Тикич Виктор: другие произведения.

Свобода с привкусом полыни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Герою повести, как и большинству выпускников сельской школы, хотелось скорее избавиться от опеки учителей и родителей и в полной мере ощутить свободу. Но оказавшись далеко от родного села и в неведомой среде, столкнувшись с множеством преград на пути к достижению своей мечты и планов, осознал, что свободы в том виде, как он её себе представлял, быть не может. За неё, свободу, надо бороться с риском для здоровья и даже жизни. Обострённое чувство справедливости толкнуло его с головой окунуться в эту борьбу. Победы и поражения в ней закаляли характер, но неизменно оставляли в его душе горечь полыни.

  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  ПОЛОСА НЕВЕЗЕНИЯ
  В один из обычных учебных дней незадолго до выпускных экзаменов поступило распоряжение директора школы собрать в одном классе всех выпускников. Это вызвало живой интерес у школьников, недоумение и тревогу. Ребята собирались кучками - шушукались: "Не иначе как что-то случилось. Наверное, Шуйские выкинули очередную фортель".
  Наконец в шумный зал вошла директриса в сопровождении солидного, седоватого мужчины в тёмном костюме и светлой рубашке с неброским галстуком. Директор встала за учительский стол, на котором аккуратными стопками были сложены какие-то бумаги. Подождав пока наступит тишина - произнесла: "Сейчас перед вами выступит наш гость - ответственный сотрудник Государственного комитета профессионально технического образования Николай Петрович. Прошу". Гость поднялся, застегнул верхнюю пуговицу пиджака и начал: "Партия и Правительство постоянно проявляют заботу о подрастающем поколении нашей необъятной страны. В частности, созданы прекрасные условия для освоения вами рабочих профессий с гарантией трудоустройства на предприятиях Донбасса. Я призываю вас вступать в Технические училища, по вашему выбору со сроком обучения от шести месяцев до полутора лет в зависимости от профессии, которую вы пожелаете получить. Те, у кого нет одного из родителей, будут приняты на полное государственное обеспечение. Вас будут одевать, кормить и выплачивать стипендию. Проживать будете в общежитии с душевыми кабинами. По справке о зачислении в Училище вам выдадут Паспорт. А теперь прошу по одному подходить к столу. Я всем желающим выдам адреса училищ с перечнем профессий и бланки заявлений о приёме на учёбу. Добро пожаловать в Донбасс".
  Оживлённое обсуждение предложений вербовщика не прекращалось до конца уроков. Десятиклассники возбуждённо спорили, доказывая друг другу преимущества и недостатки той или иной профессии, искали на карте места расположения училищ. Витька с Петькой выбрали ТУ ?8 в городе со странным названием "Зугрэс", где готовили электриков, слесарей теплотехников и токарей.
  
  Позади выпускной бал. Друзья встретились, чтобы найти ответ на самый злободневный вопрос - что делать? Первым начал Петя:
  - Знаешь Витя, я хочу уехать к морю, лучше на малонаселённый остров, где
  живут почти одни мужчины.
  - И что же ты там будешь делать? - удивлённо спросил Витя - Это говорит твоя обида на предательство Зины. Выбрось её с головы. В конце концов, она тоже человек и тоже имеет право выбора.
  - Скорее всего ты прав, умом понимаю, а душа болит.
  - Слушай Петя, давай завтра поедем в Райвоенкомат и попросим направить нас в Высшее военно-морское училище Ленинграда.
  - Решено. Спасибо друг, - согласился Петя, немного повеселев.
  Райвоенком полковник Деркач принял допризывников весьма доброжелательно. Просмотрев аттестаты зрелости, промолвил: "Не густо, хотя, в общем, не так уж плохо. Сначала надо пройти строгую медкомиссию, сами понимаете - флот. Приходите в среду к девяти часам. Будьте здоровы". Затем раскрыл какую-то папку, давая понять, что разговор окончен.
  Под вечер Витя пришёл домой в приподнятом настроении. Ещё бы, принято очень важное, можно сказать судьбоносное решение. Он будет военным моряком как его старший брат, прослуживший пять лет на Северном флоте.
  Сестра Лена, избегая взгляда, спросила:
  - Есть будешь?
  - Да, совсем проголодался, - ответил Витя - а мамы ещё нет?
  - Мама на бураках, она всю ночь плакала из-за твоей мореходки.
  - Чего это вдруг? Миша пять лет плавал, могла б и привыкнуть.
  - Витя, я вынуждена открыть тебе тайну, которую сама узнала только вчера, из-за которой мама не находит себе места и всеми силами противится твоей учёбе в Военно-морском училище. Давно, когда тебе не было и шести лет, в селе появились цыгане. Среди них была гадалка - старая цыганка Мария. Её знали ещё до войны как правдивую и честную предсказательницу судеб людей. Мама выбрала самую крупную курицу и пригласила Марию погадать. Та, молча, разложила карты, потом несколько раз их тасовала и опять раскладывала. Наконец заговорила: "У тебя красавица шесть детей - Вася, Миша, Петя, Коля, Лена и Виктурка. Муж не вернётся, он лежит в чужой земле. У всех твоих детей будут дальние дороги, казённый дом, дети и внуки. Ты будешь жить долго, доживать тебе выпадет с дочкой, не здесь. Пять детей тебя переживут, а маленькому Виктурке погадаю ещё на "планете". Она сложила карты, спрятала их куда-то в бесчисленные складки своей широкой юбки и достала книжечку. Раскрыла, осторожно перекладывая страницы, на которых вместо букв - пупырышки. Поводила по ним средним пальцем, потом ещё и ещё на других страницах и, изменившись в лице, произнесла: "Виктурка не умрёт своей смертью, он утонет или сгорит в огне. Прости". Мария быстро поднялась и выскочила с хаты. Мама, не в силах осознать и поверить предсказанию, в слезах догнала её, силой всучила курицу и попросила помолиться за тебя. Лена умолкла и пристально посмотрела Вити в глаза.
  - Чего смотришь? - Вспылил Витя - Это чушь какая-то. Я не могу отказаться от училища. Никто не может знать, что случится в будущем. Я хочу, я должен учиться!
  Не закончив ужин, расстроенный, Витя побежал к Пете.
  
  Медицинская комиссия сою работу закончила. Молодым людям сказали занять места в актовом зале военкомата. На сцену поднялись военком и председатель комиссии. Полковник сообщил, что сейчас он зачитает список допущенных к прохождению службы в рядах Вооружённых сил СССР в тех родах войск, которые указаны в заявлениях призывников. Присутствующие, чьи фамилии будут названы, остаются в зале - остальные могут быть свободны.
  Как Витя не напрягал слух, своей фамилии так и не услышал. Полковник закончил читать, посмотрел в зал, как бы ожидая вопросов. Витя тут же подбежал к нему. Сильно волнуясь, сказал: "Моя фамилия Дударь". Военком придвинул к себе небольшую стопку бумаг, нашёл нужный сложенный гармошкой узкий лист и молча протянул его Вите. Как приговор врезались в сознание слова подчёркнутые жирной красной линией - Не годен к прохождению службы в ВМФ. Полковник взглянул на обескровленное лицо юноши и сочувственно молвил: "Не переживай так сынок, это ещё не горе. Ты можешь поступить в любое сухопутное училище. Иди, успокойся и подумай".
  Витя вышел на улицу. В ожидании Пети стал просматривать огромные стенды с объявлениями о приёме в военные учебные заведения. Попробовал читать, но не смог понять ни одной напечатанной строчки. Его мозг нестерпимо и непрерывно сверлили два слова - "Не годен". Появился сияющий Петя. Увидев страдающего друга, поник и виновато сказал:
  - Я не хочу ехать в Ленинград без тебя, давай вместе махнём на Донбасс.
  - Спасибо друг, - ответил Витя - я не могу принять такую жертву. У тебя шанс стать, если не адмиралом, то капитаном первого ранга во всяком случае. Ты ведь всегда мечтал быть моряком. Кстати, а что тебе сказали?
  - В первой декаде августа пришлют вызов на вступительные экзамены, надо готовить математику, физику и язык.
  
  Первая неудача надломила веру Виктора в то, что ему все двери открыты, как часто говорили в школе. Оказывается не все. Они, двери, обвешаны различными условиями, как Новогодняя ёлка и откроются только тогда, когда ты всем им будешь соответствовать. Немного успокоившись, он аккуратно заполнил бланк заявления о приёме в ТУ ?8 по специальности электрика, приложил копию Аттестата зрелости и отправил по указанному адресу. Через две недели пришла справка о зачислении в училище.
  Паспорта получали вместе с Петей и вместе отправились на ж/д станцию в двадцати километрах от родного села. Прощались на вокзале. Тоска сдавила грудь, спутала мысли, лишив возможности найти и сказать нужные слова, так необходимые каждому из друзей.
  
  Виктор никогда раньше не ехал в поезде. Устроившись на боковом сидении у окна, он восторженно всматривался в пробегающие мимо полустанки, грядки со срезанными головками подсолнухов, кукурузными стеблями, капустой и наполовину торчащими из земли корнеплодами свеклы. Возле закрытых шлагбаумами переездов терпеливо ждали запряженные волами или лошадьми телеги, полуторки и ЗИСы, мужчины и женщины с котомками на спине или держащие на поводке коров и коз. Живописные речушки с мостиками и деревянными кладками менялись убогими хатами, сараями с коричневыми пятнами на когда-то белых стенах, перекошенными тёмно-серыми заборами с кусками колючей проволоки. А колёса беспрерывно стучали как сердце: тук-тук, тук-тук...
  Наутро следующего дня картина за окном поезда приобрела невиданный ранее сюжет. До самого горизонта расстилалась бескрайняя степь, разукрашенная пожелтевшей травой, свежей зеленью бурьяна, пшеничной и красной гречневой стернёй. Она пестрила дымящими трубами различной высоты, парящими градильнями и огромными конусами многочисленных, похожих на вулканы терриконов. Их тёмные вершины стремительно врезались в синеву неба. Одни, изрезанные вертикальными, извилистыми морщинами, без признаков жизни прочно стояли на земле как доисторические великаны; другие с гладкой матовой поверхностью - дымились. По некоторым - вверх и вниз ползали крохотные вагонетки, в промежутках между которыми ярко блестели две тончайшие полоски рельс.
  Виктор, получив у проводника билет, вышел на узловой станции Ясиноватая. Дальше, к месту назначения предстояло ехать пригородным поездом, который курсировал один раз в сутки. На него он не успел и решил ночевать на жёстких скамейках вокзала. Сдал вещи в камеру хранения и отправился осматривать город. Забрёл в магазин "Культтовары". Сразу обратил внимание на молодых людей, которые громко спорили, рассматривая гипсовые статуэтки; молодой красивой девушки с уложенной на голове заплетенной косой и юноши с надписью Сергей Есенин. Крупный бюст девушки стоил вдвое дороже малого - Есенина. Спор заключался в том, какую из них купить на подарок. Интеллигентный с виду мужчина, стоявший позади, взглянул на искусно выполненные бюсты и возмущённо изрёк: "Надо же, дожились. Какая-то баба дороже Есенина". Все дружно оглянулись, кто-то робко спросил: "А кто такой Есенин?"
  - Как вам сказать, это Пушкин ХХ века, до недавнего времени был запрещён - ответил посетитель и тут же вышел.
  Виктор бросился на поиски книжного магазина. Приобрёл маленький томик стихов Есенина, вернулся на вокзал, удобней уселся и стал читать:
  "... Шаганэ ты моя, Шаганэ!
  Там, на севере, девушка тоже,
  На тебя она страшно похожа,
  Может, думает обо мне...
  Шаганэ ты моя, Шаганэ".
  Увлёкшись стихами, навеявшими тоску по Лиде, по своему селу и школьной юности, не заметил, как рядом кто-то подсел.
  - Интересно? - спросил сосед.
  - Очень. - Ответил Виктор, повернув голову в сторону собеседника.
  - Как Вас зовут? - спросил мужичок неопределённой внешности.
  - Виктор. - Прозвучал ответ с лёгким недоумением.
  - Очень приятно, а меня Василий, рад знакомству - и протянул руку.
  Виктор пожал руку и вопросительно посмотрел на улыбающееся лицо.
  - У меня просьба и деловое предложение - продолжил беседу новый знако-мый. - Подходит моя очередь в кассу, а деньги на билеты должна подвести жена с минуты на минуту. Но она опаздывает. Ты одолжи мне рублей пятьдесят, подъедет Маша, я сразу же тебе отдам. А потом пойдём в ресторан, поужинаем и разопьём бутылку шампанского за то, что ты меня выручил.
  - Но у меня нет столько денег, есть только двадцать рублей, - смутился Виктор.
  - Давай сколько есть, остальные я попрошу у кого-либо с очереди.
  Виктор отдал деньги и опять принялся читать стихи.
  Прошло больше получаса, Василий не появился. Виктор поискал знакомое лицо в очереди - безрезультатно. Подошёл к кассе, спросил, не видел ли кто человека с такой-то внешностью. Ему ответили, что никого похожего не видели. Отойдя немного в сторону, он растерянно смотрел по сторонам, теряя последнюю надежду получить обратно свои деньги. Его мучили досада, обида и злость за свою беспечность одновременно. Он корил себя мысленно: "Это же надо так отдурачиться". Наступили сумерки. У Виктора засосало под ложечкой, очень хотелось есть. Он пошёл в камеру хранения, получил свой "рюкзак" - обычную торбу из домотканого полотна со шлейками, которую мама сшила вручную. Возвратившись в зал ожидания, съел два сваренных вкрутую яйца, несколько домашних пирожков и запил чаем с буфета. Довольный весьма сытным ужином он, подогнув колени, прилёг на скамейку, положил под голову свою котомку, и провалился в глубокий сон. Ему приснилась ива на берегу Шуйки, а под ней Василий, приставив огромный кулак к лицу Лиды, требовал денег. Увидев невесть откуда появившегося Виктора, он бросился к нему и начал трясти за плечи, ругаясь матом. Сквозь сон Виктор услышал возмущённый шёпот: "Вставай! Ты что не знаешь, что на вокзале спать запрещается?" Проснувшись, увидел милиционера, который дёргал его за рукав пиджака. Вскочил, оглянулся и, вспомнив где он находится, произнёс: "Извините, немного устал". Молодой лейтенант милиции и двое средних лет дружинников молча ожидали пояснений. Виктор со всех сторон, сверху и снизу осмотрел скамейку и ни к кому не обращаясь, спросил:
  - Где же мой рюкзак?
  - А что в нём было? - Спросил один из дружинников. - Майка, трусы, носки, мыло, зубная щётка и порошок, стихи Есенина, сало и пирожки.
  - А документы, деньги? - Продолжил опрос лейтенант.
  - Документы со мной, а деньги у меня выманили раньше, осталось два во-семьдесят пять.
  - Пройдём в отделение, - скомандовал лейтенант. - Расскажешь о себе и о твоих приключениях, напишешь заявление и отдохнёшь на стульях до утра.
  Следующий день Виктор начал с поисков транспорта, чтобы бесплатно до-браться в Зугрэс. Он пробрался на товарную ж.-д. станцию. От увиденного не-сметного количества вагонов, пронзительных гудков тепловозов, шныряющих то в одну, то в другую сторону, лязгов и стуков, бесконечного гула громкоговорителей извергающих кому-то команды - закружилась голова. Какой-то старик в форменной фуражке, широким набором наградных колодок на пиджаке и мегафоном в руке, с отборным матом руководил сцепщиками. Виктор, выбрав минуту затишья, робко обратился к старшому.
  - Подскажите, пожалуйста, как мне доехать в Зугрэс. Старик от неслыханной наглости опешил, прокричал.
  - Ты как сюда попал, мать твою? Иди на вокзал, садись на электричку и ез-жай в твой Зугрэс, если он тебе не на хрен сдался.
   - Был я там, но у меня нет денег. Я их одолжил Василию, который скрылся. Ночью, когда я уснул на скамейке, у меня украли рюкзак с вещами. А Зугрэс мне очень нужен, там училище ? 8, куда я поступил. Домой тоже не могу вернуться, это очень далеко - Черкасская область. - Одним духом изложил Виктор свою беду и молча, с надеждой ожидал помощи. Старик тоже молча снял фуражку, вытер грязным платком лысину и, спокойно произнёс.
  - Да хрен с тобой, недоросль. Слушай внимательно. На седьмом пути стоит состав с открытыми вагонами. Впрыгни в один из них, но так, чтобы никто тебя не заметил. Примерно через два часа справа будет станция "Орлова Слобода", там и сойдёшь. Я же тебя не видел и знать не знаю. И так взял грех на свою ста-рую душу. - Закончил беседу старшой и, увидев подходивших рабочих, прокричал. - Уходи отсюда к чёртовой матери, а то милицию вызову!
  - Спасибо Вам! Я грешным делом, начал сомневаться, что Вы мне поможете.
  Простите и ещё раз большое спасибо. До свидания. - Попрощался Виктор и убежал считать колеи.
  Он без особого труда отыскал нужный состав и по приваренным скобам на стенке вагона забрался внутрь. Там оказались красно оранжевые крупные и мелкие куски железной руды. Присел на корточки у края борта, осмотрелся, сесть было не на что. Нижняя часть обуви, штанина на коленях и руки уже были красными. Несколько огорчившись, подумал: "Потерплю два часа". Вдруг вагон резко дёрнулся. Виктор свалился на задницу, ударившись спиной об стенку вагона. Мысленно произнёс: "Теперь больше терять нечего, так и буду сидеть до конца". Но не тут-то было. Ему пришлось на каждой остановке влезать на осыпающуюся горку руды, чтобы посмотреть название станции. В очередной раз, выглянув из вагона, он глазам своим не поверил. На фронтоне свежевыкрашенного здания вокзала большими буквами красовалась надпись - Орлова Слобода. С замиранием сердца, он на животе перевалился через борт вагона, нащупал ногами скобу и спустился на землю. Вначале перрона обнаружил водяной кран и принялся усердно чистить мокрым носовым платком свой новый, школьный выпускной костюм и туфли. Но измятые пиджак и брюки никак не желали принимать свой прежний вид, как бы хвастаясь свежими красно бордовыми пятнами.
  
