Тихонов Дмитрий Владимирович: другие произведения.

Точка Гриндиса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Когда во всем мире тесно и невозможно найти себе место, а тебе хотелось сделать свет хоть чуточку зеленей. Тогда и вселенная может дать тебе шанс, ответив на чаяния души. Сейчас ты открываешь глаза, понимая, что это не тот дом, в котором ты жил, не та земля, по которой ты ходил и не то небо, к которому ты мечтал прикоснуться. Осознание приходит само: мир изменился, а скорее изменился ты сам, открывая для себя новую грань и оставив прошлые страницы жизни на задворках памяти, начиная поиск ответов и уходя за ними в неизвестность. Новый путь открывает для тебя множество дорог, и лишь тебе известно, какую из них выберешь ты.

Дмитрий Тихонов

Точка Гриндиса

dimdavakin@mail.ru

Пролог

Мир летел сквозь пространство, распахнутые крылья вели его в даль. Когда-то давно греющие его тело солнечные вспышки сейчас имели видимость беспрерывного потока небесных слез. Свет этих слезинок теперь лишь вскользь задевал уязвленную временем непостижимо древнюю архитектуру его жизненного организма. Раньше они ему подмигивали, а прочная земля была для него опорой, дом гнездился в ареоле солнца и безопасности родного края. Ныне же стан дракона был вверен холодному потоку, состоящему из чистых звездных росинок. Холодно снаружи, тепло внутри, - думал он, ведь заключенные на его спине теплые и нежные зарницы Раэлов всегда испускали на него свой нежащий душу и тело пыл. Даже когда одни из них уходили в пределы сна, другие - просыпались и своей мерной мелодией дня освещали его.

Как же долго он все выстраивал: границы тепла, швы разделяющие пределы ареалов, новые начинания мирков, и грани, грани по всему его телу. Еще благодаря той страшной ране, что нанес ему Вордарог в последнем его бою, миру пришлось очень глубоко спрятать собственное сердце. Он окружил его галактикой путей и лазеек, что вечно должны хранить путь к его жизни. Но все же оставил одну лазейку для себя или для того, кто, не взирая ни на что, отыщет этот путь и решит все начатое в яслях времен.

Пробужденные космосом крылья несли дракона в начало вселенной, хвост трепетал на лету, лапы хватали несуществующий воздух, а легкие выдыхали языки пламени, что так ярко трепетали вдоль его границ. Окрашивающая фрагмент реальности голубоватая туманность веселыми ручейками приветствовала его, а разрыв в бытии, черная дыра в безграничности, звала принять ее извечное предложение и кануть в вечность. Он мог бы послушать ее, влететь внутрь пустоты и остаться в ней навсегда. Мог бы... Но ему казалось, что есть еще время все исправить, потянуть за ниточки среди миров и вызвать на Путь Сердца того, кто сумел бы его спасти.

Синяя рана саднила, болела и жгла нервы дракона, но он терпел, не взирая на окутавший его град страха и боли, на несомненно новые для него ощущения, на то, что подобные ему никогда не должны были испытать на себе. Углубившаяся до сердца рана еще может зажить. Не обращая внимание на туман в своем разуме, он разглядел ярко разгоревшуюся звезду в просторах ведомого только ему собственного созданного им самим измерения.

Глава 1

Мой маленький мир вращался, перед глазами - сплошной калейдоскоп. Циркуляция видимого и спрятанного в глубинах моего сознания. Невозможно сосредоточиться... я будто упираюсь в какой-то вихрастый барьер. Нужно... обойти... или обогнуть его. Вперед! Утонченный маневр... В разноцветном мареве моей вселенной стали проступать какие-то движения, а мысли, словно лучи солнца, потянулись в края чернильного мрака и, озарив его мягким светом, двинулись еще дальше, в закутки сознания или осознания. Пляска теней в гранях самоцвета. Лучик! Яснее... Надвинувшиеся на радугу тучи. Лучик! Яснее... Расползшиеся по внутренностям вечности трещины. Яснее... Чьи-то движущиеся в замысловатом танце движения. Еще яснее... Собственные неясные, размытые руки и ноги, и что-то мягкое теплится за спиной. Неужели мой путеводный луч все-таки выведет меня на порог света?

Через еще какой-то только бездне известный промежуток времени, окружавшая меня картина в конце концов приобрела ясность, и я обнаружил себя в разноцветных потрохах кокона, из которого тут же начал выкукливаться. Понятия не имею, как я здесь очутился. Да и где это здесь вообще находится - я просто не представляю. Рождение прошло без осложнений: голова, руки, ноги на месте.

Обернув очи назад, я обнаружил серо-стальную капсулу, стоящую на бело-фиолетовом слоеном пироге, по-видимому, служившем ей неким защитным механизмом. Что-то я сильно сомневался, что это моя мамаша. Да уж, никогда не думал, что во мне есть или были зачатки космонавтики. Правда сейчас еще рано ставить штамп в бланк вердиктов, слишком уж трудно организовать прямой путь скачущим мыслям. Все еще слишком не ясно, хотя погодка пока ничего.

Резкий щелчок по голове заставил оглядеться вокруг. Кто посмел? Со всех сторон меня окружало казавшееся бесконечным зеленое кустарниковое море, а в дали, на сколько хватало глаз, виднелись тянущиеся к солнцу высоченные горные образования, высоко в небе тонувшие в облаках. Это прямо какой-то Эверестище! Громкий свист рассекаемого воздуха призвал обратить свое внимание вверх, на быстро приближающееся темное крылатое нечто. Разрозненные кусочки мыслей собрались в одну - опасность! В бездну панику! В ту же секунду я ломанулся сквозь зеленое воинство природы, всеми силами пытавшееся остановить меня. Никогда не любил бег с препятствиями, и он меня, похоже, тоже совсем невзлюбил.

Я бился с растительностью, та отвечала на мою дерзкую атаку, приходилось уворачиваться и наклоняться от ее хлестких выпадов, но это мало чем помогало в моей борьбе. Корни оплетали мои ноги, но страх меня подгонял. Тем временем звук пугающе нарастал и явно приближал неизбежное. Что-же делать? Остается только бежать. План так себе, скажу вам. Получить бы какой-нибудь шанс. Вскоре флора одержала верх, и я отправился в полет к земле, после чего все озарилось фиолетовым сиянием, которое обволокло меня, а затем затянуло в раскрытые объятия непроглядной тьмы.

Сегодня в последний день "Лотереи судьбы" - я решил потянуть птицу удачу за хвост, и она преподнесла мне неожиданный сюрприз в виде нанибилета, способного вывести меня - Романа Игоревича Гроса за пределы планеты Земля. Детская мечта стать космонавтом ведь не только мне грезила. Было такое ощущение, что мое стремление занять первое место материализовалось, масть шла по всем фронтам и конкурс казался лишь дурацкой игрой. Я-таки прошел ее! Занял первое место и победил!

И вот я иду по улице, держа в руке счастливый билет на космическую станцию - "Icarus". Затем уже на взлетно-посадочной полосе низкоорбитального комплекса - "Андромеда" - осматриваю капсулу-портер, которая и доставит меня к доброму дядюшке Икару. Хорошо, уже не долго осталось...

Теперь я вижу колыбель тьмы, в которой кружились осколки, собирающиеся в зеркала частички, в них мелькал какой-то мальчишка, показавшийся мне смутно знакомым. Вот он несет ведра, наполненные водой из ручья, а сейчас помогает какой-то женщине лепить заготовки из теста, затем улепетывает от дяди Хейго, держа в руке судочек с малиной. Откуда я знал его имя? Вот он, мальчишка, играет в азартные игры в таверне "Бравый мед". Странно, почему я знаю название этого заведения? Дальше - ловля раков в озере, стрельба из самодельного лука, ставки на скачках во время праздника Верных Раэлов, потом что-то вроде сдачи экзаменов по готовке еды... Все-таки где же я его видел? И что-за Верные Раэлы?

Водоворот из фрагментов закручивается все сильнее и перед моим взором протекает жизнь этого обычного человека. Потом воронка собирается в один единственный образ, где эта персона стала уже вполне себе взрослым парнем, стоящем напротив серо-стальной капсулы-портера с надписью Icarus 1.14.0.0.3.5. Тут же я с ужасом узнаю в этой особе себя самого, рассеяно оглядывающегося по сторонам. Что-за чертовщина такая-то? Через мгновение я уже вижу мир его или своими глазами, чую чужие или свои мысли, ощущаю исходящие от него или меня эмоции... За этим всем следуют быстро изменяющиеся фрагменты: свист, щелчок, бег с препятствиями, преследование, падение, странный фиолетовый свет и темнота.

Мои веки, наверное, превышали вес всей вселенной, потому, что никак не поддавались моим усилиям их открыть. Голова работала так, как будто ведьма похитила мои мысли и варила из них какой-то компот. Конечности подавали признаки жизни в виде боли и удивительно быстрой и четкой моторики движений, как у боксера, - подумал я. Сердце билось спокойно, ровно - значится моя особа довольно долго здесь почивает. После такого марафона можно и отдохнуть, жаль только, что не на лаврах.

Жалеть себя можно вечно, но так как особого смысла в этом я не находил, надо прекращать это заунывное дело! С криком: "Ощутите силушку богатырскую" - я неожиданно легко распахнул свои вселенские веки. Ес! Думал будет труднее, значит не все так плохо. Вокруг, не скажу, что картина Репина, но кустарник я примял знатно. Как-будто мамонт здесь повалялся. Со всех сторон, примерно на десять метров, растительность была вдавлена к самой земле, а многие кусты превратились в щепки, и не понять, с какой стороны я сюда пришел.

Да уж, Фантомас разбушевался. Но я же не мог устроить этот погром или мог? Не мог я этого сделать, мягко говоря, комплекция у меня не та, росточком не вышел. Видимо, это рук дело того, что так упорно за мной гналось. Почему-то я был уверен, что это именно оно, или по крайней мере в моем, людском разумении - оно. Странно, но я остался цел, синяки и царапины не в счет. Не дуракам везет и это хорошо.

Голова все еще плохо варила и мне приходилось цеплять мысли на крючок и выдергивать их на берег. Не знаю, какой диагноз поставил бы мне доктор, но крупицы юмора остались - выходит живем!

Так, пора потянуть факты за хвост, пушистый такой и благоухающий. Сомневаюсь, что это Icarus... почему я не долетел? Баги в оборудовании - непохоже...Получается я здесь, где? На марсе? Не тот пейзаж, да и Икар намного ближе. Не знаю, на каком острове в океане вселенной я нахожусь, но попытаюсь это выяснить. Наши так просто не сдаются!

Когда я здесь очутился, я никакого понятия не имел что-тут как, теперь какие-то знания появились, несмотря на то, что их насильно впихнули мне в голову, они мне явно пригодятся. То, что произошло, конечно, сулит мне, ну просто заоблачные неприятности, но надо сохранять самообладание и не терять головы. А произошло событие, явно из ряда вон выходящее.

Жемчужина моих странным образом обретенных знаний, обусловлена одним городком и его окрестностями, об остальном же я знавал не слишком много, если не сказать, что слишком мало, но, если даже одну жемчужину поместить в металл, получится уже украшение и мне, прямо как ювелиру, придется его создать. Моя прелесть!!!

По всему выходит, что гнавшийся за мной субъект, эх жаль не удалось его получше рассмотреть, не пытался убить меня, а был предназначен для передачи мне этой информации. Это лишь догадка, но вполне правдоподобная. Ведь после контакта с той сущностью и пробудились новые, заемные воспоминания. Ясно, что дело темно. Тут мне пришлось прогнать наползающее со всех сторон отчаяние и повернуть мысли поближе к светлому солнцу. Не унывай, братец кролик, будет тебе морковка.

Ай, какой-то жук укусил меня и тут же скрылся в земных катакомбах. Вот паршивец! Под ногами оказался ранее незамеченный, перечеркнутый крест на крест красными полосами, синий кусочек ткани, который я тут-же взял и спрятал в карман. Мало ли чем может пригодится, в моих-то клевых условиях. Лучше задействовать синий флажок не как белое знамя поражения, а как штандарт стремления вперед. Меня снова укусили. Пораскинуть мозгами не дают, да хоть осмотрю себя любимого. Жесть! Я оказался одет в не просто старые кроссовки, джинсы и рубашку, а древние выцветшие шмотки, ну хоть без дырок, и то хлеб. Это даже не веянье какой-нибудь молодежной субкультуры, скорее чистой воды наряд оборванца, ну или грязной. Россасшрим побери! Вообще, не пойму, как так вышло.

Обыскав карманы, я нашел то, что заставило почувствовать разом навалившиеся голод и жажду - это был шоколадный батончик "STELS", который мои ручки быстро раскрыли, а ротик схрумкал. Пора подумать и о водице для доброго молодца. Горло было как пустыня, пить хотелось сильно. Не переживай, найдется тебе глоток, отыщем мы воды и в горба не придется ее вливать, все будет лучше, чем сейчас, раз верблюжья масть не идет, зайдем-ка мы, пожалуй, с надежды.

Ну что ж, пора покинуть сии гостеприимные ясли для новичков и отправиться в путь. Возможно, самый странный путь в моей жизни. Смысла возвращаться к капсуле я не видел, так как не знал, в какой стороне она находится, да и сдалась она мне, разобрать без необходимого оборудования ее все ровно не получится, только потеряю драгоценное время. Надо идти, а то ведь и зима не за горами. Еще раз оглядев все видимое пространство, я выбрал направление в сторону горного титана с рельефом похожим на шипастую цепь. И со словами: "Полный вперед!" - отчалил к накатывающим волнам неспокойных изумрудно-зеленых морей.

Глава 2

Сначала земля была вроде штиля, потом стала перетекать во все более волнистую, беспокойную. Позади виднелся кильватерный след из моих следов. Ноги несли меня - ходока, пятная земляную гофру. Я шел, то и дело пиная попадающиеся по пути камушки. Когда от кустарников меня уже начало мутить, в кустовую одноприродность стали закрадываться растительные хобитцы-бугорки, покрытые желтыми водянистыми ягодами, и лопухи похожие на эльфийские уши. Хоть что-то интересное, я целиком за разнообразие!

Ягоды могут быть ядовиты, но в силу голода я решил рискнуть и попробовать одну. Подозрения спрячем поглубже, на дно мешка с голодом. Перфекто! Плоды с бугорков оказались очень вкусными, пришлось остановится и нарвать немного в дорожку. Стало веселее, вспомнилась детская привычка все совать в рот. Где наша не пропадала! Из яслей в терновник с ягодами, а затем к звездам.

Вжик-чик, в голове будто кто-то переключил невидимый мною рубильник, что-то щелкнуло, пробудилось воспоминание парня, чьей памятью и историей я теперь обладал. За примерное поведение и ряд заслуг, теперь уже в родном городке под названием Крон, религиозный адепт синего сердца, его звали Кирим, одарил меня, по его словам: "Великой почестью стать служителем его ордена!" Что-то смахивает на религиозный экстремизм! Ты, ну или мы в опасности, в культ не иди парень!

Отказ сулил нам большими неприятностями, вплоть до смерти от рук культиста и кары, наверное, от синевы небесной. Вообще странно, я воспринимаю этого парня одновременно и собой, и чужим, совершенно двойственные чувства. Нехорошо лезть в чужую голову, доктор зло! Можно ведь и рассудок повредить, а этот в данном случае сапфир, мне ой как необходим. "Синим закон не писан" - как говорила моя тутошняя мама. Вот жжешь твари! Вседозволенность? Покараю... Парень из воспоминаний благоразумно согласился и через пару дней мы, они, я, он и наместник всепозволительности отправились по направлению к столице ордена - городу Лазурхарду.

Значится, движутся в осиное гнездо, не прельщает, рой штука опасная и непредсказуемая, могут и жалящей ветрянкой заразить. Пока, чтоб не путаться, буду называть его парень, ну или по имени - Нетри. Следующий аспект коллективного разума показал мне продолжение.

Одним из вечеров на стоянке адепт куда-то отошел, сейчас мне думалось, что он заметил капсулу и пошел ее осмотреть. Так и оказалось. Поскольку синий долго не возвращался, Нетри пришлось пойти проверить, как он там. Подле капсулы обнаружилось тело культиста с перерезанным горлом, а рядом на полу валялся синий перечеркнутый двумя красными линиями кусочек ткани. О-па, прямо такой же, как и у меня в кармане, не спроста это... Почему-то гуманность ассасина показалась Нетри совсем кстати. Он, кажись, даже камень с его души свалил.

И тут же прозвучал голос из пустоты:" Я советую тебе поскорее убраться отсюда, ибо они тебе этого не простят, - и добавил, - мне-то известно, что это не твоих рук дело Нетри, но они-то этого не знают". Откуда он знает его имя? Похоже, что эта особа в состоянии невидимости, прямо стелс какой-то! Тот же голос:" Возьми, это, возможно, тебе поможет ". Совсем ошарашенный парень заметил под ногами маленький мешочек, раскрыв его он обнаружил немного золотистого драконьего жемчуга, что считался драгоценностью. Пробормотав:" Спасибо" - бедный Нетри зашуршал в сторону вездесущих кустарников...

Не повезло парню, да и мне тоже. М-да! Снова проблема и причем серьезная, я могу оказаться в эпицентре грозы, о которой совсем ничего не знаю. Просто ужас, летящий на крыльях ночи! Нетри исчез и похоже, что убийство синего весит целиком на мне, почему-то я был уверен, они узнают и последуют за мной как за единственным подозреваемым и, так-как я выгляжу практически также, как и парнишка, буря может скоро меня достигнуть, а тогда молнии Зевса превратят меня в кучку пепла, бедненькую и безмолвную. Да и кусочек ткани мне ясно показывал, что с синими нам не по пути.

Ранее незамеченные отличия во внешности у нас с Нетри все же были. У нашего знакомого глаза голубые, а у меня синие, я немного выше и шире в плечах, да и лицо у меня помужественнее, в общем - красавчик, красавчик с большими неприятностями. Нееет! Как же моя душонка ненавидит проблемы, да и кто их любит? Оказывается, еще и небо затянуло тучами, скоро пойдет дождь, пожалуй, на счет бури я был пророчески прав. Двинулись! Наряд бродяжника не спасет, если я промокну до самой порватой нитки своего наряда. Когда небо стало совсем уж темным, мне пришлось прибавить ходу и пробежаться. В этот раз бег сквозь препятствия давался мне легче. Наверное, все дело в том, что за мной никто не ведет погони, запыхавшись, я стал чередовать бег и быструю ходьбу. В дали сверкнула ветвистая молния. Оставшийся на сетчатке след радостно наэлектризовывал мой обзор. Ну вот, сейчас начнется! Одевайтесь во все непромокаемое, а лучше сидите дома и сооружайте ковчег - сегодня у нас потоп.

Очень скоро небеса обрушили на меня ливень, разверзлись запоры неба и мне, как полурослику, пришлось спрятаться и переждать его под лопухом.

Ну и погодка! Переменчивая, рэндомная, склонная к коричневым лужицам и геноциду муравьиной популяции. Ну наконец-то, доставка на руки, в прямом смысле! Оказывается, я обожаю дождь! Пользуясь случаем, подставив ладони под стекающий с лопуха ручеек, я пил и пил, пока не стал замерзать, все-таки пришлось немного побыть верблюдом. Вою дыханием тепла из легких, стучу саднившими от холода зубами, стряхиваю бегущие по коже стада мурашек. Говорила же тебе мама - деточка, не пей много холодной водицы, заболеешь.

Судя по усталости, я отмотал как минимум десять километров. По-видимому, ходок из меня не важный, ноги на долгие переходы не рассчитаны. Хотя, таким темпом скоро привыкну. Значит жалеть, что давно не занимался бегом или футболом, не стоит.

Продолжая тему Синего Сердца, хочу отметить, что, в силу новой земной эпохи, вообще не сталкивался с никакими религиозными деятелями. Не знаю, как это у них вышло, но все религии подверглись тотальному, не уничтожению, нет, но один из последних указов Конвенции ООН постановил закон:" О полном закрытии всех существующих религий". И у них получилось, может и остались в подполье какие-то религиозные деятели, но о них давно ничего не было слышно. Потом еще было становление и подминание под себя всех держав двумя самыми сильными, из них образовался РОССАСШРИМ - государство по сути управляющее всей планетой, столицей которой стал Новый Рим, ну или старый, город-то тот-же самый. Всесветный дисбаланс сил победил!

Я к чему, вообще, веду, что с религиозными адептами не сталкивался и могу только представлять насколько они опасны. Исторические передачи, которые я смотрел очень редко, о религиях старались не говорить. Черт побери! Из рваной дырки на лопухе мне за спину хлынул поток дождевой воды. Пришлось подвинутся глубже к стволу моего убежища. Разжечь бы костер, да побольше! Да, да и привести сюда дружков ордена на добрую беседу, чтобы рассказать им как я убил ихнего приятеля и сбежал от длани правосудия. С такой паранойей, скоро синие со всех кустов прыгать будут. Я представил себе эту картину и рассмеялся. Шимпанзе хреновы! Спокойнее...

Дождик пройдет и все наладится, расцветут цветы и плодовые деревья, я найду еды и спрячусь от всех проблем. Отличный такой план, для начала пойдет, а потом мне надо будет разобраться со всей этой ерундой и понять, как вообще я здесь оказался. И делов-то расплюснуть, хе-хе, если б все было так просто...

Что мне вообще известно об ордене Синее сердце? Начну с начала. Купцы рассказывали, что в некогда в славном городе Эбенхарард, на вершине правдивого холма образовался разлом, из которого, в свою очередь, появились ранее невиданные синие драконы, столб из этих чудовищ поднялся в небеса, а потом разлетелся в разные стороны. Из дыры какой-то время шла кровь мира - лава. И спустя время, туда начали приходить синие же паломники, которых становилось все больше и больше. Прям как тараканов! Постепенно построили храм, он начал разрастаться и захватывать все больше пространства. Это напомнило мне кокой-то жуткий кокон. Вскоре весь холм стал принадлежать ордену, даже Наместник не смог ничего поделать и ретировался, унеся ноги подальше от столь зловредного места. Подлый трус! Сбежал поджав хвост. Интересно, во сколько ему обошелся перенос резиденции наместника, а по сути и столицы государства в другое место? Всю казну, наверное, потратил, надо было синих давить еще в зародыше, Наместничек.

Орден, в общем-то, не трогал жителей города и привлекал внимание туристов, путешественников и торговцев. Одна только Утопия, которая раньше была маленьким храмом, а затем разрослась до монументальных размеров, чего стоила. Когда контроль над городом стал всецело принадлежать культу, они закрыли ворота в центральную часть города и стали более закрытой организацией. По-видимому, чтоб не привлекать слишком много внимания, они отправляли миссионеров подальше, от теперь уже не Эбенхарарда, а Лазурхарда, в далекие городки и деревни, и даже другие страны, дабы искать достойных принятия в ряды Синего сердца. Нетри, забери тебя синие драконы! Зачем ты примелькался этому культисту? Зачем согласился пойти с ним? Лучше бы сразу сбежал куда-нибудь в Карретию или Мартир. Слышал я о таких государствах...

В нашем же славном царстве-государстве правил Наместник Сирил Арк, если не ошибаюсь, память ведь не моя, да и еще заемная. Наша же страна называлась Глоу. Истинных размеров государства я не знал, но, судя по рассказам, оно довольно велико. Довольно велико - понятие относительное, да и размер государства не всегда говорит о силе. Держава промышляла земледелием, высаживала сады, поля и виноградники: фрукты, овощи и злаки - вот стихия глоуитян.

Еще говорят, что Лазурхард окружен шестью крепостными стенами, каждая из которых немного выше предыдущей. Не знаю, как это смотрится, думаю, внушительно. А самая большая стена окружает саму Утопию, главный храм синих, который, говорят, стал гигантских размеров. Вдобавок ко всему в Глоу пришли захватчики из Империи Царон, наша армия терпела поражение за поражением, когда Цароны вошли в открытые ворота города Лазурхард, жители встретили их с распростертыми объятиями и поклялись им в верности. Судя по рассказам, Утопию они не тронули. И, захватив еще несколько городов, потребовали Наместника сдаться и отдать им захваченные территории. Тот испуганный мальчишка, известно, что правитель Глоу был очень молод, тут же поспешил согласиться на мир.

Не странно ли все произошло? Глупо, банально, как-то по-детски... а те молодцы, так все обставить, чувствуется рука умелого кукловода. Орден остался в сторонке, жители сами их впустили без ведома великих и ужасных служителей Синего сердца. Только зачем этот весь фарс? Разве нельзя было сразу просто все захватить, пользуясь ситуацией с некомпетентным владыкой. Или у Царона чайник в другом месте кипел... Ай, не мое это дело...Ну вот собственно все, что мне известно о Синем Сердце. После этих всех рокировок городок Нетри - Крон - стал как раз пограничным между Цароном и Глоу, но все же принадлежал глоуитянам. Эта история произошла примерно от трех до пяти веков назад, по крайней мере так можно судить по рассказам. С тех пор Царон не осуществлял враждебных действий против Глоу. Но было еще кое-что: блестевшая на дне бассейна воспоминаний монетка отбрасывала в мою сторону отблески лжи, накладывала свой вензель на происходящее. Да, скрытое чувство говорило мне о том, что история бесстыдно перерыта и приврана. Мне казалось, что все это было совсем не так, как говорят люди, совсем не так. Чутье подсказывало, что все в кутерьме этой повести, сдвинуто, изменено, воздвигнуто под сень монумента ордена. А на самом деле все дела вились намного глубже, и в тени давних веков все очень переменилось, без сомнений, это сыграло на пользу ордену.

Похоже, что мысли мои пришли в порядок, рассуждал я здраво и логически, и даже припоминал новые факты. Гуд! Это не могло меня не радовать, мысли мои наконец-то выбрались из тумана, в котором раньше совсем заблудились. А состояние того ежика всегда ввергало меня в ужас.

Наконец дождь начал слабеть, капли падали на землю все менее охотно. Вскоре он совсем перестал и небо начало прояснятся. Я вышел из своего укрытия и зашлепал по земляным грядкам. Ха-х, фермер в спутниках с похмельем, идет проверить свое хозяйство.

Через примерно час показался конец, казавшегося бесконечным зарослевого омута, который пытался поглубже затянуть меня в свои пучины. Выход! Наконец-то! Я тебе рад, дружище!

Увидев золотисто-багровое закатное небо, я ускорил свой шаг. Солнце в вышине заходило за высоченные горные хребты, горы, казалось, достигали атмосферы, такие-то они были уж невероятно высокие. В вышине? Никогда не видел заката на такой высоте, солнечный диск был слишком уж высоко. Тут я вспомнил, что практически каждый день Нетри видел эту же завораживающую картину. Это местное явление могу объяснить только горами до... Черт побери! Они действительно достигают немыслимой высоты, боюсь даже представить насколько.

Тут стало слышно какое-то жужжание, ясное и успокаивающие, я на всякий случай пригнулся и пошел дальше в режиме подкрадывания, крадучись к пушистому камню, стоящему на опушке. Жужжащая мелодия заставляла повернуть голову в сторону звука, но я держался и уже подползал к камню. Спецназ отдыхает, я намного круче и незаметнее. В конечном итоге я дополз до камня и спрятался в его порослях. Желание взглянуть на источник шелестящего оркестра стало на самом деле невыносимым.

Посмотрев на верх, в сторону заката, я увидел это! Невероятно прекрасное создание, летящее прямо надо мной.

Это было похоже на дракона, не обычного дракона, а какого-то сказочного. Оно было алмазно-бирюзового цвета, практически прозрачное, гладкое тело венчала голова, покрытая сапфировой короной рогов, она величаво покачивалась в потоках озонового воздуха. На спине были крылья как у стрекозы, только гораздо, гораздо большего размера. Я, охваченный счастьем, лежал в траве и готов был вечно следить за изящным воздушным танцем этого существа. Что-за гип... Прекрасные плавные движения завораживали и тянули за собой мой уже мутноватый взор. Из глаз текли слезы, казалось, что если я хоть на секунду потеряю из виду эту грациозную фигуру, то я тут же упаду за мертво, не в силах выдержать даже такой короткой разлуки с ней. Почему-то я знал, что это она, а не он или оно. Так я покоился с миром все те мгновения, когда следил за существом. Она неукротимо двигалась к горизонту. Неееет, не уходи, пожалуйста, - взмолился я, - не оставляй меня одного! Пожалуйста! Пожалуйста! Я не выдержу разлуки с тобой - слеза заката. Не выдержав потрясения, я отключился. Последним, что я увидел были белые полосы, прорезавшие небосвод.

Глава 3

Я понял, что пришел в сознание, когда почувствовал всем телом, а в особенности лицом, твердую, неровную поверхность, на которой собственно мне и довелось сейчас находиться. Все тело затекло, но прошлую усталость как рукой сняло. Бодрячком! Думаю, если сейчас мне проведут экспресс допинг тест, то я его провалю. Припомнив то, что и привело меня к такому состоянию духа, я начал озираться и искать это существо. Я твердо знал, что оно мне не приснилось. Где ты, сказочная драконесса? Где ты, Слеза Заката? Очень печально было осознавать, но она упорхнула далеко-далече. Обиделась на кого-то и меня решила зацепить, все как всегда, женщины...

Похоже, эта особа обладала гипнозом или каким-либо другим видом ментального воздействиям, я старался отвлечься, но мысли липли к воспоминанию о ней. Такого сильного эмоционального воздействия я еще не знавал. Мысли, придите в порядок, или мне придется навести уборку, а это, обещаю, вам не понравится! Угроза подействовала слабо, и я решил попробовать занять свое внимание чем-то другим.

Тут я посмотрел вверх, на небо. Это что еще такое, Обливион тебя побери?! Не небо, а сплошные размытые полосы от горизонта до горизонта. Картина явно была достойна мольберта Пабло Пикассо, и еще это их движение, аж голова идет кругом, да и зрение кажись устает. Порывшись в воспоминаниях, я понял, что Нетри каждую ночь видел все тоже самое что и я, странно, но небесная панорама не вызывала у него особого удивления. И все жители городка считали это обыденным и привычным. О боже! Это что же получается, мир куда-то движется и, похоже, очень быстро, не останавливаясь на отдых, без перерывов и выходных, так что ли? Я рассмеялся собственным мыслям. Какие могут быть выходные у мира? Интересно, движок у него варповый или сверхсветовой? Ладно, может когда-нибудь, возможно, и узнаю здешние тайны. Главное, что эта абстрактность отвлекла меня от драконессы, а то ведь снова могу угодить в собственную реку слез.

Нарвав немного все-тех же желтых ягод, от которых мне плохо так и не стало и каковые оказались очень сытными и вкусными, я в конце концов вышел из зарослей на зеленое поле, на котором вроде бы росли какие-то злаки. Можно и их порвать с голодухи, не думайте о десятине, бедные земледельцы, я много не отниму.

Пришлось довольно долго идти по полевой плантации, то и дело фиксируя весь видимый мною фарватер.

Разгорался день, птичий гомон пропитал воздух, запахло осенью, стали заметны норки каких-то зверьков, я даже заметил одного из них, умильная мордочка которого на миг появилась, удивленно захлопала бусинками глаз и скрылась в своем укромном убежище. Я думал о другом, смелился рассуждать о похожести местной природы на земную. Все было пока что похоже на родную планету. Да, она была такой век или два назад, по ее зелени я скучал, добро что хоть тут ее завались. Эх, удалось мне все-таки сбежать с задымленной планетки. Да вот чем, кроме неприятностей, мне это сулит, пока не довелось понять. Процесс постигания нового для меня мира - штука весьма долгая и утомительная.

Ступая по полю, я боялся дорвать и без того дырявую и древнюю обувь. Нам, первопроходцам, без нее несдобровать, натирает поршивка, мозоли - это зло! Колонизация, что вы хотите, нужно снаряжение, а его у меня нет, да что тут говорить - у меня почти ничего нет. Какую-никакую, ну хоть одежду мне оставили занесшие меня сюда боги рэндома.

Позже в дали завиднелись деревья, я направился прямо к ним. Солнце, ну или Раэл, так его здесь называли, все так же виднелся над высоченными горными пиками, в вышине теряющимися в облаках.

Раэлы мини солнца, предположительно являющиеся источниками не только света, но и тепла. Я не знал, что греет мир ночью и как тут все работает, но мы все живы и не замерзли. Долой ледниковый период, мы люди на Майами хотим, к солнцу и теплу. Мне казалось, что Раэлы днем нагревают то, что является здесь атмосферой, а она же отдает тепло ночью. Теория и только. На практике пока не проверить: ни крыльев, ни иного летательного оборудования я не имел.

Поле сгинуло у меня за спиной, колосья закончились, подступила садовая культура. Есть! Вот они сладенькие! Плоды на деревьях на вид казались спелыми. Зайдя метров на сто в сад, я залез на дерево и сорвал плод. Он оказался айвой, я ее вообще-то недолюбливал, но сейчас это не имело никакого значения, так как я был голоден. Мне пришлось сразу же отмести остатки брезгливости, сейчас все съедобное мне в помощь. Съев несколько плодов, я задремал.

Меня разбудил какой-то звук: он напоминал раздвигание ветвей деревьев и чьи-то размерестые, грузные шаги среди них. Что за слон там ломится? Я тут-же направил взор в сторону шума. Увиденное меня не обрадовало, скажу больше: оно меня испугало. Через два дерева от меня шел темно-синий субъект, с ног до головы запертый в тяжелую броню, двухметрового роста с такой-же длины косой на перевес. Яблоня была высокая и имела много веток, а я был практически на ее вершине. Проклятье! Ветки помешали быстрому спуску, а очень опасная дылда уже подо мной. Я резко отпрыгнул на другую ветку, и вовремя, та на которой я стоял ранее, уже была срублена и летела к земле. Начался Верзилоапокалипсис. Так я отскакивал, а ветви одна за одной падали вниз. Скоро он меня достанет! Видимо, есть только один выход. В момент следующего замаха я прыгнул прямо ему на голову и скатился по его жесткой спине. Бежать!!! Еле как успел увернутся от нового взмаха косы. Я рванул прочь от амбала, быстро развив довольно приличную скорость. Бег без оглядки и поиск самого заросшего пути сквозь сад. Мы, похоже, переполошили все местное зверье, сидевшие на ветках птицы и засевшие в засаде зайцы, при виде меня, а тем более моего почетного эскорта, тут же улепетывали куда глаза глядят. Заросли слабо тормозили продвижение этого танка, я же прошмыгивал между ними и сверкал пятками. Позади слышались взмахи и треск, я начал петлять. Думаю, сейчас моей скорости позавидовала бы вся шустрая заячья братия, ведь за мной не вшивый волк гонится, а кое-что гораздо более серьезное.

Видимо, это что-то из бестиария утопии, во всяком случае синий цвет говорил о том, что это существо, человеком язык не поворачивался его назвать, одно из приверженцев Синего Сердца. Сад ставал все более диким, неухоженным, что явно шло мне на руку, звук погони стал тише и впереди завиднелся выход из рощи. Как им удалось меня так быстро найти? У них тут не должно быть спутниковой системы слежения, явно не тот век, или у них иные методы, ищейки на землю смотрят, нюхают ее и меня находят. Тому, кто убил синего - кайф, а мне пожинать все горькие плоды его необдуманных действий. Раз меня нашли, получается я оставил какие-то следы, а тот щедрый ассасин - нет. Вот он и увязался за мной.

Выбежав на дорогу, я чуть не сбил с ног какого-то старичка, тот проорал мне в след:" Проклятый ворюга, тебя все равно поймают!" Да блин! Знал бы ты, кто за мной гонится... За дорогой оказалось зерновое поле, я влетел в это колышущее пространство и сбавил ходу. Не робот, устаю. Потом, силясь его предупредить, я крикнул назад:" Беги глупец!". Затем, когда я вновь повернул голову, позади старца уже стоял, занеся косу, жнец. Свист, и перерубленное пополам тело старика падает на дорогу. Маньяк недорезанный! Ведь я тебе нужен, а не кто-то другой, я! После такого мясницкого представления уже мне самому хотелось окрасить пожинателя душ в красный цвет. Первая невинная жертва, в игре которую затеял не я. Старичка было откровенно жаль, но тут уже ничего не поделаешь.

Как же избавиться от этого ярого, пронырливого преследователя? Если пригнуться и ползти под укрытием стеблей, он распознает меня по их шевелению. Значит, пока один вариант и снова это бег, так и марафонцем стать недолго, правда, как я ранее заметил, после влияния той драконессы, сил у меня было неожиданно много. Хотя, может все дело в том, что я тогда отключился и хорошенько выспался, ну или допингом были, например, те желтые ягоды.

Х-эх, жаль, у меня лука нет или пращи, или чего-нибудь земного и желательно крупнокалиберного. Уродца стоило проучить, одну жизнь он уже загубил, а за второй тянет свой синий полумесяц. Продолжения циркового номера этого жнеца мне совсем не хотелось, нужно было срочно что-то предпринять, не может же это все длится вечно?

За этим полем было новое, кукурузное, уже что-то, можно попробовать там затеряться. Мне пришлось долго петлять по кукурузному раю, пока я не отыскал выход. Сожалея о том, что не срываю кукурузную икру, я старался утихомирить свой гастрономический интерес и пройти мимо каждой аппетитно выглядящей кукурузинки. За пластом злаков оказалась небольшая поляна, а за ней высился лес, я направился к кронам стройных деревьев.

Пройдя по лесу шагов двести, я увидел тропу, шмыгнув на нее и пройдя по ней метров пятьдесят, я обнаружил перерезавший ее ручей, над которым висел небольшой мостик. Достигнув моста, я залез под него и плюхнулся прямо в воду. Надо перевести дух, я слишком устал, не могу больше бежать, если он меня догонит, то мне конец. Моменто Море! Вроде и ни в чем не отказывал, а они меня все равно - ЗАРЭЖУТ.

Прошло примерно пол часа, когда я услышал шаги. Поступь все приближалась и приближалась, в конечном счете я задержал дыхание и закрыл глаза, как будто это меня спасет, сомкнул веки - и все проблемы позади. Ух... шаги ступили на мостик, он заскрипел, от противного звука у меня свело зубы и загудело в ушах, я все-таки распахнул глаза, и спустя два шага зависшая надо мной тень ушла. Звук шагов начал потихоньку стихать, а я - успокаиваться, бешено стучащее сердце стало замедлять свой ритм. Похоже, пронесло! Слава слезе заката! Я жив, здоров и немного отдохнул. Да и еще очень мокрый и требую тщательного ухода. Где мой хозяин? Я вымылся, теперь высуши мне шерстку, пожалуйста.

После всего я вылез, по собачьи отряхнулся, огляделся, принюхался и, хлюпая обувью, направился по тропе, разумеется, в обратную от чудовищного жнеца сторону, не самоубийца, нет уж, извольте.

Глава 4

Пережив расставание с призванным убить меня существом, я направился на поиски ответов. Двое суток двигался в сторону солнца, природа не блистала разнообразием, по пути встречались: золотистые поля, обильные сады и тенистые леса. Днем мне своим бессмертным взором светил Раэл, а ночью перед сном я лицезрел полосы размытых ночных сестер-звезд. Я питался плодами и ягодами, благо их тут было настоящие изобилие. Изредка попадались поросшие камышом не большие омуты озер, удочки не было, так что котик остался без рыбки. Животные попадались редко, да и охотников я видал всего раз и то издали. Оба звена пищевой цепочки куда-то запропастились. Похоже, что в "родном" государстве Глоу маловато дичи, или ее всю выловили на прокорм войска во время войны, либо отдали в загребущие лапы ордена, или что-то еще, причины малого количества зверья я не знал, хотя один оплот их державы я все же видел, в частности, тот сад где меня нашел синий жнец.

Пейзажи, в общем, земные, основное отличие все тот же Раэл, без устали освещавший мне путь, да все те же горы, исполинов которых невозможно было не заметить, даже если находиться в низинах и оврагах. Постоянно приходилось проверять, нет ли у меня хвоста в виде жаждущего моей смерти, идущего по пятам пожинателя. Мне не было известно, куда я иду, но нужно выяснить, как и зачем я здесь оказался, и кто этот невидимый убийца, так изящно расправившийся с синим адептом, что вел Нетри в Лазурхард, ведь за его грешки мне не удалось миновать преследования.

Иногда казалось, что меня кто-то ведет в специально заданное место, хотя очевидных предпосылок так думать у меня не было. Хотя, одна все же имелась, тот кто убил адепта так и не показался, его действие и подтолкнуло меня на все последующие. Да и еще у меня имелся тот перечеркнутый кусочек синей ткани, я был уверен, что невидимка и его мне подкинул. После этого всего и появилось это параноидальное чувство зажатых в зубах уделов.

Однажды я проходил мимо одного болота, вся ряска которого была укрыта великим множеством бабочек, эта радужная картина смотрелась красиво и манила глаз. Я понятия не имел, что их в этой топи так привлекло, наверное, что-то жрали или вдыхали исходящий от нее зловонный аромат. Тогда мне снова вспомнилась увядающая родина - Земля - запертые в городах люди, жалкие пятнышки природы в уголках технического мира и спертый запах медленно превращающегося в яд воздуха.

После двух долгих дней пути я очень устал, но мышцы болели заметно меньше, чем ранее, а природа стала более привычной, уютной, приближалась к понятию нового дома. Я уже начинал привыкать к кочевому образу жизни, конечно, до человека из Золотой Орды мне еще далеко, но ведь кто знает, как мои дела пойдут дальше.

Сейчас же я иду по устилавшему пол ковру заросшего хвоей леса в сторону виднеющегося впереди ночного огонька. Не знаю, что заставило меня пойти к нему, но желание было сильным и мне хотелось с кем-нибудь пообщаться, главное не с синим орденом и не с драконом. Не стоит забывать об осторожности, а это качество, как знамя, его нужно нести по ветру жизни и оберегать словно зеницу ока.

Сбавить шаг, пригнуться, десять метров пройти горбуном, затем двигаться ползком. В мои руки впивались иголки и камешки, лезть было очень некомфортно, но цели моей безопасности явно важнее элементарного удобства. Приблизившись к поляне, на которой и горел костер, я никого не заметил, только рядом с огнем примостились какие-то вещи. Тут я почувствовал что-то острое, упирающееся мне в спину, и сразу услышал голос:

- Ты кто такой и что здесь делаешь?

Я сглотнул комок в горле. Рома и Нетри, вместе...э-эм - пускай будет Ронет.

- Меня зовут Ронет, я хлебодар из Крона, двигался, чтобы предложить свои скромные таланты в славном городе Лазурхарде, но заблудился, - выпалил я свою быстро сочиненную историю.

Это ж надо было так попасться, дополз куда нужно, властелин кустов.

Тот же голос высказался вновь:

- Тогда развернись на спину и держи руки на виду.

Я сделал, что велено, и увидел направившую на меня меч девушку и стоящего рядом парня, в плохом освещении они были похожи на тени, говоривший со мной голос принадлежал парню, мечница пока молчала.

Вот круть, я шпарю на местном прямо как заправский лингвист! Невероятно! Тутошний язык, как я знал из воспоминаний Нетри, назывался гранилитским, я отлично его понимал, и они меня, похоже, тоже. Вот и пригодились заемные знания...

Парень, а скорее мужчина, что сейчас меня степенно разглядывал, произнес:

- Лихо Фрия тебя подловила, кустовой хлебодар из Крона, - и добавил, - мы услышали тебя, когда ты еще был метров в десяти от нашей стоянки, вставай же, парень, будешь вести себя прилично - не тронем.

Мечница убрала оружие в ножны, я медленно поднялся на ноги.

- Представь же нас этому "разведчику" - не без сарказма проговорила девушка.

Странноватая какая-то парочка, надо с ней поосторожнее, аборигены, мало ли что им в голову взбредет.

- Ах да, извиняюсь, - проделав жест в сторону девушки, виноватым голосом промолвил он, - сначала представлю даму - это Фрия, из какого-то другого мира, ну или из этого, но издалека, она и сама не знает. Меня зовут Нари, я родом из-за хребта мира, из города Дарон, был плотником, но сейчас нашел себе занятие, так сказать, по душе.

Хребет мира? Напоминает те горы, из-за которых утром выходит Раэл. Мира? Он что, весь мир огибает?

Девушка фыркнула и закачала головой, но, несмотря на свои действия, ее глаза не спускали с меня настороженного взгляда. Похожим образом вел себя и Нари.

- Х-ха! - Откуда ты знаешь, что ты из-за хребта, а не из-за рога или чешуйки, - перебила его Фрия.

- Знаю! Рога такие большие не бывают! - пробормотал Нари, и менее уверено. - А чешуя уж подавно.

Что-за ребята? Сразу спорят, или у них такая тактика, чтобы меня запутать...

- Да все тебе известно... - это, например, рог или хребет? - спросила Фрия.

- Ну-у, похож на хребет.

- И чем докажешь? - снова перебила девушка.

- Огромные размеры говорят мне что это хребет, да и Раэл с него выходит...

- Раэл может выходить из чего угодно...

- Эмм, - вставил я, дабы остановить начинающийся спор, - может пройдем к костру погреемся?

- Что? - выкрикнули они оба.

- Ах да, парень, то есть Ронет, пойдем, - с плутоватой улыбкой кивнул Нари.

- Пойдем, - поддержала его Фрия.

- Вот и ладушки, - буркнул я, огибая кусты и ступая впереди уступившей мне дорогу парочки.

- Мы еще продолжим дискуссию, - пообещала девушка.

- Жду не дождусь! - сказал Нари, и тише заметил. - Все равно я, как всегда, втопчу тебя в грязь.

Новых порывов диспута к счастью не последовало, ну или пока не последовало...

Я все еще их опасался, поэтому шел бочком и втихую стрелял в них взглядом. Мы вышли к костру, тут мне в конечном счете удалось их получше разглядеть. Парень был обычный, простоватый какой-то, с виду старался казаться своим в доску парнем, черноволосый с веселым выражением лица, худой и, пожалуй, ловкий, одет в кожаную безрукавку, штаны и такие же кожаные сапоги. Девушка показалась мне какой-то необычной, интересной и неспроста: из-под русых волос торчали небольшие остренькие ушки, не эльфийские, нет, форма примерно, как у лисичьих, из-под изящных бровей мерцали в свете костра чем-то напоминающие кошачьи большие зеленые глаза, она имела худенькую и пластичную фигуру, двигалась грациозно. Была одета в бежевую курточку, темно-зеленые штаны и сапоги как у Нари, только поменьше. Довольно красивая особа.

Может Нари и прав на счет другого мира, по крайней мере, такой расы ни я, ни Нетри ранее не встречали.

Их небольшой спор я не до конца понял, создавалось впечатление, что они говорили о коком-то звере, а не о географии местности. Или у них такие понятия попросту совершенно обычны и прочно вписались в обиход? На костре что-то жарилось, а возле была расстелена расшитая цветами подстилка и рюкзаки.

- Присаживайся возле костра, Ронет, - подмигнула поглаживающая рукоять меча девушка.

Я сглотнул, присел, мне слили на руки и дали тарелку, я огляделся, похоже, все у них было замаскировано.

- У нас есть заяц, приготовлен правда Фрией, но есть можно, еще ее грибы, их есть не советую, хлеб, сушеная рыба и сухари, - сообщил присевший неподалеку и делающий кислое выражение лица Нари.

Фрия бесцеремонно вытолкала припасы из рюкзака и с добродушной миной на лице и словами: "Угощайся, Ронет!", - спрятала свое личико в тень.

Сейчас вроде более или менее нормальные, надо присмотреться, но не терять внимания. Не похоже, что они хотят меня отравить, тем более грибы Нари не советует. Я взял немного еды и начал трапезу. Заяц оказался объедением, да и все остальное было очень вкусным, с грибами я так и не связался.

Раз теперь я наконец повстречал готовых к диалогу личностей, нужно что-нибудь у них, да и выведать.

- Интересные вы люди, да и погляжу толковые, - обронил я, подчищая свою тарелку.

- Слово лазейка или путь тебе о чем-то говорит? - неожиданно поинтересовалась девушка.

- Нет, а что это? - спросил я, на самом деле не понимая, о чем она говорит.

- Позже, - сказала она.

- Ты слыхал о палазниках? - осторожно спросил Нари.

Палазники, забавно, название немного смешит, и куда они лазают, лично мне оно говорит о лазающих в подгузниках детях, а не о взрослых людях, не знаю я таких...

- Впервые слышу - уверенно заявил я.

- А Синее Сердце? - спросила шерудящая костер Фрия.

Что же делать, всю правду на стол выложить или что-то утаить? Посмотрим по их поведению, что-то их петляние с темы на тему малость смущает.

- Названия чешут уши, - посчитав, что время потянуть за нить разговора, произнес я.

- Так тебе все-таки что-то известно? - не поддавшись на провокацию, настойчиво поинтересовалась Фрия.

- Хорошо, хорошо - Синее Сердце мне, кажется, знакомо, это культ, чем они занимаются я не ведаю, знаю, что их главных храм находится в Лазурхарде, догадываюсь, что их покровителем является Царон, - быстро ответил я, оставляя пустую тарелку.

- Ты многого не знаешь о ордене, мы копаем под него уже много лет, а они под нас. Царон, на самом деле, марионетка ордена и много других государств находятся у них под колпаком, - заявил Нари.

Неужели он так могуществен? Похоже, это означает, что орден рано или поздно дотянется до меня своими синими щупальцами и придушит, как пить дать.

- Зачем вы мне это рассказываете и при чем здесь Палазники? - спросил я, отметив, что они довольно отзывчиво пошли на контакт.

- Молодец, сразу к делу, значит, хвалю, а говорим мы тебе об этом, потому, что мы и есть Палазники, и мы их враги и если ты с ними как-то связан, то мы это выясним, - пригрозил мне Нари.

- Полегче, - вступилась за меня Фрия, - мы же не хотим его напугать.

Я думал промолчать, но Нари ставил меня в тупик, придется рассказать по крайней мере о адепте и его смерти. Надо показать, что я не так прост, как им могло показаться, заинтересовать их.

- Да, я связан с орденом, - тихонько пискнул я.

Звон вынимаемых клинков огласил окрестности.

- Продолжай же, дружище, мы тебя внимательно слушаем, - сказал описывающий мечом воздушные круги Нари.

Какие-то они нервные, стоит быть аккуратнее. Загадочность или мистер раскрытая книга? Загадочная раскрытая книга, пожалуй.

- Спокойнее, я связан с орденом лишь тем, что убил одного из них, когда он хотел призвать меня в Лазурхард и принять в ряды Синего Сердца.

- Пожри тебя пламя! Возможно, они даже считают тебя одним из нас, одним из палазников, и попытаются тебя убить, - не выдержала девушка.

- Они не попытаются его убить, они уже пытались! - хитренько заявил Нари.

Как он это делает? Угадливый как черт, а с виду простак простаком, ну и что мне с ним таким делать?

- Вы правы, сударь! Так-что мы, вероятно, теперь в одной лодке.

- А если он обманывает? - настороженно проговорила Фрия.

- Нет, не обманывает, и он еще не все сказал, правда, Ронет?

А он крут, может стрелка шкалы импровизации стоит у него на максимуме, или Нари просто излишне сентиментален? Скорее всего первое, пока ему очень хорошо удается меня просчитывать. Неужели у меня все на лице написано?

- Да не все! Я имею право оставить что-то себе, хотя бы на время? - прервав свои размышления, ответил я. - Мне еще довольно трудно свыкнуться с навалившимся на меня положением.

- Конечно, конечно, Ронет, - округлила глазки Фрия. - Ты просто не представляешь, на сколько орден могуществен. Палазники есть в сотнях государств, и не было ни одного, где ни присутствовал бы орден. Что-то дает им силу и прибавляет словам убедительности, мы пока не выяснили, что это, но скоро ответ должен сам прийти к нам в руки. Возможно, даже очень скоро.

Неслабо, неслабо, я думал, что орден лишь капля в море, а нет же, он есть везде и Палазники эти тоже, они явно занятые личности, что-то они выкапывают, похоже, скелеты в шкафу культа - это по их профилю.

- Да мы пока не выяснили что это, но, надеюсь, скоро узнаем, - предсказал Нари.

- Самое большое доказательство, что я пробойник и не из этого мира, у меня в Флориане синих не было, - вильнула Фрия.

Хм, эти слова о пробойнике наталкивают на мысль, что и я тоже из их числа.

- Допускаю такую возможность, Фриечка, - промолвил палазник.

- Если ты не решишь уйти и умереть от рук синих, то мы продолжим разговор, - прогнусавил Нари.

Я тебе еще поприкалуюсь, нарик, грибы он не ест, да конечно, небось еще тот - голландский эксперт!

- Я решил пока пожить, тут, по крайней мере, есть где полазить и народ тут интересный, - подмигнул я Фрие.

- Фри, тогда расскажи кратко, кто мы и чем занимаемся.

Возможно, даже слишком отзывчивые, хотя... по логике, ихнее кратко окажется очень кратким, сомневаюсь, что они полностью мне доверяют, вроде не глупые.

- Значит так, - улыбнулась девушка, - пути - это некие объекты, с помощью которых можно переместиться на огромные расстояния, в них проходишь своего рода испытание и, пройдя его, ты выходишь на другой стороне, далеко от входа, лазейки чаще всего выглядят, как узорчатые спирали с горящим кристаллом по центру, но бывают и другие. Если научиться, то путями можно даже управлять, и они выведут тебя в место, которое ты сам захочешь увидеть.

Интересно, даже очень, - подумал я, - как же мне повезло, что я их встретил. Правда всегда есть вариант, что они мне тут басни чешут, а сами хотят добавить меня не в свою команду, а скорее в бульон.

Тем временем вставшая на ноги и начавшая летящей походкой расхаживать палазница продолжала рассказ:

- Скорее всего, они сильно пропитаны слезами Раэлов, предающими им такие невероятные свойства. Кстати, вот эту вещь с содержанием солнечных слез я нашла, пройдя один из путей.

Она достала резной короткий посох с орнаментом из лепестков пламени, вздымающихся к его вершине, на зените которой находился закрученный в небольшую трубочку оранжевый лист. "Магичка?" - сразу же пришла мысль в голову. Посох, атрибутика-а-а!

- Очень красивый и выглядит внушительно, - восхищенно проговорил я, понимая, что это все не спроста.

- Он может изрыгать пламя, но у него есть предел, когда он до него долезет, то выдохнется и ему понадобится какое-то время на восстановление, я думаю, что он берет свою силу из лучей Раэлов. - рассказала обнявшая свою палочку-выручалочку Фри.

- Ого, - захлопал я своими глазами, - невероятно!

Вот бы и мне такую штучку, трепещите враги я иду!

- Палазники - это храбрецы, которые исследуют лазейки, ну или пути, кто их как называет, мы находим в путях полезные вещи, например, вроде моего посоха и с помощью лазеек оказываемся в разных местах, порой даже таких, о которых никто даже не знал и не предполагал об их существовании, - рассказывала палазница.

Вау! Интересные места я люблю, на Земле их мало осталось...

- Мерзкие подлецы из синих всячески нам мешают и охотятся на нас, чаще всего они отправляют за нами...

Шорох из кустов прервал ее монолог.

Ноу! Засиделся я...

- Они уже здесь! - с этими словами Нари бросился к растению, напоминавшему туйку, и резко раздвинул его ветки.

В свете костра я увидел серебристую спираль, примерно два метра в высоту и один в ширину, в центре нее ясно горел кристалл, на котором виднелся след от ладони. Это же лазейка, путь палазников! Я представлял ее несколько другой.

- Если что, отступим через лазейку, готовьтесь! - выкрикнул Нари.

Фрия с криком: "Лови!" - бросила мне кинжал, я поймал его и кивнул. Затем она взмахнула посохом и бросила в темноту:

- Иди-ко сюда, сейчас мы тебя поджарим, кролик.

Кинжал, ой не мое это, я не против сближаться, но не с врагами, мне бы что-нибудь подлиннее или дальнобойнее. Они-то пофигисты, а я еще не акклиматизировался.

Макушка крайнего деревца поляны полетела прямо на Нари, тот отскочил и пробно взмахнул мечом. Ловкач! На поляну вышел жнец. Палазница пошла сразу с своего козыря, ее посох начал светится и тут же изрыгнул поток пламени прямо в жнеца, тот дернулся и слабо затлел.

- Яйцо дракона! Он стоек, понадобиться время, задержи его, - растерянно прокричала палазница.

Нари встал на пути жнеца, тот атаковал, перекат между ног синего и удар в спину. Красиво! Жнец начал возгораться, нечеловеческим движением развернулся и ударил на отмажь, Нари заблокировал, зверь второй рукой отбросил палазника назад, бедняга, должно быть, подвернул ногу. Сейчас что-то будет! Пылающая фигура направилась прямо на меня, Фрия кинула в него зажатый в правой руке меч, я отскочил к пути, жнец приблизился и размахнулся. Есть только один шанс! Молниеносное движение и я положил руку на горящий в центре лазейки кристалл. Обзор заволокли красные смерчи, затем они сменились зелеными, а те, в свою очередь, затянули меня в одну большую изумрудную воронку. Весь мир как будто исчез, превратился в тьму и померк, я ушел за грань.

Глава 5

Тьма начала расходиться, затем превратилась в сумерки, которые перешли в день, хмурый, но день. Видно, пронесло! Я успел! Живой-таки! На мне ни царапины, в руке покоится кинжал. Впереди - озеро тумана, которому не видно было конца. Туман? Рано радуюсь, не местный ли это аналог небытия? Оглянувшись назад, я увидел большой, какой-то закрученный уходящий в пушистое бельмо ствол дерева. Никогда не видел таких деревьев, какой-то он другой, серый, не земная фауна! Ветвь чистилища? Сомневаюсь... Прочь надо гнать щупы сюрреализма! Включить здравомыслие! Скорее всего, я все-таки успел, ускользнул в лазейку и сейчас нахожусь в ее укромном дупле. Ладно, посмотрим... Что за деревом?

Обойдя ствол вокруг, я понял, что нахожусь на абсолютно ровном, круглом островке, в центре которого является древо. Путь, куда?! Так-с, посмотрим... Я подошел к краю острова и зыркнул вниз, сквозь туман просматривалась темная вода. Она казалась какой-то ядовитой, опасной. Может здесь все не то чем кажется? Даже не знаю. Рискнем! Я протянул ногу и носком моего древнейшества коснулся гладкой поверхности чужих вод. Фссс! Ай-яй-яй! Я тут-же одернул ошпаренную ногу, палец покраснел и покрылся волдырями. Щиплется, слезки тикают, не стоило совать конечность в пасть львам, могут ведь и оттяпать. Это явно не тот путь, куда нужно идти. Значит? Древень! Тащусь к нему.

Я обхватил руками нарост на могучем стволе дерева, начал взбираться с бугорка на трещинку, с тещины на впадину, выше и выше переставлял я руки и ноги. Дерево как будто было обвито огромными канатами, по которым я и передвигался. Раз! - два! - раз! - два! Вскоре облачность стала редеть, через минут десять я остановился на широкой ветке, чтобы немного отдохнуть и перевести дух. Как же болят руки, мышцы хотят превратиться в резину, качаюсь...

Я огляделся. Да орден вас всех побери! Вокруг виднелась лишь небесная синева, а в дали порхали какие-то точки, по-видимому, птицы. Сколько еще!? Когда закончится рабство подъема?

Примерно через пол часа я продолжил свое вознесение. Ветки или ветвища стали попадаться чаще, я периодически на них отдыхал. Руки уже покрылись мозолями и нестерпимо болели, я продолжал взбираться.

По-видимому, палазниками их назвали из-за того, что они лазают по деревьям как обезьяны или еще по чему-то, по скалам, например. Интересно - Фрия и Нари все еще живы, удалось им одолеть жнеца, куда они сейчас лезут? Я очень быстро привык к этой парочке и, похоже, даже буду тосковать по ним, эмоции... Буду надеется, что они живы и здоровы.

Лезем! Скоро стало темнеть, лезть становилось все более опасно, я снова сидел и отдыхал, примостившись на ветке. Они земные! Я смотрел в даль на стоящие на месте звезды и гадал, где же я нахожусь и как работает путь. Приятно увидеть родные грезы. Похоже, это знак, что уже не долго палазничать.

И правда, посмотрев вверх, я увидел там множество танцующих в воздухе светящихся огоньков. Вперед! Белка всегда доберется до своего древесного жилища, если придется, отрастит саблезубые клыки, и с помощью их прогрызет себе путь наверх, к желудям! Я двинулся к свету. Ничего мистического: огоньки оказались обычными светлячками, а ствол дерева стал больше напоминать земной. Со светом намного приятнее, даже почему-то руки стали меньше ныть. Одеревенели, что ли? Светлячки уже роем кружились вокруг дерева и вдали их стало появляться все больше и больше. Повсюду водились хороводы, в воздухе танцевали сотни, тысячи, а то и миллионы огней. В городе такого не увидишь. Красотища! Пробравшись сквозь уже ставшими смерчами вихри светляков, я наконец-то вылез на острую макушку дерева.

Снизу был мегаполис: небоскребы, посадочные платформы, здания, дороги и все, что и должно находиться в городе - но все это было очень мало по сравнению с деревом великаном. Нееет! Я не хочу возвращаться туда! В воздухе зареяла тьма. Скорлупа моей надежды на новое будущее растрескалась и стала рассыпаться, подступившая к моему горлу, представшая в виде темных, зловонных щупалец квинтэссенция смерти и страха начала меня душить и своими тентаклями принялась высасывать из бедного древа всю его жизнь. Мне стало дурно, нечем было дышать, кровь плохо поступала в голову, я как будто постарел на тысячу лет. Дерево начало засыхать, лисья желтеть и опадать, ствол потемнел и растрескался. Это же и произошло в большей степени с природой земли: засорение атмосферы, катаклизмы, озоновые дыры, порча воды, черные пустыни - много природы было попросту уничтожено. Сейчас все это, ускоренное в миллион раз, происходило на примере этого дерева, скоро ему и мне заодно с ним настанет конец. НЕДОЖДЕТЕСЬ! Последний лист на макушке Вуденхенджа начал засыхать. Когда жизнь покинула этот лепесток, он распался на семена, которые разлетелись по воздуху и проложили мне новую всех цветов зеленого прозрачную дорогу. Полегчало, все коллизии отступили, тяжесть веков покинула мои усталые плечи, я словно помолодел.

Я тут же ступил на новый путь и, потирая застывшую шею, побежал по нему, двинулся прочь от того умирающего, ненавистного для моей зеленой души мира!

Марево сивого света, тьма черной дыры и яркий, лучистый свет. Ура! Апофеоз земли меня не достал, будем жить! Я вылетел из кокой-то норы, начал падение и приземлился в ярко-зеленую поросль. На душе стало радостно и тепло, ведь я ускользнул, не попал в мрачную западню той вселенной, сбежал от ее посмертных объятий и последующего ласкового поцелуя небытия.

Я лежал в высокой траве и отдыхал, сил после древесного приключения оставалось мало, надо было как следует отдохнуть.

Я снова вспомнил, как я одержал победу в гонке судьбы или лотерее, неважно, но я одержал первое место и сбежал от целого мира.

Правда побег оказался кривоват, потому, что я теперь черт знает где. Но, побери вас всех бездна, мне тут все равно нравится! - рассмеялся я. - Нравится! Фрия или Нари упоминали о пробойниках, похоже, я один из них, из тех, кто пробился из своего родного мира в иной, пожалуй, что не загробный, это радовало. Стремление, стремление, неужели ты обладаешь такой силой, силой способной преодолеть грань реальности и перенести меня в другой регион, в другую часть вселенского святилища жизни? Или мне просто повезло попаться на глаза космосу и, не заключая никакой сделки, добровольно перенестись в другой мир.

Тот свет казался скучным и обыденным, в детстве только было хорошо, но оно быстро миновало, ушло в прошлое, скрылось за печатью памяти, кануло в лету.

Хочется вспомнить о старушке Земле что-то хорошее, на память кое-что приходит, да вот только не знаю хорошо это или плохо. Помнится, что всеобщее земное царство-государство занялось реформацией. Истончились льды языковых барьеров: слова, выражения, культура и традиции различных народностей стали беспрепятственно перетекать из одного домена в другой, из края в край, с островов на материки и обратно. Не скажу, что это все накалило очаг тамошнего взаимопонимания, но плюсики были и их довольно много, народ или был доволен, либо просто предпочитал притворяться что он таков. Благодаря выше перечисленному земной речитатив претерпел изменения, стал более многогранным, обширным. Присказки из разных народов превратились в настоящие легенды и стали неузнаваемыми. Все вроде как шло на пользу обществу, но такого рода попытка искоренить расовую дискриминацию потерпела фиаско. Благодаря этому планы сверхдержавы на счет люда стали более глобальными, в рекламу вошли разнорассовые браки. Религия, бандитизм. анархизм, пиратство и сексуальные меньшинства ушли в глубокую тень. Я эти структуры вровень не ставлю - не поймите превратно. Все каналы стали трубить: "О ЭРЕ КОНСОЛИДИРОВАННОГО ОБЩЕСТВА". Я же считал, что все у властей делалось тайно и некие возомнившие себя демиургами личности строили под себя новый мир. Империя непоколебима и не потерпит никакого слабоумия и излишков общества. Вообще, я полагаю, людей, теперь уже в чужом мне мире, попросту травили, ресурсы планеты ведь не казенные, их источники готовы иссякнуть. Зачем столько людей? Золотой Миллиард! Куда больше?

Да, когда самые сильные из власть имущих заварили всю эту кашу, никто попросту не мог и предполагать какие последствия за этим последуют. Одно царство, одни правила.

Да, за последние пятьдесят лет многое изменилось, власть РОССАСШРИМА распространилось по всей земле и даже ступила на путь экспансии солнечной системы. По-видимому, настал час запустить механизм проекта терроформирования Марса. Мандат сверхдержавы был непоколебим, тем не менее законы были хоть куда, права граждан не нарушались, ну разве что только в тихую и довольно редко. В принципе, все было в порядке, естественно остался казус: в виде порчи воздушного запаса Земли, никудышней экологии, катаклизмов, вымирания животных и растений, таяния ледников, смещения течений в мировом океане и еще ряд не менее разрушительных последствий влияния человека - их можно перечислять еще довольно долго. Пришлось мне оттуда сбежать!

Сейчас не время разводить полемику, здешние всходы куда важнее! - Ладушки! - О землянке хватит, сейчас она далеко и до меня их спецслужбы не дотянутся, а вот здешние - Орден и Палазники, и еще кто-нибудь большой и страшненький могут меня достать.

Здесь все серьезно и ставки, похоже, большие. А азартные игры я любил. Надо выяснить, что тут к чему, орден особенно смущал, как это - есть везде, где бывали Палазники? В сотнях мест, по-видимому, очень далеких друг от друга, повсюду присутствовали служители Синего сердца. Думаю, они мне не врали и сказали чистую правду, предупредили бедного меня. Нужно во все разобраться... Главное настрой, а все остальное нормализуется и придет к лучшему!

Я поднял голову и огляделся, усталость чуть отступила, но все еще была сильна. Как оказалось, я почивал на краю огромного зеленого луга покрытого радужным покрывалом цветов, а вдали виднелась лента какой-то незнакомой дороги. И куда это нелегкая меня занесла? Чуть отдохнем и направимся в путь-дорожку. Найти бы спутников, все-таки вместе веселее и меньше опасностей. Одному же не справиться с несколькими врагами, да и с одним легче справиться компанией. Отдых, спать... Глаза начали слипаться и вскоре я погрузился в мягкую и приятную колыбель снов.

Приятные сны стали сменятся все более беспокойными, тревожными. Какая-то грязь, муть, потом я тону, опускаюсь на дно, а там внизу покоится мегаполис из той лазейки - древа. Затем меня кто-то преследует, я бегу, бегу, а преследователи меня догоняют, я оборачиваю, они уже близко, синие рясы переливаются на солнце. НЕЕЕТ! Только не они! Впереди какой-то праздник: люди танцуют, едят и пьют, на столе куча всякой всячины, и все они одеты в синие рясы. Бежать некуда!

Меня ловят, садят за стол, угощают, я с жадностью в себе заглатываю еду и пью, потом танцую, затем мы приходим в Лазурхард, одни за одними проезжаем цепочку ворот. Последние - просто огромные - раскрываются настежь, там во дворе все веселятся и пляшут, а за ними виден громадный храм. Утопия, логово Синего Сердца. Мы подходим ближе и ближе, гигантские лазурные ворота раскрываются, за ними вдали виден какой-то шар или сфера василькового цвета, вокруг видны коленопреклоненные люди, за ними какая-то серая масса. В центре высится тот круглый объект. Странно, но я счастлив лицезреть его. Просто блаженство! Видать, это реликвия ордена. Затем шар начал покрываться трещинами и буграми, люди возликовали и... я проснулся.

Что? Где? Шар, где шар? Ой, что это на меня нашло? Странный сон, аж лоб вспотел. Я встряхнулся, отряхнулся. Ну-ка, что тут у нас? Я поднялся, впереди по-прежнему был луг. Я тогда так устал, что даже назад не посмотрел. Сзади оказался старый древесный лес. Заграба? Арденны? Лихолесье? Охотничий лес из Вестландии? Нет, это что-то другое и в моем случае более реальное, чем леса из фэнтези. За лесом виднелась горища, как всегда... хотя, по-моему, у этих рельеф иной, но я могу ошибаться. Да, эти вроде белее, словно покрыты пломбиром. Забурчало в животе. Мороженко - мороженко надо найти еды... Так-с, а откуда я сюда вылетел? Я обрыскал все по близости, но дыры в земле, из которой я выпорхнул, нигде не было видно. Портал схлопнулся!

Яйцо дракона! И куда же меня занесло? Где моя мамаша дракон, покорми драконенка?! Ладненько стоять тут и гадать бессмысленно, надо идти. Вперед! И я двинулся сквозь цветочную пустыню в поисках оазиса с едой и водой, а также ответами на мои вопросы.

Где же ты оазис? Я шел, цветы нежно терлись об мои ноги. Х-хех, прямо как котята и некоторые такие пушистые, даже напоминают их мордочки, или мне уже мерещится? Ну хоть не мурчат. Трава, цветы, трава, цветы, горы позади, ориентир дорога. Думал, она ближе... Я смотрел вдаль, по обоим сторонам ничего нового. Дорога, дорога, ты уже близко! Примерно через пол часа я вышел на дорогу или тракт, она была довольно широка и порой на ней явно виднелись следы, похоже, копыт. За дорогой радуга цветов. Не надо мне их, пойдем лучше по дороге, на лево пойдем.

Да что за бесконечный путь - вроде и не стар трек! Тракт начал понемногу изгибаться и петлять, замысловатыми змейками обходя громадные валуны. Потом я набрел на одинокое дерево черешни или черевишни, набив ею желудок, я направился дальше. Кочевничек! Развилки на пути не попадались, прямо, обходим камень, лево, виток вокруг холма. Хорошо хоть местность меняется. Так я шел часов десять, периодически останавливаясь и отдыхая.

Я забыл обо всем, когда позади заслышался какой-то звук. Похоже, всадники! С двух сторон от меня трава, спрятаться можно лишь нырнув в нее. Но что-то меня остановило. Я стоял столбом и, не оборачиваясь, ждал пока меня настигнут. Подъехали, рядом со мной оказались бордово-коричневые кони, на которых сидели люди в синих одеяниях. Четверо всадников. Что попался? Позади них я обнаружил обозы и телеги. Видать, синяки воистину обитают по всюду.

- Куда путь держишь, человек без рясы? - как-то по-старинному проговорил один из конных.

- В ближайший город, - спокойно ответил я.

- Полезай в телегу, довезем, у нас не соскучишься и ночью не замерзнешь, да и поболтать есть с кем, - достаточно настойчиво проблеял всадник.

Ни расспросов, ни вербовки, ни подвоха? Это может быть опасно! Странновато... Хочется пойти с ними. Я колебался лишь секунду.

- Тогда я с вами, добрые служители Синего Сердца, - расклеил губы я.

- Полезай в ближайшую телегу, оглянуться не успеешь и мы будем в Твердыне Каршина, - усмехнулся синий рыцарь.

Твердыня, наверное, город... Я залез в телегу и уселся на свободное место.

Дальше все было как во сне. Они начали петь! Ультимативная песня обволокла разум и мысли:

Когда вылупится яйцо, разнесется весть о том, что вернулся Вордарог.

Мы последуем за ним, хоть в огонь, хоть в воду, хоть под землю, хоть в небеса!

И закончится век твой, о великий ты земной, Гриндис старый, Гриндис дряхлый, почивающий во тьме.

Вордарог тебя сокрушит и отправится в вечный полет!

Я пел вместе со всеми, повторяя и повторяя одни и те же слова. Повозок, телег и обозов становилось все больше, скоро я уже не мог их сосчитать, на сколько хватало глаз везде шли и ехали люди, да и не только люди. В других повозках иногда проскакивали баксоты, другая раса, они выглядели похоже на людей, самые большие отличия заключались в массивных надбровных дугах, длинных вытянутых челюстях и больших моржовых усах.

Мы пели, пили, разговаривали и веселились, по ночам, на остановках, мы танцевали, крутили хороводы и звезды в вечном движущемся каскаде исполняли свой безумный пляс. На лицах играли улыбки. Пели птицы, грело солнце. Я уже не понимал, как меня это все захлестнуло. Не знаю, но почему-то мне уже совсем не хотелось расставаться с орденом. Мы жгли громадные костры, помогали друг другу по мере сил.

Теперь мы уже целая армия, рать, которая идет сокрушить Твердыню Каршина, неверный город, который погряз в беззаконии и противостоит могуществу ордена. Я даже видел двух лазурных драконов, сопровождающих войско, они кружили над нами, то и дело выписывая пируэты в воздухе, и иногда, вдали, кого-то поджаривали. Ну они получат! Мне дали меч, я даже тренировался им владеть.

- "Уничтожу неверных!" - взревел я, моему торжествующему кличу тут же вторили сотни людских голосов.

Что со мной творилось в эти дни, я не знал. Так мы двигались в сторону Твердыни уже третьи сутки.

Сейчас я шел с ведрами к реке, чтобы набрать воды для коней, было утро, многие спали. Река большая, красивая, поток сильный, противоположный берег виднелся метрах в пятидесяти. Возле воды я увидел куст смородины, зашел за него, поставил ведра на землю, съел несколько ягод, взглянул на бурную реку.

Через мгновение я лечу плашмя прямо в воду. Кто-то столкнул меня! Кто этот засранец?! А осады, орден, великое дело? Нееет! Хочу назад! Течение несло меня прочь от обретенного. Часто попадались подводные камни, я старался улизнуть от их клыков, мне оцарапало ноги, потом и бок. Поток то заглатывал меня в глубину, то выплевывал на воздух. Верчение, кружение, в общем, водная акробатика. Впереди виднелся большой проетый кариесом зуб, если б не дыра снизу камня, то я бы об него разбился, пришлось на полной скорости подныривать в опасную дыру.

Впереди, похоже, был водопад. Что конец? Разобьюсь о скалы? Повезло, порог оказался небольшим и без клинков внизу. Так я проскочил еще пять каскадов. Затем меня течением перенесло в другое русло. Слава ордену! Оно оказалось гораздо менее маньяковским, по крайней мере не пыталось меня расплющить. Вскоре течение замедлилось, успокоилось, и мне, обессиленному, довелось, потихоньку подгребая, приближаться к берегу. Наконец я вылез и, едва не напоровшись на валун, рухнул в молодой камыш... Дальше было нечто!

Кто я? Я ужас, летящий на крыльях ночи! Я смерть, что засеет землю телами падших! Я это Я и Я уничтожу своих врагов!

