Тихонова Виктория Олеговна: другие произведения.

Сумасшествие

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Автор Тихонова Виктория Олеговна
  Год рождения: 28.01.1973; г Смоленск
  Город проживания: г Смоленск
  
  
  Сумасшествие
  Комедия
  (год написания: 2010)
  Зарегистрировано РАО за Љ17584 от 21 декабря 2010 года
  
  
  Палата Љ1 (муж.)
  
  Псих Љ1 - лицемер
  Псих Љ2 - предсказатель
  Псих Љ3 - кукареку
  Псих Љ4 - поэт
  
  Палата Љ2 (жен.)
  
  Псих Љ5 - чудная (не может правильно произносить некоторые слова и читает их по листочку)
  Псих Љ6 - молодая ведьма
  Псих Љ7 - соблазнительница, влюбчивая
  Псих Љ8 - нервная
  
  Глав. врач - Доктор
  Медсестра - пациенты зовут её Белоснежка.
  
  
  Сцена разделена прозрачной тканью пополам на две палаты - слева мужская и справа женская, в каждой палате по четыре кровати. На переднем плане слева стол медсестры.
  Прозвенел звонок подъема. Голос по внутреннему радио:
  - Уважаемые товарищи пациенты! С добрым утром! Не забывайте, что утро означает подъем. Вам следует открыть глаза, встать с постели, принять процедуры и готовиться к завтраку. Через 30 минут вы должны быть готовы к принятию пищи.
  Пс1: Господин Кукареку, можно сегодня без утреннего петушиного кукареканья. Позвольте начать сегодняшний день без вашего приветственного (становиться на кровати во весь рост, машет руками и передразнивает): ку-ка-ре-ку!
  Кукареку ворочается на своей кровати, просыпаясь.
  Пс4: А вот и петушок проснулся.
   Сейчас он гребешок причешет,
   Потом расправит хвостик свой
   И очень звонко запоет.
  Кукареку встает с кровати, руками причесывает волосы, приподнимая их вверх, делая гребешком. Трясет ягодицами, натягивает трико повыше, отставляет кверху попу. Принимает позу петуха, ходит по палате, входит в роль петуха, начинает кукарекать все громче и громче. Псих Љ1 накрывается подушкой и ждет, когда закончится утренний ритуал. Псих Љ2 подходит к Кукареку и успокаивает его.
  Пс2: Ну все, все, хватит, уже все проснулись. Помогает Кукареку дойти до его кровати. Тот идет и, оборачиваясь, кукарекает, пытаясь убедиться, что проснулись все. Все уже проснулись. И я. И господин поэт. И ... (делает паузу, глядя на пс Љ1) он еще не решил, кем он сегодня будет, но думаю, он остановится сегодня с утра на Сталине.
  Пс8 (сильно психуя): Ну почему это радио всегда опережает утреннего петуха? Должно быть все наоборот. Сначала петухи поют, потом все просыпаются и только потом должно говорить радио. Ну почему каждое утро все наоборот?
  Пс5: Какая разница? Петухи поют или коровы мычат? По мне лучше бы вообще утром никто не орал.
  Пс8: Как это, какая разница? Это закон природы. Я знаю. Сначала петух, потом все просыпаются, потом говорит радио! Сначала петух, потом все остальные!
  Пс1 (встает на кровати во весь рост, с очень серьезным видом): Господа, разрешите представиться. Иосиф Виссарионович. Собственной персоной, Иосиф Виссарионович Сталин. Да, да. Кланяется во все стороны.
  Все пациенты палаты Љ1 подходят к псЉ1, протягивая руку, приветствуют и представляются.
  Пс4: Поэт. Непризнанная личность вашей эпохи.
  Пс1: Жаль, жаль вас, искренне жаль.
  Пс2: Предсказатель, мы с вами не встречались.
  Пс1: Жаль, жаль. Вы бы могли мне во многом помочь.
  Пс3: Кукареку. Хозяин рассвета и заката.
  Пс1: Жаль, жаль вас. Вы ошиблись, хозяин здесь один - это я. Наверно, придется отправить вас на Колыму.
  Кукареку испуганно убегает к своей кровати. К нему подходит Предсказатель и успокаивает его.
  Пс2: Не бойтесь, друг мой. Иосиф Виссарионович будет с нами только до обхода. Потом он уедет и вместо него приедет кто-нибудь другой.
  Пс3: Ну, почему, почему? Почему когда все время появляется этот Сталин, он обязательно хочет отправить меня на Колыму. Почему? Почему не в Сочи, а на Колыму.
  Пс2: Потому, что он хозяин.
  Пс3: Но это неправда. Он не может быть хозяином.
  Пс4: Хозяин страшен, это правда.
   Он слов на ветер не бросал.
   Ему перечить все боялись,
   Он взглядом всех испепелял.
  
  Пс7: Ой, девочки, как вы думаете, а царь наш, батюшка Николаюшка, еще не уехал. Как хочется, чтобы он побыл с нами еще денек-другой. Он такой, такой романтичный, такой красивый, нежный. А какие у него руки, какие руки. Он как прижмет к груди, аж все замирает.... И я таю, таю в его руках. Говорит мне, королева моя, желайте, что хотите, все исполню...
  Пс5: Ну, и что ты попросила?
  Пс7: (обиженно, что ее перебили): Ничего.
  Пс8 (нервно, подбегая к Пс7): Дура ты, дура, корону надо было просить! А вдруг его сегодня не будет, опять без подарочка останешься!
  Пс7 начинает плакать.
  Пс5 (передразнивает): Корону! Корону! Зачем ей корона? Дворец ей просить надо было.
  Пс7 еще громче заливается слезами. Пс6 подходит к ней протягивает несколько засушенных листочков: На вот, пожуй, успокойся. А эти три листочка, в следующий раз, как прижмет к груди, засунь ему в карман. Сам все отдаст. И корону, и дворец. Будешь у нас королевишной.
  
   Пс1 к Пс4: Уважаемый товарищ поэт. Вы могли бы мне сегодня сослужить службу. Чувствую, наметится у меня сегодня свидание.
  Пс2, в адрес Пс1: Еще бы! День без свидания, считай, - и не жил.
  Пс1(продолжает): Хотелось бы, вас, товарищ поэт, пригласить поучаствовать со мной (Пс4 смотрит на Пс1 с радостным видом). Вы должны будете прочитать стих от моего имени даме, с которой я сегодня буду встречаться. Так что, садитесь и пишите. А может даже и двум. Пишите два признания в любви. Разных.
  Пс3: Иосиф Виссарионович, могу ли я помочь вам чем-то. Я бы с удовольствием.
  Пс1, задумался, оглядел Пс3: Хорошо, будешь моим павлином, если хвост цветной распушишь.
  Внутреннее радио: Через пять минут все должны быть готовы к выходу в столовую.
  Пс4: Вот время к трапезе подходит.
   Душе теплее станет вновь.
   Сейчас желудок мы наполним,
   И в жилах заиграет кровь.
   Нам каша, как солярка для машины.
   А женщинам она, как мед.
   Мы пишем ложками картины.
   У нас у каждого есть свой автопилот.
   Мы не боимся подавиться,
   Нам кашу жидкую дают.
   Мы не боимся отравиться,
   Колес напьемся и сразу в путь.
   То на прогулку, то на мойку
   Нас Белоснежка отведет.
   Любимый доктор проведет осмотр
   И песню сладкую споёт.
  
  Пс начинают выходить на передний план сцены, сначала выходят все мужчины. За столом сидит медсестра. Пс с ней здороваются.
  
  Пс3: Доброе утро, спасительница наших душ.
  Медсестра: Доброе, доброе.
  Пс3: Как вам сегодняшнее ку-ка-ре-ку? Как голосок, сегодня звонче? Я так старался и все для своей курочки. Как вы думаете, Белоснежка, она слышала или нет?
  Медсестра: Если б слышала, давно б яичко уже снесла.
  Пс3 (романтично и мечтательно): Не простое, а золотое.
  Медсестра: И сразу два.
  Пс3: Я буду стараться петь еще лучше. И моя курочка наконец-таки придет ко мне.
  Выходит пс4.
  Пс4: О, наша прекрасная Белоснежка,
   Вы, как всегда, с утра прекрасны и нежны.
   Пойдемте на прогулку, собирать сыроежки
   Нам вместо таблеток помогут грибы.
  Медсестра: Грибы? Сыроежки? И какого же они цвета?
  Пс4: Они зеленые и синие, они красные и белые.
   На тонких ножках растут, их все из нашего дома жрут.
  Медсестра: А я-то думаю, и чего это они после прогулки как лошади ржут.
  Пс3: Почему это ржут как лошади? Что же вы, Белоснежка, всегда обзываетесь? Почему это мы всегда млекопитающие или беспозвоночные?
  Медсестра: Это когда же я вас беспозвоночными называла?
  Пс3: Давеча, мне помнится, вы меня глистом назвали, а Предсказателя нашего червем бесполезным.
  Медсестра: Ну ладно, ладно, не обижайся, больше не буду.
  
