Tiger.711: другие произведения.

Прикладная Демонология для нужд береговой обороны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

     
        Высокие технологии, военная мощь и героизм отдельных людей против одного.
        То, что в религиях называли демоном, а в язычестве - духами погибели, вступило в неравный бой с военной машиной человечества.
        История о том, как приходится изгонять демонов, когда нет возможности зачитать экзорциазмус.


 
    Высокие технологии, военная мощь и героизм отдельных людей против одного.
    То, что в религиях называли демоном, а в язычестве - духами погибели, вступило в неравный бой с военной машиной человечества.
    История о том, как приходится изгонять демонов, когда нет возможности зачитать экзорциазмус. 18+
 
Прикладная Демонология


 
Прикладная Демонология для нужд береговой обороны

 
Посвящается тем, кто в далёкие сороковые боролись с такими же демонами, притаившихся в человеческих шкурах.

 

 Такеши Кано бежал вперёд. Бежал настолько быстро, что капли дождя больно разбивались о его лицо, а отведённая параллельно земле катана разрезала их прямо на лету.
 Враг был прямо перед тридцатилетним мастером меча.
 Перехватить рукоять, направить лезвие и выполнить разученное до автоматизма за годы тренировок движение. Заточенное лазером до одномолекулярной остроты лезвие катаны из новейшей наноструктурированной жароустойчивой керамики устремляется к шее потусторонней твари.
 У старого самурая не было времени подумать о том, что он мстит за погибших накама из Японских Сил Самообороны, не было времени подумать о друзьях, атаковавших демона перед ним, чтобы дать Такеши возможность подобраться поближе. Строго говоря, мастер меча вообще не думал. Его мозг особыми медитациями был погружен в особый боевой транс, позволявший видеть и осознавать происходящее вокруг на той скорости, с которой двигался мечник. Тело Такеши Кано было генетически улучшено ещё в утробе матери, он получил более прочные кости, абсолютно другие мышцы и связки, а главное – гораздо более быстрые нервы. Пройдя в шестнадцатилетнем возрасте несколько дорогостоящих операций по пересадке военных имплантатов, и получив новые цифровые глаза, мастер меча Такеши Кано смог не только отбивать пули лезвием клинка, этому отец научил его ещё в четырнадцать. Нет, самурай мог и вовсе уклоняться от летящих в него пуль. Правда, не долго – мозг не выдерживал нагрузку – да и требовало это долгой предварительной подготовки и специальной медитации.
 Не пристало самураю атаковать со спины, каким бы сильным и быстрым не был враг, но и об этом Такеши не думал. Просто не смел разрешить себе думать о Пути Воина, когда одна-единственная потустороння тварь уничтожила почти половину стянутых в город войск.
 Поэтому Кано атаковал со спины, вне поля зрения врага. И поэтому с самого начала боя использовал свой сильнейший удар – мгновенный разрез – когда лезвие клинка преодолевало звуковой барьер. Враг не мог его увидеть, не мог услышать, спасти могла только развитая до невероятных высот интуиция, ведь очищенный от эмоций и стремлений разум не давал повода даже самым лучшим мастерам боевых искусств почувствовать даже угрозу. Не так быстро, как наносится удар, в любом случае.
 Старый мастер меча допустил лишь одну ошибку. Его враг был потусторонней тварью. Пусть он выглядел, как пятнадцатилетний юноша, пусть его мышцы были невыразительны, плечи узкими, а шея настолько тонкой, что казалось, её можно сломать одной рукой, это был демон. Он выглядел, как юноша, был одет лишь в высокие чёрные берцы и заправленные в них чёрные же джинсы. У него были длинные, ниже лопаток, снежно-белые волосы, а на ремне джинсов висела массивная цепочка, той же длины, что и волосы, из странного металла снежно-белого цвета. В тон волосам, пожалуй.
 Но он ни в коем случае не был человеком. Его даже нельзя сравнивать с генетически модифицированным человеком, усиленным военными имплантатами. Его голубые глаза с рассыпанными по радужке золотыми точками были куда совершеннее высокоскоростных мультиспектральных камер, заменяющих глаза Такеши Кано. В тот момент, когда современная катана Такеши приближалась к шее демона, мастер меча полагал бы победу, если бы его разум не был очищен от эмоций и мыслей. Но глаза потусторонней твари увидели в пролетающей мимо дождевой капле многократно перевёрнутое и оттого немного размытое отражение клинка, приближающегося к шее.
 Когда лезвие уже было над плечом демона, нечеловеческие голубые глаза повернулись просто на немыслимой скорости.
 Кончик лезвия, толщиной всего лишь в одну молекулу, двигаясь на сверхзвуковой скорости, с лёгкостью разрезал капли на своём пути. Полотно катаны было специально оптимизировано, чтобы разрезать всё, что угодно, с минимальным сопротивлением, поэтому казалось, будто катана летит сквозь капли, даже не потревожив их.
 Невероятно быстро. Невероятно смертоносно. Неумолимо.
 Однако случилось то, что буквально выбило Такеши из боевого транса.
 Мечник не видел, как плавно и неторопливо пошла вверх рука демона. Капли дождя, слои самого пространства, в котором они летели, расступились перед рукой демона и сомкнулись сразу за ней. Не встречая сопротивления воздуха, даже сопротивления пространства, рука сгибалась и двигалась на угловых скоростях, в десятки раз превышающих звуковые. В отдельных участках мышц и связок перегрузки достигали полутора сотен единиц, что превратило бы руку из обычной плоти и крови даже не в кровавый фарш. В перемешанную мелкодисперсную взвесь из разорванных клеток и капель крови.
 Но рука, хоть и была похожей на человеческую, принадлежала демону. И, неуловимое для других, но достаточно длительное для демона, мгновение спустя, окрашенный в чёрный ноготь указательного пальца упёрся в кончик клинка.
 Самое технологически совершенное на планете лезвие встретилось с тем, что не смогло разрезать. Не было искр, спецэффектов или чего-то ещё. Молекулярная острота лезвия внезапно перестала быть достаточной, прочность материалов перестала быть избыточной и раздираемое инерцией лезвие вмялось, сломалось и пошло трещинами, которые можно было бы увидеть только в микроскоп.
 Хотя снаружи казалось, что клинок просто остановился. Строго говоря, глаза Такеши Кано увидели лишь как, рывком, без всяких промежуточных состояний, рука демона изменила своё положение. А мгновением позже, уже выпадающий из боевого транса, мозг отстранённо зарегистрировал пришедшую через рукоять чудовищную отдачу, которая разрушила бы кисть Такеши, если бы кости и сухожилия рук мечника не были заменены на сверхпрочные полимерные материалы.
 Губы демона разомкнулись.
 Время словно отмерло.
