Тепляков Андрей Владимирович: другие произведения.

Черные небеса 2. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Доступна полная версия текста. Подробности смотреть здесь.
    Аннотация:
    С детства Ной привык считать, что Бог живет на Луне. Но, попав туда, Ной выясняет, что это не так. Нет Бога ни на Луне, ни на Небе, ни за его пределами. Есть ли Он вообще, где Он, и что это такое - на поиски ответов отправляется "Ignis Sanat"










  Фрагмент текста
  
  Черные небеса. Сверхчеловек
  
  Часть 1. Капитан корабля
  
  Глава 1. Маленький, бело-синий шар
  
  
  -Руки ей держи!
  -Держу! Давай!
  -А - сука! Кусается!
  -Ччерт!
  Пистолет для инъекций глухо стукнул по полу.
  -Идиот - руки, говорю, держи!
  -Сам держи! Она мне чуть палец не отхватила!
  -А ты не суй!..
  Раздался металлический щелчок.
  -Есть! Теперь парня!
  -Отойди от нее! Дальше!
  -Да не крутись ты, гаденыш!
  Еще щелчок.
  Люди в комбинезонах тяжело дыша отступили к стене. Два дикаря орали и извивались, притянутые ремнями к креслам. Парень отключился первым, а девчонка все никак не хотела утихомириться. Она продолжала дергать ремни, шаря по маленькой комнате мутными налитыми кровью глазами.
  Медленно текли минуты.
  -Вот лошадь! С такой дозой и здоровый мужик уже отключится!
  -Ты уверен? Ничего не перепутал?
  -Ничего я не перепутал! Ты на парня посмотри!
  -Да... трупак. А он вообще дышит?
  -Дышит он, дышит. Ты пока приглядывай за ним.
  -Слушай, может ей добавить?
  -Нельзя - убьем. Начальство велело живыми доставить.
  -Ага, их бы самих сюда!
  Девушка вдруг громко замычала, выпустила ремни и прижала ладонь к месту укола.
  -Во - проняло наконец!
  Она задергалась, ловя ртом воздух, и замерла. С минуту сидела неподвижно, потом глаза ее закрылись, подбородок уперся в грудь.
  -Все - грузим пока не очухалась!
  -А она точно...
  -Точно!
  
