Тендряков Кирилл: другие произведения.

Сознание в призме

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Начать переход команда Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя все-таки успела, но пиратский залп начисто сбил координаты, поэтому корабль вышел совсем не там, куда его направлял вице-пилот. Вышел поврежденным настолько, что едва дополз до первой попавшейся планеты, с единственным жизнеспособным членом экипажа на борту. И вот теперь - обесцвеченный мир и неистовый холод. В чужом и диком секторе пространства."


Сознание в призме

  
   От тоскливого уныния, которым дышал отвратительно-серый мир на обзорной панели, хотелось разбить ее вдребезги. Вместе с этой затхлой, выцветшей реальностью. Совершенно немыслимо, что существуют закоулки пространства, настолько лишенные цвета. Гадкий, бледный, полумертвый мирок.
   Все-таки действительно никогда не следует заранее предвкушать результат, если не можешь быть абсолютно убежден в его достижимости. Иначе разочарование будет еще беспощаднее, чем стало бы в ином случае. Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя, вице-навигатор торгового флота, наконец убедился в этой бесхитростной мудрости. Жаль только, что таким суровым образом.
   Ко всему прочему, на планете царила лютая стужа. Сенсоры при спуске в атмосферу показали, что на экваторе температура, как и полагается, несколько выше, но ресурса двигателя, изуродованного пиратским анти-потоком, едва хватило даже на то, чтобы дотянуть до средних широт. Впрочем, ничего особенно не изменилось бы - в этом гнусном мире даже на экваторе было невыносимо холодно. Хорошо еще, что не пришлось опускать корабль на один из полюсов - согласно показаниям сканера, там, как это часто бывает на планетах такого типа, намерзли рыхлые шапки переохлажденных оксидов, и при посадке был риск провалиться в толщу неплотного вещества.
   Аварийная посадка прошла на удивление удачно, особенно учитывая, что большая часть двигателя перестала подавать признаки активности еще в верхних слоях атмосферы, а опоры-амортизаторы не выдвинулись, потому что от антипротонного удара пиратов, направленного на ходовую часть, накрылась добрая треть всех автоматических систем. Сам Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя, тем не менее, оценивал свое физическое состояние как вполне удовлетворительное, а троим его коллегам было уже все равно. Капитана экипажа, который не успел закрепиться в капсуле, раздавило чудовищной перегрузкой, возникшей во время внештатного перехода в гиперпространство, организм базис-пилота тоже не выдержал возникшего напряжения и ответил отказом обеих дыхательных систем и трех из пяти циклов перекачки жидкостей. Бедолаги хотя бы почти не мучились, но вот вице-пилоту повезло меньше: его изрубленное осколками рухнувшей переборки тело перестало дышать, прекратив затянувшуюся агонию, только перед самым входом в атмосферу. Вице-навигатор ничем не мог ему помочь, да и совсем не до того ему было - не так уж легко умудриться посадить корабль без помощи пилотов на скалистую поверхность планеты, схваченной морозом. Ему неплохо удалось, надо сказать. Вот только не была бы еще эта планета такой неизученной. И такой отвратительной.
