Тери Сан: другие произведения.

Отпусти - это всего лишь слово. Часть 1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 8.27*67  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если другой парень признался тебе в любви. Он ни о чём не просил, просто принять его чувства. Но постепенно ты начинаешь понимать, что, кажется, попал в ловушку, паутину собственных запутанных эмоций, выбраться из которой сложно. Ему бы осознать и сделать выбор - но слабовольный Никита просто плывёт по течению. И постепенно его несёт всё быстрее и быстрее, навстречу водопаду.... А события развиваются слишком стремительно, так, как это иногда бывает в жизни подростков, которые ещё не стали взрослыми. Сложно понять происходящее, определиться, разобраться во всём. Кажется, что это не твоя жизнь, что ты смотришь со стороны странный сон, из которого не можешь выбраться и проснуться. Он бы не хотел, да кто ж его спрашивает. И лучший друг оказался вдруг. И все вокруг словно сговорились... И, разбивая кулаки в кровь, кричит Зидан, веря в то, что Партизан что-нибудь придумает. Но что тут можно придумать... Нельзя разорвать сердце напополам, а оно ведь рвалось, сука. ( с ) Предупреждение. Мат. Насилие. Жесть. Но и любовь разумеется, куда без неё. Косяки текста исправляла Kikimora. Огромное ей спасибо и извинения, за то, что там опять мной сделана куча ошибок.


Амфетамин? Героин? ЛСД?

- Любовь. Но ломает не хуже. (c)

  
  
  
  

Я пытался уйти от любви

Я брал острую бритву и правил себя

  
  
   Когда меня ревнуют, мне приятно, совсем чуть - чуть на первых порах. Мне можно сказать: "я ревную", и мне уже будет достаточно, что бы покивав, и получив необходимую порцию признания, носиться с воздушными шариками. Но я не выношу, когда меня пытаются поймать, связать какими - то обязательствами, словами, начинают требовать клятв, обещаний, внимания, удерживают физически.
  

Я укрылся в подвале, я резал

Кожаные ремни стянувшие слабую грудь

   - Ты только мой, только мой и больше ничей.
Это в книгах приятно услышать эти слова. В книгах, когда читаешь об отношениях нарушения границ личного пространства, не понимаешь, что стоит за ними. А за ними стоит очень многое.
Тебя давят ревностью. Давят собственническими инстинктами, давят психологически, физически, не понимая, боясь и не принимая твоей свободы асфальта, свободы родившись с которой человек, уже никогда не сможет жить в цепях. .
  
  

В комнате с белым потолком.

С правом на надежду.

  
   Попытка уйти, обрывается раз за разом.
   Если бы ты мог, посадил бы меня в клетку и кормил исключительно со своих рук. Задушил, уничтожил, закопал под землю, привязал к себе...
  

В комнате с видом на огни

С верою в любовь

   Хватаешь за руки, под колени, поперёк, не смущаясь офонаревших глаз жильцов, заносишь в подъезд и орёшь на всю катушку
- Поговорим. Поговорим твою мать. Не смей убегать.
- Куда убегать?
Мне хочется расхохотаться, я и правда начинаю хохотать, содрогаясь спазмами подступающей истерики.
   - Отпусти, отпусти, отпусти. Сука!!
Повторяю как заклинание раз за разом, когда ты, наслаждаясь своим превосходством, своей физической силой, да и собственно тем, что просто сильнее, несёшь меня как куклу в лифт, на площадку, в квартиру.
  

Твое имя давно стало другим
Глаза навсегда потеряли, свой цвет.
Пьяный врач мне сказал, тебя больше НЕТ

Пожарный выдал мне справку, что дом твой сгорел.

  
   Перехватываешь на улице, дёргаешь за руки и тащишь за собой как щенка на верёвочке и тебе плевать, что подумают окружающие.
- Надо поговорить! - сообщаешь ты испуганно, торопливо.
- Не надо. Оставь меня в покое. Дай просто побыть одному.
   Но это страшное для тебя слово, "дать мне БЫТЬ" Нет, оно не будет
реализовано.
  

Я ХОЧУ БЫТЬ С ТОБОЙ
Я ТАК ХОЧУ БЫТЬ С ТОБОЙ!

   Ты боишься его, боишься одиночества, которое читаешь в глазах, боишься скуки, боишься пустоты. Но больше всего одиночества. Осознание, что я где - то там не с тобой, разъедает подобно соляной кислоте. Ты готов вырвать даже мой мозг, за то, что он изобрёл естественную и совершеннейшую защиту от тебя. Научился закрываться: не видеть, не слышать.
Опускаю руки.

И Я БУДУ С ТОБОЙ.

   Это раньше я имел глупость вырываться, драться, орать. Пока не понял, что всё это, раззадоривает тебя ещё сильнее.
   А сейчас я просто опускаю руки, закрываю глаза, и начинаю дышать через нос, медленно, глубоко, считая про себя овечек, барашков. Думаю о совершенно посторонних вещах, когда решив, что мне необходимо твоё тепло, ты хватаешь меня в охапку, не понимая, что просто...
Давишь. Уничтожаешь день за днём.
Вытерпеть чудовищность отвратительных в эту секунду объятий.

Я ломало стекло как шоколад в руке

Я резал эти паьцы за то что они

НЕ МОГУТ ПРИКОСНУТЬСЯ К ТЕБЕ!

  
   Кожа идёт гусиными мурашками, начинает тихо трясти от отвращения. Дышу через нос. Раз. Два.
Интересно, что ты испытаешь, если однажды я не смогу преодолеть рвотный спазм и сблюю прямо на твои чистенькие ухоженные ботинки?
- Ну всё, ну что ты? Что за хрень тебе пришла в голову?
  

Я смотрел в эти лица

И не мог им простить

  
   Целуешь в стиснутые губы, в глаза, в виски, упрашиваешь, умоляешь, и держишь, как клещами, не отпуская ни на секунду, пока меня не отпустит в твоём понимании, пока я не расслаблюсь и не позволю себе виновато уткнуться лбом в твоё плечо.
  

Того что у них нет тебя

И они могут жить.

  
   Однажды я убежал. Стоял, напротив пытаясь объяснить, что всё кончено, что не могу больше так, что достало всё, и это был последний раз, когда мы виделись.
А потом, ты побелел, стискивая зубы. Я смотрел в твои зрачки, в которых медленно начинало разливаться бешенство.
- Всё сказал? - спросил ты.
Тогда мы только начали встречаться, и наша встреча ещё не обросла никакими обязательствами. В сущности, она не обросла ничем, не представляя из себя ничего

В комнате с белым потолком
С правом на надежду

   Я пил кофе в твоей комнате, ты смотрел на меня, машинально наигрывая на гитаре, и рассказывал попутно, как прошёл твой день, который интересовал меня так же мало, как интересовал ты.

В комнате с видом на огни
С верою в любовь

  
  
  
  
  
   Мы познакомились случайно, и никогда это знакомство не должно было стать чем - то большим....
Но мне было некуда пойти, в очередной раз после своего побега из дома, и я пришёл к тебе, просидев три часа на лестничной площадке в позе эмбриона. В кармане была пачка сигарет - единственное материальное богатство, и коробок спичек. На улице стояла лютая зима, и сидя в ледяном подъезде, я ощущал себя идиотской девочкой из сказки Андерсена, что замёрзла в сугробе, веря в исполнение своих трёх желаний. Тебя не было дома, а может быть, ты был там. Я не знал, не решался позвонить и войти, понимая, что нехорошо обременять собой совершенно незнакомого человека, но так получилось, что на ту секунду, кроме тебя у меня вообще не было никого. Друзья разъехались, остальных я не смог найти. И придя в подъезд к человеку, которого знал всего три дня, остро сожалел о своём поступке. Но на улице шёл снег и стоял собачий холод под минус двадцать. В какой то миг, я подумал, что в сущности мне некуда пойти, сел под батареей и отключился слушая обрывки звуков, голоса, чужой для меня живой мир, которым жил и дышал этот дом, но я не имел к нему никакого отношения. Где - то раздался крик. Открылась и хлопнула дверь квартиры.
- Ваш отец..крепитесь.
Раздалось истошное рыдание. Какой - то женщине принесли повестку о том, что её муж умер и сжавшись в комочек и стараясь быть незамеченным, я остро переживал чужое горе, понимая, что смерть страшная вещь, но ещё страшнее то, когда она приходит так внезапно. А затем появился ты. В пачке осталась последняя сигарета, я размышлял, растянуть её или же добить, ведь впереди была длинная ночь, а денег в кармане не водилось даже на спички. Я услышал шаги, и увидев тебя в светлом проёме распахнувшейся двери, только что не забился в стену, понимая, как глупо и нелепо буду выглядеть если ты заметишь меня здесь. А затем....
Иногда бог, а может быть какое - то другое высшее существо решает всё за нас.
   На площадке было темно, и ты не мог меня видеть, зато я прекрасно рассмотрел тебя, за те несколько секунд, пока ты возился с ключом, пытаясь вытащить его из замка. Узкое лицо с выступающими скулами, раскосые глаза странного пепельно - голубого оттенка, который так поразил меня в первую минуту нашего знакомства, короткие жёсткие волосы подстриженные брутальным ёжиком - площадкой. Ты охлопал себя по карманам, а затем видимо заметив смутную тень повернулся в мою сторону.
- Эй, братан, зажигалка есть?
Я хотел сказать нет, но минуту назад я затушил хабарик о батарею, и в подъезде можно было повесить топор, от плавающего вокруг сигаретного дыма. Ты поднялся, не дожидаясь ответа. Как потом рассказывал, словно что - то толкнуло изнутри, а что именно и сам не понял. Я выпрямился, торопливо протягивая тебе спички, ты чиркнул, прикуривая, а потом собственно случилась забавная пауза. Дрожащий огонёк высветил удивлённое лицо, с отпавшей челюстью. Чиркнула спичка, приближаясь в мою сторону, затем ещё одна, рука плавно погружалась вниз, обозревая масштабы посиделок, взгляд упал на кучу истлевших хабчиков. Я всегда курю до фильтра.
- Привет. Давно ждёшь? - осторожно поинтересовался ты, возвращая коробок.
- Я не жду, - соврал я машинально. - Погреться просто зашёл. Холодно.
- Ну - ну. - Ты ухмыльнулся непонятно чему, а потом молча взял меня за рукав куртки дёргая за собой. - Пошли.
Не вопросов, ни расспросов, ни любопытства - вообще ничего. Это поразило меня, как потом поражало не раз, пока я не осознал, в какую ловушку собственно позволил себя загнать.
- Есть куда пойти? - это был единственный вопрос который ты задал мне, подавая кружку с горячим чаем и тарелку с тушённой картошкой и бутербродами, покоцанными так, как покоцать их могут только парни.
- Нет.
Не знаю с чего меня пробило на честность, но если тебя это не напрягало, то почему должно было напрягать меня?
- Давай ешь, - сообщив это в приказном порядке ты утопал в комнату, вернулся через несколько минут с охапкой постельного. Смотрел на меня под странным углом, пока я стараясь не давиться накинулся на еду.
- Поживёшь у меня. Сколько надо, столько и живи в общем.
   Когда ты изрёк это предложение, я чуть не уронил тарелку. Вскинул недоверчивые изумлённые глаза, но ты просто кивнув, моментально сменил тему, рассказывая о том, чем занимался в универе на практике.
Потом мы пили пиво, я слушал музыку, которую ты мастерски играл на обклеенной черепами гитаре, и меня клонило в сон. Впрочем, я старался не подавать виду, так как из тебя пёр фонтан непонятно откуда взявшейся энергии, в то время как всё о чём я мог думать, это донести голову до подушки и дать отдых всему. Телу, мыслям, голове...
Просто уснуть и отключиться.
Ты говорил и говорил, я помню, что начал засыпать, подложив кулак под подбородок и полулёжа на компьютерном столе, который так удачно располагался рядом с диваном. Музыка смолкла, и я не сразу понял, что ты сказал.
- Я тебя люблю, Ник, - произнёс ты, очень тихо. Я открыл глаза, глядя с осоловелой сытостью разморённого сном человека.
- Не знаю, как угораздило. Люблю, - повторил ты и, поставив гитару на пол закрыл лицо руками.

В этом мотиве есть какая-то фальшь,
Но где найти тех, что услышат ее?
Подросший ребенок, воспитанный жизнью за шкафом,
Теперь ты видишь Солнце, возьми - это твое!

  
   В жизни бывают разные вещи. Иногда они бывают настолько нереальными, что напоминают сон. Ты понимаешь, что этого не может быть, хочешь проснуться, но не можешь. Вот и сейчас это заявление, оно воспринималось настолько иррациональным, абстрактным, сюрреалистическим, что я просто не понял, о чём идёт речь. Не то, что бы не понял, не принял. А может быть действительно не понимал. Мне казалось, что с такими вещами как чувства нельзя шутить, что над ними нельзя стебаться, а ты вдруг взял и вывалил на меня "нагора" то, что я не воспринял никак иначе, чем креативный человеческий стёб. Вот только я не знал, в каком месте смеяться, а ты не подсказал.

Я объявляю свой дом
Безъядерной зоной!
Я объявляю свой двор
Безъядерной зоной!
Я объявляю свой город
Безъядерной зоной!
Я объявляю свой...

  
  
   Сон моментально пропал. Желание спать здесь дальше, - тоже.
Я неуверенно улыбнулся, когда оторвав руки от лица, ты позволил себе посмотреть на меня.
Одной из твоих кличек, было погоняло "Волк". Вот тогда, наверное, я впервые увидел, это резкое нечто. Ты смотрел глазами волка. Сверкнувший взгляд из под расставленных пальцев. Гипнотизирующий, пугающий нереальной светлостью, небесно - пепельного оттенка. И хищный, очень хищный. Такой виноватый, испуганный, отчаянный, но очень пугающий. Хищник рвался на свободу, а ты давил его внутри себя, не в силах принять и понять, то, что для тебя самого было непонятно и сложно. Желание пульсировало в чёрных зрачках: голод, неуверенность, страх и слабая надежда.
Ты не улыбнулся в ответ.
- Классно наебнул! - заметил я одобрительно поднимая палец, попытался смеяться, и не смог, пойманный глазами на расстоянии. Сделалось жутковато. В последствии, мне не раз будет жутковато, когда переходя от ласковой нежности к хищному оскалу, ты начнёшь медленно и методично пожирать меня изнутри, ломая, выкручивая, подстраивая под себя. А сейчас ты просто был тем человеком, который бескорыстно оказал мне помощь и вот теперь говорил все эти нелепые слова.
- Это не шутка, - сказал ты и поднялся, приближаясь ко мне.
- Так не бывает, - заметил я отодвигаясь.
   Нет, я не боялся Вольха. С чего мне его бояться? Но это заявление парализовало.
- Знаю. - Вольх чуть дрогнул одними губами. - У самого в голове не укладывается. Но это так. Я тебя хочу, Никита. Очень.
Он сел рядом и взял меня за руку, двумя пальцами сжимая ладонь. На запястье Вольх носил часы, тяжёлые с посеребренным браслетом. Они слегка съехали вниз, холодя кожу металлом.
   От Вольха исходил запах табака и бензина, (он постоянно возился в гараже ) техники, метала, пластика, проводов - этим барахлом была завалена вся соседняя комната. Вольх упомянул небрежно о том, что халтурит на досуге. Не знаю, в чём заключалась халтура, но этот запах мужского холостяцкого жилья принадлежал Вольху и его съёмной квартире.
   Нос щекотал аромат крепкого одеколона, такой специфичный, резкий, кружащий голову. Запах исходил от рубашки, шеи, волос. Не знаю, почему я так фиксировался на деталях, скорее отмечал их механически, в той напряжённой тишине, что наступила после его слов.
   Тихо клацал зубами череп - часы на стене. Мигали плоские фонарики под потолком, которые Вольх приспособил для подсветки, превратив потолок в модель вселенной, окутанной паутиной кассетной ленты. Наверху мерцали гирлянды - звёзды, а на леске кружились разноцветные стекларусовые шарики. Если толкнуть, сверху падал прыгающий мохнатый паучок игрушка. С юмором у Вольха был порядок, а квартира говорила о том, что он рукодельный парень, способный сделать конфетку из дерьма.
Негромко жужжал системник, работающего компа. Придя сюда, я не заметил, что он включен, а вот оказалось, что Вольх его попросту не выключал, погасив монитор.
   С крыши с грохотом обрушился комок снега, разрушая дурацкое наступившее после этих слов оцепенения.
- Бля, приплыли, - подумал я, не зная, что делать. Изнутри начала подниматься медленная нарастающая паника.
- Я...домой пойду. - Предпринял неудачную попытку подняться, неловко двинул рукой, словно ладонь Вольха стала ядовитой.
- Ник, я тебя, ни к чему не принуждаю.
   Вольх поймал за ремень, дёрнул обратно, встал, освобождая пространство, в тот миг, как только я коснулся дивана.
- Просто, не мог больше это держать в себе, - тихо признался он, пожевав губами.
   - Поэтому сказал. Делай с этим что хочешь. Захочешь, можешь постебаться, захочешь... - он махнул ладонью, - расскажи всем. За этот базар я отвечу... Захочешь ...Он сделал выразительную паузу. - Оставайся.
- Ты...Ээээ...
Я не знал, как подобрать слова.
- Ты вообще, думаешь о том, что говоришь? - спросил я, начиная приходить в себя, и понимать, что мир не рухнул, и из нас двоих спасать похоже надо не меня, а Вольха. Стоит с такой отчаянной мордой, словно сейчас с балкона сброситься.
- Ты парень. Я тебя знаю, всего три дня. Как я по - твоему, должен на это отреагировать?
В моём голосе не было злости или отвращения, раздражения тоже не было, просто строгость училки выговаривающей ученику, что он облажался, и вообще, "если ещё раз сцуко заявиться в школу без дневника, получит пизды, большой такой пизды".
Вольх пожал плечами и посмотрел с лукавой ухмылкой, за которой я видел, огромным махровым цветком расцветало облегчение.
   Как он потом мне рассказал, думал, будет хуже. А я так и не признался ему, что на самом деле, до меня просто не дошли его слова. Ни его слова, ни их смысл. Я просто не понял. Не воспринял на самом деле.
- Тебе решать. Я сказал. Признание тебя ни к чему не обязывает.
- Хм, учитывая, что ты пошутил, - начал я миролюбиво, планируя свести всё к хохме.
Вольх резко поймал меня за запястье, наклонился и поцеловал в губы. Быстро, скользнул языком. И оттолкнул обратно, выпрямившись, прежде, чем я смог отреагировать и сообразил дать ему в репу.
- По - твоему, это, потянет на шутку? - спросил он совершенно серьёзно, даже с какой - то злостью.
   А я просто растерялся. Он ошеломил меня напором. Надо было встать, уйти. Надо было.
   А куда мне идти? Да что происходит - то собственно? Он дурак? Пьяный? Накурился? Ну не тянул Вольх на гомика в моём представлении. Дурдом какой - то. Прикол?
Но пока активно моргая, я мылился ответить, Вольх порылся в шкафу, вытянул подушку с одеялом и запустил ими в меня.
- Всё. Я спать. Мне завтра вставать рано.
Дверь хлопнула, а я остался сидеть на полуразобранном диване, растерянно сжимая в руках подушку и одеяло которое повисло на моём плече.
На утро, я ушёл.

Как не прочны стены наших квартир,
Но кто-то один не подставит за всех плечо.
Я вижу дом, я беру в руки мел,
Нет замка, но я владею ключом.

  
  
  
   Ты проводил меня до дома, болтая о пустяках и ни единым слово не касаясь того, что произошло вчера. Я тоже старался избегать этой темы, решив, что по пьяни мне просто привиделось, ну или ты был пьян, и это всё не имеет ни малейшего значения. А на следующее утро, когда я вышел из дома, держа рюкзак на плече, увидел тебя.
- Привет, - сказал ты и протянул мне руку, отлепляясь от стены. - Пошли.
Это лаконичное "Пошли" и не менее краткое "Привет". Вот в сущности и всё, что нужно людям для понимания, если бы это понимание не было таким идиотским.
  
  

На улице снег утратил свою белизну,
В стеклянности талой воды мы видим луну.
Мы идем, мы сильны и бодры...
Замерзшие пальцы ломают спички,
От которых зажгутся костры.

  
  
  
  
  
  
  
   Ты провожал меня в лицей, а затем шёл в универ и по вечерам на работу. Бывали дни, когда ты просто встречал меня у ворот училища, забирая рюкзак и приглашая пропустить по пивку. И я не знал, что сказать одноклассникам. Как, объяснить им, что тут, чёрт возьми твориться. Я сказал, что мы дружим, но это была странная дружба....
  

Это наш день, мы узнали его по расположению звезд,
Знаки огня и воды, взгляды богов.
И вот мы делаем шаг на недостроенный мост,
Мы поверили звездам,
И каждый кричит: "Я готов!"


  
  
  
  
   Вольх больше не заикался о чувствах, ничем не напоминая о случившемся.
Однажды я не выдержал и спросил: Что это было, в тот вечер? Вольх посмотрел очень внимательно, своими светлыми пугающими глазами, и сказал медленно.
- Я тебя люблю. И ты будешь мой, - прибавил он, чуть помолчав.
Мне бы испугаться уже тогда, но Вольх совершенно спокойно добавил.
- Сам придёшь. Я терпеливый, подожду, когда дозреешь.
Кажется после этих слов, я испытал облегчение, сообразив, что он ничего не собирается делать. Но в то же время, именно после этих слов, я заметил, что стал думать об этом. И сам не заметил, что провожу с Вольхом каждый божий день. Забуриваясь к нему с самого утра и зависая до поздней ночи, а иногда оставаясь ночевать. Родителям до меня не было никакого дела. Я учился через задницу, в будущем мне светила армия, и единственные успехи на которых я иногда подвизался в учёбе, помогал делать Вольх, который нихрена не понимал в моих предметах, но педантично усаживался решать со мной домашку, и тихонько перебирал струны гитары, подбирая мотив.
   Вольх сочинял музыку и песни - свойство, которым имеют привычку болеть все подростки. Стихи представлялись второсортными, как это чаще всего и бывает в подобном возрасте. Но когда он перекладывал их на музыку, слушать его голос можно было до бесконечности. Вольх не обладал поэтическим даром, но умел вкладывать дущу во всё что делает, и это затрагивало, цепляя какие - то неведомые струны внутри.
  
  

Выдох - вдох, хорошо дышать.

Чёрный горох да нелегко глотать.

  
  
  
   Его песни наполняла удивительная энергетика. Иногда он садился напротив, брал гитару в руки и пел так, что по телу бежали тысячи иголок, и становилось удивительно странно, блаженно, непонятно. Сердце сладко замирало изнутри, а лицо начинало гореть и хотелось... Непонятно чего. Хотелось закрыть глаза и просто слушать, слушать, слушать.
  
  

Шаг другой, до счастья далеко

Хей, брат постой, я знаю нелегко.

Вымой лицо, побрейся, улыбнись.

Выйди на крыльцо, свободе поклонись.

А что нам надо - да просто свет в оконце

А что мне сниться что кончилась война

   Часто Вольх просил спеть меня. Не знаю, с чего ему это взбредало.
Я не обладал, ни голосом, ни слухом, даже не знал с какого места браться за гриф, но Вольх в ответ на мои протесты, только головой покачал.
- Блажен дурак, - сказал он хмыкнув. - Никитос, когда человек поёт сердцем, зачем голос и слух? Такое не каждому дано - поверь.
   Кажется тогда в "Неоне", в вечер нашего первого знакомства я пел караоке.
   Мы отмечали Старый Новый год.
   Смутно помню события. Водка смешанная с коньяком и пивом уже не просились наружу. Не переставая, гремела музыка, бокалы шли один за другим. В какой - то момент, я потерялся, растворившись среди огней разноцветных софитов. И круговерть незнакомых лиц, выныривающих сквозь просветы алкогольных паров, воспринималась как должное.
Мы взрывали танцполы, бесились. Потом, выхватив три машины, погнали в бар. Перед этим была драка, в которой, похоже, Вольх тоже участвовал. Я даже не помню, как он возник в нашей компании. Чей - то шапочный знакомый, присоединился в процессе распития и остался.
"Неон" популярный среди молодёжи бар, с тремя залами расписанными в стиле андеграунд и живой музыкой, органично отжигаемой сменяющимися музыкантами; который вполне профессионально отрабатывали накатанную программу, и периодически уходили отдыхать, позволяя шустрому пацану ди-джею семплировать пластинки, эксплуатируя драмбейс и периодически развлекать народ дикими выкриками и приглашениями стать звездой караоке, за чисто символическую плату.
Денег у меня не было, зато водились у Витяя, которому Димбас проспорил песню, и мне пришлось выручать кореша. Димбас стремался, а мне это дело, представлялось абсолютно похеру. Душа требовала развернуться и "чегой - нить" эдакого замутить.
   Стриптиз на столе напару с Данкой потанцевать нам не дала охрана бара, попросив угомониться, пока нас не угомонили. Это было некомильфо. Мы лизались с Данкой в углу на диванчике, а затем меня за плечо оторвала рука Димбаса. Витяй что - то втирая, сунул мне деньги и я на автопилоте, пополз сквозь толпу.
   Я был настолько "в мясо", что даже не помню, как оказался на сцене, но отчётливо вспоминаю, что меня пёрло выебнуться.
   Пьяному человеку море по колено, распирает от осознания собственного всемогущества, гениальности блядь.
   На утро, обычно становиться стыдно. Но этот потрясающий кайфовый момент вседозволенности искупает всё.
Я не выбирал песню, просто ткнул случайно, активно привлекая к себе внимания толпы, словами
- Что, ща бля, буду петь. Песня посвящается моей девушке. И хуй - та с ним, что у меня нет девушки. Петь, я тоже не умею.
Народ гоготнул, принимая несостоявшегося Карузо, а дальше, музыка растворила и понесла меня за собой, заставляя исчезнуть в словах. Оживить их, наполняя движением и собственным особым смыслом.
   Для того что бы говорить, человеку не требуются язык. Слова - абстрактные вербальные символы значения, знаковые функции в которые каждый вкладывает свой внутренний опыт. Но существует один единственный, универсальный, понятный всем образ: эмоций, чувств. Когда говорить можно танцем, глазами, пальцами, - мельчайшими жестами из которых складывается нить диалога с публикой, можно говорить интонацией.
   Моя бухая интонация не умела петь, но когда я заговорил, в зале наступила тишина.
  
  

Слева, справа смотри, не поймешь, что внутри
Вот таки чудеса, сам ни свой, свой ни сам.

  
  
  
  
   Песня была про меня, а может, в моём пьяном состоянии, она удивительно подходила мне. Несмотря на то, что я хреново видел, бегущую на огромном экране строку, я не лажал слова, умудряясь попадать в такт.
  
  
  

Приглядишься ли, близко издали

Всё как будто не то, и лицо и душа...
Видно, впрямь у него.

Тут вы были правы,
Или мыслей нет, или нет головы
.

   И вздёрнув микрофон, я подпрыгнул, притягивая толпу на себя, притоптывая ногами и самозабвенно выкрикивая, приглашая публику присоединится ко мне.
  

А он шёл себе по свету насвистывал.
Из коры себе подругу выстругал.

  
  
   Народ подорвался на площадку следом за мной, вскидывая руки, подпевая, заражаясь прущей из меня бешенной энергетикой.
  

Лесами тёмными, морями быстрыми

А он шёл себе по свету насвитывал, хе - хей

  
  
   Люди выходили из - за столиков, приходили из соседних залов, останавливались послушать, поднимались с мест, притягивались, начиная хлопать, реветь, и мне казалось, что я светящийся корабль с белыми парусами плывущий над человеческим морем голов, и все они рыбы моего моря, пели сейчас вместе со мной.
  

Он не понят - да.

Искрой тронут - да.
Вот такая судьба, вытирай пот со лба.

Видно, впрямь у него.

Тут вы были правы,
Или мыслей нет, или нет головы.

  
   Я крутанулся на месте, похожий на самозабвенную обезьяну, которая знает, что она сошла с ума, но посмотрите люди на неё. Услышьте. Это же прикольно, ведь этот зов проникает в душу.
  

Думу думай, кричи, и во все двери стучи,
И во все двери стучи да рукава засучи.
А проснуться бы.

Только это не сон,
Мы столбом стоим.

А он, а он, а он...

  
  
   И я стучал в каждую дверь, твердил прохожим о том, что видел ангелов, хотел их увидеть однажды, но так и не смог. Ведь бога не существует. Так во что же я верю? Может быть только в то, что однажды, сошёл с ума.
  

Всем прохожим твердил, что по небу ходил,
Что по небу ходил да ангелов видел.
Видно, впрямь у него, тут вы были правы

  
   Здесь я впал в неистовство, заставляя каждого повторять это за мной.
  

Или мыслей нет или нет головы.

  
  
   Услышать себя, откликнуться и взлететь идя по свету, и повторяя единственный мотив
  

А он шёл себе по свету насвистывал.

  
  
   Я "летел", раскинув руки, навстречу своей бессмысленной свободе, ибо никогда никем не буду понят и принят. Именно так ощущает себя множество подростков. Но в эту секунду я был свободен и дарил свою свободу каждому находящемуся в зале.
И закончив петь, выдохнувшись, потому что вложил в эти строчки всего себя, уронил микрофон. Кажется, я даже пытался поклониться и сделать книксен, чтобы продолжать ещё "чего нить", но запнулся о шнур, и рухнул со сцены вниз, мордой вперёд. Обычно именно в таком состоянии люди падают лицом в салат.
Думаю, я бы здорово разбился, но вряд ли бы ощутил. По - пьяни боль вообще не воспринимается.... Но я не упал.
Меня как - то очень органично споймал Вольх.
  
   Не знаю, правдой или неправдой были его слова про невъебенную любовь с первого взгляда, но кажется, я смутно помню, что он стоял тогда под сценой и смотрел на меня огромными словно загипнотизированными глазами. И было идиотское ощущение, что я огромный бесконечный магнит, притягивающий к себе десятки глаз человеческого внимания. Повелитель мух. Летучий голландец. Я управлял толпой, заставляя её резонировать и откликаться на каждый жест и мой хрипловатый голос и разноцветная ярко прущая энергетика, затрагивали каждого. Я ощущал себя пьяным богом по ошибке взобравшемся на чужой Олимп, чтобы увлечённо взрывать мозги простых смертных. Меня реально пёрло в тот момент. Хотелось подойти к каждому находящемуся в зале человеку, заглянуть ему в лицо и сказать нечто очень важное, отдать это внутри себя.
   Но раскинув руки, я насвистывая летел над миром, как тот недосягаемый шаман без головы и меня невозможно оказалось удержать. Я бы продолжал до бесконечности. Меня никто не прогонял. Парни рубившие музыку в клубе на правах музыкантов, органично взобрались на сцену и в ритм караоке влилась живая музыка, самым ярким акцентом которой, наверное, стал я, а возможно, мне это всё просто пригрезилось.
   По - пьяни чего только не надумается в голову, но музыка звучала, я пел, а потом смолк, и наступила тишина и экзальтированный рёв толпы.
   Мне хлопали, я раскланивался уверенный, что "ща ещё чего нить"....
   А потом полетел вниз, ощутил крепкие руки, успевшие ухватить за балахон и поперёк.
   Кажется, я рухнул на Вольха. Не знаю, как он устоял и был ли это он, подхвативший меня парень, тщетно пытающийся поставить на ноги, а затем просто перебросивший через плечо. Не помню. В голове просто погас свет, память воспринималась рваными урывками. Очнулся дома у Вольха, дрыхнущим на диване, среди горы таких же пьяных тел.
   Может быть, именно поэтому я и пришёл к нему в ту ночь?
Не знаю. Но похмелье плавно перетекло в новую пьянку. Мы курили, бухали, веселились, Вольх бренчал на гитаре. Потом Саха сгонял домой и притащил свою драмс машину, и они устраивали концерт вдвоём. А мы пьяные и загруженные, с очень важными мордами, Прям бля так по пацански, перепевали весь репертуар от Пикника до Слота.
Пока Саха и Димбас не начали дурачиться, и изображать из себя Снегурочку и деда Мороза и это было так смешно, что как - то разом разрушило атмосферу. Нас надрывало от хохота, когда озабоченная Снегурочка, изображая из себя дурашечку - пидорашечку - (когда Димбас это ляпнул, мы слегли), принялась приставать к присутствующим, оттягивая штаны и требуя положить "на хуёчек денежку".
Ну что можно ожидать от семерых пьяных дебилов когда им весело? Потом Саха дорвался до меня, пытаясь усадить на колени, не помню, что он там хохмил в мой адрес. От хохота, мы просто говорить не могли, но Вольх пришедший к этому моменту из ванной, чего он туда полез, фиг знает, резко как - то всё это прекратил.
Потом помню, я залез на стол в комнате, пытался закрыть форточку и органично втолковывал прихуевшему от этого Вольху, "что после ванной он простудиться, и нахуй здоровье гробить. Здоровье надо беречь". До сих пор не представляю, как я ему монитор не сшиб, спрыгивая обратно бодрым тушканчиком, под громкие матюги. Не сшиб. Ответственность из меня пёрла всех всякой меры, и это было даже по - своему даже забавно. Я пинками, разогнал всех курить на лестничную площадку, с умным видом втирая, что бля уважать надо человека. Народ вдумчиво вкупался, соглашаясь, что типо дело говорю.
На что похожи пьяные базары? На утро, когда их вспоминаешь, становиться очень смешно. Эти бесконечные: Ты меня уважаешь? Так ттссс послушай. Стоп. Ща меня послушай, я сказал.
Мы хватали друг друга за головы бодаясь лобешниками и чувствовали, что бля мы самые реальные пацаны на свете, братухи, бля. Что за братуху можно вкупиться. И вообще любого нах порвать.
На площадке, на батарее свернувшись с бутылкой пива, сидел Саха, пуская скупую мужскую слезу и втолковывая мне какую - то важную тему: "про то, как он подкинул другу бабу, хату всегда подгонял, а этот сука увёл у него тёлку, просто нахуй взял и увёл пока Саха бегал за пивом". А Саха, реально мылился потрахаться, ибо дело было на мази. Тёлка давала всем. А друган сука, взял и увёл и трубку сука не брал, скидывая звонки. И один я у него реальный друг"
Саха рыдал на моём плече, а я тащил его на диванчик и уговаривал, что бабы не стоят того, что бы ссориться из - за них. Бля буду, не стоят.
Ога, мне - то вообще реально было об этом говорить. Такой бля Казанова, меняющий партнёрш "с правую на левую - с левую на правую". В коридоре меня перехватил Вольх. Похоже, он единственный из нас оставался трезвым более или менее. Судя по уставшему лицу, эта тусовка изрядно его утомила. Но ещё бы, в этой тусовке, он оказался самый старший.
Он помог мне дотащить Саху до дивана, и пока матерился укладывая его на плацдарм, я органично съебался разнимать ссорящихся Дибмаса с Ромычем.
   Потом уже даже не помню, что было. Помню что устал, зевал и хотел спать. Открыв балконную дверь на кухне. (Кухня у Вольха располагалась со стороны балкона, вот такой вот момент планировки) Я методично выгребал пустые бутылки, складывая их по пакетам. Не знаю, что меня примкнуло. Что - то склинило.
   Народ умотал за новой дозой. Денег ни у кого не было, и Димбас предложил загнать трубу, чтобы разжиться спидами или гашиком. Мы выжрали всё, литров тридцать наверное бухла на семерых. И нам было мало. Я остался рубиться в контрлстрайк, до которого, реально дорвался и никуда не хотел уходить. Потом все свалили. Саху вынесли Димбас и Заблик, а я ожидая возвращения компании, подумал о том, что завтра Вольху это срач одному разгребать, и, пользуясь случаем решил помочь. Навёл порядок по мере возможности, намыл посуду. По шкафам и полкам, не лазал, поэтому составил всё на столешнице. Кухня у Вольха оказалась встроенная, места оставалось много, хоть колесом ходи. Бухать правда предпочитали в комнате. Уютно так у него было. Да.
Хлопнула дверь, пришёл Вольх, и уставился на свою хату как баран на новые ворота. А меня пробило на ржач. На самом деле застремался я. Не знаю почему. Чисто застремался, того, что навожу порядок в чужой квартире. И я что - то пизданул про то, что "Доби хороший домовой сер". Может быть между нами, что - то возникло тогда, в тот момент.
Вольх поставил пакеты с бухлом и закуской на стол.
- А где всё? - спросил я удивлённо, и нагло спиздил сардельку. Жрать хотелось не по детски.
- По хатам расползлись. Время половина четвёртого.
   Вольх отобрал у меня сардельку, закидывая в микроволновку и принялся выставлять продукты.
- Эм...гхм. Я тогда тоже пойду.
   Сообразив, что Вольху надо спать, я намылился к дверям, не забыв открыть микроволновку и перекидывая горячую колбаску с ладони на ладонь принялся дуть на пальцы, чем вызвал улыбку.
   - Реально посидели, спасиб и всё такое.
   Откусил, и жуя на ходу, попиздовал в прихожую собираться.
- Забей. Оставайся, - попросил Вольх. - Ты меня не напрягаешь.
   Он уже перехватил меня, разворачивал, ненавязчиво подталкивая к столу, надавил на плечи усаживая:
-Мне выпить не с кем.
- Выпить? - Я покосился на откуда - то нарисовавшийся коньяк и ощутил, что пить больше не могу. Блевану. Однозначно.
- Выпить это святое! - Я махнул рукой, приглашая Вольха наливать.
А потом рухнул мордой, в свой несуществующий салат.
  
  

Однажды солнце, светить так устало.

Что разом погасло и в море упало....

  
  
   Это был второй день нашего знакомства, если так можно было это назвать.
   С утра кое - как продрав глаза, и обнаружив себя спящим поперёк чужого, в хлам бухого тела, я ушёл, испытывая странную неловкость, которой не мог объяснить.
   Бывало после обильных попоек, мне приходилось просыпаться в обнимку с пацанами и в более непотребном виде, чем отсутствие ботинок на ногах. А тут, мы были оба одеты, но я смутился бля как девочка первоклассница.
   Я ушёл домой, захлопнув дверь, потому что Вольх так и не проснулся. После чего, почти неделю не появлялся в его жизни, точно так же как и он, не возникал в моей.
Думаю, не объявись я неожиданно, мы бы больше не встретились.
Но Вольх сказал, что если бы я не пришёл, он сообразил бы причину разыскать меня самостоятельно. Как он потом признался, всю эту голимую неделю, пытался осмыслить, что с ним происходит, и делал именно это - изобретал повод.
   По его словам. Он осознал сразу. Толчок и всё. Один человек упал в другого. И невозможно, оказалось разжать руки.
  
  

И я не знаю правда это иль нет

Может сказку придумал поэт

Задам вопрос...Но опять

Солнце будет молчать.

  
   Сейчас анализируя события, я осознаю свою вину. Уйти следовало тогда, услышав дебильное признание в напряжённой тишине галактической комнаты. Просто встать и уйти. А я не смог. Не захотел. Не понял, что он серьёзно. Решил, что это просто заёб, который рассосётся сам собой, если не давать ему хода, не подпитывать и не обращать внимания...
А он не рассосался.
Иногда Вольх прикасался ко мне; случайно, мимолётно, как бы невзначай, и тут же убирал руки, не оставляя возможности для претензий. Но я ведь понимал, что это за прикосновения.
Мы частенько обнимались с пацанами, иногда шутливо могли полапать друг друга за яйца, чисто по приколу стебануться. С Вольхом это было по - другому. Даже самое невинное объятие, оно стало восприниматься... Ну не знаю как. Я его чувствовал в общем.
По ночам мы тусили, собираясь большими компаниями. У меня было много знакомых, и Вольх, очень органично влился в нашу среду. Причём влился естественно, без напряга, и даже не знаю, как оно так выходило, что прежде, чем куда - то буриться, я звонил Вольху, перетирая тему с ним. И когда пацаны, вызванивали в очередное мероприятие вроде подымить пивка и пошляться по городу, я согласовывал это с Вольхом.
   Мы с нетерпением ждали лета. Вольх гонял на байке. Причём на реальном таком Хондовском чоппере, который разобрал и собрал заново, заменив карбюратор, поставив движок. В общем, проделал некоторое количество тюнинга, что, по словам Вольха позволяло ему разогнаться до трёхсотки в час. Не знаю, насколько реально он мог разгоняться. Выше шестидесяти зимой он не ездил, никогда не смешивая экстрим с долбоёбством.
   Вольх катался без шлемака, но если подвозил меня, был непреклонен, заставляя упаковать голову в идиотскую конструкцию.
   Обычно я сидел у него за спиной, но ближе к лету, Вольх обещал оторвать байк от сердца и сделать из меня камикадзе дорог.
   Он вообще так органично помогал во многих вещах. С учёбой, с железом, натаскивал играть на гитаре.
Знания, которые он давал, опыт которым делился, стали ещё одной причиной, почему с ним было прикольно. Но и неловкость возникала. Проскакивала напрягом искры. Вроде бы это нормально, когда обучая меня зажимать струны, Вольх ставил мои пальцы в правильном расположении, потому что поначалу они никак не хотели подчиняться и выворачиваться под нужным углом. Но от этой безобидной близости, я краснел и ощущал себя неуютно. Иногда он задерживал руки, чуть дольше положенного, и убирал прежде, чем я успевал заметить и сказать.
Однажды ночью мы с Вольхом стояли на мосту, курили и болтали, уже не помню о чём. Вольх дымил, облокотившись на ледяные перила, а я согревался перекатываясь с пятки на носок. Курить я бросил три недели назад, причём без особого повода, и теперь мужественно боролся с пагубной привычкой, стараясь не обращать внимания на соблазн.
Речь зашла о свадьбах и о том, что обычно через этот мост женихи таскают невест на руках. Я хохотнул, вспомнив увиденный недавно момент: парень не смог перенести свою девушку через дорогу мужества и свидетель ему помогал. Мост длинный, метров триста.
Я сказал, что если бы любил кого - то по настоящему, через "не могу", но перенёс. Зубами бля за шкирятник дотащил. И как можно позволить, отдать кому - то, свою женщину?
   Даже если моя невеста окажется в десять раз тяжелее и выше меня, всё равно бы перенёс. Своя ноша не тянет.
   Умел я задвигать про любовь. Романтичный блядь сцуко.
А Вольх покосился на меня как - то странно, отлепился от перил, выбрасывая сигарету на лёд, подошёл, перехватил и вздёрнул на руки.
Я вырывался, орал и обзывал его дебилом. Куртка задралась, футболка сбилась обнажая поясницу. И мне было не вырваться.
   Я подозревал, что Вольх сильнее, но насколько он сильнее, понял, когда не смог выдраться, хоть брыкался и выкручивался во все стороны. Сначала воспринималось даже смешно. Прикол типо. Я попросил отпустить. Но он молча шёл и шёл вперёд.
   Было темно, скользко, моросил мелкий снег ударяя по лицу.
   Февраль месяц в этом году выдался холодным, но радовало то, что уже совсем скоро его должен был сменить март.
Сначала я вопил, а потом... Не знаю, что произошло. Что - то наверное произошло.
   Вольх нёс меня, в сосредоточенном молчании, глядя перед собой, стиснув зубы. Мимо пролетали машины, нам сигналили, потому что в темноте было непонятно, кого именно тащит на руках этот странный невысокий парень в джинсах и кожаной куртке. И я замолчал. Я не знаю, что случилось. Честно не понимаю, почему так себя повёл.
   Но перестал вырываться, и уткнулся мордой в плечо. Не обхватил за шею, хотя наверное надо было обхватить, ему же было тяжело меня на себе таранить. Просто сжал ладонью меховой воротник и уткнулся лицом в шарф, чувствуя запах кожи, одеколона, ощущая что он горячий, очень горячий, сильный.
   Так мы и молчали. Всю дорогу до границы, там, где мост заканчивался и начинался выезд в рощу. Вольх остановился. И стоял, держа меня на руках, прижимая к себе.
- Поставь, - попросил я. Мог бы дёрнуться, освободиться. Не стал. Вольх отпустил сам.
- Ты...Не делай так больше, - попросил я, почему - то в этот момент, боясь на него посмотреть. - Иначе, ты мне не друг.
- Ник. - Зубовный скрежет, почти стон. Вольх протянул ладонь, а я отшатнулся, словно меня ошпарили кипятком. Стало неуютно, неловко, и даже противно, потому что когда я замёрз, Вольх одолжил мне свои перчатки, и сейчас это было особенно неприятно, то, что я у него что - то взял.
-Я не железный. Дай мне шанс... Ты понимаешь, о чём я.
   Я стиснул зубы. Не могу описать собственных эмоций. Просто стиснул зубы, сжал кулаки и посмотрел на него, с такой отчаянной злостью, что Вольх вздрогнул. А я яростно содрал его рукавицы и с силой впечатал их ему в грудь.
- Ты...Если ты ещё раз...Я пидором не буду, понял.
Я готов был его ударить, а потом просто резко развернулся и зашагал прочь, чувствуя бешенство, ярость, и что - то ещё, непонятное, заставляющее, всё внутри скручиваться и замирать, и биться сильнее. Особенно в животе.
Хотелось даже заплакать, от непонятной... обиды? боли?
   Вольх нагнал, зашагал рядом, органично утаптывая снежок. Мне пришлось возвращаться обратно по тому же мосту, и лицо горело.
- Не буду я, понял!! - заорал я, разворачиваясь уже почти у самой черты города, так словно наш разговор и не обрывался. Мне показалось, или нет, но в темноте у Вольха глаза словно блеснули, поймав на себя отсвет фонарей.
Он стоял передо мной в кожанке, без шапки, хотя мороз наверное был градусов пятнадцать.
- Понял, - спокойно сказал Вольх.
- Замяли короче, - буркнул я, понимая, что начинает отпускать, что я не хочу с ним ссориться из- за такой вот ерунды, но злюсь, реально злюсь. На него, на себя, потому что не понимаю, что со мной твориться.
- Не замяли. - Вольх покачал головой. - Я не считаю, что надо заминать.
- Ты...
Вольх резко выбросил руку вперёд и дёрнул меня за плечо.
Я даже не понял, как влетел носом в него, успел выставить ладони, и оказался сжатым в кольце, так крепко, что ни пошевелиться, ни вырваться не мог. Мог бы, но опять навалилось оцепенение. Идиотское бездействие. Я рвался мозгами, рвался, но казалось, что просто оттягиваюсь назад, по детски.
- Не хочу ничего заминать, Ник. - Вольх просто стоял и держал меня, и правда ничего не делал. Даже смешок издал, когда я бля как девственница акробатка торопливо отвернул голову в сторону, боясь очевидно Чего? Что он целоваться полезет?
   - Не могу...Не буду. Я тебя люблю.
- Иди нахуй! - Надо вырваться, в морду двинуть. А я стою, отвернув лицо.
   Вот это и было хуже всего. Я вроде бы сопротивлялся, но в то же время не сопротивлялся. Стоял. Просто стоял. Получается, что я напросился?
- На хуй не идут, ложаться, - отозвался Вольх с нехорошим таким мрачным смешком.
   Если честно, он испугал меня тогда. Этот его тон и манера такая ленивая что ли, наглая.
   Я впервые ощутил угрозу, лёгкую, неуловимую. Она словно проскользнула тенью, погладив по щеке, но исчезла прежде, чем я смог её осознать, зафиксировать, сопоставить её и Вольха.
- Тебе нравиться, ты и ложись! - меня затрясло, но Вольх уже отпустил.
- Ладно, Никит. Замяли. Прости долбаёба.
   И вот он уже снова стал прежним, родным, знакомым, остро сожалеющим о косяке, а в следующий момент я уже сожалел сам, понимая, что взвился из - за ерунды и типо замяли, действительно замяли. Ничего же не случилось. Ну, пошутил неудачно. С кем не бывает. Ссориться нам теперь что ли?
   Я что - то буркнул невразумительное, он ответил юмором, а на душе стало легче. Не легче, но разом, словно кирпич свалился. Резко накатило облегчение: острое звенящее - хрустальным холодом, бодрячком, кусающим щёки морозом. Когда лёгкие раздирает собственное обжигающее дыхание, хочется забраться носом в шарф и дышать через раз сохраняя тепло, а изнутри прёт непонятная волна освободившейся энергии. Особенная радость зимы, звон ночного неба, искристый снег, кружащийся в воздухе, танец снежинок переливающихся в свете фонарей и упоительная тишина вокруг.
   Удивительное, чёткое понимание. Город живёт и кипит своей бурной жизнью, а внутри наступает тишина и покой и непонятно от чего распирающее веселье, вызывающее желание сорваться с места и побежать без остановки вперёд.
   Особый зимний адреналин, рождающийся в душе. Непередаваемое состояние радости ребёнка, впервые вылетевшего во двор на Покров, чтобы окунуться с размаха в тонкую ослепительно белую кашицу и радостно барахтаться, собирая осеннюю грязь на куртку и штаны и плакать от обиды, получив пиздюлей от родаков. Они знают, что это обманка природы, но ты не знаешь. Впервые, ты видишь снег. Ослепительно, сияющий волшебный снег и хочешь прикоснуться к нему. Чуду.
   Я стоял, зажмурившись, несколько секунд, пытаясь перебороть накатившее головокружение, нереальное ощущение, словно я поплыл, или плыву, но не могу справиться с этим... Непонятным, разрывающим изнутри, почти щекочущим...
   А Вольх распахнув глаза, заворожено смотрел на меня, я ощущал его взгляд, и дыхание, тяжёлое, срывающееся.
   Снежинки кружились в воздухе, падали оседая.
   "Я не считаю, что надо заминать...
   А затем начался снегопад.
   Я не считаю, что надо заминать...
   - Давай побежим? - предложил я, открывая глаза, желая опередить снегопад.
   - Согреемся.
   "Я не считаю, что надо заминать....Ладно Ник. Замяли. Прости долбаёба".
   - Ник?
   - Бежиииииим!!!! - заорал я хватая его за руку и увлекая за собой, чтобы в следующую секунду разжать пальцы, не позволяя касанию превратиться в ожог.
   И кинулся вперёд, работая ногами изо всех сил.
  

Давай приколемся:

пройдём по бордюру крыши,
Будем говорить друг другу

голосом потише,
Давай приколемся:

как будто светофора нет,
Пойдём вперёд под колёса

на красный свет

Вольх бегал быстрее, мы это не раз проверяли устраивая совместные "наперегонки", но сегодня я начал раньше, а значит, всегда существовал шанс: успеть добраться до подьезда первым. Ровно за один шаг до него. Опередить на пол движения, прежде чем его рука успеет сомкнуться на куртке, и победный, насмешливый голос сообщит: "что кому - то ещё рано состязаться со стариной Вольхом".

   Мы ничего не замяли.
  


А вечером в кино

на самый дерьмовый фильм...
Да к чёрту оно всё пошло!

К чёрту этот мир!

  
   Стремительный сумасшедший бег на пределе сил, срывающееся дыхание.
   Вольх умел ускоряться, умел работать на полную, но он никогда не умел бегать на износ, когда сил больше не остаётся, когда лёгкие горят и пора остановиться, но ты продолжаешь бежать, потому что цель ещё не достигнута. И ты будешь бежать ровно столько, сколько понадобиться, для того, чтобы добраться до неё.
   Никаких компромиссов не существует. Один единственный предел на грани собственных возможностей. Три километра до дома без единой промежуточной остановки, шутливого "хватит", "загонял" И я знал, что он не остановиться и будет бежать за мной, потому что я задаю темп, и не попытается догнать, схватить за капюшон, ибо знает, я не остановлюсь. Заставлю нас бежать, до тех пор, пока моя рука не коснётся подъезда, а если он скажет: "Хрен с тобой. Я пас" - значит я, продолжу бежать дальше один.
   Потому что это мой бег, моя дорога, мой собственный путь, неукротимое желание внутри, осуществить намерение, во что бы то ни стало. Долететь до звезды.
   Нет мелочей. Мелочей не бывает, никогда.
   Чтобы ты не делал, делай так, словно живёшь последний день на земле, и только тогда можно оглянувшись назад, сказать, что
   Это было не зря.
  

Давай крикнем в окно то, что мы думаем об этих людях,
Давай рядом проснёмся,

а вставать не будем,
Как будто мы умерли вдвоём,

в один день,
Напишем на стене кровью

какую-нибудь хрень,


Вся суматоха мне похуй.
С ТОБОЙ МНЕ ХОРОШО

БЕЗ ТЕБЯ ПЛОХО!

   Чувства которые невозможно замять....Зачем бегать? Может быть, потому что когда ты бежищь, становиться легче справиться с ними...Обуздать и взять под контроль. Дорогу, мост, проносящиеся мимо деревья и фонари, расступающиеся и взрывающиеся снегом кусты и сугробы...
  
  
  

Мы живём, как крысы лабораторные,
Подчиняясь чьим-то устоям, законам.

Давай приколемся, мне этого не хватало -
Серость дней достала, забав мало.

  
   Срывающийся синими звёздами вопль, полный скулящего, сумасшедшего азарта, двух воющих от восторга волков, готовых крейзануться от собственного долбоебизма, но понимающих это их время Здесь и Сейчас...
   - Псииииих.
   Вольх нагоняет и несётся рядом.... - Ты крейзи, Ник...Головка бо - бо?
   Я ускоряюсь и почти врезаюсь в подъезд кулаком, ровно за пол секунды, чем это успевает сделать он. Засчитано. Засалено. На одну больную голову обязательно найдётся аналогичная здоровая?
   И мы стоим, тяжело дышим, и смотрим друг на друга, не в силах наглотаться воздуха, почти сползая, и одновременно пытаясь заползти внутрь, а потом начинаем одновременно ржать глядя друг на друга, желая рухнуть в снег раскинув руки.
  
  

Давай приколемся:

найдём иголку в стоге сена,
В тёплой ванне перережем свои вены,

Как Бонни и Клайд будем грабить банки,
Зимой сядем на велик, летом на санки.
Посвятим друг другу повести...
Давай приколемся! Давай приколемся!

  
   Я хватаю снежок и залепляю ему в морду, получаю в ответ и мы с воплями носимся вокруг скамейки, обкидываясь, улюлюкая вопя. Зимнее сумасшествие, чистейший выход адреналина. Помогающее отпустить напряжение изнутри. Дать выход.
   Вольх делает резкий прыжок наверх, за секунду перепрыгивая хлипкую деревянную преграду убежища которой, я прикрывался, что бы безнаказанно обкидывать его комками, но не успевает схватить. Я оттолкнувшись от лавочки с хохотом залетаю в подъезд и держу дверь изнутри, что бы в следующую секунду, открыть и сдаться позволяя натолкать себе снега за шиворот, с умоляющим пощадой матюгами.
   - АААААА
   - Ник, я тебя ...ббб боюсь...бля... - Пальцы Вольха разжались. Он смотрит улыбаясь, небрежно отшвыривая снег на ступеньки, отряхивает пальцы.
   Мы замяли, решили считать случившееся приколом.
   Я так рещил считать. А мнение Вольха по этому поводу меня ...Не интересовало? Мне было проще так думать...Делать вид?
   - Да чего нас покойников бояться,. - Я дурачась скосил глаза к носу, пародируя анекдот и оказался прижат к исписанной стене.
   Там где лестница только начинает свой первый пролёт. Самое неудачное местно для поцелуев. Острый запах мочи, дерева и вечно забитого мусоропровода, сейчас сглаженного холодом и зимой.
   - Воль, ты... Чего?
   Мне снова сделалось неуютно. Он смотрел на меня, я на него. Я не понимал? Нет, я всё понимал.
   В темноте подъезда, в свете тускло горевшей лампы, нереально отсвечивали чужие глаза.
   - Какого хуя, Ник? - спросил Вольх тихо. - Что это вообще было сейчас? За дебила меня держишь? Ты же не можешь настолько не понимать.
   - Могу! - взорвался я и резко оттолкнул его руки. - Я ТАКОГО не понимаю, Вольх. Мой ответ "Нет". Что в слове НЕТ, для тебя остаётся неясным?
   Он отшатнулся назад, не ожидая подобной вспышки. Я и сам не ожидал, но вместо того, что бы извиняться, защищаться или что - то втолковывать, оправдываясь, неожиданно схватил его за плечо и притянул к себе, ведомый странной, белой волной.
   Мне кажется в этом состоянии я мог бы запросто сломать ему кость или ударить...По настоящему. Без жалости. Но сейчас просто смотрел, гипнотизируя взглядом в зрачки, медленно отчеканивая каждое слово, почти по буквам...Я не говорил их, почти прошипел, так как может шипеть разъяренная змея гадюка за секунду перед тем как совершить смертельно опасный ядовитый бросок.
   - Я сожалею Воль. Но я НИЧЕМ не могу тебе помочь. Не можешь это принять...
   Не приходи. Всё!
   Я и сам не понял, от чего устал вдруг и сник разом, словно оказался не в силах донести до него какую - то самому непонятную истину, о которой очевидно однажды буду сожалеть. О том, что у меня не хватило сил и понимания, найти для него эту истину. Смотри объясняю на пальцах...Средний видишь? Вооот.
   - Ниииик! - заорал он когда, оттолкнув его я просто ломанулся наверх, движимый паскудным блядским инстинктом убежать...От всего.
   От слов, от объяснений, от мучительных разговоров которые я ненавидел и не умел говорить.
   Мне было больно потерять Вольха. В ту секунду я это отчётливо понимал, что мне будет больно, если он больше не придёт. Я привязался к нему, он стал мне дорог, и это просто так не перечеркнуть, типо "твоя лопатка, моя песочница". Не выкидывают людей из жизни за один день, только уроды так поступают...Но наверное гораздо больнее для нас обоих окажется, если он решит остаться. И ничего не измениться. Я не смогу это изменить, но что - то внутри меня безвозвратно потеряется.
  
  

Давай накуримся

прямо на крыльце отдела,
Заботясь лишь о том,

чтобы фольга не прогорела
И на ментов потом

посмотрим крайне удивлённо -
Мол мы не знали, что это противозаконно
...

  
   Однажды я пойму, что истины не существует...В тот день, когда я смогу это понять, я расскажу об этом Вольху.
   Что нет чёрного или белого, нет правильного или неправильного. Существует только то, что делает нас людьми, то, что мы понимаем под этим словом. Те понимания, которые вкладываем в слова, для того, чтобы однажды осознать, что всё это время и прекрасное и безобразное существовало лишь внутри нас самих, но никогда на самом деле, оно не являлось таковым...всего лишь отражение нашего собственного личного мира стратегий и тактик. Мира в котором пытаясь обрести истину, мы постоянно лжём сами себе.
  
  

Давай приколемся:

в рулетку русскую сыграем,
Но так чтоб не один,

а шесть потронов в барабане.
Давай приколемся,

на осечку понадеемся,
Вдруг повезёт и мы с тобою

всё же не застрелимся.

  
   Вольх не кинулся за мной. Не хватало только устраивать догонялки по лестнице. Верх идиотизма. На тот момент мне казалось, что из нас двоих, Вольх единственный у кого присутствует рациональная голова на плечах. Долбоебизмом он не страдал, разве что увлекался от случая к случаю.
   Я слышал как хлопнула дверь подьезда внизу...Резко. С силой. Почти слетая с петель.
   Я не стоял у окна, и не смотрел на то, как он уходит, даже не пытался думать об этом, скидывая ботинки и проходя в собственную напомнившую о себе во всей красе, жизнь.
   В этой моей жизни, квартирной плоскостной коробке белого, пьяного безразличия бытия не было места Вольху. Там вообще не было места...Ни для чего.
   Но мне....Мне было больно его потерять. И зажмурившись, крепко - крепко, смахнув кулаком единственную, офигевшую с самой себя слезу, я не думал об этом. Просто не думал.
  

Давай представим,

что у нас есть крылья
И что мы сможем полететь

если поверим сильно,
А взлётной полосой пусть станет крыша небоскрёба,
И пусть о нас напишут в статье про пару долбоёбов,

Журналисты решат,

что мы с тобой адепты
Какой-нибудь нелепой секты,

похую на это!
Просто давай приколемся!

Весь мир один большой прикол,
Где дураки смеются над делами дураков!

  
   На утро Вольх как ни в чём не бывало, ожидал у подъезда. Шагнул навстречу, предлагая рукопожатие, заговорил, всячески избегая упоминаний о вчерашнем.
   Но по его глазам я понял, ответ не засчитан. Не принят такой ответ. Значит всё по - прежнему. А может и не совсем. Старые игры по новым правилам.
   Светлые стёкла обиды, наполненные красными прожилками вчерашнего будуна. Узкие слезящиеся щёлочки, почти прорези среди опухших век. Жуткий запах перегара, помятая морда, разбитые в драке губы и лиловый фонарь украшающий опухшую скулу. Заклеенные костяшки пальцев говорили сами за себя.
   Где он провёл эту ночь? С кем подрался и сколько литров бухла пропустил через себя, что бы явиться наутро, как ни в чём не бывало, с незамутнённым видом, полнейшей прострации пофигизма. Это не его, это ни к нему, это не о нём?
   Меня это отныне не касается. Я чётко сказал своё собственное Нет, значит меня это теперь не касается. И не надо голимых расспросов о душевном самочувствии, блядских попыток сочувствия. Меня это не касается....
   - Тебя это не касается, Ник...
   Вольх впервые мне это, сказал, криво ухмыльнувшись, вскинув шальные глаза.
   - Забей.
   Забил....Мне очень остро хотелось спросить: - А что меня тогда касается? Зачем, ты здесь? Что мы теперь будем делить с тобой Вольх, чем станем мерить, впервые имея замки и тайны на территорию, куда отныне не будем пускать?
Почему я не ушёл? Боялся друга терять?
   Раунд ноль, в котором я победил и мог диктовать свои собственные условия.
   Позволить нам быть, именно так как я хочу, по моим правилам. Я хотел дружить, просто чтобы мы по - прежнему оставались друзьями, а эти чувства...Они просто хрень. Случайно стукнувшая ему в голову и эта хрень пройдёт, сама по себе. Если не давать ей подпитки и повода, однажды она пройдёт. Туча омрачившая светлую дружбу...Мне не приходило в голову задуматься над очень простой вещью.
   С чего началась наша дружба? Была ли у нас когда - нибудь дружба?
   Как эти отношения выглядели в его глазах....Спустя время, Вольх скажет, что я его использовал. А может быть, он был прав?
  
  
  

Оглянись это драка без права на отдых,

Лишний день.

Днём больше - днём меньше

Ночь окурок с оплавленным фильтром,

Брошенный тем,

кто хочет умереть молодым.

Верь мне, я сделаю всё, что ты хочешь!

Верь мне нам надо быть вместе!

Верь мне! Я буду с тобой в этой драке

Дай мне всё, что ты можешь мне дать.

  
  
  
   Мы продолжали видеться и общаться. Не каждый день, но довольно часто.
   Февраль плавно сдал свои позиции, международному женскому дню.
И я познакомился с Вероникой. Хотя если честно, знакомиться с ней мне не пришлось, я знал её. Она училась на параллельном потоке, и являлась девушкой, при взгляде на которую, мыслям в голове становилось легко и просторно, зато в штанах очень тесно.
У неё была потрясающая уютная фигура. Не идеальная, но именно это слово, уютная. Стоило мне оказаться рядом с ней, как голова начинала идти кругом, а руки покалывало от желания коснуться. Причём если честно, коснуться с пошлой стороны. Кажется на её грудь, я пялился как заворожённый. Но Вероника, привыкшая к такому вниманию, делала вид, что не замечает какими взглядами пялят её парни. Скорее всего, ей это нравилось. Дразнить. А потом собственно оказалось, что она прикольная девчонка, с которой весело, всегда находиться, о чём поговорить, и в ней нет ни капли жеманного кокетства или наигранности. Может быть и есть, но языком Ничка молола что лопатой, умея задвигать такие перлы, что у меня живот болел от хохота.
   Остроумная, простая, весёлая, красивая.
   В общем, то, что я влюбился в Нику, не казалось мне удивительным. Скорее удивительным окзалось другое. Когда я пригласил её на свидание, (ну как это водиться нейтральным полушутливым тоном, готовый в случае отказа свести всё к шутке) она сказала. - Да.
И на пятках у меня выросли автономные крылья. И в общем хрен его знает, что там выросло ещё, но когда мы вышли из училища, Ника смеялась, вполне серьёзно пообещав сходить со мной в киношку.
Я помог ей одеть, короткую курточку. Изредка, словно бы случайно касаясь её, но на самом деле пробуя реакцию, и реакция мне понравилась. А потом, когда мы вышли, распахивая двери навстречу миру и солнцу, Ника вдруг повернулась и, посмеиваясь, над моими попытками изображать из себя брошенного голодного птаха, принялась завязывать и поправлять мой шарф. Я кайфовал и честно балдел от внимания. Даже Никины подружки моментально рассосались, желая удачи и оставляя нас в покое.
Солнце лениво прижигало асфальт. В воздухе пахло наступлением марта, когда на пороге всё ещё царит зима, но небо в солнечные дни, уже удивительно голубое, а потемневший снег, радует глаз начинающейся темнотой проталин. От Ники пахло духами: ландышами, сиренью и ещё чем - то цветочным, невыразимо приятным и сладким. Этот аромат кружил голову, исходя от её хрупких запястий, торчащих из чёрной курточки. От розового шарфа обмотанного вокруг шеи, даже от длинных пумпонов озорной шапки, под которыми скрывались короткие чёрные волосы. Ника красила глаза сиреневым цветом, и я не мог отвезти взгляда от её пухлых губ, гладкой бархатистой кожи, капельки пирсинга в носу. Есть такие люди, которых мне нестерпимо хочется трогать, целовать, касаться, потому что их энергетика совпадает с моей. Ника замерла, вопросительно задерживая пальцы на капюшоне. Она улыбалась. Я улыбался.
Я даже протянул руки, слегка шутливо сграбастав её за талию, а затем вздрогнул, потому что на моё плечо опустилась неожиданно тяжёлая, знакомая ладонь.
- Дароф, студенты, - поприветствовал Вольх, улыбаясь и не убирая своей руки. Голос звучал бодро, приветливо. Я радостно повернул голову, знакомя Нику и Вольха и осёкся, потому что в глазах Вольха не было ни капельки нашего весёлого тепла.
- К девушкам пристаёшь, Никитос? - пожурил он насмешливо, притягивая меня к себе за шею в захвате .
   - Тебя не спросил.
   - Правильно. Такую красивую девушку я бы тебе ни за что не отдал.
   И принялся дружески тормошить. Это выглядело бы нормально, если бы не затянулось так надолго.
- Сдурел? - начал я, икая паузами, потому что обычно паузы заполнялись здоровым русским матом, но материться при Веронике представлялось верхом идиотизма. Ника смотрела напряжённо, вопросительно.
- Познакомишь? - жёстко спросил волк, сжимая так, что я крякнул. При желании Вольх наверное мог сломать мне рёбра. Дури у него было не занимать.
- Знакомься, Ника, этот придурок Вольх, - обречённо начал я. - Ты не бойся, он вообще адекватный...иногда бывает, когда спит зубами к стенке.
   Ника кажется, тоже расслабилась, вот только Вольх даже не думал меня отпускать.
   Держал притянув за шею и ему это в сущности давалось легко. Вольх не отличался особо высоким ростом, но сильнее оказался однозначно раза в два. Ощущение возникло такое, словно попал под ковш трактора. Мне стало неуютно, Нике очевидно тоже. По моему лицу было слишком хорошо, понятно, что другу я не рад, и окажусь признателен, если он уберётся, туда, откуда пришёл. Возникла напряжённая пауза, и очевидно понимая, что увлёкся, Вольх медленно убрал с меня лапы. А затем словно случайно оттолкнул назад, вставая между мной и Никой, разбивая нашу пару и игноря мою реакцию целиком и полностью, принялся обрабатывать Нику на предмет:
"Что такая девушка забыла в обществе такого оленя как Никитос?"
Я чуя, что злюсь, торопливо влез в разговор, отвлекая внимание Ники на себя, а затем повиснув на Вольхе, попытался его заломать со словами
- И никто не узнает где могилка твоя.
- Ёжик сильный, но лёгкий? - Без усилий взвалив меня на плечо, Вольх принялся уговаривать Нику показать пальчиком, место выброса предполагаемого соперника. Ника предложила оставить труп у деканата.
В общем, когда мы пёрли до дому Ники, хохот стоял такой, что прохожие шарахались по сторонам. Ника позволила Вольху нести свои вещи, и подала ему руку, когда Вольху пришло в голову помочь девушке перешагнуть через лужу. А затем, когда мы карабкались через сугробы, Вольх помог ей спуститься, попросту подхватив и придержав за талию. И хотя Ника звонко смеялась, и я тоже улыбался и делал вид, что мне бля зашибись как весело, на самом деле я дико ревновал, ощущал раздражение и бешеную злость. Оказалось, что я ни хрена не знаю Вольха. А мой приятель оказывается, умеет быть очень разговорчивым, остроумным и мега креативным человечищем, когда дело доходило до баб и похоже не только до них. Манеры у него появились как у профи пикапера, чуть - чуть галантности, немножко наглости.
   Ника пала к его ногам, даже не заметив, что рядом нахожусь я. И что это именно со мной, она собиралась пойти на свидание.
Когда довольная собой и жизнью слегка раскрасневшаяся Ника, прощалась с нами у подъезда, а Вольх приложив руку к груди кривлялся, обещая отдать ей своё сердце, почки и печень алкоголика, я понял, что у меня больше нет девушки, по той причине, что даже если очарованная Вольхом Ника опомниться и пожелает вспомнить о моём существовании, я этого больше не захочу. Не прощу. Моя девушка должна быть единственной, выбравшей только меня, а Ника...Ника в сущности была очень интересной девушкой и парней видимо предпочитала поинтереснее и покруче.
Ну не чмокают парня, который тебе нравиться дружески в щёку, перед другим парнем. А Ника наклонилась и поцеловала меня, томным голосом сообщив, что приглашение остаётся в силе, но она не любит ходить в кино вдвоём. При этом она смотрела на Вольха, а Вольх смотрел на неё и улыбался бля такой многозначительной улыбочкой, что мне захотелось пиздануть его не сходя с места.
- Конечно Ника, с удовольствием, - пообещал мой заклятый друг вдребезги разбивая мои мечты. Когда за Никой закрылась дверь, мы ещё некоторое время стояли у подъезда.
- Ну что, двинули? - как ни в чём не бывало, предложил Вольх. - По пивасику?
Я заметил напряжение в его голосе и со злорадством, решил, что он испытывает чувство вины.
- Да пошёл ты, - со злостью бросил я и отбросив его руку, торопливо пошёл вперёд, понимая, что не имею права психовать, но ничего не могу с собой поделать. Что меня крутит от ревности, от обиды, от досады на Волка, который пришёл так не вовремя и всё испортил. От злости.
- Ник. Не дури! Ну, ты чего? - Вольх догнал меня через несколько шагов, попытался приобнять за плечи, я разумеется, взбрыкнул, скидывая конечности нах.
- Это была моя девушка! - начал я заводясь. Мне не хотелось ссориться с Волком. Мелочь, ерунда, ревность. Но нужно было выплеснуться, разобраться с этим, выяснить до конца, чтобы что - то поняв для себя раз и навсегда, он больше так не делал.
- Хорошо, - волк оказался таким покладистым, что я разозлился ещё больше. - Напрягаю? Не вопрос. Могу не напрягать. Хочешь, больше не буду приходить?
   Интересно на что он рассчитывал делая это заявление, что я ему в ноги брошусь и прощения просить начну?
- Хочу! - заявил я вспылив окончательно. - Раз ты планируешь уводить у меня девушек...
Вольх не дал мне договорить. Только что шёл рядом по дороге, а в следующий момент не сбиваясь с шага, обнял за плечи и притянул к себе.
- Тебя, чебурашка, ты мой недогадливый, - шепнул он, наклоняясь к моему уху. И как бы мне этого не хотелось признавать, но что - то внутри, перевернулось от этих слов.
   - Я планирую уводить ТЕБЯ у них. Усёк расклад?
Он шутливо натянул мне капюшон на нос.
Кажется, тогда я жутко разозлился.
   Что - то орал, говорил что - то оскорбительное, оттолкнул его от себя.
   Я уже даже не помню, что именно, я тогда наговорил. Но меня душила злость, и грёбанный пидор было не самым худшим словом в моём лексиконе. А внутри всё сжималось и тяжелело и ныло, от непонятного ощущения, предчувствия.
   И это было так странно, ново, непривычно.
   Я орал, потому что пытался спрятать собственный страх. На свою собственную реакцию. Так бывает. Говорят, лучший способ защиты - нападение. Вот и я, не разобравшись, подсознательно напал на Вольха, требуя виндетты, разрыва отношений, требуя всего.
- Слова, имеют свойство ранить, - спустя время скажет Вольх. - А иногда слова могут убить.
Всё это будет потом.
А в ту секунду, слетев с катушек, я орал на растерявшегося, кажущегося не волком, а щенком Вольха, который пытался защититься, пытался говорить, оправдаться, но какое там. Я не желал его слушать. А затем после очередного едкого словца, которое я не сказал, а плюнул ему в лицо, он размахнулся и ударил меня.
   Это в дешёвых сентиментальных книжках и сопливых дорамах, один парень отвешивает другому пощёчину, что бы привести в чувство. Парни, ебашат жёстко, с плеча, прямым ударом в нос, потому что рука взлетает рефлекторно на автомате.
   Я улетел в сугроб и даже не понял, что произошло. Просто ощутил удар, лицо моментально онемело и заныло.
Перед глазами потемнело, я остался лежать, на несколько секунд просто впав в состояние дезориентации, а когда попытался сесть, ладонь Вольха уже вытягивала меня на себя.
- Охолонул? - спросил он жёстко и добавил, спустя паузу. - Снежок приложи.
И сам же не дожидаясь моей реакции забрал в ладонь горсть снега, сжимая в комок, и почти впихивая мне в лицо.
   Белое моментально стало красным. Кровь закапала так густо, что мы не успевали, прикладывать к лицу многочисленные комки, пока Вольх тихо матерясь и чертыхаясь сквозь зубы, тащил меня к себе домой.
Логика требовала, что бы я ушёл, с гордо поднятым ебалом, но видимо он слишком сильно мне врезал, потому что я позволил ему вести. Соображалка включилась в подъезде. Он и Ника, досадное совпадение, жили практически по соседству, так что Вольху даже не пришлось тащить меня по длинному пути до нашего общего Терепитти.
- Ты... - Я начал говорить, когда Вольх вталкивал меня в квартиру.
Рванулся прочь, ослеплённый, теперь уже на самом деле ослеплённый эмоциями.
Но наткнулся на жёсткое плечо.
- Заебал, Никит, - тихо прошипел Вольх и это тихое "заебал" подействовало на меня как ушат ледяной воды. И ярость ушла, но осталась злость, и какое - то тихое тупое безразличие и ...Может быть именно тогда, сознание дало первый тревожный звоночек? Почему, я его проигнорировал?
  
   Вольх заботливо стащил с меня куртку, расстегивая молнию, вытаскивая из рукавов.
Я потянулся к ботинкам, но он махнул рукой, давая понять, что пустое. Подтолкнул по направлению к комнате, сам скрылся в ванной, для того что бы вернувшись через минуту, брезгливо забрав из моих рук алую грязную кашу, заменить её мокрым полотенцем.
- Садись.
Я послушно сел на диван, прикладывая полотенце к лицу, и не зная как остановить кровь. Пытался дышать через рот.
Вольх подсев рядом, принялся проделывать внушающие доверие манипуляции, досадливо матерясь сквозь зубы. Не знаю, что именно он сделал, ощупывая многострадальный нос на предмет перелома, пережимая, но практически сразу кровь остановилась.
- Лежи! - Вольх зафиксировал мою голову подушкой, в вертикальном положении, кратко объяснил, что не надо запрокидывать затылок назад, что так делают только идиоты.
   Он ещё что - то рассказывал на тему медицинской терминологии, одновременно снимая с меня ботинки, перемещая ноги на диван, так, что бы мне было удобно лежать.
Я понимал, что если играть в драму, то сейчас самое время, и в то же время ничего не мог поделать, буквально околдованный чужой заботой.
Вольх присел рядом. Мы наверное забавно смотрелись. Я с полотенцем на лице и парень, который присев на край дивана, вдруг наклонился и обхватил меня руками, утыкаясь лбом в солнечное сплетение.
- Прости, - прошептал Вольх, стиснув с таким отчаянием, что внутри снова всё перевернулось, от острого чувства жалости, стыда, раскаяния. Я ведь понимал, что он не шутит, но в то же время получается, что намеренно дразнил его.
   В голове всё смешалось, и я сам даже не осознал, как моя рука оказалась на его затылке, зарываясь в жёсткие волосы, перебирая их пальцами, успокаивая. Это получилось машинально, почти подсознательно.
- Забей. За дело ёбнул. Но если ещё раз...
Вольх стиснул сильнее, вкладывая в очередное "Прости!" - столько эмоций, что я заткнулся.
Мы так и сидели некоторое время рядышком. Наверное, это было неправильно и странно, но почему то нам было так уютно сидеть.
А ещё я ощутил, что Вольх не двигается, что он замер под моими пальцами, словно боясь спугнуть. Осторожно потянулся, забирая тряпку, выпрямился.
- Покажи.
Я недовольно заворчал. Мне не хотелось прерывать этот момент, но Вольх уже сам прервал его, заставив меня откинуться головой на спинку, на предмет очередного изучения.
- Задрал, - пробормотал я, прикрывая глаза - Всё в порядке ..
- Вижу, - тихо шепнул Вольх осторожно вытирая остатки крови, застыл. Я открыл глаза, потому что ощутил чужое дыхание на своих губах. Тёплое. Вольх впервые был так близко. Сузив расстояние между нами почти до миллиметров, осторожно отложил тряпку в сторону.
   - Носом дышать можешь?
- Д -да. - Кажется у меня даже голос сел, превратившись точно в такой же шёпот. - Вольх?
- Глаза закрой, - попросил мой друг напряжённо и я вдруг понял, что возбуждён.
   Что эта близость: его осторожная ладонь, в районе бедра, которая сейчас казалась почти обжигающей, как и всё его внезапно очень остро начавшее восприниматься тело, которое навалилось на меня совсем чуть - чуть, но я задышал в два раза чаще; что каждое ещё не родившееся движение, а может быть даже промедление, начинает сводить с ума, сворачивая внутренности в узел, заставляя штаны стать тесными, от сладкого отяжеления в паху. Не знаю, откуда во мне всегда рождается упрямство.
- Не буду, - сказал я с вызовом и тут же добавил. - Зачем?
Мне очень хотелось, чтобы он что нибудь сделал, но я же сам разрушал любую его попытку предпринять шаги в этом направлении, прикидываясь дебилом, хотя ведь понятно было что сейчас произойдёт.
- А то не знаешь? - он проницательно хмыкнул.
В голове зазвенело и сделалось восхитительно пусто, как перед полётом. Хотя я никогда не летал, но уверен, что ощущение будет именно такое. Восхитительная звенящая пустота начинающегося кайфа.
- Нет, - Я кажется даже предпринял, попытку его оттолкнуть, но Вольх просто накрыл ладонью мой пах, сжал, усмехнулся понимающе и от этой усмешки мозги моментально встали на место рисуя мне меня же со стороны.
Я рванулся, но рука до этого свободно лежавшая на спинке дивана вдруг превратилась в объятие.
- Ник... Никита, - зашептал Вольх, практически в губы, но всё ещё не касаясь. И может быть именно поэтому, что он не касался, у меня даже яйца начали ныть.
- Расслабься. Я ничего не делаю. Только... Вот ...
Губы накрыли мои, скользнули, раскрывая, чтобы соприкоснуться с языком, но не давая толком понять и опробовать.
- Просто поцелую. Ничего не будет, - пообещал Вольх, отстраняясь, пока я хватал воздух, пытаясь анализировать. - Расслабься.
Губы вернулись на место, забирая, подчиняя и лишь сообразив, что в момент секундного отстранения он расстегнул мой ремень, я дёрнулся. Но говорить уже не мог, в сущности я ничего не мог, потому что это было нереально, улётно. Ладонь скользнула в пространство ширинки. Когда его пальцы коснулись напряжённой влажной головки, я просто взвыл ему в губы, выгибаясь навстречу, давая ладони воспользовавшись этим движением проскользнуть внутрь до конца, загребая мошонку. Всё на что меня хватило это стонать в рот Вольха, пока он не прерываясь ни на секунду, ласкал меня пальцами, ладонью, обхватил член, начиная дрочить. Уверенно и в то же время трепетно. Именно это чувство. Ощущение, чужой нежности, бережности. Оно кажется, подкосило меня окончательно, потому что потянувшись Вольху навстречу я обнял его, разминая пальцами колючий затылок, крепкую шею. Не зная, что надо делать. Одно дело мацать мягкое женское тело, другое ощутить под своими ладонями, широченные плечи способные свернуть косяк и жёсткую спину.
Вольх оторвался, вскинул голову, смотря так, как наверное на меня не смотрел ещё никто. Вы, когда - нибудь видели глаза, сияющие ласковой любовью и смутной невыразимой нежностью? Глаза, в которых стоят тысячи солнц, и одновременно блещут слёзы? Как будто кто - то умер, а затем воскрес. Как будто сейчас единственное совершенное мгновение счастья, мгновение которое нельзя выразить словами, в котором можно лишь задохнуться от полноты момента.
   Я и задохнулся, чётко осознав, что даже если Вольх для меня всего лишь миг, то наверное я для него целый мир, потому что нельзя так смотреть на человека, который тебе просто нравиться. И я уплыл, как жёлтый кораблик отдающий осени своё последнее прости, позволяя Вольху задрать толстовку, футболку, забираясь пальцами до ключиц, выцеловывать у горла. Лишь тихо постанывал от удовольствия, поощряя его поглаживаниями, умоляя сам не зная о чём.
   Вольх воспринял это как приглашение к активным действиям. Оторвался от члена, заставляя вздёрнуть руки, что бы снять мешающуюся толстовку, целуя, целуя. Отстраняясь от губ, лишь для того, что бы переключиться на тело, позволяя мне целовать себя в ответ, неуверенно скользнуть пальцами по рубахе. Я слегка занервничал, когда он приспустил джинсы, ласково поглаживая, расстёгивая собственный ремень и ширинку, перехватил мою ладонь, целенаправленно отправляя её вниз, и стащил с меня штаны до колен, стискивая за задницу с тихим рычанием.
Меня отрезвило именно это.
Есть вещи которые я не мог принять, как бы не хотел...
  
   В нашем классе учился мальчишка, Дёма Кирсан. Нормальный парнишка, немного зажатый временами, но вполне обычный. Мне по моей наивной дури, он даже казался опытным и взрослым, потому что в то время как меня интересовал футбол, компьютерные игры и ножички, он активно клеился к девчонкам и эти недвусмысленные намёки, которые он раздавал направо и налево, давали понять, что он уже очень взрослый, и возможно знает о чём говорит. У меня только начался период мокрых снов, у Дёмы походу дела шли полным ходом. А потом он пришёл в школу жалкий, дрожащий растерянный. В общем, не помню что было. Он как обычно начал выёбываться строя из себя крутого перца, и пытаясь придвинуть ласты к Юльке Сименович, но тут встал Саня.
Саня Малин - общепризнанный лидер и звезда нашего класса, подошёл к Дёме, положил руку ему на плечо и что - то тихо сказал на ухо. Дёма моментально спёкся, покраснел, щёки его заполыхали румянцем, а потом в голубых глазах с длинными как у девки ресницами, появились слёзы. Он задохнулся, пытаясь что - то сказать, но не смог, оттолкнул Саню и вылетел из класса как ошпаренный.
Я вечный борец за справедливость сжал кулаки. Я не хотел драться с Саней, но никогда не допускал, что бы в нашем классе творился беспредел. Возможно я был вторым лидером нашего класса - негласным. Мы с Саном никогда не были друзьями. Хотя Малин пытался много раз, да что там говорить, Санька частенько подходил, завязывал разговор, высказывая королевское расположение. Но меня воротило с души от его жёстких методов, и я вежливо, но непреклонно пресекал эти попытки на корню. Не то что бы отказывал в лицо, но понятно было, что не стремлюсь ни к общению, ни к дружбе. Сан тоже не навязывался. Хотя почему - то все в классе считали, что мы и общаемся и дружим, просто как бы по умолчанию. Но несмотря на то, что мы с Саней не были друзьями, бесспорным было то, что мы уважали друг друга.
Уважуха началась после драки, с Зиданом. Известный волчара нашей школы. Драка случилась в третьем классе, когда он чморил кого - то из новичков, ( они уже тогда метили свою территорию), а я подошёл и молча врезал ему по морде. Мы сцепились насмерть, подрались так, что парты и стулья летели по сторонам, в какой - то момент, Зидан оказался сверху ебаша меня затылком об пол, а я душил его за шею, и знал, что не разожму руки. Я был слабее Зидана, но слабым быть себе не позволял.
Саня сидел на парте и разговаривал с девочкой, которая ему очень нравилась. Девочки вокруг Сани увивались с первого класса. В первом классе, он вообще напоминал такую миниатюрную куколку с картинки, мальчика - зайчика. Теперь этого мальчика зайчика боялись. А тогда Саня подошёл к Зидану со спины, и жёстко врезал ему портфелем по голове. Реально вырубил. Я не помню, что именно было. Кажется, тогда Саня предложил мне дружить. Не знаю, с чего бы мне отказывать ему тогда? Не помню. Помню только, что Зидан очень удивился, и даже не разозлился на меня, так и не поняв из - за чего собственно я взбесился. Впрочем, дети обладают свойством ссориться и мириться в один день.
...Зидан, Саня и Лён, в последствии, составили когорту избранных. Были ещё Мурзик и Родригес - но эта парочка скорее шестачила королям. А вечное трио правило бал. Не только в классе, но и среди одногодок похоже. Причём если Зидан и Лён шли по нехорошей дорожке, начиная от сбыта наркоты и заканчивая мелким воровством, то Саня выглядел львом среди гиен. Интеллигентный, разумный, собранный - общепризнанный король. Ему это звание очень подходило. Как никому другому.
- Развлекаешься? - спросил я, подходя к Сане, прищурился, не зная, как начать, но готовый врезать без перехода. - И давно ты..
- Никит.
Саня позвал меня по имени, громко, с нажимом. - Поговорим? - Утянул за руку, прежде, чем я приготовился к ответу. Просто миролюбиво взял за плечо, вытащил из класса в укромный уголок у окна.
- Слушай, Ник, не хочу ссориться с тобой из - за этого пидора.
Саня начал объяснять, а я стоял и слушал с широко раскрывшимися глазами, про то что Дёма предложил ему отсосать и что Сане смотреть противно как этот хуесос выёбывается.
- Не надо, - сказал я обрывая предложение Сани развлечься, и отхерачить пидора. Хотя понимал в эту минуту, что Саня говорит не для меня, для себя, что он держит марку, потому что так надо по понятиям, но в душе он был другим. Я это знал, он это знал. Может быть поэтому между мной и Саней существовала эта странная недоделанная дружба и негласное признание. Притяжение. Мы были похожи, странной неуловимой общностью. Просто я был собой, а Саня... Саня не мог себе этого позволить.
- Тронете его и я...
Я даже не помню, что говорил. В моей душе отъебашить пидора, было неправильным. Не потому что мне было хоть какое - то дело до Дёмы и его судьбы, потому что это было неправильно. Травить человека, когда ему и так плохо.
- Партизан - вздохнул Саня. Эта кличка пристала ко мне с лёгкой руки Лёна.
  
   Однажды попав в заварушку я оказался жестоко избит. У нас был дружный класс, и окружив меня парни долго выпытывали признание: кто это сделал? Я молчал. Меня побили старшеклассники, и мне не то, что бы было стрёмно признаться, просто я не хотел их в это втягивать. Но знал, скажу и наш класс пойдёт биться. Вот такие мы были ебанутые на всю голову. Ходили на разборки кругом. Всем классом. Приходили даже девочки. С нами боялись связываться, считая класс отмороженным. Мы были удивительно сплочёнными между собой. И это чувство сохранилось на долгие годы. Когда я поступил в училище, Зидан долго не мог мне простить, что я их бросил. Но это всё будет впереди, а тогда у меня была кличка Партизан и тайная гордость за то, что я разобрался с проблемой сам, хоть и ходил в синяках по самую жопу. Возможно именно после этого случая, когда я не сказал, Саня стал относиться ко мне по - особенному. Это просто ощущалось между нами. Завуалированная симпатия друг к другу, хоть разумеется мы бы никогда в ней не признались. Но я знал, пожелай Саня по настоящему, вспыхни между нами война, он бы сломал меня, не марая пальцев. А так я находился с Саней в некотором отношении уважительной негласной оппозиции. И Саня всегда слушал меня, и прислушивался, даже тогда, когда я считался не прав. Он поступал по - своему, но прежде, чем принять решение, не забывал поинтересоваться и моим мнением, как бы между делом. Признаться честно, в глубине души я этим гордился.
В этот раз я не дал Сане тронуть Дёма. В последствии, даже сожалел об этом. Дём выёбывался, явно не понимая, почему его не тронули. Я смотрел на Саню, а Саня с демонстративно - равнодушным видом смотрел в окно. И когда мы встречались глазами, я читал насмешку.
   "Ну" - говорил мне его взгляд - "Чего ты добился?"

"Есть люди, которые не стоят твоего внимания" - Саня скажет это лишь один раз.
На перемене, в кабинете английского к Сашке пришла девушка, и демонстративно сев на парту закинула ногу на ногу, задирая короткую юбку. У меня отвисла челюсть.
Речь шла о приглашении на тусовку, и конкретная барышня, конкретно для Сани обещала сделать всё. Неудивительно. За Малиным теперь девчонки не просто бегали. В очередь выстраивались и дрались самым натуральным образом.
Ещё одна из причин, по которой я не дружил с Саней. Я реально блин ему завидовал. Не по злому. Зависть в прямом понимании, вообще чуждое мне чувство. Просто ощущал собственную ущербность что - ли. Ну и гордость играла. Типо я сам по себе.
Мы сидели вчетвером: Зидан, Лён, Саня и я. Одноклассники могут не быть друзьями, но это не освобождает их от общения, а учитывая, что на английском, мне приходилось делить парту с Саней, деваться мне реально было некуда.
Не стану лгать, конкретно во время урока, это соседство не было неприятно. Сан шпарил по английски как заправский инглишмен. И ненавязчиво так выручал. Напрямую я бы не принял от него помощи. Не знаю, почему...
Однажды я забыл сделать домашку по английскому. В общем реально горел, и застав меня судорожно выписывающим корявые предложения, Сан вытащил из портфеля тетрадь. Поблизости не было его прихлебателей. Лён болел, Зидан уехал к родственникам во Псков, а Родригес с Мурзиком задержались в столовой. Я на обед не пошёл, потому что третья пара по английсокму мне абсолютно не светила.
- Списывай, - твёрдо сказал Саня, садясь рядом и приземляя тетрадь на парту.
   - Это безнадёжно, Ник. - Сашка посмотрел почти с жалостью. - Ты же даже не понимаешь, что пишешь.
Он забрал мою тетрадь, пробежал глазами, сморщился, и аккуратным изящным движением вырвал страницу. Сан вообще был аккуратный во всём. Моя грязная исчирканная тетрадь, с кучей помарок и просто с жутким почерком, ни в какое сравнение ни шла с его образцовым дефиле каллиграфии. Я смотрел как Малин, берёт линейку, двумя ровными росчерками, отмеряет поля. Сан считался круглым отличником, но никогда и никому не давал списывать. Это не было жлобством, в обычном понимании, ( чем - чем, а жадностью Сашка не страдал) скорее исключительно принципиальной позицией. Своеобразный закидон в плане: Он мог потратить на тебя кучу времени терпеливо объясняя, всё что ты не понимаешь, но никогда не давал готовых ответов.
   Да на него в нашем классе молились просто, и не только в нашем классе. Однажды он застал зарёванную Юльку Сименович, схлопотавшую пару по алгебре. Мы отвалили челюсти, когда узнали, что Сан остаётся с Юлькой каждый день после уроков, сидит и занимается алгеброй, твою мать.
   Хотя вот тут я бы наверное не удивился. Сименович Саньке нравилась, и даже тот факт, что он жёстко обрубил Дёму Кирсана именно после того как он, доебался до Сименович, не казался удивительным. А сейчас Сан предлагал мне списать у него. Очевидно, его мнение о моих умственных способностях оказалось очень низким, раз даже принципы затрещали по швам.
Я реально ощутил себя униженным. Даже пожелай Сан постебаться изощрённо, наверное и тогда, он не смог бы придумать ничего хуже, чем предложить мне списать.
А Сан весь такой самодовольный и радостный сука, типо с хуя ли помощь оказал, бля, меценат хренов, благотворительностью решил заняться для уебана Никитоса, развернулся ко мне и положил передо мной тетрадь. Мальвина и Буратино бля.
- Пиши. Число и дату. Я буду помогать. - Сан положил линейку на верхний колонитур тетради. Одной из моих проблем была невнимательность. И Сан решил её, попросту отметив линейкой, то что следовало переписать и закрывая всё несущественное.
- Мы успеем.
Я молча закрыл свою тетрадь, оттолкнул его руку и поднялся. Я не мог выйти, потому что Сашка сидел с краю скамейки, загораживая проход, и мне пришлось бы попросить его отодвинуться, не через него же перелезать. Сащка тоже это понимал, смотрел выжидательно, ждал наверное, когда у меня язык отвалиться. Я молча сел обратно, отвернулся и принялся смотреть в окно.
- Партизан? - со злостью поинтересовался Саня. Я не ответил, бросив на него косой взгляд. Сан расправил смятую выдранную страницу, пригладил её ладонями, потом жёстко хлопнул передо мной на стол, поднялся и ушёл, забрав рюкзак. Свою тетрадь он демонстративно оставил на столе. Я не стал списывать, даже закрыл, чтобы не возникло искушения подсмотреть. Это было неправильно. Всё внутри меня противилось этому. Хотя очень хотелось. Я успел переписать заново, понаделав кучу ошибок и получил три с минусом. Сам. Это была моя победа над Сашкой. Глупо наверное. Но я реально гордился собой. Сан к этому больше не возвращался, я тоже. Но в его глазах жалости я больше никогда не наблюдал, только искреннее такое восхищение чужим ослиным долбаёбством. И вновь это негласное уважение и признание, похожее на тонкую, ощутимую нить энергетики. Сан после этого часто помогал мне с английским, но перед тем как помочь, всегда смотрел, словно спрашивая разрешения:
   "Помощь нужна?"
   Я не отвечал, но очевидно давал понять глазами "Да бля, ещё как нужна".
   И Сан ненавязчиво помогал, подсказывая, иногда мог просто написать нужное слово или предложение на бумаге. Иногда, когда я читал и сбивался, он начинал проговаривать словно бы про себя, и всегда приходя на английский, открывал учебник и прочитывал текст вслух, "типо готовился к уроку", но мы оба знали, что он делает это для меня, что бы я мог понять произношение. И эта была та негласная помощь, которую я мог от него принять, и был за неё благодарен. Это была помощь друга, а не демонстративное покровительственное превосходство одолжения, которым он сам того не понимая меня оскорбил.
Мы никогда не говорили с ним на эти темы, не обсуждали, просто между нами существовало что - то особое на двоих - молчаливое признание авторитета друг друга.
   Я учился через жопу, и вполовину не был таким как Сан, но одно, понимал очень чётко. Мы с ним равны. Абсолютно, исключительно равны. Ни Зидан, ни Лён, ни Мурзик с Родригесом считающиеся лучшими Саниными друзьями, не имели того, что имел я.
   Я смотрел Сашке в глаза, не пригнув голову, не льстиво заискивая и улыбаясь, а именно в глаза, как и всем остальным людям, даже несмотря на то, что в общении с Малиным мне приходилось задирать подбородок. И встречая мой взгляд Сашка неуловимо кивал. Признавая. Уважая. Зная. Существует то, что мы с ним очень оба ценим по своему, даже если никогда не озвучим вслух. Поэтому нам никогда не стать друзьями. Я просто не дам этому произойти. Я не хотел становиться для него таким же как Зидан или Лён. Утратить это особое светлое выражение которое появлялось в его глазах, в моменты нашего обоюдного пересечения. Когда мы сидели на уроках английского и Сан вопросительно приподнимал бровь: "Помочь?"
Потому что я был единственным, кто мог ему ответить: "А не пойти бы тебе нахуй, Саня". И я неуловимо кивал "Помочь Сан, ещё как помочь".
   Самое парадоскальное заключалось в том, что мы, практически не разговаривали. Не считая редких уроков английского, в общем - то и не общались.
Да и о чём нам было общаться? Я не переваривал его кодлу. Ладил с ними по возможности мирно сосуществуя, и возможно с их стороны, считался другом и своим в доску парнем. Но большинство поступков Зидана, Лёна и Мурзика с Родригесом оказывались для меня неприемлемы. И когда они окружали Саню, (а они тусили вместе постоянно ) Сан словно одевал маску, становясь развязанным, позволяя себе пахабные шуточки. Мне это было противно. Я знал, что Сан носит маску. И Саня знал, что я знаю какой он, на самом деле. Это тоже было нашим с ним признанием. Как и то, что при мне Саня старался сдерживаться, одевая полумаску, позволяя мне видеть краешек хорошей своей стороны, потому что существовала и другая сторона. И эта сторона казалась мне глубоко неприятной.
И вот в очередное наше заседание на перемене английского, в класс ввалилась явление Христа народу из соседнего А.
   Симпатичная девчонка уселась на парту прямо напротив Сани, расположив ногу на ногу, практически упираясь коленями ему в лицо, и задрала юбку. Не то что бы совсем уж на весь сервиз, но стало понятно, что на девушке чулки.
И мы офанорев от такого поведения и заявленица, плавно выпали в осадок, не говоря о дружной тесноте в штанах.
- Всех приглашают? - ляпнул я жизнерадостно, пытаясь отвлечь внимание девушки от Сани, потому что по моему мнению некрасиво было, когда девушка приходит к тебе, садиться на парту, выставляя колени перед лицом, предлагая себя, а Саня...Саня отвернулся к окну и начал ржать в кулак, старательно маскируясь. Но и ежу понятно было, что ржёт скотина.
Девчонка плавно развернулась, и меня окинули взглядом голубых заинтересованных глаз, пройдясь сверху донизу, особенно снизу.
- Пожалуй, для тебя у нас найдётся местечко. Я могу всё лично - она выделила это слово - тебе показать.
Я покраснел и кажется, реально возбудился от перспектив. Потому что ну бля, это был даже не намёк, а открытый текст. Но Зидан придушил меня за шею, отдирая назад и стаскивая с парты.
- Никитос, ещё маленький, Ларочка, - сказал он многозначительно, вопросительно посмотрев на Саню. Саня повернулся и в его глазах...Это была Брезгливость? Ярость? Отвращение?
- Пошла прочь, шлюха! - тихо сказал он. Я окаменел и даже перестал вырываться от Зидана. Но кажется это послужило негласным сигналом. Девушка безопасно пришедшая в наш класс, находилась с Саней в каких - то отношениях, и явно со всей компанией, вот только я не понимал, что именно там было. Но...
- Не слышала, что тебе сказали? - губы Зидана растянулись в очень нехорошей усмешке.
- Шлюха! - выделил он.
   Лён сложил ладони и начал тихо скандировать стуча по парте ритм
- Шлюха - Шлюха - Шлюха
Меня поразило поведение девушки. Она очень спокойно слезла с парты, и в её глазах читалось превосходство над нами дебилами.
- Не хочешь, как хочешь, - спокойно ответила она и отвернулась, покидая класс.
   - Приглашение остаётся в силе. А для тебя в особенности, лапусик.
   Девушка наклонилась ко мне, выдыхая почти в губы, и провела маникюром по моментально покрасневшей щеке. У меня разве что в штаны не потекло.
   В руках Сани с отчётливым хрустом сломался карандаш.
- Фуууу!- завыл Лён, но мне кажется, он завидовал.
- Заткнись! - Я размахнувшись двинул ему в челюсть, но не смог попасть, потому что сзади меня придержал Зидан. - Вы уроды, бля! Нельзя так с девочками...
И тогда Саня повернувшись сказал эти слова.
- Есть люди, которые не стоят внимания, Никитос.
Мне кажется, наш Саня был каким - то "не от мира сего". Очень умным, просветлённым что - ли. Но мне ли судить о чужих тараканах? Я сам по жизни считался ударенным во всю голову.
Так вот, о чём я. В нашем классе, Дёму Кирсана не тронули.
Сан приказал не пачкаться об него.
Но это отношение: насмешки, тайные и явные, пренебрежительное неуважение, вечное обращение к Дёме как к недочеловеку, какой - то гнили или швали. Оно запомнилось мне на всю жизнь. Оно было негласным, но очень ядовитым, тлетворным. Ощущение, что Дёма был грязным, несмотря на то, что мылся он наверное по два раза в день, в то время как мы красавцы, дай бог знакомились с ванной раз в неделю. Настоящий мужчина не должен мыться и смывать своё счастье.
  
   В общем, когда я ощутил, где меня трогает Вольх, мне стало противно. И возбуждение как рукой сняло. Я ёбнул ему коленом, вывернулся и...
Я обозвал его пидором.
Где моё чувство вселенской справедливости интересно было в тот момент?
Я назвал Вольха гомиком, а у самого стояло так, что было даже смешно, если бы не было противно. Крепко так стояло. Чётко. До боли.
И сам я себе казался противным в эту секунду. От того, что отталкиваю, то, что находиться выше моего понимания. Нечто, что нельзя вместить в это грязное оскорбительное слово. "Пидор".
   Я отталкивал что - то очень большое...Самое паскудное заключалось в том, что я это понимал. Что это не секс. Не желание подрочить. Я понимал, что делаю Вольху больно. И нельзя было, по человечески, ни в коем случае нельзя было говорить такое, светлому взгляду который подарили мне, уроду и отморозку.
Я вывернулся, торопливо натягивая штаны. Трусы сбились и резинка давила на задницу и стоящий торчком член, который в отличие от меня оказался более честным. А Вольх сидел окаменевший, одеревеневший, смотрел. А потом когда я матерясь доскакал до двери, он поднялся.
Боже, это напоминало волну. Чужая человеческая энергетика, давящая, убивающая, Вольх начал подниматься, и в этом было что - то очень страшное, неотвратимое.
   Я даже не знаю, с чего я так испугался. Но я испугался до дрожи в коленях, буквально присел от страха, ощущая чужое желание убить.
Тогда я не знал, чем занимается Вольх. По сути, я ничего о нём не знал. Не знал, что он связан с криминалом. Спустя время я не буду желать узнать о его жизни, о том чем он зарабатывает, и он не будет стремиться рассказать о том, куда срываясь уезжает по ночам. Он не станет посвящать меня в свои дела, и всегда будет уберегать от этой стороны, но в тот момент я увидел его лицо. Оскал, гримасу, маску, на которой горели яростные глаза, и скалились клыки.
Я думал, что он меня убъёт сейчас. Я просто рухнул на дверь, вывалился задницей в коридор, в страхе понимая, что всё пиздец котёнку. Не будет больше наших отношений, не будет дружеских посиделок, безобидных подначек и трёпа вперемешку со стёбом. Не будет прогулок по ночам и обещанных безумных гонок по трассе, когда Вольх будет выжимать под триста не боясь ни чёрта ни бога, ни ментов от которых имея друзей байкеров, мне не раз приходилось удирать, что бы потом хлестать пиво и хвастаться как реально мы их поимели. А чем ещё подросткам хвастаться? Не будет посиделок у костра и обещанной совместной поездки на майские праздники. И ещё множества вещей, которые мы могли с ним создать, если бы остались друзьями.
Не будет. Ничего не будет. Как не было у нас с Вольхом ничего общего. Даже общих друзей не было, а те что были не подходили Вольху, потому что он был среди них как волк среди безобидных, но очень желающих показаться крутыми щенками.
- Боишься? - хмыкнул Вольх глядя на меня сверху вниз. Он не был высоким, да и старше то всего на тройку лет. Но сейчас он казался огромным, страшным, с безумным взглядом и ощеренной пастью. Разве что слюна не капала.
- Правильно боишься. Сука! - Вольх подхватил меня с пола, рывком, швырнул вперёд, мордой в диван, в секунду скручивая руки, очень больно, жёстко. Я просто задохнулся от боли, от страха, от понимания.
Вольх сдёрнул с меня штаны, отлетела пряжка разорванного ремня. Думаю, если бы я в тот момент сопротивлялся, он бы меня изнасиловал. Но я и сам не понял, что на меня нашло. Почему вместо того чтобы драться, я стиснул зубы и уткнулся лицом в диван, позволяя ему сминать своё тело, причинять боль. Джинсы и трусы валялись на полу. Колено Вольха жёстко вклинилось между раздвинутых ног. Я лежал и не дёргался, просто закрыл глаза, стараясь дышать через рот, думая о том, что наверное будет очень больно, но кричать, не стану. Не доставлю ему такого удовольствия слушать как я ору под ним. Может мной двигало чувство вины?
Не знаю. Просто не помню.
Чужая рука исступлённо гладила тело, мяла задницу, выкручивала яйца, проходясь по упавшему члену. А я лежал и представлял себя где - то очень далеко, не здесь. Если закрыть глаза и позволить своему сознанию улететь, ломая перегородки привычного восприятия, то можно отключиться, находясь одновременно здесь и не здесь. Вольх упал на меня сверху. Обнял, стискивая двумя руками. Он больше не держал меня, только содрогался, и плечи его тряслись.
- Не могу так, бля. Не могу! - повторял он как заведённый. - Сука. Сука, ты, Никитос.
Вольх матерился так, что половину слов я просто не понимал. В какой - то момент он развернул меня к себе лицом, кусая в губы и я понял, что он плачет.
- Проиграл я, да?! Проиграаал! - Вольх вздрагивал, растягивая слова, издавая гортанные звуки, тряс меня за плечи, укачивая, обнимая, прижимая и отталкивая одновременно, заглядывая в лицо.
- Что с тобой делать? - спрашивал, почти выл он. - Что для тебя сделать? Скажи, что надо сделать, что бы ты, стал моим? А? Скажи Ник, вот чего ты хочешь? Я же без тебя бля, нахуй жить не могу, сволота. Болею тобой. Твою мать. Думаю только о тебе. Спать не могу, член нахуй до пупа стёр. Я же не пидор, Никит. Не гомик, никогда не был, но бляя, ты как наваждение...24 часа в сутки ....Ты...Ты...Только ты в голове!!!!! Почему ты? Почему так? Забыть не могу, избавиться не могу. Из бошки тебя блядь, выбросить . Не видеть тебя не могу. Ничего не могу!!!! Я жить без тебя, сука не могу!!!!! Понимаешь? !!! Ты хоть понимаешь, как меня скрутило ?!!!! Что ты сделал со мной?!!!.....Что же ты со мной сделал? - последние слова он уже не кричал, прошептал хрипло, зарываясь лицом в моё плечо, сгребая в охапку, размазывая слёзы, баюкая, стискивая пальцами до боли.
   - Я люблю тебя. Люблю... Почему ты этого нихуя не понимаешь? Нихуя не чувствуешь ко мне...Почему? Нихуя не справедливо.
   Я ощущал его кожу, сквозь сбившуюся на животе толстовку. Вольх был в рубашке, а теперь она оказалась распахнутой, и ничто не мешало нам соприкасаться друг с другом. Это прикосновение обжигало как кипяток и одновременно леденило, словно живот Вольха превратился в криоген.
- Убирайся, нахуй! - устало сказал Вольх отталкивая меня в какой - то момент.
   Кажется, он просто выдохся. Провёл по лицу рукавом, стыдясь своей слабости.
- Вали нахуй, отсюда, живо! - прибавил он снова повышая голос и начиная заводиться.
- Съебись. Из моей жизни, из моей памяти...раз и навсегда. Съеби нахуй. Будь оно проклято!!
   Вольх поднялся, швыряя в меня моими джинсами, заматерился выдёргивая и пытаясь приделать пряжку ремня обратно. Ладони его дрожали, пряжка в руках ходила ходуном и никак не желала вставляться на место. Кажется, он принял решение и теперь изо всех сил, старался удержать себя в руках, не дать слабости снова вырваться на поверхность сознания. Потому что в этот раз, он уже не будет умолять. Он придёт и возьмёт. Почему то я понимал это очень чётко. Но сидел и не двигался.
- Хуй ли, смотришь? - от моего безучастного вида, Вольх снова начал орать. - Хочешь, что бы я тебе по самые гланды засадил? Съебись отсюда к хуям собачим, мать в бога душу красну армию... я за себя не отвечаю. ...
   Я продолжал сидеть и смотреть. Все его слова проходили мимо меня, не достигая сознания смыслом.
Жалко наверное смотрелся. С распухшей мордой, на которой ещё оставалась засохшая кровь, с растрёпанными волосами и сбившейся наверх одеждой. Голая жопа, худые ноги с острыми выпирающими чашечками коленей. Интересно, что Вольх в этом нашёл? Прикрытый только джинсами.
Вольх снова принялся материться и угрожать, черпая силу в ярости. Кажется, он готов был надвинуться на меня с твёрдым намерением запихать в джинсы и выбросить из собственной квартиры, жизни или что он там планировал.
Я молча отбросил штаны в сторону, посмотрел как они летят приземляясь на тубаретку и соскальзывая по ней.
   Вольх заткнулся, будто кто - то разом вырубил питание от сети. И на секунду стал маленьким и жалким. Напоминая не взрослого самостоятельного парня, а обозлённого пацанчика, подростка лет четырнадцати, а может младше. Лицо очень детское, беспомощное по мальчишески, напуганное. А я ощутил себя каким - то взрослым, мудрым, всезнающим. Нихуя я на самом деле не ощутил. Думал бы я мозгами, всё бы закончилось уже тогда, а я поддался чувствам, которые не смог ни проанализировать, ни даже обосновать. Это был просто порыв. Потом я не раз буду сожалеть о нём.
Я протянул Вольху ладонь, расставил пальцы. Ещё бы секунда и я бы поднялся к нему сам. Но я просто позвал. Мягко, успокаивающе. Кажется, эта способность укрощать ярость Вольха в одну секунду, родилась у меня именно тогда.
- Иди ко мне.
И Вольх пошёл, словно загипнотизированный, как на ниточке, встал на колени перед диваном, обхватывая за запястье, целую ладонь, зарываясь в неё лицом, касаясь губами.
- Ник. Что ты со мной делаешь, малыш? Наизнанку выворачиваешь.
Я погладил его по волосам, жёстким, стоящим ёжиком, и зарывшись пальцами в короткие прядки, с силой потянул на себя. Я не целовался с парнями, раньше, и не представлял, что с ними делать, мне вообще ничего подобного в голову не приходило.
   Один раз в школе, перед выпуском, Зидан затащил меня к себе домой. Мы смотрели порно, а потом он предложил погонять шкурку напару. Я стремался, но он меня развёл на слабо. Мы дрочили, сначала сами, потом друг другу. Я смущался, но Зидан уговаривая, что ничего такого в этом нет, уломал на эксперимент от которого нам обоим было по кайфу. Это запретное удовольствие не оставило никакого следа в душе, точно также как и осадка. Мы развлеклись типо, не особо заморачиваясь составляющей этого действа. Все в детстве играют в доктора, и никто об этом не говорит. Иногда парни могут подрочить вместе, а иногда друг другу и не только подрочить - и это тоже остаётся тайной за семью печатями, которая не обсуждается вслух. Это было нормой. Немного выходящей за неё, но такое же бывает. Зидан втолковывал мне это, предлагая очередную встречу, уговаривая согласиться.
На самом деле мне понравилось, то что мы делали. Да и Зидан, неделю ходил и пыхтел за мной как паравоз, с таким многозначительно загадочным видом, словно у нас есть общий секрет на двоих. Саня поинтересовался у меня, что мы не поделили или наоборот поделили с Зиданом. Я разумеется не сказал, скорее попытался выведать нужную мне информацию окольными путями, но очевидно дипломатия не моя стезя, Сашка заинтересовался, плавно раскручивая на разговор, и в какой - то момент я сел в лужу, как неуклюжий бегемот, проболтавшись, что мы с Зиданом погоняли шкурку на пару. Ничего такого, но ошарашенное выражение Саниных глаз мне запомнилось надолго. Странное такое выражение. Как будто серое озеро затянуло морозным стеклом, а затем оно внезапно треснуло, и во все стороны посыпались осколки. Кажется, Саня мог представить, всё что угодно, но вот оказался таким наивным, что ему даже в голову не приходило, что парни могут делать ЭТО. Но может быть, это было правильным. Сан...Он просто не мог быть другим.
   И когда Зидан после уроков предложил мне завалить к нему с домашкой, Саня посмотрел на Зидана и сказал, что свою домашку Зидан, будет делать сам. Он сказал это вроде бы в шутку, но таким тоном, что всех, кто сидел рядом покорёбило. И пацаны долго не могли врубиться: Саня и Зидан поцапались что ли? А потом Сашка увёл Зидана в курилку, и у меня было мерзкое ощущение, что во время перекура они говорят обо мне. И возможно говорят о чём - то гадком, что - то вроде того, как мы обсуждали Дёму. Мне было очень стыдно. Может это тоже, было причиной, по которой я упорно доказывал, что я не такой. Я даже не знаю, о чём они говорили. Ничего ведь не изменилось после этого. Но Зидан стал держаться от меня за километр, старательно избегая под всяческим предлогом любых совместных похождений куда либо. Я в общем - то и не настаивал. Хотя подозревал, что Сан наговорил гадостей. И это было неприятно. Мне то за что? Не я это начал между прочим.
- Не заморачивайся. Я ему сказал, что бы он к тебе не лез, - безмятежно поведал Саня, когда измучившись, чем же он меня так опустил, я поинтересовался у него прямо. Я вообще способен прямо спросить о самых нетривиальных вещах. - Или славу Дёмы я ему лично обеспечу! - Саня посмотрел на свой сжатый кулак, потом на меня.
Недавно Саня болел, его не было почти три недели, а когда появился, на руках образовались эластичные повязки, которые со временем заменили браслеты. Очень круто смотрелось.
- Потянул мышцы на треньке. Ничего серьёзного. - Так он сказал.
Сейчас Саня задумчиво смотрел на повязку, стягивающую широкое запястье, потом улыбнулся непринуждённо, дружески. - Расслабься Ник. За мной тебе должок, вот я и вернул его.
За несколько месяцев до этого, мы с Сашкой случайно столкнулись в магазине. Пока я закупался продуктами на соседнем прилавке, до Сани доеблись три солдатика. Было в Сане что - то такое, от чего его нельзя было не заметить. Красивый парень. Реально красивый. Непонятно было, что сказал им Саня. Кажется, вклинился в разговор, когда они словесно домогались до запаренной молоденькой продавщицы. Но в общем Сане предложили прогуляться и Саня, расплатившись, пошёл.
Против них у Сани ясень пень не было ни шанса. И похеру, что Сан ходил на таэквондо и даже имел какой - то там пояс. В драке обычно это мало помогает непрофессионалу. В уличной драке киношные приёмы бесполезны, особенно когда давят массой. Я мог бы уйти. Сделать вид, что не заметил. Саня бы даже не обиделся, потому что занятый отморозками и продавщицей он меня походу и не видел даже. Мы просто кивнули друг другу когда встретились, и разошлись. Желания подходить и трепаться о жизни не было, даже несмотря на то, что учились в одном классе. Это от Зидана мне обычно было не отъебаться, Сан же считал ниже своего достоинства подходить ко мне первым, точно так же как мне не приходило в голову общаться с ним.
Если честно. Я бы хотел, что бы меня там не было.
Ёжик сильный, просто лёгкий - это Вольх верно подметил.
Костей во мне всегда было больше, чем мяса, но говорят в драке, самое важное это бойцовский дух. Так вот. У меня его не было. Я вообще не люблю драться, до тех пор пока меня не трогают. Это если тронуть, крышу у меня срывает и сносит на очень далёкое далеко и я превращаюсь в берсерка способного порвать и убить. А вот когда не трогают. Мне даже ударить первым трудно, приходиться себя накручивать.
Дальше всё было как в кино. Саню успели завести в ближайший лесок. Подталкивали в спину. Саня покорно шёл, незаметно растирая плечо, которое ему выбили месяц назад на тренировке. И тут налетел я как взбешенный заяц, не разбираясь, начал бить направо и налево. Толчком к драке, послужило именно это грёбанное Санино плечо. Я просто представил, что сейчас он по настоящему не сможет драться и всё. Это было нечестно. Неправильно.
Свет погас, а я очнулся ожесточённо избивающим прикрывающегося руками солдатика, раза в два выше и здоровее, орущего.
   - Пацан, бля охуел? За что?
А рядом Саня приканчивал остальных. Меня как - то скинули. Я свалился в сугроб.
В общем они драпали от нас как пацаны первогодки, а мы сидели на снегу, перемазанные кровью, своей и чужой, (содержимое пакетов было убито намертво ) и смотрели как они удирают, сообщив нам, что мы уёбки, и отморозки и ещё что - то там.
- Пива хочешь? - спросил Саня посмотрев на меня заплывающим глазом. Из рассечённой брови хлестала кровь, я выглядел не лучше. Правой стороны лица даже не ощущал.
Отрицательно качнул головой, вытирая лицо снегом. Потом услышав вой сирены, мы поднялись и тоже дали дёру и уже сидя в рощице, на скамейке когда смогли отдышаться и прийти в себя, Сан толкнул меня в плечо.
- Никитос, ты в курсе, что ты псих? Партизан.
- Ога! - радостно сказал я и зашипел. Улыбаться оказалось больно.
Мы так и не стали друзьями. Кажется, Саня даже стеснялся того, что я ему помог. Но уходя сказал
- Спасибо.
И сообщил, что будет должен мне.
А в должниках Сан не любил ходить, да и не ходил никогда. Это мы знали точно. И тогда я не понял, что он имел в виду про Зидана, но ощущал шестым чувством, что с этого дня между мной и Саней, вновь что - то изменилось. Раньше мы негласно соперничали, и соперничество продолжилось снова, но теперь я чётко знал, что Саня, как бы это сказать ...Опекает меня?
   И на самом деле это было приятно, знать, что я могу позвонить ему, в любое время дня и ночи и он придёт. Я бы не позвонил. В голову бы не пришло. Но от этого знания, как - то теплее становилось на душе что ли.
В общем, не считая эксперимента с Зиданом, зарубленного Саном в самом зародыше, у меня не было никакого опыта в отношениях с парнями. Да и кто бы пожелал себе ТАКОЙ опыт. Но ....
Я неумело поцеловал Вольха сам, притягивая на себя. Потыкался губами в шею, в ухо, пытаясь понять, что чувствую. Но никакого отвращения не было, наоборот трогать его оказалось удивительно приятным открытием.
   И Вольх, он словно взорвался и рассыпался сияющим серпантином. Он ответил. Смеялся, плакал одновременно, целовал...Даже ноги пытался целовать. Вёл себя как идиот.
Ничего не было такого в тот раз.
Мы целовались как безумные, словно у нас одновременно сорвало тормоза, дрочили друг другу. В какой - то момент Вольх обхватил наши члены сводя их вместе и я кончил от того, что он делает, от самой мысли о том, как он это делает.
Не верю в такую красоту. Но это было правда красиво. Безумно, завораживающе, возбуждающе красиво. Вольх, поджарый, мускулистый, с мокрыми от пота торчащими во все стороны волосами, с глазами сияющими от счастья. Он двигался уверенно, неторопливо, как боец, в отличие от моих суетящихся нетерпеливых движений. И боже, как же он был невероятен в этот момент. Никогда не смотрел на парней с эстетической точки зрения. Но Ника ведь "впёрлась" в Вольха вполне заслуженно. Я и сам впёрся. Реально влюбился в него именно в эту ночь. В смеющиеся полные губы, с твёрдой линией, в ямочку на подбородке, в нереально металлический оттенок глаз, в острые прижатые к голове уши, в косую, жёсткую чёлку падающую на лицо, когда он склонялся надо мной.
- Подожди. Дай посмотреть на тебя! - Вольх смеялся отбирая у меня покрывало, которым мне захотелось прикрыться. Хотя неумно было его пачкать. А вставать и топать в ванную, чтобы помыться - было лень. Вольх решил проблему, губами и языком, ничуть не стесняясь того, что берёт у другого парня в рот, и собственно говоря, я сначала офанорел, а потом как - то естественно у нас с ним всё получилось. Вольх не парился, и я не видел смысла париться самому. Мы напоминали двух возившихся щенков, тискались вовсю, целовались, пока не стало хватать воздуха.
В эту ночь, всё ограничилось дрочкой и минетом со стороны Вольха. Скажу честно большее, я бы не потянул. Не так сразу. И Вольх очевидно понимая, не просил о большем. Пока не просил. Это я тоже понимал. Просто его пальцы словно случайно оказались там где их не ждали, и я так напрягся и закаменел, что они деликатно исчезли найдя себе другую территорию.
И уходя от него на утро, прямо в училище, (предкам не было дела где я шлялся всю ночь), я находился в идиотски приподнятом настроении. Хотя, мне и было жутко стрёмно от всего произошедшего. Я краснел, бледнел, лыбился от уха до уха. Вольху никуда не надо было идти. Зажав меня в прихожей, он заматывал шарф вокруг моей шеи и жадно лапая, целовал в губы, попутно застёгивая собственную рубаху и прося подождать. Он хотел проводить. Я еле отбился. Попросил слона на ужин и пообещал, что прилечу на крыльях, но Вольх сказал: Не надо крыльев, я тебя сам встречу и отнесу.
Честно говоря, побаиваясь, что с него придурка станется, именно поэтому я и предпочитал отправиться на учёбу один.
  