  Ной открыл глаза и тут же зажмурился, ослепленный ярким светом. Он лежал на жестком матрасе, укрытый до подбородка одеялом. Все мышцы болели, во рту было сухо, очень хотелось пить. Осторожно Ной выпростал руку, оперся на нее и сел. Часто моргая, огляделся.
  Комната оказалась крошечной, и, если не считать кровати, стола и стула, почти пустой. Безукоризненная белизна стен, пола и потолка, с которого изливался невыносимый яркий свет, пара закрытых дверей - вот и все ее приметы.
  Глядя на свои торчащие из-под одеяла ноги, Ной попытался припомнить, как оказался тут. Скользящая вниз земля, ощущение полета, темнота над головой, а дальше - пустота. Ничего. Он откинул в сторону одеяло и тут же вернул его обратно, инстинктивно прикрывая наготу. Прежде чем уложить, его раздели и вымыли.
  Несколько минут Ной просидел неподвижно, привыкая к освещению и пытаясь привести мысли в порядок.
  'Где Принцесса?'
  В пустом желудке громко заурчало.
  Завернувшись в одеяло, Ной встал и пошел к ближайшей двери. Тело ощущалось странно - оно словно стремилось перегнать само себя, и Ной едва не упал, запнувшись о собственную ногу. Ему показалось, будто какая-то сила, сродни той, что вжимала его в кресло во время подъема, теперь - наоборот - толкала вверх.
  Первая дверь оказалась запертой, зато вторая, едва Ной коснулся ее, с тихим шелестом втянулась в стену. За порогом было темно, но стоило сделать шаг, как вспыхнул свет. От неожиданности Ной отпрянул, и свет погас.
  'Лампа реагирует на меня'
  Он вытянул вперед руку. Освещение снова включилось, и теперь можно было осмотреть вторую комнату.
  Это оказалась ванная. В углу располагался душ с полупрозрачными дверцами, на которых было написано непонятное: 'Режим воды ?3 / Water Account #3'. Над головой висела простая лейка, никаких привычных кранов на стене не обнаружилось. Вместо них - две круглые рукоятки со шкалами. За кабинкой на толстых изогнутых трубках, выходящих из стены, висел прозрачный пакет с одеждой. Ной взял его, подошел к раковине и посмотрел в зеркало. На него глядело худое мальчишечье лицо с резко выступающими скулами и блестящими глазами - чужое лицо.
  В пакете оказался комплект белья и комбинезон светло-зеленого цвета с эмблемой на груди. Этот символ Ной уже видел раньше: на уроках математики в высшей школе - греческая буква 'омега'.
  'Омега... Мы же были вместе, когда поднимались. Где же ты, Принцесса?'
  Ной быстро оделся и вернулся к закрытой двери. Возле нее в стену был утоплен окуляр, словно туда замуровали маленькую подзорную трубу. Ной склонился к нему, намереваясь выглянуть наружу, и вдруг окуляр ожил, выдвинулся ему навстречу и быстро закрутился вокруг оси. Ной отскочил в сторону. Несколько секунд черный глазок продолжал вращаться, потом коротко пискнул и втянулся в стену. Ной снова наклонился. Окуляр опять вылез, но, прежде чем он успел повернуться, Ной схватил его и потянул на себя. Словно живое существо, устройство задергалось в пальцах, пытаясь вырваться. Так они боролись несколько секунд, пока Ной не сдался и не отпустил. Глазок поспешно юркнул в гнездо.
  -Эй! - крикнул Ной. - Меня кто-нибудь слышит?
  Тишина.
  Стены в комнате не были сплошными - они состояли из прямоугольных блоков разных размеров, разделенных неглубокими бороздками. Ной рассеянно проводил по ним пальцем. Ушки обманул его - он ничего не собирался объяснять. Он - всего лишь приманка, на которую Ной - уставший и сбитый с толку - охотно клюнул.
  Одна из прямоугольных панелей в стене подалась под его ладонью и скользнула в сторону, открывая нишу, все пространство которой занимал экран компьютера. Ной замер, глядя на матовую черную поверхность без единого блика - сгусток ночного мрака в белизне стен. Несколько секунд экран оставался темным, потом вдруг мигнул, и на нем появились буквы, расположенные в порядке кнопок на клавиатуре. Ной наугад нажал несколько, но ничего не добился. Тогда он стал исследовать другие панели. Большинство из них никак не реагировали на прикосновения, но некоторые поддавались.
  Ной обнаружил шкаф с парой вешалок и халатом, две консоли с кнопками и загадочными индикаторами, нишу с полотенцами и несколько пустых камер различных размеров.
  И никакого намека на то, что это за место и для чего он здесь.
  -Эй! - крикнул Ной так громко, как только смог. Звук ударился в стены, и они поглотили его, словно губка. Собственный голос показался ему неживым и бесплотным - комната лишила его объема и силы.
  Он подошел к запертой двери и принялся стучать. Никто не ответил, только глазок окуляра снова вылез из своей норы, покрутился несколько секунд и спрятался. Ной наклонился к нему и, глядя прямо в стеклянный зрачок, спросил:
  -Ушки, ты слышишь меня?
  Стекляшка тупо пялилась черным зрачком, елозя из стороны в сторону.
  Ной подошел к столу, по дороге едва не споткнувшись. Движения были слишком легкими, и, при этом, какими-то нескоординированными, ему никак не удавалось полностью совладать с телом.
  'Они чем-то опоили меня. Дали какое-то лекарство'.
  Ной взял стул, подержал немного, потом подкинул и с легкостью поймал. Казалось, будто стул ничего не весит.
  Держа его в руках, он направился к двери.
  Почуяв его приближение, глазок-шпион беспокойно заерзал. Ной занес над головой стул, и как только маленький окуляр высунулся, изо всех сил шарахнул по нему. Удар пришелся частично на стену, но и этого оказалось достаточно - окуляр беззвучно упал на пол. Ной опустил стул, уселся на него, поднял свою добычу и стал задумчиво крутить ее в пальцах. В животе снова заурчало.
  'Загнусь здесь от голода - и конец истории'.
  Над ухом раздался короткий гудок, дверь втянулась в стену.
  -Привет, Ной.
  Перед ним стоял Ушки. Из плоти и крови. Хмурый и решительный. Настоящий. Он шагнул вперед, и дверь за его спиной закрылась.
  Ной вскочил.
  -Ушки! Где Принцесса?
  Тот вытянул вперед руку. Ной нерешительно остановился, тогда Ушки сам взял его ладонь и сжал.
  Ной отшатнулся.
  -Что ты делаешь?
  -Не дергайся. Так принято приветствовать друг друга у нормальных людей. Привыкай.
  Осторожно, словно боясь сломать, Ной пожал искусственную руку. Ушки осклабился, взглянул на черный цилиндрик на полу - Ной уронил его, когда вскочил - и сказал:
  -Сканер ты зря разбил. Ни к чему это.
  Ной почувствовал укол вины, но тут же парировал.
  -Ты меня запер! Я не люблю, когда меня запирают!
  Ушки выпустил руку. Его лицо оживилось.
  -А ты изменился.
  -Ты тоже.
  Ушки наклонился, поднял сканер и сунул его в карман комбинезона.
  -Где я? - спросил Ной. - Где Принцесса? Ты ответишь мне наконец?
  Ушки подошел к нише в стене, где щерился белыми буквами темный экран компьютера. Под его пальцами буквы вдруг вспыхнули, исчезли, экран стал синим, на нем появился интерфейсный куб. Ной встал рядом.
  -Смотри на стену, - сказал Ушки, манипулируя лентами каталогов. - Там - у стола.
  Ной повернулся. Стена, до того белая, как снег, вдруг словно подернулась дымкой. Она стала блекнуть, таять, темнеть и вдруг превратилась в гигантское окно.
  Ной сделал два неуверенных шага и остановился.
  Серая, словно пепел, пыль; огромные валуны, беспорядочной россыпью уходящие к черному горизонту, мелкая острая галька; вдалеке, у самого края плоской равнины - белые холмы, на фоне черного неба. От самого окна к ним тянулась длинная прямая труба. Вдоль нее, поднимая густые облака пыли, что-то двигалось, объезжая частые, удивительно круглые ямы, заполненные тьмой. Все это казалось таким живым, таким настоящим, что у Ноя перехватило дыхание; казалось, стоит протянуть руку, и коснешься ближайшего камня. Странный пейзаж словно влился в комнату снаружи и застыл у самых ног.
  Совершенная, достойная самого дьявола, иллюзия.
  -Что это?
  -Луна.
  -Луна...
  Ной помнил луну. Он видел ее несколько раз, когда расступались над Городом тучи. Она казалась ему огромной, больше солнца, красивой и яркой - ее сияние затмевало свет фонарей. Она была бесконечно далекой, недостижимой. Луна жила на небе, том самом небе, где жил Бог. В детстве Ной думал, что луна и есть его дом.
  Картинка сменилась, и на несколько секунд он перестал дышать: серый песок, круглые ямы, холмы теперь стали как будто ближе, а над холмами, словно обрюзгшее, потускневшее Солнце, висело огромное нечто - невообразимое, синее с белым, невыносимо яркое на фоне абсолютной черноты. Близкое - вытяни руку и его коснешься.
  -Это Земля, - сказал Ушки за его спиной. - Город показать не могу - отсюда не видно. Он за облаками.
  -Там... Город? - тихо спросил Ной.
  -Да.
  Ной неожиданно почувствовал, как потянула его к себе эта Земля. У него закружилась голова, он вдруг представил, что падает туда - вверх, к синему и белому, промахивается и летит в глубокую пустую черноту.
  Под ярким шаром Земли бодро двигались машины. Просто и буднично, словно мир не перевернулся с ног на голову.
  Ной закрыл глаза.
  -Убери.
  Но и под веками картина не желала исчезать. Земля - детский мяч, который можно положить на ладонь. Центр мироздания - мяч, висящий в пустоте. Ной сел на пол.
  Сзади раздались шаги. Стукнули ножки стула. Он почувствовал руку на своем плече.
  -Я выключил проектор, - сказал Ушки.
  Ной открыл глаза.
  -Я даже не думал, что можно увидеть... такое, - медленно проговорил он.
  -Привыкнешь. В этом нет ничего особенного.
  Ной покачал головой.
  -Я всю жизнь верил, что на небе живет Бог...
  -Да, все немного сложнее, чем тебя учили. Зато это правда. Твой Город - сплошной обман. Сумасшедший дом. Ты жил в загоне для скота, Ной. Настоящие пастухи - это не те полудикие бродяги, что напали на нас, а те, которые день за днем, с самого детства превращали вас в животных. Но есть другая жизнь, Ной, и она станет твоей, если захочешь.
  Ной молчал.
  -Включи еще.
  -Уверен?
  -Нет. Но все равно - включи.
  -Сейчас.
  Белая стена исчезла, снова появилась равнина и холмы.
  -Не это, - сказал Ной. - С Землей.
  Картинка сменилась.
  -Я скоро, - сказал Ушки. Зашелестела дверь, стало тихо.
  Ной смотрел на одинокий шар над горизонтом. Он вдруг показался ему таким хрупким - почти игрушечным. Обмакнуть кисть в черноту вокруг, несколько мазков - и его нет.
  Ной вдруг почувствовал себя страшно одиноким. Это чувство накрыло его, словно снежная буря, и он едва сдержал подступающие к глазам слезы. Его дом, друзья - все, что он знал и все, во что верил, превратились в призраков бело-синего шара, висящего над головой.
  Принцесса... Она где-то здесь. Живая - единственное доказательство, что сам он еще живой, что Ушки не бес, а эта комната и прозрачная стена - не Чистилище.
  Когда Ушки вернулся, он нашел Ноя все в той же позе.
  -Вот, взял концентрат, - сказал Ушки, ставя поднос на стол. - Можно жевать всухомятку, как хлеб. В бутылке - обычная вода. На вот - выпей.
  Он протянул Ною две таблетки.
  -Что это?
  -Успокоительное. Поможет переварить новые впечатления. Да ты не бойся, они слабые.
  Ной сунул таблетки в рот.
  -Ушки, давно вы... мы здесь? На Луне?
  -Давно. Я тебе расскажу чуть погодя. Ты пока отъедайся и отдыхай.
  Ной взял небольшой брусок прессованного концентрата, рассеянно покрутил его в руках и откусил. На вкус тот был как хлеб, даже пах хлебом - свежим, будто только что испеченным. Он не шел ни в какое сравнение с той дрянью, которую называли концентратом в Городе. Ной откусил еще.
  -Ну вот и хорошо. - Ушки поднялся. - Примерно через полчаса тебе захочется спать - не сопротивляйся. Завтра я снова приду, и продолжим наш разговор.
  -Ушки, что с Принцессой? Где она?
  -Рядом. Отдыхает, как и ты. Когда придете в себя - встретитесь.
  -С ней все в порядке? Она... она может беспокоиться.
  -Не волнуйся. Она в надежных руках.
  -Не выключай эту штуку.
  -Уверен?
  -Да.
  
  -Скажи-ка мне, Александр Григорьевич, в биологии еще нет понятия сверхтекучести?
  Шульгин недуменно посмотрел на Лопухова.
  -Что?
  -Ничего...
  Сквозь прозрачные стенки изоляционного куба глава проекта 'Заповедник' Петр Николаевич Лопухов смотрел на девушку. Она снова приходила в себя. Ее движения все еще были замедленны и неосознанны, но скоро она опять начнет свой жуткий, немыслимый побег из фиксирующих ремней. За сутки это уже пятая попытка, и перерывы между ними все сокращались, словно тело девушки адаптировалось к лекарствам и каким-то необъяснимым образом сопротивлялось им. Медикам удалось взять только самые простые анализы - серьезные исследования пришлось отложить. Девушка, или Б-17, как она проходила по документам, боролась неистово: она срывала датчики, выворачивала из суставов руки, изгибалась так, словно в ней вообще не было костей - она выбиралась из любых пут, не обращая внимания на боль и ссадины.
  -Я предвижу проблемы... - сказал Лопухов.
  Девушка за стеклом открыла глаза. Медленно поворачивая голову, осмотрела помещение. Ее взгляд остановился на Лопухове, и тот едва удержался, чтобы не отступить. Видеть его Принцесса не могла - изнутри стены непрозрачны, но каким-то непостижимым образом чувствовала.
  -Ной! - громко крикнула она, и стала выворачивать руку.
  Лопухову вдруг страшно захотелось выпить, даже дыхание перехватило. Вдарить граммов пятьдесят, чтобы прочистились мозги. Это существо в кубе гипнотизировало его, засасывало, как трясина. В горле горело. Он вытащил из кармана таблетку и бросил в рот. Посмотрел на стоявшего рядом Шульгина.
  -С этим точно ничего нельзя сделать?
  -Не знаю. Будь это человек, я бы ответил. А с этим... Черт ее знает.
  -А ты, Саймон, что скажешь?
  Саймон, все это время молча наблюдавший за сомнамбулическим побегом образца, перестал крутить в руках оторванный Ноем окуляр и сжал его в кулаке.
  -Скажу то же, что и в первый раз. Только Ной может ее успокоить.
  -Как он там?
  -Пока в раздрае, но он справится.
  -Александр Григорьевич, ты осмотрел парня?
  -Физиологи с ним уже отработали. Можно определенно утверждать, что по этой части все в порядке. Психиатр пока не заходил.
  -Пусть зайдет.
  -Сейчас Ной спит, - сказал Саймон. - Я дал ему успокоительного.
  Девушка заорала. Усиленный внешними динамиками, звук обухом ударил по нервам. Лопухов выронил ключ.
  -Черт! Выруби звук! - рявкнул он на оператора.
  Наклонился за ключом. Пальцы дрожали.
  'Ох как нужно выпить! Ох как нужно!'
  Саймон смотрел на Принцессу. Ритмично - по-змеиному выгибаясь, она выдавливала свое тело из ремней.
  Лопухов разогнулся, отвернулся от стекла и сухо сказал.
  -Готовь Ноя. Возьми в помощь Землянского. Парня нужно привести в норму как можно быстрее. Как только он будет готов - сразу же связывайся со мной.
  Он повернулся к Шульгину.
  -Угомоните ее. И держите без сознания.
  