 Казалось, висящие в воздухе капли оказались падающими вниз, образовывая сплошную стену дождя. Вернулись звуки, и самурая буквально догнали сзади несколько хлопков, созданных катаной там, где лезвие преодолевало звуковой барьер. Строго говоря, это была не сама ударная волна от преодоления звукового барьера, а её эхо, отражённое и усиленное окружающими домами. В любом случае, Такеши не обратил на них никакого внимания. Медленно и плавно голова потусторонней твари повернулись, а взгляд сосредоточился на клинке. Словно заворожённый, мечник смотрел, как на лишённом растительности, гладком, словно после эпиляции, лице юноши растягивалась улыбка. Всё шире и шире, уже показывая не только клыки, но и следующие за ними коренные зубы. Ещё шире, открывая зубы мудрости, и следующие за ними дёсны. И дальше. Вот щёки демона в прямом смысле упёрлись в мочки ушей, а в оскале улыбки стал виден челюстной сустав, словно предоставляя знакомым с анатомией людям видеть не стандартное переплетение мышц и суставную сумку, а тёмно-синие, переливающиеся где-то в глубине зелёным, туго переплетённые канаты, спрятанный за которыми сустав представлял из себя явно керамическое шаровое соединение, прикрытое пластинчатой бронёй из неизвестной, похожей на стекло, полупрозрачной стали.
 — Отличный клинок, — раздался шипящий голос потусторонней твари. — Строго говоря, это – лучшее техническое исполнение из виденного мною за последние пять сотен лет.
 Глаза существа быстро пробежались вдоль лезвия к рукояти, задержались на секунду, затем скользнули выше, по руке Такеши и упёрлись в лицо мечника. Кано увидел, как дрогнули зрачки демона, словно меняя фокус, как взгляд чуть расфокусировался, и демон оглядел ниппонца сверху-вниз, при этом глядя сквозь него. Если быть точным, демон действительно смотрел сквозь Такеши Кано, точнее, сквозь часть его тела, рассматривая одновременно и скелет, и мышцы, и внутренние органы; чуть большее внимание отдавая имплантатам.
 Затем взгляд без видимого движения, мгновенно переместился на лезвие катаны. С небольшим запозданием сжались зрачки, вновь чуть расширились, словно демон менял какие-то параметры оптической системы своего глаза. Строго говоря, именно это сейчас и происходило – демон пытался своими глазами разглядеть внутреннюю молекулярную структуру лезвия.
 Долгих две секунды спустя, демон понял, что живыми глазами рассмотреть всё его интересующее не получится, а ведь при этом необходимо было ещё и уследить за стоящим практически вплотную смертным, что было просто анатомически невозможно даже для улучшенных скверной эльфийских глаз.
 Впрочем, это не стало для потусторонней твари какой-то заметной преградой.
 Такеши Кано с каким-то инстинктивным отвращением увидел, как крохотными рывками расширяются, расползаются по роговице зрачки демона. Как они, полностью поглотив провалом зрачков роговицу не остановились и, ускорившись, поползли дальше, на белки глаз, пару мгновений спустя полностью поглотив и её, скрывая границу за уголками разреза глаз.
 А затем, в чёрных шарах, заменивших и без того необычные глаза потусторонней твари, словно появился туман. Он начал медленно и неторопливо заполнять объём до этого казавшихся непрозрачных сфер, где-то в глубине которых, казалось, даже сверкали ярко-фиолетовые молнии. Впрочем, неторопливость была кажущейся, вся метаморфоза глаз заняла меньше секунды.
 Строго говоря, это была демонизация. Не полное, но частичное наполнение живых органов демонической силой заставляло их мутировать, перестраиваться, адаптируясь к новой энергетике, приобретая новые, зачастую невероятные свойства, но всё же, это были прежние, живые органы, выходящие за рамки законов анатомии смертных, часто даже за рамки законов физики, но всё ещё живыми. Сейчас же, когда демону понадобилось что-то большее, на что не были способны самые совершенные зрительные органы любого из живых существ, он решил отказаться от зрения смертных. Он просто убрал живые глаза внутрь себя, в домен, созданную потусторонним существом реальность, недоступную ни для кого, кроме самого демона, а взамен на то же самое место извлёк уже другие, демонические глаза. Полностью демонизировал их.
 Технически, это уже не были глаза, это даже не было органом зрения, но было органом восприятия. Не только зрения или слуха, не только состояния окружающего пространства, но даже вероятностей недалёкого будущего и вариативности ближайшего прошлого. Хотя никто, кроме самой потусторонней твари, не мог сказать, зачем ей нужно было знать то, что могло бы, но так и не случилось. Строго говоря, если бы обычный человек лишь взглянул такими глазами, он бы мгновенно потерял сознание от сенсорного шока или даже умер от множественных разрывов сосудов перегруженного мозга – серии микроинсультов. И дело было даже не в том, что демоническое зрение обрабатывало одновременно и разные будущие, и разные прошедшие, и даже не случившиеся картины, дело было в том, из чего состояли эти картины. Ведь восприятие демона опиралось на сотни независимых органов, воспринимающих очень чёткую и детальную картину, но в ограниченных спектрах электромагнитных, акустических и некоторых других, неизвестных современной науке, волн, объединённых в единые кластеры с органами восприятия магии, пространства и времени. Несколько сотен октиллионов таких кластеров были расположены в прошлом, будущем, соседних пространствах и иных временных линиях, но в то же время в одном месте и по всему объёму сферы, которую можно бы было сейчас назвать глазом демона. Сохранить подобие белка и роговицы, при конструировании этого невероятного органа, демону не удалось. Достижением было уже то, что не нужно было выставлять наружу всю сферу, ограничиваясь лишь пятой частью её поверхности. Впрочем, неспособный человеческим мозгом воспринять замену пространства со всем его содержимым, осознать, как в дополнительных измерениях живой глаз проваливался сам в себя, а на его место встаёт иной орган, полностью сконструированный демонической магией адского создания, Такеши Кано увидел лишь, как зрачки словно растеклись по белку и заполнившиеся искрящимся туманом глаза демона немного вылезли из орбит. И долгую, долгую секунду он пытался понять, что же за чертовщина происходит с глазами потусторонней твари.
 — Ты ведь Мечник, верно? — внезапно чистым и глубоким голосом спросил демон. Самурай, казалось, услышал, как враг произносит слово «Мечник» с заглавной буквы.
 Такеши посмотрел на врага, на зажатую в руках катану, а затем вновь перевёл на демона красноречивый «Как можно задавать такие глупые вопросы?» взгляд. Хоть и нельзя было понять этого по глазам, но потусторонняя тварь увидела и поняла пантомиму самурая и даже обрадовалась ей:
 — Отлично! Тогда я, — демон хлопнул себя ладонью по груди, — буду драться с тобой, как с Мечником. Не буду использовать способности к искажению пространства и времени, — на этих словах в стороны от демона разошлись круги, словно он был отражением в поверхности пруда, не потревожив при этом даже летящие с неба капли дождя. — Не буду использовать активные и пассивные щиты, — вокруг демона возникла сфера, составленная из множества восьмиугольников различного оттенка синего и жёлтого, в которых, присмотревшись, можно было бы различить строчки символов неизвестного языка. Возникла, мигнула и пропала, оставив после себя лишь воспоминание. — Не буду использовать ни одной Демонической, Адской или Дьявольской способности. Ни одного заклинания, проклятия или благословения. Запрещу всё это и наложу на себя Табу, которое пропадёт лишь после того, как твоя душа отделится от тела.
 После этих слов из уголков глаз демона, прямо по его коже, побежали строчки символов неизвестного языка, расползаясь по лицу, шее, плечам, покрывая всё тело потустороннего существа причудливой вязью заклинания. Ярко-алые письмена Табу вспыхнули сиянием, прописываясь в самих основах этого мира, даже глубже физических законов, и погасли, превратившись в чернильные символы. И лишь то, как эти символы просвечивали сквозь одежду демона, напоминало о невероятной силе, вложенной в эти строчки.
