Тихонова Виктория Олеговна: другие произведения.

Пусть боги говорят

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Автор Тихонова Виктория Олеговна
  Год рождения: 28.01.1973; г Смоленск
  Город проживания: г Смоленск
  
  
  ПУСТЬ БОГИ ГОВОРЯТ
  Пьеса
  (год написания: 2010)
  Зарегистрировано РАО за Љ17586 от 21 декабря 2010 года
  
  
  Боги.
  Бог Ветра.
  Богиня Ветра.
  Богиня Вьюги.
  Дочь Бога Ветра. Она же Вера.
  Бог Солнца.
  Эдуард - олигарх.
  Марина - жена Эдуарда.
  Борис - сын Эдуарда и Марины.
  Василий - водитель и охранник Бориса.
  Екатерина - домохозяйка.
  
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
  Сцена, освещен только задний план, отделенный от переднего плана сцены легкой прозрачной тканью. На помосте выше уровня сцены все в белом Боги собрались.
  
  Бог Ветра: Спасибо, Боги, что пришли вы все! Я очень вам признателен, что уважаете меня и готовы выслушать печали.
  Бог: На то мы и Боги! Нам нельзя остаться в стороне и быть равнодушными, как люди.
  Бог: Ты знаешь, что радости и горести у нас одни на всех.
  Бог: И если друг зовет, то мы, не спрашивая в чем причина, спешим в сей час.
  Бог: Мы рады выслушать тебя, и благодарны, что доверяешь нам и не скрываешь ничего.
  Бог: Мы были бы не так сильны, если б действовали не сообща.
  Бог: Так в чем же та причина, по которой ты нас всех позвал.
  Бог Ветра: Не в чем, а в ком. Причиной стала дочь моя.
  Бог: Вот эта славная малютка?
  Бог: Вот это милое дитя?
  Бог: Чем ты разгневала отца?
  Бог Ветра: Легко сказать, разгневала, я весь киплю от злости, ярости... И сам уже не знаю от чего...
   Богиня Ветра: Она на землю хочет к людям.
  Дочь Бога Ветра: Я испытать хочу любовь земную.
  Бог: В своем ли ты уме, дитя?
  Бог: Откуда мысли глупые в тебе.
  Богиня Ветра: От бабушки её. От Вьюги. Она ей сказки напевала в детстве. И до сих пор ей разум земными глупостями засоряет.
  Бог: Ох, Вьюга, Вьюга, как всегда ты неспокойна. Зачем ты девочку с пути сбиваешь?
  Богиня Вьюги: Я правду ей о людях говорю. Не все они ужасны и страшны. Есть те, в ком чистота души живет.
  Бог: Но жизнь не сказка. В ней больше зависти и лжи, чем нам того хотелось бы. И люди не всегда добры.
  Бог: В них лицемерие живет и зависть.
  Бог: Они не знают чувства скромности и меры. Им вечно не хватает благ.
  Бог: Живут они лишь с жаждою наживы.
  Бог: Не делай глупостей, душа моя. Останься с нами. Не огорчай мать и отца.
  Дочь Бога Ветра: Ой, дядюшки, мне уже шестнадцать тысяч лет. Я вправе делать выбор свой сама.
  Бог: Да, ты права, но это прецедент. Уйти на землю к людям. Вот беда! Ты можешь быть Богинею над ними, ты можешь управлять и подчинить себе стихию.
  Дочь Бога Ветра: Я не хочу им неудобства причинять.
  Бог: Так будь подругою Зефира, будь нежна, тепла, игрива.
  Бог: Не все те Боги, что карают. Есть Боги, что несут добро.
  Бог: К ним чаще люди обращают внимание свое.
  Бог: И сможешь ты сама решать, кому из них ты можешь помогать.
  Дочь Бога Ветра: Прошу вас, разрешите мне на землю, к людям.
  Бог Ветра: Что скажешь ты, Бог Солнца? Твои слова весомее всего. Ты самый старший Бог средь нас. Так помоги же разрешить вопрос, волнующий всех нас.
  Бог Солнца: Уместно было бы сказать, что у Бога Ветра дочь с ветром в голове. Но как было бы ни иронично, все ж это грустно. Мы все знаем, что не можем ей диктовать условия, мы можем только дать совет, ведь ей уже шестнадцать тысяч лет. Ну, что ж, на то они и дети, что б радовать нас иль огорчать. И мы не вправе ей мешать. Как жаль, что ты не слушаешься мать, отца. Не можешь ты понять...
  Дочь Бога Ветра: Я их люблю и уважаю, но та любовь... она другая. Я ощутить хочу её. Пожалуйста, прошу, не гневайтесь, друзья. Я все решила для себя. Благословение мне надо только ваше.
  Бог Солнца: Ну, хорошо. Я дам согласие свое, спуститься к людям с миром. Но очень жаль, мне очень жаль, что ты отказываешься стать Богиней.
  Боги: И мы даем согласие свое. Она имеет право сделать выбор свой.
  Бог Ветра: Но, чтоб такой! Мне стыдно перед вами, Боги, что дочь моя не хочет быть одной из нас.
  Бог: Не можем мы вот так ее пусть и в никуда.
  Бог: Должны пристанище найти ей.
  Бог: Там у них дома. И девочку должны определить в достойное жилище.
  Бог: К достойным людям. Чтоб ни в чем ей не нуждаться.
  Бог Солнца: Какие ранги там у них в почете?
  Богиня Вьюги: Ранг олигарха.
  Бог Солнца: Быть тому. От имени нас всех, могу сказать одно. Не можем просто мы смотреть, что будет с ней. Мы принимаем все участие в судьбе ее, пока она там будет, на Земле. Пока не будем мы уверены, что счастье там свое нашла. Но помни, девочка, когда решишь ты окончательно, что счастлива и хочешь там остаться, ты тут же станешь смертной и к нам назад дорогу не найдешь. А мы все будем помогать, пока ты там, одна из нас.
  
