Тимофеев Николай Васильевич: другие произведения.

Государство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Г О С У Д А Р С Т В О

Откуда взялось, каково есть и каким должно быть

Существует мнение, что Государство обладает правом по отношению к единичным людям, чья обязанность состоит в том, чтобы быть членами государства.

Назначение Государства, гражданского общества в обеспечении и защите собственности и личной свободы единичных людей, цель, для которой они и соединены. А из этого следует, что в зависимости от своего желания можно быть или не быть членом государства. Каково же было историческое происхождение государства вообще, или каждого отдельного государства, его прави определений, возникло ли оно из патриархальных отношений, из страха или доверия, из корпорации и т.д., как постигалось сознанием и утверждалось в нём то, на чём основаны такие права, обычаи и т.д., то этот вопрос к самой идее государства не имеет никакого отношения и представляет собой чисто историческую проблему для научного познания. Что же касается авторитета действительного государства, то поскольку для этого нужны основания, они заимствуются из форм действующего в нём права. Целетворение, самопроектирование, созидание человеком своей жизни в качестве своего необходимого условия требуют наличия свободы, которую подразделяют на свободу негативную, т.е. свободу от внешних стеснений и ограничений, и свободу позитивную, нужную для достижения каких-либо поставленных делей и задач. Объективную основу свободы первого рода, её можно назвать независимостью, составляет система прав (свобод), бытующих в данном обществе. При этом, что важно, эти свободы не даны извне как произвол или подарок безличных сил и институтов. Они в конечном счёте порождены (завоёваны, отстаиваются, выигрываются или, напротив, проигрываются) самими субъектами, самими гражданами данного общества: государство лишь фиксирует то, что сформировалось в реальной жизни, а не "одаривает" по своему усмотрению или произволу юридическим статусом своих граждан, не "дарует" им права и свободы, коренящиеся на самом деле в совокупности тех общественных, в том числе юиридических, отношений, которые складываются на базе существующихобъективно производственных отношений... Для юридического статуса личности необходимо, конечно, государственное (официальное) признание масштаба свободы, которым она пользуется или на который претендует, но сама эта свобода и её рамки даны отнюдь не властью и могут ею лишь признаваться в силу объективной необходимости или не признаваться вопреки этой необходимости,

что подрывает её собственные основы. В качестве Принципа Государства правовой принцип, который не только по своей форме (например, социальный инстинкт, божественный авторитет) но и по своему содержанию есть смысл, а именно само мышление, воля. Единичная воля, и, как всеобщая воля, только как общее, возникающее из этой единичной воли как сознательной. Объединение единичных людей в государстве превращается в договор, основанием которого служит, таким образом, их произвол, мнение и решительно выраженное по их желанию согласие, явили нам впервые за всё время существования человеческого рода невероятное зрелище - ниспровержение всего пребывающего и данного, для того чтобы создать конституции великого действительного государства с самого начала и из мысли, стремясь дать ему в качестве основы лишь разумное. Объективная воля есть в себе, в своём понятии разумное, вне зависимости от того, познаётся она или не познаётся единичным человеком, соответствует или не соответствует она его желанию. Предрассудком, столь запутанным умышленно и неумышленно представителями философии, юриспруденции, политической экономии и публицистики, и смешанным с религиозными и идейными заблуждениями, является представление о том, что государство есть нечто сверхъестественное, что это некоторая сила, которой жило человечество, и которая даёт людям или может дать, несёт с собой нечто не от человека, а извне ему данное. Это представление служит оправданием существования общественных привилегий, тесно связано с корыстью групп людей, использующих государственные структуры в своих интересах. Это отражается и находит своё выражение в борьбе взглядов на государство, в оценке роли и значения государства. Государство - это есть машина для поддержания правопорядка и стабильности. Группа людей, обладающих уже историческими и экономическими познаниями и специально выделенных для управления, а не господствующих над всем остальным обществом. Главное - не забывать основной исторической связи, смотреть на вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своём развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь, и какой её надо сделать нам. Было время, когда государства ещё не было, когда держалась общая связь, самоё общество, дисциплина, распорядок труда силой привычки, основанной на неспособности ещё человека самостоятельно, в одиночку обеспечивать своё существование, защищаться и т.д. Метафизический страх мешал высказывать новую гипотезу, новое предположение как в мышлении и исследовании научном или общественном, так и в действии личном и групповом. Элементарный атавизм - инстинкт стадности обусловил понятие принудительности в правилах нравственности. Санкции нравственных понятий и стремлений придают характер обязательности подтвержению и освящению всяких побуждений, их люди искали в приказаниях, получаемых извне и подтверждаемых страхом наказания или обещанием награды в этой или загробной жизни. Первая форма ограничения свободы человека другим людьми, приведшая к подневольной эксплуатации человека человеком, существовала ещё патриархальная, или как чаще её называют - клановая. Клан - поколение, род, семья, и следы этих первобытных времён в быту многих первобытных народов остались достаточно определённо, и если взять какое угодно сочинение по первобытной культуре, всегда наталкиваешься на описания, указания и воспоминания о первобытном коммунизме, когда деления общества на рабовладельцев и рабов не было. Тогда не было государства, особого аппарата для систематического при менения насилия и подчинения людей насилию. В первобытном обществе люди ещё жили небольшими родами, находясь на самых низких ступенях своего развития, в близком к дикости состоянии: господствовали обычаи, традиции, авторитетили уважение,- власть, которой пользовались старейшины рода. Не было особого разряда людей, которые выделяются, чтобы управлять другими и чтобы в интересах, в целях управления систематически, постоянно владеть аппаратом принуждения, аппаратом насилия. Государство сводится именно к такому выделенному из человеческого общества аппарату управления. История показывает, что когда появляются отдельные "умники", отщепенцы, осмелившиеся на подвиг "не только в сражении и борьбе", но и в попытках смелого мышления и перестройки как своей личной жизни, так и жизни общественной, отделяющиеся от общины и стремящиеся жить самостоятельно, обособиться, владеть частной собственностью, создавать собственные ценности и не желающие признавать прежние обычаи, авторитеты, традиции, следовать общим предрассудкам и заблуждениям, безропотно отдавать результаты своего труда, тогда и появляются группы людей, которые постоянно принуждают всех держаться вместе, могут присваивать труд других. Возникает особый разряд людей - "специалистов" отнять и разделить, заставить, т.