Терехов Борис Владимирович: другие произведения.

Над пропастью в российской ржи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


Над пропастью в российской ржи

  
   Коль вам действительно интересно прочитать эту идиотскую историю, то вы, думаю, хотите узнать, как меня зовут. Отвечаю: Колфилд Холден, мне шестнадцать лет. О том, где я родился, как провел свое детство, что делают мои родители и вообще обо всей этой мути, я не собираюсь распространяться. Мне неохота в этом копаться. Скучно, да и моим родителям бы не понравилась моя откровенность. Скажу только, что они славные люди, но обидчивые до чертиков.
   Начну с того, как я дал деру из санатория. Меня все никак оттуда не выписывали. Но зато санаторский психоаналитик без конца приставал ко мне с вопросом: буду ли я стараться в новой школе? Откуда я мог это знать. Поэтому я убежал из санатория. Заплатил в аэропорте грузчику и полетел на самолете в багажном отсеке в Россию. Нет, деньги у меня были. Мне их давали бабушка, дедушка, мать, отец, старший брат и даже младшая сестренка Фиби. Но мне не хотелось возиться со всякими визами и оформлениями, вы понимаете. Поэтому я просто заплатил аэропортскому грузчику за полет в багажном отсеке. Нет, конечно, я мог отправиться в Массачусетс, в Вермонт, объездить там всякие места, как я предлагал Салли Хейс, только она отказалась. Мы знали друг друга тысячу лет. Но за все это время я так и не сообразил, что она дура и притворщица. Правда, она умела хорошо целоваться.
   Но в Россию мне все же хотелось поехать больше, чем в Массачусетс. В последней школе, откуда меня вытурили, было углубленное изучение русского языка. Я жил в новом общежитии, в корпусе имени Лонгфелло. Был один такой известный поэт, но не помню, что он там написал. Наверно, не дрянь, если в его честь назвали целый корпус. Надо будет взять в библиотеке, почитать. Вообще я очень необразованный, но читаю много.
   Так вот, моим соседом по комнате был русский, его звали Моня Рабинович, и со мной он говорил только по-русски, по-английски он говорил очень плохо, и вечно обижался, что его никто не понимает. Из всего общежития он один не ходил на футбол. Он вообще никуда не ходил. Странный был тип - ужасно высокий, сутулый и с гнилыми зубами. Ни разу, пока мы жили рядом, я не видел, чтобы он чистил зубы. Да и вообще он был противный, и стриг свои паршивые ногти над столом. По правде говоря, я его совсем не любил.
   У меня был еще один русский знакомый, из старшеклассников, Ренат Исинбаев. Ренат встречался с Джейн Галлахер. Но я старался не думать, что происходит у него в автомобиле с Джейн. Ренат был довольно красивый, и все родители так считали, но красота у него была какая-то альбомная. Он считал себя чистюлей, но посмотрели бы вы, какая у него бритва. Ржавая, вся в волосах и засохшей пене. Когда я узнал, что он встречается с Джейн, я чуть не слился! Вот так история! У меня даже началась резь в животе! Я познакомился с Джейн еще позапрошлым летом. Она жила совсем рядом, и ее английский бульдог бегал гадить в наш сад. Мы играли с ней в шашки. Она никогда не двигала дамками, поставит их в последнем ряду, и не двигает с места. Ей нравилось, что они стоят в последнем ряду. У нее было страшное детство из-за отчима. Он пил, как лошадь, слушал детективы по радио и бегал голый по дому. Джейн говорила, что он какой-то писатель.
   Но я отвлекся. Я хотел сказать, что Моня и Ренат всегда общались между собой только по-русски, поэтому, чтобы принимать участие в их разговоре, я тоже должен был говорить на их языке. Ненавижу быть просто слушателем. Вообще знание иностранных языков полезная вещь, и об этом без конца твердил мой учитель истории старик Спенсер, качая головой и при этом ковыряя в носу. К тому же знание русского должно было помочь мне получить ответ на один вопрос в России. Ради этого я, собственно, и полетел туда.
  

