Тилинская Галина Петровна: другие произведения.

Заморочки в стиле Fantazy или сочинение на тему: "Как я провёл лето".

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга ориентирована в первую очередь на читателей подросткового возраста, хотя и другим любителям фантастики может быть интересно. Закончился очередной учебный год. Получив на последнем классном часе дневники с итоговыми оценками и выслушав последние напутствия классной руководительницы Марии Павловны, восьмиклассники ушли на каникулы. Началось долгожданное лето, а с ним отдых, путешествия, приключения.


Тилинская Галина

   Заморочки в стиле Fantasy

или

Сочинение на тему: "Как я провёл лето".

  
   Книга ориентирована в первую очередь на читателей подросткового возраста, хотя и другим любителям фантастики может быть интересно.
  
  
   Закончился очередной учебный год. Получив на последнем классном часе дневники с итоговыми оценками и выслушав последние напутствия классной руководительницы Марии Павловны, восьмиклассники ушли на каникулы. Началось долгожданное лето, а с ним отдых, путешествия, приключения.
   С приключениями особенно повезло Свете Черновой и её друзьям. Кто бы мог подумать, что вот так, находясь в довольно таки людном месте, можно вдруг переместиться в параллельный мир. Ребята были уверены, что так бывает только в сказке, а вот, поди ж ты...
   Попав в медленный мир, подросткам пришлось познакомиться с добрыми гигантами, которых у нас привычно называют йети. Выручая товарища, а заодно и спасая наш мир от возможной угрозы, ребята вступают в настоящий бой с инопланетянами, демонстрируя недетскую смелость, организованность и смекалку. Но самое обидное, что, возвратившись домой, никому ведь не расскажешь о своём приключении - никто не поверит и точно сочтут за умалишённых.
   Но дело сделано, все целы, невредимы и только Светиной маме не понятно, почему это именной с её дочерью постоянно происходят такие приключения. А действительно, почему?
  
  

0x01 graphic

  

   Галина Тилинская

Заморочки в стиле Fantasy

или

Сочинение на тему: "Как я провёл лето"

Глава 1

"Последний день, учиться лень..."

  
   Сегодня последний учебный день. Как говорится, "Последний день, учиться лень...". Учиться никто никого уже не заставляет. Мы сидим в нашем классе на своих местах, а классная руководительница Мария Павловна комментирует наши итоги успеваемости за восьмой класс. У неё на столе стопка наших дневников, в которых на последних страничках уже заполнены табели успеваемости. Мария Павловна берёт по очереди дневники, называет фамилию владельца, коротко характеризует его оценки, делает кое-какие замечания, рекомендации и передаёт дневник хозяину, переходя к следующему. Было жарко, шумно, все устали и всем не терпелось поскорее получить свой табель и вырваться из школы в лето. Наша добрая и уже не очень молодая Мария Павловна тоже устала, поэтому она совершенно не обращала внимания на разговоры и постоянную возню в классе, понимая, что навести сейчас порядок практически невозможно, да и незачем.
Мы с подругой Леной сидим за своим предпоследним столом среднего ряда. Я пытаюсь пилочкой поравнять ногти, но Ленка мне активно мешает, т.к. ей приходится постоянно отбиваться от Фэдэ, который сидит позади нас и норовит длинной деревянной линейкой пересчитать ей позвонки. Ленке это, естественно не нравится, она отняла у незадачливого ухажёра линейку и переломила её.
   - Гуськова,- прикрикнула, наконец, Мария Павловна,- ты что там творишь?
   - Мари Пална,- подчёркнуто зычно запричитала Ленка,- у меня уже вся спина в синяках. Как я маме это буду объяснять?
   Мария Павловна не любила скандалов с родителями, поэтому аргументы Лены произвели на неё впечатление.
   - Федя Дудников, скажи мне, детка, где ты взял линейку в последний учебный день? Я за весь год у тебя её ни разу не видела. Что сегодня изменилось? Почему ты пришёл в школу с линейкой, когда все даже без сумок? Объясни нам, пожалуйста.
   Фэдэ зовут действительно Федей Дудниковым, но не потому, что это его инициалы. Однажды он рассказал, что его дед работал машинистом на огромном паровозе, который официально был назван "Феликс Дзержинский", но в народе его звали Фэдэ. Сметливый народ в классе быстро увязал название дедова паровоза с инициалами самого Феди и с тех пор его стали звать Фэдэ, а он и не спорил. Учился Федька плохо, у него не то, что линейки, тетради не всегда были с собой на уроках. Поэтому удивление классухи было всем понятно. Коллектив оживился и устремил взоры в нашу сторону.
   - Да, это не моя. Это Васька Котов мне подарил в честь окончания учебного года. Ему уже не нужно, он, наверное, уже всю геометрию проштудировал.
   Васька Котов был отличником и никто бы не удивился, если бы оказалось, что он действительно уже прошёл всю геометрию. Вот этому человеку никто кличку давать даже и не собирался. Родители сами постарались. Мальчику с фамилией Котов дали имя Вася. Васей его никто не звал, все звали именно Васькой Котовым, иногда К`отом Васькой.
   - Ну, ты ещё скажи, что я тебя побуждаю изучение математики начинать с определения количества позвонков у некоторых позвоночных,- вяло отозвался Васька.
   -Это я позвоночное?- возмущённо взвилась Ленка.
   - А что, беспозвоночное?- округлил глаза Котов Васька, но Ленка уже не смогла оценить его остроумие, поскольку она в это время уже лупила пакетом закрывавшего голову руками Фэдэ. Не дожидаясь, пока Мария Павловна прикрикнет на неё, Ленка, повернувшись к её столу, выкрикнула:
   - Марь Пална, он теперь карандашом мне в спину тыкает!
   - Что за слово такое, "тыкает"?- попытался ввязаться в разговор Котов.
   - Дудников, ко мне!- строго скомандовала классная, не обращая внимания на замечания Васьки.
   Фэдэ подошёл к учительскому столу. Мария Павловна, глядя на него поверх очков, сказала, показывая на дверь:
   - Надоел! Ты сейчас выйдешь из класса, пойдёшь направо, дойдёшь до конца коридора, попьёшь из фонтанчика водички и возвратишься назад на своё место. Если и после этого ты будешь так себя вести, я тебя выгоню со всеми вытекающими. Тебе понятно?- наша добрая и мудрая Мария Павловна всегда находила варианты, с помощью которых можно было решить проблему.
   - Понятно,- буркнул Федька и, не поворачивая к классу физиономию, чтоб не демонстрировать свою безмерную радость, вышел за дверь. Когда через пять минут он возвратился, все уже забыли об этом и занимались другими делами.
Ленка тоже не обращала на него внимания. Она, как и все в классе, знала, что Фэдэ за ней "бегает" и своё внимание к девочке выражает так, как умеет. Бьёт по спине завязанной в толстый узел верёвкой, дёргает за волосы, толкает в спину и прочее, и прочее. Это именно он начал её называть Гусыней (от фамилии Гуськова). Кличка, как ни странно, приросла к ней, хотя она была совершенно на гусыню не похожа. Моя Лена была симпатичной, очень изящной девочкой, хорошо танцевала, была ловкой и спортивной. Тем не менее, в классе её звали Гусыней, но у неё хватало ума на кличку не обижаться. Вообще обижаться на клички, данные от фамилии, не стоит, это лучше, чем кличка, данная по другим каким-то стартовым причинам.
Например, меня частенько звали Контрой. Я к этому, вроде, и не была причастна. Просто в своё время мне светленькой и голубоглазой родители дали имя Света, забыв, что фамилия наша Черновы. И вот однажды Мария Павловна, раздавая тетради с контрольными работами по геометрии, сказала:
   -Ну, у тебя Света Чернова всё на контрастах и имя, и успеваемость. Вчера по алгебре было "пять", а сегодня по геометрии "два". Как это у тебя получается, контрастная ты наша?
   Ребята с готовностью за это ухватились и некоторое время звали меня Контрастной. А когда я сама в школе в шутку похвасталась, что мне привезли контрабандой (т.е. через границу без ветеринарного разрешения) котёнка, меня тоже начали звать Контрой, правда, только в нашем классе.
Вот и сейчас меня толкнули в плечо и окликнули: "Контра!" Я вздрогнула, т.к. задумавшись и увлёкшись маникюром, не заметила, что Мария Павловна уже дважды назвала мою фамилию.
   - Марь Пална, меня Сурженко опять Контрой назвал,- дурашливо поябедничала я, зная, о переживаниях Марии Павловны по поводу того, что она оказалась причастной к тому, что мне дали такую кличку. Она даже перед моей мамой оправдывалась, но мама её успокоила, сказав, что это скорее они сами виноваты. Надо ж было вспомнить свою фамилию, прежде чем девочке имя давать.
   - Сурженко!! Сейчас пойдёшь по тому же маршруту, что и Дудников.
   - Давайте, пойду,- с готовностью отозвался Сурженко,- надо бы меня тоже в порядок привести.
   - Ну что, Светочка, - заискивающе проговорила классная, продолжая начатое - оценочки у тебя в этом году похуже. В конце первого полугодия ты проболела, сейчас дважды длительно на справке пробыла. Вот результат. Я смотрю, по физике даже "троечка" у тебя. Что будем делать?
   - Исправляться, закаляться - покорно ответила я.
   - Ну, давай. У тебя способности хорошие и такие оценки тебя не украшают.
   - Я понимаю, Мария Павловна. Подтянусь.
   Я взяла со стола свой дневник и посмотрела на последнюю страничку. Да, оценочки... Год был действительно трудный. В декабре я болела три недели бронхитом. Была очень высокая температура, даже уколы делали. Оценки за полугодие учителя поставили из тех, которые были, несколько занизив даже.
Зимние каникулы просидела дома и нигде, кроме одной подростковой ёлки, на которую папа достал мне билет на работе, я не была.
В конце второго полугодия я снова болела, причём дважды, ангиной. Мама заставила меня пройти обследование у всех врачей, вроде ничего не выявили, но я все никак не прихожу в норму, быстро устаю, и на оценках это тоже сказалось. Но главное - самочувствие.
Неделю назад мы выбрались на пикник. Ларискин папаша выделил нам автобус, на котором мы выехали в живописное место. Мы расположились на лугу, ограниченном с одной стороны рекой, а с другой - сосновым лесом. Вдоль леса вилась грунтовая дорога, огибающая заросшую кустарником низинку, в которой был настоящий родник.
Все ребята "бесились", кто как мог, а я ну никак не могла расслабиться. Мы с родителями часто бывали на природе, мне всегда это нравилось, но в этот раз я не могла дождаться возвращения в город. К реке я не приближалась, в сторону леса тоже не смотрела, а живописная низинка с родником у меня просто какой-то ужас вызывала. Я была напряжена, чего-то ждала, боялась и старалась быть около костра, делая вид, что мне нравится заниматься стряпнёй. Маме дома я ничего не стала говорить, чтоб она меня ещё и к психиатру не потащила. Она сама всё время повторяла, что год у меня тяжёлый, я ослабла после болезней и мне нужно отдохнуть и окрепнуть. Вот начнутся каникулы, поеду к бабушке. Там воздух, природа, покой, любимые бабушка с дедушкой. Не пропаду.
Мама уже созвонилась с бабушкой, папа что-то подкручивает в машине, через несколько дней поеду отдыхать.
   Мария Павловна раздала последние дневники, продиктовала названия учебников и всего необходимого, чем надо запастись к следующему учебному году, сделала кое-какие объявления и стояла у доски, глядя на нас поверх очков.
   -Ну, что вы сидите? Я закончила. Отдыхайте! Доброго вам лета.
Последние слова нашей Марь Палны потонули в нашем "урррра!" Но особенно всех удивил Фэдэ, который вдруг вытянул из стола букетик золотистых одуванчиков и картинно преподнес их Марии Павловне.
   - Боже мой, Федя, ты с цветами! Да ещё и букет цвета разлуки. Ты как будто знал, чего я хочу! Иди, детка, иди отдыхай. Да смотри, чтоб к первому сентября повзрослел,- поддержала шутку Марь Пална.
   -Зачем, Марь Пална, успею ещё!
Мария Павловна обречённо махнула рукой и начала собирать свои папки на столе.
   Мы с шумом вышли из класса. В коридоре народу было немного. Из некоторых других классов тоже выходили ребята, но все тут же направлялись к выходу из школы навстречу лету.
  
  

Глава 2

"...я, усевшись рядом с папой, отправилась к бабушке навстречу летним приключениям"

  
   Наконец через пару дней в субботу мы с папой собрали ехать к бабушке. Около подъезда стоит наша распахнутая со всех сторон машина, мама укладывает что-то в багажник, папа возится под капотом, а мы с Ленкой, вяло переговариваясь, сидим рядом на скамеечке. Недалеко от нас на детской карусельке расположился Васька Котов, краешком глаза наблюдая за нами. Каруселька лениво заскрипела. Васька сидел на изуродованном сиденье, отталкиваясь одной ногой и вращая таком образом эту развалюху. Медленно двигаясь по кругу, он всё же умудрялся всё время держать нас в поле зрения.
   - Провожатые подтягиваются,- кивнула на него головой Лена. Она была совершенно уверена, что Котов бегает за мной, а, по-моему, мы просто живём в одном доме и из-за этого чаще, чем с другими, с ним пересекаемся.
   - Любви все возрасты покорны даже у отличников,- коряво пошутила Ленка,- Не спится, Кот? Чего так рано подхватился? Каникулы ведь, можно и поспать лишний часок,- крикнула она, выразительно глядя на меня.
Она смотрела на него с язвительной улыбочкой, а Васька, как загипнотизированный, встал с карусели и пошёл к нам.
   - Привет! Чё это вы, разбегаться начинаете из города? - спросил он, делая вид, что только что узнал о моём отъезде.
   -. А ты почему до сих пор здесь? Или Чёрное море остыло?- съязвила Ленка. Все в классе знали, что у Котовых есть доставшаяся по наследству квартира в Крыму и Васька обычно с первых же дней каникул и до самого сентября уезжает жить к тёпленькому морю, - подзадержался ты что-то.
   -Да, на днях тоже поедем. Матушка отпуск никак не оформит, что-то там не ладится. Билеты уже и туда, и назад купили, только...
   - Привет,- прервала его вышедшая из подъезда моя старшая сестра Катя.
   - А ты что, не едешь? - спросил Котов, видя, что Катька одета не по-дорожному.
   - Здрасте! Ты что, не знаешь, что я экзамены сдаю?
Катька была старше меня ровно на год и в этом году сдавала экзамены, заканчивая девятый класс. Вела она себя так, словно экзамены она сдаёт, по меньшей мере, в университет. Все должны были каждую минуту помнить об этом, создавать ей условия для занятий, для отдыха и обеспечивать её своевременным и обязательно вкусным питанием.
   - И вообще, я, скорее всего, поеду после экзаменов к другой бабушке. Надоели вы мне до чёртиков, хочется развеяться.
   - А мы то ведь с тобой ну просто с восторгом общаемся. Просто праздник какой-то. Чего ты вышла? Мы ж уже попрощались,- отпарировала я.
   - Очень вы мне нужны, я к маме по делу,- огрызнулась Катька и пошла к маме, демонстративно вихляясь так, как по её мнению должна была вихляться модель на подиуме.
   Папа, наконец, закончил свои дела, захлопнул капот и крикнул:
   - Так, народ, вы где? Можно двигаться.
   - Народ - это я, - проговорила я, поднимаясь со скамейки. Мы подошли к машине, мама тут же завела с Васькой вежливый разговор о его планах на лето и на будущую жизнь. Моя мама считала, что все отличники вообще и Васька Котов в частности - это люди интеллигентные и с ними нужно разговаривать культурно и обстоятельно. Васька, что называется, держал марку и старался соответствовать, то есть, отвечать ей солидно, правильно, полными предложениями. Даже Ленка, отвернувшись на секунду, закатила глаза от такой содержательной беседы.
   - Ой,- застонала я, ну давайте уже ехать! Вася, детка, - я сознательно повторила любимое словечко Марии Павловны,- до свидания. Смотри не сгори под южным солнышком. Ты нам ещё нужен.
   - Кому это вам? - поинтересовался Котов. Он хоть и был отличником, но палец в рот ему не клади - прикусит.
   - Человечеству, Вася, человечеству. Уж не говоря про класс. А Фэдэ? Ты о нём подумал? У кого он сдирать будет? И потом линейки, карандаши. Кто их ему носить в школу будет? У кого он будет всё это брать?
   - У тебя или вон у Гуськовой,- Васька явно намекнул на Федькину симпатию к Ленке.
   - Да я лучше на двойки учиться начну, чтоб с ним дела не иметь,- кокетливо огрызнулась Ленка, и мы захохотали, как дуры.
   - Света! Лена!- Это мама встала на защите Васьки,- Это не вежливо!
   - Да ладно, мам, всё в порядке, - сказала я.- Пока, Кот, не скучай,- сделала я Ваське ручкой.
   Мы пообнимались с мамой и с Ленкой, хлопнулись ладошками с Катькой и я, усевшись рядом с папой, отправилась к бабушке навстречу летним приключениям, а они, как оказалось позже, меня уже ждали.
  
   Бабушка тоже ждала. Они с дедушкой жили в небольшом рабочем посёлке. Из промышленных предприятий там были всего лишь сахарный и семенной заводы, которые не слишком портили экологию. Место там было почти курортное. Чистый воздух, два прекрасных живописных озера, с одной стороны которых расположился сам посёлок, а с другой настоящий лиственный лес. Большое озеро было природным, а малое, которое все звали ставок, образовалось искусственным путём из запруженного ручья, протекавшего по дну овражка. Между озёрами по насыпной дамбе проходила дорога, уходящая от посёлка через лес в районный центр. Вдали возвышались поросшие хвойным лесом невысокие горы, на разломах которых были видны коричневые глиняные и белые меловые отложения. Красиво и спокойно. Среднерусская возвышенность. Именно так её описывала на уроке географии учительница Сима Акимовна.
   Лет двенадцать назад бабушка и дедушка прикупили здесь себе подешёвке домик под дачу, привели его в порядок, посадили хороший сад, море цветов и каждую свободную минуту они старались провести на своей даче. Позже, уйдя на пенсию, они практически перебрались сюда жить. В город дедушка и бабушка теперь ездят только по делам. Мы каждое лето, а иногда и на зимних каникулах с удовольствием хоть не на долго приезжаем сюда подышать и расслабиться от городской гонки. У меня здесь были свои друзья, с которыми мне было интересно и хорошо. Мы играли, купались, ходили на рыбалку, в лес и просто бездельничали. Поселковым ребятам, конечно, приходилось заниматься домашними делами, поскольку у многих были огороды и хозяйство, но они и для меня всегда находили время. У моих стариков хозяйство тоже было: штук пятнадцать кур во главе с голосистым петухом, несколько кроликов, чёрный длинношерстный кот Мэйсон с тяжёлым усталым взглядом и лохматая дворняга Букет. Пёс остался ещё от бывших хозяев и был таким старым, что у него уже повыпадали все зубы и бабушка варила ему отдельный суп, за что он продолжал служить верой и правдой, гоняя чужих кур со двора, оповещая хозяев о приближении к калитке гостей и прочее.
   Вот и сейчас, вылезая из машины, я услышала заливистый лай Букета, и увидела выбегающую со двора бабушку, а за ней и степенно вышедшего из калитки дедушку, под ногами у которых услужливо и суетливо крутился пёс.
   Не успели мы занести в дом мои вещи и пообниматься, как следует, как во дворе появились мои здешние подруги Оксана и Саша. Видно они тоже прислушивались к сигналам Букета. Мы поздоровались и быстренько уединились в беседке, чтобы девочки могли бегло осветить накопившиеся за время моего отсутствия новости.
   Главной новостью было то, что в самом конце учебного года пропала ещё одна наша приятельница Любочка. Она пошла на луг за травой для кроликов и исчезла. На ноги были подняты все, кто мог хоть как-то помочь, но девочка как в воду канула. Причём утонуть на самом деле она не могла, поскольку ещё не было такого уж тепла и никто не купался. Настораживало ещё и то, что по осени из поселка исчезли ещё три старшеклассника: два парня и девочка, но эти ребята были довольно разбитными и все склонялись к мысли, что они свободно могли уехать без разрешения родителей на заработки в столицу. Но Любочка ничего такого позволить себе не могла. Она была домашним ребёнком, хорошо училась, была всеми любима и со всеми дружила. Эта симпатичная кудрявая девочка излучала столько позитивной энергии, что сразу располагала к себе любого человека и сама с любым могла без проблем найти общий язык. Родители, учителя и все поселковые не знали, что и думать на этот счет.
   Из дома вышла бабушка и, направившись к беседке, проговорила:
   - Девочки, милые, поболтали чуть-чуть и будет. Сегодня Светочка моя, дайте нам с дедом насмотреться на нашу звёздочку, а завтра приходите хоть на весь день.
   Оксана и Сашенька встрепенулись и заторопились домой. Я проводила их до калитки, договорившись на завтра. Мы с девочками были ровесниками. Оксана жила на нашей улице с мамой, бабушкой и младшим братом Антошкой. Мама и бабушка работали и у Оксаны всегда было больше, чем у других ребят домашних дел. Вот и сегодня до прихода бабушки ей надо было ещё сходить в магазин, снять с верёвки и погладить бельё и ещё какие-то мелочи. Саша жила у нас, как говорится, "в огородах", т.е. на параллельной улице. У неё в семье, наоборот, кроме папы, все остальные были женского пола: мама, бабушка, две старшие сестры. Родителям хотелось, чтобы третьим ребёнком у них родится мальчик, уже и имя Саша было подобрано, но родилась опять девочка. Пришлось папе принимать третью дочку, но имя менять не стали, девочка осталась Сашенькой. Светленькая, коротко стриженная, всегда подвижная и боевая, она, казалось, всегда хотела оправдаться за то, что не родилась мальчиком. Активная и спортивная девочка всегда где-то в чём-то участвовала, и её заставить дома что-то делать было непросто. Да и необходимости не было, мама, бабушка и сестры все успевали сделать и без неё.
   А вот Любочка...Что же с Любочкой случилось?
   Бабушка позвала меня в дом, где за столом уже сидели папа и дедушка. После обеда папа уехал, дедушка пошёл к посадкам накосить травы, а мы остались с бабушкой дома и проболтали до вечера, в том числе и о пропаже ребят. Бабушка предупредила меня, чтобы я была осторожной, на озеро, в лес одна не ходила. То, что из посёлка за короткое время пропало четверо ребят, "очень дурно пахнет", как сказала бабушка.
   - Может банда какая появилась. Что-то здесь не то. Никуда не ходите одни. Только там гуляйте, где взрослые люди и все друг у друга на виду. Бережённого Бог бережёт.
   Уже лёжа в теплой мягкой постели, я перебирала мысленно события и новости сегодняшнего дня. Лена и Васька, оставшиеся временно в городе, Оксана и Саша со своими новостями, Любочка..., бабушка со своими тревожными предположениями - не многовато ли для одного дня! Мэйсон пришёл откуда-то, и, посмотрев на меня своим тяжёлым взглядом, запрыгнул на кровать. Бесцеремонно потоптавшись по мне, он, в конце концов, развалился в углу кровати, и, заняв добрую четверть матрацной территории, уютно замурлыкал. А я всё думала, думала и не заметила, как уснул.
  