  Включается освещение переднего плана сцены. Большая гостиная.
  Марина: Ой, милый мне сегодня сон приснился.
  Эдуард: Да что, ты? Сон? Вот удивила. Мне сняться сны, аж каждый день.
  Марина: Мне снились Боги. Они мне говорили...
  Эдуард: И что ж, коль не секрет, они тебе сказали?
  Марина: Нет, не секрет. Они сказали, "чудо жди и очень бережно храни". Что я в ответе за него теперь.
  Эдуард: Мариночка, что может быть чуднее в этом мире, чем ты сама.
  Марина: Как ты не понимаешь, Эдуард, быть может, это вещий сон.
  Эдуард: Вещий сон без денег не бывает. А это просто так тебе приснилось. Наверняка опять ты на ночь начиталась своих романов, где одна любовь.
  Марина: А что еще мне остается делать? Неужто детективы мне читать?
  Эдуард: О, Боже, упаси! Чтобы потом тебе приснились капитаны да сыщики в погонах. Нет, лучше уж читай ты про любовь.
  Марина: Нет, Эдуардик, ты послушай, там были только Боги...
  Эдуард: Мариночка, быть может, они тебе напоминали обо мне. Что я твое сокровище и надо чудо ждать. Наверное, опять пройду я в депутаты. Ты дальше будешь жить, как и жила: в богатстве, роскоши, почете. Дай, Бог, что б это было так.
  Марина: Быть может ты и прав. Я мнительна наверно. Мне посерьезней надо быть. Смотреть на мир реально...
  Эдуард: Вот, вот, Мариночка. Спустись на землю, хватит в облаках витать. Что ж Борис проснулся или все еще сопит, в объятиях какой-нибудь девицы.
  Марина: Ну, ты же знаешь, что домой он больше не приводит их. С тех пор, как запретил ты, Эдуард.
  Эдуард: Послушный сын, не скажешь ничего. Уместней было бы спросить, он дома ночевал иль нет?
  Марина: Ну, этого не знаю я. Ведь ты же знаешь, в комнату к нему я не хожу.
  Эдуард: А зря! Ты мать или не мать?
  Марина: Я мать, и я люблю Бориса. Но лезть в его пространство не могу, по крайней мере, без приглашения его.
  Эдуард: Что ж, придется звать Екатерину, она-то точно знает, где наш сын. Катя! Катя! Катерина!
  Марина: Она уж точно знает, с пеленок бегает за ним. Порою задаю себе вопрос, кто мать его: она иль я?
  Эдуард: И что же, не найдешь ответа? Как горестно и странно. Не правда ли, любовь моя?
  Входит домработница.
  Эдуард: Катя, где Борис? Небось, все дрыхнет оборванец!
  Екатерина: Нет, он не дрыхнет.
  Эдуард: А где же он тогда, что не выходит? Иль голова опять болит.
  Екатерина: Может и болит, не знаю. Когда приедет, я спрошу...
  Эдуард: Так что, его здесь нету?
  Екатерина: Уж едут и через парочку минут он будет дома.
  Эдуард: А где он был?
  Екатерина: Как где, на пати!
  Эдуард: Где, где?
  Екатерина: На вечеринке. Это так у них теперь зовется.
  Эдуард: По-моему, давно уж утро, а он все патит где-то.
  Екатерина: Вот он и приехал, слышу в гараже открылась дверь. Сейчас войдет.
  Входит Борис. За ним Василий, несет на руках девушку.
  Борис: Клади ее сюда. Показывает на диван.
  Василий укладывает аккуратно девушку, та лежит, не шевелится.
  Эдуард: Что это такое?
  Борис: Ни что, а кто?
  Эдуард: Ну, хорошо, кто это такое? То есть, кто это такая?
  Борис: Откуда я знаю? Кто она такая?
  Эдуард: Ты приносишь в дом... Вглядывается в лицо девушке. ... вот это милое создание и не знаешь, кто она такая? Очень мило. Борис, быть может, их на пати раздают, в знак уваженья или как подарок?
  Марина: Их иногда и продают. Я знаю, я читала.
  Борис: Нет, папа, это не подарок. И я ее не покупал. Я даже больше вам скажу. Я сам не знаю, кто она такая. Катя, принеси воды, все горло пересохло.
  Марина: А где ж ты взял ее?
  Борис: На голову свалилась нам, из ниоткуда.
  Эдуард: Мой сын, ты пьян? Иль не в себе?
  Василий: Он правду говорит. Она вот так, раз... и упала. И прямо под колеса нам.
  Марина: Борис, скажи, что это шутка. Вы не заметили бедняжку. Чуть было не проехались по ней. Она жива? Ушибов нет?
  Борис: Мама, я не вру.
  Екатерина: Он не врет. Он никогда не врет. Пусть горькая, но правда, так с детства я его учила.
  Эдуард: Спасибо, Катя. Успокоила. И все ж я знать хочу, кто она такая?
  Борис подходит к девушке и льет на нее воду. Девушка открывает глаза и садится на диване.
  Дочь Бога Ветра: Ой, где я? Неужто на Земле уже?
  Борис: Нет, ты на диване.
  Марина: Как звать тебя?
  Дочь Бога Ветра: Меня?
  Эдуард: Тебя, тебя.
  Дочь Бога Ветра: Не знаю. Я еще не выбрала, так как не знаю всех земных имен.
  Марина: Неужто память потеряла?
  Эдуард: А где живешь ты?
  Дочь Бога Ветра: Там. Показывает пальцем в небо.
  Эдуард: Ей видно голову отшибло.
  Марина: А кто родители твои?
  Стесняется сказать правду, но все же говорит: Ой! Боги.
  Борис: Ну, точно, говорю же - не в себе она.
  Эдуард: Ты глянь, во что она одета. Такое ощущение, что из дурдома сбежала, окутала себя каким-то белым покрывалом.
  Екатерина: Ну, если в дурдоме из такой ткани покрывала, то из чего тогда у них одежду шьют?
  Марина: Надо же было тебе на неё наехать, прямо перед самыми выборами.
  Борис: Мама, да сколько можно повторять, я ее не видел на дороге и на нее не наезжал. Она свалилась сверху. Василий, подтверди!
  Василий: Да, она взялась из ниоткуда.
  Марина: Перед самыми выборами отца. А если недруги узнают? Все! Нет карьере. Нет депутатского кресла. Нет ничего. Понимаешь, ничего.
  Борис: Но, кто узнает? Ведь никто не видел. Свидетелей-то нет.
  Эдуард: Василий, ты ведь никому не скажешь?
  Василий: Про что, что девушка с небес упала. Кто мне поверит?
  Дочь Бога Ветра: Да, да, простите, извините, я сама нечаянно упала сверху...
  Борис: Обалдеть... У неё действительно с мозгами не в порядке... Что делать будем?
  Эдуард: Я не знаю.
  Марина: Давайте здесь её оставим...
  Эдуард: Ты что, смеёшься? А если ее начнут искать?
  Марина: Но она же все равно не помнит, кто она такая. Нельзя же взять её и выкинуть...
  Эдуард: Ну, хорошо, хорошо. Вы правы. Пусть остается.
  Екатерина: Скажи мне, деточка, ты совсем ничего не помнишь?
  Дочь Бога Ветра: Ну, почему же, помню...
  Екатерина: А где жила ты все это время?
  Дочь Бога Ветра: Я ж уже сказала, там, на небе...
  Екатерина: О, бедное дитя...
  Дочь Бога Ветра: Ну почему я бедная, у меня есть много привилегий!
  Марина: А где родители твои? Ты знаешь, кто они такие?
  Дочь Бога Ветра: Конечно, знаю! Родители глядят на нас с небес.
  Екатерина: Так ты сиротка, милое дитя.
  Дочь Бога Ветра: Нет, я не сиротка. Я могла бы стать Богиней. Дочь Бога Ветра я.
  Борис: Может нам ее в психушку сдать?
  Эдуард: И тут же все газеты запестрят. Я даже вижу эти заголовки. У депутата в доме сходят все с ума! Нет. Пусть будет здесь пока. Как выборы пройдут, потом решим, что делать дальше. Пока же, Катерина, посели ее в одной из комнат для гостей. Поменьше выдели ей комнату и чтоб на первом этаже. А то опять захочется ей спрыгнуть, а парашютом мы еще не запаслись. Уж если хочется летать ей, пускай коленки бьет. И подберите ей одежду, верней, купите. Расплатится Борис, ведь он ее привез, пускай за все и платит. Ну, сын, гляди, коль обманул меня и выдумал, как затащить девицу в дом. Вот выборы пройдут, потом я с вами разберусь. И в комнату нагой к ней, чтоб ни-ни. Общайтесь только под присмотром Катерины.
  Марина: А я?
  Эдуард: Ну и Марины. И чтоб вели себя прилично. Не то.... Ну, если мне испортите карьеру. Всех выгоню! Вы знаете меня!
  Марина: Так мы поедем?
  Эдуард: Куда?
  Марина: По магазинам. Нам приодеть ее... А как нам звать ее? Мы ж имени не знаем.
  Борис: Давайте назовем ее...
  Дочь Бога Ветра: Дочь Бога Ветра я!
  Екатерина: Вот и будешь Верой.
  Марина: Прекрасно, Вера, значит - Вера. Ну, так мы поедем с ней. Василий!
  Василий: Мне б отдохнуть, всю ночь не спал...
  Эдуард: На пати был?
  Василий: Так я ж с Борисом. Вы ж сами мне сказали, не выпускать его из вида. Домой доставить целиком.
  Эдуард: Да, верно. Но ты переусердствовал. Привез и Веру, и Бориса. Ну, что ж, я разберусь потом, и заговор ваш я раскрою, но это все потом. Пока что ладно, спите. А вы поедете, как выспятся они. Я на работу. Марина, дай пока ей что-нибудь одеть, чтоб не ходила здесь в ночнушке.
  Эдуард уходит.
  Марина: Такую бы ночнушку мне. Просто божественный материал.
  Вера: У нас у всех такие одеянья.
  Борис: Мам, так мы поспим? А вы тут приглядите за пришельцем.
  Марина: Ты сам пришелец. Одет, как иноземец. Все джинсы в лапиках да дырках. Как оборванец. Что за мода?
  Василий: Вы знаете, Марина, это очень стильно. Вы просто не были на пати. Мы с Борисом не худшее, что может быть. Есть экземпляры и покруче. Поверьте, если б вы увидели, то охали бы целый год.
  Марина: По-моему круче только нагишом.
  Василий: Они там были.
  Марина: Да?
  Василий: Да, да.
  Марина: И что, там прямо так все и ....
  Василий: Ну, нет. Не то, что бы .... все было видно. Там ниточки одеты были. Их стрингами называют.
  Марина: Стринги на мужчинах?
  Борис: Мама, что в этом странного?
  Марина: Нет, ничего. Я просто...
  Борис: Их представила на папе.
  Марина: Как тебе не стыдно, Боря, при девочке такие вещи говорить?
  Борис: Ой, мама, как ей не стыдно прыгать под колеса, чтобы попасть в наш дом? Я вижу здесь корыстный интерес.
  Марина: Она чуть не погибла!
  Борис: Но не погибла ж ведь. Все рассчитала. Прикинулась сироткой.
  Марина: И все же ты не прав. Смотри, какая она милая. Она словно принцесса. Хотела б я иметь такую дочь.
  Борис: Ну, извини, родился я!
  Марина: Родился ты! И ходишь каждый день на пати!
  Борис: Не день, а ночь.
  Марина: Тем более. Потом весь день ты спишь. Нет, что бы с матерью побыть! А ты гуляешь, спишь, гуляешь, спишь. Так жизнь вся и пройдет.
  Борис: Ну, ладно, мам, не хнычь. Вот как женюсь...
  Марина: Женись на ней!
  Борис: Меня все засмеют друзья. Жениться на инопланетянке! С ней никуда не выйдешь в свет. Она ни то что с головой не дружит, она наверно элементарно не умеет танцевать, кутить и расслабляться, как принято у нас.
  Марина: Какой же ты дурак, Борис. Не видишь в ней ты красоту и ласку! А нежный ее взгляд!
  Борис: Нежный взгляд? Скорей наивный. Ладно, ты играй со своей куклой. А мы спать. Пошли, Василий. А то тебе еще везти по магазинам их. Ты ж знаешь мать, она теперь и не отступит, пока не посетит все магазины, тем более за мой счет.
  Борис и Василий уходят.
  Марина: Ну, что же, я пойду, найду тебе что-нибудь из одежды. Катерина, иди ей комнату готовь. А ты, Вера, посиди тихонько здесь и никуда не выходи. Сейчас тебя устроим поудобней, покормим, ну а часика через три-четыре поедем за покупками. Я так люблю бродить по магазинам, особенно за счет других. Сегодня повезло Борису, и мы с тобой опустошим немного его счет. Пусть он позлится. Ничего, ему полезно, поменьше на себя потратит. А то же надо так придумать, джинсы покупать, что бы потом в них дырки вырезать. А мы с тобою будем покупать все, что душе угодно. Устроим себе праздник за Борисов счет!
   Екатерина и Марина уходят. Вера остается одна. На заднем плане появляются боги.
  Бог Ветра: Ну, что же, дочь моя, вот ты и на земле. Готова ли остаться в этом доме и полюбить Бориса? Он из достойного семейства. Хоть и не ровня для тебя.
  Вера: Да, я для этого сюда явилась. Здесь все так странно и нелепо. Но это даже интересней, понять их и ужиться рядом с ними. Вы представляете, они не верят, когда им правду говоришь. Здесь собственный отец не верит сыну.
  Бог Солнца: Что удивительного? Если врешь, не веришь сам. Вот объяснение всему.
  Дочь Бога Ветра: Они хотят одеть меня в свои одежды.
  Богиня Ветра: Придется к ним тебе привыкнуть. Они правы, ты выделяешься средь них и выглядишь нелепо. Тебе придется уступать во многом им. Ведь ты пришла к ним и должна жить так, как живут они. Старайся не перечить и не показывать чудес.
  Бог Ветра: Ну, а мы здесь, мы наблюдаем. Если что, тебя в обиду не дадим. Ты знай, что мы всегда с тобою рядом.
  Дочь Бога Ветра: Я знаю, папа, я чувствую дыхание твое, оно всегда меня оберегало, где б ни была я, ты всегда со мною.
  Возвращаются Марина и Екатерина.
  Марина: Пойдем, пойдем скорее примерять одежду. Пока оденешь это, а потом мы купим тебе все, что пожелаешь. Катерина, ты выбрала ей комнату? Тогда пойдем же побыстрее.
  Уходят. Гаснет свет. Вновь медленно включается. Домой возвращается Эдуард.
  Эдуард: Ох, что за время началось! Опять предвыборная гонка. Тому дай, этого спаси, а третий вовсе шантажист! Четвертый и чужим, и нашим. Вот лицемеры, примазываются, где послаще да погуще. Ведь вижу, что не любит он меня, а сам в глаза глядит и лыбится, вот так. Боится, вдруг опять я стану депутатом и припомню что-нибудь потом. Вот и боятся все, трясутся. А если я не стану депутатом, вот все враги оскалятся тогда, от радости не смогут удержаться и будут мне в глаза смеяться. Я должен, должен сделать все, чтобы опять стать депутатом.
  Входит Екатерина: А, это вы вернулись, Эдуард. А я-то думала, Марина с Верой.
  Эдуард: А что, их еще нету?
  Екатерина: Нет. Уже четвертый час пошел, как выехали покупать одежду.
  Эдуард: Наверно скупят все. Как и всегда. Потом подругам будет раздавать. Опять окажется, что цвет не тот или полоска не такая, длина не та иль шарфика по тону нет. Ну, ладно, бог с ней. На то она и жена моя, чтоб позволять себе быть капризной. Ты знаешь, Катя, я её за то и полюбил, что нравятся мне все ее капризы и упреки. Она такая милая, когда в слезах бежит и плачет, как дитя, что туфли в цвет платья подобрать не может. Ты замечала, как у неё струятся слезы? Как из крана. А губки дуются? А носик весь краснеет? А пальчики слезинки утирают, утирают... Когда впервые я ее увидел, она стояла в магазине и утирала слезы оттого, что не могла выбрать, какое ж платье ей купить, ведь нравились ей два, а денег было только на одно. Вот и ныла. Обливалась вся слезами. А мне так интересно было, чем дело все закончится. Она заметила меня, что я слежу за ней, ей стыдно видно стало, что слезы льет. И ушла из магазина, без платья. Я оплатил, конечно, сразу два и побежал за ней. Успел. Я вытащил ее практически за шкирку из трамвая. Она стояла молча предо мною и тихо лила слезы, ничего не говоря. Я за руку ее схватил и потащил в машину. Она за мной вприпрыжку поскакала, я сразу и не понял отчего, а оказалось у нее каблук сломался. Все не в пользу было ей в тот день. Каблук сломала, платье не купила, с трамвая за шкирку вытащил мужик какой-то незнакомый. Сидит в машине у меня и тихо плачет. Я даже и не знал, зачем так поступил. А знаешь, в чем секрет был, Катерина? Я это понял, но потом, когда ей отдал платья и туфли новые купил. Я влюбился. Влюбился с первой же секунды, как увидел. Она меня сразила наповал своими мокрыми глазами. С тех самых пор люблю ее, любую: и плачущую, и смешную.
  Екатерина: Я это слышала все триста раз, сегодня триста первый. И соглашусь, Марину невозможно не любить. Она - ходячее добро.
  Эдуард: Да, ты права, в ней нет нисколько зла. Если б не она, я никогда не стал бы депутатом. У меня даже в голове никогда не мелькала мысль им стать. Быть депутатом! Это все Марина, она, как бы невзначай, озвучивает все свои желания или говорит, о чем мечтает, а я воплощаю это в жизнь. Она - как мой путеводитель и предсказатель. Даже сама не понимает, на сколько придает мне сил и помогает мне вопросы разные решить. Своими наивностями она делает невиданное. Порой мне кажется, что я в тупике и нет никакого выхода. Но стоит мне только поделиться своими проблемами с Мариной, она тут же говорит, казалось бы какую-то чушь, но именно в ней все решение проблемы.
  Екатерина: Да, есть такие женщины, которые ведут по жизни мужчину, сами того не ведая. Дают ему силы, уверенности в себе и веру. Вам повезло с такой женой.
  Входит Борис: А ей как повезло с таким мужчиной!
  Екатерина: А ты бы не иронизировал, Борис. Тебе-то вон как повезло, что у тебя родители такие.
  Борис: Да, предки у меня крутые. На самом деле, я ни капли не смеюсь. Я их люблю.
  Екатерина тяжело вздыхает.
  Борис: И тебя люблю, Екатерина. Ведь ты мой друг, мой самый лучший друг. Как няня Пушкина - Арина. Неси же кружку, выпью пиву!
  Екатерина, шутя, замахивается на Бориса: Я тебе сейчас дам и пиву, и Арину. Ишь, гулена, чаю сладкого попей, полезней будет!
  Эдуард: Так, так его, Екатерина! Хоть ты займись им! Мне некогда, ведь у меня работа. А у Марины - новая забота, которую сынок любимый притащил.
  Борис: Ну, папа, я ж не виноват, что Бог ее послал нам в трудный час.
  Эдуард: Быть может ты и прав. Марина, что-то говорила мне про сон, про Бога, что он пошлет нам чудо.
  Борис: Хорошо же чудо, во плоти!
  Эдуард: Ну, ладно, будь что будет! Я пойду к себе, работать надо. Трудиться, думать и идти вперед, хоть напролом, хоть кувырком ... мне надо много добиться.
  Входит Василий, неся кучу пакетов с покупками. Следом идут Марина и Вера.
  Марина: А вот и мы!
  Эдуард: О, мне лучше удалиться побыстрее. Ну что ж, Борис, держи себя в руках. Сейчас ты будешь лицезреть объем своей кредитной карты. Удивительно, не правда ль, сын, как из маленького пластика можно вытащить такой большой багаж?
  Борис: Папа, ты мне сочувствуешь или смеешься?
  Эдуард: Могу ли я сочувствовать или смеяться? Да удивительный вопрос? А ты как думаешь, сынок?
  Борис: Не знаю я, как ты. Но я сегодня в трауре, наверно!
  Эдуард: А я, пожалуй, все же в кабинет к себе пойду. Мне надо теперь думать и работать в сто раз больше.
  Марина подбегает к Эдуарду, хватает его за руку.
  Марина: Эдуард! Эдуард! Мы с Верочкой не удержались и подобрали пса. Ты понимаешь, он такой несчастный весь, прокусанное ухо, раненая лапа. Он там, в саду, лежит на травке...
  Эдуард обращается к Василию: Василий?
  Василий: Что Василий? Что я сделать мог? Они вдвоем завыли "бедная собачка" и - слезы лить. Сказали, если я его не заберу, они останутся и ни ногой домой. Пришлось беднягу затащить в машину и привезти сюда.
  Марина: Эдуард, скорее вызови ему ветеринара! Его спасать скорее надо! Ох, если б видел ты, как он поранен весь. Звони, звони же поскорее!
  Эдуард: Куда?
  Марина: Куда-нибудь!
  Эдуард: Куда-нибудь! А что, ведь это мысль! Ты, мое милое создание! Звонить, звонить скорее в местное ТВ, на радио, в газеты, пусть все приедут, и ветеринар, конечно. Марина, одевайся поскромней. Сейчас мы сделаем красивый пиар-ход. Ты расскажешь журналистам, как спасла собаку, и в присутствии их всех приедет врач и начнет ее лечить. Вот звездный час для кандидата в депутаты! Мариночка, готовься к интервью, а я звоню во все газеты. Пусть срочно приезжают. Такого хода не было еще ни у одного из кандидатов в депутаты!
  Марина: Эдуард, а как же врач?
  Эдуард: И ветврачу я позвоню. Но только, как приедут журналисты. А завтра все газеты запестрят, и будет куча ярких фотографий. Пиар, пиар, пиар. Только Веру к журналистам не пускайте. Вдруг спросят, кто она такая? И что мы скажем - инопланетянка. Василий, ты будешь с Верой здесь. И из дома ни ногой.
  Марина: Мне надо срочно привести себя в порядок. Быть на первой полосе газет не так-то просто, и по телевизору меня покажут. Подруги с зависти умрут. Скорей, скорей! А то пока приедут журналисты и лишь потом ветврач, а пса спасать скорее надо. Он весь поранен, бедный, бедный пес! Василий, неси пакеты все ко мне. Потом мы разберем их вместе с Верой. А сейчас скорее надо пса спасать, ему так плохо! И приедут журналисты!
  Борис: Василий, давай пакеты, сам я отнесу, а ты сиди с чудовищем инопланетным.
  Катерина: Ты сам - чудовище земное. Давай я помогу, пошли скорее за Мариной.
  Все уходят. Вера и Василий остаются одни.
  Василий: Да это будет жирный плюс для карьеры Эдуарда. Он обставит это дело так красиво, что никто придраться ни к чему не сможет. Никто не скажет, что это все придумано специально. Кто б мог подумать, что из-за раненой собаки и женских слез может быть такой прорыв в карьере!
  Вера: А почему ты думаешь, Василий, что его не обвинят в обмане?
  Василий: Потому, что все знают про Марину. Что она чудна, очаровательна и это свойственно ее натуре. Она - как талисман для Эдуарда, и все завидуют ему. Благодаря лишь ей, он держится так долго на плаву. Она не раз спасала его в трудную минуту.
  Вера: Она мне нравится. Я знаю ее совсем мало, но она уже смогла завоевать мое доверие. В ней я совсем не вижу фальши. Мне кажется, она что думает, то говорит. И ко мне относится с любовью.
  Василий: Да, она такая. Мне даже кажется, что вы похожи с ней, ведь ты такая же добрая, чудная, я вижу искренность в тебе. Ты не играешь свою роль, ты именно такая, как и есть. Но вот понять я все же, Вера, не могу, откуда взялась ты? Или ты сон, что длится наяву. Скажи же правду.
  Вера: Василий, ты все равно мне не поверишь. Смеяться будешь, скажешь, что я не в себе.
  Василий: Нет, нет, смеяться я не буду. Может, ты не помнишь, что с тобой стряслось?
  Вера: Отчего же, все отлично помню, кто я и откуда. Но мне от этого не легче. Поверь, Василий, здесь по своей я воле, никто меня не подсылал. Должна я кое-что понять, решить, почувствовать, узнать. Поверь, я вам не враг, так просто надо.
  Василий: Для кого?
  Вера: Конечно, для меня.
  Василий: Для тебя одной.
  Вера: Да, это моя прихоть. Так захотела я, и Боги согласились.
  Василий: Боги? Ты опять чудишь! Ах, Вера, Вера.
  Вера: Пусть будет так. Но они меня послали именно сюда. Сказали, что должна я быть в семье у олигарха, что это модно здесь и не опасно. Поэтому я тут сейчас.
  Василий: Все ясно. Значит, ты и вправду инопланетянка. Ну что ж, пусть будет так. А хочешь, это будет наш секрет? Я никому не расскажу, что ты во всем призналась.
  Вера: Как хочешь. Но я ведь этого не скрываю и этого я не стыжусь. Наоборот, вам правду говорю, а вы смеетесь.
  Василий: Ладно, больше я не буду. Обещаю.
  Вера: Спасибо, мне будет легче так.
  Василий: А вот и журналисты прикатили. Сейчас в саду начнется балаган. Как весело за ними наблюдать. Иди сюда же, Вера, посмотри, как налетели на Марину. У Эдуарда звездный час! Газеты завтра все напишут, как спасла Марина пса, а Эдуард пригрел беднягу в своем доме. Ветеринар примчится, будет на глазах у всех спасать собаку. Для ветеринара тоже звездный час. Засветится на первых полосах газет. Рекламы лучшей не бывает: быть в доме кандидата в депутаты и лечить при всех бездомную собаку. Смотри же, Вера, вот и врач приехал. Как весело все это наблюдать.
  Вера: По-твоему, все это весело?
  Василий: Конечно. Ах, да, тебе же это не понять. Ведь тут политика, еще какая! "Пиар", как говорит наш Эдуард.
  Вера: Скажи, Василий, а почему быть олигархом хорошо?
  Василий: Потому, что у него есть власть, есть деньги, его все знают, уважают.
  Вера: А это хорошо?
  Василий: Для Эдуарда и его семьи, естественно, все это хорошо, даже очень. Ну и мне это не помеха, ведь он мне платит.
