Тиамат: другие произведения.

Выкуп

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.47*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ночи Итилиена-1. Что бывает с беззащитными маленькими эльфами, если они путешествуют в одиночку по лесу. Слабонервным не читать! Претензии по поводу морального ущерба не принимаются! :))

Тиамат

НОЧИ ИТИЛИЕНА-1

Выкуп

 

 

 

Посвящается Агате Кри, автору фикшена "Третья сторона Силы". Идея "Выкупа" родилась у меня сразу после прочтения первой части - "Любовник Канцлера", и влияние было столь явным и очевидным, что отрицать его я не берусь :)

 

 

 

Его предупредили, что короткая дорога через лес небезопасна.

- Пошаливают там, бывает, - сказал хозяин таверны. - Езжайте лучше торговым шляхом, господин эльф.

- Я вооружен, - довольно надменно ответил Гилморн.

Его не прельщала перспектива глотать пыль из-под колес многочисленных повозок и копыт всадников на широком оживленном тракте. Старая лесная дорога, заросшая травой, манила его тишиной и прохладой. Лес выглядел спокойным и мирным, возможно, рассказы о разбойниках - всего лишь байки. А если они там действительно есть, вряд ли их заинтересует одинокий путник, при котором нет ничего, кроме оружия и припасов. Если же дело дойдет до стычки, Гилморн надеялся на быстроту своего коня и меткость своих кинжалов.

Итак, Гилморн поехал через лес.

День еще был в самом разгаре, когда ему пришлось остановиться - проезд преграждало упавшее дерево. Приглядевшись, Гилморн решил, что дерево не упало, а срублено нарочно - так ловко оно перегораживало дорогу, не оставляя места для объезда. Перескочить его на коне представлялось затруднительным из-за толстых веток, торчащих во все стороны.

У эльфа зародилось подозрение, что слухи о разбойниках все же имели под собой какую-то основу. Через мгновение это подозрение превратилось в уверенность, когда он почувствовал в лесу чужое присутствие. Конь его заржал и попятился, когда его схватил под уздцы выросший буквально из-под земли человек высокого роста и могучего телосложения.

В руках Гилморна сверкнули кинжалы.

- Не советую, - лениво сказал незнакомец. - Мои лучники держат тебя на прицеле.

Неизвестно, правду ли он говорил - если лучники и были, то благоразумно не показывались из зарослей. Однако эльф чувствовал, что еще не менее десятка пар глаз неотрывно за ним наблюдает, и вполне возможно, у кого-то из их обладателей в руках натянутые луки.

Гилморн мог бы рубануть человека кинжалом по рукам, вырвать повод и помчаться по дороге обратно. Конь его быстр, а смертные не так метко стреляют, как эльфы. Но он медлил. Ощущение опасности было... возбуждающим. Да, возбуждающим.

Если бы его хотели убить, то попробовали бы застрелить из-за кустов. Похоже, что непосредственной угрозы пока нет - человек, остановивший его, не спешил доставать свой меч из ножен и вообще пока не демонстрировал враждебных намерений. Гилморн решил, что без ущерба для своей гордости может обменяться с ним парой слов.

- Что тебе нужно? - холодно спросил он, не опуская кинжалов.

- Твой кошелек, разумеется, - человек усмехнулся.

Из-за денег Гилморн не собирался рисковать жизнью. Но не в его правилах было сдаваться без боя. Он, конечно, не думал, что вежливая просьба возымеет какое-то действие, ему просто хотелось испытать главаря разбойников, проверить его намерения. Возможно, чуть-чуть подразнить. Странное желание, если вдуматься.

- Я путешествую в чужом краю, мой дом очень далеко отсюда, и здесь у меня нет ни друзей, ни знакомых. Вы хотите оставить меня без средств к существованию? - спросил он, чуть приподняв свои тонкие брови.

Человек ухмыльнулся и ответил насмешливо:

- Нечего ездить по нашим лесам в одиночку, эльф.

Несколько человек появилось из леса - чтобы лучше видеть и слышать беседу, вероятно, и чтобы быть наготове, если жертва вздумает сопротивляться.

Гилморн пожал плечами, отстегнул свой довольно тощий кошелек и бросил его главарю. Тот открыл его, заглянул внутрь, закрыл и перебросил одному из своих подручных. Однако повод не выпустил.

- Теперь я могу ехать?

Человек покачал головой, не сводя с эльфа прищуренных глаз.

- Разве вы не получили все, что хотели?

- Еще не все, красавчик, - ответил ему главарь с похабной ухмылкой.

Это слово будто резануло Гилморна, сразу же вызвав в памяти дни мордорского плена. Он повнимательнее пригляделся к человеку. Что-то неуловимое, кроме обращения "красавчик" и насмешливой речи, напоминало в нем Норта Морадана. Нет, не черты лица, не внешность - он был моложе на вид, рыжеватый и кареглазый, с вьющимися волосами. Может быть, мощная мускулистая фигура, хотя этот смертный был на полголовы выше Норта и гораздо шире в плечах. Гилморну он казался просто огромным. На руках его, открытых до самых плеч, бугрились мускулы, безрукавка из оленьей кожи была распахнута на широкой груди, заросшей рыжими курчавыми волосами. Эльф вдруг подумал, каких размеров должно быть мужское орудие этого человека, и щеки его мгновенно запылали румянцем.

Человек продолжал смотреть на него пристально, неотрывно, и теперь все лицо Гилморна горело. И не только лицо. Он узнал этот тяжелый, огненный взгляд, именно этим смертный напоминал ему Норта. В глазах его было откровенное желание.

