Тетерина Елена Александровна: другие произведения.

Я живу не по уму, а как сердце мне велит

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1995 год. Время надежд и разочарований. Время становления новой России. И просто их юность. Каждая юность полна надежд. И серьезных решений. 2015 год - время получать свои дивиденды ...

  Глава 1.
  Март 1995 года.
  Если уж и были на свете столь разные люди, так это они. Впрочем, кое-что общее между этими молодыми людьми все же было. А именно — все они были студентами и сидели теперь в Ленинской библиотеке. Да, да, в той самой, в которой еще Людочка из «Москва слезам не верит» пыталась познакомиться с перспективными молодыми людьми. Впрочем Веронику никакие перспективные молодые люди не интересовали. Нахмурив лоб, девушка довольно споро пролистывала книги с нотами, откладывая некоторые, чтобы откопировать. Она мысленно считала страницы — денег на ксерокс должно было хватить. Сидевший напротив Борис лениво потер переносицу, перелистнул страницу. А затем внимательнее взглянул на заглавие книги и вздохнул, кажется, эта книга была у него дома. И зачем только он сюда приехал. Борис еще раз оглядел столы, заметив знакомца кивнул. Это был Дмитрий, Димыч, они познакомились на какой-то хате, где парень сорил деньгами, кажется, он приехал из Свердловска, а его отец был какой-то важной шишкой на железной дороге. Борис поднялся и пошел навстречу приятелю.
  -Привет, Димыч!
  -Привет, Борис.
  -Ты чего это здесь?
  -Телочку себе подыскиваю, а ты? -Дима сверкнул глазами и усмехнулся. Борис усмехнулся в ответ.
  -Да книга была нужна, к семинару подготовиться.
  -Так подготовился?
  -Ага.
  -Пошли, может кого снимем, а?
  -Ну и как ты тут кого снимешь? Шуметь нельзя, громко говорить тоже.
  -А вот смотри. -Дима поднялся и решительно направился между столами. Опрокинув пару книг с нотами, Дима нарочито галантно прошептал:
  -Ах, милая барышня, прошу прощения мою неловкость!
  Вероника подняла глаза.
  -Ничего.
  -Я подниму, подниму. -Димася грациозно наклонился, чтобы поднять книги. Водрузив их на стол, тот продолжил. -Можно узнать ваше имя, прелестное создание?
  -Вероника.
  -О, какое чудесное имя. Вероника! А вас можно проводить до дома?
  -Я еще не закончила. -Вероника попыталась любезно улыбнуться. А Дима уже подал ей ладонь.
  -Да бросьте, Вероника, уверен, вы уже все нашли.
  -Ну в принципе, да. -Вероника кивнула, поднялась, -но мне только нужно сделать копии.
  -Пойдемте, я вам помогу. -Дима встретился глазами с Борисом и подмигнул ему. Мол смотри, видишь, как их надо окучивать? Борис кивнул в ответ, оглядел девушку, миленькая, маленькая, наверняка, не такая опытная, как девицы на хатах. Охмурить ее — пара пустяков. Парень решительно направился на встречу приятелю и девушке.
  -Добрый день!
  Дима улыбнулся, обернулся к Веронике.
  -Позвольте представить вам моего друга. Это Борис. Борис, это Вероника.
  Борис аккуратно подхватил ладошку девушки и склонился к ней с поцелуем. Вероника вдруг ощутила, что дрожит, подняла глаза на юношу и прошептала:
  -Очень приятно!
  Дима же уже недовольно оглядывал парочку. Надо же, он столько усилий приложил, чтобы разговорить эту девицу, а этот только подошел, как она уже не сводит с него глаз. Борис широко улыбнулся.
  -Уверен, Дима предложил вас проводить до дома?
  -Да, -Девушка даже кивнула.
  -Боря, -протянул Дима. Но Борис лишь кивнул приятелю.
  -Дим, ну ты что? А кстати, вон посмотри, это не Илона там тебе машет?
  Дима недовольно повернулся, а затем кивнул.
  -Ну Илонка и что?
  -Дима. -Вновь с нажимом повторил Борис. Дмитрий кивнул, а затем подмигнул, мол будешь должен. Борис кивнул в ответ — мол понял, должен так должен. Дмитрий же обратился к девушке.
  -Прошу меня извинить, нужно срочно поговорить со знакомой.
  -Да, конечно. -Вероника и не думала возражать. Когда Дмитрий отошел, Борис подал руку девушке.
  -Я вас провожу, хорошо?
  -Проводите, мне нужно сначала к ксероксу, чтобы сделать копии.
  -Пойдемте. -Борис выводит девушку из читального зала, проходят к окошечку с ксероксом. Вероника отдает книги, поясняет, копии каких листов ей нужно сделать. А когда ей называют сумму к оплате, Борис галантно вмешивается.
  -Я заплачу, Вероника.
  -Ну что вы.
  -Нет, нет, это не обсуждается. -Парень выуживает купюру и отдает ее в окошечко. Вероника аккуратно складывает нотные листы в папку.
  -Спасибо вам, Борис.
  -Совершенно не за что. Сдадим ваши книги и пойдем?
  -Давайте.
  -А что это мы с вами так официально? Давайте перейдем на ты.
  -Давай. -Вероника довольно улыбается. Борис тянет девушку к библиотекарше, книги они сдают, а затем спускаются в раздевалку. Парень галантно помогает с пальто, выходят на свежий воздух, Вероника поднимает взгляд к ночному небу.
  -Как здорово, столько звезд!
  -Да, красота. -Вторит ей Борис, разглядывая небосвод. -А где вы живете?
  -В центре, -Вероника называет станцию метро и адрес. -В общежитии.
  -В общежитии консерватории?
  -Да, а откуда ты знаешь?
  -Один мой приятель, мы часто пересекались на конкурсах, поступил и учится в консерватории. Он из Красноярска. Вот он живет в общежитии, кажется, в твоем же.
  Вероника улыбается.
  -Ты тоже музыкант?
  Борис смеется.
  -Кажется, каждый приличный еврейский мальчик обязательно ходит в музыкальную школу.
  -Да, не знала.
  -Так у нас говорят. Я закончил музыкальную школу по классу скрипки.
  -Но ты не учишься в консерватории?
  -Нет, я учусь в первом медицинском институте.
  -Стоматология?
  -Нет, лечебное дело.
  Вероника кивает.
  -Нравится учиться?
  -Ты знаешь, мне кажется, я всегда знал, что буду врачом. Врачом работает мой отец, врачом был мой дед. И отец моего деда тоже был врачом.
  -У вас династия!
  -Угумс. -Кивает Борис. -А ты пианистка?
  -Да, но учусь на вокальном.
  -Как интересно!
  Пока они добрались до ее общежития, молодые люди обсудили, кажется все. А основное — когда же они встретятся в следующий раз. Борис пригласил девушку в кино. Довольная Вероника согласилась, а вот собственно и двери общежития.
  -А внутрь наверное нельзя, там тетя Варя сидит сегодня, никого не пускает.
  -Ну да и ладно. -Борис улыбнулся. -Я буду ждать тебя послезавтра в шесть. Здесь, у входных дверей.
  -Да, я обязательно приду.
  -До встречи, Вероника.
  -До встречи, Борис.
  Девушка еще раз улыбнулась парню и поспешила в общежитие. Ее догнала приятельница.
  -Эй, Градова, Градова!
  -Чего тебе, Анюта?
  -Ледяная королева растаяла, да?
  -Не твое дело!
  -Да я видела этого красавчика. Вот только он не по твою честь, милочка.
  Вероника вздернула нос.
  -Много ты понимаешь!
  -Я-то побольше твоего понимаю.
  -Или говори прямо, или молчи.
  -Он еврей, а в тебе нет ни капли еврейской крови.
  -И что?
  -Да ничего. -Тянет Анюта. -Такие как он женятся на еврейках, да у него наверняка уже такая подружка есть, какая-нибудь Нелличка, Сонечка, Диночка, Розочка.
  Вероника даже остановилась.
  -А чего это ты Анюта так обо мне печешься-то?
  -Так любопытно мне, когда ты у нас замуж-то выйдешь.
  -А сама-то что не торопишься замуж?
  -Так Костик пока не зовет, надо сначала немного в карьере продвинуться.
  -А мне значит, не надо в карьере продвинуться?
  -Какая-то ты нудная, Градова, жутко нудная. Ладно, адьес.
  Вероника лишь кивнула. Всем и до всего есть дело! В своей комнате она сразу же разделась и забралась в кровать. Не хотелось отвечать на вопросы, не хотелось общаться. Хотелось вспоминать моменты их встречи. Его смеющиеся глаза. Его ладони, что подносят ее ладошку к своим губам. Она восстановила в памяти каждое мгновение их встречи. Каждое слово, что сказал Борис, каждую улыбку, что он ей подарил. С блаженной улыбкой на губах девушка заснула.
  Борис же как раз в этот момент заходил в квартиру. Мама вышла навстречу.
  -Боренька! Посмотри который час, дорогой, мама волнуется!
  -Мама, ну что ты волнуешься, я же был в библиотеке.
  -Боренька, я видела, что ты даже не пообедал. Конечно же мама волнуется. Мой руки и проходи к столу.
  Борис чмокнул мать в щеку и поспешил в ванную. В кухне его уже ждал отец.
  -Борис, прошу тебя не нервировать маму.
  -Пап, просто так получилось, я провожал девушку.
  Вошедшая на кухню мама тут же вмешивается.
  -Что за девушку, Боренька?
  -Я как-нибудь приведу ее познакомиться, очень замечательная девушка. Ее зовут Вероника.
  -Вероника? Дочка Янковских или Бруштейн?
  -Нет, мам, она ничья дочка. То есть, она конечно же, чья-то дочка, но я уверен, вы не знакомы.
  -Почему это?
  -Вероника приехала из Новосибирска, учится в консерватории.
  Мать чуть хмурит брови.
  -Так она еще и не москвичка?
  -Мам, ну какое это имеет значение?
  -Как это какое, Боренька?
  -Мам, давай не будем сейчас разводить споры. Во-первых, я только-только познакомился с ней. А во-вторых, я лично собираюсь жениться по любви!
  Мудрая мама лишь улыбнулась сыну.
  -Конечно, Боренька!
  А после ужина все высказала мужу.
  -Яша, ты должен с ним поговорить!
  -Софочка, ну о чем тут говорить? Ну понравилась мальчику девочка.
  -Я бы еще поняла, если бы это была Розочка или Сашенька, вот еще Нелличка очень милая, а Эличка разве не хороший вариант? И самое главное, это все девочки из уважаемых, знакомых нам семей.
  -Софочка, прошу тебя. -Пробасил Яков. -Он просто познакомился с девочкой, они не идут в ЗАГС!
  -Но ты слышал, что он сказал?
  -Прекрасно слышал. Он молод, в нем играют гормоны. А мы с тобой опытные люди, не нам ли знать, что все меняется со временем. Ну хочет он ее — пусть. А когда придет время жениться, тогда и будем решать, что делать дальше.
  -Ох, Яша, Яша. Мне бы твое спокойствие.
  Мужчина хохочет.
  -Ой, Софочка, вспомни сама своего Ванечку.
  Женщина мрачнеет.
  -Яша!
  -Ну что Яша? Тоже наверное думала, что лучше его никого нет?
  -Была влюблена, а люблю-то я тебя!
  -Вот именно! Мальчику просто понравилась девочка. Мы, как мудрые родители, и вести себя должны мудро. Вспомни, как себя вела твоя матушка?
  Женщина довольно улыбается.
  -А ты ведь прав, дорогой мой! Очень даже прав.
  Яков улыбается.
  -Да, девочка моя, я конечно же прав.
  Женщина обнимает мужа и прижимается к нему ближе. Тишину их уединения нарушает телефонный звонок. Глава семьи подходит и берет трубку, выслушивает и кричит в глубь квартиры.
  -Борис! Возьми трубку у себя в комнате. Это тебя.
  -Да, пап.
  Борис берет телефон.
  -Алло?
  -Боря, ты конечно редкостный козел!
  -Дим, ну ты чего.
  -Чего-чего. Я ее для себя снять хотел!
  -Дим, она тебе не девочка легкого поведения.
  -Ой, не разыгрывай мне тут.
  -Дим, я серьезно. Она порядочная девушка.
  -Да откуда в консерваториях-то порядочные? То в конкурсах участвуют, что еще что-то.
  -Дим, не лезь к ней, пожалуйста, она не из таких, с которыми ты обычно мутишь.
  -Значит, она из таких, с которыми обычно ты мутишь, да?
  -Юное невинное создание. Пожалей ее.
  -Она мне понравилась, я хочу ее.
  -А она тебя нет!
  -Это не тебе решать, Вейхман!
  -Дим, не валяй дурака, а. У твоих ног все красавицы Москвы.
  -Мне нужна она!
  -Ты поиграешь и бросишь ее, сломаешь девушке жизнь.
  -А ты будто не поиграешь!
  -У меня к ней серьезные намерения.
  -Вейхман, что за ерунду ты говоришь! Какие могут быть серьезные намерения через час общения?
  -А вот такие, Вяземский, вот такие. Спасибо, что познакомил, а дальше уж я сам как-то.
  -Нее, -тянет Дмитрий. -Вы только посмотрите на этого нахального москвича. Думаешь, раз родился в столице, то имеешь право борзым быть?
  -Дим, я серьезно, я ей понравился, ну познакомил ты нас и познакомил.
  -Ладно, Боря, так и быть. Но ты мой должник.
  -Да я разве против. Должник так должник.
  Положив трубку Дмитрий задумчиво барабанит по столу пальцами. Кажется, все-таки эта краля от него уплыла. Хотя … Он периодически пересекается с Борей в компаниях, а значит, увидит и Веронику. А там, кто знает, может и отбить удастся.
  
  Глава 2.
  А теперь расскажем о наших героях более подробно, чтобы читатели смогли их представить. Начнем с Вероники Александровны Градовой. Талантливая пианистка и вокалистка без особых проблем поступила в Московскую консерваторию и училась теперь уже на третьем курсе. Девушка приехала в столицу и Новосибирска, где остались ее родители и брат. Невысокая, ладно сложенная, с густой копной темно-каштановых волос и выразительными зелеными глазами, девушка постоянно привлекала внимание мужчин. Но вынужденная жить более чем скромно — на стипендию и скромную родительскую помощь — Вероника мало где бывала. И тем удивительнее для нее была эта встреча в библиотеке. Как будто сама Судьба свела их вместе.
  Дмитрий Владимирович Вяземский в общем-то и не собирался ехать учиться в Москву, его вполне устраивал институт в Екатеринбурге, где готовили руководящие кадры для железной дороги. Но отец решительно грохнул кулаком по столу и не терпящим возражения голосом заявил:
  -Хватит вам уже с Артемом тут дурака валять. Тот вместо учебы шляется где попало, ты тоже за ним тянешься. Поедешь учиться в Москву, а там кто знает, может в головном управлении и осядешь.
  Мама так умоляюще смотрела на него из-за спины отца, что Дима только и смог, что кивнуть. Вот так, два года назад Дима и приехал жить и учиться в Москву. Родители сняли ему квартиру, а к окончанию института обещали купить свое собственное жилье. Правда, Дима был не очень уверен, что хочет оставаться в Москве, ведь на Свердловской железной дороге у его отца были огромные связи, и сам Дима мечтал заменить отца на его месте. Правда, в семье подрастал еще один мальчик, который, кажется, тоже метил на отцовское место. Но Дмитрий был уверен, что уж он-то самый лучший вариант. И Пашке до него, как до луны. О чем собственно и говорила ему по телефону мама, когда звонила и жаловалась на сына. Парнишка почти не учился, не помогали даже дорогие подарки в школу. Мать закончив жаловаться на младшего сына, буквально умоляла старшенького стараться.
  -Димочка! Я прошу тебя, еще не хватало, чтобы тебя выгнали из института!
  -Мам, ну что за глупости ты говоришь! Я же по направлению учусь.
  -И тем не менее сынок.
  -Можешь не переживать, я занимаюсь.
  Дмитрий действительно посещал учебное заведение в перерывах между своими пьянками и кутежами. Впрочем, не смотря на свою разгульную жизнь, Дима умудрился сдавать свои сессии вовремя и даже получать стипендию. А значит, уже не за горами и получение диплома. Внешне парень был хорош собой, крепкий, черноволосый, с ясными голубыми глазами. Сколько он себя помнил — за ним всегда тянулась вереница восторженных девушек и женщин. И тем сильнее его задело, что Вероника предпочла ему какого-то Бориса. Ну хорошо, пусть не столь явно предпочла, но предпочла же!
  Ну а Борис Яковлевич Вейхман был типичный потомственный москвич. Из приличной еврейской семьи. Представитель врачебной династии. Единственный и балованный сын и внук. Надежда и опора семьи. Худощавый, темноволосый и кареглазый, уже несколько лет носящий очки, парень был еще совсем нескладный, но очевидно, с большими задатками в будущем. Из тех, что с годами становится лучше и лучше, как хорошее вино. Борис учился на четвертом курсе медицинского и собирался в будущем стать гинекологом. В общем-то, в институте акушерства и гинекологии его уже ждало тепленькое местечко. Но и сам парень был талантлив, не собираясь просто так просиживать штаны на чужом месте. Разумеется, Борис дружил с девочками, большие семейные посиделки частенько собирали родственников и знакомых с девочками. Но ни одна так и не тронула его сердце. До сегодняшнего дня. Эта забавная птичка певчая Вероничка вызвала в нем какие-то совсем-совсем особенные чувства.
  Через день Борис ждал Веронику у общежития, а когда девушка выпорхнула, протянул ей небольшой букет.
  -Ой, Боря, какие красивые!
  -Это тебе. Небольшой букет, чтобы они не мешали нам во время кино и прогулки.
  -Здорово!
  -Пойдем, да?
  -Пошли.
  Он устроил ее ладошку у изгиба локтя и повел девушку к метро.
  -Сначала сходим в кино, а потом посидим в кафе, ты ведь не против?
  -Нет! -Вероника довольно улыбается.
  Следующие пару месяцев они буквально наслаждаются друг другом, долгие прогулки, разговоры, они проводят друг с другом каждую свободную минуту. Расстаются только ненадолго в июне — на время сессии. Вероника готовится и к экзаменам, и к большому конкурсу. А Борис как и всегда сдает свои экзамены.
  Наконец, экзамены сданы, Борис готовится к практике, а Вероника отправляется на конкурс, в котором получает Гран-при. Довольная и счастливая девушка вышла к ждущему ее Борису.
  -Боренька! Дали! Дали Гран-при!
  -Поздравляю, любимая, поздравляю!
  -Любимая?
  -Ну а как еще? Я тебя люблю!
  -И я. -Девушка счастливо улыбается.
  Борис подхватывает подружку на руки и кружит. Ни он, ни она не замечают сидящего в машине неподалеку Диму. У парня играют желваки. Надо же, какие счастливые. Почему им все, а ему ничего? Почему? Он прикрывает глаза и вспоминает, как первый раз увидел Веронику, как первый к ней подошел. А потом зачем-то уступил ее этому еврейчику. Ну почему? Отбить. Отбить. Отбить. Только это теперь сидит в его голове.
  Борис же тянет девушку с собой.
  -Поедем на теплоходике, да? Ты ведь больше ничем не занята?
  -Нет, не занята. Через два дня уезжаю к родителям на каникулы.
  -Понятно, а когда вернешься?
  -В конце августа. А ты куда-то поедешь?
  -Если только в Одессу к бабуле, а вообще, у меня же еще практика.
  -Я буду скучать.
  -А ты мне свой номер телефона запиши, я буду тебе звонить.
  -Запишу, и уговоримся о времени, чтобы я точно была дома.
  -Конечно же! -Борис довольно улыбается. -А когда приедешь, то осенью пойдем ко мне домой, я хочу познакомить тебя с родителями.
  -Договорились! -Девушка опускает глаза и шепчет. -Борь, а Борь?
  -Чего, Никочка?
  -А я сегодня одна в комнате буду спать.
  -Да? А где соседки твои?
  -Домой уехали. А на вахте сегодня дядя Федя.
  -Прямо дядя Федя?
  -Ну да.
  -А чего мы тогда идем куда-то?
  -Нет, давай сначала на теплоходике, чтобы дядя Федя подобрел.
  Борис хохочет.
  -Давай! А потом зайдем в круглосуточный магазин и купим вкусняшек.
  -Договорились.
  Они покатались на теплоходе, а затем вернулись в общежитие. Дядя Федя действительно был уже подобревшим, Вероника лишь ему подмигнула, да вынула из пакета отдельный кружок колбасы.
  -Дядь Федь, это вам.
  -Ой, Вероника, какая ты заботливая, спасибо!
  -Хорошей ночи, дядь Федь.
  -И тебе!
  Они поднимаются в комнату, девушка распахивает дверь.
  -Заходи.
  Борис тщательно закрывает сначала на замок, а потом и на задвижку. Притягивает девушку в объятия.
  -Вероника, моя Вероника!
  Она прижимается ближе, укладывает голову ему на грудь и шепчет.
  -Я люблю тебя, Боренька, очень люблю!
  -И я! Ты правда этого хочешь?
  -Очень хочу.
  Счастливый Борис довольно улыбается и нежно касается ее лица поцелуями, обцеловывает лоб, скулы, даже кончик носика. Наконец, опускается губами к ее губам. Вероника зарывается пальцами в его волосы и гладит. Борис скользит ладонями по плечам, спине девушке, подхватывает ее на руки и несет к постели. Оторвавшись от ее губ, тянет к молнии платья.
  -Снимем, да?
  -Конечно. -Вероника позволяет стянуть платье, с удовольствием демонстрируя новенький комплект белья. Борис выдыхает.
  -Как красиво!
  Девушка довольна произведенным эффектом. Борис обцеловывает ее холмы, приподнятые бельем, стягивает платье до самого конца и удобнее устраивает девушку на подушках. Располагается над нею и оглядывает.
  -Ты такая красивая! Беленькая, нежная!
  Борис скользит губами по плоти, что открыта бельем, обцеловывает животик и внутреннюю поверхность каждого бедра. Вероника нежится под его ласками. Наконец, парень тянется к застежке ее бюстгальтера. Стянув, он опускает ладони на холмы и сжимает. Вероника стонет. А парень опускается к груди губами. Обцеловывает, облизывает и посасывает. Она стонет не переставая, выгибаясь, подставляя себя под его губы. Уделив внимание ее груди, Борис скользит губами по животику, чертит дорожку из поцелуев к ее промежности. Зацепляет резинку трусиков и тянет их вниз. Взгляд его цепляется за темненькие кудряшки, Борис выдыхает:
  -Самая красивая девочка на свете!
  -А ты? Ты ведь тоже разденешься?
  -Да, -кивает Борис и раздевается. Вероника наблюдает за его обнажением, шепчет.
  -Ты очень красивый.
  -Тебе нравится?
  -Очень!
  -Я рад.
  Вероника тянется к нему с объятием и притягивает ближе.
  -Ты самый красивый. Я люблю тебя!
  -Да! -Выдыхает парень, выбрасывая из головы все свои сомнения относительно внешности. Вероника касается его губ поцелуем, скользит и ниже, по груди, к соскам, а затем и к животу. Опустив взгляд на его уже вздыбленное достоинство, шепчет.
  -Он всегда такой большой, да?
  Борис опускает взгляд. Улыбается.
  -Всегда, когда рядом такая милая девочка, как ты. Ты очень ему нравишься, Вероника!
  -Можно его коснуться?
  -Конечно.
  Он укладывается и помогает девушке сесть на его бедра. Вероника нежно проводит по его достоинству пальцами.
  -Такой толстый и красивый. И немного дрожит.
  Борис шумно выдыхает.
  Вероника продолжает оглаживать, в какой-то момент парень не выдерживает и меняет их дислокацию, расположившись сверху, он раздвигает бедра и нежно касается ее щелки.
  -Красивая девочка!
  Вероника дрожит под его касаниями, а парень уже разводит ее губки и опускается к расщелине языком.
  -Боря?
  -Немного ласк для мой принцессы.
  Вспомнив, о том, что она читала в женских романах, а также о том, что слышала от подружек, Вероника постаралась расслабиться и прикрыла глаза. Борис же уделил внимание, кажется, каждому сантиметру ее выставленной перед ним плоти. Обцеловал, облизал и пососал. В достаточной мере возбудив девушку, он пошире раздвинул ее бедра и поднес головку ко входу. Девушка открыла глаза:
  -Боренька?
  Он толкается и шепчет.
  -Я хочу быть внутри!
  Она ощущает, как он растягивает, а Борис толкается глубже. Девушка вскрикивает, а он уже входит до самого конца.
  -Вероника? -Он прислушивается к своим ощущениям, неверяще смотрит на девушку. -Малышка, я у тебя первый?
  Она медленно кивает. Борис смотрит на нее в изумлении.
  -Девочка моя!
  -Неужели ты сомневался, что я захочу себя растрачивать со всеми подряд?
  -Нет, не сомневался. Ты ведь сможешь?
  -Принимать тебя? Конечно!
  И он начинает свое неторопливое движение, Борис движется, пытаясь и ее подвести к краю, но очевидно, сегодня этого не получится. В какой-то момент парень начинает ускоряться, раздвигает губки и начинает потирать ее жемчужинку. Вероника теряется в своих ощущениях, с одной стороны, он просто огромный, очевидно, что внутри порвана плева, она ощущает, как немного саднит, а с другой стороны … Такие необычные ощущения, эта волна жара, что поднимается от ее юга. Она не понимает себя, плывет, сокращаясь. Борис ощущает, как канал и до этого бывший очень тугим, еще начинает сокращаться, больше не выдерживает и начинает выстреливать.
  Когда она приходит в себя, то немного шевелится, Борис приподнимается на руках и высвобождается. Тут же поднимается.
  -Малышка, там кровь, надо полотенце.
  Вероника стягивает полотенце со спинки кровати и протягивает ему. Борис ловко приподнимает ее бедра и подкладывает.
  -Вот, кажется, там не пролилось.
  -А разве она не сразу льется?
  -Нет, видимо твоя плева глубоко, я утянул ее внутрь, вместе с кровью. У тебя тут нет воды?
  -Есть, в чайнике.
  -И тазик есть?
  -Ага, под кроватью.
  -Я сейчас обмоюсь, а потом схожу за водой, обмою тебя и осмотрю.
  Девушка пожимает плечами.
  -Если ты считаешь, что нужно.
  -Я врач. И кроме того, я не знал до близости, что ты девочка. Был бы более осторожен.
  -Я не чувствую боли.
  -Это очень хорошо. -Борис обмывается, а затем идет в туалет за водой. Вернувшись к девушке, обмывает ее и осматривает.
  -Все в порядке, малышка.
  -Мне очень хорошо, поэтому я и не сомневалась, что все в порядке.
  Борис усаживается подле, опускает ладонь на ее животик.
  -Мы не предохранялись. Если что-то произойдет, ты мне скажешь по телефону, что ждешь меня в гости. И я приеду просить твоей руки.
  -Боренька?!
  -Ну а как ты хотела? Мой ребенок не должен расти без отца. Я ответственно подхожу к вопросу детей.
  -Спасибо.
  -Тебе не за что благодарить меня. Во-первых, я тебя люблю. А во-вторых, я совсем не против, если у нас будут дети. И даже будет лучше, если малыш родится, пока ты учишься, а то знаю я ваши Большие театры — там и в декрет потом не уйти.
  Вероника хохочет. Борис привлекает ее в объятия.
  -Ну что, а? Наслышан я.
  -Да, родной, да.
  Боря остается до утра, а на следующий день провожает девушку на поезд. Заносит чемодан, подмигивает, шепчет.
  -А вдруг ты уже ждешь нашего малыша, тебе нельзя таскать тяжести.
  -Боря! -Нарочито строго говорит Вероника. Парень хохочет.
  -Я буду тебе звонить, береги себя, детка.
  -Обязательно буду беречь, не сомневайся.
  Вероника целует молодого человека, ждет, когда он выйдет из вагона и окажется напротив ее окна в вагоне, посылает парню воздушный поцелуй. Следит за тем, как отъезжает перрон, как уменьшается фигура Бориса. Прикрывает глаза и счастливо улыбается. У нее самый лучший в мире мужчина! И очень скоро они поженятся. В этом у девушки нет сомнений. А еще у них будет маленький … Мальчик или девочка.
  
  Глава 3.
  Они созванивались почти каждый день. Вероника пыталась протестовать и говорить о дороговизне междугородних разговоров, но Борис сразу же это пресек, мол не дело это девушке деньги считать. Боря встречал ее и у поезда, с цветами. Она еле вытащила на перрон свой чемодан и пару сумок. Борис понимающе кивнул и подхватил вещи.
  -Возьмем такси.
  -Борь?
  -Никочка, ну неужели мы потащим эти тяжелые вещи на себе? Сейчас возьмем машину и с комфортом доедем.
  Он заносит ее вещи в комнату, на вахте вновь уже подобревший дядя Федя. Борис улыбается.
  -Дядя Федя у вас всегда добрый.
  Вероника хихикает.
  -Да, к вечеру дядя Федя всегда добрый.
  Оставив вещи, Боря тянет девушку в коридор.
  -Пойдем, проводишь меня до вахты
  -Пойдем.
  -Вероника, завтра ведь у тебя ничего не запланировано на вечер?
  -Нет, Борь, пока ничего, утром только схожу в консерваторию.
  -Вот и отлично. Я заеду за тобой к пяти, поедем ко мне домой на ужин.
  Девушка улыбается и кивает.
  -Да, Борь, я буду готова.
  -Вот и славно.
  Вернувшись домой, Борис напомнил матери:
  -Мам, ты же помнишь об ужине, про который я говорил?
  -Прекрасно помню. -Мать поджимает губы.
  -Мам, я люблю ее.
  -Ну хорошо, хорошо. Приводи свою Веронику.
  -Мам, я надеюсь, что ты будешь к ней добра.
  Женщина пожимает плечами.
  -Сынок, ну как я могу тебе что-то обещать? Я же совсем ее не знаю! Вдруг она какая-то аферистка, что решила тебя окрутить.
  -Мама! -С нажимом говорит Борис.
  -Хорошо, сынок. Я же уже обещала тебе, я буду благожелательна к девушке, которую ты приведешь.
  Но Борис напрасно ждал девушку, пять, половина шестого, Вероника не вышла. Парень поднялся в ее комнату, постучал. Открыла одна из соседок.
  -Добрый вечер, а где Вероника?
  -Ушла в консерваторию.
  Борис кивает.
  -Передайте ей пожалуйста, что Борис заходил.
  -Передам, отчего же не передать.
  Он спустился вниз, набрал с телефона-автомата домашний номер.
  -Мам, у Вероники что-то случилось, она все еще не вернулась с занятий.
  -Не вернулась с занятий?
  -Да, я пока не понял в чем дело, я подожду ее.
  -Хорошо, подожди конечно.
  Борис ждал Веронику еще час, наконец, девушка появилась.
  -Борь, прости меня пожалуйста, меня преподаватель задержал, никак не отпускал!
  -Ник, я волновался, стою тут уже два часа.
  -Я говорила ему, что мне очень надо домой, но через три недели конкурс, он не хотел ничего слышать.
  Борис лишь качает головой.
  -Борь, мне так неудобно перед твоими родителями. Ты можешь извиниться перед ними за меня?
  -Конечно я извинюсь, не переживай.
  Девушка мнется.
  -Борь, правда очень не хорошо получилось.
  -Самое главное, что с тобой все в порядке и ты жива, и здорова.
  -Все в порядке!
  -А завтра тоже допоздна будешь на занятиях?
  -Репетиция до восьми.
  -Встретимся в девять внизу?
  -Ты приедешь? А куда пойдем?
  -У меня здесь неподалеку есть комната в коммуналке, моя собственная комната. Пойдешь со мной туда?
  -А можно, да?
  -Конечно можно.
  -Пойду. И мы останемся там на ночь?
  -Хочешь? Я с удовольствием.
  -Хочу. -Вероника опускает глаза. Борис смеется. -Значит, возьми с собой все необходимое для занятий и косметичку. Встречаемся завтра в девять.
  -Договорились, Борь.
  Борис возвращается домой, застает маму на кухне.
  -Мам, Вероника очень извиняется, но ее не отпустили с занятий.
  -Бывает, сынок, бывает. Садись сам, покушай.
  -Мам!
  -Что мам? Зачем ты с ней договорился в такой не подходящий момент?
  -Так учебный год только начался, я думал, что момент как раз подходящий, что ее точно не задержат.
  -Ну ладно. Не получилось так не получилось.
  Вошедший в кухню отец лишь кивнул.
  -Еще приведешь эту девушку.
  -Конечно.
  -Мам, я завтра домой не приду ночевать.
  -Боренька?
  -Мам, ну мне же не 20 лет.
  -Ну да, не двадцать. Двадцать один. Прям взрослый такой.
  -Мама!
  -Ну хорошо, сынок, у тебя там хоть комплект постельного чистый есть?
  Парень пожимает плечами.
  -Я приготовлю завтра, сначала приведи хоть кровать в порядок.
  -Мамочка, ты самая лучшая у меня!
  Мама кивает.
  -Не сомневаюсь, мой дорогой. Главное, ошибок не наделай.
  -Мама!
  -Да не мамкай, мама-то поди не на один десяток лет дольше жила?
  Борис кивает.
  -Садись и поужинай, чай горячий выпей, погода-то сегодня не ахти какая, а ты поди все это время на улице просидел.
  -Ага.
  Мать кивает.
  -А все думаете, что мать ничего не понимает.
  -Мамуля!
  -Ладно, ладно, сынуля, давай, кушай.
  На следующий день Борис сначала съездил в свою комнату, прибрался и перестелил кровать. А лишь затем сходил за продуктами и поехал к общежитию Вероники. В этот раз девушка выпорхнула их дверей ровно в девять, Боря перехватил ее сумку и подал руку.
  -Пойдем? Тут недалеко, всего одна станция метро.
  -Пошли.
  Он постарался как можно тише открыть дверь, но все-таки их услышала соседка.
  -Боренька, это ты?
  Борис втянул девушку в комнату и прошептал.
  -Это соседка тетя Роза. Ей всегда и до всего есть дело.
  -Мы же можем вести себя потише, да?
  -Конечно. Тем более, что наша комната в стороне. -Он закрыл дверь на щеколду и сделал приглашающий жест.
  -Вот наша комната.
  -Тут уютно.
  Тот кивает.
  -Может быть, не совсем так, все-таки здесь никто постоянно не живет. Но мы будем здесь бывать и тут станет уютнее. Ты хочешь кушать?
  -Нет, а ты?
  -И я изголодался не по еде.
  -Не по еде? -Глаза Вероники лукаво улыбаются. Борис подхватывает ее на руки и кружит, а затем несет к кровати.
  -Я соскучился по моей сладенькой девочке!
  -Ты извинился за меня перед родителями?
  -Да, не переживай. Они сказали, что приглашают тебя в другой более подходящий день.
  Вероника кивает.
  -У тебя очень добрые родители.
  Борис улыбается.
  -А как может быть иначе? Ты ведь моя девочка!
  Он притягивает ее в объятия и оглаживает плечи. Опускается к губам девушки с поцелуем, она оглаживает его голову, отвечая на его поцелуи.
  -Боренька, -шепчет она отрываясь, -как же я соскучилась!
  -И я, сладенькая. -Он обцеловывает ее шею, область за ушком, тянется к молнии платья. Обнажившись, любовники удобнее устраиваются на кровати, Вероника поглаживает грудь мужчины и шепчет.
  -Красивый, мужественный.
  Он перехватывает ее ладошку и зацеловывает.
  -Да моя малышка, да.
  Он ласкает ее, опускаясь губами по груди, животу к промежности. Вероника пошире распахивает бедра, подставляясь. Борис раскрывает губки и обцеловывает ее складочки. Когда мужчина коснулся ее бутончика и начал его посасывать, Вероника задрожала и начала стонать. Борис удвоил свои усилия, перед глазами девушки засверкали звезды и с его именем на губах Вероника кончила.
  Парень оторвался от ее промежности, чтобы понаблюдать за ее истомой. Придя в себя, Вероника прошептала.
  -Это так сладко, Борь, так сладко.
  -Ты очень сладенькая, поэтому с тобой сладко.
  -Борь, я хочу попробовать поласкать тебя ртом. Ты подскажешь мне, как лучше?
  -Ну я не особый специалист. -Борис улыбается. Она надавливает на его плечи, понуждая мужчину лечь на подушках и шепчет.
  -Борь, ты просто скажешь мне, если то, что я буду делать тебе не понравится.
  -Такого не будет. Ты такая нежная и ласковая!
  -Боря! -Делает она голос чуть строже.
  -Я скажу. -Он кивает. Вероника нежно касается его плоти, поглаживает пальцами, опускается языком и облизывает головку. Проводит языком по всей длине.
  -Ник?
  Она поднимает голову.
  -Вкусно. Я хочу еще.
  -Давай. -Борис прикрывает глаза и наслаждается ее касаниями. Вероника берет его достоинство в ладони и накрывает головку губами. Девушка облизывает и посасывает. Пытается заглотить глубже, будто бы нанизывается, выпускает, вновь заглатывает. Борис стонет не скрываясь, достоинство его подрагивает сильнее, наконец, он не выдерживает, приподнимает ее, переворачивает и оказывается сверху. Раздвигает бедра девушки и тут же толкается в ее сладость.
  Вероника распахивает бедра сильнее, принимает, стонет. Борис проникает глубже, начинает свое движение. Быстрое, резкое, он желает проникать, наполнять и утверждать свою власть над ее податливым телом. Она обвивает его руками за шею и стонет. Борис ощущает ее дрожь, вновь чуть отстраняется и нащупывает ее жемчужинку. Ласкает, отправляя девушку за край. В последний момент Вероника тянет его на себя, инстинктивно сжимает внутренние мышцы и проваливается в свой оргазм. Он накрывает ее собой и отправляется за свой край.
  Очень медленно Борис приходит в себя и шепчет.
  -Маленькая моя! Сладкая!
  Вероника прижимает его к себе, оглаживает плечи.
  -Мне так хорошо с тобой. Это настоящий рай!
  -Ты кончила, детка, это так прекрасно. И более того, сегодня ты кончила своей киской.
  -Киской?
  -Ага. Ты ведь знаешь, что оргазм бывает вагинальный и клиторальный?
  -Знаю.
  -Я сегодня ласкал твою жемчужинку, но в самом конце ты сжала внутренние мышцы, а это значит, что почти испытала вагинальный оргазм.
  -Ты хочешь, чтобы я так кончала?
  -Уверен, ты будешь так кончать. Это ведь твоя вторая близость. А ты уже делаешь такие успехи.
  -Я готова учиться.
  -Да, я потренирую тебя. Ведь самое главное, это сжимать внутренние мышцы, за счет этого, ты получишь более мощный оргазм.
  Борис приподнимается и высвобождает себя, привлекает девушку в объятия и прижимает к себе.
  -А как ты будешь меня тренировать?
  -Перед близостью введу в тебя пальцы и поласкаю изнутри, а потом ты поучишься сжимать свою сладкую дырочку.
  -Я буду стараться.
  -Мне очень повезло, что ты такая славная, что готова учиться наслаждению. Нас ждут долгие годы сладкой близости.
  -Мне уже хорошо с тобой, так что я готова стараться для еще более лучшего.
  -Предлагаю, когда у меня нет ночных смен оставаться спать здесь, что скажешь?
  -А твои родители не будут против?
  -Не будут. Я же уже взрослый, да и зарабатываю самостоятельно.
  -А тебе будет не трудно и учиться, и работать?
  -Подработка все равно нужна. Нет лучшей практики, чем практика на скорой.
  -Но ты же хочешь быть гинекологом?
  -Да, я им и буду. Но и у гинекологов бывают разные ситуации, и экстренные тоже.
  -Это когда рожают, да?
  -Не только, малышка. Еще выкидыши, воспаления, -Борис не продолжает список изнасилованиями, сейчас ему совсем не хочется пугать свою девочку.
  Вероника улыбается.
  -Ты будешь замечательный врачом, да что я говорю — ты уже и сейчас замечательный врач.
  -Пока еще не настоящий. Вот когда получу диплом, закончу ординатуру, вот тогда.
  -Я не сомневаюсь в тебе. Ты чудесный!
  -Перехвалишь меня, малышка!
  -Нет, нет.
  Вероника удобнее укладывает голову на его груди и шепчет.
  -Ты знаешь о чем я тут подумала?
  -Да, маленькая?
  -А если твой приятель тогда нас не познакомил?
  -Я даже не хочу думать об этом. А также о том, что ты могла тогда уйти с ним.
  -Не могла. Я только увидела тебя, как больше уже никого не видела.
  -Даже так?
  -Ты поцеловал мою ладонь, а у меня закружилась голова.
  -Да, малышка?
  -Да, так и было. Это было так сладко. Правда я тогда еще не знала, отчего мне так хорошо.
  Борис смеется.
  -Ты такая невинная малышка, но честно говоря, мне и в голову не пришло, что ты можешь быть девочкой.
  -Да, я наверное единственная девственница на курсе была в тот момент.
  -Самое главное, что мы встретились, и мы вместе.
  -Да, любовь моя!
  -И я никуда и никогда тебя не отпущу.
  -Конечно же! Я и сама никуда не хочу уходить.
  -Я люблю тебя!
  -Я тебя обожаю!
  