  Вера: А деньги, власть и уваженье есть только у олигархов?
  Василий: В таком количестве только у них. Хотя к простому люду, у которых денег меньше, быть может больше уваженья и любви. И счастья может больше быть.
  Вера: А у Эдуарда много этого всего?
  Василий: У Эдуарда есть Марина, а она и есть богатство.
  Вера: Василий, а зачем вам власть?
  Василий: Что б были деньги.
  Вера: А деньги вам зачем?
  Василий: Если деньги есть, то есть и власть. Все вместе - это сила. Тебя все почитают, уважают, боятся, если хочешь.
  Вера: Боятся? И в этом счастье?
  Василий: Не для всех.
  Вера: А для кого?
  Василий: Для олигархов.
  Вера: Так значит, Эдуарду надо, что б его боялись?
  Василий: Нет, ему не надо, он добрый олигарх. Он, видишь ли, на стороне добра. Но есть и злые олигархи. А наш, он так, он только может сделать грозный вид, а сам и мухи не обидит. Теперь ты понимаешь?
  Вера: Да, понимаю: где деньги - там и власть. Где власть - там деньги. И это хорошо для Эдуарда. Ведь он наш добрый олигарх.
  Василий: Вот молодец, все поняла!
  Возвращаются довольные Эдуард, Марина и Борис.
  Эдуард: Как замечательно прошло все.
  Вера: Скажите, добрый олигарх, а что с собакой теперь будет?
  Эдуард удивленно: Что?
  Борис начинает истерически хихикать. Все с интересом наблюдают за диалогом Веры и Эдуарда.
  Вера: Я спрашиваю, что с собакой теперь будет?
  Эдуард: А, с собакой? С собакой будет хорошо все. Мариночка решила оставить ее в доме. Ну, не в доме, здесь, под крышей, а я имел в виду в саду. Она жить там скорее всего будет. Мы купим будку ей, под дерево поставим, под каштан и назовем ее Каштанкой, верней, Каштаном назовем. Так Мариночка сказала журналистам. А я не мог не согласиться.
  Вера: Вот здорово, вы и вправду самый добрый олигарх.
  Эдуард: Вера, а с чего ты взяла, что я самый добрый олигарх?
  Вера: А мне Василий объяснил. Что олигархи - это власть. А власть без денег не бывает. А вы наш добрый олигарх.
  Эдуард: Василий? Василий! Спасибо, что не обругал. А представляешь, если б ты плохое что-то ей сказал? Она без тормозов, я вижу, и выдала бы мне сейчас твою тираду напрямик. Я б тогда, наверно, точно, как Борис, смеялся бы до слез.
  Борис: Да весело, не скажешь ничего. Давно я от души так не смеялся!
  Эдуард: Насыщенный сегодня день. Чудеса прямо творятся.
  Марина: Я ж говорила, что мне сон приснился чудный, а ты мне не поверил.
  Эдуард: И вправду чудо из чудес свалилось нам из ниоткуда. Сначала наша Вера, а потом собака, журналисты. Насыщенный денек! Нарочно не придумать. Я так боялся, что завтра все газеты запестрят про нашу инопланетянку. А вышло вон, как все удачно! Завтра все увидят, как Мариночка и я спасали раненого пса. Вот зависти у конкурентов будет.
  Борис: Папа, ну ты же знаешь эту кухню очень хорошо. За каждым таким шагом следует ответный ход. Как думаешь, что они предпримут? Чтоб сделал ты на их месте?
  Эдуард: О, я бы многое предпринял, например, провел бы акцию по озеленению, посадил бы множество деревьев.
  Борис: Папа, я серьезно. Что сделают они?
  Эдуард: Первым делом, конечно же, листовки с грязным содержаньем. Уже в ближайший час они узнают про съемки в нашем доме. Всю ночь станки в их типографии печатать будут какую-нибудь гадость на меня. А завтра утром, после выхода в эфир, как Мариночка и я спасали бедную собаку, у них уже листовки будут наготове. Потом же, как обычно, их все расклеят на каждом углу и на каждом столбе. Мои ребята начнут бегать все это срывать. Они опять наклеят, ну а мы опять срывать. Все как всегда. Все предсказуемо до мелочей.
  Борис: Так, значит. Надо нам продумать следующий шаг.
  Марина: Эдуард, опять ты будешь надо мной смеяться, но если б я могла тебе помочь, я б превратилась в злую вьюгу и типографию их разнесла. Подняла б ураган и уничтожила бы все, что мешает твоей работе.
  Эдуард: Мариночка, такое в книжках лишь бывает.
  Марина: Откуда ты узнал, что это в книжке я читала?
  Борис: Мама, тебя послушать, все так просто в этой жизни. А здесь идет борьба за власть.
  Вера: И за деньги. Ведь власть без денег не бывает. Надо что-то предпринять.
  Борис: Смотрите, чудо принимает участие в решении наших проблем. Может, ты даже знаешь, как нам помочь?
  Вера: Я с Мариною согласна. Она права, нет ничего проще, чем все по ветру пустить. Лишь только надо знать, где все листовки.
  Борис удивленно: И все?
  Вера: И все. И никаких проблем.
  Борис: Ноу проблем - сказала инопланетянка. И все проблемы стороной прошли.
  Эдуард: Ладно, Борис, хватит насмехаться над невинным созданием. Дождемся завтрашнего дня. Посмотрим на последствия, потом предпримем что-нибудь. А сейчас все надо просчитать: их шаг и следующий мой, все варианты. Я пойду к себе, меня не трогать никому.
  Борис: Ты будешь думу думать, папа?
  Эдуард: Да, буду думать и работать. И ты подумай, где работать будешь. Такими темпами, Борис, как пустеет твоя банковская карта, тебе вприпрыжку надо бегать и восполнять утраченные средства к существованию.
  Борис: Вот мы с Василием вприпрыжку и поедем, а там попрыгаем, взобьем мозги, и может мысль какая умная пробьется.
  Эдуард: Очень остроумно. Когда уже ты повзрослеешь? Тебе б остепениться и жениться, внуков нам с Мариной подарить.
  Марина: И я ему о том же говорю. Смотри, какая Вера у нас есть - мила, красива и спокойна.
  Борис: Ну что же, если вы хотите внуков с антеннкой в голове, я хоть сейчас готов над этой темой поработать. Но жениться? Мне? На ней! Родители, одумайтесь, что сделал вам плохого я?
  Эдуард: Борис, ирония твоя совсем нам непонятна. Я говорю серьезно. Хватит жить ночною жизнью. Пора заняться и серьезными делами.
  Борис: Обещаю, что обязательно женюсь, но только на землянке. И на той, в которую влюблюсь! А теперь на поиски с Василием поедем, уже давно пора нам удалиться. Мама, извини, тебе, надеюсь, скучно тут не будет, ведь у тебя есть Вера. А мы с Василием сбегаем.
  Все уходят, остается одна Вера. На заднем плане включается освещение. Появляется Богиня Вьюги.
  Вера: Бабушка, бабушка, ты слышала?
  Богиня Вьюги: Да, конечно.
  Вера: Надо им помочь. Ты сможешь?
  Богиня Вьюги: Конечно, помогу. Давно я здесь не появлялась. Все не было причин. Но ради тебя, моя ты радость, я здесь на славу погуляю. Возьму на всякий случай дождь с собой, а то он, старый, засиделся, все молодежь на землю отпускает, и сам, небось, забыл, как лить, вот пусть урок покажет молодым дождям.
  Вера: Ой, бабушка, ну вы ж не сильно тут гуляйте, а только там, где надо.
  Богиня вьюги: Не беспокойся, внучка, никто не пострадает.
  Входит Екатерина. Богиня Вьюги исчезает.
  Екатерина: Ты с кем тут говоришь? Сама с собой? Тебе тут скучно? Бедное дитя, оставили одну. Пойдем, я отведу тебя к Марине, она звала, покупки надо разобрать.
  Появляются Богиня Вьюги и Бог Дождя. Исполняют танец стихии.
  Утро. В гостиной сидит довольная Вера.
  Входят Василий и Борис. Василий подходит ближе к Вере.
  Василий: Ну, что, Дочь Бога Ветра, ты всю ночь на улице шалила?
  Вера: Нет. Я бабушку просила, она нам помогла и дождь.
  Василий: А ты же что не помогала?
  Вера: Я обещала всем Богам чудес здесь не показывать. Поэтому и не смогла.
  Входят Екатерина, Марина и Эдуард.
  Екатерина: Вы слышали, творилось ночью что? Негаданный, нежданный ураган с дождем. По радио сказали, это смерч прошел, возник из ниоткуда.
  Василий, улыбаясь: Они преувеличивают. Просто дождь и ветер. А что внезапный, так бывает, правда, Вера?
  Вера: Да, такое тоже может быть. Бывает только дождь, или вдруг ветер налетает. Но если они вместе собрались, им нагуляться надо. Их тогда не остановить, увлечься могут, не контролируют себя совсем, такие уж они, простите их.
  Марина: А я всю ночь не спала, так было страшно. Говорят, дождь с ветром полосой прошли. А нас совсем чуть-чуть задело. Но если здесь чуть-чуть, то что же было там? Я как представлю, как ужасно быть в плену стихии.
  Борис: Да, погода не на шутку разозлилась.
  Эдуард: А как же пати ваше, градом не побило?
  Борис: Нет, папа, дождь нас не коснулся. Вот только ветер с ног меня сбивал, как будто в спину кто толкал. Я устоять никак не мог, хотя был трезв, прошу заметить. Такое было ощущенье, как будто вмиг я улечу.
  Эдуард: Надеюсь, в направленье дома?
  Борис: Не смешно. Если б не Василий, меня бы точно унесло. Такой холодный, жуткий ветер, я весь продрог, в ушах свистит, а он меня все гонит, гонит...
  Эдуард: Наверно он хотел тебе мозги прочистить, вернуть тебя к нормальной жизни. Василий, зачем же ты его спасал? Пускай бы ветер его чуть и потрепал.
  Марина: А может быть отправил в Изумрудный город. Как в сказке. Вот это б было чудо!
  Эдуард: Согласен я с тобою. Чудеса, да и только творятся в последние два дня. Все происходит гладко, как по маслу. Подумать только, никаких усилий прикладывать мне не пришлось, чтоб защититься от нападок конкурентов. Маленький внезапный порыв ветра сорвал немного крыши, туда же дождик невзначай пролил. И ... типография их встала. Станки залиты, замыканье, вся электроника их отказала и - груда мокрых нерасклеенных листовок. Теперь, чтоб все восстановить, понадобится где-то месяц и куча денег, которые могли б пойти и на рекламу, но видно им не суждено. Хотя листовки напечатать смогут они в другом месте. Но это будет уже неуместно. Упущенное время много значит. Сегодня я начну опять творить добро, им надо срочно делать встречный шаг другой. С Каштанкой время они уж упустили, теперь пока придут в себя из-за утраты типографии... . А я сейчас же займусь утратой зелени в своем предвыборном районе. Да, ветер не на шутку погулял. Повалены деревья. Дождь лил, как из ведра. Тем лучше - земля сырая, не надо будет поливать. Сейчас я срочно позвоню в лесничество и попрошу машины три-четыре саженцев. А вместо одного поваленного дерева посадим пять. Да, так и быть, и акцию мы назовем "Один к пяти", чтобы запомнилась надолго. Всех жителей района позовем и проведем озеленение района. Марина и Борис, поедете со мною. Василий, Катерина тоже. Поедем всем семейством участвовать в процессе этом. Ах, Вера же еще, нет, нет ее нельзя показывать, вдруг что-нибудь ляпнет, да не то. Я ее оставлю дома с Катей, пусть по хозяйству помогает. А мы пойдем работать. Все поняли меня? Через час всех жду у гаража.
  Эдуард уходит.
  Марина: Удачное стеченье обстоятельств для Эдуарда. Как будто сами Боги помогают нам. Есть же все-таки на свете справедливость. И каждому воздастся по делам его.
  Марина уходит.
  Борис: Ну что ж, придется взяться за лопаты и помочь отцу. Василий, ты как думаешь, лопаты в нашем доме есть?
  Василий: Вопрос скорее для Екатерины?
  Борис и Василий вопросительно смотрят на Екатерину.
  Екатерина подходит к Борису и хлопает его по плечу: Готовь-ка банковскую карточку, милок. Придется раскошелиться немножко.
  Борис: Опять?
  Екатерина: А как же ты хотел? Раз будешь помогать отцу, так помогай! Или ты думаешь, у него сейчас в голове одни лопаты? Нет. Он готовится к процессу озеленения, и каково же будет, если вы приедете и без лопат. Вот опозоритесь. А смеху сколько будет. Так что вперед с Василием, на поиски лопат.
  Борис: Катя, а где их продают? Я даже не знаю...
  Екатерина: Найдете. Ничего с вами не станет. А ну вперед, расселись тут. И не забудь, что через час вас Эдуард будет ждать у гаража. Давай, давай быстрее побежали...
  Екатерина выпроваживает Бориса и Василия. Собирается тоже уйти. Ее останавливает Вера.
  Вера: Катя, подожди, не уходи. Ответь на несколько вопросов мне.
  Екатерина: Я слушаю тебя. Что стряслось?
  Вера: Скажи мне, Катя, ты Бориса любишь?
  Екатерина: Люблю.
  Вера: А за что?
  Екатерина: А разве надо за что-то любить? Я его просто люблю, он мне как сын. Ведь я растила Бориса с пеленок. На самом деле, он очень добрый и смышленый мальчик. Только мировоззрение у него немного другое. Он живет в другом окружении и по правилам другой жизни. Не так, как все простые люди.
  Вера: А как живут простые люди?
  Екатерина: Кто как, все по-разному. Но тебе, деточка, лучше этого не знать.
  Вера: Интересно, а я смогла бы полюбить Бориса?
  Екатерина: Ты? Наверное, смогла б.
  Вера: А он меня?
  Екатерина: Не знаю. Видишь ли, Верочка, у него, как и у любого мальчика, была первая любовь. Но, к сожалению, не у всех она получает продолжение.
  Вера: Поэтому, ты думаешь, он не может меня полюбить? Он все еще любит ее?
  Екатерина: Нет, Вера, он ее не любит. Он просто никому не верит.
  Вера: Поэтому у него много разных подружек?
  Екатерина: У него их вообще нет. Есть девушки, как он говорит, которыми он просто пользуется.
  Вера: Катя, а давай попробуем его влюбить в меня. Вдруг получится. Ты мне поможешь?
  Екатерина: Помогу. А это даже очень интересная идея. Начнем прямо сейчас.
  Вера: Без него?
  Екатерина: Ну, ни при нем же я тебе буду давать советы. Во-первых, выгляди всегда красиво, улыбайся, будь мила. Во-вторых, интересуйся его жизнью: где был, что видел, делал что. Спроси, как у него здоровье, не хочет ли он кофе или чай. Спроси совета, попроси помочь. Ну, в общем, завоевывай его вниманье. Ты поняла?
  Вера: Да, поняла. Катенька, ты думаешь, он меня полюбит?
  Екатерина: Тебя нельзя не полюбить. Лишь только равнодушный и слепой не обратит вниманье на тебя. Или совсем дурак.
  Вера: А Борис, он не дурак?
  Екатерина: Надеюсь, нет. Быть может он самолюбивый, но точно не дурак.
  Вера: И я хочу надеяться на это. Еще надеюсь, что полюблю Бориса. Хотя еще не знаю точно, смогу ли здесь я жить. Смогу ли я привыкнуть к жизни этой. И кажется, у вас тут весело, но вот простора мало.
  Екатерина: Простора мало? Так пойдем со мной на кухню. Что тут сидеть одной. Я многое тебе и расскажу, и покажу. Попьем чайку, посплетничаем про Бориса. А вечером, когда они приедут, начнем его влюблять в тебя.
  Екатерина и Вера уходят.
  Вечер. Домой возвращается Василий.
  Василий: Ау, люди, есть кто дома? Инопланетяне, куда все разбежались?
  Вбегает Вера: Василий, вы уже вернулись? Мы с Катей думали, что вы позднее будете. Ты что, один, а где все остальные?
  Василий: Они остались журналистам интервью давать, а я домой поехал. Да, мы сами и не ожидали, что справимся так быстро. Ты и не представляешь, Вера, сколько людей нам помогало. Просто прохожие подходили, просили дать лопату и сажали деревья вместе с нами. Детишек сколько много было! Так было весело, все шутили, бабульки даже песни пели. Мы только и успевали выкапывать да закапывать, а люди саженцы носили. На одной улице мы целую аллею посадили. Так здорово все вышло!
  Вера: Наверно, вы устали очень?
  Василий: Поверь, что это приятная усталость.
  Вера: Как жаль, Василий, что меня там не было с вами. Я тоже хочу деревья сажать.
  Василий, шутя: Да, тебе тем более, Вера, необходимо было участвовать в этом. То, что бабушка твоя тут натворила, ужасно плохо. Тебе теперь здесь столько надо посадить деревьев, не знаю даже, хватит ли нам сил. Работы точно здесь на целый год.
  Вера: Год? Целый год? Но это долго очень, а вдруг придется мне уйти домой, и что тогда получится, что я не загладила вину свою? А может месяца нам хватит?
  Василий: Месяц - это мало, даже если в день сажать по двадцать саженцев, ты не восстановишь зелень, которую твоя бабуля завалила. Деревья-то большие были, а саженцы они малюсенькие, у них листочков еще мало.
  Вера: Ну, что же делать мне теперь? Она, я верю, не специально это сделала. Наверно, так нечаянно случилось. Василий, ты поможешь мне? Скажи, где саженцы мне взять и лопату? И я пойду сажать.
  Василий: Ты что, серьезно это говоришь?
  Вера: Ну, конечно. Ведь это виновата я. Я бабушку просила нам помочь. А она, как видишь, разгулялась не на шутку, вон, сколько бед здесь натворила, Марину даже напугала, Бориса с ног сбивала...
  Василий: Послушай, Вера, ты не волнуйся так. Все хорошо. И страшного в том, что ураган прошел, здесь нету ничего. Обычное явление. Такое здесь бывает. Ты здесь ни при чем.
  Вера: Как же ни при чем? А бабушка моя?
  Василий: Я пошутил. Не все так плохо. А может даже хорошо. Ну, не расстраивайся так.
  Вера: Но, как же так? Ты сам сказал, деревьев много повалило.
  Василий: Повалило. Но это даже хорошо. Понимаешь, Вера, они старые давно уж были. И все равно б упали сами по себе, когда-нибудь. А вдруг и на людей? А так их всех в одну ночь свалило, никто не пострадал. Все люди целы.
  Вера: Ты правду говоришь или чтобы меня лишь успокоить?
  Василий: Я правду говорю. И тебя хочу я успокоить. Мне так не нравится, что ты печалишься. Не надо так переживать. А знаешь что? Назавтра Эдуард опять закажет несколько машин, люди попросили акцию продлить, еще деревьев посадить. Я несколько оставлю, привезу домой их, и ты в саду посадишь саженцы сама.
  Вера: А как же люди? Вдруг опять не хватит саженцев? И что тогда?
  Василий: Ну, хорошо, я вот придумал что. Давай мы послезавтра с тобой поедем в лес. Там выкопаем молодые сосны, и ты посадишь их в саду.
  Вера: А сколько надо их?
  Василий: Ну, три, четыре, а хочешь - пять?
  Вера: А можно десять?
  Василий: Можно десять. Посадишь здесь, в саду, их, вдоль забора. Они вырастут, и люди будут видеть их.
  Вера: Но только я сама сажать все буду, ты мне не будешь помогать.
  Василий: Договорились.
  Возвращаются Марина, Эдуард и Борис. Входит Екатерина.
  Борис: Кошмар, как я устал. Столько ямок накопать, потом их все засыпать. Завтра сами пусть копают. Еще подкупим лопат двадцать и мужикам их раздадим. Пусть помогают. Иначе обессилю я совсем.
  Эдуард: Я позвонил уже в лесничество и заказал на завтра пять машин, так что работы будет много. Как все удачно получилось. Доволен я, как никогда.
  Марина: Ты мой герой, мой депутат. Теперь уверена я, Эдуард, голосов за нас будет больше, чем у других кандидатов. Мы победим! Я это чувствую, мы победим!
  Эдуард: А люди счастливы как были! Ты б видела, Екатерина, как благодарны и добры. Все помогали, и стар и мал. Когда с одной улицы на другую переезжали, тут провожали, там встречали и все махали нам, махали, кричали радостно. Я почувствовал себя героем. Как хорошо, что завтра повторим.
  Борис: Папа, смотрите осторожно с мамой, а то подхватите звездную болезнь! Диагноз страшный, лечению не поддается.
  Марина: А сам-то, сам, уже небось болеешь этим. Вы б видели, как он перед журналистами позировал. Как говорил, как будто песню пел.
  Борис: Мама, я же сын без пяти минут депутата. Мне надо быть учтивым с журналистами. Ну, и сам я должен в кадре смотреться на отлично.
  Марина: Да, ты прав, сынок. Ну что же, Эдуард, пойдем, приведем себя в порядок, и кушать хочется, нет сил. Катя, у вас все готово?
  Екатерина: Конечно, как всегда.
  Марина и Эдуард уходят.
  Екатерина толкает Веру в бок, показывает, чтоб она подошла к Борису. Вера кивает головой и подходит к Борису . Василий с интересом наблюдает.
  Вера: Борис, наверно ты устал?
  Борис: Конечно же устал. Я ж говорил. Это страшнее, чем сходить на пати.
  Вера: А как, здоровье у тебя?
  Борис: Что?
  Вера: Здоровье как и настроенье?
  Борис: Я что, на исповеди или как? Я что-то не пойму?
  Вера: Борис, я просто интересуюсь, как твои дела. Устал ли ты? Как настроенье?
  Борис: Какое настроенье может быть, когда полдня лопатой промахаешь?
  Вера: И что же с настроеньем, оно какое у тебя?
  Борис: Катя, это что? Прикол такой?
  Екатерина: Борис, не злись. Ты видишь, девочка интересуется тобой. Что, трудно ей ответить?
  Борис: Нет, не трудно. Но не легче ли додуматься, какое настроенье может быть, когда устал. Или в голове той логика пропала. А может, ее вовсе нет, мышление отсутствует и разум убежал? И это пустотелое создание задает вопросы невпопад?
  Василий: Вера, ты чего к Борису пристаешь?
  Вера: Я просто интересуюсь. Мне хочется узнать, как все прошло, что видел, как деревья правильно сажать.
  Борис: Вот это да! Я тебе могу сказать одно. Отстань! Ты поняла. Я посидеть спокойно, отдохнуть хочу! Не лезь ко мне.
  Вера: Ну, хорошо, не хочешь говорить, я понимаю, ты устал. Быть может кофе или чай тебе подать?
  Борис: Ты можешь просто помолчать?
  Вера: Я постараюсь.
  Борис: Вот молодец. А можешь в комнате своей молчать?
  Вера: Мне что, уйти?
  Борис: Нет, убеги.
  Екатерина: Ты почему же груб так? А, Борис? Что в том, что Вера просто спросит, а ты ответишь? Мне стыдно за тебя. Ты грубиян.
  Борис: Катя, я сегодня уже давал интервью журналистам. Она что, одна из них, и не успела что-то записать? Может мне еще с лопатой перед ней попозировать.
  Екатерина: Ты можешь просто немного культурней и уважительнее быть, Борис. Я ж тебя знаю, ты не такой, каким хочешь казаться сейчас. И если уделишь немного времени Вере, не растаешь. Так трудно взять и рассказать, как все прошло? И не обидеть девочку?
  Борис: Ну, хорошо! Ты знаешь, как на меня давить, твоя взяла. Я расскажу. Иди сюда, чудовище! Простите, я хотел сказать, Вера! Вот мой рассказ вам, обо мне. Настроение мое погано и отлично. Погано потому, что я устал. Устал махать лопатой и улыбаться всем подряд. Отлично потому, что я помог отцу и был ему полезен. Что вы еще там спрашивали? А! Как здоровье у меня? На здоровье жалоб нет. Температуры тоже вроде нет. Хотя спина устала, руки тоже, голова немножечко гудит. Да, здоровье значит, подвело. Потом хотела ты узнать, как у меня дела. Дела нормальны, не хуже, чем у других. Вот только банковская карточка немного опустела. Дела, дела и завтра целый день, те же, что сегодня, надеюсь, без подробностей поймешь. Ты спрашивала, как деревья правильно сажать, так вот, запоминай. Берешь лопату в руки, наклоняешься к земле и копаешь, потом в лунку ставишь деревце и закапываешь. Спасибо, Вера, что внимательно выслушала. Да, кстати, когда хочу я кофе или чай, прошу Екатерину, мы вместе с ней всегда идем на кухню и вместе пьем. Извини, так заведено, она мой друг, а не ты. И поболтать за чашечкою кофе или чая люблю я с ней. Вот, конец рассказа.
  Вера: Скажи, пожалуйста, Борис, а ты сегодня опять уйдешь на пати?
  Борис: Да, и возьму с собой Василия. И больше никого!
  Вера: А когда меня с собою сможешь взять?
  Борис: Когда научишься ты танцевать!
  Вера: Хорошо, спасибо, я согласна.
  Борис: Обалдеть, она согласна.
  Борис подходит к Екатерине: Ну, ты довольна, Катерина? По-моему, я все вежливо ей рассказал.
  Екатерина: Спасибо, но мог бы это сделать поприличней, без одолжений и сарказма.
  Борис: Через десять минут жди в столовой нас. Я есть хочу, как никогда. Пойдем, Василий.
  Василий подходит к Вере: Не переживай, мы с тобой обязательно попьем кофе или чай и поболтаем, как друзья.
  Вера: Спасибо, Василий.
  Екатерина: Верочка, через десять минут будем ужинать.
  Все уходят, Вера остается одна. Исполняет песню.
  
