Тимуриды Люда и Игорь: другие произведения.

Су-47 для матери одиночки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.45*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативная история (2005 год). Что делать, если я, глупая девочка, с большим трудом закончившая школу и кулинарный техникум, вдруг попадаю в странную ситуацию? Если, придя первый раз на работу, я вдруг обнаруживаю, что затевается что-то страшное и непонятное, понять которое мне не силам...

   

Люда и Игорь Тимуриды
СУ-47 ДЛЯ МАТЕРИ ОДИНОЧКИ
(философско-юмористический боевик из современной жизни России)

   






Связь с авторами по timyr30@mail.ru

Что делать, если я, глупая девочка, с большим трудом закончившая школу и кулинарный техникум, вдруг попадаю в странную ситуацию? Если, придя первый раз на работу, я вдруг обнаруживаю, что затевается что-то страшное и непонятное, понять которое мне не силам...




Глава 1.


Когда у тебя намечается плохой день, то, обычно, ничего не предвещает его. Даже если ты дура и действительно состоишь на учете. Наоборот, утро начинается солнечно, гороскоп по радио говорит, что Стрельцы сегодня в ударе. Но никто тебе прямо не скажет, что тебя сегодня долбанут, ударят и прибьют. Все обиняками, намеками...
Сегодня я первый раз устроилась на работу...
Я стояла перед кабинетом. Грудь заливало счастье, голова кружилась от радости. А мне еще говорили, что я дура. А я дослужилась аж до официантки! Брат будет рад. Сегодня я работала первый день. А брат с ужасом говорил, когда уезжал в Германию, что меня нигде не возьмут. Я слишком глупая для этого.
Я действительно не слишком умная. Меня в детстве чем-то там долбануло. И с математичкой мы действительно ладили только в одном случае – когда она говорила, что кто-то из нас дура. Ну и что, я зато пищевой техникум закончила. А там всякие цианистые калии не нужны, тоже мне химичка...
Я поправила фартук и с любовью посмотрела на него. Мне нравилось, какой он блестящий. Правда, день немного омрачало, что я уже допустила крошечную ошибку. Ну, не так поняла человека. Важный клиент в кабинете попросил девочку. Я нигде не видела девочки. Я переспросила еще раз. Он сказал – молодую. Девочка молодая. Я поняла, что он ищет дочку. Что она потерялась. Я обратилась к бармену. Так и сказала – дочку требует.
Он засуетился.
И сказал, что раз человек ищет дочку, значит надо ее вызвать. Я вообще-то глупая – я так и не поняла, почему он не вызвал милицию, раз ребенок потерялся. Но бармен сказал, что мы выполняем все малейшие желания клиентов, особенно таких важных. И что он тут же вызовет. Тем более что она была восемнадцатилетней, бармен ее знал, и была с приятелем в соседнем зале. Ну, я и провела ее в полутемный кабинет. А как она накрашена была, юбка короткая, грудь открыта...
Я осуждающе покачала головой. Нет, не та молодежь пошла...
- Я привела вам ту, кого вы требовали... - сказала я и ушла.
Он так на нее посмотрел!
Боже, как они там кричали! Сначала на друг друга, потом на ресторан, а потом все вместе на меня...
Я потом заплакала.
- Я же не хотела! – вытирая слезы, пожаловалась я. – Он сам просил...
Короче, все это кончилось лишь, когда мне десять раз повторили, что указания надо выполнять дословно, без отсебятины. И что "девочки" – это просто слово такое, а на самом деле они уже взрослые девушки, которые придут к клиенту, и будут развлекать его разговорами. Ты все поняла?
Я согласилась.
И вот теперь я стояла в ресторане перед кабинетом, чтобы принять заказ. Я очень волновалась. Ресторан славился тем, что здесь доставали все, что можно. Я вздохнула, и, широко улыбаясь, шагнула в дверь. Все-таки официантка это звучит гордо.
- Что вам подать? – важно спросила я.
- О, сука... - пьяно сказал клиент. – Не хочу...
- Вам что-нибудь принести...
- Четырех мальчиков...
- К-кого... - присела я.
- Четырех мальчиков! – рявкнул клиент, трезвея.
- Каких? – шокировано спросила я.
- Да любых пойди, первых попавшихся...
Я пожала плечами.
- И получше! – крикнул он вдогонку.
Я вышла и пошла куда глаза глядят.
Слева сидели мальчики. Только они были какие-то с синими тенями под глазами. Какие-то слабенькие и дохлые, – подумала я. Будто из концлагеря вышли. На понятие получше они явно не подходили.
И тут я увидела за столиком четырех человек. Прекрасные мальчики – с придыханием подумала я, замирая от восторга. Аж дух защемило. Мальчики, это слово такое, а на самом деле это взрослые мужчины. Громадные, широкоплечие, бритоголовые. Я сразу поняла, что это именно те. Получше не было. Даже я расклеилась.
- Мальчики, вас там клиент зовет! – сладко и замирая сказала я.
- Что ему надо? – грубо спросил самый ужасный, с головы до ног перевитый татуировками с орлами.
- Не знаю... Желания клиента – закон, - преданно глядя на него во все глаза, сказала я.
- Ну, пошли... - они тяжело поднялись.
Я услужливо забежала вперед.
- Я привела вам тех, кого вы заказывали!
Он как-то непонятно потер руками и как-то масляно поглядел на меня.
Я затравлено попятилась.
И тут в дверь вошли мальчики. Чуть не выломав ее плечами.
- О... - закатив глаза, сказал человек. – Какая неожиданность... Под известных авторитетов работаете, да... Я прямо балдею... Плачу в десять раз больше за такое... Ну, ничего, не стесняйтесь, давайте...
Мне показалось, что он как-то не так с ними разговаривает.
- Мальчики, это только слово такое, - затравленно испуганно тихо бормотала я слова как заклинание, - а на самом деле это взрослые мужчины, которые приходят и...
Я поспешно отступила подальше, подальше от двери.
А потом побежала прочь.
Мне показалось, судя по сопению мальчиков, что что-то я неправильно сделала.
- Аааааааааа!!!!!!! – раздался из-за двери безумный крик человека. – ААААААААА!!!!
Мимо меня промчался метрдотель.
Он заглянул туда.
Потом затравленно выглянул.
- Что ты сделала!?! – злобно прошипел он.
- Он попросил найти четырех мальчиков... - отступая от его красных глаз, сказала я.
- А ты что?
- А я нашла! – приходя в себя, гордо ответила я. Ведь я все сделала правильно. Мальчики, это просто слово такое, на самом деле это...
Схватившись за голову, тот кинулся обратно в кабинет.
А я кинулась прочь.
- Что там происходит!?! – вцепился в меня сидящий за столиком громадный мужчина. Который облился вином при крике.
Я быстро завращала мозгами. При инструктаже метрдотель говорил – при неожиданных ситуациях проявите находчивость, успокойте клиента. Потом пообещайте ему что-то бесплатно.
- Что это!? – истерически дернул меня клиент.
- Успокойтесь... - загадочно сказала я ему. – Это экстремальные секс услуги... VIP клиенты попросили.
- А... - успокоено сказал он.
- АААААА! – потряс воздух крик.
Клиент подпрыгнул.
- Что это!?!
- Не волнуйтесь... - успокоила я его, увидев, как открылась дверь, и к нам направился прекрасный широкоплечий бритоголовый мужчина. И, вспомнив наставления отца-повара, с улыбкой шепнула: – Не бойтесь, ЭТО - бесплатно!
Но это не успокоило человека. Бешено заорав, почему-то закрывая задницу стулом, он ринулся прочь от приятного человека.
Слышавшие наш разговор тоже почему-то стали разбегаться и визжать.
Только двое самых храбрых бросились в драку с молодым человеком.
Я же поспешила быстрей уйти.
Мне не хотелось портить отношения с таким красивым молодым человеком.
Пытаясь лучше обслужить клиентов, я вошла в другой зал. Здесь играла громко музыка, и поэтому ничего не слышали.
Здесь я еще не была.
Бармен почему-то, увидев меня, побледнел до синевы и перекрестился. Но меня переполняла жажда деятельности. Я желала помочь.
Но тут меня дернул какой-то грубиян.
Я обернулась. Меня притянул мужик в длину метра два с половиной. Увидела бы ночью, ей богу, описалась бы.
- Ты, чтоб быстро! – рявкнул он. - Два мартини, бутылку красного "Уерити", телку... Чтоб толстая была, ж... такая, как два камаза, груди не очень...
- Где я тебе такую бутылку возьму... - ошарашено пробормотала я.
- Ты что, совсем дура, б...? – возмутился он. – Телка это ты!
Я чуть не заревела. Все меня дурой называют. А этот человек еще и лошадью.
- Ну не плачь, б... - успокоил меня вежливый человек. – Я ж любя... Я такую, как ты, хочу в жены взять... Вот тебе сто долларов... Будь другом, смотайся, найди мне телку, только вымя чтоб небольшое... так хочется очень, не могу!
Взяв деньги, я, пятясь, быстро отступила назад и побежала мелко к бармену. В голове помутилось.
- Он телку хочет... - обречено сказала я. – С двумя мартини, вымя чтоб маленькое, Уерити, а зад с копытами – большой...
Я уже поняла, что сегодня мне ничего не светит. И смирилась. Если я говорю такое, то я точно дура...
- Чего только люди не желают... - меланхолично сказал тот. – Сделаем...
И тут в зал ворвался толстый метрдотель.
- Вот она! – вцепился в меня он всей своей тушей. – Сейчас я ее...
- Успокойся Ваня, успокойся... - дергал его со стороны маленький менеджер. – В том зале президент с женой встречаются с криминальным авторитетом, такая удача для ресторана раз в жизни и то не бывает... Если мы шум подымем, так он больше и не зайдет сюда... Кончим после...
Метрдотель снял шапочку и бросил на стол.
Я потихоньку дернула прочь.
- Стой! Ты куда! – ухватился за меня метрдотель.
- Клиент заказал... - растеряно сказала я, ухватившись за поднос как за соломинку, будто это было мое спасение.
- Опять что-то затеяла?! – угрожающе спросил он. А потом, увидев заказ, прошипел: – Кому?
Я показала пальцем.
Он меня чуть не убил за палец. Но, увидев, на кого я показываю, он изменился в лице. Лицо сразу стало сладким.
- Он у нас первый раз... - потрясенно прошептал он.
А потом обернулся ко мне.
- Я сам занесу! – строго сказал он. – Шапочку! Там, на столе!
Я не глядя подала ему шапочку.
Он даже не поглядел на нее. Так был занят приготовлением себя к важному гостю. Расправил фартук, на лице заиграла самая сладкая улыбка. В обе руки он взял мартини. Даже походка его стала какой-то угодливой, семенящей. Даже его жирная туша с чудовищным задом легко порхала. Так и готов услужить.
Он забыл про меня и посеменил к клиенту, будто всю жизнь его ждал.
И тут я в ужасе заметила, что на голове у него что-то не то. Затравлено ляпнув рукой назад, я убедилась, что он надел кокетливую шапочку официантки, которую он сорвал у меня с головы. А его шапочка мужчины-метрдотеля лежала рядом за тарелкой. Я ошиблась и подала ему свою шапочку.
Я дернулась, но меня остановил телохранитель.
- Куда?
- Он понес ему мартини в двух руках и в женской шапочке... - обречено прошептала в ужасе я.
- Ничего, - буркнул тот. – Тебя шеф зовет...
Я зачаровано проводила метрдотеля взглядом и увидела, как его втянула в кабинет громадная рука...
И тут телохранитель затащил меня в коридор, что шел к кухне, куда не могли попасть клиенты.
- Это она!? – спросил жесткий голос.
Я подняла глаза, и в ужасе увидела, что это хозяин заведения. В пиджаке горилла сидела и курила.
- Она, она... - по-китайски закивала я.
- Она еще и издевается! – злобно процедил его спутник.
- Шеф, да эта катастрофа всего за одну смену умудрилась избавить нас от всех постоянных VIP-клиентов! – чуть не плача сказал он.
- Ничего, мы сейчас ей... - начал он, и тут зазвонил телефон.
Он поднял трубку, готовясь бросить. Но, когда он услышал голос, лицо его стало кислым и потеряло свою агрессивность:
- А, это ты... - недовольно сказал он.
- Кто это, шеф? – спросил его спутник.
- Мертвец... - кисло сказал шеф в сторону, заслонив трубку.
- Главные конкуренты? – ахнул помощник.
Но тот его не слушал.
- Слушай, мы же договорились... Прекращаем войну. Мир... Да... Он сейчас на территории, все запущено...
Я попыталась уйти, но мне не дали.
Взгляд шефа вдруг упал на меня.
- Слушай, я тебе в честь мира, чтобы ты поверил в искренность моих намерений, своего лучшего специалиста дам... Хостесс, хозяйка, официантка... Чудо, а не человек... Клиенты после того как с ней встретятся, так и прут в наш ресторан снова и снова... Да, говорю... Невзрачная, а звездочка... Как ее имя? Сейчас...
Я подумала, что услышу имя профессионалки. И взгрустнула. Меня то уволят в первый день. Как вчера уволили.
- Как имя... Ммм... Ммм! – зажав трубку и дергая головой, прошипел мне шеф.
- Пульхерия... - выдавила я.
- У нее чудесное русское имя... Пульхерия... - мечтательно протянул шеф.
Я расцвела. Может, я ошиблась? Может я совсем не дура? Может я хорошая? А всегда ошибалась о себе. Он обо мне так хорошо говорит!
- Фамилия? – переспросил шеф и обернулся ко мне.
Я глупо улыбнулась ему.
- Ммм! Ммм! – задергался он.
Я подала ему воды.
- Фамилия... - в ярости прошипел он, дрожа непонятно от чего, так что его даже било, когда он смотрел на меня.
Я закрыла глаза от счастья. Никогда еще я ни в ком не вызывала нервной дрожи.
- Ммммммуууу... - замычал шеф.
Я открыла глаза.
- Фамилию! – сказал он, весь дрожа, поднеся к моему лицу свое лицо и губы.
Я его поцеловала.
- Ооооо...
Он закрыл глаза.
- Вы чем там занимаетесь! – проматерилась упавшая трубка.
Охранники смотрели на меня во все глаза.
Я была горда. Пусть смотрят! Я женщина вамп!
- Фамилия? - в отчаянье простонал шеф, встав на колени за трубкой и передо мной, и прижав трубку к сердцу.
И тут за дверью, к которой я в истоме прислонилась, раздался какой-то шум.
- Сюда, сюда господин президент, прошу вас...
- ...н! – автоматически сказала я.
- ...на... - облегченно сказал в трубку шеф.
- Она что, родственница? – услышала я чей-то голос.
- Ты родственница? – спросил шеф.
Я недоуменно смотрела на него сверху вниз. В голове все помутилось. Зачем он это говорит, почему не делает предложения руки и сердца?
- Ты родственница!?
Я недоуменно раскрыла глаза.
- Родственница? – задыхаясь, прошептал он, рвя на груди рубашку, стоя на коленях.
И тут дверь открылась.
- Ой, извините...
Дверь быстро закрылась.
- Ты родственница!?! – озверев, он притянул меня к себе.
Я поняла, что он озверел от страсти, и обняла его.
- Да или нет?! – прошептал он, трясясь.
Я поняла, что он просит моей руки.
- Да... - прошептала я.
- Да! – рявкнул в трубку шеф.
- Ну, хорошо, мир, - сказал, входя в дверь, человек голосом, говорившим в трубке. – Вижу, что ты от сердца отрываешь... Ну, брат, поверю... Мир...
Я растеряно стояла.
- Ну, пошли... - сказал мне непонятный тип, пряча телефон. – Покажешь мне, на что способна...
Я растеряно заморгала.
- А кольцо? – спросила я шефа.
Он странно поглядел на меня и снял с пальца кольцо. И быстро одел мне его на руку. Будто боялся, что я передумаю.
Я хотела успокоить его, что я не такая легкомысленная. Но решила, что ему не повредит немного пострадать от неуверенности.
И вдруг я растерялась.
Я чуть не расплакалась.
- Ты чего? – спросил, вздрогнув, шеф.
- У меня денег на свадебное платье нет... - заливаясь стыдом, подняла я на него заплаканные глаза.
Шеф заметался по комнате. Но денег в столе не было. Он открывал и закрывал его, а потом, плюнув, начал набирать шифр на сейфе.
- Сейчас, сейчас...
Сейф не открывался.
Я стала нервничать.
Шеф тоже.
И тут ресторан потряс страшный крик метрдотеля, идущий из той самой кабинки. Это был нечеловеческий ужас, звучавший так, что сердце захолодело.
Шеф застыл.
- Боже, там же президент... - пробормотал он, схватившись за сердце. И, забыв про все, захлопнув дверцу сейфа, кинулся на крик.
Краем глаза я заметила через щель приоткрывшейся двери, как забившийся в угол лысый метрдотель уже без халатика истошно визжал, пытаясь закрыться подносом от своего любимого клиента.
- Нееет, я не оказываю этих услуг! Нет! Нет!!!! – ввизгивал он, когда могучий клиент пытался снять с него и брюки.
Стоявшая рядом официантка, уловив мой взгляд, тайком показала мне большой палец. Мол, класс!


Глава 2.


Я глубоко вздохнула. Он хотел его сам обслужить! VIP-клиентов обслуживают высшие менеджеры фирмы.
А потом удовлетворенно повернулась.
И поняла, что в комнате я не одна.
Со мной остался этот странный мужик.
Он странно смотрел на меня.
- Ну, пошли... - грубо потянул он.
Я растерялась.
- Куда!? Я в кабинете мужа!
Но он грубо потащил меня.
Я растерялась и чуть не описалась от ужаса.
Но он жестко дернул меня.
Я заплакала. И тут я увидела муху. Большую муху.
- Вон смотри... - всхлипнув, я ткнула пальчиком в окно, и стала водить. Он стал водить глазами за пальчиком, смотря то туда, то туда, куда я показывала, водя рукой. Но там ничего не было. – Вон... Вон...
Пока он смотрел то туда, то сюда десять минут, поворачиваясь за пальцем и тщетно пытаясь увидеть, я взяла другой рукой графин со стола и грохнула его по голове изо всей силы.
И потом забилась в угол.
Я его боялась.
Он сейчас встанет, и убьет меня, если муж не придет.
И тут я увидела дверцу сейфа. Она была приоткрыта. Муж бросился прочь, когда открыл сейф, чтобы дать мне деньги. Дьявол его знает, он же ведь захлопнул ее!
Сейф громадный, большой.
Я поняла, что выход мне посылает сам Бог. Я запру негодяя, посягнувшего на женатую женщину, в сейфе и дождусь мужа. А он с ним разберется. Сейф крепкий, настоящая комната!
Засуетившись, я стала выкидывать все из сейфа на стол. Я плохо соображала. Там были куча бумаг, какие-то чудовищные пачки, которые не могли быть деньгами, ибо по толщине пачки были почти как кирпичики, листочки, телефонные карточки, как я поняла. Пачек было очень много, целый стол. Даже слишком много, я даже устала их перекладывать...
Освободив камеру для узника, я быстро засунула негодяя в камеру. Негодяй, одетый в роскошный черный пиджак, не двигался, и был очень тяжел, но я его все-таки закрыла в громадном сейфе.
- Вот тебе, вот тебе! Будешь знать, как нападать на невесту!
Чтобы он не вылез, я покрутила колесики изнутри. А потом захлопнула сейф. И облегченно вздохнула.
Теперь он оттуда не вылезет! – захлопала в ладоши я. – Он в отдельной комнате!
Десять секунд я честно ждала мужа. А потом обратила внимание на беспорядок на столе. Эти пачки, выкинутые из сейфа... Они составляли громадную гору. Толстые, некрасивые... Денег таких нет, ибо нет таких устройств для их паковки – каждая пачка была как спрессованные десять пачек по сто штук, такие плоские кубики. Я гадала – для чего они.
Я уже видела, что это не деньги. Красивые бумажки! Е и цифирка пятьсот.
- Таких денег нет! – засмеялась я. Я не совсем глупая, и брат показывал мне свою коллекцию еще в восьмидесятом году. Я точно знала, где ГДР в Европе. И что банкнот больше ста долларов нет. А тут 500 и надпись Европа. Я даже засмеялась, когда разобрала. В Европе Германия, в Германии мой брат – это я знаю, поверьте! Он письма мне оттуда прислал один раз.
Я вдруг догадалась, что это такое! В детстве мы часто играли в монопольку! Это фальшивые деньги для монополии! Даже надпись Е..., чтобы смешнее было. А еще говорили, что я глупая. Мой муж все еще играет с приятелями в монопольку, и прячет пачки от всех в сейфе, чтоб никто не видел. И не заподозрил в нем ребенка!
Я тоже в детстве любила монопольку, и очень его сейчас понимала. Но надо же когда-то и повзрослеть. Ну, я ему покажу! – решила я. Я уничтожу их, ибо он теперь женатый. Ничего, надо ему мозги вправить!
Я внимательно распотрошила одну пачку – в ней было тысячу монопольных купюрок, смешных таких... Кстати, я заметила, что там были не только такие подделки – были еще лучше! Я увидела такие же квадратные пачки с купюрами по 10000 долларов номинала одной купюры, в каждой пачке тоже по тысяче купюр, и громко захохотала. Как классно! Сто долларов – самая большая купюра. А потом прочитала имя американского президента, которые были на этой купюре, и захохотала просто отчаянно – такого президента я не знала! Я сумела разобрать, что там было напечатано имя известного американского писателя детективов – Чейз. Хихикая, я прикинула на руке пачку этих Чейзов – грамм двести было... Из вредности я распотрошила одну из пачек, ибо заметила, что они не равны по толщине – там было больше тысячи этих фальшивых игровых купюр, причем большая часть была пятитысячные купюры американских долларов, а не десятитысячные. Я так хохотала, что даже не стала рассматривать их... Хотя они на вид казались очень старыми, будто пролежали у кого-то в сейфе в этих пачках сотню лет... 1928, 1930, 1931 годы... Я и не знала, что в монопольку играют так долго... Да, для таких дел нужны громадные суммы, ибо покупаешь банки и фирмы, но хоть бы напечатали номинал миллион, раз уж засунули в каждую пачку по тысячу купюр... Таких пачек не делают в банках – это еще больше подчеркивало их ненастоящесть... Сразу видно, - фальшивки, ибо купюр больше сотни у американцев нет, - торжественно и важно подумала я, гордая своей рассудительностью. Я была умная и ученая, и была рада, что хоть в этом меня не удалось обмануть, и что я не дура... Одного взгляда мне хватило, и я радовалась, как дитя, что я как все...
Я с увлечением принялась за уборку. Все пачки сложила в две громаднейшие хозяйственные большие сумки, которые принесла с собой. Их было почти две тысячи пачек по тысяче штук, этих бумажек с цифирками 500, и сотня пачек "зеленых" десятитысячных. Таких вообще денег нету, у брата была коллекция, я ее внимательно рассматривала. Тем более Европа... Там все покупают за марки, они их коллекционируют в банках. Не совсем же я дура!
Эти две тысячи пачек весили даже чуть больше, чем несколько сотен книг – я как-то сдуру, надрываясь, тащила их в библиотеку за брата, и было очень тяжело. Чуть не сдохла. Сумки были очень тяжелые. Подумав, я положила в сумки сверху всю эту кучу исписанной бумаги из сейфа с глупыми цифирками... Я сразу поняла, что это такое – это записи по монопольке.
Только вот зачем столько телефонных карточек, это я не поняла. Потом поняла – он их коллекционирует! Ну, такую прихоть я еще могла позволить будущему мужу. Но зачем только на карточках еще и фотки его – это уже ни в какие ворота не лезло!
Сначала я все сложила в сумки просто для того, чтоб оно не потерялось на столе. Ведь в комнате была только одна железная дверь с защелкой. Куда я могла лишь посадить человека, задумавшего обесчестить его жену. А если б все это так и валялось на столе, то это могло б скомпрометировать моего мужа перед сотрудниками. Войдут и станут смеяться, тыкать пальцами – вон, сколько пачечек игрушечных денег на столе! К тому нечто могло потеряться от сквозняка. И поэтому я сложила все бумажки во вторую сумку. Вообще-то, давно пора было навести здесь порядок.
Сверху я аккуратно сложила балычок, лежавший на верхней полке сейфа, бутылку коньяка, фрукты, недоеденные бутерброды с подносов, помидоры – все равно это здесь выбросят. Я все делала трудолюбиво и качественно. Нечего продуктам пропадать.
И в эту и в другую сумку сверху я положила овощи – помидоры и огурцы. Завернула балычок в эти глупые бумаги от монопольки. Но их было мало! Дома даже изготовить салат десять раз толком не хватит. Хотя блюдо с закуской, казалось бы, было большое!
И тут дверь открыли, и вошел охранник.
- Хозяин требует! – мрачно сказал он. С этими словами он взял меня за руку и дернул.
Тут его взгляд упал на сумки с помидорами, огурчиками, петрушкой, хвостами селедки сверху, и его перекосило.
- Забирай это! – рявкнул он.
- Но это... - попробовала возмутиться я.
- Это в руки и живо!!!! – окрысился он.
С двумя тяжелейшими сумками, я засеменила впереди громадного охранника. Который грубо меня подталкивал. Я стонала от тяжести.
- Может, помог бы вынести!? – наконец, разозлилась я.
- Еще чего! – прошипел тот.
- Я, между прочим, жена вашего шефа! – вдруг вспомнила и возмутилась я. И показала ему кольцо.
- Он давно мечтал найти самую большую дуру... - огрызнулся охранник. - Но вряд ли думал, что ему так быстро повезет...
В это время из комнатки выглянул мой муж.
Я кинулась ему на шею.
Сразу все плохое испарилось.
- Когда венчание? – счастливо спросила его я, расплываясь в глупой, счастливой радости. – Когда мы поедем к священнику?
Он замычал.
- Скоро... - через силу сказал он.
Я поняла, что ему не терпится. Я была горда.
- Поедем сейчас же! – радостно предложила я, осматривая мужа влюбленными глазами.
- А где этот? – перебил меня он.
- В твоем кабинете... - снизила я голос до шепота. Пытаясь тихо сказать ему, куда я посадила насильника. Но он не дослушал.
- Жди меня здесь!
- Но скажи хоть, когда свадьба...
- Жди меня...
- Но скажи хоть, когда...
- Жди...
- Но скажи хоть...
- Сегодня же! – замычав от страсти, выдохнул он, пытаясь освободить свой рукав от моей руки, которая его крепко держала. Ему надо было куда-то бежать, там его звали.
- Но все же, давай зайдем распишемся... - заканючила я, расстраиваясь. – Ты меня обманываешь... Он так со мной себя ведет, что я тебе перестаю верить... - я глазами показала на охранника, и глаза мои наполнились слезами. – Надо документы, иначе все не верят...
Он дернулся.
Но я крепко держала мужа.
Какой-то знакомый из телевизора голос позвал шефа.
Шеф собрался идти.
Я собралась идти за ним.
Он увидел, что я собираюсь идти вместе с сумками, из которых выпадали помидоры и балык, и его перекосило до ужаса. Прямо затрепало.
- Нет, с этим надо что-то делать... Только бы не скандал... Если она еще раз что-то сегодня устроит, меня просто убьют... - быстро тихо сказал он почему-то вроде сам себе. И вдруг широко улыбнулся мне: - Слушай, хочешь, я тебе завещание напишу в свою пользу, так все супруги делают? – взмолился он. – Это самый важный документ! Напишу сейчас... А поженимся мы через неделю, я приглашу маму...
Я тупо глядела на него, а потом кивнула. Раз он говорит – значит так надо. Завещание это действительно убедило.
Убедившись в моем согласии, он быстро достал из кармана сложенный листок и написал карандашом:
Завещание! Все, что у меня есть, завещаю ей, пока она жива!
Пульхерии, - подсказала я. И добросовестно дала ему списать фамилию и номер паспорта.
Он вертелся как на сковородке, бормотал что-то про президента, спешил, но я его не отпустила, пока он не расписался и не поставил число. Я слышала, что в загсе расписываются и берут свидетелей.
Он застонал, но заставил подписаться своих охранников.
Я же этим не удовлетворилась, и попросила, чтоб сказал, чтобы расписались и все эти люди, которые собрались вокруг и смотрели на меня почему-то во все глаза. Все официантки, все поварешки... Для страховки и очистки совести. Чтоб не мог сказать своим охранникам, что это они не делали.
- А нотариус! – вдруг спохватилась. – Я слышала, что завещание пишут у нотариуса! Ты хотел меня обмануть! – заплакала я.
Муж остановил какого-то важного господина.
- Вот юрист! – сказал он мне. – Он тут обедал! Он подпишет!
Он моляще посмотрел на того.
- Чего ж вы не сказали раньше шеф, мы бы вам все документы подготовили на всю собственность... - засуетился тот. Надев очки, он быстро прочитал, внес какие-то изменения, что больше кроме меня наследников нет, жене, детям, родственникам по морковке, расписался, достал из кармана печать и прихлопнул ею бумажку.
- Ну, довольна? – прошипел муж.
- А копию нотариусу? – спросила я.
Его перекосило.
Дрожащей рукой он быстро повторил завещание. И его снова подписали. И снова смотрели на меня.
Я отпустила его.
- Я жду тебя! – просто сказала я.
- Документы на все имущество оформлять? – педантично спросил ему вслед нотариус.
Тот обернулся. Его перекосило. Но, увидев мое лицо, он отчаянно махнул рукой.
- Можно...
Муж меня любит – поняла я. И во всем доверяет. Счастье прямо распирало меня.
Появившийся маленький помощник моего мужа разогнал всех зрителей работать. Я же аккуратно спрятала завещание в карман.
И счастливо вздохнула. Судя по этой бумажке, я замужняя дама. Вот, написано, в случае моей смерти... А брат говорил, что такую дуру никто не возьмет.
- Чего лыбишься! – вызверился помощник.
- Я теперь замужняя женщина, ты на меня не кричи... - испуганно сказала я, показывая ему перстень. – Твой шеф даже завещание составил на меня!
- Придурок!
- Я даже страховку подписала... - похвасталась я. - Чтоб он в случае моей смерти не был нищим... И он тоже застраховался в мою пользу... Он так обо мне заботится...
Он как-то странно посмотрел на меня. А потом вздохнул.
- Жди здесь! – приказал он. – На этом самом месте... Если сойдешь с места – убью!
- А сумки? – жалобно спросила я. – Я пожалуюсь своему мужу!
Он посмотрел на сумки, на торчащий лук и мой жизнерадостный вид в этом ресторане с этими сумками, и побелел. Минуту он только скрипел зубами.
- Можешь поставить их к стенке... - наконец выдавил он. – Но я его сам поставлю... В такой день притащить такое чудо в ресторан, он у меня доиграется, сука! Будешь обеспеченной!
Я испуганно стала стоять. Странно, шефа не боялась, а этого коротышку... Что-то в нем было не то.
Я верно стояла посередине того самого коридорчика, который вел от кухни к залам. И никуда не сходила. Хоть один раз я решила не своевольничать.
И в это время с кухни появился сам главный повар. Он торжественно нес поднос с какими-то вкусностями, что у меня даже желудок подвело. Хоть я и не лакомка.
Увидев меня, повар побелел.
Я стояла незыблемо. Я не хотела, чтоб меня убили. Я стояла на проходе.
Повар с подносом не мог пройти. И закрыл в ужасе глаза.
Когда я открыла глаза, он отступал назад, поставив поднос на стойку передо мной. А сам боком, боком пятился обратно.
Что у него там сзади, что боится повернуться? – одурело подумала я. Но храбро стояла, испуганно зажмурив глаза. Решив, - будь что будет, а с места не сойду. Как велели! А то этот коротышка еще рассердится, и мужу попадет. Будущему... А я так его люблю...
У меня есть один недостаток – когда я волнуюсь, я ем, и сама этого не замечаю. А пахло так чудесно.
Я очень волновалась.
И уговаривала себя не кушать такую вкуснятину.
Но я очень волновалась.
Я человек честный, и потому даже пыталась есть не с одной стороны, а со всех сторон подноса одновременно. Думая, что, может так не так заметно будет. Но было так вкусно! Прямо руки тянулись попробовать всего.
Я, конечно, девочка честная, и потому лишь откусила понемножку от каждого пирожного и каждого блюда. С миру по нитке...
А потом вцепилась в рыбу – уууу, блаженство. Но она была слишком крепкой, ее надо было нарезать ножами. Я с сожалением отцепилась. Рыба так и не откусилась, я даже не смогла ее прокусить, ибо только и результату было, что отпечаток моих зубов.
Я не была не в силах противостоять соблазну. И взяла другой кусок. Может этот мягче? Но он тоже был такой же – все усилия мои лишь оставили на ней отпечатки зубов.
Я рассердилась. Как они готовят. И попробовала куски на всех тарелках. Нигде успеха не достигла – даже не прокусила.
А было так вкусно. И красиво. Я поглядела на поднос – деликатесы были не просто редкостные, а чудовищно дорогие... А посредине громадная бутылка с ленточкой "Президенту"...
- Спасибо! – сказала я бутылке-президенту.
И тут со стороны послышался шум. Оглянувшись, я увидела, как из двери выходит девушка с маленьким ребенком в одной руке и горшочком в другой.
- Спасибо! – сказала она мне и сунула в руку горшочек. – Он уже все сделал...
Я удивленно посмотрела ей вслед, держа дурацкий горшочек с надписью "Киндер" в руке. Откуда-то ужасно пахло.
Я механически поднесла горшочек к лицу...
Потом меня перекосило и передернуло, и я с дрожью чуть не швырнула его прочь, засунув подальше на поднос. И прикрыв крышечкой с какой-то кастрюльки. Дрожащими руками и головой, пытаясь отклониться подальше от этого подноса, на ощупь.
Но все равно я жалась в стенку. Ну, погоди, киндер-сюрприз.
- Ну, где там президентская еда?! – услышала я злобный голос помощника и отшатнулась еще дальше. Он был такой злобный, когда вбежал сюда. За ним вбежал повар с другим подносом...
- Ну, нормально она стоит, - глянув на меня, буркнул коротышка. Я затравлено стояла у стены и боялась его, ибо сошла с места. Но он только зыркнул на меня. – Я сам возьму поднос, никому это не доверяю...
Он обернулся ко мне.
- А ты стой... Я еще разберусь...
Он не договорил, ибо его позвали.
И они быстро побежали.
А у меня, наоборот, почему-то отнялись ноги. Не знаю, сколько я так простояла. Я обессилено прислонилась к стене. Странно – там шла труба вентиляции к кабинетам, и все было слышно.
- А почему у меня надкушено? – услышала я характерный голос.
- И у меня...
- И у меня...
- И у меня...
- Эт-то рецепт такой... - услышала я запинающийся голос повара.
- А что это за горшочек? – услышала я любопытный веселый голос, от которого у меня все замерло. – С надписью киндер? Детская неожиданность?