Остальные смотрели на него так же, он убедился в этом, бросив быстрый взгляд по сторонам. Они все его хотели. При этой мысли у Гилморна страшно и сладко заныло сердце, и по телу пробежала дрожь. Безумие, просто безумие. Он же не может так реагировать на диких варваров, остановивших его в глухом лесу... Всему виной долгое воздержание, он уже несколько месяцев не ложился ни с кем в постель, и его распутное тело напоминает ему об этом. Ему следует вырваться и ускакать, они вряд ли будут его преследовать... Но он не мог сдвинуться с места, словно взгляд главаря его гипнотизировал.

- Слезай с коня, - приказал тот уверенно, грубо.

Гилморн почувствовал страстное желание подчиниться этому голосу, этому взгляду, этим сильным рукам.

"Опомнись! Не сходи с ума! - кричал ему здравый смысл. - Их здесь не меньше десяти, они пустят тебя по кругу, отымеют все подряд, не обращая внимания на крики и мольбы!" Но, против ожидания, эта мысль его не отрезвила, а наоборот, возбудила еще сильнее. Такого в его жизни еще не было. Убить его они не убьют - он знал это так же точно, как и то, что сейчас у каждого из них на него стояло. А все остальное - пустяки; как выражался когда-то Норт, заживет, как на собаке...

Гилморн бросил поводья и грациозно спрыгнул на землю.

- Оружие! - потребовал человек.

Опустив глаза, эльф перехватил кинжалы за лезвия и протянул ему рукоятками вперед.

Другой человек подошел к нему сзади, снял с него лук и перевязь с колчаном, завел эльфу руки назад и связал их ремнем. С легкой досадой Гилморн подумал, что со связанными руками неудобно в любой позе, ну разве что его перекинут через стол или спинку кресла, но что-то здесь не наблюдается ни того, ни другого. И зачем это, ведь ясно, что он не станет сопротивляться...

Главарь провел ладонями по его груди, по бокам, потом коснулся бедер, Гилморн вздрогнул, ожидая, что сейчас человек начнет срывать с него одежду, но тот убрал руки - он всего лишь обыскивал его, не ласкал, понял эльф.

- Что вы собираетесь со мной делать? - спросил он напряженным голосом.

- Держать тебя в плену, красавчик. До тех пор, пока кто-нибудь из твоих сородичей не захочет тебя выкупить. Или, - человек окинул его откровенно похотливым взглядом, - ты можешь сам заплатить свой выкуп.

Гилморн облизнул пересохшие губы. Он все сильнее заводился. "В качестве платы за себя самого я еще этого не делал", - подумал он и едва не улыбнулся.

Ему завязали глаза и повели, подталкивая в спину, отводя перед ним ветви деревьев и кустарников, чтобы они не хлестали его по лицу. Они шли с полчаса, иногда меняя направление, пока, наконец, не добрались до места. Повязку сняли, руки ему освободили, и эльф огляделся.

Лагерь был разбит в небольшой лощине между деревьями. Здесь горел костер, вокруг него были разбросаны одеяла, седла, одежда, какие-то мешки. Лошади были привязаны неподалеку.

Разбойников было десять, вместе с главарем. Все они были довольно молоды, Гилморн увидел даже пару совсем юных лиц, почти все носили одежду из выделанной оленьей кожи. Они были больше похожи на охотников, и сложенные неподалеку от костра рогатины и копья только подтверждали это предположение. Наверняка они лишь изредка промышляют разбоем. Повезло же Гилморну...

Люди расселись и разлеглись возле костра, развязали мехи с вином. Стоять остались только Гилморн и главарь.

Эльф не поднимал глаз, боясь, что в них слишком ясно читается вожделение и покорность своей участи.

Человек, заложив руки за спину, прошелся мимо него.

- Интересно, что же привело в наши края эльфа, - сказал он, останавливаясь перед Гилморном.

- Я путешествую, - коротко ответил тот, все так же устремив глаза в землю.

- Куда и откуда?

Гилморн поднял голову и с вызовом посмотрел на человека.

- Ты притащил меня сюда, чтобы поговорить о моем путешествии?

Разбойники засмеялись, и главарь вместе с ними.

- Я смотрю, ты не только красавчик, но и большой нахал, - сказал он, все еще смеясь. - Ну что ж, давай поговорим о твоем выкупе. Я уже сказал, что ты можешь заплатить его сам, - он подкрепил свои слова выразительным взглядом и тоном.

- Тогда скажи, чего ты от меня хочешь, - все так же вызывающе произнес Гилморн.

- Сдается мне, что ты и так знаешь, - насмешливо ответил ему человек. - И сдается мне, что ты сам не против.

Эльф покраснел и отвел глаза. Он не думал, что его так легко раскусить.

Человек подошел к нему вплотную, так что их разделяла ширина ладони, не больше, и эльфу показалось, что он через одежду ощущает жар тела смертного.

- Ты не так уж невинен, правда, эльф? - продолжал главарь. - Я же видел, как ты на меня смотрел. Ты хорошенький, как девушка, такие, как ты, любят сильных мужчин с большими членами.

Гилморн вздрогнул и закрыл глаза, пронзенный внезапной судорогой желания. Непристойные, грубые выражения возбуждали его до безумия.

Одной рукой человек схватил его за талию и притиснул к себе с поистине медвежьей силой, другой задрал ему подбородок и наклонился к уху.

- Я скажу тебе, чего я хочу, - хрипло сказал он, его горячее дыхание обжигало щеку Гилморна. - Я хочу всунуть свой член в твою сладкую упругую попку, даже если это разорвет тебя пополам, и спустить в тебя, пока ты будешь заходиться криком.

Сейчас он меня поцелует, подумал эльф, весь дрожа, но человек сделал кое-что другое. Он вдруг высунул язык и сладострастно провел им по щеке Гилморна.

"Эру милосердный, я сейчас потеряю сознание..."