е. управлять. Для управления они нуждаются в особом аппарате принуждения, подчинения чужой воли насилию - в тюрьмах, вооружённных отрядах войск и пр.,- появляется государство. Развитие всех человеческих обществ во всех странах показывает общую закономерность, последовательность этого развития таким образом, что вначале возникает общество без классов - первоначальное патриархальное, первобытное общество; затем - общество, основанное на рабстве, рабовладельческое. Рабовладельцы владели и всеми средствами производства - землёй, орудиями, как бы примитивны они тогда ни были, они владели также и людьми, которые трудились и доставляли труд другим - и назывались рабами. Бывают разные формы рабства - родители владели детьми, муж женой, владели пленными, куплеными и т.д. За этой формой последовала в истории другая форма - крепостное право. Рабовладельцу слишком хлопотно было вникать во все хозяйственные вопросы и форма отношений между людьми изменилась. По отношению к крепостнику-помещику крепостной оставался зависим, но лишь в праве на отбывание известной повинности. Далее,- в препостном обществе, по мере развития торговли, возникновения мирового рынка, по мере развития денежного обращения, возникали капиталистические отношения, основанные на добровольном обмене продуктами труда. Из товара, из свободного обмена товаров возникла основанная на денежных рычагах система управления. Произошёл переворот, последствием которого была замена крепостничества капитализмом, но различные следы и пережитки крепостного права остались. Крестьяне, разрозненные и придавленные ещё в крепостное время, с переходом к капитализму превращались в большинстве в пролетариев, наёмных рабочих, составляли всю массу трудящихся, которые в процессе производства получали средства к жизни только от продажи своих рабочих рук, рабочей силы. Частью, в меньшинстве, наиболее способные и сообразительные,- в зажиточное крестьянство, которое само нанимало рабочих. Каждый из этих крупных периодов человеческой истории - рабовладельческий, крепостнический и капиталистический - обнимает десятки и сотни столетий и представляет такую массу политических форм, разнообразных политических учений, мнений, революций, что разобраться во всей этой чрезвычайной пестроте и громадном разнообразии, связанном с учениями политическими, философскими и т.д.,- можно только в случае, если твёрдо держаться руководящей основной нити, этого изменения форм господства человека прежде всего над самим собой, а затем и над силами окружающего мира, чтобы стать свободным и независимым. И с этой точки зрения разбираться во всех общественых вопросах - правовых, экономических, политических, духовных и т.д. Все великие открытия в исследовании земного шара и природы вообще, все дерзновенные попытки проникнуть в тайны природы и, будь то в дальних морских плаваниях XVI века или позднее в воздухоплавании, все попытки перестройки общества на новых началах, предпринимавшиеся с риском для жизни, все новые начинания в области искусств исходили именно из этой жажды свободы и независимости, загоравшейся сначала в отдельных людях, а то даже в целых общественных классах, а иногда и во всём народе. Ими совершался весь прогресс человечества. По своим качествам люди делятся на управляемых и на специалистов по управлению, на тех, которые поднимаются над толпой, над обществом и которых называют правителями, представителями государства. Государство всегда было известным аппаратом, который выделялся из общества и состоял из группы людей, занимавшихся только тем или почти только тем, или главным образом тем, чтобы управлять другими людьми. Эта группа людей, которые управляют другими, всегда забирает в свои руки аппарат принуждения, физической силы,- всё равно, выражается ли это насилие над людьми в первобытной дубине или в более усовершенствованном типе вооружения. Приёмы насилия менялись, но всегда, когда было государство, существовала в каждом обществе группа лиц, которые управляли, которые командовали, господствовали и для удержания власти имели в своих руках аппарат физического принуждения, аппарат насилия, того вооружения, которое соответствовало техническому уровню каждой эпохи. Почему же до сих пор люди позволяют кому-бы то ни было командовать собой? Пришедший в нравственность инстинкт общественности у человека, как и у многих животных, сильнее и действует постояннее, чем даже инстинкт самосохранения. Чувство обязательности нравственного ерпает начала внутреннего давления глубже, чем в обдуманном сознании, - оно находит его в тёмных и бессознательных глубинах существа. Социальная история человека началась с того, что он вырос из состояния единства с природой, осознав себя как существо, отдельное от окружающего мира и от других людей. В течение длительного времени это осознание было весьма смутным. Индивид оставался тесно связанным с природным и социальным миром; уже сознавая себя как отдельное существо, он в то же время чувствовал себя частью окружающег мира. Процесс растущего обособления индивида от первоначальных связей - можно назвать этот процесс "индивидуализацией", - по-видимому, достиг наивысшей стадии в Новое время, то есть от эпохи Возрождения и до наших дней. В истории жизни каждого индивида виден тот же процесс. Родившись, ребёнок уже не составляет единого целого с матерью и становится биологическим существом, отдельным от неё. Однако, хотя такое биологическое разделение является началом индивидуального существования человека, ребёнок в течение