  
  Глава 2. Попытка к бегству
  
  Когда Ушки вошел, Ной сидел на кровати и смотрел на стереопейзаж. Он словно вовсе не ложился спать - все те же приподнятые плечи, откинутая назад голова, что и вчера. На секунду Ушки охватил страх, он подумал, что Ной так же сопротивляется лекарствам, как и девушка-образец и мотнул головой - бред это все. И нервы. Отдохнуть бы.
  Картинка на проекторе была не та, что он оставил уходя. В комнату, разбавленное фильтрами, но все равно - нестерпимо яркое, било Солнце. На полу вытянулись тонкие тени от стола и стула.
  -Привет, - сказал Ушки.
  -Здравствуй, - не отрывая глаз от изображения, ответил Ной.
  -Ты сменил камеру?
  -Да. Это было нетрудно.
  -Впечатлен.
  Ушки подошел к компьютерной панели.
  -Это солнце? - спросил Ной.
  -Да.
  -Никогда не видел его таким. Похоже на фонарь в темной комнате.
  Ушки глянул на экран. Прищурился.
  -Да, наверное. Так, ты давай - умывайся, а потом немного погуляем. Ты в ванной уже был?
  -Я там ничего не понял.
  -Пойдем - покажу.
  Они прошли в ванную, Ушки раздвинул дверцы и ткнул пальцем в рукоятки.
  -Эта включает воду и регулирует напор. Сдвинешь с нуля и польется. А эта - температура. Здесь у тебя третий режим расхода. Это значит, ты имеешь право на восемьдесят литров в сутки.
  -Это много?
  -Достаточно. На автономных станциях режимы куда жестче.
  Ушки подошел к раковине и открыл дверцу маленького шкафчика.
  -Здесь у тебя мыло...
  -Настоящее?
  -Считай, что настоящее. Вот зубная щетка.
  Щетка показалась Ною нелепой - толстенная ручка и маленькая щетина.
  -А порошок где?
  -Порошок не нужен. Нажимаешь на кнопку и водишь по зубам, все остальное она сама сделает.
  Ушки вручил щетку Ною.
  -Давай - работай, а я подожду в комнате. Воду зря не лей, возле душа есть суточный счетчик - посматривай. У тебя восемьдесят литров.
  Он вышел. В ванной полилась вода.
  
  Ушки устроился на стуле и вытянул ноги. День намечался напряженный.
  Сегодня Ной выглядел гораздо лучше, чем вчера. Он больше не цеплялся за прошлое, не пытался спрятаться в него, как в раковину. Он начал осваивать новую среду обитания.
  Ушки верил - хотел верить в то, что Ной приспособится, что парень может изменяться и адаптироваться. В конце концов, только такой мог добраться по снегу до Большого Города, да еще и привести с собой Б-17. Хотел верить, но тихие колокольца глубоко внутри позвякивали, предупреждая об опасности: не все будет просто с этим Ноем. Не все будет просто.
  Сейчас главное, чтобы он утихомирил девчонку.
  За годы оперативной работы Ушки много чего насмотрелся, но 'тараканы' были самым удивительным его открытием. Именно они сделали 'Заповедник' едва ли не важнейшим направлением для 'Омеги' и вывели хронического алкоголика Лопухова в ранг ключевых фигур Лунного филиала. Ушки усмехнулся - теперь любимому начальнику приходилось держать себя в рамках и снимать стресс исключительно за счет подчиненных. И при этом изображать бурный энтузиазм, чтобы боссы, не дай бог, не усомнились в его полезности. А поводы для сомнений были.
  Химеры и тараканы - сэмпл-А и сэмпл-Б - отловленные в 'Заповеднике' и переданные научникам, не желали раскрывать своих секретов. Ни врачи, ни генетики не смогли сказать ничего вразумительного, зато смогли освоить огромный бюджет. Здесь они, конечно, выступили грамотно и тянули долго, но признаться пришлось. Не можем-де понять - не увидели мы под микроскопом ни специальных генов, ни диковинных клеток. А сэмпл-А - так вообще ни одного до лаборатории довезти не удалось. Почуяв, что пригретое кресло готово вот-вот выскользнуть из-под него, Лопухов засуетился и пообещал разогнать научников к чертовой матери, если они быстренько не сформулируют ему перспективную стратегию. И те сформулировали: не получится с генетикой - займемся евгеникой. Разведем сэмпл-Б в тепличных условиях и будем изучать потомство. А там глядишь - и скумекаем что-нибудь, и сверхчеловека, как побочный продукт, получим.
  Вот только ничего у них не вышло. Не соглашались 'тараканы' размножаться; доставленные на станцию, они впадали в ярость, потом в ступор, и, наконец, умирали - без каких-либо видимых причин, просто переставали жить. Принцесса, которую притащил Ной, оказалась в этом плане уникальной. На вид - типичный сэмпл-Б, но она исполняла немыслимый фокус - общалась с человеком. Ни один 'таракан' на такое не способен. Если Ною удастся стабилизировать ее, кран финансирования снова перейдет в режим пять. И жизнь станет очень и очень приятной.
  Появление Ноя прервало ход его мыслей. Ушки подобрался и внимательно осмотрел парня - тот выглядел опрятным, немного возбужденным, но в целом, вполне обнадеживающе.
  -Я готов, - сказал Ной.
  -Вижу. Двинулись.
  