Со всех сторон к городу, словно муравьи к муравейнику, приближались захватчики. Их было слишком много, слишком много, чтобы отстоять город, но защитники даже не попытались сбежать. Они стояли на стенах и ждали пока войска ордена не подойдут на расстояние выстрела. Город был окружен двумя крепостными стенами и рвом, в центре твердыни высилась неприступная мрачная цитадель. Я видел все происходящие с высоты птичьего или вернее драконьего полета.

Я боялся пропустить веселье, без меня фейерверк не будет столь уж зрелищным! Похоже, попытка утопить меня не увенчалась успехом. Я здесь, и я дракон. Я Вазир, я лазурный дракон, самый сильный, самый свирепый, практически бессмертный! Я залью этот жалкий городишко морем огня и ураганом крыльев смету их, когтями разорву и пожру всех, до кого дотянусь!

- "Воины, вперед!" - протрубили рога.

- "В АТАКУ!!!" - совсем неузнаваемым голосом взревел я, с головы до кончика хвоста обуянный ярким пламенем своей неугасимой искры.

Армия двинулась, волны захлестнули убежище паразитов. Осадные башни двигались, катапульты били по стенам, близился таран. Со стен полетел град стрел. Молниями метнулись болты баллист. Осадные башни занялись огнем. Огненные стрелы в печенку Гриндиса! Твари! Я выдохнул пламя, залив им лучников, потом схватил баллисту и зашвырнул в строй бойцов, которые ждали нас за воротами. Брат мой Клириган влетел во внутренний двор и с силой вписался в ворота. Ха, они-то не знали, почему мы без тарана! Следующим влетел я, Вазир по имени Мирас, мощный удар своим телом и, ворота не выдержав, распахиваются настежь, летят щепы, воины с ужасом падают на землю, Клириган огненной бурей проносится сквозь строй. Да! Получили! Пальцы длани Вордарога знают свое дело! Слишком легко... мы сила, с которой не сравнится никто! Крепость падет очень быстро...

Путь был проложен, Стлань Квайкса мостом зависла над рвом. Армия вошла за первые врата. Скоро все закончится! Быстро! Хочу еще! Катапульты выпустили синие шары за второй слой стен. А вот и следующий козырь. Вверх, вверх, посмотрим... Сферы запрыгали по площади, задавив несколько солдат, это еще не все...

Яйца растрескались и из них появились птенцы - изири. Быстрая смерть вам уготована, повезло ублюдкам! Стремительные тени девятым валом пронеслись, истребляя все живое на своем пути, лучники, меченосцы и конные - все пали пред дланью Вордарога. Птенцы изири остановились только пред вратами цитадели, из замка высыпало примерно 200 солдат, тяжелая броня их не спасет. Вторые ворота распахнулись, в ход пошли эбонитовые кнайтцы с огромными внушительными двуручными мечами в тяжелых руках. Изири разошлись, пропустив наших рыцарей. Закрутились мельницы клинков, алые фонтаны залили землю, защитники просто рассыпались на части, как пазлы в руках нерадивого ребенка... через три минуты стражи усыпали телами пол пред цитаделью. Никто не устоял пред мощью Синего Сердца! Язычники!!!

Кульминация - финал дэстэни! Повыше, сейчас пойдем с туза. Я действительно дракон или мои мысли передаются ему, а его образы мне? Видение на секунду исчезло, и я увидел синее небо, потом снова нахлынуло.

Теперь все сделает за нас Вордарог! На башню цитадели рискнул выйти сам Лорд Каршин, его сын, дочь и верные стражи. На лице твердолобого осла, который осмелился перечить ордену, застыла удивленная горестная мина. Я напряг слух.

- Вернее всего - это конец. - сказал Лорд.

- Во всяком случае для тебя, отец. - произнес сын.

Меч вонзился в спину Каршина, руками сына свершилось правосудие, а сестра и бровью не повела, лишь усмехнулась, глядя в глаза действий братца. Тут у меня начались какие-то конвульсии, я стал противиться силе ордена.

- Почему? - промолвил свои последние слова лорд.

Ответом ему было одно рычащее слово:

- "ОРДЕН!"

Виденье дракона затуманилось. Я не с орденом, я не с орденом, сгинь! Нееет!!!

В этот момент я провалился в глубокий черный омут, из дна которого боялся не выбраться.

Глава 6

Видимо, у меня жар, лоб покрыт испариной, голова гудит, слабость не дает встать. Все небо в царапинах от когтей дикого зверя. Мне все еще очень хотелось вернуться в лоно синего ордена. Почему? Я же их не любил, они отправили за мной жнеца, пытались убить меня, а я хочу к ним. Когда я противился укоренившемуся в разуме желанию вернуться назад, на макушке древа моих мыслей распускался цветок боли. Когда я тянул свои ветви из тени заблуждений - думал вернуться в орден, мои листья согревал прекрасный, ласковый лик Раэла, тогда я чувствовал себя очень даже хорошо. Мне словно кто-то делал переливание сил и вкалывали жало обезболивающего. Нет культу! Голова чуть не взорвалась алым цветком, ствол моих мыслей занялся пожаром, в тело словно вцепилась орда термитов, из дупел глазниц потекли ручейки слез, древняя кора моей одежды насквозь пропиталась потом, стало невыносимо жарко, меня лихорадило, было очень плохо - "Деревянные ощущения!" Что-за? Болезнь какая-то! Действительно! Почему орден попадается везде где ни были Палазники? И я теперь неизвестно где, а орден и здесь распустил свои щупальца.

Иного объяснения, кроме того, что это болезнь я не мог придумать. Болезнь ордена! Вот по чему их так много, и они так могущественны. Ужас! Я чуть не стал одним из них. Где я подцепил эту заразу? От жнеца? Не знаю, но, похоже, первым симптомом был тот странный сон, когда я вышел из пути и увидел его. Во сне я был одним из них и даже вошел в их святыню. Все очень напоминало те три дня, когда мы шли на Твердыню и теперь я увидел ее падение. Как? Возможно, это тоже симптом. Что же мне теперь делать? Само пройдет? Черт бы побрал этот орден! Забери тебя бездна! Вазир тебя сожри! Обливион тебя побери! Уйди из моей головы! Я ожидал просто ошеломительного напора симптомов, жаждал завести борьбу с внутренним врагом, но кроме сети болящих нервов ничего не ощутил.

Чуть полегчало, я пополз к воде, наклонился и как губка начал впитывать воду реки. Надеюсь она чистая... После я вылез на берег и отключился. На рассвете, или если точнее рассвете Раэла, я очухался. Голова все еще болела, тело ломило, но в целом я чувствовал себя намного лучше. "По сравнению с тем, что было, просто блаженное состояние!" - ощерил я свои зубы в показавшейся мне какой-то трухлявой улыбке. Послевкусие! Может смогу пройти сколько-то, короче, смогу идти. Я осмотрелся: река, камыш, редкие деревья за ним - все достаточно обыденно.

Рядом с тем местом, где меня лихорадило, был камень: обычный булыжник 20-25 сантиметров в диаметре. На нем появилось кое-что новое, два кусочка ткани, один синий, другой зеленый. Я достал из кармана свой первый презент - синий перечеркнутый красными полосами квадрат материи. Первое предупреждение не возымело у меня никакой пользы. Вот дурень! Со всей этой суматохой я совсем позабыл о этом своеобразном предупреждении! Посмотрим, что теперь тень оставила мне - "Выбор?" -Зеленый! Я взял его. С виду обычный мягкий кусок полотна. Развернув ткань, я увидел какую-то вышивку. Язык, язык, язык, я не сразу разобрал, что там написано, возможно, Нетри плохо умел читать или я туплю.

На материи была вышита надпись: "Путь Сердца" и ниже подпись: "Маскировщик". Маскировщик? - я чуть не рассмеялся, но, эта вышивка крестиком напоминает, того невидимого убийцу, который возле капсулы разобрался культистом и дал Нетри драгоценности, хоть, что-то о том, кто кукловодит мной.

Надпись была написана, с больших букв оба слова, Путь и Сердца, по-видимому, чтобы подчеркнуть важность вышитого.

Путь Сердца? Слушаться сердца? Что это значит? Погадите-ка, а что написано на синем? Я повернул синюю надпись, она гласила:" Путь Уничтожения".

Я ослабил хват. Подписи не было. Козырь или нет? Подписи не было. Гуд!? Тоже самое, важно? Скорее да, чем нет!

Да, у кото-то свое гипертрофированное, непостижимое для простых смертных чувство юмора: "Путь Сердца!!! Моськиревщикъ... Путь Уничтожения!!!" - издевался я.

Налетел резкий порыв ветра, и синяя ткань отправилась в полет. Точно, на этот раз я наверняка взял нужную карту, осталось только собрать Роял-флэш! Еще много карт не хватает, чутье подсказывало мне, что обязательно нужно их собрать. Все-таки гад! Показался бы что ли. Маскировку боится потерять? Возможно, его попросту тут сейчас и нет вовсе. Невидимость дело темное, да и маскировка из стой же оперы теней и переливающих окрас ящериц.

Придется плестись за недостающими картами, жаль туз в рукаве не припрятан. Я еще попил немного воды, на этот раз с ладоней. Теперь надо раздобыть что-нибудь поесть. Вперед! И я отправился, по зову сердца или нет, но я найду тебя, Путь сердца! И этого Маскировщика тоже найду, будьте уверены - я всех спасу!

Я медленно брел сквозь редколесье, часто останавливаясь и отдыхая, лесные орехи были мне пищей, а родники усладой жаждущего. Мысли вернуться в Синее Сердце посещали мою голову все реже и реже. У меня получилось силой воли прогнать болезнь, или она сама прошла - я не знал. Но толк от совместного с синими похода все же был. Мне вручили меч и немного натаскали в искусстве фехтовать. Я не считал себя таким уж крутым, владение мечом у меня еще на уровне новичка. Еще раздобыл сапоги из плотной кожи, штаны с большими удобными карманами и синюю рубаху, ножны и пояс. Теперь у меня был меч, что покоился в ножнах и завернутый в ткань кинжал, что достался мне от Фрии, который я припрятал в сапоге. Свои старые лохмотья я оставил охотникам за древностями.

Если честно, я думал найти тот Путь Сердца, но я понятия не имел, как его отыскать. Та лазейка, которую я излазил не похожа была на Путь Сердца, да и как она должна выглядеть, я понятия не имел. И вообще, больше пути мне не попадались, как палазникам удается их находить, тоже тайна покрытая мраком. Эх, жаль тогда жнец не дал нам поговорить хоть немножечко дольше, тогда, возможно, у нас бы и выгорел хотя бы еще один кусочек пирога тайн. Знания тоже нужно жевать и переваривать, реликты памяти Нетри по-прежнему покрыты копотью и перемешаны в одну безобразную шевелящуюся кучу.

Хм, при осаде жнецов я не видел, видимо, они чисто поисково-уничтожительные существа. Поведение Фрии и Нари говорили мне, что они не первый раз уже встречаются с этими тварями в тяжелой броне. Стало быть, они их уже побеждали! Так ли они опасны? При новой встречи я, возможно, это и выясню.

Сначала меня обступало редколесье, потом окружение стало больше походить на лес, местность, по которой я двигался уже вторые сутки, была достаточно красивой.

Деревья, похоже, дубы тянулись к свету, кусты лещины дышали приятным ароматом, пол был одет покрывалом из листвы и обильно присыпан желудями. Иногда попадались олени или косули, зайцы и кабаны, белки и еще всякие звери. Я не знал какое сейчас время года и есть ли оно здесь вообще. Поведение Раэлов похоже было однообразным, хотя судить об этом я еще не смел. Судя по количеству животного мира я явно не в Глоу, там зверья было очень мало. Мир велик, я даже побаивался представить насколько велик. Скорость движения небесного тела, если можно так выразиться, тоже оставалась для меня загадкой. По ночным полосам звезд судить нельзя. Как атмосферу не сдувает не ясно, как выглядит мир со стороны, тоже. Загадки, загадки...

Белки были частыми моими спутниками, повидимому, из-за лесного ореха. Они кричали на меня и иногда с деревьев что-то сыпалось, на лоб падала скорлупа лещины.

Животные и птицы в целом не пугливые, но им явно не нравилось, что кто-то вторгся в их зеленое царство. Стали попадаться поросшие низкой травой прогалины, они становились все больше и на них стали появляться камни, потом валуны и небольшие скалы. Движемся достаточно ходко, самочувствие хорошеет...

Местность явно менялась, новое радовало глаз, скука даже не пыталась вторгнуться в оплот моих эмоций. Орден тоже этого не делал. Хорошо... Было тепло, ласковое раэлство грело мне кожу, температура - комфорт. Кстати, местное светило, казалось, было немного другого цвета, чем в стране где вырос Нетри, но я могу и ошибаться. Что-то на счет Раэлов крутилось у меня в голове, но я никак не мог вспомнить, что именно. Я стал чувствовать себя намного лучше, чем после речного спринта и болезни ордена. Прошли третьи сутки, четвертые.

Я спокойно почивал на травке, когда услышал какой-то рев, жуткий и страшный, у меня аж мороз прошел по коже. Я вскочил, огляделся, справа в небо ударил столб пламени, там же в небе двигались какие-то крылатые тени, то и дело выписывающие пируэты в воздухе. Что же там творится? Ай! Пофиг! Погнали! Я пустился с места в карьер, скорее, скорее...сбавить темп... Десант! В этот раз я подкрадусь, обязательно подкрадусь, матерью драконов клянусь! Я скользил от дерева к дереву, бесшумно и терпеливо, в руке был кинжал. Ассасин, честное слово! Скоро я до вас доберусь, кем бы вы ни были!

Деревья расступились, стала видна поляна, пред ней камни, за ней небольшой утес, под ним лежит закутанный в серебристую цепь зеленый дракон, изо рта его что-то торчит, трава вокруг сгорела, ближайшие деревья обуял огонь, все черным-черно. В воздухе над монстром кружатся словно в танце какие-то крылатые создания, одна фигура отпускала в сторону чудовища стрелу за стрелой, другие с копьями пикировали на дракона сзади, врезаясь остриями в его прочную спину, еще одна бьет мечом. А на одном из камней притаилась фигура с арбалетом, которая сейчас доставала болт. В кого? Я не мешкая направился в сторону лазутчика, незаметно приблизился, тот сюрприз уже взвел арбалет и начал целится. Не в дракона!

На прицеле, в воздухе, рядом друг с другом зависли мечник и девушка лучник. О боже! Он целится в нее! Я выхватил меч, взял обратным хватом и нанес удар лазутчику в голову. В этот же момент оперенная смерть взвилась в воздух. "Нееет!" - вскрикнул я. Смерть пролетела прямо над головой лучницы, едва не задев ее. Фух, успел! Убийца нейтрализован, девушка жива. Она оглянулась, пронзила меня взглядом, развернулась и снова полезла в колчан, за новым угощением для дракона. Ого какая! Не туда смотришь, болван! Послушавшись внутреннего голоса, я сбросил того типа на землю и пригнул голову по ближе к земле.

- "Ты! Смертный! Помоги мне!" - раздался голос у меня в голове.

Как? Кто? Дракон?

Раненый дракон обратил свой взор прямо на меня.

- "Помоги мне!" - снова раздался голос.

Точно дракон!

- "Я понял, но зачем? Какой мне от этого прок, я не хочу смерти этим летунам". Давление на голову усилилось:

- "Глупец! Кто по-твоему дал в дар тебе чужие воспоминания!? Это был я! Ты мне должен!"

Здрасте - мордасте, вот тебе и помошничек...

- "Как мне помочь?"

- "Освободи меня, и мы уничтожим их. Убей их! Убей мерзкий Геллов! Ненавижу!"

- "Я не убиваю без причины, пусть даже ты мне и помог, я не стану!".

- "Тварь! Ты у меня сгоришь! Хоть он и послал меня тебе помочь, он уже слишком слаб, чтобы мной командовать".

- "Он, кто?"

- "Умри!" - прорычал дракон.

Резкий прыжок с камня на землю и прикрыть голову. Пламя пролетело над головой, похоже, кто-то сбил ему прицел. Волосы опалило нестерпимым жаром. Резкий треск ударил по ушам.

- Дааа! Я сейчас вырвусь! - прозвучал новый рев в голове.

Треск становился все сильнее и невыносимее, сердце билось как бешенное, а барабанные перепонки хотели выпрыгнуть из ушей. Я рискнул и высунул нос из-за камня, жарко аж слезы ниагарой льются из глаз. Монстр брыкался все сильней, воздушники уже боялись к нему приблизиться, только лучница шмаляла остаток стрел ему в голову. Последняя ударила в лоб и немного погрузилась внутрь. Монстр взревел и разорвал свои путы. Под ним расползлась лужа красно-фиолетовой крови. Зеленый дракон, видимо, готовился испепелить летунов одним залпом. Слеза заката! Не допущу!

Я вылез из-за камня и закричал:

- Начни с меня, ты уродец бескровный, да ты сейчас растаешь!

Он обернулся в мою сторону, раскрыл зубчатую пасть, я вновь приготовился прыгнуть за камень.

Стремительная маленькая тень возникла над головой монстра прямо из воздуха и вонзила два кинжала точно по центру лобной доли чудовища. В яблочко! Дракон захлебнулся, зачихал, изо рта его потекла смешанная с кипящей кровью раскаленная жижа. Он покачнулся и словно осенний лист плавно полетел в объятия земли. Дракон был мертв! Тени спасшей нас нигде не было видно. Маскировщик! Это явно был он! Кто этот невероятный? И почему спас нас?

Мы живы! Что же будет дальше? Вау, что-за? Закружилась голова, небо и земля поменялись местами, я упал в пепельные останки былой травы.

Горло превратилось в засушливую пустыню, глаза нещадно пекло, голова раскалывалась, мышцы саднило, половина волос на голове, похоже, сгорела, быстрое сердцебиение успокоить не удавалось.

Надо занять себя чем-нибудь и отвлечься, вставать совсем не хотелось, слишком уж плохо себя чувствовал.

Ха-а, зверь говорил что-то про геллов, убить их хотел, значит это те летуны, что с ним сражались. Мне толком не удалось их разглядеть, сейчас первая мысль о них была - ангелы, геллы - так он их назвал. Раса? Не люди? Впрочем, если они меня не прибьют, я это скоро узнаю. Голова чуть не лопнула! Ай, как же больно. Заслышались какие-то голоса, разобрать которые я не смог, а затем послышались легкие шаги. Я начал шустро моргать и наконец увидел ее.

Стройная, изящная фигура словно плыла в мою сторону, легкими движениями приближаясь ко мне. Сквозь слезы я смог разглядеть лишь очертания лука за ее спиной. Да хватит, я утону скоро! Лучница! Она приблизилась, наклонилась.

- Спокойнее, я помогу, закрой глаза, - раздался приятный женский голос.

Я повиновался, мягкий успокаивающий голос прожурчал вновь:

- Сейчас станет легче.

Я ощутил прикосновение теплой успокаивающей ладони у себя на лбу. Все неприятные чувства разом начали стихать, волшебно, чарующе, мне стало намного лучше. Она убрала руку, ее голос пропел вновь:

- Норма, можешь открыть глаза.

Я распахнул веки и встретился с ней взглядом: на меня с тревогой смотрели два огромных глубоких зеленых омута. Не утонуть, не утонуть! Голова снова немного закружилась и сердце поскакало как молодой олень. Ангел, гелл, чудо? Она меня исцелила? Ангел!

В ее лучистых зеленых глазах, казалось, тонули вселенные. В пушистых ресницах застревал свет. Стекающие по плечам каскады солнечных волос манили окунуться в них. Прелестные, теплые, приятные, добрые черты лица располагали к беседе. Интересные изящные брови путали мои мысли. Красиво очерченные губы акцентировали внимание. Заметный носик придавал милоты. Великолепная фигура крала мой взгляд, а прямая благородная осанка заставляла вытянуться в струну. Скульптуры не своять... Одета она в снаряжение, одновременно похожее на легчайшую броню и удобную одежду для путешествий. Интересная зеленая накидка скрывала ее плечи, на ногах фигурировали усеянные лепестками цветов черные ласины и удобные синеватые полусапожки. Вся одежда из какой-то странной, необычной материи.

- Как ты себя чувствуешь, что с тобой? - с таликой удивления спросила она, снова положив мне на лоб свою шелковистую ладонь

- Всссе нормальльно, сейчас подымусь, - заплетающимся языков проголосил я.

- Вроде все правильно сделала, но взгляд у тебя какой-то странный.

Странный? Скорее восхищенный, ведь такой интересной расы я еще не видал - "Красавица!"

Я поднялся, покачнулся, она придержала меня под руку.

- Все нормально, жив, здоров, к бою готов! - сумев сложить буквы в слова, быстро проговорил я.

Я с неохотой отвел глаза от девушки и посмотрел в сторону зеленого чудовища, дракон как-то потускнел и как будто стал меньше. Справа от него, метрах в тридцати, на коленях стояли три крылатые фигуры, они что-то делали на земле.

- Ресить Кайра уже не получится, слишком сильно Саури его потрепал, придется хоронить, - воплощая образ искренней печали, кивнула девушка в сторону товарищей.

Ресить? Саури?

- Сочувствую вашей утрате, - действительно расстроенно прошептал я.

Она не ответила, только снова легонько кивнула. Больно смотреть, яркость ушла в скорбь - успокойся милая.

Сейчас крылья у нее за спиной не виднелись, а был лишь рельефный рисунок, который, казалось, сейчас оживет, раскроются белые крылья и понесут геллфийку прямо в высь, в небеса. Получается она их скрыла, чтоб не мешали, как-то так. Я взглянул в сторону геллов, у них тоже сейчас были только рисунки. Какая-то магия что ли. Она проследила за моим взглядом и лишь уголки ее губ немного вздрогнули.

- Пошли, отойдем от этого хаоса, не будим им мешать, - произнесла она.

И она, не на йоту не сгибая спины, двинулась в сторону деревьев. Я уже хотел пойти за ней, как заметил на полу под собой зеленый круг из травы. Прямо на том месте где я лежал, зелень ожила, крохотный зеленый оплот в черном океане копоти. Я потрогал голову, ага, значит мой поджаренный драконский ирокез ей не понравился. Меня исцелила и травку заодно. Добрая душа! Я отправился за ней, пока она не углубилась в лес.

- Постой! - на ходу проголосил я. - Как-же тот стрелок, что хотел в тебя выстрелить?

- Он связан, друзья следят за ним, пойдем, - не оборачиваясь, крикнула она мне вслед.

Я догнал ее и поравнялся с ней шагом. Сомневаюсь, что она заманивает меня в ловушку, но все-же надо стараться держаться на стороже. Я не знал кто эти геллы и чем они занимаются, мне очень хотелось верить этой девушке, но в этом мире сразу доверяться нельзя никому. С палазниками мне явно повезло, что они оказались более или менее нормальными людьми и ничего плохого мне не сделали, а вот что будет дальше, я не знал.

- Найдем более умиротворенную обстановку, там и поговорим, - словно прочитав мои мысли, пролепетала она.

- Идем, - несколько смущенно ответил я.

Обгорелые стволы позади, зелень впереди, идем, прыгаем с камня на камень, она чуть впереди. Лес встретил нас приятной прохладой и пением птиц, она шла легко и уверенно, я старался идти тихо, незаметно приглушая шаги, так-как сейчас лишние звуки меня раздражали. А вот походка девушки привлекала внимание. Похоже, что она очень расстроена, но старается это не показывать. Как бы ее утешить? Пока только лес в помощь. Впереди показался ствол упавшего дерева, на котором, по-моему, можно остановиться.

- Вот здесь получше и о той твари ничто не напоминает, - кивнула она на ствол.

Надо было что-то ответить, но в голову лезла какая-то чепуха.

- Лучше и гораздо спокойнее, - согласился я.

Мы уселись на бревно, и она сразу же сказала:

- Привет, меня зовут Айлинель, спасибо, ты спас меня и моих друзей. Люди не часто проявляют такую безрассудную храбрость, тем более в такой ситуации.

Айлинель, очень красивое имя... На счет безрассудства не поспоришь, а вот храбрости да, у меня ее целый вагон.

- Привет, я Ронет. Не стоит благодарности, я не привык оставлять кого-либо в беде если есть шанс им помочь.

- Нескромно, в стиле нашего народа... сначала хотелось бы спросить, где твой друг, который в последний момент объявился и нанес смертельный удар тому Саури, его мы тоже хотели бы поблагодарить.

Маскировщик!!! Явился не запылился, помог и исчез, а мне, как всегда, все расхлебывать. Саури, похоже, дракон или их разновидность.

- Дело в том, что я его даже не знаю, вроде называет себя Маскировщик и часто лезет не в свои дела, но сейчас его действие явно было уместно.

- Маскировщик, я что-то такое слышала, только не помню где и от кого...

- Да не бери в голову, он очень странный и редко показывается на глаза.

Айлинель сверкнула глазами и просила:

- Ладно, а про Геллов ты слыхал?

- Если честно, впервые слышу, - несколько не покривив душой, ответил я.

- Серьезно? - округлив глазки, поинтересовалась она.

Тут я решил немного подшутить:

- Это такие с крыльями, летают себе, смотрят на всех с высока и поливают дождем?

Она рассмеялась, на волосах ее заиграли солнечные зайчики.

Получилось! Хорошо! Настроение, настроение...

- Так ты себе нас представляешь? А вот откуда мы дождь берем, тебе лучше не знать, - поддержала мою шутку она.

Я сглотнул и улыбнулся. Видимо, Айлинель поняла, что я замыслил и решила придерживаться той-же тактики.

- Я в самом деле не знаю кто вы и впервые вас вижу, - правдиво промолвил я и тут же добавил, - ну вы вроде не злые и не страшные, детей не пугаете.

Я не знал, как себя вести, поэтому разговаривал пока немного юморным стилем, благо у меня это неплохо получалось.

- Теперь мне ясно, твое выражение лица, когда ты открыл глаза, - задумчиво произнесла Айлинель.

Раскусила-таки...

- Ронет, Ронет, откуда ты, раз о геллах не знаешь, но все равно нам помогаешь?

- Я из Глоу, что рядом с Империей Царон и городом Лазурхард, - прощупал я почву.

- Глоу, Царон, мне они не известны, а вот про Лазурхард постоянно талдычат люди в синих одеждах.

Похоже, я совсем отвлек ее от проблем. Я вроде на земле в службе эмоциональной разгрузки не состоял. А получается!

Она озорно улыбнулась и продолжила:

- А Геллы это жители неба, скользящие в облаках, парящие над правилами тяготения и земными заботами, выше нас только драконы способны взлететь, у нас свои секреты и свои дома, дома, в которых правят князья геллов или патриархи, кто как их называет.

Красиво сказано...Князья есть, значит, по идее, должны быть и Княгини.

- Вы мне интересны, меня всегда манил небосвод и его тайны, - заинтересованно промолвил я.

Она сверкнула белозубой улыбкой:

- Ронет, ты еще не догадался с кем именно из геллов ты сейчас разговариваешь? Они там, я здесь, кем я являюсь в доме моего народа?

Я уже хотел было ответить, но тут перед нами коршуном приземлилась еще одна летунья. Черные волосы, большие индиговые глаза, легкая черная броня-одежда, в том же стиле как у Айлинель, она плотно облегала ее точеную фигуру, два меча весели на красивом черном пояске. Ага, это та, что атаковала дракона со спины, опасная, видимо, женщина.

- Простите, княшна, я вам не помешала? - с притворной мимикой поинтересовалась валькирия.

Княшна!? Как княжна? Не скажу, что хуже звучит, по-моему, даже прикольнее - няшная княшна! - Выходит, я спас знатную особу, пока не ясно какая мне с этого выгода... Увидим, что дальше будет и какой стороной монеты повернется ко мне судьба.

- Нет, что ты, мы как-раз говорили о геллах, представляешь, он совсем нас не знает и впервые о нас слышит, из какой глуши он к нам прибыл я даже и не знаю, - таинственно произнесла Айлинель.

- Сразу к делу, - сказала мечница, - мы кое-что нашли, и оно требует вашего внимания, говорить не стану, сами увидите.

- Постой, сначала я вас представлю: это летящая Лив из дома Умбрани, а это Ронет из Глоу.

Ронет-бонет, я уже начинаю привыкать к этому имени...

- Приятно познакомиться! - произнесли мы одновременно.

Айлинель тихонько хихикнула, я улыбнулся, а Лив смущенно махнула рукой в сторону битвы с драконом.

- Идем! - воскликнула Айлинель.

Мы быстро выбрались из зеленого мира к обгорелой пустыни сражения и увидели вот что: под одним из камней забился маленький дракончик, а в его сторону два гелла направили острия копей.

- Вот собственно это я и хотела вам показать, - сгримасничав, произнесла Лив.

Мы подошли поближе, дракончик пытался вырваться, но копья ему мешали, он шипел и вертелся, плевался искрами и кряхтел. Крррх-крррх...

- Айлинель, мы подумали, вы сами захотите это сделать, и оставили его вам, - произнес один из геллов.

Маленький, темненький, красивый - жалко!!!

- Ну не знаю, Келл, я никогда не убивала их, пусть даже таких мелких, - смущенно заметила Геллфийка.

- А я бы, не мешкая с ним покончила, - произнесла Лив.

- Решайте быстрее, долго мы его так не удержим. - произнес второй гелл.

Так, один гелл - Келл, второго я еще не узнал, как зовут.

- Это Мутари - темный, видите сверху чешуя почти черная, а с низу светлее, золотисто-оранжевая, - изучающе смотрела на мелкого Лив.

- Мутари - не Мутари, решайте скорей, пока он, ай...

Дракончик выпустил сноп искр, стражи отшатнулись, девушки выхватили оружие, я отскочил. Мутари взлетел, пару раз махнул крыльями и бессильно осел на один из близлежащих камней.

Что же делать, мне было жалко мелкого, но геллы, похоже, серьезно настроены его прикончить, надо искать какой-нибудь компромисс.

- Можно я попробую? - сделав невинное выражение лица, спросил я.

Все с интересом посмотрели на меня, Айлинель сказала:

- Попробуй, "герой", только аккуратнее, неизвестно, что можно ожидать от Мутари.

- Я его прикрою, - притопнув ногой, вызвалась Лив.

- Да, пусть Келлери и Больдар отдохнуть и проверят пленного, - кивнула княшна.

Вот теперь знаю имена всей четверки и покойного Кайра.

Сейчас, похоже, все и решиться - думал я, подкрадываясь к камню с драконом. За мной тенью следовала Лив. Хорошо, пока с геллами я лажу, конфликт на почве дракона начинать совсем не хотелось и убивать темного тоже.

Мы начали взбираться на камень со спины мелкого, тот паршивец мотнул головой и уставился на нас огромными черными глазищами.

- Меч не забудь, - как-то странно посмотрела на меня Лив.

- Я сделаю все по-своему, - шепнул я, будучи уверен, что именно так я и сделаю.

- С драконами я дружу, с драконами я дружу, - твердил я себе под нос.

- "НЕ ТРОНЬ МЕНЯ, Я ДРУГ!!!" - отправил я мысленный посыл крылатому.

Удивительно, но тот хрюкнул, подпрыгнул и уселся мне на плечо.

Получилось!!! От веса Мутари я пошатнулся, но устоял качаясь, потом по шире расставил ноги и наконец поймал равновесие. По плечу потекло что-то теплое. Аккуратнее малыш. Он оказался больше, чем мне виделось ранее и гораздо тяжелее, чем я предполагал, я присел, и он слез на валун, потом скрутился калачиком вокруг моих ног и гневно зыркнул на Лив. Та все это время, не отрывая глаз, следила за нами.

- Что-за шуточки!? Ты же хотел покончить с ним! - гневно выпалила Лив.

М-да, ну и дамочки здесь... Рядом с Лив, сверкая белоснежными крыльями, приземлилась светловолосая Геллфийка.

- Что тут у вас, охотнички? - настороженно поинтересовалась она.

- Он не убил его! - просто взбесилась Лив. - Эти мерзкие злобные твари должны умереть. Все! Все и этот не исключение!

- Ронет, мы очень строго относимся к этим ящерицам и при любой возможности их умерщвляем. Что ты на это скажешь, приручитель Мутари? - поинтересовалась Айлинель.

Сила убеждения, помоги мне, пожалуйста!

- Он мне пригодится и никого не тронет, обещаю! - взмолился я.

- Ладно, пока пусть эта тварь будет его проблемой, но, если он его во сне сожрет, мы не в коей мере не будем в этом виноваты.

Лив сразу стихла, плечи ее поникли, она распахнула крылья, те резко вздрогнули, по-видимому, выражая негодование, и унесли ее в объятия высоты.

- Скоро ты сам от него избавишься, когда поймешь, что это такое...

Она даже не знает, что тот дракон предлагал мне сделать...

- Я не отнимаю жизнь без веских на то причин.

- Драконы извечные наши враги, если бы ты знал каких усилий мне стоило вступиться за чешуйку на спине мира.

Сожаления, что спас Мутари я не испытывал. В другой раз поступил бы точно также.

- Что вы намерены теперь делать, куда направитесь? - спросил я, в надежде разузнать что-нибудь еще о геллах.

- Домой в Улиссан: Дом Теней Умбрани и стойкая преграда на пути вечнотени.

Умбрани она назвала Лив, а вот Вечнотень, это что еще такое?

- Красиво сказано! Хотел бы я увидеть ваш дом.

- Все не было времени сказать: ты спас дочь князя геллов и ее соратников, за это тебе полагается награда из рук патриарха. Чем тебе не возможность побывать в Улиссане?

Почему-то Вечнотень у меня ассоциировалась с Путем Сердца, о котором писал Маскировщик, а Дом Умбрани близок к ней, да и девчонка мне очень понравилась, ее ангельское личико, видимо, не даст мне сегодня заснуть. Короче, есть все причины побывать там.

- Буду очень рад сопроводить вас Айлинель из Дома Умбрани, в Улиссан оплот на пути теней.

- Дракоша все осложняет, и идти до перехода нам придется пешком, еще пленник этот свалился, одни проблемы, которые остальных геллов совсем не обрадуют, - пронзив меня взглядом, сообщила мне Айлинель.

Вечно мои поступки вызывают некоторые неудобства у тех, кто со мной общается. Судьба азартного игрока!

- Пойдем к остальным, и сделай эту ящерицу более незаметной, постарайся уж, - пригрозила она мне пальцем.

- Эйдан, за меня! За меня, вот так... прячься, шаг в шаг, молодец...

Айлинель оглянулась, удивилась и спросила:

- Ты уже дал ему имя?

- Да! Эйдан, правда ему очень идет? - безмятежно похвастался я.

- Ты неисправим! - усмехнулась девушка, плавной походкой направившись в сторону стоянки друзей.

Глава 7

Рано утром, когда лучи Раэла только начинали пробуждать мир, мы с Эйданом тайком сходили к мертвой горе зеленой чешуи, чтобы навсегда попрощаться с родителем Мутари, он положил лапы ему на нос и горестно взвыл в небо, а затем направил вверх небольшую струйку огня. У меня было только одно предположение, почему малыш ко мне привязался, я успел мысленно пообщаться с Саури - зеленым драконом, перед его смертью, мол, я с ними контачу, значит, я сородич или что-то вроде того.

Вечером мне поведали, что у зеленых драконов редко рождаются темные, но такое все же случается, и я решил, мне с этим повезло. Айлинель, аристократически прикрывая рот рукой и зевая, пообещала потом рассказать кое-что о известных ей разновидностях драконов.

Первые сутки дороги прошли быстро и незаметно, мы поднялись на большой двугорбый холм, который напомнил мне о верблюдах. С высоты горбуна мы лицезрели большую долину со сверкающими лентами рек, затуманенными ряской глазами озер и множеством ощетинившимися хвоей лесов. За этим всем великолепием виднелась гора, не та, которая обычно закрывает весь горизонт и уходит в небосвод, а другая.

Та невероятная гора всегда находилась перед глазами, она была более всего похожа на обломанный клык, на огромной высоте просто расплывающийся в синеве. Над этим чудом весел Раэл: ясный, золотистый, с легким красноватым оттенком. Не знаю, эту ли гору я лицезрел, когда попрощался с деревом-путем или нет, но она, как всегда, потрясала воображение.

Когда село маленькое солнце, сумерки прошли буквально за мгновение, мы еле успели спуститься с холма. Разбили лагерь на небольшой приятной полянке с исполином дубом по центру. В этот день ничего не обычного, в принципе, не произошло.

Пленник молчал как партизан, отказывался общаться и как-то странно косился на Больдара. В попытке его разговорить, я уперся в стену, тщетно, он ни в какую не произносил ни слова. Может боялся геллов? Не знаю. Тем не менее спокойно повиновался и брел за нами, будто покорившись своей не легкой судьбе, жалких попыток сбежать он тоже пока не предпринимал.

Айлинель почти весь день шла рядом со мной, мы разговаривали о том, о сем... Она рассказывала мне: как же геллам приятно бороздить просторы облаков, немного о Вечнотени, которую все опасаются и на границе с которой парит в воздухе их страж-город - Улиссан, о набегах, что осуществляют странные существа мрака из-за теней, после которых исчезают люди и животные.

Есть клык, из которого, рождая день, выплывает Раэл, а за ним находится гора поменьше, она расположена от Раэла под таким углом, что от нее всегда тянется громаднейшая тень, гору и территорию, что накрывает мрак назвали Вечнотенью. Из вершины пика вечной тени, по ночам выплывает Айрэл, темная сторона Раэла, так сказать, которая, по-видимому, служит источником света обитателям теней.

- Почему Улиссан назвали домом теней Умбрани? - как-то спросил я.

- Это ближайший оплот геллов в близи вечной тени, поэтому и город, и его жителей остальные геллы назвали Умбрани. Из этого исходит, что с нами можно обращаться, говоря имя, а затем добавляя слово Умбрани, например, Лив Умбрани, Больдар Умбрани, Айлинель Умбрани и так далее, - был мне ответ.

Фамилия связана с названием родного города, - решил я тогда.

О цели их экспедиции к хребтам гор. Оказалось, что они на огромной высоте искали ценный материал, называемый Слезами Раэлов, немного отыскав этого чудесного минерала, они отправились назад, а там на них напал Саури и они встретили меня.

В тетиву лука Айлинель как раз токи была вживлена крупица Слез Раэла, которая значительно усиливала скорость полета стрел, их дальность и пронзающую силу удара. Лук назывался - "Поющий в небе" - был золотисто-серебреного цвета, что очень шел под ее светлые волосы, имел рельефный узор в виде деревьев и лиан, припадающих к земле от чудовищной силы ветров.

Под его цвет был сделан и колчан с просто белейшими стрелами, которые на свету неслабо слепили глаза. Тогда, из-за спешки, я не обратил внимания, на что это чудо было способно, думаю эффект поразителен... Про материал стрел мне она ничего не поведала, наверное, сколь это бы ни было расточительно, но там тоже имелись слезинки солнц.

От Айлинель и присоединившейся к разговору Лив, я узнал о известных геллам видах драконов: Саури-зеленый, Реерх-голубой - подводный, Мутари-темный, Санти-красный, Вазир-лазурный, который по словам Уриэля-отца Айлинель и князя Дома Умбрани, появился совсем недавно, лет так пятьсот назад.

Узнал о таинственном драконе-Ластии, которого никто вроде бы и не видел или не пережил встречи с ним. Это натолкнула меня на мысль о Слезе Заката, загадочной драконессе-гипнотезере, которую я поведал после подкидывания воспоминаний Нетри и грозы.

Еще я узнал о швах, разделяющих зоны света и тени Раэлов, которые вздымаются высоко в небо и служат гранью между территориями разных светил. По рассказу Айлен, я понял, что швы - это своеобразные барьеры разделяющие целые миры, а сами мирки геллы прозвали - гранями. Я узнал, что между швами пролегают громадные расстояния, и что, когда Айлинель была рядом с одним из-них, то тот выглядел, как волнующаяся стена, вся покрытая чем-то вроде трещин.

Еще мне поведали, что в зонах влияния Раэлов, а именно, что в их центре, всегда присутствует гора над которой парит Раэл, этот массив, в центре которого царит местное светило, служит ориентиром, солнечный диск указывает на юг, по этому признаку они и определяют остальные стороны света: идем в обратную сторону от Раэла - север, в право - запад, в лево - восток. Конечно, все это далеко от идеала и достаточно субъективно...это геллам хорошо, если к ориентирам приписать полет, то все становится гораздо яснее. Из всего этого исходило, что чем дальше от Раэла, тем холоднее становился климат, а на запад и восток Раэл оказывал всегда разные влияние, в общем, могло быть и холодно, и жарко, и джунгли, и пустыня, и тундра. Главное понять, насколько ты далеко забрался в ту или иную сторону, когда запад или восток перестают быть самими собой и от значительного расстояния от светила, становятся севером. Трудно осмыслить, а что вы хотели - это другой мир, но, если изобразить здешнюю навигацию на песке или карте - становится намного яснее.

Действительно, раз здесь за место звезд только их брызги, то нужны какие-то другие ориентиры, и они их нашли. Кроме этих гор других ориентиров я особо не замечал.

Они о многом умолчали мне, наверное, хотели, чтобы я сам увидел, но про Вечнотень и населяющих ее существ тени я хотел бы узнать побольше. Нам предстояло пройти рядом с царством мрака, и хотелось бы узнать, что-там у них к чему.

Я же поведал геллам свою историю, с отличиями: что я шел с синим из Крона в Лазурхард, а не появился в капсуле, кто-то его убил, тогда присутствовал Нетри, а не я, умолчал о драконе, что влил мне чужие воспоминания, о слезе заката, поведал в двух словах, мол, очень красивый дракон, мой путь с культом, тоже сократил до пары предложений, о болезни ордена ни слова, про мысленный контакт с драконом, только, что он приказал мне убить их.

- Да! Этот Маскировщик явно тебя куда-то ведет и не раз тебе помогал, про Путь Сердца же можно спросить у отца, он очень долго живет и очень много знает, - летая рядом со мной, поведала мне Айлинель.

Весь путь Эйдан то прыгал с ветки на ветку, то планировал, брел позади компании, ловил какую-то живность, но всегда старался держаться по дальше от летунов.

Девушки периодически взмывали в воздух, выписывая замысловатые пируэты, мы на них глазели, парни геллы несли сумки с вещами и стерегли арбалетчика. Рыжеволосый верзила с вечно приподнятой бровью - Больдар ухитрялся следить за всеми сразу. Все кроме Айлинель косились на дракошу не добрым взглядом, тот сразу-же становился невидимым. Я мало обменивался фразами с остальными, они всегда делали вид что очень заняты и вообще пупы земли, вру - крылатые пупы воздуха. Эйдан их явно раздражал, но они вели себя тактично. Юркий, скромный и тихий, и одновременно веселый Келлери, постоянно взъерошивал пятерней свою угольно-черную челку и, косясь на дракошу, порой спотыкаясь, чуть не отправлялся в полет. Айлинель же постоянно пыталась затеять разговор.

Когда она меня спросила - насколько я искусен в владении клинком, я лишь смущенно потупился, похлопал глазами, мол, практики не хватает. Она же предложила, завтра на рассвете, начать с ней тренировку." С твоим умением находить неприятности ты должен хорошо обращаться с оружием, а Лив тебя уложит за пару секунд, так что мне придется тебя немного подучить" - сказала тогда мне княшна. Я не спорил, тренировка всем необходима, а если с такой прелестной девушкой, то и подавно.

Скоро мы должны дойти до какого-то перехода, что находится в воздухе, как мы туда попадем, я пока не рискнул и предполагать.

Мы договорились для удобства называть друг друга сокращенно: Рон и Айлен, Лив не тронули, Келлери - это Келл, а Больдар - Больд.

В общем, завтра день обещал быть интересным и насыщенным, новые впечатления, умения и знания, скоро Ронет совсем врастет в астрал этого мира.

Ненавижу вставать рано утром: глаза слипаются, мысли тянут на дно снов. Иногда или часто этому нужно сопротивляться, отогнать туман сладостной дремы и пробудиться. Сегодня был как-раз такой день... Все, прочь! Открываю глаза, не опоздал? Нет, лучей, разгоняющих тьму, пока нигде не было видно.

Я поднял голову и оглянулся, Айлен уже не было на ее лежанке. Что геллы совсем не спят что ли!? Я услышал певучий голос: "Умывайся, скоро рассвет пустит слезу, пора на тренировку". Я вскочил, посмотрел в сторону голоса. Айлинель сидела, скрестив ноги, на которых покоился короткий клинок в ножнах.

Я рванул к ручейку, расположенному неподалеку от поляны, быстро умылся и побежал обратно. В тот момент, когда я ступил на длань поляны, показались слезы Раэла, и девушка тут-же взлетела, обнажая оружие. Я вынул из синих ножен свой темный клинок. Моя тьма против ее света, надеюсь этот ясный клинок, что плывет у нее в руке не пропитан слезами, а то мой, наверное, просто расколется от ее удара.

Айлинель, круча лезвие в руке, все приближалась, я думал только про аккуратность и как бы ее не ранить. Вообще, зачем я на это согласился!?

Взмах света, отбиваю тьмой и, отскакивая, махаю тенью - не зря, Айлен сделала выпад, который отразился об мой клинок. Танец, взмахиваю, отбиваю, контратаковать не рискую, отступаю, стараюсь держаться по дальше от ласковых геллфийских ручек. Ее темп резко ускорился. Воууу! Тогда она только играла, сейчас пляска приобрела скоростной оттенок, отбиваю, отбиваю, отбиваю, отступаю, отпрыгиваю. Жесть, ну я медляк... Скоростной танец, пожалуйста!

Ухожу в бок, вовремя, солнце оцарапало бок дуба, что стоял по центру поляны, взмах, полет Раэла скользящим движением отбивает мою тень, бью еще, вновь встрял, еще, еще и еще! Клинок какой-то странный, я ощутил, что даже если захочу, он не сумеет ее ранить. Странно... Кажется, получается! Она отступает. Почему темп упал? Нет времени, тень мечется, наносит удар за ударом, тщетно, защита девушки не поддается, играем, значит, азартно, взмах, уход в право, взмах, ясный плавным движением отбивает и контратакует. Заслышался ее смех...Что, почему? И в этот момент ее луч скользит вдоль моего острия, отводя тень немного в бок, лижет гарду и уже было хотел вонзится мне в руку, но остановился и резким движением подбросил мой мрак в воздух. Нееет! Я продул! Масть явно не шла и козыря все у нее, нечестно...

Новый смех, но уже более сдержанный, а затем слова: "Я знаю, почему ты так скованно себя вел, а потом словно очнулся и продолжил танец новыми нескованными па, а вот понял ли ты, в чем тут дело, мне не ведомо".

А ведь, действительно, что-то такое было, острый клинок стал казаться лишь безобидной игрушкой...

- Не мучай себя, посмотри лучше на свое мрачное и ужасное жало, ядовитый ты наш скорпион, - ехидно заострила Айлен.

- Хорошо, - ответил я и посмотрел на клинок.

Это не мой меч, другой и, похоже, затупленный, тренировочный и более короткий.

- Вот прохвостка! - врубил я свое сопрано. - Как, когда, когда ты его подменила?

- Посмотри теперь на мой, потом отвечу.

Я внимательно взглянул на ее оружие: точно такое же, как у меня, только цвет совсем другой, изящный, как крыло бабочки и смертоносный, если б не затупленные края и острие.

- Ну не ужели! Я поменяла тебе его, когда ты мужественно пытался скинуть с себя оковы сна. А ты, оказывается, и не заметил. Твой там у тебя под вещами зарыт, - спрятала издевку в волосах она, махнув рукой в сторону своего имущества.

Сдул по всем фронтам, думал оружие настоящие, робел и не понял, что мой меч подменили.

- А Айлинель оказывается хитрюга, я и не знал, - робко взглянул я на нее.

Она только смущенно захлопала ресницами, мол, не виновата я, он сам пришел.

- Диверсии, только диверсии, - засмеялась она.

Она не так проста, как кажется. Да, в общем-то, простой она мне никогда и не казалась. СКОЛЬКО ЖЕ ЕЙ ЛЕТ?

- Ты уже познакомился с оружием в деле, теперь узнай же их имена, сестры: Раэлис - день, и Айрэлис - ночь. Их подарил мне отец в четырнадцать лет, и с тех пор Лив тренировала меня обращаться с ними, - покрутив в запястье Раэлис, рассказала она.

Раэлис и Айрэлис, солнце и луна, если ближе к земному называть.

Когда ей было четырнадцать? Сколько же лет назад? Выясню!

- Чудно! - полируя взглядом ее клинок, уронил я.

- Еще, отец говорил, что, когда они почувствуют вкус крови, я должна прийти в Небесную кузницу в Улиссане и заточить их.

Нехилая же у нее амуниция, княжья кровь как-никак.

- Ну значит, теперь я тебя сделаю! - промолвил я, сверкнув тенью.

- Давай, давай, попробуй, темный, против лика света ты бессилен.

Вновь танец клинков, выпады, прыжки, уклонения, перекаты, и она ни разу не помогла себе крыльями. Я еще два раза терял Айрэлис, пока не понял, чем можно противостоять ее приему. Нам было весело, интересно и хорошо друг с другом.

Давненько я так не веселился, и эта крылатая фантасмагория будет тренировать меня, возможно, каждый день, чудесно, чудесно, она просто великолепна, в правильный мир я пробился!

Скоро я стану намного интереснее смотреться с оружием. Так мы порхали с крыльями зари, вечно противостоящими днем и ночью, Раэлис и Айрэлис, пока не услышали хлопанье в ладоши.

Мы вложили мечи в ножны и посмотрели в сторону звука, Келлери и Больдар хлопали, похоже, совершенно искренне, а вот Лив с притворным выражениям лица, даже пленник и то зазвенел лентой оков. Эйдан тоже не остался в стороне и, сидя на ветки дерева, выпустил красивую струю пламени.

- Скоро и полет обуздаешь, Рон, нужна только практика! - игриво подмигнула мне Айлен.

Летать!? Научусь? Шутка ли? Впрочем, если правда, то я согласен. Одновременно красивое и опасное лицо Лив задумчиво смотрело на нас, затем оно превратилось в камень, губы ее распахнулись и произнесли:

- Все это, конечно, очень хорошо, но, когда придет настоящий противник, ваши игры покажутся вам совершенно детскими, не забывайте, главное это реальный опыт в бою, а не в дружеской обстановке, на приятной лужайке, под раэлственным светом и пением птиц.

На земле так и было, жаль, что реальность везде одна и та же, и от нее никуда не сбежишь.

- Завтракайте, скоро отправляемся в путь, Сердце Мира не будет ждать! - сказала Лив.

- Что? - синхронно выкрикнули мы с Айлен.

- Да, шучу, шучу, я только припомнила тот момент, что Ронет рассказывал про вышивку на зеленой ткани и таинственного Маскировщика, - успокоила она нас.

Фуф, я уж было подумал, она все знает и сейчас расскажет про сердце, и где его искать. Эх мечты, мечты, явью вам не стать, поэтому надо ясно и четко смотреть в лицо действительности и каждую секунду противостоять ей.

Вышивка на зеленой материи и сейчас покоилась у меня в кармане, и та синяя зачеркнутая тоже.

- Завтрак - это хорошо, - потянулся я.

Айлен обезоруживающе улыбнулась, кинула мне ясный клинок и весело побежала в сторону нашего стойбища.

Люблю энергичных девушек - Сколько все-таки ей лет? - Взял я оба клинка и как привязанный зашагал за ней.

Позавтракав, мы собрались в путь, шли сначала по сосняку, потом вдоль ленты реки, темные воды которой напомнили мне о моей водной эпопеи, вызванной скорее всего этим ниндзей Маскировщиком.

Я повсеместно наблюдал за пленным, так как мне он сегодня казался каким-то встревоженным, он часто спотыкался и вел себя настороженно, причины такого поведения мне пока недовелось выяснить.

Мои наблюдения в сторону геллов говорили мне о том, что эта раса более технологичная чем по крайней мере люди, их одежда из неизвестной мне ткани, которая могла быть как обычной, так и прочной как броня, она вызывала интерес и даже некое восхищение.

Крылья то вообще нонсенс: большие, белые, изящные, летай ни хочу - а тут бац и нет их, только выпуклый рельеф крылышек напоминает о них. Правда на счет белизны их я немного поправлюсь: самые белые, как у ангела, принадлежали Айлинель, темнее Келлери, еще темнее у Больдара, а самые темные у Лив.

Каждому из них они очень шли и казались просто идеально подходящими и к лицу, и к телосложению, у Айлен, например, самые тонкие, легкие будто скользящие на ветру, Лив же немного потяжелее, а у парней крылья еще больше и, вероятно, даже какие-то громоздкие, это лично мое мнение - не обижайтесь если что.

Недавно понял, что я еще ни разу не видел Айрэлов, по словам Лив и Айлен, он не достояние Вечнотени, а практически повсеместное явление, только я никак не могу понять, почему в Глоу луны не было, выкинули за ненадобностью? Ориентацию ведь потеряете! Впрочем, не стоит брать в голову, мне еще долго постигать этот мир, его законы и порядки.

Когда водный путь начал расширятся, мы сошли с него и зашагали в сторону какой-то, скорее всего папоротниковой растительности, тут понадобятся мачете или что-то, чем можно будет прорубить себе дорогу.

Мы не шли молча, кто-то всегда старался заговорить с кем-то, в отличие от предыдущего дня, Лив сейчас о чем-то оживленно спорила с Келлери, а Айлен разговаривала с Больдаром, похоже, о узнике, но я могу ошибаться.

Только мы с дракошей шли молча и думали - я о своем, а Эйдан, похоже, о еде, так-как он постоянно выцеливал хищным взором птиц или любое шевеление в зарослях, даже ловил вездесущих инсектоидов, поджаривал их и живо заглатывал.

Эти мелкие твари постоянно атаковали меня: запрыгивали на руки, плечи, голову - да и, вообще, они были повсюду. Мельтешащие перед глазами воинство порядком раздражало, надо поскорее выбираться от сюда. И, как всегда, нашим небесным феям хоть бы хны: идут себе никакого внимания не обращают на этих тварей, да и вокруг их хороводы насекомых были гораздо меньше.

Во главе нашей Perfect Party в данный момент находилась Лив, только одним Раэлам и Айрэлам, наверное, ведомо как она выбирает нам артерии, по которым я и приду к Сердцу Мира. Надеюсь, что приду, неведомый помощник не стал бы разбрасываться пустышками, значит, путь к центру всего, что со мной тут произошло, это та самая лазейка, которая приоткроет завесу тайн над большинством интересующих меня вопросов.

Удобно все-таки, кто-то рубит впереди клинком, а ты идешь себе и наслаждаешься видом зарослей." Ронет!" - донесся до меня крик спереди.

Упс, похоже, накаркал, чертова ворона!

- Сейчас приду! - крикнул я Лив, что звала меня.

Я вторгся в авангард великой армии и спросил:

- Что от меня требуется, сударыня?

- Не юродствуй, а замени меня в сражении с флорой ненадолго, потом Больдар тебя сменит, - запыхалась Лив.

- Давно пора, мои руки и меч к вашим услугам, миледи! - шутливо произнес я.

- Смотри не поранься, вихрь клинков! - иронично хлопнув меня по плечу, уронила она и стала ждать, пока остальные ее обгонят, чтобы идти позади армады.

Что ж, приступим, я вынул свой орденский пожиратель неверных, ну или островержец небес, кому как больше нравится, и начал пробиваться через зеленый приют царства насекомых.

Монотонное махание железякой быстро надоело, да и руки устали, я вложил меч в ножны и сразу же достал кинжал.

Во! Это другое дело, задеревеневшие мышцы начали отдыхать, но темп нашего продвижения сразу упал, ничего, срежем еще пару сотен веток и меня сменят.

Когда меня сменили, и я вернулся в арьергард, Айлен неожиданно взлетела и обратила свой взор вперед." Уже не долго" - воскликнула она. Покружляв немного в воздухе, летунья приземлилась рядом со мной. Эйдана ее пример явно заразил, он захлопал крыльями и полетел, я заметил, что более уверенно, чем его ранние попытки: перелеты с ветки на ветку и короткие планирования.

- Через два часа заночуем, а завтра доберемся до перехода, он уже даже с небольшой высоты виднеется впереди, - радостно поведала мне Айлен.

- Хорошо, поскорее бы увидеть это, жду не дождусь прям, - хитренько покосился я на нее.

- Не расскажу, сам увидишь, - запорхав ресницами, произнесла она, - высоковато правда для бескрылых он находится, но ты ведь скоро воспаришь над землей, правда?

Что ее смущает моя бескрылость? Если что, позже Эйдан поспособствует моему полету.

- Конечно, воспарю, ведь я просто повелитель небесных просторов, просто об этом еще никто, кроме тебя, конечно, даже и не подозревает, - по-видимому, недостаточно уверенно заверил ее я.

- Поскорее, Ронет, а то как мы будем осваивать воздушный бой, крылышки то вух-вух должны делать.

Воздушный? Эйдан маловат пока для этого... а так, вдруг реально научусь, действительно, я ж не знаю всех тутошних реалий.

- Постараюсь, пока я не гелл, но если для этого придется им стать - я сделаю это!

Она как-то странно на меня посмотрела, возможно, с ноткой грусти и вновь взмыла в воздух. Что я сделал? Вроде ничего обидного не сказал и не сделал. Ели обиделась, надо будет извиниться в чем бы не кроилась причина. Не понимаю я женщин...

Вскоре мы вышли из папоротникового рая и к молниеносным сумеркам преодолели где-то еще пару тройку тысяч шагов по волнам небольших поросших высокой травой холмов.

Ужин готовила Айлинель, это был довольно специфический суп, пряный, с чем-то вроде картофеля и грибов, может лисичек, может нет, или вовсе не с грибами, но вкус оказался довольно сносный, никто не жаловался.

Все, похоже, очень устали, пленник то, вообще, вырубился или претворялся, я не забыл его сегодняшнего странного поведения. Мы начали готовиться отходить ко сну, Больдар точил какое-то оружие, он, похоже, на страже. Странно, звук точки, видно, никого не раздражал, все быстро вырубились, меня тоже, в принципе, он не трогал, да и гелл долго не стал мучать свое оружие и прекратил аккорды точильного камня.

Ко мне же в гости сон никак не хотел прийти, я ворочался, потом вроде бы нашел подходящую позу и, стараясь не ерзать, пытался проскользнуть во владения снов.

Дракошу сновидения, похоже, просто покорили, он возлежал, мечтательно высунув язык, и легонько посапывал, хвост его подергивался в такт дыханию. Все безмятежно спали, везет, мою думалку отключить гораздо труднее.

Я перевел взгляд на Айлен, та спала, обняв скомканное одеяло, на ее красивом лице танцевали загадочные тени, вызванные вечным полетом звезд в небе, и неяркими бликами костра. Какая же она все-таки красавица! Так точно не засну... В клубок и на боковую.

Когда я уверился в тщетности заснуть и уж было хотел встать и сменить караул Больдара, тогда и услышал какой-то шепот, трудно разобрать... Вслушавшись повнимательнее, я уловил несколько слов:" Не скажешь, синий, и не дойдешь".

Я не рискнул повернуться на звук и лежал, напрягая слух, еще минут пять. Что-там у них творится? Не, надо все-таки проверить! Вдруг что стряслось.

Я резко встал и посмотрел в сторону дежурящего гелла, тот сидел под деревом и поигрывал кинжалом в руке, а за ним крался к кустам, тот пленный стрелок, я тут же выкрикнул: "Больдар, сбежит ведь!" - и в этот момент арбалетчик нырнул в кусты. Гелл бесшумно взлетел и тенью пустился за ним. Я тоже начал преследование и побежал по следам. Шустрый засранец! Я слышал только треск и шуршание впереди. Прыжок через бревно, бег, скольжение по траве и подскок, не уйдет, у нас авиация и пехота. Догоним! Слышу какой-то стук, врываюсь в растительный ком и прорываюсь на оперативный простор

- Зачем??? - растерянно выкрикнул я.

Гелл стоял неподвижно над телом стрелка, а в затылке того бегуна поселился кинжал.

- Он из синего ордена! И своим Лазурхардским способом избавился от лартовой ленты! - уверенно ответил он.

- И за это убивать? В Улиссане наверняка разобрались бы, кто он и какие цели преследовал, - привел я тяжелый аргумент.

Летун только опустил голову и смущенно прошелестел:

- Нельзя было его отпускать.

Стало темнее, подул ветер, трава и кусты завертелись из стороны в сторону, заслышались шаги. К нам из зелени, держа оружие наготове выскочили: Лив, Айлен и Келлери. Сумеречные клинки Лив сверкают, стрела на тетиве Айлинель сияет, копье Келлери горит огнем.

Фантастическая троица! Боги ночной охоты!

- Что здесь произошло, Вечнотень побери?! - не на шутку разозлившись, выкрикнула Айлен.

- Я понял, что он из ордена и надо его остановить, - неуверенно пробормотал Больдар.

Глаза Айлен обожгли его зеленым огнем.

- Остановить, так ты понимаешь это слово!? - горящим взглядом, пригвождая Больда к земле, кивнула она на беглеца.

Я еще не видел княшну геллов в таком яростном состоянии.

- Синяя нечисть недолжна жить, они должны умереть, все! - укутавшись в шит из собственных рук, сморозил Больдар.

Что на него нашло? Гелл маразматик? Каждый день узнаю о них что-то новенькое...

- А это уже не тебе решать, судья сумерек, возомнил себя невесть кем? Мирные законы нашего народа для тебя пустой звук? - наступала Айлен.

Больдар ничего не ответил и спрятал взгляд в ночной темноте.

Ситуация накалялась и надо было что-то делать... Отраженный от стрелы свет серебром стекал по волосам Айлинель, на лице ее проступили нотки решительности. Мне показалось, что сейчас она отпустит стрелу прямо ему в сердце, но Лив отвела поющего в небе в бок.

- Можно я попробую? - сочувственно поглядев на Айлен, вопросила Лив.

- Пробуй, - буркнула Айлен, немного приходя в себя.

Ход Лив. Она должна разобраться в этой проблеме.

- Почему ты решил, что он из ордена? - надев на лицо маску следователя, спросила Лив.

- Ну, я только недавно проверял его путы, они держали его крепко и уверенно, он не мог их так быстро снять, они просто валялись на земле, а этот убегал. Я решил, что это штучки синих ему помогли, - зачастил гелл.

- Что он попросил своего бога снять с него оковы и они сошли? У тебя не было никаких доказательств Больдар, ты не имел права судить сам! - поставила мат Лив.

- Ладно! Уриэль тогда решит, что с ним делать, а вы ребята, пожалуйста, приглядывайте за ним и заберите у него все острое, вдруг он и нас так пришить решит, - как-то скорбно проговорила Айлен.

Больше всех ошеломлённый произошедшим Келлери сказал только:

- Пойдем-ка назад, ребят.

Да уж, ну и ночка, поспать теперь сегодня у меня точно не получится.

Айлен шла впереди и тихонько всхлипывала, я хотел ее утешить, но рука Лив меня остановила: "Пусть побудет одна немного, я пригляжу за ней"

Я ничего не ответил и пошел дальше. Когда мы вышли из леса, обезоруженный летун сел, Лив взлетела, а я взобрался на то дерево, под которым мирно храпел Эйдан. Пофигист, честное слово, даже не проснулся.

Выше, еще выше. Напоминает ту лазейку, дежавю... С высоты дерева я увидел Айлинель, сидящую на холме и смотревшую в даль. Ей жаль даже того, кто хотел убить ее, суд, она хотела его и теперь расстроилась.

"Не болей бедой, бедняжка наша княшна, не трать алмазы своих слез, не напрасны твои шаги, а действия чисты. Мне больно видеть тебя, накрытую печалью, стряхни ее оковы, прогони прочь боль, не твой проступок вгоняет тебя в грусть, чей-то злой умысел заводит аккорд в гнусь, забудь невзгоды, уйди от них домой, прости напев и не фальшивь, мурлычь припев, воспой ликующую песнь, и станут вторить тебе все, горящие пред светом солнц сердца", - исполнил я наспех придуманную песенку или стишок.

О я выдал! Откуда у меня эта лирика? Вроде ничего такого не пил, или все дело, как всегда, в грибочках? А может во мне проснулся поэтический талант? Стану бродячим бардом или менестрелем? А муза то совсем рядом...

Млеющая под светом диковинных небес особа, будто заслышав меня, обернулась, ища кого-то пронзительным взглядом, она оглядывала накрытые покрывалом ночи просторы, лучилась ясным взором. Когда ее ночные луны заскользили в сторону моего укрытия, я ненароком скрылся в густой пушистой листве. Чует лисица, возможно, ее настроение уже восстало из пепла и ищет на ком отыграется. Не найдя меня взглядом, она расплескала по ветру шелковистые волосы и вернулась в исходное положение. Через какой-то время и мне удалось вернуть мысли вспять.

Вообще-то странно, что Больдар убил его, очень странно, я не замечал исходящей от него смрадной ауры убийцы, да и не казался он мне столь агрессивным, и еще тот шепот. Если я правильно расслышал, кто-то из них угрожал другому и назвал синим, да вот кто? Пока не узнать, жаль...

Ангел ночи распахнул крылья зари, Айлен взлетела и принесла день в владения ночи, мир озарился, утро подуло лучами, чтобы разогнать тьму, пришел яркий свет, свет, что направит наши шаги вперед, в нужную сторону и не даст споткнутся.

Глава 8

Утром Айлинель оказалась неожиданно бодрой, ясные глаза цвета молодых оливок светились жизнью, золотистые волосы были заплетены в забавные косички, в общем, она старалась ничем не выдавать, что вчера произошло что-то плохое. И когда только успела сменить имидж? Видимо, одиночество иногда лучшее лекарство и антидот от яда разочарования, злости и неизбежности происходящего. Я же был очень рассеян, сон во время тьмы навестил меня примерно на пол часа. Спать, хочу спать! Колыбелька моя где ты родная? Геллфийка как ни в чем не бывало позвала меня на тренировку, когда я приперся, она облила меня водой из фляги и вручила ночь мне в лапы.

Тренировка шла очень вяло, во всяком случае с мое стороны: я постоянно терял оружие из рук и порой спотыкался. Айлинель же молнией наступала и, казалось, просто хотела стереть меня в порошок. Я, конечно, преувеличиваю в силу своей сонливости, но в ее движениях, действительно чувствовалась твердая решимость поквитаться со мной, хотя... может она представляла вместо меня Больдара.

Вскоре ей надоело мое состояние и она, подняв меч-луч над головой, крутанула им и вложила в ножны. Конец, слава Раэлам!

Ночью мою голову тронула одна мысль, и сейчас пользуясь случаем, я решил ее развернуть и во всем разобраться.

- Можно вопрос? - замявшись, спросил я у девушки.

- Выкладывай, мой темный ученик, - в своей обычной манере ответила она.

- Я тут обратил внимание, что этих самых темных зениц небес - Айрэлов, по какой-то причине здесь нет, так вот, я не понял в чем собственно дело и решил разобраться. - поведал я.

- Да, на самом деле странная вещь, когда мы двигались ночью в сторону своего обычного стойбища, где мы собираем слезы Раэлов, Айрэл незатейливо весел в воздухе и освещал нам путь, тем самым послужив ясным ориентиром. А что на счет причины, то понятия не имею. Отец говорил мне, что такое иногда случается, одни Айрэлы на время затухают, другие разгораются. Все как бы очень непонятно, он, кажется, еще связывал сие явление с появившимися лазурными драконами. В общем, разбираться долго и неясно, отыщешь ли ты ответ, - будничным тоном, сообщила мне Айлинель.

Такие странности происходят, луна пропала, а им наплевать, на земле бы уже все каналы твердили об этом, а тут хоть бы хны. Геллы... Никто и словечко на эту тему не выдал. Несмотря ни на что спокойные и веселые, хотя вру, может как раз это астрономическое, или вернее Айрэломическое явление, и свело Больдара с ума. Такое событие попросту стирает в порошок всю ночную навигацию в целом, не побоюсь слова - мирке. Одни затухают, другие вспыхивают, может в этом есть какая-то закономерность или связь, хотя, как тут проследишь, если мир разделен на множество граней и в бинокль их всех точно не разглядеть. Правда Князь геллов как-то сумел связать это с Вазирами... Так, Рон, не бери в голову, веди себя спокойно, раз это что-то вроде постоянного явления, значит, все предусмотрено здешними законами, получается, и волноваться не о чем. Забудь...

После разминки мы ели завтрак, Айлен трапезничала в сторонке, не хотела видеть убийцу. Келлери забрал посуду и помыл ее. Мы быстро собрали манатки и зашагали в тени деревьев, наш сегодняшний путь протекал сквозь не совсем обычный лес, ну или рощу, деревья в нем очень низкие, мириады листьев семечек защищали нас от лучей. Я протянул руку к ветви и рассмотрел по ближе листочки, это оказались зеленые крести размером с горошину. Класс! До жути захотелось поиграть в покер. Может я и занимаю мозг всяким не ясным просто, чтобы отвлечь себя от судьбы игрока?

Надо мной что-то пролетело и отвлекло внимание. Это была Айлен, за которой почему-то гнался Эйдан. Я присмотрелся, в ее руке оказался заяц, дракоша, похоже, не видел ничего кроме сочной зайчатины. С таким зверем надо поаккуратнее, надеюсь она это понимает. Ящер отставал, летунья кружляла, Эйдан начинал уставать и ритм его крыльев резко замедлился. Он скоро упадет, - решил я, глядя сквозь ветви крестовых деревьев. Айлинель подкинула пушистого вверх, тот начал свое последнее падение прямиком на заботливо подставленные колени земли. Не судьба! Дракоша поймал зверька и спланировал куда-то в право, добыча поймана, можно и перекусить.

Догнавшая меня Лив, с нотками опасения произнесла:

- Охотнички, оба выбрали одну цель, княшна опередила зверя и забрала трофей, а дракон погнался за ней, контролируй, пожалуйста, своего Мутари, Ронет.

Да уж, проконтролируешь живую машину убийства на ее охоте.

- Эйдан! Ко мне, мальчик! - крикнул я и для Лив добавил, - скоро прилетит...

Через десять минут темный дракон вернулся и засеменил позади меня. Все-таки пока слушается и на этом спасибо. Может решил, что я его мама, тем мне лучше, контроль над ним мне жизненно необходим. Белокурая фея пролетела над головой и со словами: "Вот он у тебя жадюга" - унеслась проч.

- Полет для нас все, если в Улиссане решат, что Больдар негодяй и убийца, его на длительное время могут лишить возможности летать, - опасливо глядя на шедшего впереди Больдара, произнесла Лив.

- Это как, вообще? - не скрывая удивления, спросил я.

- Старейшина или Патриарх на время наказания умерщвляет крылья, и они теряют способность к полету.

Жестоко, однако. Они там с высоты не опадают как осенние листья? Так и до суицида не далеко...

- Ого, как у вас все серьезно, не хотел бы я оказаться без ног, пусть даже временно.

- Ну в действительности ты немного преувеличил, но перестать парить в небе, это просто... ужаснее не представишь!

- Да, верно, потеря былых способностей всегда сопровождается глубочайшим стрессом для психики и всего организма в целом, - выдал я докторскую тираду.

Леса-роща начала редеть, деревья отступать, в дали показался склон холма, над вершиной которого что-то блестело. Неужели переход? Бугор был велик, с двух его сторон словно уши торчали копья скал, над которыми кружили птицы, вокруг повсюду росли, похоже, все те же деревья с необычными листьями. Небо впереди заволокли тучи. Если не успеем, пойдет дождь. Я усмехнулся, прям как после моего прибытия... Лив направила нас к холму, "Обед, под горой", - заключила она, направившись вперед. Как всегда - ультимативно, стиль истинной воительницы.

Мы шли средним темпом, ко мне подошел Келлери, я обратил внимание, что рядом с падшим геллом сейчас шла валькирия.

- Можно с тобой поговорить, - скромно обратился ко мне он.

Преодолел психический барьер, дракоша уже не смущает? Ведь сначала сторонился меня, как нору с коброй. Молодец, так держать!

- Да, конечно, - слепив из лица приветливое выражения, ответил я.

Ух, дождался, все ко мне привыкли, и я окончательно вписался в их компанию. Последний пришел поговорить, не считая Больдара, конечно.

- Я хотел поговорить о Больдаре, - промолвил он.

И это я предсказал...

- Валяй! Не томи.

Какой скромняга, каждое слово нужно выдавливать, как сок из лимона.

- Я ни в коем случае не предполагал, что Больдар, догнав пленного, так с ним расправиться, даже если считает его злом.

Ха, может его оса ужалила или не стой ноги встал, накурился чего-нибудь, или Айрэл на небе не отыскал? Ай пошли вон мысли!

- Каждый видит ситуацию со своей определенной стороны, по-видимому, он посчитал это самым разумным в своем положении, хотя, я бы проткнул ему ногу на худой конец.

- Мы же геллы! - не сдерживая ураган чувств, говорил он. - Ты не понимаешь, я знаю его всю свою жизнь, мы еще с детства понимали ценность жизни и последствия за нанесения тотального вреда другому существу. Такой жестокости я и подавно у него не видывал. Даже врагов драконов он порой отказывался убивать, обычный мирный и светлый гелл, хотя с виду про него этого не скажешь.

Геллы, насколько я знал, были миролюбивы и не склонны к преждевременному насилию, из слов Келлери исходит, что это практически нонсенс и еще вот что, психика у летунов тоже очень устойчива к различным нарушениям.

- Дома разберутся, все будет хорошо, - потрепав по плечу, успокоил я его.

- Надеюсь, что так и будет, - стряхивая с лица разочарование, буркнул он.

К холму мы добрались примерно за час, наскоро пообедав скромными частицами невеликого провианта, мы начали покорять вершину ушастого возвышения. Капельки заиграли мелодию дождя. Мы ускорились. Идти становилось все труднее, ноги начали скользить, а аккорд небес - стал громче. Вдобавок ко всему ветер проснулся и дунул нам в бок, геллы синхронно взлетели.

План - "Б" - быстро улепетывать от сюда! Келлери с Больдаром полетели вперед. Неожиданно меня подхватили под руки, и ноги мои, потеряв опору, беспомощно заскользили по воздуху. Слева Лив, справа Айлинель, прям очаровательный эльфийский эскорт! Дракоша летел за нами. За краткие мгновения все мы оказались на вершине. Ух, как быстро красотки меня довезли! Метрах в пяти над нами повисла какая-то платформа.

- Когда ты уже научишься летать, Ронет!? - возмущенно воскликнула княшна.

Меня снова понесли на крыльях ветра, вверх и на пол серебристой доминошки.

Так я и знал!!! ПУТЬ! ЛАЗЕЙКА! Заберите нас Палазники - это оно!

Два зеленоватых кольца, одно немного больше другого, то что поменьше лежит перпендикулярно большому и прикреплено к внутренним стенкам первого - образуя крестелин колец, ну то есть своеобразный крест из колец, а внутри покоится кристалл с четырьмя крыльями, больше всего похожими на два геллских и два драконьих. Все это чудо было по размеру примерно, как первая лазейка - спираль, маленькая два метра в высоту, метр в ширь.

Ветер разыгрался не на шутку. Буря! Хоть бы нас не снесло!

- Так теперь нам всем нужно положить руки на кристалл! - звонко скомандовала Айлинель.

- Секунду, я покажу Эйдану, что нужно делать, - перекрикивая шум ветра, проорал я.

Я, почти касаясь, подвел руку к крису и посмотрел на дракона. "Я понял, брат" - услышал я мысленный сигнал от Мутари.

- Можно действовать! - не успев удивиться дракоше, крикнул я.

