Тифа Страйф: другие произведения.

Красота - это проклятье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 4.38*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Самое прекрасное существо во Вселенной. И именно из-за этого самое несчастное. Возможно ли стать счастливым, если в тебе видят лишь красивую куклу? (Текст писался в спешке, так что конец слишко резко обрывается, и много где сокращенно. После выкладки 3 главы, будет откорректирован) (Вот, это чтоб вам не так скучно было ждать очередную главу "Во тьме". Только внимательно читайте предупреждение вначале!)

   СЛЭШ. ПРИСУТСТВУЮТ СЦЕНЫ ГОМОСЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, НАСИЛИЕ, ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА. СЛАБОНЕРВНЫМ И ОЧЕНЬ ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНЫМ НЕ СОВЕТУЮ. ЛИЦАМ МЛАДШЕ 18 ТАК ЖЕ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ, НО И НЕ ЗАПРЕЩАЕТСЯ ;)
  
  - Уверяю вас, вы не пожалеете! - разбудил меня как всегда препротивнейший голос. Хозяин (имени его я не запомнил, уж слишком часто они меняются) вновь нашёл богатенького клиента, готового высадить уйму денег ради очередной забавной игрушки. Игрушкой в данном случае являлся я. Наша раса на этой планете встречалась чрезвычайно редко, однако все её представители являлись здесь живым товаром, развлечением для коренных жителей. Нас часто считали гибридом кошки и человека, хотя на самом деле ни к одному из них мы отношения не имели. - Самый уникальный и ценный из всех экземпляров, что у нас есть, - они подошли ко мне почти вплотную, но я даже ухом не шевельнул, продолжая делать вид, что всё ещё сплю. Хозяин продолжал расписывать меня, как какую-то картину. Никогда не понимал, зачем нужно тратить столько времени на описание внешности, не проще ли просто сказать, что недостатков нет. - У него редчайший цвет глаз! - он присел надо мной и, схватив за волосы, резко и грубо дёрнул вверх, заставляя продемонстрировать описываемую часть. Глаза у меня для нашей расы и вправду были очень редкие: голубые с зеленоватым оттенком. Из-за них я стоил раза в два дороже положенного. Я нехотя открыл глаза и взглянул на покупателя: толстый, лысый громадина с узкими прищуренными глазками. Мои глаза его, разумеется, совсем не интересовали, я прекрасно видел, куда он так пялится. У меня слишком идеальное тело, чтобы обращать внимание на какую-то мелочь вроде глаз. Кожа - лёгкий бархат цвета топлёного молока. Длинный дымчатый хвост с белым кончиком, тёмно-серые ушки с мягкой белой шёрсткой внутри, густые серебристые волосы до плеч. Я действительно был одним из лучших представителей нашей расы. И цена на меня была одной из лучших. Кем бы ни был этот жирный урод, а денег у него должна быть уйма. Ведь за ту цену, что я стою, можно было купить небольшой остров с яхтой в придачу. Клиент презрительно осмотрелся вокруг, указал пальцем на меня и ещё одного совсем молодого фернао (так здесь звали нашу расу) и удалился. Я взглянул на парня, и мне его стало жалко: бедняга ещё даже не в курсе происходящего. А та жирная свинья, что только что нас купила, вряд ли способна на нежность. Ко мне подошли двое слуг с верёвками в руках. Я хоть и знал, что сопротивляться бесполезно, всё равно просто так не сдался. Не собираюсь я подчиняться этим грязным тварям. Брыкался я недолго: эти матёрые качки в идеале знали свою работу. Повязали так, что я даже пальцем пошевелить не мог. Сняли с меня железный ошейник, который уже изрядно натёр шею, и поволокли вместе с парнишкой на выход. На улице стоял небольшой фургон и чёрный лимузин. Вторая машина тронулась с места, как только нас вынесли, в первую же нас "аккуратно" разместили и закрыли дверь, погрузив кабину в полный мрак. Как только фургон тронулся с места, на меня с грохотом свалилось что-то весьма увесистое. Для этой твари, видимо, все покупки одинаковы, будь это вещи или живые существа. Я долго мучился, прежде чем наконец выполз из-под этой громадины.
   - Что они с нами собираются делать? - перепуганный голос рядом заставил меня вздрогнуть. Я уже и забыл, что не один здесь.
   - Поверь, малыш, тебе этого лучше не знать.
   Говорить об этом с мальчишкой категорически не хотелось. Мне в первый раз никто ничего не объяснял, наверное, оно было и к лучшему. Сам разберётся, не дурак всё же.
   Всю дорогу проехали молча. Я лишь слышал его перепуганное дыхание где-то рядом. Говорят, что сильные чувства могут передаваться другим. Не знаю, так ли это, но под конец пути мне самому стало страшно. Когда машина остановилась, рядом со мной что-то вновь рухнуло на пол. К счастью на этот раз меня не задело. Дверь фургона открылась и кабину осветили вечерние сумерки. У двери стоял довольно высокий мужчина и взирал на меня, как на какое-то чудо света.
   - Эй, Джо, у нас тут, кажется, проблемы!..
   - Опять он громадную статую купил? - к машине подошёл ещё один. Заглянул внутрь и присвистнул. - Нихуя себе! Фернао... Целых два! Наконец-то эта свинья купила что-то толковое!
   - Поаккуратнее с выражениями. Эта свинья - твой босс.
   - Да похуй мне на него! Нанял себе ораву телохранителей, будто нужна его задница кому. Я здесь со скуки подыхаю. Во ребята теперь обрадуются, а то надоело уже в карты играть целыми днями!
   - Ты это сейчас о чём?
   - Ни о чём. Короче, давай разгрузим побыстрее, а то у меня уже вся задница отмёрзла стоять на морозе, - он залез, вытянул парнишку и, перекинув через плечо, как какой-то мешок, потянул его в дом.
   Второй что-то долго мялся, прежде чем вытянуть меня. Потом удивил меня ещё больше, аккуратно взяв меня на руки. За все пятьдесят лет, что я нахожусь на этой планете, меня никто ещё ни разу не носил нормально на руках. Кстати, живём мы где-то раз в девять дольше людей. Мне сейчас 157. Парню, которого унёс второй, по виду не больше 120. Интересно, сколько я ещё выдержу? Надеюсь, немного. Я и так слишком долго терпел. Столько лет истязаний и мучений. Почему за свою внешность я вынужден так дорого платить?..
   Когда меня внесли внутрь, интерьер меня ничуть не удивил: богато, безвкусно, бесчувственно. Сразу можно сказать, к какому сорту людей относится хозяин. Один из тех, кто представляет себя вершиной всего мира, вечно выставляя на показ и считая остальных людей чем-то низким, жалким и совершенно ненужным. Большинство из всех моих прежних владельцев тоже мнили себя чем-то особенным. Но, как говорится, ничто не вечно. Они разорялись один за другим, покрывались долгами, и в итоге из-за денег же и погибали от руки какого-нибудь наёмного убийцы. Закон жизни: чем больше у тебя денег, тем меньше сама жизнь. Всё закономерно и просто. Я лишь временная игрушка для извращённых и бездушных свиней. За все годы, что я здесь прожил - всегда одно и то же.
   Разместили меня на втором этаже, на коврике в спальне. Снова надели ошейник, на этот раз кожаный. Вбили в пол железное кольцо и привязали к нему мой поводок. Будто бы без него я смогу сбежать... Вечно сидеть на привязи, как какой-то зверь. Для людей всё просто: если нельзя кого-то понять - значит, оно не заслуживающее уважения животное. Парнишку разместили в другом углу комнаты. Нацепили ошейник, привязали и оставили в полном одиночестве, не удосужившись дать ни ему, ни мне хотя бы немного воды. А зачем?.. Мы ведь выносливые, а значит и обращаться с нами можно как вздумается. О том, что мы всю дорогу мёрзли в грузовике, тоже никому нет дела. О нас вспомнят лишь тогда, когда захочется развлечься.
