Тихий Денис: другие произведения.

Три гипсовых пионера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  "В возрасте 12-13 лет дети перестают всерьёз воспринимать страшные истории.
  Взрослого человека детские страшилки не могут испугать вообще".
  А. Гринейл, Р. Блюфингер "Онтология детских страшилок".
  
  Эта история приключилась со мной студенческим летом 1990 года. Я хорошо запомнил год потому, что зимой меня угораздило попасть в больницу со сложным переломом бедра, сестра поздравила меня апельсинами, шампанским и открыткой с большими цифрами 1991, а девятнадцать моё несчастливое число. Впрочем, перелом и открытка, да и сестра с апельсинами, не имеют к этой истории никакого отношения. Если я буду эдак вот растекаться мыслью по древу, вы уж потерпите.
  В июне мы с друзьями решили дёрнуть на недельку за Волгу на турбазу. Не помню почему, но я отстал. Речной трамвайчик ходил до этой турбазы всего два раза в день - утром и вечером. Скорее всего на утренний я просто проспал, пришлось добираться вечерним. Уселся на открытой площадке, сунул под голову рюкзак и через два часа меня разбудили. Трамвайчик пришел в речной затон, километрах в десяти от той пристани, на которой надо было сойти.
  
  Рядом с затоном располагался небольшой посёлок с домами, вбитыми по уши в землю. А рядом с пристанью стоял маленький магазинчик, на завалинке которого плевались лузгой бабушки в платочках. Поддатый бородач во всём брезентовом, подпер собой стену магазина. Я спросил о дороге на турбазу, но вдруг понял, что бородач не поддатый, а пьяный, как зонтик. Лыка он не вязал совершенно, слова его наезжали одно на другое. Бабушки на внешнюю активность не реагировали, пришлось зайти в магазин. Там, под вентилятором, сидела типичная продавщица сельпо - необъятная матрона с глубоким декольте. Она мазала палец зелёнкой. Дорога до турбазы со слов продавщицы показалась несложной, я купил бутылку минеральной и отправился.
  Через некоторое время начало смеркаться, потом заморосил дождь. Тут со мной случился приступ географического кретинизма, и я решил, что если срежу через рощицу, то выйду как раз к турбазе. Сначала шёл по тропинке, потом тропинка раздвоилась, но я чётко выбрал нужный путь. Потом тропинка раздвоилась ещё раз, и путь я выбрал уже не так чётко. А потом тропинка скользнула под плотные кусты, и я понял, что заблудился. Начал нарезать круги и время от времени набредал на какие-то ещё подобия тропинок, которые не вели никуда. Между тем стемнело довольно ощутимо, дождь пробивался даже сквозь листья, а куда идти стало непонятно совершенно.
  На свою беду откуда-то со спины я услышал пение. Что пели - непонятно, мычание какое-то. Вгляделся в сумерки и увидел впереди световые блики, словно двое дрались включенными фонариками. Надо ли описывать мою радость? Я застегнул штормовку и полез через кусты. Я насобирал наших замечательных волжских репьёв, пару раз получил по физиономии ветками и наступил в неглубокую лужу. В итоге, протоптал в кустах очередную тропинку, которая тоже кого-то запутает. Передо мной был дырявый сетчатый забор, за ним различались небольшие кирпичные домики, и уже забираясь в дыру я понял куда попал.
  Пионерский лагерь был заброшен уже давно. Я прошёл мимо корпусов с выбитыми стёклами, мимо небольшой сцены с ржавой микрофонной стойкой, и постамента с тремя гипсовыми пионерами. Асфальтовые тропинки скрылись под слоем прелых листьев, на питьевом фонтанчике торчало неряшливое птичье гнездо. Пройдя весь лагерь насквозь, я увидел источник света - поджарая собака невнятной породы играла с включенным фонариком. Она наскакивала на него, била лапой, отпрыгивала в притворном ужасе, припадала брюхом к земле и с коротким тявком бросалась опять. На меня она посмотрела вскользь, вильнула обрубком и опять увлеклась фонариком. Вероятно, собака принадлежала лагерному сторожу, хотя было ясно: никаких ценностей в лагере нет, и даже со скульптурной группы отвинтили медную табличку. Тут я, кстати, увидел, что ноги гипсовых пионеров обвязаны толстым канатом, который, в свою очередь, сложным узлом оплетает дерево. Я решил найти хотя бы сторожа, чтобы уточнить таки дорогу к турбазе. Сторож мне встретился сразу за углом последнего домика.
  Я упёрся животом во что-то металлическое, оказавшееся на поверку ружьём. За ружьё из последних сил держался косматый мужчина. Я отступил шаг назад, ствол начал ходить крестообразно и я вдруг решил, что меня сейчас пристрелят.
  Сторож был колоритен и мог бы рассмешить меня, не окружай нас ночной пионерлагерь. Голова его была нечёсана много дней, из пегих волос торчали дубовые листья. По всему видно, что иногда сторож пренебрегал кроватью и отдавался Морфею прямо под деревом. Волосяная шапка сбегала по щекам кудлатыми бакенбардами и без стеснения превращалась в редкую бороду. Шея его торчала из брезентового лапсердака, а в декольте тоже кучерявилась волосатость. Что было ниже - я не разглядел из-за темноты и ружья, слепо выбирающего: куда засадить мне заряд дунста - в желудок, в печень, или просто в пах.
