Тень Татьяна: другие произведения.

Третий цикл рассказов о Чёрном Солнце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третий и, весьма вероятно, последний цикл рассказов о тёмных богах-разрушителях, в том числе о Чёрном Солнце. Сплав эзотерики, оккультизма, фэнтези и философии. Рассказы "Артефакт", "Чёрный город", "Разомкнутый круг", "Путешествие" (лето 2016 - лето 2017).


   Артефакт
  
   Они уже несколько часов ехали по пустынной мертвой равнине. Унылый серый пейзаж, словно оголённое дно древнего моря, ни травинки, ни дерева - лишь светло-серый известняк и такая же светло-серая грязь. Много лет назад эта земля подверглась воздействию оружия, с помощью которого их далёкие предки решали разногласия. Достигшая значительных высот техногенная цивилизация пала от своего же собственного оружия, а их раненый мир не мог оправиться вот уже сотни лет.
   Потомки немногих уцелевших выживали кто как мог, сбившись в немноголюдные поселения, сохраняя осколки техногенного наследия прошлого, роясь в грязи. Не гнушались они и сотрудничеством с любыми гостями их тяжело больного мира. Всё, чтобы выжить.
   Вот и сейчас...
   Мертвенный свет застывших сумерек заливал салон небольшого грузовичка. Их таинственный спутник находился в другом грузовике, едущем следом. Рандо проговорил, пытаясь подавить глухое раздражение, за которым скрывался страх:
   - Не понимаю, как Альдо там держится. Рядом с... этим.
   Альдо управлял второй машиной.
   - Да брось, что на тебя нашло, - лениво ответил сидящий рядом Рентс, его старый компаньон и коллега. Он чуть приоткрыл окно, впуская в салон сухой запах, похожий на запах мела. - Если бы я тебя не знал, решил бы, что это твоя первая вылазка.
   Рандо скривился, но ответил, понизив голос, словно боялся, что пришелец услышит их через приоткрытое окно.
   - Он жуткий как смерть. Когда смотрю на него, такое ощущение, что слышу тревожный шёпот тысячи голосов...
   Рентс недоверчиво хмыкнул, но ничего не ответил. Жаль, если Рандо съехал с катушек, он с ним работает много и лет и вполне ему доверяет, они сработались. Но таких бредней он от него не слышал никогда. Они перевидали множество гостей, многие не были похожи на людей, обладали отталкивающей внешностью, казались мерзкими. Инстинкты вопили и требовали нападения, но вместо вражды заключались союзы. Оплаченные сделки: группа Рентса и сотни подобных ей доставала что-то для пришельцев из руин их некогда великой цивилизации, а те платили - едой, деньгами, источниками энергии, чистой водой и чистым воздухом, да чем угодно, что нужно было для выживания. Иногда даже билетом прочь...
   Рентс и прочие искатели давно привыкли не обращать внимание на внешность гостей. Главное - это оплата и честность, а остальное не имело значения.
   - Ты не веришь мне, - прошептал Рандо. Костяшки его пальцев, сжимающих руль, побелели.
   - Успокойся, - Рентс ответил негромко, но когда он так говорил, его команда всегда беспрекословно слушалась. - Думай о том, что это работа.
   Причём выгодная. Задание не казалось опасным - всего-то привезти пришельца на место, где, согласно древним преданиям, когда-то захоронили погибших от Первого Удара, а потом выкопать яму в том месте, где тому понравится. Парень (гм, если он и правда парень, насчет половой принадлежности пришельца Рентс не был уверен) явно хотел порыться в древних могилах. Искал какой-то артефакт. Если верить преданиям старины - а их Рентс знал великое множество - их предки клепали разные крутые штуки как на конвейере. При этом, как говорилось в самых редких и хорошо охраняемых книгах, дисках, кристаллах и прочих носителях информации, зачастую им помогал кто-то извне. Так или иначе, сейчас с этих утерянных штуковин никакой пользы, большинство и не заработает без навороченной техники, а вот купить за услугу можно...
   - Мне стыдно это признавать, но я не могу найти это ваше дурацкое кладбище, - произнёс тогда странный пришелец, сокрушённо вздохнув. Слишком наигранно. Он вёл себя так, будто разыгрывал какое-то жутко остроумное представление. В глазах (две штуки, миндалевидной формы, расположены на плоском лице единственной головы) его застыла странная серебристая субстанция, ни зрачков, ни радужки, слишком нечеловеческие глаза, для анализа эмоций не годятся.
   - Говорят, ты лучший искатель на материке, - продолжал антропоморфный обладатель странных глаз, - отведи меня на кладбище жертв первой волны или первого удара, как это у вас называется. Я щедро заплачу. Ты знаешь, где это место?
   Рентс кивнул.
   - Знаю. Придётся ехать на автомобилях, - добавил он, зная, что есть пришельцы с самыми разными пристрастиями, и для кого-то такой способ перемещения неприемлем. - От меня и моих ребят требуется только довести тебя?
   - Какая там почва?
   Рентс цокнул языком, не желая выдавать нужной информации. А ну пришелец развернётся и продолжит поиски сам, оставив его без награды?
   Чернокожий человек с серебряными глазами всплеснул руками.
   - Да не откажусь я. Я не могу достать его сам, против таких как я, там наложены специальные чары... то есть блин, у вас же была техногенка, я хотел сказать, там в устройство встроены сканеры, которые активируют самоуничтожение предмета, если первым его в руки возьмёт существо типа меня. Но я знаю, как обезвредить его, просто не могу коснуться... Короче, мне нужно, чтобы ты мне его вырыл и обезвредил, я расскажу как, а потом передал мне. Но если там скала, тебе понадобится буровая установка. Я не смогу помогать, а то трах-бабах, - гость развёл руками и материализовал перед собой полупрозрачное зрелище огромного взрыва, сметающего полконтинента.
   Гость любил зрелищность, а может, хотел произвести на Рентса впечатление. И не таких видали, не интересует. Осталось уточнить всего одну деталь.
   - Этот предмет способен нанести мне и моим ребятам вред, если мы выроем его и обезвредим, как ты скажешь?
   - Нет, никакого. Он абсолютно безвреден для вас, даю слово. Ну, если я не решу с его помощью стереть вас в порошок, конечно. Но я не решу. Мне нужна помощь, - и незнакомец ослепительно улыбнулся, явив миру по два ряда серебристых острых зубов. Такого же оттенка, как его глаза.
   - Твоя цена? В случае удачи и в случае если мы перероем всё кладбище, но твоего предмета там почему-то не будет.
   - О, ты сомневаешься в моей информации насчёт местоположения артефакта, - гость, чьего имени Рентс так и не узнал за ненадобностью, картинно покачал головой и удручённо поохал. - Ая-яй-яй, мистер Рентс, как неразумно, а если бы это меня разозлило? У тебя ведь такой опыт искателя, ты просто супер-удачлив и супер-бизнесмен, как мне сказали...
   Трёп существа начинал утомлять, но человек терпеливо ждал. Встречались ему и такие, кто после заключения договора устраивали трёхчасовой танец, как велели их традиции.
   - Технология создания города с искусственной замкнутой эко-системой для поддержания жизни твоего вида. Средства и техника для строительства, полное обучение доверенных лиц, которых ты выберешь. Верховным правителем города станешь ты. Ну и ладно, ладно, золото - редкий металл, ценится во всех мирах, все претензии к звёздам... Соберу и пригоню к твоей планете астероид из чистого золота массой 200 тысяч тонн. Помогу до него добраться, дам чертежи оптимального для ресурсов вашего мира корабля. Будут деньжата для торговли с другими мирами. Устроит?
   Рентс онемел.
   - Он не упадёт на планету, не бойся, - незнакомец истолковал молчание Рентса по-своему. - Долетите до него и начнёте разрабатывать, нескольких десятков лет вам для этого хватит.
   - А... ммм... можно взглянуть на чертежи города? - только и смог выдавить Рентс, не зная, верить незнакомцу или нет. Или он вешает ему лапшу на уши, или он бог. Рентс никогда не слышал о подобных предложениях. Но в физике и технике он разбирался получше многих, беглый взгляд на чертежи скажет, фантазии ли это или хоть сколько-то реально.
   - О, да пожалуйста! - незнакомец сделал картинный жест рукой, и в его пальцах материализовалась пачка бумаги. Толстая, надо сказать, пачка.
   Чёрная, как смоль, рука протянула бумагу человеку. Следующие полчаса прошли в молчании. Гость терпеливо и молча ждал, а Рентс изучал чертежи и ряды формул. Он понимал далеко не всё, но его уровня знаний хватало для того, чтобы понять - перед ним кладезь открытий высшей цивилизации. Рентс не знал, было ли их предкам ведомо это знание или нет, но поразительно простые и одновременно сложные научные открытия... даже если он заполучит только лишь чертежи, он сможет их очень выгодно продать! Наконец, Рентс облизал пересохшие губы и с надеждой взглянул на чернокожего гостя.
   - Сможешь дать немного золота как аванс? Или платины? Мне надо что-то выдать ребятам на руки прямо сейчас...
   Не успел он договорить, как на столе рядом с ними появились неровные камни с рваными краями. Каждый килограммов по пять, не меньше. Появились из ниоткуда.
   Улыбка незнакомца, казалось, сейчас заставит отвалиться верхнюю половину его головы.
   - Распилишь уж сам. И проверишь заодно, что я тебя не обманываю. Сбор ровно через пять ваших суток прямо тут, в этой комнате. Забронируй. И никому ни слова, Рентс. Я прибыл сюда для дела, а не чтобы играть в войнушку и показательно отстреливать твоих конкурентов.
   С этими словами незнакомец растаял в воздухе. И чертежи тоже. Но самородки драгоценных металлов остались.
   Золото и платина оказались настоящими и никуда не пропали. И как после этого ему стоило реагировать на бредни Рандо?! Да хоть миллион голосов, да хоть трижды страшный, да хоть с потрохами сожрёт Рандо и Альдо, лишь бы чертежи отдал! Ну а если всё, что наобещал... Об эдаком счастье Рентс старался не думать. Сначала работа.
   Они ехали уже несколько часов. Ребята устали, но больше от скуки и однообразия. Рентс держал язык на замке, сообщив только своим, что сделка достаточно выгодная (зачем распространяться?), поэтому никаких неожиданностей, по крайней мере со стороны конкурентов быть не должно. И всё правда было тихо. Только мертвенный свет застывших сумерек и светло-серый пейзаж.
   Интересно, как незнакомец будет выбирать место? Тут же никаких примет. Всюду одно и то же. Копать наугад? Но если он правда способен пригнать на орбиту золотой астероид, то наверное и место почувствует, хоть приблизительно? Но ведь чисто золотых астероидов не бывает, это бабушкины сказки... Но если он правда бог? Жадность и скепсис боролись в Рентсе. В любом случае, возможность упускать нельзя. Незнакомец уже с лихвой оплатил их маханье лопатами.
   Рентс остановил грузовик в самом центре равнины. Насколько он знал, тут захоронений быть не должно, не в эпицентре удара. Самое время сделать привал и спросить гостя, куда дальше.
   Второй грузовик послушно остановился рядом с ними. Рентс отливал у заднего колеса и слышал, как открылась и хлопнула дверь машины. Послышались звуки разминки, перемежаемой беззлобными ругательствами, - Альдо разминал затёкшее тело. Незнакомца не было слышно. Через пару минут Рентс подошёл ко второму автомобилю, и увидел, как распахнулась вторая дверь, и чернокожий гость величественно и даже гордо сошёл на землю. Расслабленные движения, мягкие и вкрадчивые, - кажется, его вовсе не утомило их долгое путешествие. Или он спал. "Надо будет Альдо расспросить", - рассеянно подумал Рентс.
   Серебряноглазый подошёл к Рентсу.
   - Спасибо, человек. Копать будете тут, в трёх метрах впереди от твоей машины.
   Хм, странно.
   - Но тут нет захоронений. Мы в самом центре кладбища, ближайшие могилы в радиусе полутора километров от нас.
   Гость, не мигая, уставился на Рентса своими серебряными глазами. Они поразительно гармонировали с окружающим пейзажем и освещением. Чуть поблёскивали, будто две капли ртути.
   - Копать будете тут, в трёх метрах впереди от твоей машины, - медленно повторил пришелец, и Рентс ощутил, как непонятный, иррациональный страх закрадывается ему в душу.
   - Хорошо, конечно. Немного отдохнём и начнём работу, - Рентс держал свой страх под контролем, но его причины так и не понял. Какого чёрта?..
   - Отлично, - гость мягко наклонил голову, разрывая зрительный контакт, и страх тут же исчез без следа. Пришелец отошёл в сторону и застыл на месте без движения, словно выключенный робот.
   "Чужие формы жизни иногда вызывают страх", - напомнил себе Рентс и пошёл к напарникам. Альдо и Рандо пили энергетическую смесь, заменявшую им еду, стоя у первого грузовика. Рентс пристально осмотрел Рандо. Но его руки не дрожали. Что ж, кажется, парень полностью собой овладел.
   - Альдо, как прошло?
   - Всё нормально, босс. Он молчал всё время пути. Сидел и просто смотрел вперёд. Я не пытался с ним говорить.
   - А по твоим ощущениям? - решил всё-таки уточнить Рентс, вспоминая слова Рандо о тысячи голосов и страх, который он только что ощутил.
   - Не более чуждый, чем прочие гости, - пожал плечами Альдо. - Ну... иной, конечно.
   Ну так и есть. Рандо просто перегорел. Странно, конечно, что на таком спокойном задании, но у всех свои триггеры.
   Не давая Рандо сделать свои выводы по поводу мыслей Рентса, вожак проговорил:
   - Допьёте и идём копать грязь. Клиент изволит видеть яму впереди первого грузовика в трёх метрах. Копаем, пока не найдём что-то или он не скажет остановиться.
   - Да, босс, конечно, - никакие желания клиента не удивляли его группу. Хоть тысячу ям, хоть голышом сплясать, лишь бы платил.
   Сумерки, казалось, застыли навсегда и время остановилось. А они приехали в безвременье. Но это иллюзия. На самом деле освещение стало чуть темнее.
   Вооружившись простыми лопатами, трое мужчин начали копать странную светло-серую почву, похожую на глину. Серебряноглазый подошёл ближе и молча смотрел на их работу. Под его пристальным взглядом разговоры умирали, не родившись. Работа не успела утомить крепких искателей приключений, привыкших обыскивать опасные заброшенные руины и лазить по скалам, как лопата одного из них на что-то наткнулась. Знакомое чувство находки. Рентс шестым чувством понял, что это не просто камень, ещё до того, как они соскоблили грязь с находки.
   Вожак поднял голову - они уже выкопали яму глубже собственного роста, а незнакомец по-прежнему стоял сверху, у края.
   - Мы что-то нашли.
   - Что-то? - перепросил серебряноглазый таким тоном, будто разговаривал с маленькими детьми.
   - Тут ящик, - подал голос Альдо. Он наклонился и рукой провёл по... чёрному гробу?!
   - С человека размером, похоже на гроб. Чёрный. Прочный. Никаких знаков.
   - Хорошо, - раздался голос сверху ямы, и так много всего было намешано в нём, что Рандо вздрогнул.
   Тут всё-таки кого-то хоронили? В эпицентре Удара?
   Чернокожий пришелец спрыгнул вниз, оказавшись так близко. Он, не отрываясь, смотрел на гроб, а Рандо боролся с желанием заткнуть уши: он опять слышал страшный шёпот тысячи голосов. Они убеждали бежать, и это был не его страх перед чужаком, нет, голоса шептали и шептали, будто тысячи ртов покрывали тело пришельца, будто говорила съеденная им еда, будто клетки его тела беззвучно орали "Беги, спасайся, идиот!!!".
   Но у серебряноглазого имелся только один рот, там же, где у людей, и им он проговорил, сдержанно и негромко:
   - Ломайте крышку. Вы в шаге от награды.
  
