Тепляков Андрей Владимирович: другие произведения.

Уснуть и видеть сны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Ника чувствовла себя чужой на космической станции, все её избегали, за её спиной перешептывались. Всё потому что она не такая как все другие. Она - пилот-ментал.

    Объединение высоких технологий и психических возможностей человека может привести (и, скорее всего, приведет) к самым ужасным последствиям.
    Рассказ озвучен в рамках проекта "Темные Аллеи" Олега Булдакова. Скачать аудиоверсию можно здесь

  Уснуть и видеть сны
  
  Ника вышла из каюты и огляделась. Несмотря на ранний час, жизнь вокруг кипела. Сновали туда-сюда пилоты-практиканты в своих серых комбинезонах похожие на мышей, мрачными темно-зелеными пятнами среди них мелькал обслуживающий персонал. Ловко маневрируя в человеческом потоке, двигались автоматы: уборщики, погрузчики; неповоротливые, напоминающие перфорированных черепах, ремонтники. Ника глубоко вдохнула прохладный кондиционированный воздух станции и, решительно влившись в общую суету, пошла к столовой.
  Всего столовых было восемь - по одной в каждой меридианной зоне. Станция функционировала круглосуточно, и каждые три часа для кого-то начинался новый день. Часы на стене показывали семь утра второго меридиана и, если идти по главному коридору достаточно долго, то можно было попасть туда, где уже начинался вечер. Первое время Ника путалась - после размеренной жизни в Институте прикладной кибернетики станция казалась ей огромным сумасшедшим домом, но потом привыкла.
  В столовой было людно. Практиканты, сбившись в кучки, шумели, как потревоженные пчелы. Народ посолиднее располагался в офицерской зоне; там говорили о женщинах, новых назначениях и обсуждали разнарядки. Взяв поднос, Ника направилась к ним, черной перчинкой выделяясь на фоне синей офицерской формы. Таких цветов на станции больше не было - только она и бесконечный космос на экранах мониторов.
  Найдя свободное место, она поставила поднос и села. Офицер справа отодвинулся, стукнув ножкой стула по соседнему.
  -Приятного аппетита, - вежливо сказала Ника.
  -Спасибо.
  С ее появлением разговоры тут же прекратились, и завтрак продолжался в гробовом молчании. Мелькали ложки, офицеры морщились от больших глотков горячего кофе; они старательно не обращали внимания на девушку и смотрели в свои тарелки.
  Внизу, в общей зоне, стайка практикантов что-то горячо и шумно обсуждала. Вдруг все они разом обернулись, и Ника почувствовала на себе их быстрые нахальные взгляды. Один из них что-то сказал, и остальные ответили дружным хохотом.
  'Сосунки!' - раздраженно подумала она и пару раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. - 'Просто кучка дураков'.
  Офицеры один за другим вставали. Скоро она осталась в одиночестве, и на протяжении всего завтрака к ней никто не подсел.
  Ника ела не торопясь и в который раз вспоминала беседу с профессором Стимуном перед отправкой на станцию. Он предупреждал, что 'возможны некоторые проблемы психологического плана', предполагал, что могут возникнуть 'трудности с адаптацией'. Мягко говоря, он оказался прав. Ника находилась на станции почти месяц, и до сих пор все шарахались от нее, как от чумной. Это было обидно. Ужасно обидно и несправедливо, тем более, что на самом деле она почти ничем не отличалась от остальных. 'Это все форма. Ненавижу форму!'. Стимун много раз подчеркивал, как важно строго придерживаться разработанной для нее программы. Вплоть до самых мелочей. А в программе было ясно указано, какую форму она должна носить. Оставалось только терпеть.
  'Я знаю, что ты справишься, - говорил ей Стимун. - Психологи за тебя головой ручаются. Так что - не переживай. Все будет хорошо!'. Он улыбнулся своей широкой улыбкой, и Ника улыбнулась в ответ. Конечно, она справится. Она сильная. Сильнее многих.
  Просто обидно очень.
  