  Глава 4.
  Когда Дима случайно увидел Веронику на том конкурсе, его настроение итак подпорченное недавним расставанием с очередной девушкой, еще ухудшилось. Парень оглядел присутствующих, а затем решительно направился за кулисы. Его попытались остановить, но крупная купюра, сунутая в руку охраннику, решила все проблемы. Дима прошел мимо ряда гримерок, нашел ту, на которой значилась Градова и постучал. Вероника, только недавно закончившая выступление, еще не отошла от волнения, а потом даже не подумав, тут же крикнула:
  -Зайдите.
  Дима зашел, улыбнулся.
  -Вероника, привет!
  Девушка улыбнулась в ответ, узнавая.
  -Привет, Дима, кажется, да?
  -Дима, да. Увидел вот тебя, дай думаю, зайду.
  Вероника кивает. Дмитрий продолжает.
  -А вы до сих пор с Борисом встречаетесь?
  -Да, и я очень тебе благодарна, если бы ты тогда нас не познакомил …
  -Да пустяки. А ты что сейчас собираешься делать?
  -Нужно дождаться результатов конкурса, а потом домой поеду. Меня Боря ждет.
  -Уже у Бори что ли живете?
  -Нет пока.
  Дима улыбается.
  -Понятно все с вами, голубки. Давай, я все-таки тебя сегодня до дома довезу?
  Вероника пожимает плечами.
  -Как хочешь.
  -Хочу! Я и в прошлый раз хотел тебя проводить. По-дружески! -Он даже подмигивает девушке. Вероника кивает. Вскоре объявляют результаты конкурса, а затем Дмитрий, как и обещал, везет девушку к общежитию. У дверей Вероника прощается.
  -Спасибо тебе, Дима, очень любезно с твоей стороны.
  -Пока, Вероника. -Парень кивает сам себе, отправляется домой. А из головы все не идет девушка. Вероника буквально расцвела, худенькая, стройная, с горящими глазами … И наверняка уже не зажатая девственница, Боренька же должен был над ней поработать. А потому … Потому не будет же она зажиматься, когда он позовет поразвлечься. Тем более, что он же предложит ей только разик. Что ей сложно что ли или жалко? Ну захочет, он заплатит. Дима довольно улыбнулся. Да! Замечательное решение проблемы. Он ее хочет, удовлетворит свое любопытство, да и успокоится.
  Вероника же совсем не думала о Диме, девушка взяла у подружки кулинарную книгу и выискивала интересный рецепт салата. Завтра Боря не будет работать, а значит, они проведут время вместе. Девушка довольно улыбнулась, вспоминая молодого человека. Он был такой нежный и ласковый. Каждая встреча с ним была наполнена нежностью и любовью. Казалось, что такого не может быть в реальности. Но это случилось с ней. Они были близки, и она получала неземное блаженство. Борис говорил, что лучше чем с ней, ему не было ни с кем. Вероника осторожно порасспрашивала подруг, почитала специализированную литературу, а также просто кладезь ценной информации — газету «Спид-Инфо». С энтузиазмом принимала любые его предложения, и предлагала сама. Казалось, молодые люди соревнуются в том, чтобы открыть для друг друга все новые и новые грани близости.
  Через месяц после того неудавшегося похода к его родителям на ужин Борис пригласил девушку вновь. И в этот раз Веронику ничего не задержало.
  -Поедем, Вероника, родители уже ждут.
  -Надеюсь, что они не будут вспоминать прошлый неудавшийся визит.
  -Думаю нет.
  -У твоего дома есть кондитерская?
  -Да, есть недалеко.
  -Я хочу купить торт.
  -Зайдем, -Борис улыбается.
  И мама и папа Бориса ждали гостью. Яков притянул жену в объятия.
  -Софочка!
  -Не нравится мне она, заранее не нравится.
  -Родная моя, ну что тут можно сделать, если она нравится мальчику?
  -Ну как-то же можно решить эту проблему?
  -Собираешься поставить его перед выбором — или мы, или она?
  -Это не лучшее решение.
  -Вот и я также думаю. Может быть, у них все само рассосется?
  -Ну как само?
  -Давай, будем приглашать ее почаще к нам, пусть приходит и тогда, когда в доме другие гости. Пусть Борис сравнит ее с другими девочками.
  -Яш, ты правда думаешь, что он увидит разницу?
  -А почему бы нет?
  -Ну не знаю.
  Их прерывает звонок в дверь. Яков подает ладонь жене.
  -Пойдем, родная.
  В прихожей мужчина распахивает дверь
  -Добрый вечер.
  Борис заводит Веронику, которая здоровается и протягивает тортик.
  -Это вам, подумала, что не хорошо с пустыми руками, да и в прошлый раз так неловко получилось, извините меня, пожалуйста.
  Яков улыбается, надо же какой воробушек.
  -Не переживайте, Борис объяснил, что обстоятельства были выше вас.
  -И все-таки очень некрасиво.
  Борис вмешивается.
  -Но ты пришла сегодня. Мама, папа, познакомьтесь, это Вероника. Вероника, познакомься, это мои папа и мама. Яков Михайлович и Софья Марковна.
  -Очень приятно. -Тут же ответила девушка. Мама Бориса тут же пригласила.
  -Проходите в гостиную, пожалуйста.
  Боря тянет девушку за собой, отодвигает стул, помогает сесть. Родители садятся напротив. Яков наливает всем вина.
  -Выпьем за встречу?
  Вероника переводит взгляд на Бориса.
  -А можно мне сок?
  Яков улыбается.
  -Вы не пьете?
  -Стараюсь не пить.
  Борис уже несет другой бокал и наливает сок. Родители поднимают бокалы.
  -За встречу!
  Все чокаются, Вероника улыбается, выпивают, пробуют салаты. Девушка говорит в восхищении.
  -Как вкусно. Очень необычный салат.
  Софья улыбается.
  -Да, Боря любит салаты.
  -Я выискивала необычные рецепты, но ваш салат даст фору любому.
  -Попробуйте вот еще рыбу фаршированную.
  -Спасибо большое. У вас так вкусно.
  -А вы приходите к нам почаще, будем рады вас видеть и угощать.
  Вероника даже зарделась:
  -Спасибо большое!
  -А чем занимаются ваши родители?
  -Папа работает инженером в НИИ, а мама учительницей в школе.
  -Вы уже на третьем курсе консерватории учитесь?
  -Да.
  -Планируете потом оставаться в Москве?
  -Очень на это надеюсь, но заранее не известно, в какой театр тебя возьмут.
  -Вы оперу поете?
  -Да. -Вероника кивает. София улыбается. Вроде бы ничего так девочка, да, не из своих, но в принципе, не обязательно же женится только на своей нации. Ладно, может быть, Яша и прав, они же пока не женятся, а там глядишь и все само рассосется.
  Когда Борис провожал Веронику с этого семейного ужина, то не скрывал удовольствия.
  -Ты понравилась моим родителям.
  -Думаешь?
  -Да! Да ты и не могла не понравиться! Ты очень славная!
  -Я рада. Правда очень рада.
  -Я люблю тебя, девочка моя! Очень люблю.
  -И я тебя!
  Яков же именно в этот момент успокаивал жену.
  -Софочка, прошу тебя, не переживай.
  -Яш, ну посмотрим правде в глаза, девочка ничего так себе. А это значит …
  -Ну и пусть встречается, если хочет.
  -Я так мечтала, что мы породнимся с Янковскими.
  -Ну Софочка, ты же понимаешь, в таких вопросах родителей мало спрашивают.
  -Но Диночка Янковская очень милая девочка.
  -Я понимаю, но Вероника тоже милая девочка.
  Мать поджимает губы.
  -Согласна, милая девочка. Но она не Диночка Янковская.
  -Мать, мы не можем ставить сына перед выбором.
  Та кивает.
  -Ладно, только и остается что молиться, чтобы эти отношения завершились как-то сами с собой.
  Яков неодобрительно кивает.
  Но вернувшемуся через пару часов Борису родители не сказали ничего против. Мать лишь вздохнула.
  -Ну раз она тебе нравится, значит и нам она нравится.
  Борис довольно улыбался.
  -Мам, пап, вы самые замечательные у меня.
  И ничего не предвещало беды. Да в общем-то и в тот ноябрьский день день задался с самого утра. Во-первых, ночью выпал снег. А во-вторых, Вероника досрочно сдала два сложных экзамена, да, да, в середине ноября, у нее уже было сдано половина сессии. И это не могло не радовать. Они уже обговорили с Борисом, как поедут после Нового года в Новосибирск знакомиться с ее родителями. И потому, наступившей так внезапно зиме Вероника была рада. В светлом полушубке, в длинных сапожках и шерстяном платье, девушка важно вышагивала к консерватории. Все было так замечательно и чудесно, что когда рядом откуда-то вынырнул Дима, Вероника ему улыбнулась.
  -Привет, Дим.
  -Привет, красавица. Куда спешишь?
  -На занятия.
  -А что делаешь в обед? Пойдем со мной пообедаем? Тут недалеко открыли классное кафе.
  -Пообедать? Не, Дим, что ты, это неудобно.
  -Да чего неудобно-то? Хозяин мой друг, да и Борин тоже друг. Пошли!
  -Дим, я не знаю, не уверена, что освобожусь раньше.
  -Давай встретимся у консерватории в два. Давай, Вероника!
  -Дим, ничего не буду тебе обещать, ладно? Получится, так получится.
  Тот кивнул.
  -До встречи, Вероника. -Но было уже понятно, прокатит, как пить дать снова прокатит его. Как и тогда … Дмитрий нахмурился. Надо было как-то решать эту проблему. Но для начала, он ей даст шанс исправиться. Парень подъехал к консерватории к двум. Напрасно вышагивал у входа полчаса. Вероника так и не появилась. Дима сел в машину и отъехал в сторону. Ждал еще пару часов, и лишь только тогда увидел Веронику.
  -Вот сучка. -Сказал он сам себе, медленно поехал за ней, вот она свернула в переулок, Дима дал по газам и нагнал девушку.
  -Вероника!
  -Дима?
  -Садись в машину, подвезу.
  -Спасибо, я сама. Мне недалеко.
  -Садись в машину, я сказал.
  -Дима, что с тобой такое?
  -Решила меня снова прокатить, да? Больше такое у тебя не выйдет!
  -Дима? -Вероника оглянулась назад и побежала. Но парень в пару шагов догнал ее и ухватил за руку.
  -Отпусти меня, Дима.
  Вместо ответа парень скрутил ее руку и поволок к машине.
  -Отпусти! -Закричала девушка.
  -Отпущу. Сейчас ты меня удовлетворишь и отпущу.
  Вероника снова закричала. Он наотмашь ударил ее по лицу и втащил на заднее сидение машины. Вытащил заранее подготовленную веревку и связал запястья.
  -Будешь вести себя хорошо, отпущу. Поняла?
  -Дима, пожалуйста, отпусти меня.
  Тот лишь засмеялся, машины тронулась, а затем и помчалась. Ехали они долго, Вероника несколько раз пыталась хотя бы сесть, но Дима делал резкий маневр, и она вновь валилась на сидении. Когда он заехал, а затем девушка услышала лязганье ворот — тогда стало понятно, так просто ей не выбраться. А Дима уже тащил ее в дом.
  -Удовлетворишь меня, с тебя не убудет. А потом можешь валить на все четыре стороны.
  -Что такое ты говоришь? Дима! Я ведь девушка твоего друга.
  -Да какой он мне друг!
  -Пожалуйста, отпусти меня.
  -И не собираюсь. Не хочешь по хорошему, будет по плохому.
  Он даже не попытался развязать ее запястья, лишь потянул за веревку и привязал ее в изголовье кровати. Приподнялся.
  -Как замечательно. Ты хорошенькая. Сейчас я подробненько тебя рассмотрю.
  Вероника закричала.
  -Кричи-кричи. Тут никого нет на многие километры вокруг. Никто не придет тебе на помощь.
  Парень задрал подол, а затем разрезал колготки и трусики в промежности. Раздвинул и усмехнулся.
  -Надо же, волосики. Не думал, что ты такая деревня!
  -Ну так и отпусти меня!
  -Еще чего!
  Дима потянул платье выше, обнажая ее грудь, облизнулся.
  -А вот лифчик у тебя миленький. И дыньки замечательные! -Он потянул ткань вниз высвобождая грудь. Грубовато смял ее.
  -Какие хорошенькие, нежненькие, сладенькие.
  Вероника могла лишь скулить.
  -Пожалуйста, Дима, пожалуйста, отпусти меня.
   -И не подумаю. -Он хохочет. Сильнее сминает ее холмы, а затем скользит пальцами ниже, раздвигает ее бедра, высвобождает свое достоинство, толкается. Вероника сжимает промежность, пытаясь воспрепятствовать его проникновению.
  -Ах ты шалава! -Кричит он и толкается сильнее, проникая, располагаясь внутри с удобством. Теперь он возвращает ладони на ее грудь и грубо сминает.
  -Не хотела по-хорошему, будет по плохому!
  И начинает свое движение, грубо тянет грудь на себя, а затем толкается. Вероника лишь стонет, девушка прикрыла глаза, чтобы не видеть своего насильника. Где-то с полчаса он никак не мог успокоиться и кончить. Все натягивал и натягивал ее.
  И когда Вероника думала, что ее уже никогда не оставят в покое — Дима все же излился. Парень гаденько улыбнулся и прошептал:
  -Надеюсь, ты предохраняешься, куколка.
  Та ничего не ответила. Парень же натянул штаны и продолжил издеваться.
  -Ты знаешь, я буду сегодня добрым, сам довезу тебя до общаги. Я бы конечно мог выкинуть тебя из дома и добирайся как знаешь. Но я ж человек. Добрый и душевный.
  Вероника молчала. Тот захохотал.
  -Ладно, ты удовлетворила мое любопытство. Я думал, что с тобой какой-то особенный секс. А оказывается ничего такого. Но имей в виду, дорогуша, если кто-то узнает — тебе не сдобровать. Я подам на тебя заявление за кражу.
  -Какую еще кражу?
  -Напишу в заявлении, что ты забралась ко мне домой и украла крупную сумму денег.
  -Но я даже адреса не знаю!
  -Ничего, мой адрес на зоне тебе и не понадобится.
  Вероника лишь всхлипнула. А Дмитрий продолжил.
  -Значит так, дорогуша, сейчас я тебя развяжу, а ты оправишь одежду, затем мы пойдем вниз, я подвезу тебя к общаге, и мы сделаем вид, что случайно встретились пять минут назад. Ясно?
  Она молчит. Тот свирепеет.
  -Ты не поняла что ли? Или я напишу на тебя заявление.
  -Я сделаю, как ты говоришь.
  -Вот и отлично!
  
  Глава 5.
  Подвезя девушку к общежитию, Дима ухмыльнулся.
  -Приехали. Да ты не бойся, шалава, я Бореньке твоему ничего не скажу. Подумаешь, порезвились.
  Вероника с трудом отворила дверь и выскользнула. Дима крикнул ей вслед.
  -Я порядочный!
  Девушка лишь захлопнула дверь и направилась к общежитию. Она не видела стоящую невдалеке Софию Марковну. Женщина лишь неодобрительно покачала головой. Вон оно как. Только Боренька уехал, как его так называемая девушка уже и с другими кавалерами на машине разъезжает. Правда совершенно не понятно, как говорить об этом сыну, но на раздумья у нее еще есть время. Женщина развернулась и поспешила домой.
  Когда Вероника вошла в холл общежития, ее окликнули.
  -Эй, Градова! Тебе звонили.
  Девушка подняла на вахтершу глаза, кивнула. А та уже частила:
  -Я сказала, что ты еще не пришла. А он сказал, что позвонит завтра в шесть. Ты уж у вахты будь, Градова.
  -Спасибо, тетя Варя.
  -Да не за что, Градова. -Старушка вгляделась в девушку. -С тобой все в порядке?
  -Все хорошо, тетя Варя.
  В комнате девчат не было, чему Вероника очень обрадовалась, собрала полотенце, белье и халатик и поспешила на первый этаж в душ. Вымылась очень тщательно, постаралась даже вымыть изнутри. Внутренне поблагодарила Всевышнего, что Бори нет в Москве, как лучшего студента его послали на конференцию в Питер. Плюс еще какие-то особые лекции в Военно-медицинской академии. Парень должен был вернуться через три недели. Вероника очень надеялась, что за это время она чуток придет в себя. А также примет решение, что ей теперь делать. Признаваться или нет. А если говорить, то что.
  София Марковна зашла в квартиру и со стуком поставила сумку на пол. Муж вышел навстречу.
  -Софочка?
  -А я ведь чувствовала Яша, я ведь чувствовала.
  -Что такое, дорогая?
  -Я была около ее общежития.
  -Софа? Что ты там делала?
  -Ходила по делам, а потом решила сделать небольшой крюк.
  -И?
  -Она вышла из машины и как ни в чем не бывало пошла в общежитие.
  -Подвез кто-то из знакомых?
  -В девять часов вечера? А где она была до этого времени?
  -Может репетиция? Вроде у нее какой-то конкурс, Боря говорил.
  -Не смеши меня, Яша, какой конкурс … Это все глупые отговорки. Обманывает она нашего сына.
  -Ну она же не в девять вечера села в машины, она вышла из нее.
  Женщина поджала губы.
  -Яша, Яша!
  -Я ищу разные объяснения произошедшему.
  -А я ищу слова, чтобы донести до сына, как он ошибается в отношении своей девушки. Он не будет с ней счастлив.
  -Но он любит ее.
  -Я тоже думала, что люблю Ваню. А оказалось, что мне казалось.
  Мужчина вздыхает.
  -Ну хорошо. Может быть, ты и права, и первая любовь — это лишь пшик. Все не настоящее.
  -Она вышла из чужой машины!
  -Сонь, я слышал. -Мужчина обнимает жену. -У нас взрослый самостоятельный сын. Мы можем лишь рассказать, что видели, но не более того. Решение будет принимать он.
  -Да. Только вот как о таком будешь рассказывать.
  -Он приедет и подумаем. Хорошо? Не накручивай себя раньше времени.
  Женщина прижимается ближе, а затем поднимает к мужу лицо.
  -Как же я люблю тебя, Яша, как же люблю!
  -И я тебя, моя девочка.
  Женщина задорно хохочет.
  -Все еще девочка?
  -Ну разумеется. Моя малышка. Обожаю тебя!
  Она нежно касается губ мужа поцелуем, а когда отрывается, шепчет:
  -Я желаю нашему сыну такой же настоящей любви.
  -Я уверен, что у него обязательно такое будет!
  Вероника же забралась в кровать и свернулась клубочком. Девушка прикрыла глаза и подавила рыдания. Она не будет плакать. Она никому не покажет своей слабости. Да, Боре придется рассказать, и о Диминых угрозах тоже. А дальше уж пусть он решает … Решит, что недостойна она теперь его — значит, недостойна. Расстанутся. Вероника даже вздрогнула от такой перспективы. Но обманывать … Нет. Борис достоин правды.
  Примерно через две недели Вероника почувствовала себя плохо. Кружилась голова, подташнивало, девушка обратилась к врачу. Терапевт направила и к гинекологу. Та осмотрела девушку, чуть покачала головой.
  -Замужем?
  -Нет пока.
  -Кровь надо сдать, беременна ты, милая.
  -А срок?
  -Что срок? Не знаешь, когда была близка с мужчиной? -Врач приподняла брови. -Или разные они у тебя?
  -Да нет … не разные.
  -Аборт что ли будешь делать?
  -Нет, не буду. Не смогу его убить.
  -Ну так и какая тебе разница какой срок? Две-три недели. Кто точнее-то скажет.
  Вероника даже побледнела.
  -Две недели?
  -Примерно так. Срок небольшой.
  -Понятно, спасибо, доктор.
  Лишь в коридоре девушка разрыдалась. За что ей это? Почему она теперь беременна ребенком Димы? Почему? Ему она не нужна. Ребенок также не будет нужен. Да и как она скажет. Тот засмеется в ответ … Девушка отерла слезы и поднялась. Надо что-то делать, как-то решать … Ну а пока у нее занятия. В консерватории ее нашла староста группы.
  -Бегом Градова, бегом к декану! Тебя ищут.
  -К декану?
  -Да иди уже, итак объяснялась, что к врачу уезжала ты.
  -Иду, иду.
  В кабинете декан довольно улыбнулся.
  -Ну Градова, поздравляю тебя.
  -С чем Станислав Викторович?
  -Помнишь на последнем конкурсе были представители швейцарского музыкального колледжа?
  -Да.
  -Они выбрали тебя для обмена. Их студентка будет учиться у нас, а ты поедешь к ним. Ты же говоришь по французски и немецки?
  -Говорю, Станислав Викторович.
  -Ну так и собирайся, до конца мая будешь учиться у них.
  -Спасибо, Станислав Викторович.
  -Билеты консерватория оплатит. Визу тоже оформят. Думаю, к началу декабря ты уже в Берне должна быть.
  Девушка лишь кивает. Декан улыбается.
  -Не посрами нашу консерваторию.
  -Как можно, Станислав Викторович.
  -Именно поэтому тебя и направляем.
  Вероника довольно улыбается. Следующие пару недель девушка поглощена решением административных вопросов, а когда приезжает Борис, то без колебаний сообщает.
  -Борь, пока тебя не было я о многом подумала.
  -Вероника?
  -Борь, я думаю, что мы с тобой не пара.
  -Что это еще за глупости?
  -Я говорю абсолютно серьезно. У тебя своя жизнь, у меня своя.
  -Послушай, Вероника, меня не было три недели. Что случилось за это время?
  -Ну хорошо, раз уж ты так непременно хочешь знать правду — я встретила другого.
  -Ясно.
  -Ты не обижайся, пожалуйста, но ты же понимаешь, когда еще, как не в молодости пробовать встречаться, искать своего человека.
  -Я думал, мы уже нашли друг друга.
  -Мне тоже так казалось. Но оказалось, что все не так.
  -Вероника. Скажи мне, что случилось.
  -Да многое тут случилось. Во-первых, я полюбила другого. Во-вторых, я уезжаю учиться в Швейцарию.
  -Навсегда?
  -Не знаю еще, пока до конца мая. Но ты же понимаешь, будет глупо не воспользоваться такой возможностью.
  -Да, я понимаю. Ты выбираешь карьеру.
  Девушка тут же хватается за предложенное им решение.
  -Да, конечно. Я и не собиралась быть домохозяйкой!
  -Я и не требовал этого от тебя!
  -В общем, Борь, ты понимаешь, такой шанс дается раз в жизни.
  -Я понимаю. Ну что же, удачи тебе, Вероника.
  Та кивает.
  -Спасибо, Борь. И тебе всего хорошего.
  Он кивает и уходит. Долго долго бродит по улицам, колючий декабрьский снег застилает глаза. Кажется, что жизнь вытекает из него. Он приходит домой после двенадцати. Мать пьет на кухне валерьянку.
  -Боренька?
  -Мам, прости. Я должен был позвонить.
  -Боренька! -Мать вскрикивает и прижимается к сыну. Он машинально обнимает маму.
  -А папа где?
  -Ночное дежурство.
  -Мам, ты прости меня, переволновал тебя.
  -Главное, что ты жив и здоров.
  -Я мам в душ пойду, что-то замерз.
  -Давай, иди, а я пока ужин подогрею и чай приготовлю.
  Она все поняла, но не решилась очень много расспрашивать сына. Видно было, что он ранен. Очень ранен. Она все-таки сделала ему больно. Женщина поджимает губы. Борис вышел из ванны уже иным, кажется, даже жесткость откуда-то появилась.
  -Мам, я хочу сказать, что с Вероникой покончено.
  -Что случилось, Борь?
  -Нашла более перспективного.
  -Борь, ну ты меня извини, мы тебя тоже не на помойке нашли.
  -Она теперь птица высокого полета, уезжает учиться в Швейцарию.
  -Боря! -Мать чуть повышает голос. -Ты тоже в Швейцарию уехать хочешь?
  -Нет конечно.
  -Хочешь, в Израиль поезжай?
  -Не хочу.
  -Борь, я серьезно. Наверняка, у тебя там будут хорошие перспективы.
  -Мам, ты меня из дома-то не выставляй. У меня прекрасные перспективы в институте акушерства и гинекологии.
  -Я никуда тебя не выставляю. Просто рассказываю, что у тебя тоже есть высокие горизонты.
  -Они у меня всегда были. А Вероника … Ну что Вероника. Я пожелал ей сегодня счастливого пути. И пусть будет счастлива.
  -Я хочу, чтобы был счастлив мой сын.
  -Это зависит только от меня. Полагаю, приду немного в себя и обязательно встречу особенную девушку, которая станет моей женой.
  -Ты знаешь, сын, я ведь тоже до твоего отца встречалась с мальчиком.
  -И?
  -Мы расстались. Он уехал …
  -А что было потом?
  -Потом на одном из семейных сборищ я встретила твоего отца. И знаешь что? Только тогда я поняла, что совсем не любила. Потому что то, что вызвал в моей душе твой отец — это ни с чем не сравнимые чувства!
  -Надеюсь, когда-то и я так смогу сказать. -Борис кивает матери, допивает чай.
  -Мам, я спать пойду.
  -Иди, сынок, иди.
  Женщина лишь грустно улыбается. Вот и не пришлось ей ничего говорить сыну. Та сама все сказала. Но от этого не легче. Ведь Борису одинаково тяжело … Крушение планов и надежд. Зачем она так поступила с Борисом? Зачем?
  Но у матери ответа на этот вопрос не было. Хорошо хоть Вероника не растеряла остатки порядочности и сама рассказала обо всем Боре. Было бы куда хуже, если бы продолжала его обманывать.
  Вероника же завернувшись в большую материну шаль сидела в коридоре на подоконнике и смотрела в окно. Снежинки кружились в замысловатом танце. Черная ночь поглотила кажется все вокруг. Девушка опустила голову на колени и старательно боролась со слезами. Больно, очень больно. Но куда больнее было бы рассказать Боре, что она не только позволила насилие над собой, но и не нашла в себе силы избавиться от плода этого насилия. И теперь всю ее жизнь рядом с ней будет живое напоминание … Живой знак того, что она была слаба. Но делать несчастным еще и Борю она не собиралась. Из них двоих — хотя бы он должен быть счастлив. А она будет помнить … Вероника смахнула слезы.
  Она будет помнить их время, его нежность и страсть. Будет помнить.
  Почему-то в аэропорту она выглядывала его. Но нет, конечно же он не пришел. Да и откуда бы ему знать, когда она уезжает. Вероника попрощалась с подружкой и прошептала.
  -Даже не верится, что я уезжаю.
  -Вероника! Ты такая счастливая! Как я тебе завидую!
  -Да, Марьяна, очень счастливая. Желаю и тебе такой удачи!
  -Спасибо, подружка, спасибо.
  Они помахали друг другу и Вероника прошла на паспортный контроль. Марьяна обернулась к одной из колон в центре зала. Обошла ее.
  -Ну и почему ты не подошел?
  -Не хотел причинять ей неудобства.
  -Вы же встречались.
  -Она сказала, что уезжает, что встретила другого.
  -Борис!
  -Да ладно тебе, Марьяна. Вероника четко выразилась, что больше не хочет со мной встречаться.
  -Она конечно выглядела довольной, но она несчастна.
  -Она выглядела и довольной, и счастливой. Сразу понятно, у человека начинается новая жизнь.
  Марьяна кивнула.
  -Может ты и прав, Борь. Не знаю.
  -Да прав я, прав. Ладно, спасибо тебе, что позвонила.
  -Она моя подруга. Действительно очень хорошая подруга.
  -С ней все в порядке. Она довольна и счастлива. Я могу лишь умыть руки.
  -Но ты несчастлив.
  -И что с того? Она и не обязана делать меня счастливым. И вообще, мои чувства — это мои проблемы.
  -Борис!
  Тот выдавливает из себя улыбку.
  -Я уже столько лет Борис. Ладно, Марьян, тебя до города-то подвезти?
  -Подвези, ты на машине?
  -Ага, на машине.
  
  Глава 6.
  Сентябрь 2015 года.
  -Борис Яковлевич, Борис Яковлевич.
  Запыхавшаяся медсестра кричала от самого начала коридора. Доктор обернулся.
  -Да, Юлечка?
  -Александр Сергеевич просит в операционную зайти. Сложную пациентку привезли.
  Тот кивает, спешит в операционную. Там уже обычная суета. Он моет руки и ждет, пока его облачат в халат, одевает перчатки, заходит.
  -Саша?
  -Не справляюсь, Борис Яковлевич. -Оперирующий доктор кивает заведующему отделением. Борис подходит ближе, оглядывает фронт работ.
  -Я сам, Саша. -Более молодой уступает место опытному. Борис отдает отрывистые приказания:
  -Скальпель. Зажим. Тампон. -Сосредоточенно работает, прислушиваясь только к писку мониторов. Опытный анестезиолог следит за сердцем пациентки. Наконец, операция завершается. Борис откладывает скальпель, вглядывается в бледное лицо пациентки и бледнеет сам.
  -Борис Яковлевич?
  -Кто она?
  -Градова Вероника Александровна. -Читает с карты медсестра.
  -Выкидыш, значит … -Устало говорит Борис.
  -Второй, доктор.
  -Стимулировали что ли? -Он оборачивается к доктору. Тот кивает.
  -А почему выкидыш тогда? Не поддерживали медикаментозно?
  -Поддерживали, Яков Борисович.
  -Хорошо, сейчас-то хоть перерыв сделайте, пусть организм отдохнет.
  -Конечно, Борис Яковлевич.
  Борис вглядывается в мониторы, следит за тем, как пациентку перекладывают на каталку, чтобы отвезти в реанимацию. Идет следом, кивает медсестрам в реанимации.
  -Эта пациентка должна быть на особом контроле. Позвоните мне, когда она придет в себя.
  -Да, Борис Яковлевич.
  Когда Вероника приходит в себя, то ощущает лишь боль. Кажется, боль затопляет ее всю. Целиком. Болит и внутри, и снаружи. И душа. Ну почему Господь не дает ей больше детей? Почему? Что она сделала не так? И когда …
  Женщина шевелится, молоденькая медсестра тут же бросается к ее кровати.
  -Аккуратно, Вероника Александровна, вам пока бы лучше не двигаться.
  -Да, конечно.
  -Я доложу доктору. Полежите.
  Девушка набирает внутренний номер.
  -Борис Яковлевич, пациентка пришла в себя.
  -Хорошо, Варенька, я сейчас подойду.
  Кажется, вся история их отношений проносится перед его мысленным взором, пока он идет от своего кабинета к реанимации. И их знакомство, и их встречи. И ее такой неожиданный отъезд. Борис мрачнеет, а потом отбрасывает эти мысли прочь. Она имела право устраивать свою жизнь так, как ей хотелось. Да и прошло уже 20 лет.
  Мужчина заходит в реанимацию и подходит к ее кровати.
  -Как вы себя чувствуете, Вероника Александровна?
  Вероника дрожит, когда поднимает к нему глаза. Этот голос она узнала бы из тысячи. Да что там из тысячи — из миллиона. Боря, Боренька. Женщина шепчет:
  -Относительно не плохо, -встречается с ним взглядом и продолжает. -Борис Яковлевич.
  Тот перехватывает ее запястье и считает пульс. Переводит взгляд на мониторы.
  -Мы еще понаблюдаем вас в реанимации, Вероника Александровна.
  -Да, доктор.
  -Вам нужно будет очень хорошо себя беречь, хотя бы год отдыха дать своему организму.
  Вероника опускает глаза.
  -Видимо, что-то со мной не так, ничего не получается.
  -В подобных вопросах нужно смотреть все в комплексе, причина может быть и не в вас, а в вашем мужем.
  -В муже?
  Борис кивает.
  -Конечно же. Доктор не говорил вам об этом?
  -Нет. Мы старались помочь моему организму зачать и выносить.
  -Если хотите, я могу посмотреть вашу историю болезни и высказать свои соображения.
  -Я не знаю. -Вероника явно смущается. Борис улыбается.
  -Я хороший врач, Вероника. Это действительно так.
  -Я никогда в этом не сомневалась.
  Тот кивает.
  -Да, ты не сомневалась.
  -У тебя есть дети? Почему вообще вы с доктором решили, что тебе нужна какая-то помощь в зачатии и вынашивании?
  -У меня есть сын. Но ведь я родила его давно, а теперь я уже в возрасте.
  Борис улыбается.
  -В каком ты возрасте? Тебе не больше сорока, правильно?
  -Да. Тридцать девять.
  -Многие женщины рожают первого малыша в вашем возрасте.
  -Мы же на «ты». -Шелестит Вероника.
  -Да, на «ты», извини. Отец твоего ребенка — это твой нынешний муж?
  -Я вообще не замужем.
  -Я скорее интересуюсь, один ли это мужчина, тот, от которого ты была беремена в этот раз и отец твоего сына.
  -Нет, они разные.
  -Так может быть, вообще проблема в нем. Он обследовался? Сдавал спермограмму?
  -Нет, что ты.
  -Но почему?
  -Виталик не будет этого делать. Да и вообще сама затея с ребенком больше моя. Возраст поджимает … Если я хочу стать мамой еще раз — я должна успевать.
  Борис приподнимает брови.
  -Но проблема может быть вовсе не в тебе, а все эти лекарства, что принимаются для закрепления плода, могут потом и аукнуться на твоем здоровье.
  -Я понимаю, спасибо тебе за участие.
  -Да в общем-то не за что. Хочешь, я могу посмотреть твои анализы, сделать УЗИ. Разумеется, не сейчас, а когда ты оправишься.
  -Если тебя это не затруднит. -Вероника опускает глаза. -И если это не вызовет какие-то негативные эмоции.
  -Что ты, Вероника. Прошло уже столько лет. Я давно успокоился.
  Она сглатывает.
  -Я рада, что ты не держишь на меня зла. Я правда тогда не видела другого выхода.
  Борис выдавливает из себя улыбку:
  -Кто старое помянет — тому глаз вон, да?
  -Да.
  -Ну а пока отдыхай, завтра я зайду тебя проведать и осмотрю.
  -Спасибо, Борис.
  Доктор улыбается, перехватывает ее ладошку и подносит к губам.
  -Доброго дня, Вероника.
  Илона отложила книгу в сторону. Скоро со службы приедет отец, нужно приготовить ужин. Девушка поспешила на кухню, на ходу набирая бабушку.
  -Бабуль, как дела?
  -Все хорошо, Илоночка, как ваши дела?
  -Собираюсь приготовить ужин.
  -Твой отец еще не приехал?
  -Нет. Сказал, что должен посмотреть еще одну сложную пациентку, сегодня оперировал, а потом сразу приедет.
  -Хорошо, внучка. Ты к занятиям подготовилась?
  -Да, бабушка, я помню, что нужно очень хорошо учиться, чтобы поступить в университет.
  -Да, дорогая. Очень хорошо учиться и все получится.
  -Я и так не сомневаюсь, что у меня все получится.
  -Илона! -Бабушка пытается придать своему голосу строгость, но девушка уже хохочет.
  -Бабулечка! Все будет хорошо. Ладно, я отключаюсь, буду готовить.
  Перед выходом из клиники Борис заглянул к младшему коллеге.
  -Саш, ты мне отдай эту пациентку, пожалуйста.
  -Берите Борис Яковлевич. Я и сам хотел попросить вас ее взять. Я больше не знаю, чем ей помочь.
  -Посмотрю, может быть можно что-то еще сделать.
  Александр Сергеевич улыбается, довольный. Эта сложная пациентка перейдет к заведующему, а значит, в целом клиника останется в выигрыше.
  Приехав домой, Борис первым делом обнял дочь.
  -Красавица моя!
  -Папуль, как дела?
  -Все хорошо, родная. Как твои дела?
  -Все хорошо, пап, вот ужин приготовила.
  -А Анна когда ушла?
  -Ей сегодня к стоматологу, она отпросилась в два.
  -А, да, я и забыл. Ну хорошо. Бабушке звонила?
  -Да, позвонила, они пока останутся на даче, не хотят в город ехать.
  -Ну погода еще позволяет. Да и если нужно — включат в доме отопление.
  -Угумс. -Девушка улыбается. -Пойдем, пап, покушаем. Ты сегодня выглядишь довольным. Удачная операция?
  -Даже две. Одна моя плановая, а вторая помогал Саше.
  -Ты волшебник, пап.
  -Не совсем, моя дорогая, не совсем.
  -Пап … ты не должен себя винить! Ты сделал все что мог, чтобы помочь маме. Вспомни, даже в ведущей израильской клинике ей не смогли помочь.
  -Да, доченька. Да. Но если бы я заметил раньше …
  -Пап, ты все-таки не специализируешься на онкологии.
  -Нет … Но я же доктор.
  -Доктор, а не господь Бог! Даже мамина мама считает, что ты сделал все, что мог.
  Борис кивает.
  -Может быть, мне стоило все же жениться, чтобы в доме появилась женщина?
  -Меня вполне устраивает Анна. -Тянет девушка. -И уж точно тебе не нужно жениться ради меня. Знаю я эти глупые предрассудки, -она передразнивает: -Девочке нужна мать. Девочка должна жить в полной семье. Все это полные глупости.
  Борис кивает.
  -Согласен, что заводить отношения ради детей несколько глупо. Но все-таки.
  -У меня для женского влияния есть две бабули.
  Борис поднимает ладони кверху.
  -Хорошо, хорошо, моя девочка!
  Роман Александрович Градов приехал в клинику сразу, как узнал, что с матерью случилось несчастье. Парень уже год жил отдельно, с тех самых пор, как поступил в медицинскую академию. Мама сначала противилась, а затем все же согласилась с его доводами. Во-первых, у них была эта квартира-студия. И находилась она совсем недалеко от академии. А во-вторых, они с Виталием не очень-то ладили. Мужчина постоянно искал поводы придраться. Сначала Роман пытался наладить с мужчиной матери отношения, а потом плюнул и просто стал его игнорировать. Ну а когда съехал, их отношения неожиданно приобрели какой-то спокойный характер. Может быть и правда тот ревновал мать к сыну. Хотя очень странно конечно. Хорошо, что хоть позвонил и рассказал, что маму увезли. Роман получил всю необходимую информацию, разумеется, в реанимацию его не пустили. Хотя вновь было не понятно, почему мама там, если состояние здоровья стабильное. Медсестра внизу с улыбкой пояснила:
  -Так решил доктор. Приходите завтра, возможно, вашу маму уже переведут в палату.
  -Спасибо.
  -Вот, возьмите номер телефона, позвоните сначала.
  -Спасибо, девушка.
  Роман вышел, еще раз оглянулся на окна клиники, на удачу набрал номер матери, прошло несколько гудков, парень уже хотел было положить трубку, как мама ответила.
  -Мама!
  -Ромочка!
  -Мам, с тобой все в порядке? К тебе не пускают!
  -Все хорошо, сынок. Просто доктор решил перестраховаться.
  -Значит, завтра тебя переведут в палату?
  -Думаю да.
  -Я приеду вечером, чтоб уж наверняка тебя увидеть. Что тебе привезти?
  -Ничего не нужно, сынок, здесь все есть. Просто сам приезжай.
  -Договорились. Мне сказали, что посещения до восьми часов. Так что жди меня завтра.
  -Хорошо, целую тебя, мальчик мой.
  -И я тебя, мамочка!
  Парень довольно улыбается. Мама говорила вполне бодро, а значит, все хорошо. Да, просто так в реанимацию не попадают, но ведь и после операции сразу в палату не отвозят. Завтра он ее увидит и все поймет.
  На следующее утро Борис при обходе сначала зашел к Веронике.
  -Доброе утро, Вероника.
  -Доброе утро, Борис.
  -Как ваше самочувствие?
  -Хорошее, я даже пробовала вставать. До уборной. -Поясняет она.
  -Головокружения не было?
  -Нет.
  -Думаю, сейчас мы тебя переведем в палату, а потом я еще раз зайду, хорошо?
  -Да, доктор, как скажете.
  Борис обернулся к медсестре.
  -Переводите в пятую палату.
  -В пятую, доктор?
  -Да, в пятую. Зайди потом ко мне.
  -Конечно же.
  Довольно споро медсестра помогла Веронике пересесть в кресло и покатила женщину по коридору. Вероника с первого взгляда поняла, что эта палата платная.
  -А меня точно сюда?
  -Точно, доктор же сказал, в пятую.
  -Но это платная палата? А у меня только стандартная страховка.
  -Но вы же теперь пациентка Бориса Яковлевича?
  -Да, Александр Сергеевич так сказал.
  -Ну в таком случае никаких вопросов быть не может. Куда доктор сказал — туда и размещаем. Он должен быть в курсе вашей страховки.
  -И все-таки, когда будете к нему заходить, уточните пожалуйста. Мне бы не хотелось, чтобы произошло недоразумение.
  -Я уточню, не беспокойтесь. А пока ложитесь, пожалуйста.
  Вероника забралась в кровать, медсестра помогла укрыться, принесла из реанимации ее сумку и пакет с вещами.
  -Все здесь положу, хорошо.
  -Да, конечно.
  -Пока не вставайте, доктор осмотрит и скажет, можно или нет.
  -Конечно.
  Медсестра кивнула и поспешила в кабинет к Борису Яковлевичу.
  -Борис Яковлевич?
  -Да, Варенька.
  -Палата же платная, а у нее обычная страховка.
  -Я в курсе про страховку. Счет принесешь мне, понятно?
  -Борис Яковлевич?
  -Ну что Борис Яковлевич?
  -Как скажете. -Девушка улыбается.
  -А пациентке скажи, что все другие палаты заняты и поэтому зав.отделением распорядился положить ее в эту палату. Все понятно?
  -Так точно, Борис Яковлевич!
  Доктор смеется.
  
  Глава 7.
  Борис зашел к своей пациентке после обеда.
  -Как самочувствие Вероника? Температуру мерили?
  -Да, мерила, нормальная температура.
  -Болит живот, да?
  -Ноет.
  -Я выпишу на ночь обезболивающие, нужно хорошо спать. Просмотрел твою историю болезни. Надо будет еще на УЗИ тебя посмотреть, но пока я ничего страшного не увидел.
  -Спасибо, Борь. Знаешь, может быть, это мне плата за мои грехи. Недостойна я детей иметь.
  -Что за глупости? Ты делала аборт?
  -Нет, что ты … Хотя могла бы … -Вероника сглатывает.
  -Но не сделала же?
  -Нет. Родила …
  -Разве жалеешь?
  -Что ты, конечно нет. У меня прекрасный сын.
  -Вот видишь. А какие еще грехи могут быть у тебя.
  Вероника опускает глаза.
  -А ты? Женат, да?
  -Вдовец. Есть дочка.
  -Понятно. Извини, я не хотела …
  -Отчего же, эта информация все равно бы стала тебе известна, захоти ты ее узнать. А ты постоянно теперь живешь в Москве или наездами?
  -Постоянно живу в Москве, скорее лишь изредка уезжаю на гастроли.
  -А я думал, ты живешь в Швейцарии, еще и удивился, когда увидел тебя.
  -Нет. Я вернулась в конце мая 1996 года, а потом ездила конечно туда, но позже и на гастроли.
  -Ничего себе. А я думал, ты уехала туда на несколько лет.
  -Нет, Борь. Нет.
  -Ну в любом случае, эта поездка дала тебе новые возможности.
  -Да, конечно, она не была бесполезной.
  -Ну что же, очень хорошо, я рад за тебя. Запиши мой сотовый, если вдруг почувствуешь себя хуже, пожалуйста, набери.
  Вероника тянется за телефоном, записывает номер, улыбается.
  -Уверена, со мной все будет в порядке.
  -Мало ли. Все-таки ты не просто пациентка, мы же знакомы.
  -Да, мне повезло, что ты меня оперировал.
  -Ну Саша никогда не будет действовать руководствуясь амбициями, если видит, что не справляется, всегда зовет на помощь. Именно поэтому у него будет большое будущее.
  -Я рада этому. Он хороший доктор, внимательный и аккуратный.
  Борис улыбается.
  -Ага. Он передал тебя мне, сказал, что истощился в идеях помочь тебе выносить.
  -Ты поможешь мне?
  -Поговорим об этом через год, хорошо?
  -Конечно же.
  -Я выпишу тебе контрацептивы, надеюсь, ты будешь их аккуратно принимать. Твой организм не выдержит еще выкидыша.
  -Да, я сделаю, как ты говоришь.
  -Вот и замечательно.
  Борис кивает пациентке.
  -А пока отдыхай, до завтра, Вероника.
  -До завтра, Борис.
  Дежурная по отделению, медсестра Юля даже вздрогнула, когда увидела удаляющуюся фигуру в накинутом белом халате.
  -Борис Яковлевич? -Прошептала девушка. Но мужчина уже ее не слышал, он отворил дверь пятой палаты и зашел внутрь.
  -Странно, -сама себе сказала девушка. Борис Яковлевич ведь совсем недавно уехал домой. Зачем он вернулся? И почему не одел халат, а лишь накинул? Она потерла виски. Может ей вообще все привиделось?
  Она вновь погрузилась в бумаги, еще через время услышала шаги, подняла глаза.
  -Борис Яковлевич? -Пролепетала девушка, а затем поняв, что ошиблась, улыбнулась.
  -Ой, молодой человек, извините. Обозналась.
  -Ничего, девушка, вы не подскажете, а в какое время будет лечащий врач пациентки из пятой палаты?
  -Доктор приходит к восьми.
  -А до скольки?
  -До трех или четырех. Это заведующий отделением, он еще остается для административной работы.
  -Спасибо, девушка.
  -Пожалуйста. -Юля вновь разулыбалась. Какой красавчик! И снова придет завтра, а может быть, и послезавтра. Можно попытаться его окрутить!
  Утром Борис случайно услышал разговор двух своих медсестер. Одна сменяла другую, и ночная радостно говорила:
  -Ой, Сашенька, ты бы знала, какой красавчик вчера приходил!
  -Юлька! Опять запала на родственника пациентки?
  -Да чтооо.
  -Да ничего, Юля!
  -Ты только представь нашего Бориса Яковлевича.
  -Бориса Яковлевича?
  -Да! -С придыханием продолжила Юля, -только моложе лет на двадцать.
  -Да ну тебя, Юлька!
  -А вот и не ну. Высокий, красивый, а какие волнистые волосы! А карие глаза! Ах!
  Ее товарка хохочет.
  -Ты неисправима, Юлька!
  -Я хочу встретить подходящего мужчину, вот что я тебе скажу, подружка.
  Борис прошел в свой кабинет. Интересно, о ком они говорили? Затребовал себе лист вчерашних посещений больных. Так и есть, пациентку из пятой палаты посещал некий Градов. Отец или сын. Хотя странно, что сын носит ее фамилию. Хотя может быть он артист и так удобнее? Борис направился к Веронике.
  -Доброе утро, Вероника.
  -Доброе утро, Борис.
  -Тебя вчера навещал сын?
  -Да, Рома приезжал.
  -Понятно. Утром подписывал списки тех, кто проходил в отделение. -Поясняет мужчина.
  Вероника кивает.
  -Твой сын артист?
  -Нет, а почему ты так решил?
  -Он назвал фамилию Градов.
  -Это его фамилия. -Шепчет Вероника.
  -Ты родила его не в браке?
  -Да, не в браке.
  -Извини, пожалуйста, Вероника, я не хотел тебя обидеть.
  -Нет никакой обиды. Он действительно родился вне брака.
  -А его отец?
  -Он оказался ему не нужен.
  -Извини, Вероника.
  -Да ничего. Я привыкла.
  -Я выписал направления на анализы, нужно сдать сегодня, зайду к тебе после обеда.
  -Да, конечно, я все сделаю.
  Борис кивает пациентке и выходит в коридор.
  -Борис Яковлевич!
  -Да, Сашенька?
  -Вас хочет видеть молодой человек.
  -Кто?
  -Сын пациентки из пятой палаты.
  -Проводи в мой кабинет, пожалуйста.
  -Да, конечно.
  Борис проходит в свой кабинет, усаживается за бумагами, а когда посетитель заходит, мужчина едва сдерживает вскрик удивления. Впрочем, стоящий напротив него парень тоже ошарашенно смотрит. Борис приходит в себя первым.
  -Заходите, молодой человек. Вы сын Градовой Вероники Александровны?
  -Да, доктор.
  -Меня зовут Борис Яковлевич. Я ее лечащий врач. Слушаю вас.
  -Я хочу узнать о ее состоянии.
  -Ваша мама потеряла ребенка, сейчас положение стабильное.
  -Когда ее выпишут?
  -Примерно через неделю, если все будет хорошо.
  -Что нужно будет обеспечить ей дома, для лучшей реабилитации?
  -Да в общем-то ничего особого. Тяжести не поднимать, но я думаю, она их и так не поднимает?
  -Не должна. Я понял, доктор. Спасибо. Можно пройти к маме?
  -Да, но она должна была пойти сдавать анализы.
  -Я подожду ее в палате.
  -Конечно.
  Борис поднялся и проследовал к окну. Потер виски. Парень действительно похож на него. Но как? Почему Вероника ничего не сказала?
  После обеда, просмотрев ее анализы, мужчина прошел в палату к пациентке.
  -Все хорошо, Вероника. Неделю еще побудешь у нас, понаблюдаем и будем тебя выписывать.
  -Спасибо, Борь.
  -А ты мне ничего сказать не хочешь, Вероника?
  -Сказать?
  -Ну да, ты мне ничего сказать не хочешь?
  -Борис?
  -Ко мне заходил твой сын.
  -Рома заходил к тебе?
  -Да, именно так. Ты ничего в этой связи мне не хочешь сказать?
  -Я не знаю, а что ты хочешь услышать?
  Внутренне Борис закипает, но сдерживается.
  -Ну например, может быть, ты хочешь мне рассказать, почему твой сын так похож на меня, нет?
  -Похож на тебя? -Голос Вероники слаб.
  -А ну да, ты ж этого не замечаешь. Я настолько тебе неприятен, что даже в ребенке ты не хочешь видеть мои черты?
  -Борис? -Женщина ошарашенно смотрит на него. -Что такое ты говоришь?
  -Не ожидал я от тебя такого, Вероника, не ожидал.
  Мужчина стремительно покинул палату. Ошарашенная Вероника осталась лежать одна. Женщина долго размышляла, а затем поднялась и направилась к кабинету врача. Остановилась у поста медсестер.
  -Подскажите, пожалуйста, кабинет Бориса Яковлевича.
  -Вон та дверь. -Девушка с интересом оглядела пациентку. Вероника встретилась с ней глазами.
  -Почему вы так на меня смотрите?
  -Да нет, это я так.
  -А все-таки, девушка?
  -Ну … это же ваш сын приходил утром, да?
  -Да, мой сын. И что?
  -Да в общем-то ничего.
  -Что не так с моим сыном?
  -Да все в порядке, вы чего такая нервная-то? Ну похож он на нашего зава, так что такого.
  -Похож на вашего зава?
  -Вы прикидываетесь что ли? Все в отделении знают, что Борис Яковлевич проявляет к вам особенный интерес. А теперь и причина стала понятна.
  Вероника сглатывает. Кивает. Идет по коридору, все еще не понимая странных намеков девушки. Стучится. Борис поднимает голову.
  -Войдите.
  -Можно, Борис Яковлевич?
  -Заходите, Вероника Александровна.
  Она плотно затворяет дверь.
  -Нам нужно поговорить. Я не понимаю ни твоих намеков, ни намеков твоих сотрудников.
  -Каких еще сотрудников?
  -Медсестра только что сказала странное.
  -Вероника? Ты издеваешься, да?
  -Нет. Объясни мне, Боря, пожалуйста.
  -Сначала скажи, что тебе сказала медсестра.
  -Она сказала, что Рома похож на тебя.
  -А ты этого не видишь? Сама ты этого не видишь?
  -Нет, -как-то беспомощно отвечает женщина, а затем зажимает губы ладонями. Шепчет. -Он правда похож на тебя, да? На тебя?
  -Похож. -Кивает Борис. Глаза женщины наполняются слезами, она опускается на колени на пол и буквально воет от бессилия.
  -Вероника? -Он в два шага оказывается рядом, опускается на колени рядом и притягивает ее к себе.
  -Что же я наделала? Что же я наделала.
  -Тшшш, малышка, ну что ты.
  -Он не может быть твоим, не может.
  -Да почему же?
  -Доктор сказала мне тогда срок. Сказала.
  -Сколько ему?
  -Он родился восьмого августа 1996 года.
  -Так и почему он не может быть моим? Вероника?
  -Меня изнасиловали тогда. -Признается женщина.
  -Изнасиловали? Вероника? Почему ты ничего не рассказала мне?
  -А что бы это изменило? Мало того, что я стала грязной, так еще и в моем теле остался след того. Я не могла даже и подумать о том, что ты будешь воспитывать ребенка от другого мужчины. И не могла выдать его за твоего. Так поступить с тобой я тоже не могла.
  -Но кто сказал тебе, что он от насильника?
  -Доктор на первом же осмотре назвала мне срок.
  -Вероника! -Он буквально стонет ее имя.
  -Что, Боря?
  -Ну кто на столь раннем сроке может назвать его точно?
  -Она сказала. -Женщина вновь всхлипывает.
  -Мальчик похож на меня. Очевидно, он мой сын.
  -Но я … Я никогда не видела никакого сходства. Мне всегда казалось, что он похож на моего дедушку.
  -Можно сделать анализ ДНК.
  -А если окажется, что он твой сын …
  -Вероника, в чем дело? Ты не хочешь, чтобы мы общались?
  -Общались? Господи, да всю его жизнь я только и хотела, чтобы у него появился отец. Настоящий, такой, которому он будет нужен и интересен. -Вероника размазывает слезы по щекам. -Я даже и мечтать не могла, что он твой сын. А теперь ты говоришь, что он похож на тебя.
  -В отделении уже сплетничают об этом. Все заметили наше сходство. Можно и анализ сделать, но кажется, и твой сын уловил наше сходство.
  -Этого не может быть! -Она лишь тихо стонет, закрыв лицо ладонями.
  -Вероника, девочка моя. Что же ты наделала, почему ты не рассказала мне о том, что с тобой случилось? Почему? Все было бы иначе.
  -Я не могла … Не могла взваливать на тебя еще и это. Нет … Боренька, нет.
  -Но мы любили друг друга. Кому, как не любимому человеку нужно говорить о своих проблемах?
  -Я запятнана …
  -Ты мать моего сына. Остальное для меня не играет никакой роли.
  Он притягивает ее в объятия и нежно поглаживает по спине.
  