- Ты так уверен, что заставишь меня кричать? - прошептал эльф, не открывая глаз. Его охватила жаркая истома, колени ослабели, а внизу живота все словно скрутило в тугой узел.

- Заставлю, не сомневайся, - человек, усмехнувшись, взял его руку и прижал ее к своему восставшему члену. Даже через одежду Гилморн чувствовал, какой он горячий - и какой огромный, под стать всему телу смертного.

- Это и есть мой выкуп? - спросил эльф, поднял ресницы и посмотрел на человека бесстыдным взглядом, соблазнительно приоткрывая губы и слегка сжимая пальцы на его члене. Прозвучало это более чем двусмысленно и ужасно пошло.

- Это еще не все. Потом ты ляжешь под каждого из моих ребят, будешь послушным и нежным, будешь делать все, что тебе скажут, и дашь им трахать тебя во все дырки, пока у тебя сперма из ушей не польется. Вот цена твоей свободы, эльф.

Человек снова коснулся языком его кожи, на этот раз мочки уха, в которую была продета мифриловая сережка с аквамарином, прикусил ее зубами.

- А если я откажусь? - несмотря на свое возбуждение, Гилморн не мог отказать себе в удовольствии подразнить человека, разжечь его нетерпение.

- Мне бы не хотелось тебя принуждать. Мы обычно не развлекаемся с пленниками, но эльф, да еще такой хорошенький и с такими блудливыми глазами - слишком большое искушение.

Смертный ловко увильнул от ответа. Впрочем, Гилморн зашел уже слишком далеко, чтобы отказываться. Сопротивляться следовало еще на дороге, но уж никак не сейчас. Без сомнения, смертный имел в виду: "Не хотелось бы принуждать, а придется". Вряд ли они откажутся от удовольствия. В сущности, неважно, что он скажет, "да" или "нет", его судьба уже предрешена. Однако ему почему-то хотелось услышать это из уст человека.

- И все-таки? - упрямо сказал он.

- Попробуй откажись, и сам увидишь, - смертный окинул его жадным взглядом, раздевая глазами.

- Возьмешь меня силой?

- Да, если ты этого хочешь. Прикажу ребятам тебя держать и изнасилую. Засажу так, что твоя маленькая тесная дырочка будет неделю сочиться кровью. Любишь грубость, эльф? Нарочно дразнишь меня, чтобы посильнее завести?

- Куда уж сильнее, - Гилморн усмехнулся, проводя ладонью по напряженной плоти в паху человека.

- Похотливая сучка, - сказал человек с отчетливым восхищением в голосе и оттолкнул его от себя. - Давай, раздевайся, не тяни время!

"Вы тут все кончите только от того, как я буду штаны снимать", - злорадно подумал Гилморн. "Посмотрим, кто еще кого оттрахает!"

- Я думал, у вас, смертных, мужеложство считается грехом, - эльф не удержался от язвительного замечания напоследок, начиная расстегивать застежки своей туники.

- Откуда ты, эльф? В наших краях никто не считает грехом отпялить красивого мальчика. Особенно если тот сам подставляет задницу.

Они все смотрели на него, не отрываясь, пока он раздевался, Гилморн чувствовал кожей их взгляды. Сам он смотрел только на главаря, для него предназначалось это представление. Изящные пальцы эльфа стянули с плеч тунику и взялись за рубашку, расстегивая ее нарочито медленно, как бы лениво. Когда Гилморн развел ее полы в стороны, будто случайно при этом проводя пальцами по своим соскам, человек перед ним быстро облизал губы и стиснул кулаки, так что ногти должны были впиться в ладони. Восхищенные шепотки сидящих у костра разбойников тоже не ускользнули от слуха эльфа.

Гилморн освободился от рубашки, снял сапоги, а потом все так же медленно стащил штаны вниз по бедрам. Обнаженный, он выпрямился и посмотрел на человека взглядом, полным мрачной решимости и откровенной, неприкрытой похоти.

- Ты еще не знаешь, что такое трахать эльфа, - сказал он низким, хриплым голосом и провел указательным пальцем по своим губам. - Я тебя доведу до изнеможения. Затрахаю до смерти! - он засунул палец в рот и облизал его самым призывно-развратным образом.

Остальные ахнули, как один, и одобрительно засвистели.

Человек сбросил с себя кожаную безрукавку, расстегнул штаны и высвободил свой огромный, налитый кровью член.

- Иди сюда, - приказал он, голос его был таким же хриплым от вожделения. - Оближи его хорошенько, прежде чем я тебе вставлю.

Гилморн подошел к нему, опустился на колени и провел кончиком языка по головке. Нетерпеливо человек схватил его за волосы и вогнал свой член в его полуоткрытый рот. Он был так велик, что Гилморн с трудом охватывал его губами. При мысли о том, что этот чудовищный орган войдет в него, эльф почувствовал страх и острое, обжигающее желание. Он принялся ласкать смертного ртом и был вознагражден его долгим вздохом удовольствия.

- Кто тебя научил этому, красавчик? - сдавленным от страсти голосом проговорил человек, отстраняя его от себя и заглядывая ему в лицо.

Гилморн ответил ему загадочной улыбкой и вернулся к своему занятию. Когда он проводил губами по чувствительной бархатистой коже, он чувствовал, что смертный едва удерживается от того, чтобы засадить свой член глубже ему в рот, в самое горло. Терпения человека хватило ненадолго - через пару минут он снова оттолкнул эльфа и приказал:

- Встань на четвереньки и раздвинь пошире ноги.

Эльф повиновался. Человек сбросил штаны, встал на колени позади него. Издав восхищенный возглас, он коснулся ладонью татуировки эльфа, и палец его проследовал за хвостом черно-серебряного дракона в ложбинку между ягодиц Гилморна.