  Пс4 к Пс3: Она - любя, и не со злости. Не обижайся на нее.
   А то вонзит тебе в мягкое место копье.
  Пс2: Доброе утро, Белоснежка.
  Медсестра: Доброе ли?
  Пс2: Доброе. Для вас, как всегда, оно доброе.
  Медсестра вопросительно смотрит на Предсказателя.
  Пс2: И день тоже для вас будет добрым.
  Медсестра: А вечер?
  Пс2: А вечер, как всегда будет, полон приключений и неожиданностей. Приятных неожиданностей. Все будет, почти как всегда. Вот только...
  Медсестра: Ну, говорите же, говорите...
  Пс2: Вот только бумаги в руке у вас будут совсем другого цвета, не такие, как вчера.
  Медсестра: Какого, какого цвета? Ну, пожалуйста, скажите.
  Пс2: Не такого, как вчера.
  С палаты выходит Пс1. Пс2, Пс3, Пс4 выстраиваются ровно, пропуская Пс1 к медсестре. Пс1 обращается к медсестре.
  Пс1: Здравствуйте, моя дорогая. Как давно я вас не видел. И, поверьте, уже успел соскучиться.
  Медсестра: Охотно бы вам поверила, что вы действительно соскучились, если бы то же самое мне вчера не говорил другой, в вашем облике. Давненько тебя не было. Чего вернулся-то, узурпатор?
  Пс1: Зачем же так жестоко?
  Медсестра: А что, жалеть тебя прикажешь?
  Пс1: Ну, зачем же. Меня никто никогда не жалел, поэтому и я никого не жалею.
  Медсестра: Ну, и кого же ты сегодня не пожалеешь? Кого сегодня будоражить будешь?
  Пс1: Начну с тебя, моя красавица.
  Медсестра (удивленно) : С меня, ну, попробуй.
  Пс1: А чего пробовать. Я у тебя всегда спрашивал и сейчас спрошу. Куда семерых замечательных парней дела? Лучше сама признайся. Где гномики?
  Медсестра (злясь): Вы все мои гномики! И ты, Иосиф Виссарионович, самый первый из них. Поэтому тебе первому сегодня инъекцию пропишу.
  Пс1: Об этом мы на заседании партии поспорим. Кто, кому, что пропишет и какие даст рекомендации. Да, кстати, Белоснежка, почему ваши гномики до сих пор не вступили в ряды нашей могущественной партии?
  Медсестра: Успокойся, чудовище. Делайте лучше зарядку, только с закрытыми ртами.
  
  Мужчины начинают ворочать головами, руками и другими частями тела.
  
  Пс7 (обращается к женщинам): Посмотрите, посмотрите, Николаюшка там или нет его.
  Пс5, выглядывает из палаты, оборачивается и говорит с горечью: Нет его. Власть сменилась.
  Пс7, плачет: Как нет? А как же корона и дворец? Опять без подарочка осталась.
  Пс5, равнодушно: Не ной, будет тебе подарочек. Только вместо короны - косынка красная, а вместо дворца - коровник.
  Пс7, радостно: Будет, будет. Подбегает к Пс5, спрашивает: А травку подкладывать или ждать, когда Николаюшка вернется?
  Пс5: А это дело твое: хочешь сейчас подложи, хочешь подожди.
  Пс7: Ага, ага. Надо подумать.
  Пс8: Что тебе думать. Да и чем? У тебя что, на шее думалка работает? Не смеши.
  Пс7: А я и не смешу, я совершенно серьезно говорю. Обращается к Пс 5: А скажи, ты не заметила, какая власть сегодня?
  Пс5: Вроде, красная.
  Пс6: Ладно, хоть не грозная.
  Пс5: Что-то давно из науки да из философии к нам никто не заглядывал. Даже как-то подозрительно.
  Пс8: Ничего подозрительного, просто наша красотка их своими вопросами достала, а у них познания закончились. Вот они и не приходят.
  Пс6: А по мне, хоть иноземцы с этими, как их... Оттуда, на тарелочках... пришельцами...
  
   Женщины выходят из палаты на передний план сцены и присоединяются к мужчинам.
  Медсестра отводит Пс6-ведьму в сторону и начинает с ней разговор.
  
  Медсестра: Ну, что ты вчера опять подсунула Главному, какую из своих травок?
  Пс6: Никакую, он просто спросил про гербарий. Какая из травок сегодня в дефиците, я сказала, что никакая, всего достаточно. И все.
  Медсестра: И все?
  Пс6: Нет. Он еще попросил один листик для соседа, а другой для себя.
  Медсестра: И что ты там наговорила на свои листочки?
  Пс6: Как всегда. Один слабительный, второй возбудительный.
  Медсестра: Все ясно, опять перепутал. Ты хотя бы их по цвету разделяла, чтоб добрые люди не путали.
  Пс6: Их нельзя разделять по цвету, они собраны все в один день, в один час и должны быть одного размера.
  Медсестра: А отчего же мне разные давала, и по цвету и по размеру?
  Пс6: А ты у нас особый случай. Тебе трава из гербария не поможет. Тебе только сильные, трехлетней и четырехлетней давности помогают.
  Медсестра: А на сегодня травка есть?
  Пс6: Есть.
  Медсестра: Наговоришь? Пс6 кивает головой. Как всегда, чтоб денег дали. Ну, ты помнишь... Пс6 снова кивает головой.
  Медсестра: Только никакие не тугрики и не зайчики, а доллары, доллары. Запомни - доллары. А то опять повстречаю какого-нибудь туземца, а мне американец нужен, понимаешь, американец. Доллары они ведь только у американцев. А у всех остальных тугрики.
  
  Кукареку начинает важно ходить вокруг женщин, редко издавая свое фирменное "ко-ко-ко".
  
  Пс4: Как звонко петушок поет,
   Не понимая сам, о чем.
   Наверно, курочку зовет,
   Покудахтать о том о сем.
  
  Медсестра: Все собрались? Никто никуда не пропал? Никого инопланетяне не украли?
  Пс хором: Нет.
  Медсестра: Молодцы! Никто не остался в своей норе под одеялом?
  Пс хором: Нет.
  Медсестра: Молодцы! Построились в шеренгу! У всех тапочки одеты. Идет вдоль Пс, обглядывает их. Волосы причесаны. Все успели одеться. Никто не прячет ароматные носки в карманах. Хорошо! Ваше прилежание меня радует. Поэтому после завтрака идем сразу на прогулку и дышим свежим воздухом на 15 минут больше, чем обычно. Но если кого-то замечу, собирающим грибы, то завтра прогулки будете лишены. А теперь, подняли вверх левую руку. Молодцы! Повернулись налево. Где у нас лево? Повернулись в ту сторону, где поднята левая рука. Налево! Взяли друг друга за правую руку. Правая та, которую мы не поднимали. Взялись за руки и паровозиком пошли в столовую. Паровозиком. Не отстаем друг от друга. Не наступаем на пятки впередиидущему. Чух-чух, чух-чух. Вперед на завтрак, потом все на прогулку.
  
  Уходят со сцены. Звучит музыка, на сцену постепенно возвращаются Пс. Одновременно поют, выносят и расставляют на сцене декорации для сцены "на прогуле".
  
  
  ПЕСНЯ
  
  Мы - особый вид жителей земли.
  Мы - не такие, как вы.
  Мы свободные корабли
  В этом огромном мире.
  
  В голове у нас кузнечики,
  Птички разные поют.
  А в ушах звенят бубенчики
  И голоса куда-то всё зовут.
  
  Мы веселые ребята, очень искренне добры.
  Мы ранимые девчата и доверчивы, увы.
  
  Ты мне веришь? Я сегодня на луну летала.
  Ты мне веришь? Я на Марсе побывал.
  Ну, а я кокосы в поле собирать с утра пошла.
  Ну, а я орех украл и желанье загадал.
  
  Я подснежники искала, к сожаленью, не нашла.
  Ну, а мне товарищ Сталин все секреты рассказал.
  Я увидела во сне, как летала на метле.
  Ну, а я сегодня на коне, еле усидел в седле.
  
  Мы веселые ребята, очень искренне добры.
  Мы ранимые девчата и доверчивы, увы.
  
  Я хотел бы быть жонглером и кидаться макароном. (п1)
  Я хочу огромный пьедестал, я б на нем стихи читал. (п4)
  Ну а я хочу метлу, я б кружила по двору. (п6)
  Я на дерево смотрю, сразу белкой стать хочу. (п5)
  
  А я мечтаю о мужчине, волосатом и большом. (п7)
  А я мечтаю о колдунье, с черным ласковым котом. (п2)
  Я мечтаю быть павлином, с пышным красочным хвостом. (п3)
  Я хочу быть балериной, в голове с большим пером. (п8)
  
  Мы веселые ребята, очень искренне добры.
  Мы ранимые девчата и доверчивы, увы.
  
  НА ПРОГУЛКЕ
  
  Медсестра: Все на месте? Молодцы. Гуляем, чтоб я вас видела. Грибы не собираем. За деревьями не прячемся. Под кустами не засыпаем.
  Медсестра садится на скамью, с книгою в руках.
  Пс1: Что читаем?
  Медсестра: Лишние вопросы не задаем. Гуляем.
  Пс ходят по сцене, гуляют.
  Пс1 к Пс5: Не могли бы вы передать нашей красотке, что я жду ее через минуту возле того дерева.
  Пс5: Тебе надо, ты и передавай.
  Пс1: Я генсек или нет? Ты должна меня уважать.
  Пс5: Я тебе ничего не должна. Ты меня что, хоть раз на свидание позвал или подарочек пообещал?
  Пс1: Как не обещал? А недвижимость в любом городе СССР?
  Пс5: Какую недвижимость?
  Пс1: Квартиру!
  Пс5: Квартиру не ты обещал, а другой. И то сказал потом, что квартира - это уже не модно, и вместо нее обещал вагон кукурузы. Сказал, что это более выгодный вариант, так как квартиру убирать надо, ремонт в ней делать, а кукурузу жуй да глотай, жуй да глотай. И где он? Ни квартиры, ни кукурузы...
  Пс1: Ладно, ладно не пыхти... Хочешь, договорюсь, вместо кукурузы рапса тебе привезут?
  Пс5: И что я с ним делать буду?
  Пс1: Как что? Жевать. Он сочный, сладкий.
  Пс5: А на свидание?
  Пс1: И на свидание пойдем. Но сначала вон ту деву пригласи, вот за то дерево.
  Пс5 подходит к Пс7: Подарочек хочешь?
  Пс7: А кто ж его не хочет?
  Пс5: Ну, не знаю, может, если только сумасшедший. Так хочешь или нет?
  Пс7: Ну, хочу!
  Пс5: Тогда иди вот за то дерево.
  Пс7: А подарочек, какой будет?
  Пс5: Думаю, сегодня будет один рапс.
  Пс7: Один и все?
  Пс5: Ну, хочешь, еще что-нибудь попроси?
  Пс7: А что можно? Что у тебя еще есть?
  Пс5: А я при чем?
  Пс7: Ну, ты ж меня приглашаешь на свидание.
  Пс5: Не я. Вот он.
  Пс7: Ах он. Он значит? Ладно, схожу. Идет к дереву, ходит вокруг него.
  Пс1, подзывает к себе Пс4: Ну, как ты готов? Пойдешь со мной на свидание. Как только кивну головой, сразу читай стих, про любовь. Понял?
  Пс4 кивает головой.
  Пс1, подзывает к себе Пс3: Где твой хвост? Я же тебе сказал, будешь моим павлином. Как я теперь тебя с собой возьму на свидание?
  Пс3: А я как будто бы после линьки. А хвост и этот вроде красивый.
  Пс1: Ладно, сойдет, только задом сильно не поворачивайся, а то опозоришь меня перед девою. Тогда точно отправлю куда подальше.
  