Глава 3.


Дальше я не стала слушать, отпрыгнув от трубы, как от змеи.
Затравленно озираясь, я дергалась во все стороны.
Взгляд мой упал на сумки. У меня по глазам потекли слезы. Недолго я пробыла невестой, прощай милый!
Я сложила молитвенно ручки на груди, ладошку к ладошке, и зашептала молитву. Я готовилась встретить смерть достойно.
Ах, папа, папа! Ты всегда, ласково гладя меня по голове, говорил, что ничего, что я дура. Зато она удачливая, - всегда говорил он маме, когда она плакала. Просто словно руку кто-то держит над несчастной девочкой. И щенка она нашла, который вырос в фила-бразильеро переростка, гиганта-мутанта прямо, метр сорок пять в холке. И когда собачка откусила кому-то голову, то ей еще и медаль дали при всей школе, ибо это был чеченский боевик. А когда она привела одна домой бомжа, хихикая, что он герой из комиксов, ибо щебечет по-китайски, то оказалось, что это похищенный английский начальник по ученой части, и теперь ее брат работает в его фирме в Германии. И школу она умудрилась закончить даже с обычным аттестатом, хотя ее и в специальную для олигофренов отказались принять, потому что она не олигофрен. Она хуже. Предложив отправить ее сразу в психушку для неизлечимых, за то, что за тридцать секунд сумела сжечь ту школу, просто открыв в комнате директора, переоборудованной из бывшей кухни, газовый кран... До сих так быстро это никому из детей не удавалось... - так говорил папа, и я заплакала еще сильней. Папа, ты всегда хорошо ко мне относился. А я в обычную школу тогда поступила, ибо та необычная куда-то непонятно исчезла в свете... Ах, папа-папа, видел ли бы ты сейчас мою удачу, если меня прикончат невестой в первый же день после знакомства, в первый день работы...
И тут дикий вой потряс стены. Там кто-то ревел. Кто-то выл так, будто на голову ему надели этот самый горшочек с первой детской неожиданностью. Шоколад киндер-сюрприз!
И тут я поняла, что здесь не нужно оставаться. А говорят, что я глупая, но тут я сама додумалась.
Я кинулась прочь.
А потом вернулась, подхватив тяжеленные сумки – долг прежде всего! Я не могла оставить эти дурацкие две с чем-то тысячи игрушечных пачечек с несуществующими деньгами – тоже мне еур какое-то выдумали! Я же знаю, в Европе нет такой страны... Если б я оставила эти игрушки, то все узнали бы постыдную тайну мужа, и он потерял бы авторитет. Даже перед смертью я не забыла о муже – со слезами подумала я. Перед смертью выкину их куда-нибудь.
С чудовищными сумками я бросилась прочь.
И наткнулась на пьяного клиента, да еще грузина.
- Дэвушка, дэвушка, - ухватился за меня он. – Хочу танэц мужской! И чтоб чечетка танцеваль! И раздэвался, стриптиз, понимаэшь ли!
Я вырвалась от него.
- Нэту у нас джигит! Никто тебе не будет танцевать!!
Но он снова перехватил меня.
- Нет у нас мужской стриптиз! – окрысилась я. – И вообще, за мной гонятся убийцы!
- Может помочь? – предложил джигит. – Я тоже умею убиват!
Я побежала прочь.
С сумками не разбежишься. И я ужасно запыхалась. Я умирала от тяжести. И удирала по кругу.
И забежала на кухню.
На меня все ТАК посмотрели!
- Простите, вы помощника шефа и повара не видели?! – запыхавшись, спросила я.
- Там! – быстро показала одна из официанток.
- Спасибо за помощь! – поблагодарила я и побежала в противоположную сторону. – А то они за мной гонятся!
Я бежала как заяц. Петляя. Запутывая следы. Я так читала в книге. Чтоб с собаками не нашли.
Те, кто видел, стыдливо отворачивались в сторону. Когда я бегала, пыхтя, петлями по кухне.
И я выбежала из нее. Решив, что достаточно сбила со следа преследователей. Сделав большое количество кругов. Я делаю полезные выводы из прочитанного. Из мультфильмов которые я видела, то есть.
И тут я снова увидела джигита.
И бросилась в противоположную сторону.
Но там уже кто-то стоял. И ухмылялся.
- Так-так! – сказал здоровенный горилла.
В голове у меня помутилось.
- Ну вот, а ты боялась! – сказал этот ублюдок.
Я заметалась. Сумки выпали из рук.
В это время подбежал какой-то запыхавшийся официант, и, не глядя мне в лицо, сунул мне в руки раскаленную кастрюлю с компотом.
- Быстрей неси в зал! – рявкнул он.
Я растерялась. Ибо я все еще была в форме официантки. И, значит, на работе. Когда вы на работе, вы должны вести себя соответственно. Я заколебалась, должна ли я нести эту кастрюлю с кипятком. И что мне скажут.
Но тут горилла больно-пребольно ухватил меня за руку. Пережав мышцу, словно железными тисками. Выхода не было.
- Донесут другие, кисочка... - проговорил он.
Я разозлилась. Я поняла, что он ко мне пристает.
- Я тебе не кисочка, я честная невеста! – оскорблено воскликнула я и вылила кипяток ему на живот и на пах.
А потом в ужасе схватилась за голову.
Ведь лицо его как-то изменилось.
А потом он начал бешено танцевать.
- А гаварила, никто нэ танцует! – оскорблено сказал подошедший сзади джигит. – Для сэбя только храниш? Нэхорошо! А как хорошо танцуэт! – он в восторге поцокал языком.
И тут охранник начал скидывать с себя одежду и срывать штаны.
- А гаварила, мужского стриптиза нет! – оскорблено сказал джигит. – Иды, иды, дэвушка, я сам смотреть буду!
Лицо охранника, который был не в силах вымолвить не слова, и только молча танцевал, снова изменилось. Он как-то странно зыркнул на меня.
Я подхватила сумки.
- Не обижай мальчика... - зачем-то попросила я.
- Нэ бойся, не обижу... - сказал джигит, не оборачиваясь на меня и совая ему в трусы деньги. – Вано мальчика не обидыт!
Глаза охранника, когда он посмотрел на меня, стали совсем странными. Я подумала, что больше встречаться с ним, пожалуй, не надо!
Джигит качал головой, смотря на танец.
Охранник молча танцевал. Он очень быстро-быстро перебирал ногами.
Я кинулась на выход.
Прямо через главный вход в ресторан.
Поскольку все охранники ловили меня внутри, здесь был только швейцар.
Я быстро скинула халат. Ибо в наряде официантки он мог меня не выпустить.
- Шубу! – жестко сказала я, идя с сумками.
- Но шубы нет, есть только норковое манто! – жалко сказал он.
- Давай манто, - махнула рукой я.
Почему-то дрожа, он быстро надел мне манто.
- Только не взрывайте, не взрывайте, пока я не уйду... - почему-то молил меня он, с ужасом смотря на сумки.
- Вам холодно? – спросила я.
Он мелко-мелко закивал.
- Так наденьте вон ту курточку, - посоветовала я, кивнув на кожаное пальто в гардеробе, которое я уже где-то видела. На ком-то, кого показывали по телевизору.
- Спас-сибо...
Он юрко кинулся прочь.
Подхватив сумки, я быстро вышла на улицу.
Никого не было!
- Террористка вышла на улицу, прием! – услышала я голос из-за урны. И поняла, что там играет телевизор.
Я побежала к дороге.
Сумки били меня по ногам. Я надрывалась, двести килограмм вынимали душу. Дурацкое манто сковывало движение. И зачем мне его дали, сейчас же почти лето – с тоской подумала я. Я вся промокла под ним.
Жарко было ужасно. Из-за текущего с носа пота, заливающего глаза, я совсем не заметила мужчину в подъехавшей иномарке. Который, выходя из машины, просто сбил меня в грязь.
Я рухнула в лужу и заревела.
- Что ты сделал с моим Версачи! – захлюпала я, вымещая на человеке все неприятности и горести сегодняшнего дня. Я слышала, как жена брата называла свое платье Версачи. Значит, мое новое манто тоже было Версачи.
Тот с ужасом посмотрел на меня. Летом, в луже, норковом манто.
Потом достал бумажник.
- Вот! – дал он деньги, ломая пачку сотенных купюр. – Я спешу на важную встречу, купи себе новое...
- Я что, нищая что ли! – неожиданно разозлилась я, видя, что он протягивает мне деньги как милостыню.
- Ну хорошо... - разозлился он и достал из дипломата три чудовищные зеленые квадратные пачки. – На, купи магазин, дура! И убери своих псов! – сказал он, и я тоже увидела кинувшихся к нам военных, что были еще далеко. Я ведь стояла на углу. - Только отстань, тут наша судьба решается, у меня важная встреча...
Увидев, что он мне дал, я оторопела. Это были зеленые. Три таких же дурных квадратных пачки, как у меня в сумке, но настоящих. Брат всегда мне говорил – видишь зеленые, это доллары.
Зато выбежавшие из ресторана военные мне не понравились, хотя, кажется, этот человек принял их за мою охрану.
Пачки были зеленые, с цифирками сто, три толстых пачки. Он на меня не глядел. Он смотрел куда-то вдаль...
Схватив пачки в руки, я выскочила из манто, оставив манто в луже. Как нехорошо – вдруг поняла я, - ведь я его чуть не украла. Слава Богу! Я оставила его хозяйке... На военных, которые задержались у парня, я не смотрела. Слышала, правда, как он кричал, что он уже с ней расплатился. Я лишь зашла за угол. Совсем я одурела, – подумала я, крепко сжимая пачки. Может, и на похороны мои отсюда хватит. Жизнь была хороша. Я не затрудню мужа. Я заплакала. Но вот чудо преданности – сумки из рук так и не выпустила.
- Дэвушка, хочь подвезу до метро? – рядом со мной притормозил грузин, открывая дверцу. Я быстро села назад, вкинув сумки, ибо увидела, что из-за угла появились преследователи. Впереди был тот паршивый и нехороший помощник моего мужа.
- Сто долларов, – сказал грузин, тоже увидев то же самое.
- Ах, успокойтесь... - мигом вытерла слезы я. – Это мой муж. Просто мы с ним поссорились... Он ключи, наверное, забыл! Вы только скажите ему, что вы не мой любовник, а случайный прохожий, а то он все меня поймать грозит и убить Нико.
Недослушавший грузин мигом нажал на газ, так что машина чуть не перепрыгнула улицу.
- Эй, ты куда?! - заорала я. - Дай я отдам ему ключи...
Сумки мешали мне сидеть, а он рвал так, что меня кидало из стороны в сторону.
Бежавший впереди охранников коротышка, зачем-то нахлобучивший себе на голову, словно каску, детский горшочек по самые уши так, что не смог бы его снять без посторонней помощи, остался далеко позади. А грузин вжался в руль, будто это была "формула один".
- Я закричу! – пригрозила я.
- Молчи, дюра!
- Высади меня у метро, а то я вызову милицию... Я позвоню и все расскажу...
- Я тебя в такую глушь завезу!!! – заорал он. – Что ты там медведям звонить будешь в ауле! Кстати, а кто твой муж?
- Олег Витальевич Край! - гордо сказала я, назвав имя директора ресторана.
- Что!?! – машина резко затормозила. Я чуть не ткнулась лицом в стекло.
- Бармен?!
- Какой бармен, он владелец ресторана! – гордо сказала я, рассердившись. – Бармен это тот худой, похожий на киллера.
- Убийца Рваный... - прошептал в изнеможении грузин. Он вдруг заплакал: – Во что ты меня втянула...
Я поняла, что человек болен. Он несет чепуху. У него предсмертный бред. И, чтоб успокоить, ласково сказала:
- Ты можешь не говорить, что ты мой любовник... Ну, скажешь, что ты меня украл, чтобы получить выкуп...
Грузин побелел и перекрестился. И загнал от неожиданности машину в подворотню.
- Куда ты меня завез! – завопила я, чуть не убившаяся от удара.
От удара какая-то фиговина из фанеры, - типа "наш кандидат – самый лучший, пейте кока-колу", - упала сверху и перегородила подъезд за нами.
Я хотела обругать его плохими словами, и вдруг застыла.
С воздуха приближался какой-то рокот.
Грузин тоже застыл.
А рокот стал невыносимым. И сквозь листву над кончиком парадного мы увидели, как прямо над нами очень низко прошли один за одним четыре боевых вертолета.
Так, что можно было даже различить настоящие пулеметы, направленные вниз.
- Класс, никогда не видела! – я аж подпрыгнула на сиденье от восторга. – Интересно, кого они ищут?
Грузин как-то странно посмотрел на меня, но ничего не сказал.
Он только закрыл глаза, будто прощался с жизнью.
- Ну, чего стоишь, поехали! – нетерпеливо подпрыгнула я. – Я хочу посмотреть, как вертолетики стреляют!
Грузин со злобой посмотрел на меня...
А потом вышел и сделал что-то с номерами.
Я тоже вышла с сумками.
Он подозрительно на меня посмотрел. А потом вынул из машины приборчик. Я такие, честное слово, клянусь, уже видела – аэрограф называется. Он куда-то его подключил в машине, и минут за десять прямо на моих глазах полностью перекрасил машину. Я смотрела на это с открытым ртом и с нескрываемым восхищением. Он даже тигренков на борту нарисовал! Настоящий художник! Так и написал – охранное подразделение Тигр.
Видя, с каким восхищением я смотрю на его работу, он успокоился. Ему даже понравилось, что на него так смотрит красивая женщина. Каждому нравится, когда им восхищается женщина, просто заглядывает в рот.
Я захлопала в ладоши.
- Еще хочу! – сказала я.
Грузин выпятил грудь.
- Я еще и эту машину могу покрасить! – показал он на стоящую рядом иномарку.
Я его похвалила. Искренне.
Я его еще расспросила, что он умеет. Он увлекся, распустил хвост, с удовольствием рассказывал мне... Показывал... Разрисовал рядом стоящий джип розами. Начал рассказывать мне, какой у него дом. Я увлеченно слушала его. Я не очень умею думать, потому люблю слушать. И за долгую жизнь глупой дуры научилась слушать очень хорошо... Брат только руками сплескивал – когда ты молчишь, Пуля, ты совсем умная! Мама, ты не поверишь, сегодня опять академик ей четыре часа рассказывал про высшую математику и про своих внуков. И все спрашивал меня – а где эта девочка, такая невзрачная, но очень умная? А прошлый раз это был ведущий экономист МГУ. Она так с интересом смотрит, так искренне восторгается, так восхищается тобой и думает, что ты самый умный, намного умней ее, так задает вопросы и поддакивает, ибо ей действительно не скучно, что люди начинают хвастаться, как заговоренные. И ходят за ней, как привязанные, рассказывают еще и еще... И приходят к нам снова. Даже я сам, - жаловался он, - хотя и все знаю, вчера снова увлекся и рассказывал ей четыре часа, пока она меня сама же не погнала спать! Ведь это именно я вчера все пытался ей объяснить больше четырех часов новые интегральные уравнения по своей работе! Хотя у меня совершенно не было времени, и я пришел с работы чертовски усталый! И злился, когда она сказала, что хочет еще немного назавтра оставить такое интересное! Я лишь утром сообразил, что не сделал того, что должен, потому что все писал ей всю ночь, что хотел рассказать... И лишь тогда очнулся и все понял, что делал всю ночь и кому говорил. И то, только потому, что она смотрела мультик про медвежонка Мики и громко смеялась... Что отрезвило меня и заставило задуматься, что же это в сестре моей такое...
Так он говорил, находя хоть что-то положительное во мне...
Увы, за это меня вчера и уволили... После того, как брат позавчера устроил меня туда - в детективное агентство по блату. Он сказал, что они не сумеют меня уволить, потому что потеряют крупный контракт с их немецкой фирмой. Увы, он жестоко ошибся. После того, как сам начальник пол часа учил меня пользоваться диктофоном, он почему-то разговорился. И стал мне с увлечением показывать все свои дела. И даже похвастался, как он уходит от налогов, и даже сам вызвался показать все документы. И по секрету рассказал, как он присваивает гонорары обычных сотрудников, передавая им только часть того, что им лично выдают клиенты в качестве благодарности. Я же не виновата, что он вначале включил трансляцию, чтоб посмеялись люди над навязанной им олигофренкой. И что как раз в это время пришли клиенты... И с удовольствием слушали со странным выражением на лице... И даже налоговый инспектор, которого специально позвал какой-то нехороший сотрудник... И что это все писалось на кассету им же, как вещественное доказательство...
Как я потом не плакала, не убеждала, что я вообще не знаю, как эту штуку включать, начальник выл и смотрел на меня волком... Потом пришла какая-то женщина, и обо мне забыли. Я все сидела и тупо смотрела опухшими глазами в окно. Сидела и слушала, как все сотрудники и сотрудницы, узнавая, куда их хотят послать, категорически отказывались туда соваться... Мол, лучше сразу в могилу, так хотя бы будет не так больно... До меня, по все еще не выключенной трансляции, доносились их разговоры... Но я думала, что меня опять выгнали... И слезы против воли начинали течь, как я ни отворачивалась от людей... Но я старалась быть сильной, закусив губу, я не виновата, что такая уродилась, и все надо мной смеются...
- Суньте ей в сумку чип и устройте работать к нему... - услышала я злобный голос. – Вот пусть и принесет пользу, как хотела...
Я встревожилось. Мне показалось, что мне замышляют какую-то пакость.
Но меня все равно уволили. Я потом пол часа искала в сумке медвежонка Чипа и Дейла, пока не поняла, что меня снова обманули. И посмеялись надо мной. Так ревела потом, так ревела...


Глава 4.


Только один хороший человек на той работе оказался. Анна. Странно, а я считала ее до этого плохой. А она успокоила меня, напоила чаем, когда меня уволили. И даже тут же нашла, в пику гадам, мне очень хорошее место в журнальчике "Ищу работу". В ресторане. И даже сама позвонила и ответила на все вопросы по телефону.
Вот мне и сказали придти сегодня в ресторан – с тоской подумала я. Вот я и пришла. И ушла. Впрочем, рисуя, грузин рассказал мне о своей маме, брате, племяннице, дяде, деде и семерых двоюродных братьях, и я немного отошла. И даже снова стала солнечно смеяться.
Грузин рассказал мне про свой большой дом, про свой аул, про свою собаку. Потом сказал, какая я хорошая. Потом сорвал с клумбы десяток роз и подарил их мне. Я прижала их к груди и покраснела как рак.
- Ты... - сказал грузин, целуя мне руку в низком галантном поклоне, явно готовясь сказать что-то хорошее и комплимент. И тут в ущелье между домами, совсем низко, чуть не задев нас колесами, метров пять всего высоты, медленно прошел вертолет "Черная акула" с тупыми рылами пулеметов на турелях. Он двигался как-то по страшному медленно, как тварь, высматривающая добычу. Представляю, что они подумали – один целует руку, другая прижимает букет к груди.
- ...дура! – закончил грузин, выпрямляясь и глядя вслед ушедшему вертолету. – Я на тебя потерял два часа!
Он вскочил в машину и хотел уехать один. Я чуть не заревела. Так, дуре, и надо – ишь уши распустила.
Он быстро забежал в машину и поспешно закрыл двери, нажимая на кнопки, чтоб я не могла сесть.
- Едь, не волнуйся, - стараясь перестать плакать, сказала я. – Я позвоню мужу, чтоб он меня забрал... Не бойся, я ничего о тебе не знаю...
Он выбежал из машины и поспешно открыл двери в обратном порядке.
- Нэ волнуйса! – поспешно сказала я, прижимая цветы к сердцу. – Никто не мог принять тебя за моего любовника, ты же ничего такого не делал у всех на глазах...
- Садись! – сказал он.
- Едь! – уперлась я.
- Садись!
- Едь!
- Если ты не сядешь, я сам сяду! За то, что тебя убыл...
Я презрительно ухмыльнулась.
Он силой затащил меня вместе с моими сумками в машину. Рукой я придерживала драгоценную пачку зеленых, которую мне дал тот человек, чтоб я купила магазин.
- Сыды! – злобно зашипел он, выворачивая на проезжую часть. – Я тэбэ убывать буду!
Машина помчалась по улице, как стрела.
Он ехал и причитал.
- Я тэбэ... Я тэбэ...
Потом включил приемник.
- Всем гражданам России... - послышался оттуда голос диктора, - разыскивается особо опасный террорист...
И дальше шли подробные описания грузина, его машины, номер его машины...
Я в ужасе забилась прочь в угол.
- Так ты убийца! – жалко выдавила я, пытаясь отодвинуться подальше.
Грузин только щелкнул приемником к черту. Вид у него был, когда он на меня посмотрел, какой-то странный, злобный, загнанный и отчаянный.
Он хотел сказать, но только сжал зубы и замычал от отчаянья.
- Ты хочешь спалить себя перед самым Кремлем! – в ужасе поняла я. – В честь протеста против социальной несправедливости... Отпусти меня, - жалобно взмолилась я, вспомнив, что террористы обливают себя бензином и сжигают, а самые честные взрываются с бомбами, чтоб громче слышно было... - Честное слово, я больше ничего плохого тебе делать не буду...
Я съежилась зайчиком в уголке.
Грузин снова включил радио.
- За каждое сведение, которое поможет при его поимке, государство заплатит сто тысяч долларов...
Он снова его выключил.
- Вай-вай, за что мне такое бедствие... - обхватив голову одной рукой, он стал раскачиваться за рулем. - Ехал мирный честный грюзин, провозил наркотики...
- А где наркотики? – тут же спросила я.
- В ж...! – грубо и злобно ответил грузин.
И, выругавшись, схватился за руль. Ибо, чуть не вылетел с дороги на повороте.
Увы! После поворота стояла милицейская машина. И движение было перекрыто. Пропускали по одной машине.
Стояли машины, бегали человечки в форме.
Грузин обессилено закрыл глаза.
- Эй, ты, а ну выходи! – раздался голос здоровенного детины. Тут же подошедшего к нашей машине. – Проверка документов!
Подняв руки, грузин вышел из машины.
- Террорист! – радостно завопил верзила, увидев поднятые руки.
К нам быстро подбежали несколько крупных чинов.
- Успокойтесь, – сказала я милиционеру. – Он честный грузин, не террорист, он лишь наркотики провозит...
Я, запыхавшись, оправдывала его.
- А где наркотики? – быстро спросил подбежавший чин.
- В ж...! – честно ответила я, пытаясь честно передать слова грузина.
- Обыщи гражданина, Сережа! – сказал полковник – И где только люди наркотики не провозят, – удрученно покачал он головой. Мол, в его юности такого не было.
Здоровенный горилла подошел к грузину.
- Ну что стоишь, снимай штаны... Изымать наркотики будем... - он похлопал гражданина по плечу. - Обнажи местоположение наркотика и поворачивайся им ко мне... - ласково сказал он. – Сейчас я выйму контейнер из задницы... Они...
- Они в машине, в машине, – вдруг заорал грузин, подпрыгнув. Он бросился к машине и стал услужливо, поминутно срывая пальцы от усердия, раскрывать двери. – Сам покажю! Сам покажю и сам расскажю!
Он суматошился как бешенный. Засуетившись, он сам открыл им тайник, почему-то держась за штаны и злобно глядя на меня.
Вышедшая из машины с двумя сумками еще до того, как он признался, и отведшая от случайного попутчика страшное обвинение, я стояла всеми забытая. После того, как я спасла его, на меня все махнули рукой.
Было ужасно обидно. Они все с увлечением вскрывали тайник и вынимали героин, которого, как я слышала, было не меньше пятисот килограмм в этом джипе.
Обо мне все забыли.
Я увидела стоящую чуть поодаль машину с надписью на стекле – продаю. В ней сидел мужик.
- Ты что, машину продаешь? – удивленно спросила я.
- Угу...
- Слышь, продай... - я показала деньги, полученные за манто.
- Здесь?
- Ну...
- Так нотариуса нету...
- А ты по договоренности... - блеснула я словом, слышанным от брата, и почувствовала себя такой умной. – Напишешь бумажку...
Он как-то странно посмотрел на меня. Потом пожал плечами и написал от руки бумажку.
Он сунул ее мне.
Я села за руль, поставила сумки. Мне показалось, правда, что я чего-то забыла. Но я отмахнулась. Благо ключи были в зажигании. Потом улыбнулась ему и поехала.
Я не совсем дура – обычные навыки я помню, как все. Ложкой ем, вилкой мимо носа не промахиваюсь. Брат меня как-то учил в детстве водить жигуленок, и я даже сейчас все помнила, как я здорово визжала.
Сзади послышался какой-то крик.
Какой-то мужик бешено бежал за мной с недоуменным и перекошенным лицом, истошно крича – украли! Он визжал. Что-то странное и знакомое читалось у него на лице.
Что ему надо?! – подумала недоуменно я.
- Украли, обманули, денег не дали! – орал он. Два мента на обочине хохотали во все горло.
- Да это же мой продавец! – недоуменно догадалась я.
Мужик все что-то показывал на свою руку с наколками. И орал как зарезанный.
- Меня!?! Меня!?! Это меня так кинули!?!!! – недоуменно восклицал он и его голос все доносился до меня. Он бегал быстро. Я с трудом узнала продавца машины.
- Ах, черт, я же заплатить забыла! – в сердцах плюнула я в окно. Наверное, милиция бешено разбегалась по джипам, а полковник что-то истошно кричал в рацию потому, что подумали, что я украла эту несчастную машинку.
- Как я могла снова забыть заплатить! – сокрушалась я, нажимая сигнал. Каждый раз бегуна при сигнале перекашивало, будто он думал, что я над ним издеваюсь и подбадриваю его. Ведь он упорно бежал за машиной лишь чуть в отдалении, и каждый раз я давала ему догнать, сигналя. Просто так получалось. Когда я нажимала на педаль, руки почему то сами дергались на руле.
Я осторожно открыла окно. Слава богу, я не глупая, я знаю, как оно открывается! И я хотела дать ему деньги, когда он догонит. Ведь я просто ошиблась.
Он бежал рядом изо всех сил в двух метрах сбоку от окна.
- Слушай... - я уже честно хотела сказать ему это, что я не хотела его обмануть. И честно хотела передать ему эти шестьсот долларов за эту тарантайку.
Я с улыбкой показала ему доллары.
Он прямо на бегу заревел горючими слезами. Подумав, что я над ним извращенно издеваюсь.
- Да я ж эту дуру сам кинуть хотел! – заревел он в отчаянии, отвернувшись, на бегу и вздымая руки. – С меня же теперь вся тюрьма смеяться будет! Толика-Кидалу кинула телка, когда он личную машину продавал! Стой, дура!
Я хотела остановиться, так мне его стало жалко. Но, к сожалению, из-за волнения совершенно забыла, как останавливать машину. А дальше, к моему полному ужасу, пошел крутой спуск. И я завыла, как милицейская сирена, отчаянно вцепившись в руль.
Водители впереди разлетались в сторону, как галки.
За мной несся целый кортеж джипов, машин с мигалками, военных машин.
Я же тщетно вспоминала правила движения. Мне казалось, что водители как-то странно себя ведут при обгоне.
Помни, что в Японии левостороннее движении, - говорил мне брат, уча меня в детстве ездить на "жигули". – Запомни – левостороннее! Будешь там, едь только по левой стороне!
Вспомнив это, я облегченно счастливо улыбнулась. Я все поняла – я еду не по той стороне! Я умная! И они там не будут мешать мне ехать. А то, как-то худо... Я сейчас вырулю налево... - счастливо думала я, - и мне станет лучше. Вон там, в мою сторону совсем машин нет – только иногда мелькают. Я их почти не вижу... А тут все скопились, мешают... Прав брат был...
Увидев разрыв дороги, я резко, подрезав кого-то, на всем ходу вылетела на левую полосу. И обрадовано захихикала...
- Машина в которой сидит дура, остановитесь! – бешено орала сзади машина с мигалками. Все машины слева останавливались.
Первые тридцать секунд я облегченно вздыхала. Теперь, когда я ехала по правильной стороне, где не было машин рядом, и я не могла никого задеть бортом, должно было стать лучше.
Но через сорок секунд я испуганно сжалась, спрятавшись за руль. Это было только хуже! – дрожа от страха, подумала я. Каждую секунду только и слышалось – вжик, вжик и машина с переднего стекла еле успевала уйти в сторону. Я только открывала глаза, видела несущуюся мне в упор машину – вжик – она еле успевала уйти в сторону. Я снова открывала глаза, и снова видела несущуюся мне прямо в лоб машину и перекошенное лицо, судорожно выворачивающее руль – вжик! Это было куда хуже, чем в игрушке, - с дрожью подумала я, тоненько визжа и пытаясь сжаться, сощулиться и стать как можно меньше. Я плакала от ужаса. А потом закрыла глаза, чтоб не видеть этого кошмара, и честно нажала на газ.
Вжик-вжик-вжик!
Я рыдала и отчаянно молилась боженьке. Не хочу учиться ездить, мне это не нравится... вжик...
Может, если дергать руль туда-сюда, будет не так страшно... - мелькнула в помутившемся от ужаса разуме здравая мысль. Зачем-то же существует это колесо. Закрыв глаза, я стала дергать его туда-сюда.
На шоссе стало твориться что-то страшное. Все визжало, выло, что-то сталкивалось.
Чтобы успокоить себя, я дрожащей рукой включила радио. Никогда не думала, что езда это такое трудное дело.
- Всем, всем, всем... - услышала я бешенный, истерический обезумевший надсадный крик диктора. – Немедленно освободите шоссе из Шереметьево! По встречной полосе движется ДУРА!!!!!!!!!!!
Опять едет министр, - я рассержено вырубила радио. Сколько же можно! Сколько раз брат мне рассказывал, что их всех опять ставили по обочине, чтоб проехала важная шишка.
Правда, какая-то мысль зашевелилась у меня в мозгу.
Навстречу мне шел Камаз с песком. Я отчаянно завизжала.
Может, я неправильно еду?
Я резко дернула руль, чуть не вылетела на обочину, машина словно зависла в воздухе, потеряла сцепление с шоссе, я жала все педали подряд.
Вжик...
Я еле удержала машину на шоссе...
- Не хочу больше ездить на машине! – вытирая со лба пот, зарыдала в истерике я. – Я не создана для того, чтоб быть простым шофером.
Потом вспомнила важную мелькнувшую в голове мысль. "Может, я еду неправильно?"
Я оглянулась – нет, за мной шла целая кавалькада джипов самых разных марок, машин сто. И они все уворачивались от встречных машин, и разлетались от Камаза, как и я. Милиция теперь ехала тоже за мной...
Значит, я еду правильно? – со слезами подумала я.
– Просто ты, дура, не создана для езды на машине! – сказал вредный внутренний голос. Но я уперлась. Я все могу, я сумею.
- Ну нет! – сцепила зубы я. Я не сдамся, я докажу, что я нормальный человек, как все! Брат всегда говорил, если боишься плавать – бросайся в воду, в то самое, что боишься, по уши! Если все могут, то и я смогу, закончила же я школу и кулинарный техникум!
И, широко открыв глаза, чтобы не бояться, я вдавила педаль газа до упора... Я наплевала на свой страх... Сжала мелко стучащие зубы... Ловила впереди мельчайшее движение... Не обращала внимания на летящие в упор со все большей скоростью машины... Они все равно разлетались в стороны. Я смотрела только вперед.
Ветер выл в моих ушах. Сзади в моторе все время что-то бухало и взрывалось. Все позади заволокло дымом, значит, машина дымила - поняла я. Сволочь, какую он мне машину продал – про себя прошипела я. А еще денег хотел! Да там сзади не только стучит и взрывается, так еще и дымит, пол Москвы задымило!
"Жигуль" называется!
Не знаю, сколько я так ехала. Наконец, стало поспокойнее. Я даже вспомнила, как тормозить.
Правда, перед этим я вспомнила, что сзади были машины. Штук сто. Надо было оглянуться, чтобы они не врезались в меня, когда я стану тормозить.
Я даже отпустила руль, чтобы лучше вывернуть голову.
Машина вильнула в сторону.
Я выругалась и стала крутить колесо руля. Потом, по дурацки выворачивая шею, медленно остановилась, оглядываясь. Остановилась на ручнике.
И ошарашено оглянулась.
Сзади никого не было.
Только далеко позади что-то догорало в черном дыму.
Да и корежились какие-то остовы.
Это мой жигуль наделал, - сообразила я. У него глушитель отпал, - повторила я слова брата. Вот везде лежит. А дымит то как! Недаром от ручника даже в салоне воняет – вон дымом все заволокло. И остановиться нормально машина по-человечески не может!
Я обернулась вперед и нажала газ.
И чуть не врезала выехавшую из боковой улочки мне навстречу БМВ.
Водитель остановился и ошарашено смотрел на мою машину.
Я выглянула из окошка, мило ему улыбнулась и помахала ему рукой. Как в кино кинозвезда. И поехала дальше медленно. Я решила не лихачить.
Он смотрел, как я спокойно и мило проехала мимо него, в каком-то шоке.
- Девушка, девушка! – закричал он.
Я нахмурилась.
Он вскочил в машину и погнал за мной по соседней полосе.
- А я боялась, что тут не левостороннее движение... - довольно подумала я.
- Девушка, стойте...
Я нахмурилась.
Он делал какие-то странные жесты. Мол, так, и как кораблик вокруг. Так, и как кораблик снова вокруг. Мол, к нему. Вокруг него.
Он делает мне неприличные предложения, – заподозрила я.
Я на такие вещи не реагирую с детства.
- Девушка, я хочу сказать вам что-то очень важное... - высунувшись в правое стекло, таинственно сказал он, показывая мне розу. Его голос был такой обольстительный, грудной, бархатный. Он так умильно и сладко высунул голову в это противоположное от руля окошечко...
Я очень захотела услышать, что он хочет сказать. Розы я люблю!
Я затормозила машину.
И радостно уставилась на него, как на маму, когда она говорила, а сейчас – сюрприз!
- Выйди! – шепнул он.
Я, закрыв глаза, вышла. Я ожидала сюрприз, потирая руки. На лице у меня появилось совершенно счастливое детское выражение.
- Ну, говори... - глупо хихикнула я с закрытыми глазами.
- Ты смотришь, куда едешь, дура!!!
Я растеряно раскрыла заплывавшие слезами глаза. За что он меня так обидел? Плакать хотелось ужасно.
Он как-то странно посмотрел на мое искривившееся лицо и раскрыл рот. Потом захлопнул.
- Ты что, только вчера машину купила? – растеряно спросил он.
- Сегодня! – сквозь слезы ответила я. – Пол часа назад!
Он закрыл глаза. Потом открыл.
- А права у тебя есть!?
Я растеряно и непонимающе посмотрела на него. И так и смотрела большими обиженными глазами.
- Ну, права... - уже медленней спросил он.
- А, техпаспорт на машину, да? – радостно сообразила я. И счастливо добавила: – Сейчас покажу, мне этот мужчина говорил... И доверенность вот...
Я закивала, пытаясь сунуть ему в руки документы.
Он закрыл глаза. Потом их сжал. Потом снова открыл. Потом закрыл, скривился и замычал – ууу, будто собирался заплакать. Потом открыл – но я все еще стояла на месте, смотря на него растеряно и искренне.
- Ты по какой стороне ехала? – наконец выдавил он.
- Левой! – гордо ответила я. – По этой!
- А надо было по правой... - как-то непонятно ласково сказал он.
- Ааа... - протянула озарено я. Я поняла загадку. – А я думала по этой! Спасибо!