   ...Словно океан, запертый в аквариум, жаркий, горячий, расплавляющий, но почему-то не сжигающий её плоть. Инадзуми вновь и вновь обнимала и целовала это меняющееся нечто под её руками, переливающуюся плотную субстанцию, чернее окружающей темноты, полной и абсолютной! Словно многократно увеличенная чудовищным зеркалом её собственная суть постоянного изменения, оно меняло форму и плотность, очертания и ощущения, даже ауру, но оно оставалось тут, с нею, на маленьком пространстве под землёй. Они наполовину сливались, и Чёрный слышал все мысли своего помощника.
   Бог-Разрушитель. Чёрное Солнце.
   - Словно сама Смерть в моих объятиях! - стонала Инадзуми в исступлении.
   Он беззвучно улыбался всей чёрной поверхностью своего тела, и глаза Инадзуми почему-то были способны видеть в черноте нечто ещё более чёрное, невозможно чёрное, чёрную бесконечность.
   - Если есть боги над Тобой, боги для таких, как Ты, то Ты - аватара самой Энтропии, мой Чёрный Хаос.
   А Он продолжал улыбаться и овладевал ей снова и снова, без передышки, то поглощая, пожирая маленькую, микроскопическую прозрачную тень, то отделяя и вновь наполняя её Собой. И лучи Его были черны.
   - Ты меняешься, Ты постоянно меняешься, мне и не угнаться...
   - Ну ты же сам сказал, что Я Хаос, - беззвучно шепнула Чёрная Вселенная в центр души женщины. Замурованной или заживо похороненной вместе с Кошмаром. А ведь для Сверхсущества изнанки бытия не нужны были слова до встречи с нею.
   Для Инадзуми не существовало счастья большего, чем то, которое мог даровать ей этот безжалостный Кошмар. Невъявленный до конца нигде по сю сторону, до тех пор, пока не наступит время Разрушения - ведь миры слишком хрупки для Чёрного Солнца - Он часто использовал её как врата для своей божественности, использовал её прозрачность и универсальность, но не сейчас. Сейчас они просто сливались вновь и вновь, и Инадзуми, время от время воплощавшаяся в грубой материальности в этом тесном гробу, не задавала себе вопроса, зачем. Она дышала Его, ела и пила Его, ибо её тело не смогло бы жить в тесном ящике под землёй, а Чёрная Звезда привычно давала своему помощнику всё то, чем легко могла одарить целую цивилизацию.
   Время будто не текло, остановленное гравитацией сверхплотного божества, чьё могущество нисколько не уступало могуществу чёрных дыр и часто заставляло Инадзуми гадать о родственности и различиях её Чёрного Солнца и тех страшных Сверхсуществ, что держат в своих объятиях целые галактики, миллиарды светлых звёзд... Но Чёрный только смеялся и не отвечал на вопросы о Его сути, верный своей нелюбви к изучению мелкими созданиями Его природы.
   Инадзуми едва заметила момент, когда в неё, не в тело, а в саму тонкую субстанцию души и прочих энергетических тел поместили нечто. Нечто... какую-то словно штуку, но адекватных слов для выражения этого ощущения подобрать не удалось.
   - Что Ты делаешь? - привычно спросила она окружающую её со всех сторон живую Тьму. Чёрный часто что-то менял и переделывал в её душе, следуя своей специализации - одной из множества - архитектора душ. Она даже уже привыкла не беспокоиться, но иногда привычно отмечала факт вмешательства, если была в сознании. Чем бы ни являлось это нечто, оно стремительно растворялось в душе Инадзуми, впитываясь в её прозрачные структуры. Ненасытные. Она сама не знала, как много они могут вместить в себя... Полученную информацию она редко могла извлечь самостоятельно, но для клубящегося с ней рядом бога это не представляло никакой трудности. Хоть на части разобрать. На части частей. На кирпичи. А их - на атомы. Да и сами атомы разорвать Чёрной Звезды вовсе не сложно. Это относилось не только к материальному миру, но и к тонкому. И к сверхплотному (отрицательное значение от тонкого мира, отрицательное от материальности) тоже.
   Структуры её тонких тел впитали в себя странное нечто, полностью его растворив, Инадзуми даже не знала, что это было. Нечто, найденное тут, под землёй. В этом гробу?
   - Я похож на сейф? - укоризненно спросил Инадзуми мыслеречью.
   - Я не буду извлекать, это нужно для тебя самого, глупый.
   Чаще всего это означало "для твоего развития". Во всяком случае Он ещё ни разу не приделал к ней суперпушку. А было бы забавно.
  
   "Как же лопаты сломают крышку ящика, который пролежал тут века и выглядит новым?" - непонимающе думал Рентс, но послушано дубасил по гробу, как велел заказчик. В их мире существовало множество страшных легенд о гробокопателях, о мародёрах, грабящих кладбище и впускающих Чёрное Проклятие в мир... Глупости, сколько он могил вскрыл на своём веку.
   Крышка проломилась в одном месте, в другом, в третьем, подняв тучу пыли. Как будто в сумерках, да ещё в яме, в которой они находились, и так хорошо видно. Чертыхаясь, Рентс включил фонарь и направил на гроб. Ну что за скелет там лежит и как выглядит эта драгоценная штука. Город. Эко-система. Астероид из золота. И правда нужная вещица, должно быть. Чудо из легенд. Но да каким бы это чудо ни было, выгоднее получить обещанную награду. И... безопаснее.
   Альдо и Рандо схватились за края крышки гроба, не дожидаясь, пока осядет пыль. С треском оторвали кусок и застыли.
   - Там что-то... непонятное.
   - Что там непонятное?! - ругнулся Рентс. Не хватало ещё опозориться при госте из-за рехнувшегося Рандо. - Ты что, скелетов не видал?
   В проломе клубилось что-то чёрное и густое. Непонятное. Рентс осёкся. В следующий миг осколки крышки разлетелись, будто выбитые изнутри, и из гроба вылетел страшный чёрный силуэт. Длинные чёрные одежды, чёрные волосы, невообразимой длины, клубившиеся сразу во все стороны, будто живые, будто тонкие змеи, и оно зависло в воздухе, распространяя вокруг себя совершенно жуткий, непередаваемый ужас. Сумерки резко померкли, будто ужас потушил льющийся с небес блеклый свет.
   Рентс взглянул в лицо твари, но заорать просто не смог. Страх парализовал его. Лица не было. Вместо него чудовищная чёрная воронка, казалось, крутилась и засасывала в себя всё мироздание.
   - Чёрное Проклятие!!! - завопил первым очнувшийся Рандо, выпрыгнул одним звериным прыжком из ямы и понёсся прочь, что-то неистово вереща.
   Чёрная тень, больше напоминавшая какой-то чудовищный пролом в пространстве, что-то донельзя страшное, настолько, что не существовало слов, чтобы передать весь ужас, медленно опустилась на землю около гроба.
   - А, Серебряш. Извини, Я, кажется, сломал твои планы.
   И тут от гроба раздался заливистый, почти истеричный смех.
   Всё ещё не в силах двинуться, Рентс перевёл взгляд и увидел, как, разбрасывая обломки и комья земли, из гроба встаёт полуголая женщина. Тут и там её роскошное тело украшали мелкие раны и царапины, где-то тонкой струйкой текла кровь, но, похоже, это совершенно не волновало красотку. От неё разило страстью и развратом, даже её смех казался каким-то непристойным, хотя менее располагающей к любовным утехам обстановки придумать было сложно.
   - Серебряш!!! Ах, я не могу, ахахаха, Нъикку-Серебряш!! - заходилась в истеричном смехе женщина, вылезшая из гроба. - Это просто шикарно, я не знала, что Он так тебя называет, Господь Нъик... то есть Серебряш, ха-ха-ха-ха!
   И только тут Рентс сообразил, что женщина обращается к его заказчику, к таинственному чернокожему гостю с, действительно, серебряными глазами. И зубами.
   - А какая у Него тайная кличка, я боюсь даже представить... Серебряш, - женщина продолжала давиться восторженным смехом.
   Рентс, наконец, овладел собой достаточно, чтобы сделать что-нибудь. Сбежать, например. Угу, и сдохнуть в темноте на этой мёртвой равнине, потеряв грузовики. Ну уж нет. Страх продолжал давить, но неистовый смех женщины как будто разрядил обстановку, и Рентс взглянул на своего заказчика, стараясь не коситься в сторону Чёрного Проклятия.
   - Ещё слово, Инми, и твой повелитель позволит мне укусить тебя, - ласково, почти нежно проговорил серебряноглазый... Нъикку. Его застывшее, словно маска, лицо выражало, скорее, гнев, но в голосе звучало странное тепло и смешок, Рентс бы не поверил, если бы не услышал сам.
   Но женщина продолжала смеяться. Ровно до тех пор, пока Чёрный Провал не перевёл на неё свой взгляд. Как Он это сделал, не обладая глазами или лицом, Рентс бы объяснить не смог, он просто почувствовал, что этот Ужас, вылетевший из древней могилы, сейчас пристально смотрит на женщину. Вылезшую из той же могилы. Смех тут же прервался, женщина осеклась.
   Гнетущая тишина повисла над разрытой могилой. Становилось всё темнее, фонарь будто захлёбывался во тьме, как если бы тонул в тёмной воде. Но воздух оставался воздухом. Только волосы Чёрного Проклятия продолжали хаотично шевелиться.
   Серебряноглазый и Чёрный смотрели друг на друга, словно беседуя, но ни слова больше не прозвучало в материальном мире. Женщина опять сломала застывшее мгновение, шевельнувшись и сделав какой-то жест рукой. Тут же на ней появилось новое платье, а раны исчезли.
   Фонарь чуть звякнул и погас. Кромешная тьма затопила равнину. Рентс поднял голову - ни звёздочки, ни проблеска. Он не видел ни своей руки, ни края ямы, ощущал только эпицентр, откуда, словно волнами, расходился иррациональный ужас. Волны вновь нарастающего страха перекатывали через него и улетали дальше, в окружающий мир. Кажется, он действительно разбудил Чёрное Проклятье, и что теперь будет с его умирающим домом? Альдо всхлипнул где-то в паре шагов.
   Рентсу показалось, что теперь он сам и все люди, жившие на планете, оказались в могиле, в том самом гробу, куда их гнали волны ужаса, исходящего от Чёрной Смерти с провалом вместо лица, он почти почувствовал, как на него давит могильная плита, не даёт вдохнуть, время остановилось, замороженное страхом, но в этот момент он увидел справа за своим плечом два миндалевидных ртутных высверка глаз гостя. Похоже, только их ранее незаметное сияние не тонуло в этой истекающей от Чёрного Проклятья тьме.
   Рядом что-то прошелестело, и Рентс понял, что гость смотрит на женщину, которая чуть ранее так некрасиво его обсмеяла, а теперь подошла ближе. Они просто переглядываются или неслышно беседуют?
   - Чертежи у меня, искатель Рентс, - женщины не было видно, но ощущение её присутствия словно поставило невидимый заслон между людьми и Чёрным Провалом, чуть ослабив петлю страха. - Альдо, Рентс, пойдёмте.
   И она телепортировала их в город.
  
  
  