  Пс7 ходит вокруг дерева, к ней подходит Пс1 и начинает ходить за ней. Пс3 и Пс4 просто стоят около дерева. Другие присоединяются к ним и начинают наблюдать за происходящим.
  
  Пс1 к Пс7: Эй, красавица! Постой, куда так спешишь? За тобой и не угнаться.
  Пс5 спрашивает Пс8: Как ты думаешь, догонит он ее, или она опять бегать от него будет все утро, как в прошлый раз?
  Пс8: Если она хочет подарочек, то он ее догонит. Так, чуть помордует его для приличия, а потом как будто бы споткнется, и он ее догонит. Вот если бы это был Николаюшка, она б ему сразу отдалась.
  Пс5: Сама виновата, что он опять пропал, нечего у него было просить о встрече с Гришкой Распутиным. Николаюшка хоть и любит Гришку, но ревновать тоже может. Пусть вот теперь терпит этого продуманного сумасброда.
  Пс2: Ух, как она на него зла. Но сдастся быстро. Подарочка ей уж очень хочется.
  
  Пс7 спотыкается и как будто бы чуть не падает. Сзади на нее налетает Пс1.
  
  Пс7: Эй, можно поосторожнее! Вы меня чуть не зашибли, конь вы мой ретивый.
  Пс1: Извините, пожалуйста, мадам. Извините. Я не хотел вас обидеть.
  Пс7: "Извините" в карман не положишь.
  Пс1, смотрит, что у него есть в карманах: Вот, смотрите. Можете пока к себе в карман положить мою шоколадку, нам как раз сегодня поек выдавали. Хотите, положите ее к себе в карман.
  Пс7: Ты что, совсем рехнулся, ее же есть надо, а не по карманам таскать. Разворачивает шоколадку, начинает ее есть. Остальные Пс со словами: Вот ненормальный... Да кто ж ее в кармане носит... Это же есть надо...
  
  Подходят, берут себе по кусочку, съедают и снова отходят в сторону. Наблюдают.
  
  Пс7: Вот фантик твой, если хочешь, могу в кармане поносить, если тебе не жалко, конечно.
  Аккуратно складывает, кладет себе в карман.
  Пс1: Могу я вас пригласить прогуляться со мной по этому дивному парку?
  Пс7: Можете.
  Пс2: Начинается тягомотина.
  Пс5 и Пс8 к Пс2, наперебой: Да тихо ты, тихо... Сейчас начнется... Как в кино... Так романтично...
  Пс6 к Пс2: Сейчас начнут носами хлюпать.
  Пс1 к Пс7: Дорогая дева!
  Делает паузу. Пс7 прикрывает рукой часть лба, высоко поднимает локоть и отводит в сторону глаза.
  Пс1, продолжает: Красавица!
  Пс7 еще больше смущается. Делает вид, что у нее начинает кружиться голова.
  Пс5 и Пс8 выпячивают глаза, внимательно слушают, достают носовые платки и начинают утирать носы.
  Пс1 продолжает, берет Пс7 за плечи, смотрит ей в глаза: Звезда очей моих! Солнышко мое ясное! Я приглашаю вас пройтись со мной, рука об руку. Мы поговорим о погоде, о природе и о любви.
  Пс7 делает вид, что теряет сознание. Пс1 ее подхватывает и притягивает к себе, обнимает.
  Пс5 и Пс8 хлюпают носами, говорят в один голос: Как в кино!
  Пс2 и Пс6, спокойно, в один голос: Как всегда.
  Пс7 берет Пс1 под руку и начинают гулять туда-сюда. Пс3 и Пс4 ходят за ними. Пс5 и Пс8 садятся на одну скамью, Пс2 и Пс6 - на другую. Все наблюдают за происходящим.
  Пс1: Поговорим.
  Пс7: Поговорим.
  Пс1: Поговорим о погоде.
  Пс7: Погода хорошая.
  Пс1: Поговорим о природе.
  Пс7: Природа красивая.
  Пс1: Поговорим о любви.
  Пс7: Ох, давайте поговорим.
  Пс1 кивает Пс4, тот начинает читать стих, Пс3 ходит важно, как павлин.
  Пс4: Милая, милая дева!
   Вы мой воздух, мой кислород.
   Мы с вами, словно два дерева
   У реки, где растет бергамот.
   Тонкие ветки ветер качает.
   Ветер листву раздувает.
   Я вас в объятья свои заключу
   И никуда не отпущу.
   Прижмемся друг к другу нежнее.
   И воспылает сильнее пламя огня
   В грудной клетке у меня.
   Это чувство любовью зовется.
   Из-за него сердце сильнее бьется.
   И пусть ливень прольется,
   Огонь все равно остается.
  Пс7: Браво, браво! Как гениально! И про любовь, и про природу, и про погоду... Вот что значит, тонкая душа поэта!
  Пс1: Все для вас, моя дорогая! А как вам павлин?
  Пс7: Он прекрасен! Какая грация! Как трогательно.
  Пс1 к Пс4: Спасибо.
  Пс7: Как много народу, даже некуда уединиться.
  Медсестра: За деревьями не прятаться, под кустами не валяться. Гуляем.
  Пс1: Да, условия не позволяют.
  Пс7: А что ты мне подаришь?
  Пс1: Как что? Жаркий поцелуй.
  Пс7: И все?
  Пс1: Два жарких поцелуя?
  Пс7: И все?
  Пс1: А что бы ты еще хотела?
  Пс7: Оглашаю все свои желания. Ну, во-первых, естественно хочу дачу у моря, яхту с капитаном, песца на воротник, замшевые сапожки, бриллиантовые сережки...
  Пс1: Стоп, стоп, стоп, моя дорогая! Сбавьте обороты. Вас куда-то понесло. Нельзя же так много и все сразу.
  Пс7: Почему это нельзя? Чем я хуже других?
  Пс1: Надо понимать, что я не могу это все вам дать.
  Пс7, возмущенно: Но я хочу!
  Пс1: Какая наглость просить у меня то, что я не могу дать.
  Пс7: Почему это не можешь, я-то тебе дала практически то, что могла бы и не дать?
  Пс1: Что ты мне дала, что? За коленку подержаться, и все? Николашке бы, небось, сразу все дала и без стихов, павлинов и уговоров?
  Пс7: Дала бы и без разговоров! Он ... Он... Он... бы мне все пообещал, что бы я ни попросила!
  Пс1: Естественно! Да пойми ты, не могу я тебе пообещать то, что принадлежит народу! Не могу. Это не мое. Это общее.
  Пс7: А Николаюшка мог бы. (Плачет).
   Пс1: Естественно. Ему какая разница, его это или нет.
   Пс2: Вот наглая баба.
   Пс6: Говорила же ей, подсунь листик в карман, не послушала, вот теперь опять без подарочка осталась.
   Пс2: Судьба у нее такая.
   Пс7 плачет, уходит и садится на скамью рядом с Пс5 и Пс8.
   Пс5 вскакивает со скамьи, подбегает к Пс1: Да ну ее! Не переживай. Пригласи меня на свидание.
  Пс1: Ладно, пошли.
  Пс5: А за дерево?
  Пс1: Зачем тебе за дерево?
  Пс5: Что же ты, меня преследовать не будешь? И догонять вокруг дерева не будешь?
  Пс1: Зачем? Так пойдем. Время зря тратить...
  Пс5 обижается, но берет Пс1 под руку, начинают гулять. Пс7 сидит рядом с Пс8 на скамье, наблюдают за свиданием.
  Пс5: И что же, мы так и будем молча ходить?
  Пс1: Ну, почему же? Можешь поговорить.
  Пс5: Попроси поэта, чтобы он стихи мне прочитал.
  Пс1 поворачивается к Пс4 и подает ему знак, кивает головой. Пс3 важно ходит.
   Пс4: О, милая, вы так прекрасны.
   Вы, - идеал моей мечты.
   Я вас целую в алы губы,
   Ну, улыбнитесь, покажите зубы,
   Глаза откройте шире,
   Нет никого прекрасней в этом мире.
  Пс5 делает все так, как говорит поэт - улыбается во весь рот, широко открывает глаза. Иосиф Виссарионович от страха отскакивает в сторону и обращается к поэту.
  Пс1: Про зубы больше не надо!
  Пс4 кивает головой и продолжает читать стихи:
   В глаза смотрю и вижу океан
   Глубокий. И безудержные волны
   Меня поймали в твой капкан.
   И селезенка, и печенка будто бы камнями полны.
   Под этой тяжестью валюсь на дно.
   Оно полно медузами и разной тварью.
  Пс1, недовольный: Эй ты, про любовь давай. Стоит, гордо смотря на поэта.
  Пс4: Ты распахнула мне в любовь окно.
   И скачешь, скачешь грациозной ланью.
   А я, вприпрыжку за тобой,
   Как горный козел, но надеюсь не рогатый.
   Бегу и вслед кричу тебе "постой"
   Ты диво дивное, я только твой.
  Пс5 радостно хлопает в ладоши.
  Пс5: На вот, потрогай меня за коленку... Хочешь, и вторую можешь потрогать... А теперь уже можно подарочки просить?
  Пс1: Как вы мне все надоели. Всё у меня что-то просите, что-то требуете. Уехал бы от вас к людям, за тот забор, чтоб вас никого не видеть.
  Медсестра: Думаешь, там лучше? Тебя же там сразу под суд! За все тяжкие ответишь!
  Пс1, испуганно: Что ты, что ты? Меня тут всё устраивает. А давайте лучше кататься. Приглашаю всех. Я вас сам с ветерком прокачу.
  Пс5, Пс7, Пс8: А на чем кататься будем?
  Медсестра: На кобыле.
  Пс1: Что-то я не припомню такого авто.
  Медсестра: Поэтому и не помнишь, что здесь живешь. Это сейчас новые такие модные авто у людей, называются лимузин.
  Пс1: Хорошо, подайте мне кобылу под именем "лимузин".
  