   Ника встретила меня в коридоре. Вылетела навстречу сияющая, темноволосая, довольная, в обтягивающих джинсах и открытой кофте, подчёркивающей офигенскую грудь. В ушах огромные серьги - кольца, на губах ярко - розовая помада, которую она небрежно обтёрла о мою щёку, осведомляясь не передумал ли я насчёт кино, и не буду ли возражать если Вероника прихватит подружку.
- Отличная идея! - поддержал я, светясь как рождественский фонарик в новогоднюю ночь. С чего мне спрашивается светиться? А ведь светился же.
   - Ты чего такой довольный? - поинтересовалась Ника с любопытством изучая мою морду.
- Да так. - Я отмахнулся, поправляя воротник балахона, и глаза Ники расширились.
- Ого, ты смотрю времени даром, не теряешь.
Девушка насмешливо провела пальцем по красовавшемуся на моей шее засосу. До этого она уже осведомилась, кто меня разукрасил и я небрежно соврал, что поцеловался со столбом. Теперь Ника смотрела с явным интересом, и похоже лёгкой ревностью. И в то же время лоб её слегка нахмурился, сопоставляя факты и что - то такое возникло в глазах, похожее на подозрение.
Мне стало неуютно. Но к счастью прозвенел звонок, и я рванул в класс на всех порах, пообещав посвятить ей всего себя на перемене и ...
Врезался в Саню со всего размаха, едва не сбив парня с ног. Это было довольно неожиданно. Мы столкнулись на ступеньках. Я поднимался, он спускался, мы врезались друг в друга и я не устояв на ногах, полетел вниз. Почти полетел, но Саня отличался хорошей реакцией. Схватил за грудки, возвращая балансировку, одновременно дёрнул на себя, держась за перила.
- Псих, - пробормотал он качая головой, пока я размахивая руками усиленно пытался ухватиться за него. Ухватился и вскинул голову.
- Привет партизан, - уныло поприветствовал Саня. - Как всегда энерждайзер в заднице.
- Сам ты, - вяло огрызнулся я, и покраснел, сам не понимая, отчего смущаясь под взглядом этих внимательных спокойных глаз.
   В училище мы с Саней поступили вместе, но старались не особо пересекаться. Как - то получилось, что мы оказались на разных потоках. Он учился на экономиста, я на электрика. Нам нечего было делить. А если бы и было, скажу честно, я откровенно не понимал, что наша бессмертная троица класса забыла в этом занюханном училище, некогда носившем название ПТУ, а теперь гордо переименованном в лицей.
   Ну, Зидан и Лён понятно. Понятно что сюда припёрлись наши шестачки вроде Мурзика с Родригесом. Но Сан? Сан здесь оказался явно лишним. Пятый элемент мать его. Это как небо и земля. Между нами всегда существовала невидимая черта, граница, разделяющая миры. Упакованный по полной программе Сан, король и прожигатель жизни, элита живущая в нашем городе и мы отбросы, нищеброды и прочие нелицеприятности, обитателей дна и среднего класса. Сану было здесь не место. Это все понимали. Родители, одноклассники, учителя, друзья...Не понимал, кажется только он сам.
- Опаньки. Никитос! - Зидан смёл меня в охапку, прежде чем я сумел ступить на нормальный лестничный пролёт. - Не надоело ещё по углам шифроваться, партизанище? От нас не спрячешься. А я тебя по всему училищу искал, - сообщил он радостно, словно это было зашибись достижением. - Кайся братан, с каких пор зазнался и не здороваешься с одноклассниками.
- Не зазнался, у меня зрение плохое, - соврал я, не зная с какой стороны их лучше обойти.
   Не говорить же мне бывшим одноклассникам, что мне просто не комильфо стало с ними общаться. И не могу я здесь быть героем и партизаном, потому что существуют вещи на которые моё влияние не распространяется. Я знал, что наше трио взяло под контроль училище, знал, что они выбивают деньги и стипендию из первогодок. Знал. Но большое пространство новой территории позволяло нам не встречаться, а если пересекались, то я всегда находил кучу отмазок, чтобы избежать встреч. Даже если в глазах Зидана читалась откровенная обида и непонимание.
- Чего хотел кстати? - осведомился я.
- Да так, - Сан ответил за него. И я не сразу сообразил, что его рука покоиться на моём плече и Зидан пялиться на эту руку, так словно увидел гремучую змею и она сейчас его укусит. - Ничего важного. Ты кажется на урок шёл. Иди. А то опоздаешь.
Он убрал руку и спрятал её за спину.
- Чего им было надо? - я недоуменно мотнул головой и распрощавшись понёсся в класс. Опоздал разумеется и минут пять выслушивал нарекания в адрес своей скромной персоны которая очевидно возомнила о себе так много, что пора бы уделить ей дополнительное внимание в виде отработки после уроков.
  
   Отработка считалась самым худшим из долбаёбств которые только могли изобрести в лицее. И отмазаться от этого долбаёбства без веской причины, не представлялось возможным. Никак.
   В училище вёлся довольно строгий контроль за посещаемостью, и тем, чем ученики занимаются во время уроков. Очевидно на реалии вне учебной дисциплины, внимание и влияние декана попросту не распространялись. В училище работала охрана, но на происходящее в этих стенах она смотрела сквозь пальцы, предпочитая не связываться с местной мелкой мафией.
   Поговаривали, один из дежурных решил заступиться за первогодку, возмутившись наездами не по делу. Заступника зверски избили, "не отходя от кассы". По возвращении со смены, врезали по голове, затащив в рощицу перед училищем. Парень попал в больницу. И так и неясно осталось, кто это сделал. У остальных взрослых хватило ума не лезть на рожон.
Когда я узнал, что орудует "трио" - ушёл в тихий ахуй, перешедший в лёгкий моральный шок, от понимания, чем они развлекаются, с негласного благословения Сана. Малин не пачкал руки, но попустительствовал, а его шестёрки отрывались вовсю.
   И это в первый год обучения в лицее. Он установил здесь свои порядки. А я...
   Наверное, я больше не был партизаном, хотя при встрече они называли меня именно так. Я как пёс защищал исключительно свою территорию и готов был отстаивать её если понадобиться. Но нашу группу не трогали. Это даже дало определённую пищу для домыслов. На нас пали подозрения в том, что всё, что здесь начало твориться происходит по нашей вине.
   Мне бы сдать Саню, но во первых доказательств у меня не было, хотя нет были, целый вагон, но стукачом я не был, точно так же как и все остальные. Скорее всего, боялись просто. В общем, я не лез в это дело. Оно меня абсолютно не касалось. Просто старался не общаться с троицей и остальными.
Правда, один раз случился забавный казус. Зидан пришёл в наш класс на перемене. Мы только поступили в училище...Разумеется выяснив, что я не один такой красивый, я предпочёл сделать вид, что не в курсе, кто составил мне компанию при подаче документов.
   - Нехорошо, старых друзей забывать, Никитос, - Зидан заняв скамейку уселся напротив меня, брезгливо стряхнув чужие тетради.
Мне бы возразить , что не считаю нас друзьями, но я уткнулся в учебник предпочитая игнорировать. Игнорировать Зидана считалось глупо и опрометчиво. Но что было делать? Этот парень на меня действовал подавляюще, в то время как я на него похоже весьма активизирующе. Вариант снять непонятки через взаимное мордобитие я предпочёл оставить на последок, тем более Зидан этот вариант даже не рассматривал. Этому парню отличающемуся мускулами в обход мозга, походу просто не приходило в голову сообразить, что он мне не нравиться. Вот я ему искренне нравился, откровенное барское расположение, большими буквами читалось в тёмных, дружелюбно прищуренных глазах. Под Саню косил видимо...Но куда ему до Сани.
- Зазнааался, - Растягивая слова произнёс Зидан с нехорошим смешком.
Но в этот момент в класс вошла учительница и полюбопытствовала, что он здесь забыл.
- Друга зашёл навестить. А он не узнаёт. - Прижав руки к груди начал кривляться Зидан. А затем уходя, взъерошил волосы на моей макушке, как частенько проделывал в школьные годы, за что собственно регулярно огребал по ластам.
- Ладно, не сцы. Возникнут траблы - обращайся. Мы за тобой присматриваем, партизан. - задушевно пообещал он.
Кто это "мы", и с какой бы это стати? времени спросить не осталось. Я огрызнулся, а он ушёл. А потом я предпринял целую стратегию и тактику по избеганию старых школьных товарищей. Как будто мне это помогло.
Намывая коридор шварброй, а точнее просто размазывая грязь с помощью того, что макал палку с намотанной на неё тряпкой в ведро я "рулил" по паркету, и размышлял о том, что день выдался так себе.
Но мысль о встрече с Никой и о том, что сегодня с Вольхом мы пойдём в кино, очень приподнимала настроение.
   Идём в кино. С Вольхом. Именно с Вольхом, а не с Никой. Это я тоже понимал, как понимал то, что даже если Вольх встанет на колено и признается девушке в любви, кажется, абсолютно не буду ревновать. Ни Нику к нему, ( она разом потеряла для меня интерес ) Ни Вольха к Нике, потому что последний факт представлялся абсолютно бессмысленным.
  
   - Какие люди и без охраны!
Зидан вынырнул из - за поворота коридора. Вслед за ним лениво, с отрешённым видом брёл Саня засунув руки в карманы серых брюк. Зидан одевался как байкер - металлист. Куча побрякушек, рваные джинсы, косуха с сеткой молний, чёрная бандана на голове и нагромождение серёжек в ушах. На руках обрезанная перчатка и куча самодельных печаток. Чем - то он напоминал Вольха в этом отношении. Тот тоже частенько выглядел как склад ходячего и брякающего железа, а уж с гитарой на плече и вовсе смотрелся как один из этих плохих крутых парней на шустриках. Сан же всегда выглядел как ботаник. Чистенький, прилизанный, ухоженный. Аккуратные брюки, джемпер. Носил очки. Но вряд ли бы хоть у одного человека, язык повернулся назвать его ботаном. Даже несмотря на безмятежное выражение лица, и спокойный отрешённый взгляд. Стильный хайр, особый неуловимый лоск.
И сразу становилось понятно, кто хозяин, а кто заплечный заправила. Зидан, мне кажется, искренне верил, что они с Саном "на равных". Впрочем, Лён, Мурзик и Родригес очевидно думали так же. Но стоило Сану двинуть бровью, как всё становилось на свои места. И было понятно кто здесь кто. Кто отдаёт приказы, а кто их только выполняет.
И чего он забыл здесь? - в который раз с неприязнью разглядывая Сана размышлял я тоскливо окуная швабру в ведро. Папа генеральный директор строительной компании, мать владелица сети магазинов. Удивительно, что Сана в школу не привозит личный шофёр "Саня привозил себя сам". А по дороге не сопровождает толпа охранников.
   Хотя зачем ему охранники с таким эскортом?
   Ещё в школе Зидан размазывал по стенке всех, кто смел косо посмотреть в сторону их кумира. Интересно, как же этой участи избежал я? И почему стоило мне встать на защиту кого либо, как Сан сдавался. Даже не так, отступал, уходил, примирительно вскидывал руки каждый раз...
- Энергичнее Никитос, энергичнее. Работа любит идиотов.
Зидан вытряхнул карман, бросая на пол горсть бумажек. - Это тоже уберёшь. У тебя отлично получается, ты нашёл своё призвание.
- Работа слово греческое... Вот пусть греки и работают, - бросил я хмуро. - А вам Зиданчик желаю пойти к глубоким ебеням.
Настроение моментально испортилось.
- Не вопрос, дорогу покажи абориген.
- На пальцах объясню. Средний ,знаешь?
Зидус хохотнул и ничуть не обидившись, трусанул по направлению ко мне.
- Харе убиваться, партизан, самый энтузаист что ли? Бросай это мокрое дело, пошли покурим, всё равно никто проверять не станет.
- Ты это моей мастачке скажи. - Я с остервенением плюхнул швабру к стенке и выпрямился, понимая, что злюсь.
- Чего доебался - то?
   - Дело есть. - Зидан вопросительно взглянул на Сана, который с задумчивым видом изучал горсть бумаги на полу.
- К твоему другу. Как его зовут кстати.
- Ээээ, ты о ком? - с моего лица смело можно было рисовать картинку в комиксам.
- Да этот... меченный, что к тебе приходит, - терпеливо пояснил Зидан и полоснул рукой по лицу, показывая шрам Вольха над бровью.
- Ты о Вольхе? - Я недоуменно вскинул брови, очевидно став ещё тупее, чем выглядел, потому что Зидан уставился на меня словно заворожённый.
- О твоём друге, - Саня подошёл и взял Зидана за воротник, разворачивая назад
- Насрал - убери. Заодно полы помоешь. Поупражняешься.
- Эй, Сан, ну, ты чего? - Зидан моментально взвился.
- Убери! - тихо сказал Сан, с лёгким нажимом, улыбнулся безобидно. - Швабра там.
Это было шуткой. Очевидно. Потому что Зидан сдулся, хохотнул, сделав вид, что всё по приколу, начал острить.
Саня повернулся ко мне, не обращая на Зидана никакого внимания. Я изумлённо хлопал глазами, пытаясь вникнуть: С чего бы это мне такие любезности?
- Я хочу поговорить с твоим другом Вольхом. Ты не против нас свести?
- Эм, ну - Я замялся, судорожно прикидывая, зачем им понадобился Вольх.
- Всё в порядке, Никита, - улыбнулся Саня безмятежной, мягкой улыбкой и разом развеял все мои сомнения. - Просто он здесь в городе, имеет знакомство с одним нужным мне человечеком и сможет помочь, если согласиться. Не за так разумеется. Поэтому и хочу пообщаться.
Звуки которые я издавал трудно было принять за членораздельную речь, но кажется я согласился.
   Прямых причин для отказа не существовало. Да и если честно, я подозревал, что пошли я Сана в задницу, он сможет устроить мне очень неприятную жизнь с позиции этой самой задницы. Нарываться на неприятности самостоятельно, я конечно умел, но при возможности старался этим не заниматься.
- Покурим? - предложил Сан, кивая на подсобку. Отказываться было неразумно.
- Я не курю, - со вздохом заметил я. - Бросил недавно.
- Похвально. Составишь мне компанию - "утешил" Саня. Или рвёшься помочь Зидану?
- Угу. Спешу и падаю. Пошли.
Перспектива получить мокрой тряпкой по башке. (А от разозлённого Зидана вполне могло статься ) меня совершенно не вдохновляла, и выбирая из двух зол меньшее ( или в данном случае менее безобидное ) я предпочёл посидеть с Малиным. Тем более если говорить начистоту, конкретно его общество, меня нисколько не напрягало, скорее наоборот.
   Сейчас устроившись на подоконнике, не боясь испачкать свои дорогущие брюки, Сан неторопливо курил и смотрел в окно с привычно отрешённым видом.
   Недавно Сане исполнилось девятнадцать. Он был старше меня на два года.
   У меня день рождение весной, а учитывая, что прошлой осенью мы поступили, семнадцать, мне должно было стукнуть через пару месяцев. В школу я пошёл в шесть, Саня в восемь.
   Несмотря на распахнутые окна, в подсобке было тесно и душно.
   Когда - то помещение являлось школьным туалетом, но постепенно училище расширилось, перестроилось, комнату использовали для хранения инвентаря, а старые унитазы никто так и не удосужился убрать. И теперь всё пространство было заставлено вёдрами и тряпками, эксплуатируемыми уборщицами и провинившимися учениками. По вечерам лицей мыли технички в синих халатах. Днём же трудовое рабство отрабатывали исключительно мы. По мнению мастеров это должно было приучить юных распиздяев к порядку и соблюдению чистоты.
   Мы расположились в подсобке и Саша молчал.
   А я рассматривал его украдкой и совершенно не понимал, что он забыл здесь?
   Высокий, изящный, широкоплечий - совершенно не похожий на нас всё ещё тощих и субтильно сутулых подростков. С длинными волосами, подстриженными стильными прядками спереди, а на затылке стянутыми в хвост - причёска явно просящаяся на экраны кинозалов. У Сани были ухоженные аккуратные руки, и присмотревшись к ним я прифигел осознав, что он даже маникюр делает. Ну не могут быть ногти настолько идеальными. Сан повернул голову, поймав мой рассматривающий взгляд, улыбнулся подбадривающее. Красивый сцуко.
   Я и сам не заметил, что любуюсь им, причём без всякой задней мысли.
   Оживший портрет Дориана Грея. Изящные черты лица, аккуратный прямой нос, полные губы, и потрясающие глаза невероятного асфальтового оттенка: внимательные доброжелательные. Чёрные волосы с лёгким признаком пепельности свойственной шатенам, и мраморная кожа, тоже идеальная. Ни веснушки, ни прыщика, ни хотя бы голимого шрамика для приличия. По отдельности его черты не казались идеальными, но складываясь вместе, они придавали его лицу, что - то особенное, выдающее в нём породу. Харизму? Магнетизм? Есть люди рождённые для того что бы править. Саня относился к этой категории, хотя это трудно передать словами. Он напоминал аристократа. Принца по ошибке оказавшегося среди людей, которые условно считались ниже его по положению, по социальному происхождению, по манерам. Да. Наверное, это странно, но у Сани присутствовали манеры. Особенная выделяющая среди других вежливость, сдержанность, такт. Он мог сказать любые слова, любое оскорбление, и из его уст оно не воспринималось обидным. Я вспомнил ту девушку из кабинета английского. Он назвал её шлюхой, а она восприняла это совершенно нормально. В последствии я не раз видел их общяющимися. Вот я бы убил за такое. Честное слово.
Наверное, на моём лице, что - то отразилось, потому что Сан неожиданно усмехнулся, наклонил голову, рассматривая меня в ответ, и я покраснел. Сам не знаю, отчего краснею, под этим снисходительным ласковым взором. Так смотрят на хомячков или забавных зверьков, которые очень нравятся хозяину и которым прощаются любые выходки именно потому что это же зверюшка, какой с неё спрос. Это "открытие" меня неприятно заалело. Мне казалось, мы были пусть не друзьями, но Саня уважал меня. А сейчас он смотрел ...Не знаю как. Смотрел и улыбался.
   - Я тебе что, клоун? - буркнул я недружелюбно наклоняя голову, как обычно делал это всегда готовясь нарваться. - Чего уставился?
Хотя кто бы говорил. Минуту назад, я проделал в нём внушительную дыру глазами, вот только Сану даже не пришло в голову отметить этот факт.
- Прости. - Саня спохватился и вскинул ладонь, в этом своём привычно примиряющем жесте.
- Просто вспомнилось, как мы учились. Ерунда всякая в голову лезет.
Саня говорил совершенно беззлобно, как говорил всегда, и от этого моя злость моментально растаяла.
- Что за ерунда? - спросил я расслабляясь и в очередной раз задаваясь вопросом, почему я упорно отталкиваю дружбу Малина? Ведь это удивительная редкость, когда рядом с кем - то из человеческим индивидов, ощущаешь такое вот умиротворённое спокойствие, энергетическое приятие.
- Неважно. Ерунда она и есть ерунда. Залезай. Хватит пол полировать.
   Сан подвинулся, освобождая место на подоконнике.
   - Мда, умеют у нас здания проектировать, прямо как по заказу, - ухмыльнулся Сан с пахабной усмешечкой. - Ты в курсе, что напротив окна женской раздевалки? Я бы дежурил и дежурил, такое зрелище.
- Гонишь? - Я недоверчиво подошёл, подтянулся. Подоконник располагался высоко, и для того что бы залезть пришлось подпрыгнуть. Сан подхватил меня за торс без усилий подтягивая, поднимая. Я охнуть не успел, как оказался сидящим к нему спиной с ногами на подоконнике.
- Смотри. Не туда дурачина, направо. - Сан с лёгким смешком, развернул мою голову в нужном направлении и...
Какие к чёрту окна женской раздевалки?
   Я покраснел так, что слово алый стало жалким синонимом на фоне моего пылающего лица. Саня дружески обнял, прижав к себе покрепче, чтобы не свалился ненароком.
   А я очевидно переобщался с Вольхом. Растерялся, не представляя как на это реагировать. Слишком близко. Из ушей у меня разве что пар не повалил.
Саня, очевидно планируя добить, слегка наклонился. Его дыхание щекотало мне ухо, когда доверительным тоном он принялся рассказывать, как открыл это место ещё в начале учебки. Полы он ясно же не мыл. Случайно забурился, разыскивая местечко потише.
   Саня говорил и говорил. Как будто кто - то развернул кран, и меня затопило фонтаном его мягкого доброжелательного голоса. Раньше мы никогда не общались вот так, наедине, без посторонних.
А Сан рассказывал про родителей, про то, что они часто бывают в разъездах, про множество вещей, о которых нельзя было вот так на гора вываливать малознакомому парню, который пусть и был его одноклассником, но не общался с ним.
   От Сани исходил аромат. Тонкий, особый, похожий на очередной стильный штрих призванный завершить и подчеркнуть образ.
А когда - то Саня пах совершенно по другому, конфетами и карамелью, сладостью, детством. Это воспоминание накрыло меня, всплыв из уголка памяти, и я не помнил откуда оно пришло...
Кукольное лицо, с огромными серыми глазами, волосы склеенные леденцовой патокой, зарёванные грязные щёки, перемазанные розовыми подтёками чупа - чупса, который я ему отдал, непосредственно вытащив из собственного ротешника.
Собственный строгий голос.
- А ты точно не девчонка? Да не реви, ты. Смотри, я тебе сейчас фокус покажу.

Воспоминание пришло и растаяло как вспышка. Детство давно прошло, мы выросли. Саня больше не был чудесной принцессой, в которую я кажется когда - то был тайно влюблён. Чего только не бывает в детстве.
- А в Англии часто бывает сыро. Мне там не понравилось. Правда, по - своему красиво тоже.
   Я почти не слушал, о чём он говорит.
   Краснел и не знал, куда деть себя от неловкости и дичайшего смущения, оказавшись в щекотливой ситуации. Сану похоже в голову не приходило что у кого - то могут возникать запарки по данному поводу. Разумеется запарки возникают только у тех кто париться. Саня не парился. А попасть впросак выставляя себя озабоченным дебилом в глазах Сана, мне очень не хотелось. Ему - то подобные мысли даже в голову не приходили. Он абсолютно непринуждённо обнимался, болтал, рассказывая о путешествии.
   А я сидел скрюченным сперматозоидом, упираясь кроссами в стену, боясь пошевелиться и старательно с выражением барана, пялился, в окна женской раздевалки, которой нихрена не увидел, не в состоянии оказался разглядывать, раздавленный собственной рефлексией по поводу насколько происходящее допустимо, и с каких пор меня оно стало напрягать?
   Да гробу я видал эту раздевалку и этот чёртов подоконник.
   Подозреваю, уши мои полыхали не просто малиновым, багровым пламенем.
   Пиздец, я в жизни так не позорился.
И это был первый раз, когда я обрадовался появлению громыхающего вёдрами, раздражённого Зидана.
- Закончил, - объявил мой товарищ, распахивая дверь, и вывалил челюсть пялась на нас, словно увидел что - то странное. Угу, как я его понимал
- Молодец, - похвалил Саня, как если бы похвалил собаку, и плавно соскользнул вниз, подхватывая меня, потому что оказавшись без поддержки, я попросту завалился назад и спикировал с подоконника. А так не спикировал, повис наполовину удерживаемый руками Сана, созерцая его лицо снизу вверх.
- Земля притягивает, Никитос? - иронично заметил Сан и аккуратно стянув, поставил на ноги, фиксируя в горизонтальном положении.
   - До вечера - сообщил он выходя, попутно подбирая челюсть Зидана и уводя его за собой.
Да уж притягивает. Манит я бы сказал, испытывая желание сесть на задницу и посидеть минутку в ахуе. Кстати про землю было правдой. В школе я постоянно умудрялся наебнуться на ровном месте. Уж не знаю, почему так происходило. Но Саня это запомнил похоже и теперь привычно подъебнул.
  
   - Не было печали - называется, - болтал я, за обе щеки уплетая приготовленный Вольхом ужин, делясь событиями дня и рассказывая о странной просьбе Сана.
Глаза Вольха прищурились, в задумчивости.
- Нужна помощь говоришь? - неожиданно он показался мне удивительно взрослым. Когда он открыл дверь, встречая меня с порога поцелуем, который я принял со вздохом покорности неизбежному, я не упустил случая постебаться над его видом. Коротким фартуком и банданой на голове. Вольх мастрячил пельмени. Пиздец. Не увидел бы не поверил, но как выяснилось с готовкой, этот парень управлялся на зависть всем поварам.
   Но сейчас в этом забавном виде, он не казался смешным, скорее наоборот. Широкие плечи рвущие рубаху на развороте, золотая цепочка небрежно скользящая по шее. Я зацепился за неё взглядом, и подмигнув Вольх принялся кормить меня сметаной с ложки, забавляясь этой игрой.
   Если бы не билеты в кино и свидание обещанное Нике, думаю, ужин вполне мог плавно перетечь в завтрак. По чесноку, не имел ничего против. Дорвавшись до секса, я хотел продолжать. Не уверен, насколько морально оказался готов к этому с парнем, но то, что мы делали с Вольхом...
   Да у меня весь день хуй ныл от одной мысли о вчерашнем...А стоило вспомнить некоторые подробности. Не знаю, как пережил день не дрочивши. Может поэтому так и отреагировал на присутствие Сани за спиной.
Секса хотелось безумно. Но одновременно с этим, меня страшило узнать, насколько далеко я способен зайти в своём желании. Обычно людям оказывается нелегко принять мысль о своей ориентации, но стоило приоткрыть некий барьер и я не видел смысла отрицать очевидное в самом себе. Ласки Вольха не оказались мне неприятны, с точностью до наоборот и именно это открытие поразило до глубины души. Анализируя собственные чувства я не мог сказать, что это любовь...Не то, чтобы я ждал от любви чего - то особенного. Нет. Просто...Просто мне казалось, что встретив своего человека ошибиться невозможно. Не знаю по каким физическим, химическим, и прочим моральным параметрам происходит эта идентификация двоих, но должно же внутри человека присутствовать некое чутьё. Внутреннее определение, что это твоё, настолько твоё, что разделиться невозможно, всё равно что вырвать и убить половину себя. Вот только по всем признакам выходило, что это ошибочное определение. Вольх свято уверен, что я это его. И никаких гвоздей. Мы тупо созданы друг для друга...Вот только я так не считал. Более того, не испытывал ничего подобного. А он испытывал. Болел. Мучился. Может все люди чувствуют по разному? Допустим у одних порог боли выше, у других ниже...И с эмоциями происходит тоже самое. Кто - то переживает и воспринимает мир очень остро, а кому - то не дано. Прагматик, хули.
   Я принял душ, предварительно закрывшись на защёлку в целях безопасности. У меня стоял, а что говорить про Вольха? Парень просто грозился протаранить хуем дверь, если я немедленно не открою и не отдам, хотя бы малую часть себя. Я честно обиделся на малую. Не такая уж и малая между прочим. И не открыл.
   Настроение сделалось совершенно улётным. Я даже принялся петь, переодеваясь в одолженную Вольхом рубаху. Вольх может и был повыше, но не настолько, чтобы я не мог свободно таскать его вещи. И это меня безумно пёрло, потому что гардеробец у Вольха оказался из разряда: Есть где разгуляться.
   После вчерашней ночи, как - то само собой получилось, что на мой сетующий вздох: Блин, шмотки потом провоняли! Вольх молчком распахнул шкаф, предоставляя возможность закопаться. Я и закопался. Бегая с полотенцем на бёдрах от зеркала и обратно, выбирал, что нибудь прикольное, пока Вольх мыл посуду и занимался уборкой на кухне.
- Так, не нравиться мне этот настрой - заметил он, появляясь в дверях. Сграбастал за торс, сдёрнул полотенце и отвесил лёгкий шлепок по заднице.
- Это ж для кого ты наряжаться собрался, противный, ммм? - Губы Вольха деловито прошлись по моей шее, в то время как руки вовсю по хозяйски щупали задницу и не только её. Я погрустнел.
Не знаю от чего, но загрузился моментально. Вольх вскинул глаза. Мы отражались в зеркале напротив. И мне не нравилось это сравнение. Вольх мускулистый, смуглый, с жёсткими пепельными волосами и прямо таки убиться захотелось от зависти, волевой мордой лица с которой сейчас бля буду буквально сверкали хищные светлые глаза. И я - мелкий, похожий на тощую бледную моль по ошибке отполированную загаром; с лёгким рельефом, который мне бы польстило назвать мышцами, но слишком мало на теле было мяса, скорее просто жилистый. Откормить меня как следует и я бы даже не уступил Вольху, но сейчас на фоне Вольха я смотрелся никак, и это было досадно.
Зелёные глаза на пол лица, оленёнок бемби бля отдыхает, светлая чёлка во все стороны, длинные ресницы. Чёрные. На фоне светлых бровей. Видимо вылепляя меня, природа сама испугалась и решила отдохнуть.
- Бля, ты в курсе, что охуенно красивый, Ник? - Вольх прошептал это с таким благоговением, что стоящее напротив в зеркале голое чмо изумлённо захлопало глазами с самым идиотским видом.
- На девочку похож, - прибавил Вольх с нежностью целуя в плечо. После этих слов, я размахнулся и от души ему пизданул локтем, заставив согнуться и с задушенным кашлем пообещать, урыть меня полудурка.
  
   На свиданку я пошёл экипированный вещичками Вольха. Джинсы правда были великоваты, но широкий ремень с заклёпками в котором рукодельный Вольх аккуратно пробил шилом две дополнительные дырки, решил эту проблему, рубашка сидела как на картинке. Я даже уложил волосы гелем, чем вызвал ещё один припадок ревности и обещание подстричь и спрятать в шкафу, что бы любоваться в одну репу и чахнуть как Кощей над златом. Честно говоря, мне было смешно. Вольх вообще при желании, мог рассмешить даже кирпич, и придя на свиданку, я себе реально нравился. И Нике похоже тоже. Увидев нас молодых и невъебенно красивых, девушка расплылась в довольной улыбке и представила свою подружку Настю - симпатичную шатенку, не особо уступающую Нике, что немного примеряло с действительностью.
   Настя ясен пень, предназначалась мне, в то время как, по мнению Ники, Вольх выиграл супер приз. Впрочем, увидев меня лапу, Ника явно засомневалась, а не промахнулась ли она. Я ехидно ухмыльнулся, улыбкой проголодавшегося крокодила, решив вылезти из кожи, но соблазнить её подружку, в то время как Вольх погрозив мне кулаком, с покорным вздохом отдался во власть атакующих.
Нам было весело. До начала сеанса оставалось пол часа и стоя на ступеньках кинотеатра, среди толпы ожидающих, мы ржали и упражнялись в остроумии.
А затем на стоянке остановилась бмвуха чёрного цвета и ...
Челюсть моя плавно отпала. Из неё выбралась "трио"
Наверное, всё началось именно тогда.
   А возможно всё началось в тот день, когда я пришёл к Вольху, и выслушав признание в любви остался, и позволил отношениям, хотя можно ли это назвать отношениями? зайти настолько далеко.
   Когда Саня, двигаясь чуть позади, привычно засунув руки в карманы, и его шестёрки, Зидан и Лён, поднялись по ступенькам, девочки наши плавно начали уходить в нирвану. А мне оставалось только сжать кулаки и мысленно пообещать Сане, что я ему это припомню. Как бы объяснить, не особо разбираясь в предмете?
Наверное, в сознании каждой девчонки живёт некий шаблон золушки ожидающей принца. А те, кто нибуя не ждут, всё равно представляют в сознании определённый "сильный" образ с позиции времена и нравы не выбирают. И вот два долбаёба - мы. Пусть симпотные, юморные, уверенные в себе, но мы - представители некоего среднего класса. Парни, всего имеющегося в наличии бабла которых, хватит разве что на посиделки в Теремке или поход в Мак. И если Вольх в этот отношении, считался самостоятельным, он не только учился в универе, но и работал по совместительству техником, то у меня финансы по жизни пели романсы.
   Денег не было даже не грёбанную гвоздичку для Ники. Разумеется на пиво и сигареты, если бы я не бросил курить, мне бы хватило. Это как бы святое.
И вот из машины выходят эдакие "хозяева жизни".
   Молодые волки. Сытые, наглые, уверенные. На лобешнике Зидана висит табличка "Бандит", Лёну эту табличку вешать и вовсе без надобности, своей акульей, хотя и приятной на первый взгляд мордой лица, он смело мог пугать старушек в автобусе, если бы катался в общественном транспорте. Оба в кожанках, на ногах гриндерсы. Штаны Зидана красиво лепят подтянутую задницу, Лён предпочитал репперский прикид. И позади Саня: ухоженный, стильный, и на первый взгляд даже невзрачный, в отличие от кричащих, давящих на глаза крутизной невъебенной, шестёрок.
Саня вообще по жизни, умел выглядеть скромно и незаметно.
   Чёрный тренч, аккуратные брюки, элегантный шарф.
   Джинсы Саня, похоже вообще никогда не носил, очевидно считая ниже своего достоинства. На носу стильный очёчки в тонкой золочёной оправе. Стоящие наверное дороже чем весь наш с Вольхом прикид вместе взятый.
- Здоров, Никитос!
Не люблю Зидана за привычку распускать руки. Нет бы нормально поприветствовать, так ему непременно понадобилась содрать меня со ступенек и начать делать "нулик" на голове, выкручивая волосы. Со стороны это выглядело демонстрацией дружеских близких отношений, но в гробу я видал такую демонстрацию. Подозреваю, Зидан это намеренно делал, чтобы позлить и унизить меня.
В отличие от него, Лён поздоровался обычным способом, без обезьяньих ужимок. Дружески поприветствовал напрягшегося Вольха протянув ему пятерню.
   Вольх поколебался долю секунды. Я внезапно понял, что он из тех, кто запросто сможет послать нахуй, и сообщить что западло ему ручкаться. Но решив, что нам не нужны неприятности. (а эти вылезшие из машины ребята были теми, кто мог их обеспечить,) Вольх пожал. А Лён отбив меня у Зидана ( за что ей богу заслужил благодарный взгляд ) от души потряс мою лапищу, попутно осведомившись "Как оно"?
Саня стоял позади балагана. Он так и не вынул руки из кармана.
Лён и Зидан начали базар, обмениваясь ничего не значащими фразами, и как - то активно вступая в беседу с девушками и со мной. Позже Вольх скажет, что это называется грамотная разводка лоха, когда тебя вовлекают в разговор из которого сложно выйти не зная определённых приёмов. Вот в этот момент я ощущал себя именно таким чепушилой лохом. Неприятное чувство. Нас с Вольхом очень тонко и как - то ну совершенно незаметно опускали ниже плинтуса в дружеских подначках и подколках. И вроде бы всё безобидно, но в то же время присутствует неуловимый прессинг.
- Слушайте, что вам надо, а? - Меня можно давить до определённого момента. Потом я взрываюсь и не думая о последствиях, лезу в драку.
   Никогда не позволял унижать себя, ни в школе, ни в лицее, ни сейчас. Наверное, в этом отношении я был таким же как Вольх, потому что, ощутив мой настрой, Вольх как - то очень лениво и небрежно поинтересовался из какого зоопарка вылезли мои так называемые друзья. Зидан моментально забыковал, но по ступенькам поднялся Саня.
До этого он просто скромно молчал, отираясь в сторонке и застенчиво улыбаясь. Не знал бы - поверил. Очки слегка сползли на нос, придавая лицу Сани, что - то детское. Длиннющие ресницы. Внезапно он напомнил мне того первого Саню Малина, первоклассника похожего на девочку. Кукольную принца. Хрупкого, уязвимого, удивительно безобидного. Когда я был маленьким, я называл его принцессой.
   Про себя разумеется. И Сане не стоило об этом знать. Намекни я ему, и за такую насмешку он бы меня одним подзатыльником нахрен пришиб. Я умел махаться и делал это вполне неплохо. Возможно, доведись столкнуться, сумел бы выстоять, против нынешнего Зидана...Сан мог уделать Зидана за пару минут.
   Об этом мало кто знал. Но я знал точно. Подсмотрел однажды вечером, когда они, пользуясь отсутствием народа, решили поспарринговать в спортивном зале училища.
   Широченный качок Зидан, летал по полу огромным щенком, исключительно на своей амплитуде движений. Саня двигался плавно, мягко, неспешно, словно танцевал, но каждый лёгкий уход, разворот, толчок, молниеносная комбинация атак и подсечек, заставляли Зидана вспахивать маты носом. Кажется, он не смог нанести Сане ни единого удара. А может и нанёс. Я поспешил убраться оттуда прежде, чем меня заметили. В целом о том, что Сан со спортом дружит и даже ходит на какие - то единоборства, в классе знали все, но насколько он с ним дружит, я имел возможность лицезреть собственными глазами. Поэтому, и предпочитал не связываться с Саном по мере возможности, а может быть, именно поэтому вообще не лез в их дела. У меня просто не было шанса в них залезть. А повторять судьбу охранника отдыхая со сломанными рёбрами в больничке, очень не хотелось.
Саня поднялся по ступенькам, на ходу вынимая руки из карманов, и пространство сразу раздвинулось, очистилось, потому что Лёха и Зидан отступили по сторонам, затыкаясь. Сан заговорил, вежливо, просто убиться, можно было, насколько вежливо и тактично. Представился. Умудряясь общаться так, как, наверное, никогда не будет дано нам, простым смертным. Разом одновременно со всеми и в то же время не выделяя никого, но каждого одаривая порцией внимания, зная, что сказать, как сказать, с какой интонацией, давая абсолютно всем присутствующим почувствовать свою исключительную значимость и особенность в его глазах.
   Саня вёл, как умелый дирижёр оркестра, и всё, что было до этого в исполнении Лёна и Зидана, выглядело бездарной жалкой пародией, неумелым подражанием.
   Сейчас на сцене выступал маэстро. Когда Саня закончил исполнять первое соло, распорядившись с окружающими по своему усмотрению, ( никому даже в голову не пришло возразить, или счесть это давлением. ) - мы неожиданно стали обладателями лучших билетов в ложу. Саня, по его словам, оказался здесь ну совершенно бля по случайному стечению обстоятельств. Потому что его родители решили посмотреть именно этот фильм, "ога, галопом прямо через всю Европу рвались". Но в последний момент отказались. Да ну? И вот Саня, ощущает себя совершенно по дурацки глупо. Потому что на его имя забронирована вся ложа, а идти не с кем. И мы его безумно выручим приняв приглашение.
   Всё происходило как - то естественно, непринуждённо, само собой.
   Вольх хмурился и напряжённо смотрел на меня, спрашивая взглядом: "что происходит?" Я ответил абсолютно беспомощным выражением. Самому бы понять.
   В конце концов, мы решили не париться. Это удавалось с трудом. Совершенно очевидным оказалось, что наших девчонок корова в виде Лёна и Зидана - слизнула языком. Парни откровенно разводили Нику и Настю, предлагая продолжить общение после кино и затусить на дискач в клубе, дабы отметить знакомство и повеселиться.
   Понятное дело, по - умолчанию, это подразумевало и наше присутствие. Не знаю как Вольх отреагировал на подобную подставу, но лично я, никому передавать своих девушек не собирался. Может девчонки и не против сменить компанию, взяв ранг повыше, но я пришёл с ними, а значит автоматически нёс ответственность за возвращение домой в целости и сохранности. И бросать их, оставляя наедине с этими аморальными уродами - не имел права, конкретно перед собой. Так что желают они или не нет, кое - кому придётся смириться и подвинуться.
   Саня вышел на перекур, естественно пригласив Вольха составить компанию.
   Они скрылись в фойе, а я тихо стервенея и накручивая себя, в понимании, что дискача не будет "ога, ща его заменит вполне весёлый мордобой", - остался изображать фикус. Расположившись позади Ники, только что крысло не изгрыз, слушая тупые шутки Зидана, и наблюдая вялые заигрывания Лёнчика с Настей.
   Когда парни наконец соизволили вернуться, на экране вовсю разворачивались первые широкомасштабные действия.
   Сан по - прежнему мило и добродушно улыбался, а Вольх...
   Вольх явно нервничал, но в то же время выглядел неожиданно воодушевлённым. Мне это абсолютно не понравилось. Ни эта натянутая весёлость, ни неожиданное изменения поведения в отношении к Сану. Словно за полчаса беседы, они не только сумели найти общий язык, но и подружились, оставшись вполне довольные друг другом. Вольх не заискивал перед Саней. Он вообще по жизни не признавал авторитетов и болезнь подобострастия, которой заражались многие в общении с Малиным просто не коснулась его, но тем не менее, что - то в его взгляде изменилось, появилось уважение. Не знаю, что именно меня взбесило в этой переоценке ценностей. Я злился на Саню, саму ситуацию, бесился из - за девчонок...А Вольх, словно встал на его сторону и этим как бы предал меня...По детски конечно. Но я ожидал, что он меня поддержит.
   Ога, продемонстрирует неприязнь и в морду даст. Вот такой я эгоист. Может это ревность проснулась? Хрен знает, как она вообще выглядит. Как злость и раздражение? Или обида?
   Я почти не смотрел фильм, демонстративно устроившись, между Никой и Лёном на первом ряду. Не собирался пересаживаться, в голову бы не пришло, но Сан очень предупредительно заметил, что мне, наверное неудобно сидеть вместе с ними и отвлекаться на чужие разговоры.
   Вольх поймав мой взгляд, неуловимо кивнул, давая понять, что солидарен.
   Нужно ли говорить, что это стало последней каплей в чаше переполнившегося терпения? Фильм оказался забыт. Единстенное о чём я думал, "абзац приходит незаметно". Если Воль поддержит, в чём я сильно начал сомневаться, махач будет жёсткий. Собственно говоря, я ждал только повода. Но повода к моему огорчению не предоставлялось.
   С правой стороны сидела Настя, с левой Зидан.
   Вольх и Саня мирно устроились подальше и полностью ушли в свой диалог, обрывки которого не представлялось возможным уловить, слишком громкой оказалась озвучка кинофильма. Грохот и сцены баталий временами лишали возможности слышать самих себя, не говоря о посторонних.
   Сказать, что я пожалел о своём легкомысленном согласии их свести? И сводить не пришлось. В сценарии Сани, моё участия совершенно не требовалось, скорее косвенное присутствие по умолчанию, но в благословлении он определённо не нуждался.
   Наверное внутри, я мог бы продолжать бухтеть ещё очень долго, но сам не заметил, как увлёкся просмотром, неожиданно для себя уйдя в развитие событий на экране и полностью отключившись от происходящего.
   Очнулся, лишь ощутив, ладони Вольха на собственных плечах. Перегнувшись он совершенно беспалевно обнял меня со спины, спросив ласково:
- Как фильм? - Почти выдохнул в ухо.
- Норм.
   Я покраснел, начиная улыбаться, совершенно рефлекторно подавшись назад, испытывая желание прижаться, потереться загривком. Моментально оттаял, понимая, чем мы займёмся сегодня после просмотра. Я вообще мгновенно отхожу. Повернулся и ...Похолодел изнутри, боковым зрением заметив, напряжённый странный взгляд Сани.
   Все сидели пялились на экран, а Саня смотрел на нас. На меня, на руки Вольха собственически расположившиеся на плечах. И вновь в его глазах читалось это непонятное, но уже виденное мной раньше выражение.
   Именно это выражение Брезгливость? Злость? Досада? Не знаю, почему мне каждый раз становилось стыдно и неловко от этого взгляда. Словно я сделал что - то плохое и уронил себя в глазах Сашки.
   - Мне уехать надо, - сообщил Вольх, не замечая, что на нас смотрят. - Не обидишься?
- Что прямо сейчас? - Я резко развернулся к нему целиком, моментально забыв про Сана. И пользуясь случаем, Вольх украдкой, совершенно незаметно в полумраке, мимолётно коснулся моих губ, обжигая дыханием.
- Да. Извини, дела нарисовались.
Он порылся в кармане, помахав перед глазами брелоком с ключами от квартиры. - Держи. Вернусь послезавтра.
- Ты же никуда не собирался... - Я машинально взял ключи, запихнул в карман.
- Так получилось. - Вольх незаметно нежил пальцем мою шею под воротником, смотрел извиняющее, и чуть виновато.
Зидан и Ника зашикали на нас. На экране шёл интересный момент, а мы мешали смотреть. Я мотнул подбородком в сторону выхода. Мы поднялись и вышли в коридор.
- Это как - то с Саней связано? - спросил я напряжённо, пока мы спускались по ступеням в фойе, минуя многочисленные ряды плакатов. Бессмысленный вопрос. Ответ я знал. Вольх беззаботно отшутился, посмотрев на меня с искренним удивлением, но что - то в его глазах подсказало: врёт.
- Да нет. Там своя тема. Просто пока трепались, на мобилу звонок пришёл. У другана тёрки возникли. Решить надо.
   - Я могу помочь?
   - Нет, Ник. Это чужое личное. Без обид.
   - Да какие обиды? Всё нормально. Езжай.
   Я почти не соврал, позволив себе поверить в объяснение, но... Неприятный осадок остался. Вольх бросал меня в очень неподходящий момент, оставляя в компании, мягко выражаясь неблагонадёжной. И в отличии от него, уйти я не мог.
   Мелькнула мысль вытащить Нику на пару слов и открыть ей глаза на некоторые вещи,. Объяснить, что рамсить с Зиданом и Лёном опасно, что не закончиться это всё так целомудренно, и пристойно, как она рассчитывает. Что взрослые, изголодавшиеся парни не пропустят момента пристать к двух хорошеньким девушкам, потому что они вообще с нормальной позиции похоже девушек не воспринимают, и вся это показная любезность и галантность слетит в единым миг когда ребятам захочется секса, а Ника с Настей возможно будут думать по - другому.
   И в этот раз я не был уверен, что Сан придержит своим амбалов. Не знаю почему. Может действительно с моей стороны оказалось глупо игнорировать этих отморозков так долго, но сейчас я чётко понимал, что не имею здесь никакого реального влияния и Вольх нужен мне как никогда. Возможно, если всё не закончиться хорошо, придётся драться. И если час назад при наличии поддержки, эта идея воспринималась заманчивой, сейчас она представлялась откровенным самоубийством. Впрочем, похуй.
Когда я возвращался в ненавистное тесное пространство ложи, зубы мои сжимались, заставляя желваки играть на скулах, а подбородок выдвигаться вперёд.
   Мне не было обидно, что Вольх свалил, оставив меня одного. Форс - мажоры у всех случаются. Обидно оказалось понять, что он не доверяет мне. Не считает возможным посвящать в свои дела. И это реально взгребало. Взгребало так, что если Зидан или Лён попытаюстя спровоцировать, реально нахуй всех поубиваю, срывая злость. Даже если буду выглядеть дебилом лезущим не в своё дело, но Нику и Настю с ними не отпущу.
   Думаю, попроси я Вольха остаться, он бы плюнул на всё, и остался. Не смог попросить. Я не считал себя гордым, но.... Походу, именно эта черта характера, часто оказывалась движущей силой поступкой. Открыть рот в данной ситуации представлялось унизительным. Я чё не пацан что ли? Справлюсь.
   Я мирно распрощался с Вольхом в фойе, оставив друга благополучно пребывать в наивном заблуждении, что всё под контролем. На мгновение, правда не смог совладать с обидой, позволяя паскудной гримасе заползти на лицо, и тут же озлился на себя, понимая: рву Вольха напополам.
   Догадаться, о том, что я на самом деле думаю по поводу происходящего, представлялось несложно. На моём лице все эмоции обычно легко читаются, ибо написаны там, большими жирными буквами. Я даже толком врать не умел, моментально палился собственной виноватой мордой. Но... В данном случае, лучше честно признаться, что буду скучать, чем изобретать причину, почему у меня не получиться это сделать.
   Я вздохнул, на корню обрубая любое "дерьмонытьё". Обнял Вольха и быстро лизнув в ухо на прощание. Не хватало только стать кормом для глаз посторонних. Отстранился.
   - Когда освободишься, позвони. Лады?
- Позвоню. Я быстро Ник. Не успеешь соскучиться. Завтра вечером буду дома.
- Вот и договорились. Дерзай мачо.
   Я шутливо салютнул, с бодрым видом вставив парочку подходящих острот насчёт того, что не ревнивый, но за яйца подвешу.
   Мы ещё пару минут пораспинались, а затем Вольх вышел и растворился в ночной темноте, ловя такси.
Интересно, что Саня ему предложил?
  
   - Ник, может хватит себя накручивать? Ты себя в зеркало видел? Терминатор нервно курит.
   Я сам не заметил, что плюхнулся на сиденье рядом с Саном, хорошо, не на него. Сел позади скрипя зубами, потому что отсюда был хороший обзор и отлично было видно, что рука Зидана обнимает Нику за плечи, и Ника улыбается ему, и они мило подшучивают вполне друг другом довольные. А вот Лён лапал Настю за задницу и девушка ёрзает и краснеет и не знает, как это прекратить, потому что Лён сидит с самым непричастным лицом.
- Ога, и сейчас он сделает айл би бег. Скажи, своим уродам, что бы перестали! - Я не знаю, что заставило меня так сказать, но я практически прошипел эти слова, почти в лицо наклонившемуся ко мне Сане, который демонстрируя искреннюю доброжелательность, с фальшивым удивлением заинтересовался, с чего я такой взвинченый. Да так, настроение у меня очень пиздатое. И даже знаю благодаря кому.
- Перестали, что? По - моему всем здесь весело. Кроме тебя.
   Саня даже градус улыбки не понизил. Смотрел на меня с этим снисходительным выражением, азарта. "А что ты сделаешь, Ник?" - читалось в его глазах.
- Может тебе домой пора? - невинно предложил он, выразительно покосившись в сторону обнаглевшего Лёна. - Раз напрягает.
Я прикрыл глаза. На секундочку собираясь с мыслями. Глубоко вздохнул и открыв их в упор посмотрел на Сашку.
- Я сейчас набью тебе морду! - сказал я тихо, так что бы слышал только Саня. - Мне плевать, чем всё закончиться. Можете меня урыть. Но если не прекратишь, начну прямо сейчас.
- Псих, - проговорил Саня с непонятным выражением. Перетянулся через сидение и легонько толкнул Лёна в плечо. - Уймись.
Лён моментально спёкся, выпрямился, продемонстрировал руки, и сел как примерный школьник на уроке с мерзкой ухмылочкой на лице. Настя повернулась к нам и во взгляде брошенным на Саню, прочиталась скрытая благодарность и облегчение. Саня кивнул "Мол всё нормально, рассчитывай на меня".
Я никогда не думал, что мне так остро захочется врезать ему. Впервые в жизни я испытал острое желание ударить Сана. Я бы и врезал наверное, но Саня словно почувствовав, перестал улыбаться и я увидел второго Саню. Того Саню которого наверное видел в нём всегда, и может быть именно поэтому предпочитал держаться подальше.
- Доволен?
- Вполне. Когда закончиться кино, мы уйдём...Одни? - предложил я.
   Саня развёл руками.
- Я кого - то удерживаю? Ты вот прямо сейчас можешь валить. Но ведь не свалишь, верно? - он ухмыльнулся. - Ты уж извини Ник, но пусть девочки сами решат. Хотят они уйти или продолжить веселиться.
- Прекрати это, Сан, - попросил я. - Нахрена тебе проблемы на ровном месте создавать? Ты же ведь нормальный, я знаю.
Со стороны наш диалог мог показаться странным, но он не был странным, сейчас в эту секунду, мы очень чётко понимали о чём говорим. Только я не понимал одного, за что Саня поступает так со мной? Он получил что хотел. Познакомился с Вольхом, и как я понимаю каким - то образом сумел втянуть его в свои дела, иначе бы Вольх не рванул отсюда сломя голову в лихорадочном состоянии словно ему предложили миллион баксов за одну ночь с Анжелиной Джоли, причём в отношении Вольха это выглядело бы вариантом "Кому именно заплатить".
- Нормальный? - Саня улыбнулся - Интересно ты фразы строишь Ник. Из нас двоих сейчас именно ты проблемы на ровном месте себе нагребаешь.... Кто знает, для чего мне это надо...- Он лениво откинулся на спинку кресла, облокачиваясь назад и прислонив голову к плечу повернулся в мою сторону с озорным, каким - то шальным взглядом.
- Может мне повеселиться захотелось.
- Вот и повеселись один. Мы тут причём? - буркнул я.
   - Ник, да расслабься ты уже, а? - тоскливо протянул Сан. - Завязывай из себя камикадзе на бруствере изображать. Прежде, чем предьявы кидать, ты хоть голову иногда включай на момент соответствия. Смотрю, совсем самолюбие мозги заело. Никто твоих девочек не обидит, разве что сами обидиться захотят. Не первый год вроде общаемся.
   Не знаю как я на это купился. Но стоило Лёну начать вести себя нормально, и с учётом того, что к Зидану вообще было не придраться, (похоже Ника ему понравилась по настоящему, ) я моментально перестал злиться на Саню.
   Без понятия, каким гипнозом он на меня воздействовал, но так происходило каждый раз.
   Вроде доводил, и в то же время, моя злость моментально растворялась и исчезала, сталкиваясь с его мягкой беззлобностью. Похоже, Сана действительно всё это просто забавляло, чисто от скуки. И пока я сидел и бесился, он исключительно развлекался без всякой задней мысли. Особенно его забавляла моя взъерошенная реакция, и строить диалог очевидно надо было, начиная с первой фразы: С чего я так себя накручиваю? Действительно, с чего?
Ведь понятно, ничего плохого нам не сделают. Не позволит Саня ничему плохому произойти. Просто не позволит. Не в нашем с ним случае. То что существовало между нами двумя, было наше, и ни годы, ни отсутствие общения, никогда не смогут это стереть, невидимую существующую нить. Господи, каким же непроходимым идиотом я был.
  
   А когда мы вышли из кинотеатра, Саня повёл. С дьявольской мастерской точностью мгновенно усыпляя все проснувшиеся подозрения, сообщив о том, что имеет честь пригласить нас в клуб. И я рыпнувшийся было домой, в надежде, что мы вроде как бы договорились, оказался любезно отшит от всей компании.
   Саня прямо лучился доброжелательностью, самолично предлагая подкинуть меня до родного подъезда, если я так тороплюсь.
И подозрения Насти робко поддержавшей меня в моём желании ретироваться, были мгновенно растоплены бесхитростным честным взглядом.
- Ник, ты домой или с нами? Решай,- ласково предложил Сан, распахивая передо мной дверь авто. Я смерил его ненавидящим взглядом и молча плюхнулся на заднее сиденье. С которого, тут же был стащен Зиданом.
- Э, нет, партизан. Ты в пролёте. Девушек мы тебе не отдадим -
Меня запихали вперёд, под хохот и шуточки, и я красный и злой, с бешенством смотрел на безмятежную физиономию Сани поворачивающего ключ в замке зажигания, и честно не мог понять: Зачем он это делает? Что с ним случилось? ЧТО?
   Его словно подменили, кем - то другим, совершенно непохожим на отрешённого, спокойного Сана, вдумчивого, внимательного, предупредительного до мелочей. Я его настолько не знаю? А что я о нём знаю? Ничего.
   В спокойного обычно Саню, словно дьявол вселился. Я смотрел на него, и впервые не мог подобрать обозначения для того, что вижу...Откуда эта кривая ухмылка, неуловимый злой азарт и одновременно ледяной металлический блеск в глазах.
   Люцифер считался ангелом света. Сейчас передо мной сидел именно он...Дьявол.
  
  
  
   - Ох и скучный же ты тип, Никитос.
В шумном наполненном народом зале ночного клуба, Сан ощущал себя как рыба в воде. Вольготно, по хозяйски. Чувствовалось, что он часто здесь бывает, в отличие от нас. И сейчас он вёл себя так, как и подобает хозяину. Выбил лучший столик, заказал девушкам напитки.
- Что пить будешь, Партизан? - в его спокойном доброжелательном тоне, я ощущал жгучую насмешку.
- Партизаны пьют водку. - Зидан уже успел поднабраться, пока бегал туда сюда и суетился выполняя распоряжения Сани насчёт заказов и всего остального.
- Минералку! - процедил я. Девушки рассмеялись, как будто это было очень смешно.
- Желание гостя - закон, - изрёк Саня, отдавая распоряжение. В отличие от меня цербером присматривающим за всеми, народ развлекался на полную катушку. Уже через двадцать минут Зидан увёл Нику танцевать, а Лён перестав пахабничать, проехал Насте по ушам, и на следующим медляк они испарились тоже, вызывая у меня идиотское желание вскочить и последовать за ними. Только партнёрши у меня не было, не Сана же приглашать. Поймав мой волчий рыщущий по залу взгляд, Сан прыснул, а затем искренне расхохотался, напоминая мне самого себя, тогда в солнечном кабинет английского, когда увидев что - то совершенно забавное, он давился смехом в кулак. Сейчас он даже не скрывался, позволяя себе смеяться громко, открыто, заливисто.
- Ник, если бы я знал, что ты такой кадр, я бы придумал способ вытащить тебя раньше. Кампай? - он лукаво вздёрнул бокал, я молча взял свою минералку, выпил залпом и скривился от отвратного вкуса.
- С таким тобой Саня, мне честное слово западло пить, - ответил я вытирая рот и даже не думая скрывать неприязни. - Ты мне другим казался.
- Ты мне тоже... - Саня сделал странную паузу, - казался другим, Ник. Давно Вольха знаешь? - он без перехода сменил тему.
Я пожал плечами.
- Тебе какая разница? Ты вот похоже тоже его знаешь. Смотрю рванул после общения с тобой на всех парах, как в жопу ужаленный. Это ведь из - за тебя? Что ты ему сказал?
- Скажем так, у нас с Вольхом появились небольшие дела.
Саня удобно расположившись на диванчике закинул ногу на ногу, рассматривая содержимое бокала на свет. Не знаю, чем он там бухал, но янтарная жидкость с плавающими на дне кубиками льда, предполагала серьёзность напитка.
- Только вот тебя это, друг мой Никитос, совершенно не касается.
Подошедшая официантка сменила наши бокалы.
- Серьёзно? - Я прищурился. - Да мне в общем - то пофиг. Захочу он мне и так всё расскажет.
- Да ну? - Лицо Сани озлобилось. - И давно он тебе всё рассказывает? - поинтересовался мой друг с каким - то желчным выражением.
- Давно. - Я смело встретил его взгляд. Не знаю почему, но неожиданно мне захотелось подразнить Саню. Саня первым отвёл взгляд и бля буду, покраснел, словно школьница которую поймали за неприличным занятием рассматривания порнокартинок.
- Ты хоть знаешь, чем он занимается, Ник? - очередной неожиданный переход.
   В эфире заиграла музыка, сладкоголосый Иглесиас умолял кого - то позвонить в его звоночек и испытать неземное наслаждение. Может быть от музыки, может от того, что в зале было накуренно, у меня начала кружиться голова и голос Сани стал долетать словно сквозь вату, и в то же время я ясно услышал в нём заботу и беспокойство.
- Не знаю. Но узнаю, - пообещал я, ощущая усталость и расслабленность и идиотское желание прикорнуть на диванчике. Прикорнул сворачиваясь калачиком, и ощутил что меня тянут назад.
- Быстро, спёкся, - проговорил Сан, устраивая мою голову на своих коленях, перебирая волосы.
- Не встречайся с Вольхом, Ник. - Сан наклонился ко мне и я ощутил запах виски на своих губах. Сначала запах, потом вкус.
- Он нехорошими вещами занимается. Не хочу, чтобы у тебя из - за него были проблемы.
- А ты хорошими? - пробормотал я отлетая куда - то в блаженной истоме терпкого янтарного марева во рту.
- Оба на, что мы здесь наблюдаем?
Мне было так хорошо и кайфово и голос Зидана ворвавшийся в умиротворение резал слух и его нестерпимо захотелось заткнуть.
- Мальчики оказались брошенными и решили уделить внимание друг другу.
Саня смеялся. Меня подняли, пересадили или переложили. Я даже не понял толком, просто уткнулся головой в плечо Сана, задрёмывая где - то в районе его груди, чувствуя, что его ладонь так и не перестала гулять по моему затылку. И это было странное открытие. Странное и забавное одновременно. Я сидел, навалившись на Сана, позволяя себя обнимать, рядом упала Ника, обдав ароматом духов. Слышался хохот и разговоры.
- Ты в порядке, Ник? - с беспокойством спросила Настя. - Тебе плохо?
- Решил попробовать виски, но не рассчитал силы, - снисходительно пояснил Сан. - Ладно развлекайтесь. Отвезу это чудо и вернусь. Зидан такси вызови.
- Понял, босс.
- Ой, ну вы прям как мафия, - хохотнула Ника.
- А может мы и есть мафия, - шутливо отозвался Сан и крякнул поднимая меня на себя.
Я даже как - то толком и не понял, что уже как - то висю в воздухе.
- Тебе помочь, Сан? - донёсся голос Лёна, странно растянутый, словно пропущенный сквозь плёнку.
- Справлюсь, - лаконично ответил Сан. В отличие от остальных его голос звучал нормально.
  
   Во рту было сухо, очень хотелось пить.
Я протянул руку нашаривая бутылку с минералкой. Дома у меня всегда стояла заначка. В комнате Вольха я тоже приспособил такую на столе. Очень удобно, протянул лапу и присосался. Здорово бодрит и помогает во время сушняка, вызванного состоянием похмелья. Сейчас похмелья не было, но меня знатно знобило и было паршиво.
- Интересно, что ты там ищешь? - насмешливо и жарко выдохнули мне в ухо. Вольх?
Вернулся? Я улыбнулся, сделалось уютно и хорошо.
Рука Вольха благополучно гуляла по моему животу. Кажется, она гуляла там довольно давно.
- Плохо, - пожаловался я не открывая глаз. - Пиить.
   - Когда ты просишь, отказать тебе абсолютно невозможно.
Мою голову подхватили, в рот хлынула спасительная влага. Не минералка абсолютно точно, но и не вода. Сразу стало легче, в голове моментально прояснилось, и в тоже время снова затуманилось, как будто я вчера выпил так много, что сегодня любое вливание влаги спровоцировало разбодяживание алкоголя и теперь я стремительно пьянел. Но это было неплохо, потому что становилось хорошо. Очень хорошо.
   Бутылка исчезла зато губы накрыло ощущением чужих губ, настойчивых, властных. Я открыл рот с благодарностью ловя чужой язык. Кажется, это было именно тем, что мне оказалось сейчас нужно. Потянулся навстречу обнимая и оказался лежащим на
САШКЕ????????
Сан абсолютно голый сидел, удобно устроившись спиной на подушке, и улыбался, ласково так, безмятежно снисходительно.
Мой мозг отказался это воспринимать. Он словно отключился. Это было кошмаром, бредом, этого не могло быть.
Но в то же время воспринимал очень чётко.
Незнакомая комната, залитая светом и солнцем, пробивающимся сквозь панорамные окна, вертикальные жалюзи, алые портьеры, белые диваны и кресла в аккуратном порядке, компьютерный стол в виде светлой призмы, плазменный экран напротив кровати...двуспальной кровати Гостиница...Ворох подушек. Это что, шутка? Саня в чём мать родила. Лучше бы не рожала, затолкала его обратно. Я в том же распрекрасном виде, с полустоящим членом, лежу закинув ногу на его бедро и обхватив его рукой поперёк груди, ошарашено обозревая место своего нахождения.
- Кошмар. Мне это сниться. Просто кошмарный сон.
Кажется я пробормотал это вслух. Нет, я даже не отскочил от Сани. Я просто неторопливо сполз с него как сонный медведь, бормоча про себя:
- Сейчас Никита, ты проснёшься, и всё будет хорошо. Надо только доспать полчасика.
Я даже завернулся в одеялко, накрываясь с головой, закрывая глаза, пытаясь уловить мутную дымку сна.
- Сейчас я проснусь у себя дома, или в кинотеатре, или нет, кажется, мы пошли в клуб.
Саня над моей головой хохотал как одержимый. Одеяло улетело прочь, а меня накрыло водоворотом смеха, прикосновений, лёгких скользящих поцелуев.
- Никитос, ты чудо в перьях. Каааадр. - Саня развернул меня выдирая из кольца собственных сжатых на груди рук, заставляя развести их в стороны, лёг сверху начиная плавно и естественно двигаться, поймал распахнувшийся рот губами.
- Ну как? Ничего не вспоминаешь? - шепнул ласково, толкнувшись в пах и я....
Я ВСПОМНИЛ
Вспомнил сквозь сон, и полубред, то, что наверное было сном, но сном не было совершенно определённо. Словно со стороны, увидел себя абсолютно невменяемого, идиотски смеющегося, рассказывающего Сану какие - то глупости и подробности из своей жизни, хихикающего. Я не был пьян, а вёл себя как пьяный.
Сана раздевающего меня дрожащими руками, с очень сосредоточенным лицом. И собственное бесконтрольное желание.
Я умолял Сана сделать хоть, что - нибудь, потому что не мог вынести эту пытку. Меня сжигало изнутри, кожа плавилась, я хотел секса, я даже не думал, что можно ТАК хотеть. Лезть на стену от желания, пытаться дрочить, только бы кончить, но невозможно кончить, потому что твои руки удерживают железной хваткой, потому что есть только один способ.
И сквозь провалы, в памяти всплывали резкая боль и наслаждение, и рваные ритмичные движения Сана, во мне, внутри меня. Его хриплые стоны, почти вскрик. Я подмахивающий ему как заправская блядь, просящий ещё. Сильнее, глубже и быстрее.
Осознание пришло с кристальной ясностью и стало так невероятно паршиво, глухо, унизительно, стыдно и очень муторно, до противной липкой тошноты.
Меня опоили и выебали в задницу. Опустили как...
Выебал, ни кто нибудь. Саня. Парень которого я уважал, который был...
Лучше бы он отдал меня свои шестёркам, лучше бы...ТОЛЬКО НЕ ОН!. Это было очень больно принять. Именно потому, что ОН. Словно мир рухнул. Оказывается я ему верил, ЕМУ верил...До этой минуты, я в НЕГО верил. Просто сам не понимал этого, а понял, только сейчас, когда моя вера, оказалась безжалостно проёбана, человеком, которого я считал своим другом. Оказывается....я....его...считал....он
Я не сразу понял, что плачу, заходясь в истерике.
Что Сан выдирает из моего рта мою же собственную прокушенную ладонь, что всё это я сказал вслух.
Мне надо было его урыть, убить, а я даже ударить не мог, ощущая себя испачканным, грязным, бесконечно грязным как Дёма Кирсан, как тогда в школе. Боже, как же это было больно. Я и не знал.... сколько всего связывает нас с Саном...Насколько важным являлось это связывающее, для меня. А теперь это оказалось ...Преданным. Раздавленным, уничтоженным абсолютно цинично вырванным с корнем, выпачканным, человеческой гнилью, подлостью, грязью самого понимания этого поступка от Сана. От челрвека в которого я верил, идеализировал, твою мать, возводил на какой - то пъедестал, сам не желая себе признаваться, насколько это было значимо для меня. И именно поэтому оказалось настолько невыносимо больно. Я не мог пережить...принять...Это не мог принять.
   - Что я тебе сделал, Сан? Что я тебе сделал???!!!!!! - провыл я, кажется начиная бить, но Сан сориентировавшись замотал меня в одеяло, навалился сверху, прижал.
- За что ты так со мной? Сука! Паскуда! Тварь! За чтоооо?
Сан развернул меня и заткнул рот губами. Оторвался за секунду до того как я укусил, зажал рот, наклонился, очень близко, к самому лицу.
- За что?!!!! - И тут лицо Сана исказило такое выражение, что я снова подумал, что это сон.
- Да за всё, Ник. За всё. За то, что ты, идиот.
- Я...
Когда Сан начал говорить, у меня наверное поехала крыша.
   То что он рассказывал было ...НЕРЕАЛЬНО.
  
   - Я в тебя влюбился, в первом классе....
И я вспомнил.
Это было задолго до нас, задолго до драки с Зиданом.
Кажется, в этот день мы встретились и впервые пошли на школьную линейку. Ну это ведь ненормально, когда детские воспоминания вытесняют всё остальное, когда оказывается, что для кого - то незначительное событие перевернуло всю жизнь, а для кого - то забылось через пять минут, после того как произошло.
Саня потерялся. Я с независимым храбрым видом шёл по коридорам, которые знал, очень хорошо, потому что учился здесь на курсах подготовки к школе. Сейчас коридоры были забиты толпой народа, казались чужими и незнакомыми. И никто не обращал внимания на маленького худенького мальчугана, забившегося в угол и неслышно ревущего возле окна. Я обратил. Я даже не помню, что там было то. Я отдал ему шарик, в кармане была конфета. Чупа чупс. Хотел съесть сам, но отдал, потому что не знал как успокоить это назойливое ревущее существо, похожее на девочку. Я даже подумал, что он девочка. Сане было восемь лет, но он был мелким, худым, даже наверное ниже меня ростом. Это потом мы узнали, что у Сани были проблемы со здоровьем, что его определили в эту школу, потому что здесь находился спец класс, а у Саньки была дисграфия и ещё какая - то херня, связанная с аутизмом, из - за которой его отправили в школу так поздно.
Взяв Саньку за руку, я мужественно и решительно пробивался сквозь толпу взрослых и тащил его за собой, объясняя, что туалеты есть на первом этаже тоже, и что бы он держался меня. Потом я отдал его родителям, которые потеряв ребёнка, потому что вылизать задницу директору было гораздо важнее, чем следить за собственным сыном, места себе не находили от беспокойства.
Я забыл об этом. А Саня. Для Сани я всегда был героем. Героем которым он никогда не мог стать. Когда я защищал всех, когда влезал в драку один против пятерых.
Тогда, в коридоре, когда я получил фингал, потому что нечестно было, когда пятеро на одного, били Саню. Он тогда ещё не был школьным принцем, был обычным неуверенным закомплексованным ребёнком, который даже общаться не умел, боялся собственной тени. Я забыл об этом. Забыл, потому что это было давно. Кажется мама потом упомянула эту историю, а я забыл. Но Саня не мог забыть. Он решил стать сильным, для меня. Он стал королём класса, что бы я обратил на него внимание, что бы просто заметил, что он существует. А я не замечал. Господи, ну так не бывает. Боже, скажи мне что я сплю?
Кажется я начал смеяться, когда услышал следующие Санькины слова.
- Ты же для меня был, как принц...Ну вот что ты ржёшь, Ник? Ну что тут смешного? - повторял он, а у меня случилась повторная истерика.
Хорош принц. Принц, которого от большой любви, выебала его же собственная принцесса. Потрясающая сказка. С охуительным концом.
Последнее меня просто доканало. И Сану пришлось меня держать с удвоенной силой. Что ж надо признать, стремясь достичь своего недостижимого героя, моя прекрасная принцесса Сан, изрядно поднакачал мускулы. Справиться с ним я не мог.
- Ты всего добивался сам, - рассказывал Саня. - За меня всё делали другие. Видишь ли Ник, иногда людям даётся власть повелевать другими людьми. Вот я это умею, а сам по себе, ничего не представляю. А ты другой. Ты бы знал, как меня бесило твоё вечное противостояние. Сколько раз мне тебя хотелось прибить. А ты меня даже не замечал. Просто не понимал. Я ведь столько раз пытался Ник. Я со счёту сбился, сколько раз я пытался подружиться с тобой, сблизиться, найти точки соприкосновения. Но тебе ничего не было нужно. Всем людям, что - то нужно от меня. Если знать, что им дать, то можно манипулировать ими. А тобой я не мог. Ничего не мог. Ты всё время меня отталкивал. И каждый раз... Когда я собирался силами, когда давал себе слово тебя забыть, выкинуть из головы... Приходил и выбивал из под ног опору, разрушал все мои щиты и башенки...и спасал меня. Герооой, бляяя! Что б тебя.
Саня сжал кокон одеяла с такой силой, что я задохнулся.
- Я тебя так любил, что даже прикоснуться боялся, - тихо сказал Саня. - Даже представить не мог, что тебя можно осквернить. Испачкать. Ник?
Я молчал. От этих слов, челюсть свело судорогой, горло сдавил очередной спазм и только ненавистные руки Сана, были единственной опорой, что удерживали сейчас на поверхности жизни и сознания.
Как хотелось отключиться и проснуться, зная, что этого ничего никогда не было. Но я не мог проснуться, мог слушать.
Из одеяла торчали только босые ноги и макушка.
Саня грамотно так скрутил, и сейчас удерживал, обхватив всеми конечностями, удерживал, говорил, целовал в затылок и гладил по голове, успокаивая, пропуская пряди сквозь пальцы, а я ощущал усталость, безразличие и оцепенение.
Так ведь не бывает. Не бывает. Так бывает. Интересно как там Ника и Настя? Всё ли с ними хорошо?
- Помнишь, тогда с Зиданом, вы друг другу подрочили по приколу? - в голосе Сани послышалась такая горечь, что услышь я это признание день назад, наверное я бы понял. Может быть ему стоило рассказать обо всём, гораздо раньше. Не знаю, поверил бы я ему или нет. Но сейчас все его слова, просто не доходили до меня. После всего случившегося, он не имел права говорить со мной об этом. А он говорил. Надеялся на то, что я пойму и прощу? Или боялся, что заяву накатаю? Да кто в таком признается?
- Ты знаешь, я тогда думал, я тебя убью, Зидана или тебя. Ты хоть представляешь, ЧТО я чувствовал? - Сан встряхнул меня, но реакции не дождался и поэтому продолжил говорить. - Даже в этот лицей, я поступил ради тебя Ник, желал быть рядом с тобой, думал хрен с тобой золотая рыбка, поплавай без меня, может хоть скучать начнёшь. А ты не то что внимания не обращал, избегать меня начал. А потом... Вольх.
Саня уткнулся губами в мой затылок.
- Я не хотел, чтобы всё вышло так. Он мне действительно был нужен, исключительный по делу. Я правда не планировал, ничего подобного, но когда он до тебя в кинотеатре дотронулся... - Его голос прервался - Когда я увидел, что опять к тебе кто - то прикасается, к ТЕБЕ понимаешь. Я просто не выдержал, сорвался Ник. Подумал, да какого чёрта. Почему не я? Пока я свято тебя берегу, пока дышать боюсь, в твою строну, приходит кто - то другой и позволяет себе тебя забрать. Я не выдержал Ник. Не смог больше. Пришёл и забрал тебя сам. Первым. Вот такой вот я урод.
Он развернул меня к себе, провёл пальцем по лицу, размазывая слёзы, которые ещё не успели высохнуть.
- Ненавидишь меня, да? А вот я тебя люблю. Не знаю, что на меня нашло. Я...
Прости Ник.
   Сашка закрыл глаза, лицо исказилось острой мукой, и я внезапно понял, что правда сожалеет, что не врёт и это не бред, не оправдание. Что сейчас ему нелегко даются слова, что он подбирает их, выталкивает иногда с трудом, и под этой внешней лёгкостью, оказывается скрывается другой Сан, совершенно другой. Пустой внутри, разбитый, похожий на дыру. И странно оказалось увидеть это внутреннее противоречие, несоответствие картинки. Когда человек которого ты знаешь, оказывается совершенно иным, краешек маски внезапно отошедшей в сторону. Маска сидит настолько идеально, что стала настоящей частью лица, но оказывается есть ещё и другая. И эта другая неприемлема для него самого. И вот он пытается говорить, объясниться, да только не умеет он говорить иначе. Заламывать руки, пылить эмоциями, биться головой об тумбочку - не умеет. И не станет. И не сможет при желании. Ибо всё что есть внутри него, это либо делать, либо лечь и сдохнуть, но сделать.
   И Саня, железный несгибаемый Саня - бесконечная мука на дне озера глаз.
   Не закричит, не повысит голос, не ударит кулаком, нет у него таких эмоций, здоровая агрессия отсутствует как фактор. Нет злости на тебя. Нет и не было, и ты понимаешь тупо понимаешь, что насиловал он тебя не под влиянием аффекта, ибо даже его аффект хладнокровно щёлкнувший в башке винтик и вот программа начала работать в новом направлении обрисовав очередной вариант вероятности развития событий. И он не станет лгать изобретать отмазки, но будет подбирать слова, тщательно, выверено, продуманно. Потому что может или убиться, или продолжать говорить, пытаясь донести некую абсолютную истину, которая настолько искажена в своём чудовищном реализме, что воспринимается почти ложью. Но Сан не лгал, действительно не лгал...Просто никогда мне не приходило в голову задуматься над тем, насколько он нормален. А сейчас с его слов выходило, что это не совсем так. Что адекватный Саня, это наверное тоже самое что гениальный шизофреник и вся его математическая составляющая говорила сама за себя.
   Вот только плевать мне было, на то, что ему хуёво сейчас. Абсолютно плевать. Не желал я видеть, верить в его раскаяние, в то, что он сожалеет, и страдает, но иначе не мог поступить, переклинило его видите ли. С детства на всю голову, и пиздец поздравил нас неожиданно. Не желал я вставать на позицию понимания, кому из нас сейчас хуёвее.
   Мечтал только об одном. Что бы отпустил нахуй, дал уйти, потому что я не мог это переварить, принять то, что он рассказывает.
   Хотел оказаться как можно дальше от него в эту секунду, остаться одному, тупо побыть одному, подумать, успокоиться, собраться с мыслями.
   Думаю, развороти он мне задницу в тот момент, когда я был в сознании, я бы воспринимал всё иначе. Но Сан выебал меня пользуясь отключкой, и поэтому ...Поэтому и моё сознание словно разделилось на двое. Между разумом, знающим; в таких ситуациях надо поступать вот так и вот так, Прибить нахуй, яйца отрезать и в глотку вбить. И эмоциями, которые должны всплыть при мысли, что меня использовали, предали, но не всплывали. Навалилось оцепенение и полная апатия.
   - Бесполезно сейчас говорить. - Сан очевидно понимая, в каком состоянии я нахожусь убрал руки, продолжая удерживать через одеяло, не навязываясь с прикосновениями, но продолжая нести ахуенный бред, который не доходил до меня, но в тоже время имел смысл для него.
   Он развернул меня к себе, провёл пальцем по лицу, размазывая слёзы, которые ещё не успели высохнуть.
- Ненавидишь меня, да? А я вот, тебя люблю.
   Сашка закрыл глаза, лицо исказилось острой мукой, и я внезапно понял, что правда сожалеет, что не врёт и это не бред, не оправдание. Что сейчас ему нелегко даются слова, что он подбирает их, выталкивает иногда с трудом, и под этой внешней лёгкостью, оказывается скрывается другой Сан, совершенно другой. Пустой внутри, разбитый, похожий на дыру. И странно оказалось увидеть это внутреннее противоречие, несоответствие картинки. Когда человек которого ты знаешь, оказывается совершенно иным, краешек маски внезапно отошедшей в сторону. Маска сидит настолько идеально, что стала настоящей частью лица, но оказывается есть ещё и другая. И эта другая неприемлема для него самого. И вот он пытается говорить, объясниться, да только не умеет он говорить иначе. Заламывать руки, пылить эмоциями, биться головой об тумбочку - не умеет. И не станет. И не сможет при желании. Ибо всё что есть внутри него, это либо делать, либо лечь и сдохнуть, но сделать.
   И Саня, железный несгибаемый Саня - бесконечная мука на дне озера глаз.
   Не закричит, не повысит голос, не ударит кулаком, нет у него таких эмоций, здоровая агрессия отсутствует как фактор. Нет злости на тебя. Нет и не было, и ты понимаешь тупо понимаешь, что насиловал он тебя не под влиянием аффекта, ибо даже его аффект хладнокровно щёлкнувший в башке винтик и вот программа начала работать в новом направлении обрисовав очередной вариант вероятности развития событий. И он не станет лгать изобретать отмазки, но будет подбирать слова, тщательно, выверено, продуманно. Потому что может или убиться, или продолжать говорить, пытаясь донести некую абсолютную истину, которая настолько искажена в своём чудовищном реализме, что воспринимается почти ложью. Но Сан не лгал, действительно не лгал...Просто никогда мне не приходило в голову задуматься над тем, насколько он нормален. А сейчас с его слов выходило, что это не совсем так. Что адекватный Саня, это наверное тоже самое что гениальный шизофреник и вся его математическая составляющая говорила сама за себя.
   Вот только плевать мне было, на то, что ему хуёво сейчас. Абсолютно плевать. Не желал я видеть, верить в его раскаяние, в то, что он сожалеет, и страдает, но иначе не мог поступить, переклинило его видите ли. С детства на всю голову, и пиздец поздравил нас неожиданно. Не желал я вставать на позицию понимания, кому из нас сейчас хуёвее.
   Мечтал только об одном. Что бы отпустил нахуй, дал уйти, потому что я не мог это переварить, принять то, что он рассказывает.
   Хотел оказаться как можно дальше от него в эту секунду, остаться одному, тупо побыть одному, подумать, успокоиться, собраться с мыслями.
   Думаю, развороти он мне задницу в тот момент, когда я был в сознании, я бы воспринимал всё иначе. Но Сан выебал меня пользуясь отключкой, и поэтому ...Поэтому и моё сознание словно разделилось на двое. Между разумом, знающим; в таких ситуациях надо поступать вот так и вот так, Прибить нахуй, яйца отрезать и в глотку вбить. И эмоциями, которые должны всплыть при мысли, что меня использовали, предали, но не всплывали. Навалилось оцепенение и полная апатия.
   - Бесполезно сейчас говорить. Прощения просить я у тебя не собираюсь, мог бы, но я сожалею, только о том, что сделал это так, а об остальном... Нет, Ник, не сожалею.
   - Сан очевидно понимая или наоборот, не понимая, в каком состоянии я нахожусь, убрал руки, продолжая удерживать через одеяло. Он не навязывался с прикосновениями, но продолжая нести весь этот ахуенный бред, смысл которого сейчас просто не доходил до моего сознания.
   - Я тебя не хочу терять, Ник. Понимаю, чем всё закончиться. Только...Не хочу чтобы заканчивалось... отпускать не хочу.
   Господи, как же мне было тошно.
   Он меня не отпустит? Да в гробу я его видал. Можно без белых тапочек. Просто в цемент закатать разочек. Он хоть сам, понимает, что несёт? Ебанутый, абсолютно ебанутый на всю голову псих.
   Вот только злости или ненависти, почему - то не было. Жалко мне его стало, что ли. Это же суметь надо, вот так абсолютно во всю бошку на человеке ебануться.
- Задница болит, - мрачно сказал я, испытывая абсолютное опустошение. Очевидно, сказывалось действие наркоты. Словно у кинофильма отключили звук, цвет, осталась только размытая картинка, из которой я выпал, перестать испытывать эмоции, как если бы кто - то открыл кран и случился слив. Психика изобретала собственные способы защиты окрашивая мир в фиолетовые тона пофигизма.
- Что ты мне подсыпал?
Саня назвал, незнакомое название, сказал, что это был наркотик со смесью афродозиаков, собственно поэтому изнасилования и не произошло, ну или как бы это выразиться, я изнасиловался со вкусом, удовольствием и вполне добровольно.
- Давай посмотрю? - кажется не дождавшись бурной реакции Саня испытал облегчение.
- У меня мазь с собой есть. Ники, я был осторожен, очень.
- Меня это что, порадовать должно? - Я дёрнулся и Саня разжал руки, выпуская и помогая выпутаться. Болело всё. Не было места, где бы не болело. Было ощущение, что по мне прокатился каток, причём несколько раз.
- Должно, - неожиданно жёстко отозвался Саня. - Я тебе реально намеревался задницу порвать. Настолько был зол.
- А что ж не порвал? - Я уткнулся лбом в кулак, анализируя ситуацию, поморщился, позволять Сане лицезреть собственное растраханное очко, было как - то...Хотя поздновато для стеснения. Как я там просил ночью? Засади мне поглубже. Блядь. Вот и засадил. Сука.
- Не знаю. От счастья, что ты достался мне целкой очевидно.
- Сука ты, Саня.
- Сука. Что дальше? Назад не отмотаешь. Терпи.
Палец Сани намазанный чем - то скользким и прохладным аккуратно проскользнул внутрь, неожиданно легко, следом ненавязчиво вписался второй. Я вздрогнул, морщась от саднящих ощущений, но он действовал аккуратно, очень осторожно и становилось и правда полегче, видимо мазь содержала обезболивающее, и даже...
- Эй, - Я попытался отпихнуть ставшую настойчивой руку. Пальцы задвигались, проникая глубже, лаская, растягивая, - Ты... какого хуя... делаешь?
- Тихо. Не дёргайся, - прошипел Сан, нажимая куда - то внутрь, отчего по телу прошла острая волна возбуждения, заставив меня несколько прифигеть от самого себя. Бля, мне это что, нравиться?
- Стоп. Перестень, Сан. Прекрати, твою мать, не надо!
. - Стоп. Перестень, Сан. Прекрати, твою мать, не надо!
Я попытался отстраниться, вывернуться, убегая от прикосновений, но Саня неожиданно навалился сверху, прижимая и выкручивая руку за спину.
- Одного раза мало, да, сука? - Я ощутил, что меня начинает мутить, тошнить в прямом смысле слова, от удовольствия и боли. Странный коктейль.
- Решил исправить и добить?
- Решил! - с вызовом отозвался Сан, лизнув в ухо. - Ты что думаешь, что на этом всё у нас с тобой закончиться, Ники? Плюнешь мне в рожу, и уйдёшь с гордо поднятой головой.
- Плевать не мой стиль...Я тебя просто ...- Сан вновь надавил ту же самую точку, вызывая непроизвольный вскрик. Понял что попал, буквально впиваясь в это место, усиливая нажим. Я застонал, выгибаясь, насаживаясь рефлекторно, потому что меня просто прошило острейшей нитью ощущений, которые я не смог контролировать, тело просто само задвигалось. - Убью ...Сука нах!!!
Как можно ненавидеть человека и получать удовольствие от его ласк? До сегодняшнего дня мне казалось, что это невозможно.
Это потом Сан признается, что щедро кормил меня афродозой. Потом, тоже самое, сделает Вольх. А сейчас тихо кайфуя от жадных, похотливых прикосновений, я ненавидел сам себя и своё отвратительное тело. Я не думал о Вольхе в эту минуту. Возможно, я не думал о нём, потому что не любил его. А может быть любил, но его лицо не вставало у меня перед глазами в этот момент. Зато отчётливо стояло лицо Сани, и каждое прикосновение, каждое движение пронзало как молния, от макушки до пяток, разбегалось вдоль позвоночника, вниз, вверх, по животу. Такого просто не бывает. Бывает. Ещё как бывает.
Бог создал десять причин для того что бы жить, одна из них секс, остальные девять не нужны. До сегодняшней ночи с Саней, я был девственником, во всех отношениях. Я не разу не отправлял плавать свой кораблик в бурные просторы чужого океана, разве что дрочил и Вольх сделал мне реальный минет, а теперь, меня одновременно имели и сзади и спереди, и сверху и снизу. Саня был везде, всюду разом во всех местах. Не знаю, как он умудрялся, насиловать и ласкать одновременно. Но это было самое прекрасное и яркое ощущение, что когда либо было в моей серой и не особо примечательной жизни.
И другие девять причин стали просто не нужны. Бессмысленны.
Сан заполнял меня собой со всех сторон, и в какой - то миг, я начал кусать собственные губы, боясь предать самого себя, выкрикнуть ненавистное имя. Потому что готов был плакать и умолять, и молиться ему... как богу.
   Всегда...Всё это время...Оказывается, всё это время...
   Сначала Саня удерживал как норовистого бычка, потом в какой - то момент умудрился войти в позиции сзади и все мои характерные прыжки, и попытки отбиться только прибавляли дров в огонь разгорающегося желания. Потом он уже не держал. Это стало просто не нужно. Целовал исступлённо, кусал, впивался зубами и губами, царапал ногтями раздирая кожу на спине, груди; оставляя отметины, которые не сойдут неделями. Метил. Просто метил как свою территорию. Метил царапинами, засосами, синяками. И двигался, ублюдок, двигался, вырисовывая бёдрами замысловатые пируэты, размашисто вбивая в кровать, оттягиваясь, с силой засаживая снова, заставляя стонать и выгибаться от каждого движения, подаваться навстречу.

Однажды, прекрасная принцесса устала ждать своего принца. Она ждала, а он всё не приходил и не приходил. И тогда маленькая принцесса, решила стать принцем сама. Она взяла меч, и отправилась убивать драконов. В их мире жило множество драконов. Она победила их всех.
- Здравствуй принц - сказала принцесса, швыряя головы чудовищ к его ногам.
- Сегодня ночью, я пришла за тобой.


Я не мог стоять, не мог лежать, я уже ничего не мог, я плавился и задыхался. И Саня просто подхватил меня, притягивая к себе, отыскивая взрывающийся член, истекающий слезами наслаждения, умоляющий что бы его приласкали. Именно так, уверенно, жёстко, без всякой жалости.

- Я ненавижу тебя принц - сказала принцесса. - Ненавижу тебя за то, что люблю тебя.
- Так не бывает! - сказал принц. И принцесса пронзила его мечом.


И ебал Саня жестоко со злостью, нисколько не жалея, но вытворяя такое, что я просто начал хрипло вскрикивать, от этого нереального ощущения, от этого состояния целостности, словно Наверное, в этот момент мне это было необходимо. Боль. И удовольствие. Бешеный коктейль. Я кончил, как не кончал никогда в жизни. Умирая в экстазе, пронзаемый лезвием безжалостного меча. Почти одновременно Саня захрипел догоняясь несколькими движениями и выпустил меня, падая сверху и придавливая своим весом. Я ощущал его содрогающиеся толчки, выплёскивающие сперму в мою задницу. Трахая меня, Саня не предохранялся. Неужели ему не противно?
- Ненавижу, - сказал я опустошённо, когда волна оргазма отпустила. Когда накрыло осознание происходящего. Теперь реально, вот так, по настоящему, без всякой примеси дури и наркоты. То что он сделал со мной, то что заставил испытать. Не так. Хуже. То что заставил меня понять о себе самом.
   Всё это время....
- Ненавижу тебя, сука, - повторил я хрипло. Голос сел сорванный криками. Я больше не плакал. Слёз не было, хотя по идее для них сейчас был самый подходящий момент. Но у меня был другой момент. Момент чёткого понимания, что я его убью. Не знаю, как это сделаю. Но знал, что он не будет жить. Что я обдумаю свой план, тщательно, не спеша. Методично продумаю все детали, что бы не оставлять следов и... Убью его.
Наверное, я действительно свихнулся, под действием наркоты и той дряни, которой он меня накачал.

Уходи, принцесса. Ты убила меня. Не стой над моим трупом. Просто уходи.
- Нет, мой принц, когда ты умрёшь, я хочу, что бы моё лицо, было твоим последним воспоминанием. Единственным, которое у тебя останется.


Не сразу Саня развернул меня к себе лицом. Исступлённо лаская моё плечо, гладя и целуя вспотевший затылок со сбившимися мокрыми прядями. Потом выскользнул, перевернул и лёг сверху.
И я не сразу понял, что он говорит. Не сразу до меня дошло, что он отвечает мне. На мои же собственные слова.
- А мне плевать! - жёстко прошипел Саня.
И вот я увидел его, не спокойного и безмятежного, а взбешенного, по настоящему неистового, яростного, каким он мог быть.
- Можешь подавиться своей ненавистью. Только я не собираюсь от тебя отказываться и отпускать не намерен. Я тебя устал любить. Устал смотреть на тебя, как на драгоценную вазу, которую бля, страшно разбить. Что бы это понять, мне тебя стоило выебать ещё тогда. Когда ты дрочил Зидану, а я себе в ванной ВЕНЫ ЗУБАМИ ВЫГРЫЗАЛ!
Он вскинул руку. Я думал, что он ударит, но Сан показал мне изуродованное запястье
   на котором, аккуратно зашитые, тонкими зажившими нитками, проходили страшные белые шрамы.
Всё верно. Растяжение связок, кажется, так он сказал. Сказал, как ни в чём не бывало. И никто не знал. Как же он смог это скрыть? Стильные, браслеты на запястьях.
- Это мода такая. Во Франции насмотрелся. Хочешь подарю?
ОСОЗНАНИЕ?
- Сан - только и смог выговорить я.
"Убьёшь? "- спросил его взгляд. - "Ну давай, давай, Никитос. Вперёд. Ты же у нас охуенный партизан. А как такое твоему чувству мировой справедливости? А ты знаешь, как это умирать день за днём...без тебя?"
Можно ли говорить глазами?
Сан ярился, кричал.
А на дне глаз, в серой мути расплавленного асфальта я видел бесконечные, расходящиеся по воде круги, наполненные туманной болью и длинной вязью цепочек слов, каждая из которых кричала МОЁ? имя. Как я мог этого не замечать? Почему, я этого не замечал? Потому что он не говорил?
- Саня - повторил я и осёкся. У меня больше не было слов. Они разом все пропали куда - то.
Остался только залитый солнцем класс. Я сосредоточенно пиздящий Зидана, а потом Зидан ожесточённо лупящий меня затылком об кафель и портфель приземляющийся на чужую голову.
- Не смей, ЕГО трогать!!!!! - лицо Саньки было страшным. Белым как мел, с огромными кукольными глазами и девчачьими ресницами. Наша школьная принцесса, Сан. Будущая королева. Падите бля твари, к ногам её величества.
- НИКОГДА!!!!! - заорал Сан и портфель приземлился снова...
  
  
  
- Вот так вот Ник, - уверенно сказал Саня, разглядев очевидный шок в смотрящих на него зелёных глазах. А затем наклонился и поцеловал в сухие воспалённые губы. - Ты ведь даже, понятия не имеешь.... Подумай об этом, прежде чем начинать меня ненавидеть.
   Ненавидеть? Да, я его ненавидел. Ненавидел, когда проснулся и понял, что он сотворил. Насколько чудовищно это происходящее. Понимание насилие, предательства. Понимание, что это сотворил человек который был мне не безразличен, человек, который все это время оказывается ....
   Химическая, физическая или моральная реакция, сопоставление параметров организма...Как происходит процесс идентификации? Я не знаю, что такое любовь. Я не знаю, существует ли вообще оно, это чувство. В ту секунду, когда Сан насиловал меня, единственное о чём я мог думать...Это о том, что растворяюсь в нём без остатка, и больше не существую отдельно от него. Всё это время. Оказывается всё это время, ответ находился у меня перед глазами.
   Как происходит процесс идентификации...самоидентификации. Мой.
   Даже если бы я смог ненавидеть его бошкой. Изнутри...Изнутри себя, при всём желании, я не смог его ненавидеть...Я понял это, неожиданно очень чётко. Кристально чётко. Понял, что Саня станет тем, кто сможет пробить меня и причинить боль. Но не потому, что я такой слабый, а он сильный...Просто потому, что мне не придёт в голову от него защищаться.
  
  

Моё море, прошу тебя,

не выплюни меня на берег
Во время очередной бури твоих истерик
Я так давно тебя искал

по грязным пресным руслам
Зубами сети рвал, напрягая каждый мускул
И я готов сожрать пуды

твоей горчащей соли
За то лишь, что ты здесь

остаться мне позволишь
За то, что дашь и дальше мне

дышать своею влагой
Кроме этого блага

мне больше ничего не надо.

Это правда я за воду

жадно набранную в жабры
Подарю тебе всего себя,

только не нужно, ладно
Выбрасывать меня волной

на берег и изгибы
И оставлять там подыхать

как ту другую рыбу.

  
   - Но я не могу так. Блядь, Сан. Вот так просто...Да что вообще твориться в этом хуевом мире...Ты меня выебал, сука, чёрт. Бля. Как ты мог? Как ты мог так со мной поступить? Неужели, раньше всё это нельзя сказать было. Рассказать. Вот почему? Бля, мистика....
   Саня усмехаясь курил, лениво развалившись поперёк кровати гостиничного номера, который он снял воспользовавшись карточкой отца, а я замотавшись в простыню на манёвр тоги мерил ковёр шагами, заново пытаясь переосмыслить всё случившееся и заметно прихрамывая. Сан улыбался, смотря на меня прежними снисходительными глазами, и очевидно ему было хорошо. Мне б так.
- Блииааа! - в очередной раз взвыл я, пытаясь выдрать волосы из собственной головы.
- Ник, не надоело хуйнёй страдать? Иди сюда, - Саня затушив хабарик о стеклянное дно, поставил пепельницу на тумбочку и поманил к себе.
- Найду тебе более полезное применение.
- Да иди ты... - Я остановился и отмахнулся как занятой Цезарь от никчемных просителей.
- Ну раз ты так настойчиво приглашаешь, - Саня хищной кошкой соскользнул к кровати, расставил руки, перехватывая на очередном вираже, обнял целуя за ухом и избавляя от простыни. Сам он даже не подумал одеться. Так и разгуливал голым по номеру. Мы провели вместе уже несколько часов, а было ощущение, что несколько дней. Словно выпали из реальности. Пол часа назад, Сан активно домогся до меня в душе и судя по тому, что вновь настойчиво упёрлось мне в задницу, аппетиты у моего бойфренда были прямо скажем волчьи.
- Дорвался! - жизнерадостно подтвердил Сан, словно читая мысли. Хотя что там было читать, когда на морде всё написано, большими офигевшими буквами.
- Теперь пока не оторвусь за все прошедшие годы, плюс аванс на будущее, не отпущу.
Его губы, уже вовсю гуляли по шее и ключицам, ладони не стесняясь тискали многострадальную задницу.
- Сан, заездил. И вообще, я несовершеннолетний. - Я торопливо подхватил падающую простыню, рванулся прочь, но в итоге подхваченный сильными руками, красиво поехал на кровать. Сан рухнул, приземляя меня на себя.
- Соррничег. Хотел бы сделать этот сюрпрайз на твой день рождение, но не выдержал. Исстрадался.
Саня сказал это с таким серьёзным видом, что я поверил. Но лишь заглянув в смеющиеся блядские глаза, понял: насмехается скотина. Взял подушку и безжалостно припиздил.
- Засранец.
- Умммффф - Руки Сана взлетели вверх, щекоча под рёбрами. Я изогнулся. Щекотки боюсь с детства. Подушка слетела с лица и плавно переместилась под темноволосую голову, в то время как я оказался припечатанным к Сану ещё минут на пять долгих бесконечных поцелуев.
- Подумать только... А ведь реально хотел тебя убить, Сань. Думал сегодня, что ...
Пробормотал я отдышавшись, и уткнулся лбом в широкое сильное плечо, снова начиная грузиться, машинально ухватил пальцами длинную чёрную прядь. Саня расплёл волосы, по моему исключительно для моего удовольствия. Интересная причёска: спереди прядки короткие, стильно срезанные наискосок, с длинной чёлкой, падающей на серые глаза, а сзади аккуратная тонкая грива до лопаток. И дёргать за неё можно до бесконечности. Дёргать, заплетать, зарываться пальцами, тянуть, перебирать... и грузиться.
Сан осторожно постучал пальцем по моей макушке.
- Ник, тебе вредно думать. Особенно, когда ты такое надумываешь.... Я всё понимаю и осознаю. В том числе и твоё право на реакцию, - тихо добавил он... - Более чем, но...
- Я знаю, - Я помотал головой, подёргал, потянул. Саня поморщился но стерпел, позволяя дитяти играться.
- Просто, это всё быстро слишком. То что сказал, сделал. Осадок неприятный остался, Сань. У меня в башке не укладывается, как я это всё переварил и проглотил. Это... И тебя...тоже.
Я выпутал пальцы из его волос, сел обхватывая колени руками. Сан выпрямился, моментально становясь серьёзным, напрягся,
   - Я даже не понимаю, что чувствую. Я тебя ненавидеть должен, но не могу почему -то. Никак. Странно, да? Даже злиться не могу.
Саня вздохнул, потянулся, подхватывая под колени. Сжал, обнимая и компактно устраивая на груди, целуя в висок.
- Я тебя люблю Ник. Ты мне очень дорог. Давай на этом остановимся. Пожалуйста.
- А дальше мы как? - Я поднял голову, отрываясь от его плеча. Не смог не улыбнуться. Потому что даже взрослый Саня, с его красивым лицом, по прежнему оставался для меня всё той же самой кукольной принцессой. Принцессой - плаксой. Хотя подозреваю из нас двоих, эта роль подошла бы мне гораздо больше.
Захотелось нежности. Я потянулся и чмокнул его в нос, честно балдея от того выражения которое отразилось на его лице.
- А дальше, как в сказке, - Сан усмехнулся, усмешка вышла кривой, но сейчас она была сглажена выражением непривычной для него мягкости. - Ты со мной, я с тобой. Будем встречаться. Родители у меня люди продвинутые в этом отношении, так что проблем не будет. Да и в курсе они по кому сынок вены резал.
Губы его снова закаменели, и я боясь этого, интуитивно уберегая его от боли, хотя кто и кого спрашивается должен был уберегать?, судорожно стиснул и лизнул, заставляя рассмеяться. И расслабился лишь тогда, когда ощутил привычную снисходительность сильных пальцев на своём затылке.
- Мне если честно, плевать, что подумают, - признался Сан помолчав. - Я тебя так давно хотел, что знаешь, словно изнутри перегорел.
- Мне б твою уверенность. - Я засопел и опустил глаза. - Для меня это как бы...
Саня кивнул понимая.
- Никто не узнает. Если не захочешь. Будем осторожными. В лицее встречаться не будем. Иначе я себя выдам. Не смогу мимо пройти, затискаю.
Он улыбнулся водя пальцами по моему подбородку, обрисовывая горло.
- Но после, ты мой, на все оставшиеся часы в сутках.
- А Вольх?
Мне не стоило этого говорить, потому что Саня моментально окаменел и напрягся. Я даже испугался его реакции.
- Вольха не будет! - твёрдо и одновременно очень жёстко обрезал Саня. - Он больше к тебе не подойдёт. Это даже обсуждению не подлежит.
  
  

Чистый воздух, как едкий дым
Совершенно непригоден для дыханья
Рыбы не живут без воды
И не ищут почвы под плавниками
Рыбы не умеют ходить
И летать не умеют тоже
Рыбу очень просто убить,
Лишив того, без чего она не может...

   Вот почему все прекрасные мгновения обязательно должны быть испорчены реальностью? Это парадоксальный закон жизни. Определённо. Я помрачнев, как небо в ненастный день, принялся слезать с его пресса, который очевидно был создан исключительно для того, что бы на нём располагалась моя тощая задница. Я уже говорил, что с Саном мне всегда было комфортно и ненапряжно. Когда мы стали любовниками, это понятие приобрело новый смысл. Нас нерационально тянуло друг к другу физически, и отрицать уютную гармонию, которую каждый раз образовывали наши тела, сплетаясь и комфортно размещаясь в любой самой немыслимой позе, не было никакого смысла. Сан удержал меня на себе, не позволяя слезть.
  
  
  

Я смотрел на твои фото

сквозь призмы аквариумных стекол
Мои глаза мне врали - не ловили фокус
Я бился головой об толстый лед

этих прозрачных стен
Лучше смерть среди осколков на полу,

чем плен
Я знал, что должен быть с тобой

еще когда был икринкой
Поэтому я не лежу

с открытым ртом на рынке
Поэтому я не в цистерне

и не в банке консервной
Я здесь и я прошу тебя:

не надо нервов

Я так давно тебя искал

по грязным пресным руслам,
Зубами сети рвал, напрягая каждый мускул
Пожалуйста, теперь

не выплюни меня на берег
Во время очередной бури твоих истерик...

- Ник, - тихо позвал он, поглаживая по бедру. - Это единственный выход. Ты же ведь не захочешь, что бы он узнал. Даже с этой точки зрения. А с другой. Подумай о том, что я должен ощущать, зная, что ты был с ним? Я не хочу знать, насколько близки вы были, просто этого больше не будет. И всё. Ты не будешь с ним встречаться. Дружить тоже не будешь, - прибавил он помолчав и примирительно вскинул руку, опережая мою реакцию.
- Тшш Ник, не злись. Просто логически, здраво подумай. Если он...
Саня стиснул зубы, и стало понятно, что ревнует он бешено.

   - В общем нахуй таких друзей! - подвёл закономерный итог Саня, и преодолевая сопротивление притянул меня к себе отключая на следующие полтора часа.


Чистый воздух, как едкий дым
Совершенно непригоден для дыханья
Рыбы не живут без воды
И не ищут почвы под плавниками
Рыбы не умеют ходить
И летать не умеют тоже
Рыбу очень просто убить,
Лишив того, без чего она не может...

  
  
   Когда мы закончили, в прямом смысле слова ебаться как кролики, я не то, что встать, двинуться не мог, ни рукой, ни ногой.
Лениво взял трубку мобильного заигравшего Мортал комбат. Мне звонила Ника. Рассказывала про то, что всё в порядке, классно оттянулись и всё такое и интересовалась у меня, как там я с похмелья. Да уж хорошенькое похмелье Черноволосое такое, сероглазое похмелье. Сан лежал рядом, подперев голову рукой, с улыбкой вышагивая пальцами по моим рёбрам и животу. Я изредка дёргался и хихикал в трубку от щекотки, вызвав закономерный вопрос, "чем это я там занимаюсь таким". Ответ на него я дать не смог, потому что один голодный и озабоченный извращенец, окончательно утратив, совесть и стыд, и очевидно забыв, что двадцать четыре часа назад ему собственно досталось девственное чистое и нетронутое тело, занялся тем, что решил проверить реально ли кончить, девятый раз за сутки.
Реально. Точно так же как реально пройти ускоренную практику камасутры.
Да уж. Кому камасутра, а кому с утра. Сил хватило только на то, что бы вяло отбрыкиваться пяткой.
Ни родители, ни Вольх так и не позвонили. Родителям до меня не было дела, да и дома я постоянно не ночевал, а учитывая выходные, они скорее всего бухали. А вот куда пропал Вольх, меня очень интересовало. Вот только Саня, ответ на этот вопрос, давать отказался категорически.
- Саня, а ты случайно сам, не бандюган, а?
Трахаться мы больше были не в состоянии, но не ущипнуть, пытающегося почитать перед сном Саньку, оказалось искушением на грани фантастики. Можно ли сутки не вылезать из койки? Можно. Теперь я это знаю определённо.
Обед и ужин нам приносили в номер. Кто за всё это платил, я предпочитал не думать. И вообще, раз меня танцуют, то кормёжка подразумевалась по умолчанию.
- Да накой оно мне, Ник? Всё честно нажитое и заработанное трудами праведными папашкой и мамашкой. Так что...
   Саня захлопнул журнальчик и покосился на мою ладонь играющую в Ваньку - встаньку с его вяло дрыхнущим членом.
- Вот чем ты занимаешься, спрашивается?
- Мне скучнооо ...Ого - Я торопливо убрал руку, чуя, что не стоит будить лихо пока оно тихо. А уж такое лихо.
- Ох, я щаз кого - то повеселю.
Сан поймал меня в попытке удрать с кровати, прижал шутливо и хохотнув подгрёб под бок, отвесив шлепка. - Отдыхай, деточка.
- А я может сказку хочу! - заметив, что его член начал опадать я осмелел. - Про Конька горбунка.
Саню скрючило от хохота.
- Пиздёныш. Допросишься ведь. А ночь впереди длииииииинная - томным голосом поведав это прямо таки провокационное открытие, Санька легонько подул в моё ухо и прикусив мочку губами, принялся рисовать алфавит языком.
- Завтра выходной, - резонно заметил я, машинально уворачиваясь от щекотки и закрываясь подушкой. - Хотя, мне домой надо. Да и...
Я снова загрузился подумав о Вольхе. О том, что придётся с ним объясниться, что бы Саня не думал по этому поводу. И я не уверен, что смогу объяснить, то, что казалось необъяснимым мне самому. Почему я сейчас нахожусь здесь? Ответа на этот вопрос я не знал. Точно так же как не понимал своих чувств в отношении Вольха. До встречи с Саней, до всего этого идиотского блядского калейдоскопа, я кажется даже подумал, что он мне нравиться. Я не знаю, что это за чувство. Я действительно не понимал. Я просто знал, что испытываю что - то: к Вольху, к Саньке. Испытываю очень по разному. И не могу это объяснить. Сутки назад, мысль о том, что я гей, вряд ли бы поместилась в моей голове. А сейчас поместилась. Но точно так же там помещалась мысль, что у Анжелина Джоли классные сиськи и губы, а задница Дженифер Лопес является моей эротической мечтой номер один. И дрочил я, думая не о том, что бы кто - то прижал меня к стенке и засадил по самые гланды, а о том, что засодить хочу сам, и далеко не в мужскую задницу, а в реальную щёлку Например я бы трахнулся с Никой, появись у меня хотя бы один шанс реализовать это на практике. Но два человека, два парня навязали мне свои чувства и я пошёл у них на поводу. Почему?
И чего же хочу я сам? Твою мать, я ведь даже не понимал толком чего я реально хочу. Как получилось, что всё получилось так?
- Ник, - тихо позвал Сан. Всё это время моего мысленного диалога и непрекращающейся внутренней рефлексии, он напряжённо следил за мной, серыми, очень внимательными глазами. Я вздрогнул очухиваясь словно от полусна.
- Что?
- О чём ты сейчас думаешь?
- Этот вопрос девчонки задают пацанам - ляпнул я встряхиваясь. - Оказывается реально раздражает.
- А знаешь, что делают па - ца - ныы? - осведомился Сан нехорошим таким подозрительным тоном.
- Трахаются? - предположил я отодвигаясь.
- Затрахивают! - отодвигаться от Сана решившего провести на мне полный курс эротической каллиграфии было бесполезно, точно так же как и отбиваться, тем более мой стояк тоже похоже был не против.
- Почему то у меня такое подозрение, что в отношении тебя это единственно действующий способ.
- А поговорить? - предложил я, заставляя Саню рассмеяться и заткнуть мой болтающий рот очередным проверенным методом.
- Вот после и поговорим, - шепнул он, выписывая языком просто фантастический эллипс. Чувствую, что завязать веточку сакуры узелком, Сану было что два пальца об асфальт. Сопротивление таяло как вялый снежок в жаркий весенний день. Особенно, когда пальцы Сани делают вот так, и вот туда. Ох твою ж мать.
- Саня, больно, - взмолился я, реально понимая, что моя задница не резиновая, и одна единственная, что бы выдержать Санькину атаку в очередной раз.
- Хм - Саня остановился смерив меня задумчивым взглядом. - Ладно, попробуем по другому тебя утешить.
- Кудаааа?
Я только и успел что ухватить его за уши, притормаживая скользнувшую вниз голову. Саня смачно выругался.
- Партизаны без боя не сдаются - хохотнул я и стрёмно взвизгнул по девчачьи, когда Санька решительно подхватив меня за колени, поставил на лопатки, придавая причудливую позу, берёзка - полушпагат.
- Значит, будем их пытать, - с самой серьёзной мордой кивнул Санька, и развратно облизнувшись, подмигнул мне с таким блядским видом, что душа растекалась тёплой мартовской лужицей и я капитулировал буквально через минуту, выбрасывая позорный белый флаг.
- Измельчали партизаны, - пахабно заметил Санька, и не дав отдышаться, развернул лицом к себе, пригибая мой затылок в нужном направлении - Придётся заставить их трудиться. Ротик чуть пошире Ник. И поаккуратнее с зубками гражданочка, это вам не таранька.
Бля, ржать я начал за секунду до того как он договорил. И разумеется с зубами. Санька взвыл и навешал мне подзатыльников.
- Кого люблю? Кого имею? - закатив глаза, с недоверием качая головой, куда - то в потолок выдал он и выдернув меня с поля неудачного эксперимента закончил мысль - Кого люблю, того собственно и имею. Иметь или не иметь, вот в чём вопрос?
  
   В детстве, меня к себе брала бабушка. Пока не умерла. Это длилось недолго.
Но я запомнил навсегда эти дни. Потому что просыпаясь утром в её доме, ощущал себя счастливым.
Это была особенная атмосфера: умиротворения, покоя, теплоты, тишины - так бывает только у бабушек. Солнечный свет льющийся в окна, сквозь зелёные ситцевые занавески, запах ткани, стук швейной машинки, грохот посуды на кухне, и аромат завтрака. Настоящего завтрака, для меня, приготовленного любимым человеком. Для меня, понимаете? Мне не нужно было торопливо вставать, пробираясь сквозь ужас кошмара и запах перегара, не нужно было перешагивать брезгливо через бутылки, копаться в вечном бардаке, собирая вчерашние объедки. Моя еда - это кусок хлеба и сосиска, если повезёт. Я ем для того, что бы не быть голодным. Ну вот как так, что бы было вкусно? Что бы можно было получать от еды наслаждение? Ну что бы для меня, понимаете? По настоящему, взаправду, только для одного меня. И можно съесть всё. И не торопиться никуда. И никто не станет считать куски. Глупо измерять счастье едой. Дело конечно же было не в еде, но нормальная жратва, была так сказать дополнительным бонусом, к комплекту бабушкиного счастья. К особенной атмосфере её квартиры. Когда лёжа в кровати, я не хотел вставать. Не потому что не хотел жить. Знаете, это нежелание жить в этой реальности, нежелание сталкиваться с ней день за днём открывая глаза, нежелание вылезать из под одеяла потому что кровать это единственная крепость твоего мирка, блаженные несколько часов, пока тебя никто не трогает, не орёт, не вторгается в твою жизнь. Плоский мирок между простынёй и одеялом который принадлежит только тебе, а потом обычно ты открываешь глаза и наступает Реальность.
Моя реальность не была плохой, она просто была той реальностью, в которой мне не хотелось находиться, но я находился, так получилось. И я научился не замечать её. Просто привык с ней быть. Но ведь всё познаётся в сравнении. И это сравнение. День и Ночь. Постоянный страх или бесконечное чувство покоя. И вот в квартире у бабушки, я не хотел открывать глаза, просто потому что был счастлив, потому что остро хотелось продлить это удивительное ощущение, сохранить в памяти, запомнить, каждое собственное уютное движение. Прикосновение накрахмаленной простыни к коже, запах чистоты, уюта. Понежиться в нём, ещё немножечко. У бабушки были самые мягкие перины на свете, и множество подушек, вышитых курочками и цыплятами и ...Не знаю, что это было.
Но я знал, что тогда я был счастлив. Я это понимал. По настоящему понимал, хотя мне было всего пять лет.
  

И вот, утром в пустом гостиничном номере, наполненном бесчисленными следами энергетики и присутствия множества других людей, бывших здесь до нас, я проснулся счастливым. Абсолютно, стопроцентно счастливым, заполненным этим состоянием изнутри, под самую макушку, под завязку, как разноцветный солнечный шарик. И страшно дышать что бы спугнуть это ощущение, и невозможно добавить ещё капельку, потому что кажется, - лопну, от переполняющих эмоций.
Я не хотел открывать глаза, не мог, не желал. Хотел остаться в этой секунде до бесконечности, в дурацком состоянии беспричинной радости и покоя.
Это чувство дарил Саня. Он здесь, со мной. Я не вижу его, но чувствую.
Я представлял, что сейчас он лежит рядом: сильный, спокойный, надёжный, уютный и в то же время хрупкий как морозное стекло.
Прекрасная кукольная принцесса, наполняющая меня своим дыханием. Мы с Саней дышали друг в друга, когда целовались и трахались. Саньке внезапно пришло в голову подышать в меня. Он вообще в этом плане, был какой - то чересчур изобретательный. И вот кажется, случилось. Санька надышал меня счастьем.
Дурость конечно. Но мне было нереально хорошо. От мысли, что сейчас вытяну ладонь, коснусь его тела, прижму к себе и Никуда не отпущу. Останемся здесь вместе. Умрём оба. В один день как Ромео и Джульета. Бля, я придурок.
Я представлял что он спит, и меня реально пёрло. А может быть не спит, может быть смотрит, и..... Губы сложились в идиотскую улыбку понимания, потому что я ощутил, да СМОТРИТ, Смотрит на меня придурка и тоже улыбается. Я это знал, видел кожей, закрытыми веками, ощущал ресницами, которые тянуло приоткрыть и подсмотреть. Но я не буду. Я не хочу это разрушить. Ещё немножечко.
И одурительно пахло кофе, и булочками, настоящим свежеиспечённым хлебом с корицей. А ещё гиацинтами. Моё золотое счастье имело запах гиацинтов. Тонкий аромат наполнял комнату, кружился в воздухе, танцевал солнечными пылинками под потолком. Я видел гиацинты только раз, но запах запомнил навсегда, опьяняющий, дерзкий, кружащий голову.
Всё, больше не могу.
Я резко распахнул глаза.... И задохнулся. От счастья. Увидеть САШКИНО лицо.
  
  
  

Давай разроем снег
И найдём хоть одну мечту

Ты сказала ты знаешь, она живёт там.

  
  
   Саня одетый в бордовую рубашку и чёрные джинсы, лежал рядом со мной, почти на мне. Слегка навалившись, но не прикасаясь, удобно устроившись поперёк кровати на животе, и подперев подбородок кулаком, смотрел на меня
Не смотри Сан, не смотри, я же сейчас просто сдохну, лопну же твою мать.
   И улыбался.
  
  

Принесём домой и оставим с собой до весны

А потом с болкона отпустим вниз... пусть летит

  
  
  
   А на подушке, рядом со щекой, лежали гиацинты.
Розовые, фиолетовые, белые - целая охапка. Свежих, рассыпавшихся в несобранном букете.
  

Колокольчик в твоих волосах, звучит соль диезо

  
  
  
   Да какой там букет. Складывалось ощущение, что Сан решил не мелочиться, и разом скупил всё ведро, потому что перевернувшись, я зарылся в цветочный ковёр, как грёбанная белоснежка в клумбу.
А в серых глазах, парня, которого я вчера, клялся убить... Плескался океан.
  