долгого времени сохраняет функциональное единство с матерью. Пока и поскольку индивид, фигурально выражаясь, не порвал пуповину, связывающую его с внешним миром, он не свободен; но эти узы дают ему ощущение принадлежности к чему-то, как бы гарантируют ему безопасность существования за счёт корней в какой-то почве. Эти "первичные узы" существуют до того, как процесс индивидуализации приводит к полному обособлению индивида. Они органичны - в том смысле, что являются естественным фактором нормального человеческого развития. Они предполагают отсутствие индивидуальности, но дают индивиду уверенность и жизненную ориентацию. Эти узы связывают ребёнка с матерью, первобытного человека с его племенем и с природой, а средневекового - с церковью и с его сословием. Когда достигается полная индивидуализация, когда человек освобождается от этих первичных уз, перед ним встаёт новая задача: сориентироваться и укорениться в мире, найти для себя какие-то гарантии, которые просто не были нужны при его прежнем существовании. При этом свобода приобретает другое, новое содержание. Требуется уточнить эти понятия, рассмотрев их более подробно в связи с индивидуальным и общественным развитием. Относительно быстрый переход от внутриутробного к собственному существованию, обрыв пуповины означает начало независимости ребёнка от тела матери. Но эту независимость можно понимать лишь в грубом смысле разделения двух тел. В функциональном смысле младенец остаётся частью тела матери. Она его кормит, ухаживает за ним и оберегает его. Постепенно ребёнок приходит к осознанию того, что его мать и другие объекты - это нечто отдельное от него. Одним из факторов этого процесса является психическое и общее физическое развитие ребёнка, его способность схватывать объекты - физически и умственно - и овладевать ими. Ребёнок осваивает окружающий мир через посредство собственной деятельности. Процесс индивидуализации ускоряется (или замедляется) воспитанием. При этом возникает ряд фрустраций (разочарований), запретов, и роль матери меняется: выясняется, что цели матери не всегда совпадают с желаниями ребёнка, иногда мать превращается во враждебную и опасную силу. Этот антагонизм, который является неизбежной частью процесса воспитания, становится важным фактором, обостряющим осознание различия между "Я" и "ТЫ". Проходит несколько месяцев, прежде чем младенец вообще начинает воспринимать других людей как других и становится способен реагировать на них улыбкой, но лишь через годы он перестаёт смешивать себя с миром. До тех пор ребёнок проявляет специфический, свойственный детям эгоцентризм, который вовсе не исключает интереса и нежности к другим людям, но "другие" ещё не вполне осознаются как действительно отдельные от него. По той же причине отношение к власти в ранние детские годы и в последующее время принципиально отличается своим содержанием. Родители - или кто-то, кто олицетворяет власть,- ещё не осознаются как совершенно отдельные существа: они являются частью мира ребёнка, а весь этот мир ещё является частью его самого. Поэтому подчинение родителям - это совсем не то подчинение, какое имеет место, когда ребёнок становится по-настоящему отдельным существом. С самого начала своего существования человек сталкивается с выбором между различными способами действий. Акт неподчинения, акт свободы прямо связан с началом человеческого мышления. Человек отделился от природы; став "индивидом", он сделал первый шаг к тому, чтобы стать человеком. По мере роста ребёнка - по мере того, как рвутся первичные связи, - у него развивается стремление к свободе и независимости. Но что происходит с этим стремлением, зависит от окружающих условий. Прежде всего ребёнок становится сильнее и физически, и эмоционально, и интеллектуально; активность и энергия развиваются в каждой из этих сфер. В то же время эти сферы всё больше интегрируются; развивается определённая структура, руководимая волей и разумом индивида. Эта структура - совокупность черт характера, стремлений, разума и воли индивида называется личностью. Первым аспектом растущей индивидуальности является развитие личности. Границы роста индивидуальности и развитие личности в какой-то мере определяются и индивидуальными условиями, но в основном - социальными. Различия между индивидами в каждом обществе кажутся значительными, но в любом обществе существует определённый предел индивидуализации, за который нормальный индивид выйти не может. Первичные узы обеспечивают фундаментальное единство с окружающим миром и ощущение безопасности. По мере того, как ребёнок обособляется от этого мира, он начинает сознавать своё одиночество, свою отдельность от других. Эта отделённость от мира, который в сравнении с индивидуальным существом представляется ошеломляюще громадным, мощным - а иногда и опасным, угрожающим,- порождает чувство беззащитности и тревоги. Пока человек был неотделимой частью мира, пока не осознавал ни возможностей, ни последствий индивидуальных действий, ему не приходилось и бояться его. Но, превратившись в индивида, он остаётся один на один с этим миром, ошеломляющим и грозным. Возникает стремление отказаться от своей индивидуальности, побороть чувство одиночества и беспомощности, а для этого - слиться с окружающим миром, раствориться в нём. Попытки такого возврата неминуемо принимают характер подчинения, при котором никогда не исчезают противоречия между властью<и ребёнком, подчиняющимся этой власти. Сознательно ребёнок может считать себя удовлетворённым, но подсознательно он чувствует, что платит за ощущение безопасности полноценностью и силой своей личности. В конечном итоге подчинение приводит к обратному результату: неуверенность ребёнка возрастает, и в то же время в нём развивается враждебность и мятежность против людей, от которых он продолжает зависеть или стал зависим. Однако подчинение - это не единственный способ избавиться от одиночества и тревоги. Другой путь - единственно продуктивный, не приводящий к неразрешимым конфликтам,- это путь спонтанных связей с людьми и природой, то есть таких связей, которые он сам выбирает, которые соединяют человека с миром, не уничтожая его индивидуальности. Такие связи, наивысшими проялениями которых являются любовь и свободный, творческий труд, кореняться в полноте и силе целостной личности и поэтому не ограничивают развитие личности, а способствуют этому развитию до максимально возможных пределов. Процесс индивидуализации - процесс усиления и развития его личности, его собственного "Я"; но в ходе этого процесса утрачивается идентичность с остальными людьми, ребёнок отделяется от них. Прогрессирующее отделение мо-