 — Готов? — спросила потусторонняя тварь и снова растянула губы в оскале, задевая щеками мочки ушей.
 Такеши глубоко вздохнул, выдохнул, быстро очистил разум от посторонних мыслей, подготавливаясь к сражению, и поднял клинок, становясь в стойку.
 — Начали, — на вдохе скомандовал Кано.
 В следующее мгновение, демон просто внезапно возник перед Такеши, глядя глаза в глаза. Кано увидел, как за спиной демона разлетаются в стороны брызги, поднятые его рывком, услышал хлопок преодолённого звукового барьера и только после этого почувствовал боль в животе, понял, что не может вдохнуть. Молодой мастер меча согнулся, силясь протолкнуть в себя хотя бы каплю воздуха, но вместо этого – лишь схаркнул кровь.
 — Недостаточно? — раздался недоумённый голос демона. — Пожалуй, это слишком быстро для тебя, судя по реакции твоих зрачков, скачку выделения гормонов и изменению нервной активности, ты заметил мой удар уже намного после того, как я его нанёс.
 Злость за слова демона заставила Такеши, наконец, судорожно вдохнуть и попытаться выпрямиться.
 — Давай тогда так, — продолжал тем временем, словно не замечающий ничего, демон. — Я вообще не буду использовать Адские Силы. Никакие. Ни усиления, ни упрочнения, ни ускорения тела, ничего. Даже Демонический Взгляд выключу.
 Справившийся со своим телом, Кано увидел, как из глаз демона пропадает движущаяся чернильная ночь, как глаза становятся просто чёрными. Потом эта тварь моргнула и из уголков её глаз, словно мембрана, натянулась роговица ярко-голубого цвета. От зрачков в стороны разлетелись золотые искры, словно уцепились за края глаза и, вращаясь, буквально притянули за собой белки. Прошло чуть меньше секунды и страшные провалы глазниц, затянутые чернильной тьмой, словно вышедшей из самого Ада, превратились в почти обычные голубые глаза, какие могли бы быть у человека, если бы не рассыпанные по чуть потемневшей, и теперь пронзительно-синей роговице блуждающие золотые искры.
 «Пожалуй, такие глаза могли бы быть у эльфа», — ни к месту мелькнула у Такеши мысль.
 — Отлично. Давайте, посмотрим, на что Вы способны, мечник-сама, — издевательски поклонился демон. — Нападайте!
 И приглашающе махнул рукой ладонью вниз, старательно соблюдая традиции наглых юных самураев эпохи Сенгоку Дзедай.
 И, неожиданно для него самого, это издевательское следование древним традициям его родной страны, вместо злости вызвало в Такеши лишь ощущение правильности. Некой завершённости. Чувство честного, доблестного поединка двух мечников, а не издевательств потусторонней твари над низшей формой жизни.
 Демон, казалось, даже удивился, когда спокойный и сосредоточенный мечник сделал короткий подшаг вперёд и нанёс резкий, пронзающий удар клинка прямо в сердце.
 Ожидаемо удар не достиг цели. Как бы не был удивлён демон, насколько бы неожиданной ни была атака и насколько бы потусторонняя сущность не ограничивала свои возможности, часть её разума всегда находилась в боевой готовности, готовая предпринять все доступные меры, чтобы сохранить целостность оболочки. Строго говоря, разум демона работал не как мозг человека, а как некий невероятно мощный компьютерный мейнфрейм, перераспределяя внутри себя вычислительные мощности и в режиме реального времени перераспределяя вычислительные потоки. То, что различные частицы демонического разума проводили вычисления не только в разных временных потоках того самого реального времени, но часто – и вовсе вне времени, в тех гранях мироздания, где даже само время не могло существовать как понятие, всегда, в любой момент времени гарантировало, что у потусторонней сущности будет под рукой некоторый резерв вычислительной мощности, которой уж точно хватит, чтобы просчитать эволюцию каждой вероятности в пределах ближайшего доступного будущего.
 И вероятность данной конкретной атаки стоящего перед демоном мечника тоже была проанализирована, оценена и признана довольно высокой. И чем меньше было расстояние между остриём высокотехнологичного меча и одним из сердец нынешней смертной оболочки демона, тем быстрее эта вероятность устремлялась к ста процентам.
 Впрочем, демон начал уклонятся от атаки гораздо раньше, чем ему начала угрожать хотя бы тень опасности. Если бы это существо мыслило критериями смертных, то его действия можно было бы назвать инстинктивным уклонением.
 В любом случае, демон отшатнулся назад.
 Между обнажённой грудью потусторонней твари и кончиком клинка оставался зазор в несколько миллиметров, но катана не остановилась. Такеши чуть довернул рукоять, немного изменил положение стоп, и превратил укол в режущее движение. Удары сыпались один за другим, а убравший руки за спину демон уклонялся. Приседал, наклонял корпус, иногда пригибался буквально к самой земле... и не ступал с места. Берцы потусторонней твари, казалось, примёрзли к мокрому асфальту.
 Тем больше было удивление мастера меча, когда после очередного, вышедшего слишком резким и широким, далеко не идеального удара, врага рядом не оказалось.
 — Со всеми этими генетическими и хирургическими улучшениями, — раздался голос демона откуда-то справа, — ты всё равно та~акой ме~едленный...
 Такеши резко повернул голову и только потом осознал, что держит катану как-то иначе, с каким-то напряжением. И осознав, сразу же понял, что глаза не обманывали человека, и демон действительно лежал перпендикулярно полотну, на плоской стороне клинка. Затянутые в джинсы ноги беззаботно болтались в воздухе, а руки демона были подложены под голову, словно покоившуюся на подушке. И лишь срывающиеся с висящего в воздухе тела капли воды говорили об отсутствии какой-либо опоры.
 Мечнику была знакома физика, и он прекрасно понимал, что потусторонняя тварь нашла некую точку равновесия и эти показушно-беззаботные взмахи ногами и пожимания плечами являлись способом перемещать центр тяжести по телу и не давали демону упасть с тонкого полотна катаны. Можно, конечно, было отпустить меч, и тогда, лишившийся опоры демон упал бы на землю, но уже видевший невероятные возможности потустороннего существа Такеши не сомневался, что в таком случае земли демон коснётся уже с катаной самого Такеши в руке.
 Поэтому старый мечник просто повернул катану, стараясь разрезать столь удобно подставленную спину. И ничуть не удивился, когда плавным, текучим движением адская тварь оказалась на асфальте, даже не поцарапавшись о молекулярной остроты лезвие.
 Такеши Кано отступил назад, поднимая катану, переходя в следующую стойку и замер, увидев поднятую ладонь демона.
 — Постой, Мечник, — произнесло сидящее на корточках существо. — Я понял, что этого недостаточно. Я урежу возможности своего Воплощённого Тела в девять раз. Ограничу скорость реакции и остроту восприятия в тринадцать раз. Это сделает моё тело даже медленнее Вашего.
 Выпрямившись, словно пружина, адская тварь оказалась на ногах. Подпрыгнув пару раз, словно через скакалку, демон замер в каком-то подобии боевой стойки: правая рука заведена за спину и удерживает ремень джинс, левое плечо отведено вперёд, а раскрытая ладонь левой ребром смотрит прямо на стоящего напротив мечника.
 — Попробуем ещё раз, — сделал демон манящий жест.