  Добротное одноэтажное здание ТУ ?8, за высоким из стальных прутьев за-бором, зазывало к себе большим плакатом: "Добро пожаловать". Виктора встретил молодой человек с красной повязкой на рукаве и попросил предъявить вызов на учёбу. Затем провёл его в кабинет, на дверях которого была пугающая неизвестностью надпись: Приёмная комиссия. За широким столом сидели двое мужчин в костюмах и небрежно завязанных галстуках.
  - Добрый день! - бодро приветствовал Виктор хозяев кабинета. - Я прибыл на учёбу в ваше училище.
  - Здравствуйте, - ответил тот, кто постарше - проходите, садитесь. Виктор достал из потайного кармана брюк документы, положил их на стол и сел на предложенный стул.
  - Как доехали? - спросил относительно молодой с непослушной чёрной причёской член комиссии, пока старший листал Паспорт, искал какую-то папку и принялся изучать её содержимое.
  - Спасибо, нормально. - Ответил Виктор с досадой в голосе.
  - Мы Вас ожидали несколько раньше, что-то случилось?
  - Да нет, ничего такого. Я хотел поступить в Высшее военно-морское учи-лище, но не прошёл медкомиссию.
  - Не стоит огорчаться, - опять вступил в разговор старший - кроме офицеров флота есть множество других интересных и, главное, нужных профессий, к примеру - инженер-механик, теплотехник, электрик и т.п. Но чтобы овладеть ими, надо много учиться. После окончания нашего училища, получив специальность слесаря-теплотехника, Вы сможете убедиться в правильности или ошибочности выбора и получить ответ на вопрос кем стать - технарём или гуманитарием.
  - Как слесаря теплотехника? - Воскликнул Виктор, уловив подвох в длинной фразе опытного собеседника. - Я ведь просил зачислить меня на учёбу электрика.
  - К сожалению группы электриков уже полностью укомплектованы, - опу-стив глаза, тихо произнёс старший. К тому же теплотехник богатая и очень вос-требована специальность. Вы узнаете, как устроены котлы и турбины, насосы высокого давления и шаровые мельницы, транспортёры, циклоны и сепараторы, задвижки и вентили, и многое, многое другое.
  - Но я хочу стать электриком - не успокаивался Виктор. - У меня в аттестате только одна тройка, по немецкому языку.
  - Нам это известно, именно поэтому прислали Вам вызов, - продолжил беседу старший. - Главное в жизни не сколько специальность, сколько глубокие знания в своём деле. Другими словами - высокий профессионализм. Только тогда перед человеком открываются двери его желаний, и только тогда появиться шанс максимально себя реализовать.
  Наступило тягостное молчание. Виктор, подавленный очередной неудачей, судорожно искал в уме ответ на внезапно возникший вопрос: "Что делать?" Вдруг заговорил младший, видимо решив выложить свой последний козырь:
  - Ты приехал на Донбасс, за тысячу километров от родного села и никак не можешь решиться поступить на учёбу. А что дальше? Вернёшься домой, потратив последние мамины деньги, и что скажешь родным, друзьям, учителям? Мол, я достоин большего, чем какое-то ТУ. И будешь сидеть у мамы на шее, дожидаясь лучших времён, тогда как жизнь не стоит на месте, она стремительно движется вперёд, а значит ты, без движения - назад. Подумай, только не долго, там ждут следующие запоздалые абитуриенты.
  Виктор покраснел от этих жестоких, но правдивых слов и, подумав, заявил: "Я остаюсь учиться".
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  ТИХОНЯ
  Учёба неожиданно увлекла Виктора буквально с первых дней пребывания в училище. Его заинтриговали обширные знания и практические навыки, которые предстояло освоить за полтора года. Их в общих чертах изложили преподаватели дисциплин, каждый на своём уроке введения в предмет. Пришёлся по душе почти армейский распорядок дня: подъём, зарядка, заправка постелей и уборка спален, водные процедуры, завтрак, уроки по расписанию с перерывом на обед, самостоятельные занятия, ужин, свободное время, отбой. И так шесть дней недели, воскресенье - выходной.
  Виктора вполне устраивали и бытовые условия, нисколько не схожи с привычными - сельскими. Спальные комнаты, например, рассчитаны на двенадцать учащихся. В помещении душевой не было кабин, как и перегородок в общем туалете, что вначале его весьма смущало. А вот к запахам хлорки и ботинок из низкопробной кожи, которыми казалось, были пропитаны постели, занавеси и даже стены, он так и не смог привыкнуть.
  В общем, ребята жили дружно и весело. После отбоя, лёжа в постелях, делились воспоминаниями из прошлой жизни, как счастливыми, так и горькими. Наиболее активными рассказчиками были детдомовцы, их было около одной четверти от всех учащихся.
  Только одна забота всем и всегда не давала покоя - как утолить постоянное чувство голода. Решили послать делегацию к заместителю директора по политико-воспитательной работе. Тот принял ребят агрессивно: "А что вы хотите, чтобы вас кормили как в ресторане на шестьдесят одну копейку в день? Пишите домой, пусть вам присылают колбасу, буженину, сало, наконец". Выслушав тираду, один из юношей робко спросил: "А куда писать детдомовцам? Может воровать надо поменьше?" Начальник вскочил с места, закричал: "Да как вы смеете порочить честных тружеников. За клевету можно и под суд пойти. Убирайтесь отсюда, прожоры. Кому не нравиться - скатертью дорога".
  До поздней ночи во всех комнатах общежития бурно обсуждались итоги приёма делегации учащихся. Ребята наперебой выкрикивали разные предложения; пойти к директору, выступить на собрании, написать в Горком комсомола! Тут вступил в разговор Виктор: "Это ничего не даст. Приедет комиссия, фактов воровства не установит, кстати, у нас их тоже нет. Поговорят о шестидесяти одной копейке в сутки на питание, посочувствуют, разведут руками и уедут". Староста группы Асиреев ехидно спросил:
  - А что ты предлагаешь, умник?"
  - Я думаю надо сделать так, чтобы они пожаловались на нас, "прожорли-вых". Тогда будут факты и будут разбирательства, но уже с участием милиции.
  - Допустим, а что конкретно ты считаешь надо сделать?
  - Нужно подменить продукты, в приготовленных на вынос сумках поваров
  на битые кирпичи и всякий хлам. - Уверенно ответил Виктор.
  - А котелок у тебя варит, тихоня. - Уважительно отозвался староста. - Теперь распределим роли и исполнителей.
  Виктор взял на себя сфотографировать "знакомого" замдиректора в момент погрузки продуктов в свою машину. Побежал к десятикласснице Кате, с которой занимался в фотокружке, одолжил камеру. Сделал снимки и, попросил её к утру напечатать фотографии. Предупредил: "Никому ни слова".
  Повара еле дотащили домой тяжёлые сумки с "продуктами". Маша открыла одну из сумок, увидев строительный мусор, подумала: "Может прихватила чужую сумку"? Открыла другую - потеряла дар речи. Тут же позвонила своей напарнице.
  - Тоня! Ты уже выложила продукты?
  - Нет, руки не дошли. - Прозвучал ответ.
  - Ну-ка посмотри. - В трубке послышались рыдания с завыванием.
  - Да не реви ты. Успокойся и вызывай милицию. Нас обворовали.
  Два наряда милиции прибыли по месту вызова. Сняли показания, составили протокол. Начальник отдела по расследованию уголовных дел майор Сердюк распорядился обыскать общежития училища.
  Тем временем Виктор провёл короткий инструктаж: "Продукты разложить на столах в каждой комнате. Услышите шум УАЗика, приступайте к еде. На вопросы отвечать одинаково - пришёл с учёбы, а тут лежит. Больше ничего не видел и не знаю". Немного подумав, продолжил: "Завтра на линейке выступит директор. В конце он наверняка скажет - "Кто это сделал, два шага вперёд". Посчитайте в уме до трёх и выполните команду".
  Вскоре офицеры с понятыми разошлись по комнатам. То, что они увидели - ошеломило. Ребята, сидя кто за столом, кто на кроватях, спокойно, и с аппетитом продолжали ужинать. Старший наряда вызвал по рации Сердюка.
  - Товарищ майор! Здесь нечего искать. Ребята спокойно, в каждой комнате поглощают ворованное. Что нам делать?
  - Составьте перечень продуктов и свободны. - Прозвучал ответ начальника.
  Опытный криминалист майор Сердюк сразу всё понял. Полуголодные паца-ны открыто объявили войну мелким, ненасытным, а потому опасным ворам. И про себя молвил: "Найти бы того, кто это придумал, да послать учиться в Выс-шую школу милиции. А расследование преступления мы проведём, как следует. Обворовывать детей - зась".
  Утром, в предвкушении чего-то особенного, все учащиеся без опозданий выстроились на линейку. Лицом к строю встали директор училища, что очень редко бывает, его заместители, майор милиции, мастера и преподаватели. Директор выступил с речью: "Товарищи! У нас произошло чрезвычайное происшествие. Кто-то из присутствующих обворовал наших поваров. Это первое уголовное преступление в стенах училища за все годы его существования. За это могут присудить три года тюремного заключения. Но в случае покаяния и чистосердечного признания, суд может смягчить наказание вплоть до условного. Ради спасения попранной чести училища, я призываю тех, кто по глупости это совершил, сделать два шага вперёд". Вдруг строй взревел от смеха. Многие поворачивали головы в сторону Виктора, и все дружно, не прекращая смеяться, двинулись вперёд. Сердюк догадался кто руководитель "мятежа". Белокурый юноша, как и все сделал два шага, но оставался серьёзным и сосредоточенным.
  Майор милиции, расположившись в кабинете первого заместителя директора, выборочно, по одному вызывал к себе на беседу учащихся. На все одинаковые вопросы он получал одинаковые ответы: "Не видел, не знаю". Его предположения о том, что "операция" по раскрытию воровства продуктов была тщательно спланирована и, что все действия пострадавших, руководства училища и даже милиции были просчитаны наперёд, полностью подтвердились. Оставалось установить личность автора идеи и руководителя её воплощения.
   Подошла очередь Виктора давать показания. Следователь сначала спрашивал; откуда родом, состав семьи, образование, какие успехи учёбы в училище и т.д., и, лишь затем пошли вопросы по существу.
   - Вы жаловались кому-либо на плохое питание в столовой?
  - Да, замдиректора по политико-воспитательной работе. Но он угрожал нам судом за клевету на честных тружеников. Как потом выяснилось, он сам был участником воровства. - Ответил Виктор и положил на стол фотографии.
  - Кто это снимал?
  - Я, конечно.
  - А где взял фотоаппарат?
  - Одолжил.
  - У кого?
  - Я не могу этого сказать.
  - Ты немного убавь прыть. Преступление, совершённое в сговоре группой лиц, карается вдвойне. Потому советую отвечать на мои вопросы четко и ясно.
  - Я догадывался, что для меня это может кончиться очень плохо вплоть до исключения из училища, по любому поводу. Но у нас не было другого выхода.
  - Кто предложил заменить в личных вещах продукты на кирпичи?
  - Снова я. - Понурившись, тихо ответил Виктор. - Накануне нам дали на ужин подгнившего кролика в шерсти с постной перловой кашей. Всё, что мы съели, вернулось обратно. Обозлённые ребята хотели устроить погром в столовой. Ну, я и предложил эту операцию, убеждая их в том, что избавиться от нелюдей можно только тогда, когда сможем предоставить неоспоримые факты воровства, которых у нас нет. И сделать это должны сами воры. Иначе нам никто не поверит.
  Победа учащихся ТУ ?8 была полной и окончательной. Уголовное дело о групповом хищении личного имущества переквалифицировали в дело о групповом хищении социалистической собственности. Замдиректора и поваров судили, директор - уволился по собственному желанию. Виктор отказался поступать в Высшую школу милиции по предложению майора Сердюка, мотивируя своё решение тем, что "лошадей на переправе не меняют". Его единогласно избрали членом комитета комсомола училища и поручили разработать мероприятия по искоренению поножовщины в драках между городской молодёжью и учащимися.
  В тот же вечер Виктор провожал домой Катю после занятий в фотокружке при Дворце Культуры. Она жила в Заводском районе, за рекой. Остановились на мосту. Облокотившись на перила, любовались красотой осенней речки. Витя рассказывал о своей "Шуйке", берега которой соединял замечательный дореволюционный мост на каменных фигурных быках. Увлечённые беседой, они не заметили подошедших сзади двух рослых парней. Один из них тронул Виктора за плечо, а когда тот повернул голову, со всей силы ударил его кулаком в лицо. Ослеплённый и обессиленный от боли, он неловко сполз на дощатый тротуар моста. Как будто издалека до его сознания донёсся истерический вопль женщины. Это кричала Катя. Она как клещами вцепилась в Витю, не давая возможности сбросить его на камни речного дна, еле покрытых бурлящей водой. Парни, оставив "чокнутую" пару, быстро удалились. Катя помогла Виктору подняться на ноги и сопроводила в общежитие. Увидев окровавленного соученика, жильцы бросились по комнатам с настойчивым громким призывом: "Поднимайтесь, Тихоню чуть не убили". Ребята высыпали на улицу и группами в пять, шесть человек пошли бить городских, всех кто попадался на пути, без разбору.
  Тем временем Катя вызвала скорую и милицию. Витю отвезли в больницу. Там его вымыли, зашили рассечённую бровь, сделали рентген и какой-то укол, сняли побои и отпустили в отделение милиции. Показания давала Катя. Виктор молчал, у него "раскалывалась" голова от сотрясения мозга. Он наотрез отказался писать заявление о нападении. На вопрос дежурного офицера: "Почему?" - промолчал. Затем подумав, произнёс: "Вы не можете поставить милиционера возле каждого учащегося. Проблему надо решать по-другому". Подписав протокол дознания, молодые люди направились к выходу. Вдруг у самой двери Виктор повернулся и обратился к дежурному.
  - Товарищ капитан, Вы можете назвать мне имя или кличку предводителя местных уголовников?
  - Зачем тебе? - удивился милиционер.
  - Надо с ним встретиться, переговорить.
  - А не боишься, это отпетый, опасный рецидивист.
  - Он что убийца?
  - Да нет, пока Бог миловал. Снимает шапки, реже кольца и серьги, отбирает водку с закуской у пьяных прохожих. Бывало, шастал по квартирам. Зовут его Борис Бенкендорф. Он считает себя дворянином. Кличка - Беня-Штырь.
  - Спасибо. Вы нам очень помогли.
  Затянувшаяся беседа в отделении милиции без конца прерывалась докладами о драках почти на всех центральных улицах города.
  
  "Резиденция" Бени штыря располагалась на окраине города в деревянном сарае недалеко от кафе, прозванном в народе "Женские слёзы". Предупредив ребят, Виктор отправился в криминальное логово с тревогой и лёгким страхом в душе. Стол, сбитый на скорую руку из не строганных досок, был накрыт бутылками с самогоном, грубо нарезанной любительской колбасой, рыбными консервами, чёрным хлебом и помидорами по восемь копеек за килограмм. В торце стола сидел хозяин, по правую руку - костлявый парень с угрями на лице и заплывшим глазом, точно как у Виктора. Слева свободное место, "Судя по всему меня ждали, - подумал Виктор, - значит, среди нас есть провокатор.
  - Привет честной компании! - Поздоровался пришелец. - Я, Тихоня.
  - Здорово, коли не шутишь. Садись, выпей чарку, гостем будешь.
  - Я не собираюсь пить с этим кугутом, - вскочил "правая рука".
  - Сядь Прыщавый, зря ты кипятишься. Ему и так не уйти отсюда живым. - Осадил своего зама Штырь и выложил перед собой пистолет.
  Услышав слова отпетого уголовника, Виктора впервые в жизни охватил животный страх. Каждую мышцу его тела сковало оцепенение. Все слова и мысли оказались заблокированы. На его бледном лице как у покойника, застыли умиротворение и лёгкая улыбка безразличия. Штырь и его сообщники ошибочно расценили видимое спокойствие их заклятого врага наличием у него сильного козыря, которого он не спешил выкладывать. Тем временем Виктор, неимоверным усилием воли, вернул себе способность мыслить. Окончательно убедившись в жёстком намерении противника убить его, и тем самым запугать молодых наивных учащихся, укрепить раз и навсегда своё господство в городе, Виктор решил идти ва-банк. Спокойно и негромко молвил.
  - Ошибаешься Беня. Ты хитрый, коварный, а значит умный. Прикинь мозгами, будешь ли ты жить, если меня закопаешь? - И стал ждать реакции.
  - Откуда у тебя уверенность, что меня достанут? - Желая скорее узнать ко-зыри врага, спросил Штырь.
  - Да всё очень просто. Твой "друг и учитель" майор Сердюк со дня на день ожидает звезду на погоны и повышения по службе. Если на его территории случиться преднамеренное убийство, не видать ему ни того ни другого как своего геморроя. А у него жена молодая, дети. Тогда он тебя точно найдёт и лично пристрелит при попытке к вооружённому сопротивлению. Это, во-первых.
  - Он стукач, раз такое знает. - Выкрикнул Прыщавый. - А если его менты послали в разведку и заодно взять нас на испуг? Пора пришить, пока не поздно!
  - Я не закончил, - тоном, не терпящим возражений, парировал Виктор. - Во вторых. Мы, считай две роты голодранцев, что в десять раз больше чем вся местная милиция разом с участковыми и ГАИ. Днём и ночью вместе, носим одинаковую вонючую кирзу, едим одну и ту же баланду. Может ли кто-либо спрятаться от нас в этом городишке, при более-менее нормальной организованности? Но нам от вас ничего не нужно кроме свободы на своей земле. Мы хотим свободно передвигаться в любое время суток, свободно влюбляться, петь песни и слушать музыку, которая нам по душе, стать профи наконец. И за эту свободу мы будем драться до последнего. Нам терять нечего. Если, не приведи Господь, мы с вами дойдём до "стенка на стенку", то смерть для вас покажется счастьем! Я понятно излагаю? - Войдя в раж, закончил тираду Виктор. - Что касается стукача, то ты, Прыщавый, для меня слишком мелкий, чтобы я на тебя стучал. А знаю я местную милицию потому, что был её частым "гостем" под конвоем. От колонии меня спасло моё малолетство, сиротство и отличная учёба.
  Затем отпил глоток самогона и принялся за колбасу с помидорами. Все остальные перестали жевать, приумолкли. Затянувшуюся паузу прервал Беня.
  - Так зачем же ты пришёл, неужто выпить и закусить? Или захотел ещё раз по морде получить?
  - Ни за тем, ни за другим. Я пришёл договориться о заключении с вами мирного соглашения или, другими словами, договора о ненападении.
  - Как Риббентроп с Молотовым? - Блеснул своими знаниями истории Беня.
  - Нет, не так. Мы своё слово сдержим. Рассчитываем, вы тоже. Хотя, если честно, я ещё не расстался с желанием наказать тех, кто хотел моей смерти. Но в интересах дела я готов отказаться от мести.
  - Давай подробней, например, что вы можете взять на себя?
  - Если коротко, мы готовы: Полностью разоружиться; не вмешиваться в ваши дела; прекратить снимать продукты с балконов и подоконников горожан, дабы на вас не падала тень; не увязываться в драки; не мешать вашим парням встречаться с их девчатами; пресекать наших провокаторов и стукачей, сообщать вам о ваших; не лазить по садам без вашего согласия.
  - А что вы хотите от нас?
  - Мы бы хотели чтобы вы, например: не вносили на танцплощадку заточки, шила, шланги со свинцом, шариками и болтами, кастеты и финки; не запрещали нашим танцевать с любыми девчатами при их согласии; не преследовали наших провожатых. Чтобы вы называли нам имена наших стукачей и провокаторов. Было бы здорово, если б наши и ваши представители совместно дежурили на танцплощадке и Дворце культуры для оперативного разрешения конфликтов. Желательно встречаться "на высшем уровне" вначале раз в неделю, а потом ежемесячно для корректировки наших действий.
  - Ладно, мы подумаем, посоветуемся и сообщим о своём решении.
  Совещание закончилось мирно. Ребята вместе с Катей ожидали Виктора в пятидесяти метрах от "резиденции" пахана. Посыпались вопросы: "Ну как ты"? "Почему так долго"? "Было страшно"? Катя молча смотрела, широко открыв глаза, как будто впервые увидала. "Дома всё расскажу подробно", сказал Виктор и обратился к Кате.
  - А ты, что здесь делаешь?
  - Случайно заглянула, прогуливаясь. - Покраснев, ответила Катя.
  - Извини за глупый вопрос. Ты спасла мне жизнь. Я перед тобой в долгу. Безмерно тебе благодарен за всё, что ты для меня сделала. Чем же могу отпла-тить?
  - Не надо мне платить, ты из-за меня пострадал. Но раз ты так считаешь, то... поцелуй меня. Витя на ходу чмокнул её в щёчку.
  - Не так, по-настоящему.
  Они остановились и целовались, целовались, позабыв обо всём на свете.
  Сразу же после ухода Виктора, хитрый Штырь решил сыграть в демократию со своими подельниками:
  - Что будем делать, братва? Есть два варианта. Замочить Тихоню, чтобы не было повадно совать к нам свой нос, или принять его условия. Своё мнение должен высказать каждый.
  - Порешить его и дело с концом. - Со злобой произнёс Прыщавый.
  - Я не согласен. - Сказал "левая рука" по кличке "Студент", занявший своё место за столом. - Тихоня прав. Он оказался умнее и опасней чем нам рассказы-вали их шестёрки. Если мы его замочим, шантрапу возглавит кто-то другой, но уже не такой рассудительный, зато очень злой. Тогда, как бы в отместку за смерть Тихони они с нами разделаются как Бог с черепахой. И менты нам не помогут, они будут рады прикончить нас чужими руками. Я за то чтобы выполнить условия Тихони, они нам не навредят. Мало того, ради безопасности каждого из нас, его надо охранять от своих завистников и от наших горячих голов.
  - Понятно. - Сказал Штырь. - Следующий!
  - Я за предложение Студента - Коротко сообщил "Хмырь".
  Дальше высказывались по очереди без напоминаний. Напоследок выступила карманщица со стажем Верка, по кличке "Мери".
  - Все эти драки начались из-за б...й, вроде их кому-то не хватало. Уж лучше я отсижусь на зоне, чем моё молодое тело отдадут на съедение червям. Поэтому выступаю на стороне Студента.
  - И так, большинством голосов предложение Тихони принято. - Подвёл итоги Беня. - Сообщит ему об этом Студент. Завтра же всё оружие сложить в сундук под замок, который временно будет храниться в квартире Мери.
  Расстроенный Прыщавый, из-за падения своего авторитета среди братвы, бесцельно побродив по городу, поздно возвращался домой. Вдруг заметил при-лично одетую немолодую пару, которая навеселе, шатаясь, двигалась по проезжей части опустевшей улицы. Подойдя поближе, узнал жену замдиректора по быту механического завода. Она была известна своей слабостью к золотым украшениям. Не долго думая, Прыщавый решил запастись золотишком. Подскочил сзади, прижал голову жертвы к своей груди, закрывая ладонью рот, приставил к горлу нож и скомандовал: "Эй, олух, снимай с этой суки украшения и складывай в кучку на асфальт. Быстро"! Муж, вмиг протрезвев, выполнил команду. Грабитель посмотрел на внушительную горку драгоценностей и сказал: "Прибавь туда свою печатку, часы, кошелёк и проваливай. Только ни звука"! Какой-то старик в это время курил на тёмном балконе. Увидев ограбление, он тут же позвонил в милицию. Бандита взяли с поличным.
  
  Недели щёлкали как секундная стрелка. Приближался Новый год, а вместе с ним и конец первого семестра. Будет аттестация, результаты которой, могут существенно повлиять на присвоение рабочего разряда. Ребята старались и в классах и в мастерских. Вместе с тем они ожидали новых, незабываемых впечатлений от встречи Нового Года - первого вне стен родного дома и школы. Всю подготовку к новогодним праздникам поручили возглавить Виктору, как члену Комитета Комсомола по вопросам культуры и досуга. Он разработал подробнейший план с учётом школьного опыта. Острую дискуссию вызвало предложение: "Учащиеся юноши могут пригласить на новогодний вечер своих городских подруг, а девушки - парней, оформив заблаговременно пропуска". Мнения "за" и "против" членов комитета, с различными оговорками разделились примерно пополам. Новый замдиректора по политико-воспитательной работе поддержал тех, кто "против", мотивируя тем, что это может спровоцировать драки, причём не только в актовом зале, но и на улицах города после окончания праздничного вечера. Все стали смотреть на Виктора. Его друг Ваня Куценко, прервав молчание, произнёс.
  - А что ты скажешь, Витя.
  - Всё может быть. - Ответил Виктор и на минуту замолчал, прокручивая в уме своё выступление. Замдиректора самодовольно улыбнулся, а виновник спора продолжил.
  - Драки могут возникнуть, если их не упредить. У нас договорённость с местным криминалом, что драк с учащимися больше не будет.
  - И ты поверил уголовникам? - Удивился замдиректора.
  - Это они ему поверили. - Весело откликнулся Куценко. - Он им доходчиво объяснил, чем для них закончится война, если они её развяжут.
  Все дружно рассмеялись и проголосовали "за". Замдиректора нехотя согласился. - Под твою ответственность, Дударь.
  