жет привести к изоляции, которая перерастает в потерянность и порождает интенсивную тревогу и неуверенность; оно же может привести и к принципиально новой близости: к солидарности с другими людьми, если ребёнок окажется в состоянии развить в себе внутреннюю силу и творческую активность, которые являются предпосылками этого нового типа связанности с миром. Первичные узы блокируют его человеческое развитие. Они стоят на пути развития его ума и критических способностей; они позволяют ему сознавать себя и других лишь в качестве членов племени, социальной или религиозной общины, а не в качестве самостоятельных человеческих существ. Короче, первичные узы мешают человеку стать свободным творческим индивидом, самостоятельно определяющим собственную жизнь. История Европы и Америки с конца средних веков - это история полного обособления индивида. Особенность нового духа, возникшего в результате изменений в человеческой психике - духа свободы - это один из источников идеи свободы и автономии человека в том виде, как эта идея представлена в современных демократиях. При этом идея ничтожности отдельной личности, её принципиальной неспособности полагаться на себя, её потребности в подчинении составляет главный тезис идеологии Гитлера и Ленина, сделавших основной акцент на порочность человеческой натуры, на ничтожность и беспомощность индивида, на необходимость подчинения индивида внешней силе. У них не нашлось места для понятий индивидуальной свободы и моральной независимости. Для связи индивидуализированного человека с миром существует только один продуктивный путь: активная солидарность с другими людьми, спонтанная деятельность, которая снова соединяет его с миром, но уже не первичными узами, а как свободного и независимого индивида. В начале формирования современного человека традиционные жизненные устои значительной части населения, присущие отдельно взятым людям элементы в характере человека, тип характера личности которых фундаментально отличается от формируемого современной социальной системой, поэтому такой человек не способен сам собой руководить, не может реализовать свою личность. Однако, если для недостаточно развитых личностей экономические, социальные и политические условия, от которых зависит весь процесс индивидуализации человека, не могут стать основой для такой позитивной реализации человека, но в то же время люди утрачивают первичные связи, дававшие им ощущение уверенности, то такой разрыв превращает свободу в невыносимое бремя: она становится источником сомнений, влечёт за собой жизнь, лишённую цели и смысла. Растущая независимость такого человека от внешних властей, его растущая изолированность даёт в результате и растущее чувство ничтожности и бессилия. И тогда возникает сильная тенденция избавиться от такой свободы: уйти в подчинение или найти какой-то другой способ связаться с людьми и миром, чтобы спастись от неуверенности даже ценой свободы. Вначале и общество и государство были гораздо мельче, располагали несравненно более слабым аппаратом связи - не было теперешних средств сообщения. Горы, реки и моря служили неимоверно большими препятствиями и образование государства шло в пределах географических границ, довольно узких. Технически слабый государственный аппарат обслуживал государство, распространявшееся на сравнительно узкие границы и узкий круг действий. Но всё же был достаточный аппарат, который принуждал рабов оставаться в рабстве, удерживал одну часть общества в принуждении, зависимости и угнетении у другой. Принуждать одну преобладающую часть общества к систематической работе на другую нельзя без постоянного аппарата принуждения, состоявшего в большинстве из рядовых членов общества. Для этого и появился особый институт - государство. Формы государства были чрезвычайно разнообразны уже во времена рабовладельческие в древней Греции и Риме, странах по тогдашнему наиболее передовых, культурных и цивилизованны. Тогда уже возникает различие между монархией и республикой, между аристократией и демократией. Несмотря на эти различия, государство времён рабовладельческой эпохи было государством рабовладельческим, всё равно - была ли это монархия или республика аристократическая или демократическая. Между монархическими и республиканскими формами государства была борьба, но главным было лишь эффективность осуществления функций этих государств по защите признаваемых прав и существовавших общественных отношений, основанных на подчинении интересов личности общественным интересам. В рабовладельческом государстве могла быть монархия, аристократическая или даже демократическая республика, но суть дела оставалась одна и та же: отдельный человек, люди, рабы, не имели никаких прав и оставались угнетёнными. То же самое и в крепостном государстве. Менялись лишь формы эксплуатации человека, но право каждого на свободу и независимость не признавалось в принципе. Основной признак крепостного права - привязанность, прикрепление крестьянина к земле, работника к предприятию, жилищу - отсюди и само понятие - крепостное право. Крестьянин мог работать на себя лишь некоторое определённое время, остальное обязан был работать на хозяина. Даже помещик обязан был служить монарху или государству. Вся история полна беспрерывных попыток угнетённых свергнуть угнетение, обрести свободу и независимость. История рабства знает тянувшиеся многие десятилетия войны за освобождение от рабства. Эти гражданские войны проходят через всю историю существования общества и государства. Вся эпоха крепостного права равным образом полна постоянных восстаний крестьян. Но даже когда им удавалось свергнуть неугодных правителей и даже поставить у власти представителей из своей среды, для удержания своего господства, для сохранения своей власти правитель как и помещик должен был иметь аппарат, который бы объединил в подчинении ему громадное количество людей, подчинил их известным законам, правилам, - и все эти законы сводились в основном к одному - удержать власть помещика над крепостным крестьянином либо общества над личностью, независимо от формы государства, было ли оно монархическое, признававшее власть одного, или республиканское, когда признавалось более или менее участие выборных от общества. И снова возникали возмущения, бунты и революции.