   - Я хочу есть, - парень улёгся на пол и как-то вопросительно на меня взглянул, будто у меня есть ответы на все вопросы.
   - Что ж, ничем не могу помочь, - я внимательно осмотрел кольцо, к которому меня привязали. Отцепить не получится, как бы я не старался. Да и во дворе, наверняка, уйма охраны, через окна не сбежишь. Разочарованно вздохнув, я тоже улёгся на ковёр. Поесть бы действительно не мешало. Усталость накатила с головой, и я и не заметил, как задремал.
   Проснулся от того, что кто-то гладил меня по ноге. Я резко вскочил и отполз, прижавшись спиной к кровати. Передо мной стояло пять телохранителей, кто-то из них пил, кто-то что-то курил. Один сидел передо мной на корточках и гадко ухмылялся.
   - Проснулась киса? - наглая улыбка. - Ну-ка, давай развлеки нас, а то у меня с парнями был жутко скучный день.
   Что, что?.. Развлечь? Их? Меня купили, как игрушку для персонала? Ну уж нет, я слишком дорого стою. Да и та тварь, что меня купила, вряд ли думала про кого-то. Может они просто пришли поиздеваться? Человек пододвинулся, провёл рукой от моей груди вниз до живота, затем притянул меня ближе. Стало страшно, по коже пробежали неприятные мурашки. Я недовольно зажмурился и попытался его отпихнуть, но силы мне для этого явно не хватало.
   - Какая милашка, - мужчина сжал меня за ягодицы и прижал к себе. Я злобно зарычал и, взбрыкнувшись, отполз назад. Меня резко схватили за хвост и с силой рванули назад. Я вскрикнул от острой боли, на миг потемнело в глазах. Было чувство, будто бы вырывают из тела позвоночник. Я даже ненадолго перестал брыкаться. - Только попробуй ещё раз дёрнуться, сучка! Я умею делать ОЧЕНЬ больно, не оставляя никаких следов. Эта жирная свинья ещё не скоро вернётся, так что в твоих же интересах меня не злить.
   Стоящие в стороне телохранители лишь засмеялись. Мне же захотелось плакать. Со мной по-разному обращались, но чтобы так...
   - Джо, полегче, ты тут не один хочешь поиграть с этой куколкой.
   - Я не намерен сдерживаться. Так что давайте присоединяйтесь, не стесняйтесь! - он захихикал, видимо найдя в своих словах что-то весёлое.
   Второго приглашения остальные ждать не стали. Одни из них прижал мои руки к полу, двое других раздвинули ноги. Обычно я старался отвлечься на что-нибудь, но сейчас... когда их пятеро, когда они насмехаются, делают больно, издеваются... Я не мог ни о чём больше думать, кроме как о том, что эти пять грязных извращенцев будут меня насиловать до полусмерти. Я дёрнулся насколько мог и громко всхлипнул, чувствуя, как в меня пихают два толстых пальца, смазанных чем-то скользким. Резко и глубоко, чтобы причинить побольше боли...
   - Надо же, какой узенький, - Джо продолжал двигать пальцами, не обращая на мои всхлипы никакого внимания. - Теперь понятно, почему эти шлюшки так ценятся.
   Он убрал пальцы, и я весь сжался, зная, что за этим последует. Боль была дикой. Даже мой первый раз показался мне не таким кошмарным. Было ощущение, будто в меня пихают деревянную ручку от швабры, разрывая на части. Я кричал как ненормальный, пытался выпихнуть его, брыкался. Но он лишь пыхтел, продолжая эту невыносимую пытку, а остальные хохотали и подбадривали его разными развратными возгласами. Я думал, что это никогда не кончится. Он лапал меня всюду, где только мог, облизывал, кусал... А я ничего не мог, кроме как, поскуливая, терпеть, понимая, что только на нём это всё не закончится.
   - А вы чего ждёте, приглашения? - Джо чуть сбавил темп, делая толчки более чувствительными и болезненными. - У него ведь не один вход в тело, или же его ротик вас не привлекает?
   - Нет уж спасибо!
   - Ты видел, какие у этой твари зубки?
   - Вот именно! Я тоже рисковать не буду. Так что давай уже заканчивай, не тебе одному здесь хочется развлечься.
   Не знаю, как я это всё выдержал. Они всё продолжали и продолжали. Я пару раз терял сознание от невыносимой боли и бессилия. Но им было всё равно. Всё равно, что хищный по своей природе зверь плачет и умоляет прекратить. Всё равно, что у меня выступила и не прекращает сочиться кровь. Их даже забавляло, как она переливается под светом лампы серебристым цветом. А мои жалкие "мяуканья" они и вовсе не понимали. Я тогда был не против умереть, лишь бы только всё закончилось. И даже более того, я жаждал, чтобы меня кто-нибудь нечаянно придушил, свернул шею либо ещё что. Потому что я знал, что это всего лишь сегодня, и что завтра, и послезавтра, и последующие дни они будут вытворять со мной одно и тоже...
   Когда всё, наконец, кончилось и меня оставили в покое, я из последних сил заполз под кровать и свернулся клубочком, надеясь, что там про меня забудут.
   Так продолжалось пару дней, которые казались мне целой вечностью. С каждым разом было всё больнее, я уже думал что не дотёрплю до того дня, как вернётся "хозяин". Парнишка их не интересовал, он был слишком молод даже для их развращенных фантазий. Они относились к нему почти как к ребёнку, приходя ко мне, даже выводили его из комнаты. Глупо, но я его за это начал ненавидеть. Меня ведь ни в каком возрасте не щадили, я был слишком красив, чтобы думать про такую мелочь. И я злился, что мне приходится обхаживать пятерых извращенцев до потери сознания, в то время как он просто отдыхает. Я понимал, что это не его вина, но мне всё равно было до боли обидно. Через несколько мучительных дней эта свинья, наконец, вернулась. Я, пожалуй, был впервые так рад видеть кого-то из людей. Как бы он не развращался, он был один, и я был полностью уверен, что про парнишку он тоже не забудет. Несмотря на старательные "ласки" его людей, к его приезду на мне не было видно даже малюсенького синяка. Я разве что немного похудел, так как кормили нас отвратительно. Им никак не могло придти в голову, что кошачий корм просто не съедобен и что мы не домашние питомцы, чтобы есть такую дрянь.
   Хозяин пришёл в спальню только под вечер. Сбросил с себя пиджак, отстегнул ошейник парня и потянул того в постель. Я, залез под кровать, надеясь, что хоть сегодня мне не достанется.
   - Сейчас посмотрит, стоишь ли ты того, что я на тебя потратил.
   Я ничего не видел, но, к сожалению, всё слышал. Парнишка так кричал, что у меня начали болеть уши. Толстяк мало того, что не был нежен, ему вообще было на нас наплевать. Не знаю, сколько времени это всё длилось, но мне казалось, что уже половина ночи прошла. Не трудно представить, каково это было для парня. Я не сомневался, что это был его первый раз, а значит, боль была адская. Сорвав под конец голос, парень только и мог, что хрипеть и громко всхлипывать. Бедолага... Не хотел бы я оказаться на его месте. Но мне и так досталось за эти дни. Закончив развлекаться, хозяин просто скинул его с кровати. Даже не потрудился нацепить на парня ошейник. А зачем? Ведь в таком состоянии он не то, что убежать, даже уползти не сможет...
   Так прошло несколько дней. Хозяин развлекался лишь с парнишкой, до меня же ему совсем не было дела. Его "цепные пёсики" боялись ко мне приближаться в его присутствие, потому я мог спокойно отдохнуть от их издевательств. Как же чудесно, когда про тебя все забывают! Даже сильный голод не омрачал моей безграничной радости. Были бы у меня крылья, я бы, наверное, просто порхал от счастья. Жаль только, что оно всегда мимолётно...