  Ветер северный нас холодит,
  Заморозит или закалит.
  Он наверно знает точно,
  Что мне нужно в этот час,
  Он, наверное, насквозь
  Всю меня пронзит сейчас
  Холодом и силу даст.
  Я взлечу под облака
  Птицей белой в небеса.
  Холод я тебе несу,
  Я любовь тебе дарю,
  Всю себя тебе даю.
  Может снегом я вернусь,
  Льдинкой, градом обернусь,
  Лишь бы рядом быть с тобой,
  Милый мой.
  Ветер южный нам тепло несет,
  Согревает и надежду нам дает.
  Он, наверно, знает точно,
  Что мне нужно в этот час,
  Он, наверное, насквозь
  Всю меня пронзит сейчас
  Теплотой и силу даст.
  Я взлечу под облака
  Птицей белой в небеса.
  Я тепло тебе несу,
  Я любовь тебе дарю,
  Всю себя тебе даю.
  Может быть, дождем прольюсь,
  Может быть, росой вернусь.
  Лишь бы рядом быть с тобой,
  Милый мой.
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  Василий: Спит, бедняжка, так устала. С таким старанием сосенки сажала. А как она в лесу блуждала средь деревьев, как любовалась! Как будто в первый раз увидела все это. Я б никогда и не подумал, что можно долго так разглядывать деревья. Оказывается, ствол не просто древесина, а целый мир. Это Вера так сказала. Она права, я присмотрелся, а там кто только не живет. Начиная от жучков и мошек, заканчивая шустрой белкой. А муравейник назвала она пирамидою трудяг. И так жалела бедолаг, что ношу носят на себе раз в десять больше веса своего. Вопросами забросала меня. Как, что, почему, зачем? Ее послушать, она и правда, как будто из другого мира. О, что за создание такое! Она красива и мила. Наивна и доверчива. Она как будто бы из сказки. Ее нельзя не полюбить. Она пленяет сразу, ранит сердце. И ею хочешь наслаждаться, быть возле нее, не упускать ни одного мгновенья. Глядеть в глаза, они как океан - пучина, течением уносят, затягивают вглубь. И буйство красок в них, заворожили, их трудно разгадать. В ней есть какая то загадка, она манит, манит к себе. Как трудно удержаться, чтоб не обнять, не удержать в объятиях своих и долго, долго целовать. Ты все, что дивного есть в этом мире, в тебе сокрыто столько тайн, что мне их вовек не разгадать.
  
