Тихонов Алексей Константинович: другие произведения.

Сказки издалека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не так уж редко бывает, что погоня за успехом заменяет человеку всё. Самые близкие становятся досадной помехой, а первоначальная цель этой гонки, какой бы благой она ни была, растворяется в мареве повседневной суеты и амбиций. Володя Тимофеев - талантливый инженер, любящий муж и отец. А ещё - трудолюбивый и решительный человек, способный наизнанку вывернуться, чтобы обеспечить близким достойную жизнь, готовый любыми методами бороться за право быть рядом с ними. Пожалуй, даже слишком решительный - ведь с технологиями воздействия на мозг шутки плохи... Будет ли "ледяной душ", способный заставить героя одуматься, или ему больше по душе атрибуты успеха, чем счастье близких людей?  1-е место на несетевом конкурсе "Белое пятно-2009" в номинации "Средняя форма". Книга поступила в продажу в Интернет-магазины.

   Посвящается моему отцу,
  ушедшему до срока.
  
   -Поздравляю вас, - инспектор по кадрам приветливо улыбнулась, отложив в сторону ворох бумаг. - вы прекрасно справились и с профессиональными тестами, и с тестами на структуру личности. Конечно, последнее слово за вашим потенциальным руководителем... Но, я не помню случаев, чтобы он отказался принять на работу сотрудника, успешно прошедшего тестирование. Считайте, что вы уже получили предложение от Линк Индастри!
   Володя едва не подпрыгнул на стуле от восторга. Ещё бы, работа в этой компании могла изменить всю его жизнь! Он ведь так мечтал именно об этом два последних года...
   - Однако, прежде чем заключить договор, нам потребуется проговорить с вами несколько существенных моментов. Стартовые условия таковы: вы поступаете на должность инженера в отдел разработки модулей спектрального уплотнения. Оклад устанавливается, как мы и договаривались, исходя из количества набранных вами баллов в тесте на профпригодность. С учетом вашего блестящего результата - сумма получается неплохая. Вместе с тем, это вовсе не потолок! Через год вы вправе пройти тест на соответствие должности старшего инженера, а ещё через год - ведущего. С каждой новой ступенькой, ваш оклад будет увеличиваться в полтора раза.
   Мысли в Володиной голове искрились радужными фонтанами: "Наконец-то можно будет снять квартиру и забрать Марину и Павлика от горячо любимой "мамы". Не ощущать каждый вечер "искреннего" сочувствия, не слышать дурацких вопросов, вроде: "А Володя до сих пор на должности ассистента?", "Хоть бы на пару тысяч зарплату прибавили, знают же, что у вас ребёнок маленький..." Или недоумённо-вопросительного, коронного: "Ну почему он не хочет, чтобы папа позвонил Юрию Васильевичу? Наверняка в его лаборатории есть нормальные должности с нормальными ставками!"
   - А теперь, нам нужно обсудить ещё один непростой вопрос... У нас на предприятии действует очень жёсткий режим соблюдения коммерческой тайны. Мы весьма тщательно и скрупулезно подходим к борьбе с промышленным шпионажем. Руководство компании уверено, что именно наша политика в части защиты собственных разработок от конкурентов, сделала нашу компанию абсолютным лидером во многих сегментах рынка сетевого оборудования. Поэтому, вам необходимо будет подписать ряд документов, гарантирующих ваше согласие соблюдать действующий на предприятии режим.
   - Я готов! - выпалил Володя. - Я вовсе не собираюсь разглашать важные сведения!
   - Я вам верю! - улыбнулась кадровичка. Володе на мгновение показалось, что в её глазах запрыгали весёлые чёртики. - Соблюдая наши процедуры, вы при всём желании не сможете никому ничего рассказать. У нас не вполне стандартный подход к этой проблеме. Те методы, которые используют обычные компании, показали себя недостаточно эффективными. Ведь парадокс заключается в том, что чем режим секретности жёстче, тем больше неудобств создаётся для сотрудников, особенно ключевых! Тем больше расходы предприятия и меньше производительность труда, особенно в проектных подразделениях! Сотрудники, работая в некомфортной обстановке, начинают смотреть "налево". И, в конце концов, уходят! А оказавшись у конкурентов, то есть вне нашей юрисдикции, с удовольствием "сливают" им все наработки, да и просто интересные идеи, не реализованные, пока, у нас. То есть, чем больше усилий в этом направлении, тем хуже результат! Такой вот замкнутый круг. Поняв это, мы пошли по иному пути. От нас люди не уходят вовсе. Потому, что работать у нас, в первую очередь, комфортно!
   - Это хорошо! - невпопад вставил Володя.
   - Да, неплохо... - согласилась кадровичка, пристально рассматривая собеседника. - Наш метод заключается в том, чтобы сотрудники не выносили с работы ничего! Приходя утром, сотрудники переодеваются в специальные костюмы, которые снимают только вечером, уходя домой. Из личной одежды не допускается оставлять ничего, даже трусов! Личные вещи на рабочем месте, также, категорически запрещены. Штрафы за проступки весьма существенные! Но, самое ценное находится у сотрудников не в карманах, а в головах! Поэтому, выносить мысли, также, не допускается!
   Володя улыбнулся, однако лицо инспектора оставалось совершенно серьёзным.
   - Вы зря улыбаетесь, - кадровичка подошла к окну и прислонилась к подоконнику. - Я говорю совершенно серьёзно! Несколько лет назад мы заказали систему, позволяющую работать с кратковременной памятью сотрудников. Физически это выглядит так: вы приходите утром на работу, переодеваетесь, включаете компьютер и начинаете работать над той проблемой, которой занимались вчера. Вы полноценно общаетесь с коллегами, участвуете в мозговых штурмах и совещаниях, переписываетесь и встречаетесь с поставщиками и заказчиками. То есть, работаете в обычном режиме. А вечером, непосредственно перед уходом с работы, отвечаете на несколько вопросов в специальном диалоговом окне на своём компьютере. Потом - выключаете компьютер и идёте в раздевалку. Рабочий день должен закончиться не позднее 19.00. Уже по дороге в раздевалку вы перестаёте помнить, чем занимались в этот день. Воспоминание остаётся только на уровне ощущений, эмоций. Если вам всё удалось - вы рады. Если наоборот - вы недовольны. Но, вспомнить детали, конкретные вопросы вы не в состоянии. А на следующий день, едва вы садитесь за компьютер - память и все ваши знания к вам возвращаются. Вот так просто и удобно!
   - Не думал, что такие технологии уже существуют. Мне всегда казалось, что подобные вещи можно встретить только в фантастике. - Володя задумчиво рассматривал собственный ботинок, начищенный до зеркального блеска.
   - Сто лет назад обычный компьютер казался фантастикой! А система наша даже не уникальна... По крайней мере, разработчик отказался включить в контракт пункт гарантирующий исключительность нашего права на неё. Скорее всего, он уже впарил её десятку другому фирм. Но, изначально, она разрабатывалась под нас, и мы ею вполне довольны. У вас, наверное, много вопросов? Задавайте не стесняясь! Лучше все нюансы обсудить до подписания бумаг, как говориться "на берегу".
   - А как происходит "забывание"? Информация выкачивается из мозга, а потом заливается вновь?
   - Нет, конечно же, не так! Удалить информацию из мозга нельзя. Система хранения информации живым организмом слишком сложна, дополнена множественными механизмами резервирования. Наша система, как это ни парадоксально звучит, "стирает" память из мозга так же, как её стирает компьютер с жёсткого диска. Всего лишь "убивается" путь! При этом, используются особенности работы ассоциативной памяти. Можно провести аналогию с анекдотами - некоторые люди не помнят ни одного анекдота, пока ситуация его не напомнит. Сколько раз вам в обществе друзей приходилось слышать "А на эту тему есть анекдот..." Также и здесь, только процесс закрытия информации не случайный, как это происходит на бытовом уровне, а управляемый и более глубокий. Все ваши знания возвращаются, когда у вас перед глазами возникает определённый символ, слово или последовательность цифр. Только и всего!
   Помолчав немного, Володя спросил:
   - Но ведь тогда, сотрудник думает о работе только на работе! Не знаю, как у других, но мне частенько удаётся найти решение какой-то сложной задачи по дороге с работы или уже дома... За ужином или во время игры с ребёнком. Как-то само, знаете ли, приходит...
   - Такая проблема действительно есть. Но, в наших условиях полностью преодолеть её, к сожалению, невозможно. Единственное, что мы можем сделать в этом направлении - создать комнаты релаксации и спортивный комплекс. Любой сотрудник может проводить там до пяти часов в неделю! То есть, можно отвлекаться от работы прямо в рабочее время. Впрочем, если работа сотрудника идёт успешно, никаких санкций за превышение лимита не применяется... Но, вы ведь не об этом хотели спросить. Вы не задали пока вопроса, который задают перед подписанием контракта все.
   - Да, собственно...
   - Вы хотите спросить, не наносит ли наша система вреда вашему мозгу? Не придётся ли потом бегать по врачам? - кадровичка смотрела на соискателя с иронической усмешкой. Вопрос, действительно крутившийся на языке, показался глупым, наивным.
   - Я действительно собирался спросить об этом. - потупился Володя.
   - Отвечу вам со всей откровенностью, - кадровичка всё также улыбаясь, снова уселась напротив Володи и достала из принтера, стоявшего на столе, отпечатанный трудовой контракт. - Из двухсот пятидесяти постоянных сотрудников, за помощью психиатра ещё никто не обращался! Если вам это, вдруг, не дай Бог, конечно, понадобится - вы будете первым. И, недуг ваш, по всей вероятности, никак не будет связан с нашей системой. Я, кстати, совсем запамятовала - ваш непосредственный начальник сегодня в отгуле... Предлагаю не тратить время на формальности - вы официально приглашены на работу в Линк Индастри на тех условиях, что мы с вами обговорили. Вам нужно время на принятие решения?
  
   В кабинете Полетаева, теперь уже бывшего Володиного шефа, было нестерпимо душно. Раскалённый июльский воздух, густо приправленный московским смогом, вливался в комнату через открытое настежь окно, как вишнёвый кисель. Новенький кондиционер, висящий под самым потолком, традиционно бездействовал. Володю этот кабинет ужасно раздражал с самого первого посещения. Причём, причину этого раздражения Володя сам себе объяснить так и не смог. Если бы со временем, после десятого отказа повысить зарплату и двадцать пятой выволочки за неверно выполненное задание - было бы понятно, а так... Четыре года назад Володя впервые переступил порог этого кабинета, чтобы подписать у Полетаева Задание на дипломный проект. После защиты, Полетаев согласился взять его на работу в Институт, чтобы Володя не "загремел" в армию - сотрудники Института имели право на отсрочку. Тогда, как и сейчас, в кабинете особенно раздражали контрасты. На дорогущем дубовом столе стоял допотопный компьютер. На стене, с растрескавшейся за двадцать лет кремовой краской висел огромный плоский телевизор. Портрет действующего президента, почему-то, соседствовал с портретом Ленина.
   - Ты, Вова, не суетись... - раздражённо поблёскивал очками Полетаев. - Чё ты тут с заявлением своим бегаешь? Договаривались же, что как только Кривошеина в сентябре в декрет уйдёт, я тебя сразу на её ставку переведу! Сразу через ступеньку прыгнешь - присвоим тебе квалификацию старшего инженера. Как положено, с комиссией... Я тебе ставку инженера ещё в марте мог дать, только там прибавка всего на полторы тысячи. И больше повышения в этом году не было бы. А так сразу на четыре с половиной поднимать будем! Подводишь ты меня, Вова!
   - Да что мне эти четыре с половиной?! - разговор шёл уже по третьему кругу, и Володя порядком завёлся. - Мне в Линк Индастри в четыре раза больше вашей Кривошеиной дают! И это без учёта премий! Я тут уже три года горбачусь, ставку инженера мне можно было и в прошлом году отдать! Тем более, уже полтора года как свою отдельную тему веду. Покажите мне другого ассистента с отдельной темой, входящей в официальный перечень разработок Института!
   - Ну, тему ты сам выпросил, никто не заставлял! - Полетаев неожиданно поднялся из своего кожаного кресла и переместился на стул рядом с Володей. - Хотя, конечно, у нас и инженеров с отдельной темой по пальцам одной руки пересчитать. Слушай, Вова, давай поговорим не как начальник с подчинённым, а как два нормальных человека, просто как два мужика. Начистоту и без передачи. Договорились?
   - Ну, договорились... Правда, не совсем понимаю, о чём ещё говорить. Я ведь, не повышение клянчить пришёл. Ваши возможности в этом плане я прекрасно понимаю и не лезу с этим вопросом.
   - Напрасно ты так... Впрочем, разговор у нас начистоту, поэтому, даже к лучшему, что все точки над i сразу расставим. Я, признаться, когда узнал, что ты зять Кравцова, слегка обалдел! "Ни фига себе, - думаю, - какая у нас тут змея на груди пригрелась! В моей лаборатории - зять шишки из главка!" Я сперва подумал, что ты вовсе ходить на работу перестанешь - отсрочка есть и ладно! А ты ходишь, работаешь... Решил тебя мягко выдавить чисто материальными вещами. Ну зачем зятю Кравцова лишние полторы тысячи деревянных? Думал, может сам уйдёшь - или в другой институт или просто в другую лабораторию... Рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше.
   - Юрий Васильевич! Во-первых, мне это уже неинтересно, так как дело прошлое... Теперь-то какая разница? А во-вторых - логики не усматриваю. Если я внезапно оказался блатным -Вам бы меня наоборот, холить и лелеять...
   - Не усматриваешь, потому, что на один ход вперёд считаешь, а надо - минимум на два! Я бы тебя холил, а ты бы у меня постоянно сидел. На фиг мне тут зять Кравцова в постоянном режиме! А так - могу я не знать, ху из ху? Могу... Ну, пожурят, в крайнем случае... Зато свалишь быстрее! Но - это прошлое всё! Про это уже не думай, и в расчёт не бери! За то время, что ты у меня, никаких "косяков" за тобой не замечено! Ни стукачества, ни педалирования интересов путём жалоб тестю, с его последующими звонками. Поэтому, я тебя и начал двигать потихоньку. Тему дал, зарплату собираюсь повысить. Расчёт мой достаточно простой, в данном случае. Ты с моей помощью, растёшь потихоньку, кандидатскую пишешь, защищаешься... Чего не защититься то? Тема у тебя хорошая... А через четыре года - мне на пенсию, и я рекомендую тебя на своё место. Ферштейн? Никто возражать не посмеет. А ты меня замом оставляешь, и дальше растёшь. Через десять лет - директор Института. С твоим-то тылом! И я при тебе советник. Вот так, парень! Считать надо на два хода вперёд, а лучше - на десять! А насчёт Линк Индастри - не обижайся, но на такую зарплату, как тебе кладут, ты не тянешь! Не стоишь ты столько. Только без обид! Ты парень толковый, спору нет! Но, деньги-то, фантастические! Столько ни один специалист из нашей сферы не стоит! Разве что - супергений какой-нибудь, с головой размером с лошадиную! А ты говоришь - это только старт! Здесь засада где-то... Только где, я пока не понимаю. Подумай сам - у тебя-то больше информации... Подумай - и кончай дурить! Сегодня по любому не подпишу - жалуйся, кому хочешь! Завтра приходи! А до завтра - подумай. Такой вопрос с кондачка не решается. Всё, свободен!
   Володя, угрюмо молчавший в течение всего полетаевского монолога, так же молча поднялся и подвинул Полетаеву своё заявление. Уже от двери коротко бросил:
   - Я завтра в девять за ним зайду. Рассматривайте!
   О том, что беседа закончена, открывший было рот Полетаев, понял по громкости хлопка, закрывшейся за Володей двери. "Вот молокосос! Туда же, права качать... Зарплата, блин, маленькая. Ну иди, там тебе полный карман насыплют! Используют и выкинут, как ветошь! И никакой заступник не поможет..."
  