  Она стояла возле огромного, во всю стену, обзорного монитора и курила, облокотившись на поручень. За спиной продолжалась обычная суета, а там - в черной глубине проносились учебные корабли, похожие на толстых светляков. Практиканты тренировались беспрерывно, каждый час, каждую минуту. Станция ежедневно выплевывала наскоро подготовленных пилотов в жерло бесконечной войны, и каждого выпускника тут же заменял новый кадет.
  За три недели произошло пять аварий учебных кораблей. Погибло семь пилотов. Они сталкивались друг с другом в толчее станционного Периметра, и даже системы удаленного контроля не помогали - просто не успевали сработать. А, пока велось расследование, других пилотов, точно таких же, выпускали в бой.
  'Интересно, сколько их доживет до старости?'
  Впрочем, это ее не касалось. Ее дело - налетать положенное количество тестовых часов, и она это сделает. А потом улетит подальше, только ее и видели.
  Ника не любила станцию.
  Спустя два дня после появления здесь у нее возник поклонник - молоденький клерк из отдела кадров. Он ходил за ней по пятам, словно хвостик, даже имя у него было соответствующее - Матик. Симпатичный паренек. Он посылал ей на видеофон цветы и котят, и всегда занимал место в столовой. И даже где-то раздобыл плюшевого медведя. Бог знает где, но раздобыл.
  Неделю назад Ника попросила Матика найти ее личное дело - просто из любопытства - и после этого их отношения резко прекратились. В деле было написано: 'Экспериментальный пилот-ментал'. Вот так. Экспериментальный. Словно она какая-то вещь, прибор. А она не была вещью, и не была прибором. Совсем - совсем наоборот.
  Ника рассеянно коснулась горошинки нейрочипа на затылке. Даже здесь, находясь почти в двух километрах от корабля, она могла чувствовать его, послать ментальный импульс. Автоматика примет сигнал, который пройдет в системы управления, пробуждая их и заставляя работать. Ника задумчиво глядела в монитор, одновременно манипулируя кораблем и готовя его к предстоящему дню. Через пять минут все было сделано. Она бросила сигарету в робота-уборщика, мило улыбнулась в окуляр Всевидящего Ока и пошла по коридору в сторону стыковочной палубы.
  
  В большой диспетчерской было накурено и шумно. Ника любила это место - здесь на нее не обращали никакого внимания. Никто не пытался подшучивать или сочувствовать, никто не сплетничал - все занимались делом. Зональные диспетчеры, сидя перед радарными экранами, в больших наушниках похожие на стрекоз, монотонно бубнили в микрофоны, направляя, предупреждая, предотвращая. Вместе с ними всегда дежурила пара списанных с регулярного флота пилотов, в обязанности которых входило дистанционное управление кораблями новичков в нестандартных ситуациях. Они менялись каждые четыре часа, а все остальное время проводили в столовой или курилке, угощая всех желающих и не желающих байками о службе в космическом флоте.
  Повинностью Ники было каждое утро являться к главному диспетчеру Бернсу - смешному, маленькому, пузатому дядьке, с вечно висящими на животе очками и быстрыми, марионеточными движениями. Бернс выдавал ей полетное задание на день, а вечером забирал копии записей бортовых регистраторов для передачи в Институт. На обычных кораблях копии снимались автоматически, но 'Мнемозина' не имела стандартных каналов связи, а пользоваться ментальным интерфейсом никто, кроме самой Ники, не мог.
  -Черт-те что! - возмущался Бернс, шлепая толстыми пальцами по клавиатуре. - Это какое-то безумие! Сегодня ночью еще один!
  -Столкнулись? - сочувственно спросила Ника. Ей было жалко Бернса. Когда он нервничал, у него дрожали губы, и он становился похожим на толстого обиженного ребенка.
  -Да... И что с ними творится в последнее время не пойму! На тренажерах просто орлы, а тут - на тебе!
  -А эти почему не помогают? - Ника кивнула на пилотов за дистанционными пультами.
  -Эти! - раздраженно сказал Бернс. - Не успевают они ни черта. И вообще, дистанционка - это неповоротливая дрянь. Через ментальный бы, но тут только ты можешь. Обычный пилот привык кнопки жать, пока он мысли в кучу соберет, уже все - отлетались...
  Бернс перестал стучать по клавиатуре и повернулся к Нике.
  -Слушай, может ты подежуришь? А? Посидела бы, пока все не уляжется. Я тебе направление выбью.
  Ника пожала плечами.
  -Почему бы нет? Выбивайте.
  -Вот и отлично! Сейчас и пойду.
  Бернс вытащил из гнезда карту памяти и протянул Нике.
  -Держи. Это тебе на сегодня.
  Она улыбнулась ему и вышла из диспетчерской.
  