Развитие торговли, развитие товарообмена привело к выделению нового класса людей, независимых от тесных общественных связей. Буржуа (фр. bourgeois - гражданин) - жители города, мещане, обыватели, не связанные крепостной зависимостью от хозяев, не обременённые заботами о подчинённых. В конце средних веков возник Капитал - не вещь, и даже не деньги,- а производственное отношение, основанное на свободном обмене товарами и услугами. Особенно после открытия Америки мировая торговля достигла громадного развития, увеличилось количество драгоценных металлов, серебро и золото, признаваемые как богатство во всём мире, стали орудием обмена, денежный оборот дал возможность наиболее сообразительным и изобретательным держать громадные богатства в одних руках. Падали экономические силы, основанные на чисто физическом, принудительном подчинении, и развивалась сила нового, основанного на чисто добровольном, свободном выборе каждого за себя, предпочтения. Перестройка общества происходила таким образом, чтобы все граждане стали равноправными, чтобы отпало прежнее деление на рабовладельцев и рабов, чтобы все признавались равными перед законом, независимо от того, кто чем владеет - землёй ли на правах частной собственности, или это - голяк, у которого одни рабочие руки, - все равны перед законом и свободны распоряжаться собой и своей собственностью независимо от других. Закон одинаково охраняет всех, охраняет собственность, от покушений против собственности со стороны массы, которая, не имея собственности, не имея ничего и не умея распо-

рядится собой, постепенно нищает и разоряется. И это свобода не только для того, кто владеет собственностью, но и свобода не способных распоряжаться собой самостоятельно объединяться для взаимодействия, при условии уважения прав не желающих в этом участвовать. Государство по-прежнему остаётся машиной, которая помогает держать в подчинении толпу. Оно теперь ограничивает нарушителей свободы, стремящихся строить отношения, основанные на принуждении, на подавлении одних другими, навязывании своих проблем и интересов другим, ограничении независимости вы бора каждого для себя и за себя. Государство осуществляет всеобщее избирательное право, и не только голосованием на выборах, но и голосованием деньгами, выбирая тот или иной товар, газету, книгу, фильм и даже валюту. И ногами, выбирая клуб, группу, общество, учение, культуру, религию, партию, город и даже другое государство. Демократическая республика и всеобщее избирательное право были громадным прогрессом: они дали возможность людям достигнуть того объединения, того сплочения, которое они имеют на основании соответствия личных интересов; дисциплину, основанную на уважении прав и законных интересов каждого. Право на свободу выбора лишает права на бунт. Рабы восставали, устраивали бунты, открывали гражданские войны, но никогда не могли создать сознательного общества, руководящегося ясным пониманием, к какой цели идут, какие средства целесообразны и допустимы, и даже в наиболее революционные моменты истории всегда оказывались слепыми пешками в руках предводителей. Свободные люди мечтают о новых степенях свободы, рабы способны мечтать лишь о собственных

рабах. Буржуазная, т.е. гражданская республика, парламент, всеобщее избирательное право,- всё это представляет громадный прогресс всемирного развития общества. Человечество шло к капитализму, и только капитализм, благодаря городской культуре, дал возможность угнетённым осознать себя и создать то всемирное сообщество, те миллионы людей, которые организованы по всему миру в сообщества по искренним интересам, которые сознательно руководствуются всеобщими мировыми ценностями, принципами гуманизма. Каждый теперь может сознавать себя свободным и ответственным человеком, видеть такого же ответственного человека в другом, строить отношения с ним на основе взаимности и договора. Без парламентаризма, без выборности представителей и единого лидера-президента, губернатора, мэра развитие самосознания и ответственности за свой выбор было бы невозможно. Свобода определяет человеческое существование как таковое, но кроме того, понятие свободы меняется в зависимости от степени осознания человеком себя самого как независимого и отдельного существа. Вот почему перелом оказывается таким трудным. Не только сознательные лицемеры, парторги, попы, даже учёные поддерживают и защищают ложь, что люди не могут быть свободны и независимы от общества и государства, и что только государство призвано и способно защищать интересы всех, но и массы людей, искренне повторяющие старые предрассудки и не могущие понять перехода от старого примитивного существования, рабски зависимого от государства, общества, толпы, к свободе и независимости каждого. Не только люди, стоящие у власти, находящиеся в прямой зависимости от управляющих или управляемых, или которые подкуплены властьпридержащими, а на службе состоит масса всякого рода учёных, художников, журналистов, политиканов, попов и т.