  

Глава 3

Поправляя угол одеяла, я вдруг увидела на траве неизвестно откуда взявшиеся крупные бусы вишнёвого цвета.

  
   Время, как это всегда бывает на каникулах, побежало очень быстро. Весь следующий день был занят обниманиями с родственниками и знакомыми, вручением подарков и сувениров, охами, ахами и прочими восторженными звуками по поводу того, как я выросла за год, как повзрослела и похорошела. Бабушка, словно за что-то оправдываясь, всем поясняла, что я в прошедшем году много болела, вон вся какая бледная и худющая стала и мною надо плотно заняться, чтоб к осени поставить на ноги. К концу дня я действительно уже плохо держалась на ногах от этих дежурных визитов и разговоров.
Бабушка с дедушкой не случайно выбрали этот посёлок для дачной жизни. Здесь жили родственники бабушки, сюда позже перебрался с Севера дедов брат. За время жизни в посёлке мои старички завели себе множество друзей и знакомых, со всеми поддерживали хорошие отношения, и все они меня знали с детства, да и бабушкина любимая тема разговоров тоже была обо мне.
Подруги мои были весь день заняты чем-то, правда, заходили ещё кое-какие ребята, но, поболтав немного, быстро ушли. Так никуда я погулять и не выбралась, только к концу дня пошла в сад на солнышко немного позагорать, поскольку тело у меня было такое, как будто меня год в погребе продержали. Поселковые все уже давно загорелые, а я и солнца ещё не видела.
   Но на третий день мы уж оттянулись. Весь день большой компанией проторчали на озере. Было жарко, стоячая вода в водоёме уже довольно прилично прогрелась, поэтому многие рисковали купнуться, особенно, пацаны. Мы дурачились, играли в волейбол, бадминтон, в карты. Потом загорали, отдыхая от беготни и хохота, а мальчишки, подкравшись, обливали нас водой, и всё начиналось с начала. Только изредка кое-кто вспоминал Любочку и все на какое-то время пристыжено умолкали.
К вечеру я поняла, что для первого раза переборщила с солнцем. Тело было красное, плечи саднили. Бабушка, ругая меня за неосторожность, протирала обожжённые места огуречным лосьоном и делала на плечи примочки из простокваши. "Нет,- думала я, разглядывая себя в зеркало,- завтра никакого солнца. Тенёчек и тенёчек. Буду сидеть под кустиком и детективчик читать. Хоть бы мама не узнала, не то примчится сразу спасать своё дитятко".
   Наконец наступил тот четвёртый день, ради которого я и начала этот рассказ.
   С утра мы договорились по телефону, кто за кем зайдёт, кто что берёт. Но на практике всё всегда получается не так, как планируешь. Оксане пришлось срочно вести Антона к детскому врачу, на что потребуется не меньше часа, А Сашу зачем-то позвали в школу решить какие-то вопросы по предстоящим соревнованиям. Мы договорились идти на озеро поотдельности, кто когда освободится, и встретиться уже на пляже. Я взяла пляжные принадлежности, какое-то чтиво, коробочку леденцов и пошла к озеру.
   - Осторожнее там,- предупредила, как всегда бабушка,- одна не оставайся. Если никого знакомых нет, возвращайся домой. Лучше уж дед тебя поведёт, чтоб надёжнее было.
   - Бабушка, да там народу полным полно. Вчера вон одеяло постелить негде было. Сейчас же отпускники уже понаехали, да и ребят знакомых много,- успокоила я бабушку, понимая, о чём она говорит.
   - А я говорю поосторожнее. К роднику не ходи, возьми лучше из дома водички или компотику.
   - Да, ладно, не пойду. Я ребят пошлю, если надо будет.
Недалеко от пляжа у озера был родник, к которому мы ходили попить водички в жаркую погоду. Где-то там недалеко и рвала траву Любочка, когда пропала. Вот бабушка и не доверяет этому месту теперь.
   Я отправилась к озеру в полной уверенности, что туда же скоро прибегут и мои друзья.
  
   На пляже было уже многолюдно. Погодка замечательная, детвора и просто отдыхающие проводили всё свободное время у водоёмов. Вода в этих озёрах всегда чистая и прохладная, поскольку в окрестностях много родников, зелени, да и мутить её особенно некому. Мощные вербы, кусты краснотала, луг, лес на противоположном берегу, золотистый песок у воды - всё это умиротворяло и создавало курортное настроение. Пейзаж дополняет находящиеся вдали меловые горы, покрытые кудрявой зеленью, как бархатным покрывалом, и только кое-где на местах обвалов и промоин видно белое меловое содержимое этих гор, похожее издали на огромные жемчужины.
Бросив пакет с вещами на траву, я несколько минут постояла посреди луга, любуясь красотами озера и противоположного берега. Слабый ветерок мягко овевал разгорячённое от ходьбы лицо.
   - Смотри, Вить,- услышала я и, обернувшись, увидела незнакомых мужчину и женщину, лежавших в купальниках на надувных матрацах. Женщина читала газету, а мужчина нежился под нежарким пока солнышком с закрытыми глазами,- опять в этом зоопарке проблемы. Вот пишут, что медведь по недосмотру обслуживающего персонала убежал и до сих пор не пойман. Представляешь! Где-то ж бродит. А вдруг сюда явится!
   - Пусть является, будем укрощать,- вяло обнадёжил мужчина,- они там все ручные.
   - Да конечно, ручные! В зоопарк кого сдают? Тех, которые не поддаются дрессировке в цирке, неуправляемых. Если он ручной, чего сбежал тогда?
   - Тань, не морочь головы и не читай всякие глупости. Его, небось, уже поймали. Куда ему в такой густо населённой местности бежать. Не тайга ведь у нас,- мужчина прикрыл плечи полотенечком и снова замер в полудрёме.
  
   Я забрала пакет и пошла на край луга к деревьям и кустарнику. Расстилая в тенёчке одеяло, я вдруг ощутила уже знакомое мне беспокойство. Мне было как-то жутковато и не покидало ощущений, что за мной кто-то наблюдает. Я осмотрелась. На лугу, буквально в пяти - десяти метрах от меня было полно людей, всё, как всегда, но мне было не по себе. "Маразм какой-то, совсем заучилась девочка" - подумала я про себя, решив, что надо встряхнуться и взять себя в руки. Поправляя угол одеяла, я вдруг увидела на траве неизвестно откуда взявшиеся крупные бусы вишнёвого цвета. Я их подняла и поняла, что это не бусы, а браслет, сделанный из очень крупных блестящих бусин. Из какого материала это изготовлено, было не понятно. Не похоже ни на пластик, ни на камень, ни на стекло. На ощупь бусины были гладкими и тёплыми, хотя на солнце, вроде, не лежали. Повертев их в руках, я, конечно же, надела браслет на правую руку, полюбовалась на него и хотела снять, но... Но не тут-то было. Легко и свободно одевшийся браслет назад сниматься не хотел. Оказалось, что с внутренней стороны его на бусинах имеются этакие зазубрины, которые сразу же впивались в кожу, когда я начинала продвигать браслет к кисти руки, чтобы снять. "Да что же это такое! Ещё этого мне не хватало! - шептала я, пытаясь с помощью каких-то вращательные движений снять чужой браслет. Ничего не получалось,- Что за заморочки такие?" Я пыталась повернуть бусинки отдельно, вращая каждую на нитке, но и это не получалось. И тут до меня дошло, что я слышу какой-то странный многоголосый свист из-за кустов. Я оглянулась на соседей, никто из них ни на меня, ни на свист не обращал внимания, а для меня этот негромкий мелодичный звук просто перекрывал все другие шумы и, как бы, звал к себе.
   Забыв на минуту о браслете, я сделала несколько шагов в сторону, заглянула за кусты и обомлела. Прямо за кустом стояли два непонятных, покрытых длинной рыжей шерстью существа. Они смотрели на меня зеленоватыми глазами и, слегка приоткрывая рты, посвистывали. Страх и ужас сковали меня, причём это состояние мне было уже знакомо. Я моментально вспомнила пикник и то, как я боялась отойти от костра и подойти к кустам и роднику. "Так получается, что это они там были и за нами наблюдали! Ужас!"- подумала я. Оглянувшись на отдыхающих, я убедилась, что те, по-прежнему, ничего не видят и не слышат. "Да что за заморочки в стиле fantasy, что это, почему я их вижу, а больше никто?" - лихорадочно соображала я. "Браслет! - вдруг пронзила меня догадка,- всё дело в браслете!" Я ещё раз ухватилась за браслет левой рукой, безрезультатно пытаясь его снять, и тут я снова услышала призывный свист. Сопротивляясь из последних сил, я пыталась рассмотреть непрошенных гостей и сообразить, кто они и что им нужно.
   "Боже мой, да это же йети, снежные человеки!- поняла я, почувствовав тот зловонный запах, о котором всегда упоминали очевидцы, встречавшие этих существ раньше,- откуда они здесь! Что им нужно, да ещё от меня?"
Поняв это, я немного успокоилась, поскольку мне казалось, что человекоподобное существо не должно причинить зло человеку, но полностью страх, конечно, не проходил. Я некоторое время стояла столбом, а потом как загипнотизированная начала идти на эти звуки, всё больше приближаясь к издававшим их существам, которые, кстати, не проявляли никакой агрессии, а просто стояли и ждали, когда я подойду на нужное расстояние.
Они были похожи на людей, но очень большие и мощные. Обе особи неопределённого пола, полностью покрытые длинной всклоченной шерстью. На лице волосы были покороче и пореже и его можно было рассмотреть. Вспоминались картинки из учебника истории, на которых изображались древние люди. Единственное, что отличало их от нарисованных первобытных человечков, это глаза. Глаза были большие, умные и очень добрые. Они смотрели на меня спокойно и даже с какой-то жалостью.
   Я подошла уже почти вплотную к ним, старший (видимо он был старшим, так как был более крупным) протянул ко мне свою огромную ручищу, погладил меня по голове и, посвистывая, надел мне на правое ухо какую-то серьгу или клипсу из того же материала, что и браслет. Я, повинуясь этим необычным звукам, зачем-то раскинула в стороны руки, йети взяли меня под руки с обеих сторон и легко понесли, как балерину на сцене, в сторону родника. Я не чувствовала своего тела и движения моих похитителей, просто мы перемещались между кустами и деревьями в сторону родника. Мне было хорошо видно, как мимо по тропке прошли к пляжу две дамочки, но они даже не глянули в нашу сторону. "Да они не видят нас! Ужас! Куда ж это я вляпалась? Как вырваться?"
Тем временем мы приблизились к роднику, йети начали двигаться вокруг родника, держа меня над его центром. Сделав таким образом несколько оборотов, мы всей троицей каким-то непостижимым образом взмыли, как от торнадо, вверх и понеслись к меловым горам. Внизу, естественно, нас никто не видел. "Так вот почему учёные не могут найти йети, хотя их многие встречали и видели. Они перемещаются к нам откуда-то и потом уходят назад, не оставляя ничего, кроме следов. Да ещё и с собой людей прихватывают. Интересно всё же, куда мы летим!"- я была в состоянии ещё что-то думать. Меня больше ничего не удивляло, хотя непонятного было много. Например, как это мы умудряемся перемещаться, не имея ни двигателя, ни крыльев, не ощущая своего веса и движения воздуха? Почему нас никто не видит с земли, ведь там полно людей? Вопросов много, но главный, конечно, это куда мы летим и что дальше меня ждёт?
  
  

Глава 4

"..похоже, что админы - это пришельцы откуда-то, вроде, из космоса"

.

   Даже моих скромных знаний простой восьмиклассницы было достаточно, чтобы понять, что я каким-то непонятным Макаром попала в параллельный мир, о существовании которого столько спорят. "Ключиком" для перехода служит вот эта непонятная бижутерия у меня на руке и на ухе, которую просто так не снять, да и не понятно, что будет, если снять. "Грохнусь на головы вот этим дамочкам, которые не заметили, как меня похищали, вот будет хохма!"- у меня, как ни странно, ещё были силы шутить. Я увидела, что мои "аисты" тоже засмеялись. "Боже милостивый, да они понимают и читают мои мысли!" - изумилась я и опять заметила, что они поняли меня.
Итак, значит, во-первых, бижутерия. Во-вторых, проводниками для этого перехода являются вот эти существа, которые пришли, не понятно, за мной персонально или им нужна была просто девочка. В-третьих, они не так тупы и могут читать мои мысли. Хорошо, что мой мозг хоть что-то способен соображать и не отрубился с перепугу. Три пунктика я уже обосновала.
   Мы перемещались в сторону меловых гор, но вдруг я заметила, что по мере приближения к горам, всё вокруг непонятным образом начало меняться. Наконец мы опустились на землю в том месте, где должны быть горы, но их не было. Вместо гор на совершенно ровной поверхности возвышались несколько высоких пирамид, каждая из которых состояла из уровней, окрашенных в разные цвета. Все грани пирамид были покрыты серебристыми удлиненными шестиугольными пластинами. Всего цветов у пирамиды было четыре: самая верхняя часть и одно из рёбер с движущимся по нему подобием лифта было серебристого цвета, следующий уровень и одно из рёбер с лифтом - серебристо-голубого цвета, третий уровень и ребро с лестницей - перламутрово-розового и четвёртый уровень и ребро - коричневого цвета. "Так, - подумала я,- значит то, что у нас видится горами, у них это пирамиды, да ещё какие! Посмотрим дальше".
У подножия пирамид раскинулось какое-то подобие сада с чётко разграниченной территорией. Поверхность почвы (не поворачивается язык назвать это землёй) покрыта высокой шелковистой травой, причём, сама трава, дорожки, странные плоды на деревьях имели разные оттенки цвета, соответствующего цвету ребра пирамиды, к которому этот участок сада примыкал. Часть сада имела розоватые оттенки, часть - голубоватые и так далее. По дорожкам двигались какие-то существа, издали их рассмотреть было трудно, но то, что они не похожи на йети, было очевидно, хотя и лохмачей здесь было достаточно. Они уже подтягивались к нам, причём, среди них были и детёныши. Я заметила, что территория сада была очерчена красной линией, и за эту черту йети не заходили, там маячили только те, не понятные пока. За красной же линией растительность была обычная земная, только слишком буйная, больше похожая на джунгли. По краю леса были разбросаны палатки или юрты, в которых, судя по всему, жили семьи этих рыжих лохмачей.
   Вдруг я увидела двух собак! Обычные собаки бегали от дерева к дереву, занятые своими делами и ни на кого не обращали внимания, даже на нас. Принесшее меня существо, которого я про себя назвала Аистом, стояло прямо около пёсика и никак не реагировало на него. Я позвала собачек, но, похоже, они меня не видели и не слышали, хотя я видела их прекрасно. Вдруг одна из них приблизилась к красной линии, втянула воздух, зарычала, взъерошилась и побежала прочь, а за ней и вторая. "Вывод четвёртый,- подумала я,- животные в этот мир из нашего попадают, мы их видим, но лохмачи их не видят, да и животные их, да и меня тоже не видят.
От моих аналитических мыслей меня отвлекло ещё более занимательное зрелище. Со стороны цветного сада ко мне двигались несколько существ, которых в нашем мире скорее назвали бы инопланетянами или гуманоидами. Они были какие-то худощаво-удлинённые, ростом примерно 180 сантиметров, с непропорционально длинными руками и ногами, трапецевидным туловищем и очень странной головой. Лицо бледное с перламутровым оттенком, огромные печальные глаза, выпуклый острым ребром вперёд лоб, сверху вообще не понятно что: это головной убор или сама голова. То, что можно было считать одеждой, струилось полосами и фалдами с плеч почти до травы, где-то там между складками угадывалось необычное тело. Одежда тоже была разных оттенков перламутрового: розовая, голубая, коричневатая. На месте рта была какая-то линия, но рот они не открывали, тем не менее, когда они подошли, я поняла вопрос: "Как тебя зовут и сколько тебе лет?". Я ответила громко и чётко, но они опять повторили вопрос. "Так, - подумала я, - похоже, они речь не понимают". "Да, - услышала, если можно так выразиться, я ответ,- мы речь не понимаем, мы сканируем мысли. Отвечай нам мысленно". Я ответила.
   "Пойдём с нами,- сказал розовый,- ничего не бойся, мы тебя не обидим".
   "А зачем же тогда меня похитили?- подумала я,- чтоб познакомиться?". "Представь себе, чтоб познакомиться. Мы админы прибыли сюда, чтоб познакомиться с вашим миром. Ты поживёшь здесь с такими же, как ты, ухаживать за тобой будут лохмачи. Так ты их, кажется, прозвала? Жить будешь в саду, пока в коричневом секторе. Если тебе что-то нужно, мысленно позови своего Аиста. А пока пойдём с нами".- Они пошли назад к саду. Голубой шёл впереди, потом шла я, а позади розовый и коричневый. Я заметила, что мой лохмач Аист как-то заволновался, его Аистиха подбежала к нему, но коричневый резко выбросил вперёд руку и оба лохмача шарахнулись в сторону. Мне это не понравилось, но делать было нечего. Я пошла со своим эскортом на территорию сада, не зная, что меня ждёт.
   Но пока ничего страшного не происходило. Меня провели через красную линию на территорию сада. Я заметила, что в углах каждой секции стоит небольшое простенькое строение, к одному из них в коричневой зоне меня и привели. "Входи, располагайся и жди нас"- указал рукой на вход розовый. Голубой продолжал молчать, он видно был старшим, а коричневый каким-то охранником. Они направились к пирамиде, причем, каждый к своему цветовому сектору, а я вошла в домик.
   В домике меня ожидала первая за сегодняшний день радость. Только я вошла в небольшое, судя по всему, жилое помещение, как увидела у окна на диванчике онемевшую от удивления Любочку. Да, да, это была она. Боже мой, как мы обрадовались встрече! Ура! Я не одна, я не одна! Теперь будет легче. Я заметила, что на ней тоже были эти украшения из бус на руке и ухе.
   - Ты тоже вляпалась в эту же историю? - спросила Любочка, я кивнула,- и тоже около родника?
   - Да. И тоже с бижутерией,- я показала на наши с ней руки.
   - А мы не одни здесь такие дуры. Здесь есть ещё трое наших и один студент из города. Правда они здесь уже давно и их перевели в другие сектора,- Люба махнула куда-то неопределённо рукой.
   - А ты уже что-нибудь поняла?- спросила я.
   - Да, не столько я, сколько Костя-студент. Он поумнее и пограммотней. Значит так. Во-первых, надо меньше думать, а стараться говорить - они речь не понимают, а мысли сканируют моментально. Поэтому то, что мы говорим, они понимают обрывочно, а вот мысли - полностью.
   - Это я уже поняла.
   - Во вторых. Трудно сказать наверняка, но, похоже, что админы - это пришельцы откуда-то, вроде, из космоса. Что-то говорят про какую-то девятую планету нашей системы, но не понятно, они вообще родом оттуда или были там транзитом, а потом прилетели оттуда к нам. И что это за девятая планета?
   - Да, некоторые учёные считают, что она существует,- вспомнила я услышанную где-то информацию.
   - Во всяком случае, создаётся впечатление, что они не туда попали. Стремились они в наш мир, но что-то не получилось и они попали в параллельный к лохмачам. Теперь вот не знают, как отсюда выбраться. Что-то у них пока не ладится технически, да и о нас они знают мало. Возможно, что нас они держат для изучения, чтоб подготовиться к перемещению в наш мир. Мне кажется, что им нужно узнать, сколько нас землян в нашем мире и они ищут у нас уязвимые места. Возможно, что у них мало оружия или того, что считается оружием. Они очень сильные энергетически, но у них что-то не ладится с этим делом. Как-то они зависимы от этих своих зеркал. Если бьётся зеркало, то тут же гибнет один из админов соответствующего цвета. Костя сам видел, как один из лохмачей помогая коричневому чистить их коричневые шестиугольники, уронил и разбил одно из зеркал. Тут же один из коричневых погиб - он буквально испарился. Тогда второй коричневый направил свой жезл на лохмача и тот тоже взорвался и испарился.
   - Так вот почему йети так их боятся,- вспомнила я, как испугались мои проводники, когда админ на них свой жезл направил.
   - Но это было только раз. Они энергию очень экономят. Видно солнечной энергии на Земле не достаточно, чтоб их питать в полной мере. Перебраться в наш мир они, я думаю, смогут, раз лохмачи ходят, но воевать с людьми им нечем. Вот они и ищут слабые места нашего организма. Костя боится, что они скоро начнут экспериментировать конкретно. Перейдут от сканирования и изучения к пробам и убьют кого-нибудь из нас.
   - Боже мой, так надо отсюда как-то выбираться,- прервала я её.
   - Надо обязательно. Как это ни пафосно звучит, но надо же человечество спасать,- мы засмеялись такой затёртой фразе, хотя было не до смеха, - только вот как? Костя и тот не может ничего придумать.
   - Надо думать. А их уничтожить можно как-то?- спросила я.
   - Так я ж тебе говорю. Похоже, что если разбить зеркала, то они тоже испарятся, но к зеркалам не подойти. Админы делятся по кастам: самая высокая - это те, что в серебряной вершине находятся, я их даже толком не видела. Голубые - это мозговой центр и руководители, розовые - это деятели и производственники, а вот коричневые - это исполнители, охранники, обслуга. Они, бывает, привлекают к работе лохмачей, но только на нижнем уровне и под присмотром. А потом всех удаляют за красную линию, через которую те не могут перешагнуть почему-то.
   - А кто такие лохмачи? Это йети?- наконец озвучила я мучивший меня вопрос.
   - Ну, примерно так. Костя считает, что у нас с ними одни корни, но на определенном этапе развития что-то произошло на Земле, в результате чего мир раскололся на несколько частей, во всяком случае, на две. В одной части условия благоприятствовали развитию человечества и получились мы, а в другой что-то тормозилось и они остались почти такими, как были, но с повышенной интуицией и энергетически по-другому устроены. Похоже, что нашему миру они не мешают и никак не угрожают.
   - Я видела, что сюда собаки заходят,- вспомнила я.
   - Да, сколько угодно. И животные, и даже люди бывают, но ни люди здешних жителей, ни здешние людей не видят.
   - А мы почему-то видим, - вспомнила я.
   - Да, мы видим, но общаться тоже не можем. Вообще, лохмачей на планете много, они навещают друг друга, общаются. Их часть мира меньше почему-то, чем наша. Некоторые семьи приходят в гости к нашим, по-моему, откуда-то с высоких гор, некоторые из пустыни. Не думаю, что они могут перемещаться на очень большие расстояния. У них это всё как-то близко. Возможно, что и время у них тянется медленнее, чем у нас, и они просто ещё не достигли нашего уровня развития по времени. Но они меня не интересуют. Они добрые, их просто поработили эти гады и теперь за нас хотят взяться.
   - Ужас! А где Костя и ребята, ты говоришь?
   - Костю они особенно любят. Он уже в голубой зоне, а ребята в розовой. Мы почти не видимся. Лохмачи у нас разные, аналитики тоже разные. Так что надо нам самим что-то думать. Ой, вернее, не думать ни в коем случае, а говорить. Смотри, вон идут.
   Я посмотрела в окошко и увидела, как по общей дорожке шли к домику голубой админ в сопровождении коричневого.
- Вон, видишь, у них жезлы в руках? Это и есть их оружие. Остерегайся,- предупредила Люба и мы обе замолчали, стараясь ни о чём опасном не думать.
Вошедшие админы поставили на стол прозрачную емкость с какими-то необычными шариками размером с яблоко.
   - Это фрукты, ешь, не бойся, - сказала Любочка.
   "Я сам всё, что нужно сообщу, она должна привыкать ко мне! При мне вы не должны применять речь!" - резко хлестнуло по мозгам.
   "Слушаюсь", - подумала Любочка, а я только испуганно хлопнула глазами.
   "Сегодня тебя беспокоить не будут. Угощайся фруктами. Если что-то нужно будет, позови Аиста",- сообщил голубой.
   "Спасибо!- благодарно подумала я,- а погулять нам можно? Здесь так красиво!"
   "Можно, но до красной линии" - голубой указал на границу сада.
   "Ну, может, вы разрешите разочек сходить посмотреть, как живут в параллельном мире. Мы так много о них слышали, но не видели" - осмелилась я. Голубой уставился на меня своими печальными глазами и неожиданно разрешил, только предупредил, чтобы в лес не заходили.
   "В этом мире тоже есть свои хищники",- припугнул он.
   Админы ушли, а я начала знакомиться с диковинными фруктами.
  
