроде же нет...
   - Этот театр нужен не нам, а ему. Пусть не привыкает к тому, что в мире есть добрые люди, которые всегда помогут.
   - Но ты и так ему помог.
   - Лишь настолько, насколько это требовалось.
   - А что, ему уже требуются такие опасные приемы как духовные клинки? - удивился демон, - быстро же он наживает врагов.
   - Насколько я понял, врагов нажили его предки, и теперь Гудзон за все отдувается, - засмеялся Сион, - никогда не понимал ход мыслей столь злопамятных типов!
   - Ты сам злопамятный, - Шагон прищурился.
   - Да брось, когда это я кому-нибудь мстил?
   - Ну, например...
   - Я не столько злопамятный, сколько несдержанный, - перебил его Сион, - В моем положении это необходимо, ты же знаешь.
   - Старая сказка великих магов, знаю, как же. По-моему это все отговорки дабы творить беспредел, прикрываясь заботой об обществе.
   - Вот уж на что мне плевать, так это на общество.
   Приятели немного помолчали.
   - Ты уверен, что его не убьют эти древние враги?
   - Уверен. Я намерен проследить за этим.
   - А как же все эти слова про привыкание к поддержке?
   - Если он не будет знать об этом, то и не привыкнет, - Сион хитро улыбнулся, - Я не могу потерять такой ценный образец, как только его обнаружил. Ты ведь подумай, не просто единственный представитель давно, казалось бы, исчезнувшего демонского вида, а еще, и душа у него, я так думаю, даст фору любому из вас!
   В зале послышалось недовольное ворчание.
   - Ну, опыт тоже важен. Меч из отличной стали в неумелых руках сломается об ржавый клинок в руках профессионала...
   - Это все пустая философия, - отмахнулся Сион, - ну ладно, я, пожалуй, пойду. Присоединишься?
   - Нет, ты потом просто расскажи, как все прошло.
   - Ладно, так уж и быть, потрачу время.
   И, махнув рукой, Сион направился к выходу. Те, кто сидел в баре видели, как он вышел на улицу, но никто на площади даже не заметил, что дверь вообще открывалась.
  
  

Глава пятнадцатая. Пламя жизни.

  
   Шаг - и Сион оказался в пещере, куда несколько часов назад отправил демона и своего ученика.
   Еще шаг - и он оказался рядом с Незулом. Полезное свойство татуировки, которую он наносит на теля учеников, в том, что он всегда может их найти, просто захотев того, где бы они не скрывались.
   Впрочем, седовласый некромант нигде не скрывался. Он сосредоточенно переливал какую-то жидкость из одной пробирки в другую. Когда Сион появился в комнате, Незул на мгновение остановился, будто прислушавшись, а потом снова вернулся к работе.
   "Для бездарного ученика неплохо" - отметил про себя чародей. Хоть он и принял все нужные меры, чтобы скрыть свою присутствие, Некроманта все-таки что-то побеспокоило, - "Это, наверное, его лаборатория, скромно но со вкусом."
   Самому чародею уже давно не нужны были все эти реагенты, чтобы получить нужное вещество. Он умел управлять Первородной энергией. Если упростить, то эта энергия - то, из чего сделаны элементы, из которых состоят протоны и электроны, а так же все прочие "оны", полный список которых Сион так и не удосужился запомнить. Важно лишь то, что энергия сама по себе не имеет веса и не занимает объема, но с её помощью можно создать любое вещество, если ты знаешь его атомарную структуру.
   Тем временем Некромант сорвался с места и понес зелье, которое только что сотворил, в другую комнату. Сион отметил, что у данного варева будут ужасные постэффекты, что еще раз утвердило чародея в мысли, о бездарности всех учеников. В комнате лежали два человека, оборотень и горгул. Что же с ними стряслось? Сиону понадобилось лишь мгновение, чтобы понять это. Он подошел к девушке и вытащил из её руки острую колючку. Ядовитая.
   Внезапно, Сион, будто его ударило током, быстро огляделся по сторонам, и плюнул себе под ноги. Демона в башне не было. Чародей оглядел округу более тщательно, и шагнул сквозь пространство, оставив позади Незула, который пытался напоить оборотня своим зельем
   Сион теперь сидел на ветке большого раскидистого дерева, откуда открывался отличный вид на широкую поляну, посреди которой стоял огромный высохший пень. Весь лес был опутан какой-то странной душой, и в центре этого было человекоподобное существо, с которым разговаривал Гудзон. Хотя нет, через секунду до Сиона дошло, что под землей таится настоящая сердцевина этой души, а существо на поверхности являлось лишь чем-то вроде медиума.
   Перед мироходцем стояли два интереснейших объекта исследования. Демон, с душой, похожей на ворох стальных игл, которые были чернее самой темноты, и другой, кого Незул назвал Имеренгом. Душа последнего постоянно меняла форму и цвет. Хотя нет, пожалуй, можно было сказать, что она всех цветов одновременно, а формы не имеет вовсе. Сион удержался от порыва вырубить эту парочку и как следует их изучить.
   "Лучше буду наслаждаться шоу" - подумал он, - "Поймать их я всегда успею"
   Тем временем, Гудзон и Имеренг сильно спорили. Похоже, демон пытался доказать что-то этому растению, в то время как тот не хотел его даже слушать. Сион не уделял внимания беседе, к тому же ничего кардинально нового демон не говорил. Наконец, с громким треском из под земли вырвался огромный корень, пуская камни и комья почвы в воздух, и рванулся к Гудзону.
   Сион потер руки.
   "Ну, наконец-то они начали!" - подумал он, возбужденный, будто ребенок, получивший долгожданную игрушку.
  