п., но и люди, просто находящиеся под влиянием предрассудков несвободы тоталитарной зависимости, всё это ополчилось против рыночных отношений, свободы предпринимательства, свободы торговли, свободы информации, взлядов и вкусов во всём мире за то, что при своём основании свобода и независимость отбросила все предрассудки и ложь, открыто заявила: вы твердите, что государство и общество должно защитить интересы всех, а на самом деле это всегда будет "один интерес на всех, мы за ценой не постоим". Если государству позволить решать дела всех, то оно примется подавлять и преследовать каждого, кто станет заниматься своим личным интересом независимо от других. Пример этого - и Гитлеровская Германия, и Советский Союз, и Куба, и Вьетнам. Нигде общество, толпа не господствует так цинично и беспощадно, и нигде этого не видно с такой ясностью, как именно в этих странах, хотя это демократические республики (но с социалистическими оговорками), как бы ни были они изящно размалёваны, несмотря ни на какие слова о трудовой демократии, о равенстве (вместо равноправия) всех граждан. На деле господствуют те, кто "более равны", и всякие попытки людей добиться сколько-нибудь серьёзного улучшения своего положения встречаются немедленной гражданской войной. В этих странах больше солдат, чем они могут прокормить, поэтому когда случается стачка или восстание, вооружённых дармоедов направляют добывать себе пропитание. Поэтому нигде подавление освободительного движения не происходит с такой беспощадной свирепостью и бессмысленной жетокостью. Нигде в парламенте не сказывается так сильно преобладание пропаганды и идеологии над здравым смыслом как именно здесь. Сила идеологии, предрассудков - всё, а парламент, выборы, - это марионетки, куклы... Составной частью официальной доктрины стал лозунг "нового человека", нескончаемая компания всеобщего принудительного перевоспитания, перековки и переделки человеческой личности в существо, свободное от забот и труда, от страданий и слёз, а прежде всего и главным образом - от бремени нравственного выбора. Этот классический идеал утопизма просто и цинично использовался для оправдания постоянно возникавшей и никогда не решаемой до конца задачи сугубо практического порядка: подавления "старого", обычного человека в человеке. Превратить человека в "винтик" стремились не для реализации утопических конструкций, а для удержания и расширения власти. Суверенность личности была опасной и недопустимой, поскольку подрывала саму основу тотальной власти - её тотальность. Под флагом сменявших друг друга кампаний борьбы против отклонений, увлечений, бытовизма, индивидуализма, групповщины, мелкобуржуазности и т.п. в конечном счёте осуществлялось постоянное централизованное и групповое насилие над мыслью, чувством и желаниями человека. Теоретические выкладки относительно общественной природы человека служили всего лишь оправданием концепции государственной принадлежности человека - чего-то наподобие универсального государственного рабовладения и столь же универсального рабского подчинения. Человека приучали (и приучили!) равняться на "всех", на молчаливо послушное или по приказу беснующееся большинство посредственностей, довольствоваться минимально малым во всём, уповать на милостивую заботу власти и ненавидеть любых возмутителей спокойствия, всех, кто "гонит волну". Его научили отрекаться от родных, близких и самого себя. Его приучили трепетать и шагать в ногу. Благодаря изощрённости идеологов и проповедников государственного насилия над природой человека стали возможны и грандиозные перевороты, и пароксизм идеологических истерий, и массовые насилия, осуществлявшиеся руками "массовых" исполнителей при массовом же пособничестве и соучастии. В результате слабость, неразвитость, подавленность индивидуального начала в человеке и общественном сознании. Индивид беспомощен, масса могущественна. Большинство всегда право. Общественные интересы выше личных. Нельзя перечить коллективу. Человек принадлежит обществу... Этот лозунговый набор стал столь привычным, что о нём не принято задумываться. Дело не просто в штампах, а в словесных и ценностных ориентациях, которые за ними стоят. Даже если это не прямо ориентиры для действия, а только приёмы приспособления к господствующим настроениям или даже способы камуфляжа. Эти ориентации чаще всего фигурируют под именем коллективистских или общественных. Но имена эти мало о чём говорят. Какой именно коллектив строится на подавлении< личности и коллективном заложничестве, всеобщей слежке и выдаче инакомыслящих: банда, семья, мафия, партия? Кто и по какому праву выступает от имени общества? Об этом спорили сотни лет, и в дискуссиях о самой идее социализма - пока это была лишь идея - и в миражах антиутопий от Е.Замятина до А.Зиновьева на этот счёт было сказано много разумного, но главное - что система, построенная на подавлении личности, ни коллективу, ни обществу в целом не может быть гарантом. Любое общество может быть только таким, каковы люди, его образующие. Если не порвана пуповина крепостной зависимости человека от рода-племени-власти, то неиндивидуализированность, принудительная "коллективизация духа", "соборность," отсутствие личностного начала и общественного договора составляют неотъемлемую особенность сознания"олигархического коллективизма" Когда отсутствуют в развитом виде экономические, юридические, политические гарантии личности то приводится в действие традиционный механизм: глубоко въевшаяся привычка выдавать отсталость и неразвитость за достоинство и доблесть. Патриотизм становится идеологией мерзавцев, последним убежищем негодяев. Переход от племенного рабства к государственному соблазнительно прост и часто кажется самой удобной формой сочетания традиционной жизни с современной техникой. Отмежеваться от "растленного Запада" привычнее и проще, чем пробиться на путь современной цивилизации. Комплекс неполноценностиp возводится в государственную идеологию, создаётся столь мощное орудие порабощения человека, что умозрительные карточные домики всех утопистов не идут с ними ни в какое сравнение. Какими бы формами ни прикрывалась республика, пусть то будет самая демократическая республика, но если осуществление прав одних граждан поставлены в зависимость от других, если в ней свобода выбора ограничена, если нет частной собственности на землю, на средства производства, если в ней не гарантируется свобода передвижения, свобода распоряжаться результатами своего труда, свободный доступ к информации, товарам и услугам независимо от границ, то это государство - машина, чтобы ограничивать, угнетать одних другими. Чем