Глава 5.


Он как-то странно вдохнул воздух.
- Я такой никогда еще не видел... - выдавил он.
Я посмотрела на него.
Он молчал.
Пожав плечами, я переехала на другую сторону. Ну, сказал, ну чего же так глядеть после этого... Мало ли кто ошибается...
Он как-то странно смотрел на это, будто не опомнился.
Я еще раз пожала плечами, пожала ему руку, помахала ему усиленно несколько раз, и радостно улыбнулась ему.
Он почему-то был в каком-то ступоре.
Я оборвала неприличные мысли, мигом забродившие в голове. У меня есть жених, - строго сказала я самой себе. И ты не должна отвлекаться ни на каких красавцев!
Задумавшись, я увидела впереди вертолет, и резко свернула на боковую дорогу. Ведущую в подъезд дома. Только сейчас мне пришло в голову, почему это людей нигде нет? Москва что, вымерла?
Лучше ехать по боковой улочке в дворик дома.
А может это я умерла?
Никогда не видела такой тихий проспект, каким он стал после того, как я им проехала.
Впрочем, на размышления у меня не осталось времени. Прямо мне навстречу неслась стена. Сама неслась, между прочим. Дворик оказался маленький. Я лихорадочно нажала на тормоз и стала рвать руль в разные стороны и волосы на голове. По счастью, тут шла дорожка, и я успела развернуть машину в двух сантиметрах от дома.
Я остановила машину, вылезла и огляделась. Надо было же посмотреть куда ехать! В машине низко!
Это оказалась песочница.
Я внимательно заглянула под колеса. Не задавить бы кого-то.
- Террористка крушит детские песочные строения как символ счастливого будущего России, - услышала я странный голос над головой. Я быстро подняла голову, но там никого не было.
Мне всегда нравились песочницы. Я вспомнила свои детские таланты и, сев, стала увлеченно лепить замок.
- Террористка сделала в пику всем огромный мужской символ... Вообще-то голос сказал не так, он сказал неприлично.
Я быстро подняла голову, но никого опять не увидела.
Я, напевая, стала лепить пасочки...
- Вы видите уникальные кадры, отряды омон входят на проспект...
Я перестала обращать внимания, потому что поняла, что это так глупо болтает оставленный кем-то включенный телевизор. Я хотела создать город для моей куклы и сосредоточенно сопела.
- Вы видите уникальные кадры, отряды омон входят в проезд дома...
Я увлеченно лепила дом и пыталась изобразить лицо мамы...
- Вы видите уникальные эксклюзивные кадры, - уже почти кричал голос, – отряды омон входят на дорожку к детской площадке...
Я подняла глаза и увидела на балконе молодого человека. Он смотрел на меня и самозабвенно кричал в микрофончик.
Мне стало жалко моих пасочек.
- Вы видите...
Я разозлилась и вскочила в работающую машину, сорвав ее прыжком с места.
Не рассчитав нажатия, я ударила в забор, и один его пролет просто рухнул под колесами. Открыв идущий между домами заросший проезд. Он был узкий и резко поворачивал на пустырь за какую-то будку, а через него – к другому дому.
Тут шли сплошные старые московские постройки.
И вдруг я узнала, где я нахожусь. Здесь мы жили целый год. Я знала эти места как свои пять пальцев. Владельцы машин думали, что с этой стороны нет выезда на другую сторону района, но все мальчишки знали, что если объехать и попетлять по переулочкам по строго выверенному пути, а потом проехать мимо гаражей в два разворота и три поворота, то можно было выехать на ту сторону. Все дети, которые ходили в бассейн, знали назубок этот путь из лабиринта, ибо так можно было сэкономить целый час, который ушел бы на объезд. Смешно, но этот путь нигде не пересекался, то есть попасть куда надо, сбившись хоть раз, ты не мог. Ибо пересекающиеся дома кончались тупиками и каменными стенами.
Большой лабиринт – называли когда-то мы его. Тайна пути передавалась из поколения в поколение детей.
Я радостно узнавала детство. На сердце было тепло.
А вот и наш детский садик.
Я заплакала от счастья. Я узнавала каждую деталь. Как давно я здесь не была! Из машины все было по-другому, но такое близкое! Я точно путешествовала по своему детству.
Нас тут больше нет... - с грустью подумала я. – Другие мальчишки бегают по дорожкам, другие девчонки шушукаются в углу... И никогда этого не вернуть...
Машина ревела.
Я тоже ревела в машине. Ревела и размазывала слезы. Другие взрослеют. Почему же я не взрослею?!
А вот и школа. Я загнала машину под деревья, вышла, прислонилась к кирпичной стене, и заплакала...
Школа наша была до сих пор старенькая, кирпичная, окруженная садом.
Я даже не обратила внимания, как где-то сбоку прошел вертолет.
- Пуля, ты что? – услышала я мягкий голос, и меня осторожно прижали к груди, вытирая мне слезы. – Почему ты плачешь?
- Я так и не выросла, Ольга Ивановна... - обреченно и отчаянно сказала я сквозь пелену слез, подымая к ней скривленное слезами лицо, уже зная, кто стоит рядом. Моя классная учительница.
Она подошла незаметно, наверное увидев меня в окне школы.
- Ах, мартышка, сколько тебе досталось... - с тоской сказала Ольга Ивановна, грустно улыбаясь. – А помнишь, как ты дралась с Нютой в этом дворике?
Я кивнула сквозь слезы.
- А как привязала приехавшего с делегацией китайца за его косу к школьному грузовику?
Я хихикнула сквозь слезы, не переставая плакать. И лишь прижавшись к ней.
- Он добежал до наших шефов на заводе необычайно быстро...
Я задергалась плечами, не поднимая лица от ее кофты.
- Ты еще вырастешь, девочка, поверь мне... - тихо-тихо прошептала, так, чтоб я не услышала, она.
Но я просто заплывала слезами, ничего не видя от них.
В это время послышались какие-то крики, и я поспешно отпрянула от Ольги Ивановны, вытирая лицо.
Я подняла глаза и смутно увидела, что ко мне бегут какие-то бритоголовые мужики с оружием и золотыми цепями. Впереди был двухметровый гигант с кольтом в руке.
Я удивленно и растеряно посмотрела на них. А гигант прямо на ходу как-то равнодушно выстрелил в стоящую слева от меня Ольгу Ивановну... Ее маленькое тельце словно сложилось полам, рухнув как-то безвольно и удивленно...
Я недоуменно смотрела на это, а потом словно снова сквозь слезы увидела, как расплылось пятно у нее на одежде и как осталось недоуменным ее доброе и наивное лицо...
Во мне все словно перевернулось.
Я увидела в голове гиганта и падающую Ольгу Ивановну вместе, и в голове что-то сместилось.
Как-то злобно я прыгнула в работающую машину рядом, так что никто ничего не понял, и ударила по газу, резко вывернув руль.
Он так не успел увернуться. Рванувшаяся машина ударила его, и, протащив несколько метров, расплющила бампером о стену. Так, что у него внутри что-то хрустнуло.
А я уже дала задний ход и углом жигуленка все же попала в живот другому бандиту. Так, что когда его ударило вместе с моей машиной углом о стенку противоположного дома, кишки полезли у него через рот.
Лениво жующий жвачку парень с автоматом, так же лениво поднимавший его на меня посреди двора, так и не понял, что произошло – я сбила его "жигулем", так что очередь прошла надо мной. И четыре раза проехалась по нему туда сюда, пока он не затих.
И оглянулась – слева выскочивший из школы физрук методично бил по голове бейсбольной битой четвертого падающего бандита.
И тут от стены дома отделилась черная фигура. Хладнокровно, беспощадно, без спешки... От нее просто страшно повеяло смертью. Это был профессионал. Он хладнокровно вскинул пистолет с глушителем на меня, и ни я, ни физрук к нему уже не успевали.
Но вместо того, чтобы выстрелить, он вдруг упал. И в голове его зияла дырка. Он словно как-то даже не мог поверить, что это его убили – такое у него было дурацкое мертвое лицо. Я тоже не могла поверить. Пока из дверей школы не выбежал наш военрук с личным, подаренным еще Жуковым, именным револьвером в дрожащей руке. Ствол револьвера дымился.
Но мне было все равно. Я распахнула дверь машины и теперь смотрела на Ольгу Ивановну как тупая и замороженная, не в силах ни встать, ни поверить, что это случилось. Я не могла вообще мыслить – внутри все как отнялось. Это была последняя нить любви, которую подарило мне детство.
А потом заметила военрука. Который, вместо того, чтоб броситься к убитой, бросился с пистолетом ко мне.
- Брось оружие, чеченская террористка! – заорал он. – Застрелю, шахидка, бросай пулемет!
- Это же Пуля! – укоризненно сказал ему как-то очень посерьезневший физрук.
- У нее мама чеченская террористка! – заорал тот.
- Придурок, у нее мама твоя двоюродная сестра! – проговорил физрук.
Тот замер, а потом уже более спокойным голосом сказал:
- А ну признавайся Пуля, когда ты вернулась из Афганистана из лагеря боевиков?!
- Не помню, - сказала я. – Афганистан это магазин женской одежды на Невском, да?
Тот застонал и убрал пистолет.
- Ты бы хоть сама ему сказала, Пульхерия, что он дурак... - проговорил физрук, наклоняясь над Ольгой Ивановной. – Он же мог тебя убить...
- Какая разница, если Ольгу Ивановну убили... - безжизненно сказала я, уткнувшись головой в машину и тихо стоня и раскачиваясь. Я дергала машину руками и раскачивалась.
- А разница в том, что она жива! – рявкнул физрук. – Немедленно прекрати сопли и вой! Развезло! И ее надо живо в больницу, а без тебя и твоей машины этого никто не сможет сделать...
Я мигом бросила машину к нему двумя нажатиями газа, развернувшись буквально на крохотном клочке, откуда только и мастерство взялось. Впрочем, я сегодня часа два ездила по переулкам, и это не могло не оставить следа.
Из школьных дверей, запыхавшись, выбежала медсестра с аптечкой.
Секунда – и я уже неслась переулками с набитой машиной, а все внутри гудели как шмели.
Я не помню, как добралась до больницы, направляемая физруком и военруком их указами под правую и под левую руку. Я была как больная. Меня тоже поддерживали, даже когда я вышла из машины.
Когда Ольгу Ивановну вынесли и покатили на качалке, я была как пьяная. Ничего не соображала!
- Вам туда нельзя... - остановила меня медсестра. – Двоих достаточно...
- Но это моя родная учительница... - тихо прошептала я, заливаясь слезами.
Вздохнувшая местная медсестра успокаивающе ласково прижала меня к себе. Она была странная.
- Ах, дитя, дитя... Какое ты ласковое... Были б все такие как ты, так может и страна была б иной...
Я разрыдалась просто отчаянно. Не знаю, почему на сердце стало спокойнее и теплее. Я чувствовала - она была добрая, странная, хорошая. Она быстро ушла за каталкой, успокоив меня взглядом. На меня так пахнуло любовью из ее глаз!
Я зачаровано застыла, смотря ей вслед. А потом двинула за ней, будто загипнотизированная.
Как зачарованная, я механически протопала, высоко поднимая ноги, несколько шагов ей вслед, пока не вошла в холл. А потом одумалась и горестно уставилась на стенку. Меня тянуло туда, я хотела побежать туда, но почему-то не решилась нарушить приказание медсестры.
Я оглядела стенки холла больницы. Какой-то идиот устроил в нем выставку фотографий царской семьи, наверное, чтобы привлечь сюда людей. Особенно впечатляли надписи – "Последний путь", "Останки царской семьи"... Очевидно, эти фотографии поместили тут для напоминания, о том, что все мы смертны... Я быстрей перевела взгляд на фотографии с живыми лицами. "Вот какими они были живыми!" – гласила патетическая подпись.
Я отчаянно заревела.
Дальше были кости.
Какой-то садюга делал! – негодующе подумала я сквозь слезы, рассердившись. Словно этого мало, он еще и написал над костями несчастных мертвецов – "Помните, люди, и не забывайте!"
Садист! – подумала я, быстрей рассматривая семейную фотографию живого царя, чтоб избавиться от навязчивых маниакальных мыслей, что твои родные, Ольга Ивановна, превращаются в такое на операционном столе. И что под простынями возят на каталках кости. Картины вызывали навязчивые идеи, что такой ты будешь сама, когда тебя убьют.
Николай, Алиса, Алиса, дочери Мария, Татьяна, Оля, Анастасия... – читала я.
На дочерях я запнулась – одно из лиц показалось мне подозрительно знакомым.
Я напряглась, не в силах вспомнить, где я его видела. А потом обернулась, и мой взгляд упал на отдельные фотографии дочерей царской семьи. И тут же ужас пронзил меня, на меня смотрела моя фотография, - значит, разыскивается! Они так спешили, что, наверное, залепили мною фотографию одной из царских дочерей.
- О Боже... - прошептала я в отчаянии. – Я ведь ничего не сделала, просто забыла заплатить, а они уже объявили розыск...
Я чуть не заревела вслух.
- Всю жизнь изучаю царскую семью, - услышала я приятный мужской голос сзади, твердивший что-то женщине с девочками рядом. – Тут интересные фотографии, они так веселы... Вот тут, давайте вам покажу, девочки...
- А ты представляешь папа, если одна из них оживет и сейчас нападет на тебя... Уууу... - смешливо сказала одна двойняшка в больничной пижаме, обнимая другую прямо за спиной у меня.
Я их увидела отраженными в стекле фотографии и недоуменно обернулась к ним.
- Ах! – девчонки отшатнулись в ужасе, закрываясь от меня руками, их отец в роскошном деловом костюме отчего-то побледнел под цвет стены, а жена забилась назад и перекрестилась.
Я ведь совершенно забыла, что я стою перед стендом, где моя фотография как преступницы, с мокрым от слез лицом, в чужой крови! В ужасе я кинулась прочь, успев увидеть, что в том месте, откуда они пришли, целый стенд моих фотографий, единственный отдельный стенд тут, чтоб лучше меня опознали! Я не видела с кем я, но видела, что это я. Они даже убрать предыдущее не успели, так и оставили надпись Таня на каждой фотографии.
В ужасе я кинулась прочь, заслонив лицо платком и застенчиво ткнувшись в воротник, скрыв в нем "от смущения" лицо.
Я услышала, что там кто-то ахнул, и девчонки бросились в четыре ноги за мной.
По хитроумию я не стала никуда убегать, а, завернув за угол, мгновенно отвернувшись к стенке и накинув чью-то висевшую на стуле курточку, встрепав волосы, повернулась к другой фотографии, оказавшись на повороте между одной группой и другой, меланхолично улыбаясь, мечтательно рассматривая фотографии. Ни те, ни другие меня не видели.
- Где она!?! – мимо меня пронеслись два метеора и ворвались в толпу. – Куда она побежала? – запыхавшись, крикнули в два голоса они.
Они затравленно оглядывались в обе стороны.
- Но никого не было... Никто вообще не выходил... - недоуменно сказала пожилая женщина, рассматривавшая фотографии впереди меня. Я, пока внимание людей сосредоточилось на девочках, уже успела тихо и абсолютно незаметно смешаться с толпой, скользнув за их спины.
- Действительно, не было... - поддержали женщину голоса. Ведь я не бежала, я просто перешла в толпу уже после того, как в нее ворвались девочки и отвлекли внимание, но до того, как это все поняли.
- Я стоял у входа не отрывая глаз, никто не проходил! – категорично сказал пожилой мужчина в коридорчике с фотографиями. Который только и то делал, что повернул голову к девочкам, не смотря по сторонам, когда они вбежали. Я ведь действительно вышла не до, а после того, как девочки пробежали.
Девочки недоуменно смотрели на них. Потом дернулись обратно за угол. Но и там никого не было, ибо меня там уже, естественно, не было. Я уже была в другой стороне. Спонтанное отвлечение внимания – страшная сила.
- Я же говорила, что привидение! – закричала одна из двойняшек.
Я же дрожала в углу, закрывая лицо. Не знаю, что б случилось, если б в этот момент не вышли врачи объявлять о состоянии привезенных.
- Эй! – из двери больницы, куда унесли Олю Ивановну, появился доктор.
Я с надеждой дернулась к нему, забыв обо всем.
- Кто тут с огнестрельными ранениями приехал!
- Я...!! – я потянулась к нему, желая услышать его слово об Оле как манну небесную. Даже лицо мое изменилось.
- С вами желают поговорить сотрудники милиции...
- ...Я хотела спросить... - продолжила так же громко говорить я, - а где здесь выход!?
- Не знаю! – раздраженно буркнул врач, потеряв интерес. Он перевел глаза на людей. – Так, где эти подсудимые?! – раздраженно сказал он.
Люди не отозвались.
- Где добрые люди, которые ее привезли? – сердито продолжил он, начиная злиться... - Ну, раненную...
Добрых людей не было.
- Не надо бояться милиции... - начал уговаривать он. - Это же не убийство... Вас только спросят, что вы делали, когда ее убивали... Ну, в то время, и все... Что там произошло...
Люди подозрительно быстро вспомнили про дела. У кого-то работа, кто-то опаздывал на поезд, у кого-то заболела жена, кого-то срочно вызывали к министру. У меня, к сожалению, не было дел.
- А вы чего стоите? – подозрительно спросил меня врач. Взгляд его как-то подозрительно зажегся, и в голове явно начали крутиться какие-то ролики.
- Я уезжаю, уезжаю... - быстро кинулась в машину я, поняв, чего он так напал на меня. – Вы не волнуйтесь, я не собираюсь оставаться... – правильно поняла его взгляд я.
Горячая машина завелась с пол оборота. Я нажала газ.
- Всего хорошего... - помахала я ему ручкой. – Счастливо оставаться!
Он странно смотрел на это.
Я развернула машину в дворике. И, подумав, что не хорошо как-то так убегать, будто я что-то плохое совершила и не попрощалась, очень вежливо добавила в окошечко:
- И друзьям вашим до свиданья! – церемонно проговорила я, выехав за ворота.


Глава 6.


Решив подумать, я свернула в первый попавшийся подъезд во внутренний дворик, далеко не уехав.
Где-то снаружи кипела жизнь, визжа пролетели какие-то машины с мигалками, стучали двери, топали ботинки, но здесь было тихо и мирно.
Я сидела и молчала.
Мир и покой.
Где-то далеко, за стеной возле больницы снова послышался топот, истерически кто-то кричал приказы, захлопали двери машин, и мигалки унеслись... Людей спасают врачи, - умиленно подумала я. Приехали, принесли больного бегом, и снова убежали за другими больными. Даже не остановились. А говорят еще, что наши врачи из-за нищеты совсем равнодушными стали. Побыли бы они тут, прислушались бы, как бешено, не останавливаясь ни на секунду, они действуют, то тоже стали бы хорошими.
Было на душе так хорошо, что я уже поняла, что мне все показалось. Просто на меня девочка на фотографии была похожа.
- Ты от милиции скрываешься, теть? – с интересом спросила меня крошечная девочка в чудесном белом платьячке с гольфами и бантом на шее. Настоящая принцесса. Она картавила.
Ребенок, короче.
Вообще-то, она картавила чуть-чуть – это было уже не "л", но еще не "р".
Она подошла ко мне и с интересом внимательно разглядывала меня.
Она была тонкая, хрупкая, воздушная, эфирная, лет полутора с половиной от силы. Если судить по росту. С громадными глазами.
Я потрясла головой. Ко мне пришла фея.
- Нет, мне телефон нужен... - ответила я, вздыхая. – Я хотела бы выяснить судьбу дорогого человека.
- Если дашь доллар, я тебе "мабилу" принесу... - серьезно и по взрослому ответственно сказала девочка.
Я широко раскрыла глаза.
- Бизнес помолодел, - вспомнила я слова брата. Следующим этапом будет...
- Хочешь платный горшок? – уже протягивая мне "мабилу", предложило предприимчивое дитя.
- Бизнес в массы... - шокировано проговорила я, набирая номер больницы, заранее ласково записанный мне медсестрой, когда я плакала, чтоб я могла позвонить и узнать состояние Оли.
- Майор милиции... - представился голос врача в телефоне.
- Простите, а как чувствует себя...
- Это говорит врач, - ласково перебил меня тот же голос. – Подождите, не кладите трубку, я сейчас все выясню...
Я удивленно посмотрела на трубку. Вот это сервис! Даже имя больного не назвала, а он уже поспешил все выяснять!
Я оглянулась на малышку. Мобильный дорог, брат однажды меня чуть не убил, когда я всего-то час с Юлей по его телефону поговорила, хвастаясь, что у него моби-дик.
- Ты звони сколько надо, не бойся, - ответила на мой взгляд принцесса, - телефон все равно не мой...
Я ахнула и мигом выключила трубку.
- Ты что это делаешь! – строго сказала я, вспомнив, что я взрослая. – Где ты его взяла! И выбрось изо рта эту дрянь, дрянь ты этакая!
Она что-то жевала мерзкое.
- Это не дрянь, - рассудительно сказала принцесса. – А табак... А телефон взяла у Васи... Вон он под лавкой лежит...
- Бомж имеет мобильный! А говорят русские бедный народ! – ошарашено сказала я, забыв все и смотря на данную ужасную особь, впитывая для себя новую информацию о жизни русских улиц.
- Какой он бомж! Ему просто плохо стало... - рассудительно сказала девочка.
Я выругалась и побежала к человеку.
- Что ж ты не позвонила в скорую по мобильному! – яростно сказала я девочке.
- А воровать не хоросо!
Я застонала.
- Брать без спросу тоже нехоросо... - продолжила девочка.
- А чего ж ты мне принесла?
- Но ты же спросила...
Это был довод. Я просто обессилено села.
- Вам что-то дать? – спросила я лежащего мужчину. Он молчал.
- И потом, вчера по телевизору показали, как опасно сдавать труп в милицию, - рассудительно сказала девочка, - ибо меня заподозрят в убийстве!
- Но он еще жив! – выдохнула в изнеможении от убийственной строгой логики я.
- Но это недолго... - снисходительно, как идиотику, наставительным тоном протянула девочка. – Обожди немножко, и сама увидишь...
Я заметалась.
- ...зачем даже набирать телефон... - закончило мудрое дитя.
- Но его могли бы отвезти в больницу! – с болью сказала я.
- Зачем? Больница вот рядом... - недоуменно сказала девочка.
Я застонала от железной логики.
- Але, скорая? – набрала я номер. – Мы рядом с вами...
- Чудесно! – сказала трубка. – Спешите в рай! Ту-ту.
Очевидно, он не так меня понял.
Я послушала звуки отбоя и выругалась. Я же хотела сказать, что мы рядом с больницей! Я снова набрала.
- Але, скорая? Мы...
- Мы с вами... – повторила тем же веселым голосом, заслышав мой голос, ехидная трубка.
- Але...
- Туууу-туууу...
Я выругалась.
- Дай мне телефон! – решительно сказала девочка.
Я дала.
Она ткнула кнопку повтора больницы, а не скорой. Я с интересом смотрела, что она сделает.
- Спрашивай в больнице, что сама хотела, и не мешай человеку спокойно умереть! – сказала она.
Решительность и краткость решения, достойные подражания, надолго поразили меня.
Я механически взяла трубку.
- Але, это больница? Вы не скажете, какое состояние...
- Состояние? – спросил тот же самый голос, что и в самый первый раз.
- Больной с пулевым ранением!
Малышка прислонилась ко мне и слушала вместе со мной, прижавшись к моей щеке своей головой.
- Аааа... Больной... - засуетился и начал что-то щелкать врач. – Конечно... Сейчас... Сейчас... Сейчас...
- Может, я потом перезвоню... - жалобно сказала я.
- Простите, вы не могли бы не бросать и еще подержать трубку, - буквально взмолился врач. – У нас еще недостаточно данных для точного определения... – он замолк и выпалил, - состояния!!!
Было слышно, как там бешено бегают люди. Все суетятся... Все хотят быстрей помочь бедному родственнику!
- Я побегу и возьму... - быстро сказал кому-то майор. А потом сказал умильно в трубку: - Это я вам говорю... Сейчас побегу и возьму... его состояние...
- Пеленг побежал брать... - сказала мне малышка, слушавшая вместе со мной.
- Вечно тебе детективы чудятся... - одернула ее я. – Тебе надо меньше читать...
- А я еще не умею! Я из телевизора взяла!
Я хотела ей дать по заднице. Но тут человек под лавкой захрипел.
Застыв от ужаса, что я его умертвила и не спасла, я мигом схватила его под мышки, кинула в машину, кинула туда выключенный телефон, кинула на заднее сиденье девчонку, чтоб не мешала... Мгновение, и я уже въезжала в ту же больницу, вырулив из дворика, благо тут пятьдесят метров.
Заворачивая за угол, я заметила мелькание многих мигалок, устремившихся туда, откуда я выехала.
Скорые!
- Ты смотри, - сказала потрясенно я. – Только позвонила, даже адрес не дала, а скорая сама приехала. И не одна! А я еще грешила на скорую... А они, самоотверженные, оказывается, мгновенно выехали... У них техника по одному звонку определяет, кого спасать, отчего и как...
Может вернуться? – подумала я. Но потом сообразила, что для больного может быть уже поздно, а его все равно привезут сюда.
- Обыщи его, живо... - скомандовала я девчонке.
- Я уже обыскала, у него больше ничего нет... - печально сказала маленькая принцесса.
- У него таблетки какие-то могут быть, дурра! – рявкнула я, тормозя машину прямо против входа.
Чуть не врезавшись в санитаров.
- Человеку плохо! – заорала я. – Умирает...
Санитары лениво переглянулись.
- Я сейчас пожалуюсь на вас тем, которые тут бегали, и они живо вам мозги вправят!
- Так бы и сказали, что вы из спецслужбы, товарищ полковник! – быстро вытянулись они в струнку. – А ваш подчиненный только что уехал ее брать...
Я поняла, что начальник их уехал за больной. А меня приняли не за ту.
- Берите этого... - скомандовала я.
Тут выбежала та самая медсестра, увидела меня, ахнула, почему-то побледнела...
- Человеку с сердцем плохо... - быстро сказала я ей, показывая на лицо больного.
Она взглянула на него, мгновенно как-то посерьезнела, стала жестко, быстро и четко командовать:
- Инфаркт... Быстро... Осторожно взяли... Эх, этого бы быстрей вколоть... - сказала себе она.
- Дай аптечку из машины, живо! – скомандовала я маленькой принцессе.
И, вырвав аптечку из маленьких рук, почти кинула ее медсестре, приказав:
- А ну погляди, - может, там найдешь!
Она как-то очень четко, по военному действовала. Вовсе не как простая медсестра. Что-то странное было в ней, что-то несоответствующее простой той форме... Я удивленно ее разглядывала, и не могла понять, в чем суть.
И тут мой взгляд упал на мобильный у меня на сиденье.
Я схватила его, и, догнав их, сунула мобильный медсестре.
- Это его... – сказала я.
Та, словно уже где-то в операции, как-то напряженно собранная и суровая, только выругалась. И, не глянув, сунула мобильник санитару.
Странная медсестра – размышляя, я пошла за ними. Чтобы узнать про Олю.
И тут в зеркало в зале я увидела странную вещь – маленькую принцессу за рулем моего так и не выключенного "жигуленка".
Мне точно кто седьмую скорость врубил. Я сорвалась с места как настоящий "жигуль".
Я добралась до машины, когда любознательный ребенок уже давил на педали и сдвинул передачу.
Вытянув ее из-за руля, я ее здорово отшлепала, вся вне себя от ужаса. А потом, выдыхая задержанный вдох после пережитой жути, прижала к себе.
Она тоже прижалась ко мне. Она была такая маленькая и костлявая.
Мы замерли.
- Что ж ты делаешь, дура? – тихо сказала я, крепче прижав к себе и вздохнув. – Ты ж убилась бы только так...
- Зато ты бы плакала и носила бы мне варенье... - тихо-тихо как-то искренне всхлипнула она.
- Пошли, я тебя отведу домой... Где твоя мама?
- А мамы нет... - как-то просто сказала она.
- А отец...
- И отца нет...
- Но кто-то ж у тебя есть? – сквозь сострадание сказала я. – Кто-то ж тебя одевает!
- Я дома весь день одна... - печально сказала малолетняя принцесса.
Зазвонил мобильник.
Я дернулась. Похлопала по карманам и в сумке, но у меня его не было. Подняв глаза, я увидела, как по нему говорит санитар.
- Наш телефон! – сказала принцесса. – Надо было забрать! Все равно санитар присвоил...
- Мммм... - сказала я, садясь на сиденье, ибо думала, что я дойду от этого ребенка.
И тут до меня дошло.
- Слушай, а что это ты такая костлявая? – недоуменно спросила я. – Тебя что, голодом морят? Почему у тебя тело, как у бронтозавра, бронебойными пластинками?
Она подозрительно вздрогнула.
- Это болезнь... Ее нельзя показывать... - быстро сказала она. – Меня нельзя касаться, я умираю!
Но через секунду я уже обыскивала ее по полной программе, вынимая отовсюду свои доллары, пачки денег от монопольки, ключи...
Хоть я дура, но я устроила ей настоящий шмон.
- Я не воровка, - отчаянно плакала она. – И тебе что, залко... У тебя их много... Я только одну взяла!
- Мне не жалко этих пачек от монопольки, - сказала я, вытаскивая отовсюду эти дурацкие пачки от монопольки мужа, - но это дело принципа!
Хоть это и бумага, я специально пересчитала все пачки, выкинув их из сумки и перекинув обратно. Я помнила сколько их было. Каждая по тысяче банкнот. С дурацкой надписью Е. Только мужчины это могли придумать. Пятьсот Е – это сдохнуть можно.
Все пачки были на месте и заклеены.
Потом пересчитала драгоценные доллары. Три пачки.
Она и их умудрилась своровать.
Потом дала ей по голове.
- Поехали к твоим родителям! – жестко сказала я. – Я им объясню, какая ты воровка...
Она вдруг тоненько заплакала.
- Я не хотела... Честное слово, я не хотела... - как-то тоненько сказала она. – Я как увидела их, так в голове все помутилось – думала одну возьму, остров на Крите куплю, буду жить сама... И знала, что тебя люблю, а все равно не смогла удержаться... Я теперь одна...
- Это фальшивые деньги... - буркнула я с плохо скрываемым превосходством над ребенком. – Таких не бывает... Это от игры...
- Я понимаю... - всхлипнула она. – Большая Игра... Я же видела, что на тебя охотятся...
Я подумала, что эти бумажки надо быстрей сжечь, чтоб никого не вводить в соблазн.
И тут я увидела в окне ту самую медсестру в окне. Только теперь она была в другом халате, отдавала приказания, все бегали и суетились. На мгновение я уловила ее взгляд сейчас – чудовищной властности взор, гордый, прекрасный разворот головы, ощущение свой какой-то ирреальной мощи, какая-то печальная мудрость – все это как-то странно давало ощущение достоинства и мастерства. Почему-то сейчас ее случайный взгляд нес ощущение силы.
- Странная медсестра какая-то, - задумчиво сказала я, приобняв принцессу за плечи перед собой, чтоб она ничего не сперла. Малая тоже смотрела на медсестру заворожено.
- Какая медсестра? – подозрительно спросила подошедшая старая нянечка, выносившая какой-то мешок на улицу.
- Вон та женщина, - сказали мы одновременно с принцессой, одновременно же показав на нее рукой. И обе засмеялись этим.
- Да вы что, с ума сошли, - каким-то странным оборвавшимся голосом спросила нянечка. – Какая это вам медсестра!
Медсестра снова обернулась в окне, и снова меня резанул по душе прекрасный взгляд Мастера.
- Кто это? – удивилась я. – Ведь это моя медсестра... Она мне написала, успокаивала...
И я вдруг вспомнила, как видела ее по телевизору, только почему-то она шла в окружении тысяч людей в Америке, и стотысячная толпа ревела от восторга, стараясь хоть увидеть ее.
- Это кардиохирург мировой славы Любовь Федоровна, ученица знаменитого Амосова; Мастер, которых нет... - тихо сказал подошедший сзади человек, в котором я узнала тоже знаменитого врача. – Ее благодарят ежедневно в молитвах тысячи за спасение, а знают всюду... Она могла бы получать миллионы за некоторые операции, ибо они неповторимы... Но она всех оперирует бесплатно... Из принципа.
Он замолчал.
- Она начальник нашей больницы... - он снова помолчал. – И ходит так... Как оборванка... Все же она иногда оперирует иностранцев за деньги, чтоб иметь возможность оплачивать операции на сердце простым людям... И содержать эту больницу... Иногда она сама оперирует и раненных, в сложных случаях то есть... Но сейчас, несмотря на все старания, государственная больница оказалась в минусе и даже в долгах... На нас наехали... И требуют долг с нее... И мы не знаем, где взять деньги немедленно. Многое она уже достала, многое взяла в долг... Все врачи дают, что можно, но осталось еще триста тысяч...
Я тяжело вздохнула. И коснулась рукой тех денег, которые мне, не глядя, отстегнул идиот, спешащий на встречу с президентом... Словно рок какой-то... Ну, манто стоило десять тысяч долларов, а он второй раз дал на магазин... Я никогда таких денег и не держала. Не будет у меня магазина. Я снова становилась нищей.
Это были сотенные купюры.
- Мама, там как раз три тысячи штук... - поняв, сказала принцесса. – Три квадратных пачки.
Я отдала сверток врачу.
- Немедленно отнесите ей! – как-то жестко, безжалостно и властно, словно совсем на себя не похоже, стараясь не думать, чего лишаюсь, сказала я. – Пусть она откроет сверток немедленно. И скажите ей, что это честные деньги...
Тот ничего не понял.
- Немедленно! Пусть она развернет их при мне.
Он замялся, но мой тон был слишком жесток, и он как-то подчинился.
Бог дал, Бог взял. И, я подозреваю, и дали деньги мне для того же.
Через какое-то мгновение я увидела, как она там внутри наверху у окна разворачивает бумагу, а потом окно открылось.
Она появилась в окне.
- Немедленно уезжай, слышишь! Немедленно! – с каким-то надрывом безжалостно крикнула она мне разозлено. Словно говорила мне "ты", а не ругала. Таким тоном она могла ругать давнюю подругу. Она кричала. – И чтоб я тебя больше не видела, не видела!!!
Она явно злилась и сердилась за что-то на меня.
А я то думала, что она меня любит – вздохнула я. Почему-то стало обидно, не знаю сама. Ведь я ее видела всего лишь мгновение, когда она меня утешала. А мне показалось, что она меня любит. Так обидно и горько мне стало, просто ужас. Еще один человек меня предал.
Я резко села в машину, и резко выехала прочь, не оглядываясь. Ребенок не успел вскочить и отчаянно, с безумным лицом, топал за машиной, пока безнадежно не отстал с выражением безумного горя.
За спиной с другой стороны въезда в больницу ворвались машины с мигалками. Снова выбегали и топали люди. Опять привезли больных – подумала я. Денег нет, а такая оперативность!
А вот принцессу было жалко. Она так бежала за машиной. Ее фигурка была такая тоненькая и жалкая, так стремилась отчаянно догнать, я чуть не заплакала тогда. Слава Богу, все кончилось, когда я вырулила на проспект. Стоя у светофора я всплакнула.
- А она вовремя тебя предупредила, - сказала Принцесса сзади.
Я подпрыгнула.
- Ты здесь!?! – в шоке спросила я.
- Еще бы я тебя покинула после того, как, наконец, нашла... - хмыкнула она, пожирая шоколад и балык из сумки.
- Но ты же бежала сзади!
- Недолго.
- Но ты же маленькая! Ты не могла догнать!
- Там узкая щель, - согласилась она, - как раз для маленькой. Если через дворы идти напрямик, то три шага, пока ты ехала в объезд и застряла на перекрестке. Ты не закрываешь двери кнопкой!
Она облизала пальцы.
- Я отвезу тебя домой! – пригрозила я.
- Там никого нет, и в холодильнике тоже.
- Опять врешь?
- Не-а... Отца я не видела год, тебя я не видела до сегодняшнего дня, а бабушка в реанимации...
- Ты довела?
- Угу... - кивнула она, а потом спохватилась. – Да ты что, она сама упала!
- А почему отец тебя не забрал?
- А почему я тебя обнаружила только случайно сегодня? – хмыкнула она. – Наверное, это оттого, что вы меня очень любите...
- Сегодня вокруг меня слишком опасно... - вспомнила я бандитов. – Тебе лучше быть подальше от меня...
- Вот-вот, - хмыкнула она.
Я поняла, что сойду сейчас с ума.
Может, я похожа на кого-то?
- Если ты думаешь, что я шпионка, то ты ошибаешься, - честно сказала я с тоской, ибо мне хотелось бы соврать и заменить ей мать, - я просто дура...
- Я знаю, - хмыкнула она, разворачивая новую шоколадку.
Я подпрыгнула.
- По телевизору говорили, это твоя кличка... - продолжила она невозмутимо.
Девочка переволновалась – поняла я. От нее несет бредом. Какой телевизор!
Я вспомнила, что я отдала доллары и у меня больше нечего взять, и чувство радостного облегчения захватило меня – на меня больше незачем охотиться.
А потом чуть опечалилась. Поняв, что кушать тоже нет. И у принцессы тоже нет.
- Но у меня нет денег... - вслух сказала я сама себе, глянув на принцессу.
Она как-то покровительственно лениво вынула одним невидимым движением из волос сто долларовую купюру и продемонстрировала ее мне перед носом, не отрываясь от еды.
- Должен же кто-то в семье быть умным, - снисходительно и как-то по взрослому сказала она.
- Но ты же все отдала! – сдавлено сказала я.
- Не я отдала, а ты все взяла, а это большая разница... - хмыкнула она.