   Еще на середине обратного пути, сразу после окончания второго гиперперехода, стало ясно, что этот рейс получился гораздо менее успешным, чем планировалось. Вначале на ничем не примечательной процедуре стандартного осмотра тепловых сенсоров погиб базис-навигатор, которому крохотный метеорит, каким-то непостижимым образом пробивший обшивку вместе с защитным полем, раскроил внешний череп и застрял во внутреннем. Пока дезориентированный базис-навигатор пытался найти выход из отсека, оттуда вытянуло всю газовую смесь, от чего он и задохнулся. Потом, когда корабль продолжал путь с торговым караваном, неожиданно посреди астероидного облака Ка'Аайеццу-1729-лфац, битком набитого пиратскими судами, вышла из строя третичная установка охлаждения реактора. Лететь с перегретым реактором никто не решился, благодаря чему пришлось остановить двигатели на время экспресс-ремонта. Естественно, в итоге их корабль сильно отстал, а потом, когда они спешно пытались догнать остальную часть каравана, пока тот не ушел в очередной гиперпрыжок, из-за крупного металлического астероида вынырнул здоровенный пиратский рейдер. Который, разумеется, ранее был совершенно неразличим на сканерах, потому что находился в засаде рядом с массивной железной глыбой. Вице-пилот успел среагировать на первый залп антивещества, направленный в рубку для уничтожения системы управления вместе с командой, и развернул корабль, одновременно открыв экстренный гиперпереход и намереваясь уйти в него. Однако пираты сразу поняли, что добыча вот-вот ускользнет, и второй залп дали уже не в рубку, а по гипердвигателю, который оказался прямо перед рейдером. Начать переход команда Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя все-таки успела, но пиратский импульс начисто сбил координаты, поэтому корабль вышел совсем не там, куда его направлял вице-пилот. Вышел поврежденным настолько, что едва дополз до первой попавшейся планеты, с единственным жизнеспособным членом экипажа на борту. И вот теперь - обесцвеченный мир и неистовый холод. В чужом и диком секторе пространства.
   Откуда вообще здесь взялась эта неисследованная область? Здесь, в известной тысячелетиями части галактики, которую вдоль и поперек пересекали зонды-разведчики во время Четвертой экспансии? Что это за место такое?
   Хорошо, конечно, что переход закончился не посреди звездной короны и не в зоне притяжения газового гиганта. Так или иначе, ясно одно - слишком далеко от обитаемого космоса эта планетарная система находиться не может. Длина гиперпрыжка в любом случае ограничена, иначе караваны бы сразу следовали из начальной точки в конечную, не подвергая себя опасности на долгих перегонах по открытому вакууму. А значит, выкинуть корабль могло только в этой же галактике, которая сплошь пересечена транспортными сетями. Помощь придет, нужно только суметь подать сигнал бедствия.
   На экране гиперпространственного передатчика - яркая клякса безрадостного сообщения "Нет связи". Либо эта планета действительно не покрывается зоной охвата гиперсвязи, либо передатчик вышел из строя. И то, и другое одинаково скверно - такие устройства кустарному ремонту не подлежат. Выход один - надо наладить незатейливый гипермаяк из остатков окончательно пришедшего в негодность оборудования. Конечно, это не полноценный передатчик, но и отправлять сообщения сейчас не обязательно - достаточно лишь постоянной трансляции идентификационного сигнала в эфир на гиперчастотах, запеленговать извне источник такого сигнала - дело пары мгновений. И помощь придет.
   Однако для маяка понадобится антенна, и немаленькая. Подпространственный ретранслятор и большую часть необходимой периферии для него можно извлечь из приемника, конечно, если его разобрать, но такой антенны там нет. Подходящие металлические листы и арматура были в ремонтном модуле, а он отвалился при посадке, уже над самой поверхностью планеты. Поэтому должен быть совсем рядом с кораблем. Придется выйти наружу, в насквозь промороженный воздух, и найти его. Только бы он не был поврежден...
   Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя не без усилий выкарабкался из амортизационной капсулы, цепляясь за ее борта суставчатыми руконогами, и тяжело опустился на пластиковый пол. Потерял равновесие, едва не упал, хоть в последний момент и успел опустить все три опорных хвоста, и, пошатываясь, направился к входному шлюзу. В шлюзовой камере его ждал еще один неприятный сюрприз: ни один скафандр при посадке не уцелел. Четыре из них были разбиты попросту вдребезги, а последний, хоть его внешние повреждения выглядели не столь внушительно, не прошел диагностики - перебиты воздуховоды. Вице-навигатор не имел ни малейшего представления, как их можно починить, поэтому, изнывая от тяжелого предчувствия, взглянул на датчики внешней среды. На удивление, все оказалось не так плохо, как могло быть. Температура на поверхности, согласно виртуальной модели, даже в ночные часы не опускалась ниже границы жизнеспособности организма. Правда, активность тела на таком холоде будет ниже, чем у двухвостого червя, и существует риск обморожения половых путей, но выбирать уже не приходилось. К тому же, из-за полного краха, который потерпел их рейс, процедура размножения все равно откладывалась на неопределенный срок - без курса инъекций керрагацтила-828 невозможно получить лицензию на передачу генетического материала. Лимит размножения - справедливая мера, но она ставит оба типа бионосителей в заведомо неравное положение по сравнению с самцами и самками, поскольку конкуренция между носителями на порядок выше - ведь их в несколько раз больше, чем самцов и самок вместе взятых. Если бы все сложилось хотя бы чуть-чуть удачнее - был бы и керрагацтил, и лицензия, и потомство. Впрочем, сейчас это не главное - выбраться бы с этой убогой планеты.
   С газовым составом атмосферы тоже были некоторые проблемы: содержание кислорода значительно ниже нормы для дыхания, зато азота в избытке. Остается только надеяться, что чрезмерная активность побочной системы газообмена восполнит недостаточность основной.
   Больше ждать не имело смысла, хоть Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя и откладывал этот момент до последнего. Решиться, глубоко вдохнуть, вобрать в себя излишки септической слизи - и сомкнуть клешню на сенсорном рычаге шлюза. А теперь еще раз решиться и сдавить его. Все - покореженные створы со скрежетом расползлись кольцом, впуская в теплое нутро корабля стылый воздух чужого мира. Пожалуй, нужно еще раз убедить себя в неотвратимости того, что сейчас меньше всего хочется делать. И, перенеся себя через проход, ступить на озябшую, свалявшуюся комками почву.
   Тело тотчас скрутило пеленой вязкого ветра, настолько беспощадно холодного, что вице-навигатору на мгновение показалось, что он шагнул в открытый космос. Кончики щупалец, самые насыщенные термической лимфой части тела, сразу же подернулись инеем и начали мелко подрагивать. Плохо - в случае какой-то неожиданной опасности рефлекторно защитить уязвимые наружные ганглии они уже не сумеют. Недостаток кислорода сказался почти тут же - движения стали размашистыми и вялыми, и вдох давался трудно, хотя существовать в пресыщенной азотом атмосфере действительно можно было неопределенно долгое время. Хотелось бы верить, что не придется.
   Под руконогами и опорными хвостами сухо шелестела чахлая светло-серая трава. Над головой в полинявшем небе повис крохотный тусклый огонек умирающей звезды, центра этой планетарной системы. С каждым движением мороз все глубже пробирал нагое тело, топорщил меховые чешуи, сжимал стерженьки ветвистых волос, вдавливал липидные наросты, теснил хитиновый панцирь и оставлял белые полосы на водянистой коже надбрюшья. Руконоги сводило судорогой, и переставлять пять конечностей, теряющих подвижность, становилось все труднее. Даже яркие пигменты, расцвечивавшие внешние покровы, поблекли, хоть и все равно разительно отличались по цвету от однообразной гаммы этой планеты. Усики осязательных рецепторов непроизвольно втянулись в туловище, но вице-навигатор уже не заметил этого - все его внимание было приковано к высившимся совсем рядом исполинским сооружениям. Да, зрительные каналы не подводили его - цилиндрические громады и правильной формы сложные конструкции, составленные из кубов разного объема, не могли быть причудливыми скалами или растениями. Все еще не веря самому себе, Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя пока отложил поиски модуля, чтобы окончательно убедиться, что жгучая стужа и бледное небо с бурыми прожилками не подавили его разум.