   С утра толстяк был совсем не в настроении. Он орал на всех, постоянно чего-то хотел, нервно ходил из стороны в сторону. Я лежал у кровати, лишь изредка поглядывая на своего соседа по несчастью. Тот тихонечко лежал, свернувшись в клубочек, и вздрагивал каждый раз, как хозяин проходил мимо него, что-то обсуждая по телефону. На меня он обиделся, потому что мне было хорошо. Глупо, конечно. Но будь я на его месте, я бы тоже злился.
   Свинья вдруг швырнул телефон в окно, разбив стекло, и, схватив парнишку за волосы, потянул того в ванную комнату, совсем забыв про ошейник. Когда цепь кончилась, парень приглушенно вскрикнул, задыхаясь. Хозяин отпустил его и, чертыхаясь, пошёл за ключом. Парнишка кашлял, пытаясь отдышаться, по лицу катились слёзы. Мне вдруг стало страшно, я заполз под кровать. Лучше не попадаться на глаза тому психу, пока он в таком состоянии. Из-под кровати не так хорошо всё было видно, но, по крайней мере, я чувствовал себя относительно в безопасности. Толстяк, судя по всему, нашёл ключ и, подтянув парня за цепь, отстегнул ошейник. Парнишка грохнулся на пол, больно ударившись головой. Кажется, даже потерял сознание. Но хозяина это мало волновало. Он пнул его пару раз ногой и, убедившись, что он без сознания, схватил за волосы и потянул в ванную, захлопнув за собой дверь.
   В комнате воцарилась тишина. Из ванной не доносилось ни звука, что пугало ещё больше. Я волновался за парнишку, боясь, что наш хозяин может его просто придушить. Внезапно по комнате пронёсся пронзительный крик, я дёрнулся и ударился головой об кровать. Кричал паренёк, и кричал явно от жуткой боли.
   - Закрой пасть, тварь! - после этого глухой звук удара и снова громкие всхлипы парнишки.
   Он его не убьёт, но искалечит точно. Я прижал уши и обнял руками, чтобы не слышать больше этих звуков. Парень всё равно временами так вскрикивал, что даже мне было слышно. У меня по лицу покатились слёзы. Я не мог ему помочь, а больше никто и не решится. Охранники тоже слышат всё это, знают, в каком состоянии их босс, что он может сделать, но никто за парнишку всё равно не заступится. Никто и никогда. Потому что мы всего лишь животные, не заслуживающие и малейшего внимания...
   Крики и всхлипы резко прекратились, и толстяк вышел из комнаты, тянув за собой за хвост парнишку. Малыш был без сознания и весь в слезах, на ногах кое-где виднелась кровь. Я вообще побоялся, жив ли он, так как на шее были видны следы от удушья. Я почувствовал себя полной скотиной: как я мог радоваться тому, что меня оставили в покое из-за него? Хозяин бросил его посреди комнаты и позвал одного из служащих. Когда телохранитель пришёл в комнату, по ковру уже расползлась небольшая лужица крови.
   - Избавься от этого мусора.
   От этих слов у меня мороз пробежал по коже, стало трудно дышать. Мне, наверное, просто приснился кошмар. Он не мог так сказать, не мог так... Я дёрнулся и весь съежился, услышав громкий выстрел. Они его... За что?..
   - И позови уборщицу, пусть тут всё хорошенько приберёт.
   Весь день я провёл под кроватью, боясь высунуть хотя бы нос. Я никак не мог оправиться от того, что произошло. Он его убил. Убил просто так, потому что надоел. Как скоро меня постигнет та же участь?..
   - Где ты, тварь?!
   Я дёрнулся от неожиданности. Хозяин пришёл в комнату и, судя по всему, обращался ко мне. Я испугался, что он меня убьёт, если сам найдёт. Потому добровольно вылез из-под кровати, показываясь на глаза. Он подошёл ко мне и с силой толкнул меня на кровать. Разделся и завалился в постель сам.
   - А ты и впрямь намного красивее, - толстяк провёл рукой по моей ноге. Затем резко перевернул меня и поставил на четвереньки. Сопротивляться было бы подобно самоубийству, поэтому я послушно раздвинул ноги и уткнулся носом в кровать. Я знал, что будет больно, потому заранее прикусил себе запястье, чтобы громко не орать. В мыслях постоянно всплывал тот паренёк и то, что он с ним сделал. Я не хотел закончить так же. А значит нужно постараться, чтоб эта тварь была довольна. Он вламывался в меня так, будто бы забивал гвозди, а не занимался любовью. Я кусал себя до крови и, преодолевая острую боль, пытался двигаться навстречу. Чем лучше я постараюсь, тем быстрее эта тварь кончит и оставит меня в покое. Хозяин намотал мой хвост себе на руку и дёрнул на себя, содрогаясь в сладких судорогах. У меня же всё перед глазами померкло, навернулись слёзы. Толстяк плюхнулся на подушки и задремал, забыв даже скинуть меня. Сил у меня хватило лишь на то, чтобы сползти на пол и залезть под кровать. Нужно ещё было зализать рану на руке, но измученное тело уже отказывало слушаться. Кто-то когда-то сказал, что красота спасёт мир. Но этот мир она лишь губит...
   Ещё несколько дней я провёл как в кошмарном сне. С каждым разом ему становилось мало, и он мучил меня всё больше и больше...
   Вечером он пришёл ужасно злой, прям как тогда. Я весь съёжился. Неужели всё? Я зря всё это терпел? Было жутко страшно, тело била дрожь. Я надеялся, что он меня не заметит, что забудет. Но как же. Подошёл ко мне и отцепил ошейник. Я вжался в ковёр, но меня оторвали от пола, схватив за волосы, и потянули в ванную. Ну, вот и всё. Перед глазами мелькнула вся жизнь, кроме тех лет, что я здесь провёл. Как жаль, что я так и не увижу больше свой дом...
   Он впихнул меня под душ и открыл воду. Втиснулся сам и, прижав меня лбом к стене, стал грубо вламываться, кусая меня за плечо. Наигравшись сзади, перевернул меня к себе лицом и продолжил, прижав меня одной рукой за шею. Я стал задыхаться. Если уж мне суждено умереть, то без боя я не сдамся. Я начал сильно брыкаться и со всего размаху прошёлся ему когтями по лицу. Он заорал и ненадолго оставил меня в покое, отойдя назад. Не долго думая, я рванул к двери, но та, к моему ужасу, была закрыта.
   - Ах ты, маленькая сучка, - хозяин рванулся ко мне, но зацепился за бордюр и, ударившись головой о раковину, грохнулся на пол, не подавая больше признаков жизни.