 Такеши рванулся вперёд, снова нанося колющий удар, от которого потустороннее существо уклонилось, сделав шаг в сторону, а вот следующий удар, плавно вытекающий из колющего рубящий, демон заблокировал левой рукой, на подшаге ударив по запястью смертного мечника. Не позволяя себе потерять равновесие, Кано сменил стойку и снова нанёс экономный, короткий режущий удар, под который враг поднырнул, снова постаравшись ударить человека по запястью.
 Такеши с первого удара почувствовал разницу. Движения потусторонней твари были всё такими же плавными, но стали поспешными, даже немного суетливыми. Отклонялся демон теперь не на несколько миллиметров, а на пять-десять сантиметров. А главное – в стиле боя появились блоки, что говорило о сложности того идеального уклонения, которое демонстрировал враг ранее.
 «Неужели он действительно замедлил себя только ради боя со мной?» — мелькнула у человека неуместная мысль.
 Кано сделал длинный колющий удар, чуть не проваливаясь в выпаде, когда демон отшагнул вбок, но тут же сделал подшаг и превратил колющий удар в размашистый режуще-рубящий.
 Когда демон резко отскочил назад, получив длинный и глубокий порез на левом предплечье, Такеши не выдержал:
 — Не недооценивай меня! — яростно крикнул смертный, буквально взрываясь серией ударов.
 Колющий, плавно переходящий в режущий, полупируэт с одновременным нанесением нескольких режущих ударов – от всего этого потусторонняя тварь уклоняется, а в следующую секунду Такеши получает весомый удар в скулу.
 — Как скажешь, — спокойно произнёс демон.
 Прежде чем Такеши пришёл в себя, он, буквально на вбитых с детства рефлексах, рванулся назад, разрывая дистанцию. И согнулся, пытаясь вдохнуть выбитый из лёгких воздух.
 
 Хироко медленно повернула голову и увидела на кончике своего клинка берцы, в которые был обут демон. Точнее, прямо сейчас демон не был в них обут, в берцы были просунуты руки демона, а его босые ступни болтались где-то над головой. Почти секунда потребовалась девушке, чтобы осознать: демон стоял на её мече. На руках. На руках, просунутых в берцы, которые он успел снять до этого, в смысле, сразу после предыдущего удара из связки.
 В невероятном для человека оскале показался чудовищный челюстной сустав.
 
 Воспоминание записи, сделанной «чёрным ящиком» Хироко, девушки, с которой Такеши обучался в одном додзё, искрой пронеслось перед глазами самурая. Он смотрел эту запись перед боем. Ему показывали, на что способен его противник.
 Способен был тогда.
 Сейчас демон осознанно ограничил свои возможности. Это давало Такеши единственный шанс.
 Осознание этого, и ярость от виденной сцены смешивания с грязью его накама вместо пелены на глаза придало разуму ясности.
 Самурай выдохнул и сделал медленный вдох. Последовавшие сразу за этим два быстрых выдоха погрузили разум Такеши в поверхностный транс.
 Поймав взглядом силуэт противника, мастер меча сорвался вперёд быстрее, чем даже секунду назад. Заскрипели, выдерживая предельные нагрузки, полимерные суставные сумки, прострелило болью, тут же отброшенной разумом в сторону, усиленные мышцы. Где-то в глубине костей до предела напряглись мономолекулярные нанотрубки, удерживая целостность скелета. Хлопнул кончик клинка, на мгновение преодолевая звуковой барьер.
 Лезвие вошло в грудь потусторонней твари, разбрызгивая чёрную кровь...
 И остановилось. Ограниченный наложенным на самого себя Табу, демон не успевал разорвать дистанцию. Вместо этого, он начал делать шаг навстречу поворачивая тело, пригибаясь, намеренно принимая этот удар катаной. И в момент, когда лезвие начало резать его плоть, совершенное Воплощённое Тело демона успело перехватить руку мастера меча и использовать инерцию удара для отшага назад, плавно останавливая, фиксируя руку мечника.
 И тут же, не давая Такеши опомниться, потусторонняя тварь отпускает руку мастера меча, выполняет короткий скользящий шажок навстречу и бьёт человека локтем в подбородок. Тут же следует апперкот, переходящий в захват шеи и почти сразу за ним – удар коленом под дых. Рывок захваченной шеи, и уже и так согнувшийся Такеши получает вторым коленом по носу, со всего размаха, и тут же добивающий, в затылок, да такой силы, что и сам демон по инерции сгибается почти до земли.
 Но демон не продолжает бой.
 Внезапно демон схватил с земли камень и, резко развернувшись, метнул куда-то за спину. Раздался взрыв, застучали по асфальту осколки, ударная волна подбросила и опрокинула Такеши и на несколько десятков метров отнесла демона в сторону. Прямо перед лицом Кано в невидимое невооружённым взглядом пятнышко лазерного целеуказателя приземлилась толстая серая сигара, отклонившись от точки прицеливания меньше, чем на десяток сантиметров.
 «Управляемая ракета,» — догадался мастер меча. — «Противотанковая. Вторая.»
 Такеши Кано немного ошибся, ракет было шесть. Его извиняет то, что прямо рядом с ним взорвались лишь две, выпущенные первыми, и то, что вылетевшие следом ракеты изменили свою траекторию, когда электроника успела пересчитать новое положение цели и сместить луч целеуказания. Ну и совсем слабым, для Такеши, будет утешение, что его мозг уже перестал работать, когда в десятке сантиметров над его телом, прямо через облако взрыва, пролетели остальные ракеты.
 
 — Первая ракета уничтожена на подлёте. Вторая промахнулась. Остальные поразили цель, сэр.
 Выслушавший доклад адмирал восьмого тактического флота Соединённых Штатов улыбнулся. Глупые японцы с их детскими планами по созданию генетически улучшенных солдат оказались не такими уж и бесполезными. По крайней мере, этот средневековый самурай вынудил тварь, чем бы она ни была, ограничить свои возможности по самозащите.
 Подумать только, это существо добровольно отказалось и от своих продвинутых энергетических щитов, и от своей нечеловеческой реакции! И хотя демону хватило реакции сбить одну сверхзвуковую противотанковую ракету, он уже не смог сбить все шесть. И уж тем более он не мог теперь уворачиваться от пуль, так что очередь двадцатимиллиметровых бронебойных снарядов с четырёх штурмовых вертолётов гарантированно прервала бы его жизнь, или что там ему заменяет жизнь? Существование?
 — Цель не поражена, — внезапно закричала одна из девушек-операторов, — повторяю, цель не поражена!
 — Какого чёрта?! — вопросительно рявкнул на неё адмирал, обернувшись.
 Прежде, чем ответить, оператор вывела на большой проекционный экран в передней части рубки изображение с камеры беспилотника, а на динамики – звук, получаемый с направленных микрофонов того же самолёта.
 На экране было видно только разбитый асфальт, плотное облако дыма и разбросанные повсюду горящие осколки, но все в рубке услышали дробный перестук, отдалённо напоминающий человеческое сердцебиение.
 — Два сердца, сэр, — нервным голосом пояснила оператор. — Звук сердцебиений накладывается друг на друга, но компьютер корабля уверенно их опознаёт. Одно явно умирающее, но одно принадлежит легкораненому человеку в стрессовой ситуации...