- Красивая картинка.

- Ты собрался трахать меня или картинки разглядывать?

Через плечо Гилморн увидел, как человек сплюнул себе в руку и растер слюну по своему члену, не сводя пламенного взгляда с предоставленных в его распоряжение аккуратных ягодиц и стройных узких бедер. Эльф оперся на локти и положил голову на сложенные руки, не переставая дрожать от страха перед тем, что должно случиться, и от желания, чтобы это случилось поскорее.

Влажная головка горячего, твердого члена коснулась его ягодиц, раздвинула их, прижалась ко входу в его тело.

- Сейчас будет больно, - сказал человек жестко и подался вперед, направляя член в узкую дырочку.

Вначале он никак не мог войти, хотя Гилморн старался расслабиться и пропустить его внутрь. Эльф не смог удержаться от стона, когда член смертного сильнее нажал на тугое кольцо мускулов и понемногу начал его раздвигать. Он дышал быстро и часто, кусал губы и неимоверным усилием воли заставлял себя не шевелиться. Но вот плоть подалась, и огромный орган скользнул в тело эльфа. Боль была такой жестокой и резкой, что Гилморн закричал и дернулся, но человек удержал его за бедра, вталкивая свой член все глубже.

По лицу эльфа, искаженному страданием, заструились слезы. Он вцепился зубами в запястье и все равно громко стонал от невыносимой боли. Человек тоже застонал, наверное, он тоже чувствовал боль, не мог не чувствовать, когда тугие мускулы эльфа сжимали его так сильно. Он вошел до половины и остановился ненадолго, потом двинулся назад и снова вперед. Движения эти растягивали плоть эльфа, принося ему подобие облегчения. Гилморн всхлипнул и толкнул себя ему навстречу, насаживаясь на его член.

- Еще, - простонал он. - Еще!

Человек зарычал и начал двигаться ритмично и жестко, стараясь, однако, не входить до конца. В длину его член был не так уж велик, но Гилморну все равно казалось, что он достает ему до самой глотки. Между ягодицами у него все мучительно пылало, как будто в него засунули горящую головню, жестокое орудие вламывалось в его тело, как таран в ворота крепости. Он не чувствовал ничего, кроме боли, но в этой боли было какое-то запредельное сладкое удовольствие. Он весь содрогался от мощных толчков, раздирающих изнутри его тело и до боли раздражающих все его чувствительные места.

Гилморн стонал и безостановочно, бессвязно повторял, мешая синдарин и вестрон: "Да... да... еще... Эру... еще!" Он вскрикивал, выгибал спину и сам двигался тем яростнее, чем ближе был оргазм смертного. Он не знал, сколько это продолжалось. Затянись это еще хоть на минуту, он бы потерял сознание. Человек в исступлении трахал его, забыв о всякой осторожности, и податливая нежная плоть эльфа расступалась перед ним, впуская его так далеко, как он хотел. Наконец он вставил Гилморну так глубоко, как только мог, и с криком взорвался горячим потоком в его теле. Секунду спустя кончил и Гилморн, даже не прикасаясь к своему члену, от одного ощущения того, как плоть смертного яростно пульсирует внутри, заполняя его обжигающим семенем, и его собственная сперма брызнула ему на живот.

Обессиленный, тяжело дыша, смертный навалился на него, прижимаясь к его спине, и оба они растянулись на земле. Гилморн едва почувствовал, как человек вышел из него. Но через некоторое время после того, как орудие сладострастной пытки покинуло его тело, боль немного утихла, из обжигающе-острой стала тупой, ноющей. Внутри щекотало и саднило от вытекающей спермы, но повреждений никаких не было, спасибо Норту, который так хорошо его разработал...

- Эльф, ты живой? - человек потряс его за плечо, перевернул на спину и увидел, что эльф улыбается с закрытыми глазами.

Он приподнял Гилморна и прижал к его губам горлышко меха с вином. Эльф жадно глотал вино, не открывая глаз, и осушил едва ли не четверть, пока не утолил жажду. Приятное тепло разлилось по его телу, и боль еще уменьшилась, когда напряженные мускулы расслабились.

- А ты крепкий мальчик, - с одобрением сказал человек. - Мало кто из женщин может меня вынести, а из мужчин - тем более.

- Я же, мать твою, не кто-нибудь, а эльф, - простонал Гилморн и попытался открыть глаза, но тяжелые веки упорно не хотели подниматься. - Эй, кто там еще хочет трахаться, давайте, я готов! - он перекатился на живот и развел ноги. - Только дайте что-нибудь подстелить, а то жестко, черт побери, я себе все коленки ободрал!

- Вы когда-нибудь видели такого распутного эльфа? - главарь засмеялся. - Он и вправду чуть меня до смерти не загнал, а ему все мало!

- Да что ты об этом знаешь! Меня, бывало, трахали сутками напролет, а с тобой - это так, детские забавы, - откликнулся Гилморн. Голос его был слабым, но тон - совершенно наглым.

Человек снова засмеялся.

- Он ваш, ребята, - сказал он. - Только не вздумайте быть с ним грубыми. Кто сделает ему больно, башку откручу. Помните, что он сам согласился.

Гилморна приподняли и уложили лицом вниз на что-то мягкое. Кто-то раздвинул ему бедра, наклонился, опираясь на руки, и вставил член в его саднящую, мокрую дырочку. Анус эльфа был так растянут, что он без труда принял в себя мужчину, не чувствуя боли. Впрочем, особого удовольствия он тоже не чувствовал. После оглушающих по силе, жутких по интенсивности ощущений, которые он пережил только что, ниже пояса у него будто все онемело. Машинально он подавался назад, навстречу движениям мужчины, упираясь коленями, крутя задом в попытке найти хоть какое-нибудь наслаждение от соития, и думал, что концепция продажной любви становится ему гораздо более понятной. Раньше он не задумывался, как уличная женщина может ложиться под первого встречного и принимать за ночь по десятку мужчин. Что ж, у него есть возможность побыть в шкуре проститутки. Как же, как же, новый опыт, нечто такое, чего ему никогда не испытать в Лихолесье. Будь ты проклят, Норт Морадан!