   Пристально вглядевшись в облака над далеким черно-серым лесом, темневшимся на горизонте, и убедившись, что оттуда в ближайшее время не придет никакой кислотный ливень, вице-навигатор медленно, с опаской, побрел к непонятным свидетельствам организованной деятельности. И замер, словно пораженный высокочастотным абиотическим излучением, когда, оскальзываясь на липком грунте, приблизился к диковинному решетчатому проему в сплошном кремнистом заграждении, а потом, вытянув седьмой непарный глаз, сфокусировал на нем поле зрения.
   Перед решетчатым входом что-то стояло. Без сомнения, живое. Настолько живое, что в тот же момент у Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя возникло неудержимое желание впрыснуть ему яд в основание внутреннего черепа. Уничтожить, как паразита.
   Существо было нещадно, мучительно, исступленно уродливым. Поражала примитивность его строения. Вице-навигатор сумел разглядеть у него два жестких опорных хвоста и всего две свободные конечности. Шкура животного была испещрена бесформенными пятнами по грязно-желтому фону. Посередине его туловища висел на широкой, судя по всему, хрящевой полосе какой-то внешний орган, отдаленно напоминающий нечто искусственное. Но самой мерзкой была голова создания. Почти сферическая, покрытая в верхней части сплошным массивом тонких отростков, с двумя бессмысленными провалами глаз и, самое главное - с единственным ротовым аппаратом! Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя вздрогнул от омерзения, представив, как вся сожранная этой тварью пища идет по одной трубке в забитую гнилью емкость, и там переваривается в жутком месиве - животные белки с растительной клетчаткой, минеральные соединения - с углеводами, жиры - с жидкостью... Его замутило, и вице-навигатор поспешно перевел взгляд на постройки, возвышавшиеся теперь над самой его головой.
   "Что же это? Неужели их построили такие отродья, такие тошнотворные гады? Неужели они могут быть разумны? Как такое допустимо, чтобы величайший дар - способность сознавать себя и распоряжаться своим существованием - был отдан этим выродкам, отбросам природы? Да ведь каждый червь сложнее устроен, чем эта пакость!" - метались мысли вице-навигатора. - "И запах от него... Не удивлюсь, если и генетическая информация у местных уродов кодируется каким-либо самым примитивным из известных науке способов - четырехспиралевой молекулой, например. Каких же поганых тварей все-таки иногда порождает природа, непостижимо... Теоретически - вроде бы обычная жизненная форма, пусть и проще эмбриона в зачаточной стадии, и непонятно, с чего оно вызывает такое невыносимое отвращение, но сразу, как увидишь, тянет на куски разодрать. Самое поразительное - что вот такие организмы зачастую оказываются более жизнестойкими, чем развитые. Ирония эволюции..."
   Забыв об осторожности, Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя едва не устремился к отчаянно смердящему животному - удостовериться в том, что постройки эти - всего лишь проявление инстинктивного поведения, что гадкие существа их собирают, повинуясь выработанной за тысячелетия врожденной программе, не сотворяя при этом ни единой мысли, не оскверняя Разум своим существованием... Однако же, вовремя передумал - любой вид, живущий колониями, бросится на защиту своей территории. А инопланетные выродки вполне могут оказаться ядовитыми. Борясь с подкатывающей волнами дурнотой, вице-навигатор торопливо начал отходить назад - в сторону леса, на поиски модуля. Нечего тратить время на изучение всяких уродов.
   Затылочным глазом Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя увидел, что несуразное создание все-таки заметило его и теперь, опустив нижнюю челюсть, никак не может отвести взгляд. Решив, что терять уже нечего, внутренне смеясь над собой, вице-навигатор для проверки обратился к животному на мелодичном эсперанто дальних секторов, которое непременно было бы здесь в ходу, если бы существа были разумны. Промолчит, конечно же, тупое...
