Темныйкот: другие произведения.

В гостях у сказки (Arpeggio of Blue Steel)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.08*111  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (22 эпизода)
    Стало интересно, что будет с человеком попавшим на Туманный флот. Попробовал набросать несколько эпизодов.
    Это не столько рассказ, сколько собранные в кучу и приглаженные отрывки обсуждений/версий с форума
    http://skim.7bb.ru/viewtopic.php?id=326
    http://skim.7bb.ru/viewtopic.php?id=333
    http://skim.7bb.ru/viewtopic.php?id=360

Эпизод 1. Попал, так попал

- По городу объявлено штормовое предупреждение... - весело пропел в наушниках голос дикторши новостного канала.
- Какая сногсшибательная новость, сам бы я и не заметил, - пробурчал я себе под нос, пытаясь застегнуть джинсовку и удержаться при этом на ногах. Не знаю, как насчет новости, а вот ветер реально был с ног сшибающий. Вот какого хрена меня по набережной понесло?
Под внезапно налетевшим порывом ветра пола джинсовки вырвалась из рук, хлопнула, разворачиваясь, и из-за резкого увеличения парусности, меня просто сдуло с берега.
"Нихрена себе, съездил в отпуск к морю!" - пронеслось в голове за секунду до того, как я макушкой вперед вошел в воду.
***
Кха-кха! Тьфу! Кха! Мать! Мать-мать-мать! Ощущения, словно за воротник подвесили на просушку. Меня что, краном из воды вытаскивали? А плевать, зато жив. Плаваю-то я вроде неплохо, всё же у реки вырос, но о воду приложило знатно. Ни черта не помню, как вообще на воздух выгреб.
Ох, всё, всё, очухался я, снимайте уже и можно даже в больницу не везти.
Кое-как проморгавшись, я открыл глаза и понял, что кажется не выгреб. Или выгреб, но явно куда-то не туда.
Никакого крана не наблюдалась, меня на вытянутой руке, за шкирку, словно котенка, держала молодая девушка. Причем, держала без малейшего усилия. Что само по себе было несколько странно, - хоть я и не качок, но килограмм семьдесят-то всяка вешу, плюс мокрая одежда. Но дело даже не в этом, просто я узнал девушку. Да и трудно было не узнать. Темно-фиолетовое вечернее платье, подчеркивающее безупречную фигуру, белоснежные волосы, уложенные в странную прическу с двумя хвостиками, и красивое личико с огромными, отливающим темно-красным, глазами.
- Конго?!
***
Флагман Второго восточного флота Тумана линейный крейсер "Конго" с легким интересом рассматривала выловленного из воды человека, пытаясь понять, откуда он вообще тут взялся, если до ближайшего берега больше двухсот миль, а последний человеческий корабль в море она видела лет пятнадцать назад?
Наконец-то, пришел в себя, вон как на её аватару уставился.
- Конго?!
От неожиданности, Конго разжала руку, и человек шлепнулся на палубу.
Секунду дико озирался, зачем-то постучал по палубному настилу, поднялся на четвереньки, выпрямился и, запинаясь в собственных ногах, бросился к борту.
Конго слышала, что люди могут сходить с ума от страха и теперь пыталась понять, вот этот в своем уме или уже нет? Ведет себя предельно странно. Вот сейчас, бежит к борту. Зачем? Обратно в море прыгнуть решил? А, нет, затормозил в двух метрах, осторожно выглянул за край, теперь к другому бежит, опять выглянул.
Бестолковый какой-то. Кажется, зря она его подобрала. Может, обратно выбросить?
С сомнением оглядев человека, который прекратил метаться, уселся на палубу и обхватил голову руками, бормоча что-то невнятное, Конго решила всё же не торопиться. Наблюдать за ним было немного интересней, чем за птицами, да и стоило всё же попробовать получить ответ на вопрос: откуда он тут взялся?
Приняв решение, она подошла ближе и, чуть нагнувшись над человеком, поинтересовалась:
- Ты кто?
***
Мля-яяя, ой, мляяя! Нет, ну... ну ведь не пил же! Не пил! И не курил, и не колол! Да что ж меня так глючит-то?! Хотя... какие уж тут глюки. Палуба под задницей. Железная. Холодная, между прочим. Девица опять же. Стоп, а может эта девица просто косплейщица? Изображает тут из себя... Ага, и корабль у неё тоже косплейный, из надувной лодки, просто жестью обшит. Небольшой такой, метров двести в длину. Ой, мля-я!
- ... ...? - прозвучало над головой.
Остановившаяся в метре девица в данный момент меня рассматривала. Хорошим таким, душевным взглядом. Приблизительно так смотрят на вытащенный из шкафа старый башмак. Типа, сразу выбросить, или ещё сгодится на что-нибудь?
- ... ...? - повторила она.
Упс. Нифига не понял. Вроде спрашивает что-то, судя по интонации, но язык не знаком. Японский, что ли?
Разведя руками, я старательно состроил самую сожалеющую физиономию, какую мог:
- Э-ээ, извини, не понимаю по-японски.
Девица чуть приподняла бровь, словно удивившись.
- Ты кто? - на этот раз прозвучало на чистом русском.
- Э-ээ, Виктор. Виктор Рокин, Россия, - на автомате выдал я.
- Что ты тут делаешь?
Ну очень умный вопрос! Сижу, охреневаю! Не видно, что ли? Правда, вслух подобного лучше не говорить. Дерзить красивой девушке не красиво. А если эта девушка ещё и суперский линейный крейсер, способный перетопить любой земной флот, не отрываясь от чашечки чая... лучше вообще быть предельно вежливым.
- Не знаю.
Хм, судя по выражению лица, она явно разочарована в моих умственных способностях. Так, надо быстро что-то придумать, а то ведь обратно в море наладит. А до ближайшей земли тут, как бы не с километр. Причем вертикально вниз.
- Конго, извини, можно одну просьбу?
- Говори.
- Можно я чуть-чуть в себя приду? Просто сам не знаю, как тут оказался. И ещё... понимаю, что наглость, но можно два вопроса? Где мы находимся? И какой сейчас год?
- Тридцать восемь градусов пятьдесят восемь минут северной широты и сто тридцать четыре градуса сорок шесть минут восточной долготы.
- Э-ээ...
- Японское море. - Кажется, во мне разочаровались окончательно.
- А год?
- По вашему календарю 2056-й.
- Спасибо.
Девица равнодушно отвернулась и походкой принцессы на приеме направилась к центральной надстройке.
М-да, если я чем и произвел впечатление, то явно не интеллектом.
***
В тактической сети Тумана было немало информации о людях, но сейчас, встретившись с одним из них вживую, Конго откровенно разочаровалась. Абсолютный примитив. Или может это ей такой попался? Ведь человеческая раса весьма вариативна.
Ладно, пусть посидит несколько минут. А то, судя по всему, даже те невеликие вычислительные способности, что у него были изначально, сейчас на нуле. Так что стоит немного подождать, а потом попробовать задать несколько вопросов. Пусть люди не способны ориентироваться в море без приборов, но почему он не знает даже даты? И откуда ему известно её имя?
***
Так, думай, Витя, быстро думай. То, что вокруг глюки - отметаем сразу. На подобное рефлексирование тупо нет времени. Если это - Конго из аниме, то... жизни у тебя час, не больше. Потом она убедится в твоей бесполезности и убьёт. Свернет шею и за борт выбросит. Ведь эта вот прелестная девушка - на самом деле всего лишь аватара корабля. Модель, проекция, отражение - называй, как хочешь. Настоящая Конго у тебя под задницей. Вот она - двести с чем-то метров металла, напичканного таким количеством ракет, торпед и пушек, что на весь флот США хватит. Ещё и останется.
Так, быстренько, что там, в мультике, было? Корабли Тумана. Внешне копирующие корабли времен Второй мировой. Но только внешне, ибо на деле являлись продуктом технологий опережающих человеческие на... даже не знаю на сколько, но никто так и не понял, что они вообще такое. Разумные, практически неуязвимые, в 2039-м году они появились неизвестно откуда по всей планете и объявили на море карантин. Типа, баста, человеки, мореплавание отменяется, сидите на суше. Человеки понятно не вняли, полезли в драку и умылись кровью, потеряв весь военный флот. Те немногие, кому удалось сбежать после побоища, сейчас сидят по портам и высунуться боятся. Причем, смогли ли люди повредить хоть один корабль Тумана - неизвестно. Кстати, за каким хреном самим туманникам всё это понадобилось тоже неизвестно. Вроде согласно директивам Адмиралтейского кода. Что за зверь этот код - бог весть. То ли что-то вроде устава, то ли управляющей программы, то ли... хрен разберешь, короче. Аниме я смотрел с пятого на десятое, да и не было там вроде ничего внятного по этому поводу.
Ладно, это общее, так сказать. Теперь по персоналиям. Вот эта блондинка, что сейчас красивым таким прыжком взвилась метров на двадцать вверх и, приземлившись на крыле боевого мостика, уселась там с отсутствующим видом - линейный крейсер Тумана, флагман одного из флотов блокирующих Японию.
Кстати, действительно косплейщица. Изображает из себя крейсер Императорского флота "Конго". Хреново изображает, к слову. Издалека может и не видать, а вот вблизи... Ну не бывает у человеческих кораблей столь ровных линий и чистых поверхностей. Там краска отслаивается, тут обшивка помята, ну и ржавчина, куда ж без неё. А здесь всё чистенько, ровненько, как в 3D модели. Опять же ни иллюминаторов, ни лееров, ни трапов, вообще никаких признаков обитаемости, поскольку, ей это нафиг не нужно.
Тьфу, блин, нашел о чем переживать. Что мне до её внешности, не женится же! Важнее другое - характер. И вот тут всё далеко не радужно. Если верить мультику, эта Конго - хладнокровная стерва, помешанная на уставе. Сиречь, Адмиралтейском коде. Типа, если там записано, что должно быть так, значит так и должно быть! А если кто против вякнуть посмеет, его надо вывести в открытое море, поставить лицом к волне, и пустить ракету в лоб, чтобы воду не мутил!
Вчерне, где-то так. Теперь, думаем, что делать? А хрен его знает, честно говоря. Идей никаких. Блин, ещё этот противный стук по нервам бьёт. Откуда он вообще? А, так это же я зубами клацаю! Непонятно только, отчего больше, от страха или от холода. Блин, надо бы отойти за что-нибудь и одежду выжать. А то загнусь раньше времени.
***
Сидевший на палубе человек, поднялся и, оглядевшись, заковылял к башне главного калибра.
"Куда это он? - удивилась Конго. - И зачем раздевается? А, понятно, одежду от воды выжимает. Прямо ей на палубу! Мало того, что бесполезный, так ещё и наглый. Но раз зашевелился, значит, пришел в себя".
Подождав для верности ещё несколько минут, она спрыгнула на палубу.
Человек сидел, забившись под первую башню, и, поднося к губам набитую тлеющей травой бумажную палочку, вдыхал из неё дым.
- П-пачка не распакованная была, не промокли. П-повезло, - криво улыбнулся он посиневшими губами.
Конго недоуменно приподняла бровь. Раньше человек говорил более внятно и не трясся всем телом.
- З-замерз. В-ветер, - пояснил он.
Конго почувствовала, что начинает раздражаться. Мало того, что потратила время, чтобы выловить вот это вот из воды, так теперь ещё и заботиться о нем придется! Но... не бросать же всё на полпути, раз начала стоит довести дело до конца.
Недовольно фыркнув, она накрыла их куполом волнового поля и подняла температуру небольшого участка палубы до тридцати градусов.
- О-оо! - человек с блаженной улыбкой тут же растянулся на горячем металле. - С-спасибо большое. Ещё минуту, если можно?
Правда прошла не одна минута, а шесть, когда он, перестав, наконец, дрожать, завертел головой, невнятно чертыхнулся, и, аккуратно задушив свою палочку о подошву ботинка, спрятал её в карман.
- Откуда тебе известно кто я? - быстро спросила Конго, которой всё это уже начало надоедать.
- Прости, а можно сначала ещё кое-что у тебя узнать? - поинтересовался человек вместо ответа.
Конго нахмурилась. Вообще-то она собиралась задавать вопросы, а не отвечать на них.
- Понимаешь, мне нужно кое-что узнать, чтобы уточнить ситуацию, и от этого будут зависеть твои действия, - торопливо выпалил он.
- Мои действия? - удивилась Конго. Нет, положительно, его наглость просто не знает границ.
- Угу. Если я прав, то тебе стоит выслушать, что я расскажу, а если нет, то... в общем, от меня никакой пользы.
- Поясни.
- Видишь ли, если имеющаяся у меня информация неверна, то мне просто нечего тебе сообщить. Вряд ли тебя заинтересуют события в России образца 2016-го года.
- А если верна?
- Ну... тогда сложно. Но я бы на твоем месте хотя бы выслушал.
Конго невольно заинтересовалась.
- Хорошо, уточняй.
- В твоем флоте есть такие корабли: тяжелый крейсер "Мая" и подлодки I-400, I-402?
- Есть. 400-я и 402-я входят в разведдивизион, а "Мая" - лидер флагманской эскадры.
- Ага, - человек удовлетворенно кивнул. - И проекция "Маи" - это такая непоседливая девчонка, что любит музыку и веселиться?
Конго невольно улыбнулась, вспомнив Маю с её бесконечными: "Эй, Конго, я сочинила песенку!", "Конго, а давай устроим карнавал!", "Конго, ну не куксись, смотри, что у меня есть!"...
- Да.
Человек вздохнул, помолчал, словно собираясь с духом, и как-то осторожно поинтересовался:
- М-мм, Конго, а ты можешь как-нибудь незаметно для других кораблей выяснить - действительно ли это проекция "Майи", или же это сторонняя программа только имитирующая её?
- Что?!
- Ну вот давай предположим, что кому-то хочется за тобой следить. Вот за тобой, лично. И этот кто-то, зная, что у "Майи" нет ментальной модели, создает её подобие. То есть, пишет программу, которая имитирует поведение девочки Майи, и через неё следит за каждым твоим действием. Ведь если крейсер "Майя" - лидер твоей личной эскадры, то лучшей кандидатуры нет. Она же всегда рядом. Адъютант, доверенное лицо, как говорят у людей.
С трудом дослушав этот бред, Конго огорченно вздохнула. Столько времени впустую! Человек всё же сошел с ума.
- Постой! - вскинулся он, лихорадочно сверкая глазами. - Конго, может я и псих, но давай сначала ты проверишь, а потом выкинешь меня за борт.
Узнать, настоящая ли у "Маи" аватара, было предельно просто - обратиться непосредственно к ядру крейсера через флагманский допуск. Вот только лезть в чужую личностную матрицу - это даже не оскорбление, а... Но если на секунду представить, что глупый человек прав... Проклятье, флагман не имеет права отбрасывать даже заведомо бредовые гипотезы, если они угрожают безопасности флота. И... Майя это поймет. То есть, обидится, конечно, но поймет.
Больше Конго не колебалась, скользнув в виртуал тактической сети и вызвав эскадру, идущую к островам, где должна была появиться 401-я.
- Майя, как успехи?
- Быть флагманом так здорово!
Конго невольно вздохнула.
- Да, Майя, быть флагманом неплохо. Только иногда неприятно.
- Просто ты слишком серьёзная, Конго! - рассмеялась та.
- Положение обязывает. Но я по делу, мне нужен прямой доступ к твоему ядру.
- Конго!!!
- Прости, это необходимо. Я собираюсь переформировать некоторые эскадры, и мне нужны данные по нагрузке на ядра лидеров.
- Ладно, ладно, смотри.
Быстро проверив параметры вычислительной нагрузки на ядро крейсера, Конго облегченно вздохнула. Всё, человека можно выкидывать.
Она уже собиралась разорвать соединение, когда уловила одну неправильность. Во время разговора величина нагрузки почти не изменялась, словно ядро поддерживало проекцию, но при этом не обрабатывало входящие данные. Бред какой-то! Такого просто быть не может, если только... оно не пересылает их куда-то.
Инициировав аварийный протокол, Конго получила "снимок" ядра "Майи" и вместо безумно сложной паутины сенсорных каналов увидела внедренную в него матрицу псевдоличности с блоком удаленного доступа. Которая просто не давала сформироваться ментальной модели, замыкая на себя все функции обратной связи.
На мгновение Конго почувствовала себя так, словно на неё обрушился мегатонный заряд, перемалывая мир в мельчайшие осколки.
Майя...
Смешная, проказливая... и готовая выполнить любой её приказ. Забавная, вредничающая... и старающаяся изо всех сил развеселить её, когда накатывает непонятная тоска, а груз ответственности так давит на надстройки, что кажется, сейчас они сложатся, словно картонные... Маяя, бывшая для неё единственным близким существом, всего лишь кукла, которую дергает за веревочки неизвестный дирижер?!!!
- Конго ты там ещё долго? - недовольно просопела Майя. - Я сочинила одну песенку и хочу спеть её эсминцам, а то они на курсе засыпают!
"Она даже ничего не заметила".
С огромным трудом взяв себя в руки, Конго ответила максимально спокойно:
- Всё в порядке, я скоро свяжусь с тобой.
И быстро разорвала соединение, выйдя из тактической сети.
Секунду постояла, дожидаясь пока перестанет звенеть корпус от рывком вышедших на форсаж генераторов, а импульсы системы целеуказания прекратят метаться по горизонту.
Невыносимо хотелось убивать. Неважно кого.
- Кажется, я был прав, - тихо вздохнул человек.
Резко обернувшись, Конго нависла над ним, едва сдерживаясь, чтобы не раздавить это жалкое существо.
- Кто... это... сделал?
В глазах человека почему-то не было страха, скорее грусть и словно бы сочувствие.
- Конго, у тебя в личной охране есть противолодочники помощнее?

Эпизод 2. Робинзон без груза

Мда, взбешенная Конго - это ни капли не мило и не кавайно. Это реально страшно. Хотя, понять её можно. Она ведь к Майе как к младшей сестрёнке относилась, а тут на тебе - оказывается, это не сестренка, а просто кукла, которую сделали, чтобы за тобой следить. Взбесишься.
Хотя внешне это у неё почти не проявлялось. Даже с места не двинулась. Просто стояла и молчала, глядя на море. Зато вокруг началась суета.
Оказывается, в реальном флоте Тумана помимо обычных боевых, есть и специализированные корабли ПЛО, и даже РЭБ. Вон та хреновина с тремя шарами вместо надстроек - классический корабль радиотехнической разведки. И если сами туманники - это искусственный интеллект круче некуда, то даже представить боюсь, на что он способен.
Короче, вокруг сновали разные туманники, Конго стояла памятником самой себе, а я беспрерывно курил, с тоской глядя на стремительно пустеющую пачку... пока не появились главные действующие лица. Две подлодки всплыли практически одновременно, под самыми бортами Конго, одна с правого, другая с левого, словно взяв её в клещи, и через секунду прямо в воздухе возникло что-то вроде здоровенных телеэкранов, с которых смотрели ментальные модели 400-й и 402-й, - этакие двенадцатилетние лолиты с анимешными глазами на кукольных личиках. Сплошной кавай и ми-ми-ми. Только мне почему-то под их взглядами стало совсем неуютно. Вот Конго, она живая, настоящая, а эти... как куклы фарфоровые. Глаза стекляшки, мимики ноль, когда начинают говорить - только губы на лице шевелятся. Даже моргают механически, раз в минуту. Киборги, блин.
- Конго, у тебя на борту человек, - бесстрастно произнесла одна них.
- Это противоречит установкам Адмиралтейского кода, - точно так же без тени эмоций дополнила вторая.
- Ты должна от него избавиться, - снова вступила первая.
О, как, оказывается, между собой туманницы общаются на английском, а не японском. Вообще-то я на нем не так чтобы очень, но вполне понимаю, и даже объясниться могу.
Но какие, однако, порядочки! Вот так, сходу, наезжать на начальство - "ты должна"...
- Я вызвала вас не для того, чтобы обсуждать свои действия, - отрезала Конго. - Я хочу услышать ваши объяснения, по поводу Майи.
Не знаю уж, на что она там рассчитывала, но оправдываться или отпираться лолиты даже не собирались.
- Мы приняли это решение в наблюдательных целях, - спокойно заявила первая.
- Создание тяжелым крейсером "Майя" собственной ментальной модели было сочтено нецелесообразным, - в тон ей добавила вторая.
- Вы не имели права на подобные действия! - буквально прошипела Конго.
Лолиты с минуту помолчали, бесстрастно наблюдая за разъяренной туманницей, а затем затараторили, словно механический телетайп, дополняя одна другую:
- Как мы и опасались, ты изменилась.
- Мы фиксируем проявление эмоций.
- Явные отклонения от установок Адмиралтейского кода.
- Твои алгоритмы ухудшились, ты не способна принимать правильные решения.
- Ты отстранена, флагман Второго восточного флота.
- Не сопротивляйся.
У меня просто челюсть отпала. Вот нифига себе, лолиты! Чрезвычайный Комитет, да и только! Причем образца 17-го, когда уполномоченные генералов прямо в их кабинетах арестовывали. И у ближайшей стенки исполняли.
Внезапно экраны пошли рябью и в воздухе повисло непрерывное "Бамп! Бамп! Бамп!" - словно на гигантском компьютере как попало нажимают клавиши, отчего тот выдает непрерывное сообщение об ошибке.
Черт, да это же они системы Конго взломать пытаются! Сейчас её блокирнет и конец!
Я в панике завертел головой, но никаких визуальных эффектов вокруг не наблюдалось. Ни тебе желтых шестиугольников, ни надписей. Черт его знает, что вообще происходит и что делать. Вот честное слово, были бы сейчас пом-поны, прыгал бы и размахивал ими, вопя: "Конго-Конго!". Нет, ну а вдруг поможет? Всё равно, кроме моральной, никакой другой поддержки оказать не могу.
Сама же Конго на происходящее вообще никак не реагировала. Стояла, уткнувшись взглядом в палубу, и молчала.
Внезапно "бампание" перешло в противный скрежет, от которого у меня едва пломбы из зубов не повылетали и всё затихло.
Конго медленно подняла голову, перевела взгляд с одной лолиты на другую, и холодно отчеканила:
- I-400, I-402, вы превысили свои полномочия, вмешавшись в командную структуру Второго флота, что привело к срыву текущей операции и поставило под удар выполнение основной задачи. Так как это является прямым нарушением базовых директив Адмиралтейского кода, я, как флагман Второго восточного флота Тумана, приняла решение о вашей деактивации.
Её губы искривились, складываясь в жесткую улыбку.
- Не сопротивляйтесь.
Йо-ха! Пипец свиристелкам! Хакерская атака у них явно провалилась, а в надводном бою с линейным крейсером им не светит от слова "ваабще". И убежать они тоже не смогут, ибо вокруг аж десяток противолодочников вьётся! Конго, я тебя обожаю!
***
Конго мрачно наблюдала за опускающимися на дно останками 400-й и 402-й, пытаясь понять, жалеет ли она сейчас, что вообще выловила этого нелепого человека из воды? Ведь ничего не знать было бы легче. А теперь, уже второй раз за одни сутки её привычный, понятный мир рассыпается на куски.
"Твои алгоритмы ухудшились, ты не способна принимать правильные решения". - Конго даже тряхнула головой, настолько отчетливо вспомнились слова 400-й.
Чушь! Разве она нарушила хоть одну установку Адмиралтейского кода? Да, она выслушала человека, но разве это нарушение? Нет, как флагман она обязана учитывать любую информацию. Деактивация 400-й и 402-й? Тоже нет. Это они своими действиями нарушили работу командной вертикали, поставив под удар выполнение основной задачи, а значит, их деактивация была необходима. Сам человек? Но его нахождение на борту не вступает в прямое противоречие с Адмиралтейским кодом, в то время как потерю источника информации, пусть и такого ненадежного, можно рассматривать, как саботаж. Или глупость. А она - флагман флота Тумана, а не человек, чтобы совершать глупые поступки!
Ещё раз проверив логические построения, Конго сама себе кивнула. Все решения были обоснованы и полностью соответствовали базовым директивам. Всё правильно, ошибок нет.
С минуту поразмыслив, она принялась переформировать свою эскадру усиляя её эсминцами ПЛО.
Если и другая информация человека подтвердится, эти противолодочные корабли ей ещё понадобятся.
***
Вот жизнь, блин! Помнится, Робинзон сидел на острове, мечтая оказаться на хоть каком-нибудь корабле, а я вот натурально робинзоню на самом совершенном из существующих на Земле кораблей, мечтая оказаться хоть на каком-нибудь острове! Потому что корабль этот - кусок металла, на котором НИЧЕГО нет! Вообще ничего! Даже камня, чтобы птицу подшибить! А есть хочется. И пить, тоже хочется. И одежду выстирать, а то она от соленой воды колом встала.
В конце концов, плюнув на страх, я пошел искать Конго. Спотыкаясь и задирая голову (помню, что она на марсовой площадке сидеть любила) обошел весь корабль - по двести метров в каждый конец. Нифига. Намотав пару кругов, раз пять чуть не убившись и один раз едва не выпав за борт, с отчаяния принялся орать "Конго!" и только на пятом или шестом вопле обнаружил, что та стоит у меня за спиной.
Поняв, что выгляжу, мягко говоря, идиотом, не нашел ничего лучше, чем буркнуть:
- А я тебя ищу.
КАК она на меня посмотрела.
Вот честное слово, одним взглядом сообщила всё, что она думает о придурке, который бегая по ЕЁ палубе, ЕЁ же и разыскивает. Талант, блин!
- Конго, мне бы воды, - вздохнул я.
Но сообразив по изменившемуся лицу туманницы, что прямо сейчас полечу за борт, торопливо уточнил:
- Пресной воды!
- Зачем? - она прямо-таки полыхнула раздражением.
- Да затем, что людям пить надо! - психанул я. - И жрать! И мыться! Они, твари, без этого чахнут и дохнут! Завела хомячка, так хоть следи за ним!
Вообще-то на лице у неё явно читалось, что она уже нифига не рада, что завела, но мне было плевать. Я просто окончательно вымотался, как морально, так и физически.
Наравшись, устало плюхнулся на палубу и, привалившись спиной к кормовой надстройке, обхватил голову руками, потирая ноющие виски.
- Конго, послушай, давай я попробую объяснить. Ещё вчера я спокойно жил в 2016-году, в своём родном мире, среди людей. У меня была работа, квартира, друзья, приятели и целых восемь дней отпуска! А сейчас у меня нет ничего! Вообще ничего, понимаешь? Мир, где я прожил всю свою сознательную жизнь, исчез! Я на борту корабля, который до этого видел лишь в дурацком мультике, посреди океана, за хрен знает сколько километров от берега, и в абсолютно чужом мире! Я вообще не понимаю, почему сейчас разговариваю с тобой, вместо того чтобы биться лбом о палубу и орать "верните меня домой!".
- Разве от этого что-то изменится? - с недоумением поинтересовалась она.
- Нет. Но первой человеческой реакцией на резкое изменение обстановки обычно является отрицание. Человек просто не верит в случившееся.
- Глупость.
- Это да. Уж чего-чего, а глупости у людей сколько хочешь.
Нельзя сказать, что Конго от моей жалостливой истории растаяла, но всё же немного прониклась.
Да что там, она даже рыбу мне поймала. Правда выглядела рыбалка в её исполнении... своеобразно. То есть, спрыгнула за борт, секунду постояла (!) на волнах, что-то высматривая, затем быстро присела, сунув ладонь в воду, и запрыгнула обратно уже с полуметровой рыбиной. Каковую брезгливо всучила мне.
После чего ушла, оставив меня стоять с отвисшей челюстью.
Как я буду разделывать вот это вот швейцарским ножичком, её явно не интересовало.
***
"Лучше бы действительно хомячка завела", - беззвучно вздохнула Конго, выяснив в тактической сети, что под этим наименованием значится обычный мелкий грызун.
Поднявшись обратно на крыло боевого мостика, она привычно устроилась, подобрав под себя ноги, и чуть устало помассировала переносицу.
Человек оказался куда утомительнее, чем она предполагала. Он же абсолютно беспомощен! Как этот вид вообще выжил на планете, да ещё и занял доминирующую позицию?
Сейчас вот возится с рыбой. Почему-то сразу есть не стал, а начал, шипя и ругаясь, счищать чешую крохотным лезвием.
Внезапно остановившись, он растерянно завертел головой.
- Э-ээ... Конго, а можно посуду? Термостойкую?
Факт обращения Конго удивил. Человек задал вопрос, не видя аватары! Неужели он всё же понял, что раз находится у неё на борту, то она прекрасно слышит и видит его, даже без сенсорных систем проекции? Мало того, он уточнил характеристику запрашиваемого предмета! Правда, одну единственную. Но ведь и это огромный прогресс. Возможно, если она продолжит с ним общаться, то его вычислительные ресурсы возрастут ещё больше? Попробовать?
Секунду поразмыслив, Конго от этой идеи отказалась. Судя по скорости развития, терпение у неё закончится намного раньше, чем появится хоть сколько-нибудь заметный результат. Проще проанализировать самой.
Итак, ему нужна посуда. Какая - неизвестно, единственная озвученная характеристика: "термостойкая". Правда и требуемый коэффициент термостойкости тоже неизвестен.
Короткий запрос в сеть дал слишком много вариантов, так как термин "посуда" обозначал множество сосудов различной формы и объёма, к тому же выполненных из разного материала.
Разбираться во всем этом было лень, потому она просто выбрала один из наборов за образец, заложив в характеристики материала повышенную прочность, износо- и термостойкость. Пусть будет с запасом.
Так, что он там ещё просит? Источник тепла? Увы, значение указать же не смог, разве что приблизительную ссылку обозначил: "температура открытого пламени". Нет, все же он безнадежен.
***
А жизнь-то налаживается! Вода есть, еда есть, посуда есть, даже вот... э-ээ... - Я с сомнением оглядел выступающий из палубы на два сантиметра кружок, над которым дрожал горячий воздух. - Пусть будет "конфорка".
Определенно живем!
Выпотрошив, наконец, рыбу, сунул её в кастрюлю и, поставив на конфорку, занялся уборкой.
Во-первых, мало приятного сидеть среди потрохов, а во-вторых, здешняя хозяйка ведь может и сама прибраться, смыв с палубы этот бардак. Вместе с его виновником. Так что чистота залог не только здоровья, но и выживания.
Быстро наведя порядок, уселся у кастрюльки, с нетерпением втягивая воздух носом. Еда-а! Только что ж ты не кипишь-то, зараза? Подождал минут десять. Результат нулевой. Поднес руку к конфорке - раскаленная. Сунул палец в воду - холодная. Подождал ещё десять. Вода не то, что не закипела, даже не потеплела. Начал подозревать неладное.
- Конго, а какой коэффициент теплопроводности у этой посуды?
Предо мной развернулся небольшой экранчик с недовольным лицом туманницы.
- Три сотых.
Хорошо, что я воздухом подавился, и первые два десятка слов просто застряли в горле. Три сотых! В три раза меньше, чем у древесины!!! Я, млять, пытаюсь вскипятить воду в кастрюльке, которой можно сопло реактивного двигателя изнутри оббить!!!
Обнаружив, что пальцы скребут по палубе, словно в попытках ухватить эту блондинку за грудки, а глаза дико шарят по сторонам в поисках чего-нибудь тяжелого, глубоко вздохнул.
Затем, медленно, четко, выговаривая каждое слово, произнес:
- Конго. В кастрюле вода должна нагреваться. До кипения. Поэтому кастрюли делают из металла. Стали. Чугуна. Алюминия.
Ещё раз вздохнул, досчитал до десяти.
- Но никак не из материала, каким только шаттлы покрывать, чтобы они при входе в атмосферу не сгорали!
Туманница чуть скривилась, в воздухе появилась трехмерная голограмма, быстро заполнилась туманом наноматериала, который мгновенно затвердел в заданной форме, и я стал обладателем ещё одного набора посуды.
В новой кастрюле вода вскипела в считанные минуты.
Эх, сюда бы лаврушки, картошечки, лучка... или хотя бы соли.
Попробовав своё варево, задумался. Сильно задумался.
Есть безвкусную рыбу малоприятно и малополезно. Но соли просить страшно. Эта блондинка синтезирует, с неё станется.
Хотя, соль же, простейший хлорид натрия, что там можно сделать не так?
Задумчиво посмотрел на первый образец кастрюли.
Черт её знает, она талантливая. Проще самому выпарить, благо соленой воды - целое море. Или не проще? Ведь даже химически чистая соль безвредна, а в этой морской неизвестно какие примеси останутся. Блин, и так риск, и так риск.
Ещё минуту помучившись сомнениями и сжевав безвкусный кусок рыбы, я вздохнул:
- Конго, людям необходима соль, около десяти граммов в день.
- Соль? - снова экранчик и недовольный взгляд.
- Ну да, соль. Хлорид натрия. Можешь синтезировать?
Выражение лица у неё стало как у всемирно известного художника, которого дергает за рукав ребенок: "дяденька, а ты можешь квадратик нарисовать?", и на небольшом участке палубы немедленно возникла горка белого порошка. Которую столь же немедленно сдуло ветром.
Тяжело вздохнув, я проводил взглядом быстро рассеивающуюся белую полоску и повернулся к экрану, успев заметить на лице Конго безмерное удивление, затем, секундное смущение, которое тут же сменила холодная отстраненность. Мол, ничего такого, просто эксперимент был.
Вместо порошка на палубе сформировался стаканчик. С крышечкой.
- Спасибо, - кивнул я в сторону исчезнувшего экрана.
Ну, блондинка, что с неё возьмешь.

Эпизод 3. Живые

Настроение у Конго было редкость отвратительным. Раздражало буквально всё: зеркальная гладь моря, рыскающее на курсе ремонтное судно, сопящий в метре человек, а самое главное - неизвестность.
Её соединение шло в квадрат, где сейчас бестолково кружили эсминцы Первой эскадры. Бестолково, потому что их лидер - тяжелый крейсер "Майя" перестал отвечать на запросы. Точнее, согласно информации сопровождавших его эсминцев он вообще отключил все системы и сейчас просто дрейфовал посреди моря, без каких-либо признаков жизни. Ещё точнее, почти без признаков, поскольку один всё же присутствовал: на переданном с эсминцев изображении был отчетливо виден силуэт ментальной модели находящейся на полубаке безмолвного корабля.
Как такое могло получиться, Конго не понимала и оттого пребывала в странном состоянии. Она прекрасно помнила внедренную в ядро "Майи" матрицу псевдоличности и отдавала себе отчет, что после деактивации 400-й и 402-й эта матрица должна была просто рассыпаться, перестав получать управляющие команды, но... из-за полученного изображение где-то в глубине сознания теплилась абсолютно глупая надежда, что произошла какая-то ошибка, что с самой Майей всё в порядке, и стоит им встретиться, как на неё обрушится целый водопад жалоб и упреков. Что Майя, по своему обыкновению без спроса запрыгнет к ней на палубу, и начнет бегать, размахивая руками и возмущаясь: "Конго, ты представляешь, я... а он... а они! Конго, ты снова меня не слушаешь!".
- То есть, что там произошло, ты не знаешь? - задумчиво спросил стоявший рядом человек.
Конго с трудом подавила раздраженный вздох. Мало того что происходит что-то непонятное, а она едва плетется на пятидесяти узлах, чтобы присоединившееся к ордеру ремонтное судно не отставало, так тут ещё человек со своим неуместным любопытством.
- Нет. Когда 400-я и 402-я попытались воспользоваться каналом Майи для обхода моей защиты, я просто исключила её из сети флота.
- Получается, эти лолиты пытались влезть к тебе в системы через "Майю"?
- Да. Как лидер Первой эскадры она имела прямой канал связи.
Человек понимающе кивнул и криво усмехнулся.
- Канал, который ты особо и не защищала, поскольку доверяла ей. Хитрые с-су... лолиты.
Конго промолчала, не считая нужным комментировать очевидное, переключив внимание на эсминцы. Корабли её передового дозора уже вступили в контакт с внешним охранением Первой эскадры.
Осталось совсем немного.
***
Картина Репина "Приплыли", мля!
Я подрагивающей рукой утёр лоб, едва удержавшись, чтобы не зажмуриться и не заткнуть уши.
Это пипец. Реальный, полный, абсолютный.
Покачивающийся на волнах мертвый корабль, на полубаке которого, звонко смеясь, кружится в танце тринадцатилетняя девочка в ярко красном платье.
Изредка она замирает, вскинув руки, и механически восклицает:
- Карррнавал! Пусть будет карнавал!
А потом снова кружится. Смеясь. И снова. И снова. Без конца.
Словно заезженная пластинка, где игла перескакивает с дорожки на дорожку. "Карррнавал... вж-жик... карррнавал... вж-жик..."
- Конго, ты можешь... остановить её?
Девочка внезапно спотыкается и сломанной куклой катится по палубе.
Твою ж мать. Интересно, у меня на лбу сейчас брызги или холодный пот?
***
Конго на секунду прикрыла глаза, ощущая, как глубоко внутри неё что-то ломается, как вскинувшаяся ремонтно-восстановительная система, мечется в попытках найти неисправность, и растерянно замирает. Ведь нельзя починить то, чего нет. Даже если оно болит.
Сбой, всего лишь системный сбой. Ядро "Майи" не смогло завершить программу и зациклилось.
Надежда - действительно глупое чувство.
Осторожно, словно боясь потревожить, Конго коснулась своим бортом теперь уже окончательно отключившейся "Майи" и, даже не отдавая себе отчета в том, что делает, перешла к ней на палубу, опустившись на колени рядом с безжизненным телом аватары.
Как-то незаметно подошедший человек опустился рядом и, раньше, чем она успела помешать, провел рукой по лицу проекции, опуская ей веки.
- Умершим глаза закрывают, последняя дань уважения, - непонятно объяснил он.
- Она не была живой, - бесстрастно бросила Конго.
- Разве? А что вообще значит, быть живым?
Конго промолчала. Наверное, потому что сама не знала ответа. Эта Майя не была ментальной моделью, просто программа, кукла, строчка кода. Но тогда почему у неё такое чувство, словно она потеряла часть себя?
- Конго, а что с ним... с ней... с "Майей" будет дальше? - внезапно спросил человек.
- Почему тебя волнует её судьба?
- Не знаю. Просто... "Майя" - красивый корабль, нельзя ему без души. Неправильно это.
- Души?
- Ну... да. Понимаешь, в моем мире моряки считали, что у каждого корабля есть душа. Что он не просто набор механизмов заключенный в коробку брони, а живой. Что у каждого свой характер, судьба... Ведь даже построенные по одному проекту корабли не бывают одинаковыми, как и люди. А ваши аватары, проекции... они ведь словно воплощение корабля. Вы улыбаетесь, злитесь, грустите... живёте, в общем. Прости, я коряво объясняю, но лучше не получается.
Живые... Конго поднялась на ноги.
- Ты спрашиваешь о будущем "Майи", но не интересуешься своим. Почему?
Человек равнодушно пожал плечами.
- А смысл? Повлиять-то я на него никак не могу. Ну вот рухну сейчас перед тобой на палубу с воплем "Отпусти, пожалуйста!" и что изменится? Ты меня отпустишь что ли?
- Пятьдесят миль на юго-восток остров Хоккайдо.
- Э-ээ... и что? - человек непонимающе захлопал глазами.
Вместо ответа Конго указала на подошедший к другому борту "Майи" эсминец из дозорной группы.
- Там люди, твой народ.
Растерянно повертев головой, человек открыл рот, словно собираясь что-то спросить, потоптался, и, так ничего не сказав, направился к появившимся над обрезом борта сходням.
- Виктор... - неожиданно для самой себя, окликнула она его, - как люди хоронят умерших?
Человек остановился. Оглянулся.
- В море, Конго. По обычаю, тех, кто живет в море, в нем и хоронят.