  
   Чёрный город
  
  
   Чёрный город. Место без форм и обличий, предстающее рассудку, однако, в том облике, в котором ему удобнее воспринимать. Для потоков и энергий - это уютное завихрение эманаций определённого толка, для сознания гуманоида - псевдо-город в стиле хай-тек, для сложных форм порядка, живых кристаллических структур - чёрный провал в пространстве со сломанной симметрией, и прочее, прочее, все возможные и невозможные варианты для разных форм жизни и форм существ смерти. Так или иначе, эта чёрная лакуна являлась пристанищем всевозможных тёмных духов и созданий. Созданный когда-то чёрными богами-Разрушителями для своих нужд, Чёрный город стал местом общения, заключения сделок, поиском друзей, работодателей, наемных лиц, а иногда и местом проживания для созданий хаоса и тьмы. Светлым существам путь сюда отнюдь не был заказан, но однако же они редко заглядывали в город, чьи улицы пульсировали аурой богов-кошмаров.
   Ирсен считал себя лицом Чёрного города. Он всегда приветствовал всех новеньких - конечно, не больших и страшных Сверхсуществ, к которым дух предпочитал не соваться, а существ его уровня развития, которых заносило в это не особо гостеприимное место или любопытство, или злая необходимость, или насмешливая случайность. В восприятии потоков именно Ирсен являлся центром маленьких уютных завихрений в завихрениях, где давящая аура Разрушителей ощущалась не столь подавляюще, в восприятии гуманоидов Ирсен владел баром на самой границе делового квартала и закрытой территории Башен богов. Башни богов, чёрные и мрачные, будто мёртвые остовы нависали над городом небоскрёбов и магистралей, городом электрических огней, наполняя его незримым мраком и будто вдавливая в землю пешеходов, дома и машины. Тьма Чёрного города была вечной: ведь этот город не располагался на планете, вращающейся вокруг звезды, а Светлые боги сюда не заглядывали.
   Ирсен знал всех, и его знали все, кто уделял внимание душам его уровня. Он сводил тех, кто искал работу, и тех, кто искал исполнителей, помогал проворачивать сделки, являлся свидетелем при заключении договоров, мог дать ценный совет, просто выслушать, вселить уверенность, предоставить отдых. За счёт своих многочисленных связей тёмный дух устроился очень неплохо, к тому же ему нравился Чёрный город, который он сделал местом своего постоянного проживания много сотен лет назад. Находчивый, в меру смелый и в меру осторожный он, казалось, никогда не знал проблем или серьёзных затруднений, но, похоже, не сейчас.
   Нираэль и Асти прибыли в Чёрный город всего пару недель назад, познакомились по дороге, а теперь с удивлением наблюдали метаморфозу, произошедшую с Ирсеном. Тот весь как-то поник и поблек, выделяясь на фоне окружающей энергетики как пересохшее пятно посреди залитой водой земли.
   - Что с тобой происходит? - участливо спросил Нираэль, когда Ирсен подошёл к ним. Его гостеприимство сильно помогло светлому и тёмному в адаптации к Чёрному городу.
   - Кажется, у меня проблемы, - пробормотал Ирсен, и сидящий рядом с Нираэлем и Асти мужчина с дреддами поднял голову и посмотрел на сникшего тёмного духа.
   - Не может быть. У тебя их не бывает, - насмешливо проговорил он, глядя странным остановившимся, будто мёртвым взглядом на бармена.
   - Может, ты сможешь мне помочь, Шрид? - Ирсен автоматически перенял насмешливость, умудрившись сделать её надтреснуто-блеклой. - Вижу тебя регулярно уже два месяца, но до сих пор не имею представления о твоей силе, мой таинственный друг.
   Тот, кого назвали Шридом, широко усмехнулся и ответил вопросом на вопрос:
   - Кому ты перебежал дорогу?
   - Да есть тут шайка зарвавшегося хулиганья...
   - Твоё определение пойдёт кому угодно из города, - рассмеялся Шрид и вдруг перевёл взгляд на Асти и подмигнул тёмному. - Привет, красноглазый. Какими судьбами?
   Асти внимательно вгляделся в незнакомца, и в его необычных глазах загорелся огонёк узнавания.
   - Собираю информацию и путешествую, - он тепло улыбнулся Шриду, но имени не назвал, от неуверенности ли или от нежелания называть другие имена.
   Светлый же, которому очень не нравился привкус ауры мужчины с дреддами, отодвинулся чуть подальше:
   - Так чем местные хулиганы угрожают Вам, Ирсен, и почему?
   - Это Лэдд и его дружки, - пояснил Ирсен своему насмешливому собеседнику, а затем печально посмотрел на светлого: - Они считают, что я играю против них и отдаю выгодные контракты их конкурентам. И они обещали разрушить всё, чем я тут живу.
   - А, ну эти не станут играть в интриги, - махнул рукой Шрид так, как будто проблема была полностью решена. - Они просто изобьют тебя, снесут твоё заведение к хренам и будут тебя мучить до тех пор, пока полностью не сломают и не превратят тебя в своего младшего духа-помощника. Видел, бегают такие уродцы за ними?
   Ирсен загнанно посмотрел на обладателя дреддов и беспомощно проговорил:
   - Видел. Я не знаю, что мне делать. Я не хочу уезжать из Черного города.
   Шрид равнодушно пожал плечами.
   - Тебе их не одолеть. У Лэдда около десятка дружков, каждый по отдельности сильнее тебя. И они регулярно оттачивают свои способности, пока ты сидишь в своём углу.
   В этот вечер у Ирсена было очень мало посетителей, поэтому звук хлопнувшей двери заставил возмущённого Нираэля придержать свою речь. Рассеянная, тонкая, но обширная тёмная аура затопила помещение. Её размеры намекали на прибытие посланца Чёрных богов - а они нечасто посещали заведение Ирсена. Длинная зыбкая фигура с закруглёнными полупрозрачными крыльями решительно прошествовала к центру помещения и остановилась около обладателя чёрных дреддов.
   - Приветствую, - молодой звонкий голос, но лица не разглядеть, словно мутное марево прикрывает его как вуаль. - У меня для Вас послание от...
   Не договорив, многорукое существо, слегка напоминающее помесь гигантской чёрной бабочки и человека, протянуло Шриду конверт. Тот, со своей неизменной издевательской ухмылкой, принял конверт, но не спешил распечатать его, задумчиво созерцая причудливого курьера.
   Ирсен наконец справился со своей рассеянностью и смог расшифровать невидимые печати в ауре нового гостя.
   - Многоликий помощник Чёрного Солнца! Рад Вас видеть.
   Аура новенького ответила чем-то, похожим на доброжелательную улыбку, и зыбкую фигуру накрыла мгновенная волна молниеносной смены множества обличий - через секунду перед ними стоял красивый юноша с длинным пушистым хвостом чёрных волос. Помощники богов-Разрушителей во время своего посещения Чёрного города чаще всего неотлучно находились в страшных башнях своих хозяев, не оставляя их ни на минуту. Являясь прямыми вратами к богам Хаоса, они крайне редко открыто появлялись в городе среди простых демонов и туристов-посетителей этого странного места. Их появление часто означало смертельную опасность и нежелательное внимание пославшего их Сверхсущества, но аура Многоликого лучилась настолько ясно читаемой доброжелательностью с призвуками любопытства, что тень страха не коснулась присутствующих.
   Нираэль забыл заготовленную для Шрида отповедь во внезапной вспышке узнавания. В своих странствиях он встречал это существо и раньше.
   - Ты!!! - он вскочил с места, не произнеся, впрочем, ни одного имени.
   - Я, - улыбнулся Многоликий, - привет. И привет. Неожиданная встреча. Вас занесло даже сюда... Причём обоих, вместе.
   - Ты так вовремя появился! Может, ты бы смог помочь!
   - А что случилось?
   Решив, что доброжелательность и хорошее настроение помощника бога нельзя не использовать, Ирсен рассказал о своей проблеме.
   - О, так я как раз свободен и могу помочь, - радостно ответил Многоликий, покосившись на притихшего Шрида. - Моего хозяина сейчас нет в городе, и мне нечем заняться. Мне вполне по силам отбить атаку Лэдда. Он и его прихвостни просто не войдут сюда, вот и всё. Они трусы. Увидев, что тебе помогает кто-то сильный, они отступят.
   Шрид очень выразительно хмыкнул, но промолчал, не переставая улыбаться.
  