  
   Я отпрыгнул в сторону.
   На самом деле я и не думал, что мне удастся убедить этого фанатика. Я вообще никогда не был хорош в убеждении людей в чем-то. Но попытка не пытка, так ведь?
   От следующей атаки Враса я укрылся за деревом.
   Вот теперь придется сражаться с этой деревяшкой. Как бы мне поступить?
   Утыканная шипами лиана, с помощью которой Имеренг атаковал меня, обогнула дерево, и впилась в кору как раз там, где только что была моя голова. Мне едва хватило времени пригнуться.
   Думать, надо подумать. Он может атаковать меня с любой стороны, и ему на руку то, что он может использовать дистанционные атаки. Хоть Незул и снабдил меня порядочным количеством душ - все, что у него было, по словам самого некроманта - я совершенно не ощущал уверенности в своих силах. В прошлый раз души утекали так быстро...
   Я взобрался на дерево, за которым прятался, оставляя дорожку следов от когтей на поросшей мхом коре. Как только я заметил Враса, его крестовидные глаза так же дернулись в мою сторону. Слава богу, что мое зрение не уступает его собственному - ветку, где я сидел секунду назад, буквально изломало в щепки шипастыми лианами.
   Атаковать его магией? Нет, я же почти ничего не умею. Тогда, на арене, даже Незул не смог причинить Врасу серьезного урона. Значит, мне остается только попытаться принудить его к ближнему бою.
   Я рванулся вперед, уклоняясь от пущенных навстречу лиан, и перепрыгнул место, где под землей было особо много духовной энергии Имеренга.
   Удар.
   Щит из коры, плоский, будто его только что оторвали от дерева, вырос из под земли, встав на пути моей руки. Он оказался много прочнее, чем я рассчитывал, но так как я все равно бил в полную силу, моя рука прошла сквозь преграду, подняв в воздух кучу щепок. Я дернул пальцами и что-то зацепил по ту сторону деревянной защиты. Кора, в свою очередь, уже начала срастаться, пытаясь захватить мое запястье, и мне пришлось упереться в щит ногой, чтобы освободить руку и отпрыгнуть в сторону от очередной волны лиан, подоспевших сзади. Сквозь затягивающееся отверстие в деревянной защите я увидел зеленый глаз Имеренга, и тонкую струйку смолы, стекающую из царапины у него на лбу.
   Меня, однако, тоже зацепило острыми как бритва шипами, и на плече моем теперь красовалось несколько неприятных рваных царапин. Ничего, они затянутся в течение минуты.
   Поток лиан, тем временем, врезался в щит самого же Враса, и, отразившись от него, устремился в мою сторону. Мне пришлось совершить несколько прыжков, чтобы уклониться от этой атаки, прежде чем я перешел в наступление. Двигаясь к своей цели зигзагами, то и дело уклоняясь от лиан, возникавших тут и там, я занес руку для удара. Очередная стена коры встала на моем пути, но я этого ждал и, перемахнув через нее, сумел повалить Враса на землю. Это явно не входило в его планы, так как я заметил смесь гнева и удивления на его лице.
   Из под земли тут же выросли новые лианы, но я успел отпрыгнуть, захватив с собой противника. Пара взмахов крыльями, чтобы продлить мой полет, и я с разгону приложил Враса о сухой пень, стоящий посреди поляны. Тело Имеренга оказалось неожиданно слабым, и теперь он болтался у меня в руках, будто какой-то манекен. Воспользовавшись выдавшимся мгновением, я извернулся в воздухе, обхватил ступнями его запястье и сломал руку. Имеренг издал сдавленный вздох, поэтому я заключил, что это не просто безжизненная кукла.
   Лианы, однако, продолжали свою активность и без непосредственного участия хозяина, высовываясь из под земли, и извиваясь в воздухе над всей поляной.
   Внезапно, у меня возникла отличная идея. Я специально пролетел некоторое расстояние по прямой, позволяя атакующим отросткам выстроиться в линию, а затем развернулся в воздухе, подставив тело Враса под удар.
   И слишком поздно заметил легкую улыбку, озарившую измазанное смолой лицо Имеренга.
   Я уже замедлился, и не мог увернуться. Лианы ловко обогнули тело хозяина и обвились вокруг моих рук и шеи, заставив выпустить тело Враса. Он даже не упал на землю - лианы подхватили его, удерживая в воздухе.
   - Неужели ты мог подумать, что я способен повредить свое собственное тело своими же атаками? - усмехнулся он, вытирая смолу с глаз, - но ты хорошо сражаешься.
   Мое тело было уже полностью опутано лианами. Все так тогда.
   - А теперь...
   Я заметил, как частички души отделяются от лиан, собираясь на подобие игл, направленный в сторону моего тела.
   - ...ты просто...
   Зрачки имеренга сузились, в то время как на его лице заиграла веселая улыбка.
   Черт...
   Если так будет продолжаться, то выйдет все как тогда. Что бы сделать? Надо быстро что-то придумать...
   Мои мысли метались в голове как безумные. Я успевал обдумать десятки вариантов, пока Врас говорил три простых слова...
   Если бы я научился управлять душой, как тот старик-демон... но я так и не понял как это делается...
   Вот черт...
   В этот раз я точно знал исход. Если эта атака состоится, то даже если мне посчастливится вырваться как тогда, я не смогу нормально двигаться...
   Неужели все так и кончится?
   - ...умрешь...
   Я умру? Черт, я не хочу умирать...
   Я...
  