  На крутом черном боку 'Мнемозины', метрах в четырех над полом большими корявыми буквами было написано: 'полусинтетическое кибернедоразумение'.
  Ника не обижалась. Какой смысл обижаться на этих глупых озабоченных щенков? Ее психика считалась устойчивой - этим занимались хорошие специалисты. Она даже видела чью-то диссертацию: 'Особенности психологии пилота-ментала'. Написано было хорошо и увлекательно. Оставалось только надеяться, что все это правда.
  Ника вошла в кабину пилота - маленькую круглую комнатку с единственным креслом в центре. Никаких рычагов, кнопок, шкал - только кресло. Не удивительно, что многие считали ее космической ведьмой с микросхемами вместо мозгов. Мнемонический интерфейс существовал давно, но до сих пор считался чем-то сверхъестественным.
  Она уселась, пристегнула ремни и покрутила головой, разминая шею. Потом включила стартовые двигатели и вызвала диспетчерскую.
  'Привет, мальчики!'
  
  * * *
  
  Закончился еще один день. Ника лежала в кровати с книгой в руках и с плюшевым медведем на животе. Пять минут назад она говорила со Стимуном.
  Профессор был в восторге. Результаты отчетов о ней великолепны! Несомненно, за такими, как Ника, будущее космонавтики! Он радовался, словно ребенок, получивший новую игрушку. Для нее же самой было важно то, что через полторы недели состоится заседание Большой Комиссии, где будет слушаться ее дело. А это значило, что она покинет станцию. Наконец-то! Станция ей осточертела. Стала просто невыносимой. Прощаясь, Ника назвала Стимуна 'папой'. Просто так, чтобы сделать ему приятно. Он назвал ее 'дочкой'. Ника не помнила своего настоящего отца, а о маме ходили слухи, будто она содержится в тщательно охраняемой военной лаборатории. Что это за лаборатория и почему они удерживают там маму, Ника не знала. С самого детства она помнила только Стимуна. Он был ей отцом и матерью, и старшим братом.
  Часы показывали половину одиннадцатого вечера второго меридиана. Отложив книгу, Ника пошла в душ и долго стояла под теплой водой, сонно моргая и вращая головой. Потом забралась в кровать и, громко сказав: 'Спокойной ночи, девочка!', выключила свет.
  Заснула она быстро, и ей опять приснилась станция.
  
  Пилот-практикант Типс проводил маневр расхождения. В напарники ему достался Тверинский - зеленый новичок, только два дня назад допущенный к полетам в Периметре. Типс волновался. Он прекрасно знал об авариях и вел свой корабль осторожно, тщательно выверяя траекторию. Ему оставалась всего неделя до выпуска. Если все будет нормально, скоро он должен стать настоящим боевым пилотом. Часы показывали полдень шестого меридиана. В наушниках бубнил диспетчер.
  Вдруг голос его смолк, и установилась полная тишина. Типс постучал по шлему, но ничего не изменилось.
  -Диспетчерская, прием! Вызывает кадет Типс. Я потерял вас! Вы слышите меня? Прием!
  В наушниках зашипело. Типс чертыхнулся и впился взглядом в показания приборов. Прерывать маневр было поздно, ему придется действовать самостоятельно. Он успел подумать, какой скандал устроит в диспетчерской, когда вдруг почувствовал, что корабль меняет курс. Сильное боковое ускорение придавило его к креслу, ремень врезался в грудь, и в глазах потемнело. На пульте ярко запылал огонек активности мнемонического интерфейса. Типс попытался поднять руку, чтобы отключить его, и не смог. Он сдавленно зарычал, но возрастающее ускорение заставило его замолчать. На мониторе быстро вырастал корабль Тверинского. Неожиданно, он тоже поменял курс и понесся прямо на Типса.
  
  На информаторе видеофона замигал тревожный огонек, сообщая о новой аварии в Периметре. Ника перевернулась на другой бок. Глаза под закрытыми веками двигались - во сне она видела два несущихся друг на друга корабля.
  'Бух!' - не просыпаясь произнесла она и улыбнулась.
  Ника не слышала вызова Бернса, не слышала сообщения о прекращении полетов - теперь она спала глубоко и спокойно, крепко прижимая к груди плюшевого медведя.

Популярное на LitNet.com L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Архимаг "Нуб и Олд. E-Revolution"(ЛитРПГ) В.Гордова "Во власти его величества"(Любовное фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури 2. Темные грезы"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиНарушенное обещание. Шевченко ИринаМаг и его тень (Темный маг - 2). Валерия ВеденееваПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаНедостойная. Анна ШнайдерПорченый подарок. Чередий ГалинаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина Татия
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"