* * *

  
   Аллах более всех сведущ в неведомом и премудр! Я родился в одном из городов Кокандского ханства, и меня зовут Али-Баба, а моего родного брата - Касим. Наш отец скончался и оставил нам незначительное наследство, и мы поделили его без споров по справедливости и закону. Потом Касим женился на богатой женщине, владетельнице сада, в котором росли деревья, приносящие плоды с картонными коробками гуманитарной помощи. В этих коробках всегда была лапша доширак, упаковка соли, рыбные консервы, средство от перхоти и поношенная одежда. Все это он с выгодой менял на разные товары и свежие продукты. И вскоре Касим приобрел славу, заслуженную честными трудами, в глазах людей почтенных и состоятельных.
   Я же, как было угодно судьбе, женился на бедной женщине, не имевшей ни домов, ни поместий, ни сада с гуманитарными деревьями. В короткое время я истратил наследство, оставленное отцом, и впал в крайнюю нужду. Но, будучи человеком разумным и образованным, для того, чтобы добывать пропитание, купил на последние деньги осла для поездок в горы. В горах можно было найти деньги, которые иногда падали с неба в виде дождя. В основном это были американские и российские мелкие монеты - они закатывались в расщелины, под камни и корни деревьев. Бумажные деньги в пригодном для использования состоянии попадались очень редко. Но я был рад и мелочи, потому что на равнине нельзя было ничего собрать - все быстро исчезало в карманах людей.
   Я взял в привычку каждое утро отправляться в горы, а вечером бывать на городском базаре и продавать мелочь, вырученные деньги расходовались на семью.
   И обрел я от этого благо и продолжал жить таким образом, приращивая свой достаток и имущество. К тому же, волею судьбы, в горах я вскоре обнаружил места, где встречалось особенно много мелких монет.
   Гордость переполняла мое сердце: всего, чего я добился - осла, халата, тюбетейки, сандалий, безукоризненных манер и благосостояния семьи - я добился с помощью Аллаха сам.
   Но ничто не длится вечно. Однажды ко мне пришел мой брат Касим - лицо его было тронуто волнением и тревогой.
   - Я рад, Али-Баба, что ты выбрался из бедности, но мне не нравится путь, который ты для этого избрал, - сказал он.
   - О. брат мой, я дивлюсь твоим словам, не знаю их причины и не разумею их.
   - Мне стало известно, что ты без спросу рвешь в моем саду плоды гуманитарного дерева, продаешь их и так поправляешь свое имущественное положение.
   - О чем ты говоришь, брат мой?! Это неправда! Я не занимаюсь воровством! - воскликнул я.
   - Ложь и хитрость человеку плохие друзья. Пойдем, я покажу, где ты прячешь мое украденное добро.
   Касим вывел меня во двор, дал лопату и топнул ногой в том месте, где следовало копать. К своему удивлению в вырытой мною яме оказалось много картонных упаковок с гуманитарной помощью.
   - Теперь тебе нет смысла отпираться в воровстве. Слава Аллаху, моя жена, прохлада моего глаза и оазис моего сердца, все видела. Отпираться глупо.
   Тут я понял, что кроме жены Касима закопать в моем дворе коробки гуманитарной помощи, было больше некому. Это была женщина завистливая и вздорная, но брат ее очень любил и во всем ей потакал.
   - Чтобы загладить свой позорный поступок, ты должен отдать мне все свое имущество, осла и жену.
   - Но это несправедливо. - У меня высохла слюна, и я не знал, как мне быть. Мне оставалось лишь уповать на милосердие брата.
   - Я считаю, что справедливо, - возразил Касим. - Если ты не согласен, то я пожалуюсь хану. Да продлит Аллах годы его правления. Он мне поможет и строго тебя накажет. Может даже, отрубит голову. Он ко мне благоволит - каждый месяц я дарю ему средство от перхоти.
   - Но у хана, да продлит Аллах годы его правления, нет волос на голове - он бреет голову.
   - Глупец! У него же есть борода.
   - Брат мой, но как я буду жить, не имея имущества, осла и жены?
   - Я подумал об этом, Али-Баба. Поезжай на заработки в Северную страну - благо ты знаешь язык неверных, на котором они там говорят. Вернешься тогда, когда накопишь необходимую сумму, чтобы выкупить свое добро и жену. Билет на поезд я тебе куплю. И еще, чтобы люди не обвинили меня в жестокосердии к брату, я не возьму себе твои тюбетейки - все десять штук.
   Мне не оставалось ничего другого, как согласиться с Касимом, хотя моя душа была преисполнена тоски и печали.
   - О! Щедрость твоя не знает границ, - сказал я.
  