   Сион с мрачным видом наблюдал за происходящим. Ученик бездарного ученика тоже безнадежен, не так ли? Однако чародей не думал, что придется вмешаться так скоро.
   - Черт, ну что за день? - пробормотал он. На пальцах у Сиона заиграли золотистые искры, - Что за бездарные пошли нынче ученики... Что за... Что?!
   Комок корней, в который уже успел превратиться Гудзон, полыхал ярчайшим пламенем. Во все стороны летели искры и горелые щепки. Сион быстро стряхнул со своего лица удивление и захохотал.
   - Да уж. Наверное, такой прием доступен только демонам! Один из немногих случаев, когда мне впору сказать "Я бы так не смог"!!!
   Из пламенного шара на землю вывалилось нечто, отдаленно напоминавшее человека. Крылья, от которых осталось только тонкое основание, висели за спиной. Обугленная фигура поднялась на ноги. От рук остались одни культи, видимо пальцы оказались слишком тонкими, чтобы уцелеть. Постепенно, уголь осыпался с этой фигуры, открывая под собой красное мясо, которое быстро прибавляло в объеме и уже начало покрываться кожей в некоторых местах.
   Дикий вопль раскатился по лесу. В нем смешались боль, гнев и, похоже, облегчение.
  
  
   Никто не мог остаться в сознании после такого. Никто, пожалуй, кроме демона. Да никто бы и не смог довести себя до такого. Незул мне когда-то объяснял, что у демонов отсутствуют рефлексы, позволяющие телу избегать боли. Обычные существа, по его словам, выработали этот рефлекс, чтобы сохранить свои души. Для обычной души лучше позволить телу упасть в обморок, поставив жизнь под угрозу, чем допустить повреждение самой себя. С демоном все иначе. Жажда нашей души остаться в этом мире настолько сильна, что она оставит тело в сознании любой ценой.
   Вот только не надо думать, что боль при этом переносить легче. Это не так. Все ощущения сохраняются, и я получил от своего приема все, что он нес в себе. Эта идея возникла у меня в самый последний момент. Выделить столько тепловой энергии, сколько потребуется, чтобы сжечь опутавшие меня корни к черту. Сотня душ ушло на это. И еще две сотни я уже затратил на восстановление, хотя предстояло отдать еще как минимум столько же, чтобы привести себя в нормальный вид. Цена, что и говорить, непомерна высока. Но зато я остался жив...
   Да. Никто бы не смог выжить в этом жаре. Уж не знаю, сколько там было градусов, но мои пальцы обратились в пепел буквально за секунды, а глаза испарились и того быстрее. И все же, я жив. Я читал у Незула в библиотеке один документ - страницу из дневника мага, которому довелось воевать в одной армии с демоном-наемником, еще до всеобщей миграции на Атаней. Он писал, что того утыкали стрелами как ежа, но демон все равно продолжал сражаться. Автор этого документа предполагал, что в критической ситуации душа демона может использовать тело как простую марионетку. Автор сравнил демона в этом состоянии с элементалем.
   А теперь я выяснил, что он был прав. Конечно, полной уверенности в успехе у меня не было, но шансы все равно оставались во сто крат больше, чем если бы я позволил Врасу заразить меня своей душой. По крайней мере, я точно уверен, что мои внутренние органы сварились в этом пекле, и что мое сердце начало снова биться лишь пару мгновений назад.