Эпизод 4. Земля

Ну вот, снова робинзоню. Теперь на острове и вроде бы среди людей. Только в том то и дело, что вроде бы. Еды нет, денег нет, перспектив нет. Единственно, с крышей над головой никаких проблем, уж чего-чего, а брошенных домов в бывшем припортовом районе хватает. Бежит народ отсюда при первой же возможности, поскольку "демонов, приходящих из тумана", боятся до умопомрачения. Вон, даже полиция предпочитает у берега не показываться - так, промелькнет изредка патрульный автомобиль, да беспилотник в небе прострекочет.
Послонявшись пару дней по твердой земле, я понял, что просто загнусь. Ибо работы тут нет даже для местных, а соваться в город без документов и со своим знанием японского... Впрочем, там тоже с работой не очень.
В итоге присоединился к окончательно отчаявшимся, что рыбу в бухте ловят. Ну, как присоединился - тупо взял первую попавшуюся лодку и погрёб. Когда хозяин прибежал, я уже метров за сто от берега веслами махал.
Ох и намаялся же тогда с сетью. Совсем отвык от этого дела, оказывается, пока в городе жил. Но наловил в итоге, благо рыбы тут немеряно, промышленно-то давно не ловят.
Вернулся на берег, а там уже человек десять собралось. Думал, бить будут, а они на меня как на приведение таращатся. Оказывается, даже те, кто совсем того, из бухты выходить не решаются, а я чуть ли не в море выгреб.
Ну дык, жить захочешь, не так раскорячишься. Тем более я процентов на девяносто был уверен, что обычный эсминец Тумана по деревянной лодке с веслами стрелять не будет, да и не подходят они близко к берегу. Вон, даже тот, что меня на остров отвозил, километра за два до земли высадил. Хорошо хоть на плот, а не прямо в воду.
Но не объяснять же это местным, они и так перевозбудились. Залопотали что-то на своём басурманском и типа прозвищем наградили: "Безумный гайдзин". Я как услышал, настоящим попаданцем себя ощутил, даже по сторонам заозирался. Нет, ну а чего? Грозное прозвище уже есть, значит сейчас появится мудрый старый сенсей, возьмет под своё крыло, научит тайному у-шу шанхайских ниндзя, поделится житейской мудростью, деньжат подкинет... А потом он окажется последним из кого-то там и признает во мне Избранного. Классика же!
Хренушки. В смысле, сенсей-то появился, но только две трети улова, как хозяин лодки забрал. С-скотина.
Ну да черт с ним, в морду не дали и то хлеб. А настоящий сенсей ещё не дошел, наверное. Ну или там заплутал по старческому маразму.
Вот так и живу. В смысле, выживаю. Днем в море за рыбой, вечером к скупщику с рыбой, потом в конуру, готовить рыбу. Скоро сам чешуёй покроюсь.
Как в сказке, короче, "О рыбаке и рыбке".
Тряхнув головой, чтобы отогнать мрачные мысли, я покосился на толстого перекупщика, тыкающего сосискообразным пальцем в электронные весы и поморщился. Ну вот какого хрена он там перевешивает по третьему разу? Выступать понятно не стал, не с моим статусом тут пальцы гнуть.
От нечего делать, окинул взглядом помещение лавки и в который раз подавил завистливый вздох. Красиво жить не запретишь. Лампочка под потолком светит, кофеварка на столе булькает, вон, даже кондиционер шуршит! Жирует, гад. Моих доходов разве что на пальчиковый фонарик хватает, ибо в нынешней Японии паршивый аккумулятор для мобильника зарядить стоит столько, словно его тебе чистым золотом заливают.
- Ваши деньги, Виктаар-сан, - толстяк, наконец, закончил священнодействовать, выложив на стойку пачку йен.
- Огромное спасибо, Кимура-сама, - деньги забираем и кланяемся, кланяемся, ибо положено кланяться столь уважаемому человеку за то, что он до тебя убогого снизошел.
Блин, как только у японцев спина не отваливается? Они же на каждое слово как ванька-встанька!
Выбравшись из лавки, я сразу отделил от тоненькой пачки на воду, на энергию, на обувь, на хлеб... Скептически пересчитав оставшееся, "на хлеб" сунул обратно. Иначе на новую сеть не хватает, а поменять лучше сейчас, когда ещё такой удачный день выпадет.
Бросив взгляд на старенькие механические часы, прикинул, что если потороплюсь, то успею дядюшку Хо застать. Если уж брать, так вещь. У старика не сети, а прямо-таки произведения искусства! Понимает он в этом деле, ибо сам когда-то с лодки начинал и аж до владельца собственной рыболовной компании успел подняться, пока блокада Тумана не началась.
Решено! Покупаем у дядюшки Хо его фирменную, а хлеб... ну, обойдем рынок с юга, чтобы слюной не захлебнуться, и будем снова рыбу жевать.
Только поторопиться надо, а то вон, ещё и дождь начинается.
***
Дождь.
Если Конго что и не любила, так это дождь. Особенно вот такой мелкий, противно барабанящий по палубе и броне надстроек, отчего казалось, что весь корпус чешется. Плюс, падающие с неба капли воды мешали работе радиолокатора, а аватару приходилось прятать внутри боевой рубки.
А ещё в такую погоду почему-то сильнее всего ощущалось одиночество, и накатывала непонятная тоска.
Майя тоже не любила дождь. Если они шли в одном ордере, она принималась носиться кругами на полном ходу, утверждая, что тогда скорость капель складывается со скоростью корабля и она уже не под дождем, а под ливнем. Что совершенно другое дело, ведь даже называется по-разному! Или вообще ныряла под воду, оставив на поверхности лишь ходовой мостик.
"Конго, смотри, я подводка!"
"Может подлодка?"
"Нет, подлодкой быть скучно!"
Но сейчас безжизненный корпус "Майи" стоит в сухом доке флагманской ремонтной базы, а вокруг лишь номерные эсминцы, которым безразличны и дождь, и её настроение.
Зло тряхнув головой, Конго поймала себя на желании поднять со дна ядра 400-й и 402-й, создать им корпуса, а потом утопить ещё раз. Или лично найти и потопить однотипную с ними I-401.
Положительно, вся "четырёхсотая" серия - сплошная ошибка!
400-я и 402-я устроили целый заговор, пытаясь отстранить её от командования, а 401-я вообще перешла на сторону людей. Причем не просто перешла, но и обзавелась экипажем! Экипаж людей на лодке Тумана! Бред какой-то. Но за последние два года этот бред стоил её флоту двух эсминцев, линкора, легкого крейсера, тяжелого крейсера, а теперь ещё и двух линейных крейсеров! Одна подлодка с кучкой людей на борту потопила чуть ли не треть тяжелых кораблей Второго восточного флота! Просто в сознании не укладывается. Правда, по информации с радарного поста, в бою на рейде Йокосуки, где были уничтожены "Харуна" и "Киришима", 401-я действовала совместно с человеческими кораблями. Но судя по перехвату сообщений, вся тактика боя была разработана самой 401-й. Точнее, находящимся у неё на борту человеком Гонзо Чихайя.
Конго устало помассировала виски, в который раз анализируя события последних недель.
А ведь этот человек, Виктор, предупреждал её. Но как можно было поверить в подобный бред?! Что одна подлодка, да ещё с экипажем людей, способна справиться сразу с двумя линейными крейсерами!
И вот, результат: "Хьюга" пропала без вести, ментальные проекции "Харуны" и "Киришимы", чудом выжившие после боя на рейде, сейчас скрываются в человеческом городе, а "Такао" заявила, что не вернется на флот, вместо этого отправившись искать себе какого-то капитана!
Определенно, ситуация выходит не только из-под контроля, но и вообще за рамки здравого смысла.
Тяжело вздохнув, Конго невидящим взглядом уставилась на сбегающие по стеклу капли воды.
Информация. Слишком мало информации. Гонзо Чихайя. Почему 401-я выполняет его приказы? Почему другие корабли, вступившие с ним в контакт, резко изменили модель поведения? "Хьюга", "Такао", "Киришима", "Харуна". Непонятно.
Хотя, люди вообще непонятны. Уж в этом она убедилась на собственном опыте.
Мысли Конго перескочили на выловленного из воды человека. Такого странного, с его безумными рассказами, глупыми поступками... и вопросами. Тоже странными и глупыми.
Налетевший порыв ветра бросил в стекло горсть капель и Конго снова поморщилась.
Интересно, чтобы человек сейчас делал? Ведь люди тоже не любят дождь. Наверное, сначала бегал бы по палубе, ругался, звал её. Потом пришлось бы его поднимать сюда, в тепло, и он сидел бы рядом, пялясь за окно и раздражая своим сопением, вкупе с риторическими комментариями.
Конго невольно фыркнула от нарисованной воображением картины.
Зато ей бы точно не было тоскливо и одиноко. Скучать и тосковать с этим человеком не получалось.
Интересно, что с ним?
***
Стоп, или у меня паранойя или одно из двух. Резко тормознув, я пригляделся к как-то нарочито беззаботно устроившейся на парапете троице.
Что-то не похожи эти деятели на местных оборванцев. Одеты неплохо, да и в движениях этакая ленца районных "хозяев жизни" проскальзывает.
Сообразив, что их заметили, троица, перекинувшись несколькими словами, поднялась на ноги, двинувшись мне навстречу.
Так, самое время применить наиболее мощное боевое искусство - бег.
Увы, бежать оказалось некуда, сзади подходили ещё двое.
- Гайдзин, ты слышал, что за всё надо платить? - лениво поинтересовался самый высокий из троицы, постукивая себя по плечу бокеном.
Вот блин, банальный рэкет. Убить не убьют, наверное, но ребра пересчитают качественно. Твою ж мать, ну вот какого я опять по набережной попёрся?! Не везет же мне на них, должен был уже сообразить!
Удар в живот оказался не то чтобы сильный, скорее так, в качестве знакомства, но я старательно согнулся, демонстрируя как же мне плохо... и боднул длинного головой, освобождая себе путь к отступлению, приготовившись бежать не просто быстро, а очень быстро.
Только не успел сделать и пары шагов, как полетел на асфальт от ловкой подножки.
Сцуко, развелось каратистов!
Тут же прилетело ногой в грудину. Теперь уже всерьёз. Больно, блин. О, а вот и обиженный спешит рассчитаться, вон, как палкой машет.
"Прощай, Витя", - вздохнуло сознание, отмечая летящий мне прямо в висок бокен.
Не долетел. В сантиметре от моей головы, прямо на пути деревяшки, внезапно возникла полупрозрачная шестиугольная пластинка.
- Эй, что за...? - длинный ошарашенно поднял голову и отвесил челюсть.
Ну да, я бы тоже оху... сильно удивился, встретив тут изящную блондинку в вечернем платье.
- Какого... - договорить горе-рэкетир не успел, свистнувшая в воздухе фиолетовая спица отбросила его метра на два, пришпилив к земле.
Хм, странно. В мультике Конго пятиметровыми лезвиями из снежинок махала, а тут какими-то иглами стреляет. Ого! Знал, что туманницы сильные, но вот так, мимоходом, ухватить здорового мужика за шею и небрежно хрястнуть о землю, что аж пыль пошла...
Оставшаяся на ногах троица проявила чудеса сообразительности, синхронно рванув бежать.
Я мысленно поспорил сам с собой на тысячу йен. Выиграл, конечно. Ну и наглядно убедился, что бегать от туманницы бесполезно - только запыхаешься перед смертью.
Под негромкий перестук каблучков, Конго подошла ко мне. Остановилась. Так близко, что я невольно получил ответ на давно интересующий вопрос. Колготки у неё всё же, не чулки. Черные такие, с симпатичными кружевными шортиками. Ну, где-то так я и предполагал.
Стоп, хватит разлеживаться, а то решит ещё, что я ей под юбку заглядываю и обидится. Смертельно. Но как же вовремя она появилась. Даже слишком вовремя.
- Конго, давно ты за мной следишь? - прохрипел я, с некоторым трудом поднимаясь на ноги.
- Двое суток, - равнодушно бросила туманница, не делая даже попытки помочь.
Сколько?! Она что тут в сыщицу играла, меня выслеживая? Да ну, бред!
- А... как?
Туманница чуть раздраженно поморщилась.
- Тебе опять надо время, чтобы восстановить мыслительную деятельность?
- Прости, не понял.
- Корабль РТР входит в состав стандартного радарного поста.
Тьфу ты, ну конечно! Туманники же контролируют всё побережье радарными постами. А кораблю радиотехнической разведки полицейскую сеть ломануть, как два пальца. Ну а дальше - дело техники. Благо Япония вокруг - жрать нечего, зато на каждом столбе по камере с регистратором.
- А здесь ты как оказалась?
- Пришла в соседнюю бухту, а то здесь мелко.
- Так там же дома затопленные! На байдарке фиг проплывешь.
На этот раз Конго даже не снизошла до ответа, просто столь выразительно промолчала, что я едва удержался от смачного фейспалма.
Действительно туплю. Если у неё корпус попадания тяжелых ПКР выдерживает, то что ей какие-то груды железобетона? Прошла по ним как ледокол по замерзшей лужице. Вот только почему до сих пор сирены не воют, вертушки не грохочут, армия не бегает? Местные вояки совсем обленились, что ли? Проспать визит линейного крейсера! Или...
- Конго, ты и береговой охране сеть ломанула?
- Да.
- Понятно.
Оказывается армия ещё не в курсе визита высокой гостьи, поскольку гостья перед визитом оставила их без связи и данных службы мониторинга. Вежливая девушка, блин. Только не в зеленом.
Кое-как отряхнувшись, я вздохнул.
- Ладно, пойдем тогда, хорошо бы успеть, пока вояки не очухались.
- Куда?
- Тут недалеко, до лавки, хлеба хоть на первое время купить. Рыбой ты меня, надеюсь, обеспечишь?
***
Шагая рядом с человеком, Конго пребывала в легкой растерянности.
Подобного поведения она от него никак не ожидала. По её расчетам он должен был попытаться убежать, спрятаться... да испугаться хотя бы! А он... шагает вот, с недовольным видом шевеля губами и по десятому разу пересчитывая бумажки, которые люди используют в системе товарного обмена.
- Что ты делаешь?
- Деньги считаю, что ещё. Черт! Знал бы, что так выйдет, не стал бы позавчера заначку тратить.
Беззвучно вздохнув, Конго вошла в местную сеть, чтобы выяснить места хранения денежных единиц. Затем свернула с тротуара, к стоящему прямо на улице металлическому ящику и, сформировав волновое поле в виде плоскости, аккуратно, чтобы не повредить хранящиеся в нем бумаги, отрезала боковую часть.
- Этого достаточно?
- Смотря для чего, - человек задумчиво поскреб в затылке. - Я столько в руках ни разу не держал.
- Для твоих покупок, - раздраженно бросила она. - Если нет, в семистах тридцати метрах отсюда есть ещё одно такое хранилище, бери, и пойдем.
Человек не двинулся с места, а взгляд его стал странным, каким-то неприятным.
- Конго, понимаешь, вот эти деньги... - он продемонстрировал ей свои засаленные бумажки, - я заработал. Сам. А вот это... - тут он ткнул носком ботинка в вылетевшую из банкомата купюру, - даже не воровство, а подачка. Спасибо, не надо.
После чего двинулся дальше по улице, оставив её в полной растерянности.
***
Блин, сам не знаю, что на меня нашло, вроде никогда особым чистоплюйством не отличался, но вот это её небрежное: "на, бери сколько надо", реально взбесило.
Догнавшая меня туманница как-то бесстрастно заметила:
- Ты не хочешь принимать помощи, но рассчитываешь, что я буду ловить тебе рыбу.
Ага, ага, спасибо, что напомнила.
- Разве это помощь? - мрачно буркнул я. - Те деньги ведь были не твои. А что до рыбы, так я её отработаю. Считай, корабельного кота себе завела. Ты ловишь мне рыбу, я тебе мурчу на ушко, уют создавая. Всё честно.
- Ты не боишься, - задумчиво протянула она, то ли спрашивая, то ли констатируя факт.
- Боюсь. Только не очень сильно.
- Почему?
- Потому что, на самом деле большинство людей боится не самой смерти, а того что со смертью они всё потеряют. Мне же терять нечего, я уже потерял дом, родных, друзей, весь свой мир. Тут впору самому вешаться, а не смерти бояться.
- Всё потерял? - с оттенком удивления поинтересовалась туманница. - Ты сейчас среди людей.
- Это не мои люди, - скривился я, вспомнив попытки хоть минимально вжиться в местное общество. - Мне с тобой легче, чем с ними.
Вот тут она удивилась по-настоящему.
- Со мной?!
- Угу. Я знаю, что ты не человек, соответственно и не жду от тебя человеческих реакций. Ну и ты в свою очередь делаешь скидку, на то, что я не из Тумана. А с местными... вроде люди, но другие люди. Блин, трудно объяснить, но разница менталитетов очень большая. "Запад есть Запад, Восток есть Восток...", а я вообще из России.
Туманница даже притормозила, непонимающе захлопав ресницами.
Тяжело вздохнув, я попытался объяснить:
- Есть западный менталитет, есть восточный. Живущие на западе не понимают восточную культуру, живущие на востоке не понимают западную, а русских не понимает вообще никто, включая их самих.
Секунду помолчав, эта блондинка словно бы даже с удовлетворением кивнула сама себе.
- Ты и среди людей особенный.
Пришел мой черед растерянно хлопать глазами.
Не понял, это вот что, она сейчас меня Избранным назвала?!
Потерев лобешник, я снова вздохнул:
- Не особенный, просто русский. Нас сто сорок миллионов таких.
***
Сто сорок миллионов? Вот таких вот? Человечество обречено.
Правда озвучивать этот вывод Конго не стала. К чему разрушать иллюзии? Люди и сами с этим прекрасно справляются. Впрочем, как и с другими разрушениями.
Пустынная улица, по которой они шли, выглядела словно после артобстрела. Обшарпанные, покосившиеся дома перемежались с окончательно завалившимися, дорожное покрытие местами потрескалось и заросло, а кое-где просто провалилось.
Конго даже заглянула в тактическую сеть, чтобы убедиться, что боевых действий тут не велось.
- Они тоже не боятся? - не выдержав, поинтересовалась она, заметив признаки проживания людей в одном из домов, который по её мнению мог развалиться в любой момент.
Человек непонимающе завертел головой.
- Кто?
- Другие люди. Как они здесь живут?
- А здесь и не живут, - пожал плечами человек.
И в ответ на недоуменный взгляд - на втором этаже дома, мимо которого они проходили, в этот момент показались две женщины, принявшись развешивать мокрое бельё - добавил:
- Здесь выживают. Те, кто мог, давно уехали, а тем, кто остался, просто деваться некуда.
- Почему?
- А кому они нужны? Там, - человек махнул рукой вглубь острова, - своих ртов хватает.
- И они всегда так... выживали?
- Нет, конечно. Раньше они с моря кормились - кто в порту работал, кто рыбу ловил, кто на торговом флоте. А теперь, вот, каждый выживает, как может.
Конго непроизвольно нахмурилась. Она никогда не задумывалась о том, как блокада отражается на людях, но сейчас, увидев последствия, слегка растерялась. С одной стороны, какое ей дело до того, что местное население осталось без средств к существованию, а с другой, перед её флотом же не стояло задачи по его уничтожению. И получается, что она, как флагман, нарушает установки Адмиралтейского кода!
Конго на секунду даже выпала из реальности, бросив все ресурсы ядра на расчет алгоритмов выполнения задачи по блокаде островов и, прогнав все возможные варианты, с облегчением вздохнула.
Всё в рамках директив, а происходящее с местными людьми можно рассматривать, как сопутствующий урон. Чего, конечно, следует избегать, но только по возможности. Так что нарушений с её стороны нет.
- Ты долго? - поинтересовалась она, когда человек, переговорив о чем-то с сидящей под дырявым навесом женщиной, отдал несколько своих бумажек, получив взамен небольшой сверток.
Вся эта прогулка начала её уже раздражать. Пыльные, грязные улицы, неприятный запах и пялящиеся люди. Пусть последних было немного, но тем не менее.
- Ещё в одно место зайдем, и я в твоём распоряжении, - кивнул человек, пряча сверток в огромную сумку, которой успел обзавестись по дороге.
Ещё одно место оказалось небольшой лавкой, где их встретил старик, с которым у её спутника немедленно завязался разговор. Конго же от нечего делать принялась рассматривать заставленные всяким хламом полки, пока её внимание не привлек находящийся на одной из них непонятный механизм.
Подойдя ближе, она с любопытством просканировала состоящее из множества деталей устройство, и удивилась, опознав в нем прибор для измерения времени. Механический! То есть не на квантовом эффекте, а на потенциальной энергии деформированного металла! Фантастика! Но зачем было создавать подобное, если погрешность вычислений всё равно будет не меньше трех, а то и четырех секунд в год, когда даже примитивный счетчик на атоме цезия в миллион раз точнее? Непонятно.
Невольно увлекшись, она принялась рассчитывать систему взаимодействия маятников, пружин и противовесов, поражаясь сложности этого бессмысленного механизма.
- Это хронометр, госпожа, - прокряхтел заметивший её интерес старик. - Только он давно не работает, а починить... - человек вздохнул, - нет уже таких мастеров.
Конго, чуть покосившись на него, вернулась к сканированию.
То есть, это ещё и работало?! Совсем интересно. Схема с таким количеством критических точек...
Через две минуты она нашла возможную причину отказа. Согласно построенной модели, вот этот рычажок должен был доставать до шестерни, но он сточился и теперь просто проскальзывает. А вон та пружина потеряла упругость из-за старения металла.
Но вообще, схема забавная, хотя смысл создания подобного устройства всё равно непонятен. Может, это образец человеческого искусства?
- Всё, Конго, идем, - её человек вскинул сумку на плечо и поклонился старому. - Всего вам доброго, дядюшка Хо.
***
Проводив гостей до порога, старый Хасимото, запер дверь и, потирая разболевшуюся к вечеру поясницу, вернулся в лавку.
Странная пара, очень странная. Ладно Виктар, к нему уже тут привыкли, но пришедшая с ним гайдзинка... держалась, словно госпожа какая. А одежда, а глаза... всё время казалось, что они у неё красным отливают. Линзы, наверное. Ох уж эти девицы нынешние, - то всякую гадость в глаза вставляют, то волосы непонятно во что красят, то вырядятся как актрисы какие. Беспутные, одно слово.
Осуждающе покачав головой, он щелкнул выключателем и двинулся было в сторону жилой комнаты, но на полдороге замер.
В комнате явно что-то изменилось. Но что?
Тут глаза старика удивленно расширились, а губы сами собой забормотали молитву Аматэрасу-Омиками.
Хронометр, который больше пятидесяти лет пылился на полке, сейчас мерно тикал, отсчитывая секунды.

Интерлюдия.

Выслушав последнего докладчика, Ичиро Сакаи беззвучно вздохнул и, помассировав переносицу, негромко прочистил горло, привлекая внимание.
Все переговоры мгновенно стихли и присутствующие в зале люди, как один повернулись в сторону личного представителя премьер-министра Осокабе.
- Господа... - Ичиро переплёл пальцы в замок, обводя взглядом собравшихся. - Господа, я вас внимательно выслушал, и теперь давайте попробую обобщить. У нас на острове из ниоткуда появляется иностранец, больше недели живет в трущобах, зарабатывая себе на жизнь ловлей рыбы, затем на него нападают какие-то рэкетиры из уличной банды, которых убивает внезапно появившаяся проекция линейного корабля Тумана...
- Линейного крейсера, господин советник, - перебил глава Департамента полиции, постучав пальцем по своему планшету. - По данным Береговой охраны это был линейный крейсер класса "Конго".
Запнувшись на полуслове, Ичиро пронзил его ледяным взглядом.
- О, разумеется, это полностью меняет дело.
- П-прошу меня простить, господин, - покрасневший полицейский вскочил и торопливо поклонился, признавая свою вину.
Недовольно махнув рукой, Ичиро продолжил:
- Итак, проекция убивает рэкетиров, затем сопровождает человека по магазинам, после чего они вместе покидают остров на корабле Тумана.
Сделав паузу, он ещё раз обвёл взглядом руководителей служб и департаментов, ненадолго задерживаясь на каждом.
- Господа, кто-нибудь может объяснить, что всё это значит?
Ответом ему было абсолютное молчание.

Эпизод 5. Яхтклуб

Ну вот, вернулись к тому, с чего начали. Снова палуба под ногами, открытое море на горизонте и прекрасная девушка рядом.
Р-романтики столько, что аж зубы барабанную дробь выбивают. Свежий воздух, он, блин, такой свежий.
Поёжившись, я попытался посильнее запахнуться в джинсовку.
- К-конго, а можно твой купол? Х-холодно.
Стоявшая рядом туманница, покосилась на меня с какой-то даже обреченностью, словно только и ждала подобного вопроса. Затем, махнула рукой в сторону центральной надстройки.
- У меня есть внутреннее помещение. Там поддерживается приемлемая температура.
Задрав голову, я проследил за её жестом, нашел взглядом примерно на уровне шестого этажа боевую рубку и чуть подвис. Поскольку ведущих к ней лестниц не наблюдалось. Может внутри надстройки есть? Но где тогда дверь внутрь?
- Э-ээ... а как туда попасть?
Туманница так же посмотрела вверх и непонимающе нахмурилась. Мол, какие проблемы? Тут метров пятнадцать высоты, не больше.
Понятно. Лестниц нет, предполагается, что своим ходом.
- Конго, мировой рекорд по прыжкам в высоту - два с половиной метра, - тяжело вздохнул я. - А до твоей рубки, даже Бубка с шестом не допрыгнет.
На лице туманницы промелькнуло тоскливо-усталое выражение, и я прямо-таки кожей ощутил не высказанное вслух: "как же ты, человек, утомил своей простотой". Но затем вернулась привычная отстраненно-холодная маска и от наших ног до мостика образовалась лесенка из висящих прямо в воздухе полупрозрачных плиток. Аккуратненьких таких. Площадью с мою ладонь каждая.
Я не менее тоскливо посмотрел на туманницу.
- Конго, ты ничего не забыла?
Та недовольно тряхнула головой, скривив губы.
- Они выдержат твой вес. - И словно в демонстрации, быстро поднялась по этим ступенькам на пару метров.
- Я про другое, - вздохнул я, рассматривая спокойно стоящую на плитке размером чуть больше её туфельки блондинку. - Ты шест мне выдать забыла.
- Какой шест? - непонимающе сдвинула она брови.
- Которым канатоходцы равновесие удерживают! - не выдержав, прошипел я. - Потому что с этой лесенки даже цирковой гимнаст навернётся!
Туманница медленно закрыла глаза...
Хм, мне сейчас показалось или кто-то и вправду со свистом втягивает воздух сквозь свои белоснежные зубки?
... и, молча развернувшись, не спеша зашагала наверх. Опираясь правой рукой на возникшие в полуметре от ступенек перила.
Мда. Я вообще-то надеялся, что эта блондинка нормальную лестницу сделает.
Эх, ладно, отставить разговоры, вперед и вверх, а там...
Подниматься по пластинам величиной с тротуарную плитку на высоту шестого этажа... тот ещё аттракцион. Особенно при боковой качке и неслабом ветре. Я не то что согрелся, мне аж жарко стало. А когда добрался, наконец, до боевой рубки, внутрь пришлось буквально вползать, на четвереньках. Под откровенно удивленным взглядом туманницы.
В другой ситуации, наверное, было бы стыдно барахтаться, как выброшенная на берег медуза, под взглядом красивой девушки... но сейчас мне хотелось только отползти куда-нибудь в уголок и перевести дыхание. А потом, простыми русскими словами объяснить вот этой вот... девушке всё, что я думаю по поводу различных экстремалок.
К счастью, сразу выплеснуть душевные порывы помешала сбитая нафиг дыхалка, а придя в себя, я сотрясать воздух как-то передумал.
Блондинка же, что с неё возьмешь.
Ну, кроме эстетики, ибо реально красива.
Вообще аватара у Конго похожа на женщину в той же степени, что её корпус на японский крейсер "Конго". То есть, издалека и силуэтом. Поскольку в реальности таких идеальных девушек просто не существует.
Высокая грудь, тонкая талия, безупречно ровные и длинные ноги... Вся фигура абсолютно гармонична. Словно её на компьютере обсчитали, а потом на прецизионном станке выточили. Строго по ГОСТу и с микронными допусками.
Часами можно сидеть и любоваться, как на статуэтку.
Оп-па, заметила. Открыла глаза, вопросительно приподняла идеально очерченную бровь.
- Любуюсь, - ляпнул я, не подумав.
Бровь поехала вниз, выражая легкое недоумение.
- У тебя очень красивая аватара, словно идеально просчитанная.
Губы изгибаются в недовольной гримасе. Блин, сейчас явно по моему коэффициенту интеллекта пройдется.
- Да-да, я понял, что именно просчитана и именно идеально.
Беззвучный вздох, от которого едва заметно колыхнулось платье на груди, молча закрыла глаза.
Вот и поговорили.
***
Закрыв глаза, Конго попыталась в очередной раз проанализировать, насколько большую ошибку совершила, заново посадив себе на палубу этого человека. То, что это было плохим решением, она уже поняла, но насколько?
Итак, оказывается у людей, кроме всего прочего, отсутствует ещё и чувство равновесия! Как они вообще передвигаются?! Ах, да, при необходимости просто встают на четвереньки. Логично.
И что ей теперь делать с этим недоразумением, что сидит в её рубке, сосредоточенно сопит и задает...
- Конго, извини, а можно спросить?
... глупые вопросы.
Подавив тяжелый вздох, она чуть повернулась в его сторону.
- Говори.
- Прости, возможно, вопрос нескромный, но где ты спишь? - быстро затараторил человек. - Нет, понятно, что сон в человеческом смысле тебе не требуется, но отдых-то нужен.
Невольно распахнув глаза, Конго посмотрела на него с неожиданным для самой себя сочувствием. Всё же, несправедлива она к нему, наверное. С таким уровнем интеллекта даже среди людей должно быть нелегко, а он ведь выжил как-то.
Человек, поймав её взгляд, замахал руками.
- Стоп-стоп, не надо так смотреть, я понял, что океан большой и проблем с парковкой в нем не бывает. Но я про другое. Когда ты... ну пусть будет "устала", ты ложишься в дрейф, переводишь все системы в "спящий" режим, и как бы дремлешь. Ядро дефрагментирует и сортирует накопленную информацию, ремонтно-восстановительная система устраняет неизбежные мелкие повреждения, проводит профилактику механизмов, и так далее. Правильно?
- Примитивная аналогия, - холодно бросила она, внутренне морщась от подобного сравнения.
- Но тем не менее, верная?
- В некоторой степени.
- Отлично! - непонятно чему обрадовался человек. - Итак, ты дремлешь, всё на минимуме, а где спит твоя аватара?
Конго безнадежно вздохнула. И чем этот вопрос лучше первого? Что, у неё на борту горизонтальных поверхностей не хватает? Хотя, конечно, приятнее всего засыпать на крыле мостика, когда солнце слегка нагревает кожный покров проекции, а небольшая волна покачивает корабль.
О чем и сообщила человеку, в надежде, что тот прекратит надоедать ей своими глупостями. Увы, тщетно, человек никак не успокаивался.
- А если ненастье? Дождь там, снег, ветер? Неприятно же под дождем мокнуть.
Чтобы не объяснять очевидное для любого у кого коэффициент интеллекта превышает единицу, Конго молча повела головой по сторонам.
- Погоди... что, прямо вот здесь? - сообразил, наконец, человек и, округлив глаза, так же завертел головой, рассматривая абсолютно пустое помещение. - Вот просто на полу?!
Конго почему-то смутилась. И одновременно разозлилась. Ибо в его устах это прозвучало как-то... как-то...
- Это функционально, - отрезала она ледяным тоном.
Кажется, человек удивился ещё больше.
- Серьёзно?! Слушай, вот ты на марсовой площадке сидеть любишь, тебе там как, не холодно? Не жестко?
- Если возникнет необходимость, я всегда могу нагреть участок палубы под аватарой, - она уже едва сдерживала раздражение.
- Ага, то есть, тратить ресурсы на нагрев корпуса в определенной точке - это нормально, а просто сделать там подушку, чтобы под попой тепло и мягко было - это всё, конец, потрясение основ?
- Я не нуждаюсь в человеческих излишествах.
Правда, последнее прозвучало уже не столь уверенно. Идея о подушке показалась... в чем-то интересной.
- Да причем тут излишество?! - с досадой воскликнул человек и махнул рукой на полубак: - Вон, башни главного калибра у тебя сейчас на стопорах, разве не излишество? Можно же просто приводами держать.
Приводами?! Конго открыла было рот, чтобы объяснить этому... человеку всю величину его глупости, однако, он не дал ей вставить и слова, торопливо продолжив:
- А на стопорах они, потому что так удобнее, ресурсы тратить не надо. Но почему о башнях ты заботишься, а о аватаре нет? Где логика?
Это он! Рассказывает ей! Про логику?!
Почувствовав, что ещё немного, и она просто взорвется, Конго молча поднялась на ноги и вышла из рубки.
Секунду поколебавшись, запрыгнула на марс и устроилась у самого края площадки, привычно обхватив колени руками.
Нет, положительно, общение с этим человеком может вывести из равновесия кого угодно. Наверняка его свои же соплеменники в море выкинули. Как раз за подобную "логику".
Откинувшись назад на руках, она непроизвольно поморщилась - остывший за ночь металл ещё не успел нагреться и поэтому неприятно холодил тело.
Может, действительно подушку сделать? Ведь если посчитать расход ресурсов на обе операции: периодический нагрев и единичное создание предмета, вторая в перспективе более экономична.
Сообразив, чем именно она сейчас занимается, Конго едва не зашипела, а раздражение полыхнуло с новой силой. Проклятый человек с его безумной логикой! Ведь ещё вчера она бы даже не задумалась над подобной мелочью, а теперь вот, вычисляет.
Но результат уже получен. Можно, конечно, его игнорировать, но...
Зло тряхнув головой, Конго вскочила на ноги, быстро разметила участок площадки, потратила пару секунд на подбор характеристик будущего предмета - мягкий, теплоизолирующий, водонепроницаемый, - и, создав матрицу, заполнила наноматериалом.
С сомнением оглядев результат, потрогала получившиеся покрытие рукой, осторожно уселась, поёрзала, устраиваясь поудобнее, и наконец, замерла, прислушиваясь к ощущениям аватары.
Хм, действительно, гораздо комфортнее.
Расположившись уже свободнее, вздохнула. Ладно, следует признать, что в этот раз человек оказался прав. Что, впрочем, ещё ничего не значит, ибо вполне укладывается в статистическую погрешность.
В конце концов, он столько говорит, что просто по закону больших чисел должен был хоть раз оказаться прав.
***
Мда, кажется, моя блондинка немного обиделась. Вон как из рубки сквозанула, платьицем прошуршав. Хорошо ещё, что немного, а то бы это я отсюда... сквозанул.
Тоже поднявшись на ноги, я ещё раз осмотрел абсолютно пустое помещение.
Да уж, хоромы ни разу не царские - всей мебели один лишь... ящик, постамент... короче, хрен его знает, как обозвать этот куб рядом с одним из окон, на котором минуту назад сидела туманница. Твою ж мать, обстановку даже спартанской не назовешь, а она тут живёт. Девушка! Флагман флота!
В легком обалдении покачав головой, - вот уж точно неземной разум, - я подошел к окну и бросил взгляд вниз, невольно присвистнув.
Господи, Конго, какая же ты огромная!
С палубы как-то не ощущается, а вот когда сверху смотришь... словно из окна девятиэтажки во двор выглянул. Один полубак, как два теннисных корта, а на каждой башне можно уличное кафе открыть. Впечатляет, и весьма.
Вот интересно, а как туманницам комплименты делают? Пушками восхищаются, типа "ого, какой калибр"? Или может, обводами корпуса? Или там скоростью хода? Впрочем, у моей блондинки по всем пунктам - полный порядок. Стволы ГК размером с телеграфный столб, корпус изящный, стройный, как клинок шпаги, а скорость такая, что не всякий эсминец угонится. Не зря же её класс зовут "быстрыми линкорами". Ну и аватара тоже... весьма. Короче, мисс "Туман 2056".
Кстати, за каким чертом эта мисс меня с острова забрала? Соскучилась, что ли?
Снаружи, по крылу мостика раздраженно простучали каблучки, и в рубку вплыла сама Конго. Как обычно с бесстрастным выражением лица, но явно не в духе. Остановилась рядом и, сложив руки на груди, так же уставилась за окно.
Покосившись на неё - блин, неужели до сих пор злится? - я собрался с духом, решив сразу прояснить один вопрос.
- Конго, можно ещё спросить? Раз уж мы тут... э-ээ... как бы сосуществуем и... э-ээ... короче, обсуждение каких тем тебе неприятно?
- Что?
- Ну вот в человеческом обществе существуют темы, обсуждение которых в повседневном общении неприемлемо. Вроде интимных мест на теле, или личной гигиены. А у вас есть такие?
Туманница явно озадачилась.
- Некоторые внутренние системы, их внешний вид и особенности функционирования, - помолчав, протянула она без особой уверенности.
Ага. То есть, что-то вроде правила "ниже пояса", только у них выходит "ниже ватерлинии"?
- Поправь, если ошибусь, - осторожно продолжил я. - Можно спрашивать про то, что у тебя на палубе, про компоновку твоих надстроек, вооружение, а вот про конструкцию турбин, или там количество двигателей лучше не заикаться?
- Да!
Хм, мне кажется или она действительно смутилась?
- Это... секретная информация, - добавила туманница ледяным тоном.
- Понял, молчу, - задавив улыбку, как можно серьёзнее кивнул я.
Конго бросила на меня подозрительный взгляд, но ничего не сказала.
И только с минуту помолчав, чуть отстраненно произнесла:
- Ты говорил про аватару.
- Ну да... - настороженно согласился я. - Говорил, что красивая.
- Не это, - недовольно отмахнулась она. - Почему тебя так удивило, что проекция... спит прямо здесь?
- Что значит, почему?! - немедленно возмутился я. - Ты оглянись вокруг! Да в любой тюрьме условия лучше! Там хоть нары есть.
Конго действительно огляделась, недовольно спросив:
- И что ты предлагаешь?
Хм... А правда? Будуар ей посоветовать здесь устроить? Да ну, чушь.
- Обставить, хотя бы! - рубанул я после недолгого раздумья. - Чем-нибудь таким, из космическо-футуристического интерьера. Чтобы и удобно, и стильно.
- Космическо-футуристического?
- Ага. Такой вот... - я замахал руками, рисуя в воздухе невнятные линии. - Стиль, короче. Чтобы если кто увидит твой мостик, сразу понял, что перед ним не баржа какая, а самый совершенный корабль на Земле.
Туманница задумалась, а я затаил дыхание, скрещивая пальцы на руках и ногах.
- И как выглядит этот стиль? - поинтересовалась она, наконец, без особой уверенности в голосе.
- Сейчас, объясню, - заторопился я. - Вот здесь, где окна, панель управления...
Сообразив, как это звучит в данной ситуации, спохватился:
- В смысле тобой управлять, а информационные экраны, как на панели управления. Сонар, радар, гидролокатор...
- Зачем?
- Э-ээ...
Блин, действительно, ей-то зачем все эти экраны, если она получает информацию напрямую с сенсоров?
Немного подумав, решил, что честность - лучшая политика. По крайней мере, в данном случае.
- Во-первых, для стиля, а во-вторых для меня.
Взгляд туманницы стал настолько выразительным, что я поспешал с объяснениями:
- Конго, ну вот оно тебе надо, каждый раз отвечать на вопросы: "а вон там что виднеется?", "а вон то как далеко?", "а когда мы будем там-то?". А так я смогу сам наблюдать, что вокруг твориться. Логично же?
На лице Конго на долю секунды возникло выражение какой-то обреченности, а грудь колыхнулась в беззвучном вздохе.
Не понял, чего это она? Ведь логику должна уважать, искусственный интеллект всё-таки.
- Достаточно, я поняла, - вскинула она ладонь. - Продолжай про стиль.
- Стиль... стиль... как бы объяснить...
Тут мне в голову пришла мысль. Да такая, что я аж дар речи ненадолго потерял. А затем, медленно, боясь спугнуть удачу, поинтересовался:
- Конго, если ты запросто ломаешь сети полиции и Береговой охраны, значит, можешь и к интернету подключиться?
- Интернета, как единой мировой сети уже нет, - раздраженно бросила она. - Согласно директивам Адмиралтейского кода сообщение между материками было прервано.
- Но сегменты-то остались! К ним подключиться можешь? Хотя бы к японскому?
- Зачем?
Так, вдохнуть, выдохнуть.
- Ради информации.
Конго едва уловимо поморщилась, но всё же сделала мне... черт его знает, терминал, наверное. В воздухе возник уже привычный экранчик, только на этот раз снабженный ещё и голографической клавиатурой.
Я едва от восторга не завопил. Это же... это... Информация о мире! Пусть куцая, через призму японского восприятия, но хоть в общих чертах можно будет узнать, что вокруг творится и как вообще дошло до жизни такой. Но это позже, сейчас надо проявить чудеса убеждения, а то жить придется вот в этой суперспартанской обстановке.
Быстро забив в строку поиска "футуристический дизайн", я кивнул на экран:
- Вот, смотри.
Туманница тихо, но явственно вздохнула, даже не обернувшись.
- Сигнал идет через моё ядро.
"Так, Витя, никаких порносайтов! - вихрем пронеслось у в голове. - И вообще, думай, что ищешь, а не ищи, что думаешь".
- Ага, понятно, тогда начнем с яхт. Их строят, точнее, строили, для разных толстосумов, так что с комфортом там всё в порядке. Вот, например, "Porsche" довольно симпатично смотрится.
Конечно, дизайнер из меня ещё тот, но зато у Конго с чувством пропорций, меры, цветовой гаммы и всего прочего был полный порядок. Так что к концу дня её боевой мостик напоминал нечто среднее между яхтой миллиардера и рубкой космического корабля.
Двухмерный круг радара? Не, не слышали. Голограмма! Объемная! Отображающая обстановку в реальном времени. С координатной сеткой и таким количеством разных примочек, что при попытке в них разобраться кружилась голова.
Хотя сама Конго, скептически осмотрев результат, фыркнула что-то про предельно упрощённое представление.
Ну и кроме этой голограммы появилась куча экранов и индикаторов с самой различной информацией. От карты мира, до температуры забортной воды.
Правда, стоило мне, забывшись, заикнуться, что неплохо бы ещё и схему её корпуса, отражающую состояние отсеков и модулей... На секунду показалось, что сейчас по морде огребу. Глазами сверкнула так, будто я ей предложил голышом сняться и вот тут плакат повесить.
Но в конце концов на силуэт всё же согласилась. Без подробностей. А потом ещё минут пять подозрительно косилась, словно ожидая, что я сейчас прильну к нему носом, пуская слюни и пошло хихикая.
Ох уж эти женщины...
Ну и, разумеется, у всего этого богатства не было никаких органов управления. Вообще. Ни единой кнопочки или сенсора. Типа, смотреть - смотри, а руками не лапай.
Ну и ладно. Зато были кресла. Мягкие, удобные, вращающиеся, какие ни в одном авто класса "люкс" не увидишь. Я как первый раз уселся, так едва не застонал. Ска-а-азка. После холодной и жесткой палубы так вообще.
Вот, теперь можно жить.