 — Какого чёрта?! — недослушав, буквально взвыл адмирал. — Что за хрень там творится?! Почему мы стреляли в одну тварь, а там их оказались две?! Да ещё и раненых, а не убитых?!
 — Ненавижу! — раздался в динамиках боевой рубки громкий детский крик. Электроника едва успела понизить чувствительность, чтобы разница в громкости не травмировала людей.
 Внутри облака что-то мощно хлопнуло и взявшийся ниоткуда порыв ветра сдул дымовое облако, открывая взгляду камер стоящего посреди асфальта мальчишку лет двенадцати. Он был маленький, щупленький, одетый в тоненькую домашнюю японскую юкату, перепачканную и местами порванную, а за его спиной развивалась роскошная грива серебристых волос, нечёсаной копной спускавшихся ниже поясницы.
 «Откуда тут этот ребёнок?», — шокировано подумал адмирал.
 Тут же встряхнулся, приходя в себя, вглядываясь в картинку внимательнее, и, с удивлением, разглядел глубокие трещины в асфальте, расходящиеся от одной из ног мальчика. «Неужели дым от взрыва сдул его топот ногой?» — в панике подумал адмирал.
 — То тело было крутое! — внезапно закричал мальчик срывающимся голосом. — Оно было стильное! Двойная нервная система, многократно резервированная сердечно-сосудистая, модифицированные кости, связки из полимеров с памятью формы!.. Проклятье, глаза! Вам, твари, повезло, что уцелели глаза, что я забрал у Ве'лерада! Впрочем, — внезапно спокойным голосом продолжил мальчик, — я всё равно уничтожу вас всех за вмешательство в честный поединок мечников. Круг Равных священен, хоть и не понять этого детям бандитов.
 — Всем машинам, залп НАРами, — спокойно произнёс адмирал, игнорируя слова демона.
 Конечно, полноценных учений не проводилось, но одолженные у русских, и установленные с их помощью на НАТОвские ударные вертолёты гиперзвуковые неуправляемые авиационные ракеты даже в теории были хорошим аргументом. Достаточно быстрые, чтобы от них было очень тяжело уклониться, даже такой потусторонней твари, как эта, и при этом они не создавали кумулятивную струю, а создавали мощный объёмный взрыв, который при этом был гораздо быстрее, чем обычный объёмно-детонирующий боеприпас, потому что русские использовали какую-то продвинутую жидкую нановзрывчатку. Адмирал не вдавался в подробности технологии. Для него было важнее другое: ракеты были, хоть и точные, но неуправляемые, и работали они скорее по площади, чем по точечной цели. То есть, конечно, они попадут туда, где стоит демон, но отклонение будет достаточным, чтобы накрыть половину улицы, словно выстрелом из дробовика.
 А учитывая, что пилоты подвели штурмовые вертолёты с разных направлений и на разных высотах, куда бы демон не подался, на него будет лететь гиперзвуковая смерть.
 Когда, похожие на смазанные алые искры, ракеты устремились в цель, адмирал непроизвольно моргнул. Впрочем, он не корил себя за это, человек был уверен, что потусторонняя тварь будет уничтожена по итогам залпа. Как минимум, сильно повреждена...
 — Борт девять потерян, — раздался панический рапорт слева. — Борт одиннадцать потерян. Борт... Господи Иисусе!
 Адмирал и сам с трудом удержал богохульство. Он не знал, что сформулированное как «пока бьётся сердце стоящего передо мною Такеши Кано, мастера меча из додзё Казекири, сие Табу будет действовать» условие было выполнено в тот момент, когда первая противотанковая ракета взорвалась рядом с павшим воином. Не знал, что все следующие ракеты летели в демона, уже вернувшего себе полную силу. И когда он моргал, он никак не мог увидеть, что потустороння тварь буквально наступила на подлетевшую ракету, использовав её как ступеньку прыгнула к следующей, а за ней – следующей, по этой своеобразной лестнице добираясь до зависшего в воздухе вертолёта.
 Пока глаза адмирала были закрыты, демон запрыгнул на вертолёт, ухватился за вращающуюся лопасть несущего винта и использовал её вращение, чтобы на огромной скорости врезаться в хвостовую балку борта вертолёта, пробивая её насквозь голой рукой, прямо рядом с цифрой одиннадцать, ухватиться за вал передачи вращающего момента к хвостовому винту и сжать пальцы, буквально разрывая титановую арматуру.
 Пока адмирал открывал глаза, напоминающий маленького мальчика демон вытащил руку из нутра искалеченной машины, перевернулся в воздухе, опёрся на покорёженный хвост ногами и с силой оттолкнулся, посылая себя, словно снаряд, к следующему вертолёту, оставляя покорёженную боевую машину за своей спиной беспорядочно крутиться в воздухе.
 Когда координирующий авиацию полковник помянул всуе своего бога, он видел на мониторе перед собой изображение с камеры второго пилота вертолёта с третьим бортовым номером. Пилот смотрел прямо перед собой, на своего брата, что был первым пилотом боевой машины, и на улыбающегося демона, держащегося за стекло кокпита, пробив голыми пальцами толстый прозрачный бронепластик. Вторая рука потусторонней твари была по локоть всунута в помятое боковое стекло и удерживала шлем первого пилота в кулаке. Буквально. Смяв перед этим и шлем, и человеческий череп, чтобы остатки можно было удерживать в кулаке.
 — Борт три теряет управление, — севшим голосом доложил поседевший полковник. — Все вертолёты потеряны.
 На главном экране было видно, как демон легко, словно спрыгнул не с многометровой высоты полёта боевого вертолёта, а с прикроватной тумбочки, приземлился на изрытую воронками от взрыва улицу.
 — Вот так, — донесли направленные микрофоны удовлетворённый мальчишеский голос. — Здесь мы закончили.
 От лёгкости и беззаботности, звучащей в детском голосе, адмирал вздрогнул. Но буквально через секунду старый военный взял себя в руки. Прокашлялся, возвращая голосу нужные интонации, а затем уверенно произнёс:
 — Томагавки в шахтах с восьмой по двенадцатую. По направлению к цели. Пуск по готовности.
 Мальчик на экране переступил с пяток на носочки, потянулся и хрустнул шеей. Словно настоящий человек.
 — Но сэр, — донёсся осторожный голос командира боевого поста, — с восьмой по двенадцатую снаряжены спецбоеприпасом.
 — Я помню об этом, — отозвался адмирал. — В «Иджис» была внесена директива о чрезвычайном положении первой степени, ещё до начала операции. Запуск должен быть разблокирован. Начинайте процедуру.
 Мальчик на экране задумчиво смотрел на кисть левой руки, сжимая и разжимая кулак, словно не был уверен, что его рука должна действовать именно так.
 Капитан эсминца разломил синий пластиковый конверт и вынул лист бумаги с бессмысленной последовательностью из восемнадцати цифр и букв.
 Маленький мальчик тяжело вздохнул и грустным взглядом огляделся по сторонам.
 Командир боевого поста внимательно проверил сверил цифр на своём экране и на такой же как у капитана бумаге, после чего уверенно нажал клавишу ввода.
 Мальчик нашёл взглядом беспилотник и сейчас смотрел прямо в камеру, забавно и по-детски мило прищурившись.
 Капитан закончил ввод своей последовательности цифр.
 Мальчик на экране, казалось, смотрящий прямо на адмирала, хищно усмехнулся, разом потеряв всё своё детское очарование.