дальше, тем больше проясняется сознание людей, и тем шире распространяются идеи Сободы, Независимости, Неотъемлемых Прав Личности, особенно после кровавых боен, устроенных "радетелями народного блага". И эта машина непременно станет пробуксовывать. Люди отбросят предрассудки о том, что государство есть всеобщее равенство, - это обман: если один человек указывает другому, решает за него, что делать, не может быть равенства. Вооружённый не может быть равен безоружному. Неважно оружие ли это для боя или орудие труда. Вооружённый знанием, умением, сообразительностью, способностью выбирать ценности и мотивировать поступки, силой воли, способен отнять у карателей власть, под лозунгом "за нашу и вашу свободу", руководствуясь провозглашённым чехами в 1968 г. принципом "ни капли воды советским оккупантам" разгромить любую армию. Тогда возможности к принуждению не останется и придётся уважать права свободной независимой личности. Принудительная эксплуатация станет невозможной. Поведение человеческих масс складывается из поведения отдельных людей. Объяснение любого поведенческого акта содержится в простоте и ясности представления о том, кто за что отвечает и кто в чём виноват. Не противоречит этому и строгий детерминизм, согласно которому любой поступок однозначно предопределён объективными законами и задача сводится только к тому,

чтобы их обнаружить. Причины поведения могут с этих позиций определяться либо внутренними законами, включая историю данного человека, его прошлый опыт, либо внешними закономерностями конкретной ситуации, либо специфическим сочетанием того и другого. Точка зрения детерминизма задаёт императив объективности, поиска причинно-следственных связей, требует "докопаться до корней", и вполне совместима с признанием ответственности человека за свои поступки. Именно ответственность помогает обойтись без религиозного "покаяния", перекладывания ответственности на бога (или чёрта). Исследования показали, что одной из важнейших характеристик личности человека является так называемая "атрибуция ответственности": люди сильно отличаются в отношении того, в чём они видят причины своих поступков, своих успехов и неудач - в самих себе или в других людях, в случайности, в обстоятельствах. Склонность возлагать ответственность на самого себя - качество, играющее огромную роль в адаптации человека к трудностям, к учёбе и труду, к душевным кризисам и межличностным конфликтам. Хотя человеческая мысль склонна вращаться в закнутом кругу "произвол - предопределённость", делать это, к счастью, совсем не обязательно. Сознание человека, его нравственные качества, убеждения и в конечном счёте поведение определяются не только материальными условиями жизни, но и предшествующей духовной историей, не только экономикой, но и культурой. Культура же - в такой же степени детерминант сознания, как и его продукт. Мы сами решаем, какие аспекты культуры нам ближе. В.Франкл создал свою научную концепцию в концлагере, что наш выбор всегда имеет основания, но не причины. Сколь бы ни были сильны эти основания, в принципе всегда есть возможность их отвергнуть, так как их действие не носит характера материальной причинности. Опыт, факты - только условие познания, но не причина наших знаний. Человек воспринимает не отдельные факты, а мир в целом. Привести же факты в систему всегда можно разными способами, и эта систематизация, интерпретация фактов есть результат выбора. Но если даже в такой, казалось бы, объективной области, как знания, существует свобода выбора, то тем более это касается эмоций и чувств, всего нашего поведения. Управление собственными поступками для достижения целей и выбирать те или иные средства из множества возможных, мотивировать намерение, требующее достаточно сложного выполнения, обуславливает необходимость сформулировать стратегию плана и передавать его в сжатой и концентрированной форме членам человеческого общества, причём момент формулирования такого плана зачастую должен быть отдалён от момента достижения конечной цели многими днями и неделями, годами и десятилетиями. Разные люди обладают неодинаковыми способностями сформировать подобный план при попытках решить жизненные задачи. Недостаточность сознания, воли, способности давать себе отчёт в своих действиях и руководить ими делают их несостоятельными гражданами. Попрашайничающих и даже требующих от других обеспечить их самих и детей, которых они наплодили, не будучи сами в состоянии предоставить потомству всё необходимое для безбедной и счастливой жизни. Такие люди не способны строить и приводить в исполнение достаточно сложные, многоэтажные, иерархически организованные многоступенчатые рациональные планы. Человек затрудняется сделать выбор, принять решение. Встречаются чудовища с весьма ограниченным числом полезных инстинктов, ещё меньшим - чувства самодостаточности, и даже с полным отсутствием интеллекта. От окружающих требуются особые усилия, чтобы приобщить их к усвоению правоспособности, необходимой для нормального существования. Государство осуществляет попечительство над гражданами, неспособными самостоятельно обеспечить своё существование. Гражданин, который вследствие физической или умственной недостаточности, неспособности ставит себя и свою семью в тяжёлое материальное положение, может быть ограничен, но только судом, в дееспособнности в установленном законом порядке и над ним устанавливается попечительство. Он вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки, а получать заработок и иные доходы и распоряжаться ими, совершать крупные сделки он может лишь с согласия попечителя. Граждане, которые вследствие психического расстройства не могут понимать значения своих действий или руководить ими самостоятельно, могут быть признаны судом недееспособными и над ними устанавливается опека. И только