   Я стоял в шоке, всё ещё не веря в то, что всё закончилось. Больше он никого не тронет. Я повернулся к двери и стал думать, как работает замок. К счастью люди не умнее нас, потому, разобравшись, я выбрался в спальню. Нужно убегать отсюда. Как можно быстрее. Вряд ли охрана сейчас сильно бдительна, ведь когда босс развлекается, то можно и персоналу чуток отдохнуть. На улице было холодно, я это знал, потому нужно было хоть что-нибудь надеть. Открыв шкаф, я стал в нём рыться, но так ничего подходящего и не нашёл. Накинув на плечи хотя бы рубашку, которая всё норовила свалиться, тихонько открыл окно и ловко спустился на землю. С этой стороны во дворе никого не было, но и забор был бетонный, три метра в высоту - не перелезть. Пришлось осторожно красться вдоль стены и пригибаться под окнами. Дойдя до угла, я увидел ворота и огромный грузовик, въезжающий во двор. Охрана копошилась вокруг прибывшей машины, про ворота они явно забыли. Я прижался к стене и глубоко вздохнул. Это мой единственный шанс. Дождавшись, пока все разойдутся, занося новые вещи в дом, я быстро прошмыгнул мимо машины и вылетел за ворота. А потом просто побежал куда глаза глядят, подальше от людских домов. Бежал долго, пока, наконец, миновав последний жилой район, не выбежал на безжизненную пустыню. Ей, казалось, не было конца, а вся растительность давно вымерла, и теперь здесь были лишь камни да серый песок. Я пробежал ещё немного, но голод, усталость и уже существенный холод дали о себе знать. Я не знал, что делать дальше, куда идти. Мне не было места на этой планете, а выбраться с неё - детская, неосуществимая мечта. Как глупо было надеяться на что-то хорошее. Я уже еле перебирал ногами, колени начали подкашиваться. Вот теперь точно конец... Я упал посреди этой безлюдной пустыни от нехватки сил, ужасно измученный, но... счастливый. Пусть я и умру, но я умру на свободе. Среди природы, а не в этих бездушных серых постройках, которые люди так любят. Умру в тишине и покое... Один... Но всё же... так не хочется умирать... Особенно теперь, когда наконец вырвался из этой мучительной и душащей клетки... Как же коротка и жестока бывает жизнь...
   Было ужасно холодно, но я чувствовал, что уже засыпаю. Засыпаю, потому что больше нет сил бороться. А смерть... Пожалуй это будет мой единственный отдых за последние годы...
  
  ***
  
  Я немного зажмурился от яркого света, но мои глаза быстро привыкли к такому освещению. Я жив или мёртв? Какая теперь разница. Хуже, чем было, ведь уже не будет. Хотя нет, всё же будет. Будет, если я всё ещё жив и если они меня нашли. Я окинул взором помещение, в котором оказался. С виду просто, но всё же чем-то привлекало. Видно было, что хозяин старался для себя, а не для публики. На столике у кровати стоит стакан молока... Неужели для меня? Я не стал никого ждать и быстро осушил стакан. Стало плохо, начало тошнить. Видимо, организм уже отвык от нормальной пищи. Я улёгся поудобнее и закутался в одеяло по уши. Не знаю, кто меня нашёл, но знаю точно, что это человек. А раз так, то недолго я гулял на свободе. Отсюда просто нет выхода. Эта планета... Эта одна огромная и бездонная тюрьма, без ключей и без дверей. Без малейшего шанса на полноценное счастье...
   Я закрыл глаза, вспоминая чудесные просторы родной Анкарии. Такой, какой она была ещё до появления людей... Бескрайние лиловые луга и лазурные озёра, тихо журчащие ручейки и шелестящие листвой аргонии, тысячи и тысячи разнообразных и неповторимых цветов с удивительными запахами... Мир, гармония и покой. Свобода... Дедушка говорил, что все цветы хоть и схожи как запахами, так и внешне, но каждый из них уникален и не имеет более себе подобного. А здесь, на этой затхлой умирающей планете, нет ни единого цветка. Ни одного. Ни кустов, ни деревьев, ничего. Они уничтожили всё. Даже животные, что некогда её населяли, теперь лишь потеха для домашних зоопарков, либо игрушки для извращенных фантазий их хозяев. Люди всё порабощают и уничтожают, когда оно им наскучит.
   Создатель, молю тебя лишь об одном: пусть тем, кто меня нашёл, окажется девушка. Я просто больше не вытерплю этого насилия, этого издевательства, просто перегрызу себе вены... Но могу ли я хотя бы надеяться? Ведь мне было дано имя "Красота", а не "Надежда" либо "Удача"... А значит, и судьба моя будет следовать лишь по этому пути. Знала ли моя мать, на что она меня обрекает, подарив вместе с жизнью такую судьбу?.. Теперь я всего лишь невероятно красивая подстилка для этих бесчувственных извергов, живущих своими порочными желаниями.
   Дверь открылась, и в комнату вошёл... парень... Внутри всё сжалось от одного этой мысли. Значит, опять всё будет по-старому, и моя долгожданная свобода лишь мечта, которой не суждено сбыться? Было обидно на весь мир, хотелось кричать и рыдать. Но я продолжал молча лежать, испуганно глядя на хозяина дома. Он оставит меня себе или продаст? Хотя, какая теперь разница. Я снова в лапах у этих тварей. И впереди маячат лишь мучения и страдания...
   - Есть хочешь?
   У меня что-то спросили, или мне показалось? Нет, судя по тому, как он на меня смотрит, не показалось. Какой-то он странный... Я осторожно кивнул, всё ещё боясь, что за этим последуют какие либо издевательства.
   - Тогда подожди немного, я сейчас что-нибудь принесу.
   Снова он со мной заговорил. Не понимаю я его. Это что, какая-то игра? Хочет притвориться, что мы "на равных", думает, что я стану его после этого слушаться? В таком случае не дождётся. Я никогда никому не подчинялся и подчиняться не стану. Я закутался в одеяло посильнее, хотя холодно было скорее из-за страха неведенья, чем от реального холода. Что он задумал? Не придётся ли мне потом слишком дорого расплачиваться за это небольшое проявление внимания. Он вновь вошёл в комнату, на этот раз с подносом с разнообразной едой. Мне становилось всё страшнее думать насчёт того, что будет потом за такое хорошее отношение. Отказываться от еды я не стал. Есть хотелось очень, всё же я не ел уже довольно давно. Человек казался тихим, а такие обычно самые извращенные. Я съел с подноса всё мясо и пару листиков зелени, остальное трогать не стал. Подогнул под себя колени и уставился на человека. И что дальше? Изнасилуешь меня сразу или немного позже?
   - Я Кайлан.
   Имя? Это уже интересно. Таких экземпляров я ещё не встречал. Мне попался вежливый извращенец? Как мило. Может, насиловать он меня будет так же вежливо. Или на этом ограничится?
   - Своё имя не скажешь?
   - "Пошёл к чёрту, грязная тварь!"
   Я не боялся говорить всё, что вздумается. Нет, не потому, что был смелый. Просто люди нашего языка разобрать не могут. Мы их понимаем, но они нас нет. У них слишком плохой слух, чтобы разобрать всего пару звуков и понять слова и смысл. Максимум, что он услышит, это какое-нибудь "мяу", как у здешних кошек. Этих зверьков я видел всего раз, у одного из хозяев. Милы, безвредные создания. Правда, тоже не могут разобрать, что мы говорим. Зато, хотя бы слушают и даже пытаются что-то отвечать. А люди даже не слушают. Им ведь плевать, они выше этого.
   - Жаль, что ты говорить не умеешь. Я-то надеялся узнать, как ты оказался в этой пустоши.
   Не умею говорить. Как же! Это ты слушать не умеешь, тварь. Долго ещё будешь добрячком прикидываться и разыгрывать весь этот спектакль?!
   - Ладно, уже поздно, пора бы спать ложиться.
   Ну вот. Чего и ожидалось. Человек встал и, отставив на стол поднос с едой, пошёл выключать свет. Я не сводил с него злобных глаз. Пусть только попробует ко мне прикоснуться. Больше я терпеть не намерен. Уж лучше подохнуть от их грязных рук, чем терпеть эти мучения. Парень выключил свет и подошёл к кровати. Игнорируя меня, лёг с другой стороны. Хм, может, мне повезло и, хотя бы сегодня, но он не захочет? Может, решил подождать, пока я окончательно оклемаюсь? Я осторожно прилёг и перевернулся на бок, спиной у нему. Но стоило мне только прикрыть глаза, как человек начал копошиться, подползая поближе ко мне. Нет, нет, нет... Он обнял меня и прикрыл одеялом. Я тут же дёрнулся и отполз на край кровати.
   - Я ничего тебе не сделаю. Здесь очень холодные ночи, а одеяло только одно. Как видишь, на двоих оно тоже не рассчитано. Так что, если не хочешь замёрзнуть, залазь обратно.