  Студент, пройдя в общежитие, искал Тихоню по срочному делу. Но его нигде не было. Позвали старосту группы. Костя Асиреев спросил.
  - Что-то случилось? Тихоня в актовом зале, рисует. Может я тебя устрою?
  - Вполне. - Ответил Студент - У нас был Васька Чмырь, сказал, что на вечер отдыха ваши девки завлекут наших парней, чтобы потом их избить и подрезать.
  - Провокатор, сучара. Действительно, сегодня принято решение провести новогодний вечер совместно с вашими парнями и девчатами по обоюдному согласию. Мы собирались с вами это обсудить и просить помощи об упреждении драк и всяких недоразумений. Кстати приходи и ты, сам убедишься в нашей порядочности.
  - А как же я пройду, один?
  - Почему один? С нашей девушкой, она просто красавица, но мужиков в упор не видит. Ей интересны только токарное дело да исторические романы. Идём, познакомлю. Подожди здесь минуту, скажу ребятам, где я буду. - Сказал Костя и побежал в свою комнату. Увидев Кольку по прозвищу Громила, сказал: "Васька Чмырь провокатор. Быстро найти и провести "работу", а я со Студентом в читальном зале".
  - Маруся, выйди на секунду. - Негромко позвал Костя. - Тебе боевое задание, пригласить на новый год городского парня.
  - Ещё чего? - Возмутилась девушка, взметнув брови.
  - Вот этого. Так нужно для общего блага всей молодёжи города. - Сказал Костя, делая вид, что не заметил протеста. - Познакомься. Это Студент.
  - Миша, то есть, Михаил. - Неуверенно, явно смущаясь, представился гость.
  - Маруся, то есть, Мария. - И лукаво улыбнувшись, подала руку.
  Наблюдая сцену знакомства, Костя подумал: "Пропал Студент, захомутала затворница".
  Вернувшись в общежитие, староста ужаснулся "работе" с провокатором. Громила вертикально держал за ноги Чмыря в двадцати сантиметрах от головы до пола, а остальные "работники" били его ногами куда попало. Вне себя от ярости Асиреев закричал: "Стойте! Вы что, гестаповцы?" Громила бросил избитого Ваську головой на плитку пола душевой и обиженно произнёс: "Сам сказал провести работу". Немного успокоившись, Костя продолжил: "Окатите его водой. Оклемается, пусть идёт к Штырю и расскажет правду. Если опять соврёт, они ему добавят так, что мало не покажется. И ещё, запомните все, о том, что случилось Тихоне ни слова".
  Новогодний вечер превзошёл все ожидания. Веселье лилось через край. Музыка, танцы периодично сменялись разнообразными массовыми играми и короткими номерами художественной самодеятельности. Выступающие учащиеся один за другим не переставали удивлять зрителей своими талантами, не замечаемых ранее в повседневном общении. Благодаря девчатам училища, убранство актового зала поражало воображение. Вместо привычного лозунга на входе "Добро пожаловать", красовался одноглазый пират с огромными пистолетами в каждой руке, кинжалами и саблей за поясом. А внизу, яркими крупными буквами, надпись: "С оружием не входить" и, мелкими прописными - добавлено: "Можно с бутылкой рома или шампанского". Большой, на двух склеенных листах ватмана плакат, стоил Тихоне две недели свободных вечеров. К нему подходили отдыхающие и, ехидно улыбаясь, спрашивали: "А подскажите, пожалуйста, где здесь можно купить бутылку рома"?
  В самый разгар вечера кто-то крикнул: "Посмотрите, первый снег!" Ребята, толкаясь у выхода, высыпали во двор. Густой лапчатый снег, подсвеченный окнами, медленно падал на траву, деревья и кусты. Земля уже успела покрыться толстым, пушистым ковром. Восторгу не было предела. Снежки летели с разных сторон так густо, что увернуться от них не было возможности. В нетронутую тишину зимней ночи врезались громкий хохот и девичий визг. Виктор, в запале сражения, бросил в Катю большой снежный комок, залепивший ей глаза, нос и рот. Растерявшись, она выпрямилась, обиженно расставив в стороны полусогнутые руки. Витя подбежал к ней, осторожно взял в свои ладони её лицо и стал губами освобождать от снега сначала глаза, затем нос и губы. Ему на мгновенье показалось, что перед ним Лида, такая же хрупкая и нежная. Ощутив ласковые прикосновения чего-то мягкого и теплого, Катя податливо подставляла под это что-то ещё неочищенные щёки и губы. Ей впервые было так хорошо, что она на время забылась. Открыв глаза, опомнилась, делано надула губки, будто оскорбилась, сказала: "Ты что, сума сошёл?" Но заметив на лице друга сожаление, мягко добавила: "Люди кругом".
  
  Второго января в слесарной мастерской собрался весь педагогический состав училища на подведение итогов первого семестра. Директор поблагодарил преподавателей и мастеров за работу в достижении учащимися высоких показателей в учёбе, значительном улучшении организованности, порядка и дисциплины. Особо отметил успехи замдиректора по политико-воспитательной работе в борьбе с поножовщиной и драками за пределами училища. Затем показал образцы изделий, изготовленных детьми и отобранными комиссией на всеукраинский конкурс достижений Трудовых резервов. В их числе был резец, наплавленный твёрдосплавной пластиной и фигурный молоток, изготовителем которых был Виктор Дударь. Директор, в качестве примера, поставил молоток сферическим основанием на стекло, наклонил в сторону и отпустил. Несколько раз качнувшись, он застыл в вертикальном положении. В зале раздались аплодисменты. Довольный реакцией коллег, директор заметил: "А ведь юноша сработал его исключительно напильником". Совещание закончилось докладами мастеров и преподавателей о готовности отправки учащихся на первую производственную практику в города и посёлки электростанций Донбасса.
  На другой день к мужскому общежитию училища подъехал милицейский "бобик". Старший сержант разыскал Виктора и без каких-либо объяснений доставил его в кабинет начальника Городского Управления милиции. Подполковник Сердюк, не поднимаясь из-за стола, пригласил сесть и спросил:
  - Как дела?
  - Хорошо. - С недоумением ответил Виктор.
  - А у нас не очень. Резко участились квартирные кражи.
  - Мне очень жаль, но я не имею к этому отношения.
  - Может быть, но кражи отличаются тщательной подготовкой и дерзостью. Обворовывают даже квартиры с охранной сигнализацией. Мне кажется, что местные на это не способны. Кроме того, свидетели показывают, что злоумышленники были в рабочих спецовках. На грунте обнаружены отпечатки ботинок, которые выдаются учащимся.
  - Товарищ подполковник, поверьте, мы к этому не причастны, нас просто подставляют. Кстати, это легко проверить. Завтра всё училище отправляется на практику. Две недели нас не будет в городе.
  - Ладно, проверим. Если вы здесь ни при чём, нам этого времени хватит чтобы поймать воров.
  Виктора высадили с машины возле Дворца культуры, в двухстах метрах от общежития. На всём протяжении пути домой его не покидало чувство какой-то странной тревоги. В памяти вновь и вновь всплывали слова: "Обворовывают квартиры с охранной сигнализацией". Он мысленно пытался найти ответ на вопрос: "Кто мог её отключить? Напрашивались три версии: 1). Залётные, работающие по наводке. Но какой прок от этого жадному Бене? 2). Наши электрики. Но они не могут знать адреса богатых квартир под охраной. 3). Студент по указке Штыря. Его братва знала "элиту" и места её проживания. Судя по тому, что Студент принёс на новогодний вечер усилитель собственного изготовления, у него достаточно знаний в электрике и электронике. И так, воруют местные, а Студент играет в этом если не ведущую, то не маловажную роль".
  Не заходя домой, Виктор поспешил на поиски Маруси. Увидев со спины привлекательную фигуру девушки в лёгком халате, он скорее угадал, чем узнал в ней искомую соученицу.
  - Можно тебя на минуту. - Выпалил Виктор вместо приветствия.
  - Ты меня напугал. - Удивлённой дугой вскинув брови, сказала Маруся и с лёгким недовольством вышла в коридор.
  - Студенту грозит беда. - Без какого либо вступления произнёс Виктор. - Его надо на две-три недели вывезти из города. Возьми его с собой.
  - Ты с ума сошёл, Тихоня? - И широко, до округлости раскрытыми глазами буквально вперилась в собеседника.
  - Да нет, я не точно выразился. Ты пригласи его приехать в Новый Свет, где будешь проходить практику, и предложи на пару недель устроиться в какой-то бабки за минимальную плату. Мол, надо пообщаться и поближе познакомиться, потому, что более удобного случая в скором времени не предвидится. Вернёмся в Зугрес, я всё подробно поясню тебе и ему. И ещё, узнай, пожалуйста, почему он бросил институт. - Закончив монолог, Виктор ждал ответа. Маруся молчала, погрузившись в глубокое раздумье. Затянувшуюся паузу прервал Виктор.
  - Он хороший парень, его надо спасать, пока не поздно. - И, попрощавшись, положив руку на плечо девушки, удалился.
  
  Славянская ГРЭС приняла практикантов радушно. Группу слесарей в количестве двадцати четырёх учащихся накормили, выдали два комплекта спецодежды и отправили в посёлок Николаевка для поселения в общежитие.
  С утра следующего дня ребята, в сопровождении их мастера Владимира Ивановича, прибыли на электростанцию. На проходной их встретила средних лет женщина и, не представившись, попросила следовать за ней в отдел производственно-технического обучения. С первых шагов они ощутили величие и мощь какой-то сказочной, почти безлюдной страны диковинных сооружений, машин и механизмов. Вокруг всё двигалось, парило и дымилось, шумело, гудело, стучало и лязгало. Юноши с открытыми ртами вращали головами, дёргали друг друга за рукава, указывая пальцем на то или иное чудо техники. Наконец прибыли к месту инструктажа. Расселись в просторном классе, куда почти не проникали звуки работающей станции. За учительским столом ожидал тишины от возбуждённых гостей седой мужчина. Представившись заместителем начальника отдела подготовки кадров, он начал свою речь: "От имени руководства электростанции я приветствую вас, наших будущих рабочих, в стенах орденоносной Славянской ГРЭС. Здесь вы пройдёте первую, короткую, но очень важную производственную практику. Вам пока не придётся ничего делать своими руками. Мы просто ознакомим вас со всеми составляющими сложного технологического процесса производства электрической и тепловой энергии и снабжения этими ресурсами потребителей. Мы проведём вас по всей цепочке процесса от места приёмки угля и воды до турбинного цеха. Ознакомим с принципом действия и устройством технологического оборудования, которое вы будете подробно изучать во втором семестре. А сейчас, мы попросим Владимира Ивановича сформировать группы из пяти учащихся в каждой, озвучить фамилии и представить вам инструкторов, которые будут работать с вами до окончания практики. Я же с вами прощаюсь и желаю успеха".
  За несколько дней до завершения практики резко ухудшилась погода. Тихая оттепель сменилась морозным ветром, метелью. Сухой колючий снег обжигал лицо. Холод проникал под одежду, и казалось, доставал до костей. Ночной покой общежития практикантов неожиданно прервал яркий свет и возбуждённый крик дежурной. "Тревога! Быстро одеться и собраться в вестибюле. Директор станции ожидает"! Через три минуты сонные и злые ребята толпились в фойе. Моложавый, крепкого телосложения мужчина начал торопливую речь: "Товарищи! Я директор ГРЭС. К нам надвигается беда. Прошло больше двух недель как прекратились поставки угля на станцию. Запасы антрацита иссякли. Котлы и турбины на грани остановки. Сегодня, наконец, вагоны с углём прибыли, но разгрузить их не удаётся. Рассыпчатый промокший уголь, от мороза превратился в сплошную глыбу. Извлечь её из вагона можно только вручную с помощью ломов и кирок. Работа очень тяжёлая, но неотложная. Прошу вашей помощи. Если вы откажетесь, город, с детьми и стариками останется без тепла. А на улице двадцать три градуса мороза. На вас последняя надежда. Кто согласен, садитесь в автобус". В зале воцарилась гнетущая тишина. Директор, с замиранием сердца, ждал. Вдруг раздался зычный голос Тихони: "Пошли"! Ребята, толкаясь у раскрытой двери, ринулись на улицу. Улыбка облегчения осветила лицо директора. Расселись в автобусе. Мастер Владимир Иванович пересчитал пассажиров: "Все двадцать четыре. На вагон по четыре человека. Поехали"!
  Работали до утра. Пар от разгорячённых молодых тел клубился в вагонах. Те, кто очистил свой вагон раньше, перебегали на помощь отстающим. Закончили, сложили у столба ломы и кирки. Пропотевшая насквозь роба прилипала к телу, кровавые мозоли на руках болели и зудели одновременно. Мастер отдаёт команду: "Быстро в душевую, помыться, переодеться и в столовую. Бегом"! Накрытые столы удивили своим обилием. На каждом месте стоял стакан сметаны, тарелка горячего борща, две котлеты с картофельным гарниром, а на десерт оладьи с мёдом и ароматный чай. Загорелись голодные глазки, усталость как рукой сняло.
  Ехали домой в приподнятом настроении. Они впервые осознали свою при-частность к большому и очень важному делу, впервые испытали благородное, возвышенное чувство с честью исполненного долга.
  
  Директор центрального универмага Кошель А.К. был страстным горнолыжником. Каждую зиму он с женой и малолетним сыном уезжал на две недели в Святогорск кататься на лыжах. Сборы были очень шумные. Жители престижного дома, на втором этаже которого проживала богатая семя Кошелей, с интересом и шутками наблюдали за погрузкой на "Волгу" лыж, снаряжения, вещей и продуктов, которые никак не помещались в автомобиль. Наконец глава семьи прокричал: "Маша, кончай возиться! Поставь на сигнализацию квартиру и поехали".
  Почти вся братва Бени-Штыря рыскала по городу, выискивая объекты для ограбления. Высокий, худой уголовник по прозвищу Тощий, давно присматри-вался к жильцам добротного пятиэтажного дома и очень обрадовался, когда увидел суету сборов на курорт. Зайдя с тыльной стороны, он вычислил окна желаемой квартиры и прикинул возможность проникнуть в неё не вскрывая стальные двери с тремя замками.
  Сходка, во главе со Штырём обсудила предложение Тощего и приняла решение: "Квартиру брать! После чего залечь на дно и ждать, пока милиция не закончит раскрутку "кугутов".
  Примерно в то же время проходило совещание у подполковника Сердюка. Сержант Прилипко доложил, что заметил среди зевак уголовника Тощего, который незаметно, но обстоятельно обследовал дом.
  - Клюнули! - Воскликнул начальник УГРО капитан Костюк, потирая руки.
  - Не торопись капитан. - Сказал Сердюк. - Будешь радоваться, когда возь-мём преступников с поличным. А сейчас обсудим более сложный и опасный, второй этап плана операции.
  Незадолго до рассвета, промёрзшие сотрудники уголовного розыска, сидевшие в засаде, заметили движение под окнами Кошеля. Два, крепкого телосложения мужчины, сложив руки в замок, замерли у стены дома. Третий встал рядом. Высокий, гибкий человек, по "живой лестнице", проворно забрался на горизонтальную газовую трубу над окнами первого этажа, ухватившись за водосток. Свободной рукой достал из кармана стеклорез и двумя круговыми движениями сделал надрез напротив ручки открывания окна. Затем, поместив в центр круга присоску, легко постучал по линии надреза и вынул кусок наружного стекла. Бросив его в снег, он то же самое проделал на внутреннем стекле. С трудом открыв окно, опрокинув на пол цветочный горшок с подоконника, ввалился в кухню. Острые кромки черепка разбитого горшка больно врезались в колено. Через порванную штанину выступила кровь. Выругавшись матом, Тощий на несколько минут замер в ожидании постороннего шума. Было тихо, слышны только пульсирующие удары в висок. В кромешной тьме ощупал колено, испачкав руку кровью. Превозмогая боль, поднялся и, облокотившись на подоконник, высунул голову из окна. Поймал брошенную снизу верёвку с привязанными пустыми сумками на другом её конце, втащил их в комнату и, закрыв окно, приступил к "работе".
  Закоченевшие от холода "опера" и патрульные с нетерпением ожидали времени "Ч". Наконец в освещённом изнутри проёме окна появилась первая сумка. Сердюк тихо отдал команду: "Начали". Первым делом бесшумно сняли двух воров, стоящих на стрёме по углам фасада дома. Затем, при спуске уже третьей сумки резко прозвучала команда: "Стоять"! Трое участников ограбления, не успев опомнится, оказались в наручниках. Четвёртый, охранявший сумки с награбленным добром в тени огромного дерева, рванул в сторону проходного двора дома напротив. Но сержант Прилипко успел сделать подножку и убегавший распластался на снегу с вытянутыми вперёд руками. Сержант, навалившись на них всем своим мощным телом, ловко надел наручники. Перевернув на спину задержанного, он увидел искажённое злобой лицо Штыря. Не скрывая радости удачи и удивления, Прилипко воскликнул:
  - О! Беня, привет. Как живёте маете?
  - Да пошёл ты, мент проклятый! - Прокричал в ответ Штырь. - Когда я откинусь на волю, спрошу тебя о том же.
  Весть о поимке квартирных воров облетела весь город. Пребывавшие в страхе жители, облегчённо вздохнули. Следствием руководил капитан Костюк под присмотром Сердюка. Шестёрки Штыря, в надежде спасти свои жалкие шкуры, быстро раскололись. Провели обыск квартиры, где проживала Мери. Изъяли остатки, после сбыта в электричках, награбленного имущества и сундук с холодным оружием. Верку арестовали. На свободе оставался только Студент.
  Автобусы, один за другим, прибывали в училище с мест прохождения практики. Виктор первым вошёл в свою комнату. Уборщица заканчивала мыть полы. Поздоровавшись, весело спросил:
  - Какие новости, тётя Аня? - И не дожидаясь ответа, бросил на кровать нераскрытый рюкзак со своими пожитками.
  - Хорошие новости. - Довольным тоном ответила уборщица. - Всю банду поймали, теперь квартиры некому грабить. А то все на вас думали.
  - Вот здорово... Ну, не буду Вам мешать. - В тон ответил Виктор и поспешил встречать автобус из Старобешевской ГРЭС. Девчата, с поклажей в обеих руках, неуклюже, но шумно выползали двумя цепочками с дверей ЛАЗа. Заметив Марусю, Виктор подбежал, отнял у неё чемодан и негромко спросил:
  - Студент тоже приехал?
  - Нет, он будет через три дня. Что-то случилось? - С тревогой в голосе произнесла Маруся.
  - Да, случилось. Банду Штыря взяли с поличным при ограблении квартиры. Арестованы восемь человек, в их числе карманная воровка Мери, которая не принимала участия в грабежах. Кто-то из уголовников показал, что у неё на квартире хранится награбленное имущество. Её арестовали через два дня при обыске жилья. Думаю, следующим будет Студент, он отключал сигнализацию.
  - Что же делать? - На грани отчаяния вскрикнула Маруся, вцепившись за рукав Витиной куртки.
  - Отправь ему срочную телеграмму: "ЯВИТЬСЯ ПОВИННОЙ ТИХОНЯ".
  