  Ты мое воображенье,
  Все, чего я не достиг.
  Ты снежинка на ладони
  И растаять можешь вмиг.
  Я искал тебя повсюду,
  Даже в пламенном бреду.
  Разглядеть тебя пытался
  И во сне, и наяву.
  Ты огонь моих желаний,
  Ну а я, как мотылек.
  В мире лести и сомнений
  Я лечу на огонек.
  Обожгусь или позволю
  В жизнь свою пустить тебя.
  Ты мое воображенье,
  Как же удержать тебя?
  С чем сравнить тебя, не знаю,
  Может с ласковой волной,
  Может с гроздью винограда,
  Золотистой и хмельной.
  Может, ты луна на небе,
  Холодна и далека.
  Может, ты не постоянна,
  Словно горная река.
  Ароматом алой розы
  Пахнут волосы твои...
  Или лилией садовой
  Губы нежные полны...
  
  Входит Екатерина.
  Екатерина: Она все спит еще? Бедняжка, выбилась из сил. Как ты мог позволить одной ей столько сосен посадить.
  Василий: Она упряма, Катя. Даже спорить мне с ней запретила. Хорошо, что хоть в лесу выкапывал я сосны сам, пока она блуждала средь деревьев.
  Екатерина: Да, а то б вообще без сил она была. Все ж не пойму никак ее, чудная, как спросит что, я и не знаю, что ответить. Как будто вправду на земле она впервые.
  Василий: Она прекрасна, правда, Катя?
  Екатерина: Да, с этим не поспоришь. Неужто ты влюбляешься в нее? Будь осторожней, неизвестно, чем закончится все это. Слишком хороша она. И она Борисом увлечена.
  Василий: Я уже заметил.
  Просыпается Вера.
  Вера: Вы тут? А я сплю и слышу голоса, и не могу понять, во сне они иль кто-то говорит.
  Екатерина: Ты просто очень сильно устала, проснуться долго не могла. Сквозь сон ты наши слышала голоса. Сейчас попьем с тобой чайку и будет легче, вот увидишь.
  Вера: Василий, вы едете сегодня с Борисом на пати?
  Василий: Конечно. Ты же знаешь, он живет ночною жизнью. Это призвание его, он по-другому не умеет.
  Вера: Как жаль, что мало он бывает дома.
  Екатерина: А если дома, то полдня он спит. Вот ты, Борис, бываешь с ним на вечеринках, а дома спишь совсем чуть-чуть. Ты что же, спать совсем не хочешь?
  Василий: Я, Катя, сплю в машине, пока он там резвится, или на диванчике на вечеринке, если мало там народа и место позволяет. Ты же знаешь, Катя, что я всего лишь его водитель и охранник. Моя работа - доставлять Бориса домой, хотя иногда, когда есть силы, с ними я тусуюсь. Он и его друзья не против, даже за, но мне здоровье мое дороже. Тем более Эдуард мне платит хорошо. Мне смысла нет бросать свою работу. Пойду, схожу к Борису, разбужу, а то нам скоро выезжать. Сегодня день рожденья у одной из светских львиц, опаздывать нельзя.
  Василий уходит.
  Вера: Катерина, ты можешь научить меня танцевать, как у них, на пати?
  Катерина: Ну, на пати я не знаю, как они танцуют. А у нас на вечеринках танцевали так.
  Катерина начинает что-то напевать и танцевать. Движения совершенно разнообразные. Вера повторяет за ней. Вдвоем танцуют, делая очень серьезный вид. Очень стараются.
  Входит Эдуард: Ну, что, красавицы, танцуем? Радуетесь за меня. Подождите еще, рано. Хотя, я думаю, победа у меня уже в кармане. Знали б вы, как рейтинг вырос мой. И все благодаря Марине. О, если б не она, с ее причудами! Соперники сильны, ох, как сильны, поэтому полезли в наш район. Думали, легко нас обойдут. Но они ошиблись. Ведь у меня Марина есть, она, как божий дар. Скажу я честно, в этот раз, я даже и не думал, что она меня спасет опять. А кстати, где она сама?
  Екатерина: По телефону полдня болтает, обзвонила всех подруг. Рассказывает, как все было. Сначала про Каштанку или, как его-то правильно, Каштана. Потом про акцию "Один к пяти". И все с подробностями и в эмоциях. Ну, ты же знаешь, Эдуард, как это происходит.
  Эдуард: Она словно актриса, которая играет свою роль. Хоть двадцать, тридцать раз сыграет, а эмоции все те же остаются. Подмосткам театральным не повезло, такой талант - и мимо их прошел. А где же сын мой? Еще дома?
  Екатерина: Он у себя. Но скоро уезжает.
  Эдуард: Ну, что ж, все по своим углам расселись, пойду и я в свой кабинет. Немножечко мозгами пораскину.
  Вера: Катя, как это - мозги раскину, чего бросаться ими, что-то не пойму.
  