   Наконец, восстановились мои глаза. Сначала один, потом другой. Врас стоял напротив меня, с лицом, полным изумления. Похоже, такого хода он не ожидал. По идее, ему бы стоило продолжить свою атаку сразу после того, как я перестал выделять тепло, но, видимо, шок был слишком велик.
   - Я не позволю тебе меня убить, - прохрипел я. Видимо, голосовые связки еще не до конца восстановились.
   - Это мы еще посмотрим...
   Прежде чем он успел договорить, я рванулся в его сторону. Из земли на моем пути вырос столб лиан, который я срубил одним ударом. Да, я забыл упомянуть еще об одной детали. Хоть мои глаза сгорели, я продолжал видеть души. На какое-то мгновение весь мир предстал передо мной именно в этом ракурсе. И, помимо всего прочего, я отчетливо видел свои пальцы, точнее ту часть души, которая их оплетает обычно. И это не смотря на то, что пальцы к тому времени еще даже не начали восстанавливаться. Все оказалось так просто... Теперь мне нужно было только представить, будто мои пальцы чуть длиннее чем на самом деле, и душа тоже удлинялась.
   Отбившись еще от одного пучка лиан, я разрубил деревянный щит Враса пополам. Теперь его удивление, судя по глазам, было еще сильнее, что не помешало ему вовремя отпрыгнуть. Краем глаза я заметил, что лианы ушли под землю.
   - Как... - прошептал мой противник одними губами.
   Из под земли последовала новая атака, которую я тут же пресек одним взмахом руки. Еще одна лиана рванулась ко мне справа, но тут же была уничтожена. Древесина кололась и крошилась от прикосновения моей души. Я замахнулся, чтобы вновь ударить Враса, но прямо из под него выскочил кусок древесины, толкнув хозяина далеко в воздух. Приземлившись в десятке метров от меня, он покачал головой.
   - Интересная атака. Очень. Раньше ты так не делал.
   - Все благодаря тому, что ты смог поймать меня. Правда цена этого знания была такой, какую я бы не хотел платить дважды.
   Врас прищурился.
   - Ясно... Тогда...
   Множество корней появились вокруг него, и утащили имеренга под землю прежде, чем я смог до него добраться.
   Он убегает? Вполне возможно...
   Я посмотрел на основную душу, которая находилась под землей. Врас как раз достиг её и затерялся где-то в самом центре этой огромной массы духовной энергии.
   Что-то было не так... Он не двигался с места, а просто остался под землей.
   Когда прошла минута я начал немного нервничать. Неужели он собирается дождаться, пока я утрачу бдительность.
   Я, было, начал уже обдумывать, как бы мне известить Незула об этом, не приводя имеренга к башне, когда земля под ногами заметно дрогнула. Потом еще. Поляну рассекла пополам трещина, которая продолжала расширяться. Я поспешил взлететь в воздух, и сделал это как раз вовремя, так как площадка, на которой я стоял, поднялась, накренилась и перевернулась. Огромные пласты земли рассыпались в стороны, обнажая исполинских размеров деревянную спину. Наконец, повалив пару деревьев, которые стояли над ней, из под земли появилась голова огромного деревянного дракона.
   - Если ты думаешь... - голос зверя заполнял собой все пространство. После каждой пары слов ему приходилось делать сиплый вдох, - Что я могу принять форму... Только человека, то ты... ОШИБАЕШЬСЯ!!!!
  

Глава шестнадцатая. Отравленный вечер.