   Кравцовским зятем Володя стал, действительно, внезапно. Началось всё промозглым ноябрьским вечером, когда ехавший впереди Володи маленький красный джип внезапно остановился, как вкопанный. Видавшая виды Володина девятка, поцеплявшись, для приличия, потёртыми летними шинами за склизкую московскую кашу, сдалась. Пристыковалась, с характерным звуком, к яркому новенькому бамперу и замерла в ожидании неприятностей. Володя нехотя выбрался из автомобиля. Постоял в нерешительности. Наконец, дверь джипа распахнулась и, увидев хозяйку машины, Володя расстроился окончательно. Девчонка была хороша! Копна огненно рыжих волос, чуть скуластое лицо с правильными чертами и мраморной кожей, точёная фигурка... "Сейчас начнётся! - едва бросив взгляд на девушку, Володя принялся уныло разглядывать трещину на красном бампере, - выльется ушат помоев, а потом ещё десять от богатого "папика" на Мерседесе. Расскажут, как надо ездить, какую "резину" покупать..." Хозяйка джипа тоже сосредоточенно рассматривала боевые раны своего железного коня. Наконец, поймав Володин взгляд, смущённо улыбнулась, отчего на щеках проступили трогательные ямочки. Неопределённо махнула рукой куда-то вперёд:
   - Там собака бежала...
   - Надо ГАИ вызывать. - пожал плечами Володя.
   - Надо... - согласилась девушка. - Вы на меня очень сердитесь?
   - Вообще-то, это вы на меня должны сердиться, - Володя был, мягко говоря, удивлён. - По правилам, в аварии виноват я, не соблюдал дистанцию.
   - По правилам, наверное, вы... Но, вы же не могли предугадать, что я так тормозну! Только, честное слово, если бы я слабее тормозила, она бы не успела отскочить. Не сердитесь...
   - Вы немного странная... - Володя с любопытством разглядывал девушку. - Я думал, вы будете ругаться, "группу поддержки" вызывать.
   - Я знаю, что странная. Мне это уже сто раз говорили. - прямой, внимательный взгляд огромных серых глаз окончательно смутил Володю. - А группа поддержки мне не нужна. Я уже взрослая девочка. Меня, кстати, Мариной зовут.
  
   Следующие четыре часа пролетели как один миг. Соизволивший, наконец, приехать экипаж ДПС застал молодых людей оживлённо беседующими в салоне Марининого джипа. Бравый, усатый капитан категорически отказался оформлять бумаги, обвинив их "в сговоре с целью обмана страховой компании". Смягчился гаишник только тогда, когда тысячная купюра перекочевала из Володиного кошелька в его перчатку. И тут же Володя поймал на себе осуждающий, колющий, как игла взгляд Марины. Отвернувшись, Марина отошла к своей машине и за всё время составления протоколов и схем не произнесла ни слова. Когда гаишники уехали, Марина, забрав свою часть бумаг, направилась к джипу. Володя догнал её:
   - Ты оставишь мне телефон?
   - А зачем? - резко обернулась к нему девушка. - Мне показалось, что ты нормальный, что ты настоящий! А ты такой же, как все!
   - Да в чём дело-то? Что произошло?
   - Ничего особенного... Просто ошиблась немножко. Обидно, когда всё совсем не так, как показалось в начале.
   - Тебе не понравилось, что я дал им денег?
   - А зачем ты давал? У тебя водятся лишние деньги? Или ты чувствуешь за собой какую-то вину? Почему им обязательно нужно совать на лапу? Нигде такого нет! А потом сам возмущаться будешь: "взяточники", "оборотни"! А сам то ты кто?
   - Да при чём тут я? - Володя был обескуражен столь бурной реакцией на вполне тривиальный, с его точки зрения, поступок. - Если бы я не дал - он бы ДТП не оформил, пришлось бы мне за всё платить! А так - страховая заплатит! В том то и дело, что лишних денег у меня нет. Мне такая принципиальность не по карману...
   - А я с тебя что-то требовала? Мне показалось, что ты нормальный парень! Порядочный, интеллигентный, весёлый... А тебе, как всем, "принципиальность не по карману"! Только вот, ты не задумываешься о том, что так будешь рассуждать всегда, независимо от того, сколько у тебя денег! Сначала с гаишником, потом с кем-нибудь ещё... А потом возмущаться, почему такая плохая жизнь!
   - Ремонт твоего бампера стоит две моих месячных зарплаты. Это значит, что два месяца я буду сидеть у матери на шее, вместе с младшим братом-студентом и больным отцом. И если я решил вопрос, отдав свой двухдневный доход, вместо двухмесячного - я по любому прав! У тебя своя правда, у меня своя... Я живу в том мире, который есть! И приоритеты у меня немножко другие. И первый из этих приоритетов - благополучие близких. А исправление пороков этого мира - сто двадцать пятый!
   - Ну и вали отсюда... Не плачь потом, что все вокруг хапуги! Живи в своём мирке!
   На том и расстались. Но, не успев приехать домой, Володя увидел на мобильнике незнакомый номер. Подняв трубку, Володя услышал взволнованный Маринин голос:
   - Ты на меня не очень рассердился? Я твой телефон в справке о ДТП нашла. Не сердись на меня, я немножко подумала, и поняла, что ты прав. По-своему прав. Но всё-таки прав... У меня возле дома хороший сервис - я уже договорилась насчёт твоей девятки. Завтра приезжай, это на Мосфильмовской, давай я объясню, как доехать.
   - Не надо, зачем?! Я всё равно буду чинить сам. Какие там сервисы... Давай лучше завтра встретимся, кофе попьём...
   - Давай сегодня!
   Дальше всё развивалось молниеносно. Уже через две недели, Володя и Марина с трудом переносили разлуку длительностью больше одного дня, несмотря на то, что регулярно ссорились. А через месяц знакомства Володя впервые переступил порог Марининой квартиры. Этот день он запомнил надолго...
   Подготовка к визиту началась с раннего утра. Приём душа, обычно занимавший пять минут, растянулся почти на час. Потом, чрезмерная тщательность бритья привела к появлению на Володином лице многочисленных порезов. А поиск идеального, с Володиной точки зрения, сочетания оттенков носков, галстука и рубашки чуть не довёл маму до суицида.
   Ровно в три часа дня, секунда в секунду, Володя, с трудом удерживая в руках огромный букет для потенциальной тёщи, торт и бутылку шампанского, набрал на панели домофона номер Марининой квартиры.
   - Проходи, - Маринин голос с трудом пробился сквозь звонкий собачий лай.
   Путь от двери подъезда до Марининой квартиры занял меньше минуты. Но этого времени Володе вполне хватило, чтобы почувствовать себя неуютно. Нет, в принципе, Володя всё это уже представлял себе - и консьержку с удивлением рассматривающую его пальто местного пошива и просторный холл, и бесшумно стартующий лифт с зеркалами на всех стенках. Просто, на следующий день они собирались в гости к Володе, и контраст, ставший из представляемого материальным, подействовал на Володю удручающе.
   Марина уже ждала его возле открытой двери своей квартиры. Возле её ног тёрся симпатичный шарпейчик.
   - Проходи, не смущайся! На тебе же просто лица нет! - Марина ловко перехватила коробку с тортом. - Не волнуйся ты так! У отца сегодня отличное настроение! А вот и он, знакомьтесь! Это мой друг, Володя! А это мой папа - Анатолий Петрович!
   - Очень приятно! - Володю с интересом рассматривал рослый, широкоплечий мужчина в клетчатой рубашке с засученными рукавами и светлых джинсах. Рыжие волосы с заметной проседью и такие же рыжие усы, в сочетании с одеждой почему-то напомнили Володе ковбоя из фильмов о Диком Западе. При рукопожатии у Володи выступили слёзы - показалось, что рука попала в гидравлический пресс. - Проходите, сейчас будем обедать.
   - Да, уже почти всё готово, Верочка заканчивает сервировать стол. - со стороны гостиной появилась замечательно красивая, ухоженная женщина в свободном домашнем платье. - А вы, значит, и есть тот самый Владимир? Честно говоря, нам Маринка первый раз своего кавалера показывает.
   - Да, тот самый. - на смену нервному напряжению, видимо, как защитная реакция, к Володе пришёл кураж. Галантно поклонившись, он протянул женщине букет и коробку с тортом. - Это Вам! Я подозревал, что у Марины очень красивая мама, но, чтобы настолько...
   Отец Марины лишь усмехнулся.
   Казалось, что вечер явно удался. Володя откровенно рассказывал о себе - чем занимается, где работает, о своих увлечениях и, конечно, о семье. Маринин папа вспоминал молодость, годы учёбы и голодный аспирантский быт 80-х. Неожиданно выяснилось, что Володя работает в одном из институтов, находящихся в непосредственном подчинении у Марининого отца. С этого момента в непринуждённой, вначале, атмосфере почувствовалось некоторое напряжение. Наконец, Маринина мама увлекла дочь на кухню, "приготовить чай".
   - Вы очень приятный молодой человек. - немножко помолчав, начал "потенциальный тесть". - Весёлый, контактный, дружелюбный. Не глупый, по-моему... Кроме того, ваше влияние на Марину, пока, вполне благотворно - она стала гораздо спокойнее и благоразумней. Вы мне вполне симпатичны, как человек... Немножко напоминаете меня самого тридцать лет назад. И именно поэтому, я хочу оказать вам небольшую услугу. А именно - объяснить истинное положение вещей. Возможно, не всё, что вы услышите будет приятно для вас. Тем не менее, прошу выслушать меня до конца и не перебивать. Я человек прямой и терпеть не могу всевозможные "политесы". Так вот, насколько мне известно, у вас с Мариной планы просто наполеоновские. Однако, здесь всё не так просто... Марина - человек с огромным потенциалом, во всех смыслах! Через год она закончит "Плехановский". Кстати, идёт на красный диплом! В совершенстве знает два европейских языка, ещё на двух может объясниться. После окончания института, ей не составит труда найти отличную работу, даже без моей помощи. Хоть у нас, хоть за границей... Ей уже сейчас предлагают очень неплохие варианты. Что же касается вас, не обижайтесь, у вас всё уже сложилось. Охотно верю, что вы неплохой специалист в своей области, что на работе вас ценят и носят на руках. Но, тем не менее, вы и сами понимаете, что это совсем другой уровень. И подняться с вашего уровня до уровня Марины без посторонней помощи, так сказать, без своеобразного трамплина вам не удастся. А сам я в роли такого трамплина выступать не желаю, считаю, что для Марины это будет унизительно. Безусловно, я не верю, что ваша встреча срежиссирована, или, проще говоря, подстроена. Хотя, такие мысли вначале у меня возникли, мир всё-таки не настолько тесен... Однако, факт остаётся фактом - при столь существенной разнице в вашем положении, построить счастливую семью вам не удастся. Все мы по грешной земле ходим и мыслить надо реально, чтобы не кусать потом локти. . Поэтому, заявляю вам вполне официально - своего согласия на ваш брак, если у вас, разумеется, есть такие планы, я не дам! А вот просто дружить - пожалуйста... И именно в статусе друга можешь бывать у нас сколько хочешь!
   Володя выслушал весь этот монолог молча. Чего-то подобного он ждал и очень боялся. И когда Маринин отец, завершил, наконец, свою речь, тихо произнёс, глядя на него в упор:
   - Что касается наших с Мариной отношений - этот вопрос наш. О браке мы пока не разговаривали, т.к. слишком мало времени прошло с момента знакомства. Но, когда такой вопрос возникнет, уверяю вас, что Марининого согласия мне будет достаточно! И у меня обязательно получится сделать её счастливой. А вам я обещаю, что никогда не попрошу вас о помощи. На эту тему можете быть совершенно спокойны.
   На какую-то долю секунды Володе показалось, что в глазах Кравцова мелькнул искренний интерес. Заговорил он, правда, уже надев на лицо ехидную усмешку:
   - А ты, по-моему, уже очень хорошо узнал Марину... Отлично понял, что если ей под хвост попадёт шлея, то её уже никому не остановить, даже нам. И надеешься на этом сыграть. Ну, что же, посмотрим, что у тебя получится... А я подумал, что ты умный парень, что хорошо относишься к Марине. Пойми, ты не можешь составить ей достойную партию! Не ерепенься, а просто прими мои слова как искренний дружеский совет, от выполнения которого всем будет только лучше! А так - вы оба в итоге будете несчастны.
   В этот момент в дверях показались Маринина мама и домработница Вера с подносом, уставленным чашками:
   - Ну что, мужчины, обсудили свои важные дела? А у нас уже готов чай!
   Володя вздохнул с огромным облегчением - разговор его порядком тяготил.
  