Глава 7.


Я чуть не врезалась в бордюр моста от шока. Я как раз по нему ехала.
- Ну, нет! – в сердцах сказала я.
- Конечно не надо, - быстро сказала принцесса. – Следующий столб слева слишком агрессивен!
Она имела в виду, что, съехав с проезжей части и выехав на узкий тротуар, я, вильнув и выворачивая от бордюра, чуть не снесла столб.
Впрочем, я тут же честно вернулась обратно на трассу.
- В какой больнице лежит бабушка? – тупо спросила я.
- В той же, - меланхолично ответила принцесса, разглядывая остатки конфет. Вернее, фантики и бумажки.
- Ты ей хоть передачи носила?
- Передала ей старые носки...
- А еду?
- А еду я сама съела еще раньше... - печально призналась принцесса. И грустно добавила: - Мало!
- Бабушку хоть кормят? – подозрительно спросила я.
- Мало! – так же грустно ответила девочка. – Она такая лакомка...
Я улыбнулась.
- А за еду надо платить...
Я вздрогнула.
- А что же она ест? – запинаясь, проговорила я.
- Я принесла ей тридцатидневный курс голодания по Брэггу, - гордо сказала девочка. – Она ест подкожный жир... Ей как раз надо лечиться...
- Так... - севшим голосом попробовала сказать я.
По привычке, я залезла за пазуху, чтоб потрогать свое сокровище, и лишь потом вспомнила, что все отдала.
Я даже ощупала карман просто для того, чтоб вспомнить – было приятно вспоминать об этом случае и переживать наличие пачек там заново.
Пальцы наткнулись на какую-то скомканную бумажку.
Я вытянула ее – это была тоже стодолларовая бумажка.
- Похоже, что наш кардиолог будет иметь солидную недостачу, - растеряно посмотрела на бумажку я.
Я помолчала.
- Она приказала тебе больше не появляться! – быстро дернулась принцесса. Начав соображать, чем это нам грозит...
И тут на приборной доске в машине загорелась какая-то красная лампочка.
- Машина мне подмигивает! – удивленно сказала я, забыв про прошлое.
- У нее нет бензина! – безапелляционно заявила принцесса. – Это дополнительное устройство такое для дураков. Можешь посмотреть на определитель бака.
- А что, в нее еще и заливать надо? – опешила я.
- Я начинаю думать, что бабушка не зря боялась, что ты окажешь плохое влияние на мое развитие, - задумчиво сказала принцесса. – Она всегда говорила, что "твоя мать просто исключительная, эксклюзивная, в одном экземпляре дура". Почему думаешь, я как тебя увидела, так сразу догадалась и поняла, что это ты?
Я подпрыгнула.
- В общем, так, - решив согрешить перед кардиологом и присвоить ее сотню, и заранее прося у нее прощения, сказала я. – Ты бери свою бумажку и дуй набирай для бабушки сладостей, конфет, деликатесов и соков на все деньги...
- А я донесу?
- Ну, можешь съесть себе, сколько ХОЧЕШЬ... - с сомнением сказала я.
- А я не умру?
Я шлепнула ее. Она захихикала. Она шутила.
- Я заеду на заправку... - сказала я.
Она фыркнула.
- Странно, что ты знаешь, что такое заправка, - задумчиво сказала она. – Похоже, бабушка тебя явно недооценила. Если будешь заправляться, помни, что бензобак у жигуленка с левой стороны... Крышечка такая!
Она со смехом хлопнула дверью и выскочила. Еще до того, как я успела дать ей подзатыльник.
- И отмой бампер и колеса от крови, - сказал в форточку невинный ребенок. – В конце концов, у тебя все в мозгах, это не эстетично!
Это чудо раннего развития уже было у меня в печенке. Я попыталась достать ее по шее, но она со смехом отскочила.
Поняв, что закупаться она будет долго, я поехала на ближайшую заправку.
Пока я ехала на заправку, чихая машиной и дрожа, что придется ее толкать по городу самой, я напряженно думала, как же я ее воспитывать буду?
Слава Богу, проблем на заправке не возникло.
- Слушай, залей мне столько, чтоб хватило без проблем, - сказала я мальчику в униформе, протягивая ему сто долларов.
- Куда желаете? – угодливо изогнулся он, закладывая шланг в бензобак.
Странный вопрос, - подумала я, но честно ответила, куда я желаю.
- В Чикаго...
- Ооо... - сказал он. – Так бензобака вам не хватит! Вам еще вон бы две канистрочки залить...
- Давай... - махнула рукой я.
- Странно, но я вас где-то видел... - весело болтал он, заливая.
- Чеченская террористка украла единственного ребенка известного американского мультимиллиардера... - сказал печальный голос диктора из соседней машины.
- Вы известная актриса, да? – улыбнулся мне заправщик.
Соседняя машина уехала.
- А что-то твое лицо мне тоже знакомо! – я высунулась двумя руками в окно и стала немного бестактно его разглядывать.
Он смутился.
- Да вы, наверное, мою маму видели. Она известный хирург по операциям на щитовидной железе. Эти хирурги как с ума посходили. Каждый пооткрывал словно свою собственную больницу, взяв под свой контроль обычную городскую больницу. И за сами операции денег не берут. И лечат сами бесплатно, каким бы мировым не было их имя... Моя тоже свихнулась... Я тоже буду у нее в клинике работать, когда кончу медицинский, – гордо сказал он. К нам с проблемами щитовидки едут со всей России, и мы никому не отказываем. Мама так крутится! Вы, наверное, маму по телевизору видели с этой, как ее, известным кардиохирургом. Что-то случилось странное с Россией... Теперь в монахи пошли и гордимся, что стольким помогли – мать с утра до вечера за операционным столом! Как святая – оперирует, и все! Ничего больше не видит... Даже квартиру заложила, когда не стало материалов, лишь бы оперировать не прекращать... Я свой мотоцикл продал, - горько сказал он, - работаю на двух работах после больницы, но разве этим поможешь? Зарплаты то этим одержимым государство платит и больницу на плаву держит, но чтоб эту бесконечную череду несчастных людей выдержать и прооперировать именно по щитовидке, лекарства нужны, никакого бюджета не хватит... Не могу видеть этих несчастных глаз, - говорит, - а кто может видеть?!
Он расстроился и отложил шланг.
- Тоже философ мама! – рассержено сказал он, и я увидела его усталые глаза. – Дали бы мне, говорит, хоть полмиллиона в распоряжение, так я б за эти деньги пять лет бы оперировала и сотни тысяч людей спасла бы, ведь к ней в ученики тысячи врачей со всего мира едут, а она их заставляет бесплатно оперировать, когда учит... Забирая себе сложные случаи или наблюдая на мониторах за несколькими операциями одновременно, когда отдыхает... Мол, мне бесплатно оборудование поставили зарубежное, лишь бы иностранные ученики на нем работали, тогда они его сами купят, ибо будут именно на нем уметь работать... А теперь получила – лекарств нет и полмиллиона нет, а очередь тысяч людей – есть... - зло сказал он. – Еще и банк наехал, здание клиники хочет отобрать... А она все работает... Завтра приедут эти гады, я уже и убить кого-то готов, а ей все тю-тю – так и не прекратила оперировать тех, у кого критическое состояние... В штаты бы съездить ей, может бы и набрала свои полмиллиона, а она не смогла умирающих бросить без помощи на смерть, и доигралась. Где ей сейчас сотню кусков за долг достанешь и полмиллиона на пять лет, если она над простыми людьми трясется, даже сейчас в операционной сидит! Блаженная одним словом! – отчаянно махнул рукой он.
Он закончил заливать. И виновато улыбнулся.
- Ой, я, наверное, глупо разболтался, никогда такого не было. Вы не подумайте, я не буду никого убивать... и джип воровать не пойду... - проговорил он как-то отчаянно, - и авторитета не пойду убивать, это так вырвалось, глупо разговорился как-то... Я, вообще-то молчалив как пень, а тут расклеился и разболтался, - рассердился он на себя, - никогда такого не было... Точно кто сыроватку правды вкатил...
Он вытер лицо рукой, точно дурацкая слеза скатилась вопреки воле.
А потом широко улыбнулся.
- Вы не дадите автограф? – заискивающе и извиняюще сказал он. - Такому нехорошему...
Я вздохнула. Не стану же я разочаровывать мальчика.
- А три автографа? – сразу поправился он. Я не ответила на наглость.
Достав ручку, я поискала, на чем бы записать. Увы – на коленях писать было неудобно. Подумав и плюнув, я достала из сумки пачку этих фальшивых денег от монопольки... Зачем они мне нужны, все равно сжигать... А тут хоть белая бумага сверху, память обо мне останется. На автограф и эта жуть сойдет, а мне носить меньше...
Наморщив лоб, я написала на пачке: Дорогому мальчику, Софи Лорен.
Что-то она была толстая, эта пачка. Я глянула – две пачки от монопольки склеились и не разрывались. Зато писать удобно, - подумала я, - как на книге.
Поставив точку, я с улыбкой вручила свой автограф мальчику:
- На! - я дала ему автограф, забавляясь его реакцией.
Он как-то странно уставился на автограф. Застыл. По дурацки смотря на эту пачку. Потом стал на колени, поклонился мне в землю, разрыдался.
Ничего себе реакция на Софи Лорен, - ошарашено подумала я. А я и не знала, - по-детски помыслила я, - что она так популярна.
Он рыдал и странно глядел на меня, будто на чудо свыше, что не дало ему совершить грех из милосердия Бога. Все автограф разглядывал, пачку крутил, а потом быстро-быстро засунул ее за пазуху, будто голодный украл кусок хлеба и не может поверить своему счастью.
- Эй, ты, чего застыл, а ну быстрей давай заправляй, - сказал ему водитель джипа.
- На! – он дал ему на бегу в нос большую фигу.
И быстро побежал, оставив шланг и скинув к черту робу. Всё как-то священно оглядываясь на меня громадными восхищенными глазами на бегу, будто я была богом.
- Счастливого пути, - помахала я ему рукой. Глупый какой-то мальчик, смотрит на знаменитость с трепетным обожанием, - подумала я.
- Аааа! Что вы сделали с мальчиком! – с криком подбежал ко мне администратор. – Убью!
Я протянула ему доллары за бензин.
- Он сказал, что где-то видел уже мое лицо, - честно сказала я.
Администратор как-то странно посмотрел на меня.
А потом точно так же ринулся обратно.
- Аааа! Что вы сделаете со мной?! – с криком убежал он от меня, затравлено оборачиваясь. – Убивают!
Я подумала, что он меня с кем-то спутал, и, если его не остановить, то он сойдет с ума.
- Убивают! – орал он на бегу каждый раз, когда я на него смотрела.
Я прыгнула в машину, и рванула машиной за ним.
- Вы ошибаетесь, - кричала я, - я ничего не хочу вам плохого!
Он тонко визжал, пытаясь оторваться от машины.
Я нажала на газ, пытаясь его догнать и успокоить.
Он побежал еще быстрее.
Я еще прибавила газ.
Он рванул еще быстрее. Как он истошно кричал!
Странно, что за машина такая, что догнать его не может? – в сердцах снова обругала "жигуль" я. Я еду, а вот человек впереди бежит перед бампером, лицо перекошено и поднято к небу в рыдании, а он даже быстрее. И не останавливается, гад!
Он пробежал уже пять километров.
Я с удивлением посмотрела на спидометр.
Эта дурацкая машина сломалась, - поняла я.
И свернула со вздохом в сторону, медленно поехав по другой дороге.
Я тормознула у киоска с мороженым.
- Мороженное есть? Дай одно.
- Отстань со своим мороженным! – истерически воскликнул продавец мороженного. – Не слышишь что ли, какой ужас творится...
Он включил приемник громче.
- Террорист-смертник снова вышел на охоту за людьми... - мрачно сказал усталый голос с надрывом и болью. – С неслыханным цинизмом прямо среди белого дня, прямо сейчас, на глазах сотен тысяч людей он медленно издевательски гонит жертву по проспекту...
- А где милиция? – шокировано спросила я. – Куда она смотрит?
- Она тоже смотрит! – мрачно ответил продавец.
Испуганно сощурившись от страха и всюду видя террористов, я медленно ехала по улице. Бросая затравленные взгляды и ожидая увидеть террористов, захвативших Москву.
Дрожа от страха, я заехала в первый попавшийся подъезд дома и тщетно пыталась открыть дрожащими руками дверь... Сейчас террористы захватят меня, и будут требовать свободы, угрожая застрелить меня пистолетом...
Я тяжело дышала.
- Пуля, что с тобой? Это ты? – услышала я удивленный голос.
- Андрей Дмитриевич! – увидев знакомое лицо, я в облегчении бросилась ему на шею.
- Что такое, что такое? – успокаивающе произнес Андрей Дмитриевич, в чей подъезд я случайно заехала.
- Террористы!
- Где!?
- В радио!
- В каком?!
- В маленьком!
- А, это... - с видимым мужским преимуществом сказал он. – Успокойся. С минуты на минуту их поймают. В город вызвали подкрепление в виде четырех дивизий ОМОН, спецназа и голубых беретов. Сиди спокойно, только что передали, что дивизия захвата ОМОН уже начала штурм. Сказали, через пять минут все будет кончено. Их обнаружили. Террористов расстреляют из пулеметов, не беря в плен.
Я успокоено села, взявшись за руку своего бывшего учителя.
- Ну, расскажи про себя? – ласково сказал он.
- Я выхожу замуж! – счастливо сказала я.
- Молодец!
- Но сегодня все наперекосяк... - жалобно заскулила я. – И Олю Ивановну подстрелили.
- Вот как!
- Я в аварию чуть не попала...
- Машину жених подарил? – устраиваясь поудобнее, спросил он.
- Не, я себе на свадьбу хотела купить магазин... - честно сказала я. И мрачно добавила: – А машину я увидела и себе сама купила. Увидела, понравилась и купила...
Тот посмотрел на машину, потом вдруг дернулся, открыл, быстро посмотрел двигатель, закрыл и застонал.
- А ты знаешь, что она с форсированным переделанным двигателем? С турбонаддувом!?! – зло спросил он. - Я же механик... По звуку слышно.
- С кондиционером? – осторожно спросила я.
Он застонал.
И махнул рукой.
- И еще... Смотри, - сказал он, показывая на колесо и трогая руль.
Я села около колеса.
Андрей Дмитриевич слегка повернул рулевое колесо, и обычное колесо повернулось на тот же угол.
- Что ты видишь?
- Грязь! – честно ответила я. – И кровь...
Он выругался.
- Ты видишь то, что колесо реагирует на малейшее движение руля... Управлять такой машиной может только профессионал с очень четким глазомером и твердой рукой, будто профессионал бильярдист, - поучительно сказал он, сделав так, чтоб было понятно для меня. – Малейшее движение руки на скорости, и машина дернет в ту сторону. Тут мало железных рук, тут надо предугадывать малейшее движение, ибо машина ловит малейшее движение... Тут нельзя отвлечься ни на секунду, это машина для профессионала. Убил бы того, кто эту машину тебе продал!
Я смотрела, присев за колесо.
- Террористка заняла выгодную позицию за преградой, - сказало радио.
Андрей Дмитриевич вел себя уже совсем как мой отец.
- А в сумках что? – с интересом спросил он, подозревая уже самое худшее и ревизионистски запуская туда руку.
Поскольку Андрей Дмитриевич был и так не самого лучшего мнения о моем муже, отпустившем меня одну в такой день, я не стала говорить, что в сумках фальшивые пачки для монопольки моего мужа. Тогда Андрей Дмитриевич вообще бы потерял к нему всякое уважение. И потому я устало храбро сказала полуправду:
- Деньги...
Ведь и там, и там деньги, только фальшивые, я не слишком и совру.
Он запустил руку под овощи. И выудил пачку. А потом, когда рассмотрел, изменился в лице, быстро-быстро засунул обратно и тяжело задышал, закинув голову кверху.
- А в другой что?
- То же... - равнодушно ответила я.
- Ты хотела купить ГУМ (Главный Универмаг Москвы)!?! – в шоке выпалил он.
- Ах, какая теперь разница, если Ольгу Ивановну подстрелили... - захлюпала я.
- Ну, знаешь ли, Пуля... Я всегда говорил, что ты дура... Исключительная и невероятная... Но, надо отдать тебе должное – ты умудрилась найти себе мужа еще хуже – еще большего дурака!
- Почему!?! – жалобно вскинулась я, потому что поняла, что он узнал про монопольку.
- Почему ты без охраны!? Почему он тебя не сопровождает?! – вопросом на вопрос рявкнул Дмитриевич.
- Он был занят с президентом... - жалобно сказала я.
- Понятно теперь, почему наша страна такая... - выдохнул Дмитриевич.
- Я не понимаю...
- Так Пуля, - жестко сказал он. – Никуда ты одна не поедешь! Мы поедем вместе, и я сам прослежу, пока ты купишь ГУМ.
Он ударил по панели. И опять включилось радио в машине.
- Отряды вышли на боевые позиции... С террористами будет покончено в буквально пятьдесят секунд... - проговорило радио. - Просто пока террористка захватила заложника, но штурм уже начат...
- Или лучше дай мне слово, что ты позвонишь мужу! Обстановка ведь осложнилась. Он, наверное, приедет с охраной через десять секунд! Некуда не уезжай, я сейчас вынесу дробовик...
- Я позвоню мужу... - честно поклялась я. – Идите лучше домой, Андрей Дмитриевич... Меня никто пальцем не тронет...
Но он не согласился.
- Покараулю тебя, пока твой балбес не приедет, только бердану захвачу...
- Все приготовились для штурма... - захлебывался в приемнике диктор. – Сотни ребят в бронекостюмах уже бегут к террористке...
Андрей Дмитриевич хлопнул дверью машины. А я завела ее.
- Кстати, не вздумай ехать прямо... - сказал он. – Там, за холмиком, не дорога – там почти вертикальный спуск градусов под тридцать острого угла. Поэтому те, кто вылетают на этот холмик, еще летят потом сотню метров...
- Но там же выезд... - глаза мои подозрительно зажглись.
- Нет там выезда! – быстро оборвал мои мысли Андрей Дмитриевич. – Это экстремальная гоночная трасса в одну сторону! Каскад трамплинов, американские горки, невероятные ужасы...
- Трамплины, американские горки, невероятные ужасы... - заколдовано повторила я осевшим от волнения голосом.
Сзади послышался странный шум топота сотен ботинок. Но я была уже не тут.
- Пуля! – вдруг заорал Андрей Дмитриевич, заметив мои глаза. – Пульхерия, куда! Это же трасса на выживание, а не твой детский парк аттракционов!
Но уже было поздно.
- Трамплины, аттракционы... - заворожено потрясенно шептала я, облизывая губы, врубив по газам. Сколько раз брат обещал сводить меня на американские горки! И не сводил! Я заплакала. И упрямо сжала руль.
- Пуля, стой! – завопил он. - Я только что вспомнил, что сегодня на автодроме экстремальные гонки без правил на выживание и туда нельзя!!!!!! Гонки для каскадеров!!!!!!
Я вдавила на газ до упора.
- Пуля, стой, там гонки на приз в миллион долларов, да они ж тебя убьют и разотрут! Там нужна спецтехника!!!!
Машина прыгнула вперед и понеслась, как бешенная.
Оглянувшись, я увидела, как стены почернели и с них посыпались черные человечки.
Аттракцион начался, – счастливо подумала я, попав в сказку.
Диснейленд.


Глава 8.