   Дракон у имеренга получился на славу. Самое странное, что эта груда корней в итоге не только умудрилась взлететь, но и не давала Гудзону никакого преимущества ни в скорости, ни в маневренности.
   Каждый взмах крыльев трепал волосы Сиона и сушил глаза, заставляя чародея прикрывать их рукой. И все же, маг нисколько не жалел о выборе наблюдательного пункта. Уж если следить за боем, то с первых рядов, решил он.
   Гудзон приземлился на спину дракона в нескольких шагах от Сиона. Пару раз ударив тварь когтями, демон вынужден был ретироваться, так как прямо из спины имеренга начали расти шипастые лианы. Да, все-таки это не дракон, а лишь груда спутанных корней, принявшая такую форму. И все же, Сион не мог не восхититься мастерством Враса. Интересно, долго ли он учился летать? Или ему это не требовалось? В голове мага накопилось столько вопросов, на которые он хотел получить ответы, что, казалось, скоро она лопнет. Справедливости ради Сион отметил, что Гудзон тоже сумел пробудить его любопытство.
   Внезапно, демон пошел на снижение, и Врас, метнувшись за ним, набрал такую скорость, что встречный поток чуть не сдул Сиона с его спины, несмотря на то, что маг прочно привязал себя заклинаниями к этому месту.
   Ну и мощь.
   Когда дракон приземлился, ломая под собой деревья и вздымая в воздух комья земли, Сион не смог больше стоять на ногах, и вынужден был упасть на колени под весом перегрузок. Из носа у колдуна потекла кровь.
   - Черт, это становится опасно, - пробормотал он, с трудом ориентируясь в пространстве, - давненько уже не приходилось мне так туго, даже в битве...
   И, решив, что он покатался на деревянном ящере достаточно, Сион взлетел в воздух, предпочтя наблюдать за дальнейшим боем с высоты.
  