  Глава 8.
  «Ты мать моего сына» -эти слова все еще звучали в ее голове. Вероника вызвонила сына и попросила его приехать. Роман был краток.
  -Мам? Это по поводу этого доктора?
  -Да. Ты ведь приедешь?
  -Да, почему бы и нет.
  Попросила и Бориса прийти в палату, когда Рома приехал. Поставила их рядом, вгляделась. Перевела взгляд с одного на другого. Потом снова. Побледнела. Сын отреагировал первым.
  -Мама?
  -Вы и правда похожи. Не понимаю, почему я не видела этого раньше. Почему мне казалось, что ты похож на дедушку … Не понимаю.
  Роман пожимает плечами.
  -Говорят же, что мы выбираем похожих людей. Видимо, подсознательно ты выбрала похожего на дедушку мужчину. -Он замер, а затем продолжил. -Или это не ты выбрала?
  -Ромочка? Что такое ты говоришь?
  -Ты думаешь, я не знаю, да. Думаешь, что я не знаю, что я плод насилия. -Парень повернулся к доктору. -И это вы изнасиловали мою маму.
  -Рома! Нет! -Она с трудом справляется с эмоциями. Уцепляется за руку сына. -Нет. Он никогда не насиловал меня. Мы любили друг друга.
  -Любили значит? Отчего же он позволил …
  Но она не дает сыну договорить.
  -Он не позволял! Рома! Нет! Твой отец был в отъезде, когда это случилось.
  Парень мрачнеет.
  -И ты не сказала, да?
  -Ну а как бы я сказала? Меня изнасиловали. И прежде чем Борис вернулся, мне сказали срок. Я думала, что он никак не может быть отцом.
  -Он был в отъезде полгода?
  -Нет. Три недели.
  -И за это время тебя изнасиловали и сказали срок.
  -Да. -Выдыхает женщина. -Она не сомневалась, когда назвала срок.
  -Мама! Ну кто же может назвать точный срок на таком малом сроке?
  -Она была так уверена. И не забывай, я не врач.
  Парень качает головой.
  -Мамочка!
  Она подходит ближе и обнимает сына.
  -Прости меня, Ромочка. Все могло бы быть иначе, знай я, что Борис твой папа. У тебя был бы отец … Прости меня, сынок.
  -Мы еще никуда не опоздали. У нас еще есть время познакомиться.
  -Я очень надеюсь. Надеюсь, что вы будете общаться. -Она переводит взгляд на Бориса. -Ты ведь правда не против общения? Я … мы ни на что не претендуем, только на некоторое количество твоего времени. Правда же, Рома?
  -Мам?
  -Я про алименты, наследство, и все прочее. Ты ведь не будешь претендовать.
  Парень прижимает мать к себе сильнее.
  -Мамочка!
  Борис вмешивается.
  -Ты говоришь глупости! Я собираюсь быть отцом. Со всеми вытекающими!
  -Но я …
  -Вероника!
  -Спасибо тебе, Боря, огромное спасибо. -Она не сдерживает свои слезы, плачет. Мужчина подходит ближе, обнимает и женщину, и сына.
  -Мы должны хорошенько узнать друг друга. Но для начала ты должна поправиться.
  Борис помог Веронике вновь лечь в постель, а затем подал ладонь сыну.
  -Надеюсь, мы подружимся.
  -Думаю, да. Время покажет.
  Через неделю Веронику выписали, Борис зашел в палату, когда уже приехал Роман.
  -Я хочу вас обоих пригласить ко мне домой в гости. Что скажете?
  Вероника неуверенно смотрит.
  -И меня тоже?
  -А почему нет?
  -Может быть, Рома один поедет?
  -Вероника?
  -Это хорошее решение. Пусть Рома едет один.
  Парень вмешивается.
  -Мам, почему ты не хочешь ехать?
  -Ты познакомишься со своей сестрой.
  -Мам? -Парень вглядывается в материны глаза и больше не настаивает. -Хорошо, мам.
  Борис непонимающе смотрит на женщину.
  -Вероника?
  Она кивает.
  -Так правильно будет, Борь.
  Они обмениваются телефонами и адресами, уговариваются о времени визита. Женщина улыбается.
  -Спасибо тебе, Борь, а теперь, я думаю, нам пора.
  -Да. Не забудь, что тебе на прием через две недели. Тебе напомнят о визите.
  -Спасибо.
  Приехав домой, Вероника первым делом выставила Виталика. Мужчина мало что понял, но послушно собрал вещички и съехал к матери. Напоследок лишь сказал:
  -Ты еще пожалеешь, Вероника. Где найдешь-то мужика, который будет мириться с твоими закидонами. Да еще и не будет против ребенка.
  -Знаешь, Виталик, я кое-что поняла там, в больнице, лучше одной быть, чем так как у нас. Ни любви, ни страсти.
  -Так никто и не виноват, что ты бревно в постели.
  -Угумс. Никто. Удачи тебе, Виталик.
  -И тебе удачи. -Он кривится в улыбке. Женщина закрывает за ним дверь, приваливается лбом к косяку. Улыбается. Все-таки польза из всего произошедшего есть. Виталика давно пора было выставить из дома. Слышит звонок телефона, роется в сумке, достает.
  -Алло?
  -Вероника, привет, это Борис.
  -Привет, Борис.
  -Звоню узнать, как ты доехала, как самочувствие?
  -Все прекрасно, спасибо.
  -Дома тебе обеспечат покой?
  -Да, я же на больничном, да и на работе перерыв.
  -Хорошо. И дома не перенапрягайся. У тебя есть помощница?
  -Помощница? Но зачем мне помощница?
  -Делать уборку, готовить.
  -Борь, я сама справляюсь.
  -Значит, нет. Я пришлю тебе нашу помощницу, она как раз искала дополнительную работу. Сегодня у тебя есть что покушать?
  -Я приготовлю что-нибудь.
  -Лежи, пожалуйста, я сейчас закажу для тебя ужин. Тебе нужно будет только принять заказ у курьера.
  -Борь, я справлюсь. Спасибо.
  -Вероника, это не шутки. Ложись, пожалуйста, ужин тебе привезут.
  -Спасибо, Борь.
  -Не за что. Я позвоню тебе еще попозже.
  Вероника улыбается. Борис в своем репертуаре. Она уже и забыла, что о ней может кто-то так заботиться. Женщина вернулась в кровать и действительно лежала до тех пор, пока не привезли ужин. Посмеиваясь, разложила все по тарелкам. Борис заказал на взвод. Подогрела и покушала. Остатки положила в холодильник. Чуть позже позвонил Борис.
  -Борь, ты много заказал. Останется еще на завтра, спасибо.
  -Это чтобы ты гарантировано ничего не готовила. Я договорился с Анной, она завтра подъедет к тебе к десяти утра. Тебе не рано?
  -Нет, я встаю до девяти.
  -Вот и отлично.
  -Спасибо, Борь.
  -Не забывай, что тебе надо отдыхать, тяжести не поднимать.
  -Я помню.
  -Спокойной ночи.
  -И тебе хороших снов.
  Когда утром пришла Анна, Вероника первым делом уточнила.
  -Борис Яковлевич обговаривал с вами условия?
  -Да. Он сказал три раза в неделю, вам будет удобно вторник, четверг, суббота?
  -Будет удобно.
  -Тогда я буду приезжать к десяти и до двух буду у вас. А потом буду ездить к ним.
  -А им это будет удобно?
  -Думаю, да. Илона все равно утром в школе. Да и готовлю я и у них на два дня.
  -Нам с вами надо договориться об оплате.
  -А Борис Яковлевич уже все решил.
  -В смысле?
  -Он сказал, что оплачивать он будет.
  -Хорошо, я поняла.
  Вероника показала девушке квартиру, что где лежит. А затем Анна озабоченно сказала:
  -Борис Яковлевич сказал, что вам лежать надо побольше.
  -Да, я сейчас прилягу.
  Когда девушка уходит, Вероника набирает Бориса.
  -Борь, есть минуточка?
  -Да, Вероника, что случилось?
  -Почему ты сказал девушке, что будешь сам платить?
  -Ну а кто будет платить? Это же я предложил? Я и плачу.
  -Борь, у меня есть средства.
  -Вероника, я хочу тебе помочь.
  -Это не очень удобно.
  -Это очень удобно. И, пожалуйста, не спорь.
  -Хорошо. В любом случае, это не потребуется длительно. Я восстановлюсь и буду следить за порядком сама.
  -Вот и ладненько. -Борис улыбается. -Ты не передумала приехать к нам на ужин?
  -Нет, Борь, да и ты же сам сказал, что мне лучше побольше лежать.
  -Да. Ну ничего, еще приедешь.
  -Конечно. -Обещает она, вовсе не собираясь выполнять свое обещание.
  Вероника прощается и кладет трубку. Немного думает, а затем перезванивает сыну.
  -Ром, ты приедешь?
  -Мам? Что-то случилось?
  -Я хочу с тобой поговорить о визите к твоему отцу.
  -Давай я приеду сегодня к ужину?
  -Приезжай, Ром.
  Когда сын приезжает, Вероника сразу начинает разговор.
  -Ром, я хочу, чтобы вы с сестрой подружились. Может быть, стоит привезти девушке цветы?
  -Торт и цветы. -Он пожимает плечами. -Стандартный джентльменский набор.
  -Да, хорошая идея.
  -Мам, чего ты боишься?
  -Что что-то испортится и ваше общение с отцом прекратиться. Вы и так из-за меня потеряли столько лет.
  -Мам!
  -Ну что мам? Думаешь, я не знаю, как все эти годы ты хотел иметь отца?
  -Не знаю, в моем мире его просто не было. Ты считаешь, что я как-то особенно страдал из-за этого?
  -Нет?
  -Нельзя страдать по тому, чего у тебя не было.
  -Но если бы я знала.
  -Мамуль, не нужно ни в чем себя винить. Все сложилось как сложилось. Ни он, ни я не предъявляем тебе никаких претензий.
  -Вы оба слишком добры ко мне.
  -Нет. Знаешь, если бы он хотел — он бы узнал, что ты родила, мог бы увидеть меня и уже давно понять, что я его сын.
  -Я сказала, что уезжаю. Он думал, что я уезжаю навсегда в Швейцарию.
  -И что? Мы слава Богу живем в 21 веке, есть интернет и средства связи.
  -Ром …
  -Мам, все сложилось как сложилось.
  -Да, сын. Теперь главное, чтобы дальше все было хорошо.
  -Все будет хорошо, я даже не сомневаюсь в этом.
  -Ты ведь позвонишь мне завтра, когда вернешься из гостей?
  -Да. До какого часа можно звонить?
  -Когда сможешь.
  -А Виталик?
  -Виталик здесь больше не живет, не переживай.
  -Ты его выставила?
  -Да, сразу, как вернулась из больницы.
  -Мам?
  -Ну что? Давно надо было это сделать, еще тогда, когда он поставил меня перед выбором.
  -Вообще-то, я не против жить один.
  -Я и не зову тебя обратно. Ты вполне самостоятельный молодой человек. Но ты всегда можешь прийти сюда и оставаться здесь столько, сколько тебе нужно.
  -Спасибо, мам.
  -Ты мой сын. И я люблю тебя. Не смотря ни на что!
  -Да, мам, я знаю.
  -Откуда ты узнал о изнасиловании?
  -Случайно услышал от бабушки.
  Женщина поджимает губы.
  -Не надо было ей говорить.
  -Я был подростком, и мне казалось, что ты меня не любишь.
  -Ром? -Женщина даже зажимает себе рот ладонями.
  -Мам, проблемы переходного возраста еще никто не отменял. Хорошо, что со мной поговорила бабушка.
  -Тебе казалось, что я мало внимания тебе уделяю?
  -Ну да. И мало любишь. И все такое прочее. Теперь-то я понимаю, что ты дала мне, что могла. Всю свою любовь, не смотря на то, что думала, что мой отец тебя изнасиловал!
  -Но ты в любом случае в этом не был виноват. Даже если твой отец не Борис.
  -Разумеется. Но ты живая. У тебя есть эмоции и ненависть.
  -Но не к тебе! Я никогда тебя не ненавидела! И никогда даже об аборте не думала! Ты мой сын!
  -Я знаю, мам. Знаю. Ты сделала для меня все, ты не раз показывала свою любовь. Я знаю, что ты меня любишь.
  -Ты мой мальчик. Мой любимый мальчик.
  -Но ты рада, что мой отец Борис?
  -Да, сын. Да. Я очень-очень его любила. -Вероника улыбается, вспоминая.
  -И он тебя, да?
  -Мы были молоды, полны сил и мечтаний, нам казалось, что вся наша жизнь перед нами.
  -Но она и была?
  -Да. Только не совместная. -Вероника улыбается теперь грустно. Встряхивает кудрями. -Ты не обращай внимания, у тебя все будет хорошо! Вы подружитесь, будете общаться. Борис прекрасный человек.
  -А вы?
  Вероника сжимает ладони.
  -А что мы … Тоже наверное будем иногда созваниваться.
  -Мам, мне показалось, что ты ему нравишься.
  -Ну … когда-то давно мы были влюблены.
  -Мам!
  -Сыночек, он просто добр к матери своего сына.
  
  Глава 9.
  Борис немного волновался, с Илоной разговор был составлен накануне. Удивительно, но дочь к известию о наличии брата отнеслась вполне благожелательно.
  -Пап, как получилось, что вы не были знакомы?
  -Такие были обстоятельства.
  -И какой он?
  -Прекрасный молодой человек, студент.
  -А его мама тоже придет?
  -Нет. Его мама не придет, она после операции, ей нужен покой.
  -Вы в больнице узнали друг о друге?
  -Ага. Случайность. Но я рад ей. Рад, что теперь знаю о наличии Ромы.
  -Он будет жить с нами?
  -Нет, у него своя квартира.
  -Ты сказал, что ему 19?
  -Да. С первого курса академии он живет отдельно.
  -Ничего себе как!
  -Таково было их с матерью решение.
  -Вот это да.
  -Так что твой брат самостоятельный молодой человек.
  -Вот и хорошо, надеюсь, мы подружимся. Всегда хотела иметь старшего брата.
  Отец кивает. Как замечательно все складывается. Вот и теперь и отец, и Илона с нетерпением ждали прихода молодого человека. Буквально подорвались, когда зазвенел звонок. Борис распахнул дверь.
  -Добрый вечер, проходи.
  Роман улыбается, протягивает девушке цветы.
  -Привет. Это тебе!
  Девушка принимает цветы, протягивает ладонь.
  -Привет. Я Илона.
  -Роман.
  -Проходи, мы тебя ждали.
  -Очень приятно. Ты ведь еще в школе учишься?
  -Да. А ты студент-медик?
  -Ага. У нас все удивлялись, почему я такую профессию выбрал. А теперь понятно.
  -Да, в папином роду все врачи. -Илона улыбается. -Пошли в гостиную, мы уже стол накрыли.
  -Здорово, пойдем. -Роман улыбается отцу. Борис улыбается в ответ.
  -Как мама?
  -Лежит. Она вообще старается как можно меньше времени быть на ногах.
  -Это очень правильно.
  Роман улыбается. Очень хороший знак, что отец так интересуется мамой. И очень удачно, что он вдовец, может быть, у них что-то сложится?
  Парень оборачивается к сестре.
  -Неужели сама готовила?
  -Частично да. Давай, пробуй. Вот этот салат наш с папой любимый. Давай я тебе положу.
  Роман подает тарелку, девушка кладет салат, кивает на горячее.
  -А потом попробуй наши отбивные. Правда это я делала не одна, с Анной.
  -Обязательно попробую. А там в корзиночках что?
  -А это другая закуска. Пробуй.
  Роман отдает должное блюдам.
  -Очень вкусно! Настоящий пир.
  -Папа сказал, что ты живешь отдельно, а кто тебе готовит?
  -Преимущественно питаюсь в столовой академии.
  -А ты далеко от нас живешь?
  -Нет. 15 минут на автобусе.
  -Так ты приезжай к нам ужинать, чего будешь-то голодать.
  Роман улыбается сестре и отцу.
  -А не стесню вас?
  -Вот глупости какие. Ничего не стеснишь, приезжай.
  Парень кивает.
  -Мне нравится эта идея.
  Илона же продолжает.
  -А твоя мама далеко живет?
  -Ну относительно недалеко — четыре станции метро.
  -Но мы ближе. -Девушка довольно улыбается.
  -Получается, что вы ближе.
  -Вот и приезжай к нам. Будет классно.
  -Договорились.
  Кажется, за этот вечер они обсудили все, и как Роман жил до этого, и где учился, и как жила Илона. Борис лишь с улыбкой наблюдал за детьми и слушал их. Илона очень удивилась, что парень почти до школы жил с бабушкой и дедушкой.
  -Но почему?
  -У мамы в Москве не было квартиры, моталась по съемным, плюс спектакли, уезжала за границу, было не очень удобно.
  -А потом?
  -А потом я в школу пошел, проще стало, да и как квартиру купили — то смогли взять помощницу.
  -Понятно. -Илона улыбается. -А я всегда с родителями жила. Ну пока мама жива была.
  -Тяжело, да?
  -Ага. Но я привыкла. Что ж делать-то.
  -Ну да. -Роман переводит разговор. -А ты кем хочешь стать?
  -Не знаю пока. На экономический пойду.
  -Не будешь врачом?
  -О, нет. Это слишком муторно и большая ответственность. Насмотрелась я, как папа за пациентов переживает.
  Борис улыбается.
  -Работа должна приносить удовлетворение.
  -Тоже так считаю, -Илона задорно улыбается. Роман поднимается.
  -Мне пора. Хотя у вас так хорошо.
  -Оставайся на ночь. -Предлагает Борис.
  -Сегодня не получится. Спасибо за приглашение.
  Борис понимающе кивает, а когда прощается с сыном говорит.
  -Маме передавай привет.
  -Обязательно, спасибо.
  Парень выходит из дома и сразу набирает маму.
  -Мам, не спишь?
  -Нет еще.
  -Все в порядке. Подробнее расскажу, когда домой приеду. Тут не очень далеко.
  -Хорошо, я буду ждать твой звонок.
  Вероника откладывает телефон и ждет. Минута, еще одна, еще. Наконец, телефон звонит снова.
  -Рома?
  -Да, мам, я уже дома, все в порядке.
  -Они тебе понравились?
  -Да, мам. Илона очень славная. Мы хорошо пообщались. Они пригласили меня приходить к ним ужинать.
  -Я очень рада, сынок.
  -Он спрашивал про тебя.
  Вероника улыбается.
  -Как любезно.
  -Я серьезно, мам. Передавал тебе привет.
  -Спасибо. Он очень хороший, я рада, что вы теперь знакомы.
  -Мне кажется, нам надо общаться вчетвером.
  -Не знаю, сынок, не лучшая идея, правда. Они живут своей устаканенной жизнью, ну ладно ты появился, ты брат и сын. А я кто. Нет, нет.
  Роман вздыхает.
  -Какая ты упрямица, мам.
  Женщина хохочет.
  -Я так рада, что у вас все хорошо прошло. Прям гора с плеч.
  -Ты же сама говорила, что он хороший, я хороший, его дочь тоже не могла не быть хорошей.
  -Да, родной, все так.
  -Ладно, будем отдыхать, спокойной ночи, мам. Позвоню тебе завтра.
  -И тебе спокойной ночи, сынок.
  Борис звонит Веронике на следующее утро с работы.
  -Вероника, доброе утро, не разбудил?
  -Привет, Борь, нет, не разбудил.
  -Как дела?
  -Все хорошо.
  -Можно я к тебе сейчас заеду? Примерно через полчаса.
  -Заедь. Что-то случилось, да?
  -Нет, ничего не случилось. Хочу с тобой поговорить.
  -Заезжай. -Как-то совсем обреченно говорит Вероника. Женщина меряет длинными шагами свою прихожую. Мечется будто в клетке, не находя себе места. Что случилось … О чем он хочет поговорить? Наконец, в дверь звонят. Открывает.
  -Привет.
  -Привет, Вероника.
  -Заходи.
  Он проходит, она машет рукой в сторону гостиной.
  -Проходи.
  В комнате указывает на диван, а сама усаживается напротив.
  -Я слушаю тебя, Борь.
  -Вероника?
  Она кивает, вдруг ощущая боль в животе.
  -Я слушаю тебя, Борь.
  Он замечает, как она бледнеет.
  -Вероника, ты хорошо себя чувствуешь?
  -Просто скажи, что не так. Рома пришелся не ко двору, да? Ему лучше больше не приходить?
  -Нет! Что такое ты говоришь. Вчера все прошло замечательно. Разве он не сказал тебе об этом? Он собирался звонить.
  -Да, сказал. Но одно дело он, а другое ты. Ты же хотел что-то мне сказать? И я подумала … Мы не будем навязываться! -Последнее она уже буквально стонет, сгибается пополам, удерживая ладони на животе.
  -Вероника? -Он подхватывает ее на руки, тут же замечая на кресле кровавое пятно. Мужчина выносит женщину в прихожую, стягивает с вешалки плащ и накидывает на нее.
  -Мы едем в больницу.
  Не ждет ответа, выносит ее наружу, укладывает на заднем сидении своей машины.
  -Замараешь. -Шелестит она.
  -И плевать! -Он дает по газам.
  Он вносит ее в отделение на руках, на ходу отдает распоряжения своим сотрудникам, прямиком направляется в операционную.
  Когда Вероника приходит в себя после операции, за окном уже темно. Женщина оглядывается, палата та же самая, только на стуле рядом с кроватью сидит мужчина, опустив на сложенные руки голову. Вглядывается, аккуратно касается его плеча. Борис тут же садится.
  -Заснул что ли?
  -Борь? Ты что здесь делаешь?
  -Жду, когда ты придешь в себя. Кровотечение остановили.
  -Уже ночь, да?
  -Да, -он переводит взгляд на часы. -Девять вечера.
  -А почему так долго я была без сознания?
  -Плохо выходила из наркоза в этот раз. -Борис мрачнеет.
  -Там что-то серьезное у меня?
  -Нет. Я не понял из-за чего кровотечение, ты понервничала. Кто тебя расстроил?
  -Никто.
  -Вероника? Ты поссорилась со своим мужем?
  -Виталик не мой муж.
  -И тем не менее?
  -Нет, я выставила его сразу, как вернулась из больницы. Мы не общались больше.
  -Но кто тогда? -Тут Борис мрачнеет. -Ты понервничала из-за меня, да? Из-за разговора …
  -Ты так и не ответил, что случилось?
  -Я хотел поговорить о нас с тобой, о нашем сыне. Хотел сказать, что нам надо общаться всем вместе. Илона хочет с тобой познакомиться.
  -Я думала, что Рома вам не понравился.
  -Господи, малышка, ну как такое могло произойти? Роман прекрасный молодой человек. Очень достойный.
  -Вопреки всему. -Шепчет она.
  -Не нужно, детка, не нужно себя ни в чем винить.
  -Да, сожаления ни к чему. Надо исправлять то, что наделала. От сожалений толку нет.
  -Ты ничего не наделала. Он любит тебя, он чудесный.
  -Все это время я думала, что родила сына от насильника.
  -Но все же уже выяснилось.
  -Да, конечно. Я рада, что он твой сын. Рада, что вы понравились друг другу.
  -Значит, мы будем общаться, все вместе, вчетвером.
  -Борь?
  -Вероника, ну что такое? Почему ты не хочешь?
  -Я не самая подходящая вам компания.
  -Не говори ерунды! Слышишь?
  -Я лишь мать твоего сына.
  -Да. И я когда-то очень сильно любил тебя. И ты между прочим тоже.
  -Я помню. -Выдыхает она, не смея сказать, что любит до сих пор. -Самые светлые воспоминания моей жизни.
  -Вот видишь. Мы должны общаться.
  Она сглатывает.
  -Я не против. Давайте.
  -Вот и замечательно. Но сначала тебе нужно поправиться. До самого конца. И никаких волнений.
  -Да, конечно, я буду себя беречь.
  -Вот и славно.
  -Тебе надо ехать домой.
  -Да, но я позвонил Илоне.
  -Поезжай, Борь, что ж там девочка одна-то.
  Борис улыбается. Кивает на тумбочку.
  -Твой телефон тут. Если вдруг плохо себя почувствуешь — набирай меня сразу. Слышишь, Вероника? Сразу же!
  -Да, конечно. Не беспокойся. Со мной все будет хорошо.
  -Береги себя. -Борис выходит из палаты, проходит в ординаторскую и выдает подробные указания дежурному врачу и медсестрам. Просит сразу же звонить ему на сотовый, если с пациенткой что-то случится. Выходит на улицу достает телефон и звонит дочери.
  -Илона, я уже выхожу из клиники.
  -Все в порядке, пап?
  -Да, она пришла в себя, теперь будет отдыхать.
  -Я думала первая операция прошла хорошо.
  -Она понервничала.
  -Понервничала?
  -Да, переживала, что наш ужин прошел неудачно.
  -Ну так и пришла бы с сыном.
  -Обязательно придет, поправится до самого конца и придет.
  -Ну и замечательно. Приезжай, я тебя жду.
  -Ты не сказала Роме, что мама в больнице?
  -Нет, не стала его волновать. Да и потом, он же ничем не сможет помочь, а его мама в надежных руках.
  -Это точно. Я сам позвоню ему завтра утром. Пусть отдыхает парень.
  -И правильно, пап.
  
  Глава 10.
  Борис набрал сына на следующий день.
  -Ром, привет!
  -Привет, пап.
  -Звоню сказать, что мама у меня в больнице.
  -Что случилось?
  -Ей стало хуже вчера, я увез ее в клинику, делал операцию.
  -Но из-за чего?
  -Из-за недоразумения, она понервничала.
  -Я хочу ее навестить.
  -Навести, конечно.
  -Пап?
  -Все в порядке, я уже еду, скоро уже ее осмотрю, но мне бы позвонили, если бы что-то случилось.
  -Я тоже подъеду.
  -Скажи внизу, что ко мне. Тебя пропустят в любое время.
  -Да, спасибо.
  В клинике Борис первым делом прошел к посту медсестер.
  -Верочка?
  -Доброе утро, Борис Яковлевич.
  -Как моя пациентка, Верочка?
  -Все в порядке, я заходила, она спала. Температура в норме.
  -Хорошо. Я переоденусь и пойду к ней, если что там меня и найдете.
  -Да, Борис Яковлевич.
  Мужчина натянул халат и прошел в палату.
  -Вероника?
  -Доброе утро, Борис.
  -Как твое самочувствие?
  -Я хорошо себя чувствую.
  -Жар? Озноб?
  -Нет, ничего такого нет.
  -Очень хорошо. Тебе придется остаться в клинике на неделю.
  -Да, я не против.
  -Я позвонил Роме утром, он приедет тебя навестить.
  Она кивает. В палату заходит медсестра.
  -Доброе утро, я за анализами.
  Борис улыбается.
  -Я вас оставлю, зайду попозже. Вероника, пока не нужно вставать, завтрак тебе принесут в палату.
  -Спасибо, Борис Яковлевич.
  Мужчина лишь улыбается, оглядывая женщину. Бледная, худенькая, но такая по-прежнему притягательная. Он проходит в свой кабинет, усаживается за стол, прикрывает глаза. Перед мысленным взором встает Вероника. Интересно, почему так? Что было в ней такого? Почему не смотря на годы, она осталась такой же привлекательной для него, как и была? Борис встряхивает кудрями, потирает переносицу, а затем и вовсе снимает очки, чтобы протереть стекла. Вероника. Его девочка. Его первая любовь … Первая любовь.
  Его отвлекает звонок телефона.
  -Алло, мам?
  -Боренька, с тобой все в порядке?
  -Все в порядке, мам.
  -Боренька, что случилось? Илона сказала, что вчера ты задержался на работе.
  -Была сложная пациентка.
  -Борь?
  -Ты ведь помнишь Веронику, мама?
  -Да, -женщина вздыхает. -Как забыть-то.
  -У нас с ней сын, мама.
  -Что? Боренька?
  -У нас с ней сын. Зовут Роман.
  -Но как же? Почему она не сказала?
  -Ее изнасиловали тогда, она думала, что это ребенок насильника.
  -Изнасиловали? Боря?
  -Да, мам, она так сказала.
  -Ничего не понимаю. Как изнасиловали?
  -Я не уточнял подробности, мам.
  -Я видела тогда, как она выходила из машины.
  -Мама?
  -Ну да, я ходила к ее общежитию, а что такого-то? Ты был в отъезде, я хотела с ней поговорить.
  Борис скрипит зубами. Мама продолжает.
  -Я не говорила тогда с ней. Просто увидела, как она вышла из машины, а потом ты вернулся, и вы расстались. Я решила, что она нашла себе другого, иначе для чего все это?
  -Какая это была машина?
  -Обычная, черная.
  -Мам, марка?
  -Ну я не знаю, Борь, БМВ вроде.
  -А ты случайно не видела, кто ее подвез?
  -Нет, стекла были затонированы. Да и столько лет прошло.
  -Понятно, мам.
  -А ты уверен, что это твой сын?
  -Да, мам, мы похожи. Можно сказать одно лицо.
  -Но если вы похожи, почему она думала, что отец не ты? Она скрывала от тебя ребенка?
  -Она думала, что сын похож на дедушку.
  -Боря!
  -Ну что Боря, мам? Я видел ее реакцию, когда она поняла, что это мой сын. Она чуть не умерла от счастья.
  -Ну и что она теперь хочет? Брак, да?
  -Брак? Мам …
  -Если она так счастлива, что у вас сын.
  -Она даже не пришла к нам домой, чтобы пообщаться всем вместе, послала Рому одного.
  -Это какая-то игра.
  -Да какая игра, мам, она чуть не умерла от страха, просто думая, что Рома нам не понравился, что мы не захотим с ним общаться. Для себя она ничего не требует.
  -Так не может быть, Борь.
  -Может, мам, может. Она самая лучшая.
  -Боря?
  -Как будто ничего не изменилось, мам. Я смотрю на нее и вижу ту девчонку, в которую я влюбился.
  -Вы уже не юные, сын.
  -Да, мам, жизнь прокатилась по нам. Но мы ведь еще можем …
  -Ты уверен, что она захочет?
  -Я не знаю, я ничего пока не знаю. Мы общаемся не очень много времени.
  -Ты не должен забывать, что теперь не один. Ты не должен навредить дочери.
  -Мам, Илоне будет полезно женское влияние.
  Женщина вздыхает.
  -Я вижу, ты все решил.
  -Она очень милая.
  -Да, я понимаю.
  -Я приглашу ее на обед, и вас приглашу, вам обязательно надо познакомиться с Ромой.
  -Хорошо, Боренька. Хорошо.
  Мать и сын прощаются, Борис откладывает телефон, в дверь стучат.
  -Зайдите.
  -Борис Яковлевич?
  Мужчина улыбается.
  -Заходи, Ром, и что за церемонии-то?
  Парень заходит.
  -Привет, пап. А мама где?
  -В той же палате, что и в прошлый раз. У нее берут анализы, скоро закончат и можно будет зайти.
  -Она хорошо себя чувствует?
  -Да, я заходил утром. Все в порядке, но она останется в клинике на эту неделю.
  -Пусть. Ей надо восстановиться.
  -Конечно же! И я вот еще о чем хотел с тобой поговорить.
  -Да, пап?
  -Твое отчество.
  -Александрович, как у мамы.
  -Ты не хочешь носить мое отчество?
  -Ты хочешь?
  -Разумеется, и фамилию, но тут не настаиваю. И я хочу, чтобы в твоем свидетельстве о рождении были мои данные.
  -Но мне же уже больше четырнадцати.
  -Ну и что. Этот документ-то все равно остается у тебя.
  -Я не против отчества, а про фамилию надо спросить у мамы, не обидится ли она.
  -Спроси.
  Роман пожимает плечами.
  -Ты не обижайся только, ты же все равно мой отец.
  -Я и не обижаюсь. И не хочу никак ранить твою маму.
  -Да, я уже понял это. Ты очень ее любил?
  -Больше жизни.
  -Но почему тогда ты позволил ей уехать?
  -Молодой был. Думал, что она должна реализоваться в профессии. Что не имею права удерживать ее в Москве, если у нее открываются такие перспективы в Швейцарии.
  -Разве ты не знал, что она уезжает на год?
  -Да, что-то такое говорилось, но было ведь понятно, что все это ничего не значит, главное уехать, а там и задержаться можно. Другое тогда было время, сынок. Многие стремились уехать.
  -Понятно.
  -Я и подумать не мог, что с ней такое случилось. Если бы я только знал …
  -Ничего уже не вернуть.
  -Да. Но мы можем изменить наше настоящее, чтобы наше будущее было лучше.
  Роман улыбается.
  -Можем.
  -А этот Виталий, что ты знаешь о нем?
  -Обычный, молодой, перспективный оперный певец. Кажется, мама познакомилась с ним в театре.
  -И он так легко исчез из ее жизни?
  -Я больше его не видел. И вещи он забрал.
  -Не любил?
  -Пап, ну как я тебе отвечу? Если скажу, что любил, то совру, наверное, а если, что не любил, то буду выглядеть злобным пасынком. Я, скажем так, не вмешивался в его отношения с мамой.
  -Твою маму невозможно не любить, парень.
  Тот хохочет.
  -Что-то я не видел очереди из желающих. Мама всегда была одна, если кто и появлялся, то особого толку от них не было. Все пользовались ей, ее связями, а потом уходили. Бросали.
  Борис мрачнеет.
  -Ты думаешь, я тоже ей поиграю?
  -Нет, я так не думаю. Но мне кажется, мама не позволит ничему такому случится.
  -Не позволит?
  -Я пытался ей говорить о тебе, что ты хороший, интересуешься ею.
  -А она?
  -Она сказала, что для тебя она не больше, чем мать сына.
  -Она ошибается.
  Роман кивает.
  -Я буду только рад, если у вас сложится. Я желаю своей маме счастья.
  В кабинет стучат.
  -Борис Яковлевич.
  -Да, зайдите.
  -Анализы взяла, завтрак унесли.
  -Как будут готовы результаты, принеси мне.
  -Да, Борис Яковлевич, у вас сегодня операция в десять.
  -Да, я помню. Еще и обход. Все позавтракали?
  -Да.
  -Ну тогда я с обходом. -Доктор поворачивается к сыну. -Начнем с твоей мамы, а потом ты и остаться сможешь. Пойдем.
  Заходят в палату, Вероника тут же улыбается.
  -Ромочка!
  -Как ты себя чувствуешь, мамуль?
  -Все в порядке, благодаря твоему папе со мной все в порядке.
  -Ты в надежных руках.
  -Да, солнышко.
  Борис вмешивается.
  -Ну я вижу, с тобой все в порядке, пообщайся пока с сыном, осмотрю тебя чуть позже.
  -Да, Борь, со мной все хорошо.
  Когда доктор выходит, Роман усаживается рядом, берет ладонь матери в свои, прижимает к щеке.
  -Мамочка, как ты меня напугала.
  -Боря позвонил тебе вчера?
  -Нет, сегодня утром. Но я-то думал, что с тобой все в порядке.
  -Все и было в порядке, странное кровотечение.
  -Что папа сказал, из-за чего?
  -Говорит, из-за нервов.
  -Кто тебя расстроил? Виталик?
  -Нет, что ты, да я его и не видела больше.
  -Он так просто свалил и все?
  -Ну а что он будет делать? Навредить мне как-то он не может.
  -А в театре?
  -У нас не было общих партий, мы задействованы в разных спектаклях.
  -Это хорошо. Но кто тебя расстроил?
  -Я не правильно поняла твоего отца. Подумала, что он пришел сказать, что ты пришелся не ко двору.
  -Что ты, мам. Они очень хорошо меня встретили.
  -Да, ты сказал, но я подумала, что может хорошо играли.
  -Нет, мам, такое радушие не сыграть.
  -Я очень рада. -Женщина улыбается.
  -Папа спрашивал о тебе.
  -Спрашивал? Но что?
  -Одна ли ты теперь, не объявится ли Виталик снова.
  -Ты ответил?
  -Да, я сказал, что он не объявится.
  -Рома!
  -Ну что, мам? Я буду только рад, если у вас что-то получится.
  -У нас ничего не получится.
  -Мамочка!
  -Ром, ну ты что. Что у нас может получиться-то?
  -Мама, ты самая замечательная, нежная, добрая.
  -Спасибо, сыночек. Но ты не надейся ни на что. Ну любили мы когда-то друг друга. Так сколько лет уже прошло. Да я и тогда была не самым подходящим для него вариантом.
  -Мама! -Роман чуть повышает голос. Женщина слабо улыбается.
  -Я все знаю про себя, я не создана для семейной жизни. Все мои попытки не увенчивались успехом, так что … сам понимаешь. Для меня самое главное, чтобы ты был счастлив. Чтобы реализовался в профессии, встретил особенную девушку, женился.
  -Мам, ну нельзя же ставить на себе крест!
  -Я не ставлю, я же живу полной жизнью, спектакли, гастроли. Нет, у меня все в порядке. Вот осталось выздороветь и все будет хорошо.
  -Я знаю, ты хотела малыша.
  -Об этом можно забыть, я не молодею год от года. А теперь доктор сказал, что надо год дать организму отдохнуть.
  -Мам, ты ведь не старая!
  -Нет, конечно, но и не молодая. Ты не беспокойся, сыночек.
  -Мамочка!
  -Все будет хорошо, Ромочка! Все будет очень хорошо!
  
  Глава 11.
  Борис самолично проследил, чтобы Вероника оделась потеплее, сам же проводил женщину к своей машине.
  -Я сам отвезу тебя домой, там уже все готово и ждет тебя.
  -Борь, ну вполне же можно вызвать такси!
  -Я уже все закончил на сегодня, так что никакого урона клинике не будет. А вот за тебя я волнуюсь.
  -Со мной все будет хорошо. Я прекрасно себя чувствую.
  -Это не может не радовать. Когда у тебя начинаются репетиции?
  -Через неделю. А через месяц мне нужно будет лететь в Вену. Или отменять?
  -Думаю, можно лететь, а тебя там в корсеты не будут затягивать?
  -В корсеты?
  -Да, когда я недавно был в опере, солистка уж очень была затянута в корсет.
  Вероника пожимает плечами.
  -Обычно я не ношу корсеты.
  -Пока не нужно затягиваться, Вероника.
  -Да, конечно.
  -А можно будет прийти на спектакль?
  -Конечно, почему нет? Сколько билетов для тебя оставить?
  -Давай три, пойду с детьми.
  -Борь?
  -Ну а что? Пусть тоже прикоснуться к прекрасному.
  -Рома не особо любит оперы.
  Мужчина приподнимает брови.
  -Почему это?
  -Не знаю, говорит, что на опере можно заснуть.
  Борис хохочет.
  -Мы же пойдем не просто на оперу! Мы пойдем слушать тебя.
  Вероника улыбается.
  -Хорошо, три билета. Но если Рома будет отказываться, пожалуйста, не настаивай.
  Борис подносит ее ладошку к губам.
  -Договорились.
  В квартире он помогает ей снять сапоги и пальто, провожает в комнату.
  -Еда на плите и в холодильнике, надеюсь, ты будешь отдыхать.
  -А разве ты не пообедаешь со мной? Или ты обедал?
  -Нет, еще не обедал.
  -Пойдем?
  -Пошли.
  -Твоя помощница просто супер.
  -Да, я тоже доволен, что она у нас работает, было бы проблемно.
  -А твои родители?
  -Мама и папа живут отдельно, да и почти до холодов они на даче.
  -Понятно.
  -А твои?
  -Все также в Екатеринбурге, теперь уже в пригороде, я помогла купить им дом.
  -Да, дом — это прекрасно!
  -Согласна. А у них там еще такая природа, отдыхаешь душой.
  -Часто ездите?
  -Не очень, летом чаще, чем зимой.
  -А я так ни разу и не был в Екатеринбурге.
  -Правда?
  -Да, как-то не сложилось.
  -Ну там ничего особенного, а если хочешь, то можешь поехать с нами. Мы планировали после Нового года поехать. Ой, -Вероника зажимает рот ладонью, вспоминая, что один раз уже так приглашала его. Борис мягко улыбается.
  -Я очень хочу. Я хотел с тобой еще поговорить про отчество нашего сына.
  -Да, Рома сказал, я ведь не против, пожалуйста. Буду рада.
  -А фамилию?
  -Это может только Рома решить, как он захочет.
  -Он не хочет тебя обидеть.
  -А в чем тут обида? Если бы ты раньше узнал, что он твой сын, ты бы раньше дал ему свою фамилию.
  -Согласен. Я бы эту фамилию не только ему дал.
  -Борь?
  -Что? Ты сомневаешься в том, что я женился бы на тебе?
  -Нет. Мы же хотели …
  -Почему ты так и не вышла замуж?
  Она поднимает на него глаза. Он и правда хочет это знать. Но зачем? Вероника сглатывает.
  -Так получилось.
  -И все-таки?
  -Сначала было не до того, надо было обеспечивать себя и ребенка. А потом уже как-то и привыкла.
  -Но у тебя ведь были отношения?
  -Были. Отношения были. -Она улыбается. -Давай поговорим о чем-то другом. Это не самая лучшая тема.
  -Давай. Я бы хотел пригласить тебя к нам на обед, а также пригласить родителей.
  -Борь?
  -Я сказал, что у нас есть сын.
  -И что твои родители?
  -В шоке, конечно. Но они очень хотят познакомиться с Ромой.
  -Это прекрасная идея. Им всем познакомиться.
  -И это значит, что сама ты прийти не хочешь, да?
  -Ну зачем я вам там, Борь? Сам подумай.
  -Ты мама Ромы.
  -Ну и что?
  -Вероника, пожалуйста.
  -Мне будет неудобно, им будет неудобно. Ну зачем? Борь?
  -Ты не пустое место, Вероника! И я не хочу, чтобы ты даже на миг так думала.
  Она кивает.
  -Пожалуйста, Никочка, пожалуйста.
  -Хорошо, конечно, я тоже приду. Но они правда не против Ромы?
  -Конечно же правда! Почему ты сомневаешься?
  -Ты думаешь, я тогда не поняла, что не самая подходящая для тебя?
  -Мои родители приняли тогда мой выбор.
  -Но от этого я не стала более подходящей. А теперь еще и ребенок.
  -Вероника! Это наш сын. Мой и твой! Не смей считать себя или его неподходящими.
  -Да, конечно, спасибо тебе.
  -За что же?
  -Что добр ко мне.
  -Вероника! -Он буквально стонет. Но женщина лишь грустно улыбается. Она все про себя знает. Все … Ей нет нужды делать вид, что она лучше, чем есть на самом деле. Он поднимается и притягивает ее в объятия.
  -Я не знаю, кто вбил тебе в голову, что ты не самая лучшая. Но поверь мне, все это не правда. Ты ангел!
  -Скажешь тоже. -Усмехается женщина.
  -Это так! И даже не сомневайся.
  -Я буду верить тебе. -Она поднимает к нему глаза, а затем отстраняется, но Борис снова привлекает ее в объятия.
  -Тебе неприятно, когда я тебя обнимаю?
  -Почему же? Очень приятно!
  Он касается ее макушки губами.
  -Пойдем, я провожу тебя в спальню.
  -Тут еще надо посуду вымыть.
  -Ты приляжешь, а я вымою.
  -Боря!
  -Да ничего не Боря, думаешь, я посуду мыть не умею?
  Вероника хохочет.
  -Пойдем, пойдем, тебе нужно прилечь. Нагрузки надо увеличивать постепенно. А завтра я приеду к пяти, и мы выйдем погулять, хорошо?
  -Но это же не обязательно, я могу прогуляться сама.
  -Вероника!
  -Что?
  -Ты против моего общества? Я тебе неприятен?
  -Нет, совсем не против. Просто не хочу навязываться.
  -Ты не навязываешься, мне приятно о тебе заботиться. Кстати, я привезу завтра тебе таблетки. Когда начнется менструация нужно будет с первого дня начать принимать.
  -Но для чего они?
  -Для нормализации гормонального фона.
  -А разве без них он не нормальный?
  -Надо дать организму отдохнуть, да и потом, нужно полностью обезопасить тебя от беременности в этот год.
  -Это будет легко сделать и без таблеток.
  -Вероника?
  -Я живу одна, не от святого же духа забеременею.
  -Но все может измениться в любой момент, дорогая.
  -Не со мной, Борь, не со мной.
  -И все-таки таблетки нужно принимать, они окажут лечебный эффект.
  -Конечно же, как ты скажешь, ведь ты врач.
  -Я посмотрю еще раз анализы на гормональный фон и пропишу тебе подходящие.
  -Договорились. -Вероника еще и кивает головой. Мужчина помогает ей раздеться и расправляет кровать.
  -Удобнее укладывайся и отдыхай. Я вымою посуду и поеду. Дверь захлопну.
  -Там надо закрывать на ключ, такой замок. Возьми запасной, он в верхнем ящичке в шкафчике в прихожей.
  -Хорошо, отдыхай, Вероника.
  Женщина прикрывает глаза.
  -Спасибо, Борь.
  -Не за что.
  Когда он заканчивает мыть посуду, то заходит в спальню. Вероника спит, будто девочка сопит во сне. Борис подходит ближе и опускается на колени подле кровати. Вглядывается в ее лицо, улыбается. Она такая красивая, юная, светлая. Женщина шевелится, откидывается на спину, одеяло чуть сдвигается, и он может видеть ее полную грудь, не удерживается и нежно касается области соска. Тот тут же реагирует на его касание, встает торчком. Мужчина счастливо улыбается. Пусть, обнимая ее, он не почувствовал ее божественный запах желания, но ее грудь отреагировала на его касания. Она по-прежнему чувственная и сладкая.
  Он поднимается с колен и выходит в прихожую. Если у них есть хоть маленький шанс — она будет его.
  Вероника просыпается уже в сумерках, некоторые время лежит, прислушиваясь, мягко потягивается. Как же все замечательно. И Боря такой добрый. Слышит, как открывается входная дверь и тут же голос сына:
  -Мам, ты дома?
  -Я в спальне, сынок.
  Тот заходит с букетом цветов.
  -Это тебе, мам, как ты себя чувствуешь?
  -Замечательно, дорогой. Я пообедала и потом отдыхала.
  -Вот и славно. Папа сказал, что там и ужин приготовлен.
  -Ага.
  -Я подогрею и накрою, а ты пока лежи.
  -Твой папа сказал, что мне можно постепенно увеличивать нагрузки.
  -Постепенно, мам.
  Женщина хохочет. Роман улыбается.
  -Я позову тебя.
  За ужином мать вглядывается в сына.
  -Как дела в академии?
  -Все прекрасно. Декан собирал пожелания, кто и какую ординатуру хочет проходить.
  -А не рано?
  -Нет. Он сказал, что в зависимости от будущего выбора надо выбирать клинику для практики следующим летом.
  -И что они будут устраивать на практику?
  -Я не знаю, папа сказал, что я могу проходить практику у него в отделении.
  -А так разве можно? Если в академии узнают, что он твой отец?
  -Да и пусть узнают, ничего же нет плохого в династии.
  -Я надеюсь, но уточни у отца, а то вдруг не зачтут практику, из-за того, что руководитель твой родственник.
  -Я спрошу, про такое я и не подумал.
  Вероника улыбается.
  -А ты точно решил, что будешь гинекологом?
  -Конечно.
  -Ром?
  -Мам, ну вспомни, я и до того, как узнал об отце, хотел быть гинекологом, теперь мне просто понятно почему.
  -Хорошо, хорошо. Я разве возражаю?
  -Ты самая лучшая мама на свете! Ты знаешь об этом?
  -Я стараюсь ею быть.
  -Мамуль!
  Она притягивает сына в объятия, гладит по спине.
  -У меня самый замечательный сын. Самый лучший.
  На следующий день Борис вновь внимательно посмотрел результаты ее анализов, а затем подобрал контрацептивы. В его планы совершенно не входило ей навредить, а уж снизить ее либидо — тем более. Он помнил, какой сладкой она была в близости. Помнил, как изумительно текла под ним. И это не должно было исчезнуть. Не должно было!
  Приехав в квартиру Вероники, он позвонил. Женщина распахнула двери.
  -Привет, Борь. У тебя же были ключи.
  -Я знал, что ты дома, не хотел упасть как снег на голову.
  -Проходи, будешь ужинать?
  -Не откажусь. Вот, держи, эти таблетки нужно будет принимать. Хотя бы первые три месяца, а потом посмотрим, хорошо?
  -Да, конечно. Потом нужно будет снова сдать анализы?
  -Угу. Я беру тебя под свое наблюдение. Как прошли эти сутки? Ты хорошо себя чувствуешь?
  -Все просто прекрасно, я вчера отдыхала, вечером приезжал Рома, мы общались, а когда он уехал, я вновь сразу легла в кровать.
  -Тебе нужно постепенно увеличивать нагрузки.
  -Да, я так и делаю.
  -О малейших изменениях самочувствия сразу же сообщай мне.
  -Да, Борь, не беспокойся!
  Он притягивает ее в объятия.
  -Я обещаю тебе, с тобой все будет в порядке.
  -Да, да, я верю тебе.
  -И если ты захочешь малыша, я помогу тебе его родить.
  -Борь?
  -Я ведь помню, что случилось.
  Вероника мрачнеет.
  -Может быть, так и правильно. Все что не делается, делается к лучшему.
  -Тебе не нужно ставить на себе крест. Ты еще молода.
  -Да, конечно. Рома тоже все время говорит мне это. Я хотела спросить про его практику. Разве можно будет так, что он будет проходить ее у тебя?
  -Ты имеешь в виду, что могут узнать, что я его отец?
  -Да, вы же вроде хотели и фамилию менять, и отчество.
  -И фамилию?
  -Я вас обоих так поняла.
  -Ну тогда я устрою его в клинику к своему другу. А если будет нужна какая-то помощь, он всегда может обратиться ко мне.
  -Я и не сомневалась. И так будет лучше, а то еще придерутся.
  -Не думаю.
  -Почему? -Вероника поднимает к нему глаза. Борис вглядывается в ее полные губы, так хочется поцеловать, но он сдерживается, улыбается.
  -А декан его факультета мой приятель. Я оперировал его жену.
  -Боря! -Она пытается придать голосу строгость. Мужчина хохочет.
  -Наш сын выбрал очень перспективную профессию.
  Вероника хохочет в ответ.
  -Да, очень!
  