   Вот тут случилось самое страшное, необъяснимое и чудовищное. В ответ на стандартную реплику тварь резко пригнула двуглазую голову, что-то истошно заорала, перекосилась, судорожно вскинула болтавшийся на туловище орган и с оглушительным шумом испустила в вице-навигатора поток крохотных, едва различимых в полете металлических осколков. Они прошили внешний череп, выбили несколько глаз, вонзились в ганглии, повредили осязательные системы... Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя круто развернулся и понесся к кораблю, но проклятый холод и недостаток кислорода дали о себе знать: замешкавшись, вице-навигатор получил в спину еще один поток металла, который разорвал два пищевода и часть какого-то из кишечников, отсек треть щупалец, вынес из тела фильтрат вместе с частью панциря и перебил опорные хвосты. Он рухнул, как подкошенный, и попытался уползти в видневшиеся поблизости заросли. Но третий залп закончил начатое - разрушил большинство нервных центров, не задетых первыми двумя атаками. Это означало почти полный паралич. Вице-навигатор застыл на клейком песке неподвижным клубком, истекающим лимфой и слизью.
   Охранник Серега, не выпуская автомат из трясущихся рук, уставился на только что переставшую корчиться угольно-черную живую массу, распластавшуюся перед ним. Вокруг убитого монстра земля странно курилась тонкими облачками пара, а травинки сохли и даже обугливались. Не отрывая обезумевшего взгляда от раздутой туши, Серега на ощупь вытащил из нагрудного кармана пачку сигарет и зажигалку, все так же, вперившись в затихшую зверюгу, закурил и вытер со лба обильную испарину. В две затяжки спалив сигарету до фильтра, позвал по рации дрожащим голосом:
   - Юрий Владимирович! Подойдите сюда... Вы тут нужны! Да, срочно!
   Спустя несколько минут трое охранников увлеченно изучали скользкое мясистое тело, держась при этом от него подальше. Зверь лежал на сочной июльской траве, как сгусток первобытного мрака, и рядом с ним растения медленно увядали. От туши шел густой тяжелый запах, неуловимо отдающий какой-то химией, но ни на что не похожий. У всех троих существо вызывало одно и то же ощущение, но вслух, передернув плечами, его первым высказал молодой Пашка:
   - Вот так посмотришь - вроде, живность как живность, ничего такого. Ну, корявая очень, конечно... А хочется ее еще раз расстрелять на месте, а потом труп облить бензином и сжечь. Вот как таракан на кухне - сразу рука прихлопнуть тянется, если его заметил. Мерзость какая.
   - Д-да... - пробормотал Серега, глубоко затягиваясь четвертой подряд сигаретой.
   - А ты посмотри, оно, вроде, живое еще - глаз вон дергается, или что там это у него... Ну и здоровенная все-таки скотина! Серега, ты как его так?
   - Да стою вот, вроде нормально все, как обычно. Вдруг краем глаза движение какое-то сбоку заметил. Ну, думаю, ящерица или птица. А там - вот эта вот хреновина. Стоит и смотрит на меня. А потом вдруг вся заклокотала, затрещала, запищала, мне так по ушам этот скрип резанул... Я очнулся и всадил в него очередь в упор. Потом еще одну, потом быстро магазин сменил, уж не знаю, как умудрился, башка ведь совсем не работала. И еще раз засадил. Он зашипел и повалился. Если бы не в упор - точно бы все очереди в молоко ушли, руки так ходуном ходили, что я еле-еле автомат держал. До сих пор трясет всего, слава богу, заметил хоть эту тварь вовремя. А то фиг его знает, что бы сейчас от меня осталось...
   - Уж повезло, конечно, - с философским видом изрек Пашка.
   - Пожалуй, ему так и лучше... Не мучается хоть. Но жить-то все хотят, даже уроды вот такие, которые вообще непонятно как на этом свете задержались. Зря убил все-таки, сам же говоришь, что стоял он спокойно, - произнес Юрий Владимирович, глядя на жирную слизь, растекшуюся лужей под зверем.
   - Ага, а что я делать должен был, когда увидел, что такая хрень сбоку стоит? Ждать, пока она меня сожрет? Может, конечно, и не стала бы, но такая жуткая дрянь... Я уж сам не помню, как стрелять начал, само получилось.