  

Глава 5

Я сорвала несколько корзинок репейника, скатала их в крупный шар и начала подбрасывать его, играя как мячиком

  
   В этот день нас действительно никто не беспокоил. Ближе к вечеру мы решили пойти на прогулку и навестить наших лохмачей. Как ни странно, у нас к ним складывалось очень доброе отношение. Было понятно, что и мы, и они, в общем, друзья по несчастью. Мы земляне, хоть и из разных миров, а эти перламутровые неизвестно кто, да ещё и потенциально опасны. Мы взяли несколько фруктин для малышей, и пошли к выходу их сада. Тут же возник коричневый и "заявил", что фрукты только для нас, на что мы ответили, что съедим их дорогой. Выйдя за красную линию, мы остановились.
   - А как же узнать своих? Они так между собой похожи,- я смотрела на поджидавших нас взрослых и нетерпеливо ёрзающих около них разновозрастный детёнышей.
   - Да надо же мысленно позвать Аиста. А можно моего Рыжика - я его так назвала,- напомнила более опытная Любочка.
Но мы видно о них и так активно думали, поскольку к нам уже шагали, широко размахивая руками, два лохматых гиганта в сопровождении стайки малышей, которых мы, вопреки запретам, всё же угостили принесёнными фруктами.
   Аист и Рыжик остановились на некотором расстоянии от нас, так как стоявший у красной линии коричневый начал демонстративно теребить свой жезл, демонстрируя, что мы под его контролем. Мы прошлись немного по селению лохмачей, ознакомились с их бытом, который, наверное, ничем почти не отличался от быта древних дикарей. Между делом мы кое-что важное выяснили у своих провожатых, которые по своему развитию, в общем, не соответствовали своему внешнему виду. Они оказались довольно разумными существами.
   Мы выяснили, что до появления админов они жили спокойно и в наш мир наведывались очень редко по каким-то своим не опасным для человечества делам. Наш мир они называли быстрым, свой - медленным. Админы свалились к ним, что называется, как снег на голову, неизвестно откуда, быстро собрали свои пирамиды, распределили территорию. У лохмачей оружия никакого не было, поэтому админы без труда поработили их, заставляя на себя работать, а когда разобрались, что попали не в тот мир, куда стремились, и поняли, что лохмачи умеют перемещаться туда, куда им нужно, начали посылать их за людьми для своих исследований. Это они придумали браслеты и серьги. Лохмачи умеют перемещаться без подручных средств, а заложников они никогда не брали и им это ни к чему. А админам именно нужны были представители рода человеческого.
Что у них в пирамидах, никто из старожилов не знал, админы там жили, причём каждый в соответствующем секторе. Было точно известно, что детёнышей у них нет, значит, гости были или одного пола, или вообще какими-то роботами. Не подчиняться пришельцам лохмачи не могли, поскольку последние очень дорожили своими детёнышами и админы это быстро поняли. В самом начале лохмачи попробовали воспротивиться, но их быстро утихомирили, уничтожив пару малышей. "У нас медленный мир. Мы живём долго, но нас становится всё меньше, - сообщил Аист,- в каждой паре всего один детёныш, мы не можем ими рисковать".
   "А что за хищники здесь водятся в лесу?"- это уже Люба включилась в разговор.
   "Да нету здесь никаких хищников, это они пугают. Больше всего они боятся в лесу колючек. Лопухов и чертополоха здесь много, а на них корзиночки семян, которые имеют привычку цепляться на шерсть и на их одежду. Шерсть то можно вычистить, а вот на их покровах остаются шероховатости, которых они почему-то очень боятся. Им обязательно нужно, чтобы всё было идеально гладким. Вот и не ходят в лес и вам не позволяют, чтобы из поля зрения не выпускать",- Аист разговаривал с нами совсем как наш земной человек, только мысленно. Как так получается!
   "Расскажите о браслетах и серьгах",- попросила я.
   "Браслет нужен, чтобы мы с вами оказались в одном измерении, чтоб мы друг друга видели, понимали и взаимодействовали. Серьги нужны, чтобы вы могли нас вызвать и с нами общаться. Это как общая антенна",- пояснил Рыжик.
   "А из нашего мира вас можно с помощью серьги вызвать?" - у меня начал вырисовываться какой-то план.
   "Конечно, но где вы её возьмёте?"- Рыжик поправил серьгу у Любы на ухе.
   "Ответьте мне откровенно, Аист и Рыжик, - обратилась я к ним,- если бы вдруг кто-то из нашего мира захотел вам помочь освободиться от админов, вы бы взялись содействовать?"
   "У нас нет никакого оружия против них и нас мало"- Аист понурился.
   "А вот, скажем, помочь переместиться в ваше измерение и назад помогли бы?"
   "Конечно, но нас мало и мы не можем участвовать в этом сразу все, админы за нами наблюдают", теперь уже Рыжик скис. Такие громадные существа и такие беспомощные перед этими ёлочными украшениями. Отсталый народ.
   - Так, Люба, значит, если браслет как-нибудь снять, то можно и вырваться отсюда.
   - Наверное, но как это сделать,- опять засомневалась моя подружка.
- Будем думать. Как мне не хватает твоего Кости! Мы бы что-то придумали вместе. Ладно, пошли назад. Вон, наше сопровождающее лицо уже всё извелось.
   Мы возвратились в свой домик и улеглись на диванчиках отдыхать. Наступили какие-то непонятные сумерки. Пирамида светилась хрустальным светом и переливалась разными цветами. Красная полоса вокруг сада тоже светилась и было понятно, что это включена защита от желающих войти или выйти.
  
   На второй день, прямо с утра за нами пришёл розовый в сопровождении коричневого.
   - Во, - проговорила Любочка, - "Мы с Тамарой ходим парой",- процитировала она строку из известного детского стишка.
   "Не разговаривать при нас", - тут же прозвучало в голове.
   "Но как же нам общаться между собой, мы же друг друга мысли читать не умеем",- подумала я.
   "А вам в нашем присутствии и не надо общаться. Всё, что нужно мы вам сообщим сами",- отпарировал розовый, а коричневый налил нам в стаканчики какого-то тёплого сока. Когда мы выпили, Розовый знаком позвал нас идти за ними и мы пошли в сторону пирамиды. Коричневый приоткрыл одно из шестиугольных зеркал в коричневом секторе и мы как бы втянулись в какую-то узкую длинную капсулу округлой формы с приборами по сторонам. Розовый долго нас осматривал, чем-то обмерял, ещё что-то сканировал, приставляя какие-то приборы к разным частям тела, а я всё старалась рассмотреть его поближе и понять, живое это существо или всё-таки робот. Так ничего и не поняв, мы очутились в своём домике.
   "Нам можно погулять?"- кротко поинтересовалась я.
   "Можно, только в лес не ходить",- кивнул розовый, и оба удалились.
  
   После небольшого отдыха мы отправились опять в лагерь лохмачей. Наперерез нам выплыл коричневый, но я его остановила, подумав:
   "Ты нам не можешь запретить гулять, нам розовый разрешил, а он старше тебя". Коричневый пропустил нас за красную линию, но упорно тащился за нами. Появился Аист, а за ним и несколько малышей. Видя коричневого, они остановились на почтительном расстоянии от нас, оставаясь в поле зрения. Мы пошли ближе к деревьям и коричневый опять заволновался.
   - Смотри,- улыбнулась Любочка,- здесь полно лопухов и колючек. У него разрыв сердца сейчас случится.
   - Да есть ли оно у него это сердце,- засомневалась я.
   - Ты всё-таки поосторожнее, у него ведь жезл. Вдруг ему надоест нас охранять, возьмёт и испарит,- трусиха Люба всё же их очень боялась.
   А мне наоборот хотелось подразнить этого робота. Я сорвала несколько корзинок репейника, скатала их в крупный шар и начала подбрасывать его, играя, как мячиком.
   Коричневый, слегка приблизившись, онемел. Наверное, он боялся, что я брошу этот колючий шар в него и репейники прицепятся к его драгоценной одежде.
   - Смотри!- вскрикнула Любочка, показывая в сторону леса. Я оглянулась и увидела, что по опушке леса, как ни в чём не бывало, идут человек пятнадцать ребятишек лет восьми-девяти с женщиной средних лет. Малыши собирали какие-то листочки, показывали их женщине и клали между страниц толстой старой книги.
   - Это летний лагерь для первоклашек из нашей школы и учительница начальных классов Дина Ивановна. Гербарий собирают. Нашли место и время,- прошептала Люба, как будто её мог кто-то услышать.
   - Да они же ничего этого не видят! Они в лес пришли к меловым горам. Поход у них. Видишь, у каждого "тормозок", листочки собирают.
   - А здешние тоже их не видят, только мы с тобой почему-то. Смотри, ни Аист, ни коричневый в ту сторону даже не смотрят. Во, кино!- Любочка даже трусить перестала.
   Дети были совсем близко. Мы стояли и не знали, что делать. Я по-прежнему машинально поигрывала шариком из репьёв, коричневый наблюдал за нами, потихоньку приближаясь. Видимо обрывки наших мыслей до него долетали и он пытался вникнуть.
   Вдруг что-то произошло. Дети завизжали и бросились от кустов к учительнице. Из кустов...о, ужас! Вышел, недовольно урча, настоящий бурый медведь! Раскачиваясь и мотая головой, он приближался к детям. Воспитательница, заслоняла, как могла, собой детей, но что она могла сделать в такой ситуации!
   - Это ещё что?- закричала Любочка.
   - А это медведь, Люба. Я помню, в газете писали, что из зоопарка сбежал медведь. Вот он, пожалуйста. Что делать?- я выпалила это, лихорадочно соображая, как помочь несчастным.
   "Браслет,- подумала я и увидела, что эту мысль услышал коричневый,- красивый браслет",- исправила я положение, показывая коричневому свою руку. Он успокоился.
   - Люба, давай срывать любой ценой браслеты и бросать в медведя, тогда он перейдёт в это мир, пусть здесь с ним разбираются.
   - Да как же ты снимешь браслет?..
   - Надо срывать и всё, пусть даже с кожей. Детей спасать надо! Давай смелее, только вот надо что-то, чтоб он удержался на шкуре медведя и не упал.
   - Репейники,- умничка Любочка быстро вытащила из своих кудрявых волос большую заколку и протянула её мне.
Медведь уже встал на задние лапы и, ворча, двигался к Дине Ивановне и детям, которые просто онемели от ужаса.
   - Давай, Люба, давай рывком по моей команде на счёт "три",- тараторила я, ухватившись поудобнее за свой браслет,- итак, раз, два, три!"
Я рванула браслет изо всех сил и сняла его. Видимо, помогло то, что руки у нас ещё худые и ладошки узкие. От запястья по всей кисти на коже образовались глубокие царапины, и сразу же полилась кровь, но я от возбуждения даже не почувствовала боли. Быстро прицепив клубок репейников к браслету, я в несколько прыжков оказалась около медведя. Пока браслет был у меня в руках, медведь меня не видел и был не опасен, но меня бегущую куда-то видел коричневый и свободно мог применить свой жезл.
   - Давай, Люба, сейчас медведь будет у вас!- крикнула я и швырнула браслет с репьями в медведя. Как я и ожидала, колючки надёжно зацепились за шерсть зверя, и он моментально исчез с глаз окончательно опешившей учительницы и детей. Серьга была ещё на мне, и я ещё различала, возможно, через сознание Аиста, что там происходило. А происходило там тоже не понятное для присутствующих. На поляне вдруг с рёвом возник медведь, Аист метнулся в сторону, заслоняя детёнышей, но в это время в дело вступил коричневый, который направил на непонятное существо свой жезл и от медведя в одно мгновение остался только пепел и лёгкий парок.
   От возбуждения я даже не поняла, в какой момент рядом со мной оказалась Любочка. По руке у неё тоже текла кровь. Осмотрелись. Как и следовало ожидать, мы находились у подножия меловой горы, дальше начинался лес, а в противоположную сторону проворно улепётывали ребятишки во главе с немолодой и довольно грузной Диной Ивановной. Их на дороге ждал небольшой автобус, в который они и погрузились.
- Боже мой, мы молодцы! Мы сумели вырваться,- воскликнула Любочка.
   "Особенно ты молодец, тормознула, как всегда, и браслет сорвала, увидев, что медведь тебя увидел, с перепугу",- язвительно подумала я, но вслух сказала:
   - Пора бы серьги снимать, не нужны нам сейчас эти украшения.
Серьги, вернее, клипсы тоже сидели на ухе плотно, и тоже пришлось резко дёргать, чтобы снять их.
   - У тебя кровь на щеке,- шепнула, морщась, Люба.
   - А у тебя, думаешь, нет?- засмеялась я.
Мы седели на траве, вытирали листочками подорожника кровь, грязь, слёзы и были так безмерно счастливы, что этого и выразить словами нельзя.
   - Интересно, что подумала Дина Ивановна? Куда девался медведь в одно секунду,- мне стало смешно от этой мысли.
   - Не знаю, но удирали они проворно. Точно мировой рекорд на длинной дистанции Дина Ивановна побила,- Любочка тоже начала смеяться. Мы лежали на траве перемазанные кровью, как в американском боевике, и хохотали до изнеможения.
   Потом я подцепила на палочку обе клипсы и, стараясь к ним не прикасаться, спрятала их в дупло толстого дуба, заложив для верности ещё и мхом.
   - А теперь давай думать, что делать дальше, ведь там остались наши ребята. Как объяснять наше отсутствие, меня не было сутки дома,- сейчас это был вопрос самый главный: что делать?
   - Ну, это не известно, как долго нас не было дома. Там время тянется медленнее,- правильно заметила Люба.
   - Давай прикинем. По твоим расчетам ты сколько времени пробыла у них?
   - Трое суток: сутки с Костей, сутки одна и сутки с тобой,- Люба считала, загибая пальцы.
   - Так, значит, без меня ты была двое суток, а мне сказали дома, что ты пропала недели две назад. Выходит, сутки соответствуют примерно неделе. Итак, в итоге тебя не было три недели, а меня неделю! Ужас! Что там с моими родными делается!- мне даже дурно стало от этой мысли.
   - А про моих и говорить нечего,- Любочка тоже поникла.
   - Ладно, пошли домой, а дорогой решим, как действовать дальше.
  
  

Глава 6

Вскоре мы вошли во двор, где под навесом сидели понуро все мои родные, даже Катька

  
   Выйдя из лесу, мы пошли по пыльной грунтовой дороге, огибавшей меловую гору и ведущей, в конечном итоге, к дамбе. У Любочки порвался ремешок на босоножках, она попыталась его как-то закрепить, но, убедившись в бесперспективности этого мероприятия, сняла свои шлёпанцы совсем и зашагала босиком. Я шла немного сзади и с интересом наблюдала, как при ходьбе её щиколотки то высовывались из-под стареньких спортивных брюк с лампасами, то снова скрывались в мягкой тёплой дорожной пыли. "Когда это успели машины так перетереть дорогу, что в колеях образовалась просто подушка из пыли", - подумала я, после чего тоже сняла свои тапочки и заторопилась за подружкой, ступая по мягкой и тёплой колее. Кровь из царапин уже не текла, но вид у нас, конечно, был аховский. Правда, ахать было некому, место было пустынное.
Мы уже подходили к дамбе, когда нас обогнали два мальчишки на велосипедах. Со мной они не были знакомы, а вот Любочку узнали точно. Мы переглянулись. Этого нам ещё не хватало.
   - Что ты молчишь?- спросила я её,- что делать то будем. Как объясняться с родными и знакомыми?
   - А что тут объясняться? Скажем всё, как есть,- я всегда удивлялась Любиной непосредственности, но не до такой же степени!
   - Что ты скажешь, как есть?! Что три недели была в другом мире и благодаря случаю, вырвалась от гуманоидов? Что видела медведя, сбежавшего из зоопарка и превратившегося в пепел непонятным образом? Про Рыжика может ещё расскажешь? Ты это собираешься всем рассказать?- я прямо чуть не задохнулась от возмущения! Ну, совершенно человек думать не хочет!
   - А что? - продолжала тупить Любочка.
   - Да нас с тобой по врачам затаскают. Начиная с женского и кончая психиатром!
   - Пожалуй, психиатром начнут и кончат,- наконец стала понимать что-то Люба,- и что будем делать. Может, в милицию пойдём? Наверняка родители уже заявили в милицию.
   - Ну, тогда лучше уже прямо в психушку своим ходом и отправиться. Ты себе в милиции этот разговор представляешь?
   - Нет,- потупилась Любочка, - а как же тогда?
   - Давай так, - решила я взять на себя инициативу,- сейчас идём к нам. Наверняка папа (думаю, он приехал уже) или дедушка сейчас дома. Мы им отдельно расскажем, и пусть они решают. Скорее всего, это вопрос органов госбезопасности.
  
