Тихий Денис: другие произведения.

Тридцатый номер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Огромная дверь с мутными стёклами заскрипела на три голоса и наподдала Ивану в спину. В парадном пахло кошками. На стенах висели куски краски, лопнувшей и свернувшейся в чудовищные тёмно-зелёные коконы. Шахматная плитка пола, выбитая, вероятно, ещё сапожищами пьяных мятежных матросов, была давно не метена.
  Иван поднялся по широкой лестнице на площадку, выглянул во двор из окна - его новенькая красная "Мазда" сонно помаргивала огоньком сигнализации. Лохматый одноглазый кот с обрубком хвоста, которого он минуту назад согнал с парковочного места, закинул лапу на переднее колесо. Сукин кот. Рядом с "Маздой" стоял "Гелендваген" Короля с тонированными стёклами.
  Иван поднялся на второй этаж и увидел свежую бронированную дверь квартиры номер двадцать семь. Поступь новой жизни. Следующие за ней по логике счёта квартиры номер двадцать восемь и двадцать девять, наверное, схлопнулись в четвёртое измерение -
  сразу за двадцать седьмой располагалась квартира номер тридцать.
  Когда-то эта квартира принадлежала оперной приме, любовнице обер-гофмейстера, главноуправляющего собственной Его Величества канцелярией Петра Пистолькорса. После революции, когда прима умерла от сыпного тифа на борту эсминца "Жаркий", а её любовник был, увы, расстрелян, квартиру номер тридцать превратили в коммуналку на пятнадцать семей служащих Главбумпролетписа. Говорят что однажды, сам Михаил Афанасьевич сиживал на бывшей приминой кухне и при дьявольском свете примусов, морщась, слушал стихи молодых поэтов.
  Потом коммуналку расселили, и в неё въехал лауреат Сталинской премии по литературе. Этот самый лауреат пил запоем и допился до ловли авоськой чертей. После него в квартире опять образовалась коммуналка, а теперь туда шёл Иван, для того, чтобы подытожить, наконец, эту пёструю историю и ввести её в конкретные рамки нотариально заверенных договоров и кадастрового паспорта.
  Нынешней хозяйке квартиры, обладательнице невообразимого имени Ядвига Бабаджановна Гадра, по выписке из собеса, было шестьсот девяносто восемь лет. Идиоты забили в базу тройку вместо девятки в годе рождения 1917. В любом случае - почти стольник, пора-пора-пора. Новая жизнь!
  Иван остановился рядом с деревянной, многажды перекрашенной дверью. Косяк, и отчасти сама дверь, были покрыты россыпью разнокалиберных звонков. Иван мельком увидел фамилии каких-то Гусевых, Проппов и Лебедева. Звонок с табличкой Я.Б. Гадра был медный - с ручкой и надписью "прошу повернуть". Под ним располагалась позеленевшая надпись "для Писемъ". Иван покрутил ручку и прислушался.
  Недалеко раздалась нежная трель и стали вдруг слышны звуки какой-то радиопостановки. Потом глухой женский голос из-за двери спросил:
  - Кто там?
  - Из собеса беспокоят! Насчёт пенсии! - сказал Иван бодрым, весёлым голосом.
  - Какие ещё бесы? - удивился голос. - Я никаких бесов не вызывала.
  - Собес! Социальное обеспечение! - крикнул Иван.
  - Ни лешего не поняла, - тихо сказал голос.
  Щёлкнул замок, зазвенела длиннющая цепь, что-то проскребло по полу, и дверь открылась. В проёме оказалась женщина лет тридцати в халате с драконами. Между губами она держала длинную иглу, а в руке пяльца со сложной вышивкой. Женщина эта Ивана неприятно удивила - они следили за квартирой целую неделю, кроме старенькой хозяйки в ней никого не должно было быть.
  - Вы насчёт корсета? - спросила женщина.
  - Я - к Ядвиге Бабаджановне, - осторожно сказал Иван.
  - Кто это? - поморщилась женщина.
  - По моим документам - хозяйка квартиры, - ответил Иван, перехватив кожаный, располагающего вида рыжий портфель.
  Женщина, сощурившись, глянула на портфель, и Ивана вдруг обварило глупым страхом - ему почудилось, что женщина разом увидела всё, что там лежит: нотариальные доверенности, несколько договоров купли-продажи, три фальшивых паспорта, пузырёк со снотворным, электрошокер и четверть литра метилового спирта в чекушке с водочной этикеткой "Особая".
  - А! Так вы к мамочке, сразу бы и сказали! - улыбнулась женщина и махнула пяльцами в сторону кухни. - Проходите.
  Слово "мамочка" женщина сказала с какой-то странной интонацией, так что Иван сразу понял, что она не имеет в виду родство. Это что же, Ядвига Бабаджановна бордель тут содержит? Иван прошёл по коридору мимо двери в совмещённый санузел, откуда раздавалось бодрое пение под аккомпанемент душевых струй, и оказался на кухне. Пение Ивана тоже нехорошо удивило - вряд ли столетняя старушка пела крепким мужским голосом.
  В левом углу кухни возвышалась под потолок узкая голландская печь, облицованная желтоватой плиткой. У стен стояло штук пять газовых плит, и на каждой конфорке исходила паром кастрюля. Сами стены оказались завешаны разнообразными шкафчиками, полочками, вязанками красного лука и белого чеснока, медными сковородами, на которых можно было изжарить цельного поросёнка. К ним прижимались дрожащие этажерки, древние холодильники и кухонные гарнитуры редких пород. Под самым потолком тускло мерцало крошечное оконце, заставленное баночками с проросшими луковицами. В центре кухни располагался стол, а на столе стоял гигантский чёрный противень.
  - Присаживайтесь, - показала женщина на стул и канула в сумрачный коридор.
  Иван сел на стул, положил на колени портфель и достал из кармана телефон, чтобы отзвониться Королю. Телефон в квартире не ловил. Неизвестный певец выводил рулады:
  