  Все Пс начинают из скамеек строить авто. Скамейки ставят в ряды. Пс1 приглашает всех покататься и усаживает их. Медсестру садит впереди рядом с собой.
  
  Пс1: Да, это слишком большой автомобиль. Как люди на нем ездят? Зря я отпустил водителя. Предсказатель, ты же ведь все знаешь и можешь. Подмени меня, друг. А я с дамами посижу рядом.
  Меняются местами. Садится рядом с женщинами.
  Пс1: О, да тут танцевать можно!
  Медсестра: Только осторожно! А если осторожно, то не можно.
  Пс1 обнимает Пс8 за плечи, смотрит ей в глаза и спрашивает: Хочешь стих? Поэт, давай!
  Пс4: Нет на свете тебя прекрасней.
   Ты, как солнышко, светишь весной.
   Ты воркуешь, словно голубка
  Иосиф Виссарионович прижимает ее к себе, та начинает пищать.
  Пс4: А кричишь, как болотная утка.
  Пс8: Ты чего себе позволяешь? Ты чего руки распускаешь? Я у тебя не собираюсь ничего просить.
  Пс1: Ох, ты какая хитрая. Кивает поэту, тот продолжает читать.
  Пс4: Ох, какая вы кокетка,
   Моя славная конфетка.
   Я зажал бы вас в углу,
   Но только пьяным и в бреду.
  Пс1: Ты давай про меня, а не про себя.
  Пс4: Он бы песню спел тебе про небо
   И что ты его звезда.
   Но в детстве он ударил темя,
   А без слуха - никуда.
  Пс1 к Пс2 : Прибавь-ка газку, прокати-ка нас с ветерком.
  Пс2 будто бы давит на газ, авто ревет и рвется вперед. В это время все пассажиры авто падают назад, кроме медсестры и водителя. Встают, опять рассаживаются по своим местам. Медсестра оборачивается и смотрит на всех с удивлением.
  Пс1: Вот тебе и кобыла-лимузин. Ничего не скажешь, сильна. Как вы себя чувствуете, моя дорогая Белоснежка?
  Медсестра: Прекрасно.
  Пс1: Извините за неудобства. Поэт, прошу вас прочитать стих для нашей Белоснежки.
  Пс4: Ты для меня недозревшая кисть винограда.
   Тебя б я выпил, как вино.
   Ты моя очередная награда.
   Я тебя приглашаю в кино.
   Мы сядем на последний ряд
   И пусть потом все говорят,
   Что мы им мешали с тобой,
   Потому, что я скакал, как ковбой.
  Пс1: Э, ты что совсем попутал, какой ковбой, я джигит.
  Пс4: Извини, он не был ковбоем,
   Потому, что он джигит,
   И поэтому любовь с тобою -
   Это всего лишь маленький флирт.
  Пс1: Сейчас соберешь свои манатки и побежишь на Колыму.
  Пс4: Давайте поиграем в прятки,
   Я сразу прячусь в том кусту. (Убегает).
  Пс1: Эй, ты куда? На полном ходу из машины, убьешься. Хотя, пускай идет. Нервозный псих и полный идиот.
  Пс4 (выкрикивает из-за куста): Но, чур, когда найдете, не щекотать мне пятки.
  Иначе это будут пытки, а не прятки.
  Медсестра: Так, всё, покатались и хватит. Время закончено. Возвращаемся на свои кровати.
  Пс1: Стойте, куда же вы, Белоснежка? Еще кобыла-лимузин не остановилась. Эй, водитель, тормози. Только плавно, не бревна же везешь.
  
  Пс2 тормозит, все Пс делают вид, что тормозят вместе с машиной. Пс1 выходит и подает руку Белоснежке, затем помогает всем остальным выйти из авто.
  Строятся в паровозик, прихватив с собой скамейки и остальные декорации, уходят: Чух-чух. Чух-чух. Возвращаются, рассаживаются по своим кроватям.
  
  
  Медсестра: Сидим, ждем доктора. Готовимся к осмотру.
  
  ОСМОТР
  
  Доктор входит в палату Љ1: Здравствуйте, здравствуйте мои дорогие!
  Пс все хором: Здравствуйте, уважаемый доктор!
  Доктор: Ну, что же, приступим к осмотру. (Подходит к Пс1.) Кто же сегодня посетил нас, представьтесь, пожалуйста.
  Пс1: Я думаю, мне не стоит представляться. Все и так меня знают. А вы, доктор, должны с закрытыми глазами знать всех своих пациентов, в особенности меня.
  Доктор: И по каким же признакам, Иосиф Виссарионович, я должен вас узнавать с закрытыми глазами?
  Пс1: Ну, вот видите, узнали же.
  Доктор: Да, но глаза ведь у меня открыты, а не закрыты.
  Пс1: Ну, что вы, доктор, что вы, не надо злиться. Давайте перейдем к делу.
  Доктор: Перейдем к осмотру. Итак. Как вы себя чувствуете?
  Пс1: Спасибо, хорошо. Спал без нервозности и перевозбудимости. Сны - снились, цветные. Ночью не просыпался. Утром проснулся с бодрым настроением. Так что, можно готовить меня к выписке.
  Доктор (удивленно): К выписке? Но куда же мне вас выписывать, к кому? (обращается к медсестре): Заявки были на Иосифа Виссарионовича?
  Медсестра: Нет, не было. Ни одной.
  Пс1: Как не было, не может быть. Неужели никто не желает обзавестись Иосифом Виссарионовичем?
  Медсестра, показывает чистый лист: Видите - ни одной заявки нету. Можете взять себе и все проверить. (Дает ему чистый лист. Пс1 осматривает его.)
  Доктор: Как видите, заявок нет. Значит, остаетесь у нас.
  Пс1: Ну, хорошо! Остаюсь. А как вы себя чувствуете, доктор?
  Доктор: Спасибо, хорошо.
  Пс1: А скажите, уважаемый доктор, ощущения внизу живота одинаковые от возбуждения и от послабления? Или вы отдаете предпочтение какому-либо одному чувству?
  Доктор: Ну-ка, цыц. Это что за вопросы? А то я вам сейчас пропишу, Иосиф Виссарионович, что-нибудь увеселительное.
  Пс1: Что вы, доктор, зачем увеселительное, нам и так здесь не скучно. А это я так спросил, в целях разносторонней осведомленности. Чтобы в дальнейшем констатация фактов была, мало ли, что может в жизни случиться.
  Доктор: Вы, Иосиф Виссарионович, о каких фактах... Что может случиться...
  Пс1 (со страхом в голосе): Вы говорите, Иосиф Виссарионович? Ну что вы, доктор, он уже давно уехал. Уехал. Нет его. Вы же знаете, какой он!
  Доктор (оборачивается, смотрит по сторонам): Ну да, да, да. Действительно, нет. А я и не заметил. Извините, извините... А ... Так с кем я имею честь разговаривать?
  Пс1: Как с кем? Я ведь ваш пациент, просто ваш пациент.
  Док: Пациент. Да, да пациент.
  Пс2: Вы не переживайте, доктор, Иосиф Виссарионович вернется через неделю. Навряд ли он сможет долго пробыть без общения с нами. Тем более у него обязательства перед женским полом.
  Доктор: Что еще предскажете, уважаемый оракул? (направляется в сторону предсказателя).
  Пс2: Думаю, вам стоит немедленно приостановить осмотр и бежать туда, где вы пробыли всю ночь и утро. Иначе через несколько минут будет поздно.
  Доктор (испуганно): Успею?
  Пс2: Если побежите прямо сейчас, то успеете.
  Доктор передает все документы медсестре и убегает.
  Пс4 вослед доктору: Он побежал и пятки засверкали.
   Быстрее, друг, быстрее в кабинет!
   Мы молимся, чтоб вы не опоздали
   И белому седлу передаем привет.
   О, бедный, как ему наверно худо,
   Когда в кишках идет переворот.
   В который раз он поступает глупо,
   Поверив в ведьмин приворот.
  Медсестра: Знаешь что, стихоплет, утихомирь свое красноречие, бессовестная ты физиономия. Доктор так для вас старается, чтобы вам хорошо было, а вы смеетесь над ним. И не стыдно! Объявляю минуту тишины и покоя!
  Пс2: Минимум минут 6-7!
  Медсестра: Объявляю 10 минут тишины и покоя. Садимся ровно на кровати, спинку держим ровно. Коленочки вместе, пяточки сомкнули, мыски раздвинули. Ручки кладем на коленочки и ровно дышим. Вдох, выдох. Вдох, выдох. Дышим ровно. Расслабились. Представляем море, бирюзовые волны, песчаный пляж, солнышко греет, легкий ветерок ласкает.
  Пс4: Зефир.
  Медсестра, зло, что ее прервали: Какой тебе зефир? Может тебе еще мармеладу или шоколаду, лукум с пастилой привиделись.
  Пс4: Зефир - это ветерок такой.
   Он очень нежный, ласковый и теплый.
  Пс2: Не злись. Он правду говорит.
  Медсестра: Умники. Все-то вы знаете, все понимаете.
  Пс2: Не все. Вот еще пока неизвестно, когда и с кем ты поедешь этим летом к морю.
  Медсестра: Почему неизвестно?
  Пс2: Потому, что кризис в стране. И где найти такого дурака, чтобы оплатил все твои прихоти, пока тоже неизвестно.
  Медсестра, обиженно: Как неизвестно?
  Пс3: Разрешите спросить, Белоснежка. Вы уже, наверно, объясняли не раз, но я подзабыл, что такое море?
  Пс1: Лужа, это просто большая лужа.
  Пс3: Ну, и что тогда плакать? Что у нас своих луж мало? А зефир? Ну, так он вреден для зубов. Нельзя много сладкого есть.
  Медсестра, плача, садится на кровать рядом с Пс1: Но почему? Почему вы такие идиоты?
  Пс2: Потому, что в этой жизни каждому свое место.
  