   Следующие часы больше напоминали не ожидание атаки, а вечер воспоминаний старых друзей. Впрочем, время в Чёрном городе вещь зачастую относительная. Кто знает, прошли часы или несколько суток. Каждый из присутствующих рассказал не одну и не две занятных историй: про такие же нападения, про существ из разных миров, анекдотичные и смешные, будто они ждали в гости друзей для веселой вечеринки. Шрид поразил всех рассказами о столь дальних местах, о существовании которых не подозревал даже внимательный слушатель Ирсен; Многоликий же несколько раз осекался так внезапно, что всем становилось ясно, что ему не терпится поведать интересных историй о своём боге, но он старательно сдерживается и, возможно, в последний момент, заменяет действующих лиц; сам бармен не остался в долгу, пересказав самые запоминающиеся истории из тех, которые он слышал от своих многочисленных посетителей. Именно в тот момент, когда командный дух полностью сложился, а в баре не осталось уже никаких прочих гостей, началась атака.
   - Слышите? - спросил Многоликий, имея в виду нематериальный шум и грохот.
   - Ты поставил защиту? - озабоченно спросил Ирсен.
   - Конечно, - самодовольно улыбнулся помощник Чёрного бога. Его аура, во многом заимствованная им от своего хозяина, накрыла заведение Ирсена своеобразным куполом, который сейчас тщетно пытались сломать банда Лэдда. Взяв кого-то под опеку, Многоликий не собирался отступаться от своего обещания защитить.
   - Расслабьтесь, пусть ломают. У меня много энергии.
   - Есть ситуации, когда очень выгодна такая связь с богами, - прокомментировал Ирсен.
   - Но ты бы и в страшном сне не пожелал, - рассмеялся Многоликий.
   - Верно, - Ирсен считал себя очень свободолюбимым и не мог представить абсолютного повиновения... а ведь это далеко не единственное, что требуют Чёрные боги от своих помощников.
   - Слушай, - проговорил Многоликий через какое-то время. - Пусти меня.
   Он положил свою руку на руку Ирсена, будто намекая на что-то. Как ни странно, Ирсен прекрасно понял. Он давно находился в Чёрном городе, чтобы знать наперечёт особенности и умения его завсегдатаев, тем более - помощников богов.
   - Ты что! Я не смогу скрыть от тебя свои секреты, - посетовал Ирсен, но по его тону становилось ясно, что он вовсе не против.
   - Ну, я же не говорил, что помогу тебе бесплатно, - глядя на него, Многоликий вдруг игриво подмигнул и в момент превратился в темноволосую девушку с пышными формами.
   - Во, я ждал, когда до этого дойдёт, - засмеялся Шрид. - Тебе стоило наливать ему... ей активнее, Ирсен.
   Бармен фыркнул.
   - Ну же, давай. Твоя оборона станет в разы лучше, если я узнаю изнутри все нюансы этого места.
   Многоликая погладила руку Ирсена, будто пытаясь уговорить его на интим с нестандартными практиками. Тот, возмущаясь или пытаясь скрыть смущение, на миг закатил глаза.
   - Ладно-ладно, я согласен. Давай. Только быстро.
   Серебристо рассмеявшись, женщина тут же исчезла. На миг Нираэль и Асти увидели на её месте что-то прозрачное, шевелящееся множеством тонких, едва видимых щупалец - оно впилось в структуры Ирсена, внедряясь в них, погружаясь, будто в воду, всасываясь внутрь, и молниеносно исчезло. Внешне ничего не изменилось, только исчез облик Многоликого, но его аура осталась, слегка изменившись.
   - С тобой всё нормально, Ирсен?
   - Да, спасибо, Нираэль, всё отлично.
   - А Инадзуми...
   - Мы сейчас с ним одно целое, - Ирсен озвучил то, что недвусмысленно являла его изменившая аура. - Таково основное свойство этого создания Хаоса.
   - Что же, надеюсь, он не перемешает тебя, - рассмеялся ехидный Шрид.
   Ирсен-Инадзуми обновил свои защитные касты, добавив сюрпризов к изначальным защитным контурам Ирсена.
   - Они не пробьют эту защиту, - улыбнулось гибридное создание. - Как бы то ни было, им не по зубам. Оно того стоило.
   - Рано радоваться, - в сочетании с ехидной улыбкой Шрида его высказывание казалось почти угрозой. И, помолчав, добавил: - Мало ли, кого они позовут...
   - Да зачем бы им, - ответила вновь материализовавшаяся отдельно Инадзуми, выпутавшаяся из души Ирсена. - Они уже должны были вычислить меня.
   - Вот именно, - многозначительно согласился Шрид.
   - Ну что, много тайн узнала? - чуть улыбаясь, спросил Ирсен. Он не казался больше поникшим. - Это было гораздо приятнее, чем я ожидал.
   - Достаточно. Мне пригодится, - уклончиво ответила Многоликая, картинно устраиваясь на барном стуле.
   Прошло ещё немного времени, и "шум" стих.
   - Они отступили, - констатировала посланница Чёрного бога.
   - Надолго ли.
   - Останусь тут и подожду, - черноволосая демоница пожала плечами. - Мне всё равно нечем заняться. У меня выходные.
   - Какое рвение, - Шрид умудрился произнести свою колкость почти по-доброму.
   - Ну я же сказала, что защищу это место. Я выполняю свои обещания.
   Шрид вновь хмыкнул и наконец распечатал конверт, который принесло ему многоликое существо.
   - Что ж, я предлагаю отпраздновать победу, - довольно проговорила Инадзуми.
   Они не успели рассказать все известные им байки, когда пространство вновь незримо вздрогнуло. За ожидаемым первым ударом Лэдда последовал другой, резко иной по вибрациями и силе, да и нанесённый совсем по другой цели. Защита выдержала, но Инадзуми тревожно поднялась с места.
   - Это же... - она осеклась.
   - Один из твоих старых знакомцев? - тут же подхватил Шрид, который, кажется, не умел общаться неехидно.
   - Да, - рассеянно ответила Многоликая. - Один из этих недобогов, с которыми вечно не знаешь, как себя вести... ни рыба, ни мяса, тупиковая ветвь.
   - Однако он сильнее тебя, - отметил Шрид с интонацией комментатора спортивного матча.
   - Мы встречались не так давно, и... разошлись не слишком приятно.
   На глазах Инадзуми становилась всё более хмурой.
   - Сильнее? - переспросил Ирсен. - Почему же это случилось, я был уверен, что Лэдд никого не позовёт...
   - Да и не позвал бы, если бы не вмешался наш герой. Ты надеялся на силу помощника бога, полагая, что это решит все проблемы, но видишь ли, Инадзуми так устроен, что непременно подкинет ворох новых проблем...
   - Шрид, не надо. Лучше помоги... те, - Многоликая посмотрела на него с мольбой.
   - Помочь, я? - удивлению мужчины не было предела. - Дорогая моя, но я же не обладаю силой помощника бога. Я просто демон-странник.
   - Хорошо, пусть так, как скажете. Позвольте мне соединиться с Вами, и я доберу то, чего мне недостаёт, - она поднялась и подошла ближе к мужчине, не сводя с него молящего взгляда.
   Глаза Шрида вспыхнули странным серебристым сполохом, но он ответил всё так же иронично, будто ничего не происходило.
   - Ты же знаешь, что этого тебе делать не стоит... Чего ради тебе идти на такое? Давай, соберись, в твоём распоряжении есть несколько чёрных лучей, используй их. И к тебе никто не подойдёт близко.
   - Я не смогу защитить и себя, и их одновременно, - Инадзуми обвела глазами Ирсена, Нираэля и Асти. - Что-то одно. Защита вот-вот падёт, и они будут тут. Но я не смогу разорваться. Я не могу допустить удара ни по одной из целей! Нираэль и Асти гости, они ещё не знают, как драться тут, а Ирсен один против десятерых...
   Шрид картинно закатил глаза. Воспользовавшись тем, что он на неё не смотрит, Инадзуми подскочила к нему и схватила мужчину за предплечье, прижалась к нему, словно предлагая своё тело для любовных утех. Но речь шла о более глубинном и интимном.
   - Давай же, я знаю, что ты хочешь этого, всегда хотел, - горячо зашептало многоликое искушение, - откройся, одна малюсенькая щелочка и мне этого хватит. Тебе понравится, я обещаю...
   Всё дальнейшее произошло стремительно. Тяжёлая аура бога мгновенно прокатилась, как волна, по помещению, Инадзуми вдруг обратилась прозрачным едва видимым силуэтом, который, уменьшаясь на глазах, обратился странным еле заметным шариком, он притянулся к Шриду, каждый дредд которого развевался сейчас, словно живой, а глаза светились мертвенным белёсо-ртутным светом, шарик исчез в теле "странника" где-то в районе плеча, и рисунок окружающей ауры тут же изменился. Удары Лэдда и его нового помощника стали совершенно не слышны, будто растворились в многоголосом хоре тысяч голосов, в громкой музыке целого оркестра; изменившийся Шрид встал и направился к двери.
   Асти тихо произнес:
   - Нъикку...
   Ирсен потрясённо подумал, что вот кого-кого, а настоящего бога он не ожидал увидеть под личиной странствующего демона в своём заведении.
   Шрид вернулся через три или четыре секунды, будто вышел за дверь, глубоко вдохнул, развернулся и вошёл обратно, но Ирсен ощутил на грани своего восприятия, что снаружи стало безопасно, и враги, его и Многоликого, исчезли. Не сбежали или отступили, выжидая более подходящей минуты, а просто исчезли, стёрты огромным ластиком или унесены бескрайним чёрно-ртутным потоком куда-то далеко за границы Чёрного города, путь откуда у простых демонов типа Лэдда потребует столько времени, что о нём можно смело забыть на тысячелетия.
   - Надеюсь, Многоликого защитит от недоброжелателя бог, которому он служит... - учтиво проговорил Ирсен, почтительно склоняя голову перед поглотившим Инадзуми Шридом, нет, Нъикку. И тут какое-то непонятное, но крайне тревожное эхо, идущее издалека, потревожило его душу.
   Этот неслышный призвук услышали все, озабоченность появилась на лицах гостей Чёрного города. Мужчина с развевающимся дреддами тут же застыл, чуть шевельнул рукой в коротком энергичном жесте, и из ниоткуда появился Инадзуми, словно Нъикку до сих пор сжимал его в кулаке, а сейчас бросил на пол рядом с собой. Многоликий казался сейчас зыбкой недовоплощённой фигурой, примерно таким, каким он вошёл в этот бар, только не мерно чёрным на сей раз, а с красивыми серебряными полосами внутри своих структур, словно под вуалью одежд. Фигура неловко упала на пол, будто снедаемая непонятным отчаянием, и сжалась в чёрно-серебристый комок, не меняя условно антропоморфной формы. Огромные глаза, не вполне материальные, но ясно видимые, будто два чистых лесных озера ("Такие глаза больше подошли бы светлому", - машинально подумал Ирсен) уставились на того, с кем он только что был един, с выражением бескрайнего ужаса, почти паники.
   - Не завидую я тебе, - тихо и почти мягко произнёс бог, умудрившись, впрочем, вмешать в свои слова привкус какого-то нездорового веселья. Он шевельнул своей аурой, будто гигантская птица взмахнула крылом, изменив одновременно ток множества энергетических русел вокруг них, и ясно продемонстрировал свою принадлежность к существам потокам. Инадзуми вновь стал мерно чёрным, но с пола не встал.
   - Спасибо, но это не спасёт. Может, мне попробовать убежать? - с отчаянием прошептал он. - Какое-то время у меня есть шансы побегать.
   - А смысл? Постарайся объяснить, что пошёл на это ради дела, - на сей раз насмешливость почти полностью вытеснила прочие эмоции в голосе Ртутно-чёрного.
   Тяжёлое эхо становилось ощутимее, всё больше напоминая неясный гул. Тревога разлилась в воздухе и уже почти переросла в непонятный иррациональный страх, но что-то мешало Ирсену и гостям Чёрного города встать и попробовать скрыться. Будто что-то всё сильнее заставляло их врастать в место.
   - Сейчас я очень остро тебе завидую, - призналась нечёткая тень на полу, почти плача. Не сразу, но Ирсен, Нираэль и Асти заметили, что окружающий мрак стал немного гуще: Инадзуми уже был почти неразличим. Но то, что это значит, в ту же минуту понял только Ирсен, отлично знающий все байки и легенды города.
   - Дурочка. У тебя нет шансов его потерять, а вот я оказаться без поддержки в нужное время вполне рискую.
   - Извини. Значит, я...
   И в следующую секунду над ними разверзлось ужасающее видение. Потолок и стены никуда не делись, но вторым слоем восприятия Ирсен, Нираэль, Асти и Инадзуми увидели, что сверху вместо потолка над ними зависла бескрайняя чёрная поверхность чего-то, расстилающаяся во все стороны до ощущаемых границ города и дальше. Неоднородная поверхность, казалось, шевелилась и переплеталась, но ничего разглядеть было решительно невозможно, словно над ними завис огромный, чудовищно чёрный провал куда-то в страшное ничто-всё, в котором парадоксально чувствовалась давящая мощь. Все, кроме Нъикку, инстинктивно пригнулись - казалось, ещё секунда, и живая шевелящаяся чернота просто расплющит их. Ирсен успел заметить, как легко разошлась в сторону аура первого бога, обтекая по краям плотную ауру новоприбывшего кошмара - похоже, эти два таких разных Сверхсущества давно привыкли к соседству своих сил.
   Страшное оно приблизилось, опустившись ниже потолка. Чёрная поверхность казалась неизмеримо огромной и успешно создавала полную иллюзию ожидаемого падения на голову, заставляя вопить инстинкт самосохранения. Неожиданно сверху полыхнуло адским жаром, и доселе невидимый Инадзуми вдруг вскочил на ноги. Его оказалось даже видно за счёт собственного слабого, но сияния - видно не только на том слое, где потолок оставался потолком и светило несколько электрических ламп, но и на ужасном двоящемся слое кошмара.
   - Не надо, не делай этого, - закричал помощник чёрного божества, запрокинув голову вверх и разведя руки в стороны. - Я просто помогал им!
   Неизвестно, услышало ли его чёрное нечто, но Нираэль и Асти увидели, как огромные волны жара, отрываясь от чёрной шевелящейся поверхности, вплетаются во вдруг проявившиеся крылья Инадзуми, накрывшие всё помещение, впитываются в них, как вода в губку, не проходят дальше, не касаются их и Ирсена. Это красивое и величественное зрелище длилось долгих две секунды и отпечаталось застывшим странно блаженным и в то же время отчаявшимся выражением лица Многоликого. Но в тот же миг раздался резкий рвущий звук, и на месте неподвижно стоящего Нъикку разверзся змеящийся провал во что-то настолько иное и непонятное, будто это пространство города порвалось и явило иррационально страшную изнанку... всего. И тут мир перестал двоиться, Ирсена, Нираэля, Асти и Инадзуми перенесло в измерение кошмара или это измерение пришедшего бога-Разрушителя заполнило бар Ирсена. Давящая сила на месте потолка стала ужасающе реальной, в её присутствии вдруг поблекли воспоминания обо всём имевшем значение, будто память распадалась и теряла своё содержимое, как вода утекает сквозь прохудившийся сосуд.
   Многоликий успел дёрнуться, но не успел крикнуть - его подняло вверх на метр, чёрные лучи вдруг цапнули его, будто клубок хищных змей, и застывшие Ирсен и гости Чёрного города увидели, как одна за другой плотное, а затем и тонкие тела Инадзуми отрываются и исчезают словно дым, один слой вуали за другим, всё более и более глубинные структуры души. Многоликий неслышно закричал совершенно невыносимыми эманациями разрушения и уничтожения, стремительно тая на глазах. Несколько шокирующих мгновений, и на глазах парализованных ужасом наблюдателей он полностью исчез, как ни бывало. Не осталось ни намёка, ни слабой тени. Их окатило волной жара, от которой, казалось, должен был заняться пожар, но которая всё равно не переборола леденящего ужаса: до тех пор никто из присутствующих не видел так близко уничтожения души и распадающуюся на куски структуру тонких тел. Затем чёрная поверхность вдруг отступила, превратившись в густой по-прежнему чёрный туман, аура бога изменилась, и в стороне под потолком неожиданно сгустилось самое настоящее облако тьмы, меняющее свои очертания.
   Клаустрофобия разжала свои цепкие пальцы, ощущение, что их вот-вот раздавят, сменилось ярким ощущением присутствия чьей-то воли, и этот кто-то был очень, очень не в духе, недоволен и зол, о чём вопила каждая молекула воздуха в помещении. Палитра ужаса медленно, даже величественно меняла краски и тона, а густое как мазут чёрное облако постепенно принимало антропоморфные очертания. Их отделяло от него метра четыре, но мысль о бегстве распадалась, едва зародясь: было совершенно очевидно, что убежать невозможно и некуда. Провал на месте Нъикку исчез, будто без следов зарос шрам или крышка колодца захлопнулась, и с таким же точно ощущением хлопка или прыжка Чёрное Солнце окончательно вступил в город, приняв антропоморфный облик. Абсолютно чёрный без малейших отблесков силуэт неопределённого пола завис под потолком, всё ещё сливаясь длинными развевающимися волосами с чёрным туманом своей ауры, а рядом, обмотанная как канатом чёрным щупальцем-продолжением волос Чёрного, материализовалась фигура Инадзуми.
   Не успел светлый дух обрадоваться тому, что его старый знакомец почему-то жив, как чёрный луч вдруг превратился в нечто, похожее на густой прозрачный клей, и всё, чего касалась эта субстанция, включая воздух и само пространство, тут же таяло, будто испарялось. Полиморф опять не успел закричать до того, как его физическое тело умерло, и опять реакция пошла дальше, глубже по структурам души, растворяя одно тонкое тело за другим. На этот раз процесс длился дольше, но был таким же неотвратимым: и никогда больше Нираэль не пожелал бы увидеть зрелище агонизирующей обнажённой души, съедаемой хаосом. Помещение, все присутствующие, и даже сам жестокий бог, казалось, пропитались невидимой болью умирающего Многоликого, последними сполохами его меняющейся, такой разной ауры.
   Уничтожив во второй раз душу своего помощника, Чёрный, наконец, опустился на пол, изменив гравитацию вокруг себя до нормальной для этого места. Его волосы всё так же хаотично развевались в абсолютной тишине, будто от невидимого урагана, плавно меняя свою структуру и переходя в лучи на некотором отдалении от антропоморфного облика своего хозяина. Ярости уже не ощущалось в воздухе, но напряжение напоминало стоп-кадр бури. Никто не мог отвести взора от ужасного бога, но Нираэль ощущал закипающую в нём злость за то, что его заставили с головой окунуться в чужую боль такой силы, что для светлого было особенно мучительно. Он молчал во время этой паузы между чудовищными пытками уничтожения души, но когда в ладони бога появился полупрозрачный мохнатый шарик размером с теннисный мяч, так похожий на шарик, влившийся в Нъикку, злость перевесила оцепенение, и Нираэль вскочил с криком:
   - Хватит!
   Опередив его крик на долю мгновения, шарик свободно оторвался от ладони аватары Разрушителя и завис в воздухе на расстоянии метра... а затем обернулся женщиной, вновь живой Инадзуми. Лучи-волосы Чёрного тут же обвили её руки, ноги и шею, напоминая одновременно путы и объятия.
   Асти дёрнул руку Нираэля, призывая того сесть на место, но светлый не собирался больше смотреть на мучения.
   - Зачем ты так издеваешься над ним, он просто защищал нас! Перестань его мучить! Это слишком жестоко!
   Сначала, казалось, что бог вовсе не слышит Нираэля: один из чёрных лучей ударил Многоликого по спине, словно плеть, и тот выгнулся, закричав, а затем Чёрный перевёл взгляд своих невидимых глаз на светлого. Чёрная фигура не позволяла рассмотреть практически никаких деталей, ни черт и выражения лица, ни глаз, но фокус внимания бога пригвоздил Нираэля к месту, как обрушившийся на спину небосвод.
   - Нираэль, не надо, не спорь, - тихо произнёс Асти, вновь дёрнув светлого за руку, но того уже понесло стремление защитить, вызывая огонь на себя.
   Инадзуми подняла голову и устремила свой взгляд на светлого. Вдруг из одного из её тонких тел показалась пушистая охапка тонких как травинки прозрачных щупалец, отдалённо похожих на лучи-волосы Чёрного, только во много раз тоньше и бесцветных. Несколько из них свободно протянулись к Нираэлю и ткнулись в его тело, как будто руки, и Многоликая тихо проговорила:
   - Не надо, побереги себя. Я сама виновата, и я уже... проходила через подобное. А тебе это... не уверена, что пережить.
   Пока Изменение сбивчиво говорил это, Чёрный, не переставая пристально смотреть на Нираэля, сделал пару шагов вперёд, оставив своего пленника за плечом. Внутри Его ауры что-то заизвивалось, и непроглядная тьма антропоморфного силуэта обернулась многоруким непонятного пола существом с человеческим лицом и на удивление светлой кожей. Число рук неясно размывалось, переходя на грани видимости в подобие чёрных щупалец, - на самом деле это были, конечно же, лучи.
   - Виновата в чём? - Нираэль с трудом отвел взгляд от Чёрного, установив зрительный контакт с колеблющейся в паутине чёрных лучей Многоликой. - Что на одну минуту объединила свои силы с тем, кто по-другому помогать не спешил?
   Тонкие губы аватары Солнца тьмы изломались в усмешке при этих словах, и паутина лучей вокруг Инадзуми тут же обернулась колючей проволокой металла, глубоко врезаясь в тело пленной помощницы бога. Чёрная кровь заструилась на пол в несколько ручейков под болезненный стон раненой. Чёрный бог едва заметно повернул голову, боковым зрением довольно полуприкрытых глаз ловя спутанную режущим металлом фигуру, и неожиданно проговорил:
   - Не смог удержаться, - с такой интонацией, словно подарил не страшную пытку, а букет цветов. Его голос не являлся ни мужским, ни женским - негромкий, он разносился невероятно ясно, а в интонации слышались нотки почти Нъикковской насмешливости, жестокости и непонятной сладости.
   Инадзуми наконец смогла застыть, сведя новые повреждения к минимуму, - кровь уже останавливалась благодаря регенерации помощника божества. Нираэль возмущённо топнул, собираясь броситься на бога с кулаками, но покорный и тихий голос полиморфа смог ещё удержать его:
   - Стой. Не вмешивайся, Нираэль. Ты разве не видишь, это...
   Инадзуми осеклась и продолжила мысленно прямо внутри мозга светлого: "Ревность". Её мыслеречь звучала удовлетворённо, хотя нотки боли никуда не делись. Светлый содрогнулся от мучительного притяжения этих болезненных эмоций тёмных, и тут Чёрный вновь ударил своего помощника чем-то невидимым, и произнёс:
   - Не люблю, когда ты об этом говоришь.
   Похоже, мыслеречь Инадзуми оказалось услышанной. Сдерживающие демоницу металлические путы исчезли одновременно с ударом, и она упала на пол, расплескав чёрную кровь. Ирсен и гости города увидели, как по израненному телу женщины ползут лучи той самой полупрозрачной растворяющей всё субстанции, которые совсем недавно уже уничтожили её душу. Но в этот раз помощник бога успел сосредоточиться и взять себя в руки: лучи почти не причиняли ей вреда, лишь иногда наносили незначительные повреждения. Двигаясь замедленно, в трансе глубочайшего сосредоточения, полиморф осторожно взял в руки два полупрозрачных отростка, словно опасных ядовитых змей, и с восхищением на лице принялся их рассматривать. Ещё один угрожающе поблёскивающий луч растворяющего хаоса обвил его талию, не причиняя вреда.
   - Молодец, - неожиданно похвалил полиморфа Чёрный и вновь перевёл колкий взгляд на светлого. - Ты думаешь, Я жестокая тварь, а он несчастный мученик Моих капризов?
   В вопросе-утверждении плескалась недвусмысленная угроза, но Нираэля это ничуть не смутило.
   - Да. Зачем ты...
   - Ирсен показывал тебе местную больницу для душевнобольных? - перебил его бог. Нираэль покачал головой. - Там есть одна девушка, даже не демон, она добралась до города из человеческого мира, где родилась и жила. Она и две её подруги ведьмы решили подарить свои души Мне.
   Чёрный сделал драматичную паузу. Инадзуми встала, всё ещё держа в руках лучи хаоса, и осторожно подошла ближе.
   - По собственной воле, безвозвратно и навсегда, - продолжала Чёрная Звезда. - Они не вполне представляли, на что идут, как это часто бывает у таких существ, как вы, а потому тем сильнее упорствовали в своём желании, ощущая скрытую тень сомнения. И что же сделал ваш герой и защитник? Отговорил, запугал, прогнал глупых ведьм? А может, пришёл за советом ко Мне?
   - Не надо, - умоляюще проговорила Инадзуми, всё ещё гладя, как кошку, прозрачное щупальце. - Я был неправ...
   - Нет, повинуясь своему коварству и злой ревности, она пришла к самой отважной из ведьм как друг. Одев её в слои своих обличий и укутав своей аурой, обратила в подобие себя и, выбрав удобный момент, подложила её Мне. Теперь эта ведьма, не переставая ни на минуту, постоянно кричит в местном приюте для тех душ, которых поломал город.
   Чёрный вновь сделал паузу. Все молчали.
   - Элементы её души стоят на совсем иных местах, смещённые Мною. Когда-то чёткая структура её души изменена, элементы перестроены и лишены привычных связей. Её душа неспособна привыкнуть к любому хаосу, к любой структуре, как душа Инми, и то, что для Моего помощника было бы актом любви, стало для неё окончательным разрушением. Она никогда не вылечится.
   - Но... Ведь Ты мог бы переделать её душу, вернуть всё на место, - проговорил светлый. - Обратно.
   - Нет, - отрезал бог. - Её душа от этого рассыпется в прах. Мои прикосновения не все могут пережить. Она останется в лечебнице до смерти своего самого плотного тела, за которое по привычке держится её душа. Но больше воплотиться она не сможет и будет долго и медленно распадаться, если её не съест какой-нибудь падальщик с Моей Стороны.
   Прозрачные лучи хаоса исчезли, так и не нанеся Инадзуми вреда. Не дожидаясь следующего акта перемены декораций, она сбоку подошла к своему повелителю и упала у ног бога на колени, ссутулясь и опять размыв свой облик до зыбкого тёмного силуэта. Задумчиво глядя на гостей Чёрного города и Ирсена, бог-кошмар коснулся одной из своих рук головы полиморфа, мягко переплетясь маленькими отростками лучей с его волосами. Чёрная Звезда чуть прикрыла глаза, и мир сдвинулся, перекинув сознания Нираэля, Ирсена и Асти обратно на той слой пространства города, где они впервые повстречали Многоликого. Бог и его помощник оставили бар Ирсена, перенесясь в одну из чёрных Башен основателей города.
  