   Чай допили, болтая о погоде и просмотренных фильмах. Володя, с трудом дождался окончания чаепития, поспешил поблагодарить за ужин и стал собираться домой. Марина неожиданно вызвалась проводить его до автобусной остановки.
   - О чём вы разговаривали с отцом? - спросила Марина, едва они вышли из подъезда. - Он был корректен с тобой? Не обидел? Ну, что ты молчишь?
   Володя действительно с трудом подбирал слова. Наконец, произнёс:
   - Нет, в принципе, не обидел... Разве можно обидеться на правду?! Наверное, всё, что он мне сказал, сказано из лучших побуждений. И, конечно же, он прав - мы с тобой совсем не пара... Только вот, просто так расстаться с тобой я не могу. Ты действительно нужна мне. Позарез нужна! Как воздух...
   - Я знаю... - Марина остановилась, прижалась к нему, обняла за талию двумя руками. - Я знаю, что ты думаешь, и что ты чувствуешь. Я не говорила тебе, думала, что ты сам со временем поймёшь... Я чувствую людей. Когда я с кем-то общаюсь, я чувствую все эмоции, которые испытывает человек в этот момент. Иногда, могу даже угадать мысли. Наверное, это такой своеобразный дар. Хотя, до встречи с тобой, я думала, что это не дар, а наказание за что-то. А тебя я чувствую даже на расстоянии. Ты не обращал внимание, что я всегда знаю, что с тобой происходит? И когда тебе плохо, я стараюсь позвонить и отвлечь тебя?
   - Да, о чём-то таком я действительно догадывался. Особенно, видя как ты знакомишься с людьми...
   - А ты думаешь, легко общаться, например, с парнем, когда единственной его мыслью в этот момент является "интересно, а какой формы у неё сиськи?". А с женщинами вообще полный караул - пока досконально не рассмотрят, во что ты одета, ни о чём путном не договоришься. Знаешь, как раздражает?!
   - Нет, слава богу, не знаю... - Володя поцеловал невесту в рыжую макушку. На душе было легко и спокойно. - Хотя, признаться, меня вопрос насчёт формы твоих сисек тоже очень интересует...
   - Подозреваю... - улыбнулась Марина. - Если бы тебя этот вопрос не интересовал - было бы очень обидно. Увидишь, в своё время... Когда можно будет. А насчёт отца или кого-то ещё - не беспокойся! Я вполне могу сама решить, что мне делать, как и когда... А те "мальчики-мажоры", полные дебилы с купленными дипломами, и спесью до небес, с которыми родители пытались меня знакомить, пусть отдыхают! На этот счёт вообще не переживай. Мне ты нужен! Такой, какой есть. А вся эта мишура, вроде дорогих машин и прочего при нашем желании обязательно появится. Со временем...
  
   Свадьба состоялась через три месяца. С Марининой стороны присутствовали только бабушка и давняя школьная подруга, прилетевшая на мероприятие аж из Берлина. Тем не менее, свадьба получилась весёлой, шумной, бесшабашной. Такой, какой ей и полагается быть. Гостей выпроваживали из арендованной кафешки глубоко за полночь, когда администрация уже не соглашалась ни на какие уговоры и доплаты. Марина, немного грустившая вначале от отсутствия родителей, постепенно оттаяла и веселилась от души.
   - Ты знаешь, - призналась она потом Володе. - я много раз представляла себе, как буду выходить замуж. И каждый раз меня передёргивало от отвращения. Я представляла, как меня будут поздравлять знакомые отца, как он говорит, "люди нашего круга", говорить красивые слова, а думать - о том, что можно поиметь от столь полезного мероприятия. Да и жёны их, истекающие ядом в гламурненьких платьицах... Детишки подросшие, "золотая молодёжь"... Ещё хуже... Такая свадьба - не праздник, а пытка! Попробуй оступись, хоть в прямом, хоть в переносном смысле. Сделаешь от волнения что-то не так - затравят потом... Слава Богу, что моя настоящая свадьба прошла по-другому. Именно о такой я и мечтала!
   Поселились у Володиных родителей. Летом Марина защитилась, а ещё через пять месяцев на свет появился Павлуша. Только тогда и состоялось знакомство родителей молодожёнов. Неожиданно, родители Марины предложили немного пожить у них. Володя сильно не сопротивлялся - в родной малогабаритной двушке большой семье жилось не слишком комфортно, а младший брат и вовсе был вынужден ночевать на кухне. Тем более, что родители Марины, похоже, сменили гнев на милость и общались с Володиной роднёй запросто, без малейшего намёка на высокомерие. Маме они очень понравились...
  
   Накануне первого рабочего дня в Линк Индастри, Володя оказался у Кравцовых совсем рано, часа в четыре. Прощание с Институтом прошло очень быстро. "Отходной" Володя не устраивал. Получив на руки трудовую книжку и расчёт, сразу поспешил домой. А уже через полчаса вернулся тесть. Едва сняв плащ, он зашёл в комнату "молодых":
   - Володя, можно тебя на минуточку? Пойдём ко мне в кабинет, разговор есть...
   Заперев дверь кабинета, Кравцов усадил Володю на диван, а сам присел на подлокотник и заговорил:
   - Мне Полетаев сегодня отзвонился. Сказал, что ты из Института уходишь. И не куда-нибудь, а в Линк Индастри. Типа, зарплату тебе там какую-то колоссальную пообещали и всё такое... Это правда?
   - Правда. - насупился Володя. - Только, это моё дело, где работать и на что кормить семью. За вашей помощью я пока не обращался и впредь обращаться тоже не собираюсь!
   - Так! Опять началось... - Анатолий Петрович встал с подлокотника и переместился за свой письменный стол, сев вполоборота к Володе. - Давай договоримся так: несмотря на не слишком весёлое начало взаимоотношений, ты - всё равно член нашей семьи. Ты муж моей дочери и отец моего внука! Вы живёте в нашем доме, чему, я признаться, только рад! Поэтому, совсем не считаться с нашим мнением ты не можешь! Я не держу на тебя обиды за то, что вы с Мариной проигнорировали наш запрет. К тому же, в ваших отношениях не появилось того, чего я больше всего опасался ... Пусть и с некоторым опозданием, но мы приняли Маринкин выбор и считаем тебя полноправным членом нашей семьи. И я совсем не хочу, чтобы тебя увезли в "дурку" в смирительной рубашке. Поэтому, не стоит тебе вставать в позу, а лучше - послушай добрый совет и прими его!
   - И что же это за совет? В какую такую "дурку" меня должны увезти?
   - Линк Индастри - это очень мутная контора... В отношении неё ведется проверка московской прокуратурой. А ещё - их пристально мониторит ФСБ. Ты кем туда устраиваешься?
   - Инженером, по своей специальности...
   - Чёрта с два! Ты туда устраиваешься подопытным кроликом! Деньги, конечно, там платят неплохие, но за них ты продашь своё здоровье, в том числе и психическое. Линк Индастри - это полигон для испытаний методов управления массовым сознанием. И основное его назначение - совершенствование методов внешнего управления человеческой психикой! Пока даже не понятно, кем он был создан.... Скорее всего - америкосами. А то, что попутно решаются дополнительные задачи, ведётся проектирование и производство оборудования самого разного назначения - так это просто составная часть эксперимента. А заодно - шикарное прикрытие!
   - Анатолий Петрович, вы хоть сами то себя слышите? Что за ерунду вы мне сейчас рассказываете? Какое ФСБ, какие кролики?! Я сыт по горло дебильным НИИ, в котором угробил три года жизни! Я ни под каким видом туда не вернусь, это решено и записано! Армия мне, слава Богу, теперь не грозит, и ничего не мешает мне найти нормальную работу. Вот, собственно, я и нашёл!
   - Что ты нашёл?! Ты думаешь, тебя туда за твои блестящие знания взяли? Единственное, с чем тебя можно поздравить - это с тем, что у тебя действительно высокий IQ! Со среднестатистическим туда не берут. Но, это только первый критерий! А второй критерий - высокая внушаемость! Вот так! А профессиональные знания тут и вовсе не при чём!
   - Да, откуда вы всё это знаете? Вам что, московская прокуратура отчёты по своим проверкам предоставляет?
   - Нет, не предоставляет... - Кравцов снова переместился на диван, сев вплотную к Володе. - Зато, меня туда регулярно вызывают, в том числе - по теме Линк Индастри! Эта контора обескровливает проектные институты, находящиеся в моем ведении. Текучка среди молодых специалистов - будь здоров! А отработанный шлак сбрасывается в психушки. Вот так, Вова... Так что, не занимайся фигнёй, а возвращайся в Институт. Я пообщался с отделом кадров. Там сделают вид, что ничего не было. Садись плотно за кандидатскую. Если защитишься, получишь свою лабораторию после выхода Полетаева на пенсию. А дальше - как крутиться будешь... Может, и директором своего НИИ станешь, со временем.
   - А как же насчёт "трамплина" и всего остального? Помните?
   - Вова, ты глухой или издеваешься? - Кравцов снова поднялся и буквально навис над Володей. - Я что, всё это сейчас напрасно говорил? Ты - член нашей семьи! Со всеми вытекающими правами и обязанностями! В основном - с правами, конечно...
   -Ага, а обязанность всего одна - послушно брать под козырёк и исполнять, что скажут. - Володя поднялся, и Кравцов вынужден был отступить на шаг назад. - Анатолий Петрович, я признателен вам за заботу обо мне и моей семье, но все решения я всегда принимал сам - и отвечать за них тоже буду сам! Решение об уходе из Института - продуманное и взвешенное, так же, как и решение поступить на работу в Линк Индастри. И больше я это обсуждать не хочу!
   Кравцов подошёл к двери и отпер её.
   - Я сделал для вас с Маринкой всё, что мог. Я честно пытался тебя переубедить, я сказал тебе слишком много, даже из того, что не следовало говорить. Ты, Вова, просто упрямый баран. Я тоже не желаю больше спорить, вижу, что бесполезно. Самое печальное, что ты никогда не поймёшь, что был неправ. Потому, что уже с завтрашнего дня тебе начнут промывать мозг и "правильно" ориентировать тебя в этой жизни. Вперёд, как говориться, попутного ветра в задницу...
   Володя, ничего не ответив, ушёл в свою комнату. Наскоро перекусив, они с Мариной и малышом отправились гулять. О переходе на новую работу, жене Володя ничего не сказал.
  
   На следующий день, без пятнадцати девять Володя был у дверей проходной. Проверив паспорт и сверившись со списками, вахтёр выдал ему новенький пластиковый пропуск с фотографией и рассказал, как пройти в раздевалку. Вместе с сонной толпой таких же молодых сотрудников, Володя оказался в большой, просторной раздевалке с мраморным полом и длинными рядами деревянных шкафчиков вдоль стен.
   - Тимофеев! - окликнул Володю, поднявшийся со скамейки молодой парень, по виду - от силы лет двадцати. - Здравствуйте! Я начальник отдела спектрального уплотнения, в который вы зачислены на работу. Зовите меня просто Сашей, так удобнее. Вот ваш шкафчик, запоминайте, номер 217. Переодевайтесь, я подожду вас на выходе. Ваша униформа в шкафу. Не забудьте, всю личную одежду нужно оставить здесь. Если сильно стесняетесь - в конце комнаты кабинки для переодевания.
   В ящике, к Володиному удивлению, оказался вовсе не комбинезон, который он представлял при слове "униформа", а самый обыкновенный джемпер в английскую клетку и светло-синие брюки, в качестве обуви - кроссовки. Всё великолепно подошло по размеру. Правда, карманы брюк были зашиты, а все пуговицы были пластмассовые.
   Ровно в девять Володя с Сашей зашли в помещение отдела.
   - Знакомьтесь, у нас новенький! - прямо с порога объявил Саша. - Зовут его Володя Тимофеев. Прошу любить и жаловать! Первым делом, напоите его кофейком. Сейчас будет торжественно выдана персональная кружка!
   С этими словами Саша подошёл к шкафу и достал оттуда довольно большую, примерно грамм на четыреста кружку с логотипом фирмы.
   - Держи! Советую сразу подписать несмываемым маркером, безымянные кружки имеют обыкновение растворяться в недрах отдела. А без неё - никак, это ты и сам скоро поймёшь. Кофе-машина вон там. Семён, научи новичка, как с ней обращаться.
   - Как у вас всё серьёзно, - Володя был немного смущён. - целый ритуал...
   - А все ритуалы создаются жизнью. - глубокомысленно пробасил Семён, грузный парень, в растянутом свитере. - Ведь, если эффективность мозга снижена, и держится это слишком долго - из зарплаты вычитают. В норме должно быть не меньше 90 процентов. Так, хоть кофе тебе процентов пять добавит. А то и десять...
   - А как вы эффективность измеряете? - спросил Володя, принимая из рук Семёна чашку дымящегося напитка. Кофе действительно был отличный.
   - А она автоматически измеряется. Там на экране, в правом нижнем углу, рядом с часами пиктограмка такая есть. Если зелёная, значит всё в порядке. Наведёшь на неё курсор - всплывёт окошко, где точная цифра будет видна.
   - Познакомишься со всеми и постепенно включайся в работу. - прервал разговор Саша. - Твоё рабочее место вон там, рядом с Семёном. Видишь свободный компьютер? На рабочем столе один единственный ярлык. Это общая папка с разработками отдела по актуальным темам. Есть ряд изделий, по которым нет пока технологической карты. Тебя, ведь именно как технолога брали... Начни составлять, там "рыбы" есть, а дальше сам разберёшься. Описание производственной базы в отдельной папке. Сильно не усердствуй, устанешь - прогуляйся по коридору, или посмотри комнату релаксации. Наша - направо, через три двери. На адаптацию к условиям работы тебе два месяца отведено... Ближе к шести подойдёшь ко мне - я отпущу тебя и сам выключу твою машину. Так что, удачи! И, как говориться, добро пожаловать в коллектив!
   Включив компьютер, Володя углубился в работу. Первая попавшаяся папка сразу вызвала живой интерес. Оказалось, что в Линк Индастри уже разработана та самая конструкция дисперсионной призмы, что так долго вынашивал Володя, работая в Институте. Но, технология её производства детально проработана не была. В том наброске технологической карты, которая имелась в папке, были явные ошибки. Засучив рукава, Володя принялся за дело. В углу экрана радостно светилась пиктограмма с изображением зелёного мозга.
   - Ну что, юнга, совсем заработался?! - Володя услышал за спиной голос Семёна. - Война войной, а обед по расписанию! Пойдём, пойдём! Сегодня, по-моему, соляночка в столовой. А на второе, если не ошибаюсь, антрекоты!
  