   Тем временем мы перешли с грунтовой дороги на бетонку, миновали дамбу и свернули на бабушкину улицу. Ещё издали была видна папина машина около ворот дома, значит родители действительно здесь. Вскоре мы вошли во двор, где под навесом сидели понуро все мои родные, даже Катька. Заключительная немая сцена из спектакля "Ревизор" не идёт ни в какое сравнение с немой сценой во дворе, произошедшей при нашем появлении. Мои милые мама, папа, Катюха, бабушка, дедушка и даже Букет с Мэйсоном уставились на нас остекленевшими глазами и молчали. Пёс и кот с подозрением принюхивались к нам, Букет ворчал и слегка ершился, а Мэйсон демонстративно перешёл на другую сторону беседки. Видимо от нас исходил, всё-таки, чужеродный запах. Остальные продолжали находиться в ступоре.
   - Что случилось, - как ни в чём не бывало, спросила я.
   - Как что случилось? - нашёлся первым папа,- где ты была? Вернее, где вы были?- усиленно что-то соображая, выдохнул папа. Мама, наконец, освободившись от стопора, бросилась к нам, бабушка зашлась слезами, и, держась за сердце, побежала за каплями, дедушка что-то неопределённое хмыкал, и только Катька продолжала сидеть на перекладине оградки с выпученными глазами.
   - Кать, ты экзамены сдала?- спросила я её, покровительственно улыбаясь и освобождаясь от маминых объятий.
   - Очень уместный вопрос,- нашлась, наконец, сестрица. Язвительность её не покидала даже в такой ситуации, - может, сначала пресс-конференцию начнёшь ты, а потом уже мне вопросы задавать будешь?
   В это время в калитку под заливистый лай беззубого Букета торопливо вбежали Любочкина мама, бабушка и участковый милиционер Йосиф Георгиевич. Йосифом Георгиевичем его уважительно начали называть с тех пор, как он стал здешним участковым, а вообще его местного мальчишку все звали по-свойски Сосо, а иногда даже и просто SOS. Его отец грузин Георгий остался жить в наших местах после армии, женившись на местной девушке. Все давно забыли о том, что он приезжий, звали его по-свойски Жорой и только грузинское имя сына напоминало об этом. Сын вырос, закончил милицейскую школу и теперь работал здесь же, стараясь не ударить в грязь лицом. Вот и сейчас, сбив фуражку на затылок, он вбежал во двор впереди родственников "пострадавшей". Видно велосипедисты уже сообщили всем, кому надо, что пропавшая три недели назад Любочка идёт по дороге и что она у нас. Что тут началось! Бабушке опять пришлось идти в дом за сердечными каплями, которыми она всех и угостила по очереди.
   Сосо пытался захватить инициативу в свои руки и начать какое-то расследование, но его никто не слушал и все отмахивались от его настойчивых вопросов. Наконец моя бабушка не выдержала и, обнимая участкового за плечи, добрым голосом проговорила:
   - Сосо, иди, дорогой, хоть ты отсюда пока. Дай нам разобраться самим, потом мы к тебе придём.
   - Но я же должен выяснить,..- начал было, участковый, но тут загремел дедушка:
   - Должен был ты их искать, но не нашёл. А когда они сами нашлись, теперь ты уже ничего не должен. Иди, потом свои бумаги заполнишь. Видишь, у людей радость.
   - Ладно, ладно, я понимаю. Потом приходите или меня позовите, - мирно проговорил Сосо и ушёл, как нам показалось, с сожалением.
  
   -Ну, - проговорила мама, - рассказывайте.
   - Да что рассказывать, - начала Любочка и, помня о договоре, что нельзя всех посвящать в подробности наших приключений, вдруг сказала, - рассказывать особенно нечего. Нас украли цыгане.
Я чуть не упала от неожиданности! Ох, уж эта Любочка! Какие цыгане? Их тут отродясь не было.
Немая сцена во дворе повторилась. Все, теперь уже всемером, не считая Букета и Мэйсона, опять уставились на нас.
   - И что, они вас по очереди с интервалом в две недели крали? - первой нашлась эта язва Катька,- здесь ещё трое осенью пропало. Они случайно, не в вашем таборе обосновались?
   - Да ладно,- опять я приняла удар на себя,- Люба шутит. С нами всё в порядке, а о том, что произошло, мы хотим сначала рассказать папе и дедушке. Вы не волнуйтесь, мы здоровы.
   Мы стояли посреди двора босиком, в мятых одеждах, перепачканные грязью и кровью, исцарапанные. Я понимала, что наш внешний вид моих слов не подтверждает.
- Да мы, правда, здоровы, просто руки исцарапали о колючие ветки, - соврала всё же я,- сейчас умоемся, переоденемся и порядок.
   - Ну ладно, - проговорил папа, обращаясь к женской части родственников,- идите организуйте перекусить, все проголодались, да и дети не кормлены.
   После этих слов мы с папой и дедушкой удалились в спальню, где торопливо и сбивчиво рассказали всю историю наших фантастических приключений. Прежде чем начать рассказ, я предупредила:
   - Папа, имей в виду, что история необычная, но если ты нам не поверишь или решишь, что у нас крыша одновременно в одну сторону поехала, то мы больше ничего не будем рассказывать и начнём действовать самостоятельно!
   Как ни странно, сопоставив некоторые факты, папа и дедушка сразу поверили нам.
   - Очень правильно, что вы не стали при всех это рассказывать, - одобрил папа,- скрывать мы это не можем, раз там ещё люди остались и угроза человечеству оттуда возможна, поэтому действительно надо будет обращаться в органы государственной безопасности. Хорошо, что вы серьги оставили. Сейчас покушаем и поедем в город, откладывать незачем.
   Мы пошли на улицу, где под навесом уже был накрыт на скорую руку стол, бабушка вынесла чайник с кипятком, Катька расставляла чашки, а Любина мама продолжала потихоньку плакать, не веря в своё счастье.
   - Так, - проговорил торжественно папа,- дорогие мамы, бабушки и сёстры!
   - Я в единственном числе пока,- влезла со своими остротами Катька, папа отмахнулся от неё, как от назойливой мухи.
   - Мы выслушали девочек, с их здоровьем действительно всё в порядке, но история не простая, поэтому мы вас просим пока ничего не расспрашивать у них и никому ничего не рассказывать. С этим вопросом мы поедем в город. Нина Дмитриевна, - обратился он к Любиной маме, - вы доверите мне дочку? Вечером я вам всё расскажу, а пока потерпите. Хорошо?
Мама Любы кивнула головой. Сейчас она была на всё согласна. Главное, что её Любочка сидела на скамейке между нею и бабушкой, положив кудрявую головку маме на плечо, и жевала кусок булки с колбасой.
   -Так, давайте тогда пить чай,- нашлась моя бабушка,- если вам ещё в город ехать, нечего время тянуть.
   - Девочкам надо бы помыться,- заикнулась, было, мама, но папа решительно сказал:
   - Нет, для убедительности пусть едут такими, как есть. Руки только помыть можно.
   Мы помыли руки прямо над клумбой, поливая друг другу из шланга.
   - Готовы?- спросила бабушка,- ну к столу!
Все, словно ждали этой команды, принялись трапезничать.
  
  

Глава 7

Перед ним за переговорным столиком сидели папа и высокий, статный блондин, похожий на главного героя американского боевика

  
   После застолья папа отправился с каким-то делом к машине, дедушка пошёл за паспортом, а мы сидели в ожидании дальнейших распоряжений. Посмотрев на себя в зеркало, висевшее на стеночке летней кухни, я себе жутко не понравилась. Любочка выглядела не лучше.
   - Пап, - крикнула я,- ну почему мы должны ехать в таком виде? О чем таком особенном может говорить наш безобразный вид?
   - Да и раны надо обработать, мало ли, что там,- с готовностью поддержала мама.
   Окинув нас критическим взглядом, папа смилостивился:
   - Ладно, умойтесь и переоденьтесь во что-нибудь. Царапины просто марганцовкой промойте, замазывать ничем не надо. Только быстро.
   Мы мигом привели себя в порядок, переоделись в мои шмотки и побежали к машине, где нас уже ждали папа и дедушка. Садясь в машину, я увидела стоявших в сторонке Оксану и Сашу. Махнув девчонкам рукой, я юркнула на заднее сиденье к Любе.
   Машина припарковалась на стоянке около двухэтажного серого здания госбезопасности. В вестибюле стояло несколько стульев и кресел, за окошком виднелась голова дежурного. Папа соображал, как объяснить, какой категории у нас дело, но дежурный сам начал задавать наводящие вопросы и, в конце концов, они пришли к общему решению. Дежурный позвонил куда-то по телефону и сказал:
   - Давайте паспорта. Девочки какого возраста, паспорта есть?
   Папа и дедушка протянули свои паспорта, а у нас их, конечно, с собой не было.
   - Так, как же быть?- засомневался дежурный,- мне же надо зарегистрировать всех.
   - Да, ладно, - предложил папа,- давайте я пойду пока сам, дети с дедушкой пусть здесь посидят, а потом начальство решит, что дальше.
   На том и порешили. Папа пошёл на второй этаж, а мы устроились в кожаных креслах под развесистым фикусом. Дежурный с любопытством поглядывал на нас, а потом выставил на подоконник своего окошечка тарелку с розовыми яблоками и предложил:
   - Угощайтесь, путешественницы.
   Мы с Любой переглянулись, она, пожав плечами, встала, взяла по яблоку мне и себе, и мы дружно захрустели, вытянув затекшие ноги.
Через некоторое время в вестибюль спустился военный и повёл нас с собой на второй этаж в кабинет, где за столом сидел немолодой, но очень живой мужчина с каким-то лукавым взглядом черных блестящих глаз и небрежной причёской. Перед ним за переговорным столиком сидели папа и высокий, статный блондин, похожий на главного героя американского боевика. Нас тоже усадили к столику и поставили перед нами по стакану сока.
   Папа уже вкратце ознакомил военных (хотя они и были в штатской одежде, всё равно было понятно, что это военные люди) с нашей историей, но нас попросили ещё раз всё рассказать, а потом начали уточнять интересующие их подробности. А вот подробностей как раз мы и не знали. Мы не знали, сколько там админов, чем они вооружены и много ли у них оружия, кто они, роботы или живые существа и много другого, что было очень важно для военных. Видя их некоторую разочарованность, я немножко разозлилась и неожиданно для себя самой проговорила?
   - В общем так. Мы вам докладываем, - Любочка прыснула в кулак, но тут же закрыла рот,- во-первых, что мы побывали в параллельном мире и оставили связь, чтобы можно было туда вернуться. Во-вторых, что там, кроме первобытных безвредных людей, есть ещё и непонятно какие пришельцы, которые хотят перебраться в наш мир, изучают нас и накапливают силы. В-третьих, они к нам хотят прибыть не с дружеским визитом, поскольку всё время интересуются нашим оружием, количеством жителей и другими стратегическими вопросами. В-четвёртых, там остались наши люди. Сколько их, мы не знаем, не меньше четырёх. Что с ними делают, мы тоже не знаем, но Костя опасался, что могут начать убивать, чтобы разобраться до конца с нашей уязвимостью. В-пятых, мы знаем наружное расположение этого объекта, немного знаем их порядки, знаем, чего они боятся и от чего гибнут. Разве этого мало? А вы на то и специалисты, чтоб думать, что делать дальше.
   - Вот именно!- завершила мою тираду Любочка. "Как всегда, вовремя",- подумала я.
   Красавчик блондин удивлённо смотрел на меня, а старший кивал в так моим словам головой и в конце проговорил:
   - Так, так, всё правильно, молодец. Мы будем, конечно, думать, а как же иначе. К вам же вот какая просьба. Пока мы тут думаем, вы поезжайте домой и всё, что нам тут рассказали, напишите на бумаге, только каждая своё пишите, чтоб у нас было больше информации. Если сумеете, сделайте схему расположения объекта. А вообще, мы вам очень благодарны и сочувствуем, что вам пришлось это всё пережить.
   До этих последних слов мне всё казалось, что они не верят нашему рассказу, о чём я и брякнул:
   - Ой, спасибо, а то я так боялась, что нас не примут всерьёз!
   - В этих стенах всё всерьёз принимают,- ответил старший, вороша свою шевелюру,- завтра мы ждем вас часам к десяти. Справитесь?
   - Постараемся,- хором сказали мы и отправились домой.
   - Кстати, - уже на выходе услышали мы голос обаяшки-начальника,- а почему они "админы"? Администраторы какие-то что ли?
   - Не знаем, мы об этом не думали, не до того было,- ответила я, выходя из кабинета.
   - А действительно, почему? - теперь уже Любочка упёрлась. Я махнула рукой и спросила на ходу:
   - Тебя что, только ЭТОТ вопрос смущает во всех этих заморочках?
   Больше мы никаких вопросов сами себе не задавали.
  
  
   Кроме того раза, когда мы сдавали военным свои "сочинения", нам пришлось ещё несколько раз с ними встречаться и уточнять различные детали по нашему рассказу. На совещаниях кроме уже известных нам людей, присутствовали всё новые и новые лица. Наконец, это всё надоело нашему папе и он напомнил руководителю, что мы ещё несовершеннолетние дети и нас так загружать нельзя. Он надеялся, учитывая важность информации, что мы сделаем сообщения, передадим, кому надо эти злосчастные серьги и дальше всем будут заниматься специалисты самостоятельно. Начальник, его звали Сергей Фёдорович, обезоруживающе заулыбался и сказал, что помнит о том, что мы дети, но как раз, учитывая важность информации, и вынужден нас эксплуатировать.
   - Согласитесь, что ситуация не стандартная. Я же тоже не могу послать людей в белый свет, даже не обеспечив их минимумом подробностей, которые возможно спасут им жизнь, да и весь мир тоже. Операцию нельзя сорвать. Если всё так, как рассказывают девочки, на кон поставлено главное - существование человечества, как это ни по-киношному звучит,- закончил он свою мысль.
   - Да, ладно, пап. Ну, как военные будут общаться с Аистом и Рыжиком. Они же их не признают и ещё не известно, как поведут себя,- вмешалась я,- мы должны их друг с другом хотя бы познакомить. - Сергей Федорович был прав, в этом деле промашки быть не должно, но и папино беспокойство я понимала, - я бы даже решилась сопроводить их к лохмачам...
   - Ещё чего не хватало! - восстала Любочка,- у моей мамы, когда ей рассказали кое-какие подробности о том, что с нами было, случился сердечный приступ и она сейчас в больнице лежит. Если я опять в это всё втянусь, она не переживёт. Так что я тайком от мамы согласна только познакомить вас с Рыжиком, а дальше уж увольте. Меня и так три недели дома не было и родные чуть с ума не сошли.
   - Нет, нет, вас никто не трогает. Главное, что мы знаем, как туда войти и как выйти оттуда, знаем, чем опасны админы и что опасно для них, примерно знаем, как с ними и лохмачами общаться, а дальше будем стараться сами,- это уже красавец блондин по имени Стас вмешался в наш разговор. Видимо он был командиром специально сформированного по нашему делу отряда.
   - Давайте уже назначать сроки и место встречи. Мы операцию подготовили, на сколько это можно было, с руководством согласовали. Никто толком не знает куда, зачем и с чем мы идём, но нам к этому не привыкать. Такова у нас работа, простые дела и без нас есть кому делать,- Сергей Федорович перестал улыбаться, сразу превратившись из обаяшки в делового человека, и мы договорились о времени и месте предстоящей встреч. Договорились, что военные непосредственно в посёлок приезжать не будут, чтобы не будоражить жителей, а встретимся мы на той грунтовой дороге за меловой горой, по которой мы с Любой возвращались домой из нашего фантастического приключения.
   - Имейте в виду, - напомнила Любочка (она, оказывается, ещё что-то могла соображать. Я думала, что от всех этих хлопот и переживаний за маму она вообще разучилась это делать),- лохмачам, чтобы вас перенести в свой мир, скорее всего, понадобится родник. Так что учитывайте возможную необходимость возвращения от горы на луг к родникам.
   - Ой, правильно, - опомнилась я,- они ж "взлетают" с грузом после вращения вокруг родника!
   - Это важный момент, но транспорт есть, определитесь с подходящим родником на месте,- одобрительно проворковал Стас.
   - И ещё,- разошлась Любочка,- не забудьте ножницы какие-то, чтоб браслеты срезать. С мужской руки их снять невозможно, Костя пробовал не раз - ничего не выходит. И потом, вы не забыли, что там время тянется примерно раз в семь медленнее, так что ваша командировка может затянуться?
   - Тоже очень важные дополнения, спасибо!
  
   Рано утром в назначенный день папа и дедушка посадили нас с Любой в машину и повезли к лесу. Там на полянке уже расположились наши знакомые. Их было человек двенадцать. Одеты они были как бывалые туристы, рядом валялись крутые рюкзаки и какие-то ещё футляры, похожие на музыкальные или охотничьи. Автобус ПАЗик стоял у подножья горы за старой дикой яблоней. Со стороны могло показаться, что это группа горожан собралась в поход или на охоту. Сергей Фёдорович тоже был здесь, но без рюкзака, из чего следовало, что он приехал их просто проводить и ознакомиться на месте с предстоящим делом.
   - А вы зачем приехали?- спросил, поздоровавшись, папа,- в поход, я так понимаю, сами не собираетесь.
   - Да, хоть посмотрю на этих йети,- заулыбался, как всегда, начальник.
   - Ну, вот, приехали, - проговорил, кивая головой Стас,- говорили, говорили и, пожалуйста, он на них посмотреть хочет! Да ты ж их не увидишь без браслета!
   - А что, померить не дадите украшение, что ли?
   - Да, он же не снимается! Не сбивай нас с толку, шутник,- огрызнулся Стас,- так, внимание, объявляю минутную готовность, - все встали и подошли к нему. Что-то ещё пошептавшись с "туристами", он кивнул нам головой и мы пошли к заветному дереву, папа с дедушкой и всё остальные потянулись за нами.
  
   Подойдя к дубу, я встала на толстое кривое корневище и, дотянувшись до дупла, вынула мох и просунула руку внутрь. Рука нащупала что-то мягкое, я выдернула руку, соображая, что это может быть, я ничего такого туда не клала.
   -Что там?- спросила Люба.
   - Ещё не знаю, - прошептала я, снова продевая руку в отверстие. Я осторожно взяла это нечто мягкое, и увидела, что это увядший лопух, в который было что-то завёрнуто. Я развернула и увидела!.. О, Боже! Я увидела в сморщенном лопухе горсть ягод, похожих на лесную землянику, только крупнее. "Так, - подумала я,- что это значит, откуда ягоды?" Я вновь просунула руку в дупло и достала серьги, только не две, как было первоначально, а три! "Аист,- пронеслось в голове и я машинально сунула назад одну серьгу,- милый мой Аист. Это он приходил сюда, он ждёт помощи и оставил ещё одну серьгу, указывая, что у него есть единомышленники".
   - Ну, что там? - на это раз спросил папа.
   - Да, всё в порядке, Аист приходил,- проговорила я, показывая ягоды.
   - Так он что, теперь регулярно будет нас радовать своими посещениями, - оживился молчавший до сих пор дедушка.
   - Галантный парень,- одобрил Стас,- можно?- он взял с листа ягоду и бросил в рот.
   - Да не жри ты всё подряд!- возмутился обаяшка начальник,- мало ли что за ягоды у этого красавчика.
   - Фу, как грубо, - усмехнулся наш блондин, видя, что мы тоже употребили в пищу сочные ягодки, - ладно, девчата, вперёд!
  
   Вздохнув поглубже, мы с Любой надели на правые уши серьги и буквально через пару секунд к нашим ногам упали уже знакомые браслеты.
   - Браслеты,- почти хором проговорили присутствующие.
   - Они здесь были, что ли?- сообразил Стас, - привет, камрад! - поднял он вверх руку.
   - Нашёл интернационалиста,- прошипел Фёдорович.
   - А мне всё равно, какой он. Лишь бы из нашего отряда,- нервно зубоскалил наш блондин.
   - Смотри, сразу на запястье не надевай,- напомнила я Любе.
   - Знаю, - огрызнулась она.
   Мы надели на ладонь браслеты и увидели стоявших за деревом Аиста и Рыжика. Они скалились, это было похоже на улыбку. Люба поморщилась, встряхивая ладошкой. Хотя браслеты были не на запястьях, они всё равно довольно ощутимо впивались нам в руки.
   - Вы их видите,- спросил Федорович, мы кивнули головами, - что они там?
   Видно было, что наши лохматые друзья были счастливы нас видеть, да и мы, как ни странно им обрадовались. От них мы узнали, что после нашего исчезновения у админов был большой переполох, но убивать они никого не стали, т.к. решили, что это медведь всё натворил, а его они уже уничтожили. О пришельцах они ничего нового добавить не могли, но было заметно, что запуганы наши друзья ещё больше. Не смотря на это, ряды заговорщиков расширились и они готовы переправить в свой мир несколько человек. Мы указали на военных и сказали, что это и есть те, кто может попытаться спасти их и наш мир, только бойцам надо помочь туда и назад перейти.
   "Они тяжёлые, - заметил Аист, - указывая на мужчин и вещи, их надо обязательно от родника поднимать, перемещайтесь туда, а мы сейчас ещё других позовём". Они достали неизвестно откуда взявшиеся белые браслеты, надели их на наши ладони рядом с вишнёвыми, после чего оба браслета легко и свободно снялись.
   - Так вот как они снимаются,- обрадовались мы с Любой.
   Сняв серьги, мы погрузились в автобус и переехали к пляжу. Автобус остался на обочине дороги, а мы с "туристами" отправились к роднику, где и состоялась встреча наших новых друзей с лохмачами, которые уже знакомым нам способом переправили их в свой мир. Надо было видеть, как реагировали присутствующие на моментальное исчезновение товарищей после того, как те надевали браслеты. Взрослые дяди готовы были рвануть назад в автобус, но долг есть долг и они все же решительно шагали в эту неизвестность
   Сергей Фёдорович и ещё один "турист" оставили автобус на площади около здания милиции, а сами попросились пожить пока в нашем доме, дожидаясь возвращения отряда. В тот же день около озера разбили свой лагерь какие-то отдыхающие с палатками, кострищами, удочками и прочим снаряжением, но мы уже понимали, что это за "туристы". Мужики при исполнении, они ждут возвращения своих. Только вот, сколько ждать придётся?..
   А об оставшейся в дупле серьге я никому не сказала. Спросите, почему? Не знаю. Просто оставила себе ниточку, связывающую меня с этим фантастическим миром и моим милым, добрым Аистом. Это он мне подарил запасную серьгу и это наша с ним большая тайна.
  