  

Давай разожжём костёр
И согреем хоть одну звезду

Ты сказала, что нужно делать именно так

  
  
   Если когда нибудь, меня попросят описать слово Любовь, я совершенно точно могу сказать. Я знаю, как она выглядит. Как сияние, как свет, как солнечные зайчики в чужих глазах: ласковые, любящие, снисходительные, смеющиеся, бесконечно нежные.
Так смотрел на меня Вольх, так, и в то же время немного иначе, более жёстко, Вольх был волком, а Саня, уютно расположившийся на покрывале - пушистой принцессой. Самой прекрасной на свете, кукольной принцессой. От рассыпавшейся чёрной чёлки над асфальтовыми смешинками глаз, изящного аристократического носа, аккуратного фарфорового подбородка, и неуловимо смеющегося рта.
У Саньки был потрясающий рот, в уголках которого пряталась улыбка. Как в сказке про Питера Пена, в описании Миссис Дарлинг. Рот мог кривиться, мог поджиматься, но когда улыбался, когда улыбался по настоящему, я ведь раньше даже не видел, что он способен улыбаться ТАК, оказалось весь мир сияет.
   Мы будем сидеть у окна
   И рассказывать друг другу сны
   А потом нам споют свою песню первая птица
   И улетит
   И сейчас Сан смотрел на меня космическим взглядом вселенной, источающей глубинные тонны нежности, завалом метеоритов эмоций.
   Кажется он смотрел так очень давно, и совершенно не собирался будить.

Колокольчик в твоих волосах

Звучит соль диезо.

   Я зарылся в цветы: лицом, пальцами, прижался ладонями к тонким ароматным лепесткам, с мягкими толстыми стебельками, чувствуя что краснею, полыхаю так, что даже не могу поднять глаза и посмотреть на него, потому что стесняюсь. Вот чего я спрашивается застеснялся?
А Санька расхохотался. Звонко, искренне, заливисто. Подобрался стремительной юркой змейкой, взъерошивая пальцами мою лохматую макушку, засыпая цветами, наваливая сверху, обсыпая гиацинтовым дождём, развернул к себе, любя смеющимися, шальными глазами.
- Доброе утро, чудо моё, - хрипло шепнул он. - Я тебя люблю.
- Саня...
Ну всё, пойду отращу волосы, сделаю себе силикон, потому что мне реально надо было родиться бабой. В носу защипало, в глазах сделалось тоже очень подозрительно, даже горло перехватило от спазма. Только позорно разреветься не хватало. Приплыли, блин. Вот гадёныш.
   А Санька уже прижал к себе, целуя, тиская. Кажется, он понял, что со мной твориться. Он всегда всё как - то очень органично понимал. Улыбнулся загадочно и потащил с кровати, усаживая, устраивая среди подушек и одеял, подкатил кофейный столик.
- Сегодня на завтрак кофе и круассаны, по французки. Я бы конечно предпочёл минет, но боюсь увлечься. И ведь увлекусь, да. Ники, ты как?
Он ухмыльнулся и вытащил лепесток из моих волос, чмокнул в губы, заглядывая в глаза.
- Нормально. Но тыл болит. - Я предпочёл отвести взгляд, ибо заметив моё нездоровым румянцем пылающее лицо, Саня засветился так, словно я пообещал ему штуку баксов, и что самое примечательное вернул.
- Поиграем в доктора? - Подушкой Саня получил прежде, чем закончил мысль и с хохотом приземлился на кровать.
- Ник, прости, просто спросонья ты выглядишь... офигенным. Таким офигенно трахабельным - Сан торопливо сверзился с кровати и ловко воткнул булочку, в мой начавший возмущаться рот.
- Лучше жевать, чем говорить.
- Шкот беффуфеный
- Жуй партизан. Кстати, вес тебе набрать не помешало бы - Саня ничуть не обидевшись на продемонстрированный ему фак, удобно устроился напротив, наравне со мной прихватывая с тарелок всё вкусное и интересное, впрочем уже через минуту перестал жевать и уставился на меня. Я вопросительно изогнул бровь.
- Завидую круассану. - Саня отреагировал смешком и тряхнул головой. - Не видишь ты себя со стороны, Никита. Мне же памятник можно отлить за терпение.
Я чуть булочку не уронил. Торопливо слизнул тающий сыр. Саня зашипел, а затем прикрыл глаза, и посмотрел так, что мне срочно понадобилось кофе, а лучше два. Блядь, это его хочется завалить, причём прямо здесь и прямо сейчас. Когда Сан мурлыкнул у меня по коже побежали мурашки.
- Может отложим завтрак и ты займёшь рот хм... мной, ммм?
Саня неторопливо расстегнул ворот рубашки, отодвигая стол и присаживаясь на корточки.
Не даст. Это я тоже понимал, подсознательно, что ли.
Я возмущённо замычал, дрыгая голой ногой, на которую уже вовсю нацелились жадные лапы. Вот и где спрашивается понимание и терпение. Нам мужикам только одно надо, ну ясно же. Меня разобрал хохот и я демонстративно откусил от круассана мощный кусок и зачавкал.
- Чудовище, - Саню ощутимо передёрнуло, видимо размечтался в фантазиях о предстоящем минете.
Однако это уже было не смешно. На запросы Сани, меня реально не хватало, в то время как этот озабоченный трахаться похоже был готов круглые сутки. Вот тебе и скромный ботаник, блин. Извращенец.
- Верни жратву на базу. - возмущённо потребовал я, отбиваясь уже второй ногой, а затем и рукой.
- Согласен. Любиться лучше на сытый желудок. - Сан успел чмокнуть меня в голый живот и в бедро, (попутно облапав так, что я был уже не против покончить с завтраком и перейти к главному блюду, )но Саня сжалившись, а может содрогнувшись от вида моих выпирающих костей, вернул стол на место, и тяга к еде оказалась сильнее тяги к Сану.
- А желания из номера вылезти не возникает? - поинтересовался я с удовольствием вылизывая джем из вазочки.
- Вот когда ты так делаешь, у меня возникает только одно желание.
Саня безнадёжно махнул рукой, соглашаясь с тем, что это надолго и не лечиться.
- Ладно, учитывая твою временную недееспособность...
- Но - но, - я добрался до последнего тоста, ощущая что достиг состояния абсолютной сытости. Теперь бы покурить. Ну - да ладно. Переживём.
- Итак, чем сегодня займёмся? - деловито поинтересовался Саня, ползая по кровати, собирая цветы и ставя их в вазу. - Чего бы тебе хотелось?
- Тебя - чуть было не ляпнул я невольно любуясь его изящными гибкими движениями и покраснел спохватившись, что Саня расценит это как приглашение, но совсем не то приглашение которого я хотел. Ладно мы ещё вернёмся к обсуждению насущного вопроса, что играть в одни ворота нехорошо. И я бы тоже предпочёл забивать голы.
- Да не знаю, если честно. Может, в парк сходим?
- Уточек покормим? - передразнил Саня роясь в спортивной сумке. С утра он похоже успел сгонять не только по магазинам, но и завернуть домой. - Боулинг, ресторан, клуб, казино? - он небрежно прошёлся по списку, поймал выражением моего лица, вздохнул сдаваясь - Понял. Идём кормить уточек. Но второе место выбираю я. Согласен?
- Согласен. Но у меня денег нет, а на большее чем пиво за твой счёт, не согласен. Звиняй, тут дело принципа.
- Ох, уж эти твои принципы. Ещё в школе весь мозг мне ими выел, - хохотнув и похоже ничуть не обидевшись, А с чего бы ему обижаться. Я всегда был таким и он это знал, Саня вытащил два упакованных пакета и небрежно бросил их на кровать. - Переодевайся. А то ещё пара минут лицезрения как ты прыгаешь голым, и никуда мы не пойдём. Я не маньяк Ник, просто столько лет тебя ждал.
Я остановился на секунду перестав выискивать куда - то заброшенные ещё два дня назад, шмотки.
Саня отвернувшись пялился в окно, с привычно безучастным видом, затем развернулся.
   - Не реально за пару суток насытиться.
Глаза смотрели очень серьёзно, спокойно. - Не возникни необходимости тебя выгуливать, мы бы не вылезли из кровати ещё неделю. Я не шучу. - добавил он странным тоном, и я внезапно понял, действительно, не шутит. Твою мать Сан реально смотрел на меня глазами голодного маньяка. И если раньше он сдерживался, то сейчас необходимость сдерживаться отпала. На долю секунды, я ощутил себя неуютно, вспомнив его угрозу, порвать собственную задницу. И внезапно понял. Сан бы порвал. Не сообрази он, что не было у меня никого по натуре. Он бы просто порвал меня, даже зная, что делает больно, мстил бы сознательно за свою боль, за самого себя. А сейчас моя пушистая кукольная принцесса была довольна и счастлива, и сероглазый стальной тигр внутри неё, преспокойно сладко спал свернувшись калачиком.
Внезапно образовавшийся в горле комок, удалось проглотить с трудом. Что - то мне подсказывало, что я попал.
- Сан, а если бы ...Если бы я сказал, что не хочу встречаться? Если бы нахуй послал? - поинтересовался я, ну так на всякий случай, мало ли.
Саня склонил голову на бок, рассматривая, потом медленно подошёл. Красивый изящный, окутанный ароматом гиацинтов. Мне было сложно привыкнуть, что эта хрупкая кукла, выше меня почти на две головы. Взял за подбородок и очень нежно поцеловал.
- Не надо тебе этого знать, Ник. Мы же ведь встречаемся, правда?
Тигр приподнял голову и полоснул невидимыми когтями.
И я...Я вызывающе выдернул подбородок. Ну не любил я, когда со мной так разговаривали. И сейчас вновь родилось между нами это самое негласное. Сан знал, что на меня нельзя давить. Иногда мне кажется, что он был единственным, кто это по настоящему понимал.
   - Из принципа нахуй пошлю.
Сан даже не обиделся, просто посмотрел ироничными влюблёнными глазами, и я реально поплыл как дурак.
- А сможешь? - шепнул одними губами.
- Бля, иди ты, - Я стукнул его подушкой, начиная стремительно краснеть, под этим знающим взглядом.
- Ники, ты всегда так активно напрашиваешься, - Саня мурлыкнул с откровенной насмешкой в голове, прижал к себе и я не удержав желания собственных ладоней, обнял его за торс притиснул. Так мы и стояли минуту как два идиота, Санькин подбородок на моей макушке, моё лицо уткнувшееся ему в грудь и руки жадно стиснувшие пространство драгоценного чужого мира.
  
   Со мной сложно. Это я знал определённо.
   - Дааа, сложно нам будет, Ник, - произнёс Саня, словно по ходу моих мыслей. Мы не успели выйти из номера, но цапаться уже начали. Точнее, цапался я. В руках Саньки были мои шмотки. Точнее не мои, вещи Вольха, и он не давал их мне одеть, заменив двумя равнозначными пакетами на кровати. И, кажется, в магазин он гонял исключительно по этой причине. Вещи были новые: джинсы, футболка и тонкий шерстяной джемпер - полный комплект.
   - Ники, это не дело принципа. Тут другое, - терпеливо втолковывал Сан. - Я просто не могу тебе позволить их одеть. Подумай головой. Хочешь, скатаюсь к тебе домой?
   - Нет! - представив, ЧТО Саня увидит у меня дома... даже не так, сама мысль о том, что Саня увидит, где и как я живу, была из разряда... Ну, в общем, я её отмёл.
   - Ники, если тебя интересует подтекст отношений то, как твой любовник, - он присел на корточки, ловя моё лицо ладонями.
   - Бля, ну ты сказанул...
   - А кто мы тогда? - внимательно меня рассматривая, спокойно осведомился Саня.
   Я смутился, начиная понимать некоторый новый аспект наших отношений, который, похоже, доходить до меня начинал только сейчас.
   - Ты меня сейчас очень обижаешь, Никита, - тихо сказал Саня. - Давай не будем спорить. Просто, сделай это для меня, пожалуйста. Хорошо?
   Не знаю, каким образом, Саня каждый раз мог сделать так, как было нужно ему. Вот действительно, лаской можно добиться гораздо больше, чем угрозами. Я приготовился отстаивать себя, бунтовать. А он просто обнял, уговаривая как ребёнка и в итоге, недовольно сопя, но понимая, что, очевидно, Сашка прав, я согласился упаковаться. Просто, вот как Сане объяснить, что эти его широкие жесты меня унижают? Хотя, единственное, что не хотел сделать Сан, это унижать меня. Особенно теперь, когда я остался с ним добровольно. Интересно, что было бы, если бы я его не принял? На этот вопрос Саня не дал мне ответа, ответ на него мне предстоит узнать позже, а пока мы просто вышли из вестибюля гостиницы, щурясь от яркого мартовского солнца и вдыхая грудью свежий запах весны.
   Я сложил вещи Вольха в пакет, намереваясь вернуть, как только представится такая возможность. Может быть завтра. Я не думал о нём. Если честно, просто не хотел думать. Мысли в этом направлении оказались болезненны и неприятны. Трудно сказать, что происходило со мной, не знаю, чем руководствовался в собственных поступках. Я просто запутался в себе, в собственных чувствах. Не понимал толком были ли они, чувства?
   Но тогда получается, что я просто так, с какого-то хуя, непонятно зачем, стал встречаться с двумя парнями, просто потому, что каждый из них сообщил офигенную новость, что это любовь?
  
  
  
  
   Я, раскинув руки, нёсся по перилам ограничителя, балансируя на носках. Сан, снисходительно посмеиваясь, шагал рядом, готовый подхватить придурка. А я пытался представить на их месте кого-то другого, того же Зидана, или Лёна, или Серёгу Варича, моего одногруппника. С Серёгой я дружил, он мне был симпатичен и интересен. Но, почему-то, я очень чётко понимал, что в любой другой раскладке, любых других двух человек, я бы за такое признание, послал нахуй, в лучшем случае. А в этих двух случаях не смог. Почему? Небезразлично.
   Я честно свалился в подставленные Санькины руки, вывернулся торопливо, не давая прикоснуться.
   - Лучше бы сидели в гостинице.
   Губы Сана скривились и он посмотрел на свои ладони, в которых, секунду назад, барахталась моя, падающая с перил, задница.
   - Да успеешь ещё. Куда ж я денусь-то теперь? - пообещал я, сжимая пакет. Лицо Сани посветлело.
   - Ты уж постарайся не деваться, - попросил он перед тем, как мы расстались у подъезда моего дома.
   - Пригласишь? - улыбнулся Саня. Я отрицательно покачал головой.
   - Не, у меня там бардак страшный, в другой раз.
   Даже не соврал. Саня кивнул, принимая, заглянул в подъезд, обозревая его на наличие посторонних, и, прежде чем уйти, втянул меня за собой, целуя жадно и неистово, так, словно виделись, блин, в последний раз, и завтра мне не надо было в лицей.
   - Не могу тебя отпустить, Ник, - признался Сан, тяжело дыша, словно бежал стометровку. - Боюсь. Сам не знаю, почему. Глупо, правда?
   - Наверное, - невнятно пробормотал я, думая о своём. Саня стиснул меня в последний раз, посмотрел в глаза, с отчаянным выражением, было видно, что правда не врёт, что не может сейчас разжать руки повернуться и уйти.
   - Я тебе позвоню, - шепнул он. - Сегодня вечером позвоню и буду долго-долго с тобой разговаривать по мобиле. Всю ночь. Может, не надо тебе домой, Ник? - спросил он как-то жалобно. - Давай ещё побудем вместе, а завтра я тебя прямо с утра на учёбу отвезу. Ники?
   Вот никогда не думал, что Сашка, такой сильный, гордый и большой будет канючить, как пацан. Мне стало смешно, и я любовно запустил пальцы в его волосы, создавая на голове хаос. Правда, для того что бы дотянуться, пришлось встать на носки, в то время как Сан, с непроизвольной ухмылкой, наклонился вниз.
   - Сань, ты как дитё малое, честное слово.
   Мы бы ещё продолжили говорить, но в этот момент на площадке залаяла собака, хлопнула дверь и по ступенькам стала спускаться соседка. Мы отпрянули друг от друга одновременно. Точнее, я отпрянул, а Санька поморщился, как от зубной боли. Может, он и правда не врал, когда сказал, что ему абсолютно безразлично, что об этом подумают окружающие. Пользуясь заминкой, я махнул ему на прощанье рукой и торопливо улетел по лестнице наверх, не забыв поздороваться, под неодобрительное: "Вечно носятся как сумасшедшие..."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Родители оказались дома. Впрочем, в последнее время, в родных пенатах они зависали частенько.
   В квартире было накурено, пахло табаком и туалетом.
   Я не раздеваясь прошёл в ботинках, привычно не замечая нищенской обстановки: облупившихся обоев со стёртым рисунком, разваливающейся мебели, стоявшей здесь наверное задолго до моего рождения. Старенького телевизора - из категории рабочий антиквариат, засаленного ковра неопределённого серо - коричневого цвета, покрытого слоем даже не пыли, жирной коркой грязи, которую я старательно оттирал каждые выходные, но толку было от стараний, если их никто не ценил и не замечал, безразлично засирая все результаты моих усилий.
   Предки и их друзья отмечали на кухне очередной день стакана. Играла музыка. Уровень шума привычно, превышал допустимые децибелы, превращая посиделку в страшный праздник, цену которого знают только дети. Звучали разговоры, ещё не перекатившиеся в фазу скандала. Смех. Весело одним словом.
   От этого весело у меня внутри всё скручивалось мучительной чёрной пружиной, но я уже привык не замечать, прокручивал в голове мантрой: Меня это не касается - вбил себе это знание на уровне подкорки.
   Единственное, о чём я мечтал, приходя домой, чтобы меня тупо не заметили, забыли о моём существовании.
   О нём и так никто не вспоминал, и для меня удивительным казался факт, что предкам регулярно приходило в голову ткнуть меня мной. Совесть что ли мучила? Без понятия. Но обычно не проходило и получаса, как заявлялась мать, начиная активно капать на мозги, или отчим являлся воспитывать. И если мать, я ещё худо бедно переваривал, точнее, просто старался не реагировать, то с отчимом было сложнее. Этот сука постоянно руки распускал.
   Об этом даже не хотелось думать и говорить...
   Я привычно запер дверь на замок. Врезал, когда исполнилось пятнадцать.
   Сначала отчим выбивал регулярно, превратив дверь в некое подобие изломанно - пробитой конструкции, держащейся на честном слове, потом смирился, сообразив что я повзрослел, очевидно, и нет никакого смысла бороться с моей начинающей пробуждаться самостью, и даже как-то, стал меньше доёбываться.
   С учётом того, что в последний раз я избил его и оставил лежать на ковре, прежде чем съебаться из дома, неудивительно, что этот мудак предпочитал меня не трогать. Те времена, когда я не мог дать сдачи, безвозвратно прошли.
   Я давно научился огрызаться в ответ. А начистить ему ебало с меня сталось в пятнадцать лет, чем я небезосновательно гордился, ощутив, что перешагнул некоторый собственный внутренний рубеж взросления, похерив шаткие идеалы в душе.
   Я снял обувь у порога. В моей собственной комнате всегда царил относительный порядок. Да и не мог я просто жить в грязи. Должно же у человека быть хоть какое-то пространство, которое он будет свято беречь и хранить? Его собственный угол, место куда он сможет прийти отдыхать...Жопа заключалась в том, что не было у меня такого угла, такого мирка, знаете, маленькой собственной безопасности. И замок не спасал от этой гнетущей убивающей атмосферы тревоги. Из стресса в стресс. Своего рода девиз и кредо.
   Что надо человеку для счастья? Сон, еда и вода? Нихрена. Безопасности ему хочется. Тупо голимо безопасности, а всё остальное это так, мелочи. Когда с близкими всё хорошо, когда у самого всё пучком...И разумеется, что бы голодать не приходилось. Когда приходиться, тут своеобразно так у человека мозг работает, психологический атавизм включается. Я вот всегда думал, как люди в войну выживали, это же страшно, когда взрывы, всюду смерть, есть нечего, а с другой стороны, вот так вот, брали и выживали. Эмоциональный порог отключается, своего рода, оцепенение наступает, меняется восприятие...Потом сидишь спустя время и думаешь. Господи, как же мы жили, как же мы через всё это прошли, нереально ведь. А всё просто. Выхода нет. А когда выхода нет, хочешь жить - умей вертеться. Когда в силу вступает закон выживания, становиться не до страданий и жалости к самому себе. Зубы стиснул и вперёд. Страдания делают сильнее, пробуждают душу.
   И начинаешь понимать основные ценности жизни. Что вот это важно. А всё остальное, так, материальный мусор по сути.
   У меня этим материальным мусором, комната была забита под завязку. Оригинальным хламом, который не вызывал абсолютно никаких эмоций, за исключением практической попытки толкануть в комиссионку. Правда в комиссионке подобное не примут, а родаки за перестановку меня бы точно убили.
   Раздолбанный шкаф с одной дверцей, книжные полки компактно сколоченные из досок, и холодильник, который отчим собирался починить десять лет назад, но так и не починил. Изголовье дивана венчала, старинная швейная машинка, заваленная непонятными тряпками, по поводу которых я регулярно пытался выяснить у маман, нахрена они ей нужны и получал разумный, полный интеллектуального превосходства ответ. - Шить.
   Ну ясен пень, дебил я что ли такое спрашивать? Машинку притащили с улицы, тоже лет пять назад, и она почётно разделила судьбу холодильника, и даже внесла полезный вклад в мою жизнь, когда я сумел разобрать тряпьё по коробкам и распихать так, что бы это не вызывало претензий. "Типо всё на месте, всё стоит, но в тоже время не мешает", я приспособился использовать горб вместо вешалки, закидывал на него свитер с джинсами, ну и складывал учебники с тетрадями, из тех, что не помещались на столе.
   Не могу сказать, что я особо переживал, скорее иронизировал.
   Содержимое моей комнаты, можно было обозвать только одним словом. Хлам.
   Просто груда старого хлама, развалившегося, ржавеющего, рассыпающегося. Даже книги, стоявшие здесь со времён царя Гороха, были изжёванные, с пожелтевшими страницами, загаженные тараканами.
   В нашей квартире не было вещи, к которой можно было бы прикоснуться без содрогания. И как я должен был пригласить сюда Сана? Позволить ему это увидеть? Да его бы стошнило, однозначно. От всего, от грязи, от запаха, от отвращения. Ему ведь в голову не может придти, что люди могут жить так. Что за внешним благополучным фасадом, может таиться это.
   Моя мамаша, когда подкрашивалась и была относительно трезва, выглядела очень даже прилично. Пусть вещи у нас были не из бутиков, но внешний фасад родители берегли. Что-то ещё такое осталось, видимо. И никто в школе, никто в училище не знал, что же здесь творится на самом деле. Никто из моих друзей не знал. Я не мог позволить ЭТО узнать.
   А так, я привык. Даже не то, чтобы привык. Это моя семья, мой дом, мои родители, я всё это любил по-своему и старался беречь, как мог. Пока мог, хотя, иногда у меня тоже не хватало терпения, и я срывался.
   Несмотря на хлам и некоторую ветхость мебели, комната выглядела вполне терпимо.
   По большей части так, как может выглядеть комната любого пацана. Стены, обклеенные картинками и плакатами с моими любимыми группами, правда, в последнее время, среди них затесалась целая эротическая галерея, под которой так удобно было прятать облупившиеся обои. На столе даже имелся живой комп, который я выкупил у знакомого практически за копейки. Деньги у меня были. Мать давала с зарплаты, что могла позволить, что говорило о том, что родители у меня, в общем-то, были неплохие, да и подрабатывал я где мог, и как мог. В магазинах всегда требуются грузчики, клеельщики рекламы и раздатчики флейрсов. В общем-то, это меня не напрягало нисколько. Наоборот, я гордился тем, что самостоятельно зарабатываю себе на жизнь, хотя и понятно было, что реальную работу мне ещё не скоро светит найти. Но, в сущности, какие запросы у подростков? На себя мне хватало, как я уже и говорил.
   Часы показывали начало седьмого. Я переоделся. Не знаю, по какой причине, но я снял вещи подаренные Саном и убрал их в самый дальний угол шкафа. Не готов я пока был к его подачкам, хотя и понимал, что дурак. Ну, вот такой вот я принципиальный. Дома было абсолютно нечем заняться. Вольх так и не звонил, пропав очевидно на неопределённый срок. Я попытался делать домашку, но математические формулы никак не желали укладываться в голове, мысли постоянно отвлекались на постороннее. В основном крутились вокруг того, как мне теперь разбираться с Вольхом. Что сказать? Что объяснять?
   Раскладка: "Саня меня опоил, изнасиловал, и мне неожиданно понравилось" у меня у самого в голове не укладывалась. А потом меня осенило. Я даже ощутил себя дебилом, что не додумался до этого раньше. Вольх оставил мне ключи от квартиры. Я ведь могу, в сущности, не встречаться с ним, могу просто придти, положить его вещи, забрать свои, и уйти. Ну а потом, как-нибудь, постепенно, всё само собой рассосётся.
   Именно с такими мыслями, я натянул старенькие гриндерсы, прихватив куртку, которую хранил исключительно в своей комнате, чтобы не украли и торопливо свистнулся из дома, не забыв запереть дверь на замок.
   Что-то крикнул с кухни отчим, кажется, только сейчас сообразивший кто тут пролетал, но я уже не слушал, с облегчением от того, что миновал встречи с предком до вечера, выстукивал ногами бодрый ритм.
   Я всегда хожу быстро. Практически ношусь. Не знаю, почему так. Движения у меня резкие, быстрые, порывистые. Мне постоянно не сидится на месте, надо куда-то нестись, что-то делать. Запри меня дома на несколько часов и это станет настоящей пыткой. Зато на улицах я отдыхал. Улицы манили с неистовой, притягательной силой. Они кипели жизнью и энергией, отголоски которой я постоянно находил внутри себя. И, растворяясь среди друзей, в темноте ночных переулков, сидя на остановках или у костров, я ощущал себя почти счастливым и живым. Сейчас на улицах всё ещё было холодно, но март уже растопил ледяной, скованный морозом воздух, наполняя его запахом коры и талого снега, подкрасив деревья красновато-розоватым оттенком. В семь часов вечера на улице уже не было темно, хотя сумерки активно опускались на город, встречаемые зажжёнными фонарями и ярким светом, льющимся из окон домов и витрин.
   До дома Вольха было почти сорок минут ходьбы. Я даже успел замёрзнуть чутка, всё таки зря не одел шапку и шарф, не лето же. Поднялся по ступенькам, испытывая облегчение от того, что придумал и решил всё так ловко, хотя на самом деле ничем иным как трусостью, такое облегчение не назовёшь.
   Но дело заключалось не только в трусости. Вы знаете, я могу, не глядя, не боясь ни бога, ни чёрта, встать один против толпы скинхедов, если они попытаются зажать в углу девчонку. Я не боюсь драк, не боюсь отстаивать своё мнение, способен бросить его в лицо. Но присутствовала в жизни одна единственная вещь, которую, я, отличиясь повышенной восприимчивостью - безумно боялся. Чужая боль.
   А когда эту боль причинял сам....
   Тот, кто хоть раз испытывает страдания на своей шкуре, знает какого в этой шкуре другим... Как объяснить? Чужое состояние вызывает отклик, царапает изнутри, взгребает и ты не можешь пройти мимо, бросить самого себя в другом человеке - не можешь...
   Не знаю, какими тайными или явными мотивами руководствовалось моё подсознание в такие моменты, но для меня это оказывалось по настоящему мучительно. Одна мысль о том что по моей вине кто - то пострадает. ..Острым ножом по оголённым проводам изнутри, "серпом по яйцам." Я мог страдать сам, но не выносил, когда страдают другие...
   Жизнь не настолько меня убила и размотала по проводам, чтобы я повзрослел и научился посылать её нахуй, вместе с теми людьми которые имели привычку врываться и портить бытие; наоборот, я долбоёб очевидно считал, что моя задача всех спасти, взять на себя то, что я мог сделать...А сделать я не мог.... Поэтому не умел отказывать, там, где логика требовала отказать, путался, вязнул в чувствах и в отношениях, как муха в клейкой паутине, хотел как лучше для всех, не понимая, что так не бывает, и самое важное понять, что хочу я сам . Вот, что должно было стать изначальным трамплинам. Но трамплина не было.
   Мы часто желаем" много и всего и сразу" но понимаем это невозможно. Для того, чтобы определить собственную цель, приходится от чего - то отказываться, чем - то жертвовать, выбирать, находить компромисс...
   Это вы понимаете, я сейчас понимаю это...А тогда не понимал, я был подростком и не хотел жертвовать ничем, верил, что это возможно: совместить несовмещаемое, впихнуть в себя невпихуемое, потому что в моей маленькой личной Утопии всем на свете должно было быть хорошо.
  
  
  
Why does it r
ain, rain, rain down on utopia?

Почему идёт дождь, дождь,

дождь в Утопии?

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Я скорчившись над дверью, поворачивал ключом в замке, с чертыханием ковыряясь в непривычной конструкции. Открыть никак не получалось. Спичек ему туда что ли напиха....
   Руку внезапно резко повело вслед за поворачивающимся замком, дверь открылась, и Вольх просто задёрнул меня на себя. Он был дома. А я... Я растерялся.
   - Ты где был? - светлые глаза смотрели устало, раздражённо и...
   - Эм, - Я открыл и закрыл рот. Вольх просто прижался ко мне, поцеловал, нахмурился, осознав, что я напрягся, и принялся расстёгивать мою куртку, планируя закинуть её на вешалку просторной прихожей, где уже висела знакомая кожанка с накинутым поверх светлым шарфом.
   - Вольх, пусти, я тебе что, дитё малое, блин?
   Я раздражённо вывернулся.
   Мне не нравилось, что Вольх относится ко мне как к ребёнку. Пусть он и был старше, но вот Сане не приходило в голову выставлять меня безруким идиотом в откровенных мелочах, а Вольх, не знаю, пёрся он от этого, что ли.
   - Судя по уму похож...Шучу - Вольх фыркнул, и тут же стал серьёзным. - Ник, ты хоть изредка не ленись трубу проверять. У тебя абонент вторые сутки вне зоны доступа. Я извёлся весь. Чёрти чего себе надумал.
   Вольх подтолкнул меня в спину, привычно запуская в комнату, нападая лавиной обвинений.
   В напряжённом тоне слышалась тревога, обида, непонимание.
   Я растерялся. От Вольха не было ни одного звонка, и вот выясняется, что всё это время он мне звонил по сто раз на дню, а я был для него недоступен. Собственно, по этой причине, по его словам, он и вернулся раньше, чем планировал.
   - Вообще-то... Ты не звонил. - Я поделился с ним этим соображением и Вольх снова нахмурился.
   - Может со связью что? - предположил я, неуверенно ковыряясь в собственной мобиле, и оцепенел, сообразив, что Вольх заблокирован. Кто это сделал? Саня?
   - Потом разберёшься. Неважно.
   Я повернулся. Вольх стоял, прислонившись к косяку двери, скрестив руки на груди, и улыбаясь смотрел на меня.
   - Ты же здесь.
   Стало очень паскудно. У меня даже ноги подкосились, когда он шагнув, привлёк к себе и втянул в поцелуй, постепенно переходя на лицо, подбородок, скулы. Обнимая и собственнически лапая. Естественно запуская ладони под ремень, что бы стиснуть задницу.
   - Чёрт. Как я по соскучился, малыш, ты не представляешь. Нереально просто.
   Он зарылся носом в моё плечо, и последние слова прозвучали неразборчиво, больше похожие на невнятное бормотание, но тем не менее смысл был очевиден и от этого смысла, от самого себя, мне становилось паскуднее с каждой секундой. Вот только Вольх вряд ли замечал моё состояние.
   Оторвался с трудом, дружески хлопнув по плечу, и возвестил довольно, на всю комнату.
   - Ладно. Сантименты потом. Ник, мы с тобой сегодня неприлично богаты, так что переодеваемся, едем в ресторан. Посидим как белые люди, отметим нас... и вообще.
   В его голосе мимолётно скользнула просящая нотка и тут же растворилась смытая нахлынувшими эмоциями. Радостью.
   - Но, сначала, - Вольх попытался поймать мои губы, и я торопливо сжал их, отворачивая голову в сторону, уклоняясь от поцелуя, который так и не состоялся, потому что голова Вольха вопросительно застыла в воздухе.
   - Вольх... Не надо. -
   Я попытался отстраниться, почти оттолкнулся и он разжал руки, не понимая, что происходит, начиная стремительно мрачнеть.
   А меня реально затрясло. Накрыло так, что сейчас самым разумным действием, виделось свалить из этого дома, как можно быстрее.
   Собственно, это я и решил проделать.
   Я всё ещё находился в обуви. Вольх не относился к подобным вещам педантично, даже несмотря на то, что полы он здесь регулярно отхреначивал сам. Я успел повесить, только куртку, поэтому порывисто освободившись, поспешил распрощаться, невразумительно бормоча о том, что очень занят. Мне необходимо уйти. Потом встретимся и поговорим. Просто, правда, занят. Прости.
   Я нёс ещё какую-то нелепую чушь. Выложил его ключи на стол. Пакет с вещами стоял в прихожей. Я не собирался Вольху передавать его демонстративно. Свои шмотки тоже решил не забирать, хотя это и было ощутимой брешью в моём скудном гардеробе.
   Вольх смотрел, смотрел. Я ощущал его изучающий взгляд, но глаза поднять не мог, просто не смел. Было стыдно, жутко стыдно. А затем, когда я потянулся к куртке, снимая с вешалки в прихожей, Вольх, молча, взял меня за шиворот балахона, отбирая куртку одной рукой, а второй, попросту развернул и затолкнул обратно в комнату.
   - А ну-ка, Ник, вернись на базу, - скомандовал он негромко.
   Я вздрогнул, на секунду вскинул голову, увидел прищуренный пристальный взгляд, торопливо опустил, заметался глазами. Из меня никудышный лжец, поэтому я и не вру, не умею просто врать. Все чувства и эмоции отражаются на лице.
   И сейчас Вольх ощутил, что происходит, что-то неладное. Впрочем, какое там ощутил, это неладное витало в воздухе огромными буквами, сгустившейся атмосферой тревоги. Одно из моих свойств. Непроизвольно и сам того не желая, я способен нагнетать атмосферу до раскалённого градуса напряжения.
   - Малыш, что происходит? - спросил он тихо.
   Я больше не мог это выносить. Слепо рванулся к выходу, но дверь комнаты неожиданно захлопнулась у меня перед носом, припечатанная широкой ладонью.
   - Мне надо уйти. - Я стискивал зубы, реально ощущал, что сейчас начну стирать их до крошки, потому что от скопившегося внутри жгучего стыда скулы сводило.
   - Вольх, я домой пойду.
   - Никуда ты не пойдёшь, - спокойно возразил Вольх, но в тоне его голоса, слышалось отчётливое напряжение. - Пока не объяснишь, что за хуйня сейчас твориться и почему ты себя так ведёшь?
   - Слушай. - Я сжал кулаки. Надо было ещё попрыгать на пятках, чтобы найти в себе силы злиться. Злость мне всегда помогала. Я начинал орать как припадочный. Сейчас орать не мог, но огрызаться мне никто не мешал.
   - Это тебя не касается. - Я старательно имитировал раздражение, и очень надеясь, что в голосе останется именно оно, а не паника, например. Не мог я ему сказать сейчас в лицо. Не мог. Мне хотелось убиться лбом об стену потому, что не мог.
   - Мне домой надо.
   - Отлично. - Вольх подпёр дверь спиной, скрещивая руки на груди. - Быстрее расскажешь, быстрее пойдёшь.
   - Я не обязан перед тобой отчитываться. - Я разозлился, старательно не замечая мягко сказать охреневшего от этого заявленица лица Вольха. Упрямо отвернулся, раздражённо плюхнулся на диван с видом оскорблённого достоинства.
   - Ах, вот как? Хорошо. - Вольх выпрямился, отлепляясь от стенки. Я покосился на него краем глаза. Никогда раньше мне не приходилось наблюдать его таким. А он открыл дверь комнаты, подошёл ко входной и запер её, фиксируя на дополнительный внутренний замок.
   Открыть дверь на улицу, теперь было возможно лишь ключом, вот только ключа...
   Вольх подошёл спокойно и, сграбастав, легкомысленно брошенную мной, связку со стола убрал её в карман...
   Ключа у меня больше не было.
  
   - Значит, не сильно торопишься, - сообщил Вольх и прибавил многозначительно. - Раз остаёшься здесь ночевать. Ужинать будешь? - последняя фраза была сказана как ни в чём не бывало. Как будто ничего не произошло. Но я понимал, что мне надо уносить ноги потому, что Вольх, не тот человек, с которым я смогу справиться. Он даже не тот человек, которого я могу остановить. Внезапно я осознал это очень чётко. Ситуацию, стремительно выходящую из под моего контроля.
   Вольх смерил меня вопросительным взглядом и, не дождавшись ответа, ушёл на кухню.
   А я закрыл лицо ладонями понимая, что ничего не закончилось, что сейчас всё только начинается, и эта безмятежная, спокойная, реакция Вольха, неторопливость, похожа на спящий вулкан. Сейчас он придёт, сядет, накормит нас ужином, а потом методично и не спеша, начнёт допытываться до истины, раскручивая грамотно и плавно, умело вытягивая за язык. Так было много раз. Сан мог оставить меня наедине со своими мыслями, посидеть рядом, но не Вольх. Он упрямо вторгался на мою территорию, и от него ничего не получалось утаить. Выросший без родителей, он ненавидел сюрпризы, не доверял людям, привык ждать от жизни подвоха и всегда предпочитал всё узнавать первым. Опережать события, до того как они опередят его. Это я тоже понимал, причину, почему он так поступает и не мог его за это винить.
   Именно поэтому весь этот разговор изначально и представлялся настолько сложным и тяжёлым. Вольх пришёл, улыбаясь.
   - Ну вот, из-за твоего упрямства ресторан накрылся тазом. Ну и хрен с ним, картошку жарю, - поделился он и, наклонившись, снова попытался поцеловать. Я уклонился, оставив склонившегося Вольха застыть в воздухе. Сдвинулся на самый край дивана, туда, где стоял компьютер, принялся тупо щёлкать мышкой, демонстративно игнорируя его присутствие. Несколько мгновений, Вольх стоял и молча смотрел на этот беспредел, а затем подошёл и резко выдернул штекер из гнезда.
   - Что происходит? Ник?
   Я сжался, ощущая угрозу и желание ударить, вытащить из меня признание.
   Зажмуриться хотелось по-детски.
   - Я тебя не люблю, Вольх! - проговорил я быстро, старательно пялясь в стену, и сам удивился, как легко это прозвучало.
   - Мне неприятно то, что ты со мной делаешь. Это неправильно. Надо прекратить. Давай расстанемся.
   Боже, я это сказал. Я, действительно, сейчас, всё ЭТО сказал.
   Я повернулся и виновато посмотрел на Вольха, застывшего посреди комнаты с огромными, широко распахнувшимися глазами.
   Он стоял с таким видом, словно его ударили и вроде бы должна существовать стенка, за которую он должен ухватиться... А стенки нет. Оказывается, именно вот так, выглядит человек, у которого внезапно выбили опору из-под ног. Вольх стоял и стоял, смотрел со странным выражением, словно до него не сразу дошёл смысл сказанного, или он не захотел воспринимать, верить собственным ушам, а может наоборот...Просто в какой - то неуловимый момент, в оцепеневших шоком глазах начинала разливаться боль...
   словно плёнку прорвала тонкая пульсирующая игла по нарастающей, заполняющая собой всё свободное пространство...Мне не нужно было становиться им, чтобы это понять, достаточно было быть собой, патому что ровно за мгновение до того, как он сам это понял и осознал, она чистым потоком хлынула на меня. Я эмпат. То за чем я сюда шёл, то чего я больше всего на свете боялся случилось.
   Я видел огромную, летящую на полной скорости волну чёрерного цунами, она поднималась всё выше и выше и выше... Рыбак не мог убежать, не мог спрятаться, не успевал спастись. Всё что он мог, это выпрямиться и ждать, когда она накроет и сметёт их...его и маленькую джонку. В этот момент перед лицом опасности, заглядывая в глаза смерти, рыбак подумал, что у лодки есть душа и им обоим страшно. А сейчас они просто были здесь втроём, рыбак, цунами и маленькая джонка хлипкой скролупки души.
   Вольх покачнулся, словно от резкого толчка. Сел на стул. Встал. Потом снова сел. Взял гитару, стоявшую у стены. Бренькнул по струнам. Звук музыки раздался очень отчётливо. Положил на место, закрыл лицо ладонями, как делал это я, несколько минут назад, до него, и замер, сидя в молчании, пытаясь переварить. Я тоже молчал, понимая, что нечего добавить к сказанному, всё сказанное могло только усугубить ситуацию. Стоило подняться и уйти, оставив за ним право пережить шок без свидетелей, но ...
   Никогда в жизни, мне так остро не хотелось остаться. Подойти к нему, встать на колени, взять за плечи, виновато уткнуться лбом .. сказать.
   "Вольх, прости. Забудь всё. Ничего не было. Прости, идиота".
   Но я молчал, не шевелился, горло перехватило, подступившим блядским спазмом. Я боялся, не сумею выдержать, сдержаться, выдам собственные эмоции. А их было много, очень много. Однажды Вольх признался, что временами ощущает себя человеком с петлёй на шее, подвешенным в воздухе.
   ..."Когда любовь выкручивает наизнанку, а ты как дурак, ни в рай, ни в ад, и не понятно, жить или умереть". Я дал ему надежду. А когда он расслабился, поверил, что всё у нас с ним будет хорошо, просто взял и выбил тубаретку. Остаться и смотреть, как он корчитсья? Выпить каждую секунду до дна?
   - Я...
   Когда он наконец заговорил, его голос оказался треснутым и тусклым. Как если бы вода протекла сквозь разбитый сосуд, из которого сейчас уходила жизнь. Он разом сгорбился, ссутулился, и выглядел жалким и маленьким, несмотря на свои широченные плечи. Уткнулся лбом в стекло, бессмысленно проводя пальцем по поверхности.
   - ...Знал, что так будет, Ник, - шепнул он не оборачиваясь. Я не сразу расслашал что он говорит, настолько тихо звучало произносимое им сейчас.
   - Знал. С самого начала понимал... На что, я, надеялся?
   Кретин.... урод моральный.... ПИДОР, БЛЯДЬ!!!
   Он резко, стремительно развернулся, и с силой, врезал кулаком по стене, разбивая костяшки в кровь. Мне показалось, что я услышал хруст.
   - ВОЛЬХ! - Я заорал, задохнулся, сделав порыв к нему, и не смог пошевелиться бессильно сползая на колени.
   - Вольх... не надо!!!
   Вольх развернулся ко мне пружиной. Словно раненый зверь, пришпиливая взглядом вбивая гвоздём, от которого меня парализовало, и я не смог двигаться, пойманный чужим выражением тоски, мути, рвущегося отчаяния, любви...
   - Ник, - по его щекам текли слёзы. Он плакал. Второй раз волк плакал из-за меня.
   - Почему? - прошептал он, качаясь словно пьяный, оглянулся в поисках опоры, поддержки не знаю чего, а затем схватил гитару и... Со всего размаха, разбил её об стену...Это стало концом.
   Когда-то Вольх признался, что в этой гитера для него вся жизнь. Именно этот старый, видавший виды, инструмент значит для него удивительно многое. ... Сейчас во все стороны летели щепки, а он бил и бил, с яростью...Лопались, жалобно и страшно тренькая, струны, остатки корпуса повисли на них. Бил пока в руках не остался один только сломанный гриф. Он уронил его вниз, посмотрел с ужасом и упал на колени. Ярость сошла на нет, уступая место пониманию.
   - Ни... ииии... ииик...
   Я сказал, что меня трясло?
   Меня не трясло, колбасило так, что зубы выбивали дробную чечётку стукаясь друг о друга.
   Бесполезно оказалось пытаться униять эту дрожь. Я хотел вскочить, подбежать, но тело, словно разом лишилось костей, я не мог двинуться, ни взад - ни вперёд, меня конвульсивно подбрасывало на диване и колотило так, что я не мог остановиться. Не мог прекратить раскачиваться из стороны в сторону, пытался обхватить самого себя поперёк, унять, но руки прыгали, дрожали.
   - Ввввввв... ольх... ттты...
   - Сделай, что-нибудь, Ник, - попросил он отчаянно, словно я мог. - Сделай, что-нибудь. Скажи...
   - Ввводы пппппринеси...
   Выражение лица Вольха изменилось, кажется он испугался за меня.
   Не знаю, что со мной было, как я выглядел, не знаю, но чужой моментально возникший страх, беспокойство. Он моментально забыл о себе, целиком сосредотичиваясь вокруг меня....
   Боже, убейте меня кто-нибудь за это. Я мечтал разделить участь гитары в его руках.
   Почему он разбил гитару, а не моё лицо? Мне бы стало легче, настолько, что я смог бы это пережить, всё, что жгло изнутри раскалённым гвоздём.
   - Сейчас, Ник, сейчас, подожди...
   Вольх вскочил, шатаясь, чуть не врезался в стену, засуетился, рванул на кухню, на ходу мазнув глаза рукавом.
   Суетливая надежда человека...Суетливая надежда на то, что всё, будет хорошо.
   Что всё образумиться. Мы погорячились. Выпустили пар. Но вот сейчас всё встанет на свои места. Надо только...Что - то надо сделать. Почти заискивание...
   Вы когда нибудь сталкивались с такой надеждой? Надеждой похожей на тоненькую торопливую ниточнку. Надежда двоих. Мы сейчас здесь, мы вместе, ещё не ушли. Пока мы здесь, вместе, пока мы говорим с тобой - ниточка существует. Человек тебя слышит, ниточка не оборвалась. Возможно она оборвалась с одной стороны, но существует с другой...И начинается судорожное продумывание, изобретение вариантов, попытка всё переиграть, удержать, переменить решение... Ожидание, что вот...Чудо случиться.
   Но чудеса бывают только в сказках, а жизнь паскудная сука, имеет привычку преподносить одни большие гавённые сюрпризы.
  
   Иногда, в состоянии стресса случаются секундные озарения, инсайт.
   Не знаю, что произошло со мной, но как только Вольх скрылся на кухне, я внезапно чётко понял: что сделать, как сделать.
   Часто, влюбляясь в людей, мы любим собственные образы, думаем о других, что они хорошие, светлые.
   Не знаю, что Вольх увидел во мне, что заставило его влюбиться...
   - Глаза, - так он потом сказал. - Такие глаза не даются просто так, - сообщил он.
   Он сказал, что увидел в моих глазах свет и отражение собственного выжженого пепла...Не знаю, почему он так решил, что себе надумал. Выжженый пепел, надо же такое ляпнуть. Это у него выжженый пепел, а у меня, вся вселенная в одном дырявом кармане.
   "Кто - то несёт в мир свет, кто - то тьму, а я несу пакетик"
   Вольх, в отличие от меня, действительно хлебнул в жизни горя. Он не имел родителей, вырос в приюте, всего и всегда добился сам, а я ....Да я с позиции взглядов на некоторые собственные поступки, подошвы ботинка его не стоил. Почему он не увидел, насколько я мерзкий? Считает меня героем, не понимая, что я никакой не герой. Как в анекдоте: "Геракл совершил туеву кучу подвигов исключительно чтобы от него все отъебались" Вот и Сан туда же...
   Не желает понимать, что героизм - это не внешнее проявление бравады, а внутреннее, духовное постоянство, преданность, честность, верность. Но внутри, я оказался инфальтильным болванчиком, не способным определиться, понять, что правильно, а что нет, ответить за собственные поступки.
   Прости меня, Вольх. Будет тебе и свет и тьма ...и десять тысяч причин о которых мы промолчим.
   В ящике стола, у Вольха, лежала пачка бритв. Рядом с календариками, журналами и дисками. Он всегда брился опасными станками, мотивируя это тем, что стальная щетина не поддаётся обычным средствам. Возможно и правда. Волосы у него были жёсткими как проволока.
   Я молнией рванул к столу, дёрнул ящик, проделав все манипуляции в долю секунды.
   Схватил оголённое лезвие, с силой зажимая ладонью поперёк, задвинул ногой и рухнул обратно, буквально за мгновение до того, как он влетел в комнату со стаканом воды.
   Я собирался сказать ему, очень страшные и гадкие вещи. В нормальном состоянии, проделать всё это я бы не смог.
   Знал - не выдержу, сломаюсь, дам слабину, он сообразит. Не смогу я сделать вид, что мне похую, когда мне не похуй...реально не сыграю на таком уровне. А он не должен понять, заподозрить враньё, не должен. Всё просто. Я открою Вольху глаза. Выставлю эти отношения с такой стороны и в таком свете, что он меня возненавидит, или не возненавидит, но разочаруется до такого состояния, что видеть не сможет. Детская логика, но я знал - сработает. Потеря любви нас убивает, но замена тоски, ненавистью, гневом - иногда способна спасти. Когда понимаешь, что твои кумиры оказались никчемными, жалкими, разбитыми - страдать по ним стыдно и мерзко. Наступает разочарование, гасит эмоции. Остаются только недоумение и неловкость, понимание, что влюбился в человека недостойного.
   Я верил в это. По глупости считал за аксиому. Я не понимал, что когда истинно любишь - ненавидеть гораздо хуже и больнее, в десятки раз ибо предательство любимого человека способно подкосить, по - настоящему.... И не существует муки страшнее, страдания хуже - нет. Понять это, я смог только спустя время, страшной ценой...
   Зачем мне понадобилась боль? Потому, что боль физическая, часто помогает отвлечься от боли души. Кто проходил - знает, а кто не проходил...Просто поверьте, когда хреново физически, становится не до высоких моральных чувств и материй. Я проверял не раз, в минуты тяжелейшего душевного напряжения, - боль помогала облегчить восприятие, суметь пережить эмоциональный электроток.
   Тонкое лезвие впивалось в мясо. Самое главное выдержать первые секунды, рефлекторного желания разжать кулак. Потом постепенно отпускает и становиться легче, это можно вытерпеть. Железные пальцы в груди исчезли, переключившись на режущую молнию снаружи, вернув возможность думать, действовать, злиться.
   Когда я принял стакан, моя правая рука не дрожала, левую пронзало пульсирующей судорогой до локтя. Я хлебнул водички, стукаясь о край зубами, поставил на тумбочку.
   - Ты как? - спросил Вольх испуганно. В голосе забота, страх, беспокойство. Паскудно.
   Боль не становилась спасением, от пытки совестью, что вырезала кровоточащие иероглифы в груди. Чужая боль, помноженная на собственную, создала ацкий коктейль. Безумную смесь всего: вины, отчаяние, страдания, самобичевания, страха - ингридиенты слоями плавающие в основе из боли, а сверху по ножу вливался раскалённый стыд, осталось только воткнуть соломку из непонимания, добавить пару ломтиков лжи и украсить это оправданиями и самообманом. Коктейль под названием "Измена" - самый модный и популярный в этом сезоне. Для тех кто любит покрепче и погорячсее добавляется зелёный абсент ревности и перчинка гнева. Ваше здоровье, господа.
  
   Я судорожно сжал бритву, изо всех сил...
   Почему не существовует способа, вынуть сердце, положить его в баночку с формалином, и ничего не чувствовать, ни слышать, ни видеть, ни знать.
   Происходящее осознание крутило и рвало на части, но.... Спасительное лезвие, беспощадно вгрызающееся в плоть, приносило облегчение. Давало возможность собраться с мыслями, действовать, не испытывать эмоций, не чувствовать.
   Моя эксклюзивная, изобретённая лично мной, банка беспощадного белого формалина.
   - Ну и дурак, ты Вольх! - насмешливо сообщил я слегка продышившись, взял себя в руки.
   Вспышка боли. Чуть легче.
   - Идиот. Видел бы ты себя со стороны. Смотреть тошно. Ладно, хрен с тобой, не собирался я тебе всего этого рассказывать, но всё слишком далеко зашло. Мне тебя честно слово жалко просто...
   Боль.
   Давай, Ник, давай, ты сможешь, ещё немножечко.
   Жаль, что не хватает силы сжать кулак. Бритва маленькая, а кулак большой. И нужно двигать рукой, перемещая её, чтобы попала туда, куда нужно.
   Вспышка боли. Чуть легче.
   И "Остапа понесло". На волне сублимации, я толком не помню, что говорил. Как оказывается, отрезвлённый физической болью, вдохновенно и изобретательно умею врать.
   Я рассказал Вольху, о том, что мы смеялись над ним, за его спиной, спорили: долго ли он продержиться. Разумеется мои одноклассники немедленно оказывались в курсе всех подробностей наших свиданий. Я втирал, что на него была сделана ставка, как на пидора, но мне правда жаль. Я пожалел его, но зато выиграл приз. Рассказал о том, как мы стебались, высказал мнение друзей, для которых подобное было в новинку, но показалось забавным.
   Я поведал ему о том, что он дерьмо и я никогда не посмотрел бы в его сторону, на самом деле.
   Для меня это просто нереально, но я просто прикололся, прикидываясь дурачком.
   Но живу я, чуть ли не, хуй знает где, в золотом дворце, у чёрта на куличках, и срать с ним, на одно поле не сяду потому, что он хуесос и вафлер.
   Сейчас, когда я вспоминаю этот день, мне и смешно и стыдно одновременно, особеннов в той месте, где я вопил, вдохновлённо вопил. - Да ты, посмотри на себя, отброс. Кто ты, и кто я...
   Угу. Ну да, я охуенно охуительный принц из сказки, а быть со мной огромная честь для всех прочих смертных...
   Вы знаете, он на это купился, согласился с тем, что я могу так поступить. Не думаю что он на самом деле поверил, но он хотел поверить. ОРн бы сейчас во что угодно поверил, хоть в инопланетян, только бы избавиться от боли как и я, но у него, не было спасительной бритвы, и он не знал способа, как сделать так, чтобы стало легче.
   Я не успел договорить. Но подозреваю, говорить смог бы не очень долго, фантазия иссякла, и я просто не мог придумать, что бы такого сказать, чтобы задеть чужое самолюбие как можно сильнее. Заставить злиться, ненавидеть меня, понять с каким дерьмом он связался, каким идиотом был, доверившись подобному моральному уроду.
   Вам кажется, что это было нелогично или нерезонно?
   Мне было всего шестнадцать лет. В свои шестнадцать подростки часто бывают именно такими, нелогичными, но очень жестокими и изобретательными. Это можно было представить. Такой расклад событий. А я хорошо умел обосновывать...
   Он не дал мне договорить. Кулак просвистев в миллиметре от моего уха врезался в стену.
   Вольх смотрел на меня, я видел бешенство.
   В точку, Ник, на бис, пацан. Ты всегда был способным парнем. Браво!
   Господи, отчего так больно, гадко и противно?
   Отчего так остро хочется подохнуть в эту секунду?
   Я видел отвращение и ярость, и, начавшую просыпаться чёрную, бесконтрольную злость, раненную гордость, уязвлённое самолюбие. Он сложил к моим ногам всего себя, а я протоптался по нему сапогами. Не просто протоптался, растёр и плюнул сверху.
   Но ...Кулак врезался в стену. Вольх не ударил меня.
   По всем законам логики должен был ударить, но предпочёл разбить вторую руку.
   Было ли ему противно касаться меня в эту секунду?
   - Убирайся, гнида! - прошипел он с таким отвращением, что я понял, он меня убьёт, если я не съебусь как можно быстрее.
   Когда я всё это затевал, не подумал о последствиях, не ожидал, представить не мог, что услышать это от него, окажется настолько мучительно, гораздо страшнее, чем удар кулака в лицо.
   Я сам этого хотел. Нарывался именно на такую реакцию...
   Так почему же сейчас умираю в агонии? От самого понимания. Я не хотел. Не хотел так. А как?
   Поворот бритвы, вспышка боли.
   - Убирайся или я тебя выволоку. Исчезни, пока я не убил!
   Я сидел на диване, но в это мгновение словно разом умер. Что-то оборвалось внутри после этих слов, сломалось, разом пришло осознание, ЧТО я натворил. Но...
   На одну секунду стало легче, не проще, но легче. Я добился своей цели, и сейчас я уйду, а он останется. Но плакать точно не будет. Нажрётся. Лучше так, чем болеть от безысходности и выворачиваться наизнанку. Жизнь паскуда, люди сволочи, а куда деваться? Отбери у человека причину любить, что останется? Вот и вся любовь, дважды два. В эту секунду понимание, что я победил, вытеснило остальное всё.
   - Прости! - сказал я.
   Нельзя было такое говорить. Стоило добить, ввернуть что-то обидное ужасное напоследок, заслуженно словить по ебалу и вылететь мордой в дверь. Но у меня чувство вины всегда зашкаливает, превуалируя над разумом. Мучительно хотелось попросить прощения, прежде чем дверь закроется навсегда, дать понять, что я сожалею.... Но за такое прости не говрят.
   За подлость не оправдываются. Мерзко. Я понимал, что он не простит. И так будет лучше и правильнее.
   Да блядь, мне хотелось оставаться в его глазах белым и пушистыми, но вот только нихуя подобного, не будет.
   Иногда существуют какие - то вещи, мы их делаем, а всё что нам потом остаётся, это просто с ними жить.
   Это смазанное "прости" оказалось единственным отпущением греха, которое я мог позволить для своей, истекающей муками, совести.
   Мне было больно? В эту секунду меня просто больше не было.
   Я убил Вольха, и убил себя. Просто понял это, слишком поздно, осознал в тот момент, когда он мне сказал: Убирайся, гнида!
   Два слова - два выстрела.
  
  
  
  
  
   В какой-то момент, когда у человека превышен определённый болевой порог, ощущения отключаются. Мой психологический порог оказался превышен.
   Душа замёрзла превратившись в криоген. Я не чувствовал руки, она онемела, я не понимал: зажата бритва в кулаке или выпала? Стермался посмтреть...А вдруг она лежит на полу...Не дай бог он это увидит. Случится большой размохровый пиздец.
   Жизнь моя...ты разлеталась на осколки, а всё о чём я мог думать: бритва на полу...или в руке?
   Как выразилась бессмертная героиня, Маргарет Митчелл размышляя, что делать с трупом: Она ощулала себя настолько безумно усталой, что сил ни на что иное больше не оставалось.
   " Я не могу думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра".
   Подростки не хрупкие и не ранимые существа, просто они, не прогнозируют последствия как взрослые, живут одним днём.
   Мой один день из жизни здесь и сейчас разбился вдребезги.
   Не хотелось представлять и понимать мелочность собственных чувств с позиции масштаба десятилетий . Хуёво и гандонно мне было именно сейчас!
   Пора уходить. Надо подняться, но сделать это так, чтобы Вольх не увидел. Сейчас это единственное, что занимало моё сознание. Ладонь ощулалась мокрой, скользкой, горячей - полыхала огнём, что - то там дёргало внутри, пульсировало, но не болело: просто дёргало.
   Когда я выливал на Вольха ушат дерьма, убрал руку за ручку дивана, сразу убрал, чтобы он не видел происходящего, не поинтересовался, почему собственно я так странно держу кулак.
   Между примыкающим к столу диваном, образовывалась удобная ниша углом, в которой стояла тумбочка с пепельницей и прочей байдой. Вот туда я собственно и присунулся, в такую квадратнкую дырочку проёма от стены.
   Теперь оставалось только изобрести предлог.
   - Не жди чтобы я тебя вышвырнул! - повторил Вольх. Угрозой дала понять, что он просто чешется от желания осуществить своё намерение, но сдерживается из последних сил.
   - А ты ...Не мог бы выйти на кухню? - попросил я сипло. Облизал пересохшие губы. -Я уйду, сам, просто ты не смотри, ладно...не надо.
   - Хорошо, - сказал он, голос Вольха дрогнул. - Ответь только на один вопрос, Ник. Один вопрос, хорошо?
   Я кивнул, порадовавшись, что он согласился с моим доводом.
   - Почему, ты сейчас плачешь?
   - Я?... Я не плачу.
   Кажется, я находился в состоянии шока или какой-то прострации, потому, что действительно не понимал, не ощущал.
   Вольх протянул ладонь, провёл вытирая, продемонстрировал мокрые пальцы, и, лишь после его тёплого прикосновение, я понял - по щекам текут слёзы. Как вода. Текут и текут. Надо же. А я не замечал.
   - Ты плакал всё это время, - тихо проговорил он.
   - Ник, то что ты рассказал, это... Правда? Нет, не так..
   Он стиснул зубы. Чёрт возьми, этот идиот поверил каждому моему слову. Как же можно в такое поверить? Как, Вольх?
   Вот опять, я трус. Так хотел чтобы ты поверил, а в глубине души ни хуя не хотел. Хотел остаться в твоих глазах самим собой, тем хорошим славным парнем, которого ты любил.
   Мы не сможем быть вместе, но так обидно уходить и оставаться для тебя подонком. Жить потом с этим тяжело.
   - Даже если это окажется правдой, на самом деле...Ник, неужели ты, ничего ко мне не чувствуешь?
   Задохнуться наверное было бы проще, челюсть выламывало.
   .Я опустил голову, избегая смотреть и отрицательно покачал головой.
   - Ничего.
   - Неубедительно выглядит, Ник. Я не верю.
   Я слегка подразжал кулак, понимая, бритва не выпала, а затем сжал его изо всей силы. Резануло так, что на мгновение даже в глазах потемнело. Мой прерывистый судорожный вздох, оказался очень в тему, реальные муки совести. Я медленно выдохнул справляясь с болью, в голове всё словно прояснилось.
   - Слушай, Станиславский...начал я и осёкся...Не собираюсь я тебе ничего доказывать. Мне тоже от всей это й хуйни не по себе ...Но это ничего не меняет. Просто уебланом себя реально ощущаю. Доволен? Дай уйти.
   - Ты, действительно этого хочешь?
   Говорить я уже не мог, просто активно закивал. Мазнул по лицу свободным рукавом, глянул с вызовом.
   - Да.
   Вольх молчал. Внезапно я понял, что он стоит передо мной на коленях.
   - Хорошо. - Он поднялся, вытащил сигарету, закуривая прямо в комнате, выпустил дым в потолок, кажется, вот так он набирался решимости.
   - Вольх, выйди пожалуйста. Мне тоже паршиво от всего этого. Дай съебаться тихо, по-английски. Так будет лучше.
   Он кивнул. Слова были сказаны. Прошёл по коридору, повернул ключ, открыл дверь на улицу, помедлил секунду и скрылся на кухне.
   Вот и всё. Свобода манит, пора бежать, Никитос. Беги, тебя никто не остановит больше. Беги. От самого себя. И хватит на твою долю. Хватит всего. Что же просит чувство твоей вселенской справедливости, Никит? О чём оно молчит?
   О том, что ты трусливо и позорно сбежишь. Давай, теперь прикончим Саню ради разнообразия. Это же несправедливо. Что тебе пришлось выбрать в его пользу, а ты уверен, что хотел выбрать именно ТАК?
   Я вскочил и рванул к выходу. Не выпуская бритву из рук, не разжимая кулака, схватил куртку свободной рукой и дальше... Полетел, как фанера над Парижем.
   Полетел обратно в комнату, перехваченный поперёк сильными, жёсткими руками Вольха.
   Забился не понимая. Чего он? Зачем? Всё же решено, сказано. Он же сам сказал уёбывать.
   И выхватил глазами цепочку алых капель на полу.
   И выхватил глазами цепочку алых капель на полу.
- Блядь, знал же. Знал, твою мать, что ты, гандон малолетний, выкинешь что-нибудь!
Доигрался. Хотел посмотреть, насколько тебя хватит.
Вольх матерился и орал как припадочный.
- Руку разожми. Блядь, кому сказал, руку разожми!!
Одной рукой он выдёргивал аптечку из под стола, второй разжимал мои, судорожно стиснутые, пальцы. Кулак был в крови, словно кто-то щедро разбрызгал алую краску. Кровь густая, мутная, сочилась между костяшек, тяжело капала вниз.
За диваном натекла вязкая липкая лужица. Ладони просто не было видно, возможно я задел мелкий сосуд, или порезал глубоко, потому, что несмотря на то, что рана была зажатой, кровотечение не останавливалось. Я просто не видел собственной руки, скрытой за разливающимися во все стороны потёками и ниточками алого.
- Бля, свинью зарезали, ха-ха. - Я начал хохотать.
Смотрел, искренне не понимая, чего он так переживает? Не ножом я себе в брюхо пырнул, и не вены вскрыл. Ну, бля, ну ладонь. Ну да, мне тоже не безразлично очевидно. Но с хуя ли панику поднимать, и вообще. Моя ладонь, моя жизнь, моё тело. Хочу - режу, хочу, бля, не режу. Его это совершенно не касается.
Не знаю, сказал ли я это вслух, давясь приступом беспричинно обуявшего меня веселья.
Вольх размахнулся и влепил мне по лицу. В этот раз пощёчину. Отрезвило моментом. Отпустило тоже. Хохотать я разом перестал. И пальцы разжались.
Бритва стояла торчком, врезавшись в мякоть под пальцами и ладонью.
- Уёбок мелкий.
Вольх застонал, мучительно так, словно от зубной боли.
Притащил меня в ванную, врубая воду.
Тоже мне, первая помощь называется. Аккуратно промыл, в какой-то момент быстро выдернув бритву, зажал, обрабатывая тампоном с перекисью. Я зашипел, непроизвольно дёрнувшись. Видеть собственную ладонь мешала чужая спина и плечо. Вольх просто передавил мой локоть под боком, фиксируя в захвате, демонстративно не замечая, что рука имеет продолжение в лице меня, и, с видом усердной медсестрички, занимался обработкой боевых ранений. Не дёргайтесь, боец. Врач сказал - в морг.
Пинцет, тампон, перекись, стрептоцид, зелёнка... Зелёнка? Бляяяяяя.
Защипало и зажгло так, что я взвыл, активно вырываясь и подпрыгивая, цепляясь за змеевик. С тем же успехом, можно было об него убиться. Вольх даже не сдвинулся.
- О, да неужто больно? - с такой ехидной злостью поинтересовался он, что я моментально спёкся и стиснул зубы из принципа.
- Я не по ране. Вокруг. Хотя тут вокруг вряд ли получится, - в задумчивости выдал он, снова беря тампон. - Так порезаться, умудриться надо было, бля. Мазохист хренов.
   Я шипел, тихо выпуская воздух сквозь зубы и считал, до ста для разнообразия. На тринадцати Вольх наложил сложенную в несколько слоёв марлю, взял бинт, профессионально перехватывая наискось, не забывая фиксировать между большим и указательным пальцем, закрепляя через запястье. Когда закончил заматывать, обрезав маникюрными ножницами излишки, и осторожно затянул узелок, на воле остались только кончики пальцев. Всё остальное было благополучно погребено под ровным слоем бинта. Фильм "Мумия", бля, продолжение. Серия четвёртая. "Мумия в ванной."
   Я сиротливо топтался рядом, с неловкостью глядя как он смывает кровь, протирает раковину - загажено было знатно. Как собирает причиндалы в аптечку, обдумывает.
   Я бочком выскользнул в коридор, хватая ботинок, понимая, вот он подходящий момент. Валить надо сейчас, пока Вольх занят. Но похоже, до порядка Вольху не было абсолютно никакого дела, он нарисовался следом, дыша в затылок, практически моментально. Глаза прищурены, голова слегка опущена вниз, взгляд такой, исподлобья, вроде злой, а вроде лениво-оценивающий.
   - Съебаться надеешься?
   Пиздец, я ощутил себя вором застигнутым врасплох на месте преступления. Ботинок испуганно выпал из рук с грохотом убившись об пол. Представляю выражение своего лица в этот эпический момент. Да что вы бабушка, не думал даже.
   - Это ты правильно мыслишь, - Вольх подошёл, дёрнул за плечо, заталкивая обратно в комнату.
   - Просто я сейчас так хочу тебя отпиздить, поэтому придумай что-нибудь, чтобы унять во мне это охуительное желание.
   - Пизди, - согласился я. Знал, сопротивляться не стану. - Тебе как удобнее, что бы я стоял или...
   - Блядь, заткнись, а. Хуйню не гони.
   Вольх устало толкнул меня на диван.
   - Мне сейчас подумать надо, зашейся на пару минут. Всё.
   Он дёрнул за низ дивана, разбирая без предупреждения, отправляя меня прокатиться до стенки. Сел на край, рассматривая со странным выражением. Похоже, расправа временно откладывалась. Вольх очень злился, чувствовалось моя безумная выходка, конкретно его взбесила, но что-то в его лице, в выражении глаз, подсказывало, что именно из-за этой дебильной выходки, я по-прежнему остаюсь здесь... А может не только из - за неё...Он мне с самого начала не поверил, ни единому слову из того, что было сказано, хотя вначале и повёлся слегка, но сейчас весь его вид ясно давал понять: я проиграл. Спектакль произвёл впечатление убедительной силой драматизма, и фанатичной отдачей единственного горе-актёра, но режиссура сплоховала, кулисы рухнули в самый неподходящий момент. А если не лукавить? Не лукавить, на самом деле какой - то частью души, я был рад, что всё закончилось так.
   И не рад. Теперь, всё запуталось ещё сильнее, запуталось потому, что, кажется, не готов я был порвать эти отношения. Реально, не хотел. А что тогда я скажу Сане? Наврать?
   Хотелось убиться в очередной раз. [i]Да уж, Никитос, гандон ты знатный. Так запутаться и запутать мог только ты.[/i]
   - Ты сказал... Что я могу уйти, - напомнил я, предпринимая последнюю вялую попытку.
   - Передумал, - мрачно отрезал Вольх. Посмотрел по сторонам с неверящим и одновременно сожалеющим видом, созерцая погром и бардак в комнате.
   - Ну вот, из-за тебя гитару сломал, - пробормотал он, - придётся новую покупать.
   Я прижался к стене, сел, подобрав колени.
   В моём дальнейшем сценарии, действий больше не было. Что делать дальше, я не знал. Сидеть и ожидать решения своей участи?
   Вольх поднялся, вернулся с аптечкой, теперь занялся собственными руками, шипя и не обращая на меня ни малейшего внимания.
   - Мне домой надо, - я уныло поковырял покрывало. Театр абсурда, бля.
   Что-то слишком много в моей жизни становится абсурда. Даже настораживает. Может, с катушек съезжаю?
   - Да ну? - с нарочитой, небрежной безмятежностью отозвался Вольх. - Раз надо, тогда рассказывай, а потом я подумаю, отпускать тебя или нет.
   Закончив обрабатывать ссадины, он задвинул аптечку на место, повернулся ко мне и резко дёрнул за лодыжку, прокатывая по дивану. Наклонился к самому лицу, обдавая табаком и лёгким оттенком одеколона.
   - Только, на этот раз, правдоподобную версию, - мягко, но от этого очень пугающе, сказал Вольх. - Потому, что если я узнаю сам, а я узнаю, больно будет, не только тебе и мне. Что случилось, малыш? Объясни внятно. Что с ТОБОЙ случилось?
   На какой-то миг возникло идиотское желание, обхватить его за шею, повиснуть, уткнуться лбом в плечо, заговорить. Может быть даже разреветься по-детски, хотя куда больше-то эмоциями брызгать? Словно Сан отпидорасил не только тело, но и душу, и я размяк, сделался слабым и недееспособным, превратился в тряпку.
   Но вот только дело было совсем не в слабости. Как я мог рассказать ЕМУ?
   Я отвернулся, с безразличием уставившись в стенку, закрываясь. Я тогда ещё не понимал, что это бесило и пугало Вольха больше всего. Моё умение уйти от него, находясь рядом с ним.
   - Хорошшшо. - Вольх кивнул, погладил меня, мягко, успокаивающе, привычно так.
   - Хорошо. Как хочешь. Не хочешь говорить, не надо.
   Я расслабился, понимая, что, кажется, Вольх сдался. Возможно, сейчас он меня отпустит, и потом, мы вместе что-нибудь придумаем, возможно...
   Его руки стремительно вылетели вперёд, подхватили за бёдра, жёстко и резко поднимая над диваном и отщёлкивая пряжку ремня.
   - Значит, узнаю сам!
   Как он мне потом сказал, это была интуиция. Говорят, ревнивый любовник чувствует запах другого за километр, вот и Вольх, ощутил на мне чужое присутствие.
   Ну не было у меня иной причины шарахаться от него, в его понимании. Просто не было.
   Говорят, настоящее сопротивление, рождается когда дерёшься по-настоящему. Когда, действительно, чего-то остро не хочешь, нежелание порождает силы для этого самого сопротивления. В кино часто звучит фраза: Не хочешь, чтобы я это сделал, значит сопротивляйся по-настоящему.
   Я по-настоящему не хотел что бы Вольх узнал и вся предыдущая режиссура, выглядела жалким лицемерием на фоне настоящего живого чувства. Стыда, страха, отчаяния, унижения.
   Я не думал, что смогу так драться. Смогу поднять на него руку, бить. Не думал.
   С Сашкой я бы не смог драться. Определённо это знаю, на него рука бы не поднялась, а вот на Вольха она поднималась. Хорошо поднималась, по настоящему. Вольх потом признался, что сам не ожидал ничего подобного. Чтобы скрутить меня и раздеть, ему понадобилось почти двадцать минут. Мы перебили все незакреплённые предметы в комнате, даже комп разбили, сбив на пол борьбой, когда я вживую, по натуре, ебашил его кулаками и ногами, а он не мог ударить в ответ. Не хотел бить, не хотел причинять боль, но зажать и заломать меня оказалось просто нереально. Вольх оглушил мощным ударом под дых, добавил по шее и пока я кашлял и приходил в себя, связал. Не ремнём, банальной бельевой верёвкой.
   Откуда в доме Вольха верёвка, спрашивается? Я бы не удивился, если бы нашёл в его хате набор для вышивания крестиком и пяльцы. У этого парня в запасе было всё, от гвоздя до радуги. А потом, наверное, он жалел, что победил. У меня случилась повторная истерика. Лёжа перед ним раздетый: джинсы, болтающиеся в ногах, и толстовка, оставшаяся на запястьях, вряд ли шли в расчёт - я глотал слёзы стыда и унижения, и не мог оторвать лицо от дивана и посмотреть ему в глаза.
   Я правда, не хотел, чтобы он увидел меня таким. Лучше бы, всё у меня получилось, и я бы вылетел из его дома уродом и гандоном, чем оказаться вот так. Перед ним.
   Действительно, говорят, чем дальше в лес, тем толще партизаны, мои косяки-партизаны перед Вольхом, по размерам, могли бы перевесить слона. Это было даже забавно, с некоторой стороны. Я проваливался всё глубже и глубже. Осталось лишь ждать, когда наступит конец.
   А Вольху было на что посмотреть. Саня отметил меня так, что на моём теле не осталось живого места. Синяки, засосы, царапины, следы, цепочки пальцев на бёдрах.
   Я не хотел поднимать голову. Но не поднять тоже не мог, потому, что Вольх не имел права, поступать со мной так. Даже если им двигала ревность, собственнический инстинкт или, как он говорил, невъебенная любовь с первого взгляда. Нельзя так поступать с любимым человеком. Наивный чукотский мальчик, я, однако, был.
   - Доволен? - заорал я. - Ну что, доволен? Легче стало? Узнал?
   У Вольха были белые глаза, абсолютно белые, мёртвые такие.
   - Кто? - спросил он тихо, а затем заорал, зарычал, завыл, круша кулаками стены. Вот такая у него была привычка. Разрушать всё вокруг.
   - Кто это сделал?!!!!! Ник, КТО ЭТО СДЕЛАЛ?!!!!
   Чем-то он мне в эту секунду напоминал Терминатора. "Мне нужна твоя одежда." Блядь. Что я ему скажу?
   - Я сам, - ответил я.
   Да, такое забавное выражение лица стоило сфоткать на память и повесить на стену. Потом Вольх признается, что и при желании я бы не смог изобрести перл, более запоминающийся, чем этот. Но в тот момент ему не было смешно, он тряс меня за плечи и требовал признания, требовал, а я молчал. Партизан, бля. Нет, забавно всё-таки людям достаются клички. Мне моя, действительно, подходила. Вольх догадался сам. Чего там было догадываться, спрашивается? Дважды два. Вот и вся задачка.
   - Саня?! - он даже не сказал, выплюнул это имя, потом закрыл глаза. Он издал стон, очередной стон-рычание, а я смотрел как на скулах у него ходят желваки, как сжимаются кулаки, белеют костяшки пальцев. И понимал, что Вольх убьёт. Хорошо, если не рванёт убивать сейчас.
   Мне пришлось всё рассказать. Я не хотел. Мне было стыдно. Но я должен был рассказать, объяснить. Что Сан не насиловал меня. Что я, действительно, хотел этого сам. Просить прощения.
   Давясь рыданиями, слюнями, соплями, отчаянно себя ненавидя в этот момент, я рассказал, о том как всё было на самом деле.
   Что не знаю, как так получилось. Правда, не понимаю. Не знаю, почему не убил Саню, когда он меня опоил, не знаю, почему остался, не знаю, почему согласился быть с ним, и почему теперь всё так происходит. Запутался. Запутался с ним, Вольхом, запутался с Саней. И не знаю, как теперь разобраться, как разрулить. Но не хочу, что бы с этим разбирался Вольх. Правда, не хочу.
  
  
   Вольх уже давно развязал меня. Ну, ещё бы. Когда у меня случилась очередная истерика, отпаивать меня пришлось валерианкой, чудодейственные пиздюлины оказались бессильны, впрочем, он не пытался бить. Избил всё вокруг, кроме меня. А меня завернул в простыню, как будто я царевна, бля, поруганная, поднял, прижал к себе...
   И я был ему очень благодарен за это. Никогда впоследствии я не буду так отчаянно и страстно благодарен ему, как был благодарен за этот поступок, конкретно в этот момент, за это отношение, за неуловимое понимание, что нельзя меня больше трогать, нельзя давить, нельзя прессовать. Что я дошёл до черты. И можно только вот так, бережно, осторожно, аккуратно, держать, гладить по волосам, просить успокоиться, шептать в макушку всякую чушь, дебильную хрень, от малышей и котяток, до...
   - Знаешь, я был на море. Ты вот был на море, Ник? Красиво там, сцуко. Съездим обязательно. Не хочешь на море? А куда хочешь? Никуда? Ладно. Никуда так никуда.
   Я ощущал себя грязным, а Вольх рассказывал про Париж.
  
   Круги на воде, расходящиеся от, брошенного однажды, камня. Чувства, в которых я нихуя не смыслил, но мог осязать последствия.
  
   А потом, когда я успокоился, Вольх вернулся к нашим баранам.
   Он никогда не уходил от темы. Это с Саней мы бесчисленное множество раз, будем уходить, кружить, заминать, понимать, что каждый человек имеет право на своё личное пространство, на своих маленьких, пизданутых тараканов, что его надо уважать. Вольх, как голодный волчара, находился в вечной, ко всему готовой засаде, он мог отступить, мог выждать, но не отступался никогда и, рано или поздно, всегда приходил и брал своё. И сейчас он не собирался помогать мне разобраться в самом себе, он просто пришёл и выхватил то, что было очевидно для него, и должно было стать очевидным для меня, потому, что у меня не было выбора, и я должен был понять это гораздо раньше. Что у меня не было, и не будет, выбора, что поводок оказался очень длинным, настолько длинным, что, поначалу, я не ощущал его. Лёгкая, незначительная шлейка. А потом, на мне застегнули ошейник и дали ощутить собственную цепь. А тогда Вольх действовал исключительно ради меня и во имя моё, стоял как борец на защите справедливости и чужих поруганных интересов. Объяснял, как малышу. Какие к чёрту дважды два Ник? В понимании Вольха у поставленной передо мной задачки не было даже действия. Просто очевидный готовый ответ.
   - Ты называешь это добровольно? - Вольх, тихо матерясь, обещал убить Сана, вкопать в асфальт, отрезать хуй тупым ножом, заставить собирать собственные внутренности сломанными конечностями. Я даже и не знал, что он может исторгать такие страшные слова. - Этот ****, - Тут Вольх издал такое непереводимое склонение, что, прозвучи оно при других обстоятельствах, я бы записал.
   - Он, ****, тебя изнасиловал! О каком согласии можно говорить под воздействием наркоты? Это реальная статья. А ты пытаешься его оправдать. За что? За то, что тебе было хорошо? Да я тебе прямо сейчас могу вколоть дозу и сделать тебе такое небо в алмазах, что ты на коленях будешь за мной ползать. И помнить об этом тоже будешь месяца два. И хотеть ещё. Но это не будешь ты, Ник. Это просто твоё тело. И этот уёбок... Я его убью, - мрачно пообещал Вольх, когда его словарный запас иссяк, а я сидел и в ошарашенном понимании, осознавал, что Саня воздействовал на моё сознание, и что, действительно, все эти чувства, что это как пограничное состояние после пьянки, когда ты ещё не проветрился до конца. Вроде бы трезв, но ещё не трезв и позволяешь себе пороть и делать всякую хуйню, под воздействием бреда.
   А затем Вольх достал аптечку, теперь уже занимаясь конкретно ранами. Внешними: смазал и обработал царапины и синяки, в некоторых местах, просто заклеил пластырем, уже даже не матерясь, просто, раз в сотый повторяя, что если Сану и жить, то исключительно со сломанными костями и отбитыми почками. А потом Вольх потребовал развести колени.... Если бы он меня трахнул уже в тот вечер, наверное, я бы не простил никогда в жизни, тогда он ничем не отличался бы от Сани. Но Вольх действительно ничего не сделал. Осмотрел, прощупал аккуратно на предмет повреждений, без всякого подтекста, на какой либо интерес за исключением медицинского, потом нахреначил какой-то мазью, и вставил ракету в задницу. Убиться, бля. Семейные будни двух пидорасов.
   Я думал, Вольх теперь побрезгует прикасаться ко мне. После всего случившегося.
   А он застелил диван, разделся сам и лёг рядом, как в ту, нашу первую, совместную ночь, подтянул меня к себе и поцеловал взасос а-ля франсе, преодолевая слабое сопротивление и попытки объяснить, что я тут, бля, гвоздикой подрабатываю, трамвая жду и слоников считаю.
   Однажды Вольх скажет, что прошлое не имеет значение, имеет значение только будущее. Он был человеком, который умел смотреть вперёд и только вперёд. В отличие от него, Саня не забывал оглядываться назад.
   - Для того, что бы отомстить кому-то по настоящему, изощрённо, научись помнить и никогда не забывать, за что мстишь, - скажет Саня. Но всё это будет потом, спустя время, а сейчас прижатый к тёплому, почти горячему боку, в постели Вольх был как печка, засыпая, я слушал тихий уверенный голос.
   - Завтра остаёшься дома. Занятия в лицее пропустишь. Твою ж мать. С Саном я поговорю сам, - тихо отметил Вольх. - Больше эта сука к тебе не сунется. Это раз.
   - Вольх, погоди, ты не ...
   - Во вторых, Ник. Запомни это очень хорошенько. Пиздоблядством, я тебе заниматься не дам. Не можешь разобраться в своих чувствах, я разберусь за тебя.
   - В третьих. Я тебя люблю. Если бы не любил, сделал бы тоже самое что и этот гандон. Поверь легче лёгкого устроить. Есть у меня здесь таблеточки, похлеще виагры. Но я не он. Тебе это стоит понять, когда будешь медитировать над тем, какой ты, блядь, по самые гланды кругом виноватый. Сан тебя использовал. Тебя и меня, - помолчав прибавил он, а потом стал рассказывать про себя и про то, что действительно состоит в **** группе. Состоял, - поправился Вольх. - Это было давно, и с поезда я сошёл благодаря одному серьёзному, но очень хорошему человеку. Но иногда мне приходиться делать некоторые вещи, - он вздохнул. - Не надо тебе всё это знать. Ни к чему. Но криминалом я не занимаюсь. И если тебя заинтересует, последнюю работу мне подкинул Сан. И заплатил за неё. Доигрались ребятки настолько, что вызвали недовольство конкретных людей. Мне пришлось это уладить. А вот у твоего Сани кишка оказалась тонка самому разобраться, -
   Вольх пренебрежительно поморщился. - Из всех понтов, только папашины бабки и четыре уёбка впридачу. Крутизна мухосранская... - он говорил, что-то ещё, но я почти не слушал. В голове постепенно всё начинало расставляться на свои места, ну или слегка успокаиваться.
   - Вольх, если я занятия буду пропускать, экзамены не сдам, - Я зевнул, уютно устраиваясь на широком плече. Привычно закинул бедро, обнял, даже не заметив момента, когда исчезла плотина, возникшего между нами отчуждения. Зато заметил Вольх, потянулся, загребая в кольцо рук, устраивая на себе, словно пытался сделать связь крепче, больше, сильнее, давая понять, что никогда не будет на свете такой силы, которая не позволит ему быть со мной, вот так, кожа к коже, лицом к лицу, или точнее носом в шею.
   - У нас с посещаемостью строго... - губы, всё ещё усиленно сопротивляясь цементу сна, неразборчиво бормотали в Вольховское ухо, оказавшееся удобно близко.
   Я активно рубился, позволяя Вольху одной рукой курить над полом, а второй обнимать себя, находящегося в позе, распластавшейся по чужому животу, лягушки. Даже не поморщился, когда рука, поглаживая, переместилась со спины на задницу. Правильно так, абсолютно естественно, переместилась.
   - Не парься, - Вольх перегнулся туша хабарик в пепельнице. И ставя её на стол.
   - Я вот подумал, может, стоит тебя в свой универ перевести? Завтра поговорю с деканом. Есть там у меня кое-какие кнопочки. Так что, может быть, через недельку заберёшь документы и устроим тебя на первый курс. Что скажешь?
   - А на кого я учиться бу..? - я уже засыпал и не особо вслушивался в смысл его слов.
   - В процессе определим. Сделаем из тебя... - он что-то сказал, но я не слышал. Просто Вольх завозился и выключил свет. Мне показалось, что где-то в темноте, вибрирует мобильный. Кажется, звонил Саня. Я, вроде бы, обещал ему ответить.
  
  
  
   - Так завтрак на столе, пульты в корзинке.
   Вольх, напоминающий подростка в широких штанах и длинном балахоне с капюшоном, бодро двигался по квартире, пока я, сонный, завернувшийся в одеяло, бродил за ним изображая привидение.
   - Дверь никому не открывать, посторонних не впускать, на телефонные звонки не отвечать, впрочем телефон я отрубил, так что... Что ещё забыл?
   Если бы мои глаза соизволили открыться пошире и побольше, наверное, я бы понял, что Вольх счастлив, что непривычно возбуждён и находится в приподнятом настроении. Но глаза благополучно спали, а наставления пролетали мимо уха. Чего, спрашивается, я следом за ним поднялся? А, проводить...
   - Кошелёк, ключи, мобильный? - подсказал я, растирая глаза.
   - Вспомнил. - Вольх наклонился и поцеловал меня. - Самое главное. Малыш, чёрт, уходить не хочется.
   Вольх подхватил меня, обдавая запахом одеколона и табака. - Ещё не ушёл, но уже начинаю скучать, - поведал он, и я не спящий, но и не проснувшийся, поехал обратно в кровать.
   - Досыпай, заяц. Я позвоню. Ни о чём не волнуйся, всё, засыпай. Несколько коротких поцелуев. Вольх прижался ко мне, застыл.
   - Ухуммм. - Я повернулся на бок, уходя в сон, услышал как хлопнула входная дверь, повернулся ключ, и благополучно задрых дальше, зарываясь носом в подушку, в том месте, где ночью покоилась голова Вольха.
   Каждый человек имеет свой особенный запах и цвет. Саня ассоциировался с чем-то тонким, воздушным, прозрачным. Его цветами казались сиреневый, белый, синий и стальной. Хотя, носить он и предпочитал чёрное и серое. Запах Вольха терпкий, обволакивающий, ассоциировался с красным, чёрным и жёлтым, хотя в плане одежды Вольх избирал самый разнообразный и причудливый колер, от подросткового прикида, до солидных деловых костюмов, в то время как изящный Сан предпочитал исключительно официоз.
   Вот такие вот они были разные, два парня, стремительно вошедшие в мою жизнь и оставившие на ней свои яркие, разные росчерки.
   Меня разбудил звонок мобильного. Я машинально потянулся к трубке, ещё не проснувшись, сонно пробормотал банальное.
   - Аллё... - И моментально раскрыл глаза, услышав мурлыкающий Санькин голос.
   - Доброе утро, Ники. Ты в курсе, который час?
   - Неа. - Я сел. Испуганно глянул в проём двери, как будто Вольх сейчас может придти и увидеть с кем я разговариваю.
   - Первую пару ты уже проспал, - безжалостно подтвердил Сан.
   Похоже, Вольх, решил оставить разговор с ним на "после обеда", а может быть вообще решил не разговаривать, боясь, что залетит под статью за особо тяжкие телесные.
   - Я... приболел. - По телефону врать оказалось легче, чем в глаза, потому что понять, что собеседник врёт, было невозможно.
   - Что случилось? - голос Сани моментально сделался обеспокоенным. - Простудился? Или... переутомился? - последнее предположение содержало жаркий шепоток, от которого у меня моментально вспыхнули уши и, твою мать, в паху начало сладко ныть, при воспоминаниях о его теле.
   - И то и другое, - буркнул я, понимая, что надо повесить трубку.
   - Мне приехать? - Саня действительно заволновался. - Лекарства привезти... Себя, в конце концов, - голос снова стал блядским и таким завораживающим. Я реально видел его, стоящего где-нибудь у окна, с мечтательной ухмылочкой на лице.
   Упал на подушку.
   - Не надо.
   - Ник, ты вчера на телефон не отвечал. Беспокоиться заставляешь.
   Саня вздохнул. - Может, встретимся сегодня? Я тебя подлечу. Даже приставать не буду, честно. Будем играть в доктора и я...
   Саня начал расписывать перспективы. Я попытался представить это ж в каком месте он находится, чтобы позволять такое говорить, понял, что улыбаюсь, а затем, отгоняя наваждение, решительно тряхнул головой.
   - Слушай, Сань. Тут такое дело. Надо поговорить.
   - Ники, я тебя, очень, внимательно слушаю.
   Иногда у меня начинало создаваться стойкое ощущение, что Саня телепат. Голос моментально утратил всякую игривость, стал серьёзным, и каким-то безмятежно спокойным, вот только за ласковостью, читалось напряжение.
   - Приедешь?
   - Нет... - Я замялся, не зная как сказать. Но, блин, по телефону, ведь правда, легче. Да и всё то, что вчера говорил Вольх, про то, что Саня меня использовал, как-то в свете призраков, гуляющих по его хате, приобрело новый смысл.
   - Я думаю, всё, что было в гостинице... Я думаю, это было ошибкой. Твоей, - я подчеркнул это слово, давая понять, что ничего не забыл, - и моей.
   Себя я тоже подчеркнул, это было по справедливости.
   Надо отдать должное, Сан сориентировался очень быстро. Голос даже не дрогнул, просто на другом конце трубки возникла лёгкая пауза.
   - Ты виделся с Вольхом. - Не спросил, просто утвердил Сан.
   - Да. - Слова дались с трудом, и я кивнул, хотя, зачем кивал, он же меня не видит.
   - Понятно. - Саня на долю секунды замолчал.
   - Он знает о том, что между нами было?
   - Да.
   Сан всё же был потрясающим человечком. Вот сейчас по телефону, не отвлекаясь на эмоции, он хватко и по деловому вёл беседу. И я был даже благодарен ему за это, потому, что с Саней было очень легко. Чётко, по существу. Я понимал, что положу трубку и всё, между нами на будет никаких недосказаностей.
   - Как я понимаю, общаться мне предстоит теперь с ним? - паузы не возникло. Саня моментально анализировал ситуацию.
   - Не знаю, - здесь я не соврал. - Я не хотел бы, чтобы он с тобой общался. Не хочу, чтобы у тебя были проблемы из - за меня.
   Саня расхохотался в трубку, - Партизан, ты меня удивляешь. Ты что считаешь, что я его боюсь, что ли?
   Это "партизан" неприятно резануло меня по ушам, вместо привычного, ласкового "Ники". Из уст Сана, моё имя звучало по-особенному. Так больше никто бы не смог произнести его. Что ж. Это было закономерным итогом.
   - Ну и хорошо тогда, что разобрались, - сказал я с явным облегчением.
   - Ники...
   Сердце забилось, когда Саня сказал это так, хотя, блин, я ущипнул себя за колено, чтобы не расплываться и собраться в жёсткий блок против его чарующей ауры.
   Вольх прав. На меня так подействовала наркота. Такой психологический гипноз, лёгкое состояние абстинентного синдрома.
   - А кто сказал, что мы разобрались? - очень ласково поинтересовался Саня.
   -Но...
   - Помнишь, ты спросил, что будет, если ты меня бросишь? - Не знаю, почему я не повесил трубку, внезапно трубка превратилась в гремучую змею, а обволакивающий голос Сани в источник опасности.
   - Вот сейчас, скажи мне, пожалуйста, по телефону, если боишься приехать и сказать в глаза. Ты меня бросаешь, Ник?
   - Сань, я...
   - Ники, да или нет?
   - Да, - обречённо выдохнул я и ощутил странную головокружительную лёгкость как перед прыжком в воду.
   И одновременно, самому непонятную, горечь.
   Голос Вольха зазвучал в ушах: "Пиздоблядством, Ник, я тебе заниматься не позволю."
   Всё верно, Боливар не выдержит двоих. Так что мне стоило принять решение. И я его принял.
   - Да. Сан, если для тебя формулировка вопроса звучит так, то я тебя бросаю.
   Показалось или нет, в трубке прерывисто вздохнули. На этот раз пауза была более долгой.
   - Это решение Вольха или твоё?
   Вот так-то вот. Саня знал меня, гораздо лучше, чем очевидно знал себя я сам.
   - Это наше общее решение! - в эту секунду я даже гордился фразой. Красиво, бля, сказал. Для потомков.
   - Хорошо, - Саня больше не колебался. Голос звучал чётко и отрывисто, словно отдавал команды. Он их действительно отдавал.
   - У тебя есть ровно сорок минут, что бы явить свою трусливую задницу в гостиничный номер, где мы с тобой провели столь незабываемую ночь, - голос Сана сейчас сочился горечью и ядом.
   - Если ровно через сорок минут, я тебя там не увижу, то в инет будет запущен потрясающий рекламный ролик, где каждый желающий сможет не только лично лицезреть как тебя ебали в жопу и ты подмахивал, и просил ещё, но и получить координаты и данные. Кроме этого, точно такой же ролик, появится сегодня на каждом мониторе нашего города вместо заставки. Если хочешь, можешь сообщить об этом Вольху. Думаю, ему тоже интересно будет посмотреть, какую способную шлюшку я воспитал. Сорок минут, Ник. Ровно сорок минут! - жёстко повторил Саня, заставляя меня бледнеть, краснеть, выпадать в жар и в холод одновременно. - После этого я посмотрю на твоё поведение. Время пошло.
   Трубку повесили.
   Я не сразу понял, что Саня нажал отбой. Секунд тридцать сидел в полном шоке, не осмысливая случившегося, не понимая, как такое могло произойти со мной. Саня ведь не сделает этого? И в то же время очень чётко и ясно я понимал: СДЕЛАЕТ. Будет именно так как он сказал. Как тогда.
   "Я собирался порвать твою жопу, Ник. Был так зол"
   Я заметался, вываливаясь из одеяла, рухнул на пол, забегал, не зная, что делать, куда бежать, имеет ли смысл куда-то звонить. Первой мыслью было связаться с Вольхом, но насмешливый голос Сана, про способную шлюшку, вбил раскалённый гвоздь стыда в моё, просто помутившееся от перспектив, сознание. Я ведь помнил ЧТО там было в гостинице в ту ночь, только не знал, что Саня снимает это на камеру, что у него хватит подлости, низости. Но ведь хватило же ума опоить меня?
   Я вылетел из дома ровно через десять минут. Пятнадцать минут ловил попутки.
   Когда задыхающийся, красный от быстрого бега, я пронёсся по длинному коридору фойе, игнорируя охрану, пытающуюся меня притормозить, и ввалился в гостиничный номер, в запасе оставалась ровно одна минута.
   Я боялся, что не успею. Рванул дверь на себя, споткнулся, запинаясь ботинком за ковёр. И буквально растянулся у ног Сани, который сидел перед включенным монитором компа, и, кажется, готов был нажать: "Отправить".
   Белый на молниях джемпер, чёрные обтягивающие штаны и строгие очки - лёгкая смесь милитари и официоза. Папка с тетрадями на столе. Значит, из лицея он приехал не переодеваясь. Чёрные волосы стянуты резинкой и ровные пряди длинными змеями лежат на спине, готовые взлететь от резкого движения-поворота. Но Саня не бывает резким. Или бывает? Что я вообще знаю о нём?
   - Умный мальчик, - желчно усмехнулся Сан, и щёлкнув мышкой извлёк флешку из клавиатуры, убрал её в карман.
  
  
   Пальцы сминали ворс ковра. Мягкий, длинный. Всё тот же номер-люкс. Светло-бежевый цвет в сливочной дымке золотистых молочных узоров по краям, и чёрных иероглифов в японском стиле. Тонкая линия границы разделяющая огромное пространство на зоны. Зона работы, зона отдыха, зона сна, и секса. Ха-ха. Последнюю зону мы изучили особенно хорошо.
   Затем Сан неторопливо поднялся и подошёл ко мне, плавно, мягко, не спеша. Ну да, с хуя ли ему торопиться-то?
   Я сидел на полу, тяжело дыша, и не в силах отдышаться после безумного марафона по улицам и этажам.
   Саня, засунув руки в карманы, созерцал меня сверху вниз, и непонятно было, что читается в его глазах. Равнодушное безразличие, прячущее сдерживаемую лавину эмоций.
   А затем губы сложились в жёсткую, желчную линию, серые глаза недобро прищурились и он мотнул головой в сторону кровати.
   - Раздевайся и ложись.
   - Что?
   Я растерялся. Когда бежал сюда сломя голову, не зная, собственно, зачем бегу, но очень боясь опоздать, я не ожидал, что разговор начнётся так.
   От пушистой кукольной принцессы не осталось и следа, на меня смотрел хищник, взбешенный, разъярённый, и этот хищник не знал пощады. Он собирался мстить? Наказывать?
   - Раздевайся и ложись. На кровать. Живо, - прошипел Саня, рывком подхватывая меня с пола и швыряя вперёд. Подошёл следом, сдирая школьный рюкзак который я зачем-то прихватил, куртку... Крутанул вокруг оси.
   - Руки подними.
   Я поднял, испуганный, жалкий, растерянный. Я не ожидал, что всё будет так. А как я ожидал? Цветы и шампанское? Ну-ну.
   Саня содрал с меня балахон, футболку. Глаза его дрогнули, расширились, когда он увидел бинт, обработанные зелёнкой царапины, кусочки пластыря, там, где было поранено особенно сильно, хотел спросить, но затем он ожесточился, рванул многострадальный ремень, пряжка которого с самого утра была заботливо починена Вольхом.
   Толкнул на кровать сдирая ботинки, джинсы. Нижнего белья на мне не было. Стыдно признаться, в спешке я его не нашёл, а трусы Вольха одевать постремался. Я остался в одних носках.
   Саня наклонился, наступая коленом на покрывало, завис надо мной на несколько секунд, всматриваясь и словно ища что-то. Панику? Страх? Понимание?
   Он знал чем прижать и вот теперь я в его власти и боюсь, что он сделает то, что обещал.
   Как он тогда сказал? "Управлять людьми легко. У каждого человека есть свои слабости. Не можешь найти - создай". Сунь Цзы отдыхает.
   Подонок. Саня, ты подонок.
   Я не сказал этого вслух, судорожно гадая, что теперь. Секс, издевательства? На что он заставит меня пойти, чтобы вернуть запись?
   Сашка прищурился, провёл пальцем по волосам, рисуя невидимую линию, спустился на лоб, по переносице к губе, надавил, заставляя приоткрыться, нажал на подбородок, и скользнул дальше, продолжая движение по шее вниз, по груди, к животу, до самого паха.
   Ладонь уверенно сжала мошонку, не спрашивая разрешения. Большой палец коснулся, прикинувшегося трупом, члена, поласкал. Остановился, не дождавшись никакой реакции.
   Я лежал перед Саном, закусив губу от злости. Вот и ответ. О чём ему со мной разговаривать?
   А Саня меланхолично игрался с моим телом, как жестокий ребёнок поймавший бабочку, и ещё не знающий что с ней сделать: оторвать крылья, посадить в банку? Он никогда не позволит ей улететь, она ведь ЕГО.
   В мыслях ребёнка нет жалости к бабочке, только холодный интерес к игре и прагматичные мысли по поводу можно ли её использовать, например, обменять на жука.
   Пальцы выкрутили сосок, сжали. Саня намеренно причинял мне боль, и я задышал чаще, начиная дрожать и по-настоящему бояться.
   Мы словно вели невидимую игру. Я не играл, но Саня брал от меня что-то в этот момент, как вампир он получал удовольствие, удовлетворение, так и не сказав мне ни слова, просто позволяя себе и своим ладоням мучить мою кожу, пить начинающийся страх. Неопределённость. Безмятежная лавина, которая в любую секунду сорвётся с горы и погребёт меня под собой, а может быть не сорвётся, может быть путника минует, если он будет достаточно осторожен и умён. Лавина ещё не решила. Ребёнок ещё не придумал.
   Но они остро хотели сделать что-нибудь. Наказать меня за то, что им было больно.
   Саня выпрямился, откатываясь назад, отступая прочь, оставляя меня.
   ОБЛЕГЧЕНИЕ.
   Наклонился, взял в руки ремень, сложил его пополам и жёстко щёлкнул в воздухе, резко разводя между руками.
   СТРАХ.
   Звук получился громкий и пугающий. Я вздрогнул непроизвольно. Хотелось вскочить и бежать. Но стыд оказался сильнее трусости, страх перед последствиями сильнее страха перед болью.
   Он что, собрался меня избить?
   И острейшее ощущение унижения, заливающее щёки жгучим мучительным кипятком.
   Мне было страшно, не потому что я боялся Сани, а потому что я не знал, на что он способен. Чёткий, всё анализирующий, бог систем и математики, Сан оказался очень непредсказуемым созданием. Его просто нереально было просчитать. Его действия, что он сделает, что ему взбредёт в голову в следующий момент. Никто не знал. А он, кажется, знал про нас абсолютно всё, именно поэтому с такой пугающей точностью, часто предугадывал наши мысли и желания. Он знал, для того чтобы получить человека, нужно дать ему то, что он хочет, но если дать не получилось, тогда существовали другие способы, и один из этих способов, Сан сейчас продемонстрировал мне.
   "Я могу сделать с тобой всё" - сказал его взгляд, - "Но пожелаю ли я этого, Ник?!"
   Ремень улетел за спину.
   Кажется, я выдохнул от облегчения, заставив Сана фыркнуть.
   - В душ, чудовище. И быстро, пока я не передумал.
   Я торопливо слетел с кровати, подстёгиваемый властным приказным голосом. Хищник чуть-чуть убрал когти. Но я не знал, в какую секунду он их выпустит..
   - Носки сними, - в спину добавил Сан, когда я, стремясь поскорее избавиться от него, залетел в ванную, захлопнув дверь.
   Остановился, тяжело дыша, чувствуя как тело сотрясает противная крупная дрожь. В гостинице не было ванной. Душевой уголок в четверть стены, с оливковым кафелем, просматривающимся сквозь раздвинутую граповую пасть.
   Над стеклянной раковиной, заставленной многочисленными гелями и шампунями, висело зеркало. Почти в полстены. Сейчас в нём отражалось затравленное бледное лицо, с перекошенным ртом, острым подбородком и яркими метеоритными глазами, заполненными зелёной отравой паники. Светлые волосы стояли дыбом. Мышцы напряжены, я дрожал, напоминая загнанного в клетку зверя, и не мог успокоиться. Пытался, но рёбра ходили ходуном, изнутри подступал идиотский, дебильный смех. Хотелось распахнуть дверь, выйти и ляпнуть что-нибудь с независимым видом. Но было страшно. Очень не по себе. Атмосфера начинающегося безумия. Ты находишься в одной комнате с маньяком, задыхаясь от напряжения, в любую секунду ожидая нападения, и постепенно чувство опасности притупляется. Остаётся только давление.
   Я просыпаюсь в холодном поту
   Я задыхаюсь в кошмарном бреду
   Дверь распахнулась и Сан вошёл следом, уже без одежды. Я, реально, вздрогнул и отпрыгнул.
   - Смотрю, не торопишься? - Саня подошёл ко мне взял за плечо, разворачивая. На его фоне я сейчас смотрелся забитым ягнёнком на фоне волчары.
   - Что с рукой? - глаза впервые соизволили обратиться на бинт
   - Какая тебе разница? - я огрызнулся торопливо выдирая конечность, пытаясь убрать назад и охнул застонав от боли.
   - Ты прав. Абсолютно никакой.
   Сан даже бровью не повёл, плавным движением выкручивая запястье наверх, осмотрел перевязку, помрачнел неуловимо и небрежно отбросил от себя, вызывая неконтролируемое ощущение паники, внутри. Я знал, что он сильнее, но насколько он может быть опасен - понял только сейчас. Чтобы он не пожелал сделать реально, я не смогу оказать никакого сопротивления. Это с Вольхом худо бедно мы могли повоевать, Сан не напрягаясь, способен одной рукой завязать в узел пяток таких как я.
Раньше мне не приходило в голову рассматривать возможность исходящей от Малина физической угрозы. Он не демонстрировал собственного превосходства, за исключением одного единственного случая, когда удерживал на кровати, а сейчас, он просто не считал нужным это скрывать, чётко дал понять, хорошее отношение закончено, всё обстоит именно так, как я думаю.
   О любви хорошо рассуждать с теми, кто отвечает взаимностью, остальных сговорчивыми делают пиздюлины.
   Я только что в стенку лопатками не вжался, непроизвольно ища глазами лазейки спасения. Понимал, что беспонтово, изначально не стоило соглашаться и идти у него на поводу, не стоило сюда приходить.
   - Рад, что ты сам, всё понял, - удовлетворённо кивнул Саня. - Ну что Ники, как там говорят в таких случаях? А теперь, будь покладистым мальчиком и веди себя хорошо.
   И не удовлетворившись унижением, шлёпнув пониже спины, одномоментно подтолкнув в сторону душевой. Я стиснул зубы.
   От его на издёвки, кровь моментально бросилась в лицо. Давить меня можно до определённого предела, а дальше...дальше, я не думаю о последствиях, срываюсь и...
   Я открыл рот, но ответить не успел. Сан надвинулся, заставляя отступить назад, и врубил душ, охлаждая горячую голову.
   Вода хлынула со всех сторон. Я отплевался, выходя на свет, и врезался в Саню, который не долго думая, толкнул обратно и впихнул мне мочалку.
   - Приступай, - сказал он насмешливо, - для начала, хочу, чтобы ты помыл меня.
   - Значит, решил в хозяина поиграть? - буркнул я, со злостью, пытаясь взять первый попавшийся гель. Саня перехватил сам. Поберёг руку? Я слегка ошарашившись открытием, машинально подставил мочалку, он выдавил не отводя от меня глаз.
   - Ник, не испытывай моё терпение, - в голосе Сани тепла наблюдалось примерно столько же, сколько среди льдов на арктическом полюсе. Он не поворачиваясь впихнул бутылку обратно.
   - Ты его достаточно испытал. Я сейчас, реально, злюсь на тебя. Так что не выёбывайся.
   - Хорошо, не буду. - Мысль о том, что даже сейчас, он помогает мне, слегка примирила с действительностью, но стоило подумать...гнев взлетел пружиной.
   - А дальше что? Будешь держать меня при себе и трахать три раза на дню или придумаешь что-нибудь похуже?
   Я силой впечатал ладонь ему в грудину, размазывая пену.
   Сан не шелохнулся, позволяя намыливать всё докуда дотянусь. Повернуться спиной он не соизволил, возвышался каменным изваянием, рассматривая меня всё с тем же непонятным смешанным выражением. Непонятным, потому, что помимо безразличия, скрытой злости и досады, читалось что-то ещё, но что именно, я не мог понять, хоть убиться.
   - О, фантазия у меня богатая, - пообещал Сан мстительно. - Это я тебе гарантирую. Три раза на дню? Хм. Недооцениваешь ты меня, Ники.
   - Да я уже заметил! - я со злости только что кожу с него не сдирал, компенсируя желание врезать.
   - Такое придумать мог только ты. У меня один вопрос. На камеру меня сам снимал, или друзья помогали. Ебать меня тоже тебе помогли?
   - Ники, я тебя сейчас ударю, - ровным голосом пообещал Сан.
   - Да хоть убей нахуй! Хоть в задницу снова нахуй выеби, со всей своей шоблой разом!
   Я сорвался в бешенстве размахивая конечностями. Бинт размок и отяжелел, грозя размотаться, но Вольх сделал перевязку качественно и сейчас это словно придавали сил.
   - Как ты мог так поступить со мной? !!!!! Значит, то, что Вольх про тебя сказал, правда. Ты просто воспользовался мной, а я тебе поверил, как дурак.
   - Да, я заметил как ты мне поверил. Ты мне это утром сегодня по телефону очень доходчиво пояснил.
   - А что мне оставалось делать? - взорвался я. - Я не могу разорваться. Это ты меня десять лет ждал, я тебя не ждал. Просто принял. Как тебе такой расклад? И Вольх с этим не согласен. И вы рвёте меня напополам, и моё мнение вас интересует в последнюю очередь.
   - Принял, значит? - Саня сжал кулак, мне показалось, что он сейчас врежет... Не ударил.
   - Ты даже не представляешь насколько... Я вот сейчас, реально, стою и думаю, что мне с тобой сделать. Но пока ещё не решил. Казнить или помиловать? Буду определяться в процессе. Ники, я сказал всё помыть. Абсолютно всё.
   - И задницу тоже? - невинно заметил я. - И изнутри?
   - Изнутри, мой сладкий, я тебя сам помою, - многообещающе поведал Саня, таким голосом, что от страха у меня, кажется, ослабли колени. Он это заметил и хмыкнул, довольный. Он не соврал, его реально пёрло осознание собственной власти, ощущение того, что я боюсь.
   - А ты пока трудись над тем, что тебе доверили. Понежнее, please.
   Вот так, хороший мальчик, - заметил он, когда мочалка ощутимо дрогнула у меня в руках.
   - Я очень зол, Ник. Лучше бы тебе это понять.
   Я, уже не выёбываясь, молча намылил Саню со всех сторон. Для того чтобы помыть ноги, пришлось встать на колени.
   - Хорошо смотришься. Я бы сказал, ты нашёл своё место, - поведал Саня. Издеваться надо мной он сегодня собирался долго. Интересно, он меня отпустит или у него приготовлена особая программа? За сорок минут по идее он не должен был успеть, но кто знает этого злого гения. Мне хотелось зло отстебаться в ответ, отпарировать чем-нибудь, обидно завуалированным, когда скрытое хамство звучит, запакованное во внешнюю безобидность слов. Но, неожиданно, шипя от злости и отчаянно ненавидя его в этот момент... я увлёкся.
   Я отвёл глаза торопливо мыля поясницу, избегая касаться задницы, но Саня вздёрнул бровь, и, если честно, я просто позволил рукам дорваться, в какой-то момент, он чуть отступил назад, облокачиваясь лопатками на стенку, и мне приходилось почти обнимать его, соприкасаясь кожей и вспоминать...
   Ласковые прикосновения, поразительно нежные, осторожные, трепетные, любящие, и в то же время жёсткие, сильные, властные, он был как сталь и как легчайший шёлк одновременно, и это трудно было забыть. То, каким он мог быть. А теперь я всё это потерял в один день, потому, что решил, что надо сделать выбор, потому, что понимал, что это всё неправда, что это всё наркота... Но сейчас наркоты не было. Был просто Саня с безучастно, насмешливым выражением прислонившийся к стене, и этот Саня был офигительно притягателен, настолько, что хотелось вплавиться в него пальцами.
   - Ники? - В его голосе звучала вибрация, а я резонировал, откликался, не хотел это понимать, не хотел признавать, но всё внутри переворачивалось. Как я мог не замечать этого раньше? Не понимать. Неужели это всё из-за наркоты?
   Саня перехватил мои пальцы, отбирая мочалку, умудряясь разом забрать меня целиком в себя. Я даже не понял, как его пальцы оказались на моём подбородке, заставляя поднять голову, посмотреть ему в глаза.
   - Горе ты моё... Или беда?
   У меня подкосились ноги. Саня разрезал меня. Господи, блядь, какой же он нежный.
   - Ты... правда, хочешь уйти?
   Ранимый, хрупкий, волшебный. Удивительное существо. Блядь, у меня крыша ехала, реально, от одного этого ласкового взгляда.
   Разве это не он изнасиловал меня, разве не он сейчас угрожал шантажом, хотел порвать жопу за то, что ко мне прикоснулся кто-то другой?
   Член встал торчком, отказываясь следовать здравым доводам рассудка. Я поплыл, очнулся, лишь осознав, что Саня меня целует, уже целует, ласкает, трогает везде и всюду, и я весь как воск в его пальцах, таю, плавлюсь, растворяюсь на губах.
   Останусь пеплом на губах...
   В твоих руках дыханьем ветра
   - Вот и всё что требовалось доказать, - шепнул Саня распиная меня языком, подхватил за задницу, приподнимая, подсаживая, прижал к стене.
   - Ник, будет больно. Потерпишь?
   У меня, наверное, даже мозги вытекли сквозь уши, скручиваясь сладкими ниточками. Умирающими, наслаждающимися нерационально-бархатистыми звуками чужого голоса, ласкового, пьянящего, обволакивающего, просящего. Очень нежного.
   Легчайшим пёрышком по коже, мёдом, патокой по позвоночнику.
   - Саня! - я мог только всхлипнуть. От желания перед глазами всё мутилось. А он входил без подготовки: медленно, мучительно, сладко.
   Больно не было. Было хорошо. Непрекращающееся бесконечное, бесконтрольное, нереальное ХОРОШО.
   Без всякой наркоты и дури.
   Пронзая бесчисленное множество раз, Саня заполнил меня собой, легко и естественно, как заполнял собой с самого первого дня нашей встречи, подстраиваясь, отступая, нападая, выжидая, позволяя мне быть, словно зная, что однажды мы с ним БУДЕМ. И вот каждая впадина моего тела, каждая выпуклость, вогнутость, соединились и защёлкнулись, исчезая в нём, подстраиваясь под него, для него, и мы как совершенный механизм, идеальная модель вселенной, бля, слились, заработали слаженно, чётко, красиво, даже несмотря на то, что у нас не было единого ритма... У нас было множество ритмов, и каждый раз мы находили новый.
   Когда меня накрыло мощнейшим землетрясением оргазма по десятибалльной шкале, у меня даже пальцы ног поджались в судороге. Я выгнулся, врезаясь головой в кафель, в сумасшедшем пируэте, выплёскивая себя на его живот, даже грудь, пытаясь ухватиться, но никакой опоры, кроме его плеч, рядом не было, и всё что я мог - это просто содрогаться и стонать, обессилено обвисая на нём в конце пути. А Саня держал и смеялся тихо, целуя в губы, в ресницы, вжимая в стенку, с такой силой, что на коже, наверное, остались квадратные, повторяющие контур плитки следы.
   Саня казался хрупким и изящным, но, сейчас, под моими пальцами отчётливо скользили стальные канаты мускулов, и я, в очередной раз, прифигевал от него. Какой же невероятной силой надо обладать чтобы проделать весь этот сумасшедший марафон, удерживая чужой вес исключительно на одних руках. Мне ведь даже ухватиться было не за что, а выраженная разница в росте не позволяла нам заниматься нормальным сексом стоя, но для Сана, как обычно, такие мелочи не являлись проблемой.
   Самым классным было, когда мы молчали, когда всё как в волшебной сказке. И в этой волшебной сказке, Сан с благодарностью меня поцеловал, медленно отпустил, ставя на пол, и говорить в этой сказке не хотелось. Я просто бездумно отдался во власть его уверенных ладоней, закрывая глаза, балдея, и мы поменялись ролями, а в какой-то момент перешли на борьбу за лидерство, яростно целуясь и вылизывая друг друга жалами языков, найдя единственно удачное применения для обоюдного язвительного острословия, обладая которым, постоянно соревновались между собой за место под солнцем, начиная с первого класса. В какой-то момент, я сделал ему минет, потому, что мне остро хотелось вернуть ему хотя бы частицу собственного удовольствия, и это оказалось не гадким и не противным, а безумно мне понравилось, ведь даже Санькин член, был создан исключительно для моего рта, стоило только попробовать и увлечься.
   Хотя, подозреваю, Саня очень аккуратно дирижировал в этом вопросе, ни разу не толкнувшись мне в горло, лишь ласково направляя и изредка насаживая на себя, чтобы показать нужный темп. И я старался как заправская блядь и балдел, слыша его лёгкие, срывающиеся стоны. И чуть не кончил сам, услышав ласковое, напряжённое, просящее.
   - Ник, проглоти...
   И проглотил, для того чтобы через секунду делиться впечатлениями, возмущаясь по поводу безжалостной эксплуатации рабочего класса. Санька блаженно улыбался, прищуривался как ленивый сытый кот, рисуя мои виски кончиками пальцев, а мне безумно хотелось обнять его колени и молиться губами на стройные бёдра.
   А потом Санька намыл меня как любимого ребёнка, от макушки до пальцев на ногах, мстя изощрённой щекоткой, за недавний болезненный отказ по телефону. И, завернув в халат, потащил в койку, щеголяя в полотенце на бёдрах, ровно два метра, от двери, потому, что повиснув на нём вниз головой, я не упустил возможности содрать влажную ткань и шлёпнуть по красивой, подтянутой заднице.
  
  
  
  
  
  
  
   - Саня, а ты бы, правда, выложил ролик в инет?
   Не знаю, то ли секс на меня так подействовал, то ли Санькино отношение, но я совершенно успокоился и не переживал. Словно умиротворение снизошло. Дети часто существа безответственные и легкомысленные, я не считал себя ребенком, но временами бил рекорды в этом плане.
   Я уютно забурился среди подушек, довольный, затраханный, разрумянившийся после душа совершенно беззастенчиво лопал суши. Никогда не ел. Очень вкусно, оказывается. Сан пряча улыбку кормил меня палочками. Ловко он с ними управлялся. Как заправский японец.
   Мирная идиллия, мне самому не верилось, что пару часов назад, я летел сюда словно угоревший, а Сан угрожал мне, умудрился напугать до полусмерти...Просто не верилось. Всё это сейчас казалось таким далёким, неважным совершенно...Может Сан колдун? Умел он быть убедительным, настолько убедительным, что совершенно крышу отшибало.
   - Да! - Палочки дрогнули лишь на секунду, чтобы сместившись вниз, подхватить аппетитный ролл с угрём, макая его в смесь соевого соуса, имбиря и васаби.
   Подробную лекцию по теме: что за хрень и с чем едят, я получил до еды, и теперь мог даже выёживаться терминами вроде нори и хаси.
   - Скажи Ам! - Он подставляя снизу ладонь поднёс очередной рисовый шарик к моим губам.
   Я уклонился, непроизвольно улыбаясь, мотнул головой.
   - Шутишь? Ты же несерьёзно?
   - Серьёзно! - Саня улыбался и смотрел на меня, с улыбкой, мягкой, нежной, любящей и бесконечно жестокой.
   - Ник, не знаю, почему ты меня упорно не хочешь понять, но я не намерен с тобой расставаться, и когда я сказал, что не отпущу, имел в виду, именно то, что сказал. Тебе для отношений со мной нужен шантаж? Значит, будет шантаж. Не сработает - придумаю другой способ.
   Не забивай голову. Давай ешь... И мне плевать, что думаешь ты, и что думает Вольх, - спустя секунду опустив палочки на доску, добавил он. - Ты хочешь быть со мной, можешь отрицать, но в наших отношениях присутствуют двое, а не один. Тебе хорошо со мной, мне хорошо с тобой. Нам хорошо вместе. И я не дам это разрушить никому, и тебе в первую очередь. Ну что, может, ещё, что - нибудь хочешь спросить, чтобы испортить нам настроение?
   Есть моментально расхотелось. Временами трахаться с Саней, оказалось приятнее, чем с ним говорить.
   - А мои чувства? - тихо спросил я. - Ты их принимаешь в расчёт?
   - Прежде чем говорить такие вещи, Ники, ты определись, пожалуйста, что ты чувствуешь, а вот когда определишься, тогда и будем говорить. А сейчас из нас двоих, я единственный, похоже, кто знает, что это такое. Ник, давай не будем усложнять. Не надо это делать, просто не надо, пойми.
   Я опустил голову.
   - Сань, когда ты так говоришь... Я тебе что раб, вещь? А если я уйду. Значит, ты меня уничтожишь, так получается?
   - Получается, что так, - спокойно согласился Сан и положил палочки, досадливо впихнув мне на колени поднос. Поднялся, подошёл к окну.
   Вольх бил стены, а Саня смотрел в окно. Интересно, что он там видел?
   - Ник, быть одержимым другим человеком это ...
   Он замолчал, вздохнул прерывисто, тряхнул головой отгоняя. О чём он думал в этот момент? Что не сказал? Каких призраков видел?
   "Я пытался уйти от любви" - грустно процитировал Сан, машинально растирая шрам под браслетом часов. Кажется, он делал это непроизвольно.
   - Я перепробовал всё, - заговорил Малин тихо. - Многое из этого всего, пытался справиться с чувствами, не мешать тебе жить, собирался уехать в Англию после школы.
   А что не уехал то? - чуть не брякнул я, но прикусил язык. Сан продолжил, всё так же медитируя в окно.
   ...Подумал, что это единственный способ. Время, расстояние. Лет через пять, возможно, смогу выболеть. Возможно, не смогу забыть, но со временем боль притупиться, продолжу жить дальше. Но ...Я не смог. В последний момент передумал, понял, что не хочу уезжать...без тебя. Прожить жизнь, сбегая от собственных чувств, положить себя на эти грёбаные весы: правильно - неправильно, не дав нам ни единого шанса, не попытавшись узнать, каким будет твой ответ. Когда приходится сожалеть, сожалеть лучше о том, что сделал, а не о том, что не сделал. Я могу без тебя жить Ники, могу, просто я не хочу жить без тебя, понимаешь разницу?
   Он повернулся плавно, взмахнул рукой. Разлёт косой чёлки, расплавленный асфальт бездонных глаз, тёмный дождь волос. Господи, как же красив, пронзительно красив в эту секунду он был. Словно печальный павший ангел или демон спустившийся с небес. Врубелю не снилось. Серый свет скользил по широким плечам, обрисовывая изящную фигуру, широкие плечи, узкие бёдра замотанные белым полотенцем.
   - Я решил, ты и чувства к тебе, это то, что будет в моей жизни, то, чему я позволю там быть. Дал себе слово, что придёт день, в моей жизни будут не только чувства - там появишься ты, и я собирался сделать для этого всё возможное и невозможное.... - голос Сани сел, прекращаясь в тихий шёпот, но всё равно звучал очень отчётливо, а вслед за этим шёпотом вытягивалась и улетала моя душа.
   Парень в полотенце на бёдрах, две стальные звёзды метеоритных глаз.
  