Человек на нем очень быстро задышал, как загнанный жеребец, и кончил. Отстраненно Гилморн подумал, что при следующем акте у него между ног просто все будет хлюпать. Однако следующий акт принес ему некоторое разнообразие: высокий крепкий мужчина в кожаных штанах поставил его на колени и трахнул в рот - властно, жестко, намотав его волосы на руку. Явный любитель орального секса, с большим опытом и легкой склонностью к насилию. Эльф начал постанывать, когда горячий член терся о его губы, язык и небо, сохранившие чувствительность, в отличие от задницы, и когда сперма выплеснулась ему в рот, он проглотил все до капли и даже облизал губы.

Больше ему не удалось полежать тихо и безучастно. Следующий завалил его на спину, и теперь Гилморну пришлось потруднее. В этой позе тело его больше отзывалось, напрягаясь до боли и дергаясь в спазмах болезненного наслаждения. Мужчина нежничать не собирался и отымел его по полной программе, в лучших традициях изнасилования, так что эльф не переставал стонать и вскрикивать. Потом были другие, для Гилморна все слилось в одну жаркую волну острого, сладострастного удовольствия, в равных частях перемешанного с болью, ломотой в костях, ноющими мышцами ног, живота и ягодиц, солоноватым привкусом на губах и упоительным сознанием своей окончательной и бесповоротной порочности. Еще два раза он кончил сам - один раз не выдержал и дотянулся до своего члена, пока его трахали сразу двое, положили на бок, один лег сзади и вошел в него, придерживая за бедра, второй встал на колени перед его лицом, и Гилморн, не дожидаясь приказания, взял в рот его член. Второй раз юноша с длинными светлыми локонами (имя его было Тэннар, так к нему обращались), прежде чем овладеть им, принялся ласкать его член губами и языком с большим искусством, и через пару минут эльф просто забился в оргазме, извергаясь ему в рот. Это был один из двух самых молодых членов (членов?) шайки, на них эльф еще раньше обратил внимание, когда они только пришли в лагерь - юноши с длинными луками, с которыми они явно умели обращаться, оба довольно миловидные, стройные, одетые не без щегольства. Теперь Гилморну было совершенно ясно, что именно с ними забавляется вся шайка, когда под рукой (под рукой?) нет пленников. Ну да, суровые лесные жители не считают однополое сношение мужеложством, если трахают они сами, а не дают трахать себя...

Когда очередной мужчина поставил его на четвереньки, и Гилморн случайно поднял голову, он нисколько не удивился, увидев, как неподалеку второй мальчик ублажает ртом голого главаря. Эльф не отрывал глаз от этой картины, завороженно глядя, как огромная головка члена появляется и исчезает между губами юноши, как по ней пробегает ловкий язычок, как темные волосы рассыпаются по могучим бедрам. Человек сзади пялил его уже минут десять и никак не мог кончить, похоже, его тоже отвлекал этот вид, он двигался все медленнее, бессознательно повторяя тот ритм, в котором скользили губы юноши, заглатывая здоровенный орган. Потом началось кое-что еще более интересное.

Главарь сел и поднял юношу за плечи.

- Снимай все и ложись, - приказал он ему.

Тот дернулся, в глазах его появился испуг.

- Нет, Инхальм, не надо, пожалуйста! Ты же обещал! - взмолился он жалобно.

- Я не обещал, что никогда тебя не трону.

- Пожалуйста! Позволь, я сделаю это ртом, ты не пожалеешь! - юноша склонился к его животу, но главарь его оттолкнул.

- Ты будешь делать, как я хочу, - сказал он жестко, почти грубо. - Давай, ложись!

Юноша медлил, и мужчина стиснул его плечо и добавил:

- Послушай, Найси, неволить тебя я не буду. Не хочешь мне подчиняться - можешь идти на все четыре стороны, никто тебя не держит.

Юноша посмотрел на него полными слез глазами, но главарь оставался непреклонен. Эти дрожащие губы, намокшие от слез пушистые ресницы могли растрогать кого угодно, кроме смертного, охваченного вожделением. Молодой человек всхлипнул, опустил голову и принялся расстегивать рубашку.

- Быстрее, - велел главарь, глядя на него огненным взглядом. - Кто-нибудь, дайте ему еще вина.

Юноша выпил из поднесенного меха, снял рубашку. Не в силах дождаться, пока он сам разденется, Инхальм нетерпеливо повалил его лицом на землю и принялся стаскивать с него штаны. Найси не сопротивлялся, только дрожал и всхлипывал. Но когда мужчина обхватил его за бедра и подтащил к себе поближе, он вдруг вскрикнул и попытался вырваться.

- Держите его, - раздраженно приказал Инхальм.

Крепкие руки прижали юношу к земле. Главарь облизал два пальца и ввел их между ягодиц молодого человека. Тот дернулся и весь напрягся, как натянутый лук. Гилморн слышал, как он шепчет еле слышно:

- Не надо, не надо, пожалуйста...