  
  
  Глава 12.
  Борис был весьма и весьма доволен. Илона одевалась в своей комнате, а скоро должен был подъехать Роман. Прошло три недели со времени выписки Вероники из клиники, она чувствовала себя прекрасно, сегодня будет играть спектакль, а он и дети будут смотреть. Все складывалось наилучшим образом, они с сыном уже получили новое свидетельство о рождении, подали документы на смену паспорта. Очень скоро Роман станет и по документам его сыном. Вейхман Роман Борисович. А неплохо звучит.
  Илона выпорхнула из комнаты, когда услышала звонок во входную дверь.
  -Пап, это Рома, да?
  Мужчина распахивает дверь.
  -Да, Рома. -И обращаясь к парню. -Заходи, сын.
  -Уже надо ехать, да?
  -Ага, поможешь с цветами?
  -Я вынесу корзину, не беспокойся. -Оглядывает сестру. -Ты замечательно выглядишь, Илона.
  -Ну мы же в оперу идем.
  Тот улыбается.
  -Любишь оперу?
  -Да, нравится, когда и играют, и поют.
  -Тогда интереснее ходить на оперетту.
  Борис улыбается детям.
  -На оперетту в другой раз. Сегодня идем смотреть, как будет петь Ромина мама.
  Илона протягивает ладонь брату.
  -Поехали. Уверена, нам понравится. -Склоняется ближе к уху брата и шепчет. -Ну в телефонах поиграем, если будет скучно.
  Роман хохочет.
  Вероника в последний раз оглядывает себя в зеркало. Гримерша улыбается.
  -Вероника Александровна, вы как будто дебютантка.
  -Можно сказать и так.
  -Все будет хорошо!
  Она кивает. Проходит в кулисы. И если потом у нее спросят, как прошел спектакль — она не сможет сказать ничего внятного. Собственно очнется уже на овациях зрителей, улыбается, оглядывает зал, выносят цветы, для нее несколько букетов и корзину с цветами. Женщина улыбается, понимая, от кого эта корзина. Вот наконец и занавес. Вероника спешит в гримерку, ведь туда должны подойти Борис с детьми. Она переодевается и садится у столика, чтобы снять грим. В дверь стучат. Поднимается, чтобы распахнуть.
  -Заходите.
  Первым заходит Борис, а за ним Рома за руку с тоненькой девочкой. Вероника улыбается.
  -Добрый вечер.
  -Добрый вечер, Вероника. -Берет инициативу в свои руки Борис. -Познакомься, пожалуйста, это Илона, моя дочь.
  Она протягивает девочке ладонь.
  -Приятно познакомиться, я Вероника. Надеюсь, опера вас не утомила?
  -Нет. Вы прекрасно поете. Спасибо. -Вежливо ответила Илона, оглядывая маму Ромы. А она вроде бы и ничего так. Миленькая. Вероника улыбается еще шире.
  -Не все любят оперу, мне даже показалось, что это не лучшая идея, чтобы Борис пришел сюда с вами.
  -Нет, все прекрасно. А вы поедете с нами в ресторан ужинать?
  -Ужинать?
  Борис улыбается.
  -Мы приглашаем тебя, Вероника, я заказал столик, тут недалеко.
  -Я не откажусь, если я конечно вам не помешаю.
  -Ты нам не помешаешь!
  Внутренне Илона радуется, Ромина мама очень деликатная, она не будет мешать их налаженной жизни. Конечно же, с ней нужно было познакомиться, ведь все-таки Рома ее брат. Но и замечательно, что женщина ни на что не претендует. А особенно на ее папу. Очень замечательно. Но скорее всего Вероника понимает, что папа любит ее, Илонину маму. Ну и пусть, мамы нет с ними, но чувства ведь никуда не деваются. А иначе чем можно объяснить, что папа больше не женился? Да что там не женился, он даже ни с кем не встречался.
  В ресторане Борис отодвигает стул для Вероники рядом с собой.
  -Я взял на себя смелость заранее сделать заказ, чтобы нам его сразу принесли, был уверен, все будут голодны после спектакля.
  -Как замечательно. А я только подумала о том, что надо выбрать что-то легкое в приготовлении.
  Официанты уже хлопочут около них, салаты, вино, горячее, сок. Борис наливает себе и Веронике, оборачивается к сыну.
  -Тоже будешь вино?
  -Нет. Мы с Илоной будем сок.
  -Вот и замечательно. Давайте выпьем за нашу встречу, за наше знакомство.
  Илона демонстративно поднимает бокал и чокается с Вероникой.
  -За знакомство.
  Рома напряженно смотрит за сестрой и матерью, но кажется, все в полном порядке. Они понравились друг другу.
  Они обсуждали спектакль, говорили о новостях, Илона выспрашивала Веронику о закулисье. А когда ужин подошел к концу, Борис предложил:
  -Ром, останешься сегодня спать у нас?
  -Да, почему бы и нет.
  -Вот и замечательно. Сейчас я отвезу вас с Илоной домой, а потом отвезу домой Веронику.
  -Давай. -Парень довольно улыбнулся. Илона тоже выдавила из себя улыбку. А когда они поднимались с Ромой в квартиру, спросила:
  -Ром, а твоя мама замужем?
  -Нет.
  -Ну а мужчина у нее есть?
  -Нет, никого нет.
  -Ничего себе. А почему так?
  -Так сложилось.
  -А что она говорила про их отношения с папой?
  -Они были молоды и любили друг друга. А потом произошло то недоразумение, из-за которого они расстались.
  -Значит, любили? А как ты думаешь, она до сих пор любит папу?
  -Я не знаю, Илон, как можно залезть к другому человеку в душу?
  -А все-таки?
  -Мама сказала, что она для папы только мать его сына.
  -Ладно. -Илона улыбается. -У тебя хорошая мама.
  -Да, это правда. -Роман важно улыбается. Илона хохочет.
  -Самый лучший наш папа!
  -Да, сестренка!
  Вышеупомянутый папа как раз вывел машину со двора на дорогу.
  -Я хотел и тебе предложить у нас остаться ночевать, но решил, что это рановато.
  -Что ты, Борь, я же недалеко живу. Могла бы вызвать такси.
  -О такси речи не шло. Я сам заведу тебя в квартиру, удостоверюсь, что ты легла. Я знаю, ты устала.
  -Есть такое … Но мне пора возвращаться к своей работе. Послезавтра вылетать в Вену.
  -Когда ты вернешься?
  -Через неделю.
  -Не забудь взять с собой таблетки, если женские дни начнутся, то сразу начинай принимать.
  -Да, я уже положила их в косметичку.
  -Замечательно. -Мужчина довольно улыбается. -А когда приедешь, то зайдешь ко мне на осмотр.
  -На осмотр? Борь?
  -Да, мне нужно тебя осмотреть. Я должен быть уверен, что с тобой все в порядке, что таблетки тебе подходят.
  -А они могут еще и не подойти?
  -Конечно. Если не верно подобрать, то снижается либидо, женщина не увлажняется.
  Вероника опускает взгляд на свои сложенные на коленях ладони. Он так говорит, будто она собирается с кем-то заниматься сексом. Как будто в этом может быть что-то приятное для нее. Нет, она умеет кончать от близости, но это ведь не значит, что все это обязательно ей нужно. Борис же мельком бросает на женщину взгляды, сразу замечает ее грусть. Но как спросить он не знает. Да и не имеет он никакого права спрашивать такое у нее. Но он сделает все, чтобы не нарушить ее желания. Чтобы не нарушить выработку смазки, а там уж дело техники …
  Подъезжает к ее дому, помогает выйти, в квартире ждет, пока Вероника примет душ, а затем помогает ей лечь.
  -У тебя же нет работы эти дни?
  -Нет.
  -Я отвезу тебя в аэропорт, хорошо?
  -Борь, я такси вызову, не беспокойся.
  -Я тебя отвезу, чего ты будешь с чужими-то ездить.
  -Спасибо, но зачем эти хлопоты.
  -Это не хлопоты, я хочу о тебе позаботиться, не забывай, ты перенесла операцию.
  -Я не забываю, чувствую себя принцессой.
  -И чувствуй. Ладно, я поехал, отдыхай.
  -Ты позвонишь, когда приедешь домой? Уже поздно, я хочу быть уверена, что ты благополучно доберешься.
  -Конечно. Не беспокойся, лежи, не вставай, я сам закрою дверь.
  -Хорошо. -С улыбкой она провожает глазами до дверей, прислушивается, как он выходит и закрывает дверь. Вероника прикрывает глаза и улыбается. Он так добр к ней. Так заботлив.
  Как и обещал, Борис звонит Веронике, когда приезжает домой.
  -Привет, Вероника. Дома все в порядке, дети уже по своим комнатам.
  -Уже спят что ли?
  -Ага, умаялись. Я тоже душ принял и теперь лежу.
  -Это хорошо, отдыхай.
  -Спокойной ночи, Вероника.
  -И тебе сладких снов Борис.
  Он улыбается.
  -Уверен, они будут сладкими.
  Женщина тушуется.
  -Борь?
  -Ну а что такое? Я провел весь вечер с тобой, очень надеюсь, что мне приснишься ты. И это будет сладко.
  -Боря! -Она пытается придать голосу строгость.
  -Спокойной ночи, самая красивая женщина на земле.
  -Спокойной ночи, самый заботливый мужчина в мире.
  Он отвез ее в аэропорт, он звонил ей сразу по прилету, и на другой день, и вечером, казалось, Борис поехал с ней, настолько он был в курсе всех ее дел. Разумеется, он встретил ее в аэропорту. Вышедшая из терминала Вероника улыбнулась.
  -Борь, ну зачем ты?
  -Как это зачем? Поедешь ночью одна что ли?
  -Борь, еще только одиннадцать вечера!
  -Ну да, ну да, поздний вечер это конечно же не то же самое что и ночь. Давай свой чемодан, пошли.
  В машине мужчина удостоверяется, что она разместилась с комфортом и улыбается.
  -Как прошел перелет?
  -Прекрасно.
  -Твое самочувствие?
  -Все замечательно!
  -Твои женские дни закончились?
  -Да.
  -Есть какие-то недомогания, может быть, что-то болит?
  -Нет, никаких недомоганий.
  -Тебе нужно будет приехать ко мне в клинику, например, послезавтра, я заеду за тобой утром, сдашь кровь, и я посмотрю тебя на кресле.
  -Да, конечно, Борь.
  -Вероника?
  -Борь, я все понимаю, нужно, значит, нужно. Заезжай.
  Тот довольно улыбается. Все-таки замечательная у него профессия. Просто прекрасная. Борис заезжает за ней, как и обещал, перед работой, Вероника уже ждет во дворе.
  -Доброе утро.
  -Доброе утро, красавица.
  -Поедем, да?
  -Угу. Думаю, еще и на УЗИ тебя посмотреть.
  -Да, сделай все так, как надо.
  В клинике он первым делом ведет ее к медсестре, чтобы взяли кровь, а затем осматривает на УЗИ. Довольно кивает.
  -Все в полном порядке, Вероника. Я доволен твоим состоянием.
  -Ты хотел смотреть еще на кресле.
  -Да, пойдем в мой кабинет.
  Первым делом он запирает дверь.
  -Нам тут никто не понадобится, раздевайся за ширмой и садись на кресло.
  Он моет руки, натягивает перчатки и заходит за ширму.
  -Немного ближе ко мне придвигайся.
  Вероника делает движение тазом ему навстречу. Борис берет инструменты.
  -Я очень осторожно введу, тебе нужно расслабиться.
  -Да, конечно.
  Он опускает ладонь на ее животик и гладит, женщина прикрывает глаза, ждет. Вот он ввел расширитель. Борис же комментирует.
  -Сейчас посмотрю зеркалом.
  Осматривает, а затем начинает ощупывать живот.
  -Тебе не больно?
  -Нет, все в порядке.
  -Все замечательно. -Говорит он, вынимая зеркало и расширитель, мужчина стягивает перчатки и опуская ладони на ее бедра. Вероника беспокойно ерзает, косит взглядом к своей промежности. А Борис нежно оглаживает ее бедра и шепчет.
  -Я хочу проверить последнее.
  -Последнее?
  -Не повлияли ли таблетки на твое либидо.
  -Борь?
  -Тебе не будет больно, я обещаю.
  -Что ты собираешься делать?
  -Просто прикрой глаза и все. Я обещаю тебе, больно не будет.
  -Хорошо. -Как-то обреченно говорит женщина и закрывает глаза. Борис же продолжает оглаживать ее бедра, пальцы скользят к промежности женщины, к ее распахнутому естеству. Аккуратно он касается ее складочек и гладит. Вероника закусывает губу. Он продолжает оглаживать ее складочки, нежно касается клитора и начинает поглаживать.
  -Борь? -Стонет она.
  -Я только проверю, малышка, только проверю.
  И он склоняется к ее плоти языком, посасывает и облизывает клитор. Вероника пытается приподняться, но его ладони крепко держат ее бедра, а язык порхает по ее плоти. Борис вылизывает и посасывает, а затем аккуратно проталкивает пару пальцев в ее нутро, с восторгом ощущая ее смазку, он втягивает носом воздух у ее киски и обуздывает себя. Она течет. Она вкусно пахнет. И он ее хочет.
  Но не сейчас. Не сейчас.
  Продолжая ласкать ее внутри пальцами, он и не думает уменьшать скорость своих движений языком. В какой-то момент Вероника просто плывет и проваливается в свой оргазм. Он ощущает подрагивания и сокращения ее плоти, в последний раз касается ее клитора и поднимает голову. Он оглядывает лежащее перед ним в нежной истоме тело и довольно улыбается. Мягко вынимает пальцы и опускает ладонь на ее животик. Вторая ладонь сминает грудь женщины через платье и белье. Борис ждет, пока Вероника придет в себя и встретится с ним глазами. Та лишь шепчет.
  -Зачем же ты?
  -Я только проверил. Ты возбуждаешься и увлажняешься. Все в порядке.
  -Ты всех так проверяешь? -Дрожащим голосом спрашивает женщина.
  -Нет. Но ты моя особая пациентка.
  -Особая?
  -Конечно же, разве ты сомневаешься в этом?
  -Нет. Но … -Она оглядывает комнату. -Меня слышали, да? Твои сотрудники, что они подумают?
  -Ты была тихой, детка. Уверен, тебя никто не услышал.
  Она опускает глаза. Он продолжает оглаживать ее животик. Вероника накрывает его ладонь своей.
  -Не надо, Борь. Не надо больше.
  Он кивает и помогает ей встать с кресла.
  -С тобой все в полном порядке.
  -Спасибо, Борь. -Вероника натягивает трусики и колготки. -Я пойду, да?
  -Я заеду вечером, можно?
  -Заедь. -Почему-то очень тихо отвечает она.
  
  Глава 13.
  Он вызывает для нее такси и провожает до машины. Склоняется к ладони женщины с поцелуем.
  -Я приеду после шести.
  -Да, конечно. -Она не понимает своих ощущений и своих желаний. Хочет, пусть приедет. А вот чего хочет она? Вероника и сама не знает. Мысли текут медленно, будто желе, женщина заходит в квартиру и раздевается. Встает под душ, вымывает влагу между бедер. Она и правда кончила. И увлажнилась. Впрочем, к счастью, с этим у нее никогда не было проблем. Она кончала … Это ведь так нравится мужчинам. Они сразу же чувствуют себя значимыми. Забравшись в кровать, Вероника прикрыла глаза, опустила ладони на живот и попыталась заснуть. Впрочем, это ей не удалось. Перед глазами все проносились и проносились сцены из его кабинета. То, как он касался, как гладил. Женщина усмехается. Разумеется, он не проверяет так больше никого, максимум, спрашивает у пациенток, не изменилась ли интимная жизнь. Зачем же с ней он это делал? Неужели ему приятно? Решил вспомнить старое? Вероника еще плотнее прикрывает глаза, не позволяя себе расплакаться. Ни к чему вспоминать прошлое. Она уже давно не такая. Совсем не такая. И надо как-то сделать так, чтобы он больше ее не касался, а то вдруг еще и войти захочет. А уж это ему точно не понравится. После того, что было …
  Роман же заканчивает со своими делами, внимательно просматривает Вероникины результаты анализов, чуть хмурится. В общем-то гормональный фон почти в норме. Но надо будет последить … Может быть, устраивать такие проверки почаще? Заодно и будет видеть, что она действительно увлажняется, что таблетки не вызывают в ее киске дискомфорт. Довольно улыбаясь, Борис выходит из клиники. Вообще, ему пришла в голову замечательная идея. И он сможет любоваться ее дырочками. Маленькими, узенькими дырочками. Мысленно он возвращается взглядом к ее промежности, к розовому нутру, к трепыхающим краям ее верхнего входа. Вспоминает и колечко попки. Тугое и сжатое. Надо будет приглядеться еще, но кажется, она девственница в том входе. Впрочем, она и в киске кажется девочкой. Как будто бы и не было этих 20 лет. Неужели, у нее было так мало мужчин? Борис не понимает своих эмоций, с одной стороны — это так здорово, что Вероника практически девочка, а с другой стороны, это лишь означает, что она не была счастлива. Все эти годы она не была счастлива. Но одно уже было хорошо — женщина не растеряла своей особенной чувственности. Ведь она кончила там на кресле. И грудь ее была напряжена и соски стояли. Надо будет завтра посмотреть внимательнее, можно же поставить ее на коленочки, так дома осматривать будет удобнее, ну и грудь заодно потрогать.
  Он может лишь надеяться, что она разрешит. Борис помнит о ее насилии, ему не хочется уподобляться тому ублюдку. Совершенно не хочется.
  Он уже практически садится в машину, как его окликают:
  -Эй, Боря!
  Он поворачивается.
  -Дима? Ты? Что ты тут делаешь?
  -Приехал в больницу к жене. А ты?
  -Я здесь работаю.
  -А, да, ты же врач.
  -Угу. Как дела?
  -Да неплохо, вот только у жены проблемы.
  -А что случилось?
  -Да по-женски что-то.
  -По-женски? А когда привезли-то?
  -Сегодня утром. Екатерина Александровна Вяземская.
  -Не из моих пациенток, другой доктор ее ведет.
  -Какой-то Александр, а отчество забыл.
  -Александр Сергеевич.
  -Ну вот вроде так. Толковый хоть доктор?
  -Очень хороший доктор.
  -Борь, ты может посмотришь, по-дружески так?
  -Посмотрю, но уже завтра. Как раз и анализы будут готовы.
  -Спасибо, дружище.
  -Пока еще не за что.
  -Борь, а ты-то теперь кто?
  -Зав.отделением, Дим. А ты?
  -В управлении РЖД в Москве работаю.
  -Ну ладно, рад был встрече.
  -И я, Борь.
  Мужчины распрощались, Борис поспешил к Веронике. В этот раз он открыл дверь ее квартиры сам, разделся и прошел в спальню.
  -Вероника?
  -Привет. Ты пришел, да?
  -Угу, немного задержался, знаешь кого встретил?
  -Кого?
  -Димку Вяземского помнишь?
  Она сглатывает.
  -Еще бы не помнить.
  -Вот, его встретил, жена его у нас в отделении лежит, оказывается.
  -Понятно. -Вяло отвечает женщина. Борис усаживается рядом, берет ее ладошку в свои и целует.
  -С тобой ведь все в порядке, да?
  -Со мной все хорошо.
  -Пришли твои анализы.
  -Что-то не так?
  -Твой гормональный фон не в полном порядке, но я надеюсь, таблетки тебе помогут.
  -Я тоже надеюсь, -шепчет Вероника.
  -Вот только мне придется тебя регулярно осматривать.
  -Осматривать? Но зачем, Борь?
  -Чтобы быть уверенным, что ты нормально увлажняешься, что внутри у тебя не сухо.
  -Но я же могу сама за этим последить.
  -Там может быть такое, что ты еще не будешь ощущать сухости, а там уже будет сухо. Стенки влагалища будут тереться и травмироваться.
  -Боря?
  -Ну так бывает.
  -И что ты проверяешь так всех пациенток с такими проблемами?
  -Нет, солнышко. Обычно они живут половой жизнью с мужем и могут сказать мне на осмотре, что и как.
  Вероника прикрывает глаза.
  -Ну вот, из-за меня у тебя еще дополнительные проблемы.
  -Это не проблемы. Я ведь уже говорил тебе, ты особенная пациентка, и мне совсем не сложно.
  -Хорошо. А как часто надо делать эти проверки?
  -Желательно раз в день.
  -Так часто? Но, Борь?
  -Мне не будет сложно по дороге домой заехать к тебе и посмотреть тебя. Не думаю, что тебе нужно ездить в клинику каждый день.
  -Ты будешь заезжать каждый день?
  -Да. Вот прямо сейчас тебя осмотрю, а потом поеду.
  -Борь, но ты же сегодня утром уже осматривал меня.
  -Завтра утром я не смогу заехать перед работой, не хочу тебя будить, отдыхай. Поэтому я посмотрю тебя сегодня вечером, а потом завтра вечером. И так каждый вечер, договорились?
  -Хорошо, если это необходимо.
  -Да, необходимо. И я еще не осматривал твою грудь сегодня, так что и это сейчас исправим.
  -Хорошо.
  Он помогает ей сесть на кровати, отодвигает одеяло.
  -Уберем пока в сторону. Давай я помогу тебе снять сорочку.
  Она кивает, поднимая руки и позволяя стянуть с себя ненужную больше ткань. Борис накрывает ее холмы и немного сжимает.
  -Какая она у тебя полная.
  Вероника выдыхает. Он же продолжает оглаживать нежную плоть.
  -Все в порядке. А теперь тебе нужно встать на коленки.
  -На коленки? -Переспрашивает она.
  -Да, малышка, на коленки. Тут ведь нет кресла, а мне нужно, чтобы ты была вся открытая передо мной.
  -Да, конечно. Я встану так, чтобы тебе было удобно.
  Он помогает ей разместиться на кровати, немного прогибает в пояснице.
  -Так тебе будет удобнее, да и я все посмотрю внимательнее.
  -Конечно.
  Она стоит, как ее поставили, и ждет. Кажется, все ее нутро сокращается. Борис опускает пальцы на края ее нижней дырочки и гладит.
  -Какая она у тебя красивая. Маленькая, узенькая.
  -Красивая?
  -Конечно! Очень красивая, маленькая, розовая, а как трепыхают прямо сейчас ее краешки.
  Борис наклоняется ниже и нежно касается дырочки языком. Вероника поджимает киску. Сглатывает.
  -Не надо, Боренька, не надо. Ты же можешь просто пальцами.
  -Почему не надо, малышка? Ты вкусная, а как пахнешь.
  Женщина всхлипывает.
  -Ты слишком добр ко мне. Наверное, это потому, что ты помнишь меня в прошлом.
  -Конечно я помню тебя. Но что изменилось с тех пор?
  -Я теперь совсем другая. -Вероника все же решается и садится, скрещивает на груди руки и продолжает. -Может быть, тебе нужно это знать, ты же мой врач. Во мне что-то испортилось после того случая. Я больше не получаю такого удовольствия, как было с тобой.
  -Так может быть, они плохо старались?
  -Нет, нет, что ты, они хорошо старались, я даже всегда кончала. Но я же знаю, как это бывает. Теперь оно не так.
  -Вероника? Но раз ты кончаешь, что может быть не так? Ты увлажняешься, сокращаешься, что может быть не так?
  -Этого недостаточно, как оказалось.
  -Мы попробуем с тобой, хорошо? Я проверю, что испортилось, мы это исправим.
  -Боря … -Неуверенно шепчет женщина.
  -Не прямо сегодня, малышка, мы же никуда не торопимся? Сначала я удостоверюсь, что ты в должной мере увлажняешься, что сокращаешься. А потом перейдем к следующим обследованиям. Это же просто недопустимо, что ты испытываешь дискомфорт.
  -Это не совсем дискомфорт, просто я …
  -Мы все проверим, договорились? А теперь вставай на коленки, я буду проверять твою влажность.
  -Да, как ты скажешь. -Она вновь встает в позу. Борис теперь оглаживает ее ягодицы, чуть разводит их, гладит плотно-сомкнутое колечко попки.
  -Какое красивое, плотное, я сейчас тут прощупаю.
  Она не успевает ответить, как он начинает прощупывать, гладит, а в довершение всего касается языком. Вероника плывет, опускаясь грудью на кровать, открываясь перед ним сильнее, стонет. Он отрывается, продолжая оглаживать нежную кожу перехода, захватывает пальцами края дырочки и шепчет.
  -Сладенькая какая. Узенькая!
  Женщина подается ему навстречу и уже не стесняясь стонет. Мужчина продолжает расширять ее дырочку, а затем опускается к ее нутру языком, облизывает, посасывает и проталкивает его туда. Вероника уже себя не контролирует, женщина прикрывает глаза в своей истоме и кончает. Он не ждет, пока она придет в себя, проталкивает в сокращающееся нутро пальцы и начинает водить. Она приходит в себя и приподнимается.
  -Сладкая моя! -Выдыхает он, накрывая ее собою, опуская вторую ладонь на один из ее холмов. Мужчина продолжает водить пальцы внутри, а другой рукой сжимает и потирает ее сосок. Вероника стонет, а когда он достает до ее особенной точки, кричит в голос и кончает. Он безумно желает засадить в ее узость, но сдерживается. Нет. Рано. Еще рано!
  Борис вынимает пальцы и облизывает. Она такая вкусная, такая сладкая. Укладывает все еще пребывающую в неге женщину на кровати, укрывает одеялом. Усаживается рядом, ждет. Вероника открывает глаза.
  -Ну как?
  -Все в порядке, ты замечательно влажная, малышка.
  -Спасибо тебе, Борь.
  -Абсолютно не за что. Мне приятно … Ты очень сладкая!
  Она сглатывает. Мягко улыбается.
  -Ты поужинаешь со мной или домой поедешь?
  -Поужинаю.
  -Ой, я не подумала, а дочка твоя как же?
  -Илона с Ромой поужинают, он собирался заехать. Книгу какую-то ему надо было взять.
  -Ну тогда пойдем, я готовила сегодня сама.
  -Сама? Я помню, ты вкусно готовишь.
  Вероника опускает глаза.
  -Пойдем, надеюсь, тебе понравится.
  -Уверен в этом.
  Они ужинают, Вероника ухаживает за мужчиной за столом. Насмеливается и спрашивает.
  -Ты думаешь, у меня внутри что-то повредилось, да?
  -Пока не знаю, но то, что ты рассказываешь — с этим надо бороться, как-то решать эту проблему.
  -Но как ее можно решить? Мне нужно просто больше стараться для мужчины, вот и все.
  -Как будто ты уже это не делала.
  -Делала. -Признается она смущенно.
  -Ну вот видишь.
  -И просто не ожидать, что все будет также феерично, как было когда-то с тобой. Только вот не понятно, как все понимают, что мне не так хорошо. -Она уже совершенно запуталась. Женщина шепчет. -Я же всегда кончаю.
  -Ты так говоришь, как будто в близости это самое важное.
  -Конечно. Мужчины любят, когда женщина кончает. Вот ты например, ты же не просто проверил мою влажность, но и захотел, чтобы я кончила.
  -Ну да, это же приятно.
  -Всем нравится, когда женщина с ним в постели кончает.
  -Так надо стараться для этого, почему женщину-то в этом обвинять?! -Никак не может взять в толк Борис.
  -Не все чувственные, вот в чем дело. Не все могут.
  -Но ты можешь. Вероника! Ты прекрасно можешь. Ты влажная, узкая, ты кончаешь.
  -Да, наверное.
  -Мы с тобой попробуем, хорошо? Я хочу, чтобы ты была уверена и в себе, и в своей чувственности.
  -Я не хочу тебя заставлять, Борь.
  -Ты меня и не заставляешь. Это я тут скорее командую.
  -Ты врач. Делаешь то, что нужно.
  -Да, конечно. Но я не хочу делать что-то против твоей воли. Если тебе неприятны мои касания и ласки — я не буду настаивать на проверках.
  -Но как я тогда узнаю, все ли со мной в порядке?
  -Просто скажи, тебе приятно то, как я тебя проверяю?
  -Очень. -Она опускает глаза. Борис довольно улыбается.
  -Ну в таком случае, нет никаких проблем. Я сам прослежу за твоей влажностью, хорошо? Тебе нужно лишь мне довериться. Я не причиню тебе вреда.
  -Да, я верю в это.
  -В таком случае, ты будешь прислушиваться к тому, что я буду говорить и делать, как я скажу, да?
  -Да, все как ты скажешь.
  -Я обещаю тебе, что мы решим все твои проблемы. Постепенно. Когда я закончу твое лечение, ты будешь уверена, что с тобой все в порядке. Тебе нужно лишь слушаться меня.
  -Я сделаю все, как ты говоришь.
  -Вот и замечательно, малышка. -Он перехватывает ее ладошку, нежно гладит и целует. -Все будет очень хорошо. Ты замечательная пациентка.
  -Ты правда не против все это делать? Я бы не хотела пользоваться тем, что у нас были отношения и взваливать на тебя все это.
  -Я счастлив это делать. Мне доставляет огромное наслаждение то, что я могу тебя касаться. Ты нежная, вкусная, потрясающая!
  Она лишь кивает.
  -Спасибо, Борь, спасибо!
  
  Глава 14.
  Он приезжал ее проверять уже дней семь, прежде чем Вероника заметила возвышенность в его штанах. Мысленно улыбнулась, Боря не лукавил, когда говорил, что ему приятно с ней. Видимо, все, что он с ней проделывает, вызывает у него определенные желания. В этом конечно же нет ничего удивительного. Он же живой!
  Она задержала его, взявшись за руку.
  -Борь, я могу помочь тебе с твоей проблемой.
  -О чем ты, малышка?
  Она косит глазами к его паху и шепчет:
  -С проблемой в штанах. Я могу поласкать тебя ртом.
  -Ртом?
  -Ну да, зачем тебе быть возбужденным.
  -Он упадет. -Борис улыбается, заставляя себя расслабиться.
  -Но это же наверняка не полезно.
  -Все в порядке. Мы же не занимаемся сексом, то, что я делаю — это часть твоего лечения.
  -Да, я понимаю. Но физиологию никто не отменял. Ты же ведь уже сказал, что тебе приятно это делать.
  -Очень приятно. Ты очень сладенькая.
  -Почему тогда ты не хочешь, чтобы я поласкала тебя? Я помогу тебе снять напряжение.
  -Ты хочешь, чтобы у нас были отношения, близость?
  Вероника тут же дает задний ход, совершенно не понимая, почему он отказывается.
  -Нет, что ты … Но ты же мне помогаешь. Взвалил на себя то, что по идее должен бы делать мой муж.
  -Мне не трудно.
  -И мне не трудно тебе помочь. Или ты … -Она замирает, сглатывает. -Извини меня, Борь.
  -Спасибо за твое предложение, но не нужно, правда. -Он думает о том, что хочет не просто минет. Он хочет отношений, близости … Вероника опускает глаза.
  -Да, как ты скажешь, я ведь уже пообещала тебе, что буду послушной.
  -Мы с тобой делаем все, чтобы наладить твое здоровье.
  -Да, я помню. Спасибо. Ты поужинаешь со мной?
  -Нет, сегодня не могу, нужно ехать домой, родители обещали заехать.
  -Хорошо.
  -Кстати, в эту субботу я жду тебя и Рому на обед, насколько я помню, у тебя нет работы?
  -Нет, я свободна.
  -Вот и славно. Роме я тоже уже сказал, он заедет за тобой.
  -Может быть …
  -Не может быть, Вероника. Пожалуйста, я очень хочу видеть тебя в субботу у себя дома.
  -Я приеду. -Она кивает. Борис склоняется к ее ладони с поцелуем.
  -Хорошего тебе вечера, малышка.
  -И тебе.
  Он выходит, закрывает дверь и спускается вниз. Борис не понимает своих эмоций. Почему она предложила взять в рот? Она считает, что он не любит ее. Что он выполняет свой врачебный долг. Вот оно в чем дело. Но если бы не его врачебный долг, разве она бы позволила себя ласкать? Нет. В этом у него нет никаких сомнений. А ухаживать … она бы позволила за собой ухаживать? Нет. И в этом у него тоже нет никаких сомнений. Казалось, Вероника с удовольствием бы просто исчезла, лишь бы не обременять собой.
  Мужчина вздыхает. Очевидно, что все это последствия того происшествия. Она стала неуверенной в себе. Слабой. А потом еще и другие отношения, очевидно, никто не собирался стараться для нее. И она лишь укрепилась в мысли, что с ней что-то не так.
  Борис сжимает кулаки. Он сейчас ничем не лучше ее других. Ведь по сути-то он обманывает ее в необходимости этих осмотров. Нашел способ быть с ней ближе. Вот и все.
  Задумавшись, Борис доходит до цветочного киоска, покупает букет.
  Вновь поднимается в квартиру Вероники, отпирает ее своим ключом и заходит в прихожую. Слышит голос хозяйки.
  -Ром, это ты?
  -Нет, это я, Борис.
  Вероника выходит ему навстречу.
  -Борь? Что случилось? Почему ты вернулся?
  -Это тебе. -Он протягивает цветы.
  -Спасибо, -она растрогана. Поднимает к нему глаза и шепчет: -Но зачем ты?
  -Мне хочется, Вероника. Очень хочется, чтобы ты улыбалась.
  -Я улыбаюсь.
  -Я хочу, чтобы ты знала, все, что я делаю для тебя, я делаю потому, что ты мне очень дорога.
  Она зажимает ладонью рот, кажется, на глазах слезы.
  -Спасибо, я тронута. -Вероника не знает, что и сказать, а Борис подходит ближе и заключает ее в объятия.
  -Я хочу, чтобы ты была счастлива.
  -Я буду очень стараться.
  -Спасибо, малышка. -Он касается макушки губами. -Я не сказал тебе, думаю, что нам надо чуть привыкнуть к друг другу, а потом уже устраивать встречи с моими родителями. Да и Роме будет полезно сначала влиться в нашу семью. Что скажешь?
  -Мне бы хотелось сделать все наилучшим образом.
  -Вот и замечательно, не будем пока торопиться с визитами.
  -Договорились.
  -Я пойду, приеду завтра вечером.
  -Да, я буду ждать тебя.
  Женщина запирает за ним дверь и приваливается лбом к косяку. Что происходит? Он решил ее пожалеть? Интересно, как надолго хватит его жалости. А еще очень интересно, как он будет исследовать ее проблему с соитием. Вероника даже вздрогнула. Он же сказал, что все исследует. А она даже не спросила, как … Как он исследует-то? Может быть, она чего-то не знает, наука ушла вперед? Есть какие-то приборы, которые смогут оценить степень ее влажности, сокращений внутри. Наконец, она смогла признаться себе, что в общем-то толком и не понимает, что же не нравилось ее партнерам. Кончала она всегда, отсасывать она умеет. Ну а то, что оргазм не такой всепоглощающей силы — так разве в этом есть что-то дурное? Женщина перебрала в уме все претензии, что ей говорили, называя бревном в постели, а затем все же призналась себе, что все же стала менее чувственной. Просто не такой раскрепощенной, как была когда-то с Борисом. Может быть, все-таки это не нравилось например Виталику?
  Окончательно запутавшись, Вероника просто приказала себе не думать. Ни к чему эти размышления, что только расстраивают. Она вздрогнула, когда услышала звонок телефона.
  -Алло, Борь?
  -Вероника, все в порядке?
  -Все хорошо.
  -Мне кажется, ты плакала.
  -Нет, я не плакала. Просто задумалась, ты же говорил, что исследуешь все мои интимные проблемы.
  -Да, я и не отказываюсь от этого.
  -Я пыталась сформулировать, в чем собственно они заключаются.
  -Получилось?
  -Не очень. Но я буду над этим работать. А иначе, как ты мне поможешь, если не будешь понимать в чем дело?
  -Я просто покажу тебе, что все эти проблемы не у тебя, а в головах мужчин, с которыми ты занималась сексом.
  -Борь, такого не может быть. Ошибиться может один, но не все сразу.
  -Как будто у тебя их десять было.
  -Нет, так много не было.
  -Вот видишь.
  -И все-таки, если третий муж бьет по морде, то дело явно не в муже.
  -Я заеду завтра, и мы все обсудим, ты расскажешь мне, какого рода были претензии, а я уж подумаю, как это преодолеть, договорились?
  На следующий день Борис спешит к Веронике, заезжает по дороге в кондитерскую и берет пирожные. Рядом в цветочном выбирает небольшой букетик. Он будет за ней ухаживать. Аккуратно, осторожно. Но он хочет, чтобы она снова привыкла к нему, чтобы не боялась. Да и вообще, просто стала его. Он женится на ней. Сразу же как приручит. Борис довольно улыбается, когда звонит в ее квартиру. Вероника распахивает дверь.
  -Привет, малышка.
  -Привет, Борь.
  -Это тебе. -Он протягивает букетик и коробку.
  -Красивые. -Она зарывается лицом в цветы, смотрит на коробку. -А что там?
  -Пирожные. Надеюсь, ты все еще их любишь.
  -Люблю? -Она приподнимает брови. -Ты купил мои любимые? Эклеры?
  -Да. С разными начинками. Ты знаешь, что сейчас делают даже с несладкими начинками?
  -Нет. Попробуем. Пойдем ужинать сначала, или будешь смотреть?
  -Давай я сначала тебя посмотрю, а потом поужинаем и пообщаемся. Сегодня Рома у нас остается на ночь, так что Илона под присмотром.
  -Он любит у вас бывать, это хорошо.
  -Да, я тоже этому рад. Их ведь всего двое, им надо дружить и поддерживать друг друга.
  -Абсолютно согласна. Ты подождешь, я положу пирожные в холодильник.
  -Конечно же, я подожду тебя в спальне, а сначала вымою руки.
  -Давай.
  В спальне Вероника уже привычно стягивает халатик, в этот раз под ним ничего нет. Борис улыбается.
  -Ты очень красивая.
  -Спасибо.
  -Встанешь, да?
  -Конечно же. -Она опускается на коленки на кровати. Выгибает спину, открываясь перед ним. Он подходит ближе и опускает ладони на ее попку, нежно гладит. Тянется к ее лепесткам и раскрывает.
  -Одно блаженство смотреть на твои дырочки, сладкая моя. Мне кажется, что только их вид способен меня возбудить.
  -Борь? -Она оборачивается к нему. Он улыбается.
  -Мне кажется, ты совсем не изменилась здесь, такая же, как и двадцать лет назад.
  -Разве такое может быть?
  -Может. У чистых, невинных женщин.
  -Да какая я невинная.
  -И тем не менее. Я же вижу, какая у тебя дырочка.
  Вероника грустно улыбается.
  -Может ты и прав. Ведь у меня никогда не было сколько-нибудь долгих отношений.
  Борис раздвигает ее губки шире и нежно проводит пальцем. Она дрожит от его касаний. Он улыбается.
  -Ты очень чувственная. А как твоя дырочка дрожит сейчас!
  -Ей очень нравятся твои касания.
  Он опускается к ее киске языком и начинает вылизывать. Женщина даже не пытается сдержаться, в какой-то момент, Вероника понимает, что ей не нужно себя отпускать, чтобы кончить. Кажется, ее тело ей не подчиняется. Борис проталкивает пальцы внутрь, сразу же попадает по ее особой точке, женщина громко кричит и проваливается в свой оргазм. Он продолжает обцеловывать ее плоть, дырочку, кожу перехода, некоторое время ждет, а затем возобновляет движение пальцами. Вероника медленно приходит в себя, но лишь для того, чтобы отправиться в новый оргазм. Женщина опускается грудью на кровать и стонет. Он ждет, пока она придет в себя, вынимает пальцы, шепчет.
  -Видишь? Ты течешь, изумительно течешь.
  Она оборачивается и вглядывается в его ладонь, Борис подносит ее ко рту и облизывает.
  -Вкусная, сладкая девочка!
  -Ты так захвалишь меня, Борь.
  -Что ж делать, если ты идеальная?
  Она хохочет.
  -Пойдем, я покормлю тебя ужином.
  -Пойдем. А заодно и расскажешь мне, до чего ты все-таки додумалась в своих вчерашних размышлениях.
  В кухне она накладывает ему салат и горячее, усаживается напротив, Борис тут же реагирует.
  -А себе кто будет накладывать?
  -А мне нельзя, надо держать себя в форме.
  -Вероника. Тебе нельзя пока сидеть на диетах. Покушай немного.
  -Там ведь еще пирожные, Борь.
  -Они не убегут. Свежие, покушаешь их еще и завтра.
  Она кивает, накладывает немного овощей и отбивную. Кушают. Он не сводит с женщины взгляда. Наконец, она смущенно говорит:
  -Я наверное зря тебе рассказала о своих проблемах.
  -Почему это?
  -Мне кажется, что теперь их не будет.
  -Поясни?
  -Ты же проверяешь мою влажность, так?
  -Проверяю. С тобой все в порядке.
  -Может быть, они потому были недовольны, что я не была достаточно увлажнена?
  -Ты испытывала дискомфорт от соития?
  -Вначале обычно да.
  -Вероника? Что значит, вначале обычно да?
  -Там как-будто все сжималось, но когда мужчина заходил до конца — все становилось нормально.
  -То есть ты мне хочешь сказать, что позволяла проникать в себя не смотря на боль?
  -Борь, но это же все в прошлом, теперь, когда ты лечишь мой гормональный фон и проверяешь влажность, таких проблем уже не будет, так ведь?
  -Не должно быть. Но я ведь не могу проверить влажность глубже, я же обследую тебя пальцами.
  -А как еще можно обследовать?
  -Только во время близости. Никакого другого способа нет.
  -Нет, Борь, такой жертвы я от тебя не приму. Ты и так очень много для меня делаешь.
  -Это не жертва, дорогая моя.
  -И все-таки, Борь.
  -Расскажи мне еще, ты была возбуждена во время проникновения?
  -Да, конечно, я не ложилась в постель без желания.
  -А возбуждение, Вероника?
  -Возбуждение?
  -Солнышко, ты не могла не знать все это время, что такое возбуждение. Или ты и со мной его не испытывала?
  -Борь! Ну что такое ты говоришь?
  -Мне казалось, что ты всегда меня желала.
  -Да, конечно. Как ты можешь в этом сомневаться? Я любила тебя больше жизни. И безумно желала.
  -Желала и возбуждалась. Я никогда не проникал в тебя на сухую.
  -Да, конечно. С тобой все было иначе. -Она сглатывает. -Но потом был он … Он запятнал меня. Что-то там внутри испортил.
  Борис мрачнеет.
  -Ты позволишь мне тебе помочь?
  -Как ты хочешь это сделать?
  -Я буду проникать в тебя. И ты удостоверишься, что с тобой все в полном порядке.
  -А если нет?
  -Физиологически с тобой все в полном порядке, я делал ведь УЗИ, я проверяю твою влажность — ты изумительно реагируешь на мои касания. Единственное, что я не могу оценить, это насколько ты влажная внутри, в глубине, длины пальцев для этого не хватает. Ну и надо разобраться, почему ты зажималась вначале.
  -Зажималась?
  -Ты ведь сама сказала, там как будто все сжималось. Ты ощущала что-то подобное, когда я тебя осматривал?
  -Нет. Ничего подобного. А может дело в позе, Борь?
  Он мягко улыбается.
  -Мы с тобой попробуем разные позы, чтобы понять, что не так.
  -Разные позы?
  -Ты ведь не будешь против? Я обещаю, тебе будет со мной хорошо!
  -Я не буду против, правда. Но мне бы не хотелось обременять тебя собой.
  -Вероника, ты меня не обременяешь! Я хочу тебе помочь.
  -Но почему?
  -Почему? Потому что ты сладкая, вкусная, красивая. Разве нужны какие-то особые причины, чтобы помочь тебе?
  -Я не знаю. Мне просто не хочется, чтобы ты жалел меня.
  -Это не жалость. Слышишь меня? Это не жалость!
  -Ты наверное хочешь это сделать в память наших отношений, да?
  Борис медленно кивает.
  -Можно сказать и так.
  -Пообещай мне только, пожалуйста.
  -Да? Что пообещать?
  -Когда тебе не понравится со мной, ты больше не будешь ничего делать. В конце концов, я уже не молода, и жила без секса, и дальше проживу.
  -Это легкое обещание. Обещаю.
  -Почему это легкое? -Вероника чуть прищуривает глаза. Борис улыбается.
  -Я знаю, что мне с тобой понравится.
  -Ты еще даже не пробовал, а уже так уверен.
  -Я все сделаю для тебя, а значит, ты получишь свое удовольствие. И потому я буду доволен.
  -Хорошо. -Шелестит она.
  