   Кукольный принц, с какой звезды ты прилетел, какой господь тебя придумал, вселенную огромную вселенную полную кружащихся галактик и разбитых астероидов.
   Беспощадная планета Нибиру шарахнувшая в мою Землю.
   А может солнце, опаляющее солнце, и в атмосфере закончился озон, только все мои растения, зверюшки, люди, домики, тянуться к тебе и похер им на твоё разрушительный гибельный ультрафиолет, радиацию которую источает твоё сумасшествие....Мой звёздный мальчик, чистейшее воплощение формулы Ньютона.
   Мне не дано петь, но дано яблоком падать к твоим ногам.
   - Я собирался дать тебе время, - сказал Сан помолчав, пытаясь понять как я отреагирую на это признание.
   Как я мог отреагировать?
   Я не могу оторвать глаз от тебя.
   Стараюсь злиться, стараюсь разозлиться изо всех сил и не могу. Ничего не могу сделать против него. Никак.
   Держу суку - сердце пальцами, чтобы оно не убежало, не прыгнуло в него с разбега.
   - Разработал целый план, как создать точки соприкосновения. Когда человек имеет деньги и связи...Никуда бы ты от меня не делся Ники, не в этом городе.
   От этого заявления, я чуть поднос не опрокинул. Мыль отказывалась постигать масштабы. Он это что, серьёзно?
   - После твоего совершеннолетия, мы бы расставили точки в отношениях, без скидок на возраст с полным пониманием происходящего, - твёрдо заверил Сан.
   - Возможно, ты послал бы меня нахуй.
   На этом месте я начал очень внимательно слушать, пытаясь понять, что именно я упустил.
   - Я мог принять такой ответ. Для меня это бы значило, что я сделал всё, что в моих силах, но проиграл. Я люблю тебя, но насиловать и принуждать, это не мои методы, понимаешь?
   Я не понимал.
   Не его методы? А как тогда обозвать всё происходящее?
   - Я не собирался переходить грань, но не учёл одного, ты меня ждать не будешь. Ты метко сказал, всё верно, ты меня не ждал, но я тоже не ждал, увидеть тебя с парнем. Клапана сорвало, все тормоза разом отказали. Бог свидетель, Ники, я сдерживался сколько мог, - тихо поклялся Сан. - Больше не могу. Прости. Сила воли закончилась. Не хочу причинять тебе боль, самого мутит, но, если снова скажешь, что бросаешь меня...
   - Саня посмотрел в упор, закончив жёстко.
   - Я пойду на всё. Ты уверен, что хочешь это узнать?
   Словно мордой в асфальт. А я аж заслушаться успел, уши развесил...
   - Ты себя со стороны хоть слышишь. Ты мне угрожаешь, Саня!
   Я отодвинул поднос на край, поднялся, чувствуя себя неуютно и глупо в белом гостиничном халате, который перестал казаться тёплым и пушистым, как и Санька.
   Малин, сука, пиздец инопланетный.
   Я летаю из него в него, отталкиваясь и притягиваясь, и сам не понимаю, что со мной твориться. Остро хочется послать нахуй. Только кого из нас двоих я пошлю, впервые не уверен. Сука, ты, сука ты, Саня. Вынимаешь душу с пол пинка, а вставлять её обратно кто будет?
   - О какой любви можно говорить, когда ты поступаешь со мной вот так. Я простил тебе то, что ты меня изнасиловал....
   Я осёкся, натолкнувшись на болезненно дёрнувшуюся щеку. Не имело смысла травить. Содеянного не воротишь назад, а, в понимании Сана, жалеть он предпочитал о сделанном, нежели о не сделанном. Это он чётко сказал. Благодаря этому мерзкому поступку, мы оказались вместе, но в то же время, так далеко. Думаю, возникни у меня возможность отмотать плёнку назад и всё изменить, я не стал бы, менять события.
   Саня подарил мне несколько бесценных кадров, я не представлял, как можно выкинуть их из жизни. Саня мог уйти, я мог уйти, но память этих дней останется. Не думаю, что когда-нибудь захочу отказаться от неё, не смогу просто. Уберу в самый дальний угол сознания, на пыльный чердак, куда никто не заглянет, в том числе и моя, постоянно обманывающая самого себя самость, и редко, периодически, одним глазком...
   Изнасилование. Шантаж. Очень постыдный шантаж. Такое тоже никогда не исчезнет из памяти. Можно примириться, сделать вид, загладить, но изнутри будет постоянно царапать, напоминать.
   Саня подарил мне любовь, но уничтожил самую важную часть, существующую между двумя. Доверие. А без доверия отношения строить невозможно. И сейчас нам предстояло это понять, обоим. Он вернёт мне плёнку, а я...Я буду думать. Заставлю себя сесть и подумать. Не смогу разобраться, значит, скажу как есть, в лицо, то, что я действительно чувствую к нему. Но чтобы я не чувствовал, обидно было до чёртиков.
   - Ты хочешь, чтобы я был честным с тобой? Так вот я сейчас честен. Ты мне нравишься, Сан. Меня тянет к тебе, нереально тянет.
   Я на мгновение смутился. Лицо Сашки просветлело, словно я ему признание сделал, а вот хрен там, признаваться в любви я не собирался, моего признания он совершенно не заслужил.
   - Но я не знаю, что чувствую к тебе, ты не даёшь возможности осознать, времени не даёшь. А теперь, когда угрожаешь, опозорить меня на весь город... Саня, может мне и по - кайфу с тобой трахаться, но такого я не могу принять. Нихуя это не любовь, - это подлость.
   - Мои зубы начали сжиматься против воли, и меня снова затрясло.
   - Наверное, я дурак, и тысячу раз об этом пожалею. Может. Но если ты хочешь знать, что я чувствую... и мы равны... так вот, я готов сейчас повернуться и уйти. Плевать, что ты после этого сделаешь, захочешь, уничтожай меня, если тебе станет легче, от того, что ты меня уничтожишь - уничтожай. Но всё что между нами происходит сейчас, я не могу такого принять.
   Я обхватил себя руками, чувствуя, что вот опять, меня начинает колотить, и я ничего не могу поделать.
   - Ники? - Санька подошёл, взял меня за плечи.
   Мне хотелось упасть в него. Просто тупо упасть и остаться. Но я отшатнулся назад, сбрасывая его ладони, вырываясь, упрямо вздёргивая подбородок, злясь на самого себя, на свой дебилизм, на то, что возможно действительно, я всё усложняю, что может быть не стоит всё так усложнять. Может, гори оно всё синим пламенем....
   НО, ОН НЕ ИМЕЛ ПРАВА, ТАК ПОСТУПАТЬ СО МНОЙ!!!
   Саня постоял, посмотрел. А потом медленно и плавно опустился на колени, заставив меня оцепенеть от понимания, что он сейчас делает. Он... хоть понимает, что он делает?
   - Ник. Я... Больше не знаю, как донести до тебя... - ровным голосом послушного мальчика сказал Сан.
   Но в гробу я видел этот безжизненный, безэмоциональный тон. Санька. Он просто... Он словно снял маску, и я увидел то, что у него там внутри, на душе. А там было так чертовски, паскудно страшно. Выражаясь метафорически...Да я эмоционально поседел за одну секунду от увиденного, настолько, что чуть рядом с ним не ёбнулся.
   - На коленях прошу. Останься. Со мной... Пожалуйста! - попросил Сан, отчётливо проговаривая слова.
   А затем видно прочитал выражение моего откровенно охуевшего лица. Глаза его потухли, он сдался и уронил голову.
   - Ник, если ты меня бросишь...
   На секунду голос у него стал как у маленького ребёнка, такой звонкий, срывающийся, а затем он оборвался и исчез.
   - Я, наверное...Не буду жить... - пробормотал Сан неслышно, словно рассуждая про себя.
   Я даже не знаю, как оказался рядом с ним, встряхнул за плечи, что-то заорал, врезал. Бывает такое, что сознание словно отключается, видишь картинку, но не фиксируешь, что именно происходит в этот момент.
   Я пиздил его по лицу, крича что он мудак, чтобы он не смел, никогда не смел так говорить. Что я его убью, сам, яйца отрежу без наркоза, тупым ножом, потому что он урод моральный, дебил, дегенерат, идиот.
   Очнулся, когда понял, что прижимаю его к себе, судорожно стискиваю, обхватив руками, обняв, укачиваю, как ребёнка, целую, глажу этого блядь уёбка отмороженного, а на моём плече становится мокро. Мне было страшно повернуть голову, чтобы понять, почему там мокро. Не хотел я этого видеть и знать.
   - Я тебя люблю, Ник, - пробубнил Саня мне в плечо.
   Я стоял на коленях, он сидел по-японски. Бля, потому что, если бы он выпрямился, я бы повис на нём, как тузик.
   - Урод ты, урод ты, Саня, моральный! - Я качал его и до бесконечности зарывался пальцами в тёмные, пушистые волосы, стискивая пальцами, дёргая на себя.
   - Дебил, ёпт. Ребёнок, бля, большой. Вот куда я от тебя, урода, денусь? Пропадёшь же нахрен. Тебя ни на секунду без присмотра, бля, оставлять нельзя с такой больной головой. Кто б знал. Бля, знал бы, в жизни бы к тебе не подошёл, по тебе же дурка плачет, большими такими слезами. Тебя вообще в люди выпускать нельзя, ты же опасен для общества.
   Не знаю, что я там ещё говорил, отодвинулся от этого скота, взял за уши, сжал, поцеловал. Целовал высокий лоб, кукольный нос, изогнутые брови, веки, мокрые ресницы, стирал губами соль со щёк и с подбородка, с сомкнутых напряжённых губ, не желающих раскрываться, упрямых, обиженных, сожжённых в пепел постоянной внутренней агонией. Вот же, бля, урод, ёпт, скотина, эгоист. Я проталкивался языком, пытаясь его поцеловать, а этот крейзи, мне не давался!!! Остановите землю, бля, я сойду. Не хочу принимать участие в этой психушке.
   Ну хоть бы ради приличия, по законам жанра, Сан был маленьким и слабым, а я большим и сильным. Я даже на пол его завалить не мог. Какое там, с места сдвинуть был не в состоянии этого грёбаного самурая в полотенце на бёдрах.
   - Блядь, Сан, отдайся мне, что ли-и-и, - тоскливо взвыл я, когда удалось путём долгого стоического лизания, слегка разомкнуть щель его нежного рта и вбить язык, самым кончиком. - Ну, чтобы было не так обидно, - пробормотал я и поехал вниз, точнее вверх. Саня, восприняв мои слова абсолютно буквально, пошевелился, начиная оживать и возвращаться из астрала. Сдёрнул полотенце, лёг на пол, а так как я держал его за шею, разумеется, поехал следом за ним.
   - Ник, если хочешь, возьми меня, - попросил он. - Я тебе отдамся.
   Полный абзац. Я взвыл. Да уж, сбылась мечта идиота, называется. Может быть, я его хотел, определённо я его хотел, но не так, не сейчас, и не в таком состоянии. А эта жертва аборта, бля, даже не понимает, что не нужны мне его уступки в силу обстоятельств, только добровольное желание. Если бы Саня этого хотел, действительно хотел оказаться подо мной, наверное, у меня в душе пели бы птички и порхали бабочки, сейчас там определённо скребли кошки, не просто скребли, гадили, сцуки.
   - Плёнку на базу, твою мать!!! - заорал я, прыгая по его прессу. - Никакого шантажа!!! Никакого принуждения!!! Никаких унижений больше, бля!!!! Никто не умирает и не убивает себя, и никто никуда не уходит. Начнём с нуля, блядь. Сначала... И тогда, нахуй... Делай, что хочешь, хоть женись на мне, бля!!! И если ты действительно этого захочешь, тогда я тебя выебу так, что ты будешь орать и требовать добавки и...
   Я смешался, потому что Саня смотрел так...
   В его глазах плескалась и переливалась живая вода. Как в той сказке про мёртвого царевича, которого мочканули, а один классный распиздяцкий воронёнок его, типа, оживил. И вот сейчас, кажется, я влил в Сана целый флакончик живой воды, и она мерцала в его серых глазах, намереваясь, очевидно, пролиться. Вот только слёз нам не надо, как и соплей, и прочего драматизма. Достаточно нам и одного меня в этом ебанутом балагане посаженных нахуй нервов
   И Сан просто вздёрнул руки, притянул меня к себе и заткнул рот, потому что болтать этот рот все равно больше был не в состоянии. И кто у нас там сентиментально шмыгает носом? Я очень надеялся, что это был не я.
   Сан отпустил, лишь исцеловав всё. Так что, наверное, во рту у меня не осталось ни одного зуба, который бы не был исследован его языком, ни одной нетронутой, девственной десны, твою мать. Он целовался так, что кончить можно было просто от одного поцелуя.
   Кто сказал, что существует пятьдесят видов поцелуев? Я не считал, но Саня открыл их, наверное, штук тысячу, умудряясь поцелуй впихнуть в поцелуй, добавить и скрестить друг с другом все когда-либо существовавшие категории этого разновидного занятия. Кто сказал, что парни не любят целоваться? Ваш пианист оказался сапожником. Мне же достался маэстро. Редкостный маэстро, я бы сказал. Когда он позволил мне оторваться... Ну, должен же я периодически дышать, не только им, но и, так сказать, естественным способом? Мои губы вспухли так, словно их искусал рой озверевших пчёл, ну или одна очень озабоченная пчела, которая уже настолько охамела каждый раз выдаивать из меня пыльцу, что сам себе я напоминал затраханный цветик.
   Ладонь Сана нежила мою задницу, на изощрённом языке жестов уговаривая её не бояться и отдаться. Вторая ладонь неторопливо скользнула по бедру наверх, прикидываясь лапой и обещая не шалить, если я отдам поясок от халата. Я поверил. Пояс рывком улетел в сторону, а моё импровизированное гостиничное кимоно плавно стекло по плечу.
   И что там делают правильные японские гейши, чтобы ублажить своего самурая? Правильно, танцуют.
   Кажется они ещё поют, но петь я честно не умел и, самозабвенно разжигая древний танец на чужих бёдрах, я начал двигаться сквозь боль. Путь к наслаждению оказался тернист и долог, но когда наслаждение хочется подарить, всем своим существом, когда для того, чтобы обладать любимым человеком, желаешь ему отдаться, полярность меняется. Меня захлестнула нежность, и боль исчезла, растворившись в этом открывшемся изнутри источнике нового, пока ещё неисследованного бытия.
  
   И пофиг мне, что я снова оказался в позиции, когда Сашкин член радуется моей заднице. Моя задница устроила ему такой сумасшедший террор, что Санька рыдал, кончая. Я рулил на нём, вытанцовывая острейшие пируэты, чётко ощущая моменты приближающихся пиков, и оттягивал их каждый раз, не позволяя ему двигаться и засадить мне в желанном ритме, неумолимо прижимая ладонью к полу. Он шипел, стонал, просил, но я безжалостно отыгрался на нём за все прошедшие разы, доведя игру до закономерного финала, когда оргазм звучит не просто яркой вспышкой музыки, а космической нотой глубочайшего спаренного адажио, заставляя кончать уже даже не членом - всем телом, душой. И, изогнувшись дрожащей, сверкающей струной, я вибрировал от макушки до пяток, в унисон с ним, исторгая последний божественный аккорд. Я не рухнул на Саню, просто замер, отклонившись изящной дугой назад, как умиротворённый золотистый будда, сквозь стрелы влажных ресниц загадочно взирающий на распластавшийся под небесами мир смертных. Мой по уши забрызганный божественным молоком смертный находился в полной отключке.
   Даже "мяу" сказать не мог.
   Вот такая вот у меня сексуальная терапия. Прям сам с себя прусь. Правда, пёрся я недолго. Когда Санькин член плавно выпал из моей задницы, а я, совершенно обессиленный, но не желающий сдаваться и сдавать, со стоном сполз с его живота, вытягиваясь рядом, не забыв, разумеется, подставить морду под поцелуй, Должен же он меня отблагодарить, за то, что я такой весь распиздатый и покладистый? на Санькином бедре оказался алый развод, и не только на бедре.
   - Бля, у тебя кровь, - Я испугался, моментально садясь, зашипел, пытаясь понять, сообразить, где его поранил.
   - Ники, - лицо Саньки стало испуганным и побледнело. - Это... это твоя кровь, - проговорил он, с ужасом рассматривая смятый белоснежный халат, по которому медленно расползались неровные пятна. Подтекало не то чтобы сильно, но заметно. Кровь, смешанная со спермой. Внутри противно и мокро хлюпало, а в животе всё моментально свернулось в тугой узел. Мне, конечно, было больно, но вполне терпимо, просто жгло и саднило не по-детски.
   - Пиздец, - пробормотал я не то чтобы испуганно, скорее так, в лёгкой панике. Потому что в голове сразу же начали рисоваться страшные картины разорванных внутренностей и хуй там знает чего. Самой первой мыслью было: "Я что теперь, умру?"
   Второй мыслью - "К врачу не пойду".
   Третей мыслью - "Сан, сука".
   Сан, очевидно, думал также по третьему пункту. По поводу первых двух он достаточно быстро пришёл в себя. Осторожно поднял с пола, как драгоценную, блядь, вазу, дислоцируя на кровать. Весь такой заботливый, собранный, думающий. Аж смотреть противно от зависти. А учитывая, что я чутка перетрусил, не имея никаких познаний на данную тему...
   Воображение разыгралось. Представив, как я теперь буду справлять естественные потребности, я содрогнулся. В первую ночь в гостинице Санька выдоил меня так, что мой член, бля, плакал, когда ссал, теперь пришла очередь всех остальных частей тела. И он ещё спрашивает, чего я от него хочу уйти. Да он меня в гроб вгонит в цвете юных лет. Я не доживу до восемнадцати.
   И, пока я рефлектировал над своей судьбой, реально прикидывая, что делать, Сан взял мобильный и набрал номер.
   - Сергей Александрович, здравствуйте. Саша. Да хорошо, помаленьку.
   Через пять минут трепотни на общепринятые темы "здоровье", "семья", "дача", "привет родителям", когда я уже подумал, что Сану до меня нет никакого дела, и вообще, обижусь и уйду от него, злого, Саня перешёл к главному.
   - У меня проблема возникл по вашей части. Мы тут с другом немного переусердствовали. Поранил похоже. Можно без допроса, мне совет нужен. Понял. Понял. Сделаю. Хорошо. Дядь, Серёж. - Пауза. Я насторожил уши: понимая, что Саня с этим неизвестным Сергей Александровичем в близких отношениях. - Никита. Да. Нет, что вы, приезжать не надо, - грустно усмехнулся Санька. - Сам привезу.
   Сан покосился на меня, корчащего отчаянные рожи, сигнализирующего руками на манер уфологов, встречающих НЛО.
   - Нет, по виду не сильно. Прыгает бодро. Хорошо. Скоро будем.
   Саня отключил трубу, посмотрел на меня.
   - Так, Ники. Сейчас я тебе немножко облегчу страдания, а затем поедем к врачу. Не переживай, это мой хороший знакомый. Проблем не будет. Клиника частная.
   Моих воплей Саня, разумеется, не слушал.
  
   Визит к проктологу в шестнадцать лет.
   Пиздец. Наверное, так себя девочки ощущают в кабинете гинеколога в первый раз, когда их загоняют на вертолёт. Так вот, мне было гораздо хуже. Стыдно. Хуже, чем просто стыдно. В этот момент я реально и отчаянно так, ненавидел Саню, хотя, спрашивается, он-то тут при чём.
   Да уж. Весело у нас с ним. Сам изнасиловался, сам порвался. Анекдот, бля.
  
   - Волноваться, собственно, не о чем.
   Бодрый голос проктолога, улыбчивого дяди лет сорока, до меня попросту не доходил.
   Нас, разумеется, приняли без очереди.
   Я ощутимо прихрамывал и раздражённо сбрасывал Санькику руку, пытающуюся придержать меня за торс.
   Брось, командир, не донесёшь.
   Дай ему волю, он бы меня на руках понёс, в этой гимнастике он постоянно упражнялся и как только не надоедало спрашивается. Кровотечение удалось приостановить с помощью банального льда, а вот ломтик хурмы в заднице я ему по гроб жизни не прощу. Тоже мне, бля, первое средство.
   Клиника действительно оказалась частной.
   Небольшое, уютно обставленное помещение с рядом светрых кресел и диванчиколв. Кругом цветы, зеркала, под потолком плазма, чтобы пациенты не скучали, аквариум во всю стену - но больницу ни с чем не спутаешь. Симпатичная, ярко накрашенная девушка за стойкой регистрации вскинула голову, разулыбалась, увидев Сашку. Охранник проходивший мимо поздоровался, назвав Сана...[i]Я чуть не убился [/i]Александром Владимировичем, мать его.
   Очевидно, Саню здесь хорошо знали. На меня девушка смотрела с затаённым любопытством и интересом, пытаясь, очевидно, сопоставить визит к Сергею Александровичу и Саньку, пытающегося изловить и придержать не в меру прыткого, упирающегося в дверях товарища.
   Но персонал здесь был вышколен чётко. Обменявшись с Саней парой любезных фраз, девушка нажала кнопку коммуникатора сообщив о визите, после чего соблюдая формальности, передала, что Сергей Александрович нас ждёт. И, вот же зараза крашеная, не упустила возможности вставить шпильку наябедничав, что из - за нашего визита, доктор отменил все записи на ближайшие два часа.
   - А, Санёк, снова здорова. Проходи.
   Сергей Александрович, нас ожидал, моментально поднялся, откладывая в сторону папку с документами, шагнул навстречу, здороваясь за руку с Санькой, протянул широкую ладонь мне. Вот почему доктора самых, казалось бы, неподходящих профессий всегда выглядят семь на восемь восемь на семь. Их что, специально отбирают, что ли?
   - Дядь Сёрёж, это Никита, - сообщил Санька с какой-то радостной гордостью, вызывая у меня желание тихо удавиться, заползти в щёлку в стене и не вылезать в ближайшие лет десять.
   - Вижу, - хмыкнул врач, дружески стискивая мою вспотевшую ладонь. - Никита, значит. А я Сергей Александрович, можешь, по простому, дядя Серёжа.
   Это была очень странная фраза, содержащая свой смысл. Да и смотрел он на меня очень странно, словно знал обо мне, о нас, всё знал. Неужели Сан рассказывал? В насколько доверительных они отношениях? Из ушей у меня валил пар, лицо приобрело оттенок переспелого помидора и плавно спешило к цветам баклажанного. От страха и стыда от предстоящей экзекуции, меня подташнивать начало.
   - Ты чего трясёшься, Никит? Дело житейское, - заметив моё состояние, врач активно принялся травить байки, сообщив, что к нему с подобными проблемами чуть ли не весь город обращается с утра до ночи. [i]Ога. Так я ему и поверил[/i]. В общем, внимание мужик отвлекать умел, респектный такой дядька. И если бы не присутствие Саньки, шлифующего меня своим бдительным оком, возможно я смог бы расслабится, а так мне было исключительно дискомфортно.
   - Жить твой герой будет, - снимая перчатки, сообщил Сергей Александрович и кивнул мне, разрешая одеться. - Но про анальный секс парни, придётся забыть. - Он расхохотался, заметив Санькино выражение лица. - Недели на две, Саня. Что мы, звери, что ли.
   Я, получив разрешение, рванул за ширму и принялся застегивать джинсы, решив, что, когда выйду отсюда, Саньке понадобится новая вставная челюсть.
   Пока я, зажмурившись от смущения и позора, в расхудожественной позе стоял перед доктором, позволяя обрабатывать собственное очко, Саня, незатейливо пристроившись рядышком, занимался записыванием советов и рекомендаций по уходу за мной любимцем. В какой-то момент я ощутил себя спаниелем на приёме у ветеринара, а уж когда, увлёкшись, Сергей Александрович на практике начал показывать племяшу анатомические особенности данного индивида, объясняя, под каким углом я буду лучше всего кайфовать, я готов был просто реально всех послать нахуй. Единственное, что как-то оправдывало происходящее, - факт снисхождения покоя на страдающую пятую точку.
   Чем он намазал, не знаю, но боль прекратилась почти сразу, кровотечение он тоже остановил. Когда я вышел из-за ширмы, испытывая разве что лёгкий дискомфорт, то двигался довольно бодро, даже не хромал.
   - Как самочувствие, Ник, полегче будет? - осведомился Сергей Александрович, вручая Сану рецепты и лист с перечнем всего необходимого, попутно объясняя, как пользоваться. То, что объясняли Саньке, а не мне, уважения мне в собственных глазах не добавляло. Санькин дядя Серёжа относился ко мне, как к ребёнку, органично нагрузив Сана как старшего, а значит, несущего ответственность.
   - Спасибо! - Я кивнул, надеясь, что пытка закончится и мы свалим. Тем более, что физическая пытка уже прекратилась. Но Сергей Александрович попросил меня подождать в коридоре и остался беседовать с Саней.
   - Ники, я быстро, - Сан наклонился, чтобы меня поцеловать, я раздражённо толкнул его и вышел, хлопнув дверью, чувствуя, что вот теперь реально зол. Нужно иметь хоть какое-то чувство такта. Сане даже в голову не приходило скрывать наши отношения, наоборот, он выставлял их на показ. И что там про меня думает этот его дядя, я даже знать не хотел.
   - Саня, ты сдурел, твою мать? - Я, удобно устроившись в кресле напротив кабинета, костерил любовника последними словами, когда из-за двери донёсся голос, явно на повышенных тонах. Звукоизоляция здесь, похоже, была ни к чёрту.
   - Ты реально башкой соображаешь, что творишь? Какой, нахуй, одноклассник, ты кому мозг ебёшь, парню шестнадцати нет.
   - Семнадцать будет через месяц, - ровно отозвался Саня, голоса стали неразборчивыми, потом раздался грохот чего-то упавшего.
   - Ты что сделал?! - спросил врач, явно не веря собственным ушам.
   - То, что слышали, - со злостью отозвался Санька. - Что дальше? Пройдёмте - присядемте?
   - Тебе, парень, лечиться надо. Ты о родителях подумал? Хотя о них ты никогда не думал.
   - И что мне теперь? - Саня начал орать. Я, сжавшись в кресле с журналом на коленях, боялся даже пошевелиться и очень радовался тому, что в коридоре кроме меня никого нет. Дальше снова стало неразборчиво, очевидно, спорящие взяли себя в руки, заговорили потише, потом опять понеслось на повышенных тонах, говорили о каком-то случае, упомянули психолога, к которому Саня, оказывается, ходил, прозвучало слово "реанимация", половины я просто не понимал, но, кажется, дядя Серёжа, или кто он там ему, требовал прекратить эти отношения, чтобы Сан оставил меня в покое, потому что это до добра не доведёт. И совсем он парнишку зашугал. На этом месте, сообразив, что под зашуганным подразумевали меня, я слегка обиделся.
   - Да! Реально не могу! Не могу без него. И плевать я хотел, что вы об этом думаете! - рявкнул Сан, наступила пауза и дверь распахнулась врезав мне по лбу, потому что я совершенно автоматически подошёл поближе почитать график работы, а вовсе не подслушивал, как могли бы подумать некоторые.
   - Поехали, Ни...
   Увидев матерящегося меня, держащегося за морду, Сан нервно хохотнул и устало закатил глаза. Испытывая катарсис, очевидно.
   - Ник, у меня иногда с тобой просто слов нет. Только склонения. Дядь Серёж, у вас лёд есть? - кинул он, полуобернувшись через плечо. - Мой бойфренд тут убиться решил, на ровном месте.
   А дядя Серёжа - твой родственник? - Я ёрзал на переднем сиденье Санькиной машины, пытаясь выбрать позу поудачнее, и никак не мог успокоиться. На лбу красовался очередной пластырь, прячущий небольшую ссадину, щедро измазанную йодом (исключительно для того, чтобы позлить Сана, как я предполагал).
   - Не совсем. Просто старинный друг семьи, - Саня вывел машину на проспект, плавно пристраиваясь в хвост движения. - И мой крёстный.
   - Понятно, - вспоминая о том, как эти двое поцапались, а потом как ни в чём не бывало сели пить чай (моя разбитая голова стала поводом для примирения), я невольно улыбнулся.
   Сергей Александрович организовал долгосрочный перерыв и, опрокидывая в себя коньяк, убеждённо втолковывал мне: "Что если засранец крестник надумает обижать - приходить жаловаться. Повод зайти представиться в среду. Жду на приём. Всё как полагается. Саня проследи" - пригрозил он племяннику.
   И племянник тоскливо закатывая глаза - уныло покивал, покорно принимая нравоучения и прочие вводные в жизнь. Промолчать в ответ и не спорить, ума у него хватило.
   В отличие от разговорившегося крёстного, Сан не пил, будучи за рулём. А мне не дали по причине малолетства. Так что возвращаясь назад, оба мы с ним были трезвые и злые.
   - Нет желания ко мне переехать ? - спросил Саня, когда мы вновь расположились в номере, поедая приготовленный ужин. За последние несколько дней этот гостиничный номер стал восприниматься почти как дом. Мне даже не хотелось думать, сколько родительских денег Саня угробил на то, чтобы иметь возможность встречаться здесь со мной.
   - А предки? - Я без интереса смотрел идущий по телику фильм и вяло ковырял тарелку с салатом.
   - Предки тебя как родного встретят, поверь, - Саня странно хмыкнул заставив меня покоситься на него с недоверием и неприязнью. В такие моменты он мне здорово не нравился. Когда вёл себя так.
   - Не хочу.
   Я отодвинул тарелку и забрался под одеяло, не без злорадства припоминая, что на две недели Саня отлучён от моего тела.
   - Мне и самому по себе неплохо, знаешь ли.
   Я принялся рыться в рюкзаке, выискивая мобильный, но, кажется, мобильный я забыл дома у Вольха. Интересно, он меня разыскивает?
   Я отогнал эту мысль, понимая, что самобичевание не поможет. Убиться можно об чувство вины, но легче не станет. Я не понимал, когда началась наша с Саней история, но сейчас, чётко знал: расставаться с ним не хочу. Можно сколько угодно врать себе, но мне хотелось верить, что я определился, даже если в глубине души понимал, что не так всё просто в королевстве Датском. Совершенно не просто. Но любовь - странная материя, она не приемлет рационализма и здравых доводов. Просто два человека загораются, как спички, и им становиться неважно, чем на самом деле наполнен этот коробок.
   Мы просто были. Во времени здесь и сейчас. Что будет завтра? Как нам жить дальше? Сможем ли мы быть вместе? Мы жили сегодняшним мгновением, и в этом мгновении телевизора, ужина, опускающегося на город мартовского вечера нам было достаточно просто быть рядом. Болтать друг с другом, шутить, смеяться. Саня откуда-то выкопал забытые предыдущим жильцом шахматы и учил меня играть, на ходу объясняя правила и ставя детские задачки, вроде прорваться линией пешек до противоположного поля, или чей конь первым придёт к финишу. Потом он рассказывал разные истории и случаи из своей жизни. А я, скрестив ноги по-турецки и подперев ладонью подбородок, слушал.
   Я вообще люблю слушать. Могу молчать часами, наслаждаясь звуками чужого голоса, изредка вставляя реплики, показывающие, что мне интересно, действительно, по-настоящему интересно слушать. Другие люди всегда привлекали и завораживали меня собой, их понимание жизни, внутренний мир. Возможно потому, что моя собственная действительность оказалась тоскливой прозаичной банальностью, наполненной бесконечной борьбой за выживание, за существование души, которую я проиграл давным-давно, закрывшись от всего мира собственными картонными стенами, отстранившись от родного происходящего, потому что так было удобнее всего: не замечать и не чувствовать.
   Наутро Саня, не слушая никаких возражений, отвёз меня в училище. И, вылезая из его машины, я буквально кожей ощущал изумлённые и любопытные взгляды курящих на лестнице парней и девчонок.
   Наш тандем воспринимался непривычным. Не то чтобы кому-то было особое дело до меня, но Саня привлекал к себе внимание. Деньгами, положением, авторитетом, который не стремился поддерживать, но который присутствовал как данность.
   Особая неуловимая манера ленивой вальяжности, понимание собственной власти.
   Мне кажется, Сане не было никакого дела до всего, что происходило здесь, но по какой - то причине он позволял этому происходить. Развлекался? Ему было скучно? Мне сложно это понять. Парадокс. Сан не ассоциировался с чем-либо плохим, не мог с ним ассоциироваться. Возникало стойкое ощущение, что его натуре претит любое насилие, и в то же время безразличие, с которым он творил или позволял твориться самым неприятным вещам, пугало.
   К Малину стремились, с ними хотели дружить, заискивали. Люди тянулись к нему безотчётно, тянулись к силе, которая его окружала, к деньгам, к престижу, который давало знакомство с ним. Саня плыл по течению чужой человеческой жадности, глупости, тщеславия, позволял себе неспешно брести в мутном грязном потоке, возвышаясь над ним, разбивая его с безмятежно-небрежным спокойствием засунутых в карманы рук, не позволяя себе испачкаться. Когда он хотел, он мог пойти поперёк, и поток расступался перед ним. Мне было всего шестнадцать лет, но уже тогда, возможно, я понимал: Сан обладал силой, которая однажды вознесёт его на самую вершину человеческой власти... А я... Я не хотел быть лакмусовой бумажкой, приставшей к подошве его ботинка, которую он небрежно стряхнёт однажды. И сам не заметит. Не знаю, откуда родилось это ощущение. Я смотрел на его уверенные и неторопливые движения, Саня залез в машину, выдёргивая наши вещи, подмигнул, протягивая мне рюкзак. Особый взгляд. У нас с ним теперь был свой собственный, особый взгляд людей, делящих на двоих маленькую тайну. Я бы спрятал её в самую тёмную кладовку, задвинул ногой, поставил сверху стул и никому не показывал, а Санька хотел поднять её на руках высоко-высоко, выставляя солнцу, и закричать о ней на весь мир. В этом мы различались. Это были наши чувства, которые нас различали.
   Я не знаю, сделал ли Зидан какие-либо выводы. Он и Лён обменялись многозначительными взглядами, Зидан выразительно присвистнул, начиная тянуть что-то насчёт насыщенно проведённых выходных, я приготовился огрызаться, но Саня просто приподнял бровь, улыбнулся. И Зидан моментом приглох, предпочитая оставить своё мнение при себе. Саня обладал поразительной способностью, осаживать людей, заставляя ощутить собственную неуместность.
   Я топтался рядом с ним с равнодушной мордой, борясь с желанием прижать за плечи, убиться носом в широкую спину и окунуться в его запах.
   Санька захлопнул дверцу, повернулся. Весь такой аккуратный, спокойный, доброжелательный. Вытащил очки из футляра, натянул на нос, скорчив забавную рожицу, вызывая невольную улыбку и желание. Обхватить, шлёпнуть по соблазнительной заднице, сжать и тискать, твою мать, распяв на капоте машины, даже если выглядеть я буду, как мартышка на пальме. Нить взглядов, крепкая нить, что связала нас двоих. Он обещал скрывать наши отношения. Но можно ли скрыть притяжение взглядов?
   Мы танцевали глазами бесконечный вальс на небесах, а на земле должны были удерживать себя в руках, изображать исключительно рабочий интерес. Санька откровенно ржал и стебался, сцуко, я краснел, желая выхватить из его руки папку с тетрадями и со всего размаха вразумить разика два.
   Мы поднялись вместе, Санька придержал передо мной дверь.
   Да, он был прав, в училище нам не стоило видеться, потому что, когда я входил, не забыв наградить его красноречивым досадливым взглядом, он воспользовался заминкой и прижался ко мне, жарко, страстно, всего на секунду, обдав меня собой и заставив член в штанах зареветь и забиться в глухой истерике. Я развернулся, а Санька с непричастной мордой ангела блядь, убью нахер, затрахаю посмотрел недоуменно, чуть изумлённо так.
   - Чего встал, Никит? - доброжелательный вопрос. Вот же сцуко. И как с этим бороться, спрашивается. Не знаю, заметили ли парни, что между нами проскальзывает искра... Ога, короткое такое замыкание с электрической дугой на 7 тысяч киловольт. Но напряга не возникло.
   Мы шумно веселились в фойе, собравшись компанией старых хороших друзей, которым есть что вспомнить, и о чём поговорить. Мимо спешили одноклассники, знакомые кивали, останавливались на секунду. Охранник, спускающийся на вахту, поздоровался с Саном за руку, дежурная выглянула из комнаты наблюдения, сообщив, что чай готов. Взгляды, привычно неодобрительно минуя Сашку и его гоп-стоп, с недоумением сходились на мне, не понимая, что я забыл в этой опасной компании.
   В лицее, впрочем, как и в школе, я всегда числился на хорошем счету, не то чтобы ходил в любимчиках, но меня выделяли, замечали: учителя, персонал. Не знаю, за какие достоинства. Учёбой я не блистал, поведением не отличался, но вот как-то так. Возможно, как и Сан, я обладал своей собственной харизмой, и эта харизма почему-то заставляла всех считать меня хорошим и правильным парнишкой, в судьбе которого всем непременно хотелось принять участие, от технички до декана. И вот сейчас за меня волновались, переживали, недоумевали.
   Я стоял среди "плохих парней" и почти кожей ощутил досаду Саньки, когда вахтёрша, баба Маня, решила меня "спасти" и принялась зазывать к себе, сигнализируя на манер шпиона. Оставалось только выйти и дать Саньке шваброй по голове. Правильно. Руки прочь от советской власти. Подумаешь, принц, да хоть король, нашего Никитоса, мы тебе, буржуй, не отдадим. Ходют тут всякие, а потом у девушек месячные пропадают. Я, честно поведав, что всё путём, давился хохотом. А баба Маня плевалась и проедала Сана взглядом по принципу: "Чур меня, сатано", и даже, кажется, готова была его перекрестить, чтобы проверить: не испарится ли диавол с огнём и дымом от слова баб Маниного.
   Не испарился. Улыбнулся застенчиво, и баб Маня торопливо слинялась в каптёрку. Люцифер был самым сильным и красивым ангелом у бога. Куда уж до него простым смертным?
   И мы с Санькой мирно текли друг в друге, друг с другом, словно не замечая, что являемся центром внимания, стояли на расстоянии нескольких метров, не ощущая, что оно есть, его словно не было, этого расстояния.
   Я был заполнен Сашкой до предела. И, возможно, Сашка был заполнен мной. И странно, смешно, невероятно, что люди не видели, как же близки мы с ним были. Наша связь воспринималась не ниточкой, огромным толстым канатом. Мы не касались друг друга. Но я принадлежал Саньке до последней заклёпки на своих ботинках. Я был его. Трудно объяснить словами знание, которое я и сам не мог понять. Существуют вещи настолько огромные и бесконечные, что ты можешь лишь прикоснуться к ним кончиком пальца, уловить смутный отблеск этой силы, скрытый смысл. Санька не улавливал. Он просто был ей, этой силой. Это он создал её.
  
   И мы продолжали стоять и трепаться за жизнь, юные, дерзкие, счастливые. Перед нами лежал весь мир, этот мир принадлежал нам, мы могли творить и менять его, движимые подростковым максимализмом. Только в юности возможно поймать это чувство, острое, яркое чувство жизни. Когда эмоции кипят и переливаются, когда хочется сгореть. Взрослым не дано уже испытать этого. Они забывают эту лёгкость, состояние эйфории, счастья собственной безответственности.
   Не останавливайте подростков, когда они шумят и кричат. Они не могут удержать себя на месте. Дайте им, как слепым щенкам, сойти с ума, взлететь, раствориться, рухнуть, пройти все круги своих шестнадцати лет на полную катушку от ада до рая, творить безумства. Когда они станут взрослыми, они исправятся и осознают сами, научаться ценить, научаться понимать, добровольно запрут себя в человеческие клетки социальных форм и обязательств. А сейчас не мешайте им веселиться. Дайте подросткам быть. Любите их, дерзких, нахальных, пытающихся утвердить себя, самодовольных и бесконечно хрупко-ранимых, эгоистичных, наглых, беспринципных щенков. Не отбирайте у них их придуманную ими Свободу асфальта.
   И Сан, приказным тоном повелев сдать куртки, бегал относить наши вещи в гардероб. Вот такой вот он был, король, который не стремался поухаживать за собственными подданными.
   И когда он вернулся, баба Маня только что не вытирала слёзы платочком, обещая "Сашеньке пирожков горяченьких". И даже погрозила кулаком Зидану с Лёном мол, "смотрите у меня, доиграетесь, волчары позорные. Баба Маня всё знает".
   Потрясающий тип. Просто потрясающий тип. Других слов у меня для него не было.
   Сан вернулся, деловито раздавая номерки. Мой, разумеется, мне не достался, благополучно перекочевав в Санькин карман с обещанием посмотреть на поведение. Зидан и Лён поржали, решив что Сан прикалывается и, типа, ставит на место.
   А я посмотрел такими развратными глазами, что Санька задохнулся, осёкся. Покраснел, "стекая позорной влюблённой лужицей", готовый, кажется, послать нахер весь этот мир и уволочь меня на край света, прямо сейчас. Протянул руку, стремясь коснуться, и я попятился, прячась за широкой спиной Зидана, выставляя его перед собой, и вопя какую-то чушь про персональный губозакататель. А Зидан... Не знаю, врубился он или нет, но радостно гаркнул:
   - Саня, мы тебя теряем!!!
   И со всего размаха врезал приятелю промеж лопаток приводя в чувство.
   До звонка оставалось пять минут. А мы всё никак не могли разойтись. Сотрясали стены громовым хохотом, упражнялись в остроумии, беззлобно подкалывая друг друга.
   И хотя я понимал, что мы выросли, а школа закончилась давным-давно, всё же это забытое ощущение единства, ностальгия по тому, "как здорово было раньше", словно сблизила нас, сделала добрее, терпимее, что ли. И Зидан, многозначительно хвастающийся, что "с Никой у него тип-топ, пока кто-то щёлкал клювом", совсем не походил на наводящего страх местного бандита, наоборот, казался таким привычным, родным. Потом к нам присоединилась Вероника, как всегда приходящая почти к звонку. И мы принялись обсуждать предстоящие экзамены, словно на свете не было ничего важнее, активно мыли кости преподам и перечисляли способы сдать нахаляву.
   Саня практически не принимал участия в беседе. Стоял привычно с руками в карманах и смотрел на нас снисходительно, как на детишек. Разве что одёрнул Лёна один разок, когда, забывшись, он начал материться при Нике. Впрочем, мог бы и не одёргивать. Кулак Зидана, чувствительно ткнувший приятеля в бок, сообщил о том, что Зидан вполне серьёзно сообщил про свои "тип-топ с Никой".
  
   А я, оказывается, собственник.
   Потому что, когда Ника взяла Зидана под руку, прижимаясь щекой к широкому плечу, я заревновал. На фоне Зидана уверенная, самодостаточная Ника казалась беззащитной и хрупкой, как котёнок. Но они здорово вместе смотрелись. Ника всегда одевалась в прикольные шмотки, длинные сапоги или ботинки до колен, носила юбки (с её ногами носить штаны виделось преступлением), и грудь у неё была такая, что у меня руки плакали от желания подержать, потрогать. Вот Зидану, судя по его довольной морде, это счастье привалило. Он собственнически обнимал девушку за талию, нашёптывая на ушко всякие нежности, и периодично рука его незаметно так сползала на Никину попку в короткой обтягивающей юбке. Хвастался, сцуко. Но мы его понимали. И это покажется глупым, но я ревновал, испытывал лёгкую грусть и сожаление. Голубые глаза, подчёркнутые сиреневой подводкой, смотрели на меня с лёгкой неловкостью. Ника ведь и сама не предполагала, что так получиться. [i]Извини, Никитос, ты хороший парень. Но... Вот так вот оно бывает.[/i] Игра взглядов, беседы ни о чём и понимание. Конечно в целом, мне было пофиг на самом деле. Нафига мне Ника, со своими бы разобраться проблемами. Но появить у меня возможность выбрать себе девушку, определённо знаю, я бы хотел Веронику. Но, очевидно, прощёлкал клювом.
   Саня подошёл и ощутимо придушил меня за шею, заботливо выдав.
   - Никита, ты себя хорошо чувствуешь? Какой-то ты вялый, - и сдавил чуть сильнее, заставляя меня придушенно закашлять.
   Раздался хохот. Всё-таки Сан та ещё сцука. Зидан с Лёном потом неделю стебали друг друга, пиздясь при каждом удобном случае, чтобы безмятежно и заботливо спросить: "Как ваше здоровье, друг мой? Вам плохо? Может быть, помочь?" Но воспроизвести физиономию и голос Сани в этот момент явно оказались не в состоянии. Маэстро выступил. А все остальные - просто жалкие подражатели.
   К счастью, в этот момент прозвенел звонок, и мы расползлись по классам.
   Наша учёба проходила на разных потоках и пересекаться для общения удавалось редко, в моменты коротких перемен, совпадающих кабинетами или обеденных перерывов, используемых как возможность спуститься вниз и погулять дыша воздухом.
   Но выходя из кабинета литературы, погрустневший от вполне заслуженной двойки (последние недели две я совершенно забил на учёбу), я не удивился, застав отирающихся на том же этаже Саню, Лёна и Зидана. Знал. И это воспринималось совершенно естественным. Затем мы вместе отправились отлавливать Веронику с Настей.
   Лён, кстати, вёл себя корректно, но, в отличие от Зидоса, на Настю не запал, клеился исключительно инстинктивно. В крови многих людей обитается ген блядовства, заложенный на уровне подкорки как контрольный механизм, призванный обеспечить потомство и продолжение рода. И в общении с противоположным полом он включался непроизвольно, звоночек на звоночек. Не будь рядом Сана, я бы рисовался раза в два похлеще. Но Саня ревновал. Старался скрыть, но ревновал, бешено, дико. Я это ощущал кожей и даже как-то захлопнулся, что ли, свернув флёр собственной энергии, воспринимаясь слегка апатичным и вялым. Но, наверное, у меня существовала особенность собирать вокруг себя людей. Рядом с эмпатами редко ощущаешь себя неуютно. Вот и я как-то органично умел сглаживать углы. Может кому - то это покажется странным или невероятным, но общаясь с людьми, я иногда словно тянул невидимые ниточки. Бог энергетической человеческой электросети, интуитивно понимающий, кого с кем поставить рядом, где потянуть, ослабить вовремя, где проявить заботу и сразить шуткой. Несмотря на то, что моя способность давала трещины с близкими ( очевидно от того, что я непроизвольно резонировал на них ) она присутствовала с другими, посторонними. Я словно проводил невидимой рукой и люди преображались, снимая маски, раскрываясь изнутри своей лучшей стороной. Иррационально звучит. Рядом со мной монстры школы казались безобиднейшими, замечательнейшими пацанами. И, в свете похода в кино, Насте было почти смешно вспоминать, что Лёха её обидел. Лёха, как ребёнок, вытащил из кармана пачку сигарет и распотрошив, принялся кроить для Насти самолётик.
   Совершенно естественно к нам прилепились мои одногруппники Серёга с Максом. Знакомство состоялось абсолютно непринуждённо, перетекая с азартный спор с Лёхой по поводу седьмой винды. Парни увлеклись, органично забурившись с нами в столовую. Что-то происходило. Не знаю, что. Что-то менялось. Я понимал, что ничего не изменится. Но мы...
   Мы, наверное, купались сейчас в этом непонятном нечто, ощущали его, каждый из нас.
   Обед закончился массовым перекуром на лестнице. Ника и я не курили, тусили за компанию. Стебались над каким-то фильмом, смеялись.
  
   Когда прозвенел очередной звонок, и мы потянулись отбывать учебную каторгу, Зидан нагнал меня на лестнице.
   - Ник, - сказал он, стоя напротив и терпеливо ожидая, пока я зашнурую развязавшийся кроссовок.
   Последними парами стояла физкультура. И я, пользуясь случаем, сбегал и переоделся заранее. Мы дружили с тренершей. Ну, как дружили. В силу любви к движухе, в свободное время я частенько зависал в зале, никогда не стремался помочь и даже провожал домой помогая отнести сумки, да и вообще расправиться с разными мелкими делами. Подхалима в этом не существовало по определению. С училкой мы и сошлись исключительно на почве моих отличных результатов в спорте и последующего согласия выступать на районных. Она воспитывала ребёнка одна. Бывало не раз просила меня посидеть с мелким. Иногда я даже забирал его из садика. В общем с первого курса у нас сложились отношения, выходящие за рамки "учитель - ученик". В лицее мы это разумеется не подчёркивали, но определёнными привилегиями , вроде личного шкафчика в тренерской - я пользовался. Алла Борисовна относилась ко мне очень тепло. Собственно именно она выбила для меня спортивную форму, кроссы и прочие причиндалы, как участнику соревнований.
   - Чего? - Я выпрямился, довольный жизнью и собой. Зидан смотрел на меня несколько секунд, а затем привычно толкнул в лобешник.
   - Ничего...Рад, что ты вернулся, партизан. Чёрт, моя мастачка пошла, - он торопливо сбежал со ступеней, оставив меня гадать над тем, что он хотел сказать. Рад, что я вернулся? Я вроде бы никуда и не уходил.
  
  
   *****
- Так, построились, собрались. Нормативы будем сдавать по очереди. Начнём с прыжков.
   Алла Борисовна, в светло - зелёном костюме, энергичностью движений похожая на мелкую кудрявую ящерку, резко подула в свисток, раздавая команды вперемешку с замечаниями.
   Не представляю, как она управлялась с нами, остолопами. Маленькая, смуглая. В национальности тренерки ярко преобладали южные черты, несмотря на то, что по паспорту она считалась типично русской женщиной и типично по-русски позволяла себе крыть матом, когда мы, дегенераты, не понимали.
   - Добровольные жертвы есть?
   - Никитин! - Гриня, или Антон Гринёв, бодро выкрикнул мою фамилию.
   - Горит желанием прыгнуть через козла, - кривляясь, предположил Тоха, за что получил незамедлительное:
   - Точняк, Гриня. Становись! - Я, соскочив со скамейки, на которой мы уселись в ожидании расправы, ловко напрыгнул ему на спину, вызвав хохот и сдержанное фырканье девчонок.
   - Бляяя, съебись, еблан. - Тоха запрыгал, пытаясь сбросить меня с себя, но я держался, как клещ. Мелкий такой, жилистый клещ в серо-голубой футболке и тёмно-синих спортивных трениках с голубыми вставками. Куча молний и карманов, удобные завязки где только можно. Халявный костюм, прилагался в комплекте с найковскими кроссами. За прикид стоило поблагодарить Алку, с пеной у рта доказавшую декану необходимость наличия у команды солидного имиджа. В общем, мой внешний вид - представлял собой прекрасный повод порисоваться перед девчонками. И, в отличие от Грини, шорты которого держались на честном слове, мои спортивные не спадали.
   - Не стесняйся, Тошенька. Покажи себя, - Я двинул ногами, стягивая шорты вниз.
   - Сучонок, - беззлобно заржал Гринь. Перехватил шорты одной рукой возвращая на место, а второй принялся методично отдирать и пиздить меня.
   - Чё сказал? Умри, животное! - Я энергично придушил его за шею, и Тоха крякнул, а затем дурашливо завизжал, решив не отвечать злу насилием, потому что страшно представить, на что способно изнасилованное зло. В моём лице оно представлялось особенно способным.
   - Аааааа, все видели! Никитин мне травму нанёс. Алла Борисовна, я не смогу прыгать, он сместил мне позвоночник.
   - Гринёв, не смещай мне мозг. Отпусти Никитина - и на позицию.
   - А можно мне с Никитиной в позицию? - моментально оживился Тоха, бравируя словами, склоняя мою фамилию на фамилию одногруппницы Ленки и, согнувшись, выбросил меня на маты. - Прощай, майн либе, ты был мне дорог. Лена, любовь моя, посмотри, на какие жертвы ради тебя я иду.
   - Отвали, упырь.
   - Так, жертва аборта, - теряя терпение, рявкнула Алла Борисовна, - поставлю незачет и останешься после уроков.
   - Оооо!
   Да, иногда мне было жалко нашу учительницу, но зато физкультура всегда проходила весело, в отличие от других предметов. Ну, а ещё физкультура всегда была для меня возможностью выпендриваться....
  
  
   Семьдесят, семьдесят один, семьдесят два! - собравшись вокруг, одногруппники хором считали мои подтягивания на руках, а Аллочка смотрела со смесью восторга и обожания.
   Хотя, собственно, чем тут гордиться. Невысокий рост, компактный вес. Подтягиваться на руках и отжиматься я мог практически без устали. Стометровку прогонял за двенадцать секунд, пресс качал без остановки. Заниматься спортом я начал с детского садика, на базе дополнительного образования. Учитывая бесплатность удовольствия, мать была рада запихнуть меня с глаз долой во всевозможные кружки и секции.
   Так что неудивительный факт. К своим шестнадцати, я перепробовал всё, от борьбы до танцев, везде достигая успехов, но... бросал, как только появлялся серьёзный результат.
   Не знаю, отчего так происходило. Стоило решить задачку и она тут же терялал для меня всяческий интерес, оказываясь слишком лёгкой. Я начинал откровенно скучать не желая топтаться в рядах со всеми. Усложнение нагрузки давало временный эффект, но постепенно я достигал предела своей возрастной категории, желал двигаться дальше, но никто не составлял индивидуальной программы, а перевести в старшие группы не представлялось возможным. Единственное, о чём сожалел, это о том, что пришлось забросить танцы. Секцию нашу расформировали и закрыли переведя на платные основы. Участие в конкурсах и соревнованиях я не мог себе позволить, затраты оказались метери не по карману. Она честно пыталась выкроить. Понимала, это моё. Я понимал, но...всё сложилось так как сложилось.
   Когда, догнав до ста, я спрыгнул вниз под бурю оваций и скромно раскланялся, получая третью пятёрку за пару, дверь открылась и в спортзал ввалилась группа Сани. Сигналя о том, что третья пара плавно перешла в четвёртую, и у нас, похоже, сегодня спаренное занятие.
   Аллочка пронзительно засвистела в свисток, размахивая флажком в руке и командуя мне и Серому приготовить маты для акробатики.
   - Пять минут перекура. Новоприбывшие разминаются у стенки. Куда собрался, Гринёв?
   - А покурить?
   - На скамеечке воздухом подышишь.
   Аллочка снова засвистела, привлекая внимание.
   - Оставшиеся нормативы сдаём с двести тринадцатой. И, если останется время, поиграем в волейбол.
   Группа Сани радостно взревела, наша, наоборот, притихла, особенно после слов:
   - Матч дружеский. Но проигравшие будут мыть зал.
   - Алла Борисовна, у меня, кажется, месячные начались, - тоненько завыл Гринёв, заставляя ржать над собой уже просто на волне его идиотизма. - Можно, я пойду? Я вам Никитина оставлю, честно, - пообещал Тоха, подхватывая меня поперёк и неся Аллочке в качестве приза. В нашей группе я был самым мелким, за что, собственно, и страдал.
   - Никитин, если ты не вернёшься, мы будем считать тебя коммунистом, - томно пообещала Юлька Грач. Девчонок в нашей группе было пятнадцать, на десять пацанов. И Грач относилась к разряду симпотных.
   - Отпусти Никитина, Гринёв. Твоя ориентация нас пугает, - Аллочка показала Грине сжатый кулак.
   - Алла Борисовна, ну зачем вы так! - прилюдно обиделся Гринёв. - У меня ориентация самая правильная. На учёбу. Всегда готов! - Тоха гоготнул.
   - Гриня, в угол поставлю.
   - Ааа, не надо в угол! Я маленький, худенький, тощенький и... и плохо трахаюсь. Вот прям как Никитин, - заявил Тоха, тряся меня в качестве доказательства, за что органично получал ногами, но не отпускал, очевидно решив, что за козла я ему отвечу.
   - Лично проверял? - подъебнул я, вызвав новую волну ржача.
   В это время Санина группа органично влилась в зал, рассасываясь на свободных скамейках. Как я уже говорил, у нас учились девчонки, 214 состояла из одних парней. Пятнадцать человек, и все как на подбор. Ну, или казались как на подбор, потому что широкоплечий монстр Зидан в майке цвета хаки, поигрывающий мускулами а-ля Арнольд, крепкий такой, органичный Лён, об чью шею можно было гнуть подковы, долговязый черноволосый Родригес с невысоким, но неплохо сложенным Мурзиком, - как-то разом создали преимущество силой оппозиции. А за ними, в серой олимпийке и таких же штанах, танцующей походкой следовал чуть отрешённый Сан, запихав руки в карманы. Очки он снял, созерцая спортивный зал с рассеянным интересом, словно видел его впервые, а не заколачивал здесь груши, тягая железки по вечерам напару со своей шоблой.
   Аллочка распахнула рот и едва не выронила свисток, даже забыв попинять Гринёву на то, что придурками не рождаются, а становятся, но Гринь это правило похоже обошёл.
   А затем Аллочка тряхнула головой, прищуривая глаза.
   - Вау, какие люди и без охраны. За что такая честь, Малин? Родионов? Мурзин? Не верю своим глазам. Такие уважаемые люди в наш скромный спортзал. Зидарин, если не ошибаюсь? - она ткнула пальцем в сторону Зидана, безбожно коверкая его заковыристую фамилию. Парни моментально напряглись. Похоже, физкультуру в 214 не жаловали до сегодняшнего дня.
   - А чего я-то сразу? - начал Зидан, но Саня уже вышел вперёд.
   - Здравствуйте, Алла Борисовна, - очень вежливо поздоровался он, останавливаясь напротив училки и застенчиво так, доброжелательно улыбнулся. - Извините нас, прогульщиков. Я отдавал справку в медицинский, но они, очевидно, забыли передать.
   Аллочка, прифигев, взяла протянутый лист бумаги.
   - И чем это таким ты болел, интересно, что тебя на год освободили?
   - Проблемы с суставами, - серьёзно поведал Саня, кося глазом в мою сторону. Гринь, так и не дотащив меня до Аллочки, остановился, забыв отпустить, и неуловимо потемневшее лицо Сани сообщило о том, что Тоха походу сам не понимает, на что нарывается. Я торопливо скинул с себя его грабли.
   - А эти что, тоже болели? - насмешливо фыркнула Аллочка. - За компанию, так сказать?
   Саня покаянно склонил голову, а затем вскинул смеющиеся глаза.
   - Прогуливали, самым наглым образом, - убедительно заверил он, и Аллочка, секунду постояв с распахнутым ртом, капитулировала перед Санькиным обаянием.
   Впрочем, отвлекаться дальше было некогда и, махнув рукой "живи, отпускаю", училка снова вооружилась свистком и, выстроив нас в ряд, принялась объяснять условия эстафеты и те нормативы, которые предстояло сдавать.
   - Таким образом, с учётом того, что Коваль потянула ногу, а у Гринёва месячные, - хохот прокатившийся по рядам возвестил о том, что Алка жжёт, - у нас получается две команды. Капитан 114 группы. Ну, тут даже сомневаться не приходиться. Никитин.
   - Никитос, не подкачай, - Серёга хлопнул меня по плечу, Грач тут же пообещала сделать массаж в качестве награды победителю. Я пизданул, что предпочитаю минет, на что Грач не растерялась, сообщив, что посмотрит на моё поведение. Хорошо, Сан в этот момент сидел далеко и не мог нас слышать. Или мог? Поймав переферийным зрением взгляд прищуренных глаз, я ощутил, что уши мои начинают нездорово полыхать в перспективе, что их, похоже, сегодня надерут, и хорошо, если только уши. Я что, улыбаюсь?
   Сам себе не верю.
  
  
  
   Капитан 213, - Аллочка повернулась обозревая рослых парней, на момент изучения и отбора лучшего из лучших и... В этот момент, я готов поклясться, что лицо Аллочки тронуло отчётливое ехидство, - Александр Малин.
   На фоне своих пришибал Санька не производил особого впечатления. В спортивном костюме даже воспринимался слегка худощавым, сотканным из изящества и неспешной плавности движений, отчего могло сложиться ошибочное впечатление, что он замедленный и неуклюжий.
   - Возражения не принимаются, - торопливо объявила Аллочка, ставя жирную точку победы на предстоящем унижении Саньки, и так и не поняла, с чего бы Малину светлеть лицом. На фоне спортивного террориста, которого в понимании Аллочки, да и всей нашей группы, представлял собой я, у 213 не было ни шанса.
   А затем началось.
   - Ну, по подтягиваниям, я думаю, явный перевес 114.
   Стоя с тетрадочкой в одной руке и карандашом в другой, злорадно заметила Аллочка, обозревая уверенным взглядом собравшийся вокруг неё кружок. Учительница была невысокой, "метр шестьдесят в прыжке", и в процессе диалогического монолога Аллочке приходилось задирать голову. Асклерация современных подростков была на лицо. Даже половина девчонок возвышалась над Аллочкой на полторы головы, что, впрочем, училку нисколько не смущало. При всей своей лилипутскости Аллочка отличалась тем, что называют характером и в сочетании с явным наличием юмора, честно скажу, я не мог понять, почему она оставалась одна.
   Тётке тридцать лет, ещё не старая, уж если у меня на неё вставало в горячих эротических мечтах, то как могли на неё реагировать остальные, представить было нетрудно. Но вот факт выше моего понимания. Послав нахер гандона муженька, Алка не рвалась замуж. Как-то в очередной день, нянькая её дитятю, я поинтересовался по этому поводу, на что Аллочка, грустно усмехнувшись, ответила:
   - Хер для ебли, Никит, найти себе нетрудно. А мне мужика хочется. Настоящего.
   По словам Аллочки, мужики были жадные, стремились жить за её счёт, и не хотели работать, предпочитая сидеть исключительно на смуглой училкиной шее. Судя по градусу горечи в этих словах, хрупкая Алкина шея выдержала на себе многое.
   Если честно, для меня до сих пор остаётся загадкой, почему Аллочка перевела наши отношения в нечто между дружбой и доверием. Скорее всего, просто не воспринимала меня как парня, даже несмотря на то, что мои 165 были явно значительнее против Алкиных 155 см. Я бы назвал её Куколкой, но спортивным погонялом Аллочки являлось банальное "Хоббит", а вторая кликуха, которую прилепили обиженные на суровость оценок студенты, и вовсе звучала из ряда вон, хотя и по-своему остроумно: "Гробыня". Уж не знаю, каким образом, но, очевидно, сфразировали с отчеством.
   - Так что, - Алка явно наслаждалась нашим преимуществом, - побыстрее сдаём норматив, потом переходим к отжиманиям.
   Наслаждаться-то наслаждалась, но и отделаться хотела побыстрее, загоняя на планки сразу тройками.
   Кажется, сегодня одна из преподов проставлялась по поводу днюхи, и Аллочка мылилась на сабантуй.
   - Чтобы было интереснее, отжиматься будете парами. Девочки соревнуются между собой...
   Она осеклась, потому что в этот момент к ней со спины подошёл Саня, наклонился так изящно, почти складываясь пополам, и с интересом заглянул в тетрадь через плечо.
   - И какой результат в 114 лучший? - Саня поинтересовался тихо, почти вкрадчиво, и Аллочка бурно покраснела, торопливо подавшись в сторону.
   Не знаю упоминял или нет, но от Сана постоянно пёрла обволакивающая сексуальная энергетика. Причём не мощный зовущий звериный инстинкт, а именно изящество интеллигента, интеллект. И это изящество позволяло сделать ему самую бестактную вещь и восприниматься при этом с абсолютно обаятельной естественностью. Люди могли ощутить себя неловко рядом с Саней, Саня никогда.
   - По нормативу тридцать, - стушевавшись, проговорила Аллочка, но тут же взяла матч-реванш: - Рекорд Никитина 100 раз.
   Она с улыбкой посмотрела на меня, ища поддержки, а я бурно покраснел под танцующим взглядом Сани.
   - Даже не сомневался, - Сан хмыкнул с таким довольным видом, что вызвал удивление, не только Алкино, но и моё.
   - А что, есть желание перебить? Прошу, не стесняйся, - Аллочка приглашающее взмахнула ладонью, созерцая Саню с победным превосходством ума над хилым интеллектом Малина. Народ хохмил, переговаривался.
   Зидан пялился с откровенной уважухой:
   - Умеешь ты, партизан, дать стране угля, - пробормотал он, почесав в затылке.
   Меня от гордости, разумеется, приплющило по самое не балуй.
   - А то, - раздуваясь от самодовольства, как шарик, скромненько так пизданул я и даже застенчиво похлопал ресничками для понту.
   И пока парни примеривались и прикалывались, подталкивая друг друга на баррикады, Саня молча подошёл к перекладине. Мы приглохли, чуток прихуевая, а Сан подпрыгнул и птицей взлетел наверх, без усилий отрывая гибкое тело от земли, чуть поджимая ноги, потому что был высоковат.
   Кажется, изо рта Аллочки вывалился свисток, когда Александр Малин, первый прогульщик и раздолбай в её понимании, начал взлетать и опускаться вниз с фантастической, парящей лёгкостью.
   - Сто двадцать пять. Сто двадцать шесть, сто двадцать семь... Саня ты монстр, однако, бля... Сто двадцать восемь...
   Группа Саньки, да что там говорить, даже наша, откровенно выла. На ста пятидесяти, очевидно сочтя, что шокировать публику хватит, Саня изящно спикировал вниз, небрежно поправив сбившуюся кофту, и грациозно шлёпнул по штанам, сбивая несуществующую пыль. Кажется, он даже не вспотел. Он просто спрыгнул вниз, не высказывая никакой усталости, единственное, что наводило на мысль, что он всё-таки человек, а не робот, это лёгкая замедленность движений в конце, когда Саня продолжал подтягиваться, но слегка снизил темп.
   Аллочка ошарашено стояла и хлопала глазами, а 213 издала дружный победный рёв, подпитывая непререкаемый авторитет Марина флюидами очевидного обожания.
   - Мммаааалин? Это точно ты?
  
  
  
  
  
   Аллочке удалось взять себя в руки. Стереотипы и предубеждения преодолеть иногда бывает очень сложно, и сейчас Аллочке явно предстояло это сделать. В её карих глазах медленно начало просыпаться понимание, что этот скромный парнишка способен удивить. Ещё как способен. Мои жалкие медальки пятёрок и пьедесталы стремительно летели ко всем чертям. Золотой кубок славы плавно переходил в крепкие Сашкины руки, и, судя по его глазам, он не мог дождаться момента, когда ему достанется главный приз в виде сдавшегося без боя меня. Должны же победителям выдаваться бонусы? А вот хрен там. От жгучей обиды я только что не присел на попу, особенно в тот момент, когда Алочка объявила победу 213, а Саня, плавно проходя мимо меня, замедлился на секунду, наклонился и дружески накрыл ладонью макушку, пронзая насмешкой-молнией.
   - Учитесь, хобитята, пока жив! - фыркнув, заявил он, заставляя меня тонуть и барахтаться в любви серых глаз и выпрямившись, безразлично прошёл мимо, вызывая закономерное желание отплёвываться и дать ему пинка. Вот же своллллоооотаааа!!!
   - Одной левой уделаю, обезьяна волосатаааяяяаа! - взвыл я.
   Сашка, не поворачиваясь, показал мне "фак", и, когда я выдал рекомендации, куда ему палец засунуть, Алочка засвистела в свисток, уговаривая Никитина не заниматься самоубийством. Не лишать нацию её юных членов во цвете лет. Кажется, она сама не поняла, что сморозила, но лавина хохота стояла такая, что тряслись стены.
   Нужно ли говорить, не прошло и пяти минут, как народ плавно выбыл из борьбы, ибо всё внимание окружающих сосредоточилось исключительно на моей с Санькой оппозиции. Урок, срываясь целями и планами по подведению итоговых зачётов, перешёл в соревнование двух капитанов. Всё остальное стало попросту неинтересно в свете назревшего вопроса: "Кто кого?"
   Нам тупо предоставили сразиться за победу, выступая от лица команд. И, когда в глазах Саньки я прочёл ласковую снисходительную усмешечку, "мол, иди, отдыхай, малыш", я остервенел и понял: не уступлю.
   Я уже говорил, не зная способностей Сана, сложно было подумать, что он на что-то способен без своих заправил. А между тем, в их команде он числился сильнейшим по праву. Не просто лидер и вожак, но человек, способный подать пример.
   И, стремительно вылетая наперегонки со мной, чтобы взобраться по канату, Сан доказал, что умеет творить чудеса. Мы не уступали друг другу, ставя рекорды, сверхрекорды, стиснув зубы, вытирая стекающий пот, раскрасневшиеся, с азартно горящими глазами.
   Очи Аллочки давно сделались круглыми и полезли из орбит. Народ вокруг веселился, орал, хлопал, свистел, неистовал. Не приходилось просить кого-то из ребят подвинуть снаряд, расстелить маты или убрать скамейки. Парни подрывались сами в короткие пару минут передышек, что давались мне и Сану для того, чтобы восстановить силы.
   Я обогнал Саню в прессе, сделав за минуту больше раз, чем он, Саня обскакал меня в прыжках, используя преимущество в росте. На отжиманиях мы рухнули одновременно догнав до 200 раз, и, лёжа в паре метров друг от друга, демонстративно стебались, изощряясь обидным остроумием... А глаза наши пели песню.
   Мы лазали по канату, бегали наперегонки, прыгали в высоту, пикетировались на брусьях, демонстрируя фантастические пируэты. Я знал, что завтра утром буду чувствовать тело, что каждая мышца, связка и сустав выломает болью, но в состоянии эйфории практически не ощущал усталости и переутомления.
   Народ визжал и орал так, словно спортивный зал посетила Мадонна и как минимум собиралась тут петь. Воздух потрескивал от наполнившего его азарта.
   Мы поджимая ноги изображая зайчиков, прыгали через скамейки, ползали на брюхе, скакали задницами, на двух надутых мячах...
   Не хочется этого говорить, но я был стопудово уверен, все эти откровенно ёбнутые эстафеты, коварная Алка изобретала не только ради поржать, но и откровенно подсуживая в мою пользу, ибо Сане рост не просто мешал, он реально ему мешал.
   Да, это был цирк. Комедийное спорт - шоу в стиле "Весёлые старты". Народ рыдал от смеха, сползал по стенам, корчился в конвульсиях гомерического гогота. Алке следовало подрабатывать тамадой, такие таланты просто не имели права пропадать впустую. Очевидно, сообразив, что подставляется и начинает палиться предвзятостью, один из конкурсов Алка сдала в Санину пользу, отправив нас выполнить ряд заданий с напарником на спине. И тут Сан меня удивил. Скорее всего, не только меня. Я, помыслив над дилеммой, выбрал Наташку Васильеву, как самую мелкую и худую в нашей группе, Сан, помыслив над дилеммой, посадил на спину здоровенного Зидана. И выиграл.
   А растроганная справедливостью и честной борьбой Алка, немедленно накинула Малину ещё одно очко сверху. Потом мы гоняли мяч, и, демонстрируя навыки баскетбола, швыряли его в корзину. Под конец, когда осталась вольная акробатика, я проигрывал Саньке буквально пару баллов, сдав на баскетболе и прыжках в высоту. В этих видах спорта преимущество Сана было просто неоспоримо.
   На акробатике требовалось немного. Для сдачи норматива достаточно было совершить пяток кувырков через голову, стойку на руках и колесо. Извращения в виде мостиков и шпагатов с нас никто не требовал, разумеется. Но в тоже время, раззадоренные предыдущей демонстрацией зрители ожидали гораздо большего, чем скучное обыденное злободневство. И я их не подвёл. Исключительно потому, что понимал, что обычные перекаты, пусть даже идеально выполненные, против Малина не помогут. Возможно Сан и высок ростом, но шпагат этот парень способен сделать из любого положения.
   Я не видел, как Саня тренируется, но картина, подсмотренная тогда в спортзале, когда нога Саньки плавно взлетела выше головы и красиво так сцуко, в лучших традициях Ван Дамма отвесила Зидану несколько шлепков по ушам, врезалась в память надолго. Поэтому для того, чтобы выиграть, нужно было сделать нечто запоминающееся. Чтобы, если не войти в историю спортивных достижений этого лицея, но основательно запомниться, на ближайшие лет пять.
   Я упоминал, что с детства перезанимался множеством видов спорта. Так вот, гимнастики и лёгкая атлетика относились к их числу. Последние два года я потратил на брейкданс, упражняясь в верхней и нижней акробатике, особенно тренируясь в прыжках. Успехи явно были. И, может быть, именно с танцами я бы связал свою дальнейшую судьбу, так как этот вид творческого искусства манил меня с невероятной силой, но, к сожалению, старый тренер уволился, а новый просто не смог понять, с какого это хрена я занимаюсь бесплатно при тарифной ренте "Пятихатка за два часа". Так что Саня мог смело "паковать весчички". Меня просто плющило в понимании того, что я ему сейчас покажу.
   И исчезла Аллочка, исчезли ребята, скандирующие моё имя, исчез даже спортивный зал. Остались только я и насмешливо улыбающийся Санька, уверенный, что мне никогда не совершить чуда.
   Я вышел вперёд, привычно прокручивая плечи, остановился, перекатываясь с пятки на носок и слегка трассируя мышцы для предстоящей нагрузки. Не удержался и показал Саньке язык, позволив себе детское ребячество подразнить его ощущением своего явно выпирающего превосходства. Вскинул руки, приветствуя многочисленных поклонников, покрутился вокруг своей оси, как звезда, требующая внимания, раскланялся. В общем, дурачился вовсю. И видел, что Сан улыбается. Не так. Ощущал, что он гордится мной, гордится по-настоящему, с искренним восторгом, сопереживая и поддерживая всей душой, без всякой зависти, без всякого соперничества. Он был бы рад, если бы я победил, и поздравлял бы меня по-настоящему, от души. И это было потрясающее чувство, моментально заставившее меня ощутить лёгкое раскаяние и стать серьёзным и сосредоточенным. Может быть, я и планировал победить, но глумиться явно не хотел.
   - Не томи, Никитос, - подначил Зидан, когда я, вскинув руки и примериваясь, слегка выставил ногу вперёд, словно окуная в воду, пробуя носком длинную, уходящую вперёд цепочку матов.
   - Впервые! Только сегодня! Блистательный Никитиииин! - подхватив кеглю наподобие микрофона, Гринь начал смешить девчонок. - Никита Никитин. Не знаю, за что родители умудрились бедного парня так обозвать, но вот сейчас он явно нас порадует. Да-да. Посмотрите на это волевое, мужественное лицо обезьяны... Обезьяны ему завидуют, я хотел сказать, потому что они...
   Я уже не слушал Гриню, потому что слушать Тохин трёп - это никуда не прыгать, а дебильно ржать. Причём Гринь заражал не юмором. Шутки у него были плоские, но не смеяться было нереально.
   Поэтому, отключившись от всего и выстроив в голове модельный ряд движения, я разбежался слегка и, толкнувшись с ноги, подпрыгнул и полетел, делая множественное колесо, переходящее в сальто-мортале. Проскакал, что заправский ниндзя, вдоль всего мата под откровенный визг и экстаз своих поклонников. Застыл в стойке на руках, медленно прогнул поясницу, демонстрируя откровенный гибкий полумостик, поднял ноги разводя в шпагат, замер, позволяя стекающим со скамеек на пол поклонникам обозревать себя красивого, застывшего в величественном моменте сложнейшей позы. Рёв превратился в неистовство.
   - Никитос, мы тебя хотиииим! - в экстазе выл Гринь, прокатившись на коленях, как заправская рок-звезда.
   А я чувствовал, как от прилившей к голове крови начинает пульсировать в ушах, постоял секунду, сложил ноги, дурачась, поболтал ими в воздухе, и, сделав несколько шагов на руках, крутанулся, переходя в брейк данс, совершил несколько перекатов под неистовый визг, продемонстрировал вертушку и, слитно перейдя в верхнюю стойку, снова прыганул и встал на ноги, слегка покачнувшись от навалившегося головокружения. В глазах потемнело, но я устоял, не сразу разобрав, что орёт Тоха.
   - Все судьииии пяаааать баллов, - отчаянно ревел Гринёв. - Люди, это победа!!! Откровенная победа 114-ой. Никитос рулит! Ты мегакрут, чувак! Ты просто нереально мегакрут.
   Меня хлопали, поздравляли, парни свистели. Серёга и Димас подхватили на плечи, пронося вдоль скамеек и готовясь качать победителя.
   А Саня... Саня стоял, смотрел снисходительными глазами, как мать на любимое расшалившееся дитя... и улыбался.
   Аллочка засвистела в свисток, призывая к тишине. Но какое там. Всем уже было понятно, что игра закончена, и геймовер просто не состоится за неимением у игрока необходимого уровня, чтобы побить босса.
   - Тишина. У нас ещё одно выступление. Так, заткнулись все!!! Щас удалять начну. Малин, прошу. На доску почёта или позора, тут уже по желанию.
   - Итааааак, дадим 213 последний жалкий шанс отыграться, - взвыл Гринь, привлекая внимание и не слушая предложений Аллочки завалить пасть по-хорошему. - Что предпримет команда соперников в ответ на этот дерзкий ход Никитоса? А ни хрена она не предпримет! - радостно завопил Тоха, так же, как и остальные, понимая: преимущество на моей стороне.
   Саня выше, крупнее, тяжелее. Вряд ли он сможет с такой лёгкостью повторить мой танцевальный номер, да хотя бы потому, что танцами он не занимался, а в подобном деле требуется определённый уровень знаний и сноровки. Здесь же, чтобы победить, от Сани требовалось не просто повторить. Затмить меня.
   И, понимая, что это невозможно, я мелочно радовался, как дебил, подпрыгивал и светился, как новенький полтинник. В осознании, что хотя бы в чём-то я лучше его. Не просто лучше - превосхожу на голову. Может быть, я и обожал Саню. И пофиг было, что Аллочка во всеуслышание заявила: "Никитин, хватит пялиться на Малина, этот зрительный прессинг наводит нас на нехорошие подозрения".
   Я обожал Саню, но это не значило, что не хотел победить. Чёрт, я реально был счастлив в этот миг.
   А Саня... Сан обозрел зрителей, чуть склонил голову, а затем застенчиво улыбнулся, вздохнул...
   И решительно потянул молнию олимпийки вниз.
   - АААААА! Соперник начинает раздеваться. Нас ждёт стриптиз. Кажется, Малин решил пойти другим путём!!! Браво, Саша! Браво, но бесперспективно, потому что...
   Тут Зидан беззлобно, но так чувствительно врезал Тохе по шее, что Тоха заткнулся. А затем все девочки и, кажется, не только девочки одновременно ахнули, выпадая в осадок.
   Аллочка только что в астрал не ушла.
   Саня - черноволосый бог, мускулистый, стройный, подтянутый, казалось, состоящий из одних аккуратных мышц. На шее подвеска с иероглифами, светлая кожа поблёскивает капельками пота, грудь вздымается колесом, маня тёмными камешками сосков, рельефный торс, крепкий живот, штаны слегка съехали на бёдра, держась на тазовых косточках, позволяя желающим рассмотреть лёгкий намёк на блядскую дорожку, начинающуюся в районе пупка, треугольник поясницы над копчиком.
   Когда я представил, что это всё моё, я чуть не кончил прямо на скамейке и очень надеялся, что никто не увидит стояка. Какие две недели воздержания? Я и дня не выдержу. Я хотел Саню. Именно в тот момент я понял, как же, блядь, его хочу, хочу в себе, на себе, хочу, чтобы он был моим. Эти стройные бёдра, длинные ноги, крепкие руки, шею, на которой виднелись следы МОИХ засосов, эти сумасшедшие серые глаза.
   Сан снял кофту, чтобы не мешала прыгать, отошёл на несколько шагов. Даже не примериваясь, разбежался и взлетел в воздух, рассыпаясь серией красивых, сложных движений-вертушек, вперёд-назад.
   Какое там сальто-мортале? За десять секунд Саня не просто прыгнул, демонстрируя акробатику, он протанцевал в воздухе гибкой стремительной молнией, бескостной змеёй, и когда он встал, не забыв повторить и дополнить мой шпагат вертушкой на руках, вокруг стоял не рёв, а оглушительная тишина.
   - Охуеть, - только и выдал Зидан. - Просто, бля, охуеть.
   - Саша, ты что, гимнаст? - благоговейно спросила Аллочка. - Победа 213, - произнесла она, опомнившись. И потом все начали орать.
   Саньку знали в школе, знали, уважали как негласного лидера, но никогда ещё его не любили и не обожали столь откровенно. В одну секунду он сделался богом, религией, кумиром, фетишом. Не было в зале ни одной девчонки, которая не влюбилась в него после сегодняшнего выступления. Даже Аллочка полыхала подозрительно нездоровым румянцем и смотрела на Саню со странным блеском в глазах.
   Зидан, Лён, Родригес, Мурзик - они просто гордились им. И, поймав выражения, откровенно написанные на этих мордах, я понял, что эта четвёрка - не случайное совпадение. Что каждый из них обожает Саню по-своему, завидует ему, преклоняется перед ним, уважает.
   - Невероятно!!! - кажется, не сдержав эмоций, Алочка полезла обниматься.
   - Малин, Сашенька, такие таланты, и ты скрывал. Да ты представляешь... - она буквально захлёбывалась словами, торопливо выбрасывая их на Саньку и в пространство. - Победила дружба!!! - объявила Алка наконец и, окончательно расщедрившись, поставила обоим пятёрки за полугодие, сообщив, что, при условии регулярного посещения необходимых мероприятий, так и быть, Малин может прохлаждаться дальше, но от областных ему не отвертеться, а там глядишь - и на межобластные поедем, в качестве представителей города.
   Мы даже не услышали звонка. Поняли, что закончился и начался новый урок, когда в спортзал повалила очередная группа, явно не понимающая, с чего здесь творятся такие страсти.
   Меня подхватили наши ребята, унося в человеческой лавине выкатывающегося народа.
   Гринь и Серёга с воплями "Ур-ра, Алиса!" подхватили на плечи, и, пока я сообразил отбиться, вынесли в раздевалку.
   Эту физру мы обсуждали долго. У нас была ещё одна пара экологии, но, разумеется, мы опоздали всем классом, и Алла Борисовна лично полетела улаживать косяк к директору, разрываясь от желания рассказывать про невероятное, но очевидное.
   На радостях нам даже отменили пару. Ради этого мастачка не постеснялась закатиться в мужскую раздевалку, попутно сообщив, что Никитин и Малин не было печали поедут на областные по баскетболу, и теперь у нас собственная личная программа тренировок, и Сергей Андреевич - второй физрук, занимающийся исключительно со старшими ребятами, - лично посодействует, чтобы, так сказать, "найти талантам достойное применение".
   Потом она укатилась, а все разговоры плавно закрутились вокруг Сашки, наполненные по большей части слухами и домыслами, и всех интересовало, с каких пор я стал другом Малина.
   А когда я упомянул, что мы учились вместе, меня буквально порвали вопросами. И это парни. Про девчонок я даже боялся думать. Выстроились в очередь под дверью.
   Странно было. Я ревновал Нику, когда её обнял Зидан, а представив, что какая-нибудь девчонка закадрит Саню, не ревновал. Это было как-то естественно, правильно, что ли.
   Мне нравился Саня, я втрескался в него по уши в самом прямом смысле слова, но не ревновал. Почему-то не ревновал, готовый поделиться, отдать. Мне было достаточно и малости, вроде того, чтобы видеться, и, может быть, иногда позволять себе обоюдное сумасшествие.
   Возможно, причина была в том, что я просто не воспринимал этих отношений. Удивительное дело, я трахался с Саном, но по-прежнему не воспринимал этот секс как нечто большее, чем секс. Не могло уложиться в моём сознании то, что мы встречаемся, что считается, что мы теперь как бы вместе, а это значит, у нас есть определённые обязательства друг перед другом. Например, я хотя бы должен его ревновать. А я не ревновал. Не ассоциировалось у меня с Санькой такое плебейское чувство как ревность. Бога нельзя спрятать в коробку себя, боги принадлежат всем.
   Я размышлял об этом, переодеваясь в кабинете Аллочки. Улыбался, всё ещё не в силах отойти от радостного возбуждения закончившегося соревнования. Аллочка убежала в учительскую, сообщив, что они празднуют день рождения, и чтобы я не забыл повесить ключ на вахту.
  
   Пищу для застольных разговоров мы с Саней обеспечили основательную.
   Я начал стягивать мокрую футболку, раздумывая, лениво или не лениво навестить спортивный туалет, чтобы смыть пот полотенцем. Душевых в лицее пока не было. Декан, правда, обещал на собрании, что их построят к следующему сентябрю, но обещанного, как известно, три года ждут, а пока нам, ученикам, приходилось мириться с привычным социалистическим маразмом отсутствия элементарной гигиены, которая требуется любому человеку после того, как он отзанимался спортом и пропотел, как лось.
   В дверь постучали. Я замер, застряв головой в узкой горловине, приподнял футболку, чтобы посмотреть, кто, стоя эдаким придурком с задранным наверх локтем и тюрбаном ткани на голове.
   - Алла Борисовна, я хотел... Поговорить, - открывая дверь, сообщил Саня, замер с расширившимися зрачками.
   - Привет, - радостно ляпнул я первое, что пришло в голову. А затем успел только охнуть, оказываясь погребённым в лавине чужих ладоней.
   Санька, не плавный и спокойный, а моментально опьяневший и сумасшедший, рывком дёрнулся ко мне, умудряясь сгрести на себя, к себе. Притянуть, шарахая о предметы, закрывать дверь на ключ, толкнуть, ведя вперёд, жадно лапая, сжимая, не отпуская ни на секунду.
   - Сан, сдурел?
   Губы смяло жарким ураганом. Футболку содрали одним нетерпеливым движением, выбросили прочь.
   - Псссс...их.
   Я мог только расставить руки, хватаясь за его плечи, как утопающий за соломину, понимая, что иначе - унесет, сметет, раздавит, разобьёт о скалу твёрдой груди, размажет чужой человеческой самостью.
   Сан со стоном впился в ямку на ключице. Не впился, пожрал, выпивая губами и языком, втягивая, вытанцовывая сумасшедший, бешеный танец жадными засосами, скользя пальцами. Змея, сползающая вниз по груди, гибкая, хищная, не отрывающая серых гипнотизирующих глаз, в которых голод и потоки страсти. Острый укус в сосок, щекочущее жало языка, любовно зализывающее ядовитую ранку, дорожка влажных поцелуев вниз, дразнящий самсейн в районе пупка.
   Я всхлипнул, слепо подаваясь навстречу, взлетая, чтобы подчинить в ответ, такой же спятивший, полубезумный, поглощающий взбесившимися ладонями, дёрнул рывком, заставляя запрокинуть голову, впился в твёрдый рот, скользнул вниз, непроизвольно разводя ноги. Вот он, момент истины. Мементо море осознания. Я раздвинул ноги для Сана, не вбился бёдрами, а именно раздвинул ноги, умоляя взять себя, сползая на него на подогнувшихся разом коленях, целуя, зарываясь пальцами в затылок. Всхлипывая от прикосновений пальцев, дразнящих напряжённую головку через ставшую влажной ткань.
   - Сан... - очередной рваный всхлип.
   Отчётливый запах спермы. Всё закружилось перед глазами. Шкафы с документацией, открытые полки со стоящими на них призами, кубками и медалями. Задёрнутые жалюзи, старенький продавленный диван, заваленный мячами, вешалка с дублёнкой Аллочки и сумками.
   Ладони Сана, любовно скользящие по рёбрам, бережно рисующие скульптуру чужого тела. Бесконечная, безумная мешанина жадной срывающейся страсти и отчётливой нежности, когда я умираю от желания выпрыгнуть из штанов, а он даже не думает торопиться, словно мы одни во всём мире, на краю собственной маленькой вселенной и никуда не спешим.
   Насмешливый взгляд дикого лесного бога. Желание имеет цвет серого, приправленного янтарём асфальта. Мучительный поцелуй через ткань, завязка в чужих зубах, медленно ползущая вниз.
   И я падаю, просто падаю, не в состоянии стоять в свихнувшемся разом пространстве. Спасительная свежая ниточка Санькиного одеколона в пропахшем потом и кожей ПВХ, душном, спёртом воздухе. Особая атмосфера спортзала. И я, протекая через него, бездумно впиваюсь губами в спасительную жилку на шее, зарываюсь носом, пытаясь дышать. Губы Саньки, нежно целующие пальцы, сильная рука, обхватившая за торс, и я уже не касаюсь пола ногами.
  
   Кто мы в эту секунду? Застывшие в ритме начинающегося движения.
   Партнёр откровенно ведёт, потому что партнёрша, чья сперма, кажется, сейчас потечёт из ушей, откровенно лажает.
   А затем шутливый поцелуй в нос, разворот, шлепок по заднице.
   Новая игра?
   Я не успеваю подстроиться под Сана. Саньки слишком много для меня, он меняется, перетекает, он как разноцветный бог, сумеречный многоликий Будда, с кучей идей в голове, которые ему хочется перепробовать, реализовать, и вот я, единственная любимая прима гениального извращенца-режиссёра.
   И не будет другой. У меня будет, у Саньки нет. Не знаю, откуда я это понимал, просто знал, очень чётко. Не будет. Я не верю в однолюбов. Не верю в то, что бывает такая любовь, бессмертная, которую воспевают в стихах и творениях. Всё рано или поздно исчезает, приедается, проходит со временем.
   Санька толкнувший меня на стол, шёл наперекор этому правилу, выгрызая нас золотой нитью первобытного желания. Породивший Альфу станет Омегой. Это был его личный собственнический закон. И ему было плевать на установленные правила. Даже когда эти правила пишет и рисует жизнь, ему было плевать. Что он скажет через десять лет?
Ради тебя Ник, я пересеку горы, переплыву океаны, преодолею войну десяти тысяч времён воплощения, раз за разом повторяясь и возникая вновь, что бы сказать Люблю тебя...
- Встретимся в четверг?
- Встретимся, если только дождик не пойдёт.

Время сожрёт нас, превращая кипящие страсти в песок, заставляя недоуменно морщиться, и может быть улыбаться вспоминая...Было так здорово, да. Когда то это было.
Но есть понимание, которое проходит спустя годы, особый сорт человеческого клея, который не растворяется, а только крепнет со временем, вмазывая двоих, друг в друга.
"И жена прилепиться к мужу и станут они единым целым"
Интересно распространяется ли библейская правда на гомиков? Грех мужеложства, уничтоживший Содом и Гоморру.
За что же дьявол вселяет в наши сердца любовь? Как может быть грязной нежность?
Воздух не желал проникать в лёгкие, пытаясь сдержать родившийся крик, я открывал и закрывал судорожно распахнутый рот, не в силах дышать, не в силах кричать.
   Саня выжигал меня своей нежностью, по оголенным проводам, испепелял каждый взрывающийся нейрон, беззвучным признанием в своей любви.
Раз за разом проводя рукой по корчащемуся в мольбе позвоночнику, нежа ладонями, заставляя выгибаться, поддразнивая соски, широко расставленными пальцами, как будто хотел забрать сразу всё. Именно это ощущение чужих широких ладоней, горячих, жадных, нетерпеливых, и бесконечно трепетных, плывущих по телу в бесконтрольном желании забрать, заласкать, до всхлипов под самое горло.
- Саня, что ты..Саня...не могу...пожалуйста...аааа твою мать
Только и мог повторять я, судорожно впившись пальцами в край стола, шипя сквозь стиснутые зубы, умирая, позволяя брать себя всего. Везде. Отдаваясь не просто телом, мозгом, сердцем, всем что у меня было, всем что я мог ему отдать.
Но что я мог ему отдать? Только боль. Живущую внутри меня, скрученную пружину, горечь обид на жизнь, бесконечное непонимание, слёзы ярости. Что я мог ему отдать?
В моём росчерке жизни не было ничего из того, что можно было ценить. Я ценил бесчисленное множество вещей, любил людей, улыбался миру поверхностью разноцветного мыльного пузыря. А внутри всё кипело и корчилось от черноты, которую я боялся показать, боялся признать и выпустить на свободу.
   Но должен был выпустить однажды. Понимал, если катарсис не случиться, эта чернота рано или поздно пожрёт меня изнутри. Космическая дыра, в отношении которой, я ничего не мог сделать и не хотел в неё никого запускать с лопатой помочь выгрести страх, отчаяние, тонны скопившегося человеческого дерьма.
   По ночам, кусая кулак я выл от боли, позволяя себе умирать раз за разом, и плакать, и снова просыпаться и жить.
События проносящиеся мимо калейдоскопом.
Я закрылся от них, запер свою душу на тысячи триллионов замков. Научился не видеть, не думать, не чувствовать. Создал совершеннейшую защиту от боли. Научился перематывать события вперёд настолько, что в какой - то момент, моей единственно - настоящей эмоцией стали, безразличие и эгоизм. А когда было больно, причинял боль себе, наказывая себя за собственное существование. Я не должен был родиться. Не должен. Мне было нечего делать в этом мире. Меня не ждали сюда, а я пришёл и испортил всё.
А люди не видели этого. Проходя мимо, останавливаясь рядом с домой моей души, каждый из них заходя внутрь, мог найти и взять для себя нужную ему вещь, приглянувшиеся шарики, детальки. Я радостно раздаривал себя, тщательно следя за тем, что бы не задеть случайно то, что нельзя задевать.
   Давным - давно отключил звук, и остались только картинки. Множество картинок всплывающих перед глазами. Большинство из них я безжалостно стёр. Кроме одной, которую, не мог стереть, как бы не пытался.
...Я один в темноте, закрывающий уши ладонями, а глаза локтями. Не хочу слышать, не хочу знать. Не хочу ничего чувствовать. Мерзкий ребёнок, урод, тварь которая не должна была родиться. Я так устал плакать в темноте. Я просто устал в ней быть.
Так что же я смогу дать Саньке?
Если даже не в состоянии дать самому себе.
Признать право на собственное существование. Веря в Свободу асфальта, потому что это был единственный девиз для ребёнка, стоявшего на крыше дома в осознании, что сейчас если сброситься вниз: Всё закончиться. Я стану свободным. Навсегда.
Дети же не понимают, что они умрут.
Что смерть - это остановка игры. Один раз и уже бесповоротно. Что ничего не будет. Ты сдохнешь, а мир будет продолжать жить. И это замечательно, что будет, потому что тебе нечего в нём делать. Ты ничего не можешь ему дать, привнести в него. Бессмысленное существование, должно быть оборвано.
   Я хотел жить. Я не хотел умирать.
Пусть я песчинка, камушек, но моё существование что - то значит в этом мире: посуда вымытая на кухне - бессмысленный жест, но я маленький человечек которому было по силам это сделать, кусок хлеба отданный голодному собрату - он ничего не значит, но значит жизнь. Мои предки - которым я был не нужен, и в то же время нужен так остро, потому что кроме меня некому научить их жить. И если не я, то кто?
Каждое движение, каждый жест - всё под этим небом имеет смысл, даже когда кажется, что никакого смысла нет. Жизнь стоит того, что бы жить.
А потом я живой, на своих двоих негнущихся спускался вниз, я смотрел на ночное небо, вдыхая запах, клейкий запах сока и слушал треск взрывающихся весной почек.
И родилась новая свобода асфальта. Свобода острого одиночества и понимания, что я буду один, всегда. Что я счастлив от того, что я один, потому что ничто и никогда на свете, не сможет причинить мне боль. Потому что я принадлежу только себе. И этот мир прекрасен, удивителен. И в моей жизни будет множество мгновений, потрясающих моментов. И я буду счастлив. И возможно в моей маленькой трусливой душонке, хватит тепла для того, что бы затопить весь мир. Найти в себе этот источник отдать кому - то другому, улыбаться, раскинув руки навстречу солнцу.
Но я свободен. Я отныне останусь свободным навсегда, от всего. Я сам выбираю свой путь. Даже если это будет сложно, я буду идти вперёд, не задумываясь о смысле жизни. Позволяя ей течь мимо себя, протекая вместе с ней. Я стал счастливым и безмятежным и радостным. Я понял, что ЛЮБЛЮ ЖИЗНЬ.
В ту ночь, моё сердце умерло, навсегда оставшись лежать там, на сером асфальте грязной мостовой, среди холодных подтаивающих лужиц.
Моё сердце нуждалось в жалости, как брошенный пёс, чьи внутренности разрываются от острого голода - нуждается в куске пищи, тёплой будке. И некому было дать её. Никто не пришёл в мою темноту.
Я стал взрослым за одну ночь, постигнув разом тысячи смыслов. Но рационально понимая умом, единственный существующий под небом жизненный смысл. "Никто никому ничего не должен. Никто никому ничем не обязан" Сердцем я испытывал детскую обиду.
Так не должно быть. Так не должно быть, так неправильно. А потом. Потом стало уже абсолютно всё равно.
Я не должен был существовать. Я существую, потому что это кому - то нужно. И пока это кому - то нужно, пока я что - то способен сделать, буду продолжать жить. Потому что я ЛЮБЛЮ ЖИЗНЬ. Я ЛЮБЛЮЖИЗНЬЛЮБЛЮЯЖИЗНЬЛЮБЛЮЖИЗНЬЛЮБЛЮЯЖИЗНЬЛЮЮЛЮЖИЗНЬ
Яркое плакатное написанное на стене слово.
Тысячи маленьких комнат домиков, сотни картонных стен, для каждого человека здесь всегда есть удобное окошко.
Приходи бери. Тепло и уютно в замке Синей бороды.
Лишь в одну маленькую комнату он никого не хотел пускать.
Символичная сказка, не правда ли, особенно если вспомнить о содержимом запретной части?
Каждый человек несёт в себе свой собственный личный замок Синей бороды. У каждого человека есть своя собственная запретная комната, в которую он никого не хочет пускать. Не надо в неё соваться. А может быть надо? Мы ходим к психологу на приём, но что делает психолог. Подбирает ключ.
Нет, не насильно взламывает сознание, а даёт человеку ключ, что бы он открыл себя сам, заглянул в свою комнату, своим страхам в глаза, осознал, увидел их, заговорил, смог переосмыслить. Отпустить.
  
   Мои чудовища живущие в чёрной комнате, для меня самого были настолько страшными, что я их стёр.
Если буку не замечать, то возможно поверить, что никакого буки не существует.
Бука прячется под кроватью в темноте, но ни один здравомыслящий ребёнок не станет туда заглядывать.
Одно из этих чудовищ носило имя: Любовь.
Второе чудовище называлось: Преданное доверие.
Третье чудовище: Страх быть брошенным.
Четвёртым чудовищем был: Эгоизм.
Пятым: Барахтанье в собственной жалости.
Шестым: Обида.
Седьмым: Равнодушие
Восьмым: Самообман.
Девятым: Чужие ожидания.
Чудовищ было великое множество.
Мне не хотелось смотреть им в глаза.
Отказаться от жизни, гораздо проще, чем жить.
Самое страшное насилие которое способен совершить над собой человек это отказаться от жизни.
И высшее духовное развитие кроется именно в отказе, когда человек понимая, что он не животное, стремительно восходит вверх по шкале божественного начала. Парадокс не правда ли? Кто - то способен понять этот парадокс от рождения, кому - то для его осознания понадобиться вся жизнь, а может быть бесчисленное множество последующих жизней.
Что я мог дать Саньке? Я не знал. Я не хотел позволять себе узнать, сломать существующий внутри меня барьер.
Я не умею любить. Я не знаю, как это. И очень остро, я боялся узнать.
Потому что это страшно привязаться к кому - то настолько сильно, что нет никакой возможности оказаться брошенным. Хочется бросить самому, первым. Уйти, пока не поздно, потому что когда будет поздно останется только выгрызать вены зубами.
Кажется так сказал Сан. Выгрызать вены зубами, давясь собственным криком.
Я не хотел этого узнавать. Зачем мне это знать?
Пусть моё сердце навсегда останется там, среди ледяных весенних луж асфальта.
Оно умоляло о том, что бы его подняли. Согрели дыханием.
Но мне было проще наступить на него ботинком, и раздавить, до того, как кому то придёт в голову подобная глупость.
Дышать в чужое сердце сквозь собственные пальцы....
  
   - Дыши, дыши малыш.
Смутный сон. Парень ещё молодой, доктор. Мир воспринимается перевёрнутым. Грубо. Холодно. Противно. Растянутые звуки. Сложившиеся в слова годы спустя. Хочется оттолкнуть чужие назойливые пальцы.
- Дыши, твою мать. Ну дыши же.
Радостный голос:
- Поздравляем мамаша, у вас мальчик.
И безразличное: - Не хочу. Я его не хочу. Уберите
- Ну что вы мамочка, ну как можно.
- Вы не понимаете? Вы совсем ничего не понимаете. Куда он мне?
Слёзы, рыдания.
Усталое: - Где можно подписать отказ?
Злобные раздражённые голоса акушерок.
- Вот сучка. Давила бы таких, бля матерей. Понарожают как котят.
  
   Почему воспоминания приходят в самый неподходящий момент? Зачем они иногда приходят?
Умею ли я любить? Какая нахуй разница. Он ведь ебёт, а не дразниться.

Сан ведь ни о чём не просил. Ему ничего не было нужно от меня.
В моём картонном замке сказочного принца, которого он для себя придумал, он любил лишь образ.
И мне было абсолютно плевать на всё остальное, точно так же как и ему.
Сан затоплял меня собой, целительным бальзамом сумасшедшей нежности, любовью проливающуюся на израненную душу, выцеловывал невидимые шрамы и кровоточащие царапины, не понимая, что же он творит, сладкий и безжалостный ребёнок. Бог дающий испить Амброзию. Дивный нектар, попробовав который начинаешь жаждать снова и снова. Я не хотел этого нектара.
Люди имеют свойство уходить и не возвращаться.
Нельзя поднимать человеческое сердце, если ты не сможешь нести за него ответственность. Мы ведь в ответе за тех, кого приручили.
  
   А руки Сашки стремительно скользили по рёбрам.
Пушистой кукольной принцессе было наплевать, на метания и терзания маленького принца, она пришла к нему, размахивая сияющим мечом, и сложила головы чудовищ к его ногам.
- Ты боялся принц. Держи. С меня должок.
- Эй, принцесса, я умер ещё в прошлой серии сказки
- А это моя сказка. И в моей сказке ты жив. Всегда жив.
- Это неправильная сказка.
- Плевать. Ты же отказался от своей сказки. Значит, теперь мы будем в моей.

Пальцы касались мимолётно груди, купались по животу, ласкали, растворяли, любили.
Не осталось миллиметра не излюбленной кожи.
Я ощущал себя ребёнком, во власти безжалостного взрослого, который просто не понимает, что сводит с ума, и что нет уже никаких сил, терпеть эту муку, выносить промедление ожиданием. Он перехватывал меня за руки не давая дрочить, дать телу, хоть какое - то облегчение.
Всего пять минут бесконечной прелюдии, а мне начало казаться, что прошло несколько часов, лет. Я с ума сходил от желания.
Бывает такое восприятие времени, когда оно то растягивается, то летит вперёд. Моё время растянулось километрами, проводами бесконечного мучительного удовольствия. Вряд ли я когда нибудь смогу испытать нечто подобное вновь, а может быть наоборот, буду испытывать бурно и часто. Как после похмелья алкоголик даёт себе зарок не пить, я готов был поклясться, что лучше уже не может быть, и понимал, что нет такого слова. Рядом с Санькой не будет сравнений. Этот парень кажется, попросту не умел повторяться.
Я откровенно начал скулить, и материться, слыша в спину шелестящий смех. Санькины пальцы не спеша, развязали шнурок штанов, Наконец то, блядь забираясь внутрь, не трогая истекающий член, Бляяяя сука ты Сан. Что б тебя. Оглаживая. Хозяйски гуляя по изученной территории, сдёргивая штаны вниз, оголяя задницу. Я уже просто вскрикнул, готовясь отыметь стол, если Сан сейчас не отымеет меня. Развернулся головой, что бы сообщить ему эту новость. Двигать спиной было нереально, Сан просто прижал меня к столу, и сука удерживал, распластав животом по раскрытому журналу. Интересно, что с ним будет после того как мы закончим? Я попытался его вытащить, Санька снова надавил возвращая на место. Извращенец бля, вуайерист. А Сан смотрел секунду, а затем встал на колени и приник губами.
- Божеж Сааааан. Боже ...Саааааа - Что можно сделать с человеком, что бы ему хотелось зарыдать? Не знаю, от крышесносных ласк этого черноволосого ублюдка, мне хотелось рыдать. Именно это слово. Рыдать кончая ему в ладонь, рот, который жадно поглощал меня без остатка. Штаны валялись на полу, запутавшиеся в кроссовке одной ноги. Вторая была художественно согнута в колене и пристроена на столе.
Блядь, ведь в любую секунду сюда может прийти Алочка. Бляяяяяяяяяяяяя
Вот так вот. Я это понимал. Он это понимал. А остановиться не могли. Он наверное бы смог, я не мог. На краешке ушедшего в отпуск сознания Всегда знал, что при самокопании полезен хороший секс, и похоже сейчас Сашка возвращал мне мою же собственную терапию. Бля, трахни меня. Не могу жеж больше бля. Я понимал, что нахуй в гавно сминаю Алкины документы и журналы. Что бля надо остановиться, ну или хоть как - то обезопасить. Что в кабинете останется запах секса и следы преступления. Ну нереально это скрыть. Просто нереально. Как и звуки нашей страсти. Я пытался вести себя тихо, но какое там. Этот гандон выпивал из меня душу.
- Сааа - Я пытался выпрямиться, ухватившись за край стола, хоть как - то взять процесс в свои руки. Но Сан молча подхватил за ноги, лишая опоры, заставляя упасть обратно, на стопку тетрадей. Выглаживая руками кричащую от наслаждения кожу, мучительно вбивая языком начинающиеся, что бы погаснуть протесты. От его движений я скользил по столу животом, распластанный как обессиленная рыба, позволяя задирать себя, двигать как ему удобно, развернуть, толкнуть.
Ноги на плечи, голой задницей на журнальчик.
Журнальчик улетел небрежно за спину. Блядь ну нельзя же так. Какие - то рамки должны оставаться. Мало того, что мы ебёмся в Алкином кабинете, так Сан позволяет себе, разбрасываться документами. Я бы себя точно убил.
А Саньке? Саньке было похеру. Он просто занимался тем, что истязал меня языком на столе, и прекращать сука не собирался.
- Саня, выеби меня - Единственное на что хватило жалких сил, скроговоркой прохрипеть эту фразу.
Обычно я всегда принимаю активное участие, даже в пассивном положении Собственный неприятный смех. Как будто я был в другом? А тут выдохся ещё до начала, старта, просто реально ничего не мог. Мог только рыдать, кончая ему.... в рот БЛЯЯЯЯЯЯЯ Ослепительная вспышка перед глазами.
Сан выпил меня удерживая за бёдра, пока я не перестал содрогаться, не откинулся назад тяжело дыша, понимая, что всё бля пиздец.
Пусть нахуй стучат в дверь. Пусть меня сейчас узрит всё наше училище. Не двинусь, бля. Не встану. Сил просто нет. Хоть атомная война случись, не встану.
   Санька наклонился, целуя, и бля, этот парень полный изврат, давая мне ощутить собственную сперму. Он что ждёт, что я тут от радости описаюсь, пардон снова обкончаюсь.
- Саня фуууу - Я скривился убегая - Гадость бееее
Санька сглотнул Фуууууу наклонился и поцеловал меня в живот.
- А мне нравиться - тихо шепнул он. - Я тебя люблю, Ник.
Наверное в этот момент мне следовало сказать: Я люблю тебя тоже, но я просто слабо улыбнулся и провёл рукой, по его мокрым волосам, выразительно покосившись на член, стоящий так, что спортивные штаны пошли влажными пятнами.
- А ты? - выразительно спросил я.
- Поможешь? - Санька аккуратно снял меня со стола, транспортируя попой на более удобную поверхность дивана. Вот зачем он спрашивается здесь стоит? Теперь я знал это точно. Правильно, того что бы мы с Санькой трахались!
Странно, что никто не пришёл в этот момент. Я найдя в себе силы усердно полировал Санькин клинок, и в отличие от меня Сан не орал и не матерился как припадочный.
Дышал чуть глубже, слегка постанывал. От звуков этого голоса у меня крышу рвало. Поглаживал за загривок, ласково ероша пряди, и кончил тихо, почти неслышно, задышав чаще, подавшись навстречу и судорожно стиснув за волосы.
- Ники - Что должен ощущать человек, когда его имя произносят как молитву?
Я наклонился и не долго думая, влил Саньке в рот его же собственную сперму, вовлекая в поцелуй. Саня проглотил не дрогнув, посмотрел потрясающими глазами, а затем выпрямился поймал в прыжке и со всей дури налупил по голой заднице. Бац.
- Вааааа
- Пиздёныш. Мелкий.
Бац. Бац. Бац.
- Пусти, обезяна волосатая - возмущённо ввыл я, умудряясь материться и сопеть - За что боролся.
- На то и напорося - хохотнув Санька наклонился и чмокнул в то место где осталась яркая пятерня - Ники, ты бы хоть спасибо сказал.
- Это кто кому спасибо ещё сказать должен, - фыркнул я, сообразив куда смотрит этот придурок. Две недели без секса давались ему тяжело. Да что там говорить. Один день без секса Сан уже не мог пережить. Про себя я помолчу, сделаю вид, что я типо мог.
- Между прочим это ты меня поранил - сладко напомнил я вбивая мощную такую гвоздярю по Сашкиной совести.

- Я собирался пригласить на ужин Джулию - Дениел с обидой смотрел на Гарфилда сожравшего пять коробок пиццы. От переедания живот кота вздулся и чувствовал он себя явно дискомфортно.
- И что мне с тобой делать? - уныло спросил Дениел.
- Холить и лелеять - блаженно посоветовал Гарфилд раскидывая лапы и шумно отрыгнул.
  
   Бог есть и он нас любит.
Нас побеспокоили лишь в тот момент, когда мы с Саном не только успели одеться и привести тренерскую в порядок, но и даже проветрить и покурить в форточку.
В общем никаких следов, не считая двух удовлетворённо, расслабленных морд в комнате не наблюдалось. Я прикрыв глаза сидел у Сашки на коленях, а Сан положив голову мне на плечо, в пол голоса цитировал сонет Шекспира. Ну вот такой вот он был тип.
Оказывается Шекспир был геем. И большинство его сонетов были посвящены любовникам, которых по словам Сана у него было не так уж много, но достаточное количество. Творческие люди вообще имеют привычку влюбляться. Санька потрясающе рассказывал. Нам надо было подняться и уйти домой, тем более, что уроки закончились, а мне так не хотелось вставать и покидать его ноги, что я просто уткнулся в него и лениво протестовал, в ответ на все уговоры, что если мы поднимемся и передислоцируемся в более удобное место, то хорошо от этого будет всем. А уж насколько хорошо, сомневаться не приходилось.
Но мне было влом вставать и Сан снисходительно уступив, занялся ликбезом, любезно подгоняя мои знания по литературе.
- Ник, давай я с тобой дома позанимаюсь, ммм? - устоять от искушения было невозможно.
Но вот только понятие дом для меня было весьма растяжимым.
- Ещё полчасика и встаём, - пробормотал я лениво, но в этот момент в дверь постучали. Пришлось вставать и открывать, пока Алочка откровенно не начала ломиться.
- Ооо? - на её лице отчётливо скользнуло удивление - А я уже хотела на вахту идти. Чего домой не уходите?
- Увлеклись обсуждением английской литературы, - честно сообщил Саня, забрасывая на плечо мой рюкзак.
- И водку пили?- подьебнула Алочка, проходя внутрь, слегка покачнувшись. День рождение очевидно шло бурными темпами и ей было не до нас.
- Трахались, - отмахнулся Санька демонстрируя знание известного анекдота.
- Пора домой, - сообщила Алочка вытаскивая мобильный и начиная куда - то звонить. Впрочем мы поспешили ретироваться.
- Жди меня здесь. - Саня отправился на поиски своих товарищей, попутно вызванивая их на трубу, я остался стоять, подпирая плечом стенку около туалета.
  
  
   - Ой, вот ты где! - радостно объявила Ника, выскакивая на меня из - за поворота как чёртик из табакерки. - Про вас всё училище говорит. Мне Дима рассказал - сообщила она радостно.
Вероника была единственной девушкой, которая называла Зидана его настоящим именем. Когда она впервый раз сказала Дима, а не Зидан, я даже не понял о ком речь. Настолько привык к кличке.
- Такое зрелище пропустила. - пожаловалась девушка морща носик. - Кстати вот - спохватившись Ника впихнула мне мой собственный мобильный, на который я уставился с выражением барана на новые ворота.
   - Тебя на улице Вольх дожидается. Просил передать. Ты Димку не видел, а то мы договорились у столовки встретиться, а этот обормот ушастый...
Мысли Ники отныне были заняты явно не мной. А я ...Хорошее настроение улетело как сизый дымок.
- Ника, можно тебя попросить об одолжении? - Я аккуратно перехватывая возбуждённую девушку за локоть заставляя посмотреть на себя.
- Конечно Ник, всё что угодно, в пределах разумного. Проценты я потом насчитаю, - Ника заулыбалась. Я, не поддерживая юмора, решительно вручил ей мобильный.
   - Нисколько в тебе не сомневаюсь. Скажи Вольху, что ты меня не нашла. Это верни ему. Сделаешь?
- Хм? - Ника растерялась, явно не понимая. - Ааа?...
   - Вероника, я тебя очень прошу. Ты меня сильно выручишь и реально подставишь, если проболтаешься.
Я вывалил информацию столь стремительно, что просто не оставил девушке ни единого шанса.
- Ладно. - Ника неуверенно кивнула, убирая телефон в сумочку. Покосилась с подозрением. - А что случилось Ник? Поцапались?
- Да!- соврал я. - Не хочу с ним ведется. Не в службу, а дружбу, в качестве добавочного бонуса под мои проценты, впарь ему по ушам, что вспомнила, что уходил вроде и планировал пойти в "Иволгу"
Я назвал ей наше место встреч. Весьма известный бар, где мы с одногруппниками часто зависали после занятий. "Иволга" располагалась в метрах семистах от училища. Достаточное расстояние, чтобы отправившись туда, Вольх не столкнулся с Саней. Я боялся их встречи, боялся, что Вольх решит выяснить отношения по мужски. Страшно было даже представлять, что могло произойти столкнись между собой две эти силы.
   Мне следовало взять мобильный, объясниться, объяснить. Это было правильно, поговорить, а не избегать. Но всё на что меня хватило, это трусливо удрать через окошко туалета и рысцой сорваться домой. Что я мог ему сказать? Пардон, братан, я королёк летаю с хуя на хуёк? Стал бы он меня слушать? Не думаю.
  
  

Близка неизбежность
Так мало любви, так много слов

  
  
  
   Мне бы хотелось себя оправдать. Выставить с лучшей стороны. Но было так, как было. Я говорю о свободе асфальта и в то же время веду себя как распоследняя человеческая блядь
  
  

Совершенная нежность
Превращается в совершенное зло

  
  
  
   Понимаю, что нужно нести ответственность за свои поступки, и мы в ответе за того, кого приручили. Но я реально не знал, как поступить, как разрулить происходящее. Боялся, что попадись я Вольху, он просто не пожелает слушать.
  


Отвергая законы природы
Стоит у перил моста

  
  
   Услышит то, что хотелось услышать ему, то что выгодно было услышать. А в этом услышанном Сан оставался тем, кем он оставался. Малин не вернул мне плёнку, ясно дав понять, что нам будет хорошо полюбовно, или нам будет плохо.
Очень плохо. Точно так же обоим.
  
  

Бездумно глядя на воду
Совершенная красота

  
  
   Шантаж плёнкой, который я возможно готов был преодолеть и шантаж собственной жизнью. На этот шантаж я не готов был пойти. Реально понимая, веря, в то, что загнанный в угол Сан, просто покончит самоубийством. Если бы я рационализировал это. А я не мог.
  
  
  
  

Кто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный

Просто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно

  
  
  
  
   На людей которые тебе нравятся, часто смотришь сквозь розовые очки, даже самые ужасные и нелицеприятные вещи сделанный ими, воспринимаются в искажённом свете, сквозь призму эмоций.
  

Но ошибся дорогой, и не рассчитал траекторий полёта

  
  
  
   Вот когда призма разбивается, тогда ты стоишь и прифигеваешь в осознании ху из ху и какой же ты на самом деле ху, что купился и повёлся на это.
  

И мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то"

  
  
  
   Но тогда мне некогда было рационализировать. Реально не было времени сесть и обмозговать. События валили так стремительно, что это было даже смешно стало в какой - то момент. За неделю я пережил из огня в полымя и обратно. И не знал, когда это прекратиться. Прекратиться ли когда нибудь вообще.
   Всё зашло так далеко, сложилось непонятно, словно в каком - то блядском пизданутом калейдоскопе для китайской головоломки.

Любить это так глупо
Всё получилось, не так как хочется

Лезут холодные
Скользкие щупальца в мир одиночества

  
   Поэтому я просто выбрался через окно туалета, забыв куртку, забыв всё и выдал такую скорость, что засеки кто нибудь в этот момент время, наверное, я бы побил мировой рекорд справившись с поставленной задачей всего лишь за несколько минут.
  
