Тихий Денис: другие произведения.

Хозяин чулана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Известный всему дачному товариществу пенсионер Иван Петрович, слыл большим сквалыгой. Кроме того был он ворчун и ругатель. Он частенько объезжал окрестности на стареньком красном велосипеде. Где подберёт ржавое ведро без дна, где нарвёт пыльных абрикосов. Никому Иван Петрович не улыбался, а разговаривал только через губу. Да ещё так зыркал глазками сквозь очки на резинке, что отбивал желание почесать языком у самых общительных дачников. На первом этаже просторного дома был чулан. А в чулане жил его страшок, по имени Пугайка.
  
  
  Пугайка вдосталь накочевался вслед за непоседливым хозяином. Когда тот ещё не стал Петровичем, а был просто Ванькой, Пугайка жил в тапочке под кроватью. Двадцать лет провёл в жестяном шкафу на корабле, где Петрович служил боцманом. В семьдесят два года они переехали жить на дачу, куда пенсионера выгнал младший сын. Это дачные соседи решили - выгнал. На самом деле Петрович на дачу сбежал от невестки с её докучливой многозаботливостью.
  Пугайка был большеглаз, и худ как мир, который лучше доброй ссоры. Глаза его были велики по ясным причинам, а худоба происходила непосредственно от хозяина.
  Как всем известно, страшки питаются нашими страхами и тревогами, а Иван Петрович к старости совсем страх потерял. Жена его умерла от скоротечного рака лет пять назад. Через год в Чечне пропал без вести старший сын, а потом Петрович плюнул на порог своей квартиры и отчалил на дачу. Словом - жилось Пугайке не сладко.
  Зато чулан ему достался замечательный - вместительный, забитый обломками и сокровищами извилистой хозяйской жизни. В глубине, между мешком редкозубой кукурузы и бутылью домашнего вина, повернувшейся к миру сизыми сливовыми попками, стоял старый самовар с отпаявшимся носиком. Там Пугайка и свил себе гнездо.
  Старенький он совсем стал. Бодрствовал редко, работал спустя рукава, поскольку знал - Петровича всё одно ничем не проймешь. Срамно сказать - от бескормицы к спячке готовиться решил.
  Летом хоть соседи заглядывали - Кошма с соседнего участка, да Боян с Виноградной. Кошма - дама видная. Её хозяйка, баба Люда, обременённая пятью внучатами разнообразных возрастов, боялась с утра до вечера, иногда и на ночь прихватывала. А чего не бояться-то? Старшего внука в милицию на учет поставили - почтовые ящики в подъезде, оболтус, поджигал. Младшая внучка, закончив с обстоятельным диатезом, подхватывала насморк. Все промежуточные внуки тоже регулярно давали прикурить, да ещё и дед ей достался...
  Хозяин Бояна, долговязый слесарь Юра, родни не имел. Зато у него был лучший друг, основа целого веера страхов - телевизор. Уж чем только Боян не лакомился! От сытного страха за здоровье, до беспокойства за судьбы кубинского народа.
  Соседи Пугайку жалели, угощали, ненавязчиво так, чтобы не обидеть. Но осенью страшки потянулись за хозяевами в город, и Пугайка остался один - ложись, да помирай.
  В тот день Пугайка проснулся рано. Выбрался из гнезда, отдёрнул шторку, глянул на деревце пустостраха. Было оно о трёх ветвях. Первая, самая толстая, плодоносила страхом о себе. Вторая, потоньше, страхом за других. Ну а третья - страхами о мире. Ничего-то пустострах за ночь не отрастил, лишь на третьей ветке вырос сморщенный шарик - страх ранних заморозков. Пугайка отделил плодик от сухонького черенка и припрятал. Посыпал корни мурашками, да полил деревце холодным потом из леечки.
  ‑ Э-хе-хе, - сказал Пугайка, - так и с голоду помереть...
  В стенку самовара кто-то постучал.
  - Хозяева! Дома кто есть?
  Хозяин ойкнул и высунул головёнку. Внизу стоял раскормленный юнец.
  - Ба! Ужик? Ты что ль?
  - Ага.
  - Приехали что ль? Ну - заходи, заходи!
  Ужик вскинул на плечо сумку и полез в самовар. Пугайка быстро прикрыл сиротливое деревце шторкой и глянул вверх. Ужик пыхтел, возился, пропихивая внутрь свою сумку, наконец влез.
  - Ну, здорово, дед! Как жизнь?
  - Да ничего себе.
  - Я тут у тебя поживу недельку? Моего-то предки на дачу сослали.
  - Поживи, а что ж? Располагайся. Опять начудил чего, твой-то?
  - Начудил. Три экзамена провалил. Отчислить обещают.
  - Боится?
  - Гришка? Даже не расстраивается.
  - Поди ж ты.
  Гришкой звали хозяйского внука - избалованного родителями обалдуя. Появлялся он на даче редко, деда не любил, причем, взаимно.
  Ужик расстегнул сумку, извлек пластиковый контейнер.
  - Это чего у тебя?
  - Ну чего... Делянка моя.
  - Не велика-то.
  - Так ведь это переносная, - удивился Ужик, - остальное дома оставил.
  - Ишь ты!
  - Японская штучка.
  Ужиковский пустострах рос тучно. На первой ветке вздулись разноцветные шары, похожие на ёлочные игрушки.
  - Это вот чего такое синее?
  - За игровую приставку переживаем. Как бы предки не отобрали.
  - А это?
  - За деньги карманные, за новую мобилу, за курение.
  - Как это?
  - Боится - вдруг отец узнает, что он курит.
  - Вот оно как.
  Вторая ветка пустовала, как это обычно и бывает у перелюбливаемых чад. Зато третья ветка!
  - Откуда это наросло?
  - Да это я с первой прививал, там уже и места свободного нет.
  Гришка боялся не за мир, а за себя в мире. Нормальное явление у современной молодежи.
  - Ну а твой - как обычно?
  - Да уж, - горестно вздохнул Пугайка.
  - Ладно. Давай перекусим, раз такое дело?
  Ужик вооружился маленьким секатором, Пугайка принялся расставлять посуду.
  