  К дежурному офицеру центрального отделения милиции обратился аккуратно одетый и привлекательным лицом с умными глазами молодой человек: "Меня зовут Михаил Иванович Возный, явился с повинной к подполковнику Сердюку".
  Миша постучал в дверь, робко приоткрыл и спросил: "Можно?"
  - Входите, присаживайтесь - Сказал молодой, но уже с седеющими висками подполковник. - Кто Вы и по какому делу?
  - Я Студент, явился с повинной в участии ограбления квартир.
  - Начало неплохое. - Равнодушно заметил Сердюк. - Давай, рассказывай с самого начала и подробней.
  - В начале декабря, на очередной нашей сходке появился незнакомец. Выглядел он лет на тридцать с короткой стрижкой и прищуренными глазами. Беня-Штырь представил его: "Знакомьтесь - Корешь. Под его руководством будем брать богатые квартиры часто и по-новому, хватит нищенствовать". Где-то добыли ботинки и халаты, точно такие как выдают в училище, которые одевали только на задание. План каждого грабежа готовил Кореш, он же вскрывал замки. Моя задача - отключать охранную сигнализацию.
  - А как ты это делал? - Прервал "исповедь" Сердюк.
  - Это не сложно. На лестничной площадке каждого этажа есть слаботочный щиток. Надо проследить, какие провода идут в сторону нужной квартиры, и закоротить их.
  - Каким образом? - С нетерпением спросил подполковник.
  - На концы гибкого провода я точечной сваркой приварил тонкие иголки, которые втыкал в провода на некотором расстоянии между ними. После того как дверь закрывали, я вынимал иголки и квартира оставалась под охраной. Обнаружить вмешательство в систему сигнализации, при нынешнем её устройстве, практически невозможно, поэтому она мало эффективна.
  - И ты знаешь как её переделать?
  - Знаю, в общих чертах.
  - Ты, лично смог бы сделать её неуязвимой?
  - Пожалуй, смог бы. Но сначала надо выполнить расчёты, спаять схему, испытать и лишь потом доработать систему. - Уверенно отвечал Миша.
  - Откуда у тебя такие познания?
  - Я шесть лет учился в Шахтинском Политехническом институте, хотя диплома не получил.
  - Но как ты оказался в шайке уголовников?
  - Это длинная история. Скажите тов..., гражданин подполковник, на сколько меня посадят? - Устало спросил Миша, решив, что уже во всём признался.
  - А ты не торопись. Успеешь ещё насидеться, если ума не наберёшься. Давай, рассказывай твою длинную историю.
  Уловив раздражение в голосе начальника, Студент приуныл, задумался. Через минуту, с тяжестью на душе, начал.
  - Перед преддипломной практикой я, как все студенты моей группы, подал своему руководителю Дубине К.М. заявление на утверждение темы Дипломной работы: "Широкополосный усилитель звуковых частот". Он меня спросил, мол, ты уверен, что справишься с этой задачей, ведь у нас они не выпускаются и со-всем недавно освоено их производство в Японии и Германии. Я ответил, что вполне уверен, потому как в моей зачётке нет ни одной тройки и, что я уже закончил расчёты и нарисовал принципиальную схему усилителя. Тогда он сказал принести ему все материалы по усилителю. Я переписал начисто свои расчеты и схемы, умышленно заложив туда по две ошибки, и отдал в руки Дубине К.М. (Среди студентов ходили упорные слухи о том, что он продавал дипломные работы). По окончанию практики он мне сказал, что моя тема не утверждена и предложил другую - "Индукционная установка повышенной частоты". Я возмутился, мне было очень обидно и больно, ведь эта тема для троечников, да и время упущено, и отказался писать заявление на переутверждение темы Дипломной работы. Потом я узнал, что по моим наработкам будет защищаться Мамаева Светлана - дочь зам председателя Шахтинского Горисполкома и, что якобы Дубина за это вне очереди получил новую квартиру. Я вернулся домой и решил мстить всем большим и малым чиновникам за взятки и несправедливость.
  - Тогда ты решил вступить в банду и стать этаким современным Довбушем? - Улыбнувшись, спросил Подполковник.
  - Нет, это получилось случайно. Сначала я обратился в отдел кадров ГРЭС, потом Механического завода, ЖЕКи с заявлением о приёме на работу. Везде мне предлагали пойти учеником электрика на сорок шесть рублей в месяц. Но на эти деньги прожить нельзя. Я ещё больше обозлился, но продолжал искать работу. Однажды, в забитом до предела автобусе, я почувствовал, как у меня из заднего кармана вытаскивают кошелёк с трёшкой. Не оборачиваясь, я схватил тонкое запястье, а когда повернулся, увидел испуганную маленькую молодую девушку.
  Вытащив её из автобуса, я спросил как её зовут и почему она стала воровкой. Она назвалась Вероникой. Потом долго рассказывала, что живёт с матерью, отец умер от увечий на шахте. Денег не стало, а тут ещё мать принялась топить своё горе в водке. Как-то на рынке она заметила кошелёк, концом торчащий из сумки полной женщины, которая громко ругалась с продавщицей. Дрожа от страха, вытащила кошелёк и выбежала за ворота рынка. К ней подошёл какой-то парень, отобрал кошелёк и велел идти с ним в "резиденцию". Там её обругали за то, что она зашла на чужую территорию и сказали, что её деньги, в назидание, переходят в общак братвы, мол, такие правила. Кто их нарушит, будет жестоко наказан. Но если она вступит в их общество, то будет "работать" под охраной и получать примерно двести рублей в месяц. Она согласилась и ей дали кличку - Мери. Я спросил, почему она не устроилась на работу, а пошла воровать. Мери ответила, что она малолетка и её не берут из-за причитающихся ей льгот. Мать работает оператором угольного транспортёра на семьдесят рублей, а на проживание двух человек этих денег не хватает и, ей некуда было деваться. Вот подрастёт и пойдёт работать, если к тому времени не посадят.
  Потом по её просьбе я рассказал о себе. Она предложила пойти с ней к их главарю Бене-Штырю на беседу. Мол, он мне посоветует "работу", а я смогу принять её или отказаться. Штырь, выслушав мои приключения, предложил работу по специальности. Они обеспечивают меня старыми усилителями и комплектующими по списку, инструментом и красками, а я буду дома паять, собирать, и готовить новый товар к продаже. Сбывать аппаратуру они тоже берут на себя, мне же будут платить двести рублей в месяц, а может и больше. Вспомнив о своей последней трёшке, я вынужден был согласиться и вскоре стал вторым заместителем главаря банды, поскольку моё дело было самым доходным и мало рискованным.
  - А почему ты решил сдаться с повинной? - Напоследок спросил Сердюк.
  - Я больше не хочу, и не буду совершать какие-либо противозаконные поступки. Ведь завтра мне могут приказать снять сигнализацию с универмага, ювелирного магазина или банка, а это уже не наворованное богатство, а народное. Я не враг своему народу, за него погиб мой отец. Лучше сидеть в тюрьме, чем уподобиться Мамаевым и Дубинам. И ещё. Я недавно встретил замечательную девушку. Зачем ей уголовник? Теперь, когда отбуду наказание, я хочу добиться разрешения защитить диплом инженера и вместе с Марусей создать семью. - Закончил Студент, нервно качаясь на стуле.
  - Ладно, хватит на сегодня. - Закончил дознание подполковник. - Иди к твоей Марусе, но с города ни ногой.
  
  Виктор сам напросился к начальнику милиции.
  - Входи. - Сказал Сердюк. - Только у меня очень мало времени. Скажи, у тебя есть кличка?
  - Конечно, она есть у многих ребят училища. Меня кличут Тихоня. А ещё у нас есть Старпер, Громила, Клад, Носорог и другие. - Спокойно ответил Виктор.
  - И все они тоже как-то связаны с уголовниками?
  - Что значит, тоже? Ни я, ни кто-либо из учащихся не имеют ничего общего с делами уголовников. Был, правда, один провокатор по кличке Чмырь, но они его отшили после нашей проработки. Вскоре после того как меня избили, я посетил их "резиденцию" и мы заключили договор о ненападении. Сейчас мы совместно патрулируем танцплощадку и Дворец Культуры по предотвращению поножовщины и драк между городскими и учащимися.
  - А с какой целью ты дал телеграмму Студенту?
  - Вы и это знаете? Чтобы спасти его. Я именно с этой целью к Вам и напросился. Он честный, хороший парень. Я ему обязан своей жизнью. Он помешал Прыщавому меня замочить.
  - Ты испугался?
  - А кому охота умереть от руки бандита?
  - Ну, выкладывай, чего ты от меня хочешь.
  - Я пришёл просить Вас помочь Мише Студенту восстановить справедливость и вытащить его из уголовной трясины. Она засасывает таких как он, ущемлённых в правах и обречённых на нищенство молодых людей. Студент давно стремился вырваться из лап банды Бени Штыря. Но тот не хотел терять умного, рассудительного и авторитетного помощника. Тогда хитрый Штырь решил посадить его на крючок, с которого он не смог бы сорваться. На очередной сходке Беня заявил, что пора заканчивать с разбоями и карманным воровством потому, что всё население города ненавидит нас и, скоро мы все, по очереди окажемся за решёткой. Другое дело, когда мы будем брать награбленное имущество с квартир чиновников и повязанных с ними проходимцев. Но для этого Студент должен изучить устройство охранной сигнализации и научиться её отключать. Штырь верно рассчитал, что подтолкнув Студента на совершение уголовного преступления, он навсегда привяжет его к себе. Узнав об этом от его девушки, моей соученицы, я посоветовал ей отправить ему от моего имени известную Вам телеграмму. - Закончив речь, Виктор умолк, ожидая реакции. После недолгого размышления Сердюк произнёс.
  - Ладно, давай попробуем. Пускай он принесёт мне все материалы по своей дипломной работе. Мой однокашник служит начальником милиции г. Шахты, я с ним посоветуюсь, что можно сделать. Но обещать ничего не могу, этим должны заниматься ведомства Российской Федерации.
  Преступная группировка Бени-Штыря закончила своё существование. Главарь - получил срок в колонии строгого режима, Мери присудили два года принудительных работ на стройках Донбасса, а Студент осуждён на два года условно. Он защитил диплом инженера и получил направление на Луганскую ГРЭС.
  
  Виктор с новыми силами взялся за учёбу. Наряду с изучением устройства, профилактики и ремонта котлов, насосов, шаровых мельниц, вентиляторов и другого технологического оборудования электростанции, что было очень интересно и давалось ему легко, появились сложные теоретические основы металловедения, теплофизических свойств воды и водяного пара, механики. Времени не хватало. Он вечерами корпел над Диаграммой состояния системы железо - углерод (Fe-C) и очень сложной IS диаграммой водяного пара, прекратив петь в хоре и посещать фотокружок. Остались только занятия в секции вольной борьбы и регулярные посещения читального зала.
  Похожие между собой как близнецы дни, быстро и незаметно сменяли друг друга, пока не наступили короткие летние каникулы. Учащиеся могли уехать на месяц к себе домой или на двадцать восемь дней в бесплатный оздоровительный лагерь близ города Святогорск. Виктору очень хотелось побывать в родном селе. Но денег нет ни у него, ни, тем более у мамы. Ей прекратили выплачивать двенадцать рулей ежемесячно на последнего несовершеннолетнего ребёнка семьи погибшего, так как он был на полном государственном обеспечении. Значит, альтернативы лагерю нет.
  Автобусы с отдыхающими в полдень прибыли к месту назначения. На левом плоском, поросшим лесом берегу Северского Донца, в четыре ряда располагались палатки, ограждённые со всех сторон штакетным забором. Дорожки между ними и площадь в пределах столовой с одной стороны и, хозблоком с другой - укатаны отсевом. Начальник лагеря, преподаватель училища Афанасий Петрович, провёл краткий инструктаж старостам групп и отдал команду строиться. Выждав, пока учащиеся встанут в каре, обратился к ним со словами: "Сейчас мы с вами образуем четыре отряда на базе ученических групп в составе двадцати четырёх человек в каждом. Затем отряд выберет себе командира и получит номер. Командиры отрядов составят списки отдыхающих и представят их мне. Дальше вы разместитесь в палатках и отправитесь в столовую, где вас ожидает обед. Приступим".
  Утолив голод, ребята дружно высыпали на песчаный берег живописной реки. В её прозрачной воде отражались утопающие в зелени снежно-белые высокие скалы с чёрными пятнами проёмов в помещения старинного монастыря и синее, безоблачное небо. Такой красоты они никогда раньше не видели, и даже не предполагали, что она может быть здесь, на их родной земле. В стороне, за лёгким мостом на горе, возвышалась величественная, динамичная скульптура устремлённого, неизвестного им человека с шапкой в руке. Весь этот вид как-бы символизировал единство хрупкой природы и мощь человеческого разума. Как будто издалека, послышался голос преподавателя: "Существует легенда, что однажды люди, проснувшись ранним солнечным утром, увидели чудо. В меловой скале Святых гор, за одну ночь появились амбразуры и окна округлой формы, а на её вершине просто неба стояла белая церковь с золотым куполом колокольни. Сочная мелодия колоколов плыла по воде на сотни вёрст в разные стороны, призывая к заутренней".
  Свежая, чистая вода реки, с непреодолимой силой влекла к себе полных сил молодых людей. Они с шумом бросились купаться. Самые крепкие и смелые из них, вплавь добрались до крутого берега, вскарабкались в пещеры и оттуда махали руками тем, кто остался в воде. После ужина долго возились в палатках, обустраиваясь на первый ночлег. Спали счастливым, непробудным сном.
  Солнечные дни августовского лета тревожили неумолимым приближением осени и конца каникул. Ребята, спеша насладиться теплом, раздольем и кажущейся полной свободой, искали приключений. Им не давала покоя тайна древних меловых пещер бывшего монастыря. Только немногие могли добраться до них, преодолев течение широкой, полноводной реки. Группа юношей решили подняться на гору, перейдя мост к Дому отдыха, и оттуда, с тыльной стороны спуститься к монастырю. Но их ожидало разочарование. Крутые отроги были сплошь покрыты непроходимыми зарослями колючих кустарников шиповника и тёрна. Оставалось полакомиться спелыми фруктами огромного сада, который начинался в трёх метрах от обрыва. Наевшись до отказа, они резвились в высокой траве междурядья, бросая друг в друга перезревшие груши и подгнившие яблоки. Тут их и настиг конный объездчик сада с кожаной плёткой в руке. Ругаясь матом, он изо всех сил наносил хлёсткие удары по спинам и плечам злоумышленников. Многие вернулись в лагерь с багрово-красными, вздувшимися рубцами, которые медсестра тщательно промывала перекисью водорода и смазывала зелёнкой. Ещё три дня, после случившегося одни посмеивались над незадачливыми "туристами", а другие страдали от боли и зуда, подставляя свои голые спины под ласковое солнце.
  Но не все могли смириться с тем, что не могут попасть в легендарный пещерный монастырь с его лабиринтом поземных ходов и келий. Всё более частые попытки переплыть реку заканчивались неудачей. Не достигнув и середины водной преграды, пловцы сносимые течением возвращались к исходному берегу, но уже за километр от лагеря. Худосочный Васька Чмырь тоже решил испытать судьбу. Отойдя метров на сто вверх по течению, с разгону бросился в воду. В это время отдыхающие, сидя на тёплом песке вокруг своего начальника, слушали рассказ об Артёме, чей памятник возвышался на горе как будто специально для него созданной природой, вдруг услышали крик о помощи. Трое парней устремились наперерез к утопающему. Тихоня подплыл первым. Васька, увидев спасителя, с неожиданной прытью повис на нём, обхватив рукой его шею. Попытка высвободиться от мёртвой хватки оказалась тщетной. "Утонем вместе", с ужасом подумал Виктор и нырнул вглубь. Васька, в панике и страхе за свою жизнь продолжал держаться спасительной шеи. Но почувствовав, что лишён глотка воздуха, бросил её и, судорожно перебирая руками, всплыл на поверхность. За ним на некотором расстоянии поднялся Виктор. Исправляя свою ошибку в соблюдении правил спасения на воде, которая едва не закончилась трагедией, он заплыл сзади, ухватил несчастного за волосы и потащил к берегу. Нащупав дно, остановился передохнуть. Двое ребят, подхватив за руки уже бездыханное тело Васьки, выволокли его на берег. Виктор, всё ещё находясь в воде, прокричал: "Коля! Быстро положи его животом на своё колено". Громила легко, не задумываясь, выполнил команду. С горла пострадавшего полилась вода. "Теперь положи на спину ногами к воде". Выйдя на песок пляжа, он встал на колени и сильно, рывком надавил двумя руками на грудь. Васька закашлял. Тихоня свалился рядом, раскинув руки и, в полной от изумления тишине, молвил: "Будет жить", и незлобно добавил: "Паршивец".
  
  Каникулы закончились, минуло лето. Впереди последняя, трёхмесячная производственная практика на той же Славянской ГРЭС. В конце её предстояло выполнить контрольное задание.
  Виктору достался капитальный ремонт питательного центробежного насоса высокого давления. Эта сложная работа в полной мере характеризовала широту и достаточность знаний, наличие практических навыков и творческого подхода. Под пристальным наблюдением опытного наставника, Виктор уверенно, хотя и с лёгким волнением, вместе с помощником взялся разбирать механизм. Затем перемыл детали и составил дефектную ведомость. Наставник почитал её, одобрительно качнул головой, и поле получения новых деталей разрешил сборку. Через пять дней контрольная практическая работа была принята с оценкой "отлично".
  По возвращению в училище приступили к повторению и закреплению пройденного материала, получая по ходу итоговые оценки по всем предметам. Завершал учёбу выпускной квалификационный экзамен. Его принимала комиссия под председательством главного инженера Зуевской ГРЭС. Выпускники училища, наслышаны о беспристрастных, жёстких требованиях председателя комиссии, усиленно готовились к экзамену, позабыв о развлечениях и отдыхе. Но наверстать упущенное за столь короткое время было очень трудно. Тихоня, единственный в группе получил своё "отлично" и высокий третий разряд слесаря по ремонту и монтажу теплотехнического оборудования.
  Наступило время прощания с "однокашниками", друзьями и подругами. Через несколько дней все уже будут на рабочих местах электростанций Донбасса. Ребята испытывали двойственное чувство радости и печали.
  Виктор разыскал Катю для прощальной встречи. Они, взявшись за руки, бродили по мокрым мартовским улицам города, не замечая прохлады. Делились воспоминаниями и впечатлениями о тревожных и светлых минутах их отношений, смеялись, шутили. Вдруг Катя загрустила и робко, тихо задала долго мучивший её вопрос: "Витя, ты меня не забудешь"?
  В памяти Виктора всплыли слова Веры Инбер, которые он, не подумав, произнёс вслух.
  - Много ли расставаний,
  Чтобы примерно с год бы,
  Всё не переставали
  Помнить того, кто отбыл.
  На глазах у Кати выступили слёзы. Она осторожно высвободила свою руку, умолкла. Виктор, поняв свою оплошность, остановился, пристально всматриваясь в её лицо, осторожно прижал к своей груди.
  - Прости меня, дурачка, я не хотел тебя обидеть. Конечно, я буду тебя помнить. Как можно забыть такую красивую, добрую и ласковую девушку. Я напишу тебе. Но ты не должна связывать свою раннюю юность клятвами, ведь впереди целая жизнь. Мы не можем знать, что нам уготовила судьба. Улыбнись и поверь, ты будешь счастлива. Я ведь всегда говорил тебе правду. - Произнёс прощальные слова Виктор и нежно поцеловал. Катя закинула руки на его плечи, прильнув к нему всем телом, и самозабвенно отвечала на ласки возлюбленного.
  