Я додавила газ, чтобы Андрей Дмитриевич меня не догнал и не помешал сбыться давней мечте. Всю жизнь мечтала попасть в дом ужасов и на американские горки с трамплинами, а денег не было!
Машина вынеслась по дуге на холм. И добежала до краю.
И тут я увидела, что внизу... Мамочки! – заорала я, пытаясь тщетно вспомнить, где тормоз и заревев всеми слезами сразу. – Не надо!
И тут машина прыгнула с трамплина...
- Мамочкииии!!!! – рыдала я на лету и билась. – Я больше не буду, это последний раз, я теперь буду хорошей и тихоййй!
Странно, а Андрей Дмитриевич говорил, что высота трамплина всего двадцать метров, - сквозь вой прорыдала в отчаянии я. Вот только забыл сказать, что там теперь вместо пологого спуска проложили поперечную трассу! С надписями: Смертельные гонки – самые лучшие! Испытай вкус адреналина...
- Не хочу... - в изнеможении застонала я. Они убрали отвесный спуск трамплина, на который люди нормально и честно приземлялись, размонтировали искусственную горку, и сделали внизу какой-то лабиринт дорог. Странно, но в последний момент жизни я почему-то поняла, будто нормальная, задумку архитектора с трамплином. Падая, машина почти вертикально садилась на отвесный спуск, но именно из-за его отвесности удар смягчался. И дальше скорость гасилась выгибом дуги, постепенно переводя ее в горизонтальную скорость. Абсолютно безопасно! Это я поняла. Вот только этот передвижной спуск стоял сейчас в пятидесяти метрах в стороне слева, чтоб освободить место дороге.
Внизу была поперечная трасса. Она делала изгиб, а я даже приземлиться не могла на нее, ибо между изгибами дороги, как раз там, куда я летела, была выемка. Я заорала – трасса шла по холмикам, а я точно шла между ними. Когда-то в детстве, оттого, что больше ни на что не была способна, я часами простаивала в бильярдной местного дома отдыха. Я почему-то заворожено смотрела, как разлетаются шары. Они меня заколдовывали, и я, неотрывно вперившись в них глазами, шевеля себе что-то губами, не отрывала от них прикованного взгляда. Я забывала про еду, время, про день или ночь, и видела только удары шаров. Ввергая в ужас моих родителей. Она знакома со всеми профессиональными игроками Москвы и всеми шулерами России! – плакала мама. Старый Иван, который отвечал за это место, был первый игрок России, зарабатывавший в юности по ресторанам. Но, став старым и став плохо видеть, он стал учить меня играть, когда никого не было. Он был знаменит, и к нему съезжались соратники со всей России. И потому уже в раннем детстве я часами играла с лучшими бильярдистами России, когда они никого не заставали и скучали. Каждый из них с увлечением учил маленького ребенка странным, почти непостижимым, эфемерным секретам мастерства, что были почти на уровне искусства. Может оттого, что я начала играть раньше, чем говорить, я словно знала, куда разлетятся шары еще до того, как они это делали.
И сейчас я просто видела, что полет мой окончится в кустарнике между изгибами трассы как раз между двумя выходами дороги. Я не успею зацепить дорогу на этом изгибе, а до того поворота я просто не долечу, ибо уйду в яму с камнями...
Все это промелькнуло в спокойном, каком-то хладнокровном мозгу как-то мгновенно. И странно, я стала абсолютно, как-то совершенно холодна и собрана. Точно в душу ворвался холодный ветер.
И тут на гоночную трассу вылетела машина. "Жигуль". Абсолютно такой же, как у меня, даже цвет тот же. Прямо подо мной.
Я даже не поверила такой удаче.
Водитель поднял голову, и лицо его исказилось.
Он тоже не поверил такой моей удаче.
Я врезалась колесами ему в крышу, смяв ее к черту в гармошку... Отскока мне как раз хватило, чтобы перетянуть через этот пролет и перелететь на другое кольцо трассы.
Меня вбило в рулевое колесо, но, холодно сжавшись, я с ледяным спокойствием крутанула руль, выравнивая машину и бросая ее в поворот. Машина пошла юзом, но удержалась на трассе.
От удара радио включилось и заорало диким голосом:
- Мы взяли эту экипированную американским оружием террористку!!! – бешено кричал комментатор сквозь какой-то рев. - Время, отведенное ей, истекло! Вы слышите, как она ругается, крича, "не подходи, я сам застрелю тебя из дробовика, я в Афгане роту водил м... т... й... и не таких крутых духов делал!!!!"
И я услышала мужской голос в радио, который называли голосом террористки, и который кричал:
- Старый солдат не сдается, я вас в гробу видел и е...л, духи чертовы!
Я поняла, что это схваченная террористка.
- Ну и слава Богу! Хоть теперь ездить спокойно можно будет! – бешено крутя руль на этой змейке, пробормотала я. Мне надо было удержаться на трассе и как-то сбросить скорость.
Одурев от удара, я как-то прошла этот участок на безумной скорости километров под сто пятьдесят. Ибо вместо тормоза случайно давила газ, и только дурела.
Траса вылетела на мгновение на верхушку холма, и я сквозь закрывавшие дорогу высокие кусты увидела зад вертолета, снижавшегося к разбитому мной "жигуленку" у основания трамплина, что вылетел в кювет. С вертолета прыгали десятки черных фигурок.
- Скорая помощь прилетела, - умиленно и растрогано подумала я, уже привыкнув к ее необычайной оперативности. Сразу раз – и спасли!
Послышался какой-то стук, будто стучал молоток.
Отбойными молотками дверь открывают, - умиленно подумала я.
Потом послышался какой-то звук, вроде удара.
Открыли! – обрадовалась я.
Вертолет почти тут же поднялся и полетел куда-то, ибо мне из-за деревьев его не было видно. Вслед ему подымалось пламя...
Надо же, так спешат помочь, что пятки горят! – гордо подумала я.
Само собой включилось радио.
- На этот раз террористку поймали! Победа! – радостно кричал голос. – На этот раз мы победили и убили настоящую!
Слышался какой-то догоняющий меня рев. Я поняла, что это ревет приемник.
Я захлопала в ладоши от восторга. И еле удержала руль. Пошарив руками и попробовав настроить радио, я в нем только нечаянно сбила настройку, и приемник затих.
Рев только усилился.
Что за чудо техники! – в сердцах выругалась я. – Приемник не работает, а ревет!
Чтобы найти источник шума, я оглянулась.
И замерла от ужаса с открытым ртом.
- О Боже!
Меня догоняли полсотни машин.
Ооо! Как я вдавила газ!
Сердце замерло.
- Бандиты! – тяжело выдохнула я. – Стреляли в Олю впятером, а теперь решили убрать опасного свидетеля сотней.
Я завыла от горя. Я умру в расцвете лет! И муж не узнает...
- Уйти... уйти от этой своры... - бормотала я, вжимая газ до упора.
И в это время вдруг душа моя захолодела. Я услышала бесплотный голос, идущий не из приемника.
- Добро пожаловать на смертельные гонки... - сказал он как-то загробно и заунывно, точно далекое эхо.
Я поежилась. Потом оглянулась – смерть висела на хвосте.
Они были разнообразные, эти убийцы – джипы, хонды, порши, феррари... Больше всего спортивных моделей...
- Ишь, вырядились, суки, на охоту! – сжав зубы, подумала я.
- В первом круге лидирует темная лошадка... - сказал бесплотный голос.
- Ишь ты, ночной кошмар упоминает... - затравленно подумала я.
Я еще раз оглянулась.
Меня упорно дожимала машина, чудовищный спортивный болид.
- Ну, нет, вам не взять меня без боя... Я вам не безмозглая овечка... - прошептала я, вцепившись в рулевое колесо.
- После аварии на старте, в результате которой произошла задержка, вперед вырвался болид без номера, переделанный из простого "жигуля", - говорил голос. - Он обошел всех по разрешенной, но более длинной трассе, пока машины столпились на кратком пути из-за аварии. Получив по голове на старте, остальные гонщики ведут себя пока осторожно... Вторым идет Джон Хонекен под номером 17... За ним впритык вырвался Мак Киллер на джипе... Он профессионал...
Убийца – поняла я, задыхаясь.
Я тщетно вжалась в руль, моля машину ехать быстрей... Наплевав на жизнь, я проходила повороты, лишь еще газуя изо всех сил, когда поворачивала руль... Вместо снижения скорости, я добавляла газу при сдвиге руля, разворачивая почти на месте... Я давила на газ одновременно с дерганьем руля, и крутой поворот срезался на самом последнем моменте... Машину просто кидало на повороте в нужную сторону, когда каждый раз взрывался истерикой мотор, и я чудом оставалась на трассе... Все равно живой мне не уйти, если догонят, - обречено сообразила я. И потому шла напролом, чудом оставаясь в живых после очередной пакости или крутого изгиба трассы.
- Вы посмотрите, как идет лидер... - зло сказал голос. – Этот идиот режет повороты... Он не долго так проживет... Пусть он обладает чудовищной реакцией, но он стирает резину... Это самоубийца! Ему не может везти постоянно! Он не переворачивается на такой скорости только потому, что его сразу разворачивает задом, и он просто прыгает как зверь...
Я закусила губы. Казалось, я стала дорогой. Я чувствовала ее каждый изгиб. Я не видела ее, я слилась с ней и машиной, словно летела впереди ее, как вольная птица, раскинув руки. Которые в это время точно дергали руль в нужном направлении, синхронно с ногами. Как в детстве, когда я просто чуяла, куда разлетятся бильярдные шары, так и сейчас я чуяла дорогу и машину... Куда полетит она и как... Руки и ноги сами все делали... И я газовала там, где другие тормозили, и выворачивала такие коленца, что сама только покрывалась холодным потом. Впрочем, дважды не умирать, а малейшая остановка все равно значила смерть.
- Нас все спрашивают, что это за машина ведет гонку... - сказал голос. – Заявляю – марка этого болида не определена с достаточной ясностью... В бинокль видно нацарапанные на капоте предположительно латинские буквы х, у и, похоже, z. Судя по всему, читается как ВАЗ!
Я ничего не слышала. Смерть дышала в зеркальце – спортивная машина упорно догоняла меня.
- Нет, вы посмотрите!!! – вдруг закричал голос со всей силы. – Хонекен пошел на обгон по внешнему кругу.
Первый признак сошествия с ума, - говорили мне врачи, - это когда ты слышишь голос, когда никого нет рядом... И он комментирует твои действия!
По крайней мере, он предупредил меня. Первый убийца пошел на обгон, чтобы, зажав меня спереди, взять живой. Вы еще и потешиться захотели, суки! – выплюнула я. Не бывать этому.
Впереди был резкий поворот налево. Убийца на гоночном болиде обходил справа.
Я заметалась.
Он уже вышел вровень со мной повороте. Очень резкий поворот.
Он начал обходить на пол корпуса.
Я закричала от ярости. И просто забыла вовремя повернуть руль. То есть я не стала поворачивать, когда он это ждал, пойдя на обгон.
Сдуру, забыв про поворот, и думая только о том, что делать с убийцей, я пошла по прямой на повороте, не дав ему повернуть. Дернув руль лишь в самый последний момент.
Его просто выкинуло с трассы по прямой, ибо он не удержался на ней, так как он был на полкорпуса впереди меня, а затормозить не сумел. Я заблокировала его продольной стороной своей машины, и он прошел по ней, как из пушки, по направляющей. Естественно, уже вне поворота.
Трибуны взревели.
Я заплакала. Я сумела удержать и развернуть машину в самый последний только чудом, проводив его до самой кромки. Только фора в два метра, на которые он обошел меня, спасла меня в самый последний момент.
Бандитская "Феррари" слетела с дороги и закувыркалась со своей бешеной скоростью.
- Нет, вы посмотрите, как он безжалостно расправился с лидером!!! – орал в микрофон голос. – Он просто вышиб главного кандидата в победители с гонки!!!
Взревев, на ровном участке на обгон пошла вторая машина. На ровном участке он рванул машину под углом – я заметила, как дернулись колеса вбок. Она стала на мгновение как под углом ко мне и слишком близко от бортика.
Бешено вертелись колеса, напоминая, что это скорости, приближающиеся к двум сотням. Я как-то уловила момент поворота его колес в заднее зеркальце. Вернее, угадала его еще до. Ибо увидеть его было невозможно.
И я тут же ударила по тормозам, дернув руль влево. Тогда как он ожидал, что я поверну вправо, ибо там был поворот направо. И моя машина стала задним бортом "жигуля" вплотную к его боковой плоскости, той, где двери. Так, что он ударился в зад "жигуленка" боком на всей скорости.
Опять инстинкт угадал, как разлетятся машины.
От удара боком по моему заду его просто выкинуло за ограду, ибо он сам подошел вплотную к бортику, как желал. Но только под углом и на очень большой скорости. Ибо задняя плоскость моего "жигуленка" стала направляющей для его бока, крепко прильнувшего в ударе. И выпрямить колеса ему не удалось. Все произошло так мгновенно, что ударом его перекинуло за невысокий бортик, который он взял вместе с кюветом на скорости свыше ста пятидесяти километров.
А я, рванув руль вправо за мгновение до удара, оказалась словно выпрямленной на трассе этим ударом. И вложилась в поворот с привычной смертельной долей риска.
- Какая грязная игра!! – с осуждением и восторгом орал бесплотный голос. – Какая грязная игра!! Болид х выкинул с трассы второго самого возможного кандидата в победители!
Трибуны выли стоя. Где-то неслась сирена скорой помощи, ибо я видела, как кувыркается гоночная машина моего киллера.
Я оглянулась и увидела, что разозленные убийцы снова догоняли меня и пошли на обгон уже сразу двумя машинами с обеих сторон. Они решили остановить меня любой ценой! – поняла я. И взять в клещи.
- Вы посмотрите, какой сговор! – орал голос. – Пилоты 14 и 18 машины сговорились и решили заблокировать ведущего гонку. Чтобы обойти его оба, а потом выяснить отношения между собой! Смотрите!!! Смотрите!!!!! Они взяли его под руки с двух сторон! Посмотрим, что он сможет сделать при таком раскладе на повороте!
Меня действительно зажали. Голос не соврал. Две зверские рожи заблокировали машину одна слева, а другая справа. И мне пришлось проходить поворот аккурат между ними, будто сыр в бутерброде.
- Посмотрим, что сможет сделать этот хваленый гонщик при таком раскладе, - злорадно и ехидно орал голос, будто потерял из-за меня кучу денег. – Он сдох! В его положении сделать абсолютно ничего невозможно.
Я поняла, что пришла смерть. Впереди начался крутой поворот влево, который почти разворачивался назад. Они шли нос к носу с моей машиной, вынуждая меня повторять их движения.
Три машины нос к носу вошли в узкий поворот.
Смерть усмехалась мне в глаза.
Они вели меня так, что ничего сделать было невозможно.
Мне пришлось проводить поворот так, как они диктовали.
Машины шли на скорости близко к двухсот километрам. Это были суперпрофессионалы. И действовали синхронно.
И тогда я словно сбесилась. На повороте я вывернула резко руль до упора, поставив колеса почти перпендикулярно, ударив газ. Чудовищной силой инерции меня швырнуло ударом на правую машину, закрывавшую меня снаружи. Никогда б такой фокус не позволила б себе, если б не смерть.
Страшным ударом мой "жигуленок" ударило инерцией в бок идущего справа. От такого удара и силы инерции поворота он просто перевернулся через бок и покатился так со склона. А моя удержалась обратным ударом.
Трибуны взвыли.
Второй уловил, что произошло, еще до того, как это случилось. Он был профессионал. Он дернул руль вправо. Он хотел перекрыть мне движение точно также, как я когда то другому. И выкинуть меня с трассы хоть ценой своей гибели.
Но было уже поздно.
В момент моего удара о правую машину, уже после того, как машина дернулась по инерции первый раз, но до того, как того вышибло, я снова рванула руль в ту же сторону второй раз и полностью вжала газ. Моя машина стала на мгновение фактически перпендикулярно к машине гонщика, что закрывал меня по внутреннему кругу. Но, из-за этих столкновений, она не потеряла свою скорость, ибо скорость отскока и равна той скорости, с которой ты врежешься – этот закон бильярда я знала прочно.
То есть, я с силой врезала в бок его машины, но не в районе дверей, а почти в самый конец. Фактически, на всей скорости, ибо он стал на повороте фактически перпендикулярно к повороту, а я перпендикулярно к нему. Я рассчитала удары так, что моя машина врезала ему в район бензобака.
На таких чудовищных скоростях машины страшно ахнули друг об друга. На повороте он закрутился. А я вырвалась. Ибо я крутанула его в сторону поворота, нажав на его зад. Его самого развернуло ударом фактически полностью фарами навстречу движущимся за нами машинам. И он потерял сцепление, закрутившись по шоссе.
А я прошла у самой бровки внутреннего круга, чуть не перевернувшись, когда налетела на нее по касательной.
Все произошло в долю секунды.
Идущая по тому краю впритык за нами машина вмазала ему в лоб.
Трибуны выли стоя.
На такой безумной скорости врезавшуюся в него машину занесло, и они вместе перегородили трассу. Которая в долю секунды превратилась в груду металлолома, ибо другие машины шли слишком быстро, чтобы успеть нормально затормозить. Выли сирены скорой помощи.
- Нет, вы посмотрите, что делает этот парень, - выл голос в микрофон. У него его кто-то явно пытался отобрать, но он не давал. – Нет!!! Вы только посмотрите!!! Что этот ублюдок сделал с ними!!!
Я рванула прочь не оглядываясь. Визг, скрип, шум колес, удары... - все осталось позади, как кошмар.
- Нет, он опять оторвался, этот ублюдок! Вряд ли кто-то догонит этот костыль!
Он ошибся. Через пламя прорвались несколько машин до того, как они стали рваться, а еще несколько осторожно объехали, выехав за бортик, снесенный к черту.
Я жала на газ, пытаясь хорошо оторваться от преследователей.
От преследователей вырвались две гоночные модели, сидевшие до сих пор словно в засаде. Они шутя догоняли меня по ровному месту.
Небольшой поворот они прошли на чудовищной скорости и действовали удивительно синхронно. Правый начал обгонять меня, обойдя по внешнему кругу.
Я почувствовала что-то страшное.
И тщетно пыталась оторваться, выжав из мотора абсолютно все. Все мелькало вокруг, как бешенное.
И тут впереди показался крутой поворот.
Левый.
Сердце мое упало.
Я поняла, что они сделали, ибо они меня замкнули. Они шли угольником – правый отрезал меня уже от поворота, а другой закрывал сзади выход, готовясь просто вытолкнуть меня по траектории боковой плоскости первого.
Это была смерть – на такой скорости уже не остановишься. Да и не дадут. Да и если остановишься – то это смерть еще более страшная, ибо я не люблю, когда издеваются.
Мы вошли в поворот за долю секунды до гибели. Первый действительно отрезал мне поворот, плотно прижавшись ко мне бортом.
Даже голос бесплотный вдруг странно замолк.
Это было возмездие.
Я уже словно так же, как в детстве бильярдные шары, увидела, словно в воображении, что будет через мгновение и как я вылечу прочь, заблокированная от поворота по прямой. А сзади мне помогут!!!
Отчаянье застило мне глаза. Они готовились меня выкинуть с дороги.
Все словно не дышало.
Тот, что был сзади, издевательски улыбнулся мне в зеркало. И это дало мне долю мгновения и мельчайший шанс. Которого до этого не было. Ибо он чуть отстал в момент улыбки, очевидно, забывшись и отпустив педаль, когда улыбнулся.
И я мгновенно всего на долю секунды ударила по тормозу, дернув руль вправо. Идиоты! Когда я отрезала того самоубийцу, я была позади его машины, а не впереди! И сейчас, на такой скорости, лишь мгновенного нажатия на тормоз хватило, чтобы пропустить вперед блокирующую меня машину. Хотя бы на метр вперед своего бампера, ибо разрыв до задней машины превысил пять метров. Ведь и тому, сзади, не хотелось повторить мой будущий путь.
На такой скорости нельзя так тормозить. Ибо машину, когда ты отпускаешь тормоз, надавленный лишь на мгновение, бросает вперед. И ничтожное движение руля на такой скорости даже за мгновение – уже метр влево.
И мою машину просто кинуло, переднему блокирующему меня по прямой, ему в задок. Передним бампером моего "жигуленка".
Все заняло мгновение. Моя машина ударила в зад идущей по прямой мимо поворота машине убийцы. А идущий сзади, очнувшийся от спячки и удивления, и потому бешено газанувший, чтобы выкинуть меня, вместо этого врезал в зад моего "жигуленка".
Моего удара и так было достаточно, чтобы отправить первого к черту, ибо он вдруг обнаружил, что жертва исчезла, и на мгновение, пока ее искал, растерялся. И пропустил момент своего собственного безопасного поворота. Но, налетевшая на меня машина еще и ударила его через мой "жигуленок" в зад. И он по прямой отправился со склона с дороги в ад.
А я, воспользовавшись тем, что при ударе в меня задний преследователь слегка отскочил назад, в момент удара резко рванула рулевое колесо вправо на поворот, вжав всю педаль газа и моля всех богов. Ибо мне самой до вольного полета оставалось всего-то ничего – несколько метров.
До сих пор не знаю, как мне удалось не вылететь. Может, оттого, что после удара в меня мой сопровождающий сзади ударил по тормозам, поняв, что выкинул своего товарища. Или, может, он думал, что мне и так капут вместе с товарищем.
Как бы то ни было, но моя машина не вылетела, а закрутилась по трассе. И, как юла, с ходу ударила боком описавшей круг задней части моей машины при вращении в заднее крыло моего преследователя. Заблокировав ему дорогу так, как хотел его товарищ мне, ибо я закрутилась, еще и ударив его. То есть, моя машина, перекрутившись, стала для него так, как они хотели поставить машину для меня – просто не давая повернуть! Еще и ударив его боком о бок!
Он вылетел за ударом вслед за своим товарищем по проложенной тем дорожке. Ибо не смог на такой скорости сразу остановиться, а поворот был заблокирован моей неуправляемой машиной.
Как ни странно, этот чудовищный удар о его машину стабилизировал мое вращение, и я сумела выровнять машину и вложиться в поворот.
Меня облило холодным потом, и я вся была мокрая и холодная, несмотря на раскаленную машину.
И только потом до меня дошел какой-то странный шум. С трибун звучал какой-то вой.
Микрофон рыдал.
- Нет, это невероятно!!! – безумно со странным надрывом и изнеможением голосил он сквозь вой. - Вы только посмотрите, посмотрите, посмотрите на это!!!! ЭТО СУПЕР!!!!!!
Мне было плохо.
Как в детстве. Как тогда, когда детей из нашей школы пригласили в стоящую рядом телестудию, а меня выкинули прямо из зала.
...Почему-то программа шла в прямом эфире, и от нас требовалось показать, какая она интересная и хорошая. Ведущий почему-то обратился к нам, кланяясь и улыбаясь залу. Впрочем, ведущий начал с самого элементарного вопроса.
- Дети, дети, вы знаете, - сюсюкая, спросил ведущий, для подстраховки показывая на карту России, - в какой стране бывает "Поле чудес"?
Я хорошо знала, в какой стране закапывают денежки в землю. Я вчера вечером перечитывала любимый триллер "Буратино".
- Поле чудес бывает в стране дураков!!!! – счастливо выпалила я изо всех сил на весь зал, прыгая на месте от мысли, что вот я, наконец, знаю ответ...
После этого все зрители выли под скамейками, а по сцене бегал человек и орал: - Заставку, заставку... Заставку в экран, а эту девочку на ...
После этого лишь я одна не была в телевизоре до конца программы, а прорыдала за дверью студии, одурев от отчаянья, горя и обиды – за что? Сам же дядя сказал, что только здесь вы можете получить миллион...
После этого меня больше на студию не приглашали... Правда мама после этого долго утешала меня, сказав, что я все же попала в экран и будущая телезвезда, ведь до этого она еще никогда не меняла штанишки после крупного плана ребенка...


Глава 9.


Сумев выйти живьем из клещей смерти, я не сразу пришла в себя. И не сразу вспомнила, что я посреди трассы после разворота на шинах вокруг себя.
И я чуть не погибла. Потому что, обернувшись, увидела шедший прямо на меня на безумной скорости автомобиль. Идущий без всякой ложной скромности и церемонии на таран. При скорости километров триста двадцать. Если это можно было судить отсюда. Я еле сумела отскочить, ударив по газу.
Меня еще спасло то, что я ударила слишком резко, и машина просто прыгнула в последний момент прочь, пропустив тяжелый бампер гоночного грузовика. Иначе он бы чуть подкорректировал направление езды по дороге, как я понимаю. Чтобы наверняка врезаться в меня.
- Впереди на тяжелой гоночной машине номер двадцать восемь Хайген по кличке Таран, - взвыл в микрофон голос. – Сзади на таком же гоночном тяжеловесе повышенной проходимости...
Я оглянулась назад, и взвыла.
Сзади меня догонял второй такой же монстр – гибрид джипа с трактором и мотором в 5000 лошадиных сил. Впечатление, когда он шел на крейсерской скорости, было страшное...
Хайген Таран унесся вперед и не мог пока остановиться. И я ринулась за ним, ибо спасение было только в этом. Он с ревом зашел на петлю.
И тут я с ужасом поняла, что трасса в этом месте делает петлю – то есть унесшийся монстр сейчас вернется. Прямо передо мной. Впереди была петля трассы, выходившая аккурат перед бампером через метров. Если я промедлю, он выйдет мне сейчас лоб в лоб, ибо он заложил крутой поворот по петле не снижая скорости.
Почему-то я снова стала холодной.
А потом, увидев, что гоночный полугрузовик сзади, уже почти догнав, все время пристраивается ко мне сзади так, чтобы закрыть мне путь тормоза, я с ужасом поняла, что это западня. Западня в любом случае. Сейчас они загонят меня на эту крутую петлю, перекроют вход и выход в одном месте, и сделают, что хотят.
Задний убийца шел ко мне в задок, своим тупорылым носом чуть не подталкивая меня. Я выжимала из машины все, что можно. Но ясно понимала, что жить мне осталось доли секунды.
Грузовик Хайгана выходил из крутого поворота через секунду. Я застонала – я успевала пройти развилку петли лишь за мгновение до Хайгана. Я даже затормозить не могла – машина сзади вытолкнула бы меня под удар Тарана. Единственный выход – петля.
Ах мама, папа, прости...
Люди на трибунах замерли и вглядывались в трассу.
Все произошло в долю мгновения.
Уже вылетев на развилку и видя слева Тарана, я вдруг, вместо того, чтоб пройти развилку быстрее, как все ожидали, ударила по тормозам в самом центре ее.
Ищущий за мной впритык, бампер к бамперу, толкач ничего не смог сделать. Вернее, по привычке он тоже, видимо, сперва нажал на тормоз. А потом взвыл – но было уже поздно. Он сам так по глупому подставился, идя бампер к бамперу. Он уже закрыл собой трассу, а я была впереди его машиной впритык к бамперу. А это значит, что я его контролировала, и увернуться он не мог. Я его тормозила. Он вытолкнул меня с развилки, а сам остался на ней, я все рассчитала.
Я заблокировала его на мгновение задом "жигуленка" на трассе на самой развилке. Находясь сама как раз спереди на выходе из петли, перекрыв его собственной машиной поперечную трассу. Он погиб так и не поняв этого. Мой "жигуленок", подталкиваемый им, наоборот, оказался за пределами выхода петли, но он, к сожалению, остался аккурат на ней! Ему некуда было деваться, ибо малая "кнопка" тормозила его спереди.
И Хайген Таран, вышедший из пике, и больше думающий, как удержать свой танк на крутом повороте, на этой чудовищной скорости в триста двадцать километров врезал ему в бок.
Страшный скрежет пронзил окрестности. Машины закрутились и взорвались на трассе. Меня же только бросило боковым импульсом вперед, но это лишь помогло войти мне в петлю.
Я вернулась в нормальное состояние и снова стала собой. И тут на меня обрушился шум.
Трибуны ревели, стоя как лошади!
Но я уже ни на что не реагировала. Относительно медленно я выехала из петли, осторожно объехав справа остатки машин, что были прямо на пересечении трасс.
И тут все так глупому получилось – прямо в бок мне шли на безумной скорости другие машины. Они как раз догнали нас. И только входили на петлю.
А, поскольку я объезжала два сцепившихся гоночных тяжеловеса справа, то есть с их стороны, то моя машина заслонила этот металлолом от них. Они даже не снижали скорости, несясь мне в бок.
Я так поняла, что они просто не разобрались, не видя из-за моего "жигуленка", что там произошло за ним. То есть или не увидели стоящие разбитые машины, или подумали, что это обогнавшие, а я просто пытаюсь пройти в разрыве между ними и уже прошедшими петлю машинами. И потому даже на мгновение не снизили скорость, идя мне в бок. Я видела, как злорадно усмехаются водители, намеренно ускоряя машины, чтобы по возможности врезаться в меня.
Я взвыла и еле выскочила с поперечной трассы. "Открыв" им "дорогу". Раз они так хотели.
Сзади раздались четыре странных лязга, а потом донесся грохот взрыва. В долю мгновения развилка превратилась в пылающий костер, ибо к тем двоим добавился еще минимум квартет. Машины налетали и взрывались, ибо там была плохая видимость.
Трибуны рыдали стоя и воя.
Я со страхом слушала, вжавшись в руль, что там творилось. Я же не хотела, - жалобно стонала я. Я только медленно ехала, зачем они пытались меня давить!
- Нет, вы посмотрите, какой это ублюдок! – в сердцах голосил голос в микрофон. – Какой гениальный ублюдок!!!! Если так пойдет дальше, то за приз экстремальных гонок в миллион долларов и гоночную машину Феррари некому будет бороться!
Я пыталась оторваться на своей машине от преследователей как можно дальше. Но что-то с этой машиной стало.
А сзади...
Мне стало холодно.
Оттуда сквозь пламя вырвалось две идущих колесо к колесу машины, а за ними – еще одна. Вид у них был – как у одичавших тигров, глаза водителей – сжаты в щелочки, лица – у смотрящих в прицел бывают краше. Суровые фигуры, сжавшиеся, как смерть и напряженно наклонившиеся над рулем.
Почему-то мне сразу подумалось, что это смерть. И я давила на газ.
Но, что-то нарушено было в идиотской машине.
- Да... - сказал голос в микрофон. – Бывает и так...
Как я не жала на газ, машина ревела, но упорно шла не больше ста пятидесяти. Я ничего не могла поделать. Она скрипела, билась, но быстрей не шла.
Трибуны разочаровано стонали.
- Что-то произошло с мотором... - разочарованно сказал голос. – Ему здорово досталось... Видимо, повредили что-то в двигательной системе... Обидно умереть, не дойдя до цели...
Я дернулась.
А потом поглядела вперед, ибо назад глядеть было неприятно.
И похолодела совсем – впереди шли одни восьмерки трассы. То есть трасса постоянно пересекалась сама с собой.
С одной стороны на трассу даже выходил такой же самый трамплин, как и первый. Меня пробрала дрожь, ибо я вспомнила. И еще потому, что этот трамплин тоже был разобран, чтобы пропустить мимо себя трассу автодрома.
Почему-то как перед смертью вспомнилось самое плохое из детства.
На выпускной экзамен в школе пришел представитель районо господин Зайчик.
Он был злой, злобный, он валил всех. Даже олимпиадник Василий Шумин не смог ответить на его вопрос и получил неудовлетворительную оценку.
Я просто боялась. Обычно билеты я учила наизусть дословно, как стихи, полагаясь на свою хорошую и развитую таким упражнением память. Как и решения задач. Учителя знали это и не свирепствовали, ласково улыбаясь, ибо сами даже помогали мне изо всех сил. Я так старалась.
Но они никогда не задавали посторонних вопросов, если не хотели получить такой же чудесный ответ.
Господин Зайчик этого не знал. Его задачей было завалить школьников.
Настала моя очередь. Как ни странно, я ответила.
Дал еще один вопрос, но опять попал на вопрос билета.
Я снова ответила дословно.
- Я знаю все! – бодро сказала я.
- Все? – как-то нехорошо усмехнулся господин Зайчик. – И откуда я родом?
Я недоуменно посмотрела на него.
А потом поняла, на какую мысль он меня наталкивал, ведь учителя мне всегда подсказывали, жалея:
- Кролики живут в Австралии... - радостно начала я, расплываясь в счастливой улыбке, потому что помнила это.
Класс грохнул, и больше не вставал до конца экзамена.
Я отчаянно тогда разревелась. Почему? Что я сказала такое неправильное? Обычно меня щадили. Уцепившись в плечо любимой учительницы, я жалко бормотала сквозь безумно катящиеся слезы:
- Почему? Я же знаю, что кролики съедают все... Они настоящее стихийное бедствие... Их надо травить дустом.
После этого на пол легли даже учителя, а господин Зайчик выскочил в коридор, как ошпаренный. И только учительница и моя подруга Лана меня утешали... И говорили, что все правильно и я молодец. Зато всем остальным, кто не успел получить двойки, поставили хорошие оценки, ибо Кролик уехал в реанимацию с разрывом сердечного клапана.

То же самое было в настоящем. Впереди на трассе – сплошные петли. Сзади - стрелой догоняли две машины, обходя с двух сторон. На душе было нехорошо.
Третья прикрывала сзади.
Абсолютная смерть.
Они рванули синхронно, бросив машины на полный, так что они прыгнули вперед ко мне, не давая уйти. Они притворялись – как-то холодно поняла я, чтобы усыпить бдительность и не дать мне уйти. У них была доступная скорость больше трехсот двадцати.
Я ударила тормоз в тот момент, когда они подошли вплотную ко мне по бокам. Зажав меня бортами.
Третья была слишком далеко, чтобы мне помешать. Она еще не успела меня закрыть сзади в тройник.
Обе скоростные машины на скорости в триста двадцать пронесло мимо. Они даже понять не успели.
Они вошли в пике петли синхронно.
Трибуны разочаровано выдохнули.
Как ни ужасно, я тоже была уже в этой петле.
Разворачиваться было поздно – разворот я пропустила. Теперь оставалось просто идти вслед за ними, попытавшись прорваться из петли или где-то съехать с нее, ибо я была в ловушке. Идущий далеко сзади гонщик успеет к горловине петли намного раньше меня.
Оставалась надежда на съезд где-то в стороне. Я горько усмехнулась. Единственный съезд в сторону был на такой же самый разобранный трамплин, полет которого проходил над этой же петлей, только чуть дальше.
- Вперед вырвались два болида, задержавшиеся на трассе... - сказал со вздохом голос.
И тут я с ужасом увидела, как третья машина, вместо того, входить в петлю, резким разворотом вошла на встречную линию. То есть прямо мне в лоб.
- Нет, это невозможно! – выругался голос.
Холодный пот потек ручьем. Сомнений, в том, что произойдет, не оставалось. На скорости триста пятьдесят, обойдя стороной дружков на выходе петли и и-то с ними чуть не столкнувшись даже при обоюдном нежелании, он вышел мне просто в лоб. Машины стремительно сближались будто молнии. Его болид был гораздо тяжелее моего жигуля – странно, как он вообще проходил повороты с такой массой. Он вырастал так быстро, что и секунды не осталось жить. А тот, кто дрогнет, получит удар в бок и вылетит с трассы по отвесному спуску. Только съезд на трамплин слева отметит место моих клочков. На фоне трамплина его машина прорисовалась мне кровавым дьяволом за ничтожный миг.
Лобовая атака.
Все произошло в долю секунды. Вжав педаль газа до упора, я одновременно рванула руль в сторону. Обманув его таким образом на ничтожное время, ибо он не ожидал, что я, наоборот, окажусь впереди и еще ближе, чем он предполагал.
И потому он не среагировал сразу. И не вывернул руль мне навстречу, когда моя машина ушла чуть в бок. Ибо мозг его вряд ли успел отработать это изменение при скорости сближения более пятисот.
И я, буквально за мгновение до удара ушла этим прыжком вперед на съезд на трамплин, а не была сбита им в бок и не сошла с трассы.
Не ожидая происшедшего, он не сразу среагировал, а, возможно, еще и обернулся в мою сторону, чтобы понять, что произошло. И, машину с такой массой, вынесло с дороги в кювет, как из катапульты, так что он пулей покатился по спуску. Он просто выскочил за ограждение, промахнувшись мимо меня.
Но, моя жизнь кончалась не лучше. Я взлетела вверх на трамплин. Точно ринулась вверх в полет. Внизу навстречу шли по петле две машины борт к борту под трамплином. Углядев, куда мне придется лететь, я задергалась и попыталась затормозить.
Но это не помогло.
Душа ахнула.
Лишь скорость упала, но я все же вылетела с трамплина. И, вместо того, чтобы перелететь полоску трассы с машинами внизу, с треском прыгнула аккурат на крыши гоночных машин, только вышедших из петли и идущих бок к боку. Передние колеса как раз врезали по первой, задние по ближней ко мне. Я только ухнула, когда я сравнительно целой приземлилась на землю, смяв эти крыши. Спасибо им! Они здорово смягчили удар, и второй прыжок с них на землю по касательной от крыш уже прошел не так страшно.
Со смятыми крышами и лопнувшими передними стеклами обе машины не удержали управления, и, столкнувшись, вылетели с трассы. А может, некому было удерживать управление. Одна машина врезалась в одиноко растущее дерево, другая, скатившись, лежала вверх ногами и забавно дрыгала вращающимися колесами.
Трибуны взвыли.
- Нет, жива еще черепашка ВАЗи! - бешено вопил в микрофон незримый голос. – Это невиданно!
Он что-то бормотал, пока я не прошла еще раз по той же петле, но уже правильно, а не через трамплин, ибо съехала на другую дорогу.
И тут я поняла, входя в петлю, что с моим правым колесом от прыжков что-то случилось – оно как-то странно болталось.
Я мигом затормозила и с ужасом выскочила наружу.
Трибуны застонали.
- О Боже, у него еще и проблемы с колесом... Неудивительно после таких штук! Не видать ему победы, как своей жизни! – вздохнул бесплотный голос.
А я увидела несшуюся вдали по трассе иномарку. Видно, кто-то прошел все заторы без преград, и теперь догонял меня.
Вспомнив, что при остановке на шоссе нужно выставить знак, я с трудом вытащила из багажника чудовищную шестидесятилитровую канистру и перетащила подальше от машины. И гордо счастливо улыбнулась – я точно знала, что это знак поломки, ибо видела такие канистры. Я все вспомнила – да, надо выставить знак. Я поставила эту громадную канистру вертикально. Как обычно. Знак – я ремонтирую, не мешать. Я честно поставила машину сбоку, никому не мешаю, - дрожа, подумала я.
А потом быстро кинулась к колесу. То, что я увидела, меня ошеломило. Часть винтов была сорвана, часть поотворачивалась.
Я кинулась к инструментам. Слава Богу, брат доверял мне настолько, что всегда поручал мне накачивать колесо, не боясь, что я его сломаю. И я знала, каким ключом завинчивать эти дурацкие гайки!
Тем, что можно долбануть по голове.
А потом подняла голову и обалдела. Прямо на меня шла гоночная иномарка. Чего только человек не запомнит за долю секунды. Я запомнила оригинальное конструкторское решение – вместо бампера у нее был приварен рельс. Причем иномарка вовсе не собиралась проехать мимо – она неслась по этому краю прямо на предупреждающую канистру.
Я даже вспомнить не смогла, как я прыгнула в открытую дверь работающей машины, а потом машиной рванула в сторону. Просто съехав в кювет по почти вертикальному склону носом вниз, заняв положение под названием – под углом. Выругавшись, я повисла на ремнях, больно ударившись при рывке.
Я еле успела.
Гоночная машина прошла рельсом точно, где я была за мгновение. Собрав жатву в виде полной канистры. Лопнувшей, будто перезрелый арбуз.
Гоночную машину точно выкупало в бензине.
Заворожено я смотрела, как она через несколько мгновений превратилась в пылающий факел, сошла с трассы и прямо на ходу превратилась в облачко.
Трибуны выли стоя.
- Какое коварство! – выл в микрофон бесившийся голос. – Он поставил вместо пустой полную канистру!!! Этот парень и на том свете будет пугать врагов!! Второй раз ни один дурак его не тронет!
Я передернулась.
У меня были свои заботы. Машина съезжала вниз по спуску вниз головой, и мне приходилось рулить, думая каждую минуту, как не сорваться. Ехать на тормозах почти лицом вниз по вертикали, медленно сползая вниз по почти крутому склону, занятие не слишком приятное. Каждую секунду я ждала, что медленное сползание сменится тем, что я рухну вниз.
И тут кустарник перед моим лицом, направленным вниз, расступился.
У меня все внутри отнялось.
Кустарник исчез, открыв внизу пропасть. Я чудом висела на чуть-чуть пологом заросшем склоне машиной почти вертикально вниз. Чуть-чуть уже переваливаясь с этого бугорка к отвесному "спуску".
Внизу, метрах в сорока прямо под машиной, вилась серпантином вниз трасса.
Незримый голос как-то напряженно ахнул.
Сказать, во что превратилось мое лицо, когда я это разглядела, вися в чудом задержавшейся машине, могущей сорваться от случайного движения, невозможно. Я раскрыла рот от этого великолепия.
Сбоку по серпантину шла машина.
Я дернулась, чтобы хоть разглядеть ее перед смертью, и тут "жигуленок" сорвался. Я еще успела в последний момент безумно заорать, зарыдать, и, дернув руль нажать на газ...
И рухнула вниз вместе с машиной, приземлившись неожиданно сверху, как сокол упав на жертву, точно на машину. Я только ахнула, когда сорвалась. Точно молния, тигр на врага. Меня ударило, но я очнулась едущей на своем "жигуленке" сверху на чужой машине, в которую врезалась сверху, как волк на спине медведя. Вмяв его до плоскости.
На трибунах, которые я теперь разглядела, творилось нечто невообразимое.
- Нет, вы только гляньте на этого дьявола! – ревел плачем в микрофон голос. – Он просто сукин сын!!!!!!
Заметив, что машина подо мной не думает рулить, а идет строго прямо в пропасть, я, газанув и вывернув руль, съехала с коня на трассу, точнее спрыгнула на колесах. В самый последний момент.
Оставшаяся без меня гоночная машина, сыгравшая такую благородную роль, рухнула с уклона, но повисла в кустах.
Люди на трибунах визжали стоя и прижав руки к сердцу, или потрясая ими.
- Аааааа...
Я тщетно пыталась удержать машину на серпантине, ведущем к трибунам.
- Жи-гуль! Жи-гуль! Жи-гуль! - несся какой-то истерический хриплый рев сотен тысяч глоток.
Эти крики напомнили мне случай из детства. Учительница математики задала нам каждому проиллюстрировать на жизни и создать живую задачу-сценку. Но чтоб все было настоящее. Это была новая методика. То есть, Вася, например, резал яблоко на кусочки, и получал живой ответ в виде кусков яблока каждому, Маша принесла канареек и перекладывала их из аквариума в аквариум, пока не получила одну рыбку. В общем, каждому достался раздел учебника. Учительница не посмотрела, и мне, как назло досталась раздел про поезда. Поезд выехал из одной точки и т.д. – когда они встретятся. У меня же с математикой были нелады, а тут была единственная возможность отличиться и получить одобрение. Я решила вылезти из кожи, а придумать настоящую жизненную ситуацию, чтоб было все наглядно. И все смогли проверить правильность.
...Все уже представили свои задачи, когда со стороны станции, запыхавшись, прибежала я. И, тяжело дыша, быстро сказала:
- Из станции Грузовая в 9 ч. 40 м. вышел дипломатический президентский поезд. Злоумышленник перевел стрелки. Во сколько они встретятся... - счастливо смотря, я вытащила часы. - Засекайте!
Учительница исчезла в сторону станции еще до того, как я договорила. Потом меня первый раз били в учительской всем педсоставом, и точно так же хрипло кричали и топали ногами на меня, как эта толпа.
Впрочем, меня не до конца убили, ибо я вне себя от горя спросила, как же мне надо было проиллюстрировать живую сценку с поездами, да так, чтобы все могли засечь за десять километров место встречи и потом проверить его? Директор, увидев, какой мне дали раздел, сказал математичке, что если ей придет на ум дать мне задачу про самолеты, то он сам повесит математичку на чулке на люстре, не дожидаясь, пока она слетает вдогонку на место встречи вместо боевых самолетов...


Глава 10.