  

Глава 8

Ещё через пару дней неожиданно к нам приехал сам его величество Сергей Фёдорович.

  
   Прошло уже несколько дней с того момента, как отряд во главе со Стасом переместился, что называется, в мир иной. Я понимала, что у них там ещё даже сутки не закончились, но у нас дни тянулись в ожидании медленно и нудно. По-прежнему на площади стоял автобус, по-прежнему у озера пестрели палатки, и по вечерам звенела струнами гитара "туристов", по-прежнему жили у бабушки Сергей Федорович с водителем автобуса. Со стороны это не выглядело как-то необычно. Просто люди из города приехали немного отдохнуть у озера на природе, но для нас эта тягостная неизвестность была невыносимой. Мучили сомнения, не поторопились ли мы. Кто такие эти админы, может инопланетяне, может тоже из какого-то другого мира заблудились. Надо разобраться, а военные, похоже, настроились воевать. Правильно ли это? И ведь мы виноваты, если что не так, как надо, пойдёт.
Мама Любочки выписалась из больницы и, ничего никому не объяснив, уехала с дочерью к сестре в Брянск. Моя мама тоже начала настаивать на поездке в город, т.к. папе надо было на работу и он уже уехал, а меня она хотела срочно показать врачу. Не знаю, это было придумано для Сергея Фёдоровича или она действительно беспокоилась всерьёз о моём состоянии, но, в конечном итоге, мама своего добилась и нас отпустили на несколько дней посетить поликлинику.
   Мы приехали в город. Катька ещё раньше, ничего не выпытав у окружающих о причинах переполоха вокруг нас, отправилась ко второй нашей бабушке в Подмосковье. Папа целыми днями пропадал на работе, и мы с мамой были одни в пустой и душной квартире. Сходив для очистки совести в поликлинику, я валялась в нашей с Катькой комнате на тахте и нехотя листала накопившиеся за это время журналы, отделившись от всего мира наушниками плеера.
Ещё через пару дней неожиданно к нам приехал сам его величество Сергей Фёдорович. Мама забеспокоилась, принялась собирать что-то на стол, но он без обычных для него шуток-прибауток сказал, что заскочил не на долго, чтобы проинформировать и успокоить. Он сообщил, что отряд благополучно возвратился, задание, в общем, выполнено. Потерь нет, вывели троих ребят, которые находятся в стрессовом состоянии и совершенно неадекватны. С ними сейчас работают врачи, возможно, придётся применять гипноз, чтобы помочь им забыть все эти события. Из неофициальных источников известно, что Любу мама тоже повезла к экстрасенсу, чтобы попробовать освободить её от ненужной информации.
   - Наши сотрудники, переместившись в короткий мир, решили сначала попытаться наладить контакт и разобраться, кто эти пришельцы и чего хотят. Ребята были вооружены скорострельным оружием, способным поражать цель на достаточно большом расстоянии. Они скрытно окружили территорию админов, взяли на прицел зеркала пирамид и после этого Стас, с помощью одного из лохмачей пошёл на встречу с админами, которых представлял серебряный экземпляр. Сразу после приветствия серебряный, не обращая внимания на Стаса и не разговаривая с ним, спросил у лохмача, кто это и откуда он взялся. Тот, видимо, ответил, что это представитель длинного мира, который хочет с ними познакомиться. "Кто тебе велел его доставлять",- спросил серебряный. Не известно, что ответил наш проводник, но админ без лишних разговоров поднял свой жезл и уничтожил лохмача. Следующим на очереди был Стас, поэтому, как и было предварительно оговорено, бойцы открыли огонь по зеркалам и в считанные секунды от пришельцев осталась только груда осколков зеркал, которые таяли на глазах, как льдинки от солнца. Исчезла и красная пограничная линия. Как вы и говорили, в саду в летних строениях было трое совершенно невменяемых ребят. Не понятно, они перепуганы или каким-то образом испорчены. Сейчас врачи разбираются.
   - Как трое? - со страхом спросила я,- а студент Костя? Он был в пирамиде, наверное!
   - Да, вот Костю они как раз и не нашли. Его не было в домиках. Возможно, он был в пирамиде и погиб, но никаких останков тоже не было на развалинах. Ребята детально всё просмотрели. Так что, если он жив и сам каким-то образом не возвратится, то будет считаться пропавшим без вести.
   - А как он сам возвратится? Вы ему хотя бы ножницы оставили?- спросила с отчаянием я.
   - Ребята сказали, что ножницы не помогают. Не режут они браслет.
   - А как же тогда они вышли из того мира?- удивилась я.
   - Сразу, как только пирамида была разбита и бойцы осмотрели исчезающие развалины, их окружили, как бы радуясь, лохмачи и тут же поснимали с них браслеты и серьги. "Мавр сделал своё дело, мавр может уходить". Не так просты эти лохмачи. Наши не успели опомниться, как их переместили всех до единого назад и никаких связей. Смотрим, стоят, как дураки ошарашенные, посреди луга с оружием и в касках. Хорошо хоть людей близко не было, перепугали бы всех. А так, мы быстренько автобус подогнали и спрятали их всех туда. С ними тоже психологи сейчас работают. Непросто это всё даётся. В общем, не волнуйтесь, всё закончилось. Отдыхайте и ждите нашу официальную благодарность,- закончил Фёдорович.
   - А Костя!- с отчаянием напомнила я.
   - Помилуй, да что же мы можем сделать? Его не нашли на месте, поискать не дали, связи для повторного визита не осталось. Слава Богу, что мы опасность для мира ликвидировали, вот что для всех нас главное,- после этих слов Сергей Фёдорович заторопился ехать и начал прощаться.
  
   Я возвратилась на свою тахту. "Значит так, - думала я,- Костю не нашли ни живым, ни мёртвым. Для них, видишь ли, это не главное! Связи им лохмачи не оставили, значит, не доверяют. Но у меня то связь оставалась,- я всё время помнила про оставшуюся в дупле серьгу, - Надо проверить это. Если серьга на месте и её не забрал Аист, значит, он вариант нашей встречи не исключает и я могу попробовать узнать о Косте что-нибудь. Одной мне туда совсем не хочется. Любочка...Скорей всего, она и помнить ничего не захочет. Военных нельзя больше трогать. Что же придумать? Что же, что же, что же..."
   С этими мыслями я впервые за всё время спокойно уснула и проспала до самого вечера.
  
  
  
  

Глава 9

Первая мысль, которая всплыла в моём мозгу после пробуждения, была мысль о Косте.

   Первая мысль, которая всплыла в моём мозгу после пробуждения, была мысль о Косте. Я его совершенно не знала, но очень хорошо понимала, какие он испытывает чувства, узнав, что остался один среди дикарей, причём после посещения этого затерянного мира соотечественниками. В том, что он жив, у меня почему-то сомнений не было. Я машинально пила чай, отвечала маме на какие-то вопросы, мыла посуду, помогала готовить овощной салат. Освободившись от дел, я опять зависла с плеером на кушетке, продолжая думать о Костиной проблеме. В наушниках рыдающим голосом что-то пела Келли Кларсон, которую я и так не очень любила, а тут просто сил не было слушать. "Ну, ты, подруга, и надоела!"- прошептала я, снимая, наконец, наушники.
   Встав с кушетки и потянувшись, я подошла к окну. Сверху кроны деревьев и кустов казались пушистыми зелёными пуфиками. Между ними пестрели скамейки, столики, крыши легковушек и простенькие детские дворовые аттракционы. И вдруг я увидела Фэдэ и Ваську Котова. "Тю!- я не поверила своим глазам. Они оба должны быть сейчас далеко отсюда,- эти откуда взялись?" Ребята сидели на своём излюбленном месте - на старой карусельке. Как всегда, Кот сидел, лениво что-то умничая и разводя руками, а Фэдэ, свесив ногу, отталкивался от земли и легонько вращал скрипящую карусель. "Картина знакома до боли",- подумала я и начала переодеваться.
   - Ма, я пойду во двор погуляю,- крикнула я маме и вышла из квартиры.
   - В результате решительного контрнаступления на ряды родителей, наша компания, похоже, сегодня успешно воссоединится,- Проорал Федька, подражая Левитану.
Не обращая внимания на явный намёк на мою нелепую кличку, я спросила:
   - О какой компании и, тем более, о каком воссоединении ты глаголишь, отрок непутёвый?
   Фэдэ расплылся в довольной улыбке, зачем-то толкнул смутившегося было Ваську, и пояснил:
   - Да, вот сейчас Гуськова выйдет и все в сборе, собрание можно начинать.
   - Как Гуськова?- удивилась я, - она ж с бабушкой на даче.
   - Была, была на даче, но бабушки умеют болеть. Вот и Ленкина бабуля разболелась, и пришлось их возвращать в город,- Федька был явно доволен.
   - А ты и рад,- наконец у Кота прорезался голос.
   - Нет, нет, мне бабушку жалко. Я вообще бабушек люблю и уважаю, особенно, когда они вовремя болеют. Но только пусть вовремя и выздоравливают.
   - Трепло,- констатировала я, - А где Ленка то?
   - Сейчас будет, я думаю. В окне уже маячила,- Фэдэ светился.
   - Кто б сомневался, что ты за её окнами круглосуточное наблюдение ведёшь,- зазубоскалил Котов.
   - А ты за чьими? Или тебе слишком высоко голову поднимать для наблюдения?
   Васька ответить не успел. Из подъезда действительно вышла Ленка и легко, как мальчишка, перемахнув через невысокий металлический заборчик, установленный вокруг детской площадки, направилась к нам.
   - Ну, и что мы имеем,- спросила я,- почему все дома?
   - У Гуськовой бабушка заболела, у Кота матушку на работу вызвали, а она его одного оставлять в Крыму побоялась, - отчитывался Фэдэ,- у меня вообще сплошные неувязки.
   - Похоже, что в этом году у всех сплошные неувязки,- проговорила Лена,- а у тебя что? Ты чё дома?- обратилась она ко мне.
   - Ох, други мои, если бы вы знали про мои неувязки, вы бы просто не поверили. А мне их ещё развязывать надо, - проговорила я и, подумав, добавила,- а для этого мне нужны надёжные помощники.
   Друзья смотрели на меня выжидающе.
   - Нуууу,- неопределённо промычал Федька.
   - Что "нуууу"? Дело нешуточное, опасное и необычное. Просто сказачное. Люди нужны серьёзные, Федечка, где я их возьму.
   - А мы!!!- Хором гаркнули ребята и расхохотались.
   - Ну, давай, рассказывай, что там у тебя,- пересмеявшись проговорила Лена.
   - Да, как я вам буду рассказывать такие вещи? Вы вон только хохотать и умеете, - выделывалась я, накаляя интерес ребят,- Я, можно сказать, подписку дала о неразглашении, судьба человека на кону, а вам вообще опасно доверять такое дело. Да и не поверите вы,- закончила я .
   - Что, действительно что-то серьёзное?- спросил Васька. Ребята уселись кружком около меня на каруселях,- давай говори.
   И я, вопреки обещаниям, данным Сергею Фёдоровичу, рассказала ребятам всю эту фантастическую историю, делая упор на то, что связь, скорее всего, сохранилась только у меня, военных подключать нельзя, так как Аист наверняка их больше туда не пустит, Любочке сейчас помогут всё забыть, Оксану и Сашу я не хочу трогать, так как из их посёлка уже пропадало несколько человек и повторять это не желательно, но и одна я туда идти не хочу.
   - Ну, что, решено?- без обиняков заговорил Федька, - надо выручать друга студента.
   - Да и посмотреть на экспонаты из учебника древней истории не помешает,- добавил наш отличник Васька.
   - Только надо придумать, как из дома вырваться,- напомнила Лена.
   - А что тут придумывать,- у Федьки всегда всё было просто, кроме учёбы, - нас с Котом матушки наши отпускают, наконец, одних в Крым, сами приедут только через две недели. Две недели мы можем спокойно спасать человечество.
   - А я, - перебила Лена,- попрошусь к тебе, Света, в гости. Вернее, с тобой к твоей бабушке.
   -Только, ребята, никому! Прошу вас, я слово серьёзным людям давала и если бы не Костя, никогда бы не нарушила!- предупредила я.
   - Да за кого ты нас принимаешь!- Васька был серьёзен, да и Фэд не дурачился.
   На том и порешили. Мы разошлись по домам "обрабатывать" своих родителей. На второй день в назначенное время мы собрались во дворе. Оказалось, что всё получилось так, как мы задумали. Наши с Леной мамы созвонились и договорились о том, что мы едем на недельку к моей бабушке, пока Ленкина выздоровеет.
   Условившись о месте и времени встречи, мы отправились собираться в дорогу.
  
  

Глава 10

Я взяла тёпленькую серьгу, глубоко вдохнула и надела её на ухо

  
   Мы договорились с ребятами встретиться утром на вокзале ко времени отправления электрички. Поезд в Крым по расписанию уходит вечером, поэтому они уехали из дома, как полагается, в конце дня, умудрились поменять билеты на более позднюю дату и отправились ночевать в пустующую квартиру какой-то Васькиной родственницы. Утром мы собрались на вокзале, сели в вагон электропоезда, сложив наши немудрёные вещички в кучу, и принялись беззаботно болтать.
   - Мне главное, чтоб мама ничего не знала,- проговорила я, - она у меня такая трусиха, всего боится, за всё переживает, вечно ждёт каких-то ужасных событий.
   - Да они все такие,- согласился Кот,- если наши узнают, что мы не в Крыму, то точняк лётом прилетят нас искать.
   - Во, переполох будет,- кивнул головой Федька,- надо со станции позвонить, мол, приехали, не волнуйтесь. Спасибо в Крыму на квартире телефона нет и нельзя проверить, дома ли мы.
   - Не, моя - это что-то особенное,- продолжила я,- вот слушайте. Она ж на работу и с работы ходит через Ивановский сквер,- ребята понимающе закивали головами,- осенью темнеет рано. Вот прошлой осенью как-то она идёт с работы, естественно, переживает и ждёт каких-то несчастий. Вдруг слышит, сзади топот. Оглядывается - в её сторону бегут два здоровенных мужика атлетического сложения и уже, что называется, догоняют её. В последнее мгновение она шарахнулась с дорожки в грязь, представляете, закрыла лицо руками и так заорала, что голос сорвала. Атлеты пробежали мимо по освободившейся дорожке, обдали маму запахом пота и даже никак не прореагировали на её вопли. Оказалось, что люди просто вышли на пробежку, а не обратили внимания на крики, видимо, потому, что это не в первый раз с таким сталкиваются за свою физкультурную карьеру. Трусих и паникёров хватает.
   - Хоть бы успокоили женщину, а то не обратили внимания,- дурашливо осудила бегунов Лена.
   - А что обращать внимание? Только дыхание сбивать,- смеясь, заметил Васька.
   - А вот моя мама учудила недавно,- продолжила тему Лена,- папа на работе иногда дежурит в вечернюю смену и приходит домой ночью. Мама его ждала, ждала и нечаянно уснула. Папа пришёл домой, а в квартиру попасть не может - замок на предохранитель закрыт. Звонил, звонил, соседка услышала, а мама нет. Тогда он зашёл к соседке, вышел на её балкон и длинной палкой постучал с балкона в окно нашей спальни. Да ещё и говорит: "Не пугайся, это я". Вы представляете, что было с мамой?! Она первым делом вспомнила, что мы живём на четвёртом этаже! Она представить не могла, как это батяня попал на окно, чтобы постучать. Перепугалась страшенно. Тоже трусишка невозможная.
   - Ещё бы, - проговорил Котов, - мне бы ночью в окно на моём восьмом этажа постучали, я бы тоже очччень удивился. Так что, я тоже трусишка?
   - И тоже невозможный? - смеялась Лена.
   - Да все мы не шибко смелые, - включился Фэдэ,- Вот мы в прошлом году были в лагере и решили, чтобы соблюсти все лагерные традиции, сходить на промысел в сад за яблоками. Пошли внаглую днём. Знаем, что там сторож с берданкой, и собаками, но пошли. Огляделись - нигде никого не видно, выбрали хорошие яблони и тихонько залезли на ветки. Откуда он взялся, не известно. Никто не видел, чтобы он шёл, бежал, шумел или ещё что-то такое. Вдруг смотрю, он под моей яблоней стоит, ремень ружья на плече поправляет и говорит: "А ну слезь сту'дова!". Я чуть не свалился от неожиданности, а он говорит, обращаясь к соседним деревьям: "И вы слазьте все", - а я добавил: "Сту'дова". Как мы хохотали! Дед, правда, нас отпустил, но когда мы пошли по вспаханной земле к краю сада, он как заорёт: "Куда по копанному, там плятень!". Верите, мы просто попадали на копанное, и идти не могли от смеха.
   Мы дружно хохотали, повторяя друг другу фразы "слезь сту'дова", "куда по копанному, там плятень". Федька продолжал:
   - Мы не отказались от своей идеи и решили пойти теперь уже ночью в сад. Лагерный завхоз, до которого видно дошёл слух о наших похождениях, вечером нам говорит: "Вы, ребята, ещё хорошо отделались. Этот дед зарядил берданку солью и уже деревенские ребята в зад по заряду получили. А вас он пожалел видно". Это нас не остановило, но к сведению мы информацию приняли. После отбоя уже, когда все угомонились, мы пошли в сад, перелезли через тот же "плятень", миновали пахоту и залегли в бурьянах. Лежим, прислушиваемся и выбираем яблоньки понадёжнее, чтоб и от деда, и от собак можно было быстро заскочить на них. Уже совсем изготовились, напряжение, как перед боем, и вдруг слышим какой-то непонятный металлический скрежет. Славка, мой кореш, шепчет: "Курки взводит!"- Мы как рванули оттуда, одним духом перемахнули и пахоту, и плетень, и до лагеря добежали. Хохотали уже потом в спальне. Как скажет кто фразу "Курки взводит", так мы и падаем со смеху.
   Вот так болтая и хохоча в полупустом вагоне электрички, мы и доехали до нужной станции. С вокзала и ребята, и мы с Леной позвонили домой и сообщили, что добрались благополучно, чтобы дома о нас не волновались, после чего отправились на автобусе в посёлок. Не доезжая до нашей остановки, вышли, ребята удалились в сторону озера, а мы с Леной собрали все наши рюкзаки и пошли огородами к бабушкиному дому. Позади сарая со стороны огорода дедушка соорудил из листов шифера сарайчик для хранения угля, который с тех пор, как провели в дом газ, не использовался. Вот туда мы и сложила на аккуратно разостланные газетки наши вещи под ленивое тявканье Букета. К счастью, нас никто не заметил и мы быстренько так же огородами скрылись за кустами.
   Показав Федьке и Ваське, где нас ждать, мы с Леной поспешили через дамбу к лесу и меловым горам, которые были не так уж и близко. Оставив Лену у подножия горы, якобы для того, чтобы она последила за дорогой, я побежала к заветному дубу. Мне не терпелось узнать, на месте ли серьга, но Лене тайник показывать не хотела почему-то. Оглянувшись по сторонам, я просунула руку в дупло и сразу же обнаружила то, что искала. Крупная вищнёвая бусина серьги, казалось, светилась изнутри. "Спасибо за доверие, Аист",- подумала я и пошла к Лене.
   - Ну, что, будем вызывать Аиста или пойдём к ребятам?- спросила я, показывая подруге серьгу,- всё в порядке, лохмач мне доверяет по-прежнему.
   - Свет, пойдём к ребятам,- Лена, моя спортивная, отчаянная подруга заметно нервничала. Она опасливо рассмотрела серьгу, не прикасаясь к ней, чем вызвала у меня некоторое беспокойство. Мне подумалось, а не струсит ли она в последнюю минуту.
   - Ладно, пойдём,- я заторопилась назад к озеру,- да не бойся ты так. Всё будет нормально,- Лена промолчала.
  
   Через полчаса мы стояли вчетвером на лугу недалеко от родника, ребята разглядывали серьгу, которую я из рук не выпускала.
   - Я взял охотничий нож,- неожиданно брякнул Фэдэ.
   - А я пневматический папин пистолет. Узнает, убьёт,- Это уже Васька признался.
   - Из того же пистолета, - добавил Фэдэ,- Курки взведёт и порядок!
   - А у меня газовый баллончик есть,- призналась Лена, - Правда, он в рюкзаке.
   - Да, это очень нам поможет,- оценила находчивость Лены я,- баллончик в рюкзаке, рюкзак в сарае, сарай у бабушки на усадьбе, а мы в другом мире.
   - Сразу как-то спокойнее становится,- поддакнул Федька.
   - А ещё,- сказал Васька,- у меня есть вот что,- он достал из кармана ветровки какие-то пластиковые листочки. Мы заинтересованно начали их рассматривать.
   - Что это?
   - На всякий случай взял, может, поможет браслет снять. Руки у нас пока небольшие, если этот гладенький пластик подложить, может легче будет сдёрнуть браслет при необходимости,- мы пожали плечами, но пластинки разобрали и положили в карманы. Просто, действительно, так будет спокойнее.
   Я поняла, что ребята всерьёз готовились к походу и только я, уже побывавшая там и всё увидевшая, не подумала о том, как вооружиться. Ну, теперь уже как есть.
   - Ну, что, готовы, спасители мира?- спросила я.
   - Спасём, спасём! И мир спасём, и Костю. Может, и сами спасёмся,- заверили Фэдэ и Кот,- давай уже скорее, не томи.
   Я взяла тёпленькую серьгу, глубоко вдохнула и надела её на ухо.
  
  

Глава 11

Через несколько мгновений мы "опустились" на знакомую уже по прошлому приключению поляну.