   Холодные ночи, да? Ничего получше уж придумать не смог? Я не такой дурак и добровольно жаться к человеку не намерен. Я повернулся к нему спиной, свернувшись в клубочек, и вскоре задремал.
   Проснулся от того, что меня била сильная дрожь. Сильно замёрзли лапы, уши и нос я и вовсе практически перестал чувствовать. Парень не соврал: здесь до жути холодно. Признавать свою неправоту не хотелось, но я так замёрз, что уже готов был переспать с ним добровольно, чтобы хоть как-то согреться. Пустят ли меня теперь под одеяло? Я, всё ещё дрожа, приподнял голову и взглянул на человека: тихо и мирно спит под тёплым одеялом. Завернулся в него как в мягкий кокон. Трудно будет туда залезть и не разбудить при этом его хозяина. А если он проснётся? Что он со мной сделает? Сильно ли разозлится, будет ли наказывать? Но сильный холод всё-таки немного притупил мой страх, и я осторожно подполз поближе. Ещё раз оглядел одеяло, желая найти хоть какую-то лазейку. К сожалению, попасть туда и не разбудить человека не предоставлялось возможности. Я аккуратно положил руку ему на плечо и немного его потряс, резко отдёрнув обратно, когда тот зашевелился.
   - Что такое? - сонный голос, но вроде не злой. - Замёрз?
   Я слабо кивнул и стал ждать своей участи.
   - Глупыш, я же говорил, что здесь холодно. Чего не слушался? - не дожидаясь какого-либо ответа, меня укрыли тёплым одеялом с головой и прижали к не менее тёплому телу. Впервые за столько лет мне не было противно, что меня прижимает к себе человек. Напротив, я даже крепче к нему жался, ища тепла. Было хорошо, и думать о плохом уже попросту не хотелось.
   Утром я проснулся один. Кайлан куда-то ушёл, оставив мне на столе еды. Я немного перекусил и снова завалился в кровать. Что же делать? Вдруг он пошёл искать покупателя? Меня терзали сомнения. Я боялся тут оставаться, но и идти мне было некуда. Ведь, если уйду, то либо умру, либо наткнусь на кого-нибудь ещё. Остаться - не худший вариант. Здесь меня хотя бы кормят вкусно и даже на кровати разрешают спать. Но я не знаю, оставит ли он меня себе, и как он будет со мной обращаться, если оставит. Такой трудный выбор. Размышляя, я не заметил, как задремал.
   Проснулся от шума. Кайлан вернулся домой и рылся в каких-то бумагах. Вернулся один. Уже хорошо. Может, если я постараюсь, то он меня оставит. Я слез к кровати и подошёл к нему. Хотел обнять, но, как только протянул руку, оказался прижатым к книжной полке с заломленными над головой руками. Ничего себе реакция.
   - А это ты, - он отпустил мои руки и отошёл. - Не стоит подкрадываться к людям сзади.
   Я посмотрел ему в глаза, стараясь вложить во взгляд побольше чувств. Он медленно окинул меня взглядом, рассматривая как дорогую картину. Да, я красивый, смотри только на меня и не смей продавать...
   - Надо бы тебя одеть.
   Одеть? Зачем? Кайлан стал рыться у себя шкафу и вскоре извлёк оттуда джинсы и рубашку. Зачем ему меня одевать? Хочет куда-то отвезти? Продать? Я совсем перепугался и забился под кровать. Там было пыльно, но зато спокойно.
   - Эй, ты чего? - человек заглянул вниз. Я весь съёжился и жалобно на него посмотрел. - Там же грязно, вылась.
   Я отрицательно покачал головой и заполз подальше от него.
   - Не вылезешь - оставлю без ужина.
   Не стоит его злить. Если хочу остаться, то должен быть послушным. Ненавижу их всех... Я осторожно выполз и стал рядом с ним, уставившись в пол. Кайлан стянул с меня грязную рубашку, я слегка вздрогнул, когда он случайно до меня дотронулся.
   - Мда, пошли-ка вначале в душ.
   У меня сердце упало куда-то вниз. Вспомнились последние мучения, вспомнился тот парнишка... Не пойду. Может бить меня сколько угодно, но в ванную я не пойду. Кайлан взял меня за руку и хотел повести, но я зашипел и вырвал её обратно.
   - Что ж, ладно, - человек недовольно на меня взглянул. - Раз ты такой упрямый, то сиди тут. Я сейчас приду.
   Я дождался, пока человек скроется из виду, и направился к двери. Лучше уйти, пока ещё есть такая возможность. Я положил руку на ручку и так и замер. Ну уйду, и что дальше? Он со мной ещё пока ничего не делал. Сейчас уже темно, на улице жуткий холод, я там сразу же заблужусь и умру. Пока я думал, вернулся Кайлан, развеяв все сомнения. В руках у него было ведро с водой, полотенце и мыло с мочалкой. Я немного успокоился.
   - Иди сюда и сядь, - человек поставил стул посреди комнаты.
   Кайлан мыл меня аккуратно, видимо боялся, что я снова под кровать забьюсь. Я же старался его слушаться и не сопротивлялся. Всё же приятно было помыться, я и так почти неделю грязный был. Может теперь он меня рассмотрит и оставит.
   - Так, а теперь засунь руку сюда, - он указал на рукав от рубашки.
   Я надел рубашку, затем джинсы. Правда на джинсах пришлось дырку под хвост вырезать, зато было довольно удобно и тепло.
   - Ну вот, а ты пугался. Пошли есть.
   Значит оставит? Я весело поскакал за ним.
   Так прошло несколько дней. Он меня кормил, ухаживал, изредка куда-то уходил. Я был счастлив как никогда. Меня кормят, заботятся, а взамен - ничего. Он ни разу ко мне не приставал, не лапал. Будто я не постельная игрушка, а просто домашний зверёк.
   В этот раз Кайлан вернулся поздно и сразу сел за стол за бумаги. Я валялся на кровати и с любопытством его разглядывал. Русые волосы, карие глаза... Ничего эффектного либо необычного в его внешности не было, но всё же что-то притягивало. На извращенца точно не похож, либо уж больно хорошо скрывается. Я сегодня целый день просидел один, потому мне было ужасно скучно. А он вернулся и даже не обратил на меня внимания, будто эти бумажки красивее. Я слез с кровати и сел напротив, уставившись на него шаловливым взглядом. Всё равно не обращает внимания. Ну и пусть подавится. Я разозлился и, завалившись на кровать, быстро уснул.
   Прошло ещё несколько дней. Он всё не замечал меня, будто я несмышленое домашнее животное. Вначале я радовался, что он ко мне не приставал, но теперь меня это начинало волновать. Он ведь даже не смотрит на меня, как на что-то красивое и сексуальное. А это довольно странно.
   Кайлан сидел на полу на подушках и смотрел какую-то передачу. Мне уже надоело его равнодушие. Спать с ним я не хочу, но он мог бы уделить мне хоть чуточку внимания. Чтобы я не чувствовал себя чем-то настолько ненужным и бесполезным. Будто насмехается.
   Я улёгся на полу прямо у него под носом. Кайлан даже и глазом не моргнул. Я лёг на спину и согнул одну ногу в колене. Снова ноль реакции. Он что слепой, что ли?! Мне надоело, и я подполз к нему и по-хозяйски развалился, положив голову ему на колени. Ну что, снова не заметишь?! Человек заботливо погладил меня по волосам, и я растаял от этой ласки. Не знаю, какие у него на меня планы, но он не такой уж и плохой, хоть и человек. Я свернулся клубочком и задремал.
   Проснулся от того, что меня подняли с пола. Я лениво открыл глаза и увидел, что Кайлан несёт меня на кровать. Неужели он сейчас... Я испугался. Мне не хотелось, чтобы он сделал мне больно. Я стал брыкаться и в итоге свалился на пол, больно ударившись.