тогда от имени гражданина, признанного недееспособным, решения принимает его опекун. Опека и попечительство устанавливается для защиты прав и интересов недееспособных или не полностью дееспособных граждан. Опека и попечительство устанавливается также над несовершеннолетними в целях их воспитания при отсутствии у них родителей, усыновителей, а также в случаях, когда такие граждане по иным причинам остались без родительского попечения, или когда родители уклоняются от их воспитания либо не способны защитить их права и интересы. Соотвествующие этому права и обязанности опекунов и попечителей определяются законом. Опекуны и попечители выступают в защиту прав и интересов своих подопечных в отношениях с любыми лицами, в том числе в судах, без специального полномочия. Опекуны являются представителями подопечных в силу закона и совершают от их имени в их интересах все необходимые сделки. Попечители оказывают подопечным содействие в осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей, а также охраняют их от злоупотреблений со стороны третьих лиц и защищают их права и интересы, они обязаны также заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом и лечением. Опекуны и попечители несовершеннолетних должны также заботиться об их обучении и воспитании. Органы местного самоуправления являются органами опеки и попечительства, назначают по месту жительства подопечных опекунов и попечителей, осуществляют надзор за их деятельностью. По просьбе дееспособного гражданина, который по состоянию здоровья не может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, над ним может быть установлено попечительство в форме патронажа. Распоряжение имуществом, принадлежащим подопечному, осуществляется попечителем (помощником) на основании договора поручения или доверительного управления, заключённого с подопечным. Совершение бытовых и иных сделок, направленных на содержание и удовлетворение бытовых потребностей подопечного, осуществляется его попечителем (помощником) только с согласия подопечного. Кооперативная и индивидуальная трудовая деятельность, коллективное и частное предпринимательство, аренда, подряд, фермерство, производственное самоуправление, несколько кандидатов в избирательных бюллетенях, принцип разделения властей, идея правового государства, соблюдения прав человека и т.д. - всё это давно апробировано исторической практикой. Эти формы прошли многолетню, иногда многовековую историческую проверку. На Западе годами делали дело, которое должны были делать мы сами. Развитие общества и саморегулирование социально-экономических и других общественных механизмов, аппеляция к человеку, сознанию, воле, возможности выбора и т.п. безмерно усложняет процессы, но не отменяет объективности исторического процесса. Принцип соревновательности, конкурентности, цивилизованной борьбы различных сил, тенденций, идей на всех уровнях общественной и государственной жизни делает невозможным принудительный характер произвольного их формирования и изменения, основанные лишь на учёте небольшой части бесчисленного множества параметров и связей. Эти принципы - источники, основное и обязательное условие жизненности, эффективности, динамизма, они предохраняют от неожиданных, негативных и зачастую трагических результатов чистого энтузи-

азма и фанатизма. Конституция, этот общественный договор, закрепляет разделение сфер деятельности как ветвей власти, призванных решать предоставленные обществу вопросы, так и личной, неприкосновенной частной жизни гражданина, куда обществу и государству вмешиваться запрещено. На основании Конституции и в пределах предоставленных ею границах компетенции издаются Законы, определяющие непосредственно порядок и условия взаимодействия ветвей власти, чиновников и граждан. В соответствие с Конституцией законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых государством и обществом отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательство кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане (физические лица) и юридические лица (предприятия, организации) приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в собственном интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Законом защищаются неотчуждаемые права и свободы человека и другие, материальные блага. В странах, государства которых основаны на этих принципах, и прежде всего в США и Швейцарии, меньше солдат, постоянного войска, существует милиция, народное ополчение, каждый имеет оружие у себя, и в любое время в состоянии защитить свои неотъемлемые права на неприкосновенность личности от любых посягательств. Практическое отсутствие желающих расстаться с этими странами и неимоверные очереди желающих поселиться в них говорят сами за себя. Международное право предусматривает возможность также признавать несостоятельными государства, народ которых не может сформировать правительство, способное обеспечивать на своей территории правопорядок, соблюдение гражданских, политических, экономических прав людей, неприкосновенность личности. По решению международных органов такие страны передаются под покровительство других государств, способных осуществить управление ими для обеспечения безопасности и благосостояния населения. Так, переданный под управление Великобритании Гонконг достиг невероятных успехов в развитии экономики в короткий срок. Таких примеров много в Африке, Азии и Америке. Применение международных санкций предусматривается также к государствам, совершающим агрессию или иное вмешательство в дела других государств. -У дороги в ожидании - огромная толпа, - Кого вы ждёте? -спросил мудрец. - Нам сказали, что здесь должна пройти Свобода. - Глупцы! Если вы не пойдёте Свободе навстречу, не видать вам её никогда... (Джанни Родари).


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"