  
   Конечно, я нервничала, причём, гораздо больше остальных ребят. Ещё когда мы только выходили на эту лужайку с родником, я уже начала испытывать знакомое мне чувство необъяснимого страха. Я даже подумала, что это Аист или ещё кто-то из лохмачей здесь присутствует и наблюдает за нами. Ведь для меня так и осталось неясным, видят ли йети нас, когда мы их ещё без браслета не видим. Как они перемещаются, как общаются друг с другом, как возникают в нашем мире, как уходят, при чём тут родники и прочее, и прочее. Похоже было, что нас они видят, оставаясь невидимыми для нас, могут материализоваться в нашем мире и без проблем исчезать из него. Именно поэтому в разных концах земного шара люди встречались с ними, но потом не могли найти их следов, стоянок и прочих признаков жизни таких крупных особей.
   Итак, я сделала пару шагов в сторону родника, глубоко вдохнула, как учила на классном часе наш психолог Маргарита Павловна, и нацепила на ухо серьгу.
   - Ну, теперь смотрите и не пугайтесь ничего,- только и успела сказать я, как к моим ногам упал уже знакомый мне браслет.
   - Смотри,- хором крикнули мои друзья, указывая на бусины, но я и сама их прекрасно видела.
   - Тихо вы! Распугаете всех и земных и неземных существ,- прицыкнула я на них.
   Я взяла в руки браслет, продела в него кисть руки и тут же увидела Аиста, позади которого на некотором расстоянии стояла его супружница.
   Я улыбнулась, не зная, понимают ли они смысл улыбки, и послала ему мысленно приветствие.
   "Ты меня звала? Зачем?",- приняла я ответ.
   - Что ты мочишь? Ты кого-нибудь видишь?- услышала я сзади нетерпеливый голос Федьки.
   - Да тихо ты,- шикнул на него Васька,- не мешай, видишь, какая бледная и сосредоточенная Светка, наверное видит его. Не мешай!
   "Аист, можно я тебя познакомлю со своими друзьями?"- спросила я.
   "Это из тех, что победили админов? Им нельзя больше к нам. У них оружие, а у нас его нет", - строго ответил Аист, сделав жест рукой, как бы защищаясь.
   "Нет, нет, это мои друзья. Они, как и я, ещё дети. Прошлый раз я приводила к вам воинов, чтобы они спасли вас и нас от админов, а это дети",- поспешно успокоила я его. Аист кивнул головой, но сделал шаг назад.
   - Идите знакомиться,- позвала я ребят,- вот, возьмитесь пока за браслет и посмотрите на него.
   Все трое протянули руки и взялись за бусины браслета.
   - Не фига себе симпомпончики! Это и есть Аист? А это что за милашка?- сразу было понятно, что Фэдэ психует, в другое время он бы так глупо себя все же не вёл.
   - Заткнись, ты нас всех угробишь! Он же читает мысли,- прошипела Лена. Она редко срывалась на грубости, но сейчас, видно, был как раз крайний случай.
   - Да, если б они у него были эти мысли,- отозвался Васька,- ты зачем сюда пришёл, дубина, балагурить или дело делать?
   - Вы все заткнитесь,- примирила я их,- приобщайтесь вот.
   "Почему они ссорятся",- передал Аист вопрос своей подруги.
   "Да я ж говорю, дети. Они просто удивлены, они не ссорятся, они друзья".
   "Что вы хотите?"- возвратился к теме разговора лохмач.
   "Аист, у вас остался один наш человек. Мы хотели узнать, что с ним",- я умоляюще посмотрела на него, давая понять, что мы очень на него рассчитываем.
   "Его не было в пирамиде, когда приходили ваши воины. Мы не знаем, где он. Мы не спокойны. Нам кажется, что и админов не всех уничтожили",- Аист как бы опасаясь подслушивающих, оглядывался по сторонам.
   "Почему ты так думаешь?" - мне это переставало нравиться.
   "Мы их чувствуем, они где-то есть. Может и ваш друг там",- в его зелёных глазах была тревога.
   "А искать не пробовали?"
   "Нет, мы не можем"- опять заслонился рукой он.
   "Так тем более, нам надо к вам переместиться и поискать их, раз вы не можете",- старалась я убедить их.
   Он повернулся к подруге, и они начали о чем-то пересвистываться, совещаясь, а я кратко пересказала друзьям наш разговор.
   - Ещё чего не хватало! Там и пришельцы могут быть,- прошептала чуть живая Лена.
   - Не поздно вернуться,- посоветовал Васька.
   - Да, куда уж я от вас,- сдалась она.
   Тем временем лохмачи договорились и направились к нам.
   - Вооо, щас вам Аист, а нам Милашка,- опять зафонтанировал юмором Федька
   - Значит так, вам сейчас повесят по серьге, а это значит, что вы друг друга начнёте понимать мысленно. Никаких глупостей не произносить и не думать. Не обижайте людей,- строго настрого приказала я.
   - Понятно, понятно. Это я пока меня не слышат,- оправдывался Фэдэ.
   - Да слышат они всё. Это мы их не слышим. Веди себя осторожно.
   Лохмачи подошли, обдав нас своим неприятным запахом, и навесили на нас серьги. После этого великаны подхватили нас попарно подмышки, разбежались вокруг родника и легко "вознеслись". Фэдэ действительно достался Милашке, но что-то не видно было, чтобы он продолжал зубоскалить.
   Через несколько мгновений мы "опустились" на знакомую уже по прошлому приключению поляну.
   Поляна была та же самая, но выглядела по-другому. На месте сияющей пирамиды был квадрат какой-то выжженной земли, сад ещё сохранился, но растения в нём окрасились в обычный зелёный цвет, красной линии не было, территория сада была не ограничена ничем. Это меня нисколько не удивило, так как я уже от Сергея Фёдоровича знала о том, что здесь произошло. Меня удивил вид селения лохмачей. Там словно Мамай прошёлся. Многие жилища и другие постройки были разорены, очаги разрушены, грядки с растениями, похожими на тыквы или кабачки, вытоптаны. Йети сбились в кучу, возбуждённо пересвистывались, дети почему-то сидели на ветках больших деревьев.
   - Что случилось?- повернулась я к Аисту, но его уже и след простыл. Я увидела, как они оба большими прыжками бегут к своему лагерю.
   - Что это?- Спросил за всех Васька Кот.
   - Ещё не знаю, но ничего хорошего, по-моему,- мы постояли немного в тени большого дерева и потихоньку направились к селению.
  
  

Глава 12

Админ подошёл к Косте, не обращая внимания на буйствующего носорога

  
   Мы продвигались вперёд потихоньку, чтобы не раздражать и без того возбуждённых жителей селения и не вызвать их гнев. Ещё издали было видно, как мечется между вигвамами Аист, пытаясь что-то поправить, кого-то успокоить. Видимо по его команде, несколько особей женского пола влезли к детёнышам на ветки деревьев и уселись там, наблюдая сверху за происходящим. Милашка тоже вскарабкалась на ветку и разместилась рядом со светленьким малышом.
   - Чего они на деревья позалазили?- недоумённо произнёс Федька.
   - Они чего-то испугались, детей и матерей, наверное, в более безопасное место посадили,- предположил сообразительный Васька,- а у Аиста есть дети?
   - Не дети, а детка,- пояснила я,- у них всего по одному детёнышу почему-то бывает. Вон с Милашкой сидит светленький лохматик.
   - Боже мой, какая прелесть,- Лена с улыбкой смотрела на малыша,- почти беленький, пушистенький, прямо мультяшный Умка.
   - Да мы с Любочкой тоже его Умкой прозвали, - вспомнила я,- что же всё-таки произошло? Вы, други, будьте повнимательнее, мало ли какие сюрпризы могут быть. У них интуиция сильно развита. Он же сказал, что они что-то чувствуют.
   - И к подходящим веткам поближе надо держаться,- впервые за день от Фэдэ прозвучало толковое предложение.
   Мы подошли к селению. Вблизи всё выглядело ещё ужаснее. Немудрящее имущество лохмачей было разбросано и повреждено, грядки с овощами свекольного и тыквенного типа вытоптаны, простенькая загородка, в которой содержались полудикие козы, снесена и козы разбрелись по поляне. Рыжик пытался их ловить, но загонять их было некуда.
   - Давайте поможем,- вдруг предложил Федька.
   - Действительно, давайте, - Кот начал ловко собирать разбросанные жерди загородки, мы с Леной быстро сориентировались, что он хочет, и взялись поправлять колышки, к которым потом кое-как приладили жерди, восстановив временный загон.
Федька тем временем бегал по лужайке и помогал Рыжику ловить коз. Как ни странно, у него это лучше получалось. Лохмач был большой и довольно неуклюжий. Сила у него, как видно, была немалая, а ловкости никакой. Соорудив загон, мы бросились им помогать и вскоре все козы, бродившие по лужайке, были возвращены в загон, а Васька даже двух каких-то мелких куриц поймал, передал Рыжику, а тот посадил их в плетёный из травы короб.
   Видя, что Рыжик остановился немного передохнуть, я спросила у него:
   "Рыжик, что здесь произошло?"
   Оглянувшись с опаской назад, лохмач ответил: "Топтач приходил".
   "Кто это топтач?"- спросила я, а ребятам пояснила:
   - Какой-то топтач приходил,- они собрались вокруг нас, подошёл и Аист.
   "Топтач чужой, злой",- Рыжик указал в сторону грядки, мы присмотрелись и увидели на взрыхлённой почве следы огромных копыт.
   - Кто это?- Хором спросили мы.
   Аист сделал выразительный жест около носа, что-то демонстрируя. Мы уставились на него, и только Котов сообразил:
   - Братцы, да он носорога показывает. Ещё чего не хватало!
   Он взял палку и быстро нарисовал на влажной рыхлой почве силуэт носорога, лохмачи закивали головами. Рисовать они не умели, но, как ни странно, по рисунку поняли, о чём спросил их Кот.
   - Ни фига себе! Какого ж он размера, если у него такие копыта!- Фэдэ принялся измерять четвертью диаметр следа.
   "Откуда он здесь?"- спросила я, - "Раньше их не было?"
   "Они живут за лесом, сюда не ходят. Его кто-то испугал. Он очень злой был. Мы его заранее почувствовали и спрятались, он никого не нашёл и ушёл назад"- Рыжик показал рукой в сторону леса. Оглянувшись, мы увидели, что зверь, ломясь сквозь кустарники, проделал настоящую просеку.
   "Его кто-то испугал,- повторил за Рыжиком Аист,- не знаю, кого он может бояться. Может того, кого и мы боимся".
   - И кого мы ищем,- добавил Федька,- давайте пойдём и посмотрим.
   - Да, страшновато, но идти надо. Что-то тут не так.- Васька решительно поднялся с травы,- только идти надо осторожно, смотреть по сторонам, прислушиваться и стараться держать в поле зрения подходящие деревья и убежища.
   "А хищники здесь есть какие-нибудь?" спросила я у лохмачей, они отрицательно покачали головами.
   - Значит тихо подкрадываться некому, а носорога мы услышим, он двигается шумно, Пошли, нечего время тянуть, - Васька пошёл к просеке, мы потянулись за ним.
  
   - Дяржи по калявине, как говорил незабвенный лагерный конюх дядя Сеня, когда доверял нам вожжи своего Орлика.
   - Что есть калявина?- спросила Лена.
   - Деррревня, "дяржи по калявине" это значит держи по колее,- пояснил Федька.
   - Фэд,- Кот даже остановился,- мы договорились идти осторожно. Прислушиваться и присматриваться. Опасаться надо не только самого носорога, но, в первую очередь, того, кто испугал зверя. Это или серьёзный хищник, или что-то типа админов. Прекрати дурочку валять. Не хватало ещё в этом захолустье в ящик сыграть по собственной глупости.
   - Всё, всё, всё, господин командующий, молчу, прислушиваюсь, присматриваюсь. И вообще, - наконец посерьёзнел. Фэдэ, - я пойду впереди, а вы за мной наблюдайте. Если я вот так подниму руку, остановитесь и спрячьтесь.
   Федька пробежался вперёд и зашагал кошачьей походкой, оглядываясь по сторонам, как настоящий следопыт.
   - Ой, держите меня семеро!- прыснул Васька,- да он разведчика изображает. Прямо передовой отряд. Пионер.
   - Теперь ты будешь нас развлекать?- потеряла я терпение,- Что смешного? Он правильно делает. Что хорошего, если мы всей гурьбой вывалимся прямо в руки к кому-то, кого лохмачи и это чудовище боятся? Федька, когда не дурачится, то всё правильно делает.
   - Кстати,- дополнила Лена, - и когда дурачится тоже.
   -Ну, вам видней,- поджал губы уязвлённый Васька и примолк.
  
   Некоторое время мы шли молча. Лес был густой, с сочной растительностью. Толстые стволы деревьев уходили куда-то ввысь, где-то там вверху сплошным шатром смыкались кроны. Как ни странно, внизу тоже было полно зелени: кустарники, трава, папоротники. Щебетали какие-то птички, ползали насекомые - всё, как в обычном лесу. Носорог действительно проложил для нас хорошую дорогу и мы шли по ней, почти не отвлекаясь на обламывание веток.
Вдруг Федька поднял руку, но мы и без его предупреждения услышали какие-то непонятные отдалённые звуки. Свернув с дороги и зайдя за ствол толстенного дерева, мы наблюдали за нашим разведчиком, пытаясь не выпускать его из виду. Фэдэ свернул с просеки и скрылся в кустах. Мы не знали, что делать дальше, но Васька решительно сказал:
   - Сидеть! Ждём Федьку.
   Минут через десять откуда-то сбоку вдруг появился наш авангард. Он подошёл к нам, стараясь не шуметь, и прошептал:
   - Кажись, пришли. Там,- он махнул вперёд рукой,- лес кончается и начинается какая-то степь. Место довольно открытое, только бурьяны, деревьев нету. На солнце стоит, чтоб вы знали, пирамида и ещё... В общем, пошли потихоньку, сами увидите.
   Он опять свернул с дороги в кусты, мы побежали за ним. Через минуту он остановился и скомандовал всем продолжать путь почти ползком. Вскоре все подползли к самому краю леса и увидели следующую картину:
   На открытом месте стояла небольшая серебристая пирамида, похожая на старую, только маленькая и одноцветная. Недалеко от пирамиды прямо на земле сидел, судя по всему, тот, из-за кого мы предприняли это путешествие, то есть, Костя. Он был, как бы, прикован к какому-то блестящему столбику. Вокруг пирамиды и Кости была очерчена красная линия. Самое интересное заключалось в том, что за линией бесновался огромный серый носорог. Это он издавал ворчливо-хрюкающие звуки. Судя по всему, он пытался прорваться к Косте. Зверина, разогнавшись, всей своей мощью бросался к сидящему человеку, но с разбегу налетал, как на невидимую стену, на красную линию, ударялся, отскакивал и, свирепея ещё больше, начинал новую атаку. Парень совершенно не подавал признаков жизни и не реагировал на всю эту котовасию.
   - Что ему надо? Чего он рвётся к нему?- прошептала Лена.
   - Обидчика нашёл,- тихонько ответил Федька, указывая на тёмное пятно невдалеке.
   - А что это?- не поняли ребята, а я уже начинала догадываться.
   - Чувствуешь, гарью попахивает? Думаю, это его напарника или вообще детёныша здесь взорвали. Вот он озверел и начал искать виновных по всей округе.
   - Тихо! Смотрите!- Лена махнула на нас рукой.
   Из пирамиды появилась фигура, похожая на серебряного админа, но без привычного плаща. От этого он ещё больше был похож на робота. Админ подошёл к Косте, не обращая внимания на буйствующего носорога, наклонился над ним и начал орудовать какой-то длинной тонкой трубкой.
   - Кровь берёт, по-моему,- обалдело прошептал Васька.
   - Анализы, наверное, какие-нибудь,- предположил Фэдэ.
   - Не знаю я таких анализов, чтоб крови грамм двести надо было брать,- огрызнулся Кот.
   Админ разогнулся, и словно только что вспомнив, повернулся в сторону носорога, поднял неизвестно откуда взявшийся жезл и направил его на рывшего копытом землю монстра. Мы даже не успели толком увидеть мелькнувший световой луч. Носорог взорвался, как воздушный шар с характерным хлопком и в воздухе опять неприятно запахло гарью.
   - Ну, слава, Богу, одной проблемой стало меньше, - цинично прошептал Фэдэ.
   - Да я бы не сказал. Видал, у него пистолетик какой, покруче нашего будет,- отозвался Васька.
   Костя впервые за время нашего наблюдения шевельнулся и приподнял голову. Админ сходил в пирамиду, отнёс трубку с кровью и принёс какой-то сосуд, из которого чуть ли не силой напоил Костю.
   - Что этот гад ему делает? - прошептала Лена.
   - Сейчас узнаем, оставайтесь здесь и не шевелитесь,- отозвался Федька и прежде, чем мы успели отреагировать, скрылся за кустами.
   Мы лежали за деревьями и наблюдали, как админ скрылся в пирамиде, Костя перевернулся на другой бок и пошевелил затекшей прикованной рукой. Вдруг мы увидели, что бурьяны позади красной линии шевельнулись и Костя сначала повернул в ту сторону голову, а потом старательно стал смотреть прямо перед собой.
   - Ужас! Прошептала Лена, этот обормот подполз прямо к Косте и разговаривает, наверное, с ним. Не дай Бог админ выйдет, что делать!
   - Тихо вы! - шикнул Васька и мы, как по команде прижались к земле, не отрывая взглядов от Пирамиды, Кости и Федькиных бурьянов.
  
  

Глава 13

Неожиданно сбоку послышался шорох, мы испуганно обернулись и увидели Фэда, который почти ползком пробирался к нам.

   Время тянулось бесконечно долго. Дважды появлялся и вновь скрывался в пирамиде админ, или это были разные существа, кто их разберёт. Мы замирали в ожидании непоправимого, Федька тоже замирал в бурьянах и, к счастью, оставался незамеченным. Костя сидел с закрытыми глазами и делал вид, что обессилено дремлет. Бурьяны не шевелились.
   Неожиданно сбоку послышался шорох, мы испуганно обернулись и увидели Фэда, который почти ползком пробирался к нам. Перекатившись под низкими ветками, он улёгся на спину рядом с нами и старался отдышаться.
   - Ну, что там?- нетерпеливо спросил за всех Васька.
   - Федь, - неожиданно Лена даже по имени его стала называть,- ну ты вообще! Куда ты попёрся прямо под нос админам!
   - А как же ты хотела? Отсюда, из кустов рулить?- отмахнулся он,- значить так. Костя ослаб, еле языком ворочает. Кровь у него берут понемногу для чего-то, причём, каждый день. Потом какой-то питательной гадостью поят, чтоб восстанавливался быстрее. Лучше б кормили нормально.
   - А что, не кормят?- спросила я.
   - Да, чем-то кормят понемногу. Какие-то фрукты около него лежат.
   - А что вообще происходит?- Кот всё пытался направить разговор в нужное русло.
   - Как уже говорила раньше Светка, у них в основной пирамиде не получалось растить зеркала, а без них вообще ничего не получалось.
   - Чего ничего?- Котов, как всегда, старался всё узнать точно.
   - Да, не мешай,- хором зашипели мы,- рассказывай, Федька, дальше.
   - Так вот дальше. Четыре серебряных админа со своими зеркалами ушли из леса в степь на солнце, взяли с собой Костю в качестве донора и начали работы здесь. Это было, я так понял, ещё до прихода наших военных, поэтому Костю они и не нашли. Зеркала у серебряных получаются. Было четыре, сейчас вот я насчитал двадцать четыре. Если так пойдёт дальше, то не знаю, что будет. Для их дела зачем-то нужна кровь, вот они Костю и держат здесь для этой цели. Вчера попробовали использовать детёныша носорога, но ничего не получилось, вот они его и уничтожили. А дальше сами знаете, что было.
   - Им кровь нужна, может, поэтому они и рвутся в наш мир, мы им нужны как доноры,- мне давно интересно было узнать, зачем они именно к нам хотят добраться.
   - Да, Костя тоже считает, что скоро его одного будет им не достаточно, и они пошлют лохмачей к нам за новыми донорами,- кивнул Фэд.
   - А сколько их?- Васька решился опять подать голос.
   - Не понятно, они все на одно лицо и он не знает, сколько их, но если предположить, что каждому зеркалу соответствует один админ, то их тоже примерно двадцать четыре.
   - У! Так они множатся вместе с зеркалами, а для новых зеркал нужна доноры, то есть люди! Так они далеко пойдут, если не остановить! - Васька даже сел.
   - Что будем делать? - Лена тоже села, прислонившись спиной к стволу дерева.
   - Воевать! Только твоего газового баллончика, жалко, нет. Пригодился бы,- наконец зазубоскалил Федька.
   - На твой кинжал одна надежда, как я понимаю,- отозвалась Ленка.
   - Да и мой кинжал тоже, похоже, в этом деле не пригодится. Вась, твой пистолет на сколько метров стреляет?
   - Метров на десять, по-моему,- ответил Котов,- патронов я забрал у отца две упаковки. Вот смотри,- он показал Федьке пистолет и две коробочки с патронами.
   - Хорошо, но подходить надо с той стороны, от леса мы не достанем. Со стороны бурьянов пирамида от красной линии недалеко, не больше десяти метров.
   - Одного пистолета маловато, надо хоть камней насобирать, только вот кто бросать будет, девчонки не добросят, а надо всё это делать быстро, одновременно и наверняка. Если успеют очухаться и хоть один выскочит со своим жезлом, нам всем конец. Что ж придумать? - Федька опять вытянулся на траве и задумался.
   - Есть хочется,- некстати прошептал Васька.
   - Кому что!- возмутилась Лена,- слушайте, у вас нет ощущения, что за нами кто-то наблюдает. Мне давно уже кажется, что мы не одни.
   - Вот, наконец то, - мои догадки, кажется, стали находить своё подтверждение,- я давно уже чувствую этот знакомый запах.
   Я приподнялась немного, огляделась и мысленно позвала: " Аист, Рыжик, это вы? Где вы?"
   Из кустов выползли наши лохматые приятели, обвешанные репьями. Я теперь только поняла, что они давно уже здесь, но нам не показываются. Они хорошо понимали, почему мы прячемся и зачем пришли сюда. "Вы умеете камни бросать?",- спросила я их, на что получила утвердительный ответ.
   - Ну, вот и помощники,- обрадовался Федька,- сбегаю переговорю с Костей, а вы потихоньку пока поищите камней. Да не засветитесь.
   Он исчез за кустами, Лена опять залегла за стволами наблюдать за пирамидой, а мы, углубившись в лес, начали шарить под деревьями и кустами в поисках каких-либо камней. Камней в лесу практически не было, да и в густой траве что-то найти было трудно.
  