  Ной крутил головой и постоянно спотыкался. Ушки нарочно вел его пустыми коридорами гостевого сектора, давая парню время впитать новые впечатления. Здесь все было спроектировано так, чтобы создать ощущения дома: ковер на полу, цветы, фотографии. Последние очень заинтересовали Ноя. Он останавливался у каждой и жадно рассматривал. Люди на них, как и полагалось, излучали радость и энтузиазм на фоне всевозможных корпоративных проектов: сырьевой платформы Титана, генетической лаборатории на 'Дельта-1'; они сидели в безликих офисах небоскребов Кибиды, в ангарах грузового гиганта 'Омега-2'. Довольные рожи и значки корпорации на комбинезонах.
  Выйдя в рабочий сектор, они сразу же оказались в гуще суеты и движения. Люди в униформе заполняли коридоры деловитой суетой. В просторных залах, разделенных перегородками на соты, светились экраны десятков компьютеров, приглушенные голоса сливались в единый гул большой человеческой машины.
  Ной продолжал крутить головой.
  Его поразили люди, населяющие это диковинное место - все они, как один, выглядели жизнерадостными и какими-то светлыми, в них совершенно не ощущалось той подавленности и въевшейся в кожу и душу темноты, как это было в Городе. Но не было здесь и того калейдоскопа человеческих обликов, все люди казались похожими друг на друга, словно лабораторные мыши.
  -Все одинаковые, - заметил Ной. - На Луне так принято?
  -Это корпоративная зона, они работники корпорации, - ответил Ушки, будто это что-то объясняло.
  Теперь с фотографий на стенах смотрели только лица - самые разные: черные, белые, мужские и женские. Объединяло их одно - все они улыбались. И еще - они были красивые - все, даже старые. Ни следа вырождения, ни полшага назад - лица были одухотворены, они заражали радостью.
  Между фотографиями висели лозунги: 'Знания - технологии - возможности', 'Наш дом - Омега', 'Общий успех - дело каждого'.
  Они вошли в очередную дверь и оказались в маленькой уютной столовой. Здесь пахло свежим хлебом и еще чем-то приятным, Ной не смог разобрать, чем именно. За столиками сидело человек десять - по двое, по трое - никаких одиночек. Они переговаривались и смеялись. На большом стереоэкране у них над головами тихо шелестел водопад.
  -Бери поднос, - сказал Ушки. - И выбирай, что хочешь.
  Они неспешно двинулись вдоль длинных железных корыт, где в тарелках, блюдцах, корзинках и пиалах лежала еда. У Ноя дух захватило - так ее было много. Словно просыпался рог изобилия. Здесь были свежие фрукты, молоко, творог и хлеб, и куча всего другого, чего Ной никогда раньше не видел. И все это - настоящее, никаких концентратов. Ной хватал все подряд, и скоро на его подносе не осталось места. Он стал осторожно ставить тарелки вторым этажом.
  -Притормози. Бери столько, сколько съешь.
  Ной посмотрел на груду продуктов у себя на подносе.
  -А с собой нельзя?
  -Зачем?
  -Ну...
  -Отвыкай от крысиной жизни, Ной! - весело сказал Ушки. - Запасаться больше не надо. Корпорация тебя накормит.
  Ной неохотно выложил часть добычи.
  -Столько можно?
  -Можно.
  Они встали в очередь у кассы.
  -Ушки...
  -А?
  -Почему двери перед тобой открываются, а передо мной нет?
  -У тебя в голове - ID-чип. Под кожей. Над правым ухом.
  Ной испуганно ощупал себя, но ничего необычного не обнаружил.
  -Он очень маленький, - пояснил Ушки. - Здесь у каждого есть такой. На чипе записан твой номер. Когда ты подходишь к двери, специальное устройство читает эту информацию, передает в компьютер, и тот решает - можешь ты пройти или нет.
  -Моему номеру не открывает.
  -Потому что - пока - ты здесь гость.
  Подошла их очередь. Комбинезон на девушке-кассирше был расстегнут почти до пояса, приоткрывая грудь. Ной покраснел и стал смотреть в сторону. Он слышал, как Ушки просит посчитать им вместе, а потом - короткий механический 'треньк'.
  -Приятного аппетита.
  Ной почувствовал тычек в ребра и повернулся. Девушка улыбалась, глаза ее озорно поблескивали.
  -Спасибо, - пробормотал Ной и пошел вслед за Ушки к столам.
  Усевшись, он сразу же набил рот и промычал:
  -Я хочу видеть Принцессу!
  -Это я уже понял. Увидишь.
  -Когда?
  -Сегодня. Но сначала поговорим. И называй меня Саймон. Это мое настоящее имя.
  -Саймон, - повторил Ной. - Хорошо, Саймон. Я слушаю тебя. Саймон.
  Ушки немного помолчал, выдерживая паузу и глядя на водопад, потом сказал:
  -Ты находишься на территории лунного филиала корпорации 'Омега'. Она владеет антропологическим заповедником 'Север 2' - тем местом, где ты родился и жил.
  Ной промолчал.
  -'Омегу' уже много лет интересуют существа, подобные твоей Принцессе. Кроме как во втором северном, они больше нигде не встречаются. Собственно, ради них я и торчал в 'Поиске'.
  -Вы хотите изучать Принцессу? - быстро спросил Ной. - Ставить над ней опыты?
  -Примерно так. Я в научную сторону дела не суюсь. Моя задача - доставлять образцы. Главное, что ты должен сейчас понять: Принцесса - это самая большая ценность лунного филиала 'Омеги' на сегодняшний день, и общаться с ней, контролировать ее, можешь только ты.
  -Вы уже пытались, - сказал Ной утвердительно.
  Саймон кивнул.
  -Да. Но у нас ничего не вышло. Пока Принцессу держат на снотворном. К нашему приходу, - Саймон глянул на часы, - она как раз проснется.
  Ной кивнул, допил воду в своей кружке и принюхался.
  -Что ты пьешь?
  -Кофе. Хочешь попробовать?
  Саймон протянул ему чашку. Ной осторожно пригубил и скривился: напиток был густым и горьковатым на вкус. Вблизи его специфический запах показался неприятным.
  -Дрянь.
  -Согласен.
  -Что будет, когда ваши специалисты закончат с нами?
  Саймон снова уставился на водопад.
  -Не знаю. Скорее всего, найдут вам какое-нибудь местечко. Будете работать на благо корпорации. Жилье получите.
  -Здесь? На Луне?
  -Ага.
  Саймон не знал, верит ему Ной или нет, но это было не так уж важно. Главное - он должен понять ценность Принцессы и свою ценность. Это даст ему почувствовать почву под ногами.
  -Саймон, что за устройство я тебе принес в больницу? Помнишь? Та игрушка-собачка?
  -В собранном виде - многофункциональное устройство связи. Каждая часть - маяк.
  -Ты общался с этим местом? Все время?
  -Да.
  -Ты здесь родился?
  -Нет. Я родился на Титане. Но здесь живу давно.
  -Что за Титан?
  -Спутник Юпитера. У 'Омеги' там добывающее подразделение. Это самое говеное место во всей солнечной системе, можешь мне поверить. Твой Город по сравнению с Кентукки-Джаз - рай земной.
  Ной поднял голову.
  -Выходит, ты такой же, как и я?
  -Выходит, так.
  Они немного помолчали.
  -Скажи, люди ушли в небо еще до Армагеддона?
  -Задолго. Фактически, когда жахнуло, в космосе нас было уже несколько миллионов.
  -Но, если все было хорошо, почему вы ушли?
  -Потому что могли. И деньги. Вне Земли они просто лежат на самой поверхности - приходи и бери. Когда появились нужные технологии, прогрессивное человечество с радостью встало на новые костыли. В небо полез бизнес, и потащил за собой все остальное.
  -Что такое бизнес?
  -Бизнес это бизнес, Ной. Потом сам поймешь. Извини.
  Саймон вытащил из кармана маленькую коробочку, что-то тихо сказал в нее и приложил к уху.
  -Петр Николаич, Саймон беспокоит... Ага, с ним. В кафешке сидим... Готов... Да, уверен... Через полчаса. И... чтобы попристойней... Конечно.
  Саймон убрал коробочку в карман и встал.
  -Пойдем, тебя ждет твоя Принцесса.
  