  - Здравствуйте, - как можно вежливее сказал я, - как бы мне до турбазы добраться?
  Сторож вскинул голову, дико улыбнулся неожиданно крепкими и белыми зубами и сказал:
  - Пойдём.
  Мы пошли вперёд, причём мне приходилось всё время сторониться ружья, а он всё пытался ненавязчиво его в меня упереть. Получалось что-то вроде хитрого танго. Наконец мы оказались рядом с небольшой сторожкой. Он откинул марлевую занавесь и вошёл внутрь, приглашающе махнув мне рукой. Что было делать? Я вошёл. Внутри стоял покрытый клеёнкой стол, пожелтевший холодильник, проигрыватель на холодильнике и маленькая электроплитка на столе. Сторож уселся за стол, ружьё упер в подоконник, левой рукой извлёк из-под стола бутыль, а правой указал мне на стул.
  - Накатим, братан.
  - Спасибо.
  - Но учти! У меня только самогон.
  Он плеснул самогона по майонезным баночкам, мы чокнулись. Он выпил, а я осторожно поставил баночку на стол.
  - Скажите пожалуйста, где тут турбаза? А то меня ребята ждут...
  - Это не важно уже, братан.
  - Как это?
  - Да так. Я вот, ты думаешь, кто?
  - Не знаю. Сторож наверное?
  - Сторож? - он прикинул слово будто бы на вес, - а может и так. Найда!
  С улицы раздался топот лап. К дому прибежала игривая Найда с обслюнявленным фонариком в зубах, упала около двери, а фонарик пристроила между лапами.
  - Так я... - начал было я, но он меня прервал, протянув руку.
  - Андрей!
  - Саша. Так где здесь...
  - А как же! Давай.
  Он опять плеснул самогона и чуть не упал с табуретки, когда ставил бутылку под стол. Мы чокнулись, и в этот раз он проследил, чтобы я выпил. Самогон был как самогон - жуткое пойло с привкусом триалона.
  - Слушай, Сашок, - навалился он на стол грудью, - это очень важно - напиться пока они не пришли.
  - Кто? - спросил я.
  - Пионеры, - прошептал сторож, - мёртвые пионеры!
  Дунул ветерок и от шеи по спине пробежали мурашки.
  - А откуда они здесь?
  - Ты что, дурак? Это же пионерский лагерь.
  - А чего вы не уйдёте?
  - Нельзя. Ещё хуже будет.
  Человек, если его специально не подготовить, крайне пугливо относится к сумасшедшим. Даже если встреча происходит солнечным полднем. Что уж говорить о такой встрече безлюдной ночью, когда у сумасшедшего в руках ружьё, а единственный выход охраняет пусть и дурная, но всё же собака. Конечно я испугался. Один мой знакомый работал санитаром в доме скорби. Он рассказал мне хорошее правило, которое я часто впоследствии использовал в общении с истеричными женщинами, орущими детьми и работниками бухгалтерий. Надо с ними во всём соглашаться, и говорить то, что им приятно слышать.
  - А чего они к вам приходят? - спросил я его.
  - Узнать бы. Ты вот умный, может подскажешь?
  - Так вы расскажите.
  Он посмотрел на меня сквозь свою бутыль.
  - Стало быть слушай... В позапрошлом году к нам в "Ласточку" заехала очередная смена. А перед заездом все домики покрасили синей краской, а на девятнадцатый домик синей краски не хватило, пришлось красить зелёной. Вот дети заселились во все домики и в девятнадцатый заселились - шесть мальчиков, шесть девочек и пионервожатая Оля. Ночью всё было спокойно, а утром оказалось, что один мальчик из зелёного домика пропал. Директор лагеря вызвал меня, спрашивает: что да как. Я ему говорю - всё спокойно было, мы всю ночь с Кайрой, это у меня собака до Найды была, ходили, охраняли. В пятом домике старшие дети в карты играли со свечкой. В седьмом ходили девчонок мазать пастой зубной. А в девятнадцатом самые маленькие дети ведь: сразу спать легли. Ну директор, натурально, в крик - потерялся ребёнок, в город наверное убежал! А Оля, вожатая, тихо так сидит, глазки потупила и улыбается. Вызвали милицию с собакой, но она завыла и к домику вообще не пошла.
  - И что?
  - Ну что. На следующую ночь я опять дежурил. Ходил вокруг девятнадцатого домика, вроде всё спокойно, дети спят, как убитые, прости Господи. Ольга вышла на терраску, сидит чай пьёт, надела на проигрыватель зелёную пластинку и слушает музыку в наушниках. Ну это я тогда думал, что музыку. Всё спокойно было ночью. Тихо так. Даже не баловался никто. А утром просыпаемся - ещё один мальчик пропал!
  Сторож налил себе сразу полбанки и немедленно выпил. На лоб ему села муха, он хлопнул её рукой и растирал до тех пор, пока она не размазалась по лбу. Потом он распечатал пачку "Примы" и вонюче закурил.
  - Собрали весь педсостав, милицию вызвали, местных. Обшарили лес, речку, в колодцах смотрели - нету! Как черти забрали! Собака к домику не хочет идти, шарахается, Ольга говорит, что спала всю ночь, так вот. Ну, понятно, дети плачут, вообще отказываются в домик этот заходить.
  - А родители?
  - Чего родители? Это же детдомовские дети! Директор детей успокоил, ночью к ним в палату милиционера спать положили. Я по лагерю хожу, страшно мне от чего-то. Тихо так, даже собаки не лают. Остановился перед статуей гипсовой... это... отлить, короче. Смотрю - а пионер, который с барабаном, ну вылитый Пашка!
  - Какой Пашка?
  - Ну который в первую ночь пропал! А горнист - Женька! Я в ту ночь себя не очень хорошо чувствовал, мерещится же чертовщина, подумал.
  