Одной рукой Инхальм обхватил его поперек живота и приподнял, второй резко вставил ему свой член и навалился сверху, своим весом загоняя его глубже. Юноша закричал и забился под ним в тщетной попытке освободиться. Мужчина не двигался, прижимая его к земле своим огромным телом, и через некоторое время Найси сдался и перестал бороться. Всхлипывания его перешли в сдавленные рыдания, когда Инхальм начал трахать его жестоко и сладострастно, приподнимаясь на локтях, то почти выходя из него, то снова всаживая член на всю длину. Вид огромного члена, двигающегося между маленьких смуглых ягодиц юноши, был невероятно возбуждающим, и Гилморн почувствовал, как его собственные мышцы сжимаются вокруг орудия любви, пронзающего его тело. Человек, которому оно принадлежало, тоже, вероятно, нашел зрелище очень воодушевляющим, он убыстрил темп и наконец смог довести дело до конца. Новый мужчина завладел телом эльфа, беря его энергично и напористо, Гилморн постанывал, не отрывая глаз от парочки неподалеку. Инхальм стремительно приближался к финалу, толчки его стали более быстрыми и резкими, юноша под ним начал громко вскрикивать, подставляя ему зад, и теперь не приходилось сомневаться, что он принимает самое деятельное участие в происходящем. Гилморн увидел, как Инхальм вцепился в бедра юноши, рывком поднимая его на колени и притискивая к себе, дернулся в последний раз, и ягодицы его конвульсивно сжались, пока семя фонтаном извергалось в глубине тела Найси. Он выпустил молодого человека, и тот, не удержавшись на коленях, растянулся на земле. Гилморн подумал, что он в обмороке, но юноша зашевелился и приподнял голову.

- Какая же ты скотина, Инхальм! - простонал он. - Ты меня опять до крови разодрал!

- Заживет, - хладнокровно ответил главарь, натягивая штаны.

Разгоряченные увиденным, остальные разбойники буквально озверели и пустили Гилморна по второму кругу, набрасываясь на него сразу по двое. Те, кто не хотел дожидаться своей очереди, разложили у костра Тэннара и Найси. Дальнейшее эльф помнил смутно, попав в водоворот мучительного наслаждения и сладкой боли, тело его безостановочно содрогалось в спазмах удовольствия, вино и страсть совершенно затуманили его разум. Гилморн не знал, сколько прошло времени. Когда он пришел в себя, уже темнело. Со второй попытки ему удалось приподняться и сесть. Эльф огляделся. Главарь полулежал на земле неподалеку от него, подсунув под голову седло, и курил трубку. Трое разбойников хлопотали у костра, жаря мясо, остальные дремали или занимались своими делами. Гилморн почувствовал, что голоден.

- Эй, смертный, у вас пленников-то хоть кормят? - сказал он нахально. - Я бы, пожалуй, отдался сейчас за кусок оленины.

Тот посмотрел на него и поднял бровь, ухмыляясь:

- Ну и ну, тебе не хватило, красавчик? Я думал, ты до утра не очнешься, будь ты хоть трижды эльф.

- Для этого нужно кое-что посерьезнее, чем десяток парней, - Гилморн подмигнул ему и потянулся, распрямляя спину. - Я могу и дальше так развлекаться, только если вы дадите мне отдохнуть, поесть и выпить. Нет, сначала выпить.

Главарь кинул ему флягу с вином, которую Гилморн легко поймал, прижал к губам и в несколько глотков отполовинил.

- Ну и здоров же ты пить! - с уважением сказал ему Инхальм. - Так же здоров, как трахаться. Что, все эльфы такие?

- Сомневаюсь, - ответил Гилморн совершенно искренне, вытирая губы тыльной стороной ладони. - Не вздумайте повторить этот номер с каким-нибудь другим эльфом, он скорее сдохнет, чем будет вас ублажать.

Инхальм засмеялся.

- Значит, с тобой нам повезло? Я сразу понял, что ты особенный, еще там, на дороге. Даже гулящие девки не пялились так бесстыдно мне ниже пояса.

- Мне было интересно, все ли у тебя такое большое, - сказал Гилморн самым развратным тоном и подмигнул.

- До чего же ты распутный, красавчик! Как тебя зовут, кстати?

- Зачем это тебе? Думаешь, раз вы меня отодрали всей шайкой, это повод познакомиться? Черта с два!

Человек захохотал, хлопнув себя по колену.

- Ты выражаешься, как шлюха в борделе. Маленькая эльфийская шлюшка, вот ты кто!

- Меня так уже называли. Не один раз, - эльф похабно усмехнулся.

"Не в этих ли краях вырос Норт? Тот же выговор, те же словечки... Итилиенский диалект, не иначе!"

- Ну так как насчет еды?

- Не бойся, голодом морить не будем. Уж кусок оленины ты точно заслужил, - сказал главарь, смеясь. - Скоро будет готово, я думаю, - он посмотрел в сторону костра.

- А тут есть поблизости что-нибудь похожее на воду? Я бы не отказался помыться.

Потеки спермы на внутренней стороне его бедер, на ягодицах засохли, неприятно стягивая кожу, так что вода бы точно не помешала.

- Я покажу.

Инхальм отложил трубку, встал и помог Гилморну подняться. В первый момент эльфа ощутимо шатнуло, но он удержал равновесие, оперевшись о руку мужчины.

Тот привел его к лесному ручью, узкому и довольно глубокому. Вода приятно холодила ссадины и царапины Гилморна, освежая его уставшее тело, наполняя его бодростью. Он с удовольствием смыл с себя все следы недавних забав.

Человек уселся на берегу, прислонившись к дереву, не отрывая взгляда от белеющего в вечернем сумраке тела эльфа. Гилморн крикнул насмешливо:

- Что, боишься, что я сбегу? Прямо так, голышом?

- Да нет, - отозвался тот. - Просто я еще никогда не видел голого эльфа. Ты и впрямь красавчик.

- Любишь сладких мальчиков, смертный? - сказал Гилморн, выходя из воды и отряхиваясь. - А тех двоих ты взял в шайку потому, что они хорошо стреляют из лука, или потому, что хорошо трахаются?