  Лопухов встретил их в дверях лабораторного бокса. От него тянуло смесью спирта и одеколона. Комната контроля была набита битком - научники возились с аппаратурой, ребята из охраны стояли возле двери в 'спальню' и травили анекдоты, несколько человек из вспомогательного персонала бестолково бродили в переполненном помещении, не зная, куда себя деть.
  Завидев Саймона, Лопухов в сопровождении свиты поспешил навстречу.
  -А вот и они!
  Он схватил Ноя за руку и энергично тряхнул.
  -Рад видеть тебя, Ной! Я - Петр Николаевич Лопухов, здешний начальник. Осваиваешься?
  -Стараюсь, - неуверенно ответил тот.
  После тихой комнаты и уютного кафе, здешняя суета, запахи тел и гул голосов подавляли его.
  -Это хорошо! - заявил Лопухов. Он повернулся и ткнул пальцем в направлении гогочущих охранников. - Вон там спит твоя Принцесса. Сейчас мы войдем и разбудим ее. Скорее всего, она начнет волноваться - ты должен ее успокоить. Сможешь?
  -Постараюсь.
  -Постарайся.
  Лопухов перевел взгляд на Саймона.
  -Приветствую тебя.
  -Взаимно.
  Саймон неприязненно оглядывал бедлам за спиной начальника. Половина из тех, кто тут топтался, могла бы спокойно уйти, и ничего бы не изменилось. Лопухов пригнал всех, кто имел хоть какое-то отношение к проекту - это больше напоминало торжественный запуск нового корабля, чем эксперимент. Начальник любил создать эффект бурной и массовой деятельности и класть хотел на доводы Землянского или Саймона. 'Пусть соберутся все, а дальше будет видно'.
  -Зря столько народу, - заметил Саймон.
  Лопухов тут же ощерился.
  -Ты, давай, иди погуляй пока. Молодого человека привел и спасибо. Дальше мы сами.
  -Не боитесь, что она что-нибудь выкинет? А тут народ...
  -Давай, давай! - повторил Лопухов раздраженно.
  Саймон отошел в сторону и обменялся рукопожатием с начальником охраны сектора - молодым лейтенантом, всего две недели как командированным на 'Омега-Луна'. Тот выглядел смущенным и поминутно поглядывал на своих подчиненных. Саймон что-то шепнул ему на ухо и пошел приветствовать Шульгина - пастуха всего этого научного стада.
  Лопухов оттянул воротник белой водолазки. Из всех присутствующих он был единственным, кто не носил форменную одежду. Только маленький значок 'Омега' на груди выдавал его принадлежность к корпорации. Он посмотрел на часы.
  -Ну что, где этот Землянский?!
  -Я здесь! - от входной двери к нему спешил невысокий худой человек с лицом престарелой обезьяны. - Прошу простить, столько народу и все, как на грех, противотоком.
  Он пожал руку Лопухову и впился в Ноя темными, хваткими глазами.
  -Это наш психолог, Леонид Сергеевич Землянский, - представил его Лопухов.
  Психолог аккуратно сжал ладонь Ноя.
  -Очень приятно!
  -Александр Григорьевич, ты где? Будь любезен - подойди сюда! Мы заходим.
  Из бурлящего человеческого потока вынырнул высокий сутулый Шульгин.
  -Можно начинать.
  Землянский посмотрел на Ноя, кивнул и широко до ушей улыбнулся.
  -Не переживайте - все будет хорошо!
  Лопухов хлопнул в ладоши.
  -Всем занять свои места! Мы входим!
  Народ вокруг засуетился с удвоенной энергией. Ной поискал глазами Саймона, но не нашел. Они прошли к двери в 'спальню', возле которой беспорядочно толпилась охрана.
  -Построить оцепление! - рявкнул молодой лейтенант. - Абрамс и Ким - ко мне!
  Охрана зашевелилась и принялась бодро теснить толпу от двери. Два здоровяка с дубинками встали рядом с начальником.
  В комнате повисла тишина, только гудела аппаратура, и кто-то шмыгал носом. Все смотрели на Ноя. Ной смотрел на дверь.
  -Ну, - сказал Лопухов. - С богом!
  
  Комната выглядела так же, как у Ноя. Принцесса лежала на кровати, укрытая до подбородка одеялом, из-под которого тянулась к тумбе в изголовье паутина проводов. Тумба ритмично попискивала.
  Девушка выглядела такой слабой, такой беззащитной, что у Ноя ком подкатил к горлу. Она была похожа на бабочку, пойманную в паутину и утомленную попытками выбраться.
  Ной почувствовал чью-то руку на спине и обернулся.
  -Давай подойдем, - тихо сказал худой Шульгин. - Бери стул и садись рядом, а я отключу ее от монитора.
  -Она скоро проснется? - так же тихо спросил Ной.
  -Она уже просыпается.
  Краем глаза Ной заметил, что Землянский и Лопухов остались возле двери. Заметил поднятые плоские дубинки в руках охраны.
  'Они ее боятся, - подумал он. - И правильно'
  Ной сел возле кровати. Шульгин защелкал выключателями. При каждом новом щелчке один из проводов выползал из-под одеяла и втягивался в тумбу.
  Ной смотрел на лицо Принцессы - печальное и сосредоточенное. Тонкая морщинка пролегла над переносицей. Видно ей снился тревожный сон.
  Шульгин закончил манипуляции и откатил тумбу чуть в сторону. Девушка вздохнула - очень слабо, едва заметно. Только Ной уловил этот вздох. На закрытые веки спадала прядь волос, Ной нежно отвел ее в сторону.
  'Мы нашли дом, - подумал он. - Похоже, все было не зря'
  Девушка открыла глаза, и Ной невольно напрягся. В ее взгляде не было и тени сна - Принцесса смотрела внимательно и настороженно. За несколько секунд ее зрачки быстро обшарили стены и потолок, потом вернулись к Ною. Взгляд девушки смягчился, чуть дрогнули уголки губ.
  -Ной, - сказала она. - Ной...
  От ее тихого голоса Шульгин вздрогнул и отступил от кровати.
  На лице Принцессы тут же возникло хищное выражение. Она оскалилась, открывая зубы.
  -Тихо-тихо-тихо... - зашептал Ной, гладя ее по голове. - Все хорошо. Тебя никто не обидит.
  Она скинула одеяло и с трудом села. Ночная рубашка колыхнулась на груди. Девушка опустила голову, по-животному встряхнулась, а потом схватила Ноя в охапку и прижала к себе.
  -Ной! Ной!
  -Тише, раздавишь! - весело крикнул он.
  Принцесса засмеялась в ответ - громко, почти истерично, и сразу же умолкла. Ее тело напряглось. Расслабилось. Снова напряглось. Не выпуская Ноя, она медленно осмотрела комнату. Ее глаза остановились на Шульгине. Тот отступил к двери, и, словно реагируя на условный знак, Принцесса вскочила на ноги, увлекая за собой Ноя, и встала перед ним. Она тихо шипела, едва приоткрыв рот.
  -Стоять! - раздалось позади.
  Ной обернулся. Двое охранников глядели на своего начальника. Тот обменялся быстрыми взглядами с Лопуховым и сказал:
  -Всем отойти от двери!
  Пятясь, они вышли из комнаты.
  Ной провел рукой по спине Принцессы.
  -Не волнуйся. Они друзья. Успокойся. Давай пропустим...
  Она пулей рванулась к выходу, увлекая Ноя за собой. Он попытался вырваться, и не смог. Мелькнула кровать, он едва не споткнулся о стул, по нервам ударил громкий скрежещущий визг. Через секунду Принцесса вырвалась из спальни в лабораторный бокс, в узкий проход, образованный теснящимися к стене людьми.
  Все происходило так быстро, что Ной не успел ничего толком разобрать. Он заметил синюю форму охраны, услышал крики. Услышал громкое:
  -Не трогать! - это кричал Саймон.
  Потом кто-то заорал прямо над его ухом. Мелькнули плоские дубинки охраны.
  Его ударили по ноге, кожу обожгло электрическим разрядом, Ной запнулся, но Принцесса продолжала тащить его за собой с чудовищной силой.
  -Не трогать, сказал! Блокировать модуль! - снова крикнул Саймон.
  Они выскочили в пустой коридор. Не сбавляя хода, Принцесса повернулась и дернула Ноя за собой, едва не вырвав ему руку из плеча.
  Заревела сирена.
  
  
  Глава 3. Earth
  
  Красные всполохи сигнальных ламп озаряли небольшой безлюдный зал; коротко взвизгивала тревожная сирена. Ной и Принцесса сидели под столом, тесно прижавшись друг к другу и смотрели на горловину коридора, ожидая погони. Девушка мелко дрожала, время от времени непроизвольно сжимая объятия, и тяжело дышала. На лбу у нее выступили капельки пота.
  -Успокойся, - шептал Ной и гладил ее по голове.
  Поначалу она отмахивалась от его руки, словно от назойливого насекомого, но потом затихла. Немного расслабилась.
  -Все хорошо. Не бойся, - говорил Ной, растирая онемевшую ногу. - Здесь друзья. Мы - в безопасности.
  