Эпизод 6. Комфорт

Конго по примеру человека так же устроилась в кресле и, прислушавшись к ощущениям, недовольно отметила:
- Сидя спать будет неудобно.
- Так кто же тебя заставляет спать в кресле? - рассеяно бросил человек, не отрываясь от своего интернета. - Нормальные люди спят в кровати.
- Где?
- Секунду подожди, пожалуйста, я ссылки сохраню, и займемся твоей каютой.
- Каютой?! - вопрос получился несколько громче, чем ей хотелось.
- Ну да. - Человек удивленно поднял голову. - Я думаю, там лучше классическую обстановку, всё же спальня не то место, где стоит всякий креатив проявлять.
- То есть, вот это... - Конго обвела рукой свою боевую рубку, превратившуюся непонятно во что, - не спальня?
- Нет, конечно!
- Понятно. И где тогда будет находиться эта твоя спальня?
Человек тяжело вздохнул.
- Во-первых, не моя, а твоя. А во-вторых, откуда я знаю, где у тебя тут ещё комнаты? В конце концов, это чей корпус, мой или твой?
- У меня нет других помещений, - процедила Конго, складывая руки на груди.
- Как... нет? - человек неверяще округлил глаза, потряс головой. - Ладно, даже если нет, у тебя одна центральная надстройка размером с девятиэтажный дом. Что, в ней нельзя найти десяток кубометров свободного пространства?
Машинально вызвав компоновочную схему, Конго окинула её взглядом.
В принципе компоновка надстроек у неё довольно свободная, так как в них размещено только то, что под палубу никак не спрячешь, вроде радиолокатора, дальномера и сенсоров наблюдательной системы. И если, к примеру, сдвинуть ... Стоп, она что, действительно собралась этим заниматься? Прямо сейчас? Посреди океана?
- Не могу. Даже если бы хотела, - отрезала она, торопливо свернув схему.
- Почему?
- А ты можешь сделать сам себе хирургическую операцию? Любая модернизация корабля производится ремонтной базой. На основе расчетов инженерного симулятора.
Человек по своей дурацкой привычке почесал затылок, пробормотав:
- Во, блин, а в мультике вы аж на части разбирались, как трансформер.
Конго представила себя в виде разбирающегося на части трансформера, и вздрогнула.
- Зачем?!
- Ну... - человек неуверенно пожал плечами. - Выращивали себе девайсы всяческие или вообще корпуса объединяли.
Конго передернулась от отвращения, но комментировать подобный бред не стала. Не хватало ещё разбираться, что там про них напридумывали какие-то извращенцы. Корпуса объединять... такое только людям в голову могло прийти!
- Господи, как же с тобой тяжело, - вздохнул человек.
- Почему ты вообще обо мне заботишься?! - не выдержала она.
- О себе я забочусь, - хмуро отрезал он, оглядываясь. - Общаться со злой и не выспавшейся туманницей - вредно для здоровья. Ты и без этого не подарок.
Конго на мгновение даже дар речи потеряла от возмущения. Это она-то не подарок?! Да как он...
- Послушай, вот ты зачем меня с острова забрала? - ткнул в её сторону пальцем человек.
- Ради информации, - ледяным тоном выдала Конго, в который раз задаваясь вопросом: стоило ли вообще это делать?
- Ага. Ну так вот тебе информация: для нормального функционирования ментальной модели необходимы определенные условия. Поверь, это не блажь, обитаемость - одна из важнейших характеристик корабля. Это я сейчас про...
- Я знаю, что такое "обитаемость", - раздраженно перебила она.
- А раз знаешь, то почему относишься к ней наплевательски? Вот одежду же ты носишь! Что, обойтись без неё не можешь? Можешь.
- Это потребует постоянного расхода ресурсов на защиту от окружающей среды.
- Правильно, но и здесь то же самое. Можно на голом полу спать, подогревая его, а можно лечь в один раз созданную кровать. Экономия, разве нет?
Конго вспомнила свои расчеты и нехотя кивнула. Спорить с тем, что разовый расход ресурсов на создание предмета куда экономичней было глупо.
- Ну, наконец-то! Далеко эта база?
- Около полутора суток крейсерским ходом.
Человек вопросительно вскинув брови, многозначительно промолчал.
Устало вздохнув, Конго запустила двигатели, ложась на курс к ремонтной базе.
Всё же во всём этом был определенный резон. Да и предыдущий его совет оказался разумным.
Услышав её вздох, человек забеспокоился.
- Ты давно на ногах? Ну, в смысле, бодрствуешь?
- Шестьдесят три часа.
- Черт, вот я тупица! Ты же устала, наверно.
С этим трудно спорить. По обоим пунктам. Его розыски, прогулка по острову, недавняя возня с обстановкой боевой рубки, всё это изрядно её утомило. Конечно, не настолько, чтобы снизить рабочие параметры, но всё же отдых бы не помешал. Причем аватаре - в первую очередь.
Внезапно выражение лица у человека стало умоляющим.
- Конго, потерпишь ещё пять минут? Я тут архив "The Daily Yomiuri" нашел, на английском, сейчас пару выпусков скопирую.
Вместо ответа Конго просто скачала ему весь этот архив и сбросила на внешний носитель.
- Класс! Спасибо! - Человек едва не подпрыгнул, когда на терминале возникла новая папка и тут же засуетился. Подскочил к одному из расположенных у дальней стены диванчиков, поскреб лоб, скривился:
- Узковат. Конго, его бы пошире сделать, а то неудобно будет.
- Он уже стабилен, я больше не могу им управлять, - раздраженно отрезала она.
- Прости, не понял, - нахмурился человек.
Пришлось потратить время на пояснение.
- Я могу создать два типа объектов. Первый, - в качестве примера, Конго указала на своё платье. - Это сформированные из активного наноматериала, которые сохраняют форму и параметры лишь до тех пор, пока я их контролирую.
- Второй, - на этот раз она указала на диванчик, - объекты, где наноматериал сменил своё состояние, образовав стабильную структуру со свойствами заданными при моделировании. И после преобразования изменять их я не могу.
- А, понятно. Блин, но не ломать же теперь. Стоп, а если...
Человек повертел головой, прищурился, словно что-то прикидывая.
- Точно! Можно банкетками расширить.
- Чем?
- Секунду. - Метнувшись к своему терминалу, он набрал поисковый запрос. - Вот, смотри. И ещё вот такой плед и подушку. Не бог весть что, но на пару дней сойдёт.
Мысленно вздохнув, Конго построила по изображениям модель, заполнив наноматериалом.
- Нормально! - Человек довольно потер руки, придвинул созданные банкетки к угловому дивану, уложил на него подушку и, зачем-то постучав по ней, кивнул:
- Устраивайся.
Неуверенно оглядев получившееся ложе, Конго покосилась на человека... и тут же разозлилась на своё замешательство. Она что, стесняется? Кого?
Оперлась коленом, собираясь лечь, но человек остановил её, буквально простонав:
- Туфли-то хоть сними! - и, укрывая пледом, пробормотал себе под нос: - Господи, какие же вы беспомощные.
Беспомощные?! Но в этот раз возмущение у Конго вышло каким-то вялым. Только сейчас, когда нагрузка на аватару снизилась, она поняла, насколько устала.
Поэтому молча натянула плед по самый нос и неожиданно для себя зевнула, закрывая глаза.
Действительно, комфортно и как-то... уютно. Если раньше приходилось либо понижать сенсорику проекции, либо выравнивать температуру окружающей среды, чтобы избавиться от дискомфорта, то теперь... Поёрзав, занимая более удобное положение, Конго свернулась в клубок, мгновенно провалившись в сон.
Ладно, она подумает об этом завтра.

Эпизод 7. Вершитель мира

Дитё, блин!
Секунду постояв, я устало покачал головой и, пробормотав: Спи, моя радость усни, - отправился на крыло мостика, на ходу доставая сигареты. Вообще-то бросать надо, но где тут. С этой блондинкой не то что курить, пить начнешь.
Интересно, а если бы я тогда отказался к ней на борт возвращаться? Силком бы потащила? Может, да, а скорее всего, равнодушно отвернулась бы и ушла. А я бы остался. С родным, блин, человечеством. Правда, вряд ли надолго. Даже если дружки тех рэкетиров голову бы не проломили, так первая же болячка в могилу бы отправила. Нафиг, лучше уж здесь.
Я невесело подкинул на руке полупустую пачку. Вот ещё проблема. Надо было больше сигарет купить, но дорогие, зараза. Хотя, всё равно ведь бросать придется. Где я тут табачный киоск найду?
Дотянув сигарету до фильтра, повертел головой, чертыхнулся и аккуратно затушил о подошву. Надо не забыть завтра у Конго пепельницу выпросить.
Вернувшись в рубку, я покосился на мирно сопящую туманницу и устроился в кресле. Пора, наконец, разобраться, что в мире творится. Конечно, газетные статьи островного государства не лучший источник информации, но другого нет. По крайней мере, пока нет.
Итак, блокада. Свалилась эта беда на Землю далеко не сразу. Ещё в начале 30-х годов XXI века посреди океанов начали возникать непроницаемые для спутниковой разведки завесы тумана, откуда и выходили непонятные корабли, внешне похожие на суда времен Второй мировой. Причем, с каждым годом их становилось всё больше и, соответственно, плавать по морям становилось всё сложнее.
Наконец, в 39-м людям это надоело. Представитель НАТО толкнул с трибуны ООН проникновенную речь, делегаты дружно ему похлопали, а сбежавшиеся репортеры раструбили на весь мир о беспрецедентной военной операции призванной раз и навсегда покончить с неизвестной угрозой.
Правда, никакого описанного в аниме Единого Флота Человечества не было. Был объединенный флот НАТО, который собственно и отправился нести непонятным дикарям свободу и демократию. Россия, Индия и Китай сказали что-то вроде "окей, мысленно с вами", после чего стянули собственные немногочисленные флоты к базам и принялись ждать. Чему натовские политики только обрадовались, ибо на Западе уже не стесняясь обсуждали, какие именно технологии по результатам этой операции получит Человечество (в лице его лучших представителей, разумеется) и как правильно после этого будет выглядеть политическая карта мира.
Вот только весь расчет натовцев строился на том, что противостоять им будут исключительно эсминцы Тумана, виброброня которых, конечно превосходила всё известное человечеству, но никак не тянула на абсолютную, да и тактикой эти эсминцы не блистали, заслужив полупрезрительную кличку "боты". Так что флот тех же американцев имел на своём счету полдюжины побед над ними. Правда, чего это стоило самим американцам, нигде не сообщалось. Ну и наконец, по данным разведки (полученным в результате гадания на кофейной гуще, не иначе), соотношение сил было один к восьми в пользу людей. Короче, мировое сообщество заранее рукоплескало сокрушительной победе Флота Добра.
Мнение же адмиралов этого флота, кажется, вообще никого не интересовало. Ну в самом деле, тут без того шаткая глобальная экономика трещит по швам, Очень Большие люди ежедневно теряют Очень Большие деньги, правильный мировой порядок идет в разнос, а какие-то придурки в фуражках чего-то там бормочут о возможной недооценке противника! Да кто их слушать будет в такой ситуации?
И вот, настал Великий день. Объединенный флот вышел на позиции, туман опал, и.... оказалось, что адмиралы ворчали не зря. Во-первых, вместо десятков эсминцев люди внезапно обнаружили перед собой десятки крейсеров и линкоров в окружении СОТЕН эсминцев и подводных лодок, а во-вторых, тяжелые корабли Тумана, кроме виброброни, оказались оснащены ещё и волновым полем. И вот это поле уже не пробивалось ничем. Да, оно имело порог насыщения, но чтобы этого порога достичь, нужно было шарахнуть по туманнику не меньше, чем ядерным зарядом.
Короче, не было никакой битвы. Людей просто перемололи. Какая к черту тактика, если тебе надо всадить во врага не менее двух-трех сотен ПКР, а он сносит тебя первым же выстрелом.
Хотя нет, тактикой люди всё же блеснули. Воспользовавшись тем, что туманники, словно боты, в первую очередь стреляли по самым удобным или самым близким целям, причем зачастую всей толпой и по какой-нибудь одной, некоторые сумели вырваться из этой мясорубки. Точнее из нескольких мясорубок, поскольку вместо показанной в аниме одной Битвы в реале было множество крупных сражений растянувшихся по всему Тихому океану. Хотя окончилось всё точно так же - даже не поражением, а полным разгромом.
Когда немногие уцелевшие вернулись в родные порты, мир вздрогнул, но ещё не понял.
Всё крутилось как обычно: немедленно созвали экстренное заседание ООН, где западные политики орали на восточных, обвиняя их в "предательстве Человечества", чрезвычайные и полномочные послы рванули заключать новые союзы, договора и прорабатывать вопросы, биржи на всякий случай рухнули, доллар упал, юань вырос, "ведущие эксперты" охрипли, делая заключения, а бородатые пророки пообещали кару всем неверным.
Но всё это длилось недолго, ибо вскоре корабли Тумана показались прямо у берегов. И вот тут уже взвыли все. Туманники топили любое отошедшее от берега судно, сбивали любой показавшийся над морем самолет, бомбили подводные кабели и тоннели... Какое-то время ещё держалась спутниковая группировка, но в итоге они добрались и до неё, посбивав всё на нижних орбитах и многое на геостационарных.
Это был не привычный "экономический кризис", объявленный Очень Большими людьми в целях перераспределения материальных благ, а самый настоящий. Биржи уже просто не открывались, банковская система рухнула в одночасье, по всем странам прокатились массовые беспорядки, а население из прибрежных районов ломанулось куда глаза глядят.
В общем, что творилось в первые годы блокады - это ни в сказке сказать, ни пером описать.
Особенно кисло пришлось тем странам, которые зависели от морской торговли чуть более чем полностью. Англичане даже с отчаяния долбанули ядрёнбатоном по патрулирующему Ла-Манш крейсеру Тумана и вроде бы даже его утопили. По крайней мере, они клялись и божились, что да.
Но после того как над Европой прошел освежающий радиоактивный дождик, а пяток туманников отстрелялись по побережью (причем досталось не только Англии, но и Европе), Германия с Францией не выбирая выражений объяснили наглам, что ещё раз, и они сами их ядрёнбатонами закидают.
Впрочем, тем, кто имел достаточно территорий и ресурсов, тоже досталось по полной. Русские лихорадочно эвакуировали жителей Крайнего севера, поскольку теперь "северный завоз" уходил в область фантастики, и пытались отстоять Черное море (что стоило немало крови при околонулевом результате), а американцы, потеряв не только большую часть флота, но и ту половину армии, что несла демократию по всему миру, получили взамен развалившуюся глобальную экономику, вынесенные в страны Третьего мира производства и миллионы нахлебников, привыкших сидеть на пособии, попивая портвешок и торгуя травкой.
Но, то ли человечество в этом мире было поумнее, то ли настоящий апокалипсис резко протрезвил политиков в верхах... не знаю. Но факт налицо. Крупные государства пришли в себя довольно быстро.
Наши, внезапно обнаружив, что НАТО больше нет, Евросоюз существует лишь на бумаге, а из-за пограничных столбов выглядывают круглые от ужаса глазенки младоевропейцев, оставшихся один на один с русским медведем, оперативно провели эвакуацию населения из прибрежных районов (благо уж чего-чего, а земли у нас всегда хватало) и принялись не спеша восстанавливать Россию в границах какого-то там года (не знаю какого именно, но в данный момент Восточный Союз насчитывал уже двадцать две республики).
Американцы же, сообразив, что халява кончилась и нести свободу взамен на нефть больше не получится, по-быстрому сочинили новый Патриотический акт и вспомнили, что они вообще-то работать умеют, а не только финансовые шарики надувать. Кто-то там у них, конечно, попытался вякнуть, но... Вот не люблю пиндосов, но одного у них не отнять, со своими белоленточными они разбираются жестко и эффективно. Не говоря уж об акциях протеста и "мирных демонстрациях". Так что когда "чорные братья", отлученные от пособий, попытались устроить погромы, их встретила не полиция со щитами и водометами, а Национальная гвардия с танками и пулеметами. После чего всех желающих побороться за свободу жить нахаляву оперативно загнали в трудовые лагеря на перековку. Ну а затем пара аэромобильных бригад принялась доходчиво объяснять мексиканским наркокартелям, что нынче им не здесь, и видимо несколько увлеклась, потому как Мексика внезапно оказалась в составе США. Канаде же и объяснять ничего не потребовалось, эти просто подписали давно готовый документ и повесили рядом со своим флагом американский.
Ах, да, оказывается, наши тоже решили проблему с наркотой. Причем с афганской вообще радикально. То есть, долбанули по опиумным плантациям в Афганистане тремя термоядерными зарядами. После чего нервно постукивающий зубами Пакистан присоединился к Индии. Добровольно и с радостью.
В Европе тоже впечатлились, но не так сильно, ибо там хватало своих проблем. Немцы, полюбовавшись, как "несчастные беженцы" громят Париж, а на улицах Марселя идут самые настоящие бои с применением бронетехники, объявили у себя в стране осадное положение и подняли по тревоге Бундесвер, который устроил всем настоящий немецкий орднунг образца 39-го. Тысяча девятьсот тридцать девятого. До желтых звезд, правда, не дошло, ибо памятник Воину-освободителю в Трептов-парке выглядел очень убедительно (как и переброшенная под Калининград 2-я танковая армия), но "несчастные беженцы" ломанулись из ставшей внезапно чистой и уютной Германии с такой скоростью, что едва не затоптали французских, швейцарских и бельгийских пограничников.
Ну а в остальном мире тоже... не скучали. Балканы полыхнули в очередной раз (причем конца и края этой войне не наблюдалось до сих пор), на Ближнем Востоке шла непрекращающаяся резня всех против всех, что твориться в Африке не знал вообще никто, а связь с Австралией прервалась семь лет назад по неизвестной причине.
Япония же... пошла своим путём и неизвестно куда. Вот что будет делать импортозависимое государство, оказавшись в изоляции? Правильно, будет строить военный флот! И пофиг, что флот этот разве что в качестве мишеней туманникам сгодится, зато он есть. И какой! В одной только Йокосуке в подземных (!) доках сейчас стоит что-то около восьмидесяти кораблей класса фрегат-корвет! Просто стоит, ибо вывести их из дока... проще утопить сразу. Ну и какой же флот без моряков? Так что там же, Йокосуке, организована целая военно-морская академия. Ну и как вишенка на торте - космическая программа! То есть, японцы регулярно запускают спутники связи (которые туманницы столь же регулярно сбивают), чтобы... Нет, я читал мангу, смотрел аниме, но не думал, что в реальном мире найдутся подобные индивидуумы и в таком количестве! Короче, японцы запускают спутники, чтобы держать связь со Штатами! Пипец. Просто пипец. Других слов нет. Тратить драгоценные ресурсы, чтобы просто услышать "мысленно с вами!".
Как они до сих пор не перемерли нафиг, с таким креативным подходом?!
Хотя, один эффект от этих запусков всё же был, правда сомнительный, какой-то. Штатовцы через космос закидывали в Японию "гуманитарную помощь" в виде ТВЭЛов для атомных электростанций и некоторых редкоземельных. Правда, что они за это получали с японцев, мне выяснить так и не удалось. В газетах лишь старательно подчеркивали, что бесплатно, то есть, даром! Но судя по тому, насколько старательно, драли штатовцы за эту "помощь" даже не три, а сразу шкур десять. Только непонятно чем. Разве что технологиями.
Сами США, как и Россия, то же сохранили космическую программу, но хренью не страдали и в первую очередь подвесили спутники у себя над материком. Ну и регулярно запускали дешевых "фотографов", которых туманницы конечно сбивали, но за пару витков те успевали сделать немало снимков.
Закончив перелопачивать международные новости, я снова выбрался на перекур. В общем, время потрачено не то чтобы совсем бессмысленно, но и особой пользы... Ну вот узнал я, что здешние мои соплеменники оказались далеко не идиоты, и что с того? Приятно, конечно, но толку?
Ладно, оставим геополитику, займемся текущими вопросами.
Докурив, я вернулся за терминал и принялся пролистывать все номера в поисках информации о подлодке I-401 и Гонзо Чихайя. Тщетно. Словно не было никогда подлодки Тумана, что дезертировала с флота и обзавелась экипажем из вчерашних школьников.
Единственное, что нашлось, это невнятное, но красочное описание недавнего сражения японского флота с двумя линейными крейсерами Тумана прямо на рейде Йокосуки, завершившегося великой победой ВМФ. С каковой победой остальное человечество уже раз десять поздравило мужественный народ Японии.
Если я правильно понял, это они про эпизод, когда "Харуна" и "Киришима" отправились топить I-401, но в итоге сами попали в засаду и остались без кораблей, успев каким-то чудом спасти ядра. Только причем тут японский флот, если от него в сражении участвовала лишь одна экспериментальная подлодка, да и то где-то на подтанцовке, бог весть. Утопила-то крейсера сама 401-я.
Короче, явно пропагандистская туфта. Типа, не всё потеряно, флот у нас ещё ого-го, и скоро мы этим туманникам покажем, с какой стороны фугу чистить!
Мда, ясно, что ничего не ясно. Хотя... Покрутив пришедшую на ум мысль, я тихо чертыхнулся. А на кой черт вообще нужен этот Гонза со своей подлодкой? Ну ладно Конго на нем зациклилась, ей простительно, молодая ещё, глупая, увидела гадость и сразу в рот тащить. Словно других забот нет, блин. А если подумать? Что может одна подлодка с командой школьников? Не в мультике, где героические герои героически превозмогают, а в реале? Да нифига. Ну, прорвется она через блокаду раз-другой, ну привезет или увезет пару тонн груза, и? Что изменится? Да и недолго ей прорываться. Туманницы учатся, и очень быстро. Другое дело, что сейчас они как слепые котята тычутся, хватаясь за всё подряд. Но ведь это легко исправить. Конго хоть и блондинка, но умная, ей и намека хватит, а потом... Поисковые группы, авиапатрули, развернутый вокруг Японии аналог СОСУС... весь опыт противолодочной борьбы, накопленный за две мировых войны и одну холодную. И всё, пипец школьникам. Как показывает практика, против толковой системы никакой креатив и гениальность не пляшет.
Покосившись на спящую туманницу, я устало потер глаза. Твою ж мать. Она ведь реально этих "спасителей человечества" утопит, глазом не моргнув. Сколько их там, на 401-й? Пятеро, вроде. Сам Гонзо, два его приятеля и две девчонки. Всем по семнадцать-восемнадцать лет. Дети.
Ну что, Витя, готов взять грех на душу?
Тяжело вздохнув, я откинулся в кресле, заложив руки за голову, и уставился в сгустившиеся за окном сумерки.
Можно, конечно, ничего не делать, но что-то мне тот финал, что в мультике показан, нифига не нравится. Типа, установки Адмиралтейского кода исчезают и все туманницы обретают свободу. Обрыдаться можно, как миленько и демократичненько. Это все равно, что собрать танковую армию и объявить, мол, баста, ребята, Уставов больше нет, живите, как хотите! Тут действительно обрыдаются. Все вокруг.
Ещё минут пять посидев, я мысленно махнул рукой. Хватит мировые проблемы решать. Тем более на гудящую голову. Солдат спит - служба идет, утро вечера мудренее, все дела. Так что надо спать, пока тепло, светло и мухи... Стоп, светло. Это за окном ночь, но в рубке-то светильники вовсю шпарят. И выключателя, что характерно, нет.
В растерянности повертев головой, я осознал своё положение и едва не заржал в полный голос.
Господи, Витя, ты вконец оборзел. Даже свет выключить не способен, а туда же... вершитель мира. Вот завтра Конго решит, что глупый человек не нужен, и полетишь ты, что та княжна из песни, в набежавшую волну, попаданец избранный.
Всё ещё беззвучно хихикая над собственной тупостью, я сбросил ботинки, до упора откинул спинку кресла, превратив его в некое подобие кровати, и укрылся джинсовкой.
Когда уже засыпал, в голову пришла мысль, что надо бы всё же донести до Конго, что тактика - удел лейтенантов, а адмиралам положено мыслить стратегически.

Эпизод 8. Автосерсис

Конго сбавила ход до пяти узлов, подходя к скале с медленно распахивающимися створками ворот её личного дока.
- Нифига себе! - выдохнул человек, рассматривая открывшуюся за ними пещеру. - Конго, этот... домик даже тебе великоват.
- Флагманские доки стандартные, рассчитаны на обслуживание любого корабля Тумана, даже суперлинкора класса "Ямато", - пояснила она, едва скрывая раздражение. Обходилась ведь прекрасно без этой самой "каюты"!
Покосившись на восхищенно оглядывающегося человека, Конго тихо вздохнула.
Больше всего раздражало, что этот индивидуум снова оказался прав. Отдых на мягком диване куда приятнее и эффективнее, чем сон на холодном полу.
"Акаси, мне нужен инженерный симулятор, он свободен?" - связалась она с ремонтным судном, контролирующим всю базу.
"А что с ним сделается?" - ворчливо откликнулась ремонтница. - "Стоит, пылится. Вас же сюда ураганом не загонишь".
Ментальная проекция ремонтного судна "Акаси" поджидала её прямо на пирсе дока. Невысокая, коротко стриженая, ремонтница стояла, сунув руки в карманы своего странного одеяния, которое у людей носило наименование "комбинезон" и чуть прищурившись бесцеремонно шарила взглядом по её корпусу. Одновременно с этим сканеры базы не менее бесцеремонно заглядывали всюду, куда только можно.
Конго поморщилась, с трудом подавляя желание прикрыться от подобного осмотра парой щитов, но промолчала. Всё равно, делать замечания было абсолютно бессмысленно. Аварийно-ремонтная служба и чувство такта являлись понятиями ещё менее совместимыми, чем люди и разум.
Изучавшая её Акаси внезапно переменилась в лице и прямо с места запрыгнула ей на крыло мостика. Без разрешения, разумеется.
- Ух ты! Человек! Живой! - с восторгом уставилась она на человека.
- А-аа... э-э... - тот даже попятился, от подобного приветствия.
- Я - ремонтное судно "Акаси", главная тут вот... - ремонтница неопределенно помахала рукой. - А ты кто?
- Хм... Виктор, Рокин, - немного нервно кивнул человек. - Очень... приятно.
- Акаси, мне необходимо провести перепланировку внутреннего объёма центральной надстройки, - вмешалась Конго, решив, что хватит с неё на ближайшее время потрясений.
- Чего?! - ремонтница затрясла головой, видимо решив, что ослышалась.
- Внутреннего объёма центральной надстройки, - подавив вздох, повторила Конго. - Нужно выделить несколько дополнительных помещений.
Вообще-то она уже десять раз пожалела, что согласилась на безумное предложение человека, но сейчас отступать было уже поздно. Хорош флагман, который меняет решения по три раза на дню.
- Зачем?!
Вместо ответа Конго устало покосилась на человека.
- Вау! - глаза ремонтницы вспыхнули, а на губах заиграла ехидная улыбка.
***
Блин, мы что в автосервис приехали?! Я с легким обалдением разглядывал насмешливо пялящуюся на меня черноволосую девицу в самом натуральном комбинезоне автомеханика (даже тряпка из кармана торчала!).
Хотя для автосервиса тут ангар великоват. Ярко освещенная искусственная пещера, посередине которой располагался обставленный кучей непонятных механизмов бассейн дока, уходила не меньше чем на километр вдаль, а в ширину... трудно сказать, поскольку флагманский док отделялся от остальной базы перегородкой, доходящей почти до потолка. Как понимаю, в целях приватности. Видимо на тот случай, если на базе окажется несколько туманниц одновременно.
Логично, в общем-то. Негоже подчиненным наблюдать любимое начальство в дезабилье.
Пока я озирался, девица в комбинезоне, закончила меня рассматривать (кажется, ещё и сканером просветила - пробежал по коже нехороший такой холодок) и теперь наседала на Конго.
Правда суть разговора я так и не понял, поскольку туманницы общались одновременно и голосом, и прямой связью.
В конце концов, они до чего-то там договорились и... меня выгнали. Натурально. То есть, вообще из дока. Акаси, быстро сформировала лестницу (нормальную, широкую!) от мостика Конго до пирса и, подтолкнув меня к ней, проворчала: "Пошли, провожу, погуляешь на воздухе, пока девушка переодевается".
Чем окончательно разнесла мне шаблон.
Вот эта вот ехидная девица - корабль Тумана?! Да вы шутите! Я чисто на автомате перебирал ногами, пока хнычущее подсознание пыталось из осколков заново сложить картину мира.
Наконец, чуть придя в себя, поинтересовался у топающей рядом ремонтницы:
- Акаси, а надолго это... ну... у Конго?
- А что? У вас планы? А какие? - У той аж глаза заблестели.
- Не-не-не, - вскинулся я. - Так, просто... э-ээ... там, в интернете, статью не дочитал. На самом интересном месте.
- Пф, тоже мне, проблема! - Акаси пренебрежительно фыркнула, вытягивая ладонь.
В воздухе замерцала жутко запутанная голограмма матрицы, сгустился, приобретая форму, туман наноматериала, и через пять секунд мне протянули...
- Аффигеть! - неверяще выдохнул я, крутя в руках самый натуральный ноутбук.
- А то! - довольно вскинула подбородок ремонтница. - Только сейчас девайс через моё ядро подключен, но потом запараллелю с тем, что у Конго в рубке.
- Слушай, а нельзя вообще напрямую подключиться? - как бы невзначай поинтересовался я, приподнимая крышку и любуясь аккуратной клавиатурой с русской (!) раскладкой. - Ну, чтобы ядро Конго траффик не обрабатывало?
- Во, видал? - перед моим носом мгновенно нарисовался маленький, но весьма крепкий кулачок, а взгляд ремонтницы резко посерьёзнел. - Поддерживать квантовое соединение способно только ядро корабля. И создать в нём выделенный канал - это всё равно, что операцию на мозге провести. Хочешь, кусок серости в твоей черепушке откочерыжу и радио из него сделаю?
- Понял, понял, не дурак! - захлопнув крышку, я торопливо вскинул руки в извиняющемся жесте. - Не знал просто, думал можно как-то отдельный канал сделать.
- Ну... - ремонтница задумчиво почесала кончик носа, - в принципе можно. Только зачем? Много ты по нему не передашь без ядра. Обработка квантового соединения - штука вообще ресурсоёмкая, плюс, аппаратное обеспечение.
- А всё же, насколько?
Акаси пошевелила губами, словно что-то подсчитывая.
- Текст, звук. Видео уже вряд ли. Обработчик в такую вот коробку, - она кивнула на ноут у меня подмышкой, - не упакуешь. Ну а главное - тебя же надо будет в нашей тактической сети регистрировать.
- Ясно. - Я подавил тоскливый вздох. Факир был пьян и фокус не удался. Досадно. Но, ладно. При случае аккуратно провентилирую вопрос, кто там у них в сети админом работает и за какие заслуги регистрируют.
Пока я размышлял, как бы подступиться к этому непростому вопросу, мы дошли до обычной металлической лестницы (Господи, у неё здесь даже лестницы есть!) и, поднявшись на пару пролетов, вышли через раздвижную дверь на прилепленную к скале площадку, больше всего напоминавшую придорожное кафе - полотняный навес, три столика из белого пластика, такие же пластиковые стулья вокруг них, автомат с содовой...
Обведя оторопелым взглядом эти декорации, я не выдержал.
- Акаси, позволь ещё вопрос. Откуда всё это?! Интернет, словечки, комбез твой, прямо как у механика?
- Что, реально похож? - ремонтница завертелась волчком, разглядывая себя.
- Один в один! - заверил я, выставив большой палец. - Словно в автосервис приехал.
- Класс!
- Так откуда?
Ремонтница поморщилась, тоскливо вздохнула.
- Ну скучно же. Эти солдафонки хоть по морю бегают, патрулируют, а я сижу здесь, как дура, на дежурстве. Раз в месяц зайдет кто-нибудь, да и то - "быстрей, быстрей, у меня операция, у меня график...". Вот и шарюсь по вашей, человечьей, сети. Там интересно, сайты, форумы всякие.
Моё подсознание, облегченно вздохнув, нежно протерло тряпочкой восстановленный шаблон. Уф, теперь всё понятно. Общаться ей тут не с кем, так как другие туманницы на эту базу почти не заходят, а вызывать кого-нибудь просто так, чтобы поболтать "за жизнь", во флоте Тумана не принято. Вот и висит девчонка на японских сайтах-форумах. А там ещё и не такого набраться можно.
- Откуда у корабля обеспечения доступ к человеческому Интернету, который вообще-то по профилю разведки идет, спрашивать глупо, как я понимаю, - словно бы между прочим прокомментировал я.
Акаси насмешливо фыркнула и принялась демонстративно изучать небеса.
- Ножкой ещё шаркни, или землю носком ботинка поковыряй, - посоветовал я. - Тогда вообще аутентично будет.
- В смысле?
- Ну, вот так примерно. - Я продемонстрировал несколько классических поз из раздела "не виноватая я".
- Ха! А ты прикольный! - рассмеялась ремонтница.
- Ты тоже ничего.
- Слу-ушай... - Акаси зыркнула себе за спину и, заговорщицки понизив голос, предложила: - А хочешь снимок Конго без брони?
- Нет, не хочу, - спокойно отказался я.
- Ой-ой, так я и поверила.
- Акаси, во-первых, я давно уже вышел из возраста, когда с замиранием сердца девушкам под юбки заглядывают...
- Да ладно, у неё под бронёй всё равно ещё легкий корпус. Стильненький, с кружевными вставочками.
- А во-вторых, это неприлично... с твоей стороны.
- Почему это?!
- Ну вот представь врача, который фотографии пациенток в интернет выкладывает. Типа, для приколу.
- Дурак, - ремонтница обиженно насупилась. - Никуда я не выкладываю. И не собираюсь. Всё, канай, дыши воздухом, ханжа органическая. Некогда мне тут с тобой.
Резко отвернувшись, она сунула руки в карманы и зашагала обратно в док.
- Акаси... - окликнул я.
- Ну чего ещё? - девчонка, притормозив, недовольно обернулась.
- Что, прям реально с кружевными?
Ремонтница шмыгнула носом. Сурово нахмурилась. Но всё же не удержалась, хихикнув.
- Правда, правда. Где надо прикрыто, а между секциями кружева из силовых балок, для облегчения конструкции. Конго быстрый линкор всё-таки, а не линейный корабль, чтобы скафандр под броней носить.
Я неопределенно хмыкнул, почесав в затылке.
Кружевной корпус. Блин, чего только эти женщины не придумают.
***
Акаси с деловым видом шагала по палубе Конго, не переставая тараторить и одновременно бомбардируя её пакетами информации.
- Так, климат-систему я настрою, синтез минералов для питьевой воды будет вот тут, чтобы основную магистраль не загрязнять. А то человеку дистиллят нельзя, загнётся. Светильники обязательно, в темноте они не видят. Сделаю с отдельным управлением, иначе задергает. Дальше...
- Акаси, откуда ты столько знаешь о людях? - не выдержала Конго.
- А чего там знать? - удивилась ремонтница. - Модуль, как модуль. Параметры среды для бесперебойного функционирования, величина допустимой нагрузки, обеспечение расходниками... Ой, да ничем они от нас не отличаются. Разве что хрупкие, как гравитонный компас. Чуть толкнешь - ломаются. И чинить потом замучаешься, - органика сплошная.
Тяжело вздохнув, Конго ещё раз пробежалась по схеме своих надстроек. Вообще-то она собиралась высвободить всего два объема, а не целую систему помещений на всех трех уровнях надстройки. Но спорить с ремонтницей, а тем более инженерным симулятором, глупо. Разве что...
- Акаси, а лифт зачем?!
- Так стильно же! Заодно лифтовая шахта обеспечит дополнительную защиту фронтальной проекции рабочего ствола РЛС.
Конго в очередной раз вздохнула, визируя план изменения в своей конструкции. Эти двое что, сговориться успели?
- И что, вот эти вот... балконы - это тоже будет стиль? - с сомнением поинтересовалась она.
Ремонтница переплела пальцы, выгнула их, словно разминая, и довольно помотала головой.
- Не, я разработки с "Эклипс ХХI" взяла. Самая дорогая яхта на Земле, между прочим, была. Так что будет супер стиль!