  Глава 15.
  Он продолжал приезжать ее обследовать до самых критических дней. Они больше не заговаривали о близости, да Вероника и не вспоминала. Может быть, Боря и передумал, так к чему все это. У нее все равно ни с кем не будет близости. Увидев утром кровь, женщина набрала Бориса.
  -Борь, доброе утро, я не отвлекаю?
  -Нет, как раз в пробке стою. Что случилось?
  -У меня начались месячные.
  -Боли, дискомфорт, недомогания?
  -Нет, ничего такого нет.
  -Я заеду вечером, на всякий случай.
  -Я могу позвонить тебе, если что-то изменится.
  -Я просто заеду и удостоверюсь, что с тобой все в порядке, договорились?
  -Хорошо, я чувствую себя очень привилегированной пациенткой.
  -А ты и есть такая пациентка. Моя самая особая.
  -Мне повезло, спасибо.
  -У тебя только днем репетиция, да?
  -Да, я вернусь к семи.
  -Очень замечательно, я как раз собирался еще заехать по делу, буду у тебя после семи.
  -Я буду ждать тебя.
  -Ужин привезу, не готовь.
  -Борь!
  -Ничего не Борь, сегодня тебе надо себя беречь.
  -Я буду себя беречь.
  -Ловлю на слове. До вечера, Вероника.
  -До вечера.
  Когда Вероника приезжает с репетиции уже начало восьмого, женщина торопится, неужели, Боря уже приезжал? У дома замечает его машину, а затем поднимает глаза к окнам. Горит свет. Он приехал, он ждет. Спешит к квартире, отпирает.
  -Борь?
  -Привет, красавица!
  -Привет. Извини, я задержалась.
  -Ничего, у меня же есть ключи. А зато ты ровно к ужину подъехала, я уже накрыл на стол.
  -Спасибо, Борь.
  -Пойдем, поужинаем, а потом я тебя посмотрю.
  -И сегодня тоже?
  -И сегодня тоже. Я должен быть уверен, что у тебя нет спазмов, что ничего не болит.
  -Но со мной все в порядке. Ни болей, ни дискомфорта.
  -Это замечательно, значит, осмотр пройдешь без проблем.
  -Боря!
  -Ты еще не привыкла? Я твой врач. Я обещал, что позабочусь о тебе.
  -Да, я помню.
  -Ну в таком случае, иди мой руки и будем ужинать.
  -Слушаюсь. -Она улыбается, отвечая.
  В кухне женщина с удовольствием оглядывает блюда, что привез с собой Борис.
  -Все выглядит очень аппетитно.
  -Сейчас попробуем, как оно все на вкус.
  Они кушают, Борис не сводит внимательного взгляда с женщины. Наконец, она не выдерживает.
  -Борь, ну что такое?
  -Просто смотрю на тебя, не бледная ли ты.
  -Со мной все в порядке.
  Борис улыбается.
  -Ты докушала?
  -Да, спасибо, очень вкусно.
  -Тогда пойдем.
  Но Вероника мнется.
  -Может все-таки не стоит, а, Борь?
  -Пойдем, тебе не нужно бояться. Больно не будет. -Борис с интересом оглядывает женщину, она подумала, что он будет смотреть ее внутри? Улыбается, а ведь это будет интересно, посмотреть на ее киску в эти дни. Вероника нерешительно мнется, но уже принявший решение посмотреть Борис шепчет:
  -Ты примешь душ, а я пока расстелю на кровати полотенце.
  -Хорошо, Борь.
  Вероника проходит в ванную и раздевается. Тщательно обмывается, закутывается в полотенце и выходит. Борис уже стоит у дверей спальни.
  -Готова, малышка?
  -Да. Только ты уверен?
  -Очень уверен. Пойдем. -В спальне он помогает ей стянуть полотенце, подводит к кровати.
  -Ложись, пожалуйста.
  Послушно Вероника укладывается на кровати. Пару мгновений не знает куда деть руки, а затем просто вытягивает их вдоль тела. Борис располагается на полу подле, сгибает ее ноги в коленях и подтягивает женщину к себе ближе. Вероника слабо выдыхает.
  -Борь?
  -Все в порядке, солнышко. Тебе нужно расслабиться. -Он опускает ладонь на ее животик и начинает поглаживать. Он ощущает, как трепещет под его руками женщина. Шепчет.
  -Я не сделаю тебе больно. Постарайся расслабиться.
  -Да, конечно!
  Борис скользит пальцами ниже, разводит бедра женщины, раздвигает губки. Выдыхает в восхищении.
  -Какая красивая, припухшая, трепещущая.
  -Красивая?
  -Да, малышка, очень красивая киска. А теперь не сопротивляйся, я введу пальцы, хочу быть уверен, что у тебя нет спазмов.
  -Да. -Выдыхает она. Он аккуратно проталкивает внутрь два пальца и гладит.
  -Жаркая какая. Просто восхитительно!
  -Боренька! -Выдыхает женщина, ощущая, как перед глазами мутится.
  Он начинает свое движение, опуская пальцы другой руки на ее клитор. Борис поглаживает, сжимает, а затем просто тянет за капюшончик. Вероника изгибается и с громким криком кончает.
  -Сладенькая моя! -Слышит женщина, когда приходит в себя, ощущает, как возвращается его рука на ее животик, как гладит. Довольный мужчина продолжает. -Нет никаких спазмов, с тобой все в полном порядке.
  Она продолжает дрожать от его касаний, он оглядывает ее дырочки, улыбается будто кот и продолжает шептать.
  -Как изумительно ты дрожишь! Сладкая, самая лучшая, моя!
  Она лишь сглатывает, как он сказал? Его? Она его? Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Борис же продолжает оглаживать низ живота, внимательно следит за выражением ее лица.
  -Тебе приятно? Хорошо?
  -Мне очень приятно, ты же знаешь!
  -Да, малышка, знаю. Ты очень чувственная. Ты помнишь, о чем мы договаривались?
  -Договаривались?
  -Да. Мы попробуем близость, ты удостоверишься, что с тобой все в порядке.
  -Я помню. Да. Конечно.
  -Вот и славно. Когда у тебя закончатся особые дни, мы попробуем. Хорошо? Надо подгадать, чтобы этот и следующий день были у тебя свободны.
  -Думаю, найдем такие дни. -Вероника улыбается. -Мне можно одеться, да?
  -Конечно, малышка. Давай, я подожду тебя в гостиной.
  Она приводит себя в порядок и выходит к мужчине.
  -Все хорошо, Борь?
  -Все хорошо. А у тебя?
  -Тоже все хорошо.
  -Ты точно не передумала на счет нашей близости?
  -Нет. Если ты хочешь, конечно.
  -Я хочу.
  -А твоя подруга не будет против?
  -Моя кто?
  -У тебя нет женщины?
  -Нет. И неужели ты думаешь, я бы стал тебе предлагать близость в ином случае?
  -Но речь ведь о пациентке …
  -И тем не менее, это же близость. Наша с тобой. Я свободен от обязательств. Ты тоже. Только поэтому я предложил тебе …
  -Да, да, я понимаю. Ты благородный.
  -Нет. Просто как может быть иначе?
  -По всякому бывает, Борь. -Как-то очень тихо говорит Вероника. Тут уж он не выдерживает, притягивает ее в объятия, усаживает на колени.
  -Никочка? Тебе изменяли?
  Она сглатывает, вдруг ощущает себя маленькой обиженной девочкой.
  -Не надо про это, Борь.
  -Ты можешь даже не сомневаться, у меня не будет никого, пока мы проводим наши исследования. Ты веришь мне?
  -Да, я верю тебе.
  -Не надо плакать, детка, все, что было, оно уже прошло и больше не вернется.
  -Да, конечно.
  -Теперь у тебя все будет по-другому. Я обещаю тебе.
  Она прижимается к нему ближе, прикрывает глаза.
  -Я тебе верю.
  Он не верит своим ушам, и еще очень долго в его голове будут проносится ее слова. Ее удивление тому, что он не будет ни с кем ей изменять. Удивительная, самая удивительная девочка на свете. Но слишком жертвенная. И он позаботится о ней. Теперь уж в этом у Бориса нет никаких сомнений. Она его. И он никогда и никому ее не отдаст.
  Они уговариваются на определенный день, Вероника освобождает его и следующий. Борис вызванивает родителей.
  -Пап, мам, я хочу, чтобы вы приехали к нам в четверг и остались до воскресенья.
  -Борь?
  -Да, с четверга, мне нужно будет уехать по делам, а потом и пятница у меня будет занята. А в субботу я планирую семейный обед, на который привезу Веронику.
  -Привезу, Боренька?
  -Именно так. Рома приедет сам, а вот Веронику я привезу.
  -Хорошо, кто ж против-то. Тем более, мы уже давно хотели познакомиться с внуком.
  -Вот и замечательно.
  -Борь, а что за дела-то у тебя ночью?
  -Особые дела, мам, вы ведь с папой поможете мне?
  -Конечно поможем.
  -Вот и славно.
  Борис звонит сыну.
  -Ром, я вот что подумал, твои бабушка и дедушка приедут в четверг, как у тебя со временем?
  -Только лекции до двенадцати дня.
  -Ты приедешь сразу к нам? Я правда не смогу остаться, мне нужно будет в шесть уехать, но зато вы сможете пообщаться.
  -Могу приехать. Но пап, это нормально будет, что без тебя?
  -Отлично все будет, пообщаетесь без свидетелей, Илона рядом будет, ты же знаешь, она тебя любит.
  -Да, Илона отличная сестра.
  -Ну вот. А мама приготовит что-нибудь вкусное на ужин. И в пятницу тоже оставайся спать у нас.
  -Можно конечно. Вот только мама? Ты больше не хочешь, чтобы она приехала на обед?
  -Твою маму я сам привезу на обед в субботу.
  -Давай.
  -Не робей, сын, мои родители ждут не дождутся, когда вы познакомитесь.
  -Я и не робею, буду рад познакомиться.
  -Вот и славно. А маме пока не говори, хорошо? Пусть ей сюрприз будет в субботу.
  -Договорились, пап. -Роман улыбается, кажется, он понял, где папа будет спать эти две ночи. Он может лишь держать пальцы скрещенными, чтобы у них все сложилось. Мама, как никто другой заслуживает счастья. Да и папа тоже. По нему же видно, что он живет не полной жизнью.
  Борис звонит Веронике в четверг в обед.
  -Привет, солнышко!
  -Привет, Борь.
  -Как дела?
  -Все в порядке, вот готовлю мясо к ужину.
  -Звучит вкусно, я привезу пирожные или тортик. Что ты хочешь?
  -Может быть, тортик?
  -Договорились. Сладенький, вкусненький тортик.
  Вероника смеется.
  -Я приеду к семи, малышка.
  -Да, да.
  Он заезжает сначала домой, родители уже приехали, мама хлопочет на кухне.
  -Мам, а в субботу приготовишь обед? Особенный?
  -Приготовлю. Есть какие-то пожелания?
  -Хочу голубцы.
  -Голубцы, рыбу фаршированную, как любит Илона, салаты, надо подумать о сладком.
  -Угу, я думаю, будет замечательно. Я вам не сказал, Рома приедет сегодня.
  -Борь?
  -Уже скоро подъедет. Как раз к обеду.
  -Боря! Ты почему не сказал? Мальчик с учебы, голодный, а у нас ничего толком нет!
  Борис оглядывает кастрюли и сковородки.
  -Это называется, ничего нет?
  -Так конечно, только суп, котлетки и пюре, надо сделать хотя бы один салатик, а еще лучше два. Пирожки. Мальчики должны питаться хорошо. Ну Боря! Ты как будто маленький.
  -Да не переживай, мамуль, он до утра останется, и завтра приедет сюда с учебы.
  -Ну как это не переживай? Что мальчик голодный будет ходить?!
  Вышедшая на кухню Илона улыбается.
  -Бабуленька! Да у тебя никто голодным ходить не сможет.
  -Илона! Мужчин надо кормить питательнее!
  -А я думала, ты приготовила все питательное, ведь с нами дедушка.
  -Пирожки и салатик нам не повредят, помоги-ка мне внучка.
  Борис лишь улыбается, все будет просто замечательно. Выходит в прихожую, когда слышит звук открываемого замка.
  -Ром, привет.
  -Привет, пап. -Парень улыбается вышедшему следом за отцом мужчине, в котором прямо таки угадывается сам отец. Борис представляет.
  -Пап, это Роман, мой сын. Ром, это твой дедушка.
  Парень подходит ближе, а затем мужчины обнимаются. Дед похлопывает внука по спине.
  -Ну наконец-то познакомились. -Обращается в сторону кухни. -Мать, иди сюда скорее.
  Бабуля выходит, Борис представляет.
  -Это Роман, мой сын. А это твоя бабушка.
  София Марковна всхлипывает, Роман заключает бабушку в объятия.
  -Приятно познакомиться.
  -И нам, Ромочка. Да что же мы стоим-то? Пошлите обедать, голодный же.
  -Я перекусил в академии.
  -Да как там в ваших академиях-то кормят, будто я не знаю. Пойдем-пойдем, покушаешь.
  Борис довольно улыбаясь, подмигивает сыну, как бы говоря: «Вот видишь, все в порядке». Роман улыбается в ответ. Все действительно замечательно. За столом быстро находятся общие темы для разговора, бабушка с любовью оглядывает внука.
  -Как на Бореньку-то ты похож, Ромочка, как похож.
  Илона выпячивает губу.
  -Чего-то ты бабуленька, похоже теперь Рому больше любишь, да?
  А когда все обращают на нее внимание, звонко хохочет. Бабушка улыбается.
  -Ну и глупости тебе в голову приходят, внученька. Разве ж когда-то я тебя смогу разлюбить, красавицу мою?
  -Конечно нет. Но и Рома у нас очень хороший.
  -Очень хороший. -Соглашается София Марковна. Обращается к парню. -Ты же останешься на ночь? Я вечером оладушки сделаю, там и сгущеночка со сметанкой есть.
  -Да, останусь, мне правда одно задание надо сделать, но интернет в наличии, да и книг в библиотеке полно.
  -Так конечно-конечно, кабинет в твоем распоряжении, мы мешать не будем.
  Борис уже хохочет в голос.
  -Мама!
  -Что, Боря? -Она пытается придать голосу строгость, но не выдерживает и улыбается. -У тебя вырос замечательный сын!
  Роман улыбается. Борис комментирует.
  -Думаю, надо сказать за это спасибо Веронике.
  -Конечно-конечно. -Поспешно соглашается София Марковна. -Ты уже поехал, да?
  -Да, мне пора. Думаю, вы тут и без меня прекрасно время проведете.
  -Разумеется. Мы ж не малые дети!
  
  Глава 16.
  Борис заезжает в кондитерскую за тортом, а перед этим в ювелирный, выбирает красивый браслет. Ну и напоследок за цветами. Поднимается к ее квартире и звонит. Вероника оправляет нарядное платье, открывает дверь.
  -Добрый вечер, Вероника!
  -Добрый вечер, Борис! -Он протягивает ей цветы. -Это тебе. А тортик пока поставим в холодильник, да?
  -Давай. -Она кивает. Проходят на кухню, Вероника кивает на стол. -Поужинаем?
  Он притягивает ее в объятия.
  -Ты боишься меня, да?
  -Нет. -Она сглатывает.
  -Боишься нашей близости, да?
  -Тебе не понравится, Борь.
  Он подхватывает ее на руки и несет в спальню. Усаживает на кровати.
  -Ты позволишь мне самому решить, понравится мне или нет?
  Она медленно кивает. Он оглаживает ее плечи, спину, тянется к молнии на ее платье.
  -Мы попробуем прямо сейчас, не хочу, чтобы у тебя остались какие-то страхи и сомнения. А потом пойдем ужинать, хорошо?
  -Как ты скажешь.
  Он стягивает ее платье, оглаживает грудь, запакованную в белье.
  -Красиво.
  -Спасибо.
  Он расстегивает и убирает лифчик.
  -И все-таки ты боишься, девочка моя. Давай тогда я для начала проверю тебя.
  -Да, конечно. -Вероника поднимается и стягивает трусики. Возвращается к кровати и опускается на колени. Уже привычно чуть раздвигает бедра и открывается перед ним. Борис подходит ближе, расстегивает рубашку и брюки. Полностью раздевшись, мужчина опускает ладони на попку женщины. Гладит. Пальцы его уверенно проникают между губок и оглаживают.
  Он склоняется над нею, обцеловывает шею, плечи, шепчет:
  -Вкусненькая, сладенькая!
  Вероника прикрывает глаза.
  -Да, Боренька, да.
  Тот скользит поцелуями по ее спине, обцеловывает попку, наконец, касается языком краешков ее дырочки. Нежно-нежно касается, облизывает и посасывает. Она не сдерживается, уже привычно плывет. Борис проталкивает пару пальцев и начинает ласкать внутри. Вероника едва выплыв из одного оргазма, погружается в следующий. Он высвобождает пальцы и удерживая губки открытыми наблюдает за ее сокращениями. Она приходит в себя от его восхищенного шепота.
  -Сладкая моя девочка!
  -Ты будешь проникать? -Шепчет она, делая движение промежностью ему навстречу.
  -Ты хочешь так? -Он немного не уверен.
  -Да. -Выдыхает она, полностью уверенная, что из этой позы она наиболее открыта. Борис подводит головку уже стоящего достоинства к ее входу и оглаживает лепестки ею. Вероника стонет:
  -Какой нежный!
  -Да, сокровище мое, да! -И он проталкивает головку внутрь.
  Она шумно выдыхает, ощущая его проникновение. Мужчина опускает ладони на ее талию и чуть прогибает.
  -Сладкая моя.
  Она шире раздвигает бедра, принимая. Он толкается глубже. Вероника загнанно дышит. Борис останавливается на полпути.
  -Боря? -Он слышит в ее голосе страх.
  -Да, маленькая моя?
  -Ты не можешь, да? -В ее голосе угадываются слезы.
  -Тебе не больно?
  -Нет, мне не больно.
  -Ты не чувствуешь, что зажата?
  -Конечно же нет. -Шепчет уже ничего не понимающая Вероника.
  -Мне хорошо с тобой. -И он проникает глубже, резко и до самого конца. Она протяжно стонет. Борис наклоняется над нею, прижимается к спине, оглаживает грудь, животик, шепчет.
  -Узенькая, сладенькая, горячая!
  -Боренька! -Шепчет она.
  -Самая лучшая девочка на свете! Моя девочка!
  -Да! -Она прогибается сильнее, прижимаясь к нему еще ближе.
  -А теперь я буду двигаться, малышка.
  -Конечно же …
  И Борис начинает свое восхождение, он ускоряется и ускоряется, ладони его оглаживают грудь и живот женщины, Вероника беспрерывно стонет. Ощущая, что скоро кончит, Борис проникает между ее губок и начинает оглаживать. Вероника больше себя не контролирует, плывет. Борис отпускает себя, проливаясь.
  Когда она приходит в себя, то уже лежит в его объятиях, Борис покрывает поцелуями ее лоб, скулы, шепчет.
  -Моя девочка! Как же мне хорошо с тобой.
  -Хорошо? -Голос ее не уверен.
  -Мне очень хорошо с тобой, малышка. Очень!
  -И мне, мне очень хорошо с тобой.
  -Сегодня ты испытывала дискомфорт?
  -Нет, но ведь ты проверил меня перед этим. И ты же сам сказал, что из этой позы я буду наиболее открыта.
  -Но и проникновение мое самое глубокое.
  -Да?
  -Да, малышка. Я доставал до самой шейки матки.
  -Надо же как, я никогда не думала о таком.
  -Да, я уже это понял. Вообще-то я думал, что мы начнем с миссионерской позы.
  -Думаешь, там будут теперь другие ощущения?
  -Уверен. -Он мягко улыбается.
  -Тебе точно не было тесно и дискомфортно?
  -Точно. Мне была приятна твоя узость. Ты узкая внутри, это настоящее блаженство.
  Она довольно улыбается.
  -Ты огромный, Борь. Я уже и подзабыла, как это с тобой.
  -Ты кончила потому что настраивалась на это?
  -Настраивалась? Что ты, Борь, я так боялась сделать что-то не так, что совсем растерялась. Ты ласкал меня.
  -Да, я ласкал твою сладенькую жемчужинку. Но мне этого мало, я хочу, чтобы ты кончила только от моего члена.
  -Я сумею, вот увидишь.
  -Нет. Не так, как ты это делала раньше. Я хочу, чтобы ты не контролировала себя.
  -Наверное, это будет сложно сделать.
  -Да, тебе нужно вновь научиться мне доверять. Знать, что я не причиню тебе вред.
  -Я знаю, что ты не причинишь мне вред.
  -Я хочу похитить тебя у самой себя. Так, чтобы ты только чувствовала и наслаждалась. Как сегодня.
  Она прижимается к нему ближе и мягко улыбается.
  -Ты такой заботливый.
  -Разве можно с тобой иначе? Ты настоящее сокровище!
  Вероника смеется, ощущая, как спадает ее напряжение. Борис это тоже ощущает, женщина в его объятиях теперь другая. Шепчет.
  -Мы с тобой попробуем разные позы, разные варианты проникновения, и ты сможешь убедиться, что с тобой все в полном порядке.
  -Да, конечно.
  -И разумеется, я буду доводить тебя так, чтобы ты даже не думала, кончить тебе или нет. Чтобы кончала и кончала.
  -Боренька!
  -Да, моя сладенькая, да!
  Она поднимает к нему лицо, Борис аккуратно касается ее губ своими губами, Вероника выдыхает, мужчина тут же углубляет их поцелуй, зарываясь в ее кудри ладонями. Она оглаживает его плечи, жмется ближе, а когда он отрывается, шепчет:
  -Боренька!
  -Ты моя, малышка.
  -Твоя. -Соглашается она.
  -Вот и славно. А теперь пойдем поужинаем, да?
  -Пойдем, конечно же. Все давно готово.
  Она поднимается, тянется за халатиком, но Борис мягко убирает его из ее рук.
  -Пошли так?
  -Борь?
  -Я хочу любоваться тобой.
  Она неуверенно кивает, опускает глаза на свое тело. Борис тут же переспрашивает.
  -Что не так? Что тебе в нем не нравится?
  -Я полновата …
  -Глупости. Округлая, мягкая, сладенькая.
  -А живот?
  Он обнимает ее со спины, укладывает ладони на ее животик и оглаживает.
  -Он такой вкусный у тебя, замечательный.
  -Боренька!
  -Правда-правда, девочка моя.
  -Тогда пошли так. А Илона у тебя с кем осталась?
  -Дома родители, Илона и Рома.
  -Они познакомились? -Вероника оборачивается к мужчине. В глазах ее застыл незаданный вопрос.
  -Да, познакомились сегодня. Рома очень понравился бабушке и дедушке.
  -Как здорово! -Теперь женщина довольно улыбается.
  -Он и не мог не понравится. У нас замечательный сын. И вырастила его ты. Так что это только твоя заслуга, что он такой.
  -Что ты, и твоя роль не меньше! Ведь ты передал ему свои замечательные гены. Да и сейчас вы же общаетесь.
  -Да, есть правда в твоих словах. Но все-таки он такой замечательный, потому что у него такая чудесная мама.
  -Ты захвалишь меня, Борь.
  -И с удовольствием буду это делать, солнышко мое.
  -А ты останешься здесь на ночь, да?
  -Ты ведь не против, правда?
  -Конечно же нет. Я очень рада, что ты останешься.
  -Мы ведь еще попробуем.
  -Разумеется, ты говорил про другие позы.
  -Да, солнышко. Но ты же понимаешь, что все позы мы сегодня не попробуем?
  -Нет?
  -Конечно нет, малышка. И даже за завтра мы их не попробуем.
  -А ты и завтра тут будешь? Тебе не надо на работу?
  -Нет, не надо. У меня завтра выходной.
  -Борь?
  -Ты думала, я утром уйду, да?
  -Просто твоя работа …
  -Все в порядке, малышка, я все продумал. Да и не собирался я тебя оставлять после близости одну. Завтра буду тебя осматривать, что ничего тебе не натерло, не приносит дискомфорта.
  -Борь! Со мной все в полном порядке! Ты же сам сказал, что не продирался через пустыню.
  -Нет, ты влажная и жаркая.
  -Ну вот видишь!
  -Ты говорила, что у тебя был дискомфорт раньше.
  Она кивает.
  -Хорошо, Борь, ты все посмотришь. Но сегодня все и правда было совсем иначе.
  -Ты ведь хотела нашей близости, правда?
  -Да. -Шепчет она, не в силах признаться, что хотела бы большего, хотела бы отношений, любви …
  -Вот и хорошо. -Борис удобнее усаживается за столом, оглядывает блюда. -Все очень вкусно выглядит.
  -Угощайся, я специально готовила. Хотелось, чтобы тебе понравилось.
  Они кушают в общительной тишине, Вероника украдкой бросает на Бориса взгляды. Борис замечает ее взгляды, улыбается.
  -Сладенькая девочка пойдет со мной в душ?
  -Да. Можем ванну принять, да?
  -Можем и ванну принять. И девочка сама сядет в водичке на меня сверху, да?
  -Я постараюсь. -Она опускает глаза. А затем решается. -Может быть, лучше на кровати? Так будет удобнее. И я бы хотела тебя ласкать, это ведь можно?
  -Да, конечно можно, если тебе хочется.
  -Очень хочется, Борь.
  Когда они заканчивают с ужином Борис жестом фокусника достает из сумки футляр.
  -А это тебе, детка.
  -Мне?
  -Да. Это украшение для моей девочки. Может быть, у тебя будет желание когда-то его надеть.
  -Борь? -Она открывает футляр и улыбается. -Очень красиво.
  -Да. И будет очень красиво смотреться на твоем изящном запястье.
  -Борь?
  Он вытаскивает браслет и прикладывает к ее руке.
  -Посмотри как красиво.
  -Да, очень.
  -Куда-нибудь приглашу тебя и оденешь.
  -Обязательно. -Она тянется к нему с объятием и целует в щеку. Борис перехватывает женщину и крепко прижимает к себе.
  -А теперь в душ, малышка.
  Приняв душ, они возвращаются в кровать. Вероника помогает ему удобнее устроиться на подушках и седлает бедра.
  -Я все-все сделаю сама, тебе нужно только лежать и наслаждаться.
  -Договорились, солнышко.
  Она касается его лба, скул губами, скользит по шее, обцеловывает плечи, грудь, даже пытается захватить губами его соски. Лижет и посасывает. Чертит дорожку из поцелуев по его животу, раздвигает бедра и нежно касается достоинства мужчины. С восторгом она смотрит на него и шепчет:
  -Какой он красивый, большой, толстый. -И пальчики ее пробегают по всей длине. Борис шумно выдыхает. Приободренная его реакциями, Вероника нежно касается его головки языком. Проводит, тут же смелеет и начинает заглатывать и посасывать. Женщина ласкает его трепещущую плоть, принимает глубже, нанизывается, ненадолго выпускает и продолжает ласкать.
  Борис опускает ладони на голову женщины, чуть поглаживает и шепчет.
  -Я хочу в киску.
  Она тут же отрывается, смотрит виновато, немного суетится.
  -Да, да, сейчас. Я сделаю.
  -Вероника?
  Она продолжает оглаживать его член, встречается с ним глазами.
  -Я все сделаю, прости, я не догадалась.
  -Вероника, все в порядке!
  Она кивает, пристраивается над ним, приставляет головку ко входу и пытается насадиться. Она давит на свой вход, тут же со страхом понимая, что член во что-то упирается и не проникает внутрь. Вероника пытается поменять угол входа, но запутывается еще больше, наконец, она просто сильнее раскрывает губки, толкается промежностью, закусывает губу от усердия. Ощущает, как ее снимают, шепчет.
  -Я могу снова на коленки встать. Тебе же будет так приятно, да? Я и ртом могу до конца, позволь мне.
  -Не надо, Вероника, не надо.
  Она дрожит, сгорбливается и старательно сдерживает слезы. Он притягивает ее в объятия, оглаживает спину.
  -Солнышко мое, девочка сладкая, тебе еще рано самой на него садится, ты ведь еще не привыкла к моим габаритам.
  -Я могу ртом, пожалуйста, тебе понравится, правда. Я хорошо умею.
  Он укладывает ее на спину и располагается над женщиной. Мягко оглаживает ее скулы.
  -Маленькая моя девочка. Ты ведь уже поласкала меня ртом, теперь моя очередь.
  Она вся будто туго натянутая струна.
  -Я ни на что не годна.
  -А вот сейчас и посмотрим. -Мужчина склоняется к ее скулам губами, целует, опускается на губы, побуждая ее их приоткрыть, углубляет их поцелуй, скользит губами ниже, сминает ладонями ее полные холмы, касается языком по очереди каждой из вершинок, шепчет.
  -Какая она красивая у тебя, как возбуждает!
  -Возбуждает?
  -Да, -выдыхает он, прикусывая ее сосок. Вероника стонет в ответ. Борис скользит губами по ее животику, обцеловывает, кажется, каждый сантиметр сладкой плоти. Когда он доходит до ее бедер, Вероника уже ощущает влагу. Мужчина распахивает бедра и с восторгом шепчет:
  -Как блестит твой вход, родная! Как блестит! А сейчас я попробую. -И он склоняется к ее лепесткам губами. Ласкает, медленно, вылизывая, обцеловывая. Она больше ни о чем не думает, только ощущает. Его губы, его язык. Вероника медленно плывет в своем оргазме.
  
  Глава 17.
  Она приходит в себя, ощущая, что наполнена. Наполнена кажется до самого края. Вероника тихонько шевелится.
  -Боря?
  -Да, малышка, я внутри. И могу ощущать, как крепко ты меня сжимаешь.
  -Я даже не почувствовала, как ты входил. -Шепчет женщина.
  -Конечно же, я воспользовался тем, что ты кончила и не контролировала себя. -Самодовольно улыбаясь сообщил Борис. Вероника улыбается.
  -Но ты хотел, чтобы я сама села.
  -Сядешь, это же не последний наш раз, так ведь?
  -Не последний … -Шелестит она.
  -Тебе же понравилось со мной?
  -Да. А вот тебе …
  -Я в полном восторге от тебя, душа моя. А теперь я хочу двигаться.
  -Да, пожалуйста. Что мне сделать? Борь? -Она цепляется за его руки. -Что мне сделать?
  -Ничего не нужно делать, малышка, из этой позы всем руководит мужчина. Прикрой глазки и просто наслаждайся. Попробуй оттянуть свой оргазм, сумеешь?
  -Оттянуть?
  -Да, радость моя.
  -Я попробую.
  -Давай. -И Борис начинает их восхождение к удовольствию. Кажется, он просто неутомим, мужчина сначала двигается медленно-медленно, а затем начинает увеличивать скорость. Вероника, до того послушно прикрывшая глаза, довольно скоро подхватывает его ритм, а затем и неосознанно начинает подмахивать. Женщина так старательно пытается сдержаться, что в итоге все выходит ровно наоборот. Она плывет в своем оргазме. Борис с наслаждением наблюдает за ее истомой, приостанавливается, позволяя ей кончить. Едва женщина обмякает, как он возобновляет свое движение, в этот раз его ладони оглаживают ее тело, сминают податливые холмы, он захватывает ее соски между пальцами. Вероника с громким стоном приходит в себя. Борис улыбается, склоняется к ее губам с поцелуем, не прерывая своего движения.
  -Боренька! -Выдыхает женщина, вновь начиная сокращаться в своем оргазме. В этот раз Борис отпускает себя и проливается, опускаясь на нее сверху.
  Вероника медленно приходит в себя, ощущая будто накрыта покрывалом, ей приятен вес мужчины, что опустился теперь на нее. Она нежно оглаживает его спину, ждет, пока тот придет в себя.
  Борис приходит в себя и перекатывается, устраиваясь на спине, удобнее укладывая Веронику сверху, не покидает ее тела. Женщина лишь придушенно стонет.
  -Боренька!
  -Солнышко мое сладкое, как же мне с тобой хорошо!
  -Тебе понравилось, правда?
  -Очень, малышка. Просто безумно! Я хочу повторения. Не прямо сейчас, но потом, я хочу тебя снова.
  -Конечно же, я дам тебе все, что в моих силах.
  -Я счастлив, детка, я очень счастлив.
  Он опускает ее ноги по бокам себя и оглаживает попку, пальцы проникают между половинками и гладят. Мужчина шепчет:
  -Сладенькая моя.
  -Ты хочешь туда, да?
  -Туда, солнышко?
  -Ну да, туда?
  -Об этом еще очень рано говорить, малышка. Очень рано. Я не насладился еще в полной мере твоей киской.
  -Тебе нужно лишь сказать, Борь.
  -Да, маленькая моя. Ты ведь старалась не кончить, правда?
  -Правда, -она смущается. -У меня ничего не получилось. Ты очень умелый.
  -А ты безумно чувственная! Сейчас я аккуратно сниму тебя с члена, может быть, немного неприятно.
  -Почему?
  -Ты давно не занималась любовью, твоя киска отвыкла. -Он снимает ее с члена и укладывает рядом на подушках. Без промедления мужчина опускает ладонь на ее промежность.
  -Как ты, детка?
  -Мне хорошо. Очень хорошо. Я чувствую, что наполнена тобой.
  -Вот и замечательно. Ты полежишь, а я пока помою посуду.
  -Я хочу пойти с тобой на кухню.
  -Тогда мы вместе еще немного полежим и потом пойдем.
  -Ты не хочешь позвонить домой, узнать, как у них дела?
  -Давай позвоню. -Борис тянется за телефоном. -Хотя я уверен, у них все в порядке.
  Он набирает номер.
  -Мамуль, привет. Как у вас дела?
  -Боренька! -Вероника может слышать, как отвечает София Марковна. -Мы только поужинали. А ты поужинал?
  -Да, я тоже поужинал, мам. Как дети?
  -Ромочка занимается в кабинете, они там с дедом что-то обсуждают, завтра у него семинар. Илоночка делает уроки. А я обдумываю меню на завтра.
  -Меню? Мам, но парадный обед в субботу.
  -А завтра, что детям голодом сидеть что ли? Ромочка из академии придет к трем, голодный, да я еще думаю, надо ему с собой пирожков дать.
  -Мам, там буфеты есть.
  -Ну ладно, я понимаю, что не очень удобно со свертками, приедет домой и покушает. Поплотнее. Пиццу завтра сделаю.
  -Мама!
  -Ты сам-то домой завтра не покажешься?
  -Нет, мам, у меня дела.
  -Ну ладно. В субботу ко скольки приедешь?
  -Хотел к двенадцати.
  -Ну и замечательно, подъезжай.
  -Мы подъедем, мам.
  -Угу, будем ждать. До завтра, сынок.
  -До завтра, мама.
  Борис откладывает трубку.
  -Ты ведь все слышала? Они поужинали, Рома готовится к занятиям.
  -Да, я слышала. Спасибо, что позвонил. Значит, Рома им понравился. Я очень рада.
  -Конечно понравился, какие могут быть сомнения.
  Вероника довольно кивает. Хочется спросить про субботу, про обед, с кем Борис собирается на него ехать, но она не решается. Борис же прикрывает глаза и шепчет.
  -А в субботу поедем на обед, давно пора собраться всей семьей.
  -Всей семьей?
  -Ну конечно. Ты часть нашей семьи.
  -Борь?
  -Малышка, ну неужели ты откажешься поехать?
  -Рома часть вашей семьи, а я …
  -Вероника, мы только что были с тобой близки.
  -Да, да … Боренька.
  -И мы поедем с тобой на обед.
  -Да, конечно. Ты ведь не сказал дома, что проведешь это время со мной? Не сказал же?
  -Нет, малышка, я решил, что ни к чему всем знать о каждом нашем шаге. А ты бы хотела рассказать?
  -Нет, что ты, Борь, не надо. Пожалуйста. Не надо ничего говорить. Я просто мама твоего сына.
  Он притягивает ее в объятия.
  -Не просто, детка.
  -Пусть так, но не надо, прошу тебя, Боренька, не надо ничего говорить. Так всем будет проще, поверь мне.
  -Проще?
  -Конечно же … Ты ведь понимаешь, да?
  -Пока не очень. Объясни, пожалуйста.
  -Ты ведь помогаешь мне. Рано или поздно это закончится. Так к чему всем знать, что это было?
  -Хорошо, я согласен, ты права, ни к чему так сразу ставить всех в известность.
  Он нежно целует ее в носик, продолжает.
  -Всегда успеем рассказать.
  -Конечно же. -Тут же соглашается она, думая о том, что и рассказывать-то ничего не придется. Все это не будет длится долго. Вот сейчас он попробует ее с разных поз, удостоверится, что она мало на что годна, и успокоится. Вряд ли это можно исправить. Борис вглядывается в нее и шепчет.
  -Малышка, о чем ты подумала?
  -О том, что у меня не получилось сесть сверху, почему? Что я сделала не так?
  -Я не ласкал тебя, ты не была в должной мере увлажнена и возбуждена.
  -Дело только в этом?
  -Думаю, да.
  -Но я ведь хотела тебя!
  -Ну одного желания тут мало. Должна же еще физиология работать. Ты должна течь, должна раскрываться для меня.
  -Я постараюсь в следующий раз, ты ведь позволишь мне исправить то, что у меня не получилось?
  -Это мне нужно будет постараться в следующий раз, чтобы ты была возбуждена и смогла сесть.
  -Ты стараешься для меня, какие тут могут быть претензии.
  -Так и к тебе какие могут быть претензии, если я тебя не ласкал?
  Вероника прикрывает глаза, прижимается к нему плотнее.
  -Надо быть более чувственной, стараться возбудиться.
  -Малышка, какая ты маленькая у меня.
  -Я буду стараться, вот увидишь, у меня все получится, тебе не придется испытывать неудобства.
  -Я не испытываю никаких неудобств, мне очень хорошо с тобой. Безумно.
  -Я счастлива. А почему ты не разрешил мне ртом до конца?
  -Потому что хотел в твою сладкую узость. Я ведь уже не такой молодой, у меня не встает сразу же снова.
  Вероника смущается.
  -Извини, прости, пожалуйста, я не подумала.
  -Ты хотела глотать, попробовать, да, солнышко?
  -Хотела сделать тебе хорошо. -Она кивает в подтверждение своих слов.
  -У тебя еще будет такая возможность.
  -Да, конечно. Ты ведь будешь мне подсказывать, как лучше делать, если я не догадаюсь? Правда же будешь?
  -Мне нравится все, что ты делаешь.
  -Я могу не догадаться.
  -Ну и что? Нам надо больше с тобой разговаривать. И ты должна рассказывать мне о своих желаниях.
  -И ты!
  -И я, я обязательно буду рассказывать тебе, чего мне хочется. И это абсолютно не значит что то, что делала перед этим ты — мне неприятно. У тебя очень умелый рот. То, как ты меня ласкала было безумно. Просто я еще не привык, что ты со мной. Мне кажется, что я чего-то не успею. Никакого не было бы вреда, если бы ты довела меня тогда ртом до конца.
  -Ты же хотел в киску. И я тоже не против, что ты проникал. Я наслаждалась с тобой.
  -Вот и замечательно. Ты будешь посмелее в нашей близости, ведь будешь же?
  -Я постараюсь.
  -Солнышко мое, ты все делаешь идеально, не нужно каких-то дополнительных стараний.
  -Боренька, ты меня захвалишь.
  -Так ты идеальная.
  Вероника хохочет, Борис поднимается и подает ей ладонь.
  -Примем душ, а потом я помою посуду. А потом мы будем с тобой лежать на кровати и наслаждаться обществом друг друга.
  -Мне нравится твой план.
  -Ну еще бы! Это же мой план. -Борис хохочет. Вероника жмется к нему ближе.
  -Мне кажется, столько сколько с тобой, я не улыбалась ни с кем.
  -Мне очень приятно быть особенным.
  -Ты самый особенный. Ты мой первый. Я никогда этого не забуду.
  -Я хотел бы быть последним. Это более почетно!
  Вероника даже вздрагивает, встречается с ним глазами, вглядывается, даже замирает, наконец, шепчет.
  -А ты и будешь последним. Не хочу никаких касаний после тебя.
  -Вероника?
  -Я говорю тебе правду, я не хочу других касаний. Да и зачем они мне, я все равно ни на что не годна. Я сохраню в памяти нашу близость.
  -Ты самая лучшая, слышишь? Вероника! Как мне доказать тебе это?
  -Никак, Борь, не надо. Мне хорошо с тобой, я счастлива, если и тебе хорошо со мной. Большего мне не нужно.
  -Мне очень хорошо с тобой.
  Вероника довольно улыбается, они купаются и возвращаются в кухню, Вероника не удерживается и прижимается к его спине, пока он моет посуду. Обвив его руками за пояс, женщина шепчет.
  -Как же мне хорошо с тобой.
  -И мне. И завтра мы целый день будем вдвоем.
  -Да. Целый день. Я самая счастливая.
  -Но завтра я поберегу тебя, будем просто общаться и отдыхать.
  -Борь?
  -Совершенно точно мы так поступим, я только еще посмотрю тебя, хочу быть уверен, что ничего тебе не натер.
  -Но почему надо воздерживаться? Борь?
  -Потому что нам надо беречь друг друга. Кто если не я тебя побережет?
  -Но я вполне в состоянии … -Пытается она сказать. Борис же вытирает руки и разворачивается, притягивает женщину в объятия и шепчет.
  -Малышка моя, я знаю, что ты в состоянии. Но не забывай, не так давно у тебя была операция, потом я довольно крупный, сегодня мы долго любили друг друга. Надо дать твоей киске отдых!
  -Но ты же можешь взять меня в попку.
  -Вероника! -Он пытается придать своему голосу строгость.
  -Да, Борь?
  -Как ты думаешь, я собираюсь умирать?
  -Умирать? -Женщина в ужасе смотрит на Бориса.
  -Да, солнышко, как ты думаешь, я собираюсь умирать?
  -Я надеюсь нет. Но Боря? Ты болеешь?
  -Нет. Я ничем не болею, прекрасно себя чувствую.
  Она даже выдыхает.
  -Но тогда почему ты спрашиваешь это?
  -Значит, я не собираюсь умирать?
  -Надеюсь, что нет.
  -И что это значит?
  -Что? -Вероника уже совсем ничего не понимает. Полностью запутавшись, женщина поднимает к нему глаза. -Скажи мне, Боренька, пожалуйста!
  -Это значит, солнышко мое, что мы все с тобой успеем. Мы еще долго-долго будем наслаждаться друг другом.
  Она выдыхает и прячет лицо у него на груди. Он поглаживает ее спину.
  -У нас впереди долгая и счастливая жизнь. Нам некуда торопиться, мы все попробуем. Всему свой срок.
  -Да, конечно. -Выдыхает она. Борис довольно улыбается. Все идет ровно по его плану. Это была прекрасная идея восстановить их близость, а уже через нее и отношения. Если он будет правильно себя вести, очень скоро они поженятся. И видит Бог, это то, чего он действительно хотел все эти годы. И в этот раз ему уже никто не помешает. Никто!
  Эта женщина его. Она с ним.
  