- Все вместе, на счет три! Один - два - три! - донесся до меня голос Айлен.

Последнее, что я увидел были две далекие, но быстро приближающиеся темны тени. На смену бури пришли зеленые вихри и беспроглядная тьма.

Глава 9

Что это? Мы стоим на круглом поросшем травой диске пути. Вперед бусами уходит вереница таких же звеньев, как и то на котором находимся мы. Со всех сторон на нас наступали облака и бескрайнее голубое небо.

- Вы тоже это видели? - растерянно вопросила Айлинель.

- Что именно? - закутавшись в собственные руки, поинтересовался Келлери.

- Что-то надвигалось на нас из далека, темные тучи не смогли скрыть их силуэты, их было два, они летели в нашу сторону.

- Да, что-то такое было, - нарочито спокойно подтвердила Лив.

- Я же вам говорил, теперь тот хмырь призвал себе на помощь Вазиров, я разглядел у теней лазурные крылья, - застучав коленями, прошипел Больдар.

Княшна гневно посмотрела на него и отвернулась.

- Может и так, а может и нет, сейчас для нас важнее наша тутошняя обстановка, - здраво заметила валькирия.

- Давайте во всем разберемся, - поддержал Лив я.

Больдар остался в центре камня, мы подошли к краю, небесные острова оказались соединены толстыми ржавыми цепями, дна под ними не было видно.

Что-за? Почему? А-а-а... - заслышался недоумевающий голос нашей лучницы.

Все посмотрели в ее сторону. Она стояла и как заведенная обескураженно прыгала на одном месте.

- Крылья ангела! Я не могу их раскрыть, бес полетная зона, ненавижу! Переход полностью днище! - расстроилась Айлен.

- Не есть хорошо, - вынув себя из своих рук, заметил Келлери.

Все согласились, даже Больдар и то кивнул, а на дракошу, вообще, было жалко смотреть. Тот катался по кругу, прыгал, пускал искры и как будто плакал, его жалостный вой терзал нам всем нервы.

- Ай-яй-яй! Успокой его, пусть прекратит, - крикнула расстроенная Айлинель.

Так-с, приступим: "Эйдан, спокойно! Это все скоро закончится, ты не разучился летать, это здесь просто нельзя." Тот паник, надул черные очи, лег на травку и заморгал. Я посмотрел на Лив и спросил:

- Что будем делать? От камня к камню метров семь, как мы их преодолеем?

В этот момент золотоволосая фигура промчалась мимо и, пролетев все семь метров, сменив гнев на милость, замахала нам рукой.

- Придется так, по палазниковски, вперед же, а то пока вы сообразите Вечнотень покроет весь мир, - нетерпеливо крикнула нам Айлинель.

Ну что ж, понеслася! Я разогнался, прыгнул изо всех сил, воу-воу и чуть не перелетел следующий остров. Помогла геллфийка, она задержала меня за ворот рубахи, тем самым спасла от неминуемого падение с неведомой высоты. Фух, пронесло...

- Спасибо! Ты меня спасла, мой ангел хранитель, - сделав низкий поклон своей спасительнице, поблагодарил ее я.

- Не за что, Ронет, да вот только ты своей бесполетной...эм... нелетательностью, теперь всех заразил, еще раз такое вытворишь и полетишь вниз.

Опасная! Очень опасная... Шутит, конечно, да вот мне что-то от таких шуточек не по себе.

Остальные переправились без проблем, крылья Мутари в полете трепыхались как жалкие тряпочки. Делать нечего, мы стали прыгать с круга на круг, с круга на круг, с круга на круг... Скоро совсем надоест... Шесть бешеных прыгунов, перескакивающих пустоту и спокойно перелетающих семь метров бездны. Через некоторое время острова стали немного меняться. Трава поменяла окрас с зеленого на желтый, и в пути нашем стали попадаться развилки. Может здесь и лабиринт будет? Не хотелось бы... На первой из них мы свернули на право, на второй на лево, на третей прямо, потом вообще на лево и вверх. Острова стали напоминать какие-то причудливые ступени. Когда мы поднялись на последнюю из них, которая была в два раза больше остальных, мы устало повалились на теперь уже коричневую траву. Нееет! Все с нее просто взлетели.

- Вот это вонь, - заключила Лив.

- Тухлые поганки из Вечнотени, - брезгливо поморщившись, произнесла лучница.

Это еще, что такое? В далеке появилась небольшая туча, она приближалась, присмотревшись, я в результате всего понял, что это... птицы, чертова туча птиц!

- Взгляните! Туда! - указал я в их сторону.

- Агрессивная фауна перехода, всем приготовиться! Бежать не имеет смысла, - смело скомандовала Лив.

Мы обнажили оружие, черноволосая воительница велела дать Больдару его копье. Келлери тут-же кинул оружие геллу. Они нас случайно в клочья не порвут? Надеюсь, что нет...

Птицы начали пеке, Келлери достал щит, который в его руке стал в несколько раз больше. Слезы Раэла! Мы спрятались за ним. Тук-тук-тук-тут-тут!!! В щит врезалась прорва черных бестий. Те, что облетели, кружили и атаковали с воздуха. Келлери вторил их танцу, своей круговой обороной он помогал отбиваться, то мне, то Айлен, то Лив и Больдару, но в основном прикрывал княшну.

Мы разили, разили и еще раз разили, полчища черных тварей. Ага, почему-то их скорость была очень мала, если б они нападали со своей реальной скоростью, нас бы ничто не спасло, а так мы успевали отбиваться от их когтей и клювов. Мои руки и ноги покрылись царапинами, щеку рассекло эбонитовым птичьим резцом. Так продолжалось еще минут десять, пока Больдар не прибил последнюю из них к земле. Я осмотрелся, все вроде целы, только множество царапин... стоп, а где Айлен? На полу пошевелился оживший шит Келлери, приподнявшись, он металлическим женским голосом произнес:

- Уже все? Все живы, никто не ранен?

Из его нутра показалась светлая головка лучницы. Все облегченно вздохнули. Лив незаметно оттянула застывшую на своем сердце руку, Келлери потер рассеченную бровь, из которой потоком полилась кровь. По-видимому, в силу своей предприимчивости, кто-то нашу княшну спрятал, от греха подальше, так сказать...

- Ну, в принципе, да, живы, и здорофвыы, - сплюнул Келл вытекающую жизнь.

- Я сама! - изъяснилась покидающая свое убежище Айлинель.

Она подошла к Келлери, положила руку ему на рану и закрыла глаза, Айлен немного вздрогнула, пальцы ее руки покраснели и, ясно засеяв, принялись лечить. Десять секунд и рука отведена, бровь цела, раны как небывало.

- Спасибо, госпожа! - почесывая исчезнувшую рану, поблагодарил ее Келлери.

Она кивнула, зашерудила, по-видимому, недостаточно прочно стоявшими на полу ногами и покрутила головой:" Остальных потом, нужно выбираться от сюда!" - как-то неожиданно тихо произнесла она.

Такое быстрое исцеление, просто чудо! Очень полезная штучка, но судя по накатившей на лицо Айлинель серости, жутко энергоемкая вещ - много сил отнимает.

Мы встали и, поскакав с камня на камень, направились дальше. Еще через некоторое время крылатый ужас снова набросился на нас. Эта черная туча казалась вдвое больше предыдущей.

В этот раз нас спасла та сеть, в которую тогда геллы сковали того Саури. Мы еле успели ее раскрыть и спрятаться под ней. Птиц с виду было еще больше... Сеть, накрывшая нас, стала словно панцирем черепахи, она затвердела и стояла крышей над нами. Если б не идея Лив, то нас бы заклевали до смерти. "Лартовая сеть - отличная идея!" - с озадаченным выражением лица похвалила Лив Айлинель.

Бедные кролики сидели в своей норке и наблюдали за крылатой смертью. Та смерчем кружила над нами, а отдельные особи, с хрустом врезаясь в ларт, ломая клювы и шеи, черной стеной опадали на пол. Это продолжалось несколько часов, потом резко наступили сумерки и пришла ночь. Чернильные птицы стали улетать, перья их светились стрелами летящих звезд.

Небо этого мира! Как всегда, появляется внезапно и, как всегда, очаровательно. Да только времени любоваться на него нет! Все понимают, что надо идти. Мы быстренько собрали сеть и пошли дальше.

Следующая неожиданность заставила значительно увеличить скорость нашего отряда. Сначало раздался жуткий треск, потом плита, находящаяся в трех дисках от нас, раскололась надвое и с жутким воем полетела вниз. Стало очень страшно, мы рванули с места в карьер, плиты одна за одной трещали, раскалывались и опадали. Мы петляли на развилках, сворачивали с ступеней, словом выбирали самый удобный путь, даже стали прыгать с разбегу уже через одну плиту, но от этого всего не было никакого толку, крушение нас настигало, две плиты, потом одна, смерть за спиной, уже совсем скоро мы свалимся в небытие.

Словно само мироздание взбесилось и хочет уничтожить нас. Я точно не ожидал такого от лазейки. Первая - это просто цветочки по сравнению с этой.

Слава миру! Впереди показалась серебристо-зеленая арка, к которой вели шесть дисковых путей, по одному из которых как раз мы и продолжали свою адову гонку.

Вскоре уже плит позади нас не осталось, мы брали разгон уже по трескающейся плите. До арки оставалось два островка, прыжок, прыжок... На последней плите Айлен спотыкнулась, мне пришлось схватить ее за талию и последним прыжком уже в практически с распадающегося камня влететь в спасительную арку портала.

Пронесло? Нет! Внизу метрах в пятнадцати находилось большое озеро, мы падаем в этот глаз великана, геллы настолько вымотаны, что даже не раскрывают спасительные крылья. Обнять девушку покрепче, постараться сгруппироваться... Боковым зрением все же замечаю чьи-то паруса распахнутых крыльев. Кто-то успел... Вода приняла нас в свои крепкие объятия, глубина встретила холодом, ноги и руки сразу окоченели. Вверх, только вверх! Вырвавшаяся из моих цепких лап княшна куда-то пропала. Воздух, ты мне очень необходим! Воздух! Легкие горели, мышцы отказывались сопротивляться оковам пучин. Еще-еще! ЕЩЕ!!! Показался ласковый свет. Конец туннеля? Выходит, пора? Еще несколько судорожных гребков и я в конце концов вдохнул в легкие сладкий, блаженный воздух. Пережившие голодомор легкие окунулись в экстаз.

Я обессилено лег на воду, растянув руки в стороны, гадский меч тянул на дно... Как я вообще выплыл с такой железякой? Пришлось отправить орденский клинок в последний путь, на дно. В бездну меч, дайте мне жизнь! Видимо, повезло, все последние силы уходили, чтобы удержатся на плаву. Не знаю, сколько я так держался и откуда у меня взялись силы... Еще в добавок в голову закрались паршивые мыслишки. Друзей нигде не было видно. Неужели утонули? - Нееет! - Только не это! Айлинель и остальные не могли утонуть! Я не поверю!

Из оков тяжких раздумий меня выхватили крепкие руки. Меня не интересовало чьи они, главное я знал - это геллы, они живы... через минуту я увидел на берегу Лив и Айлен. Значит это Больдар и Келлери - донесут богатыри!

Трава стала для меня идеальным матрасов, я покоился на ней с миром, а под головой у меня был какой-то мешок. Небесная лазурь уставилась на меня пристальным взглядом, светило согревало замерзшие кости, ветер сушил мокрую одежду. Да и одежда это, вообще? Порванные когтями обноски. Ткани геллов же было все равно, ни одной царапины я не разглядел. Келлери и Больдар рассматривали невеликое содержимое оставшихся у нас сумок, из озера мы явно не все выловили.

Я повернул взгляд в тут сторону из которой слышались голоса геллфочек. Огось, а у них оказывается и нижнее белье имеется, рельефное не то что мои набедренные тряпки. Айлинель сидела на коленках и, тяжело дыша, выжимала одежду, ни капельки не растеряв своего неповторимого изящества. Сейчас округлые полушария ее прелестной груди почти ничего не скрывало, ее грудь, показалась мне слишком подвижной. Не заболела? Невольно залюбовавшись девушкой, я пропустил болезненный укол в бок. Ай! Пришлось проморгаться, стряхнуть слезы, виденье ушло, но ненадолго. Спокойнее, не ерзай, снова потревожишь рану... теперь четкий изгиб талии девушки приманил мой взгляд, мне захотелось к ней приблизиться, прикоснуться, обнять, поцеловать в красивые губы, утешить бедняжку. Да, особенно сейчас, раненому и обессиленному, это тебе просто необходимо, все раны залечит и на ноги поставит, просто бальзам на душу! Пока до высоты полета этой белой птицы мне не дотянуться, печально, но факт! Лучики веселой чечеткой танцевали на ее волосах, ветерок легонько колыхал пламя золотых косм, зеленые глаза затмевали свет Раэла, а воды позади нее пошли в наступление. Только попробуйте! Выпью всю! До дна, так сказать.

Красавэлла! На земле я таких Ан-геллов не видал. Тут свет ее глаз повернул лучи в мою сторону. А я-то в ступоре глазел во всю. Чуть не ослепила солнышко. Щеки ее миленько порозовели, она задрожала, будто озябла, потянула руку за спину, вытащила плащ, накинула на плечи, зашебуршилась, улыбнулась, теперь, мол, тепло, классно. Замаскировалась...

Лив тоже закутавшись в плащ, начала обходить нас, осматривая царапины, оглядев Больдара, похлопала его по плечу: "Само заживет!" - оптимистично сказала она и пошла к Келлу, исцелила щеки, две красные полосы перестали существовать. Пошатнулась, гелл подхватил ее и не дал упасть." Все нормально, просто усталость." - успокаивающе произнесла она, высвобождаясь из его хватки. Айлен оказалась поблизости, шепнула что-то ей на ушко, та пошла, скорее всего прилечь, геллфочка же зашагала в мою сторону.

- Привет, наблюдатель! - вперила она в меня пристальный взгляд.

- Эм... - попытался ответить я.

- Это ведь никуда не годится, Ронет-бонет, ты же весь красный от крови и на тебе одно вранье, - состроив обвинительную рожицу, упрекнула она меня.

Я хотел что-то сказать в ответ, но она показала пальцем, тсс, и мне ничего больше не оставалось, только как сдаться на милость княшны. Каким-то неуловимым фокусом у нее появилась фляга с водой, волшебница изумрудного города. Я отпил пару глотков, затем уже уверенней, стал впитывать живительную влагу как губка. "Утонишь" - прервала ее светлость мою пьянку. Она заставила меня снять рубаху, оценивающе оглядела меня с ног до головы, потом накрыла ладонью большую царапину у меня на ребре. Теперь я, похоже, ненавижу птиц - "поправочка" - больших белых птиц я люблю, даже очень, а вот черные, это какой-то кошмар.

- Не получается, странно, но почему? Келл, подойди, пожалуйста, - удивленно вымолвила она.

Гелл подошел и внимательно посмотрел на Геллфийку.

- Можешь дать немного силы? - уставившись огромными глазками, спросила она его.

- Да, только много не забирай, а то мне худо будет, - быстро сдался он.

- Положи мне руки на плечи и вливай по не многу, - повелела она.

Он так и сделал. Рука Айлен засветилась, рана просто растаяла и исчезла.

Вот это кайф... на счет лечения ран я, как всегда, оказался прав, а вот остальное, я сейчас про обнимашки, по-видимому, не заслужил. Просто бесподобная штука, снова исцелила, скоро и на ноги встану. Мысли иногда материализуются, жаль только, что не все...

- Спасибо! - сказал я, зашевелившись.

- Будешь должен, крылья отрастишь, долг уплатишь. - заговорщически подмигнула она. - Ха, я и не знала, что и людей могу лечить, а тебя уже не впервые, это радует. Некоторые геллы говорят, что нельзя, да вот с помощью Келла получилось. Может просто вас поправлять немного труднее или я просто устала.

- И тебе, Келлери, спасибо! - поблагодарил я.

- Да я ничего, в общем то, и не сделал, - заскромничал парень.

А как с остальными серьезнейшими ранениями, которые я получил в сватке с лордом тьмы, что исцелять не будем, помру ведь?! Не уходи солнце!

- Разводите пока костер и сушитесь, если найдете Рону новую одежду, дайте ему ее, я поищу дичь, пока мы тут с голоду не померли. Мой то лучок так просто не намочишь, - заявила лучница.

- Я с тобой, - сказала Лив и зашагала за Айлен.

Плащницы, нечего не забыли? Хотя, кто их тут таких красивых увидит. Вода да деревья, есть тут что-то еще? Незнаем... если что, полечу их спасать, геройскими подвигами, разрубая крохотным кинжалом толпы врагов на лево и на право, хе-хе.

Поесть бы... Живот пуст, как колодец в засуху. Удачи, девочки! Поймайте птичку! Ы! Только не черную, а то меня стошнит... Я проводил кормилец взглядом, глаза мои стали слипаться. Келлери, молодец ты наш, не дал мне утонуть во сне, но дал добротные черные штаны из ихней геллфийской ткани.

- Благодарю, выручил! - я признательно поблагодарил гелла. - Я посплю пока, не возражаешь?

- Конечно, всем нам нужно как следует отдохнуть, потом подежуришь... - подмигнул Келл.

Вот прохиндей, подежурю, наверное, если смогу, смогу...Спать...

Воды сна захлестнули меня и понесли в свои загадочные глубины.

Глава 10

Черные мерзкие птицы гнались за мной, клевали меня, рвали одежду, роились вокруг, мучали меня всеми мыслимыми и немыслимыми способами: четвертовали, вешали, растягивали на дыбе, вставляли когти под ногти, сбрасывали с высоты, топили в луже, поджаривали над костром, танцевали держа в когтях мои кости. Сон, только сон! Успокойся!

Дальше было это! Гигантский, титанический красный кристалл с зеленоватыми прожилками, похожими на вены. Грани, грани, бесконечно много граней, невозможно охватить взглядом исполинское нечто целиком. Взгляд притягивался и отдалялся, поверхность наступала и отскакивала, искажалась и приобретала невероятную четкость. Вечность правила этим местом и его законами. Сердце, а это было именно оно, пульсировало и стучало в такт непостижимой мелодии, вокруг реяло великое множество зеленых Саури, полет их ни в коем случае не мог сравниться с красотой этого сердца - Сердца Мира!

Я понимал, что это лишь сон, но мне хотелось приблизиться еще ближе, прикоснуться к судьбе и узнать этот мир. Ближе, ближе, я обратил внимание на какой-то бугорок на поверхности тела, жаль, но разглядеть предмет, что находился в центре выпуклости не представлялось возможности. Как найти тебя? Подскажи!? Я почти услышал на периферии слуха какой-то голос, неясный шепот на краю сознания. Сердце ощутимо вздрогнуло, задрожало и... Это еще что? Сверху, что-то синее, приблизиться, еще-еще, синие вены протянули жадные корни сверху над сердцем и, казалось, скоро дотронуться до него, чтобы замедлить его ритм и остановить. Инфаркт мира! С них капала какая-то мерзость, что явно причиняла вред сердцу. Это щупальца синего ордена! Но как? Как они проникли так глубоко, к самому сосредоточию, все держателю, насосу, что гонит жизнь по венам света, в который я попал. Это что-то вроде заговора с целью погубить нас всех живущих, так что ли? Более всего это походило на ветви Армагеддона, которыми скоро всколыхнет ветер, и пошлет бурю уничтожения на наши головы. Нужно остановить их, разрубить и не дать добиться кошмарной цели. Для этого я и нужен? Чтобы остановить замысел врага и не дать миру заснуть смертным сном. Все указывает на это...

Найти Сердце Мира и спасти его! Срочно! Скорее! Быстрее! Время, время, сколько у нас всех его осталось. Долг, спасти! Маскировщик будь ты проклят, как попасть к сердцу!? Расскажи если знаешь! Время...

Картина начала отдаляться и таять в воздухе. Время мало, нужно успеть! Все поблекло и растаяло в энтропии вселенной, я очнулся.

Сон...Такой реальный, неспроста он мне приснился, неспроста... Значит, цель стала ближе, яснее и скоро я ее достигну. Цель...она теперь не так эфемерна, теперь осталось только повернуть ветра реальности в нужную мне сторону и прилететь на их крыльях в точку рандеву. Лежа на спине, я проверил карманы, достал ткани, слава богу они были на месте и выглядели точно также. "Путь Сердца" - зеленая ткань, "Путь Уничтожения" - синяя, перечеркнутая красными линиями, первая найденная мной синяя материя тоже на месте.

Зеленая, похоже, значит: пройти путь и не дать синим расправиться с сердцем, а синяя последовать за орденом и уничтожить сердце. М-да, последствия этого явно будут катастрофическими и могут привести к кончине этого мира. Серьезная же игра тут ведется и ставки заоблачно высоки. А я игрок и уже определился с нужной мне стороной, а именно, стать помехой для синих и сорвать их планы. Перечеркнутая ткань скорее всего означает, что нужно опасаться ордена и не вести с ним никаких шашней или протест, или союз против них.

Еще эта болезнь, что превращает обычных людей в рабов ордена и ведет их на священную войну во имя какого-то Вордарога, скорее всего эпицентр ее те корни над сердцем, но я могу и ошибаться, с ней далеко не все так ясно. Непохоже, что тот арбалетчик, что целился в Айлинель, один из зараженных ей, но я опять же не могу с точностью быть в этом уверен. Гигантский храм в Лазурхарде, какова его цель? Неясно. Ключ ко всему - Сердце Мира.

От размышлений отвлек приятный запах жарящегося мяса, в животе сразу же забурчало. Война-войной, а обед должен быть по расписанию! Да, и еще, от красных следов когтей черных птиц у меня на теле остались лишь белые полосы, - заштопали кудесники. Благодарствую!

- О, ты проснулся! - услышал я приятный голос принцессы геллов Улиссана.

В этот момент земля подо мной словно ожила, вздрогнула, Раэл резко закрыли тучи или он провалился в бездну, небо стало черным и звездодвижение ясно проступило на нем, контраст дня и ночи за одну секунду был ошеломляющ, все вокруг закачалось в безумной скачке, по земле кое-где пошли трещины, земля и небо поменялись местами, меня подкинуло в воздух и кувыркнуло, дракоша и геллы взвились в небо, несколько деревьев упали на землю, воды подняли волну и стали наступать, в этой тряски я не мог подняться на ноги, полная дезориентация, волна уже дошла до моих ног и намочила меня до колен. БУМ-БУМ-БУМ, БУМ, БУМ-БУМ-БУМ, БУМ, БУУУМ! - Услышал я быстрое биение Сердца Мира. Докатились последствия того вздрагивания, что сердце произвело в моем сне...

Как началось, так и неожиданно все и прекратилось. Толчки шли всего где-то десять секунд...Сколько баллов, - подумал я, - 7-8 или больше? Не знаю, но тряхнуло знатно. Жесть! Главное, что все в порядке, только очень напуганы. Ну или очень сильно напуганы.

Белокрылые ангелы спустились с небес на землю. Пришел день, сгинули попытки ночи поглотить свет, лучи отвоевали права на день, вернули действительность в нужный ритм и прогнали страх в царство ночи. Пронесло! Инфаркт мира отменяется! На долго ли? Спросим у матери времени, даст ли она нам шанс все исправить? Надеюсь, что даст!

- Что это было? Что-за дрожь земли и краткий миг ночи и звук, напоминающий очень громкое биение сердца? - спросил испуганный Келлери, демонстрируя новый уровень озадаченности.

Остальные покачали головами, я же стоял и думал, что же теперь делать, рассказать про сон или нет. Думаю, все-таки надо, они должны больше содействовать моим поискам этого самого, о котором вышито на зеленой ткани - Пути Сердца.

- Ронет, ты что знаешь в чем дело и что произошло? - смотря мне в глаза и надвигаясь на меня, спросила княшна.

Сразу ко мне, сразу вопрос, расскажем...

- Похоже, что да, знаю, - ответил я, отступая, - вопрос только в том, поверите ли вы мне или нет?

Айлинель вопросительно подняла изящную бровь. Остальные пристально уставились на меня.

- М-можно сначала поесть, пожалуйста? - сделав невинное выражение лица, спросил я. - Рассказ может оказаться долгим.

- Ладно! - с таликой нерешительности, отступив от меня на шаг, произнесла княшна.

Больдар радостно осклабился и достал из-за спины прут с жаренным зайцем.

Вот затейник, успел-таки спасти самое ценное - хавчик.

Остальным, похоже, было не до смеха, но мы с спасителем зайцев подмигнули друг другу и коротко рассмеялись. Больданутый просто волшебник, достал из ближайшего мешка миски кинул их Келлери, тот сразу все понял и пошел к озеру помыть их в водице. Поистине - волшебники, так быстро прейти в себя после пережитого! Через пять минут у всех в тарелках ждали своей участи сочные заячьи ломтики и сухари, а в бокалах плескался ароматный зеленый чай.

Мы приступили к трапезе, мясо быстро изжило свое и насытило наши желудки. Сумерки прошли за несколько секунд, по небу нескончаемым потоком полились слезы вселенной. Горел костер, пели сверчки, Эйдан плескался в мутной воде подле края земли и ловил в ней лягушек. Загадочные лица моих спутников горели любопытством, тени танцевали джигу на них, а зеленые глаза Айлен, казалось, сейчас просверлят во мне две сквозные дыры, чтобы разглядеть, что-же у меня там в голове.

Похоже, я всеми фибрами души врос в их компанию и стал ее неотъемлемой частью, стал пятым лепестком в высоком чудесном цветке. Я наконец собрался и произнес: "Это был сон, может вещий, а может и нет, хотите верьте, хотите нет" - и я пересказал его от начала до конца ничего не утаив. Когда я упомянул название Сердце Мира, глаза Лив почему-то показались мне влажными и грустными. Почему, я так и не выяснил...

- И сразу после сна произошло это странное землетрясение? - уточнила Лив.

- Почти, минуты три прошло после пробуждения, - скрестив руки перед грудью, ответил я.

- Да, дела... - произнесла княшна Умбрани, - озадачил ты нас, Рон, озадачил.

- Более того, если верить вырисовывающейся картине и предыдущему твоему рассказу, не ты один хочешь отыскать сердце, у тебя уже есть один помощник, но этого недостаточно, тебе нужна еще помощь, и мы ради всего нашего мира должны тебе помочь, так что ли выходит? - задал всем каверзный вопрос Келлери.

- В любом случае мы направляемся в Улиссан, а там есть мой отец, он наверняка подскажет, что нам делать, - уверенно заявила зеленоглазая лучница.

- Дома решат, что с тобой делать, Ронет, - расставила все по местам Лив.

- Но в целом мы тебе верим, правда, ребята? - спросила Айлен, задумчиво накручивая локон волос на палец.

Геллы покачали головами и захлопали распустившимися крыльями.

- Как тут не поверишь, когда все мысли и чувства захватывает толка одно - биение сердца, и еще такое вокруг твориться, - замысловато скрутив крылья, произнес Келлери.

Главное мне самому себе верить, а то ведь бывает иногда у людей...

- Я приберегла для вас хорошую новость, ребята! - радостно сообщила лучница. - Когда я охотилась в далеке разглядела какой-то трактир, а еще дальше виднелась тень вечнотени. Значит, мы уже близко к дому и по пути получиться провести ночку на мягких перинах, а не на корнях и твердой земле, и хорошенько выспаться.

- Отлично! - источая сомнительные волны ликования, подпрыгнув на месте, выкрикнул Келл. - Дом, кровати, вечная тень, все здорово!

Да и Больдару доверия прибавилось, сейчас он уже не убийца, а избавитель нас от синего? Может и не так, но оружие у него теперь есть, и Айлинель на него больше не дуется. Цель все ближе, коллектив более сплочен, это не может не радовать. Даже дракоша ведет себя прилично и пока не пытается кого-нибудь из нас сожрать. Психический фон - нормалити, всплесков чудачества больше не замечено. Хотя... Келл уж больно сильно оптимистично настроен...

- Так-с, все по норам! - скомандовала княшна, - Живее, Келлери ты первый дежуришь, потом я, Лив, а последний Рон, быстрее, подвиги ждут! Баиньки-заиньки, Келл, через пару часов разбудишь.

Мне таких снов как сегодня больше не нужно, вообще не надо никаких снов, обойдусь без вас, хочу выспаться ребята, вы мне не нужны, чао-какао, фенита ля комедия! Дальше меня затянуло в глубокую воронку грез, в которой - слава богу, я не увидел ничего сердечного.

Глава 11

Когда меня разбудили наступила глубокая ночь, я взбодрил лицо водой из озера и потопал вступить в дозор. Моя смена... Ура... Класс... Сторожу спящих товарищей, в принципе, важное и нужное занятие, я защищу вас друзья!

Первое, что я увидел - было Айрэлом вечнотени, глаз луна, напомнивший мне о доме. Луна - Силена с легким фиолетовым оттенком и без коррозии кратеров. Красиво, этого не отнять, и свет очень приятный для глаз, может я житель Тени, а не Земли, и не нужен мне свет, а только красота Силены и тени, тени, вечные тени. Все очень прекрасно, но нет, спасибки, дождусь дня и вернусь в ласковые лучи солнечных шаров. Скоро небосвод будет спасен светом от твоего присутствия - Айрэл!

После лицезрения еще одного чуда местной природы мной еще ненадолго завладела лунная дорожка, текущая по спокойным водам глубокого озера. Дорога в Вечнотень, - подумал я и повернул взгляд к пожирателю воздуха, костру, что помог приготовить вкусного зайчика.

Всматриваясь в затухающие угли, я размышлял о том старом доме - Земле, откуда я сюда прибыл. Первое, что пришло в голову - это бессердечие землян к своему миру и земли к ним, они существовали не в созвучье, люди губили планету, она отвечала им взаимностью. Тут же, как я узнал ранее - на Гриндисе, так назывался этот мир, все иначе, что-то иное пытается все разрушить и всех нас погубить, не мы сами, а нечто с чем я еще не сталкивался.

У Гриндиса же имелось сердце, чего так сразу не скажешь о земле, ядро у нее, похоже, было, а вот сердца нет, может поэтому все у нас и пошло наперекосяк, может быть...

Этот мир как будто живой, на нем много тайн и загадок, опасностей и невзгод, но черт побери, мне здесь нравится! Безумно нравится! Не хотелось бы стать последней снежинкой для обрушения снежной лавины. Лучше стать последним звеном механизма, который сдержит инфаркт мира и не даст ему умереть, а механизм есть и, видимо, неправильно функционирует, и Маскировщик тоже часть этих часов, которая играет свою роль в механизме, и он скорее на моей стороне, чем против меня. Раэлы, Айрэлы, все очень сложно и интересно, и захватило меня целиком.

Я перестал быть тем картежником и прожигателем жалкой жизни, кем я был на земле матушке, я становлюсь другим, но азарт мой никуда не делся, нужно только направить реку карт и фишек в нужное русло, которое приведет меня к цели.

Всплеск, Эйдан резко взлетел в воздух, поднялся над кронами деревьев и быстро спикировал мне под ноги. Он набычился, то есть надраконился, оскалился, сделал очень страшные глаза, раскрыл черные крылья, поднял их повыше и посмотрел вверх и направо.

- Что ты хочешь мне показать? - нахмурившись и припоминая все видимые мной реакции Эйдана, вопросил я.

Или лучше так:

- "Что такое, Эйдан? Что случилось брат!?" - отправил я ему свои мысли.

- "Лазурные - двое! Движутся прямо в нашу сторону, смертельно, смертельно опасно!" - прозвучало у меня в голове.

Я чуть ли не взлетел... Права Айлен, скоро я с ними летать научусь.

- Подъем! ВСЕ ПОДЪЕМ!!! Драконы, синие! Они летят к нам, скорее, прячемся! - закричал я.

- "Тише, брат, они не должны нас услышать" - предупредил дракоша.

- "Хорошо и спасибо!" - отправил я мысленный ответ.

Геллфомания! Обожаю вас ребята! Это была скорость света! Молниеносные геллы собрали все за каких-то десять секунд и уже тащили меня под сень зеленых деревьев. Руки не оторвите, геллфочки! Тяжело ведь, я не пушинка! Две стремительные крылатые ангелши унесли мои пятки прочь от земли, затем, будто услышав мои мысли, они передали меня парням, те в свою очередь быстро привели меня к убежищу. Большое дерево с выпирающими из-под земли толстыми корнями, находилось метрах в трехстах от озера. Мы все засели под питоновыми отростками и стали ждать. Ждать синюю смерь!

Ну где же вы?! Ожидание только нагнетает обстановку и натягивает раскаленные до бела спицы наших нервов. Эйдан, красавец, предупредил заранее, задолго до их прилета. А ведь они очень быстры, он что их почувствовал, надо будет поинтересоваться, разузнать, как он их почувствовал. Если выживем... Время, время, даже на дракошу у меня его нет, а надо ему уделять промежутки вечно бегущих часов.

Очень скоро я увидел их, два почти черных во мраке, отливающих под светом звезд синевой, Вазиры - синие драконы, цвет ордена, цвет той болезни, цвет щупалец, что повисли над Сердцем Гриндиса. Они замедлились и начали наматывать круги, хищная ветряная мельница из двух драконов. Они как будто говорили друг с другом, но мы их не слышали. Монстры казались мне смутно знакомыми. Но где, где я их видел. Потянув вожжи памяти, я остановил коня своих мыслей и вспомнил. Да я их, можно сказать знаю, это те двое, что участвовали в захвате Твердыни Каршина. Да, точно! Это Мирас и Клириган, пальцы длани Вордарога, опаснейшие создания более чем лояльные синему культу фигуры. Темно-синие тени явно вели мысленную беседу, как я с дракошей, один из них что-то почуял, Мирас или Клириган, не знаю, кто из них кто, темно слишком. Мне казалось, что я даже слышу их мысленный шепот, что-то вроде: "Там кто-то есть, нужно сожрать их или устроить Инферно посреди этой прекрасной зелени", а другой как будто поторапливал: "Вперед, нет времени, нужно успеть вовремя!".

Ну как-так? Скорее всего у меня просто разыгралось воображение, это случилось в связи с тем сном и моими драконскими похождениями в нем, я сомневался, что могу подслушивать их мысли, такого не может быть - это очень сильная способность. И верно! Я их не слышал, а вот Эйдан так на них смотрел, так смотрел, у него, казалось, сейчас глаза на лоб вылезут и мозги вскипят, его взгляд скоро подожжет корень, под которым он маскировался. "Маскировщик, ты просто маскировщик, не пались, сиди тихо, таинственность - наше все! Ты невидимка! И мы тоже, не свети нас!" - отправил я сочный кусок пирога моих мыслей дракончику. Питательно и полезно, кушай, мальчик, кушай! Дракоша скинул кожу напряжения, но пристально взгляда так и не отвел. Ладно, пойдет, хоть так, надеюсь, огненный шторм нас минует.

Все длилось где-то тридцать секунд, хорошо, что Айлен не отправила белые стрелы своих нервов в синие тела Вазиров. Пронесло! Инферно отменяется, драконы улетели и вслед за ними пришли сумеречные войска восхода, забрезжил ясный свет Раэла. Компаньоны высунули головы из объятий дерева, потом стали выбираться на корни и доставать из-под них вещи. На лицах присутствовало только одно выражение: "Повезло бурундуку не стать дичью".

Так, пока у них отходняк, нужно кое-что проверить...Я подошел к стволу, затем поставил ногу на удобный корневой выступ и начал взбираться на Кедр Гигас. Ветви, ветви, уступы, трещины, листья щекочут лицо, выше, выше, на вершину. Палазник блин! Гуд! Дерево явно выше остальных и макушка с виду удобная. Еще чуть-чуть! О да, там прям кресло из веток! Драконов не видать, тоже хорошо. Выбравшись на вершину дерева, я уселся на деревянный трон и вгляделся в даль.

Мать честная! Это оно! Вечнотень! Впереди, примерно в двадцати километрах в лево, находилась высокая стена из непроглядного дыма, а за ней сплошная тень, отбрасываемая горой. От горизонта, до горизонта протянулись владения мрака и ничто не способно разглядеть за стеной теней ничего ясного! Странно, но от сюда, казалось, что сама тень даже выше горы ее отбрасывающей, как такое может быть, - я не понимал. Но предполагал, что в том мраке сейчас прячется от суда солнца Айрэл вечнотени. Да, вершина тени, если можно так выразиться, еле-еле отливала фиолетовым оттенком. Да, все указывает на Айрэл! Интересно детки пляшут... От созерцания царства теней меня отвлекло хлопанье крыльев.

Зеленоглазая и синеглазая геллы остановили воздух и зависли рядом с вершиной.

- Так вот чем ты тут занимаешься, - промолвила зеленоглазая, - рассматриваешь тьму, что Айрэлис поселила в твоей головушке темные мыслишки? Или мало тебе досталось от Раэлис? Темным стать решил, Ронет?

Геллы, геллы...

- Он просто мечтает вернуться в лоно родной тени, к своему Наитемнейшеству, рассказать наши секреты и сдать нас с потрохами и перьями, - проговорила Лив, сверкая на меня глазами.

Только что грозила невероятно большая опасность, а они сейчас шутить вздумали.

- Разве тьма без крыльев? Разве она не может принять вид света с двумя белыми крылышками? Она, что не способна завести бедного меня в ловушку, притворившись светом? - парировал я их укол.

Ну что, съели, геллфиечки? Как вам такой ход конем?

- Ты прав, Ронет-бонет, - уйдя из-под моей атаки, разом посерьезнев, сказала Лив, - и поэтому нам необходимо обойти ее стороной и ни в коем случае не приближаться к ней слишком близко! И еще не попасться на глаза спрунтам, огромным странным паукам, часто навещающим окрестности тени и, творя там всякое... ведунам и остальным порождениям тьмы.

- Ясно, - ответил я, отметив про себя, что Лив не шутила.

Хоть что-то о опасностях, подстерегающих нас. Почему раньше не сказали, хотите сохранить интригу? Спрунты, ведуны и другие...

- Что-то ты, Рон, в последнее время зачастил лазать по деревьям, - задорно приподняв новик, произнесла Айлен.

Да, это третье, если считать Вуденхендж моего первого пути. Ы! Это же намек на то, что она тогда, в прошлую мою вылазку на дерево, когда Больдара ужалило безумие, Айлен все-таки меня заметила.

- Издержки профессии, - пожал я плечами.

- Пора идти, значит! - сказала Лив, как бы выискивая взглядом тех, кто прячется в тени.

- Ну, я тогда полез в низ и постараюсь потом не поддаться тени и доставить княшну в родной город.

Я быстро спустился, ноги ощутили почву под ногами, лазать мне не привыкать, скоро и палазников переплюну.

Мы собрали манатки и направились в путь, деревья, деревья, Гриндис зеленый мир и пусть таким остается, синие и Вечнотень не должны замарать красоту этого бескрайнего мира. Впереди, я так понял, на курьих ножках таверна стоит. Все явно предвкушали ночь под крышей, октава настроения стала возрастать. Прохладный ветерок приятно холодил кожу дыханием леса, погода ясная, небо не станет рыдать на наши головы. Деревья приветливо махают руками-ветвями, мол, Ахой, ребята, в путь, зеленые моря ждут! Птички поют серенады, зверье шепчет ковром листвы. Дракоша в странно спокойном состоянии.

Пользуясь случаем, я решил поговорить с Эйданом. Так-с, где ты малыш? Я отыскал Мутари взглядом, застал его за весьма странным занятием, этот ящер, похоже, возомнив себя летучей мышью, пытался повиснуть вниз головой на руке дерева, он слегка впереди, скоро геллы будут его проходить. Дракончик повис на задних лапах, его глаза, как будто стали больше, дракошу начало качать маятником, и он, не выдержав, завалился в высокую траву. Я создал мысленный ком и постарался кинуть его в Эйдана:

- Дракоша, все нормально, эти Вазиры тебя не сильно напугали?

- Не очень, но они искали, искали ПАПУ, мне кажется, что они откуда-то узнали, что отец входил с тобой в контакт и что-то тебе оставил, и теперь ищут тебя, Ронет, чтобы уничтожить и еще, скорее всего они направились к дому геллов, - пнул мяч-послание дракоша.

Интересно, откуда он... К дому геллов?

- Эйдан, а откуда ты это все знаешь? Ты уверен, что они направились к Улиссану?

- Сначала я почувствовал волнение воздуха, попом почуял их, а когда они были совсем близко, я немного их подслушал, все было не очень разборчиво, но в языках их пламени я подсмотрел слова: "Дом геллов, имя Нетри, Саури убил и Лазурхард". Нетри твое второе имя, правда же? Я решил, что они тебя ищут и посмотрят в Улиссане, - дракоша мотнул головой, - извини что так вышло, Рон, ты не убивал отца и их город здесь не причем.

Да что это такое? Опять Маскировщик спустил на меня всех собак и улизнул, почему они вообще решили, что это я сделал? Ничего на это не указывало... Получается, я какой-то герой, убивающий драконов и синих сердец, я очень силен и представляю опасность, так что ли? Кирпич на ногу ордена! Почему? Зачем мне такие проблемы? И что, Нетри еще в Лазурхарде что-то натворил? Просто неуловимый Фантомас какой-то... Они меня не найдут и Улиссан не сожгут! Спокойнее, все еще наладится. Возможно, дому геллов грозит опасность, а может и нет, я решил не говорить им пока, а то рванут прямо в лапы синей смерти и конец всему к чему я стремился. Геллы такие, могут на эмоциях совершить необдуманные действия, яркий пример - Больдар, хотя с ним не все так ясно. Дракоша, ты молодец! Нужно еще его успокоить!

- Да нормально все, ты сделал все правильно, мне только пришлось тебя немного поправить, чтобы ты не наделал глупостей, тем более правильно, что ты мне об этом сообщил, - предав мысли форму мяча, я направил ее дракоше.

Надеюсь, что мы не придем к руинам их дома, я даже не знаю, кто сможет победить, драконы или город, сдюжит ли он отстоять их натиск.

- Тогда я рад, что не разочаровал брата по разуму, - ковырнул извилины Эйдан, - не по крови, а скорее по духу, да, так мы называем мыслеречь дракона с драконом, ты как-бы изрыгаешь пламя собеседнику, только не буквальное, а духовное, мысленное послание. Форма огня придает больше четкости в твое сообщение.

Все чудесатее и чудесатее, прям Алиса в стране чудес.

- Но я ведь не дракон, почему так выходит, что мы можем с тобой общаться?

- Скорее всего, в тебе осталась какая-то частичка вечного зеленого пламени Саури по имени Самилон.

Он раньше не произносил имени отца, надо повернуть глобус и уйти от больной темы.

- Возможно, ты прав, - дыхнул я своим округлым угольком.

- Рон, если мы так близко будем общаться, то у твоих белокрылых друзей вскипят мозги, - буднично заявил дракон.

Я обратил внимание на геллов, те словно перетянутые спицы колеса чуть ли не скрипели от напряжения, волосы у них, казалось, сейчас станут потрескивать, а потом и вовсе займутся пламенем.

- Слишком близко, драконы, голова... - услышал я голос Айлен.

Им, что плохо от наших перешептываний? Похоже на то... Жесть!

Айлинель обернулась, в глазах ее я увидел боль, бескрайние озера, затуманенные болью. Бедняжка! Прости, я не хотел, не знал, мне жаль! Бедные геллы!

Летуны разом решили размяться и покинули лесную взлетную полосу, засеменив крылышками. Серьезно поплохело им, капец, неохота им так соль на раны сыпать. Они скрылись в небесных высотах и пропали с локаторов Эйдана.

- Теперь, думаю, можно, - шепнул Мутари, - пока не вернуться во всяком случае.

- Можно, что болтать пламенем? - спросил я.

- Пламенем души, Ронет! Практически сердцем.

- Довольно красиво звучит, - заметил я.

- Так оно и есть, брат, ты намного ближе к драконам, даже если сам этого не осознаешь, а они бесконечно далеки от нас, и все в нас их раздражает и даже приносит боль.

Антагонисты что ли? Не повезло мне собрать столь разные полюса планеты в нашу компанию. Будет трудно и очень опасно для жизни обоих сторон.

- Значит, я правильно делаю, когда стараюсь предать форму своему сообщению?

- Именно так и нужно делать, а лучше всего изрыгать пламенный привет из глотки мыслей, это наше и вреда нам не принесет, огонь не сможет ранить дракона. А вот тебе с твоими огненными мячами стоит быть поосторожнее, а то мысли сгорят! - хлестнул огненной пощечиной меня дракон.

- Что, как? Ты же говорил никакого вреда!

Смех, урчащий смех маленького паразита, что становился мне все более дорогим существом.

- Не шути так, а то я сам сгорю, а не мысли мои, ведь я пока драконом не являюсь, не вырос еще!

- Ладно, ладно, пора кончать, они возвращаются! - завертел мыслями дракон.

- Спасибо, что объяснил, в следующий раз закидаю тебя огненными шарами - братец дракон!

Эйдан ничего не ответил, а просто взвился в воздух чернокрылой бестией.

Стихия ветер, может вы с геллами не такие уж разные, только стоит поднять занавес раздоров и постараться взглянуть на мир по-новому. А дракоша то молодец, понял, что геллам нехорошо и ретировался, и меня предупредил, молодец, хороший мне попался Мутари, преданный и ценящий чувства других.

Сомневаюсь, что драконы все такие, скорее мне очень повезло и пока не выросло чудовище, нужно сформировать скульптуру, ну не ангела, конечно, а хотя бы друга и товарища, чем черт не шутит, брата! Мы в одной лодке, и нужно, чтобы она была на плаву, а не затонула при первом же волнении, чтобы сильный шторм не смог сокрушить нас и разбить о скалы, команду, азартную такую, что-то вроде - в любой игре всех порвем, накажем и барышей раздобудем. Да, будет трудно, геллы и драконы пока-что очень далеки друг от друга, досадно, но факт и нужно с ним сразу же смириться! Если мы сплотимся, то держитесь синерылые, мы идем!

Пламя мысли, надо иметь в виду, что драконы могут общаться мысленно, это знание может ой как пригодиться, перспективы велики... Даже можно отправлять Мутари с прослушкой и тем самым узнать о планах врага или отвлечь драконов таким способом. Хм, а на какое расстояние оно действует? Сейчас не рискну спросить у дракоши, геллы снова пострадают. По логике, до куда достает реальное пламя дракона, то и мысленное тоже примерно на такое же расстояние дотянется.

Геллы впереди, не все, одной не хватает. Звук позади, как от удара сапог об землю, я обернулся, Айлинель настороженно с таликой испуга смотрела на меня. Что, до сих пор?

- Я не знал! Прости, не знал, что это причиняет вам боль, извини, пожалуйста, я не хотел, - говорил я, надеясь вымолить прощение.

- Ты не совсем понял, что произошло! - произнесла она. - Твои действия не дали никакого эффекта, это все Мутари, его шелестящие мысли бьют нам по мозгам. Пообещай, Рон, что больше не будешь этого делать, по крайней мере когда мы рядом с тобой, пообещай, Ронет!

Пламя Эйдана, значит я в стороне, его яркая искра трогает геллов!

- Хорошо, хорошо! Обещаю больше этого не делать и еще раз прости!

Зеленые глаза закрылись, лоб нахмурился, затем очи распахнулись и засеяли.

Никогда не видел ее хмурой...

- Извинения приняты! Рон, тебя никто не винит, а вот ящерку, после этого остальные жаловать не будут.

Фуф, слава Гриндису! Прощение всегда путь к спасению.

- Спасибо! Я рад, что...

Она меня перебила:

- Ладно, проветрюсь еще, а то в голове рой жужжит!

- Лети! - сказал я.

Белые крылья распахнулись, налились солнечным светом, ветерок пошевелил ими, ангел вернулся в просторы неба.

Теперь надо быть очень осторожным и Эйдана дергать только в самом крайнем случае.

Лес поредел, деревья застеснялись и ветер перестал дергать их за одежды, время шло, приближались сумерки и ночка под Айрэлом, мы несколько раз останавливались, Эйдан в тихую подсовывал мне зайцев, на привалах мы их жарили и съедали, хотя у геллов аппетит явно был не на высоте, а я же уплетал зайчатину за обе щеки, правда тоже старался делать это как можно незаметнее, практика школьной столовой, что уж еще скажешь.

Хотелось поскорее продолжить фехтование с Айлинелькой, но пока обстоятельства мешали, я уже соскучился по нему и по тени Айрэлис, свой меч я- то утопил в озере, а кинжал, не мое это, слишком короткий, никого не достать. Последний раз махал тенью на следующие утро после чудачества Больдара, вроде совсем не много времени прошло, а хотелось снова, до жути!

Спутники после моего ментального контакта с дракошей были похожи на вянущие цветы, по крайней мере, в них чувствовалась какая-то слабость, усталость, но взгляды стали более ясными, ноток боли в них я не замечал. Келлери и Больдар шли плечо к плечу, часто шаркая ногами, что было совсем не свойственно благородным геллам, крылья их спрятаны, обреченно несут свои вещи и рюкзаки Лив и Айлен, голоса слышатся редко. Геллфийки тоже не блистали энергией, чем-то копировали походку парней, хотя шаги их были намного легче и шарканье редко кусало мои уши, они тихо напевали какую-то мелодию и иногда щелкали пальцами в такт ей, шли механически, напоминая кукол, красивых, но кукол. Еще раз жалею, что мысли дракона так на них подействовали. Если в геллах нет их необыкновенной живости, то я уж не знаю, что делать. Жаль их!

Айлинелька обернулась на меня и улыбнулась, потом засмеялась, остальные вторили ей звучным смехом. Что здесь происходит? Ожили цветочки? После они взлетели, вернув миру жизнь, полетали в воздухе пару минут и вернулись с небес на землю.

- Ронет-бонет, ты бы видел свое лицо! Глаза, грусть, вот-вот слезу пустишь, - гнусаво произнесла Айлинель, поравнявшись со мной шагом, - ты что, действительно думал, что мы так сильно сдали и стали дряхлыми стариками? Ты ошибся! Кроме головной боли и неприятного звука с нами не чего не творится, если б было все так, как ты решил, то драконы одним только шелестом мыслей извели бы всех геллов под чистую.

Они что, все это время прикалывались? А я-то думал... И вовсе я не раскис от их поведения - нет!

Я посмотрел на остальных, усталости как небывало, глаза ясные как Раэлы, лица светятся уверенностью, губы летунов улыбались. Стало быть, головушки не болят больше? Надо все-таки получше маскировать свои чувства, как Маскировщик, тот их настолько скрывает, что его и не видно вовсе, только на мгновение возник и исчез. Да, это в стиле белокрылых лошадок, что называют себя детьми неба. Ну я вам еще припомню, ребятки!

После этого небольшого каламбура я ускорился и вошел в арьергард нашей компании, дабы попробовать самому найти дорогу. Не получилось... если я двигался не в ту сторону, летучие разведчики поправляли меня, вскоре мне это надоело, и я вернулся в хвост дилижанса. В болото я их не заведу, да нам этого и не нужно, пусть сами ведут, а я пока покемарю позади, шагая, я, конечно, не засну, а вот наблюдать за веселыми летунами лучше с такого ракурса. Ведите, умнички, ведите! Автобус Икарус всегда придет к своей цели, а они знают где она находится и как к ней попасть!

К примерно вечеру мы вышли на дорогу, прошли по ней метров сто в лево, если ориентироваться по Раэлу, то сто метров на восток, затем увидели придорожный трактир. Наконец-то крыша над головой и мягкие простыни, да вот меня смущал тот факт, что Вечнотень неподалеку и кто знает, что здесь может произойти. И вообще, зачем ставить трактир в такой местности, что посетителей полно? Хотя, я местности не знаю, может тут и впрямь все в норме и выгода заведения достаточна для содержания его в таком положении. Очень скоро узнаем! Хорошо, что его Вазиры не сожгли, а то с них станется все на своем пути выжечь. И мы направились к двухэтажному зданию, перед которым стоял забор, частокол пору метров высоту.

Глава 12

Дверь в ограде представляла собой лишь одну перекосившуюся ставню. Ураган, что ли здесь бушевал? Когда мы подошли к сломанным воротам, служившим бляшкой на ремне забора, из-за них показался добрый молодей богатырского телосложения, не спуская с нас взгляда и держа на лице глуповатую улыбку, он спросил:

- Кто вы и куда путь держите?

Странноватый типчик, вроде не идиот, а улыбка синонимичная...

Лив вышла вперед и, изобразив на лице несколько схожую улыбку, ответила за всех:

- Мы путешественники, искатели приключений, ищем неприятности на свои головы в разных местах и легко справляемся с ними.

- Ну тогда входите! - произнес он, еще больше осклабившись, и предупредил. - Но если вздумаете махать оружием, будите иметь дело со мной, а я такая неприятность, с которой вы не справитесь!

Весомо, весомо, чувак крут и сразу нокаутирует нас, прячемся, дрожим, боимся.

- Доброго дня, сер страж! - пропела Айлинель и, обогнув здоровяка, направилась внутрь.

Мы сразу же последовали за ней. Внутри находились клумбы, огороженные кустами, и небольшой колодец с лебедкой и серым ведром на ней. Находящаяся над дверью, выглядывающая из-под кучерявого навеса вывеска гласила: "Рыжий Дуб". Оригинальное название таверны, не придерешься.

Больдар обогнул Айлинельку и произнес:

- Для вашей же безопасности, я буду первым, на всякий случай Кня...Айлен.

Шифруемся значит, дети шпионов прям. Светловолосая шпионка загадочно подмигнула и пропустила Больданутого к двери. Он вошел, мы тоже, как это бывает в фильмах, все взгляды в зале обратились на нас. Наша компания отправилась к стойке, за которой стоял рыжий бородатый мужик с большими руками и крепкими плечами, среднего роста, глаза его тоже имели цвет красной глины. Наверно это и есть Рыжий Дуб, пусть и не высокий, но что-то деревянное в нем присутствовало. Пока Больдар и Лив договаривались на счет комнат, остальные исподволь рассматривали посетителей.

В центре сидела компания, других слов не подберу, - чуваков в шляпах как в каком-то вестерне, они резались в карты и шумно смеялись, попивая спиртное. Янки гоу хоум! Дальше сидели одиночки, занимая столы с тремя стульями, вроде ничего подозрительно, люди как люди, кто ужинает, кто курит молчаливую подругу, кто-то тонущим взглядом гипнотизирует пустой кубок. Надеюсь, искатели неприятностей здесь с этими самыми неприятностями не столкнуться. Наши получили ключи от двух комнат и потянули нас за собой, привести в порядок перед ужином, так сказать. Девочки пошли в одну комнату, парни в другую, благо они были напротив.

Две кровати, рядом тумбочки, стол, стул, серые стены, умывальник без крана, окно, в общем, стандарт подобных заведений, надеюсь, мышей и инсектоидов здесь нет, а то будет что-то ужасное, особенно в соседней палате. Да уж, кто-то будет спать на полу, не повезло... Я подошел к окну, открыл его, огляделся и стал искать Эйдана взглядом: "поиск систэм драгон" - цель обнаружена, на одном из деревьев я заметил черный чешуйчатый хвост дракоши. Я наказал ему вести себя тихо и не показываться никому на глаза. Пусть отдыхает, ему тоже нужно. Если понадобиться позову в слух.

Скоро нам принесли чем умыться, мы привели себя в порядок, и чтобы не вызывать лишних подозрений и слухов, сплетен, решили спуститься на ужин в социум бродяжников. А то пришли тут такие красивые и спать завалились, или вообще занимаются там чем-то мерзопакостным, вроде вызова тварей вечнотени или высиживания яиц драконов, с людей станется всякого такого понапридумывать, а потом пожинать последствия их впечатлительности. Нет, не получиться у вас ничего такого про нас придумать! Мы хоть и ребята видные, внимания привлекаем и может даже опасные, но белые и пушистые, как облачка в небе, пока сами не тронете, козней от нас не ждите.

Я привел себя и свой скарб - одежду в более-менее приемлемый вид, кстати, штаны на мне были от Келлери интернешнл, а рубаха от Больдар крафт. Я постучал в дверь к геллфочкам.

Дверь сразу же распахнулась. Бог ты мой! Какие волны! Черные и белые волны волос спускались с их прелестных головок на плечи, взгляд сияющих глаз утопил бы завороженных рыбаков, одежда чистая, опрятная, узоры на ней казались, еще более живыми, чем ранее, фигуры стройные, гибкие, в ножнах покоятся смертоносные орудия женской кары. Когда только успели? И волосы закрутили! Ангелы или феи? Ни то и не другое - геллы и этим все сказано! Они, лучезарно улыбаясь, взяли меня под руки и потащили в аквариум с пираньями - зал посетителей трактира. Это уже входит у них в привычку, мне она по душе, никаких кроме приятных чувств к их вниманию, к моей скромной персоне, я не испытывал. Как я популярен! Больд и Келл выползли из норы и, проводив нас завистливым взглядом, последовали за нами.

Мы вышли к перилам, с которых хорошо было видно всех собравшихся под сенью Рыжего Дуба личностей. Здрасте-мордасте! Раздави вас Гриндис! Синие рясы, трое с правой стороны от цента дерева-таверны. Свезло так свезло... Мы постарались не подать никакого виду и почти не кидать на них взглядов, заказали еду и направились к единственному полностью свободному столику.

У входа стоял здоровяк с своей улыбочкой, чесал затылок и иногда поглаживал рукоять двуручного боевого топора. Блюстит порядок, так и нужно! Вскоре молодая рыжеволосая пухленькая разносчица принесла нам трапезу и питье, миленький дубенок - наверняка дочь хозяина заведения. Келлери вежливо ей кивнул, сказав: "Спасибо, милая" - и еще проводил ее затяжительным взглядом, девушки не смогли сдержать улыбок и сделали большие глазища. Они что, мысли друг друга читают что ли? Келл засмущался и развернул вектор внимания к своей тарелке и кубку с пивом.

Курица, салаты, пиво, хлеб, булки с маком, виноград, наши набивали желудки, пока у нас был на это шанс, завтра ведь снова в дорогу. Позади наши спины грел теплый красный камин, хоть он находился далековато, тепло доставало. Мы беседовали, умничали, иногда в шутку подпевали тем типам в ковбойских шляпах, не выделяемся из толпы - круто - мы даже добавили немного шума в какофонию дуба! Да, шума тут было достаточно, вечер в таверне, что тут скажешь, только за столом синих было тихо и царила меланхолия. Освещение здесь представляли небольшие масляные светильники, выдающие неплохой желтоватый свет, довольно приятный, всех было хорошо видно.

Келл иногда поглядывал в сторону рыжеволосой девушки. Похоже, понравилась она ангелу, тут и до греха не далеко. Шучу, конечно! Наверное, ему просто нравится рыжий цвет, так-то геллы не избирают в суженые людей, не знаю, были ли исключения.

Больдар показал глазами на тех типов в шляпах и, подмигивая, произнес:

- Это кальдерцы, народ с острова Амэр, когда-то они были частью большой империи, а потом восстали и обрели независимость. Что-то напоминает... Шумные и веселые, и в драке знают толк, так что, берегись!

На что он намекает? Я посмотрел на кальдерцев, пьют себе орут, поют, на кого они полезут? Наверное, еще одна шуточка гелла. Теперь я вильнул взглядом по синим, - потягивают красное вино и ведут себя спокойно. Не заражать ли народ они случайно пришли, - заползла в голову дурная мысль. Кто их знает, орден опасен и непредсказуем.

А с провизией в этой обители, похоже, все хорошо, от голода никто не мрет и деньги посетители тратят охотно. В этом районе сейчас ходила монета под названием - "Кайр". Серебро и медь, но я могу и ошибаться, мир, то совсем иной, а драконьим жемчугом никто не светил, даже геллы, видимо, действительно редкая штука.

Некоторые уже отправились на боковую, я уже сам стал подумывать о сне, когда начались действия.

Один из трех шляпочников поднялся и зашаркал к барной стойке, по-видимому, специально, так получилось, что путь его шебуршащих ног пролегал мимо нашего столика. Когда кальдерец проходил рядом с Айлинелью, он пошатнулся и шлепнул ее по мягкой попке. Зря!!! Айлен вскочила, лезвие Раэлис уже смотрело в горло человека, крылья ее распахнулись и засеяли лепестками огня, свет которого упал на них из камина. Публика восхищенно охнула: "Гелл!" - заслышались голоса. Еще бы, такие крылышки. Крылья, ох, теперь все, кто не знал, что здесь есть геллы это узнали. Что-же теперь будет? Айлинель Умбрани вышла на сцену и ясным настойчивым голосом произнесла:

- Извинись!

Тот сглотнул и произнес слова извинения:

- Простите, госпожа, я не знал! Пожалуйста! Тысяча извинений! И еще что-то в этом же духе.

Айлинель красивым танцевальным движением вложила луч в ножны и, отпустив парня, проводила кальдерца взглядом, тот почему-то передумал идти куда шел и зашаркал назад к своему столу, те кто сидел за ним подняли шляпы и вежливо поклонились, тот, что сидел в центре стола улыбнулся и приподнял плечи, мол, недоразумение, исправим! Княшна кивнула ему, села на свое место, затем шепотом произнесла:

- Похоже, пора уйти в комнаты!

Мы, не раздумывая, согласились. Я посмотрел на реакцию синих, и она мне не понравилась, те смотрели в нашу сторону, двое из них даже повернули стулья и сейчас таращились на нас. Не нужное внимание. Что они удумали? Один из них встал и произнес, показывая на меня пальцем:

- Это случайно не тот Нетри, которого все разыскивают?!

ЧТО!?

Геллы и я успели только подняться со стульев, когда синий рванулся и выпустил из руки кинжал. Я пригнулся. Не в меня! Келлери стал заваливаться на пол с стилетом во лбу. Геллы с клинками на голо спрятались за стульями, я прыгнул за свой. Вовремя, еще одно лезвие кары пролетело мимо. Позади какие-то поступи и движения, кальдерцы зашевелились. Геллы вместе со стульями двигались к неофитам. В воздухе что-то засвистело, я увидел падение стола, синие соорудили форпост. От кого? Я на секунду обернулся, островитяне с острова Амэр шли, держа в руках мини арбалеты. На чьей они стороне? Орудия их направлены на тот стол, за которым засели культисты. Пока на нашей... Синий, ха, уже без рясы выглянул справа и отправил новое лезвие в одного из кальдерцев, тот пьянчуга просто завалился на пол как мешок с картошкой, острие царапнуло ему по волосам. Два остальных тем временем отпустили в противников болты, мимо, слева от стола выглядывает еще один, в этот момент пьянчуга вяло метнул нож в его сторону, тот, растерявшись, ушел в укрытие. Я тоже двигался вместе со стулом в сторону адептов.

Айлинель уже близко, защитите ее! У них еще должны бить ножи, благо кальдерцы мешают своими болтами. Вражеский стол пришел в движение и стал двигаться вперед и влево, в той стороне находилась Лив, у них явно не все по плану! Наши приближались. Новый кинжал влетел в сердце одного из островитян. Слишком метко! Айлен уже под стеной столика готовиться к выпаду. Новый кинжальщик выскакивает из-за стола, Айрэлис уже у него в животе и болт торчит в плече, Айлен выбивает его цацку из рук. Тень почувствовала вкус крови, меч теперь не игрушка. В этот момент Лив залетела за стол, заслышались звуки клинков, Больдар с топором тоже влетает туда. Крылья и в помещении весомый аргумент. Я запрыгиваю, отталкиваясь от стула, на этот чертов стол и вижу падающего Больдара, и прессингующую двумя клинками врага Лив. Не раздумывая, втыкаю свою бритву-кинжальчик в шею того, что уже занес меч над Больдаром. Тык, красная, гелл кое-как отводит лезвие врага от своей груди, перебрал - не боец!

Лив, валькирия Умбрани выбила оружие из рук культиста и уже скрестила мечи у него на шее. Ее индиговые глаза горели жаждой правосудия. Я произнес: "Сначала потолкуем" - и отпихнул клинки по дальше от синего, кивнул кальдерцам и осмотрел остальных синих. Айлен рванулась к лежащему на полу Келлу. "Все ко мне, оставь его на Рона!" - выкрикнула она. Геллы двинулись за ней, клинки Лив у меня в руках. Я не мог видеть, что творится позади, поэтому решил пока потолковать:

- Почему ты назвал меня Нетри, а сам метнул нож в гелла?

Это оказался тот тип, который первый начал атаку. Он рассмеялся, я хотел ему врезать, но чудовищный секатор мечей мне этого не позволил.

- Теперь нет особого смысла скрывать, по крайней мере все, - испуганно сглотнув комок в горле, произнес он, - это был просто отвлекающий маневр, видишь ли, нам заказали крылья геллов, и мы сейчас попытались их раздобыть, рясы тоже лишь прикрытие - мы просто наемники, которым нужны их крылья.

Отвлечение? Похоже, ведь он взаправду целил в Келла, а не в меня, рясы, Нетри, хитро они все устроили...

- Нетри, кто это? Ты не ответил.

- Да ищут синие кого-то с таким именем, кто это мне не известно, главное, что сработало, а ты в этот момент не на шутку перепугался. Может ты, действительно тот самый Нетри, а? - сказал он, смотря на кого-то за моей спиной.

Наверное, кальдерцев гипнотизирует или наших сверлит взглядом... Я приблизил лезвия по ближе к его шее, потекла кровь.

- Ничего больше сказать не хочешь? - спросил я, пристально всматриваясь в его глаза.

- Я знаю, только то, как представился наниматель и больше ничего, клянусь - возопил наемник.

- И?

- Коллекционер, он так представился, и видел его только Крайк, а он мертв.

Кому-то явно захотелось геллфятины... Что действительно наемники? Сомневаюсь, что этот тип стал бы лгать в такой ситуации. Я напряг мышцы рук и сделал вид, что сейчас отсеку ему башку.

- Он внес щедрую предоплату, 1000 кайров каждому, это все больше ничего не знаю! Пожалуйста! - процедил обливающийся потом наемник.

Я сделал очень злые глаза и почувствовал на своем плече чью-то руку. Скосив взгляд, я увидел... БОЖЕ МОЙ, ЭТО ЖЕ КЕЛЛЕРИ!!! Я вспомнил слово Айлен, когда они потеряли друга в схватке с драконом, тогда она сказала: "Ресить Кайра уже не получиться, слишком сильно Саури его потрепал". Воскрешение, Гриндис тебя забери! Невероятно! Парень был очень бледен и покачивался, на лбу у него была только маленькая белая точка. Жив! Он приподнял стул и в этот момент чуть не упал, колени его ударились об пол, но он удержался и уселся на стул, позади него, упираясь на спинку деревяшки, стояла такая же бледная Айлинель.

- Нужно отдохнуть! - сказала она и обернулась назад.

- Что там? - спросил я.

- Лив благодарит кальдерцев, кто знает, чтобы было если б не их вмешательство. - произнесла геллфочка, покрепче сжав спинку стула.

Я понял, что у всех геллов осталось крайне мало сил после воскрешения Келла, мне захотелось подать ей стул, я сломал свой секатор и, крутанув запястьем, врезал рукояткой в лоб наемнику. Тот покачнулся и упал. Потом свяжу! Я положил мечи Келлу на колени, взял с пола стульчик и поставил его за спиной Айлен, затем аккуратно помог ей присесть.

- Как ты себя чувствуешь? - с тревогой в голосе спросил я. - Вытянуть кого-то с того света, наверное, дорого стоит.

Вопрос, наверное, не слишком подходящий, но я больше ничего не придумал.

- Одна я бы не справилась, остальные поделились со мной своими силами, - вздохнула она, - осторожнее, Рон, мы сейчас как подушечки для иголок, за себя постоять не сможем, гляди в оба.

Пьяные кальдерцы? Если, что разберусь! Постараюсь по крайней мере. НЕТ, В ГЛОТКУ ВГРЫЗУСЬ, НО ГЕЛЛОВ В ОБИДУ НЕ ДАМ!!!

- Скоро сможете дойти до комнаты?

- Через минут десять, опираясь друг на друга, думаю сможем, - ответил Келл, рассеянно смотря на Айлен.

Она кивнула:

- Надо! Дойдем.

В зале были видны только кальдерцы, мы и еще несколько растерянных личностей, включая в себя того большого сторожа заведения. Где только лазил, когда все произошло? Мог ведь помочь!

Я развернулся к Лив и островитянину, та говорила ему что-то про откат и не сможем.

- Пойду к ним на разведку, - сказал я, делая шаг.

- Постой. - прошептали губы Айлинель. - Раскрой ладонь.

Я развернулся, она протянула мне свою дрожащую сжатую ладонь.

Я раскрыл, в ней оказался небольшой шарик, размером с жемчужину, это и был собственно жемчуг, драконий жемчуг, местная драгоценность.

Я посмотрел в ее бездонные глаза, в них я увидел что-то вроде жалости.

- Хо, - прошипел Келл.

- Отдай это Рыжему дубу! - усталым голосом произнесла Айлен.

- Хорошо! - сказал я.

Шарик скатился мне в ладонь и засеял серебристым оттенком.

- Справедливо, - несколько запоздало заметил Келл.

Сначала отдам прелесть трактирщику, потом разберусь со всем остальным, - решил я.

Прошагав к барной стойке, я увидел их, дрожащую рыжую девушку и жалеющего ее отца. Похоже, я не вовремя, деньги сейчас их не спасут. Пока меня не заметили, я ретировался и приблизился к двум геллам и двум кальдерцам.

- Что тут у вас? - спросил я, на всякий случай держа кинжал за спиной. Только предосторожность, ничего лишнего.

Широкоплечий коротко подстриженный островитян с острыми серыми глазами посмотрел на меня и, проигнорировав мой вопрос, спросил обращаясь к Лив:

- Почему? Пантея Честная! Мать жизни! Почему? - он коротко взглянул на меня и продолжил. - Он что, не гелл, не сможет воскресить моего товарища, тоже сил нет, ему тоже начхать на жизни других не принадлежащих их расе?

- Не гелл, не бог и не дракон! - произнесла она, сжимая рукоять одного из клинков. - Сейчас у нас не получиться, в сотый раз повторяю тебе!

Влипли! Чудо всем нужно, и мы не можем разбрасываться им на лево и направо.

- Тогда как, как вы вернете его нам, мы рисковали, помогли вам, а вы...

- Тебе ясно сказали, что не получиться! - произнес, упирающийся на свой топор Больдар.

Кальдерец повесил голову, плечи его поникли, затем схватил своего приятеля за плечо и кивнул на дверь, потом они взяли падшего товарища и поволокли его на выход.

- Сожалеем, - только и проговорила валькирия.

- Если еще раз увидимся, мы будем не на вашей стороне. Ксаркшин мне свидетель! Не на вашей! - пообещал островитянин, подойдя к двери.

Они проделали ряд манипуляций с дверной ручкой и телом товарища, и ушли. Геллы вздохнули с облегчением.

- Не очень хорошо все вышло, но могло быть и намного хуже, - проговорил я, пряча кинжал в ножны.

- Повезло нам, а то было бы трудно, еле стоя на ногах, еще и с ними бороться, - заметил Больдар.

Все-таки, достаточно адекватные кальдерцы нам попались и впрямь повезло!

- Да! - согласилась Лив.

Прошло какое-то время, геллы ушли в свои номера, я сидел у камина и гипнотизировал огонь. Ко мне подошел рыжий, я и еще какой-то парень помогли ему отволочить тела наемников во двор. Затем парень стал вытирать пятна крови с полов, к нему присоединились я и тот верзила, что охранял дверь. Где он находился, когда все произошло? Упал в колодец, пошел справить нужду, прятался, ухаживал за дочерью дуба? Впрочем, не важно! Но ведь можно было нанять более компетентного сторожа, а не это пугало с горой мышц, которое тут же исчезает, завидев опасность, а ведь топором пугал так реалистично.

Выжившего наемника мы отвели в свою комнату и хорошо связали, точнее я хорошо его связал, заодно обнаружил у него в сапоге метальный нож, Больдар мне посоветовал проверить его обувь, голова моя после всего случившегося варила не тот компот, глаза норовили закрыться и увести меня в край сна. Геллы для пущей безопасности сейчас находились в одной комнате, мало ли что может произойти, а я не очень близко, и вряд ли смогу прийти мгновенно им на помощь. Кто знает, какие люди находятся в других комнатах и что они захотят сделать, узнав о том, что произошло.

Я подошел к стойке, за которой, застыв словно дерево, стоял Дуб. Он посмотрел на меня. Я положил ему на стол жемчужину и произнес:

- Хоть какая-то компенсация за то, что здесь произошло.

- Спасибо, огромное! - воскликнул рыжий, глядя на жемчужину. - В трудные времена - просто спасение, но лучше б ничего страшного не происходило, и мы жили бедно, не надо нам того, что сегодня произошло.

- Понимаю, - сказал я, посмотрев на сидевшую позади него, поджавшую ноги дочь трактирщика.

- Несмотря на то, что произошло, мы намерены еще сутки пробыть у вас, дабы привести силы и нервы в порядок.

- Хорошо, главное только, чтобы больше мы не переживали подобные случаи, как сегодня.

- Надеюсь! - сказал я, серьезно надеясь на то, что за наше оставшееся время здесь ничего не произойдет.

- Пойдите, поспите хоть немного, мы уж как-нибудь сами управимся, - с нотками настойчивости промолвил трактирщик.

- Да! - устало ответил я.

Он с странным выражением лица пожелал мне спокойной ночи, и я отправился в комнаты.

Глава 13

На утро Больдар, Лив и Айлен были по-прежнему усталыми, а вот Келлери живой живехонький, он просто рвался действовать, идти, нести, танцевать, петь, да и вообще все что угодно, лишь бы не сидеть в одной переполненной комнатушке, мы даже нашли лестницу на чердак и ненадолго слазали на крышу, на которой Эйдан приветствовал нас выпущенным вверх пламенным гейзером. Я где-то с пол часа пытался затащить гелла обратно, а он все упирался и находил все новые отмазки вроде: там что-то было в тени, или в далеке летает, в лесу прохладно и приятно, хоть посмотрю на него. На него что-то явно сегодня нашло, живость после посмертия - это явно новые ощущения, и они бурлили у Келла ключом, водопадом, водоворотом страстей.

Наконец я, сославшись, на то, что наших товарищей там без нас прирежут к чертовой бабушке, двинулся к выходу на чердак. Гелл - слава Гриндису! В результате всего прозрел, выплыл из своих бурлений и двинулся за мной.

Завтрак, обед и ужин нам приносила Грейс, так оказалось зовут дочь трактирщика. После ее ухода, мне с Больдаром приходилось буквально держать парня, он рвался к ней со словами: "Хотя бы поговорить чуток!". В эти моменты я тратил все силы и даже больше, чтобы удержать нашего Ромео от его затейливого буйства привязанности к девушке. Проходила минута и бычья сила ослабевала, потом Келл постепенно успокаивался, и мы его отпускали. Лив сказала мне, что это скоро пройдет. Что это последствия переполнения чаши его жизненной силы, что всем им пришлось перелить свою энергию Айлен, а та, заполняя Келла до краев и даже расплескивая силу вокруг, исцелила смертельную рану и тем самым воскресила, вернула гелла из забытия.

Вообще, очень интересный процесс называемый - ресиньем. Откуда у них столько сил и как они их переливают? И вообще, как можно направить свои сильные эмоциональные и духовные переживания на созидание, переливание своей жизненной силы другому. Гелл или любое другое существо не просто чаша, которую можно наполнить или вылить содержимое на землю, это очень трудный механизм, все нужно делать правильно, чтобы не разбить сосуд жизни и у геллов это прекрасно получается. Аккумулировать жизненную силу, а потом использовать таким образом, это можно сказать искусство, искусство возвращающие других к жизни и залечивающая раны хореография жития. Загадка, загадка... Потом еще долго восстанавливать силы, а тот просто зверь, чуть ли не взлетает от переполнявшей его энергии. Вчера еле стоял на ногах, а сегодня такое. Да, сила геллов меня очень впечатлила. Интересно, они смогут и меня вернуть к жизни, если так, то это может мне очень пригодится, проверять теорию я не стал, нырять во тьму смерти мне совсем не хотелось.