   - Глупый, сильно ударился? - он склонился надо мной, я перепугано отполз назад. - Опять ты начинаешь... Ладно, я спать, а ты как хочешь.
   Кайлан лёг в постель и завернулся в мягкое одеяло. Я, немного подумав, залез к нему. Мёрзнуть ночью не хотелось...
   Утром снова проснулся один. Кайлан сидел на полу и смотрел телевизор. Я слез и подсел к нему. Почему он не обращает на меня внимания? Он уже столько времени обо мне заботится, кормит, убирает. И до сих пор ни разу ко мне не приставал. Мне уже даже хочется, чтобы он смотрел на меня не только как на друга. Я не могу не нравится ему, но тогда чего он так себя ведёт? Ну, да, я боялся его вначале, но ведь теперь я поменял своё мнение. Почему он этим не воспользуется?..
   Я и сам не заметил, как почти вплотную к нему придвинулся и приник к губам. Мне так давно хотелось, чтобы он это сделал, что я уже просто сам не сдержался. Слишком уж долгое было ожидание. Хм... Когда я вообще в последний раз кого-то целовал? Уже даже не помню... Кайлан мне не отвечал, но и не сопротивлялся. Я прижался к нему сильнее и углубил поцелуй. Он положил мне руки на плечи и мягко отстранил.
   - Не нужно этого.
   Затем встал и вышел на кухню. Я сидел, пытаясь всё переварить. Меня отпихнули?.. Меня?.. Стало настолько больно, что я еле сдержал слёзы. Нам всегда говорили, что от нашего имени зависит наша судьба. Я терпел все эти муки, унижения и издевательства, утешая себя тем, что красивее меня нет на свете. Эта мысль помогала мне хоть как-то держаться, чтобы попросту не сойти с ума. А что сейчас? Всё было лишь иллюзией? Я всего лишь дорогая шлюха, которая нравится извращенцам с их больными фантазиями. Всего лишь шлюха... Я прилёг на кровать и так и пролежал весь оставшийся день, смотря куда-то вдаль и ничего перед собой не видя. Кайлан прикрыл меня одеялом и, кажется, что-то спросил, но я его не слышал. Я просто лежал и лежал, как какой-то безжизненный труп. Когда меня приподняли и положили под голову подушку, я даже не шелохнулся. Почему-то было всё равно кто я, где я, что со мной делают. Всё было как-то безразлично. Странно, но я почему-то даже ничего не мог вспомнить, будто вся память и мысли из головы куда-то пропали. Лишь пустота...
   Проснувшись, я всё так же лежал, не хотелось ни вставать, ни есть, ни пить. Просто ничего не хотелось. Был какой-то покой и тишина, словно всё куда-то исчезло. Кайлан зашёл в комнату с подносом с едой и, подойдя к кровати, присел передо мной на корточки. Я посмотрел на него, но практически не замечал, будто смотрел не на него, а сквозь него.
   - Котёнок, что с тобой? Ты не приболел? - он зачем-то приложил мне ладонь ко лбу. Голос у него, кажется, был взволнованным. Я ничего не ответил, просто прикрыл глаза. Меня ласково погладили за ушком. Наверное, это должно быть приятно. Не помню. Кажется, никто меня там ещё не гладил.
   Так прошёл ещё один день. Кайлан пытался меня покормить или хоть как-то растормошить, но я не реагировал на его усилия. Вокруг была лишь пустота, которая убаюкивала и утешала, как родная мать. Кроме неё мне больше ничего не было нужно...
   Прошёл ещё день, два, три. Кайлан всё копошился вокруг меня, что-то от меня хотел, постоянно что-то говорил. А мне было всё равно. Лежать вот так, ничего не делая, нравилось мне куда больше всего остального. Ведь зачем нужно что-то ещё? Зачем нужно что-то делать, говорить? Можно просто лежать, и ничего от этого не измениться. Мир и всё вокруг останется таким же. А если даже что-то и изменится, то какая разница? Никакой. Зачем за что-то волноваться и переживать, если это причиняет боль? Как глупо. Этого ничего ведь не нужно. Зачем вообще кто-то что-то придумывает? Ведь чтобы мы не делали, время всё равно идёт и идёт. Так зачем же вообще хоть что-то делать? Можно просто лежать, и ничего не случится. Ни плохого, ни хорошего. Покой и тишина.
   - Ну, что с тобой случилось? Съешь хоть что-нибудь, ты же так долго не протянешь.
   Съесть что-нибудь? Зачем? И что я тяну? Какие не нужные и пустые звуки. Почему бы ему не оставить меня в покое?
   - Если ты сам сейчас не поешь, я буду это в тебя впихивать.
   Ну и зачем? Глупо. Кайлан присел на кровать и посадил меня себе на колени, как большую безжизненную куклу. И что дальше?
   - Открой ротик.
   Я посмотрел на него, пытаясь понять, чего он хочет, или, хотя бы, зачем ему это нужно. Ничего не понял. Глупо как-то. Он каким-то образом ухитрился сам открыть мне рот и впихнул туда кусочек безвкусной еды. Возможно, это и было вкусно, только я этого не чувствовал.
   - А теперь будь умницей, прожуй и проглоти.
   Не хотелось, чтобы и это он делал за меня, потому я всё же послушался. Еда как какой-то ком застряла в горле, я поперхнулся и закашлял. Мне впихнули молоко, я запил, стало немного лучше. Ну, вот и зачем это всё надо было? Стало только хуже.
   - Съешь ещё.
   Я отвернулся. Есть не хотелось, было гадко. И от того, что я проглотил, было как-то противно. Меня настойчиво повернули лицом к себе и заставили съесть ещё пару кусочков. Стало совсем плохо, начало подташнивать. Человек ласково меня обнял и тихонечко покачивал на руках, убаюкивая как младенца. Не знаю от этого ли, но я вскоре уснул.
   Я долго приходил в себя. У Кайлана была просто стальная выдержка и железные нервы. Он постоянно обо мне заботился, нянчился, как с маленьким ребёнком. Мне постепенно становилось лучше, я начинал потихоньку возвращаться в реальность. Я не помнил, что стало причиной такого моего состояния, да и вспоминать не хотел. Мне было приятно, что обо мне так заботятся и уделяют столько внимания.
   Я валялся на кровати, Кайлан же сидел за бумагами. Он сидел там уже третий час, забыв про меня. Мне это надоело, я зарычал и швырнул в него подушкой. Попал, на удивление, прямо в цель. Бумаги разлетелись по всей комнате.
   - Какого... - Кайлан поднялся из-за стола. - Совсем уже спятил?!
   Я показал ему язык и отвернулся. Будет знать, как про меня забывать. В меня внезапно ударилась подушка. Рррр...
   Небольшой поединок закончился тем, что мы порвали в клочья три подушки, и Кайлан прижал меня за руки к кровати. Было жутко весело, я давно так не смеялся. Я поднял глаза, наши взгляды встретились, и мы так и смотрели друг на друга, улыбаясь и тяжело дыша. Мне вдруг захотелось крепко его обнять, целовать до потери памяти и не отпускать от себя весь день, отдаться полностью: и телом и душой. Я понял, что хочу его, и хочу слишком сильно. Я видел, что он хочет того же. Но почему тогда он себя сдерживает? Чего он боится? Кайлан поднялся и слез с кровати, у меня же в этом момент возникло чувство, что если я его сейчас отпущу, то отпущу навсегда, и моим он уже никогда не будет. Я так этого испугался, что подскочил и, схватив его за руку, потянул обратно. Кайлан присел на край кровати и уставился в пол. Меня же с головой окатило сильное отчаянье. Я не хотел, чтобы меня бросали вот так, не хотел быть опять один. Я тоже имею право на счастье, и не хочу его отпускать так легко, даже не попробовав удержать. Но что думает он? Он ведь ни разу сам не приставал ко мне не как к другу, ни разу даже так не смотрел. Неужели этот небольшой порыв, всего лишь животный инстинкт? Я ему совсем не нравлюсь? Кайлан сидел на краю, не смотрел на меня и ничего не отвечал. Опять стало больно и холодно, внутри всё сжалось, захотелось забиться в какой-нибудь дальний угол.