  Глава 18.
  Всю пятницу они провели в ничегонеделании. Отрывались только чтобы покушать. Остальное же время просто не покидали кровати. Борис с удовольствием обнимал Веронику, они говорили обо все на свете, женщина рассказала немного о своей жизни, Борис тоже рассказал. И о том, как тосковал по ней, как все-таки заставил себя забыть. Как встретил маму Илоны и женился. Как овдовел. Женщина лишь чуть плотнее прижималась к нему, размышляя о том, что если бы она не была дурой, то была бы сейчас его женой. А если и не женой, то ее сын начал бы общаться с отцом раньше. Заметив, что женщина в его объятиях напряглась, Борис тут же сжал ее сильнее.
  -Тут нет твоей вины. Это трагедия то, что с тобой произошло.
  -Мне нужно было посильнее отбиваться, он бы отстал.
  -Я не верю, что ты не сделала все, что могла.
  Вероника молчит, Борис продолжает ее гладить.
  -Я знаю, что ты защищалась как могла. Иначе бы ты рассказала мне о произошедшем.
  -Я должна была рассказать тебе о ребенке, мы могли бы сделать анализ.
  -Вероника …
  -Мы могли бы сделать анализ. Уже давно бы узнали, что Рома твой сын.
  -Мы постараемся наверстать пропущенные годы. И с тобой тоже.
  -Да, только обещай, что о наших отношениях никто не узнает.
  -Но почему, Вероника?
  -Уверена, твоя дочь не захочет этого. Не нужно для девочки переживаний.
  -Илоне будет полезно женское влияние, и как ты могла заметить, она очень благожелательно к тебе настроена.
  -Это все пока. Как только она поймет, что я могу занять место ее мамы …
  -Ты же понимаешь, что это глупо? Никто не может занять место другого. Также как моя жена не смогла занять твое место в моем сердце, так же и тебе не занять ее место.
  -Я-то понимаю это.
  -И Илона поймет. Ты же понимаешь, что я не смогу тебя отпустить? Ты очень сладкая.
  -Боренька …
  -Я скучал по тебе все это время. Я специально придумал эти осмотры, чтобы стать тебе ближе.
  Она мягко улыбается.
  -Ты ведь догадалась, да, малышка?
  -Ну да. Понятно же, что никого так не осматривали.
  Борис хохочет.
  -Я воспользовался твоей добротой, тем, что ты не отказала мне. И я знаю, что не смогу жить без твоей сладости.
  -Я ведь не отказываю тебе, Борь.
  -Тебе правда хорошо со мной?
  -Да, конечно.
  -Я бы не хотел, чтобы ты что-то делала против воли.
  -Нет, нет, не переживай, это не насилие!
  -Надеюсь. Потому что я не хочу усугублять.
  -Ты ничего не усугубляешь. Я счастлива быть с тобой.
  Он касается ее лба губами, целует.
  -У нас с тобой отношения, Вероника. И рано или поздно наши дети об этом узнают.
  -Да, конечно, но давай не будем торопиться?
  -Хорошо, мы не будем торопиться. Будем все делать по порядку. Для начала семейный ужин.
  -А потом ты отвезешь меня домой?
  -Да, потом я отвезу тебя домой. У тебя спектакль в воскресенье?
  -Да. И репетиция днем.
  -Хорошо, я приеду после спектакля тебя забрать.
  -Борь? -Она довольно улыбается. Борис хохочет, завезу тебя домой, проверю, что ты ляжешь спать, чтобы быть уверенным, что вечером в понедельник ты будешь отдохнувшей.
  -Отдохнувшей?
  -Конечно. Я приеду в понедельник, чтобы попробовать с тобой новую позу.
  -Боренька?
  -Мы должны попробовать все позы, чтобы удостоверится, что с тобой все в порядке. Ты говорила, что зажимаешься, я должен понять когда и почему это происходит.
  -Конечно. Но … Тебе же будет неудобно, неприятно.
  -Мы выясним в чем дело, раз и навсегда решим эту проблему и больше уже никогда не будем к ней возвращаться.
  -Да, все сделаем, как ты говоришь.
  -Вот и замечательно!
  На следующий день Вероника очень тщательно выбирает наряд, с достаточной скромностью, но и не простенькое. Хочется выглядеть хорошо, а правильная одежда лишь придаст дополнительной уверенности. Женщина накладывает макияж и оглядывает себя в зеркало. Появившийся в дверях Борис в восхищении шепчет:
  -Очень красиво! Ты превосходно выглядишь.
  Она капает капельки духов за уши и на запястье, улыбается.
  -Спасибо, Борь. Немного волнуюсь все-таки, хоть мы и знакомы.
  -Все будет в порядке, я все время буду рядом.
  -Да, я помню.
  Она обувается и позволяет ему накинуть шубу. Накидывает палантин. В последний раз оглядывается на зеркало, улыбается.
  -Надо заехать в кондитерскую неподалеку за тортом, там же есть и цветочный магазин.
  -Давай заедем. Я куплю.
  -Борь?
  -Ну что? Тратиться не будешь.
  Она улыбается.
  -Ты очень заботливый.
  -Ты больше не одна, привыкай.
  -Я привыкаю. -Она кивает.
  София Марковна оглядела празднично накрытый стол, улыбнулась близким.
  -Скоро вся наша семья будет в сборе.
  Роман с интересом спрашивает.
  -А вы ведь уже знакомы с мамой, да, бабушка?
  -Да, твоя мама приходила к нам на обед, так что мы с дедушкой с ней знакомы.
  Парень кивает, а бабушка продолжает.
  -Замечательная у тебя мама.
  -Да, она очень хорошая. Вы ведь не будете против, если она будет приходить в гости?
  -Мы? С дедушкой? Против? Нет, конечно.
  -Спасибо.
  -Ромочка? Почему ты решил, что мы против твоей мамы?
  -Не знаю, просто показалось.
  -Твой папа очень любил твою маму, мы с отцом принимали любой его выбор. Когда ты станешь чуть старше, у тебя появятся дети, ты поймешь, что главное, чего хотят любые родители — чтобы их дети были счастливы. Просто счастливы.
  -Да, мама мне также говорит.
  -Вот видишь. -София Марковна довольно улыбается. Слышит звонок в дверь. -А вот и Боренька с твоей мамой. Пошлите открывать.
  Яков Михайлович уже распахивает дверь.
  -Добрый день.
  -Добрый день, пап. -Борис втягивает в прихожую Веронику. -Ты ведь помнишь Веронику?
  Яков протягивает женщине руку.
  -Как же забыть? Добрый день, Вероника. Добро пожаловать!
  -Добрый день, Яков Михайлович. -Вероника слабо пожимает ладонь Бориного отца. Тот подносит ее ладошку к губам и целует.
  -Мы очень вам рады.
  Борис замечает маму.
  -Мамуль, добрый день.
  Вероника поднимает глаза к стоящей в дверях женщине:
  -Добрый день, София Марковна.
  -Добрый день, Вероника. Прошу проходить, давайте сразу к столу, мы ждем только вас с обедом.
  Женщина оборачивается к Борису. Тот протягивает матери цветы.
  -Это тебе, мамуль, от Вероники.
  София Марковна улыбается.
  -Спасибо.
  Вероника смущается.
  -Мы еще тортик решили купить, хотя я знаю, у вас всегда очень вкусно.
  -Тортик нам тоже не помешает.
  Борис помогает Веронике стянуть шубу, женщина разувается, а затем они проходят в гостиную. Рома уже сидит за столом.
  -Мам, пап, вы задержались, мы с Илоной уже с полчаса кругами ходим у стола.
  Борис тут же вмешивается, замечая, как напрягается Вероника.
  -Попали в пробочку. А неужели бабушка вам не дала покушать?
  Роман хохочет, Илона вторит брату.
  -Да это он специально, конечно же мы перекусили. Ромка! -Тянет девушка. -Ты так говоришь, как будто голодом тут сидел!
  -Ну нет, конечно не голодом. Но вот эта чудная фаршированная рыба, уж очень хочется ее попробовать.
  Илона оглядывается на бабушку, а затем берет нож, чтобы разрезать рыбу.
  -Пробуй-пробуй. Это мое любимое блюдо, лучше чем бабушка никто не готовит рыбу.
  Вероника тихонько выдыхает, позволяет себя усадить, и аккуратно кладет ладонь на бедро Бориса. Тот тут же накрывает ее ладошку и сжимает. Она чуть кивает. София Марквона вмешивается.
  -Борис, положи гостье голубцы, предложи салат.
  -Да, мам, конечно.
  Некоторая заминка, с которой начался семейный обед, довольно была преодолена, в основном стараниями Якова Михайловича и Бориса. Вероника старалась как можно меньше говорить, лишь с улыбкой обводила взглядом присутствующих за столом.
  Когда семейный обед подошел к концу, Борис извинился перед родителями.
  -Нам пора, у Вероники завтра спектакль, ей нужно хорошо выспаться.
  Яков Михайлович улыбается.
  -Вы приезжайте в гости, Вероника, не стесняйтесь.
  -Спасибо за приглашение.
  -Всегда будем рады, и тебе, и Роме.
  -Да, я надеюсь, что Рома будет с вами общаться, тем более, он тоже хочет стать врачом.
  -Да, у нас много общих тем для разговора.
  -Не могу этому не радоваться. -Вероника обращается к Софии Марковне. -И вам огромное спасибо за прекрасный обед, за доброе отношение к Роме.
  -Что ты, Вероника, какое может быть отношение к внуку-то?
  -Я счастлива, что вы его приняли. Для меня это очень много значит.
  -У вас с Борисом прекрасный сын!
  -Спасибо!
  Борис вмешивается.
  -Ну мы поехали, мам, пап, я приеду чуть позже, провожу Веронику и вернусь.
  -Хорошо, сынок, мы тебя дождемся, а уж потом поедем к себе.
  Борис обращается к сыну.
  -А ты Ром? Останешься у нас ночевать?
  -Останусь, пап.
  -Замечательно.
  Борис помогает Веронике с шубой, а затем ведет к машине, там женщина как будто выдыхает. Он без промедления завладевает ее ладонями, подносит к губам и целует.
  -Девочка моя!
  -Все прошло хорошо, у тебя замечательные родители.
  -Ты замечательная!
  -Да, да, а самое главное, никто не подумал, что у нас отношения. Именно поэтому все было так чудесно.
  -Ты же понимаешь, что вечно мы не сможем скрываться?
  -Понимаю, Борь. Но я также понимаю, что очень скоро разочарую тебя, ты поймешь, что со мной каши не сваришь.
  -А если не пойму?
  -Такого просто не может быть.
  -Я знаю, что ты заботливая, нежная, добрая, чуткая.
  -Это не самое главное в отношениях.
  -А что по-твоему самое главное?
  -Гармония в постели. Ты же еще не старый, у тебя есть потребности.
  -Потребности, которые ты прекрасно удовлетворяешь.
  -Угу, даже сесть сверху не смогла.
  -Вот далась тебе эта поза.
  -А она не единственная.
  -Я уже обещал тебе, что мы попробуем все. Обещал?
  -Да.
  -Вот и попробуем. А когда удостоверимся, что с тобой все в порядке, сразу же сообщим близким, что у нас отношения.
  -Боренька! -Выдыхает она.
  -Я не смогу долго это скрывать. Вот сейчас я везу тебя домой, а все, что мне хочется, это вернутся к себе домой и отвести тебя в спальню.
  -Боря! -Она пытается придать голосу строгость.
  -Что Боря, солнышко мое?
  -Ты можешь остаться …
  -Это не тоже самое, ты же понимаешь?
  -Да, Борь.
  -Но я не буду тебя торопить. Сначала ты удостоверишься, что мне никто больше не нужен, что с тобой все в порядке, а потом мы объявим родным, что вместе, и ты переедешь к нам домой.
  -Боря?
  -Да, да. Я заранее тебе говорю наш план, чтобы ты знала, что будет.
  -Ты слишком уверен во мне.
  -Разумеется. Я же знаю тебя. Ты моя сладкая девочка!
  -Я очень надеюсь, что не разочарую тебя.
  -Не разочаруешь.
  Она перехватывает его ладони, подносит к лицу, прижимается.
  -Лучше тебя никого нет!
  -Тоже самое я могу сказать про тебя.
  Он оглаживает ее скулы.
  -Поедем, тебе нужно пораньше лечь спать.
  -Да, конечно.
  Ни он, ни она не видели, как встала на место тюль на кухне. София Марковна отошла от окна. Мрачная. Яков Михайлович тут же заметил перемену в супруге.
  -Соня?
  -Яш, ну что ты хочешь услышать?
  -Что ты там увидела?
  Женщина подходит ближе, оглядывается по сторонам, нет ли внуков и шепчет, усаживаясь рядом с мужем.
  -Любит он ее, Яшенька, любит.
  -Ну так что ж делать-то родная? Давно мы об этом знаем.
  -Вернулась она, теперь жди беды.
  -Да почему же сразу беды, Соня?
  -Ну а как? Вспомни, сколько времени он тогда в себя приходил, когда она его бросила.
  -Мы же теперь знаем причину.
  -Тогда одна причина была, теперь другая будет. Не будет она с Боренькой жить, не будет. Сам же видел, как будто статуя, не живая.
  -Да боится она. Нас скорее всего.
  -Нас-то чего бояться? Нет, Яшенька, мы не причем. Не хочет она с ним быть.
  -Сонь, почему ты сомневаешься в ее чувствах?
  Женщина сглатывает.
  -Не знаю, Яш, ну как можно было не увидеть, что Ромочка вылитый Боря?
  -Не приглядывалась может, тем более, если была уверена, что от насильника родила.
  -Яш!
  -Что, родная? Ты думаешь, я не видел жертв насилия за свою долгую работу?
  -Видел, что уж там, видел.
  -Для любой это шрам на всю жизнь. Ты же слышала? Она говорила только про Рому, что рада, что мы будем общаться. Наверное, считает себя прокаженной.
  -Столько лет прошло, Яш.
  -Ну и что? Ничего это не меняет.
  -А как же Боря? Поиграет с ним снова, да бросит.
  -Боря взрослый мужчина, сложно будет с ним играть. А вот если она ему нужна, то он должен сделать все, чтобы она была счастлива.
  -Я думаю только о Боре, я хочу, чтобы он был счастлив.
  -Его счастье с ней. А для этого она тоже должна быть счастлива.
  София Марковна лишь вздыхает.
  
  Глава 19.
  Борис провожает Веронику до дверей, притягивает в объятия.
  -Я поеду, малышка, а то родителям еще домой добираться. Я позвоню тебе попозже, хорошо?
  -Да, звони конечно.
  -В девять ты же еще не будешь спать?
  -Нет, еще не буду.
  -Но я надеюсь, что в кровать ты уже ляжешь, тебе надо хорошенько отдохнуть.
  -Да, мой командир, в кровать я лягу.
  Он улыбается.
  -До завтра, малышка.
  Вероника проходит в квартиру, раздевается и следует в ванную. Мельком бросает взгляд на часы, у нее есть хотя бы полтора часа, чтобы понежиться в ванной. Сегодня она хочет сделать эпиляцию, везде. А потом долго-долго нежиться в теплой водичке.
  Борис же возвращается домой, в квартире удивительная тишина.
  -Мам, пап?
  -Мы в кухне, Борь.
  Заходит, улыбается.
  -Мам, сегодня был настоящий пир.
  -Ей понравилось?
  -Конечно же, разве ты сомневаешься.
  -Мне показалось, что Вероника была напряжена.
  -Да, она считает себя виноватой.
  Яков Михайлович кивает жене.
  -Вот видишь, я же говорил, что все не так просто. Борь, у тебя серьезные намерения?
  -Да, мне нужна эта женщина.
  -Почему вы не хотите рассказать об этом детям?
  -Вероника считает, что еще рано. Да откровенно говоря, она считает, что это никогда не будет вовремя.
  -Борь? -София Марковна с изумлением смотрит на сына.
  -Она ранена, мам. Этот урод испоганил ей жизнь.
  -Ты собираешься с ней нянькаться?
  -Да, собираюсь. И я надеюсь, что вы поддержите меня в этом.
  -Мы хотим тебе счастья.
  -Мое счастье рядом с ней. Другой мне не надо.
  Отец вмешивается.
  -Тогда борись за свое счастье! Борись!
  Борис лишь кивает. Разумеется, он будет бороться. В конце концов, у Вероники не останется никаких сомнений, быть с ним — это самое лучшее!
  Она ждала его после спектакля, Борис подошел к гримерке.
  -Борь?
  -Да, моя сладкая. Извини, я смог подъехать только к окончанию спектакля, сложная была пациентка.
  -Ты бы мог просто позвонить, Борь, -она заводит его в гримерку, оглаживает скулы, вглядывается в усталые глаза. -Ты устал, Борь.
  -Ну так и что? Завезу тебя домой и тоже поеду отдыхать.
  -Да, конечно, я сейчас, только переоденусь.
  -Не торопись, сделай все как надо, и поедем.
  Вероника улыбается.
  -Я привыкаю быть с тобой.
  -И это правильно. Сходим завтра в ресторан?
  -Ты хочешь пойти в ресторан? Но я же буду целый день дома, я приготовлю.
  -Мне не хочется, чтобы ты напрягалась.
  -Борь, ну какое в этом напряжение? Готовить для любимого мужчины. -Вероника тут же закрывает рот ладонями. -Прости, пожалуйста, это я забылась.
  Он притягивает ее в объятия.
  -Я счастлив, если это так.
  Она же ничего не отвечает, лишь чуть плотнее к нему жмется. Он оглаживает ее спину, молчит, наконец, отрывается.
  -Поедем домой?
  -Поедем.
  Он вновь лишь заходит в прихожую.
  -Пожалуйста, покушай и ложись спать. Я позвоню тебе, когда приеду домой.
  -Я буду ждать твоего звонка. -Она смелеет, нежно касается его губ. Борис довольно улыбается.
  -А завтра я останусь у тебя до ночи. Рома собирался остаться у нас спать, так что приглядит за Илоной. -Борис хмыкает. -Однако, как удобно иметь взрослого сына.
  Вероника хохочет.
  -Очень удобно.
  -Завтра мы попробуем с тобой миссионерскую позу. И еще на боку.
  -А как же сверху?
  -А сверху мы попробуем в другой раз, договорились? И насколько я тебя понял, и из этих поз у тебя были сложности?
  -Да, Борь.
  -Вот и попробуем. А раз ты предлагаешь сама приготовить, то я принесу сладости, хорошо? И вино. Что скажешь на счет розового игристого?
  -Я не против. Немного только.
  -Разумеется, ты должна быть в полном сознании, когда я буду брать тебя.
  Вероника нежно улыбается.
  -Все будет так, как ты скажешь.
  Борис набирает ее сразу, как уходит в свою комнату после ужина, Рома расположился в кабинете, а Илона разговаривала с подружками по интернету. Ему никто не помешает.
  -Алло?
  -Боренька, привет. Как ты доехал?
  -Отлично, вот поужинал, решил тебе позвонить.
  -Как дети?
  -Рома готовится к занятиям, а Илона в своей комнате, как обычно общается по интернету.
  -Сейчас многие так общаются.
  -Да, я знаю, воспрепятствовать тут сложно.
  -Ты поужинал?
  -Да, очень плотно. Теперь лежу без сил. -Борис коротко смеется. Вероника улыбается в ответ.
  -Ты много работаешь, надо хорошо кушать.
  -Ты очень заботливая, жду не дождусь, когда мы будем жить вместе.
  -Боренька!
  -Да, да, сладкая моя! Я верю, такое время настанет.
  -Ты ведь обещал мне …
  -Да, я помню все свои обещания, мы все сделаем постепенно. Но сейчас я бы с удовольствием держал тебя в своих объятиях. -Он делает небольшую паузу. -Обнаженную!
  Вероника мягко смеется.
  -Ты знаешь, мое тело реагирует на твои слова.
  -Конечно же! Ты очень чувственная. Расскажи, что ты теперь чувствуешь?
  -Там как будто бы жар.
  -Там это в киске?
  -Да. -Она немного сжимает бедра. -Ой, мне кажется, что там влажно.
  -Вкусная моя девочка! Как бы я хотел теперь коснуться твоей щелки.
  Вероника ощущает, как все внутри у нее дрожит, шепчет.
  -Я бы тоже этого хотела!
  -Завтра, солнышко мое, завтра я буду тебя ласкать. Долго долго. А потом проникать. До тех пор, пока ты не будешь себя контролировать. Я буду входить тебя до тех пор, пока ты не забудешь, где ты и с кем ты.
  -Боренька! -Выдыхает она.
  -Ты уже в постели, да?
  -Да, уже лежу.
  -Задери подол сорочки, малышка.
  -Борь?
  -Давай, Никочка, задирай, положи ладошку на киску.
  Она делает, как велено и выдыхает.
  -Потрогай волосики.
  -А там нет. -Выпаливает она прежде, чем понимает, что сказала. Теперь уже Борис шумно выдыхает.
  -Нет волосиков? Все голенькое-голенькое.
  -Да, голенькое.
  -Проведи пальчиками по промежности, давай, солнышко.
  Вероника послушно проводит пальцами, шумно дышит. Борис шепчет.
  -Я так хочу увидеть твою голенькую киску. Ты там теперь как девочка. Маленькая сладенькая девочка.
  -Уже завтра, родной.
  -Да, сокровище мое. Забирайся пальчиками внутрь, расскажи, что чувствуешь так.
  -Там уже все мокро.
  -Да, маленькая, да. Поводи там пальчиками, вверх, вниз, поласкай себя.
  -Я тогда лягу поудобнее.
  -Конечно же, детка.
  Вероника откидывается на подушках, раздвигает ноги и начинает водить.
  -Пусть пальчики проникнут и глубже, внутрь.
  Вероника пытается, а затем шепчет.
  -У меня не получается.
  -Тогда и не надо, мы научимся потом вместе. Захвати свой клитор между пальцами, чуть потри.
  -Да, Боренька. -Выдыхает женщина, продолжая ласкать свою плоть.
  -Сейчас ты отключишь телефон и поласкаешь себя, хорошо, детка? Ты ведь сумеешь кончить?
  -Да, я думаю, что смогу.
  -Попробуй, малышка. Мне будет очень сладко знать, что ты кончила. А потом засыпай, уверен, после такого тебе будут сниться только сладкие сны.
  -Да, Боренька. -Выдыхает женщина.
  -Спокойной ночи, сладкая моя!
  -А как же ты? Борь?
  -А я получу свои десерты завтра. Это даже полезно побыть немного в предвкушении твоей сладости.
  -Надеюсь, -шепчет она.
  -Я говорю тебе правду. Давай, доведи себя, малышка. А потом засыпай.
  -Хорошо.
  Они прощаются, и она отключает телефон. Женщина еще немного по инерции ласкает свою плоть, а затем вспоминает, что не сумела даже пальцами внутрь проникнуть, толкается сильнее, там как будто спазм. Вероника убирает ладонь и всхлипывает. Как долго он еще не поймет, что она ни на что не годна? Как долго?
  Борис же прикрывает глаза, перед мысленным взором его девочка, сладкая в своей истоме.
  Он звонит ей в обеденный перерыв.
  -Малышка?
  -Привет, Борь.
  -Как дела?
  -Все отлично, я замариновала мясо, собираюсь сделать пару салатиков.
  -Хорошо, я сегодня до четырех, а потом сразу поеду к тебе.
  -Как замечательно, я как раз все успею.
  -Ты ведь кончила вчера?
  -Да, конечно. -Лжет она не мало не смущаясь.
  -Как сладко знать, что ты это сделала.
  -Это все ты, Боренька!
  -Я рад, что особенный для тебя.
  -Особенный … Даже не сомневайся!
  Он приезжает в начале шестого, Вероника успевает переодеться в нарядное платье, выходит в прихожую, чтобы встретить мужчину.
  -Добрый вечер, Боренька!
  -Добрый вечер, малышка! Как твой день?
  -В домашних хлопотах.
  Он притягивает ее ближе, оглаживает спину, руки мужчины хозяйски опускаются на попку женщины, сминают сладкие половинки. Вероника обхватывает его за плечи и шепчет.
  -Сначала же поужинаем?
  -Сначала я хочу свой десерт. И положим торт в холодильник, хорошо?
  -Давай.
  В кухне он поворачивается к духовке.
  -Она отключена?
  -Отключится по таймеру.
  -Вот и замечательно. Пойдем. Я хочу посмотреть.
  -Посмотреть?
  -На твою голенькую киску. Я хочу увидеть свою девочку.
  -Борь, -кажется, она даже краснеет. Но тот подхватывает женщину на руки и несет в спальню. Усадив на кровать, оглаживает плечи, тянется к молнии.
  -Стянем эту красоту. Я хочу любоваться … Тобой.
  Вероника смеется.
  -Так может мне и не одевать платья, когда ты должен прийти?
  -Замечательная идея! -Она неуверенно встречается с ним глазами. А мужчина продолжает. -И белье тоже можно не одевать.
  Он накрывает ее холмы ладонями и сжимает.
  -Несомненно очень красиво, когда она так упакована, но я люблю, чтобы между нами не было преград. -И он стягивает ее бюстгальтер. Едва ее грудь получает свободу, как Борис тут же вновь накрывает холмы ладонями, а затем опускается к ним губами, обцеловывает, ласкает, засасывает по очереди оба соска. Вероника выгибается в его руках и шепчет.
  -Как же сладко, Боренька!
  Он продолжает зацеловывать ее животик, проходится губами по краю трусиков и с придыханием шепчет.
  -Стянем же, да?
  -Да. -Она приподнимает бедра, позволяя ему стянуть ненужную ткань. Борис так шумно выдыхает, что Вероника вглядывается в его глаза.
  -Борь?
  -Господи, малышка моя, какая ты красивая!
  Он нежно касается ее голенькой промежности пальцами, гладит.
  -Как красиво, девочка, ты как будто маленькая-маленькая девочка. Моя девочка!
  -Твоя, -выдыхает она, ощущая, как поднимается откуда-то изнутри вожделение.
  Борис опускается к ее киске языком и начинает целовать, облизывает каждую складочку, посасывает клитор. Вероника даже не пытается себя контролировать, женщина кончает с протяжным стоном. А когда приходит в себя, то видит нависающего над собой Борю, ощущает, что он уже внутри и шепчет.
  -Борь?
  -Ты испытываешь дискомфорт?
  -Нет, родной, нет.
  -Я проник без каких-то проблем. Ты не зажималась, сладкая!
  Она еще шире раздвигает бедра и шепчет:
  -Я счастлива. Ты ведь будешь двигаться, да?
  -Да, малышка. -И он склоняется к ее груди с поцелуями, мужчина проталкивает себя, чуть высвобождает и проталкивает вновь. Она ощущает его проникновения, ощущает, как поднимаются ему навстречу ее соски. Беспрерывно стонет.
  Он засасывает ее сосок, проникая чуть глубже членом. Облизывает, посасывает, а затем прикусывает. Она чуть приподнимается, а затем с громким криком проседает обратно на кровать, принимая его глубже, сокращаясь в своем оргазме.
  Борис шумно выдыхает и с громким рыком кончает, опускаясь на нее сверху.
  Перед ее глазами пелена, Вероника медленно выплывает из своего оргазма, тут же опускает ладони на плечи мужчины, гладит. Борис шепчет:
  -Как же хорошо, маленькая моя.
  -Мне кажется, я в раю.
  -Да, солнце мое, -он приподнимается и касается ее губ нежным поцелуем. Аккуратно высвобождается. -Теперь ты веришь, что с тобой все в порядке.
  -У нас получилось из этой позы. -Она кивает.
  -Да, малышка, после ужина мы попробуем еще одну позу.
  -Да, обязательно попробуем.
  Борис вновь целует ее.
  -Не нужно бояться, солнышко, если у нас вдруг что-то не получится, это лишь знак мне, чтобы тебе помочь. И я обязательно тебе помогу.
  -Ты так уверен.
  -Да, я уверен в тебе. Ты очень чувственная.
  
  Глава 20.
  Они лежат еще некоторое время, а затем Вероника тянет мужчину на кухню.
  -Пойдем поужинаем, Борь, ты ж с работы.
  -Да, родная. Пойдем. А потом вернемся в мягкую постельку.
  Женщина довольно улыбается. Борис смеется.
  -Долго-долго буду тебя ласкать. Но сначала я хочу, чтобы ты поласкала меня ртом.
  -Конечно же!
  Они кушают, Борис не устает хвалить, Вероника уже смущается.
  -Борь, захвалишь!
  -Да тебя невозможно захвалить!
  Закончив, он моет посуду, позволяя ей только вытирать и составлять тарелки в шкаф.
  -А теперь примем душ и пойдем в кровать.
  -Да, пошли.
  Он так нежно обмывает ее, так нежно касается, намыливая, что женщина прикрывает глаза от удовольствия, шепчет:
  -Как нежно, Боренька!
  -Да, малышка, это ты вызываешь во мне эту нежность.
  Обмывшись, вытершись, они проходят в спальню, Борис поправляет простыни и убирает в сторону одеяло.
  -Оно нам пока не понадобится, да?
  Вероника забирается на кровать.
  -Не понадобится. Ты ведь ляжешь? Я хочу тебя ласкать.
  -Да, с удовольствием буду наслаждаться.
  Он удобнее размещается на подушках и прикрывает глаза.
  -Я в полной твоей власти, малышка.
  -Да?
  -Да, сладенькая!
  Она седлает его бедра, для начала обцеловывает скулы, касается его губ, он тут же углубляет их поцелуй, зарываясь в ее кудри. Когда они отрываются, Вероника тут же начинает обцеловывать его шею, спускается к плечам и груди. Играет с его сосками, лижет и сосет. Борис не скрываясь стонет. Она же скользит ниже, живот, бедра мужчины — все удостаивается ее поцелуев. Наконец она выдыхает.
  -И самое главное!
  Он ощущает, как дрожит только от ее слов, шепчет.
  -Солнышко, я уже в предвкушении.
  Она тут же касается его головки языком, обводит по краю, опускает ладонь на его ствол и сжимает. Вероника поднимает его член и начинает посасывать, нанизывается, принимая глубже. Борис стонет, дрожит в ее руках, все увеличиваясь. Наконец, он больше не может сдерживаться.
  -А теперь я, девочка моя.
  Он сгробастывает ее в объятия, опуская ладони на грудь и животик женщины, прижимает ближе, вдавливая член между ее половниками. Шепчет.
  -Сладенькая моя.
  -Твоя! -Она теряется в ощущениях, а он продолжает ласкать ее грудь, проникая второй рукой в киску. Вероника раскрывается перед ним, предоставляя больший доступ. Он проталкивает пару пальцев и оглаживает. Она стонет в ответ. Без промедления он перехватывает свой член и направляет себя внутрь. Вторая рука захватывает и покручивает ее сосок. Она лишь загнанно дышит и стонет.
  Он толкается и сразу же проникает до самого конца, располагаясь внутри с комфортом. Ладони его опускаются на низ живота и вдавливают ее на него сильнее.
  Вероника лишь стонет.
  -Ты огромный!
  -Это просто другая поза, детка. -Он довольно посмеивается. -Тебе не больно?
  -Нет. Просто ты наполняешь меня всю.
  -Да, я именно этого и хотел. Наполнять, проникать, сделать своей!
  -Я твоя. -Выдыхает она, потому что ладони его продолжают ее ласкать. Он оглаживает животик, он скользит выше, накрывает ее грудь ладонями и ласкает. Вероника стонет, а Борис возобновляет свои движения в ее киске. Она совершенно себя не контролирует, кажется, он везде, а как напрягается от его ласк грудь! Она плывет, сокращаясь в своем оргазме. Борис шумно выдыхает и сдерживается, продолжая проталкиваться через ее узость.
  С огромным трудом она приходит в себя и стонет:
  -Боренька!
  -Да, моя девочка, да!
  И вновь продолжает ее ласкать, в этот раз пальцы его раздвигают губки, раскрывая ее промежность, он оглаживает клитор, сжимает его, чуть тянет капюшончик клитора. Вероника кричит в своем оргазме.
  Борис замирает, сдержаться в этот раз уже труднее, прижимает женщину к себе сильнее, ждет. Наконец, Вероника приходит в себя.
  -Как же сладко, Боренька.
  -Это все ты, девочка моя. Все ты.
  -Ты такой большой, такой жаркий … Мне очень хорошо с тобой.
  -Я счастлив. А теперь ты сделаешь меня еще более счастливым.
  -Что мне сделать, родной?
  -Помнишь, в прошлый раз ты сдерживала свой оргазм?
  -Да, помню.
  -Я хочу, чтобы ты сделала это снова. Я буду проникать в тебя, долго-долго, а потом мы вместе кончим. Хорошо?
  -Да, конечно. Тебе нужно только сказать мне, когда ты будешь на грани, я последую за тобой.
  Он чуть посмеивается.
  -Нет, сладкая, мы поступим ровно наоборот. Я последую за тобой. А чтобы мне было еще слаще, ты постараешься оттянуть свое удовольствие.
  -Хорошо, я постараюсь.
  -Только постарайся оттянуть оргазм. Все остальное — это уже моя забота.
  -Да, как ты скажешь.
  -Прикрой глазки.
  Она послушно закрывает глаза, старательно сдерживается, но как и в прошлый раз у нее мало что получается. Ей кажется, что движения его члена внутри, каждое его движение, поднимают волну удовольствия. А когда он почти вынимает — она готова умолять, чтобы он вернулся обратно. И к счастью, он тут же это делает. Она из последних сил сдерживается, но все-таки теряет контроль и начинает проваливаться в свой оргазм. Борис шумно выдыхает и сдерживается. Удивительно, но не смотря на ее узкий канал, ему удается это сделать.
  Она приходит в себя, все еще ощущая, как его огромное достоинство распирает ее. Женщина придушенно стонет:
  -Боренька!
  -Да, сладенькая моя, да. Я хочу тебя еще. Ты такая жаркая и узкая!
  И он возобновляет свое движение, в этот раз она даже не пытается ничего контролировать, довольно быстро плывет в своем оргазме и кончает. Борис не ждет, он продолжает свое движение, Вероника стонет в голос, ей кажется, что больше она не выдержит. Но она кончает еще раз, наконец, шепчет:
  -Прошу тебя, Боренька, прошу, пощади!
  -Да, сокровище мое, да! -И он отпускает себя, заливая ее нутро, прижимая ее к себе сильнее.
  Он приходит в себя первым, нежно целует женщину в макушку, высвобождается, укладывая ее на подушках, ложится подле и ждет.
  Едва она приходит в себя, как ощущает, что одна. Шепчет:
  -Ты ушел, да?
  Он тут же привлекает ее в объятия.
  -Маленькая моя, девочка. Я просто решил, что тебе нужно немного отдыха.
  -Я думала, что умру от удовольствия.
  -От удовольствия не умирают, солнышко, я буду тебя так нежить и любить постоянно.
  -Да, Боренька.
  -Тебе же было хорошо?
  -Ты еще сомневаешься? -Она возится в его объятиях, устраиваясь удобнее и прижимаясь сильнее. Он оглаживает ее спину.
  -Просто решил переспросить. Каждый твой оргазм я ощущал своим членом. То, как ты сжимала меня — это ни с чем не спутать!
  Она смущается и прячет лицо у него на груди. Он улыбается в ее макушку.
  -Ты моя девочка. Сладкая.
  Она поднимает к нему лицо, тянется за поцелуем. Борис с удовольствием дарит ей поцелуй, шепчет.
  -Я ведь не смогу остаться, малышка, но тебя убаюкаю.
  -Борь?
  -Я знаю, что сейчас ты в полной истоме, после таких интенсивных занятий любовью тебе хочется спать. Правда же?
  -Да. Откуда ты знаешь?
  -Я вижу, золотко мое. Потому дождусь, пока ты заснешь и поеду. Но завтра утром тебе нужно будет поехать со мной в клинику.
  -В клинику, Борь, но зачем?
  -Мне нужно тебя посмотреть на кресле.
  -Ты заедешь?
  -Да, я заеду в половине восьмого, ты будешь готова?
  -Да, конечно. Я спущусь вниз.
  -Вот и славно. А теперь закрывай глазки и засыпай, хорошо.
  -Ты не уйдешь, пока я не засну?
  -Не уйду, маленькая моя. Не уйду.
  Он целует ее в лоб, ждет, пока Вероника прикроет глаза, нежно укачивает. Она плывет в своей истоме, кажется, что каждая ее клеточка сейчас расслаблена, занежена, залюблена. Он ждет, пока она заснет, лежит еще некоторое время, охраняя ее сон, а затем аккуратно перекладывает свою малышку на подушки, накрывает одеялом, нежно убирает волосы от лица, касается легким поцелуем ее щеки. Спешит в душ, одевается и уезжает.
  Вероника просыпается лишь на рассвете, звонит будильник, она не помнит, чтобы его заводила, выключает, и лишь затем вспоминает, что обещала Боре поехать в клинику. Наверное, он и завел ей будильник перед уходом. Она лениво поднимается, каждая клеточка помнит его присутствие, Вероника принимает душ, одевается, завтракает. Отвлекается на звонок телефона.
  -Доброе утро, Борь!
  -Доброе утро, сладкая моя. Ты ведь готова со мной поехать?
  -Я завтракаю, уже надо спускаться?
  -Нет, я буду у тебя минут через десять.
  -Я спущусь вниз.
  -Буду ждать тебя.
  Он действительно ждет ее во дворе у машины. Вероника тянется к его губам с поцелуем, шепчет.
  -Доброе утро, родной.
  -Доброе утро. Как спалось? -Он помогает ей удобнее устроиться в машине.
  -Спала без задних ног. Никогда не испытывала такого расслабления.
  -Нам надо чаще практиковать близость.
  Вероника краснеет будто маков цвет. Борис смеется.
  -Ты удостоверилась, что с тобой все в порядке?
  -Да. -Шепчет она. -Только мне надо попробовать еще и сверху.
  -Обязательно попробуем. Но для начала я должен тебя посмотреть. Я не хочу тебе навредить.
  -Я не испытываю никакого дискомфорта.
  -Да, я знаю, но все-таки надо удостовериться.
  -Я совсем не против. Осмотри.
  Они подъезжают к клинике, Борис помогает Веронике выйти из машины. И тут же замирает. Ехидный голос говорит.
  -Смотри-ка, Борюсик, а ты все еще ее потрахиваешь?
  Он разворачивается, краем глаза видит, как вздрагивает Вероника. Подходит ближе и говорит.
  -Заткнись, Дима.
  -Что такое я сказал? Ты же у нас вроде прилично женатый на еврейке, преуспевающий доктор. А что же в твоей машине делает эта краля?
  -Заткнись!
  -А чего мне вдруг затыкаться? Ты разве не знаешь? Она переспала со всеми режиссерами в этом городе. Да и говорят не только в этом. А еще с продюсерами.
  -Какая же ты мразь, Вяземский.
  -Что? -Тот делает недоуменное лицо. Но Борис уже разворачивается, берет Веронику за руку и уводит. Женщина идет будто истукан. Ему даже на миг кажется, Вероника вообще ничего не видит вокруг. Борис заводит женщину в свой кабинет, выпроваживает медсестру:
  -Верочка, я пока занят буду, давайте без меня.
  -Да, Борис Яковлевич.
  Мужчина стягивает ее шубу, усаживает на кушетку, присаживается перед ней на корточки и очень тихо шепчет:
  -Почему ты его испугалась?
  Вероника сглатывает, как будто приходит в себя. Шепчет.
  -Это не правда про режиссеров.
  -Я и не сомневался в этом. Вяземский идиот. Но ты испугалась не этого.
  Вероника чуть качает головой.
  -Давай не будем.
  -Будем, Вероника, будем. Почему ты его испугалась?
  Она сжимает кулаки, молчит. Борис усаживается рядом, притягивает ее объятия.
  -Просто скажи мне, Вероника. Пожалуйста.
  -Не заставляй меня, пожалуйста.
  -Это он тебя изнасиловал?
  Та дрожит, но выбраться из его объятий даже не пытается. Борису больше не надо слов.
  -Он больше никогда к тебе не подойдет. Я поговорю с ним.
  -Не надо, пожалуйста, не надо.
  -Сейчас его уже не посадить, не засудить, столько лет прошло.
  Женщина же рыдает.
  -Нет, пожалуйста, ты не должен в этом мараться.
  -Я и не буду. Я хочу лишь тебя защитить. Я припугну его. Я найду способ.
  -Нет, Боренька, пожалуйста. -Она плачет. Но тот лишь усаживает ее к себе на колени да сильнее прижимает к себе.
  -Он больше не причинит тебе вреда. Я обещаю тебе это.
  -Он может причинить вред тебе!
  -Нет, маленькая, нет. Он ничего мне не сделает.
  Вероника всхлипывает. Борис продолжает укачивать ее в своих объятиях. Она прижимается ближе и шепчет:
  -А я ведь даже и подумать не могла, что он на такое способен.
  -Он говорил мне тогда, что хочет тебя. Но я сказал, что ты моя девочка.
  -Твоя. -Послушно повторяет она. А затем вздрагивает всем телом. -Я должна быть тебе теперь противна.
  -Почему? -Он удивлен ее словам. Вероника продолжает.
  -Ты видел, кто надругался надо мной. Неужели тебе приятно после него?
  -Я видел лишь ублюдка, что исковеркал тебе жизнь.
  -Он говорил про меня. -Вдруг осознает Вероника. -Все это время он следил за мной.
  Женщина сжимается, но Борис прижимает ее к себе.
  -Он никогда больше тебя не тронет.
  -Да, конечно. -Она сглатывает. -Конечно.
  -Ты боишься оставаться одна, да?
  -Нет. Нет, что ты. Все со мной в порядке.
  -Боишься … Сегодня ты останешься в моем кабинете, я попрошу родителей переехать ко мне домой, а сам буду жить у тебя.
  -Боренька?
  -Да, малышка, мы поступим так. Во всяком случае до тех пор, пока я его не припугну. Мне нужно найти людей, которые сделают это лучше.
  -Но …
  -Мы именно так и поступим. Ты не будешь одна ни одного мгновения. Я не хочу, чтобы ты боялась.
  -Но дети …
  -Мы не будем им говорить, что вместе, договорились?
  -Я просто не хочу никаких проблем. Ни для кого. Я справлюсь. Со мной все будет в порядке.
  Слышат стук в дверь.
  -Борис Яковлевич, тут муж пациентки, просто умоляет о приеме.
  Мужчина поднимается.
  -Пусть зайдет.
  Вероника же не двигается с места, опускает глаза, лишь слышит, как зашедший Дмитрий начинает частить.
  -Борь, ты меня прости. Я не хотел оскорблять твою женщину. Ты ведь понимаешь, что все это в прошлом. Все что меня волнует — это здоровье моей жены.
  Борис подходит ближе, закрывая собой Веронику. Возвышается на Вяземским, ухватывает его за лацканы пиджака.
  -А теперь ублюдок, ты внимательно меня послушаешь. Если ты еще раз окажешься рядом с Вероникой, прощайся со своей никчемной жизнью. На тебя найдут, что навесить, а уж сокамерники быстро узнают, что ты насилуешь женщин.
  -Совсем обалдел что ли Вейхман?
  -Я несколько раз повторять не буду. А теперь проваливай отсюда!
  -Но моя жена? -Блеет Дмитрий.
  -Здесь достаточно врачей. А я уже сказал тебе, что ты не приближался к моей жене!
  -Да, да, я понятливый. Ухожу.
  