  Лопухов стоял посреди комнаты и смотрел на Саймона. Уже не в первый раз с момента появления на лунной станции Б-17, тот действовал не дожидаясь, а иногда и вопреки прямым указаниям Лопухова. Хотя, на этот раз, он выступил почти безукоризненно: заранее убрал людей из целого блока; не дал перепуганной охране повредить образец; позволил девчонке выбросить накопленную энергию так, чтобы никто не пострадал. При этом все остальные, включая самого Лопухова, выглядели как беспомощные идиоты. Но даже не это больше всего бесило руководителя проекта - Саймон не делился информацией, предлагал только окончательные выводы, что грубо нарушало заведенный порядок. Лопухову вдруг пришло в голову, что Саймон мог нарочно подстроить все именно так.
  'Ах ты крыса... - мысленно произнес он. - Значит, я все превращаю в дерьмо, а ты бедный, радея за Компанию, за мной чистишь. И откуда у тебя информация, скажи мне на милость? Вестимо, не от наших научников. У них вместо голов - жопы, и меня туда загонят, сволочи!'
  Он огляделся. Все смотрели на Саймона, как испуганные дети на учителя. На Саймона - не на него.
  Лопухов обернулся к группе медиков, нашел глазами бледного Шульгина и заорал:
  -Какого рожна она побежала?! Ты же мне сказал, что с твоей дрянью она еще полчаса только ползать сможет! Или ты не колол? Какого хрена вы тут мне устроили? Это же саботаж! Выгоню всех к чертовой матери! Как говно из задницы у меня вылетите, и вечно его разгребать будете!
  От собственного крика и ударившей в голову утренней порции водки Лопухов все больше распалялся. Он орал и брызгал слюной. Охранники возле него напряженно переглядывались.
  -Почему ты не вколол ей лекарство?!
  -Я вколол, - прошипел Шульгин. - Она бегать не могла! Была...
  Сразу стало тихо. Люди инстинктивно отодвигались от двери в коридор. Лопухов почувствовал острый укол страха и открыл рот, но его опередил Саймон.
  -Петр Николаевич, давайте я с ними поговорю. По громкой связи. Не надо пока дергаться - только хуже будет.
  Лопухов быстро повернулся. Вцепился в лицо Саймона налитыми кровью глазами.
  -Если это долбанутая сука не вернется в спальню через час, я с тебя первого шкуру спущу, - нарочито разделяя слова, произнес он; утер с губ слюну. - Понял меня, мистер 'я лучше знаю'?! Иди - говори.
  
  Принцессу трясло, ее кожа стала холодной и влажной от пота. Ной посмотрел ей в лицо: бледное, с синюшными тенями вокруг покрасневших глаз.
  -Что с тобой? Тебе плохо?
  Она лишь невнятно промычала в ответ. Ее губы дрожали, зубы выбивали дробь. Теперь уже он сам крепко обнял ее и прижал голову к своей груди. Принцесса судорожно вцепилась в него.
  -Ной, - раздался громкий голос у них над головами. - Это Саймон. Ты меня слышишь?
  -Да!
  -Мы перекрыли выходы. Для вашей же безопасности. Бежать вам незачем. Девочка может только навредить себе. Я обещаю - никто вас не тронет!
  -Ей плохо! - крикнул Ной. - Ее всю трясет! Мне кажется, она умирает!
  -Погоди...
  
  Саймон отвернулся от пульта и посмотрел на Шульгина. Тот размеренно кивал.
  -Надо полагать, у нее реакция, - сказал он. - Гералициновая блокада. Очевидно, гормональный выброс спровоцировал...
  -Проще! - оборвал его Саймон.
  -Она надорвалась. Ей дали очень серьезный препарат и...
  -Она умрет?
  -Если вмешаемся - вряд ли. А так... Черт знает - не знаю.
  Саймон снова повернулся к микрофону.
  
  -Ной, вам нужно срочно возвращаться! Если девушке сейчас не помочь, она умрет!
  Ной посмотрел на Принцессу. Она лежала с открытыми глазами и быстро неглубоко дышала через рот. По щекам текли, смешиваясь с потом, слезы. Он погладил ее по волосам, убрал со лба мокрые пряди.
  -Не надо никого спасать, - прошептал он. - Позволь нам спасти тебя.
  -Там... делать... плохо... - с трудом проговорила она. - Больно...
  -Никто не сделает тебе больно. Я буду с тобой.
  -Не уходи...
  Она не смогла закончить фразу. Стукнув зубами, сжала челюсти. На скулах выступили желваки.
  -Мы выходим! - крикнул Ной.
  -Окей. Она сможет идти? Помощь нужна?
  -Нет! Я дотащу!
  Пятясь на коленях, Ной вытянул девушку из-под стола, обхватил под мышками и рывком поставил на ноги. Мокрая ночная рубашка облепила ее тело, словно старая растянутая кожа. Принцесса навалилась на него и приоткрыла воспаленные глаза.
  -Пойдем, - сказал Ной. - Потихоньку.
  Медленно, раскачиваясь, они побрели к коридору.
  
  Саймон вскочил с кресла.
  -Всем отойти от дверей! Быстро! Быстро!
  -Давайте! - тут же подхватил Лопухов. - Освободите проход! И выключите кто-нибудь эту сирену! Башка от нее раскалывается!
  Вопли тревожной сигнализации смолкли. Люди прижались к стенам, снова образовав от двери до двери широкий коридор. Шульгин с медицинским кейсом быстро прошел в 'спальню', поставил его на стул возле кровати и открыл.
  Терзая воротник водолазки, Лопухов подошел к Саймону.
  -Сейчас ее откачают, и начнется поновой, - сказал он.
  -Если парня при ней оставим и не будем глаза мозолить, не начнется. Ей нужно привыкнуть.
  -Уверен?
  -Нет. Но я так думаю и других вариантов не вижу.
  Саймон посмотрел Лопухову в глаза.
  'Тебе бы самому убраться. Баба истеричная...'
  Лопухов кивнул.
  -Ее нужно сохранить любой ценой. Хочет парня - пусть получит.
  -Идут! - крикнули от двери.
  -Все к стенам!
  -Построить оцепление!
  Ребята из охраны засуетились, тесня людей и на ходу вытаскивая 'шокеры'. Десятки испуганных глаз смотрели на дверь.
  -Палки свои уберите, - сказал Саймон. - От греха.
  Он прошел ко входу в 'спальню'.
  -Идут. У тебя все готово?
  -Готово, - отозвался Шульгин. - Пусть сразу на кровать ее кладет.
  
  Тишина достигла своего апогея, когда Ной вошел в бокс. Люди задерживали дыхание, боясь привлечь к себе внимание монстра, которого парень тащил на себе. Девушка была в сознании. Она судорожно дергала головой и принюхивалась, подбородок блестел от слюны. Кроме ее хриплого дыхания, ни один звук не нарушал молчания. Охранники нервно сжимали ручки закрепленных у бедер 'шокеров', девушка казалась больной и слабой, но это была лишь иллюзия - смертельная иллюзия. Ядовитая змея опасна всегда.
  Парень, помогавший ей идти, напуганным не выглядел. Только уставшим - он едва держался на ногах. К нему подошел Саймон и осторожно взял девушку под другую руку. Принцесса слабо мотнула головой в его сторону, обнажая зубы. Ной что-то шепнул ей, и она отвернулась. В гробовом молчании они вошли в 'спальню' и уложили ее на кровать. Затем Саймон вернулся и затворил дверь.
  В боксе кто-то надрывно закашлялся.
  Ной сел на стул; холодная ладонь Принцессы сжала его руку. Шульгин подкатил тумбу с проводами.
  От прикосновения к коже первого датчика девушка вздрогнула. Ной нежно поглаживал ее, повторяя:
  -Не бойся, все хорошо.
  Она не сводила с него блестящих покрасневших глаз.
  Покончив с проводами, Шульгин извлек из кейса иглу для внутривенных инъекций. Увидев ее, Принцесса тут же оскалилась. Врач вздрогнул и едва не выронил свой инструмент. Нервно облизнул губы. Пациентка напоминала ему раненное животное - ослабленное, одурманенное болью, но все равно опасное. Способное на последний рывок - один единственный, но его будет достаточно.
  -Не противься, - сказал Ной. - Он хочет помочь. Тебе станет лучше.
  Принцесса закрыла рот, плотно сомкнув челюсти, и повернулась к Ною. Шульгин вытащил иглу и, стараясь подавить дрожь в пальцах, нащупал на руке Принцессы вену. Когда игла проткнула кожу, девушка снова вздрогнула, но не повернулась. По лбу врача тек пот и капал на щеки, он шумно дышал. На возню с капельницей ушла пара минут, и все это время Ной гладил Принцессу по голове и шептал ей на ухо.
  Наконец Шульгин разогнулся и утер лоб.
  -Готово, - хрипло прошептал он.
  Принцесса закрыла глаза и расслабилась. Дрожь понемногу стихала, через минуту девушка уже спала, едва слышно посапывая.
  -Что теперь? - шепотом спросил Ной.
  -Некоторое время она проспит, - сказал Шульгин, быстро складывая инструменты в кейс. - Сколько - не могу сказать, но, чем больше, тем лучше. Необходимо постараться удержать ее в кровати хотя бы пару часов. Когда проснется, пусть двигается медленно. Никакой беготни.
  Он закрыл кейс и пошел к двери.
  -Мы будем рядом, - сказал Саймон, все это время молча стоявший у Ноя за спиной. - Если что-то понадобится, просто говори вслух. Мы услышим.
  -Ладно.
  Саймон вышел вслед за Шульгиным. С тихим шелестом дверь за ними закрылась.
  Ной смотрел на Принцессу, в который раз удивляясь, как парадоксально сочетаются в ней сила и беззащитность - она была и фурией, и ребенком одновременно. Она использовала все возможности, чтобы жить и сохранить себя.
  Он наклонился и поцеловал ее в лоб, бережно и нежно сжимая ее ладонь в своих пальцах.
  