   В столовой было многолюдно, из висевших на стене колонок играло радио. Взяв на раздаче свои порции, Володя с Семёном нашли свободные места и принялись за трапезу.
   - Семён, а ты давно здесь работаешь? - поинтересовался Володя.
   - Без трёх недель год...- охотно поддержал беседу Семён. - Скоро буду аттестовываться на "старшего инженера", Сашка уже подписал представление.
   - А почему у всех одежда разная? Я думал, будет какая-то одинаковая униформа...
   - Я сам не знаю, зачем они эту мороку придумали. - Семёна, похоже, тоже раздражали бессмысленные переодевания. - Как они объясняют - чтобы персоналу было комфортно, и в то же время, чтобы никто "жучка" не пронёс. Не знаю, короче... С одеждой - дуристика полная...
   - А что, действительно всё забывается, когда уходишь домой? - не унимался Володя.
   - Тут дело такое... - лицо Семёна стало серьёзным. - Ты сегодня изучал материал. Всё в нём понял?
   - Ну да, конечно... - удивился Володя. - это же моя тема с предыдущей работы. Представляешь, как совпало?!
   - Представляю... - настороженно покосился Семён. - Ты, наверное, уже через три месяца "ведущим" станешь.
   - В смысле? - удивился Володя.
   - В прямом! - Семён закончил с солянкой и принялся терзать антрекот. - Система очень быстро выстроила интерфейс с тобой. В первый день ни у кого не получалось. Ты - первый, кому это удалось. Скорее всего, система сама поняла, какую папку тебе подсунуть. Вряд ли это совпадение... Так вот, чем плотнее интерфейс с системой, тем выше должность, ну и зарплата, соответственно. А с забыванием штука такая - открывая файлы с описаниями каких-то процессов, ты начинаешь читать с экрана и всё сразу понимаешь. Даже если ты абсолютно не в теме! А всё потому, что автор текста, работая в системе, в дополнение к тексту, сам того не замечая, наполнял файл мысленными образами, собственными сопутствующими знаниями и навыками. В итоге, ты начинаешь понимать текст точно так же, как его автор, а может быть и лучше, при наличии у тебя более продвинутых познаний. По крайней мере, логика рассуждений однозначно и чётко видна. Это здорово экономит время и оптимизирует процесс - людям, мыслящим одинаково проще договориться. Но, вот какая тут штука - усваивая материал, ты практически не прилагаешь усилий. С расчётами, чертежами - то же самое... И выйдя из системы ты автоматически теряешь всё, что ты усвоил таким способом. Попробуй распечатать этот же текст, прочитать его - и ты с удивлением увидишь, что ничего не можешь понять. Решишь, что там написана полная ахинея, или что для тебя это слишком сложно. Но, разобравшись, поняв, ты уже ничего не забудешь! Пойми, система выстраивает интерфейс между нами на невербальном уровне. В этом её основное назначение. То, что тебе кадровичка рассказывала о защите информации - фигня полная! Может быть, конечно, и не фигня, но уж точно не основное назначение системы. А основное назначение - организация идеальной коммуникационной среды между сотрудниками, чтобы связать их друг с другом и с общим хранилищем информации. Ты, например, заметил - у нас в комнате нет принтера. И копира тоже нет! Он нам не нужен! Мы не пишем служебных записок, отчётов и заявок на что бы то ни было! Единственный принтер стоит в канцелярии, чтобы печатать "внешние" бумаги - письма всякие, запросы... А у нас всем рулит система, которая и обеспечивает передачу информации между сотрудниками, даже в разных подразделениях.
   - То есть, ты хочешь сказать, что это такой суперкомпьютер, который рулит всеми производственными процессами?
   - Нет, ты опять не понял! - словоохотливый Семён оторвался от антрекота и принялся терпеливо растолковывать новичку суть вопроса. - Система обеспечивает, как бы тебе попроще объяснить, "понимание с полуслова"! А процессами рулят сами люди! Мы - не винтики в огромном механизме, как ты, похоже, подумал... Ты, например, технолог. Ты узкий специалист, обеспечивающий проработку вопросов производства того, что начертил конструктор, то есть я! Я разрабатываю конструкцию по материалам, которые мне выдаёт разработчик! Есть ГИП*, который "сводит" разработки разных отделов в единое изделие, и определяет, в конечном итоге, что должно у каждого отдела получиться. Есть менеджеры проектов, решающие организационные вопросы. Есть маркетологи и коммерсанты, определяющие, что же будет продаваться на современном рынке. Ну, и так далее... Всё, как в обычной производственной фирме! Ни одной из перечисленных задач система выполнять не в состоянии! Это могут делать только люди! А задача системы - обеспечить эффективность процесса. И это действительно удаётся! У нас нет войн между отделами! Коммерсанты не пищат, что технари "опять разработали какую-то хрень, которая на рынке не востребована". Менеджер проектов не натягивает логистов, которые "проспали" поставки и т.д.
   - То есть, у вас полный мир и взаимопонимание? - спросил Володя, когда они с Семёном вышли на крыльцо здания "подышать никотином". Семён бросал курить и пассивное вдыхание вожделенного дыма, испускаемого другими сотрудниками, считал обязательным для себя десертом.
   - Да нет, конечно, бывают и ссоры, даже крики! - Семён блаженно щурился, стоя на солнышке. - Но, всё по делу, не из-за бумажной волокиты... Чтобы тебе было понятно, я приведу такую аллегорию. Ты в футбол играть любишь?
   - Ну, в детстве играл.... - Володя очень удивился вопросу. - А что, здесь это принято, типа "тимбилдинг" какой-нибудь?
   - Нет, ты немножко не так понял... Вот представь, что ты полузащитник. Ты получил мяч и рвёшься по правому краю к воротам противника. За пять метров до штрафной площадки тебе необходимо сделать пас на левый фланг, где мяч подхватит нападающий и пробьёт по воротам. Если допустить, что в команде работала бы наша система, то единственное, что от тебя требуется - это бежать! Бежать изо всех сил к той точке, откуда ты сделаешь голевую передачу. Не нужно думать о нападающем, он обязательно окажется в том месте, куда ты пошлёшь ему мяч! И окажется вовремя, приняв мяч под нужную ногу! Не нужно оглядываться на игроков противника, ты знаешь, где находится каждый из них, с точностью до метра, вполне достаточно того, каждый из игроков твоей команды их видит. А на случай, если у тебя не хватит дыхалки пробежать нужную дистанцию достаточно быстро, тебя страхует другой игрок, которому ты можешь отдать пас раньше. Как ты думаешь, такая команда выиграет у обычной, при прочих равных условиях?
   - Тут даже и сомнений нет...
   - А главное, играть в такой команде - одно удовольствие! И работать тоже! Уже не думаешь, ни про Интернет, ни про посторонние дела какие-то... Даже, если дома неприятности, начинаешь работать в системе - и всё забывается! Да, собственно, и домой-то особо не тянет... Не знаю, ты человек семейный, у тебя может быть, это по-другому будет. А лично меня, система каждый день сама вечером выгоняет. У неё такая функция заложена. Бережёт сотрудников, чтобы не утомлялись... Ладно, пошли работать - перерыв через три минуты закончится!
  
   Вечер наступил незаметно. На экране внезапно зажглась надпись: 'Завершайте описание операции "Шлифовка" и закрывайте сеанс. Терминал будет выключен через двадцать минут". Володя взглянул на часы - "Мать честная, без двадцати пяти семь! А Сашка и не подошёл вовсе - тоже заработался, наверное...". Дождавшись выключения компьютера, Володя отправился в раздевалку. Первым делом, достал из шкафчика мобильник, но он, почему-то, оказался выключен. "Странно, вроде только вчера заряжал... Видать, пора аккумулятор заменить". До дома доехал быстро - повезло с троллейбусом. Едва открыл дверь - со стороны кухни раздался топот босых ног по паркету.
   - Вовка! Живой!!! - Марина с разбега прыгнула к Володе на шею. Повалила его прямо на полку с обувью. Прижалась всем телом, стала покрывать Володино лицо горячими, влажными поцелуями. - Живой!
   - Марина, что с тобой?! - Володя попытался отстранить от себя жену и подняться. - Объясни, что происходит?
   - Это ты объясни! - из Марининых глаз брызнули слёзы. - Мне показалось, что ты умер! Что тебя больше нет! Я тебе звонила много раз, а ты трубку не брал! Почему ты не брал трубку? А потом твой телефон совсем отключился! Где ты был? Что с тобой произошло? Почему ты трубку не брал?
   - Марина, ты взрослая женщина! - Володя был слегка обескуражен этой бессмысленной, с его точки зрения, сценой. - Ну, не брал я мобилу, ну и что? Я её в куртке забыл...
   - Да, Бог с ней, с мобилой с твоей! С тобой с самим что было? Почему мне показалось, что ты мёртв? Что с тобой происходило в половине десятого? И потом тоже... Вовка, миленький, пожалуйста, расскажи мне всё! Я чуть с ума не сошла! Я стала звонить в больницы, в морги, в милицию... Надо мной только смеялись... Все решили, что у меня паранойя. Но, я же чувствовала, чувствовала, что с тобой какая-то беда! Я совсем потеряла связь с тобой! Мне показалось, что я опять осталась одна в чужом мире! Позвонила отцу - он сказал, что разговор не телефонный. И что тебе самому нужно мне всё объяснить... Вовка, что происходит?
   - Да, ничего не происходит! - Володе удалось, наконец, отлепить от себя жену и подняться. - Марина, что с тобой? Меня эти твои "сверхъестественные", "потусторонние" способности иногда раздражают! Со мной, как видишь, всё в порядке. Жив, здоров, прекрасно себя чувствую... Ни насморка, ни кашля, ни даже мигрени! В половине десятого я работал за компьютером, как обычно в это время...
   - Вовка, зачем ты мне врёшь? - в глазах Марины сверкнули настоящие молнии. - Что ты из меня дуру делаешь? Ты знаешь, что врать мне бесполезно! Что произошло сегодня? Ты никогда не врал мне, а сейчас - врёшь! Ты вернулся чужой, холодный... Где мой Вовка, где? Тот, который поцеловал меня сегодня утром, возле вот этой двери, уходя на работу?
   Володя грустно вздохнул. Похоже, сделать сюрприз не получится. Он много раз представлял, как придёт к Кравцовым после первой получки с толстой "котлетой" из зелёных бумажек. Какие удивлённые глаза будут у Марины: "Ты что, соседей грабанул?" "Нет, это теперь у меня зарплата такая... Мы, кстати, переезжаем на днях. Одевайся, поехали варианты смотреть!"
   - Да, здесь я.... Здесь. Я вовсе не хотел тебе врать. Собирался сделать сюрприз. Я ушёл из своей шараги. Теперь у меня новая, интересная работа в представительстве европейской производственной компании. Моей зарплаты нам будет хватать на всё! По крайней мере, на то, что действительно нужно... На новую квартиру переедем, через пару месяцев машину сменим... Я собирался тебе всё рассказать, когда первую зарплату получу.
   Марина снова обняла его, положила голову на плечо.
   - Вовка, миленький, у меня только один вопрос. Сюрприз - Бог с ним, пусть будет сюрприз. Зарплата, машина... Ответь мне на один только вопрос - что произошло в половине десятого?
   - В половине десятого ничего не произошло. - тихо ответил Володя. - Я сидел и спокойно работал за компьютером. Вот и всё... Немножко раньше я переоделся, оставил личные вещи в раздевалке и поднялся в кабинет. Может быть, у них там помещения экранированные?
   - Не знаю... А можно этот компьютер больше не включать?...
   Когда Володя поставил телефон на зарядку, высветилось двадцать шесть непринятых вызовов. Позже пришла SMS-ка ещё о десяти. Вызывающий абонент был всего один - "Мой Лисёнок".
  