  Глава 21.
  «К моей жене» - это все, что услышала Вероника из разговора мужчин. И эти слова будто мириады брызг рассыпались в ее душе. «К моей жене». Когда дверь хлопнула, женщина будто вышла из своего оцепенения, подняла к Борису глаза. Повторила:
  -К моей жене?
  -Да, малышка. Я знаю, ты пока к этому не готова, но ему совершенно не за чем это знать. Пусть знает, что ты под моей защитой.
  -Да. -Выдыхает она.
  -Сегодня ты останешься в моем кабинете, с работы уедем вместе, я отвезу тебя к тебе домой, затем съезжу к себе, скажу детям, что некоторое время не буду жить дома, а затем вернусь к тебе.
  -Борь, это неразумно. Ну ладно Рома, он взрослый, но Илона!
  -Мои родители с удовольствием поживут у меня. Во всяком случае, пока зима и весна. А там увидим, что еще можно предпринять.
  -Ты уверен, что так будет хорошо?
  -Уверен.
  -Ты собираешься сказать, где будешь жить?
  -Нет. Я помню, что ты этого не хочешь. Можешь даже не сомневаться, что я всегда буду прислушиваться к твоим желаниям.
  -Хорошо, спасибо, Борь.
  -Совершенно не за что, малышка.
  Еще днем Борис вызванивает родителей и просит пока пожить у него. На недоуменный вопрос матери, почему он не хочет жить дома, Борис отвечает:
  -Мама, возникли некоторые обстоятельства, я пока не могу рассказать в чем дело, но несколько месяцев мне нужно пожить в другом месте.
  -Ты будешь заезжать домой?
  -Конечно же, мам.
  -Хорошо. Я правда ничего не понимаю, но спорить не буду. Только вот сомневаюсь, что Илону удовлетворит такое объяснение.
  -Я объясню ей более подробно. Веронике нужна моя помощь, я ей помогу.
  -Боря!
  -Мам, ситуация критическая, ей нужна помощь.
  -Ну хорошо, как я понимаю, никаких подробностей мы все равно не дождемся.
  -Я лишь хочу, чтобы вы помогли мне с детьми.
  -Мы с отцом тебе поможем. Можешь на нас рассчитывать.
  -Спасибо.
  Вечером Борис завозит Веронику к ней домой, оглядывает вместе с ней квартиру.
  -Закройся на задвижку, я скоро приеду.
  -Борь, тебе не обязательно жить со мной, достаточно, что ты меня привез.
  -Вероника, этот вопрос не обсуждается. Я приеду на ночь. Ты должна быть в безопасности.
  -Но я же сейчас останусь одна. Могу и ночью … -Голос ее слаб и неуверен.
  -Сейчас ты недолго будешь одна, сейчас не ночь, если что-то будет происходить сверхординарное, ты мне позвонишь. В конце концов, ты можешь закричать и тебя услышат соседи.
  -Да, наверное.
  -Закрывай дверь, я отойду от двери лишь когда ты ее закроешь. А когда подъеду, то наберу тебя, договорились?
  -Да, Борь.
  -Вот и замечательно.
  Как и предсказывала мама, Илона с огромным недоверием отнеслась к затее отца.
  -Пап, я не понимаю, а почему Вероника не может жить у нас, раз уж ей угрожают, как ты говоришь?
  -У нас дома нет возможностей для репетиций, дочка.
  -Разве она репетирует дома?
  -Да.
  -Но ты же все равно будешь днем на работе! Пап! Пусть приезжает к нам вечером.
  -Она репетирует и вечером.
  Илона лишь вздыхает.
  -Что-то все так мутно, пап. Что вообще вас связывает с мамой Ромы?
  -Только Рома. -Отвечает Борис, помня свое обещание Веронике.
  Девушка лишь качает головой.
  -И все равно ничего не понятно. Ну ладно, раз ты так хочешь, то я как хорошая дочь буду тебя поддерживать. Но ты же будешь приезжать?
  -Конечно же. Я же тебя не бросаю!
  -Конечно не бросаешь, только не будешь приезжать домой.
  -Несколько месяцев, Илона, а потом все вернется на круги своя.
  -Ладно, пап. А Рома ведь будет жить с нами?
  -Я думаю, да. Но это ты у него спроси.
  -Спрошу, спрошу.
  Борис кивает.
  -Ладно, мне пора. Заеду завтра после работы.
  Девушка целует отца в щеку.
  -Будем ждать тебя, пап.
  Приехав к Веронике, Борис звонит у двери. Вероника открывает дверь, тот заходит, тут же привлекает женщину в объятия.
  -Привет, малышка.
  -Привет.
  -Все спокойно?
  -Да, я приготовила ужин. Ты же будешь кушать?
  -Обязательно буду кушать.
  Ужинают в тишине, Борис не сводит глаз с Вероники, женщина лишь смущается.
  -Борь …
  -Что Борь, маленькая моя?
  -Ты слишком надо мной трясешься. Вполне достаточно, что ты бы позвонил мне вечером.
  -А может быть это мой коварный план оставаться с тобой спать? -Он улыбается. Вероника хохочет в ответ.
  -Что сказала твоя дочка?
  -Илона не совсем поняла, почему ты не можешь жить в нашей квартире.
  -Жить в вашей квартире?
  -В нашей, детка.
  -Нет, Борь, нет.
  -Я сказал ей, что пока это ты не можешь сделать.
  -И правильно. -Вероника согласно кивает.
  -Но ты же понимаешь, что все это временно? Рано или поздно мы должны будем начать жить все вместе?
  Она кивает, думая о том, что этого как раз никогда не будет. Никогда … Их отношения с Борисом никогда не перерастут ни во что большее … А то, что он назвал ее женой. Она даже вздрагивает, когда слышит его слова:
  -Ты думаешь, я случайно назвал тебя женой? Только чтобы припугнуть Диму?
  Она пораженно смотрит на него, как он догадался? Он умеет читать мысли?
  -Борь?
  -Я не лукавил, когда назвал тебя женой. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
  -Женой? Борь? -Она так явственно пугается, что Борис дает заднюю.
  -Хорошо, мы поговорим об этом чуть позже, хорошо?
  Она кивает, не в силах ему противиться. Тот тянет ее в объятия.
  -Пойдем, детка, я хочу, чтобы ты расслабилась.
  -Расслабилась?
  -Угу. Я же осмотрел тебя, с тобой все в полном порядке, мы будем близки.
  -Борь?
  -Я хочу, чтобы ты обо всем забыла. Только наслаждалась.
  Он подхватывает женщину на руки, несет в спальню, усаживает на кровать и тянется к молнии ее платья. Вероника прижимается к его груди лицом и выдыхает.
  -Сейчас, самая сладкая в мире девочка расслабится!
  Он тянет платье вниз, открывая ее запакованную грудь. Нежно касается ее плоти губами и шепчет:
  -Потрясающая! Чудесная!
  Вероника шумно выдыхает. Борис тянет платье вниз, с восторгом проводит по краю чулок.
  -Как красиво, малышка. Тебе идут чулки.
  Она сглатывает. А он уже тянется к застежке бюстгальтера, убирает его прочь и продолжает скользит ладонями по телу женщины. Нежные-нежные касания, он ведет пальцами по краю ее трусиков. А затем стягивает, обнажая, проводя пальцами по промежности.
  -Никочка … -Выдыхает мужчина. Она стонет ему в ответ.
  -Моя чувственная девочка! -И он опускается к ее промежности губами и выцеловывает. Женщина зарывается пальцами в его кудри и придушено стонет. Он продолжает свои ласки, наконец, она плывет, сокращаясь. Борис выжидает некоторое время, а затем проталкивает пальцы в ее нутро, гладит, ласкает. Довольно быстро он попадает по ее особой точке и отправляет свою девочку за край. Вероника кончает с громким криком. Борис укладывается на кровати рядом, перехватывает ее в объятия и удобнее устраивает на себе. Обцеловывает скулы женщины, ждет, пока та придет в себя.
  Вероника медленно выплывает из своего оргазма, дрожит от переполняющих ее ощущений. Стонет. Борис оглаживает ее спину и шепчет.
  -Моя сладкая девочка!
  -Боренька!
  -А теперь моя девочка сядет сверху, да?
  Она поднимает к нему затуманенный взор и кивает.
  -Я помогу моей малышке. -Он приподнимает ее за талию, Вероника упирается о его грудь ладонями и удерживает себя над ним. Борис тут же касается ее промежности пальцами, гладит и шепчет.
  -Ты так дрожишь, малышка!
  Она делает движение промежностью ему навстречу и стонет. Борис проникает пальцами между ее губок и гладит.
  -Моя сладенькая дырочка.
  -Да, -выдыхает женщина. Борис перехватывает член ладонью и направляет ее. Едва его головка касается краешек ее дырочки, как он перехватывает ее за талию и буквально натягивает на себя. Вероника кричит от остроты ощущений и тут же кончает. Он притягивает ее к груди и ждет, пока она придет в себя. Оглаживает спину, ласкает попку. В этот раз она выплывает из оргазма еще медленнее, стонет.
  -Боренька!
  -Да, детка, да. Ты села.
  Она двигает киской, вжимаясь в него сильнее, шепчет.
  -Но он так легко зашел.
  -Разумеется, солнышко мое. Это же его дом.
  Она хихикает.
  -Будешь двигаться, солнышко? Он хочет, чтобы ты подвигалась.
  -Конечно же. -Она усаживается на нем и начинает свое движение. Вверх, она пытается сжать мышцы, расслабляется и проседает на нем под своим весом.
  Борис выдыхает и стонет. Вероника же продолжает свое восхождение к их оргазму. Он не сдерживается, позволяя ей его довести, в изнеможении мужчина шепчет:
  -Я не могу больше, малышка.
  -Да! -Выдыхает она и отпускает себя. Ощущая, как он выстреливает и ее наполняет его семя, Вероника испытывает непередаваемые ощущения.
  Медленно она приходит в себя, все еще наполненная, хоть его достоинство уже и чуть опало. Борис продолжает гладить ее спину, шепчет.
  -Ты бесподобная. Я не хочу тебя отпускать. Я хочу тебя!
  -Да, Боренька, да!
  Аккуратно он высвобождается и укладывает ее рядом, переворачивается на живот, встречается с ней взглядом.
  -Ты знаешь, мало кто так умеет, приспособиться, кончить вместе. Это очень ценно.
  -Я была уже на грани, едва сдерживалась, но очень хотела, чтобы ты кончил.
  -Я понял, что ты была сосредоточена на мне.
  -Да, Борь, да.
  -Таких больше нет.
  -Ты преувеличиваешь.
  -Нисколько!
  Он опускается к ее животику губами и обцеловывает.
  -Он такой сладенький.
  -Боренька! -Стонет женщина. Он лукаво улыбается.
  -Ты вся сладенькая-сладенькая!
  Мужчина укладывается рядом и притягивает Веронику в объятия.
  -В выходные мама звала нас на обед, у тебя есть работа?
  -Спектакль в субботу.
  -Значит в воскресенье, да? Хотелось бы пообщаться с детьми.
  -Значит в воскресенье. -Она улыбается.
  -Обещаешь мне рассказывать, если что-то будет тебя расстраивать?
  -Борь?
  -Пожалуйста, пообещай. Мне бы не хотелось подвергать твою жизнь тотальному контролю.
  -Даже такое может быть?
  -Да, ты ведь мое сокровище.
  -Я обещаю тебе, Борь.
  -Спасибо, -он растроган ее обещанием. Вероника прижимается к нему ближе и шепчет.
  -Тебе не придется напрягаться в связи с тем, что я твоя.
  -Я рад, что ты мне доверяешь.
  -Доверяю, Борь, доверяю.
  А в воскресенье, как и собирались, они едут к Борису домой к обеду. Дети с нетерпением ждут, Илона подозрительно оглядывает Веронику, а затем без обиняков спрашивает:
  -Почему вы не хотите жить у нас, Вероника?
  -Не хочу вас стеснять.
  -А что у вас с моим папой?
  -Мы друзья. -Отвечает женщина без промедления.
  -Хорошие друзья … -Задумчиво повторяет Илона. Вероника кивает.
  -Да. Давние хорошие друзья.
  -Я рада этому. Вы ведь наверное знаете? -Илона понижает голос. -Мой папа до сих пор любит маму.
  -Догадываюсь. -Вероника кивает. Илона продолжает.
  -Так сложилось. Тут никто не виноват. Просто любовь не умирает.
  -Мне ли не знать. -Соглашается Вероника.
  -Вы очень славная.
  -Спасибо тебе, Илона.
  Вечером Борис аккуратно интересуется.
  -О чем вы говорили с Илоной, солнышко?
  -О тебе, Борь.
  -Что она сказала?
  -Что ты любишь ее маму.
  -Это было давно.
  -Девочка верит в это, Борь. Не стоит ее переубеждать, тем более сейчас как раз переходный возраст.
  -Ты так и планируешь скрывать наши отношения?
  -Да. Давай дадим им окрепнуть.
  -Ну хорошо, может быть, ты и права.
  -Я права, Борь, права.
  Он прижимает ее к себе крепче. Касается макушки губами и продолжает.
  -Ты боишься, что все это недолговечно?
  -Да. Что что-то вмешается и все испортится.
  -Ну а что может вмешаться?
  -Я не знаю, родной. Но мало ли… Вспомни, как мы были счастливы тогда …
  -Очень счастливы. И мы будем счастливы теперь и всегда! Ты веришь мне?
  -Да, Борь, я верю. Но пожалуйста, не торопи меня.
  -Я не тороплю. И вообще, малышка, мы еще не все позы попробовали. Вдруг из какой-то у тебя будет дискомфорт.
  -Дискомфорт? -Женщина хохочет.
  -Думаешь, нет? А вот я не уверен. Надо пробовать и практиковаться.
  -Будем пробовать и практиковаться родной! -Кивает уверенная в себе женщина.
  -Ты ведь знаешь, да, что у тебя все получится?
  -С тобой — да.
  -А тебе хочется еще с кем-то?
  -Боря! -Тянет она деланно обиженно надувая губы. -Ну что такое ты говоришь!
  -Вот и я думаю, ты хочешь только со мной!
  -Только с тобой.
  
  Глава 22.
  Начало апреля 2016 года.
  Самое что удивительное, но никто из детей так ничего не понял. И Роман, и Илона считали, что Борис остается спать у Вероники лишь по-дружески. Всей семьей они встретили Новый год, Вероника тоже приехала на празднование. Отмечали на даче родителей Бориса, его мама, конечно все приглядывалась и приглядывалась. Но явно ожившая и чувствующая себя поувереннее Вероника уже не зажималась и не смущалась. Она предложила свою помощь на кухне, помогала накрывать на стол, участвовала в конкурсах, в общем, кажется, влилась в их дружную компанию. А уж каким счастливым выглядел Боренька … Материнское сердце не могло этому не радоваться. А уж Яков Михайлович только улыбался, да временами шептал жене:
  -Они будут счастливы, Сонь, совсем как мы с тобой.
  Та поворачивалась к мужу с влюбленным взглядом и шептала:
  -Ты думаешь, кто-то еще может быть таким счастливым как мы?
  -Думаю, да. Борис заслуживает такого счастья.
  -Но он же был счастлив с мамой Илоны …
  -Был. Но не так, как был бы счастлив с Вероникой. Мы должны это признать.
  -Я признаю. И кажется, они все решили между собой.
  Вышедший на кухню в этот момент Борис переспрашивает.
  -Что решили?
  -Борь, когда вы детям-то расскажете?
  -Вероника пока не готова. Я не хочу ее торопить.
  -Ну и когда она будет готова?
  -Не знаю. Она так боится все испортить. -Борис чуть качает головой. Мать мягко улыбается, притягивает сына в объятия.
  -Сынок, в таких делах не стоит сильно затягивать.
  -Я и не буду. Мы обязательно объявим детям!
  Но прошел январь, а за ним и февраль, наступил март. Несколько раз Борис мягко намекал, что пора бы и детям сказать, да переехать к ним домой. Но Вероника так явно пугалась, что мужчина тут же отступал назад. Доводы женщины казались ему смешными, она говорила о том, что Илона не захочет мачеху, о том, что не зря их тогда так развела судьба … И еще много такого, что он хотел бы изменить. Но как мужчина пока не знал.
  В тот день, весенний апрельский день он приехал с работы чуть раньше запланированного, не будучи уверенным, что Вероника дома, он сам открыл дверь, зашел. И тут же услышал, как Вероника буквально кричала:
  -Оставь меня в покое, Вяземский! Я никогда не хотела тебя и не захочу теперь!
  В два шага мужчина оказался в гостиной. Вероника сидела в кресле, прикрыв глаза, опустив на колени ладонь с зажатым телефоном. Очень аккуратно он вытащил телефон из ее руки, а затем притянул в объятия. Она шумно выдохнула.
  -Как часто он тебе звонит?
  -Регулярно. -Едва слышно говорит женщина.
  -Почему ты не говорила мне об этом?
  -Не хотела расстраивать.
  -Мы сменим тебе номер, я зарегистрирую симку на себя. Пусть только попробует позвонить еще раз.
  -Да, конечно.
  -Полагаешь, это не решит проблему? Надо, чтобы с ним поговорили более конкретно?
  -Нет. Я не хочу, чтобы ты марал о него руки.
  -Я хочу тебя защитить.
  -Но он прав. У меня действительно было много мужчин. Он не понимает, почему я не хочу заняться с ним сексом, раз я давала другим.
  -Он идиот?
  -Не знаю. Он выстраивает такие логические цепочки.
  -Он идиот! Даже если ты занималась сексом со всеми в этой стране — это не значит, что ты должна заниматься сексом с ним.
  -Он требует от меня этого.
  -Мы поженимся. Я больше не намерен ждать. Я одену на твой пальчик колечко, и больше никто не скажет, что ты что-то должна посторонним мужчинам.
  -Борь!
  -Что, сокровище мое?
  -Ты ведь прекрасно знаешь, что я …
  -Единственное что я знаю, что ты чистая, девственная малышка.
  -Девственная?
  -Разумеется, ты забыла?
  -Забыла?
  -Твоя попка. Она до сих пор девственная.
  -Ты хочешь, да?
  -Это не обязательная часть программы. Это лишь один из показателей твоей чистоты.
  -А я хочу. Хочу так с тобой.
  -Вероника?
  -Да! Я знаю, что тебе понравится. И я хочу попробовать.
  -Хочешь удостовериться, что и от такого соития кончишь?
  -Боря! -Она улыбается.
  -Думаешь нет? А я вот уверен, что ты сумеешь, ты очень и очень чувственная.
  -Пишут, что там в любом случае дискомфорт.
  -Да, малышка, сначала все равно есть небольшой дискомфорт, да и без смазки не проникают.
  -Так мы будем так близки, да, Борь?
  Он подхватывает ее на руки и кружит.
  -А ты хочешь?
  -Хочу попробовать.
  -Давай!
  Он опускает ее на кровать и тянется к бретелькам ее сорочки.
  -Какие кружавчики!
  Вероника облизывает губы и улыбается. Борис склоняется к ее губам с поцелуем, ласкает, она оглаживает его шею, зарывается пальцами в волосы. Оторвавшись от ее губ, Борис скользит с поцелуями ниже, к плечам, груди женщины. Вероника прикрывает от удовольствия глаза, тихонько стонет. Он стягивает ее сорочку, а затем тянется к трусикам.
  -И тут кружавчики.
  Вероника шепчет:
  -Я же знала, что ты оценишь!
  Борис располагается между ее бедер и запечатлевает поцелуй на лобке.
  -Моя сладкая девочка!
  Она раскрывается перед ним как можно шире, он посасывает и облизывает ее бугорок, обцеловывает края дырочки, а затем скользит по коже перехода ниже. Пальцы проникают в верхнюю дырочку, Вероника беспрерывно стонет, он нащупывает особенную точку, отправляя свою женщину за край. Вероника кричит в своем оргазме.
  Он отрывается, чтобы достать из тумбочки смазку, обмазывает нижнюю дырочку, набирает на палец, и пока женщина еще только приходит в себя, Борис проталкивает палец внутрь. Она выгибается и стонет.
  -Внутри!
  -Да, сладенькая, немного смажу тебя внутри.
  Женщина водит попкой, раскрываясь перед ним еще больше, тот чуть вынимает палец и еще льет смазку, проталкивает палец глубже. Спрашивает:
  -Что ты ощущаешь?
  -Что полна там. -Шепчет она.
  -Дискомфорт?
  -Нет. Но я чувствую …
  -Да, солнышко, и это нормально. А теперь мы попробуем иначе.
  Она косит глазами и шепчет.
  -А ты не будешь раздеваться?
  -Буду, малышка.
  Она помогает ему стянуть рубашку и брюки, нежно касается его достоинства, гладит, опускается к его плоти языком и проводит, лаская. Борис стонет, не скрываясь. Пальцы его тянутся к груди женщины и ласкают. Когда же он почти доходит до пика, то отстраняется, укладывает женщину на бок, прижимает к себе сильнее и шепчет:
  -А теперь мы попробуем.
  -Попробуем, -выдыхает она. Борис немного отстраняет пах, выдавливает смазку и обмазывает член. Возвращает ладонь на животик женщины и гладит. Вероника теряется в своих ощущениях, чуть шире раздвигает бедра, он же перехватывает ее за промежность и разводит губки. Женщина стонет. Борис проникает к ее клитору и начинает ласкать, продолжая прижиматься к ее спине и попке своим стоящим достоинством. Она стонет, перед глазами мутится, а он уже чуть сдвигает ее ногу в сторону и направляет себя в ее второй вход. Пальцы второй руки продолжают колдовать у ее клитора, проникают внутрь, безошибочно попадая по особой точке. Вероника громко кричит и проваливается в свой оргазм, и ровно в этот же момент Борис проникает в ее нутро. Она приходит в себя, ощущая чужое присутствие. Тихонько скулит:
  -Боренька?
  -Да, сладкая?
  -Ты зашел?
  -Ага. Что ты ощущаешь?
  -Ты огромный!
  -Да, малышка. Несколько великоват. Мне выйти?
  -Выйти? Ты не хочешь кончить?
  -Для этого мне надо двигаться.
  -Но ты же хочешь этого?
  -Да … -Он буквально выдыхает, до того ему узко и жарко.
  -Двигайся, -стонет она. И он начинает свое движение, сначала очень медленное, он боится сделать ей больно, но когда Вероника двигает попкой ему навстречу, желая слиться с ним воедино, он начинает увеличивать темп. Пальцы его продолжают ласкать ее жемчужинку. Женщина стонет, плывет, а затем кончает, шепча:
  -С тобой, Боренька, с тобой!
  А он как будто только и ждал этой ее команды, Борис проникает глубже и проливается. Он приходит в себя первым и тут же высвобождается, очень внимательно оглядывая, как еще недавно девственная дырочка закрывается. Борис опускается к ней пальцем и аккуратно ощупывает.
  -Борь?
  -Да, любовь моя?
  -Что ты делаешь?
  -Проверяю, что с тобой все в порядке. Прислушайся к себе, ты испытываешь где-то дискомфорт?
  -Нет. Ничего такого. Я только ощущаю тебя внутри.
  -Да, так наверное будет какое-то время. Тебе неприятно?
  -Неприятно? Борь, я счастлива, что могу ощущать тебя.
  Он притягивает ее в объятия и целует в лоб.
  -Я люблю тебя, ты знаешь это? Я не хочу тебе навредить.
  -Я знаю, что ты любишь. И я люблю тебя.
  -Я обожаю тебя. Ты идеальная женщина. Сладкая, нежная, чувственная, любящая. Мне не надо другой. Я хочу на тебе жениться.
  -Борь?
  -Ты откажешь мне? -Он делано обиженно надувает губы. Вероника хохочет.
  -Боренька!
  -Ну что Боренька? Ты мне откажешь, да?
  -Нет, не откажу.
  -В горе и радости?
  -В болезни и здравии. -Дополняет она.
  -Я очень люблю тебя, Вероника.
  -И я.
  -В субботу за обедом объявим о нашем решении детям. Но прежде я привезу тебе кольцо.
  -Кольцо?
  -Перстень на нашу помолвку. Обручальные кольца выберем вместе, договорились?
  Вероника опускает глаза, некоторое время молчит, а потом шепчет:
  -Ты уверен, что все благосклонно отнесутся к нашему решению?
  -Мы будем решать проблемы по мере их поступления, хорошо? Но я не откажусь от тебя, слышишь?
  -Да, спасибо тебе.
  В субботу на семейном обеде он объявил:
  -А теперь, дети, у нас для вас очень важное сообщение. Мы с Вероникой решили пожениться.
  -Что? -Илона поднимается на своем месте. -Что ты сказал, папа?
  -Мы с Вероникой любим друг друга и решили пожениться.
  -Любите? Что такое ты говоришь? А как же мама?
  -Илоночка, но твоя мама уже давно на небесах.
  -И что? Раньше тебе это не мешало ее любить!
  -Дочка, я довольно времени прожил один, храня верность твоей маме. Но все изменилось, когда я вновь встретил Веронику.
  -Мне не интересно то, что ты говоришь! Ты предатель!
  -Илона! -Он повышает голос. Вероника аккуратно касается его ладони. Вступает в разговор.
  -Илона, разве ты не хочешь, что ты твой папа был счастлив?
  -Мой папа и без вас был счастлив, будь проклят тот день, когда вы снова появились в его жизни.
  -Илона! -Борис вновь повышает голос. Девушка с грохотом отодвигает стул и кричит:
  -Ничего не хочу знать! Предатель! -И выбегает из кухни. Борис устремляется было за ней, но его останавливает Роман.
  -Погоди, пап, дай, я с ней поговорю.
  -Поговори.
  Мужчина садится обратно за стол, чуть качает головой. Вероника чуть сжимает его бедро.
  -Я думаю, мне лучше уйти.
  -Нет. Я так не думаю. И если уходить, то нам обоим.
  -Борис, она еще девочка, разумеется, она ощущает, что я краду у нее отца, тем более мы столько времени жили у меня.
  -Я хочу быть счастлив!
  -Ты же сказал, что мы будем решать проблемы по мере их наступления.
  -Да, сказал, но я и подумать не мог, что Илона так отреагирует. Мне казалось, что она очень благожелательно к тебе относится.
  -Только лишь как к матери Ромы.
  -Значит, у вас уже были стычки?
  -Нет, стычек не было, но я видела, как она обрадовалась, когда я сказала, что мы с тобой просто друзья. Девочка верит, что ты безумно любишь ее маму.
  -Я никогда не любил ее также сильно как тебя.
  Очень аккуратно она опускает пальцы на его губы и шепчет:
  -Не надо, Боренька.
  Он сгробастывает ее в объятия.
  -Я уважал свою жену. Всю свою жизнь я любил тебя.
  -Боренька, -стонет женщина.
  -Да. Все было именно так. Я и сейчас люблю тебя.
  Роман же прошел в комнату сестры, дверь была заперта.
  -Илона, открой дверь, я хочу с тобой поговорить.
  -Уходи, ты тоже предатель!
  -Почему это я предатель?
  -Ты рад, что папа женится на твоей маме.
  -Да, рад. Я хочу, чтобы родители были счастливы. Разве ты не хочешь этого же для нашего папы?
  -Но почему с твоей мамой?
  -А с кем? Илона? Открой дверь.
  Девушка поднялась и открыла дверь.
  -Заходи.
  -Так что тебя не устраивает? Ты думаешь, моя мама будет злой мачехой?
  Та лишь хмыкает.
  -Мне не нужны никакие мачехи!
  -Но папа решил жениться.
  -Ага-ага. Я конечно понимаю, что ты-то рад. Ну так и радуйся. А я совсем не рада. И вообще, завтра же скажу папе — пусть выбирает, или я, или она!
  -Илона! Это ребячество!
  -Ничего не ребячество. Окрутила, прикидывалась тихой и доброй.
  -Моя мама такая и есть.
  -Да ладно, конечно ты будешь защищать свою маму.
  -Илона! Прошу тебя!
  -Отстань, Ром. Даже если она твоя мама — не хочу! Папа прекрасно жил один.
  -Но это же не нормально! Скоро ты влюбишься, выйдешь замуж, почему папа должен оставаться один?
  -Мы можем жить с ним!
  -Разве ты не понимаешь, что это не одно и тоже?
  -Это ты не понимаешь! Твоя мама не подходящий вариант для папы.
  -Ты оскорбляешь сейчас и меня тоже.
  -Ты хороший. А она — нет. Папа не будет с ней счастлив!
  -Пусть они сами это попробуют и поймут.
  -Уходи, Ром, тебе все равно меня не понять.
  -Я лишь хочу счастья нашему папе. -Говорит парень, выходя и затворяя за собой дверь.
  
  Глава 23.
  Вероника обернулась к сыну.
  -Ром?
  -Надеюсь, это у нее пройдет. Просто первая реакция …
  Женщина оборачивается к Борису.
  -Я поеду, Борь, ты поговори с дочкой.
  -Ты никуда не поедешь!
  -Мы не можем не учитывать ее мнение.
  -Это наша с тобой жизнь!
  -Да, Борь, я понимаю. Но мы не только пара, мы еще и родители. И мы должны думать и о наших детях тоже. Илона …
  -Илона просто избалованная девчонка!
  -Борь! У тебя прекрасная дочь. Тот факт, что она не желает мачеху — ничего не меняет.
  -Я хочу жениться на тебе!
  -Боренька!
  -Я не желаю ничего слышать, слышишь?
  Она кивает.
  -Но мы не можем все это так оставлять, меня она слушать не будет, ты должен с ней поговорить.
  -Хорошо. Пойдем, я хочу, чтобы ты ждала меня в нашей спальне.
  -Борь …
  -Пожалуйста. Я должен знать, что ты не сбежишь! Что не оставишь меня!
  -Я дождусь тебя. Иди.
  Борис кивает, Вероника усаживается в кресло и скрещивает руки на коленях … Роман усаживается напротив.
  -Мам?
  -Ты ведь не против?
  -Нет, мам, что ты.
  -Что она сказала тебе?
  Тот пожимает плечами.
  -Что поставит отца перед выбором.
  Вероника вздыхает.
  -Мам, не ты должна решать этот вопрос. У Илоны есть отец.
  -Я не хочу навредить девочке.
  -Мам, она достаточно взрослая, через несколько лет выйдет замуж и уедет.
  -А может и нет?
  -И что теперь? Отец должен положить свое счастье на алтарь ее спокойствия?
  -Ромочка! -Восклицает Вероника. Сын лишь кивает.
  -Можно подумать, что ее жизнь прям сильно изменится от того, что отец женится.
  -Борис считает, что мы должны жить все вместе …
  -Значит, так и будем жить. Какие еще варианты?
  -Но Илона!
  -Что Илона? Думаешь, будет гадости делать?
  -Я лишь надеюсь, что она никак не навредит себе.
  -Не навредит, не беспокойся. Она далеко не дура. Да и особо поманипулировать отцом у нее не получится.
  -Ты так хорошо их изучил?
  -Я просто наблюдал. И за их отношениями в том числе.
  -И за мной и отцом тоже?
  -Конечно. -Роман улыбается.
  -Ты опасный человек, сын.
  -Я просто хочу счастья. И тебе, и папе.
  В это время Борис уже разговаривал с дочерью. Но никакие его доводы не были услышаны Илоной. Девушка как заведенная твердила:
  -Ты не будешь с ней счастлив, вот увидишь! Она принесет лишь проблемы.
  -Я ее люблю. -Выкатил мужчина свой последний аргумент.
  -Это не серьезно, пап. Ты всегда говорил, что любишь маму.
  -Говорил. Но Веронику я узнал и полюбил задолго до встречи с твоей мамой.
  -Ты мне сейчас хочешь сказать?!
  -Я лишь хочу тебе сказать, что люди могут полюбить снова. Понимаешь? С расставанием, или со смертью жизнь второго человека из пары не заканчивается. И он также, как и любой другой человек, хочет быть счастлив, хочет быть любим.
  -Но почему она?
  -А почему нет? Что ты имеешь против Вероники? Что такое она тебе сделала?
  -Ничего. Но она хитрая лиса. Уже окрутила тебя. Придумала несуществующую опасность, чтобы ты жил в ее квартире. Что она придумала на этот раз, чтобы ты захотел на ней жениться?
  -К сожалению, Вероника ничего не придумала. Я сам был случайным свидетелем угроз.
  -Папа, пожалуйста, не смеши меня!
  -Илона, вопрос достаточно серьезный, мои намерения в отношении Вероники вполне определенные. Мы поженимся. А пока будем жить все вместе, нам надо привыкнуть к друг другу.
  -Как я вижу, на меня тебе плевать. Ну что же, особого выбора у меня нет.
  -Илона! Тебе нужно лишь взять на себя труд и хотя бы немного узнать Веронику. Как только это произойдет, ты поймешь, что она чудесная женщина.
  Девушка кривит лицо.
  -Как скажешь, папа.
  -Илона!
  -Я постараюсь, пап.
  Мужчина кивает.
  -Спасибо, дочка.
  Борис возвращается в гостиную, тут же притягивает бледную Веронику в объятия.
  -Все будет хорошо, девочка моя. Илона справится. Мы все сумеем стать настоящей семьей.
  Она поднимает к нему глаза.
  -Ты уверен?
  -Да. Мы будем жить здесь вместе, узнаем друг друга ближе, притремся и все будет хорошо.
  -А теперь пойдем спать, да? У тебя же завтра работа?
  -Совершенно верно. У тебя завтра есть репетиция?
  -Нет, только послезавтра.
  -Вот и замечательно. -Борис оборачивается к сыну. -Ром, ты ведь не против с нами пожить?
  -Нет, не против.
  -Вот и чудесно!
  В спальне он тянется к молнии ее платья.
  -Я знаю, как тебя расслабить, малышка. И я сделаю все, чтобы сегодня ночью ты была расслаблена!
  -Борь!
  А тот уже тянется к ее губам с поцелуем. Вероника зарывается в его кудри ладонями, оглаживает, наслаждается его губами. Он отрывается, чтобы подарить поцелуи и другим частям ее тела. Вероника чуть приглушенно стонет. А во время соития и оргазма даже прикусывает ладонь, а на немой вопрос мужчины, когда они приходят в себя, шепчет:
  -Я не хочу обозначать наши личные отношения. Не стоит детям знать, что мы настолько близки.
  -Солнышко мое, ты думаешь, они считают, что мы монашествуем?
  -Я просто думаю, что не стоит эту часть нашей жизни очень уж афишировать.
  -Хорошо, моя деликатная девочка.
  Вероника улыбается, прижимается к мужчине сильнее и шепчет.
  -Я очень люблю тебя, Борь.
  -Я тебя обожаю.
  Она действительно спала спокойно, проснулась полная сил … Вероника накинула халатик и вышла на кухню, поставила чайник, завела тесто на оладьи, умылась, а когда вернулась, то в кухне уже сидела Илона.
  -Доброе утро, Илона.
  -Доброе утро. А что у нас на завтрак?
  -Сейчас я сделаю оладьи, там была сметана и сгущенка.
  Девушка кривит лицо.
  -Кто кушает на завтрак оладьи? Это же жирное и мучное! Завтрак должен быть питательным.
  -Давай я сварю тебе овсянку? С какими добавками ты кушаешь кашу?
  Девушка кивает на часы.
  -Уже ни с какими. Выпью чай, покушаю в школе.
  -Но это же не долго!
  -Мне пора. До свидания.
  Но в дверях Илона столкнулась с отцом. Тот тут же остановил дочку.
  -Куда ты побежала? До твоих занятий еще 40 минут, до школы идти 5 минут. Садись, будем завтракать.
  -Я не хочу, пап.
  Вероника как раз сняла первую партию оладий.
  -Доброе утро, дорогой. Я решила приготовить оладьи. Но Илона сказала, что такое утром не кушает, думаю, что завтра я исправлюсь, приготовлю кашу.
  Мужчина переводит взгляд с жены на дочку, а затем чуть приподнимает брови.
  -И как давно ты перестала есть оладьи, Илона?
  Девушка тут же тушуется.
  -Совсем недавно, вычитала, что надо правильно питаться.
  -Начнешь правильно питаться с завтрашнего дня. А сейчас наливай себе чай и бери оладьи. И кстати, не забудь, будь добра, явиться на обед и обязательно съесть суп.
  -Пап!
  -Что такое? Ты же за правильное питание теперь?
  -Да. -Илона недовольно кивает, получается, что она сама себя загнала в ловушку. Наливает чай, берет оладьи, пробует, хочет было скривиться, но отец, что уже откусил оладью, а теперь тщательно прожевывал ее, встречается с ней взглядом, и девушка опускает глаза к тарелке. Да и если быть откровенной, оладьи так-то вкусные. Ну ничего, она еще покажет этой Веронике в обед, когда отца рядом не будет. Приободренная этими мыслями, Вероника закончила свой завтрак.
  -Спасибо. Ну я побежала в школу. -В дверях сталкивается с Ромой.
  -Привет, Ром.
  -Привет, Илона.
  -Пока, Ром.
  -Пока, Илона.
  Парень наливает себе кофе, оборачивается к родителям.
  -Ну как ваша первая брачная ночь?
  -Ромааа … -Тянут оба, Вероника смущенно опускает глаза. Парень хохочет.
  -Ну это же ваша первая ночь в нашем общем доме, так?
  -Да. -Борис пытается придать голосу строгость, но глаза мужчины смеются. Сын улыбается.
  -Все будет хорошо. Илона привыкнет.
  Все слышат, как хлопает входная, Вероника кивает.
  -Надеюсь, что привыкнет. Ну а с завтраком разберемся, приготовлю завтра кашу.
  -Кашу? Илона захотела кашу? Она же их терпеть не может!
  Борис вступает в разговор.
  -Решила начать питаться правильно.
  Рома хохочет.
  -Ну пусть, пусть. Мам, подай мне, пожалуйста, сгущенку. Ты сегодня здесь целый день будешь?
  -Да. Приготовлю обед и ужин. Ты до скольки сегодня?
  -Я приеду только к семи, договорились с пацанами сходить в библиотеку.
  Борис и Вероника переглядываются. Мужчина обращается к жене.
  -Помнишь, как мы познакомились в библиотеке?
  -Да. Думаешь, нынешние молодые люди тоже там знакомятся?
  -А вот у Ромы и спросим.
  Парень улыбается.
  -Встретить свою вторую половинку можно хоть где. Но я вообще-то хочу найти статью, а Славка тоже что-то для курсовой хочет глянуть.
  -Значит, подождем тебя с ужином, если будешь задерживаться, то позвони. -Продолжает Борис.
  -Я позвоню, если что. Ладно, мне пора. Мам, пап, до вечера!
  Борис также откладывает вилку.
  -Ты тут к обеду разносолы не готовь, вполне достаточно салата и супа.
  -Хорошо, не беспокойся, Илона не будет ходить голодная.
  -Кажется, она собирается проверять тебя на прочность.
  -Пусть, Борь. Она столько лет была единственной, логично, что она ревнует тебя, нужно лишь ей показать, что для нее ничего не изменится.
  -Не уверен, что ничего не изменится. Мы теперь семья.
  -Да, Борь. -Она тянется к нему с поцелуем, провожает к дверям.
  Илона же пришла в школу не очень довольная, что сразу же было замечено ее закадычной подружкой.
  -Эй, Илонка, ты чего в тоске?
  -Да некоторые проблемы дома, Саш.
  -Ты чего, Илонка? Какие у тебя могут быть дома проблемы-то?
  -Думаешь, что как сыр в масле катаюсь?
  -Иди сюда, к окну, рассказывай.
  -Папа решил жениться.
  -Что? -Глаза подружки лезут на лоб. -Так у тебя теперь мачеха будет?
  -Типа того. Но может еще удасться ее выжить.
  -Дура, ты, Илонка, дура.
  -Сама дура. Я не собираюсь сидеть сложа руки и смотреть, как она обосновывается в нашем доме.
  -Но твой отец имеет право на счастье.
  Илона морщится.
  -Ой, только ты мне тут морали не читай, а? А то только и слышу со всех сторон одно и тоже.
  -А бабушка с дедушкой что говорят?
  -Папины наверное будут рады, я видела, как они общаются с этой Вероникой. Кажется, она им нравится.
  -Ну а мамины?
  -Не знаю, хочу поехать к ним в субботу, поговорить.
  -Вряд ли конечно они будут вмешиваться, ну если что, то ты можешь у них пожить.
  -Папа не разрешит.
  -Ну и что ты собираешься делать тогда? Будешь гнать на папину жену сделаешь только хуже.
  -Почему это?
  -Ну как почему? Папа в любом случае будет на ее стороне. Решит, что ты не такая лапочка-дочка.
  -Да почему он будет на ее стороне?
  -Ну как почему? Он наверняка не просто так решил на ней жениться, любит ее, так?
  Илона вновь кривит губы.
  -Ну да …
  -Вот видишь. А будешь придираться, она ему нажалуется, и кому хорошо будет? Думаешь, он от нее откажется?
  -А вдруг?
  -Сама-то веришь, а?
  -Слабо …
  -Вот видишь.
  -Ну а что делать-то, Сашуня?
  -А есть у меня один способ.
  -Рассказывай, подруга, не томи.
  -Помнишь, я тебе рассказывала о лагере в Израиле?
  -Ну?
  -В общем, подаешь документы на такой ознакомительный тур по Израилю, загран.паспорт-то у тебя есть?
  -Есть конечно.
  -А теперь представь их лица, когда ты уедешь, записочку оставишь, что жить так тебе невозможно, что ты честно пыталась несколько месяцев, но больше не можешь и потому уезжаешь.
  Глаза Илоны довольно загораются.
  -Классная идея, Сашуня.
  -Ну а то.
  -Только чего-то мне стремно одной-то.
  -Так ты и не одна, я уже давно хочу поехать в такой тур.
  -А сколько там денег-то?
  -Не надо там денег, ну только если карманные. Это же специально все сделано, чтобы ты увидела, как замечательно жить в Израиле и решила туда переехать жить.
  -Так я ж несовершеннолетняя.
  -Ну и что? Познакомишься со страной сейчас, а уехать и потом сможешь.
  -И когда будет ближайший такой тур?
  -В середине июня. Поедем, а?
  -И что туда не надо разрешение от родителей?
  -Так подделаем, ты чего. Я попрошу старшего брата, он умеет почерк подделывать.
  -Ох, подруга, чтобы я без тебя делала-то?
  -Так подруги для того и нужны, чтобы помогать в сложных ситуациях.
  
  Глава 24.
  Июнь 2016 года.
  И когда Вероника уже выдохнула и решила, что с Илоной отношения наладились, произошло это событие. Девушка не вернулась с прогулки. Борис набрал дочкин телефон, но тот был выключен. Мужчина набрал домашний подруги дочери, но там никто не брал. Вместе с Вероникой они обошли друзей Илоны, но девушки нигде не было. И лишь только в квартире Саши никто не открывал дверь. Наконец, Борис решительно направился в опорный пункт полиции.
  -Придется подавать заявление о пропаже.
  -Может быть, она еще вернется?
  -Илона не собиралась ни в клуб, ни на дискотеку …
  -Да, ты прав. Пойдем, пусть ищет и полиция тоже.
  Заявление у них конечно приняли. Но сказали, что девочка погуляет и вернется. Поздним вечером к поискам присоединился Рома. Но … единственным результатом было то, что рано утром приехали родители Саши и также обнаружили, что дочь пропала. Встревоженные родители вернулись в отделение полиции.
  И один за другим пошли дни … Дни, когда они ждали Илону домой. Рома написал сестре в соц.сетях, но ответа не дождался, хотя видели, что девушка была онлайн. Также ни на какой контакт не шла Саша, хотя тоже регулярно появлялась в сети.
  Дни проходили за днями, а дело не сдвигалось с мертвой точки. Вероника отменила все свои занятия, женщина недвижимой сидела в своей комнате. Да, сначала она хотела уехать, но Борис не позволил ей этого. Спокойно мужчина заявил:
  -Если она уехала из-за тебя, то твой отъезд, может конечно, приблизить ее возвращение, но это не решит проблему. Я не хочу быть без тебя.
  -Боренька! Сейчас главное вернуть девочку домой.
  -Нет. Она уже достаточно взрослая, чтобы принимать решения об отъезде.
  -Боренька!
  -Нет. Я не позволю ей нами манипулировать!
  -Боренька, а если она в беде?
  -В беде? Она каждый день заходит в сеть. С ней все в порядке. Она не одна.
  -Вдруг девочки попали в секту?
  -Ты думаешь, Саша склонна к этому? У нее не было проблем с родителями.
  -Боря? На что ты намекаешь?
  -Я просто думаю, где они могут быть. У Илоны есть с собой деньги. Возможно, они просто сняли номер в гостинице и наблюдают за нами.
  -Боря! Так тем более, чем быстрее я съеду, тем быстрее Илона вернется домой.
  -Это ничего не решит, родная.
  -Но ты хотя бы будешь знать, что с дочерью все в порядке.
  -Я хочу быть с тобой.
  -Но ты же видишь, Илона не принимает меня.
  -Я вижу лишь то, что ты старалась наладить с ней отношения.
  -Значит, недостаточно.
  -Я думаю, что она слишком избалована!
  -Она ребенок, Борь, просто ребенок.
  -Я думал, что любящие люди поддерживают друг друга в горе и радости.
  -Я поддерживаю тебя, Борь.
  -Ты хочешь уехать.
  -Но это поможет решить нашу проблему. Когда Илона вернется, мы сможем поговорить, обсудить …
  -Я не хочу, чтобы ты уезжала.
  Вероника подходит ближе, обнимает мужчину и прижимается лбом к его груди.
  -Боренька!
  Он опускает ладони на ее плечи и шепчет.
  -Я люблю тебя, малышка. Больше жизни я люблю тебя. А Илона найдется.
  Вероника лишь вздыхает.
  -Я надеюсь. И всегда знай, я готова в любой момент уйти. Меньше всего я хочу навредить тебе или Илоне.
  -Ты никак не можешь нам навредить. Никак.
  Но когда проходит неделя, долгая-долгая неделя, которая не приводит ни к каким результатам, Вероника собирает свои вещи, и пока Борис на работе — уезжает к себе. Женщина оставляет записку: «Боренька! Я люблю тебя! Но нарушать твою жизнь я не могу.»
  Когда он приезжает с работы, то сразу же понимает, что Вероника уехала. Мужчина мрачнеет. И тут раздается звонок домашнего телефона. Поднимает трубку.
  -Алло.
  -Борис Яковлевич?
  -Слушаю.
  -Я брат Саши, подруги вашей дочери.
  -Да.
  -Вам ведь интересно, куда уехала ваша дочь?
  -Да, интересно.
  -В лагерь для молодежи в Израиль.
  -Спасибо. Вы не знаете, она собиралась возвращаться?
  -Они должны вернуться, ведь они несовершеннолетние и пока самостоятельно не могут въехать на ПМЖ в Израиль.
  -Понятно. До какого числа у них лагерь? Как я понимаю, если сейчас обращусь в Израильское консульство, то выяснится много лишнего и дочь потом не сможет въехать.
  -Да. Через неделю они вернуться.
  -Номер рейса?
  Борис записывает данные, что диктует ему молодой человек. А затем спокойно спрашивает.
  -Она попросила вас следить за мной?
  Парень вздыхает.
  -Ага. Против мачехи.
  -Спасибо.
  -Они обязательно вернуться.
  -А Саша-то ваша почему родителям не сказала?
  -А они против, а она прям бредит, что уедет в Израиль.
  -Понятно. Спасибо еще раз.
  Он откладывает бумагу в сторону, а затем решительно выходит из квартиры. Как он и думал, Илона и не собиралась причинять себе вред. И сейчас прекрасно проводит время в Израиле, мужчина знал об этой программе знакомства со страной. В чем, в чем, а в том, что молодые люди вернутся в Россию здоровыми и отдохнувшими, он был уверен. Правда, оставалась некая вероятность, что Илона после этого захочет на ПМЖ туда, но с другой стороны — отчего бы и нет? Пусть заканчивает школу и едет. В конце концов, он знал множество людей, что уехали и были счастливы.
  Притормозив у дома Вероники, он первым делом поднял глаза на ее окна. Свет горел. Женщина была дома. Он поднимается, а у дверей замирает — дверь приоткрыта. Стучит о косяк. Прислушивается. В квартире какой-то шорох. Борис распахивает дверь, почему-то сразу устремляется к спальне. Слышит:
  -Нам с тобой будет хорошо, ты же помнишь, как нам было хорошо с тобой тогда, помнишь же?
  Все, что видит Борис — это распростертое, привязанное тело Вероники, стоящий в ногах кровати мужчина со спущенными штанами. Борис ухватывает вазу, что стоит на тумбочке и плавно опускает ее на голову мужчины. Дима будто в замедленной съемке падает. Тот вытаскивает из шкафа пару поясов и связывает бесчувственное тело. Накрывает Веронику одеялом и достает телефон.
  -Я вызываю полицию.
  Вероника ничего не отвечает, кажется, женщина в прострации. Борис звонит в полицию, вызывает своего знакомого адвоката, суета, люди. И все также безучастно лежащая Вероника. Пришедшего в себя Дмитрия выводят из квартиры, следователь берет показания у Бориса. Наконец, обращает свое внимание и на Веронику.
  -Что вы можете сказать? Как этот мужчина оказался в вашей квартире?
  -Я ходила в магазин, он зашел в квартиру следом. Я пыталась его вытолкнуть, но у меня не получилось.
  -Что было дальше?
  -Он избил меня, а затем привязал к кровати.
  -Что произошло потом?
  -Он сказал, что нам с ним будет хорошо. -Кажется, Вероника начала приходить в себя, Борис подошел ближе и отодвинул одеяло.
  -Видите? Я специально это оставил, чтобы вы увидели.
  Следователь кивает, натягивает перчатки и освобождает Веронику.
  -Вряд ли конечно тут остались отпечатки пальцев. Но мы застали слишком красноречивую картину. Ну а побои нужно будет снять.
  -Да, обязательно снимем.
  Борис оборачивается к другу-адвокату.
  -Он же сядет?
  -Думаю, да.
  -Он угрожал Веронике …
  -Борис! -Шелестит женщина.
  Тот кивает.
  -Прошлое было бы в прошлом, Вероника, если бы он не попытался снова.
  -Снова? -Встревает следователь.
  Вероника закрывает глаза, кивает.
  -Когда это произошло? -Продолжает следователь.
  -Давно … Мне казалось, я это уже забыла.
  -Вы будете заявлять о том эпизоде?
  -Нет. Только то, что произошло сегодня.
  -Хорошо, вам нужно будет привезти мне результаты медико-судебной экспертизы.
  Борис вмешивается.
  -Мы привезем.
  Следователь оборачивается на эксперта-криминалиста.
  -Вы закончили?
  -Да.
  -В таком случае, здесь все, поехали.
  Борис кивает, провожает, закрывает двери на замок и возвращается к Веронике. Женщина уже свернулась на кровати калачиком, он присел рядом.
  -Нам надо поехать снять побои.
  -Да, конечно.
  -Я позвоню, чтобы нас приняли без очереди.
  -Там еще и очередь?
  -Да, это же травмпункт.
  -Хорошо.
  -Что мне подать тебе из одежды?
  -Подожди меня в гостиной, я приду.
  -Я жду.
  Женщина поднимается и следует к шкафу. Вероника вытягивает длинное в пол платье и одевается.
  Заполнение бумаг в больнице, Вероника ничего не говорит, лишь время от времени поднимает глаза на Бориса, наконец, все завершается, мужчина забирает бумаги и подает жене руку.
  -Пойдем.
  Она позволяет себя вывести, а у машины останавливается.
  -А куда мы поедем, Борис?
  -К нам домой.
  -Нет.
  -Да. Я знаю, где Илона. Поэтому мы поедем к нам домой, и я больше никогда-никогда тебя не отпущу.
  -Боренька!
  -Она прекрасно проводит время в молодежном лагере в Израиле. Вернется в субботу, у меня есть номер рейса.
  -Правда?
  -Да. Мне позвонил брат Саши.
  -И Саша там? Но ее родители?
  -Оказывается, они против ее иммиграции в Израиль.
  -Боря! Они обе еще дети.
  -Как видишь, уже не дети, подростки.
  Она кивает.
  -Это ничего не меняет. Твоя дочка не хочет видеть меня в вашем доме.
  -Это лишь значит, что я скверно ее воспитал.
  -Не говори так!
  -Мы поговорим обо всем дома, поедем, Вероника.
  -Я хочу к себе домой.
  -Значит, мы поедем к тебе домой вместе.
  -Боря!
  -Не Боря. Поехали.
  Он помогает ей сесть в машину, заводит двигатель. Вероника вдруг как будто выходит из своего оцепенения. Прячет лицо за ладонями и плачет.
  -Они его не выпустят?
  -Нет. Я подключил знакомых.
  -У него тоже есть знакомые.
  -Попытка насилия, Вероника. Он избил тебя.
  -Избил. -Шелестит она.
  -Он сядет.
  -Я теперь нигде не буду в безопасности.
  -Будешь в безопасности. Я обещаю тебе это.
  -Боря …
  -Все будет хорошо, я обещаю тебе. Но одна ты жить не будешь. Ты слышишь?
  -Я могу жить с Ромой.
  -Я хочу жить с тобой.
  -Илона …
  -С Илоной у меня состоится серьезный разговор.
  -Я не хочу вставать между вами!
  -Ты и не встанешь, слышишь, Вероника? Я и так столько времени жил без тебя …
  Он останавливает машину у ее дома, притягивает женщину в объятия и шепчет:
  -Сейчас мы поднимемся к тебе и соберем вещи. Ты переезжаешь обратно. И больше никакой самодеятельности.
  -Когда приедет Илона, я вернусь к себе.
  -Нет.
  -Пожалуйста, родной, не спорь.
  -Я не спорю. Очень скоро ты станешь моей женой.
  -Женой?
  -Да. Именно так. И Илона будет знать, что обратной дороги нет. Она привыкнет.
  -Боря!
  -Именно так.
  В субботу Вероника проснулась на рассвете, попыталась выбраться, но Борис лишь сильнее прижал ее к себе, спросонья прошептал:
  -Малышка, куда ты собралась?
  -В ванную.
  -Сейчас, пойдем вместе.
  -Боря! -Она даже улыбается. Он оглаживает ее и продолжает ворчать.
  -Я уже сказал, что никуда тебя не отпущу.
  -Я никуда не ухожу. Только в ванную.
  -Ну пойдем.
  -А во сколько ты поедешь встречать Илону?
  -К двенадцати. Ты ведь подождешь нас здесь?
  -Да. Приготовлю обед.
  -Рома обещал приехать, он побудет с тобой.
  -Боря, мне не нужна охрана.
  -Да, да, я помню. -Мужчина лукаво улыбается. -Просто Рома тоже соскучился по сестре.
  -Ты коварный. Очень коварный тип!
  Он тянет ее в объятия и кружит.
  -Я очень коварный.
  -Боря!!!
  Тот хохочет, опускается к ее губам с поцелуем, Вероника зарывается в его кудри и стонет. Борис оглаживает спину женщины и шепчет:
  -Когда все заживет, я буду любить тебя. Долго-долго!
  -Любить?
  -Дааа, -мечтательно шепчет мужчина. -Я буду тебя любить!
  