  
  
  
   Разомкнутый круг
  
  
   Она шевелилась и извивалась, сложные ряды узоров таяли в воздухе в месте обрыва материальных структур в нечто невидимое. Поворот в нефизическое измерение. Местные обитатели прозвали её Стеной, что, впрочем, неудивительно для цивилизации их уровня развития. Она и вправду напоминала стену из причудливых небольших белёсых блоков, усеянных узорами или письменами. Но эта стена время от времени извивалась словно гигантская каменная змея.
   Среди державших контроль над этим дальним миром светлых духов Стена считалась довольно сильным живым артефактом. Её неустанно не охраняли только из-за ограничений уровня доступа в мир: с некоторых пор богам сюда путь был заказан. Ушлых помощников богов тоже не опасались: Стена походила на змею ещё и тем, что умела жалить. В общем, как-либо навредить ей или разрушить её помощники богов всё равно бы не смогли. И те, кто искали оружие, в итоге искали его в другом месте - мало ли артефактов в универсуме?
   Чёрная почти бесплотная тень материализовалась на почтительном удалении от Стены и неспеша направилась по направлению к серебристому мерцанию, такому красивому и манящему под светом ночных звёзд. Инадзуми претило слова "артефакт", пусть даже со стыдливым добавлением "живой". Так часто называли её саму, но даже не в том было дело. Она шла не воровать артефакт, она шла знакомиться с Силой. Изменчивая душа прозрачного помощника Чёрного Солнца очень остро чувствовала различия между предметом, с наложенным на него причудливым заклинанием, и живой Силой, даже если последняя выглядела как предмет, строение или... вообще никак не выглядела.
   Понятие Силы шире даже понятия "бог", так как включает в себя и совсем малоразумные стихии, и странных, иных богов, и даже явления природы. Одно из умений Инадзуми заключалось в том, что она умела чувствовать душу или аналог души Сил и могла с ними сливаться. В общем-то, именно за тем она и пришла.
   Чёрный полупрозрачный силуэт с огромными крыльями подошёл к Стене вплотную и, постояв словно в нерешительности пару минут, неторопливо возложил на неё все свои многочисленные руки. Он растаял в воздухе, сбросив ненужную оболочку и погрузившись внутрь тонких структур пустившего его божества, став частью всех знаний, письмен и огромных архивов зашифрованной информации об очень-очень далёких местах. Инадзуми не вникал, привычно наслаждаясь слиянием и впитывая, копируя в свои структуры всё, что проходило сквозь него. Необязательно разбираться для того, чтобы скопировать и унести. Стена заинтересовалась маленьким изменчивым созданием, цеплявшимся к её структурам, и спокойно впустила незнакомца внутрь себя, как только он пропитался её аурой.
   Помощник бога и не заметил испуганного взгляда пары огромных глаз, проводившего его до самого развоплощения. А полубезумный паломник Гурвал, проводящий у Стены свои еженощные бдения, судорожно достал из заплечной сумки ворох посеревшего пергамента и принялся что-то искать.
   Ощущение времени, способность к анализу и даже память полностью оставили Многоликого, но в них и не было нужды: глубокое слияние с богом всегда полностью сметало их, но Чёрная Звезда вписывала свои команды и коды в самую суть, в самый фундамент души, на уровень, до которого не могло добраться зрение помощника бога. Поэтому когда Инадзуми узнал всё, что нужно, он инициировал мягкое отсоединение - словно лепесток упал с цветущего дерева, аккуратно и почти неощутимо. Вновь обретая самость, прозрачный, а ныне темнеющий прямо на глазах дух замешкался у Стены.
   Вспоминать Чёрного каждый раз заново, обретать снова и снова, каждый раз как в первый пропускать выворачивание универсума сквозь себя самого и пропитываться тяжёлой аурой абсолютной тьмы и каплями разъедающего хаоса - Многоликий ещё не успел оправиться, как к нему кинулся и упал перед ним на колени какой-то абориген, что-то громко крича и размахивая пачкой бумаг. Многообразные ощущения Инадзуми не дали ему вслушаться в речь человека и понять, о чём он говорит, к тому же всё и так понятно, без слов. Нежданный порыв ветра выхватил один пергамент и бросил его прямо в руки помощника бога. Непонятные полустёртые каракули, а в центре - символ. На сером пергаменте чёрной не отражающей свет краской разомкнутый круг и множество изломанных линий внутри.
   Сердце Инадзуми ёкнуло. Много символов, знаков, печатей и тайных сигилл перевидал полиморф на своём веку, но впервые увидел он, как незнакомый символ неизвестного чёрного божества потянул его ауру, слегка размазав её, внутрь своего несомкнутого круга. Символ, так похожий структурно и непохожий в своей незавершённости на символ его Чёрного Солнца, схватил его! Инадзуми в изумлении отпрянул, и связь оборвалась, словно случайное видение. Осталось лишь неясное понимание, что Тот, Кому принадлежит символ, где-то недалеко...
   Полиморф исчез из мира излишне стремительно, так и сжимая в руке пергамент. А Гурвал вскочил на ноги и побежал провозглашать возвращение чёрного бога.
  
   Серебристые шипы мерно звякали, покидая гнёзда, и бесшумно всасывались обратно, внутрь руля. Чёрный джип рассекал бескрайний простор без верха и низа, и радуга под его колёсами сворачивалась непроглядной тьмой. Инадзуми курила и задумчиво смотрела на шипы. "Странно, в прошлый раз они были тоже чёрными". Всего этого, конечно, не существовало в том виде, в котором это могли бы увидеть человеческие глаза. "Нъикку, что ли, тут был..." Однако именно такая картина довольно верно, хоть и с изрядной доли метафоричности, передаёт происходящее.
   Звяк-звяк. Единственные звуки в тишине, если не считать звуков дыхания Многоликой. Неестественно бесшумно, но плавно, быстро, но будто с некоей торжественностью руки водителя избегали прикосновения к шипам, хотя руля из рук Он не выпускал. Абсолютно чёрная, без единого отблеска кожа поглощала, казалось, не только всякий свет, но и любой случайный шорох.
   Звяк-звяк. Изящная, мерная безупречность. С первого взгляда казалось, что рядом с Инадзуми на месте водителя находится страшный провал в непроглядную бездну. И в данном случае правильнее судить с первого взгляда. Присмотревшись, однако, можно было заметить, что чёрный джип вело антропоморфное причудливое существо, многорукое, растрёпанное и одетое в чёрные одежды, полностью сливающиеся с Его кожей. Его длинные чёрные волосы свободно вились прядями по всему салону, будто в невесомости, и, похоже, выполняли роль дополнительных конечностей. Его чёрные глаза без белков не отражали ни единого блика и поначалу вовсе были незаметны на лице. Впрочем, иногда количество глаз менялось, и они располагались в ряды или даже полукругом.
   Звяк-звяк. В абсолютном спокойствии тонули не только свет и звук, но и любые переживания, тревоги и какие бы то ни было возмущения мыслей ли, эмоций ли. Словно гравитация Чёрной Звезды уничтожала неотвратимостью даже подозрения о том, что что-то может пойти вопреки предрешённому и выбранному богом. Греясь и распадаясь в лучах этой чёрной благодати, Инадзуми однако кое-что вспомнила.
   - А да! - докурив, она выбросила окурок в форточку и достала из складок платья смятый пергамент. - Смотри, что мне попалось в мире светлой Стены.
   Она развернула бумагу, демонстрируя знак. И ощутила, как взгляд бога скользнул по изображению, задержавшись на миг.
   - Забудь об этом, - безэмоционально ответила Чёрная Звезда, и пергамент рассыпался в прах.
  
   Оглушающий рёв низких вибраций рвал на части корни универсума - кто сказал, что демоны не умеют устраивать дискотек? Укрываясь этим какофоническим смешением, словно покрывалом, Инадзуми зашла в бар. Её прожгло навылет несколько тяжёлых взглядов: значит, сейчас здесь присутствуют боги. Кто и где, полиморф не видел: ярче и заметнее всех веселятся обычно демоны либо помощники чёрных богов примерно её уровня, сами же силы разрушения и смерти обычно довольно сдержанны, и чаще всего в подобных заведениях их можно найти в самых тёмных углах за спинами танцующих, скачущих и неистовствующих. Будто скалы за бурлящими пенными волнами. Но Инадзуми сейчас не особо интересовали столпы и опоры тёмных спектров, она влилась в пенный океан ещё одной невидимой каплей. Вычёркивая узоры хаоса, она позволила смешению энергий закружить себя: к тем, кто ей нужен, её прибьёт течение, нет нужды проталкиваться сквозь толпу, кричать и искать, достаточно лишь протянуть невидимую тонкую нить, и всё случится само собой.
   В круговерти случайных фраз, кусочков чужих разговоров, чьего-то смеха, чьей-то боли, чьей-то радости, лучей чужих взглядов, перекрестья эмоций чёрный высверк на миг расколол её восприятие паутиной разбивающихся осколков. Чёрное острие взгляда и беззвучный выдох, полный сдержанной страсти: "Ключ...". Инадзуми запоздало мотнула головой, пытаясь то ли удержать, то ли прогнать случайное видение. Она заскользила взглядом по кружащейся толпе, пытаясь обратить время вспять и понять, откуда её настиг взгляд, безусловно, разрушителя. Чёрного бога разрушителя. Здесь, в этом месте это примерно как искать определённое дерево в лесу. Послевкусие ауры говорило Инадзуми о том, что она незнакома с этим богом, но разве трудно богу обмануть кого-то вроде неё?
   Ключ. В череде бесстрастно уничижительных наименований, которые ей, словно предмету, дали коллеги и товарищи Чёрного Солнца, это слово звучало не раз и не два. Полиморф догадывался, что при желании из её души можно соорудить подобие вируса или использовать как универсальную отмычку, сливающуюся со всем, что встречается ему на пути, отворять любые засовы, вскрывать, растворять, поддевать, убирать, ассимилировать любые преграды, даже созданные богами, против богов. Кто знает, что ещё можно сделать из её меняющейся души, обладая изобретательностью божества? С чем соединить, что нанизать, как на нить, поверх? Удобная субстанция существования в несуществовании Иной Стороны мироздания, устойчивая к чёрному излучению и разрушению.
   Незначительный эпизод полностью смешал её, сбив с взятой траектории. Не секрет, что такая душа пригодилась бы многим, и многие, Инадзуми знала, не стеснялись предлагать Чёрному Солнцу свою цену для обмена, но Чёрный, известный среди богов как Коллекционер, не любил расставаться со своими игрушками и предпочитал искать, добывать или попросту создавать, а не обменивать. Новенький? Редко, но бывало, что в устоявшейся компании ближайших товарищей Чёрной Звезды появлялся кто-то новый. Полиморф с трудом сосредотачивался на том, зачем пришёл сюда. К равным ему душам, вообще-то. Интересно, а как видит его этот таинственный новенький? Насколько жаждет? За свою безопасность Инадзуми нисколько не боялся, невидимые печати безусловной принадлежности, поставленные одним чёрным богом, читаются быстрее всего другими чёрными богами. А живые Силы, как известно, никогда не ссорятся. И не дружат. Только лишь сотрудничают. Впрочем, никогда нельзя до последнего быть уверенным.
  