   Когда Врас плюхнулся на землю, я, признаюсь, не смог удержаться на ногах, и кубарем покатился по земле, снесенный ударной волной. Ну и огромный же он. Я, конечно, знал, что у имеренга была подземная часть, но не представлял что она может быть настолько громадной. Он достигал, наверное, метров пятидесяти в длину, а крылья были настолько массивными, что закрывали собой половину неба.
   По счастью, облака пыли, поднятые приземлением дракона, играли мне на руку. Я то, к счастью, все еще могу видеть его душу...
   Как только я об этом подумал, очередной порыв ветра сбил меня с ног, унося облака пыли далеко в сторону. Это был, как я понимаю, всего один взмах крыльев. Пролетев какое-то расстояние, я врезался спиной в дерево.
   Черт, так дальше продолжаться не может... Я уже истратил почти все души, данные мне Незулом, И каждая атака отнимает у меня все больше сил...
   - Не думал я... Что мне придется... Использовать... В борьбе с тобой... Этот метод... - прорычал Врас. Его огромные глаза с крестообразными зрачками смотрели на меня. Казалось, в их зеленом мерцании можно было утонуть.
   - Я тоже не думал что ты можешь вытворять что-то вроде этого, - вставая на ноги ответил я. Мне приходилось повышать голос, так как я не был уверен, что такая громадина расслышит обычную речь, - Может, все-таки, уладим дело миром, а?
   - Неприемлемо...
   - Что тебе даст моя смерть, а?
   - Ваша зараза... Должна быть... Стерта... - прохрипел дракон, делая шаг в моем направлении.
   Мда, и ведь хватает же у него упрямства так думать...
   - Но я ничего плохого не делаю! - прокричал я, отступая назад, просто чтобы поддержать разговор. Надо бы взобраться на какое-нибудь дерево, а то с земли я не дотянусь не до чего кроме лап.
   - Само твое... Существование... Ошибка...
   И это говорит тот, кто паразитирует на моем виде!
   В несколько прыжков, я взобрался на самую высокую ветку какого-то старого дерева. Оттолкнувшись, я расправил крылья и полетел. Я не стал подниматься высоко - какой от этого прок, он достанет меня и там, а скользил над самыми вершинами деревьев.
   Зеленые глаза неотрывно следили за мной.
   В следующий момент, зоб дракона вздулся, и он выплюнул в меня поток какой-то прозрачной жидкости. На воздухе она тут же начала испаряться, так что за струей образовался шлейф белого пара.
   Вот уж чего я точно не хочу, так это попасть под струю такой жидкости. Что бы это ни было, вряд ли оно сулит мне что-то хорошее. Я сложил крылья и нырнул под защиту деревьев. Оглянувшись, я заметил, что ветки, на которые попал этот ядовитый плевок, тут же пожелтели и поникли. Нехорошо.
   Внезапно, вдоль земли промчалась какая-то волна, повалив все деревья в довольно большой области. Мне еле хватило ловкости увернуться от падающего на меня высоченного тополя.
   Нет, с этим точно надо заканчивать. Летая так вот кругами, я только и делаю, что уклоняюсь от его атак. Я резко сменил направление полета, идя на сближение с мордой дракона, и, чудом увернувшись от очередной обжигающей струи, со всего размаху врезался Врасу в глаз.
   Рев дракона, я уверен, был слышен за многие мили от этого леса. Он мотнул головой, и меня отбросило далеко в сторону. Влетев в уцелевшую еще группу деревьев, я сломал телом несколько веток, врезался шеей в ствол какого-то тоненького деревца, и упал на землю. Но главное я достиг своей цели...
   - Я тебя... УНИЧТОЖУ!!! - раздался рев Враса, и, в следующую секунду, меня окатило струей горячей жидкости.
   Впрочем нет, она была не горячая... Эта смесь, липкая как смола, разъедала мою плоть там, куда она попала. Одним уцелевшим глазом я заметил, как кожа слезает с левой руки, которой я попробовал защититься от удара.
   Рядом со мной заскрипело и упало какое-то дерево, ствол которого тоже подвергся воздействию кислоты - последняя преграда, заслонявшая меня от Враса.
   - Ты... Проиграл... - прорычал дракон.
   Возможно, мне показалось, или я слышу какие-то нотки сожаления в его голосе? Или, может, облегчения...
   - Ты проиграл... - сказал он более уверенно.
   Я победил?
   Мне показалось, что я даже слышу звон стекла, разъедаемого этой кислотой.
   Врас вздрогнул. Уцелевший его глаз сощурился, сведенный судорогой. Зрачок сузились до предела, превратившись в две щели, пересекавшиеся крест на крест. В этот же момент, я упал на колени, не в силах больше стоять.
   Победил...
   Хрип дракона разносился по всей поляне, которую создала наша битва, эхом отражаясь от вековых деревьев. Я повалился на спину, на землю, усыпанную щепками и ветвями множества поваленных нами деревьев, которые перемешались со снегом, и раскинул руки в стороны.
   Победил.
   Я не видел, но почувствовал и услышал тяжелый удар, когда дракон повалился на землю.
   Моя последняя атака все-таки оправдала себя.
   Конечно, повредить врагу глаз - это серьезное достижение. Но самое главное, я успел закинуть ему в пасть пузырек с отравой, купленной на Перекрестке, пока он не мог этого видеть.
   Тяжелый хрип Враса смешивался с моим собственным сиплым дыханием.
   Я закрыл глаза.
  