  Входят Борис и Василий.
  Катерина подталкивает Веру: Ну, иди, иди давай, танцуй, как я тебя учила. Не стесняйся, будь смелее. Он увидит и поймет, что с тобой не стыдно ехать на вечеринку.
  Вера танцует перед Борисом, как ее научила Катя. Прыгает перед ним, машет руками. Борис старается отойти от нее, а она все время подпрыгивает к нему ближе и танцует. Борис начинает злиться. Василию все это нравится и он с радостью наблюдает за Верой.
  Борис: Уйди, глумная. Ты что, сегодня крольчатины объелась? Прыгаешь туда-сюда.
  Вера: Нет, меня Екатерина курицей кормила.
  Борис: Ну, я и гляжу, как крыльями ты машешь. Катерина, ты в следующий раз покорми ее медузой, чтобы прозрачная была, и я ее не замечал.
  Вера все равно продолжает танцевать.
  Борис: Ну, точно говорю - больная. Василий, как ты думаешь, она заразна?
  Василий: Думаю, что нет. Просто она хочет тебе показать, что умеет танцевать. Василий начинает пританцовывать вместе с Верой.
  Борис: Да она - бацилла. На расстоянии тебя уж заразила. Василий, успокойся, не пугай меня.
  Василий: А что? Смотри, как здорово у нас выходит. Василий танцует рядом с Верой, подражая ей. Вера танцует с серьезным видом, а Василий, веселясь.
  Борис: Успокойтесь оба.
  Василий и Вера останавливаются.
  Борис: Василий, через пять минут мы выезжаем.
  Вера: Ты куда, опять на пати?
  Борис: Тебе какая разница, куда я и зачем.
  Вера: Возьми меня с собой, Борис. Я танцевать уже умею. Осталось научиться только мне кутить.
  Борис: Ты что, с приветом? Ты хочешь, чтобы все смеялись надо мной. Танцевать она умеет! Кто научил тебя так танцевать?
  Вера: Катерина.
  Борис: Вот с нею дома и танцуй, вокруг кастрюль да поварешек. На пати чудо собралось! На Марсе порезвишься, как вернешься. А здесь - сиди, из дома ни ногой. Катерина, а ты, учитель танцев, смотри за ней! А то она на пати собралась! Ты тоже хороша, чему ее тут учишь?
  Екатерина: Тому, чему ты не хочешь научить. А девочка, быть может, тоже на вечеринку хочет. Что ей тут сидеть одной, скучать. Она же тоже человек и ей ничто не чуждо. Ей развлекаться хочется.
  Борис: Она - не человек. Она - оттуда. Инопланетянка. Засланка из других миров и может быть шпионка. А вы тут с мамой носитесь над ней. Нашли себе занятье.
  Екатерина: Между прочим, занятье это ты домой привез.
  Борис уходит. Входит Марина.
  Марина: Где Эдуард, не знаете?
  Вера, очень грустно: Он пошел кидать мозги.
  Екатерина: Он в кабинете.
  Марина: Все ясно.
  Екатерина: Борис, как всегда готовится на вечеринку.
  Марина обращает внимание на Веру.
  Марина: Что случилось? Чем опечалилась, красавица моя?
  Екатерина: Ее Борис на пати не берет.
  Марина: Почему?
  Вера: Танцую я не так.
  Марина: Не так? А как ты танцевала, покажи.
  Вера с серьезным видом показывает, как ее научила танцевать Екатерина.
  Марина: Ох, ну конечно, кто сейчас танцует так? Я научу тебя, смотри.
  Марина начинает танцевать. Движения похожи на аэробику. Рядом пристраивается Вера, повторяет. К ним присоединяется Екатерина. Василий тоже начинает вместе с ними танцевать.
  Марина: Раз, два, три, четыре. Раз, два, три, четыре. Ну вот, отлично! Видишь, как все просто.
  Василий: Да и мне понравилось. Если я станцую так на пати - звездою вечера я стану.
  Вера: Так, значит, можно звать Бориса? Пускай посмотрит. Я ему сейчас все покажу.
  Марина: Борис, сынок, иди сюда!
  Борис: Что случилось, мам? Чего ты так кричишь?
  Марина: Смотри сюда. Давай, Вера. Раз, два, три, четыре. Раз, два, три, четыре.
  Борис: Что все это значит, мама?
  Марина: Как что, Борис? Она на вечеринку с тобой хочет ехать. Смотри, как движется, как старается она.
  К Вере присоединяется Василий.
  Василий: Смотри, Борис, и я умею так. Присоединяйся к нам. Научишься легко. А ночью так зажжем с тобой, все вниманье будет наше.
  Борис: И ты туда же, сумасшедший. Ну, ну, давай.
  Вера: Борис, возьмешь меня теперь на пати?
  Борис: И кто на этот раз тебя учил? Неужто, мама, это ты!
  Марина: Да, я. А что такого?
   Борис: Вы понимаете, что она заразна. Вы с ума тут посходили. Вас срочно надо изолировать. Всех. Она ж зомбирует всех нас, а вы и не поймете это!
  Екатерина: Ну, что ты раскричался, Боря? Кто не в своем уме, так это ты. Такую девушку не замечаешь.
  Борис: Я не замечаю? Как прихожу домой, только ее и вижу. Да сколько можно прыгать? Перестаньте! Сумасшедший дом!
  Борис уходит.
  Вера: Ну, вот, опять не так. А жаль. Я так мечтала с ним поехать, но видно что-то не выходит.
  Марина и Екатерина уходят расстроенные.
  Василий: Не переживай так, Вера. Он просто ничего не понимает. Он самоуверенный и слишком разбалованный в общении. Ты б видела, какие по нем женщины вздыхают. Он так относится ко всем. Не думай, что к другим он более лоялен. Он такой, как есть. Его навряд ли что исправит.
  Вера: Скажи, Василий, кутить, - что это значит?
  Василий: Кутить? Значит - пить, курить, одуревать и на ушах стоять. Причем одновременно.
  Вера: Но это невозможно.
  Василий: Нам невозможно. А им возможно все. У них такое положение, понимаешь? Нельзя им по-другому жить.
  Вера: А ты пробовал когда-нибудь кутить?
  Василий: Пробовал.
  Вера: И как?
  Василий: Ужасно. Наутро голова болит, как будто в ней кто-то барабанит и жужжит. Ты не поверишь, перед глазами все плывет, и ноги заплетаются вот так. Василий встает и показывает ужасную походку. Вера смеется от души и пытается за ним повторить. Вместе кривляются.
  Вера: Василий, а зачем они это делают?
  Василий: Если честно сказать, не знаю. Но каждый живет так, как хочет и на сколько себя уважает.
  Вера: Так значит, кутить - это плохо?
  Василий: Скорее, неприлично.
  Вера: Но что же делать мне тогда?
  Василий: А в чем проблема?
  Вера: С Борисом на вечеринку очень я хочу.
  Василий: Именно с Борисом? А я не подойду?
  Вера: Ты можешь взять меня с собой?
  Василий: С собою взять я не могу. Но мы с тобой здесь, дома, можем устроить себе вечеринку.
  Вера: Правда?
  Василий: Правда. Я куплю сегодня сока и различных печенюшек. Еще мороженое куплю, бананы, апельсины. А ты готовь красивые бокалы, тарелочки готовь. Когда приеду, то устроим с тобой вечеринку, потанцуем, но кутить не будем.
  Вера: Спасибо, Василий, спасибо. Я буду с нетерпеньем ждать, когда вернешься ты.
  Василий уходит. Вера радостная пританцовывает. Входит Екатерина.
  Вера: Катерина, можешь дать мне красивые тарелки и бокалы?
  Екатерина: Зачем это тебе?
  Вера: Василий обещал мне вечеринку дома сделать. Ты мне подскажешь, что еще мне надо?
  Екатерина: Конечно. Помогу и подскажу. Но что же делать нам с Борисом? Он так меня расстроил.
  Вера: Если честно, я не знаю. Я так старалась.
  Екатерина: Ну, что же, не хочет по-хорошему, будем действовать по-плохому.
  Вера: Это как?
  Екатерина: А вот так! Исключаем всю нежность, доброту и наивность. Буду учить тебя быть вызывающей, надменной и, если понадобится, - властной.
  Вера: А это хорошо?
  Екатерина: Смотря где, как и с кем. Ну, ничего, если надо, возьмем его измором.
  Вера: Катерина, нам что придется голодом его морить?
  Екатерина: Да нет, ты что?
  Вера: А что же умертвить?
  Екатерина: Нет, Верочка, это просто выражение такое. Можно сказать еще - натиском. Ну, если тебе сказать понятнее - насильно.
  Вера: Насильно? Мне что, придется изнасиловать его?
  Екатерина: Это будет крайний метод. Но он, поверь мне, нисколечко других не хуже. А в некотором роде эффективней и приятней. Но об этом потом. Я тебе об этом позже расскажу со всеми подробностями. Но потом.
  Вера: Но если он эффективней всех других, так может нам с него начать? Давай же, я готова слушать все подробности. Начинай.
  Екатерина: Нет, нет, ты что? Мы можем его этим напугать. Давай оставим это на потом.
  Вера: Он что, эффективный и такой страшный?
  Екатерина: Ну, я ж сказала - все потом.
  Екатерина берет Веру за плечи и ставит перед собой. Сама отходит на несколько шагов назад.
  Екатерина: Для начала тебе надо научиться делать вот так. Смотри. Делает грозный вид. Руки ставит в бока. И шагает вперед большими уверенными шагами.
  Екатерина: Поняла?
  Вера испуганно: Нет, не поняла.
  Екатерина: Это означает, что ты его ни капельки не боишься. Что ты важнее и главнее Бориса. При этом надо смотреть ему прямо в глаза. Повтори.
  Вера: Я должна идти вот так, как ты, при этом смотреть ему в глаза, не бояться его, быть важнее и главнее.
  Екатерина: Правильно. Только повторять надо не мои слова, а мои действия. Становись рядом. Делай вот так. Хмурит лицо, высоко поднимает голову. Руки в боки. И пошли прямо на него, прямо на него. Ничего и никого не боимся. Идем.
  Вера: А для чего это?
  Екатерина: Ну, как для чего? Вот он пришел домой. А ты не скромненько, как лебедушка, медленно проплываешь, а ходишь важно. Тем самым давая ему понять, что ты его не боишься и не считаешь важнее себя. Немного показываешь ему свое равнодушие. Ходишь, как будто не замечаешь его присутствие. А потом невзначай заметила его и говоришь, совершенно спокойно: "А, это ты. Извини, я сразу и не поняла, и не заметила. Ну, привет. Как дела?"
  Вера: А как же я его не замечу, если он сюда войдет?
  Екатерина: Ну, хочешь, закрой глаза. Отвернись. Сделай вид, что ты его не видишь. Будь холодна и совершенно равнодушна. Не отвечай сразу на его вопросы. Голову всегда держи высоко. Смотри на него, как бы свысока. Поняла?
  Вера: Поняла.
  Екатерина уходит. На переднем плане сцены гаснет свет и включается на заднем. Появляются Боги.
  Бог Солнца: Тебя здесь обижают.
  Вера: Нет. Мне, кажется, я нравлюсь им. Еще с Василием мы подружились.
  Бог Ветра: А что ж Борис?
  Вера: Он грубиян. Что б я ни сделала, что б ни сказала, все не так. Мне кажется, его я раздражаю.
  Богиня Ветра: Так может, ты домой вернешься?
  Вера: Так быстро сдаться? Нет. Еще немного здесь побуду, решу, что делать дальше мне. Ведь я сюда пришла искать любовь земную. Позвольте мне еще немного здесь побыть.
  Бог Ветра: Ну что же, дочь, решение твое. Мы только наблюдаем.
  Бог Солнца: Но слово наше таково. Коль мы увидим, что тебя здесь обижают, немедленно вернем тебя домой.
  Вера: Спасибо, Боги, как всегда, вы справедливы.
  Выключается свет на заднем плане, Вера и Боги исчезают. Включается свет на переднем плане. Стоит стол с фруктами и конфетами. Входит Борис.
  Борис: Вот это да. Какая роскошь.
  Входит Вера. Делает вид, что не замечает Бориса.
  Борис: Что происходит дома? Что за праздник? Наверно, что-то пропустил я? Чего молчишь, не отвечаешь?
  Вера, спокойно: Нет, Борис, это не праздник. Это просто вечеринка у нас с Василием. Но, если хочешь, приходи и ты. Нам не будет жалко. Вот только мы кутить не будем. Так, потанцуем, поболтаем. Мы уже несколько раз проводили вечеринки, к нам даже Марина, Эдуард и Катя приходили. И было очень весело у нас.
  Борис: Значит, массовые мероприятия у вас бывают тут. И как я пропустил, не понимаю?
  Вера: Ты спал. Впрочем, как всегда, Борис.
  Борис: И что ж, сегодня тоже все придут?
  Вера: Нет. Сегодня будем мы вдвоем с Василием. Марина с Эдуардом идут к друзьям, их пригласили. А Катя книжку новую купила, не может оторваться от нее, сказала, хочет дочитать скорее.
  Борис, с укором: Так, значит, вы вдвоем с Василием? Наедине?
  Вера: Наверно, ты дурак, Борис. Ты ничего не замечаешь.
  Борис: Вот это новость. В ход оскорбления пошли. Надеюсь, это несерьезно ты? Так искренне меня еще никто не называл. Дурак. Прям, от души сказала.
  Вера: Нет, ты не обижайся, я нисколько тебя обидеть не хотела. Просто так сказала.
  Борис: Я и сам чуть в это не поверил. Прозвучало, как заключение врача. Диагноз, что ли, у меня такой. С чего же выводы такие, осмелюсь я спросить.
  Вера: Я это просто так. Так получилось. Хотела я сказать, что ты не видишь ничего.
  Борис: Нет, ты ошиблась, зрение у меня отличное с рожденья. И косоглазием я не страдаю. Так что ж я пропустил и не увидел?
  Вера: Меня!
  Борис: Тебя? Тебя я вижу каждый день. И, если честно, то скоро зрение мое и вправду пострадает, коли маячить будешь здесь туда-суда. Мозоли на глазах появятся тогда.
  Вера: Я что, тебя так сильно раздражаю?
  Борис: Не то чтоб сильно, но надоедаешь. Я что, не вижу, думаешь, что ты ко мне неравнодушна. И всячески меня пытаешься увлечь.
  Вера: Как ты не прав сейчас. Может, и пытаюсь я тебя увлечь, но еще нисколечко тебя я не люблю. Наоборот, пытаюсь полюбить и не могу.
  Борис: Таких признаний мне еще никто не делал. Вот хохма. Бегает за мной, чтоб полюбил ее не я, а она сама смогла б в меня влюбиться.
  Вера: Не смейся. Это правда. Я пробую тебя любить, но у меня никак не получается пока.
  Борис: Ну, что же, пробуй дальше. А вдруг получится. Посмотрим, что тогда произойдет. Во мне спортивный интерес проснулся. Дерзай!
  Вера: Боюсь, тебя я вовсе не смогу любить. Как жалко, что не сбылись мои мечты. Наверно, не судьба. И каждый должен на своем быть месте.
  Входит Василий.
  Борис: А это ты, дружок? На вечеринку?
  Василий: Какая ж это вечеринка, так - посиделки. Хочешь, оставайся с нами, поболтаем.
  Борис: Нет, не буду вам мешать. Оставайтесь в одиночестве. Романтики на вечеринке.
  Борис уходит.
  Вера: Ну вот, обиделся.
  Василий: Ты думаешь? А мне показалось, что он просто усмехнулся. Для него это не развлеченье.
  Вера: А для нас?
  Василий: А для нас это, мне кажется, даже очень романтично. Мне нравится с тобою быть и говорить.
  Вера: Скажи, Василий, а как это любить?
  Василий, отвечает так, как будто признается ей в любви: Любить? Любить - это гореть. Пылать желаньем вновь тебя увидеть, услышать голос твой и невзначай коснуться до руки. В глаза смотреть, молчать и никого боле не видеть, не замечать вокруг ничто, не слышать никого. Все мысли только о тебе. И в голову ничто уже не лезет, не понимаешь, не даешь отчета ничему, ни в силах контролировать себя. Все время ищешь взгляд твой, и хочешь уловить дыханье иль сердца стук, чтобы понять, взаимна ли любовь. Глаза, не врут они, как зеркало души, блестят, когда глядишь на ту, кем вожделеешь. Сдержаться нету сил и губ коснуться хочется, продлить мгновенье. И слушать, слушать, как ты говоришь, как ты смеешься, даже как ты плачешь. Хотел бы любоваться всей тобою, любым движением твоим, как ты ходишь, как танцуешь. И наслаждаться каждою минутой, проведенной с тобой. Бояться отпустить и больше не увидеть!
  Вера: И это все любовь? Так много!
  Василий: Да! Такие чувства присущи людям всей Земли.
  Вера: И все вы так умеете любить?
  Василий: Я думаю, что все. Кто рано или поздно, а кто-то может скрыть свою любовь. А кто-то сам и не поймет, что уж влюблен. А кто-то из-за гордости своей не позволяет чувству этому проснуться.
  Вера: Так, значит, любовь приходится будить?
  Василий: Да, в ком-то она спит.
  Вера: А может быть, что ее вовсе нету?
  Василий: Я думаю, что может. У таких, как ты, ведь ты инопланетянка.
  Вера: Но я должна, должна любить Бориса!
  Василий: Должна любить Бориса? Вот это новость!
  Вера: Это не новость, это условие Богов. Если я сумею полюбить Бориса, то я останусь на Земле, а если нет, придется возвращаться к ним.
  Василий: Ты что, с ума сошла? Любовь должна придти внезапно, не по заказу и не по приказу.
  Вера: А это не приказ. Это условие, коль я смогу постичь любовь земную, я буду здесь, коль нет - тогда домой.
  Василий: А если он тебя не сможет полюбить?
  Вера: Как не сможет? Почему? Ведь я почти Богиня!
  Василий: Эх, девочка, как ты глупа.
  Вера: Ну, почему ж. Я попрошу Амура. Он пронзит Борису сердце.
  Василий: Он должен искренне любить, без помощи Амура. Вот что значит настоящая любовь.
  Вера: Но сначала я должна его полюбить.
  Василий приглашает Веру на медленный танец.
  Василий по окончании танца: Подожди чуть-чуть.
  Вера: Куда же ты, Василий? Ты меня оставишь?
  Василий: Вера, я сейчас приду.
  Василий уходит.
  Вера: Я не могу здесь боле находиться. Мне плохо и болит, вот тут, в груди. Лишь только думаю о нем - внутри тревога. Как только вижу - я дрожу. Глазами я его всегда ищу. Хочу смотреть лишь только на него и слушать, как он говорит. Прислушиваюсь, как он дышит. Мне нравится в нем все. Он добрый, чудный и такой смешной. Мне хочется быть с ним наедине. Все, как он мне про любовь сказал. Но я должна любить Бориса. Так почему же мне он неинтересен? Ведь он тоже недурен. Но Василий, он совсем другой, какой-то близкий и родной. Я не могу понять, отчего так сложно все? Наверно дело все во мне, ведь я другая, мне неподвластна жизнь земная. Я не могу здесь боле находиться, должна признаться, мне пора домой, так будет лучше для меня. Для всех! Как появилась я внезапно, так и внезапно я уйду.
  Василий возвращается с цветами.
  Василий: Вера, Вера, где ты! Как странно, куда же подевалась? Вера, Верочка, откликнись! Хотел ей подарить цветы. Сказать, что нет ее прекрасней. Она исчезла. Нет ее нигде. Вера! Верочка! Ну, где ты?
  Катерина: Что ты кричишь? Ночь почти уж на дворе. Ты пьян?
  Василий: Да что ты, Катерина? Я просто Веру потерял.
  Катерина: К сожаленью, жизнь такая штука: то белая полоса, то черная. Мы все когда-то что-то потеряли: кто веру, кто надежду, кто любовь...
  Василий: Нет, нашу Веру, инопланетянку. Вот только что была вот здесь. И вдруг исчезла. Нет ее.
  Катерина: Ну, прям исчезла? Ты в комнате ее смотрел?
  Василий: Нет, не смотрел, я ей сказал остаться здесь и ждать меня. Вернулся через несколько секунд, ее уж нет. Она исчезла. Понимаешь?
  Катерина: Подожди, я посмотрю ее по дому. Быть может, где-то здесь она... Катерина уходит искать Веру.
  Василий: Навряд ли, она бы просто так не убежала. Наверно, я ее обидел. Но за что, за что ты, жизнь, меня так наказала? Я полюбил небесное созданье. Наверно, не достоин я ее. Где мне искать ее, не знаю.
  Входит Екатерина: Нет нигде.
  Входит Борис: Что вы тут кричите?
  Екатерина: Верочка пропала.
  Борис: Как пропала и куда? Она что, сбежала? Или ее украли. Нет, нет, постойте. Не может быть такого. Она же не могла исчезнуть в никуда. Она должна быть где-то тут.
  Василий: Ее нет. Ни здесь, ни там. Ее нет нигде.
  Екатерина: Ее нигде нет. Как будто испарилась.
  Борис: Но как же так? Не могла она меня покинуть. Я не понимаю. Но как так, Катя? Неужто это все из-за меня? Я так привык к ней и ее причудам.
  Василий: Только и всего? Привык и все?
  Борис: А ты же что, уже влюбился?
  Василий: А если даже так? Ты против?
  Борис: Нет. Она ведь все равно исчезла.
  Екатерина и Борис уходят.
  