  Саймон сидел в глубоком кресле в кабинете Лопухова и смотрел, как тот размеренно ходит из угла в угол, опустив голову и заложив руки за спину. Несмотря на дорогой вид, кресло было неудобным, оно высилось вокруг, как забор и сковывало движения. Саймону это не нравилось, он предпочитал свободное пространство.
  Снаружи раздавались голоса, мелодичные звонки коммуникаторов, доносился слабый озоновый запах работающих копиров - жизнь в блоке снова вошла в привычную колею. Сквозь прозрачную изнутри стену Саймон со своего места мог видеть стол, где пряталась Принцесса - под ним все еще оставались подсыхающие лужицы пота.
  -Я хочу, чтобы впредь ты все свои озарения обсуждал со мной, - сказал, наконец, Лопухов. Он остановился, сел на край большого стола и внимательно посмотрел на Саймона. - Я пока еще твой начальник, и такого бардака, который был сегодня - не потерплю!
  Саймон хотел заметить, что предупреждал насчет народа в лабораторном блоке, но решил промолчать. Лопухову нужно было выговориться и повозить подчиненного мордой по столу - это его право.
  -Зачем полез в действия охраны?
  -Я подумал, что лучше перекрыть модуль и убрать людей. Пусть она побегает, пусть спрячется - быстрее успокоится. А ребята могли ее с перепугу совсем грохнуть. Кому это надо?
  -Кому надо! - раздраженно повторил Лопухов.
  Тихо зашелестел на потолке кондиционер. Начальник не обратил на него внимания, он мрачно стучал пальцами по черной столешнице.
  -Ты пойми, сиротка Саймон, что все мы здесь сидим в одной лодке. Не стоит ее раскачивать - сам вывалишься. Я доступно говорю?
  Оперативник кивнул. Спорить с этим алкоголиком он не собирался - его часы и так уже сочтены, и сегодняшняя безобразная сцена, когда он истерично орал на подчиненных, еще один довод в пользу того, что Лопухов 'не тянет'. Такое незамеченным не остается, и не забывается.
  Лопухов снял очки, вытащил из кармана мятый платок и стал рассеянно вытирать стекла.
  -С этой минуты ты отвечаешь за нашу парочку. Глаз с них не спускай. За любой их закидон спрашиваю с тебя лично. Главная задача - подготовить ее к тестам. Каждый вечер на моем столе должен быть отчет о прошедших сутках и план мероприятий. И сопутствующие соображения. Сделаешь все, как надо - я в долгу не останусь.
  Лопухов помолчал. Надел очки.
  -Задачи ясны?
  -Ясны, - ответил Саймон.
  -Тогда свободен. Иди.
  
  Убаюканный мерным тиканьем тумбы с проводами, Ной сам не заметил, как задремал. Ему даже начал сниться какой-то сумбурный сон, в котором он и Принцесса вновь оказались в Городе, посреди нашествия тараканов, во главе которых на четвереньках - голый и залитый кровью скакал Ушки.
  Саймон.
  Легкое прикосновение разбудило его, мгновенно вырвав из вязких объятий кошмара. Принцесса лежала, положив руку, от которой тянулась жилка капельницы, ему на колено, а другой терла глаза. Ной улыбнулся ей.
  -Тебе лучше?
  -Хорошо - да. Болит - нет, - тихо ответила она.
  Тронула иглу.
  -Не хочу. Убрать.
  -Она проснулась! - крикнул Ной. - Можно убрать иголку?
  Дверь в 'спальню' открылась. Вошли Шульгин и Саймон. Пальцы Принцессы впились Ною в штанину, он погладил ее по голове, успокаивая.
  -Они хорошие, - сказал он. - Не волнуйся. Они помогут.
  Шульгин подошел к кровати, посмотрел на дисплей тумбы, кивнул и раскрыл свой кейс. Принцесса внимательно наблюдала за ним, не расслабляясь, но и не выказывая агрессии. Она позволила ему вытащить иглу и снять с тела датчики. Как только он убрал последний, она тут же села. Наклонилась в сторону Шульгина и принюхалась. Он отступил на шаг, ударившись бедром в тумбу.
  -Еда, - сказала Принцесса и широко ухмыльнулась, обнажив острые зубы.
  Шульгин развернулся и, ничего не говоря, быстро пошел к двери.
  -Еда! Еда! - закричала ему вдогонку Принцесса.
  Она встала, намереваясь пойти за ним, но Ной удержал ее.
  -Не нужно! Не пугай их.
  Она повернулась, ее губы растянулись в улыбке. Девушка провела пальцами по щеке Ноя.
  -Еда... - нежно сказала она.
  От этих ее слов у Ноя самого по спине пробежали мурашки, но он не подал виду. Принцесса внимательно наблюдала за ним, продолжая поглаживать. Он повернулся к Саймону, собирающему в кейс просыпанные инструменты, и увидел в дверях охранников, они сжимали в руках жгущие дубинки.
  -Она хочет есть, - сказал Ной.
  Саймон кивнул.
  -Сейчас сделаем.
  Он подхватил кейс и поспешно вышел из комнаты. Дверь закрылась.
  Принцесса перестала улыбаться и отступила. У Ноя отлегло от сердца. Как бы она ни любила его, и кем бы ни считала, но голод мог заставить ее совершать чудовищные поступки. Мораль ей недоступна, у нее была собственная система ценностей, и Ной еще не знал своего места в ней.
  Принцесса исследовала комнату. Она подошла к стене и медленно двинулась вдоль нее, ведя пальцами по гладкой поверхности. Не доходя пары шагов до двери в ванную комнату, она остановилась и махнула рукой. Дверь бесшумно скользнула в сторону. В тот же миг Принцесса отпрыгнула назад, одним мгновенным движением оказавшись в паре метров от нее. Она глядела в темноту комнаты, резко втягивая воздух сквозь сжатые зубы. Спустя несколько секунд дверь закрылась.
  -Это ванная, - сказал Ной.
  Он подошел к Принцессе и обнял ее за плечи.
  -Ванная. Мыться.
  -Мыться, - повторила Принцесса.
  -Идем, я тебе покажу.
  Автоматическая дверь и свет, включавшийся сам по себе, ее не заинтересовали. Но стоило Ною открыть кран, как Принцесса бросилась к нему, обхватила губами и, заливая ночную рубашку, стала пить длинными жадными глотками. Ной подождал, пока она напьется и показал, как остановить воду. Несколько минут Принцесса увлеченно играла выключателем, потом подняла голову и уставилась на свое отражение в зеркале.
  -Зеркало, - сказал Ной.
  Она не ответила. Она смотрела на себя, широко распахнув глаза. Медленно повернула голову, следя, как отражение вторит ей. Поднесла ладонь к лицу, оттянула нижнюю губу. Коротко хохотнула и застыла с открытым ртом.
  Ной прислонился к дверцам душа, с улыбкой наблюдая за ней.
  Когда принесли еду, Принцесса все еще продолжала играть с зеркалом.
  Ела она жадно - торопясь, хватала с тарелок руками, и не разбирая, запихивала еду в рот. С одинаковым проворством она уплетала хлеб; жареное мясо и гарнир к нему, похожий на манную кашу; овощи, политые пахучим белым соусом. Она пила кофе, ничуть не смущаясь странным вкусом напитка. Ной едва успел расправиться с половиной своей порции, когда она закончила и впилась алчным взглядом в его тарелку.
  Он попросил добавки. Ее принесли через несколько секунд.
  Покончив с едой, Принцесса впала в сонную прострацию. Она сидела на кровати, улыбалась и глядела в стену, время от времени принимаясь ковырять пальцем в зубах.
  Зашелестела дверь, в комнату вошел Саймон. Принцесса встрепенулась и, не вставая с кровати, развернулась к нему всем телом.
  -Сегодня вы останетесь вдвоем, - сказал Саймон, наблюдая, как обслуживающий персонал забирает пустую посуду. - Я постараюсь устроить так, чтобы вас больше не разлучали.
  -Спасибо, - сказал Ной.
  Саймон перевел взгляд на Принцессу.
  -Ты сыта?
  Девушка нахмурилась и по-птичьи склонила голову набок. Ее взгляд снова сделался сосредоточенным, сонная расслабленность исчезла. Ной взял ее за руку, боясь, как бы она не набросилась на Саймона. Но Принцесса не собиралась нападать - того хищного выражения, что обычно появлялось в ее глазах, когда она смотрела на людей, сейчас не было. Девушка не видела опасности в Саймоне и была достаточно сыта, чтобы не рассматривать его как потенциальную добычу.
  -Да, - сказала она удовлетворенно. - Много еда.
  -Хорошо. Ты получишь еду, когда захочешь. Просто скажи.
  -Еда!
  Ной и Саймон одновременно улыбнулись. Немного помедлив, улыбнулась и Принцесса.
  -Я немного посижу с вами. Не возражаете? - спросил Саймон.
  -Нет, не возражаем. Ты можешь включить картинку здесь?
  -Принцесса не начнет волноваться?
  -Не начнет.
  Саймон подошел к нише терминала и набрал нужную комбинацию. Дальняя стена подернулась электронной рябью и превратилась в стереоизображение лунного пейзажа, точно такого же, какой видел Ной в первый раз. Те же холмы, глубокие круглые ямы, залитые чернотой, и яркий шар Земли над горизонтом. Картинка обрела невероятную глубину, и Ной снова ощутил непреодолимое желание войти в нее - в иллюзорное окно в иллюзорный мир.
  Едва изображение обрело черты, Принцесса вскочила на ноги. Она встала неподвижно, завороженно разглядывая диковинный пейзаж, потом вытянула перед собой руки и медленно пошла вперед. Ной и Саймон наблюдали не говоря ни слова. Рожденная под землей, среди тесноты и темноты, Принцесса была еще меньше готова к такому зрелищу, чем Ной. Между тем, она не выглядела шокированной или испуганной - скорее заинтересованной.
  Принцесса продолжала идти вперед, пока руки не уперлись в стену, тогда она остановилась и комично завертела головой, озираясь. Попыталась дотронуться до ближайшего холма, до серого лунного грунта. Неразборчиво забурчала себе под нос.
  -Похоже, ей интересно, - сказал Саймон.
  Принцесса обернулась к ним, лицо сияло восторгом. По ее животу, словно механический жук, бежал пузатый многоколесный транспортник. Девушка показала на диск Земли, горевший у нее над головой.
  -Эф! - сказала она и засмеялась. - Эф!
  -Земля, - объяснил Ной.
  -Earth, - сказал Саймон.
  -Earth! Earth! - закричала Принцесса и, повернувшись к экрану, стала ощупывать его, словно искала выход.
  -Вот те на... - протянул Саймон. - Твоя девочка полна сюрпризов!
  -Что ты имеешь в виду?
  -Она уже видела Землю такой, и она знает ее название. По-английски.
  -Что это за язык?
  -Один из языков Земли. На нем сейчас многие говорят, и здесь тоже... Но откуда она его знает? И большой город... Странно, а?
  -Странно, - согласился Ной, любуясь детским восторгом Принцессы.
  -Ты никогда не задумывался, откуда пришли химеры? - спросил Саймон.
  Ной проследил его взгляд, посмотрел на черноту за выпуклым боком Земли.
  -Ты думаешь оттуда?
  -Почему нет?
  -Не знаю. Сложно как-то. Ты же был оперативником, и знаешь о барьере вокруг Пустой Земли - я думаю, они оттуда. Из-за барьера.
  Саймон улыбнулся и покачал головой.
  -Нет, Ной. Точно не оттуда. Этот барьер, о котором любили шептаться оперативники, на самом деле - заградительные станции. Глушилки. Омега поставила их по границе Заповедника, чтобы никто из вас не мог выбраться с территории. Химеры пришли с северо-запада. Они шли от Большого Города - в этом я уверен. Но откуда они пришли - вот в чем вопрос.
  Некоторое время они просидели молча. Ной переваривал новые сведения.
  'Так вот, что такое барьер... Никакого рая и ада, никакого божественного запрета. Глушилки вдоль границы Заповедника - вот и вся тайна'.
  Ему стало грустно. Он вспомнил Мамочку, оставшуюся среди Пастушат, вспомнил, как она рассказывала ему о барьере.
  -Саймон, вы можете вытащить Мамочку?
  Тот покачал головой.
  -Нет.
  -Но меня-то вы взяли. И Принцессу тоже.
  -Вы - особый случай.
  -А она - нет?
  Саймон не ответил, продолжая наблюдать за Принцессой.
  -Почему ты молчишь? Ушки, ты же знал ее. Вы несколько лет работали рядом. Ей там плохо. Мы должны попытаться ей помочь!
  -Нет 'нас', Ной. Есть корпорация 'Омега', и Заповедник - ее территория. Чтобы вытащить Мамочку, нужны очень веские основания. Сопли по поводу товарищества и как ей плохо у Пастушат - не пройдут. Здесь все решает бизнес, и нет ничего личного. А потом... так ли ей плохо?
  Принцесса перестала бродить вдоль экрана, уселась на пол и подобрала под себя ноги.
  -Что ты, что я, - продолжал Саймон задумчиво, - для Омеги - плевок под микроскопом. Вот если у тебя получится держать Принцессу под контролем; если она будет делать все то, что от нее требуется - возможно, к тебе и прислушаются, - он встал. - А пока остается только ждать.
  