  Пс4: О, как вы правы, мой милый друг.
   Нас никто никогда не поймет.
   Мы слишком тонкие натуры.
   Наш мир - другой круговорот.
   Мы живем по расписанию точно.
   Нам страшно просыпаться ночью.
   Нам не смешно, когда смешно.
   И над нами смеяться грешно.
  
  Пс3, подходит к медсестре: Не плачь, когда на улице будет большая лужа, я обязательно приглашу тебя в ней поваляться.
  Пс1: Не забывайся, птичка. На свидание ее приглашать буду я. А ты будешь ворковать вокруг, как голубок, если хвост красивый наденешь.
  Пс3: Почему это ты можешь с ней валяться в большой луже, а я не могу?
  Пс1 вскакивает, делает грозный вид. Пс3 тоже надувает грудь и напирает на Пс1.
  Пс1: Потому, что она сама мне сказала, что я ее гномик Љ1. Значит, я первый приглашу ее в большую лужу валяться.
  Пс3: А я, а я ей вместо зефира сахара дам. У нее зубы хорошие и лишний раз можно сладким побаловаться.
  Пс2: Хватит спорить, сейчас доктор вернется, а вы, как два индюка, квохчете. И Белоснежку до слез довели.
  Пс3: А мы ее не доводили. Она сама довелась.
  Медсестра, успокаиваясь: Ладно, женихи, рассаживайтесь по своим местам.
  Пс1: А как же большая лужа?
  Медсестра: Усаживаемся и ждем доктора. Сидим тихо. Дышим ровно.
  Возвращается доктор, спокойный, довольный: Ну, что, мои дорогие, продолжим осмотр. Надеюсь, вы тут не скучали? О чем разговаривали?
  Медсестра: О природе.
  Доктор: Это хорошо! И что же нового вы узнали?
  Пс3: Что нет такого дурака, который повезет Белоснежку валяться в большой луже.
  Пс1: Но я готов ее пригласить. И думаю, она мне не откажет.
  Пс4: И романтичное свиданье
   Продлится целый век.
   Лежать на пляже, возле моря,
   Мечтает каждый человек.
  
   И Белоснежка, наслаждаясь,
   Не открывая глаз, приляжет
   С нами рядышком в большую лужу.
   О, лишь бы не открыла глаз!
  
   Иначе ни зефир нам не поможет,
   Ни пастила и ни лукум.
   Когда любимый доктор нам пропишет
   Из шприца сладкий поцелуй.
  
  Пс2: Поэт прав. Доктор такой поцелуй пропишет в заднее место, что мало не покажется.
  Доктор: Предупреждаю, Белоснежку на свидание никому не разрешаю звать. Всем ясно?
  Пс1: Всем.
  Пс3: Так что, вы будете ее дураком и повезете на море?
  Медсестра: А ну, сядь тихо, а то все перья общипаю.
  Доктор, подходит к Пс2 и тихонько спрашивает: Это что, правда? Мне придется везти ее к морю и за все платить?
  Пс2: Можете не волноваться, вам это не грозит.
  Доктор: Нет, ну я, конечно, не против с ней отдохнуть на море, поразвлечься, но...
  Пс2: Но платить за это не готов.
  Доктор: Честно? Не готов.
  Пс2: Отчего же, доктор? Денег нет? Или жаба давит при расставании с ними?
  Доктор: Ну, ты же ведь и так все знаешь. Чего тогда спрашиваешь.
   Пс2: Знаю, но хотелось бы видеть ваши глаза, как они сверкают, когда человек признается в жадности.
  Доктор: Это что, поможет развитию твоих способностей?
  Пс2: Поможет.
  Доктор: Ну ладно, смотри. Только внимательно, повторять не буду.
  
  Смотрят внимательно друг другу в глаза. Доктор очень эмоционально признается, сначала тихо, потом постепенно повышая голос.
  
  Доктор: Я не считаю, что я должен... тратить свои кровно заработанные... на них. Они не достойны этого! Это мои деньги, мои! И я... И я... Да меня просто жаба задушит, если я на них хоть копейку потрачу! ... Задушит жаба! Вот здесь, внутри! Жаба задавит!
  Пс2: Молодец, доктор!
  Доктор: Ну как, получилось?
  Пс2: Получилось! Получилось!
  Доктор: А глаза как?
  Пс2: Эмоционально. Правдиво. И глаза так сверкали. Я реально видел в них жадность. Спасибо, доктор, вы мне очень помогли.
  Доктор: Да, да. Вам спасибо. И мне легче стало.
  Пс2: Вот видите. Теперь вы легко можете говорить это женщинам в глаза. Не стыдясь.
  Доктор: Ты думаешь?
  Пс2: Я знаю. Хочешь попробовать?
  Оба смотрят в сторону Белоснежки.
  Доктор: А вдруг не получится? А вдруг она мне по голове за это огреет?
  Пс2: Ну, рискнуть надо. Надо же когда-то начинать говорить правду. Что тянуть? Смелее, доктор, смелее.
  Доктор: Белоснежка, подойди ко мне, пожалуйста. Я тебе сказать хочу кое-что.
  Медсестра с интересом подходит ближе к доктору.
  Доктор: Дорогая, хочу вам сказать сразу, что к морю я вас не повезу и деньги тратить на вас не буду.
  Медсестра, не понимая, что к чему, смотрит на доктора.
  Доктор продолжает, поглядывая на Пс2, тот кивает головой в знак одобрения.
  Доктор: Меня жаба задавит, если я потрачу на тебя хоть копейку.
  Медсестра: Да я и не прошу вас на меня деньги тратить. Я и сама неплохо зарабатываю.
  Пс2 (как бы между прочим): И в разной валюте.
  Медсестра: Да, в разной. И не жалуюсь.
  Доктор: Значит, ты на меня не обиделась?
  Медсестра: Нет. А чего мне обижаться. Не меня же жаба гложет, а вас. Вы с ней и разбирайтесь.
  Пс3: Доктор, а если бы это была не жаба, а лягушка, вы бы ее поцеловали и у вас была бы новая жена-красавица.
  Пс1: Если бы он не был таким жадным, то жаба не выросла бы до такого состояния, как сейчас. А осталась бы маленькой лягушкой и превратилась бы в красавицу-жену. Сам виноват, что вырастил в себе такое чудовище.
  Доктор злится.
  Пс2: Не злись, они правы.
  Пс4: Ква-ква-ква, ква-ква-ква! Гложет жабина тебя,
   Эта жадная квакуха извела снутри тебя.
   Утопи ее кефиром, закуси ее ты сыром!
   А потом заешь селедкой и залей все дело водкой.
   Зверобою завари и добавь туда смолы.
   Чистотела разотри, покроши туда грибы.
   Накорми ее всем этим, зубы посильней зажми,
   Чтоб она там поперхнулась, чтоб она там захлебнулась!
   Если это не поможет - голодом ее мори.
   И как только лапки сложит - выплюнь резко изнутри.
  Доктор: Спасибо, спасибо, за совет. При первой же возможности воспользуюсь твоим рецептом.
  Пс2: Не поможет, жить тебе с твоей жабиной долго-долго. Не огорчайся. Лучше смирись и живи дальше, как и жил.
  Доктор: Ты прав, чего мне огорчаться? Столько уже с ней прожил и еще проживу. Куда же я ее, родимую, выкидывать буду. Без нее же и обнищать можно. Привык я уже к ней. Мы же с ней уже родные стали друг другу.
  Медсестра: И очень даже хорошо, хоть одно верное существо рядом с вами останется. Давайте-ка лучше продолжим осмотр.
  
  Док и Пс4.
  