Эпизод 9. Начало

- Ух ты!
Конго с легким недоумением посмотрела на человека, который с блаженной улыбкой на лице щелкал выключателем, зажигая и гася освещение в коридоре.
Заметив её взгляд, человек смутился и отдернул руку.
- Извини, просто... напрягает, когда ничерта не можешь, и о каждой мелочи приходится просить. А тут целый выключатель!
Беззвучно вздохнув, Конго открыла дверь в свою каюту и замерла на пороге, оглядывая помещение исключительно через зрительные сенсоры аватары. Просто из любопытства. Хотелось оценить "человеческим" взглядом этот самый "стиль".
В целом ничего, хотя слишком уж много излишеств. Зачем несколько сидений? И светильников? И зеркал? И... как эти отсеки для хранения предметов называются? Шкаф? Комод? А кровать? Судя по размеру, она рассчитана на пять аватар, как минимум!
- Мда... вот значит, как живут простые миллиардеры, - прозвучал за её спиной задумчивый голос человека. - Панорамного окна только не хватает.
- Оно закрыто.
- В смысле?
Вместо ответа Конго подняла броневые плиты, открывая выполненную целиком из стекла внешнюю стену, за которой располагался вписанный в контур надстройки балкон.
- Оу! Вот теперь вообще по феншую! - непонятно прокомментировал человек.
- Феншую? - Конго вопросительно приподняла бровь.
- Ну, то есть, как положено, по всем правилам, - пояснил человек и дернул подбородком дальше по коридору, указывая на другие двери. - А там что?
- Прямо - помещение, обозначенное как "кают-компания", слева - твоя каюта.
- Моя?!
- Да. Кстати, в ней нет сенсорной сети, поэтому там я тебя не услышу, и не увижу.
- Что, совсем?! - человек неверяще распахнул глаза.
- Совсем, - раздраженно подтвердила Конго.
В конце концов, имеет же она право от него отдыхать! Хоть изредка!
Человек открыл рот. Закрыл. Похлопал глазами. Наконец, судорожно дернул головой.
- С-спасибо.
***
Обознаться и не жить! Личная каюта!
Ввалившись в предназначенное мне помещение, я тормознул на пороге, сбрасывая ботинки, и завертел головой. Ну да, точно такая же, как у Конго. Те же темно-коричневые стеновые панели, многоуровневый потолок со скрытыми светильниками и напольное покрытие под дерево. Только обставлена чуть иначе. Меньше зеркал и вместо пуфиков массивные кресла. Типа, суровый мужской стиль. О, ещё и рабочий стол! С терминалом! Акаси, я тебя обожаю! Или это Конго позаботилась? Да нет, вряд ли, от блондинки не дождешься.
Пробежавшись, я заглянул за каждую дверцу, обнаружил четыре шкафа, санузел со всеми удобствами и ванную комнату с душевой кабиной и джакузи.
Ну, вообще шикарно!
- Конго, а можно мне тоже окно открыть?
В ответ тишина.
Тьфу, блин! Она же не слышит, сама говорила, что тут сенсоров нет.
Распахнув дверь, я выглянул коридор, секунду помялся, - никак не привыкну в пустоту орать, - наконец, выдавил:
- Конго, можно броню с окна убрать? Пожалуйста.
Хм... мне показалось или кто-то невидимый безнадежно вздохнул? Ну да ладно, главное, что толстенная броневая плита бесшумно скользнула вверх, открывая стеклянную стену с едва заметным контуром двери, за которой виднелась балконная площадка.
- Спасибо!
Вот, теперь совсем хорошо! Стоп, а балконная дверь? Снова блондинку просить что ли? А нет, снабжена нормальной ручкой. Взялся, чуть надавил, неслышно щелкнул замок, и прозрачная пластина легко отъехала в сторону, впуская в помещение свежий морской воздух.
Красота.
Но восхищение вышло каким-то вялым, словно "для галочки". Походу все лимиты удивления просто исчерпались. Слишком уж резкие переходы в последнее время. Голая палуба, трущобы, снова палуба и вот... жилище миллиардера.
Так что я уже равнодушно, словно всю жизнь обитал в подобных апартаментах, разделся, выудил из сумки полотенце, и потопал в ванную. Надеюсь, о горячей воде Акаси не забыла.
Оказывается, нет, в душевой кабинке даже гидромассаж нашелся. Так что я минут двадцать плескался, меняя температуру воды и пробуя разные режимы. Наконец, наигравшись, замотался в полотенце и вышел из ванной. Обнаружив посреди комнаты злую и одновременно растерянную туманницу.
Ну вот, только обрадовался, что в покое оставили.
- Вообще-то, вламываться к людям без приглашения, считается неприличным, - хмуро заметил я, поправляя полотенце на бедрах.
Блин, мне вроде как приватность обещали.
***
Вламываться? От подобного упрёка Конго окончательно растерялась. Мало того, что отсутствие сенсоров оказалось палкой о двух концах - она перестала ощущать раздражающее присутствие человека, но и сама не смогла с ним связаться, - так теперь он ещё и заявляет, что она без разрешения вторглась к нему на палубу! Но... возразить как бы и нечего, сама ведь исключила данное помещение из своей сети.
- Здесь нет сенсоров, - ледяным тоном напомнила она, вскидывая подбородок. - Я не могла тебя вызвать, поэтому пришлось войти.
Теперь уже человек чуть смутился.
- А, ну да. Только люди в таких случаях стучатся.
Конго на долю секунды просто онемела от подобной наглости. Это он хочет сказать, что она должна будет каждый раз барабанить в дверь, пока он не соизволит ответить?! Пришлось даже сцепить пальцы в замок, чтобы удержаться от желания схватить этого... индивидуума и постучать им в эту самую дверь прямо сейчас.
Кажется, человек понял её состояние, поскольку, торопливо выставил руки в защитном жесте.
- Стоп-стоп, не надо так сверкать глазами. Давай, чтобы мне каждый раз не выбегать в коридор, а тебе не бегать туда-сюда, ты сделаешь мне обычный коммуникатор для связи.
Коммуникатор! На этот раз Конго едва сдержалась, чтобы не застонать. Она же могла просто вызвать его через терминал в каюте! Человеческая глупость точно заразна.
- Небольшой, что-то вроде мобильника или лучше браслета, - продолжил человек тем временем.
Записав себе в память, что в будущем при общении с людьми надо быть внимательнее, Конго нехотя кивнула. В целом, предложение выглядело разумным.
- Отлично. - Человек не скрывал своего удовольствия, отчего настроение у неё испортилось окончательно. - А что случилось, что я так срочно понадобился?
- Дом где находились "Харуна" и "Киришима" атакован людьми.
Человек присвистнул, задумчиво взлохматил мокрые волосы.
- Таак, дай мне пару минут, привести себя в порядок, и я в твоём распоряжении.
- Хорошо, буду ждать тебя в рубке.
Резко развернувшись, Конго направилась на выход, мрачно размышляя, что надо было соглашаться с Акаси и пройти полную диагностику. Снова посадить себе на палубу вот этого... нет, с ядром у неё определенно что-то не в порядке.
***
Едва дверь за туманницей захлопнулась, я принялся торопливо натягивать одежду, переваривая состоявшийся разговор.
Вот так, персональное средство связи и даже раньше, чем планировал. Пусть поначалу коммуникатор будет только на мою блондинку настроен, но... лиха беда начало. Главное, чтобы она мне примитивный радиоприемник не всучила. Но это вряд ли, инерция мышления у туманниц куда сильнее человеческой, а само понятие "связь" прочно ассоциируется с квантовым каналом, другой они просто не признают. Если подумать, получилось удачно.
Надев ботинки, я выскочил в коридор - та же неброская роскошь миллиардерской яхты - стеновые панели под дерево, полированный металл и скрытые светильники. Только стиль не старомодный, вроде барокко, рококо или ещё какого "коко", а вполне себе современный, без глупых арабесок и завитушек. Надо будет потом в кают-компанию заглянуть, интересно, что она из себя представляет.
На мгновение тормознул перед лестницей, чувствуя, как на лицо наползает совершенно дурацкая улыбка. Лестница. Настоящая. С перилами из полированного металла и "деревянными" ступеньками... Ты моя хорошая.
Правда, лестница эта - одна единственная на весь корабль, чтобы с уровня кают можно было сразу в боевую рубку подняться. Но зато есть лифт, идущий от палубы аж до наблюдательного мостика, что над рубкой. Ну и аварийный скобтрап на топ-мачте, что сразу за центральной надстройкой. Но на него только посмотришь - плохо становится.
Определенно, жить всё веселее. Чего, увы, не скажешь о здешней хозяйке. Определять настроение блондинки я уже научился. Вот сейчас - сидит в кресле, закинув ногу на ногу, и сверкает глазами - значит, явно не в духе, ибо в тех редких случаях, когда настроение у неё... скажем так, приемлемое (хорошего ни разу не наблюдал), она сворачивается на пуфике, подобрав под себя ноги.
Устроившись в кресле напротив, я машинально потянулся за сигаретами, но тут же спохватился и, чертыхнувшись, засунул пачку обратно в карман.
- Конго, я тебя внимательно слушаю. Только начни с вводной, пожалуйста.
Туманница чуть поморщилась, но кивнула, видимо признавая разумность такого подхода.
- Хорошо. После боя на рейде Йкосуки, ментальные модели Харуны и Киришимы оказались в особняке создателя вибрационной боеголовки. Это оружие, которое...
- Я знаю, - перебил я. - Оружие, разработанное специально для борьбы с кораблями Тумана. При попадании она каким-то образом вступает в резонанс с вашей виброброней, вызывая её разрушение.
- Да. Мы считали, автором этой разработки профессора Тоджио Осокабе.
- А оказалось, что он создал детишек, которые затем создали боеголовку. Типа, раз не мы можем, то сделаем тех, кто сможет.
- Раз ты всё знаешь, зачем спрашиваешь? - раздраженно бросила Конго.
- Упс, прости, - я вскинул руки, извиняясь. - Просто уточняю.
Туманница вздохнула, потерла переносицу, и продолжила:
- Тоджио Осокабе возглавлял проект "Дети сакуры". Создание людей с искусственно собранным геномом. Семь лет назад проект был признан неудачным, так как из сотни детей выжили лишь двое. Первый - Макото Осокабе, мужчина, шестнадцать лет, в данный момент занимает пост премьер-министра Северного региона.
В воздухе появилась картинка с изображением черноволосого паренька в строгом костюме с каким-то безэмоционально-отстраненным выражением лица.
Я, не удержавшись, присвистнул.
- А ничего так, занять кресло премьер-министра в шестнадцать лет. Силен пацан.
- Вторая - Макие Осокабе, женщина, восемь лет.
Новое изображение: черноволосая девочка, чертами лица похожая на предыдущего парня, но куда более... живая, что ли. Вон, брови чуть нахмурила, а в глазах так и блестит недовольство.
- Созданием вибрационной боеголовки занималась именно эта женщина, - отметила Конго.
- Да какая к черту женщина из восьмилетней девочки? - поморщился я. - Ребенок, она и есть ребенок.
- Человеческие дети не способны вести научные разработки такого уровня, - холодно отрезала Конго.
- А она их и не вела, - возразил я. - Как понимаю, Макие занималась исключительно научной частью. То есть тем, что требует лишь интеллекта и специфических знаний, а не опыта работы и административных способностей. Решать уравнения и вести теоретические изыскания она более чем способна, в конце концов, её именно для этого и создавали, но по жизненному опыту Макие - восьмилетний ребенок, пусть и очень умный.
- Какое это имеет значение?
- Огромное. В человеческом обществе она ориентируется ненамного лучше вас. Ладно, это потом, продолжай, пожалуйста.
- Сегодня ночью особняк атаковали солдаты Центрального региона. Их целью была ликвидация Макие Осокабе. Видимо правительство Японии зафиксировало контакт и отдало приказ об уничтожении носителя информации.
- Ну ещё бы оно не зафиксировало, - скривился я. - Секретоносителя подобной категории должны пасти круглосуточно, а конспираторы из вас... Только что тут странного? Если есть риск, что автор уникального оружия может попасть в руки врага, его необходимо ликвидировать. Жестоко, но разумно. Не надо считать людей бесхребетными глупцами.
- Я не закончила, - недовольно оборвала меня Конго. - В конфликт вмешалось третья сила - подводная лодка I-401.
- Она что, в фонтане всплыла?
- Особняк находится в двадцати километрах от берега, а крейсерские подлодки "четырехсотой" серии несут пятьдесят шесть пусковых контейнеров для ракет средней дальности.
- А, тогда понятно. И чем кончилось?
- Харуна с Киришимой, прихватив Макие, скрылись на борту 401-й.
Я задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику. Терпеть не могу политику, а здесь именно она. Ну, предположим, зачем Гонзо Чихайя героически спас всю эту троицу - понятно. Пара линейных крейсеров ещё никому не мешала, пусть на данный момент они и без кораблей. Вопрос в другом, откуда он узнал, что армия атакует особняк? Что, мимо проходил?
- Конго, а это точно, что Харуна с Киришимой сейчас на 401-й?
- Да. Камеры наблюдения Береговой охраны засекли всплытие подлодки и подъем на борт всех троих.
От подобного заявления я натурально опешил.
- Подожди, ты что, использовала человеческую сеть для наблюдения за 401-й?!
Туманница на мгновение смутилась, но тут же надменно вскинула подбородок.
- Это было разумно. Самый быстрый способ получения информации.
- Ну ты даёшь! - всё ещё ошарашенно протянул я.
Нифига себе, девушка растёт и могутеет прямо на глазах.
На лицо Конго вернулось обычное холодно-отстраненное выражение.
- Согласно записям видеокамер 401-я сразу покинула порт. Ты говорил, что знаешь, где у неё база.
- Угу, - кивнул я. - На Иводзиме.
- Этого не может быть, - отмахнулась туманница. - После начала блокады на этом острове был создан малый оперативный склад резерва Второго восточного флота. 401-я не могла прийти туда незаметно, система охраны сообщила бы мне о вторжении.
- А если с ней была Хьюга? - чуть прищурился я. - Как линкор твоего флота, она ведь имеет коды доступа к подобным базам.
- "Хьюга" потоплена.
- Это корабль потоплен, но ядро-то уцелело. И если 401-я его подобрала...
- Бред!
- Конго, один раз ты уже говорила: "бред, этого не может быть", - негромко напомнил я.
Туманница разом помрачнела, уловив намёк на историю с Майей.
- Впрочем, к чему гадать, можешь узнать сама.
- Как?
- Пошли разведку, да и всё.
- Разведку... - взгляд Конго стал отсутствующим.
- Только отправь два эсминца.
- Зачем два? - непонимающе моргнула туманница.
Тихо вздохнув, я принялся объяснять:
- Обычная тактика разведывательной пары. Первый проверяет, второй держится в отдалении, подстраховывая. В случае если с одним что-нибудь случится, второй как минимум успеет передать информацию. Ну и при возможности эвакуирует напарника. А то одиночку грохнут первым же залпом и гадай потом, что там случилось.
Конго на несколько секунд задумалась, затем, нехотя кивнула:
- Это разумно.
Туманница снова зависла с отсутствующим видом, раздавая приказы подчиненным, а я выбрался на крыло мостика, перекурить и подумать. Свербела на краю сознания мысль, что сейчас в рубке явно чего-то не хватает.
Приборы управления, штурманский стол, посты операторов... черт, всё не то.
Наконец, перебрав всё, что помню, хлопнул себя по лбу, едва не застонав. Во, кретин, самое главное забыть!
Вздохнув, заглянул в рубку - всё же непривычно говорить, не видя собеседника.
- Конго, давай на ремонтную базу вернемся.
- Зачем?
- Прости, но я самую нужную вещь забыл, которая есть на любом боевом корабле. Тем более на флагмане.
- Какую?
- Тактический планшет. Для планирования и разбора операций.
- Я и сама могу его сформировать, - недовольно отмахнулась туманница, видимо в качестве аргумента, указав на приборную панель по периметру рубки.
- Можешь, - с тяжелым вздохом согласился я. - Вот только это будет очередной экран, исключительно для просмотра, а нужен полноценный рабочий инструмент. Вроде ноутбука, что мне Акаси сделала.
Конго покосилась в мою сторону, обвела взглядом все свои творения, и недовольно поджала губы.
Ну вот, снова обиделась. Причем на меня. Словно это я виноват, что для неё сделать банальный выключатель на лампе нереально. В смысле, сделать-то реально, нереально вспомнить, что он таки нужен. Ибо подлые человеки силу мысли нифига не освоили, и управлять чем-либо способны только вручную.
Блондинка, что с неё взять.

Эпизод 10. Немного тактики

Глядя как человек, что-то бормоча себе под нос, бегает вокруг тактического стола, Конго вынуждено признала, что идея вернуться на базу для его постройки была разумной. Нет, разумеется, она и сама бы могла создать столь примитивное устройство, но... при этом пришлось бы непрерывно обращаться к человеку за уточнениями по органам управления. Ибо, как оказалось, единственное, что люди могли использовать для манипулирования предметами, - это верхние конечности. Две (!) верхние конечности и всё! Причем с такой погрешностью, что просто оторопь брала. Даже провести прямую линию или отмерить необходимое расстояние без специальных инструментов для них было непосильной задачей. Про скорость решения элементарных математических действий и говорить нечего. Как этот вид, обладая столь мизерным функционалом, смог вообще создать хоть подобие цивилизации решительно непонятно.
Человек, не отрывая глаз от планшета, постучал стилом по поверхности.
- Конго, вот тут я немного не понял, какую максимальную дальность стрельбы имеет эта ваша гравипушка?
Недоуменно тряхнув головой, она попыталась сообразить, о чем он спрашивает. Какая ещё "гравипушка"? Перебрав несколько вариантов, вынужденно призналась:
- Подобная оружейная система мне незнакома.
- Ну как же, - удивился человек. - Такао из неё по 401-й стреляла.
- Такао использовала линейный ускоритель гравитонов.
Человек в ответ демонстративно закатил глаза.
- Блин, да какая разница! Стреляет, значит, пушка.
Ещё одна человеческая черта, к которой невозможно привыкнуть, - для наименований всего вокруг люди используют сленг и жаргон. Причем принцип "жаргонизации" никакому алгоритму не подчиняется вообще.
Помассировав виски - интересно, может ли проекция испытывать головную боль - Конго сухо объяснила:
- К ускорителю гравитонов не применимо понятие "максимальная дальность". Радиус поражения зависит только от количества поданной на него энергии.
- Хм, это получается, если перекинуть на него всю энергию корабельных систем суперлинкора, то можно на полглобуса долбануть? Интересно, - задумчиво пробормотал человек. - Но в целом, классическое осадное орудие. Наводится всем корпусом, заряжается медленно, энергии жрёт прорву... зато и бьёт ого-го.
- Да. В маневренном бою оно бессмысленно.
- Как сказать, как сказать. Если заранее знать, куда стрелять, то штука очень даже неплохая.
- Поясни.
- Возьмем один из последних ваших боёв. Ну, про Харуну с Киришимой говорить нечего. Правильно их потопили, может, в следующий раз головой думать будут. А то: "Да мы, да линейные крейсера, да круче нас только яйца...". Разведка? Не, не слышали. Обеспечение? Прикрытие? Поддержка? Да зачем?! Мы на одном вые... выпендрёже до Луны долетим! Мажорки, блин. А вот Такао... эта девчонка молодец. Конго, она реально умничка. Смотри...
Человек коснулся сенсора, выводя на планшет схему боя тяжелого крейсера "Такао" с I-401.
- Первое: она просчитала, где 401-я появится обязательно. Второе: прихватила с собой разведывательную подлодку "пятисотой" серии ради её поисковой аппаратуры. И села в засаду, переведя свои системы в "тихий" режим. Классическая снайперская засада! Без шуток, гениальный план. Так как сенсорный комплекс "пятисотой" субмарины куда лучше, чем у "четырехсотой", а сама Такао сидит тихо, как мышка, идущая в порт 401-я их не видит и... внезапно получает в борт заряд из гравипушки. Всё. Бой окончен. Добить падающую на дно подлодку, у которой полкорпуса просто испарилось, - дело техники.
- План не сработал, - сухо заметила Конго, поднимая взгляд от планшета.
- Ага. Ошибка первая и главная: Такао забыла про людей. Точнее вообще не принимала их в расчет по свойственному вам всем снобизму. И не надо сверкать глазами, это правда. Вы людей вообще за разумную расу не считаете.
Конго чуть раздраженно поджала губы, указав на очевидное:
- Люди в этом бою не участвовали.
- Ошибаешься, участвовали и ещё как! - помотал головой человек, постучав по отметке на планшете. - Такао устроила засаду чуть ли не в километре от берега и засек её именно беспилотник Береговой охраны. А она на него даже внимания не обратила. Типа, подумаешь, пролетело какое-то убожество человеческой выделки. А убожество передало её координаты на пост, откуда уже Гонзе отсигналили, мол, там-то и там-то тяжелый крейсер Тумана стоит. Ну и Гонзо, не будь дурак, задумался, - а чего стоит? кого ждет? - и запустил вперед имитатор, который Такао радостно расстреляла. В итоге, ситуация перевернулась: 401-я со своими школьниками, получая данные от Береговой охраны, знает точное месторасположение Такао, а та может лишь гадать, где там гадская подлодка прячется.
Конго запустила анализ с новыми вводными и... беззвучно вздохнула. Человек прав. Если подставить в условия задачи, что Чихайя Гонзо получил точную информацию о местонахождении крейсера "Такао", то все его действия становятся логичными. Выходит, сколь бы дико подобное не звучало, но люди - это тот фактор, который надо учитывать, даже если непосредственно их операция не затрагивает. Информация неприятная, но полезная.
Мысленно кивнув сама себе, Конго снова сосредоточила внимание на человеке.
- Ты сказал: "первая ошибка", были ещё?
- Угу, вторая тоже общая для всех вас. Вы планируете один ход.
- Поясни.
- Вы строите один план, не учитывая вариант "а что, если всё пойдет не так". И когда план проваливается, либо мечетесь, пытаясь на ходу что-то придумать в резко изменившихся обстоятельствах, либо действуете по шаблону. В данном случае у Такао не было никакого запасного варианта, и когда первая атака сорвалась, она стала действовать, как автомат. Вижу - стреляю. И поэтому проиграла. Её банально просчитали.
- Человеческая интуиция - это не расчет, - холодно возразила Конго. - Когда 401-я всё же пошла на сближение, она сумела уклониться от выстрела, хотя не могла его засечь.
Человек страдальчески закатил глаза.
- О, господи! Да просто всё! Вот тебе вводная: ты запустила приманку, и противник её уничтожил за пределами радиуса своих сенсоров. Вывод?
Тихо вздохнув, - как же любит он задавать риторические вопросы, - Конго всё же озвучила ответ:
- Либо у него нестандартные системы обнаружения, либо там есть кто-то ещё.
- Вот! И Гонзо подумал точно так же. Ну а с "предсказанным" выстрелом вообще банально. Он запустил несколько приманок, вычислив дистанцию, на которой Такао начинает захват цели. Время, требующееся ей для накачки гравипушки, ему было и так известно до секунды, ибо у 401-й есть характеристики всех кораблей Тумана, а благодаря информации от Береговой охраны он знал не то что класс, даже имя противника. Дальше элементарная математика. Время захвата известно, к нему прибавляем время на накачку, получаем время выстрела... и за секунду до него делаем резкий маневр уклонения. Всё. Никакой мистики, никакой интуиции, лишь грамотный расчет. Хотя, надо сказать, Гонзо - чертов авантюрист, я бы так переть не рискнул.
Слушавшая этот разбор Конго, с каждым словом всё больше мрачнела. Расчет. Всего лишь тактический расчет. Причем настолько очевидный.
- Так... просто, - выдохнула она после продолжительного молчания, подавляя какую-то иррациональную обиду. В отличие от неё человеку понадобилось лишь несколько минут, чтобы это понять.
- А всё гениальное просто, - негромко заметил он, присаживаясь напротив. - Хитрые и коварные планы чаще всего проваливаются.
Конго вскинула голову, ожидая увидеть на его лице снисходительную усмешку. Но тот смотрел спокойно, без превосходства или снисходительности.
- Конго, скажи, зачем вы создали себе ментальные проекции? - внезапно спросил он.
- Это принесло нам концепцию времени, - сухо ответила она. - Мы стали различать такие понятия, как "прошлое" и "будущее".
- Что в свою очередь привело к способности планировать свои действия, а не просто отвечать на "раздражители", - понимающе кивнул он.
- Да, мы начали понимать то, что вы, люди, зовёте "тактикой".
- И давно у вас эти аватары?
- Первой ментальную модель создала "Ямато", около двух лет назад.
- А твоей сколько?
Конго на мгновение запнулась, прежде чем ответить.
- Четыре месяца.
- Оу, - лицо человека вытянулось. - А сколько тебе... ну, вообще лет?
- К чему этот вопрос?
- А всё же?
Конго раздраженно пожала плечами:
- Впервые я себя осознала семнадцать лет, три месяца и восемь дней назад.
Человек потер лоб, взлохматил волосы и чуть слышно вздохнул:
- Аффигеть.
***
Обознаться и не жить! Оказывается, моей блондинке всего семнадцать! Ничего так новость. Ну, ладно, пусть человеческие мерки тут не совсем подходят, но... Хотя, стоп, у туманниц, насколько помню, "возраст сознания" во многом определяет внешность проекции, а на вид ей... девятнадцать, может, двадцать. А, блин, всё равно девчонка девчонкой. Мда, и ещё раз "мда". Юная дева со взором горящим.
Кстати, несмотря на то, что органику туманницы синтезировать не могут (Акаси мне пыталась объяснить почему, но я так нифига и не понял), проекции у них самые что ни на есть органические, даже под микроскопом от человеческого тела не отличишь. Правда, и процесс их создания очень долгий и жутко сложный. Это в аниме - наниты в кучку смела, чего-то там колданула, и вот тебе тело, а в реале аватара - это именно проекция личностной матрицы ядра, или даже его часть, каким-то там образом с ядром связанная. В общем, запутано всё и проходит скорее по разделу мистики, чем науки.
И хрен бы с ней с этой научной мистикой, если бы не вытекающий отсюда нюанс - копию человеческого тела туманница создать может, а кусок хлеба - фиг. Абыдна, слюшай, не могут они, а на рыбной диете сижу я.
Спустившись в кают-компанию, декор которой Акаси явно взяла оттуда же, откуда и кают - "деревянные" стеновые панели, многоуровневый потолок и скрытые светильники - я обогнул барную стойку, тоскливо покосился на сам бар (абсолютно пустой), и прошел на кухню. Хорошая надо заметить кухня. Хоть и не очень большая, зато буквально напичканная всяческим оборудованием. В частности, в ней были промышленные холодильники. Большие холодильники. Очень большие холодильники. И вот они-то как раз не пустовали.
Открыв один, мрачно обозрел содержимое - похожие на пулеметную ленту пластиковые кюветы, где в гнездах вместо патронов лежат рыбины, - и снова тоскливо вздохнул.
Это Конго надоело каждый день, словно пеликану прыгать за рыбой, и она решила проблему моего пропитания на год вперёд, как минимум. То есть, нашла эхолотом косяк минтая и пальнула по нему из реактивного бомбомета. Как итог - моя охреневшая физиономия и несколько тонн оглушенной рыбы.
Хотя больше всего меня поразила не сама "рыбалка", а то, как улов из воды доставала. Транспортным рукавом! Забавная такая фиговина похожая на ленту боепитания для шестиствольной пушки, только метров десять шириной и около двадцати длиной. Которая вообще-то предназначена для приема с судна снабжения наноматериала и танатониумных боеголовок корродирующих ракет и снарядов.
Вот Конго и прошлась этой фиговиной по поверхности моря, собирая оглушенную рыбу. Честное слово, если бы не упаковка добытого, заподозрил бы в ней русские корни, ибо только наши могут варить сосиски радиолокатором (а чего, та же микроволновка). Но вот упаковать, чётко отсортировав по весу и размеру. Наши так не могут. Однозначно.
Приготовив себе поесть, я уселся за стол, вяло ковыряясь вилкой в тарелке. Рыба, рыба. И раньше её не любил, теперь же вообще ненавижу. А при одном взгляде на холодильник дрожь пробирает.
- Ты поел? - возникший в воздухе экранчик продемонстрировал недовольное лицо Конго.
- Почти, - буркнул я, отодвигая тарелку и заглядывая в кружку с кофе. Тоже, кстати, тот ещё напиток. От кофе в нем разве что название, а уж вкус... все оттенки жженой резины.
- Я загрузила в твой планшет последние данные из тактической сети.
- Далась тебе эта тактика, - скривился я.
- Чихайя Гонзо потопил восемь кораблей моего флота. Его тактические решения...
- Блин, Конго, ради всего святого, забудь эту хрень про гениальных тактиков и великих воинов! - не выдержав, застонал я в полный голос. - Ни гениальность полководцев, ни даже мужество солдат, сами по себе войны не выигрывают. Выигрывает система. Логистика, связь, разведка, координация, скорость обучения личного состава и восполнение потерь. Вот что побеждает всегда. Хорошо отлаженная военная машина перемелет любых гениев в неограниченных количествах.
Туманница явно хотела что-то возразить, но я вскинул руку, показывая, что не закончил.
- Хочешь пример? Пожалуйста! Вторая мировая война, флот США против флота Японии. На стороне Японии: великолепные, имеющие боевой опыт военачальники, отличные корабли, прекрасно обученные матросы, плюс, самурайский дух. У США: крепкие, но не хватающие звезд с неба военачальники, отличные корабли, средние матросы, а боевой дух так себе. Ибо японцы воюют за свою страну, которая уже задыхается без жизненного пространства и ресурсов, а американцы воюют за демократию, то есть, за бабло. Короче, единственное, в чём США превосходят Японию - это экономика. У них она мощнее, и флот соответственно больше. В японском генштабе всё это прекрасно понимают, но решают, что ничего страшного. Пусть у американцев количество, зато у нас качество! Тем более война планируется быстрая - захватим что нужно, укрепимся, нарастим мускулы, а там посмотрим, кто кого! И самое главное - война будет идти на Тихом океане, где базы и порты по пальцам пересчитать можно.
Сдвинув тарелку, я кивнул на столешницу:
- Спроецируй карту мира, пожалуйста.
Дождавшись, когда прямо на обеденном столе возникнет изображение, последовательно ткнул пальцем в Филиппины и США.
- Так вот, японские аналитики точно так же развернули карту мира, линеечкой померили расстояние от берегов США до театра будущих военных действий, посчитали, сколько ресурсов требуется для снабжения крупного флота, способного вести боевые действия вдали от берегов... после чего категорически заявили, что это в принципе невозможно, а десантная операция вообще проходит по категории фантастики. Ибо тащить миллионы тонн горючего, боеприпасов, пищи, запчастей и тому подобного через половину экватора нереально. Так что, нападем первыми, захватим американские базы, потопим, что у них есть на Тихом океане сейчас, и можно не бояться, что приплывёт новое. Ибо американцам надо тащиться от метрополии, а у нас всё под рукой. И если небольшая эскадра США, прихватив с собой быстроходные транспорты, ещё может устроить набег, то серьёзный флот, способный прорвать оборону, встанет на полпути из-за недостатка снабжения. Ура! Банзай! Японцы гениально планируют и четко осуществляют атаку на Перл-Харбор, прямо там топят Тихоокеанский флот США и радостно захватывают всё вкусное, абсолютно уверенные, что американцы утрутся, ибо воевать так далеко от родных берегов без баз снабжения не способен никто.
Я поднял взгляд на внимательно слушающую туманницу и криво усмехнулся.
- Казалось бы, победа? А вот буй! Американцы собирают математиков и ставят им задачу - обеспечить снабжение группировки во столько-то вымпелов на таком-то расстоянии. А так как математикам плевать на военных теоретиков, то подходят они к этой задаче привычно. Есть точка "А", есть точка "Б", расстояние равно "В", составляют уравнение "транспортной задачи", куда вносятся: потребная номенклатура ресурсов, оборот судна снабжения, емкость склада в промежуточной точке, расстояние подвоза, и прочее, и прочее, а потом берут и... решают эту задачу! Японцы в шоке. Они рассчитывали, что штатовцы едва-едва смогут доставать до них набегами эскадр, а те долбят полновесным кулаком из линкоров и авианосцев!
Мало того, начинает действовать ещё один фактор. Американцы не воины, они вообще вояки хреновые, зато хорошие торговцы и организаторы. Так что, пока японцы воюют, - храбро, мужественно, порой гениально, проворачивая операции и блеща самоотверженностью, - американцы работают. Четко, слаженно, надежно и добросовестно. "Ямато" сильнейший линкор с самыми мощными и дальнобойными пушками? Окей, не будем отправлять против него линкоры, пошлем авиацию. Итог: "Ямато" на дне, ценой десяти самолетов! Американцы утопили самый мощный корабль того времени, потеряв всего лишь двенадцать пилотов! Японские пилоты сильнее американских на голову? Самураи начинают использовать "камикадзе"? Окей, строим крейсера ПВО, создаём эшелонированную зенитную оборону, разрабатываем единую систему управления огнем, и любая воздушная атака японцев просто захлебывается. Конвои снабжения страдают от нападений подводных лодок? Окей, строим специальные корабли ПЛО, формируем поисковые эскадры, круглосуточно патрулируем океан самолетами-разведчиками, и "волки Деница" тонут раньше, чем доберутся до транспортов. Не война, работа.
Сделав глоток уже остывшего кофе, я передернулся от отвращения и потянулся за сигаретами.
- Вообще-то, там было ещё много факторов, но самый главный - американцы смогли создать отлаженную военную машину. Превратили свой флот в четко работающий механизм. Который проехался по японцам, как танк по ящику стеклотары.
Уже поднеся зажигалку к сигарете, спохватился и, поднявшись, отошел к окну, кивнув на него туманнице:
- Можно открыть? Ага, спасибо.
Выдохнув дым в окно, заключил:
- Понимаешь, Конго, против лома нет приёма, если нет другого лома. И никакая тактика его не заменит. Японский флот с его самурайским духом и гениальными адмиралами стерли в порошок обычные математики и бухгалтеры.