   - Прости, но будет лучше, если мы не будем переходить границ дружбы, - встал и ушёл.
   Меткий выстрел прямо в сердце. Ты хоть знаешь, насколько больно ты мне сейчас сделал? Все эти насилия, которые я терпел от этих извергов, всё это ничто по сравнению с той болью, которую ты мне сейчас причинил. Потому что от неё нет никаких средств и колит она в самое уязвимое место. Я завернулся в одеяло с головой и заплакал, желая чтобы весь мир, что сейчас снаружи, куда-нибудь исчез.
   Несколько дней прошли как во сне. Нет, не прекрасно и чудесно, а просто быстро и не запоминающиеся. Кайлан совсем не поменял своего отношения ко мне. Я не понимал, почему он меня отпихивает, но всё же надеялся ему понравиться.
   Внезапно в дверь позвонили. Интересно кто это? У нас здесь редко кто бывает. Да и вообще, я здесь никого никогда не видел. Я весело побежал к двери и быстро открыл, желая увидеть гостя. Женщина?.. Я тут же пожалел, что открыл дверь, рука даже сама дёрнулась, чтобы закрыть обратно, но незнакомка по-хозяйски прошествовала в дом, удостоив меня лишь презрительным взглядом. Это... его любовница? Она выглядит немногим старше, но она красива и одета со вкусом. А раз она приехала сюда, в такую глушь, ради него... У них всё настолько серьёзно? Женщина, даже не разуваясь, пошла сразу в спальню, отчего мне стало ещё хуже. Не знаю зачем, но я пошёл за ней. Мне не хотелось, чтобы они оставались наедине. Кайлан стоял, опёршись спиной о шкаф, и, когда я вошёл, так на меня взглянул, что мне захотелось провалиться сквозь землю.
   - Ты здесь что-то забыл? Нет? Тогда сделай одолжение, выйди, ты здесь мешаешь.
   Он никогда со мной не говорил в таком тоне. Значит...
   - Долго ты ещё тут будешь стоять или мне тебя силой отсюда выводить?!
   Я знаю, что не нужен тебе, но зачем же ты со мной так жестоко? Я развернулся и ушёл, прикрыв за собой дверь. Я не мог оставаться в доме: услышать звуки, которые будут оттуда доноситься, было бы невыносимой пыткой. Я вышел на улицу и побежал куда глаза глядят. Бежал, пока не кончились силы, и я не рухнул на землю, жалким ненужным заплаканным комочком. Зачем ты меня тогда нашёл, зачем подобрал? Разве мне мало боли причиняли? Я свернулся клубком, пытаясь унять рыдания. Слёзы не морозе больно опаляли щёки, а я уже устал от боли. Хотелось хотя бы умереть в покое...
  
  ***
   - Ниеникуэ, не лезь туда, упадёшь, - дедушка стоял у дерева и смотрел на мою тщетную попытку забраться повыше. Зря он во мне так сомневается, Акиньелуре вчера туда залез, значит и я смогу. Я собрался с силами и прыгнул. Ветка хрустнула, и мы вместе полетели вниз. Дедушка вовремя успел меня подхватить, иначе не знаю, чтобы со мной было. - Сколько тебе раз повторять, чтобы ты не лазил так далеко?
   - Но мальчишки с меня вечно смеются. Я что, не могу быть сильным и ловким? Я тоже хочу.
   - У каждого своё предназначение. Ты ещё себя найдёшь, - дедушка взял меня за руку и повёл к дому.
   Было обидно. Это мама виновата. Парень не должен быть красивым, он должен быть сильным. Зачем она меня так назвала?
   - Чего скис? - мама пододвинула мне миску с едой, но я отвернулся.
   - Я не хочу быть красивым. С меня все смеются.
   - Они просто завидуют. Потому что такого как ты нет больше на всём белом свете, - она наклонилась и ласково чмокнула меня в нос.
   - Ой, перестань, - я сморщил носик и вытер рукавом.
   Снова свет. Я поморщился и лениво открыл глаза. Вокруг всё расплывалось, я ничего не мог разглядеть. Рядом кто-то сидит. Я прищурил глаза пытаясь увидеть кто.
   - "Кайлан?.."
   - Как ты?
   Я прикрыл глаза и легко кивнул, показывая, что ничего.
   - Придурок хренов! - Кайлан отвесил мне такую пощёчину, что зазвенело в ушах и на миг даже потемнело в глазах. Снова боль... Зачем ты опять меня сюда вернул? Там мне было намного лучше, чем здесь. Не было такого чувства, как боль.
   - Тебе что, плохо здесь живётся? Я плохо тебя кормлю, плохо с тобой обращаюсь? Что?! Чего ты, скотина неблагодарная, ни с того ни с сего туда полез?! Жить надоело?! Сделать гадость мне решил?! Что?! Какого чёрта я должен тебя искать среди ночи на тридцатиградусном морозе посреди этой бескрайней глуши?! Иголку в стоге сена и то проще найти! Ты хоть думал своими кошачьими мозгами, что ты делаешь?! Или ты мне назло это сделал?! Зачем?! Приревновал к той бесчувственной мрази? Она же лет на десять меня старше, так и в душе та ещё шлюха!
   Да, приревновал. Но не из-за ревности я убежал, а из-за твоего равнодушия и холодности. Я тебе не нужен, зачем ты за мной пошёл? Я ведь тоже шлюха... Ты и меня так ненавидишь?
   - Чего ты хотел добиться своей выходкой?! Может мне купить тебе поводок, чтобы привязывать тебя каждый раз, когда сюда кто-нибудь приходит? Ты этого хочешь?! Нравиться чувствовать себя животным, да?!
   Зачем столько слов? Хочешь меня обидеть, сделать больно? Но ведь больнее уже не будет. Я закрыл глаза и отвернулся.
   - Ты хоть представляешь, как я перепугался, когда понял, что ты не погулять вышел? Как я боялся тебя не найти? Ещё немного и ты бы ведь просто замёрз. Ты хоть понимаешь, каково бы мне тогда было?
   Зачем ты говоришь мне такие вещи? Я ведь опять начну верить, что ты питаешь ко мне симпатии, что я тебе нравлюсь. Зачем? Я повернулся, чтобы посмотреть ему в глаза, но неожиданно наткнулся на мягкие губы. Кайлан обнял меня за талию и слегка приподнял, углубляя поцелуй. Я ответил осторожно, боясь спугнуть, и всё ещё не веря в реальность происходящего. Он расстегнул на мне рубашку и стал спускаться ниже, ласково целуя и гладя по телу. Я чуть не задохнулся. Это было так... непривычно. Я впервые сам хотел, чтобы меня трогали, гладили, ласкали. Я выгнулся, подставляясь под ласку. Хотелось доставить ему как можно больше удовольствия, неважно какой ценой. Кайлан расстегнул на мне джинсы, и я приподнялся, помогая их снять. Было немного страшно, я знал, что снова будет больно. Но ради него я мог и потерпеть. Кайлан осторожно пропихнул в меня один палец, я закрыл глаза и раздвинул ноги шире. Всё будет хорошо, нужно просто немного потерпеть. Он долго меня растягивал, периодически страстно целуя в губы. Это так странно... Я всё никак не мог понять, нравиться мне это или нет. Кайлан качнулся вперёд бёдрами. Я выгнулся, по телу прошла дрожь. Не от боли, но тогда от чего? Ещё, ещё и ещё... Лучше б было больно, тогда я хотя бы понимал, что чувствую. Этот жар, легкое головокружение... Это сводит с ума. Кайлан двинулся чуть под другим углом, и я чуть не потерял сознание от удовольствия. Никогда бы не поверил, что наслаждение может получать не только тот, кто сверху. Как же мне хорошо... Я выгибался ему на встречу, кусая себе губы, царапал ему спину... Когда удовольствие накрыло с головой, я не сдержался и громко вскрикнул. Человек плюхнулся на меня буквально через пару секунд. Я обессилено распластался на кровати, тяжело дыша, в голове была пустота. Кайлан прилёг рядом и прижал меня к себе, ласково целуя. Наверное, это и есть счастье. Люить и быть любимым. Кайлан... Как жаль, что я не могу с тобой поговорить. Не могу сказать, что люблю тебя. Мне только остаётся надеяться, что ты сам это поймёшь. Я уснул, устроившись головой на его плече.