  
   Подъехав к дому, Володя снова с неудовольствием убедился, что мест для парковки нет. Ни одного. Машины висели на бордюрах, стояли на газоне и даже - на детской площадке. "Чёрт бы побрал это Никулино с его транспортным коллапсом. Угораздило же согласиться на такую дыру! Не, на детскую площадку не поеду - опять эти великовозрастные имбецилы что-нибудь натворят..." - Володя поморщился, вспомнив, как обнаружил свежую царапину на крыле своего новенького кредитного "Опеля", как отпрашивался на работе, чтобы поехать в страховую компанию. Сашка, конечно, отпустил, но посмотрел, как на идиота...
   - Марина, муж пришёл! - переехав на новую квартиру, Володя почувствовал себя настоящим главой семьи, кормильцем и хозяином. О своём приходе он обычно громогласно объявлял прямо с порога. - Что там у нас сегодня на ужин?
   - Володя... - Марина стояла в дверях кухни бледная, встревоженная. - у меня плохие новости...
   - Блин, ну какие ещё новости?! - Володя рассматривал жену с плохо скрываемым раздражением. Последнее время всё в ней бесило: худые ноги - спички, нелепо торчащие из пушистых тапок с изображением собачьих мордочек. На одном из собачьих ушек прилип кусок овсяной каши. Пальцы в неотмытой зелёнке. - Вечно у вас то понос, то золотуха... Опять Павлушка заболел? Задолбали уже своими соплями!
   - Твоя мама звонила. Она и тебе звонила, но ты трубку не брал....
   - Господи, а им-то чего опять нужно?! Конечно не брал, я ведь уже сто раз и ей и тебе объяснял, что у меня телефон в раздевалке остаётся!
   - У твоего папы обширный инфаркт. Сегодня, в обед, скорая увезла. Мама просила позвонить ей, она расскажет, как в больницу доехать. Она сейчас там...
   - Ну и чего я туда попрусь? Он, наверняка, в реанимации и к нему не пускают. Просто так прокатаюсь целый вечер по пробкам через всю Москву... В субботу съезжу. Ты на стол накрывай, давай, я голодный как волк!
   - Мама сказала, что он в любой момент умереть может. - у Марины затряслись губы. - Врачи сказали, что он уже не встанет.
   - Не встанет... Он уже три года встаёт только если поднимать. Ничего, как-нибудь доскрипит до субботы. У меня завтра запуск нового модуля в опытное производство. Я ответственный за всю технологическую часть! Мне вчера выговор сделали - по результатам прошлого месяца, средняя эффективность мозга у меня меньше 84%! Ты хоть понимаешь, что это значит? Это из-за вас, с вашими бессонными ночами, запорами и ангинами! Никакой кофе не помогает! Давай, давай, накрывай на стол. Уже половина девятого!
   - Вовка, ты чего, обалдел? - из Марининых глаз ручьём текли слёзы. Павлик подбежал и прижался к её ногам, обхватил изо всех сил. - У тебя отец умирает, а ты про какие-то проценты эффективности рассуждаешь! Я так больше не могу! Ты в какого-то биоробота превратился. И в башке компьютер, и вместо сердца процессор какой-нибудь. Я ведь тебя больше не чувствую. Вообще не чувствую, даже просто, как живого человека! Дворника-узбека чувствую, продавщицу в хлебном... А тебя - нет! Ты - как машина! Что же это такое?! Вовка, Вовка, где же ты там, в этом теле?! Откликнись, отзовись, я ведь так с ума сойду! Умоляю тебя, заклинаю всем самым святым, уходи с этой дрянной конторы. Я сама работать пойду, никогда ничем не попрекну тебя, только уходи оттуда! Я смогу, я всё это смогу оплачивать, а ты отдохни немножко, на море, в Анапу съездим, только уходи оттуда!
   "Так, опять эти истерики... - Володя не торопясь снял пальто, расшнуровал и аккуратно поставил на полочку дорогие немецкие ботинки. - Как же её в чувство то привести? Может быть, врезать как следует? Говорят, помогает..." Шагнув навстречу жене, Володя наотмашь ударил её. Пощёчина получилась хлёсткой, звонкой. Марина замолчала и только непонимающе моргала глазами. Павлушка прижался к ногам матери ещё крепче и неистово заверещал:
   - Уходи, уходи, ты чужой! Не трогай нас с мамой! Не трогай, а то возьму нож и зарежу тебя!
   - Вот змеёныш! - Володя смотрел на сына совершенно равнодушно, как на плюшевого медведя. - А я тебе страховку медицинскую оплачивал... Так, похоже ни поесть, ни отдохнуть мне здесь не дадут.
   Володя снова одел пальто, ботинки, похлопал себя по карманам, чтобы убедиться, что всё на месте и вышел за дверь. Марина, судорожно глотая воздух, как извлечённая из воды рыба, сползла по стенке. Павлуша зашёлся в неистовом крике. Марина прижала его к себе, молча гладя по голове. Говорить не было сил.
   Володя неспешно спустился к машине. В салоне было тепло. Включив магнитолу, он покатил к метро поискать какую-нибудь кафешку, чтобы перекусить. Плотно, не торопясь, поужинал и направился в сторону офиса. Подключив гарнитуру, набрал номер начальника:
   - Саня, здорово! Не разбудил? Извини, пожалуйста... Мне сегодня нужно в гостевом номере переночевать... Вот, звоню, чтобы поставить в известность, как по процедуре положено... Да, семейные проблемы небольшие... Ну да, примерно, как у Андрюхи и Владислава Павловича. Ага, моя тоже настаивает на увольнении. Совсем эти бабы сдурели! Да не, не беспокойся, куда я без команды? В крайнем случае, разведёмся... Ты, кстати, расскажи мне завтра, что там в отдел кадров написать, чтобы белую часть зарплаты уменьшили. Ничего, без алиментов обойдётся! Девочка не из простой семьи - родители единственную дочку прокормят как-нибудь... Ну, всё, до завтра!
   Горевший впереди зелёный сигнал светофора неожиданно замигал. Володя, убедившись, что перекрёсток пуст, плавно надавил на педаль газа. Двухсотсильный мотор, басовито рыкнув, приятно вдавил Володино тело в удобное спортивное кресло. Мигающий зелёный сменился жёлтым. Справа на перекрёсток медленно выехал старенький "Москвич". "Чёрт, откуда взялась эта развалюха?" - Володя изо всех сил нажал на тормоз. Несмотря на тревожный треск ABS, на коварном мартовском льду машина пошла юзом, а потом и вовсе закрутилась волчком. Вылетев на тротуар, Володин "Опель" плашмя ударился водительской стороной в парапет набережной. Роскошным салютом брызнули стёкла. Почувствовав удар в затылок, Володя погрузился в липкое жёлтое марево.
  
   Когда пришёл в себя, увидел, что находится в старом парке, возле родительского дома. Парк был залит ярким солнцем, зелёные листья тихо трепетали от тёплого летнего ветерка. Возле знакомого с детства постамента с гипсовым солдатом купались в луже воробьи. "Интересно, сколько времени прошло после аварии? И как я здесь оказался?" - покрутив головой по сторонам, Володя очень удивился - несмотря на дневное время, людей в парке не было. И тут, он боковым зрением увидел, наконец, как с одной из скамеек поднялся человек и двинулся навстречу. Фигура была очень знакомая. Когда человек подошёл поближе, Володя остолбенел: навстречу шёл отец. Только, совсем молодой - жилистый, подтянутый. Как в детских воспоминаниях, когда они вместе ездили на электричке за грибами. Или, когда втроём, вместе с младшим, Валеркой, делали капремонт мотора на видавшей виды "Копейке". А потом целый час отмывались от въевшейся грязи и слушали как мама распекает отца, именно такого, за испорченные новые футболки.
   - Здорово, Володька! - отец смотрел на оторопевшего сына слегка насмешливо. - Ты чего стоишь как столб?
   - Папка... Это ты?
   - Я, конечно! Ты, Володь, как тюлень сейчас выглядишь. Никак в себя не придёшь! Здорово, видать, головой приложился!
   - Папка, я ничего не понимаю! Ты молодой такой, худощавый... Что произошло?
   - А я теперь всегда молодой буду. Все болячки остались в моём многострадальном теле, которое, наконец, обрело покой.
   - Ты что, умер?
   - Ну, тебе же Марина сказала, что я готовлюсь. Вот, подготовился и ушёл!
   - А я? Я тоже умер?
   Отец немножко помолчал, разглядывая Володю. Потом, улыбнувшись, произнёс:
   - Да нет, тебе ещё рано туда. Просто, я не смог уйти, не попрощавшись с тобой. У тебя не вышло приехать, а мне очень хотелось увидеть тебя напоследок. Я попросил о коротком свидании с тобой и мне разрешили. Правда, для этого пришлось машину твою расколотить... Ты уж извини! По-другому никак не получалось...
   Володино лицо запылало. Он отчётливо помнил последний разговор с Мариной, но никак не мог понять, почему не поехал в больницу? Почему ударил её? Почему обозвал Павлушку змеёнышем?
   - Вовка, Вовка... - отец, всё ещё улыбаясь, покачал головой. - Ты у меня совсем ещё мальчишка. Я, правда, очень горжусь тобой - если так рваться к успеху, как рвёшься ты, можно достичь очень многого. Ты молодец, есть у тебя и воля и энергия. Если тебе к одному месту электрочайник подключить - вода вмиг закипит! Только вот, ты пока не понял, что ценой успеха иногда являешься ты сам. Так часто бывает - бежал, торопился, перепрыгивал через всех, кто копошится под ногами... Добежал, пора кубок и медаль принимать, а тебя самого уже нет! Прежнего, который знал, зачем бежит. Немножко пожив, ты поймёшь, что все сокровища мира не стоят того, чтобы перестать быть самим собой. И уж, тем более, не стоят слёз тех, кто тебя любит.
   Володя стоял, опустив голову. Из глаз, помимо воли, текли слёзы.
   - Да, ладно, не дрейфь! - отец подошёл совсем близко и приобнял его за плечи. - у меня для тебя подарок один есть. На прощанье, так сказать...
   Порывшись в кармане брюк, отец достал маленькую флэшку:
   - На вот, это тебе!
   - Что это?
   - Вова, не тупи! Ты что, ни разу флэшки не видел? На ней - всё, что было залито в твою бедную черепушку за последние семь месяцев. Я подумал, что тебе может быть некомфортно с этим багажом. Теперь ты можешь выбрать, что с ним делать. Можешь просто выбросить, вместе со всеми своими "достижениями" за это время. А можешь - сохранить. Как хочешь, дело твоё. Ну, всё, держи краба, сынок! Пора мне... И тебе пора. За тобой неотложка приехала.
  
   Откуда-то сверху раздавались встревоженные голоса:
   - Давление падает, начались судороги! Пульс нитевидный. Набери два кубика адреналина. Так, что это зажато в кулаке?
   С трудом разлепив залитые кровью веки, Володя соскочил с носилок, оттолкнул фельдшера и, что было сил, рванул к парапету. Размахнувшись, запустил флэшку в тёмную воду Яузы.
   - Ни фига себе, прыть какая... - фельдшер с досадой отряхнул испачканные в грязном московском снегу ладони. - А ты говоришь, адреналин! Наверное, под кайфом паренёк. Нанюхаются, наколются и гоняют, как сумасшедшие. Уроды!
   Жёлтое марево снова накрыло Володю с головой. Блаженно улыбаясь, он растянулся в покрытой тонким льдом лужице.
  
  
   Пробуждение было тяжёлым. Страшно ломило весь затылок. При попытке открыть глаза, яркий свет резанул по ним, будто острой бритвой. Сухой язык в полупарализованном рту отказывался даже просто пошевелиться. Руки и ноги налились свинцовой тяжестью.
   Постепенно, глаза всё же удалось открыть. Взгляд упёрся в белый потолок, обострённое обоняние уловило запах формалина и ещё какой-то больничной химии. "Как я здесь оказался? Больница какая-то... И кто я вообще?" Минуты тянулись как прилипшая к ботинку жвачка. При попытке пошевелиться, голова просто взорвалась неистовым барабанным боем. Неожиданно громко раздался звук открывающейся двери.
   - Так, а здесь у нас кто? - судя по голосу, невидимый визитёр настроен решительно, он здесь главный. - Ага, Тимофеев и Гринёв. Что по Тимофееву?
   - Поступил позавчера с открытой черепно-мозговой травмой, - второй голос был женский, совсем молодой, звонкий, - томография показала трещину теменной кости, гематому в затылочной области. Оперативно проведена трепанация черепа с целью удалением гематомы. Состояние стабильное, сегодня утром больной пришёл в сознание.
   Володе удалось, наконец, повернуть голову и посмотреть на вошедших. Ближе всех, к Володиной койке стоял маленький лысый, полный человечек в белом халате. Он внимательно рассматривал Володю, и похоже, был вполне доволен увиденным. Неожиданно, он спросил, обращаясь напрямую к пациенту:
   - Что болит? Пошевели пальцами рук!
   Володя пошевелил. Затем, с трудом выплёвывая согласные, произнёс:
   - Голова, затылок очень ломит... И пить хочется!
   - Ну, пить вам пока много нельзя, возможна рвота, захлебнётесь... Что с вами произошло, помните?
   - Отец умер. Я ехал в больницу и попал в ДТП. - зачем-то соврал Володя.
   Лысый обернулся к сопровождающим. Девушка, стоявшая на шаг позади него с "историей болезни" в руках, кивнула.
   - Очень, очень хорошо! Просто отлично! Вот, что значит молодой организм! При такой травме должен был месяц в коме провести... Сегодня ещё понаблюдаем, а завтра будем принимать решение о переводе в обычную палату. Так, а что у нас с Гринёвым?
   Володя закрыл глаза и снова погрузился в забытьё. Пришёл в себя только ближе к вечеру, нестерпимо хотелось "по маленькому". Боль в голове стала существенно слабее, рука без особых усилий дотянулась до кнопки вызова. Пожилая медсестра, подойдя к его кровати, сразу достала "утку" и стала, без лишних расспросов, прилаживать её под Володю.
   - Ко мне кто-нибудь приходил? - Володина речь стала вполне разборчивой, давалась без труда. - Мать, например, или жена...
   - Не знаю, я только что смену приняла. - равнодушно пожала плечами медсестра, - Ты "судном" то, первый раз что ли пользуешься? Ничего, привыкай, тебе ещё долго здесь валяться. А передачи для тебя есть, не знаю, правда, от кого... Только их тебе отдадут, когда переведут в обычную палату. Есть будешь, ужин приносить?
   - Мне надо с женой поговорить! И с матерью! - Володя попытался подняться, но боль в затылке неожиданно вернулась, взорвавшись в голове множеством ярких, обжигающих искр. Володя неловко повалился навзничь.
   - Шустрый ты какой... Ещё в футбол здесь сыграй! Лежи пока, отдыхай, через сорок минут ужин принесу...
  