  Получив на руки новенькие свидетельства об окончании училища и по пятьдесят рублей подъёмных, ребята самостоятельно отправились к месту работы указанном в направлениях.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  СЧАСТЬЕ
  В конце XVII века беглые крестьяне спасаясь от крепостничества, основали село на свободном берегу Сиверского Донца и назвали его "Счастье". Они действительно были счастливы. Плодородные земли давали обильные урожаи, а река способствовала активной торговле. Но не прошло и пятидесяти лет как всё вернулось на круги своя. Екатерина II подарила земли, прилегающие к Донцу, и крестьян таможенному чиновнику Коваленскому. Познавшие свободу жители села, опять оказались во власти феодала. От Счастья осталось лишь название, да ещё воспоминания на долгие десятилетия.
  В 1953 году началось стремительное заселение посёлка в связи со строительством Ворошиловградской ГРЭС. Через 10 лет посёлок Счастье получил статус города. В него-то и были направлены четверо выпускников ТУ ? 8, с Виктором Дударем в их числе.
  Прибыли в отдел кадров электростанции, предъявили документы. Инспектор ОК велела заполнить Анкеты и сказала явиться завтра к восьми часам утра в кабинет начальника Объединённого ремонтного цеха. Потом в сопровождении кастелянши пешком отправились на поселение в общежитие. Расписавшись в получении постельных принадлежностей, вышли на ознакомительную прогулку по новым местам.
  Молодой, компактный, тринадцати тысячный город, в окружении прудов, каналов и реки с чистыми песчаными пляжами, лесов с дикими кабанами и волками - поражал своей райской красой, тишиной и уютом. Ваня Куценко восторженно произнёс: "В самом деле, город - Счастье! Интересно, а проживающие здесь люди тоже счастливы"? "Думаю, всякие есть", рассеяно ответил Виктор.
  Ровно в восемь утра юноши вошли в кабинет начальника ремонтного цеха. Там уже сидели четверо солидных мужчин в рабочих спецовках и девушки с букетами цветов. Из-за стола поднялся хозяин кабинета - Владлен Назарович, в тёмном костюме и галстуке на белой рубашке. Аккуратно подстриженные с сединой на висках волосы и приветливая улыбка в сочетании с длинными пальцами на белых руках, выдавали в нём интеллигента. Пригласив ребят сесть, он начал свою речь: "Сегодня у вас особый, можно сказать исторический день. Вливаясь в славный коллектив Луганской ГРЭС, вы одновременно посвящаетесь в рабочий класс Отечества, и с этого дня будете носить гордое звание - Советский рабочий. Сердечно поздравляем вас с этим знаменательным событием и желаем успехов в вашем благородном труде". Подбежали девушки и, ласково улыбаясь, вручили цветы. Раздались аплодисменты. Через несколько минут ребята, вместе со своими бригадирами ушли на рабочие места.
   Не так приветливо встретила Виктора бригада по ремонту котельного оборудования. На тот момент в её состав входило пять человек: Бригадир Иван Иванович, бывший моряк - слесарь четвёртого разряда; трое семейных мужчин близь лежащих сёл - слесари второго разряда; солидный, независимого вида ра-бочий - дипломированный газоэлектросварщик. Третий разряд Виктора - нового члена бригады, вызвал у одних недоверие и недовольство, у других интерес. Восемнадцатилетний пацан, и такой высокий разряд. Не иначе как папин сыночек, намаемся мы с ним. Увидев постные лица своих подопечных, бригадир сказал.
   - Виктор, расскажи о себе.
   - Да и рассказывать-то особо нечего. Родился и вырос в селе. Мне уже полных восемнадцать. У меня четыре старших брата и сестра, отец погиб на фронте. Окончил сельскую среднюю школу, техническое училище в Зугрэсе и прибыл к вам на первую свою работу.
   - А где же ты взялся, если отец был на фронте? - Ехидно спросил тол-стый потный мужик.
   - Так ведь Дева Мария тоже зачала беспорочно. - Шуткой парировал Виктор. Все, кроме Толстого рассмеялись. Иван Иванович подумал, - шустрый малый, палец в рот не клади. - А вслух произнёс.
  - Познакомились? Теперь за работу. Виктор, тебе семнадцатый вентиль, он на экономайзере. Разобрать, притереть и собрать. Если там окажутся глубокие раковины скажешь сварному, он её вырежет, а ты отвезёшь в цех на расточку. Остальные на шлаковый инжектор. - Распорядился бригадир и поднялся.
  Все рабочие, взяв с собой инструмент, покинули бригадную комнату. Виктор замешкался, выбирая наугад нужные ключи. Сварщик Александр нетерпеливо топтался у порога: - Хватит возиться, бери фонарик и пошли.
  Площадка пароперегревателя располагалась на высоте шестиэтажного дома. Нашли нужный вентиль. Отдышавшись, Александр спросил.
  - С чего будем начинать?
   - Как всегда, сначала откроем вентиль. Потом отвернём гайки и снимем крышку. - Уверенно ответил Виктор и приступил к работе. Подсветив фонариком гнездо стального корпуса вентиля, довольным тоном продолжил.
  - Видимых повреждений нет, клапан тоже почти в порядке. За два часа я их притру и до конца дня соберу вентиль.
  - Повезло нам с тобой, идём обедать. Инструмент можешь оставить здесь.
  После обеденного перерыва, Виктор взял смесь порошка карбокорунда с машинным маслом, кисточку, деревянную оправку и, напевая весёлую мелодию, поднялся к рабочему месту. Заглянул в проём корпуса вентиля и ... остолбенел. Его уплотнительный поясок пересекал поперёк глубокий след зубила. Застучало в висках. - Вредительство. Каким же надо быть идиотом, чтоб такое придумать. - И прожогом кинулся на поиски сварщика. Тот сидел в бригадной комнате и менял стекло в своём щитке.
  - Дядь Саша! Вредительство! - Выпалил Виктор.
  - Ты не бросайся такими словами, - спокойно отреагировал сварщик. - Расскажи всё по порядку.
  - Кто-то зубилом повредил седло вентиля.
  - Пошли, посмотрим.
  Внимательно осмотрев глубокую вмятину, Александр принял решение.
  - Сейчас мы его вырежем, и ты отвезёшь в цех на расточку. Отдашь токарю прямо в руки. И никому ни слова, иначе сам окажешься виновным. У тебя мотив преступления на лицо. Только в твоих интересах заменить вентиль новым вместо того, чтобы две смены притирать его вручную.
  Виктор, оставив тачку с вентилем у ворот ремонтного цеха, отправился на поиски токаря-расточника. Окинув взглядом механический участок, он заметил девушку с косынкой на голове. Подойдя поближе, удивлённо воскликнул.
  - Маруся! Ты как здесь оказалась?
  - Тихоня!? Как я рада тебя видеть. - Обхватив его шею руками, запричитала Маруся. - Меня одну сюда направили, думала с ума сойду, ни одной знакомой души. И вдруг где-то взялся ты.
  - Я здесь не один с училища, нас четверо. Приехали вчера, сегодня первый день на работе. Ищу расточника, мой вентиль запороли. Поможешь?
  - Ты ещё спрашиваешь. Я ведь тебе многим обязана. Вези сюда твою железку, завтра после обеда заберёшь.
  На следующий день Виктор забрал корпус, там же в цехе притёр клапан, собрал вентиль и уже после смены доставил его в котельную. Теперь предстояло вварить его на место, набить новый сальник и затянуть гайки.
   Александр подготовив свой аппарат, с интересом наблюдал как Виктор, используя пневматическую машинку, ловко зачищал фаски под сорок пять градусов. Мысленно похвалил: "Молодец парнишка, будет с него толк, если попадёт в хорошие руки". Тронул за плечо, сказал: "Хватит студент, перекур". Виктор снял запотевшие очки и отозвался.
  - Не курю я и пока не тянет.
  - Тогда ответь мне, ты знаешь кто повредил вентиль?
  - Точно не знаю, но догадываюсь.
  - Будешь мстить?
  - Нет, но если что-то подобное повториться - проучу. Я очень не люблю подлости и несправедливости.
  - У тебя уже есть опыт?
  - Кое-какой, были случаи.
  - Расскажи хотя бы об одном.
  - Ладно, слушайте, если хватит терпения. В селе, где я жил два раза в неделю крутили кино передвижной киноустановкой. Для детей это был праздник, но денег на билеты у них не было. Они смотрели "немое" кино через окна клуба, пока их не закрыли плотными шторами. Оставалось место на сцене за экраном, которая возвышалась над уровнем пола примерно на метр. Дети, задолго до начала сеанса забирались в подполье сцены через проём закрытый лядой и сидели там, глотая пыль, пока не начнётся кино. Однажды, во время проверки билетов в зале, кто-то под сценой громко чихнул. Двое киномехаников, не говоря ни слова, перекрыли ляду тяжёлым шкафом. Я сидел в третьем ряду вместе с сестрой, которая всегда брала меня с собой в кино, и всё это видел. Мне было жалко этих несчастных детей. Их отцы не вернулись с войны и защиты ждать было неоткуда. Жили они очень бедно. У них даже туфлей никогда не было; поздней осенью надевали сапоги, на которые матери всё лето собирали деньги, и не снимали их до тех пор, пока солнце не прогреет дорожки. Я не мог усидеть на месте, меня переполняли обида и злость. Шепнув сестре, что хочу в туалет, выскочил на улицу, где тарахтел бензиновый генератор. Заскочил в стоящий рядом магазин, купил стограммовую пачку молотой горчицы, мол, маме нужно попарить ноги и, высыпал её в бак с бензином. Затем быстро вернулся в клуб и занял своё место. Через несколько минут потух экран и пропал звук, включился свет. Оба киномеханика бросились к движку и, проверив наличие бензина в баке, начали по очереди крутить заводную ручку. Двигатель чихал, но не заводился. Надо разбирать, искать причину поломки. А тем временем народ набросился на полупьяных киномехаников, требуя возвратить деньги за билеты. Но на всех зрителей их не хватало, поскольку киношники успели потратиться на водку и колбасу. Ситуация накалялась и угрожала самосудом. - Здесь Виктор вынужден был прервать свой рассказ в ожидании, пока сварщик перестанет смеяться. Но тот, держась за живот, никак не мог успокоиться. Наконец, переведя дух, вымолвил: "Скоро обед, давай заканчивай". - Так вот, - продолжил рассказчик, - До мордобоя дело не дошло. Решили утром всем желающим пустить фильм, остальным вернуть деньги. Между тем мы с Петькой выпустили детей, шкаф поставили на место. В десять часов утра он всё ещё перекрывал выход из подполья. - Закончил свою историю Виктор. Александр спросил.
  - Они тебя вычислили?
  - По-видимому да, после того как я им сообщил, что если они ещё раз устроят пытку беззащитным детям, то их передвижная киноустановка сгорит вместе с телегой.
  - И ты бы выполнил своё обещание?
  - Обязательно, даже под угрозой ареста и суда.
  Прошла неделя. Толстый не мог смириться с неудавшейся попыткой выставить на посмешище молодого третьеразрядника. Выждав момент, когда они остались вдвоём, сказал: "Ты возьми солидол, кисть и смажь "контрафорсы" на пятой трубе". Виктор сразу понял - очередная проверка на вшивость, однако вида не подал. Ему было известно, что контрфорсы это массивные бетонные подпорки для устойчивости стен, плотин, труб и т.п. Он выбрал трубу, из которой не валил дым, осмотрел её вокруг, но никак не мог придумать, как выполнить "задание" ветерана чтобы навсегда отучить его и кого-либо другого давать подобные поручения. И вдруг, при виде лестницы, которая начиналась на двухметровой высоте и заканчивалась площадкой на верхушке трубы, его осенило - а что если туда взобраться? Оставив на земле жестянку с солидолом, он ухватился за первую скобу, подтянулся и перебирая руками, полез. Чем выше поднимался, тем чаще его ноги покалывались тончайшими иголками и не хотели изгибаться. Его мозг неотступно сверлила мысль - не смотреть вниз, иначе закружится голова и сорвусь. Наконец площадка. Виктор сел, продолжая держаться за поручни. Труба на два метра качалась из стороны в сторону. Страх, понемногу уходя, позволил расслабиться его занемевшим мышцам.
  С высоты в семьдесят пять метров его взору предстал неописуемый, расцвеченный всеми красками радуги пейзаж. Синей змейкой, среди зелени леса причудливо извивался Северский Донец. Такие же синие, но прямые как стрела каналы соединяли окаймлённые золотом озёра. Вдали на плоской равнине видны рельефные нагромождения строений города с разноцветными крышами, поделенные тёмной сеткой улиц на прямоугольники. С противоположной стороны - зелёное поле стадиона, ограждённое со всех сторон плотными стенами тополей. По широкой площади серой брусчатки с чёрными кружочками люков проехала "Волга". Белый, стройный силуэт женщины с распущенными светлыми волосами медленно двигался в сторону центрального корпуса, впереди на полу вытянутых руках блестела огромная кастрюля. Вдруг он превратился в наклонно сидящую фигуру, похожую на молящегося паломника. Перевёрнутая кастрюля лежала рядом на белом пятне. Тревожная мысль проскочила в сознании Виктора. - Провалилась в люк и его крышка, наверняка оказалась между ног; одной ей с колодца не выбраться. Виктор уже без страха торопливо начал спуск. Внизу его ожидал молодой коренастый парень. Схватив за руку, начальственным тоном молвил.
  - Пошли к директору, кучерявый!
  - А ты кто, чтобы командовать?
  - Я его водила, это он приказал тебя к нему доставить.
  - Подождёт твой директор, там человек в колодец провалился. - Зло ответил Виктор и вырвавшись, побежал на площадь.
  - Стой! - Прокричал "конвой" и бросился следом. Подбежали к месту происшествия. Молодая, зарёванная блондинка, защемлённая между кромкой люка и тяжёлой, вертикально торчащей чугунной крышкой, свисала ногами в колодец.
  - Бери под левую руку, поднимаем. - Скомандовал водитель. - Потихоньку садим на пол.
  - Можешь идти? - Спросил Виктор девушку.
  - Нет, очень болит в паху.
  - Давай, командир, беги за машиной, а я побуду с ней. - Перехватил инициативу Виктор.
  - Как тебя зовут?
  - Света. - Ответила пострадавшая, продолжая плакать.
  - Ну, хватит рыдать, всё у тебя будет хорошо, - сказал Виктор и погладил запорошенные мукой волосы. - До свадьбы заживёт.
  Свету отвезли в больницу и лишь потом показались на ясные очи директору. Строгого вида средних лет мужчина накинулся на водителя.
  - Ты где бродил полтора часа?
  - Извините Сергей Макарович, мы отвозили повариху в больницу. Она провалилась в люк колодца на центральной площади и не могла двигаться. - Обиженно ответил водитель. Директор поднял трубку, распорядился: "Вызовите ко мне инженера по охране труда и соедините с главврачом больницы.
  Запыхавшись, влетел в кабинет ведущий инженер по технике безопасности.
  - Слушаю Вас Сергей Макарович.
  - Это я Вас слушаю - возмутился директор. - Доложите о ЧП.
  - Повар Тимофеева Светлана получила травму нижней полости живота опрокинувшейся крышкой люка. Сейчас она в больнице, куда её доставили двое неизвестных парней.
   - Неизвестные парни перед Вами. Тщательно проведите расследование, подготовьте приказ о мерах по предотвращению несчастных случаев и наказанию виновных. Срок три дня.
  - Будет сделано, Сергей Макарович. - Бодро отчеканил расторопный инженер и проворно выскочил с кабинета.
  В кабинет, без стука, вошёл главный инженер Игорь Петрович. Зазвонил телефон. Директор поднял трубку, на проводе главврач. Включил громкую связь.
  - Здравствуй Иван Матвеевич. Скажи, каково состояние нашей Тимофеевой.
  - Только что сделали рентген. Кости не повреждены. Большая отёчность яичников и маточных труб от сильного удара.
  - Рожать сможет?
  - Пока рано делать выводы, принимаем все возможные меры.
  - Спасибо дорогой, будем надеяться на лучшее. - Закончив беседу, директор положил трубку и сказал в заключение.
  - Все слышали? Прошу принять к сведению, если эта девочка станет инвалидом, кто-то пойдёт под суд. Игорь Петрович и "верхолаз" остаются, остальным на рабочие места.
  Пригласив сесть, он обратился к Виктору.
  - Кто ты, откуда, стаж работы на электростанции?
  - Дударь Виктор, слесарь третьего разряда ремонтного цеха, бригада Воронова. Прибыл с училища ?8 неделю тому назад.
  - Как ты оказался на трубе?
  - Старший рабочий бригады Кирилл велел мне смазать контрфорсы на пятой трубе. Я решил воспользоваться случаем и, в знак протеста забраться на трубу, а заодно испытать чувство свободы.
  - Ты знаешь, что такое контрфорсы?
  - Знаю, это подпорки сооружений для усиления остойчивости, и ещё перемычки в звеньях якорной цепи.
  - Так почему ж ты не отказался выполнять это поручение?
  - Потому, что он придумал бы другую пакость чтобы меня унизить и опозорить. А так, я бы ему доложил о выполнении задания, а он пусть бы проверил, если сам знает куда меня посылал. Он считает несправедливым то, что у восемнадцатилетнего пацана третий разряд, а у взрослых, семейных мужиков - второй. Только в нашей бригаде их трое.
  - А как тебе удалось получить такой высокий разряд?
  - Сам не знаю. В училище всё было ново и очень интересно. Я учился, читал, спрашивал. Контрольную - ремонт питательного насоса, выполнил на "отлично".
  - А как ты считаешь, несправедливо присваивать высокие разряды молодым?
  - Я считаю, что должны быть равные условия для всех, независимо от возраста. Подготовился, сдал экзамен, выполнил пробную работу - получи то, что заслужил. Тогда исчезнут причины завидовать и преследовать.
  - Теперь послушай меня, сынок. Ты думаешь, что наконец вырвался на свободу. Сегодня влез на трубу без разрешения и страховки, завтра захочешь искупаться в градирне и т.д. Но за каждый твой подобный поступок кто-то другой отвечает своей свободой. Один лишится премии, другой понижен в должности, третий и вовсе будет уволен с работы. Абсолютной свободы быть не может. Свобода каждого заканчивается там, где начинается свобода другого. Подумай об этом и запомни на всю жизнь. А мы здесь посоветуемся как тебя наказать. Если нет вопросов, иди в бригаду.
  После ухода Виктора Сергей Макарович обратился к главному инженеру.
  - Что скажешь Игорь Петрович.
  - Думающий хлопец, хотя ещё и "плавает" в устройстве общества. Из таких как он может вырасти достойная нам замена.
  - А мне понравилась его идея о равных условиях повышения квалификации рабочих. Может ты попросишь Отдел производственно-технического обучения немного напрячься и внедрить такую систему.
  - Принято, сегодня же поставлю задачу.
  - И ещё, Игорь Петрович, разберись ты с этой дедовщиной. Подготовь соответствующий приказ. Не забудь о взыскании "борцу за справедливость" Кириллу, вплоть до увольнения, чтоб ни у кого не возникало желание преследовать молодых только за то, что у них больше знаний. Если бы, не приведи Господь, этот юноша сорвался, был бы показательный суд, не говоря уже о возможной невосполнимой утрате.
  Когда Виктор пришёл в бригадную, все ушли на обед. Торопливо поев, по-спешил встречать бригадира. Тот вскоре появился и Виктор начал подробный отчёт о своих приключениях. Не успев он закончить, как зазвонил телефон. Воронов поднял трубку; весь состав бригады вызывали к главному инженеру. Их встретила секретарь приёмной и пригласила в кабинет. За длинным столом уже сидели: начальник ремонтного цеха; начальник отдела кадров; инженер по охране труда; юрисконсульт и председатель профкома. Игорь Петрович кратко изложил суть дела, по которому ему поручено провести дознание. Кабинет погрузился в гнетущую тишину. Ведущий совещания спросил.
  - Гнидович, Вы посылали Дударя смазывать контрфорсы?
  - Н-нет. - Ответил Толстый. Струйка пота пробежала по ложбинке позвонка.
  - Подумайте хорошенько. Раскаяние может смягчить Вашу участь.
  - Это была шутка, я не думал, что он полезет на трубу.
  - А Вы знали, что такое контрфорсы и где они находятся?
  - Не знал. Слышал, что на них посылают молодых для смеха.
  - Но ведь Вы дали указание смазать их на пятой трубе. Вы не предполагали, что молодой рабочий полезет на трубу искать разъёмные соединения, чтобы смазать их и, тем самым выполнить Ваше задание.
  - Я об этом не подумал. Но у него третий разряд, он должен был знать, что на трубе нечего смазывать.
  - А если бы у Дударя был первый или второй разряд, Вы бы послали его смазывать самому неизвестно что?
  - Не посылал бы, их ещё надо учить, а этого надо было поставить на место.
  - Не надо было пытаться, как Вы сказали "поставить его на место". У него достаточная подготовка и он знает, что такое контрфорсы и где они применяются. Влезая на трубу, Дударь выражал протест против Вашего самодурства. Он единственный из последнего выпуска слесарей получил третий разряд и может помочь всем рядовым членам бригады достичь более высокой квалификации. Разумнее было использовать такую возможность. Вы, Гнидович, заслуживаете увольнения за превышение полномочий с возможными трагическими последствиями. Мнение комиссии, которая сидит перед вами, будет изложено в приказе. В одном могу вас заверить - дедовщины в коллективе электростанции мы не допустим.
  - Я прошу вас, не увольняйте! У меня двое детей! - Расплакался Толстый. По его лицу струился пот, спецовка промокла насквозь.
  - О детях надо вспоминать перед тем, как совершать противоправные дей-ствия. - Жёстко подвёл итог собеседования главный инженер и, оставив Воронова, Гнидовича и Дударя писать объяснения, закрыл заседание комиссии.
  К окончанию смены бригада Воронова в полном составе собралась в своей комнате. Никто не хотел смотреть друг другу в глаза. Обстановку разрядил сварщик, неожиданно спросив.
  - А кто знает, что за хреновина такая, эти "контрафорсы"? - Все пожали плечами, взглянув на Виктора.
  - Расскажи Витя - попросил Александр.
  - Значение слова содержится в его звучании - начал пояснения Виктор. - Всем известно слово "контра", значит против. Другая часть слова "форс", что означает воздействия, не зависящие от воли человека. Если вместе их сложить, получиться "противодействие" каким-то силам. Например, труба на верхушке, даже при слабом ветре качается туда-сюда на два метра, аж страшно. Для того, чтоб она не свалилась при урагане делают железобетонные подпорки в виде вертикально стоящих огромных треугольников, которые одним катетом опираются на мощный фундамент, а другим - прислоняются к трубе. Это и есть контрфорсы.
  - Откуда это у тебя, малыш? - Спросил сварщик.
  - От верблюда. - Грустно отшутился Виктор и умолк.
  - Слушай бригадир, - перевёл разговор на главную тему Александр, - узнал ли, что нас ожидает.
  - Узнали. - Ответил Воронов. - Юрист сказал, что Виктору будет выговор с занесением в трудовую книжку, меня могут перевести слесарем в другую бригаду, а вам пришлют нового бугра, Толстого могут уволить. Всё зависит от главного инженера.
  - Может сходить к нему и попросить? - Предложил Александр.
  - А кто пойдёт, у всех рыльце в пушку, а могло быть и в крови.
  - У меня вопрос. - Опять взял слово Виктор. - Кто рубанул гнездо в семнадцатом вентиле? - Все, кроме Толстого, недоуменно переглянулись, мол, о чём это он. Тишина ожидания зависла в воздухе.
  - Прости Витя, я это сделал. - Тихо выдавил из себя Толстый. - Больше никогда такого не случиться, десятому закажу.
  - Ах ты, скотина - вскочил рыжий молчун. - А я-то думал, зачем вырезали совсем новый вентиль, только сезон простоял, и то на чистом пару.
  - Успокойся рыжий, слава Богу, он ещё не потерянный человек. - С большим облегчением молвил Виктор. - К главному пойду я, моя вина.
  Через несколько дней на доске объявлений у проходной появились сразу три приказа: 1. О "дедовщине". В нём подробно описан случай морального и физического унижения молодого, квалифицированного рабочего со стороны слесаря низшего разряда. Было отмечено, что он заслуживает увольнения по статье 20 КЗОТ, но с учётом его глубокого раскаяния ему объявлен строгий выговор с предупреждением. 2. О несчастном случае на производстве. Здесь был изложен факт провала в канализационный колодец повара из-за отломанной бобышки на крышке люка. Главный механик освобождён от занимаемой должности. 3. О совершенствовании системы повышения квалификации рабочих. Согласно этому приказу внедрялся эксперимент продолжительностью в один год. Суть его в отмене сроков трудового стажа для присвоения последующего разряда и предоставление возможности сдавать экзамен на более высокий разряд по мере готовности аттестуемого рабочего. Эти приказы вызвали живой интерес среди большинства сотрудников электростанции.
  
  В субботнее утро ребята, вдоволь повалявшись в постели, решили пойти приодеться, так как появиться в клубе и на танцах было не в чем. Зашли в универмаг. Большой торговый зал длинными рядами заставлен вешалками, на которых "красовался" ширпотреб; одинакового покроя костюмы, брюки, женские платья и блузки. Глядя на эту огромную серую массу невостребованного товара, Виктору привиделись тупые лица дизайнеров, равнодушные глаза больших и малых начальников обеих полов и даже, как бы ни в чём не повинных швей, выполняющих пятилетку за четыре года. В памяти всплыли слова Антуана де Сент-Экзюпери: "Только выполнение своего долга позволяет человеку стать чем-то". Но этим людям внушили, что их долг побольше выдать продукции на гора, лишь бы какой. А ведь одежда - не уголь. Не смогут сотни тысяч покупателей, если они свободны, светиться радостью в таких "нарядах". Тяжёлые размышления прервал восторженный шёпот Вани Куценко: "Посмотри, какая грудь". Виктор повернул голову в указанном направлении. За прилавком, сплошь заваленным рубашками, галстуками и прочей галантереей, стояла молодая девушка с миловидным лицом и шикарным бюстом. Он посмотрел на возбуждённого друга, молвил: "Закрой рот". Продавщица обслуживала средних лет пару. Услышав тихую беседу парней, мельком взглянула на них, улыбнулась. Освободившись, певучим голосом спросила: "Я могу вам чем-то помочь молодые люди"?
  - Да, подберите нам, пожалуйста, по две рубашки и по два галстука. - Ответил Виктор. - На Ваш вкус. Кстати, как к Вам обращаться?
  - Меня зовут София. А вас как величать?
  - Это Ваня. - Тронув за плечо вдруг покрасневшего до ушей высокого парня, подхватил беседу Виктор. - Ему очень понравились Ваши галстуки. Вконец сконфуженный Иван готов был удавить своего друга.
  - А вас как звать?
  - Меня Виктор, а рядом с Ваней Миша и Коля.
  - Очень приятно. - Сказала Соня и опять приветливо улыбнулась. Завернув в бумагу покупки, вежливо запросила.
  - Приходите ещё, будем вам рады.
  - Спасибо, непременно зайдём. Правда, Вань? А мы с Ваней приглашаем Вас сегодня на танцы. Придёте?
  - Нет, спасибо, я на танцы не хожу.
  Попрощавшись с приятной продавщицей, друзья вышли на улицу. Ваня, кипя от злости, прокричал Виктору.
  - Я убью тебя!
  - Успокойся друг, я ведь любя. Ты сначала нам бутылку поставь за знакомство с такой прелестью, а потом можешь меня убить.
  