   - Да что уж теперь... Фу, ну и жара стоит! И на небе ни облачка. Уж две недели почти, дождь бы хоть пошел, у меня на даче огурцы совсем засохнут без полива. Каждый день-то ездить туда не могу. Утром грохотало, так все равно не ливануло, как назло.
   - Скоро будет уж, послезавтра вроде как обещают. А то, на самом деле, как на сковородке весь день... Как вы думаете, что это за чудище?
   - Мутант какой-нибудь, стопудово, - махнул рукой Пашка. - Тут же, блин, Кировский завод! С войны еще тут что только ни клепали, вредное производство было всю жизнь. Охраняем с вами тонны черт знает каких отходов, ладно хоть, платят хорошо, да и пенсия будет приличная. Здесь склады всякие еще, а сейчас вообще ракеты утилизируют межконтинентальные. На открытых стендах.
   - Ну ладно, придумал! Ракеты межконтинентальные. Байки все это, один дурак сказал, и по всему городу разошлось, - скептически заметил совсем пришедший в себя Серега.
   - Сам-то типа сильно много знаешь? У меня у бабки там знакомая работала, совсем недавно на пенсию вышла. Вот она и рассказывала, как лично принимала эти ракеты на демонтаж. А там одно топливо чего стоит, и хранят их хрен знает как. Вот и повылазили мутанты, ты тут еще и не такое увидишь.
   - Типун тебе на задницу, себе пожелай такое увидеть. Ну что, будем его добивать, или как? - осведомился Серега.
   - Сам пусть помрет. Тебе и так сегодня перед начальством отчитываться за растраченные патроны. И объяснять еще, что действительно была нужда все их засандалить в проползавшую мимо зверюгу. Давайте, идите, я тебя пока сменю, - ответил Юрий Владимирович.
   Покурив еще раз напоследок, Серега и Пашка ушли на территорию завода, горячо обсуждая вопросы утилизации межконтинентальных ракет. Юрий Владимирович слегка наклонился к безобразной морде твари, заглянул в гаснущие глаза и тихонько вздохнул:
   - И отовсюду-то на нем что-то растет, весь в коросте какой-то, живого места нет... Эх ты, животина бессловесная, за что тебя матушка-природа так изувечила?
   Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя недвижимо лежал на иссохшей мерзлой земле, среди ломких стеблей серых растений, и смотрел на нелепую голову двухвостого существа. Он очень устал, особенно от того, что пришлось так долго слушать раздирающую слуховой аппарат какофонию звуков, издаваемых этими тремя особями. И еще - от безразличного выгоревшего неба с хмурой точкой гибнущей звезды. Бесцветный мир навевал тоску куда большую, чем осознание близкой смерти, и Ийерль'Шиллацаффре-алгхъя теперь хотел только одного - поскорее перестать его видеть.
   Вице-навигатор торгового флота спазматически содрогнулся, с шумом выбросил воздух из дыхательных циклов, крепко сжал все жвала и присоединился к своему экипажу, навсегда покинув серую планету.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Бергер "Замок темного барона" С.Кусков "Пасынок судьбы" В.Афанасьев "Игра вслепую" Г.Седых "Профессиональный побег" М.Князев "Паладин мятежного бога" Н.Кузьмина "Магиня для эмиссара" Г.Левицкий "Марк Красс" Д.Удовиченко "Зеркала судьбы.Искатели" М.Белозеров "Эпоха Пятизонья" Н.Бульба "Перевозчица" Н.Жильцова "Скрижаль Мораны" Е.Щепетнов "Нищий" Ю.Пашковский, А.Лис "Птенцы Виндерхейма" Ю.Фирсанова "Божественная дипломатия" А.Радов "Изгой.По стезе Номана" Ю.Иванович "Раб из нашего времени-4.Смертельный рейд"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"