Геллы в течение дня постепенно приходили в себя, все большим светом жизни наливались их лица и ясностью глаза. Крылья их скоро очнуться от спячки и ураганом понесут геллов в родные небеса.

Наемник вел себя почти как тот арбалетчик, пытавшийся застрелить Айлен, но изредка все же вставлял слова:" Есть, пить, дышать и не знаю". Дышать он просил немыми губами, когда жизненный неистовый берсерк Келлери пытался его придушить. Вообще, денек был веселый и довольно насыщенный, даже несмотря на то, что мы все время торчали в своем номере, только изредка навещая уборную.

Отдых завладевал мною моментами, когда Келл был относительно спокоен и Айлен засыпала, показывая всем свои длинные красивые ресницы. Тогда я долго наблюдал за спящей красавицей и постепенно глаза мои закрывались, и в гости ко мне приходила ласковая дрема, минуты или часы, пока Келл снова не начнет чудить.

Вечером я долго не мог заснуть, а когда все же мне это удалось, во сне за мной гнались Вазиры и черные птицы, потом синий жнец и наемники, все перемешалась в моем сознании и постаралось меня устрашить.

Я проснулся после того как сгорел в пламени дракона, отер со лба испарину, выпил воды из фляги Больдара, что лежала на столе вместе с ним самим. Потом, заметив, что Айлен встала и идет к двери, я приподнялся и заскользил за ней в тишине. Все спали как младенцы, только Больдар бдил на столе, повернувшись в сторону наемника. Геллфийка была одета и уже закрывала дверь, когда увидела меня.

- Рон, пошли, со мной, - шепнула она, поправляя выбившуюся из прически прядь.

Что удумала? Поглазеть на ночную Вечнотень или навестить ночной воздух шелестением крыльев. Я тихо последовал за ней, кивнув Больдару, и закрыл дверь. Справа в окне промелькнула тень, наверное, Эйдана, скрытнее малыш, скрытнее... Геллфочка и я пошли на лево, вышли к перилам, из-за которых виднелся весь зал трактира. Айлен уперлась боком на перила и стала наблюдать, я присоединился к ней.

Народу было предостаточно, люди ели и пили, играли в карты и в какие-то фишки, прожигали досуг, играла грустная музыка, бард навестил сие убогое местечко. Захотелось поиграть с гроссмейстерами в карты, но сейчас было не до этого.

Все вели себя, в принципе, как обычно, в моем понимании, конечно. Грейс и еще один парень разносили еду и напитки. Кто-то бросил дерзкие, похабные слова в сторону девушки. Ой, был бы здесь Келл, он бы его живьем съел или разорвал его на части и вышвырнул их на улицу. На стойку Дуба выкладывали монеты, рыжий давал сдачи. Все вроде бы нормально, не о чем беспокоиться. Кальдерцев не видать, синих тоже. Зеленые глаза моей спутницы внимательно шарили по залу, что-то выискивая, тревожно подрагивали кончики пальцев на ее руках. Ее внимание просто зашкаливало. Пожалуй, надо ее отвлечь.

- Что случилось? - почувствовав ее эмоциональное состояние, спросил я, положив руку ей на плечо.

Она вздрогнула, обернулась, волосы ее волнами качнулись, она произнесла:

- У меня нехорошее предчувствие, как будто что-то должно произойти, что-то нехорошее.

Я вспомнил дракошу в окне. Мое повеление дракоше: держаться по дальше от таверны и не показываться на глаза - было нарушено. Может тоже что-то почуял.

- Опасность? Может предупредить остальных? - внимательно относясь к предостережениям, поинтересовался я.

Да, пожалуй, предупреди их! - сказала она и резко добавила. - Постой!

В этот момент дверь трактира распахнулась настежь, закрыв тем самым улыбчивого великана охранника. В двери показался темный силуэт, шаг и он оказался внутри. Черный рваный плащ с капюшоном и светящееся фиолетовым глаза немигающим взором уставились прямо на нас.

- Ведун!!! Бежим!!! - вскрикнула Айлинель и, рванув меня за руку, побежала на верх.

Я только успел заметить пасс ведуна, взрыв осколков окон, и что-то темное, забирающиеся внутрь таверны. Затем заслышался хор ужасных криков и чавкающие звуки.

Несколько ступенек, прямо, в окне мелькнули какие-то толи щупальца, толи лапы. Дверь, дверь направо, вход, наши уже подорвались и ловко собирают свои вещи. Айлен схватила лук и колчан, я взял ее мешок, Больдар разрезал путы пленного и подорвал его на ноги, Келл и Лив уже были готовы. Эйдан, стоя на подоконнике окна, пускает шикарный хвост пламени в невидимого нами врага.

Выбегаем из комнаты, ошалевший Келл кричит нам: "Наверх!", тем временем в окно впереди влезает асминогопаук с целым строем фиолетовых глаз, позади тоже слышатся влажные шаги. Сияющая стрела пробивает глаз твари, Айлен, лук тебе в помощь, Келл кинул во второй глаз кинжал, что позаимствовал у наемников. Затем подбежала Лив и отрубила ему пару лап-щупалец. Сзади монстра обуяло пламя, еще один удар валькирии ей в живот, и та возвращается во тьму ночи. Вот черт! На лестнице уже показалась еще одна чавкающая фигура асминогопаука, за которой тянулся шлейф мерзкой слизи, а за ней еще тонна таких-же щупалец. "Бежим!" - проорал Келл, кинув через наши головы еще один нож, и направился к двери в подсобное помещение, мы рванулись за ним. Комната, посередине лестница, по сторонам швабры, веники и куча всего необходимого в таверне имущества.

Все полезли наверх, Айлен и Лив первые, затем, Больдар с пленным наемником, тем временем Келл рубил в капусту лапы пауков, что, оторвав дверь к нам, смерчем шевелящихся щупалец пытались его поймать. Маленькие и большие, там их было просто полно. Перед тем как полезть на верх я бросил свой единственный метательный нож, который Больдар помог мне найти в сапоге наемника, прямо в зависшую над головой Келла пульсирующую мерзость, помогло, гелл отскочил и продолжил вихрь стремительных ударов, помогая себе распахнутыми крыльями, крутясь и вращаясь в воздухе, отлетая назад и усиливая импульсом полета взмахи разящим клинком, он наносил удар за ударом, разбрызгивая во все стороны бурлящую зеленую кровь асминогопауков. В этот момент его воздушное комбо показалось мне просто гениальным и практически совершенным. Вот и пригодился гейзер твоей энергии. Не смей снова умирать, птица с жалом!

Я полез наверх. "Келл, скорее!" - выкрикнул я перед вылазкой на чердак, про себя отметив, что Келлери потерял копье и сейчас орудует мечом. План гелла удался, он, похоже, полностью завалил дверь телами и щупальцами тварей. Келл вылез, я закрыл за ним люк, все наши уже выползали на кровлю крыши. Тут же в крышку гроба, из которого мы вылезли сильно застучали, громко заскрипели доски. Мотаем удочки! Окно, крыша, мельтешение крыльев, Эйдан - дружище, и лезущие на вершину кровли геллы с пленным наемником.

Мгла сейчас будто ожила, повсюду вокруг мельтешили сотни, а то и тысячи тварей, многие, из которых взбирались к нам наверх, в мельтешении щупалец я разглядел тень ведуна, потом сияние стрелы, и движение тени, мишень явно задело, стрелы геллфийки просто молнии с небес. Фигура исчезла, новые кусочки Раэлов полетели в взбирающихся тварей, глаз, лапа, жвало. Асминогопауки уже пачкают слизью крышу здания. Больдар с пленным стоят выше меня и чуть с боку, щупальце схватило наемника за ноги, потянуло на себя, Больдар не отцепил, вместе с тварью они начали скатываться по кровле в низ, в лес щупалец, Айлен успела выкрикнуть: "Нееет и лови!". Келл, хвала его силушке, подхватил падавших, когда они уже почти свалились в движущийся ареол монстров, твари схватили своего мерзкого братца и не разжимали хватки, затем полезли по щупальцам к человеку и геллам, Больдару пришлось выпустить наемника и вместе с Келлери взвиться вверх.

Да уж, наши пленные долго не живут. Ко мне тянется лапа-щупальце, пригвождаю ее к крыше своим последним бубновым валетом - кинжалом и карабкаюсь на верх. Черные лезвия валькирии помогают мне сбежать от тварей, скользящая во тьме Лив скатилась ко мне по черепице и, прикрывая мою спину, творит жидкую фантасмагорию. На крыше уже полно тварей. Море движется, поток скоро нас захлестнет. Девушки взлетают. А меня со словами:" Хватит тебе женского эскорта" - хватают под руки Келл и Больдар.

- Спасли! Спасибо! - судорожно пробормотал я.

- Ага, еще бы потянули чуть-чуть, и мы стали бы пищей! - проголосил Келлери. - Сегодня вы все какие-то медлительные, быстренько нужно все делать.

ЖИВЧИК, БЛИН! Волны живого моря сомкнулись, рыжая крыша дуба-трактира, не выдержав колоссального веса, провалилась внутрь. Затем став шевелящимся коконом, провалился чердак и остальные этажи, загорелось пламя, некоторые твари стали полыхать как факелы. Откуда их столько взялось, Вечнотень вас побери?! Хоть какая-то месть полчищам тени - огонь!

Мы набирали высоту, а повсюду снизу что-то шевелилось, Больдар произнес:

- Откуда их столько? Рон, не ты ли их притягиваешь?

- Не знаю, честно, думаю, что не я, но отрицать, что за мной по пятам следуют неприятности, не могу.

Почему так? Может потому, что я пробойник, потому, что я пробился из другого мира. Поэтому за мной всегда что-то нехорошее движется. Либо я пешка в чьей-то неясной игре, которую гонят к концу шахматной доски, чтобы я стал фигурой и, достигнув своей цели, переломил ход игры, или я сам по себе магнит для неприятностей, или меня кто-то им сделал. Какие силы в ней задействованы и что они собой представляют? Тоже совсем не ясно... Какая-то игра явно вилась вокруг моей фигуры, да вот какая, я так до сих пор и не узнал.

Фиолетовые огоньки и шевеление, скорее бы улететь от сюда подальше, а справа чернильная мгла накрывала собой весь простор, конца и края невидно, только в дали небо сливается с тьмой. Родимое пятно на материи мира, Вечнотень, что ты такое и зачем тебе это все? Еще в ней постоянно какое-то движение чудится, толи туман жив, толи там взаправду копошится что-то живое. Не хотелось бы мне это проверять. Кто его знает, какое Наитемнейшество скрывается за этой стеной.

Геллы вечно нести меня не смогут. Силы скоро закончатся, нужно поскорее выбраться из аркана опасности и добраться до дома геллов. Несите, братцы, я в вас верю! Слева летят Лив и Айлен, крылья их сравнительно бодры, по сравнению с Больдар-Келл такси, они держаться хорошо. Келл то сегодня просто за гранью силы, у него их достаточно, а вот на Больдара было страшно смотреть, толи притворяется, толи в самом деле вот-вот разомкнет хватку и отпустит меня. Надеюсь, что этого не случится, кто знает, сможет ли живчик в одиночку меня нести? Может и сможет. Я тоже устал, но не так как Больд, я старался забыть про усталость и у меня это пока что неплохо получалось. Голову вверх, Эйдан тоже ничего, летит как летит, крылья его быстро и плавно вздымаются и опадают. Если что, пусть поможет геллам меня тащить, мне и маленький моторчик сейчас сгодится.

Примерно через десять минут в спутниках у нас были только ночь, Айрэл и росчерки звезд. Впереди завиднелся одинокий холмик, похоже, летим к нему. Оплот мира и спокойствия в бескрайнем опасном мире, хочу туда, там вроде бы ничего и обзор хороший. Вокруг холма выросла трава, на ней поселились алые огоньки цветов, а за зеленью тихих лугов проступил прямой строй можжевеловых деревьев. Слишком ровный круг травы, природная симметрия или дело чьих-то рук, лап или щупалец? Щупалец, что мне сейчас в голову лезет? Нужно поспать, пока все не стало казаться чьим-то злым умыслом.

Еще чуть-чуть, и мы приземлились на благую землю, Больдар упал на пол, Келл одиноко стоял на ногах, Лив и Айлинель присели на сумки, Эйдан нырнул в заросли. Оружие всех покоится в ножнах, Поющий в небе лежит подле хозяйки. Устали, снова судьба не дает нам как следует отдохнуть, а только заставляет бежать по углям. "Спать!" - прозевал больданутый и, просто закрыв глаза, сразу же захрапел. Как-то не по геллфийски это! Девочки расстелили покрывало и улеглись на него. Везет им, я положил сумку Айлен возле нее, она все время была со мной." Спасибо, Рон" - услышал я слабый ее голосок. Благодарность иногда так дорога. Келл прошептал:

- Спи пока можешь, потом ты дежуришь.

Я кивнул и по Больдарски завалился спать на зеленой траве. Усталость взяла верх, и я сдался ей на милость. Удачи, живчик! Я спать...

Ночь, звук, голос, всхлипы, сниться или нет? Снова всхлипы, плачь, женский или ребенка, похоже, не сон. Звуки не дают заснуть, дрема встать, плачь слышится сильнее. Что-за? Снова какая-то опасность?

Я поднял голову и увидел вслушивающегося Келла, он смотрел в сторону периодически слышащихся всхлипов, я направил взгляд в ту же сторону и встал, чтобы получше разглядеть источник звука. Странно, но я ничего не обнаружил, гелл, видимо, тоже. Звуки доносятся из далека? Похоже на то. Я подошел к Келлери и вопросительно посмотрел на него. "Ей, похоже, плохо" - озабоченно прошептал он.

- Кому, - спросил я, растирая вески.

- Там кто-то есть, нужно проверить! - как-то дергано произнес гелл.

- Думаешь выжившая?

- Да и ей там одиноко, и очень нехорошо, нужно помочь.

- Постой, постой...

Новый всхлип, меня захлестнуло жутко сильное желание помочь и спасти незнакомку, кем бы она ни была. Что это? Келл, повинуясь внезапному импульсу, рванулся с холма, позабыв про крылья. Меня тоже тянуло, и я последовал за ним. Помочь, ей плохо, помочь! - Только это желание двигало мной в эти минуты. Келл бежал впереди, я потихоньку отставал, мы пересекли луг, движемся сквозь редкую ощетинившуюся колючками хвою, скорость живчика все нарастала, я стал терять его их виду. Чертова энергия живчика! Сейчас я был готов умереть и восстать из мертвых лишь бы бежать с той же скоростью, как и гелл. Я должен его обогнать!

Звук манил, ноги несли меня все быстрее и быстрее, Келл уже совсем скрылся из виду. Из глаз моих потекли слезы, неужели не догнал, не успею первым помочь? "Нееет!" - возопил я, припустив еще быстрее, хотя мне и казалось, что уже движусь на приделе возможного.

Я понял куда меня несет нелегкая, но темпа не на чуточку не сбавил. Наплевать! Пусть даже в Вечнотень придется зайти! Я спасу ее! Ноги перепрыгивали через камни, корпус уворачивался от колючек, руки нещадно сдвигали острые ветви, которые попадались на пути. Я ни на что не обращал внимания, только мелодия, только звук владел моим сознанием. Бег, бег, бег. ОХРЕНЕТЬ! Я его догоняю! Что, я уже умер и восстал?! Вперед! Догнать конкурента! Скачки наше все! Обогнать!

Келл уже был в десяти метрах от меня, когда он вдруг спотыкнулся и с криком упал наземь. Тише, братец, разбудишь геллфочек, а ведь нам этого совсем не нужно, правда? Я настиг его, тот пытался встать, упиравшись на какой-то пень, я с разбегу пробежался у него по спине, не забыв оттолкнуться от его головы. Он, похоже, воткнулся ею прямо в землю. Ха! Получил, гаденыш! Так тебе, знай наших! Теперь он меня не догонит!

Еще пару минут... впереди видна стена мглы. Серовато-черная, в ней изредка сверкали фиолетовые прожилки и какие-то неясные тени. А она светлее, чем мне казалась ранее, намного светлее! Может удастся разглядеть, что за ней или проникнуть в ее свет. Дааа, проникнуть! Она там, и ждет меня, и ей нужна моя помощь. Я наконец подошел в плотную. Сейчас все будет! Хрусть, бдзык - в сознании что-то щелкнуло, это были слова Лив, ее предостережение: "Поэтому нам нужно обойти ее стороной и ни в коем случае не приближаться к ней слишком близко". Дальше что-то про спрунтов, ведунов и других, что-то говорили... Другие? Неужели это одна из них, вечнотеньских тварей. Может все-таки не стоит, ведь не зря меня предупреждали. Прислушаться голосу разума или все-таки помочь несчастной? Скоро меня остановит кто-то из геллов. Может дождаться их? Они наверняка уже не спят и ищут пропавших.

Мои мысли оборвало какое-то движение в тени, женская фигура. Я нашел ее! Затем из тени выросли ее руки и нежно обхватили меня за шею. Плача больше не было слышно, напротив раздался радостный манящий голос:" Пойдем, пойдем к нам, пожалуйста, не заставляй нас ждать". Все, больше я не мог терпеть! Шаг, и черная молния перерубила нежные руки, полились струи черной крови. НЕЕЕТ! Зачем? Я повернулся к валькирии, и она дала мне резкую сильную пощечину. В глазах забегали искры, правую щеку обожгло огнем. Затем она стала отводить меня от тени, дымной стены, за которой меня ждали, ждали, я был им нужен. Новая пощечина уже в левую щеку, Айлинель гневно смотрела на меня и занесла руку снова.

За что, красавица? Красавица? Айлинель?

- Моя прелесть, я люблю тебя! - чувственно выразился я. - Не бей, а лучше поцелуй меня!

Очередной раз Айлен словно луч в темном царстве озарила мне путь, я уже знал, что нужно делать дальше.

- Что с ним и почему он в крови? - спросила разгоняющая тьму.

- Какое-то ментальное воздействие, кровь не его, а твари из тени.

Тварь из тени, разлучить меня пытались с геллфийкой, ну я щаз вам дам! Я изловчился, показав чудеса ловкости, и выхватил у Айлен лук и стрелу. Отскочил и выпустил ее во тьму. Свет на долю секунды озарил тени и в одну из них угодила Слеза Раэла. Раздался вопль! Затем стон и крики, женские крики.

- Они не выйдут, побоятся нас, - опасливо проговорила Лив.

- Фурии? - настороженно спросила Княшна.

- Да! - ответила Лив, отводя меня по дальше от стены.

- Он вроде очнулся, - сказала лучница, забирая у меня лук.

- Да вроде, - произнесла Лив и отпустила мой рукав.

- Пойдемте живее к Келлу, пока еще что-нибудь не произошло, - поторопила нас Айлен.

- Идем, - присовокупил я, наконец полностью раскрыв карту своего сознания.

Они на меня как-то странно посмотрели, и мы побежали прочь, по дальше от вечнотени. В свет, к Раэлам!

Глава 14

По дороге назад я то и дело обращал внимание на золотистые локоны лучницы, очень интересно смотрящиеся в свете Айрэла, бледно золотые, по которым струился фиолетовый свет, они порхали, развиваясь под воздействием ночного ветерка. "Под ноги смотри!" - упрекнула меня Лив. В этот момент я споткнулся замахал руками, выиграл раунд борьбы с равновесием и поскользил дальше по каменным панцирям, что были разбросаны природой вокруг.

Вскоре мы нашли Келла, он уже полностью оправился, и слова Лив на счет фурий его только подстегнули, он сразу ухватил геллфочек за руки и побежал.

Лихо не где не было видно, но мы, затерявшиеся в опасностях, не считали, что оно далеко и нас не настигнет.

После бега мы быстро пошли, затем все медленнее и медленнее, хвоя сменилась горбами брахиозавров-холмов, которым не видно было конца. Главное, что мы прочь от тени движемся, тьфу на неудобства, нам все по плечу!

Забравшись на очередного динозавра, который был немного выше остальных, мы в конечном счете остановились и просто свалились с ног. Не марафонцы мы, пока что, но скоро ими станем, помяните мои слова, если у меня не будет крыльев, то я научусь летать с помощью ног, фигурально выражаясь, конечно. Часовые, кто это? Сил нет, даже Келл его живчиничество, тоже завалился и, не шевелясь, просматривал балладу о наших подвигах, Айлен и Лив уже мило сопели, моя голова кружилась где-то между явью и дремой, глаза то раскрывались, показывая мир, то закрывались, открывая мне иные ворота, ворота снов.

Когда это возбужденное состояние прекратилось слуги царицы Ночи наконец взяли меня в плен и отвели прямиком в безмолвное забвение, ни снов, ни света, ни ярких мыслей, только тьма, вызванная усталостью и бесконечной гонкой с преследующими меня опасностями.

Луч, дар Раэла разбудил меня, дар дающий свет и жизнь всему, что вокруг, не уходи, не дай тьме поглотить тебя, вечно освещай тропу жизни всем нам.

Мысль - "Который сейчас час" - унесло назад, на родную планету Земля. "Час?" Вставать не хотелось, распахнув один глаз, я лицезрел спящих комочков геллов - котятки, я тоже еще полежу. "Час?" Как-то раз, я затеял разговор на счет времени в этом мире, в моих глазах Раэлы явно не предвещают сумерки и ночь, все становится ясно на закате. Так вот, я задал вопрос: "Как вы ориентируетесь во времени?", мне ответили:" Если проживешь долго в этом мире, то отлично будешь ориентироваться. Рон, ты что не знаешь, что в сутках всегда, не взирая в какой грани ты находишься, около 25 часов, и ты не ощущаешь, когда день сгинет и придет ночь?". Как выяснилось, геллы уже довольно давно разрабатывают механизм подобный земным часам, но погрешность в зависимости от разных граней, все еще не была ими выявлена. Вот откуда у них такие знания? - думал я тогда - Чем они руководствовались, делая те или иные выводы? Доводы геллов неким образом подтверждали теорию Земной суточной неполноценности. На Гриндисе как-раз примерно 25 часов, если верить летунам, подходит... Может люди пришли на землю от сюда? Кто его знает, может и так. Вообще, мы много, о чем не ведаем, далеко ходить не нужно, яркий пример, то не объяснимое явление, из-за которого я сюда и попал. Вообще, время - понятие относительное и поток его неисповедим. Кто его знает, может скоро и смогу ориентироваться в течении времени, как здешние жители этого мира.

Но это было еще не все, светила все-таки оказались не такими немыми и безликими, как я считал. Оказывается, день можно было разделить на две равные дольки. Когда Раэл настигает зенит, в его центре можно наблюдать вспышку зеленой зарницы. Когда Айрэл достигнет полночи, то соответственно на нем проявляется алый всполох. Странно, но я ни разу не наблюдал сие цветное явление, а лампочки в регалиях этого мира ведь зажигаются! Понятие разделения дня и ночи на части называли - циклами, фазами или периодами. Геллы дали названия этим фазам: период от восхода солнца и до его зенита называли - "Рос", а от зенита до заката - "Кат". Ночные циклы же прозвали: первый - "Син", второй - "Лос".

"Да вспыхнет сердцевина Раэла!" - Так обычно приветствовали друг друга представители населяющих Гриндис рас. В иероглифах воспоминаний Нетри, есть момент из его детства. В нем он и его сверстники до слез и жжения в глазах вглядывались в Раэл в ожидании каверзного зеленого всполоха.

Потом мне немножко объяснили понятие здешней навигации, а точнее, как они здесь вообще ориентируются. Обычно Раэл и Айрэл две сдвоенные вершины одной монументальной горы, но в случае с вечнотенью отделены друг от друга. Во всех известных геллам гранях Гриндиса, населяющие его расы привыкли ориентироваться по светилам, так-как Раэл и Айрэл всегда висят на одном месте и находятся всегда в самом центре мирка - грани. По-видимому, поэтому они и решили назначить сторону светила, - югом, там теплее... Из этого исходило, что справа от высоченных горных образований, из-за которых и рождается день или умирает ночь, находится запад, слева восток, а в отдалении север. Хочешь пройти всю грань с запада на восток, пожалуйста: обогни горы по кругу и окажешься с той же стороны каменного титана, с которой и начинал свой путь. Вот такая вот круговерть... Вздумаешь пойти на юг - гору встретишь, отвернешься от ориентира на север - снег найдешь. У меня до сих пор от этого всего голова кипит, а они-то нормально ориентируются, привыкли. Когда только я свыкнусь?

Действительно, ведь россыпь света, исходящего от светил не так-то просто скрыть за тучами или туманом, хоть маленький проблеск светила виден всегда - вот вам и ориентир.

"Да вспыхнет сердцевина Айрэла!" - Кто его знает, возможно, и в вечнотени есть подобные детям пройдохи, что часами пялятся на почитаемый всеми темными Айрэл царства ночи. Он такой один, ведь не спроста именно этот необычный небесный объект отделен пропастью между горами, отведен от истинного света Раэла.

Из объектов быстрого перемещения по граням я знал пока только переходы или пути, лазейки палазников, отдельно отметим некий Путь Сердца, но, что это такое, пока не ясно и еще я как-то слыхал о неких арках, но пока информацией на эту тему я не располагал.

Примерно тогда, после всех захватывающих дух рассказов, мне впервые пришла мысль поведать геллам, что я не из этого мира, а с совсем другого, но чувства страха: то, что они меня не поймут и начнут сторониться, остановило меня. Может сегодня признаться? Может сейчас самое время? Наверняка такая просвещенная раса знает о пробойниках, пришельцах с других миров. Да и, вообще, кто сказал, что геллы коренной народ Гриндиса, может они тоже когда-то пробились со своей родины в этот мирок. К черту все! Сегодня я расскажу! После этих мыслей дрема вновь завладела мной.

Снова свет, снова жизнь, и еще кое-что, запах, что-то жарилось на костре. Мои чудесные! Я поднял голову и увидел их, волшебных геллов, что приготовили...Что приготовили?! На вертеле висела какая-то ящерица, а в руках приятелей возлежали нежные кусочки жареного мяса. Голод, он - это я!!! Я вскочил, просто телепортировался к мясу и уселся на свободное место, между Лив и Келлом, рядом с мясом была тарелка с какими-то цветами, это салат, на стоянках мы уже его ели, очень вкусный и хорошо хранится. Я протянул руку к ящерке. "Ауч" - раздался мой собственный голос. Айлен шлепнула мою руку палочкой.

- За что? - спросил я, потирая руку.

- Мыть! - сказали они мне хором.

Воды у нас было очень мало, нужно экономить и не тратить зря.

- Дайте тогда водицы, пожалуйста!

- Возьми ее сам и смотри не утони, а то ведь ее столько много: холодная, вкусная, чистая, приятная... - сказал Больдар, показывая куда-то мне за спину.

Снова шуточки, Больдар гелл и чувство юмора его вторая кожа, как и наверно у всех геллов. Я встал и посмотрел в ту самую сторону. Класс! Вот молодцы, не только кушать раздобыли, да и еще колодец вырыли! Ну не колодец - родник, вчера его здесь не было, точно больданутый постарался. Я скорость! Вода... Вода... Моя... Пить! Я окунул руки в воду, потом стал впитывать ее из них, умылся, напился, стало намного лучше! Подзаправились... Водица текла из-за камней дальше превращаясь в ручеек. Откуда здесь ручей? Точно волшебники! Еще немного по пив, я поспешил на холм. Здравствуй пища!

Взяв еду, я стал живо ее поглощать, мясо и салат оказались просто превосходными. Наконец-то, моя жадная утроба добралась до сытной и вкусной пищи. Ням-ням... Тут синие очи Лив посмотрели на меня, ее губы тронула заговорщическая улыбка и они произнесли:

- Вы еще не знаете, что Рон вчера учудил, это просто войдет в историю!

- Да мы в курсе, мы все знаем, - усмехнулся Больдар, - этот парень вчера решил искупнуться в вечнотени, да и не один, а с тамошними красотками.

- В принципе, да, - хитро прищурилась Лив, - но это не все, ребятки. Да он хотел это сделать, его тянуло воздействие тамошних фурий, жадных и мерзких обитателей вечнотени, он чуть не сделал последний шаг, последний в своей жизни. Но тут пришло озарение в лице нашей княшны-геллфессы, которая своим чудесным ликом вынула его похабную головушку из лап бестий.

Почему похабную? Успокойся, куда это тебя занесло, Лив!? Что она там выдумала? Ладненько, послушаем дальше...

- Как это так вышло, каким образом она это сделала? - заинтересовался больданутый гелл.

- А вышло это так, что, наш герой любовничек, признался ей в своем чудесном чувстве и избавился от влияния своих поистине вожделенных мыслей!

Геллы ахнули, их глаза притворно расширились, лица утонули в ухмылках, а Айлинель густо покраснела

Я чуть не поперхнулся, кость могла застрять у меня в горле! Что? Какие мысли? Признался? Блин, я же серьезно сказал, что люблю ее. Вазир ваз за ногу! Меня раскусили, что-же делать? Продолжить спектакль!

Я незаметно отер руки о траву и подошел к Айлен.

- Милая моя, теперь ты все знаешь и не сможешь противостоять силе моих в высшей степени могущественных чувств! - тщательно выверив маскирующую улыбку, вымолвил я, вставая перед ней на одно колено.

Ее глаза расширились, зеленые звезды стали просто огромными, у меня голова пошла кругом. Поймет? Она тоже встала, распахнув белоснежные крылья, волосы ее заиграли по ветру.

- Продолжай! Пожалуйста, не томи, ты хотел сказать что-то еще! - произнесла Геллфесса, лучезарно улыбаясь.

Ураган мыслей чуть не порвал мою голову, сердце словно центр мира забилось в быстром ритме. По земному, значит!

- Ты выйдешь за меня замуж? - спросил я, глядя прямо в ее зеленые звезды.

Глаза геллов просто превратились в метеориты, казалось, что они сейчас пожрут ими нашу сладкую парочку. Крылья их тоже обрели свет и нервно задергались.

Ну, что скажешь красавица? Поддержи!

- ДА! Я согласна! - сказала она, подовая мне свою белую ручку.

Я взял ее и поднялся. Геллы сейчас умрут распираемые в квинтэссенции удивления. Что сейчас скажет Лив? Да!

- Теперь можете поцеловаться! - с превосходной интонацией провозгласила Лив, махнув на нас воздухом.

Наши глаза встретились, лица начали продвижение, губы сближение. Умничка, она все поняла! Мы, стараясь проделать все как можно неожиданно, одновременно развернулись к ошеломленным геллам, лучезарно заулыбались и рассмеялись.

- Шутка! - закончила пьесу превосходный НАРРАТОР Лив.

Под конец выручила, валькирия, а я до конца сомневался...

Келл упал на землю и начал по ней кататься, смех его глушил даже мысли. Больдар приземлился, наклонился, засмеялся и стал бить себя по коленям, говоря:

- Я уж было поверил, вы так четко сыграли просто гроссмейстеры постановок!

Круто, я и не знал, что у меня талант на такое дело...

Лив хитро подмигнула нам с Айлинель:

- Но ведь это только лишь репетиция, настоящая повесть только впереди!

Она в самом деле в это верит? Гелл и человек? Правда?

Тут счастье слетело с лица Айлен, звезды глаз превратились в глаза гелла, тоже очень красивые, но почему-то грустные.

- Что случилось, милая? - спросила Лив!

Айлинель Умбрани, движимая энергией Геллфессы унеслась в высь!

- Обиделась! - произнес пришедший в себя Келл. - Да вот на что, не пойму, у вас так хорошо все вышло.

Только игра, не реальность. Как все будет в жизни, не знает никто. Я ведь действительно люблю Айлен и ее последнее действие, похоже, доказывает, что у нее есть ко мне это чувство. Значит, что-то способно нам ой как помешать. Думаю, это отец и большинство геллов, иерархия, обязанности и тому подобное. Разберемся, не волнуйся, лучик, я все так не оставлю и если придется порву грань реальности и достигну свое цели! Превратим сказку в реальность, разрушим стереотипы и пошлем на землю сентиментальных геллом маразматиком. Да я такой - если есть цель - меня не что не остановит, даже великий вседержитель - "РЭНДОМ" или какой-либо другой закон вероятности, повторюсь: меня не что не остановит! Я выиграл лотерею судьбы на земле, занял первое место и победил, всяческие трудности мне не помешали, и впредь я буду таким! Только целеустремленность! Только жизнь! Разберемся...

Скоро Княшна вернулась, мы уже собрались и были готовы отправиться в путь. Тогда Айлинель подошла ко мне и поинтересовалось:

- Что, что еще ты хотел нам поведать? У тебя на лице прям написана недосказанность.

Мысли читают что ли? Пора понял я, и, привлекая всеобщее внимание, начал рассказ:

- Я пробойник, пришелец из другого мира...

На этот раз я рассказал всю правду: о своем настоящем имени, про дракона, влившего мне чужие воспоминания, про болезнь ордена, про приказ того-же дракона освободить меня и убить геллов, про капсулу и мое появление здесь.

Во время рассказа, при упоминании болезни ордена, глаза Больдара на мгновение торжествующе блеснули, а затем, видимо, наткнувшись на штрафную зону, уныло потупились.

Остальные же просто внимательно слушали, поочередно задавая наводящие вопросы и выплескивая на меня фонтаны эмоций.

После рассказа, странно, но геллы даже не выказали толики удивления, как будто знали или подозревали об этом, или они просто решили придерживаться такой манеры поведения, либо снова пытались таким образом пошутить надо мной. Тут глаза Лив снова превратились в щелочки, она поцокала языком и покачала пальцем, а затем нас всех просветила:

- Теперь все ясно! Тебя зовут Роман, поэтому без своей второй сути - романтики, тебе просто не выжить, и ты всеми силами пытаешься затеять новый роман!

Опять ее шуточки, не валькирия, а какой-то клоун. Геллы прыснули, я поддержал их своим смехом, а Айлен, похоже, занимали совсем другие мысли, и она хотела от чего-то отвлечься.

- Перед тем как мы пойдем, я хотела вам кое-что показать. - сказала она, доставая из ножен Раэлис.

Я пристально всмотрелся в лезвие ясного клинка, геллы явно делали тоже самое. Да, я заметил отличие и сразу приметнул это сообщить:

- Ага, он стал острым, почему, когда, он же не... - произнес я, протягивая руку к клинку.

- Оба клинка теперь не нужно точить в Небесной кузнице, они сами заточились, когда Айрэлис вонзилась в наемника в той таверне.

- Оба, класс! - прокомментировал я.

- И это еще не все! Смотрите сейчас!

Она поиграла лучом в воздухе и протянула его в нашу сторону. Снова тупой! Но как?

- Все очень просто, ребята, их заточка зависит от моего желания, к примеру: если я захочу кого-то убить, клинок тут-же станет остр и погубит врага, а если мое желание не причинить вред, а, например, потренировать кого-то, то... - произнесла геллфесса, кидая мне тень.

Я подхватил призрак ночи, встал в стойку, крикнул: "То вот что!" и бросился в атаку. Сейчас мы поднимем тебе настроение, геллфочка.

Удар, скольжение света, отскок, ее парирование, шаг в бок, укус светляка, отбить, контратаковать, снова скольжение, ее финт, мой шаг в лево, танец, танец, танец... Так прошло примерно десять минут, когда мы церемонно поклонились и опустили лезвия в низ. Девушка улыбалась и приближалась. Подвох, нет? Лив кинула ей ножны тени, она, не оглядываясь поймала, их и торжественно провозгласила:

- Роман Игоревич Грос, именуемый Ронетом, я вручаю тебе на твое попечение эту теневую бурю - Айрэлис, и с гордостью назову тебя Хранителем тени, единственным кого не смог поработить мрак сией страшно опасной реликвии, поэтому только твои черные мысли будут скрыты под ее тенью!

Круто, круто! На мой взгляд многовато пафоса и слова про "страшно опасную реликвию" - переборчик, но ведь это геллы, у них так всегда, они всегда таковы и это мне очень в них нравиться! Я взял ножны, повесил их на пояс, заточил Айрэл в них, гордо выпятил подбородок, осанку поравнял и выкрикнул: - ГОРЖУСЬ!

Ангелы захлопали в ладоши и в крыльдоши, если можно так выразиться, потому что ими они тоже хлопали.

- А теперь в гордый, превосходно-величественный путь друзья! - сказала Айлинель и зашагала вперед в сторону Улиссана.

Спустя время холмы стали еще выше, мы поднялись на один из них, который, похоже, оказался самым высоким в округе. Осматривая даль, я приметил, что дальше эти горбуны становились все меньше и меньше, а потом и вовсе выпрямлялись в равнину, за которой виднелось, что-то бледно-розовое, и в воздухе что-то висело. Улиссан, - мелькнула мысль.

- Да это он! - сказала Лив, пытаясь поймать скользящие по ветру волосы и заключить их в хвост.

- Скоро придем! - сказал Келл,

- Наконец-то! - пробурчал Больдар.

- ДА! - промолвила Айлен.

- Дом геллом. - вздохнул я.

Они в этот момент не обратили на меня никакого внимания, только княшна улыбнулась мне и обернула вокруг себя свои руки, дескать, держи себя в руках, все будет нормалды.

Все-бы хорошо, но всю картину нарушала Вечнотень, уродливый шрам на теле мира всегда давал о себе знать в самый неподходящий момент. Тень вечности, какова твоя природа?

- Так! Небольшой привал и полетим, парни, понесете Рона, скоро будем дома, ребята, - сказала Лив.

Скоро будем дома... Вопрос только станет ли их дом моим, я склонен предполагать, что нет. Вечно что-то творит гадости в моем присутствии. Рояльность судьбы, так сказать! Тем более у геллов свои правила, свои традиции, своя жизнь... Но, возможно, мы их и обойдем! Уныние - это дело подростков, безмерно больных и совсем запутавшихся в своих эмоциях людей. Да и, вообще, никому не советую им страдать, какими бы ни были обстоятельства! Нет смысла глядеть в глаза беспокойств и страха, нужно отречься от них, постараться забыть и смотреть только вперед - все наладится, все будет хорошо, ты только поверь!

После привала мы полетели, ветер бил сплошным потоком в лицо, мои плечи и подмышки ощутимо болели от частых полетов при помощи геллов, ноги бессильно болтались в воздухе, земля далеко, метров сорок. Падать больно, а точнее смертельно больно. Меня, конечно, воскресят, но я надеялся, что таким образом они шутить не станут.

Что-то дракоша куда-то запропастился, ни где не ведать моего чешуйчатого друга, надеюсь, ничего не случилось с пламенным Мутари.

Мы пролетели холмы и сейчас потихоньку снижались на длань пасмурной равнины. Да, погода дала сбой и на небо выбежало стадо туч, серые хмурые козлы, до овец им слишком далеко. И вообще, погода здесь была очень странной потому, что наш пресветлый Раэл отгонял тучи и светил ясным разгоняющим мрак светом. Судя по положению Раэла и отдалению от него, мы движемся на восток. Яркие лучи сквозь тени туч, да, равнина была вся покрыта загадочными тенями, что причудливо тянулись по ее глади, и при порывах ветра резко разбегались и показывали нам падающий на тело земли подлинный свет.

Мы приземлились, ноги наконец почувствовали опору, перья спрятались, геллы решили отдохнуть. Я еще немного понаблюдал за танцем теней и решил еще раз поискать Эйдана взглядом. Осмотревшись вокруг, я его не обнаружил, зато заметил кое-кого другого. Они были крылаты, их было шестеро, фигуры летели со стороны вечнотени. Что, снова опасность? Зачем, за что? Я развернулся к геллам, они уже пристально всматривались в движущихся летунов. Летунов?

- Успокойся, Ронет, это наши, - промолвил Келлери.

- Да я уже понял! За нами летят! - воскликнул я.

- Да, явно за нами, - подтвердила Лив, - ведь княшна сильно припозднилась, и судя по их траектории, они уже ее ищут и сейчас найдут.

- Ага, и они не знают, что ты со мной, - сказала Айлен, как-то странно посмотрев на Лив.

В смысле? Они что, не должны быть вместе, вроде обе из дома Умбрани или я что-то не понимаю?

- Тем более, они не знают и даже не предполагают каким опасностям мы обе подверглись, - усмехнулась Лив.

Снова обе! Почему? Впрочем, сейчас все выясню.

- Отец будет в ярости, в бешенстве и вообще превратится в ураган хаоса, - промолвила Айлинель, обняв себя руками.

- Да, он на это способен и воспользуется своими возможностями в полной мере, - заметила Лив, - так, что нам всем лучше держать себя в руках и покрепче, а лучше спрятаться по норкам как мышкам.

У них там вроде не Суворовское училище или попросту я чего-то не знаю?

Шестеро агнцев уже совсем близко, крылья их свернулись, ангелы вошли в пеке. Щаз что-то будет! Прямо сейчас! Крылатая гвардия резко притормозила и сальтом красиво приземлилась на землю землюшку. Самый крупный из них черноволосы и светлоглазый с немного робким выражением лица выцепил геллфессу взглядом и подошел, салютуя рукой, затем легко приклонил голову и произнес:

- Вечного полета, княшна Айлинель! Я очень рад вас видеть и тем более рад, что вы живы и здоровы. Мы долго вас искали и сейчас с радостью сопроводим вас в Улиссан. Меня зовут Реннели, наше крыло направил на ваши поиски Князь.

- Вечного полета! Прекрасно, герой нас спас и скоро его завалят почестями! - усмехнулась Айлен.

Тот немного потупился и напоследок обратил внимание на остальных спутников княшны. Он что, лишен чувства юмора, что геллы не все такие, как моя компания? Я разочарован в тебе, брат! Когда его взгляд упал на лицо Лив, глаза гелла расширились, а брови поползли вверх.

- Княшна Ливиэль!? - воскликнул, спросил гелл.

Тут-же он повторил церемонию и, дергая распахнутыми крыльями, чуть отступил.

Теперь все стало на свои места, значит они сестрички, теперь все ясно и Ливиэль не должно было быть вместе с Айлинель.

- П-п-п-ростите, но я вынужден поинтересоваться, как вы здесь очутились? - заикнулся гелл.

- И тебе вечного полета! - кивнула Ливиэль. - Искала своего пропавшего мужа, не удалось, нашлась только одна зацепка и ты - перо Умбрани, доставишь ее вместе с нами.

"Зацепка?"

- Ясно, - сказал Реннели.

- Рон, как раз ты и являешься единственной зацепкой в поисках пропавшего Бернла.

Ничего себе заявочки!

- Я, но почему?

Она полезла в свой кармашек и через несколько секунд высунула оттуда какую-то бумагу.

- Вот, прочти ее - сказала она, передав мне записку.

Окей, ща прочтем, я развернул ее и прицелил свой взгляд в буквы. Расстреляв их глазами я выцелил слова: "Прости, любимая, но я должен попытаться все исправить. Спасти Сердце Мира". Вот так дела... Ушел из-за сердца... Блин, а оно в стиле Маскировщика написано, спроста ли?

- Да, я понял почему, надеюсь, мы разыщем и сердце, и Бернла, - заметил я.

Я вспомнил, что, когда я рассказывал о своем сне геллам, глаза Лив, при упоминании Сердца Мира повлажнели и их окутала грусть.

- Теперь тебе известна одна из моих тайн, а мне множество твоих, не разочаруй меня, пожалуйста.

Что я мог ответить...

- Постараюсь, княшна Ливиэль!

Теперь я пристально оглядывал обеих геллфочек, да, ранее незамеченные общие черты лица у них присутствовали, глаза разных цветов, но очень схожи и характеры у них похожи.

Айлинель подняла бровь, мой взгляд осекся. Хватит пялиться, я за птичками наблюдаю... Они летали низко, может дождь пойдет, а может и нет, фиг знает, как ведет себя погода вблизи вечнотени.

Так, крыло нас доставит, Улиссан вроде цел, драконы его не сожгли, а то я боялся... скоро мы прибудем на место рандеву. Все налаживается или я тону в иллюзии? Надежда на свет Раэла, что разгонит тьму и зло с нашего пути.

- Скоро выдвигаемся! - предупредила Айлен.

Насколько скоро? У них ведь немного другое понятие времени ежели у меня.

Крыло геллов поделилось с нами припасами, мы подкрепились и уже шли пешком в сторону дома Умбрани. Наша сдружившаяся компания шла в центре, шестеро перьев рассредоточились по флангам, дабы защитить нас от неожиданных опасностей, я полагаю.

Решил узнать немного о их семье, пока у меня была редкая возможность аккуратно это сделать. Я вклинился между сестрами - Раэлис и Айрэлис, Айлен и Лив и поинтересовался:

- Раз уж такое дело... могу я узнать что-нибудь про ваших родственничков?

- Да, тебе нужно знать хоть немного! - сказала Ливиэль, почему-то кивнув на Айлинель.

- Хорошо, так. - произнесла Айлен. - Отца зовут Уриэль, ты слышал его имя, знаю. Он высокий, властный, строгий, но по-своему добрый. Так как он является князем, он не совсем обычный гелл, я все до конца не знаю, но у князей, почему-то шесть крыльев в замен двух. Титулованная особа, как никак. Самое известная черта - это умение быстро разруливать ситуацию.

- Ого, - сказал я, представив этого титана или ангела, или гелла.

- Он очень силен, слезы Раэла, кажется, более дружны с ним или он просто лучше с ними знаком, они, по-моему, даже в какой-то мере повинуются ему. У него длинные серые волосы и серые, серебренные, я бы сказала, глаза. В общем, статный и интересный персонаж - оплот государства!

- Да, весьма колоритный у вас Князь, - подтверди я.

- Ты еще его не видел, а когда увидишь, мурашки истопчут твою кожу до костей! - вклинилась черноволосая сестрица.

Ой, боюся!!! Я немного дернулся и склеил испуганное лицо.

Геллы - перья посмотрели на меня, лица их выражали одну мысль: "Смертный и вовсе не достоин лицезреть князя геллов".

- Спокойнее, Рон, она шутит! - сказала светловолосая.

Фуф, я, в общем-то, тоже шутил, но Князь, похоже, действительно знатный.

- Ясно, сказал я.

Она продолжила:

- Маму зовут Семиана, она очень красива, умна, если не сказать больше, крыльев два, как и у нас, глаза необычные - цвета заката, локоны каштановые, мы ее очень любим, она нас тоже. Княгиня является как-бы оборотной стороной медали отца: если Уриэль перегибает палку, зол или слишком строг, мама его успокаивает, бросает легкую тень на его слишком яркий свет и сподвигает на путь истинный.

- Да! И она исчезла девять лет назад, куда никто не знает, просто испарилась, мы искали, искали, но не нашли никаких следов, а теперь и Бернл исчез. Весьма все странно и Сердце Мира ключ ко всему! - выпалила Лив, перебив.

Геллам свойственно так неожиданно исчезать или это нонсенс?

- Странно, печально и не понятно - мне жаль, - превратился я в олицетворение сочувствия.

- Мы найдем их! - сказала Айлен, протягивая к ней утешающую руку.

Я отступил на шаг, чтобы не мешать. Через несколько минут Айлинель продолжила рассказ:

- Старший сын - Дардриил, воплощение благородства и мужества, не раз уничтожал полчища тени, что вторгались в свет. Руководил армиями, когда геллам угрожали и практически всегда побеждал. Волосы рыжие, глаза голубые. Из-за его специфической прически гелла прозвали девятихвостым лисом. Он всегда завязывает локоны в девять рыжих довольно толстых хвостиков.

- Тоже, колорит!

- Старшую дочь зовут Элейн, та еще хитрюга, с виду просто тихоня, а на самом деле постоянно строит какие-то планы на счет всех и сразу же не применит ими воспользоваться, естественно при удобном стечении обстоятельств. Например, она все так подстроила, чтобы Дардриил женился на княшне Алвене Сеян из дома Хоррель. Глаза у сестрицы зеленые, хитрющие - не как у меня, скорее, как у Дардриила, но это потом, возможно и сам, когда ни будь увидишь... а кудри у нее огненно-рыжие, лисьи.

- Точно глаза не как у тебя? А то ты тоже хитрая! - неумело пошутил я.

Не гелл, ведь не умею пока так как они...

- Нет!

- Ладно, продолжай.

- Потом идет Найрэл, очень странный типчик, всегда один, всегда что-то ищет или пытается сделать что-то новое. Глаза самые странные, что я видела, какие-то фиолетовые, да и волосы подстать им, почти черные, но фиолетового в них много. Отец и мать, чуть не решили, что его подсунули нам из вечнотени, но это оказалось не так, хотя некоторые и по-прежнему так считают.

- Просто тень, видать пробовали ка-то отправить его в Вечнотень на разведку! - сказал я.

- Так и было, он единственный кто там побывал, по моим данным во всяком случае, - сказала Ливиэль, - как-то его отправили туда, он заглянул и быстро упорхнул на свет. Потом рассказывал про какие-то огни, молнии, черные деревья, грибы и всякое в том же духе. Оказалось, что какие-то геллы тайком вывезли его туда и швырнули в тень. Я даже не знаю, что отец с ними потом за это сделал.

- Ужас! - только и смог сказать я.

- Вот так иногда бывает даже у добреньких крылатых геллов. - произнесла валькирия, пиная попавшийся под ноги камушек.

- Дальше Фелис! Это просто воплощение доброты, сострадания, созидания, добряк, да и только. Его исцеляющие способности, старейшины геллов посчитали, что они выше чем у кого либо, мол, никогда такой силы в нас они не видали. Братик полностью оправдал все их ожидание и, наверное, даже их превысил. В Улиссан каким-то образом прокрался убийца, но, когда его обнаружили, он просто взбесился и начал пырять геллов кинжалом, его, конечно, остановили. А когда Фелис увидел двух умирающих геллов и трех раненых, он подошел к ним, положил руки им на раны и выволок их души на свет, из тени забытия, они быстро исцелились, затем братец, шатаясь, со слезами жалости на глазах стал исцелять остальных, пока их раны совсем не сгинули. После этого он неделю провалялся в глубоком сне.

- На моей планете его называют Кома, - перебил я.

- Ясно! - продолжала взявшая нить рассказа Айлинель. - После пробуждения гелл все старался проведать исцеленных, но его не выпускали из комнаты, тогда он сбежал, воспользовавшись крыльями, нашел тех геллом, проверил их и только тогда немного успокоился. Еще он спасал обгорелого в пламени дракона гелла, когда другие ничего не могли с этим поделать и еще много невероятный исцелений им было совершено. Например, нашего друга Кайра, когда дракон его раскромсал и обуглил, мы спасти не смогли, а Фелис, думаю, смог бы. Цвет глаз у добряка - серый как у отца, на голове сидит ежик коричневых волос.

- Да просто герой исцелений! - воскликнул я, перешагивая через бугорок.

- Теперь нам нужен герой поисков, - мотнув гривой роскошных волос, усмехнулась Айлинель

- Он подойдет! - сказала Ливиэль. - Если он их не отыщет, то его отыщут неприятности, которые и приведут его к цели.

- Да, он на это способен, - подтвердила светловолосая девушка.

- Он найдет их, обязательно найдет, - произнесла черноволосая девушка.

А меня спросить не забыли? Впрочем, если все связано, то я взаправду могу отыскать их родственников, тем более если все будет так как они говорят.

- А остальные, есть еще кто-то из братьев, сестер? - оживленно поинтересовался я.

- Дальше по списку, Айрэлис и Раэлис, то есть мы с Айлен, самые прекрасные и опасные в нашем семействе! - воскликнула брюнетка.

- Да и самые веселые! - подтвердила блондинка.

Да и еще самые скромные...

- Ни в коем случае в этом не сомневаюсь! - подтвердил шатен Ронет-бонет, то есть я сам.

Блондинка ущипнула Лив, чмокнула ее в щечку и побежала вперед, брюнетка побежала за ней, на ходу раскрывая крылья, Айлен тоже взлетела и принялась уворачиваться от рук сестры. Они весело порхали в воздухе и смеялись, танец фей, - подумал я не в силах сдержать свой смех. Остальные только наблюдали за их салочками, а Реннели бдительно оглядывал окрестности ястребиным взором.

На счет более дальних родственников ни слова, есть дяди, тети, кузены, кузины, такое понятие у них существует, специально не упомянули или просто забыли?

Сестры... как я раньше не догадался? А признаки были, я попросту не обратил на них должного внимания. Вроде не слепой, хотя, наверное, в глубине души подозревал, что это так, просто геллы, как всегда, все запутали и я заблудился в лесу догадок и вышел оттуда не с чем. Может меня сбило с толку то, что поведение Лив за время нашего похода постепенно менялось? Сначала она походила на строгую, но веселую молодую мамочку, потом на беспощадную валькирию, а ближе к концу она стала сестрой Айлен. Возможно, Лив вела себя несвойственно из-за пропажи Бернла, а через какое-то время постепенно пришла к своему обычному состоянию. Из нашей беседы я выцепил самое главное - Айлинель младшая!

За разговором и не заметил, что мы стали уже гораздо ближе к Улиссану, впереди ясно зашевелилось бескрайнее цветочное море, над которым парил в воздухе дом геллов.

Глава 15

Быстро же мы преодолели равнину, видимо, она была очень мала и у нее не получилось надолго задержать нас или это была вовсе не равнина, а просто поле, тем не менее с холмов она казалась довольно протяженной, или расстояние играет со смой в шутки, или я просто плохо рассчитываю его, либо геллы слишком быстры, не знаю, но мы уже совсем близко. Еще метров пятьсот, и мы подойдем к странному цветочному полю, аромат, которого уже приятно щекотал мои ноздри.

Когда мы подошли к краю розового цветочного рая, я понял, что цветы большие и высокие, и очень красивые, стебель, высотой с кукурузу, чашелистик с кулак, а лепестки длинной сантиметров сорок. Не росянки хоть, не сожрут нас таких вкусненьких?

- Это Лартиты, цветы, из которых геллы умеют делать: чудесную ткань, одежду, благовония, полуброню и даже доспехи. - рассказала лучница, поймав мой восхищенный взгляд.

- А Найрэл придумал как сделать слоистую лартовую нить, что очень крепка и даже позволила нам удержать дракона, тогда, когда ты нас встретил и еще защитила от птиц в переходе, став панцирем и убежищем, - нашлась Ливиэль.

Удобно, столько всего из одних только цветов, похоже, что у них на эти цветы монополия, только летуны умеют обращаться с этим ресурсом и земля вокруг города принадлежит геллам, это их владения.

Как классно у геллфиек в глазах отражается море цветов, просто отражение розовой мечты.

Тут Реннели не выдержал и, наморщив лоб, быстро выпалил:

- Что еще за дракон и птицы?

Глаза геллфесс стали Элейнскими, хитренькими и сразу загорелись тайной. Наверно, эта часть досталась им от сестрицы. Они подмигнули друг другу и, захлопав длинными черными ресницами, Ливиэль начала:

- Да сущие пустяки: дракон пытался нас убить, какой-то хмырь хотел подстрелить Айлинель из арбалета, Кайр погиб, за нами, прямо в переходе, охотились сотни кровожадных птиц, там же мы улепетывали от бездны, прыгая от одного островка пути к другому, а они сразу же разрушались и падали в бесконечное падение в низ, мы чуть не утонули, затем землетрясение, Вазиры чуть нас не сожгли.

Глаза Реннели, да и всех геллов крыла, по мере рассказа становились все больше и больше, скоро Раэл переплюнут, успокойтесь, парни!

Лив перекинула взгляд на Айлен, дальше продолжила хмыкающая лучница:

- После на нас напали прямо в трактире, мы думали это культистишки из синего ордена, но это оказались наемники, которых наняли раздобыть крылья геллов, почему они встретили именно нас - тайна покрытая мраком. Они пробили череп Келлери и попытались убить нас всех, мы их одолели, Келла заресили, одного наемника взяли в плен. Затем на нас напали полчища вечнотени: ведуны и спрунты, мы кое как смогли выбраться из таверны и улететь, при этом мы потеряли наемника.

Фуф, вздохнула геллфочка и продолжила:

- Потом мы пролетели их ораву, упали на холм, Келл, как самый живучий после ресинья, встал на стреме. Потом, той же ночью, Келла и Ронета чуть не захомутали фурии вечнотени, Рон тот вообще чуть не искупался с ними в тенях. Мы с Ливиэль их спасли, затем направились дальше к дому, потом встретили вас.

Что же скажет сер страж? Видно, у гелла от рассказа девочек, просто голова пошла кругом. Он рассеянно стоял, глядел размытым взглядом и быстро моргал, крылья за его спиной танцевали джигу. Он прокашлялся, потер шею и зачастил:

- Простите, что мы так долго вас искали, простите, пожалуйста, простите, княшны...

Зачастил! Геллфийки подошли к нему, встали с двух сторон, положили руки на его плечи и ласково зашептали: "Cпокойно, Рен, ты ничего не смог бы поделать, обстоятельства были таковы, что если б нас было больше, то и потери с нашей стороны оказались бы гораздо крупнее". Гелл, похоже, стал успокаиваться, лицо его стало более мужественным, он ухитрился выпрямить и без того прямую спину и произнес:

- Надеюсь, что это так, госпожи.

Быстро успокоили, еще бы, такие красотки!

- Так! - сказала Айлен, отпрянув от гелла.

Лив последовала ее примеру, и вместе они зашагали в розовый рай.

Тут к Реннели подошел Больдар, положил ему руку через голову и произнес:

- Ты, парень, не серчай, все нормально, я же с ними был, я-то их в обиду не кому не дал, всех врагов порвал и доставил их к тебе, доставил в целости и сохранности.

Обработка больданутого, парень уже в норме, а гелл к нему пристал...

Келл покосился на них и нырнул в цветы, я и остальные пошли следом, Рен и Больд влезли последними.

Бледно розовое место, все мысли о цветах, запахи затуманивали ноздри, небо прояснялось. Шаг за шагом мы становились все ближе к цели. Тут я услышал знакомое потрескивание. Не слухом, а как-то ментально, душой, по близости находился Эйдан. Где ты растеряха? Надо его найти. Я двинулся в сторону с нашей протоптанной тропы, прислушиваясь к своим ощущениям. Раздвигаем цветы, кругом только они, красивы Лартиты, и даже в их царстве они полностью мне не надоедали. Еще через несколько шагов в отростках образовался провал, в котором и засел дракоша. Пламя его разгорелось ярче, он обратился ко мне, направив его в мою сторону:

- Ронет, цель близка, Вазиров по близости не обнаружено, там очень много летунов, я не смогу пойти туда с тобой.

Я тоже разжег свой огонь, наконец-то я его полностью ощущал и мог им управлять, я превратил пламя в луч и послал его в голову дракоше:

- Я знаю, там к нашему общему сожалению, тебе не место, заметят и уничтожат, все-таки вы враги, но ты ведь уже знаешь, как мы поступим?

Сноп мысленных искр вторгся в мой разум:

- Да, я придумал, я буду навещать тебя!

- Молодец! Только делай это не слишком часто и как можно скрытнее.

- Хорошо, брат!

Или мне чудится, либо Эйдан немного подрос и прибавил в весе. Да, так оно и было - "Он подрос!"

- Пока мы не расплавили своим вечным огнем их мозги, нужно попрощаться.

Эйдан кивнул и приблизился ко мне, я положил голову ему на плечо, погладил спину и сказал в слух:

- Прощай, дракоша, до скорой встречи!

- До свидания, Рон! - в последний раз колыхнулось пламя его души.

Я обхватил его могучую шею по крепче, затем отступил, помахал руками, сиречь, лечу и, не оглядываюсь, скрылся в розовом тумане цветов. Когда я догнал геллов, только у идущего последним из них, то есть больданутого, был злой взгляд и болезненные глаза - зацепило чуть-чуть, бедняга...

- Прощался с драконом! - кивнул я геллу, обгоняя его.

- Похвально! Давно пора! Молодец, им не место с геллами и человеком, - похвалил меня он.

Я только мазнул рукой, дескать, проехали.

Улиссан все близился, геллы в предвкушении повеселели и некоторые из них даже запели песни. Хор, не мое это, пожалуй, воздержусь. Еще через некоторое время цветы потеряли рост и приобрели более белый оттенок, стало свободнее, и мне в конечном итоге удалось разглядеть низ небесного города.

Формой Дом Умбрани походил на два разведенных в стороны и сросшихся на манер бабочки крыла. Ангельхард какой-то! А что это прямо под ним? Я присмотрелся и разглядел какие-то сгустки света и тени, постоянно движущийся свето-теневорот, вот самое подходящие слово-описание, это нечто создавало причудливую пульсирующую восьмерку прямо под городом.

- Вау! - вырвалось у меня из губ.

- Впечатляет, правда! - хмыкнул подошедший ко мне справа Келл.

Геллфессы, шедшие впереди, синхронно оглянулись, по очереди улыбнулись и взлетели. Настрой!

- Да, очень впечатляет! - ответил я геллу.

- А ведь когда-то это был совершенно обычный порхающий в небе булыжник, небесный остров. - произнес Келлери, пристально вглядываясь в низины Улиссана. - Геллы нашли его, построили город, инкрустировали красотой, обтесали бока и получились крылья.

- А свето-теневорот - вон то чудо, - махнул я рукой под город, - он всегда здесь был?

- Да, это, как ты выразился чудо, как-раз и держит этот исполинский небесный объект в воздухе, не спрашивай, как, сомневаюсь, что тебе кто-то ответит, разве что Уриэль, наш Князь что-то может тебе об этом поведать.

Все равно, сказка такое увидеть, такая огромная масса, еще сдерживаемая не объяснимым явлением, это действительно чудо!

Тут Геллфессы приземлились, и Лив с игривым выражение лица задала Келлу вопрос:

- Келлери, ты ведь тоже пытался приблизиться к Инфене?

Инфена, по-видимому, это та хреновина, что держит город в воздухе.

- Да, и больше этого не повторю, не просите!

Девчонки рассмеялись словам Келла, Айлинель неожиданно прокричала:

- Поднимите руки все, кто пытался подлететь к Инфене!

Лес рук, лес рук, у тебя из рук, выпал физрук. Абсолютно все мои спутники подняли руки к небу и на их лицах проявилось смущение.

- Так я и знала! - промолвила лучница, оборачиваясь к Келлери.

- Ну мне было интересно, вот такой я непослушный, простите! - произнес Келл, смущенно потупив глаза.

Шутит он, раз все это делали, значит все ослушались какого-то правила.

- И что же произошло, когда ты, негодяй, ослушался наших старейшин?

Келл испуганно оскалился и ответил:

- Не знаю, что это было, но, когда я летел к Инфене, меня словно пружиной, не просто откинуло от нее, а просто выстрельнуло мной, и хорошо, что в сторону, а не на землю, так бы меня расквасило о розовый луг или те холмы.

Ну и импульс! Как его в воздухе не разорвало? Жестко! Прямо катапультировался.

- Да это и со мной произошло! - гнусаво скривив губы и тихонько хихикая, кивнула Айлинель.

Теперь вокруг княшны возрос лес из единодушно кивающих голов. Вот Шумахеры! Экстремалы, могли ведь все погибнуть, геллфийский фарш, не впечатляет...

Мы вышли из розового пласта, двинулись дальше, я обнаружил в тени города пересечение небольших речушек, они втекали друг в друга крест на крест, а по центру перекрестка рек плавало что-то вроде каменного круга.

- Это путь для гостей не имеющих крыльев или тех, кто очень устал и не может ими воспользоваться, ну и для провианта, конечно, - пояснил Келл.

Я так понял он про тот круг.

- Ясно! - ответил я. - Скоро испытаем лифт!

- Что испытаем? - спросил он.

- Да, лифт, так у меня на родине называют поднимающий людей на высоту механизм.

- О...так ты видел что-то подобное, молодец! - хмыкнул гелл.

- Видел...

Через пол часа мы успешно добрались до каменного круга, до него было метров пять, как мне добраться? Течение здесь сильное, воды глубокие, темные, холодные... Ответ моим мыслям пришел ко мне с небес, две девушки на секунду подхватили меня и отпустили в свободный полет, я приземлился на круг, при этом чуть не подвернув обе ноги. А они снова рассмеялись, хлопая при этом в крылья. Ох уж эти геллы, а ведь, мне между прочем больно!

Ангелы порхали в небе, спутниками у них были: звонкий ветер, темные птицы и пушистые серые тучки. Город в небе и розовое поле внизу, лишь прибавляли картине больше фентезийности. Я поднимался на лифте и наблюдал за всем вокруг. Каким-то чудом замечаю движение внизу: из розовой массы выглянула крошечная из-за расстояния голова, я узнал ее носителя, это был Эйдан, мы не на долго расстаемся, дружок, ненадолго...

Паршивец ветер, все усиливался, геллы, налетавшись, приземлились ко мне на камушек, я уже стал опасаться, что нас сдует, когда по крепче оперся о пол и посмотрел вверх. Из города на меня взирало всевидящие око небес, светлая дыра в которую лифт нас и нес. На чем эта булыга движется, сейчас это не имело никакого значения. Моим вниманием всецело завладели, кружившие справа и слева от нас свето-теневихри, стремительные потоки, которых словно перекручивали всю окрестную перспективу, всасывали ее в себя, меняли ее окрас и, сделав свое двуличное дело, просто, выплевывали измененную суть на волю. Не слишком ли мы близко? В полет не отправит? Фуф... Пронесло! Напугали бедного! Еще пару метров и мы все прониклись пристальным взором ока небес.

Глава 16

Небо, оно гораздо ближе ко мне чем раньше. Облака, казалось, проплывали совсем рядом, что стоит протянуть руку и сразу же достанешь одно из них и положишь в карман или, если оно сахарное, то съешь.

Ветер стих, сосредоточенный в цикле Ката Раэл ласково грел мою кожу, во круг меня сгрудились геллы, а я глазел по сторонам. Лифт доставил нас к началу площади, площади статуй, я бы сказал. Периметр пространства был засеян семенами искусства: статуи, статуи, их было много, высокие, на глаз, метра четыре ростом, скульптуры воинов, музыкантов, всяческих ремесленников, рабочих с кирками - в общем, много кого они изображали, а самое главное, они все обладали крыльями.

Все статую принадлежали крылатой расе геллов, в основном у них было по два покорителя неба, но у некоторых по четыре, а впереди в конце площади находилась самая большая скульптура. Наверное, Патриарх. Она была выше остальных и больше в ширину, а на спине князя геллов было аж шесть моторов небес, шесть громадных крыльев, разведенных в стороны. В руках у него блюстил скипетр, почему-то напомнивший мне лопату. Что-то ярко мерцало над головой патриарха, я присмотрелся. Это что, нимб? Скорее всего, да. Приблизимся, разглядим по лучше... За изваяниями, стоявшими по краям площади, находились невысокие крепостные стены, из-за которых высовывали свои длинные клювы башни.

По краям площади изредка маячили фигуры местных обитателей города, конечно, это были геллы, они показывались на несколько секунд и снова уходили в тени. Стесняются, что ли? А к нам со стороны статуи патриарха приближались трое геллов, с виду совсем обычные, полуброня плотно сидит на плечах.

- Маловато для процессии. - скептически покачав головой, заметила Ливиэль.

Айлен подтвердила кивком. Остальные просто ждали, лица их были укрыты улыбками. Вот только зря или нет, я пока что не ведал. Вообще, быстро сработано, они нас обнаружили во время подъема или еще на подходе к городу?

- Ага, в центре Ракит, - прошипел Келл, - советник Гловина, значит, что-то тут без нас творится.

Ему ответила Айлен:

- Не знаю, но скоро мы это выясним, Келл.

Он кивнул и отступил на шаг, сейчас впереди всех находилась Айлинель Умбрани. В центре мини-процессии шел гелл с длинными черными волосами, постной миной на лице и находившийся в сером одеянии, справа и слева ничем не выделяющиеся парни в узорчатой одежде-броне. Они приблизились, в этот момент физиономия центрального гелла налилась медом, он тут же распахнул сероватые крылья, поднял их вверх и вместе с головой опустил, салютуя:

- Приветствую вас, Княшна, рад, что вы в добром здравии, рад, что доблестные перья крыла доставили вас домой в целости и сохранности, - добавив в голос немного елея, проговорил гелл.

Два его компаньона повторили поклон и промолвили схожее приветствие.

Похоже, эти геллы не узнали Ливиэль, значит, она давно не была дома, или стража ее просто не знает?

- Где мой отец? - сразу взяла быка за рога Геллфесса.

- Я знаю только, что он в отъезде, мне никто не сообщил, куда он направился, но перед отбытием он направил шесть крыльев на ваши поиски.

Не очень-то заботливый у них батя, хотя...это ведь монархия, она развращает, раскрепощает. Кто он под маской князя, пока не известно.

- Ладно, тогда я хочу поговорить с Гловином или кто там твой, э-эм, кто тебя послал нас встретить, - пристально вглядываясь в лицо гелла, произнесла Айлен.

- Конечно, старейшина Гловин как раз очень хотел с вами повидаться, - усмехнулся гелл.

- Идем уже! - не выдержала Лив.

Ракит, посмотрел на нее и нахмурил брови, потом чуть было не сказал что-то дерзкое, но осекся.

- Княшна Ливиэль, - произнес он, чуть помедлив, - рад вас видеть, извините, что сразу вас не узнал.

По-моему, он скорее догадался по ее поведению, чем по внешнему виду. Сколько лет она не была дома? Лучше б сделали сюрприз тому Гловину, а то козырь зря выкинули, жалко...

Мы направились вперед. Я приблизился к Ракиту, постаравшись привлечь внимание, без крыльев это не так уж и легко, удалось, я задал ему терзавший меня вопрос:

- Извините, но меня беспокоит, не появлялись ли в ваших краях в ближайшее время Вазиры?

Он посмотрел на Княшну, увидел ее кивок.

- Да! Было дело вчера. - заиграв желваками, ответил он. - Получается, летит эта громадина прямо на нас, ни на что не обращая внимания, до поры, до времени, конечно, так вот, наши то стражи не спали, сразу подняли тревогу, полетел град стрел и гарпуны баллист, тот синий дракон выплеснул на наши стены пламенное приветствие, благо у нас тогда стоял купол, обычно служащий защитой от дождя. Его огонь проскользнул вдоль купола примерно на треть площади города. Пламя угасло, дракон был облеплен стрелами и вынуждено ретировался, а перед тем как улететь, он успел прорычать какие-то слова.

- Вот жжешь, порви его печенку фурия вечнотени! - выругался Больдар. - Еще один или два пламенных залпа, и горящий купол бы обрушился на головы жителей.

Айлинель гневно посмотрела на Ракита и произнесла:

- Вы тут что, без отца совсем крышу над головой не держите? Подпустили гада так близко к городу!

- Трудно сдержать молнию, а тем более отразить ее мощь назад в небо, но нам повезло, купол выдержал, все прошло нормально, - промолвил черноволосый гелл.

Не растерялся!

- Ладно, проехали, но отец все равно об этом узнает, - хлопнув в ладоши, пригрозила геллфесса.

Гелл только поклонился и последовал дальше, я же не отстал и снова спросил:

- Что проревел дракон прежде чем улететь?

- Я не знаю, не слышал, меня там не было, - замялся гелл.

Айлен закрыла глаза, покачала светловолосой головой. Один из парней Ракита ответил:

- Я слышал, он произнес только одно слово - Нетри, да именно так.

Второй стражник подтвердил слова первого:

- Точно - Нетри!

Снова это имя, сначала его память, воспоминания, встреча его с Маскировщиком, потом наемники в таверне упомянули его, летящие драконы в пламени души и этот Вазир. Кто эта персона? Что ею движет и почему я так часто слышу о ее похождениях. Он насалил драконам, ордену, что он там еще натворил? Инфаркт мира ему тоже присвоят, мол, из-за Нетри произошел. Чушь, да и только. Если я его в кой то веке встречу, то все разузнаю. Ха... а почему Вазир проследовал за этим самым Нетри именно сюда? Хм, помнется, Эйдан подсмотрел в пламени тех пролетающих мимо нашего укрытия Вазиров слова: Дом геллов, имя Нетри, Саури убил и Лазурхард. Поэтому мне кажется, что этот дракон искал именно меня и, не найдя искомое, отступил. Ну и дела... Гриндис побери этих Вазиров!

Тем временем мы миновали площадь и сейчас проходили мимо главной княжьей статуи.

Позади скульптуры патриарха весело журчал фонтан, из его брызг выплывали радуги, под водным механизмом был бассейн. А вот над головой статуи весел не нимб, вернее нимб, только в форме линзы, что странно расщепляла свет в стороны, и за счет этого скульптура отбрасывала сразу четыре тени. Опаньки! Интересно придумано... Царство Теней, за которым прячется радужная водная композиция. Мы протопали мимо, справа и слева от этих чудес были расположены ступени, мы пошли по левому пути.

Прошли двадцать шесть шагов по ступеням и снова ступили на площадь, вытянутая, без статуй, слева подъемные ворота, проделанные в стене, справа еще одни. Прямо простираются длинные ступени, уходящее в высь к облачным шпилям высоченного сооружения замка князя. На этой площади было людно, вернее геллно, летуны ходили и летали по своим делам, все глазели на нас, кто-то выкрикнул:" Княшна!". Айлинель улыбалась всем без исключения, кивала тем, кто ее узнавал. Фурора, надеюсь, мы не вызовем...

Так, Крылландию мы прошли, еще пятьсот ступеней, и мы на верху. Может я и загнул, но их там было поистине много. Наверное, все-таки триста или четыреста. Между сотнями ступенек, по бокам пути, находилась величавая каменная стража, иногда мимо нас пролетали патрули, крылья внутренней охраны города. Ужас, теперь я ненавижу ступени! Не о чем не думаешь - только подъем! Мне срочно нужны крылья! Геллы устали и поднялись в воздух. Интересно, они вообще поняли из-за кого мы идем и заметили, что у меня нет крыльев. А то мне что-то не по себе, и голова кружится, может из-за давления, может из-за высоты или от того и другого.

Когда мы пересекли черту первых двух исполинов - стражей, нам открылись крылья Улиссана, от начала и до конца, так сказать: множество башен и построек различных форм, артерии мощеных плиткой дорог, армии скульптур, белеющие кости высоких разграничивающих город стен, мышцы могучих сооружений и перистые края небесного города.

Все привлекало внимание: дома формами напоминающие листья, укутанные в плащи из каменных лиан шпили, различных форм и оттенком зубья башен, тонущие в объятиях статуй дома, разноцветный район фруктовых построек, бьющие в небосвод фонтаны, застывшие в вечном полете крылья, клубящиеся между постройками облака, выгравированные на небольших скалах узоры, строения в форме оружия и другая каменная амуниция. Здесь, как мне показалось, присутствовало абсолютно все.

Впереди высилась голова Улиссана, дворец, напоминавший вытянутую корону из острых шпилей. Да уж, неплохо они тут устроились, даже превосходно!

Я без понятия откуда здесь вода, но, похоже, ее присутствие жители ощущали сполна. Может у них есть какие-то резервуары, заполняемые дождем или еще что-то чудесное и неповторимое.

На мои гигантские распахнутые глаза обратили внимание.

- Ну что, впечатляет, Ронет? - спросила лучница.

- Еще бы, тут все такое чудесное! - воскликнул я.

Да, это их стихия, они здесь полностью в своих правах и доколе будет парить Дом Умбрани в синеве небесной, они будут жить в его крыльях.