   Лохмачи, узнав, что носорога больше нет, осмелели и побежали по просеке назад в своё селение. Вскоре они возвратились и принесли какую-то глиняную посудину, напоминающую по форме таз, наполненную чёрными блестящими камнями, похожими на уголь антрацит.
   - Ба, да у них уголь есть, - удивился Васька,- ценю жертву.
   Вскоре возвратился и Федька.
   - Костя считает, что атаку лучше всего начинать ночью. Без солнца админы не активны и у нас должно получиться.
   - А демаркационная линия как же?- Кот имел в виду красную линию.
   - Я пробовал камни бросать через неё. Всё прекрасно летит, а вот пройти, наверное, не получится. Видели, носорог как бился?
   - Ты камни бросал?- запоздало испугалась Лена,- А если б они увидели!
   - Ну, не увидели же,- хорохорился Фэд. Ко всему прочему он ещё и по фруктику достал и протянул нам,- вот, это вам от Кости. Оголодали, поди.
   Еда была кстати. Пожевав, мы углубились назад в лес и расположились отдыхать до вечера. Лохмачей мы отпустили, договорившись, что они придут, когда стемнеет.
   - А вы заметили, комаров здесь нет. Такая влажность, обилие растительности, а ни гнуса, ни комаров нет,- проговорила Лена.
   - Ну,- отозвался уже почти задремавший Федька, - должно же быть что-то и хорошее во всей этой истории. Ох, и истоооория, жаль, что никому не расскажешь.
   - Почему не расскажешь?- спросила Лена.
   - Чтобы в психушку не упрятали, вот почему,- пояснил всезнающий Васька,- там всегда полно пациентов, которые видели НЛО, общались с инопланетянами и так далее, и тому подобное. Вот будут ещё и такие, которые мир от админов спасали и били камнями им зеркала. В одной палате с Наполеонами лежать будем.
   - А и правда, - согласилась Ленка,- представляете рассказ такой: великовозрастный Федя Дудников нацепил на ухо неизвестно, что, в результате очутился неизвестно, где. Там он в одном повстанческом отряде со снежными человеками, Светкой Черновой и Ленкой Гуськовой бил каменным углем инопланетянам зеркала. А в авангарде этого отряда находился отличник и гордость школы Котов Василий с папиным пневматическим пистолетом наперевес! И всё это для спасения мира. Какой нормальный человек это сможет понять?
   - Точно,- прошептал сонный Федька,- если когда-нибудь приедем домой, самим вериться не будет, что всё это было с нами.
  
  

Глава 14

Силуэты деревьев и кустов ещё угадывались, но вечер наступал стремительно.

  
   - Действительно, медленный мир,- проговорил Васька, лёжа на траве с закрытыми глазами,- день, по-моему, вообще сегодня не кончится.
   - Ребята,- я перевернулась на бок и поправила полу ветровки под рёбрами,- мне мама всегда говорила, что на сырой земле никогда не следует лежать навзничь. Запросто можно и лёгкие, и почки и ещё что-то застудить. Давайте-ка переворачивайтесь на бок или на пузо.
   - А ты что, маму нам будешь временно заменять?- Федька не был бы самим собой, если бы не оспорил хоть раз сказанное.
   - Это прописная истина,- вмешалась своим решительным тоном Лена,- давайте переворачивайтесь или вставайте и пересаживайтесь вон на поваленное дерево. Нам не хватало ещё здесь простудиться. Лечить кто будет, Милашка?
   Ребята нехотя закопошились.
   - Есть хочется,- опять обронил Кот.
   - О! Старая песня о главном,- у меня у самой в желудке после съеденного фрукта начало вообще сосать, но что толку об этом разговаривать.
   Ближе к вечеру вдруг появилась Милашка с какой-то подругой, которая, правда, из-за кустов не вышла. Милашка принесла в посудине, сделанной из высушенной тыквы, немного молока, несколько печёных корнеплодов, похожих на свеклу, и два пёстрых в крапинку яйца, размером с куриное.
   - Вот горе, забубнил Фэдэ,- считать не умеют, поэтому яиц принесли всего два.
   - Не ной, эти несчастные видно отдали всё, что было, лишь бы мы им помогли,- прошептал Котов, - давайте яйца Косте оставим, он изголодал и ослаб.
   - Правильно,- поддержала Лена,- и молока немного.
   Лохмачки удалились так же неожиданно, как и появились, просто, как бы растворились в этой гуще зелени и лёгкого тумана.
   Подкрепившись, мы немного повеселели. Еда была хоть и не вкусная, но, судя по всему, питательная.
   - Надо было нам прихватить из дома каких-нибудь гостинцев для малышей. Сладостей или ещё чего-нибудь вкусненького. Не додумались,- Лена досадливо поморщилась.
   - Ты что? Ни в коем случае,- отличник Васька, как всегда, зрил в корень,- мы не должны вмешиваться в их жизнь. Никаких непривычных продуктов и вещей. Во-первых, мы можем им занести всякие микробы и вирусы, которых они ещё не знают. А во-вторых, мы не должны вмешиваться в ход истории и эволюции. Что ты про них знаешь? Может это совсем другая ветвь жизни, а может быть это наши братья, предки, которые возможно попали в какое-то другое измерение и их эволюция замедлена. Они нас просто догоняют в своём развитии и торопить этот процесс нельзя.
   - У них тупиковая ветвь, судя по всему. Природа её стирает, исправляет свою ошибку. Видишь, у них почему-то по одному детёнышу на двоих родителей, их численность постепенно сокращается,- напомнила я,- помогать этому процессу, конечно, не желательно.
   - Но мы же уже здесь со всеми вирусами и микробами,- огрызнулась Ленка.
   - Ну и что! Наше присутствие вынужденное. Мы пришли, чтобы спасти нашего человека, а волею случая получается, что должны ещё и вообще весь мир спасать. Но в любом случае, мы обязаны вмешиваться в жизнь этих существ и всего их мира минимально. Мы же цивилизованные люди, должны понимать все эти тонкости и не допускать выхода за рамки необходимого и дозволенного, распалялся Кот.
   - Да, никто и не спорит, угомонись, профессор,- Федька потянулся, опять переворачиваясь на спину,- Жалко, что исторички нашей нет с нами. Вот бы ей наглядное пособие по истории древнего мира классное было.
   - Да у неё бы крыша поехала от такого зрелища и этих событий,- засмеялась Ленка, и мы все вспомнили нашу Елену Пантелеймоновну, которая, пытаясь нас заставить организованно работать на истории, в конце урока частенько читала вслух интересные исторические книжки, в том числе и о жизни древних людей. Мы старались меньше отвлекаться и сэкономить хоть несколько минуток, чтобы она нам побольше почитала о приключениях придуманных автором героев, а вот теперь мы с этими героями в одном "повстанческом" отряде, но рассказать об этому никому нельзя.
   - Ладно, - проговорил Федька,- может, когда-нибудь книжку напишем, пусть Пантелеймоновна читает школьникам. Светка, напишешь?
   - А почему я?- дурашливо отозвалась я на слова Фэда.
   - Ну, ты ж у нас всегда лучшие сочинения пишешь, даже лучше, чем Кот,- иронично поддержала Ленка.
   - Ладно, - согласилась я, - напишу, лишь бы выбраться отсюда. Не забывайте, что мы здесь целый день, а у нас там это уже почти неделя. Может нас уже хватились дома и устроили переполох.
   - Это не желательно, но переживём,- зевнув, прошептал Васька,- лишь бы вырваться.
   Мы повалялись ещё немного. Уже совсем темнело, особенно в лесу. Сквозь густую крону совершенно не было видно неба, звёзд, луны. Силуэты деревьев и кустов ещё угадывались, но вечер наступал стремительно.
   -Друзья и подруги, - проговорил Федька, решительно садясь,- а не подтянуться ли нам к кромке леса, пока хоть что-то видно. Как мы потом в полной темноте будем по лесу блукать. Топтач большие кусты повалял, а под ногами чёрт ногу сломит.
   - А йети где. Что мы, без них пойдём?- Лена встала и начала отряхивать одежду, как будто ей надо было выходить куда-то на люди.
   - Да, найдут они нас. У них, если и нет ночного зрения, то уж интуиция приведёт, куда надо,- Васька и здесь продолжал познавательный процесс,- заметили? У них, похоже, отсутствует речевой аппарат, но интуиция потрясающая. Они обмениваются информацией мысленно, а свист - это просто для выражения эмоций. Примерно, как у нас хохот, стоны и прочее.
   - Да?- удивилась Лена, - а я думала, что это они так разговаривают свистом.
   - Нет, ты понаблюдай за ними. Свистят они, и даже если их никто не слушает, а вот общаются они молча, глядя друг на друга. Так же, как и с нами.- И когда это Васька успел все это заметить и проанализировать!- Ладно, пошли поскорее, а то и спрятанный уголь в темноте не найдём. Чем будем воевать?
   - Дожили, углём и камнями воевать будем, как первобытные люди,- пробурчал Федька.
   Мы встали и, выйдя на просеку, проложенную носорогом, двинулись по знакомому уже маршруту. Вдруг обострённый слух уловил какое-то движение сзади. Мы метнулись к кустам и вскоре увидели двигающихся по просеке Аиста, Рыжика и ещё что-то более объёмное и светлое. Когда они подошли поближе, мы рассмотрели, что с ними был третий лохмач, ещё более крупный, чем первые два, причём, более светлой масти. Мы его раньше видели в посёлке и между собой назвали Айсбергом. Айсберг нёс под мышкой какой-то свёрток из травяной циновки, мы даже догадывались, что в свёртке.
   - А это что за блондин?- удивился Фэдэ.
   - Да это Айсберг. Весь уголь бедолаги из хозяйства утащили,- высказала я свою догадку.
   - А как же ты думала победа достаётся,- Федька начинал психовать, судя по всему, так как неуместный юмор из него начинал сочиться.
   - Ну, победа ещё только в проекте,- охладил его оптимизм Васька,- не сглазь болтовнёй.
   - Не загадучи,- буркнул Фед и сплюнул через левое плечо.
   Вот так, перебрасываясь незначительными фразочками, мы и добрались до кромки леса. Совсем стемнело, вдали мерцала в свете луны и звёзд пирамида, освещения никакого в ней не было. Костя по-прежнему маячил около своего столбика.
   - Так, ложимся все и внимательно наблюдаем,- распорядился Федька, -кто что заметит, сразу говорим вслух.
   Мы лежали на прохладной траве, даже лохмачи были рядом, и всматривались в то, что было на открытом месте вокруг пирамиды. Наш маленький и такой разношёрстный отряд готовился к очень серьёзному делу и все это понимал.
  
  

Глава 15

...по второму свистку все одновременно должны начать бомбить пирамиду

  
   Понаблюдав так некоторое время, и ничего примечательного не увидев, Федька, наконец, проговорил:
   - Так, ну что лежать без толку. Пойду я поближе посмотрю, что к чему. Может, от Кости что полезное узнаю.
   Он привстал и начал пробираться сквозь заросли, Котов увязался за ним:
   - Я тоже пойду.
   - Зачем, шум лишний, сиди здесь,- зашипел Федька.
   - Нет, нет, не командуй, пожалуйста,- Васька так и знал, что Фэд будет против его участия в разведке,- я должен тоже оценить обстановку. Одна голова хорошо, а две лучше.
   - Ладно, пошли. А вы сидите тут и наблюдайте. Если что не так, свисните. Лен, ты свистеть умеешь, я знаю.
   - И я умею,- обнадёжила я его.
   - Ну вот. Поднимите ещё пересвист здесь! Ленка пусть свистит, я её свист знаю.
   Они моментально скрылись в тёмной чаще густого кустарника. Мы старательно наблюдали за объектом, но там совершенно ничего не происходило.
   - Картина Репина,- прошептала Лена,- видела бы меня моя дорогая мамочка. Бог знает, где валяемся, ночью в лесу одни... Вернее, не одни, а в компании с первобытными мужиками. Ужас!
   - Не причитай ты. Не нагоняй страху. Переживём как-нибудь,- мне самой было не по себе, но что делать.
   - Слушай, мне кажется или так и есть? По-моему, у них глаза в темноте светятся,- Лена кивнула головой в сторону лохмачей. Я оглянулась.
   - Даааа, представляешь, действительно, глаза светятся. Значит, они в ночи видят, как волки или кошки,- решила я.
   - Тогда объясни мне, почему там четыре пары глаз, а не три? Жуть!- растерянно прошептала подруга.
   Мы стали всматриваться в темноту и обнаружили, что к нашим великанам добавился ещё один более мелкий лохмач. Сначала мы решили, что это Милашка или ещё кто-то из подруг наших сотоварищей, но потом рассмотрели, более молодого йети, практически подростка. Я подползла к Аисту и мысленно спросила его, кто это.
   "Это наш друг, - ответил великан,- он ещё молод, но он умеет хорошо бросать камни. У него лучше всех получается сбивать плоды с деревьев, он не промахивается и попадает даже по самым высоким веткам".
   - Что там?- нетерпеливо спросила Лена.
   - Подросток, который хорошо камни бросает. По веткам не промахивается,- ответила я, сдерживая смех.
   - О! Мне бы их заботы! По веткам не промахивается! Кино!- иронично отреагировала она.
   Вскоре возвратились ребята.
   - Вроде всё тихо,- прошептал возбуждённо Фэд,- везде темно, движения никакого. Костя говорит, что они в тёмное время суток не высовываются никуда.
   - Это хорошо, - подключился запыхавшийся Васька, проверяя магазин пистолета, - можно ближе подойти к линии.
   - Слушайте, - вдруг проговорила Лена,- а как же мы Костю от столбика будем отвязывать.
   - Да не загадывай ты,- суеверно прицыкнул Васька,- Бог даст день, Бог даст и пищу,- повторил он бабушкину поговорку,- что раньше времени голову забивать проблемами, которых может и не быть. Ты ещё доберись до этого Кости.
   - Значит так, давайте по существу,- заговорил Федька,- Мы с Котовым перемещаемся в бурьяны, поскольку они ближе всего к пирамиде и выстрел пистолета должен достать до неё. Лохмачей с камнями надо поставить вот в тех кустиках, они тоже близко и ребята должны добросить.
   - О! У них там чемпион по бросанию камней пришёл, прямо Соколиный глаз,- проговорила Лена.
   - Кто такой? - строго спросил Васька.
   - Да подросток какой-то, который лучше всех бросает камни,- пояснила я,- пришёл на подмогу этим гигантам. Он по самым высоким веткам попадает.
   - Ну, и хорошо, пусть попадает.
   - Кстати, мы обнаружили, что у них глаза в темноте светятся, они, похоже, в ночи видеть должны,- сообщила новость я.
   - Прекрасно. Я на них как-то не очень надеюсь. Они большие, но не злые, не воинственные,- ответил Фэд.
   - У них нет врагов и здесь нет хищников, поэтому они и не приучены воевать,- пояснил Васька.
   - Но бомбить надо начинать одновременно со всех сторон, чтобы админы не успели опомниться и пустить в ход свои жезлы. Если хоть один из них включится в боевые действия, нам конец,- напомнил Федька и переполз к лохмачам на совещание.
   - Так, - проговорил он, возвратившись,- Кот с пистолетом и я с камнями атакуем из бурьянов, лохмачи из кустиков. Я свистну и по этой команде все должны подойти к красной черте, по второму свистку все одновременно должны начать бомбить пирамиду. Всё ясно?
   - Не всё,- проговорила я.
   - Что такое? Даже лохмачи всё поняли,- возмутился Фэд.
   - А я как раз про лохмачей и не поняла. Как они твой свист услышат? Они ж, вроде, с нами мысленно общаются,- задала я закономерный вопрос.
   - Ну, ёлки-палки! Что командир - что подчинённые! Всё обговорили, кроме главного, как услышать друг друга,- съязвил Кот,- скажи что-нибудь, стратег, - добавил он, видя, как опешил Федька.
   - А у нас какая роль?- несмело опередила меня своим вопросом Лена.
   - Сидеть здесь и ждать. Костю, если всё получится, выручать будете,- заважничал Кот.
   - Ну, нет, - хором запротестовали мы, а Лена предложила:
   - Давайте я пойду с лохмачами и, услышав Федькин свист, передам команду им.
   В это время к нам подполз Аист и объяснил, что они нас поймут и всё сделают, как договорено.
   "Мы всё чувствуем, мы не слышим вашего звука, но мы чувствуем движение, махните рукой, мы увидим и поймём",- закончил он.
   - Ну и прекрасно, а то совсем меня в недоумки записали,- показал белые зубы Федька.
   - Всё, забираем камни и выдвигаемся на исходные позиции,- заговорил военными терминами Федька.
   - Мы с вами или с ними?- спросила Ленка, - Мы здесь не останемся.
   - Ладно, пошли все, но не шевелиться. Сидеть в бурьянах и не дышать даже,- проговорил Фэд, снимая ветровку и загружая её кусками угля. Мы все сделали то же самое и, пригнувшись, цепочкой двинулись вдоль кромки леса к месту, где перебежать к кустам и бурьянам удобнее всего. Лохмачи остались в небольшой канаве, по краю которой росли реденькие кусты, прямо перед ними светилась красным светом охранная линия. Мы почти на четвереньках перебежали в густые заросли мощных бурьянов, которые тоже прилегали к красной линии и столбику Кости.
   - Костя, ты не спишь?- прошептал Васька.
   - Какое там! Я извёлся уже весь, - ответил он чуть слышно, - не тяните время, здесь ночи короткие, как ни странно.
   - Давай ложись на землю, чтоб на тебя чего не попало, сейчас начнём,- скомандовал Федька и Костя лёг на живот рядом со столбиком, неудобно вывернув прикованную руку.
   - Ну, что, готовы?- это уже обращение к нам,- девчонки отползите назад в бурьяны и прижмитесь к земле. Мы с Васькой будем подходить прямо к самой линии по открытому месту. Вас не должно быть ни видно, ни слышно
   Он высыпал уголь на землю, надел ветровку, потуже затянул пояс и сложил куски угля за пазуху. Васька приготовил пистолет и тоже положил на всякий случай за пазуху несколько камней. Мы с Леной уже припасли себе по нескольку камней, хотя отсюда добросить до пирамиды у нас не получится.
   - Итак, приготовиться, сейчас буду свистеть и делать отмашку, марш назад!- сделал стойку по-собачьи Федька. Мы послушно отползли назад и замерли.
  
  

Глава 16

Нам показалось, что поднялся какой-то черный вихрь...