  Ближе к вечеру дверь снова открылась. Двое охранников принесли кровать. Они поставили ее возле двери и быстро ретировались. Зевая, Принцесса указала на нее рукой.
  -Спать, - сказала она.
  Ной кивнул. Встал со стула.
  -Да, спать. Только умоешься сначала. У тебя все лицо в крошках.
  Умывалась Принцесса с удовольствием. Она фыркала, плевалась и пыталась поймать ускользающие меж пальцев струйки. Потом опять надолго застыла перед зеркалом, разглядывая блестящие капли на белой коже.
  Ной уложил ее и накрыл одеялом.
  -Спокойной ночи, - сказал он и поцеловал ее влажную щеку.
  -Ной... - сонно пробормотала девушка.
  Она закрыла глаза. Ной на цыпочках подошел к стулу, повесил на него комбинезон и, оставшись в одних трусах, вдруг подумал о наблюдателях, следящих за ними через потайные глазки. Он быстро подошел к своей постели, так и оставшейся возле входа, и юркнул под одеяло. Едва он лег, стереоэкран на стене выключился. Спустя несколько секунд погас свет.
  
  Саймон отвернулся от монитора и взглянул на часы.
  -Ну все. Я буду на связи. Если что - сразу вызывайте.
  Дежурный кивнул и занял место у пульта. Но едва Саймон дошел до двери, как тот его окликнул.
  -Саймон, погодите! Что-то не так!
  Камера ночного видения охватывала комнату целиком. В темноте все предметы казались плоскими, словно нарисованными простым карандашом - темные стены, серые силуэты кроватей. На мониторе было видно, как девушка поднялась, немного постояла, осматриваясь, а потом быстро пошла ко второй кровати, на которой спал парень. Она приподняла одеяло и юркнула к нему под бок.
  -Похоже, нам предстоит жаркий секс, - обрадовался дежурный.
  -Жаркий секс тебе Лопухов устроит, - пробормотал Саймон и сел в кресло.
  Он полчаса просидел, глядя в монитор. Фигуры на кровати не шелохнулись.
  
  Ной почувствовал ее приближение раньше, чем услышал невесомые шаги. Она откинула одеяло и скользнула к нему. Прижалась и обхватила руками.
  -Тебе страшно? - спросил он.
  -Нет, - едва слышно прошептала Принцесса. Ее горячее дыхание щекотнуло ему спину.
  -Не бойся. Все будет хорошо. Я обещаю.
  -Верить...
  Она сильнее прижалось к нему и уткнулась носом между лопаток.
  
  Лежа на кровати, Саймон вполглаза смотрел новости - предстояла очередная попытка общения с 'Соседями', которая в очередной раз могла пролить свет на их природу и дать ответ на вопрос: контакт или просто очередной космический феномен?
  Произнося слово 'контакт' диктор едва не зевал. Саймон отключил звук.
  Мысли его были заняты Принцессой.
  Он без конца крутил в голове одни и те же вопросы: откуда она знала про Большой Город и почему назвала Землю по-английски? Если принять как факт, что она родилась в Заповеднике и никогда не покидала его пределов, то эти знания - просто невозможны. Что еще она знает? Какой сюрприз преподнесет в следующий раз?
  Саймон поставил на столик недопитый кофе и стал раздеваться. Через десять минут он уже крепко спал.
  
  
  Глава 4. Эксперимент 'Холод'
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"