   Когда я проснулся, была уже ночь. Рядом горел костер, на котором жарилось какое-то животное. Вот опять я от усталости даже не заметил, как все это появилось вокруг.
   Я поднялся с земли и огляделся. Посмотрел на руку - она почти восстановилась, вот только кожа была серая и полупрозрачная. У меня просто не хватило душ на полное восстановление - осталось не больше десятка. На соседнем поваленном дереве сидел Сион.
   -Я уж хотел тебя попинать, чтобы ты проснулся, но потом решил сначала поесть, - объяснил он, - знаешь, сколько живности вы вдвоем потоптали? Ужас! Выбор на любой вкус!
   - Что ты тут...
   - Ты же не ждал, что я пропущу такое, а? - отмахнулся маг, - А ты неплохо держался...
   Я прислушался. Кроме треска костра и скрежета сверчков в отдалении ничего не было слышно.
   - Он умер? - спросил я, и, почему-то, очень спокойно потянулся за мясом.
   - Еще не готово, - предупредил Сион.
   - Мне сейчас безразлично. Как-то на охоте мы с Зефом ели сырое мясо - вполне съедобно.
   Сион пожал плечами.
   - Нет, выжил. Но, как нам и обещали, впал в нечто вроде комы. Можешь сходить, посмотреть, - он махнул рукой себе за спину.
   Идти, вопреки моим ожиданиям, пришлось недолго. Вместо дракона, которого я ожидал увидеть, Я обнаружил широкую площадку, где по земле стелилось бесчисленное множество корней, и нечто, что должно было стать деревом. Видимо, Врас не смог завершить превращение - его тело болталось на лианах между несколькими древесными столбами, которые чуть выше соединялись воедино, а затем снова рассеивались, образуя некое подобие кроны дерева. Но листьев там не было. Печальное зрелище.
   Вернувшись назад, я нашел Сиона в том же положении, что и оставил.
   - Что теперь?
   - Об этом месте никто кроме тебя и меня не знает, и никто кроме нас его не найдет, - сказал Сион, отпивая глоток чего-то из своей дорожной фляги, - я позабочусь.
   - Даже Незул? - спросил я.
   - Этот бесполезный ученик не нашел бы Враса даже если бы я притащил его к нему в комнату!
   Я рассмеялся. Сион тоже улыбнулся.
   - Ты расскажешь об этом месте Незулу? - спросил он меня после недолгой паузы.
   - Мне все равно.
   - Тогда не говори.
   - Ладно.
   Мы снова замолчали. На этот раз надолго. Мне не хотелось ничего говорить, а Сион вообще не был из тех, кто рассказывает что-то сам.
   - Ну, я пойду, - наконец сказал я, поднявшись на ноги.
   - Я останусь тут, удовлетворю научное любопытство, - махнул рукой Сион, глянув в сторону, где висел имеренг. Мне стало не по себе.
   - Ладно.
   - Скажи Незулу что я заскачу через какое-то время, - теперь он посмотрел на меня.
   Мне стало еще больше не по себе. Видимо, уловив мои сомнения, Сион выдал злодейскую улыбку, чтобы подлить масла в огонь. Ох, и кто же из нас тут демон?
   - А, кстати, не в моих правилах благотворительность, но я просто не могу позволить прекрасным девушкам страдать у меня на глазах, - усмехнулся маг и протянул мне бумажный конверт, в котором лежало 4 красных шарика, - раздай это друзьям. Избавит от побочных эффектов, вызванных варевом моего бездарного ученика.
   - Эффектов?
   - Ну, если бы я не принял меры, то в ближайшие дни они бы даже думать о еде не могли. А ночью...
   - Избавь от подробностей. Я лучше поспешу.
   - Да уж, поспеши! - усмехнулся Сион, - Он напоил их уже несколько часов назад!
   Расправив крылья, я взмыл в воздух.
  
   На карнизе над крыльцом лежал Зеф. Если кирпичного цвета горгул мог вызывать ощущение того, что он зеленый, то именно такие ощущения он и вызывал. Буквально всем своим видом он выражал сожаление о том, что его угораздило пережить вчерашний день, а то и вообще родиться на этот свет.
   - Вернулся... - упавшим голосом простонал он, едва покачав свешенной вниз рукой. Видимо, это означало приветствие.
   - Тебе досталось больше чем мне, - покачал головой я.
   - Да. Но я не уверен от кого.
   - Сион мне так и сказал.
   - Кто?
   - А, неважно. На, это противоядие.
   Вторым мне встретился Алин, бесцельно шатающийся по коридорам первого этажа. Он попытался изобразить на лице энтузиазм по поводу моего возвращения, но, взяв свою порцию лекарства, ушел вверх по лестнице так и не сказав ни слова.
   Видимо эти самые "эффекты" все-таки адская смесь, раз способны так подорвать мораль моих соратников. Пока я обдумывал это, со второго этажа спустился Незул - его бодрое лицо никак не вязалось с состоянием его подчиненных.
   - Ну как? - спросил он, - Грохот стих еще вчера вечером, и я уж было собирался пойти искать тебя.
   - Я жив, - ответил я.
   - Да, я вижу. А где растение?
   - Там, в лесу. Сион исследует останки. Он все потом спрячет.
   - Сион... То-то вчера вечером меня охватило странное беспокойство на несколько минут. Я его взгляд спиной ощущаю, - некроманта передернуло, будто он вспомнил о чем-то крайне неприятном.
   - Где Кей и Берфест?
   - Оба у себя. А что ты дал Алину?
   - "Противоядие от бездарного варева бесполезного ученика", - процитировал я. Незул натянуто улыбнулся.
   - Пойду лучше отнесу это оборотню, - он выудил из пакета один шарик, и удалился в направлении хижины Берфеста, насвистывая под нос веселый мотивчик. Если этот ужасный тип и волновался о ком-то, то очень удачно это скрывает.
   Я вздохнул, и поспешил на третий этаж.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Эпилог.