  Холодильник вдруг забился в падучей. Мы вздрогнули. Андрей шваркнул на электроплитку сковороду, отвалил дверь холодильника, аккуратно, как пьяный жонглёр, выудил пять яиц, моментально разбил их над сковородой и большим ножом нарубал колбасы. Я вспомнил корабельный канат, которым были обмотаны ноги пионеров, оглянулся за спину. Найда вскинула голову и широко мне улыбнулась зубастой пастью.
  - Рано ещё! - неверно истолковал мой взгляд Андрей и разболтал яйца вилкой. - Накатим, братан!
  - Короче, утром все проснулись нормально. И дети и милиционер. Тот - парень служивый, встал рано, умылся там, побрился, детей сам разбудил и на зарядку отвёл. А потом на завтрак. А потом смотрят - вожатая пропала. Ну она всё же взрослый человек, сама себе хозяйка. Может в город смылась? Я бы тоже смылся. А после обеда был мёртвый час, а мне не спится никак. Ночью на смену заступать, а сон не идёт. Решил музыку послушать. Я как не сплю - музыку ставлю, через минуту уже в отключке. Пошёл я в этот проклятый домик, достал пластинку зелёную, которую Ольга слушала. Надел наушники, сижу. Сначала зашуршало, потом голос такой жуткий, детский тоже будто зелёный, говорит: "Двух мальчиков принесла, теперь принеси девочку!". Я, натурально, заорал, наушники сорвал и давай бог ноги! Только прибегаю я к себе в сторожку, а у меня телефон зазвонил. Думаю - о, директору что-то понадобилось. Снимаю трубку, а там зелёный голос: "Не принесёшь - сам за тобой приду!". Я чуть не помер от страха! "Что за шуточки!" - в телефон кричу, а там уже трубку бросили. Лёг я на койку, одеялом с головой накрылся, и заснул. Только сквозь сон слышу - будильник зазвонил. Я схватил его, спросонья к уху поднёс, а оттуда опять зелёный голос: "Спасибо тебе! Ха-ха-ха-ха-ха!". Глаза-то я открываю, а у меня вся кровать в крови и руки по локоть зелёные!!!
  