- Ты про Найси и Тэннара? И то, и другое.

- Скажи, почему ты так грубо обошелся с Найси? Ты же знаешь, что ему было очень больно. Мог бы трахнуть меня еще раз, если так хотелось.

- Не так уж ему и больно. Он просто плакса. Уже год обслуживает всех наших, а передо мной каждый раз ломает комедию со слезами и просьбами. Меня это только сильнее заводит.

- Уж кто бы сомневался, - с иронией сказал Гилморн.

- Вот ты меня, конечно, поразил. Вовсю подмахивал и просил еще. Я думал, ты будешь вопить благим матом, пока не охрипнешь, или вообще вырубишься.

Гилморн пожал плечами.

- Я эльф, легче переношу боль, лучше владею своим телом. К тому же, у моего первого любовника тоже был довольно большой. Он любил... эээ... грубые ласки, так что я к этому привык.

- Держу пари, это был здоровенный мужик вроде меня, который тебя похитил и держал привязанным к кровати, трахая каждый день до потери сознания.

Эльф загадочно усмехнулся и не ответил.

- А что это ты так Найси заинтересовался? Он тебе нравится, красавчик? Можешь попользоваться, он против не будет.

- Нет, спасибо, - промурлыкал Гилморн. Он подошел ближе и скользнул взглядом по мускулистому полуобнаженному телу смертного. - Мне больше нравишься ты. Я люблю, как ты изволил выразиться, сильных мужчин с большими членами.

И эльф опустился на колени перед сидящим человеком, между его расставленными ногами.

Тот усмехнулся, притянул его к себе и крепко поцеловал в полуоткрытые губы, проводя по ним языком, но не заходя дальше.

- Ну слава Эру, а то я уж боялся, что целовать красивого мальчика у вас считается мужеложством, - ехидно сказал Гилморн, прежде чем наклониться и самому его поцеловать.

Губы смертного имели привкус вина и табачного дыма. Лаская их своими губами, приоткрывая их требовательно, эльф принялся настойчиво гладить его пах.

- Двух раз с меня хватит, красавчик, - сказал Инхальм, когда Гилморн оторвался от него, чтобы вздохнуть. - Сомневаюсь, что тебе удастся раскрутить меня еще на один.

Эльф не стал говорить банальностей вроде: "Посмотрим!" или "Я лучший мастер поднимать члены по эту сторону Андуина..." Он просто расстегнул на нем штаны, нагнулся и обхватил губами его поникший конец, снова поражаясь его внушительным размерам.

Смертный смотрел на него насмешливо, не делая никаких попыток его остановить, но и никак не поощряя. Похоже, он был в настроении передать всю инициативу Гилморну. Эльф почувствовал, что возбуждается еще больше, чем от тех непристойностей, которыми они обменялись в последние полчаса. Не прошло и двух минут, как расслабленный член мужчины начал оживать под прикосновениями губ и языка Гилморна. Эльф брал его в рот до основания, так что жесткие кудрявые волоски в паху смертного щекотали ему губы, ласкал, дразнил и облизывал, и вот плоть смертного напряглась и затвердела, увеличившись в размерах до того, что едва помещалась во рту Гилморна. Инхальм отвел волосы от его лица, желая видеть всю картину в подробностях - как красивые губы эльфа двигаются по всей длине его члена, как он жмурится от сладострастного удовольствия, как его пальцы сжимают и поглаживают основание огромного орудия, вздымающегося между ног человека.

- Ты самый развратный чертов эльф, которого я когда либо встречал! - сказал он, прерывисто дыша, хриплым от страсти голосом.

Гилморн оторвался от своего занятия и посмотрел на него блестящими глазами, которые в сумраке казались почти черными.

- И много ты встречал эльфов?

- Парочку, но это неважно. Даже среди людей нет ничего похожего.

- Среди людей есть...

Голос Норта снова зазвучал в ушах Гилморна: "Ты чертов распутник, Арт, ты знаешь об этом?" Воспоминания словно обожгли его. Он знал, что сам сейчас выглядит так же, как тот среброволосый демон греха, с которым судьба и воля Норта свела его в Мордоре. Сказал бы ему кто-нибудь три года назад, что он будет неистово желать первого встречного, у которого сильное мускулистое тело и огромное мужское достоинство... что он ляжет с десятком грубых мужчин за вечер и после этого все равно будет чувствовать себя неудовлетворенным... что будет сам домогаться смертного, чтобы еще раз ощутить в себе движения чудовищного поршня, заполняющего его внутри всего, без остатка...

Гилморн поставил колени по обе стороны от бедер смертного и положил руки на его плечи.

- Помоги мне! - жарко шепнул он Инхальму в ухо и потерся ягодицами о головку его члена, торжествующе торчащего вверх.

Тот нащупал нежное отверстие в теле эльфа, не успевшее еще до конца сжаться после всех мужчин, обладавших им, и приставил к нему свой член. Вцепившись в его плечи, Гилморн начал медленно опускаться вниз, морщась от боли и стискивая зубы. Снова, как в первый раз, когда головка члена проникла внутрь, он не сдержал крика и дернулся инстинктивно, но Инхальм схватил его за ягодицы, раздвигая его шире, натягивая на себя. Эльф громко стонал, запрокидывая голову, пока исполинское орудие дюйм за дюймом исчезало в его теле. Приняв его почти до основания, он замер, сжав зубы, собирая силы, а потом резко наделся на него целиком, так что ягодицы его коснулись бедер мужчины. От боли слезы брызнули у него из глаз, он уткнулся лицом в шею человека, дыша со стонами и всхлипами, дрожа всем телом, впиваясь ногтями в его плечи. Инхальм обнимал его, гладил по спине, по плечам, и вдруг одной рукой он обхватил член эльфа и начал размеренно его ласкать.