За созерцанием местных красот я и не заметил, что сейчас переступаю последнюю ступень. Я вообще под ноги смотрел? Научился ходить, не смотря куда ступают стопы мои? Диво, но я реально дошел до конца, ни разу не опустив взгляда в низ, или я попросту об этом забыл?

Перед нами высокие резные врата в тянущийся к Раэлу дворец небесных шпилей. Щелчок пальцев Ракита и ворота предались движению и распахнулись во внутрь. Мы вошли, тут-же нас обступил шквал слуг синего ордена, который направил на нас свои безжалостные орудия, мы побросали оружие, и нас повели к первожрецу. "ШУЧУ-ШУЧУ". Я только предполагал, что щупальца опасности достигнут меня и здесь, но пока им это не удалось, и я этому очень рад.

Все было нормально, мы шагнули за порог, и на нас сразу же снизошел свет гигантской люстры, который окутал нашу компанию с головы до пят. Потолок высок, узорчатые стены, вазы с деревьями, кустами и цветами, фонтан. Мы прошли прихожую и направились прямо по укрытым красной ковровой дорожкой ступеням. Только вперед! Двери, двери, ступени, лестницы, анфилады, окна, свет, потолок в виде звездного неба, другой в виде ясного, снова статуи, картины, угольно-черный зал и еще много интересного. Мы шли по коридорам дворца, постоянно двигаясь вверх. Геллы иногда бросали в мою сторону ободряющие взгляды. Особенно теплым был взгляд зеленых глаз Айлинель.

Чужак в другом мире и в совершенно необыкновенном городе. Фантасмагория, да и только. Ничего, скоро я врасту в этот мир своими толстыми корнями и не дам себе задохнуться в последствиях этого врастания.

Поворот на право, остановка, дверь, Ракит ее распахивает, и все кроме двух стражников входят в комнату. При этом, черноволосый советник Гловина брезгливо сморщился, но все-же впустил всех без исключения. Нас обступили обширные пространства комнаты: множество окон будто уставились в наши глаза, длинный засеянный яствами стол звал присесть и насладиться едой, несколько четких картин предавали глаза яркости, а меблировка расслабляла и готовила ко сну. В целом, в принципе, все оказалось довольно сносным и без лишней роскоши.

Главным, я бы сказал, - маэстро, был сидевший во главе стола субъект, гелл, какой-то гордый, и с виду очень терпеливый что ли, дядюшка: с длинными черными усами, темными глазами и кустистыми бровями. Он был заперт в одеянии черного цвета и официоз. Гелл за секунду осмотрел нас взглядом своих черных пристальных глаз, на долю секунды удивился, заметив Ливиэль, встал, поднял четырекрылье, поклонился княшне Айлинель, затем Ливиэль. Все мое внимание поглотила его фигура, темные волосы и замаскированные чувства. Гловин хлопнул в ладони и в окнах за его спиной погас день, звездопад окутал мир ночью, на него нашла тень Айрэла. Для пущего эффекта с инсценировано или он волшебник? Нельзя же так угадать время! Нельзя, ведь правда!? Удалось в высшей степени театрально и даже как-то величественно.

Айлинель тоже хлопнула в ладошки, едва уловимый пас крыльями и дверь за нашими спинами, нет не захлопнулась, она просто сошла с петель и обрушилась на пол. Эффект бабочки, ничего страшного. При этом взгляд Айлен был, я бы сказал, чрезмерно тверд и решителен. Не смотря не на все, взгляду старейшины до нее ой как далеко. Фокус княшне явно не понравился... Кто-то испугался, подскочил, большинство замуровалось в спокойствии. Я находился в числе вторых, устал пугаться...

- Прошу к столу! - воскликнул Гловин. - Парни вернут дверь на ее законное место. Приятного аппетита, друзья!

Айлинель уселась в самом конце, напротив старейшины, я слева от нее, Ливиэль справа, остальные быстро, без застенчивости, опустили свои чресла на мягкие стулья.

Все пошло плавно и довольно легко: влажные салфетки, ужин, малое количество разговоров, поглощенные трапезой геллы, да и я тоже, в комнате светло и уютно, манеры у всех по геллфийки утонченные и изысканные, то есть - приличные. В какой-то момент черный гелл - старейшина сдвинул фигуру разговора в нужную для него позицию.

- Все это чепуха, - сказал сидящий во главе стола, - а вот то, что произошло с нашей дорогой Айлинель и вами Ливиэль, это очень интересует всех нас. С ключом сочетания нынешних реалий получается весьма интересный компот.

- Я вас поняла, Гловин, но мое волнение об отце вынуждает меня сначала узнать, куда направился Уриэль. - поглаживая фарфор, тактично произнесла Айлен.

- Да, я давно хотел сообщить вам, но по воле такта ожидал вашего вопроса. - сказал черный гелл. - Ваш отец, Князь, отправился в Хоррель, на совет, по поводу некой болезни, появившейся в городах геллов. Туда также были призваны другие патриархи и ваш брат Фелис.

Тут мое сердце екнуло, опустилось ниже законного места, потом все же вернулось и уселось на свой трон. Неужели болезнь ордена? Боюсь услышать, что да...

- Столько всех из-за какой-то болезни, разве геллы не абсолютно иммунные ко всяким заболеваниям? - наступила Айлен на его ответ.

- Мы так всегда и считали, - ответил Гловин, - но оказалось все не так, вернее не совсем так. Эта болезнь совсем иная, чем те, которым подвержены люди и животные. Она связана с синим орденом и ее симптомы заставляют носителей болезни служить этому странному культу.

Опасения оправдались, словно какой-то жуткий тореадор махнул перед моим лицом синим плащом. Жуть какая-то!

- Я слыхала, но не в кое случае не предполагала, что она способна задеть наши крылья. - сказала светловолосая княшна, рассматривая что-то позади старейшины.

- К сожалению, это так, и нужно что-то с эти делать, - бесстрастно промолвил Гловин.

Тут очнулся Больдар, его глаза окутало, что-то вроде ощущения шанса.

- Старейшина, я вынужден сообщить, что умышленно убил нашего пленного. - произнес больданутый. - В моей голове поселились крайне тревожные опасения, я посчитал, что тот, кто пытался убить Айлинель и разобрался с лартовой лентой, явно связан с синими и может даже заразить нас всех их идеями. Мне пришлось устранить проблему с помощью насилия. Мне жаль...

- Так, так, так, друзья, давайте по подробнее, не томите, здесь все свои, - оживив мимику, промолвил Гловин.

Айлен устало махнула ручкой сестре:

- Начни ты, пожалуйста.

Ливиэль начала рассказ, Айлен помогала, геллы кивали, Больдар все больше оправдывался. Когда рассказ дошел до озера, нить его ухватила Айлен и продолжила ее тянуть. Когда она дошла до странного сна, Лив сказала, что его видели все мы, а не только я один, геллы... когда только успели договориться, даже бровью не повели. В общем, они рассказали все, кроме моего попаданства, ничего о вшивании мне новых воспоминаний, о моем заболевании болезнью ордена, про Нетри тоже не слуху не духу, и приврали про сон. Гловин все это время внимательно слушал сестричек и проводил свой тщательный патологоанатомический анализ рассказа.

- Все очень странно и интересно, Сердце Мира, значит...пропажа Бернла... Да, Ронет появился очень вовремя, - изучающе посмотрел на меня черный гелл, - Уриэль обязательно наградит тебя, человек, будь в этом уверен, а пока погостишь у нас и отведаешь наших блюд.

Пока ничего страшного, если блюда не отравлены, конечно.

- Пока не известно, когда отец вернется? - поинтересовалась Айлен.

Старейшина пожал плечами:

- К сожалению - нет!

- Жаль!

Черный гелл стал более серьезным и произнес:

- И дабы успокоить наш народ я решил устроить турнир, состязание, до первой крови. Участвуют все желающие! - ненадолго изменив неподверженности эмоциям, изрек старейшина.

Гловин оглядел всех нас, поднял палец, Келл встал.

- Я! - сказал Келл. - Я участвую!

- Отлично! Кто-то еще?

Айлинель сжала мою руку, я не понял в чем дело, она сжала сильнее. Зачем? Зачем мне участвовать? Уриэль должен знать! Как это нам поможет? В чем собственно дело? Ладно, уговорила! Сдаюсь... Я встал и произнес:

- Я тоже хочу участвовать, по крайней мере это предаст новизны и повеселит жителей.

Гелл, казалось, задумался... Сейчас откажет! Взгляд Айлен протянул нити убеждения в чертоги мыслей гелла.

- А что, идея... получиться интересно, очень давно у нас не было людей на турнире, тем более в роли состязающегося. Да будет так! - милостиво согласился он. - Ты участвуешь!

НУ ЗАЧЕМ!? Айлинель снова решила меня потренировать, теперь уже на турнире? Я ничего не понял, если честно! Раз князя здесь нет, значит, нужно искать ответы самому. На кой нам этот турнир!?

Геллы захлопали крыльями и подтвердили утвердительно мое желание участвовать. Дороги назад нет! Придется! Это княшна что-то задумала или четырехкрылый гелл?

Вечеринка продолжилась, разговор геллов не стихал, лишь я приуныл, узнав о состязании. В принципе, я что, мастер, могу одолеть всех противников? Скорее всего меня порежут в первом же раунде, и я выбуду из турнира, я, конечно, не сдамся, буду стараться, все-таки меня тренировала не абы кто, а Айлинель Умбрани, дочь князя геллов, княшна, прелестная и умная девушка, которая должен заметить, весьма недурно владеет мечом, а луком, то вообще фантастика, стрелы летят, словно лазер или белые молнии.

Уриэль, другие патриархи, Фелис, болезнь, видимо, в Хорреле дела обстоят очень серьезно, нужно поскорее узнать, как добраться до Сердца Мира, ведь черный гелл ни словом не обмолвился о нем, когда Лив упомянуло его и во сне, и в записке мужа. Все, конечно, выходит очень невероятно, но мне кажется, что старейшина во всем разобрался и что-то подозревает, но точной информацией не владеет, так бы что-то до сообщил, нечего всем миром рисковать...а может он сам решил предпринять какие-то действия? Не раскололся грецкий орех...

Из облаков меня вывел как раз-таки самый нужный вопрос, который задала Лив:

- Так вы не знаете, что такое Сердце Мира и как его найти?

Гелл умен, он должен хотя бы предполагать... Что, для тебя вопрос оказался каверзным?

- Эти слова мне доводилось слышать один или несколько раз и только от Уриэля. - произнес он, поглаживая пальцами кубок с вином. - Тогда разговор шел о силах управляющих миром, как раз тогда, он и упомянул о механизме, как ему казалось, заведующем всеми правилами Гриндиса, вот он и назвал этот механизм сердцем мира. В общем, больше я ничего про этот разговор и не запомнил.

- Ладно, подождем тогда. - произнесла черноволосая геллфесса.

Я уверен, что ждать мы будем в полной мере активно и разыщем хоть какую-нибудь информацию по интересующему нас поводу.

Вскоре осуществляющим ритуал поедания субъектам надоело это интересное занятие и они начали расходиться, первыми ушли Реннели и его крыло искателей княшны, затем Келлери с Больдаром, кстати, похоже, гелл по ходу рассказа полностью оправдал свои действия, направленные на того арбалетчика пытавшегося убить Айлен, теперь он может не волноваться по этому поводу и жить спокойно, никто его не накажет, не лишит возможности летать, не даст плетей, не посадит в каземат, не изгонит, и по головке его тоже никто не погладит, повезло парню, короче.

После их ухода со стульев поднялись геллфессы, я последовал их примеру. В этот момент ко мне подошел Ракит и вручил ключ от моих покоев, он поведал, что они расположены в веселом крыле дворца, что это означало я и не предполагал, он также вызвался проводить меня в них, но девчонки ему этого не позволили, мы наконец попрощались со всеми, Гловин пожелал нам доброй ночи и проводил, дверь за нами в конечном итоге заперлась и меня снова повели по коридорам дворца. Когда мы отошли на какое-то расстояние Айлен прошептала мне:

- Ты бы лучше не упрямился и сразу со всем согласился. Гловин хотел запереть тебя в покоях и никуда не выпускать, а то, что ты будешь участвовать в турнире, даст тебе возможность искать ответы, верь мне, я его знаю, он таков и особого доверия к тебе он не испытывает, по его мнению, ты слишком вовремя объявился, и в общем очень подозрительный тип.

- А мы так не считаем, - подхватила нить шепота Ливиэль, - и вместе мы во всем разберемся, он нам не помешает, так что, веди себя прилично, Рон, скоро все решится.

- А он позволит мне бродить по городу или приставит ко мне своих людей?

- Теперь тебе это особо и не нужно, потому что самый большой кладезь информации находится как раз в близи арены турнира, - лукаво улыбнулась Айлен.

- Спиральная библиотека, - подмигнула Лив.

- Именно, и даже если он направит следить за тобой своих птичек, в библиотеке мы их должны заметить и не дать им сделать ничего непредвиденного.

- А что с турниром, я должен его выиграть?

- Хотя бы задержись там по дольше, дабы тебя не засадили в покоях на все время до приезда отца, - потянув меня за щеку, произнесла лучница.

- Яшно! - ответил я.

- Завтра не проспи, будет последняя тренировка перед турниром, я объясню, что к чему и постарайся победить! - полила меня Айлен фонтаном надежды.

Что я мог ответить, чтобы не сплоховать...

- Обязательно! - промолвил я, доставая Айрэлис из ножен. - Ведь у меня твой меч, тень Айрэла, я одолею всех с его помощью!

Девчонки улыбнулись, похлопали меня по плечам и привели к очередной двери. Несколько лестниц, зал и даже мост между башнями, и снова вниз, вниз.

- Что-то меня в мертвый тупик засадить решили, не так ли? - закатил глаза я.

- Далековато от княжьих покоев и выходов из дворца, - сказала Лив, открывая очередную дверь, - но в целом место совсем не плохое, правда там за тобой будут следить, но ты ведь хороший мальчик, не натворишь не чего незаконного? Гловин знает, что ты должен быть под присмотром и сразу же тебя им наделит.

Присмотр, прослушиваемая, просматриваемая комната? Ладно, разберемся сами, рядом геллы...

- Ага, ели у вас все стандартно, то не переживай, - ответил я.

Несколько стражей поклонились княшнам, и мы пошли дальше, окна, окна, снова витражи, снова статуи, большие окна на всю стену... Удобно, наверное, с этих окон планировать крылатым геллам, словно в другой мир окунаешься, паря в воздухе...

- Все в принципе, как у людей, вникать в глубины законов тебе сейчас не к чему. - произнесла Ливиэль.

- Ладно, прорвемся!

Мы повернули на лево, стены в этом коридоре казались не совсем обычными, они изрисованы в высшей степени мирными и веселыми картинами, повсюду улыбающиеся лица, даже из нарисованных Раэлов было изображено что-то вроде смайлика, идиллия... если б не одно, но. Во всех глазах на изображениях имелись маленькие дырочки, сквозь которые вполне можно было наблюдать за проходящими, если за ними есть полое пространство, конечно, вот вам и укрытие для наблюдения.

- Ты правильно подумал, Рон, да мы всегда считали, что это так, - произнесла Айлен, намекая на не очень хорошо замаскированные щелочки.

- Похожие места в замке есть? - снизив октаву, вопросил я, памятуя о возможности слежки.

- Да! - ответила Айлинель. - А ближе к княжьему трону и вовсе дыры как бойницы, наверное, рассчитано на штурм, хотя его здесь никогда не было и надеюсь и не будет.

- Тщетны твои надежны, если этот парень пробудет здесь достаточно долго, то и это у нас случиться впервые, - промолвила Лив.

Айлинель улыбнулась, поправила выбившуюся из прически прядь и подтвердила:

- Да в его присутствие может произойти что угодно.

Я здесь вообще нахожусь? Они говорят так, как будто меня здесь нет, специально, я в этом не сомневался. В их компании я когда-нибудь научусь так играть со словами, что всем рот заткну, можете мне поверить на слово.

Лица, лица, щелочки, дырочки, пейзажи, улыбающиеся животные. Художник этого места, наверное, был каким-то маньяком живописи, такое сотворить со стенами. До жути весело. Точно, что веселое крыло!

Мы внезапно остановились, рядом оказалась дверь, я понял в чем дело, ключ прыгнул мне в руку.

- Служанки мне ждать не следует? - заговорщически осклабился я.

- Придет, парень! - громко произнесла Айлинель, сделав акцент на слове парень.

- Отлично! - кивнул я, отметив, что счет не в мою пользу.

Ключ в скважину, два круга почасовой стрелке и дверь открыта.

- Оставить открытой или запереться, меня здесь не пришьют случайно?

- Ха! Не знаю, не должны, хотя если ты прихватил с собой кого ни будь из синего ордена или парочку Вазиров, то тогда ты обречен, Ронет. - произнесла Ливиэль, отходя в сторону.

В чем дело, что происходит? Светловолосая прелестница приблизилась и звонко чмокнула меня в щеку, затем отстранилась, немного покраснела и произнесла фразу, которую в детстве моя мама говорила каждый вечер:

- Спокойной ночи, Ронет.

Такие теплые и мягкие губы...

- И тебе, то есть вам, - произнес я, бегло оглядев Лив.

Чисто задумчивое выражение лица, затем новая улыбка, руки ангелов нашли друг друга, ответив на мой провожающий взгляд помахали. Дверь заперта!

Жалко, что не в губы, - такая мысль торнадом крутилась в голове, когда я провел рукой по своей щеке. Дочь князя, княшна, это вам не абы кто! чувства... эх, я люблю ее, но пока между нами пропасть в виде знатности, я-то не Князь геллов и даже не представитель их расы, далеко, далеко... Куда эта дорога меня заведет? Так, прочь унылые мысли! Усе буде добре.

Ну что ж, я осмотрел комнату: кровать с зеленым балдахином, шкаф, ширма, стол, два стула, занавески, тумбочка и маленькая дверь в соседнюю комнатку.

Что-то разбираться мне перехотелось, сон звал меня. Ну уж нет, потерпи чуток, дружок! Зажечь светильник, отодвинуть занавески, звездный мир, никого нема! В шкафу тоже, под кроватью чисто, дырочек для слежки тоже нет. Я по оббивал пол в поисках полостей, но опять же ничего, тут чисто!

Дверь, за ней ванная и боже мой!!! Чудо из чудес, это ведь в самом деле он - унитаз! Я смыл воду, работает! Еще и еще, завтра пригодится... Кран над ванной раковиной, вода холодная, под ней врагов тоже нет, умывальник без крана. Какая, никакая - цивилизация. Я снял с себя одежду, быстренько искупался, выходя из санитарной зоны, - я думал, - может девчонки перебарщивают, может не стоит так параноидально искать слежку, или я все преувеличил, искать везде подвох, тоже не дело, а что делать? Не знаю, короче, нужно спать, спать... "Блаженная кроватка, я иду к тебе!" - с этими словами я провалился в мягкие внутренности моей новой берлоги.

Глава 17

Рассвет, слезы Раэла вновь покоряют этот мир, затапливая его нескончаемым потоком ярких лучей.

Слышен звон мечей, видна ее улыбка, грация и неудержимость. Скольжение в танце, па, пируэт с клинком, взмахи, вновь скольжение, мое, отлично... упс, чуть-чуть, ее прием с выбивание оружия почти получился, па, отступ, шаги, наскок, отскок, конец, два клинка, двое ножен, удовлетворенные выражения лиц.

Мы идем за дворец, проходим мимо множества геллов, летящих, скользящих и идущих в разные стороны. Но в основном поток крыльев шел за дворец, на арену где будет проходить турнир.

- Тебя еще кто-то кроме Лив тренировал владению мечом? - спросил я. - Давно хотел узнать.

- Да с братьями иногда фехтовали, Найрэл, Фелис, даже Дардриил, а он, наверное, лучший мечник на всем белом свете, его движения, ну это просто стихия меча, лучше его я никого не видела. - ответила она. - Однажды сестрица Элейн, которая обычно всегда брезговала оружием, решила пофехтовать со мной, я согласилась так-как считала, что сразу с ней разберусь. Оказалось, совсем не так, ее хитрость, это просто какое-то искусство, она редко била, но если у нее получалось нанести удар, то он был настолько изощренным, что я либо теряла оружие, либо оно куда-то втыкалось или билось об пол, в общем, чтобы ее достать приходилось изрядно попотеть, в тот раз она меня одолела. Это удивительно, она не мечница, а такое вытворяет. Тоже своего рода стихия хитрости.

- Познавательно, - представив себе эту картину, произнес я, - а что вытворял Дардриил?

- Девятихвостый лис, это танцор, его движения - это акробатика танца с мечами, я бы так сказала, он может чисто защищаться, а затем со скоростью урагана нанесет серию ударов, и либо его противник труп, или меч Дардриила уже у него у горла, виртуоз меча, не как иначе.

- Хотелось бы и мне так, - произнес я.

В этот момент между нами вклинилась валькирия Ливиэль, и как только незаметно подкралась?

- Утречко, зрителям и участникам сего великого события! - воскликнула она.

- Утречко! - ответил я.

- Доброе! - сказала Айлен.

- Ну что ж, вперед, за подвигами! - произнесла она, распахивая крылья и уносясь в мир неба.

- С настроение у нее все в порядке, а я за нее пережевала, все-таки Бернл пропал.

- Может и твоя заслуга, - приободрил я ее.

- Возможно, - не стала отрицать она.

Дворец позади, мы расстались, я в какой-то палате, мне сообщили, что мой противник - это Оедед, наш бой будет через час.

В принципе, мне было все равно, на счет правил и кто будет моим соперником, главное достать его хотя бы один раз, там уж все решится.

Арена, на которой шли бои была круглой, но это не единственная часть Колизея, их было несколько, сейчас бои шли на трех атрибутах состязаний одновременно.

Я, чтобы сильно не мелькать, уселся на некотором расстоянии от Лив и Айлен, как-то вышло, что рядом сидел Келлери, но его ничего не интересовало, он дремал. Что все еще остаточный эффект воскрешения, теперь уже в виде усталости и сонливости? Может и так, я отвернул взгляд от гелла и уставился на бой. Было красиво: мельтешение крыльев, кувырки в воздухе, усиление атак с помощью крыльцев, резкие пируэты и сальто-маральто.

Все закончилось быстро, гелл, что находился на правой стороне моего взора переборщил с кручением и в этот момент лезвие противника лизнуло его щеку, тот заорал, бросил оружие, прижал руки к лицу, его увели, а выигравший вскинул меч вверх в победном жесте и новым сальтом, и акробатическими этюдами ускользнул с глаз долой. Объявили победителя, "Через пять минут второй бой" - объявил камердинер арены. Я осмотрел веселых геллов, что сидели вокруг, геллфочек нигде не было видно. Может отошли? Воу, какая-то дамочка с весьма внушительным бюстом и огромными агатовыми глазами подмигнула мне, я улыбнулся ей и сделал вид, что поглощен весьма интересным занятием, выколупыванием грязи из-под ногтя, на меня странно посмотрели несколько геллов, но я не обратил на них никакого внимания. Пофиг, не к чему мне сейчас флирт, я люблю Айлинель, сердце мое покоится в ее оковах. Мои пятки грызет турнир...

Час пролетел, и теперь уже я стоял на той же арене и ожидал Оедеда. Кто эта лошадка? Ай, мне же все равно, забыл, что ли? "Бескрылый!" - услышал я хор голосов из толпы. Да нет у меня этих чудесных перышков, ничего не поделать, все как есть. Я скользнул взглядом. Красивые зеленые глазки, аура золотистых волос, как рассвет на ее лице сверкнула лучезарная улыбка. Я подарил ей свой смайлик, показав улыбку. Дама сердца на месте, теперь пора творить подвиги!

С противоположной стороны арены вышел русоволосый парень лет шестнадцати, наверное, чем-то напомнивший мне молдаванина, не маловат ли? Ой, не мои правила, победим и все! Вдоль левой его ноги весел тяжелый полуторник, тяжелый ведь, смотри не упади. Взгляд его серых глаз прожигал мою рубаху. Летать будет или честный? На землице потанцуем? Мы вытащили из ножен свои орудия, Айрэлис стала воровать свет у окружающей среды. Тьма тьмущая, да это какой-то клинок темного властелина! Ну держися!

Распорядитель провозгласил: "Ронет против Оедеда! Начать поединок!"

Тень в руке, свет вокруг, наступающая фигура гелла с мечом на перевес, моя стойка, его выпад, мой скользящий отворот и следом уворот, отступ, натиск соперника, шаги назад и по кругу, по кругу. Размер арены не бесконечен... Прыткий гелл! Я могу только отступать, благо я это хорошо умею. Выпад Оедеда, необычный, усиленный взмахами крыльев, я кое как отскакиваю влево, рукав моей рубахи распорот, крови нет. Хорошо! Без крыльев значит не как? Хоть не взлетает в воздух, и то радует.

Ничего не получается, все идет под откос, слишком длинный меч у противника, снова удар, ускоренный взмахами белых крыльев, мне пришлось пригнуться, часть моей прически взмыла в воздух. И к парикмахеру не ходи, вместе с головой сбреют. Тут точно до первой крови или как? Я пытаюсь дотянуться до его ног, тщетно, короткий взмах крыльев и он вне зоны досягаемости. Попробуем нажать. Удар, контратака гелла, снова ничего путного, мы кружили, я старался как мог, в мысли мои то и дело закрадывались липкие щупальца отчаяния, я уже порядком устал и двигался почти-что как пьяный. Почему ничего не получается? Что проигрыш?

Серия ударов в воздухе, я попросту отбежал от этой мясорубки. Походу они хотят от меня избавиться! В воздухе что-то промелькнуло, я был слишком сконцентрирован и не обратил на явление никакого внимания. Выпады, стараюсь держаться по дальше от острия. Снова мельтешение. Что это? В какой-то момент я заметил ее, пчела сидела прямо на носу гелла, тот махнул головой, она улетела, затем еще две сели ему на руки, новые взмахи, судорожные, я заметил у него над головой целый рой пчел. Да они сейчас его сожрут! Гелл ойкнул, ужалили, красавицы! Не теряя ни секунды, я воспользовался своим нежданным шансов и скользнул тенью по его плечу.

ПОБЕДА! Или что? Разъяренный гелл уже стоящий в центре роя, попытался еще раз достать меня, но я лишь легонько отвел его меч в сторону и отошел по дальше от зверства насекомых. Оедед выронил клинок на землю и упорхал вместе со своими подружками. Ищи фонтан или бассейн! Вообще, откуда здесь взялись пчелы? Злобный пасечник, артефакт управляющий пчелами? Комендант состязания с вытаращенными глазами громко произнес: "Победил Ронет!" Я только усмехнулся, а затем осклабил зубки.

Хлопанье в ладоши и в крылья, аплодисменты леди и джентльмены! Грязная победа! Подстригли хоть и то хорошо... Под аккомпанемент ладоней я вышел с арены, на выходе меня встретили мои геллфочки, они меня поздравили, потрепали по новой стрижке, крылья их танцевали. Правда у Лив была гора скепсиса на лице, но я не обратил на это никакого внимания. Победил и это главное, а странное стечение обстоятельств в виде роя насекомых, не мои проблемы.

Тени накрыли нашу компанию, рядом приземлился Гловин, а затем Келл, Больдар и Ракит. Я принял их поздравления, усмешки и хлопки по спине, и синяки, последовавшие за хлопками, уж больно сильно они меня хлопали.

- Странноватая какая-то победа, - заметил смотрящий на меня изучающим взглядом старейшина, - учти, Ронет, теперь мои глаза следят за тобой и за насекомыми.

Шутка, угроза, констатация факта, мне было все равно, я только пожелал всем приятного дня и вечера, затем вышел их стратегического окружения и вместе с сестренками последовал на обед, который быстро прошел на зеленой травке в сторонке от столпотворения крыльев.

- Какой наш следующий шаг, что будем делать? - спросил я у сестриц.

- Оглянись, Рон, вон там, - показала рукой мне за спину Айлинель.

Я последовал ее совету и посмотрел в ту сторону. Да, я был слеп, каюсь! Мое внимание всегда было прикреплено к моим компаньоншам, поэтому я сразу и не заметил, вернее заметил, но не предал этому большого значения. Прямо за ареной высился некий архитектурный изыск, а именно большая поддерживаемая колоннами спираль, закручивающаяся снизу, ну или раскручивающаяся, поди пойми замысел этих геллов, она крепко обнимала что? Как это описать? Кристалл, объект в форме сердца, строение, покрашенное в красноватый оттенок, которое сразу же напомнило тот сон, о сердце и корнях, причиняющих ему боль. Спиральная так спиральная, но я и не подозревал, что нечто, покоившиеся в ее узлах, напоминает его. Только сейчас я прозрел и понял, это оно, там и должен находиться ответ! НАМ НУЖНО ТУДА!

- Что прозрел? Мы тоже раньше не могли понять, что это такое, кусок скалы или зуб неба, но сейчас мы уверены, мы знаем на что это похоже, - проговорила Ливиэль.

Только с моих слов и то догадались, а я видел все во сне и не сразу сообразил, что ж молодцы, умницы, не то что я, летающий в облаках.

- Да, прозрел! - сказал я, будто озаренный новым открытием.

Я ухватил их за руки и повел прямиком к объятому спиралью Сердцу Мира.

- Тише, тише, не зверей, помедленнее, Ронет! - произнесла подтормаживающая меня Айлинель.

Пять минут ходу, и мы на месте, большая библиотека, а какая она внутри?

Увидим! Пока мы подходили ко двери, я разглядывал две статуи, стоящие слева и справа от входа, зеленые драконы - Саури, необычно...

- А это единственные статуи драконов в городе? - поинтересовался я.

- Нужно подумать, - ответила Лив.

- Я раньше никогда об этом не задумывалась, но похоже что так, больше таких в Улиссане нет, мы не любим драконов и поэтому не ваяем их статуй, а здесь они присутствуют, даже как-то странно, - задумчиво произнесла Айлен.

- Да, это так, - подтвердила не менее задумчивая валькирия.

- Вот-вот, странно, - проговорил я, наступая на первую ступень здания.

Вообще странно, узкая часть спирали снизу, широкая сверху, и все держится, стоит непреклонно. Даже не буду спрашивать сколько ей лет. Я погладил статую Саури, Лив уже распахивала могучую дверь, я захотел помочь, но этого совсем не понадобилось, дверь неожиданно легко распахнулась, будто приглашая нас внутрь. Хорошая у них здесь смазка, цивилизация геллов мне очень интересна, все у них так технично, стабильно и чудесно.

Мы вошли, сразу был виден поворот на лево, сейчас я шел левее геллфочек, и поэтому входя в поворот, чуть не столкнулся носом с вышедшим из тени геллом, в последний момент мне удалось свернуть с траектории незнакомца.

- Простите! - пролепетал я.

Тот тип угрюмо посмотрел на меня усталыми глазами, затем на них проступила талика удивления, даже узнавания, которая тут же слетела, неожиданно сменившись на робость, он тут же произнес:

- Вы меня простите!

Затем он быстро меня оглядел, усмехнулся и спокойно пошел дальше.

- Странный какой-то тип, - не удержался я от комментария.

- Книжный червь, наверное, они такие, Рон, не обращай внимания, - произнесла светловолосая геллфесса.

- Да, а то ты так вытаращился, как будто призрака увидел, - добавила темноволосая Геллфесса.

- Ладно, идем, - промолвил я, уже на ходу.

Дальше была спираль ступеней, которая постепенно раскрывалась, словно бутон диковинного цветка, последний веток ее лепестков вывел нас в колыбель сосредоточения знаний.

В первую очередь внимание привлекло сотканное из света воплощение типографской мысли, книга, сшитая из лучей Раэла, необычная световая мозаика, паутина лучей.

- Вау! - проговорил я.

Меня никто не перебил, я продолжил осмотр... С низу вверх покрытые книжными полками контуры стен, чем выше, тем шире окружность библиотеки, никаких спиралей от сюда и подавно не было видно. Это больше походило на перевернутую верх дном полую пирамиду, наполненную разными ипостасями знаний.

Вместо потолка линза, свет от которой рассеивается, разделяется, затем отражается от большого количества других линз, что взглядом своим вышили гигантскую световую книгу. Лучи, лучи, лучи, сколько их тут, сотни лучиков в чьих чревах танцевали мириады светящихся пылинок.

Внизу выстроились в боевой порядок: стеллажи с книгами и свитками, столы, тумбы с большими подсвечниками, статуи, державшие громадные тома, гнезда макулатуры, собранные ревизорами, лестницы, тянущиеся вдоль толстых башенных полок с перильчатыми уступам, на которых можно примоститься искателям книг, пещеры комнат, проделанные в стенах на значительной высоте, шелестящие подъемные механизмы, зовущие вверх какие-то грузы, разрисованный светом фолиантовый рай.

Светло как днем, лишь изрядное количество теней, укрывшихся от взора Раэла, шепчут песнь мрака. Чья-то мечта, гений инженерной мысли и саркофаг бесконечных томов.

Рука тронула меня за плечо, слова разбудили меня от созерцания библостероида.

- Рон, ты в порядке? - прошелестел голос Айлинель.

- А, ага, - ответил я, все еще выплывающий из пучин впечатлений.

- Ступор, каков он есть, может его инфаркт схватил, я слышала у людей такое бывает. - произнесла Ливиэль. - Бац и ни с того ни с сего, схватило сердце, он ничего не может поделать, ему плохо, он может даже не успеть ухватиться за раненое сердечко, а затем рухнет на землю, как какой-то труп и покроет его тень безмолвия, смерти, отчаяния, безысходности и бесконечной боли.

Я кашлянул:

- Что встали, кого ждем, вперед, красавицы?!

- Что? Тебя ждем, драконовый ступор! - воскликнула Лив.

Айлен усмехнулась, хлопнула сестру по плечу и направилась вперед, я уже шел, валькирия догнала нас, не без крупицы злодейства подмигнула мне и, махнув роскошной гривой волос, заскользила по твердыне мраморных плит. После всего мы стали пробираться сквозь тени и свет к сиянию таящейся где-то здесь разгадки, к таинственной и постоянно ускользающей квинтэссенции всего, что происходит на длани Гриндиса.

Так, тут должны быть гиды книжной мысли, библиотекари, что наставят на правильный путь. Ищем, обходим множество стеллажей, вот! Видна женщина, копающаяся в захоронении макулатуры, дабы найти что-нибудь ценное в гнезде старости. Действительно, стена книг обступила ее на манер гнезда, и она была там вроде птенца, ищущего пищу в горе непотребства, только одинокий маленький лучик да пара свечей разгоняли для нее тени, тени укутывающие вечнотенью уголки светлой библиотеки.

- Простите, не могли бы вы нам помочь? - спросил я у птенца знаний.

Женщина подняла затуманенный взор, оглядела нас, меня быстро, Лив чуть дольше, а Айлен пристально и с таликой удивления.

- И вам здравствуйте! - проголосила она. - Княшна, для меня честь, что вы навестили сию обитель своим ярким ликом!

Заумно, ничего не скажешь.

- Ничего, нам необходимо только приобрести одно знание, которое очень нам необходимо и без которого свет мира может угаснуть, и Вечнотень покроет Раэлы мглой, - проговорила Айлинель Умбрани.

Не отстает, так держать!

- Каково ваше прошение, что вы хотите узнать?

Геллфийки махнули изящными ручками в мою сторону.

- Что совратить его хотите? - спросила женщина, - вы не по адресу, уж простите.

Они синхронно покачали головками и покраснели.

- НЕТ, НЕТ, НЕТ!!! - пролепетали геллфочки.

- Тогда, что? У меня много работы, милочки, милок...

Сначала дай слово вставить, потом выслушай и подскажи.

- Сердце Мира! - проговорил я.

- Что Сердце Мира? - поинтересовалась птица знаний.

Что ничего не знает?

- Что вам известно о Сердце Мира? Что - это как его найти! - спросил я, немного пояснив.

Она вылупила глаза и произнесла:

- Ну да, предположительно у мира есть ядро или сердце, только теория, я точно не знаю...

- Томы на эту тему, - подсказал я.

- Ах, да! Поищите на третьем ярусе, на полках с маркером - "М", - посоветовала библиотекарь.

- Спасибо! - проговорил я.

Мы пошли дальше, по пути я обратил внимание на сидящих за столами геллов, делающих вид, что поглощены книгами, я полагал, что на самом деле они заняты слежкой за нами, а вовсе не творческой мыслью. Гловины крысы с крыльями, не удержался, послал их шевелить хвостами и пронюхивать наши шаги.

Вскоре обнаружился подъемник, который как раз спускался к нам в низ. Геллам он не так уж и нужен, или тут летать запрещено? Навряд ли! Все в пределах нормы, чи не аристократы?

Подъем, созерцание библиотеки с высоты геллфийского полета, поиски нужных полок, стол, копание в книгах, шерудение знаниями, ничего, ничего, все не то, ни про путь, ни про громадный двигатель Гриндиса мы ничего не нашли. Тогда я начал быстро дергать книги на полках в поисках потайных ходов, тоже ничего... Проверка томов, которые мы собрали в пирамиду на столе, на предмет полостей, никаких результатов не принесла.

- Рон, РОНЕТ! Уймись! - проговорила Лив. - Прекрати истерику, мы найдем то, что нам нужно, поверь, еще есть время.

Уверены? Точно? Откуда знаете, вдруг щупальца ордена прямо сейчас устроят миру инфаркт? Я немного успокоился, только когда ощутил нежную ладонь светловолосой геллфессы у себя на плече.

Уселся за стол, чтобы немного отдохнуть, девчонки последовали моему примеру, прошло какое-то время, они уже миленько дремали на груди стола.

Может? Ага, вот идет, спросим...

Мимо проходила другая библиотекарша, я жестом остановил ее и спросил:

- Какие-то странные, непонятные книги, вам не попадались?

Она замялась, затем задумалась, после спросила:

- Какого рода?

- Что-нибудь про сердце или путь к нему...

- Не роман? - спросила она.

Ай, разве так очевидно?

- Нет.

- Странное? - переспросила она.

- Да, пожалуйста, это очень важно.

- Сразу так и не упомнишь, но, если найду, я вам сообщу, ну или княшне, - кивнула она на спящую парочку.

Узнала, радует...

- Я буду вам до гроба благодарен! - воскликнул я.

- Да, да, да. - произнесла она, и двинулась дальше по своим делам.

Я проводил ее взглядом, затем подождал немного, размышляя о Сердце Мира, потом обнаружил смотрящие на меня зеленые глазища, ангел проснулся. Мы смотрели друг на друга, ее зелень, моя синева, потом глаза начали приближаться, стали еще больше, затем я услышал шевеление Лив, хлопанье сонными ресницами. Вот ж блин! Не вовремя! Да и за нами могут следить. Ай! Я сделал вид, что ударился об стол и одернулся. Индиговые очи Ливиэль окончательно распахнулись, она нас оглядела, зенки хитро прищурились.

- Я вам не помешала? - поинтересовалась она.

Щеки Айлен немного порозовели, но за пару секунд приняли обычный цвет, она сказала:

- Ну раз никто не спал, значит нет.

- Проснулись, значит, отлично! - с хитринкой в голосе проговорила Лив.

О чем она думает?

- Ну раз ничего не нашли, я предлагаю вернуться во дворец, уже поздно, - произнесла лучница.

- Отличная идея, - прозевал я.

Хотя, на самом деле мне хотелось искать ответ всю ночь, но здравый смысл и предложение геллфийки облили мою голову холодной водой и вернули ясный взгляд.

Лив тоже согласилась, мы отправились назад к лифту. Спуск, бродяжничество между полок. Мы решили идти по краю, дабы быстрее оказаться у выхода из библиотеки. Я шел левее сестренок и старался отвести мосты мыслей от поисков сердца, это удавалось с трудом, Тауэрский мост все возвращался в исходное положение, не давая пропуска короблю благоразумия. Я найду сердце, успокойся, головушка! Тише, тише...

Какой-то звук сверху отвлек мои мысли, заставил сосредоточиться на другом, я посмотрел на его источник, сверху прямо на меня подала тяжелая платформа лифта, я понял, что не успею, но все же попытался выпрыгнуть с траектории движущейся смерти. Звук резко прекратился, я посмотрел вверх, в десяти сантиметрах от моей головы висела подошва подъемника, когда выползал из-под нее, наблюдал огромные зрачки девочек. Запах возможной смерти витал в воздухе. Снова взгляд вверх. Кто это? На втором ярусе библиотеки стояла какая-то девочка, с двумя светлыми хвостиками и глазами, отдававшими бирюзой, а веревки, которые поднимали платформу весели намотанные на... На что? На косе! Ее лезвие сверкнуло, тени закрыли лицо девочки, она упала, коса полетела вниз, звон, искры, мы двинулись к малышке, ступеньки мелькали перед ногами, лучики щекотали лицо, а в голове стучала одна мысль - "Как?".

Сейчас придем, девчонки тебе помогут. Держись! Я чуть не спотыкнулся на очередном зубце ступени, пришлось выставить руки в стороны, дабы поймать нить равновесия. Вот! То самое место где стояла малышка. Куда, куда пропала? Мы же хотели помочь!

- Исчезла! - прокомментировала валькирия.

- Ей же было плохо, бедняжка...Зачем только бежать от помощи? - произнесла Айлен, обнимая себя руками.

Я двинулся к парапету, скользя взглядом, я пытался отыскать блеск косы, но ничего не было видно.

- Ее оружие тоже исчезло! - произнес я. - Не видать...

- Как сквозь землю провалилась, - констатировала Лив, подходя к перилам.

Она тоже осмотрела пространство, на котором уже начали собираться геллы. Айлинель присоединилась к нам, положила руки на деревяшки и произнесла:

- Не понимаю, как такая малышка смогла удержать такой колоссальный вес и так быстро скрыться.

- Я тоже, - промолвил я.

- Помогла и исчезла, - сказала Ливиэль.

- Я очень рада, - вздохнула Айлинель, - ведь если б платформа упала на голову Рона, то, наверное, только Фелис мог бы спасти твою жизнь.

Конечно, такой паштет, я сомневался, что даже этот гений ресинья смог бы восстановить мою шкуру и вернуть искру жизни в бездыханное тело.

- Я так и понял, - с дрожью в голосе проговорил я.

- Неожиданная спасительница, союзник спасший тебя от гибели, весьма странно, - задумчиво покачав головой, проговорила валькирия.

- Сейчас мы навряд ли найдем ее, - промолви я, - нужно выбираться от сюда, пока ничего нового не стряслось.

- Мы с тобой полностью согласны, Рон. - сказала Ливиэль.

Шаги, шаги, мы пробирались сквозь толпу геллов, они задавали вопросы, Лив им отвечала, их было много, иногда мне наступали на ногу и случайно толкали. Хорошее место для очередного покушения. Опасность! Скорее, нужно уйти от сюда!

- Гриндис вас побери, расступитесь! - взревел я, расталкивая геллов.

Крылатые люди послушались, перестали мешаться, расступились по сторонам, некоторые нервно распустили крылья, косясь на грубого нахала. Меня чуть не убили, вы конченые придурки, пошли все вон!

Меня тогда успокаивал только вид золотистых волос Айлинель, игра лучиков на длинных красивых локонах, танец теней, круживших на них. Красота успокаивает! Спасибо, любимая!

Выход из книжной империи, распахнутая дверь, улетающий гелл, пасмурное небо, лучи спрятались в шелковом покрывале туч. Паранойя подсказывает, что вот он, виновник всего случившегося, летит себе спокойно и безнаказанно уходит с места преступления. Я хотел сказать девушкам: "Вот он, несостоявшийся убийца, держите" - но меня остановило то, что он приземлился рядом с другими геллами, в толпе которых я разглядел Гловина, а тот, кто к нему подлетел оказался Больдаром. Новый разведчик или скрытный засланец убийца? Ой, в разведчика я поверю, но чтоб Больдар пытался меня прикончить, не очень, мотива нет, разве что приказ или новый бзик, скорее один из лазутчиков, посланных следить за нами. Больдар, Больдар, мы все еще друзья?

От разговора не уйти, и пусть, может им что-нибудь известно или они хотя бы попытаются прояснить ситуацию. Идем, есть разговор!

Глава 18

Черный гелл, неужели это ты все подстроил? Мы приблизились...

- Слава Раэлу, вы живы, Ронет! - воскликнул Гловин. - С вами все в порядке, вы целы? Айлинель, Ливиэль, вы как?

РРР, все в порядке? Неудачный вопрос!

- Ага, теперь уже ваш город пытается меня убить, да все в порядке Гловин! - процедил я сквозь сжатые зубы.

- Живы, здоровы! - произнесла Лив.

- Фуф, а я беспокоился, - отер со лба воображаемый пот Гловин.

- Я хочу, чтобы того, кто подрезал веревки подъемника нашли! - ультимативно заявила Айлен.

- Да, да, да, Кроун, мне уже все доложил, а Больдар чуть добавил, - произнес старейшина, потирая ладони, - но я хотел бы услышать от вас, что же там на самом деле произошло?

Вот гад, даже не скрывает, что за нами следили, паршивец ты этакий.

В этот момент я уже хотел, как следует вломить геллу в челюсть, но голос любимой, начавший рассказ, вернул мои мысли в спокойные воды...

- Девчонка? Аж не вериться! - произнес Гловин, выслушав Айлен.

- Я не знаю, как она это сделала, но главное сейчас не это, а кто подстроил покушение, - произнесла Айлинель.

- Да! - махнул он крыльями геллам, стоявшим вокруг. - На поиски! Отыщите его или ее, и приведите ко мне! И еще, с девчонкой я бы тоже очень хотел пообщаться!

Сомневаюсь... думаю это твоих рук дело... сейчас мне даже думалось, что Гловин, возможно, даже состоит в синем ордене, как тайный адепт и лазутчик в Улиссане. Если моя теория верна, то нам здесь будет совсем не сладко, смертельно горько, я бы сказал.

- А что вы намерены делать в связи с случившимся? - спросила Лив.

- У меня остается только один выбор - приставить к вам охрану, и не перечти, это жизненно необходимые меры, и чтобы не вызывать ненужного внимания, охраны будет не слишком много. Только самые лучшие - Больдар и Кроун! - как-то слишком внимательно глядя на Больдара, произнес старейшина.

Геллы, которых он назвал, сразу сделали шаг вперед. Хитро, везде ищет выгоду, не прикончил, но так хоть шептунов приставит, коварный гелл, черный... Не нравиться он мне! Я посмотрел на сестренок, те даже не переглянулись, только поблагодарили черныша и его лазутчиков за проделанную работу. Скромно и вежливо... Ну ладно, сейчас он нас сделал, посмотрим, что будет дальше. Больдара я, в принципе, знаю, и если что придется его одолеть или перехитрить, а вот Кроун: низенький полноватый гелл, у которого весел лук на плече, это пока темная лошадка, и если за вести ее в темный лес, то совсем не увидишь, выходит нужно держать коняшку на свету.

Я тоже за все поблагодарил Гловина, кивнул Больдару и парню...

- Отлично! Теперь у нас есть почетный эскорт. - скептически промолвил я.

- А что на счет турнира? Рон по-прежнему участвует? - спросила светловолосая княшна.

- Опасно! Но надеюсь, что под бдительным взором телохранителей, вам ничто не будет угрожать. Участвуй! - кивнул черный гелл, на губах которого в этот момент почему-то играла усмешка.

Мне снова захотелось ему врезать, голос моего Раэла, не дает выполнить мое желание, я только стоял, сжав кулаки, и слушал их разговор.

Когда мы расстались со старейшиной, я попросил хранителей идти чуть позади и произнес девчонкам:

- Я думаю это он!

- Что он? - вопросила Айлен.

- Я поняла! - произнесла Лив, загадочно прикрыв лицо волосами. - Ты считаешь, что Гловин все подстроил!

- Да, но не знаю, была его цель пришить меня, запугать или просто приставить охрану.

- Непохоже, на него, он, конечно, умен и хитер, но я считаю, что это все-таки не он, - прошептала Айлен.

Почему? Лови еще кое-что!

- Может он замешан и в исчезновении Семианы и втихую шпионит на орден.

Айлинель охнула.

- Смелое заявление! - произнесла валькирия, я даже не знаю, чему верить. Я с рождения знаю его, да и Айлен тоже знает, очень сомнительно.

- Но ты допускаешь возможность?

- Да!

А Айлен была непреклонна, она сразу же смело заявила:

- ОН НЕ МОГ! Ближайший друг отца и его советник, не мог!

- А если его заставили?

- Хватит! Пожалуйста! - умоляюще произнесла Айлинель.

- Ладно, ладно! Все, он хороший, черненький и пушистенький, все хорошо!

Оставлю домыслы в сети своих мыслей, да и Лив, тоже задумалась о честности черного гелла. Значит, раунд не проигран, а сражение еще продолжается. Я ведь тоже могу ошибаться, без конкретных улик все равно ничего сделать не получится, так что придется играть по его правилам, хоть они мне не до конца ясны и понятны. Я игрок и часто побеждаю, не зная правил вообще. Игра на земле была мне как вторая мать, как бы дико и эгоистично это не звучало.

Столько проблем, а ведь завтра еще турнир, нужно отдохнуть, вымыться и выспаться. Я сжал руку идущей рядом Айлен и произнес:

- Прости, я плохо его знаю и не буду больше судить без должных доказательств.

- Спасибо! - тихо проговорила княшна, нежно сжав мою руку в ответ.

Лив только улыбнулась и сбавила шаг, чтобы поговорить с мальчиками.

Улиссан - Дом Теней Умбрани, Ронет-бонет еще покажет тебе кто здесь главный!

Выиграем турнир, разберемся во всем, завоюем сердце дамы, одолеем врагов! Дальше слишком эпично, поэтому я задвину занавес дальнейшего высказывания. Где наша не пропадала! План есть, теперь, только долгое и кропотливое приведение его в жизнь...

Утро, взгляд телохранителей и фехтование с Айлен, затем завтрак, к которому к нам присоединилась вездесущая Лив и наши охранники, прогулка, платы коменданта, что сообщил мне о времени моего хардкора, свободные места на зрительской трибуне, просмотр боев.

На второй день турнира, мне выпала другая арена над которой развернул свои крылья серебристый купол, а для пущего антуража, повсюду горели светлячки факелов.

Скользящие по воздуху геллы и джанго их теней, блеск холодной стали и глаз соперников, стремительные атаки, их отражение и контрнаступление, блоки, выпады, крылья пускают хлопья перьев, движение ловких, окрыленных мангустов в легкой полуброне, и свет Раэла, что проникает даже в сию обитель, пытающуюся скрыться от его всевидящего солнечного взора.

Куплет танца закончен, шустрик с двумя короткими клинками полностью обезоружил своего противника и, дабы не нарушить состоявшиеся правила, довольно глубоко чиркает противника по предплечью. Проигрыш! Выбыл!

Снова та девушка, чья грудь из-за своего потрясающего размера просится наружу, стремиться вонзить в меня коготки флирта. Такое декольте, удивляет, как оно их держит, лартовая ткань - просто чудо!

Часы созерцания, перерывы, отдых, небольшая разминка, и вот я уже стою на теле арены и мой соглядатай-противничек находиться передо мной, он вперил в меня свой ястребиный взгляд, усмехнулся, покачал головой и поинтересовался:

- С крыльями или по-змеиному, на земле?

Я ничего не ответил...

Засранец! Панты-манты это все, а за ними может оказаться обычный хлюпик. Ну я, конечно, не буду его недооценивать, тем более его топор выглядит даже слишком дерзко. Мне бы мечи... Гелл на что-то отвлекся, я проследил за его взглядом. Ага, он смотрит на ту дамочку с глубоким декольте, она ему кивает, улыбается, гламурно хлопает длинными ресницами. Он шлет ей воздушный поцелуй. Вот ж! яйцо дракона! Чтоб ты занюхнул трупный аромат дыхания Вазира! Мне так нельзя, моя избранница княшна... Камердинер вышел и объявил: "Хорнл против Ронета!".

Оружие обнажено, ноги пришли в движение, пошла проверка слабых мест в стойке противника, он не спешит, у меня есть время для анализа. Нет, я не прав! Через секунду его топорище уже летит в мою сторону, не гоже принимать все на себя! Уход в бок, сдвиг полумесяца, скользящий финт вдоль ствола оружия. Получается! - Вазир побери! Я уже думал, что порежу его пальцы, но гелл оказался не промах и несмотря на мою стремительность сообразил, что нужно делать и удивил меня.

Этот засранец, просто подкинул жадный полумесячник в воздух и быстрым движением поймал его, мне пришлось впечатать ноги в пол, дыбы не ушуршать прямо под его топор. Синее сердце! Это только проверка, теперь гаденыш играет по всем канонам битвы. Натиск яростного берсеркера, кое-как отмахиваюсь тенью. Еще один бешеный ангел, мы же до первой крови, успокойся, хоре!!!

Но крылатый жук-олень, то есть топор, не на йоту не утихомирился и все наступал, с неудержимостью цунами давил и давил, я весь взмок, плечи мои ныли от нескончаемых блоков. Что без пчелок и Вини-Пуха никак не справиться? Когда я об этом подумал, началось странное, земля под ногами противника стала неожиданно темнеть. Меня чуть не побрили до плеч, пришлось скользить. Скользить? Лед, откуда? Проскользнув под полумесяцем, я отчаянно потянулся к ногам противника, тот поскользнулся и стал заваливаться на спину. Ай, да как это вообще случилось? Лед!!! Я пополз по скользкой поверхности, настиг ошарашенного Хорнла и нарисовал порез у него на ноге. Как? Снова удача распушила на до мной свой прелестный хвост? Ведь победил! Противник лежит, не двигаясь в лужице воды. Воды?

Боже мой! С трибун, наверное, это смотрится так, как будто он описался. Геллы взвыли:" Ронет! Ронет! Ронет" - потом хор голосов превратился в смех, хохот, лужа под геллом растеклась еще больше, цвет ее соответствовал их мыслям.

Так, нужно убираться от сюда, пока гелл не стал уже настоящим берсерком. Айрэлис в ножны, приятная тяжесть тут же сжимает пояс, геть!

Выход, свет, поздравление, хлопки, перья, синяки на спине и зеленые, зеленые глаза. И напоследок многообещающий взгляд Гловина, только что вышедшего из-под крыльев арены. Я только салютую ему рукой, улыбаюсь до ушей и размышляю: кто же это все натворил, сначала пчелы, теперь лед, может та девчонка, что тогда спасла мне жизнь? Вполне может быть, только кто она? Неизвестно! Я-то считал, что меня на Гриндисе курирует некий - Маскировщик, а не загадочная девочка, хм... Маскировщица! Или она и есть тот невидимка, что верховодил мной? Хотя, стиль не тот, я же ее заметил, не в духе Маскировщика. Не узнаем, даже если угадаем, хе-хе... Обед и на поиски!

- Пошли уже, герой! Победитель мокрых штанов! - хмыкнула Ливиэль, и мы направились почивать на геллфийских лаврах.

Хранители, еда, шаги по аллеям города небес, красивые статуи, приветствующие нас. Спираль библиотеки, отговоры Больдара, что сильно печется о нашей безопасности, непослушание геллфочек, вздохи охраны, наши шаги по ступеням библостероида.

Книга света, поиски отзывчивой библиотекарши, свет и тень прекрасных локонов Айлен и Лив, рельсы лучей, отраженных от линз, теневой лабиринт, бдительный взгляд Кроуна, брезгливый Больдара. Не нравиться работенка? Сам напросился, больданутый балбес.

Кажется, это она! Тот же ярус, дороги полок, опоясывающие библиотеку, у нее в руках заветная стопка книг... Те самые? Да, скорее всего она сдержала обещание и нашла то, что я просил. По крутой дуге огибает подъемник, Ливиэль, шутя, подлетает к нему и как будто отдаляет по дальше от моей головушки, Айлен прячет улыбку за рукой, Кроун недоумевает и держится за рукоять меча, Больдар только в усы дует и покачивает головой.

Взлет по ступеням, ярус, деревянный пол, крепкие перила, проверка больданутым их прочности, последовавшее удовлетворение и бдительный обзор окрестностей.

Стол, женщина, сидящая за ним и листающая фолиант, громогласное: "Здрасте!" - Больдара, скромное девочек, застенчивое Кроуна, мое же приветливое.

- Добрый день! - прозвучал слегка сдержанный голос женщины.

- Вы сегодня прекрасно выглядите! - выхватил я первый попавшийся комплемент.

- Спасибо! - несколько смущенно проговорила она.

Тут я заметил брошенный на меня косой взгляд светловолосой княшны, брови вверх, плечи чуть на взлет. Не ревнуй, блондинка, это тебе совсем не к лицу!

- Как там книжечки поживают? - раскрепощенно поинтересовался я.

- Живут своей собственной спокойной жизнью пока на них не поступит чей-то запрос. Я подобрала несколько странностей, надеюсь, они дадут вам то, что вы ищите.

- Большое спасибо! - искренне поблагодарил я.

Она легонько подмигнула, что не укрылось от взгляда Айлинель, та в свою очередь тоже произнесла слова благодарности:

- Спасибо, вы нас очень выручили, доброго денечка! У вас наверно очень много работы, не смеем вас больше задерживать.

- До свидания, - довольно тихо произнесла библиотекарь и пошла по своим делам.

Быстро отшила, крылья и скорость! Я телепортировался к книгам и открыл первую попавшуюся. Девчонки приступили к обзору странностей, парни ушли в транс меланхоличного бдения.

Прошла бездна времени, но свет Раэла каким-то странным образом еще не затух, шесть томов отброшены в сторону, седьмой в руках, девушки отстали, по четыре в сторонке, догонят еще! Больдар задремал, стоя, а Кроун с вагоном артистизма изображал статую. Часики тикали у меня в голове, пока толку от поисков мало, только обмен более-менее интересными фразами сдувал нависшие над нами тучи разочарования.

- Послушайте сию мысль: "Сафъен, чей лик останавливал сердца, ушел в глубины мира, дабы найти поток покоя душе своей несчастной!" - процитировала Айлинель.

Больдар аж весь вздрогнул, глаза его прояснились, ниточка слюны, свисавшая с его подбородка, с чпоком упала на пол.

Умничка Айлен, несмотря на наигранность, позаимствованную у Лив, эти слова повеселили нас и уже не впервые сдвинули нависшие над нами тучи.

- Да уж, у тебя хоть что-то - произнесла Ливиэль, откидывая пятую книгу в аккуратную стопку. - Мой "Барон сердец" - вообще никудышный!

У Айлен странный, может там что-нибудь отыщется? Я мог только гадать, что там написано, у меня же на руках лежало полное - "Г" - под названием: "Биение двух похотливых сердец". Лишь тщательность заставила пролистать страницы этого труда. В общем: жили две пары геллов, которые на сомом деле своих половинок не любили, кстати, жили они уже 800 лет, так вот, одна входящая в пару женщина стала ходить налево к другому неженатому геллу, муж узнал и добился того, чтобы сам Князь на долгое время лишил их возможности летать, а геллшу в добавок еще и изгнал, правда к тетке, в Хоррель на несколько недель.

В принципе, полезные знания, тем более в моей ситуации...кто знает, что может произойти, я-то, вообще, не гелл, так что нужно вести себя крайне аккуратно в особенности с противоположным полом, крыльев у меня нет, что они у меня в таком случае отнимут? А хрен его знает! Досадно, ведь мои чувства к геллфессе Айлинель растут с каждым днем. И что прикажете делать? Уйти в туман, не Маскировщик я, не-а?!

Прочь гадкую книгу! Стопка разлетелась, книги посыпались на пол. Вот блин! И еще Айлен наклонилась за ними, подняла первую, губы ее косо, но не чуть не очаровательней чем обычно усмехнулись, затем произнесли:

- "Биение двух похотливых сердец". - очень познавательно!

Тут все геллы рассмеялись, даже статуя Кроуна пришла в движение, Больдар, бедняга, чуть не перевалился через перила, голем охранник гелл схватил его за рыжую бороду и остановил полет. А Лив встала с места, подошла к Айлен, взяла у нее том, стрельнула в меня индиговыми глазами и с трепетом, очень аккуратно сдувая пылинки, опустила книгу на стол, протерла от серости, при этом произнося:

- Вы что творите, это же бесценный фолиант! Посмотрела бы я на вас, когда ваши сердца забьются, эм... ну, так, как там написано.

- Важно! - только и сказала моя сердечница.

- Очень! - притворно стукнув кулаком по столу, заверила Лив.

- Ага, - зевнул Больдар.

- Да, - подтвердил я.

- Угу, - издал звук Кроун.

Лив еще раз погладила обложку книги и произнесла, возвращаясь в свое гнездо знаний:

- За роботу, детки, скоро Раэл утонит!

Нашим желудкам очень повезло, когда Лив, объявив перерыв, достала из рюкзака аквариум с купающимися в собственном соку сочными геллфийскими бутербродами и угостила нас его содержимым. После чего я убедился, что Больдар обжора, а Айлен состоит на учете у очень притензительного диетолога.

Том прочь, новый в руки, моя тщательность порядком утомилась, но следующая книга меня удивила - "С" - так она называлась, ни автора, ни каких-либо других слов на ней не было. Посмотрим! Маскировщик! Пусто! Мое сердце быстро забилось. Я пролистал все десять страниц в поисках хоть каких-то намеков на буквы, нет, ничего, только зеленоватая папирусная, что ли, бумага? Что, оно? Неужели?

- Кажется, нашел! - произнес я тьме.

Раэл, гад, ушел в невидимость!

- Свет! Да будет свет! - провозгласила Лив, зажигая свечи.

- Что там у тебя? - с интересом в голосе спросила Айлен.

Я развернул фолиант к ней и полистал, затем закрыл, и провел рукой по одной только большой букве - "C".

- Думаешь? - спросила Лив.

- Да! - не отводя зацикленного взора от книжицы, сказал я.

В этот момент Больдар как-то насторожился, мне показалось, что сейчас он предпримет какие-то действия, и еще кое-что: почему-то в свете свечи глаза его отдавали синевой, хотя на самом деле они были серыми.

- Стоп! - произнес я, - что случилось, Больдар?

Он качнул головой и улыбнулся:

- Паранойя, бывает!

ОЙ-Ё! Только не руби нас в капусту и не вали как того арбалетчика. Параноидальный ты наш псих!

- Как это нам поможет, тут же все пусто? - тем временем спросила Айлен.

- А ты подумай чуток, - произнес я, не сводя взгляда с больданутого.

Психоз, похоже, утих, гелл вернулся к своим любимым перилам. Я посмотрел на валькирию, глаза ее внезапно накрыло понимание, а после уже лучница воскликнула:

- Свет Раэла! Нам нужно проявить надпись, чем ни будь химически-алхимическим!

- Вот именно! - произнес я, вставая с места.

- Я знаю, кто нам поможет! - еще большее оживилась Айлинель. - За мной, ребятки!

Свежий воздух, приятный ветерок ласково щекотал кожу, звездные брызги топят небеса в своем очаровании, ночная птица поет серенаду, разнокалиберные статуи молчаливо провожают нас своими взглядами.

- Но ведь Гловин велел нам привести вас в замок сразу после захода солнца! - умолял нас Больдар вернуться во дворец.

- Нет! - очередной раз отказала светловолосая геллфийка.

- Пожалуйста, вернитесь! - зачастил гелл.

Вот неуемный!

- Спокойно, мы скоро вернемся, опасность нас минует, ведь ты нас защищаешь, Боль, - убеждала его валькирия.

В таком ключе и прошел наш путь к Алхимсколью, лаборатории геллов, под чью тень мы сейчас так стремились. Свет силены обрамлял очертания сооружения, не избушки на курьих ножках, а бочки, поддерживаемой шестью шестигранными колоннами, покрытыми каменным плющом.

Оплавленные зеленые ступени вели к фиолетовой двери здания, а сама бочка, похоже, была багровой, по крайней мере таковой она казалась при свете Айрэлском луны.

- Только одни слова приходят на ум, когда здесь проходишь, - произнесла синеглазая валькирия, - химики драконовы!

- Это точно, - сверкнула изумрудными глазами лучница.

- Кроу, посторожи! Я с ними внутрь! - повелел больданутый.

Тот кивнул, мы аккуратно последовали по кривым ступеням за идущей впереди нас Лив. Фиолетовая дверь и стук девушки, ожидание, новый стук, более энергичный, затем шаги и вопросительный мальчишечий голос:

- Кто там?

- Айлинель и Ливиэль Умбрани и их друзья, мы к Хильде дружок, Натти можешь смело открывать. - произнесла Айлен, поглаживая ручку двери.

Захрустела система несмазанных замков, прозвучал звук похожий на отодвигание засова, затем еще что-то скребущее, и со вздохом Лив дверь наконец стала медленно сдвигаться. Не выдержав пытку ожидания, валькирия навалилась на очень тугую дверь и помогла парню ее открыть.

Нас встретил улыбающийся до ушей, зеленоволосый парнишка, лет шестнадцати на вид, чья прическа напоминала извивающийся хвост, а глаза столь зелены, что походили на листочки салата.

- Добрый вечер! - произнес парнишка, вперив взгляд на Айлинель. - Я знал, что вы в городе и ждал, когда же вы навестите тетушку Хильду и ее внука.

- Дождался и мы тоже! - немного завуалировала Лив свою раздраженность.

Айлен представила меня с Больдаром, и парень кивнул на круглые звездные врата прохода у него за спиной. Врата в самом деле были звездными, так-как были изрисованы не полосами звезд, а самыми настоящими звездочками, по которым я уже успел соскучиться.

Мы вошли в портал и оказались в комнате по форме похожей на пиццу, от которой аккуратно отрезали один кусок. Что-то я проголодался... Правда коктейль из множества совершенно разных запахов разом отшиб у меня мысли о еде. Химия, алхимия...Тут присутствовали: полки с флаконами и баночками, бочки, коробки, весели ленты с сушащимися растениями, какие-то горшки, пестики, ступки, колбочки, мензурки, какие-то микстурки, шприцы в футлярах и в общем вся та дребедень, что по моим предположениям и должна находиться в месте подобном этому. А впереди была лестница, уходящая в разверзнутую пасть прохода наверх.

- Ой, Хильда спит на верху, будить точно необходимо? - спросил парень, чей взгляд был прикован только к Айлинель.

Айлен потупила красивые очи, парень аж покраснел, геллфийка произнесла:

- Ну если ты нам кое-что отыщешь, то это совсем не необходимо, будить очень старую двадцати вековую женщину по среди ночи, тем более зная ее характер, извольте.

- Парень ободрился, зашевелил ластами носа, подергал ресницами, выпрямился, немного покачнулся и галантно спросил:

- Что вам нужно, миледи?

Ух-ху-ху! Не наркоман ли этот Павлик, то есть Натти? Движения подлинного алхимика!

- Покажи нам реагенты, которые способны проявить замаскированные буквы даже на старой бумаге, - немного наморщив лоб, проговорила Айлен.

Натти дернулся, затем поклонился и с возгласом: "Сию минуту!" - ураганом умчался на поиски необходимого.

- А тут безопасно? Не надышался ли он чем ни будь? - осторожно спросил я.

Ответила Лив:

- Нет, все нормально, такое бывает, только когда неделями безвылазно торчишь в Алхимсколе.

- Да, дела... а очередь сюда за травкой не стоит? - не подумав, ляпнул я.

- Не поняла!? - сделала брови домиком Ливиэль.

- Шучу, шучу, земное, вам не понять...

Тут рядом с Айлен возникла торжествующая фигура Натти, которая каким-то непостижимым образом не только собрала сумку с дрянью, но и успела переодеться в замазанный радугой халат и похожие на водолазную маску очки.

- Все готово, моя госпожа, - таинственно проговорил парень, выкладывая содержимое сумки на столик, - сейчас ваш покорный слуга вас удивит.

Точно нарик! Остановите безумца! Рука парня уже держала какой-то предмет, а ручка Айлен успокаивающе лежала у меня на плече. Это что такое? Баллончик для краски?

- Я назвал его - "Пшик" - эта штука спокойно впитывает в себя практически любое вещество и, нажимая курок, он выплевывает его в крайне малых дозах, что очень экономит редкий ресурс. Между прочем, мое личное изобретение! - занудно похвастался Натти.

Фуф, а я-то думал, сейчас малолетний извращенец бомбу достанет или оружие, глаза его очень странно блестели в этот момент. Чудаки геллы, чудаки! А вот штука, похоже, действительно дельная.

- Молодец! - Айлинелька погладила парня по головке, как послушную собачку.

РРР, стоять песик! Я тоже так хочу!!!

- Рони, выложи бумагу на стол, пожалуйста, - приятным голоском пропела Айлен.

Я щеночек! Маленький и послушный щеночек. ТАК, НЕ ПУСКАЙ СЛЮНКИ РОНИ! Что за Рони?

Я, подражая песику Натти, с притворно преданным выражение лица возложил зеленый элемент книг на операционный стол. Парень, считая меня конкурентоспособным, под влиянием алчной злости наступил мне на ногу и даже потоптался по ней. Я уже хотел сделать необдуманный шаг, когда кто-то дернул меня за поводок, тьфу - ухо. Это оказалась валькирия, взгляд ее говорил: "Успокойся Казанова!". Иногда нужно прогнать порыв и прийти в себя, чем я и занялся.

- Что предложишь использовать в этом конкретном случае? - задала вопрос Айлинель.

Считающий себя дико умным парень сказал:

- Экстракт Офелии, разведенный в жидкой Брокке.

Не спалит артефактный фолиант?

- Ты уверен? - переспросила Айлен.

Что-то стукнуло у нас за спиной - это Больдар оперся на стену и скатился вдоль нее на свои корточки.

- Да, Хильда хорошо меня научила, я знаю! - твердо заверил он. - Тем более даже если мы ее разбудим, она вам не поможет, а я с вами.

Айлинель посмотрела на меня, я только моргнул, давая подтверждение. Была не была!

- Приступай, гений! - произнесла Айлинелька, немного отходя от доктора зла.

Мгновение и в баночке пшика уже зазмеились полосы какой-то жидкости. Распылитель стал плеваться, зачавкать, в воздухе показалось облачко спор, тридцать секунд ожидания и...ничего, не пятнышка, не буквочки, ничего.

- Может нужно еще подождать? - спросила Айлен, потирая взмокшие ладони.

- Не вышло! - констатировал доктор. - Ей нужно выпить что-нибудь покрепче.

Покрепче тоже не вышло, варианты, которые могли сжечь бумагу испробовать никто не рисковал, тогда я решил кое-что проверить.

- Дайка мне первый состав лекарства бумаги! - зашелестев мыслями, произнес я.

Натти, что взглядом оперировал мою геллфессу, уже было хотел покачать головой, но увидев ее кивок, стушевался и, вернув пшику внутренности, передал его мне. Короткий пшик на первый лист, на второй, третий, пятый, десятый - ничего! Тогда я поставил устройство на стол, взял книгу и подошел к окну, по ближе к свету силены, пролистал страницы заново, безрезультатно. Выходит - свет Айрэла не то! Я вернул пациента на операционный стол и, дабы подумать, отошел в сторонку.

Раз есть пустые страницы, значит, должно быть и средство для их проявления. Средство, которое может испортить бумагу? Другого варианта нет? Я вернулся к столу и изрек:

- Нужно попробовать капнуть с краю, чтобы даже если бумаге настанет конец, то пострадает только незначительная частица пергамента.

- Смеси очень непредсказуемы, - предупредил Натти.

- Видимо, у нас нет другого выбора, - кивнула Айлинель.

- Да, - согласилась зевающая Ливиэль.

- Ладно без проблем, сейчас все сделаем.

Он стал рыться в своей сумочке, быстро достал все необходимое и начал колдовать, шепча под нос всякую дребедень.

Новые попытки не дали ни каких результатов, лишь спалили треть последнего листа книжки, благо я подал идею экспериментировать над концом книги, хотя я не мог знать, хорошо это или плохо, пока мы не проявим пленку.

- Больше средств не знаешь? - вопрошала Айлен, маскируя зевоту ладошкой.

Заразно! Теперь уже все подверглись зевотным инстинктам.

- Скорее всего нет, даже Хильда навряд ли в силах предложить что-то новенькое, - немного помедлив, произнес парень.

Что, настало время для отчаянной импровизации? Мозги, мозги, найдите ответ! Я закинул крючок в море своих идей и стал ловить их. Клятые рыбки не ловились, и я начал расхаживать из стороны в сторону, сотрясая воздух зевотой.

Прошел примерно час, за который Больдару удалось дважды навестить скучающего Кроуна. С прошествием времени что-то стало наклевываться, почему-то мне вспомнился тот переход с птицами маньяками, в частности, кристалл входа в лазейку. КАК ЖЕ ОН ВЫГЛЯДЕЛ? ДА! ВСПОМНИЛ! Он был с четырьмя крыльями, два из которых геллфийские, два драконьи. Что бы это могло значит? Это был путь, как и Путь Сердца, пути ведут в очень странные места и, если они чем-то схожи, то это и может стать ключом к разгадке. Но каким образом?

Крылья гелла, крылья дракона... а если? Так, сейчас узнаем!

- Натти, а есть у тебя вещества, в названиях которых присутствует слово гелл или дракон?

- Зачем оно тебе? - спросил парень.

- Ответь ему Натти, - добавив в голос ласки, попросила Айлинель.

- Хорошо! - ответил алхимик, радуясь, что хоть как-то обратил внимание княшны.

- И? - поторопил его я.

- Так-с! Есть орех Гриндиса, Пион гелла, Дыхание Реерха, Плач гелла и Слюна Санти, - перечислял Натти, - а и еще зуб дракона.

Что бы сварганить? Гелл и дракон.

- Что ни будь из них хоть каким-то образом относиться к проявлению скрытых букв? - спросил я.

Парень немного удивился, крутанул головой, почесал ее и промолвил:

- На сколько я знаю, нет.

Причем здесь Гриндис, мир назван в честь гелла или дракона? Ладно отметаем вариант. Пион гелла тоже не внушает доверия; дальше дыхание Реерха - может; Плач гелла - тоже; слюна Санти и зуб - подходит. Нужно сделать выбор! Если моя мысль хоть немного верна, то что-то должно выгореть. Лишь бы не бумага! Плач однозначно берем, а дальше нужно спросить.

- Зуб, дыхание, зуб или слюна? - продолжая судорожно соображать, спросил я.

- Что? - разом спросили у меня самые бодрые Айлен и Натти.

Лив только хлопнула ресницами, а Больдар хрюкнул.

- Ответьте! - воскликнул я.

- Ты про химию? - на всякий случай переспросил Натти.

- ДА!

- Хорошо, пусть будет дыхание, - ответил парень.

- Айлен?

- Слюна Санти.

- Окей! Пробуем Плач гелла и Дыхание Реерха.

Варианты выслушаны, компоненты в руках, смешивание, удивленные взгляды, пшик на бумагу. Ну, момент истины! Ничего! Спустя пару минут - тоже.

- Да уж, весьма странная затея начата с провала, - произнес Натти.

- Не факт! - заявил я, готовя второй вариант.

- Лекарство людей и мятное дыхание не помогло, - констатировал парень, - что дальше учудишь?

- Плач и слюна? - спросила Айлинель.

- Да, - ответил я и спросил, - а что творит слюна?

- Плач - лекарство, которое используют люди при ожогах, а Слюна Санти, как раз то, что творит ожоги - это зажигательная смесь.

Странно, а вдруг действительно... Бред или нет? Антагонисты... Две противоположности, в названиях и в применении.

Свет Айрэла, усталые взгляды замученных спутников, немного экспериментального чуда в руках - пшик не подведи! Я нажал курок и взмолился: Реальность яви нам свою рояльность!