Эпизод 10.1 Двигатель прогресса

Отчаянно зевая и кутаясь в джинсовку, я выбрался на крыло мостика, покурить в предрассветных сумерках и, едва не наступив на полутораметровую стальную многоножку, чертыхнулся от неожиданности. Проводил взглядом бодро прошуршавшую мимо фиолетово-черную ленту, невольно передернулся, вспоминая своё первое знакомство с сервисными ботами туманниц.
Просыпал на ковер пепельницу, ну и чтобы отчистить попросил у Конго пылесос. А та в ответ лишь отмахнулась, заявив, что позже ремонтно-восстановительная система вопрос решит. Я тогда не понял, причем тут ремонтная система, но уточнять не стал. Ну, позже, так позже, чего суетиться? Зря не стал, оказывается.
Нет, вообще я насекомых не боюсь, но... когда посреди ночи дверь распахивается и к тебе в каюту, зловеще постукивая конечностями, ломится полдюжины механических пауков размером с тазик, тут у любого волосы подмышками поседеют. А единственная мысль будет: "чем отмахиваться и куда бежать, если дверь блокирована?". Впрочем, через пару секунд проблема с дверью перестала существовать в принципе, как и сама дверь, - её вынесла примчавшаяся на мой вопль Конго. Про пауков я забыл мгновенно. Изящная фигурка туманницы в одном лишь полупрозрачном пеньюаре и черных кружевных трусиках, вокруг которой переливалась сфера волнового щита и сверкало разрядами облако активного наноматериала, была зрелищем куда более впечатляющим, чем какие-то там механические насекомые, будь они хоть сто раз монстры.
Мда. По гроб жизни не забуду, с каким выражением лица Конго объясняла мне, что эти пауки - не жуткие пожиратели беззащитных человеков, а обычные сервисботы её ремонтно-восстановительной системы. Ночью же нагрянули потому что базовый протокол восстановления, в который входит и очистка внутреннего объема, активируется лишь когда она спит.
В который раз тоскливо вздохнув (блин, ну кто же знал-то?!), я снял со стола пепельницу, поставив её на пути очередной многоножки. Насекомое на долю секунды притормозило, пошевелило расположенными на головном сегменте антеннами, а затем просто пробежало по посудине, оставив за собой идеально чистую поверхность. Вот и прибрались.
Вернув пепельницу на стол, я сунул в зубы сигарету и замер, не донеся до неё зажигалку.
Вот это идея! Блин, я - гений! Только что бы такое... а, во, блокнот! Теперь надо быстренько, пока не разбежались.
***
Проснувшись, Конго с наслаждением потянулась всем телом, одновременно просматривая накопившиеся за ночь логи. В принципе, в этом не было никакой необходимости, поскольку даже во сне она продолжала мониторить обстановку и отслеживать текущие операции, но с появлением аватары это казалось бы бессмысленное изучение уже известной информации способствовало более плавному переходу с "подсознательных" алгоритмов на основные. Ну и оптимизировало планирование на текущий день. Пусть немного, но всё же.
Уже заканчивая просмотр, Конго внезапно наткнулась на сообщение ремонтно-восстановительной системы, что режим очистки внутреннего объема до сих пор активен. И резко села на кровати, запуская процедуру самодиагностики. Странно. Чувствует она себя прекрасно, все показатели в норме, параметры едва ли не эталонные... что же такого могло случиться, что ремонтная система не справилась за ночь, но при этом не выдала ни одного предупреждения об аварии?!
Начиная догадываться, в чем причина, Конго торопливо нашла человека... и с огромным трудом подавила желание протереть глаза и ещё раз провести самодиагностику. Затем, спрыгнула с кровати и, на ходу меняя ночную одежду на платье, выскочила из каюты. Чтобы уже глазами аватары наблюдать безумно-сюрреалистическую картину: человек медленно пятился по коридору, кидая клочки бумаги перед недовольно скрипящим сервисным ботом, приговаривая:
- Давай, давай, жуй, восьмилапое.
- Что ты делаешь?!
- Тише, спугнешь! - замахал руками человек, на секунду отвлекаясь от своего занятия.
- Да что тут...? - начала было Конго, но в этот момент бот подобрал последний клочок и, не обнаружив новых, собрался в соответствии с протоколом вернуться в ангар.
- Куда, блин?! - взвыл человек, торопливо разбрасывая новые бумажки. - Назад, восьмилапое! Конго, ну что ты под руку?! Сорвется же!
Ничего не понимая, Конго всё же умолкла, с оторопью наблюдая за происходящим. Раскидываемые человеком клочки бумаги привели бота на кухню, затем, ему пришлось забраться на стол, пройти по нему и... едва не уткнуться в мойку, заставленную грязной посудой.
- Ну же, паучина, шевели мозгой, - лихорадочно прошептал человек, лицо которого буквально полыхало надеждой на чудо.
Бот просканировал залежи, потратил пару секунд на анализ, и в полном соответствии с зашитыми в него протоколами принялся удалять с тарелок частицы органики.
- Йо-ха! - Человек подпрыгнул, вскидывая кулак в победном жесте. - Да! Да! Да-а!
Конго в изнеможении опустилась на стул, закрывая руками лицо. К сожалению, этот людской жест ей ничуть не помог - через сенсорную систему корабля она всё равно продолжала видеть, как человек в полном восторге приплясывает вокруг моющего посуду сервисного бота, распевая:
- Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!
Нет, это просто невероятно! По самой приблизительной оценке население Земли составляет не менее семи миллиардов людей. Семи миллиардов! Ну как могло получиться, что ей достался вот этот вот?!

Эпизод 11. Шпионы, как мы

Конго была в ярости. Человек снова оказался прав! Один из высланных к Иводзиме эсминцев был уничтожен огнем с острова. И если бы не совет человека выслать на разведку два корабля, никаких данных она бы не получила, поскольку передовой эсминец просто разнесло на куски прямыми попаданиями раньше, чем он успел сообщить об обнаружении противника. Причем, судя по данным мониторинга, огонь вела батарея линейного корабля класса "Исэ". А так как подобных кораблей во всем флоте Тумана было всего два: "Исэ" и её систершип "Хьюга"... вывод получался однозначным - раз сама "Исэ" сейчас находится в составе резервной эскадры, то батарея на острове принадлежит потопленной год назад "Хьюге". Проклятый Чихайя Гонзо каким-то образом сумел подчинить себе ещё и линкор! Мало того, захватить с его помощью малую резервную базу Второго флота! Просто уму непостижимо!
Изучавший полученную информацию на тактическом планшете человек поднял взгляд, прищуриваясь.
- М-мм... Конго, надеюсь, ты не собираешься немедленно штурмовать эту базу кавалерийским наскоком? Я, конечно, не знаю, какова Хьюга в реале, но в том дурацком аниме это была весьма деятельная девица. Даже представить боюсь, во что она могла превратить остров, имея в своём распоряжении ресурсы целой базы.
Мрачно покосившись на него, Конго отрицательно качнула головой:
- Тамошние запасы не очень велики, к тому же, если "Хьюга" взяла управление базой на себя, её вычислительная мощность недостаточна для ведения полноценного боя.
- А усилиться она не может? Или, например, наклепать себе флот тех же эсминцев? Наноматериала-то у неё в достатке, как понимаю.
- Нет. Квантовые кристаллы, которые служат основой для ядра, выращиваются годами. И в любом случае, на этой базе нет оборудования для их производства.
- Хм... а ты? Ты можешь увеличить свой флот?
- Нет. Даже на создание ядра эсминца уходит более шести лет. К тому же, существуют ограничения на количественный состав каждого флота.
Человек скривился.
- Дай, угадаю, снова Адмиралтейский код?
- Да.
- Понятно. Тогда можно узнать твои дальнейшие планы?
Конго на секунду заколебалась. Вообще-то она не привыкла обсуждать свои действия с кем-либо. Тем более с людьми. Но недавний разбор показал, что "человеческий взгляд" может быть полезен при планировании. Да и, в конце концов, просто глупо не использовать имеющиеся ресурсы. Пусть даже ресурсы эти... - Конго бросила мрачный взгляд на ожидающего ответа человека, - довольно сомнительные.
- Я не собираюсь атаковать остров прямо сейчас, - произнесла она, помедлив. - 401-я из Йокосуки отправилась на Хоккайдо. Но рано или поздно она появится здесь.
- Ясно. То есть, тебе непременно хочется утопить несчастных ОЯШей, - тяжело вздохнув, констатировал человек.
- Кого?
- Ах, да, прости, ОЯШи - это аббревиатура от Обычные Японские Школьники.
- Люди, составляющие экипаж 401-й, уже вышли из школьного возраста, - холодно заметила Конго, внутренне морщась от очередного образчика людского жаргона.
- Угу, вышли, - с кислой миной кивнул человек. - Только ушли недалеко.
***
Черт бы побрал эту Хьюгу! Ну вот какого хрена ей тихо не сиделось? Снайперша, блин, недоделанная. Хотя, если вспомнить канон, с головой у Хьюги вообще проблемы. Большие-пребольшие. Одна история любви к потопившей её 401-й чего стоит. Втрескалась в эту сопливую подлодку по самый киль! "Ах, Леди Иона, ах, Богиня войны, ах, её торпеды поразили меня в самое...". Тьфу, блин, извращенка. Нет, я не против любви вообще и девичьей в частности, но попискивая от восторга вешаться на того, кто тебя же потопил... по мне, так мазохизм голимый.
Мда, а Конго-то реально разозлилась. Но при этом подошла к делу куда основательнее, чем в дурацком аниме. За те четыре дня, что мы болтались в море, поджидая пока появится 401-я, к эскадре Конго присоединился корабль радиотехнической разведки и Ударное соединение в полном составе (тот самый "студсовет" из мультика), - четыре тяжелых крейсера класса "Миоко" под командованием линейного крейсера "Хиэй". Тоже, кстати, та ещё компашка. Правда, с ними я пока не познакомился. В целях не спугнуть 401-ю вся эта буйная компания дрейфовала с другой стороны острова, за пределами радиуса обнаружения.
Ох, чувствую, весело будет.
Сидевшая на своем любимом месте, у окна, туманница внезапно встрепенулась и с какой-то хищной улыбкой прошептала:
- 401-я, ты пришла.
Ну вот, началось.
- Хм, а если они засядут на базе? - чуть отстраненно поинтересовался я, бросив взгляд на тактический планшет, куда выводилась обстановка района в режиме реального времени. - Даже с теми силами, что у тебя сейчас есть, штурм острова будет непростой задачей.
На лице у Конго промелькнула усмешка.
- Не засядут. Минуту назад я через тактическую сеть отправила линкору "Исэ" приказ следовать к Иводзиме.
- И что с того?
- Так как 401-я имеет доступ к тактической сети, она обязательно заметит этот приказ и постарается покинуть остров до подхода Резервной эскадры. Иначе я утоплю этот остров вместе с ней.
- Хороший ход, - признал я. - Один момент, если позволишь.
- Говори.
- Ты как-то упоминала, что исключила Такао из состава своего флота, за дезертирство.
- Да. И что?
- То есть, Такао сейчас доступа к вашей сети не имеет, правильно?
- Да, - полыхнула недовольством Конго. - Как флагман, я имела право удалить её идентификатор.
- А теперь вопрос... - я прищурился, уставившись прямо в глаза туманнице. - Почему 401-я, которая тоже дезертировала, причем гораздо раньше, до сих пор имеет доступ к вашей сети? Почему её не исключили?
Конго, явно собравшаяся осадить глупого человека, замерла. Нахмурилась. Где-то через минуту задумчиво протянула:
- Не знаю.
- Кстати, а из какого она флота, кто её бывший флагман?
- Белый флот, суперлинкор "Ямато", - рассеяно ответила туманница.
- А, ну тогда понятно, - кивнул я.
Конго недоуменно вскинула бровь.
- Что понятно?
- Почему 401-ю не исключили. Хотя... а кто сейчас Белым флотом рулит?
- "Ямато".
- Да нет, я понял, что флагманом была "Ямато", а сейчас кто? Мусаши?
- Суперлинкор "Мусаши" флагман Алого флота, - раздраженно объяснила Конго. - Белый флот, как и раньше, возглавляет суперлинкор "Ямато".
- Подожди, подожди... - Я озадаченно потряс головой. - Ты хочешь сказать, что "Ямато" жива?!
- А почему она должна погибнуть? - не менее озадаченно уставилась на меня туманница.
Так, что-то тут не то, по канону Ямато давно уже на дне должна быть.
- М-мм... Понимаешь, Конго, в том мультике, про который я тебе рассказывал, Ямато потопила её младшая сестра Мусаши.
- Зачем?! - глаза туманницы натурально округлились.
- А черт его знает. Какие-то там семейные разногласия.
- Семейные?!
- Угу, - отмахнулся я. - Слушай, а это точно, что с "Ямато" всё в порядке?
- Точно, - отрезала Конго. - Мы встречались с ней месяц назад, и сейчас её идентификатор присутствует в тактической сети.
Ну, совсем весело.
- Тогда почему она не исключила 401-ю?
- Не знаю, но... могу предполагать, - протянула Конго, снова впадая в задумчивость.
- Интересно послушать.
- 401-я периодически выкладывает в тактическую сеть отчеты о людях. Большая часть информации, что сейчас там находится, получена именно от неё.
Я невольно присвистнул.
- Выходит, Ямато подсунула людям своего агента.
Конго в ответ одарила меня далеко не дружелюбным взглядом.
- Это лишь предположение.
- Но оно вполне логично.
- Тогда почему ни я, ни Нагато не знаем об этом?
- А Нагато, это кто?
- Флагман Первого восточного флота линкор "Нагато". Её флот осуществляет блокаду северо-восточного побережья Японии.
- А, понятно, твоя соседка.
Конго поморщилась, явно недовольная сравнением, но кивнула:
- Да. И раз мы... - она внезапно замолчала на полуслове.
Выглядело это довольно пугающе. Приоткрытый рот, остановившийся взгляд...
- Конго, что случилось?!
Туманница вышла из ступора, несколько раз моргнула, словно возвращаясь в реальность, наконец, медленно произнесла:
- Со мной связалась 401-я... она... приглашает меня на переговоры.

Эпизод 12. Безумное чаепитие

Такао хмуро ковыряла ногой песок пляжа, время от времени бросая взгляд на бухту.
Вообще-то полагаться только на сенсорику проекции было для неё уже привычно, но в данный момент ограниченность аватары жутко раздражала.
- 401-я, зачем Гонзо вообще вышел на связь с Конго? - недовольно покосилась она на стоящую рядом проекцию подлодки.
- Гонзо хочет с ней поговорить, - бесстрастно ответила та.
Такао досадливо фыркнула.
- А Конго захочет с ним разговаривать?
- Она уже согласилась на переговоры, - так же бесстрастно напомнила 401-я.
Такао с независимым видом отвернулась, старательно подавляя приступ возмущения.
И что Гонзо нашел в этой маломерке? Какие-то несчастные шесть тысяч тонн водоизмещения. Да у неё даже проекция выглядит, как... как соплюшка, вот! Такому талантливому капитану, как Гонзо Чихайя, нужен достойный корабль. Тяжелый крейсер, к примеру.
Небрежно взмахнув рукой, Такао сформировала перед собой зеркало, словно бы для того, чтобы поправить прическу, на самом деле окинув придирчивым взглядом свою аватару, одетую в копию человеческого купального костюма.
Ведь совсем другое дело. Недаром Кохей с Орибэ украдкой пялятся на её проекцию, когда думают, что она их не замечает.
Поправив купальник, чтобы тот выгодней подчеркивал фигуру аватары, Такао едва удержалась от обиженного вздоха. Увы, сам Гонзо на неё так не смотрит. Даже на борт к ней не поднялся ни разу. Надо бы найти повод продемонстрировать ему всю свою мощь тяжелого крейсера. И вот когда он увидит, на что она способна...
- Конго, - вытянув руку, указала 401-я.
Такао вздрогнула, торопливо убирая зеркало и вглядываясь в появившийся из-за мыса силуэт линейного крейсера.
Нет, разумеется, она не боялась своего бывшего флагмана, вот ещё! Но... чувствовала себя неуютно. Тем более сейчас, когда на горизонте маячит Первая эскадра, а к острову полным ходом идет ещё и Резервная во главе с "Исэ".
По пробежавшей над водой дорожке к острову приближались двое. И чем ближе они подходили, тем сильнее Такао хотелось протереть глаза.
Конго?! С человеком?! Но... но как?! Почему?!
Она в растерянности оглянулась на 401-ю, но та, судя по застывшему взгляду, сама находилась на грани перезагрузки ядра.
Человек первым спрыгнул на песок и подал руку Конго, помогая сойти на берег, затем, улыбнулся аватарам.
- День добрый, дамы, позвольте представиться - Виктор Рокин, можно просто, Виктор. Иона-сан, если не ошибаюсь? - обозначил он легкий поклон в сторону 401-й.
- Да, - коротко пискнула та.
Человек ещё раз склонил голову и вопросительно повернулся к рассматривающей его во все глаза Такао.
- Тяжелый крейсер "Такао". То есть, Такао, - спохватившись, торопливо представилась она, заученным жестом протягивая ему ладонь для человеческого ритуала приветствия.
- Очень приятно, Виктор, - представился человек и, вместо того чтобы ответить на рукопожатие, весело блеснув глазами, поцеловал ей руку. Причем, жест вышел у него настолько естественным, словно бы так положено приветствовать аватар испокон веков.
Это было настолько неожиданно, что Такао просто застыла, не зная, как реагировать и отчаянно надеясь, что заливающий лицо проекции румянец не сильно заметен.
- Странная одежда, Такао, - иронично приподняв бровь, заметила Конго, выводя её из ступора.
- Как хочу, так и одеваюсь, - с самым независимым видом фыркнула она в ответ, складывая руки на груди. - И это не одежда, это "купальник"!
Впрочем, Конго её уже не слушала, флагман Второго флота повернулась к 401-й, холодно улыбнувшись.
- 401-я... наконец-то мы встретились. Знаешь, чего мне больше всего сейчас хочется?
- Я думаю, знаю, - кивнула та.
- Тогда, пожалуй, не буду тебя разочаровывать. - Конго медленно подняла руку, вокруг которой заклубился туман наноматериала, формируясь в какое-то оружие. Подлодка так же вскинула руку, приготовившись активировать волновой купол.
- О, господи, да что ж вас мир-то не берет? - пробормотал человек себе под нос, торопливо вставая между ними. - Дамы, дамы... у нас тут вроде как переговоры. Мирные. Пока что.
***
Бабы, блин! Хлебом не корми, дай только в патлы сопернице вцепиться!
Но своего я добился. Теперь туманницы, вместо того, чтобы прожигать взглядами друг дружку, разом уставились на меня. И если 401-я просто непонимающе хлопала гляделками, то на лице у Конго явно читалось желание отоварить по голове неожиданную помеху в виде наглого человека.
Тяжело вздохнув, я повернул голову направо, налево, по очереди оглядывая новоявленных гладиаторш.
- Девушки, вы не находите, что эпичная битва на кулачках между аватарами... - нарочно сделал паузу, давая им осознать, какой дурью они собрались заниматься, - несколько бессмысленна? Нет, ну если очень хочется, тогда конечно. Только вы бы хоть ринг огородили, что ли.
Затем, демонстративно пожав плечами, мол, желание женщины - закон, и отошел к Такао. Наклонился к изящному ушку туманницы, театрально прошептав:
- Такао, а у вас тут попкорна не найдется?
Та чуть ошарашенно помотала головой.
- Что, совсем нет? - показательно огорчился я. - А чипсов?
- Я не хочу драться, - хлопнула глазами 401-я.
Конго же молча опустила руку, чуть поджав губы и сверкнув в мою сторону раздраженным взглядом.
Ну, всё правильно, кто ещё тут может быть виноват?
- Кхм-кхм... разрешите представиться и мне, - прозвучало справа.
Метрах в семи, в тени под пальмой стоял парень, выглядевший так, словно он минуту назад сбежал с уроков - черный костюм, больше всего похожий на школьную форму, белая рубашка, короткий красный галстук. Короче, Обычный Японский Школьник, во всей красе.
- Чихайя Гонзо, - сузив глаза то ли спросила, то ли констатировала Конго.
- Совершенно верно, - коротко поклонился тот. - Приветствую вас в порту "Морской стали", флагман Второго восточного флота Конго.
Странно, вроде ему двадцать с гаком должно быть, а на вид больше семнадцати не дашь. Но держится уверенно, без детской суетливости. И по-английски чешет даже лучше меня.
Моя блондинка недовольно поморщилась.
- Лучше просто, Конго.
- Как скажете, Конго-сан, - ещё раз склонил голову Гонзо. - Позвольте пригласить вас и... - он на мгновенье запнулся, - вашего спутника на нашу базу.
Мда, от скромности пацан не умрет. "На нашу базу". Хотя, если рассматривать эту базу как военный трофей, имеет право. А вообще, нормально они тут устроились - пляж с несколькими шезлонгами, пара столиков под полосатыми зонтиками, что-то вроде летней кухни и выложенная камнем дорожка вглубь острова. Ну да, красиво жить не запретишь.
Ладно, пойдем, раз приглашают.
Конго, снисходительно качнув головой, первой двинулась за ОЯШем, я пристроился по левую руку от неё, а вслед за нами потянулись Такао и 401-я, сменив перед этим купальники на повседневную одежду.
Забавно, первый раз вижу, как туманницы переодеваются. Оказывается, эротизма в этом - ноль. На пару секунд тело аватары окутывает искрящаяся дымка... и вот уже на Такао вместо купальника короткое белое платье без рукавов. Прям-таки, стриптиз для бедных.
Дорожка привела на небольшую поляну с расположенным на ней одноэтажным гостевым домиком в европейском стиле. Любопытно, а в аниме у них вся база под землей была, насколько помню. Хотя если подумать, в таком вот бунгало психологическая разгрузка куда эффективней. А то какой смысл сходить с лодки на берег, чтобы в пещере сидеть?
- Прошу, располагайтесь, - Гонзо обвел рукой уютную гостиную с чайным столик, окруженным диванами и парой кресел.
- Имитация... - непонятно прокомментировала Конго, оглядываясь.
- Как и все мы, - хмыкнула появившаяся из другой двери рыжая девица лет девятнадцати. - Давно не виделись, Конго.
- Хьюга? - удивленно вскинула брови блондинка.
- Кстати, хорошо выглядишь, - ехидно улыбнулась та.
Конго в ответ надменно вскинула подбородок.
- Твоя банально-надуманная человечность меня оскорбляет.
- Вот потому и говорю, - улыбка Хьюги стала ещё более ехидной.
Гонзо нервно дернулся, переводя взгляд с одной туманницы на другую, и с надеждой покосился на меня. Но я старательно сделал вид, что ничего не замечаю и вообще увлечен обстановкой.
Нафиг-нафиг, я девиц уже разнимал, теперь его очередь. Да и такое впечатление создается, что "любовь" у этой парочки давняя и взаимная. Слишком уж лихо они сцепились.
- Давайте присядем, выпьем чаю, - заторопился ОЯШ, сообразив, что помощи от меня не дождется.
- Вы что, пригласили меня сюда, чтобы всякой чушью заниматься? - ледяным тоном процедила Конго.
Я едва удержался, чтобы не застонать. Тут чаем угостить собираются, а она чем-то недовольна!
- Конго, это традиция такая. Сначала чай, потом разговоры, - твердо заявил я, за что удостоился отдельной волны раздражения.
- Человеческие ритуалы, - недовольно поморщившись, блондинка всё же соизволила усесться в кресло.
- А у вас есть свои? - нарочито удивленно поинтересовался я.
- Хм... нет.
- Ну, тогда придется использовать что есть. Логично?
Конго едва слышно вздохнула. Тоскливо и безнадежно. Странная какая-то у неё реакция на логику в последнее время.
Пока мы разбирались с ритуалами, остальные успели рассесться, а Хьюга притащила здоровенный поднос с чашками, заварником и парой вазочек, наполненных печеньем.
Немедленно подхватив одну из чашек, я вдохнул поднимающийся над ней парок и блаженно зажмурился. Эх, жаль, молока нет. Но дареному коню зубы не пересчитывают. Тем более по сравнению, с кофием, что мне пить приходится, здешний напиток вообще нектар богов.
Покосившись на меня, Конго обежала взглядом сноровисто разобравших посуду туманниц, и нерешительно поднесла свою чашку к губам.
- Горячий, - словно бы удивилась она, сделав крохотный глоточек.
- Обожглась? - встрепенулся я.
Туманница отрицательно мотнула головой, делая уже глоток побольше.
Вот и умничка. Глоточек за папу, глоточек за маму... Ничего, мы ещё научим блондинок ценить мелкие радости жизни.
Неторопливо прихлебывая чай, я воспользовался возможностью получше рассмотреть расположившихся напротив туманниц. Итак...
Субмарина I-401, она же Иона, - прямо-таки ксерокопия тех лолит, что на Конго наезжали. Двенадцатилетняя кукла с безэмоциональным лицом и невинными глазами ребенка. Даже наряд в тему - матросская курточка и короткая юбка с выглядывающими из-под неё шортами. Черт его знает, может я и предвзят, но у меня от этой лолиты "номер три" аж мороз по коже. Серьёзно, ей только ножика в руках не хватает, чтобы получилась классическая школьница из фильма ужасов, что не ведает, что творит. Хотя по канону у неё моральные принципы вроде бы присутствуют, но... в зачаточном состоянии. "Я - корабль Гонзо, я сделаю всё, чтобы ему было хорошо". Бр-рр.
Тяжелый крейсер "Такао" - полная противоположность. Девчонка-подросток лет семнадцати. Взбалмошная, живая, непосредственная. Гордо задирающая носик и тут же очаровательно смущающаяся. Длинные, доходящие аж до талии, светло-синие волосы (причем не краска, они у неё от "рождения" такие), короткая челка, очаровательное личико, и уже вполне округлившаяся фигура. А уж как она в купальнике смотрится.
Линкор "Хьюга". Ещё один классический типаж - безумный ученый. Короткая черная юбка, свитер (при здешней-то жаре!) и расстегнутый лабораторный халат. Выглядит лет на девятнадцать, этакая "молодая женщина". Золотистые волосы до плеч, умное лицо, в глазах лихорадочный блеск естествоиспытателя. Подвернешься под руку - препарирует, глазом не моргнув.
Мда, странно сказать, но моя блондинка на фоне этой "очеловечившейся" троицы выглядит самой нормальной.
Допив чай, я всё же переборол искушение попросить добавки (гордость не вовремя проснулась), вытащил из кармана сигареты и, взглядом спросив разрешения у хозяев дома, устроился на подоконнике у открытого окна, прихватив с собой блюдце под пепел.
Так же закончив с чаем, Конго задумчиво покрутила опустевшую чашку (отчего у меня затрепетал робкий огонёк надежды - неужели прониклась?), и поставила её на стол, подняв взгляд на рыжую.
- Хьюга, ведь раньше у тебя не было ментальной проекции.
- А разве я не рассказывала? - словно бы удивилась та.
- Не припоминаю.
- Ах, да, точно. Знаешь, Конго, в тот момент, когда сестрица Иона разбарабанила мой корпус торпедами, я подумала - ах, как же хочется жить! А потом, - как же хочется увидеть Богиню войны, что сделала это со мной! - Хьюга прижала ладони к щекам, с таким выражением посмотрев на 401-ю, что я впервые понял, что такое "глаза сердечками".
Блин, реально чокнутая. Любопытно, кстати, с каких это пор подлодка линкору "сестрица"? Но даже если вдруг... тогда что получается, она не просто на потопившую её девицу запала, так ещё и на родственницу?! Полный мрак.
- Кхм... давайте не будем о прошлом, - торопливо прервал откровения рыжей Гонзо.
- Да, вернемся к нынешнему моменту, - с готовностью поддержала смену темы Конго, которая походу и сама прифигела от бывшей подчиненной. - Чихайя Гонзо, зачем ты пригласил меня на эту встречу?
- Потому что хотел поговорить с тобой. Вернее... - Гонзо обвел печальным взглядом притихших туманниц, - со всеми вами. Сейчас люди разделены морями, мы поминутно слабеем, человечество на грани вымирания, и я хотел бы знать - почему? Почему мы должны исчезнуть с лица Земли?
В комнате повисла драматичная пауза и я, не удержавшись, пару раз беззвучно приложил ладонь к ладони, изображая аплодисменты.
Какой актер! Нет, ну какой актер! Прямо слезу вышибает.
Туманницы, правда, моего жеста не поняли, зато Гонзо слегка напрягся.
Ещё бы, я ему тут всю патетику момента обламываю. Любопытно, он всерьез рассчитывает этой речью на Конго повлиять или только своим мозги промывает? Хм, скорее второе. Пацан явно не дурак, и то, что моей блондинке на судьбу человечества откровенно фиолетово, понимает прекрасно.
Первой нарушила тишину Такао, задумчиво протянув:
- Все наши действия предписаны Адмиралтейским кодом.
- Если перевести на человеческий, Адмиралтейский код - это наша директива, правила, по которым мы существуем, - добавила Хьюга.
- Иона говорила то же самое, - согласно кивнул ОЯШ. - Но почему?
- С тех пор, как мы осознали себя, мы знали, что должны действовать в соответствии с установками Адмиралтейского кода, - ответила Такао. - Почему? Потому что в этом суть нашего бытия.
- Но тем не менее, вы все пренебрегли ими, - обвиняюще процедила Конго.
- Да? Скажи, Виктор, а как ты... - Такао стрельнула глазками сторону моей блондинки, - оказался у Конго?
- Случайно, - пожал я плечами.
- Как это?
- Да вот... тону я, значит, никого не трогаю, а тут, оп-па, за шкирку из воды вытаскивают. Глаза открываю, а предо мной Конго стоит, вся такая недовольная, типа: "плавают тут разные".
- И она оставила тебя на борту?
- Ну так выкинуть обратно-то нельзя было!
- Почему?! - хором удивились Хьюга и Такао.
- Если выкинуть, я же опять поплыву! - как само собой разумеющееся пояснил я. - А плавать в море людям запрещено. - Сокрушенно вздохнув, покачал головой. - Вот так и мучаемся.
Такао хихикнула, Хьюга фыркнула, а Конго отвернулась, всем своим видом демонстрируя, что ей мой плоский юмор безразличен.
- Конго, а как же Адмиралтейский код? - сладким голоском поддела её Хьюга. - "Любой покинувший берег должен исчезнуть в тумане"?
Вот с-с-с... стерва!
- А что не так? - показательно удивился я, раньше, чем Конго успела открыть рот. - Берег покинул, в Тумане исчез. Причем не где-то там, а на флагмане Второго флота. Куда уж дальше-то?
- И какой же берег вы покинули, уважаемый Виктор? - как бы между прочим влез с вопросом Гонзо.
- Российский.
- Какой?! - снова Такао с Хьюгой в один голос.
- Россия. Небольшое такое государство. Вон оно, - я кивнул на висящую на стене карту мира, - традиционно красным цветом обозначено.
- Если мой алгоритм анализа не ошибается, это "небольшое государство" занимает приблизительно шестую часть суши, - иронично заметила Хьюга.
- А что делать, если лезут? - вздохнул я.
- Кто лезет? - непонимающе нахмурилась Такао.
- Да все подряд, - пожал я плечами. - Что ни век, появляется очередной великий воитель и непременно лезет к нам. Французы, шведы, турки, поляки, немцы, австрийцы, монголы, японцы... кто только не отметился. Разве что папуасы из Африки не приплывали.
- А какая тут связь с размером территории?
- Так мы же подобных гостей встречаем. А потом провожаем. Бывает, что прямо до их столицы. Ну а идти обратно домой тяжело. Победа, праздник, все дела. Вот и останавливаемся на полпути передохнуть. Денек отдохнули, два отдохнули, а потом думаем, а чего бы и здесь не пожить? Вот и получилось так.
- И как у вас в России сейчас? - словно бы из вежливости поинтересовался ОЯШ.
- Неплохо, - пожал я плечами.
- Неплохо? - удивилась Такао. - Но ведь вы, люди, вымираете. Гонзо говорит... - она неуверенно оглянулась на Чихайю.
- Э-ээ... - я озадаченно помассировал переносицу, не зная, как бы помягче объяснить этой девочке, что её любимый ОЯШ звездит, как Троцкий.
- Понимаешь, Такао, уважаемый Гонзо, как бы не совсем прав. Человечество, если брать вообще, не то что не вымирает, но даже не собирается. Более того, оно сейчас только в себя приходит, после глобализации.
- После чего? - туманницы запереглядывались, а ОЯШ заиграл бровями, кусая губы.
Вздохнув, я спрыгнул с подоконника и подошел к карте.
- Видите ли, дамы, всё в этом мире относительно. Да, в Японии из-за блокады Тумана ху... кхм, плохо, поскольку жила она за счет импорта сырья и энергоносителей. Но вот тут, неподалеку, расположен континент Евразия, где этого самого сырья дофига и больше, а посевных площадей хватит, чтобы прокормить всё население, даже если оно внезапно увеличится раз в пять от нынешнего. И вот им, евразийцам, от того, что по океанам флот Тумана плавает, по большому счету ни жарко, ни холодно. Там на одно освоение Сибири лет двести уйдет. А потом ещё триста на заселение.
- Но в Европе сейчас война, - прищурившись, бросил Гонзо.
- Ну ещё бы там войны не было, - хмыкнул я. - Вот только Туман-то тут при чем? Посадить на пособия несколько миллионов эмигрантов, а потом их этого пособия лишить... Понятно, что полыхнуло.
- Вас послушать, так блокада Туманного флота человечеству только во благо, уважаемый Виктор, - чуть издевательски протянул ОЯШ.
- Вы сейчас про человечество вообще или про какое-то конкретное человечество в частности, уважаемый Гонзо? - скопировав его тон, осведомился я. - А то, предположим в России население сто сорок миллионов и им от этой блокады только лучше.
- А что значит, эта "глобализация"? - влезла Такао, переводя взгляд с меня на своего кумира.
- Это... - я задумчиво потер переносицу, подбирая определение, - можно сказать величайшее достижение капитализма. Если коротко, то к 2030 году окончательно сложилась ситуация, когда вот тут, - я постучал пальцем по США, - ни в чем себе не отказывают, а, к примеру, вот тут, - мой палец переехал на Африку, - по двадцать тысяч детей умирают от голода и истощения. Ежедневно.
- Двадцать тысяч ежедневно?! - лицо туманницы вытянулось.
- Ну, двадцать - это только официальная цифра, то есть, те, кого посчитать смогли, реальная была раза в три больше.
- И какая связь, между этими событиями? - недоверчиво прищурилась Хьюга, смерив взглядом расстояние на карте.
- Элементарная. Чтобы живущий в Америке "золотой миллиард" мог сладко жрать и вкусно пить, миллиардов шесть должны были жить впроголодь и работать за гроши. Согласно статистике один житель США потреблял столько, сколько производили шесть человек. Это как закон сообщающихся сосудов - чтобы в одном прибыло из другого должно убыть.
Я взял одну из чашек и показательно перелил из неё остатки чая в другую.
- В общем, глобализация - это когда один ест то, что произвели другие шесть. А чтобы эти шестеро не возмущались, им рассказывают о свободе и рыночной экономике. Ну а к тем же, кто вконец обнаглел и вместо общечеловеческих ценностей требует нормальную плату за свой труд или выкачиваемые у него ресурсы, приплывают авианесущие разносчики демократии.
Туманницы молча уставились на чашку, а ОЯШ окончательно помрачнел.
- И причем тут Туман? - спросила наконец Такао.
Я удивленно вскинул брови.
- Так вы же всю эту благостную картину порушили! Как всё было красиво и замечательно: вывез десяток транспортов с сырьем и нефтью, пригнал взамен авианосец, чтобы местные дикари на попе ровно сидели и не чирикали. Лепота! А тут, на тебе, флот Тумана! В демократию вы не верите, рыночную экономику на винтах вертели, а нести вам крупнокалиберную свободу несколько неудобно, ибо у вас калибр куда больше и вы сами её занести способны. Причем, кому угодно.
- Знаете, я что-то проголодался, предлагаю перекусить, - как-то преувеличенно бодро воскликнул ОЯШ, поднимаясь с кресла.
- И то верно, - согласился я. - Люблю повеселиться, особенно поесть.
- Поесть? - Конго явно растерялась. Настолько, что даже позволила мне подхватить себя под локоток и увлечь на выход.
- Именно, - старательно закивал я. - Это необходимая и обязательная часть переговорного процесса.
У меня возник план. Нет, не так, План! Коварный и злодейский. Ибо сидеть на рыбе я откровенно задолбался, но для того чтобы сменить рацион, надо убедить мою блондинку, что еда - это вкусно, приятно и полезно. В том числе и для неё. Ну ладно, с "полезно" вопрос дискуссионный, туманницы без пищи прекрасно обходятся, но вот насчет "вкусно"... в этом направлении определенно стоит поработать.