 Система «Иджис» проверила коды, введённые капитаном и командиром боевого поста, убедилась в наличии разрешения от центрального штаба и действие особой директивы, после чего разблокировала доступ к стратегическому вооружению корабля, с щелчком откидывая красные колпачки над кнопками.
 — Вы в море, верно? — спросил мальчик у адмирала через экран.
 Капитан эсминца тоже повернулся к адмиралу, но задавать вопрос вслух не стал. Адмирал кивнул, то ли отвечая мальчику с экрана, то ли подтверждая для капитана свой приказ. А может, и то и другое сразу.
 — Конечно в море, — покивал маленький мальчик. — Прячетесь, как тушканчики, при виде сильного хищника. Отгородились от меня несколькими километрами воды, думая, что там, за линией горизонта вы в безопасности.
 — Шахты с восьмой по двенадцатую, доложить о готовности, — приказал капитан корабля.
 — Но это не так, — оскалился мальчик, раздвигая губы так, как ни может ни один живой человек.
 — Координаты загружены и подтверждены. Топливо в норме. Системы в норме. Пусковые открыты. Шахты готовы к залпу.
 Смотрящий на адмирала с монитора мальчик внезапно перестал улыбаться и нахмурился.
 — Залп.
 Из установок вертикального пуска эсминца, с промежутком в десять секунд, одна за другой были выброшены на высоту нескольких десятков метров длинные сигары тяжёлых крылатых ракет. Сориентировавшись в воздухе, ракеты запускали маршевый двигатель и набирали высоту, ложась на предварительно рассчитанный курс, каждая по своему собственному воздушному коридору направляясь в сторону расположенного не так далеко японского побережья.
 В нескольких десятках миль от эсминца корабли Сил Самообороны Японии обнаружили запуски ракет, и операторы вооружения начали спешно реагировать, чуть ли не в панике запрашивая приказов у растерявшихся на несколько секунд капитанов. Несколько десятков секунд – слишком много при таких небольших расстояниях, когда капитаны отдали приказ перехватить ракеты, «Томагавки» уже снизились до нескольких метров над уровнем моря, грозя выйти из зоны обнаружения радаров, скрывшись за горизонтом. Однако время ещё было, и приказ на перехват ракет ушёл в боевую информационно-управляющую систему корабля.
 Залпа зенитных ракет не последовало. Высокоинтеллектуальная система ATECS опознала ракеты как стандартные для всех современных боевых кораблей стран НАТО, подтвердила сигнал «свой-чужой» переданный от ракет и запросила подтверждения от оператора на уничтожение союзных целей. Когда оператор, уточнивший свои действия у капитана, подтвердил приказ, ракеты были уже над городом. Зенитные ракеты, хоть и были сверхзвуковыми, всё равно безнадёжно опаздывали.
 Маленький мальчик поднял к небу задумчивый взгляд. Крылатые ракеты не умели маневрировать в узких улочках современного мегаполиса и летели в нескольких метрах над крышами многоэтажек. Летели высоко, а главное – летели медленно, вдвое медленнее скорости звука. Существо, притворяющее невинным мальчиком, сначала услышало работу турбореактивного двигателя, а потом и увидело крылатые ракеты, словно огромные груды стекла, бетона и стали были абсолютно прозрачны.
 Смотревший на экран адмирал увидел, как на том месте, где стоял маленький мальчик, взметнулись в воздухи тучи пыли и асфальта. До направленных микрофонов беспилотника донёсся звук взрыва. Адмирал нахмурился. Он знал, что ядерная боеголовка взрывается совсем не так.
 Существо, прикидывающееся маленьким мальчиком, увидело крылатые ракеты. Меньше секунды понадобилось ему, чтобы определить направление, в котором летели ракеты и обнаружить себя на траектории каждой из них. Плюс-минус пара сотен метров.
 Демон побежал прочь от ракет. Побежал, оттолкнувшись от земли так сильно, что асфальт сломался и провалился, расталкивая в стороны комья земли. Побежал так быстро, что встречный воздух не успевал расступаться, спрессовывался и образовывал ударную волну.
 Пробежав быстрее звука несколько сотен метров по улице, тело маленького мальчика встретило на своём пути сорокаэтажное здания отеля, но не замедлилось, а лишь разогналось ещё быстрее, проламывая своей головой стеклянные двери, даже не думая прикрываться от возможных осколков и, быстрее пули пролетев вестибюль, пробило дыру в бетонной стене лифтовой шахты. Торцевая стена сорокаэтажного отеля взорвалась кусками арматуры и осколками бетона. Ударная волна пронеслась по улице, выбивая стёкла и переворачивая автомобили. Из дыры в стене вырвалась трёхметровая закованная в сталь фигура и понеслась по улице в несколько раз быстрее звука, окутываясь огненным шлейфом перегретого до состояния плазмы воздуха. Демон бежал по улице в восемь раз быстрее звука.
 Пять крылатых ракет детонировали ядерные боеголовки на высоте тридцати метров. Плотный сгусток плазмы вспыхнул в сотню раз ярче солнца, потоком жёсткого излучения сжигая всё живое поблизости, оставляя лишь нарисованные пеплом силуэты на стенах домов. Расширяющийся с огромной скоростью шар плазмы не успевает расталкивать вещество вокруг себя и просто поглощает его, мгновенно испаряя в небольшом филиале Ада. Через тысячные доли секунды скорость расширения плазменного шара снизилась достаточно, чтобы не испарять воздух, а начать уплотнять его перед собой, формируя фронт ударной волны, из которого, подобно головам огненной гидры, вырываются струи плотной плазмы, сформировавшиеся из неоднородностей ещё в самом начале реакции. Зеркально-светящаяся поверхность плазменных сфер словно кипит, на ней проступают пятна неоднородностей плазменного поля, начинающего остывать и превращаться в просто очень горячий воздух. Откуда-то из центра взрыва приходит колоссальный скачок давления, выравнивающий и перемешивающий содержимое огненных шаров и создающий мощный ударный фронт, искривлённый и покорёженный плазменными потоками, будто бы огненная гидра сама терзала собственное тело. Поверхность нескольких квадратных километров города спекается в стекло, доли секунд спустя трескающееся от нескольких ударных волн, накрадывающихся друг на друга. По земле расходится неровный круг подземного толчка, перемалывающий фундаменты зданий, тут же обрушивающихся и разлетающихся на части от ударной волны воздушной, с каждым мгновением всё больше и больше отстающей от своей подземной сестры, несущейся в несколько раз быстрее в глубине земной тверди.
 Ударная волна двигалась в шесть раз быстрее демона, и не способный убежать, он внезапно остановился в шести километрах от эпицентра ближайшего взрыва. Сверхзвуковая ударная волна, толкающая перед собой автомобили и даже куски зданий, налетела на неподвижную фигуру, закованную в стальной доспех, похожий на авангардную статую из матового стекла, и бессильно разбилась. Контролирующий собственную гравитацию, демон на мгновение превратился в неподвижную стальную скалу, перед которой были бессильны даже поражающие факторы ядерного взрыва. Казалось, демона отекает не фронт ударной волны, а лёгкий океанский бриз и клубок из тысяч змей, растущий вместо головы из шейного отдела доспеха, лишь невинно встрепенулся, словно длинные девичьи волосы под порывом ветра.