...И теперь я спускалась по трассе навстречу беснующейся толпе. То, что я видела внизу перед трибунами, вовсе не вдохновляло меня. Сплошные восьмерки и петли. А я хорошо помнила, что было прошлый раз в такой же ситуации.
Колеса у машины разъезжались в стороны, как ноги у молодого лошонка. Уже что-то случилось и с другим передним колесом. Надо было срочно что-то делать, и я правой рукой искала выпавший из руки гаечный ключ, левой вращая руль при входе в поворот.
Нагнувшись, я с трудом достала ключ, который закатился под панель...
А когда выпрямилась... Слетев с горы по тому же серпантину, мне навстречу на скорости свыше трехсот километров шел гоночный болид тяжелого класса. И он не вошел за мной в петлю.
Он вошел в выход из нее. То есть, он теперь летел мне навстречу. Причем рулил в лоб моему "жигуленку".
Две машины сближались с чудовищной скоростью. Я словно уже видела холодно прищуренные глаза застывшего в напряжении безжалостного зверя.
При той маленькой скорости, что была у меня, мне было от него не уйти и не обмануть.
Трибуны застыли.
Он тоже не отрывал от меня настороженных обезумевших глаз, готовых словить мое движение.
Холодное спокойствие затопило меня. Я дернулась всем телом вправо, так, чтоб он видел, что я кручу руль, а на самом деле рванула руль одними руками влево.
Купившись, он тоже дернул руль в ту сторону, куда я наклонилась телом.
Машины разошлись борт к борту без зазора, с чудовищным треском ободрав краску.
Трибуны выдохнули в миллион глоток задержанный воздух.
А я пыталась выжать из этой телеги что можно, но ее бросало из стороны в сторону. Я еле вылетела из петли, но это была восьмерка.
И с ужасом увидела, что он, пройдя петлю, снова вошел не правильно, а навстречу мне.
Мне показалось, что кругом зазвенела странная тишина. Даже трибуны замерли.
Машины опять бешено сближались.
Русская рулетка.
Я закусила губы. Пятьдесят на пятьдесят. Сжавшись, я снова видимо для него кинула тело вправо, и даже дернула машину заранее влево. Но тут же, рванула руль вправо, вжав газ до отказа.
Он не купился на тот же трюк второй раз, как я и ожидала. И рванул влево.
Да только я же дернула на этот раз вправо!
Машины все-таки сошлись бортами, скользнув со страшным скрежетом. И их разнесло мимо, с чудовищным ревом. Мы разошлись, как в море корабли... Меня ударило о стекло, но я выжила... И одежда вся была в холодном поту.
Трибуны восторженно заревели.
Я в изнеможении ткнулась лицом в руль. И чуть не заплакала. А потом подняла голову, и решительно вытерла рукавом пот.
Болид заходил на третью атаку.
Даже бесплотный голос как-то тяжело дышал в микрофон.
Я видела глаза стальные сумасшедшие глаза пилота, в которых поняла, что этот раз он вообще не будет сворачивать. И будет ловить лишь сильные движения машины. И все-таки зацепит в любом случае.
Смерть. Смерть в глазах.
И тут я увидела на дороге камень. Звериный инстинкт подсказал мне, что налететь колесом на такой камень на бешеной скорости – это чудовищный толчок с приложением силы вертикально. То есть удар может перекинуть машину через бок, опрокинув ее на бок, вокруг колес другой стороны. Тем более я шла по петле в круге, а инерция переворачивала и не такие машины.
И я, закусив удила, дернула машину правым колесом на него.
Время словно замерло. Я видела все, как в замедленной съемке. Как сближались две страшных смерти. Как правое колесо налетело на камень. Как почти не чувствовала страшного удара. Как ноги и руки словно сами сработали, почуяв, что надо сделать, чтоб поставить машину на ребро, рванув руль резко... Короткий остаток жизни до того, как я превращусь в груду растерзанного металла... Машину подкинуло в то самое мгновение, когда мы сблизились...
Ничтожный шанс, но все же лучше, чем лобовое столкновение, в котором у водителя более медленно идущего "жигуля" никаких шансов, тем более, что гоночный болид имеет специальный каркас повышенной прочности, особый корпус и наваренный бампер для экстремальных гонок. Его машина была во много раз тяжелее.
Смерть.
Руки все же успели дернуть руль влево.
Болид прошел под приподнятыми колесами, которые с чудовищным ударом прошли по его боку, словно проехали по нем.
Я видела это по кадрам.
Мое заднее колесо все же попало ему по лобовому стеклу...
И тут все понеслось по-прежнему. Звуки удара словно обрушились на меня. Я бешено закрутила руль в сторону, противоположную поднятой машине, валя ее инерцией поворота на землю. Не знаю даже, как мне удалось удержать машину от опрокидывания на крышу...
С трибун несся вой.
Он все-таки тоже удержался на трассе. И даже повернул. Но только стал вести себя как-то странно - он поехал куда-то в обратную сторону, учитывая, что он ехал по петлям мне навстречу. Куда-то прямо, прямо, куда-то туда вдаль. Может, он забыл, что ехал встречным движением, а не по трассе?!
Вероятно, он решил ехать к финишу.
Впрочем, люди от удара колесом шины по лицу, наверное, ведут себя еще и не так. Мне показалось, что он вел себя словно слепой. Ведь он почти ткнулся тогда в стекло. Лобовое стекло его, как я видела, висело сеткой. По крайней мере, тот край.
Трибуны бесновались. И снова что-то скандировали. Это был даже не крик и не надрывный вой...
- Нет, этот человек далеко пойдет!!! - сказал в отчаянном восхищении голос, с каким-то благоговением в нем, и здесь он был более настоящий. – Я сам буду посылать ему передачи в Магадан!!!
Мне как-то это не понравилось.
И тут слева от меня возникла обычная негоночная иномарка. БМВ.
И стало не до него.
Но она меня не убивала. И вообще, пыталась осторожно обойти.
Я присмотрелась и ахнула. Мой утренний знакомец сидел там. Это была его машина.
- Ты приехал учить меня ездить? - я счастливо затараторила в окно своему утреннему знакомцу, рассказывая, что целый день ездила по правой стороне.
Он глянул в разбитое стекло и оторопел.
- Ты что здесь делаешь?! – в шоке выругался он.
- А я ехала, а дед и говорит – там американские горки и трамплины... Вот я и завернула...
Он застонал.
Я вылезла в окно на ходу, высовываясь и болтая и выписывая зигзаги по трассе, ибо не смотрела на нее, щебетала без остановки в полном упоении и счастье. Я и не ожидала встретить здесь знакомого человека.
Он не выдержал.
И, отвернув уши, врезал по газу. На всей скорости нырнув в черный ход туннеля.
И я, со слезами обиды и горя, смотрела, как мужчина бросил меня.
Так всегда плачут.
...Клянусь, я этого не хотела! Я даже не думала об этом! Я даже представить не могла, что там, в туннеле, нет выезда. Что там вместо выезда – сплошная стена. Которая вспыхнула для меня в свете его фар, когда я даванула на тормоз как безумная.
Честное слово, я не вредная, мне и самой и в голову не могло прийти, что нужно было включить фары еще на свету, до туннеля. Если б, они, конечно, у меня еще были!
Он был ас и включил лампы на машине. И это меня спасло. Ибо у меня на меньшей скорости оставалось больше шансов.
Люди на скорости триста двадцать километров влетали в туннель... - сообразила я. Это для острых ощущений. Представляете, какой класс, когда в темноте в узком туннеле на скорости триста перед тобой вспыхивает бетонная стена!? И как ты воешь и мечешься пару секунд? Не развернуться, ни уже не затормозить. Полный класс ощущений! Фирма гарантирует!
...Он достиг стены в считанные мгновения.
- Бум!!!
Мой же тормозной путь занял как раз это зрительное расстояние. Так что я притормозила около него.
Его машина была всмятку.
Я выскочила из своей машины.
Подойдя, я быстро вытянула его из его машины, лупавшего на меня глазами в свете разгоравшегося его двигателя, и отнесла в свою. Аккуратно выехав задом из долгого узкого туннеля.
- Уважаемые гости и господа автогонщики! – раздался бесплотный голос. – Я хотел бы напомнить вам, и особенно гонщикам, что на последних километрах трассы установлены по обоюдному договору, смертельные ловушки. Ой, я, наверное, должен был сделать это раньше! – злорадно сказал он.
- Ну, подожди, подожди, я тебя поймаю, - пообещала я, оглядываясь, задом выбираясь из туннеля.
Выехав, я стала искать, где же настоящая дорога. И обнаружила ее не скоро – она была замаскирована кустарником на холме при въезде в туннель, где дорога ныряла резко вниз. И, к тому же, была перпендикулярна к трассе.
Пока я медленно и осторожно съехала вбок, ибо везла раненного, мимо меня по трассе с диким ревом прошли на скорости минимум три гоночных машины, пытавшихся обогнать друг друга. И, с ходу нырнули в туннель. Как я не махала руками из машины.
Видя, что они идут на смерть, я закричала:
- Не той дорогой идете, товарищи!!! – показывая им отчаянно на себя, на мою трассу.
Но на меня они так посмотрели...
Послышались три глухих удара.
Наверное, они подумали, что я звала их помочь ближнему, - печально подумала я.
Пока я искала дорогу и выбегала, я подкрутила те гайки на колесах, что еще чудом жили и держались. Но ехать быстро было невозможно.
Я шла по трассе медленно.
А потом, увидев скорую, свернула с трассы и подъехала к ней, не обращая внимания, что сзади по трассе шла гоночная иномарка.
Врачи мгновенно поняли меня и вытащили гонщика из заднего сиденья машины, еще когда я только приблизилась. Лишь я приоткрыла заднюю дверь.
Трибуны застонали.
- Нет, что он делает! Он же потеряет из-за своего благородства победу и жизнь!
Оставив раненного, я выехала на трассу.
И даже не дернувшись, равнодушно пропустила обогнавший меня гоночный болид. Я не хотела мешать гонщикам.
Болид взлетел на холм... а потом послышался дикий визг тормозов и чудовищный грохот.
Дело в том, что когда свернула с трассы к врачам, я увидела, пока стояла, из той точки, что ровная трасса за холмом делала не просто крутую, а почти перпендикулярную восьмерку в углублении, скрытом между двух холмов. С глубокими бетонными колодцами по сторонам дороги, а вовсе не кюветом.
В одном из колодцев и лежал незадачливый болид, с ходу махнувший через оба кольца.
- Какая дьявольская интуиция! – взвыл микрофон, перекрикивая беснование трибун. - Какое дьявольское коварство!!!
Я медленно пошла по кольцам. И, так же медленно и тщательно осматриваясь, шла потом по трассе. Мне не надо гонок, мне надо отсюда уехать живой.
Догонявшие меня далеко сзади и запоздавшие на трассе гоночные болиды какие-то не те выводы сделали из того, что я с трудом взбиралась у них на глазах на холм. Они явно подумали, что "жигуленок" того, у него вылетели шестеренки.
И, не снизив скорости, влетели на тот же коварный раздвоенный холм.
- Какая подлость! – выл в микрофон голос. – Он намеренно спровоцировал этих идиотов своим разбитым ужасным видом!!! Они купились на такую дешевую уловку!!!
Я медленно проехала по полосе, по обе стороны которой полосы вдруг исчезли, обнажив бездонные колодцы, то есть две полосы словно обрывались на метров сто. Иди я на скорости, мне ничто не помогло бы.
- Нет, этот человек все-таки Бог и король трассы! – почему-то выл и бесновался у микрофона голос, хотя я ничего не делала. И чем дальше я тихо ехала, тем он выл больше, все почему-то усиливаясь и доходя до крещендо.
Дорога пошла чуть на холм.
Я нажала на газ.
Трибуны как-то странно замерли и застыли.
И тут я увидела идущую сзади на всей скорости иномарку. Впрочем, этот болид с грохотом тут же исчез на том кольце дороги, где не было других трасс.
Но трибуны так же молчали...
Голос в микрофоне все-таки достиг небывалого крещендо. Он прямо почему-то дрожал с каждым метром моего пути, набирая силу.
– Итак... Итак... Итак... Ну...
И тут я увидела ленточку поперек дороги на уровне груди машины. Я сразу все вспомнила про смертельные ловушки в конце трассы. Я мигом сообразила, что это заминировали дорогу. Я отчаянно вдавила тормоз, но он окончательно отказал и сдал. Машина не выдержала в самый последний момент.
Я в ужасе заметалась, но отказали уже давно готовые тормоза.
Трибуны как-то мертво застыли, даже голос замолк.
И я прорвала эту ленточку, закрыв глаза.
И тут что-то словно взорвалось!
Трибуны бесновались в каком-то чудовищном экстазе. Дикий рев, с поднятыми руками, бросались на ограждения, пытаясь прорваться к катящейся машине. Они выли, топали и плакали, что-то безумно крича и потрясая руками.
Охрана тщетно сдерживала толпу.
- Выиграл!!!!!!!! – бешено вопил микрофон. – Аааааааааа!!!!!
Я медленно проехала, намереваясь под шумок выехать на трассу и слинять отсюдова.
Но мотор чихнул и вырубился.
- Жигуль! Жигуль! Жигуль! – несся просто безумный рев.
Я сидела в машине, не зная, что делать и как отсюда удрать.
Видя, что я сижу и не выхожу, что двери машины не открываются, голос в микрофоне встревожено замолк.
- Наверное, водитель ранен, - взволнованно сказал он. – Еще бы, пройти такое и победить! На машине живого места нет! Врачи!
К машине бросились санитары.
Трибуны на мгновение замерли.
Они вскрыли дверь.
На трибунах не было слышно ни дыхания – тишина мертвая, и сотни тысяч глаз в упор.
Я выпрыгнула сама из машины и встала на шатающуюся землю, откинув волосы с глаз.
- Это женщина!!! – потрясенно ахнул голос, и тут же безумно заорал, тут же потонув в безумном, нечеловеческом восторженном крике, аханьи и вое трибун. – Она женщина!!!!
Что там творилось, и передать было невозможно. Это был безумный тонкий визг миллионов людей.
Меня обнимали и целовали...
- Первым пришел зеленый жигуль с Королевой Трассы!!!! – вопил микрофон в упоении. – Абсолютная и неповторимая Королева Трассы!!!!
Ко мне рвались обезумевшие журналисты, меня щелкали и снимали камерами, кто-то орал вопросы.
- Первым оказалась женщина... Вторым... - сказал голос в микрофоне, оглядываясь, и я уже видела, что он ищет машины на трассе. – Вторым... Вторым... - я заметила, что диктор на трибуне запнулся, внимательно наблюдая, как мужик изо всех сил толкает один в гору вышедшую из строя гоночную иномарку. Но там был слишком крутой подъем. Наконец, гонщик не выдержал, и, отпустив, сел у машины, зарыдав. Так и не дотянув до финиша. – Вторым... Вторым... Никого больше не осталось... - трагично и растеряно закончил голос.
И заорал:
– Она первая и единственная!!!!
Все взорвалось. Шум, вой, визг и ад.
- Итак, гонку без правил выиграл болид "жигули" с пилотом женщиной! – под общий писк закончил комментатор. Я закрыла уши, ибо этого выдержать было невозможно. Глаза мне ослепили до этого сотнями вспышек. Когда иступленно визжит почти сто тысяч человек, пытаясь вцепиться в тебя руками или хоть дотронуться, а обезумевшая охрана еле сдерживает их, это ужасно.


Глава 11.


Меня закидывали цветами, пытались прорваться, что-то безумно кричали со всех сторон, ко мне тянулись руки, пытаясь оторвать кусок одежды...
- Скажите, вы не хотели бы участвовать в нашем шоу киллеров "Выживает только один подонок"? – бешено выл какой-то комментатор с камерой на шее. – Мы платим за выигрыш еще больше!!!
- Нет! – шокировано дернулась я.
- Скажите, где вы научились так водить?! Вы мастер спорта по нетрадиционному вождению?! – кидал через головы второй, отчаянно щелкая меня и пытаясь прорваться ко мне.
- Нет! – дернулась я в другую сторону, уловив слово "нетрадиционные".
- Хотите ли вы быть пилотом Феррари на гонках со смертью? – отчаянно вопил третий.
Я шатнулась в третью сторону.
Охрана упорно теснила их в сторону.
Я оглянулась на машину, и поняла, что окна в ней не закрываются. Ибо их нет вместе с дверьми. В такой толпе они вытащат последние фрукты из сумки, которые еще остались для мужа и принцессы, ахнуть не успеешь. И потому я забрала сумки с собой.
- Да оставьте вы их! – сказал вылезший из подъехавшего трейлера-эвакуатора механик. Кто их тронет!
Но я вспомнила про дурацкие пачки в сумках, и мне стало неловко. Черт знает что подумают, мне стало так стыдно до слез.
- Нет! – сказала я, прижимая и с трудом поднимая сумки. – Я лучше так... И направилась тяжело к выходу.
Машина отъехала. Я проводила ее взглядом.
- Чего вы так на нее смотрите? – спросил комментатор, подходя ко мне с микрофоном.
- Пытаюсь запомнить... – чуть не со слезами сказала я, смотря на свою первую машину.
Трибуны взорвались смехом.
- Она мне дорога, как память... - опять сказала чуть не плача и зная, что у меня больше нет денег на машину.
Трибуны опять смеялись.
- Какую машину вы водите в обычной жизни...
- Стиральную... – горько ответила я.
- Теперь вы будете водить Феррари! – закричал тот же голос. – Фирма Феррари представляет всем эксклюзивную гоночную модель ручной сборки... Это приз! Тридцать два цилиндра...
- Сколько? – шокировано перебила совсем невежливо я. – Это сколько ж она будет есть бензина?
- Неважно, зато у нее любая мощность в кармане, и с места она прыгает так же, как и на скорости... - счастливо ответил комментатор. – Вы же на яхте ездите?
- Езжу... - растеряно протянула я. – Стараясь, сообразить, видела ли я яхту на рисунке...
- Ну вот... Будете ездить как на яхте... Она берет столько же...
Я не знала, сколько берет яхта.
- А под парусом? – спросила я.
Трибуны опять взорвались смехом.
- У нее корпус из того же металла, из которого делают космические корабли... - счастливо продолжил комментатор. – Два суперкомпьютера, корпус, который выдерживает прямое попадание из пушки, бар; упрощенная навигационная система с голосом, которая позволяет обходиться без лоцмана; четыре радара и один выдвижной на крыше, который позволяет отображать на компьютерной карте расположение соперников; система ночного видения для пилота, полупроводниковые фары, светящие в десять раз ярче галогенных, выдвижной лазерный прожектор, светящий на десять километров... Сдвоенные задние колеса, своя система на каждое колесо, как в машинах высокой проходимости, большие колеса при изменяемой компьютером высоте подвески, позволяющие на ходу автоматически превращать машину в джип. Компрессоры, постоянно подающие воздух в колеса, даже если они пробиты; второй мотор сзади, дающий возможность продолжать гонку при повреждении мотора спереди... Изображение каждого колеса на экранах для визуального контроля поворота колес по отношению к машине, выводы видеокамер на четыре удобно расположенных экрана, позволяющих полностью контролировать другие машины сзади и с другого бока, и из невидимых для просмотра водителя зон. Титановые пластины везде, где корпус может соприкасаться с асфальтом при переворотах... Титановые рельсы-полозья на крыше и на боках, покрытые особым скользким сплавом, при опрокидывании на бок или на крышу позволяющие сохранить жизнь и машину... При опрокидывании машина лишь проедет на них... Но, чтоб избежать опрокидывания на самых крутых поворотах, в машине есть специальный сбалансированный вертикальный цилиндр-маховик большой массы, который, как гироскоп, при раскручивании до нескольких десятков тысяч оборотов в секунду, просто не дает машине опрокидываться при любых поворотах на большой скорости... Повышенная прочность креплений и десятикратный запас прочности обеспечивает абсолютную надежность, а трех кратное дублирование абсолютно всех необходимых блоков и их расположение в разных точках машины позволяет получить абсолютную надежность... Самолетный двигатель с лопастями, установленный сзади, позволяющий создавать особую область разряженного давления и временно мгновенно развивать скорость до семисот километров в час по ровной трассе... Особенно в тех случаях, где нет сцепления с колесами или требуется мгновенный всплеск скорости... Два чудовищной толщины рельса из суперсплава внутри вдоль машины со всех сторон, абсолютно гарантирующих невозможность сминания корпуса при ударе. Ее невозможно смять... Неразбиваемые пуленепробиваемые стекла особой прочности в пять сантиметров толщины из пластика, который используют в оптике для неразбиваемых очков... Выдвижные титаново-кевларовые пластинки, которые полностью закрывают стекла при необходимости одним нажатием кнопки, и ходящие в тех же пазах, что и стекло. Специальный джойстик автоматического управления сбоку от руля, который позволяет упрощенно управлять машиной при ранении одной рукой... И наконец, - он широко счастливо по-американски улыбнулся, от того, что понял правильно, что любят русские, - мы учли пожелания русских товарищей и поставили вместо бампера по всей машине русский рельс!!!!
Раздались аплодисменты.
- А что, президент от нее отказался? – наивно спросила я.
- Нет-нет!!! – вскричал представитель фирмы. – Просто для президента пришлось сделать больше бар и добавить места для шестнадцати девушек! Мы принимаем заказы и у нас можно заказать такую машину каждому из вас! – радостно сказал представитель Феррари, обращаясь к богатым любителям экстремального спорта. Ибо, как я поняла, билеты сюда стоили не дешево. На него тут же посыпались предложения заказов.
- И все это при элегантном гоночном дизайне! – крикнул представитель фирмы. – Внешне она просто супер-Феррари с серебряной фигуркой на капоте!
Все захлопали.
- Вот вам документы и ключи...
- Спасибо... - растеряно закивала я, засовывая их в сумку с помидорами. И растеряно спросила, тронув его за рукав. – Простите, а она ездит?
Хохот потряс трибуны.
- Чего вы смеетесь! – обиделась я. – Такие вещи нужно выяснять сразу, чтоб не было потом разочарований...
Они опять хохотали.
- А теперь миллиоооон!!! – заорал в микрофон ведущий.
Все затопали и зааплодировали стоя.
Мне принесли одну громадную банкноту номиналом в миллион долларов. Что цифры было видно с трибун.
- Да... - сказала я... - А теперь разменяйте...
Трибуны опять грохнули.
Громадная скульптура из серебра, которую притащили два мужика, и от взгляда на которую у меня заслоняло от дрожи мозги, заслоняла меня так же от толпы.
- Это... - сказал мне подошедший человек, - мое произведение!
Я напряженно вглядывалась в скульптуру. Красивый мускулистый парень накалывал палочкой червяка. Как на монетках.
- Это известный сюжет... - объяснил он мне тихо.
- Терминатор накалывает на вилы гадюку? – радостно догадалась я.
Он ахнул.
- Это русский сюжет... - затравлено сказал он. – Это змий...
- Иванушка наколол Змея Горыныча! – захлопала в ладоши я, закричав от восторга на весь зал.
Зал лег.
- Успокойтесь, мастер, - подошел к нему комментатор. – Она просто получила сотрясения мозга. Но мы то с вами знаем, - решил он блеснуть интеллектом, - что это Каин закалывает Авеля!
Зал стонал под лавками.
И тут к нам подошел запыхавшийся мужик.
- Слушай, бля, жена спрашивает, - с раздражением сказал, развязывая галстук, - почем Шварцнегер с палочкой, ни у кого из наших такого нет, такой курьез, блин...
Поскольку все это попало в микрофон, то люди под лавками выли.
А я заметила, что к трибуне подбирается странный парень с рюкзачком. Только он как-то его держал странно. И потому я упала за пьедестал первая, когда пули начали с треском крушить его.
Сильно толкнув ногой, падая, из положения лежа Шварцнегера в пьедестал.
Шварцнегер ловко и тихо рухнул головой вниз, тюкнув точно в голову хладнокровно пробиравшегося ко мне человека.
Я же лежала за пьедесталом, косясь одним глазом, такая меркантильная, на сумки, чтоб их не украли.
Сбоку показался охранник.
- Он ушел? – вжавшись в пьедестал, спросила я.
- Вставай, он уже ушел! – мрачно сказал охранник.
Я осторожно выглянула глазком за пьедестал. Потом вторым.
- Он где? Покажи в какую сторону он ушел!? – строго потребовала я, так и не высунувшись.
Охранник показал рукой вниз.
Я еще осторожно выглянула. Труп лежал внизу. Задавленный.
Кто-то уносил мои сумки...
- Эй, - заорала я, выскочив, как бешенная. Я заметалась. Плакали мои помидоры среди белого дня.
Я ринулась за ним, но упала.
Запнувшись ногой о камень. Человек уходил. Заплакав горючими слезами, я нащупала этот камень, и, в изнеможении, встав, швырнула камень вслед.
Убегающий мужик почему-то рухнул головой вниз с сумками, врезавшись головой в угол скамейки.
Я доковыляла до него и отобрала сумки. Проверив у него из принципа, своровал ли он что-то еще, кроме моих сумок.
Подбежала, что-то крича, охрана.
Я же обыскивала его, выкидывая все себе в сумки, не обращая внимания на шум.
Пистолет, карточки... Нет, мое все было на месте, только одну пачку вытянул из сумки... Я засунула ее в карман, чтоб не было стыда. И еще раз полностью обыскала его, помня, какие фокусы мне выкинула моя маленькая девочка.
- Нет, два трупа за две минуты, это слишком! - сказал подбежавший запыхавшийся администратор.
- Он хотел унести мои помидоры! – сквозь зубы сказала я, бросая вторую красноватую пачку сверху в сумку.
Он увидел эту пачку, потом другие, и его как-то затрясло и заломало.
- Красненькие... Красненькие... - как-то странно выкручиваясь, сказал он. – Помидоры...
Его била какая-то лихоманка, крутило, он дурновато корчился.
- Ничего не пропало? – как-то странно спросил он, глядя на сумку и пачки, нагнувшись и попробовав там рукой, и пошевелив ей.
- Я что их считать буду? – я поддела ногой сумку с фальшивыми пачками.
Его как-то скрутило.
- Если пропадет, с тебя спрошу! – пригрозила я.
- Мальчики... - затравленно сказал он охранникам. – Заблокируйте трибуну. Чтоб к этой девочке вообще никто подойти не мог даже близко.
- Эх, интересно, мой муж уже закончил там с президентом, или нет? – вздохнув, спросила вслух я.
Администратор, хотя это не ему сказано было, быстро засуетился.
- Сейчас мы вам завернем п-приз... - как-то странно, с надрывом сказал он. – И ох-храну дадим, - стучал он зубами, - чтобы вы м-могли уехать отсюда.
В это время еще один человек кинулся на меня с оружием.
Я схватила сумку и подняла ее на уровень груди. Пуля застряла в сумке.
Под нос в поднятой сумке мне попал пистолет, который я, обыскивая мелкого воришку, кинула в сумку вместе с его вещами.
Схватив его другой рукой, я просто разрядила бандиту его в голову.
- Подумать только, и это такой мне подарок в день свадьбы! – с тоской сказала я, держа сумки на весу перед собой, пока в них стреляли.
Но в меня больше не стреляли.
- Мне отдадут мою машину? – сквозь зубы сказала я. – Я хотела бы уехать отсюда как можно быстрей...
- Три трупа, три трупа... - бормотал администратор. – За три минуты...
- Скажите, а кем вы работаете!?! – восторженно кинулся ко мне человек с камерой, хладнокровно снявший все на пленку.
Я растеряно крутила в руках пистолет обысканного человека и не знала, куда его девать.
Я отвлеклась на мгновение.
- Работаю?!
- Да-да! – быстро сказал он. – Наши экстремальные телезрители во всем мире хотели бы знать, кем работает их будущая звезда!
Я с тоской вспомнила, что единственная работа, на которой я удержалась, была чистка ковров. А пол дня в ресторане не дают мне право назваться официанткой, ибо меня, скорей всего уволили. И тогда я, сжав зубы, честно сказала:
- Чистильщиком...
Администратора как-то закрутило. Он извивался как змея.
- И много заказов?! – в каком-то странном экстазе вскричал корреспондент.
Я вспомнила, что в день приходилось иногда, чтоб заработать, чистить и десяток, и мыть десятки комнат.
- Иногда получается несколько десятков в день... - честно решила выдержать позор я.
Корреспондент взвыл.
С администратором в углу творилось что-то ненормальное – он извивался, крутился и колебался из стороны в сторону как змея.
- И, если не секрет, сколько вы зарабатывали?
- Ну, несколько миллионов иногда в день перепадало, - сказала я, вспомнив старые деньги с этими безумными нулями.
Корреспондент просто выл в восторге.
Администратор дергался туда-сюда.
- Слушай, скоро там будет моя машина? – рассержено сказала администратору я.
И тут на нас опять напали.
Из подъехавшей к трибуне машины выпрыгнули молодые люди с короткими американскими автоматами на боках.
Почему я стала стрелять из пистолета в бензобак этой машины, а не по ним, не знаю и сама зачем. Очень быстро стрелять в саму машину.
Они дернули ко мне.
С четвертого выстрела она взорвалась.
Тот, что бежал впереди, долетел даже до меня, рухнув ко мне бритоголовой головой. Я, еще не придя в себя, автоматически снова нажала на спуск. А потом еще дважды.
- Восемь... - шептал в ужасе администратор в углу, раскачиваясь. – Восемь трупов за восемь минут...
А потом, развернувшись, он заорал:
- Чего вы стоите, каждая минута дорога, дайте ей быстрей эти карманные для нее деньги, заверните Шварцнегера в коробку с фольгой и бантом!
Скульптор снова взвыл.
Рабочие забегали, и я с ужасом смотрела, как мне заворачивают мальчика в пакет, завязывая пакет сверху элегантным бантом.
- Двести килограмм чистого серебра, - гордо сказал скульптор. – Шедевр! Я гений! Она бесценна! Продав после моей смерти, вы заработаете на ней сотни миллионов.
- Сколько!?! – я в шоке повернулась к нему, дернувшись с пистолетом в руке, который еще не выбросила. – После вашей смерти?
Он стал странно дергаться и извиваться.
Дурной какой-то, переволновался, - подумала я. И, вспомнив, что в этих случаях бьют пощечины по щекам, ткнула его дулом в лицо, ибо руки мои были заняты.
- Нееееееет!!! – безумно заорал он. – Я не гений, я обманывал!!!!!!
Администратор бросился ко мне, беря под руки.
- Это эксклюзивная статуя, - отводя меня в сторону, ласково уговаривал меня его медовый голос. – Мы гордимся, что она теперь ваша... Мы вам все подарим! Зачем вам его смерть, он такое ничтожество...
Он тихо шептал мне на ухо, уводя в сторону.
- Вот бильярдный кий, смотрите, это мы тут, администрация, развлекаемся, когда гонок нет... И многому он учит, не правда ли... Разве стоит бить впустую? – спросил он.
И по секрету добавил:
- Не стоит его мочить, мы следим за этим, ему еще надо сделать сотню скульптур, завоевать мировое имя... Жирок набрать... А тогда умереть... Его застрелит безумный поклонник, и цены вскочат в сто раз... А так он никому не известен... Зато теперь, когда все будут знать, что у Королевы есть его скульптура, он станет бешено популярным у всей братвы!– он тихо склонился ко мне, секретничая, и галантно зашептал, утешая:
– Увидите, ваша скульптура быстро станет шедевром!


Глава 12.