  Между тем на кухне Петрович ругался с Гришкой.
  - А вот и правильно - пусть отчислят! В наше время...
  - Ой, дед, не нуди. Кончилось ваше время.
  - Пойдёшь в армию, там мамки-то не будет! Там дурь-то из тебя...
  - Дурь! Ой, укатайка! Уймись, не пойду я никуда, батя - начальник!
  - Будешь ты по гальюнам начальник. А куда тебя ещё, оглоеда?
  - Да всё нормально, батя отстегнёт кому надо.
  - Отстегать бы тебя, Гришка, - мечтательно завёл глаза Петрович, - да поздно уже. Али нет?
  - Видал я таких стегальщиков! Вертел я их...
  - Много ты видал, сопляк! Чайник ты, с отбитым носиком!
  - Отвали!
  - Вот ужо отвалю! Эх, как отвалю!
  - Э! Ты чего?!
  Петрович сноровисто разнял бляху флотского ремня, и вытянул его из шлеек. Гришка отступил к стене.
  - За учебники - живо!
  - Ага, щас!
  - Крайний раз тебе говорю, вошь платяная!
  - Уйди, психованный!
  - Ну, получай!
  Ремень фыркнул в воздухе и звонко влепился в непоротую задницу. Гришка взмемекнул дурным голосом и драпанул из кухни. Но Петрович его настиг и хлестанул. Гришка рванул через грядки, однако получил добавку: первую - возле яблони, вторую - рядом с компостной кучей, и третью - на заборе, через который он перепрыгнул, разорвав джинсы.
  