  
  

Калечат и ранят, и сердце сжимают вежливой ложью
Но мы же не станем холодными, скользкими тоже

  
  
  
   Известный испанский бегун - не помню его фамилии, был обычным парнем, который никогда не занимался спортом. Однажды за ним погнался бык. Парень удирал с такой скоростью, что бык прифигел. А проезжающий мимо на машине тренер, догадался включить секундомер. После этого судьба парня была решена. Он не раз брал призы на соревнованиях, потому что такой вот оказывается у него открылся удивительный талант. Что ж меня не манили призы, награды и слава. Всё что я хотел, это избежать встречи с Вольхом, и кажется мне удалось это сделать.
  
  

Кто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный
Просто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно

  
   Я избегал Вольха несколько дней. Не знаю, что он испытывал, не знаю, что он думал обо всём этом, утром уходя на работу счастливый, словно летающий на крыльях, вернувшись вечером...
Я пропал. Просто пропал из его жизни, без записки, без единого слова объяснения.
Окажись я сильнее, твёрже, в конце концов, нихуя бы я к Вольху не чувствовал, мы бы всё решили давным - давно, разобрались. Но паскудство заключалось в том, что не мог я решить, разобраться. Боялся, что окажись он рядом и вот я снова запутаюсь сильнее, снова увязну в нём, как в паутине, точно так же как каждый раз, старательно отрицая собственные чувства, увязал в Сане. Понимал, что не смогу уйти. Саня сказал: Будь честен Ник. Вот я и был честен с самим собой. И именно поэтому не видел смысла отрицать то, что было теперь понятным для меня. Разорваться надвое я не мог. Единственное что мог, трусливо спрятаться. Надеялся, что само рассосётся?
  


Но ошибся дорогой,

и не рассчитал траекторий полёта
И мне снова приходится быть для тебя этим "кто-то"

  
  
   - Мы встретились с Вольхом, - задумчиво сообщил Саня, помешивая ложечкой кофе, положил на блюдце.
- Когда? - Я замер боясь услышать сейчас что нибудь страшное
- Позавчера вечером. Ничего такого, - Саня отхлебнул кофе, скривился. - Мы поговорили и он ушёл.
Сан уставился в окно, давая понять, что не будет разговоров на эту тему.
- Он больше тебя не побеспокоит, - лениво обронил Малин и потянувшись ко мне поцеловал в напряжённые губы, замер вглядываясь, сообразил, и неуловимо потемнел лицом, но принимая неизбежное только вздохнул.
- Расслабься Ники. Ничего я ему не сделал, даже не угрожал. Думаю, просто он всё понял сам. Решил не влезать между нами, вот и всё.
Я кивнул, принимая такой ответ. Странно, да. В этот момент я испытал облегчение и одновременно глухую тянущую тоску.
- Не смей думать о нём!!! - резко поставив чашку, Саня дёрнул меня к себе, взял за подбородок заставляя смотреть в глаза.
   Вновь тихая ярость. Стремительные переходы от нежности к гневу, иногда пугали меня. Ну что ж, по крайней мере, мне стало понятно, почему он последние два дня ходит такой задумчивый.
Когда я сбежал домой, Малин встал на уши. Меня нет, мобильный не отвечает, одежда в лицее. Поднимать координаты и вычислять адрес Сан повременил. Скорее всего, он прекрасно представлял, где именно я живу. Пробить данные через медицинский или секретаря, дело нескольких минут. Но, что - то останавливало Сашку от проникновения на приватную территорию. Он умел уважать чужие желания и причины. Надо отдать должное Саниному терпению. Сутки он выдержал. Ровно для того, что бы увидев меня притопавшего в училище в летней ветровке, просто подойти и больно пиздануть, отвесив подзатыльник со всего размаха. Довольно болезненный. Несмотря на изящество рука у Саньки могла быть весьма тяжёлой.
- Никогда. Больше. Так. Пожалуйста. Не делай, Ники! - выделяя каждое слово, тихо отчеканил Саня. - Ты представляешь, ЧТО я испытал? Тебя нет, вещи в училище. Думал свихнусь, - помолчав прибавил он.
- Домой сегодня только со мной. Что бы никуда не ходил один, ты меня понял?
Я начал злиться.
- Саня, тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?
- Я за тебя беспокоюсь, Ник, - тихо ответил Сан, глянув с такой светлой мукой в глазах, что моментально стало стыдно.
- Просто...Я... Вольху позвонил, - после небольшой паузы выдал он. - Думал ты у него.
- Что? - от этого заявления я чуть не сел на задницу.
- Мы завтра с ним решили встретиться, пообщаться...
С очень неприятным выражением Саня посмотрел на своё запястье. - Думаю, нам с ним есть, что обсудить. Много вопросов друг к другу назрело.
- Я иду с тобой! - не думая сообщил я.
Саня ласково провёл по лицу, тронул губы.
- Извини, Ники. Это чисто наш с ним мужской разговор.
- Сан, говорить вы будете обо мне. И по - моему это моё право...
Я осёкся, потому что Саня глянул такими замораживающими глазами, что моментально в горле пересохло.
- Ники... Маленький мой, - Сан наклонился и поцеловал меня, бережно взял лицо в ладони. - Любимый. Хороший. - Он целовал, перемежая слова с поцелуями, очень нежно, очень трепетно, очень бережно. - Малыш.
   Я боялся его в эту секунду, реально сдрейфил, потому что ощущал, что Саня страшный, безумно опасный. Стоял, замерев, позволяя твёрдым губам, раз за разом трепетно накрывать собственные пересохшие губы.
- Я тебя, чудо моё, не отпущу. Никуда. - Голос превратился в змеиное шипение, а руки сжались, фиксируя подбородок в жёстком захвате.
   - Своё право Ники, ты утратил вчера, когда убежал, не подумав о последствиях. А они настали.
Хорошо, что для приватного общения Саня затащил меня в подсобку, ту самую, где состоялась наша первая встреча. Подозревал, что возможно не сдержится, так что свидетелей у нашего поцелуя не было. Или почти не было.
- Бля, пацаны, совсем охуели? - растеряно выдал Зидан, едва не рухнув от увиденного зрелища.
- То есть, я хотел сказать, Сан, я достал ключи, как ты и просил.
Он побагровел, шагнул внутрь помещения, и протянул ключи, кладя в подставленную ладонь. Сан кивнул, принимая как должное. В отличие от шарахнувшегося в сторону меня, он даже не покачнулся, когда появился Зидан, наоборот перехватил поперёк поясницы, притягивая обратно. И пока я вяло вырывался красный и реально униженный, спокойно перекинулся парой слов с Зиданом. Затем поправил очки на переносице. Бросил задумчивый взгляд на мою физиономию и отпустил, подтолкнув в направлении Зидана.
- Видишь этого парня? - спросил он строго.
- Как свои пять пальцев, - хохотнул Зидан.
- Так вот, скажи остальным. - Саня сделал лёгкую паузу, а когда заговорил, мы с Зидином, чуть не приселил разом каждый на свой унитаз. - За него отвечаете головой. Глаз не спускать. Что б поссать один ходить не смел!!!
А затем Саня так яростно выругался, что у нас отвисли челюсти, потому что Саня практически никогда не матерился. Малин вышел, яростно хлопнув дверью, с такой силой, что посыпалась штукатурка.
   - Партизан, не знаю, чем ты его так достал, - проводив взглядом и подхватив падающую швабру выдал Зидан.
   - Но мой тебе совет, не эксперементируй в этом направлении. Нахуй его опять послал что ли? - деловито осведомился он.
Я открыл и молча закрыл рот, не зная как посмотреть на Зидана. Да и вообще, что тут собственно можно сказать.
- Не знаешь, вот и не лезь.
   Я выпрямился, чувствуя что губы паскудно начинают дрожать.
- Да и не лезу, - спокойно отрезал Зидан и прибавил. - Влез, мы тебя нахуй ещё в школе к нему притащили и выебать заставили, - тряхнул головой. - Что, неожиданный пасьянс? Челюсть подбери. Это у Сани крышняк на тебе едет, а я и ёбнуть могу.
- Я тебе сейчас сам ёбну, - отозвался я, чувствуя что начинает мутить. Реально, жутко мутить.
- Не был бы ты моим другом... - Зидан сплюнул, пожав плечами. - Это ты не в курсе что с ним творилось, а мы насмотрелись. Хватило. Он же блядь, нахуй бы не поверил, пока не увидел, реально на тебе чиканулся. Это не игры, Ник. Ты бля долбоёб, раз нихуя не понимаешь. Эй, Никитос. Никитос ты чего? Ой бляяя. Никитос - голос Зидана долетел сквозь вату, я ощутил глухой стук, не сразу сообразил что упал ударившись лицом об чашу унитаза. Просто стало легче. Кафель приятно холодил кожу, навалилась темнота и стало хорошо. Очень хорошо. Даже тошнить перестало.
  
   - Вегетососудистая дистония, да и анемия на лицо.
Я открыл глаза от резкого запаха нашатыря ударившего в нос.
- Сколько пальцев видишь? - деловито осведомилась медичка, подсовывая ладонь к лицу.
- Четырнадцать, - я отпихнул назойливую руку.
- Головой точно не ударялся? - обеспокоено спросила женщина, производя какие - то манипуляции.
- Да он с детства на всю голову, - заржал знакомый голос.
Я лежал на кушетке, медсестра сидела рядом и мерила давление. А рядом с бледным лицом стоял Зидан, пытающийся острить и абсолютно никакущий Саня. Просто трясущийся.
- Шестьдесят на тридцать. - сообщила она став встревоженной. - Никита ты меня слышишь?
- Слышу и вижу - пробубнил я пытаясь встать. Резко повело, и я вновь оказался на кушетке - Ну почти.
- Почти это уже хорошо, - кивнула медчика - Направляясь к шкафчику и распаковывая пачку шприцов. - Сейчас сделаю укольчик, пока полежишь здесь, посмотрим на твоё состояние. Я тебе выпишу направление...
Я закрыл глаза краем уха слушая перечисление врачей куда мне стоит сходить - податься, найти - отдаться.
- Завтра отправишься. Освобождение дам на пару дней. А там как терапевт решит. Тебя есть кому домой забрать?
Она принялась рыться в карточках.
- Есть - твёрдо сказал Саня. - Я отвезу.
- Хорошо, когда такие друзья. На бок повернись.
В медкабинете я раньше не был, но уколы эта тётенька делала профессионально. Практически не больно. Сейчас через пятнадцать минут снова померяем, - сообщила она садясь за стол и начиная что - то писать в карточке. Оторвала голову с удивлением взглянув на подпиравших стенку парней.
   - Молодые люди, я вас не задерживаю.
   Я отвернулся к стенке старательно не замечая встревоженных глаз Сани, которого Зидан практически выволок за собой.
- Никита, у тебя родители в курсе твоих анализов? - после лёгкой паузы выдала женщина.
Я устало кивнул. - Мама знает. Её ещё в школе этим задолбали.
- Тебе обследоваться надо. В твоём возрасте так со здоровьем не шутят. Мало того что ты недоношенный...
- Ага недоносок - ухмыльнулся я. Медичка поджала губы.
- Думаю мне надо поговорить с твоими родителями.
- Не надо - я моментально перестал дурить. - Мать знает. Чего ей лишний раз напрягать. По врачам мы уже ходили. Питаюсь пять раз в день, витамины жру галлонами
- Что то незаметно.
- Не в коня корм, - я повздыхал сочувственно и смог подняться и сесть нормально. Голова практически не кружилась.
- Какие вы дети, упрямые - медичка подошла и принялась мерить давление. Кивнула довольно.
   - Ну вот, то ли дело. Я отстраняю тебя от учёбы - сообщила она вручая направление написанное от руки, на листочке. - Родители могут позвонить лично мне. Телефон медкабинета есть. Пока не принесёшь справку от участкового с заключением, на занятия можешь не ходить. Вашу классную я поставлю в известность. Кто ваш мастер? Вера Викторовна?
- Ога Наперстянка - хмуро пробормотал я, вызвав откровенно недовольный взгляд. Медичка хотела как лучше, а я ей хамил. Ну да, почему то все для меня знают как лучше, кроме меня самого. Поразительный факт.

- Ну что мне с тобой делать, горе моё, а? - Сан караулящий меня сидя на подоконнике напротив, начинал реально пугать. Особенно когда соскользнул и сжал в охапку посреди коридора, на глазах прихуевшего народа, из тех, кто в этот час отирался около кабинета.
- Саня отпусти. Я либо сейчас тебе пиздану, либо просто свалюсь снова, - потребовал я, и сообразив, что белею на глазах, Сан торопливо разжал руки.
- Что сказал врач?
- Отстранила от занятий. - Я хмуро посмотрел на его огорчённую рожу и решил добить. - И никакого секса. Вообще.
   Перехватывать рванувшего в кабинет Саню, пришлось за локоть.
- Реально умом тронулся, - пробормотал я качнув головой. - Пошутил я, про секс.
- Секс? - Саня посмотрел на меня серыми глазами как на озабоченного кретина.
- Ник, ты в курсе, что обычно учеников от занятий не отстраняют. Я быстро.
   Плавно выкрутившись, Сан рыбкой скользнул в медкабинет.
- Приплыли, бля.
   Я сиротливо присел на подоконник, с неприязнью покосившись на отирающегося рядом Зидана. Он отвёл глаза.
- Никитос, ты это...Извини короче, ляпнул не подумав.
- Забей. - Мне неожиданно сделалось безразлично. Не знаю, с чего всё так стало безразлично. Я просто ощутил, что жутко устал.
Из кабинета Саня вышел с каменной рожей. Будь на его месте Вольх, завалил бы вопросами, а Сан просто поправил очки, посмотрел устало и сообщил, что отвезёт в гостиницу. Завтра скатаемся в клинику к крёстному, где по Сашкиным словам все диагнозы и справки мне нарисуют за пять минут.
Я хотел домой. Не знаю, чего разозлился на Саню. Может из - за его поведения, может из - за слов Зидана. Просто стало паршиво. Быть с ним здорово, но блядь, это перетягивание каната, начинало реально напрягать.
Я что им вещь? Мячик?
Думать об этом очевидно следовало раньше.
В ответе ли мы за тех, кого приручили сами того не зная? В ответе ли мы за чужие чувства? Со своими бы разобраться.
Саня отвёз меня в гостиницу. Пережив скачок давления, я себя чувствовал гавённо. Апатично залез в койку, и уснул раньше, чем голова коснулась подушки. Проснулся от того, что Сан топает по номеру, высыпая из сумки пачки дисков с играми, фильмами. Очевидно, мой досуг на ближайший вечер Саня тоже распланировал.
И как это бля называется, спрашивается?.
- Ники, возможно, я сегодня не вернусь ночевать. Буду сильно занят.
   Сан потрепал меня по щеке.
   - Очень прошу, не высовывайся из номера. И не уходи никуда, ладно. Всё будет хорошо.
Он наклонился и поцеловал, заставив слегка прихуеть от построения фразы. Создалось ощущение, что эту фразу он говорит не мне, а себе.
   Да что же здесь твориться , чёрт возьми? Что происходит?
Я честно отсидел в номере почти сутки.
Не потому что бля такой правильный, а потому, что реально паршиво себя чувствовал. В шестнадцать лет проблемы со здоровьем. Вот такое я ромашка. А потом приехал Саня. Уставший, осунувшийся, абсолютно вымотанный. Приехал и завалился спать.
А потом когда проснулся и отпивался кофеем, сказал эту фразу.
Значит встретились.
На душе скребли кошки и от того, что Сан вёл себя как тиран и монстр, легче не становилось.
- О чём бы ты сейчас не думал... - Санька смотрел сузившимися глазами, в которых плескалось холодное бешенство.
   - Не смей! Не смей о нём думать, Ник - это нечестно. По отношению ко мне нечестно. Не сейчас, Ники, - прибавил он тихо и разжал руку, уровнив её вниз. Отвернулся, со странным выражением рассматривая чашку с кофе. Поводил ложечкой. Что он видел там на дне? Отчего рядом с ним, мне, иногда кажется, что я стою пред чем - то огромным и непостижимым. Человеком внутри, которого таиться вселенная, состоящая из миллиардов лабиринтов. Он вскидывает голову, смотрит, и я становлюсь беспомощной солнечной пылинкой исчезающий в прозрачных стёклах его всезнающих глаз, и невозможно укрыться, даже преграда собственной черепной коробки не становиться спасением, потому что он знает обо мне всё, читает мысли, словно в открытой книге, знает о чём я думаю. Чётко знает. На 100 % бьёт в точку, в цель и никогда не промахивается в эти моменты, не делает ошибок. Легче ли ему от того, что он всё понимает? От собственного безжалостного всеведенья. Ему легче? Я могу пытаться обмануть Вольха, но мне никогда не обмануть Саню, не солгать, не укрыться от этого мистического сканера. Абсолютно безжалостного в такие моменты.
   Тогда на полу, он стоял передо мной на коленях, а я даже трахнулся добровольно сам, обещая ему, что всё будет хорошо, зашибись и просто замечательно. У нас и было замечательно, только Саня не вернул мне плёнку. Не собирался возвращать.
- Это залог безопасности, - поведал он. - Будем считать, что таким образом я страхую тебя от самого тебя. Ты можешь поддаться жалости Ники, но страх сильное оружие. Когда человек знает, о наказании, которое последует за его поступком, он этот поступок не совершит. Кто я ему, собака на поводке?
Не знаю, о чём они поговорили. Без понятия, что Сан сказал Вольху. Он не рассказал содержание беседы, и о беседе предпочитал не распространяться. Но в тот вечер, настроение у меня было препоганое и последующие Сашкины попытки исправить ситуацию собой, не особо улучшили картину в целом.
  
   На следующий день мы посетили клинику, раздавили кофе с Санычем, потрепались за жизнь. В основном трепался Сан, я больше отмалчивался. В клинике мне нарисовали кучу справок с тем, что я "жив, здоров и годен", только от обследования это не спасло, собственно попав в руки "дядь Серёжи" - иного ожидать не приходилось. На одни только анализы, медик упырь из меня всю кровь выкачал.
- На учёбу Ники, забивать не стоит. Даже на самую голимую, - непреклонно определил Саня, мужественно устояв перед жалобами. - Тем более, учиться осталось недолго.
Я вопросительно вскинул голову, но Саня не заметив продолжил в своём потоке.
- Что касается всего остального, - тут Сан помрачнел. - Подлечить тебя реально надо, лапа моя. Таблеточки, капельницы - всё как полагается. Раз родителям до тебя дела нет, мне есть. И Ник, пора нам определиться с отношениями, как считаешь?
Что должен чувствовать человек, когда о нём заботятся? Когда любят, реально за него переживают, пытаются решить его проблемы, потому что он не в состоянии решить их сам? Что он чувствовать должен? Счастье невъебенное?
Я наверное был неправильным. Да чего уж неправильным? Ёбнутым на всю свою больную голову. Но когда Саня вот так говорил, когда распоряжался, мне похуй было на его вселенскую нежность, я реально ощущал, что меня это всё заебало. Не люблю когда за меня принимают решения, пусть правильные, пусть логичные, предпочитаю, когда оставляют выбор, дав понять, что моё мнение учитывается в первую очередь.
   Я легко подстраиваюсь под людей и не отношу себя к тому типу упрямцев, которым во что бы то ни стало, надо доказать свою правоту, но когда на меня начинают давить, и пытаются навязывать, рассудок моментально отключается и я бунтую всеми силами души. Я тогда не знал, ни о Вольхе, ни о Сане. Не знал, что Вольх в ту ночь, сказал Сане по телефону. Не знал, что он угрожал Сану и его семье, не знал, что Саня послал его нахуй на манер "Приди и Возьми" и Вольх пообещал что "Придёт и Возьмёт". И Саня испугался. Он всегда был очень дальновидным Саня. Именно поэтому он предпочитал дипломатию войнам, именно поэтому поехал договариваться, сочтя, что вести бои за свою ахиллесову лучше по своим правилам и на своей территории.
- И что именно будем определять? - уныло спросил я, понимая, что ща бы душу продал, за то, что бы сесть на байк и рвануть на трёхсотке. Чтобы ветер в ушах. И желательно одному рвануть. Подальше так от всех.
- Я понимаю, официально ты ещё не совершеннолетний, - Сан помассировал переносицу и вздохнул. Я иронично вздёрнул бровь. Ну надо же. Вспомнил блин.
- Поэтому хочу встретиться с твоими родителями.
- Нахрена? - выражение лица у меня было не то что бы прихуевшее, но так слегка ошарашенное
- Как бы сказать, - Саня слегка замялся.
Мы сидели на лавочке в парке. Этот разговор состоялся, после того как выехали из клиники. Санькина машина припаркованная стояла неподалёку, а мы оккупировав скамейку, дышали воздухом. Погода была солнечная. Вокруг всё текло и таяло. Неожиданно ударила резкая оттепель, буквально за два дня распотрошив снег и высушив асфальт, и сейчас я в расстёгнутой куртке лениво загорал на солнышке, в то время как Саня вытянув длинные ноги и куря сигарету за сигаретой, калякал о делах наших скорбных. В частности ему пришло в голову затронуть вопрос о родителях и я напрягся.
- Да говори как есть. - Я боролся с желанием перехватить у него сигарету и затянуться, заметив это Сан выбросил окурок в урну.
- Да вот в том то и дело, что не знаю, как на тебя всё это так сразу вывалить.
Я искренне хохотнул.
- Саня не прибедняйся. У тебя способность вываливать на меня неожиданно. Я с тобой как на американских горках блин. И страшно и дух захватывает.
Несмотря на то, что гавно из меня последние пару дней пёрло, это не избавляло от желания прижаться к его плечу. Прижаться не мог, слишком много свидетелей. Мог только тоскливо поводить кончиком пальца по сгибу его локтя в коричневой замшевой куртке, потеребить. Не хватало только носом потыкаться на манер припизженного котёнка.
Саня скосил глаза, улыбнулся с неуловимой нежностью. Перехватил пальцы сжимая в ответ и мимолетно наклонившись потёрся щекой, прихватил губами. Нет. Нельзя нам бля в общественные места. Мы ж бля десять минут не можем провести, что бы не начать целоваться. Я не могу. Желание завалить Саню и сожрать его от переизбытка чувств, иногда было каким - то иррациональным.
Приходилось прикладывать титанические усилия, чтобы не терять мозги. Каждый раз. А Сашка их словно выбивал. Как же я раньше без всего этого? Без него?
И можно обмануть себя. Отрицать свои чувства. Но вот я рядом с ним. Кажется до него я словно и не жил вовсе.
Очевидно этим своим сиротливым жестом, я сказал для Сани, что - то очень важное, словно в очередной раз, дал невидимый ответ; который был ему нужен, но он побоялся спросить прямо. Просто лицо Сана разом посветлело, разгладилось, а с высокого лба наконец - то убралась образовавшаяся там морщинка, которую так тянуло разгладить пальцем на людях. Бля сука, нечестно быть таким красивым.
Понимая, что реально тону в его серых глазах, я торопливо раскрошил кусок купленного в ларьке батона и принялся кормить голубей, не забывая частично прихомякивать самому. Человек должен есть, что бы жить, а не жить для того что бы есть. По большей части я следовал первому правилу, но если жратва попадалась на моём пути, я никогда не упускал возможности применить её по назначению относительно себя. Голодное детство очевидно сказывалось.
- У тебя вообще, какие планы на жизнь, Ники? - осторожно поинтересовался Сан, рассматривая меня с таким умилением, что чуялось моё изнасилование батона не пройдёт даром, и сытые америкосы вспомнят о голодных неграх накарагуа и потащат их в ресторан. По тошниловкам ( вот так вот Сан называл все уличные кафе и закусочные ) наш заморский принц не ходил. Брезговало их высочество видите ли. А по ресторанам с ним не ходил я, принципиально. Может быть и согласился бы, но только не на его деньги и не за его счёт. Так что гуляя по улицам мы демократично голодали. Точнее один из нас, что касается меня...
Я с наслаждением покусал батон выгрызая корочку сверху вниз. И пожал плечами.
- Какие планы могут быть у бедного студента? Если с универом не сложиться, то...
Я растёр крошку между пальцев и прицелившись метко запульнул ей вперёд. Добычу тут же атаковал десант голубей и завязалась драка. Один такой коричневый с хохолком реально лидировал и всех отпиздил, за что завоевал мои бессмертные симпатии, уважуху и дополнительный прикорм. - Получу корочку, да и поеду отдавать долг родине. А дальше видно будет.
   - Так послужить охота? - Саня хмыкнул, прищурился, рассматривая меня под художественно - оценивающим углом. И исходя из его угла, не вязался в его представлении красивый я и служба в армии.
Вот только вряд ли я Сану объясню, что для меня служба в армии так..два пальца об асфальт. Жизнь в бараке, подъём в пять утра, строевая, бесконечные тренировки, жизнь по расписанию и дедовщина...Всё это я познал в двенадцать лет, поехав зарабатывать себе на жизнь и пропитание в жаркие казахские степи. А уж там чего только не насмотрелся. На самом деле жизнь в замкнутом пространстве бок о бок с определённым количеством людей изо дня в день - это психологическая ломка. Начинается борьба за выживание в самом прямом смысле слова. Слабые ломаются, сильные доминируют и главное остаться золотой серединой, это не ссучиться и не сломаться. Думаю мне это удалось, сохранить чувство собственного достоинства, хотя в первые дни были моменты унижений, когда меня реально чморили как самого мелкого и слабого, пытались зашестерить, потому что я не мог дать сдачи. Но прессовать не получалось, я постоянно огрызался и вякал в ответ за что огребал пиздюлей. В первую неделю. А на вторую, очевидно сочтя меня полным отморозком от меня отъеблись, и зауважали видимо. Потому что взрослые семнадцатилетние парни здоровались со мной салобоном за руку и называли по имени. И если подъёбки и были, то больше так, лениво дружеские. Курить и бухать я научился дома, а там получил активную практику. Насчёт всего остального, видимо я был слишком замкнутый и стеснительный. Голод я тоже спокойно переносил, думаю лучше чем остальные, потому что жрать свой паёк в туалете мне даже в голову не приходило и когда кому - то присылали посылку из дома, у меня хватало силы воли отказаться от угощения, потому что достаточно было посмотреть в чужие человеческие глаза, как всё становилось ясно. Армия как и любое подобное заведение это место где с людей срываются маски и обнажается настоящее естество. То как они поведут себя. Во что превратятся.
Любая человеческая гниль, фальшь, вылезает наружу. Никогда не надо из себя строить то, чем ты не являешься. Это я тоже уяснил там. Одного из парней, Дзена гнобили до конца его дней пребывания, просто потому что приехав он попытался быковать и показать из себя крутого, а всей его крутизны оказалось на один плевок. И мне было жаль этого человека. Который не мог подняться, но для того что бы чувствовать себя уверенно унижал слабых. Он попытался унизить меня на пятый день пребывания. В очередной раз раскидав пальцы по сторонам, Дзен загонял про свою крутизну, типа бабы, тачки, компутеры, а сюда он приехал чиста от скуки шнягу погонять по местным девкам. Дзен доебался до меня. Я едва доставал этому кренделю до груди, в драке мог разве что укусить соперника в пупок и так сказать просто напрашивался на роль лошка. На эту работу руководитель меня взял скрыв мой реальный возраст. Я всем говорил что мне четырнадцать. Взяли ясен пень, исключительно под видом проведения детских летних каникул на тёплом краснодарском песочке.
В общем мега человечище Дзен очень остроумно креативил по поводу меня, пока я не попросил, очень спокойно так и тихо, что бы он заткнулся.
- А иначе что? - спросил он глумясь
- А иначе я тебя ударю.
Вот такой я был вежливый и интеллигентный мальчик. Дзен наклонился подставляя щёку "Типо сюда пожалуйста" а дальше понеслось. Меня сорвало как с цепи, и я со всего размаха смачно въебашил ему в скулу и резким ударом вогнал пятку в пах. Дзен свалился скуля от боли, скорчился прикрываясь руками от сопливого пацана, который налетев сверху ебашился как загнанная в угол крыса. Когда крыса понимает что нечего терять, она начинает сражаться за свою жизнь.
Если бы Дзен опомнился быстрее, чем нас растащили, думаю остаток своего пребывания я бы действительно загребал тёплый песочек сломанными конечностями. Но парни мигом подорвались и нас растащили по сторонам. Точнее меня стащили с Дзена, а я рвался как бешенный из удерживающих меня рук Макса - был там такой реальный парнишка который собственно и заправлял весь дальнейший бал. Дзен лежал и скулил скорчившись от боли. Если бы в тот момент он встал и поднялся, я думаю ничего бы из того что было с ним дальше, не произошло. Но он испугался. Что - то такое выкрикивал трусливое и злое под грохот раздавшихся со всех сторон бурных аплодисментов, свиста и улюлюканья. Помню что Макс лил мне на голову воду из бутылки очевидно для того что бы я охолонул. Дзен что - то такое выебнулся ещё. Макс впихнул мне бутылку, подошёл к Дзену которому даже не пришо в голову встать, и что - то тихо ему сказанул. Дзен замер с затравленным выражением. А Макс сплюнул. Харча попала Дзену на брючину. У него был шанс начать драться. Начни Дзен драться, и возможно он бы себя спас. Но Дзен заговорил, гаденько так, противно, заискивающе, типо он пошутил и всё такое. Взял траву и начал вытирать. Макс постоял, посмотрел. Мне с моей привычкой фиксировать чужие эмоции, иногда приходилось читать на лицах людей выражение отвращения и брезгливости. А тут даже читать было ничего не надо. Макс повернулся и ушёл. А после этого на Дзена началась травля, которую он принял и стерпел с покорностью раба. Я поражаюсь человеческой трусости. Можно быть трусом, когда боишься за любимых людей, когда тебе есть что - терять. Потому что бессмысленная храбрость сравнимая с безумством превращается в ничто на фоне каких - то важных человеческих вещей за которые ты несёшь ответственность и просто не имеешь права позволить, что бы с тобой что - то случилось, потому что другие люди, более слабые зависят от тебя, потому что ты им нужен. Я могу понять такую трусость, когда сознательно наступив на горло собственной песне человек позволяет себя унижать, потому что помнит о том, что стоит у него за спиной, но даже такой трусости есть предел и человек разгибается и вспоминает о своём человеческом достоинстве.
А Дзен его утратил. Я бы вот даже рационально помыслил на его месте и пришёл к выводу, лучше один раз быть отпизженным, но подняться и скинуть с себя ярмо, чем постоянно испытывать тот прессинг боли и морального террора который ему устроили. Но видимо есть люди рождённые исключительно для того что бы ползать и стоять на коленях. Хотя мне ли об этом судить? Был бы я нормальным пацаном, я бы сейчас не сидел здесь с Саней.
Меня больше не трогали до конца моей смены. Мы с Максом сдружились. Он относился ко мне как старший брат. Когда расставались, обменялись координатами, решив друг другу звонить и писать. Я потерял его адрес в поезде, а Макс так со мной и не связался больше. На следующий год я снова приехал туда. Уже на правах старичка. Но Максима в лагере не было. Мы потерялись. Грустно конечно, но такова жизнь. Люди встречаются ненадолго, что - то дают друг другу и расстаются, когда миссия была выполнена. Ни одна человеческая встреча не бывает случайна, к сожалению мы не в состоянии постигнуть этот смысл. Иногда бывает что пообщался пять минут, а твоя жизнь изменилась. Одно случайно брошенное слово, фраза и ты уже начинаешь смотреть на вещи по другому. Видеть иначе. Правильно. Я хотел быть таким же как Макс. Спокойным, вдумчивым, рассудительным. Но вряд ли мне это удалось, хотя подозреваю от него я научился многому. Даже это понимание, никогда не плевать ни в чей колодец без причины, не пиздеть больше, чем реально весишь, принёс в мою жизнь Максим.
И понимание, что нельзя слишком сильно привязываться к людям, потому что они как осенние листья улетают из твоей жизни, тоже подарил Макс. Хотя это было обидное понимание.
Я очнулся выходя из секундной задумчивости памяти.
- Ога, такой прям патриот. - Пожал плечами. - Реально просто на вещи смотрю. Бесперспективняк.
- То есть планов нет? - подытожил Саня.
- Получается, что нет. - Я согласно кивнул и запустил очередной горстью крошек, в сбившуюся под ногами банду голубей.
- Ники. У меня к тебе сейчас будет очень серьёзное предложение. Даже не предложение, просьба. - Сан забрал из моих рук батон, заставляя взглянуть на себя.
- Валяй - безмятежно кивнул я и вытянув голову откусил кусочек с его рук.
- Ты хоть когда нибудь бываешь серьёзным? - Сан улыбнулся, и коснулся пальцами моих ресниц. Я зажмурился.
- Глаз обидишь.
- Ага, кто тебя обидит тот дня не проживёт
- Саня не томи, чего хотел. - Я улыбался, и кажется Санька начал улыбаться тоже, растворяя меня своей привычной убойной нежностью, вызывая безумное желание подползти к нему по кошачьи и поцеловать, и может даже помурлыкать. Вот так он на меня действовал. А Санька сделал над собой усилие и стал серьёзным, на целых пять секунд пока произносил фразу ударившую меня пыльным мешком по голове.
- Ник, я хочу забрать тебя в Англию. Ты поедешь, со мной?
  
   Да, американские горки одним словом. У Сани всё же удивительные способности меня вот так периодично, ритмично ошарашивать. Бля. Он бы меня ещё замуж позвал.
- Да что мне там делать в Англии? - я кажется, просто растерялся.
- Учиться, работать, - Санька бережно тронул выбившуюся прядку моей разом вставшей макушки, заправил за ухо. - Жить.
- Но...
- Я тебя прямо сейчас с ответом не тороплю. Подумай, проанализируй всё.
- Ага, проанализируй. Сань...
   Я с трудом перевёл дух. Действительно прямо так выдохнул.
   - Это реально круто. Но блин, ты себе это как представляешь? ...Деньги я пока рисовать не научился, а за счёт твоих родителей ...
   Я насупился, начиная сопеть.
- Ник. - Саня вздохнул, рассматривая привычным взглядом любования на любимого, хотя и слегка дебильного дитятю.
- Раз для тебя это принципиально, работать тебе никто не помешает. Как и мне.
Что касается остального. Мы будем учиться вместе, в одном университете.
С английским я тебя подтяну. С учётом языковой практики, через месяц шпарить будешь, с лондонским акцентом. Просто это хорошая возможность. Ты так не считаешь? - помолчав, спросил он. - И мы сможем нормально встречаться, не скрываясь. За границей к подобным вещам отношение достаточно цивилизованное.
Саня рассуждал так, словно согласие было получено, и осталось лишь обсудить детали и уладить мелкие нюансы.
- Поэтому мне надо встретиться с твоими родителями.. Без их согласия за границу ты не сможешь поехать, ты несовершеннолетний. Кроме этого Ники, пора мне познакомиться с твоей семьёй, а тебе как - то перестать бегать от меня. Мои родители искренне не понимают, почему мы не сняли квартиру, или почему ты не живёшь у нас.
   Ник, что опять не так?
   Заметив, что я насупился, Сан бережно обнял меня за плечи, придвигаясь бедром. Не знаю, что было не так. Просто горло почему то перехватило дурацким спазмом, и я молча принялся жевать батон с видом полного дурацкого дебила.
- Ник, - ласково позвал Сан прислонившись губами к уху и принялся шептать тихонько, повторяя моё имя. - Ник, Никита, Ники.
   *******
  
   - Сань, а в Англию обязательно? - спросил я после очередной безумной ночи в гостинице. Признаюсь честно для того, чтобы осмыслить Санькино предложение мне понадобилось всего несколько часов. Не то, чтобы я хотел в Англию. Хуй ли мне там спрашивается делать? Но в то же время, это было ...заманчиво что ли. Уникальный шанс посетить неведомые земли, изменить всё, переиграть судьбу по новой. Я не был уверен, что готов учиться и жить в тех красочных перспективах, которые самозабвенно рисовал передо мной Санька, но отказываться от них из упрямства, не видел смысла. Говоря откровенно, здесь меня не держало абсолютно ничего, да и Санька, уговаривая уехать с ним, пообещал, что сейчас это будет пробный заезд, и если мне не понравится, или я не захочу остаться, вопросов не будет с тем, чтобы вернуться обратно. Сашка как змей - искуситель уговаривал меня отдаться и не сопротивляться. Насчёт отдаться проблемы не возникало, насчёт сопротивляться...
- Ники, поедешь со мной в Англию, клянусь, как только твоя нога окажется в Хитроу, верну оригинал плёнки. Можешь делать с ним что хочешь.
- Саня бля, вот умеешь, ты испохабить настроение.
   Я мгновенно загрузился, вспоминая наши "ху из ху". Ультиматум шантажом Санька так и не отменил.
- Знаю, но что делать, чтобы тебя уговорить?
- А верни запись прямо сейчас, и я подумаю, - бодро предложил я, но подлый Сан, только покачал головой.
   - Ники, летишь в Англию, и получаешь плёнку. Только так.
- Выходит, у меня опять нет выбора? - блядски пизданул я в Сана очередным гвоздём. Но вот только Санькин понимал меня как обычно, гораздо лучше, чем думал я сам.
- Лапа моя, - сладко протянул он, подгребая меня к себе и любовно садируя ухо.
   - По моему, ты просто ломаешься. Хочешь, чтобы поуговаривал, ммм?
- А что и поломаться нельзя? - Я растаял за микро секунду до того как ощутил его дыхание, с готовностью подставляясь, обнимая за шею.
- А согласие родителей обязательно? Не ребёнок вроде.
- Ммм... - Сан не сразу оторвался от моей груди, пытаясь поставить засос
- Обязательно. А что с этим могут возникнуть трудности?
Сан выпрямился, и свободно перевернувшись, привычно устроил моё бренное тело на себе.
- Да никаких, - Я оседлав его бёдра, жизнерадостно потянулся за поцелуем, но Сан перехватив за плечи, аккуратно отстранил и покачал головой.
- Ты никогда не говоришь о родителях. Избегаешь любых тем о себе. Я не могу прийти к тебе в гости. Не хочу залезать в душу Ник, но может пора начать мне немножечко доверять и начинать открываться?
- Сказал парень, который меня шантажирует, - съязвил я, но заметив, как потемнело лицо Сани, провёл рукой по его волосам.
- Забей. Ты всё правильно понимаешь. Не хотел бы я с тобой быть, нас мы не было. Вывод?
   - Ники, - Сан столь порывисто меня обнял, что я чуть не убился, носом, об его грудь. Бля, ну почему я такой задохлый, блядь. Реально нет ничего хуже, когда два любовника не подходят по росту и габаритам. Мало того что Саня всегда наклоняется, а я тянусь к нему, так ещё блин и в некоторых видах ласк, я на нём акробатирую как обезьянка на пальме.
- Покалечишь, скот, - я растирал убитый нос не давая Саньке вылечить больное место поцелуями, впрочем, Сан быстро сориентировался находя множество других мест и уже через пять минут я мёдом тёк по простыням, пока Сан имитировал брачные игры нависая надо мной с видом изящного голодного кота, угрожающего несчастной жертве неслабым членом. Несчастная жертва, разумеется, была не против. Я вообще считаю что трах, гораздо лучше любых разговоров.
- Если только любя. Рассказывай Никит, иначе я за себя не ручаюсь, - Сан вошёл в роль и грозно так порычал, или помурчал, невозможно передать эти потрясающие горловые звуки, похожие на золотистое, тёплое урчание, пушистейшего, просто бляцки пушистого, офигительного такого развратного кота.
Мои губы слегка скривились, растекаясь между улыбкой и гримасой. Мне хотелось беззаботно отмахнуться банальным.
   -"Предки алкаши!" и закрыть тему, но почему - то не смог. Это было стыдно. Я вырос в атмосфере стыда и страха, и понимания, что кто нибудь узнает, и тогда все от меня отвернуться. Подсознание трудно переделать. Так же как переделать понимание того, что мне не хочется видеть в глазах других людей жалость. Жалость была мне нужна лишь один раз в жизни. Когда я стоял на крыше и просил бога, если он есть, послать мне бля ангела небесного, который меня спасёт. А теперь, принять чужое сопереживание, нахуй было стыдно. Хотелось, конечно, поделиться. Иногда остро хотелось. Вот только к последствиям этой трепотни, я не был готов. Слишком паскудно становилось после совершения этого признания, ощущение вины. В голове ребёнка постоянно живёт любовь и ненависть к своим родителям и чувство долга. В наших мозгах очень много тараканов, в моих их было особенно много. Я не мог рассказать о себе. За то время, что мы жили с Саном, я узнал о нём практически всё.
   Знал, как зовут его родителей. Знал, что у него есть сестра 14 лет, потрясающая оторва Юлька. Знал, что в детстве он болел астмой и был аутистом, не говоря о том, что проблемы с дисграфией и речью привели к тому, что в школу Сан пошёл в восемь лет. Единственное, о чём Саня не рассказывал, это о том, что у него за проблемы связанные со мной. Он даже про вены рассказал видимо исключительно на волне собственного содеянного, а похоже кроме вен, существовало нимало неприятных вещей. В остальном Сан ничего не скрывал. Он распахнул передо мной свою жизнь, раскатал ковриком и единственное о чём просил, чтобы я бля, наконец перестал сопротивляться и прошёл по нему, торжественной Золушкой приглашённой на бал чужой жизни. Он рвался познакомить меня с родителями, но я стремался поехать к нему в гости. Поездка подразумевала ответный визит. В моём случае, я не мог этого сделать.
   Я трахался с Сашкой, обожал его, но не хотел соприкасать со своей жизнью, с тем, чем живу и дышу. Зачем ему это знать? Как нибудь мы и без этого перетопчемся. Достаточно того, что он был рядом, я был рядом. И хотя я ломался, бля, как последняя коза на ярмарке сообщая, что "такую капусту мы не жрём-с", для того, что бы оставаться с Саней, мне не требовался никакой шантаж. Мы оба это понимали. Просто продолжали вести как бы игру. Вольх сошёл с дистанции. В глубине души это обстоятельство меня царапало и загребало, я скучал по нему, с тоской, но всё же, его исчезновение, воспринималось с некоторым облегчением что ли.
   Я не любил заглядывать в глаза своим чудовищам, может быть бука и живёт под кроватью, но проверять это на практике мне абсолютно не хотелось.
- Ник не грузись, - внимательно наблюдая за мной попросил Сан. - Не знаю, что там твориться в твоей голове, но если это для тебя тяжело - не надо. Просто, я люблю тебя и хочу помочь, понимаешь?
Иногда мне остро хотелось убить его подушкой. Сейчас был как раз такой момент.
Я кивнул, яростно замотав головой, уходя в молчание, моментально теряя всяческое настроение к любовным играм, как и вообще настроение. Сейчас всё о чём бы не спрашивал меня Сашка просто происходило на языке жестов. Сан знал эту черту. Сколько же моих черт он знает?
- Лапа, мой. Маленький. - Сан осторожно лёг на меня сверху, поглаживая и тихонечно водя по коже сомкнутыми губами. - Как же мне тебя размотать, Ники? Ты у меня как колючий провод под напряжением, зацепишь не там и долбанёт. И непонятно почему долбанёт. А я как слон в посудной лавке. Боюсь всё время, что нибудь сломать. Я сейчас ничего не задел, малыш? Ники. Никит. Ответь мне, заяц. Никита?
   Пальцы успокаивающе гладили затылок, заставляя сопеть, млеть и испытывать блядское желание поделиться.
Вдруг поймёт. Что дальше? Широкий жест, исполненный благородства?
Я не брошенный щенок, не нуждаюсь ни в жалости, ни в подачках. Это для себя, я могу в жалости к себе побарахтаться, а от чужих мне ничего было не надо. А от Сани я бы этого не пережил.
- Но просто неправильно это как - то Никит. - Санька усердно сопел над ухом, в ухо, попутно пристраивая конечности в позиции " терпи мальчик"
- Твои родители имеют право знать, с кем общается их сын. Я не собираюсь выставлять наши отношения, но зачем заставлять их беспокоиться о тебе? Давай попробуем. Я обещаю, я им понравлюсь, - проникновенным голосом поведал Санька. Я в это верил. Как может быть такое, что бы Сан кому - то не понравился?
   И отрицательно замотал головой. Он никогда не поймёт. Он просто не сможет понять. Сытый и голодный. Как мне объяснить Саньке, что это значит, когда у тебя просто нет семьи? Это мог понять Вольх. Я чётко это знал, что Вольху не пришлось бы ничего объяснять, что он просто нутром поймёт. Он был точно такой же, как и я. Дитя Асфальта. А Санька не поймёт. Слишком он чистенький, слишком сытый, слишком хороший для этой стороны жизни. Он просто не поймёт как это. Зачем ему это знать? Решать ребёнка веры в деда мороза. Мне кажется, что я ещё боялся, что для Сана я как этот гребанный дед мороз. Когда он узнает, и поймёт, что никаких подарков нет и не будет...Возможно подсознательно я боялся, что он отвернётся от меня, бросит.
В такие моменты мне остро хотелось отвернуться от него самому.
Сбежать в тёмный сырой подвальчик, запереть дверь на ключ, а ключ нахуй выкинуть, спрятаться от него, и знать, что он уже никогда меня не найдёт.
А потом, тихонечко отпустив сознание, по ниточке размотав свою память, я наберу полную грудь воздуха и постепенно, дозировано, смогу пережить это бесконечное больно. В полном одиночестве.
Он не должен знать. Никто не должен знать и видеть. Спрятаться под одеялом забив кулак в рот, или свернутое жгутом полотенце. Полотенце было лучше всего. Оно позволяло кричать. Выпустить напряжение в одном единственном безумном крике, который никто не услышит. Я не хотел, что бы его услышали. Мне было очень стыдно.
  
   Я ещё не знал, как уговорю родителей подписать это разрешение, что им скажу, что придумаю. Если бы я сказал, что друг приглашает меня в Англию, отчим бы начал говниться, поэтому действовать нужно было через мать. Но по словам Сани, требовалось разрешение от обоих родителей. Поэтому в этом направлении следовало реально подумать.
   При наличии согласия, вылететь мы могли в любой момент. Я сфоткался на загранпаспорт, и на второй день имел возможность подержать заветную книжицу в руках, прежде чем Сан убрал от греха в папку. Оформлением бумаг и документов Сан занимался лично. Насколько я понял из пространных объяснений, все необходимые справки и выписки давно были в наличии. В том числе, и наши аттестаты, которые Сан пока не забрал из училища, но договорился с деканатом, о том, что бы всё, включая характеристики, было подготовлено в нужный срок.
В Англии, по словам Сани, сидели свои крючкотворы и хотя ясен хрен запрос на нас никто не пришлёт, но в этом отношении Саня отличался щепетильностью, предпочитая любое дело доводить до конца и страховаться по возможности, от всех случайностей.
Слово "русское распиздяйство" Сану было абсолютно чуждо. Я даже прифигел осознав, что говоря про учёбу он вполне серьёзен. Этот парень даже грёбанные никому не нужные рефераты умудрялся писать в срок. И если бы у кого - то не знающего Саню язык повернулся сказать, что халявно пацан пристроился за батянькины денюжки, я бы не задумываясь пизданул в челюсть.
   В отличие от нас пятерых раздолбаев, Малин действительно пахал. Мне не приходилось встречать второго настолько ответственного и дисциплинированного человека. Причём речь не шла о фанатизме, и затирании штанов с учебниками, просто сангвиники видимо рулят во всём. Учёба давалась Саньке поразительно легко, а в сочетании с некоторыми качествами характера, я бы не удивился, узнай, что поступив в универ Сан решит защитить кандидатскую, годика через три - четыре.
   Возможно, в Англии у него будет такая возможность. В отличие от меня Сан свободно изъяснялся на инглише. О чём говорить? Наша англичанка брала у Сана уроки разговорной практики, и годовая отлично у парня была проставлена задолго до того как мы отмучились на первой контроше в сентябре.
Я пока никому не говорил, что уезжаю и просил Саню не распространяться. Боялся сглазить. Мы решили держать отъезд в тайне до последнего, ну а потом как водиться уйти в один день, собрав друзей и распрощаться посреди бурного застолья и веселья. Разумеется Зидан, Лён и Мурзик с Родригесом были в курсе Саниных планов. В курсе о них была и Вероника, которой Зидан проболтался. За что всегда ценил эту девушку, так это за потрясающее умение держать язык за зубами. Ника смотрела на меня офигевшими глазами, и требовала наедине рассказать, как это я такой молодой и красивый умудрился, но я отмалчивался. А потом в Никиных глазах увидел такое большое нечто, что возжелал крови Зидана, причём сразу и немедленно, осознав, что этот урод очевидно трепанул девушке о самой большой любви всей Саниной жизни. И вот, что я спрашивается упустил в своё время Нику? Тактом она отличалась гораздо большим, чем Зидан. Вопросы моментально прекратились, а отношения. Отношения не изменились, просто в них появилась грусть. Грусть, такая лёгкая невидимая плавно окутала всю нашу кампанию. Предстоящая разлука виделась печальной. Передо мной и Сашкой лежала вся жизнь, а ребятам походу приходилось учиться плыть самостоятельно, без своего бога и кумира. Представить отсутствие Сашки они не могли, компания лишившись стержня грозила развалиться. Впрочем, по словам Зидана, не вздыхай Сан по мне столь бурно и страстно, в Англии он бы учился, сразу после окончания школы, так что в некотором отношении, они были мне весьма благодарны, именно моё существование задержало Сашку здесь. И это было ещё одной веской причиной, по которой мне не хотелось, встречаться с его родителями. Представляю, какую неприязнь они должны ко мне испытывать, после всего того, что пережил их сын. Впрочем, до Санькиных родителей, мне было фиолетово. Гораздо больше волновали свои. Я очень остро боялся, что мой отчим проведает, кто такой Саня и тупо попытается стрясти с него денег. Я не мог этого допустить. Позволить Сашке столкнуться с этой грязью. Поэтому я решил, что всё сделаю сам.
  
   Вскоре повод представился.
Сашка с родителями уезжал в Англию на несколько дней. Подготавливать место к нашему приезду.
   Походу, он планировал какой - то сюрприз, о содержании не говорил, но ходил с загадочной физиономией и обещал, что на месте по прибытии, всё и узнаю.
А у меня появилась возможность вернуться домой.
  
   На гора на родителей новости вываливать это не стоило. Нужно было помазолить глаза собой, подготовить почву и потом так между делом, неспешно зайти с тыла. Начать с мамы разумеется. Я даже одолжил у Сашки денег прикупив по случаю некоторое количества бухла. Типо подпою, и раскручу на подписи. Вот так я мыслил.
Но когда приехал, родителей дома не оказалось.
Ни записки, ни адреса.
Это обозначало, что предки уехали на дачу, и когда вернуться неизвестно. Могли вечером, могли через несколько дней. Так тоже бывало, и я к этому привык.
Правда, если раньше отсутствие родителей воспринималось праздником, то сейчас я маялся откровенным нетерпением. Ну и страхом разумеется, что может не выгореть, и тогда придётся придумывать новый план.
В холодильнике между тем, обнаружились почти целая банка бычков в томате и половинка капустного кочана. А пока я намывал посуду, от Дена поступил звонок, и предложение вечером помочь в магазине на разгрузке. После приходов, я возвращался часа в три ночи, с честно заработанной пятисоткой, а иногда если работы было особенно много, Ден щедрился и платил штуку.
В общем, настроение окончательно поехало вверх и за уборку я взялся с удвоенной энергий.
Во первых убрать всё равно было надо, во вторых - повод подмазаться к предкам. Такой вот я меркантильный.
Я уже практически разгрёб часть завалов, когда мобильный зазвонил снова. На этот раз мелодией которая заставила меня моментально расплыться и бля, рвануть к трубе на всех порах. А следующие пол часа я стоял и лыбился как идиот.
- Ники, встречай.
Сан привёзший меня к подъезду, и распрощавшийся, вернулся и теперь жалился, мылясь зайти в гости, "посидеть на дорожку".
До самолёта оставалсь два часа. Сашка приехал со стандартным набором "торт - коньяк - цветы", а следовательно путь к сердцу самых строгих предков ему был обеспечен.
Я выглянул. Действительно стоит. С тортиком, цветами...Безумно милый в своих строгих очёчках, и классическом прикиде ботаника. Озирается по окнам, высматривая меня. Волосы уложены прядками, хвост перекинут через плечо, плаща и девушки проходящие мимо сворачивают шеи, потому что Сан потрясающий. Зажимает подбородкой трубу, копаясь с пакетами, уверенный, что приглашу его к себе. Разумеется, у Сашки уже всё продумано.
Но рядом со мной планы как обычно обламываются.
Я ответил - Нет и остался непреклонным, даже услышав откровенно льстивое.
- Заяц, должен я увидеть замечательных людей, которые произвели на свет такое чудо как ты.
Да уж. Блаженны верующие.
- Родители уехали на дачу. Так что в любом случае ты в пролёте.
- Оооо - Санька издал это таким блядским голосом, что оставалось только стечь по стенке, в желании обнять весь мир и нестись ему навстречу.
- Лапа моя. - Когда Сан начинал мурлыкать, ноги реально отказывались выполнять свою миссию по удержанию тела в горизонтальном положении. - Пригласи меня в гости.
Раздевающая вкрадчивость тона. Работай Сан абонентом секс по телефону, его линия была бы самой горячей и пользующейся популярностью.
- Чаю попьём с тортом и - Когда он начал расписывать каким образом планирует попить чаю, мне пришлось давить в себе отчаянный порыв засунуть руку в штаны и приласкать себя, а ещё лучше слететь вниз через три ступеньки, запрыгнуть в машину и "полежать на дорожку", как следует.
Но это было нереально. Я мог играть с Саней разыгрывая неприступность в каменной башне, нас это обоих забавляло,( типо дразню, и всё такое,) но если я спущусь, и после этого мы останемся на улице, если спустившись к нему сейчас, я его не приглашу...
Даже не знаю как объяснить.
Санька ведь мог запросто выяснить где я живу: номер квартиры и всё такое. Но он не делал этого, я просто как бы ломался, а тут...Тут я был уверен, что Сан заинтересуется, моим стойким нежеланием приглашать. А так как Сан был упёртым парнем, до сути он всегда докапывался рано или поздно.
В общем я не высовывался. Зачем ему знать, про меня такого? Это безразличным людям можно с независимым видом пиздануть, типо любите меня таким какой я есть или проваливайте нахуй. Но...В общем. Не хотел я, чтобы Сан знал.
- Ники - канючил Санька шаря глазами по окнам - Выгляни в окошко дам тебе ...хм явно не горошка.
Он заржал, заставив меня хохотнуть и зашипеть
- Бля, сучок, ты меня ещё петушком обзови
Саньку окончательно скрючило.
- Маслена головушкаааа, шёлкова...Он тихо зарыдал.
- Саня, харе стебаться. - Я взревел стервенея, готовый и правда выглянуть и запустить в него чем нибудь тяжёлым, потому что сцуко он невозможное.
- Ники, блядь. - Когда Сан позволял себе материться, это обозначало, что он начинает терять терпение. - Быстро предъявил себя и помахал мне ручкой.
- А зачем? - я откровенно растягивал удовольствие. - Серенады петь будешь?
- Нет, на асфальте признания писать. Ники, не издевайся.
Я прыснул, чуть сдвинув засаленную штору, выглядывать разумеется не стал.
Хоть мы и жили на седьмом, некоторая бомжеватость оконного фасада присутствовала, поэтому я просто стоял и лыбился, наблюдая его машину во дворе, а самого Саньку нарезающего круги, рыщущим голодным псом. Он цепко высматривал окна, но безрезультатно. Находящиеся во дворе девчонки соседки, завистливо смотрели на сказочного принца, и гадали, какой принцессе привалило такое офигенное счастье. Учитывая манеру Сана, называть меня Ники, сообразить что речь о парне, возможным не представлялось.
- Лапа, я тебя не вижу - ныл Сан, совершенно неподражаемо. Бля, я умирал от желания спуститься вниз, и отыметь его на капоте собственной машины.
   - Саня, ну должно у меня остаться личное пространство.
Я начал ржать, потому что Санька дурачась, высунул язык и часто задыщал в трубку.
- Придурок.
- Ники, бросай все дела, спускайся вниз, твой принц ждёт тебя, что бы умчать на
Он запнулся наступив в следы выгула домашних животных, я разразился хохотом.
- Ведь смотришь, маленький мерзавец, - сообщил он. - Никит, ну что такого в том, что бы сказать мне где ты живёшь. А вдруг я решу тебе сделать сюрприз.
-Нет уж Никаких сюрпризов. У меня родители очень строгие...
- Заяц, я измаялся. Ну всё - не отрывая глаз от окон выдал Саня - Пойду добывать тебя штурмуя каждую дверь.
- Добывай - добывай, - хмыкнул я. - Столько о себе нового узнаешь.
- Ник спустись. Торт с цветами забери. Куда я их дену?
- Я спущусь, а ты меня не выпустишь.
- Догадливый какой.
Мы шутливо препирались минут пятнадцать. Потом Саня сетуя на мою жестокость и грозя отыграться, сел в машину, обещая умереть от тоски. Кажется, он действительно расстроился, хотя голос его звучал бодро и виду он не подавал, но я ощутил что Сан зол. На его месте я бы тоже обиделся. Но ничего, неделя достаточный срок, что бы остыть и перестать дуться. Что касается меня, я планировал отдохнуть и выспаться.
Исполняя предписание крёстного, Сан честно умерил аппетиты, ведя стоическое половое воздержание. В понимании Сани разумеется. В моём понимании у меня рот болел, да и не только он. Постельная изобретательность нашего активиста не знала границ.
В общем, кое - как избавившись от Саньки, я занялся уборкой.
Намыл посуду, отдраил плиту и холодильник, сложил в пакеты бесчисленные горы мусора, приготовив на выброс. Даже сподобился помыть окно. Когда я спускался вниз, таща на себе два здоровенных мешка, кухня не то, что бы сверкала чистотой, это было просто нереально, но на неё хотя бы было возможно зайти. А я упрел как вол.
Мусоропровод оказался забит под завязку, пришлось переть на улицу. Я прикинул расстояние до квартиры. Возвращаться за курткой было влом. Шанс замёрзнуть в марте добежав пятьдесят метров до бака и обратно в спортивной майке и джинсах, казался примерно на двадцаточку, так что поёжившись, я бодро трусанул вниз.
Закинув пакеты рядом с баком, и не забыв потискать ошивающегося там кота, я довольный собой и жизнью ускорился к подъезду. А затем замедлился. Потому что прислонившись задницей к мотоциклу, повесив шлем на рога, у подъезда меня поджидал Вольх.
- Здравствуй, Ник, - сказал он мягко, и по его глазам, я понял, что он меня сейчас убъёт. В его читалось ... отвращение, бешенство, выжженный пепел, тоска, боль, обида, скрученная пружина чего - то непонятного, но готового выпрямиться и ударить.
   Мне захотелось закрыться и убежать. Но не слишком ли часто я бегаю? Вот и пришла пора платить по счетам. Всё чем можно было сейчас заплатить, наверное, я уже заплатил, просто увидев этот взгляд. И от самого себя мне сделалось тошно и противно. И безразлично одновременно.
В одну секунду Вольх выжег меня до тла, и наступила просто усталость. Вот такой вот он я Вольх. Такой как есть и ничем не приукрасишь.
- Он ведь уже всё знает - вспомнил я.
Остановился напротив, неловко переминаясь с ноги на ногу, холода не чувствовал. Наоборот, кинуло словно в кипяток. Даже вспотел, кажется.
Кивнул в ответ на приветствие. Что говорить Вольху я не знал. Да и смысл теперь? Хотелось поскорее подняться и уйти в подъезд. Вот чего спрашивается он приехал. Посмотреть в мои бестыжие глаза? Посмотрел. Сказать какой я урод? Пусть скажет. Может ему от этого станет легче. Может отпиздить приехал. Тогда пусть пиздит и покончим с этим побыстрее. Смысла во всём остальном я не видел никакого.
Глаза Вольха неторопливо изучали меня, сверху вниз и обратно, задержались на чёрной майке небрежно заправленной в джинсы, ремень был старый с оторванной пряжкой, держащейся на соплях. Сколько раз эту пряжку Вольх рвал и приделывал? Я бы выкинул, но не было у меня денег на новый ремень. А от Сани подарков я не принимал. Разве что вот самая большая уступка с Англией. Да и то наверное зря согласился. В глазах Вольха что - то дрогнуло, когда он уставился на ремень и приделанный к нему брелок. Память, которую я не мог выкинуть. Не захотел и не сказал Сане, откуда этот черепок. Сан бы просто не разрешил оставить. А сейчас. Наверное, в понимании Вольха я больше не имел права это хранить.
Я молча снял брелок с пояса, отстегнул и протянул ладонь возвращая. Вольх не двигался, тогда я просто повесил его на рога мотоцикла
- Извини! - повернулся и пошёл к дому.
- Никит, подожди.
Я остановился, не поворачиваясь. Крутило. Ох как крутило то бля. И ладно бы крутило от любви невъебенной, от чувств каких - то... От самого себя крутило, острой мутью, тоской...Не мне с моим пиздлоблядством произносить фразу вроде
Блядь, ну нахуя ты мне душу рвёшь? Но вот именно в этот момент хотелось бы её сказать.
- Что теперь, совсем избегать меня будешь? Не общаться,- медленно спросил Вольх.
- Стыдно в глаза смотреть, - честно ответил. Реально честно так ответил.- Больно.
Вот такой вот бля драматизм сопливый, и уёбищный по самые гланды.
- Голимо это звучит Никит.
Мы начали говорить, говорили, а разговор, словно медленно вытаскивал образовавшуюся внутри поганую занозу. Словно Вольх подошёл сзади, и осторожно так пальцами, стал её вынимать неспеша, расшатывая разговором. И больно она как - то вынималась. Очень больно.
- Я пойду Вольх. - попросил я, хотя чего спрашивается просил, чё он мне мама с папой что ли, что бы я у него разрешения спрашивал? Нет не боялся я его, он бы мне пизданул, я бы дал сдачи, я вообще как - то никогда не боялся агрессивного разрешения ситуаций, тут было что - то другое, и это другое заставило меня спросить, или попросить. Последнее прости, бля. Убиться можно. Стало холодно, я задрожал, закашлялся. Всё таки стоять в одной майке на стылом весеннем ветру, удовольствие из разряда экстремальных, повернулся. Не знаю, зачем. Хотел последний раз посмотреть бля. Отчётливое такое ощущение было что я развдоился. И в то время как один порывисто повернулся, второй принялся убиваться головой об стену.
Говорят на плече человека сидят ангел и бес, и влияют на принимаемые им решения поступков, так вот подозреваю, что повернулся так отчаянно, и красиво, далеко не ангел. Бес нас постоянно толкает под ребро, вот меня под ребро и толкнул, а ангел в тихой истерике таранил черепушку о несуществующую батарею, знатно так таранил и орал.
- Уйди блядь, Никита. Уйди нахуй отсюда, немедленно. Беги, блядь!!!
Я повернулся, одной ногой к парадной, второй чуть притормозил. Последнее прости бля, пидорас на перепутье. Ласточка бля несостоявшаяся, лучше бы я ёбнулся и ногу себе сломал. А я не ёбнулся, порывисто повернулся, ещё бы рукой взмахнул, бля, типо заберу твой образ с собой навсегда и хуй та с ним ... И ткнулся мордой в Вольха.
Ну вот не знаю, как я так всё время умудрялся в него тыкаться, судьба у нас что ли с ним была такая, я падаю со сцены, а он меня всё время ловит.
Не знаю, когда он успел подойти неслышно отлепившись от сиденья своего чоппера, пропустил этот момент, в судорожном припадке убивающегося мозга.
Стремительный полуразворот. Бац. Вольховская куртка мягко опускающаяся на плечи, накрывает собой мир. Запах бензина и кожи. Тёпло бля, окутывает, заворачивает. И я стою и красиво так хлопаю ушами, упираясь взглядом в смуглую шею, твёрдый подбородок, губы. Вскинул глаза, больные, испуганные, не верящие очевидно. Ну да, в моём понимании он должен был затащить меня на крышу, и красивым пинком пиздануть вниз этажа эдак двацдатого, ну или морду набить. Ну или чего там бывает у людей, когда их предают в программе "вселенского отвращение". Прикасаться противно?
Я честно вздрогнул, подался назад, но пойманный курткой не смог. Если бы меня когда нибудь спросили можно ли обнять человека не прикасаясь к нему, скажу, да можно. Вольх меня обнял курткой, и в этой куртке я просто не мог пошевелиться, разом оцепенев, испугавшись непонятно чего, задрожав от холода очевидно.
- Прокатимся Никит - тихо спросил Вольх грустно кривя губы, с каким - то обречённым пониманием - Последний раз, я ведь тебе обещал. Помнишь?
   Ну да, помню, ПОМНЮ блядь. Я ПОМНЮ и нихуя не могу с этим сделать.
Помню как мы сидели в его гараже, помню как он возился с мотором, а я оседлав его байк самозабвенно дурачился изображая дебильное дрынь - дрынь - дрынь. Ну что мне ещё было делать в его гараже? Я ж нихрена не понимал в двигателях, интересовался конечно, но мне всегда было интереснее мультики бля зырить и водку побухать. Вот такой вот охуенный у меня айкью или как там ещё называют тест Айзенка. А затем Вольх подошёл, сел позади сдвигая меня вперёд, кладя ладони, поверх разом вспотевших рук. Байк стоял в зажиме и мы свободно могли сидеть вдвоём игнорируя так сказать естественные законы физики. Было холодно, изо рта вырывался пар, почти в моё ухо.
- Ногу ставь сюда - сказал Вольх. - Нажимай сцепление, затем нужно включить передачу, прокручиваешь дроссель, типо газуешь...М - дя. Думаю начнём с посадки. Колени вот так, обхватываешь бензобак...Байк это как женщина...
Я говорил, что иногда он касался меня. И вот тогда это были именно такие касания, вроде безобидные, но обжигающие, заставляющие сердце стучать в горле и вибрировать невидимую пружину изнутри. Ощущать спиной его грудь, дыхание на своём затылке, почти в ухо, прикосновение ладоней по всему телу, пока Вольх безобидно и шутливо придавал мне нужную позу, поглаживал бёдра, колени, бока, торс, слегка подшлёпывая, когда я не сразу соображал, что он от меня хочет, а член в этот момент рвал штаны и уши пылали двумя алыми кумачами на первомайской демонстрации.
А затем его ладони сошлись у меня под грудью и Вольх безобидно так прижался сзади, сообщив, что вот примерно таким образом и происходит езда на мотоцикле. Пять минут чистейшего возбуждения.
Инструкция по обучению вождению. Абсолютный синоним слова Секс. Прелюдия. Желание. Мы словно занялись любовью. А Вольх даже не заметил состояния в котором я находился; когда он виртуозно отлюбил меня, безжалостно бросив мой член подыхать в упрямой сонате своего острого одиночества, просто потому что я не хотел этого принимать. Всё он тогда заметил, я думаю. Потому что именно после этого случая, Вольх стал проявлять всё большую активную настойчивость, не разрушая плотину предстоящего сопротивления, но грамотно подкладывая динамит, что бы сломать её оказалось легче лёгкого. И я запомнил этот день. Кажется он тоже запомнил. И когда мы сидели вот так вдвоём, внутри железной коробки заваленной покрышками и разным хламом, с распахнутой навстречу ослепительному снегу, железной дверью, и гудящий работающий вентилятор разбивал тишину и холод. Облачка пара вырывающиеся изо - рта. Испарина обледенелых инеем стен.
- Вот подожди до весны Никит. Снежок стает - будет тебе драйву по настоящему. До неба не разгонюсь, но дух захватит, уж поверь.
Он обещал мне. Он ведь обещал, что однажды мы с ним долетим до луны - кажется так он потом сказал, а я начал над ним стебаться, называя романтиком. Может Вольх был романтиком, но красиво иногда мог сказануть сцуко. Изнутри как пальцами сжимало.
Вот и сейчас сжало.
- Неужели откажешь, Ник? - Вольх склонил голову на бок. На волосах бандана, из под неё выглядывают проволочные пряди, коричневые брови, глаза привычно суженые, чуть раскосые, похожие на миндаль неправильной формы, такая форма глаз бывает у жителей славного Алтайского края, вот только на Алтае Вольх в жизни не был, но кто ж знает откель принесло его родителей. И светлый, светлый цвет. Голубая сталь, отливающий пеплом лёд, и подтаивающие внутри маленькие вкрапления тоски и нежности.
Под курткой фланелевая рубаха и расстёгнутая на груди голубая джинсовка
Не знаю почему я всегда фиксируюсь на каких - то несуществующих деталях, может быть они отвлекают меня от мыслей. Краешек белой футболки, контрастирующий с загаром, выбившаяся цепочка.
- Мне переодеться надо...куртка
Я кивнул, пытаясь разом сказать, всё и одновременно не зная как сказать.
- Побудь в моей. - Вольх говорил. А руки уже двигались, коснулись щеки невесомо, не прикасаясь, просто обвели по ауре, двинул, просовывая мои безвольные руки в рукава, застёгивая, чуть торопливо, словно боясь, что передумаю, очнусь, опомнюсь, очухаюсь.
- Может у меня хоть твой запах останется. Раз ничего другого не остаётся. - кривая ухмылка. Шлем на голову. Лёгкий шлепок.
- Это правда, что ты уезжаешь, в Англию? - рука замедлилась дрожит. Вопрос заданный просто так, уже вскользь, как констатация факта, что вот и всё, вот и всё мы с тобой Вольх, разлетимся навсегда как птицы. Может и правильно оно, что разлетимся.
Откуда он узнал? Даже не вопрос, кажется так, полувопрос, я ведь уже ехал с ним, уже стоял готовый принять руку, сесть за его спиной, и пусть будет под триста. Когда хочешь долететь до луны, иначе нельзя. Сжимая зубы, врезать дорогу на полной скорости, потому что только тогда станет легче.
Я кивнул. Не имело смысла спрашивать, откуда он узнал. Вероника могла проболтаться, а может быть Саня сказал сам.
Я просто кивнул, выдавил растерянное Да. И даже не понял, что стало с Вольхом.
Словно глаза оплавились, почернели, в них появилась сталь, злость, решимость, одержимость, безумие, сухой песок.
Вот и рухнули и рассыпались все трогательные моменты; осторожные пропахшие бензином, бумажные журавлики, летели, летели на асфальт, пожираемые
НЕЕЕЕЕНААААААААВИИИИИИСТЬЮЮЮЮЮ
Не ко мне, не ко мне, я не понял, почему не ко мне, это было....так словно его обманули, предали, но уже не я, уже кто - то другой, кто - то.
И меня дёрнули за руку, сажая за спиной.
- Держись Никитос - Волк усмехнулся и нажал на газ. И я еле успел обхватить его руками, вжимаясь грудью и головой, потому что мир размазался взрываясь восхитительной бешеной скоростью.
   Смытым разливом очертаний, свистом ветра в ушах, когда невозможно дышать, даже сквозь шлем, когда кажется, что сейчас будет радуга, свобода асфальта к которой мы летели, стремительно взбираясь по луне. Десять коротких минут в полёте над городом. Он ведь обещал мне. Обещал и было так хорошо. Так правильно от разъедающей изнутри боли в которую я позволил себе погрузиться, запоминая всё, запах, прикосновения, ощущения, каждую секунду этого мгновения, втравливая в свою память, в последний раз. Я хотел запомнить этот миг навсегда.
  
  
  
  
  

Затянись мною в последний раз,
Ткни меня мордой в стекло,
Дави меня, туши мою страсть.
Буду дымить назло.
Боль на фильтре

грязным бурым пятном
Все, что мне от тебя останется.
Урна мой будущий дом,
И вряд ли мне там понравиться.

Серым пеплом осыпятся вниз
Те мечты, что не сбудутся никогда.
Меня вряд
ли раскурят на бис,
Шанс если и есть, то один из ста..

   Боже, каким дебилом, наивным, долбаёбом я себя сейчас ощущаю. Романтика бля, драйвер бля хуев.

Тебе травиться никотином моим,
Тебе кашлять моими смолами.
Выдыхай скорей мой последний дым,
И закрывай окно, а-то холодно.
Выдыхай скорей,

мою душу наружу ей тесно

В твоих лёгких так мало места.

  
  
  
   Байк Вольха плавно затормозил перед подъёздом его дома. Он сидел несколько секунд не двигаясь и я не двигался позволяя себе быть в коротком мгновении его сильной спины, прижимая руками к с стройному торсу в джинсовке. А Вольх словно размышлял, думал мучительно и принял решение.
  
  

Наша лестница в небо оказалась расшатаной стремянкой,
Годной лишь на то,

чтобы достать с антрисолей банку.
Но я готов был и по ней

карабкаться к облакам
Назло запретам и закрытым

изнутри замкам.
Порой казалось - цель близка,

скоро доползу.
Я с собой тебя звал,

но ты оставалась внизу,

  
Мы очнулись одновременно, словно выходя из полутранса.
- Слезай Никит. Приехали.
  

Поднимала глаза,

просила вернуться назад,
А я не слезал,

все твердил тебе про небеса.

   - А? ЧТО? А домой? - я смутился своего вопроса. Не конечно, делать ему больше нечего как меня теперь ещё и домой подбрасывать. Прокатил, исполнил обещание и нахуй. Правильно. Ничего. Сам доберусь.
  
  
  

Думал, что сам могу решать

за двоих людей,
Думал, что нам станет лучше

от моих идей.
И цепляясь за надежду

как за одежду репей,
Становился дальше от тебя еще на ступень.

  
  
  
  
  
  
   Я уже стягивал куртку, шлем. А Вольх сидел, смотрел этим странным взглядом положив лобешник на запястье.
- Я тебя привёз Никит. - Вольх спустился, взял куртку, подхватил меня за плечо, толкая вперёд. - Домой. Пошли.
  
  
  

Но лестница в небо оказалась расшатаной стремянкой,
Годной лишь на то,

чтоб достать с антрисолей банку.
Возьму подмышку, отнесу в кладовку- пусть пылится.
Прости за все и, ради бога, перестань мне сниться.

  
  
  
  
  
   Мы шли к парадной, ноги двигались сами, я не сразу понял, что он говорит Почему тащит с собой, чего оставил байк на улице ведь ясен пень угонят через пару минут. Голова как - то скованно работала. Да она всегда блядь у меня скованно работала. В детстве ударяли блядь, мамаша на батуте скакала, пузом бля с моей головой об асфальт.
- Вольх, мне домой же - повторил я тупо, блядь, тормоз долгоиграющий.
- У меня побудешь. Посидим, чайку погоняем, на дорожку. Или брезгуешь?
   Вольх уже почти завёл меня в парадную. Спокойно так завёл, с такой усмешечкой, даже сам наверное удивился, что мы так хорошо и мирно прошли.
- Не брезгую, Валь, просто не буду. Не надо. - Я крутанул рукой, сбивая и вырываясь от его хватки.
   - Я не пойду...- Вольх улыбнулся. Эта улыбка меня смутила.
- Смотри Ник... - Он указал пальцем наверх
- А? Я машинально проследил взглядом, а Вольх резко наклонился, поднырнул, и меня просто вскинуло вверх, меняя пространство местами.
   - Птичка бля, - сообщил Вольх, приземляя меня около двери квартиры.
  
  
  

Выдыхай скорей
Мою душу наружу ей тесно,
В твоих легких так мало места.

  
  
   Я рванулся и оказался припечатанным к поверхности за горло, просто придушенным одной рукой. Щелчок ключа. Рывок. Я рванулся одновременно с Вольхом, распахивающем дверь, оказался сграбастанным за шкирятник и влетел в прихожую сильным толчком, спиной назад. Не устоял, ударился, тараня гардероб, с кучей вешалок, приземлился задницей на сиденье, вскочил, вновь отлетел, пока он входил, захлопывая дверь, рванулся вперёд готовый врезать, оказался в его руках. Захват, разворот, руку вывернуло болью. Вперёд. Преодолевая сопротивление по инерции. Вольх затолкал меня в комнату, только что не пинком. Забросил, кидая на диван, развернулся и вышел захлопнув дверь на которую я бросился, движимый слепым желанием убежать. Щелчок замка. Я стукнулся мордой, ударил с бессильной злостью ещё не понимая, не осознавая - Он что меня запер? Нахуя он меня запер? Да что здесь твориться бля? Ебанат. Лось, бля.
  

Выдыхай скорей

Мою душу наружу ей тесно.

   - Открой дверь! - Я заматерился колотя кулаками, пнул ногой со злости.

В твоих лёгких так мало места.

  
   Не знаю, орал ли я там, что нибудь умное, заткнулся, только когда услышал громкий хлопок входной двери. Вольх ушёл. Очевидно, спасать свой байк. А что ему ещё было делать после такого начала? Я заметался. Просто заметался в панике, не понимая, но одновременно понимая, что ничем хорошим для меня это не закончиться. Что он спятил. Рехнулся. Дошёл до грани. И этой гранью стало признание, что я улетаю в Англию.. Да что твориться то бля? Он сам сказал последний раз. Что происходит?
Бросился к окну. Заперто. А что я буду делать ? Орать. Помогите люди бля, меня похитили? Телефон. Куда звонить? Кому? Для чего. Куда звонить то собственно. В милицию? Сане?
   Не знаю, в нормальном состоянии я бы точно не позвонил, но видимо иногда подсознание начинает наделять нас какими - то провидческими инстинктами, потому что меня охватила дикая паника, страх, почти ужас. Не знаю, что я там себе навоображал. Я понимал, что Вольх никогда не сделает мне больно. Откуда я это понимал? Детская святая вера ребёнка. Хотел бы сделать больно, проще было пиздануть мне под дых, и пока я зыдыхался и кашлял, методично попизживая в процессе, затолкать точно так же в свою хату. Но не ударил же. Не ударил. Может быть понимал. Начни он избивать, я дам сдачи в ответ и завяжется яростная потасовка. А так я не нападал. Я никогда не нападал, пока на меня не нападали первым. Не мог сломать какой - то барьер внутри себя. Не способен я был на настоящее насилие. Мог защищать кого - то, тут башню вообще за секунду сдёргивало. А так что бы сам. Не мог. Но может быть я что - то понимал, чувствовал. Я набрал 02. Самому блядь смешно, я присел на очко так, что трясущимися руками набрал 02. Аллё блядь, это милиция?
- Милиция! Дежурный Сидоренко слушает
- Алло!!!! - заорал я ...И замолк. А что случилось, блядь? Что дальше - то? Понимаете, меня тут парень пидор с которым, я сплю, точнее не сплю, взял и затащил к себе в квартиру. И понимаете у нас тут разборки бля. Он мне лицо щаз набьёт гражданин начальник, спасите меня мне страшно, ога мальчик тюльпанчик я бля нах.
Это заставило меня растеряться, замолчать, не слыша встревоженного голоса
- Я вас слушаю.
- Милиция? Бляяяя. Пиздец. Охуенно так спросил.
- Нет бля, баня общественная, - дежурный похоже обладал юмором и его очевидно достали подобные звонки.
А затем трубку вырвали из моей руки, кладя на рычаг и телефон, выдранный из провода полетел в стену. Вот Вольх и вернулся. Ну, здравствуй Вольх.
  

Но если честно

ВО ВСЁМ ВИНОВАТ Я САМ!

  
   - Какого хуя? - заорал я - Какого хуя, ты делаешь, Вольх? Ты же сказал
Он меня даже не слушал. Чего ему меня слушать? Он просто закрылся. Как глухая стена без мыслей, без чувств, остались только одни рефлексы.
Если бы он это не планировал, то почему он это сделал?
Я думаю, он сделал это так легко, потому что планировал, обдумывал этот вариант как запасной. Когда Саня предложил ему сделку в баре, что он оставляет меня в покое на месяц, после чего на месяц меня в покое оставляет Саня. И мне дают возможность выбора. Вот так вот. Ещё бы на камень ножницы бумага разыграли. Вольх согласился, потому что его время оставалось последним. Потому что у него был в запасе целый месяц без Сана, и смеётся только тот, кто смеётся последним. И это было психологическим преимуществом. А Саня подготовил документы на отлёт в Англию, показав ему жирный хуй, задолго до того, как Вольх решил послать Саню нахуй и поговорить лично. А нарвался на душевную девушку Веронику, рассказавшую очаровательному парню Вольху, что грустно так, что Ник уезжает из России бля, забыв помахать ему платочкой вслед.
О боже, боже, боже. Ну пожалуйста. Отверни этот момент назад. Отмотай как плёнку кинолетны. Я не хочу. Я не хочу. Не хочу, больше, преданного доверия. Не хочу жрать собственное лекарство дерьмо. Не хочу.
Наручники на руках. Я просто не мог поверить, когда завалив меня на диван, Вольх пристегнул мои запястья к спинке наручниками. Это просто было...Нереально очень. Не вязалось с ним. И в то же время чётко так вязалось.
Последняя попытка обуздать собственную начинающуюся истерику.
- Вольх, ну бля, ну что же ты меня. Насиловать собрался? Это что по - твоему, что - то изменит?
И холодная такая усмешка. Вольх не мог. Не мог он так улыбаться. Не мог так смотреть. Он не мог так со мной поступить.
- Зачем насиловать, Никит? Сам будешь просить. О, ты меня сегодня умолять будешь, что бы я тебя выебал.
- Не надо Вольх. Пожалуйста, не надо. Не поступай так со мной...Пожалуйста. Прикосновение вдоль тела ладонью. Неторопливое такое, оценивающее. Последний завершающий штрих сжимающий мёртвый пах сквозь плотную джинсовую ткань. Разочарованное движение. Вольх убирает руку. Он что ждёт, что я отреагирую? Смешно.
Холодный блеск иглы. Когда он вытащил аптечку, и я увидел шприц, мне не просто заплохело, меня замутило от страха, пока он как палач - садист Всегда ненавидел медиков в больнице, именно за это ожидание боли, за их неторопливость, страх перед которым рассудок был бессилен, перебирал какие - то ампулки, что - то мещал, мутил.
НЕ НАДОООООО!
В моих глазах расцветает шок, большим махровым цветком тёмно - зелёного папоротника. Папоротник цветёт раз в году в июле если верить сказкам. И заставивший зацвести папоротник сможет выполнить любое желание, получить клад.
- Ну, и чем он заманил тебя на этот раз? - Вольх не торопиться, Вольх не спешит. У него всё заготовлено давным - давно.
   - Что это было, Никит? Ты так быстро от меня удрал, что я ему даже завидую...в методах.
Небрежное прикосновение к бедру, погладил механически, подсознательно успокаивая как быка перед клеймением. Снова склонился к столу. Кажется всё готово.
Не могу отодвинуться, не могу отвести взгляд от его манипуляций, от приготовленного шприца, от гибкой трубки капельницы, запах спирта. Смотрю как загипнотизированный зверёк, трясусь, трясусь, не могу не трястись.
- Больно не будет, малыш, - широкая ладонь убирает мокрую чёлку со лба, бережно проводит по лицу. - Наоборот, тебе будет очень, очень хорошо, - шепчет почти в губы.
- Ннннне нннадо Вввольх. Ннне надддо тттак.
- А как, Ник? - почти горечь. - Раз тебе так хорошо, когда тебя ебут насильно, обдолбав по самые уши. Расслабься. Отвлеки себя вот лучше. Начни говорить....Не хочешь? Ну ничего. Сейчас всё равно всё расскажешь. Не заткнуть будет.
Резиновая змея шланга обвивается вокруг руки, стягивает безжалостно, заставляя предплечье онеметь до запястья, запульсировать глухой болью от тока прилившей крови.
Пальцы прощупывают сгиб локтя. Пытаюсь отстраниться, но Вольх наваливается всем весом, удерживает практически безмятежно, старательно не замечая тела под ним. Вата холодит кожу. Запах медицинского спирта бьёт в нос.
- Тшшш малыш, расслабься, вот так.. Тихо - тихо. Не дёргайся! - игла безошибочно находит вену - Всё. Всё лежим терпим Ник. Всё уже почти всё.
Начинает тошнить. От резкого выброса адреналина плыву практически сразу. Лёгкое скольжение ослабленного жгута. Голова начинает кружиться, всё сильнее и сильнее, меня просто накрывает пульсацией собственного страха металлическо - сладковатого привкуса во рту, ритмом разносящей дурман крови.
- Вот и хорошо. Умница. - Поцелуй в губы, сначала слабый, потом уже откровенно пробующий, короткий. Пытаюсь отстраниться, удерживает за волосы, вбивает язык в рот, толкается с моим и исчезает прежде, чем я соображаю укусить. Ладонь забирается под майку, неторопливо лаская, ощупывая. Тело и лицо начинают гореть. Дёргаюсь как припадочный, пытаясь сбросить, но мышцы расслабляются, не слушаются
- Как себя чувствуешь лучше, да? Спустя какое - то время спрашивает Вольх внимательно вглядываясь в реакцию моих зрачков.
- Пошёл.... Нннахуй!- последнее что умудряюсь выплюнуть сквозь бешено стиснутые зубы, прежде чем меня накрывает расслабляющая волна.
- Не без этого, малыш. Не без этого.
Рука гладит и гладит до бесконечности, горячий шёпот.
- Не сопротивляйся. Расслабься Ник. Всё хорошо.
Я в это верю. Мышцы начинают расслабляться, становиться приятно, плавно, улётно, жарко, свободно, разноцветно. Мир словно стал чётче, ярче, острее, и одновременно размытым, текущим. Похожим на неровные осколки сверкающие через чёрный тянущий шёлк удовольствия, идущего разом со всех сторон и откуда то изнутри; наполненного лёгкостью и весельем.
  
   Лёгкий щёлчок наручников. Руки свободны, Вольх не прекращая двигаться по очереди растирает запястья, целует.
Я не сопротивляюсь мне приятно. Реально так здоровски приятно.
- Почему всё так, Ник? Зашло так далеко. Не хочу так, а как по - другому, больше не знаю. Болею тобой.
Голос отчаянный, срывающийся, виноватый и поцелуи, множество поцелуев, десятков, миллионов, миллиардов поцелуев.
- Давай болеть вместе, Вольх. Зарази меня собой.
Весело. Смешно. Прикольно так. Слова похожи на разноцветные капельки, пузырьки, одежда мешает. Давно пора её снять, а Вольх тормозит и морозиться.
Снова поцелуи. Пальцы, жаркие, плавящие, горячие, растекающиеся под кожей, в кожу, Рисую встречный ответ, сплетаясь костяшками. Бездумно тянусь навстречу, подставляя губы
- Что Саня заставил тебя сделать?
Сладко, волшебно, хорошо. Гнусь как бабмук на ветру, выгибаюсь, умираю на волне чужого движения. Я пластилин, я разноцветный пластилин.
- Трахал меня, - безмятежно признаюсь я.
Слова нарастают, идут изнутри, и нет никакой силы их удержать, просто невозможно, хочется поделиться, пока не захлебнулся в этой исторгающейся из меня лавине.
- Трахал, засаживал много много раз, в ...
Начинаю перечислять, позволяя раздевать себя, подставляясь под чужие ладони, помогаю снять майку, просто рву от нетерпения. Притягиваюсь, потираюсь, вплавляюсь в чужое тело, задницей, спиной, бёдрами.
- Хватит! - Вольх шипит, он недоволен. Чего он недоволен спрашивается?
- Чем он тебя заставил? Он угрожал?
Рассказываю радостно, восторженно, не в силах сдержать, не поделится с ним этим открытием, что меня снимали на плёнку, и теперь я ха ха ха не могу смешно, я теперь с Саней ха ха ха Мне хорошо с Саней. Саня меня тра аааааАХХА ааа аЕТ - выгибаюсь под руки Вольха, уже не могу. Плавлюсь под его губами, руками, пальцами. Выпрыгнуть из штанов и одновременно не отрываться от его тела невозможно, хочется прижать ближе, обхватить конечностями, двигаться. Мы пазлы головоломки. Медузы истекающие от желания на песке.. Уже не могу терпеть, начинаю ласкать себя сам, просить Вольха, тереться об него на волне животной похоти.
Почему он плачет? Смеюсь. Зачем плакать если нам хорошо. Не плачь, Вольх.
Еби меня. Еби меня как последнюю блядь. Я же блядь. Твоя блядь. Ты хотел этого? Давай бери. Вот так глубже, сильнее. Да выеби меня. Ещё. Сделай своим. Я не сука, Вольх. Смеюсь. Я сучка. Ваша с Саней личная, персональная сучка. Шлюшка. Может вам стоит поебать меня вдвоём. Я прусь от этого.
Удар, удар, удар. Голова мотается как безвольная тряпка, она и есть тряпка.
- Заткнись Ник. Заткнись, я тебе сказал. Заткнись. Убью нахуй
Движений внутри резкие, сильные. Вольх избивает, и трахает одновременно.
Резкий толчок. По толчку на каждое хрипящее ЗАТКНИСЬ
Мне не больно, мне смешно, мне хорошо, блядь.
   Кайфово. Невероятно.
День сливается в ночь, ночь плавно перетекает в день. Мне хорошо. Острые периоды слёз и боли сменяются новым кайфом. Непрекращающимся кайфом удовольствия.
Кто плакал? Вольх плакал? Нет, Вольх не плачет. Он счастлив. Он просто тупо голимо счастлив, выёбывая меня без остатка, въёбываясь в меня, каждый сантиметром своего тела, каждым движением, выжигая изнутри болью и удовольствием.
Я тоже счастлив. Мы счастливы. Нам ничего не надо. Медузы истекающие похотью на раскалённом песке. Я ничего не хочу. Я больше ничего не хочу. Еби меня, еби меня так, что бы я всё забыл Вольх. Что бы я ничего больше не мог. Я не хочу думать, не хочу чувствовать. Я хочу просто ебаться. Ебаться с тобой. День и ночь. Наша космическая вселенная, наша с тобой любовь, дорога на луну для двоих, состоит из ебли, восхитительной, муторной, непрекращающейся ебли. Я хочу что бы так было всегда.
Моё девятое небо носит имя Вольх. Это глупо, что я звал Саню. Но ведь глупо же да было звать его. Он не придёт. Никто не придёт. Никто не снимет меня с крыши. Есть только ты и я. И больше никого. Именно это раз за разом ты повторяешь, держа за волосы, заставляя повторять за тобой.
- Ник, ты мой!!!
Зачем же ты снова плачешь Вольх? Может ты больной или сумасшедший?
- Твой! - согласно повторяю я. - Только твой. Давай придумаем мне имя. Ну как кличку для собаки? Зачем ты бьёшь меня, спрашивается? Я сказал что - то не так? Сделал что - то неправильно. А Саня не бил.
- Нет Сани. Слышишь нет!!!! Его нет бля, не будет!!
   - В твоём голосе ярость, бешенство, уверенность, злость. - Никакого Сани. Есть только старина Вольх.
Оргазм стрелой вгрызается в мозг прошивает до позвоночника.
- Вольх!- ору я охуенно счастливый от этого открытия. - Вооольх.
Сперма уже не льётся, оргазм похож на мутные капельки, которые ты безжалостно выпиваешь своим ртом.
  
  
   Затраханное пространство квартиры. Острый запах секса. Простыни не успевают меняться, впрочем, мы их не меняем. Зачем нам их менять?
Откуда - то сквозь мутную плёнку памяти всплывет затёртое
  


Он имёл её повсюду, он имел её везде.
Он имел её даже в раскрытом окне
Он имел её сидя. Он имел её лёжа.
И на голове я имел её тоже.

  
  
  
  
   Я уже в сознании. Позволяю себя таскать на руках, носить по квартире, мыть, кормить, одевать. Впрочем зачем меня одевать? Бессмысленный жест в процессе предстоящего раздевания. Мозг ещё не осмыслил. Не готов осмыслить. Прострация. Всё летит к чертям.
Сказочный карточный домик состоящий из попытки придумать какие - то мечты рассыпается вдребезги. Мне даже не хочется подставлять руки, что бы подхватить эти обрывки осколки. Просто рассыпается и разбивается разом всё. Я всё ещё верю? Во что я всё ещё верю? Чего хочу? Мозг обдолбанный наркотой не воспринимает реальность, всё течёт, плывёт, меняется. А когда начинается отходняк становиться паршиво.
- Отпустиииии! - Я не кричу, я вою. И странно что соседи не слышат, не сбегаются на этот вой.
Как можно запереть шестнадцатилетнего подростка в квартире и насиловать его, и ни у кого это не вызывает ни вопросов, ни подозрений? КАК такое может быть? Никто не вызвал милицию, и ни у кого не вызвало вопросов, ЧТО происходит за соседней стеной.
Хорошая звукоизоляция? Ну не настолько же.... А может быть именно настолько. Мне хочется верить в звукоизоляцию, чем понимать...
В нашей подъезде убили и изнасиловали женщину. Она кричала и звала на помощь. Кричала почти в течение получаса. Её изрезали ножом и выбросили на улицу. Двенадцать ножевых ударов, тётка плавала в луже крови. Менты были в ахуе.
И никто из жильцов.
Никто из людей.
НИКТО
Не открыл дверь. Никто не открыл дверь, не взял трубку телефона, не вызвал помощь.
Пройти мимо не вмешиваться....Не вмешиваться не в своё дело. Это же на самом деле... Очень страшно?
  
   Я умру и никто не узнает где могилка моя.
- Оооттттппппусссс... - бьюсь в наручниках раз за разом. - Отпустиииии Вольх. Отпусти меняяяя!!!
   Рот страшный, искажённый ужасом, болью, текут слюни, может быть даже кровь, мне похеру что там течёт, сопли, слюни, может быть хотя бы это остановить тебя.
Мозг выжигает изнутри.
- Ыыыыыы - слов нет, давлюсь рыданиями, слюнями, соплями. Но тебе тоже похеру, ты уже дошёл до точки. До финала. Назад дороги нет. Осталось только идти вперёд, двигаться сквозь боль и осознание, к нашему с тобой счастливому будущему.
Ломка происходит медленно, почти так же как привыкание.
Ты привязываешь меня только по необходимости, когда я совсем уже неадекватный. Но неадекватность постепенно уходит, я понимаю, что сбегу, придумаю план. Что можно тебя обмануть.
Хочу ли я сбегать? Хороший вопрос. Может быть и не хочу уже. Куда бежать, к кому. К Сане? После всего того, что ты сделал со мной. Не страшно убить тело, страшно убить душу. Саня нанёс первый удар, ты добил. Всё просто. Вот и всё. Осталось ли у меня хоть какая - то частичка гордости? Самоуважения? Я уже не знаю. Мы живём часами ебли и бесконечных разговоров. Ты говоришь, и говоришь. А я молчу. Я как мёртвая медуза смотрю на тебя зелёной тиной выгоревших солью глаз и слушаю. Я люблю слушать.
Отпусти. Это всего лишь слово. Просто слово, в котором больше нет смысла.
День первый и день второй.
Когда вынырнув из мути кайфа я кричал и плакал, ненавидя тебя, крича что не прощу, что никогда не прощу.
- А меня - то за что, Ник? - искренне удивляешься ты. Ты прячешь боль. Она живёт за стенами твоих глаз огромным голубым чудовищем. И ты её прячешь. Правильно, зачем мне чудовища?
- Это ведь не я выложил порно в инет, - сообщаешь ты наклоняясь к моему лицу - Как ты там просил Саню? Засади мне поглубже, блядь. На твоём месте Ник, я бы на улицу боялся показаться, ближайшие годика два. Тебя сейчас смотрит весь город, малыш. Потрясающее Саня устроил шоу.
И всё что мне осталось, это ебля. Бесконечная всезабывающая, всепоглащающая ебля. Потому что иначе бы я просто умер от боли. Ты не дал мне умереть. Ты сломал меня, сжёг, испепелил и возродил заново из пепла, жёлтого феникса кусочек за кусочком, своего, для себя.
Больше нет ничего. В голове нет ничего. Там пусто. Восхитительно, дивно пусто. На второй день я не прошу тебя отпустить. Куда меня отпускать? На аутодафе бесконечного позора и собственного человеческого унижения? Что бы было хуже чем сейчас?
Нет. Я не хочу этого. Хочу секса и наркоты. Новую дозу. Как же хорошо, твою мать. Не бывает так хорошо. И есть только Вольх. Глаза Вольха. Губы Вольха. Руки Вольха. Член Вольха. Его запах. Запах Вольха. Я весь пропитан этим запахом. Он смыл с меня всё, что было до него, и теперь я принадлежу только ему. Зачем же у нас с ним, всё получилось так?
Я это заслужил? Да, я это заслужил.
  
   Я хочу проснуться, но не могу, находясь в муторном кошмаре который мозг не в состоянии пережить. И пытаясь защититься, он впадает в прострацию.
Не верю в такую реальность. Но проснуться не могу. Всё происходит наяву. День сменяет ночь. Ночь сменяет день. Я потерял счёт времени. Сколько это длиться?

Мы будем жить с тобой

в маленькой хижине,

На берегу, очень дивной реки

   Всё правильно. Начинаю оживать. Пока ещё не словами. Пока только глазами, начинаю оживать, реагировать, моргать. Вольх играет для меня. Я люблю слушать его голос. Смотреть на него. Сидеть на диване на кухне поджав ноги, обхватив колени руками смотреть, как он двигается, готовит, ловко управляясь с ножом и сковородками. Всё мелькает и спориться в его руках. Золотые руки. Умеют делать всё. Умеют мастерить, чинить, умеют ласкать, и разрушать тоже умеют. Эти руки нельзя злить их надо любить. Подхожу к нему обнимая со спины. Вольх вздрагивает и замирает с ножом в руках. Осторожно разворачивается словно боясь поверить. Становлюсь на колени, беру его запястье в руки и целую губами.
- Чудесные руки - бормочу я, зарываясь носом в сильную ладонь, лижу языком.
- Я хорошая собака, да?
Стон, рывок. Взлетаю наверх, оказываюсь прижатым к чужой груди, руки давят на позвоночник сильно, почти больно. Если бы меня так прижал Саня, я бы стоял на носочках. А с Вольхом вполне реально, твёрдо стою, на своих двоих. Нам удобно с ним. Мы хорошо подходим друг под друга. Идеально. Нам идеально ебаться и целоваться. Губы в губы. Глаза в глаза.
- Ты меня, когда нибудь простишь?
А зачем тебе моё прощение? Для галочки? Это что- то изменит?
Он что, снова плачет?
Мне становиться смешно. Ну кто бы мог подумать, что Вольх, такой мужественный, брутальный бля самец, может реветь как девчонка. Столько даже я не плачу.
Обнимаю его за плечи, утыкаясь носом в плечо. За что простить ? За то, что мне хорошо когда он рядом? За то что у меня больше ничего нет?
- Сколько дней прошло? - меланхолично спрашиваю я.
Вольх молчит, смотрит сосредоточенно, потом нехотя называет дату.
Всего три дня? Странно, а мне казалось, что прошла уже неделя, а может быть даже больше. Иллюзорное восприятие времени. Оказывается для того, что бы сломать человеческую психику нужно совсем немного. Всего лишь три дня. И вот я уже не хочу ничего и никого кроме Вольха. Просто хочу, что бы он был рядом. Любил, заботился, носил на руках. Пусть носит. Ему это нравиться. Мне хорошо с ним. Просто хорошо.
И в то же время так невыносимо больно.

- Всё будет хорошо, малыш. - шепчет он целуя меня в губы. - Не переживай, я тебя увезу из города. Забудем всё. Просто всё забудем как дурной сон. Уедем.
Я действительно хочу уехать. Хочу ли я уехать с ним?
Вольх везёт меня гулять. Вечером. Уже стемнело.
- Я не могу на улицу, - возражаю я. - Как я теперь на люди покажусь.
Ничего. Мы что нибудь придумаем. Вольх улыбается. Кажется, он уже придумал.
  
   Смотрю в зеркало и не узнаю себя. Длинный парик, женская одежда. А он прав. Я похож на девочку. Так даже не отличить.
- Я теперь девочка?
Мне безразлично. Просто стою и смотрю. Сознание сломано. Оно не работает правильно, оно не способно анализировать ситуацию, способно равнодушно воспринимать новую реальность. Я как чистый лист сейчас. Можно написать и вложить любое содержимое.
Иду с ним. Сажусь в машину. Даже не знал, что у него есть машина. Оказывается есть как и права. Едем за город. На улице тепло и хорошо. Можно даже расстегнуть куртку. Тянусь к молнии, с недоумением вспоминаю, что не моя куртка. Девичье пальтишко пуховик. Становиться смешно. Начинаю ржать и затыкаюсь от поцелуя. Держимся за руки, бредём куда - то, как влюблённые твою мать. Ромео и Джульетта. Нет как Отелло и Дездемона. Лучше бы Вольх меня придушил. Но мне безразлично. Безразлично настолько, что теперь уже ничего не имеет значения. Но свежий воздух придаёт сил. Возвращает в сознание. И сознание, с криком, со скрипом, с ужасом, содрогаясь от отвращения, отчаянно всхлипывая и пытаясь уползти обратно в свою тёмную каморку, начинает действовать, мыслить, анализировать и оценивать происходящее.
Мы возвращаемся домой. Вольх рад, почти насвистывает. Даже купил мне какую то фенечку в магазине. Он очень рад, его план удался. Он что - то задумал. Я не сопротивляюсь, я с ним.
Интересно, что же ему было нужно от меня? Моё тело или душа. Получается что только тело.
Задаю ему этот вопрос. Вольх смотрит недоумённо. Не знай, что он в универе учиться сказал бы десять классов образования на лбу.
- Душа значит. А о какой душе ты говоришь? - спросил он помолчав. - Я для тебя сейчас гандон, подонок и тварь, который всё это время прятался под маской друга, но я никогда тебе не лгал. С самого начала, ты знал о моих чувствах. Понимал, что для меня это серьёзно, и я не в бирюльки с тобой играюсь. Ты принял их. Зачем? Чтобы разменять на чужой хуй? Не еби мне мозг, Ник. Ты со мной повёл себя, как последняя сука, и именно так я с тобой и поступил. Мне нет оправдания. Но я выебал тело, а ты выебал душу. Вот и получили...Оба.
Он стиснул зубы. Кажется, мне есть чем убивать Вольха день за днём. Он тоже никогда не сможет себе этого простить. А может сможет.
- Ничего. - Вольх шипит и трясёт головой, напоминая забавного щенка. Вот только невозможно перепутать щенка и волка.
- Всё перемелется - мука будет. Завтра уедем, малыш. Начнём с нуля. А вот когда начнём...
Движение. Вольх рядом, прижимает к себе, целует, очень нежно.
   - Ник, знаю, я гандон, но прошу...Найди силы. Не надо меня ни понимать, ни оправдывать. Ничего не надо. Дай мне шанс всё исправить. Ты не пожалеешь. Ник, я сделаю всё, что в моих силах, просто дай возможность попытаться снова.
   А затем Вольх встал передо мной на колени.
   - Это именно то, что ты видишь
   Он не склонил головы и не отвёл глаза. - Ник...ПРОСТИ МЕНЯ!
   Становиться странно и смешно. Безумный безумный мир.
  
  
  
- Вольх, за что ты меня любишь? - задаю бессмысленный вопрос. Вольх говорит, что это бессмысленный вопрос. Как можно спросить, почему птица летает, почему вода мокрая, а огонь горячий и обжигает.
Вольх умеет говорить. Можно заслушаться, да что там часами слушать. Ему бы стихи писать. Впрочем, он и пишет. Десятки стихов и песен. Для меня. Теперь я имею возможность узнать об этом и даже кое - что выслушать.
- Не знаю. Просто люблю. Когда тебя увидел, подумал что ты как свет.... В конце моего личного паскудного туннеля... Яркий такой свет. - Усмешка сменяется улыбкой восторженных глаз. Кажется, он видит и помнит какой - то свой собственный образ, что стоит сейчас у него перед глазами и никак не связан со мной, потому что глаза его наполняются нежностью и золотистыми сиянием любви, той любви которую я увидел в наш первый раз и оттолкнул, так и не сумев понять, что мне предлагали. А затем он смотрит на меня, и улыбка приобретает горечь. Тихий горький шёпот, вкус раздавленного золотистого миндаля.
- Накрыло меня тобой, малыш. Волной. Увидел и пропал. Не верил, что так бывает. С первого взгляда. Как наваждение.
   - Он замолчал. - Я ведь даже к бабке ходил. Думал, мало ли в жизни чертовщина какая твориться. Вдруг с чем чёрт не шутит, приворожили или порчу навели. Никогда не смотрел на парней. Не могло так быть. А тебя хотел с первого дня. Реально тянуло. Водку пил, чтобы забыться. Не помогло. Ты когда у меня в квартире остался в тот первый раз. Я к тебе пристал слегка, Ник. Решил проверить. От собственной реакции сам едва не чокнулся. От самого себя тошнило, от одной мысли, психику ломало, что захотел парня. Не парня, конкретно тебя. Не знаю, как держался.
- А бабка - то что? - я поежился. Было противно. Противно, что я сейчас здесь. Что вернувшись домой так и сижу в бабских шмотках и Вольху это кажется очень даже нравиться, так сказать примеряет очевидно с самим собой.
- К психиатру посоветовала сходить или ориентацию пересмотреть. - Вольх хохотнул, и нахмурился, когда я принялся сдирать парик, и раздеваться.
- Ты рассказывай, рассказывай. Интересно про себя такого невьебенного послушать.
Накатила тошнота и муть. Обида. Господи, за что он так со мной? За что я сам так с собой? Вот тебе и свет в окне бля. Органично он так этот свет погасил.
- Зная, чем всё закончится, лучше бы ты меня тогда изнасиловал! - сказал я холодно и ушёл в душ, с остервенением смывая с себя грязь и косметику. Драил мочалкой до крови. Хотелось смыть всё. Муть. Гниль. Прикосновения. Смогу ли я когда нибудь от этого отмыться?
Невозможно отмыть душу. Тело можно, душу нет. Залечить разве что со временем.
- Ты же ведь обычный человек?
Вольх стоит и смотрит на меня, как я сдираю с себя кожу в ванной. Вопрос задан так, словно он в этом сомневается. Реально так сомневается.
- Нет бля, вампир я! - Я оскалил несуществующие клыки. - Чушь не пори.
- Не могу, - Вольх покачал головой, прислонился локтем к двери, упираясь подбородком в кулак.
- Я сейчас на тебя смотрю, а думать могу только о том, что бы снова трахнуть. Уже физически не могу. А продолжаю хотеть. Это ведь ненормально, Никит.
- Ненормально Вольх, это то, что ты со мной сделал.
   Я выключил воду и вытерся полотенцем. - Шизофрения лечиться медикаментозно. Так что твоя бабка не так уж была и не права.
Кажется свежий воздух и душ пошли мне на пользу. Внутри всё умерло. И я...Не знаю, стану ли я самим собой. Но я снова стоял собранный, спокойный и сильный. Вольх это ощутил и в глазах его мелькнул страх, в тот момент когда презрительно и спокойно посмотрев на его сжавшийся для удара кулак я спросил безразлично.
- И что теперь. Будешь бить на пути к нашему общему совместному счастью?
- Малыш, не надо так. - Вольх шёл следом за мной. Смотрел как я с удивлением оглядываю его квартиру, словно вижу впервые.
Что я здесь забыл? Как я позволил всему этому случиться со мной. Где была моя голова?
Неужели любовь, выглядит вот так. Насилие, боль, принуждение.
   Я принялся одеваться. В мужскую нормальную одежду. Спокойно распахнул шкаф с каким то внутренним цинизмом, выбирая из одежды Вольха, то, что поприличнее.
Ничего не дрогнуло. Прежний Никита бы задохнулся от эмоций. Нынешнему Никите было плевать. Я бы даже денег от него взял, приди ему в голову идея их предложить.
- Хочешь погулять? - осторожно спросил Вольх - Никит, ты же понимаешь, тебе сейчас пока не стоит на улицу.
   Голос подозрительный, заискивающий, льстивий. Как у Дзена когда он побоялся встать с земли и принялся оттирать плевок. Сейчас он ещё добавит, что это всё было шуткой "Никит, ну чего ты парень, я ж пошутил". И можно вызвать мне дурку. Смело так можно вызвать. Не добавил.
- Нет Вольх. Я больше не хочу гулять. С тобой. Нагулялся.
   Я спокойно выдержал его взгляд, затравленный, виноватый, как у нашкодившего щенка, который ждёт что его простят, пусть накажут, но простят. Любят ведь его суку. Может быть даже наказывать не станут. Любят.
- Я ухожу! - проговорил я спокойно, настолько твёрдо и спокойно, что не было силы способной меня здесь удержать.
- Нет!!!- глаза Вольха снова начали стекленеть, наливаясь привычной грозой. - Если ты не понял!!! Ты никуда не уйдёшь!
И кто из нас обдолбанный больной наркоман спрашивается?
- Знаешь Вольх, когда я спросил про тело и душу...
   Я обвёл взглядом помещение. Да, оно ещё долго будет сниться мне.
- Телу может быть очень хорошо, а душе очень больно.
   Я буду дрочить по ночам вспоминая всё, что ты заставил меня испытать, и содрогаться от отвращения к себе и ненавидеть тебя за это. Тебя и ...Я поколебался лишь секунду. - Сана. Ты считал, что я тебя предал, поступил как сука. Моет так оно и есть.
   Я не смог разобраться в себе, не хотел тебя потерять, не понял, что в этом, но сейчас, благодаря тебе, разобрался во всём. У меня было достаточно времени поразмыслить, и всё, что я теперь понимаю, вы мне оба глубоко отвратительны. Так что можешь удовлетвориться этим, и той компенсацией которую ты себе с меня взял. Ты сделал мне гораздо больнее, чем сам себе когда нибудь сможешь представить. И сейчас единственное что я хочу, что бы вы навсегда исчезли из моей жизни. Мне противно. Противно от самого себя. От этой грязи ...
   Я передёрнулся. - Противно. Тошнит от того, что у меня язык не поворачивается назвать любовью. Вы просто всё во мне уничтожили, два озабоченных, ебанутых на всю бошку урода. Знать вас не желаю. Ненавижу.
   Я не знаю, что я там ещё нёс в обуявшей меня словесной экспрессии. Когда я закончил мне стало легче, гораздо легче. А на Вольха было страшно смотреть. Только мне больше не было ни страшно, ни жалко. Не было ничего. Я взял куртку и направился к дверям.
Я впервые видел, что бы он боялся меня. А сейчас точно осознал, боится. Боится даже тронуть. Прикоснуться боится, словно я взорвусь сверхновой звездой и ослеплю его бля по гроб жизни. Но он себя переборол. Встал закрывая дверь, расставил руки.
- Я. Тебя. Не. Отпущу.
Глаза космические дыры. Метеориты бля. И решимость десятков галактик. Подчинить, затравить, удержать силой.
Я вскинул голову.
- Не отпустишь? Тебя посадят Вольх. А я сделаю так, что бы путёвка была очень долгой. Что в тюрьме с педофилами делают, сам знаешь. Что глаза вылупил? Мне шестнадцать сука, или ты от спермотоксикоза обо всём на свете забыл? В ментовке быстро память освежат. Или считаешь, раз предкам дела нет, искать не станут. Ошибаешься. Через пару дней маман прочухается и тревогу забьёт. На что ты рассчитываешь? Наркотой обдалбать не долго, а дальше что? Запихаешь в багажник и силой увезёшь. А оно тебе надо Вольх? Может ты меня сейчас и заломаешь и я ничего против тебя не смогу сделать, но до конца своих дней, я тебя за это буду ненавидеть. Поэтому дай мне уйти. Сейчас. Пока я к тебе ещё хотя бы что - то чувствую. Пока ты для меня, пусть это невозможно звучит, но мне хочется в это верить. Пока ты для меня, всё ещё друг, а не тварь паскудная.
   Тишина. И запах нарциссов. Я воспринимаю мир странно, цветами, ощущениями, запахами. Вот в эту секунду я ощутил отчётливый запах нарциссов в воздухе. Крепкий такой прозрачный шлейф. Вольх смотрел на меня, а вокруг разливался бледный дым, с желтоватыми всполохами и запах нарциссов.
- Хорошо - сказал Вольх и голос его дрогнул.
   - Я тебя отпущу. Раз ты этого ТАК хочешь. И тебе всё безразлично, я тебя отпущу.
Люди обладают забавной способностью искажать и выкручивать смысл происходящего в удобную для них сторону. Мне безразлично? Нихуёво, у него язык поворачивается. Что ж мне действительно оказалось наплевать.
- Иди в комнату. Присядь. - сказал Вольх. - Я сейчас вернусь.
Я кивнул. Не понимая и не видя смысла этой отсрочки. Одел ботинки пока он ходил на кухню. Зашнуровал. Вернулся и сел на диван, как примерная школьница в ожидании. Осталось только ручки на коленях сложить. Смотрел по сторонам. Прислушивался. К себе и своим ощущениям. В душе не было ничего. Абсолютная безразличная пустота. Вакуум.
Вольх пришёл с кухни с тесаком. Скажу честно, я дрогнул. Первой мыслью было что этот больной идиот сейчас меня зарежет. Столько раз я читал подобные вещи в криминальных рубриках. Когда спятивший от ревности любовник херачит свою половину, а затем хреначит себя. Но Вольх подошёл, протянул мне нож держа за лезвие. Я отшатнулся. Вольх силой разжал мой кулак и вложил тесак мне в руку. Встал на колени и протянул запястья.
- Режь! - сказал он.
Наверное видок у меня стал очень охуевший.
- Чего? - мне показалось, что я ослышался.
- Режь, - повторил Вольх. - Хочешь отсюда уйти, вскрой мне вены. Без тебя жить незачем. Поэтому сделай это своей рукой. А потом уходи. Ключи в кармане в куртке. А если ты это не сделаешь, уйти я тебе не дам. Не уйти, не жить спокойно. Не дам тебе жить. Буду преследовать, увезу силой. Посажу на цепь как собаку. И мне безразлично, что ты будешь меня ненавидеть. Я тебя люблю. Свихнулся из - за тебя. Так что... хочешь уйти, вскрой мне вены своей рукой. Так будет справедливо...Или хотя бы начни. Остальное я доделаю сам. Просто, Ник, для того что бы я сам захотел умереть, это должна быть твоя рука. Короче нахуй слова. Режь! - Он протянул запястье.
   -Другого пути для тебя отсюда нет.
Я сказал, что мне безразлично? Сейчас из глубины разом омертвевшей души поднялась волна, ужаса, отвращения, боли...Да кем же надо быть, что бы сотворить такое? Да как он говоря о своей любви может предлагать мне такое? До чего надо дойти? Кем надо быть?
- Просто сделай, Ник! - жёстко сказал Вольх, почти рявкнул побуждая к действию, что - то вроде того, что бы рука соскочила и я резанул инстинктивно или как оно там. Я закачался. Меня затошнило. Накрыло такой мутью, что дальше уже просто быть не могло. Слёзы полились непроизвольно. Брызнули во все стороны.
Сколько можно меня ломать? Сколько можно вырезать там у меня внутри? Сколько я ещё могу ломаться? Каждый раз, он умудряется меня сломать. Когда закрываюсь придумывает новый способ и всегда они действуют. Да как же можно предлагать подобное? Как можно сметь говорить такие слова? Хочешь сдохнуть - сдохни молча, уйди ты из жизни сам тихо и незаметно, нахуя привлекать к этому общественность. Не просто общественность. Нахуя?
- Бритву! - сказал я потрогав лезвие пальцем. - Дай бритву, Вольх. Тесак тупой. А пилить тебе вены напильником извини не моё. Просто не смогу.
Вольх сбледнул. Кажется, он не ожидал от меня подобной прыти.. А чего он ожидал? Что я брошусь на колени и заору: Радость моя, прости. Я не оценил и не понял всей силы твоих невьебенных чувств. И после этого мы будем жить долго и счастливо?
Это в сказках так бывает. Как я однажды говорил, реальность имеет свойство преподносить гавённые сюрпризы. А я дошёл до точки.
Я брезгливо отшвырнул нож на диван. Только что руки не вытер. Вольх встал. Вскрыл ящик стола, вытащил упаковку лезвий, распаковал и швырнул мне с нарочитым равнодушием.
   - Выбирай.
Я кивнул.
- Сыграй мне.
- Что?
Вольх стоял посередине комнаты, настраиваясь очевидно перед тем как встать на колени и снова протянуть мне руки. Это сказать легко. Убей меня. А реально сделать это сложно, когда понимаешь, что да тебя сейчас действительно убьют. Убьют любимый человек, или хотя бы попытается это сделать. А потом он встанет и уйдёт и у тебя уже не останется выбора. Или останется. Но за свой базар надо отвечать очевидно. Вольх был из тех людей кто отвечает.
   - Я не убийца Вольх. Мне настроиться нужно. Сыграй что нибудь. В последний раз. Ты же хочешь, что бы я тебя запомнил. Вот и запомню.
- Что сыграть? - голос мёртвый. Он взял гитару. Появилась какая - то весёлая злость, даже решимость. И может быть радость. Вот так вот самураи настраиваются на харакири. Спокойно, плавно, торжественно. Когда все мосты сожжены, жребий брошен и позади уже не осталось ничего, так что неудивительно, что впереди тоже ничего не будет.
- Кукушку, - сказал я. - Сыграй мне Кукушку.
Я смотрел на бритву в своих руках, дышал через нос, настраивался.
Вольх посидел секунду в оцепенении, а затем ударил по струнам, беря проигрыш.
  
   Песен ещё ненаписанных сколько,
Скажи кукушка. Пропой
В городе мне жить или на выселках,
Камнем лежать или гореть звездой.

   Он мне часто пел эту песню раньше. Это была его любимая песня. Любимая песня и припев
Солнце моё, взгляни на меня
Моя ладонь, превратилась в кулак
И если нет дыма, дай огня
Вот так. Вот так

Он не называл меня солнцем. Просто говорил, что я его солнце. Солнце которое однажды перестало ему светить.
Кто пойдёт по следу одинокому
Сильные да смелые головы сложили в поле
В бою

Я закрыв глаза, слушал его голос. Как же я безумно любил когда он поёт. Для того что бы петь не нужно ни голоса ни слуха Ник. Достаточно говорить душой. У Вольха было и то и другое, и сейчас он говорил душой.
   А перед глазами как на поле боя, вставали все эти безумные прошедшие как в бреду дни.
Мало кто остался в светлой памяти. В трезвом уме
Да с твёрдой рукой в строю

Наши с Саней встречи, когда в залитой солнцем комнате было так паскудно блядски хорошо, сумасшедшая скорость и свист ветра в ушах и широкая спина Вольха. Его протянутая ко мне ладонь и признание. "Я люблю тебя, Ник!"
Солнце моё, взгляни на меня
Вольх почти кричал.
Моя ладонь превратилась, в кулак
Я выбрал правильную песню. Абсолютно правильную, потому что наверное сейчас, он как никогда ещё на свете, по настоящему не хотел умереть
И если нет дыма дай огня
Я это понимал, видел, чувствовал. Какие картины, как и я, он видел и мысленно проживал в этот момент. Что вставало у него перед глазами. Наше с ним прошлое. Дни наших встреч, разлук и расставаний, и новых встреч, наши ссоры и примирения.
   Он научил меня множеству вещей, подарил множество фрагментов.
   Зима и весна оказались долгими, удивительно долгими, со дня нашего знакомства прошло всего четыре месяца, но мы, словно прожили огромную жизнь. Лет десять не меньше.
   Почему я не предвидел это раньше? В тот день, когда однажды сорвавшись, просто взял и удрал сообщив, что больше не хочу таких странных отношений...Их и не было тогда отношений. Но ты не позволил мне удрать. Сколько раз ты затаскивал меня в свою хату, когда я отказывался идти, начиная ерепениться, находясь в дерьмовом настроении.
   Однажды мы поссорились, я рассорился не пожелал тебя видеть, и ты писал мне письма, множество писем, постоянно их вручал, требуя прочесть, преследовал...Объяснялся, каждый раз, оправдывался и находил оправдания, предлоги, поводы.
   Как я мог тебя не простить? Не мог.
   Помнишь, как мы неслись с тобой по снегу, взрывая мир...Всё это казалось таким несерьёзным. Помнишь, как мы дрались, а я швырял, тебе твоими письмами в лицо.
   Однажды я решил навести у тебя уборку в столе, а тебе это не понравилось, и я молча вытряхнул все ящики на пол, швыряя их одним за другим, а ты бегал за мной следом и вопил Одуматься... Ты умел смешить с пол пинка, и злить с пол пинка. Помнишь, как насмотревшись азиатских фильмов мы с тобою целую неделю дрались на импровизированных шестах, а один раз мне удалось победить тебя в спарринге поймав на болевой. Я радовался как дитёнок, а ты злился, ворчал, сердитый, что я смог тебя уделать. Ты учил меня драться, учил не сдаваться и не отступать перед своими страхами. Я уважал тебя за это. Уважал тебя за честность и открытость, веря, что ты не ударишь в спину и не станешь лгать. Мы торчали в твоём гараже, и этот маленький железный мирок казался самым прекрасным местом на свете.
   Солнце моё, взгляни на меня.
И я посмотрел. Посмотрел разрезая взглядом солнца закатившегося в сумерки, давая и дыма и огня и всего остального, что Вольх наверняка хотел получить.
   И получил Вот так
Лезвие взлетело само собой. Я просто выставил запястье и полоснул, глубоко, со всего размаха. Успел увидеть, как раскрывается широко, безгубый алый рот, и в потолок хлестнул фонтанчик крови. Никогда не верил, что кровь может взлетать фонтаном. Действительно фонтаном. И надо успеть в три микро секунды, что бы сделать тоже самое со вторым запястьем.
Ты хотел узнать, как это бывает Вольх? Когда тебя убивает любимый человек. Смотри. Наслаждайся. Получи на полную катушку. Запомни навсегда.
Солнце моё взгляни на меня
Моя ладонь превратилась в кулак
И если нет дыма дай огня
Вот так.
Вот так.