  Приодевшись, четверо молодых рабочих отправились на поиски счастья. Начали с Дома культуры. Первое, что попало в поле зрения, было объявление: Сегодня, в малом зале состоится лекция на тему: "Коммунизм не за горами". Начало в 16.00. Вход свободный.
  Лектор общества "Знание", малоприметный, похожий на директора начальной школы интеллигент, был одет в мешковатый серый костюм, с таким же галстуком на тонкой шее. Пригладил волосы, надел очки в роговой оправе и, откашлявшись, начал. "Товарищи! В своём историческом докладе на XXII съезде КПСС дорогой Никита Сергеевич Хрущёв заявил: "Нынешнее поколение Советских людей будет жить при коммунизме". И это не голые слова. Уже сегодня вы видите семимильные шаги к этой великой и близкой цели. Наши люди пользуются бесплатным жильём, бесплатным медицинским обслуживанием, дети бесплатно учатся в школах. Все желающие могут бесплатно получить среднетехническое, и даже высшее образование. Никто у нас не платит за тепло в квартирах, горячую и холодную воду в кранах, за газ и электричество. Даже хлеб на столах уже бесплатный во всех пунктах общественного питания. Такого не может себе пред-ставить загнивающий капитализм западного мира"... Публика потихоньку начала дремать в ожидании вопросов и ответов. Наконец, посмотрев на часы, лектор спросил: "У кого есть вопросы"? В первом ряду поднялась рука.
  - Скажите, пожалуйста, что такое коммунизм.
  - Формула коммунизма гласит. От каждого по способностям - каждому по потребностям.
  - Хорошо. Значит, если у меня способностей очень мало, а потребность вы-пить очень большая, то я смогу пьянствовать с утра до ночи. - Публика зашевелилась, послышался тихий смех, перешёптывание.
  - Нет. Вы не будете пьянствовать, а приобретёте высокое коммунистическое сознание и, совсем откажетесь от спиртного.
  - А одежду и обувь тоже будут выдавать бесплатно, по потребностям?
  - Безусловно.
  - Тогда зачем мне стирать трусы, майки и рубашки, если их можно выбросить и получить новые. Или в меня будет такое высокое сознание, что летом я буду ходить голый, а зимой - в ватнике?
  - Я прошу Вас задавать вопросы по существу. - Вместо ответа призвал лектор под весёлый шум в зале. В задних рядах встала молодая женщина.
  - Можете мне ответить. Вот, если предположим, мой муж не удовлетворяет моих потребностей. Смогу ли я его поменять или завести дополнительно ещё одного или двух мужей?
  - Я не намерен больше отвечать на ваши дурацкие вопросы. - Прокричал вспотевший лектор, пытаясь преодолеть уже громкий смех в зале и, собрав свои бумаги в портфель, удалился. Веселье после нудной лекции лилось через край. Мужчины и женщины, не подбирая слова, перекрикивали друг друга, шутили и смеялись над своими остротами. Виктор подумал: "Похоже, не скоро мы будем жить при коммунизме, если это вообще возможно. Ещё никто до конца не представляет себе устройство коммунистического общества".
  Дальше было знакомство с кружками самодеятельности и спортивными секциями. Все четверо коллег после непродолжительного прослушивания изъявили желание петь в хоре. Спортивные секции проводили более тщательный отбор. Сначала пошли на собеседование к тренеру по боксу. Тот спросил, кто из них ранее занимался боксом. Таковых не оказалось. Тогда он пригласил сесть на скамейку и произнёс короткую речь: "Чтобы достичь успеха в боксе, им надо заниматься с раннего возраста. В вашем случае вы, кроме подбитых глаз, а может и сломанных носов, ничего не получите. Вам лучше выбрать какой-либо другой вид
  спорта; к примеру - штангу, гири, классическую или вольную борьбу. Там вы сможете укрепить здоровье, накачать мышцы и сделать своё тело красивым. Но если будете настаивать, я приму вас в секцию". Ребята отказались от бокса и во-обще не пожелали заниматься спортом. Только Виктор записался в секцию вольной борьбы, чтобы продолжить занятия, начатые в Зугрэсе.
  Выйдя из Дома культуры, услышали музыку. Труба на высоких нотах выводила знакомую мелодию, как бы зазывая на танцы. Танцплощадка, ограждённая высоким забором из стальных прутьев, располагалась в парке с широкими пешеходными дорожками и скамейками по их обеим сторонам. Непрерывный поток молодых людей увлёк наших героев в узкую горловину входа на танцплощадку. Усевшись недалеко от сцены с оркестром, они слушали музыку и рассматривали посетителей, которые усердно двигая ногами, танцевали рок-н-ролл. Девушки изредка оценивающе глядели на вновь прибывших парней, улыбались или хихикали. Приподнятое настроение друзей скоро улетучилось, они ощутили себя не в своей тарелке. Ваня, наклонившись к Виктору, спросил: "Тебе не кажется, что мы здесь белые вороны? Посмотри, как они одеты. Все в узких брюках, на шее вместо галстука - цветастый шнур, продетый через металлическую пластину, обуты в хромовые туфли на тонкой подошве. Может уйдём отсюда, пока не опозорились до конца"? Виктор поднялся, скомандовал: "На выход".
  
  Приближался день комсомольской отчётно-выборной конференции. В пер-вичных комсомольских организациях выбирали своих представителей. По разнарядке Комитета комсомола объединённый ремонтный цех избрал двадцать два делегата. Виктор тоже получил красный мандат делегата конференции с цветным изображением барельефа Ленина и напечатанным крупным шрифтом Ф.И.О.
  В назначенное время комсомольцы до отказа заполнили большой зал Дома культуры. В президиум поднялись члены комитета комсомола, секретарь Парткома и директор электростанции. Представили гостей - первого секретаря Луганского горкома комсомола и секретаря по идеологии Обкома партии и попросили их тоже занять места в президиуме. Слово для доклада предоставлено комсомольскому вожаку Горобченко Вадиму.
  Докладчик поблагодарил Партию и Правительство и лично дорогого Никиту Сергеевича Хрущёва за повседневную заботу о молодёжи и заверил их, что комсомольцы станции и впредь, не жалея сил и здоровья, будут в первых рядах борьбы за светлое будущее Советского народа - Коммунизм. Зачитал выдержки из передовиц газеты "Правда". Остановился на агрессивной политике мирового империализма и НАТО. Рассказал о том, что молодые рабочие и специалисты обеспечены инструментом, двумя комплектами спецодежды и обувью. Круглые сутки работают душевые, комнаты приёма пищи и в две смены открыты столовые. Что им предоставлены места для проживания в домах и общежитиях и т.д. и т. п. Затем обрушился с уничтожающей критикой на буржуазных идеологов за их бесплодные попытки растления Советской молодёжи. Объявил беспощадную войну фарцовщикам, стилягам и любителям западной музыки. Закончил доклад заверениями в беззаветной преданности идеям Марксизма-Ленинизма и сел за стол президиума под жидкие аплодисменты.
  Перешли к обсуждению доклада. На трибуну один за другим, по заранее подготовленному списку, поднимались делегаты. Не отрывая глаз от своих бумаг, они зачитывали проверенный текст выступления и садились на место. Когда список исчерпался, ведущий спросил.
  - Кто ещё желает выступить?
  - Я! - Выкрикнул Виктор и поднял руку.
  - Пройдите, пожалуйста, к трибуне и представьтесь.
  По пути на сцену Виктора внезапно охватило волнение. Он мысленно произнёс: "Чёрт меня дёрнул напроситься выступать". Прочистив горло, как было принято, представился и начал спонтанную речь: "Я бы слукавил, если б сказал, что доклад мне понравился". От неожиданности зал удивлённо притих, президиум дружно повернул головы в сторону трибуны. Виктор, не замечая реакции зала, продолжил: "Обилие цитат из партийных документов, кстати, очень правильных и удачно подобранных, но рассчитанных на многомиллионную аудиторию, а также слова - усилить, повысить, нацелить - ничего нового мне не сказали. Я так и не понял, что конкретно мы должны сделать выйдя из этого зала, в каждом цехе электростанции, в школах, столовых, магазинах, на улицах города в отдельности и нашей организации в целом, чтобы Страна становилась богаче, а людям стало жить лучше. Разве не в этом заключается цель строительства коммунизма"? Раздались аплодисменты в поддержку критики. Кто-то из президиума громко спросил: "А, что Вы, лично можете предложить"? Виктор, поборов растерянность, ответил: "Ну, например. Все вы знаете, что сейчас у нас идёт строительство нового энергоблока по последним достижениям науки и техники. Уйдут строители и монтажники, а мы можем оказаться не готовы как положено эксплуатировать это сложное оборудование. Предлагаю посадить молодёжь за парты. Директор издал приказ о новой системе повышения квалификации кадров. Теперь дело за нами. Или вот ещё что. Мы с друзьями наблюдали, как отдыхают дети на летних каникулах в школьных классах, приспособленных к лагерным палатам. Но о каком оздоровлении на асфальте может идти речь? Предлагаю силами комсомольцев построить оздоровительный лагерь для детей наших сотрудников, в лесу на берегу Донца. Бесплатно, в выходные дни. Сами покупаемся и пользу принесём. Я почему-то уверен, что Сергей Макарович нас поддержит". Выступление опять прервалось аплодисментами.
  Между тем, окрылённый поддержкой зала, оратор продолжал. "Наш Комсорг
  объявил войну стилягам и любителям "буржуазной" музыки. Я с этим в корне не согласен. Пройдитесь по окрестностям Счастья. Присмотритесь к разнообразию форм и расцветок творений природы. То же самое можно сказать и о животном мире. Мне удалось увидеть сверху летящую сороку. Её очертания плавно изогнутыми зубчатыми линиями, чёрно белый рисунок на тёмно-фиолетовом и зелёно-синем фоне оперенья - непревзойдённое произведение искусства. И мне стало обидно за человека - царя природы. Ну не может царь выглядеть достойно своему званию, одеваясь в нашем универмаге". В зале опять раздались аплодисменты, смех. Виктор продолжал. "У меня вопрос. С кем ты, Вадим, собрался воевать? С ремонтником Петром Стилягой, который освоил смежную профессию - газорезчика, благодаря чему его бригада ежедневно на треть перевыполняет сменные задания. А может с оператором центрального пульта управления Игорем - инженером сетей и систем, имеющего красный диплом и двоих маленьких детей? Но ты их не знаешь и, похоже, не хочешь знать, чем живут десятки сотней комсомольцев, которыми руководишь. А ведь им от тебя ничего не нужно. Благодаря политике Партии и умелому руководству нашим предприятием, они регулярно получают зарплату, у них хорошие бытовые условия. Им не хватает только одного - признания и аплодисментов. Но в твоём докладе нет ни одной фамилии товарищей по комсомолу. Вот на тебе костюмчик ладно сидит. Укажи адрес, где ты его купил. И тогда количество стиляг тотчас уменьшится на две третьих. Между прочим, судя по докладу, ты образован, и должен знать, что войну может объявить только Верховный Совет СССР. И напоследок...". Бурные рукоплескания прервали выступление. Виктор занервничал - это уже слишком. "Товарищи, несколько слов о музыке и я заканчиваю. Давно, ещё в сельском клубе, в Сталинские времена, я учился танцевать вальс под музыку Штрауса - Сказки Венского леса. С удовольствием слушаю по радио музыку из оперетт Имре Кальмана. Оба композитора представители запада. А революционная Марсельеза, например, до сих пор является гимном империалистической Франции. Это говорит о том, что музыка интернациональна и является достоянием мировой культуры. Войну ей можно объявить только из собственного невежества. Даже Рок-н-ролл, столь ненавистный бюрократам, и кажущийся им опасным, не может поколебать мои убеждения в том, что эксплуатация человека человеком, равно как и власть капитала над людьми - величайшее зло, с которым надо бороться. И потом, мы живём в свободной, любимой стране. Мы свободны и счастливы, чего желаем всем людям доброй воли. И никто нам не может указывать какую музыку слушать, а при какой затыкать уши. Спасибо за внимание. Если что не так, извините". Под овации с вставанием Виктор покинул трибуну.
   Слово предоставлено директору - Сергею Макаровичу. Зал притих. "По-видимому, вы ждёте от меня оценки доклада и выступлений. Их не будет, вы сами это сделаете не хуже меня. Я благодарен вам за предоставленную мне возможность принять участие в конференции и, окунувшись в комсомольскую среду, снова почувствовать себя молодым и здоровым. Теперь по существу. Что бы нам, старшему поколению, хотелось от вас? Прежде всего, творческого подхода в решении любых задач, которые ставит перед нами сама жизнь. Но для этого надо стремиться к знаниям; учиться, читать, интересоваться. Выработанная в молодости привычка познавать, несомненно будет полезна на протяжение всего жизненного пути. И тогда вы всегда сможете идти в ногу со временем, независимо от того, какими темпами будет развиваться наука и техника, литература и искусство, производительные силы и производственные отношения.
  Мне показалось, что вы испытываете недостаток общения. Крайне недостаточно, даже недопустимо встречаться вместе раз в году на конференции. Почему бы вам не организовать диспуты в неформальной обстановке, где каждый может без оглядки высказать своё мнение по любому вопросу. Всегда можно найти интересную и познавательную тему. Например: о смысле жизни; о свободе личности; что такое долг, честь и совесть; о дружбе и любви; природа и человек; о конфликте поколений и так далее. А может быть провести смотр-конкурс художественной самодеятельности или спортивные соревнования между цехами и отделами. Мы даже не подозреваем, сколько скрытых талантов в наших коллективах. У нас для этого есть все условия.
  И ещё об одном, как мне кажется, очень важном. Всем известно, что семя является первичной ячейкой общества, его основой. Создать хорошую, крепкую семью не просто. Зарегистрировать брак в ЗАГСе вовсе не значит, что двое молодых людей глубоко осознали готовность быть преданным друг другу, поступиться частью своих привычек, даже частью своей свободы. Высокие моральные устои не возникают сами собой. Они созревают в благоприятной, доброжелательной среде друзей, товарищей и неназойливых старших наставников. Не зря люди придумали начинать совместную жизнь с праздника - свадьбы. Мне бы очень хотелось, хотя бы со стороны поглядеть на комсомольскую свадьбу, порадоваться любви и счастью двух молодых созданий.
  Заканчивая выступление, хочу упредить вопрос о моём отношении к стилягам. Для меня не важно, какой причёской покрыта голова и чем прикрыта душа человека, за исключением надписей на футболках, прославляющих агрессивный блок НАТО или псевдо демократию государств его членов в каком-либо виде. Но мне далеко не безразлично внутреннее духовное содержание любого гражданина нашей Страны. Наша с вами задача формировать у каждого молодого человека Марксистско-Ленинское мировоззрение, социалистическую мораль, стремление быть полезным своему народу, городу и трудовому коллективу. А если бороться, то бескомпромиссно; с тунеядством, воровством, хулиганством и другими негативными явлениями бытия". Аудитория поддержала дружными аплодисментами выступление директора.
  Докладчик отказался от заключительного слова. Объявлен порядок тайного голосования по выборам комитета комсомола. Каждому делегату вручили отпечатанные на машинке бюллетени с фамилиями кандидатов в члены руководящих органов. Фамилия Дударя в них не значилась. Голосование прошло организовано. С информацией о его итогах выступил председатель счётной комиссии. В частности он доложил о том, что все зарегистрированные делегаты конференции получили бюллетени с девятью кандидатами в члены комитета комсомола. Число бюллетеней поле вскрытия урн совпало с числом делегатов. Комитет комсомола избран в составе девяти человек. Из рекомендованных кандидатов избраны восемь - вычеркнут Горобченко Вадим и дописан Дударь Виктор.
  Разбор "полётов" начался с анализа событий на конференции секретарём Обкома Партии по идеологии Марченко Ольги Васильевны. "Надо отдать должное предыдущему составу комитета комсомола в хорошей организации проведения конференции. Спасибо ребята. Но услышав доклад, мной овладели тревога и дурное предчувствие. На кого он был рассчитан? На делегатов? Нет, в нём не было ни одной строчки, которая бы воодушевила сидящих в зале. Они поняли, что являются только фоном для карьеристских устремлений комсорга. Ему хотелось показать начальству свою образованность, политическую благонадёжность, свою зрелость как руководителя более крупного масштаба. Он вполне мог бы достичь желаемого, если бы никому не известный Дударь не повозил его, а заодно и нас носом по столу. Его выступление, конечно, не было бесспорным, но честным и убедительным без какой-либо корыстной цели.
  У нас ещё состоится отдельный разговор с руководством Горкома комсомола, не соизволившего даже бегло ознакомиться с докладом. А сейчас я поздравляю вновь избранных комсомольских лидеров с высоким доверием и желаю им всяческих успехов. Упаси вас Бог от формализма и равнодушия к запросам молодёжи. И разберитесь, наконец, с этим проклятым универмагом. Не откладывая в долгий ящик, разработайте конкретный план мероприятий по реализации предложений и устранению критических замечаний участников конференции, и пусть сопутствует вам удача".
  Виктор, поблагодарив коллег, отказался от предложения избрать его комсоргом электростанции; через три месяца ему идти в Армию.
  Требования протокола напряжённого рабочего дня выполнены. Все участники его завершения начали расходиться. Директор, взяв легонько Виктора за локоть, спросил.
  - Ты не сожалеешь о том, что напросился к выступлению?
  - У меня двойственное чувство. - Подумав, ответил Виктор. - С одной стороны, какого чёрта полез на трибуну, работая без году неделя, а с другой - кто-то должен был выразить своё отношение к происходящему.
  - Брось сомнения, ты сделал правильно. Единственное замечание - критика могла быть более доброжелательной. Например, слова: "костюмчик ладно сидит", прозвучали неблагородно с твоей стороны. Это было похоже на мелкую зависть с намёком на спец распределители. Власть подобного не прощает. Ты бросил камень в их огород, поскольку этими благами пользуются руководители высшего звена и люди с особыми заслугами перед Государством. А комсорги, даже директора предприятий к этой категории не относятся. Учти на будущее. - Наставлением закончил беседу Сергей Макарович и вышел с Дома культуры.
  