  Признаться, мне чужда весна!
  Во мне зима царит: мне надо!
  Чтоб снег, мороз был на пути моем.
  В ущербе месяц, тусклою лампадой
  Едва мерцает красным он лучом!
  
  В ванной грянуло об пол что-то пустое и сделанное из жести, певец сразу смолк. Иван встал, прошёлся по кухне, из любопытства заглянул в ближайшую кастрюлю - в ней бурлило что-то вроде расплавленного гудрона. Он пошерудил поварёшкой - из недр кастрюли всплыла разбухшая голова плюшевого медведя, глянула на Ивана добрыми глазами и вновь погрузилась.
  - Будет тебе мамочка еду предлагать - не ешь, - прошептал кто-то у Ивана за спиной.
  Иван отпрыгнул от плиты и обернулся. Сердце у него квакнуло - в дверном проёме стояла девушка лет восемнадцати. Она склонила голову на левое плечо, растрёпанные каштановые волосы едва прикрывали грудь - девушка была совершенно голой.
  - А в-вы к-кто? - выдавил из себя Иван и попробовал улыбнуться, но улыбка косо съехала с лица и не получилась.
  - Будет она тебе питьё предлагать - не пей, - сказала девушка и вдруг заглянула Ивану прямо в душу. - Козлёночком станешь!
  Из ванной вновь заблеял энергичный голос:
  
  Неважный свет! Здесь каждый шаг нам может
  Опасен быть: наткнешься прямо лбом
  На камень или ствол. Постой-ка, нам поможет
  Блудящий огонек, мелькающий кругом!
  