Я не успел переложить бритву, успел увидеть как улетает гитара, а затем широкая ладонь зажала запястье, обхватывая его словно клещами, останавливая кровотечение.
- БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯДЬ!
  
  
  
   Вольх орал. Таща меня за собой к шкафу, чтобы распахнув ногой содрать с вешалки ремень. Орал хрипло, орал матом, пряча за этими словами облегчение и страх и я.... УВИДЕЛ.
Как никогда отчётливо увидел мелькнувшее в глубине его зрачков знание.
Он ЗНАЛ, что я поступлю именно так. Он знал, готовился перехватить, но не успел, не рассчитав секундного порыва, не уследив за реакцией, потому что песня была выбрана именно та, что выворачивала душу наизнанку, и он позволил себе вывернутся, увлечься, надеясь вывернуть меня, оживить, спасти, заставить меня чувствовать. Зачем? Он ведь знал, что я чувствую к нему. Он знал, что я чувствую к нему. ЗНАЛ.
Рывок. Дальше всё замелькало как картинки, потому что я начал рубиться.
   Вольх матерящийся как докер в порту, профессионально перетягивает руку ремнём, накладывая жгут, повязку. Рывок. На поверхность сознания.
   Паскудно. Муторно. Тошно.
Всё залито кровью. Кровь на мне, кровь на полу, кровь вокруг вытекает неровными пятнами, но жгут сделал своё дело, капать стало медленнее. Я потерял сознание. Не потому что рана была страшна или крови успело вытечь много, просто давление совершило очередной скачок, и я вырубился.
   Очнулся на воздухе. Вольх бежал вниз, неся меня на руках. Представляю как бы мы выглядели днём. Картина маслом.
Посадил в машину на переднее сиденье.
- Ник, Ники, малыш, ты как? Малыш, не отрубайся, Говори со мной. Малыш.
За окнами мелькают огни города и лёгкие хлопки по лицу.
   Он что больной? Верит, что от этого можно умереть? Ну да, можно оставь он меня так часика на два, и полосни, по второй руке. А так не успею я скопытаться. Увы и ах.
Ну да не страшно.
- Жить буду. - буркнул я. - К сожалению.
- Зачем ты это сделал?
Господи, как же фальшиво звучит его голос. И он ещё спрашивает зачем. Да затем что бы было. Потому что вот такой вот я невьебенно, охуительный парень бля.
   Роковой, твою мать. Красивых жестов захотелось бля. Жаль не до конца. Действительно жаль. Вот бы я посмотрел на его рожу, если бы на его хате образовался мой труп. Но трупом я на себя посмотреть не мог, хотя мысль узнать была заманчивой.
Машина остановилась около приёмного покоя. Блин, может мне поупираться и не вылезать для приличия. Вольх быстро решил эту проблему, выдернув, подхватив осторожненько так и непреклонно. Мудак бля. Что - то очевидно в башке у него щёлкнуло в нужном направлении, потому что нести на руках он не стал.
А чего, я был бы не против. Мне то больше некуда позориться. Меня ж щаз весь приёмный покой встретит овациями бля, из тех, кто имел Интернет и получил потрясающую эротическую заставку. Да я теперь бля порно - звезда этого города. Популярность своего рода. Вся местная плешка небось кончает и обзванивает телефоны и координаты которые Саня там грозился привесить. Интересно у лицея будут ждать поклонники с цветами? Кстати, тут мне в голову пришла мысль. Раз уж Сан втопил меня в это дерьмо. Когда заявятся менты по мою душу, и социальная комиссия, кто там эти вещи отслеживает, неплохо было бы сообщить кто меня совратил. Раз пошла такая пьянка жуй последний пирожок как говориться. И в то же время знал, не расскажу. Не знаю почему. Не хотел я видимо до их с Вольхом уровня опускаться.
Вот такой вот ебанутый я, и это не лечиться. Жертва не состоявшегося аборта, в прямом смысле этого слова.
   В приёмной началась веселуха. Врача на месте не было, и пока Вольх орал и бегал матерясь и грозя всех засудить. Я в этом месте аж похихикивать начал нервно, мне пришлось сидеть на диванчике в приёмной. Минут эдак тридцать. Вольх искал хирурга, который меня зашьёт, а я вполне так бодрячком, улыбался, смотрел на собственную капавшую кровушку, и не знаю с чего бы мне было так весело. На меня косились. Вылетела медсестра, с тряпкой. Очевидна пожалела линолиум. И предложила мне пройти в кабинет. Капать кровью в раковину. Мдамс. Впрочем надо отдать должное, капал я не долго. Потому что тетенька моментально унеслась, а вторая принялась допытываться что произошло.
- Да на слабо развёлся. - Я дёрнул плечом, завоевав бесконечное презрение и очень низкое мнение об интеллекте современной молодёжи. Версии поблагороднее вроде "Напали, люди нехорошие, ударили пряма в вену заточкой вы не поверите, тетёнька" отпадали за наличием появления доблестной милиции сразу за этой версией. А "решил уйти из жизни, молодым и красивым" тем более не вязалось с тем, что как - то слишком бодро я для самоубийцы выёживался. Ни тебе злости и "ЯвасВсехНенавижуТвариВыВоВсёмВиноваты" в глазах, ни отчаянного безразличия, ни паники. Весело я так стоял короче. Капал кровушкой в раковину, рассматривал стол, шкафчики с карточками, болтал с тетенькой заводящей на меня лист, уламывая её, что нифига не надо писать, что давайте тихо мирно я спасусь и съебуся отсюда нах.
Потом пришёл хирург. Хохочущий такой здоровый дядька чем - то неуловимо напоминающий Санькиного, дядь Серёжу. Весело так пригласил меня проследовать если я в состоянии идти. Покосился как я заливаю раковину кровешником, и предложил каталочку. Каталочка как ни странно не понадобилась. Дошёл я вполне бодро и сам. Вольх трясущийся, белый как мел, шёл за спиной, пытаясь подхватить, перехватить.
- Вы чё родственники? - заметив преувеличенную заботу хирург вскинул бровь.
- Ага, братья близнецы, четырёхяйцевые, - безмятежно кивнул я и плавно поехал куда - то носом в паркет.
Очнулся на столе.
- Весёлый ты парень, как я посмотрю. Да выйдете вы, молодой человек. За дверью посидите. Всё с вашим братом будет в порядке.
- Я должен видеть, - твёрдо сказал Вольх, Ой, бля мудаааааак Но видимо перед врачами пасуют все, потому что хирург очень так ласково облажил его по матери и сообщил, что если пацан не успокоиться, то заберёт своего так называемого братика и поедет искать другую больницу.
- Чего не по горлу то? - поинтересовался мужик вкалывая новокаин и накладывая швы. - По горлу оно вернее. Раз и всё. А вообще, паря, не умеешь вены резать не берись. Резать надо вдоль. Тогда точно наверняка.
Не знаю, где они откапали этого хирурга, но потенциальных самоубийц к этому дяденьке отправлять точно не стоило. Очевидно взяв на себя гуманную миссию очищения человечества от всякой швали, дядя, очень доходчиво рассказывал о способах этого самого самоустранения.
Затем пришла молоденькая медсестричка и узнав что я порезал руку на слабо, очевидно прониклась, потому что принялась со мной кокетничать самым прямым образом. Я прифигевал. Количество людей не имеющих Интернета в нашем городе, оказалось каким - то нерационально большим. Ну не было в её глазах ничего того, что могло бы там быть узнай она во мне парня с видеоролика.
  
  
   Когда я вышел живой и бодрый, меня ждала весьма живописная картина в виде нарезающего развороты под дверью Вольха.
Сказать, что он был бледным, не сказать ничего. Нежные оттенки его зелёно - фиолетового лица, меня признаюсь порадовали. Прямо такое садисткое удовольствие испытал.
Честно пёрся пока мы шли по коридору, и он молчал, но трясло его так, что на его месте я бы поостерёгся садиться за руль. После выхода из приёмного покоя, я планировал с ним расстаться. Больше не было силы способной удержать меня рядом с ним.
Мы вместе миновали линию кустов, огораживающих больницу.
- Ник.
Вольх всё ещё пытался.
- Ник прости меня.
Господи за то время что мы были вместе, за то время что он меня ебал, можно было хоть как - то сменить пластинку. Этот репертуар мне изрядно приелся. Для того что бы я его простил, одного слова прости больше было не достаточно, а чего было достаточно я не знал. Может быть того, что бы он сейчас реально от меня просто отъебался раз и навсегда. Ну или месячишко под окнами постоял на коленях, а ещё лучше подвешенный за яйца. Я вообще не злой и даже не злопамятный. Душка прямо.
- Вольх, съеби из моей жизни. Раз и навсегда, - тихо сказал я останавливаясь перед его машиной.
- Это единственное, что ты сейчас можешь сделать правильно.
В темноте было практически не видно его лица, слабый свет падающий со стороны окон не позволял различать выражения. И мне было честно говоря наплевать, что он там чувствует сейчас. Даже если задыхается и корчиться в сердечной крови от боли, мне плевать. Перед ним я заплатил свою цену. Отдал долг вины с лихвой. Больше искупать было нечего. Так что он для меня умер.
- Помнишь, что я тебе сегодня сказал? - напряжённо проговорил Вольх.
- Я пошёл. - Я повернулся, и получил сильный удар по шее. Даже не понял что произошло, просто разом навалилась чернота и кто - то выключил свет.
  
  
  
   Очнулся я в знакомой комнате. Связанный. Одна рука была пристёгнута наручником, вторая очень бережно и аккуратно зафиксирована в районе локтя. Я был абсолютно голый. Ноги Вольх привязал тоже. Не знаю зачем привязал. Очевидно, что бы я не дёргался и не повредил себя.
Вольх скорчившись сидел рядом, потерянно обхватив голову ладонями. Моя голова болела. Реально так раскалывалась от боли, как и ноющее запястье да и всё тело если говорить по правде. Болело всё, впрочем болело у меня уже давно, я даже к этому привыкать начал, но под кайфом боль не воспринималась. А сейчас никакой наркоты не было.
Заметив что я очнулся, Вольх вскинулся, поправил подушку устраивая удобнее. Заботу проявлял, ну надо же. Сука.
- Вольх, ты сейчас понимаешь, что творишь? - хрипло спросил я. Очень хотелось пить.
- Ты понимаешь, что ты сейчас творишь? Немножечко понимаешь?
- Да.
Я ожидал что он смутиться, но возникало ощущение, что пока я валялся в отключке, он всё тщательно продумал и спланировал.
- Абсолютно всё понимаю.
- Тебя посадят.
Он покачал головой.
   - Нет, Ник. Завтра тебя и меня здесь не будет. Найти нас не смогут.
- Гнида ты. - Я закрыл глаза и отвернулся. - Гнида ты, позорная.
- Похуй. Говори, что хочешь.
Вольх поднялся и принялся раздеваться.
   - Больнее чем ты мне сделал Ник, ты мне всё равно уже не сделаешь. Так что говори, что хочешь. Хочешь оскорбляй, хочешь плюйся, хочешь ори во весь голос, тебя всё равно никто не услышит.
Вот как? Я сделал ему больно. Я ему сделал больно, значит?
Меня захлестнула такая ярость, что я забился как припадочный, грозя переломать себе руки и ноги, но явно движимый желанием добраться до его горла, зубами если понадобиться. Вольх навалился сверху, в одних штанах, лежал, и удерживал в жёстком захвате, фиксируя голову, не давая убиться. До тех пор пока я не выдохся и не прекратил материться и орать, матерный запас у меня был большой. Так вот я исчерпал его весь. А затем, дождавшись, когда я ослабну, Вольх наклонился и поцеловал меня. Голову он успел убрать прежде, чем я вырвал ему губу.
А дальше как в дурном кино. Повязка жгутом через рот. Грамотный такой кляп, чтобы не мог прикусить себе язык и задохнуться. После чего Вольх принялся меня ласкать. Гладить по всему телу, раз за разом, очевидно просто не понимая как противны и мерзки в эту секунду его прикосновения. Наркоты не было. В этот раз не было никакой наркоты, но очевидно она не была нужна ему. За эти три дня он изучил моё тело вдоль и поперёк. Как снаружи, так и изнутри. Ломать меня в очередной раз было труднее. Но оказалось, что это тоже возможно. Сломать. Если раньше я мог убежать от реальности, закрывшись тем, что он меня обдолбал и я невменяемым, сейчас я находился в полном сознании.
   От его прикосновений у меня встало минут через пять. Не верил, что это возможно. В моём - то плачевном состоянии. Оказалось, возможно. Реально возможно. Хотелось откусить собственный язык, уничтожить собственное мерзкое тело, только бы не видеть этого радостного взгляда. Победного взгляда, когда он и я понимали, что я могу говорить всё что угодно, ненавидеть и извергать проклятия, но у меня стоит на него. Моё ебанутое тело откликается на каждую трепетную или жёсткую ласку, что я не хочу, не желаю, не буду, но вот умираю от желания, вспыхиваю как спичка в уверенных руках.
   Что член с готовностью прыгает ему в ладонь, а бёдра совершают непроизвольные движения. Что я не хочу, но ничего не могу сделать со своим телом. Что готов орать, и умолять, что бы он взял меня, и в то же время я страстно желал самого себя кастрировать, потому что у меня яйца поджимались и дрожали стоило ему слегка к ним прикоснуться. А он прикасался. Да ещё как. Вылизывал как мороженное, начиная от лица и заканчивая пальцами на ногах. Как можно лизать чужие пальцы? Такое даже распоследний вафлер не сделает, а Вольх делал всё, он меня не просто ласкал, он пел меня. И паскудное тело как его грёбанная гитара, откликалось на эту песню вибрируя каждой струной под прикосновением чутких пальцев.
Может он больной. Психически больной грёбанный хуесос, но он действительно любил меня. Каждым движением, каждым жестом, плыл по моему истерзанному телу мягко, нежно, не спеша, как бережная лодочка, по непокорной гавани умело обходя или усмиряя конвульсивные волны препятствия. И брал неторопливо, входя очень медленно, осторожно, не двигаясь, прислушиваясь, всматриваясь в выражение лица, чутко реагируя на ритм сбивающегося дыхания. Стоило музыке чуть сбиться, как он останавливался и замирал, подавая назад, просто не позволяя мне испытать боль этой ночью, но окуная в наслаждение. Не острое, не яркое, а нежное, мягкое, неторопливое, накатываюшее по нарастающей приливной ласковой волной удовольствия, поднимая всё выше и выше пока по моему телу сотрясаясь поднимающимися вверх волнами не прошёлся девятый вал ослепительного, невыносимого оргазма. Повязка была мокрой и изжёванной. По лицу лились слёзы. Я не хотел стонать и сдерживался пока мог, сдерживать слёзы не хотел. Когда тело плачет от удовольствия, а душа корчиться от боли. Неужели он не понимает, как же больно он мне делает? Неужели не понимает, что помимо спермы в моей голове, есть так же и иные субстанции? Очевидно он этого не понимал. Потому что верил, что всё у нас будет хорошо. Или как он сказал. Посадит на цепь и будет любить пока мне не захочется ничего другого. Что ж в первый раз у него это получилось. А теперь в очередной раз сломав меня. Он намеревался сделать это снова.
Как он меня увезёт? Куда?
  
   Я очень боялся. Я ещё никогда в жизни так не боялся как в эту ночь, после его слов.
Вольх бережно обтёр следы страсти, кляп изо рта так и не вытащив. Очевидно понимая, что ничего приятного для себя не услышит. Потом принёс простынь, подкладывая под мою задницу, которая благополучно оказалась в самом влажном эпицентре, укрыл одеялом и лёг рядом, обнимая связанного по рукам и ногам, целуя в висок.
-Ничего Никитос. Знаешь, как говориться. Стерпится - слюбится. Не хотел по хорошему, значит будет вот так.
Он стёр пальцами слёзы.
   - А хочешь плачь. Тебе следовало убить меня, когда у тебя была возможность. А теперь всё будет так, как я сказал.
Как он мог уснуть после этого, в голове не укладывалось. Мавр сделал своё дело, мавр может уходить. Я пролежал и проплакал всю ночь, давясь слюнями, соплями и слезами. Раньше мне очень нравилось, когда мы спим рядом с ним в одной кровати. Было ощущение тепла, уюта, надёжности и спокойствия, теперь было просто мерзко. Хотелось отодвинуться, но я не мог. А он всю ночь обнимал меня, изредка просыпаясь, целуя в висок или плечо, один раз ткнулся губами в щёку, ощутил мокрое, нахмурился, моментально просыпаясь. Включил свет, снял повязку. Я давился рыданием прямо ему в ладонь. Одну руку он отвязал, но убивать его я был уже не в состоянии, сломался я. Просто сломался. Вновь.
Скорчившись рыдал, позволяя себя гладить и обнимать, и успокаивать, хотя больше всего на свете мечтал оказаться за километр от этих рук.
- Ник, хватит, хватит малыш, - шептал он нежно, а меня тошнило, мутило, выворачивало от этой нежности. - Не мучай себя, маленький. Пожалуйста, малыш. Не мучай себя. Меня не мучай. Никит.
Сука.Сука. Гнида. Тварь.
Мне хотелось сказать ему в лицо множество слов. Да как он вообще сейчас может произносить подобное? Он что больной? Это он мучает меня, он, а не я себя мучаю.
Но я мог только давиться рыданиями, позволяя себя укачивать как ребёнка, и остро ненавидя в этот момент само понятие его существования. В конце концов Вольх влил в меня ядреную смесь пустырника и в какой - то момент давясь слезами я уснул.
А затем Вольх снова накачал меня наркотой. Не знаю, почему накачал. Что - то там не получалось с его планами. А держать меня в кровати постоянно привязанным, это было очевидно слишком даже для него. Потом проведя все необходимые процедуры от гигиены до кормёжки как с животным бля тупым, Вольх отымел меня ещё раз на счастье очевидно, и ввёл дурь. Которая вырубила меня. Или должна была вырубить. Потому что когда я очнулся голый и прикованный к кровати за одну только руку, Вольха рядом не было. На улице был день, а где то из недр дивана звонил ... Я сначала не поверил, решил что у меня очередной глюк знакомый мотив Мортал Комбат.
Не знаю, может бог счёл что даже я не стою такой участи, которую мне готовили, и решил меня спасти? По другому я это просто не могу назвать. Мой мобильный звонил из под дивана, а Вольха не было дома. И сейчас всё что мне следовало сделать это достать его. Это было очень сложно. Я в кровь разодрал себе руки, вытянул связки из сустава, сорвал повязку с наложенными на вены швами пытаясь пропихнуть запястье под узкое днище и найти вожделенную трубу.
Вы когда нибудь читали книгу Стивена Кинга про женщину которая занималась сексом с любовником в загородном доме, и он её приковал наручниками, а потом у него случился сердечный приступ. Стивен Кинг мастерский автор, сумевший с психологической точностью, передать всё то, что испытала несчастная, пока смогла освободиться, вырезав собственную кожу, осколком стекла из под разбитого стакана, для того, что бы выскользнув из наручников суметь освободиться.
Мне было не выскользнуть из наручника, но я смог достать телефон. Когда я его вытащил, всё вокруг было уделано кровью. Швы разошлись и повязка стала прсто алого цвета, а я ...Я ощущал, что выиграл самый свой счастливый бонус, билет в миллион долларов, путёвку в жизнь. Я хотел набрать милицию, мне было похеру что будет когда приедут менты, мне было похеру абсолютно. Но в этот момент телефон в моих руках ожил вновь, долго, настойчиво, пронзительно.
- Я действовал бездумно, абсолютно механически. Номер был незнакомый.
- Аллё - просипел я и услыша знакомый голос бесстрастный голос.
- Вольх. Ты можешь не...Ник?
Не знаю, что на меня нашло. Всё помутилось.
- САНЯ - просипел я и судорожно всхлипнул - Саня вытащи меня отсюда.
- НИК, ГДЕ ТЫ? НИК!!!
Я никогда не слышал, что бы Саня так орал.
- Вольх, я у него.
- Ты знаешь адрес?
- Да... - Я продиктовал начиная судорожно включать сображалку. - Саня вызови милицию, пожалуйста - кажется я заплакал, но телефон уже сдох.
  
  
  
   Сначала в дверь звонили. Просто звонили, настойчиво и долго. Меня привело в чувство именно это. Звонки. Звонки. Звонки.
А потом глухие удары и раздался треск. Как в кино. Удар ноги и дверь вышибают из коробки вместе с косяком. Какой же силой надо обладать, что бы сломать двойную дверь? Комната в которой я находился располагалась как раз напротив коридора, и я мог видеть, как это происходит. Сам процесс не мог, но когда во все стороны полетели щепки, а затем просто внутрь начали с грохотом валиться двери.
Саня не вызвал милицию. Хотя наверное стоило вызвать. Они ввалились впятером, решив что справятся сами. Мрачные такие, страшные, с кастетами на руках.
И мне стало так хорошо бля. Как будто это не Саня изуродовал мою жизнь.
И я блядь, как персонаж Алисы, выдохнул бля.
- Ребята, как хорошо, что вы пришли.
И начал смеяться, потому что это было смешно. Осталось только добавить, Они пытали меня Алиса, но я им ничего не сказал. В роли Алисы, Сан кстати мог бы смотреться весьма неплохо. Я ему это даже сообщил.
На тот момент я был слишком обдолбан, что бы оценить чётко что происходило дальше. Моего просветлённого сознания хватило буквально на телефонный звонок Сани. А потом просто фрагменты. Страшные белые лица, лицо Зидана искажённое содроганием, ужасом, жалостью, брезгливостью. Ну да, в моё очко растраханное ведро могло запросто войти я так подозреваю. Чудовищный, жуткий, идущий из недр человеческой души мат. Трясущийся Саня хрипло воет как по покойнику, а пересравшийся Родригес орёт срывающимся визгливым голосом.
   - Скорую бля. Вызовите скорую, кто нибудь.
   Он хватается за трубу. И я понимаю Что скорую не надо. Кажется я это успеваю ему сказать. Я не знаю, как меня сняли с этого дивана. Если честно я даже не помню как меня спасали. Что парни объяснили соседям, как удалось избежать приезда милиции, а точнее унести меня оттуда настолько оперативно, что когда милиция приехала на полу остались только лужи крови, а у гражданина Белова. Да уж такая вот у Вольха была фамилия, возникли проблемы гораздо более серьёзные чем насущная необходимость ежеминутного траха со мной.
Я очнулся уже в больнице. В частной клинике. Окутанный капельницами как проводами, с маской на лице, как будто я там дуба двинуть собирался и меня пришлось откачивать.
Саня спал лицом на моём одеяле, положив руки на подбородок. Не знаю, сколько я был в отключке, но точно могу сказать, что он никуда не уходил. Потом оказалось, что сценарий моего спасения был несколько иным, потому что в тот момент, когда меня выносили, из квартиры, по лестнице взлетал Вольх.
А дальше было жутко. Но я этого не видел. Потом мне рассказал Зидан. Вольх быстро сообразив, чем всё обернулось ринулся вниз, но Саня не дал. Нагнав в прыжке вбил ногой лицом в стену. А дальше приказал уносить меня. Если бы Зидан не остался, Саня бы Вольха убил. Когда приехала милиция вся лестничная площадка была залита кровью. Саню повезли в отделение, Вольха в больницу. Саню выпустили под залог. Дальше за дело взялись адвокаты отца. Вопрос стоял на повестке серьёзный. Как быть и что с этим делать. Я мог реально посадить Вольха. Впрочем мы ещё вернёмся к этому.
Когда я очнулся больной. Но живой. Саня плакал. Целовал, обнимал, плакал. Целовал руки.
А мне на самом деле уже было всё равно. Я очень боялся, что Саня тоже будет меня насиловать. Ну теперь когда он меня спас... Для чего он меня спас правильно? Для того что бы пользоваться самому.
Я сказал, что если он ко мне прикоснётся, я себя убью.
   А в глазах Сани плескался шок, ужас, боль.
А мне было хорошо. Вот такая вот тварь я очевидно. Мне было хорошо от того, что ему больно, и если бы ещё рядом поставить Вольха, я бы наверное взял в тот момент паяльник раскалённый и по очереди бы запихал обоим им в задницу, слушал бы как они орут от боли и ужаса и наслаждался бы наверное каждым звуком. Хотя вру сам себе очевидно. Просто такое в тот момент было состояние. Он меня спас, вытащил из такого дерьма, что дальше казалось бы просто некуда, а я его ненавидел. Ненавидел за то, что он сделал со мной, ненавидел его, ненавидел Вольха. Но Вольха не было, и поэтому всю свою боль, я вымещал на Сане, потому что в какой то момент их образы у меня просто слились перед глазами, а я всё говорил и говорил. Плевался ядом, пытаясь сорвать с себя капельницу.
Саня вылетел слепо натыкаясь на дверь, закрыв лицо. От стыда наверное. А я ему в спину орал про паяльник. И ржал как полный уёбок и дебил. Даже пытался швырнуть в него чем нибудь. Так бы и ржал, если бы не Сергей Александрович. Мужик вошёл в палату когда Саня вылетал и видимо увидел он Санино выражение, потому что подошёл и ебанул мне так со всего размаха.
Уж не помню, что он там мне орал, рассказывая про то какой крестничек у него святой великомученик бля, и какое я пидор гнойный и гандон ногтя его не стоящий, имею право выёбываться.
Но я очень художественно так крёстного просветил, про всю деятельность его замечательного, зашибись какого пизданутого крестничка. Срались мы бодро так, громко и красочно. Кажется крыша и меня двиганула чутка. Потому что Саныч съебался оперативно, а потом вернулся с другом санитаром и в жопешник мне всадили больнейший укол, который меня вырубил, от которого нога отнялась аж по поясницу, и меня отключило.
  
   Из больницы я ушёл на следующий день. Меня никто не остановил. Оказалось клиника предусмотрена не для лежачих больных, а я видимо занял единственную существующую в ней палату став единственным пациентом.
Помню, что девушка из регистратуры распахнула рот, принялась набирать телефонный номер, попыталась остановить кажется. Не помню смутно всё происходило.
   Не помню, что я ей сказал, как выбрался на улицу, спускаясь по ступенькам. Всё воспринималось урывками и просветами. Состояние когда ты вроде сильно пьян, и у тебя работает автопилот. Но на улице на свежем воздухе мне стало легче. И остро запомнилась картинка, цветущая зелёная листва, прямо перед выходом из клиники. И запах клейкого сока. Кажется до лета осталось совсем немого времени. Я шёл домой в пижаме и белом халате. И тапочках, на босу ногу, всё что мне удалось найти, и я даже не помню, как сообразил спиздить больничный халат.
Потом помню надпись на стене в родном подъезде, загаженный лифт, забинтованную руку, тянущуюся к кнопке звонка, пока я не вспомнил, что звонок не работает и начал слабо стучать, почти царапаться. И отчим открыл дверь, это обозначало, что родители дома. Я ещё никогда так не радовался, тому, что мне открыли дверь. Тупое человеческое тело, хотело лечь, и ему было неважно всё остальное. Кажется отчим пытался наехать на меня с порога, но очевидно разглядев, и сообразив пьяными мозгами, отшатнулся назад.
Потом начал орать, что я сам виноват во всём, что довёл бля себя до такой жизни.
Не знаю, я в зеркало на себя не смотрел, так что видеть, чем я там себя довёл я не мог. Просто приполз кое как до койки, лёг, свернулся калачиком и больше уже не вставал. А потом очевидно у меня началась ломка. Хотя в клинике по словам Сани кровушку мне почистили на раз два. И не только её очевидно. Но кажется мой организм, даже накачанный лекарствами, обезболивающими и спасённый так сказать самыми современными препаратами повёл себя сцуко неадекватно, выдав психосоматику.
К счастью большую часть времени я провёл в отключке.
Смысл описывать симптомы ломки, когда бросает то в жар то в холод, то ещё хуй знает куда, во всём теле острая боль, ну примерно как при гриппе с температурой сорок, только хуже. Спасало то, что я отключался почти постоянно. Выныривал, умирал от острого холода и жажды и тошноты, дрожал, кутался во всё до чего мог дотянуться, стащил все тряпки что нашёл, как хомяк в норку, и вныривал вновь, в муть, темноту и тошноту.
В какой то момент, очередного просвета, я дополз до двери, и открыл замок в своей комнате. Потом заполз обратно. И снова отключился. Если честно испугался что умру. Я решил, если буду умирать, позову мать или отчима. Ну что б скорую вызвали. Ну или попрощаться бля. Сказать, что наверное прощаю, не злюсь, что бы не поминали что ли там плохо. Что обычно в такие моменты говорят? Было ли мне себя жалко? Нет. Мне было никак. Я почему - то думал, что не хочется никому доставлять неудобств. Что им деньги ведь придётся на похороны где - то искать, если сдохну нечаянно. И что мать убиваться будет, а может и к лучшему это всё. Ей больше не придётся себя ни в чём винить. А она ведь винит, вот только делать нихуя не хочет.
Но я её всё равно люблю. И отчима наверное люблю. А больше у меня никого нет. Ну вот так вот я реально думал в ту секунду.
Что мне пиздец. В какой то момент наши с отчимом мысли в этом направлении очевидно совпали, потому что придя добеаться со словами "Хуй ли я сука не встаю, барин бля!" он вдруг испугался и позвал мать расчёсывая голову со словами
- Глянь, Нинка, сука, недоносок то твой бля помирать похоже собрался. Ты это...сделай что нибудь.
  
   Потом он начал на неё орать. Мамка забегала, засуетилась, заохала, не зная вызывать скорую или не вызывать. Что надо бы вызвать. И меня это отрезвило что - ли, в чувство сразу привело. Я подумал приедет к нам скорая, и позора на весь город не оберёшься. Родакам похуй, а мне ещё учиться здесь. Ну или уже не учиться, но всё равно стрёмно.
- Воды бля, подайте - прохрипел я и прибавил уверенно - Орать нехуй. Выживу бля. Не дождётесь.
Да уж славная мы семейка. Яблочко от яблоньки так сказать.
- Никитос, вот я тебя реально зауважал! - Отчим пил водку сидя у меня на кровати, а я лежал сотрясаясь от холода и думал, лучше бы реально подох что ли, или вырубился ещё на пол часика.
- Ты это давай вот выпей, чутка.
Бляяя, уберите его кто нибудь от меня
- Водка оно самое то. Щаз быстро подлечим тя, паря.
Он кажется стал пихать мне водку, пытаясь влить. Для отчима это был просто поступок невиданной щедрости, только лучше бы он так не делал.
- Блевать ща буду отойди - только и успел сказать я и понеслась душа в рай. Как только не унеслась спрашивается?
Вот так вот завершающий штрих моей любовной истории. Я лежу на кровати, в полумраке задёрнутых штор, в нос бьёт острый запах блевотины, которую некому убрать и мне не хочется открывать глаза и не хочется оставлять их открытыми.
А в голове звучит дурацкое непрекращающееся
Я просыпаюсь в холодном поту
Я просыпаюсь в холодном бреду
Как будто дом наш залило водой
И что в живых остались только мы с тобой.

- Никитос, там к тебе пришли, - кажется в голосе отчима удивление
- Ой да не разубайтесь вы. Не прибрано у нас - голос мамки. Шум. Разговоры.
Деловитое. - Пацаны, водка есть?
- Где Никита?
Свет в проёме двери. Кто -то стоит.
- Ты бля охуееееооооой
- Людиииии Убивают Милиция
И что над нами километры воды
И что над нами бьют хвостами киты

- НИКИТА - Саня просто тихо так стонет, словно зуб болит, а Зидан бьют кулаком в стенку, а потом вылетев начинает орать и строить всех. Я слышу как он орёт, смысла слов не понимаю. Со мной только Саня. Саня остался в комнате.
А мне не хочется ничего.
- Никита, пожалуйста. Я тебе клянусь.... Я тебя не трону. Только дай мне пожалуйста себя забрать. Ники..
Зидан в комнате, срывая шторы, раскрывает окна. Летят на пол диски, бумаги, слышится звон бьющегося стекла, и в комнату начинает врываться свет и свежий воздух. Это так хорошо. Когда воздух. Кажется всё время мне не хватало именно этого. Глотка свежего воздуха. Словно в мою жизнь ворвался сквозняк.
- Партизан а....Партизан - повторяет Зидан тоскливо, вскидывает голову...Бля партизан. Как же так?
И кислорода не хватит на двоих и я лежу в темноте
Руки Саньки берущие под коленями, поперёк.
Слушая наше дыхание
Я лечу. Чувствуя, запах, спасительный запах его одеколона. Закрыв глаза, уткнувшись лбом в его плечо и думаю, что в конце концов это неизбежно. И почему вот всегда Зидан ходит за Саном как приеклеенный и это несправедливо так. Вот опять они становятся свидетелями моего очередного позора
Я слушаю наше дыхание
А затем губы Саньки накрывают мой рот. И он целует меня. И ему абсолютно пофиг что от меня разит блевотиной
Я раньше и не думал что у нас
На двоих с тобой одно лишь дыхание.

А потом мы едем куда - то и Санька снова меня несёт, несёт. И мне хорошо. Хорошо, даже несмотря на то, что я его ненавижу.
И я пытаюсь, разучиться дышать
Что бы тебе. Хоть на секунду отдать
Того газа, что не умели ценить
Но я лежу в темноте.

Саня вливает что - то в рот, держит за голову.
Слушая наше дыхание.
Я пью и засыпаю. Просыпаюсь когда меня обтирают влажным полотенцем, засыпаю вновь.
Я слушаю наше дыхание
Я раньше и не думал, что у нас на двоих одно лишь дыхание.
Дыхание.
  
  
  
   Не знаю сколько времени это длиться. Поднимаю веки, сквозь резь в глазах, вижу яркую бабочку на золотистом потолке. Кажется, что она сейчас взмахнёт крыльями и улетит. Поворачиваю голову, затылок ломит, шея болит, и это всё что я сейчас могу, просто повернуть голову, потому что тело меня не слушается. Сил нет. Голова заполнена белой ватой, в ушах звенит, тонкий свербящий звон. Мне хочется поднять ладони и зажать уши, что бы не слышать его, но я не могу пошевелиться, словно меня привязали, хотя понимаю, никто не привязывал, руки свободны, просто слабость такая, что нет сил, как если бы из тела вынули все кости.
Огромная разобранная кровать, а может быть диван. Мебель тянется вдоль стен, встроенная, тёплая, такая же как и всё в этой комнате, уютное, пронизанное золотистым сиянием. Ветер шевелит голубые занавески, развевает их сквозняком распахнутого балкона, тихонько колышаться полоски жалюзей. Белые, синие, белые, синие. Взгляд тянется ниточкой. К моим глазам сейчас привязана светлая вязкая нить, она оставляет следы, на всём к чему прикасается, нить скользит по бесконеному полу.
Саня. Снова Саня.
Я открываю глаза и вижу его. Закрываю и знаю, что он рядом. Мне хочется уйти от этого знания, хочется убежать, исчезнуть, от него, от себя, но от себя не убежишь, и я могу уползти с этой кровати, могу сползти на пол, и цепляясь руками за пол, двигаться как больная ящерица, скрыться, но я не смогу скрыться от себя, часть меня навсегда останется здесь, на этой кровати, она будет помнить и понимать...
Я ненавижу его, но сейчас я рад, что он здесь, со мной, что он рядом в эту секунду, не бросил меня. И ненавижу его, остро, отчаянно ненавижу.

....Когда я умру, я хочу стать птицей, и улететь, далеко - далеко, куда - то под самые небеса. Мне не нужен будет ни рай бога, ни ад дьявола, ведь ничего из этих категорий я не заслужил. Я просто хочу стать птицей и летать над землёй заглядывая в чужие сны, видя чужую жизнь, садиться изредка на чей - то подоконник, стуча клювом в окно....Я не прилечу на твой подоконник Сашка, здесь на твоём окне, мои крылья не смогут летать, облезут в одну секунду, килограммом пуха ( сколько там весят голуби? ) и каждое пёрышко захочет остаться с тобой. Рванёт к тебе, приклеиться на раму, тихонько будет подглядывать за тем, как ты живёшь...А моя кровоточащая тушка рухнет вниз, и сдохнет совершенно счастливая, завидуя этим сукам перьям...
Друг мой ветер, если я умру, но оставлю кому - то свои перья, смахни их нахрен.

Я лежал в блаженной чистоте чужого сна, и думал о том, что возможно я умер, и может быть, это рационально, что Сашка стал моим наказанием. Рационально, что он будет всегда. Его не может не быть. Саня сидит на полу. Спит, положив голову на край разноцветного одеяла. Одна ладонь вытянута прикасаясь к краешку моей ноги. Хочу отодвинуться, мне противно. Я не хочу что бы он трогал меня. Кажется получается. Убрать ногу.
Саня вскидывается, а я...Снова засыпаю, погружаясь в горячечный бред.
Я вижу себя птицей парящей над огромным городом, птицей, которая сбрасывает свои перья, но эти перья острые, похожие на клинки гарпий, и люди пытаются укрыться убежать от них, но невозможно укрыться, их пронзает, выламывает изнутри, и я кричу, пытаясь стать щитом от самого себя, пытаясь лечь под каждое из этих лезвий, защитить, но единственное, что я могу сделать это улететь, улететь как можно быстрее, туда, где не будет людей, и моего отравленного яда.
  
   - Мама...Мамочка - Можно бесконечно лгать себе, можно бесконечно себе лгать, придумывать тысячи иллюзий, поводов, призраков, на границе отчаяния человек обращающийся к богу, зовёт одну единственную ипостась.
Он кричит Мама. Потому что мама, это особенная связь, космический бог, абсолютный, существующий всегда кибер, который придёт и навешает пиздюлей всем, потому что обижают ЕЁ РЕБЁНКА!!!
У человека может не быть матери. Это страшно жить без матери, страшно не ощущать этой связи на уроне живота, страшно расти одному, вечная борьба любви и ненависти, но когда приходит пиздец мы кричим
Мама.
   И зовём её, даже если мы никогда её не видели, мы зовём её Вечную, любящую, единственную. Мы знаем, что она придёт. А если она не придёт.
То мы закроем глаза, и никому об этом не скажем, мы не скажем ей ничего, стиснем зубы, даже если будет выламывать челюсть, сотрём в порошок. И наступит слепое пятно. Отрицание. Любое отрицание наполняет человека белыми слепыми пятнами. Когда пятен становиться слишком много, человек сходит с ума, а иногда, он теряет память. Но иногда...Он закрывает себя изнутри, берёт тяжёлую прочную дверь, и ставит её на ту дыру, наполненную чернотой, кладёт сверху, садиться и сидит в позе будды, счастливый и улыбающийся, и ничто на свете не заставит его, открыть эту дверь и выпустить черноту наружу.
- Мамочка, мамочка.
Я не помню почему я её звал, не помню, что мне снилось и зачем звал человека который для меня и не существует вовсе, заскорузлая мозоль, грамм который зарос коркой и отболел. Шрам уже знает, что всё будет так, он рационализировал измерил, и пришёл к выводу, что так для него будет лучше. Для него, для неё, для всех и всего этого грёбанного мира.
Просыпаюсь вижу Сашкино лицо.
- Мама? - спрашиваю я сипло.
- Ники....
Не мама - констатирую этот факт безразлично. Мама мне не нужна абсолютно точно. Сашкино лицо. Встревоженное, озабоченное, с огромными бездонными глазами.
- Ники. - Он сидит на кровати и смотрит на меня, гладит.
Морщусь, хочу сказать, ему что бы перестал. Меня стошнить может. Правда может стошнить, от того что он прикасается. Мне очень противно, но снова засыпаю.
Голос Сергей Саныча. Как же он меня достал. Они же все здесь спелись. Одна сплошлая банда. Уроды. Я урод, они уроды. И ворон ворону глаз не выклюет, только забъёт нахрен.
От Саныча пахнет кофеем и коньяком. От него всегда чем - то пахнет, таким дорогим что - ли, но тёплым. Бывает что люди мерзкие и холодные, фальшивые насквозь, изнутри, снаружи, и от них веет холодом, неискренностью, а Саныч тёплый, такой же тёплый как Сашка.
И Саныч может напиздеть чего нибудь, как два пальца об асфальт, но при этом он остаётся тёплым. Ложь его не искажает, не уродует как других людей, Саныч горячий и мудрый, прожженный и спокойный. И эта спокойная уверенность имеет цвет табачно - коньячного махрового полотенца.
- Саня, всё хорошо будет. Ты сходи, душ прими. От тебя же разит как от помойки.
- Вы с ним побудете? Ладно? - бесцветный голос.
- Побуду. Иди давай.
Проваливаюсь в сон, слыша задумчивый голос Саныча.
- Да уж Никита. Однако тот ты ещё северный олень.
  
  
   Просыпаюсь.
Я просыпаюсь от того что выспался. Чувствую себя хорошо, почти хорошо, как после болезни. Ты очнулся и понимаешь, ещё вроде бы в тумане, но внутри легче, в предчувствии наступившего выздоровления.
Пытаюсь подняться и оглядеться. Голова кружиться и меня ведёт.
Сколько я здесь пробыл? Ничего не помню. Во рту привкус лекарств и сладкого. Плюнь я в пробирку для проверки слюны на химический анализ, окажется, что никаких иных соков кроме синтетики там не существует, я и сейчас обдолбан по самые уши, вот только в этот раз, понимаю, что обдолбан очевидно глюкозой.
Очередная незнакомая комната. Большая. Гостиница?
Понимаю, что нет. Не гостиница. Разобранный диван, постельное бельё с вышитыми журавлями, компьютеры, шкафы, полки с дисками, плазма, приставка на полу с джойстиками, натяжные потолки с бабочкой Я помню эту бабочку? и огромные окна, большие панорамные окна, сейчас раскртые и внутрь вливается свежий воздух. Весна. Настоящая весна.
И за окном поют птицы. И солнце. Меня манит на балкон. Пройти по отливающему янтарём дереву, оказаться на улице, на свободе. Очень хочется на улицу. Невыносимо хочется туда, к солнцу. Дышать.
Я сажусь. Поворачиваюсь и ловлю отражение кровати и комнаты в зеркальном шкафу. Вижу всклокоченное существо одетое, в длинную явно большую футболку и синие пижамные штаны, которые мало того, что велики по длине, спадают с задницы. Это я тоже понимаю, потому что стоит пошевелиться и они уезжают. В зеркале я. А кто ещё? Но я себя не узнаю. Страшный. Жутко страшный, как будто меня вытащили с Освенцена. Худой, белый как полотно, с огромными глазами на пол лица, волосы торчат во все стороны, кажется они отрасли и ещё немного начнут падать на плечи, а так я как оживший Франкенштейн, не хватает только шрамов. Впрочем, у меня теперь много шрамов. Спрятанных глубоко внутри.
Раздвигются двери и входит Сан. Я вижу его как наяву и понимаю, что это уже не сон. Реальность. Тёплая мягкая уютная реальность серых глаз, беспокойства, любви. Он источает любовь. Стоит столбом с желанием рвануться ко мне и боясь подойти. Очень тонкий, хрупкий, ранимый. Как же он похудел за это время. Стал словно меньше, изящнее. И мне хорошо. Я позволяю себе побыть в этом хорошо, совсем немножечко. Насладиться им. Насладиться каждой любимой чёрточкой, прежде чем отвернуться в очевидном понимании случившегося.
- Никита, - голос Сани прерывается, он подходит, меряя комнату стремительным порывом, пресекая расстояние двумя шагами длинных ног. Сан в футболке и джинсах трубах. Я его никогда не видел таким домашним. Как и не знал, что он может носить такие вещи, откровенно реперксий прикид. Хотя, я ведь ничего о нём не знаю.
- Ник. - Постель приминается, Саня садиться рядом, касается всклокоченной головы, осторожно. Мне хочется влиться в его ладонь затылком, всхлипнуть судорожно, закрыть глаза и остаться. Но я сбрасываю руку, отодвигаюсь. Делаю короткий вдох, выдох.
Ну вот я готов сражаться с ним. Теперь готов.
  
   Смотрю исподлобья. Радуюсь тому что я сейчас такой страшный и некрасивый. Отворачиваюсь. Потому что не могу видеть тёплое молоко взгляда. Нежную всепоглощающую любовь, муку, страдание, светлую печаль.
У меня был знакомый Коста, читал реп. И вот по его словам сопливый реп его не вставлял, он пытался вложить в тексты жёсткость, а когда вложил, они утратили что - то важное. Коста стеснялся самого себя, сентиментальной нежности которую называл розовыми соплями и прятал это состояние глубоко внутри, а вот Сан не стеснялся, быть собой. Для того что бы быть силой, на самом деле нужно совсем немного принять самого себя целиком, принять свою силу и свою слабость и нести себя гордо, как наивысшую ценность. Не каждому человеку дано быть самим собой, и уважать себя за собственную самость.
И вот сейчас Сашкина самость не боялась ничего, она струилась на свободу лёгкой печальной птицей, естественно оставляя свои перья на моём подоконнике.
Ангел мой. Иль ты приснился мне?
- Ники.
Саша, не режь меня! Сашь. Мне больно. Не режь меня, больше Саш?
НЕ СМЕЙ НАЗЫВАТЬ МЕНЯ ТАК!!!!! ЭТО ИМЯ БОЛЬШЕ НЕ ТВОЁ, СЛЫШИШЬ, УБЛЮДОК, ОНО НЕ ТВОЁ БОЛЬШЕ. ОНО ТЕБЕ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ. Я НЕ ОТДАМ ТЕБЕ, ЕГО. СВОЁ ИМЯ!!

Я молчу. Я опустошён настолько, что мой безмолвный крик порыв, проходит внутри меня, а снаружи ничего не отражается. Осталась одна больная оболочка.
Сумеешь лы ты когда нибудь, наполнить её теплом, Сан? Оказывается это страшно так, быть выброшенным тобой. Безжалостным, уёбищным, мстительным. Я же тебе верил, Сань. Я не заслужил твоей веры, но я...Я верил тебе. А ты размазал эту веру по безжалостной виртаульной сети.
- Я знаю тебе сейчас очень паршиво. Пожалуйста Ник. Повернись.
Сашка протянул руку, но не дотронулся, уронил, только попросил тихо.
- Посмотри на меня, родной. Пожалуйста.
  
  
   Смотрю. Устало, безразлично, равнодушно и даже так недоумённо слегка. "Мол, Сан. Всё понимаю, тип спасибо что приютил. А в общем то, больше наверное говорить не о чем. Я пошёл. Аллес. Я бы набил тебе морду. Но может быть, как нибудь в другой раз. Где там мои вещички. Не возражаешь, если переоденусь и ванной воспользуюсь"...Хм, оказывается я чистый....
И становиться ещё противнее, от мысли, что он прикасался ко мне, пока я был без сознания. Я закрываюсь, захлопываюсь. Я ухожу.
Прикоснись ко мне ладонью, и я исчезну.
Я уже исчез. Здесь меня больше не будет. Оболочка останется, но душа, уже стала птицей и улетела куда - то туда.
   Ты поступил неосторожно, и спугнул её, тонкую, глупую, слабую и ранимую, может быть паскудную и бесконечно мерзкую, но у меня не самая плохая душа, просто она маленькая ещё моя душа, недозревшая, не выросшая, хрупкая и слабая. Моя душа не умеет оставаться и выгрызать. Моя душа может только робко постучать клювом по стеклу, и если ей не отвечают, она уже не возвращается обратно, что бы проверить, будет ли там открыто это окошко или нет. Моя душа не выдерживает боли. Тело выдерживает, а душа нет. И мне не страшно встать одному против толпы, но бесконечно страшно, остаться наедине с самим собой, довериться кому - то, понять, что не предадут. И проще всего предать самому. Спасаясь от боли, лучше всего предать самому и стоять с безразличным лицом. И сделать вид, что меня больше нет. Ты же не знаешь, что там у меня в душе. Ты же не знаешь. Вот и я не хочу знать.
Мене, мене, текеле умпарсин...Я был взвешен, оценен, и найден бесконечно лёгким...
Санька дрожит. Словно от холода, хотя в комнате тепло даже несмотря на открытый балкон.
- Ники
И встаёт на колени. Даже не так садиться. Садиться передо мной на колени, и пытается взять за руку, что бы коснуться её лбом. Жест доказательства предельной искренности, всё что он скажет сейчас будет правдой.
   Выдёргиваю руку, сжимая пальцы в кулак, пытаясь кажется засунуть её под одеяло, прижать конечность к себе, не отдавать ему. Я тебе себя не отдам, Саня. Я тебе себя на отдам. Я себя никому не отдам, только самому себе. Потому что никому кроме самого себя я не нужен. И это страшное знание, знать что ты никому не нужен на самом деле. Потому что всем нужно что то хорошее, сильное, важное, а вот я такой слабый, ебанутый на всю голову, больной, видящий этот мир перевёрнутым, не нужен. И себе не нужен. Но жить бля хочется. И похуй мне для чего и для кого я живу. Отчитываться мне не перед кем, а перед собой я как нибудь отчитаюсь. Перед богом не надо. Абонент не был услышан. Богу не нужен такой абонент.
Сан на коленях. Господи, для кого и для чего он стоит? Меня же здесь нет. А если и есть, я больше не покупаюсь на эти жесты.
Они для меня ничего не значат. Я и сам вот могу встать на колени. Сыграть любую маску, любую роль, в эту секунду.
Могу денег взять если понадобиться. Могу всё. Раньше ничего не мог, мучился, терзался какими то непонятными материями, вроде гордость, стыд, самоуважение, а теперь... Цинично абсолютно всё могу. У меня не осталось души. Те люди, которым не нужна моя душа, просто её не заслуживают. Так что я теперь могу абсолютно всё. Могу сделать ему больно, могу убить словами, могу наверное даже физически сделать ему больно. Просто не хочу. Действительно, ничего не хочу.
Сашка сидит на коленях. Как самурай. Но у самураев глаза другие, застывшие, безмятежные, а Сашка... Сашка глазами живёт, он ими говорит, кричит, плачет. Зачем Сашке слова? Да он же ходячая тысяча слов, миллиарды километров признаний, жестов. А ведь когда - то казался чужим и отстранённым. Поверхность величественного океана, под толщей воды которого таиться самая разнообразная диковинная живность. Невозможно постигнуть, только потеряться.
И застывшая поза самурая собирающегося совершить харакири, потому что предал путь бусидо.
Мне не хочется помнить о тех днях, когда он был моим самураем. Не хочется помнить о тех днях залитых солнцем и теплом. Не хочется помнить запаха гиацинтов и золотистого мурчания.
Они сломали и осквернили это всё. Он и Вольх. Осквернили все светлые воспоминания моего храма который оказывается всё это время я возводил в своей душе для них. Я ведь правда пытался его построить. Кирпичик за кирпичиком. Теперь остались только почерневшие развалины. И тишина. И запах крови и гари и крики воронья. Эти воспоминания заменились другими. Днями наполненными ужасом и болью. Это сделал со мной Вольх. Это сделал со мной Сан.
  
   А я помог им. Открыл двери дома своей души, пригласил войти и раздал каждому по кувалде. Наверное я сделал с ними тоже самое. Убил дома их души.
- Я не знал! - Саня плачет и шепчет и говорить очень тихо. - Я не знал, Никита!!!! - Рот его кривиться когда он повторяет это вновь.
- Я клянусь. Думал, что тебе со мной хорошо. Ты же не сопротивлялся, Никит.
Он плачет. - Ты же мне.. не сопротивлялся!!! - он почти кричит
- А я мутант, чудовище, урод моральный...Я правда. Клянусь тебе, я даже подумать не мог, что тебе противно. Не понимал, что насилую. Не понимал просто. Ты же не говорил, что ненавидишь... Ни разу меня по настоящему не оттолкнул. Я ведь должен был понять...Я бы никогда...Господи Ник...Ты же меня не простишь, да? Не прощай Ник.
Но я тебе, клянусь, я больше никогда, Никит... Я ведь не знал... не думал, не знал
Санька плачет, согнувшись. Плачет как ребёнок, раскачиваясь из стороны в сторону и повторяет раз за разом бессмысленную оду "Прости, я не знал".
Он что не понимает? Очередное изощрённое издевательство? Или я настолько не стою его внимания, что он даже не понимает, того что сделал?Для него это даже не важно?
- Ты именно поэтому порно моё в инет выложил? - говорю безразлично и равнодушно. Мне действительно плевать. Изнутри начинает потряхивать, но я заставляю свой внутренний голос заткнуться. Мне безразлично. Я сейчас способен голым выйти на улицу и мне будет абсолютно пох. Отболего всё. Выгорело.
- Какое порно? Ты ....ты о чём ...вобще? - Санька шмыгает носом.
Кукольная принцесса бля. Глаза как озеро, отливающие серебром после дождя в длинных стрелах ресниц увешанных солёным жемчугом. Такой беззащитный, что хочется взять за уши и пожалеть. Проводит по лицу локтем стирая слёзы. Чёлка по лицу, длинные нити шёлка во все стороны.
- Вольх сказал, что ты выложил порно в инет. То которым меня шантажировал.
Что дальше? Будет оправдываться, объяснять, что ревность накрыла его как снежная лавина? И вот не смог удержаться.
Санька хлопает мокрыми глазами, как кукольный болванчик, открывает рот, снова хлопает. Глаза анализируют, темнеют, начинают думать, но растерянность и непонимание не уходят. Снова шмыг
- Так ведь...Не было плёнки, - беспомощно говорит Сан. - Я тебе соврал Ты ...Как я тебя могу? Ты что идиот? Я ж за тебя убить готов....Как я тебя могу тебя, кому - то...Я просто боялся, что ты уйдёшь. Ты когда позвонил, а я...Это само собой получилось. Я тебя на телефон тогда сфоткал на память, думал, пусть хотя фотка твоя будет. Сидел смотрел, а тут ты ...И меня как понесло. А ты даже показать не попросил ни разу...Я боялся, что потребуешь, пытался даже монтаж соорудить...Не было плёнки. Я понимаю, что в твоих глазах я гандон, но...Прости меня, Ник.
Смотрю. Смотрю. Смотрю. Осмысление.
Не было плёнки?
Мой мир начинает рушиться. Всё что я себе придумал, всё чем я себя тщательно накручивал начинает разрушаться в одну секунду. Тяжеленная созданная из трупиков тараканов башня, колосс на глиняных ногах.
- Хорошо, стоит?
- Хорошо.
- Ну и ладушки - Сашка размахивается и делает небрежный пинок. И башня начинает рушиться. Просто рушиться бля, от двух слов. Ну так же не бывает да? Так не бывает? Нахуя я спрашивается её возводил?

- Прости Никит, - повторяет Сан. - Я клянусь. Я не знал, что тебе со мной так плохо ... Я...Голос обрывается.
Сижу. Осознаю. Осознаю.
- Совсем...Никакой плёнки?....Ты....Ты просто... Соврал?
Сашка сидит, смотрит на меня глазами щенка. Ему же даже в голову не приходит, насколько для меня это было важно. А башня рушится. А он сидит и не понимает.
Не верю. Не могу всё ещё не могу поверить. Значит, всё что сказал Вольх?
Значит из нас двоих самый плохой получается я? Опять я? И это даже нечестно и обидно. Значит я тут мучаюсь, страдаю потому что он меня предал, а получается, что это я предал его. С самого начала. Ещё и паяльник в жопу предложил запихать для профилактики.
Саню накрывает. Он не понимает. Точнее понимает, но всё понимает по своему. Ну конечно, я же его очень основательно просветил тогда в больнице.
У Сани случается истерика. Саня материться. Саня стоит на коленях. Щаз убиваться пойдёт.
  
   Стоп. Хватаю подушку. Не так, хватаю его за плечо. Хватаю подушку и припизживаю от всей души по голове.
Сука, бля, ненавижу тебя!!! Ненавижу тебя за себя. Вот так вот. По другому тут просто не скажешь.
Падаем. Я падаю. Он падает. Падают пижамные штаны. Падает подушка, падает весь мир.
Падает обрушившаяся разом башня и Саня легко и естественно подставляет руки, ловя меня и распинывая ногами всех пытающихся припизднуться следом тараканов.
"Я люблю тебя, Ник" - он не говорит этих слов, но я их СЛЫШУ.
И я просто оказываюсь на нём сверху, с оголившейся задницей за которую нечаянно ухватывается его ладонь, вторая держит за торс, что бы я не дай бог не пролетел мимо. Мы падаем, но смягчая моё падение Сан подставляет себя. Он всегда подставляет себя. Как и я, подставляю себя, отдаю легко и естественно, но в этой битве за нас двоих, подставляется Сан. Потому что это очень сложная битва. Потому что в этой битве я нихуя не понимаю.
Сашка моршиться стукнувшись лопатками об пол. Конечно он же так исхудал, что они у него торчат как горбы у верблюда. А я...
- Я тебя ненавижу!!! ору я яростно, начиная пиздить.
Сан даже не закрывается, просто лежит жалобно морщась и позволяя себя избивать. От этого становиться ещё хуже.
- Ненавижу тебя!!!!!
Отбрасываю подушку.
Плотину словно прорвало, я колочу его, плачу, наношу удары в плечо, раз за разом, слабые беспомощные
- Ненавижу, слышишь!!!!!
И яростно целую Сашку в губы. Они раскрываются навстречу как цветок, и я просто проваливаюсь в него, всем своим телом, разливаюсь по нему как река, а он обвивает меня руками листьями, целует в ответ очень осторожно, бережно, обнимает, прижимает судорожно, неверяще. Длинная рука змея на бедре, Сашка чуть изгибается вновь, и целомудренно натягивает на меня пижамные штаны. Ещё бы в нос поцеловал бля. Сука. Ненавижу урода. Ненавижу блядь, люблю блядь, я что это сказал?...Строчки судорожно зачёркнуты, не так, сначала зачёркнуты, потом старательно стёрты ластиком.
И сверху быстро накидана земелька, посажен заборчик, ромашки бля колосятцо, ну и я так рядышком курю с непричастным видом. И стряхиваю пепел. На каждую Л и на каждое Ю пепел сыпется особенно старательно.
А вот Б обведено холмиком. Хуй ли, с этой буквы начинается неопределённый артикль.
   - Ненавижу тебя!!! - повторяю я. Губы кривяться, Сан утешает их ртом. Долго - долго, бесконечно медленно.
- Совсем - совсем? - Обнимает теперь уже двумя руками, вдавливает в себя. Господи, как же с ним хорошо, как же с ним безумно хорошо, в нём, на нём. Меня накрывает волна облегчения не знаю чего ещё.
- Да! - подтверждаю я.
Целуемся снова. Бережно и нежно, без страсти. Страсть у нас есть, но она спит, запертая за дверью, вновь начинающегося понимания, мы пока не готовы её выпустить и растоптать хрупкие цветы нашей тонкой протянувшейся ниточки нежности.
- Не буду прощать! - упрямо соплю я сворачиваясь в его руках, на его груди, штаны снова падают, Похуй Санька их придерживает, садиться со мной, удерживая на коленях, упираясь спиной в лежак дивана, чуть покачивает и целует вновь.
- Совсем не будешь? - спрашивает в губы.
- Угу. - Кусаю его губу, зализываю языком. Ладно убью в другой раз.
- А как же мы тогда будем?- Рот Саньки полностью согласен, и благодарно целует язык
- Не знаю. - Отвечаю в губы, придерживаю верхнюю губу, нижнюю, хочу забрать их обе и не знаю что же выбрать, трогаю кончиком языка. - Я ещё не придумал.
- Совсем не любишь? - ошеломительно шепчет Санька. Мы склеились губами, мы разговариваем друг другу в рот
Бля дурак жить без тебя не могу, - хочется ответить мне, но я целую. Ног не видно, они погребены длинными километрами штанин.
- Капельку, - отвечаю, чуть подумав. - Самую маленькую.
Становлюсь капелькой на его языке, не могу представить, что мы можем разьедениться, просто такого не могу представить. Санька тоже не может. Мы просто пьём друг друга, капелька за капелькой.
- А я тебя очень.... Очень. Очень. Очень. Л...
Сплетаемся языками, я начинаю стонать, от кипятка его нежнейших прикосновений.
Под потолком бабочка. Руки Сашки порхают как два бархатистых махаона, неспешным разбегом крыльев, гладят через футболку, скользят по спине, вверх, вниз, по бокам, собирая мягкую ткань, топят в ласковой дымке.
- Сань... хочу... - уже не шепчу, просто всхлипываю в рот, ёрзаю ногами, пытаясь содрать неудобные штаны, буквально выкручиваюсь из длинной футболки, хотя не хочется из неё вылезать, когда я понимаю, что на мне Сашкины вещи. Именно Сашкины вещи. Всё внутри переворачивается от этого знания, и хочется бля стать фетешистом. Начинаю постигать смысл жеста японцев старающихся прикоснуться губами к чаше в том месте где были губы возлюбленной. Никогда этого не понимал, а сейчас вот понял, в одну секунду.
- Хочешь, но не любишь? - махаон на секунду замирает, губы обижаются. Чего им обижаться спрашивается. Будто я тут не понимаю, на чём уже пять минут практически сижу. Лось тупой, Ты Сан. Олень бля.
-Ага. - Нагло забираюсь к Сашке под футболку. Зачем мне его вещи, когда у меня есть Сашка? Зачем же я так долго не мог этого понять? Вот и пострадал за то что не мог.
Торопливо заныриваю с головой. Хватит думать. Не хочу больше боли. И блаженно распластываюсь по его груди, носом. Запах.
- Всё бля. Не вылезу. Мой.
Блин, опять я ляпнул это вслух. Руки Сашки как два сверкающих солнца обогревающих планету моей голой задницы. Не хочу вылезать. Но футболка улетает наверх. Цепляюсь за неё зубами и ору что буду здесь жить.
Как в домике блядь
Оказываюсь на кровати. Раскидываю руки. Пытаясь обнять весь мир, ну и немножечко так и быть Сашкину голову.
Мне хочется секса, а не минета, но Сан очевидно думает иначе, выцеловывая сверху донизу. Целует ревущую ему навстречу флейту, настраивает языком, облизывая мундштук головки, вбивается самым кончиком. И я порчу весь концерт бурно выплескиваясь в него белоснежной лавиной музыки. Получи фашист сонату. Сашка моргающий глазами с забрызганной спермой физиономией самое эротическое зрелище в мире. Начинаю вылизывать его раньше, чем соображаю чем занимаюсь, купаю в своих руках, тормошу, дёргаю за уши, за волосы, тискаю, обцеловываю, раздеваю. Сашка сопротивляется. Не сразу до меня доходит, что он боится сделать мне больно, боится, ведь тело это просто источник удовольствия, источником жизни является душа. А моя душа не принадлежит ему. Да что он знает, лось тупой. Обдолбанный.Люблю, не люблю. Все равно не скажу, пусть мучается...Эм самым приятным способом.
Сан пытается отбиться. Это самое невероятное зрелище всех времён и народов. Беспомощный такой здоровенный изящный варвар, как последняя бля весталка девственница, закрывается ладонями, и цепляется за штаны , уговаривая меня до бесконечности, пытаясь погладить упрямый нацелившийся на охоту затылок.
- Ники. Ники. Малыш. Ну что ж ты делаешь. Малыш. Я же не смогу сдержаться Ники.
И я как расхристанный проповедник, упорно просвещаю его в свою веру, решительно освобождая варвара от последних предубеждений против моего пылающего бога.
Чужое сопротивление трещит по швам, Сан не сдаётся со стоном сминая руками простыни, готовясь выдержать любые пытки, лишь бы не оттрахать назойливого отче на почве его миссионерской деятельности.
Веру надо начинать словом. А слово у меня красноречивое. Да и вообще, силён я так словоблудничать если честно. О чём ему и сообщаю. Решительно раздвинув сильные бёдра и рисуя языком изящную рыбу. Тайный знак. Обозначающий. Здесь были мы и слово наше крепкое. Ласкаю мошонку, перекатывая яички, втягивая губами, подключаю пальцы ибо как известно терпение и труд... Санькин флагшток ревёт в бурном море моих поползновений.
Языком вверх - вниз, вырисовывая каждую руну напряжённых вен, щекочу под уздечкой.
Простыни трещат по швам, Сан стонет не сдерживаясь, шипя, что я щаз кого - то прыткого разложат на арене и растерзают очень голодным львом в жертву Купидону. Скромно хлопаю ресничками, застенчиво порхая по головке его истекающего члена.
- Неважно. Я пострадаю как истинный христианский мученик. А пока, почитаю как я ему Нагорную проповедь. Медленно заглатываю головку. Как там оно начиналось?
Блаженны верующие
Сан всхлипывает и мечется подо мной и мне приходиться прилагать усилия что бы удержать это прыгающее чудо. Скольжу по стволу, сумасшедшими движениями языка, губ, пытаюсь заглотить поглубже. Отсутствие опыта искупается старательностью. Его стоны музыка для моих ушей. Я готов слушать её до бесконечности. Нежу его ладонью, по животу, по бёдрам, оглаживаю крепкую задницу впиваясь ногтями. Выше мне к сожалению не дотянуться, и приходиться следить, что бы Сан в совершенном пароксизме своей страсти, просто не зашиб меня ногами. Его пальцы на моём затылке, ласково перебирают, ерошат, просто ласкают позволяя мне действовать самому. Первый раз Саня меня практически не направляет, кажется я выбрал нужным ритм. Чувствую себя учеником успешно сдавшим экзамен у любимого учителя. Нежность льётся елеем. Я купаюсь в его чистой энергетике. Мне хочется плакать от счастья. Замереть и дрожать каждой клеточкой тела реагируя на одну лишь ладонь. Яростно заглатываю глубже, ускоряю ритм, что бы скрыть собственное смятение.
Саня вскрикивает, Саня стонет закусив губу. Саня беспомощно мечется, раскидывает руки, пытаясь ухватить невидимую стенку которой для него сейчас попросту не существует и выгнувшись напряжённой дугой, забившись толчками бёдер выплёскивает в меня мегатонны спермы которая льётся в горло и я честно заглатываю всё что успеваю. Но она всё течёт и течёт, изливая бесконечную ересь его греха, и кажется я готов принять целиком всё, до капли, выпить осушить, вылизать в остром понимании.
Саня, блядство. Грёбанный ты гандон.
Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!!!
   Вслух я разумеется этого не сказал. Я застенчивый. И вообще. Такой скромный, офигенный, кайфовый.
Сан подхватив под мышки вытагивает меня наверх, как любимое дитя, что б очевидно не лопнул самодовольства. На мою сияющую морду можно вешать фонарики, ёлочные гирлянды, игрушки - засверкают без всякого электричества.
Мы не будем думать о плохом, мы не будем думать о плохом сейчас.
В глазах Саньки две луны, два солнца.
Готов сдохнуть в осознании, что это всё для меня.
Целует благодарно; нежно, обводит руками, словно пытаясь ощутить кокон нашей переливающейся энергетики.
Мы как на экспрессе. Чем дальше, тем больше западаем друг в друга. Или я западаю, с каждый днём, своих эскапад переходов от желания убить, до желания любить и целовать следы его походки. Ну ладно со следами пожалуй погорячился. Но вера придёт в наши отношения. Мне ещё не хочется верить ему, я ещё не готов довериться, открыться, но понимаю что словно тёплый живой комок в его руках. Я пульсирую. Я снова начинаю жить. Я умер и воскрес. Вот такое оказывается бывает и мой распиздяцкий воронёнок с серыми глазами наполнил меня галлонами своей живой воды. Да уж, кстати о галлонах, помыться бы нам не мешало.
Сан невменяемый. Сан невъебенный. И невменяемый. Он просто ошалелый, словно пьяный, лыбится, смотрит, моргает, не в силах отойти от оргазма. Тащусь от самого себя. Сейчас начну танцевать победные танцы выпрыгивая задницей на тамтаме его живота.
Готовлюсь поднести ладонь к губам с воплем, что "Слона завалили", но мой оживший лев, с рычанием подхватывает меня за задницу и мы едем в ванную. Мыться.
Ну и заодно я получаю возможность обозреть его квартиру. Честно вываливаю ебальничек и забываю его поднять. Вот так вот живут богатые люди, буржуи блин, фиг ли. Двухэтажная квартира похожа на футбольное поле в величии современного евроремонта, Вкус чувствуется во всём, в каждой затейливой изящной завитушке, неуловимые штрихи стиля.
Никакой аляповатости, кричащей и бросающейся в глаза роскоши, чувствуется именно вкус, строгий, элегантный, аккуратный, ненавязчивый.
Мне кажется Саня стеснялся в тот момент. Чувствуя себя очевидно неловко, потому что лёгкая тень набежала на его лицо, когда я ошарашенным тоном выдал: - Что это пиздец.
Не гордость, не самодовольство, а именно стеснение и лёгкий страх, словно это его богатство выстроит между нами непреодолимую стену. А мне смешно.
Я раскрываюсь перед ним сверкающей бабочкой энергетики. Мне больше не нужно её сдерживать, не нужно бояться, прятать это в себе - больше не нужно. Словно впервые я могу позволить себе быть. Развернуться, вспыхнуть, заискриться миллиардами десятков цветов, искр, шлейфом переливающейся радуги.
   Я читаю его, легко и естественно читаю. Вижу мысли, и провожу по ним рукой. Он стесняется своего богатства, точно так же как я стесняюсь своей бедности. Парадокс. И Санька выпрямляется. Он не понимает что с ним происходит, не понимает, но успокаивается, ему становиться легко, он расслабляется, ощущая себя идиотом, и с удивлением моргает ресницами не понимая, как ему на секунду могло прийти в голову, что я похож на других людей, которые меряют его деньгами. Стукаю его по лбу. Нехорошо читать чужие мысли, но что сделать я эмпат. А сейчас я просто бабочка выбравшаяся из своего кокона. И мне хочется взлететь и сиять на весь мир.
- Ник...господи - Сашка ставит меня на полу ванной и смотрит почти с испугом. В его глазах восторг ребёнка увидевшего мир сквозь разноцветные стеклышки
- Ты...ты точно человек?
- Инопланетянин, - хохочу я, с лёгкостью разбираясь в перипетиях сантехники и первым запрыгиваю в огромное джакузи. - Иди сюда. Буду тебя облизывать
- Да я сам тебя готов облизывать...с утра до вечера- выдыхает Сан. Смотрю на нашего клиента. И правда готов. С головы до ног. Снаружи изнутри.
Подтягиваю его на себя за чудесную тёмную прядку.
Удержаться от искушения и не прикусить за ухо нет никакой возможности.
Щекочу дыханием, лёгкое стакатто языка
- А кто - то против?
Вода уже налилась до половины. Гидромассаж пока включать не хочется. Мою насмешливую ухмылочку Сан чует за кожей, только не понимает её причины. Нащупываю мочалку за спиной, и небрежным движением шлёпаю её недогадливому на грудь. Откидываюсь на край бортика, вольготно поигрывая кончиком ступни.
- Приступай. Хочу... Что бы ты помыл меня.
  
   До Сана доходит. Щёки вспыхывают жаром, глаза прищуриваются, когда до него доходит, что любимый пиздёнок я, злопамятный типчег. Ну так, слегка в приятных моментах.
- Решил поиграть? - Сан насмешливо вскидывает бровь и губы его ползут в акульей усмешечке. Это кто - тут ещё поиграть решил спрашивается.
С гоготом ухожу под воду, когда небрежный движением ноги, Сан лениво переступил бортик джакузи, и крутанул стойку с разными шампунями и гелями вокруг своей оси, выбирая оружие.
В догонялки в джакузи не поплаваешь, и Сан подхватив выуживает меня как рыбку из воды со второго раза. Весовые, ростовые и прочие категории явно не равны.
Я исхожусь истошным воем, когда эта скотина со злорадным хохотом, заливает меня гелем с ног до головы, пользуясь тем, что я не достаю ногами до дна. Выскальзываю ужом, хватаю что - то в ответ...
Не знаю, как мы не разнесли ванну. Два веселящихся дебила подростка затеявших дуэль на тюбиках шампуня - зрелище не для слабонервных. Если бы Сашка не задвинул створки мы бы затопили соседей. Не знаю, что нас так разухарило.
Скорее всего просто начался отходняк, вылившийся в острый приступ истерически нездорового веселья, которое плавно сошло на нет и мы вплавились друг друга, целуясь словно сумасшедшие, скользя мокрыми ладонями по коже, жадно лапая друг друга, вновь изголодавшимися ладонями.
Мне кажется, мы никогда не сможем насытиться друг другом. И дело не в сексе, дело в чём - то другом, важном, скрытом глубоко внутри нас.
Огорчал только один факт, соглашаясь на любые внешние поползновения, настолько соглашаясь, что из ванны мы выползали на трясущихся ногах, Сан категорично упёрся рогом отказываясь заняться сексом. Кажется психотравмы у нас оказались обоюдными, и когда я бился в капельницах в припадке ненависти крича о том, что мечтаю засунуть ему паяльник в жопу, для Сана это оказалось слишком.
Слова имеют способность ранить и убить. Мне бы хотелось исцелить Саньку, забрать сказанное обратно, но растворяясь среди всполохов невъебенной нежности в которой я пытаясь вымолить прощение, топил его раз за разом, пытаясь отдать, Сан отказывался заниматься сексом.
- Между поебаться и любить есть разница Ник. Я тебя люблю. Я просто хочу что бы ты это понял. Что мне не секса с тобой хочется Ники, мне хочется ТЕБЯ.
Вот такой вот невероятный тип. Думаю, скажи я ему Люблю, и всё сопротивление Сана, который с мазохизмом достойным лучшего применения отказывался от собственного желания, рухнуло бы в один момент. Но я не мог вытолкнуть из себя этих простых слов.
Мне вообще очень трудно сказать кому то: - Я люблю тебя.
Сказать Люблю, значит взять на себя ответственность за судьбу другого человека, разделить с ним жизнь. Я пока не был готов принять её.
  
   А ещё мы оба не были готовы к разговорам.
Бывает такое, людям очень хорошо, посреди войны они находят островок мира и позволяют себе урвать несколько часов от реальности, не думать. Вот и мы так. И я.
Сашка смотрел на меня, Сашка целовал меня, и я понимал, что он не станет ничего рассказывать, предпочитая навсегда оставить в безопасности, завёрнутым в солнечное тепло своей квартиры. Сашка наблюдал за мной, улыбался, смеялся, шутил, отвлекал всячески, и продолжал наблюдать, словно добрый психиатр незримо нависающий над пациентом. Потом он признался, что очень остро боялся, что у меня съедет крыша, некоторые симптомы были так сказать на лицо. Я не замечал этого со стороны, но Саня видел, просто не говорил, тактично не замечая, что у меня трясутся руки, что иногда я начинаю хохотать очень громко и нервно, что говорю походу мыслей, замираю в прострации глядя в одну точку. В такие секунды Сашка испытывал беспомощность, почти панику, и не подавал виду, вымучив из себя улыбку острил, дурачился, всячески отвлекал и остро боялся что я сойду с ума. Особенно в первый день.
Мне хотелось задать тысячу вопросов, спросить тысячи вещей, но я пока не был готов. Было больно думать. Больно спрашивать.
Я не знал, как меня вытащили из той квартиры, не знал, что случилось с Вольхом. Где он сейчас? Что с ним?
Самое блядское и паскудное заключалась в том, что я по прежнему переживал за него. Не хотел себе в этом признаваться, реально хотел бы запихать ему паяльник в жопу, но ничего не мог сделать с собой. Хотел, что бы он исчез из моей жизни, но исчез нормально без проблем. Что бы я просто знал, что у него всё хорошо. Об остальном, я уже никогда не буду думать.
Саня не выдержал первым. Обнял, зажал в себя и тихо заговорил, бесцветным голосом рассказывая как всё было. Слушать не хотелось. Слушать было паскудно. Снова накатывали отвратные, тошнотворные воспоминания, хотелось завыть, стиснуть зубы, хотелось вырваться и побыть одному, пережевать всё в одиночестве. Саня понимал даже это, но очевидно понимал так же и то, что сейчас пожалуй это тот раз, когда нам стоит побыть рядом.
- Меня выпустили под залог, - тихо сказал Саня. - Что касается Вольха, он уже пришёл в себя и готов давать показания.
Я постарался, что бы на моём лицо ничего не отразилось, но внутри всё словно оборвалось, заныло от этих слов. Сашка прижал меня к груди, и положил ладонь на моё лицо, закрывая. Какому нормальному человеку в здравом уме и твёрдой памяти придёт в голову сделать этот жест?
А Сану пришло. Он просто закрыл меня собой, закрыл своей ладонью меня от самого себя, от стыда собственного понимания, просто бережно взял и закрыл, прижимаясь губами к виску и сидя так в молчании.

И рядом с принцессой, маленький принц научился не бояться призраков.
В её присутствии кошмары отступали и в страхе убегали прочь. Маленький принц сидел на троне, в сбившейся на бок короне и смотрел на принцессу. А прекрасная принцесса сидела на ступеньках у подножия и вышивала на пяльцах цветочки. Рядом с принцессой лежал меч, и рассыпавшиеся вокруг нитки.

- Да Ник. Я избил его очень сильно. До реанимации, - тихо подтвердил Саня. - Жить будет. Через несколько дней переведут в обычную палату.
В голосе Саньки послышался такой ад, что я торопливо освободился, повернулся к нему и стиснул сам.
- Что теперь будет, Саша?
Саня невесомо погладил меня по спине.
- Не знаю. Заявление он вряд ли на напишет. С ментами я разобрался. Родители пока не знают. Просил не говорить. Через три дня приедут, тогда и будем думать. Не волнуйся. Ник. У меня всё под контролем. Здесь скорее другая проблема. Что пожелаешь сделать ты? Ты ведь засадить его... можешь...
   Сашка осёкся и больше ничего не сказал. Озвучка висела в воздухе. Я кивнул. Саня принял. Нам не нужно было говорить. Мы знали. Я этого не сделаю. В любой другой ситуации, Сан имел право уговорить меня передумать, но не в этой.
- Он ....ты ...Насколько всё плохо?
   В эту секунду я себя ненавидел, но должен был знать.
- Черепно- мозговая травма, двойной перелом руки, четыре ребра, разрыв ...
   Сан словно словно цитировал выдержку из протокола.
Я зажал ему рот.
- Прости.
- НИК. - Сашка поцеловал мои пальцы. - Это мои слова тебе. Единственное, о чём сожалею, о том, что не смог тебя уберечь от этого. Об остальном не жалею. Если бы Дима меня не остановил...Ты знаешь, я когда увидел тебя там
Сашка зажмурился, затряс головой.
   - Меня перемкнуло. Перед глазами всё почернело. Даже не помню, что было... Помню, душил, а Зидан оттаскивал, пальцы разжимал. Потом милиция. Потом всё как в тумане. Хуже всего было от бессилия, когда в обезьянике сидел и не знал, что с тобой. В каком ты состоянии. Мы когда дверь выбили. И ты весь в крови и...
Сашке не нужно было говорить, что он там увидел, я представлял.
   - Потом Саныч приехал с Маринкой. Она юрист наш семейный. Меня отпустили под подписку.
   Я судорожно стиснул Сашку, клещом вцепился. Неожиданно так захотелось обнять его, подержать, уберечь. Такого родного, беззащитного, моего. Гладить пальцами напряжённые виски, целовать судорожно стиснутый рот, разминать застывший затылок, пытаться качать, баюкать. Я привстал к нему на колени, потому что сидя не мог обхватить так как хотелось, прижался обнимая собой. Зарылся носом в ухо, в волосы.
   Запах любимого человека, Запах любимого человека. Обволакивающий, трепетный, тёплый. Мой.
Обхватил руками за спину, ощущая сильные мышцы под пальцами, совершенно каменные, а Санька ведь гибкий как пластилин. В каком же напряжении он сейчас находился?
- Санька, - хотелось сказать, столько нежных слов. Любимый, родной, котёнок, зайка мой. Но не мог их сказать, чувствовал себя нелепо. Я даже не целовал, присосался как пиявка перемещаясь от уха, до плеча и обратно, к лицу, бесчисленными детскими чмоками.
Дети целуют взрослых очень жадно, словно хотят выпить неведомое, дети целуют искренне, не понимая, что отдают гораздо больше чем хотят взять. Детская энергетика чистая, не испачканная, целительная. Я не мог быть ребёнком, я теперь был грязным, но мне кажется Саня любил даже эту грязь, а может быть он просто не замечал её.
- Ники, ты что. Что ты, глупый. Не надо. Иди ко мне.
Мы с Сашкой просто плыли друг в друге.
Может ли такое быть, но мы действительно, стоило нам соприкоснуться, не могли отлепиться друг от друга, ощущая связь животом, на уровне пупка.
   Так не бывает? Может и не бывает, но думаю мы оба ощущали друг друга именно так.
   Притяжение существовало всегда, но раньше мы были закрывались, таили это в себе, давили внутрь, не понимали. А сейчас что - то изменилось с нами, встало на свои места, защёлкнулось. Вроде бы столько всего, куча непоняток, проблем, событий, а у нас с ним всё встало на свои места. Или это мы нашли своё место, нашли друг друга.
Сколько же всего мы пропустили с тобой, Сашка?
Но мы наверстаем, наверстаем обязательно.
  
   Я жил в квартире у Сана вторую неделю. С момента моего прихода в сознание пошёл седьмой день, а до этого провалялся в его хате двое суток, напичканный лекарствами по самые уши.
Когда очнулся, и мы смогли поговорить, обо всём, я робко осведомился Что дальше? На этот вопрос Сан дал единственный безапелляционный ответ.
- Мы вместе. Живи у меня. Обсуждению не подлежит.
   Иногда слова, одни и те же, сказанные разным тоном, могут нести разный смысл.
   Сашкино "Я тебя больше не отпущу Ник!" не содержало ни тени собственичества или эгоизма. Только заботу, беспокойство и страх, что не пойму, сочту это посягательством на собственную свободу. Но на тот момент, в гробу я видел эту свободу и жизнь.
   Что - то реально у меня так произошло со шкалой переоценки ценностей. Я просто кивнул и сказал
- Хорошо. Только распланируй сам, что там потребуется. Я не в состоянии сейчас думать и решать. На самом деле так оно и было. Я словно безынициативный болванчик, Поставь меня, положи, согни, убери на полку - многое воспринималось безразлично. Душевная апатия присутствовала. Я начинал оживать, но не сразу, постепенно. Мозги вставали на место и закладывались в черепушку, подстраиваясь под новую реальность, но у меня пока не получалось взять и разом вытряхнуть самого себя из образовавшейся шкурки.
   А Санька сначала не поверил, а потом чуть от радости не чокнулся. Очевидно, ожидал бурных протестов, концертов в стиле "я сам себе красивый" и всё такое прочее. Мощно я на эту тему окружающих выдрессировал. Но тут, просто взял и сказал:
   - Давай, жить вместе.
- Всё! - сказал Сашка рухая рядом и обнимая меня. - Сейчас умру.
   - Да иди ты. - Я уютно завернувшись в его конечности шутливо пихнул в бок, откладывая в сторону журнал.
   Устроившись в гостиной на диванчике, я листал выпуск "Вокруг света", трескал мандаринки и в пол уха слушал Сашку, мирно нарезающего круги для признаний.
   - Умереть он собрался. Вариант подо мной и от оргазма я так и быть ещё рассмотрю, а вот все остальные.
   Увернувшись от поцелуя, я торопливо всунул ему в рот дольку мандаринки.
- Ник, реально сейчас от счастья подохну.
   Сашка недолго думая, скотски вплюнул мандарин мне же в рот. И что вот это в его понимании счастье, да? Тьфу, животное.
   А он прижал меня к себе и пока я протестующее мычал, сдаваясь напору чужого языка, Сан оторвал меня от дивана, и забросив на плечо, закружил по комнете с радостными воплями, изображая самолёт.
- Положи на место, блин! Уронишь.
   Но Сашка только замотал головой, сообщая мне о том, что моё место - это он. А если кто - то в этом сомневается.
   Он подбросил меня в воздух, заставив дико заорать.
   Не знаю, как я от него вывернулся и отбился в конечном итоге. Отбиться от Сашки не представлялось возможным, но не по причине физического превосходства, эту свою сторону он как раз и не демонстрировал, безоговорочно поддаваясь в шуточных потасовках, просто жопа заключалась в том, что я отбиваться не хотел. Он пальцем пощекочет, а я и отлепиться не могу.
   В общем Сан сделал предложение переехать, я ответил согласием, это просто случилось и всё.
   Мы стали быть.
  
   Возвращение Сашкиних предков ожидалось только в конце месяца.
   Практически накануне Малины уехали отдыхать на Кипр, оставив Саньку распоряжаться самостоятельно. В самостоятельность Александра охотно верилось. Узнав, что в отсутствие бати, Малин подменяет его в делах, и успешно при этом справляется...Собственно, это не оказалось неожиданным, что - то такое и раньше высвечивалось, просто он это не афишировал особо, заезжая туда - сюда, документы закинуть, бумаги забрать или в бугалтерию надо на пару минут заскочить. Обычно он отлучался ненадолго, пока я сидел и ждал в машине, слушая музыку, рассматривая прохожих.
   Обратить внимание и сообразить, для каких целей у Малина в бардачке регулярно пара печатей вместе с ним катается, мне в голову не приходило.
   Саня пока не ставил родителей в известность о случившемся, не счёл необходимым тревожить раньше времени. Решил подождать развития событий. Саныч и адвокат Мария Николаевна соответственно тоже не пропалили, согласившись с доводами Сани, не наводить зря панику. В убедительности этого парня сомневаться не приходилось.
   Что касается сестры, насколько я понял из объяснений, Юлька использовала отсутствие родителей на полную катушку. И пользуясь снисходительностью и демократичностью братца, рванула в гости к подруге, где застусила по - полной и возвращаться совершено не собиралась. Решив не тревожить детскую психику, Сан держал язык за зубами, поджидая очевидно, пока я оклемаюсь. Пугать неподготовленный народ первые дни, у меня бы неплохо получилось.
   В общем, первые дни. мы оказались предоставленными сами себе, и могу сказать, что меня это полностью устраивало. Я совершенно не представлял как вести себя, когда они вернуться.
   Но Саня велел не париться и я не парился.
   Возможно, за эти несколько дней, что - то изменилось, и эти перемены заставили меня смотреть на вещи проще, не заморачиваясь.
Точно так же не заморачиваясь я позволил Сашке обновить собственный гардероб. В душе ничего не протестовало. Ну не ощущал я никаких чувств из того, что испытывал раньше, типо что я ему содержанец или что - то в этом роде. Просто это было как - то... Нормально? Естественно? Я мог ему это позволить. Не знаю, откуда пришло это чувство, но мы словно становились семьёй. Оказавшись в жизни Сашки, я внезапно растворился в ней, остался в его квартире и не ощущал никакого дискомфорта, словно жил здесь всегда, долгие годы, просто наконец вернулся домой.
  
  
   - Понимаешь Ник.
   В первые дни, Сан трясся над каждым моим шагом, постоянно смотрел загнанным щенком, боясь сделать, что - то не так.
   - Понимаешь, дело не в родителях. Но если для меня действительно ничего не стоит потратить определённую сумму денег. Я не виноват, что у меня отец миллионер, - взмолился он наконец.
   - Ники, для меня обновить весь твой гардероб... Юлька на карманные расходы больше получает. Твою мать, Ники, я посторонним людям зарплату плачу, а любимому парню не могу рубашку купить...
- Отлично, - методично изучая чужой гардероб на предмет чего - нибудь пригодного для выхода на улицу, сообщил я. - В таком случае готовься. Я ощутимо ударю по - твоим карманным расходом. И раз ты так настаиваешь, разорю.
- Господи, я знал что ты есть и ты меня услышишь, аллилуяю .
   Сан радостно выдохнул, а затем вооружившись ножницами безжалостно обрезал джинсы от Армани, подгоняя их под мой рост. Я только челюсть захлопнул. Этот парень меня с ума сведёт однажды, уже свёл. Кто сказал, что он аккуратист?
  
  
  
  
  
  
  
   *****
   - Саня, домой хочуууууу! Поимей, совесть.
   Я пытался спастись из примерочной, единственно возможным способом - отказавшись мериться.
Начинаю подозревать, что моя шутка про Сана играющего в детстве в куклы, оказалась близка к истине, потому что наиграться Сан не мог. Очевидно не понимая, что я устал, хочу свалить и в отличие от него не вижу никакого смысла во всей этой куче барахла. Сан видел. Рассматривая меня требовательным глазом, безжалостно гонял продавцов, придирчиво сооружая некий видимый лишь ему образ. Тоже мне Юдашкин выискался.
- Подожди, - ухмыльнулся Сан. - Ты Юльке в лапы не попадался. Она тебя живым не выпустит.
- Да вы прямо кладезь позитива.
   Я уронил штаны, нагнулся и ...
В общем, не знаю, как мне удалось отбиться. Сашка с тихим рычанием вжал меня в стенку примерочной, и самое дебильное, что я отреагировал почти моментально. Вот стоит ему ко мне прикоснуться, и всё. Я тихо блядски дохну от счастья, в то время как член мгновенно каменеет. словно Сан накачал меня авродозой по самые уши и всё о чём я могу думать, это о том, что бы трахнуться, и плевать где. Можно даже в примерочной, лишь бы скорее.
  
  
   Оглянувшись назад, я могу сказать, что это были самые счастливые дни в моей жизни.
   Дни наполненные бесконечным обоюдным смыслом существования, когда в каждое движение, в каждый жест, в каждое нехитрое действие вкладывается так много, что это нельзя выразить словами.
Любить кого - то это значит желать отдать. Не взять, ни подчинить, не сломать...Отдать. Когда для другого человека хочется создать целый мир. Хочется, что бы он был счастлив. В этом своём стремлении с Сашкой, мы оказались удивительно одинаковыми. Говорят противоположности притягиваются и дополняют друг друга, но истинный тонкий тандем чуткого понимания образовывают духовно похожие личности.
   Наши с Саном душевные вибрации совпадали настолько, что иногда просто не требовались слова. Мы погружались с ним, в наш чудесный океан молчания, говорили глазами, рисовали губами, переплетались пальцами, он меня понимал, я его понимал. Временами у меня создавалось идиотское ощущение, что мы читаем мысли, он мои, я его.
   .
- Как тебя зовут? - спросила Элли. - Меня зовут Железный дровосек и меня заколдовала злая Гингема.
Я сидел в джакузи, удобно устроившись между Санькиных согнутых коленей, прижимаясь спиной к его широкой груди и млел от удовольствия слушая бархатистый голос, ощущая прикосновение чутких пальцев, мылящих снежную копну на волосах.
- Как это случилось? - спросила Элли.
- И чего он так и стоял с поднятыми руками всё это время?
- Ну да, типо стоял.
- Я бы нахуй за такое топором пизданул, как Раскольников, старушку процентщицу.
Сан трясся за моей спиной, честно пытаясь сдержать смех.
- Значит Достоевского ты читал, а про Изумрудный город не читал?
- Ты это...не отвлекайся давай, рассказывай.
Полтора часа назад, Саня проиграл мне в карты на желание. То как он перевозбудился в процессе игры, подсказывало что желание моё в его воображении было самым непристойным. У меня даже мелькуло подозрение, что он нарочно так проиграл. За что собственно теперь и страдал.
- Хочу сказку! - голосом малолетнего дебила выдал я.
Изумрудный город Санька выбрал сам и не рассказывай он так пиздато, я бы сжалился и отпустил. Но Сан обладал феноменальной памятью, а то, что не помнил, отлично вербализировал по собственному усмотрению. И вот я неожиданно увлёкся прослушиванием моей личной аудиокниги, а учитывая что аудиокнига обладала ещё кучей других талантов...
И очевидно Сан в своё время не наигрался, как мне в своё время никто не читал сказок. А может быть просто Саньку пропёрло компенсировать мне всё недополученное. Как и мне ему. И мы сидели как два дебила и нежились друг в друге, борясь за право поиграть в папу -маму. Я бы конечно поиграл в эту игру другим способом, ну да бог с ним, потерплю. Кому я вру? Я млел и таял как блядский кусочек мыла, смывался струйками шампуня, и перевернувшись от счастья, радостно утопил Саньку.
Нет, ну нельзя быть похожими в некоторых вещах.
Мы передрались за право трепетно вытереть друг друга полотенцем. Я сопротивлялся, Санька упирался, превуалируя лидерством габаритов. Хотел даже понести на руках, в итоге мы принялись пиздиться мокрыми полотенцами и мне пришлось удирать, потому что свёрнутым жгутом по голой жопе на самом деле больно.
  
   - И потом появился лев.
Я сосредоточенно тёр морковку, пока Сан изящно и не спеша двигаясь по кухне, варганил нам ужин.
- И съел эту девочку?
- Да. Ник, он её съел и сказка закончилась! - Сан ухватившись за возможность прекратить пытку маньячно просветлел лицом и ринулся целоваться, очевидно сочтя карточный долг отработанным.
- Нифига, в мультике были башмачки и обезьянки. Я помню.
   Я безжалостно взмахнул морковкой.
- Пощади меня, чудовище. - Сан бесстрашно откусил и состроил такого уморительного лапу, что всё что мне оставалось, это стиснуть его и не отпускать.
- Саша, я тебя ...
   Я уткнулся лицом ему в предплечье прошептав это туда.
- Что Ники? - Сашка смотрел так ласково, что хочется плакать. Блядь. Просто хочется сдохнуть. Рельно взять и сдохнуть. От счастья, от эмоций. Всё что могу это обхватить его ногами за бёдра. Хочу кричать о своей любви, хочу кричать на весь мир. Зачем ты спрашиваешь меня Саша, о том что так очевидно?
- Ник, мясо сгорит, - Сашка смеётся, нехотя освобождаясь из плена моих рук, ног, зубов, ухватившихся за воротник рубашки и не желающих разжиматься.
Пусть горит! - хочется ответить мне. Но я отпускаю,
- Разлука глаз пяти секунд с тобой, мучительна как вечность. - бормочу грустно рассматривая, как он суетиться над сковородой, высыпая морковку, помешивая.
   Пиздец приплыли. Не хватало только стихи начать сочинять. Смотрю на свои измазанные оранжевым ладони. Вскидываю глаза. Сан стоит застыв с ножом в руке, смотрит внимательно. А затем выключает сковородку и воткнув нож в доску идёт ко мне, на ходу вытирая руки о штаны.
- Нахуй мясо! - твёрдо произносит Санька и загребает меня в себя. - Буду кормить тебя собой, - выдыхает он счастливо и кажется я не против.
- Я тебя сейчас съем, Сашка! - Я повисаю на нём как влюблённый тузик на тряпке.
Остановись мгновение, ты прекрасно.
Но мой прекрасный Мефистофель никогда не позволит этому произойти. И шмотки плавно усеивают дорогу от кухни до спальни, длинной в два этажа. Последним препятствием стал носок, который Сан умудрился стащить с меня в полёте, попутно выскользнув из собственных штанов, и дальше мы растянулись на полу, так и не сумев доползти до конечного пункта назначения.
Ощущаю себя ходячим банком спермы, в который регулярно делают вливания помимо опустошения так сказать естественных активов.
Но вот только мне хочется получить эти активы естественным путём, а Сан как собака на себе, ни сам ни ест, ни мне ни даёт.
  
   Я стоял посреди кухни с глубокомысленным видом поедая печенюшку, и щёлкал пультом от телика, переключая каналы в поисках интересного. Сан смотылял по магазинам, сообщив что поедет в центр, а памятуя, чем закончились все предыдущие наши с ним походы, я предпочёл остаться дома.
Нездоровая мания Сашки тратить на меня деньги, начала находить тихий протест. Из него бы получился хороший отец, просто уверен в этом. Заведи Сан семью, его чадо бы не знало отказа на в чём, и несомненно было бы счастливо, что касается меня я тихо стервенел. А вот Саньку пёрло и злиться на играющегося ребёнка было совершенно невозможно. Оставалось принять со вздохом обречённой покорности судьбе, тем более что судьба весьма так нехило баловала. Услышав поворачивающийся в замке ключ, я разулыбался. Непроизвольно от уха до уха.
Саньку хотелось не просто встречать, Саньке хотелось нестись навстречу, повиснуть на нём обхватив ногами...Но как обычно, я остался стоять с независимым видом, чавкая печенюшку в два раза интенсивнее, потому что начинал волноваться. Ну в общем Сан действовал на меня так...Волшебно действовал блядь. Как доза хорошего кайфа.
- Я дома! - Голос был абсолютно не Сашкин. Более того, голос принадлежал девчонке, послышался лёгкий грохот перетаскиваемой через порог тележки. Я растерялся, не зная, как реагировать. В одну секунду состояние привычной расслабленности покинуло меня, я напрягся, ощущая себя чужеродным элементом, испытывая неловкость, как будто меня застигли за непотребным занятием. Я ведь был лишним здесь, чужим, а голос судя по проскользнувшем в нём безмятежным интонациям принадлежал хозяйке квартиры или кому - то имеющему к ней отношение.
- Привет! - Не дожидаясь реакции на возможность оказаться обнаруженным, я вышел первым и увидел высокую девчонку ловко скидывающую ботинки, курточку. Рядом стояла тележка, на стенде валялась спортивная сумка. Увидев меня она вскинула голову. Волосы чёрные, подстриженные каре, знакомые серые глаза, не отстранённые как у Сашки, а очень тёплые любопытные, живые. Изящный носик, серёжки в виде золотых рыбок. И потрясающая фигура, почти как у Ники, но от Ники не исходила эта особая Сашкина энергетика, неуловимая элегантность, серьёзность и сдержанный юмор.
- Ты кто? - спросили мы одновременно, а затем кажется одновременно сообразили
- Юля, - пробормотал я, ткнув в неё пальцем и начиная лыбиться как идиот, потому что сеструха Сани оказалась такой потрясной девчонкой.
- Никита? - Юлька поднялась как кошка, на секунду до жути напоминая Саньку, спросила словно не веря глазам.
Я кивнул, продолжая улыбаться. От смущения на самом деле. Потому что куда себя деть не знал. Понимал, что Юлька в курсе наших отношений скорее всего и испытывал убийственную неловкость и желание взять куртку и выдать так сиротливо.
   - Ну я пойду, наверное.
Честное слово занимать чужое пространство я не хотел, и сейчас старательно пытаясь скрыть собственное смущение, сканировал Юльку на предмет пренебрежения, отвращения, негатива. Не хотел я быть помехой здесь. Быть неприятным для кого - то на самом деле стрёмно, и если я ощущаю, что вызываю у человека негатив, то либо постараюсь это исправить, либо не общаться, или уйти. Зачем раздражать людей собой? Ситуация тем более была не просто щекотливая, явно такая двусмысленная. На месте Сашкиной семьи, ну не знаю, я бы себя может и принял с натяжкой такой большой, "типо ради Сашки можно и не на такие жертвы пойти". И вот мысленно сейчас я уже запаковал вещички, потому что не хотел быть ни для кого неудобным. Не хотел я, что бы со мной мирились или терпели. Ведь каждому человеку, даже самому не заслуживающему этого, хочется что бы его приняли.
Я силился увидеть неприязнь, а Юлька вдруг радостно завизжала и кинулась на меня. Первым порывом было заорать и удрать.
Когда на тебя летит высоченная девица, инстинктивно хочется, что бы затормозила оно обо всё, что угодно кроме тебя. А ещё лучше пронеслась мимо. Но Юлька очевидно думала иначе, потому что визжа
- Ваааа! Урррааа! - схватила меня за плечи, начиная тискать и тормошить.
- Никитаааа! Ты приехал.
   Когда перестав прыгать и хлопать в ладоши, Юлька полезла целоваться, мои нервы не выдержали.
   - Боже, такой лапочка.
Я попятился, ища путей отступления в недрах кухни. В одной руке печенька, вторая выставлена в качестве живого щита. Мама акселератки насилуют бля.
   - Лапупындрииииииик
Хто бля???? - Стиснув меня двумя руками Юлька восторжённо визжала, и ехала следом за мной, по гладкому кафельному полу. Оторвать эту сумасшедшую девочку от себя я не мог.
- Хорошенькиииииииий Кавааааааааииииии Нняяяяяяяяяяяяяяяяяя
- Ещё и материться! - офанорел я вслух усиленно пытаясь ввести девочку обратно в дружбу с головой, и попутно оторвать душащие себя ладони.
- Эээ Юля, ты ..это...эээ подожди, ты что?
   Оторвать Юльку было примерно так же реально как отбиться от Сани. То есть никак. Перед тем как я попал к ним в руки эта сумасшедшая семейка явно практиковалась на других жертвах. Скажи мне кто нибудь месяц назад, что Сан станет вести себя как озабоченный маньяк с минимальным количеством извилин, ога всё остальное вышиб зашкаливший тестостерон, я бы не поверил. Теперь же на моих глазах озверевшая четырнадцатилетняя девочка планомерно уничтожала веру в прекрасное.
- Няяяяяяя Лапик. Лапик.
- ААААА Помогите мозг насилуют !!! - А что мне ещё оставалось делать в такой ситуации, только орать. Извернувшись я кое - как вырвался от Юльки и мы рванули по коридору. Я с воплем, Юлька с радостным визгом за мной.
Влетели на кухню и я резко захлопнул дверь перед Юлькиным носом.
- Ааа, так нечестно. Открывай - донеслось возмущённое и дверь принялись таранить.
- Низачто!! -отозвался я, изо всех сил налегая с обратной стороны. - Ты голову сначала подлечи
- Сам дурак. Ещё и грубый фууу.
   Дверь перестали сотрясать, кажется Юлька обиделась.
- Я не грубый, просто нельзя с порога на людей бросаться, Юль .
Я осторожно приоткрыл дверь. - Если бы я не знал, что ты Сашкина сестра...
   Я выглянул и оказался схвачен за руку.
- Попался! - возвестила Юлька радостно.
Я закатил глаза сдаваясь.
- Всё, делай что хочешь, вредная злая девочка.
- То - то же.
   Юлька с победным видом, проткнула пальцем воздух и принялась болтать, как ни в чём не бывало, словно знакомы мы были лет сто как минимум. Впрочем, Сан говорил, что Юлька общительная, просто как - то забыл предупредить насколько. Но сейчас эта общительность, как ни странно расслабила меня абсолютно. С Юлькой даже напрягаться не приходилось, она всё делала за двоих: командовала, болтала, моментально припрягая меня на почве: "помочь затащить вещи, сварить кофе, пока она будет мыться с дороги".
- А Санька мне про тебя все уши прожужжал, - с хитрым видом сообщила Юлька. - А ты правда жить у нас будешь?
- Эээээ
- Так здорово - Юлька снова хлопнула в ладоши. - От Саньки же по телефону ничего не добиться. А я как узнала, что ты у нас, сразу приехала. Наташка даже обиделась, но я ей про вас рассказала, а мама тоже знает. Правда у них самолёт отменили.
В этот момент Юльке позвонили, и схватив трубу она принялась радостно болтать, показывая жестами, что не забыла о моём существовании, и пока я тихо прифигевал переваривая полученную информацию, мне жестами указывали куда что запихнуть.
  
   Ладно ничего прорвёмся. Нихуя не понял, но прорвёмся как нибудь.
Я тоскливо матернул Саню, очень надеясь, что он приедет поскорее, но где там.
- Значит, я в душ, ты пока можешь мне что - нибудь сготовить.
В прошлой жизни Юлька была полководцем не меньше, и сейчас с такой ловкостью распоряжалась маленький войском в лице меня, что оставалось только уважительно прифигеть и подчиняться.
- Ты готовить умеешь?
- А что непохоже?
Я готов был взорваться, но девочка снова повисла на мне, пытаясь потаскать за щёки - Лапупушиндр, ты такой классный. На щеночка похож.
Во бля, нихуясе заявленице.
- Так, гражданочка. - Я решительно скинул Юлькины руки.
- Смешнооооой. - Юлька взъерошила мне волосы, и не подхватив полотенце унеслась в ванную, оставив меня красиво хлопать ушами.
- Сейчас освобожусь и тобой займусь, - крикнула она откуда - то из недр коридора роясь в тумбочках. - Бутеры сообрази пока.
Что значит Юлькино "займусь", я даже боялся представить.
Хотел позвонить Саньке с воплем "Помогите на меня напала девочка инопланетянка" , но потом подумав настрогал бутер и запихал их в микроволновку.
Юлька выскочила через пять минут, с мокрыми волосами, в халате подпрыгивая от нетерпения, чувствовалось, что мылась она с метеорной скоростью.
- Лопай. - Я поставил перед ней тарелку и подвинул чашку с чаем.
- Криворук, - девочка хохотнула и придвинула тарелку. - Присоединяйся. Сейчас перекушу, обед нормальный приготовим. А ты рассказывай, - непреклонным тоном потребовала она. - Как довёл братца до жизни такой?
- Ээээ - Я смотрел на Юльку откровенно обалдевшими глазами
Юлька прыснула.
- Ник, ты специально такие моськи делаешь?
- Нет, от рождения тик нервный.
   Я начал злиться. - Юля это уже не смешно. Будешь так с парнями разговаривать, никогда замуж не выйдешь, и вообще Я тебя старше.
   - Я придвинул кружку и обиженно забулькал чаем. Блин, не знаю, насчёт старше, но в данный момент мы с Юлькой оказались на одном уровне, однозначно.
- Ха ха ха Напугал кота сосиской. Я замуж вообще не собираюсь, лесбиянкой буду. Мне девочки нравятся. Сане же можно...
Чаем я уже не давился выплёскивал равномерно на скатерть под звонкий Юлькин хохот.
- Я пошутила Ник. Не могу, ха ха ха, ты такой классный, ха ха ха, повёлся
- Ююююллллиииияяяя! - Я начал стервенеть и пыхать паром. Юлька "писалась в кружки", и только что не падала с тубаретки.
- Ой, ой мамооочкиииииии Лапупындр, не бузи. А то скажу Сане, что ты ко мне приставал.
- Ты не сестрёнка, ты монстр! - слов не осталось и я в ужасе упал на табуретку, признавая поражение, и начиная смотреть на Юльку почти с восхищением.
Юлька довольно хмыкнула - Это у нас с братцем семейное.
  
  
   Можно ли зажать солнце ладонями?
Я смотрел на Сашку за рулём авто, как он уверенно ведёт машину, спокойно, неторопливо, внимательно, и ощущал себя солнцем, чьих ладоней было недостаточно что бы зажать собственной рвущееся наружу сияние.
Сашка изредка ловил моё отражение краем глаза, улыбался, снисходительно. Вот он такой большой, сильный, здоровский, весь мой, Бля. За что? Ну что я такого сделал, что бы Саньку и мне? Для меня. Как драгоценный подарок перевязанный красной ленточкой. Я понимал, что вклеиваюсь в него, что уже дальше некуда, нереально, невозможно влюбиться так, что бы ехала крыша, а вот оказывается реально. Это реально когда ты любишь в человеке всё, широкие запястья, с причудливыми браслетами, плечи в кожаной куртке с воротником, тёмные волосы торчащие в разные стороны, и каждая прядка твоя. Нереальные глаза, блядские, удивительные, смеющиеся, и только ты знаешь, как они умеют смеяться. Для тебя.
Никто не знает каким придуроком он может быть - хочется петь эти слова как песню, хочется ...всего.
Не выдерживаю, выбираюсь из ремня безопасности, обнимая Сашку за плечи и шепча ему на ухо...
- Ники, мы сейчас никуда не поедем, - ладонь Сашки собственнически хватает меня за задницу. - Ты на это всеми силами напрашиваешься.
Машина плавно притормаживает, и я плюхаюсь на Саньку и плевать мне что о нас подумают.
- А кто кричал ни дня без учёбы?
   Я уже изнемогаю без него, без губ, без рук, без прикосновений.
- Вот так вот ты на меня разлагающе действуешь - покаянно шепчет Сан щедро отдавая и руки и губы и прикосновения.
- Саня, ну кто - то из нас двоих должен быть морально сильным духом - впиваюсь в Сашкины губы, как умирающий от жажды в поиске глотка воды.
- Давай это будешь ты, ммм? - Руки Сана уже под футболкой, выдёргивают из джинсов, расстёгивают ремень, сидя в кресле пытается снять с себя рубаху.
- Всссёёёёёёё !!!! - ору вырываясь и отпинываясь, уползаю через силу, безжалостно сбрасывая впившиеся в меня ладони.
- В лицей твою мать! Учиться, учиться, и учиться, бля, как завещал великий Ленин.
- Ник, какая учёба? - когда Сан смотрит такими жалобными глазами, я готов перевернуть весь мир. - Я ж тут умру, блин, стояк аццкий - он неохотно газует понимая, что нет, не его сегодня день
- На дорогу смотри, да - решительно приказываю я, и дёргаю вниз змейку молнии.
- Твою мать, в аварию попадёёём, о божееееж - Сан шипит, стонет, тихо умирает, но не сопротивляется, позволяя мне делать всё, что заблагорассудиться. Пока моё заблагорассудиться не превысило лимит его терпения и он не дал по тормозам, почти в ста метрах от училища, выгибаясь и шипя, со стоном кончая мне в рот.
- Ниииик
- Бон аппетит, Николь -задушевно пожелал я сам себе, проглатывая и облизываясь.
- Николь!!!! - Сашка рывком привлёк меня к себе - Господи, я тебя так люблю малыш.
В глазах его слёзы.
   - Мне страшно любить тебя Никит, страшно любить тебя так.
- Не грузи, - долго целую его в губы. Оторваться не могу, но надо, мимо нашей машины начинают ходить любопытные.
И хотя любопытство не порок, в нашей с Сашкой случае оно нежелательно.
Из машины вылезать совершенно не хочется, но в данном случае Сашка прав, от учёбы нас никто не избавлял. И до летних каникул надо мужественно дожить.
  
   - Тебя Сан ищет - доверительно сообщил Зидан выныривая как чёртик из табакерки, для того, что бы сграбастать с подоконника взвизгнувшую Нику, сидящую рядышком со мной с учебником физики. Учебник остался, а вот Нику у меня безжалостно отобрали. Так же как и шанс разобраться с задачкой, которую учитель повесил на меня в качестве дополнительного боекомплекта, пообещав, что сделает из меня человека.
Ну да, физика раздражало во мне буквально всё: неаккуратность, исчирканные тетради, голимый подчерк, вечный кавардак в рюкзаке и в мыслях, хамство и препирательство, которое я демонстрировал исключительно из вредности. Чего он ко мне прицепился, я не знаю, но цеплялся он ко мне знатно, постоянно оставлял после уроков. Вобще то, я мог бы послать его нах, но я не посылал. Не знаю, почему, но кажется я понимал причину его поступков, это не было раздражением на самом деле. Он вёл себя как вёл бы себя отец наверное, который понимает, что у него нет прав воспитывать своего сына, но тем не менее не позволит ему бездарно растрачивать себя, и пытается вложить то, что может вложить, внести свой камень что ли. Потом как - то мастачка проговорилась, что у него погиб сын. Меня это не заморачивало конечно, с чего бы. Но если честно, продолжая вести с ним видимость противостояния, на самом деле, я старался. Хотя для меня это было сложно. Я терпеть не мог физику, но выкраивал на неё время. Не то, что бы мне не хотелось подводить чужие ожидания, наверное я просто хотел отдать ему маленький камешек в ответ. Фиг знает, я не заморачивался, просто делал, подсознательно понимая, что ему это важно.
Сейчас Зиданчик отобрал у меня Нику и Ника не имела ничего против похищения. С удовольствием повиснув на парне, в то время как я тут типо фикусом подрабатываю. Мимо ходили студенты, не обращая на парочку никакого внимания. У одной из дверей скопилась кучка ожидающих препода, стулья кресла и столы были заняты. Большая перемена позволяла устроить отдых и перекусить для тех, кто не хотел идти в столовку, и собственно это не возбраналась. Мастера делали вид, что не замечают жующих, а уборщица по вечерам бранилась требуя ограничить лимит чипсов и орешков и вообще запретить ученикам таскать в школу жратву.
- Да меня сегодня похоже все ищут, - пробормотал я, со смешанным чувством наблюдая как эта парочка сосётся на моих глазах, не стесняясь присутствующих. Захлопнул учебник, убирая в рюкзак.
- Прямо день поисков.
Да уж Нам с Саней о такой открытости только мечтать.
- Никитос, ты всё ещё здесь? - с трудом оторвавшись от девчонки, Зидан обхватил Нику за талию.
- В сад, партизан, в сад, в смысле Саня назначил тебе свидание в рощице и просил поторопить, если ты забудешь поторопиться.
- Узурпирует он тебя. - В глазах Вероники юмор напополам с сочувствием. Да уж, только этого мне для счастья не хватало. Превратиться в Вероникину подружку. Узнав о том, что мы с Саней встречаемся, Ника отреагировала весьма деликатно, поначалу. Ну а затем случайно так между делом, между словом. Полезла с советами. Скрестить их с Юлькой ни одна не перетянет. Ну как же, такой нонсенс. Интересно жеж бля. Сказал бы я ей, ну да ладно.
- Упырь - согласно поддакнул я, изо всех сил делая морду кирпичом и стараясь не светиться от удовольствия.
- Вот возьмёт и обломиться.
Я нахально подмигнул захихикавшей Веронике и спрыгнул с подоконника, отряхивая трубы. - Передай Сане, что некогда мне.
   - Никитос - в глазах Зидана меня уже покоцали на ломтики. Большие и маленькие - Я тебе не передаст. Отзвонись и обрадуй.
- Точняк. - Мы с Вероникой начали ржать одновременно, когда я потянулся к мобильному, а он уже заиграл приветом от Сани
- Да? - не лыбиться я не мог, ну и пофиг.
- Малыш, я тебя жду.
- А я тебя нет, - издеваться над Сашкой, было просто...просто нереально кайфово.
- Боевое настроение? - со смешком поинтересовался Саня
- А то.
Ника прыскала в кулак и висла на мне, пытаясь подслушать о чём мы там с Саней калякаем.
- Передай трубочку Димитрию Андреевичу, - мило попросил Саня.
- Это Зидану что ли?
- Ага
- Так нет его
- Пиздишь Ники.
- Ага.
- Трубку Зидану.
- А я уже не нужен?
- Не нужен, не нужен. Димитрий Андреевич, тебя вполне неплохо заменит
- О, щаз порадую. - Я сгибаясь от смеха впихнул трубу Димке.
- Попал ты, Зидан. Отрабатываешь будешь, Димитрий Андреевич. Если ты не против, мы с Вероникой, пока куда нибудь сходим
Я потянул девушку за руку и был сграбастан прифигевшим Зиданом за шиворот.
- Стоять придурок...Не, эт я не тебе Сан. Чего хотел? - Зидан кивнул и начал ржать. - Ладно, понял. Ща организуем.
- Вот видишь Ника, ему понравилось, - с умным видом сообщил я.
Ники пихнула меня в бок.
- Балда.
- Злые вы, обижаете меня, уйду я от вас. - Монолог закончить мне не дали, потому что Зидан впихнул трубку Нике, и демонстративно хрустнув костяшками, взял меня за воротник.
- Да кто ж тебя отпустит то, маленького? - тряхнул от души, заставив хлипкий ворот затрещать. - Короче Никитос, сам пойдёшь или помочь? Чудодейственное средство, волшебные пиздюлины называется.
- С тобой хоть на край света, Зиданчик - Я подцепил руками воротник который Димас реально чуть не оторвал.
- Иду, блин иду. Звери монстры, тираны! - Я вяло повыкрикивал в пространство - Сатрапы!
- Проебать такой талант! - ехидно восхитилась Ника, за что я её чуть не убил, реально понимая, что Зидану можно только завидовать. Что касается Зидана, падла заржал, и посмотрел на девушку влюбленными глазами.
- Так вперёд, бодрым маршем. - Зидан деловито подпинывал меня для ускорения, я деловито отпинывался в ответ и делал вид, что сопротивляюсь.
- Навстречу ...ээээ
- Большой и чистой любви, - подсказала Ника с пафосом и согнулась от хохота. - Слона, уй мамочки, ха - ха... помыть.
Идти мы не могли, истерично сгибаясь рядом
- А чё...Нормальный слон, - проскулил я, падая на перила. - Чистенький такой бля ууй.
Саня нас бы точно урыл.
- Никитос, не отвлекаемся - мы доползли до первого этажа. - Слон тебя ждёт.
- И машет хххоббботооотом.
Господин, кто сказал, что Ника не пошлячка, при желании, Ника опошлит и обстебёт нас всех.
- Вы мне блин ещё свечку подержите, - не ржать было нереально.
- А сам не справляешься? - участливо спросила девушка, задерживаясь у зеркала, что бы поймать своё отражение и добавить некоторые штрихи с помощью расчёски.
Блин, если Зидан упустит эту девушку, я лично её догоню. Несколько сек мы подождали пока Ника наведёт марафет, а потом все вместе выкатились из училища, на ходу прихватив одежду. На ступеньках курили Лён и Мурзик, обсуждая какую - то игру.
- Тебя Саня ищет... - начал Лён и осёкся не понимая, чего мы ржём осталопы.
- Уже нашёл - откашлялся Зидан любовно подталкивая меня в шею. Пацаны повикидывав хабарики, органично пристроились рядом. Зидан убрал лапищи, и мы вполне мирно дорулили до места назначения, где оккупировав скамейку перед входом, Лён и Мурзик принялись кататься Нике по ушам, а я и Зидан соизволили пожаловать.
  