  В следующее воскресенье - танцы. Наши герои одели зауженные в ателье брюки и куртки, перешитые из тёмно-синих парадных гимнастёрок, выданных ещё в училище, и уселись на прежних местах возле оркестра. Девушки опять на них украдкой посматривали, но уже без насмешек. Объявили белый танец. Неожиданно к Виктору подошла очень красивая стройная девушка и, слегка смущаясь, глядя ему в глаза, обратилась.
  - Разрешите Вас пригласить на вальс.
  - Спасибо, давайте попробуем, если не боитесь, что я отдавлю Вам пальцы.
  - Не боюсь, я буду держаться от Вас на расстоянии. - В тон ответила девушка и, откинув голову, закружилась в танце.
  - Вы мастерски танцуете. И всё же, как Вы рискнули пригласить незнакомо-го человека на такой стремительный танец?
  - А никакого риска не было, Виктор. Я услышала на конференции, что Вы танцуете вальс, к тому же под музыку Штрауса и уже тогда решила пригласить.
  - Это несправедливо. Вы меня знаете, а я Вас нет.
  - Меня зовут Клава. Не хотите перейти на "ты"?
  - Мне очень приятно с Вами познакомиться и я с удовольствием готов перейти на "ты". - Ответил Виктор, продолжая уже молча, раскрепощённо описывать круги по периметру площадки.
  Музыка прекратилась. Виктор тепло поблагодарил Клаву за доставленное ему удовольствие и, не зная куда её отвести, растерялся. Но тут к ним подошёл крепкого телосложения парень. Клава уверенно молвила: "Знакомьтесь, это Олег, а это Виктор". Обменявшись рукопожатием, Олег произнёс: "Ты здесь подожди, а мы с Виктором выйдем на минуту. Вышли с площадки, Олег сурово продолжил.
  - Слушай! Не вздумай подбивать к ней клинья, она занята. Иначе у тебя будут очень большие проблемы. Ты приехал и уехал, а нам здесь жить. Понял?
  - Успокойся Олег. Я не намерен морочить ей голову, тем более переспать с ней. И не потому, что ты меня напугал, а потому, что моя далёкая любимая подруга мне наказала: "Не трогай девушек без любви". Я ни разу её не ослушался. А тебе добрый совет. Не пытайся её закрепостить, если, конечно, ты ею дорожишь, иначе уже у тебя возникнут большие проблемы. Или дашь ей полную свободу, или потеряешь навсегда. А я, с её согласия, буду и впредь танцевать с ней вальс. Подумай, пойми, и мы станем друзьями. - Закончил разговор Виктор и вернулся на танцы.
  Через некоторое время опять зазвучала музыка вальса. Виктор, встретившись глазами с Клавой, которая о чём-то спорила с Олегом, направился к ним. Намеренно обратился к недовольному чем-то спутнику девушки.
  - Разрешите пригласить Вашу даму на танец. - И замер в ожидании. Олег, опешив от такого нахальства, инстинктивно схватил Клаву за руку. Она повернулась и пристально посмотрела ему в лицо. Олег, покраснев, выдавил из себя.
  - Пожалуйста. - Отпустил руку. Тогда Виктор спросил партнёршу.
  - Пойдём? - И протянул ладонь. Клава положила в неё свою нежную ладо-шку и коротко ответила.
  - Да.
  По пути к центру площадки Клава спросила.
  - Откуда у тебя такие манеры, ты дворянин, что ли?
  - Ты ещё посмела сомневаться? Я первый парень на деревне Глуховка. - Ответил Виктор и непринуждённо засмеялся. Клава ему вторила, глазки засветились.
   - Как легко с тобой, Витя. Мне кажется, что знаю тебя с раннего детства. Где же ты бродил так долго?
  - Где бродил, где бродил. Учился в сельской школе, затем в городском училище, встречался с девушками и, наконец, вернулся к тебе.
  - Как ты мог, бессовестный? Завёл любовь на стороне, а обо мне даже ни разу не вспомнил. Мне Олег всё о тебе рассказал. Ну держись, ты у меня ещё поплачешь. Я научу тебя как Родину любить. - Шутила Клава, самозабвенно кружась в ритме вальса. Её распущенные светлые волосы завораживающе качались на плечах как волна прибоя на полотнах Айвазовского. Отдыхая в медленном темпе, Виктор продолжил замысловатое знакомство.
  - А ты, что делала всё это время, пока я искал приключения на свою голову?
  - Что делала, что делала. Ходила в садик, потом в школу. Отбивалась, как могла, вначале от мальчишек, затем от надоедливых, безусых дядей, которые норовили расстегнуть блузку или залезть под юбку. Искала защиты. Плакала по ночам, тобой бредила. - Вдруг загрустила Клава. Глаза её потускнели, естественно красные губы, чуть опустив уголки, плотно сжались. Виктора кольнула острая боль, наподобие язвочки под языком. Не подозревая, что заденет самую больную струну её души, он спросил.
  - А отец и мать не могли помочь?
  - Отца у меня нет, во всяком случае, я его никогда не видела. Мать страдает не меньше моего. У неё врождённый дефект лица. Один глаз смотрит прямо, а другой - в сторону. Еле устроилась на работу в буфет "Женские слёзы", что на берегу канала. Там никто не хочет работать, потому, что посещают его в основ-ном пьяницы и только в день получки заходят любители выпить, которых жёны не успели поймать у проходной. А знаешь, какая у неё кличка? "Одноглазая камбала". И смех и грех. - Клава умолкла. Но минуту спустя, вдруг повеселев, продолжила. - Был такой анекдотический случай. Однажды первый в очереди замешкался. Мама сказала: "Заказывайте" и смотрит, одним глазом на первого, а другим - на второго мужика, который и попросил триста грамм колбасы, хлеба и бутылку водки. Мама нарезает колбасу, а первый в очереди как заорёт: "Ты что, меня не заметила, камбала одноглазая"? Мать перестала отпускать и в слёзы. Поднялся скандал, вызвали милицию. Первого с очереди арестовали на пятнадцать суток за оскорбление личности продавца при исполнении. Отсидев, мужик снова явился в буфет и громко произнёс: "Ты моя самая дорогая рыба, но не скажу какая"! - Завершив своё тяжёлое признание, Клава засмеялась. Оркестр прекратил играть самый длинный танец и, уже на ходу она спросила.
  - Ну что, Виктор, ты ещё не передумал приглашать меня на вальс?
  - Глупая ты, моя умная красавица. - Ответил Виктор, нежно сжимая хруп-кую девичью ладонь в своей руке. Клава счастливо улыбнулась.
  - Олег! Он сказал, что я глупая.
  - Тогда почему ты такая счастливая?
  - Потому, что я не дура, а просто глупая.
  Оба парня улыбнулись мол, что тут скажешь - детский сад.
  
  В один из погожих дней Ваня Куценко прямо с работы побежал к универмагу. Ему очень хотелось встретить Софию, погулять с ней на природе, поближе познакомиться и провести домой. Соня согласилась прогуляться, но с условием - к десяти часам должна быть дома. Ваня обрадовался, почти не умолкая, рассказывал ей смешные школьные истории и о приключениях в училище. Спутница внимательно слушала, иногда смеялась. И вдруг спросила.
  - Ваня, у тебя есть девушка или жена?
  - Девушки нет, а жены тем паче. - Ответил Ваня.
  - А когда ты собираешься жениться?
  - Невеста ещё не родилась.
  - Понятно, - улыбнулась Соня - значит, я тебе в невесты не гожусь.
  - Скорее всего, так оно и есть. Осенью я ухожу в армию на три года. Какая же это невеста без жениха? - Полушутя завершил тему Ваня, пытаясь обнять девушку. Та легко отстранилась и, не попрощавшись, убежала в свой дом. Ваня, потоптавшись у подъезда, направился чрез парк в общежитие. Стемнело. На него нахлынули грустные размышления: "Это называется - расставание без встреч". Услышав торопливые шаги, остановился. Подбежали двое мужчин и, без объяснения причин, начали драку. Ваня отбивался как мог, но вскоре окровавленный упал в траву. Один из нападавших, пнув ногой в рёбра, сказал: "Забудь этот дом". Боль немного утихла, хотя из рассечённой брови продолжала сочиться кровь.
  Далеко за полночь Виктору послышалась возня в коридоре. Он вскочил с кровати и выбежал в коридор. В проёме открытой двери, держась за угол, стоял Ваня, избитый до неузнаваемости. Машина скорой помощи, в сопровождении Виктора, отвезла его в травм пункт, где ему зашили бровь и привели в относи-тельный порядок. Прибывший лейтенант милиции составил протокол о драке и помог друзьям добраться до общежития.
  К окончанию следующего рабочего дня Виктор зашёл в универмаг, чтобы расспросить Софью о вчерашнем происшествии. Она радостно встретила последнего посетителя, но узнав причину его прихода, расстроилась и пошла закрывать дверь на ключ. Возвратившись, предложила сесть на стулья за прилавком и, тревожно подняв на Виктора глаза, молвила.
  - Витя, я готова ответить на любые твои вопросы.
  - Расскажи, Соня обо всём, что было вчера вечером.
  - Да особо не о чём рассказывать. Ваня пригласил меня прогуляться, долго вспоминал свою юность, смешил. А когда дошли до моего дома, он хотел меня обнять, но я вырвалась и побежала к себе.
  - А ты знаешь тех двоих, что его избили?
  - Догадываюсь, но точно знаю, что не наши. Это Луганские. Заладился тут один мужик не первой свежести, да ещё с бандитской рожей. Эдиком зовут, фамилии и где живёт, не знаю. Два раза в неделю цветы приносит, подарки. Я их не принимаю, так он злиться и угрожает, что всё равно мне жизни не даст. - Заплакала Соня, смешно шмыгая носиком. Виктор, пытаясь её успокоить, обнял одной рукой за плечо, погладил шелковистые волосы. Она вдруг разрыдалась.
  - Это всё из-за моих сисек, будь они прокляты. Никому не интересно, что у меня на душе, о чём мечтаю. Даже твоему другу. А мне хочется нормальных человеческих отношений, уважения и немножко любви. Я ночи напролёт мечтаю встретить такого парня, чтобы подарить ему мою любовь, мою верность, всю без остатка. Я хочу уехать из этого хвалёного Счастья и забыть навсегда всё, что здесь пережила. - Умолкла Соня, не прекращая рыданий. Виктор растерялся, не зная как унять горе девушки. Спустя некоторое время, заговорил.
  - Ну всё, всё. Перестань, успокойся. Зря ты проклинаешь свою грудь. Ведь она часть твоего достояния, твоя гордость, подаренная природой. Все, кто обладает чем-то выдающимся, будь то лицо, волосы или грудь, талант или разум, страдают от несправедливости, непонимания и зависти. Прими это как должное и будет у тебя полный порядок, как в танковых войсках. Софья притихла, улыбнулась, вытерла слёзы и спросила.
  - Ты и вправду так считаешь? - И внезапно обхватив его шею, прижалась к нему своей роскошной грудью.
  - Я сказал тебе чистую правду. Ты прекрасна. А сейчас мне пора, не то, как говорила моя школьная подруга, - наделаем глупостей.
  - А я бы согласилась. Лучше допустить глупость с дорогим сердцу человеком, чем праведно коротать всю жизнь с нелюбимым мужем.
  - Когда это я стал дорогим твоему сердцу?
  - Очень давно, хотя узнала об этом только три месяца тому назад. А сегодня окончательно убедилась. - Закончив трудный с приятным концом диалог, похожим на свидание влюблённых, Соня крепко поцеловала в губы, и без того не окончательно пришедшего в себя, Виктора.
  По пути домой его одолевали противоречивые раздумья: "Бедные, обманутые люди. Они так мечтали о свободе и справедливости. Она, свобода, вроде бы и пришла, но с какой-то горечью, как будто сладкое парное молоко с привкусом душистой, но очень горькой полыни". Настроение упало. Но дома ждала приятная новость, которая вытеснила уныние с его души. Миша Студент и Маруся приглашали на свадьбу и просили быть свидетелем со стороны жениха. Он хотел поделиться радостью с друзьями, но оказалось, что они тоже были приглашены на торжество.
  
  Приказ Министра обороны об очередном призыве молодёжи на службу в Вооружённые силы СССР не застал врасплох недавних выпускников училища. Они с нетерпением ожидали перемен и новых впечатлений. Вот только жаль было расставаться. Виктор, по согласованию с комитетом комсомола предложил напоследок провести диспут на тему: "О смысле жизни". Вывесили объявление. В малом зале Дома культуры, вопреки ожиданиям собралось около шестидесяти человек. Виктор поднялся на сцену, представился и обратился к участникам.
  - Кто желает выступить?
  - Можно мне? - Робко спросила девушка из второго ряда.
  - Надо. - Обрадовался Виктор. - Будет лучше, если Вы представитесь и выйдете к микрофону. Можно и с места, но тогда Вас будет плохо слышно и видно.
  - Меня зовут Светлана. Прежде чем выразить своё мнение по существу, я предлагаю обращаться к нам на "ты". Мы здесь все свои. А получается, что ты, Виктор, большой начальник и, говоря нам "Вы", как бы держишь между нами дистанцию. - В зале раздались первые аплодисменты.
  - Мне такое и в голову не могло прийти, это я из-за уважения к девушкам. Но раз вы так восприняли - больше не буду. - Сконфузившись, пообещал Виктор. Светлана продолжила.
  - Смысл жизни у мужчин и женщин разный. У мужчин он возвышенный и благородный, а у женщин - земной и простой. Женщина, как правило, посвящает свою жизнь детям. Она их рожает, кормит своей грудью, растит и воспитывает. Ей тоже иногда хочется стать знаменитой, но не все должны быть как Софья Перовская или Анна Ахматова. И не нужно! Иначе жизнь прекратится, а заодно потеряется её смысл. - Поблагодарив за внимание, она под аплодисменты ушла на своё место.
  - Спасибо Света. Кто следующий? - Спросил ведущий и сразу увидел несколько поднятых рук.
  - Я. - Попросила слова чернявая девушка и, поднявшись на сцену, начала.
  - Меня зовут Оксаной. Светлана умница, но я не совсем с ней согласна. Мне вспомнились слова Павки Корчагина: "Жизнь дана человеку один раз. И прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы...". Разве он не прав? Разве Жанна Д"Арк не хотела иметь детей? Но смысл её жизни заключался в освобождении своего народа от гнёта поработителей. Они её живьём сожгли от страха, что вырастут новые Жанны и тогда им не будет места на земле. Я думаю, что если уж рожать и воспитывать детей, то похожих на таких как Жанна Д"Арк или Ульяна Громова. - Закончила Оксана свою речь.
  - Спасибо! Кто ещё желает высказаться?
  - Я! - Поднял руку спортивного сложения парень. - За нашими девчатами не угнаться. Меня зовут Сергей. Мне кажется, что смысл жизни каждого человека постоянно видоизменяется в зависимости от достижения поставленной цели. Последняя - достойно умереть. Всю сознательную жизнь человек пытается кем-то стать, добиться признания и занять своё место в обществе. Причём такое место, которое наиболее полно отражало бы его призвание, способности или талант, и быть максимально полезным людям. Но все благородные стремления ограничены физическими возможностями, а точнее - состоянием здоровья. Потому, если я, к примеру, решил стать чемпионом мира по боксу, а это место занял кто-то другой более вынослив, подготовлен и удачлив - то это вовсе не означает, что смысла дальше жить у меня больше нет. Я всё сказал. - Сергей, сопровождаемый аплодисментами, покинул сцену.
  Один за другим выходили к микрофону парни и девушки. Дискуссия длилась уже около двух часов без перерыва. Публика явно устала. Кто-то из зала выкрикнул: "Витя, а что ты думаешь о смысле жизни"? Виктор встал и, подумав, начал.
  - Я в подобных случаях привык обращаться к природе. Жизнь на земле продолжается и развивается в течение миллионов лет. Растения роняют семена в почву, которые произрастают, цветут, опыляются и вновь дозревшие семена попадают в землю. И так год за годом без конца. Насекомые, рыбы, птицы и животные развиваются по своим законам. Но всех их объединяет одно стремление - выжить и размножаться при любых условиях. Человек тоже часть природы. И отличается от остальных существ исключительно тем, что может мыслить. Тысячелетиями философы всего мира ищут ответ на вопрос: "В чём состоит смысл жизни"? Но однозначный ответ не найден до сего времени. Почему? Потому, что кроме продолжения рода, другие составляющие смысла жизни непрерывно изменяются и не могут быть константой. Сегодня нам тоже не удалось найти единственно правильную суть смысла жизни, хотя у всех выступающих было зерно истины. Моё мнение - смысл жизни в самой жизни. - Закончил выступление Виктор и, тепло поблагодарив участников диспута от имени комитета комсомола, попрощался до следующих встреч.
  
  В начале октября трое друзей Виктора получили повестки Военного Комиссара города Луганска; - явиться в назначенное время в Горвоенкомат, с вещами, для прохождения действительной военной службы в сухопутных войсках. Смешанные чувства радости и тоски овладели призывниками. Три года расставания - не малый срок. Что будет потом? Как изменится Счастье, электростанция, люди, дождутся ли их любимые или выйдут замуж? Какими они сами будут после суровой солдатской службы? Лёжа в постели, они ежедневно до поздней ночи пытались предугадать своё будущее. Виктор тоже не спал, но в ночных беседах участия не принимал. Он не получил повестки, так как ему ещё не исполнилось девятнадцать лет.
  Наступило утро отправления ребят в Армию. Виктор проводил их до авто-бусной остановки, попрощался. Переполненный автобус закрыл за ними дверь и, выбросив клубы чёрного дыма, скрылся за поворотом.
  
  Кое-как отработав смену, Виктор возвратился в общежитие. Ещё вчера пол-ная жизни, шумная комната теперь оказалась пустой, навевала тоску и уныние. Три кровати без простыней и подушками без наволочек с грязными разводами, угнетали своей заброшенностью. Стол "украшали" тарелки с остатками еды и окурками, бутылки из-под вина и водки, стаканы с жирными отпечатками паль-цев, крошками и обглоданными куриными косточками на клеёнке. В его тяжёлой после ночной попойки голове возникли обрывки фраз: "Да... Трудно им будет без мамы и уборщицы. Так и не научились пользоваться свободой... Но ничего, там научат".
  Через час в комнате была чистота и порядок. Виктор завалился в постель, но сна не было. Нахлынули воспоминания последних дней, раздумья: "Скоро и меня призовут. Что мне осталось ещё сделать? Первое, добиться пояснений, почему возникли перебои с хлебом и когда они исчезнут. В столовой выдают по два кусочка белого, а точнее серого хлеба, и столько же чёрного как асфальт - с примесью кукурузной муки. За пшеничной мукой километровые очереди, её отпускают по килограмму в одни руки. Директор ничего внятно не объяснил, только посоветовал не лезть в это дело. Мол, ещё молод и многого не понимаю. Хлеб будет, скоро начнут завозить пшеницу с Канады. А от меня требуется немедленно прекратить разговоры на эту тему и провоцировать рабочих на протесты. Иначе меня сломают (в лучшем случае), или... отправят на урановые рудники, откуда мало кто возвращается. Но я ему не поверил. Не может такого быть в самой свободной Стране Мира. Надо попытаться от имени комитета комсомола направить официальный запрос в Обком партии".
  Опасная тема борьбы с властью за свои права и справедливость воскресила в его памяти слова тренера по вольной борьбе: "Чтобы победить, нужно усвоить два правила; первое - отработать надёжную схему защиты и, второе - довести до совершенства пару приёмов нападения". - Для спорта это изречение справедливо и полезно, - мысленно произнёс Виктор - но в жизни гораздо сложнее. - И вдруг вспомнил сцену знакомства с "женихом" Софии. Он заглянул в универмаг, чтобы осмотреть новую коллекцию одежды, которую завезли накануне взамен старой - уродливой. У прилавка стоял мужчина лет под сорок с угрюмым лицом и огромными кистями рук. Напротив, за прилавком - Софья. Поздоровался.
  - Добрый день.
  - Здравствуйте Виктор! Почему Вы так долго не заходили? Посмотрите, какие у нас перемены. - С упрёком в карих глазах ответила Соня. - Эдик (это был он) резко повернулся и, как бы играя желваками, сказал.
  - Это что ещё за фрукт? Ты что, не видишь, она занята. Катись отсюда, пока ноги носят, кугут сопливый.
  - Софья, отпустите покупателя, нам нужно переговорить. - Спокойно сказал Виктор, не обращая внимания на выпад невежды. Эдик рассвирепел. Его лицо покрылось багровыми пятнами. Огромные кулаки готовы к действию. Виктор прикинул: "Если он меня хотя бы раз двинет, мне уже не подняться. Надо рискнуть взять наглостью".
  - Тихо, тихо. Остынь. Я тебя не боюсь. Я не вовсе не тот, которого ты избил до полусмерти в нашем парке. По тебе давно плачет небо в клеточку. Так что жди гостей в малиновых погонах. - Произнёс Виктор с самоуверенной улыбкой на лице. И, заметив мелькнувшую в налитых кровью глазах недруга растерянность, продолжил.
  - Исчезни! Никогда больше не появляйся в этом городе и навсегда забудь Софью. Может тогда я тоже тебя забуду, и ты ещё погуляешь на свободе. -Закончив тираду, Виктор вышел на улицу. Лёгкая дрожь в коленках прошла, он подумал: "Пронесло, значит, попал в точку". Через минуту на выходе появился Эдик и прокричал ему вслед: "Сегодня твоя взяла, но мы ещё встретимся. Всё равно тебе не жить"!
  Усталость сморила Виктора. В затуманенном сознании вперемешку возникали видения Сони и Эдика, Вани, Лиды, какие-то другие неузнаваемые лица, пока он окончательно не провалился в глубокий сон.
  