  
   Было тихо, только какие-то звуки, похожие на стрёкот цикад, пронзали лёгкими струйками тёплый ночной воздух.
   - Господи, благослови на правое дело, - тихо проговорил бабушкину фразу Федька и, негромко свистнув, первым поднялся во весь рост. Васька тут же тоже встал. Они выждали несколько секунд, готовые в любую секунду снова упасть на траву, и, пригнувшись, как настоящие бойцы, бочком побежали к светящейся полосе. Мы приподнялись, наблюдая за происходящим. Костя лежал на земле, и во всей его неудобной позе чувствовалось огромное напряжение. Нетрудно было представить себе, что чувствовал взрослый парень, осознавая всю свою беспомощность, в то время, как подростки шли на огромный риск, спасая его и многие другие жизни, а он не мог никак их даже подстраховать. Единственное, что от него сейчас требовалось, это лежать тихо и не вызывать никаких подозрений, если админы вдруг за ним каким-то образом наблюдают. Лохмачей на фоне кустов сначала не было видно, но потом мы рассмотрели и их силуэты у светящейся в ночи красной линии.
   Прошли считанные секунды с начала операции, а нам казалось, что время просто зависло на одном месте. Наконец, Васька Котов приготовил свой пистолет, Федька взял в руки по камню и замер ещё на секунду.
   - Смотрит на лохмачей. Может он их не видит?- забеспокоилась Лена,- Федь, они готовы,- шепнула она погромче. Я стукнула её по спине, заставляя замолчать.
   Федька ещё раз тихо свистнул и махнул рукой. После этого он, не дожидаясь реакции лохматых собратьев по оружию, начал изо всех сил швырять камни в отсвечивающую нереальным светом пирамиду. Васька тоже палил из своего пистолета. Как работают лохмачи не было видно, но там точно шла работа, так как угадывалось какое-то движение. Шум стоял неимоверный. Зеркала разлетались, издавая одновременно и стеклянный звон, и сухой хлопок, похожий на взрыв большого воздушного шара. Что-то сверкало, вспыхивало, разлеталось искрами, как фейерверк. При этом распространялся какой-то довольно неприятный едкий химический запах и дымок.
На несколько секунд всё затихло, участники боя и зрители смотрели в одну точку. Дым ещё не рассеялся, но было ясно, что пирамиды точно нет. Мы замерли на своих местах и напряжённо ждали, что дальше. Не верилось, что всё так быстро и успешно закончилось. А оно, как выяснилось, и не закончилось. Пирамиды действительно не было, но два зеркала упали плашмя на землю светящейся стороной вверх и теперь лежали, отражая звёзды, а перед ними с нашей стороны стояли соответственно два админа, ошарашено пяля свои огромные глаза и медленно водя руками, в которых, мы это знали, были жезлы. Лохмачи естественно первыми это увидели и, свистнув, попадали на траву. Очнулась и Ленка, при этом она вскочила на колени и почти крикнула:
   - Админы, ложитесь...
   Договорить она не успела. Федька прыгнув, как пантера в нашу сторону, упал сам и сбил на траву Ленку, неудобно придавив её.
   - Лежать, я сказал,- зарычал он каким-то незнакомым голосом.
Васька упал и прижался к траве на месте. Я из-за бурьянов пыталась разобраться, что происходит и как быть дальше. Ситуация складывалась не лучшим образом. Зеркала лежали на горизонтальной поверхности, с такого расстояния по ним было, практически, невозможно попасть из пистолета, да и камнями тоже. Тем более что встать и подойти поближе уже нельзя было. Красная линия хоть и несколько померкла, но всё ещё светилась. Да и админы со своими жезлами стояли, прикрывая собой свои зеркала и пытаясь понять, откуда исходит угроза. Никто не сомневался, что они быстро разберутся и пустят в ход свои жезлы, которым противопоставить нам было нечего. В темноте без солнечного света они, видимо, были менее активны, поэтому двигались и соображали медленнее, чем днём. Мы знаем, как они умеют расправляться с неудобными им живыми существами. Достаточно было вспомнить носорога. Можно было добросить камень до зеркал с Костиного места, он это понимал и, поэтому слышно было, как он шепчет:
   - Бросьте мне камней.
   - Да лежи ты, - прошипел Фэд. Было ясно, что Костя, если даже и сможет бросить камень, то оба зеркала разбить он не успеет и оставшийся админ с ним расправится, поняв, наконец, кто виноват во всём.
   Пауза затягивалась. Админы стояли спинами друг к другу, продолжая водить жезлами по сторонам, готовые в любую секунду выстрелить.
   - Ну, что, надо что-то делать,- Кот и Фэд смотрели друг на друга, - давай шумнём в стороне, может админы отвернутся от лохмачей и те что-нибудь сообразят,- проговорил Васька.
   - Давай! - подхватил идею Федька,- давай камни бросим вооон в ту сторону, чтоб на Костю подозрения у них не пали,- он указал в дальний угол площадки,- только услышат ли они.
   Ребята попробовали бросить камни в дальний угол, но админы не реагировали.
   - Не слышат глухие тетери,- прошептала Лена
   Вдруг из того угла, куда полетели камни, взлетела спугнутая крупная птица. Админы моментально на неё среагировали и, развернувшись, оба сделали выстрел, от которого птица в одно мгновение превратилась в дымок.
   - На живые цели гады только и реагируют,- сделал вывод Васька,- камни...
   Договорить он не успел. В тот момент, когда серебряные стреляли по несчастной птичке, в кустах что-то произошло. Нам показалось, что поднялся какой-то черный вихрь, этакое мини-торнадо с необычным рёвом, похожим на многоголосый крик атаки "Уррррррра!" Опять раздался уже знакомый звон, хлопки, поднялся дым и всё стихло.
   - Что это было?- не веря своей догадке, прошептал Федька, не поднимая прижатой к земле головы. Васька пожал плечами.
   Наконец мы осмелились поднять головы. Не было видно ни пирамиды, ни оставшихся зеркал, ни админов. Красная полоса погасла и у тающих осколков зеркал уже стояли лохмачи, рассматривая что-то, от чего было похоже, что они стоят понуро.
   - Так это они это торнадо устроили?- нервно засмеялся Васька.
   - Заметь, а "ура" как кричали! Я думал, подкрепление какое пришло,- расхохотался Федька,- а что за чёрный столб у них поднялся? Они что, своего юного Сокола вверх подбросили? Бомбили сверху?
- Ну, подняли, во всяком случае,- с трудом выговаривал слова от смеха Васька.
   - А "ура" зачем? Никто никуда не бежал, кажется,- продолжал Федька
   - От страха, я ж говорил, "эмоции".
   - Так ты говорил, что свист - это эмоции, а "ура" что?- не соглашался Фэд.
   - Да хватит вам, пошли героев обнимем, а то они что-то в такой траурной позе стоят вокруг пепелища,- мы с Леной, наконец, встали и отряхнулись. Лохмачи уже направились к нам.
   - Смотрите, заметила я, - а они улыбаются! Что значит счастливы!
   - Ну, ребята, вы и выдали!- обратился к ним Федька, - молодцы!
   "Как вы хорошо всё сделали! Вы настоящие воины!"- обратилась я мысленно к ним и попробовала обнять Аиста. Он подхватил меня, как ребёнка, и несколько раз подбросил вверх. Я завизжала от страха, а он опять довольно оскалился.
   Соколиный глаз в это время стоял уже около Кости. Костя, судя по всему, был в обмороке. Для его ослабленного организма такие потрясения были невыносимы. Мы осторожно его перевернули, помассировали виски, обмахнули немного лопухом, как веером. Он пришёл в себя. Мы попытались его освободить от оков, но у нас ничего не получилось. У него на руке был такой же, как у всех браслет, а поверх него была надета серебристая цепочка, которой он и был прикован к такому же серебристому столбику. Попытка снять цепочку с помощью припасённых Васькой пластин, тоже не удавалась.
   Тогда Аист извлёк неизвестно откуда взявшийся уже известный нам светлый браслет, надел его на руку поверх вишнёвого с цепочкой и всё это легко снялось с руки. Мы вскрикнули, поскольку Костя моментально исчез.
   - Тю, - проговорил Федька,- это ж он ещё раньше нас домой отправился. Во как!
   Но в следующее мгновение Костя опять оказался на месте, но без цепочки.
   - Ты что?- хором спросили мы.
   - Нет, ребята, я чуть было без вас не переместился домой. Так нельзя. Мы все вместе уж как-нибудь,- виновато оправдывался Костя. Он, бедолага, надел назад вишнёвый браслет, чтобы не бросать нас здесь.
   Поддерживая Костю, мы двинулись в обратный путь. Айсберг несмело попытался взять его на руки, но тот отказался. Дойдя до леса, мы накормили изголодавшегося пленника припасёнными для него продуктами и пошли в посёлок. Ребята заикнулись, было о том, что неплохо было бы и домой, но лохмачи и слушать не стали.
   - Не надо, не спорь, - проговорила я,- кто его знает, что у них на уме. Давайте отдохнём, а там видно будет.
   Мы шли такой необычной гурьбой по аллее имени погибшего топтуна, как герои в фильме-боевике. Хотелось есть и спать и совсем не было желания сейчас что-то предпринимать и о чём-то беспокоиться.
   - Ладно,- опять иронично вспомнил Федька бабушкину поговорку,- Бог даст день, Бог даст и пищу. Разберёмся.
  
  
  

Глава 17

Аист взял мою свободную руку, снял с меня серьгу и вложил её в мою ладошку, пристально глядя мне в глаза.

  
   - Заметьте, - проговорила тихо Лена,- а Соколиного глаза нет вроде. Куда подевался отрок?
   Соколиного глаза действительно не было видно, да и остальные трое шли несколько впереди. Великанам идти с нашей скоростью было нудно.
   - Пошёл вперёд, наверное. Может, терпения не хватает с нами тянуться, а может, послали предупредить своих о нашей победе,- высказал предположение Васька.
   - Торжественную встречу героям готовят. С песнями и танцами, - усмехнулся Федька.
   - Да не заметил я у них песен и танцев. Похоже, что нет у них ещё никакого искусства или ритуалов, не дошли ещё в развитии, а может и не дано им, - Котов начал развивать свои научные гипотезы.
   - Вы знаете,- подал голос Костя,- предполагаю, что они не совсем люди. Вернее, предки, может быть, у нас и одни были где-то на рубеже зарождения человечества, но по каким-то биологическим причинам часть из них начала развиваться по другим законам. Образовалась параллельная ветвь, скорее всего, тупиковая, так как они вымирают и развиваются непропорционально.
   - Как это? - переспросил Федька.
   - Вот смотрите, - продолжал Костя,- физически огромные и очень сильные, а умственно особо не прогрессируют. Живут в основном на подножном корме, производить почти ничего не производят, орудий труда практически нет никаких. А посмотрите на их жилища, одежды нет...
   - и не нужна,- вклинился Фэд. Костя продолжал:
   - и не нужна. Посмотрите, какие они лохматые и не похоже, чтобы начинали линять. Никаких ритуальных или культурных действий и ценностей я не заметил. Не рисуют, не поют, не танцуют - ничего такого, что свойственно даже первобытному человеку, но при этом имеют очень развитую интуицию и почти всё из нами сказанного понимают. Они просто как животные чувствуют опасность, присутствие других живых существ, могут перемещаться в пространстве. Как такое высокое интеллектуальное свойство увязать с их примитивным физическим состоянием и уровнем развития? Интересно было бы их медикам обследовать. ДНК и прочее.
   - Даже мысли эти оставьте. Не думайте так. Вдруг они их читают и поймут превратно,- Васька вернул Костю на землю,- нам выбраться бы отсюда и всё.
   - Браслеты и серьги - это вроде изобретение админов,- вспомнила я.
   - Да, это от админов, чтобы лохмачи могли с собой приносить людей, но перемещаться в другой, вернее, в наш мир они могли и раньше без всей этой бижутерии. А вот заложников брать не могли. Вспомните, сколько всегда писали и говорили о встречах со снежным человеком. Они к нам приходили и уходили, но с людьми не контачили. А админы использовали эту их способность в своих целях.
   - Кстати!- Васька даже остановился,- мы уничтожили админов, а вдруг их браслеты перестали действовать!
   - Ну, пока действуют,- Федька подёргал свой браслет и убедился в том, что он сидит на запястье прочно.
   - А вот снимутся ли и переместят ли нас,- продолжал Кот.
   - Да я ж уже перемещался,- вспомнил и немного успокоил нас Костя,- только чтоб не иссяк запас энергии, надо бы их поторопить с этим делом.
  
   Мы подходили к селению. Я оглянулась на отставшего было Ваську. Он стоял, упираясь локтем себе в бок и усиленно сопел. Приостановившись, я заметила, что он пытается заложить свою пластинку под браслет и это у него почти уже получилось.
   - Если помочь друг другу, то может и получиться,- шепнул он мне, догоняя и пряча пластинку в карман, - а вот что с серьгой делать, не знаю.
   - Да сдёргивали мы всё это с Любочкой. Немного, правда, поцарапались, но, в крайнем случае, можно и так,- успокоила я его, - не отставай, а то ещё заподозрят чего.
   В селении действительно не спали. Горели очаги, сновали лохмачи, пахло чем-то съедобным. Песен и танцев, как и говорил Костя, не было, но возбуждение висело, что называется, в воздухе. Нас подвели к сохранившемуся или уже восстановленному шалашу, усадили на траву и принесли свои немудрёные угощения. Наши боевые друзья уселись неподалёку и тоже что-то жевали. Позади них разместились их подруги, сидя в позах, свойственных скорее крупным обезьянам, чем людям. Пожевав немного печёных в углях корнеплодов, я решительно встала и направилась к Аисту. Он поднялся навстречу мне. В темноте он казался совсем необъятным. Высоко вверху светились два огонька-глаза, даже жутковато было. Чем не леший?
   "Аист, вы так гостеприимны, но мы беспокоимся, - обратилась я к нему, - наши родители нас ждут и беспокоятся. Мы у вас почти сутки, но у вас медленный мир, в нашем мире уже прошло много суток. Родители нас ищут и плачут".
   "Я понимаю",- согласился Аист.
   "Кроме того, мы уничтожили всех админов и теперь боимся, что сила их браслетов иссякнет, и вы не сможете переместить нас назад, ведь нас много, энергии требуется много", - я объясняла, как могла наши страхи, демонстрируя всем своим видом мои тревоги. Я в самом деле готова была расплакаться, так мне это всё вдруг надоело и захотелось домой. Аист смотрел на меня, видно читая мои мысли дальше.
   "Я так хочу к маме",- повторила я и слёзы сами потекли по щекам.
   "Мы подумаем",- Аист резко повернулся и направился к своим, а я к своим. Подходя, я услышала, о чём говорят мои друзья.
   - Военные не успели ничего на анализы взять,- горячился Котов,- сразу после боя лохмачи их отправили домой. Надо нам вернуться к пирамиде и чего-нибудь набрать, пусть учёные покопаются.
   - И не думай даже,- Костя авторитетно настаивал на своём,- что мы знаем об этих веществах? Вдруг они радиоактивны или токсичны. У нас нет никаких капсул или хотя бы закрытой посуды. Что мы припрём на землю? Вдруг это заразно, я уж не говорю о нас самих. Как мы это перенесём. Нет, надо отсюда уйти и забыть всё. Пусть живут своей жизнью и развиваются по своим законам. У них и так вон столбик блестящий остался. Представляете, через тысячи лет их археологи раскопают это селение и будут ломать головы, откуда у такого примитивного народа взялся такой столбик. А нам домой и всё!
   - Да ты попади ещё домой,- мне не понравилось, что Аист пошёл совещаться. Значит, у них на наш счёт уже были какие-то планы. Что это за планы? Мы сделали своё дело и можем уходить к себе домой. Я рассказала ребятам о беседе с Аистом и своих тревогах.
   - Ты что, плакала? - Васька заметил, что у меня глаза на мокром месте.
   - Да, немного,- созналась я,- для пользы дела.
   - Не надо волноваться раньше времени,- геройствовал Фэд,- прорвёмся.
   - Внимание!- Костя привстал с травы, мы оглянулись. К нам направлялись наши три великана,- почему всего трое? Нас же пятеро.
   - А ты что, танцевать вальс собрался? - поинтересовалась Лена.
   - Ну, если по одному освободителю на каждого героя, то надо пятерых.
   - А тебе волноваться не о чем. Ты ослаб и, скорее всего им не нужен, а вот нас с Васькой оставят в качестве охранников,- горько пошутил Федька. От группы "дам" отделилась фигура и пошла вслед за "кавалерами".
   - Моя Милашка, похоже,- оживился Фэд.
   - А я как же,- подал голос Кот.
   - А тебя точно оставят. Им светлые головы нужны. Будешь тут цивилизацию налаживать,- Федька, ясное дело, психует.
   "Мы посоветовались",- Аист видно действительно был у них кем-то вроде вожака. Больше ни слова не говоря, он протянул руку к Косте и снял с его уха серьгу. Мы замерли. Потом он снял серьги с Лены и мальчишек, лишив их возможности общаться с ним и понимать его. Я стояла, перепугано глядя на происходящее. Потом он извлёк, как всегда, не понятно, откуда, светлый браслет. У меня даже мелькнула мысль о том, что шкура ли это у лохмачей. Может быть, это у них одежда такая. Откуда, если не из кармана, они достают всю эту бижутерию. Может, эти дикари не так уж просты и примитивны, как нам кажется. Но мысль пришла и сразу ушла, поскольку действие продолжалось.
С помощью белых браслетов Аист по очереди всех, кроме меня, освободил от вишнёвых бусин, после чего они моментально исчезли. У меня опять потоком потекли слёзы.
   "Почему ты меня не отпускаешь?" - я смотрела на Аиста сквозь пелену слёз и чувствовала, что сейчас вообще разрыдаюсь. Силы мои были на исходе, я начала нервно дёргать браслет со своей руки, не чувствуя боли. В это время произошло совсем уж неожиданное. Аист взял мою свободную руку, снял с меня серьгу и вложил её в мою ладошку, пристально глядя мне в глаза. После этого он провёл светлым браслетом по кисти второй руки, вишнёвый браслет легко упал на траву и я моментально очутилась на нашем лугу рядом с ошарашенными ребятами.
   - Что? Что такое? Почему он тебя задержал?- затараторили они, бросаясь ко мне. Я сжимала в кулаке серьгу, не показывая её никому. По глазам Аиста я поняла, что это опять наша с ним тайна. Только наша. Никто не должен знать, что связь с ними у меня осталась.
   - Так мы же с Аистом старинные друзья. Надо было попрощаться,- пошутила я, вытирая лицо от слёз.
   - Попрощались?- с подозрением рассматривая меня зарёванную, спросил Федька.
   - Да, уж,- прошептала я, незаметно пряча серьгу в карман,- мы дома, ребята, как же хорошо всё-таки у нас!
   Здесь тоже была ночь. Было тихо и темно. Луны не было видно и от этого ещё ярче сияли звёзды. Воздух был тёплый и влажный. Кваканья лягушек не было слышно, по этому признаку я определила, что уже не вечер и ещё не утро. Ночь. Глубокая ночь.
   - Ну, что будем делать? Пошли к бабушке? Что там творится, интересно, - предложила я.
   - Нет, - сказал умный и взрослый Костя,- давайте к озеру. Надо умыться, привести себя в порядок и немного подождать. Пойдём ближе к утру. Нечего родных ещё и по ночам травмировать.
   Согласившись, мы пошли на пляж, толкаясь и зубоскаля, как всегда.
  
  

Глава 18

Папе не надо было долго объяснять причины, по которым нам пришлось предпринять это своё тайное путешествие

  
   Чем же закончилась это наше необычное приключение? Да, всё, в общем то, благополучно завершилось. Главное, что мы уже были дома!
   Вымывшись в тёплой озёрной воде и немного побездельничав на пляже, мы отправились к моим старикам. Они уже встали и были немало удивлены нашему появлению в такое раннее время да ещё такой гурьбой. Оказалось, что нас ещё никто не хватился и бабушка с дедушкой даже не знали, что у них в угольной кладовке лежат наши вещи. Трудно было придумать что-то правдоподобное для объяснения всего происходящего, тем более что у меня на руке опять была уже знакомая всем по прошлому разу царапина от браслета, которую я все же сделала, когда плакала и пыталась его снять. Поэтому пришлось рассказать, чем мы занимались все эти дни. Бабушка, держась за сердце, как всегда, пошла в спальню за каплями, а дедушка принялся звонить по моему мобильнику папе, который к середине дня и явился в посёлок собственной персоной.
   Папе не надо было долго объяснять причины, по которым нам пришлось предпринять это своё тайное путешествие. Он погрузил нас в машину и повёз к Сергею Федоровичу, но перед этим мне всё же удалось под благовидным предлогом улизнуть на полчасика и смотаться к заветному дереву, в дупле которого я опять спрятала завёрнутую в носовой платочек серьгу, прикрыв её для надёжности плоскими камнями. Везти её домой было нельзя, так как и мама, и Катька свободно могли её обнаружить, да ещё, чего доброго, Катька и померяет. Да и зачем она в городе, не будешь же Аиста в город вызывать, если вдруг возникнет необходимость. О том, что такая необходимость может когда-то появиться, я и думать не хотела. Но Аист зачем-то мне оставил серьгу, и я не могла его подвести.
   Сергей Фёдорович долго расспрашивал нас и опять заставил всё описать подробно письменно. О серьге я, конечно, ничего никому не сказала, а всё остальное изложила красочно. Родители Фэда, Кота и Ленки тоже ничего не успели заподозрить, и ребята сначала решили ничего им и не говорить, но взрослые были категорически против такой многоуровневой лжи. Единственно, на что они согласились, так это на то, чтобы Сергей Федорович взялся поговорить с родителями и сказал им, что мы попали в заложники, но были успешно освобождены. Трудно было объяснять всем что-то про медленный мир, лохмачей, инопланетян, зеркала и, главное, объяснять, как и почему мы так грубо врали и самовольно вели себя. Пусть уж лучше заложники. Родители запоздало поахали, пообещали никогда больше нас одних никуда не отпускать, согласились, чтобы нас определили на медицинское обследование в военную поликлинику и успокоились. Правду знали только мои родные, но они тоже не были заинтересованы, что-то рассказывать посторонним.
   Ещё Сергей Фёдорович взялся помочь Косте уладить дела в ВУЗе, поскольку тот пропустил много занятий и, видимо, уже был отчислен. Костя в свою очередь, как более взрослый, грамотный и дольше других пробывший у админов, согласился продолжить сотрудничать с военными по этой никому не известной теме, да и обследовать его медикам надо было досконально после издевательств админов.
   Костю мы больше не видели, хоть и обменялись телефонами.
   Лето продолжалось, и наши родители приняли меры, чтобы мы всё же к началу учебного года отдохнули. Они развезли нас в разные концы страны, где мы и отдыхали, только теперь уже с сопровождающими лицами. Никто не вспоминал о произошедшем и только мама иногда, поглаживая мою руку с плохо заживающими царапинами, шептала: "И почему это с тобой всё время что-нибудь происходит? Вот Катя. Поехала к бабушке, ходит на речку, загорает, романы читает и довольна. А ты...".
   "Интересно, - хотелось мне ей возразить,- а я где на Аиста наткнулась? Тоже ведь на пляже под кустиком. Я его что, звала или искала?"- но я терпеливо молчала. Потому, что действительно, почему это?..
  
  
  
  
   Оглавление
  
   Глава 1 стр. 1
   Глава 2 стр. 4
   Глава 3 стр. 8
   Глава 4 стр.12
   Глава 5 стр.16
   Глава 6 стр.22
   Глава 7 стр.25
   Глава 8 стр.31
   Глава 9 стр.33
   Глава 10 стр.35
   Глава 11 стр.38
   Глава 12 стр.41
   Глава 13 стр.45
   Глава 14 стр.47
   Глава 15 стр.50
   Глава 16 стр.53
   Глава 17 стр.57
   Глава 18 стр.60
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"