 Закованная в сталь, похожую на стекло, нога медленно поднялась, пробивая дорогу через почти полметра, нанесённого взрывом, строительного мусора и радиоактивной пыли, и бесшумно опустилась на неровный осколок стены здания. Демон возвращался в город, с невероятным для своих габаритов изяществом лавируя между завалами и перемещаясь по неустойчивым поверхностям, словно весу в нём было меньше, чем в домашней кошке.
 
 — Есть картинка с беспилотника, сэр, — нервно произнесла девушка-оператор.
 Мысленно перекрестившись, адмирал посмотрел на выведенную на экран панораму города. Города, на который его приказом было обрушено самое страшное оружие человечества.
 Некоторые здания горели, многие дымились, в эпицентре взрывов было ровное пространство, свободное даже от обломков, но уже в двух километрах от эпицентра попадались уцелевшие здания, отделавшиеся лишь выбитыми стёклами фасадов. Однако, многие здания рухнули полностью или частично, гораздо больше покосились, но остались стоять, удерживаемые уцелевшим сейсмостойким фундаментом. Метро местами обрушилось, но по большей части уцелело и укрывшееся там население практически не пострадало, однако слишком много людей было в домах, а кто-то даже оставался на улице. Силы самообороны не успели полностью эвакуировать город прежде, чем началась битва с демоном.
 — Вы наблюдаете противника? — спросил адмирал, наконец оторвавшись от апокалиптического пейзажа.
 — Отрицательно, сэр, — отозвалась та же девушка.
 Адмирал облегчённо вздохнул. Полуразрушенный город – колоссальная цена за уничтожение одного противника. Но когда тебе противостоит противник, вышедший из глубин Ада, эта цена становилась не такой уж и большой.
 — Курс к городу, мы заходим в гавань, — распорядился капитан эсминца. — Необходимо оказать всю возможную помощь выжившим. Если поторопимся, успеем спасти сотни людей от отсроченной смерти. Морпехам одеть костюмы радиационной защиты и приготовиться к массовой дезактивации выживших.
 Адмирал, разом постаревший на десяток лет, молча кивнул, одобряя намерения капитана. А подумав немного, слово в слово повторил приказ для всего флота.
 Где-то среди устоявших после взрыва зданий, закованная в сталь фигура пнула в бампер лежащий на боку тягач с горящим рефрежератором. Многотонная фура, словно детская игрушка, подлетела в воздух на несколько метров и врезалась в стену здания, а демон неспешным шагом двинулся через освободившийся проход.
 
 — Капитан, сэр! — нервно выкрикнул один из операторов. — Визуальный контакт!
 — На главный экран, — на полном автомате приказал капитан.
 И лишь когда изображение на экране моргнуло и сменилось, капитан понял, с чем именно мог возникнуть визуальный контакт в городе, только что обработанном тактическими ядерными ракетами.
 Из-за угла здания выходило существо. Возможно то же самое, с которым они сражались ранее, один раз оно уже демонстрировало способность к полной смене внешности. Но капитан в тот момент решил, что видит нечто совершенно иное.
 Его тело было похоже на латный доспех с множеством пластинчатых сочленений. Отдельные части брони то поворачивались, то перестраивались в новом порядке. Иногда, где-то под пластинами, казалось, пробегают маленькие молнии, просвечивающие сквозь матово-чёрную сталь доспеха; и тогда казалось, что весь доспех сделан из какой-то причудливой разновидности стекла. На самих пластинах были выгравированы сложные рунические узоры, цепочки рун сплетались в круги, пентаграммы, и даже в октаграммы, все вместе образовывая гротескный узор.
 Но более всего поражало обилие змей. Их не просто казалось множество, их было так много, что при желании демон мог полностью укрыться ими. Чешуйчатые тела находились в постоянном движении, то переплетаясь между собой, то вытягиваясь на всю длину. И смотрели. Без остановки двигаясь, переплетаясь и извиваясь, они все смотрели. Смотрели во все стороны, разглядывали разрушенное полотно дороги, окружающие здания
 Проследив за змеями, капитан увидел то, чего и вовсе не мог ожидать. У существа не было лица. Его голова представляла собой продолжение нагрудника, сплющенную с боков пластину, покрытую рунами. А за пластиной начинались змеиные тела. Десятки тысяч змеиных тел. Несколько секунд спустя, капитан понял, что эта пластина – простая защита. А змеи растут из того места, где у человека шея. Понял, что у демона нет, да и не может быть головы, в человеческом понимании. Скорее это просто сообщество змей, зачем-то влезших хвостами в тесный доспех.
 Адмирал не разглядывал внешность демона, лишь мазнул взглядом, отметив что теперь враг закован в доспех, а затем быстро подобрался и привычным командным голосом оторвал экипаж эсминца от созерцания адского создания.
 — Где он?
 — Движется в сторону набережной, сэр, — почти сразу же ответила совсем молодая афроамериканка, контролировавшая обнаружившего демона дрона. — Если продолжит с той же скоростью и не будет менять направление, он окажется в зоне прямой видимости через три минуты.
 — Мы в двух милях от берега, — негромко произнёс капитан эсминца. — Мы никак не успеем уйти за горизонт.
 — Сэр? — неуверенно произнесла всё та же афроамериканка. — Такое ощущение, что он идёт прямо на нас, сэр...
 Капитану показалось, что несколько десятков змей, смотревших прямо в камеру беспилотника, в этот момент весело улыбнулись.
 — Что со звуком? — нервно спросил адмирал.
 — Сэр, звук транслируется, сэр, — несколько секунд спустя доложила оператор. — Оно не издаёт звуков при движении, сэр...
 — Словно призрак, — добавил шёпотом другой оператор.
 В этот момент демон с лёгкостью перемахнул через лежащий на боку автомобиль, опершись рукой на покорёженный борт. Послышался скрежет, словно пачкой гвоздей провели по жестяной банке, и вновь наступила тишина, после прыжка демон приземлился на растрескавшийся асфальт совершенно бесшумно.
 — Право на борт, — приказал капитан. — Главный калибр к бою, стрельба по твари прямой наводкой.
 И тут же в ответ посыпались отчёты операторов систем вооружения корабля.
 — Посмотрим, как он увернётся от рейлгана! — пробурчал себе под нос зло сощурившийся офицер. И добавил громче, командным тоном: — Систему Иджис перевести в режим корабельной дуэли, зенитные ракеты приготовить к телекомандному наведению.
 Демон выходил из-за угла неспешной, казалось даже вальяжной походкой. Огромный эсминец, лишь немного не дотягивающий до двухсот метров длины, сразу бросался в глаза, но потустороннее существо никак на него не среагировало. Лишь пройдя ещё десяток метров, оно остановилось и несколько сотен змей замерли неподвижно, уставившись на корабль своими выпученными, похожими на заполненные тьмой шары, глазами.
 Одна за другой несколько тысяч оставшихся змей раскрыли свои пасти и, не переставая извиваться, тысячи змеиных глоток зашипели, рождая неожиданно мелодичные звуки, складывающиеся в легко различимые слова английского языка:
 — Всё-таки, решили показаться, да?
 Из навеянного змеями гипнотического состояния капитана вырвали отчёты операторов вооружения:
 — Сэр, подтверждаем визуальное наблюдение цели.
 — Сэр, мы готовы открыть огонь из главного калибра.