   Утром вновь проснулся один. Ни с того ни с сего зачесалась спина где-то в районе лопатки. Я попытался почесать, но не получилось. Блин, как же чешется, не могу дотянуться. Ррр... Я крутился и так и эдак, но никак не мог дотянуться до злополучного места. Пришлось искать что-нибудь, обо что можно почесаться. Небольшой светильник был как нельзя кстати. Но только я к нему прижался, как что-то хрустнуло, и я провалился в незнакомую комнату. Я поднял голову и у меня наступил откровенный шок. Вся комната была усеяна разнообразным оружием. Это что ещё такое? Он что...
   - Скажи-ка мне на милость, что ты здесь делаешь? - абсолютно ледяной тон. Я повернулся к нему и испугался. Куда делся мой Кайлан? Этот взгляд, это выражение лица... это не он. Человек подошёл ко мне и приподнял за ворот рубашки. - А я-то всё думал, как сюда фернао попал. Тебя кто-то подослал, верно?
   - "Пусти меня!"
   - Ах, да, ты же не можешь ничего ответить, - он отпустил меня, и я вновь плюхнулся на пол. Затем развернулся и направился к выходу. - И возвращайся обратно к своему хозяину, а то я за себя не отвечаю.
   Я лежал на полу и всё никак не мог поверить в происходящее. Ещё вчера он заботился обо мне, ласкал, целовал... А сегодня - всё. Нет, я этого так не оставлю! Я выбежал след за ним. Ты не уйдёшь от меня так просто. Не отпущу.
   Кайлан пошёл в гостиную, я побежал за ним. Я хотел подойти к нему и обнять, но он направил не меня пистолет.
   - Повторяю в последний раз: возвращайся туда, откуда пришёл.
   Я подошёл вплотную к дулу, не отрывая взгляда от его глаз. Если не хочет мне поверить, пусть лучше убьёт. Другого варианта я не приемлю. Кайлан долго на меня смотрел, почему-то не спуская курок. У него... руки дрожат. Только сейчас это заметил.
   - Чёрт, - Кайлан опустил руку и отошёл к шкафчику. Открыл и начал нервно рыться в таблетках. - Твою мать... - скинул все таблетки на пол и закрыл лицо руками.
   Я подошёл и, прижавшись, крепко его обнял.
   - Уйди.
   Я проигнорировал его слова и прижался ещё крепче.
   - Я сказал, пошёл вон!
   Я развернул его к себе и, встав на пальчики, нежно поцеловал, обняв за шею руками. Я люблю тебя. Люблю. Пойми же это, наконец. Кайлан вначале не отвечал, потом сдался и сам меня к себе прижал.
   - Хочешь остаться со мной несмотря ни на что?..
   Я кивнул. Он улыбнулся и снова меня поцеловал.
   - Я люблю тебя, - а потом просто подхватил и потянул меня на кровать...
   Несколько дней прошло как в сказке. Я уж и не надеялся, что у меня когда-нибудь так будет. Кайлан никуда не ходил и всё время уделял только мне. Как же чудесно быть любимым...
   Этим утром я проснулся один. За окном лил дождь, в доме было прохладно. Я лениво встал с кровати и поплёлся на кухню за едой, как вдруг щёлкнула входная дверь. Я радостно побежал его встретить, но, забежав в прихожую, наткнулся на двух парней. Один из них сразу же достал пистолет и выстрелил в меня. К счастью, второй успел убрать руку стрелявшего в сторону.
   - Ты что, с дубу рухнул?! Ты знаешь, сколько стоит эта тварюга?
   - Мне плевать. Босс сказал всех убрать.
   Я попятился назад, не зная, что делать. Кайлан, где же ты?
   - Думаю, босс передумает, если мы приведём ему фернао.
   Я упёрся в стену, боясь пошевелиться, и испуганно смотрел на незнакомцев.
   - Ну, в таком случае, торопиться не стоит. Ты проверь остальные комнаты, а мы тут пока "пообщаемся", - он ехидно улыбнулся и подошёл ближе. Практически одним рывком содрал с меня рубашку и повалил на пол. Я зашипел и стал брыкаться. Вначале он пытался меня утихомирить и прижать к полу, но потом просто двинул со всей силы прикладом по голове.
   Очнулся я уже в какой-то небольшой и тёмной комнате. Голова нещадно болела, некоторые части тела - тоже. Одежды на мне не наблюдалось. Я осторожно поднялся и, шатаясь, направился к двери. Ну, разумеется, заперто. О Боги, неужели всё снова? Я аккуратно присел на пол и подтянул под себя колени. Кайлан, скорей приходи. Забери меня из этого кошмара. Я не хочу снова так жить, это не жизнь, а просто существование. Пожалуйста, забери меня. Но внезапно я кое-что осознал, и меня охватило сильное отчаянье. Он не придёт. Не придёт, потому что решит, что это всё подстроено, что я с ними заодно. Слёзы сами покатились вниз.
   Я не знаю, сколько времени я там провёл. Время, казалось, просто остановилось. В комнате было холодно, я замёрз. Но холодней всего было на душе.
   Внезапно дверь открылась, и в комнату вошёл какой-то мужчина. Я дёрнулся и отполз подальше. Снова насилие?
   - Вставай, к тебе гости.
   Гости?.. Кайлан?! Надежда, всё ещё теплившаяся в сердце, разгорелась с новой силой. Я встал и послушно пошёл за ним.
   Меня привели в большой, богато обставленный кабинет. У самой дальней стены стоял стол, за которым, видимо, сидел их главарь. Кроме него в комнате было три телохранителя и... Кайлан. Он пришёл! Пришёл за мной! Я вначале обрадовался, но тут же радость сменил страх. Они ведь могут с ним что-то сделать. Ведь им явно был нужен не я...
   - Ну вот. Как видишь, твоя киса, жива и невредима, потому я бы хотел обсудить...
   Кайлан, до этого холодно смотрящий на своего босса, просто ни с того ни с сего улыбнулся. Улыбнулся так, что даже у меня кровь в жилах застыла. Щелчок, громкий звук, и вот тело самого опасного мафиози безжизненно сползает на пол. Стена причудливым узором окрасилась в кроваво-красный цвет. Его подопечные слишком поздно сообразили, что к чему, слишком поздно среагировали. Вот и ещё три трупа на полу. Я не увидел в его глазах ни капли жалости или сомнения. Лишь какой-то детский счастливый огонёк, который бывает когда исполняется заветная мечта. Весёлый взгляд и дьявольская улыбка. Но я его совсем не испугался. Потому что знал, что настолько безжалостный с остальными, со мной он абсолютно другой. Ласковый и нежный. Мой. Только мой. Я радостно бросился к нему в объятья, счастливо улыбаясь. Кайлан заботливо меня обнял и легко потрепал по волосам.
   - Можем ехать малыш. Теперь нас никто не потревожит. Никто и никогда...
Оценка: 4.38*18  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список