* * *

   С застывшей на губах глуповато-отстраненной улыбкой Колфилд Холден вошел в лифт гостиницы "Интурист". Он едва передвигал ноги от усталости после многочасовой экскурсии по московским достопримечательностям и ужина в ресторане с подозрительными субъектами. Эти субъекты подсели за его столик, представились членами непонятной правозащитной организации, выпили за его счет две бутылки виски, и съели несметное количество разных дорогих блюд. Поэтому он был счастлив, когда они его оставили, попросив лишь деньги на такси.
   - Добрый вечер, начальник, - с улыбкой и полупоклоном приветствовал его молодой лифтер азиатской внешности.
   - Ага, спасибо, - рассеянно ответил Холден.
   - Меня зовут Али-Баба, - представился лифтер. - Начальник, не желает развлечься с юной восточной красавицей?
   - Я?
   - Вы, вы, начальник. Кто же еще? Двести долларов на время, триста за ночь.
   - Принципиально я против таких дел, - сказал Холден, но, подумав, добавил: - Ладно, давай на время - на ночь меня не хватит. Но она хоть симпатичная?
   - Не сомневайтесь, начальник, не девушка - персик!
   В номере Холден выпил виски с содовой и проверил, пахнет ли у него изо рта - для чего приставил ладонь ко рту и дыхнул вверх, к носу. Пахло. Но не отменять из-за этого свидание, подумал он, сел в кресло и принялся ждать. К тому времени, когда раздался настойчивый стук в дверь, он успел задремать, и поэтому сперва ничего не понял, увидев на пороге женщину в длинной черной одежде и парандже, скрывающей лицо.
   - Вы к кому? - робко спросил Холден и пригладил ежик на голове.
   - Меня послал Али-Баба, - грубоватым голосом сказала она.
   - Очень приятно.
   - Взаимно, - буркнула она, прошла в номер и, подобрав юбку, села на постель.
   - Как вас зовут?
   - Зульфия.
   - Вы откуда?
   - Из Молдавии.
   - Знаю, знаю. Есть такая восточная страна.
   - Точно, есть. Но мне некогда. Время - деньги. Ну что, давай? - сказала она, поднялась и стала задирать юбку. Задирать ее было совсем непросто, поскольку она была очень длинная.
   - Погодите. Мне бы хотелось взглянуть на ваше лицо, - смущенно произнес Холден.
   - Это обязательно?
   - Для меня да.
   - Пожалуйста, - сказала Зульфия и откинула паранджу. Но лучше бы она этого не делала - если раньше у него было слабое желание, то сейчас оно исчезло вовсе.
   - Вот что, я сегодня устал и мне ничего не хочется. Может, как-нибудь в следующий раз. Вот вам пятьдесят долларов, и прощайте.
   Холден выставил Зульфию за дверь, дотащился до кресла и закурил. Его подташнивало. Надо же! Ну и персик! У этой юной восточной красавицы оказалось испитое лицо тетки, которой хорошо за сорок. К тому же бородавка на носу. Конечно, ей с руки носить паранджу.
   В дверь снова постучали - это был Али-Баба, за его спиной маячила Зульфия. Чувствовалась, что она злая, как тысяча чертей.
   - Э-э, начальник, вы нам недоплатили, - укоризненно сказал Али-Баба, входя в номер. - Нужно было двести, а вы дали пятьдесят.
   - У нас с ней ничего не было, - возмутился Холден.
   - Это ваше дело.
   - Обманщик! Ты кого мне подсунул?! Зачем мне эта старуха?!
   - Он полный дурачок, - презрительно сказала Зульфия. - Совсем не разбирается в женщинах.
   - Начальник, надо заплатить, - стоял на своем Али-Баба, наступая на американского мальчишку.
   Холден ударил его кулаком в живот. Потом отвесил звонкую оплеуху - он имел печальный опыт общения с лифтерами, и знал, что надо бить первым. Али-Баба, согнувшись, опустился на пол, закрыл лицо руками и заплакал. Зульфия поспешила ретироваться, стремительно покинув номер.
   - Не притворяйся, не так тебе и больно, - заметил Холден.