Первые десять секунд ничего не происходило, затем усталые разочарованные веки стали слипаться, а еще через секунду я услышал общий удивленный вздох. Что сгорела?! ЕСТЬ!!! Очертания чего-то странного стали проступать на бумаге. Сначала призрачные, затем все более материальные - они становились все яснее и яснее, вскоре очертания собрались в какой-то рисунок. Вертящийся круг, внутри какие-то объекты, квадрат в центре, зеленая звездочка, шпалы и рельсы путей по бокам и множество продолговатых линей.

Что же это такое? Голова не может понять, вроде что-то знакомое и одновременно нет. Даже самый сонный субъект компании по имени Больдар, сейчас находился рядом со всеми и, казалось, тоже думал над рисунком.

Хлопанье по спине и иные выражения эмоций прервались, Айлен посмотрела на мою недоумевающую личность и усмехнулась, а Лив глядя на геллфессу, немного нахмурилась.

- Поздравляю, Рон, ты каким-то неповторимым и непостижимым образом понял, что возможно разгадать бумагу, использовав ингредиенты, связанные с драконами и геллами! - воскликнула Айлинель. - Но сейчас твоя голова заплыла в тупик, или я не права?

- Права, - произнес я, опуская врезавшуюся в стену сознания голову, при этом отметив, что сейчас геллы ни в коем случае не пытались сравнивать себя и драконов даже в противоположности их полюсов.

Они думали совсем о другом...

- Что больше никто не сообразил? - вновь зазвенел ее ясный голос.

Ответом ей были: качание голов, зевки, внимательно смотрящий на нее Натти, чья нога, при этом, стояла на моей. Снова за свое, гаденыш!?

- Спиральная библиотека! А вот эта звездочка... - сказала Айлен, показывая на что-то в книге, - звездочка и есть то место, в которое нам нужно прийти.

И верно, может поэтому на входе в библиотеку стоят драконы Саури?

- Похоже, - произнесла Ливиэль.

- Да! - сказал Больдар, покачнувшись на стол.

Нееет!!! Все ингредиенты стали валиться со стола, молниями замелькали руки геллфесс и Натти, пол стал разноцветным, вверх поднялась радуга мыльных пузырей. Вот растяпа! Когда разноцветная фантасмагория улеглась, на меня глядели глаза таких-же разноцветных чудовишь, из которых особенно мило выделялась голубоволосая Айлинель, державшая закрытую книгу - сокровище.

- Сонный идиот, - проговорила Лив, державшая Слюну Санти.

- Чуть не уничтожил нас всех и сегодняшние труды, - вклинился Натти, у которого в руке сверкала колба с Плачем гелла.

- Ну простите! - произнес синий Больдар.

В этот момент даже глаза гелла показались мне лазурными, прям вылитый адепт ордена!

- Большое спасибо, Натти! - бархатным голоском пролепетала нимфа Айлинель

- Спасибо! - слегка притворно произнес я, глядя на Натти.

Остальные тоже поблагодарили ставшего еще более зеленым парня.

- Приходите еще, не смотря не на что было весело, - проговорил зеленый орех - Натти, стоя в дверях и махая нам рукой.

- Мыться! - прошипела розовый фламинго Ливиэль.

- Да! - вторил ей адепт синего ордена Больдар.

- Хочу! - протянул выступающий тенью Айрэла черный как смоль я.

- Ага, - произнес Кроун, - вам это позарез необходимо.

После его слов все не выдержали и прыснули, смех словно раскат грома прокатился по округе.

- Водичка! - отсмеявшись, млела Айлинель, державшая в руках не чуть не изменившуюся цветом книгу.

Глава 19

Ускользающий сон, дрема под светом Айрэла, тень ангела бездны, державшего меч за окном, сумерки и полная тьма, тщетные попытки заблудиться в лабиринте снов. Гелл в окне: сон или реальность? Мне ли угрожает опасность? Ветер, лепестки капель дождя, крылья тени и ее уход, торжество тьмы и провал в сон...

- Третий великий день турнира! - воскликнул я, сажаясь за лавку театра арены.

- Новая Великая Победа Ронета! - слышится ответ сидящего рядом Больдара.

Взгляд на бойцов, их потуги, торжество победивших, грусть проигравших, бесконечные стада зевков, прокатывающиеся по горлу, головки геллфиек найденные в живом лихолесье геллов, поднятые к солнцу руки, их аплодисменты. Мысли мои только о книге и библиотеке. Голова болит, жажду исцеляющего прикосновения геллфессы. Забываю обо всем, когда слышу свое имя и выхожу на порог Колизея.

Интересное мужественное лицо гелла, стоящего на против и осматривавшего зрителей, скорее зрительниц, наблюдавших за ним. Интереснее там, чем здесь? Новый кусочек хвоста птицы удачи мелькает в словах соперника: "На земле, без крыльев". Объявление имен, меч против меча, серый против темного, сумеречный против теневого.

Начало, туманное сосредоточение, попытки собраться и встать на твердую почву более уверенно. Усмешка и выпад, касание, странное почти не управляемое скольжение, удивление противника, резец на его крестовидной гарде. Сонный - это зло? Последующий натиск гелла, заплетающиеся ноги, уносящие меня от создаваемого мечом серого вихря. Стремительный укол в грудь, спотыкаюсь, падаю, перекатываюсь, затем чудом отбиваю новый удар. Да что со мной сегодня? Соберись, Рон! Меч врага напоминает веер. Дамочка, я не твой! Уход от поцелуя клинка, пьяный контрудар, сонный мечник, встреча мечей, парирование противника, отбиваю с натугой. Лезвие тени неожиданно будит меня и мягким мерцанием ободряет чудом не поранившегося акробата, который падая на противника, пытается нанести ему укол. Боль в колени окончательно отрезвляет, смахивает сонливость, заставляет двигаться.

Лезвие, уход и контратака в моем лице. Давай!!! Не ожидал, бука? Еще и еще, отступает... еще дави его, ну! Уклон и удвоение усилий в лице соперника. Теперь уже мое удивление и глухая оборона, атака с ложными выпадами и серия странных пассов окончательно сводит меня с ума. Что вытворяет? Чувствую близость стены, уйти в бок не выходит, но мертвый тупик - это не всегда поражение - клюет меня остаток надежды.

Странный рвущийся звук прозвучал над головой, вылетевший скользящий в воздухе серебристый предмет, огромные почему-то жадные глаза гелла, секундная заминка, легкий тычок в живот, выход из объятий тупика и созерцание того, что так вовремя отвлекло противника.

Да, тут было на что посмотреть: и я бы отвлекся, такие огромные... Геллфочка, что постоянно хвасталась шикарным бюстом, сейчас сверкала его белизной прямо перед глазами моего соперника и тянула ручки к своей обнаженной плоти, секунда и грудь скрылась в покрывале из ее рук. Надо же, иметь такой неуемный талант привлекать к себе массу внимания и еще идти ради него на все, не... типаж явно слишком категоричный!

Я похлопал Казанову по плечу и пожелал удачи. Рана не серьезная - отлечат. После зашагал на выход.

- Здравствуйте достопочтимый Гловин и вас приветствую Ракит! - сказал я поджидающему меня геллу и его спутнику.

- Приветствую! - только и промолвили буравящие меня взглядом черные геллы.

- Что теперь стряслось? - сверкнул я смекалкой.

Гловин и его тень - Ракит махнули рукой на двух геллов, что неожиданно появились рядом с ними, старейшина изрек:

- Ночью была осуществлена попытка ограбления Алхимсколя.

Тут я вспомнил гелла, зависшего у меня под окном сегодня ночью. Значит не сон! Связь? Алхимия и Я.

- Что-то украли? - спросила подходившая к нам вместе с Айлен Ливиэль.

- Расторопность Натти не дала злоумышленнику ни каких шансов. По три замка на каждом окне и тройные рымы окон - это не шутки! - усмехнулся черный гелл.

- Да, это в его стиле, - промолвила Айлен.

- Красавчик, - сказала Лив.

Приветствия не было - следовательно уже виделись...

- Кажется, мои перышки почти дотянулись до того, кто пытался вас убить, Ронет, - нагнал интригу старейшина.

- Правда? - заинтересовался я.

- Вечером будет ясно, - загадочно проговорил Гловин.

- Ладненько, - сказала Айлинель, - если не возражаете, мы отравимся по своим делам.

- Таким составом слишком опасно, - возразил старейшина.

- Все очень серьезно, - подтвердил Ракит.

Шаги позади, Больдар и Кроун на посту.

- Вам нужна еще охрана! - оглядывая делано притензительным взглядом, Больдара с Ракитом зашифровал намек Гловин.

- Сколько тысяч? - иронично поинтересовалась Лив, твердо смотря на старейшину.

Тот, немного поколебавшись, произнес:

- Еще двое!

- Ну хоть не армия, скромно, - разведя руки в стороны, промолвила Лив.

- Скрытность! - усмехнулась Айлен.

- Она самая! - с серьезным выражением лица подмигнул Гловин. - Если не устраивает - живо во дворец!

- Пойдет, пойдет, - закивали геллфочки.

- И еще кое-что, - произнес Гловин, смотря прямо на меня, - что-то крылатые ящерицы сильно зачастили в наших краях, особенно в ночную пору суток, ведь стража может подстрелить одного из них.

Я только кивнул и вспомнил два ночных визита Эйдана, моего чешуйчатого дракончика, что стал мне настоящим другом и товарищем. Нет времени на разборки. Потом скажу Эйдану, чтобы какое-то время меня совсем не навещал, а то ведь прибьют, не моргнув глазом.

Мы дружески распрощались и направились в недра библиотеки, вместе с почетным эскортом, конечно, правда идущим на некотором расстоянии.

Айлен взглядом спросила у меня про дракошу, я ей ответил:

- Да, он меня навещал, я постараюсь его спровадить, для его же безопасности.

- Хорошо, - промолвила она, почему-то оборачиваясь.

Я взглянул туда и ничего особенного не заметил.

- Обед позже! - покачала пальцем Лив, при этом глядя на идущего позади Больдара.

Этой вообще пофиг, но она поняла, что имел в виду Гловин, по глазам вижу, валькирия знает, валькирия летала. Не беда, все равно сейчас я думал только о нашей цели, не беда.

Порог библостероида, книга света, прячущиеся тени, четыре стража за нашими спинами. Начало поисков, книгомания и ее игнорирование, три ложных места, просмотр карты.

Кстати, немного о карте: как оказалось, все остальные страницы книги были пусты, лишь на одной из них, то есть третей, оказалась карта и мне очень повезло, что в тот момент я пшикнул именно на нее.

Поворот ручки милой геллфессы поднимает книгу к лучу света. Дальше очи солнца стали передавать сверкающие линии друг дружке, затем свет отразился от звездочки на карте, и она направила его дальше сквозь выстроенный из линз парад планет и еще дальше - вверх на третий ярус, на галерею полок, что поглотили зеленый лучик и превратили его в сияющую иконку, лежащую на одной из полок.

- Туда! - воскликнула Айлинель, показывая на значок, находящийся сверху.

- Охрана, в оба! - уже бежав, приказала Ливиэль.

Я тенью последовал за ними и прокричал:

- Аккуратнее с подъемниками!

В ответ мне прозвучали кивки и шелест сапог. Удивленные глаза библиотекарей и злобный смех спешащего за нами Больдара, новое чувство - страх книжных червей, мой смех и хор друзей, вялая поддержка отстающей стражи, взлет по ступеням, минуя лифты, второй ярус, третий, - Вперед! Скольжение по застеленному ламинатом полу и ускорение на коврах, уклон от той отзывчивой библиотекарши и моя улыбка посланная ей.

Зеленое мерцание все ближе, бегущие геллфийки тоже. Через минуты мы на месте, и в руках Айлинельки красуется затухающий том зеленого цвета, на котором вырисовуется только одна бука - "Л" - новый кусочек головоломки, сопровождаемый вздохом девушек. Книжечка, откроем? Аналог Эски, те-же зеленоватые пустые страницы и мягкая бумага.

- Что теперь снова лететь к Натти? - заикнулся я.

Глаза спутников в этот момент смотрели не на меня, а куда-то в право, я последовал их примеру.

- Лечу! - заслышался голос приближающегося гелла.

Натти, тут как тут, незаменимый паршивец, вовремя нашедший нас.

- Ну и навели же вы шороху, ребятки, всю библиотеку на уши поставили, какие бессовестные! Разумеется, кроме вас Айлинель и вас Ливиэль, - промолвил приземлившийся алхимик.

- Прилетел, - сорвалось с губ Лив.

- Любопытная книжечка, - сказал зеленоволосый гелл, подходя к Айлен, - можно взглянуть?

- Конечно, - сказала геллфесса.

Натти посмотрел, полистал и пробубнил:

- А... пшикнуть?

- Валяй, - промолвила хранительница книги.

- Наказ есть, действие предпринято! - радостно взревел Натти, нажимая на курок.

Очи наши приблизились и стали пристально наблюдать, мельком я заметил, что больданутый смотрел на фолиант так, как будто мы все сейчас смотрим на вселенское зло.

- Ничего! - изрек Натти. - В чем дело, а?

Вздох Больдара, и моя речь:

- Только на одной странице есть карта, остальные пусты.

- Интересно, когда только ты успел проверить? Так вот почему пшик был пуст! Ясно! - произнес нахмурившийся алхимик.

- Да, извини, - смутился я.

- Ингредиент Слюна Санти очень редок и в лаборатории его мало. Будем экономить, - завертел словами Натти.

- Какую? - спросила Лив.

- Пятую сойдет? - промолвил алхимик.

- Давай! - дала санкции Айлинель.

Пшик. Время... Пусто. Разочарование и новый пшик, теперь на третью станицу.

Картография! Получилось!

- Ура! - прозвучали возгласы.

- Зелененькая, - сказала Айлен.

Как твои глаза! - подумал я, и спросил:

- Где новая точка рандеву?

- Ярус два, вроде там, - показала рукой Айлен.

- Ошибаетесь княшна, снизу, снизу, вот этот изгиб, - показал пальцем Натти, при этом взглянув совсем на другой изгиб, - он на первом этаже.

Увидев мой взгляд, Натти стушевался и крутанул глазами, дескать, с кем не бывает.

- Точно, спасибо! - сказала Айлен и подарила парню улыбку.

Не раздави его почестями, а то ведь маленький еще. Маленький!

Мы примерно на точке, Айлен ходит по ней, вознеся текст к свету. Танец лучей, бегство теней и новая искра в дальнем углу библиотеки.

- Туда! - воскликнули геллы, и мы направились к новому открытию.

Книга, расшифровка, буква - "Е" и новая карта, поиски, лучи и новый зеленый свет. Снова шаги по библиотеке и новая буква, теперь - "З". Жаль, но слово - "Сердце" - теперь не вырисовывалось, но это ведь не важно, важно, что мы на верном пути. Повтор, буква - "Ы" - последующие манипуляции с бумагой и новая карта и еще конец жидкости в пшике. Спуск и заслоняющий дорогу Ракит. Как же не вовремя явился интендант Гловина!

- Извините что вас прерываю, но Гловин хочет вас видеть, срочно, это важно, нашли улики на счет покушения, - изрекла тень Гловина.

Мы переглянулись, горестно вздохнули, девчонки поняли, что если мы сейчас не пойдем, то можем оказаться под домашним арестом и вовсе застрять в замке. Кивки, прощание с Натти, его обещание сварганить еще немного зелья расшифровки, путь во дворец, Раэл в фазе - Ката и лелеющая книгу - "Ы" - Айлинель.

Дверь в гости к Гловину, вежливая улыбка Ракита и его руки, отпирающие для нас дверь, стража остается за ней, мы входим внутрь.

На этот раз длинный приемный стол не был застелен скатертями и не маячил всякими вкусностями. За ним во главе находился старейшина, а слева от него смиренно сидел какой-то гелл. Гловин встал поприветствовал нас и представил гелла.

- Это Филл, - коротко бросил он.

Филл при виде неотразимых геллфочек засмущался, но все же поприветствовал:

- Добрый вечер княшны.

- Присаживайтесь, - махнул рукой Гловин на строй окруживших стол стульев.

Дополнительный обмен любезностями и новые слова старейшины:

- Филл, расскажи, пожалуйста, что с тобой произошло.

- Да тут, в общем-то, нечего рассказывать, - смутился покрасневший гелл.

- Не стесняйся, тут все свои, - понимающе кивнул Гловин.

- Ладно, приступим. - вымолвил гелл, потирая лоб. - Одним вечером, три или четыре дня назад, я лежал дома у себя на кровати и пытался заснуть, потом услышал какие-то шаги, хотя дома никого не должно было быть, - он закашлялся.

В этот момент Филл показался мне смутно знакомым, и я стал теребить память в поисках ответа - почему? Это явно не память Нетри...

Ракит через двадцать секунд уже стоял перед геллом и протягивал ему бокал воды, тот испил живительной влаги, кашлянул и продолжил:

- Любопытство и страх сподвигли меня на действия. Я встал и босиком стал красться в ту сторону, где слышал шаги. Потом меня кто-то вырубил, я очнулся в кладовой и понял, что по рукам и ногам связан веревками. Через долгое время тот, кто это сделал навестил меня, развязал руки и принес немного еды и воды. Он меня очень напугал, так-как в момент первого его прихода я испытал странное чувство, будто мое лицо покрылось пленкой из глины и все растрескалось, мне было не по себе, но скоро это чувство прошло и мне стало лучше. И еще кое-что - этот человек, а он был именно человеком, был очень похож на Ронета, признаться, я так и решил, но позже понял, что это не он. Вас, Ронет, я видел на площади в день вашего прихода. Приходы моего похитителя повторились еще несколько раз, но те странные ощущения больше не повторялись, затем меня нашли геллы, освободили и привели сюда.

Рука Гловина остановила парня, затем старейшина произнес, обращаясь ко мне:

- Что вы об этом думаете?

- Очевидно кто-то проник в город и замышляет что-то неладное. Тот, кто это сделал действовал осторожно и заметал все следы - высказал я, мысленно поздравляя навязчивого гелла с серией удачных ходом.

- А почему он похож на вас, не ваш ли это брат? - изобразив лицо блюстителя закона, спросил Гловин.

Как же отвертеться, я сам много не знаю?! И дракон его здесь искал, и весь орден им заинтересован, и самое ужасное то, что он похож на меня.

- Мне кажется, что этого человека разыскивает орден, еще он похож на меня, даже убийцы из таверны знали о его существовании и назвали его Нетри. К сожалению, мне больше ничего неизвестно, - неуклюже попытался выкрутиться я.

- Значит, выходит след верен, и он пытался убить тебя, Рон? - спросил державший себя за подбородок старейшина.

- Может и так, а может и нет, я не знаю. Возможно, он каким-то образом пытается занять мое место или что-нибудь в том же духе, - уже лучше уклонился я от его словесных выпадов.

- Хм, а что ты думаешь о цепочке странных совпадений, которые помогли тебе одолеть нескольких противников? - вновь поднажал гелл.

- Понятия не имею, возможно, мне просто везет, может это тоже тот парень - Нетри или та девчонка, что зачем-то спасла мою жизнь, не знаю, все очень запутанно и неясно.

Или Маскировщик - мысленно добавил я.

- Ну раз так, тогда лови еще кое-что, - вымолвил решивший засыпать меня странностями гелл.

- Кое-что? - вопросительно пробубнил я.

На руке Гловина тут-же появилась какая-то серая птичка с желтыми глазками. Гелл, глядя на нее, твердо произнес:

- Изрекай!

Сначала изо рта птички полились какие-то неясные звуки и шорохи, шаги и чей-то удивленный вздох, и слова, последовавшие за ним:

- Ваше скрытничесво! - возопил голос. - Или правильнее будет маскировщичество?!

- Тайное становиться явным, - произнес второй, хитроватый голос, - а не санкционированные действия тем более. Что ты здесь забыл и какой ты по счету Нетри?

Ох-хо-хо! После этих слов я немного вздрогнул, бусинки мурашек побежали у меня по спине. Снова Нетри! За что? Как и откуда? Зачем ему это все? Значит это один и тот-же человек, тот кто похитил Филла.

- Я 98-й, свое дело сделал - отличный план, кстати, внимание их рассеянно, синие совсем запутались и ищут одного человека, что успевает нагадить им в сотне мест одновременно. А тут я в поисках знания, что приведет меня к сердцу, - прозвучал ответ.

- Ты пытался убить Точку Гриндиса? - раздался новый нетерпящий отлагательства вопрос.

- Нет, точно не я, это лишь совпадение, что я был в тот день в библиотеке, это не я, клянусь! - зачастил он.

- Ладно, ни в коем случае не наноси ему вреда, наши планы совсем не таковы. Покажи лицо, хочу на тебя взглянуть.

- Хорошо...

Новые звуки и голос:

- Помню тебя, таки-да не похоже, что это ты, а мысли на этот счет у тебя есть?

- Никаких, честно, видите ли я был занят и парень...

Новый звук, резкий и очень четкий, затем что-то вроде вонзившегося в дерево лезвия, слова: "Птичка, лови!" - и хлопанье крыльев.

- Конец! - пролепетала птица.

Ужас и снова Нетри, еще и 98-й, капец какой-то! Как это вообще возможно?

- Не находите знакомым слово: "Маскировщичество"? - загадочным голосом вопросил Гловин.

- Да, наталкивает на мысль, - прилежно промолвил я.

- По меньшей мере три странные личности появляются в городе почти одновременно и все они крутятся вокруг тебя и, если приписать к ним четвертую. Что тогда получится, заговор?

- Хватит! - крикнула Айлинель. - Он здесь ни причем, их щупальца сами к нему почему-то тянутся, Рон не виноват! Он для них, как его скрытничесво выразился? - Точка Гриндиса, он не сними, вы же слышали!

- Спокойнее, я лишь хочу во всем разобраться, - на минорной октаве пропел старейшина.

- Выпытывая обо всем гостя? Как-то нетактично, - вонзив взгляд скепсиса в гелла, заметила Ливиэль.

- ХА! И слежка за вами ничего не проясняет, не вижу смысла скрывать про этих недотеп, слежка это не для геллов, - признался Гловин.

Ну да, мы и так про нее знали, четко подметил - недотепы...

- В благих целях, - перейдя на такт, заметила Лив.

- Что же мне с вами затейниками делать? Еще ваши книги и загадки, и сердце.

- Оставь все отцу, пусть он разберется, - мирно предложила Лив.

- Он скоро вернется, - поддержала сестру Айлен, - и все поставит на свои места, ты же его знаешь, Гловин.

- Выбор, так ли он важен сейчас? Может запереть вас по комнатам и все дела или дать вам больше свободы? - усмехнулся гелл.

- Оставь все как есть, правила твои, нужно лишь лучше следить за их выполнением, - произнесла Лив.

- Может и так, - сказал Гловин, - сейчас меня больше всего беспокоит субъект похожий на Ронета. Как мне его отыскать и устранить от дел, пока тот еще чего не натворил. Все-таки я считаю, что это он виновен в покушении на Ронета.

Айлен положила мне на плечо руку и усмехнулась:

- На сколько я знаю нашего общего знакомого, то есть Ронета-бонета, то все, кто с ним тем или иным образом связан, сами выползут из своих нор и начнут предпринимать действия на почве Рона.

- Во истину так! - прозвучал голос Лив.

- Дергай за ниточки и жди подходящего момента, мы поспособствуем если что, - мелодичным голосом промолвила Айлен.

- У Улиссана много козырей, нужно только вовремя их использовать, - не навязчиво произнесла Лив, - все у Теней Умбрани выйдет и все скоро наилучшим образом разъясниться.

- Ладно, - вздохнул задыхающийся от напора девушек Гловин, - оставим все как есть! Если что, Уриэль с вас шкуру сдерет, вместе с крыльями.

- Ну и ладушки, - обрадовался я.

- Скушаем оладушки, - сказала Лив.

Успокоившийся старейшина хлопнул в ладошки и вскоре у нас на столе заблистал ужин.

Позже, ступая по лестнице в сопровождении Ракита и Кроуна, я размышлял о Маскировщике, об его игре, игре человека с лицом Нетри, возможно, палазника, и количестве этих самых Нетри. Если то был 98-й, то сколько их всего и почему они схожи со мной, зачем их столько? Сотня Нетри, больше, что они вытворяют в своем обличии? Диверсанты хреновы! Такой оравой можно ой как много дел натворить, чем они, похоже, и заняты. Кто они в конце концов? Если Маскировщик меня оберегает, зачем тогда столько ненужного орденского внимания к моей персоне? Странные, загадочные книги из которых собралось слово:" Слезы". Почему те голоса назвали меня Точкой Гриндиса? Что это означает? Кто такой все-таки этот Гловин: злодей, дергающий белые нити и очерняющий их или же делающий все во благо геллов верный и хороший друг князя? Где придел неизвестному и какова во всем этом спектакле странностей моя роль? Мысли слишком быстро пролетают, нужно успокоиться. Дыхание выровнять, повысить уверенность и твердость шагов. Только груда вопросов и тайн, аж голова шла кругом и в висках пульсировала боль, немного мутило. Не отравили ли меня? - такой была моя последняя мысль, когда я вошел в свою комнату. Пришел покой - усталость и сон окутали меня нещадной тьмой.

Глава 20

На утро, наконец-то немного выспавшись, самочувствие мое наладилось, и я решил, что всему виной переживания, нервы и недосыпание.

Бодрячок, который мне помогла обрести холодная вода, новая одежда, ждущая на столе и готовая к испытаниям турнира, занятия мечами с Айлен и присоединившейся к нам валькирии Лив, что показала мне кучу моих ошибок и очень помогла тем что дала совет, как их избежать и также неплохо отделавшая меня в танце с мечами.

Выход на арену, которую за счет большого и высокого цветущего древесного старца назвали Древом. Новый поединок и новое испытание в котором я показал себя лучше, чем во всех предыдущих боях. Воздушный натиск крылатого ассасина с двумя кинжалами, ужасная скорость которых изрезала рукава моей новой полу-брони, но все же не добравшихся до мягкой плоти. На всю использованная длина Айрэлис и бесконечные не подпускающие противника взмахи, белые крылья, что завораживали и отвлекали меня. Бой был длинным, и победитель никак не желал определиться, тик-так, тик-так - звучали мои воображаемые часики, время шло, я уже довольно давно начал уставать, и снова пришел невиданный козырь, благодаря которому я победил.

На этот раз, это оказался мощный порыв ветра, который окутал ассасина облаком сорвавшихся с дерева лепестков. Возник просто ураганный вихрь кинжалов, успешно отгоняющий белый туман нежных цветов. Дальше были: мой превосходный прыжок, прочь с траектории лепестков, и царапина на ноге противника, красная нить крови и всхлип, выход из центра древесной арены и дальше на юг, в сторону библиотеки.

Так как, мой поединок сегодня прошел рано, не смотря на наши поиски, мы решили остаться еще не на долго, дабы посмотреть несколько следующих боев. Мы сидели все вместе, а за нашими спинками наши тени - телохранители.

- Смотрите - это же Келл! - воскликнула Айлинель.

- Да, он! - сказала Лив, погладив рукоятку своего клинка.

- Сделай его, Келлери! - выкрикнула Айлен. - Победи!

Парень заметил нас и приветственно помахал рукой.

- Вперед, - не горя энтузиазмом, буркнула Лив.

- Знаете, а после того случая в таверне, где на нас напали спрунты и ведуны, стиль Келла изменился, а именно с одного клинка он почему-то перешел на дуалы, - невзначай произнесла Айлен.

- После воскрешения? - спросил я.

- Да, - был мне ответ.

- Довольно странно, но ты верно подметила, - ответила Лив.

- Ага... противничек! - возбужденно проголосила Айлен.

Я посмотрел на арену и разглядел противника Келлери: рыжий здоровяк с огромным молотом, облаченный в полуброню. Странно, вроде я его никогда не видел, но его выражение лица, показалось мне чем-то знакомым. Я решил, что это мне только почудилось. Интересно, два гелла договорились биться на земле, не знаю, кому из них выгоднее, но то, что тогда в рыжем дубу с помощью крыльев вытворял Келл, говорило мне о том, что в воздухе он непобедим. Тогда зачем он согласился?

- Началось! - выкрикнула Айлен, сопроводив слова хлопком в ладоши.

- А она сегодня на веселе, - шепнула мне Лив.

Я кивнул и стал наблюдать за поединком. Превосходные увороты Келла затмевали как тень, бешеные атаки молотчика мелькали повсюду. Молот вертелся как карусель, Келл просто вылетал из зоны его поражения, тотчас же предпринимая какую-то прям-таки изящную контратаку.

Красавчик Келл, только что чуть не дотянулся клинком до щеки противника, стремительно напрыгнув на молот и оттолкнувшись от него, он дерзко финтанул мечами. Ну почему? Противник сумел уйти драгоценной щекой, лезвие, как мне показалось, прошло в миллиметре от его лица.

- Давай, Келл! - теперь уже я выкрикнул ободрение.

Он победит! - решил я, когда Келл, проскользнув под молотом, вытянул лезвия клинков. Но нет, произошло кое-что другое, совсем другое, молотчик успел повернуть булаву и заехать ею противоположным концом, прямо по лбу Келла.

Ух! Жестко! Парень аж отлетел и приземлился на пятую точку. Противник, не теряя ни секунды, треснул страшным оружием геллу по ноге, размозжив ему кость. Зрители взвыли, дамы заохали, их кавалеры запрыгали на своих местах.

- Ужас! - всхлипнула Айлинель, прикрыв лицо руками.

Я тоже был в шоке, нога Келла сейчас выглядела просто ужасно, из нее торчали осколки кровавых костей, вокруг растекалась красная лужа. Прибежала палата скорой помощи, которая положила потерявшего сознания Келла на носилки и унесла его прочь от злосчастной арены. Парня было откровенно жаль, он мне был как друг и товарищ, я долго виделся с ним и даже лицезрел его смерь и последующие возрождение.

- Заштопают? - поинтересовался я.

Утишающая Айлен Лив, сказала:

- Думаю да, но понадобиться серия исцеляющих процедур и сил тех геллов, что будут им заниматься. Не переживай, будет как новенький!

- Ясно.

Тем временем торжествующий рыжий раздробитель костей, покидая арену, бросил на меня многообещающий оценивающий взгляд. Не хотелось бы встретиться с этим типом в последующих поединках. Отошедшая от шока Айлен посмотрела на меня, Лив поняв, что Айлинель в норме, прекратила свою психотерапию.

- Геллам не свойственна такая жестокость, - сказала Айлен, и тише продолжила, - это случайно не брат Больдара? А то ведь схожие манеры. Такое оружие и мерзкое его использование.

- Да этот рыжий просто зверь! - промолвила себе под нос Лив.

Больдар, казалось, услышал и заметил:

- Ничего я не зверь, вон видали, что творится, по сравнению с ним я белый и пушистый.

- Верим, - сказала Лив, вставая со скамьи.

Айлен уже была на ногах и произнесла:

- Хватит сегодня с меня арены, лучше уж книги.

Затем она направилась к выходу, мы все последовали за ней, в сторону Раэла, в сторону света и библиотеки.

Мы продолжили светопреставление с книгами, когда к нам подошел запыхавшийся Натти. Маскировка и ее отторжение, ходки в разные стороны библиотеки. По-видимому, в библиотеке им ориентиры не совсем нужны, а вот мне бы хотелось понять, в какую сторону света мы направлялись в ту или иную ходку.

Наконец мы нашли последний фолиант, что указывал на букву - "А", после расшифровки которого, цвет пущенного из книги луча стал голубым, и новый блеск, появившийся вдалеке, оказался тоже иного, голубоватого оттенка. Веселый Натти с криком: "Вперед!" - полетел к цели, остальные вместе со мной последовали пешком. Эх плакало сердце, слова вышли не те, только лишь слезы Раэла путь нам укажут во тьме. Да, слова, получившиеся из собранных фолиантов, гласили: "Слезы Раэла". Но несмотря на то, что они оказались не теми, что я ожидал, моя вера в то, что мы на верном пути, оставалась непоколебимой.

След алхимика оборвался, он стоял напротив ясного свечения, исходившего из-за книг.

- Рон, давай ты! - торжественно воскликнула Айлинель.

На что я ответил кивком, а Натти снова попытался наступить мне на ногу, на что я был готов. Уйдя от его каверзной атаки, я стал вытаскивать книги и передавать их Айлен и Лив, а те в свою очередь нашей охране. Должны же они хоть что-нибудь делать кроме слежки и функции оберега.

За книгами оказался вытянутый вверх тонкий светящийся прямоугольник. Тайный карман, находящийся в стене. Руками не получиться... Я вздохнул и попросил кинжал, чья-то рука тут-же сунула его в мою вытянутую назад ладонь. Я подковырнул крышку гробика и вытянул ее за шкирки, как оказалось, свет исходил от ключа из какого-то голубоватого камня или металла. Я вытянул предмет и показал его моим партнерам по линиям судьбы.

- Это же! - ахнула Айлинель. - Ключ от Хранилища Слез!

- Именно! - мигом распустив крылья, подтвердила Ливиэль.

- Что это значит, вы видели такой-же? - вопросил я.

- Да, у отца есть такой, только желтый. - несколько таинственно, сказала Айлен.

В этот момент сияние, исходившее от ключа, погасло, и в руках у меня оказался на вид гораздо более обыкновенный и какой-то темный, а не голубоватый ключ. Слеза Раэла у меня в руке, что ж делать теперь нам на смертном одре. Так бросай это дело, без лирики, Рон, лучше узнай, что это!

- Я думала, это будет что-то другое, ожидания не оправдались - вздохнула Айлен, - карта или еще что-нибудь более загадочное, или то, что расскажет, как найти Сердце Мира, а это оказался какой-то ключ.

- Хранилище Слез, - хитренько произнесла Лив, - доступ туда в любое время дня и ночи, и уйма всего интересного.

- Цвет не тот, - скривив губы, заметила Айлинель.

- Давай проверим, - порекомендовала Лив.

- Да больше ничего не остается, - сказала Айлен, опустив голову.

Я промолчал, так-как все, что я хотел узнать, уже было у меня в голове.

Хранилище Слез - это должно быть место, где хранятся артефакты с вкраплениями Слез Раэла. Я понимал Айлен, если это именно тот ключ, то мы окажемся в том месте, где она бывала множество раз и хорошо его знает, но могло быть и по-другому, а если это что-то другое - гораздо менее понятное чем карта. От чего, где и зачем? И все в таком-же духе. Но скорее всего на ее поведение повлиял инцидент с Келлом, который подвинул шкалу настроения Айлен не в лучшую сторону.

- Значит во дворец! - воскликнула Лив и, похлопав Айлен по плечу, направилась к цели.

Мы, как тени последовали за ней. Дворец и его ступени, переходы, галереи и все остальное, стража, то и дело останавливающая нас, наставление этих обалдуев на путь истинный и дорога дальше в глубины дворца.

Наконец мы вошли в какой-то странный коридор, который наталкивал на мысль о сокровищнице. Золотистые стены, целиком сделанные из монет, отражали блики многочисленных факелов. Две статуи, державшие на вытянутых руках огромные луны монет, казалось, они хотели бросить эти громадины на нас и тем самым окончить наш путь.

Я быстро подошел к одной из стен и потрогал монету. Камень или глина - твердая, с расстояние и не поймешь, что это муляж. А я-то думал, геллы всегда очень расточительны, но нет, экономия им тоже присуща.

Дверь, два стража и вразумление гвардейцев с помощью знатного обаяния сестричек.

- Но не было санкций, - растерянно промолвил один из них.

- Мы и есть санкции! - насев на опешившего стража, твердо заявила Лив.

- Ага, и если не пропустите, то очень об этом пожалеете, а когда придет наш отец, то и до изгнания вам будет не далеко, - усилила эффект нажима Айлен.

Гвардеец сглотнул и хрипло произнес:

- Все сдаемся, проходите.

Девушки переглянулись и посмотрели на меня, Айлен заметила:

- Ручек, как ты видишь, тут нет, когда ты повернешь ключ, створки должны разъехаться в стороны и пропустить нас, если этого не произойдет, то облом.

- Ясно, - кивнул я и посмотрел на дверь.

Посередине ее весела большая выпуклая слеза, с которой текли маленькие ручейки, золотая дверь с голубой влагой.

- Поехали! - громко произнес я и воткнул ключ в его ножны.

Поворот, скрип, хруст, кряхтение и какой-то хлюпанье, а в конце ничего. Десять секунд...

- Так я и знала! - досадно топнув ножкой, сообщила нам Айлинель.

- Не повезло! - вздохнула Ливиэль.

Может нам нужно зайти с обратной стороны хранилища и отыскать там замаскированную дверь. Может оказаться и так, что похожий принцип вроде того, что помог мне найти смесь для проявления карт, подействует и сейчас. Дракон и гелл, совершенно противоположные грани одного бриллианта. Возможно, с другой стороны и спрятан тайный проход.

Айлен хотела что-то сказать, но слова не успели сорваться с ее губ. Новый звук, щелчок и сорвавшаяся с потолка штукатурка, помешали геллфессе пропеть новое замечание. Какое-то движение за дверью, звук такой, как будто что-то тащат по гладким мраморным плитам. Дверь резко распахивается, своим движением чуть не обогрев лоб Больдара.

Крутящаяся каменная головка сыра показывается за дверью, грууу-грууу, и наконец она поворачивается своим надкусанным задом, дыра, проход, вход в Оборотное Хранилище Слез, ступени, идущие вверх.

Я радостно осклабился и посмотрел на Айлен, не сомневайся красавица, я тебя выведу. Она мне подмигнула и сразу же скомандовала:

- Идут только: я, Лив, Рон, Натти и Больдар - остальные остаются на страже.

Да, охраняйте зад хранилища, так вам и надо! Ой, нам же внутрь, тсс. Пусть тогда будет сыр - Рокфор! Когда мы входили первой полезла Лив, затем Больдар, на лице которого блистало торжество, потом Айлен, которую любезно пропустил Натти, потом он сам, и я замыкающим.

Зал с низким потолком и три постамента в центре композиции. На центральном из них покоиться что-то вроде мини баллисты или гигантского арбалета, слева такой-же большущий Моргенштерн, а справа крохотный голубенький стилетик, который я еле разглядел. Свет здесь лился из оранжевых сот, из-которых состоял потолок.

Мы подошли по ближе, Лив настороженно произнесла:

- Надеюсь здесь нет ловушек.

Натти аж подпрыгнул.

- Какие ловушки? - настороженно поинтересовался он.

Я об этом почему-то сразу и не подумал, пришлось уже мне скомандовать:

- Ничего не трогайте, внимательно смотрите под ноги, Больдар не чуди, Натти прилипни к полу!

- Есть капитан! - козырнула мне Лив.

- Ахой, нас таких лихих парней и девчонок этим не проймешь! - поддержала сестренку Айлен.

Наверное, сойдет, но я все-же повторил предостережение:

- Предельно аккуратно, моряки, морячки!

Маньяки, маньячки...

Тени, скользящие в сумерках, создаваемых странным сотовым потолком, обход кругом гробов, странных артефактов, и ступени, идущие вниз.

- Больд, будь любезен, пойди первым, а то дамам страшно.

- Хорошо, морячки, - буркнул слишком быстро согласившийся Больдар.

Спуск прошел гладко, никто не пострадал и в ловушку не влип, если не считать Натти, который споткнулся и чуть не скатился кубарем.

Зажглись огни кристаллов, на манер факелов, стоящих в своих стойлах, разогнали тьму, и мы узрели Оборотное Хранилище Слез целиком.

- Вау! - сорвалось с губ нашего штатного химика.

- Неплохо! - хмыкнул Больдар.

Геллфессы только расширили свои очи и, не говоря ни слова, взирали на светящиеся круги: квадраты и иные фигуры, среди которых были и не поддающиеся описанию.

- Инфениты! - изумленно воскликнула Айлинель.

И правда, эти мерцающие фигуры, оказались маленькими островами, которые парили в метре от пола, а поддержкой им служило то непонятное явление, которое держит в воздухе весь этот город, феномен, названный местными жителями - Инфеной.

- Да в точности как под Улиссаном, - согласилась с сестрой Ливиэль.

- Шагаем? - спросил я.

- Как ты сказал: "Предельно аккуратно", - не то серьезно, не то язвительно заявила Лив.

- Идемте, - промолвил, стоящий в тени, необычно тихий Больдар.

- Вперед, - произнес я, - и не касаться, Натти тебя это тоже касается.

- Хорошо босс, - сверкнув загипнотизированными глазами, кивнул Натти.

И мы пошли, направились в глубь по ближе к источникам освещения и зависшим в воздухе Инфеновым островам.

Чего только тут и не было: всяческое оружие, украшения, какие-то камни, цацки, ремни для пращи, стрелы и болты, ящики, статуэтки, ткани и броня, разномастные очень компактные осадные орудия, которые, как я понял, слаживаются до приемлемых размеров, что мне даже показалось, что я сам могу унести, к примеру, баллисту.

- Полно всего! - алчно закряхтел наш алхимик.

- Не тронь! - ударил я по его протянутой к артефакту руке, - еще вирус какой ни будь освободишь или дремлющее ацтекское зло, и чайника, делающего хорьков нам тоже не надо, все дело в конвергенции!

Парень стушевался и отступил от архипелага, на котором лежала какая-то ваза.

- Чуть джина из бутылки не выпустил! - вздохнул я.

- Да понял я, понял, все не буду ничего трогать и дышать над этими произведениями искусства тоже не буду.

- Ну и ладушки.

Айлен подошла к одной из стен хранилища и провела по ее рельефу рукой.

ЫЫЫ, Я ЖЕ ГОВОРИЛ НИЧЕГО НЕ ТРОГАТЬ! Слава Гриндису и его точке, ничего не произошло!

- Ну зачем? - только и спросил я.

- Затем, что это наша история, - скрыв лицо за пологом загадочности, промолвила она.

Лив заинтересовалась и подошла по ближе, стала рассматривать то, что на стене было изображено.

- Да, очень похоже, - спустя минуту заключила она.

- Вы о чем? - спросил я, держа за руку, хотевшего куда-то намылиться Натти.

- Эта сцена напомнила нам историю Материи. - сказала валькирия.

Материя? Это еще что такое? Материя чего?

Я всмотрелся по лучше во все более яркую для меня картину. На ней нарисованы: острова с городами и пещеры с подземными царствами, и между этими субъектами находились геллы и драконы, которые бились между собой, гибли, убивали и снова гибли.

- Точно, это она, чудненько! - промолвила Айлен.

- Может объясните? - сложив руки на груди, спросил я.

- Посмотри в конец зала, Рон, - махнув туда рукой, сказала Айлен.

И я посмотрел, а узрел я приплюснутый шар, который напомнил мне о родной планете земля: его как будто колбасило в конвульсиях, раздирало на части, и из его ран, ран планеты, вздымались столпы пламени и разрушения. Вокруг сферы находились геллы и драконы, плачущие кровавыми рубинами слез, что превратились в озеро, существа уже не воевали, а скорбели по утраченному дому, и эмоции их очень глубоко проникали мне в душу.

Я отвернулся и поинтересовался:

- Конец света, ваш мир был разрушен?

- История не длинна и не коротка, но раз ты здесь, тебе нудно ее знать, - сказала Лив и показала на Айлен, - расскажи, солнышко, нельзя ему всегда оставаться невежей.

- Именно! - хитренько скривил губы я.

- Хорошо! - кивнула Айлен и начала рассказ:

- Этой легенде верят практически все геллы, а те, кто ввязывались в споры, дабы ее опровергнуть, либо быстро отказывались от своих затей, или принимали сторону ее сторонников, если все-же оставались критично настроенные геллы, то все их старания с течением времени погибали и растворялись в его потоке, - Айлен легонько вздохнула и продолжила, - Был мир, была сфера, называемая планетой, но вечная война населяющих ее двух разумных рас привела ее к гибели.

- Расы, это геллы и драконы? - перебил я, махая рукой на гравюру.

- Как раз в этом и сама суть истории. Раса крылатых созданий называла себя ангелами, а существа, напоминающие тебе драконов, лейдраками. Присмотрись к рисунку, они отличаются от нас нынешних.

Я последовал ее совету. И правда, фигуры, которые были выгравированы на камне: казались более объемными, более могущественными, в глазах этих существ чувствовалась не обуздываемая сила и мощь, с одним из этих созданий не сравниться и легион геллов, разум их казался не объемлющим, бескрайним и непонятным.

- Продолжай, - вжав голову в плечи, несколько ошарашенно кивнул я.

- Бездна войн привела к разрушению Материи, множество населявших ее невероятных существ, которых мы даже не могли бы сейчас представить - все они погибли, а ангелы и лейдраки выжили и стали скитаться по просторам вселенной. По канонам легенды, мы геллы являемся частичками ангелов, не потомками, а именно частичками, звучит наверно странно, но именно так написано на древних письменах, найденных в переходах или путях палазников. Драконы же крупицы, оставшиеся от могущественных лейдраков. Потомки мы или частички - это, в принципе, не имеет значения, главное то, что сила этой истории заставляет всех в нее верить.

- Но что же случилось с ангелами и лейдраками, они нашли себе новый дом?

- Слова тех найденных фрагментов указывают на то, что они будут вечно скитаться в просторах вселенной. Наказанием им будет вечность, по-моему, так там написано.

- Удивительно, но я уже всему поверил. Может так на меня повлияло это место, не знаю, - промолвил я.

- Сила, - усилив загадочность происходящего, сказала Лив.

- Но это еще не все! - сравнившись с тайной легенды, блеснула глазами Айлинель. - Практически на всех найденных геллами, по их мнению, важных фрагментах древних рукописей присутствовали слова: До коле не придут к согласию миры, не вспыхнет Флайвэри любви, не станут двое одним целым, не взвизгнет в колыбели послание Пантеи. До тех всех пор царит смертей Ксаркшин, Беду и бедствие Линтра несет, изльет Хикари свою скорбь, Селестиум утонет в лжи, Беладра интриг шьет паутину, Патма накроет страстью твою спину, а Блайд зияет словно боль.

- Нечего себе стишок! Странный, непонятный, но весьма романтичный, не находите? Флайвэри - это просто что-то невероятное! - потерся о ее слова я, пристально зыркая на Айлинель.

- И верно...Рон...- слегка помедлив, ответила Айлен, тоже не отводя от меня своих глаз.

- Э-эммм. Вы как-то позабыли где мы находимся, - прервав наши гляделки, кашлянул Натти и тут же добавил, - простите за дерзость, княшна!

- Ничего, - ответила она, я тебя прощаю, - как-то странно посмотрела на него Айлен.

- Ура, - пролепетал подпрыгнувший Натти, - теперь найдем то, что вы ищете, и аккуратненько поковыряемся во всем этом добре.

- Нет!!! - прозвучал хор голосов.

- Шучу-шучу, это дело археологов или искателей приключений, ха-ха, - улыбнулся поигрывающий каким-то предметом Натти.

- Что это у тебя в руках?! - вскрикнул я, встряхивая парня.

- Колбочка для расщепления ореховой скорлупы, - неумело соврал химик.

- Натти! - нажала Айлинель.

- Ладно, ладно. - уныло потупился парень, раскрывая ладонь и показывая нам палочку с блестящей линзой. - Это просто феноменальное изобретение, с помощью него можно разглядеть даже мельчайших микроорганизмов и еще всякие пористые поверхности.

Микроскоп? Серьезно?

- Дай посмотреть, ворюга! - воскликнул я.

Тот послушался и с не охотливой миной на детском невинном лице протянул мне этот предмет. Я взглянул в линзу, посмотрел на свою ладонь. Лабиринт пор и гигантских линий, действительно он. Ну блин, и неуемный детский интерес. наградили его присутствием здесь, а он отплатил совершенно не той монетой.

- Быстро положил на место! - крикнул я, передовая ему предмет.

- Стойка, а нам, а Айлен, посмотреть, пожалуйста, Рони, позязя, - надула губки Лив.

Я снова натолкнулся на взгляд зеленых глаз Айлен, и, как говориться, утонул в их глубине, сдался под напором давления и промилле, и чтобы выбраться из глубины, оттолкнулся от дна нерешительности и протянул предмет объекту моей слабости. Хороший мальчик - прочитал я во взгляде Лив.

- Тридцать секунд баловства и все! - пригрозил я. - Мы не на экскурсии!

Смех успокаивает взбудораженные нервы, точку ставят протянутые детские руки и возвращение микроскопа на свое прежнее место.

- Нам нужен только один предмет, - напомнил я.

- Какой? - спросил Натти, крутанув глазами по своей оси.

- А это я узнаю сам! - твердо ответил я.

Острова, игры освещения, красящие нас в разные цвета, поиски, поиски и разочарование при виде того, что как я решил, и служило постаментом для того предмета.

Островок с каменным спиральным изваянием, бережливо обнимающим кристалл, сразу напомнивший мне о Сердце Мира, на верху которого вырастала пустая протянутая ладонь с полукруглым тонким следом, обложенным толстым слоем пыли. ЗАБРАЛИ! КТО ПОСМЕЛ!!! КАК ЖЕ НЕ ВОВРЕМЯ!!!

- Это оно, сто процентов оно, и кто-то его присвоил себе, - разозлившись, горестно произнес я.

- Символ очень похож на библиотеку, и что еще он тебе напоминает? - спросила Лив.

- Сердце Мира! - сквозь сжатые зубы прошипел я. - Отыскали, забрали, присвоили себе, почему так не вовремя?

- Украли, - с невинным выражением лица тихо произнес Больдар.

Я уж было подумал на него, но он все время стоял рядом с нами, застыв соляным столбом.

- Рон, успокойся! Успокойся я тебе говорю! - потрясла меня за плечи Айлен. - Судя по следу, новой пыли практически нет, и судя поэтому, предмет был украден совсем недавно, он еще может находится в городе, еще есть шанс.

- Действительно! - произнес я, взбодрившись.

Слова моего солнца подействовали на меня как удар молнии, я вскочил и прокричал:

- Значит мы найдем его или ее! Поспешим!

- Неугомонные, - буркнул Больдар.

- Вот это я понимаю - наш Ронет, вперед! - вскрикнула Айлинель.

Натти же очень хитро шепнул:

- Да, детка, я с тобой.

И мы быстро направились на поиски расхитителя, того кто украл мое - Сердце Мира!

Глава 21

Ночь, ночной замок Улиссана, вереница коридоров и лестниц, и все шаги в сторону того, кто может что-то об этом знать. Гловин, мы идем к тебе, и если ты что-то скрываешь, то я клянусь полосатым небом, я это узнаю!

- Ракит, нет времени на объяснения, пропусти нас! - воскликнул я, подходя к заветной двери.

На ступеньках показались Ливиэль, Айлинель, Натти и шлейф из стражи, в том числе были и пополневшие рекрутами новых бойцов новобранцы и их оружие, великолепно смотрящееся, когда их глаза сверкают недоумением и руки дрожат от амплитуды нервных содроганий. Бойцы блин! Айлен и Лив разом приказали:

- Скорее, чего встал, открой дверь, Ракит.

- И не думай о вездесущей тени Гловина, сейчас она тебя не видит, а только слышит, - добавила Айлен.

- Да пустяки, проходите, - заверил нас ребенок темного гелла, отпирая дверь.

Мы вошли внутрь, Лив ловко заперла дверь, впустив только меня, конечно же Айлен, Натти и, по ее мнению, замыкающего процессию Больдара.

- Остальные подождут за дверью! - изъяснилась нетерпящая возражений Айлинель.

Гловин, как всегда, сидел за своим столом, он покручивал бокал вина в руке перед своим лицом и пытался разглядеть вломившихся сквозь многогранье хрустальных стен

- Добрый вечер! - выдал черный гелл. - Не ждал вас так рано, признаться, вы меня удивили, так быстро отыскать оборотное хранилище. Вы просто молодцы, так быстро во все разобраться, а мне понадобились месяцы, месяцы для подбора подходящих компонентов, очень аккуратные шаги по сокровищнице, поиски, рассматривание каждого экспоната. Молодцы!

Он был внутри! Значит!?

- Вы пришли за этим, - в руках гелла блеснул какой-то браслет, который показался мне состоящим, как будто из зеленого серебра.

Ошарашенные лица геллфесс и мое, наверно, тоже ясно показали ему, что новый фокус, как всегда, удался.

- Думаете он действительно способен провести вас к Сердцу Мира, думаете спасти его? Я считаю, что вас всех надули, Ронет водит вас всех за нос, а самому ему нужен браслет для каких-то его гнусных и пакостных целей. Может он хочет пронзить сердце и покончить со всеми нами, кто его знает. Это слишком опасно! Невероятно опасно, чтобы доверять эту вещицу первому встречному, человеку, - последние слова Гловин просто выплюнул.

Засранец знает гораздо больше чем говорит и давно знает, очень давно. Что же теперь делать, даже Уриэль может оказаться на стороне Гловина, а не на стороне Айлен и Лив. Он это знает и обязательно этим воспользуется.

- Мы ему верим! Верим! - вмешавшись, воскликнула Айлинель.

- И этого достаточно? Серьезно, неужели Ури воспитал вас такими глупыми и доверчивыми? Бедняжки...

Я плохо тебя знаю, парень, но что бы сделал в такой ситуации - Маскировщик, что бы ты предложил? Как вышел из тупика? Уриэль не вариант! Может?

- Как вы относитесь к судьбе? - будничным тоном поинтересовался я.

- Она всегда на стороне геллов! - эксцентрично ответил он.

А ведь это!? Если закинуть крючок или даже три, и наживкой у них будет судьба, то...

- Вы доверитель ей? Доверитесь благоволящей геллам судьбе? - закрутил я удочку судьбы.

- Ха, ты хочешь просто забрать браслет себе, и оставить все на волю судьбе, человек, неужели ты считаешь нас такими глупыми, мы намного умнее тебя, мы самая великая раса, населяющая Гриндис.

Гриндис, помоги мне, образумь старика! - взмолился я.

- Нет, я предлагаю кое-что иное, кое-что, что можно доверить только судьбе!

Так как другого варианта я не видел, придется зайти с козырного туза.

- Ну не томи!

- Вариант очень рискованный, просто невероятно трудный и скорее всего невыполнимый и все в этом варианте на твоей стороне.

- Продолжай! - заинтересованно произнес Гловин.

- Браслет достанется не только тому, кто одержит победу в турнире, но и еще тому, кто угадает в какой из трех роковых шкатулок он находиться.

- То есть победа и угадайка? Интересно, интересно, - промолвил он, вновь уставившись в глубины бокала. А ведь действительно компромисс, ведь тебя еще целых два раза могут разрубить на куски.

Он усмехнулся, Айлен нахмурилась и зло посмотрела на Гловина, ошарашенные беседой Натти и Больдар еще больше развесили уши, а Лив жалобно всмотрелась в лицо Гловина.

- Вызов каков он есть, отлично, я принимаю условия сделки. Давай же скрепим контракт лучшим вином из потерянной Твердыни Каршина.

После его слов я немного скривился, в частности, из-за упоминания той захваченной орденом - "непреступной крепости" - и еще потому, что он слишком быстро согласился. Не сплоховать бы...

Вино в чарках, глаза блестят, стаканы ударились друг об друга, звон, прозвучавший в этот момент, показался мне чистейшим, девственно чистым и успокаивающим.

Мы пожали друг другу руки, моя при этом чуть не превратилась в лепешку, но я и бровью не повел.

- По рукам! - выкрикнула разбивающая наше рукопожатие солнечная фея Айлинель.

- Да будет так! - сказал Гловин. - Все решит подруга судьба!

Когда мы вышли из его кабинета, Айлен спросила у меня только одно:

- Ты уверен?

- Эта дама, как и ты, мне часто улыбается, надеюсь ее улыбка вновь расцветет и озарит мир своей красотой, - поэтично ответил я.

Она улыбнулась:

- Ну раз наши улыбки так сильны, постарайся получить даже не одну из них, а обе.

- Тогда я не имею права проиграть! - чувственно произнес я.

- Такой настрой мне нравится! - погримасничала она.

Тут к нам подскочил Натти и, как всегда, галантно произнес:

- Ваша улыбка намного превосходит улыбку судьбы.

- Давай уже, иди баиньки, Ромео. - сказал я, потрепав мальчишку по голове.

Тот на прощание отдавил мне мизинец и, улыбнувшись княшне, под бдительным надзором стражников отправился домой.

- До завтра! - шлепнул я сестричкам.

Четыре охранника за мной, четыре за девушками, ставки растут, РТС и ММВБ проседают, союз ОПЕК заключает новую сделку. Мир движется, и я б многое отдал за то, чтобы узнать куда это движение заведет нас всех.

Мои мысли подтвердили звездные брызги, сплошным потоком текущие по небосводу. Конца и края не видно пути Гриндиса.

Как же рано я сегодня встал, спросонья все тени казались мне живыми, Айрэл мрачно освещал поляну, на которой меня будут истязать. В роли мучителя сегодня выступала Лив и ее два черных клинка, а зрителями были Айлен, Больдар и Кроун и еще восемь телохранителей. Паранойя Гловина не знает границ, скоро за нами будут шествовать армии.

После боевого акробатического этюда, мы позавтракали, затем мне удалось позабыть про свою боль в мышцах и голове и вырубиться прямо на скамье зрителей турнира.

Вот он какой! Пятый мой соперник! - успел я подумать, уходя в бок от непредсказуемого удара, повтор через минуту. Это гелл или кобра? Теперь подсечка, подпрыгнуть и махнуть клинком, провалился, но не утешает, змея всегда доканчивает свое дело, и этот тип, похоже, держит это животное у себя в приоритете. Отвлекшись, я упустил новое действие и через секунду наши мечи встретились, а этот пакостник высунул из сапога кинжал и попытался достать меня им, пришлось отскочить, чуть не попав под его меч, затем контратаковать. Удача пока явно показывала зубки ему, а не мне.

Бью на отмажь, затем прикрываюсь от его новой изощренной атаки мечом, отступаю и понимаю, что скольжение моей левой ноги не предвещает хорошего исхода. Пришлось вытворить и впрямь чудеса акробатики, падая на спину, пинаю правой ногой его меч, тот вылетает из его руки, свой тоже пришлось отбросить, по инерции движусь и встаю на руки, не знаю, как это у меня вышло, но на миг мне показалось, что все это происходит в невесомости, падаю с рук назад и, приземлившись на ноги, бросаюсь к Айрэлис.

Ухватив тень, я сразу же бью в слепую зону противника и чиркаю по его кинжалу... И господи, как так!? Оба наших оружия встретившись с кожей, вонзаются в плоть, рука! Боль, отчаянный удар головой ему в лоб, противник падает и, кажись, теряет сознание.

Через некоторое время я, стоя на арене, разглядывал свой порез на руке. Совсем не глубок, а вот у змейки этой, похоже, порез до кости. Закрой мне глаза, синий орден - сколько крови! Меня бинтуют, противника тоже, на сцену выходит судья. Внимательно нас осмотрев, он говорит:

- Так как ранения были нанесены одновременно, мы отлаживаем поединок на вечер, соперников подлечат и только тогда мы решим, кто же стал победителем.

Что? Как так? Подстава Гловина! Вот тварь!

- Не честно, тот кто потерял больше крови и должен потерпеть поражения, - донесся выкрик с трибун.

- ДА! - прозвучал в поддержку хор голосов. - Тот, кто пролил больше крови, тот и победил!

Судья стал быстро хлопать глазами, в попытке уйти от действительности, а крики все нарастали, они захватывали все больше глоток и уже вся арена вопила в мою поддержку.

- Л-ладно, раз самые главные судьи, то есть зрители, высказывают обратное мнение, я вынужден с ним согласиться и назначить победителем Ронета, - надтреснутым голосом, произнес судья.

- ДА! РОНЕТ, РОНЕТ, РОНЕТ! - возопила толпа.

Популярность везде где я б ни был преследует меня, вроде не звезда, а лицо светиться, победа как никак - "YOU WIN!"

Судья вновь подтвердил мою победу, и я с насколько возможно при нынешней ситуации чистой совестью направился в лоно выхода.

С раной быстро разобрались геллфессы, охрану отвлек Натти. Мне хотелось уединения и девушки меня поддержали, но все же отказались далеко от меня отходить. Так мне удалось побыть практически одному целых двадцать минут, за которые я думал только о выкидке с невесомостью во время моего боя. Не знаю, сам ли Маскировщик приложил к моим удивительным победам свою руку или кто-то из его доверенных лиц, например, та девчонка, что спасла меня в библиотеке, но во всех моих победах чувствовался похожий подчерк.

Трудно признавать себя слабым, но без такого содействия я ни одного боя бы не выиграл, а так, за неимением благотворителя, придется сказать спасибо воздуху.

- Спасибо! - промолвил я и слез с зубца стены, на которой я сидел, размышляя.

Внизу уже стояла вездесущая охрана и два цветка в ее окружении: белый и черный Айлинель и Ливиэль. "И вам спасибо за все!" - шепнул я себе под нос.

- Во дворец, под стражу, до самого финала, - горестно пробормотала валькирия.

- Лапки Гловина тащат нас на дно, - буркнул я.

- Но мы все равно выплывем, какой бы груз на нас не висел, - ободрила нас Айлен.

- Про меня не забудьте! - выкрикнул пойманный стражником за шкирку Натти.

- Отпустите парнишку, ему пора варить зелья отравителя, - с иронией в голосе, приказала Лив.

Его отпустили, он подбежал к Айлен, попытался обнять девушку за талию, но спотыкнувшись об ногу Лив, отступил, покраснев, и произнес:

- Благодарность!

- Оххо-хо, - промямлила Лив, - поцелуй в сердце и романтический ужин на двоих.

- Именно, - спохватился парень, - такая награда в самый раз.

Айлен театрально закатила глаза, приблизилась к мальчишке и звонко чмокнула его в щечку.

- Сойдет и так, - гипнотически проговорила Айлинель.

Натти покачнулся, затем, по своему обыкновению, резко подпрыгнул и поскакал, как олень в сторону Алхимсколя. "Один" : "Один", надо наверстывать упущенное, парень меня догоняет, моя щека тоже мнит поцелуй. По-детски, но хотя бы так, княшна ведь.

- Сначала победи, - заметив мой взгляд, пробормотала Лив. Затем подошла и подтолкнула меня в сторону замка.

Вот так всегда, герой остается без награды, а злодей опережает нас на много шагов. Жизнь жестянка, не твоя ли это обманка?

После зеленые глаза Айлен сверкнули в лучах Раэла и один из них многообещающе подмигнул мне. Заточение, бой, и только после омовения в ласковых лепестках долгожданной награды. Все по закону жанра, как же иначе? Тогда остается только одно - победить!

Глава 22

Сегодня в последний день "Лотереи турнира" - я и моя компания шли в сторону Древесной арены, листья ее древа великана сверкали в лучах Раэла.

Слишком дерзко надеяться на удачу, ели постоянно тянуть эту птицу за хвост, он может и оторваться. Я старался привести себя в состояние полной уверенности в себе и своих силах, мощной решимости победить, ведь кто его знает, может это последний шанс встать на Путь Сердца и пройти по нему.

- Не вздумай проиграть, Рон, а то иначе Айлен перестанет обращать на тебя внимание и переключиться на более крылатый субъект, - шепнула мне Лив, - не потеряй свой шанс.

Кивок.

- Не вздумай проиграть, Рон, а то иначе Сердце Гриндиса без тебя завянет и Бернла Лив никогда не отыщется, - шепнула мне Айлен, - это последний шанс, не потеряй его.

Кивок.

Они похожи, - подумал я, - близки по смыслу их напутствия, интересно, они об этом подозревают? Наверное, да, сестры все-таки.

Не став мучать мою постоянную помощницу и позабыв обо всем кроме победы, я в конечном счете вышел на дощатые полы места состязаний. Обстановка под древом умиротворяющая, как это подействует на ход битвы мне не известно.

Опаньки, кто это у нас? Ага, не есть хорошо, раздробитель костей ног, тот, кто так отделал Келла, и эта махина прошла в финал? Что всегда побеждает вес и сила? Я так не думаю, моя комплекция намного легче и надо это использовать. Кажется, я понял, как он победил, каждый раз менял оружие, и сейчас у него в руках было по одному короткому топору. Может тоже обзавестись вторым мечом? Впрочем, уже слишком поздно.

- Ронет против Айвеса! - прозвучал выкрик судьи.

Берсерк атаковал первым, комбинация ударов оказалась очень внушительной, но я легко вышел из зоны поражение и сделал пробный выпад ему в голову, та ушла в бок и через долю секунды мой меч был отведен в сторону и вверх, пришлось уйти туда же. Что-то подсказывало, что в этот раз противник выбрал не то оружие, и мне следует на этом сыграть.

Постоянно двигаю тенью, сводя с толку противника, то здесь, то тут, то там, жалом скорпиона стала Айрэлис, когда я начал свое наступление, удар, удар, еще и еще, с его топориков выстреливали искры, я еще ускорился и уже, казалось, вот-вот выбью оружие у него из рук. Так и вышло, один топор отлетел в сторону и откатился, соперник быстро достал кинжал, я его выбил, затем уходя назад, он махнул топором.

Странно, финал и так все удачно. Все дело в настрое или как? Новая моя атака, и я понял, что он не старается, не хочет сильно ранить меня, но почему? Тянется, пытается, но как-то неуверенно и всегда снизу, подальше от головы. Почему? Что-то поэтому поводу наклевывалось, но я в такой ситуации гнал отвлекающие меня мысли. Это ведь финал! Так порвать Келла и стушеваться при мне. Между прочем далеко не самым сильным противником.

Замах топора по ногам, моя нога сверху, тянусь мечом к его щеке, царап - прозвучал металлический звук, взлетели искры. Что-за чертовщина, он что робот? В этот момент его лицо как-бы покрылось рябью, волосы потемнели, глаза стали карими, он полностью изменился и стал ниже. Геллы заохали, некоторые взлетели.

Я узнал смотрящие на меня глаза и лицо, это был тот гелл, которого заперли в чулане, но как, он что нас всех обманул и это он, а не Нетри и он пытался меня убить? Новая волна, и лицо гелла стало походить на мое, нет не на мое, а на Нетри. Кто ты? - не успел спросить я как... еще рябь, еще искры и сдвигающие золотистую маску руки. Новое лицо оказалось лицом Нари, первого с кем довелось мне здесь пообщаться, еще была Фрия, но сейчас на это нет времени. Нари! Палазник! Вот кого в Улиссане узнал Маскировщик! Точно! Оба Палазники, так я и знал!

- Сюрприз, не так ли? - прозвучал узнаваемый голос. - Не ты один хочешь дотянуться до сути всего, не тебе одному нужен Путь Сердца.

- Я боялся, что вы погибли. Фрия жива? - очень быстро проговорил я.

- Да жива. Вещичка у тебя, Рон? - сжимая и разжимая кулаки, спросил он.

- Нет, у Гловина, у старейшины, мы договорились...

- Значит, я был прав, и он отыскал его раньше нас, - перебил меня Нари, - но моя птица напела мне, что в выигрыше кроиться успех и то, что мы ищем.

- Верно, - сказал я, поглядывая на луки собравшихся на трибунах стражников.

- А победил ты, и меня узнал, что же теперь делать, я ведь в пролете? - скорее риторически утвердительно спросил Нари.

- Сдайся и тебя отпустят, я договорюсь, честно.

- Ты хочешь, чтобы геллы узнали кучу наших секретов, ну уж нет.

- Но у тебя нет другого выхода, - уверенно проговорил я.

- Вообще-то есть кое-что, но оно не гарантирует безопасного ухода.

- Если ты возьмешь меня в заложники тоже, - сказал я, кажется прочитав по его лицу эту мысль, - и они скоро начнут стрелять

- Придется совместить оба варианта, - буркнул он, махнув кулаком мне в челюсть.

Сволочь, больно же, тварь! Через пару секунд он держал меня в захвате и куда-то тащил, еще через секунду палазник достал какой-то предмет и со словами:" Новы подарок от путей" - стал высыпать что-то на пол, а за тем и просто в воздух вокруг.

- Хитро, - промолвил я, потирая ушибленное лицо и оглядывая созданный вокруг нас белый туман.

- Иначе никак, - крикнул он мне в ухо, - надеюсь, твои красавицы образумят нацелившихся на нас лучников.

Мы шли и облако тумана двигалось вместе с нами, обход сооружений и статуй, раздавленная клумба с цветами и тени, много теней вокруг нас.

- Не стрелять, ни в коем случае не стрелять, - заслышался почему-то приглушенный голос Айлен.

- Отлично! - выпалил Нари. - Пока все идет по плану.

- Куда мы идем? - деловито спросил я.

- К выходу, к лифту, к Инфене и свободе.

- Тогда нам на право! - воскликнул я.

- На дурить вздумал! С чего ты взял, что я так глуп? - прошипел он, покрепче сжав мою шею.

- Там статуя в виде большого кота, закутанного в плащ, это нужная сторона, - процедил я.

- Точно, не врешь, идем, - немного подумав, отчебучил он.

- Вы с Фрией не спроста находились тогда рядом с лазейкой? - задал я давно мучавший меня вопрос.

- Неспроста, - через какой-то время согласился палазник.

- Не хочешь прояснить ситуацию?

- Мы знали о тебе, нас предупредили, мы должны были стать твоими гидами, но в силу обстоятельств, тебе пришлось сбежать и после все пошло не совсем по плану, а скорее по другому его руслу.

А я-то думал, почему Нари тогда у пути был таким догадливым...

- Плану? Гидами? Почему? - замельтешил я.

- Позже! - отрезал Нари. - Если ты не видишь, нас тут преследуют!

Ага, нассс - тебя! План...

Странно, но сквозь пломбирное марево все виделось достаточно хорошо, а вот те-кто шли и летали вокруг нас, они ни черта не видели, туман и все.

Так продолжалось до арки, ведущей к верхней площади, до ступеней к нижней площади и до статуи князя.

Потом статуя патриарха выстрельнула в туман золотым лучом и тот стал рассеиваться.

- Только не это! - возопил палазник.

Мы практически побежали, я, не делая глупостей, плелся вместе с палазником.

- Нас уже видно! - крикнул я.

Свист стрелы, удар, простреленное плечо Нари и крик Айлинель:

- Стойте!

Затем платформа лифта и слова:

- Ты пойдешь со мной.

- Не могу, моя цель здесь, - закричал я, вырываясь.

- Они подстрелят меня, нам нужно идти вместе.

Я стал вырываться сильнее и почувствовав запах его крови еще поднажал. "Фв" - что за? Экран моей видимости из прозрачно-белого перешел в черный. Чувство, как при потере сознания, равновесия или падении.

Ночь, тьма, фиолетовое свечение и крестелин колец - путь, беглый взгляд Нари, его спешка, шаги и протянутая бутылка воды, к которой я сразу-же присосался. Затем слово:" Идем" - и какой-то отдаленный звук.

- Нас нашли! - прорычал подскочивший ко мне палазник. - пошли в путь!

- Нет! И ты меня не затащишь! - вскрикнул я, прикрывая шею руками.

Нари тогда нажал куда-то, и я отключился, не хочу это повторять. Тогда этот идиот решил стукнуть меня по голове, я стал защищаться и отползать от него.

Вскоре в воздухе запели стрелы, самыми стремительными из которых были белые сияющие трассеры Айлен. Нари, похоже, понял, что я больше не в его руках и сразу же нырнул в сторону перехода. Меткая лучница попала ему в ногу, и он, поскользнувшись, пополз. Я посмотрел вверх и увидел десяток летящих геллов, среди которых были все мои знакомые, правда не считая Гловина.

Еще одна белая смерть торчала в спине Нари, тот вскрикнул и, прорычав:" Нет!" - тронул сердцевину пути. Зеленая вспышка, превратившаяся в смерч, унесла Нари прочь.

- Палазник улез, - прохрипел я приземлившимся лучнице и валькирии.

- Рон, как тебе не стыдно, даже не попрощался, - глумливо рыкнула Лив.

- Побег из тюрьмы, разве у нас так плохо? - поддержала сестрицу Айлен.

- Б-м, слишком геллно вокруг, - прошипел я, теряя сознание.

Утречко, комната, не моя, скучающий стражник и белый комнатный антураж вокруг, головная боль и висящая на спинке стула новая одежда, в которую я тут-же начал облачаться. Кто меня раздел? Надеюсь не геллфийки, а то с них станется так подшутить.

Надев новое облачение, я тут-же свистнул стражнику:

- Агоу, проснитесь, я уже благоухая и могу встать! - феерично отчебучил я.

Правда голова слегка крутится, но надеюсь, что это скоро пройдет.

Страж проснулся, встрепенулся, постучал в дверь, которая тут-же распахнулась и из нее вылетела Айлинель, в прямом смысле, махая крылышками. Подлетев ко мне, она приземлилась и обняла меня. Мои руки последовали ее примеру и обвились у нее за спиной. Как приятно...

- Как ты себя чувствуешь? - нежным голосом спросила она.

- Теперь превосходно, - блеснул я зубками.

- Не правда, глупенький, тот человек тебе что-то подсыпал, и ты отключился.

Поймаю убью! Нари! В ту воду добавил, тварь!

- Паршиво! - покладисто согласился я и добавил. - Но за то выспался!

- Везде ищешь положительное - молодец.

За дверью заслышались шаги, и Айлинель стала высвобождаться из моей хватки. Я только стал привыкать. Хорошего по малому. Я отпустил ее, и она быстро поцеловала меня в щеку, мол, победил, получай дивиденд. Скромно, но на более решительные действия просто не было времени, так как через секунду дверь распахнулась и из нее выпорхнула Ливиэль.

- Доброе утро, любовнички, - подмигнула она, - не хочу его портить, но награда заждалась своего победителя, Гловин ждет Рона на арене и с ним три шкатулки, как вы и договаривались.

- Ладно, сейчас идем, - потирая свою окаменелую шею, пробурчал я.

Мы направились к месту священно действия, а по пути девчонки закидали меня булочками и пирожками.

Бегущие по небу перистые облака, свет Айрэла и бескрайнее небо, древесная арена, ее распахнутые двери.

Мы вошли, стража вместе с геллфессами направилась к местам, я вперед, под сень древа. Когда я проходил близко к стволу, веточка с дерева ударила мне по носу. Ай! - посмотрел на верх, никого и ничего, тогда мое внимание привлекли маленькие вырезанные на дереве символы. Я не сдержался и подошел по ближе, всмотрелся:" Там его нет" - гласила надпись. Нет кого? Что-за шутка? Неужели геллы без этого не могут?

Аплодисменты, Гловин, Ракит и судьи, сидящие за столом, на нем же возлежат три золотистые шкатулки. По мере того как я подходил, хлопанье все нарастало. Я отыскал взглядом девушек и к своему удивлению увидел рядом с ними Келла. Поправился, молодчик - так держать! Мы обменялись с ним кивками, и я направился дальше. Когда я подошел уже совсем близко и раздумывал, какую все-таки выбрать, я вновь вспомнил надпись на стволе дерева:" Там его нет". Там его нет, точно! Это предупреждение о том, что Гловин жульничает. Конечно, как я сразу не догадался!?

Значит, старый плут решил схитрить, нужно искать подходящий выход из ситуации. А то ведь совсем не по-ангельски выходит. Я поднял указательный палец и подошел к столу и сразу же обратился к старейшине:

- Ваша предосторожность мне ясна, мотив тоже, но его там нет, так что, предоставьте весь список, пожалуйста! - вызывающе взглянул я на Гловина.

Гловин молча кивнул, в этот момент на лице его отразилось недоумение, но это лишь фарс, он все понял и предпримет меры, надеюсь лишь, что справедливые.

Гловин прошептал что-то судьями, и они задвигали какие-то рычаги на столе, и все три шкатулки пришли в хаотическое движение, из-за которого у меня вновь закружилась голова, в какой-то момент, разумеется, который я пропустил, все ларцы раскрылись и в один из них упало что-то зеленовато-серебристое, через десять секунд беспорядок прекратился и все три сокровищницы стояли на своих местах.