  Девушка повернулась и тихо вышла. Иван заметил татуировку в виде волчьей головы у неё на пояснице. "Ни хера себе квартира!" - пронеслось у него в голове. Он опять схватился за телефон и решил спуститься к Королю, потому что в квартире явно творилось что-то не запланированное. Но тут по коридору прошаркали тапки и на кухню, наконец, вошла Ядвига Бабаджановна. Он помнил её по фотографиям. Старуха была одета в глухое чёрное платье под самое горло. В руках она сжимала блюдечко с блинами. Она потянула носом воздух, фыркнула и пожевала губами.
  - Доброе утро, Ядвига Баба...
  - Здравствуй, Ванечка, - перебила его старуха. - Ты садись, в ногах правды нету. Садись за красный стол.
  Иван опустился на стул и вернул на лицо улыбку. Чертовщина-чертовщиной, а работать надо, Король по головке не погладит, дело не на один миллион. Старуха молча поставила перед Иваном блюдечко, дошаркала до плиты, мелко повозилась, скрипнула дверцей шкафчика, вернулась. На столе рядом с блинами оказалась мисочка сметаны, щербатая чашка чая с полумесяцем лимона, розетка прозрачного абрикосового варенья.
  - Отведаешь блинца, за здоровье молодца? - спросила старуха.
  - Спасибо, я пообедал уже, - ответил Иван, лихорадочно соображая, когда уже Королю надоест ждать, и он поднимется вместе с пацанами. Бабка-то явно психическая, давно пора к Степанову-Скворцову. Но голая девица? И тётка с вышивкой? И непонятная мамочка? И певец этот в ванной - кто они все? А ещё в голове Ивана бухнуло предупреждение голой девицы про еду и питьё, а потом он вдруг вспомнил...
  Ему семь, он сидит за полосатым клеенчатым столом. На плитке в медном тазу пыхтит варенье. Перед Ванюшкой стоит это самое блюдечко с рисунком из мелких сиреневых цветочков. Бабушка потчует его гречишными блинами, которые можно есть с малиновой пенкой, а можно просто посыпать сахаром - всё будет вкусно. Входная дверь завешена марлевым пологом, за которым слышаться дачные шумы - перелай собак, шипение шланга и дальний голос: "Арлекино! Арлекино! Есть одна награда - смех!" Ванюшка сам не заметил, как всё съел, выпил, а миску даже облизал.
  - Я из собеса, пришёл поговорить насчёт...
  - Пряника печёного, да стекла толчёного, да дороги млечной, да домины вечной, - нараспев произнесла старуха.
  - Насчёт пенсионной надбавки, - улыбнулся Иван.
  - Да рытой канавки, - ласково кивнула головой старуха и затараторила. - Да медных пушек, да мёртвых старушек, да денег кровавых, да судей неправых, да вострого меча, да замка и ключа.
  Тут руки у Ивана порскнули в портфель и достали пачку бумажек, ручку и чернильную подушечку. Иван с потаённым восторгом смотрел на деловитые, залихватские какие-то, манерные движения ладоней - рук своих он совершенно не чувствовал. Старуха водрузила на нос пенсне, мигом прочла гербовую бумагу и сказала:
  - Тут вот у тебя, Ванюша, формулировочки неправильные, как бы не завернули бумажку твою.
  - Где неправильно? - испугался Иван, всматриваясь в жирные, извивающиеся червями сиреневые строчки.
  - А я возьму всё и поправлю, - успокоила Ивана старуха, провела сухой ладонью по бумаге и буквы разбежались, будто тараканы, перемешались и сложились в новое, в правильное:
  - Я, кипятком на льду заклятая, передаю хозяйство своё тридесятое, со всеми его хлевами, да овинами, со всеми своими грехами и винами, Ваньке холую, да гнилому Королю. И знаки значу: клешню рачью, лапу куриную, да копыто козлиное, будет им впрок, ключ и замок.
  Иван подивился, насколько точно составлена доверенность. Старуха вынула из волос шпильку, облизнула её, так что самый кончик накалился докрасна, и размашисто подписала нотариально заверенную бересту. В сердце у Ивана радостно плеснуло, он любил на совесть сделанные дела.
  - Всё, Ванечка? - спросила Ядвига Бабаджановна.
  - Свидетели нужны, чтобы вашу подпись заверить - сказал он заискивающе.
  - Так ведь ты, Ванюша, никогда свидетелей не оставляешь. Хорошо, что я их к себе прибрала, - сказала Ядвига Бабаджановна, стрельнув зелёными глазами и улыбнувшись жемчужными, на диво ровными зубами.
  Из ванной, поправляя на груди истлевший фрак, пришёл баритон, которого они с Королём работали в трёшке на Лиговке. И пришла, кутаясь в подвенечное платье, сшитое из гардины, знаменитая в прошлом балерина, подавшаяся по старости лет и сумасшествию головы в белошвейки. Её Иван работал самостоятельно в пятикомнатной на Невском. И дочка антиквара, тихонько проедавшая картины Васнецова из отцовской коллекции, утопившаяся зачем-то в Обводном канале. Женщины дивно помолодели с тех пор, как он видел их последний раз.
  Ядвига Бабаджановна распустила волосы, и они упали тяжёлым смоляным потоком на высокую грудь. Иван смутно подумал, что вот - кому-то досталась эта красивая женщина, а ему досталось то, что досталось и, как бы ни было приятно общение со старыми знакомыми, но дело сделано, пора собираться. Он скинул плащ и стал торопливо расстёгивать рубашку от Бриони. В кухне становилось жарко - голландская печь уже достаточно разогрелась.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"