  Василий исполняет песню. (Либо читает стих под музыку).
  Глаза я закрою и в небо взлечу.
  Мечты и желанья с собой унесу.
  Лететь и лететь высоко-высоко.
  Лететь и лететь далеко-далеко.
  Мне крылья бог не дал, наверно не зря.
  Я б в небо взлетел, но наверно нельзя.
  Я выше хотел улететь в облака,
  Я в небо смотрел, бог смотрел на меня.
  Спросить я хотел, где крылья мне взять?
  В глаза он смотрел: "Ты хочешь все знать?"
  Как крылья получишь, взлетишь высоко
  О жизни забудешь, все будет легко.
  Я жизнь тебе дал, чтоб ты жил и дышал.
  Я жизнь тебе дал, чтоб ты жил и страдал.
  А ты все забыл и свободу украл.
  Игру ты нарушил и камнем упал.
  Глаза я закрою и в небо взлечу.
  Мечты и желанья с собой унесу.
  Лететь и лететь высоко-высоко.
  Лететь и лететь далеко-далеко.
  Мне крылья бог не дал, наверно не зря,
  Я б в небо взлетел, но наверно нельзя.
  А я так хотел пролететь над землей,
  А я так хотел позабыть обо всем.
  И, падая вниз, я богу сказал:
  "Наверно ты прав, что мне крылья не дал".
  Глаза я закрою и в небо взлечу.
  Мечты и желанья с собой унесу.
  Лететь и лететь высоко-высоко.
  Лететь и лететь далеко-далеко.
  