   На следующий день Володю перевели в обычную палату. Он, действительно быстро шёл на поправку, смог даже садиться на койке. Едва оказавшись в палате, получил передачи от родных. Мать писала в записке, что не сможет прийти в ближайшие два дня, так как занята хлопотами с похоронами отца. Его, согласно завещанию, повезли хоронить в родной городок на Тамбовщине. Вторая передача была от тётки, маминой сестры. Ни в той, ни в другой мобильника, единственной вещи, нужной сейчас Володе, не оказалось. От Марины передач не было.
   Два следующих больничных дня были страшно длинными и тоскливыми. Ни передач, ни посетителей не было. Володя попробовал, было, спуститься в вестибюль к таксофону, но получил нагоняй от старшей медсестры и оставил эти попытки. Тем более, что, по её словам, таксофон уже недели три не работал. От разговоров с соседом по палате Володю начало мутить в первый же день, он совершенно не выносил больничных бесед. Больше всего сейчас хотелось поговорить с Мариной. Объяснить ей, попросить прощения. Хоть как умолять, пусть даже на коленях, при всех. Она бы обязательно поняла. Не может же она не понять, что он просто попал в беду. Ведь, так же не бывает! Они ведь любят друг друга!
   Слава Богу, в мамином пакете со снедью нашлась книжка. Какой-то дурацкий детектив с полоумной главной героиней. Найдя книгу, Володя чуть не подпрыгнул на кровати от радости - теперь можно было убивать время гораздо быстрее! Погрузившись в чтение, Володя не заметил, как дверь в палату открылась, и к Володиной койке не торопясь подошёл посетитель.
   - Здравствуй, Володя! - тесть поставил на тумбочку пакет с какими-то гостинцами. - Поправляешься?
   - Анатолий Петрович! - Володя, вздрогнув от неожиданности, отбросил в сторону книгу. - А где Марина? Почему она не приезжает?
   - Не валяй дурака, Вова. - взгляд Кравцова был жёстким, пронизывающим. - У тебя ведь нет амнезии?! Помнишь, всё, что сделал в тот вечер? Так-то... Марину и Павлика я забрал к себе. Тебе ни приезжать к нам, ни звонить больше не нужно. Когда выпишешься - занимайся, чем хочешь, только нас больше не беспокой. Заявишься - ноги переломаю! Получается, что я в тебе тогда не ошибся...
   - Вы сюда приехали, чтобы сказать мне всё это? - Володя начал заводиться.
   - И да, и нет... - тесть задумчиво оглядел Володю с головы до ног. - Нужен ты мне, разговоры с тобой разговаривать... Я бы не приехал, но у нас проблемы с Павликом. Он не спит уже две недели. Засыпает ненадолго, минут на двадцать и вскакивает. Истерика, плачь... Кричит о каком-то пауке. Это началось ещё до твоей аварии. Марина тебе говорила, да только тебе было начхать на это. "Детские страхи" - всё, что ты тогда сказал. Отстаньте, типа... А с того дня, когда ты попал в больницу, Павлушка начал нас донимать, чтобы отвезли его к тебе. Постоянно повторяет "Папка вернулся, он меня пауку не отдаст". Показывали его детскому психологу, тот сказал, что надо постараться устроить вам свидание.
   - Так он здесь? - Володя не смог сдержать улыбки. - Он что, в коридоре сидит?
   - Что ты лыбишься? - глаза тестя налились кровью. - если бы не психолог, ты бы его точно больше не увидел. Я и после психолога не хотел его к тебе везти, да мать с бабкой буквально заставили!
   Сосед по палате, подтянув на ходу тренировочные штаны, вышел в коридор, оставив дверь полуоткрытой. В образовавшуюся щель тут же протиснулась любопытная мордашка с веснушчатым носом и копной огненно рыжих волос. Опасливо оглядев палату, и, встретившись взглядом с Володей, расплылась в счастливой улыбке. Дверь от мощного толчка открылась настежь, а маленький ураган, преодолев, за долю секунды, расстояние до Володиной кровати, прыгнул прямо ему на грудь.
   - Папка, ты ведь вернулся?! - огромные серые глазищи тревожно всматривались в опухшее Володино лицо. - Ты ведь, опять только наш с мамкой?
   - Ваш, чей же ещё я могу быть? - Володин голос дрожал, слова не шли.
   - Я самый первый узнал, что ты вернулся. - Павлик прижался к Володиной груди, обхватил его двумя руками.
   Из уголка Володиного глаза, помимо воли, скатилась горячая капля и спряталась в серой наволочке.
   - Ты ведь, не позволишь пауку кусать меня? - Павлик приподнялся, оседлал Володю и принялся пытливо всматриваться в его лицо.
   - Какому пауку, Павлуша? - Володя совершенно не понимал о чём идёт речь. - Где ты его увидел? В телевизоре?
   - Да нет, Вова, тут не всё так просто. - тесть устало опустился на стул возле Володиной койки. - Павлик, похоже, унаследовал большую часть Марининой дури, а то и преумножил её. Достали меня эти блаженные...
   - Хочешь, покажу его тебе? - Павлик, казалось, совсем не обратил внимания на слова деда.
   - Он у тебя что, с собой, что ли? - Володю начало разбирать любопытство.
   - Какие вы, взрослые, бестолковые... - искренне расстроившись, произнёс мальчуган. - Особенно дед! Такой глупый! И ты такой же... Как паук может быть у меня с собой? Он же огромный! Вот смотри!
   Маленькая, тёплая ладошка сына легла на Володины глаза, и в тот же миг всё Володино тело скрутила судорога, как при ударе током. Мышцы занемели, перехватило дыхание. А потом, все эти ощущения исчезли, и Володя почувствовал, что падает в пустоту. Неожиданно, перед глазами возникла вполне чёткая картинка.
  
   Длинный коридор какого-то офисного здания, деревянные двери с золочёными табличками, возле каждой - ряд пластмассовых кресел. На креслах ждут своей очереди подростки - обычные мальчишки и девчонки. Есть несколько взрослых женщин, по-видимому - учителя. Атмосфера достаточно непринуждённая, в каждой группке периодически возникает то толкотня, то смешки. Когда "безобразия" становятся совсем уж явными, учителя шикают, но - вполне спокойно, без нервности. Периодически, из кабинета появляется мальчуган или девушка. Бросив одноклассникам вальяжное "Следующий", присаживаются на свободное кресло. Одна из дверей в очередной раз открылась, выплюнув улыбающегося верзилу лет шестнадцати:
   - Тимофеев, с вещами на выход, то есть на вход!
   Со скамейки поднимается худощавый паренёк с веснушчатым носом и рыжими волосами, собранными в аккуратный хвостик. Верзила напутственно хлопает его по спине, отчего парень буквально влетает в открытую дверь.
   В кабинете за столами, заваленными кучей папок со скоросшивателями сидят двое. Тот, что постарше - с усами и тяжёлыми мешками, под маленькими поросячьими глазками, одет в поношенный пиджак поверх серой водолазки. Молодой - щеголеватый красавчик в добротном пиджаке и при галстуке. Открыв очередную папку и пробежав пару строчек, он поднимает глаза на паренька и коротко, сухо произносит:
   - Фамилия, имя, отчество.
   - Тимофеев Павел Владимирович. - паренёк нервно оглядывается вокруг, опускает глаза.
   - Год рождения!
   - Две тысячи седьмой.
   - Вам четырнадцать в прошлом году исполнялось, почему уклонились от явки в Районный центр определения пригодности человеческого материала?
   - Я в больнице лежал, когда мой класс на освидетельствование приходил. Бабушка же звонила вам, вы разрешили в следующем году прийти.
   - Я - не разрешал! После процедуры определения зайдёте в 116-й кабинет, возьмёте квитанцию на оплату штрафа. Пока штраф не оплатите - разрешение на получение паспорта не получите. Всё понятно?
   - Всё... - парень нервно переминался с ноги на ногу. - Можно начинать?
   - Начинай! - молодой откинулся на кресле и потянулся. - Синие электроды на запястья, жёлтые - на локтевые сгибы, красные прищепки - на мочки ушей. Дальше - следуй командам на экране монитора.
   Парень подошёл к тестовому аппарату. С виду - обычный компьютер. Экран, клавиатура, мышка... Правда, на мониторе прикреплены две видеокамеры, как два больших глаза, и откуда-то сзади идут несколько тоненьких проводков с датчиками на концах. Действительно, очень похоже на какого-то сюрреалистического паука, усевшегося на стол и поджидающего очередную жертву. Испытуемый расположился на стуле перед монитором, взяв проводок с красной прищепкой, осторожно подцепил её к уху. Поморщился, видимо прищепка сильно сдавила мочку. Затем, быстро прикрепил остальные датчики. Экран зажегся и появилась заставка с каким-то гербом в виде зелёного мозга в обрамлении дубовых ветвей. Через секунду заставка пропала и появилась инструкция, а затем посыпались вопросы. Отвечал быстро, пальцы так и летали по клавишам. Продолжалось это, примерно, минут двадцать. Затем на экране загорелась надпись: "Исследование закончено. Результаты обрабатываются. Можете отключить датчики". А уже через пару секунд экран стал красным, раздался резкий звуковой сигнал и в центре появились жёлтые строки:
  
   Глубина доступного системе ментального проникновения - 0,72%;
   Устойчивость мозга к внешнему воздействию - 8500 единиц
   Время установления внешнего контроля над мозгом - Интервал ожидания превышен, контроль не установлен
   Номер успешной попытки подключения к системе - Подключение не состоялось
   Рекомендованная методика увеличения глубины проникновения - Отсутствует
   Личный идентификационный номер - Не присвоен
   Предписанная профессиональная сфера - Не определена
   Статус по результатам исследования - Ментальный аутист
  
   - Вот, блин, неделька начинается... - молодой поморщился, как от зубной боли и повернулся к товарищу. - Ну, что - оформляем на шахту?
   Старый молчал, пристально вглядываясь в покрывшееся испариной лицо мальчишки. Прошло не меньше минуты, прежде чем он бросил молодому через плечо, делая, почему-то, ударения на первые слоги:
   - Тебе, Артур, не вредно бы инструкции изучать в день их поступления, а не тогда, когда столкнёшься с нестандартным случаем. Есть указание от ноль третьего ноль первого сего года не направлять ментальных аутистов на работу в шахты. Там теперь необслуживаемые роботы с нашего брюссельского завода трудятся. А аутистов предписывается утилизировать по месту первичного обнаружения. Так что - оформляй акты на утилизацию и на изъятие органов согласно перечню. Не забудь, все акты в трёх экземплярах.
   - А в трёх то зачем? - молодой удивлённо покосился на своего начальника.
   - А'ртур, ты руководящие документы совсем не читаешь? - поросячьи глазки старика просто сверлили подчинённого.
   - Ну, не успеваю я! - не особо расстроившись начальственному гневу, хохотнул Артур. - Был бы я к системе подключен, как эти бараны - наверное, всё бы успевал.
   - Будешь так к службе относиться - подключим. Мне рапорт написать не долго. Подумай над этим и кончай скалиться. Заполняй, давай, акты - это тебе минут на сорок ещё.
   Покривившись, Артур достал бланки и стал заполнять их от руки. Мальчишка попытался встать.
   - Сидеть! - рявкнул на него старик. - Дверь всё равно закрыта. Сейчас документы оформим и пойдёшь.
   Через полчаса, когда молодой дописал, наконец, свои бумаги, старик поднял трубку телефона, стоявшего на его столе, пару раз крутанул диск и коротко бросил:
   -Конвой в двести третью!
   Буквально через пару секунд дверь открылась и два дюжих молодца в серой форме, с нашивками в виде такого же герба, подхватили мальчишку под руки. Артур поднялся из-за стола и вручил им акты:
   - Этого в медпункт на утилизацию и позовите следующего из очереди.
   Повернувшись к висевшему у двери зеркалу, поправил галстук, смахнул пару чешуек перхоти с пиджака и направился обратно к своему столу.
   Путь по коридору занял от силы минуту. Открыв дверь в медпункт, конвойные стали затаскивать туда упирающегося и пыхтящего от натуги мальчишку. Тучная тётка в белом халате поинтересовалась, смачно, со звуком отхлёбывая из чашки:
   - А с этим что делать? Коррекция мозгов опять?
   - Не-а, этого - на утилизацию! - конвоир сунул ей акты прямо в испачканные шоколадом руки.
   - Ну, тогда пристёгивайте пока, щас я чашку помою и займусь. - тётка накрыла полотенцем свой нехитрый натюрморт и вышла из комнаты.
   Вернувшись, подошла к извивающемуся на кресле мальчишке, ласково погладила по голове. Тот уже разорвал кожу на запястьях о тонкие, но, по-видимому, очень прочные ремни, намертво пригвоздившие его к креслу.
   - Не дёргайся, всё равно уже ничего не поделать. Не бойся, больно не будет.
   - Не надо - парень почти шептал.
   - Ну, как не надо? - медсестра набрала в шприц какой-то прозрачной жидкости. - Если руководство решило - надо выполнять. Оно ведь не просто так, с бухты-барахты, а в соответствии с инструкцией! К тому же, если ты не можешь работать в системе - как же ты жить собираешься?! Потерпи, сейчас всё кончится...
   С трудом поймав вену на дёргающейся руке, медсестра медленно, аккуратно впрыснула туда всё содержимое шприца. Парень несколько раз дёрнулся, захрипел, изо рта пошла розовая пена. Медсестра лёгким движением повернула какой-то рычажок под креслом, отчего оно, тихо жужжа, превратилось в хирургический стол. Достав из шкафа небольшой саквояж с инструментами и банки с какими-то растворами, она расставила всё это на тумбочке возле стола и подошла к телефону, висевшему на стене.
   - Алло, центр трансплантации? Медпункт тридцать второго отделения беспокоит. Пришлите машину за органами. Да, набор стандартный. Ну, всё, ждём...
   Вернувшись к столу, срезала с трупа одежду и взяла в руки электрическую ножовку.
  
  
   Дёрнувшись пару раз, Володя пришёл в себя. Павлушка всё ещё сидел на нём верхом. Потом, взяв со спинки кровати салфетку, вытер взмокший Володин лоб. Володя несколько секунд просто тупо таращился вокруг, не очень понимая, где находится.
   - Это твой паук? - выдавил он, наконец.
   - Ну да! - Павлик, казалось, ждал от отца какого-то чёткого решения. - Я не хочу, чтобы он кусался. Знаешь, как больно?
   Мысли в Володиной голове совершенно перемешались, никак не желая выстраиваться хоть в какую-нибудь картину. "Артур... Или, как произносил "старый" - А'ртур. Дурацкое имя... Не наше... Иностранцы? А'ртур... Как Конан Дойль. Или как английский король из средних веков! Что им здесь надо? Хотя, понятно что - ресурсы. Нефть, газ там всякий... Экспансия без ядерных бомб и ракет. Или всё-таки наши? Тогда кто? Нет, вряд ли наши. Что там, тогда за "роботы с нашего брюссельского завода"? Но, надо же как-то их остановить! Но, как? Что же делать?" Решение пришло внезапно. Павлушка, будто что-то понял, мигом соскочил с отца и уселся рядышком на кровати.
   - Анатолий Петрович! - Володя чуть приподнялся на койке. - Мне нужно поговорить с тем следователем, что занимается делом Линк Индастри, я хочу дать показания.
   - Послушай, Володя! - Кравцов снова начал заводиться. - Что за чертовщина у вас здесь происходит? Мне надоело чувствовать себя дураком! Все всё знают, о чём-то догадываются... Один я, как идиот, абсолютно не в теме!
   - Анатолий Петрович, никто вас не считает идиотом! Просто, я хочу уйти из Линк Индастри и хочу, чтобы этой конторы больше не было! Вы, помниться, тоже этого хотели...
   - Если ты считаешь, что это поможет тебе вернуть Марину и Павлика - то скажу тебе прямо, ты заблуждаешься.
   - Посмотрим... Пока я всего лишь хочу дать показания. В этом ведь наши интересы совпадают?!
   Кравцов только покачал головой:
   - Я не знаю, какую игру ты ведёшь, но на всякий случай скажу, что прокуратура больше не занимается делом Линк Индастри Только ФСБ. Оттуда следователя звать? Или передумаешь?
   - ФСБ - это ещё лучше! Это - то, что надо!
   Кравцов тяжело вздохнул, открыл, было, рот, чтобы что-то ещё сказать, но только устало махнул рукой.
   - Пойдём, Павлуша... Мама заждалась, наверное!
   Павлик вскочил, обвил Володину шею и чмокнул в щёку, заросшую густой щетиной. Прошептал в самое ухо:
   - Я знаю, ты насовсем вернулся! Папка, не бойся, я тебя никогда не брошу!
   Затем, встал и поплёлся за дедом. Уже возле двери обернулся и помахал на прощанье ладошкой. Обыкновенной детской ладошкой.
  