  Вскоре Виктору пришёл вызов на медицинскую комиссию. Он удивился, ведь ребят на комиссию не вызывали. С лёгкой тревогой поехал в Луганск. Со-всем голые призывники гуськом двигались по кругу от стола к столу, за каждым из которых сидел врач и медсестра, что-то записывая в карточки. Последним был хирург, он же председатель комиссии. Ощупав все кости, велел наклониться и раздвинуть руками ягодницы. Затем надел резиновую перчатку и вставил палец в анальное отверстие. Виктору стало немного больно и очень смешно. Он вспомнил пошлый анекдот: "Врач пациенту. - Раздвиньте ягодницы ... Вы газеткой пользуетесь? Пациент. - Нет. Я радио слушаю". Закончив обследование, председатель медкомиссии сказал: "Одевайтесь. Карточку при выходе отдайте офицеру военкомата". На её первой странице красным карандашом была надпись: "Годен к/с на НК ВМФ". Виктор не поверил своим глазам. Ещё раз прочитал, расшифровав сокращения: - Годен к службе на надводных кораблях Военно-Морского Флота. Радости не было предела, мечта сбывается. Ещё бы, четыре года морской службы. Ведь это в два раза больше времени, чем учёба в училище и работа вместе взятые. Казалось бы, небольшой срок, а сколько удалось познать неизведанного, сколько встреч и расставаний, сколько переживаний радостных, счастливых и тревожных. А там предстоит в два раза больше. Голова идёт кругом.
  На сборы дали три дня, а дел невпроворот. Виктор опять погрузился в глубокие раздумья: "Надо сняться с комсомольского и профсоюзного учёта, сдать книги в библиотеку, получить трудовую книжку, отправить домой вещи, которые не пригодятся на флоте. Наконец организовать прощальный вечер с друзьями. Но в первую очередь написать письма маме и Лиде. Кстати о Лиде. Прошло более двух лет со дня последней встречи. Письма приходят всё реже и реже. И неудивительно. О чём писать, если нет общей темы кроме любви? Так о ней говорено-переговорено. О диффуравнениях, которые у неё сразу после сдачи экзамена вылетят из головы, а я так вообще не имею о них малейшего понятия? И вряд ли она запоем будет читать описанное мной устройство котлов Рамзина. Остаётся ясная, светлая память о наших встречах, о её неторопливой певучей речи, о её милом облике, о живописных местах нашей школьной юности. Не сотрётся с памяти и горечь о невозвратимости тех счастливых минут. Но, видимо, слова здесь излишни. Надо отпустить её на свободу, иначе может по недомыслию исковеркать свою судьбу. Вот только как это сделать? Как ей объяснить, что невозможно в семнадцать лет создать подробную, действующую модель всей своей жизни. Послать жёлтый цветок? Нет! Это жестоко и нечестно. Ведь я люблю её, люблю всей душой, всем своим существом. Напишу просто: "Ухожу служить на четыре года. А тебя очень прошу, подумай о себе, пожалуйста"! Она умница, поймёт".
  Кое-как вырулив из главной проблемы, Виктор немного успокоился. Вдруг его сознание пронзила тревожная мысль: "Травма позвонка! Я о ней умолчал у хирурга. А если проявится, что потом? Какое к чёрту море? Вообще могут комиссовать, тогда куда деваться"? Причина травмы - банальный случай. Бригаде поступила команда - заменить чугунные полуцилиндрические вкладыши в трубах для отвода шлаководяной смеси в озеро. Две трубы были параллельно уложены на бетонных опорах над поверхностью воды. Добраться до них можно было только по самим трубам, вернее по одной, любой из них, т.к. расстояние между ними не позволяло использовать для ходьбы одновременно обе трубы. За несколько ходок рабочие перенесли инструмент в конец шлакопровода, оставался один кислородный баллон. Виктор вызвался в одиночку доставить его на место. Взвалив тяжёлую ношу на плечо и балансируя на трубе, осторожно продвигался к цели. Вдруг одна нога соскользнула. Качнувшись, он быстро восстановил исходное положение. Но в спине что-то хрустнуло, пронзила острая боль. Удерживая баллон на плече, он позвал на помощь, будучи не в состоянии пошевелиться. Товарищи вынесли его на сухое место, вызвали скорую.
  В больнице ему сразу же поставили капельницу, затем "накормили" таблетками и сделали четыре укола. Тоже самое повторилось на второй и третий день, а на четвёртый - его посетил незнакомый врач. Уложив больного на спину, спросил о самочувствии, поднял поочерёдно обе ноги до подушки и сказал лечащему врачу выписать на работу. С тех пор прошло два месяца, Спина особо не беспокоила. Эти воспоминания разозлили Виктора: "Что-то я расхныкался - слабак, наверно старею. Дел ещё куча, а времени в обрез. Вечером надо пригласить на проводы в Армию бригаду, друзей и девушек. Купить спиртное. Повидаться с Соней, у неё могут быть проблемы, если всё нормально - попрощаться".
  Виктор подходил к универмагу, когда Софья опечатывала дверь. Увидев его, радостно воскликнула.
  - Привет! Ты как всегда вовремя. Проводи меня домой.
  - С удовольствием. - Согласился Виктор. - По пути расскажешь о своих делах и простимся.
  - Что значит простимся? Ты не собираешься больше посещать универмаг?
  - Да, ближайшие четыре года. Меня призывают в Армию. - Ответил Виктор и посмотрел в лицо девушки. Её глаза вмиг потускнели. Какое-то время шли молча, каждый думая о своём. Затем Софья сказала.
  - Мои дела в порядке, благодаря тебе. Эдик больше не появляется. А я не перестаю удивляться, где ты берёшь слова, которые могут решить неразрешимые проблемы. Зайдём ко мне, поужинаем вместе напоследок.
  Пока Софья накрывала стол с бутылкой красного вина и двумя бокалами, Виктор рассматривал фотографии. Почти все они были похожи серьёзными лицами, напряжённо глядящими в объектив. Немного погодя спросил.
  - Тебе помочь?
  - Пожалуй. Откупорь бутылку и разлей вино. - Ответила Софья и села за стол напротив Виктора. - Я хочу выпить за тебя, за то, чтобы долгие годы твоей службы были тебе не в тягость. Кстати, а почему четыре года?
  - На флоте меньше не дают. - Отшутился Виктор.
  - Ого, так ты будешь моряком, тем более надо выпить. - Сказала Софья и с удовольствием осушила бокал. - А ты вышлешь мне своё фото в морской форме?
  - Зачем? Мне есть кому высылать фото на память.
  Софья обиделась, умолкла, на глаза навернулись слёзы. Виктору стало стыдно за свою бессердечность. Накрыв её руку ладонью, сожалеющим тоном сказал.
  - Прости, моя хорошая. Сболтнул не подумав. Конечно вышлю, если ты желаешь. Лишь бы это не повредило тебе в будущем.
  Стемнело. Вино распито. Уселись рядом на диван отдохнуть и расслабиться. Внезапно Соня спросила.
  - Витя, а что такое измена?
  - Это когда нарушаешь клятву, например, на верность Родине, или клятву о супружеской верности. А чаще всего нарушают обещания, не считая это изменой. Но у меня противоположное мнение.
  - А ты клялся своей девушке?
  - Нет, но сути отношений это не меняет.
  - Очень даже меняет. Главное, как мне кажется, не заковать навечно клятвами и обещаниями себя и её в кандалы изменчивой морали и предрассудков, а предоставить друг другу свободу выбора счастья на протяжении всей жизни. Иначе каждый, кто когда-либо полюбит кого-то другого, вынужден будет прыгать с моста или бросаться под поезд как Анна Каренина. Ты согласен?
  - Трудно возразить твоей логике, надо подумать.
  - Ты думай, а я продолжу. Ведь это твоя логика, именно ею ты вернул меня к жизни, сам того не замечая. Теперь я счастлива от осознания моей свободы и за это бесконечно тебе благодарна. Ты пленил мою душу. Обними меня на прощанье, чует моё сердце, что мы расстаёмся навсегда. - И, не дожидаясь реакции Виктора, быстро обнажила свою упругую необъятную грудь.
  - Потрогай моё "достояние", вдруг ты ошибся. - Удивляясь своей решимо-сти, смущённо молвила Софья.
  От такого порыва Виктор замер, не зная как поступить. Дрожащей рукой осторожно притронулся к обнажённым выпуклостям молодого, налитого здоро-вьем девичьего тела.
  - Да не бойся ты, родной, не робей так. Я хочу знать правду. - Подбодрила Виктора Соня и принялась водить его рукой поочерёдно по каждой груди, задевая розовые бугорки в центре больших тёмных кругов. От позабытого наслаждения усиленного спиртным Виктор окончательно опьянел. Не давая ему опомниться, она принялась заплетающимися пальцами расстёгивать пуговицы его одежды, по ходу любуясь гладкой, с остатками летнего загара кожей и налитыми мускулами. Нежно ласкала, поглаживая руками и щекотно касаясь губами и своей набухающей ароматной грудью.
  Софья застонала, восходя на вершину блаженства, и на мгновения прерывая учащённое жаркое дыхание, тихо шептала: "Спасибо тебе милый... Твоя совесть чиста как стёклышко... Ты осчастливил жаждущую любви женщину... Это не грех, не предательство... Это сострадание... Боже, как же я люблю тебя".
  
  
  Настал конец последнего рабочего дня. Завтра в восемь утра надо быть в военкомате с вещами. Кажется, всё необходимое успел сделать. Очень помогли ребята из комитета комсомола, взяв на себя подготовку прощального вечера в городской столовой. Осталось получить расчетные деньги.
  Виктор заглянул в окошко кассы.
  - Меня зовут Дударь Виктор.
  - Я Вас ждала. - Приветливо улыбнулась молодая кассирша, просовывая в окошко ведомость. - Распишитесь. Виктор посмотрел сумму и, с выражением недоумения на лице, сказал.
  - Здесь какая-то ошибка.
  - Ошибки нет. Там стоит вся причитающаяся Вам сумма, за вычетом стоимости шести простыней и трёх наволочек. - Пояснила кассир.
  - Каких ещё простыней?
  - Кастелянша подала в бухгалтерию служебную записку о том, что с вашей комнаты пропали три комплекта постельных принадлежностей после увольнения трёх призывников. Поскольку Вы там оставался один, то решили с Вас удержать их стоимость. - Явно смущаясь, рассказала кассир то, что удалось ей узнать. У Виктора налилось кровью лицо, шея и уши. Он швырнул в окошко ведомость и, возмутившись до предела, сказал.
  - Заберите себе эти деньги.
  - Я-то тут причём? - Разрыдалась девушка.
  - Но Вы ведь тоже считаете меня вором. - Бросил через плечо Виктор, повернувшись уходить.
  - Да Боже Вас упаси, за что Вы меня так. - Истерически завопила кассир. Подняв голову, Виктор увидел директора, который услышав шум перебранки, шагал в направлении кассы.
  - Здравия желаю, Сергей Макарович.
  - Здравствуй, здравствуй Виктор. Ты я вижу, уже перестроился на армейский лад? Когда уходишь?
  - Завтра первым автобусом в Луганск. - Ответил Виктор.
  - А почему шум? - Спросил директор, ни к кому конкретно не обращаясь. - Нина, в чём дело, чего ревёшь как белуга?
  - Он отказался получать деньги, говорит, бери их себе. А я в чём виновата?
  - Успокойся и расскажи всё по порядку. - Строго сказал директор. Нина сквозь слёзы рассказала о случившемся.
  - Виктор, сколько тебе не доплатили? - Обратился директор.
  - Да не в деньгах дело, Сергей Макарович. А в том, что без какого-либо разбирательства, не потребовав никаких объяснений, ни о чём не спросив - сделали меня вором. А самое страшное - никто не усомнился в том, что я вор. Завтра кто-либо из неприкасаемых может объявить меня врагом народа. И тогда, мне уже до конца жизни не отмыться. Потому, что для всесильной бухгалтерии я, как и все рабочие, бесправный, безмолвный тягловый скот. Я не хочу и не буду ни вором, ни животным. - Одним духом выпалил Виктор. Лицо руководителя стало багровым. Он обратился к Нине.
  - У Вас есть его расчётный лист?
  - Есть. - Испугано ответила кассир.
  - Выдайте ему всю сумму, без удержаний. Давайте я распишусь. - Распорядился Сергей Макарович, а Виктору велел подняться в его кабинет.
  Виктор получил деньги и прожогом ринулся к директору. Тот говорил по телефону, включив громкую связь.
  - Матвеич, ты ещё на работе?
  - А где же мне быть?
  - Скажи, у тебя часто пропадает постельное бельё?
  - Не спрашивайте, Сергей Макарович. Воруют так, что нет никаких сил бороться. Не успеваем покупать новое.
  - Я тебе подскажу, куда оно девается. Возьми мою машину и сделай ревизию имущества в каптёрке кастелянши общежитий. Прихвати с собой понятых, хорошо бы какого-либо бухгалтера. Особое внимание неучтёнке. И ещё, подбрось по пути Дударя в столовую, а то опоздает на собственные проводы в Армию. Акт утром мне на стол. Всё понял?
  - Понял Сергей Макарович, будет сделано в лучшем виде. Директор положил трубку и поднял другую.
  - Оксана! Разыщи мне на телефон начальника юротдела. - Отдал команду и набросился на Виктора.
  - Кто тебе дал право грести всех под одну гребёнку? Пригрелся один нерадивый бухгалтер - вся бухгалтерия кровопийцы. Пострадал один рабочий - весь рабочий класс безмолвная скотина. Где ты набрался этих обобщений?
  - Извините, Сергей Макарович, обидно стало. В лицо плюнули.
  - Обида плохой советчик. Всегда хорошо подумай прежде, чем принять решение и объявить его вслух.
  Зазвонил телефон. "Сергей Макарович, Ирина Викторовна на проводе".
  - Слушаю Вас, Сергей Макарович.
  - Кто-то из бухгалтеров удержал из зарплаты призывника Дударя стоимость трёх комплектов постельного белья, не потребовав от него объяснения. Подготовьте приказ об увольнении виновного за грубейшее нарушение КЗОТа. - Закончил отдавать распоряжения директор и вновь обратился к Виктору.
  - Я обещаю тебе, мы заставим каждого, независимо от ранга, соблюдать Законы и уважать права сотрудников электростанции. А теперь желаю тебе "попутного ветра и семь футов под килем", как издавна провожают в море. Мы будем ждать, возвращайся здоровым. До свидания!
  
  Виктор появился в столовой, когда подготовка прощального вечера подходила к концу. Девчата, под руководством повара Светланы, наводили последние штрихи на столах, Миша Студент настраивал музыку. Постепенно прибывали гости. Виктор встречал их у входа в просторный зал, смущённо пожимал руки. С застывшей глуповатой от волнения улыбкой, принимал пожелания лёгкой службы, подарки, которые держал в руках, не зная куда их деть. Выручила Маруся, указав ребятам куда перетащить свободный столик. Света тут же водрузила на него вазу, а Соня поставила в неё цветы. Шумной толпой вломился комитет комсомола, вызвав предвкушение скорого праздника. За ним чинно вошла бригада в полном составе. Вручив Виктору наручные часы "Чайка", бригадир, бывший моряк Воронов с деланным возмущением сказал: "Ты что людей голодом моришь". Виктор попросил Мишу приглушить музыку и пригласить за стол. Расселись, наполнили рюмки и бокалы. Притихли, повернув головы в торец длинного стола, куда девчата усадили Виктора. Он встал, поднял бокал вина и, задумался: "Что им сказать, этим разным, замечательным людям"? В ожидании длинной, замысловатой речи, настала такая тишина, что было бы слышно пролетающую муху, если бы она там была. Но ожидания оказались напрасными. Виктор, улыбнувшись, весело и просто сказал: "Дорогие друзья, товарищи! Давайте выпьем за моё здоровье и будем веселиться". И умолк. Врыв смеха и криков "ура" заполнили всё пространство столовой. Гости вскакивали с мест, норовя чокнуться с виновником торжества. Вечер начался удачно. Через несколько минут слово взял Воронов: "В этом весь Виктор, никто не может знать, что он выкинет в любую минуту, правда, почти всегда удачно. А если серьёзно, то скажу пару слов напутствия. Море - это не горячий пляж с тёплой водичкой и полураздетыми, загорелыми девочками. Море - это работа до седьмого пота. И для этого действительно надо иметь бычье здоровье, за что мы ещё не раз выпьем. Но не менее важно досконально знать своё дело. На корабле мало толку от крепкого болвана. Я желаю тебе, Витя, стать корабельным профессионалом, быть здоровым и не забывать нас, особенно девушек. Кто согласен, прошу выпить и закусить". Шутя и наперебой что-то выкрикивая, все дружно приняли предложения оратора.
  Бойкая Клава громко потребовала: "Миша! Включай твою шарманку. Для начала - белый танец". Не дожидаясь музыки, встала из-за стола и направилась к Виктору. Старинный вальс Дунайские волны закружил юные пары, укачал, убаюкал, расслабил и навеял романтические чувства. Перейдя на медленный темп, Клава, лукаво прищурившись, сказала.
  - Витя, возьми меня с собой, а то разбросаешь детей по всему свету.
  - Не волнуйся дорогая, я их оставлю тебе одной. - В тон ответил Виктор. Оба весело рассмеялись. Клава положила свою головку ему на грудь и тихо молвила.
  - Как же легко с тобой.
  Музыка первого танца, к обоюдному сожалению, прекратилась. Виктор взял Клаву за руку и отвёл к Олегу.
  - Береги твою хорошую умницу, не то украдут.
  - Будь спокоен, я её никому не отдам, даже тебе - Улыбнулся в ответ Олег, обняв за плечо подругу.
  Танцы продолжались с небольшими перерывами для нескончаемых тостов и утоления жажды. Играли фокстрот, рок-н-ролл, польку и, конечно же, танго. Виктор танцевал мало, больше участвуя в беседах с провожающими, которые собирались кучками, о чём-то спорили, делились воспоминаниями и смеялись над сальными анекдотами. Опять зазвучал вальс. Красавица Маруся разыскала Виктора, вывела в центр круга и, нисколько не стесняясь, обхватила его шею двумя руками. Откинув назад голову, закружилась в танце. Её распущенные волосы то поднимались, то опускались в такт музыке. Оба молчали, грустно улыбаясь. Под конец она всё же высказалась.
  - Витя! Любые слова, которые бы я сейчас произнесла, не смогут выразить тебе всю полноту наших с Мишей чувств уважения и признательности. Меня преследует тревога за твоё будущее, ведь ты постоянно ходишь по острию лезвия бритвы. Остепенись, прошу тебя, побереги себя. - Маруся упрятала лицо у Виктора на груди, чтобы не расплакаться. Виктор погладил её по плечам.
  - Успокойся, мой ласковый токарь-историк, не то подумают, что мы с тобой любовники.
  - А если и, да, так что? Пусть завидуют. - Улыбнулась Маруся, заискрившимися глазами взглянув на Виктора.
  "Осталось станцевать со Светой и Соней и, можно заканчивать вечер", подумал Виктор, усаживаясь за стол в ожидании очередного тоста. Поблагодарив за добрые пожелания, он выпил пол бокала вина и, разыскав глазами Светлану, пригласил её на медленный танец.
  - Спасибо тебе за этот вечер. Право, я не заслужил такого подарка, такой жертвы. Наверное, ты так устала, что еле ноги передвигаешь.
  - Рада была стараться. Это тебе спасибо за понимание. Я в тебе не ошиблась, знала, что оценишь. Знаешь, я мечтала пойти ночью с тобой в лес и заблудиться. Но, к сожалению не успела. То ты был занят, то меня без конца отвлекал пограничник, бывший конечно. Жаль, я бы тебе столько наговорила и..., наделала.
  - Знаю я твоего пограничника. Присматривай за ним, чтобы твоя подруга Ленка его не захомутала. Света удивлённо подняла глаза.
  - Откуда ты знаешь? А впрочем, не велика потеря, пусть забирает. Не пере-стаю удивляться, как ты всё успеваешь. Скорее всего потому, что с девчатами не встречаешься. Но, говорят, ты запал в душу Соне, избавив её от уголовника. Как он тебя не прибил? Кстати, пригласи её на танец, умрёт ведь от ревности.
  - Благодарю тебя, добрая, отзывчивая девочка. Непременно воспользуюсь твоим советом. - Закончил беседу Виктор, провожая Свету к подругам, которые сбившись в кучку, что-то оживлённо обсуждали.
  Пригласил Софью. Теперь играли только мелодичную, медленную музыку. Она уткнулась ему лицом в грудь и грустно молвила.
  - Любят тебя девушки. - Виктор засмеялся.
  - Я это уже где-то слышал. Приподними носик, моя нежная красавица.
  - Ты всё шутишь, а мне реветь хочется. - Но, в глазах уже блеснула искорка надежды.
  - Я говорю правду и только правду. Хочешь, положу руку на Библию. - И, не дав ответить, положил ладонь на её почти горизонтальную грудь.
  - Прекрати, люди смотрят. - Смущённо засмеялась Софья и положила обе руки на плечи Виктора. - Я никогда не устану слушать твои шутки и, ... твою правду. - Виктор обнял её за талию, спросил.
  - Ты пригласишь меня на свою свадьбу? Я обязательно приеду, если не буду далеко в море.
  - Тебя не отпустят. Кто я такая?
  - Отпустят. Я им скажу: "Мне положено три дня отпуска без учёта дороги туда и обратно. Моя невеста выходит замуж". - Софья от души рассмеялась.
  - Ты не исправим. - И, вздохнув, прибавила. - И не надо.
  Опять пригласили за стол. С бокалом в руке встал Воронов, предложил.
  - Берём на посошок и прощаемся. Чего доброго, Виктор проспит свой флот.
  - Не проспит - выкрикнула Клава. - Я не дам ему заснуть! - Рёв смеха прокатился по залу. Виктор поднял свой недопитый бокал и, выждав минуту, спросил: "Можно мне алаверды? Спасибо вам друзья за то, что вы есть, за то, что устроили мне праздник, который я не забуду до конца дней моих. Оставайтесь здоровы и счастливы. Всех вам благ". Выпив вместе со всеми, собрался уходить но, почему-то замешкался, растерянно оглядываясь по сторонам. И тут со всех сторон стали подходить гости. По очереди пожимали руки, обнимали. Девушки целовали омытыми вином губами, некоторые прослезились. Воронов и сварщик Александр, собрав подарки, ожидали Виктора у двери, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. Последней подошла Света. Поцеловала в губы и тихо сказала: "Я никогда себе не прощу, что тебя упустила".
  Наконец втроём вышли на улицу, направились к общежитию. Вдруг послышались шаги бегущего человека. Это оказался Толстый с авоськой в руках. Вошли в комнату. Пока Виктор упаковывал вещмешок, коллеги накрывали стол. Наполнили чашки вином. Толстый попросил слова и начал: "Ты Витя, один мне поверил. Теперь я стал другим человеком. Благодаря тебе я подготовился к экзамену на третий разряд. И я его сдам. Ты независтливый, честный и незлопамятный. Таких мало, но я тоже когда либо таким стану. Обещаю. Я пью за тебя". Виктор ответил: "Спасибо Толстый. Но ты зря меня так возвысил. И вообще, мне сегодня столько наговорили, что хоть вместо иконы вешай. Это на похоронах положено говорить только хорошее, или ничего. А я ещё живой, и недостатков у меня не меньше, чем у других. Давайте лучше выпьем за вас, друзья мои и наставники". Выпили всё, что было, убрали со стола, помыли посуду. Воронов завёл будильник, поставил стрелку на шесть утра, проверил. Пожелав спокойной ночи, разошлись. Виктор, с кружившейся головой, лёг в постель. Засыпая, мысленно произнёс: "Прощай город Счастье, будь ты счастлив. Прощай свобода, пусть с горчинкой, но несравнимо лучше сладкой неволи".
  Октябрь 2016 - май 2017 года.
  
  Критику жду по адресу: viktor.tikich@gmail.com
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"