   - Нохит, ты говорил, это просто люди! Что-то они дофига сильные!!! - Инадзуми и его приятель, соединивший в себе тёмное и светлое начала, убегали, отбиваясь, от рассерженной толпы магов в одном из миров с цивилизацией, прошедший длинный путь магического развития.
   - Да, что-то я облажался, - простодушно согласился чёрно-белый, который, собственно, и попросил Многоликого о помощи в изучении нескольких интересных артефактов, созданных магами этого мира. Изучение подразумевало похищение, и Нохит умело заинтриговал Инадзуми теми уникальными знаниями, которые можно получить, изучив магические технологии данного мира. Чёрного сейчас не было в данном секторе универсума, а Многоликий никогда не упускал возможности научиться чему-то очень неожиданному в отсутствии своего Хозяина, чтобы по возвращении Чёрной Звезды щегольнуть полученными знаниями и подчеркнуть, что он времени зря не терял.
   - Что делать-то будем теперь? - местные жители, как оказалось, очень хорошо охраняли свои творения и свои знания. А что гораздо неприятнее, по силе они не уступали помощникам богов.
   - Надо как-то прорвать заклинание, закрывшее мир, и вырваться отсюда. Если они нас поймают, и Аккретор узнает об этом... - Нохит осёкся, вложившись в заклятия боевой магии. Помощники богов во многом понимали друг друга без слов. Аккретор, Нейтронная Звезда, Хозяин Нохита, ожидаемо не отличался приятным нравом, когда Его помощник делал что-то вопреки воли бога. Он ценил деловой подход и успехи Нохита, но превращения своего помощника в воришку оказалось бы достаточно для расторжения их контракта. А чёрно-белый очень ценил своего покровителя и, как казалось Инадзуми, хоть Нохит это и отрицал, был к Нему очень трогательно привязан.
   - Хорошо, я нас вытащу, только прикрой меня на полминуты. Сможешь?
   Нохит присвистнул.
   - Смогу, а ты-то сможешь? Я что-то не знаю о твоих талантах, похоже...
   - Многого не знаешь, полосатый, - продолжительных любовных отношений между ними так и не сложилось, но Инадзуми нравился этот не в меру самоуверенный и обманчиво циничный дух.
   - Эй, только не зови Его, лучше уж гнев Аккретора.
   Инадзуми рассмеялась.
   - Ты очень смешно боишься Чёрной Звезды. Не беспокойся, сейчас Он и не услышит меня. Ну если только мою душу начнут распиливать на части...
   - Тогда поехали, - и Нохит накрыл их обоих непроницаемым куполом, отдав ему все свои силы.
   На самом деле Многоликий вовсе не был столь уверен в своих силах, как пытался показать. Но делать что-то надо было: за глупое пленение в этом мире и последующее изучение Аккретором его меняющейся души Чёрный его очень не похвалит. Инадзуми решил воспользоваться одним из чёрных лучей, которые всегда оставались с ним, где бы ни находился в тот момент он и его божественный покровитель. Присоединиться к лучу Чёрной Звезды и им, словно продолжением своего тела, словно своей рукой сжечь запечатывающее мир заклятие. Надо было очень постараться, но и не перестараться с другой стороны, за несанкционированные разрушения в этом древнем и ценимом всеми мире отвечать придётся серьёзнее, чем за близкое знакомство с Нейтронной Звездой.
   Глубокое сосредоточение, растворение своей обособленности, проникновение внутрь луча, а самое тяжёлое - удержать своей рассеянной сутью контроль над нестабильной и мечущейся хлёсткой энергией, которая так и норовила вывернуться и обжигающе укусить наглеца, пробующего оседлать её. Инадзуми пронзило ощущение полного исчезновения себя, когда ей, наконец, удалось. Остатками тающей воли она направила луч на чужое заклятие, миг - и контроль над лучом оказался утерян, и полиморфа отбросило в сторону отдачей жёсткого разрыва. Не осознав до конца ещё степень своего успеха или неудачи, но ощущая прямо над ними в небесах стремительно закрывающуюся дыру, Многоликий вложил все свои силы в перемещение напарника.
   - Быстрее! - заклинание восстанавливалось слишком быстро: чёрный луч задел его лишь по касательной, слегка прижёг. Недостаточно времени, чтобы сбежать двоим - Инадзуми ещё собирала себя по кускам после единения с чёрным излучением. Нохит попытался было возразить, но встретился взглядом с Инадзуми и всё прочёл по глазам. Действительно, Аккретор ничего не узнает, а Инадзуми потом освободит Чёрная Звезда, которая уж точно не выгонит своего помощника прочь за этот досадный промах.
   Многоликий вложил все свои силы, которыми сейчас обладал, в подобие стремительного "пинка", выпроваживая чёрно-белого из мира, и приготовился к ощущениям жуткой боли от атакующих заклятий местных магов - купол Нохита рушился. Но как только Нохит исчез, Инадзуми вдруг накрыло откуда-то сверху концентрированным чёрным лучом. Он привычно наполнил энергией, залечил все повреждения и огладил словно мягким бархатом. От блокирующего мир заклинания местных не осталось и следа: верно направленный луч растворил его, филигранно не коснувшись разрушением самой планеты.
   "Вернулся раньше срока... значит, что-то пошло не так?.. а тут я..." - скачущие мысли Инадзуми оборвало ощущение острой незавершённости, какой-то разомкнутости в окружавшей её энергии. Её телепортировало куда-то далеко, миг - и Инадзуми оказалась воплощена в одной из своих самых привычных антропоморфных форм. Обратившись женщиной, она сидела за накрытым столиком в огромном тёмном зале, стен не видно, а напротив сидел молодой мужчина с длинными чёрными волосами. Взгляд его чёрных без зрачков и радужки глаз ожёг Многоликую мгновенным узнаванием, и она тут же вспомнила неузнанного бога в том баре Чёрного города, а затем перед внутренним взором появился уничтоженный пергамент с незавершённым кругом символа, похожим и таким непохожим на...
   Инадзуми ахнула во внезапном осознании потрясшей её мысли и закрыла рот ладонью, словно пытаясь сдержать и так прекрасно видимые богу мысли.
   - Здравствуй, Ключ. Ты очень трогательно пытался соединиться с Моим лучом, когда Я проходил мимо, у тебя даже получилось на какое-то время. Так что Я решил вмешаться и помочь тебе.
   - Прости, я... я вас перепутала... - Инадзуми совсем поникла, произнеся такую страшную для самой себя вещь.
   А вот молодой бог, сидящий напротив, расхохотался в неудержимом веселье. Он выглядел донельзя довольным и напоминал, так напоминал Инадзуми всем, даже манерой смеха, её Чёрную Звезду.
   - Не вини себя, это было немудрено, - отсмеявшись, заявил незнакомец. - Особенно с непривычки.
   - А что, вы все... все... - Многоликая опять смешалась и замолкла, говорить об этом ей казалось богохульственным.
   - Все ли Чёрные Звёзды так похожи? - безжалостно уточнил незнакомец, откупоривая стоящее на столике вино и разливая его по бокалам. Будто на свидании в ресторане.
   Из-под стола, словно щупальца чудовищного осьминога, показались чёрные концентрированные лучи. Они мягко зазмеились в воздухе, поднимаясь вверх и давая возможность Многоликой внимательно изучить их. Сходство оглушало и пугало. Но вслушавшись в их ауру, Инадзуми опять наткнулась на непонятное ей ощущение незавершённости, какой-то то ли неполности, то ли разомкнутости. Точнее всего его описывал знак этой другой Чёрной Звезды, случайно встреченный Многоликой в далёком мире, где живёт Стена. Незамкнутый круг...
   Интересно, что бы это значило? Он просто другой? Или - от этой смешной догадки Инадзуми даже забыла своё смущение - он просто моложе? Недавно появившаяся Чёрная Звезда! Молодой бог! Потеряв контроль над своими мыслями и балансируя на грани опасного умиления, помощница бога совсем забыла, что все её мысли читаются как открытая книга.
   - Ой.
   Сходство очень велико. Значит, нрав у Него тоже похож...
   - На оба твоих вопроса да, - ничуть не смутившись, ответил бог на её размышления. - Выпьем же за знакомство, Ключ. Я давно наблюдаю за тобой.
   Наверное, правила приличия требовали поблагодарить за спасение и сказать, что ей пора, но прикованная тяжёлым взглядом чёрных глаз Инадзуми послушно взяла бокал. Она не имела сил к сопротивлению, что бы Он сейчас ни велел.
   - И как, нравится? - осознание, что она ведь полностью попалась и опять вляпалась в какую-то некрасивую историю, которая ещё неизвестно чем кончится, придало Инадзуми наглости.
   - Очень, - нежно проговорило чудовище напротив неё и первым выпило свой бокал. Инадзуми ничего не оставалось, как последовать примеру. Вино оказалось очень неплохим. Любопытно, зачем же Он вообще тут. Её Чёрное Солнце не любил рассказывать своему помощнику о Ему подобных, но Инадзуми знала, что их очень мало и они распределяются по универсуму почему-то таким образом, чтобы почти никогда не встречаться. Ей всегда была крайне интересна эта тема, но они почти ничего не знала. Фантазию сдерживать оказалось довольно сложно, а непонятные инстинкты влекли её к чудовищному богу со страшной силой, и это тоже пугало.
   - Не бойся, - прошелестела Звезда. - Ты на редкость хорошо стыкуешься с чёрным излучением, но Я тоже уважаю чужую собственность.
   Инадзуми решила, что ей надо налить ещё вина. Спутник галантно забрал из её рук бутылку и налил вино сам. С другой стороны, ведь её влечёт не только к Чёрным богам, а вообще ко всем богам, и так было всегда, насколько она помнит. Так что, может, это притяжение - это нормально?
   - Конечно. Ты же Ключ.
   - В том мире, где я впервые встретила Твой символ, он... потянул мою ауру. Ну то есть совсем. Размазал.
   Чёрная Звезда рассмеялась.
   - Это Мой интерес виноват, должно быть. Не беспокойся, тебе правда ничего не угрожает.
   - В том мире Тебя уже видели. Давно. Когда он был открыт богам, наверное...
   - Да, - легко согласился чёрный бог, приступая к трапезе. - Он как раз на самых границах Моего сектора. Условно Моего.
   Он вновь улыбнулся, словно подчёркивая особенное отношение подобных Ему к понятию принадлежности.
   - Мы соседи, дорогой Ключ.
   - Ой, так значит мы влезли на чужую территорию, - Инадзуми вспомнила, что информация, которой располагала Стена, оказалось весьма интересной и нужной её богу.
   Вторая Чёрная Звезда усмехнулась.
   - Ничего страшного. Ты же не думаешь, что Я зашёл к вам просто так? Нет, не за тобой, не надо так пугаться. Я бы, конечно, рад, но... Это тебя так мой коллега запугал, что ты настолько боишься своих инстинктов? Наверное, ты очень шаловливый Ключ.
   Чувствуя себя морально уничтоженной, Инадзуми стыдливо промолчала. Всего несколькими фразами Он разметал всё её самообладание в пыль.
   Но вскоре она забыла о своём стыде, с упоением смеясь шуткам молодого бога и купаясь в Его обжигающем флирте. Впрочем, оставаясь верным своим заявлениям, границы чёрное Сверхсоздание так ни разу и не перешло.
   Когда ужин был закончен и они встали из-за стола, Звезда проговорила:
   - С большим удовольствием пригласил бы тебя сейчас на танец, Ключ, но теперь пришло время остановиться.
   Инадзуми уже мало что соображала, полностью очарованная и покорённая богом-Разрушителем: опьянение страстью и притяжением развеивалось с трудом. "Сосредоточься на различиях, - услышала она тихий шёпот внутри своего плывущего сознания. - Ох, ну ладно, нестойкий Ключ, давай Я тебе помогу" - и сразу после этих слов Инадзуми показалось, что она, обратившись пылинкой, оказалась в самом центре ревущей чёрной бури. Знакомые и привычные ощущения смешались и опрокинулись рвущей разомкнутостью, раскрытостью: энергия не циркулировала по замкнутому гигантскому контору, по кругу, она словно выплёскивалась куда-то вовне, в холодную бесконечную пустоту, будто утекающий без следа поток. Видение тут же отхлынуло, но его сил хватило для того, чтобы Многоликая пошатнулась и непременно упала бы, не поддержи её уверенные руки спутника. Женщина взглянула на Него, постепенно приходя в себя и всё яснее осознавая раздвоенность своего восприятия: совпадающие и полностью отличающиеся от её бога потоки ауры Сверхсоздания. То, да не то. Всё-таки Он другой, но как же временами похожа аура и лучи!
   Всё яснее вспоминая своего Чёрного сквозь манящие чары второй Тёмной Звезды и чувствуя уже жжение совести, Инадзуми рассматривала безупречную, волосок к волоску причёску облика божества. Волосы спадали по плечам мужчины матовыми потоками тьмы, не вились по воздуху, словно змеи, как обычно бывало с антропоморфными обликами её Чёрного Солнца, который абсолютно всегда умудрялся выглядеть очень растрёпанным, раскидавшая в хаотическом беспорядке свои лучи Звезда. Мелкая деталь случайных материальных обличий, а ведь это должно отражать какие-то закономерности и процессы сложной внутренней жизни обоих богов Смерти и Несуществования.
   - Спасибо, - проговорила Инадзуми, вложив в это слово благодарность за всё сделанное и... несделанное. - А круг потом замкнётся?
   Вопрос слетел с её уст раньше, чем Многоликая подумала о том, что неприлично спрашивать такие вещи. Эта разомкнутость казалась ей неправильной и даже какой-то болезненной для самого божества. Впрочем, в оттенках вредности или неправильности очень тяжело разобраться, когда речь идёт о богах Разрушения и хаоса.
   - И да, и нет. Я смогу однажды замкнуть. Но не в круг, - ответ оказался столь же неожиданным, как и непривычное сочетание мягкости и твёрдости в молодом чёрном боге. - А теперь давай Я провожу тебя туда, где тебе следует находиться, маленькое изменение.
   И с этими словами Чёрная Звезда телепортировала их в место сбора тёмных богов, безжалостно стянутый, сгущенный уголок пространства вне измерений и миров. Многоликий бывал тут и раньше, чаще всего в компании и в лучах ауры своего бога, но иногда ожидая Его возвращения из Хаоса или Бездны, куда нестойкой душе помощника не было хода. Инадзуми предпочитала дожидаться возвращения Чёрного либо в Его домашней системе миров, либо в лихих приключениях с равными ей душами: это место всегда манило её, но такая концентрация тёмных богов оказывала на маленькую душу гнетущее впечатление.
   Сейчас же Многоликой осталось только изумиться: вторая Чёрная Звезда поместила её в уютном закутке, отдалившись на приличное расстояние, но продолжая прикрывать своей аурой от ужасного суммарного фона десятка мирозданий-сил-богов.
   Именно так, тихо сидящей на тающих следах лучей обеих Тёмных Звёзд, как мошка на паутинке, и застал маленького прозрачного духа, вернувшись, Чёрное Солнце. Инадзуми ожидала нагоняя, особенно за ту фееричную путаницу лучей и частицы впитанной ауры другой Звезды, но услышала лишь ироничное: "Тебе не многовато?". Плотные слои ауры её Солнца привычно приклеились к Изменению, втянув его внутрь, но не слишком далеко, не нарушив обособленности сознаний, но позволив энергообмену двух существ слиться в одну сеть.
   - Я... я не знаю, - противоречивые ощущения разрывали Инадзуми на части. Скрыть их от Солнца не было никакой возможности. А не скрывать было отчаянно страшно.
   - У меня столько вопросов, мне очень интересно, какими могут быть остальные, как и почему всё, но думать даже о... Тебе и о Нём... слишком перегружающе, меня не хватает, мне кажется, что меня разорвёт на части просто от мыслей, и я совсем не был готов, не представлял даже, почему Ты меня не предупредил, сказал "забудь" и не убиваешь меня сейчас, мне очень страшно Тебя злить, - концентрированно высказала Инми одним мгновенным ощущением.
   Непроглядная Тьма вокруг неё хищно усмехнулась. Многоликой определённо удалось позабавить Чёрное Солнце, но остро ощущалось, что она скользит по лезвию и эту тему лучше оставить. Хищные завитки лучились страстью, игрой, желанием отпустить, а затем тут же вновь поймать и поглотить без остатка, вызывая в маленькой душе сладкий трепет. Настроение Чёрной Звезды ясно ощущалось хорошим, с переливами опасной игривости на грани вспышки, и Инадзуми всё же отважилась на вопрос:
   - Это значит, что Ты доверяешь? Только вот кому, мне или... Твоему коллеге?
   Тьма на миг кольнула тысячью иголочек, тут же вновь обратившись мягким бархатом.
   - Это не вопрос доверия, Инми, - Чёрный замолчал, но Инадзуми ясно прочитала невербальное продолжение в окружавшем её боге: "Это вопрос принадлежности. Нечего обсуждать".
   Тысячи вопросов в знак протеста шевельнулись в душе Инадзуми, мгновением раньше, чем она успела овладеть своими мыслями и смять их в ничто. Лучше поздно, чем никогда, хотя, конечно, теперь её бог опять при случае скажет, что она слишком неспокойна, слишком суетлива и мало медитирует. Тьма вокруг проводила вниманием тающий след уничтоженных мыслей и мерно, плавно, явно в ритме замедленного танца, раскрыла тысячи жалящих пастей, позволив в последний момент Инадзуми невредимой проскочить между нематериальных зубов.
   - Говорю же, забудь, - с усмешкой повторил живой океан тьмы, сгущаясь дальше невозможного предела. Душу Изменения затягивало глубже.
   - Да, моя чёрная Вселенная.
  