   - Мне не больно, только теперь меня уволят с работы. Эта женщина большая начальница - агент ФСБ. Раньше она работала в этой гостинице уборщицей, теперь занимается здесь проституцией и заодно вербует иностранных туристов.
   - Что ж она такая страшная?
   - Уборщица и должна быть страшной. Но она носит паранджу, большинству мужчин нравится, чтобы не было видно лица. А некоторые за отдельную плату еще просят одеть шахидский пояс - это их возбуждает.
   - Ну да, в России встречаются две культуры - западная и восточная. Я писал об этом в школе доклад. Только, честно говоря, ничего не понял. Но мне на это плевать. Вообще я очень необразованный, хотя читаю много.
   - Мне за сводничество платят всего один процент, - пожаловался Али-Баба.
   - Но зачем ты тогда этим занимаешься? Или ты тоже в органах госбезопасности?
   - Нет, кому я там нужен, в органах. Я занимаюсь сводничеством от нужды. Мой брат Касим под надуманным предлогом забрал у меня все - имущество, осла и жену. Я должен накопить деньги, чтобы вернуть все это назад.
   - Да, хорошего мало. Вот у меня старший брат изумительный, и ничего у меня не отбирает. Он живет в Голливуде, и у него есть "ягуар", - сказал Холден. - Слушай, а красивая у тебя тюбетейка.
   - О, это особая охотничья тюбетейка, ручной работы, - оживился Али-Баба. - Ее всегда одевают, когда идут охотиться на уток.
   - На уток?! Как интересно! - воскликнул Холден. - Кстати, такое дело. Может быть, ты знаешь, куда в этом городе из прудов зимой деваются утки? Они умирают или их увозят куда-нибудь в зоопарк? Я видел, здесь есть пруды с утками, а зимой пруды замерзают.
   - Конечно, знаю. Когда становится холодно, русские съедают этих уток, после закапывают их косточки на берегу, а весной из них появляются птенчики. Мы в Коканде тоже так делаем - нас научили русские.
   - Вот это да! У нас не так! - удивился Холден. - Но красивая у тебя все-таки тюбетейка. Я бы купил себе такую.
   - Берите, начальник, - Али-Баба снял тюбетейку и протянул ее Холдену. - Пятьдесят долларов.
   - Ну, спасибо, - сказал тот, примеряя тюбетейку и смотрясь в зеркало. - Я бы взял еще несколько для родных и знакомых.
   - Сколько вам надо?
   Холден принялся считать, загибая пальцы. Для бабушки, дедушки, матери, отца, старшего брата, сестренки Фиби. Для Салли Хейс, Джейн Галлахер. Ну и для ее отчима, который бегает голый по дому - пускай лучше бегает в тюбетейке.
   - В общем, штук девять, - сказал Холден.
   - О! Девять! Из ваших уст льется мед для моих ушей! У меня как раз есть девять! Сейчас принесу, - не скрывая радости, сказал Али-Баба. - Потом вы, да прохладиться ваше око, можете написать из Америки, и я еще пришлю вам много-много тюбетеек и дешевле. Не забудете?
   - Нет, не забуду. Это мне раз плюнуть.
   Али-Баба был счастлив - теперь он сможет поехать на родину и вернуть из владения брата свое имущество, осла и жену. Если пожелает, то и сам забрать под любым предлогом у Касима его имущество и жену, а самого брата отправить на заработки в Северную страну. Слава Аллаху, сейчас у него появился могущественный американский друг!
   Холден был тоже доволен - он узнал, что делают русские с утками, когда наступают холода. К тому же купил для себя и своих близких по красивой охотничьей тюбетейке.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Земли чудовищ"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Гордова "Во власти его величества"(Любовное фэнтези) С.Возный "Козырной валет армагеддона"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Титул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Три прорыва и одна свадьба. Жильцова НатальяИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияВ дни Бородина. Александр Михайловский✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф Ир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список