  Доктор: Ну-с, господин поэт, а как вам сегодня спалось?
  Пс4: Мне снился чудный сон,
   Как будто я в лесу.
   Кружил я с дамою вальсон.
   Потом мы встретили козу.
   Мы кормили ее капустой,
   Потом таскали за рога.
   Рога в руках остались,
   Но то была уж не коза.
   Оказалось, что это корова.
   И капусту она не ест.
   Я ей говорю: "Здорово",
   А она мне выдает протест,
   Говорит, мол, я заложник,
   И останусь в лесу я жить.
   Буду косить я сено,
   А по утрам ее доить.
   Мы с дамою, конечно, испугались
   И попытались от нее сбежать.
   Но по пути мы встретили медведя
   И он как стал на нас рычать.
   Мы ему предложили меда,
   А он давай просить вина.
   Пришлось искать нам винограда,
   Такая вот произошла беда.
   Потом? Потом медведь сказал:
   "За встречу надо нам по пятьдесят."
   Потом по сто, еще по сто...
   Короче, даму я где-то потерял.
   Из лесу как я вышел, -
   Сам не помню.
   Потапыч где остался?
   Наверно, на пеньке.
   Сидит, дурак, все ждет закуски,
   А Машка-то давно в кутузке
   Оставила его без пирога!
   А я проснулся утром рано,
   Смотрю, я дома и в тепле.
   А что еще безумцу надо,
   Была б тарелка каши на столе.
  Доктор: Да, веселая была у вас ночка!
  Пс4: Да все бы было хорошо,
   Если б даму поцеловал горячо.
   Не успел я ее обнять
   И очень сильно к себе прижать.
  Доктор: Да, ладно, ты не переживай, я тоже сегодня остался без ласки. Да еще теперь, чтоб придти в себя, мне надо неделю читать сказки.
  Пс4: Ты, доктор, тоже не переживай,
   Или давай переживать вместе.
   И случай этот лучше не вспоминай.
   Ты думай о груди женской.
   Хочешь, попросим у Белоснежки ласки?
   Хотя, она опять даст банку краски.
   И заставит красить стену.
   Но зато потом глюков будет не в меру.
   Ох, мы с тобою тогда оторвемся.
   Медведя найдем и с ним напьемся.
   Он, наверно, один сидит на пеньке
   Или ищет пирог в рюкзаке.
   Ну, а мы со своей банкой от краски
   Придем и поделимся с ним по-братски.
   Пусть он тоже глюков словит!
   И не раз потом нас с тобой вспомнит!
  
  Доктор: Ну все, все, хватит, я спокоен, и, поверь, уже я не расстроен. Пойду работу продолжать. Тебе пока рекомендую полежать.
  
  Док и Пс3
  
  Доктор: Как спалось? Как жилось? Рассказывайте. Мы вас внимательно слушаем.
  Пс3: Как всегда, доктор, спал и думал, как бы не проспать, как бы звонче спеть. Я же ведь на ночь, как вы мне рекомендовали, горлышко маслом смазал. Да-а-а-а. И, вот что удивительно, руки тоже сильно замаслились.
  Доктор (вопросительно): А как же вы маслились?
  Пс3 показывает резкими движениями, как он маслил шею со всех сторон : Вот так, вот так, и так, и вот так. Хорошо маслил.
  Доктор (с сожалением): Да, бывает, бывает. Я вообще-то имел в виду, что вы горло смажете, то есть вовнутрь маслица съедите, а не шею будете мылить.
  Пс3(возмущенно): А я шею и не мылил. Я же говорю, я ее маслом вот так, вот так. Начинает нервничать.
  Доктор: Хорошо, хорошо ( успокаивает Пс), это тоже хорошо, что вы сделали. Это будем считать первый этап. А сегодня на ночь и завтра с утра, до того, как петь начнете, ложечку маслица употребите вовнутрь. И петь будет легче. Ну, и звонче получится.
  Пс3: Да, да, доктор, получится. Я знаю, я вам верю. Только вот скажите мне, Белоснежка обещала, что если моя курочка услышит, как я спою, она мне яичко снесет, непростое, а золотое. И даже два. (Серьезно.) Это правда, доктор? А может она сразу три или четыре?
  Доктор смотрит на медсестру, та делает вид, что к ней разговор не относится.
  Доктор: Но вы же знаете, что Белоснежка никогда (повышает голос) не врет. Мы же здесь с вами живем не для того, чтобы врать, а чтобы вам помогать быть спокойными.
  Пс3(возмущаясь, серьезно): А я спокоен. Я вам верю. А если же мы вам не будем верить, то с кем же вы тогда будете работать, что же - вас без работы оставить?
  Доктор (соглашаясь): Да, действительно.
  Пс3: И скажите Белоснежке, пусть запишет, что мне масло надо на вечер и к утру обязательно, пусть запишет, а то вдруг забудет. Что же, я тогда без яичек останусь?
  Медсестра записывает на листике.
  Доктор: Еще вопросы или жалобы есть?
  Пс3: Есть. Но я бы не хотел об этом говорить. Боюсь. Боюсь я его. Рассердится и отправит отсюда. В ссылку сошлет. А там, на холоде, мне нельзя. Горлышко мне беречь надо.
  Доктор: Это кто же вас так напугал, друг мой? И куда это он вас собрался ссылать?
  Пс3: Как всегда, на Колыму.
  Медсестра, доктору: Говорю же, инъекции ему уже пора прописывать. Узурпатору здешнему.
  Пс3: Вы защитите меня от него, правда? (Плачет.) Боюсь я его. Там ведь солнца, говорят, нет. Как же я петь буду и кому?
  Доктор: Ну, кому петь там всегда найдется, а вот с вашим амплуа вам действительно туда попадать никак нельзя. Ну, не переживайте. (Повышает голос и говорит в сторону Пс1) Иосиф Виссарионович больше никогда, я повторяю никогда не посмеет без моего ведома решать, кто, куда и кого отправляет.
  Пс3: А еще он обещал меня взять с собой на свидание, если у меня хвост будет, как у павлина.
  Доктор: И что?
  Пс3: Взял. Но женщин трогать не разрешил.
  Доктор: Интересно, интересно... С этого момента можно поподробнее.
  Пс3: Сейчас все расскажу. Значит так, хвост у меня был, как подобает, большой цветной, пушистый. Я его как распушил, как распушил. Сам даже не думал, что так получится. Я и так ходил, и так. Потом вот так вертелся. И ножку высоко задирал, и голову держал гордо, как павлин.
  Доктор: Стоп, стоп. Ты мне про свидание поподробнее.
  Пс3: А, про свидание? Ну, так оно закончилось, пока я ходил, как павлин.
  Доктор: А почему же Иосиф Виссарионович тебе не разрешил женщин трогать?
  Пс3: Как почему, я же птица гордая, красивая.
  Доктор: Все ясно. Значит, остальное все в порядке. Жалоб больше нет.
  Пс3: Нет.
  Доктор (спрашивает у медсестры): И с кем же было это свидание?
  Медсестра: Как всегда. У нас одна любвеобильная красавица. Хотя сегодня Иосиф Виссарионович решил расширить свое поле действия. Судя по сегодняшней прогулке, его на всех хватит. Он даже умудрился всех на машине прокатить с ветерком.
  Доктор: На какой машине?
  Медсестра: Как на какой, на большой. Вместились все. (Радостно.) Даже мне место нашлось.
  Доктор: Вот злодей, на какие только ухищрения ни идет, чтоб совратить невинные души.
  Медсестра: Злодей. Говорю же, пора ему инъекции делать.
   Доктор: Я думаю, как только он вернется, мы непременно обсудим с ним его поведение. И, если понадобится, назначим ему инъекции.
   Пс2: О, думаю, теперь он точно долго не появится.
   Доктор: Тем лучше для него. А теперь, уважаемые, мне придется вас покинуть. Работа, работа. Еще увидимся.
  
  Доктор и медсестра направляются в палату Љ2. Начинает осмотр с Пс5.
  
  Док и Пс5.
  
  Доктор: Как у вас дела, моя дорогая?
  Пс5: На сколько дорогая?
  Доктор: Государству вы обходитесь в двести пятьдесят рублей в день.
  Пс5: А вам?
  Доктор: А у меня на вас иммунитет! Но раньше вы мне обходились в 15 капель валерианки.
  Пс5, смущенно: Да?
  Доктор, ехидно: Да!
  Пс5: А что дороже, 250 рублей в день или 15 капель каждый день в течение года, умноженных на количество таких пациентов, как я?
  Доктор: Вам что, сегодня скучно? Что-то вы разговорились.
  Пс5: Нет, доктор, мне очень даже весело.
  Доктор: И что же вас так насмешило?
  Пс5: И что! И кто!
  Доктор вопросительно смотрит на собеседницу.
  Пс5: Меня насмешили вы и ваше (волнуется, перебирает листики, ищет нужное слово) сос-то-я-ние, доктор.
  Доктор, раздраженно: А ну-ка, прекратите эти разговорчики! Отвечайте на мои вопросы!
  Пс5: С у-до-во-ль-ст-ви-ем! (читает по листику) Спрашивайте!
  Доктор: Как вы себя чувствуете?
  Пс5: Ну, я же говорю - отлично!
  Доктор: Жалобы есть?
  Пс5: Есть.
  Доктор вопросительно смотрит : Ну и ...
  Пс5: И...
  Доктор: И на что жалуетесь?
  Пс5: Иосиф Виссарионович сказал, что я не вызываю у него никаких эмоций. Неужели с ним приключилось то же, что и с вами...
  Доктор (опять раздражительно): Что со мной? Что со мной не так?
  Пс5: Опять он мне соврал. Опять. Вот видите, я же вызвала у вас эмоции!
  Доктор испуганно смотрит на Пс: Какие?
  Пс5: Как какие? Раздразнительные. Вы же сейчас раздразнились? Не так ли?
  Медсестра: Не раздразнительные, а раздражительные эмоции ты у него вызвала. Раз-дра-жи-те-ль-ные.
  Пс5: Запиши мне это слово, я его тоже буду учить.
  Медсестра записывает на листочке слово для Пс. Спрашивает: А вчерашние слова ты уже выучила?
  Пс5: Учу, учу. Надо срочно накапать доктору веририанки. Ой, простите ва-ле-ри-ан-ки. Запишите, доктор, Иосиф Виссарионович меня обманул. Я вызываю эмоции, а у него очередная манная величина.
  Медсестра: Не манная величина, а мания величия.
  Пс5: И это тоже запиши.
  Медсестра опять записывает слова на листочке: Не много ли слов за один раз?
  Пс5: Много, но я постараюсь их выучить. Если что, то буду читать. Читать-то ведь я хорошо умею. А то, что у меня дырная голова, никто не виноват. Ой, извините, (читает по листку) ды-ря-ва-я голова. Доктор, я вот все думаю, если у меня ды-ря-ва-я голова, то куда-то все проваливается и где-то залеживается. А как откопать эти провальные залежи?
  Доктор: Все дело в том, что они не откапываются, придется тебе с ними ходить всю жизнь.
  Пс5: А как же мне носить их? Они же с каждым днем все тяжелее и тяжелее будут, эти залежи.
  Доктор: Не будут. Они все рассосутся. Пилюли пьешь? (Пс кивает головой) Вот и дальше пей. Поверь мне. Все рассосется, и никакой тяжести не будет. Будешь, как птичка, порхать.
  Пс5, радостно: Как птичка? А какая?
  Доктор: Красивая, грациозная, как ворона.
  Пс5: Я птичка. Я красивая. Я грациозная, как ворона. Спасибо, доктор, спасибо.
  