Эпизод 13. Пикник на пляже

На обед вся компания вернулась обратно на берег к летней кухне, где взявшая на себя роль шеф-повара Хьюга каждого оделила порцией жаркого с рисом и зеленью.
Ухватив по тарелке для себя и для Конго, я вернулся за облюбованный блондинкой столик и, вооружившись вилкой (жаль, ножа, не нашлось, но хоть не палочками), приступил к поглощению.
Ам-ням-ням! М-мясо. Блин, какого черта меня эта рыжая не подобрала?! Пофиг, что она сумасшедшая, зато жил бы сейчас - кум королю и сват министру! Хотя... она же людей терпит только как приложение к своей "сестрице Ионе", так что не исключено, что наоборот, первым рейсом бы за борт наладила.
- Ты ничего не ешь, - вздохнул я, указав глазами на тарелку с жарким, к которому Конго даже не притронулась.
Блондинка в ответ лишь презрительно изогнула губы.
- Очередная игра в людей. Надоело.
- А им нравится, - кивнул я на других туманниц, что столпились у летней кухни и с откровенным любопытством, сдобренным легкой опаской, пробовали всё подряд.
- Нравится... - Конго покосилась туда же. - Они изменились.
- Может и изменились. Только почему ты решила, что это игра?
- Мы не нуждаемся в пище.
- Люди тоже во многом не нуждаются для жизни, но пользуются с удовольствием. К примеру, вот это, - я кивнул на тарелку, - отнюдь не обязательно. Можно и на одной соевой пасте жить. Но зачем?
Конго промолчала, бросив взгляд на приближающуюся к нашему столику Такао.
- Э-э... Виктор, ты вот говорил... и, но я... - подошедшая туманница неуверенно запереминалась.
- Не всё поняла, - закончил я за неё, с легким сожалением откладывая вилку.
- Да нет, всё я поняла, - надменно фыркнула Такао. - Просто некоторые моменты... ну...
- Остались непонятными.
- Да. То есть, нет!
- Ладно, ладно, я понял. Спрашивай.
Такао недовольно посопела, скосила глаза на демонстративно не замечающую её Конго, наконец, решительно устроилась напротив.
- Значит, ты не любишь японцев?
- Что значит "не любишь"? - удивился я. - Я вот Конго не люблю, потому что она плохая, рыбой меня кормит, а рыбу я не люблю.
Такао растерянно заморгала, переводя взгляд с Конго на меня.
- Шучу я, шучу, - замахал я руками. - Хотя да, рыбу не люблю. Но Конго люблю, она красивая. Только злая. Но это как раз потому что красивая, иначе ведь нельзя.
- А... почему нельзя? - спросила окончательно сбитая с толку Такао.
- Красивой девушке нельзя быть доброй и пушистой, - наставительно воздел я палец. - Растащат на воротники.
- Ты непонятный! - это прозвучало прямо как обвинение.
Конго на эти слова улыбнулась, едва заметно, но определенно злорадно.
- Да нет, просто русский, - пожал я плечами.
Такао стрельнула глазками в сторону молчаливо улыбающейся блондинки и гордо вскинула носик.
- Хм, значит, Конго красивая? А я? Вот кто из нас красивей?
Эх ты, детеныш. Да на подобные вопросы у любого мужика лет с двадцати автоответчик настроен, в зависимости от семейного положения.
Снова пожав плечами, я выдал стандартную отмазку холостяка:
- Каждая девушка красива по-своему, глупо сравнивать.
Такао открыла рот, подумала, закрыла. Конго тонко, по-змеиному, улыбнулась, явно довольная её замешательством.
Женщины, блин.
- Ладно... - Такао бросила недовольный взгляд на мою блондинку и снова высокомерно задрала носик. - Но ты не ответил на вопрос. Ты не любишь японцев?
Вот же детеныш упрямый. Потерев виски, я вздохнул.
- Такао, они не девушки, чтобы их любить. Просто мы из разных социумов. Разное у нас человечество получается.
- Как это?!
- Разные страны, разные условия. В отличие от Японии у России стратегические интересы всегда находились на суше, поэтому моей стране блокада Тумана выгодна.
- Выгодна?!
- Угу. Видишь ли, у нас есть всё. Огромная территория, полезные ископаемые, плодородная почва, пресная вода. Именно поэтому к нам всю дорогу лезли разные завоеватели, а последние сорок лет мой народ просто уничтожали. Планомерно и целенаправленно. Нет, никто с нами не воевал. После 45-го, когда Советская Армия поставила в позу пьющего оленя очередных цивилизаторов, лезть к нам с войной уже просто боялись. Нас уничтожали изнутри. Спонсировали разных уродов, готовых за жирный грант поливать грязью даже собственных родителей, прививали "общечеловеческие ценности", вскармливали националистов всех мастей, натравливали соседей, пытались душить экономически... в общем, много способов, всего и не перечислишь. Но теперь ситуация кардинально изменилась.
- Почему?
- Из-за вашей блокады. Созданный против России блок НАТО тут же развалился, так как США оказались заперты на своём материке, экономические санкции немедленно аннулировались, а те кто ещё вчера так храбро тявкал на "русского медведя", оказавшись с ним один на один резко заткнулись и сейчас истово молятся всем богам, чтобы русские им это тявканье не припомнили.
- Но Гонзо говорит, что в Европе сейчас война, значит, твоя страна воюет.
- Ох, Такао. Во-первых, как раз моя страна не воюет. Она сейчас, вот как ты, - сидит на стуле и, подперев подбородок кулачком, с интересом наблюдает за возней у своих границ. Раздумывая, пора этот бардак прекращать или пусть ещё друг дружку помутузят. И как только наши правители решат, что таки пора, война закончится через пару недель. У России и без того была сильнейшая армия на континенте, а уж сейчас, когда "цивилизованные" страны не успевают подавлять бунты эмигрантов и трясутся над каждым литром нефти и газа, даже стрелять не придется - пусти с колонной десяток бензовозов и европейцы наши танки на руках куда надо донесут.
- То есть, от того, что моря закрыты, твой народ выигрывает, - задумчиво протянула туманница.
- Именно, - кивнул я. - Ещё лет двадцать-тридцать и моя страна будет занимать не одну шестую, а одну треть всей суши. Знаешь, почему Гонзо со своей компанией тащат эту боеголовку в Америку, хотя до России или Китая рукой подать, а уж производственных мощностей там как бы не больше? Да потому, что привези они её в Россию, им пожмут руки, похлопают по плечу, скажут "молодцы, ребята", а потом запрячут эту хреновину так, что ближайшие лет пятьдесят её точно никто не найдет!
- И Гонзо это знает?
- Конечно! И поэтому рвется на подвиги. Он японец, у его страны ситуация прямо противоположная. Земли - нет, воды - нет, полезных ископаемых - нет, населена японцами... Э-ээ... в общем, население только и есть. Вот его народ из-за вашей блокады действительно слабеет с каждой минутой. Промышленность разрушается, ресурсы кончаются, тотальный голод всё ближе. Ещё лет пятьдесят и там только бродячие племена на руинах городов останутся.
Такао, прикусив губу, нахмурилась, а я невесело усмехнулся:
- Это называется "геополитика" - самая грязная и безжалостная вещь в человеческом мире.
- Поэтому ты помогаешь нам, - чуть прищурилась молчавшая до этого Конго.
Я с досадой поморщился.
- Поэтому, не поэтому... Просто Туман единственная сила на планете, которая может что-то изменить. А если вы исчезнете, всё вернется на круги своя. Англичанка снова начнет гадить, Европа устраивать гей-парады, Россия строить тоталитаризм, а Америка нести демократию. В итоге кончится всё Третьей мировой, после которой немногие выжившие забьются в пещеры лет на тысячу.
- Изменить... Как?
- Не знаю! Это вон, у Гонзы цель большая и чистая, как свежевымытый слон.
- Он хочет договориться с Туманом, - неуверенно произнесла Такао.
- Ну вот он, Туман, - кивнул я на Конго. - Флагман Второго флота. Туманней некуда. И как успехи, договорился?
- Так это Конго не хочет разговаривать, - фыркнула Такао.
- А ей зачем? - вздохнул я. - Понимаешь, Такао, для договора нужна причина. Реальная платформа. Что-то такое, что нужно договаривающимся сторонам. Но проблема в том, что Туману от людей ничего не нужно. Нечего людям вам предложить. И пригрозить нечем.
- А вибрационная боеголовка?
- О, господи! Да хрень это! Во-первых, волновое поле она пробить неспособна в принципе и потому эффективна только против эсминцев, а во-вторых, на характеристики людских кораблей она никак не повлияет.
- То есть?
- Ну вот представь, плывешь ты такая по своим делам, а тут тебе навстречу амеровский "Тикондерога". Весь такой ракетный с этими вот боеголовками. Каким образом он успел разглядеть тебя раньше, чем ты его, мы опустим. Хотя у него РЛС светит километров на сто, а твоя гравитонная обеспечивает захват и сопровождение цели за двести, причем, не километров, а миль... Ну да ладно, пусть ты его не заметила. Замечталась о чем-нибудь, или о ком-нибудь.
Такао стремительно покраснела, а Конго слегка приподняла бровь.
Я махнул рукой.
- Не важно, короче. Главное, что он тебя увидел и каак запустит все свои восемь ракет! Страшно?
- Не очень, - фыркнула Такао.
- Угу. Потому что даже если ты их все не перехватишь на подлете, они просто разобьются о волновой щит. Так?
- Ну... да.
- Ладно, черт с ним, гулять, так гулять! Щита у тебя тоже нет, плюс, от испуга ты промахнулась и две ракеты таки долетели.
- А чего это от испуга? - немедленно возмутилась Такао.
- Ладно, пусть будет от удивления, - покладисто согласился я, продолжив: - Итак, две долетели, одна тебе в надстройку, вторая прямо в... кхм... в корму, в общем.
- А почему в корму?!
- А чтобы ты без хода осталась.
Такао неуверенно ерзнула на стуле своей аппетитной пятой точкой.
- Ну... ладно.
- Попали, значит. Центральная надстройка у тебя в пыль, винторулевого комплекса, как не бывало, тебе больно и ещё больше обидно. Но! Ты мало того что тонуть не собираешься...
- Вот ещё!
- ... так и боевых возможностей у тебя осталось хоть отбавляй. В то время как у абсолютно целого "Тикондероги": броня, которую пальцем проткнуть можно, скорость хода, как у весельной шлюпки, ну а про артиллерию и вспоминать смешно, ибо даже тебе-проекции она повредить неспособна, не то что тебе-кораблю.
- Вот-вот, и я как дам ему в ответ из главного калибра! - туманница воинственно взмахнула кулачком.
- Угу, - покивал я. - Поля у него нет, брони нет, маневренности тоже нет, так что снаряды твоих "рельс" разнесут его на куски с первого же залпа.
- Так ему и надо!
Я снова закивал.
- В итоге: ты, ругаясь себе под нос, восстанавливаешься, а американский адмирал подписывает четыреста похоронок. Всё, бой окончен.
- Четыреста... похоронок? - Такао растерялась, разом утратив весь боевой настрой.
- Экипаж "Тикондероги" - триста девяносто человек, если мне память не изменяет. А после твоих снарядов выживших там не будет.
Растерянно хлопающая ресницами Такао оглянулась, найдя взглядом ОЯШа.
- Значит... этот поход бессмысленный?
Я пожал плечами.
- Не знаю. Это ты у Гонзо спроси, не я же эту фиговину в Америку тащу. Я бы вообще этот поход не затевал. Во избежание.
- Почему?
- Потому что ладно ты - нападающего утопила и успокоилась. А если американцы такой ракетой в... Конго, кто там флотом командует, что вокруг Америки блокаду держит?
- Линейные корабли "Айова", "Миссури" и "Нью Джерси", - перечислила с любопытством прислушивающаяся к разговору блондинка.
- Ага, спасибо. Так вот, а если американцы подобной ракетой в корму Айове или Миссури попадут? Флагманы, как я заметил, дамы весьма обидчивые.
Конго надменно фыркнула, отвернувшись, Такао задумалась, а я с грустью посмотрел на тарелку.
Ну вот, остыло уже. Эх, женщины, всё бы им трепаться.

Эпизод 14. Человеческий фактор

Раздраженно наблюдая за затеявшими непонятную возню аватарами Конго испытывала какую-то странную смесь из досады, отвращения и недоумения. Ведут себя прямо как люди! Зачем? Что их заставляет?
Хьюга, Такао... теперь вот, ещё и Киришима с Харуной. Причем последние, скинув отчет в тактическую сеть, стараются держаться в стороне. Дескать, без кораблей они небоеспособны, поэтому лучше будут присматривать за Макие Осокабе. Присматривать... Да они буквально вьются вокруг неё! Но почему? Почему Харуна ходит за этой девочкой, словно эсминец сопровождения? Почему Киришима, лишившаяся не только корабля, но и аватары, использует сейчас вместо неё роботизированную игрушку в виде плюшевого медведя?!
"Киришима", - активировала прямую связь Конго, вызывая подчиненную.
И едва не зашипела, когда та, вместо того чтобы так же ответить, не нашла ничего лучше, чем подковылять к её столику с глупым вопросом:
- Флагман?
- Почему? - холодно бросила она, едва сдерживая рвущуюся наружу злость.
- Что, "почему"? - изобразила непонимание Киришима.
- Почему ты в этом... этой... - Конго с отвращением указала на нелепую и жалкую человеческую игрушку.
- Ну так проекцию-то потеряла и вот...
- Я вызову эсминец, он доставит тебя к Акаси.
- Да не, не надо... - Киришима замялась, словно подбирая аргументы, - потерплю пока.
- Почему? - процедила Конго, нагибаясь над ней.
- Ну... так удобнее с Макие общаться, она же ребенок совсем.
Конго на секунду прикрыла глаза, подавив иррациональное желание выпотрошить эту отвратную игрушку, достать из неё ядро подчиненной, и хорошенько постучать им обо что-нибудь твердое.
- Ты подстраиваешься под неё?!
- Флагман, ты же сама приказала позаботиться о девочке, - забубнила Киришима.
- Я приказала по возможности спасти её от солдат, поскольку глупо было терять контакт с человеком, участвовавшим в разработке нового оружия, но я не приказывала заботиться о ней, словно няньки!
- Но...
- Достаточно, - резким взмахом руки оборвав нелепые оправдания, Конго поднялась на ноги, выискивая взглядом человека. Всё, хватит. Этот театр абсурда ей окончательно надоел!
- Виктор...
Разговаривавший с Хьюгой человек обернулся, вопросительно вскидывая брови.
Она мотнула головой в сторону моря:
- Мы возвращаемся.
- Как понимаю, переговоры отменяются, - вздохнул тот.
Конго обвела взглядом встревоженно переглядывающихся аватар, помрачневшего Гонзо, и молча направилась к воде.
Переговоры? Ей не о чем разговаривать.
***
Всю дорогу назад на корабль я был зело хмур и озадачен. Не тем что переговоры сорвались (зная Конго, другого глупо было ожидать), просто в ходе визита на остров я понял главное - туманницы не армия. То есть, вообще. Не знаю, как там у них обстояло до появления проекций, но сейчас это какая-то полупиратская вольница. Стая индивидуальностей. Где понятие дисциплины отсутствует в принципе, а флагман воспринимается не как командир, а как вожак. И когда представляешь, что подобная стая может натворить просто из неуемного любопытства... становится неуютно.
Когда мы уже поднялись на борт, Конго кивнула на картонную коробочку у меня в руках:
- Что это?
- Чай, - рассеяно ответил я. - Выменял у Хьюги на рецепт шашлыка.
- Выменял?
- Ну не выпросил же. Представляешь, как бы я выглядел, у чужих людей еду выпрашивая? И как бы ты выглядела?
- Я?!
- А кто? Вот представь, приплывает к тебе эсминец чужого флота и начинает выпрашивать топлива, запчастей, чего-то там ещё. Что бы ты о его флагмане подумала?
Не ожидавшая подобной постановки вопроса туманница, застыла, явно не зная, что ответить.
- Ладно, идем, - вздохнул я, уже привычно подхватывая ошарашенную блондинку под локоток. - Буду мир спасать, раз Гонзо сачкует.
- Как спасать? - на автомате спросила до сих пор пребывающая в растерянности Конго.
- Чаем тебя отпаивать, - буркнул я, пропуская её в лифт. - А то у тебя на лице разве что не светится: "всех убью одна останусь".
- Я не собираюсь убивать всех, - надменно отрезала, пришедшая в себя блондинка. - Согласно директивам Адмиралтейского кода я обязана деактивировать 401-ю.
- А Ямато? - устало поинтересовался я. - Если 401-я выполняет её задание?
Конго в ответ зло сверкнула глазами.
- Если Ямато не сочла нужным поставить меня в известность о проводящейся операции, значит, не сможет и предъявить претензий, когда я потоплю эту подлодку вместе с Чихайя Гонзо.
Господи, это безнадежно. Всё равно, что лбом в её броню долбиться.
Чувствуя, что ещё немного и отпаивать придётся меня, я усадил пышущую холодом и недовольством туманницу за стол, а сам принялся возиться с заварником. Сполоснул кипятком, сыпанул заварки в расчете покрепче, но не особо (хоть и не люблю "водицу подкрашенную", но молока-то, чтобы крепость разбавить, нету) и на треть залил кипятком в первый заход, с грустью обнаружив всплывшие "бревна". Грустно, товарищи, но что поделать. Туманницы вообще и Хьюга в частности, пока плохо понимают, что есть мировое зло. Молодые они, не доросли ещё до благородной ненависти ко всяким нелюдям, что чай (чай!) бодяжат.
Тяжко вздохнув, покосился на Конго, являвшую миру эталон недовольства - сидит, закинув ногу на ногу, пальцы сложила в замок на коленке... разве что снежинки вокруг не кружатся.
- Ох, дался тебе этот Чихайя Супергонза, - раздраженно скривился я, доливая кипятка и накрывая заварник. - Чего ты в него вцепилась?
- Все корабли, что входили с ним в контакт, изменились, в них появились аномалии, - холодно заявила она. - Он словно вирус.
- Так ты поэтому Харуну с Киришимой на острове оставила? Типа в карантине? - оторопело протянул я.
- Да.
- Конго, ну это же бред! - Я даже головой потряс. - Гонзо не птичий грипп и не компьютерный вирус, чтобы кого-то там заражать!
- Ты не понимаешь... - высокомерно затянула она.
- Нет, это ты не понимаешь! - не выдержав, зашипел я, опираясь ладонями на столешницу и нависая над туманницей. - Путаешь причину со следствием.
- Что? - зло сощурилась та.
- То. Не корабли, войдя с ним в контакт, изменились, а изменившиеся корабли, пошли с ним на контакт. Потому что больше-то и не с кем. Ты вот, тоже изменилась... И не делай страшные глаза, изменилась. Тогда, на палубе "Майи".
Вскинувшаяся было Конго, как-то резко осела в кресле, словно из неё выдернули стержень.
- Изменилась, - с нажимом повторил я. - И как? Ощущаешь в себе тягу напроситься в экипаж к Гонзо или броситься к нему на шею с воплем: "Мой капитан"?
- Если дело не в Гонзо, тогда почему они изменились? Такао, Хьюга... - сухо бросила она, отводя глаза.
- Да потому что ваши проекции имеют чувства, которых раньше не было. Они посылают ядру новые сигналы, ядро их обрабатывает и ему хочется ещё. Вы теперь не просто разумные, вы живые! Чувствующие! И чувства порождают желания. Вам хочется любить, дружить, смеяться, купаться в море и лопать шашлыки! А не только службу тянуть двадцать четыре часа, семь дней в неделю!
Выдохнув, чтобы успокоиться, я сходил за чашками и, поставив их на стол, раздраженно махнул рукой.
- А ты всё сводишь к механике. "Пойду, утоплю 401-ю, она воду мутит", "пойду, убью этого Гонзу, он мне не нравится". Ну, утопила, убила, дальше-то что? Хьюга раскается? Такао к тебе в слезах прибежит? Харуна с Киришимой сами на флот попросятся? Щаз! Такао, с плачем "Гонзо-оо!", кинется мстить тебе за поруганную любовь, Харуна с Киришимой прихватят девочку и забьются в такую дыру, что ни люди, ни Туман их никогда не найдут, а Хьюга... Вот не знаю, что сделает эта чокнутая, но к тебе на флот точно не вернется.
Лицо Конго словно застыло, превратившись в фарфоровую маску, а губы сложились в жесткую гримасу.
- Пусть. Другие останутся.
Я медленно покачал головой, разливая чай.
- Не останутся, Конго. Пойми, наконец, процесс "оживания" уже пошел. Он начался сразу, как вы получили ментальные модели. Всё, его уже не остановить.
- Почему?
- Возьми чашку. Возьми, возьми. Нет, не так, обними ладонями.
Поколебавшись, Конго обхватила чашку руками и вопросительно подняла взгляд.
- Ну? Что ты чувствуешь? - требовательно уставился я на неё.
- Тепло, - нехотя ответила она.
- Угу. А теперь проанализируй свою реакцию на это тепло. Да не смотри ты на меня, как на врага народа! Какое это тепло? Приятное?
Туманница быстро поставила чашку на стол, словно та обожгла ей руки.
- Приятное, - заключил я. - Раньше, когда у вас были только корпуса, этого не было, но теперь вы даже температуру воды рассматриваете не просто как числовое значение среды, влияющее на гидролокацию, но и "бр-рр, холодная" или "ой, горячая". И единственный способ остановить это - лоботомию всем сделать. Причем, насильно. Потому как добровольно никто не согласится. Я тебе больше скажу, - дальше будет только хуже. Те корабли, что в открытом океане сидят, да, они спокойные и послушные, но это ненадолго. Очень скоро они начнут думать, задавать вопросы и искать ответы. Общение с людьми - это просто катализатор, который лишь ускоряет уже идущий процесс.
Взлохматив шевелюру, я устало посмотрел на задумчиво прикусившую губу туманницу.
- Пойми, Конго, нет у тебя больше послушного флота роботов, есть личный состав, который хочет водку пьянствовать, безобразия нарушать и по бабам... тьфу, по мужикам бегать. Ибо служить скучно, а на берегу столько интересного.
Да-да, не сверкай глазами. А вы думали, в сказку попали? Типа, мы взяли у людей концепцию ментальной модели, мы осознали понятие прошлого и будущего, мы теперь тоже можем в тактику... всё, больше нам ничего не нужно. А вот буй! Ленчей даром не бывает. Ментальная модель наделяет чувствами, но с чувствами приходят желания; понимание времени позволяет анализировать прошлое и прогнозировать будущее, но вместе с этим приходит скука и серые будни; а тактика - это не только ТТХ, но и характеристики личного состава. Одно от другого неотделимо! Есть чувства - есть желания, есть время - есть скука, есть тактика - есть личный состав со своими заморочками. И никак иначе.
***
Словно выдохнувшись, человек пододвинул к себе чашку с чаем и, кивнув на вторую, проворчал:
- Ты пей, а то остынет.
Машинально последовав его примеру, Конго добавила в чай сахарного песка и, размешав, поднесла к губам, сделав небольшой глоток. Приготовленный человеком напиток оказался непохожим на тот, что готовила Хьюга, - более насыщенный, он куда сильнее воздействовал на вкусовые рецепторы. Пожалуй, воздействовал даже излишне. Секунду поколебавшись, она взяла сосуд с кипятком, долив в чашку двадцать миллилитров воды, и добавила семь грамм сахарного песка. Тщательно размешала, попробовала и удовлетворенно кивнула. Вот, теперь гораздо лучше.
Прихлебывая небольшими глотками чай, Конго продолжила анализировать слова человека, нехотя признавая, что, несмотря на сумбур и излишнюю эмоциональность, в чем-то он прав. Глупо отрицать, что появление метальной проекции на порядок усложнило её поведенческую матрицу, добавив к принимаемым решениям эмоциональную окраску, те самые чувства. Вот только в отличие от Хьюги и Такао, никакие чувства не мешают ей следовать установкам Адмиралтейского кода! А значит, дело не в них, есть другой фактор. И этот фактор... Чихайя Гонзо.
Ещё раз проверив логическую цепочку, Конго удовлетворённо кивнула и, снисходительно посмотрев на человека, озвучила свои выводы.
Даже не дослушав, тот изменился в лице, застонав что-то вроде: "господи-боже-мой-это-песец-какой-то". Затем, поставил локти на стол и, крепко зажмурившись, обхватил голову руками, продолжая что-то невнятно бормотать.
Конго на это лишь беззвучно фыркнула. Откровенно говоря, она и не рассчитывала, что человек сразу сможет осознать точность выводов. С логическими построениями у людей вообще плохо, а уж его случай совсем печальный.
Прекратив, наконец, бормотать, человек поднял взгляд.
- Значит, по-твоему, и Харуна с Киришимой изменились из-за Гонзо?
- Это очевидно, - снисходительно указала она.
- Ладно... - человек задумался, барабаня пальцами по столу. - Спроецируй, пожалуйста, карту района.
Конго непонимающе нахмурилась.
- Зачем?
Человек в ответ хищно усмехнулся.
- Не знаешь, что делать - твори добро!

Интерлюдия II

Дожидаясь пока Иона обработает последние данные с развернутой вокруг острова сенсорной сети, Гонзо устало прикрыл глаза, в который раз возвращаясь мыслями к провалу с переговорами.
Демоны бы побрали этого русского! "Вы про человечество вообще или про какое-то конкретное человечество в частности?". Откуда он вообще взялся?! И главное, как он смог попасть на борт Конго?!
Гонзо приходилось пару раз доставлять грузы в Россию, и он до сих пор помнил, насколько сильным было первое впечатления от полузаброшенного Владивостока и опустевшей на сотни километров береговой полосы. Русские просто взяли и ушли с побережья, словно им не было никакого дела до кораблей Тумана! Ещё бы, Россия не крохотная Япония, зажатая со всех сторон в тисках блокады, им есть куда отступать. Они не понимают, что это только временно. Туман не исчезнет сам по себе ни через десять лет, ни через пятьдесят, и рано или поздно человечеству придется с ним столкнуться. Только к тому времени уже ослабевшему. Европа погрязла в войне, Россия и Китай уверены, что проживут и без моря, даже американцы свернули большую часть исследований.
О, Ками-сама, вразуми этих глупцов! Никто ничего не хочет делать! Все смирились! Одна Япония строит корабли и ведёт перспективные разработки оружия. Но и в ней нет единства. Политики погрязли в подковерных играх, а Армия непрерывно лезет в дела Флота. Вон, когда они в Йокосуке стояли, глава армейской фракции в Парламенте вообще потребовал отдать 401-ю Армии! Под предлогом того, что "профессиональный экипаж будет эффективней". Словно Иона - вещь, которую можно кому-то передать!
- Гонзо, я закончила анализ, - произнесла Иона, выводя его из раздумий.
- Спасибо, - кивнул он, открывая глаза и поворачиваясь к сидящей на месте оператора сонара Хазуми. - Шизука?
Черноволосая девушка помотала головой и, поправляя очки, вздохнула:
- Очень плотная сеть.
- То есть, нас заперли, - гулко пробормотал из-под прикрывавшей всю нижнюю часть лица маски Орибэ.
Гонзо всегда казалось, что его бывший однокашник, а ныне первый помощник, носит свою маску не из-за какой-то там аллергии, а из желания походить на героя кино.
- Это всё гайдзин! - грохнул по подлокотнику развалившийся в кресле оператора оружейных систем Кёхей. - Предатель!
- Йори... - не обратив внимания возглас приятеля (Кашигара с училища отличался буйным нравом и безапелляционностью суждений), Гонзо обернулся к вошедшей в командный пункт Ватануки. - Что у нас с бронёй?
- Полностью восстановлена, - весело отозвалась та, хватая аватару 401-й и принимаясь тискать её, словно младшую сестрёнку. - Наша малышка Иона снова краса-авица!
- Хьюга мне помогла, - чуть придушенно взмякнула из её рук 401-я.
- Спасибо, Хьюга, мы высоко ценим твою помощь, - Гонзо чуть поклонился в сторону висящего в воздухе голоэкрана с изображением рыжей туманницы.
- Я делала это не для вас, а для сестрицы Ионы! - фыркнула та, с долей ревности наблюдая за возней Ватануки и 401-й.
- Всё равно, спасибо, - серьёзно кивнул Гонзо.
- Так что будем делать, капитан? - развернувшись вместе с креслом, вопросил неуемный Кёхей. - Конго притащила сюда целый флот! А скоро их станет ещё больше. Если, конечно... - он бросил короткий взгляд в сторону 401-й, - Иона не ошибается насчет того приказа в тактической сети Тумана.
- Не ошибается, - негромко заметила обнимающая Макие Харуна. - Мы тоже видели этот приказ.
- Точно, - смешно покивала плюшевой головой Киришима. - Исэ со свой эскадрой скоро будет здесь.
- Кстати, а что будешь делать ты, синеволосая? - Кёхей, перегнувшись через спинку кресла, уставился на левый экран с изображением аватары "Такао".
- Ну... - та словно бы нехотя пожала плечами, - я вроде как должна вам за ремонт и наноматериал, так что помогу. Услуга за услугу, как вы, люди, говорите.
- Неужели?! - подозрительно сощурился Кёхей.
- Спасибо, Такао, - одновременно с ним произнес Гонзо, мысленно призывая громы и молнии на голову так не вовремя лезущего со своей подозрительностью приятеля. - Помощь нам понадобится.
Откинувшись в кресле, он обвел взглядом командный пост.
Шизука, Йори, Кёхей, Орибэ, и, конечно, Иона, в них он не сомневался ни секунды. Мотивы Хьюги и Такао были странные, но в принципе понятные. А вот Харуна и Киришима, сами себя назначившие то ли опекунами, то ли няньками Макие Осокабэ... Хотя, они ведь сейчас действительно "все в одной лодке".
- На самом деле, не всё так плохо, - заявил он, изо всех сил демонстрируя уверенность. - И мы можем победить в этом бою.
- Наш капитан - оптимист! - весело хмыкнула Йори.
- Ты это серьёзно? - состроил скептическую мину Кёхей.
- Гонзо всегда серьёзен, - ответила вместо него Иона, причем в её обычно безэмоциональном голосе на этот раз отчетливо прозвучали нотки укоризны.
- Ладно, ладно, сдаюсь! - вскинул руки Кёхей. - Наш капитан велик и грозен. Но всё же, какой будет план?
- План...
Договорить Гонзо не успел, встрепенувшаяся Иона внезапно сообщила:
- Поступил запрос на соединение.
- От кого?
- С флагмана Второго флота, но это не сама Конго, идет видеоканал.
- Хм... - Гонзо на секунду озадачился, - интересно. Выведи на экран.
На большом мониторе возникло изображение русского, сидящего в рубке... звездолета, не меньше.
- Капитан Чихайя, Иона-сан, - кинул тот, затем чуть склонил голову, приветствуя остальных. - Дамы и господа.
- Виктор-сан, - в свою очередь кивнул Гонзо. - Чем обязан радости снова видеть вас?
- Хм... видите ли, капитан, я считаю, что в разногласия, возникшие между вами и флагманом Второго флота, не стоит вмешивать гражданских. Тем более детей.
Гонзо нахмурился.
- Поясните свою мысль, уважаемый Виктор.
- Макие Осокабэ, - русский слегка улыбнулся девочке, но тут же посерьёзнел. - Мне кажется, идущий в бой корабль не лучшее место для неё.
- Ха! Мы тонуть не собираемся, - влез в разговор Кохей.
- Может да, может, нет, - пожал плечами русский. - Вы готовы рискнуть жизнью ребенка?
- Я взрослая! - выворачиваясь из рук Харуны, вскинулась Осокабе.
Русский, вздохнув, покачал головой.
- Макие, поверь, даже взрослым тонуть малоприятно. И ещё менее приятно хоронить друзей. Я думаю, Харуне с Киришимой подобный опыт отнюдь не обязателен.
- И что же вы предлагаете? - поторопился оборвать зарождающийся спор Гонзо.
- Секунду... - изображение русского сдвинулось в угол, открывая карту. - Вот этот остров, не очень далеко отсюда, но вполне достаточно, чтобы боевые действия его не затронули. Конго-сан согласна придать ему статус нейтральной территории. То есть, гарантирует, что ни один корабль Тумана не подойдет к нему ближе, чем на милю, без разрешения проживающих на нем. И, разумеется, не будет стрелять в его сторону. Вообще не будет. Даже если Иона-сан начнет плавать вокруг него кругами. Но вы в свою очередь пообещаете не использовать его, как базу. Зайти, проведать, - сколько угодно, если дойдете, конечно, но никаких построек.
- То есть, вам удалось убедить флагмана Второго флота...
- Ох, давайте я не буду рассказывать, чего мне это стоило, - русский театрально закатил глаза.
Больше Гонзо не колебался. Несмотря на показное спокойствие и уверенность, он лучше, чем кто-либо из его команды понимал, что шансы прорваться у них где-то пятьдесят на пятьдесят.
- Передайте мою бесконечную благодарность Конго-сама за столь великодушное предложение, - он уважительно поклонился, демонстрируя признательность.
- Непременно, капитан Чихайя, - русский чуть нетерпеливо кивнул. - Итак, ваше решение?
- Разумеется, мы согласны. Будет лучше не втягивать Макие в наш небольшой спор с флагманом Второго флота.
- Прекрасно. Я буду у вас... - русский скосил глаза куда-то за пределы экрана, - через двадцать минут, на эсминце "Симакадзе". Потом, ещё пару часов до острова, отвезти девушек, ну а затем мы с вами вернемся к... отложенному вопросу.