Вот так и игра в наперстки... Исхитрился старик, исхитрился...

- Так сойдет? - спросил ухмыляющийся Гловин.

- Ага, - пришлось ответить мне.

- Тогда приступим! - изрек черный гелл, вставая с места.

Остальные судьи тоже взлетели со своих мест, и в этот момент центральная фигура с четырьмя распахнутыми крыльями начала объявление:

- Впервые за историю дома теней Умбрани - Улиссана, человек, а не гелл стал победителем турнира. Бывали очень редкие случаи, что люди участвовали, бились, попадали даже в финал, но такое у нас впервые, так держать, Ронет!

И все три судьи вместе: "Победил Ронет, пусть его путь приведёт его в небо!"

Лучше уж к сердцу...

- Прейди и обрети же свою награду, победитель! - пафосно произнес Гловин.

Я послушался и подошел, все время как я здесь находился мысли мои были заняты гаданием на кофейной гуще, а именно попыткой угадать, где же находиться роковой браслетик.

Левый, правый, центральный? Какую шкатулку мне открыть? Наконец я увидел знак, не количество отбрасываемых теней указало мне нужную, а солнечный зайчик, упавший на центральную из них. Ходко, и судьям ничего не видно, белый кроль с моей стороны, да вот откуда он узнал? А не обманка ли это? - промелькнула мысль. Как раз тогда солнечного пожирателя моркови и заслонила перечеркнутая красным, синяя световая гамма - Маскировщик! Про первую ткань, знак, что я нашел возле того места, где мне закачали воспоминания Нетри, Гловин не знал, ведущие повествование геллфессы намеренно умолчали о моей интрижке с заемными знаниями и попаданстве в целом. Ладно, пора! Я протянул руку, сделав вид, что хочу открыть правую из них, но в последний момент, дабы усилить интригу, развернул запястье и возложил его на центральную шкатулку.

Все это время я следил за выражением лица старейшины, когда я двигался к правой, его физиономия не менялась, а вот когда я поставил ладонь на центральную, его брови резко поползли вверх, а глаза резко расширились, впрочем, эти мускульные манипуляции длились лишь мгновение, за которое я понял, что угадал. Правда не я, а мой благодетель, но угадал все-таки.

Вдох, выдох, тише, тише, сердце, не бей в набат, это то, что нам нужно. Я в конце концов решился и посмотрел внутрь. Да! Детка! - Это ты! Любопытный браслетик. Я достал свой сувенир. Не власть над миром, не золото, не хаос, а только эта вещичка.

Я всмотрелся в узор браслета: да, в зените цацки были кольца, серебряно-зеленоватой спиралью, закручивающиеся вокруг красного кристалла. Оно! Я посмотрел на Гловина, метнул в него улыбку и надел браслет себе на руку.

Меня как будто что-то ударило, голова Варга в ворота Минастирита, поезд врезался в живот. Мощным ударом меня отбросило назад, и я упал на пол, к которому меня тут-же что-то пригвоздило. Ощущение было такое, как будто мир решил притянуть меня к себе прямо сквозь почву.

Затем я услышал громогласное сердцебиение, и вопль, который, кажется, звал меня на помощь.

Галактика, звезды, движение, или слишком быстрое или микронно медленное, затем спираль, которая притягивает меня со скоростью молнии, невесомость и апатия, красный мир, покрытый кровью и кратер, по среди которого постаментом стоит Сердце Мира и невероятно прекрасный голос: "Приди!"

Боль во всех клеточках тела, свинец по всем граням организма, страх, невозможность распахнуть глаза, и чье-то дыхание надо мной, которое удивительным образом успокаивало меня и приводило в чувства, как будто исцеляло.

Я как муха в меду, прилип и не мог пошевелиться, или мог? В мою вселенную стала просачиваться какая-то ясность, успокаивающая свежеть, гармония и сила. Вот это действительно фантастические ощущения! Валькирии моих век - на влет! Веки распахнулись, конечности, как будто отпустил все это время державший меня Кинг-Конг.

- Привет, красавица! - прошептали мои губы. - Я остаюсь!

Кап, кап - полил дождь геллфийских слез, вытащивший меня из грез.

Я посмотрел в эпицентр зеленого океана и произнес:

- Ну перестань, я живой, кажется.

- Ты бы себя видел, я думала, что теряю тебя, - прошептала Айлинель.

- Правда, как это выглядело?

- Тебя окутало зеленое сияние, которое словно паутиной притянуло тебя к земле. Ты стал похож на мертвого...

- Я пока на тот свет не хочу, - произнес я, пытаясь встать на болящие локти.

Тут объявилась валькирия Айрэлис - Лив, и вместе сестренки помогли мне подняться.

Боже, ноги совсем не стоят, вата, да и только!

- А где все, сколько я провалялся? - спросил я, усаживаясь на стол.

- Еще три часа назад ушли, - констатировала Лив.

Всегда удивлялся как они ориентируются во времени.

- Ясно, - промолвил я, массируя вески.

- Как ты? - спросила, все еще боящаяся потерять меня Айлинель.

- По болит и перестанет.

А мысленно добавил - надеюсь.

- И все? - кашлянула Ливиэль.

- Да пойдет, на земле и не такие пьянки устраивали.

Девушки покачали головой и Айлен снова спросила:

- А если честно?

- Если честно, главное, что меня сейчас заботит, это, что артефакт принялся и пустил в меня глубокие корни, испытание пройдено, можно отчаливать.

- Да уж, - пробубнила Айлен.

- Кстати, спасибо за исцеление, - поблагодарил я.

- Не стоит, - ответила Айлен, задумчиво погладив свой подбородок.

- Что теперь? - с трудом приподняв бровь, спросил я.

- Когда все это произошло, к Гловину пришел гонец, отец будет после завтра, - бодро проговорила Лив.

- Ясненько, значит пока собираемся и ждем совета бывалого.

- Почти что так, - потянулась Айлинель.

- Ладно, а где наша охрана? - осклабился я.

- Сейчас будет, - усмехнулась Лив.

И правда, восемь великих знаменосцев еще более великого королевства уже показались из-за дерева, и все эти доблестные рыцари топали в нашу сторону. "Артура забыли!" - подумал я, потирая рукой круглый судьбоносный стол судей турнира.

Глава 23

Сбор вещей много времени не занял, все уже находилось в моей комнате и было в полной готовности. Странно, но Гловин нас больше не доставал, ни расспросов, ни намеков, ни угроз, лишь спокойная прямолинейность и даже чуткость, интерес к моему самочувствию только вершина айсберга.

Смерился со всем, не ищет во мне слугу зла? Решил оставить все Уриэлю? Может сделал выводы и решил изменить тактику? Этот гелл сплошная загадка, никак в нем не разобраться. Да и еще решил устроить что-то вроде бальной вечеринки в главном зале дворца Улиссана.

Да, такой конец истории с городом меня устраивал, все довольны, козлов отпущения попросту нет, все хорошо, будем веселиться.

Не могу передать свои ощущения, когда я увидел Айлинель в прекрасном синем платье, что в совокупности с ее золотистыми волнами волос смотрелось на ней просто великолепно. С ней, как всегда, была Ливиэль, которую я впервые увидел в легком одеянии, так сказать, ее бежевое платье не чуть не уступало по красоте убранству Айлен.

- Ну что, идем? - подмигнула мне Айлинель, беря меня под руку.

- Ага, - только и смог ответить я, не сводя с нее глаз.

Я же был одет, как всегда, во все черное, разве что за исключение моей новой побрякушки, браслета, что весел у меня на левой руке.

Вещичка действительно очень выделялась, не знаю, как это получается, но, если кто-то смотрел на меня его взгляд практически всегда падал на опоясывающий мою руку браслет.

Когда мы вошли в зал мероприятия, я был очень удивлен, увидев под потолком что-то вроде огромного Диско шара, блики которого заполнили практически все видимое пространство.

Играла приятная музыка, пары кружились в танце, несколько даже поднялись в высь и, поглаживая крыльями воздух, парили в вышине. А вот это, как раз то, чего я и боялся. Не умею я танцевать, не умею и все тут. В этот момент Лив похитил какой-то гелл, а меня же, не говоря ни слова потянула на подиум моя красавица. Ох-хо-хо, сейчас накосячу... Да, выходило не очень романтично, главным образом по тому, что я двигался не уверенно и несколько раз наступил Айлен на ногу.

- Ты найдешь путь к любому из сердец, - показывая новое движение, улыбнулась Айлинель, подбадривая меня.

И, действительно, после ее слов у меня начало что-то получаться, по крайней мере ног я ей больше не отдавил и к концу вальса я уже чувствовал себя намного лучше. Во втором заходе чувство уверенности девушки стало передаваться и мне. За штурвалом по-прежнему была она, но я уже не чувствовал себя пассажиром на ее корабле, во мне было больше такта, и я больше не отвечал за якорь, скорее за паруса, такелаж для ее крыльев. Пусть ведет, мне это нравится.

Потом были напитки, разговоры с гостями, речь Гловина, которая пролетела мимо моих ушей. Не удивительно, когда рядом с тобой столь привлекательная особа женского пола, не мудрено запутаться в ее очаровательных сетях.

Затем, сидя на ступеньках, мы наблюдали за чем-то в виде дискотеки, а не бального танца, быстрые хаотические движения и поднятые в верх руки говорили мне о диссонансе, навязавшемся с фентезийным миром. Этика местного танца была очень разнообразна и насыщенна.

В какой-то момент мы присоединились к остальным и, шутя толкаясь, продвинулись ближе к центру танцпола, я всегда думал, что такое время препровождение - это сплошная чепуха, но с Айлен мне было хорошо и уютно, не на что не обращаешь внимание и просто вытворяешь что ни будь руками и ногами. Да очень напоминает дискотеку, так оно и есть, даже здесь это детище современной культуры достало меня.

Отдых, прячущаяся за моей спиной девушка с яркими зелеными глазами, проходящий мимо Натти, пристально оглядывающий пространство в поисках Айлен. Не найдешь, не украдешь, - подумал я. Когда он прошел, Айлен поднялась на ноги и со словами: "Рон, давай еще потанцуем" - протянула мне руку.

Мы двигались медленно, ходили по ритму, я ничего не говорил, только обнимал девушку и слушал мелодию. Снова я спрятал ее от Натти, тот, похоже, очень хотел ее отыскать, но Айлен этого не желала, поэтому я ей способствовал.

- Тебя никто не найдет, - прошептал я, закутавшись лицом в ее волосах.

Дыхание ее я не слышал, но чувствовал вздымающуюся и опадающую грудь. Я вроде был дальше, а теперь... А, вообще, какая разница!? Нам хорошо и этим все сказано. Теплые и незабываемые ощущения, да она просто плывет, и куда течение танца нас заведет? Ни к рифам, ни к айсбергам, а к берегам прекрасного острова? Надеюсь! Я проследил за ее взглядом и увидел медленно танцующих Лив и Натти. Да уж, не нашел одну, так сразу отыскал другую, как-то это неправильно. Но хотя бы не мешается под ногами и на том спасибо, - подумал я, подмигивая Лив.

В чувственности происходящего и очаровании момента мне даже стало чудится, что дамы в соседних движущихся парах просто пожирают своих партнеров глазами. Прям вожделение какое-то. Это мне в самом деле кажется? Плод моего воображения или тонкий намек действительности?

Наконец музыканты стихли, бросили свои инструменты, и все гости прошли в другой зал, обеденный или вечерний, не суть то дело, главное, что поедим.

Все было прекрасно, красиво, вкусно и чудесно. Кругом улыбающиеся лица, смех, веселье и мед. Компания, конечно, светская, знатная, но сейчас это не имело для меня никакого значения. Через какое-то время музыка показалось мне усыпляющей, но я быстро от нее отвлекался, вселенная ее глаз такова, что в ней можно заблудиться.

Вскоре я начал зевать, не сейчас мишка косолапый, зима еще не близко, спать потом будешь. Гости потихоньку стали расхлебываться, расходиться. В конечном итоге мы с Айлен выбрались из-за стола и двинулись к выходу из обеденного зала. К нам подошел Гловин, мы о чем-то говорили, он еще раз меня поздравил, потом вышло как-то так, что мы распрощались. Мне было грустно смотреть на уходящую Айлен, но стражник настоял сопроводить меня до моих покоев. Хоть распрощались достаточно тепло, я пожелал Айлен и Лив спокойной ночи, добрых снов и ласкового лучика Раэла утречком.

Когда мы уже свернули за поворот, за которым я увидел дверь в мое измерение, я произнес, махая рукой:

- Вон моя дверь, не заблужусь, дойду сам и ноги не подверну.

Тот с неохотой кивнул и медленно двинулся назад. Не сомневаюсь, что скоро их будет больше, чем один, или что, Гловин совсем успокоился и больше не думает, что нам нужно много охраны, или она нам больше совсем не нужна? Странно, что он ушел. Я думал будет стоять на стреме. Я подошел к двери, всунул ключ в замок и распахнул ее, вошел внутрь и сразу же запер.

Сзади на меня налетела посланная из раскрытого окна прохлада. Я же его закрывал, - подумал я, оборачиваясь. Окно оказалось приоткрытым, но удивило меня совсем не это, а сидящая на моей кровати Айлинель. Быстро сработано! Только что расстались, а она уже тут как тут. И поза ее показалась мне крайне волнующей.

- Привет, - изумленно произнес я.

Словесного ответа не последовало, он оказался действенным, а именно, взлет геллфессы прямо ко мне, руки за моей шеей и жадные впившиеся в поцелуе губы. Поцелуй, на который я сразу же ответил.

Как-то резко, внезапно, вроде и ничего не предвещало, всегда знал, что Айлен умеет удивлять. Соприкосновение губ длилось очень долго, объятие показались мне очень крепкими, а ее нежное тело слишком жарким.

Дальше все было как во сне. Мягкая ладонь с крепкой хваткой, движение в сторону постели. Слишком неожиданно... Что же будет, если кто-то не тот узнает? Крылья у меня не отнимут, тогда что? А, в бездну Гриндиса их всех! Мы любим друг друга и это главное. Мы двигались не очень быстро, так как наши губы все время были заняты.

Когда мы наконец добрались до моего ложа, девушка мягко опрокинула меня в его прохладные внутренности, при этом в ее глазах метался ураган неудержимой страсти. Затем тряхнув гривой золотистых волос, она стала забираться на мою крепость. Осаду она не переживет, нет никаких шансов. Девушка действовала сногсшибательно, я все время смотрел в ее глаза, а она все налегала на мои губы, как будто мы в пустыне, а поцелуй это вожделенный глоток воды. Жарко... Она прочитала мои мысли и стала расстегивать пуговицы моей рубахи, я же потянулся к ее спине и стал помогать ей с платьем. Бедра ее легонько подрагивали в сладкой истоме, а лиф платья прилично задрался, приподняв грудь.

Все это время на периферии сознания коготки какой-то противной кошки царапались в дверь моей реальности. Зачем? Сомнений нет, мы все делаем правильно. Любовь не может ждать вечно. Столь невероятно сильный напор желания, это явно подтверждал. Когда я стал опускать лямки ее платья, дабы в конце концов избавиться от этой тесной вещички, а она была уже слишком близко, и я не мог не на секунду отвести от нее своих глаз, в добавок ее руки уже закрадывались под мой пупок. Тогда в замочной скважине прошелестел какой-то звук и в комнату вошла Айлинель. Я был в полном шоке и смятении, мгновение назад все мои мысли были отданы моему прелестному белому цветку, а тут еще и раздвоение личности, в добавок в такой неподходящий момент. Как это, вообще, возможно?

Да, при виде нас с Айлен, брови Айлинель резко взлетели к зениту, глаза стали просто огромными и, казалось, вот-вот станут метать в нас молнии. Нас? Но если она там, то кто сейчас находиться на мне? Еще одна волна шока и громкий голос Айлинель, которая только что вошла внутрь комнаты:

- Да как ты посмела, мерзкая тварь - отвали от него! Быстро!

Мерзкая тварь? Что еще одна из клана Нетри? Притворилась Айлен, заручилась моими чувствами к ней и решила на них сыграть?

- Как же не вовремя, ты все испортила, - горестно промолвила маска, при этом она не сдвинулась не на дюйм и все еще ласково поглаживала меня по груди.

- Свалила, не то умрешь на месте, - прокричала Айлинель, беря со стола массивный подсвечник и быстро приближаясь к нам.

Тогда я заметил, странные медленные изменения на лице той что по-прежнему находилась на мне.

- Беда... нас так бестактно прервали, но, когда я с ней разберусь, мы продолжим, - произнесла ухмыляющаяся тень Айлинель, затем она быстро приоткрыла свои прелестные груди, потрясла ими и ушла в боковой перекат.

В этот момент я в конце концов понял что-за ощущение преследовало меня, сходство было столь очевидно, что я был ошеломлен. Да, тоже самое я ощущал, когда меня пытались заманить в Вечнотень ее обитательницы, фурии вечнотени. Глупец, снова поддался на их чары!

Я взлетел и быстро подтянул штаны, затем бросился к перевязи с мечом, весящей на спинке кровати. Когда я выхватил клинок, фурия и Айлен уже сцепились и подсвечник был накренён в сторону головы геллфессы. Не теряя ни мгновения, я рванул к ним, замах, взгляд не зеленых глаз, а теперь уже фиолетовых направил на меня ментальную атаку. Желание было таково, чтобы я вернулся в постель и, лежа на спине и дрыгая лапками, ожидал там ее. А тем временем она прикончит Айлен?

- Ни за что! - проревел я, замахнувшись.

М-да, блин! Мои ватные ноги неожиданно подкосились, но меч по инерции продолжил свое движение. Достану? Фурия отскочила от моего клинка, тем самым проиграв перетягивание каната. Тут-же подсвечник ринулся к лицу вечнотеньки, та попыталась увернуться, но яростная Айлинель резко сменила вектор атаки и задела щеку противницы, та фыркнула и со скоростью какого-то зверя ринулась к двери. Айлен ее не заперла! Фурия выскочила в дверь и исчезла. Разъяренная Айлинель помчалась за ней, на ходу выкрикивая:

- Лови ее, и Убийца любви!

Я, позабыв обо всем, последовал за ними. Никогда не видел геллфессу в ярости, но, похоже, это как раз оно. Ревность очень сильное чувство! В данном случае я ему очень рад!

Бег по коридору и поворот, скользкие полы и недоумевающие глаза двух стражников. Еще бы, две Айлинели, причем одна из них преследует другую, да и еще полу одетую, да, ее платье стало сидеть на ней совсем по-другому и пыталось сползти с ее тела, тем не менее фурия двигалась неожиданно проворно и, казалось, не замечала своих подтягивающих одежду манипуляций. Княшна на ходу выкрикнула:

- Несите мой лук, срочно!

Это надо было видеть, столь огромных геллфийских глаз я никогда не видел. Крики даром не прошли и стража зашевелилась. Мы и не настигали цель и не отставали от нее, дистанция была примерно одинакова, если так будет продолжаться мы можем ее и потерять.

- Мерзопакостные феромоны фурий, затуманивающее взор заклятье их сути, бедные мужики! - тем временем бубнила под нос Айлен.

Во дворце уже стало шумно, не знаю, виной переполоху были мы или кто-то другой, но везде слышались разнообразные звуки: шаги, шорохи, треск свист, звон, приглушенные стоны и даже крики. Испуганные, отчаянные, душераздирающие крики. Что же все-таки здесь твориться? Бряцание амуниции, исходившее откуда-то сверху намекало о боевых действиях, но от кого мы защищаемся, совсем не было понятно.

Прыжки по ступенькам, скольжение по покрытию зала. Между прочем в котором я ни разу и не был. Почему геллфиечка не взлетала, ждет меня, боится остаться наедине с бестией? Зная ее характер, я понимал, что это не вязалось с ее амплуа, движимая своими чувствами, она должна была взлететь и несмотря на риск, нагнать фурию и постараться ее задержать до прихода стражников.

Еще более резкие движение фурии, черногубая ухмылка обернувшейся вечнотеньки, ободряющая улыбка Айлинель и выкрик:

- Кажется, она движется к заднему выходу из дворца!

- Есть! - прокричал я, не зная где этот самый выход находится.

Да, при свете Айрэла развевающиеся волосы бегущей впереди Айлен были с легким фиолетовым оттенком, когда у фурии они были гораздо насыщеннее и практически полностью повторяли цвет фиалок. Теперь я со стыдом понял почему платье Лжеайлен так плохо на ней сидит, дело даже не в фигуре, а в том, что я растянул его лямки. Да, такого рода контроль - это страшная вещ!

В конечном счете показался выход, широкие состоящие из толстого стекла ворота и два стража перед ними. Когда фурия приблизилась к ним, Айлен выкрикнула:

- Держи ее!

Но все было тщетно, так как стража стояла столбом и глотала слюнки. Фуф! Неужели я был похож на них? "Воздействие!" - оно самое. Фурия ушла в ночь, и мы последовали за ней.

Дыхание ночного дракона встретило нас, и охладило мою разгоряченную кожу. Соблазнительница по-прежнему двигалась прочь, а Айлинелька, сняв туфли, бросилась за ней. И снова не помогла себе крыльями. Почему?

Катавасия погони сосредотачивала все внимание на цели, но, когда мне на голову капнула теплая жидкость, я невольно отвлекся и посмотрел вверх. Удивительно яркий свет Айрэла высветил кровавые улыбки балконов и висящих в неестественных позах фигур на них. Кровь! Много крови! Что за дьявольщина здесь твориться?! Пробегая под еще одной жертвой, я обратил внимание на его блаженное выражение лица и перерезанное горло.

Бегущая впереди девушка, не выдержав всхлипнула, и покачнулась, в этот момент силена высветила на спине Айлинель какую-то странную плеть. Да ни хрена себе! Откуда эта хреновина там взялась?

Новая страшная капля упала мне на лоб и странным образом привела в чувства. Какой-то хлопающий звук снова заставил меня взглянуть вверх. С балконов падали тела, а те, кто их сбрасывал раскрывали перепончатые крылья и взлетали в высь. Диверсия вечнотени, теперь я понимаю, что значит - Дом Теней Умбрани! - Вечную опасность, исходящую из царства теней. К Айлинель подлетел растрепанный стражник, который вручил ей Поющего в небе и как будто покрытый инеем колчан к нему, лук Айлинель, ее невероятно меткое и быстрострельное оружие.

Я догнал девушку, кивнул стражнику и, глядя на усмешку натягивающей тетиву лучницы, понял, что она не смеет промахнуться. Дзвыньк, запела тетива и стрела вонзилась в распахивающую крылья фурию. Метко, вроде задето крыло!

Мы вновь побежали, компанию нам составил еще один лучник, тот страж что увязался за нами явно хотел нам помочь. Ноги Айлен стали заплетаться, казалось, что их хватают невидимые корни усталости, а сама она пробежала уже множество миль. Я вгляделся в ее спину и в итоге разглядел что-за лиана поселилась у нее на спине. Ветвь гоаулдом впившееся ей в спину, похоже, высасывала из нее силы и не давала взлететь. Еще и усики мерзко щекочут ее нежную кожу. Значит, фурия успела подсадить это, когда они сцепились в моей комнате.

Тем временем подраненная бестия взлетела и присоединилась к своим сестрам, Айлен снова выстрелила и... Гадкая летучая мышь в этот момент немного снизила высоту, скорее всего из-за боли в крыле, и княшна промахнулась, но вот произошло неожиданное и белая смерть вонзилась в другую крылатую тень, которая с криком обрушилась вниз.

- Малышка, у тебя что-то на спине, что-то нехорошее и оно высасывает из тебя силы, - стараясь сдвинуть шум, прокричал я.

Бедные уставшие глазки девушки стали закрываться, ноги подогнулись в коленях, она стала оседать на пол, я успел ее поддержать и Айлинель шепотом, едва дыша, произнесла:

- Убери.

Я взглянул на фиолетовую усатую мерзость и повелительным тоном обратился к стоящему рядом, нервно ерзавшему стражнику:

- Дай мне кинжал!

Тот дал, и я преступил к отделению этой штуки. Когда я разрезал усики, из них лился березовый сок или что-то очень на него похожее. Да эта хреновина была лианой, но используемой в весьма странном деле, а именно впитывании из пациентов жизни, даже не пиявка, а щупальце смерти. Наконец я отделил ветвь от тела княшны, вздрогнув, девушка тихо застонала. Тогда лиана захотела прилипнуть ко мне, пришлось ее отбросить.

Находчивый страж поджог мини факел и зажег живую вечнотеньскую флору. Та быстро занялась пламенем, столб его башенкой взлетел вверх и через секунду щупальце обратилось дымом.

- Я попробую вернуть ей сил! - выкрикнул страж, прикасаясь к вискам Айлинель.

Мой кивок, и взгляд прямо на длинную стаю покидающих Улиссан бестий. Шум, вой и крики были слышны повсюду, еще мне показалось, что прямо за тенью из фурий появилась еще одна тень, просто огромная и стремительно двигающаяся во тьме.

Через пару секунд рой фурий загорелся ярким синим пламенем извергаемым прилетевшим Вазиром. Боже, еще и дракон! Что-за вечер? Гриндис нас спаси! Новый выдох, и жаркий синий поцелуй слизывает несколько десятков летящих тварей. Факелы из бестий посыпались вниз, отовсюду бежали встревоженные геллы. Концерт безумного театра продолжался и новой его частью были два парня, притащившие подстреленную лучницей тварь. Они бросили ее на землю, и заворочавшаяся княшна тут-же раскрыла свои глаза и оттолкнула лечащего ее гелла.

- Спасибо, но мне нужно... - произнесла она, осекшись.

Взгляд ее уловил тень бешенного Вазира и горящие дома. Затем она взглянула на тело фурии. Я тоже взглянул и увидел, что остатки геллфийской внешности пропали прямо у нас на глазах: розоватая кожа, фиолетовые волосы и знатно округлившаяся до невероятной сексуальности фигура. Суккубы блин! Девушка вынула стрелу из перепончатого крыла фурии и резко наложила ее на тетиву. Раненная бессознательная бестия очнулась и сладострастно застонала, Айлен вырубила ее с ноги. Да, а то если она завладеет стражниками, им будет сладко, а вот нам совсем нет.

- Диверсия Черных вдов, убивающие при совокуплении бестии и взбесившийся Вазир! - в бессильной ярости, жалобно пискнула она, голос ее отражал тоску.

- Спасибо, ты меня спасла! - позабыв о смущении, запоздало поблагодарил я Айлен, стараясь ее успокоить.

Ответом мне были: блеснувшие яркие глаза, взметнувшиеся лучистые волосы и рвущаяся в полет белая стрела на тетиве. Ага! Айлинель целит в дракона! - "Беда!"

Сгрудившиеся геллы стали разбегаться, тень пролетала мимо, и ударом хвоста обрушила небольшое здание, а новый ее залп поджег ораву бегущих геллов. Выпущенная Айлен стрела вонзилась в шею дракона и тот взревел. Но! Гриндис нас защити! Он сейчас смотрел не на угрожающую ему Айлинель, а прямо на меня, и новое его пламя, обратившееся душой, вонзилось мне в уши.

- ТЫ УБИЛ МОЕГО БРАТА - НЕТРИ! - прозвучал душераздирающий голос, из-за которого у меня из ушей и носа потекла кровь.

- КАКОГО ЧЕРТА?! НИКАКОЙ Я ТЕБЕ НЕ НЕТРИ!!! - послал я быстро разгорающиеся искорки ответа.

Следующие действие Вазира говорило о том, что нас сейчас сожгут. Развернувшийся дракон полетел прямо на нас, а мы изо всех сил рванули к ближайшему зданию. Я уже спиной чувствовал надвигающийся на нас девятый пламенный вал, когда на теле земли под ногами промелькнула какая-то тень. Маскировщик? Что серьезно? Затем позади заслышался вопль дракона и чей-то тяжкий вздох. Нужно добежать, скрыться в тени здания! Не обращая внимание на две новые промелькнувшие на земле тени, я, Айлен и трое геллов забежали в укрытие. Огненной бури так и не последовало, но было жарко и я, не сдержавшись, выглянул за угол здания.

На длани площади стояли три гелла, центральный из которых держал большой щит, от которого исходили голубоватые волны какого-то барьера, в который тут-же ринулся поток бушующего пламени. Да мы не успевали уйти с вектора атаки и, эти смельчаки защитили нас, и нам удалось скрыться.

Троица стала сдвигаться под напором стихии, но растрескавшийся щит, зависший над ними прикрыл их и не позволил испытать огненный душ. Три гелла все отдалялись от дракона, скоро их сдвинет к нам, и тогда уже придет конец. Тогда я почувствовал руку Айлен у себя на плече и услышал крик геллов:

- ДАВАЙ!

Руки, поддерживающих щитоносца геллов, засеяли белым, державший щит гелл словно помолодел на тысячу лет и с новыми силами направился наперекор пламени.

- Это же отец, Дар и Фелис! - воскликнула, сжавшая мое плечо Айлинель.

Ого-го, сам Князь и его два сына княшича! Я ничего не успел поделать, Айлен выскочила из укрытия и рванула к ним. Я, не раздумывая, пустился за ней. Все происходило слишком быстро и было похоже, что силы геллов скоро иссякнут и они сваляться на землю и обратятся в пепел.

Подбежавшая к геллам сзади Айлинель впечатала ладони в спины братьев и ее руки тут-же занялись волнами золотисто-белого сияния. Я стоял рядом и судорожно соображал, что же предпринять мне в такой ситуации... Есть! Понял!

Я побежал назад к укрытию, но не за тем, чтобы сбежать как трус, а за тем, чтобы спасти их всех, к чертовой бабушке!

- Помогите князю! - выкрикнул я прятавшимся геллам.

Их было уже шестеро, трусишки, которых я не винил, каждый бы испугался, стояли, вжавшись в стену, и дрожали как осиновые листья.

Да, мои слова возымели неожиданный эффект, парни, взбодрившись, не теряя ни секунды, двинулись на помощь валившемуся с ног княжьему семейству.

Передача энергии получила еще шесть аккумуляторов, и Ури словно бешенный драконоборец, не обращая внимания на пламя, пошел вперед. Я хотел позвать еще на помощь, но времени не было. Все карты уже легли на стол и оставалось только ждать, чей Роял флэш перевесит ситуацию. Кажется, пиковый Умбрани каким-то образом оказался сильнее крестового Вазири. Пламя дракона резко иссякло, тот схватился за накалившуюся красным глотку и стал чихать дымными облаками и мотать жутким хвостом из стороны в сторону. Тем временем стая геллов драконоборцев расползлась, встал лишь один, он еще раз сверкнул сияющими ладонями, которые возложил на спину брата, затем Фелис как будто просто заснул.

Рыжеволосый Дардриил, покачнувшись, поднялся на ноги, выхватил два синих клинка и взлетел в воздух, через мгновение скрывшись в клубах черного дыма.

Я упал на колени рядом с обессиленной Айлинелью и, подняв ее голову с пола, уложил себе на ноги. Взглянул в закрытые глаза, нежно провел рукой по ее волосам.

В этот момент жуткая черная завеса забогровела, заслышался жуткий вой, какой-то хруст. Изо всех сил машущий крыльями Дар вылетел из пучины мрака, и тут-же устремился вверх. Через пару мгновений за ним показалась голова Вазира. Дракон нашарил меня взглядом и, казалось, переключился на новую цель.

- ТЫ ЗА ВСЕ ПОПЛАТИШСЯ, ТОЧКА ГРИНДИСА! - в слух промолвил дракон.

Себя не жалко... НЕТ, ТОЛЬКО НЕ АЙЛЕН, НЕТ!!! Но я не был в силах что-либо сделать. Кажется, судьба решила, как всегда, все за нас, и сейчас даже ангелы платят по ее счетам. А какая-то Точка Гриндиса просто случайно оказалась под дланью судьбы. Клыкастая пасть зверя ощерилась просто злобнейшей улыбкой и распахнула губы в поцелуе смерти.

Девятихвостый лис Дардриил молниеносно воткнул свои два клинка прямо в раскрытую пасть чудовища, тот захлебнулся в собственной огненной рвоте, дар оставив оружие внутри, тут-же спикировал вниз. Дракон стал раскачиваться в безумном танце, лапы его били себя по груди, хвост крутился волчком, изо рта повалила черная мгла, которая тут-же скрыла чудовище в своих объятиях.

Да неужели! Явились не запылились! С небес, похоже, спускался белокрылый эскорт князя, а по улицам шли внутренние стражи города. Пришло подкрепление, бравые молодцы тут-же обступили черную ауру двумя острыми кольцами, одно в воздухе, второе на земле. Они ощетинились копьями и, направив их внутрь, пошли на пролом. Я никогда не видел дождя из живых крылатых существ. Геллы с расплющенными кольчугами и сломанными костями куклами дьявольского театра сыпались вокруг, обломки копей крутились в воздухе, перья водопадом сыпались с неба.

Открывший глаза Фелис, не тратя время на анализ, распустил над нами сияющую защитную сеть. Такого использования жизненной энергии просто не должно было быть! Мастер исцеления, вы уверены? Скорее боевой чародей!

Через какой-то время драконий туман исчез, туша Вазира никак не хотела затихать, а стоявшие вокруг геллы, в поисках сердца тыкали своими зубочистками.

Рядом лежала рукоять меча, покрытое витражными трещинами, словно стеклянное лезвие, как будто само прыгнуло мне в руку. Я знал куда бить, я знал где сердце дракона, не знал, по земным фильмам ли или по предчувствию точки Гриндиса, но я знал, где оно! Извини, милая - сейчас немного тряхнет. Я левой рукой по крепче прижал к себе девушку, а правой метнул клинок. В цель! Меч, который ранее держал Дардриил, поразил дракона прямо в сердце. Громогласный рев прозвучал вокруг. Дракон вздрогнул всем телом. Таящаяся в сердце искра жизни - угасла.

- "Сафьен, чей лик останавливал сердца, ушел в глубины мира, дабы найти поток покоя душе своей несчастной", - прошептал я слова из книги, те, которые Айлен тогда в библиотеке, зачитала в слух.

- Ты помнишь, - нежно прошептали ее губы.

Я взглянул в озера ее глаз, удивительно, но из них сочились не только слезы, пронизывающие испачканное сажей лицо, но и еще бескрайняя жизненная сила. Похоже, что сеть Фелиса еще и служит своеобразным допингом, который сейчас помогал нам восстановить утраченные силы.

- Как ты, милая? - тихонько спросил я, успокаивающе гладя ее по голове.

- Вроде ничего, становиться лучше, - уже немного громче сказала она, глядя на рябь волнующегося щита.

К нам подкатил измученный Фелис и сразу же спросил:

- Норма?

- НОРМА! - еще громче ответили мы хором.

- Ну хоть что-то, а то если я попробую кого-то исцелить, наверное, сам утону в океане смерти, - затихающим голосом промолвил Фелис.

Я протянул правую руку и помог засыпающему от несметной усталости геллу опуститься на землю. Весящий над нами панцирь чихнул, растрескался и рассыпался снопом искр. Я прикрыл нас руками, но прикосновение лепестков Фелиса несло только ласковое тепло и успокоение.

Закопошился лежащий на полу Уриэль, подбежал кидающий свои стеклянные мечи Дардриил.

- Отец, как ты? - спрашивал помогающий князю встать Дар.

- Если б не вовремя явившаяся поддержка, то был бы уже никак - "мертв" - проговорил выплевывающий пыль Патриарх.

Герои войны с драконом, кажется, тоже стали оживать и исполнять ритуал очищение легких от сажи.

- Мы помогли, - промурчала, обнявшая меня Айлинель.

- Значит, Точка здесь, как он мне и говорил, - загадочно молвил Уриэль, - ты отыскал браслет?

- Да, но, еще раньше его отыскал Гловин, - удивленно-иронично ответил я.

- Мы с ним вместе отыскали хранилище еще несколько веков назад, - пожал плечами Князь.

- Ясно. А кто вам сказал про Точку? - спросил я.

- Старый друг. Но, вообще, это понятие крайне запутанно и не ясно, - туманно ответил он.

- Он спас меня от Саури, помог добраться домой и сейчас сподвиг геллов к тому, чтобы они нас спасли, - вновь промурлыкала Айлен.

- Молодец, - птичка Гловина докладывала почти тоже самое.

А где Гловин? Что еще не в курсе, не хочет узнать, как его Князь?

- Гловин знал, что вы прибудете немного раньше? - вопросил я, невольно сжав плечо Айлен.

- Да, странно, что его здесь нет, - недоуменно промолвил Князь.

- Может скоро явиться, - произнесла успокаивающая мою хватку девушка.

- Вы поняли, что с болезнью и как с ней бороться? - поинтересовался я.

- Да, раньше геллов это не затрагивало, но, когда стало, мы начали предпринимать меры и созвали по этому поводу лучших специалистов и глав многих домов, - молвил Князь, - мы выяснили, что даже обрел свое существование новый штамп вируса, а именно скрытный, адепты болезни и ордена, зараженные этим штампом, стараются бить незаметными и работают чем-то в виде лазутчиков для синих.

Может Гловин и есть зараженный и сейчас, пока мы тут расслабляемся, что-то творит?!

- Да, нам пришлось попотеть, гоняясь за тенями в Хорреле... Но мы все же нашли нескольких скрытных культистов. - прерывисто произнес Дардриил.

- БРАТ, НА МЕНЯ НАПАЛИ. У ТЕБЯ В КОМНАТЕ. ПОМОГИ!!! - шандарахнул по мозгам мысленный посыл дракоши.

- Что-то творится у меня в комнате! Я должен идти! - воскликнул я, аккуратно подымаясь на ноги.

- Что? - спросила, ухватившая меня за руку Айлинель.

- Кто-то напал на Эйдана, мне нужно ему помочь, - пролепетал я.

- Я с тобой, - промолвила она.

- Будь осторожна и приведи подмогу! - бросил я на бегу.

- "РОН!" - когда я перепрыгивал через забор донесся до меня встревоженный голос Айлен.

Глава 24

Сначала я пожалел, что так бесцеремонно оставил Айлинель и довольно долго корил себя, но вдруг в мыслях моих раскрылся спасительный парашют, затормозивший неуемную деятельность моей сомнительной и непреклонной натуры - "Она поймет!"

Я же хотел предупредить Мутари об опасности появления здесь, но он довольно долго не прилетал и теперь с ним что-то случилось, а мне придется все это расхлебывать!

Замок пролетал перед моими глазами, я старался ни на что не обращать внимания. А ведь посмотреть было на что. Диверсия вечнотени удалась на славу. Теперь мне ясны алчущие взгляды некоторых дам на балу. Фурии, не как иначе!

Обойдя двух несущих тело геллов, я устремился в верх по лестнице ведущий на нужный мне этаж. Хоть бы не было еще слишком поздно! Бьется ли сердце Эйдана? Тлеет ли еще огонек его жизни? Поспешим!

Последний поворот и беглый взгляд на распахнутую во внутрь дверь и безрассудное выплескивание себя внутрь комнаты.

Стол оказался подвинут к шкафу, на котором притаился дракоша, на столе стоял размахивающий веером меча Гловин. От усталости и не такое причудится... Я взглянул на закрытое окно и прокричал:

- Отстань от него, тебе нужен я, да болезнь ордена туманит тебе мозги, но это ничего не изменит, верно! Я Точка Гриндиса, и я тебе нужен!

Я помахал рукой с браслетом и выхватил их ножен Айрэлис. Гелл обернулся, и я ужаснулся. На меня смотрели налитые кровью словно вампирские глаза. Мимика Гловина заиграла, растрескавшиеся губы уверенно произнесли:

- Отдай браслет, или он умрет.

Я ожидал что-то вроде: "Приручивший дракона и есть дракон, значит вы оба умрете!" Но оказалось не так, тоже прямолинейно, но контекст другой. Что-то непохоже на скрытное заболевание, ведь все у него на лице, странно, но черты его показались мне какими-то другими и довольно знакомыми...

Пришлось атаковать, пока зараженный гелл не натворил ничего непоправимого. Я с силой бросил подвернувшийся под руки стул, попав им прямо в живот гелла, затем замахнулся клинком. Тройное веерное лезвие отбило мой удар, парирование чуть не оттяпало кусочек руки.

- Отдай браслет! - дико взревел наступающий Гловин.

Темные крылья распахнулись, ночь стала более явственной, тройное лезвие еще быстрее. Гловин двигался словно мотылек, теснил меня к окну, выплескивая в воздух капельки слюны. Теперь его меч двигался как ключ в замке, крутился и все надвигался. Если так продолжиться, то замком буду я! Подоконник укусил меня за поясницу. Стекло! Стекло? Помогло! Правой я судорожно отбивался, левой подбрасывал диамантовую пыль в сторону Гловина.

Крылья его стали преградой, тройной меч вжался в тело Айрэлис, под спиной трескалось оконное стекло. Над головой его зависла тень Мутари, но было уже поздно, оконное стекло обрушилось, и сила тяготение забрала его вниз. Я не упал, судорожные пальцы гелла вонзились в мое запястье и силились прежде чем отправить меня в полет забрать эту цацку.

Нет! Я извергнул запястье как мог, но гелл лишь приблизил клыки меча к моей руке и спокойно проговорил:

- Упасть можно и без руки.

- Но как ты все объяснишь остальным?! - ошеломленно взревел я.

- Ты сам на меня напал, я лишь защищался, - неряшливо сказал он, направив лезвия на мою руку.

Крррх! Слава дракону! Эйдан вцепился в спину Гловина, лезвие трезубца лишь оцарапало мою руку и браслет. Мутари не справиться, придется действовать! Облокотившись на острый подоконник, я воткнул носки своих сапог ему в живот, а Эйдан оттолкнувшись от воздуха, помог мне. Гловин пролетая надо мной, ухватился за мою руку и сорвал браслет.

Толку не было, браслет у него, а он просто завис в воздухе, разглядывая его грани. Потерян и надежда тоже? Почему ты не летишь прочь?

- Что у вас здесь происходит? - прозвучал в воздухе хрипловатый голос Ливиэль.

Прилетел воздушный десант, геллы окружили Гловина, меня в моей комнате постигла та же учесть. Луки, много луков с наложенными на тетиву стрелами смотрели нам в лицо. А Гловин лишь усмехнулся, голова его резко откинулась назад, затем вперед, а когда она вернулась на круги своя, взгляд гелла словно прояснился и вернулся в нормальное состояние. Что за?

- Бросайте оружие, оба! - скомандовала Лив. - Гловин, возвращайся в комнату!

Мы послушались, я охотно, старейшина к моему удивлению тоже. Что же все-таки твориться? - подумал я, глядя на входящих в уже очень тесную комнату Уриэля, Дардриила и Айлинель.

Надеюсь, Айлен меня защитит... В глазах Уриэля сейчас светилась бескрайняя непоколебимость, которая, казалось, сейчас выплеснется на нас и закончит дело двумя утопленниками.

- Этот мерзавец, пытался меня убить и направил на меня своего цепного пса - Мутари, - быстро, четко и спокойно отрапортовал Гловин.

- Нет, все было не так! - судорожно воскликнул я.

Князь покачал головой, поднял серые брови и присел на тот стул, что я тогда запульнул в Гловина.

- Твоя версия? - деловито спросил, поглаживающий себя по волосам Дардриил.

- Он пытался убить меня и дракошу, и еще хотел забрать мой браслет, еще я считаю, что Гловин зараженный болезнью ордена, - выложил я свои карты на стол.

- Аха-ха-ха! - рассмеялся Гловин. - Зараженный болезнью ордена, смешно.

- Обратное, - заключил Князь, - ну и что с вами делать? Никак не доказать кто из них прав!

Айлен была уже за спиной отца и легонько массировала ему плечи.

- Оставь браслет в городе, а его изгони прочь, - надменно заявил Гловин.

- Конфликт, здесь миссия точки - нет, - задумчиво промолвил Князь, значит, - РОНЕТ, Я КАК ПРАВЯЩИЙ ДОМОМ КНЯЗЬ, ИЗГОНЯЮ ТЕБЯ И ТВОЕГО РУЧНОГО ДРАКОНА ИЗ УЛИССАНА, И НАКАЗАНИЕМ ТЕБЕ БУДЕТ ССЫЛКА В ПРЕДЕЛ НА ГРАНИЦЕ С ВЕЧНОТЕНЬЮ.

- Что?! - недоуменно воскликнула Айлинель. - Нет!

Это План! Закрывающих все пути к отступлению гениальный маневр. Я делано горестно повесил голову и не стал возмущаться.

- А браслет? А мои увечья? - запыхтел Гловин.

- ВСЕ БУДЕТ, КАК Я СКАЗАЛ! - отрезал Князь и, встав со стула, направился на выход из комнаты.

- Собирай вещички! - процедил проходящий мимо меня Гловин.

Я схватил его за руку и снял с нее браслет, обернувшийся Гловин побагровел, но молча прошествовал мимо двери. Я уловил взгляды собравшихся: понимающий Лив, Растерянный Айлен, заинтересованный Дара и многообещающий Больдара. Не успев ни о чем подумать, я угодил в ласковые объятия любимой, сразу же почувствовав, что боль в моей распоротой стеклом спине стала стихать, а рука с порезом переставала ныть.

- Нечестно, я не хочу расставаться, не хочу, - сквозь застилающие лицо слезы вздыхала она, покрепче прижав меня к себе.

- Я тоже, но в Пути Сердца слишком для тебя опасно. Отец это знает, и решил направить меня в одиночку, а тебя оставить подле себя, в безопасности, - сочувственно говорил я, нежно гладя ее по спине.

Геллы расходились, Эйдан валялся в углу, в нити Айрэла моросили мириады пылинок.

- Я знаю, но не хочу расставаться, - всхлипывала девушка.

- Придется послушаться, другого пути нет, - горько, почувствовав скатывающуюся слезу на своем лице, пробубнил я.

- Путь Сердца, глупенький, сердца, вот что он говорит мне, - чуть отстранившись, проговорила утирающая дорожки слез Айлинель.

Невообразимо близко стали ее зеленые глаза, губы прикоснулись к моим. Я нежно ответил на ее поцелуй. Долго протекал он, я совсем позабыл боль. Влетевшее из-за окна дыхание ветра напомнило нам о воздухе, хрип Эйдана о реальности, а заговорщически подмигивающее лицо проходящей мимо двери Лив, о том, что мы не одни в этом мире. Повторив сеанс нежностей, я еще крепче обнял девушку, затем неохотно отстранился и добавил поцелуй ей в макушку. Ее руки по-прежнему держали меня и не хотели бросать, я снова приблизился и почувствовал ее взволнованное сердцебиение.

- Я вернусь, и все будет по-другому, - прошептал я ей на ухо.

- Жаль, что меня не пустят с тобой, - прошелестел ее голос.

В коридоре заслышались шаги, мы синхронно отпрянули друг от друга, и я поспешил к шкафу. Тут я сообразил, что все это время бегал без рубахи, как Казанова и хорошенько замызгался и протер штаны, оглянувшись, я посмотрел на Айлен, с удовлетворением заметив, что на ее платье виднелись лишь несколько небольших царапин и чуточку пятнышек черной пыли.

- Поторопись! - пробасил появившийся в дверях Больдар.

Собравшись, немного приведя себя в порядок и переодевшись в полуброню, повесив геллфийский рюкзак с боку, полагаю дабы не мешать крыльям, я взял протянутую Айлинелью руку, и мы вместе присоединились к остальным. После мы направились к единственному выходу из города. Мы, то есть вся наша команда, те геллы, с которыми я успел подружиться, и та которую я полюбил. Поочередно пожав руки и обняв Лив, Келла, Больдара и Натти, я подошел к Айлинель, обнял и не раздумывая поцеловал ее в губы, она в ответ приникла к моим. Вскоре наше недолгое погружение в сон и объятия прервал чей-то настойчивый кашель.

- Пора идти, - осторожно заметил Келлери, махнув рукой на лифт.

- Найди Бернла! - вперила в меня взгляд Ливиэль.

Я верно кивнул и, повинуясь судьбе и проклятию, несущемуся за ней, последний раз взглянул в звездные глаза Айлинель, и ступил на тут-же отправившийся вниз каменный блин. Щедро помахав рукой на прощание и до потери видимости вглядываясь в лицо Айлен, я наконец скрылся в ночи. Прощай! Рядом приземлился Эйдан.

- Прости, что так вышло, брат, - плеснул огня в мои мысли дракон.

- Ты не знал, ты не виноват, - только и ответил я, стараясь затушить его пламя.

Инфена кружила над головой, ночь двигала звезды, по небу текли тени облаков, в воздухе веяла прохладой и приглушенным ароматом цветов. Чувство того, что меня кто-то ведет никогда не оставляло меня, а последние события говорили о том, что не только у Маскировщика есть на меня план. В игре числятся полюса сил, одна из них - орден, другая еще загадочнее и совсем мне не ясна, но она существует и постоянно вставляет палки в колеса ордена, помогает мне и навящего меня преследует. Но сдается мне, что полюс так зациклившийся на мне и назвавший меня Точкой Гриндиса, это не цент задействованных сил, а только механизм, работающий на него и всеми силами старающийся привести, не только меня, но и всю задействованную силу к некому загадочному центру, возможно, к какому-то пониманию и если хотите, откровению. В общем фронт непонятной игры казался мне гораздо шире, объемнее и те зависшие над Сердцем Мира корни явно подтверждали мою теорию.

Даже последние действия Уриэля наталкивали на мысль, что он тоже задействован в водовороте движущихся сил, да и еще, старый его знакомый, который говорил ему о точке Гриндиса явно принадлежал к тем самым силам.

Неужели я на земле, вернее на воде, плита, приземлившаяся на воду, вздрогнула и остановилась.

- Тебе помочь? - спросил Эйдан.

- Да, будь добр, - ответил я.

Мутари взлетел и, сразу же снизившись, опустил мне свои задние лапы, за которые я тут-же схватился, ноги ушли, я на мгновение потерял ориентацию. Пыхтящий дракоша, изо всех сил махая крыльями, пересекал по воздуху водные пространства. Да ему очень тяжко, поэтому все кажется очень долгим.

В конечном итоге мы преодолели преграду и падающий на землю дракон, тряхнув ногами, велел мне отцепиться. Он шмякнулся на землю и растянулся на ее зеленом пузе.

- Извини, - с хитринкой виновато промолвил я, - но худеть я не собираюсь, лучше ты расти.

- Я уже понял, толстяк ты наш, - хрюкнул воображаемым пламенем Эйдан.

Через пять минут он немного отдохнул, мои усталые ноги, и его измученные крылья понесли нас в сторону вечнотени. До рассвета мы пробирались сквозь цветочный ковер, затем немного передохнув и перекусив, едой из рюкзака мы зашли в еловые пространства.

Лазейка, которую показал мне Нари должна быть где-то неподалеку, да вот только где именно, я не знал, помню только высокие сосновые деревья, кажется, у них еще были мягкие, а не колючие ветви. Спасибо Уриэлю, хоть подсказал с чего начать мои поиски, изгнал меня в лазейку, как остроумно.

Примерно до полудня мы искали, но когда Вечнотень двигалась параллельно нам, ничего похожего на то место я не обнаруживал. Снова привал, отдых и перекус. Стоит экономить припасы, а то такому изгнаннику как я немудрено умереть с голоду.

Хлопанье крыльев защекотало слух, Эйдан валялся рядом, значит это кто-то другой, но кто? Я посмотрел в сторону звука и, обнаружил летящего в мою сторону и махающего рукой Келла. Приземлившись, гелл сложил крылья и сразу же произнес:

- Еще припасы, совет и помощь друга.

- Лучше б помощь зала, но мне и так сойдет, - пробубнил я.

Келл скривил рожу и, кинув мне под ноги свой рюкзак, заерзав присел рядом.

- Припасы есть, каков твой совет, добрый путник, - наигранно поэтично произнес я.

Келл взял с пола какую-то палку и, крутя ее в руке произнес:

- Уриэль послал меня тебе помочь и просил передать, что бы ты был по аккуратнее со своей игрушкой.

- Что укусит? - спросил я.

- Не знаю, он не уточнял.

- Хорошо, примем к сведению, что еще?

- Я помогу тебе отыскать переход, но внутрь не пойду.

- И все? - поинтересовался я.

- Да, он был...э, очень устал и больше ничего не сказал.

Сопроводить на место рандеву, значит...

- Краткий инструктаж, - промолвил я, протягивая руки к рюкзаку, - как работает браслет разбираться придется самому.

- Судьба, - сказал Келл.

- Далеко до пути?

- Лазейка в паре тысяч шагов от нас.

- Ну, значит, я рано или поздно ее б нашел, - оптимично заметил я.

- Да, если твари вечнотени не найдут тебя раньше.

- Ага, их кровавый бал в Улиссане до сих пор стоит у меня перед глазами.

- Лучше не вспоминай.

- Согласен.

- Советую набить брюхо и до завязки наполнить свой рюкзак, а то два нести как-то не ловко, - проблеял он.

- Добрый советчик! - улыбнулся я, зарывая загребущие лапы в недра его скрипящей котонки.

Послушавшись гелла, набив пузо и рюкзак, мы своей необычной компанией, а именно, человек, дракон, гелл, направились на поиски портала, который как я надеялся каким-то образом поспособствует моему продвижению по Пути Сердца.

Гелл немного сплоховал, когда говорил о расстоянии, видимо, глядя с высоты, все ему казалось близким, раскрой крылья, подчини себе поток воздуха и ты на месте. Короче, когда мы в конечном счете добрались до цели, к замершему над землей кольцеватому архетипу, наши ножки отмотали по меньшей мере 8 км по неадекватно настроенному по отношению к нам хвойному флороманту - лесу, который порой сбрасывал на нас с деревьев разнокалиберные ветки, вставлял палки под ноги, пытался угробить с помощью скользкого мха на плоских камнях и даже бросил на нашем пути капкан.

- Добрались, - виновато, крякнул гелл.

- Ты должен мне крылья, - ткнув кулаком его по плечу, замученно усмехнулся я.

- Айлен говорила, что ты научишься летать, значит отращивай их сам, - раскатал губу он и добавил, - иж что захотел!

При мыслях об не так давно расставшейся со мной Айлинель, меня ущипнула горесть расставания с ней и зависть к оставшемуся неподалеку Натти. Я встряхнул головой, прогоняя непрошенные мысли. Подходя к лазейке и указывая на нее произнес:

- Ну что ж, пора, проща...

Прилетевшая из леса, вонзившаяся мне в плечо стрела не дала докончить фразу. Словно огненный фолиант боли раскрылся у меня перед глазами, сознание заволокла пламенная вспышка, плечо как будто пронзило раскаленным прутом, из головы вылетели остатки мыслей, осталось только одна - "Боль!"

Следующей стреле путь преградил меч Келла, я, оседая на портал, ненароком положил руку на кристалл, а вторую успел протянуть летящему на встречу мне Эйдану. Но было уже слишком поздно, бушующий фонтан зеленых искр унес меня прочь.

Глава 25

Дар ее был таков: кромешная тьма распахнулась, открыв для меня дверь в святилище красного света. Алые пульсирующие стены вокруг, живой кристалл, красное пронизанное синими венами невообразимое небо обливиона зияло над головой. Теневые существа, заключенные в кристальных стенах, словно покрытый монструозными корнями пол, сияющий рубином, обнявший левое запястье Нантис и приближающаяся размытая крылатая фигура.

- Ааа! - проорал я, глядя на свое плечо сквозь кружево слипшихся от слез ресниц.

Залитое кровью, кажется, насквозь пробитое плечо, просто разрывалось от адской боли. Сознание устремлялось прочь от действительности, ближе, ближе к блаженной тьме и забытию.

Ветви рук той самой фигуры опустились мне на плечо, тронули лишний обременяющий мою жизнь предмет, засеяли казалось чем-то знакомым золотистым ореолом. Скользкий чавкающий звук, потеря заемной конечности, боль, но уже не такая сильная, приглушенная светом, слова: "Помог и сумел".

Какое-то движение, словно меня взяли на руки, обман, подхвативший меня поток черноты и отчаянный вопль гелла:

- Помоги!

Унесенное в пустоту сознание померкло, скрылось в забвении, утекло в объятие вечности.

Действительность разверзлась, глаза распахнулись, пространство вырисовалось. "Сеть". Вернувшийся в мир, затеявший игру перемещений, я понял, что уже нахожусь не в огромной красной живой клетке.

В верху и по сторонам видна только сеть, громадная паутина, в которую я, похоже, влип. Верно, конечности не слушались в полной мере, а скользили в липкой субстанции. Плечо не болело, ужасный протез в виде стрелы покинул мое тело.

Но как? Где я был и как туда попал? Да и еще браслет светился, подражая Раэлу. Новая туманность в космосе моих приключений. Похоже, времени на размышления, как всегда, нет. Если спросите почему? То я вам отвечу, что приближающийся из-за спины шелест мне совсем не понравился. Я начал бултыхаться в коконе, одновременно пробивая правой рукой путь к Айрэлис, вспомнилось мое прибытие на Гриндис и та серая капсула. Тогда было тоже самое, только я мог бежать, и дракон, гнавшийся за мной, оказался не голоден, а точнее его целью был не я, вернее я и мое сознание. Тут же совсем другое!

Шуршание, казалось, прямо сейчас размозжит мне череп, звук издаваемый неведомым существом пытался высосать мозг. Трц! - разорвались сковывающие меня путы. Бешенное сердцебиение и зашкаливший в крови адреналин сделали свое дело. Я резко подпрыгнул, словно заправский акробат, сальтом перелетел громадного паука и, воспользовавшись коленями словно они пружины, приземлился на липкий мост. Сеть оказалось огромной, великое множество серых звеньев, подвешенные над бездной мосты и чернота. Спускающиеся со второго яруса пауки и сползшая на низ паутины первая гадина шептали мне нотки отчаяния.

- Баста карапузики, кончилися танцы! - взревел я и, вынув из ножен тень, помчался вперед.

Паучки оказались большими, но не слишком опасными, по крайней мере на первое время. Я бежал, сталкивая их в пропасть и размахивая клинком. Противные твари силились достать меня жалом, но моя чечетка и прыжки пока меня выручали. А вот когда над моей головой задвигались огромные с красными крестовинами на задницах твари, мне стало совсем не по себе.

Моля браслет о помощи и всеми силами тянувшись к казалось ставшим прояснятся очертаниям новой лазейки, мне удалось призвать свет браслета и красный подрагивающий портал. Перед тем как жуткие клешни сомкнулись на мне, я, сойдя с паутины, нырнул в почему-то ставшую синей лазейку.

Вроде все понял, но путь от меня ускользнул. Почему? Я посмотрел на затихающий уголек браслета и оглянулся. Хоть я и не знаю, как должен выглядеть путь сердца, головушка моя поняла, что я нахожусь не там. Представил же пришедшее во сне Сердце Мира! Что не так?

Сотрясшееся пространство сообщило мне о струях воды. Я оказался в какой-то клетке, повезло, что открытой, кругом дерево, доски, гамаки, лестница и заливающийся водой пол. Трещины пели водяную балладу, я судорожно соображал. Корабль! Вазирова печень, какого черта!? Скрыв негатив, я поспешил наверх по лестнице. Насчитав пять ярусов и чуть не столкнувшись носом с матросом, в конечном счете я выскочил на палубу.

Шел бой, блестели сабли, команда корабля в союзе с выпущенными из плена пиратами отбивалась от полчищ, переходящих с другого корабля скелетов. Нежить! Два сцепившихся линкора и какофония последствий. Надо рвать когти!

Разрубив по пути пару костяных головешек, я добрался до мачты, пролетевшая мимо моего лица сабля окончательно испортила мне настроение. Отрубив сначала ноги, затем разнеся в костяную муку бесполезную светящуюся зеленоватым ареалом башку, я вцепился в жгуты поднимающейся на мачту лесенки. Ну что за дела, как я наколдовал такое? - думал я, взбираясь на верх. Как это все связано с сердцем? Или не связано?

Выбравшись на поперечную кость высоченной мачты, я уловил три летящий на абордажных веревках скелета. Когда они неожиданно ловко приземлились подле меня, я, не раздумывая, сшиб первого подножкой, а второго попросту разрубил пополам. Было страшно, но это не мешало мне трезво оценивать ситуацию. Еще в школе я считал, что, если меня прижмет, мои мысли как будто ускоряются и устремляются вскачь.

Да, но эта закованная в костяную броню фигура явно замедлила мою соображалку и сейчас надвигалась прямо на меня. Я пригнулся, сабля скела застрела в луче мачты. Шанс, удар, никакого толку, еще удар, еще и еще, снова и снова била Айрэлис. Когда воин нежити наконец вытащил свое оружие из дерева, обойдя его на манер танго, я воткнул тень в широкое дерево под ногами и, сделав прекрасно выверенную подсечку, отправил скелета в полет. Можете попрощаться с значительно упрощенным пособием по анатомии человека. Стресс усиливает рефлекс? Не знаю, правда или нет, но в моем случае скорее да, чем нет.

ВВЕРХ! Работая руками и ногами, я лез к небу. Надежда моя была зациклена на моем первом пути - дереве и находящимся с верху выходе из него. Вылезая на смотровую бочку, я вспомнил, что тогда поменяло созданный мною портал. Закралась мысль о воде! Но не так же много! Зачем мне целый океан? Нужно сосредоточиться и войти в режим единения с браслетом.

Не обращая внимания на полностью захваченный тварями корабль, и полчища подымающейся ко мне нежити, я постарался представить себе кристалл, служивший сердцем этого мира. Увидев искомое и услышав его биение, я ухватился за образ и потянул. Странно, но двигался не я, двигалось видение, страх посилился в сознании, когда я понял, что отдаляюсь. ЕЩЕ КРЕПЧЕ, ДЕРЖИСЬ! Путь Сердца плыл перед глазами, отчаяние звало меня к себе в гости, а надежда шептала о начале пути.

Ведь правда, мне нужно начало, а не конец, и я не отдаляюсь от цели, а плыву по течению в ее начало. Спираль пути отдаляясь не уменьшалась, а росла в размерах, тянущиеся вокруг нее полоски звезд щекотали глаза, а звук бьющегося сердца стихал. Канонада умолкла, стоявший на периферии сознания мир корабля угас, ласковые тени унесли меня с тонущей вселенной.

Причалив к пути, словно сквозь вселенную посмотрел я на слепящую глаза огненно-красную спираль. Окружавший ее млечный путь будто сковывал заточенную в центре алую фигуру. Томящийся в бездне миров Путь Сердца и мерцающие пение свечей галактики. Могущество этого места словно само сподвигло меня на шаг, подтолкнуло в пропасть.

Падение указало мне путь в пучины кровавой реки, дна которой мне не было суждено коснуться. Подхвативший меня поток уволок в даль, милость течения вытащила меня на воздух, а хлесткие пощечины водорослей привели в чувство.

Прислушавшись к грации красного потока, я понял, что скоро это все прекратится. Приближение к кровавопаду ясно намекнуло о неминуемой гибели. Странное всепоглощающее спокойствие, исходившее из браслета и цвет, которым он обладал заставляли забыть обо всем и просто соскользнуть вниз.

Не зная глубины провала, не ощущая ничего кроме вездесущего течения бытия и липкого запаха крови, я сорвался в, казалось, бесконечный полет, который привел меня к новому руслу реки.

Второй рукав реки Пути Сердца оказался мягким и спокойным, виднелись успокаивающие психику розовые берега, а в крови, казалось, плавали улыбающиеся тромбоциты и эритроциты.

Не знаю, как долго это длилось, но, когда я почувствовал новый запах, я уже находился на каком-то зеленом скрученном хоботе, который, похоже, превращал кровавые воды в степенно обычные.

Я поднял тяжелую голову, мир моргнул и все вокруг как будто изменилось, браслет померк, освещение стало более ясным. Впереди находилась сияющая в лучах Раэла лента реки и заточившая ее в объятия долина, и еще какой-то не ясный зависший в воздухе силуэт. По бокам зубья серых скал, а над головой верх тормашками перевернулась гора, на деснице которой покоился Раэл. Не то привычное светило, что я видал, а какое-то странное, будто искажающее перспективу, и цвет, не привычный - солнечный, а какой-то лимонно-салатный.

Обернувшись назад, я не поверил своим глазам. Река из кровавой, мутной и кишащей спектрами крови, превратилась в кристально чистую, ключевую, просто чистейшую воду. Никакого розового берега, никакого запаха, кроме, разве что, отдаленно напоминающего мне постиранное белье, в воздухе не имелось.

Похоже, я в нужном месте... Сомневаюсь, что браслет завел меня не туда во второй раз. Тем более в первый виноват был я, а не моя цацка. Я взглянул на украшение, то преспокойно сидело на моей руке. Свет исчез! Путеводная звезда погасла. Что теперь делать, просто идти вдоль русла? Сначала нужно подкрепиться. Я отвязал свой рюкзак и ахнул, он был раскрыт. Порывшись в кладезе яств, алчущие руки замерли лишь на нескольких оставшихся порциях рациона. Плотоядной усмешки в ближайшее время не предвидится. Вообще здорово! - Еще и без еды остался, благо воды здесь предостаточно.

Проверив не затерялась ли Айрэлис, я стал есть, запивая пищу водой из реки, и наслаждаться великолепным панорамным видом. Да вот наконец точка упала на тропу и теперь я вне досягаемости всех тех сил, что все время оберегали меня. Точка Гриндиса идет к его сердцу, и никто ей больше не укажет путь. Разве что браслетик!

Такой важной вещичке, пожалуй, необходимо имя. В голове неожиданно всплыло слово - Нантис. Странно, ощущения такие, как будто я всегда знал имя браслета и это лишь прошлое силится пробиться из пучин бытия. Ладно, пусть будет Нантис, имя подходящее.

- Нантис, - произнес я в слух.

Или мне показалось, или цацка в самом деле подмигнула мне центром спирали. Припасы на нуле, так что нужно срочно идти вперед. Вот только где этот перед, я понятия не имел. Решил придерживается берегов реки, а по пути попытаться разгадать талику браслета. Без помощи заведшего меня сюда Нантиса мне не обойтись. Теперь, при мысли о браслете, почему-то всплывало слово - осколок, но сейчас меня тяготили совсем другие мысли, нежели какие-то осколки.

Как же ты все-таки работаешь частичка мира? - думал я, переступая через опухший от мхов валун. Я погладил Нантис и постарался мысленно слиться с ним, проникнуть в его красные грани. Красные? Но ведь он другого цвета! Украшение тут-же заблестело серебром. Отвлекся, значит. Попробуем повторить. Тянемся, внутрь гравировки, в центр узла, к началу вселенной, по ближе к Сердцу Мира. К ЦЕНТРУ!

- Получается! Еще чуть-чуть, да, нормально, вот! - произнес я, протянув руку с браслетом над водной гладью.

Рубиновое сияние словно перетекло в воду и, умчавшись по течению, превратило ее в кровь. Я отшатнулся, пир вампиров исчез, вода снова стала нормальной. Да уж, ну и дела. Идти в слепую не вариант, поэтому надо во всем разобраться и понять зачем он окрашивает мир в красный цвет.

Сначала я окрасил в алый цвет ближайший ко мне камень, затем землю под ногами и все вокруг еще примерно на десять метров в стороны. Вышло, живой мир стал еще живее, истинные краски пути уже не казались мне столь ужасными. Вода, залитая ржавчиной, и мерное дыхание багрово-красной земли не дергали меня за струны страха, а лишь пытались достучаться, довести что-то до моего ума.

Река, похоже, что-то вроде вены, берега служат вечными преградами на пути бесконечного потока, а движущаяся алая масса, кровь мира, похоже, и ведет к сердцу. Действительно, если подумать о крови живых организмов, то ихняя пульсирующая жизнь всегда придет к центру их мира. Теперь все становится намного яснее.

Потеряв контроль над алым всполохом браслета, я и не заметил, что все вокруг приняло свой истинный вид, в глубине мира, на пути к сердцу, все оказалось живым и казалось дышало жизнью. Камни, вода, горы, Раэл, красень травы, блестки, изредка мелькающие в вышине, все было частью какого-то организма, и если я проник внутрь чей-то вселенной и движусь к ее центру, то я даже не представляю, что здесь может со мной произойти. "Микробы не загрызут?" - в слух попытался пошутить я.

Ладно, стоять на месте в моем положении совсем не проявление здравомыслия. Чем раньше я со всем здесь разберусь и выберусь наружу, тем лучше. Воля превратилась в шаги, шаги в состязание с препятствующими и мнимыми коллизиями местности. Ступая по спирали пути, двигаясь по ее граням, и держа в сердце образ, собственно Сердца Мира, я шел в глубины мира. "Прямо как тот Сафьен из книги", - усмехнулся я.

Когда я терял образ и вникал во что-то другое, перспектива начинала манятся прямо у меня на глазах, краснота в зелень, рубины в камни, огонь в скалы. Тогда я стал чудить, там и сям я изменял местность вокруг. Горы сделаем обычными, Раэл кровавым глазом, траву с лево от меня зеленой, а с противоположного, правого берега - красной. Мхи на камнях обычными, изумрудными, листья на - вон том дереве впереди, окрасим алым и добавим в него ленточки вен.

Все получалось достаточно хорошо, лишь небольшие капельки из двух борющихся перспектив просачивались в ту или иную из них. Это все мелочи, а вот страшная головная боль и чувство полной остановки, бесполезного движения на одном месте - ясно показали мне, что такое баловство, оно здесь совсем не уместно.

Чтобы моя тыква не раскололась пришлось расслабиться, закрыть глаза, перестать о чем-либо думать, забыть о тревогах и сомнениях, о горестном чувстве разлуки с любимой и ласковом свете Раэла. Оставив только пустоту и помассировав виски, я, лежа на камне приходил в себя.

Когда боль стала стихать и теплые бока Нантиса налились вечерней прохладой, я открыл глаза. Прошло время, но я не знал сколько именно, рамки, в которых я находился пинали меня и заставляли поторопиться.

Я пошел по реке, но ощущение бесполезного, застывшего, будто муха в меду чувства не оставляло меня. Из этого выходило, что если я не вхожу в инфракрасное зрение осколка, то я и не движусь. И снова осколок. Осколок чего?

Рамки времени и память о нависших над Сердцем Мира синих корнях заставляли забыть обо всем и поторопиться.

- "Только вперед!" - воскликнул я, стараясь пробудить зрение браслета.

Нарушенный верхними, земными красками мир окутался истиной, алый цвет вновь стал преобладать над путем, я задвигался вперед.

Глава 26

Движение мое пролегало меж разными руслами рек и копьями воздетых к верхотуре скал. Чувство направления гласило о праведности пути, а плавающий в воздушных потоках окруженный кольцом водопадов остров, что в красном спектре зрения Нантиса оказался фильтрующей кровь мира артерией словно подтверждал его. Я на верном пути! Появились неясные, но какие-то затейливые сияния.

Вскоре небесные острова вплелись в прекрасные ожерелья, а ветви, державшие небесные украшения, венки и более мелкие, зависшие в вышине, пьющие воду из водопадов образования, стали мерцать ярче. Тогда и свет ясного Раэла, потеряв свой лик, закатился в нависшую над ним перевернутую гигантскую гору. Та исполинским кратером тьмы, словно заглотив солнце и заточив его в вечно неспособное переварить светило пространство, просто ушла во мрак. Тогда и пришла ночь, мириадами разноцветных огней окрасившая небосвод.

Красный мир под властью ночной тени разительно переменился, он, будто гигантское зеркало пытался отразить бесчисленные сияние водивших хороводы звезд. Что-то подсказывало мне, что лучше не попадать под отраженный плотью земли свет. Я стал уворачиваться, танцевать в вихре света и тени, примерно тогда, в лучах пульсирующего света, я начал разглядывать в пролетающих мимо меня нитях мелькающие образы сотен путей. Да, похоже, это оно.

Теряющиеся в вышине разноцветные звезды и заключенные в них лазейки путей. С пути Гриндиса видны и все остальные дороги перемещений.

Будто какой-то безумный кукольник, дергающий миры за ниточки, словно пытался окутать меня сетью маленьких миров. Посылаемые звездной пылью ленты видений, показывавшие мне хроники различных путей. Захлестнувший меня сплошным потоком натиск таинственных образов, множество дорог, борьба с ними, частые перемены обстановки и головокружение.

Засушливая пустыня, каменные изваяния и ледяная лента пути. Луки, мечи и копья в руках оживающих природных статуй, големов, горящие огнем глазницы и медленная поступь армии. Тянусь сквозь преграду, сквозь мир. Вспышка, картина переменилась.

Тающая вселенная, гаснувшие звезды и мерцающая дорога, ползущий за мной огненный шквал, мои быстро мелькающие ноги и соприкосновение с неясностью. Обращаюсь за помощью Нантиса. Вспышка!

Кристаллы звезд выдавали все новые образы, я старался не потонуть в их нескончаемом потоке. Вспышки, вспышки, радуга путей, залет в синий свет.

Бегущая под ногами почва, кажущееся движение, ночь и громкие хлопки мотыльков. Молнии дорог, пляска электричества и армия исполинских колючих силуэтов неведомых домов. Выйти, двигаться дальше! Нет, не то, еще дальше, прочь от калейдоскопа прорвавших свои кристальные оболочки путей. Похоже, впереди наступает конец, конец цепочке образов, начало верной дороги. Вперед, пройти все преграды и добраться до цели! Браслет сиял карликовым солнцем, руку жжет вырывающимися из него протуберанцами, а я все шел, стараясь не обращать ни на что свое внимание.

Дойдя до невидимой границы, прорвавшись сквозь лабиринт искажений, я направился к странным образом отталкивающей радужные лучи вишневой реке.

Сдаться на милость течения и тем самым спастись от разыгравшегося хаоса безумного театра. Войти в безмолвие воды, услышать шепот реки. Дабы совсем не слиться с браслетом, отозвать зрение Нантиса. Да, я стал чувствовать, что начал забывать о прежних красках мира, а осколок стал слишком глубоко в меня проникать. Такого эффекта я совсем не ожидал... Так и рехнуться можно, по-наркомански хочется вернуть эйфорию красной реальности. Бррр...

Да! Фантасмагория проникающих в эту реальность путей тоже застала меня в врасплох. Что же будет дальше? Разборка меня на атомы и последующая их промывка, а затем сборка? Надеюсь, что нет!

Не смотря на заснувший браслет, я ощущал не только сопровождаемое водой движение, но и некое смещение в гранях зависшего в моей памяти образа Пути Сердца. Похоже, процесс затягивания петли на моей шее начался, и теперь я без всякой на то помощи движусь в недра огненной спирали, к центру Гриндиса.

Не найдя иного пути, глядя на окруживший меня лабиринт световых дорог, пришлось проскользнуть в единственно оставшуюся лазейку, явившуюся надвигающимся на меня водоворотом.

Без дыхания, без воздуха, со всех сторон окруженный водной пучиной я куда-то перемещался. Давление сжимало мне голову и плечи, страх тянул в еще более глубокую бездну, бездну отчаяния.

Наконец вместе с струей воды меня вынесло в более спокойные воды, какие-то подземные водохранилища, - решил я. Усталый, с трудом державшийся на воде я наблюдал за устремленными на меня взглядами загадочных коронованных тьмой существ.

Проплыв мимо них и вздохнув с облегчением, я обнаружил надвигающийся на меня заслон, в виде покрытой сонными живыми водорослями скользкой решетки. Такую растительность я видел в самом начале пути, она тогда сплелась в хобот и, похоже, фильтровала воду. Тут тоже самое, и это преграда. Нужно отыскать лазейку! Ну разве я не палазник?