   Кей не спалось.
   После всего, что случилось в последнее время у неё, наверное, сдали нервы. Поворочавшись в постели больше часа, Кей, наконец пришла к выводу, что можно будет поспать и днем. Девушка зажгла свечу, щелкнув пальцами в воздухе над ней - удивительно, как быстро подобные фокусы вошли у нее в разряд обыденных - надела халат и вышла в коридор. Пройдя несколько метров она постучала в соседнюю дверь. С другой стороны послышались шаги, и в появился Гудзон. Комната за его спиной была темной.
   - Спишь? - осторожно спросила Кей, хотя знала, что демон почти никогда не спит, разве что дремлет от нечего делать.
   - Читаю, - пояснил Гудзон, - пройдешь?
   Кей зашла в комнату.
   - Читаешь без света?
   - Пламя от свечи постоянно мерцает. В темноте читать легче, ведь мне не нужно различать цвета.
   Да, правильно. Гудзон не видел темноты - все, что для других скрывалось в тени, для демона просто становилось черно-белым.
   - Я не помешаю? - на всякий случай осведомилась девушка.
   - Да что ты, как раз наоборот.
   Кей прошла в глубь комнаты и забралась с ногами на застеленную кровать и натянула на себя одеяло. Она никогда не видела, чтобы Гудзон ей пользовался, хотя привыкла бывать в его комнате достаточно часто. Вроде бы, ему не нравится перспектива оказаться придавленным сверху одеялом, поэтому он предпочитает отдыхать не расправляя постель.
   - Хотела поговорить о чем-то конкретном?
   - Нет, просто не спится, покачала головой девушка, - ты читай, если хочешь.
   Гудзон бросил на нее быстрый взгляд, и растянулся на полу, где уже лежала книга. Кей подумалось, что точно такой же была первая ночь после того, как они встретились. Кей сидела на кровати, прислонившись спиной к стене, а Гудзон растянулся на полу, предоставив девушку самой себе.
   Тот, кто знал Гудзона чуть меньше, мог бы подумать что это проявление безразличия ко всему на свете, и к Кей в первую очередь. Но сама волшебница думала, что он просто умеет уважать потребности других. Если бы Кей что-то беспокоило, он бы узнал об этом еще раньше, чем она встала со своей постели. Он ведь видит мир духов постоянно. Кей тоже видела души однажды, когда Незул дал ей некое подобие неполного каменного кольца, если посмотреть сквозь которое, можно видеть души. Но Кей тогда так и не поняла как они с Гудзоном могут уловить настроение человека, смотря на эти скопления белой энергии. А сейчас он наверняка видел, что Кей просто приятно находиться в его обществе.
   Да, приятно и спокойно. Слушая треск свечи и редкий шелест страниц, переворачиваемых Гудзоном, Кей начало клонить в сон.
   - Знаешь, я думала над тем, что ты сказал тогда...
   - Ммм? - с вопросительной интонацией протянул Гудзон.
   - Я правда не могу представить вас как плохих людей...
   - Это хорошо.
   Девушка только покивала. Вновь воцарилось молчание.
   За окном падал снег, крупные хлопья которого освещались оранжевым сиянием свечи, поставленной Кей на подоконник. Сейчас это было единственное окно в замке, в котором горел свет. Сквозь облака проглядывала полная луна.
   Такая спокойная и волшебная ночь. Такие всегда бывают после бури, вроде той, что отгремела только вчера. Гудзон тогда вернулся, весь грязный, и со стойким запахом гари, тень которого до сих пор исходила от него, несмотря на то, что почти час демон пытался отмыться в ближайшем озере. Деталей произошедшего он так никому и не рассказал.
   Пламя свечи дрогнуло, на секунду озарив всю комнату, которая тут же снова погрузилась в полумрак.
   Кей хотелось, чтобы эта ночь не кончалась никогда.
   Девушка не заметила, как заснула.
   Через минуту свет в окне Гудзона погас, и замок окончательно погрузился в ночную тьму.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Сноски:

   * Берфест ссылается на способность демона поглощать бесконечно большое количество еды. Нет, у демонов нет третьего измерения в желудке, просто система пищеварения использует магию, чтобы превращать пищу в энергию почти моментально и без остатка. Поэтому, пока Гудзон жует один кусок, предыдущий уже успевает "перевариться". Полученная энергия хранится в душах, находящихся под контролем демона. Эта способность подробно описана в повести "Темный Демон"
  
  
   ** Боевые маги - те, кто используют магию в сочетании с холодным оружием и, собственно, рукопашным боем.
  
  
   *** Демоны не видят теней. Объекты, находящиеся в тени, для них просто бесцветны.
  

Оценка: 8.98*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | К.Грицик "Не ходите по ромашкам без бахил" (Постапокалипсис) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"