  Док и Пс8
  
  Доктор: Здравствуйте. Чем порадуете?
  Пс8: Ничем.
  Доктор: Что же, одни огорчения?
  Пс8: Одни, доктор. Вот за вас переживала. Огорчалась.
  Доктор: А за меня не надо переживать. Я уже все пережил сам.
  Пс8: Значит, уже можно успокоиться? И не думать о вашем провале.
  Доктор (нервно): Нет никакого провала.
  Пс8: А как это называется? Неудача? Незадача?
  Доктор: Вопросы здесь задаю я.
  Пс8: А я, что, против? Задавайте.
  Доктор: Разрешаете? Спасибо. Спрашиваю еще раз. Как у вас самочувствие? Что вас беспокоит?
  Пс8: Знаете, доктор (подвигается ближе к доктору) у меня в голове шумит. А потом, вдруг, как засвистит. Потом опять шумит.
  Доктор: И, что же, сильно шумит?
  Пс8: Сильно. И самое обидное, что я это все слышу все время. Может уши заткнуть?
  Доктор: Думаете, поможет?
  Пс8: Не знаю (расстроенно). Я уже пробовала прятаться от этого шума. Не помогает.
  Доктор: И как же ты пряталась?
  Пс8: Сначала под подушку. Не помогает. Потом залезла под одеяло. Опять шумит. И темно. Потом я надела ведро на голову, а оно как зашумит еще сильнее. Как засвистит. Ничего не помогает. Все слышу. Поэтому я и говорю, доктор, что надо уши заткнуть. Чтобы этого ничего не слышать и не видеть.
  Доктор: Думаете, поможет?
  Пс8: Ну, вот смотрите. (Затыкает уши пальцами, закрывает глаза, сидит.)
  Доктор: И что? (Молчание.) Шум слышите? (Молчание.) Ты меня слышишь? (Дергает ее за руки.)
  Пс8 опускает руки.
  Доктор: Ты меня слышишь?
  Пс8, удивленно: Слышу.
  Доктор: А когда уши закрыла, слышала?
  Пс8, удивленно: Ну, конечно же, нет. Не слышала и не видела. Уши-то были закрыты. Подумай сам, как я могла тебя слышать и видеть, если уши закрыты. Ну, попробуй сам.
  Доктор смотрит на медсестру, та затыкает уши.
  Пс8: Спросите ее, слышит она вас.
  Доктор: Ты меня слышишь?
  Медсестра: Не слышу, но вижу (опускает руки).
  Пс5: Неправда! Вот смотри, я затыкаю уши (стоит с закрытыми глазами) ничего не вижу и ничего не слышу. (Опускает руки, открывает глаза.) А теперь все вижу и все слышу. (Снова затыкает уши, закрывает глаза.) Ничего не вижу, ничего не слышу. (Опускает руки.) А теперь все вижу и все слышу.
  Пс7 и Пс6: И я тоже. (Проделывают то же самое, что и Пс5.)
  Пс8 (громко): А его-то я все равно слышу.
   Доктор: Кого?
  Пс8: Шум и свист. Я его не вижу. Но слышать-то слышу. Вот где он прячется? Где, что я его не вижу? А слышать - слышу.
  Доктор, соглашается: Действительно. (Задумчиво.) Мы с ним разберемся. Обещаю.
  Пс8: Он издевается надо мной. Извести меня хочет.
  Доктор: Ну, я же сказал, мы с ним разберемся.
  Пс8: Ты его когда поймаешь, спрячь в ту дальнюю комнату с решеткой, где волк живет. Пусть он на него порычит. Вот так: ы-ы-ы-ы! Чтоб он испугался. Обещаешь?
  Доктор серьезно: Обещаю. Поймаем, заломаем, отправим к волку.
  Пс8: Спасибо тебе, миленький. Спасибо.
  Доктор: Хочешь, прямо сейчас поймаем? Ну, если, конечно, не боишься.
  Пс8: Хочу. Но боюсь.
  Доктор: Тогда выбирай: либо мы его ловим, либо ты с ним остаешься.
  Пс8: Хочу. Но боюсь. Ловим. Я потерплю.
  Доктор, обращается к медсестре: Неси банку трехлитровую, с крышкой.
  Пс8: Он что, такой большой?
  Доктор: Еще бы. (Обращается к другим пациенткам.) Вы все садитесь на свои кровати, закрываете рот, глаза и уши. Ни в коем случае ничего не открывать, а то влетит и поселится у вас. (Обращается к Пс8.) Ты открываешь рот, закрываешь глаза и уши. Когда скажу, дуешь в банку, дуешь хорошо, чтобы выдуть его из себя. Я его раз, и закрываю. Всем все понятно?
  Медсестра приносит банку с крышкой. Передает ее доктору.
  Доктор: Итак. Приготовились, начали. Закрываем рты, глаза и уши. Молодцы.
  Обращается к Пс8: А ты дуй, сильно дуй. Еще дуй, еще, еще. Молодец. Ну, вот и все. Можешь открывать глаза. Глаза открывай. (Опускает ей руки.)
  Пс8: Все? (Испуганно.)
  Доктор: Все. (Обращается к медсестре.) Иди, скажи им, что уже все.
  Медсестра обходит по очереди женщин, опускает им руки и говорит, что все уже закончено.
  Доктор: Ну вот, все закончилось благополучно.
  Пс8: Вы его поймали? Он там? Покажите мне его.
  Доктор показывает банку: Вот он.
  Пс8, внимательно смотрит на банку: Вот нахал. Пущай сидит теперь, будет знать, как шуметь. Правда же, доктор?
  Доктор: Конечно, правда. Дорогая Белоснежка, унесите злодея подальше. Обращается к Пс8: А вы, моя дорогая, прилягте, вам теперь надо отдохнуть. Лежите тихо.
  Пс8, ложиться: Тихо, тихо. Ой, как тихо.
  
  Док и Пс7.
  