Ощупав ставшую моим пациентом преграду, я обнаружил плотно заросшую водорослями, зажившую, как будто ранее кем-то нанесенную рану. Слабыми ударами клинка разбудив растения и отогнав пытающиеся срастись корни, я проник внутрь. Найдя платформу берега и оглядев все видимое пространство под углом Нантиса, обессиленно повалившись на каменный пол и теряя сознания от усталости, я куда-то ушел. Последней мыслью моей была - Айлинель.

Окруженный слоем стен и домов город. Крепкие стены, внушительные арки ворот, толстое дерево дверей, свет маленькой солнечной звезды. Колоссальное сооружение на лбу Лазурхарда, синие, будто из янтаря стены храма. Сооружение дышит, выдыхает облако лазурного тумана, разделяясь на облачные хвосты, уходит в разные стороны, за концы горизонтов и в даль.

Повсюду вижу эти синие щупальца, они реют над городами, над селами и деревнями, ползут над возвышенными княжествами геллов. Одно облако зависло над Улиссаном, над каким-то домом, выпущенный из облака крюк уходит внутрь и исчезает.

Ничего не подозревающие люди, ходящие в синем тумане обмана, идущие войска, падающие под сенью ордена ворота и хор бегущих внутрь изири. Лапки тянуться, достают грозди умов, собирают их и ведут в синеву.

Снова храмовое строение в Лазурхарде, открытые ворота приглашают заглянуть внутрь. Вхожу, ощущаю паутинку дежавю, я здесь был, кажется, во сне, кажется, когда болел властью Синего Сердца. Лечу внутри колосса: тающие под тенями драконов стены скрывают блеск артефактов, двигающиеся культисты вытаптывают поступь рока, колыхание пламени скрывает фанатичный блеск их глаз. Золото и оружие, власть и сила, а по центру всего, над бездною весит великая сфера. Приближаюсь к ней, прощупываю воздух Нантисом, различаю исходящий из сферы синий силовой туман. Подымаюсь в высь, на поверхности шара различаю рябь оживших трещин, устремляю свой взор внутрь.

Осознание развеивает туман, пробивается к зенице правды. Да, внутри что-то есть, что-то живое, веками взращенное в камне и почти достигшее состояния пробуждения.

Будто из преисподней, из камня исходит рык, трескается его оболочка, из нутра в лазурном облаке, в кольце извивающихся протуберанцев рождается тень, взмах крыльев, которой силой выносит меня из храма, подымает в небесную высь.

Невероятной силы рев поглощает вселенную, мир начинает рушится, трескается земля, горы опадают в пучины, солнце меркнет, все вокруг замерзает и превращается в пыль...

Распахиваю глаза, озираюсь в поисках хаоса, ищу рвущую Гриндис тварь. Принимаю действительность такой какова она есть, прогоняю страх, подчиняю себе трясущиеся колени, стараюсь заглянуть в ореол спокойствия.

- Это всего лишь сон, - вздохнул я себе под нос.

Сон, ничего более... Но такой ясный, четкий и в тоже время окутанный туманом, и чудится что-то подобное уже снилось мне ранее. Опустим все это в колодец местных реалий, все-таки Путь Гриндиса, тут и должно происходить всякое.

Браслет не сияет, но чувствуется его успокаивающее тепло, ноющие мышцы затекли и просят капельку движения. Встаю сначала на четвереньки, затем на ноги. Словно истукан медленно разгоняю кровь по жилам. Вспомнив о жилах, бужу Нантис, поглаживаю цацку и смотрю на мир по-новому.

- Лазейка, лазейка, чего ты такая маленькая? - бормочу в слух, разглядывая сосудик пути.

Делать нечего, надо идти, бурчание в животе ясно доказывало, что скоро начнется голод.

- Идя к солнцу, значит! - заявил я, шагая по вишневой ленточке.

Петли, круги, дорога змеиться, поняв, что я эту гадюку не упущу, сбрасываю красные очки и иду дальше, приглушенно чувствую линию, тянусь, ступаю вперед. Чищу сапогами каменные ступени, заглядываю в трещину пути, проверяю ее красным лучом и выхожу на свет божий.

Покинув катакомбы, оглядываю здешнее пространство. Стоящие в строгой симметрии шатры встречают мой взгляд, иду к ним, простираю руки внутрь домишки: пустота, никого нет, только табурет и сухая кровать.

Пробираюсь сквозь табун шатров, то и дело заглядывая внутрь того или иного убежища, не теряю и путь, не отхожу слишком далеко от заветной ленточки. Забыв о пустых гробах и спрятанных там неясных ценностях, спешу к высокой круглой стене, нахожу на ее спине жилку моего пути, не находя иного выхода, хватаюсь за шершавый трос и взбираюсь по нему наверх.

Попадаю на балкон, успокаиваю дыхание, сажусь на его балюстраду, передыхаю и смотрю в недра темного коридора, различаю в его конце какую-то сеть, блеснув на миг Нантисом, устремляюсь туда. Прохожу мимо рельефных стен, глажу их поверхность. Ступени и решетка встречают меня в конце. Дергаю ржавую мразь, дыбы не рассобачить руки отскакиваю от ее движения. Выхожу наружу. Меня озаряет свет, какого-то теневого Раэла. Оглядываю видимость представшего перед глазами Колизея. Набитые до отказа скамьи, здравствующие взгляды зрителей, сотни оконных глаз, круг славы и противник, стоящий в двадцати метрах передо мной.

Ох! Только этого мне и не хватало! Меня что, ждали? Мне явно подготовлен теплый прием: арена, противник, закутанный в черный плащ, задвинутый на глаза капюшон, странные орудия боя в руках. Да уж, взрастили самостоятельность... Это вам не игры в турнир до первой крови, тут, видно, все совсем серьезно. И я тут совсем один!!!

Признаться, я немного опешил, при виде надвигающейся на меня темной фигуры, даже колени застучали чечетку. Десять метров - жест фокусника и с рук гладиатора свисают нунчаки. Пять - Айра вылетает из моих ножен. Потанцуем? Стычка, пляска ястребиных мельниц его орудий, сбивающее с толку вращение и атака Микеланджело, дерзкая тень между двух вихрей, зарядка в виде непривычных наклонов туловища назад. Ай! Одна дубинка чиркает голову. С таким я не сталкивался, но я все умею, и отступать тоже, на время, пока не увидим брешь, а он рано или поздно раскроется. Айрэлис, не подведи! Держусь на расстоянии, матадором злю, скольжу по стальным дубинкам, сближаясь, пытаюсь лизнуть его плечо, попадаю в захват, вытаскиваю Айру из сомкнутых нунчаковых оков, одновременно ухожу из-под удара второго орудия. Врезаясь в противника боком, хватаю в подмышку подымающуюся в опасную для меня позицию нунчаку, кручусь по своей оси, вою от вдавившейся в меня цепи и обратным хватом вонзаю ему в спину жаждущую теплой крови Айрэлис. Быстро!

Выходя из тени падающего тела, вытягиваю ночной клинок, встряхиваю его и оборачиваюсь. Охаю от обжигающего меня кошачьего взгляда, подхожу к поверженному. Не получается отвести взора от больших затухающих глазниц. Я мог бы попытаться изменить остроту меча, но это не вязалось с правилами времени и атрибутами сего заведения. Жалко, но ты стоял между мной... Да что это за?! Получаю в награду за смерть салют из еды. Дикое место, дикие правила, нужно идти! Хватая пригоршню продуктов, замираю при виде открывающееся второй решетчатой двери. Встаю, кидаю все в чудом оставшийся при мне рюкзак, иду на выход.

По пути оглядываю сидящих на стенках арены королей подземелий. Имеющие странный сероватый загар люди, вот только за место волос у них были разных цветов и оттенков заплетенные в различные прически напоминающие короны заросли рогов. Затеяв гляделки Нантиса, я обнаружил не толпу коронованных существ, а черные, белые и серые сгустки энергии. Решив, что браслет пытается разглядеть сущность того, на кого устремляет свой взгляд, я попросту побоялся посмотреть на себя в его спектре.

Выход не оказался выходом в прямом смысле этого слова. За кругом Колизея оказывается лежит глубокая яма, а в ней копошатся большие скрытые мраком фигуры. В низ не полезу, ни в коем случае, не заставите, деревянные! Кстати, этих рогатых я видел, когда плыл в местных катакомбах, не знаю, тогда ли они это все затеяли или нет, но идея с ареной и ямой с тварями, мне явно не нравилась.

Обломив грани из бытия, усилив на сколько можно красный мир, я обнаружил тянущийся над пропастью веревочный отросток пути. Сразу и не заметишь... Либо я сам создал себе путь, или теперь дорога сердца мне лояльна и помогает найти новые лазейки?

Наперекор черным, белым и серым энергиям я полез по бордовой ленте, липкая, напоминающая ту лазейковую паутину канатная дорога не сопротивлялась, а как будто поддерживала мои руки и предлагала мне свои заемные силы. Я, упрямец, старался сам преодолеть этот отрезок и чуть не угодил ногой в расставленный тварями капкан, в виде надвигающейся на меня раздвинутой пасти тьмы. Повезло, я успел поднять ноги, но теперь прилип к канату. Пришлось обнять левой рукой сию веревкообразную субстанцию и вытянуть из ножен Айрэлис. Потом подрезать органику и освободить ноги, вернуть меч на законное место, крепко вцепиться и пройти эту не легкую до конца.

Это все было проделано лишь для того, чтобы увидеть испещренную раковыми опухолями провалов равнину. Прицепившись к новой дорожке и взглянув на кровавый диск солнца, я направился вперед. Куда только не занесет доброго путника...

Поев набранной у туземцев экзотической пищи, я подошел к удивленно глядевшему на меня провалу и пристально уставился в него, деланно удивившись. Игра воображение или там в глубине поистине есть яйцо зрачка. Услышав какой-то треск и решив, что птенцы не мое хобби, я побежал прочь от прорехи земли. Проклиная свое любопытство и усилившийся треск, я рвал когти.

Заслышались пушечные залпы, ядра полетели из открытых бойничных глазниц. Не птенцы, а кое-что по хуже! - решил я. БЕЖИМ!!! Взлетевшие вверх снаряды разрывались салютом шрапнели и устремлялись вниз. Бедная моя кожица и жизнь жестянка, если я попаду под такой град. Благо я бежал не куда глаза глядят, а к определенной цели, к двум поддерживавшим друг друга столпам камней. Свист рассекаемого воздуха и грохот странных выпускающих камни снарядов и каменные брызги повсюду, поднявшиеся от сотрясания с колен горы на горизонте и бегущий среди какофонии человек.

Своему более или менее удачному забегу под сень укрытия, я могу дать только одно объяснение - Гриндис помог. Теперь я весь исцарапанный и местами потрепавший одежду, сидящий в каменном домике Ронет жду конца этому и надеюсь не оглохнуть от чарующе истязающего воя разыгравшейся стихии.

Когда рок стих и дыры в бездне сомкнулись, а сероватый Раэл перестал напевать песнь света, тогда на смену дню пришла ночь огней.

- Нет, только не повтор светопреставления, не нужна нам дискотека палазников! - взвыл я.

Снова выкиды реальности, за пределами рояльности. Вспышка! - Блымкнула первая молния пути, затанцевал небосвод, все видимое пространство озарилось светом разноцветных огней.

- Мамочки! Похоже, заключенный в галактику лазеек Путь Сердца решил меня прикончить! - прошипел я.

- Фц! - ответил мне пролетающий неподалеку зеленый луч.

Выдержит ли убежище моего разума и мое укрытие марш славянки? Может, если закрыть глаза, то все пройдет? Отвернувшись от надвигающегося радужного хоровода, я, прислонившись к стене, уткнулся головой в грунт и прикрыл глаза руками. Помогало слабо, щупальца путей забрасывали меня огромным количеством образов, гораздо большим, чем в первый раз. Картины, лики, статуи, всех оттенков небеса и Раэлы, тени, скрытые в забвение пути и многое, многое другое.

Золотистый солнечный лучик, напомнивший мне об Айлинель, пробился сквозь армию ночи, мягким поцелуем тепла опустился мне на щеку. Это ты, милая? Пришла помочь? Не дать вечности известить о моей кончине? Тут прикосновение солнца сместилось, окутало левое запястья. Сквозь мириады раскрытых дверей и сотен пролетающих через меня ощущений, пробилось это - словно что-то нежное, мягкое и прекрасное прикоснулось к браслету, как будто чей-то бессмертный лик опустил взгляд на мое запястье.

Новое чувство пощипывание, колики под телом браслета, и еще кое-что. Я ощущал чью-то заключенную в моей руке ладонь. Шелк, ладонь из хрустального шелка, будто стоит сдавить ее еще чуть-чуть, и она тут же рассыплется, превратиться в вихрь тающих осколков. Неожиданно крепко пальцы таинственной руки сомкнулись, и чья-то воля потянула меня на верх, из переплетенных линий лабиринта страха, к яркому свету ареала свободы.

- Айлинель, это ты? - открывая глаза, спросил я, мысленно лелея надежду.

- "НЕТ!" - словно птица феникс озарил все вокруг чей-то будто исходящий отовсюду ответ.

Никого не было рядом, экспансия образов прекратилась, веретено миров покоилось в невесомости, башни путей замерли в чуть колышущемся экстазе вечного передвижения. Озарявший мир вихрь кристаллов потерял яркость, поблек пред дыханием птицы феникса. Я стоял, ощерив рот, забыв обо всем и дрожа как осиновый лист. Резко, как удавка, трога ассасина сжалась на моей руке, я, не выдержав давления заорал и припустился в бег. Нантис словно взбесился, давление его угасло, но теперь браслет, как схвативший мою руку дракон нес меня вперед. Тащил минуя преграды, не обращая ни на что никакого внимания, проникая сквозь замершие колонны путей. Какая муха тебя ужалила? Или дракон? Нантис нес меня сквозь безмятежные просторы, вонзившихся в землю лазеек, переносил на руках над кратерами и ущельями, над горами и уступами. На руках? Что, вообще, происходит?

Скорость стала размывать все видимое вокруг. Мысли прогнал надвигающийся на меня Раэл. НЕЕЕТ, ТОЛЬКО НЕ В ВСОЛНЦЕ, НЕЕЕТ!!! Обжегший меня свет уступил власти тьмы и скрывшись за горизонтом, даже не помахал мне на прощание.

Глава 27

Синий храм, рвущаяся завеса мира и распадающиеся морщинистые горы земли, падающая поступь мертвых Раэлов и все расширяющийся кратер на месте культа. Сначала эндшпиль храмового сооружения, затем весь город под ним, а потом и все вокруг стало замерзать и опадать в зияющие провалы разверзшейся апокалиптической впадины. А после абсолютный мрак.

Прилипшие в немом жесте каменные ладони над головой, светлое небо и приличествующая теплая атмосфера. А как же полет в корону Раэла или апокалипсис? Что все это был сон? Последнее точно, в вот ладонь и последующий полет к звезде, не уверен. Даже не знаю, меня, как будто что-то унесло, утащило от разрывающего сознание звездопада. Я даже увидел представший в виде Раэла свет в конце туннеля, почувствовал его жар и, кажется, чуть не искупался в нем. Но как? Сейчас я здесь, на своем прежнем месте, перенос не состоялся, или это была лишь попытка закрыть меня от всепоглощающих бликов вселенной?

Не знаю, что это было, но это удалось, я жив и серое вещество не течет у меня из ушей. Получается, что пока все закончилось наилучшим для меня образом. Да все это хорошо, но две мои последние ночки указывали на то, что если на следующем заходе Раэла я не найду укрытие, то все еще раз повторится, и кто его знает, помогут ли мне неизвестные силы еще разок!?

Вытащив из рюкзака последние крохи своего провианта, жуя пищу, я воззрился на порог ведущий в просторы равнины и дальше в ее пределы.

Задетая звездными ликами площадь переменилась, на смену черным провалам пришли солнечные зайчики, изо всех дыр этой гигантской головки сыра исходил свет, подрагивающий, яркий, вплетенный в узор рельефа, он вытекал из своего убежища, и метрах в пяти над землей рассыпался светящейся пылью. Цикл восстановления после вчерашней бомбежки или янтарные соты поселившихся там огромных пчел? На этот раз я решил не проверять догадки, а просто пройти мимо и отвернуть от загадки взгляд. Ну его на лево! Что ж, идем!

Под ногами весело клубились бегающие пятнышки света, над головой кружила солнечная пыль, а в небе светил чуть голубоватый Раэл. По сторонам вздымались стены огненных гнезд, из которых в место фениксов рождался лучезарный свет. Перепрыгивая через сияющие канавки, ступая по следам тысячелетий, пятная светлую поверхность земли, щурясь от яркого света, я продолжал распутывать клубок Гриндиса. Огибая очередной камень, я услышал чей-то голос.

- Ты следуешь за ним? - вопрошал он.

- За кем? - поинтересовался я, обернувшись.

На камне степенно возлежал один из тех рогатых существ, встретившихся мне в катакомбах и на арене.

- Ты похож на него и, кажется, как-то связан, - изрек тот.

Ничего не ясно.

- А ты что здесь делаешь? - спросил я, отмахивая от себя заблудившийся огонек.

- Я еще слишком мал, чтобы судить, но я видел, куда ты направляешься и мне, кажется, ты можешь помочь, - сказал он, доставая из кармана резную курительную трубку.

И вправду, какой-то он мелкий.

- Кому, в чем? - недоуменно спросил я, потирая ладони.

- Ему, кому же еще, видимо, он в опасности, а поблизости никого нет, вот я и решил, что только ты можешь его спасти, - он закурил и добавил, - целых два цикла Раэла я следил за этим синим исполином.

- Ты можешь выражаться яснее!? - взвился я, и тише добавил. - Поясни, пожалуйста.

- Когда пляска миров окончилась и синий воин уничтожил бойца, я решил проследить за ним, и пошел по его следам, я отстал, путь был нелегким, отчаявшись догнать преследовавшего того, кто был ко мне добр, я остался ждать здесь.

Судя, по его словам, я довольно долго провалялся в отключке, а он пытался кому-то помочь.

- А кто был к тебе добр? И кто тот, кто одолел бойца и стал преследователем, - вновь спросил я.

- Ну какой-же ты непонятливый, - вздохнул он, - кстати, меня Рафи зовут, а тебя?

- Ронет, не томи, пожалуйста!

- Добрый что-то искал, помогал нам построить жилища, добыть еду, а сам промышлял вытягиванием из нас информации, он даже подарил мне это, - он кивнул на свою трубку, - я рассказал ему о стене горизонта и о том, что не кому еще не удавалось ее преодолеть. Это вкратце, ведь тебе следует поспешить. А убивший нашего бойца, вообще, странный субъект: весь закованный в тяжелую латную броню и с огромной косой на перевес.

Опаньки! Напоминает моего знакомого...

- В какую сторону, Рафи? - спешно вопросил я.

- Туда, - махнул он вдоль видимой только мне ленточки моего пути.

- Сходиться, спасибо, я постараюсь ему помочь! - воскликнул я на бегу.

- На здоровье! - прокричал мне мигом закашлявшийся Рафи.

Получается здесь есть некто, кто скорее всего ищет путь, и жнец ордена, который движется по его следу. Но как добрый понял куда следует идти и какие следы на камнях он мог оставить? Не ясно в ясности! Я еще припустил.

Вскоре мне пришлось остановиться и не от нехватки кислорода, а из-за чего-то более серьезного. Мир заморгал крыльями тысяч бабочек. Все вокруг сначала являлось натурой, потом красным цветом, и так еще и еще, и еще. Что за хрень? Мне идти надо!!! Пропустите! Не в силах прогнать, сумасшествие реальности, я закрыл глаза, нашарил канат пути и пошел вдоль него. А в душе я боялся, что теперь все моя жизнь превратится в калейдоскоп красного и реального мира.

Спотыкаясь, падая, впечатывая ладони в землю, я крался вперед, шел, не взирая ни на что, плывя в красноватом тумане сомкнутых век. Красноватом? Равнина иного цвета. Странно... Двигаясь так еще примерно пол часа и совершенно от этого устав, я наконец раскрыл веки.

Оххо-хо! Светлая поверхность равнины сменилась розовато-алой, провалы бесследно исчезли, а впереди возвышалась бессмертная красная стена, над которой клубилось темное небо. Вот она - Стена Горизонта!

Я оглянулся, удивился увиденному, равнина бесследно исчезла, красный мир захватил пройденный мной путь. Но все же я разглядел маленькие очертания лазейки, по которой можно вернуться назад. След в красноте, частички реальности в красных пространствах и тянущийся вверх по стене и назад к равнине черный шлейф.

Вот как жнец прошел, по следам? Я думал только браслет способен привести кого-либо к сердцу. В голову приходит то, что жнец сначала следовал за мной, а затем потеряв меня, наверное, во время соприкосновения с таинственной ладонью, он направился по следам доброго. Или же, эти следы спровоцированы, чем-то вроде метки, наброшенной на доброго или на меня. В общем, нас обоих выследили и, по-видимому, хотят устранить. На ком-то из нас явно весит поводок, надеюсь, что все-же не на мне. Я подошел поближе и тронул стену, сердцебиения нет, значит, она либо мертва, либо очень крепко спит. Где ты, добрый?

Нехорошо выходит! Кстати, насчет нехорошего, сейчас я совсем не пользуюсь Нантисом, а мир то красный. Самое подходящее этому объяснение, в моем понимании, это то, что я уже слишком глубоко в пути, а там как раз такой - прекрасный ландшафтик.

На стену без снаряжения не взобраться, тогда как? Ага, что-то я туплю, Нантис то в режиме спячки. Изменив спектр зрения, мир преподнес некие изменения, конкретно в виде толстого впившегося в стену кровавого каната и близ лежащего рубинового крюка, и привязанной к нему веревки.

- Вот и снаряжение, - хохотнул я в слух.

Повесив крюк на пояс и обвязав себя его лентой, я по обезьяньи обхватил канат и стал покорять стену. Руки быстро уставали, ноги тоже, и я часто останавливался, вбивая крюк и придерживаясь каната, отдыхал на вису. Только вверх! Сантиметр за сантиметром, метр за метром, вверх. Стометровка? Выше! Ать-два, ать-два, ать-два - повторял я вертикальную схему альпинизма. Так, наверное, повторялось раз пятьдесят, пока над головой в конечном итоге не оказался костяной гребень ее макушки.

В глаза тут же врезалось залитое кровью небо и проступавшие в нем голубоватые капельки звезд. Моему созерцанию настал конец, ибо я услышал знакомые нотки соприкосновения стали. Посмотрев в сторону аккордов боя, я обнаружил в ста метрах внизу впереди, в лабиринте алых клыков, две сражающиеся между собой фигуры. Движимый желанием помочь я рванул в низ по пристально поблескивающим ступеням.

Глухо звучали шаги, неожиданно громко шелестели клинки, по бокам подымались кораллового цвета стены, из которых выколупывались белые прожилки костей. Ноги развивают поистине олимпийскую скорость и чудную антискользящую протекцию, приближаются врата без створок, розовая арка и бьющийся с синим жнецом гелл. В прошлый раз я сбежал от синего убийцы, сейчас - Ни за что!

Обмен смазанными движениями косы и меча, перекручивающееся орудие и опадающий с молниевидным порезом на груди гелл. Только бы успеть! Жнец продолжает свою жатву занося над ним страшную косу, я тенью преграждаю ей путь, и вкладывая все силы, останавливаю пожинателя прямо над головой сломленного гелла. Тот лишь алчно зыркнул на мой браслет и отступил. Жажда схватки окутала меня, тепло растеклось по венам, адреналин застучал в висках

- Подохни, тварь! - взревел я, отводя его косу от лица падшего летуна.

Пляска полумесяца, мой невероятно яростный натиск, и всхлипывающий волынкой жнец. Отступающий пред человеком броненосец и моя торжествующая ухмылка.

Как бывает в фильмах, в наш танец вмешивается совсем неожиданный аспект, конкретно в виде надвигающейся на нас толпы хрустальных карликовых тварей. Ярость как-то сразу приутихла, в разум постучалось содействие.

- Может сначала разберемся с мелкими? - вопросительно заметил я.

Пожинатель молча развернулся и направился на сонмы приближающихся на нас красных колючих существ. Здраво! Я скользнул к надвигающейся лавине и стал, стремительно передвигаясь, рассекать сиих карликовых красноармейцев. Те, жалобно взвывая, рассыпались кучками пурпурного пепла. Колючих царапающихся мерзавцев оказалось слишком много, и вскоре мы с жнецом уже стояли спина к спине. Расклад в пользу колючих бубей, крести и черви отступают.

Один гаденыш вцепился мне в левую руку, раскрошив зубы о Нантис, шмякнулся на землю и, замерев уставился на мое запястье. Удивительно, но все остальные, как будто обладая коллективным разумом, как-то осели и деланно повторили взгляд кусатика. Что сие означает? В очах карликов проблеснуло что-то вроде узнавания, и они тут же все разом обернулись на пожинателя. Ага, кажется, я разумею!

- Взять! - прокричал я, и вся толпа хрустальных монстров, как будто слушаясь моего приказа, разом ринулась в сторону жнеца.

"Капец Ему!" - заключил я. Но не тут-то было, жнец держался довольно неплохо, броня его редко ощущала укусы кусатиков, а когда их зубки все же добирались до его закованной в броню тушки, пожинатель как-то по-женски стонал. Что действительно эта махина баба? Если что-то от нее останется, то мы это проверим, - осклабив зубы, решил я. Да, сражение, из которого меня вывел или вывела Нантис, развивалось явно не в сторону синего, я уже было хотел прошмыгнуть через очередь карликов и посмотреть, как там гелл, но случилось совсем неожиданное.

Жнец поменял хват, правой рукой отбиваясь, полез во что-то вроде кармана и, похоже, найдя искомое, сжал это в пальцах, затем еще раз охнул, от взбирающегося по его спине шипастика и тут же скрылся в облаке белого тумана. Да я такое уже видел! У Нари! Что, снова он? Непохоже! Туман стал распространятся, пожирать в себя монстров и двигаться в сторону ступеней. Помня о том, что в белой мгле, конкретно для того, кто ею пользуется все хорошо видно, я решил не совать свой нос в чрево лиха, а просто пронаблюдать.

Это было бегство, сопровождаемое рычанием тварей, всхлипами тумана и шлейфом тянущихся за ним монстров - бегство. Белый паровоз уже преодолел половину лестницы, когда из его вершины вылетело несколько разрубленных тварей. Подождав еще пол минуты, я застиг момент прыжка пожинателя, рассеивание тумана и сдвига прорвавшейся плотины красных тел. Затем я увидел распахнутые черные крылья жнеца, оборачивающуюся в мою сторону голову и многообещающий взгляд зарниц из-под его опущенного забрала. Что это еще такое? Крылышки! Откуда они у него? Вообще, раз есть крылья, то зачем так корячиться? Раньше надо было взлетать, бомба!

Надеюсь, красномордые не зубы боятся сломать и больше меня не тронут, - думал я, переводя взгляд на гелла и подбегая к нему. Он был плох, глубокий порез извергал жидкую жизнь, а устремленные в небо глаза были затуманены болью и страхом. Левая рука возлежала в районе сердца, правая прилипла к моей кисти. Всеми силами пытающийся отсрочить неизбежное гелл закашлялся, потерял еще чуток капель существования, затем он, собрав все свою волю изрек:

- Я прогнал ее на несколько минут и кажется успею представиться. Меня зовут Бернл Латайз, ищущий Сердце Мира, тянущий осколок, старающийся прогнать корни и увести синий свет в небытие.

"БЕРНЛ!!!"

- Я Ронет, и я знаком с Лив и Айлен, и в Улиссане бывал, - быстро произнес я.

Бернл чуть закопошился, заплывшая в его взгляд ряска, казалось, стала тонуть в его глубине, он резко сказал:

- Да, ты тот, кто носит браслет и тот, на ком был сфокусирован взор теряющего контроль Гриндиса, Точка...

- Да...

- Я успею сказать лишь то, что тебе необходимо противостоять синим и уничтожить, то весящее над бездною раны в плоти Гриндиса яйцо Вордарога.

Пауза...

- Если наследник Вордарога покинет свою колыбель и вольет в рану мира свое пламя, то и Гриндису и нам всем настанет конец. Останови это...

Он вновь закашлялся, в этот раз дольше и гораздо сильнее. Затем сжавший мою руку гелл произнес свои последние слова:

- И передай Ливиэль, что я ее очень люблю, всегда любил...

Затем гелл весь затрясся, его куртка затрещала по швам, из-под левой руки замерцал рубин, и через секунду последняя капля жизни покинула его, вдобавок ко всему, на миг появившийся на его шее теневой поводок рассыпался черным дымком.

- Прощай! - произнес я в воздух.

Наброшенный на гелла повод сник, значит, не я был первоначальной целью странного жнеца. Несколько утешает то, что в смазанной мылом веревке находилась не моя голова.

Теперь, наконец, моя постоянно скрывающаяся в тумане цель стала намного яснее и гораздо протяженее. Сны о Лазурхарде, рана, над которою зависло яйцо, внутри которого рождалась непостижимая жизнь, корни над сердцем мира, орден, его болезнь. Это все звенья цепи одного тянущего Гриндис на дно лазурного якоря. Чей-то зловещий план по уничтожению целого мира и неведомый срок, готовящий для нас Рок. Именно поэтому взгляд Гриндиса сфокусировался на своей точке, из-за него мне и помогали Палазники и Маскировщик. Лучше понимаю понятие точки Гриндиса, но мне все еще не ясно, почему именно я являюсь его точкой, возможно, когда ни будь я это узнаю... Нужно спешить, отсрочить Инфаркт Мира, разобраться с корнями и яйцом. Ладно! Информации по-прежнему слишком мало, чтобы ее рассусоливать. Подробности постараюсь узнать при случае. Нужно двигаться вперед!

Оглядевшись и поняв, что от тварей и жнеца и след простыл, я потянул свою руку к его застывшей в неровном мерцании длани. С трудом сдвинув отяжелевшую кисть, я обнаружил не тронутый, совершенно девственный алый осколок воткнутый, казалось вросший в кожу у него на груди. Даже коса его чудом миновала, хотя камень чуть выступал и порез продолжал свой путь и за границей рубинового осколка.

А ведь он так напоминает Нантис. Неужто они связаны и этот приближенный к его сердцу предмет помог ему забраться так глубоко в недра мира. Казалось, мое предположение было по крайней мере очень близко от истины, и я, дабы оставить Бернлу хоть что-то и не вызывать ревность у Нантис, решил его оставить. Так будет правильнее, - решил я, - честно по отношению к умершему геллу. Придется его похоронить и затратить на это не слишком много времени. Нельзя оставить его на съедение тварям.

На всякий случай поглядывая на небо, я стал собирать разбросанные вокруг места сражения камни, в середине абсолютно квадратного окруженного коралловыми клыками входа в стоящий жизни гелла лабиринт. По чему я решил, что это лабиринт? Сколоченные с боку зала полки, камень, накрытый грубым матрасом, и лежащая на нем сумка говорили мне о том, что гелл довольно давно здесь основался и, возможно, не раз возвращался назад к королям подземелий. Тем более, когда я проходил мимо единственного пути вперед, а именно - прорубленному в стене прохода, то обнаружил, что в нем целых четыре тропы, ведущих к мелькающим внутри, очам темноты. Мне не хотелось туда соваться, но выбора у меня, как всегда, не было.

Сначала я собрал отливающую драгоценностями горку, потом решил обложить гелла камнями. Когда я обложил Бернла вокруг, то мое внимание неожиданно приковали его серебристо-темные крылья. Почему, не знаю. Скорее всего мне показалось, что они в тот момент шевельнулись или вздрогнули, а может и то и другое. Движимый некромантской затеей я немного приподнял его спину.

Что когда настает это, они теряют их? Да гелл по-прежнему находился в своем плачевном состоянии, но уже у него не хватало несколько конечностей, а именно лежащих сейчас на полу двух крыльев. Припомнив, что Бернл ими в бою не воспользовался и все время стоял ко мне лицом, и чуть сосредоточив внимание на воспоминании о прыжке пожинателя, я, кажется, стал прозревать. Да, они оба почему-то не могли воспользоваться крыльями в этом кристальном мире. Это по меньшей мере странно.

Тут ко мне закрались еще и воспоминание о дороге в Улиссан и счастливо порхающих в небе геллах. Может показаться странным, но в тот монет движимый чисто детским любопытством и полетом воспоминаний я приладил оба совершенно чистых крыла себе на спину. В ушах почему-то зазвучал гимн пульсации, а крылья как будто призвали холодный ветер и прикосновение сосулек, на месте соприкосновения кожи и органов полета. Затем спину прострелила резкая боль, мир завращался, я скрючился от невыносимых ощущений, на встречу ко мне бежали карлики, перед глазами кружили бесчисленные перья. Последним, что я запомнил было - мое воющее на луну безмятежно бредовое соло крылатого оборотня.

Глава 28

Мне снова снился рушившийся мир, затухающие грани миров владений Раэлов и безмолвная тишина пустоты. Щурясь от почему-то слишком яркого малинового неба, я, пошатнувшись, поднялся на ноги и помял свои ноющие вески. Не только головная боль мучала мои нервишки, больше меня беспокоила область лопаток и странным образом смещенный центр тяжести. Спину как будто оттягивали буксировочным тросом, а ноги мои впились в тормоза.

Что за ерундень? Я вроде не заказывал эвакуатор... Какой настойчивый гад! Я завернул свои руки за угол спины и обнаружил какие-то мертвым грузом свисающие с моей спины перистые отростки. Дубина осознания ударила в голову, вспомнились последние воспоминания. НОООУУУ!!! Какого Вазира здесь происходит?! Я не просил гелла стать мои донором, на кой мне мертвые крылья? Я вам не костяной дракон! Я же теперь как курица, не взлететь, не выщипать самому себе свои перышки. Почему?

Немного успокоившись, я направился в сторону пожитков Бернла. Блин, я на Гриндисе совсем не долго, а уже весь усыпан всяческими побрякушками, если не сказать больше - регалиями. Айрэлис, Нантис, полуброня, геллфийский рюкзак и теперь еще и это - "Мертвые крылья!" А такие уж они мертвые? - думал я, роясь в вещах гелла. Помнется, что в том рушащимся пути-переходе, где на меня с геллами нападали сотни остроклювых птиц, крылья моих спутников совсем окочурились и не хотели нести их в высь. Возможно, если я покину область облитых застывшим красным воском камней, может тогда позаимствованные органы оживут и понесут меня в небеса?

А это перспектива, причем заоблачная, в прямом и переносном смысле этого слова. Надо же, неужели, что слова Айлен, о том, что я научусь летать, окажутся пророческими. Ай! Я встряхнулся и, ссутулившись вперед, жуя местный деликатес, пошел за валявшимся неподалеку мечом гелла. Мешают, заразы, и про меч я совсем забыл. Оглядев, как всегда, изящное и смертоносное оружие геллов, я решил воткнуть его в последний приют Бернла. Так я и сделал. Не найдя больше ничего интересного и более-менее подходящее к моему походу, я направился в сторону дальнейшей моей лазейки.

Раз я решил, что местная ария звездного света происходит здесь каждую ночь, и пурпурное небо навряд ли меня прикроет, разумным будет скрыться в глубине лабиринта. Подходя ко входу четырех путей, я зацепил крылом левую стену и, на мгновение потеряв равновесие, чуть не навернулся вперед головой. Да, эта заминка мне явно не понравилась, но ели б не она, я бы навряд ли заметил начертанную стрелку, указывающую на лево. Бернл? Напутствие или ловушка?

Я ухнул в воздух, эхо вторило мне, а вдобавок к нему замершие во тьме очи казалось прищурились и чуть приблизились ко мне. Ай, выбора все равно нет, везде страшно, так что пойдем, как говориться, на лево!

Так, я внутри, стен уже не ощущаю, лишь кажущиеся тени напоминают о их присутствии. Шагаю вдоль незримого, съеживаюсь от прожекторов глаз, преодолеваю пространство. Сворачиваю в на миг прояснившиеся повороты.

Я на них, они на меня, я на них, они на меня, смотрели мы друг другу в глаза. Некоторые сопровождающие мою поступь глаза отражали в своей глубине меня. Глазатрон, какой-то, не как не иначе. Да и еще пристальные какие, глядишь дыру просверлят. Изменив нескольким поворотам, я немного сменил действующую вокруг обстановку. Сделал яснее, краснее, свою видимость. Может мой осколок послужит мне лучше, чем Бернловский ему. Сейчас мою надежду представляет еле заметный во мраке лучик Пути Гриндиса.

Коридоры, ведущие в никуда, многостенье, запутанность дорог, ощущение нереальности происходящего, нить Ариадны и напирающая со всех сторон темнота. На помощь приходят прожекторы левитирующих во мраке глазниц. Стало чуточку светлее, затесавшаяся где-то в голове паника, куда-то запропастилась, стали появляется некоторые изменения.

Замечены перемены рельефа, ортопедии пола, проступила некая ребристость ощущаемой стопами поверхности. Изменения радовали, до поры до времени, но в этом месте, похоже, доступны лишь шепотки приятного.

Затем многостенью вокруг пришел конец, на смену ему пришел стенопад. Дорога перекрылась взлетевшей перед самым носом стеной. Рубиновые камни заходили ходуном, застонали невидимые опоры верхнего предела, пол затрясся, безумие заволокло амплитуду моих шагов.

Поддерживаемые каким-то диким механизмом стены вздымались и опадали, снова вздымались и снова опадали, путеводный лучик угас, а позади проснулась движущаяся на меня плита. Заставляют, твари! Придется на время забыть о необдуманных поступках. Все же лучше, чем схлопотать от надвигающейся на меня кары поднебесной.

Прыгаю в приглашающе раскрытую пасть, позабыв о крыльях, кувыркаюсь, затем повторяю упражнение. Начинаю заучивать стих скачущих стен, сбиваюсь с ритма и, ощутив себя камикадзе, влетаю и вылетаю сквозь мотающиеся ряды рубинового воинства. Язык тела, совсем свыкшись с новой методикой, словно превратившись в снаряд, преодолевал все новые вздымающиеся по пути преграды из антрацитовых зубов.

Воспарили красные частицы, в воздухе зашелестели мириады острых кровавых снежинок. О последствиях можете не говорить, я о них и так знал. Поэтому закрыл усталые очи и, напрягая вновь возникшую нить Нантиса, пошел на инстинкте, звуковых рецепторах и появляющейся и тут-же исчезающей ленте пути.

Не знаю, какой леший тогда меня вел, но мой поводырь сумел вывести меня из опасной зоны и привести в окованный изумрудными железами кристаллов зал. Странно, но змейка пути впервые на моей памяти обрывалась, исчезала в недрах начертанной на полу рельефной спиралевидной пентаграммы.

И что сие означает? Путь закрыт? Не верю! Мой браслетик завел меня так далеко и дальше сумеет. Нантис, я в тебя верю!

Какой-то время поразмыслив, я, кажется, понял, почему Берн не сумел пройти дальше и застрял здесь. По-видимому, сердечный осколок гелла завел его в тупик, оказался слишком мал или что-то вроде того. Скорее всего, он не смог провести его дальше. Может дело в тех корнях или в чем-то другом, но власть столь малой частицы сердца, не сумела сделать следующий шаг.

Тогда я будто увидел все своими глазами: отчаявшегося гелла, медленно растущий в близи его сердца осколок, сжимающиеся над ним тески времени и пришедшая по его душу смерть.

- "Я пройду твой путь до конца, Бернл!" - промолвил я вслух, вставляя Нантис в центр пентакля, в середину вечно закручивающейся спирали.

Ставни пола распахнулись, ветер притяжения сделал свое дело и притянул меня в путаницу движущихся плит. Бездонный колодец и мешанина плавающих в его нутре испещренных символами надгробий.

Немного понаблюдав и не найдя никакой закономерности, я стал прыгать с одной дверцы пути на другую. Сначала казалось, что я спускался, потом задействованные силы и хаотичность заиграли новой чередой изменений. Вверх, потом в низ, в право, в лево, наискосок, под наклоном, всеми силами вцепившись в поверхность плиты.

М-да, затерявшийся в изменениях человек. Человек ли теперь? Может гелл? Лопасти то свисают, центр тяжести смещен, спина ноет, двигаюсь как-то по животному. Заячий цирк, прыжки, бешенная нагрузка на ноги, убегающая из-под них поверхность и успокаивающая гладь новой плиты.

Вскоре я обнаружил, что расстояние между символами пути стало расти, кульбиты уже с трудом доставали до новой плиты. Крыльца по-прежнему только мешали. Эх, жаль, что нельзя просто взлететь. Тут неожиданно из моей опоры выдвинулось копье, тут-же вонзившееся в бочину соседней ступени. Принимаю приглашение, иного выбора все равно нет. Только для начала нужно поиграть в прятки с равновесием и отыскать этот инстинкт в гранях своего нутра.

Шаг, еще один, ногу за ногу, руки расставлены, теряю контроль, отпрыгиваю назад, приземляюсь на зад. Нет, так дело не пойдет, придется ползком, сидя, держа руки перед собой, цепляясь и перенося себя вперед. Проделав выше перечисленные манипуляции, я достал край плиты и вступил на его поверхность. Подобным образом перехожу еще несколько раз, затем натыкаюсь на воткнувшиеся в нижнюю плиту под странным углом кости. Танцую переход по костям, глажу подошвами чьи-то утерянные ребра.

После встречаю спустившуюся к нижней доминошке трубу, скольжу по ней, нахожу ногами опору. Перехожу еще несколько мостов, затем спускаюсь вниз, все ниже и ниже, в непрестанно меняющийся воспроизводимый браслетом рисунок пути. На соседних островках замечаю силуэты теней, в редких проблесках света различаю неясные очертания алых хрустальных стражей. Подросли зубастики! Движусь минуя их, отвожу от хрусталя мертвые крылья.

Не теряю надежды, проявляю зацикливание на происходящем, стараюсь не сойти с тропы, хватка лича, держусь что есть мочи за край убегавшего от меня алого куба.

Несгибаемая воля увидевшего оазис по среди пустыни, мечта выбраться, отыскать конец лабиринта, преодолеть его грань, прочертить по ней черту и пройти ее на сквозь, любой ценой найти выход из неприступной крепости движущегося домино.

Это не могло продолжатся вечно, кто-то из нас уступит, устанет и сдаться. Я или Путь? Ронет или Гриндис? Сознание или кошмар, биение жизни или посмертие? Забив на все, я стал пожимать руки стражам и хлопать их по плечам, строить им рожи и пинать их, затем избегая опасности, убегать от стоящих истуканами изваяний. Не чем не пронять, ну и хорошо, а то ведь могли поиграть мною в астральный футбол.

Наконец я увидел его, с крейсерской скорость опускающийся в глотке лабиринта Гермесов камень. Зеленокрылая плита Саури, опускающийся в пропасть лифт, шанс не рехнуться и выжить. Я должен успеть: попасть на тонущий корабль или сбежать со своей продырявленной лодки. Вспомнив скорость, я рванул вперед. Успеть! Бег подстрекаемого ураганом, прыжки непогрешимости и кажущаяся вибрация перьев за спиной, падение, взлет и скорость, взмахи на миг оживших крыльев и ухватившиеся за улетающий шанс ладони. Выход сил и головокружительные, смешанные чувства. Не знаю, как это возможно, но я ощущал одновременно и вдавливающее в пол тянущее чувство подъема и опрокидывающее присутствие падения. Зеленые крылья Гриндиса несли меня в даль, вверх или в низ, не имело значение, главное, что вперед и прочь от опостылевшего всем фибрам души лабиринта.

Выход! Проблеск мелодии света и прощальные аккорды расстающейся со мной тьмы, сгинувшая печаль и ласковые лучики радости.

Взглянув вверх, я увидел лишь тающие в свете силуэты плетущих тетиву лабиринта движущихся плит. Меня встретила земля и красные камни на ней, приземлившаяся плита, беспощадно сбросив меня, умчалась куда-то в высь.

Глава 29

Повторяющийся кошмар странного сна. Вереницы идущих к концу мира дорог, зияющая рана на теле земли и нависшая над ней тень, хлещущая своими корнями гигантская синяя сфера.

Стряхнув сон, оглядев алое гнездо и кладку каменных яиц, я выглянул из своего укрытия. Немного размяв свои старые кости и затекшие мышцы, я в себе кое-что обнаружил, что-то новое и невероятно легкое. Да, появились новые ощущения, исчезла оттягивающая спину тяжесть, ранее весящие плетьми мертвые крылья, сейчас налились невероятной свободой. В них чувствовалась беспечность, пластичность и неповторимое изящество.

ЭТО ЧТО, ДЕЙСВИТЕЛЬНО, ПРАВДА? ОНИ ОЖИЛИ!!! СЕЙЧАС КАК ВЗМАХНЕМ!!!

Движимый ветром легкомыслия, я взмахнул обеими крыльями свободы. Ух-ху-ху!!! Меня перекинуло через себя и приподняло вверх, началось падение, цепляясь за пластику, я старался выровняться, зависнуть в воздухе как чайка. Несмотря на шебуршение в воздухе и жалкие попытки гелла младенца поймать хоть талику равновесия, я ощутил очень приятные чувства. Рожденный ползать, летать не сможет, уверены? Кайф! Это чудо - Просто Прекрасное Чудо! Теперь меня одолело озорство, я стал крутящимся в воздухе комом из крыльев и меня самого. "Я лечу!" - выкрикнул я, захлебываясь в вздымающихся эмоциях.

Вот это сюрприз, не надо даже на марс и здесь полетаем! Теперь я стал поочередно идти и тренировать полет. Наконец-то я понял, кто такие геллы, чем они живут и что у них является вечным ключом к доброму настроению. Я всегда смотрел в небо, завидовал оторвавшимся от земли птицам, летчикам, унесенным на космических кораблях людям, потом геллам. И теперь я один из них, один из существ, несущих грациозность полета, тот кому доступен двигатель невесомости.

Я хотел бы назвать крылышки покладистыми, но сейчас, порхающий над землей подстреленным мотыльком, я опровергал теорию легкости геллфийского полета. От приземлений на красно-белую покрытую галькой поверхность болели ноги, несколько раз приземляясь, я чуть их не подвернул. Двигаясь как беременный пернатый воробушек, я никак не мог равномерно, зациклено на траектории просто двигаться по прямой. Но несмотря на пинки неряшливости, я был по-настоящему в восторге.

Вскоре на горизонте появилась туча, разлитая на грань черная краска, напомнившая мне Вечнотень, а на карте моего пути начерталась пропасть. Да, сейчас я стоял, упиравшись левой рукой на камень, взгляд прикован к разлому. Ага, но ведь теперь это не помеха, правда? Хотя, если пожевать немного сопли скепсиса, то уверенность уже не так хлещет из моего нутра. Вдруг, тут без полетная зона, тоже самое, что и лабиринте. Ведь не даром Бернл и Жнец не могли там взлететь, да и я тоже. Странный все-таки тот жнец, метаморфозы и отращенные крылья, да и еще женские всхлипы. Правда и я теперь не менее странный субъект...

Сейчас пришла невольная идея, но проверю ее немного позже, сначала рассчитаюсь с провалом. Крылья в стороны, вверх и вниз, неугомонные перспективы и ускользнувшая из-под ног земля. Не забываем и о аккуратности, господа. Постаравшись как можно ближе приблизиться к яме, я пролистнул страницу левого крыла и вошел им в радиус поражения ненастья, прямо над контурами зева пролетело оно. Ничего не произошло. Еще один монумент проверки! Я развернулся, отлетел по дальше, в своей обычной манере закувыркался, через минуту остановился, набрал высоту.

Дальше дело когтистых птичьих лап, а точнее перышков. Движусь к провалу, в лицо бьет залп ветра, чешуйки крыльев выдают воздушные трели. Готовый потерпеть Фиаско я с распахнутыми в дальние уголки возможностей крыльями забредаю на территорию ямы. Пронесло! Лечу над ней. План был таков, когда я промелькну над бездною и если начну опадать в нее, то мне пришлось бы тотчас же развернуться назад и попытаться спланировать на не совсем мягкую землю. Что на этот раз без эксцессов? Серьезно, нарушаем законы жанра и бесстыдного бытия Точки Гриндиса? Да, бывает...

Пролетая кратер примерно на середине разлома, я обнаруживаю мерцающую ленту моста над бездною. Ха, что не заметил? Да его там попросту не было! Хотя... Осмелев, я двинулся к переходу, в борьбе с петлями полета я приблизился к, казалось, совсем материализовавшемуся прозрачному мостику. Появился! Попробуем наступить. Нога погрузилась внутрь и устремилась вниз, я мухой рванулся вверх, по всей видимости, моя ножка там застряла и пытается окоченеть. Холод вонзился клыками в мою конечность и грозился ее оторвать. Меня уже стали глушить сомнения, когда вместе с паникой мерцающая дорога попросту исчезла. Вырвав ногу из ледникового периода, я помчался к берегу.

Не знаю, в чем тут загадка, но сомневаюсь, что прошел бы эту дорожку пешком, слишком коварная тварь эта скорлупка. Хотела придушить мою конечность холодом, а затем отправить меня в вечность. А я-то думал, звезда обыденности воссияла на небосводе. Нет же, все наоборот и малиновый свет солнца на это явно намекал. Конечно, если б туда не полез, то ничего бы не произошло. Может во всех моих невзгодах не виноват кто-то другой, а я сам?

Приземлившись на тот берег, я совершенно спонтанно спрятал свои крылья в узор на спине. Реально! Вот я и проверил то, что хотел сделать на той стороне. На десяток секунд превратившись в гимнаста, я обернул руки назад и, влепив пальцы в линии узора, нежно по ним провел. Плавные линии и изящные изгибы встретили мои дрогнувшие пальцы, я резко одернул руки и, наверное, даже покраснел.

Я вспомнил как мы танцевали, те чудные моменты, когда мы с Айлинель кружились в вихре замысловатого танца, мои руки гладили ее крылья, а она плыла своими ладонями по моей спине и зачаровывала собой мой взгляд. А наша первая дуэль-тренировка с оказавшейся не такой уж острой тенью - Айрэлис и ее пресветлой сестрой - Раэлис, она тогда еще подменила мой островержец - меч и, играя на моей сковывающей боязни ранить ее, так меня отделала, моя бритва чуть-ли не каждый ее удар падала на пол и отбрасывала на травку безликие тени, - я усмехнулся. Славное время, по которому прочертили алую черту Гриндиса. Я скучал, скучал, хотя прошло совсем не много времени, сердце болело от мысли, что мы больше никогда не встретимся и не увидим друг друга. Вернуться, чтобы взглянуть в твои зеленые глаза. Поэтично и, надеюсь, это сможет приковать меня к жизни и не дать покинуть ее край. Я вернусь! "Юх-ху-ху-ху!" - прокричал я, раскрывая крылья и снова устремляясь в высь.

Может кому-то показаться, что я совсем забыл о усталости, но это, к моему глубочайшему сожалению, совсем не так. Просто я старался на замечать, что силы мои застряли в капкане и мне нужен отдых. Дело было в том, что я хотел по скорее со всем разобраться и в конце концов выбраться из путевой спирали. Наружу к ясному небу и теплым, значительно более близким ко мне солнечным дискам Раэлов. Странные оттенки здешних и, наконец, новые красные солнца успели мне уже совсем наскучить.

Тем временем ранее замеченная туча разрослась и превратилась в настоящий штормовой фронт, очень напомнивший мне Вечнотень. Внизу простиралось белое тело плато, мелькали пурпурные камни, далее превращающиеся в замысловатые узоры. Вскоре из камней выложились улыбки, и я пролитая над одной из них, неожиданно взорвался хохотом. Меня охватила безудержная радость и готовая разорвать лицо улыбка от уха до уха. Вдобавок смех стал настолько силен, что, казалось, скоро порвет мои легкие. Счастье и невероятное блаженство, закружили меня в ярких красках. Одно с другим не вяжется!!!

В глаза бросилось, что моя до ужаса веселая личность, сейчас кувыркаясь в воздухе, движется над сплошной линией улыбающихся, подмигивающих камней. Свернув с тропы хохота, я ворвался на линию выложенных из бисера, похожих на могильные плиты символов.

Смертельной грустью обволокли меня эти гробы, горе, отчаяние и река текущих из глаз слез сейчас преобладали над всем в моем сознании. В воздухе повисла гробовая тишина, хотелось повеситься, сердце смелилось остановиться, я не выдерживал столь душераздирающих чувств и вернулся на тропу хохота.

Так, передвигаясь от одного бедствия к другому, я двигался в сторону черной стены, которая, я надеялся, послужит мне утопией от этих улыбок и гробовой тишины. Ветер взмахнул крылом, крылья подкосились, я начал аварийное снижение. Турбулентность нарастала, пикирующий птиц поддался законам физики и двигался к теплой земле. Приземлившись на колючую поверхность, я, кувыркаясь и сворачивая бедные крылышки влетел в антрацитово-черную гладь.

Напряжение между светом и тьмой, пытающийся сбить с ног ветер и несколько размазанных в разных цветах ступеней с право от меня. Ветер пустоты. Отражение вечнотени застыло на моем пути, вызываемые ветром кляксы света и тени водили воинственные хороводы передо мной. От проникающего, казалось, до костей пронизывающего ветра, пришлось нагнуться и, цепляясь за, то ясные, то убегающие во тьму трещины, двигаться к разделенным двумя цветами ступеням. С трудом взобравшись на верх и искупавшись в отбрасываемых костром бликах, я направился к подвешенному в темноте мосту.

Обогнув его и отыскав дальнейший путь, я завернул на лево и пошел вниз по новой чертовой лестнице. Казалось, что с каждым этапом снижения, с каждой плитой, с каждой полосой ветра сопротивление воздуха нарастало. Когда я преодолел последнюю плиту, меня просто пришпилило к земле. Ко мне приблизился новый окрашенный черным порыв. Эффект не заставил ждать. Вихрь вторгся, почернели покидающие голову мысли, их словно выбило залпом из черномета. Встав на ноги, стараясь удержать извилины в мозговом центре и не дать их у меня отнять, я разглядел их.

Сражающиеся между собой плеяды света и тени, выстреливающие из мест их соприкосновения молнии, радужные переливы на месте падших агентов стихий, исходящее от элементов чувство подавления, ощущения своей ничтожности, самоуничижения, призывающие сдаться шепотливые инсинуации. Яркие звездные пылинки в свете, впитывающие свет, во тьме. Покидающий территорию свет и расходящиеся в стороны тени, серые пустоты обуглившихся головешек на их месте. Тактика выжженной земли.

Война вечно противостоящих полюсов, подгоняемый ветром веер теней и сияющий снежный занавес света. Круговерть неутомимых сражений.

Все это время я шел, уворачивась от тех или иных адептов сражающихся сторон, шел сопротивляясь их давлению и накатывающим порывам ветра, а когда мне стало невмоготу, я развернул крылья и стал помогать ими в своем движении вперед. Все сильнее прижимающие к поверхности шахматной доски вдохи воздуха. Чем ближе я находился к диковинной шахматной доске стихий, тем сильнее становились элементали и громче их призывы сдаться. Ударившие меня порывы воздуха сорвали мою пустую геллфийскую сумку и унесли ее прочь.

Новый подъем вверх, до крови вдавившиеся в плиты пальцы, хруст ногтей, впечатанные носки сапог. Ползки вверх по ступеням, к стакану темного огня, затем совсем в притирку к спускающимся в низ подножкам.

Черное озеро, борьба метр за метром, сантиметр за сантиметром, миллиметр за миллиметром, микроны движения и толчки крыльями колибри в брачный период. Крылья работали так, что казалось делали 200 взмахов в секунду.

Все, не могу, проникаю лицом, а затем и всем телом в твердь застывшего озера, просачиваюсь сквозь агатовое зеркало, теку в потоках мутного дыма и окрашенного черным ветра пустоты. В нечто!? В вечность!? В неизбежность!? Куда меня несут неугомонные ветры бури теней?

Глава 30

Мерцающая в ночи звезда на левом запястье, обрушившаяся на мою голову круговерть пространства, круги бус из черных и белых орехов, движение, болтанка, отталкивающие края, спуск по воронке хаоса. Меня спускало по желобу торнадо, из головы вниз, в стороны, по оси икс и игрек, странным вектором пути, должно быть буря несет мое существо в пятки урагана.

Оплеухи бури продолжались, а я несся по чреву грозы. За гранью погоды вилась игра калейдоскопа путей. Несмотря ни на что, я был рад, что нахожусь не снаружи оплота ненастья, а внутри него, по дальше от заманчивых эскизов разыгравшегося воображения и странных таинств бесчисленных лазеек. Изредка некие вспышки образов все же проникали сквозь оболочку воронки и тогда перед глазами у меня оказывались всяческие картины. Подводное царство и захваченные в поводы рыбы, треск рушившихся ледников, девственный ярко-лиловый лес, темные фигуры по бокам белой пустыни, какие-то шпили, множества антенн и багровое небо.

Отрицание! Вихрь стал плотнее, замыслы путей ушли, с низу вверх ко мне подкрадывался лабиринт. Алые коридоры, черные как смоль вихри, унесенные ветром глаза, скользящая по стенкам торнадо продырявленная равнина, ударившая по граням лабиринта Стена Горизонта, растрескавшиеся конечности головоломки и развал алого блока преграды. Кружляю по путанице ходов и ответвлений, прохожу поры гигантского дерева, в уши бьет эхо урагана.

Выйдя из головоломки, я обнаружил, что стены колодца переменились, превратились в деревянные настенные ковры, в которых порой проступали отверстия дупел. Огромное полое дерево и его блестящие стены, множество зеленых вихрей по сторонам, вверху и внизу, падение к забрезжившим в анналах дерева корням. Не могу найти контакт с обстоятельствами, Нантис молчит, крылья не отзываются, собственный рот пуст, слова застыли в безмолвии.

Вижу конец тоннеля, не ясный свет Раэла, не мерное сеяние Айрэла, нет, приближающееся ко мне с раскрытыми объятиями кольцо имело совсем другой цвет и запах. Запах! Пахло лилиями и чем-то, напоминающим мускус. Из розовой арки выплевывались щекочущие мое лицо фонтаны бледно-розового света.

Погружение, проход сквозь нечто и новое погружение, нырки в арки всех цветов радуги - Крот Овце, Жирафу, Зайке, Голубые Сшил Фуфайки. Каждый - скольжу в красный обруч. Охотник - тону в оранжевом стакане с апельсиновым соком. Желает - пролетаю сквозь желтый небесный диск. Знать - опускаюсь в бескрайние зеленые глаза Айлинель. Где - бассейн с голубой водой встречает меня. Сидит - проваливаюсь в толщу синего неба. Фазан - касаюсь лепестков раскрывшейся нежной фиолетовой розы.

Отдаю себя светлому будущему белой арки. Скармливаю черной. Перетекаю в бронзу, вливаюсь в серебро, застываю в золоте, освобождаюсь и несусь потоком к платиновому оберегу, одеваюсь в браслет, затем вонзаюсь в алмазную твердыню, потом неожиданно осознаю пришествие конца своего пути. Она приближалась и росла в своих размерах, будто созданная из зеленоватого серебра арка возносилась ко мне, захватывала территорию, обволакивала все видимое пространство. Наношу порез в ее гранях, превращаюсь в воспаривший метопоток, пространство внутри словно растягивается, момент проникновения в внутрь арки повторяется множество раз. Временная петля, день сурка, кольцо времени, дверь в лето. Мерцаю лучом в безвременье, окрашиваю черной дырой белизну бессменности. Впадаю в постоянность, останавливаюсь в извечности. Плескаюсь в нескончаемости и все стараюсь вспомнить кто, я и где, зачем и почему, что или кто было моей целью. Ищу ответы нетленности, начинаю осязать что-то. Века, года, месяцы, дни, часы, минуты, секунды, я вспоминаю вас.

Наконец горлышко бутылки безвременья треснуло, распространилась болезнь трещин, обвалился мир и покой, настал Конец Вечности, пробудилось время, затикали часики, проснулась клепсидра, зашелестели песочные часы. Передо мной распахнулись крылья мира, а позади, за спиной величаво захлопали мои собственные. "НАКОНЕЦТО! СВОБОДА, ВРЕМЯ, ЧИСТЫЙ ЛИСТ И ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ!" - прохрипел я, глядя на приближающийся ко мне атрибут затухшего кратера. "Я ВЕРНУЛСЯ!" - прошелестел мой сдавленный пустотой безвременья голос. Верный путь предстал пред моими очами, огороженный пламенными столбами, идеально правильный разлом в толще коралловых земель. Обступленный со всех сторон пурпурными джунглями сосудов и артерий вход в ореол Гриндиса!

- НАМ ТУДА! - воскликнул я. - ВПЕРЕД!!!

Обогнуть столбище пироманта, окольцевать себя пламенем, зачерпнуть взглядом впадину, затем обратиться к глубинам высоты. В них были запечатаны лиановидные ветви, несуществующего дерева, лучами расходились его бесчисленные руки, ногтями впивались в свод небесной пустоты. В центре изумрудного растительного купола хранился изливающий свой мерный свет серебристо-зеленый Раэл.

Все это, конечно, интересно, но нам с Нантис пора в путь. Хм, уже обращаюсь к браслету по имени и как к целостной личности. "Идем Нантис?" - спросил я. Ответа не последовало. Может схожу сума, не мудрено в таком месте. Ну-с, глянем как там внутри. Оххо-хо! Структура, фактура, зеркальная поверхность. Действительно, что стены, что спуск, отражали свет и меня самого. Начинаем снижение, противостоим сложенным из зеленого стекла отражениям, идем вниз.

Да, все в зеркале было вроде как нормальным, ну по меркам этого места, а вот моя фигура, то танцевала, то бежала куда глаза глядят, то ползла от надвигающейся стены огня, падала в пропасть и захлебывалась кровью, держась за рукоятку воткнутого в нее меча. Кстати, со спины был вонзен клинок. "Кошмар один!" - вздохнул я, отвернувшись.

Расчерченные титаническим, или может, тектоническим буром округлые, увертливые стены: склоны, уклоны, наклоны, сломы, заломы. Хаотичный конец развернутой спирали. Венец, вершина айсберга или горы, зенит.

В воздухе расплескались движимые энергиями осколки, фрагменты, дольки, частички совершенно разных объектов. Тут присутствовали отрезанные от мира естества: озеро, плавающие в нем скалы, раскачивающиеся в воздушном пространстве древесные стволы, клочья затерявшихся облаков, вход в пещеру, перевернутый верх дном пустынный массив, огромные грибы, разноцветные камни, различные природные сооружения, термитник, чьи-то норы, гнезда, обрывки всего разного, трепещущие костры, золотой самородок.

Когда мне немного надоело, и я решил сосредоточить свое внимание на казалось ставшем более скользким участке пути, мимо меня пролетело отделенное от тела драконье крыло и обрубок хвоста. Да, дела... Шьют они их тут что ли. Драконов, я имею в виду. Вздохнув поглубже и вынув Айру из ножен, я стал продвигаться на шаг, хотел воткнуть меч для пущей опоры, но тот отскочил как ужаленный и чуть не вылетел из резко засаднившей руки. Ауч! Точно что, изумрудная поверхность, слезой Раэла не пробить. Пожалуй, экспериментировать с ее остротой не стану, мало ли как скажется то, что я по цапаю путь. Или мечу дудки или на меня обрушиться разозлившееся землетрясение и тектоническое схлопывание стенок колодца. Ведь я на глубине, ну по крайней мере я так считаю и очень глубоко, в недрах земли.

Аккуратно спускаюсь, не находя прочной опоры, но все же движусь вперед, стараюсь не попасть под действие изумрудного льда. Десница Саури! Тут все становится все более скользким. Мамочки! Упав на пятую точку, я заскользил вниз. Ой-е-ей! Скорость ядреная, растет, зараза!!! Дрифтую по стенкам спирали, верчусь по кривой, глажу зеркальную поверхность. Мимо пролетают стада животных, стаи птиц и что-то похожее на лесенку "ДНК". Глаза слезятся, роговица замерзла, руки, ноги окоченели, скорость размыла все. Пробуждаю крылатый узор на спине, распахиваю парашют, торможу, удивляюсь, что не стер себе ягодицы, попадаю в схлопывающееся пространство, затем, при помощи изменившейся обстановки лечу вверх.

Обратный круг, вывинчивание шурупов, подъем по странной оси. Меня цепляет вектор пути, и я несусь в высоту. Все снова расплывается, перед глазами явились звездные росчерки. Далеко впереди выплыло красное сияние, или близко, не очень далеко или все же далече? Близко, затем снова в дали, в миле, в лиге, в локте, в дюйме, затем в футе, в пяди, затем на горизонте видимости, а после перед носом. Наконец по-настоящему близко, я останавливаюсь, закутываюсь в алый плащ, прохожу сквозь огненную трапецию и проникаю в видимый когда-то раньше вихрь входа в лазейку. Снова зелено и серебро, ядовитая зелень, сивость, кислота и серебристый блеск. Затем выпархиваю из какого-то разлома, опускаюсь на пол.

В глазах сначала слишком темно, что-то червонно-черное впереди, будто высасывает весь здешний свет. Потом стали проступать какие-то движения, в дали протянулась синяя завеса молний, ближе и повсюду вокруг запели крылья тысяч спящих зеленых Саури. Еще немного яснее, может, чтобы не завалить меня лавиной первообразов. Хм, почему именно первообразов? Как-то странно и что мы сейчас наблюдаем?

Предавшиеся тьме границы бесконечности, явившиеся черными дырами в полотне реальности. Тающие под сенью ветров времена года, плывущая в вихрях времени и пространства погода. Рождающиеся и умирающие Раэлы. Замершие в переполненном кувшине ощущений перспективы и изворот всех ясных и неясных шаблонов, собранная склочность всего. Как такое вообще возможно? Похоже, сейчас меня одолевают все чувства разом и даже новые, перевернутые верх дном, непонятные ощущения.

Все здесь смешивалось, вертелось в котле и странным образом гармонично спаивалось: и тепло, и холодно одновременно, мокро и сухо вместе, грусть и веселье промышляю рядом, мимо пролетают кометы любви и айсберги ненависти, распространяющие страх кольца и алмазы решимости, океан глупости и островки здравомыслия, небо забвения и крупицы разума, механизм гармонии и лавовый поток хаоса, преданность дракона и предательство скорпиона. В этом богом забытом месте, в ядре сути складывалось все и разгадкой этому не послужат неведомые похождения света или обман тьмы. В центре центров, в зените атомов и глубине звезд, завис, надзирая над всем, Аврорион - Сердце Гриндиса, шепот и грохот, поющие вечную песнь.

Сто крат на карат, это чудесное рубиновое сердце превышало воображение даже самого безумного ювелира. Камень с бессчетным количеством граней, мелькающие в его глубине призрачные тени, сотрясающийся в агонии и нежащийся в спокойствии ритм. И сеяние вонзенного в Сердце Мира меча бликами манило меня.

Все здесь сплеталось в клубок сердца и затем расплеталось в исходящие во все стороны кормящие миры вены. По этим нитям, в глубь граней и швов многочисленных миров, в области света и тени Раэлов и кольца лазеек проникала и поддерживала жизнь печать бытия. Все исходящее от Сердца перетекало в каналы, и затем каждая частица приплывала в свое, нужное миру русло. Мне казалось, что это все чувствовалось, как бы не на только обычном уровне бытия, но и на высшем, метафизическом. Пуповина питающая мир, каждая ниточка вплеталась в свой неповторимый узор. Гигантский организм, чем без сомнения являлся Гриндис заправлял всем и расставлял каждую книгу по полочкам, хранил порядок в сверкающих, закрытых гранями мирках. Скрепляющий Будь вензель Гриндиса, который сейчас беспокойно подрагивал под ливнем свисающего с верху каскада капель индиговых шепчущих корней.

Мои, казалось, длившиеся вечность моменты созерцания вновь оборвал сверкающий перелив. Это...наверное, тот, находящийся где-то в центре Сердца Мира меч. Он, похоже, звал меня, манил и пытался достучаться до моего забредшего на завесу рассудка бедного разума.

И я явился на зов. Продолжение спины, крылья гелла несли меня на встречу судьбе, все ближе и ближе, сквозь переменчивое пространство и блекнувшие в нем загадки.

Да, вот он - на половину зеленоватый, на половину серебряный клинок. На зеленой стороне замерли очертания оливкового Саури, на серебристой - блестяще-белого гелла. С первой стороны крыло является драконовым, со второй геллфийским, в навершие царит огромный рубиновый осколок Сердца. Алое лезвие, выходящие из голов обоих существ, покрытое пьющими силу драконов и геллов огненными лепестками, что как бы воспарили в языках пламени.

Я не был в силах представить более красивое, смертоносное в своем изяществе оружие и тем более спрятанную в зелени и серебре огненно-красную скользящую по его граням бурю. "Моя прелесть, дайте три!" - изрек я, схватившись обеими руками за рукоять вонзенного в Сердце Мира - Лейглавирна.

Эпилог

Что-то этой ночью потревожило ее. Похоже, это чувство того, что дремлющий веками наконец близок к своему пробуждению, а она - Обещанная Синеве всегда готова это проверить, какой бы ни был час, за окном владычествует ночь или царит день, мир дышит холодом или зной сушит его тело. Она всегда готова, ведь она жрица Синего Сердца, Обещанная Синеве, Наложница Вордарога, Ступающая к Синему Сердцу, Страж Сферы Дракона и Мать Лазурхарда. Это ее святая обязанность, и она никогда не подведет ее, и не ступит ее нога на ложный, оскверненный Гриндисом путь неповиновения.

Раскрыв зеницы, девушка резко встала с постели, накрыла ее одеялом и, обув сандалии, ринулась к весящей на стуле мантии жрицы. Облачившись в индиг и распахнув крылья двери, она направилась на лево по тисовому коридору, туда где воспарила брошенная драконом печать. К сфере последней надежды Вордарога и скрываемому от очей Гриндиса разлому плоти земли.

- Первая! - с благоговением изрек, наклоняя голову, проходящий мимо нее сын синевы.

- Девятый! - прозвучал ее собственный усиленный акустикой голос, отраженный от плиток пола и стен, он показался ей каким-то чужим, ненастоящим, поддельным, будто запутанным в плетении лжи.

Кажется, номерок, как всегда, ничего не заметил, какие же они здесь все ничтожества по сравнению с ней - Ступающей к Синему Сердцу. А ведь такие странные мысли граничат с помешательством. Странные минутки, озарившие своими лучиками ее путь, их тихий милозвучный шепоток грел душу Первой и заставлял вести себя как обычно и не выставлять эти чувства в рамки местной картины.

Поворот, еще один, в лево, в право и вниз, теперь по лестнице, вертимся в спирали, чешим ступеньки и идем на ежедневный, а вернее еженочный обход. Почему-то долг заставлял жрицу усомниться только в минуты ясности сознания, а дальше углубляясь в синеву, шедшие на перекор всему мысли просто тонули в ее глубине. Страж Сферы поздоровалась еще с семеркой и пятеркой, затем, дабы занять чем-то свои балованные руки, она завила их за спину и в своей обычной манере погладила спрятанные в прекрасном узоре, ее чудные белые крылышки. Проводя по линиям разграничения воздуха и земли, она, мечтательно зажмуривавшись, представляла, что однажды избавиться от своей роли и улетит куда глаза глядят!

В высь, в настоящую, подлинную синеву, небесную гладь, к пушистым облачкам и их нежным подушечкам! Сейчас, когда ясность плескалась в жилище ее разума, она чувствовала себя просто великолепно и невероятно счастливо. Странные перепутья между светом и синью встречались ей так внезапно, так неожиданно и это ей особенно в них нравилось.

Наконец спустившись в Обитель Вордарога, она, как всегда, огляделась, посмотрела по сторонам и на потолок. Синий зал Утопии зачаровывал, заставлял позабыть о ярком свете Раэлов и ласковых минутках их светлячков. Почему все всегда так, зачем этот фарс с сознанием, игра в кошки-мышки и тяга к повиновению? Следующей ее мыслью была, - идти прямо, надзирать над всем и проверить яйцо. Так я и поступлю, - подумала она.

Зори светильников, огни факелов и хоровой перезвон вонзившейся в стены здания амуниции, как всегда, с распростертыми объятиями встретили Наложницу Вордарога. Ее обуяли настойчивые взгляды хранителей, казалось, проникающие ей душу взоры Вазирисов, самых сильных и смертоносных копей ордена, великих драконов Вордарога. Смелая и решительная особа, кем без сомнений являлась Ступающая к Синему Сердцу, подошла к одному из них, кажется, к Раваэлю, и очень нежно провела у него по губе.

- Ну что ты, малыш, не соскучился? - поинтересовалась она у громадной оглобли дракона.

Ответ в виде кольца дыма и огненной вспышки где-то на периферии сознания прозвучал в тишине.

- Пламя души! - резюмировала она. - Почему только я вижу его лик?

- Ты избрана! - только этот шелест воображаемого огня донесся до ее ушей.

Жрица ничуть не сомневалась в его заверениях, странно, но почему-то благоговение в странном коктейле чувств, из недоверия и абсолютной преданности, говорило ей - все так и есть.

Вера, оплот современности - да распространится она до края земли! - Приняла она подходящую мысль. Ступая дальше к окруженному ожерельем синих рогов яйцу, она размышляла о том, что сейчас, в особенности сейчас, просто не может вонзить в предел чуждые ордену слова или мысли. Не могла, совсем!

В итоге приблизившись к цели и опустив хрупкую ладонь на скорлупу Вордарога, она почувствовала это! - Бешенное, просто невероятно сильное биение чьего-то сердца, мысли, строящие планы о разрушении Гриндиса и вздохи огромных драконьих легких. Неожиданно для нее раздался неповторимый, звонкий, как-бы значительно усиленный фарфоровый треск, да и еще такой гармоничный! - Хотя это совсем не вязалось с шелестом трескающей посуды, - решила она, отскочив назад.

Синяя молния, прорезавшая яйцо напополам, расплескала во все стороны жгуты синего тумана. Один из них врезался в четвертого, и тот растаял горячей синей кляксой костей. Первая отошла, еще и еще, хотя знала, что он ее не тронет, но ведь чувство страха присуще нам всем - правда? Подбежавшие слева от нее седьмой и пятый резко склонились на ноги и, уткнувшись головами в пол, восхвалили:

- Грядет Вордарог!

Такого еще никогда не случалось, ранее замеченные трещинки были просто ничтожны, но эта - гигантская! По всей видимости, он взаправду скоро явится в этот мир, что тогда ждет нас - смертных? - думала она.

Вокруг стали собираться: приоры, адепты, неофиты сини, чешуйчатые изири, эбонитовые рыцари и другие служители ордена - лазурные драконы приблизились ближе к яйцу, Вазирисы развернули короны своих голов, все преклонились пред знаменем перемен, все склонились перед зарождавшейся стихией и разрезанной под ней мерзкой плотью Гриндиса.

Все находящиеся рядом, не считая ее и, похоже, двух Вазирисов, не знали, что еще есть время, еще не настал час Вордарога, что его пламя еще не затрепещет в глубокой впадине раны мира. Если все еще кто-то старается предотвратить неизбежное - 'Поторопись!' - послала она мысленный сигнал в пустоту. Первая жрица преклонила колена, не так низко, как номерки и остальные, наклонила головку и громко и четко произнесла:

- 'ГРЯДЕТ!' -



Популярное на LitNet.com L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) С.Возный "Козырной валет армагеддона"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) UBIVYDI "Рестарт. Внутренний мир."(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru В дни Бородина. Александр МихайловскийПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиТри прорыва и одна свадьба. Жильцова НатальяНевеста двух господ. Дарья ВеснаСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаНе та избранная. Каплуненко НаталияВерь только мне. Елена Рейн
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"