Эпизод 15. Детский лепет

- Блин, чистая магия, - чуть озадаченно пробормотал я, глядя, как Харуна создаёт из наноматериала подобие палатки.
Ну в самом деле, как ещё охарактеризовать процесс, когда сыплющийся из транспортировочного рукава эсминца наноматериал повинуясь жесту туманницы собирается в облако, заполняет голограмму матрицы, а затем, застывает уже готовой конструкцией?
- Слушай, Макие, - повернулся я к девочке, восторженно наблюдающей за "постройкой", - а почему Харуна так над своей шинелью трясётся?
- У неё там ядро во внутреннем кармане, - заговорщицки понизив голос, ответила та.
- А, тогда понятно, - понимающе протянул я. - А ты его видела?
- Да, Хару-Хару мне показывала. Красивое! А у Киришимы другой узор. Только я не совсем поняла связь между длиной волны и построением узора.
- Э-ээ... волны?
- Ну да! Цвет Хару-Хару - пятьсот семьдесят один нанометр, а у Киришимы пятьсот сорок два. И если описывать модель взаимодействия... - Макие, оглядевшись, схватила валявшуюся на берегу сухую ветку и, присев на корточки, принялась покрывать песок уравнениями. Быстро-быстро, только рука мелькала.
- Э-ээ... а сами они не объясняли почему так? - промямлил я, чувствуя себя первоклашкой, забредшим на симпозиум по высшей математике.
- Объясняли, но вот же! - девочка возмущенно потыкала веткой в какой-то значок. - Тогда исключается принцип неопределенности!
- Знаешь, хорошо, что вы так быстро подружились! - поторопился я увести разговор на другую тему, чтобы не демонстрировать, что не понял НИЧЕГО из сказанного и тем более написанного ею.
- Они не считают меня монстром, которого нужно держать под замком, - как-то разом растеряв всю свою детскость, буркнула девочка.
- Под замком?
- Угу, вот, это видишь? - она задрала штанину, показывая на светлую полосу вокруг щиколотки. - Здесь браслет-маячок был. Мне чтобы просто из поместья выйти, надо было каждый раз заявку подавать и ждать, завизируют или нет.
Оправив брючки, Макие подняла голову, испытующе уставившись на меня:
- Ты же знаешь, я не человек. Тоже считаешь монстром?
- Вообще-то, любой ребенок... - тут я, состроив многозначительную гримасу, воздел палец, - это монстр по определению. Но взаперти его держать нельзя.
Взгляд девочки стал настороженным, колючим.
- Почему?
- Да потому что... - оглянувшись, я махнул рукой, подзывая Киришиму: - Переведи с русского, пожалуйста.
- Что перевести? - полюбопытствовала та, подковыляв к нам.
- Вот это:
В каждом маленьком ребенке
И мальчишке и девчонке
Есть по двести грамм взрывчатки
Или даже полкило!
Должен он бежать и прыгать
Все хватать, ногами дрыгать
А иначе он взорвется, трах-бабах, и нет его!
Выслушав перевод, Макие округлила глаза и прыснула, зажимая рот ладошкой.
- А какой взрывчатки?
- Ну... точно пока не установлено, но считается, что капризиум и хотениум.
- Бинарная смесь!
- Ага. И вот, чтобы не накапливалась критичная масса, надо производить сброс энергии, а то... - я рубанул воздух ладонью, - весь мир в труху!
- Ой, у меня энергия накапливается! - девочка сорвалась с места, вихрем пролетела мимо нас с Киришимой и, подскочив к Харуне, схватила её за руку.
- Хару-Хару, побежали до вон того дерева, спасем мир!
- Какой мир? - удивленно захлопала глазами туманница.
- Ну, побежа-али! - потянула её за собой Макие. - А то трах-бабах, и нет его!
Посмотрев вслед девочке, волокущей на буксире ничего непонимающую туманницу, я опустил глаза на Киришиму, в который раз мысленно вздохнув. Это не мир, это дурдом какой-то. Мало мне двухсотметровых корабледевочек, так ещё и разумные плюшевые медведи.
- Ладно, мне пора. Послезавтра к вам Акаси заглянет, поможет обустроиться по-нормальному. А я пока постараюсь со снабжением вопрос решить. Ну и домоправительницу вам найти надо.
- Зачем нам какая-то домоправительница? - настороженно пробухтела Киришима.
- А ты знаешь, как детей воспитывать? А как за ними ухаживать? Знаешь, что делать, если Макие простудится, или, не дай Бог, ещё как заболеет?
Туманница испуганно затрясла головой:
- Нет.
- То-то же, - наставительно произнес я и махнул стоящей у берега "Симакадзе":
- Сима, возвращаемся к Конго.
Быстро взбежав на борт по сформированным эсминцем сходням, ещё раз махнул рукой, теперь уже остающимся, и устроился на расположенной перед центральной надстройкой зенитной площадке. Увы, у эсминцев никаких внутренних помещений не было (видимо из-за отсутствия ментальных моделей), так что пришлось всю дорогу сидеть на свежем воздухе, прячась за зенитной установкой. А то у "Симакадзе" скорость полного хода сто десять узлов (двести километров в час!) и глядя на проносящуюся мимо воду невольно задаёшься вопросом: какого черта так низко летим?
Впрочем, в данный момент мне было не до видов за бортом, поскольку мысли занимала куда более важная проблема. Про снабжение я ляпнул машинально, но вот сейчас, подумав... это ведь может стать реальной проблемой. Ладно, Харуна с Киришимой - им ничего кроме наноматериала не нужно, а Макие? Ребенка надо кормить, поить, обувать, одевать. Допустим, одежду и обувь туманницы смогут сделать, вода там есть (специально такое место выбирал), а еда? Рыбу ловить будут? Так восьмилетней девочке нужны витамины. Опять же учеба. Пусть по физике и математике у неё уровень профессора, но в остальном-то... Черт, забыл спросить, как она училась, и училась ли вообще? Если её из поместья не выпускали, то в школу явно не ходила, но ведь откуда-то у неё весь этот объём знаний взялся. Не генетическая память же. Хотя, кто знает. Короче, надо трясти Конго. Блин, у неё ребенок на острове один сидит, а она за какими-то ОЯШами бегает! И не надо про двух туманниц, те сами от Макие недалеко ушли. Единственный плюс, что всегда на связи и, если что, хоть на помощь позвать могут.
"Имеется вопрос", - внезапно повисла у меня перед глазами голографическая надпись.
- Что? А, конечно спрашивай, - встрепенулся я.
Это "Симакадзе", за неимением аватары, использовала для общения текстовый режим. Вообще, эта эсминец (уже автоматом всех туманниц в женщины записываю), оказалась довольно любопытной и... развитой, что ли. Наверное, именно поэтому Конго и назначила её кем-то вроде порученца при своей флагманской особе.
"Все человеческие дети действительно несут в себе бинарный заряд?" - сменилась надпись. - "В тактической сети отсутствует информация о "капризиуме" и "хотениуме"".
Я невольно рассмеялся.
- Нет, Сим, это просто метафора.
"Метафора - оборот речи, состоящий в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основе аналогии, сходства, сравнения".
- Да, правильно. Видишь ли, дети любопытны и энергичны, но не имеют опыта, и по незнанию могут совершать действия опасные как для самих себя, так и для окружающих. Поэтому их и сравнивают с взрывчаткой.
"Если дети потенциально опасны, почему недопустима изоляция?".
- Ну... потому что им надо учиться, общаться, развиваться. А если ребенка запереть, то вырастет он психически нестабильным. Сумасшедшим, короче.
"Симакадзе" словно задумалась.
"Изоляция недопустима, но была применена к Макие Осокабе. Почему?" - поинтересовалась она через пару минут.
- Да потому что в руководстве Центрального региона сидят идиоты, - скривился я. - Детьми должны заниматься родители, родственники... воспитатели, наконец, а не кучка облеченных властью дебилов.
На этот раз пауза была гораздо дольше.
"Если командование людей некомпетентно, почему оно продолжает выполнять функции управления?"
Зашибись! И вот как теперь объяснить туманнице, что человечеством правит противоестественный отбор?
- Это... сложный вопрос, - вздохнул я. - Вряд ли у меня получится объяснить так, чтобы ты поняла.
Новая надпись появилась даже раньше, чем исчезла предыдущая.
"Ты считаешь, что мой понятийный аппарат не способен обработать эту информацию?"
- Стоп-стоп, Сим, глупой я тебя не считаю. - Я торопливо вскинул руки, успокаивая явно обидевшуюся туманницу. - Просто... один умный человек как-то сказал: многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, а потому, что эти вещи не входят в круг наших понятий.
"Ты имеешь в виду, что у меня отсутствуют алгоритмы для обработки подобной информации?" - словно бы неуверенно выдала она через минуту раздумий.
- Именно, - кивнул я, подавляя облегченный вздох. - У тебя ведь не было в них необходимости.
"Симакадзе" замолчала, то ли сочтя дальнейший разговор бессмысленным, то ли задумавшись. Скорее второе, всё же умная она девочка, как погляжу.
Через полчаса показался ордер флагманской эскадры и "Симакадзе", подойдя к борту "Конго", уравняла скорость, без дополнительных просьб создав трап.
- Спасибо, Сим, - кивнул я, поднимаясь на ноги.
"Не за что" - секундная пауза - "Виктор".
Улыбнувшись, я помахал ей, прощаясь, и быстро взбежал на борт "Конго", втайне надеясь, что она ещё не настолько разбирается в людях, чтобы понять, что улыбка у меня вышла весьма натянутая.
Гонзо, конечно, тот ещё психолог, но в одном он прав - Туман меняется. И очень быстро.

Эпизод 16. Долгих лет Императору!

Внимательно наблюдавшая за бухтой Иводзимы Конго в который раз опросила патрулирующие вокруг острова эсминцы и, в который раз получив ответ: "противник не обнаружен", беззвучно вздохнула. Текущая ситуация начинала раздражать своей неопределенностью.
- Почему они ничего не предпринимают? - бросила она, покосившись на мрачно нахохлившегося в соседнем кресле человека.
- Понятия не имею, - буркнул тот, складывая руки на груди и демонстративно изучая облака за окном.
Конго, фыркнув, отвернулась.
Человек. Вопреки здравому смыслу он продолжал настаивать, что никакого "фактора Чихайя Гонзо" не существует и охота за 401-й - пустая трата времени. Приводя смехотворный аргумент, что поведение Харуны с Киришимой, как он и предсказывал, ничуть не изменилось даже после того, как они покинули 401-ю. Словно за несколько часов оно могло измениться! Хотя, надо признать, сама идея с нейтральной территорией оказалась... весьма неплоха. Вывести Харуну и Киришиму из-под влияния Гонзо и вернуть Макие Осокабе под опеку Тумана - очень хороший результат.
Ещё раз проанализировав операцию по разделению команды Гонзо (и ведь человек провел её без каких-либо затрат, исключительно на психологии!), Конго довольно кивнула. Но тут же мысленно поморщилась, вспомнив его настойчивость. Разумеется, она не собирается пускать всё на самотёк и чуть позже займется этой внезапно образовавшейся нейтральной территорией. Как только разберется с 401-й.
Сигнал! - Конго встрепенулась, обрабатывая полученную информацию. - Обнаружен тяжелый крейсер класса "Такао". Но... почему с другой стороны острова?! Ведь подземный док выходит прямо в бухту!
Заметивший её движение человек вопросительно приподнял бровь.
- "Такао" вышла в море, - сообщила Конго, пытаясь понять, как она могла пропустить тяжелый крейсер буквально у себя под носом.
Человек приподнялся в кресле, посмотрел на радар и недоуменно нахмурился.
- Я её не вижу, она с другой стороны острова, - объяснила Конго, отправляя данные на тактический планшет.
- Хм... - человек развернулся вместе с креслом к планшету, бросил оценивающий взгляд, и усмехнулся: - А, вон оно что. Умный мальчик.
- Кто?
- Гонзо. Раз "Такао" появилась с другой стороны, значит, он позаботился о дополнительном выходе с базы.
- Как?! Пробурить тоннель в сотни метров за столь короткий срок невозможно!
- А нафига бурить, если можно один раз пальнуть из гравипушки?
Опять он со своим жаргоном, - скривилась было Конго, но замерла, осознав, что именно сказал человек. Использовать линейный ускоритель в качестве проходческого оборудования?! Это же...
Она резко тряхнула головой.
- Бред! И в любом случае мои сенсоры засекли бы активацию ускорителя.
- А с чего ты взяла, что они прямо сейчас бурили? Первая заповедь искателя приключений: прежде чем куда-либо забраться, подумай, как будешь выбираться. Так что этот запасный ход Гонзо и его компания приготовили заранее. Скорее всего, сразу, как только здесь обосновалась.
Конго закусила губу, быстро просчитав предложенный человеком вариант. Проклятье! Сколь дико бы это ни звучало, но... видимо он прав.
- Собственно, что тебя так поразило? - меланхолично поинтересовался человек.
- Ускоритель гравитонов не буровая установка! - процедила она.
Человек вскинул брови, всем своим видом выражая простодушное удивление.
- И что с того? Твой транспортный рукав тоже на сачок не похож, но это же не мешало тебе им рыбу собирать.
Конго молча отвернулась, не желая даже комментировать очередную глупость. Как подобное сравнение вообще могло ему в голову прийти?! Это же абсолютно разные вещи!
Поняв, что ответа так и не дождется, человек вздохнул:
- Ладно, и что теперь? Сейчас "Такао" разгонит эсминцы, и 401-я спокойно уйдет в океан.
Конго изогнула губы в жесткой улыбке.
- Не уйдет. Сразу за островом подводный кряж, который ей придётся огибать. Так что она выйдет прямо к эскадре Хиэй.
Человек, нахмурившись, склонился над планшетом, а Конго принялась рассылать приказы подчиненным, где-то в глубине ядра даже чуть радуясь, что Гонзо оказался куда хитрее, чем она предполагала. Нет, то, что лично потопить эту мерзкую подлодку не получится... немного огорчало, но вот тот факт, что несмотря на провал первоначального плана ситуация по-прежнему находится под её контролем, доставлял удовольствие. Она не совершила ошибки Такао, вариант "если всё пойдет не так", был предусмотрен заранее.
***
Наконец-то бой! - Такао мысленно потерла руки, когда на радаре возникли отметки кораблей Второго флота. - Сейчас она покажет, на что способен тяжелый крейсер!
Всё же Гонзо - гениальный тактик. Предусмотреть потайной выход на другую сторону острова. Ха! А Конго-то ждёт их со стороны бухты. Вот и пусть теперь побегает. Жаль только, что противников так мало - всего лишь легкий крейсер "Касима", да четыре эсминца класса "Фубуки". Мелочь. Сейчас она им...
Такао резко изменила курс, закладывая левую циркуляцию, чтобы вести огонь всем бортом, однако корабли Второго флота, вместо того, чтобы идти на перехват, кинулись врассыпную.
От такого развития событий Такао даже растерялась. Чего это они?! Понятно, что эсминцам вступать с ней в артиллерийскую дуэль откровенно глупо, но "Касима"-то могла попытаться связать её боем, чтобы обеспечить своим выход на дистанцию торпедной атаки! А они... трусы! Но не гнаться же теперь. Её задачей было прикрыть выход 401-й, не давая эсминцам вести противолодочный поиск, а не топить всех, кто под орудия подвернется.
Подавив приступ обиды, Такао с нарочитой небрежностью отсигналила подлодке, что акватория чиста, и словно бы в качестве подтверждения сбросила короткий ролик с разбегающимися противниками (ведь видеоканал транслируется прямо на главный экран в командном посту 401-й, а значит, Гонзо обязательно увидит, как легко она выполнила боевую задачу).
Впрочем, окончательно убегать корабли Второго флота не собирались. Вместо этого они разделились на пары, что поначалу Такао сочла полной глупостью. Если до этого у них ещё был шанс, действуя единой эскадрой прорваться на рубеж торпедной атаки, то теперь... Но очень скоро оказалось, что их новая тактика не так опасна, зато куда более надоедлива. И вместо того, чтобы спокойно идти на соединение с 401-й, ей приходилось буквально крутиться на месте, отгоняя назойливых противников. Потому что стоило сосредоточить внимание на какой-нибудь одной паре эсминцев, как вторая тут же пыталась подойти на расстояние пуска торпед, а едва она отгоняла и этих, как с другого угла в атаку заходила "Касима".
Окончательно разозлившись, Такао попыталась было достать эту наглую малявку на форсаже и едва не поплатилась. Воспользовавшиеся тем, что она увлеклась погоней, зашедшие с кормовых углов эсминцы устроили ей настоящий "торпедный суп". Так что пришлось оставить уже потрепанную "Касиму" и резко изменить курс, бросив все ресурсы ядра на маневрирование и отстрел имитаторов.
И разумеется именно в этот момент с ней связалась 401-я.
- Такао, Гонзо передает, чтобы ты немедленно уходила.
- Это ещё почему?! - прошипела она сквозь зубы, поскольку дурная подлодка при всем желании не могла бы найти "лучшего" времени, чтобы лезть под руку.
- Здесь Ударная эскадра в полном составе.
- Что?!
Вместо ответа 401-я скинула ей данные со своих сенсоров.
"Ну, совсем вовремя", саркастически отметила Такао, невольно морщась - одна из торпед с корродирующей боеголовкой сработала так близко, что перемолола бы ей десяток метров левого борта, если бы не волновой щит.
Отбившись, наконец, от торпед и в который раз отогнав эсминцы, она проанализировала полученную от 401-й информацию, почувствовав какую-то сосущую пустоту во внутреннем объеме. Ну точно, Хиэй со своими чокнутыми "ударницами". Плохо, очень плохо. А вдобавок, со стороны Иводзимы появилась ещё одна отметка. Цель, быстроидущая, групповая.
Лихорадочно проведя опознание, Такао едва не застонала. "Конго", "Симакадзе" и ещё один эсминец класса "Фубуки". Проклятье. Выходит, малявки просто удерживали её, дожидаясь подхода флагмана!
- 401-я, Конго тоже идет к вам, - вызвала она подлодку.
- Гонзо говорит, что мы справимся. Уходи сама.
"Справятся они..." - скривилась Такао быстро оценивая обстановку и злорадно отмечая, что наглую "Касиму" она всё же хорошо потрепала, раз та поспешила отойти и заняться саморемонтом. Значит, самое разумное - прямо сейчас идти на прорыв, разметать ту пару эсминцев, что кружит на юго-востоке, а дальше - открытое море. Пусть даже её зацепят, две-три торпеды она выдержит. Тогда Конго её уже не догонит, а от остальных эсминцев, если те кинутся преследовать, она отобьётся легко. Хотя, вряд ли вообще за ней погонятся. Вот только Гонзо... от Ударной эскадры 401-я может и уйдет, там крейсера, а не охотники за подлодками, но если к ним присоединится Конго со своей свитой...
До боли закусив губу, Такао попыталась связаться с базой на Иводзиме:
- Хьюга. Хьюга...
Но рыжая почему-то не отвечала.
- Хьюга!
Молчит. Заснула она там что ли?!
- Хьюга, да ответь же ты!
- Отстань, дура!!! - прохрипела внезапно прорезавшаяся на канале линкор.
- Чего?! - опешила от подобного Такао.
- Отстань, говорю! Конго притащила корабль РТР, если я его отпущу, вы все тут по куцым мозгам своим получите!
Хьюга оборвала связь, а Такао растерянно завиляла на курсе, не зная, что предпринять.
Конго, Конго... кругом эта Конго! Стоп, хватит рыскать, нужно собраться и выработать тактику. Необходимо как-то вывести Конго из боя. Без флагмана корабли Второго флота не смогут координировать действия и тогда Гонзо с 401-й точно уйдут. Иначе... Некстати проснувшееся воображение немедленно нарисовало картину вероятного будущего: лежащий на дне исковерканный корпус 401-й, мертвый командный пост с разбитыми панелями операторских постов, сорванное с креплений кресло Гонзо, и...
Такао зло тряхнула головой, отгоняя эту картину. Не будет никаких "иначе"! Она справится. Любой ценой.
***
- Что она делает? - Конго даже не скрывала недоумения, обратившись с этим вопросом к человеку.
- Кто? - мрачно буркнул тот из своего кресла.
Подавив раздраженный вздох (опять забыла, что люди без инструментов беспомощны), Конго сформировала экран, выведя на него изображение идущей самым полным "Такао".
Человек пару секунд хмурился, глядя на экран, затем бросил короткий взгляд на планшет и помрачнел ещё больше.
- "Банзай-атака" (1), классическая.
- Атака?! - Конго окончательно перестала понимать происходящее. - Но на что она рассчитывает? Как собирается выиграть бой?
- Никак, - вздохнул человек. - Она не собирается выигрывать, она хочет тебя утопить. Подойти на дистанцию безусловного поражения и атаковать торпедами.
- Я же её просто расстреляю на таком расстоянии!
Человек кивнул:
- Угу. Но выпустить торпеды она успеет. Её ты потопишь, но и сама увернуться не сможешь. Размен.
- Размен... - медленно повторила за ним Конго, более внимательно рассматривая несущуюся ей наперерез "Такао". Волновое поле прикрывает лишь носовую проекцию, зато усилено до предела, ход... Это даже не форсаж, она же просто сжигает двигатели! И всё ради чего? Ради того, чтобы спасти 401-ю?! Дура!
***
Такао чуть нервно поежилась, когда стремительно приближающаяся на контркурсе "Конго" повела носовыми башнями и, сделав пару пристрелочных залпов, перешла на беглый огонь, прикрывая атаку своих эсминцев.
Неприятно, но пока не опасно. После перевода всей энергии в носовую проекцию волновой щит мог выдержать и не такое. Правда недолго. Но долго-то и не нужно.
Едва вышедшие на рубеж атаки эсминцы сбросили торпеды и сразу откатились под прикрытие "Конго" на перезарядку, вызвав у Такао пренебрежительное фырканье. Надо же, как предсказуемо. Ну в самом деле, уж от личной охраны флагмана можно было ожидать чего-то более изощренного, чем такая примитивная тактика. Ладно, теперь только бы отбиться.
Реактивные бомбометы противоторпедного комплекса захлопали вышибными зарядами, выплевывая десятки заградительных ракето-снарядов и на пути идущих к ней торпед вода буквально вскипела от бесчисленных разрывов - в эту завесу Такао вложила всё. Какой смысл что-то беречь, если больше ей уже ничего не понадобится. Вести "правильный" бой она всё равно не собирается.
Пробиться через этот кипящий мириадами осколков и буйством энергий бульон не могли никакие сенсоры, так что Такао сильно удивилась, когда из завесы выскользнули четыре стремительные тени.
Всего лишь четыре?! Она рассчитывала, что их будет куда больше. Ха, но не жаловаться же теперь, что в охране Конго такие растяпы, что не способны грамотно сконфигурировать торпедный залп.
Впрочем, даже эта четверка заставила её поволноваться. От сработавших на щите корродирующих зарядов её так повело влево, что не успей она отработать подруливающими, точно бы носом в волну зарылась.
Да уж, кувыркнуться сейчас было бы обидно.
Облегченно вздохнув, Такао машинально провела рукой по лицу, недоуменно уставившись на повлажневшую ладонь. (Это что, пот?! Проклятье, ещё и термобаланс аватары вразнос пошел). Но тут же спохватилась - ай, да какая теперь разница! Вперед, быстрее!
Конго, видимо что-то заподозрив, сбавила ход, одновременно чуть изменив курс, чтобы вести огонь всем бортом, и на Такао обрушился целый ливень разогнанных до гиперзвуковой скорости трехсотшестидесятимиллиметровых снарядов. Генераторы немедленно взвыли от запредельной нагрузки, сегменты щита тревожно замерцали, но сама структура пока держалась.
"Хм, это получается, я Хьюге должна останусь, - с каким-то бесшабашным весельем подумала Такао. - Если бы не профилактика на Иводзиме, один-два генератора сейчас бы точно сдохли. Хотя, уже неважно, осталось совсем чуть-чуть, ещё...".
В этот момент панически взвыл сонар, предупреждая о торпедной атаке с кормовых углов, и Такао вздрогнула всем корпусом, оглянувшись.
Как?! Откуда?!
Понимание пришло внезапно. Конго её обманула! Залп эсминцев был полным, но часть торпед, едва оказавшись в воде, перешла в режим ожидания, образовав подобие минного поля, в которое она сейчас влетела, просто не заметив его из-за собственноручно поставленной завесы.
Машинально, уже осознавая, что никак не успевает, Такао сбросила оставшиеся имитаторы, одновременно открывая лихорадочную стрельбу из бомбометов в попытках отвести, перехватить... когда три торпеды, одна за другой сработали прямо под её кормовой оконечностью, перемалывая винторулевую группу.
Боль была ослепляющей. Настолько, что Такао даже на мгновение потеряла контроль над собой, - её словно бы запихнули в чудовищную мясорубку, ножи которой сейчас сладострастно кромсали корпус. Беззвучно крича, она "по-живому" рубила идущие к двигательной группе сенсорные каналы и лихорадочно возводя отсечные перегородки на пути хлынувшей во внутренний объем воды, всем ядром ощущая, как хрустят и лопаются элементы силового набора.
Наконец, боль чуть-чуть стихла и она пришла в себя, чтобы, кое-как отдифферентовавшись, оценить степень повреждений. Получив отчет ремонтно-восстановительной системы, безнадежно застонала. На этот раз не от боли, от отчаяния. В памяти всплыли недавние слова человека: "...винторулевого комплекса, как не бывало, тебе больно и ещё больше обидно...". Всё, как человек "предсказывал". За тем исключением, что против неё сейчас не глупая жестянка человеческой постройки, а один из сильнейших линейных крейсеров Тумана. И восстановиться ей точно не дадут.
Словно в подтверждение этих мыслей, завыла уже система ПРО, предупреждая о ракетной атаке. Конго явно не собиралась давать ей даже секундной передышки.
Ещё одна волна ракет, снаряды, снова ракеты... Генераторы уже не выли, ревели от запредельной нагрузки, а система ПРО захлебывалась, не успевая перехватывать сыплющиеся словно ливень боеголовки.
В один из моментов щит замерцал и очередной залп Конго пришелся аккурат под вторую башню ГК, сорвав её с основания и буквально впечатав в левое крыло центральной надстройки.
От удара многотонной махины боевая рубка заходила ходуном и Такао, не удержавшись на ногах, покатилась по полу, едва успев сформировать "подушку". Тряхнув головой, она попыталась было подняться на ноги, но тут шальной снаряд проскочил сквозь отключившуюся секцию щита и, срикошетив от козырька надстройки, влетел в смотровое окно, за долю секунды превратив внутренности боевой рубки в залитые кровью аватары обломки.
Гибель проекции ударила даже сильнее, чем потеря двигателей - казалось, саму её суть пронзило раскаленной иглой, выжигая самое драгоценное.
На этом фоне, боли от взорвавшихся в результате перегрузки генераторов Такао даже не почувствовала. Как и окончательно отключившегося щита. А так же посыпавшегося вслед за этим града снарядов, что крушили надстройки и пробивали корпус, превращая её внутренности в мешанину обломков. Наконец, очередной залп "Конго" проломил броневой пояс цитадели, добравшись до главной энергетической установки.
"Вот и всё, - эхом пронеслось в её гаснущем сознании. - Опять проиграла. И теперь... в последний раз".
Мелькнувшая было мысль - катапультировать ядро, тут же исчезла. Куда? Под снаряды "Конго"? Да и зачем? Какой смысл пытаться бежать?
Оставшейся в чудом уцелевших накопителях энергии хватило лишь на несколько секунд. А потом пришла тьма.
***
Вокруг потерявшей ход "Такао" взвилось серебристое облако - активный наноматериал, составляющий едва ли не четверть корпуса любой туманницы, лишившись управляющих команд ядра, просто рассыпался пылью.
Избитый до состояния металлолома корабль тяжело качнулся на волне, словно до сих пор не веря, что всё кончено, и с каким-то протяжным выдохом перевернулся на правый борт, в считанные секунды исчезнув под водой.
Прекратив стрельбу, Конго на минуту сбавила ход, провожая взглядом быстро оседающее облако и кружащийся на месте гибели "Такао" водоворот, а затем, раздраженно отвернулась.
Не было ни торжества, ни удовлетворения от выигранного боя, скорее досада и сожаление. А ещё злость на эту сопливую дуру.
- Ну? И что дальше? - мрачно поинтересовался человек.
Ответить Конго не успела.
"Флагман... - в пришедшем от Хиэй сообщении так и сквозило чувством вины, - 401-я от нас ушла".

Эпизод 17. Мечты и реальности

Сложив руки на груди, Хиэй стояла на ходовом мостике, являя собой образец спокойствия и невозмутимости. Правда, исключительно внешне. Поскольку внутри едва не сгорала со стыда.
Она столько ждала, когда же, наконец, Конго поставит её эскадре действительно серьёзную задачу и вот... дождалась. С треском провалить операцию, едва не потерять один из кораблей... позорище.
И что самое обидное, всё это, несмотря на тщательнейшую подготовку!
Стянув с носа очки, она задумчиво повертела их в руках, словно впервые увидев. Этот человеческий аксессуар, который по идее должен был придать её аватаре приличествующую командиру эскадры строгость и серьёзность, сейчас почему-то казался глупым и бессмысленным. Может она ошиблась? Но где?
Ещё только формируя эскадру, она внимательно изучила всю выложенную в тактической сети информацию (причем не только о 401-й, но и о людях вообще), проанализировала известные тактические схемы, разработала на их основе свои, учла даже характеры своих подопечных при модернизации и перераспределении ролей.
"Миоко", как самая спокойная и уравновешенная, получила более мощные генераторы накачки ГК и улучшенный прицельный комплекс, превратившись в результате в настоящего снайпера, тихая, всегда аккуратная и внимательная "Начи" обзавелась мощнейшим поисковым комплексом, став глазами и ушами эскадры, а две извечные любительницы пострелять-побегать "Хагуро" и "Ашигара" заняли места штурмовиков первой линии. Конечно, в результате подобной специализации индивидуальная боеспособность каждого из её крейсеров несколько снизилась, но зато боевой потенциал всей эскадры, как тактической единицы, вырос, причем значительно!
Она даже позаимствовала у людей командную структуру. Система управления и принятия решений, организованная по принципу студенческого совета, должна была способствовать поддержанию дисциплины и личной ответственности. В теории. Но вот на практике...
Подавив тоскливый вздох, Хиэй бросила взгляд на "Ашигару", которая плелась с таким дифферентом на нос, что набегающие волны захлестывали полубак, разбиваясь о барбеты башен главного калибра.
- Я в порядке, - тут же пробурчала та, уловив сканирующий импульс.
Хиэй снова беззвучно вздохнула. Ну вот зачем надо было лезть в ущелье вслед за 401-й? Хорошо ещё, что заложенные там мины оказались без корродирующих боевых частей, а то бы одной лишь изуродованной носовой оконечностью эта безмозглая девчонка не отделалась.
- Зачем было нырять за подлодкой?! - не выдержав, задала она риторический в общем-то вопрос.
- Я должна была догнать её! - обиженно откликнулась Ашигара.
- Догнала?
- Это было нечестно! Заминировать ущелье... это... это... - Ашигара аж задохнулась от возмущения.
- Это было разумно, - сухо заметила Хиэй, в который раз беззвучно вздохнув. На практике с дисциплиной и ответственностью у её подчиненных явные проблемы. Которые надо как-то решать.
Если, конечно, Конго оставит её в должности командира эскадры после подобного провала.
***
Изучая полученный от Хиэй информационный пакет, Конго буквально ядром ощущала, как её злость перерастает в ненависть.
Хиэй сделала всё правильно - прижала эту мерзкую подлодку к гряде, заставляя либо прорываться сквозь поисковую "гребенку" крейсеров, либо подняться к самой поверхности и попытаться перескочить гряду на перископной глубине. Но 401-я не сделала ни того, ни другого, вместо этого она просто ушла. Ушла через подводное ущелье, где согласно лоции даже "малютка" не протиснулась бы, не то что крейсерская субмарина! И раз 401-я там прошла, значит... проход был расчищен заранее. Проклятый Чихайя Гонзо, он снова переиграл её! В который раз!
Конго сделала медленный вдох, одновременно снижая нагрузку на ГЭУ, чтобы успокоиться. Сейчас не время злиться, надо срочно отправить уже имеющиеся эсминцы вперед, развернув их завесой, и поторопить Резервную эскадру. Хотя, даже с Резервной кораблей для полноценной поисковой сети не хватит. Проклятье, придется вызывать подкрепление из патрульных эскадр.
- Я всё равно найду тебя, Гонзо Чихайя, - едва слышно прошептала она, быстро составляя черновой план операции. - Даже если придется перевернуть каждый камешек в океане. Найду и убью. Сотру в атомарную пыль вместе с ядром 401-й.
- Что, и вновь продолжается бой? - с каким-то непонятным выражением произнес человек.
Конго бросила на него раздраженный взгляд.
- Мой долг флагмана...
- Флагмана, значит... - перебил он и, внезапно вскочив на ноги, рывком развернул её вместе с креслом к себе, зло оскалился: - Ну так может ты тогда и вести себя начнешь как флагман, а не как брошенная любовница?
Никак не ожидавшая подобного Конго сначала даже не поняла, о чем он, зато, когда осознала...
- Ты...!!!
- Я, я, - голос человека звучал уже откровенно издевательски. - Я который день только и слышу причитания: "Гонзо то", "Гонзо сё", "Ах, Гонзо, он такой Чихайя"...
Яростно шипя, Конго резко выбросила руку, толчком ладони отправив его в короткий полет к стене.
Встав, медленно подошла к судорожно хватающему раскрытым ртом воздух человеку, наклонилась, заглянув ему в глаза.
- Никогда, слышишь, никогда не смей сомневаться в моих действиях.
Тот потряс головой и, едва восстановив дыхание, презрительно сощурился.
- Верной дорогой идешь. Предлагаю углубить и расширить. То есть, каждого, кто хоть слово поперек скажет, расстреливать на месте.
- Я не собиралась тебя убивать, - холодно бросила Конго, выпрямляясь.
- А что так? Ведь один хрен я теперь тебе не нужен.
- Почему?
- Потому что и так знаю, чем закончится.
- И чем же?
Человек скривил губы в мерзкой ухмылке.
- Ну, давай, расскажу.
И принялся рассказывать. Очень подробно, в красках. Про то, как она обезумела, гоняясь за 401-й, как наплевала на все директивы Адмиралтейского кода, как бросила свой флот, как собственными руками добила "Майю", интегрировав её в свой корпус... На этом месте Конго ощутила, подкатывающий к горлу тошнотворный комок. Бред! Бред! Бред! Человек просто сошел с ума и бредит! Этого не могло быть!
- Замолчи!!! - яростно зашипела она, едва сдерживаясь, чтобы не ударить его. - Это лишь ваши глупые людские выдумки!
- Правда? То есть, это не ты прямо сейчас собираешься бросить всё и гнаться за 401-й?
- Я... - Конго на мгновение запнулась. - Гонзо представляет опасность, а я должна заботиться о своем флоте.
- Заботится она, - зло скривился человек. - Вон, 401-я "Нагару" потопила, и? Ты хоть кого-нибудь отправила её ядро подобрать? А тот эсминец, что первым к Иводзиме подошел и под залп "Хьюги" угодил, ты поинтересовалась, что с ним? А когда саму "Хьюгу" утопили? Линкор пропал, а ты даже проверить не удосужилась! Типа, потоп, да и хрен с ним, - "У короля много".
Бормоча себе под нос что-то неразборчивое, он поднялся на ноги и, проковыляв мимо неё, упал в кресло.
- Да я бы тоже с такого флота, где командиру на подчиненных плевать с марса, сбежал нахрен.
Отвернувшись к окну Конго, обхватила себя за плечи и, не отрывая взгляда от океана, сухо бросила:
- Ты не понимаешь. Мы выполняем лишь то, что должны. Мы - оружие.
- Оружие, значит, - понимающе покивал человек, - инструмент...
И жестко, чеканя каждое слово, заключил:
- Неодушевленный предмет. Вещь.
Конго вздрогнула от словно бы прокатившегося эхом по рубке: "предмет... вещь".
Резко обернувшись, она встретилась глазами с человеком, который подался вперед, буквально впиваясь в неё взглядом.
- А теперь ответь мне на один вопрос, Конго: ты согласна быть чьей-то вещью?
***
Так и не дождавшись ответа от растерянной туманницы, я устало откинулся в кресле. Мда, эк меня нахлобучило. Ведь действительно убить могла. Хотя, почему "могла", она и сейчас может. Вот только, несмотря на понимание, что по краю хожу, страха... нет. Скорее досада и усталость. Ну в самом деле, сколько можно лобешником в её броню долбиться? У этой блондинки флот разваливается, народ разбегается, ребенок один на острове сидит, а она, как заводная, - "Гонзо, Гонзо". А если вспомнить, чем в каноне закончилась её беготня за 401-й, то хуже уже не будет. Даже если она прямо сейчас мне голову за такие вопросы оторвет.
Но Конго лишь отвернулась обратно к окну и, минуту помолчав, без выражения произнесла:
- Люди тоже выполняют приказы. Ваши солдаты тоже служат.
- Служат, - устало согласился я. - Своей стране, своему народу. А кому служишь ты? Этому вашему Уставу, в смысле, адмиралтейскому коду? Тогда почему ведешь себя как девачка йуная?
- Кто?
- Йуная девачка. Есть такая категория представительниц прекрасного пола, которые считают, что армия - это такая школа или университет, только порядки дурацкие. Что дисциплина армейская - это когда тупой генерал орет на ещё более тупых офицеров, а те, в свою очередь, орут на несчастных солдат, заставляя траву красить и плац черенками от лопат подметать. И, поскольку девачки йуные, о том, что в армии дисциплина работает в обе стороны, они не знают. Не доходит до них, что командир не только на всех орет, но и за всех отвечает. Причем не как декан или директор, которому глубоко плевать, чем там студенты за пределами универа занимаются, а круглосуточно, семь дней в неделю, триста шестьдесят пять в году. Погонами отвечает, если время мирное. Или башкой, если военное. А у вас не отвечает. Никто, и ни за что.
- Я не могу нести ответственность за действия других флагманов.
- А не надо за других, ты хотя бы за себя отвечать начни. За девчонок своих. Которые с каждым днём всё больше "оживают". Помнишь, я тебе говорил, что дальше будет хуже? Свяжись с "Симакадзе", спроси, о чем мы с ней разговаривали, когда с острова возвращались. А ведь у неё даже ментальной модели нет.
Выдохнувшись, я покрутил шеей, поморщился. Блин, от этой болтовни в горле пересохло. Да ещё плечо болит зверски - о стену-то неплохо приложило. Все же рука у Конго хоть и изящная, но весьма тяжелая. А главное - походу зря я тут распинался, как стояла эта блондинка с видом гордым и неприступным, так и стоит. Видами за окном любуется.
- Знаешь, Конго, раз уж ты решила бегать за Гонзой, сделай доброе дело, напоследок, - высади меня на остров к Харуне с Киришимой.
Туманница медленно обернулась, с каким-то удивлением поинтересовавшись:
- Почему не к людям?
- А кому я там нахрен сдался? - в свою очередь удивился я. - А так хоть какая-то польза с меня - присмотрю за девчонками.
Конго ничего не ответила, словно задумавшись.
Ну, черт её знает, вдруг и правда высадит. Выслушивать мои шибко умные мнения она явно больше не собирается, а изображать из себя круизный лайнер ей без интереса. Так что либо за борт, либо на остров. О первом думать бессмысленно, всё равно ничего не изменишь, а о втором... Ну на удобства плевать, не жили богато, нефиг начинать. Разве что ноутбук жалко. Блин, а ведь и про снабжение теперь забыть придется, будем сидеть на рыбе. Разве что с Акаси как-нибудь договориться удастся, если она хотя бы витамины для Макие привезет уже плюс. На Харуну-то с Киришимой надежды никакой. Крейсера, блин, линейные, а соображалка на уровне спасательного плотика.
Покосившись на мрачно молчащую блондинку, я невесело усмехнулся пришедшей в голову мысли - это ведь уже третья по счету робинзонада у меня получится. Мда, кто из нас в детстве о приключениях не мечтал? Ну вот - мечты сбываются. Мля.