   В ожидании следователя Володя стал продумывать, что и как нужно говорить. Однако, придумать хоть какой-то план никак не удавалось. Что он знал о системе? И о конторе в целом? Оказалось, что почти ничего. Только то, что он там работает, конструирует какие-то модули, и получает за это приличные деньги. Буквально, неделю назад Володя был уверен, что это лишь производитель сетевого "железа". И вот - на тебе, колыбель "паука". Похоже, сообщить следователю почти нечего... Не видение же пересказывать!? Сделав такой вывод, Володя очень расстроился. От грустных мыслей его отвлёк звук открывающейся двери.
   - Вовка, здорово! - на пороге стоял Саша, Володин начальник в сопровождении какого-то бритого мужика в коротком пиджаке. - Не надоело тебе здесь валяться, бездельник? У нас без тебя работа стоит!
   Оба визитёра уверенно подошли к Володиной кровати и встали с разных сторон. Саша, улыбаясь, стал выкладывать на тумбочку апельсины и сок. Потом достал из сумки ноутбук:
   - Ты, старик, поправляйся скорее! Это всё тебе - ешь витамины, отращивай повреждённый мозг и выходи скорее! Мы, правда, тебя и сегодня потревожим, не возражаешь?
   С этими словами, Саша раскрыл ноутбук и включил его.
   - У меня голова болит, - попытался замять вопрос Володя. - Я сейчас вообще ничего не соображаю.
   Гости переглянулись, "бритый" расстегнул верхнюю пуговицу на пиджаке.
   - Вова, не капризничай! - Сашка положил ноутбук на Володино одеяло. - У нас проблема - заводской технолог обнаружил ошибки в технологической карте на твой новый модуль. Посмотришь его замечания, исправишь, что там требуется, и - лежи, поправляйся.
   - Да, не буду я! - Володя приподнялся на койке. - Я болею!
   - Авторизуйся, давай, гадёныш! - "бритый" вытащил из подплечной кобуры пистолет и приставил к Володиной голове. - Пошустрее, пока я тебя не завалил.
   - Просто введи свой логин и пароль, исправь технологическую карту, и мы уйдём. - Саша ещё раз пододвинул ноутбук к больному.
   Володя нехотя взял ноутбук, ввёл логин и пароль. На экране мелькнула знакомая заставка, потов появился совершенно обычный "рабочий стол" с одинокой папкой в центре.
   - Открывай! - скомандовал "бритый".
   Володя кликнул по папке, потом по нужному файлу. Однако, вместо привычного окошка текстового редактора на экране появилась жёлтая надпись на красном фоне:
  
   Ментальная проницаемость пользователем полностью утрачена. Интерфейс пользователя с системой установлен быть не может.
  
   Саша вопросительно посмотрел на напарника. Тот поморщился:
   - Я тебе ещё вчера сказал, что после трепанации черепа интерфейс обычно исчезает! Надо было сразу идти... Ну, ладно, лучше поздно, чем никогда!
   Саша, кивнув, закрыл крышку ноутбука и опустив его в сумку, извлёк оттуда шприц, наполненный жидкостью.
   - Потерпи, старик, больно не будет... Это прививка, чтобы контакт восстановился.
   - Да, пошёл ты! - Володя оттолкнул его ногой, отчего бывший начальник неловко завалился на соседнюю койку.
   Воронёный ствол снова упёрся в Володин лоб.
   - Лежи спокойно! - прошипел "бритый". - А не то мозги вышибу!
   - Это чего тут у вас такое интересное? - раздался негромкий, абсолютно спокойный голос от двери. Краешком глаза Володя заметил невысокого, плотного парня с пистолетом в руке. - Ну-ка, все руки в гору, и поживее!
   Воспользовавшись тем, что "бритый" поднял глаза на неожиданного визитёра, Володя что было сил, ударил его по руке. Пистолет выстрелил и Сашка завизжал, прижимая руки к красному пятну, расплывающемуся по белой рубашке на его животе. Следующий выстрел хлопнул у двери и "бритый", взмахнув, как дирижёр, руками грохнулся навзничь. Сашкин визг плавно перешёл в какие-то булькающие звуки.
   - Ты Тимофеев? - спросил парень, подходя к Володе вплотную. Мельком взглянув на корчащегося от боли Сашку, он отвернулся. - Я майор госбезопасности Шульгин. Вовремя ты меня, однако, позвал - а то бы тебя друзья пристукнули.
   - Я хочу дать показания. - Володю била мелкая дрожь. Он опасливо взглянул на красное пятно на стене с прилипшими желтоватыми сгустками и отвернулся.
   - Просто показаниями ты теперь не отделаешься... - майор покосился на застывших у двери медсестёр. - Вставай, одевайся, в машине всё проговорим. Где тут у вас больничный гардероб?
  
   Быстро бежать у Володи получалось плохо. Голову разрывала изнутри пульсирующая боль, ноги передвигались с трудом. А после того, как ФСБ-шник рывком сорвал с Володиной головы повязку и натянул взамен неё кепку, Володя даже жалобно заскулил. Когда выходили из здания, майор оглянулся по сторонам, снова достал пистолет и убрал его, только затолкав Володю в машину.
   - Да, видок у тебя...- покачал он головой, когда машина резко взяла с места. - Тяжело будет туда пройти. Однако, других вариантов сейчас нет... Этих двоих через час хватятся, а может и раньше. Надо вызывать группу захвата к вашему офису. Материала, в принципе, на вашу контору достаточно. Ты сам вызвался сотрудничать - теперь назад пятками уже нельзя... А то вместе со всеми загремишь, как говориться, под фанфары! Так что, слушай внимательно. Ты - штатный сотрудник, у тебя есть магнитный пропуск. Твоя задача - войти в здание, переодеться, как это у вас принято, дойти до серверной и войти внутрь. Дальше - по обстановке... Нужно, каким хочешь способом, не дать им отформатировать диски с документацией по их хозяйственной деятельности, логистике, и так далее. Понял?
   - Не очень... - от нестерпимой боли Володя с трудом воспринимал указания майора.
   - Ну, парень, что-то ты у меня совсем бледный... - ФСБ-шник достал из кармана какие-то таблетки. - На вот, положи под язык и медленно рассасывай. Должно полегчать.
   Володя положил в рот таблетку.
   - Я не понимаю, как я дойду до серверной и не дам сисадминам форматировать диски? Вход в серверную - по специальным пропускам только для ограниченного круга лиц.
   - Единственное, чем я могу тебе помочь - это дать нож из углепластика. По свойствам ни в чём не уступает стальному, но на металлодетекторе не виден. Пистолета такого нет, к сожалению. Дальше - делай, что хочешь, но в серверную войди и выруби питание на всех серверах. Просто выруби питание, и всё. Учти, что команда на форматирование может поступить и из какого-то внешнего терминала. А может быть и некая тревожная кнопка. Поэтому - действуй по простейшему плану - просто обесточь оборудование. Как только ты войдёшь в серверную - мы входим в здание.
   Благодаря таблетке, боль начала отпускать, появилось спокойствие и ощущение уверенности в себе. И главное - в успехе предприятия. Голова работала быстро и чётко, мысли больше не путались, всё само раскладывалось по полочкам.
   - Ну вот, хоть порозовел немножко. - майор с заметным удовлетворением разглядывал Володю. - А то был зелёный, как сверчок какой-то.
   - А кто они такие, и что им нужно?
   - По нашей информации - это секта. Про "Братство духовного единения" ничего не слыхал? Ну, это не удивительно - до позапрошлого месяца она насчитывала от силы человек шестьсот... Вероятно, кто-то из её членов был отличным программистом. Была написана некая программулина, которая, постепенно совершенствуясь, превратилась в операционную систему, способную взаимодействовать с мозгом пользователей. Ты был в команде подопытных кроликов. То есть, Линк Индастри - всего лишь "обложка" Братства и основной источник доходов. Что ни говори, а "железо" вы классное делали. Но, по-видимому, отладка уже завершена, потому, что действия Братства активизировались. Недавно к нам поступила информация о заказе Линк Индастри на увеличение скорости офисного канала в Интернет до 10 Гигабит в секунду. Причём, трафик там бешеный, провайдер просто озолотился за эти два месяца. Одновременно, мы зафиксировали совершенно невинные баннеры на самых разных сайтах - от порно до спорта и официальных страниц музеев и заводов. Если кликнуть по этим баннерам, попадаешь на сайт Братства. А там - тебя уже поджидает система, с полным арсеналом методов. Тут тебе и двадцать пятый кадр, и фразы двойного смысла, выполненные шрифтом определённого цвета в нужных областях экрана. Да, много всего... Суть в том, что на сегодняшний день Братство духовного единения насчитывает уже двенадцать тысяч адептов. Вот так!
   - А пастыри этого братства сидят "за бугром"?
   - Ты знаешь, мы сначала и сами так думали, но эта версия не подтвердилась. Там все только наши. "Дорогие Россияне", так сказать...
   - То есть, вы хотите сказать, что система - это всего лишь некий софт?
   - В основном - софт. "Железо" соответствующее, тоже, наверное, было... Вопрос интересный! Кстати, скажи-ка, милый друг, а какие там у вас были мониторы?
   - Электронно-лучевые, здоровые такие... Можно сказать, доисторические!
   - Э, нет! Никакие они не электронно-лучевые. Просто, там куча прибамбасов специфических в корпусе! Наверное... Но, всё равно, главное - программа. А мониторы без неё ни черта не стоят!
   На Володю словно вылилось ведро холодной воды. Поняв, что сказал лишнее, майор принялся задумчиво жевать нижнюю губу.
   "Артур" - неслись мысли в Володиной голове. - "Как я мог забыть, что в институте, в параллельной группе учился парень с точно таким же именем. Никакие они не иностранцы, и уж точно не сектанты. Как-то плохо я представляю себе сектантов, пишущих рапорты и рулящих выдачей паспортов. Это больше похоже совсем на другое ведомство. Которое запросто схавает Братство и глазом не моргнёт. Схавает вместе с системой".
   Машина, между тем остановилась в двух кварталах от офиса Володиной конторы.
   - Вот нож. - взгляд майора стал колючим, оценивающим. - Действуй! И не вздумай дурить!
   - Постараюсь. - пробурчал Володя, убирая нож в рукав и открыл дверцу машины.
  