Я взяла бильярдный кий и исподлобья посмотрела вокруг.
Зрители почему-то не разошлись.
- Сыграем? – спросила я администратора.
- Прошу внимания, - закашлял в микрофон администратор. – Мы тут посоветовались, и решили дать нашей дорогой гостье не только первую, но и вторую, и третью премии, и сто поощрительных призов. Вася, Коля, Толя, Петя, - несите! Кстати, фирма Ниссан, которая любезно предоставила занявшему второе место свой специально переоборудованный для экстремальных гонок гоночный "Ниссан", пожелала видеть его у победительницы! А фирма YAMAHA, которая любезно предоставила третьему месту свой эксклюзивный гоночный мотоцикл-болид ручной сборки с двадцатицилиндровым двигателем, имеющий типичный самолетный выход с пропеллерной турбиной сзади, позволяющий в нужный момент производить чудовищные мгновенные рывки и даже совершать прыжки и кратковременные полеты, и развивать скорость, недоступную обычному болиду... тоже сказала передать мотоцикл победительнице! Теперь ей будет на чем увезти свои подарки! – закричал он.
Зал взревел.
И тут появились Вася, Коля, Толя, Петя.
Только несли они почему-то маленькие Узи и большие ручные пулеметы...
- Ничего себе подарки... - ошарашенно проговорила я, непонимающе глядя на них и делая шаг вперед... - Это мне?!
.И только когда администратор ляпнулся на животик, я поспешно кинулась на пол. Упав рядом с ним. Только и держа в руках, что бильярдный кий, ибо пистолет сунула в карман.
Они даже тратить очереди не стали. Лениво осклабившись, один из них просто слегка кинул по полу рядом со мной гранату. Словно выронил из открытой руки, нехорошо улыбаясь и пронзительно смотря на меня. Заворожено глядящую, как граната медленно катилась ко мне, чтобы замереть в полуметре.
Я словно увидела всю свою жизнь. Какая я была маленькая и нехорошая. А мне и ответить нечем, ибо я лежала на полу головой к ним.
Мама, мама, я больше никогда не буду играть в бильярд! – вспомнила я детский свой плач, когда мама поймала меня за обыгрыванием дураков с ставкой в десять тортов. Они не подозревали, что маленькая девочка – одна из лучших игроков в Москве. Граната медленно катилась ко мне. Старый Иван часто подшучивал над молодыми своими знакомыми, говоря, что, мол, ты так плохо играешь, что вон та невинная девочка выставит тебя. Обычно раздавалось – спорим? А потом мы все трое – я, Иван и проигравший закатывались в ресторан и ели все торты и пирожные, которые в нем только были. По крайней мере, я. Зато объевшийся как никогда за свой собственный счет обыгранный, часто профессиональный игрок и никогда обычный человек-дачник, помнил этот роскошный обед до конца жизни.
- Я никогда больше не буду играть в бильярд! – повторила я.
И, резко сосредоточившись, мгновенно ударила кием гранату, будто это был бильярдный шар, прямо лежа. Послав гранату по полу абсолютно точно в центр группы бандитов с пулеметами, между их ног. Чтоб он, отскочив от ног, оказался точно у них в центре между ног группы.
Никто ничего сразу не понял, только лица их странно дернулись и как-то вытянулись. Времени отбить ее у них не оказалось.
Все кончилось в секунду.
Чудовищный взрыв разметал их в клочья.
Подхватив упавший к моим ногам пулемет, я всадила длинную очередь в тех, кто был лишь ранен и оглушен, и пытался вскинуть свои пулеметы на меня.
Какой-то американский ублюдок восторженно снимал все это телекамерой с прямым включением на Европу.
Я оглянулась.
- Четырнадцать, четырнадцать... - бормотал, забившись в угол, начальник. – Четырнадцать минут, четырнадцать трупов. В сутках двадцать часа, в часе шестьдесят минут, в дне 1440 трупов...
А потом вскочил.
- А китайская фабрика мопедов Чу предоставила 100 поощрительных призов, - сто мини мотороллеров!
Все захлопали.
А я с ужасом посмотрела на дверь. Я помнила, какими были предыдущие призы.
- Это будут танки? – сдавлено переспросила я, уловив, что призы на колесах. – Мотопехота?
- По числу участников... - затравленно прочитал он дальше. – Китайская фабрика решила наградить всех, кто дойдет!
Я подавилась.
- Вручим же их победителям! – патетично воскликнул он.
И повернулся ко мне.
- Берите!
Я подавилась, увидев сотни громадных ящиков.
- Мы отправим их почтой на ваш адрес, хотите? – заискивающе предложил администратор.
Только тут я сообразила, что все эти гады ударились при взрыве гранаты.
Приняв мое молчание за согласие на мотороллеры, администратор тут же сказал спич, насколько они прекрасны. И стал даже показывать, сев на один из них и катаясь, толстый, по сцене. Зал умирал от хохота, нуждаясь в разрядке после ужаса.
Я не сразу поняла, что тут прямая трансляция многих малоизвестных иностранных телекомпаний, и что все это идет в эфир и смотрится бывшими зрителями гонок с приличным вниманием, ибо это не реклама, а награждение любимых героев. Ему, видимо, еще и заплатили, чтоб он дарил эти вещи победителям смертельной гонки, шедшей в прямом эфире на все страны.
Кстати, он тут же рассказал мне, отдавая ключи, какая красивая машина "Ниссан", сделанная по спецзаказу, какие у нее достоинства, и что мотоцикл "Ямаха" это вообще седьмое чудо света.
Как ни глупо, но я по детски радовалась всем подаркам. Наверное, это звучало глупо, но я тоже села на мопед и даже завела мотоцикл.
Почему-то эти идиоты все снимали мою детскую радость.
- А сейчас, - наконец многозначительно замедлил голос администратор, - наш главный приз!
Раздался рев трибун.
- Вася, Толя, Федя, Коля, - несите!
Я поспешно схватила пулемет, лихорадочно меняя пулеметный диск на полный. Пулемет был такой же, каким я дома в детстве играла. Все-таки игрушки мне тоже дарили, а игрушечное оружие той же марки копировало внешне настоящее. Правильно, зачем детям тратить время, пусть приобретают полезные навыки. Придется же взять когда-то в руки отцовскую пушку...
Но тут показались четыре могучих парня, еле несущих громадные подносы с чудовищными кучами пачек. Это были зеленые десятки.
- Здесь миллион долларов, тысяча пачек, по сто штук в каждой, купюрами по десять... - показал администратор на два передних чудовищных подноса. Куда меньше, чем моих фальшивых денег. Но тяжело!
Я взвыла.
- А здесь вторая премия... - он показал на чудовищный поднос, который с трудом тащили четыре человека.
Я раскрыла рот.
- Здесь купюры по доллару, пять тысяч пачек по сто штук в каждой.
Я тяжело дышала. Тысяча пачек это был мешок!
- А это русскими... - сказал он, поворачиваясь куда-то назад. – Третья премия.
Я села на свои сумки и чуть не разрыдалась злыми слезами.
- Но вы же сами просили разменять!
Зал выл от хохота.
Я передернула затвор пулемета.
- А это поощрительная премия... Мелочью... - сказал администратор.
Люди рыдали – поощрительную премию тянули по земле десять человек. Она была по копейке. Сто тысяч долларов. Громадный ящик.
Как я не всадила в него весь диск, это просто чудо.
- Не плачьте, вы сумеете все увезти, в ваш "Ниссан" и не то войдет...
На трибунах рыдали.
А потом появились еще десять человек. Вроде все подносы уже были поставлены у машин. Эти несли громадный сбитый ящик.
- А это что? – подозрительно спросила я. Я была готова прошить их очередью в любой момент, просто ощупывая их глазами, будто обыскивая.
- А это подарок фабрики "Красный октябрь", только что прислали, сто килограмм шоколада... Они сами и доставку оплатили, и несут...
Я прошила ящик длинной широкой очередью пулемета еще издалека, вместе с грузчиками прямо с колен, как сидела, уперев пулемет себе в живот. Особо отметив грузчиков, которые еще только выхватывали пистолеты из подмышек. Тщательно поводив дулом туда-сюда, чтоб никого не забыть.
Зал мертво замер.
А потом подошла и ударом ноги разбила хлипкий ящик. Он соврал насчет веса. Я в этих вещах не ошибаюсь, ибо подрабатывала грузчиком.
Оттуда выпал человек.
Покопавшись во внутренностях ящика, я достала виденное в кино устройство.
- Огнемет! – ахнул администратор. И икнул.
Я покопалась в одежде бандита и достала к нему специальные боеприпасы, бывшие тут же. Он садист, он хотел меня поджарить несколько раз – в ужасе поняла я.
Администратор уже пришел в себя, и снова продолжал, будто ничего и не было.
- Сейчас десять мальчиков погрузят все в машину... Смотрите, какие красавцы! - расплываясь в счастливой улыбке, сказал администратор. – Это тоже приз! Оттянитесь на полную катушку! Специальное предложение!
- Нет-нет!!! – отшатнулась я, вспомнив, как сегодня уже заказала мальчиков. – Спасибо, но мой муж не настолько прогрессивен. Он отсталый... Он бестактный... У него плохие привычки... - я задумалась, какие же плохие привычки были у директора ресторана. А потом радостно добавила, вспомнив, как мелькали его руки над яблоком, - он имеет плохие привычки мелко нарезать, когда волнуется!
Странно, но никто даже не вздумал усомниться.
Откуда-то послышался странный рокот, который мне мешал.
Я стояла над сумками, и смотрела, как они пытаются всунуть в две гоночные машины мотоцикл и такую сумму денег.
Впрочем, доллары были уже запакованы.
Я игралась с огнеметом на глазах у всех. Попыток напасть или что-то своровать, а я работала грузчиком и отлично знала это дело, не было.
И тут из-за горы вышли два вертолета со спаренными пулеметами на бортах... Они были с какими-то не русскими знаками. И, заложив пике, прошли у нас над головой.
Почему-то мне в душу дохнуло холодом.
Они развернулись и пошли борт к борту именно на меня. Близко, низко и страшно синхронно. Так, что ужас пробрал до костей.
И я даже не сразу поняла, когда по мне побежали струйки пыли двумя ровными полосками по земле, что это смерть.
Ах, братец, прощай! Я прожила жизнь, как умела, - подумала я, вскидывая огнемет. Жить осталось буквально меньше секунды, когда фонтанчик земли добежит до меня. Сделать ничего я уже не успевала.
Я не знаю, почему я не стала целиться, а навскидку хладнокровно выстрелила именно вправо от крайнего вертолета. А не точно по кабине. Может, это даже случайно вышло...
Нервы у летчика не выдержали, и он бросил машину прочь от огненной струи, чуть не накрывшей кабину справа.
И вертолет наткнулся на шедшего слишком близко слева от него соратника.
Вертолеты столкнулись, закрутились и рухнули вниз на такой малой высоте.
Фонтанчик не добежал до меня на семь сантиметров. Если б я пыталась сбить хоть один, второй все равно меня уже убил бы.
Я даже не сдвинулась.
И, хладнокровно подняв огнемет, накрыла их на земле огненной струей. Обоих!
Удар все-таки повредил их бензобаки, это не шутка – упасть, пусть и с такой высоты, на бетон гоночной трассы.
На протяжении нескольких секунд из горящих сцепившихся вертолетов выскакивали десятки фигур с короткими американскими автоматами.
Но я хладнокровно, меняя патрон за патроном, встречала их огнеметом, превращая группами в факелы.
А через мгновение вертолеты взорвались, накрыв взрывом уцелевших и прорвавшихся, и разбросав их, угорелых в дыму.
Холодно бросив огнемет, я взяла с земли лежавший возле моих сумок тот самый короткий ручной пулемет, так и не отданный хозяевам, и очередью остановила пытавшихся прорваться до меня бойцов. Пробивающихся сквозь пылающий ад разбросанных взрывом вертолетов, в котором плавилось железо. Я почему-то абсолютно бесстрашно стояла, не боясь летящих пуль, и они даже представить этого не могли, думая, что их расстреливают скрытые где-то на земле люди. И били наугад в дыму все по земле, все мимо... А я просто стояла, ибо знала, что если выпущу хоть одного оттуда, то мне, сегодня впервые взявшей оружие, просто не выжить против профессионала. Их бритоголовые черепа вызывали инстинктивную брезгливость, как к гадюкам...
Вертолеты упали в ложбину. И мне сверху с колечка холмиков было все внутри хорошо видно.
Несколько боевиков все же вырвались. И корчились по земле, пытаясь сбить пламя. И я, обходя вертолеты, короткими очередями прострочила тех, кто пытался уйти.
Больше уйти никто не пытался.
Я постояла.
Потом, словно повинуясь приказу, медленно пошла назад.
Когда я была уже довольно далеко, сзади что-то рвануло.
Я медленно обернулась – похоже, что на борту одной из бандитских машин были бомбы или килограмм сто пятьдесят пластита. Впрочем, я в этом плохо разбиралась – взрыв не оставил от машин ни следа. Только громадная яма между холмиками, даже не горело ничего.
Я повернулась и пошла к моим машинам. Ветер развевал мои волосы и обвевал мое холодное усталое лицо.
Стояла странная тишина.
А потом трибуны странно завыли.
Администратор и охрана, мать ее, смотрели на меня с каким-то мистическим ужасом. И со странным страхом на мой ручник.
- Скажи, как можно научиться так побеждать? – спросил какой-то ошарашенный охранник. Они делали вид, что даже не прекращали грузить.
- Дуракам везет! – безжалостно холодно ответила я.
Мои машины были тут уже груженные.
И тут я обнаружила, что на машинах нет номеров. Они были новенькие, чистенькие.
- Это я доеду до куда? – подозрительно спросила я администратора, ткнув ногой в место, где должен быть номер. – До первого милицейского поста? С кучей долларов в багажнике?
Тот подозрительно заметался.
- Ваша светлость, да мы привезли милицию, чтобы милиционер сразу зарегистрировал машины на конкретного человека после его победы, и все было законно... - засуетился он. - Но ведь никто не знал, что это будете вы. Он и так все порывался бежать арестовывать вас за нарушения правил движения, когда вы ехали. А после того, как вы начали стрелять, его вообще заперли и отвлекают две девочки...
Я вздохнула.
- Убрали трупы, живо! – жестко приказал администратор. – Саша, напои Георгиевича, пусть оформит машины...
Я совершенно как-то не боялась милиционера. Милиция – друг человека. Я никогда не нарушала закон. И никогда ничего не делала такого, противозаконного. Сознательно, естественно.
Ну, там покричат, покричат, когда юбка беседующей нелюбимой учительницы окажется зацепленной рыболовным крючком с леской, концом привязанной к машине из районо. И уедет вместе с машиной, а учительница останется в одних сексуальных трусиках с разрезом спереди, надетых для кавалера зачем-то в школу. А сзади у нее они вообще не держались, ягодицы голые, я все пыталась потрогать, чтоб понять, как это сделано. Приехавшая милиция только рыдала, увидев это зрелище, и дрожащей рукой никак не могла написать правильно имя. На радость мне. Ведь, после того, как в протоколе милиционер в восьмой раз переписал мое имя Пульхерия, а сидевшая рядом "пострадавшая русского языка", видевшая, что он пишет, в девятый раз сказала ему, что он пишет неправильно, тот просто бросил ручку, вышел в туалет, и больше почему-то не вошел.
А мне кто-то прислал цветы. С запиской – За доблесть и мужество, проявленное в борьбе с такой вредной учительницей...


Глава 13.


В общем, я и сейчас не боялась.
Но тут поняла, что сейчас нужно разговаривать анонимно, и надела на лицо маску. Сделанную из чулка. Чулок свой на голову надела. Я видела в кино – под чулком не видно лица, они входят инкогнито.
Вышедший пьяный милиционер с ноутбуком, подключенным через специальный модем к компьютеру отделения, сдавленно ахнул, попятился и перекрестился.
- Не волнуйтесь! – сказала я замогильным голосом, поскольку знала, что надо изменить голос, чтоб тебя потом не узнали. – Меня зовут Пульхерия Ревилова, паспорт номер такой-то, выданный этим районом, оформите на меня документы на машину.
Я буквально провещала эти слова, ужасно стараясь изменить свой голос, чтоб меня никогда не узнали и не нашли.
- Вот, посмотрите номер паспорта, на фотографии, правда, я не похожа...
Милиционер почему-то ужасно разозлился. И, сорвав чулок, стал таскать меня за волосы.
- Будешь знать, как пугать милицию, будешь знать! – дергал он меня.
Он подумал, что над ним издеваются.
Потом отпустил.
Завизжав, я растеряно стояла в стороне с чулком в руках.
Он, наконец, успокоился.
- Так, - сказал он. – Давайте ваши права.
- Права? – изумленно переспросила я. А потом засуетилась. – Но вот же документы... Я имею на нее права! – я радостно улыбнулась.
Он как-то странно поглядел на меня.
- Так...- крякнул он.
В это время мимо меня пронесли того самого раненого, моего знакомца на БМВ, которого я сдала на медпункт.
- У нее нет прав, она только сегодня села за руль впервые! – хихикнул он. – Она сегодня и услышала, что они есть на свете... От вас!
Милиционер даже подпрыгнул.
- Так... - как-то угрожающе злорадно протянул он. - Значит, мы без прав ездим? – он подозрительно ласково улыбнулся, улыбкой тигра и гадюки, и говоря странно нежно. – Первый раз за руль сели, милочка? И возомнили себя крутым гонщиком... - он сделал ласковую паузу, говорящую про аварии и столкновения по неумению. - Да вы только посмотрите, что вы наделали!!! – торжественно рявкнул он, возмущенно обводя рукой горящий автодром, на котором повсюду виднелись дымящиеся остовы.
Он тут же с ретивостью взялся составлять протокол на такую неумеху, вместо документов.
Я с тоской села. Вот влипла.
И снова натянула чулок на голову, чтоб сохранить инкогнито.
- Ваши права... - снова не глядя, протянул он руку, что-то самозабвенно строча.
- Права? – переспросила я. Начав искать права у себя в одежде.
- Давайте права!
– Ну, чего ты ко мне прицепился?! – разозлилась я. – Дурацкие права какие-то. Если ты мне расскажешь, как они выглядят, то я постараюсь их вам найти... Нет, так поеду куплю новые и привезу.
- Так... - подавился он. Он даже ручку отложил. – Гражданочка, посмотрите мне в лицо!
Я посмотрела, поправив чулок на лице.
- Так! – дернулся он.
А потом оправился.
- Вы меня, гражданочка, не запугаете! Я самого вора Хитрожопа в одиночку брал, а он человека зарезал ножиком! Вы слышите, зарезал!
Он поднял высоко вверх палец.
- Так что вы, девица, ездящая без правил и совершившая акт дорожно-транспортного происшествия, мне пройденный этап!
Я вздохнула и начала искать эти права в карманах и кошельке.
- Может, они выпали, когда я этого обормота из огня выносила? – с надеждой спросила я.
Тот аж крякнул и почему-то вздохнул. И обернулся к покалеченному.
- Выносила она тебя, герой? – спросил он знакомца с БМВ, которого почему-то еще не унесли.
- Да... И, признаться, она могла этого не делать. И сама ведь чуть не погибла в пожаре... Дура! – в сердцах сказал он. - И вряд ли кто бы из других гонщиков остановился бы, когда речь шла о потере миллиона... А она сразу завезла меня санитарам, пропустив других вперед, хотя шла первая и фактически теряла приз...
- Вместе поедем поищем, - решил тогда милиционер.
Я печально и жалобно вздохнула.
- Там четыре машины взорвались, - простонала я. – Что же там осталось!
- А милиционер для того и существует, чтобы восстанавливать по мельчайшим данным картину... - гордо выпятив живот, сказал милиционер.
- Ах... - устало вздохнула я. – Идемте... Только костюмчик возьмите...
- Какой!?
- Термонепроницаемый, для пожарников... - жалобно сказала я. – Там же в туннеле дым, жар, и четыре машины до сих пор горят... Как же вы там ходить будете и искать в углях?
Мне было его жалко, что человек так горит на работе.
Он поперхнулся.
В это время вошел администратор.
- Ну, как? – елейно и радостно спросил он.
Я обернулась к нему.
- Не буду я регистрировать на нее машины... - хмуро сказал милиционер. – У нее в голове короткое замыкание...
Я нахмурилась.
Я тоже люблю шутить, и в юном возрасте один раз прислонила к голове брата оголенные провода с обеих сторон головы, и довольно точно знаю, что такое короткое замыкание. Ты касаешься, а тебя потом долго бьют после.
Брат тоже решил надо мной подшутить, и провел провода ко мне в кровать. К его ужасу туда села мама, зашедшая ко мне и с радостным видом плюхнувшаяся на кровать, спрашивая, - ну, что мы ей приготовили? Брат только и успел закричать, - нет мама, нет! – чтоб она поняла, кто именно это сделал. После его так ударило десять раз тем, что попало маме в руки, что окружающие долго не могли понять, кто же в нашей семье полный идиот.
- Не тронь, – убьет, да? - радостно догадалась, закричав, я, что милиционер имел в виду.
- Да, от нее задергаешься... - в сердцах сказал сам себе милиционер. – Эта девочка – единственная!
Поняв, что он мне сказал, я начала искать под рукой индивидуальное средство защиты – камень.
- Успокойтесь! – быстро сказал мне администратор. – Это у него юмор такой...
Я успокоилась
- ...черный! – в сердцах добавил администратор. – Вечно он говорит всякие гадости на похоронах!
Я, доставшая к этому времени из сумки персик, вздрогнула.
И кинула персик овчарке, странно глядящей на меня странно голодным взором и бродящей тут по кабинетам.
- Ничего, ничего, собачка голодна ... - быстро сказал администратор, заметив взгляд собаки. – Но мы ее сейчас накормим...
Все произошло мгновенно.
Собака как-то странно поняла его. Я еще кидала с ладони персик, как собака прыгнула мне в горло. По ее подбородку бежала злая слюна. Я почти механически рукой направила бросаемый персик ей точно в раскрытую пасть. Игра в бильярд дает точность руки.
Я еле увернулась. Все-таки у меня дома бойцовая огромная собака, и я собак не боюсь. И знаю, как себя с ними вести без паники.
Но овчарка не напала второй раз. Она подавилась.
А дальше с ней случилось непонятное. Вместо того, чтоб долго мучиться, она как-то дернулась и замерла.
- Странная собака какая-то, - меланхолично сказала я. – Нужно везти ее к ветеринару...
Они странно смотрели на меня и на собаку.
- ...пусть определит, от чего она сдохла... - закончила свое предложение я. – Как ее зовут?
- Альма-людоедка... - через силу сказали оба.
- Какое странное имя... - пожала плечами я.
Они дрогнули.
– И какая странная смерть – сдохнуть от персика... - задумчиво сказала я. - Не хотите ли?
Я предложила им оставшиеся персики.
- Нет-нет! – дернулся в шоке на стену администратор. – У меня аллергия! Большое, большое спасибо!
- А шоколад?
- У меня аллергия на все... - как-то затравленно и жалко сказал в отчаянии администратор.
Я предложила пирожное милиционеру.
Он как-то странно отпрыгнул на стенку от предложенного пирожного.
Я увидела еще одного питбуля. Он тоже как-то странно глядел на меня. Он как-то странно все облизывался.
Поняв, что он собака специально тренированная, и из рук не возьмет, я кинула пирожное высоко и в сторону. Взять то не взять, а играть то он наверняка не разучился. Да и команду апорт знает. И вообще, эти собаки не могут спокойно видеть ничего, летающее мимо.
Он вонзил зубы в предмет еще в воздухе.
Сжевал его.
И тут же сдох.
Я пожала плечами.
- У вас эпидемия! – сказала я. – Надо срочно прививку сделать каждой...
Они оба как-то странно глядели на меня. Администратор с каким-то мистическим ужасом.
Я решила, что поем позже. Ибо они как-то странно смотрят на то, как я ем. У них аллергия, им хочется, а нельзя. Поем этих вкусных персиков позже.
В это время ко мне подлетел какой-то распаленный корреспондент.
- Мы ведем прямую трансляцию, еле приехали... - с ходу завопил он.
Я удивленно глянула на него. Мне показался его голос знакомым. Вроде, это был тот голос из телевизора, что пугал меня тем, что отряды омон входят в детскую песочницу.
– Мы сочувствуем вашим благородным целям освобождения Чечни... Ответьте на наши вопросы... - еще быстрей завопил он, будто боялся за то, что я его могу пристрелить. – Зачем это демонстративное самоубийство? Этот вызов в одиночку армии? Какие вы выдвигаете требования? Ваши условия? Правда ли, что ваше самое сокровенное желание, это снять президента!?!
Я плохо понимала, что к чему, но последнее поняла даже слишком хорошо.
- Да вы что, я никогда мальчиков не снимала! – разозлилась и возмутилась я. – Вы что себе про меня думаете, я в этом не нуждаюсь!
И убежденно добавила:
– Это разврат.
Он как-то странно смотрел на меня.
- Да и муж мой не позволит... - уже успокаиваясь, сказала я. – Он у меня строгих правил...
Это было не совсем точно мне известно, но я так предполагала. Раз он сразу после поцелуя решил жениться, не допустив вольностей.
В это время подъехала еще машина с одним из телеоператоров.
- Саша, Саша, что вы там передаете такое интересное?! - заорал он уже из машины. - Зрители в окнах лежат и воют!
Ко мне быстро подбежал администратор.
- Вам надо уезжать отсюда, - запыхавшись, сказал он. – Только что в России объявили военное положение, и вам будет трудно выехать отсюда... Особенно, если везде перекроют постами дороги...
Он остановился.
- Вот вам временные номера...
- Я что, на нескольких машинах ехать смогу? – подозрительно спросила я. – До сих пор у меня это не получалось...
- Мальчики пригонят вам машины, куда надо... - успокоил он меня. – А насчет номеров, я советую вам найти алкаша, пообещать ящик водки, привести к юристу, оформить задним числом продажу вашей машины на вас по доверенности... И по номеру машины вас никто не найдет, даже если запишут... Правда, ее все равно надо зарегистрировать в милиции... Мы бы раньше сделали сами, да кто ж знал...
Он замолк на мгновение.
- Ай-яй-яй, как нехорошо получилось, у нас ведь все было рассчитано на честных людей... - расстроился он.
Почему-то его расстройство за меня не сделало меня ласковей.
Я даже расстроилась.
- Но мы решили вашу проблему... - быстро сказал он, заметив подозрительное изменение моего настроения. – Автомеханики вон пригнали ваш легендарный "жигуль"!
Он заискивающе показал рукой на мою машину.
Я посмотрела, и что-то в моей машине мне не понравилось. Мне показалось, что она стала как-то больше, выше... Я даже немного попятилась...
- Не волнуйтесь, - хихикнул механик, привезший ее на эвакуаторе. – Бомбы в ней нет... Мы тут кино смотрели интересное с видеокамер автодрома, и дураков у нас нет. Потому все поработали на совесть... Сделали ее все шестьдесят человек мастеров просто мгновенно... Вон у вас, даже буквы на заду остались те же...
Я подошла и посмотрела. На свежей краске машины кто-то гвоздем вырезал латинский код – х, у, и какую-то непонятную латинскую букву.
- Не сумневайтесь, - сказал механик, или же начальник фирмы, как я поняла, - машина ваша... теоретически...
Я удивленно подняла глаза.
- Все ваши детали, что остались целы, сюда пошли... - наконец пояснил мастер. – Ну, запасное колесо, к примеру...
Я хихикнула.
Автомеханик-директор оживился, видя, что я смеюсь.
- У нас гений есть один... Он в вашей рулевой системе мигом разобрался и ахал... Он даже часть деталей системы управления сюда поставил, для улучшения чувствительности руля... Вы, наверное, кроме автовождения, еще чем-то занимались, требующим абсолютной точности глазомера? А двигатель просто чудо!
Я все-таки внимательно рассматривала машину.
- У нее номера мои? – наконец спросила я.
Тот захихикал.
- Точно... Не серчайте, но когда от нас потребовали ее отремонтировать за такое короткое время, а механик взглянул на ту кучу металлолома и хлама, то он чуть не заплакал... Потому наш гений мигом нашелся и мы наварили корпус похожего "жигуленка" на остов, собранный из остатков гоночных тягачей и остатков вашей машины. Правда, корпус "жигуля" пришлось разрезать и доварить со всех сторон, врезав посередине прокладки, но это почти не видно... Ну, и колеса не ваши... А от этих гоночных джипов... Так что и ваше тоже есть. От вашего "жигуля" не отличишь!
Я хмыкнула.
- Мы даже ваш классный мотор поставили вторым мотором сзади, - хмыкнул он. – Там, в вашем, такое хитрое автоматическое подключение сцепления, что наш механик просто плакал от восторга, когда разобрался. Оказывается, вы не просто отпускаете сцепление и просто нажимаете на газ, а там стоит хитрая промежуточная система перехода, какой-то фантастический самоучка сделал, так что когда вы резко прыгаете с места, она на мгновение демпфирует раскрученный уже нажатием газа вовсю мотор и еще стоящую ходовую часть. Почти незаметно для глаза, так быстро. Вроде второй коробки передач, только с сложной зависимостью. Так, что когда вы резко жмете на газ, машина именно мягко прыгает с места, а не резко бьет, ибо момент был подаваем на нее с почти нулевой скорости вращения на большой мощности до большой скорости и мощности за долю мгновения. Словно там пружина большой жесткости. Благодаря тому, машина хоть и прыгает с места, но мягко и мгновенно. То есть вы стартуете на полностью раскрученном моторе и используете его как раз мгновенно для старта. Машину словно, условно говоря, выстреливает вместо удара, ибо начинаете с нуля. А благодаря переменной передаче до нуля частоты вращения с бесконечностью момента, мотор можно разгонять до любых, абсолютно любых оборотов на старте, ибо это только лишь поможет быстрей стартовать... Словно бесконечно закручивающаяся внутренняя пружина – машина просто выстреливается мотором через колеса... Благодаря этому она просто прыгает с места, легко меняет скорость на трассе при маневрировании...
Я внимательно слушала его, хотя не понимала ничего, кроме отдельно взятых слов, не понимая, чего он вдруг разговорился.
- Наш гений сказал, что никто не мог сделать подобного такого ранга, хоть в гоночных и применяются иногда другие модификации. По слухам, такое придумал только дед Толика-Кидалы, но он ни за что не хотел продать старый секрет, а потом помер... А теперь разобрались, возьмем патент, и, может, теперь разбогатеем. Мы даже вам сделали на основной мотор такую же за это короткое время, Иван – золотые руки техник. Теперь наладим...
Я же думала, что осталось от моей машины в этом гибриде отца русского и десяти негритосских матерей.
- Тридцать процентов... - меланхолично вслух проговорила я, сколько осталось.
- Да вы что, обалдели что ли?! – подпрыгнул он. – Да ведь нам придется платить за патент, регистрировать его за рубежом, развивать производство, брать кредит... Мы не можем никак претендовать на меньше семидесяти процентов прибыли! – взмолился он, даже вспотев. – Мы просто не окупим! Какие тридцать, нам минимум семьдесят!
- Да вы посмотрите, тут и двадцати пяти нет! – возмутилась я, тыкая пальцем в салон. Думая, что речь идет о том, сколько от моей машины в этой.
- Шестьдесят пять! – сказал он обречено.
- Тридцать пять! – пошла я на попятную, не понимая, чего он так дергается
- Шестьдесят три...
Мы начали торговаться.
Он уперся по-глупому. Но дальше шестидесяти стоял насмерть. Вытирая холодный пот.
- Хоть вы и чистильщик, но не сдамся... - уперто сказал он.
- Ну ладно, пусть будет по-вашему, - вздохнула я, про себя думая, что вот мама говорила, что я одна такая глупая. А вот человек вообще мог спорить и стоять насмерть из-за пустяка.
- Сорок вам и шестьдесят нам... - он вздохнул.
- А что вы там говорили про патент... - вдруг вспомнила я что-то из его рассуждений.
- Да надо такую сумму!
Он назвал сумму, и я ахнула. Она была громадной...
- Но зато это порадовало бы вашего деда... - тихо сказал он. – Настоящий был гений, хоть и склочный и вредный, прости господи его душу...
- Правда? – я дрогнула. Деда я очень любила. И даже после смерти хотела, очень хотела бы сделать ему хоть что-то приятное, чтоб он получил облегчение. – Вы думаете, что он хотел бы и порадовался этому?
- Конечно... Кто же не хочет видеть, как процветает то, чем он занимался... - печально сказал он.
Да, дед много занимался мной. И много тосковал и горевал, когда видел, что ничего не получается.
Вздохнув, я подозвала носильщиков.
И приказала дать ему эту сумму.
- Сейчас оформим, все будет по закону... - задергался он. - Я передам вам расписку, а потом оформим наше совместное дело юридически ...
- Зачем?
- Ну... - замялся он. – Ведь вы даете такую сумму денег... Оформить нужно, чтобы вас, к примеру, мы не могли кинуть.
- Кинуть? Что это значит? – растерялась я. Не понимая, что значит кинуть.
- Верю, верю! – быстро засуетился он. – Верю, что вы даже не знаете и не знали, что такое кинуть... Ибо кинуть вас мог только крутой идиот, которому охота совершить изощренное самоубийство с пытками... - он даже хихикнул. – После кино с вертолетами вы можете верить честному слову людей, они станут добрее с вами...
Я не смотрела то кино, от которого люди становятся добрее, ибо меня дома не пускали к телевизору. Двоюродная сестра, у которой я жила в маленькой комнатке, и ее сын не были рады этому, ибо я все ломала. По их словам. А у богатых, у которых я чистила ковры, много не насмотришься. А кинотеатр остался доброй советской мечтой. Куда, как я мечтала, меня пригласит однажды сказочный принц на вечерний сеанс с фильмом про Золушку.


Глава 14.