 Пластины брони на демоне зашевелились, перестраиваясь в новом порядке, а плотная вязь рунических письмен словно ожила, пришла в движение, и за неуловимое мгновение соткалась в совершенно иной узор.
 — Огонь! — рявкнул капитан.
 Под палубой корабля, укрытые магистралями жидкого азота, разом разрядились батареи из десятков сверхёмких конденсаторов, подавая несколько десятков мегаватт постоянного тока на два толстых сверхпроводника, чтобы возникшая сила Лоренца вытолкнула из ствола установки девятикилограммовый вольфрамовый снаряд со скоростью в семь раз быстрее звука. Впрочем, в атмосфере на снаряд действовало колоссальное сопротивление воздуха и к демону он подлетал уже со скоростью лишь в шесть с половиной раз быстрее звука, но это всё ещё была невероятно высокая скорость.
 Каждый из глаз тысяч и тысяч змей, извивающихся вокруг демона, не был глазом в привычном понимании этого слова. Это были всё те же демонические органы восприятия, состоящих из нескольких тысяч октиллионов кластеров, каждый из которых был расположен в прошлом, будущем, соседних пространствах и иных временных линиях, но в то же время в одном месте и по всему объёму сферы органа восприятия, при этом каждый кластер был собран из сотен специализированных органов, воспринимающих очень чёткую и детальную картину, но в ограниченных спектрах электромагнитных, акустических и некоторых других, неизвестных современной науке, волн. Тысячи и тысячи змей с такими глазами обеспечивали боевой форме демона практически абсолютное восприятие окружающей реальности, требующее просто колоссального количества вычислительной мощности, поэтому голова каждой из змей внутри была на половину заполнена сверхмощным компьютером, представлявшим из себя смесь органических нейронов, квантовых, транзисторных и магических вычислительных систем, магией пространства уменьшенных в тысячи раз. Голова лишь одной змеи могла с лёгкостью перекрыть все потребности этой планеты в вычислительных ресурсах на десятки лет вперёд.
 Даруемое змеями восприятие было настолько совершенно, что на расстоянии восьми километров демон видел не только сам корабль, но и его внутреннюю структуру, чувствовал колебания от передвижения матросов по палубам и в том числе, очень точно ощущал распределение электричества в сетях корабля. И когда десятки мегватт электрической энергии потекли из конденсаторов по сверхпроводникам, превращаясь в электрической ток, демонические глаза уловили это изменение, обработали его граничные условия и сообщили результат в коллективный сверхразум демона прежде, чем между двумя рельсами корабельной пушки возникла сила Лоренца. Когда, раскалённый под действием протекающего через него огромного электрического тока, вольфрамовый снаряд, всё ускоряясь и ускоряясь двигался в сторону демона, адски совершенный разум уже знал все подробности его траектории, не только баллистической, но и результирующей, с учётом всех сил, которым только предстоит подействовать на снаряд в полёте.
 Да и просто сам снаряд, летящий со скоростью в семь раз быстрее звука был для этого существа слишком медленным. Вольфрамовая болванка не преодолела и трети пути, а демон уже повернул и наклонил корпус так, чтобы разминуться со снарядом не больше чем на пару сантиметров.
 Ударная волна и плазменный след, созданные самим полётом гиперзвукового снаряда, и вовсе не могли нанести демону никакого вреда.
 Перезарядка главного калибра корабля занимала всего двенадцать секунд, при чём самое большее время занимала зарядка тех самых суперконденсаторов, но всё это время эсминец не оставался беззащитным.
 — Продолжать огонь! — рявкнул капитан корабля, но его приказ не требовался.
 Уже вылетала из транспортно-пускового контейнера вторая сверхзвуковая зенитная ракета, переключенная в режим прямого телеуправления автоматикой системы «Иджис», уже довернулись на цель скорострельные зенитные турели. И хотя тридцатимиллиметровые автопушки открыли огонь прежде, чем зенитные ракеты развернулись в воздухе в сторону цели, первым до демона долетели всё же ракеты, обогнав в полёте бронебойные подкалиберные снаряды.
 Непропорционально большая правая рука демона, напоминающая скорее огромное лезвие скальпеля, закреплённое на причудливом многосуставчатом роботизированном манипуляторе, чем руку живого существа, двигалась с невероятной скоростью и точностью, отсекая у подлетающих ракет двигатели, отрезая головки самонаведения и шинкуя на части фугасную боевую часть прежде, чем электронный мозг ракеты успевал отдать команду на подрыв боезаряда. Стапятидесятиграммовые оперённые подкалиберные снаряды и вовсе разбивались о демоническую сталь доспеха, с жалобным звоном усеивая всё вокруг неровными стальными осколками. Те немногие бронебойные снаряды, что могли бы поразить одну из тысяч металлических змей, и вовсе пролетали мимо, невероятная гибкость и скорость позволяла этим демоническим конструктам уклоняться от втрое обгонявших звук снарядов с такой же лёгкостью, с какой тело их носителя уклонилось от первого гиперзвукового снаряда корабельного рейлгана.
 А второй снаряд демон встретил направленным снизу-вверх ударом руки. Отточенная демоническая сталь клинка, который был выкован из трёхтератонной заготовки, уменьшен пространственной магией, а после, с помощью невероятной маготехнологии Ада, был полностью лишён веса и дополнительно усилен магией и сырой демонической силой встретился с обычной девятикилограммовой вольфрамовой болванкой, пусть и летящей в шесть с половиной раз быстрее звука. Встречное соударение двух кусков металла на огромной скорости привело к закономерной реакции – на кончике вольфрама огромной энергией удара была инициирована термоядерная реакция и снаряд главного калибра превратился в крошечное облачко плазмы, через которое беспрепятственно прошёл демонический клинок, даже не заметив сопротивления.
 На долю секунды демон замер неподвижно, подняв руку-клинок вертикально вверх.
 А потом зашевелились механизмы правой руки, имевшие, казалось, избыточные степени свободы, и развернули клинок вокруг своей оси, да и сама рука чуть удлинилась, изогнулась, а откуда-то из мешанины суставов выдвинулось нечто, напоминающее ручку меча, за которую демон ухватился латной перчаткой второй руки, после чего резко, делая шаг вперёд опустил клинок, словно разрубал нечто перед собой.
 Очередная зенитная ракета, вылетающая из устройства вертикального пуска, внезапно чихнула, завалилась набок и упала на палубу. Смолкли зенитные автопушки. Грустно и надрывно застонали переборки где-то внутри корабля.
 Море между демоном и рубленным силуэтом эсминца прочертила полоса, а затем в небо на высоту нескольких десятков метров поднялись огромные стены из воды, вытесненной из узкой полосы, прочертившей ровную линию, соединяющую корабль и кончик демонического меча.
 Звонко тренькнув, надвое развалилась упавшая на палубу ракета, с хрустом лопнул восьмигранник фазированной антенной решётки, встроенный в надстройку, а затем и весь корабль разошёлся на две громадные половины, наискось разрубленный ударом демона. Побежавшие в стороны волны подхватили корабль и разделили его половины, словно огромный ребёнок, сломавший хрупкую игрушку.
 Несколько секунд спустя череда взрывов боеприпасов и топлива сотрясла половины некогда грозного эсминца и его изуродованные останки начали медленно и величественно погружаться в успокаивающееся море, медленно распространяя вокруг переливающееся всеми цветами радуги пятно.
 
 
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"