   Рощица располагалась сразу за училищем, стоило пройти несколько метров, как начинался огороженный кустами парк и излюбленная студентами скамейка, окружённая плотной стеной деревьев, похожая на зелёное гнездышко. Сейчас гнёздышко только начало обрастать зеленью, но плотная масса растительности создавала укромный уголок, не позволяющий любопытным прохожим засечь, происходящее внутри. Святую святых берегли. Сам факт того, что даже урна здесь использовалась по назначению говорил о том, что студенты предпочитали, что бы это место не было загажено. А близость к лицею, включала рощицу в объект регулярно убираемый дворником. Так что по своему здесь было уютно. На вкопанных поперёк лавочки клумбах цвели нарциссы и тюльпаны, за спиной свешивали ветви заросли сирени, которая ещё не зацвела, но уже манила лёгким намёком нежных соцветий. От земли исходил густой влажный запах сырости и травы, которая щедро обвивала ножки скамейки, намекая, что до майских праздников осталось всего ничего. На булыжном возвышении проходила крышка люка, которую рабочие периодически снимали, что бы добраться до труб. Сейчас из под набившихся полосок земли, выглядывали жёлтые глазки мать - мачехи и словно нелепые червячки торчали просунутые кем - то хабарики.
Санька ждал меня сидя на скамейке, небрежно курил, раскинув руки по спинке и подставляя бледное лицо горячему весеннему солнышку. Чёрный тренч расстёгнут, радуя светлой рубахой продуманно выглядывающей из под алого джемпера. Стильные брюки аккуратно расправлены на коленях, во избежание смятия, под задницей разумеется пакет. Вальмон, блин. Щелчок пальцев и из кустов выйдут музыканты, и я бы не удивился, узнай, что где - то у него припрятано вино. С ассоциировалось. Увидев нас, Сашка прищурился как сытый ленивый кот, любовно обозревающий мышку поаппетитнее, неторопливо скинул руки, прицельно выбрасывая сигарету в урну.
- Доставил, - радостно гоготнул Зидан подталкивая меня в спину. - В целости и сохранности. Даже не помяли. Объект сопротивлялся, пули свистели над головой.
Мы одновременно заржали.
- Саня, я тебе конечно рад, но давай в следующий раз без конвоя. - Вспомнив, что пора изобразить возмущение, я отлепился от Зидана, снимая рюкзак с плеча и сдёргивая куртку. Погода сегодня баловала, и позагорать на солнышке на пару оказалось не такой уж плохой идеей. Хотя кого я обманываю? На моё желание находиться рядом с Саней погода не влияла никаким боком.
- Ты его ещё на стрёме постоять попроси, пока мы здесь... - Я осёкся, потому что глаза у Сашки были...
- Зидан, постой на шухере, - очень серьёзно попросил Сан, не то что бы раздевая, скорее уже просто органично трахая меня глазами, облизнулся.
-Ааа Зидан, не уходи!!! Не оставляй меня с маньяком!!!! - Я вцепился в его спасительный локоть и повис на ржущем Зидане, который потрепав меня по башке пообещал. - Что Родина меня не забудет. Но в этот момент сзади меня обхватили руки Сани и безжалостно оторвали от последней надежды и Зидан ...Показалось или нет, но сделав мне ручкой, Зидан на секунду глянул с сочувствием.
- Надеюсь с сексуальным? - Саня не обращая никакого внимания на Зидана, слегка смущённого радужной демонстрацией, притянул меня к себе зарываясь носом в затылок.
- Просто с маньяком. В постели ты лажаешь, - ляпнул я и торопливо вывернулся, раздумывая побегать или сразу сдаться. Зидан подавившись кашлем, покраснел и, пулей вылетел на дорожку, очевидно обмозговывать душераздирающие интимные подробности из жизни босса.
- Ники, загрызу! - сладко поведал Санька отлавливая, разворачивая нахальной мордой к себе и целуя, млеющего от счастья.
- Затрахаю, - пообещал он прихватывая за задницу и вжимая бёдрами в пах.
- Да вы всё только обещаете и обещаете. - Я с удовольствием потёрся о его сильное тело в ответ, чмокнул в подбородок и констатировал не без удивления. - Чёрт, Саня я соскучился.
- Балбес, ты мой. - Сашка вздохнул и взъерошил волосы. - А я тут по твоему крестиком вышиваю.
- Лобзиком выпиливаешь? - восхитился я, получил тычок под рёбра, рывок за рюкзак и с хохотом полетел на скамейку. Сан разумеется опередил, и оттянув в последний момент, крутанул и приземлил к себе на колени, стискивая в одновременной попытке прихватизировать губами.
- Не приставай ко мне проти...Ну ничего же страшного не произойдёт если я ему отвечу, на пару минуточек, а постебусь потом?
И мы органично заткнулись, перемежаясь губами, языками, любовно соприкасаясь ладонями
Я зарылся пальцами в Санькины волосы, привычно стягивая хвост на затылке, заставляя запрокинуть голову. Приподнялся, на секунду прихватывая кадык губами, словно волк берущий за горло, (хотя подозреваю в Санькиной раскладке я больше напоминал обезьянку вымогающую банан.) Но это ощущение иллюзорной власти, меня реально заводило. Возможность целовать Сашку в аккуратный подбородок, чётко прорисованные скулы, твёрдые губы, офигенный кукольный нос, виски, обводить подушечками бархатистую кожу, трогать длинные ресницы, хотя для того, что бы запрокинуть его назад, мне пришлось подняться расставляя колени по обе стороны от его ног. Сашка сглотнул, его ладони с какой - то беспомощностью, обхватили мою за задницу, сжали, неуверенно скользнули по спине.
Каждый раз прикасаясь к Сану я испытывал нереальное состояние детского восторга. Как в анекдоте.
Лилипут женился на красавице. А как же супружеский долг? Да какое там. Всю ночь ползал с воплями: Это всё моё!!! Это всё моё!!!
Желание скакать по Сану, и орать - Это всё моё бля. Я не верю - не прошло до сих пор. И кажется Сашка испытывал тоже самое. Потому что в такие секунды он словно замирал, трепетал от восторга, не верил. Такое ощущение, что даже трогать боялся.
   И самое идиотское, что я тоже не верил. Санька, живой, настоящий, прямо подо мной, под моими руками. Я могу держать его, обнимать, прикасаться, лапать в своё удовольствие. И он никуда не уйдёт. Моя принцесса.
Ну не могло у меня быть такой сказки. Не в этой жизни.
- Саня, - прошептал я отчаянно, кусая губами его шею. - Са
...я тебя л.ю.б.л.ю. Я нарисовал губами.
- Мммм, как же ты пахнешь, Ники. - Санька провёл носом вдоль моей шеи. - Обалденно...
Как всегда. Он так хотел услышать эти слова, и в то же время абсолютно их не слышал, когда я пытался их произнести.
Я говорил ему это каждый день. Множество раз, но не мог произнести вслух, что - то мешало, не давало это сказать
- Ага, твой шампунь спиздил....Ай, щекотно дурак, харе меня обнюхивать. Саааан.
   Я захихикал дёргаясь.
- Мой! - прошептал, почти прорычал Санька, лизнул, оторвался словно не веря, заглянул в глаза - Мой Ники, понимаешь? Ты мой.
Мы неслись на космическом экспрессе с сумасшедшей скоростью его мерцающих глаз.
- Ники, я без тебя... не могу дышать - прошептал Сашка и голос его сорвался.
- Дышать, жить. Смотрю и не понимаю, как я мог всё это время... Без тебя. Мне кажется и не жил вовсе Ник. Болел. А сейчас, понимаешь...Ещё больше болею...Только мне... Так хорошо!
Сашка не договорив, вновь притиснул меня к себе, сжимая, до боли в позвоночнике. - Ники, не уходи от меня. Я не выживу.
- Идиот! - Мне захотелось встряхнуть его как следует, а может быть наоборот обнять, утешить. В такие моменты сильный, несгибаемый Сан, выглядел как беззащитный маленький ребёнок, беспомощный, неуверенный, растерянный. Почти жалкий. Сильные люди, иногда могут быть слабыми. А слабые очень сильными.
В такие моменты я испытывал неловкость, страх и ощущение полёта в неизвестность и стыда, за него, за себя. Я держал Сашку на ладони. Дебильное ощущение собственной власти. Любовь превратившаяся в одержимость. Я о таком только читал, и всегда презирал баб, из - за которых герои рисковали жизнью, свободой, положением, шли на верную смерть. Я считал, что это вымысел. Любовь не должна стоять на коленях. Сашка не стоял. Но иногда нём чувствовалась какая - то хрупкая, надломленная грань. Очень светлая, тонкая.
- Сань, вот что ты за хрень несёшь, а?
- Не знаю, - Сашка не отрываясь от меня, яростно замотал головой. - Не знаю, малыш. Боюсь. Хочу забрать тебя в охапку и унести. Увезти отсюда ко всем чертям. Не знаю, чего боюсь, Ники. Страшно.
Сашка оторвался, сжимая моё лицо ладонями и покрывая поцелуями.
- Успокой меня? - попросил он отчаянно. - Успокой, пожалуйста. Поцелуй, меня, Никит.
- Да ты мне двинуться не даёшь, Саня - полузадушено просипел я. - Отпусти, ты бы хоть силу соразмерял, блин.
- Не могу! - Сашка снова сгрёб меня в охапку, укачивая на коленях.
- Вот такой вот я у тебя дурак. Хоть завтра в психушку сдавай.
- И лежать нам явно на соседних кроватках, хотя я бы предпочёл на одной.
   - Я ласково погладил его по щеке. - Что с тобой, малыш? Глупости говоришь, Сань.
Я поцеловал Сана в окаменевшие губы.
- Куда ж я от тебя денусь, дурашка, ты мой?
- Ты меня хоть любишь, Никит?
Сашка посмотрел с такой мукой, что внутри всё перевернулось.
- Спишь со мной, принимаешь...А я даже не знаю, что ты чувствуешь, чувствуешь что нибудь или нет. Кто я для тебя, Никита?
- Иногда слова ведь не нужны, Саша? - жалобно спросил я, мысленно костеря себя, матерясь на самого себя, давая себе пинков. Бля Никитос, уебан Ну что тебе стоит сказать. Бля три слова твою мать. Просто тупо сказать три слова.
И не мог.
   Сашка вздохнул и тоскливо ткнулся носом в моё плечо.
- Как же с тобой Ники, странно. - шепнул он тихо - И больно и сладко одновременно. И легко и тяжело. Хочется лететь, а иногда хочется плакать. Но мы ж не ищем лёгких путей.
Он хмыкнул вскидывая голову и кажется приходя в себя, вновь становясь, сильным, собранным, жестким, а мне сразу сделалось так тоскливо. Захотелось его обнять, утешить и всё внутри заметалось в панике, забилось в глухой истерике непонятно от чего. От острой тоски, смутного наития пониманием.
А затем раздался яростный мат и звук ударов.
Это было так неожиданно, что мы вздрогнули одновременно.
Это было очень нереально. Словно в наш уютный мирок, внезапно вторглась какая - то страшная чёрная сила, разрушая тёплое умиротворение. Атомные бомбы взрывающие Хиросиму и Нагасаки. Люди не знали, что пришла беда, а потом стало слишком поздно.
Я хотел вскочить, бросаясь на помощь. Рефлекс, инстинкт, но я никогда не прохожу мимо, если слышу что - что то, случается, могу вылететь полуголым вскочив с кровати, милицию набрать на крайняк, но важно узнать, что происходит. Вдруг там человека убивают.
Но внезапно ладонь Сашки с силой обвилась, вокруг моего торса, возвращая обратно, удерживая на коленях.
- Бля, да ты совсем охуел? Мало мы тебя...
Я реально рванулся вперёд, а может в сторону. Меня просто сорвало с места, захотелось бежать. Накатила паника, страх, дыхание перехватило, начало тошнить и голова закружилась, а колени Сашки превратились в раскалённую сковороду, на которой меня жарили черти.
И меня повело, реально повело в сторону, потому что на дорожке ведущей ко входу в беседку, показался.... Вольх.
За ним следом летел Зидан пытаясь перехватить, повиснуть у него на плече, но Вольх развернувшись, нанёс стремительный короткий удар с ноги.
А Сашкина рука превратилась в металлические тиски, приковавшие меня к электрическому стулу. Пожелай я освободиться, я бы не смог, потому что не то что сдвинуться, дышать оказался не в состоянии.
Саня сделал это специально. Вольх должен был увидеть меня таким, именно таким, вместе с Саном, и понять, что этот выбор был сделан мной добровольно.
Глаза распахнулись, фиксируя кадры замедленного кино.
Вольх в широких штанах, распахнутой чёрной кофте из - под которой выглядывает высокий ворот водолазки и бинт. Неестественно прямая спина. Одна рука в гипсе, разворот, в лёгком приседе, как показывают в кино. Чётко поставленный боковой удар с ноги. Будь на месте Зидана кто - то менее габаритный, его бы просто снесло. Но Зидан устоял, зашипел от боли, встряхиваясь, как пёс, хотел рвануть в драку, но услышал окрик Сани. Даже не окрик холодный такой приказной тон.
- Дим, стой. Пропусти.
На дорожку вывалился Лён с разбитым лицом, вращая бешенными глазами, в руках обрезок трубы, где только выкопал спрашивается, но Саня уже вскинул ладонь, приказывая не мешать, и от этого властного жеста, все вокруг просто замерли, словно Сан разом натянул невидимые ниточки, движением пальцев. А Сашка прищурился и медленно положил голову мне на плечо, дразня Вольха этим простым движением, и одновременно играя с ним в невидимый поединок взглядов.
Это было страшно на самом деле.
Вроде бы никто не дерётся и не двигается, но острое напряжение растекающееся вокруг буквально наэлектризовало воздух опасностью.
Кровь бешено пульсировала в ушах, растекаясь по телу, обжигая лицо.
- Вольх, - только и смог слабо выдавить я, понимая, что напротив стоит совершенно незнакомый мне парень. Волк. Раненный волк, пришедший сражаться с сытой, хищной змеей обвивающей своими кольцами Его волчонка. ЕГО.
Это не было убеждением, это было знанием, Волк пришёл забрать своё, он пришёл забрать того, кто принадлежит к стае. Сан не понимал этого, Вольх это понимал. Дети асфальта чувствуют друг друга. Пройдут года, но знание о том кто мы есть, останется, его захочется забыть, но оно будет всегда. Вольх гордился этим именем, я стыдился его. Я больше не был таким как он. Перестал быть таким, когда позволил себе потянуться к теплу, когда позволил себе стать слабым, продался за миску - так это называлось у Вольха, У меня же это называлось, желанием любить, просто быть с тем, кто мне нужен, кому нужен я сам. Я хочу возвращаться домой, и знать, что меня здесь ждут. Любой волк ищет место, своё место куда он всегда сможет возвращаться. Туда где его ждут. Меня здесь ждали. Здесь мне не надо было быть волком. Меня здесь ждали любым.
Вольх этого не понимал. Сколько волка не корми, он будет смотреть в лес, а я не хотел смотреть в лес. Больше не хотел.
В крови Вольха кипела злая свобода, а в моих жилах струился отравленный яд. Но мне....Мне не избавиться от этого знания, от животной тяги одного зверя к другому. От острой тоски по неведомой луне, на фоне которой тепло и сытость кажутся пошлыми элементами убогой затасканной картинки. И остаётся только свобода, желание свободы, желание бежать в лес, и выплеснуться наружу в единой адреналиновой вспышке. Вольх делал меня сильным, Саня делал меня слабым.
Если бы Сан не держал, я бы свалился, смытый волной воспоминаний. Разодранный напополам, собственными противоречивыми эмоциями и порывами.
Вольх. Сломанная рука в гипсе. Но на фоне избитого, желто - лилового лица, так детский лепет игр в больничку. Отёк уже спал, но синяки будут сходить долго, очень долго, почти пару месяцев, особенно такие синяки, создающие ощущение, что его не просто били, протоптались по лицу ботинками.
- Об батарею лицом. - Некстати вспомнились слова Зидана.
Бровь залепленная пластырем, белая полоска поперёк переносицы с неровной горбинкой, которой там раньше не было,
Раскосые глаза. Абсолютно больные, жуткие, выжженные...виноватые?
Синева ещё не сошла, и если бы Вольх не выглядел так страшно, его жёсткие торчащие проволокой волосы, и кусочки бинта и пластыря, могли показаться забавными. Отряд не заметил потери бойца.
Но это не было забавным. Жуткое зрелище.
- Ник, - вполголоса позвал Вольх, останавливаясь в нескольких шагах. Всё это время пока он шёл, прихрамывающей неровной походкой, он смотрел только на меня и может быть именно поэтому Санина провокация, прошла мимо него... Не прошла. Он видел.
И эта мирная картинка, идиллия двух воркующих голубков бля, была для него ножом по открытой ране. Демонстративный Санин вызов, почти издёвка, но было и ещё кое - что. Напади Вольх сейчас, шанса не будет. А так шанс оставался, дикий, безумный, призрачный шанс.
Я так бросал курить. Знаю, что сигарет нет, но всё равно проверяю каждый укромный уголок в поисках заначки, вдруг случиться чудо и найдутся. Я же точно помню, что прятал их здесь. И раз за разом бегал к заветной полке, обшаривал её, и не находил.
Вот и Вольх, не находил. Но пришёл проверить, вдруг есть, и в отличие от меня он не собирался бросать курить. Кажется Саня понял это, даже раньше, чем я, хотя возможно он понял это уже давно, ещё до того как здесь появился Вольх. Уже продумал всё, просчитал, и точно так же как и Вольх, Сан сделал ставку. Он знал, что сигареты лежат на полке, но ведь их там могло и не быть... Стоило проверить, лежит ли пачка на месте.
- Нам сейчас следует кое что выяснить, - сдавленно проговорил Сан не отрывая от Вольха сузившихся змеиных глаз, даже голос его упал превратившись не в привычный ласковый шёпот, а в шипение разъярённой кобры, которая готова сделать бросок, но тщательно сдерживает себя, в понимании того, что Волк уйдёт сам или его бездыханный труп вынесут отсюда вперёд ногами.
Но если сигарет на полке не окажется....Если их не будет там на полке...
Если эту пачку спиздили, а он как дурак ждал, надеялся, верил, что она там есть. Он ведь её пальцами чувствовал.

Вольх с трудом оторвался от меня, посмотрел на Саню.
Страшно, мёртво. Это была даже не ненависть. Это было что - то другое. Глубинное, чёрное, больное. Сан вздрогнул, я ощутил его дрожь. Но руки не разжал не давая мне пошевелиться, встать с его коленей, ощущая мой порыв кожей, и удерживая от этого шага, судорожно, отчаянно. И если Вольх звал меня вслух, то Саня кричал мысленно, умолял, пытался достучаться, вкладывая свою невидимую боль, в металлический зажим. Готовый простить мне это очередное предательство, потому что я не встану сейчас, я не смогу встать, он не даст, просто не даст мне уйти. Вцепиться и поползёт на коленях, но остановит, в этот раз он остановит меня. По настоящему. Или не остановит, даст уйти. Ведь сигарет может не оказаться. Сан ещё не знал, что он будет делать. Бросать курить? И внезапно я понял, что Сан боится.
  
   - Ник...Прости ... - тихо произнёс Вольх. Хотя можно ли назвать словами крик? Когда человек говорит тихо - тихо, почти неслышно, а на самом деле кричит, расписываясь собственной чёрной кровью на каждом звуке?
Когда приходит горе, оно приходит беззвучно. Горе никогда не станет кричать о себе вслух. Настоящее горе, настоящая боль она немая, её неслышно, её почти невидно, но вот только бьёт она точно в цель, без жалости, нажимая курок, делая единственный выстрел, вгоняя клинок до упора, поворачивая внутренностями, потрохами вынутыми из сердца.
- ... Меня. - Вольх больше не говорил, он просто стоял, кусая губы, смаргивая непрошеную влагу, злясь на себя и ненавидя за то, что она пришла. Лицо превращённое в острую маску гримасы.
Я рванулся к нему, и Саня перехватил меня второй рукой, теперь просто держал двумя руками, оскалившийся, готовый к броску, сидел и смотрел на Вольха.
А я не мог смотреть. Не мог двигаться. Не мог говорить. А оторваться тоже не мог. И ничего не видел, абсолютно ничего не видел, не мог даже дышать, потому что кто - то невидимый подошёл и вбил кулак в кадык, превращая моё лицо, точно в такую же искажённую маску сострадания, на которое я не имел права.
Нельзя разорвать сердце напополам... А оно ведь рвалось сука.
Вольх вскинул руку, сломанным и одновременно резким движением, похожим на бросок. Но бросок не делают с раскрытой ладонью, вот так вот судорожно, разом подобравшись и безвольно обмякнув одновременно. Прося поверить.
- Сейчас...Я ...Тебя ...Прошу - Он выталкивал каждое слово, через спазм в горле, почти хрипел - Прошу...Сейчас...Просто ...ПОШЛИ СО МНОЙ.
   Тишина звонкая, и одновременно оглушающая, кажется замерло всё, не поют даже птицы, испуганно запрятавшись по веткам, прислушиваясь.
- Ответь ему! - тихо попросил Сан.
И вот тогда мне стало по настоящему страшно, потому что я и представить себе не мог, что голос любимого может звучать настолько неумолимо.
- Нам пора определиться, Ники - безжизненно сказал Саня, вырезая меня на куски. - Ты сейчас сделаешь выбор. И либо ты останешься здесь со мной, либо встанешь и уйдёшь с ним.
- Ттты же меня не отпускаешь...Сссаня...
Санька не ответил, сжимая меня, всё сильнее и сильнее. И я уже не понимал, кого из нас колотит больше. Мы просто содрогались оба конвульсивной дрожью, а может быть содрогался только я один, потому что Саня прямой, неестественно застывший, сидел каменной стеной, глыбой расплющивающей меня до костей.
- А я должен? - спросил Саня бесцветным голосом. Он уже давно убрал подбородок с моего плеча и теперь просто смотрел на Вольха.
- Ник, если ты захочешь уйти.....Я не стану тебя удерживать. Но ты должен понять, ты сейчас делаешь нам всем очень больно. Пора это прекратить. Поэтому один из нас останется, а второй уйдёт. Решай.
   Саня почти рявкнул мне в ухо, стискивая так, что кажется, я услышал хруст собственных костей, и просто уткнулся лбом в мою спину.
- Решай Ник!- почти беззвучно попросил он и добавил. - Не мучай.
Решать? А не пойти ли вам обоим нахуй? - момент паскудной горькой усмешки. Я отвернулся.
- Вольх, тебе лучше уйти.
- НИКИТА!! - Порыв навстречу, но Санина ладонь вылетела вперёд, останавливая, давая понять. Убьёт. Ещё шаг и он убьёт. Не смей идти. Слушай.
- Уходи! - Нужно было сказать это твёрдо, без колебаний, найти в себе силы взглянуть в чужие глаза и не позволить в них отразиться ни единому чувству, оборвать ниточку раз и навсегда. Я должен был сделать это давным давно.
- Я не смогу простить то, что ты сделал
   А потом, я задохнулся, потому что Саня... Саня укусил меня за предплечье изо всей силы стискивая зубы, давая мне боль, которая была мне так необходима в эту секунду. Одно единственное движение психопата.
Знаете, этот блядский пизданутый поступок психопата. Если меня когда нибудь спросят, что заставило меня больше не сомневаться, я не задумываясь отвечу: Потому что Саня укусил меня.
Хомяк отмороженный, бля.
Со стороны это было похоже на поцелуй, когда влюблённый прихватывает другого губами, в романтичной задумчивости. А этот упырь, просто взял и впился зубами изо всей дури. Делая за меня то, что хотел бы сделать я сам. И я ...Я больше не сомневался.
- У меня перед тобой должок был.
От боли из глаз брызнули слёзы, я скривился начиная ржать и плакать одновременно. Острая, острая, вгрызающаяся в плоть боль, электрическая невыносимая молния бегущая вверх и вниз, хочется изогнуться и вырваться, нервно задёргаться пытаясь убежать, но убежать невозможно. Слишком хорошо тебя держат. И ты сидишь на коленях парня, ощущая каждый из восемнадцати впившихся в тебя клыков, и говоришь другому парню: - Я тебя не люблю блядь. Театр абсурда.
- Но мы квиты.
Я продемонстрировал запястье, перетянутое бинтом.
- Ты для меня останешься другом. Это я не предам. А сейчас просто уходи. Я не хочу тебя видеть.
Вольх покачнулся, тихо застонал, закрыл глаза, принимая, пытаясь это принять.
   А в кустах стояли прихуевшие парни, и кажется Лён шмыгал носом мешая кровавые сопли с кровью, качая головой, отчётливо желая меня урыть в этот момент, пиздануть ржавой трубой по голове, и закончить это раз и навсегда.
Наверное в его глазах я был той самой пизданутой бабой из - за которой реальный мужики теряли голову и шли на мясорубку. А эта сука не понимала, что же она натворила. Что творит.
Боже, как же я себя ненавидел в эту секунду.
Когда Вольх ебал меня во все дыры, а я орал от счастья, даже тогда я не ненавидел и не презирал себя так остро, как в этот момент в осознании какое же я отвратное, никчемное дерьмо, грёбанный хуесос, пидор, хуже распоследней бляди, потому что дажё ебнутая на всю голову блядь, имеет в голове хотя бы некоторое количество мозгов, что бы не доводить свою еблю до беспредела.
А мы перешли грань.
Мы перешли грань когда - то давным давно.
Когда я не сумел сказать Нет, когда не сумел сказать Да и метался туда сюда как блядский болванчик не понимая, что это не шутка, что это не игра, что не играют с любовью, нельзя с ней играть.
Что бывает такое в жизни, бля БЫВАЕТ!!!!! Когда встречаются два парня и мацая друг друга за хуй, вкладывают в это понятие гораздо большее чем просто похоть. Когда накрывает так, что не хочется жить, и остаётся только выть и жрать землю, потому что кто - то не сумел понять, что слово хуй пишут на заборе, а слово любовь вырезают кровью души.
Когда без любимого человека не хочется жить.
Когда кислород становиться синонимом имени любимый.
Когда ты готов сдохнуть в понимании что это конец, что хеппи энда не будет, когда ты выходишь в лес, в поле, забираешься на крышу дома и кричишь, кричишь, кричишь, но крик не спасает от раздирающей изнутри боли, когда из тебя словно вырвали половину, когда тебя больше нет, и ты ничего не можешь с этим сделать, можешь только плакать, молиться богу, который тебя не услышит, потому что в его раскладке для гомосеков абонент останется недоступен.
Не существует ангелов Вольх, ангелы небесные не спускаются к нам на крышу. И надо как - то идти и продолжать жить.
   НО МОЖНО ЛИ ЖИТЬ, НА ОДНУ ПОЛОВИНУ?
Вольх стоял закрыв глаза, прокусив губу почти до крови. Кажется, он мог бы остаться так навсегда. Но остаются только слабые, сильные умеют держать удар, выпрямляться и идти дальше по жизни с весёлой безбашенной злостью.
Вольх учил меня бить первым, учил меня быть весёлым и злым, но кажется я так ничему и не научился.
Я запомню этот момент. Очередной вклад в копилку моей личной гавённой боли. Единственное что не может простить себе человек, это самого себя. Можно сказать сколько угодно слов, совершить сколько угодно поступков, но память сука помнит, совесть сука живёт, даже если иногда её так остро хочется атрофировать.
Апофеоз боли, равенство души и тела.
Мне бы хотелось что бы Саня сжал зубы сильнее. А Сан отстранился, методичный сука хомяк, чётко улавливающий грань между Продолжать и Хватит. Развернул меня к себе, прижимая к груди больной рукой, положил ладонь на шею, придавливая мордой в плечо.
Вот только шея не гнулась абсолютно. Не желала она слушаться Саню.
Вольх выпрямился.
Я думал он будет орать, метать икру, полезет в драку.
Это было в его стиле. Начать разрушать.
Пизданёт Лёна, Зидана ещё кого нибудь. А Вольх просто сделал несколько глотков воздуха через рот, подышал, постоял, кивнул.
- Понял! - Голос сдавленный спазмом, казался почти придушенным, но разобрать слова было возможно. - Хорошо. Если ты...так... Я это заслужил. Но просто...я...Я уйду. Но...Пожалуйста...Ты ...Возьми
Он двинулся ко мне, на ходу снимая с шеи золотую цепочку с крестом, протянул руку, пытаясь коснуться в последний раз, но Саня выставил ладонь, и просто перехватил его за запястье. Отрицательно качнул головой.
- Я понял! - Вольх убрал руку. - Ник возьми ...просто
Саня перехватил меня, мои пальцы, не давая взять, зажимая, головой, ладонью лишая возможности двигаться и видеть что происходит.
- Уходи! - жёстко сказал Сан, сказал так, что у меня всё внутри просто вымерзло.
- Ты всё услышал. А теперь просто уходи. Всё кончено Вольх. Дай этому закончиться!!!
Я не слышал как Вольх уходил.
Просто в какой - то момент тишина заполнила всё вокруг, а потом исчезла, и тихо одна за другой начали чирикать и перекликаться птицы. Неуверенно, робко, словно спрашивая разрешения.
Сначала я услышал птиц, а потом один за другим в сознание начали проникать другие звуки.
Шум машин на магистрали, гомон студентов высыпавших на перемену, смех и кипение продолжающейся вокруг нас жизни.
И огромному существующему вокруг нас миру, не было абсолютно никакого дела до маленьких личных трагедий которые мы тут переживали. Это не имело абсолютно никакого значения с точки зрения существующего космического масштаба.
   В дневнике у бога, мы не значились даже как песчинки.... Таких песчинок было великое множество и наша маленькая история не имела права даже на то, что бы быть. Что бы называться временем.
Мы остались сидеть на скамейке, а вокруг нас бурлила жизнь и спустя месяцы и годы она будет бурлить точно так же, и даже когда нас не станет, планета не остановиться и шарик не перестанет вращаться.
И человек может плакать от горя и смеяться от радости, а единственное, что он должен был научиться делать это просто продолжать жить, подниматься и идти дальше. Понять что из таких вот моментов и складывается наше человеческое бытиё, история которая никогда не будет написана.
И мы с Санькой сидели на скамейке вдвоём в абсолютной тишине нашей с ним начинающейся параллели. И Сашкина параллель тихо плакала и корчилась от боли.
- Сука, ты малыш, - тихо простонал Сан.
На моём плече было очень мокро, на плече затылке, за воротником. Саня судорожно всхлипнул.
- Сука. - Я не хотел открывать глаза, просто вытянул ладонь и провёл пальцами по его лицу. - Зато с суками здорово ебаться.
- Молчи, малыш, - плечи Сашки затряслись - Молчи малыш, любимый мой малыш, просто помолчи, иначе я тебя ударю.
- Хорошо. - я кивнул. - Саша, а ты в бога веришь?
- Не знаю. Зачем спрашиваешь?
- В церковь хочу. Пидорасам наверное нельзя в церковь.
- Ник...зачем ты так?
- Потому что так легче. Я себя ненавижу. За что спрашивается? Мог бы знаешь, сколько по этому поводу сказать. Тебе. Вольху. А ненавижу себя. Человек хочет верить в то, что он хороший. А я не хороший. По справедливости, я сейчас должен встать и уйти. Так будет правильно... Если по справедливости. Не будет ни тебя, ни Вольха. Мы как будто умерли сегодня. Было бы здорово, если бы нас никогда не было. Взять зачеркнуть страничку и продолжить жить. Только ведь так не бывает.
-. Люди не странички, что бы их зачёркивать. Не надо, Ники. Я не страничка. Так будет ещё больнее.
- А как сделать так, что бы было не больно, Саша?
- Так не бывает, что бы не больно. Если человек живой, если у него что - то внутри есть, ему будет больно. Надо пережить, и идти дальше. Сначала будет тяжело. Трудно. Но постепенно шаг за шагом. Надо идти вперёд. Так будет правильно.
- Голимо, Саша.
- Так люди становятся взрослыми, Никит. Взрослыми, через своё голимо. Когда ты понимаешь, что по справедливости надо так, а поступаешь по другому. Люди становятся взрослыми, когда начинают жить умом, а не сердцем. Может быть это правильно, Ник. Может быть, только это и есть правильно. Но ты прав. Голимо оно.
Сашка отстранил меня от себя. Ресницы мокрые, но на лице не видна и следа слёз, он всегда плакал без последствий, глаза не краснели, нос не распухал, в отличие от меня, я выглядел как дятел с перепоя.
- Как мы будем дальше? - спросил я. Мы смотрели друг на друга, а внутри у нас наверное что - то перегорело. Или перегорело у меня, я всегда перегорал очень быстро, а потом восстанавливался день за днём. Сашка в отличие от меня был гораздо сильнее.
- Да вот как - то так. Без драматизма. - Рот Сашки искривился в жёсткую линию, но затем она смягчилась.
   - Просто будем Никит. - Сан провёл кистью по моему лицу, словно убирая невидимый след, и начал снимать с меня рубаху. - Руку покажи.
- Ты хоть сам понял, что сделал? - Я освободился, стянул рукав рубашки.
- Ну разумеется. - Сашка надменно двинул плечом - Решил загрызть тебя от отчаяния. Чёрт. - Он помрачнел, разом перестав шутить. На предплечье отчётливой синевой с содранной кожей налился чёткий отпечаток его зубов.
- Увлёкся! - пробормотал Саня сокрушённо. - Поехали, я тебя домой отвезу.
- А как же ...- Ладонь Сашки зажала мне рот он покачал головой.
- Никита, я знаю, о чём ты хочешь спросить. Не надо. Вот в этом случае, зачеркни свою страничку. Потому что эта страничка ничего кроме боли нам не принесёт. И я не хочу больше вспоминать о том, что она когда - то была. И тебе не советую.
Он убрал ладонь. - Компранде?
- Чего?
- Ничего. - Саня вдохнул. - Занятия отменяются. Мы едем домой.
Я кивнул, начиная одеваться. Это был тот случай, когда возражать ему мне совершенно не хотелось, хотелось уехать домой и оказаться в уютном мирке на двоих, а всё остальное...Нет, я не подумаю об этом завтра. Я просто больше не буду об этом думать. Зачеркну страницу.
Я поднялся, пошатнулся и тут же был подхвачен Санькой. Кажется со сдавливанием, он чуток переборщил.
- Скот я всё таки, - пробормотал Сан покаянно. - Массаж тебе что ли сделать в качестве моральной компенсации.
   - Ога, вот только чую я массажом не отделаюсь
- Ники, - мягко предостерегающе напомнил Саня, вызывая у меня очередной приступ мурашек по коже. Блядь этот парень телепат и читает мои мысли. По другому я это постоянное стопроцентное попадание и совпадение объяснить просто не мог. Саня видел меня словно открытую книгу. Что ж наверное пришла пора дать ему эту книгу прочитать.
Перед уходом Саня взял мобилу и связался с Зиданом. О чём шла речь я понять не мог, потому что Саня наблюдая за мной внимательными спокойными глазами, общался общими фразами нейтрального типа. Но то что речь шла о Вольхе было абсолютно очевидно. Кажется Вольха проводили слегка. Насколько слегка, я запретил себе думать. Этого человека больше не существовало в моей жизни. Но смогу ли я забыть?
А Саня убрал трубку и протянул мне руку.
- Пошли. - И улыбнулся прежней светлой улыбкой. Кающуюся Марию Магдалену изображать было абсолютно беспонтово. А может быть уже просто бессмысленно.
И я неуверенно улыбнулся в ответ и немного неловко вложил ладонь в ладонь. Санька сплёл нас пальцами и дёрнул на себя. Кажется, эта страничка моей жизни теперь действительно была зачёркнута.
А то, что там осталось на душе, Сане было знать абсолютно не обязательно. Страдать и заниматься самобичеванием я мог сколько угодно. Где нибудь наедине с самим собой. От этого никому не станет легче. Но может быть однажды станет чуточку легче мне. И может быть, если на свете есть бог и его абонент однажды станет доступен для меня, я попрошу его о том, что бы Вольх забыл меня, не страдал и был счастлив. Что бы уходя в этот день на трясущихся ногах, он точно так же как и я смог перевернуть свою страничку, и вычеркнуть из жизни и памяти одного ебанутого парня с идиотским именем. В страданиях нет смысла. Иногда самое простое, что может сделать человек. Это попросту перестать в них барахтаться.
  
  
  
  
   - Ники, Нииик - Санька тихонько теребил меня за щёку и водил согнутым пальцем по подбородку, уху, щекотал шею. - Просыпайся, малыш. Заяц вставай.
- Мммм Пол часика.
- Никаких полчасика. Что мы ночью будем делать?
- Саня, голимый вопрос. - Я перевернулся на другой бок, пытаясь спрятаться от него под подушкой. Санька отобрал подушку, лёг сверху и принялся тормошить, одновременно целуя в затылок и шею. - Ники, не проснёшься, приставать начну.
-Напугал кота сосиской. - Я зевнул. - Точно, Сан, поимей меня пока я сплю, раз в бодром состоянии стесняешься...
И открыл глаза разом оказавшись без штанов. Неужто счастье привалило? За всё время проведённое вместе, мы ни разу по - настоящему не трахнулись. Нет я конечно ценил проявленный Саней душевный такт, героизм и прочие чувства, вот только не поздновато ли он спохватился? Паяльник в заднице ему, что ли снился. А мне что тогда должно было сниться. Ромашки и колокольчики, бля? Может я и гандон, может и урод моральный, но бля, сейчас анализируя ситуейшен я бы сказал, что за все свои косяки, заплатил вполне достаточно, что бы можно было спать спокойно по ночам и не мучиться кошмарами. У волка ягнёнок был виноват исключительно по причине, что волку захотелось жрать, а бедный овец не догадался съебаться вовремя с чужого ручейка.
И скажу честно за отсутствием волка, угрызения совести меня как - то больше не мучили. Я просто перестал себя накручивать в ненужном направлении, а пожелай накрутить, Санька бы не позволил, да и не только он.
В обществе его сестрицы времени на размышления попросту не оставалось. Юлька террористила меня ежесекундно. Начиная с того, что пыталась по партизански внедриться в комнату и зафоткать меня спящего в обнимку с Саней. Слава богу Сашка спал в штанах, (я то был в абсолютном отсутствии неглиже ) и вскочив отвесил Юльке поджопник попутно отбирая фотик из цепких детских ручек, лишая нездоровую любительницу яоя вещественных доказательств. Юлька жутко обиделась на целых полчаса, после чего вернув себе фотоаппарат, принялась караулить и фотографировать меня во всех жизненных моментах, начиная от попытки почистить зубы и заканчивая попыткой поесть. Переодеваться было попросту страшно. Застав меня в трусах Юлька застыла в экстазирующем восторге, разве что слюни не пустила, за что Саня навешал сестрёнке уже гораздо больнее и врезал замок. Объяснить сбрендевшей девочке, что я не хомячок, и у меня есть право на личное пространство, оказалось попросту нереально. Юлька висла на мне примерно так же, как я имел привычку повисать на Саньке. Мои конечности по мнению Юльки принадлежали исключительно ей, и не будь Сани подозреваю Юлька бы ввела исключительное терра инкогнита на всю мою несчастную тушку. И ладно бы она смотрела на меня как на парня, это было бы не так обидно, нет же Юлька воспринимала меня исключительно как свою любимую игрушку, а учитывая, что игрушка была живая, могла говорить, выслушивать её бред, давать советы, таскаться с ней по магазинам, восторгам Юлькинам не было предела.
А уж когда я мужественно согласился потерпеть компанию её подружек, сводив девушек в кафе и изображая Юлькиного парня, мой авторитет поднялся на недосягаемую высоту. За что мне это спрашивается?
Впрочем толк от Юльки был. Когда маленькая отрава заманила меня в салон под предлогом что ей надо подстричься, а в итоге подстригли там меня и я вышел на улицу, Санька встречающий нас на машине, отвалил челюсть.
- Подожди братец, я ещё займусь его прикидом, - довольно пообещала Юлька, прихлопывая Сану рот и помогая вернуть утраченное душевное равновесие.
- Не надо прикидом, Юль, - хрипло попросил Сан. - Его у меня уведут.
Юлька запрыгала и захлопала в ладоши, сообщая, что "Лапычу быть", ну а я честно так полюбовался на свою морду в зеркало и довольный эффектом, решил купить Юльке подарок при случае. Ну или хотя бы потерпеть некоторые выходки в свой адрес. Насколько Сане понравился новый образ я узнал, не выходя из машины, когда закинув Юльку на танцы, мы остановились в ближайшем уединённом местечке и Сан набросился на меня как голодный.
Вот только как обычно без всяческих поползновений, сделать это нормальным образом. Соблазнить блин его что ли?
Я демонстративно прогнул поясницу, намекая о компенсации за преждевременную побудку. Ну бля, детский сад. И что мы теперь без секса будем жить?
- Сан, или ты меня трахнешь, или дрочить будешь себе сам.
Вместо ответа, Санька наклонился и поцеловал в причинное место закончив лёгким шлепком по заднице
- Ник, я тебе уже сказал один раз. Я с тобой не ебусь, я тебя люблю. Не понимаешь разницы, значит, будем тренироваться в аскетизме. Кстати насчёт аскезы. - Не слушая возмущённого мычания от уже окончательно проснувшегося меня, Сан аккуратно вернул штаны на базу.
- У меня родители приезжают через два часа. Они тебе конечно и сонному будут рады, но думаю бодрым будет всё же поудачнее.
Остатки сна слетели разом. Я моментально перевернулся, сел, сглотнул, чувствуя себя ужасно неуютно, не зная как реагировать, что делать, как они на меня отреагируют.
Сашка покачал головой и обнял меня, подтягивая к себе и разом забирая все сомнения
- Ники, ты чего боишься? Родители давно в курсе наших отношений. На переезде к нам в первую очередь настаивали они. Поверь, мои родители, адекватные люди и прекрасно понимают, чем ты тут с тобой не только мультики смотрим. Так что зажиматься, волноваться и комплексовать, абсолютно не стоит.
- Блин, Саняяяя. - Я схватил подушку и зарылся в неё лицом. - Я не могу. Я домой пойду - поклянчил я жалобно на секунду отрываясь и строя Сану трагические глазки.
- Так! - Сан решительно отобрал подушку. - Ник, ты помнишь как тебя Юлька встретила? - спросил он очень серьёзно.
- Эм, ну да. - Я засопел. - Чуть от радости не описалась. Кстати так и не понял почему.
- Вот и неважно. - Сашка ласково чмокнул в лобешник. - Поверь, родители отреагируют точно так же.
- Блииин. - Я яростно растёр место поцелуя, но Сан уже сверзился с кровати и принялся одеваться, позволяя любоваться своим красивым торсом, и подтянутой задницей. Оглянулся через плечо, примеряя рубашку у зеркала, откинул останавливая свой выбор на жемчужно - зелёной водолазке с длинным воротом.
- Ник собирайся, поедем в аэропорт. Если в пробке простоим, как раз доберёмся через два часа.
- Нееет! - Я припиздил сразу две подушки. - Сань, я так не могу. Блин...
Я сполз с кровати и заходил по комнате, в то время как Санька закатив глаза, со стоном рухнул на койку раскинув руки, очевидно изображая аут, оторвал голову от поверхности и посмотрел фирменным взглядом, как на любимого идиота.
- Заяц, ну что ты мне предлагаешь. Силой тебя в машину тащить? - Санька фыркнул и перевернулся на живот. Волосы не заплетены, рассыпавшись по широким плечам, стильная подвеска, синие джинсы с молочным ремнём, облепляющие великолепную задницу. Ему бы в монастырь монашек соблазнять.
Интересно, Сан хоть сам догоняет насколько он сексуальный.
Впрочем Санино тело в этот раз оставило меня подозрительно хладнокровным. Я отрицательно качнул головой, реально понимая, что от одной мысли об этой встречи, трясусь как лист осиновый.
- Саша, можно я не поеду? - Я провёл рукой по лицу собираясь мыслями. - Не могу. Пожалуйста, не заставляй, ладно.
-Уговорил, - вздохнул Санька сдаваясь. - Если дома тебе будет проще, тогда с тебя и Юльки праздничный ужин. Будем знакомиться исключительно традиционно. Учти, в понимании моих родителей до алкоголя ты ещё не дозрел.
- Ага, трахаться значит можно, а пить и курить нельзя. Семейство самых честных правил. - Я состроил мину и тут же сдулся, кидаясь вымогать прощение с разом помрачневшего Сашкиного лица.
- Ники, я тебя изнасиловал, - сказал Саша запнувшись. - Мои родители об этом знают. Бля, убиться мне что - ли об стену, ради разнообразия.
Сашка осёкся, потому что в этот момент я добрался до его рта.
- Мы не грузимся, - строго велел я.
- И едем в аэропорт? - подначил Сашка.
- Хрен.
- Ладно, горе ты моё несговорчивое, - Сашка любовно взъерошил мою макушку и скользнул губами по виску. - Как скажешь. Отдам тебя Юльке на растерзание, потом не жалуйся.
  
   - Юлия Владимировна у меня к вам серьёзный разговор.
Мы с Юлькой как два примерных солдата перед любимым капитаном стояли перед Сашкой в просторной прихожей. Один держал полупальто, вторая подавала шарф и оба пёрлись, от возможности попрыгать вокруг Саньки на задних лапках и вообще всячески высказать как мы любим его гада, хотя разумеется из этой части ему достанется только нарицательное, всё остальное мы с Юлькой предпочитали держать при себе. Но это у нас абсолютно не получалось. Мы обожали Саньку. Его невозможно было не обожать.
- Кам хиа, мой брательник, - Юлька салютнула под козырёк.
- Вот этот молодой человек, остаётся под твоим присмотром. - Сан неуловимо улыбнулся, когда впихнув его в кашемировый тренч, я бездумно принялся застёгивать пуговицы. Неудивительно что у них гардеробная размером со стадион. Одной только Сашкиной верхней одежды было видов двадцать. А ещё была отдельная Юлькина сторона, длинный родительский шкаф. Застрелится. И вот чего Сан не родился девочкой? Его привычка модничать меня изрядно забавляла. Хотя возбуждала скорее больше, ибо этот реальный сексапильный бонус всех времён и народов, принадлежал исключительно мне. Замечтавшись, я застегнул последнюю пуговичку, отряхнул пылинки с плеча, разглаживая невидимую складку, и притянул Сашку к себе целуя самым естественным образом. Юлька восторжённо пискнула, а до меня дошло и я отпрянув покраснел. Но тут же был сцапан крепкими руками и притянут назад.
- И за что мне такое счастье привалило? - ухмыльнулся Саня и наклонившись поцеловал в ответ.
- Вот и я думаю, не заслужил ты меня, - посетовал я с наигранным вздохом активно отпихивая Сашку от себя. - Опоздаешь, Саша.
- Не опоздаю, - отмахнулся Сашка, и развернул меня к Юльке. - В общем бди сестрёнка, отдаю тебе самое дорогое что у меня есть
- Насовсем? - восхитилась Юлька, пристукивая ножкой, что бы сделать кошачий прыжок мне на грудь.
- Навсегда, - Сан решительно выставил руку, перехватывая любимую акулку в полёте. - Губу подбери, а то наступишь.
- Сашка - какашка.
Я прыснул, подставляя Юльке пять. Сан только головой покачал, закатывая глаза с видом большого, умного, понимающего, а мы с Юлькой гадски хихикали, и реально пёрлись, от Сашки, и друг от друга, и мне тоже захотелось ему чего нибудь такого пиздануть, что бы увидеть такое вот выражение. Но пока я изобретал, напрягая мозжечок, Сан уже начал давать Юльке инструкции по эксплуатации объекта.
- Дверь запереть на ключ. На подрывания сходить за хлебушком и вынести мусор не реагировать. Есть подозрения что объект попытается сбежать, так что бди, я на тебя надеюсь.
- Сан, я тебе что маленький ребёнок что ли? - я искренне возмутился.
- ДА! - убеждённо ответили мне хором на два голоса, и Юлька радостно отодрвав меня от Сашки повисла на моём плече.
- Лапыч не обижайся, но ты просто таааааакооооой придууууурок, - влюблено протянула Юлька, и мне честное слово захотелось её случайно уронить, всё что оставалось это только зарычать.
- Припряги его короче.
   Сашка подставил морду позволяя нам с Юлькой посоперничать за право кто первым будет его целовать. Разумеется Юлька победила, потому что встав в позу Наполеона я искренне обиделся.
- И как с тобой бороться? - отловив меня за воротник, Сашка не долго думая укусил за ухо и заткнул возмущённый ор губами. - Буду скучать, малыш, - шепнул он и добавил успокаивая. - Не бойся заяц, обещаю, я тебя не брошу.
- Не бойся, заяц, - передразнила Юлька.
- Щаз по заднице дам, - пригрозил я.
- Саня, он ко мне пристаёт, - немедленно наябедничала отрава и показала язык.
Санька вскинул руки, и шутливо помахав ими, "типо боже боже ты видишь с кем живу за что мне это", выкатился за дверь. Хлопнул замок и мы с Юлькой остались одни в недрах квартиры.
- Попалась, поганка! - заорал я скорчив грозную рожу. Юлька с визгом унеслась на кухню, и я разумеется, рванул за ней.
Пол часа прошли практически мирно. Мы покидались друг в друга попкорном, потом подрались по поводу того, кто будет чистить, а кто готовить. Хозяйственные работы выпали на меня, потому что собственно для ужина приготовил всё Санька, и всё что оставалось нам нерадивым, это поставить мясо в духовку, заправить салаты, намыть фрукты и начать сервировать стол.
Юлька командовала, а я на манер "подай принеси" был на подхвате. Когда мы закончили, времени оставалось буквально пол часа. Сашка отзвонился и сказал, что он едет.
  
   - Чёрт салфетки! - пискнула Юлька, слезая с тубаретки на которую залезла в поисках необходимого по кухонным шкафам. Кухня у Сашки была огромная, встроенная с кучей шкафов и мини баром, честно говоря я в ней до сих пор путался.
- А без салфеток никак? - пользуясь правами Юлькиного раба, я ухомякивал апельсин, и в данным момент он благополучно брызгал во все стороны.
- Лапупындр, ты порося. - Юлька скривилась и соскочив с тубаретки, наморщила лоб - Без салфеток никак. Мама в этом отношении щепетильная. А Сашка как обычно всё забыл.
- Давай сгоняю! - предложил я бодро.
- Нельзя, - Юлька покачала головой. - Саня велел тебя не выпускать. Сбежишь.
- Блин, да что я маленький что ли? - На этот раз я действительно обиделся.
- Взрослые люди за свои поступки не всегда отвечают. Ник, тебя это всё напрягает, и это очень заметно.
   Иногда я поражался Юльке. Вроде сопля соплёй, а как загнёт, так даже Сан не скажет. Хотя они с Саней вообще были мастера на пару на ухо присесть в плане чего нибудь эдакого.
- Я бы на твоём месте тоже парилась, но у тебя повода нет ... - серьёзно сказала Юлька. - У нас ситуация другая, а ты её не понимаешь.
- Какая другая?
Юлька села на табуретку поставив локти на стол.
   Сейчас длинной каре было убрано в хвостик. Она даже нарядилась в приличное домашнее платице, начиная выглядеть не как гоп стоп, а как симпатичная, девушка лет пятнадцати.
- Саня, этого не одобрит. - Девочка вновь наморщила лоб и опустив глаза принялась водить пальцем по столешнице.
   - В смысле? Юль, тебе во всём нужно Санино одобрение? Считаешь, что я должен что - то знать, лучше расскажи.
Юлька яростно замотала головой. По её лицу чувствовалось, что внутри неё происходит борьба с самой собой. Честное слово внезапно в эту секунду я понял её состояние.
Когда что - то очень долго держишь в себе, говорить об этом нереально.
Я положил ладонь, на её запястье успокаивая.
- Не парься. Я за салфетками сгоняю, пока время есть.
- Мне мама рассказывала. Сашка пришёл из школы, первого сентября и сказал, что он любит мальчика. Замуж за него собрался.
Я отвалил рот, потом плавно завалил, чувствуя подступающий гогот. Ну надо же, блин. Чёрт реально я так угадал. Непременно подъебну Саньку по этому поводу.
Только Юлька, почему - то не улыбалась.
- Родители тогда посмеялись здорово, никто серьёзно не воспринял. Дети часто всякую ерунду ляпают, не понимают, что говорят. Только потом, никому смешно не было.
   Юлькин рот скривился.
   - Саша перестал есть. В первом классе. Сказал, что не будет есть, пока ты не станешь с ним дружить и жить у нас. Его уговаривали, пугали, наказывали, через силу кормить пытались, ничего не могли сделать, он упрямый как бес. Когда дело до больницы дошло и психолога, мама решила в школу идти. Разбираться во всем. С тобой поговорить, с твоими родителями. Попросить, чтобы ты пожил у нас временно. Говорят детская любовь это такой серьёзный заёб. Папа отговорил. Сказал, что нечего втягивать в это тебя. Сашку водили к психологу.
Юлька вздохнула. - Не знаю, но она как - то Саньку убедила, что... хорошие девочки едят...
Юлька закрыла лицо руками. Я хотел её остановить, но не смог, молча приземлился напротив на ватных разом подогнувшихся ногах. Хорошие девочки? Саша? Сашенька, как же многого я о тебе не знаю...
- Первый класс родители пережили, слушая о тебе. Других тем для разговоров у Сашки не было. Я тогда совсем маленькая была.
Юлька произносила слова нараспев, прислушиваясь, словно давным давно заученную, приевшуюся гамму, приевшуюся настолько, что в неё начали верить, любить, и вот сейчас она в очередной раз, пробовала её на слух, бросая истины фразы, в которых не было никакого смысла, и в тоже время смысла было так много.
- Санька жаловался, что ты дружить с ним не хочешь. Никак. Задираешь постоянно.
   Он домой через день в слезах приходил. Не знаю, что там было. Родители думали его перевезти в другую школу, но он такое закатил, что трогать побоялись.
   Во втором классе, он стал просить дать ему фотоаппарат, тебя фотографировать. Психолог у нас прописался. По её мнению, когда Сашку потеряли, он походу травму получил, психологическую, неудивительно с его диагнозом. А ты его спас, вот у него и переклинило на тебя. Мой брат аутист, Ник....Он с виду нормальный, адекватный, а что у него в голове...Юлька замолчала, я сидел слишком растерянный, чтобы выдать реакцию. До меня это пока всё просто не доходило.
   - Когда родители пытались его от тебя переключить, Сан перестал разговаривать с семьёй. Молчал несколько месяцев. Мама чёрная ходила, извелась совершенно.
   А когда заговорил, знаешь что сказал?
- Макароны пригорели? - машинально ляпнул я, вспоминая анекдот.
Юлька посмотрела на меня как на дебила, вытянула руки и легла на столешницу.
- Он сказал, что, сам на тебе жениться. Раз ты не обращаешь на него внимание.
   Потом мы почти несколько лет жили спокойно, наверное так можно сказать.
   Саня радовал родителей. В кучу секций записался, тренировками себя до полусмерти загонял. Таеквондо, айкидо, лёгкая атлетика. С одной тренировки на другую.
   Родители смирились. По учёбе проблем не было, он всегда башковитый был. Лучше так, чем заёб на парне. Про тебя он молчал.
Юлька снова замолчала.
   - А потом когда его однажды спросили.... Знаешь, никто не ждал, все думали, что всё прошло. Саня очень удивился. Он не понял....Юлька сглотнула, в этот момент неуловимо похожая на брата... - .Не понял, почему спрашиваем, он вроде понятно всё объяснил. Когда он в пятом классе маме выдал, что собирается на тебе жениться, он нам говорил. У мамы по - моему даже волосы дыбом встали. Парень в четырнадцать лет сообщает, что собирается встречаться с другим парнем. Понимаешь? Это для нас дико, а для него это реальность. Его реальность.
   - Она нервно рассмеялась, мне было абсолютно не смешно. Мне было страшно. Страшно, муторно, паскудно. Начало трясти изнутри, такое состояние, когда все мышцы напряжены, ты пытаешься сдержать дрожь, а сдержать не можешь.
Саня? Этого не может ведь быть, не может. Саня? Ты же не можешь быть таким. Можешь?
- Хуже всего было то, что он всё это в себе держал.
Юлька продолжила. Замечала ли она моё состояние? Кажется нет, она это просто рассказывала...Как - то так. Отстранившись. Со стороны.
   Словно бы и не мне даже, а самой себе очевидно. Тысячу раз слышанную, наизусть заученную историю.
- Даже не это. Знаешь с ним очень страшно было иногда. Мы ведь жили днями его настроения. Иногда он приходил весёлый, мы знали, что вы с ним провели день, иногда он был просто никакой, запирался в комнате, не выходил, не разговаривал, просто убитый... Один раз таблеток нажрался из - за тебя.
   Юлька матернулась, заставив меня вздрогнуть, вцепиться руками в край столешницы.
- Мама плакала, всё время с отцом ругались. С Саней. Мама хотела это прекратить, поговорить с тобой пыталась. Отец запретил. Сказал, Саня мужик и разберётся сам, и типо хуй из штанов достанет, блажь пройдёт. Потом вроде, правда полегче стало, Сашка стал с девчонками встречаться. Но как с цепи сорвался. Блядей домой приводил, пачками просто. Потом отец запретил домой водить. Кредитку заблокировал. Оказалось, что от этого ещё хуже. Пришлось вернуть. А у меня брат появлялся, только тогда когда мы говорили о тебе. Всё что можно было о тебе знать, мы знали. Абсолютно всё. А потом мы к тебе привыкли, такое неизбежное зло. Не так.
Юлька выпрямилась схватила меня за руку, что - то прочитав, увидев в моих глазах, хотя чего там читать спрашивается. Я сидел и осыпался кучкой пепла. Разбился как чашка крупинками, маленькими осколками и они летели, сыпались вниз, друг за другом, раз за разом, в какой - то момент чашка должна была закончиться, чай выплеснется и не останется ничего. Придёт зима и всё покроется льдом, а потом лёд тоже разлетится, покроется трещинками. Лёд мог не существовать, чая могло не быть, а вот моя чашка будет стоять вечно. Она не может не стоять, она не имеет права быть разбитой, просто сейчас она сыпется, сыпется. Но я это остановлю. Ещё немножко и остановлю. Потому что я тебя люблю Сашка. Даже если любить тебя может оказаться очень больно. Но это ничего Сань, ты же вытерпел, вот я тоже потерплю. Мне только жаль Сашка, что ты не выебал меня тогда в пятом классе. Должен же был, Сань. Ты должен был это сделать. Я бы тебе сам отдал, я бы тебе всё отдал Саша, если бы можно было, это хоть как - то исправить. Отдал бы всё на свете. Всего себя.
Я почти не слышал и не воспринимал Юльку. Она заговорила, торопливо подбирая слова, словно извиняясь за то, что только что сказала.
- Никит, мы тебя полюбили очень давно. Тебя нельзя было не полюбить. Не сбренди на тебе Сашка, да и тогда ...Просто он о тебе такие вещи рассказывал порой... нереальные. Я сама в тебя влюбилась. Мы с ним сдружились на почве тебя, потому что оба по своему втрескались. У нас появились общие темы, общие дела. Правда он тебя видел каждый день, а я могла просто слушать и смотреть на твои фотки. Потом не знаю, что случилось.
- Юлька вдруг задрожала, отвернулась и закрыла лицо руками.
- Сашка пришёл со школы, заперся в ванной и ....И вены вскрыл, - плечи её затряслись и она тоненько заплакала.
А я, я просто бездумно стиснул Юльку в охапку и уткнулся лбом в её плечо.
В ушах у меня начало звенеть. Отчётливый такой острый звон, как таймер на микроволновке, только непрекращающийся.
- Юля....Прости.
Звон стал сильнее. Не осталось ничего, только звон в ушах. Холодный бездумный звон. Ей не стоило рассказывать об этом. Сан был прав.
Потому что узнавать такие вещи очень страшно, и паскудно на самом деле и в такие моменты человек которого ты любишь, предстаёт перед тобой с другой стороны, и реально приходит осознание.
   А готов ли ты к его тараканам? К ТАКИМ тараканам.
   Всё что рассказала Юля отдавало не просто сумасшедшиной, реальный бредом больного человека. И получалось, что все мои шутки по поводу того, что Сан псих, оказались очень недалеки от истины. И в то же время, успокаивая Юльку и слушая её излияния, я сейчас сожалел что не могу оказаться рядом с Сашкой обнять его, и не позволить ему больше быть одному. Если он переживает меня, то может быть имеет смысл переживать меня вместе со мной.
   Я просто больше не дам ему быть одному. Не хочу его отпускать, позволять ему страдать. Сама мысль о том, что ему было плохо и больно из за меня была мучительна, особенно сейчас, когда я кажется, начинал понимать смысл всех этих слов.
- В реанимации его откачали. Дядя Серёжа с того света Сашку вытащил. После этого он у нас почти, что член семьи. Сашка не крестник ему, это они так друг друга называют, все их так называют. Мама сказала, что больше так не может. Отец сам хотел с тобой встретиться. А Саня когда очнулся, запретил подходить к тебе. Сказал, что если кто нибудь из нас тебе скажет, он повторит и на этот раз удачно. Знаешь, мы уже на тебя молиться были готовы. Мама, когда Сашки дома не было, реально с батей обсуждали возможность денег тебе заплатить там или ещё что нибудь. Просто что бы ты пришёл к нему. Просто никто не знал, что делать. В психушку Сана запереть? Не вариант.
   Оставалось только молиться, чтобы он с этим сам разобрался, и знаешь, он после реанимации успокоился. Мне кажется, он тебя пытался забыть, переключиться, сам пытался. А потом всё переиграл. Маме заявил, что в свои восемнадцать ты будешь жить у нас. Он просто подождёт. Заявил, когда хотели в Англию отправить, он сначала вроде сам хотел, а потом передумал. Сказал, поедет или с тобой или без тебя, но не раньше, чем сам в себе и с тобой разберётся. В лицей поступил, но думаю, что - то не клеилось. Последние полгода на Сашке лица не было. Зидан сказал, ты его избегаешь. Рассказывать он запретил. Он нас реально шантажировал террорист грёбанный.
   На этих словах я грустно улыбнулся. О том, что Саня манипулятор, я знал как раз не по наслышке, убедился так сказать на собственной шкуре.
- А потом он пришёл домой. - Юлька вдохнула, улыбнулась, вытерла слёзы и ласково посмотрела на меня, с таким выражением, что мне захотелось убиться.
   Вот тебе и человеческий шантаж. И как после этого я должен общаться с Саном и его семейством? Да я теперь блядь глянуть косо в их сторону реально буду бояться. Твою ж мать. Беспомощное, очень беспомощное Твою мать.
- И мы увидели каким он может быть. Знаешь, я его никогда раньше не видела счастливым, а тут он просто светился весь. Он ...
   Юлька отвела глаза на секунду.
   - Он, всё рассказал. Ты извини его Ник, за всё. Он тебе много зла сделал, но он очень настрадался. ... Его ведь можно простить, да? Ты же его простил.
   Конечно Юля, блядь, его можно простить. Ну конечно же бля, мы же не можем не простить Сашу, Саша же бля у нас святой. Это только я здесь, единственная неправильная аксиома. Значит не хило я так вам кровушки попортил. Вот значит как. Вот значит как всё на самом деле. Вот так вот обстоят наши дела. Что Юля, паяльник мне в жопу, да? А ничего ты так, молодец, нормально так. Как же ты так смогла Юля? Смогла меня не ненавидеть? Господи, как же это чудовищно и неправильно всё. Чудовищно, страшно, неправильно. Искажённая реальность восприятия. Ну да, Саня же никому не оставил выбора. Сука.
Убиться захотелось повторно, не просто убиться, убить, убиться... Не знаю что.
   В горло словно кто - то бритву засунул, тупую такую, ноющую. И поворачивал, поворачивал, а она всё не поворачивалась. Сашка? Сашенька. Да что же у нас с тобой...Да что же блядь всё так ..Неправильно. Ебануто через одно место. За что? Я тебе? Как наказание...Ты ж столько не грешил, Сашка. Да мы бы вместе, не смогли бы столько нагрешить, что бы тебя ..вот так. Значит вот так. Вот так всё было.
Я сглотнул. Иначе бы просто задохнулся. Начиная дышать, думать. Злиться? Интересно, какие ещё подробности нашей и своей жизни в частности Сан не счёл нужным скрывать от семьи.
- Он тебя очень любит! - пылко проговорила Юлька. - Мама с папой тебя тоже любят. И я тебя люблю. Ты мне как братик второй. Ты просто не понимаешь. Ты же Сашку к жизни вернул. Ты..Никит...
- Юля, я за салфетками! - сообщил я твёрдо, поднялся и решительно отправился в коридор.
- Я с тобой! - Юлька испуганно вцепилась в мою руку. - Ник, если ты уйдёшь, - Рот её скривился, кажется она снова собралсь зареветь. - Меня Саня уроет, если узнает, что я тебе рассказала. Никита пожалуйста не уходи
- Да бля не уйду!!!!! - Я взорвался. - За салфетками я иду Юля. Твою мать, в магазин. Пять минут туда, пять обратно, сорок на размышления. Мне твою мать, в глаза сейчас надо папе твоему и маме твоей смотреть. Тебе в глаза смотреть, понимаешь? !!! Нет. Вот и пиздато, что не понимаешь. Не надо тебе понимать. Просто дай мне возможность подышать воздухом, привести мозг в порядок, что бы я мог сделать это нормально бля и сам себя не ненавидеть. Открывай дверь, нахрен или пиздец ты...Ты мне больше не сестра.
- Ники! - Юлька повисла на мне - Ники, я тебя люблю! - и торопливо поцеловала в губы. Я офанорел, Юлька бурно покраснела и принесла ключи. - Ты ведь не уйдёшь, правда? Скажи, что ты не уйдёшь, поклянись
- Да куда ж я от вас денусь, - пробурчал я примирительно. Начало отпускать. Слегка.
   - Юля, брата целуют в щёчку.
   Хотя... Вспомнив, как она пылко целовала Сашку в губы, я решил, что можно и мне бонусик урвать, пока Сан не видит.
Вылетел практически бегом. Бегом преодолел расстояние в девять этажей, без лифта, пронеся мимо офаноревшей консьержки.
На улице стало полегче. Свежий воздух прояснил кипящую лавой голову, слегка остудил лицо. Я сорвался на бег, побежал. Куда бегу не сам не знал, просто надо было бежать вперёд, ускоряясь всё быстрее и быстрее. Мне всегда это помогало. Успокаивало. Ьег.
   Бежать изо всех сил. Я нёсся до полного изнеможения. Потом упал на какую - то лавку, согнулся пополам и обхватил голову руками. Так и сидел минут двадцать. О чём я думал? О мыслей было много самого разнообразного содержания. Мозги просто скручивались, и хорошо что я был один и никто не видел моего ржущего искажённого подступающей истерикой лица. Безумие заразно. Постепенно стало полегче. Я встал, отдышался, и медленно побрёл обратно к дому. Возвращаться не хотел. Ноги просто не шли, отказываясь меня вести в дом людей которым моё существование принесло столько страданий и горя, а они бля пиздец радовались, что я есть на этом белом свете. Да если бы какая - то гнида сотворила подобное с моим чадом, задумай я таким обзавестись, я бы для начала обчекрыжил собственному чаду яйца, а потом нахуй, не знаю...
   Без понятия как поступать в такой ситуации, возможно, смог бы переломить себя, наступить на горло, в лучшем случае постарался бы не ненавидеть, но и речи не могло быть о том, чтобы принять нечто подобное.. Детей родители могут обмануть, уверить, конечно милый, мы просто распиздато счастливы, ты только чадушка главное вены не коцай....посторонних обмануть сложно. Я понимал, в отличие от Сани понимал истинное отношение его родителей ко мне. Как меня земля интересно ещё носит, и не разверзлась под ногами. Говорят материнские проклятия самые сильные.
В кармане запиликал мобильный, в ту секунду когда я стоял в очереди на кассе, купив эти грёбанные салфетки, размышляя в направлении купить батл водки и опустошить залпом.
- Ник, ты где?
Ну вот. Не прошло и полгода. Сашкины интонации я уже научился читать с полоборота. Это месяц назад эта беззаботная безмятежность могла бы ввести меня в заблуждение, сейчас в голосе Сашки паника и страх и реальное напряжение, хотя послушай со стороны ласковый пушной зверёк.
- В магазине, - тупо ответил я.
- В каком магазине? - Санька подобрался.
- У тебя под домом.
- И что ты там делаешь? - Раздался хлопок двери, то, что Саня несётся сломя голову сшибая этажи, было понятно даже полному тормозу, если только этот тормоз не глухой. Я глухим не был.
- Бля, салфетки покупаю. Юлька отправила.
   Я искренне возмутился.
   За кого он, в конце концов меня принимает. Может я и трус, может предатель, но не до такой же степени. Ну да, херово мне, херово. А когда мне вообще хорошо - то было в жизни, если не считать насыщения её Санькой. А ему типо не херово было, так башкой рехнуться? Ну чего теперь делать. Как нибудь. Как там Сашка говорил. Шаг за шагом. С учётом, что его родители люди цивилизованные, можно будет, как нибудь тихо мирно договориться. Компромиссы никто не отменял. Сашка вот квартиру предлагал снять. Придётся снять. Надеюсь совместные визиты для меня факт необязательный. Я с ним, он со мной. Юльку к себе возьмём. Без Юльки я себя просто не представлял.
   Сроднился, бля. Реально сроднился, как если бы она взаправду была моей настоящей сеструхой, о которой я всегда мечтал, но которой у меня никогда не было. Слава богу. Своей сеструхе я бы такой жизни не пожелал.
- Стой где стоишь, твою мать! - почти прорыдал Санька Хлопнула дверь подъезда.
  
   Господи, как же с невменяемыми людьми трудно общаться.
Я на секунду ощутил себя в роли доброго психиатра и начал ласковым голосом убеждать Саньку в том, что вот тут я жив, здоров, бодр и весел, жду его и прямо таки горю желанием поскорее устроить дружное соединение всего славного семейства.
Взял пачку салфеток, направляясь к дверям, успел выйти из универсама и даже пару минут потоптаться по ступенькам, сообщив Сане, что я его жду.
И дождусь твою мать, если ему так приспичило убедиться, что я не забыл дорогу к его дому. А затем трубку повесили, и я увидел Саньку стоявшего у фонарного столба и дышащего как загнанный лось.
Было ощущение, что он сейчас просто съедет вниз от облегчения.
- По какому поводу истерика? - Я подошёл, вручил ему салфетки и подтянув за лацканы распахнутого настежь тренча, поцеловал в губы нисколько не стремаясь прохожих, принялся застёгивать пуговицы.
- Юлька, напугала! - выдохнул Санька с облегчением сгребая меня в охапку. Зарываясь носом в волосы.
-Фууу, пидоры бляяя! Хуесосы! - проорал парень в кожанке, идя в компании угрожающего вида скинов. Саня не поворачиваясь показал ему фак.
- И походу всех напугала.
- Не прикрывался бы ты сестрицей, Сан. - Я покачал головой. - Она мне рассказала тут кое - что интересное.
- Ты кому фак показал пидор гнойный. Бля сука нахуй пальцы переломаю и в очко засуну
Компания находилсь в подпитии, молодой дури хотелось разборок.
   Парней было пятеро, нас двое, точнее полтора. Меня шибздика обычно в расчёт никогда не принимали, а зря.
- Ник. - Саня побледнел. - Ты...
Мы не обращали на подошедших скинов, никакого внимания, плавно перетирая между собой, даже не повернулись.
- Шестнадцать лет так зовут, - кивнул я ухмыляясь. - За базар ответ придётся нести, Сан. - Я подмигнул и развернувшись хотел, вкупиться в драку, тем более что один из парней разбежался, и встретил жёстко вылетевшую Санькину ногу. Отлетел на пару метров, и затих, кашляя от боли.
- Погодь, не мельтеши. - Сан меня притормозил, беря за плечи. - За какой базар, Никита.
- За...Бля.... Саня, дай мне подраться!
   Я возмутился и заныл как ребёнок, потому, что Сан не отрывая одной руки от меня, раскидывал рискнувших нарваться на нас человечищ нанося удары ногами и одной рукой, разворачивая меня и уворачивая одновременно. Я такое только в кино видел. Впрочем, у нас с Сашкой по жизни, одно сплошное кино.
   Вот только в кино после ударов встают, в реальной жизни это не всегда получается, а уж после Саниных ударов, энтузиазм убирался здорово.
- Похоже, впечатление произвело не то, что Саня в течение нескольких секунд раскидал ораву по асфальту, а моё нытьё про подраться.
- Суки, мы вас отъебашим! - пообещали нам и я разочарованно взвыл, вырываясь из крепких Санькиных лап, и понимая, что всё равно что конфету у ребёнка отобрали.
- За какой базар? - спросил Санька держа меня двумя лапами за воротник.
- В первом классе, ты вроде за меня замуж собирался. Так что Саня, не отвертишься.
   Я хохотнул, понимая, что это оказывается здорово. Немного здорово и смешно на самом деле, когда тебя защищают. Нерациональное какое - то странное чувство безопасности, желание похвастаться....Ога. Мой парень такой сильный, бля, захочу и он вам всем пизды даст. ...
   Я прикусил губу, чтобы не фыркнуть. Видимо истерика ещё не прошла, изнутри лезло неуместное веселье.
- Женюсь, - улыбнулся Сашка с облечением и стиснув меня над землёй притянул к себе.
   - Никит, в третьем я пришёл к выводу, что женюсь. Хм, в общем - то - он выразительно вздёрнул бровь, намекая на текущие перспективы.
- Мммм, первое слово дороже второго? - умудрился ляпнуть, я в поцелуй, ничуть не обидевшись на столь одностороннее видение картины нашего мира.
- А первое слово съела корова, - по детски отозвался Сан. - А второе оставила.
Блядь очередным завершением нашей человеческой сонаты, стал безумный поцелуй под фонарным столбом. Всегда мечтал бля.
  
   - Да уж родители пока в лёгком трансе - сообщил Саня весело кладя трубку и подвтерждая, что он полный эгоист.
- Мы зашли, а Юлька ревёт и орёт, что она тебе всё рассказала и что ты испугался и сбежал. А дальше если честно я не помню, я просто побежал за тобой. Но мама вроде за сердце не хваталась.
- Убить бы тебя Сан. Девятнадцать лет, аборт уже не сделаешь.
   Я вздохнул набирая в грудь воздуха.
   - Бля, нах, ноги не идут. Стремаюсь. Давай постоим, покурим.
- И доведём моих родителей до инфаркта. Нет, Ник. Возвращаемся.
Санька решительно подхватил меня поперёк, помогая преодолеть последние метры от лифта. Я упёрся ногами в пол, чувствуя, что безумству храбрых поём мы песню, но бля нах реально щаз съебусь отсюда. Санька цепко подхватив за талию, нажал кнопку звонка.
- А вообще невесту в дом заносят на руках, - открывая дверь и оценивая военное положение, и мою обломанную попытку вырваться, с юмором подколол высокий смутно напоминающий Сашку мужик лет сорока пяти.
- Щаз организуем! - Я честно попытался поднять Саньку, но не смог.
- Ники, может мы наоборот? - глядя на мои попытки с ироничным сочувствием, осторожно осведомился Саня.
- Ребят, а просто зайти не судьба? - через плечо мужчины выглянула худенькая темноволосая женщина - миниатюрная копия Юльки. Если Юлька была длинная, то тётенька мне понравилась, потому что оказалась ниже меня, что при наличии некоторых комплексов...
Сашка подхватил меня поперёк и втянул в квартиру.
- Знакомтесь папа, мама - это Никита! - Поставил перед предками.
- С невестой определились! - одобрительно гыкнул папа, вызывая желание рвануть обратно, и забиться в щель между досками пола.
- Лапыч, ты вернуууулся - Юлька бодро вклинилась между родителями и шмыгая носом повисла у меня на плече.
- Мама, он застенчивый. Сейчас зажмуриться, и краснеть будет, - радостно поведала она и ткнула пальцем в мою щёку. - О, вот о чём я говорила. Лапыч, не бойся, я тебя не дам в обиду.
Мама роди меня обратно.
- Сама наобижаю, - продолжил я, окончательно уходя лицом в закат. Багроветь дальше было просто нереально. Но что поделаешь. Блондинами мы были и остались. И хотя на бледного упыря, я в отличие от Сана, абсолютно не тянул, но что было, то было. Стоило смутиться, краской заливался до самых пяток. В то время как Сан, похоже вообще был напрочь лишён способности краснеть. За отсутствием совести очевидно. Мог бы изобразить виноватую мину, ради приличия, но нет. Сан стоял и бесстыдно цвёл ромашкой словно ему дали пряник, а может даже целых два. Обнаружив Сашкины лапы поперёк своей груди, я понял, что рассудок мой окончательно ассимилируется в районе плинтуса.
- По Сашкиным рассказам, ты более бойким представлялся. Юлька слезь с парня - строго сказал отец и протянул мне ладонь.
   - Малин Владимир Александрович, дядей Володей думаю проще. Верно? - он потряс мою трясущуюся лапу и подмигнул, напоминая вылитого Саньку, правда, не такого красивого. Мой лучше.
- А я тётя Наташа, - просто сказала мама Сашки, улыбаясь тонкой обаятельной улыбкой, которой Санька покорял всех начиная с первого класса. Ну что ж понятно откуда взялась эта потрясающая харизма. - Мы с тобой очень давно хотели познакомиться. Никита, - спросила она, рассматривая меня радостными светящимися глазами. - Тебя можно обнять?
- А? - я растерялся, а она не дожидаясь разрешения, шагнула навстречу и порывисто обняла, прижимая к себе. Провела рукой по затылку, как это всегда делал Санька.
   - Добро пожаловать, домой, Никита, - тихо шепнула она и отстранившись, торопливо стёрла уголок глаза, засуетилась отворачиваясь.
- Ну, всё, столпились остолопы. Так Юля со мной на кухню. Мальчики моем руки и к столу
- Травиться Сашкиной едой! - вредина Юлька показала мне язык.
- Юля! - донеслось одёргивающее и громкий вопль
- Я буду сидеть с Лапушиндром.
  
   - А море всего в ста метрах от отеля, выходишь с утра и на пляж
Санькины родители...Ну, не знаю, беру все свои слова обратно.
Я конечно понимал, глядя на Саню, что родители у него люди интеллигентные, но как - то не ожидал, что они такие простые, и одновременно тактичные и ещё куча эпитетов, которые я пока не мог придумать, но придумаю обязательно. Я не ощущал, абсолютно никакого дискомфорта или неловкости, опять было это идиотское ощущение, что мы знаем друг друга много лет. Тётя Наташа совершенно естественно принялась рассказывать о путешествии, потом её сменил дядь Володя, травя байки и анекдоты.
Причём Сашкины предупреждения по поводу того, что до восемнадцати в этом доме на наливают, оказались мягко говоря, преувеличенными.
- Никита, употребляешь? - подмигнув дядь Вова, игривым жестом указал в сторону бара.
- А? - Я даже рот не успел открыть.
- Нет! - категорично отрезал Санька. - Никита пьёт сок.
- Да я в общем- то просто спросил. - Дядь Вова слегка смутился, потом не выдержал - Саха, ты чего ребёнка узурпируешь. Вы мальчики взрослые. Я тебя вроде не ограничиваю. Курить тоже не даёт? - поинтересовался он сочувственно.
- Точно!- радостно выдохнул я решив не признаваться, что вообще то сам бросил, но раз меня жалеют...
- Забочусь о здоровье, - ледяным тоном отрезал Саня и посмотрел на меня акулой.
- О своём бы ты так заботился! - буркнул я надуваясь.
Саня молча отодвинул бокал. - Пап, извини, компанию не поддержу.
Улыбнулся извиняющее.
- Тогда может вам шампанским ограничиться? - предложила мама. - Мы с Юлькой пьём.
- А мы с Лапычем папкин бренди пили, - елейно вставила Юлька. - Пока Сашка не видел.
- Юля - Чёрт ну сколько можно краснеть?
Под ржущими взглядами со всех сторон, Сан выразительно вздёрнул бровь, и отчётливо так хрустнул костяшками.
- Шампусика? - с надеждой спросила мама.
- Ремня - радостно гоготнул папа.


Застолье закончилось примерно через час.
Сашкины родители устали с дороги, и отправились спать, оставив нам троим обязанность убрать со стола и намыть посуду. Общий вердикт оказался положительным. Никакого напряга, попыток поговорить по душам и выяснить подробности наших отношений. Мы мило исчерпали нейтральные темы, вскользь затронули интересы, посмотрели фотографии путешествия, после чего тётя Наташа непреклонно объявила, что они с отцом, спать, а молодёжь может идти развлекаться.
Молодежь в лице Саньки подумала, и разрешила.
Мне шестнадцать. Юльке четырнадцать. Сашке девятнадцать. Но честно скажу, я ощущал себя с Юлькой примерно на одном уровне. Мы с ней как два ребятёнка ходили за Саном и канючили себе привилегии и бонусы, потому что этот скот узурпировал своё положение на полную катушку. Похоже Сана пёрло осознание, что он такой большой и взрослый, в то время как мы значит мелкие и несамостоятельные и должны его типо слушаться. Когда Сан рассматривая нас ироничными глазами, начал командовать...Мы с Юлькой переглянулись и хором пообещали вести себя хорошо. И что бы доказать какие мы хорошие, бодро перемыли посуду, убрали со стола, и даже подрались за право притащить для Саньки пепельницу.
Я ещё подрывался погладить ему шнурки, и попытался убить щёткой под предлогом сдувания пылинок с плеча, после чего Сашка не выдержал и вскинул руки признавая поражение.
   Юлька заорав: - Ура! - удрала краситься и собираться.
   Я заорав: - Банзай! - рванул искать подходящие кроссовки и штаны.
Санька честно старался не ржать, но не ржать не мог. Когда мы с Юлькой как два дотошных хоббита, начали бегать друг другу в гости, демонстрируя шмотки, и выясняя, кто что оденет, чтобы получилось в тему.
Ну мы же должны были переплюнуть Сана по всем статьям. В общем, когда в очередной раз мы с Юлькой столкнулись в коридоре, мы одновременно присвистнули друг на друга.
- Ник, ты сегодня мой парень! - безапелляционно заявила Юлька, пока я пытаясь подобрать слюни, старался не пялиться на стоявшую передо мной топ - модель годочков эдак семнадцати.
- Да кто возражает, Юля, - с искренним восхищением выдохнул я.
- Я! - заявил Сан, распахивая двери. - Возражаю
- Ха! - Мы повернулись и...Выпали.
В отличие от нас Сан потратил на переодевание пару минут. Кожаные штаны переплетённые шнуровкой, небрежный белый джемпер. Вот именно так выглядят боги спускающиеся с небес на землю, что бы потрахаться.
Я уже никуда не хотел идти, честное слово. Я пялился на Саньку, с мыслью втолкнуть его обратно, шагнуть следом, и снять всё то, что было на нём надето, и судя по ответному голодному блеску в глазах, Сан очевидно прикидывал аналогичную перспективу.
- Хватит вам уже друг друга глазами облизывать, - решительно заорала Юлька, встряхивая меня за плечо. - Братик на дискотеку хочууууууу.
   - Всё. Идём. - Сашка с трудом оторвавшись, вновь поднял руки, мы расслабились, одновременно выдыхая и разворачиваясь в сторону прихожей и меня вздёрнули в воздух.
-А это Юль, я у тебя забираю! - нагло объявил Сашка и рванул вперёд, умудряясь органично удирать от сестры, отбиваться от моих пинков и при этом нагло лапать в полёте, одновременно хватая с вешалки наши куртки.
  
   В этот раз Сашка привёз нас не в клуб, а в обычный бар.
Юлька ныла и возмущалась, считая что её обманули, Сан шутливо дразнился, сообщая, что на дискотеки сестрёнке ещё рано, а вот водку пить самое оно.
На самом деле бар оказался дискотекой. Маленькая удобная площадка для танцев расположенная у края сцены, публика внутри собиралась тоже весьма органичная, звучала живая музыка, в общем Сашка всё предусмотрел.
Кроме одного. Он не знал, что это за место. А я знал.
"Неон" Я помнил его.
Именно здесь я упал со сцены. Именно здесь началась наша с Вольхом история. И вспоминать об этом оказалось неожиданно больно. Хотя разумеется я даже вида не подал, что бывал здесь раньше, просто когда мы сели за столик, и Сашка пригласил Юльку танцевать, от чего его сестра просто выпала в космический аут восторга ( ну ещё бы стоило нам войти и вся женская половина присутствующих не спускала с Саньки глаз )
   А я сидел, смотрел на них, прихлёбывая пиво и вспоминал.
А он шёл себе по свету насвистывал
Из коры себе, подругу выстругал.

Вспоминать оказалось неожиданно паскудно. Остро захотелось нажраться. Тупо, банально, нажраться водкой и забыться. Уёбищно правда?
   Я сидел в компании со своим самым любимым и дорогим человеком, за которого не задумываясь готов был отдать жизнь, и ничего не мог сделать с собственной памятью, с тоской сжавшей изнутри чёрными клещами. Я не хотел этого воспоминания, а оно пришло, накатило, и я ничего не мог с этим поделать, просто пришла тоска, и желание тупо нажратся. Я очень надеялся, что Саня не заметит, не поймёт, но разве можно обмануть сканер? Можно. Я был рад, что он танцует, не видит меня сейчас, пока я пытался справиться с собой, выплюнуть это из себя, выцарапать, изжить. И не мог.
- Привет, Никитос. Какими судьбами? - Отвлекая меня от мыслей, за столик плюхнулся незнакомый парень с длинными неровно подстриженными патлами. Наличие оригинального человеческого прикида, выдавало в нём музыканта.
- Да вот, занесло, - отговорился я, пожимая руку и пытаясь вспомнить. Но за столик уже приземлился Сан, предварительно усадив раскрасневшуюся Юльку.
- Привет, - сказал он мягко и вопросительно посмотрел на меня.
- Это Саня, - представил я, потому что ничего другого мне не оставалось.
- Женя. Для своих - Джон, - ответил парень. Они вяло обжались конечностями, и заметив Юльку, Жека мгновенно оживился, завязывая нейтральный разговор.
   Сашина сестра могла не понравиться разве что слепому. Саня неохотно поддержал, я тоже вставил пару фразочек, надеясь, что человечище не привалит за наш столик, всё таки этот вечер хотелось провести втроём. Правда, если учесть, что всё здесь напоминало мне о Вольхе, возможно быть Жекина компания сможет стать неплохим лекарством.
- Как насчёт спеть? - предложил Женька, кивая на сцену.
- Э? - я растерялся.
- Ты в прошлый раз тут отжёг. Ребята тебя запомнили. Повторить не хочешь?
- А что спеть - то?
- Да без разницы. Солист заболел. Сегодня в основном вхолостую гоняем, пошли разомнёмся. Ты кстати не думал о том, что бы попробовать подзаработать? Пара репетиций, репертуар наиграть, вокал поставить, здесь за вечер можно реально на брата штук по пять срубить. Особенно на заказ. Короч, пошли.
Я даже сам не понял, как позволил себя утянуть, оказался на сцене, перекидываясь репликами с подтянувшимися парнями. Те оживились, рассматривая меня с любопытством. Мы пожали друг друга руки, знакомясь, скорее дань вежливости, чем желание запомнить имена.
- Что играем? - настраивая струны басухи поинтересовался Жека.
Я задумался, а потом взял микрофон.
Петь, я начал за секунду до того, как парни подобрали музыку, бездумно, бессмысленно.
Я пытался уйти от любви.
Я брал острую бритву и правил себя.

Не знаю, зачем это пел. Песня просто пришла. Она попёрла из меня сама, светлыми стальными глазами, тёмной нерасплескавшейся мутью изнутри, бесчисленными ремнями опутавшими мою грудь, бритвой зажатой в руках, в тёмном подвале сырого одиночества. Где - то там, посередине между богом и дъяволом, в километрах взорванного однажды асфальта, где тебя никогда больше не будет в моей жизни Вольх, и это правильно, что не будет. Ты не должен там быть. Пьяный врач мне сказал, тебя больше нет, пожарный выдал мне справку, что дом твой сгорел. Это неправильно, нерационально, но я продолжаю скучать по тебе, и оплакивать тебя, потому что ты ...умер. Плакать о мёртвых можно, отдать им их заслуженные сорок дней. А потом твоя душа улетит от меня, и я закрою это...Закрою это навсегда. Но сегодня я хотел попрощаться с тобой.
   Ты умер Вольх. Я не мог позволить тебе жить в моей памяти, оставить тебя там, оказалось слишком больно.
- Я хочу быть с тобой.
Я так хочу быть с тобой, но тебя рядом нет.
Я смотрел в эти лица и не мог им простить
Того что средь них нет тебя, и они могут жить.

Я говорил Вольху прощай, и, отпуская, прощал его сам.
   Прощал, за то зло, что он мне сделал, за ту боль, что он причинил.
   Прощал за предательство, за разрушение моего мира, за убийство, страшное и беспощадное убийство веры. Многое можно простить, но простить человека, который говорил. Верь мне, а потом нанёс удар - очень тяжело. От такого просто рушится мир.
   Когда я убил надежду, он уничтожил веру, а нашей любви, наверное, её не существовало, раз она не смогла ничего спасти.
   Я прощался с ним, прощался этой песней, просил прощения за всё, и прощал сам.
  
  
   В комнате с белым потолком
С правом на надежду
В комнате с видом на огни
С верою в любовь.
  
   ВОЛЬХ, Я ОТПУСКАЮ ТЕБЯ. ПРОЩАЙ. ЖИВИ. БУДЬ СЧАСТЛИВ.
  
   Когда я спускался со сцены, стояла тишина. Юлька сидела грустная, присмиревшая, вытирая ладошкой слезинки, а Сашка, Сашка посмотрел на меня больными глазами. Возможно он всё понял, и понял правильно, но...
- Сколько ты ещё кромсать меня будешь, Ники? - спросил он очень тихо, словно пилой по сердцу заебенил. Мне стало стыдно, захотелось немедленно извиниться, объяснить.
   Видит бог, я не хотел причинять Сашке боль. Совсем не хотел, не желал, не думал....
А Сан просто встал, и пошёл не оглядываясь. Лучше бы оттолкнул, чем вот так встать и мимо пиздануться не глядя, плевок в душу, в ответ на другой более болезненный. Лучше бы по морде дал.
   А Сан просто прошёл мимо меня, вызывая желание рвануть за ним. Я не рванул, остался стоять кусая губы, понимая, и не понимая. А он поднялся на сцену. О чём - то коротко переговорил с Жекой и ребятами, посовещался пару минут и.... Взял микрофон.
   Зазвучала музыка. Сан вскинул руку обводя помещение, словно стирая и забирая всю грусть, что поселилась здесь после меня и вдруг запел.
   Боже, мне показалось, что мир взорвался....Это чистое, чистейшее соло, мягкого, обволакивающего пространство, потрясающего сияния баритона. Я увидел хоралы ангелов в раю, манящих сладкоголосых, сирен нежно простирающих руки, и призывающих корабли ответить на этот призыв и разбиться.
   Всё что было в этот миг в этом тесном, маленьком, прокуренном пространстве, замерло обращая все взоры на него, сирена пела, и мир умирал от желания разбиться об этот водоворот фантастического, совершенно потрясающего звука.
  
  
  
  

If you want me to listen whisper
If you want me to run just walk
Wrap your name in lace and leather
I can hear you
You don't need to talk

  
   ГОСПОДИ, КАК ОН ПЕЛ.
   Я никогда представить не мог, что эта песня способна и может звучать ТАК.
Сашка оживил её, наполнил, тысячей новых оттенков и его голос потрясающий, завораживающий, сильный бархатистый, наполнял зал, вибрировал, кричал, тёк на одной высокой сладкой ноте, разрезающей кожу. Чувство. Страсть. Призыв. Мольба. Поклонение .

Let us make a thousand mistakes
Cause we will never

РЕЛИГИЯ ВЕРЫ.

   Я сам не помню, что случилось со мной дальше, но я не мог стоять, выдержиать.
   Музыка просто заполнила собой, сорвала с места, пронзая золотым пульсом по позвоночнику. Я рефлекторно подхватил Юльку и втянул в танец, ведя по залу, разворачивая, подхватывая на руки, ставя на землю, соединяясь рукавами. Принимая, она шагнула назад, соглашаясь стать моим тотемом, а я взорвался вокруг неё, отдавая невидимую звучавшую в зале мольбу, жалея о том, что она не Санька, и я не могу стечь к его ногам, но сейчас кружась вокруг Юльки, сплетаясь с ней телами страстной смесью движений сальсы, танго, стрит данса и хип - хопа, я танцевал для него.

You're my obsession
My fetish, my religion
My confusion, my obsession
The one I want tonight
You're my obsession
The question and conclusion
You are, you are, you are
My fetish you are

  
  
   Мы с Юлькой таяли в страстном призыве. Я отсоединился, взлетая вверх, пируэтом, в развороте, касаясь коленом пола, припадая вниз, скользя вверх, копируя чужие движения, вливая их в свои. Увлекаясь, резонируя на каждый звук. Тело, словно разом лишилось костей, превращаясь в бескостную текущую движением змею. Юлька легко подстроилась на мою волну, позволяя прогнуть себя назад, крутануть, выпрямить, забросила на меня ногу, почти танго, на четыре шага, скинула, птицей взлетая на моих руках.
   В отличие от меня, Юлька хорошо понимала, о чём поётся в этом песне, это просто читалось в её глазах. Я танцевал с Юлькой, Юлька танцевала для меня, но оба мы танцевали для Сани. Исполняли танец, который предназначался ему.
   Потому что каждое слово этой песни, каждая строчка была правдой. Он был нашей песней, нашей религией, нашим фетишом, нашим кумиров, всё это мы были готовы отдать ему.
  
  

You can kiss me with your torture
Tie me up to golden chains
Leave me beggin' undercover
Wrong or right
It's all a role play
Let us make a thousand mistakes
We will never learn

  
  
  
  
  
  
   Мы застыли в медленном движении, и вновь сорвались пронзительной страстью. Страстной. Песня пошла по кругу, Юлька шла ко мне, требуя от меня золотых цепей которые всё равно не смогут нас удержать отвечал я ей. И прижимал её к себе, как любимое дитя, сообщая ей о том, что она мой идол, моя религия, моё наваждение.
  

You're my obsession
My fetish, my religion

  
  
   Но я никогда не смогу быть с ней.
   Сашкин голос взлетел вверх, заставляя меня сделать вертушку, и упасть на колени перед Юлькой, для того, что бы скользнув руками по её будрам, словно она стала моей статуей, вздёрнуть её наверх. Я кружил её по залу, под взрывающий наши души и сердца умоляющий страстный голос черноволосого бога, протянувшего нам руку на последнем аккорде, когда мы пьяные и совершенно безумные, буквально рухнули к его ногам.
  

Come to me tonight

  
  
   - Ну вы ребята дали, стране угля!!!! - Жека подлетел к нам ошалелый, под бурю аплодисментов.
   Я был безнадёжно забыт в свете возникшего кумира Саньки.
- Парень, ты просто обязан петь! - заявил он Сану. - С таким талантом, ты просто не понимаешь. Твою мать, откуда у тебя такой голос. Это не голос эта ...Он не нашёл подходящего сравнения и просто сорвался в лавину слов и эмоций.
   Саньку поздравляли. Саньку окружили. Сан улыбался, и смотрел на меня.
- А тебя возьмём на поддтанцовку! - Жека ткнул в меня пальцем, строя глобальные планы, и рисуя нам какие бабки мы будем зарабатывать, если только возьмёмся за это дело всерьёз. В мечтах идеалиста виделись концерты, аншлаги и полные зады.
- А я? - моментально возмутилась Юлька.
- А ты это, туда ходи, сюда ходи, - ляпнул один из парней, раздался хохот.
- Давай ещё чего нибудь задвинем? - предложил парень, сидевший на ударниках, попутно представившись Андреем.
Сашка заговорил на английском. Андрей неожиданно ответил и они расхохотавшись стукнулись кулаками, очевидно проведя какую - то свою подколку на которую оба не развелись.
- Садись, Ник, - сообщил Санька, делая заказ за наш столик. - Не хочу, чтобы ты грустил. Сегодня я буду петь для тебя. Наслаждайся.
- Я английского не понимааааюууу! - заорал я, не желая лишаться своего бога, но Юлька получив возможность украсть меня себе, ехидно пообещала, что переведёт, если только я ещё раз так с ней здоровски потанцую. Буду умницей, лапой и вообще.
Из бара мы возвращались овеянные славой как эстрадные боевые ветераны.
   Юльку постоянно ломились приглашать на танцы, но рядом с ней сидел бдительный я, и всех отшивал. Сашкино место загромождали салфетки с телефонами и визитки, которые я благополучно уничтожал тихо стервенея от ревности. Один раз какая - то пьяная девушка пригласила меня, но Юлька неожиданно повела себя хамски, чуть не накинулась как кошка, в общем, собственнические инстинкты в нашей дружной семейке оказались развиты у всех просто до гипертрофированных размеров. Я не стал исключением, а что я левый, что ли?
   Когда Сашка соизволил сойти со сцены и вернутся к нам, часы показывали половину третьего ночи. Мы протанцевали с Юлькой ещё пару разиков, после чего Сан забрал нас домой, пребывая задумчивом настроении. Настроение мне не нравилось. Затишье перед грозой. Интересно хватит ли у Сашки решимости закатить скандал и высказать мне всё, что он думает по этому поводу? Почему - то мне казалось, что нет. От этого было обидно. Он должен был высказать мне, всё что думает, или пиздануть от души, но Сан не сказал ничего. Улыбнулся вымученно, поцеловал и сделал вид, что ничего, ничего он не понял. Не было ничего. И баста.
   А может быть было. В конце концов, Сан тоже человек, вот только в его человеческой раскладке переживал он, исключительно за меня.
- Ты ведь думаешь о нём, Никит? - грустно спросил он, перебирая мои волосы, когда мы уставшие, принявшие душ и ограничившиеся скромным поцелуем в лобешник, лежали в кровати.
- Нет, Саш. О нём, я больше не думаю.
   Я перевернулся, и залез на Саньку, устраиваясь на его животе. - Просто...поверь.
Я поцеловал его в губы, долго, нежно, благодарно. Оторвался нехотя. - Спасибо, за чудесный вечер. У тебя потрясающий голос, Саш, это было здорово.
- Ты сегодня тоже здорово.
   Сан чмокнул меня в ухо, и прижал к себе. - Долго танцами занимался?
- Пять лет.
   Я мирно задрёмывал, уткнувшись носом в его шею
- Зачем бросил?
- Тупо денег не было.
- Понятно. Завтра у Юльки тренировка намечается. Хочешь присоеденится?
- У нас специфика разная, да и уровни отличаются.
- Поэтому и хочу, что бы ты продолжил. Тебе надо серьёзно этим заняться.
Сашка ласково прижался губами к виску и погладил по спине. - Без шуток, Ник, такими способностями нельзя раскидываться. А насчёт специфики, я в этом не понимаю, но направлений и классов в школе много. Думаю подобрать тебе что - то вполне по силам.
- Ога, балет. - Мы одновременно прыснули и я поднявшись чмокнул Сашку в губы.
- Я те..
Глаза Сашки расширились, ожили.
- Ничего, - пробормотал я смущаясь. - Давай спать.
- Я тебя люблю, Никита, - грустно вздохнул Сан и крутанувшись перекатил меня под себя.
- Повторяй за мной, - проговорил Санька, проводя пальцами по линии губ.
   - Просто повтори за мной. Это же ведь не сложно сказать. Я те - бя - лю - б - лю. Ну?
Я смотрел на него радостно и улыбался как дурачок.
- Сейчас маркером на лбу напишу, - пригрозил Сашка. - Повторяй. Саня, я те - бя лю -б- лю.
- У тебя мания величия, Сашка.
   Я расхохотался, а Саня ответил тоскливым взглядом и сгрёб под себя и уткнулся головой в подушку между ухом и плечом.
- Ты прав. Давай спать.
Стало холодно. В комнате было тепло, но между нами стало холодно в эту секунду. Я обнял его в ответ, не зная как объяснить, собственное косноязычие. Погладил по спине, хотел сказать, но вместо этого шутливо ляпнул
- Ты что, так и собираешься на мне всю ночь провести?
- Угу, - не двигаясь, отозвался Сан. - Всю жизнь.
- У тебя, кстати реальный стояк, - заметил я поёрзав под ним и прижался выгнув поясницу. - Не только у тебя.
   Я не договорил, потому что Сашка внезапно выпрямился и со злостью стянув с меня трусы, обхватил за член и принялся дрочить, одновременно впиваясь губами в шею, плечо, яростно лаская второй рукой.
Как шлюху....Словно мне нужен только его хер, а не он сам....
Я ударил его. Сашка даже не понял, что я дерусь, очевидно, приняв яростное дёрганье за порывы страсти. Я врезал ему. Размахнувшись изо всей силы, залепил кулаком в грудь. Хотел ударить по лицу, но не мог. Впервые в жизни не мог ударить человека, в тот момент, когда остро хотелось это сделать. На любимого человека невозможно поднять руку по настоящему, невозможно представить, что можно ударить его, причинить физическую боль. Но вот очевидно боль моральная в этот закон не входила.
- Ты что, малыш? - Сашка испугался, испугался, потому что не понял обиженный мной. Не понял, из - за чего я дерусь, даже не понял, что я дерусь с ним, потому что драка это когда с ходу по ебалу, а Сашка знал, мою потрясающее умение отвесить по мордасам из любого положения. Загни меня буквой зю с меня и башкой станется ебануть.
А тут это была слишком непривычная для меня борьба. Не мой стиль.
   Сашка растерялся. Я поджал губы, посмотрел со злостью и обидой, читая в глазах Сашки точно такую же обиду, только по другому поводу. Схватил трусы, штаны, принялся одеваться.
   - Никита!
Сашка пулей слетел с кровати, подхватил, отрывая, прижимая, разворачивая.
   - Никита я не знаю. Нет, кажется, знаю, что сделал. Прости малыш. Прости. Пожалуйста прости!
Сашка целовал торопливо, перехватывая руки, отбирая вещи. Я вырывался и хватал, он перехватывал, догонял и отбирал. В конце концов после минуты игры в догонялки, когда я реально готов был рвануть без рубашки. Сашка просто сгрёб меня в охапку, оставив ноги болтаться в воздухе, а колени упираться в морду, беспомощно оглянулся по сторонам. На секунду у меня возникло параноидальное подозрение, что этот дебил меня сейчас в шкаф запихает и закроет, а он просто сел сворачиваясь эмбрионом и очевидно забыв, что в его позе есть некоторые элемент в виде меня.
- Ники, Ники, не уходи, не надо Ники, не надо, не уходи Ники.
   Сашку затрясло, зациклило. Блядь, да за что мне это?
- Саня, выпрямись, ты меня раздавишь, - просипел я, пытаясь выкрутиться рыбкой. Выкрутился, поймал этого идиота, за уши, поцеловал.
- Не хочешь трахаться, так и скажи, и... - Сашка окаменел, а я убился головой об его плечо.
- Саня, - взвыл я, блядь, ну пиздани меня сам, пришиби нахер, всё блядь язык себе пойду отрежу
Санька покачал головой, взял меня за затылок и заткнул мой рот собой, потом потянул наверх, одновременно спускаясь губами вниз.
   Мамочка, папочка, если вы у меня когда нибудь были, родите меня обратно.
От Сашкиных поцелуев перед глазами кружились звёздочки. Блядь с грецкий орех велечиной.
Меня выбросило в такую агонию чужого жара, что, кажется, я даже начал молиться, потому что я никогда не думал, что от человека можно умирать так.
   Когда легчайшее прикосновение чутких пальцев, прошивает насквозь, пронзает до самого основания позвоночника. Господи, я знаю, что я был плохим мальчиком, что я пил, курил и трахаюсь с другим мальчиком, но боже...Если ты не в состоянии сделать так, что бы он меня трахнул, отвееернииииииись пожалуйста.
Походу, я реально начал всхлипывать
Сашка трепетно держал в ладонях мою ступню и бережно выцеловывал каждый поджимающийся от щекотки палец, ласково водил подушечками, а я блядь кончал от одной мысли, что он твою мать делает со мной.
Из члена смазка не выделялась, лилась вёдрами. А этот скот привязал мои руки к спинке кровати собственной футболкой и продолжал издеваться.
Смерти моей, хочет бля.
- Саня, я сейчас орать буду! - я уже просто тихо хрипел, у меня член прыгал и рвался за его пальцами как озверевший голодный тигр за увёртливой сцуко антилопой, пытаясь поймать прикосновение.
   Бля я никогда не думал, что можно довести человека до такого состояния, что бы он был способен думать исключительно хуем. Мой хуй как радар реагировал на Санькины движения и плакал, требуя, чтобы Санька вспомнил о его существовании, приласкал, и мы не гордые, мы абсолютно бля уже не гордые, но если он сейчас что нибудь не сделает, не знаю, реально завою бля, собственный хуй зубами отгрызу.
Всё буду орать. И похеру мне на его родителей. Нельзя так издеваться.
- Мммифффф
Сашка чутко уловив моё желание закрыл рот поцелуем, лёг сверху и я кончил просто от того что наши тела соприкоснулись, в бесконечном движении. Всё бля. Ему не жить.
- Рррраааазззвяжи руки скот, и я тебя ттрахнууу!!! - сообщил я и понял, что у меня по прежнему стоит, стоит и падать не собирается.
Всё спасите меня, кто нибудь. Юля, Юля не спи, блядь, меня тут мучают!!!! Ты хотела посмотреть яой, приди и смотри. Только учти это не яой, это извращение, потому что настоящие яойные мальчики любят друг друга в разные яойные места, а твой сволота братец надо мной издеваааааааеееее ааааа. Нет Юля, вот в ближайшие ещё минут десять можешь не приходить. Вообще не приходи! Всё! Свободна на сегодняяаа, мамаааа дорогааааая бляяяя аааа
- Саааааняяяя, твою мать, пожалуйста! - Сан крепко держал меня за бёдра, садируя головку губами.
- Пожалуйста! О боже, пожалуйста! Да!
   Я рвался ему навстречу, рыдая от сладкого острого, тянущего спазма в поджимающихся яйцах.
   - Бляяяя, ну трахнммммммфффффф
Сашка выпрямился и зажал мне ладонью рот, потому что я реально начал орать. Посмотрел абсолютно пьяным взглядом.
Садист, Мазохист, твою мать, сволочь.
Не знаю, как он держится, а я больше не могу.
   Я рванулся и забился стоном, потому что Сан вогнал в меня пальцы, резко безжалостно, задвигал и я задвигался на нём, тихо ненавидя его в душе, за то, что он не понимает, что это не просто секс, хочу я не секса, блядь, не его пальцы, его твою мать. Я хочу ощутить его. Быть заполненным им.
Футболка треснула, а потом разлетелась сорванная Сашкиной рукой, и я вцепился в его каменный член, впиваясь в него как подыхающая от жажды пиявка, прокатываясь вместе с ним по кровати, сталкиваясь, тихо матерясь, всхлипывая. Я даже не знаю, как очутился вниз головой вбирая Сашку ртом.
Мы слишком неудобные друг для друга, но мы единственно существующий вариант из всех любых других возможных вариаций, не будет никогда ничего более идеального, попадающего, подходящего под меня, настолько чётко, слаженно, уверенно. Мы песня Сашка. Мы с тобой песня. Давай споём друг друга
Сашка всхлипнул, забился подо мной, и я глотал его сперму, как ребёнок, молоко любимой матери ... Пошлое сравнение, да. Но вот настолько я его любил, и не было для меня в этом, ничего неправильного, грязного, омерзительного или запретного. Это было очень трепетно. Важно. И нельзя это передать словами, можно только пережить, а вот словами нельзя.
   Нет таких слов, не существует их. Обидно, правда?
  

You're my obsession
My fetish, my religion
My confusion, my obsession

  
  
   Кто назвал любовь грехом? Разве можно назвать грехом любовь?
Я расслабленно лежал на Сашкиных коленях, откинувшись затылком на его грудь, а он целовал мои волосы и ресницы, и слизывал капельки самого себя с моего лица.
Я понял, что завидую женщинам. Завидую им, по доброму, по настоящему, но завидую, потому что во мне, на мне, на моём языке были тысячи маленьких Сашек. Я бы так хотел иметь возможность быть настоящей женщиной, женщиной, которая сможет подарить ему ребёнка. Я хочу выйти за него замуж, хочу, что мы с ним были всегда, хочу, что бы у нас была семья, настоящая семья.
Глупые мысли. Вот надо же лезет всякая ерунда в голову в такой момент.
У нас была семья. Были мои родители, которых я простил, были его родители которых я любил, была наша Юлька, которую, мы все обожали . Мы были.
Я впервые понял, что такое по настоящему быть. Быть живым, счастливым в каждой секунде своего естества.
- Что с тобой, Ники? - ласково шепнул Сашка. А я лежал на нём, раскинув руки, а затем, прикрыв глаза, тихо запел.
- Ты моё наваждение, моя религия, только ты, только ты. Ты только ты.
И развернулся к нему.
   - Это будет наша песня Сан. Твоя и моя.
- Я для тебя спою тысячи песен, Ники, - нежно шепнул Сашка сияя глазами.
- Это особенная, - ответил я, проводя пальцем по его щеке. Она вот здесь.
   Я положил ладонь на его грудь.
   - Чувствуешь?
- Только ты, только ты! - тихонько прошептал Сашка. - Чувствую.
Мы сидели на смятых простынях, в хрупком мирке нашей кровати. Это было очередное НАШЕ мгновение. Я знал, пройдут года. Но оно, как и десятки, точно так же как и множество других НАШИХ мгновений, не будет забыто или разрушено. Никогда.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Дни летели с сумасшедшей скоростью, до этого невидимый часовщик прижимал пружинку, превратив эти весенние месяцы в растянутый кисель событий, а теперь он нажал ногтем, подтолкнул пальцем. И дни взорвавшись полетели вперёд. С космической скоростью до макушки зелёного мая.
Нам осталось совсем немного. Мы планировали сдать экзамены, а затем собирались уехать в Англию. Родители Сашки ходили радостные и одновременно торжественные, и всё было так здорово, что иногда казалось невероятным.
- А всё таки замечательно, что у вас с Сашей всё так - сказала мне тётя Наташа - Я иногда думаю, Никита, что на самом деле, то, что вы вместе, это очень правильно.
Она вязала шарфик, а я подавал ей нитки. Юлька и Саня ушли в магазин, а мы сидели с тётей Наташей на диване в гостиной и болтали ни о чём.
Стремительно мелькали тонкие спицы, умиротворяющее тикали старинные часы на стене.
Я скрестив ноги сидел на ковре листая журналы "Вокруг света", и периодически подавал нужные клубки из корзинки и заодно цитировал интересные выдержки.
В этот раз я читал про Англию, спрашивал всё интересующее, и она охотно рассказывала об этой стране, о нашем университете, о некоторых обычаях и особенностях, к которым нам стоило привыкнуть изначально.
- Тёть Наташ, - я засопел и покраснел, и так происходило каждый раз, когда она затрагивала нашу с Сашкой историю.
- Ничего, Никита, - Тётя Наташа улыбнулась и спрятала улыбку за спицами. - Не слушай. Надеюсь, он тебя не обижает?
- Тёть Наташ.
Женщина рассмеялась.
   - Маме трудно удержаться от советов, да и про Сашку поговорить хочется. Он же такой манипулятор, что мы с отцом постоянно переживаем, как бы он тебя не запрессовал. Ты с ним пожёстче, Никит. Не позволяй собой командовать.
От этих слов, я чуть журналы не уронил. Надеюсь мою обильную степень покраснения, тётя Наташа приняла за смущение. Я конечно согласен, что Саня манипулятор, но очевидно я оказался гораздо худшим манипулятором, потому что понятие Сашка голова, а я шея, которая вертит головой, как хочет, как - то очень удачно под нас подходило.
А ещё я заметил, что все стали, какие - то загадочные, ходили с таинственным видом и окольными путями пытались выяснить, что мне нравиться.
- Что тебе нравиться Никита? - нависая надо мной замогильным голосом вещала Юлька.
- Сашка! -честно ответил я, за что заработал немедленный поцелуй от Сани, и попытку придушить со стороны Юльки.
- А ты вообще, чем интересуешься Никит, что бы тебе хотелось? - между делом поинтересовался, дядя Вова объясняя мне как правильно обращаться с удочкой. На выходных мы планировали свалить всей семьёй на рыбалку.
Сашины родители предлагали вытащить моих. Но я пока не был готов. Честно говоря, не был готов абсолютно. Благой порыв любви к ближнему, прошёл, стоило мне заявиться домой, вместе с Сашкой и пять минут провести в обществе отчима. Сан с каменным лицом мило улыбался и вежливо пытался общаться, с моей мамой. И даже вроде бы нашёл общий язык, но я видел, что глаза у него в этот момент абсолютно выгоревшие, а когда на какой - то мой не слишком остроумный ответ, отчим замахнулся, Сан вошедший в эту секунду в комнату, жёстко перехватил его запястье.
- Ты собрал вещи, Никит? - безмятежно поинтересовался он удерживая матерящегося отчима стальной хваткой.
- Ну и ладушки. Нам пора, - очень вежливо и изыскано объяснился он. - Мы ещё придём в гости попозже.
- А где живёте то? - тоскливо спросила мама, пряча глаза.
- У меня живём, - спокойно ответил Саша. - Я сдаю Никите комнату.
Объяснять подоплёку наших отношений, он слава богу не стал. И когда мы уходили домой, настроение у меня было безнадёжно изгажено.
- Это твоя семья, Ники.
   Положив руку на плечо и внимательно посмотрев в глаза мягко сказал Сашка.
   - Какой бы она ни была, никогда не забывай о том, что это твоя семья.
Идеалист бля. Я кивнул, понимая, что Сашка прав. Впрочем, я и сам всё это знал, но возможно из - за того, что рядом со мной был Сан, всё это легче было понять и осознать. Лёд моей застарелой и тщательно запрятанной ненависти треснул и тронулся. Чернота постепенно начинала выходить наружу и истаивать, капля за каплей.
   Господи, как же я был благодарен ему, Саньке, моему любимому, чудесному, светлому человечеку. Человечку, который делал меня живым, который словно очищал меня, приподнямил над всем миром заставляя становиться, выше, лучше, добрее. В таким моменты, мне остро хотелось его обнять, прижаться, уткнуться носом и постоять так посреди залитого солнцем двора.
- Никитушка, а что ты у нас любишь? - деликатно осведомилась Сашкина мама. - А куда бы хотел пойти на следующие выходные?
- А какой у тебя любимый цвет? - вставилась Юлька.
- На море порыбачить не хочешь? - мечтательно выдал Санькин отец. - Там такие русалки, во! - Он обрисовал руками песочные часы и получил от тёти Наташи полотенцем.
- Правильно, - загребая меня в охапку, и попутно утаскивая огурец со стола, на котором готовила тётя Наташа, сообщил Санька, обнимая двумя руками и обдавая запахом одеколона. - Зачем ему русалки, у него есть русал!
И поцеловав в висок, активно захрумкал над ухом.
- Вот, а ты меня полотенцем, - немедленно пожалился папа. - Заведу себе русала и уйду в море.
- Юля доченька, подай маме воооон ту скалочку, - медовым голосом попросила тётя Наташа.
Сказать, что мы проводили время очень весело, значит, ничего не сказать. Иногда от хохота стены просто тряслись. Сашкина семья отличалась остроумием.
Я не мог понять причину, по которой вокруг все так интересуются моими предпочтениями, пока до меня не допёрло.
Днюха. Завтра у меня днюха. Чёрт, и как я мог о ней забыть. Хотя если честно я вполне мог о ней забыть, потому что мы её никогда не отмечали. Ну, то есть иногда отмечали, если родители об этом вспоминали вовремя, то мне даже давали денег, а они шумно праздновали моё день рождение, давая мне возможность слинять из дома. Вообще то я всегда поздравлял себя сам. У меня на крыше было любимое место. Где я постоянно просиживал часами, когда дома были проблемы и когда погода на улице распологала. Крыши и подвалы, места обитания детей.
Я бы мог сказать, что я вырос на этой крыше, потому что в детстве постоянно приходил туда, а потом как - то стал приходить реже. Но я знал, как отмечать день рождение.
Я покупал себе пирожное, пиво, зажигал свечку, вставлял её в крем, садился и говорил себе.
   - С днём рождения, Ник, ну и потом как полагалось, задувал и загадывал желание.
На самом деле это был грустный момент и часто я сидел и поедая пирожное плакал, давясь кремом и слезами, потом торопливо запивал пивом, вытирал слёзы и ещё некоторое время так сидел себя жалеючи.
Ну никто же об этом не знал, и я никому не говорил, так что вполне себе имел право это позволить. Потом у меня был школьный друг, которого я однажды привёл на крышу, но он так и не понял, что в этом прикольного. Сидеть на крыше было скучно, а мне было неловко сказать ему, что это моё особенное место. Я был общительным, но во всём, что касалось меня, предпочитал оставлять себя самому себе. И вот сейчас мысль о том, что возможно кто - то хочет отпраздновать мою днюху, она была... потрясающей.
  
   Я сидел на детской площадке и ждал Сашку. Санька сказал, что ему надо заехать по делам на фирму, и мы договорились встретиться, как только он освободиться.
   А так как место было обоим знакомое, всё, что мне оставалось это дождаться его машину.
Мимо бегали детишки, на лавочках чинно сидели мамашками с колясками.
   Погода стояла замечательная. Солнышко уже припекало вовсю, мир улыбался яркой зеленью и пышно цветущей травой. Мы находились на пороге лета.
   Обожаю весну. Обожаю май, обожаю эту хрупкую границу, между пробуждением природы и её расцветом. Весной воздух по особенному свеж и напоён ароматами, а в мае он становится тёплым, и это почти удивительно.
   Я с удовольствием отталкивался от земли, и раскачивал сам себя, рассматривая донную крапивку под ногами, пока меня не согнали с места закономерным возмущением.
- Такой здоровый оболтус, а детям играть не даёт.
   Оболтус торопливо освободил занимаемое посадочное место и отправился шкваркаться по близлежайшим переулкам, оставляя детский гомон за спиной, купаясь в энергетике города, людей, прохожих. Завернул в парк. В океане липовых аллей, народ постепенно начинал рассасываться, сдаваясь подступающему вечеру. Освобождались скамейки. По асфальту стремясь к выходу, пролетели пацаны на скейтборде, впугивая стаю голубей.
   Мобила в кармане возвестила о том, что мы с Сашкой вспоминаем друг о друге одновременно.
- Куда пропал? - деловито осведомился Сан.
- В парке.
- Ок, скоро подъеду. У фонтанов жди.
   Голос Сашки показался подозрительным. Я убрал трубу, неспеша лавируя между клумбами в направлении заданного маршрута. Жди, как же, заняться мне больше нечем. Фонтаны ещё не открылись, но место представлялось красивое, как раз для прогулок. Вечерело, солнце постепенно окуналось в закат, растворяясь в фиолетовой прохладе. Прикинув, что Сашка должен по идее подъехать, я ускорился спеша к назначенному месту, и впечатался в вынырнувшего навстречу Сашку, который не долго думая, подхватил меня и закружил.
   - Попался.
- Саня, блин, сдурел? - Я рассмеялся, приземляясь на ноги, и шутливо стукнул его в плечо.
- Мррр. - Сашка наклонился подставляя физиономию и чёрт, я потянулся и поцеловал его. А затем, схватив за руку, потащил на цветущие дорожки. Зачем шокировать общественность? Это у нас с ним любовь, а для всех остальных окружающих, мы просто пидоры.
   Сейчас, совершенно не хотелось об этом думать.
- Заяц, заставляешь за собой бегать, - пожурил Сашка обнимая, снял очки убирая в карман.
   - Я по тебе скучал, - жалостливо признался я, начиная лыбится совершенно непроизвольно, просто потому, что увидел Сашку.
- Я по тебе каждую секунду скучаю, - абсолютно серьёзно отозвался Сан, и дрогнул уголками губ, когда я, крепко обхватив его за торс, уткнулся щекой в хлястик серого плаща, распахнутого на весеннюю теплынь. Иногда Сашка выглядел таким непривычно взрослым, гораздо старше меня. Странно казалось представлять, что мы когда - то были одноклассниками. Порой разница между нами воспринималась космической.
- Ники, твоя пылкость меня пугает. У нас всё нормально?
- Ага! - Я радостно выдохнул и прижался крепче, зарываясь в белый блейзер, вдыхая запах, купаясь в нём, в его теплоте, удивительной энергетике. Сан хмыкнув, завернул меня полами плаща, пряча в домик.
   - Мммм?
   Я только головой замотал, совсем не желал выныривать. Хочу быть маленьким, хочу стать брелоком в его кармане, и что бы он забрал меня с собой и никогда не отпускал. Но игры это хорошо, а реальность имеет свойство напоминать о себе косыми взглядами. Я нехотя отстранился, высвобождаясь.
- У тебя завтра днюха, Никит.
   Сашка осторожно убрал чёлку с моего лба.
   - Решай, как будем отмечать.
- С тобой! - не задумываясь, ляпнул я, ловя его за руку, начиная отстёгивать чужие часики. Сашка рассмеялся, мягко высвобождая руку, для того, чтобы приземлить на плечо.
   - Со мной, это и ёжику понятно. - Мы двинулись по дорожке. - Тебе самому чего хочется, малыш? Мама голосует за ресторан, Юлька предлагает организовать тебе прыжки с парашютом, батя...с батей отдельно поговорим.
- Банька и девочки? - предположил я, начиная ржать.
- Почти в точку. - Мы с Сашкой расхохотались.
А мне стало так хорошо. Как будто я уже разом побывал в ресторане, прыгнул с парашютом, помылся в баньке с Сашкой в роли девочки и ещё кучу всего.
Я прижался к Сашке, не давая ему идти. Мы застыли посреди аллеи, слушая как над головой, шумят берёзы и лиственницы. В воздухе пахло цветами. В такие минуты мне кажется, что я становлюсь воздушным шариком, который готов оторваться от земли и полететь, но я не улечу, моя ниточка навсегда привязана к Сашке.
- Хочу на крышу, - сказал я. - Прямо сейчас. Пошли.
Я дёрнул его за руку.
- Ты чего? - Сашка рассмеялся неуверенно. - Ты там случайно не прыгать собрался, любовь моя?
Я замотал головой.
- Здесь рядом, Саш. Пошли, чёрт, побежали.
Я дёрнул его за собой, и мы побежали.
Сашка не спрашивал, не задавал вопросов, просто залепил мне по заднице и мы с хохотом помчались на перегонки, держась за руки, и не выпуская друг друга.
- Остановились перед ларьком со сладостями. Я обшарил себя по карманам, пихнул Сашку в бок.
- Два пирожных, свечку и ...Саш, а что пьют к пирожным, с пивом невкусно ужасно. Поверь.
Сашка смотрел на меня во все глаза, затем кивнул.
- Подожди, я быстро, Ники.
Вручил мне коробку, залетел в гипер - маркет и вылетел через пять минут таща в руках пакет в котором булькало.
- Куда теперь?
- Туда! - Я указал рукой на возвышающуюся двенадцатиэтажку.
   - На крышу. К богу!- добавил я мысленно.
  