  Глава 25.
  Илона вглядывалась во встречающих. Так-то … она не была уверена, что папа будет рад ее видеть. Но тот стоит среди других встречающих родителей, с букетом цветов. Девушка скользит по рядом стоящим людям, кажется, Вероники нет. Выходит, понуро опустив голову подходит к отцу.
  -Папа, извини меня.
  Тот лишь поджимает губы.
  -Поедем, Илона.
  -Поедем, пап.
  В машине Борис ждет, пока дочь пристегнет ремень безопасности, а затем спрашивает.
  -Ну и как поездка? Тебе понравилось в Израиле?
  -Да, там хорошо.
  -Так же как и Саша собираешься туда иммигрировать?
  -Нет, пап. Понравилось не на столько.
  -Ну что ж, хорошо. Я хотел кое-что тебе сказать, до того, как мы приедем домой.
  -Да, пап.
  -Я собираюсь жениться на Веронике.
  Девушка замирает, а затем прикрывает лицо ладонями.
  -Она тебе дороже меня?
  -Нет. И я никогда не сравнивал вас.
  -Не сравнивал?
  -Ну разумеется. Вероника — моя любимая женщина, а ты моя любимая дочь. Как вас можно сравнить?
  -Пап …
  -Почему ты против нее? Илона, давай поговорим как взрослые люди. Что с ней не так? Кроме того, что она чужая женщина?
  Девушка оборачивается к отцу, вглядывается в упрямый профиль. Борис притормаживает у светофора, встречается с дочерью глазами, чуть кивает.
  -Что с ней не так? Что тебе в ней не нравится?
  Илона сглатывает.
  -Хочешь услышать, что она идеальная?
  -Нет. Хочу услышать, что именно тебе не нравится, что именно мешает спокойно сосуществовать?
  -Я думала, что ты любишь маму.
  -Я любил твою маму, да. Но …
  -Я помню, папа, не надо напоминать.
  -Я ведь еще не старый, так?
  -Так, пап. Так.
  -Я еще хочу быть счастлив в браке.
  Девушка поднимает руки в знак того, что сдается.
  -Хорошо, пап, больше никаких стычек и выходок. Мы будем мирно существовать в нашем доме.
  -Илона?
  -Не беспокойся, больше никаких выходок, обещаю.
  -Что там случилось?
  -Я просто поняла, как мне хорошо жилось дома.
  -Я слышал об этом лагере и об этой программе только хорошие отзывы.
  -Там было хорошо. Но … пап, это не то же самое, что жить дома.
  -Хорошо, Илона. Я бы не хотел, чтобы что-то случилось с тобой из-за того, что я решил жениться. Из-за того, что моя дочь не доверяет мне и не может рассказать, что ей не нравится.
  -Пап, я обещаю, я буду тебе рассказывать, если что-то мне будет некомфортно.
  -Договорились.
  -А Вероника?
  -Готовит обед дома.
  Девушка лишь кивает своим мыслям. В конце концов, если ей будет так уж плохо в новой семье отца — она всегда может переехать к бабушке с дедом, или к другим бабушке с дедом. Но если уж быть совсем откровенной — ей и дома было замечательно.
  Вероника выглядывает в окно как раз тогда, когда машина Бориса въезжает на стоянку. Женщина зовет сына.
  -Ром, ты ведь побудешь со мной?
  -Мам?
  -Я просто не хочу конфликтов в доме.
  -Уверен, отец все уладит.
  -Ты замечательно ладишь с сестрой, может быть …
  Тот привлекает мать в объятия, чуть поглаживает спину.
  -Мам, все будет хорошо, обещаю тебе.
  Слышат звук открываемого замка, Роман тянет маму в прихожую.
  -Илона! Нашлась пропажа!
  -Привет, братик. -Девушка тут же поправляется. -Здравствуйте, Вероника.
  -Добрый день, Илона. Ты как раз вовремя, обед уже на столе.
  -Спасибо, Вероника.
  Женщина поднимает глаза к Борису, тот мягко улыбается.
  -Моем руки и проходим. Пахнет очень вкусно!
  В кухне Вероника уже накладывает горячее в тарелки, Илона усаживается на свое место, прокашливается и говорит.
  -Я бы хотела кое-что сказать.
  Все замирают. Девушка продолжает:
  -Я хочу извиниться перед вами всеми. За то, что доставила вам неприятности. Обещаю, таких глупостей больше не случится.
  Вероника тут же отвечает:
  -Я готова уйти, только пожалуйста, не делай ничего такого, что сломает тебе жизнь. Ты так молода, Илона, у тебя вся жизнь впереди. Я хочу, чтобы ты была счастлива!
  -Ценой твоего счастья? -С интересом смотрит Илона. Женщина вглядывается в глаза девушки, медленно кивает.
  -Я может быть и не достойна счастья … -Вскакивает, смахивает слезы. -Извините.
  Борис поднимается, но Илона его опережает.
  -Подожди, пап.
  Стучит в ванную.
  -Вероника, пожалуйста, открой дверь.
  -Момент, Илона.
  Вероника смывает подтеки туши, вытирается и отпирает дверь. Девушка входит, сглатывает, а затем открывает объятия. Вероника лишь кивает.
  -Не надо, Илона.
  Но девушка уже обнимает женщину, прижимается.
  -Пожалуйста, Вероника, не надо, пожалуйста. Папа любит тебя.
  -У тебя очень хороший папа.
  -Да, и ты очень хорошая.
  -Не надо, Илона, пожалуйста, если с тобой что-то случится из-за меня я никогда себе этого не прощу!
  -Со мной ничего не случится, я обещаю тебе, больше никаких безумств. Если уж совсем не уживемся, я к бабушке с дедом уеду, хорошо?
  -Папа скучает без тебя.
  -Вероника!
  Женщина мягко улыбается.
  -Я не хочу навредить тебе или твоему отцу.
  -Ты нам не навредишь! Неужели ты не видишь, как счастлив папа?
  Вероника смущенно улыбается.
  -Вижу.
  -Ну вот и хорошо. Будьте счастливы! Долго-долго.
  -Мы ведь будем все вчетвером жить здесь? Рома, ты, твой папа и я?
  Илона пожимает плечами.
  -Вроде нам никто не помешает, здесь достаточно комнат.
  Вероника улыбается.
  -Спасибо тебе, девочка. Спасибо.
  -За что же?
  -За твое великодушие.
  -Ты ведь любишь папу?
  -Больше жизни.
  -Не отказывайся от него.
  Вероника сглатывает.
  -Я лишь не хочу быть причиной чьего-то несчастья.
  -За меня не беспокойся. Со мной все будет в порядке. А теперь вернемся, а то папа там нервничает.
  -Пойдем.
  Женщина и девушка возвращаются в кухню, Борис поднимается. Вероника улыбается.
  -Все в порядке, Боря, у тебя прекрасная дочь.
  Илона улыбается.
  -Пап, все хорошо, ты выбрал замечательную женщину.
  Борис улыбается.
  -Да, я знаю, что счастливчик. У меня прекрасная жена и дети.
  -Жена? -Удивленно переспрашивает Роман. Илона оборачивается на брата.
  -Ты не знал, братик?
  -Не знал? Илона?
  -Твоя мама и наш папа поженятся. -Девушка оборачивается к отцу. -Я только не поняла, когда будет свадьба?
  -Мам? -Переспрашивает ошарашенный Роман. Борис вмешивается.
  -Что тебя удивляет, сынок? Твоя мама ведь уже живет здесь с нами?
  -Живет, но я не думал …
  -Мы поженимся, мы еще не определили дату, наверное в сентябре, да, дорогая?
  Вероника лишь пожимает плечами.
  -Можно и в сентябре. Я не знаю, я не думала еще.
  -Мы подумаем, -довольно улыбается Борис, притягивает Веронику на колени и прижимает к себе.
  -Мы будем настоящей большой семьей. Вот увидите, у нас все будет хорошо!
  Илона улыбается.
  -А потом у вас родится новый ребенок, да, пап?
  -Ребенок? Почему ты так думаешь?
  -А почему нет, пап? Или вы уже не можете иметь детей.
  -Илона! Ты же дочь гинеколога!
  Девушка хохочет.
  -Вот и я думаю, что у вас все получится.
  -Об этом мы подумаем потом. -Говорит Борис, а Вероника лишь прячет лицо на груди мужчины. Да сдерживает готовый вырваться стон. Но муж успокаивающе поглаживает ее по плечам, улыбается детям. Илона перемигивается с братом, поднимается.
  -Ладно, я пойду к себе в комнату, соскучилась, знаете ли по дому.
  -Иди, дочка.
  Роман спешит следом за сестрой, едва Вероника слышит, как захлопывается дверь комнаты Илоны, как шепчет.
  -Почему она заговорила о ребенке?
  -Ну мы же поженимся? И мы достаточно молоды что бы … Вероника? В чем дело?
  -Ты ведь помнишь, как мы вновь встретились?
  -Как забыть …
  -Вряд ли я способна, Борь …
  -Но мы можем попробовать, я ведь обещал тебе, что помогу, ты помнишь?
  -Ты волшебник?
  -Я врач. И я не могу обещать тебе, я ведь не Господь Бог.
  Женщина всхлипывает.
  -Тебе еще рано об этом думать, я должен взять твои анализы, потом отменить контрацептивы, а лишь потом можно будет говорить такой возможности.
  -Ты думаешь, она все-таки есть?
  -Думаю, да. Если ты хочешь малыша, нашего малыша, то мы будем стараться.
  -Как ты можешь сомневаться, что я хочу твоего ребенка?
  -Я не сомневаюсь в этом, малышка … Мы все сделаем постепенно, ты ведь доверяешь мне?
  -Доверяю, Борь, доверяю.
  -Вот и замечательно. А сейчас ты пойдешь и отдохнешь, хорошо?
  -Отдохну?
  -Ты переволновалась. Пойдем, я прослежу, чтобы ты легла, принесу тебе чай с мелиссой, закрою портьеры, и ты поспишь.
  -Нужно вымыть посуду.
  -Не беспокойся, здесь есть кому помыть посуду.
  Вероника улыбается, позволяет увести себя в комнату, пьет чай, муж подтыкает одеяло и касается ее щеки легким поцелуем.
  -Спи до самого ужина, а если захочешь и дольше. Тебе нужно прийти в себя после стресса.
  -Борь? -Она притягивает его ладонь к щеке и улыбается.
  -Поспи, малышка. Поспи.
  Он выходит, аккуратно прикрывает дверь, моет посуду, оборачивается на шаги.
  -Ром?
  -Пап, мне нужно съездить по делам, буду к ночи. Скажешь маме?
  -Да, не заходи к ней, она спит.
  -Конечно пусть отдыхает.
  -Что делает Илона?
  -Ничего особого, сидит в интернете.
  Борис кивает, а когда сын уходит, спешит к комнате дочери, стучит.
  -Войдите, -кричит Илона.
  -Можно, дочка?
  -Заходи, пап.
  -Я хочу поговорить с тобой, Илона.
  -Пап, ну я же уже пообещала вам!
  -Я помню. А еще я помню, что у вас вроде уже налаживались отношения с Вероникой, а потом ты пропала.
  -Пап, обещаю, такого не будет.
  -Спасибо, дочка!
  -Пап, что с ней случилось?
  Борис лишь скрипит зубами.
  -Пап?
  -Она уехала, потому что не видела другого способа, чтобы ты вернулась домой.
  -И? Пап?
  -Ее избили.
  -Папа?
  -Один человек … Он уже однажды обидел Веронику, он попытался сделать это вновь.
  -Папочка! Мне очень жаль!
  -Ты не виновата в этом, Илона, нет, конечно же нет.
  -Но если бы я не уехала …
  -Я думаю, он бы все равно попытался навредить Веронике.
  -Пап, ты уверен, что ее только избили?
  -Уверен, да.
  -Пап? Ты осматривал ее?
  -Илона?
  -Ты ведь знаешь, что я очень хочу стать судебным криминалистом?
  -Я думал, ты оставила эту затею?
  -Ну сейчас разговор не о том. Я изучала много информации по этой теме.
  -Илона?
  -Я не хочу ходить вокруг да около. Но она выглядит так, будто ее изнасиловали, папа!
  -Я уверен …
  Илона даже прижимает ладони к лицу.
  -Папочка, папочка! Если бы я знала, что из-за меня будут такие последствия …
  -Ты тут не причем. Он мог сделать это в любой момент.
  -Его посадили?
  -Суда еще не было.
  -Ты должен обезопасить свою будущую жену. Ты же не можешь ее закрыть здесь!
  -Не могу конечно.
  Илона лишь качает головой. А затем решительно продолжает:
  -Можешь не сомневаться, я больше не сделаю никаких глупостей! Я обещаю тебе! И скажи Веронике, что ей не нужно никуда уезжать.
  -Спасибо, дочка, спасибо!
  
  Глава 26.
  Вероника долго отходила от происшествия с Димой, уже и суд состоялся, а она все никак не решалась на близость. Борис относился к этому с пониманием, но потом все же настоял на осмотре. Женщина противилась недолго, улыбнулась.
  -Борь, он ничего мне не сделал.
  -И все-таки я хочу тебя осмотреть, и ты помнишь, мы хотели взять анализы, провести обследования.
  -Да, конечно. Я думаю, все это нужно сделать до свадьбы.
  -До свадьбы? Вероника? Но почему?
  -Возможно, ты еще передумаешь.
  Борис пораженно смотрит на женщину.
  -Что такое ты говоришь?
  -Борь, ты привлекательный, импозантный средних лет мужчина. Ты еще можешь вступить в брак, в котором у тебя будут дети.
  -У нас с тобой есть дети. Так?
  -Да, -кивает Вероника. -Но ты вполне можешь еще родить малыша.
  -Вероника!
  -Борь! Я вполне серьезно.
  -Кажется, ты не понимаешь серьезности моих намерений. Я хочу быть с тобой. И детей хочу только от тебя. Если это не получится, значит, у нас не будет новых детей. Но я не забываю, что у нас есть Рома, есть Илона. Разве нам их мало?
  -Конечно же нет. Я просто не хочу, чтобы потом ты понял, что не использовал свой шанс.
  Борис хохочет.
  -Вероника!
  -Борь! Я вполне серьезна.
  -Ты слишком рано ставишь на себе крест. Мы только недавно отменили твои таблетки. Я еще не видел результаты твоих анализов, не смотрел тебя на УЗИ. Вполне возможно, что никакой проблемы и нет. У нас может все получиться сразу, как ты захочешь близости.
  -Я хочу … -Шелестит она.
  -Пока нет, не правда ли? Ты не отошла от того, что произошло, и я готов ждать столько, сколько потребуется.
  -А если я так и не отойду?
  Вместо ответа он привлекает жену в объятия и нежно оглаживает спину, касается губами ее макушки и прижимает к себе сильнее. Вероника доверчиво прижимается к мужу, ощущая покой и близость. Разумеется, это такая глупость думать, что она не отойдет … В его объятиях она забывала обо всем. Здесь и сейчас были только он и она. Разомлевшая Вероника подняла к Борису глаза и потянулась с поцелуем к его губам. Тот без промедления углубил их поцелуй, требовательно прижимая женщину к себе, услышал сдавленный стон своей женщины, подхватил ее на руки и понес в спальню. Усадив на кровать, Борис обцеловал скулы женщины, вновь вернулся с поцелуем к ее губам, скользнул по плечам женщины, стягивая блузку. Вероника приподняла руки, чтобы помочь ему избавиться от ненужной преграды. Борис склонился губами к ее плечам, к выставленной и запакованной груди, прошептал:
  -Как ты красива!
  -Да! -Выдыхает она. А он мягко толкает ее на подушки на располагается сверху. Мужчина тянется к молнии на ее джинсах и расстегивает. Вероника приподнимает таз, помогая избавится от штанов и белья. Тянется к его щеке с легкой лаской.
  -Я хочу, чтобы ты тоже был обнажен.
  -Конечно же, сладкая моя. -Он споро стягивает с себя одежду, обнаженным располагается рядом и шепчет:
  -Ты правда хочешь?
  Вместо ответа Вероника тянет его ладонь к своей промежности. Едва он касается ее огненной влажности, как выдыхает.
  -О, да! Да, моя малышка! Ты хочешь!
  Вероника раскрывается перед ним, предоставляя себя для его касаний, его ласк. Борис зацеловывает скулы женщины, плечи, ключицы, скользит к груди. Одновременно его пальцы продолжают оглаживать ее плоть. Женщина не стесняясь и не сдерживаясь стонет. А он уже обцеловывает ее живот, опускается ладони на ее бедра и гладит. Раздвигает губки и касается подрагивающей плоти языком.
  -Хочу тебя! -Стонет женщина. Он же продолжает вылизывать сладкую плоть, ощущая, как дрожит и сокращается она под его губами. Как продолжает умолять о соитии.
  -Да, малышка, да! Я возьму тебя! -Шепчет он отрываясь и проникает. Вероника кричит от переполняющего ее оргазма и прерывисто дышит, когда приходит в себя.
  -Моя самая сладкая …
  -Я люблю тебя больше жизни, -выдыхает она. И он начинает свое движение. Ведет, Борис ведет их обоих к их удовольствию.
  Когда она приходит в себя, то ощущает, как муж приподнимает ее бедра и подкладывает подушечку.
  -Борь?
  -Нужно, чтобы мое семя задержалось внутри. Мы ведь хотим маленького?
  -Конечно же, почему ты сомневаешься?
  -Это самая лучшая поза для твоей матки.
  -Для матки?
  -Угу, ты ведь знаешь, доктор говорил же тебе, что в зависимости от расположения матки для зачатия нужно практиковать разные позы?
  -Нет, я не знала про это.
  -Ну вот теперь знаешь, -он оглаживает ее животик. -Очень скоро твой животик будет расти, а в нем будет расти наш малыш.
  -Почему ты так уверен?
  -Я помогу тебе в этом, даже не сомневайся!
  -Я бы очень этого хотела. Очень …
  -Не сомневайся ни в себе, ни во мне.
  -Но ты собирался взять у меня анализы, посмотреть на УЗИ.
  -Да, мы все это сделаем. Но это ведь не значит, что нам нужно воздерживаться от близости. Я люблю я, хочу тебя!
  -Да, конечно, конечно, разве ж я отказываюсь?
  -Конечно нет, -он улыбается и самодовольно продолжает. -Тебе ведь хорошо со мной.
  Вероника хохочет.
  -Это было вопросительное предложение?
  -Вопросительное? -Борис делает деланно обиженное лицо и не выдержав хохочет. -Конечно нет! Я ведь знаю, как тебе хорошо со мной.
  Она отвечает очень серьезно:
  -Мне очень хорошо с тобой, даже не сомневайся.
  На следующий день они едут в клинику, Борис внимательно осматривает жену на УЗИ берут анализы, мужчина довольно кивает.
  -Все в порядке, фолликул зреет, я посмотрю еще раз через три дня.
  -Ты собираешься все настолько контролировать?
  -Да. Мы будем брать анализы и на гормональный фон. В случае чего сразу же будем подключать терапию.
  -Но ты сказал, что возможно я и сама справлюсь?
  -Да, такое я тоже не исключаю, ведь мы дали твоему организму отдых.
  -Было бы хорошо, если бы я справилась …
  -Нам надо подумать о свадьбе. Не хотелось бы, чтобы ты была на свадьбе беременной. Мало ли какие ограничения твое особое положение наложит на нас.
  -Борь? Ты не оставишь эту идею?
  -Жениться на тебе? Конечно нет. Я хочу, чтобы все знали, что ты моя. Я не хочу тебя отпускать от себя ни на миг.
  -Я и так твоя.
  -Я хочу, чтобы и юридически ты была моя.
  -Но если я не смогу родить?
  -И что? Ты останешься моей. Ты будешь моей женой. Давно пора. Ты забыла, как давно мы хотели это сделать?
  -Нет … -Голос ее задумчив.
  -Значит, тебе нужно найти себе платье, подумать о прическе, обуви, в общем обо всем том, о чем думают невесты.
  -Боря!
  -Ника, я вполне серьезен. Мы поженимся. Сентябрь, бабье лето — разве это не прекрасное время для свадьбы. Поедем сразу после клиники и подадим заявление в ЗАГС.
  -Боря?
  -Да, да, именно так. Чтобы ты не отбрыкивалась и не передумала. Ты ведь знаешь, чего я больше чего боюсь?
  -Боишься? Борь? Чего?
  -Того, что ты откажешься быть моей женой.
  -Боря!
  -Да что Боря-то? Ты столько раз мне отказывала!
  -И у меня были причины …
  -Да, малышка, да. Но теперь их нет, не так ли? И ты выйдешь за меня, правда же выйдешь?
  Вероника неуверенно кивает. Борис же смеется.
  -Малышка, я очень хочу от тебя еще ребенка, но ты же понимаешь, что у нас есть общий сын? Ты же помнишь про Рому?
  -Конечно. И еще есть Илона. Я хочу быть для нее приятным человеком.
  -Вот, а что это значит?
  -Что?
  -Если у нас не получится, то у нас останемся мы сами и наши дети.
  -Да, конечно.
  -Маленькая моя, я все понимаю, но нам повезло гораздо больше, чем тем, у кого совсем нет детей.
  -Ты прав, грешно гневить Бога своим неудовольствием. Пусть все идет так, как идет, хорошо?
  -Конечно. Но мы-то останемся друг у друга, не так ли?
  -Да. -Она удобнее устраивается в его объятиях и продолжает. -Мы есть друг у друга.
  -Навсегда. -Довершает свою мысль Борис.
  -Конечно.
  Вечером сообщают детям о дате свадьбы. Вероника внимательно следит за реакцией Илоны, но девушка улыбается.
  -Будут какие-то предпочтения к цвету платьев на свадьбе?
  -Платьев? -Неуверенно переспрашивает Вероника. Илона кивает:
  -Вы не собираетесь устанавливать дресс-код на свадьбе? Сейчас же это модно!
  Вероника лишь отрицательно качает головой.
  -Нет. Да я и не хотела большой свадьбы. -Поворачивается к Борису. -А ты Борь? Прости, я не спросила у тебя раньше.
  -Мне все равно, я не против скромного торжества. Ведь куда главнее, что ты станешь моей женой, а уж список гостей и ресторан мы выберем вместе.
  -Да, конечно.
  Илона же продолжает:
  -А какого цвета будет твое платье, Вероника?
  -Я еще не думала, наверное, что-то бордовое, синее.
  -Цветное? -Удивленно переспрашивает Борис.
  -Нет? -Вновь неуверенно переспрашивает Вероника.
  -Но ты же не была замужем, почему не белое?
  Илона вновь встревает.
  -Вы не были замужем?
  -Нет, -как-то даже потерянно отвечает Вероника. Девушка внимательно вглядывается в поникшую фигурку будущей мачехи и пораженно шепчет:
  -Все это время вы любили и ждали моего папу?
  Вероника сглатывает.
  -Нет, девочка, нет, что такое ты говоришь. Я не могла даже и мечтать, что мы когда-то увидимся, я уж не говорю о браке.
  -Но вы ведь не выходили замуж?
  -Нет, не выходила. Не предлагали.
  -Не предлагали? -Глаза Илоны лезут на лоб. -Но этого не может быть! Вы такая красивая, нежная, добрая.
  -Может быть, это видно только тебе и твоему папе? -Пробует хоть как-то объясниться Вероника. Девушка еще больше изумляется.
  -Да нет же, это должно быть очевидно всем.
  -Ты очень добра, спасибо.
  Илона лишь кивает, оборачивается к отцу.
  -Пап? Ты ведь хочешь, чтобы Вероника была самая красивая на свадьбе?
  -Вероника всегда краше всех!
  -Пап, ну ты понял меня. Обсудите это между собой, у вас должно быть очень красивое торжество.
  Борис смеется, тянет в свои объятия Веронику.
  -Так и будет дочка, не сомневайся. Надо вот только еще познакомиться с родителями Вероники. Официально попросить ее руки.
  -Они могут приехать, -предлагает Вероника.
  -Или мы сами к ним поедем. Что скажешь про ближайшие выходные, у тебя есть спектакли?
  -Нет, у меня нет.
  -Ром, Илон? Какие у вас планы были на выходные?
  Илона пожимает плечами.
  -Я ничем особенно не занята, каникулы же.
  -Я буду выходной и субботу, и воскресенье. -Сообщает Роман.
  -Вот и отлично. Съездим все вместе в Екатеринбург.
  -Борь?
  -Угу, съездим, но ты сначала узнай у родителей, будут ли они готовы нас принять.
  -Я позвоню, но уверена, что они будут рады.
  Борис кружит свою женщину в объятиях.
  -Все будет просто отлично!
  Как и предсказывал Борис, в Екатеринбурге все просто замечательно, а когда родители узнали, что он и есть отец Ромы, то обрадовались еще больше. Зная, что жена ничего не говорила родителям, Борис все объяснил сам и кратко:
  -Произошло недоразумение. Мне очень жаль, что мы не встретились раньше и не решили его. Но я рад, что хотя бы теперь мы можем быть вместе, можем быть рядом.
  Отец Вероники лишь кивнул, а мама ответила:
  -Но то, что вы отец Ромы не накладывает на Веронику обязанность выходить за вас замуж. Можно быть прекрасным отцом и никчемным мужем!
  -Мам! -Вступается за Бориса Вероника.
  -Я говорю то, что есть. И если ты выходишь замуж лишь ради сына, ты совершаешь огромную ошибку.
  -Я выхожу замуж по любви, -шепчет женщина. Мать внимательно вглядывается в ее поникшую фигурку, отмечает, с какой заботой и вниманием на нее смотрит будущий муж, как подбадривающе мужчина сжимает ее ладошку, как дочь расслабляется в тот же момент, когда Борис приобнимает ее. Женщина кивает своим мыслям и продолжает.
  -Мы не позволим обижать нашу девочку. Она и так долгое время была несчастна.
  -Мама! -Вновь пытается воздействовать на мать Вероника. Но пожилая женщина не собирается останавливаться.
  -Ты думаешь, мы ничего не замечали? Ты не была счастлива в личной жизни.
  -Просто я никого не любила.
  -Конечно-конечно. Разумеется, ты сейчас будешь брать всю вину на себя. Как будто я плохо тебя знаю.
  -Мама!
  Но тут вмешивается Борис.
  -Я обещаю вам, что буду заботиться о вашей девочке. Я люблю ее. Люблю больше жизни. И я обещаю, со мной Вероника будет счастлива. Да вы и сами в этом убедитесь.
  Пожилая женщина кивает. Оглядывается на Илону, улыбается и продолжает.
  -А вы подружились, да, молодые люди?
  Девушка кивает.
  -И не могло быть иначе, вы ведь знаете своего своего внука. Рома — чудесный.
  Та кивает и смеется.
  -Ты очаровательная девушка!
  -Надеюсь, мои бабушки также считают.
  -И ты не против мачехи в вашем доме?
  -Ну я же не забитая Золушка, а Вероника не злобная мачеха.
  -Уверена?
  -Да. -Илона даже кивает, продолжает. -У нас были недопонимания, но все это в прошлом. Я надеюсь.
  -Конечно же в прошлом! -Без промедления отвечает Вероника.
  -Да и потом, я же скоро закончу школу, поступлю в универ, а потом и замуж выйду. Что же папе одному оставаться? Он очень любит Веронику, и я не могу этого не видеть и не признать.
  Мама Вероники открывает свои объятия для девушки.
  -Спасибо тебе, детка, за доброе отношение к нашей дочери спасибо.
  -Я не могу иначе, Вероника очень добра ко мне. В ней уйма материнской любви.
  Мать встречается глазами с дочерью и тихо вздыхает. Глаза же Вероники умоляют мать не касаться темы новых детей. Только не такие разговоры в этот чудесный день. В день, когда все так понравились друг другу. Не стоит портить настроение. Мама кивает дочери и обращается к будущему зятю.
  -А где вы все будете жить?
  -Мы у нас будем жить, так же, как живем сейчас.
  -Я думала, Рома живет отдельно.
  -По-разному, часто приезжает к нам, а мы и не против. Я всегда мечтал о большой семье! И это здорово, когда взрослые дети не забывают родителей.
  -Да! И мы очень рады, что вы приехали, надеемся, что будете приезжать почаще.
  -Обязательно, -обещает Борис.
  
  Глава 27.
  -Вероника?
  Она обернулась к жениху и улыбнулась. Борис выдохнул и восхищенно произнес:
  -Какая ты красивая!
  -Скажешь тоже! -Глаза женщины довольно улыбались.
  -Правда-правда. И уже сегодня ты станешь моей навсегда!
  -Навсегда! -Выдохнула Вероника и подала будущему мужу ладонь. Борис принял ее руку и подал букет. Они вышли из квартиры и спустились к машине. Там их уже ждали: родители с обоих сторон, дети, друзья. Борис помог будущей жене устроиться в машине и сел сам. Кортеж направился к ЗАГСу. Долго ждать не пришлось, их пригласили на церемонию. Ей казалось, что она умрет от волнения, но рядом все время был Борис, а когда они сказали свои «да» потолок не рухнул, хоть Вероника почему-то все время этого боялась. Как в тумане она услышала слова регистраторши: «Объявляю вас мужем и женой». Встретилась глазами с мужем и прошептала:
  -Мой муж …
  -Да, -прошептал он легко касаясь ее губ.
  А потом был праздник, поздравления, фотосессия. А поздним вечером они отправились в отель в специальный номер для новобрачных. Как пояснил Борис: «У нас с тобой будет настоящая первая брачная ночь». И действительно будто юная новобрачная перешла порог номера.
  -Борь?
  -Да, родная?
  -Первая брачная ночь?
  -Да, солнышко, да.
  -А ты помнишь нашу самую первую ночь?
  -Конечно. А ты?
  -И я …
  -Ты совсем не изменилась, такая же сладенькая и красивая.
  -Боря! -Она пытается придать своему голосу строгость. А он уже подхватывает ее на руки и кружит.
  -Девочка моя любимая!
  Вероника зарывается в его кудри пальцами и гладит.
  -Как же я тебя люблю, как же я тебя люблю, Боренька!
  Если бы чуть позже у Вероники спросили: «Когда вы зачали вашего ребенка?», то она не задумываясь бы ответила: «В нашу первую брачную ночь». Откуда у нее была эта уверенность, она бы и объяснить не смогла. Но это чувство, что зачала она именно тогда, никогда не покидало ее. Да и Борис соглашался, проведя на следующий день УЗИ мужчина сказал:
  -Овуляция была накануне.
  -Борь?
  -Да. А теперь будем просто жить. А через две недели сделаем тест.
  -Все так просто?
  -Конечно же. С тобой все в порядке. Ты можешь зачать. На данном этапе это самое главное. Переживать не о чем.
  Они отправились в свадебное путешествие, в котором Вероника совершенно забыла о возможной беременности — Борис об этом позаботился, а когда они вернулись в Москву, именно муж достал тест на беременность.
  -Борь? Уже пора? -Она тянется за телефоном, чтобы посмотреть в календарь.
  -Совершенно точно надо сделать тест, родная.
  И кажется, Боря нисколько не удивился, когда через некоторое время Вероника вышла из ванной с полосатым тестом.
  -Боря? Но откуда ты знал?
  -Знал? Нет, я ничего не знал, малышка. Но мы же попали в овуляцию, обычно так и получаются дети.
  -Боря! -Тянет женщина. Тот лишь улыбается.
  -Поздравляю тебя, мамочка!
  Та тут же бледнеет.
  -Ты торопишься …
  -Ты плохо себя чувствуешь?
  -Нет, хорошо.
  -Боли? Выделений вроде нет у тебя или есть?
  -Нет, ни болей, ни выделений.
  -Поедем сейчас в больницу, я возьму кровь на анализ, посмотрю уровень гормонов.
  -Хорошо, конечно же. Мне не завтракать?
  -Лучше не надо. Покушаем в ресторанчике рядом с клиникой.
  -Поедем тогда.
  Борис улыбнулся, когда просмотрел результаты анализов.
  -Борь?
  -Все в полном порядке. Идеальные анализы. Я посмотрю тебя сейчас на кресле, но думаю, что твое особое положение не накладывает никаких ограничений.
  -Боря? Ты уверен?
  Он сгребает ее в объятия, прижимает к себе ближе и целует. А оторвавшись шепчет:
  -Моя сладкая, вкусная девочка! Да! Мы сможем любить друг друга …
  Она прижимается к нему ближе, оглаживает плечи. Кажется, Вероника и поверить не может своему счастью. А после осмотра Борис лишь подтверждает свои предположения.
  -С тобой все в полном порядке. Ты можешь ни в чем себя не ограничивать. Возможно потребуется лишь чуть больше отдыхать.
  И это было самое удивительное в той беременности. Вероника хотела лишь чуть больше спать. Работала, хлопотала по дому, неожиданно действительно подружилась с Илоной, которая очень ей помогала с домашними хлопотами. Сын привел в дом девочку, начав свою речь со слов:
  -Вы наверное нам сейчас скажете, что мы еще молоды, что у нас вся жизнь впереди …
  Вероника улыбнулась и встретилась глазами с мужем, тот ответил:
  -Скажем. И это же замечательно! Любите друг друга, храните ваши отношения, говорите и договаривайтесь. Будьте вместе.
  Молодые люди переглянулись, девушка застенчиво улыбнулась. Надо же какие замечательные у Ромы родители.
  А в начале апреля Вероника почувствовала небольшую боль во время репетиции. Женщина тут же сообщила об этом режиссеру и мужу. Борис прислал за ней машину машину скорой помощи. Да и режиссер не стал возражать:
  -Тебе лучше уже не выступать Вероника, мы поставим замену, не переживай. Наступил момент, когда тебе нужно подумать о своем малыше.
  -Спасибо, Валера.
  Тот лишь улыбнулся.
  -Ну ты же нас предупредила, что ждешь малыша, так что никаких претензий. Поезжай в клинику, позаботься о себе и ребенке.
  В клинике Борис первым делом посмотрел жену на кресле, взяли анализы, положили под капельницы.
  -Борь? Все плохо, да?
  -Нет, все относительно хорошо. Чуть приоткрылась шейка матки, если она не прикроется на лекарствах, я просто ее подошью.
  -И все получится, да?
  -Обязательно все получится. -Он нежно коснулся щеки супруги, ощутив ее дрожь, Борис тут же улыбнулся.
  -Малышка, ты боишься, но все будет хорошо. Ты мне не веришь?
  -Верю, Борь, но очень боюсь!
  -Чего боится моя девочка?
  -Ты же помнишь, сколько раз у меня не получилось?
  -Помню, маленькая, но ведь там дело было не только в тебе.
  -Не только во мне?
  -Конечно же. Плод был нежизнеспособен. Я ведь ознакомился с твоими бумагами. Переговорил с врачом.
  -А теперь?
  -А теперь все совершенно иначе. Ты же сама слышала, как бьется его сердечко. Наш малыш хочет жить. И он будет жить, даже не сомневайся. Сейчас я добавлю в капельницу успокоительные, ты поспишь, а когда проснешься, я снова тебя посмотрю. Я обещаю тебе, с нашим малышом все будет в порядке.
  -Я надеюсь … -Прошептала Вероника. Когда женщина проснулась рядом снова сидел муж, лицо Бориса было довольное.
  -Борь?
  -Как ты себя чувствуешь?
  -Хорошо. Я хорошо поспала.
  -Я убрал капельницу, ты была очень расслаблена, выделений никаких нет, пару дней просто отдохнешь, а потом я тебя снова посмотрю. Что сказал твой режиссер? Он готов отпустить тебя?
  -Да. Готов.
  -Вот и замечательно. Осталось меньше трех месяцев … Я уверен, все получится. Да, мы ограничим нашу близость, иначе спровоцируем преждевременные роды. Ты будешь больше отдыхать, наша помощница возьмет на себя всю работу. Тебе нужно будет побольше лежать.
  -Я сделаю все необходимое. Ты ведь не сомневаешься, что я очень хочу нашего малыша?
  -Конечно же нет. Почему ты вдруг так подумала?
  -Мне кажется, Виталик считал, что я сама провоцировала свои выкидыши.
  -Не очень он умный … Лучше забыть о нем и о том, что он считал.
  Вероника довольно улыбнулась.
  Все произошло, как и сказал ей муж, ей даже не пришлось подшивать шейку матки, в начале июня на осмотре муж довольно резюмировал:
  -Вот собственно и все. Ты справилась со своей задачей. Теперь осталось только родить. Может быть, ты хочешь, чтобы я сделал кесарево сечение?
  -Но почему? Ты считаешь, что так будет лучше?
  -Меньше тебе боли …
  -А потом? Шов, место, где будут вводить анестезию — это все не будет болеть?
  -Будет, да.
  -Борь, ты скажи как есть — есть показания к кесаревому?
  -Нет, малышка.
  -Тогда не нужно. Я хочу сама родить нашего малыша.
  -Договорились.
  -Но тебе совсем не обязательно при этом присутствовать.
  -Почему?
  -Но Борь?
  -Солнышко, что такое ты придумала? Почему ты не хочешь, чтобы я был на родах?
  -Но я же … Борь! Это же будут роды, я буду непривлекательная …
  -Какие глупости, малышка!
  -Боря! Я вполне серьезно говорю. Кровь, боль, все остальное … Это может отвадить тебя от меня.
  -Я не доверю тебя никому. Рожать мы будем вместе.
  -Ты уверен?
  -Абсолютно уверен.
  -Ну что ж … Хорошо. -Вероника понимала, что муж просто не может доверить ее другим врачам, а значит … Значит, он увидит ее в родах. А если после этого он больше ее не захочет, значит, такова ее судьба. Женщина улыбнулась сама себе — зато у нее останутся дети … и ее воспоминания. Борис следил за ее лицом, мысленно улыбнулся, вот ведь маленькая девочка. Но никакие слова сейчас не помогут. Только жизнь покажет его жене, как сильно он ее любит. И что ничего и никто не способен отвадить его от нее.
  Роды были хоть и не затяжными и не тяжелыми, все же дались Веронике нелегко. А когда она услышала крик своего малыша, то облегченно выдохнула. Внимательно следила за тем, как муж поднимает ребенка, как осматривает, как кладет ей на живот.
  -Еще потужимся, малышка, надо родить послед.
  -Да, конечно. -Выдыхает женщина и послушно тужится. Муж внимательно осматривает послед, промежность жены и улыбается.
  -Все в полном порядке, ты не порвалась. И послед хороший. Полежишь тут некоторое время, а потом переведем в палату. Я останусь с тобой.
  А когда они остались наедине, муж легко коснулся губ жены поцелуем.
  -Спасибо за сына, малышка.
  -Тебе спасибо, он появился благодаря тебе.
  -Нет, маленькая, нет. Благодаря нам и нашей любви!
  Первый месяц пролетел очень быстро, их сын набирал вес и поклонников. И Илона, и Роман с удовольствием тискались и гуляли с братиком. Приехали погостить родители Вероники, родители Бориса также часто бывали у них. И в то утро, когда Борис собирался взять Веронику в клинику для обследования, выстроилась целая очередь из желающих присмотреть за малышом. Слегка посмеиваясь, Борис помог жене удобно устроиться в машине и спросил:
  -Как думаешь, если мы сбежим на эту ночь, кто-то это заметит?
  -Думаю нет, ведь в холодильнике достаточно молока.
  -Мне кажется, это будет хорошая идея, как думаешь?
  -Сбежать?
  -Угу. Я посмотрю тебя, и если все так, как я думаю, то мы сбежим. Помнишь нашу первую брачную ночь?
  -Да, конечно.
  -Я снял этот номер снова.
  -Борь?
  -Да? -И в глазах его она видит веселых зайчиков.
  -Так ты хочешь что ли?
  Тот хохочет.
  -Никочка! Как ты можешь сомневаться в своей притягательности для меня?
  -Сомневаться? -Женщина растеряно смотрит на свое тело. -Но я же …
  -Что ты?
  -Толстая! -Выдает она свой первый аргумент. Муж смеется пуще прежнего.
  -Не толстая, а аппетитная.
  -Да как не назови! -Упрямо продолжает она.
  -А мне нравится. Округлая.
  -Ага, скажи еще, что худеть не надо.
  -Нет, не надо. И ты же кормишь нашего малыша, а значит должна питаться очень хорошо. Иначе будешь падать в голодные обмороки.
  -Борь?
  -Неужели ты думала, что я женился на неком выставочном образце, который не меняется? Ты думаешь, что я не в курсе, что люди толстеют, стареют, болеют? Мы же с тобой женаты. Как же: «Клянусь любить тебя в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас»?
  -Боря? -Она едва может сдержать свои порывы, Вероника закрывает лицо ладонями и всхлипывает. Он притягивает ее в объятия.
  -Маленькая моя девочка. Как же я люблю тебя!
  -Я буду стараться быть самой лучшей для тебя!
  -Ты и есть самая лучшая! Ты идеальная!
  -Ты навсегда в моем сердце! -А ты в моем!
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | I.La "Игрушка для босса" (Любовные романы) | | Л.Петровичева "Наследница бури" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Попаданцы в другие миры) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | Кьяза "Офисные записки" (Современный любовный роман) | | Н.Алексеева "Строптивые" (Короткий любовный роман) | | Д.Хант "Мидгард. Грани миров." (Любовная фантастика) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"