Не переставая стонать, Гилморн приподнялся, двигаясь навстречу его руке, потом снова обрушился вниз. И снова. И снова... Сначала медленно, потом все быстрее, чувствуя, как дикое вожделение заставляет его кровь кипеть. Эльф откинул голову, его светлые волосы, как водопад, струились по спине, глаза закатились, ноздри расширились, верхняя губа поднялась, обнажая зубы, придавая его лицу хищное выражение. Не помня себя, с каким-то остервенением Гилморн трахал смертного, сжимая ягодицы, словно стремясь выдоить его своими мышцами, а тот стискивал его член ладонью и водил ею туда-сюда, увеличивая возбуждение эльфа до невозможного предела. Несмотря на то, что оба уже были вымотаны, финал не заставил себя ждать. Чувствуя, что Гилморн готов кончить, человек притянул его голову к себе и заткнул ему рот своим, заглушая его отчаянный вопль. Семя эльфа вылилось ему на руку и на живот, и тут же человек кончил сам, когда эльф сделал последнее движение, содрогаясь всем телом, и мускулы, охватывающие член смертного, судорожно сжались.

Оргазм был таким ошеломляющим, что некоторое время они не могли прийти в себя и просто лежали молча, неподвижно в объятиях друг друга.

- Ты сумасшедший, как есть сумасшедший, - наконец, сказал человек. Пальцы его принялись теребить сережку Гилморна. Тот, улыбаясь, потерся щекой о его руку.

- Не более, чем ты, смертный. Только сумасшедшему могла прийти идея захватить эльфа в плен, чтобы с ним поразвлечься.

- Я уверен, что такая идея приходит в голову всем, кто на тебя смотрит, - Инхальм засмеялся.

Когда они вернулись в лагерь, Гилморн первым делом разыскал свою одежду, натянул сапоги, штаны и рубашку, поскольку уже стало ощутимо прохладно. Потом он подсел к костру рядом с Инхальмом и тоже отдал должное оленине, сыру, черному хлебу и остаткам вина.

Когда они закончили есть, Гилморн спросил с легкой ехидцей:

- Ну так что, смертный, ты доволен своим выкупом? Или ты уже решил прибавить к нему проценты?

Инхальм усмехнулся и с удовольствием произнес:

- Я забыл тебе сказать, что у нас есть еще два человека, они все это время стояли на страже, а сейчас должны смениться. Да вот и они, собственно.

- Инхальм, говорят, у нас тут новая игрушка! - раздался голос. - От нее еще что-нибудь после вас осталось?

Двое вышли к костру из ночной темноты, товарищи приветствовали их возгласами.

- Эй, ребята, может, я у вас отсосу по быстрому, а то штаны снимать неохота, - сказал Гилморн, брякаясь на колени перед одним из них и расстегивая на нем пояс.

Оба остолбенели, в изумлении глядя на прекрасное белокурое видение, изъясняющееся на жаргоне публичного дома.

- Боже правый, что это? - выдохнул один.

- Это эльф, - Инхальм широко улыбнулся. - Берегитесь, парни, этот сладкий красавчик выжмет ваши члены досуха, а потом будет требовать еще и еще, пока не затрахает до смерти!

***

Утром задремавшего от усталости Гилморна пробудил запах табачного дыма. Он открыл глаза. Проснувшийся главарь раскуривал трубку, держа в руке фляжку. Он весело посмотрел на Гилморна и сказал:

- Ты свободен, эльф. Окажи нам честь и позавтракай с нами, а потом можешь отправляться на все четыре стороны. Держи свой кошелек, а твоя лошадь привязана вон там.

Гилморн, конечно, предполагал, что рано или поздно Инхальм его отпустит, но не ожидал, что это случится так скоро, что человек буквально выполнит условие их соглашения.

- А вот это прими от меня, на память, - и человек протянул ему красивый кожаный пояс с серебряными пластинами. Не такой изящный, как эльфийский, но удобный и практичный, как все изделия людей. Приняв его, Гилморн усмехнулся:

- Плата за услуги? Или ты хочешь от меня откупиться?

- Подарок, - смертный ответил ему такой же усмешкой. - Чтобы ты, глядя на него, иногда меня вспоминал.

Эльф лукаво взглянул на него и сказал медленно:

- Мне бы хотелось освежить в памяти некоторые воспоминания. И приобрести новые. Если ты не против, конечно.

Брови человека приподнялись.

- Это предложение, красавчик?

Гилморн пожал плечами.

- Я хочу сказать, что в ближайшую неделю никуда особенно не тороплюсь...

С полминуты главарь изучал лицо эльфа своими живым карими глазами, потом с легкой улыбкой сказал:

- Я надеялся, что ты так скажешь. Потому что если бы ты просто сел на коня и уехал, я бы, наверное, тут же отправился за тобой вдогонку. Ты кого угодно с ума сведешь.

- Вполне достаточно одного тебя, смертный.

- А ты понимаешь, что тебе придется обслуживать не только меня, но и моих ребят тоже?

- После тебя я могу обслужить хоть целый роханский полк, - Гилморн сделал паузу, провел языком по своим полуоткрытым губам, глядя на человека откровенно похабно, и уточнил: - Вместе с конями.

- Ты самый распутный и бесстыдный чертов эльф, которого когда-либо видела Арда! - хрипло сказал Инхальм, притягивая его к себе.

"Похоже, мне пора привыкать к таким комплиментам..." - подумал Гилморн, когда человек поцеловал его жадно и страстно.

...Жизнь была хороша.

June 30 - July 04, 2002 © Tiamat


Оценка: 4.47*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"