   Мы с Сашкой вошли в лифт.
Сашка смотрел на меня, я на него.
   В его глазах разливалось восторжённое обалдение. В моих - всепонимающая улыбка...
   - Ты светишься, Ник, сияешь... - сказал Сашка тихо, почти благоговейно.
   - Люди светятся, когда счастливы, Саш.
   Сашка только прерывисто вздохнул, словно задохнулся.
   Разъехались тяжёлые створки, мы поднялись по лестнице, крышка люка была выломана и поэтому здесь, никогда не запирали.
- Держи! - Я вручил Сашке пакет с коробкой, первым взялся за железные перекладины и взобрался наверх, протянул ему руку, забирая поклажу, и помог вылезти следом.
Мы оказались на огромном пространстве заставленном маленькими домиками и неровными сплетениями антенн. Прошагали по прогибающемуся толю, навстречу розовому опускающемуся на город вечеру.
- Красиво! - Сашка вздохнул полной грудью и уставился на меня с удивлением.
   - Чёрт, как же здесь красиво, Никит.
- Эгееей! - Он заорал и пробежал по крыше, сделав несколько стремительных шагов, и у меня испуганно ёкнуло сердце, при мысли о том, что вдруг он не дай бог свалиться. А здесь действительно было потрясающе. Открывался незабываемый вид на город, на раскинувшиеся под нами огни, только ещё начавшие зажигаться, на полыхающую в облаках полоску солнца.
   Мы вытащили еду, прикупленную запасливым Сашкой, разложили на пакет, сели на свои куртки, разливая вино по пластиковым стаканчикам. Посмотрели на солнце, и вместе дождались, когда оно сгорит. А потом переплели руки, и выпили вино в торжественном молчании. Нам с Сашкой не требовались слова, мы понимали друг друга, просто чувствовали, и вот сейчас тоже был такой момент, когда всё что происходило, происходило без слов, но иногда слова бывают нужны; вроде важной мелочи, которая способна пролить свет на некоторые вещи, объяснить.
- Это моё особенно место, - сказал я Сашке и глаза Сашки превратились в огромные сияющие серым асфальтом небеса.
- Это место, где я всегда был один, но сейчас, хочу быть здесь с тобой, Саша.
Я принялся зажигать свечку, терпеливо, трепетно, воткнув её в пирожное.
- Отпраздновать с тобой своё день рождение. Ты знаешь, мне больше ничего от жизни не надо. Наверное, всё, что я хочу, это просто быть с тобой рядом, и ты рядом. И завтра можно пойти в ресторан и прыгнуть с парашютом, и помыться в баньке, а сегодня... - голос мой прервался...
   - В общем, наливай, я сейчас загадаю желание.
Сашка разлил. Он не отрываясь смотрел на меня, огромными внимательными глазами, очень понимающими, очень знающими глазами, глазами которыми на тебя может смотреть только любимый человек.
Свечка загорелась, я посмотрел на неё.
- Можно вслух, Никит, - попросил Сашка
- Вслух нельзя, оно же тогда никогда не исполниться.
- Фигня . Я исполню, - голос Сашки упал до завораживающего шёпота.
- Тогда... - Я смущаясь улыбнулся. В эту секунду во мне улыбалось всё, улыбался рот, улыбались зубы, улыбались ямочки на щеках, улыбались глаза, даже волосы в которых отражались золотые искорки от свечи, тоже улыбались.
- Я хочу.... чтобы на мне женился гыы...
   Я прыснул и покраснел. Это не было моим желанием, просто я посмотрел на Саню и ляпнул, прежде, чем подумал, что ляпаю, это вырвалось непроизвольно.
Я хотел перезагадать, сказать ему, что это шутка, но в эту секунду дунул порыв ветра и погасил мою свечу.
- Блин! - ляпнул, я смеясь. - Бог говорит, что голимое у меня желание, подожди, сейчас перезагадаю.
Лицо было красным от смущения, я торопливо потянулся к валяющейся на пакете зажигалке, но ладонь, Сашки неожиданно перехватила моё запястье.
- Не надо перзагадывать, - попросил он и глаза его блеснули в темноте. - Это было очень правильное желание, Ник. Бог тебя услышал. Он ухмыльнулся
- Значит, мне уже можно съесть мою пирожнку?
- Можно, только свечку не проглоти.
Сашка внезапно поднялся, зачем - то порылся по карманам.
- Знаешь, иногда рядом с тобой, я совершенно не отличаюсь терпением, - пробормотал он и я замолк, не успев отшутить в ответ. - Хотел подождать дня рождения, но мне кажется, что именно сейчас самый подходящий момент. Раз мы празднуем.
- И праздновать мы будем долго.
   Я выразительно потряс полной бутылкой.
А Сашка взял и встал на колено, и бутылка едва не выскользнула из моих ослабевших разом пальцев.
- Саша? - испуганно прошептал я.
Санька наклонил голову, прикрыл глаза, а затем улыбнувшись своей невероятной улыбкой с озорным выражением посмотрел на меня.
- Ники, мне сейчас хочется сказать очень много слов, но, наверное, ты их и знаешь. Да и не могу. Волнуюсь очень.
Он протянул мне руку, двинул пальцем, и услышав лёгкий щелчок, я не сразу понял, что на его ладони находиться бархатная коробочка с широким играющем в лёгком отблеске фонарей кольцом.
- Ты выйдешь за меня, Ник? - тихо спросил Сашка. - Давай поженимся, по правде, по - настоящему.
Я покачнулся, и бутылка скользнула вниз, не упала, просто встала ровно так на своё донышко. В глазах защипало, горло не перехватило, просто свет фонарей внезапно размазался, а зажмурился, запрокидывая голову наверх, навстречу начавшим выступать звёздам, делая вздох, и не желая больше дышать, выпустить из себя это мгновение, волшебные несколько секунд.
Я стоял на крыше дома и мечтал сброситься вниз, и просил у господа бога послать мне ангела небесного, который меня спасёт и заберёт. У бога нет ответа, но абонент был услышан. Он был услышан много лет назад, в тот день, когда мы впервые встретились с моим ангелом, а я не знал, для чего нам дана была эта встреча. И бог не даёт нам немедленные ответы на наши вопросы, но это не обозначает, что он нас не слышит и не видит. И не знает про нас.
И если бы я тогда в тот день поддался настроению, сиганул с крыши вниз...
   Просто бездарно умер... Я бы никогда не смог пережить этого мгновения. Этих тридцати секунд вечности, секунд, когда я внезапно... увидел БОГА!
- Да!- сказал я хрипло и закрыл лицо руками.
   - Саша... я.... Я тебя люблю!
- Ник!- Сашка застонал и плюхнулся рядом - НИКИ!
Ища мои губы, руки, находя их, прижимая нас друг к другу. Я уткнулся носом в его плечо
- Ники, от счастья умру! - тихо пробормотал Сашка, сидя с коробкой в руках, обнимая меня.
- Дурак, а кто на мне тогда жениться будет?
Я шмыгнул носом и провёл локтем по лицу, стирая покатившиеся слёзы. Вот же бля, опять я разревелся.
Оказывается это правда, люди плачут от счастья.
- Ники, ну что ты маленький, не плачь. Сашка ткнулся, в меня мокрым носом и тоже шмыгнул
- А сам - то.
Мы поцеловались нежно, в коротком поцелуе.
   - Давай кольцо мерить, - предложил Саша. Кажется, ему тоже было чуть - чуть неловко, но кажется, нам обоим на это было абсолютно наплевать.
- Я сам надену! - Он взял меня за руку, завозился, я сидел и улыбался. Сашка небрежно откинул коробку вниз. Подошло идеально. На безымянный. И Сан притянул мою ладонь к губам и поцеловал пальцы.
- С днём рождения, сердце моё. Люблю тебя.
Мы переплелись пальцами, сжали в замок.
   Я смотрел на свою руку, на которой золотистым отблеском отсвечивал маленький кружок метала. Хотелось зажечь свет, рассмотреть его, а ещё хотелось начать целовать Сашку, что я собственно и сделал захлёбываясь бурей сопливых эмоций.
   Мы целовались сидя на крыше, посреди ночного города окружённые россыпью фонарей и светом начинающих просыпаться звёзд.
   Сначала нежно, трепетно, сдерживая нетерпение, а потом жадно, исследуя друг друга пальцами, ладонями. Сашка стянул с меня куртку, с себя плащ, бросая вниз и опрокидываясь на одежду спиной, утягивая меня на себя, расстёгивая ремень
- Ники, прости, не хочу, чтобы наша первая ночь была здесь и вот так, но я тебя так долго ждал. Ты...
- Молчи! - Я закрыл его рот губами, словно ища приюта. - Именно здесь и именно так, Саша. Это место важно для меня.
- Не обидишься? - шепнул Санька сминая мою задницу
- На что? - я уже вытаскивал его блейзер из ремня, расстёгивал ширинку штанов.
- Ник, ждать не могу, - простонал Сашка, и поднявшись накинулся на меня стремительным ураганом.
В эту ночь, мы любили друг друга, на майской ледяной крыше, согреваясь теплом наших пылающих тел и вином.
Мы не трахались.... Мы...мы ... ЛЮБИЛИ
   На самом деле, эти слова просто стали формальностью, но эта формальность была важна для Сашки. Услышать три самых главных на земле слова, получить признание, которого он так долго ждал.
Зачем спрашивается было ждать?
Очевидность для меня, неочевидность для него. И он оказался прав. Для того, что бы почувствовать разницу, стоило подождать, момента, когда я смог сказать это не только для него, но в первую очередь для себя и получить удовольствие, произнося:
- Люблю тебя.
По настоящему. Без страха. Готовый отвечать, нести ответственность, разделить её с другим человеком. Ответственность и жизнь. И всё что у меня есть, я готов был отдать ему. Моему единственному. САШКЕ!
- Я люблю тебя, Саня, я тебя люблю, люблю, люблю.
   Я повторял раз за разом, пробуя на вкус, проталкивая языком в Сашкин рот; облизывал как конфету, получая удовольствие от возможности говорить это вот так легко, свободно, по - настоящему.
Признание жило в глубине моего сердца и ждало своего часа, и вот вырвалось на свободу и не хотело больше исчезать, забираться назад.
Рвалось из горла, всхлипами, стонами, спятившей лавиной тончайших, горячих прикосновений. Кипело в крови разбуженной музыкой: неровной, испуганной, неуверенно - срывающейся. Мы раздеваемся, раздеваем друг друга и наши рваные движения рождают Джаз. Чистейший джаз, в элементах струнной лирики, когда партия саксофона только начинает звучать, но срывается и испуганно замолкает, а в ход вступают ударные.
Пальцы Сана пробегают по клавишам фортепиано моего тела, нервно, неловко, испуганно. Получается стонущий звук. Пальцы замолкают, ждут. А потом раздаётся настоящий надрывный выверт сакса, ладонь стремительно летит вниз и сжимается на раструбе, сжигая клапанами игривый режущий ритм, и вдруг замолкает, и в ход вступает глубокая виолончель с аккомпанементом флейты. Сан начинает входить. Чистейший звук заполняющий мою вселенную...
   Хочется ругаться от невозможности выбора, потому что в тебе звучит целый оркестр, вырывается из тебя на свободу, а всё на что ты способен, это поднести к губам, свою маленькую жалкую гармошку...
   Зажать начинающийся крик ладонью и выдохнуть. Выдохнуть - вдохнуть -задохнуться теряясь в сумасшедших ощущениях.
   - Сааааня!! Саааааняяяяяя
Мотив смолкает, разорванным всхлипом. Инструмент летит на пол, и только барабаны пульса уверенно, по нарастающей выстукивают ритм. Всё громче и громче, а солист дрожит, потерявшись на сцене, под взглядом миллиардов небесных зрителей. Звёзды не смеются, они начинают вставать со своих мест и ссыпаются с небес.
   - Сааааан! - Я не могу говорить, просто не могу говорить, только дышать, всхлипывая, вскрикивая от каждого острого прикосновения.
   - Санннн... Сааааашшше...ччкка Саааняяаа
   Сан не вымучивает, он просто сводит с ума, распаляя настолько, что я хриплю, сгорая в его пламени. Мне мало его, мало его сейчас, а меня так много, что я просто не могу двигаться, не в состоянии шевелиться.
   У Сашки глаза мерцают. Светятся в темноте, словно у древнего колдуна, загадочного мудрого существа, которое знает все тайны тысячелетий. Пожелает ли он рассказать их мне?
   Мы замираем друг в друге. Сначала накинулись как сумасшедшие, а сейчас оказалось, что мы не можем двигаться. Дрожим. Дрожим оба, но это не холод.
   Пьянящий прилив, и мы позволяем себе утонуть в нём, прочувствовать до конца на всю глубину первого ощущения, иначе захлебнёмся, не выдержим, а мы должны научиться плавать - пережить космическую волну, нарастающего экстатического сумасшествия. Сверкающее звёздами и туманами цунами рождающееся из глубины живота. Божественная змея кундалини поднимающаяся вверх по позвоночнику ...
   Мы сливаемся, сплетаемся изнутри корнями, словно деревья, прорастая, друг в друге, чтобы распуститься десятками цветов. Это так остро, пронзительно сладко, настолько безумно, что наслаждение становится невыносимым, превращаясь в срывающийся скулёж. Губы Сана спасением накрывают мой рот, утешая, умоляя вытерпеть, руки сжимаются. Он держит меня, держит на самом пике. Не двигается, не делает ни одного движения. Но мы дрожим, вибрируем приливами захлёстывающей энергии на самой вершине сверкающего удовольствия. Не могу сорваться, он не даёт упасть, заставляя балансировать на острие точечного ощущения...
   А затем его бёдра резко срываются вниз, вверх, вбиваются со всего размаха, начиная судорожно двигаться.
   Мне кажется, я умру. Умру в этот момент, понимая, что это всё, это больше чем всё. Мир сжимается до размеров Сана, мир становится им, он заполняет меня настолько, что по лицу текут слёзы. Это так хорошо, что мучительно выдержать.
   Я не знаю, от чего хочу умереть, ничего не понимаю. Безостановочно выкрикиваю его имя, плывя в спасительном мареве, чистейшего человеческого кислорода, Сан вонзается в меня, я вонзаюсь в него, и мы пьём друг друга, словно пчёлы, взломавшие чужие соты и сладкий мёд наслаждения льётся потоком.
   Губы впиваются друг в друга, языки скользят выцеловывая и вылизывая кожу на шее, выкусывают, садируют, толкают, облизывают. Я кусаю Сашку за мочку, он в ответ впивается зубами в плечо, и в ту же секунду нежит губами. Мы словно восхитительное торнадо двоих, текущее реальностями. В какой - то момент мы переворачиваемся, меняясь местами, не прекращая движения.
   Наша одежда под Сашкиной спиной, его пальцы плавят мой позвоночник и царапают поясницу, скользят вниз, сжимают задницу до синяков, задавая ритм. Дорываясь до его груди, живота. Скольжу на нём, скольжу по нему, скольжу в его руках, мокрый от пота, горячий. Сашка точно такой же. Расплавленный ртутью кипяток, бог асфальта. Это не секс, чистейшее безумие, апофеоз оргазма, совершенство нескольких часов длиною в вечность.
   Сашкины руки акробатируют меня, с лёгкостью поднимая, разворачивая, укладывая, словно мы не на татами одного метра куртки, а на огромной кровати, где можно всё. Всюду, везде. Сашка не даст свалиться. Он ловит меня собой, раскладывая на себя, продолжением мозаики собственной кожи, выгибая дугой, заставляя согнуться так, что кажется, я никогда не разогнусь обратно, сломаю позвоночник.
   Сашкины пальцы дотягиваются, вальсируют из любого положения, стаскивают последние остатки одежды, раздевая до нитки, отбирая всё, даже носки.
   Давно стемнело. Становится холодно. Я замерзаю, хочу сказать об этом Сане, но понимаю, ему наверное ещё хуже. Это я на нём, а он спиной на стремительно остывающей поверхности. Лето коснулось её своим жаром и безжалостно ушло, холодный воздух и космические звёзды напоминают о том, что на утро мы оба проснёмся с воспалением лёгких. Но здоровый рационализм не уместен. Не в эту секунду.
   Мы пьём согреваемся вином, вливая его в себя, и друг в друга. Ладони Сашки закутывают меня собой, растирают, не дают воздуху ни шанса добраться до тела. Сан всюду, везде, разом, во всех местах, и я точно также, теку в нём, на нём.
Мороз убирается в ахуе. Он не готов к такому. От нашего жара идущего изнутри, крыша скорее просто воспламениться. Ещё немножко и на мне можно будет жарить колбаски. Озвучиваю это вслух и слышу каламбур, но из уст Сани пошлятина бесподобна, тонкий юмор иронии, в сочетании слов. А я отзываюсь весь, отзываюсь на звуки его голоса, вибрируя камертоном, вспыхиваю, кончаю с хриплым криком. Но безжалостный Сан и не думает остановиться, отправляя на второй заход без передышки. Он не кончил, сдерживается, продолжает держаться, не желая это прекращать. Не желая разрывать нас.
   Мы двигаемся, плывём в потоке времени, кувыркаемся на проводах вселенной ( пля, додвигайтесь уже - простонал афтар и быстро зачирикал, решив, что стрелятцо пойдёт в другое место, эээм потом затерялись между нулём и бесконечностью. Он сеть, а я запутавшийся в нём дельфин, жадно умирающий в бесчисленных прикосновениях.
   Люблю тебя.
   Пальцы зарываются в волосы, трепещут дрожат, дёргают на себя, тянут вниз, танцуют встречаясь с его пальцами, соединяются, умирают от нежности.
   - Я люблю тебя.
Держи меня, держи меня крепче.
Воздух кипит, он не в состоянии этого вместить. Вместить наше чувство, оно режет пространство электрическими проводами.
   Губы - распахнувшиеся створки мира, ведущие на луну дорогой души.
Взлетаем луной, всасываемся, толкаясь самыми кончиками языков, вырисовывая тончайшие пируэты и жадно впиваемся вновь, смешиваясь слюной, глотая её чужую, свою, дрожа от легчайшей вибрации.
Люблююююююю!!!!
Целую его пальцы. Кончики пальцев, хватаю губами, а Сашка смеётся.
   Ему смешно видеть меня таким, хотя сам он ничем не лучше....
Кусаю его за губу, с силой, получаю удовольствие, видя лёгкий шок в звёздных глазах. Дети кусают взрослых, потому что их маленькое тельце не в состоянии вместить счастье, оно разрывается и поэтому....
   Поэтому....хочется куснуть.
Сашка тихо шипит сквозь зубы, тащусь при мысли, что сейчас как выругается матом. Не выругался. Только губы изогнулись в хищной усмешечке, провёл языком проверяя место укуса. Наклоняюсь, зализываю сам, прося прощения, понимая: "Если он меня сейчас бросит - умру"
Умрусь сам.
   Сашка не бросает, но сволочная акула по имени Сан натягивает меня на себя так, что остаётся только распахнуть рот, хватая глотки воздуха и пытаясь понять, желудок или гланды.
- Больноооооо!!!! - мгновение разрушено, я замахиваюсь, пытаясь припиздить, но руку перехватывают, в рот впиваются чужие губы. Сашка резко садиться, прижимая к себе, держит, дышит тяжело и дрожит.
- Ники, я сейчас кончу. Не двигайся. Только не двигайся.
Все аргументы разом умирают вместе с несостоявшимися обидами. Понимаю, что когда идеально, это тоже по - своему плохо, а хорошо, именно вот так, когда не идеально, когда мы живые, человечные, когда есть возможность понять и сравнить и задыхаться от восторга, слыша тихий шёпот в ухо и сообщение, что он больше не выдержит.
   Ну разумеется, он же один такой красивый.
Ёрзаю на нём, сжимая мышцы. Я понимаю, что сам себя лишаю удовольствия, но невозможно отказаться от возможности сделать так, и вот так, и подвигаться слегка, мстя ему за предыдущий марафон.
Сашка шипит. Сашка тихо материться в ухо и шипит, а я умираю от счастья, от одной мысли, что сейчас, выиграю раунд.
И пофиг, что по сути проиграю, но так хочется заставить его не суметь себя сдержать. Из - за меня. Кончить.
Сашка стонет, тихо стонет, прикрыв глаза, а затем качает головой.
- Ники, ты напрашиваешься.
- Да! - радостно выдыхаю я, начиная двигаться активнее, чувствую, как каменеют мышцы чужого живота. У меня у самого яйца поджимаются, понимаю, мы продолжим, не придётся прикасаться к члену, я от одной мысли кончаю...
   Сашка с рычанием впивается в мою задницу, меняет позу и...
Звёздочки стремительно начинают забираться обратно по проводам, трещат, разбегаются, захлопывают домики, кончают самоубийством.
Можно ли членом достать до горла?
   Меня нереально ведёт, каждый раз и ощущение такое, что Сашкин член вынимает из меня душу, и душа сука орёт матом от восторга, дохнет от счастья и рвётся за ним, вылетает из тела и возвращается обратно. Её просто загоняют размашистым хлопком, и я бьюсь в судорогах острейшего припадка. Орать не могу, могу только рыдать, бессмысленно ища любую опору, потому что Сан безжалостно выбивает их все, скидывает меня с планеты, возвращает обратно, подбрасывает на качелях сумасшедшего наслаждения.
   Туда - сюда обратно тебе и мне приятно. В голове пролетает дебильный стишок и разбивается россыпью движений, не остаётся ничего, только эти движения. Все ощущения сосредоточены на них, в яркой комете рождающейся внутри собственного тела.
- Люблю тееебббя! - хрипит Сан.
   Сан пытается говорить сквозь зубы, и это у него не получается, но ему не надо говорить.
Острое чужое "Люблю" заполняет меня изнутри. Двигается во мне, и я ощущаю его признание, каждым толчком, сильнее, сильнее, глубже до самого горла. Назад?
- Сан... Не вытаскивай... бляя. Нет, пожалуйста не вытаскивай....
Пытаюсь сжать, удержать, но какое там.
Прекрасный поддонок, безжалостно бросает меня в миллиметре от рая. Сане бы палачом работать. Это же надо быть такой изощренной безжалостной сукой, что бы вытащить член в такой момент.
- Садист грёбааааанннаааыыый!!! ААААА!
   Сашка смеётся в ухо. Ненавижу бляяяя. Смеётся лижет в ухо, дышит, срываясь смехом полустоном. Чувствую его мокрое лицо. Сан абсолютно вспотевший, мокрый. Начинает целовать, ласкать, а я бля убить его готов за такую подставу. Не сразу до меня доходит, что он берёт передышку исключительно по одной причине, не желает кончать.
- Бля, мазохист ты, Саня!
   Я выношу обречённый вердикт.
   - Ты мазохист.
Сашка фыркает, кусая за ухо, и таймаут закончен.
Бесконечное движение, резкий рывок.
- Садист бля Саня, ты садист ааааа оуу...Бля не останавливайся.
Бляяяя!!! Нахуй, бля!!!!
Никогда не думал, что слово бля, можно произносить с такими оттенками и ударениями. Этот гениальный маньяк извращенец, умудрился заставить меня произнести их все, оттягивая момент до последнего, до невозможности, когда уже всё, надо либо сдохнуть либо кончить, потому что тело не выдерживает, потому что Сан мокрый как мышь, с меня самого пот течёт струйками, а ему не остановиться.
   Этот сука не хочет кончать, терпит, оттягивает, мучается сам и мучает меня, потому что ему мало. И мне мало.
И нам обоим так мало друг друга, что уже небеса не выдерживают и просто проливаются дождём, ледяной россыпью первых капель. И в эту же секунду Сана срывает с катушек, почти точно также как и меня, и нас одновременно выплёскивает из берегов: судорожно, безумно, ярко.
   И от этого оргазм становиться особенно сумасшедшим и долгим. Тело сотрясает в конвульсиях, сперма выплёскивается в меня, из меня, на каждый непрекращающийся слабый толчок. А сверху заливает дождь. Лавиной, стеной, рухает с высоты небес. А нам не встать. Бля, не двинуть реально ни рукой ни ногой не пошевелить.
Люблю грозу в начале мая,
   Когда весенний первый гром, бля.
И когда до нас доходит, мы начинаем ржать. А что ещё остаётся делать? Нам смешно блядь. Нас заливает дождём, и пиздец сейчас будет вещам, котятам и всему остальному, а мы лежим на крыше. Я под Сашкой, Сашка на мне, загребая двумя руками, и не встать бля, тупо не пошевелиться. Изнутри распирает гогот, сверху по башке и обнажённым телам не хило так хреначат струи.
В какой - то момент мы разлепляемся, одеваться бессмысленно, но надо и приходиться, судорожно прыгая натягивать мокрые шмотки. И я думаю о том, что это здорово, что пошёл дождь, здорово. Он просто помог отвлечься, от мыслей от всего, просто это напряжение, это чувство, наше с Сашкой всё, в какой - то момент стало таким сильным, что без дождя, нам уже было никак. И вот он хлынул как по заказу. И Сашка быстро одевшись, накидывает на меня куртку, пытаясь спустить вниз, прикрыть собой, а я отбиваюсь и торопливо закидываю всё по пакетом. Хозяйственный такой бля.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Я уже даже не помню, как мы собрались и переместились с крыши вниз. Мокрые, счастливые, улыбающиеся, на подгибающихся дрожащих ногах.
   Мы сидели в подъезде на подоконнике двенадцатого этажа, смотрели, как мир заливает водой, приканчивали вино и целовались, целовались, завернувшись в Сашкин плащ, греясь в его сухости и собственном тепле. Так как Сашкина одежда оказалась под нами, от воды она практически не пострадала.
   Дождь закончился, прогоняя тучу, открывая небо новым звёздам, а мы этого даже не заметили. Нам было так хорошо рядом, что хотелось остаться на подоконнике, и никогда с него не слезать.
На голодный желудок, я опьянел моментально, болтал Сашке всякие глупости. Рассказывал, как мы строили в детстве домик из снега с пацанами.
- Настоящий, и даже притащили туда ящики и поставили свечку. И красиво бля зимой. Ночь, прохожие идут, а в домике свечка горит и кажется, что он весь светиться изнутри.
А летом мы ловили раков на реке, и я ловил их на палку, а мой друг Васька просовывал в норки руку и рак типо его за палец клешнями.
И мне всегда было жалко раков, ну их когда живыми кидают в котёл, им же наверное больно. А ещё рыбу жалко ловить.
Хотя прикольно так. Я вот америкосов понимаю. Я бы ловил и отпускал. Нахуя спрашивается, её есть, в магазине же можно купить? Это же надо её пиздануть камнем по голове, а потом чистить. А если она ещё живая? Ну сознание там потеряла, а ей ножом по брюху...
Сан тихо ржал, уткнувшись губами в мою макушку, ероша пальцами волосы, целовал и мешался рассказывать.
С ним было так уютно, тепло, хорошо, как в домике, невозможно отлепиться, вылезти.
- А я в тебя в первом классе влюбился. Ты на девчонку был похож, красивый такой. Признаться стремался, но я тебе печеньки и конфеты в портфель подкладывал...
Пальцы Сашки замирают, он не верит собственным ушам.
- Я даже обиделся, что ты не девочка. Поцеловать тебя хотел, Ваське рассказал, а он меня обствебал и я решил не целовать. А задирать тебя не интересно было, ты сразу плакать начинал, а мне тебя так жалко было, что я не мог. Так что остался ты без моих ухаживаний. А потом у тебя друзья появились, у меня тоже отошло. Теперь же можно рассказать, да. В общем я.... ааай блядь, сдурел?
Сашка щипает меня за бок.
Больно, от души выкручивая кожу через мокрую футболку.
Вскидываю голову, что бы сообщить ему о том, что я всегда знал, что он урод, но ...И затыкаюсь натолкнувшись на непередаваемый взгляд. Ошеломлённый такой взгляд в котором читается, что он знал, нет, он всегда подозревал, что я дебил, но не настолько же.
- Ники, я тебя урою! - твёрдо сообщает он. - Вот прямо сейчас и начну.
Сашка сгребает меня с подоконника и развернув со всего размаха залепляет по заднице.
   Больно же бля.
Вырываюсь, начиная орать, про то, что:
   - Я же признался бля, и Саня псих, идиот.
Сашка смешно рычит, грозя мне всеми возмездиями и карами мира, обещая что за такое, трахать он меня будут до конца дней моих и после смерти очевидно тоже.
Я прыгаю вокруг него, но какое там, Сан профессионально держит за запястье, и ловко, словно мячик обводит, умудряется залепить мне из любого положения, и единственное что остаётся, это уже не материться, а просить пощады, обещая, что да на всё согласен, и вообще если он меня изобьёт, это ему же и лечить придётся. И сам себя счастья лишает и вообще.
Сашка сгребает меня на себя, отрывает от земли, впивается губами, отрывается в какой - то момент и тихо стонет.
- Идиоты мы, Ники. Какие мы с тобой идиоты.
И мне не хочется возражать, даже если ляпнуть в такой момент, что нибудь в тему, будет очень смешно, потому что я понимаю, он прав. Мы с ним всё это время были друг для друга, и не поняли, не заметили, отказались от своих чувств. Я их задавил в зародыше, а Сашка...Сашка, в отличие от меня не задавил. Господи, как же хорошо, что он их не задавил. Страшно представить, твой человечек стоял рядом с тобой, практически на расстоянии вытянутой руки, он всегда был рядом, а ты не понял, не заметил, не пожелал замечать, отказался и прошёл мимо. С самого начала нам был дан шанс, а мы его похерили. Счастье, просто тупое дебильное счастье осознать, что Саня не упустил второй попытки, десятки попыток. Не отступился, не сдался, не отказался от нас несмотря ни на что.
   Да, пусть он сумасшедший, пусть временами ублюдок ненормальный, но эта его ненормальность оказалась самой нормальной вещью на свете. Сашка выгрыз нас. Реально нас выгрыз. Зубами.
- Санька! - Мне предназначено всю жизнь осознавать, понимать, что же за драгоценный человечек мне достался, и умирать от блаженного, тупого счастливого осознания, блядской пизданутой благодарности к нему, за него самого.
В очередной раз, я стиснул его судорожно, стиснул, обхватывая за торс, сжимая руки в замок, целуя в ямку на шее.
   Встал на носки, пытаясь дотянуться до губ.
- Сань, поцелуй меня.
- А что мне ещё делать остаётся, Ники? - Грустная улыбка и жаркий ураган сметающих губ.
Оторваться невозможно, оторваться возможно с трудом.
- Я тебя люблю, Саня, - говорю я тихо, и в то же время так страстно, от всего сердца, каждым звуком голоса. - Больше всех на свете люблю. Веришь?
Слышу в ответ прерывистый вздох.
   Сашка обнимает, Сашка счастлив это слышать, но такое чувство, что ему не привыкнуть, он ещё не может привыкнуть к этому, хотя это глупо так реагировать на признание, которое уже было сказано, а вот теперь всего лишь повторяется вновь.
Нам было настолько хорошо, и одновременно так трясло, что непонятно как мы добрались до машины.
   На подгибающихся ногах, держась друг за друга, не в силах отлепиться ни на секунду.
В какой - то момент, Сашка выпрямился, сгрёб меня в охапку, поднимая на руки и побежал, крича во всю мощь лёгких.
   Я люблю этого парня!
   НИКИТА! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!
   ЛЮДИ, Я ЛЮБЛЮ ЭТОГО ПАРНЯ!
   ЛЮБЛЮ!
Крича об этом на весь мир. Сашке было абсолютно плевать, чем ответит мир на это сумасшедшее признание. На его признание ответил я, а до всего остального человечества Сану не было абсолютно никакого дела.
Мы хохотали, летели вперёд, напоминая безумцев сбежавших из психушки.
   Целовались, целовались, целовались, на глазах шарахающихся прохожих, на чьих лицах отражались разные эмоции.
   А мне стала безразлична чужая реакция. Впервые в жизни мне сделалось глубоко добедра на чужие чувства, на умасливание эстетики чужих человеческих глаз.
Вырвавшись в какой - то момент, я забрался на тумбу с приклеенной цветной афишей и заорал во всю мощь лёгких
- Я люблю тебя, Сашкаааааа!!!!!! Я тебя люблююююуууууу!!!!!!!!!!!!!!
   Мы светились, сияли, наполненные нашим чувством. Нам больше не хотелось таить его внутри, скрывать.
   Нет. Мы не будем нас прятать. Ни он, ни я. Мы будем всегда. Держась за руки, вместе пройдём, через всё, чтобы нам не предстояло пройти.
Я не откажусь от тебя Саня, я от тебя не отрекусь, ни что на свете не заставит меня отречься от твоего имени.
Я смеялся, повиснув на плече Сашки, вниз головой. Сашка предпочёл не доводить дело до ментов, и органично стащил меня вниз и потащил к машине, хохоча, что я как и он, полностью сошёл с ума.
А я орал, признание, кричал, что счастлив стать сумасшедшим рядом с ним.
   Сашка, подцепив меня за бедра, подсадил на капот бмвухи, целуя и ища ключи, а в моём сознании неожиданно всплыли строки.
- Ещё не наступит утро, как ты, трижды отречёшься от меня.
Но я отринул их прочь. Не существовало на свете такой силы, чтобы я отрёкся от него, от моего Сашки.
Это Пётр боялся умереть, а я не боялся, в эту секунду я не боялся ничего на свете. Я устал бояться.
Рядом с Сашкиной скалой, никаких страхов отныне не существовало, они просто разбились об неё. Я больше не был один. В моей жизни появился, мой Сашка.
По - настоящему. Навсегда. Моя семья.
Я улыбался, мечтая раскинуть руки, и взлететь над миром, и взлетал над ним каждой секундой этих ярких ночных мгновений.
Несколько раз снимал и одевал кольцо, любовался им, Сашкой, заставляя Сашку посмеиваться. Я придумывал целую эпопею разных фантазий, мечты о том, как у нас с ним всё теперь будет.
Неужели мы с ним по настоящему. Совсем пор настоящему. И стрёмно конечно, но блин. Мы что теперь прямо как ...ну ....эти.... которые...
Я краснел не в силах сказать жених и жених, что там обычно у геев бывает?
   А Сашка широко расставил руки по обе стороны моих коленей, наклонился и ласково сказал
- Да! - И поцеловал. - Именно так, Ники. Как эти самые. Которые.
В эту секунду у него были самые потрясающие, самые смеющиеся глаза на свете: ироничные, бесконечно ласковые, любящие, полные мягкого юмора.
- А тебе тоже кольцо надо, - спохватился я и Сан начал ржать. Не сразу до меня дошло, а когда дошло, я покраснел, обозвал себя идиотом. Сашка носил кольцо, всё это время, много лет подряд. Абсолютно идентичное моему.
Простая полоска - ободок золотого металла. С пятого класса, он носил это украшение, обозначавшее, что он занят. Это считалось очень круто, просто мне и никому в голову не приходило спросить, кто из всех этих многочисленных девушек, что регулярно вокруг него вились, смогла украсть сердце нашего школьного принца.
Наверное, я идиот и навсегда им останусь. Сашка молча стянул кольцо, улыбаясь протянул его мне.
- Смотри, прочитай.
Я посмотрел, лицу стало жарко, запылало заливая краской по самые уши, расплёскивая тепло по щекам.
   Внутри Сашкиного кольца, было выгравировано моё имя.
У меня реально всё поплыло перед глазами, в груди всё просто в тряпки нахуй порвалось от сентиментальной нежности. Сашка забрал кольцо, коротко поцеловал в губы и одел обратно.
- На своё не хочешь взглянуть?
Хотел. Ещё как хотел. Я трясущейся рукой стащил его с пальца, чуть не уронил, но Сашка подставил ладонь, покачал головой с лёгкой укоризной.
Да и сам знаю, что дебил. С такими вещами надо обращаться очень аккуратно. Говорят кольца, чувствуют беду, вот и моё внезапно улетело с пальца, и только Сашкина ладонь спасла его от падения.
Я развернул, подставляя на свет, заулыбался читая Сашкино имя. Никаких помпезностей, признаний, клятв или слов. Просто на наших кольцах были выгравированы имена друг друга. Это было самое лучшее, самое замечательное, что можно было изобрести и придумать.
   Когда любишь человека, имя любимого становиться важнее любой молитвы.
   Это особое знание, особая часть внутри.
Имена любимых вырезают бритвой, имена любимых пишут на стене, среди тысяч звуков и обращений, имя любимого становиться условным сигналом, рефлексом, на который чётко реагируют уши. И если ты теряешь любимого, любой звук похожего имени заставляет испытать боль и тянущую тоску, отреагировать рефлекторно.
   Это было очень важно. Признание написанное внутри кольца. Для кого - то оно не значило ничего, для нас обозначало целую вселенную наших отношений.
   Наша вселенная будет расти, день за днём, она будет становиться больше, значимее. Для него. Для меня. Для нас.
Когда я это осознал, пропустил через себя, мне не потребовались лишние слова.
   Я потянулся и благодарно поцеловал Саньку, не удержавшись от желания, подёргать падающую с плеча прядку.
   Саня ответил, а затем взяв мою ладонь, очень серьёзно и торжественно, даже ещё более серьёзно, чем в первый раз вернул кольцо на палец, поцеловал, трепетно сжав.
- Береги это, Ники, - тихо попросил он, и я понял, что буду беречь. Буду беречь всю свою жизнь, потому что Сашка говорил вовсе не о кольце.
  
   Перед уходом, перед тем, как мы ушли с крыши, я собрал остатки еды в пакет. Не знаю, почему, я так поступил. Но мне ничего не хотелось оставлять там. Забрать всё, забрать самого себя с этой крыши, было очень важно.
В ту ночь, я отпустил своё прошлое, навсегда. Бесповоротно и окончательно. Не понадобился даже никакой акт сожжения, хотя говорят, в таких случаях реально помогает. Я знал, что никогда больше не вернусь на эту крышу получить дозу боли, но приду сюда вместе с Сашкой, держась с ним за руки, для того, чтобы вспомнить, маленькую порцию счастья, подарить её друг другу.
Мы с ним захлопнули дверь прошлого, перевернули страницу.
Санька, мой единственный драгоценный, самый любимый мой человечек.
   Сколько ещё страниц ты заставишь меня перевернуть? Смогу ли я когда нибудь, вернуть тебе, хотя бы часть того, что было отдано мне тобой. Смогу ли когда нибудь, выразить тебе своё спасибо. Даже если это спасибо тебе совершенно не нужно.
Ты прав, Сашка. Ты абсолютно прав. Страшно любить тебя. Страшно любить тебя так.
  
  
  
   А потом, выбравшись из машины, мы ввалились домой. К счастью обратная поездка обошлась без ментов и эксцессов. Сан сел за руль, находясь в некоторой степени подпития. Это может показаться опрометчивым, но не будь Сан уверен в собственной координации, за руль он бы не сел по определению. В этом отношении на Малина можно было положиться, а возможно нет. Мы выбивали мозги друг другу обоюдно, потому что пока ехали домой, умудрялись при этом целоваться и лапаться. Сан следил за дорогой, но постоянно отвлекался на меня, так что счастье, что мы не врезались и не попали в аварию. Только рядом с Саном, очень долгое время я испытывал это странное будоражащее чувство, состояние лёгкой пьяной эйфории.
   Клише фразы " я пьянел от него без вина" - подходило для моего состояния, именно так на меня воздействовал Сан, чем больше я общался с ним, чем больше, времени мы проводили рядом, тем сильнее становилось чувство допинга, достигая временами острой особой вершины. Иногда я просто не мог выдержать этого всего: океана золотого, плещущего счастья внутри.
Мы поставили машинку на стоянку. До дома шли пешком дурачась, толкаясь, и хохоча.
   Не знаю, что за одержимость нами владела, но мы не могли насытиться друг другом.
   Удовлетворяли с желание, но хотели снова, стоило зайти в лифт, и я вжал Сашку в стенку, не давая нажать кнопку этажа.
   Озвучил мысль, что в лифте мы это ещё не делали. Подозреваю, Сан от одной мысли в ужас пришёл, но посмотрел, хмыкнул, пообещал, что лифты будут. Колесо обозрения устроит? На этой ноте в ужас пришёл я.
   Наша бурная возня в прихожей, наверняка разбудила родителей. Пока Сашка открывал дверь, я умудрился залезть к нему в штаны и вовсю хозяйничал нахальными руками. Единственное, о чём я мог думать, поскорее добраться до спальни и закрыть створки нашего с ним мирка. Сан очевидно измысливал аналогично, потому что распахнув дверь, с рычанием сгрёб меня на себя, перетаскивая через порог. Меня всегда забавлял этот факт в нём. Привычка к неким актам символизма. Для меня они не имели значения, а вот Саня относился с трепетом. Подозреваю, в глубине души, что Сашка был религиозен, просто предпочитал об этом не распространяться. Несмотря на то, что он старался от меня ничего не скрывать, тем не менее, проглядывало в Сане некое тайное дно. Открытый для меня по всем плоскостям, этот парень казался китайской шкатулкой с секретом. Он мог свободно читать меня, а я часто, мог лишь предугадывать его действия и ошибаться, зная, что не угадал.
   И вот вроде бы потрясающий момент, Сашка тащит меня в комнату, органично избавляя от мокрых вещей, а мне внезапно стало не по себе, страшно, неуютно.
   Не знаю, что накатило, почему я испугался в этот миг, словно внезапно потянуло холодом, а из темноты глянули чужие злобные глаза.
   Острое чувство тревоги кольнуло изнутри иголкой, пробралось до живота, и там всё скрутило.
- Ники, маленький, ты что?
Сашка отреагировал как радар. Моментально.
Я называю себя эмпатом, потому что иногда в состоянии уловить чужие эмоции, считать их, сделать своими, и вот оказывается из нас двоих, Сашка воспринимает гораздо больше, моментально вскидываясь, тревожась.
- Что, Ники?
Тревогу как рукой снимает. Начинаю непроизвольно улыбаться, осознав, что этот хозяйственный хомяк, сначала стащил с меня мокрые штаны и только потом приземлил задницей на кровать.
   Типо что бы бельё не пачкать. Аккуратист бля. Самое забавное, стоит мне просто двинуть бровью. Вот озвучь я сейчас это вслух, выскажи недовольство, и Сашка стащит нахуй простыни с кровати и выбросит в окно, или безжалостно обольёт кетчупом, вообще сделает всё что угодно, чтобы доказать, что я ему дороже простыней, порядка, дороже всего на свете... Зарываюсь пальцами в его волосы, распушаю, они уже почти высохли, немножко жёсткие после дождя, и в то же время мягкие. Целую веки, заставляя щуриться серые глаза, вожу пальцами по высоким скулам, хватаю за уши и тяну на себя и оказываюсь перехваченным за запястья, лежащим под ним со своей глупой идиотской улыбкой на лице.
А Сан смотрит. В глазах мелькает беспокойство, но постепенно исчезает. Он продолжает раздеваться, раздевает меня, раздевается сам. Хочется впиться в него губами. Падаю на падушку раскинув руки, перекатываюсь, подпираю подбородок рукой, улыбаюсь. Сашка, набросив синий халат, педантично собирает мокрое шмотьё, относит в ванную.
   От счастья хочется просто кататься по кровати, по подушкам, по простыням и пододеяльникам с двумя тиграми. Огромное зеркало рисует отражение, понимаю, что уставший слегка, но всё равно...В комнате неярко горит бра со стороны Сашкиной кровати, тихо тикают часы, двери балкона распахнуты, тянет прохладой, запахом лета и сквозняком, шелестят шторки и жалюзи.
   Хочется выбраться туда на террасу, смотреть на ночной город, сейчас расцвеченный миллионами огней. Сашка живёт на девятом этаже. Обзор открывается просто великолепный, мы не раз сидели с ним на балконе, завернувшись в тёплое одеяло, встречали рассвет, глядя на просыпающийся город. Мне не хотелось спать рядом с Санькой, просто рядом с ним страшно было терять мгновения, десятки бесчисленных мгновений, нашей с ним истории.
   Санька возвращается, что - то говорит, заводя мобильный, проставляя время на будильнике. Такой домашний в этот момент, родной. Нет, словами не передать это особое чувство к любимому человеку. Он даже в халате смотрелся потрясающе, такой красивый, стройный, что душа замирала. Открыл шкаф. Волосы влажные, вьются после душа, мне бы тоже по идее не мешает сполоснуться, вот только двигаться влом.
   Сашка разворачивается, идёт ко мне. А меня так распирает от радости, что просто не знаю что учудить: нырнуть под одеялко и спрятаться, не пуская. Торопливо плюхаюсь, поперёк изображая звезду, раскинув ноги, руки, загораживая собой его место, не даю лечь
   Сашка фыркает, прищуривается, и со всего размаха падает сверху, подставляя руки, чтобы не раздавать...
   - Ваааа.
   - Балуемся?
   Губы Сана терпкие, сумасшедшие, пьянящие.
   - Да!
   Понимаю, что рядом с Саном веду себя как дибил, даже голос детским становится.
   Саня тоже остроумием не блещет, просто втирается в меня, попутно сбрасывая халат...Одно прикосновение обнажённой кожи, мне кажется что моя кожа просто взвизгивает в остром экстазе. Тело моментально отзывается дрожью.
   - И что мне с тобой делать? - шепчет Сашка покусывая мочку уха, за ухом.
   - Холить и лелеять? - предлагаю я, и начиная брыкаться всеми четырься конечностями, потому что Сан просто затискивает. Ловит за ногу и целует ступню, прижимая к щеке.
   - Не пущу! Моё!
   - Нифига... - пытаюсь отбиться, но вторая нога тут же, попадает в плен.
   - И это моё. Всё моё.
   Шутливо сопротивляюсь, не давая себя смешить. Санька мурлыкает, плющиться, дурачиться, разворачивает меня задницей сообщая, что она - единственная самая любимая и покладистая часть моего тела, и типо попу свою я могу оставить, а остальное значит может, уходит. Нет, ну не скотина ли ушастая. А ушастая скотина не долго думая, целует, разворачивает и прижимается губами к животу резко вдувая воздух от чего получается идиотский звук.
   Кто из нас большее дитё? Я понимаю, что люблю, придурка! - о чём немедленно сообщаю ему. Придурок улыбается, смотрит ошеломительными глазами, и всё что остаётся просто резко прыгнуть на него, втирая в кровать.
   Сашка уклоняется, и я пролетаю мимо, не совсем, но ровно настолько, что бы оказаться сграбастанным рукой поперёк, и оказаться под ним, вдавленным животом одеяло.
   Сашка плавно опускается сверху, целуя затылок, шею, гуляя губами по косточкам позвоночника, трепетно и нежно, поглаживая.
- Давай лицом к лицу!- непреклонно изрекаю я, не успеваю даже закончить, как оказывают развёрнутым, предоставленным ласковым губам.
   - Я сверху! - добавляю, жмурясь от удовольствия, и лечу на него, со скоростью маленькой кометы. Сашка не отрываясь, умудряется перекатиться, раскидывает руки и вот я на нём: сижу, лежу, могу делать всё что угодно, мне предоставляют полную свободу действий, а я реально робею, под этим плавящим жарким взглядом. Сан даже не осознаёт, насколько он хорош. Для него это естественно, а меня пьянит и колбасит, лихорадит от этого совершенного тела. Начинаю целовать и ласкать его, за секунду как успеваю обмозговать собственную мысль. Оторваться от Сашки нереально. Нереально то, как он реагирует, слегка прикрыв веки, полуоткрыв губы, постанывает и двигается навстречу, когда я просто провожу кончиками вдоль его подмышек и рёбер до бедра. Сжимаю и чуть выкручиваю сосок, накрывая его губами, терзаю языком, жадно скольжу вниз. Его живот сводит меня с ума, крепкий выпуклый пресс, запах идущий от его тела, лёгкая поросль тёмных волос, начинающейся чуть пониже пупка блядской дорожки.
   Просто крышу сносит.
Сашка даёт мне полную свободу, только зарывается пальцами в загривок, поощряя, подбадривая, подаваясь навстречу, раздвигает ноги, улыбается слегка.
Я знаю, он слегка нервничает, но именно этой ночью он разрешит мне абсолютно всё.
   Я всегда хотел этого, мечтал об этой секунде с первого класса очевидно.
Сашка парень. Да уж такое охуенное прям открытие. Стопроцентный парень и в нём нет ничего женственного, офигенский рельеф мышц. Но меня плавит от желания, прикасаться к нему, всюду, везде. Исцеловать каждый миллиметр кожи, растерзать прикосновениями языка. Он не выгибается, от моих ласк, но стонет рваным звуком и...И я понимаю, что в самый ответственный момент робею. Не могу просто, хочу, но не знаю, что делать, не готов....
   Сан смотрит сквозь ресницы, расслабленным взглядом. Три секунды плавящего асфальта, хищная молния понимания. Ладонь медленно поднимается, львиным вальяжным жестом, и он просто плавно загребает мой затылок и притягивает на себя, подминая совершено естественно плавно. Я даже понять, не успел, как оказался под ним. Словно приём провёл.
   - Мы потом с тобой вместе поэксперементируем во всех направлениях. Заяц! - убедительно пообещал Сан, забрасывая мои ноги себе на плече.
   - А пока...Всё моё - Он подмигнул, потёрся щекой, целую ступню, и одномоментно входя коротким плавным толчком. Я только охнуть успел, а дальше сознание отключилось примерно на полтора часика, успев впрочем, промелькнуть пониманием, что я только что облажался и упустил свой шанс. Совершенно зря. Озверевший от воздержания оголодавший Сан дорвался до меня со всей силой своего самцового спермотоксикоза, умудрившись заездить до такого состояния, что в какой - то момент, кончив в четвёртый раз за ночь, я отрубился раньше, чем голова коснулась подушки. Подозреваю, это было единственным, что спасло от продолежния.
  
  
  
  
  
   А на утро, проснувшись, я не сразу сообразил, где нахожусь, окружённый морем цветом, среди груды воздушных шариков. Шары были везде, плавали по комнате, висели под потолком, десятки разноцветных надутых гелием и простых, надутых дыханием близких любимых людей. Спустя время, спустя годы, я скажу, что это был самый драгоценный подрок в жизни. Никто и никогда впоследствии, не поздравлял меня таким образом.
   Огромная залитая солнем спальня заполненная десятками шаров, сердечек, зайчиков, с надписями. В комнате никого не было, только шары, и тишина. Возможно где - то на кухне сейчас возяться мои любимые люди, готовят сюрприз, но...
   Я лежал на кровати и улыбался, смотрел на мир вокруг и понимал, что он счастливый этот мой мир, удивительно прекрасный полный любви разноцветных шариков.
   Не хотелось вскакивать, хотелось несколько секундочек полежать так вбирая покой и тихое состояние счастья. Вытянув руку, я с улыбкой смотрел на разноцветный мир, сосредоточенный на маленьком золотом ободке металла на пальце.
   Это ведь не сон? Я не проснусь сейчас? Ну не проснусь же
Я перевернулся, зарываясь носом в очередной букет от Сашки, изящные белые лилии - второй запах который я полюблю с невероятной силой, как когда - то полюбил гиацинты. Мой день рождения станет для меня символом этих вещей, лилии и воздушные шары - незыблемый мирок моего маленького счастья.
   Я сел, закрыл лицо руками, понимая, что это правда. Однажды, я смотрел мультик, и вот там главному герою девушка, на берегу реки призналась в любви и в своём обмане. Она выдавала себя за парня, но пришёл момент сказать правду.
   И вот выслушав признание главный герой идёт в воду. Она зовёт его испуганно, а он вместо того чтобы утешить, отвечает резко замолчи, и ныряет вниз.
   И вот только когда он оказывается под водой, он способен это пережить, это разрывающее изнутри понимание, когда приходится зажать дыхание, что бы выдержать, а на лице против воли расползается улыбка, а он счастлив, он настолько счастлив, что хочет кричать, но тихими волнами счастья переживает эту реакцию под водой, понимая, что не выдержит, а потом выныривает резко и говорят одни глаза, а в них, целый мир.
   Когда я смотрел этот мультик, очень злился, на героя не понимая, ну как он так мог девушку на берегу оставить, она же переживает, а он...вот скот. Да я бы на его месте...
   Но на самом деле это правда. Человек бывает, счастлив настолько, что просто не в состоянии вместить в себя переполняющих эмоций.
Я сидел на кровати, смотрел вокруг по сторонам и понимал, что меня сейчас просто разорвёт изнутри, как тогда в первый раз в гостиничном номере, когда открыв глаза я понял, что значит счастье - счастье это просыпаясь утром, увидеть перед глазами лицо любимого человека.
   И как и тогда, я понимал, что если увижу Сашку, я просто всё, умру, лопну.
И Сашка вошёл....
  
   Он входил, но увидев, что я проснулся, просто застыл в дверях, прислонившись локтем к косяку, положив подбородок на кулак, смотрел, улыбался тихо.
Я не знал, кто из нас счастливее в эту минуту. Потому что так можно улыбаться, только когда тебе очень, очень хорошо, когда человек достигает своей цели и вот впервые получает долгожданную награду, свой заслуженный отдых и можно не торопиться, смаковать, чувство, чудо, мгновение.
Когда ты строил дом, карабкался на вершину, но вот все твои маленькие человеческие вершины пройдены, может быть не пройдены до конца, но, ты смотришь на любимого человека и понимаешь - он рядом, ты рядом.
   Ничего на свете, ничто, абсолютно ничто не сравниться с этим мгновением целостности двоих, понимания, свои все дома.
Все человеческие ценности перед этим бессмысленны. Люди гоняться за материальными благами, привязываются к вещам, но только потеряв самое главное, начинают постигать, чего они лишились.
   Я не знал, существовали ли для меня ценности, но Сашкина улыбка вместила в себя целый мир.
В этом мире, мать склонялась над колыбелью ребёнка, слыша в ответ звонкий смех и он протягивал к ней руки. В этом мире, парень впервые целовал любимую девушку, и она говорила ему ДА.
   В этом мире влюблённые соединяли руки перед алтарём, и ребёнок протягивал взрослому ладонь, показывая бабочку, в этом мире, люди сидели всей семьёй за праздничным столом и ценили это мгновение, в этом мире, в этом мире...
   В этом мире мы бежали с Сашкой по ссыпающемуся пляжному песку, держась за руки, позволяя волнам океана омывать наши босые ноги, мы сидели перед камином, слушая шум дождя, читали книгу обнявшись, смотрели фильмы вдвоём, бродили по музеям любуясь картинами, сплавлялись на байдарках, неслись в горы с рюкзаками на плечах, и лопали шашлыки на природе, швыряли друг в друга скомканными бумажными салфетками, брызгались водой, дрались шутя, скользили на американских горках, и играли в футбол, резали наш свадебный торт одним ножом на двоих, смотрели друг на друга и Сашка протягивал мне ладонь, опускаясь вниз, и позволяя мне взять себя как любимейшую из женщин и драгоценнейшего из мужчин.
   Мы стояли, обнявшись на вершине самой высокой горы, и говорили с богом, а бог отвечал нам, сказав, одну простую фразу:.
   Любите друг друга и будьте счастливы. Аминь.
ЖИВИТЕ ПАЦАНЫ!
  
   И Сашка стоял в дверях, прислонившись подбородком к руке, и улыбался, опускал голову, улыбаясь, закрывал лицо, поднимал его, снова смотрел на меня и улыбался. Улыбался до бесконечности, глазами, губами, всем телом.
Смеялся беззвучно изнутри. Смеялся от счастья. Смеялся надо мной, дураком, и над собой дураком тоже, потому что в эту секунду мы оба были как дураки, а нас пёрло изнутри.
А потом я сорвался и бросился к нему, сминая ногами простыни, цветы, слетая с подушек, как пизданутая собака навстречу своему хозяину, когда пса настолько распирает от радости, что он не может сдержать себя, начинает прыгать, скакать, повизгивать, вилять хвостом от счастья.
Сашка поймал меня на пол пути, раскинув руки, подхватил и мы рухнули обратно в койку, целуясь, целуясь, я обхватил его руками и ногами, уткнулся в него, не давая приподняться.
- С днём рождения, Ники! - шепнул Сашка мне в губы - Я люблю тебя!
И это был самый лучший подарок, который когда либо мог быть у меня в жизни. Всё остальное было не важным, не имело значение. Подари мне сейчас миллиард долларов, я бы не отреагировал на него так, как отреагировал на это тысячу раз слышанное Сашкой признание.
Всё теперь было по - другому у нас, по особенному, не могло уже быть лучше, но было, было чёрт возьми. Золотое сияние счастья.
И хлопок вылетающей пробки из под шампанского.
- ААааа Саня я бутылку разбилааа!!!! - заорала Юлька в дверях и тут же возмущённо завопила.
   - Да, вы хоть когда нибудь друг от друга отлепляетесь? Достали, всё время лизаться
- Юляяя!!! Свали с горизонта, быстро!
Тихое рычание папы. Хлопок двери и...
Санька начал ржать, уткнувшись в меня лбом.
Кажется, они планировали поздравление, а вот я всё проспал, точнее я должен был проснуться, под "Хепи бёздей ту ю" или что там намечалось, а Санька всё похерил, или я всё похерил, не имело значения.
Мы покатились по кровати, сплетаясь, целуясь, беззвучно смеясь, улыбаясь глазами. Нам не требовались слова.
   Мы сияли с Сашкой, маленькими кометами, в нашей тихой золотистой, мерцающей любви: ласковой, мягкой, нежной, искренней, похожей на волну тёплого приливного океана.
   Её волны накатывали на нас, лаская бархатистым приливом, накрывая с головой, и мы задыхались уходя под воду, до самой макушки, целуясь, улыбаясь, плавая в ней, как два ленивых дельфина, кувыркаясь по кровати, дрейфуя в друг в друге, выныривая и погружаясь вновь, втягиваясь губами, рассоединяясь, чтобы снова начать целоваться. Долгими засосами и дурацкими бесконечными чмоками. Не в состоянии отлепиться, не в состоянии говорить.
Сминая нахрен цветы, общаясь зрачками, веками, ресницами, пальцами. Соединяя пальцы и улыбаясь. Сашка целовал мои костяшки, а я целовал его ладони. Трепетные, тёплые. Баюкал их губами. Хотел встать перед ним на колени и языком облизать его ступни, прижаться щекой.
   Но даже встав на колени перед Сашкой, не смогу выразить всё, что чувствую. Просто не смогу. Хочется плакать от счастья и тоски одновременно, тоски от мысли о том, что нам надо быть как обычные люди, а обычным людям свойственно вести себя по человечески, для начала разговаривать, а не читать друг друга. А мы читали, невозможно было представить, даже минуту разлуки. Приходилось выдирать друг друга по живому, не знаю, мистика, фантастика, одержимость, но мы не могли не прикасаться друг к другу, просто не могли.
Я счастлив. Я так счастлив, что не могу дышать, настолько счастлив, что глаза начинают слезиться. У Сашки они слезятся тоже.
  
  
  
Мне кажется, люди способны ощутить разлуку. Гибельный миг острого расставания. Младенец перед смертью с жадностью набрасывается на еду, и бывалые акушерки с сочувствием и каким - то цинизмом говорят: надо, наесться на дорожку. В последний раз.
   Я думаю, тогда, в наш последний раз с Сашкой, мы ещё не знали, что это случиться, но мы, наверное, чувствовали, и может быть именно поэтому, наше счастье казалось таким золотым, острым, натянутым до предела.
Мы же чувствовали, блядь. Мы всё с ним чувствовали тогда. Мы словно понимали, только с хуя ли нам было понимать? Для чего нам было понимать?
Ведь в нашем мире не было войны. Мы беспечные жители, Хиросимы и Нагасаки резвились в своих последних часах, блаженства. И не знали, не понимали, не могли представить, что сейчас, нас швырнёт со скалы, швырнёт, а мы, уже не сможем подставить руки, не успеем удержаться, потому что когда с гор спускается лавина, единственное, что можно успеть сделать это выбросить красную ленточку.
  
   - С днёёём рождееениия теебяяя. С днёем рождеения тебяяяаа!!
   С днём рожденья, с днём рожденья, с днём рождения тебяяяя!
Поздравлять меня начали сразу. Как только я оделся, и вышел вместе с Сашкой из комнаты, и неважно, что шампанское было открыто, и успело выдохнуться, это не мешало нам веселиться. Мне дали разрезать тортик в качестве репетиции. Тётя Наташа расцеловала в обе щёки, пожелав всяческих хороших слов. Юлька повизгивала и носилась возбуждённая. Чувствовалось, что ей не терпится вручить подарок, но было решено, что торжество мы проведём в ресторане, а это значит, основная программа будет там.
Мы позавтракали, наспех приготовленными салатами. Дядя Вова торжественно пообещав что свою матчасть он организует позднее, рванул по делам фирмы.
   На сегодняшний день у Малина старшего были назначены переговоры с важными деловыми партнёрами, которые он не мог отменить, но зато мог не брать на них Сашку. В последнее время он постоянно выдёргивал Саню по работе, непреклонно объявив раз отпрыск бодр, здоров и счастлив, пора ему начинать входить во взрослую жизнь. А точнее постигать азы современного бизнеса в полной мере.
   Для начала учиться, учиться и снова учиться, практика - практикой, но теорию забывать не стоит. Что касается Сани, он отнёсся к этому более, чем философски, что касается меня, на нашем столе появилось множество учебников по экономике и теории, бесконечные трактаты Менкью, Смита, Маршалла, Хейне и множество других, в которые я не вникал, а вот Сашка по вечерам просиживал. Иногда проснувшись посреди ночи, я заставал его сидящим с пакетбуком в руках и органично читающим закачанную информацию, при свете ночника. Мне нравилось смотреть на него в такие моменты, приоткрыв глаза, наблюдать за ним, серьёзным, сосредоточенным, изредка поправляющим очки. Это было фантастическое зрелище. Читающий Сашка, такой взрослый, весь такой умный что ли. Пикантность зрелищу добавляло то, что под одеялом вся эта органичная заумность, был абсолютно голый, и ..это было потрясающе эротично. Свет вечерней лампы над головой, приглушённый, мягкий. Задёрнутые занавески, оглушительная тишина, царящая в доме в эту секунду, лёгкий шелест одеяла.
Я лежу и смотрю на Сашку, сквозь ресницы. Сашка читает, изредка его рука, соскальзывает вниз и касается меня, гладит по волосам, словно проверяя наличие объекта в досягаемой близости. Иногда Сашка снимает очки, и мне приходиться зажмуриваться, сильнее, потому, что я чувствую, что он смотрит на меня. Смотрит, затем наклоняется и целует невесомо и шепчет тихо, почти беззвучно, глупости, о которых он будет жалеть, если узнает, что я их слышу. А я слышу, и моё сердце перестаёт биться, замирает от восторга как робкий дрожащий зверёк, боится даже стучать, что бы спугнуть его, это мгновение, ощущение тёплой Сашкиной энергетики, и кусочки маленького счастья и его ослепительный, головокружительный, пьянящий фиолетовый запах. Запах моря, дождя, асфальта, запах морозного стекла, лёгких ментоловых сигарет, алых роз с длинными тонкими стеблями, благородных, изысканных, с сжатыми бутонами, запах тонких дрожащих ирисов, и стальных гвоздей, не знаю, почему гвоздей, наверное потому, что гвозди, такие гвозди как Сан невозможно было согнуть. Тонкий, строгий, несгибаемый. Он казался сталью, просто сталью, цельнолитой, собранной, продуманной человеческой самостью. А внутри кипел океан нежности: белоснежной пушистой пеной, тончайших кружев, тонких пёрышков облаков, ласковым вечерним бризом. Пушистая вата, разноцветное мороженное, сладкое, восхитительное, тающее во рту, но не приторное. Сан не мог стать приторным, он казался вкусом, и всё что было до него, не могло иметь значения, а всё что будет после него, просто не сможет существовать. Сашка был наркотиком. Открыв глаза, я смотрел на него, улыбался, и понимал это совершенно определённо. Личный сорт голубого героина, восхитительная смерть и умереть от этой безжалостной руки, станет блаженством.
Я хочу умереть от его руки. Понимаю, что я спятил, от своей любви, понимаю, что спятил, но хочу умереть от его руки. Если мне когда нибудь придётся умереть, я хочу что бы моей смертью стал Сашка.
- Сашка! - Я тихо зову его, протягивая ладонь, накрывая пакетбук.
Сан моментально наклоняется, подгребая меня к себе, я чувствую его дыхание, с лёгким привкусом сигарет. Обнимаю, задыхаюсь в нём, не слыша, лёгкого вопросительного.
- Что такое, заяц?
- Сашка, - ящерицей ползу по его животу, наверх, до самой груди, зарываясь лицом в плечо, вот так на нём. Всё, буду умирать. Ничего больше не надо. Вообще ничего не надо больше, абсолютно ничего. Может этот мир сковырнётся с орбиты, ну хотя бы ради того, что бы напомнить нам, что мы существует в реальности. Ну пусть он сковырнется, потому что даже если он сковырнётся, я с Сашки не сковырнусь. Ты мой Сашка, слышишь? Ты мой, я тебя люблю. Ты не можешь этого не слышать Сашка. Мы же с тобой друг для друга. И неважно как случился наш мирок.
Мне становиться страшно и обидно, за все те упущенные дни, возможности, мгновения, когда мы бездумно проскальзывали мимо.
   А если бы мы разминулись? Если бы мы разминулись, не встретились, разошлись?
   Как бы я жил тогда, совершенно не понимая, что не я не живу, потому что когда в моей жизни появился ты, только тогда я и понял, что значит это самое жить.
  
  
  
  
   - Решать исключительно тебе, Ник.
На приглашении родителей, Сашка не настаивал, но было очевидно, что для него это важно. Что касается меня, для меня это очевидно было важно тоже, и видит бог, я разрывался от противоречивых эмоций.
   С одной стороны хотел, да понимал, что надо пригласить, тем более тётя Наташа затеяла всю эту лабуду с рестораном, исключительно надеясь, на наше семейное примирение. Уж не знаю, что ей там втюхал Саня, подозреваю, что как всегда приукрасил действительность, с другой стороны осознавал, чем закончиться это благое намерение. Но в то же время, да он прав, это мои родители, и я их люблю. Просто надо настроиться, и помедитировать немного.
Медитировать Сан как обычно не дал, и правильно сделал, между прочим.
   Собрал нас с Юлькой и выпинал из дома вместе с собой, непреклонно сообщив, что делать нам здесь нечего, и мы идём гулять.
Скорость с которой согласилась Юлька сообщала, что сюрпризы на этом не закончились, а значит придётся покориться неизбежному, вот только дебильная улыбка никак не желающая убираться с моей морды, сообщала о том, что это неизбежное меня как раз очень устраивало, хотя в какой - то момент эмоциональный фон слегка переполнился, и я даже не был уверен, что смогу выдать положительную реакцию.
   Я просто был забит под завязку, по самое горло, даже дышать не мог. Меня плющило и очень хотелось найти краник открыть его и слегка выпустить часть бьющих по башне эндорфинов, потому что иначе я просто Улечууууууууу. АААААААААААА
Сашка захлопнув дверь на замок, подмигнул Юльке и подхватив меня на руки, подкинул вверх.
- Наперегонки?
- А нечестнооооо!!!! - завопила Юлька, с одной стороны, я вопил с другой, а Сашка просто рванул вниз, превращая мою эйфорию в окончательный аут, потому что он очевидно читал мои мысли.
Я уже устал пытаться искать логическое объяснение всему происходящему с нами. Сашка меня просто ощущал, и это было нереально здорово, оставалось только материться для приличия, склоняя его по именам нарицательным и балдеть раскинув руки, и мешая ему изо всех сил, а потом повиснуть на нём, обхватив за шею, потому что не хочется ничего, хочется остаться в нём, и тихо сдохнуть от счастья, прижаться губами к чужой шее в воротнике, дыша его запахом, и не отпускать.
Я люблю тебя, Сашка, сколько ещё я буду повторять это про себя?
На последней ступеньке лифт распахнулся, и Юлька обогнав Сашку вылетела за дверь.
- Я первая!!!
А потом, обиженно заглянула назад и обречённо закатила глаза, потому что мы с Сашкой, присосавшись друг к другу, остались целоваться на нижней площадке тихо хихикая и стараясь сдержать порывы подступающего изнутри веселья.
- Нечестно! - Юлька топнула ногой, ища чем бы в нас кидануть. Я беззастенчиво висел на Сашкиной шее, Сашка в свою очередь выпивал меня маленькими короткими глотками, держа рукой за подбородок.
- Да вы достали, извращенцыыыыы! - Юлька залетев обратно, схватила меня за запястье, выдирая от Сани. Недовольной она не выглядела. Похоже, озабоченную сестрёнку, пёрло от вида нашей озабоченности, но внимание должно принадлежать исключительно ей.
Сашка в свою очередь зарычав схватил меня с другой стороны.
И вот два придурка рвёт меня на части, а я стою и ору во весь голос, от счастья очевидно.
- Аааа Помогите Насилуют
- Не ори! - Юлька.
- Мы и сами справимся! - Санька.
Занавес.
Из подъезда мы вывалились, вися на Саньке, пинаясь, толкаясь, некоторые, не будем показывать пальцем, ещё и умудрились полапать Сашку за задницу.
Сан не успел нас притормозить и мы с Юлькой рванули друг за другом. Юлька от меня, я за ней.
Причины как обычно не было, но нам с Юличем не нужна была причина и оставалось только поражаться, как Сан продолжая идти спокойно и не спеша, умудрился от нас не отставать.
Очевидно сами того не замечая, мы вершили пируэты по кругу, как два железных щепки, вокруг магнита, сопротивляясь притяжению, но не в состоянии его преодолеть. А Сашка улыбался снисходительно, в какой - то момент он вытащил фотик, и когда мы запыхавшиеся примчались обратно - сфотографировал наши раскрасневшиеся сияющие морды, орущие друг на друга с видом взаимной стопроцентной влюблённости.
И прохожим со стороны, казалось наверное, что мы с Юлькой вместе, что она моя девушка, потому что проходя мимо они улыбались глядя на нас, и высокого посмеивающегося парня с фотиком не при делах.
Даже сейчас Сан умудрялся оставаться словно бы в стороне, словно бы в тени, и как будто не он был здесь главным, а я с Юлькой, и он всем своим видом давал это понять.
И никто на свете, кроме нас двоих не знал, что он был нашим богом, нашей вселенной, центром без которого невозможно было существовать. И так было всегда. Сашка родился таким, человеком идущим над миром, и любой, кто сталкивался с его энергетикой, любой кто узнавал его, он просто не мог остаться равнодушным. Сашку невозможно было не любить, не просто не любить, перед ним хотелось преклоняться. За его свет, за его особенную мудрость, мягкость читающуюся в глазах, за эти десять тысяч причин, которые мне никогда не выразить словами. Но когда я смотрел на него, в моей вселенной наступал покой, даже несмотря на то, что все мои планеты разом сходили с орбит, пытаясь рвануть ему навстречу.
  
   - Так. Сейчас, я тебя научу, есть мороженное.
Я деловито оттеснил Юльку от прилавка и принялся заказывать разные шарики.
- Извращениеееее - Юлька бекала и делала фе, изображала рвотные спазмы и вела себя некрасиво, пока Сан не отвесил ей дружеский подзатыльник обняв за плечи.
- Ник, закажи мне тоже на свой вкус.
- Фиг там, не цените, не понимаете.
   Я присвистнул свою авангардную вазочку под скептическим взглядом Сани.
- Ты не лопнешь деточка? - ехидно выдала Юлька, забирая сливочное в шоколаде и глаза её округлились. Пользуясь нашим препирательством, Сан заказал аналогичный хаос и теперь методично составлял заказ на стол, не забывая улыбаться помогающей официантке.
- А у меня вкуснеееее, бе - бе - бе.
Желание запустить в Юльку мороженным, было прямо нерациональным. - Ну ладно уговорил. Давай я твоё попробую, а ты моё.
Вспышка фотоаппарата.
Мы с Юлькой кормим друг друга мороженным, а Сашка фоткает нас на память, и вместе и рядом. И Юлька строит мне рога, но я пользуясь случаем строю ей. А потом Юлька нас фоткает вместе с Сашкой, и в какой - то миг мы позволяем себе посмотреть друг на друга и взяться за руки. На моей руке, кольцо - символ моего незыблемого мира, островок особенного острого счастья в залитом солнцем пространстве бесконечной радости.
Мы сидим за столиком кафе, и вокруг нас ходят посетители, а мы никого не замечаем.
Огромные окна, отражают мир снаружи, весёлый солнечный. Яркие надписи на витрине, сияют сегодня по особенному. В зале стоят цветы в кадках, под потолком кружат вентиляторы, а на одном из окон разноцветные сине, красно, белые шарики, выложенные косичкой, и мороженное тает в вазочках.
Мы с Юлькой демонстративно хлюпая пьём колу из высоких стаканов, а Сан прихлебывает экспрессо и щуриться как довольный кот. А мы уже просто не можем, нас распирает, мы уже не знаем, что придумать. Я, Юлька. Мы летим на гребне волны нашего идиотского веселья, а наш океан спокойный и невозмутимый сидит рядом, и снимает нас на камеру, и в какой - то момент, Юлька не выдерживает, забирает игрушку из рук братца и толкает меня к нему.
- Улыбочку, плиз.
Я нагло пью из Сашкиной чашки, стараясь спрятать за ней лицо, не в состоянии оставаться спокойным, потому что Сашкина рука на моём затылке. Его пальцы на моём затылке и весь мир, суживается до размера тёмной жидкости на дне маленького белого кружка, потому что от этого простого прикосновения перехватывает дыхание, и хочется плакать от счастья. Ебануто, нереально, нерационально хочется плакать И не прикоснуться к нему в эту секунду мучительно. Потому что хочется швырнуть чашку, перехватить его пальцы, и влиться в него.
Сашка, я твой, слышишь, Сашка. До последнего ногтя, весь твой. Я тебя люблю, и ничто на свете, не сможет разлучить нас
   Сашка, ты слышишь меня, Сашка?
   . - Я тебя люблю, Ники! - Сан наклоняется к моему уху, и я поднимаю на него глаза, что бы сказать ему тоже самое про себя, потому что не умею говорить вслух, и Сан улыбается, кивая веками. Сашка слышит меня. Он знает.
  
  
  
   Главный приз, жёлтый медвежонок.
Мы с Юлькой одновременно двумя голодными акулами смотрим на висящую под потолком игрушку. Она нам нафиг на нужна, но внезапно, нам что - то хочется подарить друг другу, себе, Сашке.
Мы не сговариваясь сворачиваем в тир.
После полуторачасового катания на аттракционах самое то.
Потому что с последнего Молота смерти мы вылезли словно пьяные, и Сашка посмотрев на наши физиономии, усиленно соревнующиеся друг с другом за нежно зелёный цвет, решительно сказал Хватит и потащил прочь от искушения.
На наших запястьях цветные браслеты дающие право на два часа развлекухи в любом качестве. И мы пользуемся этим правом на полную катушку. И в какой - то момент возникает ощущение, что Сан задрал уже со своим фотиком.
Он фотографирует и фотографирует меня, словно пытается украсть лицо, сделать его частью фотоаппарата. И Юлька положив руку на моё запястье примирительно сообщает, что бы я дал брательнику оторваться.
Не знаю, о чём она говорит, но очевидно это очередной Сашкин таракан, о котором я не знаю, но которого готов принять без слов, ведь это же Сашка. И я начинаю ему позировать, ломаться, выделываться, корчить рожи, на каждый непрекращающийся щелчок и честно кручу пальцем у виска, когда забыв о моём и Юлькином существовании, Сан словно заворожённый пялиться на фотографии.
Зачем тебе фотографии, Сашка, когда у тебя есть я, вот тут, прямо перед тобой живой? - хочется спросить мне, но Сашка беспечно улыбается и наконец убирает фотик в сумку.
И вот мы в тире, прыгаем нетерпеливо, протягивая жадные лапы, к видавшим виды винтовкам, в надежде, что мы всегда были с Юлькой снайперами, просто не знали об этом и сейчас непременно узнаем.
Разумеется я выбиваю Юльку с третьего захода. Благо ограничения на лимит выстрелов у нас нет.
Сан снисходительно ухмыляется, а Юлька начинает орать и требовать возмездия.
Ну да, в отличие от неё из десяти я попал три раза, а она только один. И я даже выиграл фентифлюшку и задарил её Юльке, что бы не плакала. Но тут глаза Юльки хитро прищуриваются, и она вручает приклад братцу.
- За меня будет Сашка. - И показывает мне язык.
Мы с Саном переглядываемся, и в моих и его глазах разом расцветает нечто. Оба прищуриваемся. О этот дивный вкус азарта и адреналина. Мы всегда будем сражаться Сашка, всегда. Мы просто не можем друг другу уступить очевидно, хотя вот он я. Бери меня целиком, побеждай, выигрывай, делай всё что хочешь, только будь рядом со мной, и больше мне ничего не надо.
Сашка очевидно думает точно так же. И в какой - то миг, мне уже не хочется, даже нажимать на курок, хочется просто смотреть на него.
- Что тебе снять? - ласково спрашивает Сашка, поворачиваясь к Юльке.
- Мишку! - Юлька требовательно тычет пальчиком, а я, я просто смотрю на него, прижав ствол к щеке, и кажется смогу смотреть вечно, и встречаюсь с ним глазами, только для того, что бы утонуть и растаять, слыша тёплое, обволакивающее.
- Мишку, так мишку. А второй экземпляр есть?
- Нет - чуть грубовато, отзывается продавец.
- Ладно - покладисто сообщает Сашка и делает первый выстрел в десятку. - Тогда заберу все остальные призы.
Ему не нужны эти призы, мне не нужны, нам не нужны. Я смотрю, как он с бесстрастным, методичным лицом, очень ловко, заряжает ружьё пульками, словно всю жизнь этим занимался, одевает очки, вытащив футляр из кармана, прицеливается, уперев приклад в плечо.
Бац. Бац. Бац.
Мишени вылетают как горох, Сан лупит и лупит, чётко в цель без промаха и хочется сесть на задницу от восторга, потому что такому я точно никогда не научусь, нет, научусь обязательно, я же не должен ему уступать, а сейчас просто хочется сесть на задницу, и любоваться им, любоваться им до бесконечности. Юлька прикладывает палец к губам и вытаскивает фотик.
Щелчок.
Сашка поворачивается к нам, снисходительный, с ироничными сияющими глазами.
- Ну, кто следующий?
- Думаю второй приз найдётся - решительно сообщает продавец. Только уйдите отсюда нахрен, откровенно читается в его глазах. И вот нам выносят двух одинаковых жёлтых медведей. Мой с сердечком в руках, Юлькин с ромашкой в ухе. Саня распределил сам. Забрал и шутливо завернув, как обычно нечто креативное, раздал призы, и наклонился подставляя лицо и показывая пальцами, куда мы должны его лапу за это поцеловать.
И я разумеется сообщаю ему, что сам пусть себя целует, завидуя Юльке, которая не смущаясь облизывает брака в щёку. Сан смотрит на меня иронично вздёрнув бровь. Это как самого себя оставить без сладкого, вот он стоит скотина лыбится и всё ему пофиг, а я тут словно сам себя мороженного лишил. И схватив его за лацкан рубашки, я тяну его к себе, типо по приколу, и получаю смачный поцелуй в губы.
- Для тебя Ник, у меня особая программа. - шепчет этот скот, так блядски, что у меня колени подкашиваются, от острого желания узнать весь список прямо сейчас. И нам уже пофиг, на откровенно прихуевшего хозяина балагана, который открыл рот и забыл его закрыть, и похуй нам на выражение отвращения и брезгливости. Юлька показывает ему язык, а Сан просто подхватывает меня за плечи, привычно кладя ладонь чуть пониже лба, на переносицу, Сашкин фирменный жест. Никто и никогда не делал так как Никому бы в голову не пришло, а Сашка...вот он такой, мой Сашка. Чудесный, мой особенный человечек.
Мы поднимаемся по ступенькам. Я держу своего медведя, чувствую себя неловко, нахуй мне спрашивается игрушка, я что дитё что ли, но честно делаю вид, замираю от острой дрожи, Сашкина ладонь, мимолётно оказывается на моей заднице, рука прижимает лишь на секунду, а внутри всё дуреет и переворачивается от желания. Юлька улетает вперёд, разворачивается, прыгая в радостном нетерпении, а Сашка озабоченно смотрит на часы.
- Пора закругляться.
- Саааааааа - в два голоса, начали мы, и Сашка непередаваемо ухмыльнувшись, разом изловчился и зажал оба рта.
- Домой - непреклонно объявил он, откровенно тащась от выражения наших обалдевших физиономий, и отпустив разом руки, принялся ловко уворачиваться от Юлькиной попытки пнуть, и моей одеть подарок на голову. Ловко уклонялся, умудряясь ускользнуть в последний момент и при этом говорить, вскидывая руки, в примиряющем жесте.
- Я вас отвезу. Два часа. Юль, мама просила помочь.
Сашка так смешно оправдывался, что не простить его было невозможно. И кажется, они так что - то затевали, потому что Юлька неожиданно легко сдалась.
- Ладно, но подвозить не надо, пешком постоим.
Я согласно кивнул.
Погода была солнечная. Май вовсю, диктовал свои права и правила, раскрашивая город яркой молодой листвой. Если бы не Сашкин приказ одеть ветровки, мы бы с Юлькой вымотали из дома полуголые, потому что жара припекала почти под двадцатничек, и лишь холодный северный ветер напоминал о том, что не июль.
А мне неожиданно остро захотелось в лес, за подснежниками. И как - то я даже взгрустнул, подумав о том, что бездарно проебал эти чудесные несколько недель, когда была возможность выбраться на природу, и хотя мы уже выбирались с дядей Вовой и тёть Наташей, это всё было не то. Подснежников то уже не было.
Сашка смотрел распахнув рот, с таким непередаваемым выражением, словно весь этот диалог был написан у меня на лице, а затем Юлька осторожно погладила меня по голове. Ласково так, трепетно. И тебя вылечим. Уй бляяя
- Лапупындр, ты только не плакай, мы тебя за ландышами возьмём, хочешь.
И я покраснел, бурно и обильно, мечтая убиться или провалиться, потому что сказал это вслух.
- Хм - Саня осторожненько, так покосился, прикидывая вызывать скорую или мы повременим, потом, ласково похлопал по плечу, наклонился и зашептал на ухо, горячо, жарко, потрясающе. Я нихрена не понимал в его французком, но отчего - то стало так хорошо. Непередаваемо.
Саня выпрямился.
- Что это было? - я постарался держать морду кирпичом, но не улыбаться не мог.
- Волшебное заклинание - очень серьёзно сообщил Саня.
- Финазепам накоставал - Юлька грохнула, вызывав секундное желание как дать ей больно. Я не знаю, почему я начал говорить вслух. Раньше за собой я такого не замечал, а вот теперь оказалось, что проскальзывает иногда. И может Юльке и было смешно, а мне вот совсем нет. Я испуганно покосился на Саню. А может он поэтому так меня понимает, что я типо сам вслух всё неосознанно пизжу и не замечаю, а все блядь молчат из такта. Да в гробу я такой такт видал.
- Мою шизу так просто не закастуешь - брякнул я, и Санька расслабился. Я только головой качнул.
  
   - Классно оттянулись.
Юлька подпрыгивала и неслась вперёд, бодро огибая прохожих.
Я шёл чуть позади, улыбаясь, зажимая под мышкой призы, напоминая самому себе взрослого Сашку пасущего мелкую бестолочь.
Юлька кружилась и перепрыгивала через подсыхающие лужи, болтала без умолку и любовалась собой в отражение витрин.
Я в свою очередь любовался Юлькой: разметавшейся чёрной чёлкой, серыми глазами, белозубой улыбкой.
Движения девушки казались угловатыми резкими, и в то же время в них уже скользило Сашкино изящество, непреклонная уверенность, особый налёт превосходства, над миром.
В Юльке не было ни капли зазнайства. Потешний ржачный покемон, летящую детскость которого не могли скрыть умело наложенная косметика, и взрослость одежды.
Юля предпочитала классику, почти точно так же как и Сашка. Дома она могла ходить в кислотной футболке, натянув на ноги оранжевые лосины, на улице, Юлька выглядела маленькой элегантной леди. И я даже не знаю, как объяснить этот феномен. Голубая кровь, белая кость. Сейчас Юлька рассекала в светлой юбке и коротком пиджчке, и на фоне её самости, я в своём неформальном прикиде: армейских штанах, балахоне и бандане поверх которой лепились солнечные очки, ощущал себя бомжом с улицы.
Сан уехал, пообещав управиться за два часа.
Мне было так сложно отлепиться от него, что Юльке пришлось оттаскивать меня за куртку. А мы смотрели друг на друга. Сашка за рулём авто, ладонь уже поворачивает ключ в замке зажигания, губы складываются в улыбку, на которой замирают слова и мы смотрим друг на друга, через опущенное стекло, одни в нашем мирке, и хочется сглотнуть, прогнать наваждение и смутную тревогу. Сашка протягивает ладонь, и мы сплетаемся пальцами через окно: сильные уверенные пальцы, ниточка тепла.
- Ник - Сашка улыбается - Мне ехать надо.
А я стою и держу его за руку и улыбаюсь отвечая без слов Да надо. Отпущу. Сейчас отпущу Саш, вот только ещё немножко.
Со стороны аттракционов доноситься гомон и смех. Всё вокруг дышит жизнью и летом. Мимо струятся прохожие: разные непохожие друг на друга и в то же время такие одинаковые в своих проблемах и заботах. Утренняя прохлада потихоньку сменяется пеклом. Рядом нетерпеливо переминается Юлька с ноги на ногу. Ветер доносит дымок шашлыка и запах кофе из открытого летнего кафе неподалёку, какая - то мамашка выговаривает рыдающему в голос малышу, не желающему уходить с площадки, малыш ревёт, а девушка, ещё молодая совсем, сосредоточенно тащит чадо за руку, в одной руке ладошка, в другой трёхколёсный велосипед.
- Сейчас к деде пойдём - сообщает она проходя мимо нас.
- Ник, ты как маленький, - Юлька обнимает меня со спины, запах духов, смешивается с пылью бензина. А мне не разжать ладонь.
- Наоблизываетесь ещё. Пойдём, я пить хочу.
Сзади сигналят требуя от Сани уступить дорогу и выехать наконец уже.
Я удерживаю остатки ускользающего мгновения, и в эту секунду мне по настоящему страшно, потому что я вижу это мгновение как плоский диск, который стремительно разворачивается ребром и исчезает соскальзывая в душную летнюю реальность.
- Ты побыстрей, ладно, Саш?
- Ладно. - Сашка встряхивается как кот, борясь с желанием выйти из машины, наклоняется коротко и целует костяшки пальцев, заставляя смутиться и одёрнуть руку.
Белозубая улыбка, дразнящий взгляд, а Юлька уже оттаскивает назад.
- Я быстро. - Я смотрю как Сашкина машина отъезжает сигналя нам
напоследок и поворачиваюсь к Юльке.
- Балда! - коротко замечает Юлька - Ник, ты брательника такими вещами напополам рвёшь, он же для тебя старается.
Она начинает объяснять известные истины, я не слушаю, рассматривая свою ладонь в том месте, где её обожгли губы Сана. - Два психа. - Юлька вздыхает и тянет меня за локоть.
- Пошли, чипсов купим?
- Сан, не одобрит.
Я поудобнее перехватываю игрушки, и мы с удовольствием врезаемся в гомонящую толпу.
- На то и рассчитано.
Мы одновременно расхохотались и я привычно вкупился в Юлькин детский сад.
Мы честно разнесли ближайший магаз, напокупав жвачки, шоколадок, и прочей ерунды с красителями и консервантами, к поглощению которой в семье Малиных относились крайне неодобрительно.
Но запретный плод сладок. И Юлька морщась и отплёвываясь от красителей, облизывала кисть, что бы сделать себе татушку, исключительно из вредности.
Вторую татушку отрава намыла мне. Я не возражал только по одной причине - ждал реакцию Сашки. Не просто ждал, предвкушал. Не знаю, откуда пришло дурацкое желание его провоцировать по мелочам.
Мелкие провокации дающие подтверждение бесчисленным, не озвученным -"А ты меня любишь?"
Я знал, что любит. Но это же было здорово узнать "Как?".
Заставить его переживать, хмуриться, и млеть в осознании, что эти чувства вызываю я. И хотелось получить их ещё больше, увеличить дозу. Сделать больно, потому что люблю. Не по настоящему, понарошку. Но ощутить это чувство, замирать от восторга, видя как Сан со вздохом обречённой покорности судьбе закатывает глаза и сладко сообщает.
- Ники, что мне с тобой делать?
  
   - Фууух, жарко! - Юлька допрыгала до меня, пристраиваясь рядом, и совершенно неэлегантно отрыгнув, стянула с себя пиджак, удобно вешая на моё плечо.
- Надо было вещи в машине оставить.
Она потянулась роясь в сумочке и вытащив освещающий спрей, брызнула себе на лицо и мне на волосы.
- Ступили.
Я стянул с себя куртку, завязывая узлом на талии. Аккуратно свернул Юлькин жакет прикидывая куда его пристроить.
Шмотки действительно стоило отдать Сане, и сейчас они мёртвым грузом обременяли мои руки, и равномерно располагались на мне.
- Ник, рукава растянешь. - Юлька скептически поджала губку.
В семье Сашки только дядя Володя позволял себе быть небрежным в вещах, остальные относились к ним бережно. Мне всегда казалось, что богатые люди могут позволить себе икрой метать деньги направо и налево, но столкнувшись с Сашкиной семьёй, я не переставал изумляться. Они не экономили, но относились ко всему достаточно разумно, и я ни разу не видел, что бы вернувшись домой из училища или с прогулки, Сашка позволял себе швырнуть рубашку или штаны на кровать. Всегда вытаскивал вешалку и аккуратно размещал на плечиках, после чего убирал в шкаф. За собой и за мной свинтусом. В отличие от него я к подобным мелочам не был приучен и постоянно забывал прибрать. Хотя старался не забывать, ведь Санька никогда и ни разу не сделал по этому поводу ни единого замечания. Терпеливо выполняя роль персональной горничной, а вот от Юльки доставалось постоянно.
- Тогда неси свои вещи сама, я тебе не носильщик - буркнул я, зациклившись на мысли, увидеть Сашку в чём нибудь эдаком. Например костюм горничной ему бы определённо пошёл.
- Да ладно. На игруху одень. - посоветовала Юлька, благополучно пропуская мою реплику мимо ушей и пытаясь самостоятельно произвести рекомендуемую процедуру.
- Как будто мало я внимания привлекаю.
Я покачав головой обречённо стиснул за ухо одного из обряженных в Юлькину одёжку игрушек, позволяя сеструхе методично застегнуть пуговички. Нести стало и правда удобнее.
- Миленько смотришься
-Как эмо неотфигаченное за кавай. Юль, это тебе миленько. Вот докапаются до нас из - за этой байды, потом сама будешь брату доказывать, что не я начал.
Юлька закатила глаза.
- Лапупындр, ты тошнотик хуже Сашки.
И пока я хлопал челюстью, пытаясь подобрать шпильку в ответ, Юлька методично распихала медведей по моим конечностями и унеслась вперёд, с наслаждением подставляясь свежему ветерку.
Предчувствуя утренний бодрячок, мы вышли из дома одевшись достаточно тепло. Сейчас солнце начало давить на плечи, и в отличие от заголившейся Юльки, мои яйца потихоньку спекались вкрутую, вызывая закономерное желания стянуть балахон, что я бы сделал чес слово, если бы не царапины и засосы оставшиеся после бурно проведённой ночи.
- Ой, смотри тачка как у папки - Юлька уважительно ткнула пальцем в сторону едущего параллельно нам чёрного бьюика. Мы шли по боковому проспекту, и поредевший поток машин позволял выхватывать глазами отдельные привлекающие внимание индивдумы.
- Тазик на колёсах - Я фыркнул, наступая на шнурок и поставив ногу на ограждающий пространство заборчик, принялся завязывать кроссы.
- Сам ты тазик... С ушами. Вааа, хочу это платице. Ник не тормози
- От не тормози, слышу. Юль, ну ты бы хоть помогла что ли - буркнул я, сообразив, что оторва привычно ускакала вперёд, разглядев витрину с одеждой.
- Никита?
Я не сразу понял, что обращаются ко мне, как не услышал мягкий хлопок, просто на периферии сознания разглядел, что машина остановилась рядом, и из неё вышли два человека. Коренастый кавказец лет тридцати пяти и высокий жилистый парень с белым словно вытравленными волосами: оба неброско одетые, по летнему заголённые, улыбчивые.
- А мы знакомы? - Я выпрямился.
Не сразу сообразил, точнее просто не сопоставил, разомлевшей от летней жары, раздосадованный слегка на Юльку, а в остальном, целиком и полностью довольный жизнью и собой, и испортить мне настроение было возможно с огромным трудом и уж явно не этим двум типам.
- Успеем познакомиться. С тобой поговорить хотят.
Если честно дальше я даже не понял, что произошло. Я выпрямился, а в следующий момент, меня плавно подхватили с двух сторон, увлекая. Я только моргнуть успел, даже не сообразил возмутиться или что - то сказать и оказался стоящим рядом с машиной.
- Парни, вы чего? - начал я и осёкся потому что под ребро мне уткнулось что - то жёсткое и я как - то сразу осознал, что это не кулак и даже не ручка какого нибудь ножа, мне в ребро реально ткнули стволом.
- В машину, живо и без шума! - прошипел светловолосый, пригибая мою голову, заталкивая, а я упёрся. Не знаю, от страха наверное упёрся, рванувшись назад, оказался сграбастанным, приготовился орать.
- Стой!
Я не заорал. Этот голос я узнал бы из тысячи, может быть поэтому не заорал, растерялся, от разом навалившегося оцепенения. Стоял тупо у машины, а мозг бездействовал. Не кричал, не анализировал, ничего не подсказывал. Просто дверца распахнулась снова, и из машины вышел Вольх. В ту секунду я фиксировал не лицо, голос. Затем ногу обутую в чёрный ботинок, взгляд скользнул по брючине отмечая наличие рубашки распахнутой у ворота, цепочка та самая, бинта нет, подбородок...
Навалившийся страх был нерациональным, отупляющим, ватным, замораживающим изнутри.
Я боялся поднять глаза, выше подбородка. Увидеть?
Стоял, широко расставив ноги, упёревшись в чужую кисть, держащую за шиворот, в попытке протолкнуть вперёд. Как загипнотизированный кролик перед удавом, с расширившимися зрачками, а ладонь Вольха уже тянулась ко мне. И я смотрел не на него, на руку похожую на сине - полосатую змею, с золотым браслетом на запястье. Ладонь дружески хлопнула по плечу, сдавила и ...
Я вскинул глаза встречаясь с насмешливым взглядом, безумно знакомого, такого родного и страшного одновременно лица.
- Здравствуй, Ник. - с улыбкой сказал Вольх. - Давно не виделись. - И мир раскололся напополам.
  
   Иногда я представлял эту встречу.
Я запретил себе думать о нём, но иногда, да, иногда представлял. И даже в своих мыслях, я не шёл дальше, чем просто посмотреть издалека, убедиться, что у него всё хорошо.
Я представлял, что увижу его с девушкой: счастливого, устроенного, закончившего универ, работающего в престижной фирме, и строящего матримониальные планы на будущее. Забывшего, простившего. Затёртая горечь осадка, исчезнущего навсегда. И если мы случайно встретимся, он отведёт глаза, я отведу. Ну а потом может быть, пересечёмся за пивом, случайно, в баре.
Помолчим, и Вольх скажет.
- Извини, Ник. Фигня вышла.
А я отвечу. - Ладно проехали. Ты как?
В своих мечтах я был щедр с людьми. Всегда желал им счастья. Ничтожная плата за то, чтобы их больше не было в моей жизни.
Вот и Вольха в своей, я не хотел. А сейчас оказалось, что мои желания ничего не значат перед действительностью, которая стояла напротив меня: непонятная, непривычная, слегка нереальная.
Вольх в дорогом костюме сшитом явно на заказ, ( повертевшись с Саном я научился с лёту определять такие вещи), весь упакованный, в неуловимой ауре превосходства, что пропитывает людей окружённых деньгами. Сейчас от Вольха исходила похожая аура, только в этой ауре помимо благополучия было ещё нечто тягучее, пугающее. Чувство опасности, тонкий, оцепеняющий налёт. Когда стоит перед тобой обычный с виду человечек, а в глазах у него смерть, даже не смерть, отмороженное равнодушие.
И страшно было не то, что это отмороженное весёлое любопытство и равнодушие я прочитал в глазах удерживающих меня парней, страшно было то, что это веселье: злое, нехорошее - я увидел в глазах Вольха. Ощущение собственной власти, вседозволенности. И веселье. Ему было смешно твою мать. Он увидел меня и ему было смешно, весело, забавно наверное, потому что губы его кривились в улыбке. Мерзкой такой улыбочке. И я знал, что он может так улыбаться и знал, что стоит за этой улыбкой.
Меня парализовало, на секунду, а потом я набычился понимая
Ну да, давай. Давай. Что попытаешься сделать? Запихать меня в машину под угрозой ствола? На братков своих надеешься? Не выйдет Вольх. Размажь меня по асфальту я в машину не сяду.
И мы скрестились взглядами, злобно, яростно, и улыбка померкла разом, исчезла в понимании, что сейчас произойдёт.
Может быть это и было понимание заставившее его выскочить из машины, в ту секунду когда чужой пистолет упёрся мне в спину, а я заартачился, словно не догоняя, что моя жизнь висит на волоске в эту секунду или наоборот слишком хорошо понимая собственную цену. Не рационализируя, просто действуя наитием.
Глаза Вольха обшарили меня с ног до головы. Я увидел решимость, чужую злость, желание причинить боль. Оно свивалось над ним жгутами.
И оскалился приготовившись сражаться...
А затем он увидел медвежонка в моих руках, которого я судорожно стиснул, прижимая к груди. Я боялся, да, но не собирался показывать страх, слабость...
А у него что - то разом дрогнуло, смягчилось. Ожило в его губах, складываясь в ниточку забытой нежности, в лёгкую полуулыбку и любовь. Выражение грустной нежности. Не ярости, ни ненависти, ни черноты. Эта тихая светлая нежность, прорезавшая по лицу ожогом ножа, разом выбила из колеи, заставив ослабнуть в ногах, задрожать в пять секунд мимолётных воспоминаний. О том, что мы когда - то были друзьями, о том, что мы когда - то БЫЛИ...Друзьями...
Память сыпалась разноцветными пазликами, замораживая, причиняя боль.
Я хотел забыть...Я себе дал слово забыть. И ничего НЕ ЗАБЫЛ.
Потом Вольх признался, что придумывал множество планов, как отомстить. Мне, Сану, всему миру... И не смог.
Любовь побеждает любое зло. Вот и его любовь победила.
Он просто не смог, даже руку поднять, хотел стиснуть, обнять - так он мне потом сказал.
Но всё что я увидел, это вновь поджавшиеся губы. Просто в глазах больше не было этой страшной черноты. Они посветлели, вспыхнули, и в то же время, он продолжал быть жесток.
- Садись в машину, Никит - сказал Вольх устало. - Без истерик. Ты же ведь не хочешь, что бы у твоей девочки возникли проблемы. Выкинешь глупость... - Он скосил глаза и взгляды вышедших из машины парней мгновенно переместились беря в поле обозрения вертящую головой Юльку.
Высвечивание перспектив было мгновенным. Настолько мгновенным, что желание сопротивляться разом пропало. Меня просто выморозило изнутри.
И я бы сел. Я просто не мог допустить, что бы кто - то из них причинил Юльке зло. Дверцу передо мной предупредительно распахнули. Всё аккуратно и цивилизовано, без мизансцен.
- Я должен ей сказать. Она волноваться начнёт, - начал я.
- Не вопрос - Вольх кивнул, давая понять, что если я сделаю глупость, это не закончиться просто так. Но в этот момент Юлька что - то ощутив, торопливо подбежала ко мне, храбро растолкала окружающих мужчин, и вцепилась в мою ладонь.
- Я домой хочу, Никита, - сказала она. Я ощутил, что Юлька очень боится, практически сразу сообразив, что происходит что - то неладное. Но тем не менее она твёрдо встала рядом, готовая закрыть меня собой, нервно теребя в руке мобильный.
- Извини Юль, но у меня срочные дела нарисовались. Ты иди пока одна, я попозже нагоню.
Я мягко попытался освободиться, насколько это было возможно сделать, вручил ей медведя в пиджачке. - Это мои друзья, мы сейчас с ними прокатимся и вечером, я вернусь.
- Нет. Я поеду с тобой. - Оторвать от меня Юльку можно было разве что клещами. Схватив игрушку, она снова впилась в меня. - Я тебя одного никуда не отпущу. Вместе прокатимся.
- Славная семейка, - издевательски фыркнул Вольх, рассматривая Юльку с нехорошим прищуром.
Понять, что это Сашкина сестра труда не составляло. Они были очень похожи. Это испугало меня больше всего. Эта паскудная усмешка и оценивающий взгляд. Так смотрят на девушку когда собираются трахнуть и прикидывают сколько она протянет.
Я хотел решительно оттолкнуть Юльку, но Вольх уставший от этого спектакля, двинул подбородком. Я даже не понял, как нас закинули в машину, вдвоём. Резко, жёстко, мне саданули в бок, Юльку просто швырнули вперёд. Игрушку я так и не выпустил, влетая мордой почти в стекло. Сверху приземлилась Юлька. А затем машина просела, заполнилась телами.
  
   Нас грубо подвинули, Юлька взвизгнула, потому что её облапали за задницу, я рванулся, и натолкнулся на жёсткую припечатавшую меня обратно ладонь Вольха, почти кулак. Он больно схватив за шиворот вбил меня в сиденье, почти вздёрнув и тут же рывком воткнув обратно. Позвоночник буквально расплющило о твёрдую поверхность, я на секунду задохнулся, а Вольх уже как ни в чём не бывало, откинулся назад, отдавая короткое распоряжение. Машину плавно сдвинуло с места. Даже толчка почти не ощущалось.
- Не рыпайся - посоветовал незнакомый голос в ухо. Светловолосый парень, тот самый, что воткнул пистолетом в ребро, сидел на переднем сиденье рядом с водилой, и теперь советовал не дёргаться.
Очки свалились вниз, и лёгкий хруст возвестил о том, что их жизнь закончилась.
Юлька отчаянно впилась в мою руку, дрожа, сжимая пальцы клещами. Я рванулся драться, готовый врезать тому, кто её лапал, но сзади меня резко обхватили за шею, заламывая подбородок назад, лишая дыхания.
- Я сказал, не рыпайся...Прикольная косыночка - С меня содрали бандану, больно сдёрнув с отросших волос.
- Хватит - Вольх сказал очень тихо и захват моментально исчез.
Я кашляя схватился за горло, но Юльку оставили в покое, и она испуганно жалась ко мне, шепча.
- Ник, что происходит? Кто эти люди?
- Нас будут искать! - Сообщил я яростно растирая кадык, с ненавистью глядя на Вольха, который сидел напротив и смотрел - Тебе это с рук не сойдёт.
Раздался хохот. Парни начали ржать, словно я сказал, что - то очень смешное. Вольх и сам улыбался напряжённо, очевидно ему было стыдно за мою тупость, за то, что я не понимал.
- Правда что ли?
А я посмотрев в его глаза, внезапно понял, чем сейчас всё это закончиться.
Увидел словно картинку перед глазами, страшную картинку того, что они собирались сделать с Юлькой.
Запоздалый инсайт.
Именно так, Никит - сказал взгляд Волка.
Сан будет наказан. Сан, ты, эта подвернувшаяся на нашем пути девочка, вся его семья.
Вольх собирался уничтожить Саню, раздавить его и заставить подыхать и корчиться от боли. Это всё было так очевидно. И с моей стороны, глупо надеяться, что возможно у Юльки есть шанс уйти отсюда живой. Нет, она останется живой, только после того, что с ней сотворят, жить она вряд ли сможет. Это было даже не пониманием, знанием о том, на что способны сидящие в машине отморозки.
- Вольх... - Я понимал, что у меня нет ни единого шанса. Понимал, что могу умолять, стоять на коленях, кричать - ничего не измениться. Он не услышит меня, и в то же время я знал - слышит, прислушается. Занеся нож, палач стоит над своей жертвой, готовый идти до конца, но предоставляет жертве последнее слово.
Он ждёт. Поэтому я буду услышан, только сейчас и больше никогда иначе. И нужно быть очень осторожным, подбирая правильные слова, потому что если я их не отыщу, пощады не будет.
- Если ты это всё делаешь ради мести, я тебя не смогу остановить. Но если это не только месть...
Вольх склонил голову на бок, рассматривая, чуть прикрыл глаза следя за мной.
- Продолжай - сказал он.
Он ощущал свою силу, своё превосходство, свою власть, в этой секунде острого обречённого понимания, он был почти богом. Юльку ещё не начали трогать. Её рассматривали оценивающими похотливыми взглядами, отпускали сальные шуточки, пытались втянуть в разговор, лапали за колени.
Юлька жалась ко мне как котёнок, уткнувшись лицом в плечо. Она хотела, что бы я её обнял, защитил, я ведь был её героем, её, Санькиным. А мне следовало быть очень осторожным. С Вольхом нужно было быть очень осторожным, ни одного лишнего движения, ни одного неправильного слова. Всё равно, что разминировать бомбу готовую к взрыву. Я эмпат, я видел последствия этого взрыва. Они были ужасны. И даже кожей ощущаю очевидную обиду Юльки, её непонимание, страх. Она же такая храбрая, а вот я сижу, застыв словно проглотил спицу и сжимаю в руках идиотскую игрушку.
- А смысл продолжать, Вольх? - спросил я. Зубы начали выстукивать противную мелкую дрожь, мышцы непроизвольно тряслись, и приходилось прикладывать огромные усилия, что бы выглядеть спокойным и расслабленным.
А изнутри на меня накатывала волна белой ярости, адреналина, который насосом разгонял кровь, заставляя её бежать толчками пульса, говорить спокойно, уверенно, словно это я хозяин ситуации, я а не Вольх, который может сотворить всё что угодно. Он мог блефовать, вполне себе мог и этот спектакль рассчитанный на меня, произвёл впечатление. Только он не блефовал, а моя наивность не распространялась настолько, что бы я продолжал верить в силу закона. В этом мире всё решают деньги и власть. Сидевший передо мной человек обладал первым, и я не знал, обладает ли он вторым, и пока я этого не знал, мне предстояло сыграть по чужим правилам. И наверное я сыграл по ним достаточно уверенно, потому что в глазах сидевших напротив отморозков, появилось некая степень одобрения что - ли. От того что я не начал рваться, не начал орать, а совершенно спокойно и невозмутимо, словно мы тут дружески общались за чашкой кофе, закончил предложение.
- Ты сейчас остановишь машину, отпустишь девочку, и никому не сделаешь больно. И я поеду с тобой добровольно.
- А с чего ты решил, что у тебя есть выбор?
Вольху стало интересно, интересно. Паскудное ненавистное интересно, преследующее нас с первого дня знакомства. Он никогда не знал, что я выкину, его всегда поражала моя способность действовать вне логики, по какой - то собственной необоснованной системе, и в конечном итоге это всегда давало результат. А он не успевал со мной соскучиться, он не мог понять: "что я?", "кто я?", и вот и сейчас, ему было интересно, понять это в очередной раз. Как я поведу себя.
Он не ожидал, что я сдамся так быстро, моментально прогнусь назад, подстраиваясь под новые условия. Это было слабостью возможно, но это не было слабостью, просто в отличие от большинства людей, иногда я умел соображать очень быстро, видеть картину целиком и рассекать её на части. Я сидел абсолютно спокойный, и отстранённый, а внутри судорожно метался, расшибаясь о несуществующие стены, в попытке найти выход, раз за разом. И понимал, что из десяти способов возможной альтернативы, все варианты голимы и сейчас всё взлетит к чертям на воздух.
Голос Вольха очень тихий. Часовой механизм начинает работать, стремительным отсчётом цифр, нужно найти проводок, единственный проводок, который можно обрезать и остановить механизм.
- Ошибаешься - Я облизнул пересохшие разом губы и покачал головой - Выбор у меня есть. Я останусь с тобой по собственной воле или получишь труп. Тебе решать.
Мы не слышали, что нам говорят, хотя реплики сразу раздались, раздался хохот, шуточки, унизительные замечание. Вольх не сделал попытки их прекратить, но когда чья - то рука потянулась к моему лицу, он просто перехватил и отбросил чужое запястье. И сразу стало тихо.
- Ты готов ответить за каждое слово? - поинтересовался Вольх.
Я кивнул. Юлька смотрела на меня с ужасом и страхом.
- Ник ...Ты что такое говоришь? - зашептала она - Ты с ума сошёл? Ты...
Вольх сделал плавный жест, ему подали дипломат. Я смотрел на это всё, и не мог поверить, даже представить не мог. Этот парень такой же как и мы, ничем не отличающийся от нас, сейчас сидит в машине в дорогом костюме, и парни старше его слушаются каждого его слова. Он что банк грабанул? Откуда это всё пришло? Кто он такой?
- Подписывай - сказал Вольх, протягивая мне авторучку.
- Что это? - машинально поинтересовался я, медля перед тем как поставить росчерк, выхватил глазами ...в связи с чем, прошу лишить родительских прав и передать.... оцепенел
Вольх приподнял бровь.
- Ты собираешься мне условия ставить?
Я торопливо поставил роспись, понимая, что ещё одно промедление и ценой станет Юлька.
- Это документ об опёке, твоё согласие. - сообщил Вольх убирая бумагу в чемодан.
- Твои родители от тебя отказались, и я тебя усыновил.
Раздался оглушительный хохот. Просто громовой гогот, подтвердивший, что всё это очень забавная шутка, хохма номер один.
Я не понимал, ошарашено хлопал глазами, прижав к себе Юльку. Мне было нихуя не смешно, а вот страшно было очень.
- Рад, что ты согласился добровольно, - заметил Вольх как ни в чём не бывало. Бомба ещё не была разминирована.
Пока Юлька не окажется за километр от этой машины, бомба разминирована не будет.
- Остановите машину у метро! - потребовал я вскидывая голову.
- Юля, когда доберёшься до дома, позвони. Я буду ждать звонка.
- Я без тебя никуда не пойду! - Юльку колотило, но она изо всех сил, держалась за моё плечо.
- И что дальше? - поинтересовался Вольх продолжая улыбаться, кажется шутка про опекунство его реально забавляла. Но глаза. Его глаза не отрываясь смотрели на мою ладонь, сузились начиная наливаться грозой. Он увидел золотой ободок. А я увидел, что они сделают, если он мне не поверит сейчас. Если они сейчас не отпустят Юльку. Если.
- Ты ничего не забыл? - Вольх сказал очень тихо, вот только от этого тихо в машине разом все вздрогнули. Словно потянуло гибельным морозом.
Я снял кольцо с пальца и протянул его Юльке.
- Юля ты сейчас выйдешь из машины. Это отдашь Сане. Спасибо за всё, что вы для меня сделали. Я больше не вернусь.
- Теперь всё - я твёрдо выдержал взгляд Вольха и Вольх кивнул принимая, механизм перестал тикать, глаза Волка вспыхнули последний раз, и он расслабился, склонил голову чуть удивлённо, словно внутри него точно так же шёл свой собственный монолог с кучей альтернатив и вариаций решений, а выход оказался простым, настолько простым, что в это сложно даже было поверить, как легко оказалось откинуть в сторону эмоции.
А Юлька ударила меня по руке, начала кричать, что я трус, и не имею права так поступать, предавать Саню. Она кричала ещё множество слов, обидных, жалящих, больных. Я сидел и молился глазами, ей, Вольху, умолял что бы она заткнулась. Вольху, что бы не злился, в конце концов, это же девчонка, самая обычная тринадцатилетняя девочка, она же не понимает. И не надо Вольх. Слышишь, не надо. И глаза прикрылись, принимая.
Не будет, Ник. Я понял. Я тебя понял.
  
   То что я снял кольцо стало тем, что разминировало бомбу.
Машину остановили. Юльку вытолкали, она зацепилась ногой за порог и её босоножек слетел на пол машины, остался, а затем его выбросили следом. Юлька упала. Я рванулся, но меня разом удержали несколько рук, откидывая назад.
- Куда? - спросили почти беззлобно, даже дружелюбно что ли. - Прыткий какой.
Это отношение. То что сделал Вольх. Неуловимое осознание разом дошедшее до всех. За мою драгоценную задницу Вольх не задумываясь пустит в расход. И это больше не было смешным, на меня смотрели со страхом, а я...Я словно разом выгорел изнутри, оцепенело глядя, как Юлька плачет, бежит вслед за машиной, озираясь по сторонам начинает кричать и звать на помощь. В одной босоножке на ноге, смешно прихрамывая, сжимая в руках нелепого медведя, волоча его за лапку, и светлый пиджак едет по асфальту, Юлька уронила, хватая мобильный, набирая номер трясущимися руками, потом машина свернула в переулок и влилась в ряд, и мимо понеслись фасады домов, витрины играющие солнцем, люди спешащие по своим делам.
Мы сидели в молчании.
- Если ты что - то сделаешь... - начал я бесцветным голосом и устало провёл ладонью по лицу, пытаясь анализировать происходящее, но понимая, что сейчас в эту секунду бессмысленно. С удивлением покосился на игрушку в своих руках, словно видел впервые. Не сразу до меня допёрло, что в ладонях моих, по прежнему дурацкий жёлтый медведь, которого я сжимаю изо всех сил... Вот и всё что осталось у меня от Сани.
- Воль, можно я его заткну, а - не выдержал один из парней.
Вольх покосился и тот моментально смолк.
- Теперь это будет зависеть только от тебя.
В кармане тревожно заиграл мобильный. Даже не знай я мелодии, понять кто звонит не составляло труда.
- Ответь - Вольх небрежно кивнул на телефон - Ты ведь знаешь что сказать - прибавил он с лёгкой ноткой метала в голосе.
Я нажал приём звонка и услышал напряжённый, срывающийся Санькин голос.
- Ники!!! Ник, что происходит? Где ты Ник? Я звоню в милицию. Ничего не бойся. Всё будет хорошо. Постарайся не раздражать его.
Санин голос обрушился на меня как тёплый шквал тревоги, паники и беспокойства. Саня пытался говорить спокойно, что бы успокоить меня, даже сейчас Саня пытался думать и анализировать.
- Саня - тихо начал я и осёкся. Это было так сложно сказать на самом деле. Очень сложно сказать, очень сложно нажать отбой и положить трубку, зная, что возможно я уже не услышу этот голос никогда.
Нихуя. Сознание моментально взорвалось протестом. Я придумаю. Но сейчас, сейчас надо сказать так. Саш, прости. Пойми. Я придумаю что нибудь.
- Саня не надо никуда звонить. Я больше не вернусь. Забудь пожалуйста, что ты меня знаешь.
Я повесил трубку. Но она тут же взорвалась вновь.
Вольх взял мобильник из моих рук, рявкнул: - Да.
И лицо его расплылось в усмешке. - Ты всё слышал, что тебе сказали? - поинтересовался он спокойно - Вот и не делай глупостей. У тебя красивая сестра. Подумай о ней. А затем лицо его ожесточилось и закаменело.
- Неужели? - ухмыльнулся он - Рискни здоровьем, раз не жалко. Батя ещё не звонил. Ничего, скоро позвонит. Я там для тебя подарочек приготовил. Тебе понравиться. Не усложняй себе жизнь Саня, дружеский совет.
Он отстранился от телефона, поморщившись с лёгким удивлением, потому что Сан орал как припадочный, кроя отборным матом.
Вольх нажал отбой, и выбросил мобильный в окно.
- Что ты сделал? - начал я испуганно, пытаясь понять, что значат слова про отца.
- Ничего. Ебало завали. - жёстко отрезал Вольх давая понять, что говорить мне здесь никто не разрешал и вряд ли разрешит в ближайшем будущем.
Всё просто. Меня похищают, а я ничего не могу сделать, по крайней мере сейчас. Но я не сдамся, я выберусь.
И понимаю, что не выберусь. Если он что нибудь сделает Сане, если он...
Я просто побоюсь даже в сторону рыпнуться. От одной мысли, что Сан или его семья могут пострадать, меня реально скручивало изнутри. Редко приходиться испытывать, такой вот паскудный металлический страх.
Страх того, что столкнулся с силой, которую ты отныне не в состоянии прогнозировать и просчитать. Она вышла из под твоего контроля. Власть над ней была утрачена.
  
  
   Конец первой книги.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1028
  

1027

  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.27*67  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Благосклонная фортуна" О.Куно "Невеста по завещанию" В.Корн "Опасные небеса" Е.Щепетнов "Нед.Лабиринты забытых дорог" О.Пашнина "Драконьи Авиалинии" И.Шевченко "Алмазное сердце" М.Гот "Я не люблю пятницу" Г.Гончарова "Средневековая история.Домашняя работа" М.Николаева "Фея любви,или Выбор демонессы" И.Шенгальц "Служба Контроля" А.Гаврилова "Астра.Счастье вдруг,или История маленького дракона" Г.Левицкий "Великое княжество Литовское" А.Левковская "Безумный Сфинкс.Прятки без правил" А.Джейн "Мой идеальный смерч" В.Фрост "История классической попаданки.Тяжелой поступью" Н.Жильцова "Полуночный замок" Н.Косухина "Все двадцать семь часов!" М.Михеев "Наследники исчезнувших империй" Н.Мазуркевич "Императорская свадьба,или Невеста против" Ю.Зонис "Скользящий по лезвию" Е.Федорова "Четырнадцатая дочь" В.Чиркова "Глупышка" И.Георгиева "Ева-2.Гибкий график катастроф"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"