  
  
  
   Путешествие
  
  
   - Ну что, а теперь мы поедем покатаемся? - развязно спросил Доульф с заднего сидения.
   Инадзуми мысленно закатила глаза. Прошло не больше часа с тех пор, как они с Чёрным подобрали где-то на дорогах универсума Нъикку и двух духов равного Инми уровня силы, сопровождающих чёрно-ртутного бога. Кто они и зачем нужны Нъикку, выяснить не удалось (может, в качестве обеда? Инадзуми уже начинала думать, что это не такая плохая мысль). Сложно что-то выяснять в присутствии Чёрного Солнца и Нъикку рядом. Суммарная аура разрушителей - не лучшее место для сосредоточения. Или же - идеальное, смотря как посмотреть...
   Сначала всё шло хорошо. Боги казались хмурыми и сдержанными, поэтому младшие духи инстинктивно сидели тихо. Но стоило старшим куда-то выйти, оставив младшее поколение в джипе ("Ждите тут"), как началось. Товарища Доульфа, Лехшейса Инми немного знала по встречам богов и их помощников. У него не было покровителя, но он каким-то образом умудрился затесаться в завсегдатаи подобных встреч, приходя каждый раз с новым богом. Похоже, он просто искал себе подходящий вариант, перебирал. Лехшейс нравился Инадзуми, он всегда вёл себя вежливо и даже тихо (видимо, чтобы раньше времени не перессориться с помощниками богов - мало ли, кто из них станет союзником?), но вот его спутник Доульф оказался просто ужасен.
   Стоило дверям закрыться, а ауре разрушителей чуть отступить, как сначала он начал отпускать вульгарные шуточки, затем похваляться своими подвигами, потом приставать к Инадзуми, а теперь вот высказывать совершенно дикие идеи.
   - Мы никуда не поедем без них, - сдержанно ответил полиморф с переднего сиденья.
   - Да ладно, не бойся, они даже не заметят. Не трусь. Мы вернёмся раньше, чем они там закончат.
   Инадзуми промолчала. Доульф слышал только себя.
   - Изменчивая, ну не ломайся! Тачка просто шик. Боги заняты, зачем нам зря скучать? Надо наслаждаться жизнью, детка! - самодовольный тёмный дух перегнулся через сиденья и положил Инадзуми руку на плечо. - Давай, двигайся на место водителя, я сяду рядом. Заводи мотор!
   - Иди ты! - Многоликая брезгливо скинула с себя чужую конечность. - Ты не понимаешь? Чёрный убьёт меня, да и нас всех, если мы позволим себе подобное. Только Он управляет этим... пространством...
   Доульф цокнул.
   - Да ничего Он тебе не сделает, сколько ты с Ним уже? Ты же Его любовница, Он привык к тебе, наверное. Ну раз до сих пор не убил. Значит, ты очень талантлива, верно, красавица?
   Почему-то в интерпретации Доульфа всё звучало настолько оскорбительно, что Инадзуми показалось, что на неё вылили ведро помоев.
   - Не трусь, красавица. Я буду рядом. Слушай меня, всё будет просто супер, сама не захочешь остановиться!
   Инадзуми очень захотелось пинками выбросить Доульфа прочь, но он сопровождает Нъикку, а значит, увы, неприкосновенен.
   - Нет, - ну когда-нибудь ему же надоест уговаривать, верно?
   Однако Доульф был упорнее, чем казалось с первого взгляда. Похоже, сопротивление Инадзуми только сильнее распаляло его, дух на глазах становился злее. Лехшейс малодушно молчал и только головой крутил, не принимая ничьей стороны.
   - У тебя же есть ключи! - Доульф почти кричал. - Ты можешь завести эту штуку. Не ссы уже.
   - Ну, предположим, могу. Но не стану. До тебя никогда сразу не доходит?
   Обстановка накалялась, от лести и вульгарного флирта Доульф почти дошёл до оскорблений. "Представляю их реакцию, если они вернутся в разгар драки", - печальная перспектива рукоприкладства становилась всё более реальной, Доульф, похоже, едва сдерживался, чтобы не наброситься на Инадзуми с кулаками. Она тоже постепенно всё больше выходила из себя, отвечая подколками. Устроить драку в салоне этого джипа было отвратительной идеей, но просто замолчать и позволить и дальше обливать себя грязью Инми уже не могла.
   - Ну всё, ты меня довела, сучка, - взревел, наконец, Доульф, материализуя в своей руке страшного вида пушку. Из большого дула вырывалось яркое белое сияние - один из распылителей технологически развитых миров. Воюющих миров.
   Инадзуми оторопела. Такой штукой можно было неплохо потрепать существо их уровня.
   - Ты будешь стрелять в меня здесь?! - впрочем, от кого она ждёт соблюдения негласных законов гостеприимства?
   - Заводи мотор!!! Резче! - заорал Доульф. - Или я... убью его!
   С этими словами, ничуть не смутившись, Доульф наставил оружие на своего спутника. Инадзуми лишилась дара речи.
   - Ну!!! - прикрикнул агрессор.
   Похоже, молчаливый Лехшейс был шокирован не меньше Инадзуми. Он растерянно поёрзал на месте и нерешительно начал:
   - Доульф...
   - Молчи, я знаю, что ты ей нравишься! Я видел вас на последней тусовке в супервойде Эридана!
   Нелепость ситуации, тем не менее, не умаляла её серьёзности. Похоже, этот ненормальный и правда готов ранить своего товарища. До которого Многоликой, в общем, дела не было, но лёгкую симпатию к Лехшейсу она действительно испытывала. И стать виновницей страданий последнего хотела меньше всего на свете. С Нъикку же станется просто выбросить раненого, а не лечить. Ну, или поглотить. Но вот так увести личное авто Чёрного, выделенный им сверхплотный кусок свёрнутого пространства, нужный мобильный инструмент, ради прихоти какого-то гопника, когда её бог ясно велел им ждать тут...
   - Садись на место водителя, - голос Доульфа звенел металлом.
   Инадзуми было поднялась, но тут - о как вовремя! - она ощутила волны пригибающей тяжёлой ауры, Разрушители возвращались обратно. Многоликая опустилась обратно на своё место. Какое счастье. И иронично взглянула на бандита, ожидая, как он станет выпутываться из этой ситуации.
   Доульф убрал оружие и сел на своё место как ни в чём не бывало за миг до того, как двери салона раскрылись. Чёрный занял место водителя, а Нъикку в человеческом обличьи разместился на заднем сиденье, существенно потеснив друг к другу возмутителя спокойствия и его несостоявшуюся жертву. Инадзуми замерла. Флюиды ярости так и метались по салону, ясно видимые глазам богов. Но Чёрный воздержался от каких бы то ни было комментариев, даже не взглянув на своего помощника. Авто тронулось с места.
   - Так не пойдёт, - прервал гнетущую тишину голос Чёрной Звезды. - Садись-ка на переднее сиденье.
   По некоторым неуловимым интонациям в голосе повелителя Инадзуми поняла, что Он обращается к Нъикку, и стала подниматься, мысленно скривившись: меньше всего хотелось сидеть ближе к Доульфу. Но не успела она ступить в заднюю часть салона, как сразу четыре руки-луча Чёрного схватили её за руку и небрежно швырнули на себя. Сиденье чуть раздалось в ширину и в глубину, позволяя худо-бедно уместиться двоим, но только в крайней тесноте. Облик Солнца слегка изменился на более стройный и андрогинный вариант, позволяя Инадзуми наполовину лечь на Него, наполовину на сиденье. Лучи окутали её спину, плечо и руку, словно облако тьмы, обнимая и визуально сливая их в одно чёрное пятно.
   Нъикку переместился вперёд, размазавшись ртутной рекой, и вновь устойчиво материализовался на новом месте. Ёрзая, пытаясь устроиться удобно, Инадзуми вдруг уловила ощущение непонятной усталости от чёрно-ртутного и бросила на него озабоченный взгляд. Непохоже на бога уставать. Поймав её взгляд, чёрно-серебристый ехидно произнёс:
   - Только воздержись от разврата, Инми. Не смущай моих спутников.
   - Я?! - возмущённо уточнила Многоликая. Чёрные лучи уже путешествовали по её телу, проникая сквозь ткань платья как вода. Очень горячая, обжигающая вода. Впрочем, Звезда всегда вела себя подобным образом, не обращая никакого внимания на зрителей.
   - Да, ты. Если очень хочешь, попроси Чёрного отлюбить тебя где-нибудь посреди городской площади какого-нибудь перенаселённого мирка, на глазах у изумлённой публики, но только не сейчас, окей? - Нъикку усмехался. - Я даже приду вам поаплодировать.
   Инадзуми фыркнула от крайней степени возмущения под сдержанные смешки с заднего сиденья, но не нашлась с ответом.
   Выражение лица Солнца оставалось абсолютно бесстрастным.
   Джип нёсся вперёд.
   Инадзуми всё не могла устроиться удобно, пересаживаясь то так, то эдак. Руки Чёрного не особо донимали её, будто в ответ на возмущённую отповедь Ртутного, лишь обнимали и прижимали к себе. Чёрный силуэт оставался почти полностью застывшим, а вот девушка всё копошилась, перемещаясь то выше, то ниже, то правее, то левее и, наконец, пнула соседа прямо в колено каблуком.
   - Да выруби её наконец, пока это не сделал я! - в несвойственной ему раздражённой манере вскричал Нъикку.
   Инадзуми обиженно замерла и инстинктивно приникла ближе к своему богу: Ртутный почти всегда общался с ней очень тепло (что чаще всего означало нескончаемый поток насмешек или флирта), в крайнем случае нейтрально, даже его угрозы обычно сочились весельем и смехом, поэтому контраст болезненно задел. Чёрные лучи, обнимающие Инадзуми со стороны Нъикку, стали гуще, чем-то начиная напоминать решётку. Словно защита от угрозы.
   - Прощу прощения. Я постараюсь быть аккуратнее, Господь Нъикку, - сочла нужным извиниться Инадзуми, примериваясь, как бы ещё залезть на Чёрного, не задев страшные шипы, которые торчали из руля. Раз Он не прятал её внутрь Себя, развоплощая, значит, не хотел этого сейчас.
   Ртутный раздражённо шумно выдохнул и промолчал.
   - Спокойнее, - сдержанно проговорил Чёрный, не поворачивая головы. Инми инстинктивно поняла, что совет адресован не ей.
   На заднем сиденье царило напряжённое молчание. Если боги схлестнутся даже в мелкой стычке в таком замкнутом пространстве, то от душ младшего поколения не останется и мокрого места.
   - Нам ещё рано выпрыгивать прочь из машины? - наконец с нервной усмешкой спросил Лехшейс.
   Нъикку, сверливший до того неподвижным взглядом Инадзуми сквозь решётку лучей, осклабился в хищной усмешке:
   - Не бойся, мелкий. Мы не подерёмся. Во всяком случае, не сейчас.
   Что-то в его интонациях показалось Инадзуми глубоко неправильным, но что, она уловить не смогла.
   - Верно, мы сделаем кое-что другое, - второй Разрушитель тоже усмехнулся и обратился к Инадзуми: - Держи руль.
   - Но...
   - Просто держи, вертеть не надо, - Инадзуми ощутила быстрое перераспределение потоков ауры Чёрного Солнца. Конфигурация перестала быть расслабленной, и Многоликий испуганно подобрался, решив, что лучше молча пораниться о шипы, чем что-то спросить.
   - Да не будет шипов, - одарил её вполне тёплой улыбкой Чёрный и встал, спихнув девушку чуть в сторону и перебираясь на соседнее сиденье.
   Инадзуми крепко вцепилась в руль: шипы послушно всосались внутрь гнёзд ещё до её прикосновения. Разметав волосы-лучи у потолка по всему салону, Чёрная Звезда одной ногой облокотилась на переборку между сиденьями, а колено другой поставила прямо на Нъикку, склонившись над ртутным богом. Инадзуми засмотрелась на дизайн обуви Чёрного, который в последнее время выбирал исключительно высокую платформу, сочетая её с чёрной кожей обтягивающих одежд, но руль держала крепко. Она даже пропустила тот момент, когда её Солнце материализовал в руке чёрный кинжал и решительно вогнал его прямо в грудь Нъикку. Последний не протестовал и даже не дёрнулся, когда лезвие концентрированного чёрного луча вошло внутрь. Ртутный выглядел совершенно непринуждённо, будто не происходило ничего необычного. Вместо фонтанов крови показалось несколько чёрно-серебряных брызг, но и только.
   Конечно, физический план не отображал верно всего происходящего, но тот факт, что Нъикку позволяет Архитектору душ вторгаться в собственные структуры (что на материальном плане отображалось как ранение) с какой-то целью, был совершенно ясен. Инадзуми заворожённо застыла, как и всегда, когда видела Чёрного за работой со структурами душ, в данном случае, впрочем, Сверхдуши равного Ему создания. Но почему и зачем?..
   Лучи обратились веером рук, от мерцающих едва видимых, до полностью материальных - и многорукое чудовище пронзило тело своего товарища ещё в нескольких местах.
   - А ты знаешь, что мне больно? - насмешливо вопросил Ртутный бог нависающий над ним тёмный провал. По его улыбке и расслабленным мышцам лица этого, впрочем, видно не было.
   - Терпи, - безучастно ответил Чёрный, меняя структуру вогнанных внутрь Нъикку лучей на что-то непонятное.
   Нъикку, словно скучая, повернул голову и наткнулся на изумлённый взгляд Инми. Она никогда не видела подобного взаимодействия богов и обратилась сейчас вся во внимание, пытаясь понять, что именно и как делает Чёрный.