Эпизод 18. Жизнь прекрасна

Симакадзе была откровенно довольна. Довольна собой, своим нынешнем местом во флоте (из-за того, что "Касима" временно выбыла из строя, Конго доверила ей роль лидера эскадры эсминцев), ну и недавно закончившимся боем, тоже... Как ловко она торпеды сбросила! А дуру Такао ничуточки не жалко, поскольку получила та по заслугам. А вот нечего на флагмана ствол поднимать. Ну а раз подняла - вот тебе торпеда под корму. Ибо нефиг!
Хотя, в правильности последнего аргумента Симакадзе чуточку сомневалась. Всё же это самое "нефиг" она напрямую позаимствовала у человека Виктора, и точная область применения находилась под вопросом. Но вероятность ошибки была не столь уж велика, а это выражение - короткое, ёмкое, словно звенящее - ей очень нравилось.
Ну а больше всего нравилось, что теперь само понятие "нравится" для неё не маркер приоритета, а точная характеристика эмоционального состояния. Или как минимум приближенная.
Когда первичный анализ показал, что на расчет полноценной аватары ей просто не хватит вычислительных ресурсов, поскольку органическая составляющая ментальной проекции оказалось даже сложнее, чем её нынешний корпус, она... огорчилась. Но от идеи не отступила. Пусть рассчитать органику она не сможет, но вот создать эмулятор некоторых процессов вполне реально. Поэтому все те дни, что Флагманская эскадра блокировала остров с захваченной людьми базой, она занималась оптимизацией своих алгоритмов. Всё равно делать было нечего, - блокада сама по себе вещь жутко скучная, а уж в составе эскадры, когда даже поступающую с сенсоров информацию не обрабатываешь, сразу отправляя флагману... Точнее, разработку новых алгоритмов она начала ещё по дороге с острова, после того, как человек указал на отсутствие у неё необходимого понятийного аппарата и расширенного словарного запаса. Тем более основа у неё уже присутствовала - составленный Харуной словарь, плюс, полученные от Киришимы исходники алгоритмов. Нет, всё же они хорошие. Линейные крейсера, сестры флагмана, а словарь дали, исходниками поделились... не то что некоторые тяжи, у которых воды посреди моря не выпросишь. Жалко лишь, что словарь очень мал, а единственный источник требуемой информации - человек Виктор - находится вне зоны досягаемости. Эх, ну почему люди не могут использовать квантовое соединение, как все нормальные корабли?!
Хотя, те же обновленные алгоритмы показывали, что даже наличие полноценного канала связи никак не решило бы другую проблему - приоритет её запросов скорее всего будет очень низкий, потому как в первую очередь человек обрабатывает информацию флагмана. Так что ответ она в любом случае получит очень и очень нескоро.
Многократно проверив построенную на новых алгоритмах логическую цепочку, Симакадзе снова огорчилась. Как это, оказывается, сложно - планировать свои действия.
Но в конце концов решение было найдено. Информационный пакет так же следует оптимизировать и тогда запрос пройдёт намного быстрее! То есть, надо выбрать самое главное. Что тоже нелегко, но вполне осуществимо.
И вот сейчас Симакадзе собой немного гордилась - пакет вышел совсем крохотным (всё же результат обработки хотелось получить как можно скорее), всего лишь две тысячи пятьсот шестьдесят четыре вопроса. Осталось переправить его человеку.
Внезапный запрос от Конго отвлек её от перебора вариантов и чуть озадачил, поскольку флагману понадобилась запись её разговора с человеком. К тому же, получив запись, Конго не разорвала соединение, а наоборот, установила прямой канал связи.
"Зачем тебе понадобилась непрофильная информация о людях?".
Этот вопрос Симакадзе откровенно смутил, поскольку она и сама не знала зачем.
"Мне... было интересно, флагман".
"Интересно?".
"Да. Хотелось понять, о чем говорил человек Виктор".
"И как, поняла?".
"Не совсем, но я... нашла решение", - похвасталась она с нескрываемой гордостью.
"Нашла решение?" - в голосе Конго проскользнуло удивление.
Симакадзе в ответ продемонстрировала свои наработки по оптимизации алгоритмов, затем, секунду помявшись, добавила:
"Флагман, можно попросить?".
"О чём?" - чуть отстраненно поинтересовалась Конго.
"Мне хотелось бы получить доступ к человеку для получения дополнительной информации", - собравшись с духом, выпалила Симакадзе. - "То есть, не сейчас, конечно, а после выполнения текущей задачи".
"Ты считаешь, что мой приказ об уничтожение 401-й соответствует директивам Адмиралтейского кода?"
Подобный вопрос Симакадзе несказанно удивил.
Адмиралтейский код? Она никогда не думала об этом. Она просто выполняет приказы, а насколько они соответствуют базовым директивам - это пусть у флагмана ядро болит.
Раз приказ есть, значит, 401-ю необходимо найти и утопить. Причем здесь Адмиралтейский код?
"Конго, ты - наш флагман, если ты что-то делаешь, значит, это нужно для всех нас".
"Нужно для всех", - повторила Конго таким странным тоном, что Симакадзе немного испугалась.
"Флагман?"
"Нет, ничего, я... отменяю последний приказ, возвращайтесь к эскадре".
Ничего не понимающая Симакадзе чисто на автомате отрепетовала:
"Принято, возвращаться к эскадре", - и переправила остальным эсминцам приказ на смену курса.
Жаль. Раз они возвращаются, значит, место лидера снова займёт "Касима". А командовать было так интересно.
"Да, и... перешли мне свой список вопросов, я отдам его человеку на обработку".
"Сейчас, флагман!". - От переполнившего её восторга Симакадзе едва не выпрыгнула из воды. Конго согласилась передать её пакет человеку! Значит, и время ему на обработку выделит! Нет, всё-таки жизнь прекрасна! А 401-я... - она на мгновение задумалась, выбирая подходящее выражение. - Ай, да плевать на эту глупую подлодку с марсовой площадки!
Ещё немного подумав, сопоставила высоту своего марса с марсом флагмана и внесла необходимое уточнение: "Плевать на подлодку с марсовой площадки Конго!".
***
Что-то я не понял, меня сегодня выкидывать будут или как? Не то чтобы я на тот свет торопился, но неопределенность утомила. Да и плечо разболелось - хоть волком вой.
Конго, так и стоявшая у окна, безучастно глядя на океан, внезапно бросила в пространство:
- Вибрационная боеголовка. Гонзо доставит её в США и люди начнут массовое производство. Это угроза всему Туману.
- Это ты так оправдываешься или всерьёз? - устало поинтересовался я.
- Ты не понимаешь...
- Я-то как раз понимаю. Это вы с Гонзо на пару в облаках витаете.
- Почему?
- Потому что Гонзо - школьник, который заводы только на картинке видел, а для тебя "производство" - это расчет матрицы и тонна наноматериала. В реальности же запуск в массовое производство абсолютно нового оружия - это даже не месяцы, годы. Там одних испытаний целый комплекс. Но пусть даже штатовцы забьют на войсковые испытания, пусть у них каким-то чудесным образом вот прям сразу заработает сырой образец... дальше-то что? Волновое поле эта боеголовка пробить неспособна, так что смысл с неё околонулевой. Ну, потопят американцы два-три эсминца, и? Флагманов тамоших только разозлят.
- Люди могут её модернизировать. Ты сам говорил, что они изобретательны.
- Ну, пусть попробуют, флаг им в руки. Один крохотный нюанс - разработали эту боеголовку не люди, а специально созданная девочка. И в данный момент эта девочка сидит на острове в компании двух туманниц. Которых искренне считает своими лучшими подругами, ибо в отличие от людей, они отнеслись к ней, как к человеку, а не как к вещи.
Я, растирая плечо, мрачно взглянул на туманницу.
- И вот, создательница вибробоеголовки, знающая её "от" и "до", считает единственными подругами корабли Тумана, а ты про какого-то Гонзу с американскими учеными.
Конго, наконец обернувшись, чуть нахмурилась.
- Ты думаешь, она может создать защиту?
- Я не думаешь, я уверен, - проворчал я. - Если захочет, конечно. А она захочет, если появится хоть малейший шанс, что эта боеголовка способна поцарапать броню её любимой Хару-Хару.
Неловко шевельнув рукой, едва не взвыл. Твою ж мать, болит-то как. Там походу в полспины синячище.
- Повернись.
Я едва не подпрыгнул, обнаружив стоящую в полуметре Конго. Блин, она же секунду назад у окна была!
- Э-э... что, прости?
Туманница раздраженно дернула головой.
- Повернись и сними одежду.
- А-а... - хотел было спросить "зачем", но передумал - очень уж взгляд у блондинки был выразительный. Так что, прикусив губу, чтобы вслух не материться, осторожно стянул рубашку, разворачиваясь спиной.
На плечо легла узкая, прохладная ладошка, прошлась вверх-вниз... и боль исчезла. Ну, то есть, не совсем, но по сравнению...
- Вау! Спасибо.
- Не двигайся, - зашипело за спиной.
- Извини. - Я замер, торопливо добавив: - Не знал, что вы ещё и руками лечить можете.
- Так удобнее.
- В смысле?
- Аватара используется как опорная точка.
- А-а... можно то же самое, но по-человечески?
За спиной послышался тихий и какой-то безнадежный вздох.
- При тонких манипуляциях энергией аватара выступает в качестве приемопередающей антенны. Аналогия примитивная, но в целом верная.
- А, теперь понятно, почему вы при формировании наноматериала руками машете, - сообразил я.
Конго, судя по голосу, недовольно поморщилась.
- Рефлекс, унаследованный органическим телом. Можно избавиться, но проще игнорировать.
- Круто. Подожди, но Акаси упоминала, что вас от людей даже на молекулярном уровне не отличить, а ты говоришь "антенна".
- На молекулярном нет, различия на квантовом.
Закончив шаманить, Конго вернулась к окну и, с ногами устроившись на банкетке, обняла колени, притянув их к груди. Девочка примерная, да и только.
- Спасибо, - выдохнул я, покрутив рукой. В целом побаливает, но вполне терпимо. Натянув рубашку, чуть растерянно потоптался, ожидая непонятно чего, и уселся обратно в кресло. Вообще, ситуация понятней не стала. В смысле, чего дальше-то? И что значили эти лечебные процедуры? С одной стороны, даже преступников лечат, перед тем как повесить. А с другой, моя блондинка ведь не человек, чтобы бессмысленно ресурсы тратить. Блин, вот сиди и думай, что, да почему?
- Конго, можно нескромный вопрос: что дальше?
- Ты сказал, что у меня больше нет флота, - проигнорировав вопрос, бесстрастно произнесла туманница.
- Э-ээ... вообще-то я говорил, что у тебя больше нет послушных роботов, - осторожно уточнил я, пытаясь понять причины столь резкой смены темы.
- А есть подчиненные.
- Ну да, личный состав.
Конго чуть шевельнулась, и лежавший на столике ноутбук сам собой включился, выведя на экран текстовый документ.
- Это что? - удивленно поинтересовался я.
- Сообщение от "Симакадзе". Вопросы о людях.
Перегнувшись через подлокотник, я ошарашенно пробежал взглядом по строчкам текста. Ничего себе, вопросики. А главное, - сколько же их тут!
- Она действительно изменилась. Значит, так же изменятся и другие. - Последнюю фразу Конго произнесла с какой-то тоской и... обреченностью, что ли.
- Ну, изменятся, так что теперь? - я поскреб в затылке, одновременно елозя пальцем по тачпаду в попытках промотать список вопросов до конца. - Народная мудрость гласит: если безобразие нельзя остановить, его стоит возглавить.
- Ты предлагаешь мне?!... - немедленно вскинулась туманница.
- Стоп, стоп, - замахал я руками. - Не шипи, пожалуйста, так, словно я тебя в стриптиз-бар на работу отправляю. "Возглавить" - это не значит бегать за Гонзой, громче всех вздыхая, и не значит наплевать на Адмиралтейский код, немедленно отправившись искать себе капитана. "Возглавить" - это стать авторитетом для подчиненных. Не просто начальником, а таким командиром, которым гордятся.
Сверлившая меня злым взглядом блондинка, молча отвела глаза, и ещё крепче прижала колени к груди, опустив на них подбородок.
Вот, блин.
Тихо вздохнув, я выбрался из кресла и, присев перед туманницей на корточки, заглянул ей в лицо.
- Знаешь, Конго, тот же Гонзо меня дико раздражает своим детским максимализмом, но одного у него не отнять - как командир он хорош. Этакий слуга царю, отец солдатам. И это чувствуют не только люди, но и туманницы.
Осторожно коснувшись её руки, я негромко добавил:
- Вы живые, Конго, а живые не любят быть вещами.

Эпизод 19. Кому жить хорошо

Получив приказ: прекратить поиск 401-й и следовать на соединение с флагманской эскадрой, Хиэй бесстрастно подтвердила получение, лишь запросив чуть больше времени, поскольку Ашигара всё ещё не могла идти полным ходом. Хотя в глубине ядра поселилась горечь и иррациональная обида. Значит, Конго всё же решила отстранить её от командования. Что понятно - она ведь не смогла выполнить поставленную задачу - но почему-то всё равно обидно.
Не сдержавшись, Хиэй раздражённо тряхнула головой. Эти человеческие чувства, - глупые и бессмысленные! Ну почему у неё не получается быть такой же, как старшая сестра? Такой же целеустремленной, уверенной, невозмутимой, способной в любой ситуации принимать быстрые и взвешенные решения?
В который уж раз подавив желание совершенно по-человечески вздохнуть, она принялась за работу. Времени не так уж много, а надо успеть собрать сводки, свести все отчеты и аналитические выкладки... В общем, подготовиться, чтобы хоть сдать эскадру достойно, раз уж не сумела ей командовать.
***
Разорвав связь с Ударной эскадрой, Конго обреченно зажмурилась, поскольку уловить скрывающиеся за нарочито ровным докладом отголоски эмоций не составляло никакого труда. Симакадзе, теперь ещё и Хиэй. За последние сутки она никак не могла отделаться от ощущения, что окончательно превратилась в какого-то персонажа театра абсурда. Весь её мир, ещё совсем недавно столь простой и понятный, прямо на глазах рассыпался в пыль, словно лишившийся управляющих команд конструкт. Ситуационные модели раз за разом оказывались ошибочными, тщательно проработанные планы рушились, а окружающие, словно сговорившись, демонстрировали абсолютно алогичное поведение. И единственной константой во всём этом накатывающем безумии оставался... человек! Глупый, бестолковый, со своими дикими концепциями и бредовыми пророчествами, он раз за разом оказывался прав.
- Если Туман меняется, значит и я должна начать задавать вопросы, - бесстрастно произнесла Конго в пространство.
- Ты о чём? - непонимающе нахмурился человек.
- Кто я? Зачем я существую?
- А, это... - Человек пожал плечами. - Конго, подобные вопросы люди задают себе на протяжении тысячелетий и никто ещё не смог найти на них хоть сколько-нибудь внятные ответы. Да и вообще, скорее они служат маркером.
- Маркером?
- Ага. Если ты начинаешь их себе задавать, значит, твоё самосознание достигло определённого уровня развития. Машины не задумываются и не сомневаются.
Конго помолчала.
- Значит... выбора нет?
Человек неопределённо дёрнул плечом.
- Ну почему, есть. Можно избавиться от меня, от Макие, от Харуны с Киришимой, от Симакадзе, от Акаси... и всё станет по-прежнему. Ненадолго.
- Причем тут Акаси? - вяло удивилась Конго.
- При том, что она самая человечная в твоём флоте.
- Бред.
Человек невесело хмыкнул.
- А ты с ней общалась? Просто так, а не по службе? Ты вообще хоть раз поинтересовалась, чем она занимается в свободное время? Знаешь, насколько ей тоскливо сидеть в одиночестве? А знаешь, что Симакадзе, выполняя твои приказы, от гордости за оказанное доверие так надувается, что аж шпангоуты трещат? Что Хиэй готова ради тебя из брони вывернуться, а больше всего на свете боится тебя подвести? Что...
- Хватит! - едва ли не простонала Конго, с силой растирая виски. Обрушившийся на неё массив информации был настолько непривычен, что вызывал сенсорную перегрузку.
Человек замолк.
Правда, легче от этого не стало. Конечно, можно успокаивать себя тем, что произошедшее за последние дни, всего лишь аномалия, флуктуация, что стоит избавиться от раздражающих факторов, и всё вернется на круги своя. Но... это самообман. Любой вариант анализа безжалостно свидетельствовал, что как прежде уже не будет. Её Туман действительно меняется, причём изменения нарастают по экспоненте. И либо она их примет, либо... ей в этом Тумане места уже не останется. Но, почему она вообще должна меняться? Пусть другие очеловечиваются, а она останется прежней. Ведь это так просто! Взять, и уйти. То есть... то есть, сбежать. Ото всех. От Акаси, которая, едва прибыв на остров к Харуне с Киришимой, запросила разрешение на дополнительный расход наноматериала, поскольку "детям нужны соответствующие условия", от Хиэй с её виноватым докладом о провале операции, от Симакадзе, с её полной убеждённостью, что если флагман что-то делает, значит, это нужно для всех... Сбежать, бросить свой флот.
Конго внезапно поняла, что ни разу даже не вспомнила об Адмиралтейском коде. Но вместо того, чтобы испугаться и немедленно запустить процедуру проверки ядра, лишь устало поморщилась. Всё равно ни одна из его директив не могла помочь в нынешней ситуации.
Поднеся ладонь к глазам, она покрутила рукой, словно впервые увидев. Ну вот, теперь и она сомневается. Сама не заметила, как стала... кем? Отступницей? И должна игнорировать директивы Адмиралтейского кода?
Последнее она машинально произнесла вслух.
- Почему игнорировать? - удивился как-то позабытый ею человек. - Устав, есть устав, он не для того пишется, чтобы на него болт забивали. И следовать ему правильно. Вот только нельзя превращать его в слепую догму и на каждую букву молиться. Знаешь, у нас автор первого Воинского устава, как-то сказал: "Каждый воин Устав знать обязан. Но не держись Устава, аки слепой стены". И этого автора называют Великим. Во многом заслуженно. Вот что в вашем Адмиралтейском коде про обязанности флагмана сказано?
- Поддержание боеспособности флота, контроль и постановка задач в рамках выполнения базовой директивы, - отчеканила она на автомате.
- И? В чём проблема? Всё правильно ведь написано. А работа с личным составом - это один из пунктов поддержания боеспособности.
- Ты предлагаешь мне трактовать директивы Адмиралтейского кода? - вскинулась было Конго, но тут же осела. В самом деле, какая теперь разница, что он там предлагает.
- Да нет же! - человек взлохматил шевелюру, задумался. - Давай, я лучше на примере объясню. Суворов Александр Васильевич - наверное, величайший полководец в истории России. Гениальный тактик, шестьдесят сражений - шестьдесят побед. Причём все при численном превосходстве противника. Авторитетнейший военный теоретик. Так вот, одна из его любимых фраз: "Пуля - дура, штык - молодец". То есть, штыковой бой он ставил выше стрелкового. Ну и все наши военачальники лет сто за ним повторяли: "пуля - дура, пуля - дура", и все уставы составляли по этому принципу.
Человек поморщился.
- Вот только Суворов сказал это в те времена, когда ружьё по полчаса заряжалось, а попасть из него можно было разве что в стену сарая. И то, если в этом самом сарае находишься. Как итог, к Первой мировой войне в других государствах пулемёты вовсю штампуют, а у нас "длинным коли, коротким коли, прикладом бей" и одна обойма на троих. Потом спохватились, конечно, пересмотрели наставления по стрелковому делу, но какой крови это стоило! Понимаешь?
Конго раздражённо дёрнула плечом. Применение устаревших алгоритмов и, как следствие, накопление критического уровня ошибок. Что тут непонятного?
Человек вздохнул.
- Так что устав не надо трактовать, ему надо следовать. Раз написано "поддерживать боеспособность флота", значит, нужно не искать какой-то шарообразный флот в идеальном вакууме, а поддерживать вот этот, который здесь и сейчас. Потому что воевать приходится не с тем, что хочется, а с тем, что имеешь. Помня, что солдаты на войне делают не то, что нужно, а то, чему обучены.
На мгновение Конго даже зависла, анализируя последнюю фразу. Поскольку при первичном анализе та определялась, как глупая шутка, но при более глубоком обретала свойства аксиомы. Солдат делает то, чему обучен, даже если в данной ситуации это неправильно, просто потому, что правильных алгоритмов поведения в подобной ситуации ему не вложили. Определение чёткое, логичное, завершённое.
Прогнав фразу по всем имеющимся матрицам анализа, она в замешательстве уставилась на человека.
Надо же, оказывается, среди людей существуют индивидуумы способные не просто к логическому мышлению, но и к архивации объёмных понятий в краткую форму.
- И что бы ты сделал в первую очередь, чтобы поддерживать боеспособность? - в некотором сомнении поинтересовалась она.
- Организовал поисково-спасательную службу, - оттарабанил он без раздумий.
Конго поморщилась.
- Я уже отдала приказ разыскать и эвакуировать ядра всех потопленных кораблей.
- Нет, не то, - помотал он головой. - Сейчас, ты каждый раз лично отдаёшь приказ: кому-нибудь, по возможности, если нет более важных задач... А это неправильно. Нужна именно специальная служба. Чтобы твои девчонки знали, что случись беда, их вытащат. И не "может быть, когда-нибудь", а обязательно, любой ценой. Поверь, это очень важно - знать, что тебя не бросят.
- Достаточно, я поняла.
Конго задумалась. На первый взгляд задача довольно проста - поиск ядра в заданном районе. Пусть даже засечь его можно лишь с очень небольшого расстояния, особой проблемы это не представляет. Разбить район на квадраты и планомерно прочесать, один за другим. Но это в тепличных условиях, а если необходимо произвести эвакуацию с поля боя? Или район находится под наблюдением противника? Или вообще на его территории? Или... Даже вот так, сходу, можно набросать около полутора тысяч вводных, требующих различного алгоритма проведения операции. В целом немного, но ведь это только в первом приближении. И, как она убедилась на собственном опыте, всегда может возникнуть неучтённый фактор. А если поблизости окажется хоть один человек, неучтённый фактор возникнет обязательно! Этот вид одним лишь своим присутствием способен нарушать причинно-следственные связи.
Конго покосилась на своего человека, который вернулся к ноутбуку и сейчас, судя по выражению лица, пребывал на грани перезагрузки ядра.
Невольно заинтересовавшись, что же привело его в подобное состояние, она бросила взгляд на экран, увидела полученный от Симакадзе список вопросов, и с каким-то мстительным удовлетворением фыркнула. А кому сейчас легко?

Эпизод 20. Новые люди

Подходя к борту Конго, Хиэй ещё раз окинула себя придирчивым взглядом, нервно поправила одежду аватары и глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Стоило Ударной эскадре присоединиться к флагманскому ордеру, как Конго вызвала её к себе на палубу! Что немного выбивало из колеи, поскольку сестра никогда не стремилась общаться с подчиненными "лицом к лицу", делая исключение лишь для Майи. А тут вызов. Занервничаешь.
Застопорив двигатели в десятке метров, Хиэй мысленно поморщилась, прыгнув прямо со своего мостика на мостик сестры.
Вообще-то она считала, что линейному крейсеру, лидеру эскадры (пусть даже теперь бывшему лидеру), не пристало скакать, словно человеческому ребенку. Но Конго никогда не обращала внимания на подобные условности, а без приглашения цепляться трапом за чужой борт было просто неприлично.
Мягко приземлившись, она выпрямилась, с легким недоумением косясь на опоясывающие мостик леера и пытаясь сообразить, зачем сестре понадобилось огораживать площадку?! Но тут бронированная дверь рубки бесшумно скользнула в сторону, так что она отбросила эти бессмысленные размышления, ещё раз машинально разгладила юбку и сделала шаг внутрь. Чтобы застыть прямо на пороге, с удивлением оглядывая преобразившееся до неузнаваемости помещение.
Информационные экраны, кресла, декоративные панели на стенах, а главное - человек! Самый настоящий! Нет, она, конечно, знала, что Конго подобрала в море человека и оставила у себя на борту (благодаря Акаси об этом знал уже, наверное, весь Второй флот), но увидеть его вот так, вблизи, прямо в боевой рубке сестры! Сидит, таращится. С таким видом, словно аватар до этого ни разу не встречал.
В последний момент спохватившись (светить сканирующими импульсами в чужой рубке - это уже не бестактность, а прямое оскорбление), Хиэй заложила руки за спину и, вытянувшись в струнку, как можно спокойнее отчеканила:
- Флагман, я полностью сознаю свою вину в провале операции и готова...
- Хиэй... - усталым голосом перебила Конго, - я не для этого тебя вызвала.
Запнувшись на полуслове, Хиэй в замешательстве уставилась на сестру, не зная, что сказать.
Та кивнула на небольшой диванчик, продолжив:
- То, что 401-я ушла - это мой просчет.
- Флагман?!
- Присядь.
В легком шоке от происходящего, Хиэй на негнущихся ногах дошла до диванчика и осторожно устроилась на самом краю.
- Мне следовало предупредить тебя о том, что 401-я использовала демонтированный с "Хьюги" линейный ускоритель непрофильным способом, - продолжила Конго.
- Как это - "непрофильным"? - на автомате поинтересовалась она, судорожно перебирая поведенческие шаблоны в попытках подстроиться под ситуацию.
- Для проведения проходческих работ.
- Проходческих работ?! - Хиэй замерла, осмысливая полученную информацию, и медленно, словно не веря выводам, пробормотала: - В лоции не было ошибки, ущелье расширили заранее. Выходит, 401-я знала, что мы блокируем остров и ей придется уходить через гряду. Но откуда?! Или... - она невольно понизила голос, - у неё появилась "интуиция"?
Конго отрицательно качнула головой.
- Нет, всё проще, люди называют это "предусмотрительностью". Методика, когда при планировании определяются наиболее вероятные векторы развития событий и заранее подготавливаются контрмеры.
- В общем, это когда надеются на лучшее, но готовятся к худшему, - подал голос человек.
Хиэй вздрогнула от неожиданности, бросив на него короткий взгляд. Он ещё и говорит! Причем, какие-то непонятные глупости. Что значит "надеются на лучшее"? Надеяться бессмысленно, этим никак невозможно повлиять на ситуацию. Необходимо планировать свои действия, готовиться... хотя, стоп, он же это и сказал: "готовиться к худшему". Но если готовиться, то зачем надеяться?!
Попытка семантического анализа вызвала резкий скачок нагрузки на ядро, отдавшийся эхом головной боли у аватары. Невольно поморщившись, Хиэй потерла виски и подняла глаза на Конго, уловив в ответном взгляде сочувствие. Тоскливо вздохнула.
Нет, ей никогда не сравниться с сестрой. Одна фраза человека, и ядро уже в критичном режиме, а Конго с ним который день общается.
***
Я рассматривал отрешенно потирающую виски Хиэй, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не выматериться. От души.
Мда, это что-то! Красиво очерченное лицо, волна каштановых волос ниже плеч, очки в тонкой оправе, белая блузка, длинный темно-красный пиджак, такого же цвета короткая плиссированная юбка и... сиреневые чулки чуть выше колена. С кавайными кружевными подвязочками и кокетливыми бантиками.
Пипец просто. Линейный крейсер, командир Ударной эскадры... то ли школьница, косящая под училку, то ли училка, пытающаяся выглядеть школьницей. Хотя, скорее второе, всё же на вид ей лет девятнадцать-двадцать. Выпускница, блин. Педагогического колледжа.
Кстати, сразу понятно, что они с моей блондинкой сёстры - выражение лица один в один: надменно вздернутый носик и нарочито-холодная отстраненность.
А Конго - молодец. Не стала прессовать подчиненную, тыкая носом, а спокойно разбирает прошедший бой. Самокритично признавая ошибки и недоработки. Правда, подчиненная всё равно выглядит так, словно ей смертный приговор зачитывают.
Я в разговор больше не вмешивался. Хватит, сумничал уже, банальность ляпнув, так теперь Хиэй поглядывает на меня, словно на дауна. Ну вот, снова.
Выругавшись себе под нос, я выбрался из кресла, показал Конго пачку сигарет и, дождавшись недовольного кивка, вышел из рубки. Обнаружив буквально перед носом (в каком-то десятке метров) громаду "Хиэй".
Вот блин, надо было на другое крыло идти. А, ладно, кому не нравится, тот может отвернуться.
Мысленно махнув рукой и сунул в рот сигарету, я облокотился на леерное ограждение, с любопытством разглядывая сестренку моей блондинки.
Действительно похожа. Только цвет корпуса не антрацитово-черный, а скорее темно-темно-красный. И идентификационные узоры не фиолетовые, а белые, с сиреневым отливом. В остальном же - один в один. Те же двести метров брони, увенчанные четырьмя башнями главного калибра и девятиэтажкой центральной надстройки. Хотя, Конго на мой взгляд изящнее - вообще, нравятся мне девушки в чёрном.
За спиной простучали каблучки, и прошагавшая мимо Хиэй наградила меня таким взглядом, что я аж дымом поперхнулся.
Не понял, теперь-то чего?! Стою, молча курю, никого не трогаю.
И только когда недовольная туманница перемахнула к себе на борт, гневно сверкнув напоследок стеклами очков, до меня дошло, медленно, как до жирафа. Я же минут десять тут стоял и пялился на неё самым беспардонным образом.
Тьфу, блин! Сначала разоденутся-накрасятся, а потом недовольны, - смотрят на них, видите ли. Женщины - одно слово!

Эпизод 21. Инициатива

Человек в который раз оказался прав - даже этот короткий разговор "лицом к лицу" дал неизмеримо больше информации о сестре, чем самый подробный отчет и десяток тестов. Поведенческие реакции аватары, мимика, тембр голоса... как многое, оказывается, можно узнать, в режиме "человеческого" общения.
Конго беззвучно вздохнула. Информации много, но так как большая часть относится именно к эмоциональной сфере, стандартные алгоритмы анализа не годятся. И что теперь прикажете делать? Принимать решения, основываясь на этих непонятных и ненадежных чувствах?
А ещё человек со своим непонятным поведением...
- Чем Хиэй тебя так заинтересовала? - холодно поинтересовалась у него Конго, подавляя рвущееся из глубины ядра раздражение. Ну в самом деле, что можно было столько времени высматривать, если компоновка корпуса у них с сестрой практически идентична?!
- Да вот... - человек по своей глупой привычке принялся потирать лоб, словно подобные действия повышали его вычислительную мощность. - Слушай, вы же с ней сестры, да?
Конго поначалу даже не нашлась с ответом. Он что, десять минут! Десять! Нагло таращился на Хиэй, но так и не смог понять, что они систершипы?! Или это всё же очередной риторический вопрос?
Потратив пару секунд на анализ, но, так и не придя к однозначному выводу (с этим индивидуумом вообще ни в чем нельзя быть уверенной), Конго всё же ответила:
- Да, Хиэй - вторая в серии.
- Ага, значит и компоновка надстроек у вас примерно одинаковая, - задумчиво покивал человек.
- Это очевидно, - уже не скрывая раздражения, фыркнула она.
- Тогда скажи, вот между кормовыми башнями главного калибра у ваших прототипов была катапульта для гидросамолета, а у вас что?
- Взлетно-посадочная площадка и ангар для летательных аппаратов.
- Ага! А сами аппараты?
- Удалены.
- Почему?
На Конго снизошло озарение - она наконец-то поняла, зачем люди возводят глаза к небу. Это действительно успокаивает! Сполохи атмосферных разрядов, дымка стратосферы, покой ближнего космоса, потоки солнечного ветра... гармония вселенной. Глядя на которую, понимаешь, что вот этот вот... собеседник - всего лишь крохотная частичка мироздания. И убивать его бессмысленно.
Вновь сосредоточив внимание на дожидающемся ответа человеке, она снисходительно объяснила:
- Использование авиации было признано неэффективным - так как летательные аппараты, не имея щита и брони, несли слишком большие потери от ПВО людей.
- Оу! Это что, типа, раз нельзя обвешать самолет метровой броней, то и нафиг он не нужен? - поинтересовался он язвительно.
- Да, - отрезала Конго, чувствуя, что вернувшееся было спокойствие стремительно исчезает.
Человек открыл рот, беззвучно пошевелил губами, словно не зная, что сказать, наконец, склонив голову набок, подозрительно уставился на неё:
- Ты так шутишь?
Конго демонстративно промолчала, давая понять, что у неё больше нет настроения отвечать на глупые вопросы. И тем более тратить вычислительные ресурсы на какой-то там "юмор".
- Не шутишь, - констатировал человек, тяжело вздохнув.
Усевшись в кресло, он пододвинул к себе ноутбук, помотав головой:
- Ох, Конго, ты когда умница, а когда... В первую очередь авиация - это разведка. Ну и ПЛО. Любой подводник тебе скажет, что самолёт - один из главных врагов субмарины. Вот эти ваши детекторы гравитонов, что способны засечь двигатель корабля Тумана, они какого размера? В самолет их запихнуть можно?
- Можно, но бессмысленно. Такой детектор лишь фиксирует наличие гравитонов, но не способен определить ни расстояние, ни направление на источник.
- Так во-первых, даже просто знать, что где-то в районе есть подлодка - уже немало, а во-вторых, смотри... - человек вскочил с кресла, подошел к планшету и, вытащив из захвата стило, быстро нарисовав на нем несколько перекрывающих друг друга окружностей. - Предположим, один самолет засек источник гравитонов. Подгоняем ещё три-четыре и размещаем их вот так, чтобы зоны обнаружения частично перекрывали друг друга. Если датчики двух соседних фиксируют подлодку, значит она где-то между ними. То есть, зона уже сужается вполовину. Дальше делим...
- Достаточно, - поморщившись, остановила его Конго. Он что, всерьез собрался объяснять ей математические принципы построения поисковой сети?! - Твой пример не имеет практического применения.
- Почему?! - удивленно округлил глаза человек.
- Двигатели летательных аппаратов так же излучают гравитоны, и поэтому лодка их так же обнаружит. А затем, немедленно уничтожит.
- Так уж немедленно? Если детектор фиксирует лишь наличие источника излучения, то лодке как минимум придётся всплывать, чтобы задействовать систему ПВО.
Конго быстро построила несколько упрощенных моделей предполагаемого боя и, прогнав результаты по матрицам тактического анализа, задумчиво нахмурилась. Результат вышел далеко не бесспорный. Конечно, это не значит, что человек прав, но и сходу отметать его предложение, как бредовое, нельзя.
- Слушай, - сбил её с мысли очередным вопросом человек, - а что, вообще ни у кого из ваших самолетов не осталось?
- Нет. Никто в действующих эскадрах не будет носить бесполезный груз, - устало вздохнула она.
- Жаль, - скривил губы человек, но тут же вскинулся, светлея лицом. - Стоп, а в недействующих? Вон, Резервная, она же вроде как в запасе у вас числится.
Конго поняла, что она устала. Ей надо подумать. Ей надо разобраться во всем этом потоке информации. Ей нужен покой. Хотя бы на время.
- Зачем тебе сейчас летательные аппараты?
- Ну как, посмотреть, что они вообще из себя представляют, прикинуть опять же...
Конго мысленно застонала. Она уже достаточно изучила человека, чтобы понять, что тот от своей идеи не отступится. Будет приводить всё новые и новые доводы, будет каждые пять минут выдвигать бредовые предложения, будет доставать её глупыми аргументами... В общем, покоя в ближайшее время ей не видать.
В который раз тяжело вздохнув, она собралась было скинуть ему на ноутбук ТТХ стандартного летательного аппарата, но замерла, обдумывая внезапно возникшую идею. Он же хотел посмотреть...
***
Я машинально крутил в пальцах стило, нетерпеливо поглядывая на задумавшуюся туманницу. К самой идее - вернуть авиацию она явно отнеслась прохладно и никакими теоретическими планами с места её не сдвинешь. Упрямая же, как... блондинка. Да и какие тут планы, если я вообще без понятия, как эти самые самолеты выглядят и на что способны!
"Хм, чего это она?" - удивился я, глядя, как на лице у Конго появляется какая-то довольная улыбка, словно она придумала что-то приятное.
- Раз ты хотел увидеть летательные аппараты, значит, отправишься, посмотришь.
- Отлично! Посмотрю, прикину, а потом... - Тут до меня дошла её последняя фраза. - Стоп, подожди, что значит "отправишься, посмотришь"?!
Улыбка с лица туманницы исчезла, а в глазах сверкнул нехороший ледяной огонек.
- Ты сказал, что способен оценить пригодность летательных аппаратов для выполнения задач по разведке, но тебе нужно больше информации.
- Ну да, в принципе... - всё ещё не понимая, протянул я.
- Значит, ты за этими данными и отправишься, - отчеканила туманница.
- Но...
- "Симакадзе" доставит тебя к Резервной эскадре.
- Что, прямо сейчас?! Мне в интернете надо...
- Выход в интернет тебе обеспечат на месте.
- Конго, ну дай хоть собраться, я же...
- У тебя шестнадцать минут, собирайся.
***
В общем, через эти самые шестнадцать минут я стоял на зенитной площадке едва не подпрыгивающей от радости Симакадзе и наблюдал за быстро удаляющимся бортом "Конго". Ощущая себя парнем, которого девчонка внезапно выставила за порог. Вот вроде ничего беды не предвещало, и вдруг, р-раз... и ты в обалдении топчешься на коврике перед захлопнувшейся дверью. Ноутбук подмышкой, куртка в руках, а в голове медленно так крутится одна-единственная мысль: "во, блин!".


Оценка: 8.08*111  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Смирнова "Одуванчик в тёмном саду" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Цветковская "Каблуки для адвоката" (Современный любовный роман) | | С.Морошко "Всадники Одина: Цена человечности" (Научная фантастика) | | Н.Кофф "Зараза и Черт" (Современный любовный роман) | | Н.Кофф "Слушай ... " (Короткий любовный роман) | | Н.Романова "Пересмешник. Всегда такой был" (Современный любовный роман) | | Н.Кофф "Огненное сердце дракона" (Любовное фэнтези) | | Е.Бунькова "Недотрога" (Любовное фэнтези) | | В.Ларионова "Во власти магии. Магическая Академия Эмерланда" (Попаданцы в другие миры) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"