  Василий ложится на диван и плачет. Гаснет свет. Включается свет на заднем плане сцены. Появляются Боги и Вера.
  Вера: Во мне горит все, когда его не вижу. Я вся пылаю, злюсь, ищу его везде. Мне хочется глядеть ему в глаза. И слушать, слушать, как он говорит.
  Бог Ветра: Ну, что же, дочь моя, ты влюблена?
  Вера: Ах, я не знаю, папа. Люблю иль не люблю. Я сама не знаю. А может это просто страх?
  Богиня Ветра: Тебе надо время, чтобы понять, что происходит. Мы не торопим. Должна ты разобраться в своих чувствах, в себе самой.
  Вера: Скорее б, я сказала, мне надо унять бурю в себе самой, которая мне не дает покоя. Я рвусь к нему, хочу его увидеть, хочу услышать, хочу с ним говорить. Вернуться к людям и опять себя терзать? К нему хочу, и я боюсь его. Он смотрит так, как будто сквозь меня. Он всю меня пронзает, и я под взглядом этим трепещу, теряюсь. Я не могу сказать и слова. Я таю перед ним, меня как будто силы покидают, и я могу упасть. И я боюсь. Боюсь, что выгляжу ужасно глупо, боюсь схватиться за него и помощи просить, чтоб спас меня, чтоб нежно обнял и поцеловал. Ты думаешь, что это есть любовь? Или боязнь? Я не могу понять себя.
  Богиня Вьюги: А может, просто ты боишься признаться в том, что влюблена? Боишься правды?
  Бог Солнца: Останься с нами, разберись в себе. Пусть время все расставит по местам. Быть может, зря тебя мы отпустили. Твои страдания уроком будут нам. Мы виноваты в том, что ты страдаешь. Поэтому решать мы будем все, что делать дальше, и как тебе помочь. И ты пока подумай. Разберись в себе.
  Вера: Я не знаю, что мне делать. Мне надо все обдумать. Я здесь останусь. На Землю не пойду. Попробую понять себя. Одно я знаю точно, я не люблю Бориса. О нем не думаю совсем. Его как будто нет. И я его не замечаю. Не могу дать объяснения себе самой, что происходит, во мне один лишь образ, одно лишь имя меня будоражит, один лишь голос не дает покоя. Его хочу я видеть, слышать, на него смотреть. Я так мечтала полюбить, и что ж в итоге? Я страдаю. Но почему любовь приносит боль? Не уж то она разная бывает? И мне досталась вот такая! Вот так легко влюбиться, а потом от этого страдать?
  Вера начинает танцевать под мелодичную музыку. Танец выражает страдание. Постепенно она спускается вниз на сцену, свет переключается на Василия. Вера танцует и поет вокруг страдающего на земле Василия. Он тоже начинает танцевать с ней, но они не дотрагиваются друг до друга.
  
  Песня Веры.
  1.
  По крупицам счастье собирала,
  Каждый день я о тебе мечтала,
  Песни все свои тебе посвящала,
  А потом все вмиг потеряла.
  Я бегу, а мне в лицо ветер.
  Я кричу, а он вдруг затихает.
  В этот вечер мой друг только ветер,
  Может он меня от тебя спасает.
  Пр.
  Ты же знаешь, ветер,
  Как мне больно любить.
  Ты же знаешь, ветер,
  Как мне трудно забыть.
  Я все песни свои посвящала ему.
  Подними высоко, не пускай к нему.
  Унеси, закружи, обними меня,
  Удержи, не пускай, я теперь твоя.
  2.
  Заблудилась я в своих песнях,
  В каждом слове я тебя слышу.
  В лабиринте всех стихов новых,
  Знаю, снова тебя увижу.
  Мысли мчатся, не остановишь.
  Убегать от них нет смысла.
  С ветром, знаю, ты не поспоришь.
  Ты уже нас никогда не догонишь.
  3.
  Растопчу я все свои мысли,
  Улечу от тебя в бездну.
  Все спасение мое в песнях,
  Я доверю их только ветру.
  В танце, кружа над землею,
  Нежно ветер меня ласкает.
  Напевая о тебе мою песню,
  Он меня все сильней обнимает.
  
  По окончании танца и песни Вера возвращается к Богам.
  Боги предстают перед Василием.
  Василий: О, Боги, я не сплю! Я перед вами.
  Бог Солнца: Ты должен нам ответить на один вопрос, Василий. Но знай, что лжи мы не потерпим. И правду говоришь иль нет, мы тут же распознаем. От твоего ответа будет все зависеть. Итак, я задаю вопрос! Ты любишь Веру?
  Василий: Веру? Нашу инопланетянку? Ну, что ж, скажу я правду, всю как есть. Да, я люблю! Ее нельзя не полюбить. Она, как ангел, как цветок, что ароматом манит. Она легка, как бабочка, и взгляд не оторвать от этой красоты. Она наивна, как ребенок, ее мне хочется ласкать, жалеть, беречь, обнять и целовать. Она чиста, как будто бы младенец. Но, к сожалению, не быть мне с ней.
  Бог Солнца: Отчего же?
  Василий: Она пропала. Нет ее. Я так искал ее и звал. Но не нашел. Она исчезла. Я не могу простить себе, что упустил ее. Всего на миг ушел, и Веры нету. Я не прощу себе, что потерял ее. Мне жизнь уж не мила без моей любимой Веры.
  Бог Солнца: Ты признавался ей в любви?
  Василий: Нет. Я не посмел. Я думал, что обижу ее этим, ведь она заинтересована Борисом. А я? Кто я такой? Всего лишь навсего шофер, охранник. Так, никто. Я так боялся, что она заметит мои чувства к ней. Я был согласен любить ее одну, пусть даже и на расстояньи. Но если б только знал, что она вот так уйдет, и я ее уж больше не увижу, я бы кричал, что я люблю! Люблю ее, одну на белом свете! Я бы держал ее и умолял со мною рядом быть. Но опоздал. Теперь наказан горько я за свою трусость.
  Бог Ветра: А если б у тебя был шанс признаться ей в любви, ты бы признался? Или опять решил любить ее в сторонке.
  Василий: Я бы кричал, молил ее поверить в мои чувства. И дать мне шанс, чтоб доказать, как я люблю. Как сильна моя любовь. Она горит во мне, пылает, рвет меня на части, я потерял сон и покой. Я так хочу ее увидеть, хочу услышать, как она смеется, хочу коснуться нежных губ...
  Богиня Ветра: Ну что ж, мы можем дать тебе возможность исправить положенье. Но сначала мы хотим тебе представить одну из нас, вот дочь моя, знакомься - Дочь Бога Ветра!
  Василий: Вера, Вера, Верочка моя! Любовь моя, куда же ты пропала? Я думал, потерял тебя! Я думал, что тебя я больше не увижу. Я так страдал. Я так люблю тебя. А ты? Ты? Здесь? Среди Богов! Так значит, это правда! О, Боги! За что мне это наказанье? Но знайте, вас я не боюсь! Я все равно ее люблю! Пусть даже ты одна из них, я все равно люблю тебя. Я люблю тебя, моя Вера! И от своих слов не отступлюсь, мне все равно, что теперь со мною будет. Главное, что ты узнала ... Как я тебя люблю!
  Богиня Ветра: Скажи мне, дочь моя, ты влюблена в земного человека? В Василия ты влюблена?
  Вера: Да, я люблю его.
  Бог Ветра: Мы, видя весь тот путь, который вы прошли, посовещались и решили, что делать дальше. Мы не можем вас разъединить. Вы любите друг друга, это факт. Любовь ваша сильна. Но есть одна преграда: ты - Богиня, ты - человек. И надо выбрать, что-нибудь одно.
  Бог Солнца: Мы приняли решенье вот какое. Ты дорога нам, как Богиня, ведь ты умна, красива и было б глупо нам тебя терять. Ну, что же, люди тебя Верою назвали, так будь тогда Богиней Веры. Отныне будешь людям помогать, вселять в них веру, силы придавать. А ты, Василий, носитель имени цветов, будь Богом Полевых Цветов. Пусть это званье не большое, но ответственность все ж велика. Ведь людям надо красотою наслаждаться. Так что ты следи за всеми полями и лугами, чтобы цвели они и украшали землю. Да будет крепок ваш союз. Храните и любовь, которой обладаете, - Земную!
  
  Все вместе поют заключительную песню.
  1.
  Расскажи о том, как ветер
  Раздувает паруса.
  Расскажи о том, как просто
  Подниматься в небеса.
  В жизни есть всему начало,
  В жизни есть всему конец.
  Миг любви лови случайный,
  Стук безудержных сердец.
  Пр.
  Люби всегда, люби назло.
  Пусть это будет нелегко.
  Люби всем сердцем, всей душой,
  Любовь приходит и с тоской.
  Люби так крепко, горячо
  Пусть даже будет тяжело.
  Ведь надо в жизни рисковать,
  Мы можем снова все начать.
  2.
  Наслаждайся каждой встречей,
  Прикоснись к моим губам.
  И от чувств прекрасных этих
  Ты прочтешь все по глазам.
  Трудно мне сказать словами,
  Как боюсь тебя терять.
  Ценим только мы с годами,
  Больно это признавать.
  3.
  Пусть закружит злая вьюга,
  Обвенчает ветер нас.
  Ошибемся, может, снова
  Мы с тобой в который раз.
  В жизни есть всему начало,
  В жизни есть всему конец.
  Миг любви лови случайный,
  Стук безудержных сердец.
  
  КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"