  Пугайка отёр усы и отодвинул миску.
  - Вкусно, ничего не скажу.
  - А то! - самодовольно улыбнулся Ужик.
  - Сам выращиваешь, или самопером выросло?
  - Селекционирую помаленьку.
  - Понятно. Мой тебе совет - завязывай.
  - С чем?
  - Да с этим. Ишь, мичуринец. Вкусно, да пусто!
  - И ничего не пусто, - надулся Ужик.
  - Или не учили тебя, что самые лучшие плоды - со второй ветки?
  - Мал он ещё.
  - Так с детства прививать надо. Почему он у тебя за мать, да за папку не волнуется?
  - Фу, кислятина, - скривился Ужик.
  - Кому кислятина, а кому и хлеб. Всю жизнь эту зефирятину растить станешь? Вот мой-то, пока жена была, да сын - так за них боялся!
  - Зато отбоялся, так тебе и есть нечего.
  - Верно. Но я прожитого не жалею.
  - Другие времена теперь, дед! За границей, я слыхал, вообще вторую ветку прижигать начали. Я вот тоже годика через три...
  - Совсем рехнулся? И не вздумай!
  - Ну всё, хватит мне советы советовать. Авось сам разберусь.
  - Не жалеешь Гришку - себя пожалей. Что на старости лет есть будешь? Уже и сейчас твой урожай навозцем отдаёт, а что потом?
  Ужик обиделся. Накрыл контейнер пластиковой крышечкой, засопел, забрался в угол, бросил через плечо:
  - Говорила мне мамка, что ты совсем сдурел в своем чулане. Я вот проведать тебя решил, а ты...
  - Я же как лучше хочу!
  - Много ты знаешь - как лучше? Совсем усохнешь скоро. Петровича распустил, обесстрашил.
  - А ты Гришку своего не распустил?
  Ужик сунул контейнер в сумку, пряча глаза повернулся, полез на выход.
  - Ты куда?
  - Спасибо этому дому - пойду к другому. Почтовый ящик у тебя в углу стоял - не заняли ещё?
  - Барабашка там живёт. Ой, бедовый!
  - Ну и ладно. Ну и пусть. Лучше с барабашкой, чем с тобой.
  С тем и ушёл. Пугайка покряхтел, хотел позвать обратно, да гордость не позволила. Он достал из шхерочки утренний сухофрукт. Покатал его в шерстяных ладошках, втянул носом горьковатый запах.
  - Ничего. Вернётся. Поумнеет.
  Забрался в гнездо и уснул.
  
  Гришка щелкнул зажигалкой, нагрел пластиковую пробку, стянул её, мягонькую, зубами. Отошёл за ларёк, сел половинкой на бетонную чурку, глотнул. Портвейн отдавал жжёной резиной. Деться Гришке было некуда. Ключи от дома отец отобрал. Друзья? Пашка не вернулся из Египта. Санька предки посадили под домашний арест из-за сопромата. Можно к Юрке сунуться, но там он в прошлый раз так оскандалился... Гришка затосковал и прикрыл глаза.
  - Братан, курить есть? - спросил его хриплый голос.
  Гришка очнулся. Перед ним на корточках сидели двое в спортивных костюмах. Первый был похож на гибрид человека и питбуля, второго скрещивали с человекообразной обезьяной.
  - Чё, оглох? - спросил Питбуль
  - Не курю я, пацаны, - испуганно ответил Гришка.
  - Не курит, спортсмен, наверное, - удивился Обезьяна, - каким спортом занимаешься?
  - Слышь, дай трубу - мамочке позвонить.
  - Да нету у меня ничего! - Гришка встал.
  - Кого ты лечишь, чмонстр?
  - Ты чё молчишь, урод? Клина поймал?
  - Чего вам надо-то?
  - А ты чего меня на "чего" берёшь?
  - Ты откуда такой борзый тут?
  - Да отвалите от меня! - взвизгнул Гришка, не в силах поверить, что это всё происходит с ним, в такой крутой и уютной жизни.
  В солнечное сплетение стукнул чугунный кулак. Гришка разинул рот, пытаясь вдохнуть, и тут же получил ослепляющий удар в нос. Он упал на землю и даже не услышал, как рядом с ларьком кто-то осадил велосипед и заорал боцманским басом: "А ну назад, сявки позорные!"
  
  - Чего это, Пугайка, а? Чего они все осыпались?
  - Сталбыть пустоцветы.
  - А что делать теперь?
  - А вот смотри, какой красавец на второй ветке проклюнулся.
  - Это он за кого? За Петровича теперь боится?
  - За него. Старенький он уже, а тут три ножевых.
  - Аромат-то какой, а?
  - Наслаждайся. Лелей! Пойду я к себе, поздно уж. Пугайка отпихнул любопытного барабашку и пошёл домой к старенькому деревцу. Смотреть на вторую ветку, где тоже расцвел нежный, благоухающий цветок.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"