   - Твой помощник совсем не следит за дорогой. Сейчас она въедет в дерево, мы перевернёмся, и я умру, - с притворной скорбью проговорил Нъикку, явив тень своего обычного веселья. Он проникновенно взглянул на Инадзуми и драматично добавил: - Один сантиметр влево, и я труп!
   Инадзуми рассмеялась от смешной абсурдности.
   - Но тут же не растут деревья! А ты бессмертен!
   - Неважно, значит въедешь в какую-нибудь луну! Зачем ты пустил её за руль, - Нъикку метнул притворно укоризненный взгляд вверх, но Чёрный словно не слышал. Дураковалянье своего приятеля Он как обычно игнорировал. Во всяком случае, так бывало пока Ему не надоедало.
   - Какая луна, Господь Нъикку! Луна рассыпется от гравитации Чёрной Звезды.
   - Фу, ну ты зануда. Донимаешь даже на смертном одре старого человека. Не видишь, мне плохо.
   - А нехрен жрать всякую дрянь, - вдруг раздался голос Чёрного. - Ты что, не видел, что тебе Законы подсунули?
   Его лицо приняло глубоко презрительное выражение, как почти всегда, когда Он говорил о чём-то, что не одобряет. Или о "существах"-Законах, извечных врагах Нъикку как вивисектора и пожирателя душ.
   Не дожидаясь ответа, Чёрная Звезда материализовала в одной из своих свободных рук нечто невидимое, но очень рвущее и неприятное. Маленькие существа инстинктивно отшатнулись от затопивших салон волн отторжения и растворения. Прозрачный Хаос, растворяющий... всё.
   - Просто так не убрать, - добавил Чёрный, и Инадзуми поняла, что это своеобразное извинение за предстоящее. - Оно расплодилось как паразит.
   И после чего вогнал прозрачный кинжал внутрь своего многострадального друга. Тот только слегка прикрыл глаза и проговорил, имея в виду свои структуры.
   - Очень близко к сути...
   - Да, я вообще задаюсь вопросом, куда ты смотрел.
   Инадзуми подумала о том, какую боль должен испытывать сейчас чёрно-ртутный и поразилась его выдержке. Божественный выдержке. Волнами боли Нъикку она уже объелась с лихвой. Чёрная Звезда шевельнула рукой, расширяя рану, и серебристые капли крови, оторвавшись, заскользили вокруг Неё по воздуху, всё быстрее и быстрее, сливаясь в один сверкающий диск аккреции. А потом исчезли внутрь антрацитовой бесконечности.
   - Зато доставил тебе удовольствие, - вновь осклабился Нъикку. - Признайся, тебе же нравится вызывать во мне такую боль? Вкусно?
   Сдержанность Чёрного зазмеилась усмешкой.
   - Вы вдвоём безумно эротично выглядите, - наконец решилась озвучить свои наблюдения Инадзуми. Она глаз не сводила с израненного, утыканного кинжалами, Нъикку, в которого Чёрный продолжал упираться коленом, склоняясь к нему, словно в неудержимой страсти маньяка-садиста.
   Чёрная Звезда перевела на своего помощника взгляд, в котором Инми прочла вдруг самое настоящее веселье.
   - Признайся, хочешь, чтобы Я его изнасиловал? - вдруг обманчиво серьёзно спросил её чёрный бог. Нечасто сдержанный Чёрный заражался весёлостью Нъикку, но если это случалось...
   - Эй! - протестующе подал голос Ртутный.
   Инадзуми застыла, думая, выбрать весёлую правду или надёжность безопасности. Шутками шутками, но Нъикку вивисектор душ и бог-разрушитель. Сдержать же широкую улыбку было точно выше её сил.
   Чёрный продолжал сверлить взглядом Инадзуми, ожидая ответа, застыв и ничего не делая. Нъикку также перевёл на женщину взгляд.
   - Только попробуй сказать "да"!
   - Именно это ей и хочется ответить, - озвучил свой вердикт Чёрный.
   - Я... могу воздержаться? - нерешительно спросила Инми. - Вы меня сбиваете своими аурами, когда оба на меня смотрите.
   - Ну я тебе это припомню! - шутливо пригрозил Нъикку.
   - Но я же не сказала "да"...
   В ответ вивисектор, не касаясь пронзающих его лучей, изменил свой облик на облик пышногрудой полуголой красотки, которая кокетливо взглянула на чудовище над ней и проговорила слишком ехидно:
   - Что ты тогда станешь делать, маленькое изменение, если мы станем любовниками и я рожу ему целый заселённый мир?
   - Нет, Ник, столько душ у тебя нет, - спокойно ответил Чёрный и вновь вернулся к делу, материализовал ещё один кинжал хаоса и быстро вогнал его в живот женщины, в которую обернулся Ртутный.
   - Дорогой, не туда, а пониже, - продолжая кривляться раненый бог.
   - Давай поуказывай мне ещё, - ворчливо отозвалась Звезда и вдруг дёрнула нечто, находящееся внутри плоти, а точнее структур души своего пациента.
   Чёрное Солнце вскинул несколько своих лучей под потолок салона, тут же сплетя из них клетку. В клетке металось и выло какое-то отвратительное не до конца материальное создание, донельзя мерзкое и вонючее.
   - Фу, что это, - Инадзуми опять шарахнулась. - Какая гадость.
   Запертое в клетку существо громко завопило и вдруг рассыпалось мириадами своих живых подобий, которые продолжали метаться по темнице.
   - Это всё? - очень устало спросил Нъикку, вновь вернувший себе предыдущий облик мужчины с чёрно-серебристыми глазами и длинными дреддами.
   - Остальное от твоей обычной неразборчивости. Скоро закончу, - с этими словами лучи клетки вспыхнули прозрачным пламенем, вверчиваясь сами в себя куда-то наизнанку, миг дикого визга - и не осталось ни клочка ауры, ни запаха, ни следа, ни слепка от неприятных тварей, да и память о них стала быстро тускнеть, словно расползаясь в непонятном невидимом ничто. "Это талантливая, но крайне неэстетичная работа Архитектора душ, живой вирус, - мыслеречью пояснил Инадзуми Чёрный. - Такие могли бы нанести много вреда, если их игнорировать".
   И Звезда вновь склонилась над Нъикку. Страшного прозрачного хаоса больше не появлялось, зато все оттенки чёрного излучения затопили машину. "А ведь с Тобой такого не бывает", - бессловесно шепнула Инадзуми. Чёрный фыркнул, подчёркивая нелепость предположения самой подобной возможности. "Если иногда что-то и попадает, то мгновенно сгорает в Моём излучении. Если не в нём, то в Хаосе". "Но это же больно, наверное, вон Нъикку же было больно от вторжения этих сил. Неужели Тебе постоянно больно?". Звезда вздохнула: "Ну можешь поразмыслить на досуге, насколько Я похож на мазохиста".
   - Хватит шушукаться, - проговорил Нъикку. - Момент упущен, Инми, теперь я ему не дамся.
   - А что, дался бы?
   Нъикку обезаруживающе улыбнулся, пока Чёрный одним за другим вынимал из него свои лучи-кинжалы.
   - Ладно, согласен, так и быть. В обмен на тебя, милая.
   - Вот уж малоинтересное предложение, - перебила Звезда открывшую было рот Инадзуми.
   - Да твои извращённые вкусы и пристрастие к мелкашам всем известны! - притворно огрызнулся Ртутный.
   - Мои? - Чёрный изогнул бровь. - Смотри.
   Рядом с богами в воздухе материализовались уменьшенные полупрозрачные образы чего-то непонятного, местами монохромного, местами цветного, напоминающего схемы молекул, камушков и иногда каких-то причудливых облаков. Список стремительно замелькал, показывая всё новые и новые образцы. "Фрагменты душ..." - догадалась Инадзуми.
   - Это перечень того вредоносного хлама, который застрял внутри твоих структур и который Я спалил. Так что Я бы поспорил насчёт извращённых вкусов.
   - А на заднем сиденье обед? - не смогла сдержать шпильки Инадзуми, вспомнив о наглом Доульфе. - Для восстановления сил?
   Нъикку расхохотался и очень натурально изогнул свою ауру в форме гигантских как скалы зубов, щёлкнув ими перед самым лицом Инадзуми. Когда-то в первый раз такая выходка, помнится, очень напугала полиморфа, но за время их общения он уже успел привыкнуть.
   - Если они сейчас выпрыгнут, догонять будешь ты. Нет, Инми, они мои приятели. Есть я их не планирую. Пока что.
   Чёрный, наконец, вернулся на место водителя, сначала чуть не спихнув Инадзуми на пол, а затем в сторону соседнего сиденья.
   - Ещё бы Я ему обеды возил.
   - Вот. А если бы ты дался... - театрально понизив голос, шепнула Инадзуми в сторону Ртутного бога. Он вновь ощущался обычно-весёлым, своим в доску, единственным богом, с которым можно было позволить себе шутить, не чувствуя себя жалкой мошкой, которую вот-вот прихлопнут.
   - Опять ёрзаешь и суетишься. Только скажи, что тебе неудобно. Мы как раз пролетаем над разломом в универсуме. Изучишь его поближе.
   - Мне удобно, - тут же ответил помощника Солнца, застыв в незаконченности движения. - Спасибо, моя Звезда, всё хорошо.
   Чёрный обхватил полиморфа цепями своим лучей, вновь обнимая и прижимая к себе.
   - А часто у вас такое бывает? - обратилась к соседу Инадзуми.
   - Иногда, - с улыбкой проговорил Нъикку.
   - Ой что это там впереди... мне наверное мерещится...
   - Неужели дерево? - подхватил повеселивший Ртутный. - Но Чёрный наверняка его объедет.
   - И не собираюсь.
   Предмет приближался со страшной скоростью, дав возможность, наконец, оценить быстроту их перемещения, и почти сразу стало понятно, что маячивший впереди гигантский сгусток энергий и пространств принимает очертания заброшенного океанского лайнера из техномиров, только начавших своё развитие науки. Он висел в разряжённом слабо сияющем нигде, красуясь огромными пробоинами в корпусе и мутными разводами краски бортов. Несущий тьму джип, не затормозив, с размаху въехал прямо в борт судна, но никакого столкновения не произошло: материя Чёрного, в которую, как начинка в пирог, были укутаны Его спутники, таинственным образом прошла сквозь частицы призрачного корабля. Лёгкий поворот руля - и вот они уже едут вверх. Впрочем, направление движения не ощущается подъёмом. Ещё секунда, и джип паркуется на самой палубе, уже не проходя сквозь материю корабля, а вполне надёжно стоя на досках.
   - Приехали, - возвестил водитель.
   - А где же дерево? - обиженно спросила Инадзуми. - Это же океанский лайнер. Вы меня обманули.
   - А вот оно!!! - с каким-то придурошным восторгом вдруг вскричал Нъикку, показывая пальцем в сторону.
   Инадзуми посмотрела, куда велело божество: посреди палубы на небольшом отдалении как апофеоз нелепости и безумия возвышалось дерево с цветущей зелёной кроной.
   - Отлично, Господь Нъикку, - Инадзуми правда казалась восхищённой. - Это сюда я должна была въехать?
   - Да. Дорогу тебе укажет дерево, если твоё чудище отпустит тебя куда-то без присмотра.
   - Мне долго ждать? Забирай свой обед и выметайся.
   - Нельзя так с тем, над кем зверски надругался полчаса назад... кого любезно вылечил, кстати, прими мою благодарность, я в долгу и всё такое прочее.
   - Господь Нъикку, ты здесь живёшь?
   - Ну не то чтобы живу, это место скорее аналог авто, в котором мы находимся.
   - Такой огромный корабль!
   - И дерево, Инми.
   - ...и дерево. А он может перемещаться? Корабль, не дерево.
   - Может. Насчёт дерева не думал, честно говоря, но если тебе хочется...
   - Нет-нет, пусть лучше растёт где растёт. Тут так много места, можно высадить целый садик.
   - Для тебя с радостью, милая, - ртутные нити потянулись было к полиморфу, но один из блуждающий под потолком салона чёрных лучей грубо отбросил их в сторону.
   - А почему тут такая разруха и так много мусора?
   - Ты его душу видела? - иронично спросила Чёрная Звезда. - Вы двое испытываете Моё терпение.
   - Видимо, я так и не дождусь, чтобы заботливый доктор уложил меня в постель и подоткнул одеялко или хотя бы предоставил мне сиделку-полиморфа... ухожу, ухожу, не надо вот этого вот.
   Нъикку, наконец, захлопнул за собой дверь джипа, и аура Звезды растворила уже готовую сорваться вспышку как будто ничего и не было. Спутники Нъикку давно покинули авто и осматривали палубу лайнера.
   Инадзуми обвела взглядом внутреннее убранство салона словно в первый раз. Всё на своих местах, ничего лишнего, минималистичность и игра оттенков тьмы. Только волосы Солнца свободно плавают под потолком, внося элемент хаоса в безупречность обустройства, и облучают всё еле сдерживаемой энергией.
   - Я никогда не думала раньше, что эта аккуратность и стиль тут отражают Тебя самого. Думала, Ты просто скопировал внешний вид салона из какого-то техномира.
   - Ты не о том думаешь, - Чёрная Звезда шевельнулась, опрокидывая Инадзуми спиной прямо на руль и одним движением десятка лучей сдирая с неё всю одежду. Пара неосторожных царапин налились тёмной кровью.
   - Не о Нъикку, его ауре и корабле, а обо Мне должны быть твои мысли! - голос Чёрного заполнил всё сознание полиморфа, оглушая, и Инадзуми пронзила боль грубого проникновения тёмного бога в её тело.
   Очертания огромного океанского лайнера таяли вдали.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"