  Доктор: Ну, а ты, голубушка-красавица, как день провела?
  Пс7: Замечательно, как всегда.
  Доктор: Значит, плодотворно.
  Пс7: Еще бы. Нет, ну сначала я, конечно, расстроилась.
  Доктор: Чего так?
  Пс7: Ну, представьте, вчера вечером рассталась с Николаюшкой. Утром просыпаюсь, его уже нет. Вместо него Иосиф Виссарионович.
  Доктор: Да, представляю, как ты огорчилась.
  Пс7: Не то слово, огорчилась. Я была очень расстроена. Очень. Ведь я же вчера не успела попросить подарочек.
  Доктор: Да ты что? Опять значит без подарочка осталась. Ай-я-яй. Ай-я-яй. Бедняжка.
  Пс7: Да. Горько было. А как обидно. Ведь он же уже в таком состоянии был, что мог пообещать любой подарок.
  Доктор: Это ж надо, до какого ты его состояния довела. Готов был, наверно, все отдать, бедняга. Представляю, какого ему было.
  Пс7, обиженно: Ты чего его жалеешь, ты меня пожалей.
  Доктор, сочувствуя: Ну я же говорю, бедная ты наша. Несчастная.
  Пс7: И очень даже счастная. Чего это ты на меня наговариваешь. Я что, некондиция какая? Или параметры у меня уже не те.
  Доктор: Ну, что ты. Ты, как всегда, - красавица.
  Пс7: Вот и я о том же. Красивая я, красивая. Вот только не пойму, чего это ты на меня никого внимания не обращаешь?
  Доктор, чуть не подавился: Я? Ну как же не обращаю? Я каждый день к тебе прихожу...
  Пс7: Да ты ко всем приходишь. Причем, каждый день. Все делаешь вид, что работы у тебя много. А ты ко мне, как к женщине, приди, а не спросить, как спалось, как жилось, на что жалуетесь...
  Доктор: Ты это что, серьезно, что ли?
  Пс7: Нет, я придуриваюсь!
  Доктор: А-а-а, ну тогда ладно. В таком случае, разрешите поинтересоваться у вас, как спалось, на что жалуетесь?
  Пс7: Нет, ты точно ненормальный. Тебе женщина конкретно намекает, а ты опять свое: как спалось, на что жалуетесь?
  Доктор: Ну, ты же сама сказала, что придуриваешься.
  Пс7: Ну, ты и пень.
  Медсестра: А ну перестань, а то я тебе сейчас...
  Пс7: Ну что ты мне сейчас, что? Ты мне ничего не сделаешь. А знаешь, почему? Потому, что ты мне завидуешь. Я знаю. Ты все время смотришь на мои коленки и завидуешь.
  Доктор, смотрит на медсестру: Это правда?
  Пс7: Конечно, правда. Она только ходит и целыми днями мне говорит, опусти платье, застегни халат, спрячь свои коленки, так скоро и до моих пяток дойдет.
  Доктор: А зачем же ты платье задираешь?
  Пс7: Как зачем? Ты что, глупый, не понимаешь? Чтоб мужчины смотрели. А для чего же еще? Не для того же, чтоб она смотрела.
  Доктор: И что, мужчины смотрят?
  Пс7: Смотрят. Все смотрят, один ты не замечаешь. Да и она вот еще все время видит. А как увидит, орет, чтоб я свои коленки спрятала. Ты знаешь, что... ты ей, скажи... чтоб она мне не запрещала... ну, попроси её... или прикажи ей, чтоб она не глядела на них... я же не ей их показываю... а она все время видит. Все видит, как будто следит за мной. И что они ей сдались? Ну, пусть на свои смотрит. Нет, я понимаю, конечно, что приятней смотреть на красоту. Ну, не до такой же степени, чтобы каждый раз запрещать мне их показывать. Надо же делиться с окружающими не только хлебом, но и красотой.
  Доктор: Ну, приказать я ей не могу, она, вроде, тут как за порядком следит...
  Пс7: А мои коленки в порядке. Вот, смотри. Смотри, какие они красивые.
  Доктор, смущаясь: Нет, нет, нет. Сейчас же прекрати.
  Пс7: А знаешь, что? Когда вернется Николаюшка и подарит мне корону, я не буду платье задирать вверх. А то кто ж тогда увидит мою корону, если я платье вверх задирать буду.
  Доктор: Да, придется жертвовать: или коленки, или корона. Надо будет выбирать что-то одно из двух.
  Пс7: Да. Другого выхода нет.
  Доктор: Нет.
  Пс7: А если хорошенько подумать? Ну, должен же быть выход из любой ситуации.
  Доктор: Должен.
  Пс7: Тогда... Я знаю. Я буду ходить в короне, а когда захочу показать коленки, я корону буду снимать и задирать вверх платье. Тогда и корона прятаться не будет, и коленки будут видны. Ну, скажи еще, что я неправильно придумала?
  Доктор: Нет, нет, все совершенно правильно.
  Пс7: А когда ты придешь ко мне, как к женщине, я постараюсь что-нибудь придумать, чтоб ты видел и мои коленки, и мою корону.
  Доктор, задумчиво: Да.
  Пс7: Обещаешь?
  Доктор: Обещаю. Но корона должна быть, совершенно настоящая.
  
  Доктор направляется к Пс6.
  
  Док и П6
  
  Доктор: Ну, здравствуйте, моя дорогая.
  Пс6: Здравствуйте, доктор (смущенно, стыдясь), как чувствуете себя?
  Доктор: Вообще-то, это я вас должен спрашивать, как вы себя чувствуете.
  Пс6: Но я действительно переживаю за вас. Говорят, вы опять перепутали травку.
  Доктор: А может кто-то специально мне подсунул не то, что я хотел. Может кто-то решил поразвлечься, кому-то скучно стало.
  Пс6: Нет, нет! Вы что, мне не верите? Я же всегда рада стараться, только для вас. Все самое лучшее. (Обиженно.) Не верите? Позвоните своему соседу, спросите, как у него дела?
  Доктор (соглашается): Ну, что же, позвоню. И если у него то же самое (грозит пальцем). Ух, я тебе задам!
  Выбегает из палаты на передний план сцены, звонит соседу. Психи из палаты Љ2 выглядывают в коридор, стараясь подслушать разговор доктора с соседом.
  Доктор: Здравствуй. Что такой голос уставший?... Заморился?... А что такое, что случилось?... Всю ночь не спал? Что так, друг мой? Сердце или желудок опять?... Ни то, ни другое... Ну почему же я и не догадаюсь, что случилось? Наверно давление поднялось?... Поднялось, и не там, где я думаю? ... Где у тебя что поднялось! Да?... Да?... Сколько?... По чем, по чем?... По камасутре... Восемь поз?... Сколько еще осталось? ... И что у тебя сейчас ... передых... через час планируешь продолжить... А где же ты столько женщин возьмешь? ... По объявлениям... А как же соседка из 15 квартиры? ... А... а... И эти тоже уже были, всех оприходовал... Что дать в долг? Денег... Свои закончились... Уже по всем соседям пробежал? И что? ... никто не дает... с того раза еще не вернул... Как на тебя соседка снизу сказала?... Бык-осементор... у нее люстра всю ночь ходуном ходила... штукатурка осыпалась. Да, да, ты прав, это, действительно, удивительно и приятно, что у тебя периодически появляется такая мужская сила... надо использовать на всю катушку... Ты счастлив. О, я представляю, как ты счастлив! Да! Да!... Я рад за тебя!... Нет, нет, я не завидую! Я искренне рад за тебя... А, денег в долг? Нет, не могу. Почему?... Ну, потому, что я сегодня работаю в ночь. Нет, домой я заезжать не буду! Дома я буду только через сутки. Да, жаль, я б тебе с удовольствием помог. Ну ладно, до встречи, обязательно зайду, обязательно. С удовольствием выслушаю твои достижения.... До встречи.
  Отключает телефон. Нервно вытирает пот со лба. Ходит туда-сюда, потирает руки. Затем вбегает в женскую палату. Женщины разбегаются по своим кроватям. Доктор, расстроенный, усаживается на кровать ведьмы: А ведь на его месте должен был быть я.
  Пс6 подходит к доктору, гладит его по голове: Не переживай, мы еще ему покажем, мы ему больше ни одного листочка не дадим. Пусть мучается запорами и состоянием неудовлетворенности. А то, ишь ты, разбаловали. Чуть что, доктор, помогите, доктор спасите... а вы всегда ему помогали, всегда спасали, а он даже и не знает, кому обязан... Теперь пусть сам лечится, ни одного листочка на него не изведем. Все, только вам буду наговаривать. Больше никаких соседей.
  Пс5, 7 и 8, хором: Никаких соседей!
  Доктор сидит, не шевелясь.
  Пс7: А хотите, я вам стриптиз покажу! Задирает юбку, чуть выше колен. Показывает сначала одну коленку, стесняясь, потом вторую.
  Пс8, орет во весь голос: Нашла, что показывать! Твои коленки уже весь наш дом видел, и не один раз!
  Пс7, спорит: А доктор еще не видел!
  Пс8: Вот, смотрите. Сейчас я вам покажу стриптиз. (Подбегает к доктору, становится прямо перед ним и задирает себе подол платья.)
  Доктор испуганно кричит, вскакивает на кровати, за шиворот затаскивает ведьму себе на кровать и пытается спрятаться за неё. К ним подбегает медсестра.
  Медсестра: Вы что творите, что творите! Вы что же, хотите мне его до инфаркта довести?
  Пс6: Не до инфаркта, а до экстаза! (Толкает медсестру на кровать). Кричит: Гулять, так гулять. Вот, смотрите. (Тоже задирает платье и начинает вертеться).
  Медсестра вскакивает с кровати, расталкивает Пс, хватает доктора за руку и выбегает с ним из палаты. Усаживает его на стул, задирает халат и начинает подолом обмахивать доктора. Доктор опять вскрикивает, на его крик выбегают мужчины из своей палаты. В один голос говорят: Везет же доктору.
  Доктор сидит, глядя в потолок. Пс наблюдают, как медсестра обмахивает доктора. Женщины выходят из своей палаты.
  Пс7: Вот нахалка, мы первые придумали доктору стриптиз показывать. А она теперь что, основная, а мы вроде как на разогреве были?
  Пс1: Что-что вы доктору показывали?
  Пс7(гордо): Стриптиз!
  Пс1 заправляет рубаху в трико, несколько раз передергивается и входит в роль Николая, обращается к Пс7: Душечка моя, как же я по вам соскучился. Как же я ждал нашей встречи. Ну, покажите, покажите же мне быстрее стриптиз, какой вы доктору показывали.
  Пс7 начинает медленно задирать юбку все выше и выше. Оголяет коленки.
  Остальные мужчины глядят то на Пс7, то на медсестру. Им интересно смотреть и там, и там.
  Пс8, кричит на Пс7: А ну, опусти юбку, нечего ему голые ноги показывать запросто так. Пусть сначала подарочки пообещает, а потом стриптиз смотрит.
  Пс1: Всем подарки, всем! Все, что пожелаете!
  Женщины начинают задирать платья все выше и выше. Мужчины радостные ходят вокруг них.
  
  Пс4: Я сплю или не сплю?
   Глаза открыты.
   Ущипнуть себя? (Щипает себя.) Ой, больно!
   Значит, я не сплю!
   А если ущипну я тут (щипает танцующих женщин),
   И тут, и тут. Они пищат ( Пс4 радуется).
   Ой, сколько много дам!
   И тут, и там! И тут, и там!
   Я счастлив, я безумно счастлив!
   Я! И столько много дам!
  
  Звучит музыка, Пс танцуют на сцене.
  
  Доктор: Все, хватит! Цыц, я сказал! Все по палатам. Тихий час настал.
  
  КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"