  Андрей схватил ружьё, перевернув сковороду с замутневшими яйцами, перепрыгнул через стол, упырьим прыжком перескочил завизжавшую Найду и заорал:
  "Вон-вон-во-о-о-он они!!! Не подходи! Застрелю! Мне начхать, что ты гипсовый! Я тебя не убива-а-а-л!!!".
  Я вскочил и выпрыгнул в окно одним непрерывным движением. По пути мне встретился забор - перемахнул через него, разодрав щёку гвоздём. Бежать по ночному лесу очень трудно, но я бежал как-то сразу и ногами и руками, как горилла. Вслед мне неслись отчаянные визги сумасшедшего сторожа, а по морде хлестали ветки. Вдруг земля под ногами кончилась, небо крутнулось волчком, и я всей спиной ахнулся на песок. Оказалось, что я выбежал на берег Волги. На этом самом берегу у костра сидели бородатые огромные рыбаки и, открыв рты, смотрели на меня. Ни слова не говоря, они сунули мне в руку стакан. Видимо в этих местах один поставщик самогона. Мужики к моему рассказу отнеслись сочувственно.
  Да, живёт у нас тут сторож, в пионерлагере. Мы бы его, лагерь то есть, давно бы на доски растащили, но Андрюха, сталбыть, не даст. Винтиков-то в голове у него на самом деле не хватает, но про гипсовых пионеров они не слыхали, потому что не пили с Андрюхой. И статнее ли это дело - с психами пить? А, рассказывают, был он в этом пионерском лагере вожатым, но не в позапрошлом году, а давно. И у него, у Андрюхи-то, ночью два пацанёнка купаться убежали, а течение у нас сам знаешь какое. Утопли пацанёнки, короче. За браконьерскую сетку запутались и утопли. Андрюху, понятно, посадили, но он не досидел - в дурку переехал. Там его вылечили, но, конечно, не до конца. Вот он обратно вернулся, а лагерь уже расформировали. Сторожем пристроили, сердобольные люди. А ружьё у него не заряженное и ствол с дырой, потому что сумасшедшим оружие не полагается.
  Я посидел с рыбаками и окончательно передумал в эту ночь искать свою турбазу. Они научили меня спать в песке, горячем после костра, так я на берегу и проспал, а утром, когда проснулся, рыбаков уже не было.
  
  Эта история служила мне источником разных умозаключений об устройстве хитрого механизма под названием "справедливость". И ещё она иногда снилась мне, только вот всё о чём Андрей рассказывал, оказывалось правдой. Мозг спящего человека очень доверчив, вы и не представляете: какую силу в нём способны обрести простые пионерские страшилки.
  
  Этой зимой мы отдыхали на турбазе с женой. Нашим соседом оказался ветеран местной милиции. Я рассказал ему печальную историю, в надежде, что в ней есть какие-то скрытые грани. И он эти грани мне действительно открыл.
  Да, Саша, история хороша. Но послушайте окончание. Пионерский лагерь этот, "Ласточка", мне хорошо знаком. И сторож его, Андрей, тоже личность известная. Был он актёром музкомедии, играл маленькие роли, но карьеры не сделал. И сумасшедшим он конечно не был, и в тюрьме не сидел, хотя стоило бы. А был он, Саша, поверенным человеком Квоча. А Квоч был на Волге первый браконьер. В том пионерском лагере, куда вы забрели, у них была база - икру солили, фасовали и хранили. Он вас так отпугнуть решил, чтобы вы больше к нему не совались. И отпугнул же! До сих пор поди ночью вскакиваете? Да, большой артист. А рыбаки на Волге, те самые браконьеры и были. Из Квочовской бригады. Подыграли ему, значит. Повезло вам, Саша, отчаянные люди, могли и зарезать.
   С тех пор я сплю спокойно. Безумец, преступник и агент зелёного голоса совершенно замолк в моей памяти.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"