   В раздевалке, взяв одежду из шкафа Володя быстро нырнул в кабинку. Полностью раздеваться не стал - натянул только свой свитер в английскую клетку. Время было обеденное, поэтому, вместе с другими сотрудниками без труда прошёл пост охраны. Однако, уже на втором этаже его остановил окрик охранника:
   - Тимофеев! Остановитесь!
   Володя остановился.
   Охранник, вооружённый лишь дубинкой, придирчиво осмотрел его и коротко бросив "Следуйте за мной", двинулся прочь по коридору. "Блин, надо было так глупо попасться!" - досада захлестнула Володю с головой, даже дыхание перехватило. Перед глазами возник рыжий мальчишка, пристёгнутый ремнями к медицинскому креслу. Нож оказался в руке сам собой. Чуть ускорив шаг, Володя, коротко взмахнув, всадил нож охраннику в бок. Выдернул, с леденящим треском разрываемой зазубринами плоти. Охранник лишь охнул, удивлённо глядя на стекающую по лезвию тонкую струйку, и стал оседать. Володя бросился в сторону серверной. "Странно..." - пронеслось у него в голове. - "Сколько раз приходилось слышать, как трудно убить человека. Говорят, некоторых после этого рвёт. Угрызения всякие... А у меня - никаких эмоций! Будто в компьютерной стрелялке!"
   Добежав, выровнял, насколько сумел, дыхание и постучал в дверь серверной. Дверь приоткрылась, и Володя увидел удивлённое лицо Лёни, бывшего однокурсника. "Чёрт! Только тебя мне и не хватало... Конечно, здесь должен был сейчас оказаться именно он!" - Володя вздохнул, нож в потной руке за спиной неприятно впивался ребристой рукояткой в непривычные к такой работе ладони. Нет, вообще-то Володя знал, что Лёня работает помощником системного администратора в их конторе, но столкнуться с ним сейчас хотелось меньше всего.
   - Ты тут один, что-ли? - Володя попытался выдавить из себя нечто вроде улыбки.
   - Ну, да... Ребята сейчас на обеде. - Лёня был абсолютно спокоен, и даже рад неожиданному гостю. В институте они, помниться, дружили.
   Володя резко толкнул левой рукой дверь, отчего щуплый Лёнька отлетел назад и, не удержавшись, упал.
   - Ты чё! - Лёнькино лицо с девичьими губами и длинными ресницами приобрело обиженное выражение. - Обалдел совсем?
   - Значит так! - Володя захлопнув за собой дверь, достал из-за спины нож. - Вот этот шкаф - двигаем к двери! А этот стол потом - в распор между шкафом и стеной.
   - Вовка, ты что делаешь? - Лёня уже успел подняться. Став бледным, как бумага, он только растерянно переводил взгляд с окровавленного ножа на Володино лицо и обратно. - Что происходит?
   - Все вопросы потом. - рявкнул гость. - Сделаешь что-то не так - кастрирую. Не шучу!
   Лёня, будто скинув с себя наваждение, бодро взялся за передвигание мебели. Когда с блокированием двери было покончено, Володя за руку подтащил Лёньку к ближайшему компьютеру:
   - Входи под админским паролем!
   - Не буду! - решил, было, проявить героизм Лёня.
   В ответ - снова короткий взмах Володиного ножа. Лёнька, рассматривая глубокий порез на бедре начал терять сознание. "Вот зараза, он ещё и крови боится..." - жалости к приятелю у Володи в этот момент, почему-то, не было. Усадив Лёню на стул и надавав увесистых пощёчин, Володя всё же заставил его войти в систему на правах администратора. В дверь уже вовсю барабанили, пытались её выломать. Как только система приняла пароль, Володя потащил упирающегося Лёньку к окну.
   - Прыгай! - Володя, периодически тыкая бедолагу в ногу ножом, заставил его залезть на подоконник.
   - Не буду! Здесь третий этаж! - Лёнькины губы смешно тряслись, из глаз катились слёзы. Володина память некстати подбросила картинку из прошлого, когда Лёнька также куксился перед разгневанным преподом по физике. Он тогда позволил почти всей группе, в том числе и Володе, сдуть у него решения задач из очередного коллоквиума. И - пошёл сдавать последним. Препод топал ногами, грозился отчислить, а Лёнька только шмыгал носом, но - не признавался.
   - Ладно! - Володя стащил Лёньку с подоконника за воротник. - Быстро выдирай все кабели для внешней связи. Но - только, чтобы внутри помещения всё работало. Проверю, если что - сразу прирежу! Потом - сидеть в углу и молчать как мышка!
   Возня за дверью, тем временем прекратилась, наступила полная тишина, а затем, уже с улицы раздались крики и выстрелы. Усевшись за компьютер, Володя на секунду растерялся. Однако, опыт давних студенческих "халтур" по администрированию разных локалок, за умеренную плату, пришёлся очень кстати. Он быстро нашёл диски как с ядром системы, так и с многочисленными версиями исходных кодов. Убедившись, что никаких "хвостов" не осталось, Володя запустил форматирование этих разделов. "До завершения процесса осталось 23 минуты" - "обрадовало" выскочившее на мониторе сообщение.
   Володя оглянулся. Лёнька, добросовестно оборвав все оптические шнуры в стойке с "внешними" кабелями, тихо сидел в уголке, прямо на полу, зажимая порез на бедре успевшим напитаться кровью носовым платком. За дверью происходили абсолютно непонятные события - одновременно слышалось заунывное хоровое пение на одной ноте, звуки борьбы и отборный мат. Сквозь эту какофонию пробивались редкие хлопки выстрелов. Наконец, всё стихло, и Володя услышал голос Шульгина, доносившийся из-за закрытой двери:
   - Тимофеев! У тебя всё в порядке? Мы уже зачистили третий этаж, можешь открывать!
   Володя посмотрел на монитор. "До завершения процесса осталось 17 минут".
   - Сейчас! - Володин голос предательски дрожал. - У меня тут шкаф тяжёлый! Сейчас отодвину...
   "До завершения процесса осталось 16 минут" Володя прошёлся с ножом в руке по всей серверной, обрезая ножом кабели, идущие к клавиатурам, мышкам и мониторам. За дверью оглушительно грохнуло, шкаф, подпиравший дверь, развалился на части, и она буквально влетела в комнату. Стеклянная перегородка, отделявшая длинный ряд стоек с оборудованием от админского предбанника со звоном разлетелась по всей комнате. Володю взрывной волной отбросило к стене. В серверную ворвались несколько бойцов СОБРа, один из них, врезав Володе по шее прикладом, заставил лечь на пол, прямо на битое стекло. Через секунду сверху возник Шульгин:
   - Та-а-ак, голубь ты мой сизокрылый... А почему у тебя стойки работают? На всём оборудовании, вон, лампочки мигают? Это что значит?
   - Не получилось... - боль снова вернулась к Володе, а кроме того, навалилась жуткая апатия.
   Оглядевшись и быстро оценив обстановку, Шульгин подскочил к щитку на стене и вырубил все "автоматы". Стойки, тем не менее, продолжали работать в прежнем режиме. Тогда, майор, подойдя к одной из них разбил прикладом стеклянную дверь и выдрал "с мясом" блок розеток. Несколько серверов отключились. Затем скомандовал своим:
   - Так, все кто свободен - делай как я. Тут в каждой стойке отдельный источник питания. Выдираете розетки - идёте к следующей стойке. Вперёд!
   Подошёл к Володе, присел на корточки:
   - А мы тебя выручать шли, думали - убивают тебя... Решили, правда, одумался. Единственный нормальный человек на всю эту гадскую контору нашёлся и решил помочь нам остановить эту заразу. А ты - туда же... Мало нам, что эти идиоты с песнями и плясками на автоматы лезли. С голыми руками. Бойцов душить пытались, по двадцать человек на каждого наваливались... Мало нам того, что перед воротами уже демонстрация из этих идиотов, правозащитников и журналюг выстроилась... Так, ещё ты - все диски отформатировал... Молодец!
   - Не все! - Володина речь была еле слышна, язык почти не слушался. - Все разделы с документами об операционной деятельности конторы целы - можете проверить. Удаляется только сама система.
   - Да мне их деятельность - по барабану! Урод ты, покойник ты, вот ты кто... Ты не представляешь, что я с тобой сделаю!
   - Представляю... - Володя слабо улыбнулся, увидев, как одного из солдат от раскуроченного блока розеток шарахнуло током. "Придурки, можно ведь не разбивать стеклянную переднюю дверь, а открыть ключом заднюю, железную. И погасить всю стойку одной кнопкой на юпсе**"
   - Нет, мальчик, - Шульгин поднялся, переступил с ноги на ногу, будто принимая мяч. - пока, к твоему счастью, не представляешь... Скалится ещё, скотина!
   Короткий взмах ноги в модных остроносых ботинках. Сознание погасло, будто кто-то щёлкнул выключателем. Мгновенно, без боли...
  
   Ветра нет, на улице удивительно тихо. С высокого, иссиня чёрного неба смотрят мириады звёзд. Ни единого облачка. "К морозу... Наверное, последнему апрельскому морозу. Павлушка вчера сказал, что у нас там уже почки на деревьях набухли. Скоро листочки появятся... Так, сколько там до отбоя осталось?" - Володя посмотрел на старенькие часы с треснутым стеклом. Услышав за спиной скрип снега под чьими-то ногами, поднялся со скамейки.
   - Фартовый, к Куму! - Фома, невысокий, плюгавый мужичёк из "актива" остановился на почтительном расстоянии.
   Володя улыбнулся. "Надо же, быстро доехала! Думал, только послезавтра будет".
   - Фартовый, ты чего так обрадовался? Ваши, вроде, с Кумом не больно любят встречаться...
   - Да, пошёл ты! У меня личник, жена приехала.
   - Уже знаешь? Вот, заодно и расскажешь Куму, чьим мобильником пользуешься...
   - Ничьим! Мне он не нужен! - Володя сделал шаг в его сторону. - А тебе ещё раз, по хорошему говорю - отвали!
   - Ты, Фартовый, сильно не зарывайся... - Фома отступил на шаг, развернулся и пошёл прочь.
   Фартовый... Володю всегда коробила кликуха, намертво прицепившаяся к нему с первых дней пребывания на зоне. С его точки зрения, такую должен был носить удачливый медвежатник или гопник, а уж никак не обычный мужик. Первый раз он услышал это определение в свой адрес ещё в Лефортово, когда его, целого и невредимого, перевели в обычную камеру после содержания в пресс-хате. А ведь, всего за пять дней до этого, Володя мучительно искал способ повеситься, но так, чтобы наверняка! Тогда, на допросе, Шульгин, вдруг перестав пинать его по переломанным рёбрам, устало произнёс:
   - Достал ты меня! Не хочешь по-хорошему - будет по плохому... Сейчас отправлю тебя на пресс-хату. Посидишь недельку, пообщаешься с милыми, интеллигентными пацанами... И сам всё расскажешь. И кто тебе дал задание систему затереть на серваках, и где у вас резервные копии исходных кодов. - ухмыльнулся, надевая пиджак и складывая бумаги в дипломат. - Зато, запоров потом точно никогда не будет - всё будет со свистом пролетать!
   В пресс-хате его встретили радостно. Худой, болезненного вида грузин осклабился: "О, свежее мяско!" и попытался похлопать Володю по заднице. Уклонившись от его руки, Володя прошёл к свободным нарам, лёг навзничь и стал напряжённо думать, где взять верёвку. До отбоя, однако, соседи по камере активности не проявили. Не подошли и после. Лежали на нарах, смотрели в его сторону, но - не подходили. К четырём утра Володю сморил сон. Однако ничего плохого так и не случилось.
   Днём всех четырёх сокамерников, по очереди, выдернули на допрос. Первый не вернулся, Володя потом узнал, что его прямо с допроса увезли в институт Сербского: на вопрос следователя, почему не сделали свою работу, урка стал с пеной у рта доказывать, что на Володиных нарах, в ногах, всю ночь просидел рыжий пацан со светящимися глазами. Трое других, поумнее, угрюмо бубнили что-то про крепкий сон. А спустя пару дней, Шульгин был отстранён от этого дела и направлен в командировку в Северную Осетию. Новый следователь отнёсся к делу весьма равнодушно, а потом и вовсе передал его в прокуратуру. Вскоре, от всех его эпизодов осталось два - нанесение тяжких телесных повреждений охраннику и лёгких телесных Лёньке, за которые Володя и был осуждён.
   Потом его окрестили "Фартовым" уже на зоне, когда он отличился тем, что вышел последним из старенькой столовой, буквально за секунду до того, как прогнившие стропила затрещали и крыша рухнула вниз, погребя под собой с полсотни бедолаг.
   Окончательно же кликуха закрепилась за Володей, когда отморозок Башкир проиграл его жизнь в карты. В ту ночь ему катастрофически не везло. Проиграв все имевшиеся деньги и сигареты, он, желая отыграться, поставил на кон жизнь первого, на кого упал взгляд. И снова продул!
   Володя проснулся в последний момент - будто что-то толкнуло его в бок. Увидев занесённое над шеей лезвие, сумел отклонить удар - нож лишь пропорол руку от запястья до локтя. Отшвырнув Башкира ударом ноги, Володя успел встать с койки. А Башкир, выставив вперёд выкидуху, снова бросился на свою несостоявшуюся жертву. И - остановился, вытаращив глаза, будто увидел справа от Володи что-то ужасное, шокирующее. Раскрылся, пропустив мощный прямой в челюсть и ещё один, послабее, в шею, чуть правей кадыка. Ворвавшийся в барак конвой пинками погнал в карцер и бьющегося в судорогах от кашля Башкира и Володю. Башкира, правда, выпустили уже через два дня и отправили в родной Ижевск, в связи с раскрытием новых эпизодов его дела.
  
   Обстановка в комнате для длительных свиданий с родственниками предельно проста - стол, накрытый старенькой, кое-где прожженной сигаретами клеёнкой, два продавленных стула и накрытая синим шерстяным одеялом койка с железным матрасом. Под потолком - тусклая лампочка. Однако, и её света достаточно, чтобы ещё с улицы разглядеть через окно знакомый, до боли родной силуэт. "Ждёт... Как здорово, что сумела добраться так быстро!". Дверь открывается с противным скрипом.
   - Вовка! - Марина встаёт и делает шаг навстречу. - Ты такой худой стал! Тебя тут вообще, кормят?
   - Лисёнок мой! - у Володи в горле будто стоит ком. Одновременно хочется, и разглядеть, как следует, и крепко стиснуть в объятиях, зацеловать до одури...
  
   Когда страсти немного улеглись, Марина спросила, чуть приподнявшись на локте и внимательно рассматривая Володино лицо:
   - Ты расспрашивать опять ни о чём не будешь?
   - А зачем? - Володя довольно улыбнулся. - я и так всё знаю! Даже, как к тебе сосед с верхнего этажа клеился!
   - Да не клеился он вовсе! - Марина для порядка надула губы. - Я его знаешь, как отшила!
   - Если не клеился - как ты его отшила? - всё так же лёжа навзничь улыбался Володя.
   - Ну, Павлушка! - Марина снова прижалась к Володе всем телом. - Приеду - надаю по заднице! Понимает, тоже мне, кто к кому клеится!
   - Ты там соседу скажи, что у тебя муж - урка! - Володя в очередной раз поцеловал Марину в рыжую макушку. - Скажи, выйдет - попишет!
   - Ах ты урка мой... - Марина снова приподнялась на локте. - Кстати, отец сказал, что с УДО*** всё получается! Скоро опять будешь с нами!
   - Давно хотел спросить - почему он за меня хлопочет?
   - Я ведь тебе говорила! А может и нет... - Марина на секунду задумалась, потом продолжила. - Павлушка ведь показал ему того "паука"! Когда тебя забрали, деда тоже вызвали на допрос. Он провёл там больше семи часов. А потом, приехав домой он стал орать на нас, тебя обзывать последними словами. Павлик внимательно слушал, а потом подошёл к нему и взял за руку. Дед опустился в кресло, и Павлик положил ладонь ему на глаза. А потом, когда всё кончилось, дед так и остался молча сидеть. Единственное, что сказал, это попросил нас уйти. Просидел до утра, а утром поехал в церковь, впервые за тридцать лет. Сейчас он уже совсем не тот, не узнаешь его, когда встретишь - седой весь...
   - Павлушка рассказывал мне, что дед болеет... Про "паука" не вспоминает больше?
   - Да нет, с того дня - как отрезало... Сразу писаться перестал! Ты с ним каждый день разговариваешь?
   - Да нет, к сожалению, не каждый... Днём ведь я его не слышу. Чувствую, иногда, что зовёт, но не получается сосредоточиться. А вот вечером - наступает наше время. Когда я лежу на кровати после отбоя, я отлично слышу его и даже могу отвечать. Правда, он теперь всё чаще в это время спит.
   - Что ж ты хочешь, второй класс - не шутка. Устаёт страшно, там у них программа теперь - чокнуться можно! Зато, когда у вас получается, он весь аж светится от счастья. Ты ему, правда, каждый раз новую сказку рассказываешь? Когда только ты успеваешь их придумывать?!
   - Да, с этих проблем как раз нет - пока лес валишь, мозг ничем не загружен, придумывай, что хочешь!
   - У него даже есть любимые серии - про мышонка Тошу, и, кажется, про слониху Слоню... Так, да? Я их правильно назвала?
   - Правильно... - Володя задумчиво потёр подбородок. - Только вот ведь какая фигня выходит... Там, на воле, я ему ни одной не рассказал! Сначала он маленький был, а потом... Противно вспоминать, лучше б забыть всё!
   - Ничего, расскажешь ещё! С УДО твоим нормально всё складывается, скоро дома будешь! Как раз в августе, к его дню рожденья!
  
  
   *ГИП - главный инженер проекта.
   **UPS - источник бесперебойного электропитания для сетевого (и не только) оборудования.
   ***УДО - условно-досрочное освобождение.
  
   г. Домодедово Московской области, 2009 год.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Лоев "Игра на Земле"(Научная фантастика) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Минаева "Академия запретной магии"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт, "Межмировая няня, или Алмазный король и я. Книга 2"(Любовное фэнтези) PlaI-dead "Моя История"(Постапокалипсис) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПоследний Рыцарь Короля. Нина Линдт��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаМагия вне закона. Севастьянова ЕкатеринаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаЛили. Сезон первый. Анна ОрловаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотОсвободительный поход. Александр МихайловскийПоймать ведьму. Каплуненко Наталия
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"