Администратор снова подбежал ко мне.
Механик увидел это и сообразил.
- Куда вам перечислять эти ваши сорок процентов, когда будет доход? – быстро спросил он.
Я поняла, что он хочет отдать потом мне деньги, от которых деду станет хорошо. И он не будет говорить, что я такая глупая... - чуть не со слезами подумала я.
- Разве это не все равно? – печально сказала я, думая, что деду деньгами не поможешь уже. Что он на том свете купит, да и перевод туда не дойдет. Я уже пробовала послать ему письмо, но у меня не приняли.
- Нет, все должно быть оформлено юридически, ибо предприятие будет законным, - вздохнул механик-директор. – Должен быть получатель...
Он уперся.
- Куда нам перечислять вашу часть прибыли, если она будет... Ваши будут сорок процентов...
- Ну тогда пусть сначала это будет больница... - я назвала номер той больницы, куда я завезла Олю Ивановну... И где правила такая красивая и добрая медсестра. – В качестве благотворительной помощи, только на медицинские цели, по выбору директора...
Я подумала, что деду будет хорошо, и он будет горд.
- Всегда? – подозрительно спросил он.
- Ну хорошо! – разозлилась я. – До тех пор, пока я не приду, и не укажу перечислять кому-либо другому.
- Это точно?
- Железно... Когда я приду сама и укажу, станешь переводить их мне...
- А если вы погибнете? – осторожно спросил он.
- Тогда... - я замялась. – Тогда пусть девяносто процентов моей доли идут кардиохирургу, теперешнему директору этой больницы, - я назвала номер больницы и имя, - и она ими распоряжается... И десять – моему брату...
- Хорошо, мы оформим... - быстро сказал он. – Куда переслать документы, спрашивать указаний и т.д.?
Я назвала иностранный адрес брата, который помнила наизусть.
Администратор просто побелел в лице, смотря куда-то в сторону, и отчаянно дергал меня.
- Быстрей, быстрей... Сейчас снова пойдут вертолеты...
Мы окончили разговор, в котором я чувствовала себя китайской марионеткой. Когда кивала, я не знала, куда попаду.
И когда я садилась в свой "жигуль" с номерами, механик вдруг сказал:
- А вообще, скажу честно, в вашей машине в действительности, лишь десять процентов ваши! – проснулся он. - Но вы не волнуйтесь, Иван – гений, он сделал ее из гоночных – просто супермашину. Она только внешне и напоминает "жигуль", ведь станина – сверхкрепкая, мотор – от гоночного тяжеловеса с 5000 лошадиных сил, это просто грузовик, а ходовая – здесь два блока передач от гоночных машин, так теоретически она может развить скорость еще больше, чем та модель, которая послужила основой... Двигателек то из гоночного грузовика вам вмонтировал, добротный, цилиндров – десятки... Летать будет!
Я тихо споткнулась.
Потребление бензина, как у самолета, сказал он, - поняв, застонала я.
- Вы не волнуйтесь, - не так понял мой вопрос он. – Владельцы получат страховку, это отдали нам... На утилизацию... Они уже все оформили... Восстановлению это не подлежит... И это засвидетельствовано... Здесь оказался представитель одной страховой американской компании, они с другим представителем вон тихо воют в углу.
Я хихикнула.
- А насчет денег? Сколько мне обошелся... - я замялась... - ремонт?
- За счет компании... - усмехнулся он. – Это наша реклама... Узнав, что вы ездите на переделанной нами машине, к нам пойдут клиенты... Да и вы нам задали по ремонту работу на три года вперед, так что мы кланяемся вам низко... Приезжайте еще, всегда вас ждем!
Я хихикнула. А потом засунула руку в машину и дала ему две пачки по тысяче долларов.
- Передай ребятам. Спасибо...
- Спасибо...
Сунув сумки в машину, я выслушала теперь администратора, просто оттолкнувшего механика-директора.
Этот администратор явно злился.
- Куда вам отправить мотороллеры? – спросил вдруг он, застонав. – Отправить два трейлера почтой?! Вы издеваетесь, да? Еще и на деревню дедушке? Как мы найдем ваш адрес, если его милиция найти не может?!
- Ну, хорошо, - буркнула я, дав домашний адрес. – Вот вам адрес... Только там разворовать могут...
Ведь там жила тетка, а они с сыном ее жохи!
- За это не волнуйтесь! – повеселел он. – Все сделаем высший класс! Припугнем, никто и не тронет! Расписку возьмем...
Я пожала плечами.
И тут над трибуной с ревом прошло два Мига-27.
Администратор обречено закрыл глаза.
А я подумала, что это хорошо, когда наша армия нас бережет. Можно ехать спокойно.
Проводив их глазами, я очень медленно тронулась.
Впереди "Феррари", указывает дорогу на выезд отсюда, сзади "Ниссан", в середине я.
Оказалось, что у них тут не выезд, а специальный туннель, ведущий в город, так что так просто к ним не попасть.
Я ехала и гордилась! Я еду как королева.
Я оглянулась налево – на меня смотрели.
Я оглянулась направо – на меня глядели завистливыми глазами.
Я глянула вверх – слева стремительно приближались две точки. Миги пошли на второй круг.
Они салютуют мне! – подумала я. Мне сегодня хотелось так думать. Я была невеста, я выиграла приз! Сегодня даже пусть Миги летают надо мной ради меня!
Мы медленно въехали в туннель – я хотела, чтоб меня увидели Миги. Пусть видят, какая я красивая, какая у меня иномарка красивая.
Но они не успели.
Я уже въехала в туннель, когда его разорвал рокот прошедших над ним сверхзвуковых самолетов.
Впечатление было аховое.
Точно по ушам кто врезал. Я даже машину остановила.
Поймала, убила бы. Я стояла и сжимала уши. Ехать в таком состоянии я не могла. Не хочу больше "мигов".
Внимательно осмотревшись, я поняла, что в машине полно дыму. Он шел от ручника.
Несколько мгновений я сидела, и только потом до меня стали доноситься кое-какие звуки.
- Что такое!?! – подбежали ко мне из передней Феррари, которая тоже остановилась.
- Не слышу... Ничего не слышу! – я показала руками на уши.
Они постояли.
И жестами показали, что, мол, поехали медленно.
Не успели мы проехать чуть-чуть, как я снова остановила машину.
- Что опять!?! – они подбежали уже не так скоро.
- Да вот... - растеряно сказала я. – Дымит!
Выругавшись, один из водителей осмотрелся, а потом с облегчением дернул рычаг вниз.
- Вы забыли снять машину с ручника! – сказал он.
- А что, его надо было снимать? – расстроилась я.
Он так посмотрел на меня!
- У вас, наверное, сотрясение мозга... Может, вас довезти больницы? – искренне предложил он.
- Спасибо! Сама доеду... - сказала я.
Мы пропустили мимо себя машины, которые осторожно протиснулись мимо нас. Это разъезжались зрители. Они сигналили нам.
Я посмотрела.
- Пропустите их! – сказала я.
Ребята отвели машины под стены туннеля, благо туннель позволял разойтись машинам.
В моей машине пока дышать было невозможно.
Я стояла и смотрела.
Возле нас протиснулась Феррари, такая же по окраске, но другой, дешевой модели.
Она была набита бритоголовыми мальчиками.
Они странно на нас смотрели.
Все мои водители и сопровождающие, которых было с десяток в обеих машинах, уже были наружи машин и держали в руках ручные пулеметы. Нацеленными на проезжающих на Феррари в упор.
Вторым у них медленно шел самый обычный "жигуль". В нем сидел какой-то старичок. Сзади шел черный джип, другой марки, чем у меня, но такого же цвета. Только сидели в нем бритоголовые ребятки. Как-то нехорошо смотревшие на нас. Тоже с ручными пулеметами, нацеленными в свою очередь на нас.
Я игралась своим ручным пулеметом, вовсе не направляя его на кого-то, как мои телохранители. А просто уткнув дуло в бензобак ставшего напротив меня "жигуленка". Если точнее, то я уткнула свой пулемет даже в тоненькую крышку его бензобака.
Вообще-то я смотрела в сторону. Мой пулемет совершенно случайно уставился точно в дуло бензобака.
Они все побледнели до синевы – и мои, и те, кто в машинах.
В таком узком туннеле, если бензобак взорвется, то не спасется и не выживет никто. Даже если эта машина насквозь бронирована – крышка то простенькая! Тут не то что бумажки какие-то в моих сумках, люди сгорят. Когда от детонации саданут бензобаки остальных машин, ибо туннель – это внешняя бомба.
Они постояли, помолчали.
Старичок в "жигуленке", такой же окраски как "жигуленок", бурой и злой, смотрел на меня, скрипя зубами. От него шло страшное впечатление. Но я не дрогнула.
Мы молча смотрели друг другу в глаза. Но он ничего мне не сделал.
А потом они медленно двинулись прочь по приказу старичка. Очевидно, в машинах были рации.
Мы пропустили их в таком же молчании.
За ними прошли три джипа различных цветов.
Тоже с бритоголовыми ребятками.
Эти даже не остановились.
Наши пулеметы смотрели в упор.
Я не хотела ехать.
- Мы едем? – спросили водители, дымя сигаретами.
- Я не хочу! – сказала я с тоской. Почему-то этот дым меня убил... Мне стало дурно, уши плохо слышали, приходилось кричать.
Я еще постояла.
Они покорно ждали. Приняв меня за дуру.
- Вы решили погибнуть в газовой камере? – наконец, меланхолично спросил водитель, затягиваясь сигарой. – Еще несколько машин, и можно будет выносить трупы от угарного газа...
Я вздохнула.
Один из них сунул мне свою рацию в окно машины.
- Будете руководить нами по рации, у нас такие у всех есть, все включены...
И я медленно поехала.
И тут впереди послышался чудовищный рев и грохот.
Я тут же затормозила. Боясь, что это что-то взорвалось.
Но ничего, это где-то было там.
Я поняла, что Миги решили приветствовать меня на выходе.
Я больше не хотела, чтоб меня приветствовали Миги. Голова болела, от газа я слегка угорела, но ехать туда отказалась. Вела себя как дура.
Я сидела в машине, закрыв окна, зажав уши руками и сжавшись в комочек. Охранники ругались в промежутках.
- Пусть пролетят... - сказала я. Дождавшись, когда периодический рев и странные тяжелые удары прекратятся...
Потом ахнул чудовищный удар по ушам. И тишина. Чудовищная тишина. Никакого звука. На протяжении минуты. Двух. Трех...
И тогда я решила поехать, раз ударов и рева не было на протяжении такого долгого времени... Правда, машину тоже не было слышно, но я списала на хорошую марку машины...
Мы осторожно выехали из туннеля. И оказались в дворах, которые я знала, а дальше шел большой проспект.
Это место я знала. Шестиполосная дорога.
Вот только проспекта не было.
Дороги тоже не было.
В самом центре ее, чуть за выездом из туннеля, зияла чудовищная яма. Метров на триста. Все шоссе было в ямах. Кусок красной Феррари висел на шестнадцатом этаже странного дома без окон. Все остальное шоссе вокруг одной громадной воронки было изрыто ямами. А над ними уходили свечами вверх два Мига, оставляя за собой вертикальные белые полоски, словно они исполнили свою работу.
"Жигуленка", так похожего на мой, с милым старичком, нигде не было видно. Хотя маленькие черные кусочки металла от джипа можно было различить...
Я удивилась – уехать "жигуленку" отсюда было некуда – вся трасса просматривалась далеко!
Ехавшие со мной водители моих машин стали мертвенно белые.
Вокруг большой ямы суетились какие-то люди, стояли военные машины, было полно омона и десантников.
Авария случилась – сообразила я. Наверное, машины столкнулись. Этот старичок был такой вредный и страшный.
Я высунулась в окно.
- Мальчики! – сказала я в рацию, высунувшись в окно. – Объедем! Сворачивайте в ту подворотню. Там есть выезд...
Я выросла тут и знала все дворы.
Я медленно открыто проехала мимо стольких машин с военными. Как ни странно, они облегченно переговаривались между собой. Понаехало журналистов... Возле воронки стоял какой-то человек и что-то важно говорил перед камерой.
Какой-то полковник обернулся.
Увидев наши три машины, спокойно ехавшие мимо, он почему-то исказился в лице и отчего-то схватился за сердце.
Я улыбнулась ему.
Он стоял и мычал, почему-то глядя на меня.
Какой-то утлый журналист обернулся, изменился, и вдруг начал снимать камерой меня. Я ему тоже улыбнулась.
И въехала в проезд, врезанный в внешний дом.
Я включила радио.
- Мы жестоко и безжалостно покончили с террористкой... - рявкнул мне на ухо какой-то чин. – Ручаюсь, ничего не осталось!
- Ну, вот и отлично, - радостно напела я. – Город без террористов!
Террористов, правда, было жалко. Но безоблачное настроение мое ничем не омрачалось. Оно только улучшилось.
Мои "Феррари" и "Ниссан" шли немного впереди.
И тут я решила свернуть, и выехать не на ту трассу, где здесь выезд, а объехать задворками прямо в другой район. Благо знала я тут все. Какая-то гордость затеплилась во мне – мне захотелось проехаться по району на трех машинах сразу! Пусть видят, что и я чего-то достигла! Глупая дура, а на трех машинах еду!
Где-то в стороне прошли вертолеты. Выли машины, устремляясь в тот район. А я задворочками, складами, пустырями и даже свалкой вывела свои джипы в другой район на проспект.
И мирно поехали себе среди оживленного города, бесчисленного количества магазинов, машин, людей.
И тут я увидела надпись: "Банк". И тут же повернула, въехав эту подворотню на внутреннюю стоянку. Мои машины по моему приказу повернули за мной.
Уже когда я выходила, захлопнув дверь, я увидела через пролет, как по проспекту мимо пронеслась куча боевых машин с мигалками.
Я пожала плечами – террористов ловят.
- Чего вам нужно? – довольно таки бестактно спросил меня служащий.
- Мне многое чего нужно... - недоуменно ответила я.
Он начал злиться.
- А конкретнее?
- Вы волшебник? – спросила я с небольшой надеждой. Я давно мечтала встретить волшебника, но мама сказала мне, что их нет, но я не верила.
- Ммммм... - сказал он, отчего-то начав корчиться.
- Может вы колдун?
- Уууууу...
- Так да или нет? Я сегодня совершила много добрых дел! – я с радостью вспомнила детскую книжку про любимого героя. Фантастику. Незнайка на луне.
- Аааа...
Я попробовала его привести в чувство.
- Может, вы больны?
- Девушка, чего вам надо...
- Мне многое чего надо! – начала злиться я.
Он застонал.
- Ну скажите же, чего вы хотите? – чуть не заревел он.
- Стать самой умной, - честно ответила я.
- Это не здесь... - изнеможенно сказал он. – Это лечат. Через дорогу... Спросите у людей дорогу на Канатчиковы дачи, вам помогут...
- А, вы уже там были! – догадалась я. – Вам помогло?
- Уууууу...
В это время подлетел администратор банка.
- Чем могу служить? – быстро сказал, отталкивая своего сотрудника.
- Я деньги разменять хотела бы, - испугано сказала я, забыв про доброго волшебника. - На крупные купюры...
- Один процент, - быстро сказал он.
Я вздохнула.
- А со счета снять вы тоже берете целый процент?
- Со счета бесплатно, а если по карточке, то берем определенный процент...
- Ну так положите мне на счет и выдайте крупными купюрами! – сказала я.
Он застонал.
- Все равно получится процент...
- Ну, хорошо... - вздохнула я, хоть и жалко было терять такие деньги. Но и возить с собой два ящика с миллионом долларов, еще и к моим сумкам впридачу, решительно не хотелось.
- А почему вы не хотите положить в банк? – спросил он.
Потому что счет могут легко заблокировать... - подумала я. - А во-вторых, у меня нет какого-то кода, как я прочитала в инструкции... Идентификационного... Из налоговой... Наверное, я, генетический урод.
- Но учтите! – с плохо скрываемым злорадством сказал администратор. – Нам придется проверить подлинность каждой купюры... Я проверю лично! Вы меня достали! Клянусь перед всеми на миллион долларов, я выверю и запишу каждый номер, слово чести!!
- Хорошо... Ты сам сказал, за язык тебя никто не тянул... - махнула я рукой. – Мальчики, занесите деньги...
Увидев громадные ящики, набитые пачками долларов, и поняв, сколько купюр ему придется проверить, администратор сел на ящик и зарыдал.
Сотрудницы банка подозрительно отворачивались.
Я тоже уселась рядом.
- Чего вы сели? – подозрительно спросил начальник банка сквозь слезы.
- Смотреть буду! – с интересом ответила я. – Не бойтесь, я не устаю часами, мне не будет скучно, я любопытная...
Он зарыдал сильнее...


Глава 15.


- Ну что вы со мной делаете! – рыдал он.
- Хочу посмотреть, как вы сами проверите каждый номер! – жизнерадостно ответила я. Мне действительно было интересно. Я никогда такого не видела.
Сотрудницы банка просто плакали.
- Девушка... Давайте я вам обменяю бесплатно? А? – взмолился он, глядя на моих плечистых охранников, выстроившихся за моей спиной. У которых что-то было в сумках и одежде. Железное и с раструбами. – Еще и доплачу вам, за то, что вы нас почтили присутствием, один процент?
- Ну ладно... - сказала я. – Только побыстрей!
Все сотрудники банка засуетились.
- Сколько тут? – спросил администратор.
- Миллион должен быть, но пересчитайте... - легкомысленно ответила я.
Он опять застонал.
- А тут... - показав на остаток второй премии и русские, я замялась.
За меня ответил охранник. Он назвал точную сумму, указав, сколько осталось...
Не бойтесь, все деньги честные, проверенные... - сказал он банкиру. – Наши кассиры на ипподроме проверяют... Простая подделка не проскочит...
Сотрудники быстро пересчитали деньги и выдали мне самыми крупными долларовыми купюрами...
- А это приз от меняяя... - протягивая еще одну пачку, затравлено сказал администратор. – Ззззаезжаййййте, всегда вам ррррады...
- Следующий раз обязательно заеду, тут такой хороший сервис! – от всего сердца сказала я. – Процент дают! Еще обменяю!
Он застонал.
Когда я выходила с небольшим кожаным чемоданчиком, который предложил нам этот администратор, одна из сотрудниц бросилась открывать передо мной дверь.
- Спасибо! – шепнула она сквозь слезы смеха. – Давно надо было ему дать! Мы так вам рады, заходите еще, пожалуйста!
- Авилова, что ты шепчешь! – раздался подозрительный грубый голос администратора.
- Всегда вам рады, заходите еще! – вслух сказала она мне последнюю фразу. – Я предлагаю клиенту посетить нас еще раз, как вы учили!
Администратор снова застонал в отчаянии.
Когда мы вышли, даже мои охранники подозрительно вздрагивали плечами.
- Ну даешь... - только и сказал один из них. – Тебя только в банки посылать за прибылью!
Мы выехали таким же макаром – впереди Феррари, я за ней в середине, чемоданчик рядом, и командую.
И только уже отъехав от банка, я вдруг вспомнила о мелочи:
- О, черт! – выругалась я. – Мы же этот ящик с мелочью забыли обменять!
- Может вернемся? – сказала рация. И все рации захихикали.
Странно, мне показалось, когда мы уже очень далеко отъехали, что там, где-то далеко вдали, в двор банка влетела куча машин с мигалками.
И в банке террористов ищут, - подумала я. А потом меня озарило – да они просто проверяют все места, в которых могут прятаться террористы. Так сказать, профилактический милицейский налет.
Но я не обратила на это внимание – я искала следующий банк, чтоб обменять ящик мелочи. Гады! Они всучили мне сто тысяч долларов по копейке и выше!
И вдруг я увидела такое горе, что содрогнулась. Всего лишь на мгновение я увидела ее лицо. И то, случайно. Ибо она отвернулась, прежде чем броситься. Такое лицо увидишь раз в жизни – удивительно, нечеловечески красивое, с каким-то ангельским обаянием и красотой. Невозможно было поверить, что это женщина, а не ангел... Или выдумка... Но ее лицо было искажено страданием. Бог его знает, как я ее увидела впереди с противоположной стороны дороги. Такое лицо бывает, когда человек готов к самоубийству.
По той стороне шел КАМАЗ.
Она собиралась броситься под машину с той стороны. Нет, не собиралась. Она уже бросилась.
Руки сами сработали помимо воли. Моя машина буквально прыгнула на встречную полосу поперек трассы, через всю встречную полосу, между ищущими навстречу на скорости иномарками. В ничтожный просвет, который существовал лишь мгновение. Бог его знает, как я не погибла.
Я с визгом тормозов буквально ударила девушку бортом под углом, ударив в бровку колесами. Заблокировав девушку ударом буквально за мгновение до того, как она кинулась под груженый КАМАЗ вниз головой. Вместо удара она головой ударилась о мою машину, уже нырнув в прыжке, а КАМАЗ с визгом лишь в последний момент сумел отвернуть в сторону от меня, чуть не расшибив мою машину в лепешку.
Девчонка же сидела на земле и выла.
- Садись! – сказала я, открывая дверь. – Дура!
Она разрыдалась просто отчаянно. Еще и за голову держалась.
- Не завидую... - согласилась я. – Ударить с такой силой в дверь – ты ж ее погнула. Заплатить за ремонт нужно...
- Да нечем, нечем, нечем мне... - прошептала она в отчаянии. И вдруг зарыдала, прислонившись ко мне.
- Ребята, - сказала я в рацию ушедшим по дороге машинам. – Свернем...
Я сама повернула в первый же поворот, ведущий внутрь двора...
И остановилась у какой-то фирмы.
Девушка взглянула на фирму и зарыдала снова отчаянно и безнадежно.
- Не надо, не надо сюда возвращаться... Я не виновата, клянусь...
Слово за слово, она даже сама не заметила, как я вытянула у нее банальную историю. Кто-то подставил ее на работе. На сто тысяч долларов недостача. А пало подозрение на нее... Я ей сразу поверила. Такую дуру, еще хуже, чем я, только так могли подставить. Надо же, от ста тысяч долларов под машину кидаться!
Она работала с деньгами на кассе, и обнаружилась такая недостача. Через фирму проходили большие суммы. Она плакала и уверяла, что не могла она обсчитаться, но это не помогло. Начальник потребовал денег. Или же... "Или же", с таким лицом, было понятно... Только начальник предложил стать не только любовницей, но и подстилкой для других...
- Это директор?! – мрачно спросила я.
- Нет, директор женщина... - сквозь слезы сказала эта сказочная красавица из сказки. – Она меня нанимала... Но она уже второй месяц в Америке по делам фирмы. Я ни за что бы не пошла работать к такому начальнику... - сквозь слезы сказала она.
- Они хотят долг? – вздохнула я.
- Да... - обречено прошептала она. – Зачем вы меня спасли? Так бы уже все кончилось, а так все начинать сначала... Я не могу жить с таким позором...
- Пошли! – сказала безжалостно я. – Я заплачу!
Я вытащила ее из машины. Подбежавший и запыхавшийся начальник моей охраны, только тут догнавшей меня на машинах, ибо они срезали дорогу чуть дальше, и им пришлось развернуться, накинулся на меня:
- Вы же чуть не убились из-за этой дуры! Вы же на смерть шли!! Этот грузовик только чудом увернулся! Что нам бы начальник сказал! – в голосе его сквозило, почему-то, что-то смешанное с восхищением.
Остальные молча странно смотрели на меня.
- Ребята, возьмите ящик с мелочью... - попросила я. – Мне надо занести деньги...
По их странно сверкавшим глазам я поняла, что они все слышали по включенной рации, и я их не обманула.
- Тебе ведь все равно, в каких единицах выплатить долг? – спросила я девушку.
Она вздрогнула. И быстро кивнула. Похоже, она думала, что это сон или иной мир.
Краем глаза я заметила, как по той полосе, по которой мы ехали, промчались машины с мигалками.
Патрулируют! – с умилением подумала я. – В такой стране человек может чувствовать себя защищенным и быть уверенным, что тебе придут на помощь.
Девушка как-то смотрела на меня, словно молилась. И вообще, от нее веяло такой сердечной теплотой и чистотой, что я только ахала.
Мы вошли в роскошный офис.
Там что-то обсуждали люди. Зал встревожено гудел. Какой-то толстенький человечек обернулся на нас, и злорадно оскалился.
- Скажи ему, что пришла вернуть долг.
Та шагнула вперед.
- Что, пришла долг отдать? – оскалился он.
- Я не могла обсчитаться, честное слово... - тихо сказала она.
- Я тебе не верю! Я сам никогда не ошибаюсь! – рявкнул он. – Учти, я проверю все!
- А вы сами не могли обсчитаться? – вдруг спокойно встряла я. – Вы можете ошибаться!
- А ты кто такая? – подозрительно спросил.
- Подруга... - хладнокровно ответила я.
- Да я никогда не ошибаюсь... - сквозь зубы презрительно ответил он. – Я пересчитаю абсолютно все, что ты принесла!
- Но все же вы тоже человек, могли обсчитаться...
- Да я, да я... - начал хвастаться он. – Да я, клянусь перед свидетелями, заплачу вам вдвое против этой суммы, если ошибусь!!!
Он хвастливо оскалился.
- Хорошо... Мы отдаем вам долг... - вдруг примирительно согласилась я и махнула ребятам, чтоб внесли этот двухметровый ящик с монетами. - Пересчитайте!
Я спокойно села, наблюдая, как может удлиняться лицо человека, когда девять человек еле втащили по земле ящик с железной мелочью...
Даже горестная и тихая девчонка не смогла сдержать тихого робкого смеха. Ее лицо, искаженное раньше горем, вдруг просто фантастически расцвело. Ребята, внесшие ящик и до этого плохо разглядевшие ее из-за слез, просто оглушено уставились на нее как заколдованные.
- Ну, чего вы стоите, приступайте... - ласково сказала я начальнику.
Тот тяжело дышал и схватился за сердце.
- Да я тебе... Да я... - начал, бурея, угрожать он мне, наливаясь краской.
- Отойди Королева, - осторожно отодвинул меня в сторону начальник охраны, поднимая пулемет. – Давай дед, работай...
Он передернул затвор.
- Я сам лично прослежу, как ты пересчитаешь, и проверю, точно ли... И прослежу, чтоб, если что, ты выплатил все двести тысяч долларов... Включаю счетчик...
Толстенький поднял ошарашенные глаза от денег, желая послать всех и окончательно уйти.
И побелел окончательно.
На него с дурацким ящиком вместе равнодушно смотрели девять тупых раструбов ручных пулеметов.
- Работай, мы последим... - тихо сказали все девять парней.
Это была жестокая месть.
Бросив еще раз взгляд на ящик, он медленно сполз на пол.
- Инфаркт... - знающе сказала я. – Я, похоже, становлюсь специалистом по инфарктам... Надо срочно везти его в кардиологическую больницу...
- Пусть черти в ад его везут... - безжалостно сказала одна из здешних сотрудниц, словно очнувшись от заколдованной спячки. И даже не двинулась помочь.
- Ну, пошли ребята... - сказала я.
И тут мой взгляд упал на одного из помощников этого начальника, стоящего в стороне. Обостренное сегодня чувство уловило, что он чего-то боится и нечто скрывает.
- А ну мальчики, запакуйте мне этого хлопчика в пакет... - я взяла со стола громадный целлофановый пакет, в который здесь упаковывали продукцию. – Мы поедем на бетонный завод, я хочу допросить его...
Увидев оставленную кем-то тарелочку с тортиком и ножиком, видимо, недоеденную из-за скандала, я взяла ножик.
- Сегодня был трудный день, устала ужасно, хочу немного расслабиться... - помахивая ножиком, проговорила я.
- Нееееет! – заорал тот в отчаянии, бухаясь на колени. – Все отдам, клянусь, бес попутал... Это он намекнул, он... - он зарыдал, пытаясь перекинуть вину на начальника.
- Где деньги!? – жестко и холодно сказала я, кивнув ребятам.
- Там... там... в столе карточка... - оборачиваясь к своим сотрудникам и плача, сказал он. – Все сто тысяч отдам, что украл, только не отдавайте, не отдавайте меня им... - он протягивал к ним руки. - Код 147894536... Это я украл и подставил эту дуру...
Он еще бормотал что-то про пароль...
- Так-так, я так и думала... - вдруг сказала женщина в больших черных очках, незаметно стоявшая в стороне.
Она сняла очки.
Все ахнули.
- Анна Сергеевна! – закричали они. – Директор!
А она подошла к плачущему помощнику.
- Ты украл мои деньги! – тихо сказала она. И я даже испугалась. Мои мальчики показались перед ней просто добрыми пацанятами.
А она набрала телефон и позвонила в банк, что назвал помощник ее начальника. Назвала сказанный им код, пароль, цифры, попросила перевести эти деньги на такой-то счет. Ее, очевидно, там хорошо знали. Ибо слышно было, как быстро все сделали. И подтвердили получение и перевод денег.
Невзрачный человечек в сером пиджаке стоял рядом с ней и что-то говорил ей же.
Она теперь стояла над своим сотрудником.
А я же смотрела на плачущую от облегчения и радости девчонку. Вот кто божественная королева – печально подумала я. Она была чудовищно, сказочно прекрасна и притягательна, как солнце. Мальчики просто ошалели и не отрывали глаз.
Она словно избавилась от кошмара.
- Спасибо вам за все... - печально сказала она мне. – Отсюда все равно придется уйти... Я с ним не смогу больше работать. Я никогда вас не забуду... Мне кажется, я вас всегда знала, вы надежны, как английская королева...
Я смотрела на нее.
- Не знаю только, как снова устраиваться на работу, всем нужно только одно... - печально продолжила эта сказочная красавица.
- Возьми от меня в дар... - открыто сказала я, протягивая ей руку с пачкой в десять тысяч долларов. – Но только при одном честном условии...
- Я так исполню все, что вы попросите... - быстро проговорила она, отталкивая пачку.
- Что ты будешь тратить эти деньги только на еду и проживание... Это страховка... С такой красотой, как у тебя, нужно давать хоть определенную подстраховку, чтоб ты свободно могла выбрать работу и не была так зависима от работы... Никаких кофточек от Версачи и ресторанов... Эти деньги я даю, потому что такая красота должна, чтобы жить как все, хоть как-то подстраховываться, чтоб не зависеть от мужиков...
Она растеряно прижала пачку, которую я ей жестко ткнула, и странно смотрела на меня, как на бога.
- И вообще, с таким лицом, тебе бы фотомоделью быть... Добро рекламировать...
- А она уже в тайне от всех со своим женихом это сделала... - "сдала" ее одна из ее подруг. – Агентство создали, правда, только на бумаге. Думает, что никто не знает, да только они еще не развернулись...
- Мы хотим создать честное агентство, - быстро заговорила девчонка. – Чтобы красивые девчонки из города и деревень могли бы заработать своей красотой как модели, а не как... - было видно, что ей наболело, она говорила захлебываясь, искренне и честно. – А то в современный фотомодельный бизнес сейчас без руки девчонке не пробиться, будь она сто раз красива... И всюду она получает грязные предложения... А у нас она бы честно работала, и, наоборот, от своей красоты еще и прекраснее жить ей было... И честно бы жили... Чтобы было честно, как для всех людей, а не грязно, через постель... По-людски хотим сделать... - она ужасно волновалась.
- Она деньги все равно на свое агентство бухнет, вы ей не верьте... Они уже у начальника хотели с ее женихом одолжить под двадцать процентов в месяц, дурачки, у нашего же начальника. И все об этом знали. Потому то ее так и подставили, что знали, что ей деньги нужны и на нее падет подозрение, а она просто честная дура. Подумать только – они хотели двадцать тысяч долларов взять в долг у этого, и надеялись быстро вернуть. Да он бы поставил их на счетчик через месяц и сделал бы с ней что угодно и так, поймав в ловушку.
Та девчонка-красавица со слезами прижала к груди руки, словно защищаясь.
Я жестко выругалась.
- Дура!!! – в сердцах сказала я. И кинула ей еще две пачки по десять тысяч долларов. – На, возьми, только не вздумай брать в долг у подобных людей.
Она стояла, прижимая деньги к груди, и странно плакала.
Они все странно смотрели на меня.
- Забирайте ящик обратно, ребята, раз тут все уладилось... - ухмыльнулась я.
Они ухмылялись в ответ.
- Никак обменять не можем... - со смехом сказал мне начальник охраны.
Я же почему-то глянула на вора.
- Он что-то скрывает... - тихо сказала я начальнику охраны в ответ на смех.
- Обожди, Королева... - он остановил меня, положив руку на плечо.
И вдруг резко подошел к подчиненному толстого, которого уже все оставили, и, слегка ударив его ниже пояса, вдруг резко ткнул его с силой железным дулом автомата в зубы, так, что они хрустнули.
- Сколько ты ВСЕГО украл, говори... - пролаял вдруг он, дав вдруг короткую очередь рядом с его головой в линолеум.
Мальчик на полу задергался уже после выстрелов.
- Двести тысяч... - прошептал он.
- А с начальником? - спросила я.
- Тот украл пятьсот тысяч... Я не виноват... Он меня заставлял... Мы завышали реальные цены и присваивали себе доходы... - механически, белыми губами, сам не понимая, бормотал тот.
Дальше допрашивала Анна Сергеевна. И он рассказал ей, как исповеднику, все как на духу. Даже мне было страшно...
Потом она, с черным лицом, стала отдавать распоряжения.
А я медленно пошла к пришедшему в себя толстенькому, лежащему без движения и затравлено наблюдавшим за своим помощником...
- Не надо... Все расскажу... Не убивайте...
Он тихо шептал пароли и счета сам...
Начальница их уже внимательно слушала и его, ходя за мной.
- Отдайте их мне... - обратилась моляще она ко мне. – Пожалуйста... Не волнуйтесь, они пожалеют, что не умерли быстро и легко в бетоне...
Я махнула рукой.
- Оставляйте. Нам не жалко...
И, помолчав, добавила невпопад:
- На стройках этого добра достаточно...


Глава 16.


- А это вам за то, что помогли нам вернуть большие деньги... - сказала Анна Сергеевна, протягивая нам несколько пачек по десять тысяч долларов. Тысяч пятьдесят... – Я же понимаю, это вам процент за работу...
Я перекинула все пачки девчонке.
- Беги, открывай свое агентство... Надеюсь, что спасешь многих девчонок от глупой судьбы продаваться...
Та закраснелась и прижала их к груди.
Она вообще как-то неверяще смотрела на происходящее, будто ребенок в сказке.
- Постойте ребята... - остановила вдруг начальника Анна Сергеевна. – Не возьмете нас под охрану? Я вижу, вы люди честные и благородные. Что-то творится такое...
- Мы из охранного агентства, а не... - смутившись, вдруг сказал тот.
- Я вижу... Я уже навела справки... В городе передел, всех садят...
Главный охраны вопросительно посмотрел на меня. Но я не поняла, о чем это. Тогда тот о чем-то тихо заговорил со своим помощником.
- QUEEN все равно завалила здешних на гонках... И чисто уработала технически самого держащего Москву, так классно подставив. Так что и следов не осталось от "жигуленка"...
Анна Сергеевна вздрогнула.
- Петр Павлович умер?
- Царство ему небесное... - ухмыльнулся начальник, метнув на меня какой-то взгляд. – Тридцать минут назад... На наших глазах и преставился...
Она подозрительно вздрогнула.
И тогда он добавил.
- ...вместе с охраной...
Та с каким-то ужасом кинула мгновенный взгляд на меня.
- И вообще-то мы согласны, еще у Королевы спрошу... - добавил он.
- Хорошо... - медленно сказала она.
Мне опять стало на душе тревожно. Я такая по натуре. Ящик ребята уже стащили обратно. Я контролировала свою драгоценную машину с дипломатиком с премией из окон офиса, не выпуская ее из виду все время ни на минуту, хоть там и был охранник.
Мне стало вдруг нехорошо. И я, оставив начальника договариваться об приспичившей вдруг ему охране этой богатой фирмы, быстро пошла вниз.
- Не похожа она на террористку... - услышала я тихий и размышляющий голос человека в сером. Мне послышалось в нем напряжение и недоумение.
Я не обратила внимания – сейчас все бредят террористами, тем более он явно думал о девочке.
До меня в окно донеслись другие голоса. Я внимательно слушала.
- Ты давно работаешь на Королеву? – услышала я тихий шепот Анны Сергеевны моему начальнику охраны.
- Да нет, она только начала... Я же ее с детства знаю, она воспитанница Ивана. В детстве завязала, сама поступала, даже техникум сама оканчивала, за юной Принцессой же следили, как безумные, все боялись, что пойдет по стопам наставника... Ей добрых наставников даже из других школ незаметно для них перекидывали... Она ж Принцесса! На нее же все записано, - что-то невнятно буркнул он, - и так, что не отберешь... Подойди из ребят кто к ней раньше, ему бы голову свернули, только тронь ее... А тут...
Бред какой-то... - растеряно подумала я, пытаясь напрячь мозги. Но ничего, как всегда, не получалось. Принцессы, Королевы, прямо код какой-то.
Да они же говорят шифром! – поняла я, и успокоилась.
- Обожди... - догнал меня человек в сером.
Я обернулась.
- Ты ведь, на самом деле, только что встретила и спасла девчонку? – зачем-то тихо спросил он. – Ты ее в первый раз увидела только сегодня!
Я не ответила. Может это он угрожать ей потом хочет? Потому лучше прямо не ответить, что не знаю, эти парни с автоматами могут отбить охоту причинить вред девчонке.
- Я же видел в окно, как ты ее спасла... Собой... На верную смерть пошла, ибо КАМАЗ не мог остановиться на такой скорости, и ты это знала... - он помолчал. - Спасибо!
Я увидела в то же окно, как над нами довольно низко прошли два самолета.
- И бросьте вы этот бизнес, - почему-то попросил он, словно упрашивая меня. – Вы быстро огрубеете, а у вас сердце – как у льва, вы – очень хорошая!
В это время показался мой начальник охраны и девушка, спешившая за ним.
- Я восстановлю тебя на работе... - сказала ей Анна Сергеевна. – Я назначаю тебя старшим продавцом в качестве компенсации за досадный инцидент...
- Нет-нет... спасибо... - испуганно замотала головой та, испугавшись и робея. – Спасибо вам... Я лучше открою наше агентство...
И было видно, что ей так хочется приступить к работе, так хочется, что все улыбнулись.
- Ну тогда прими первый заказ от нас на рекламу! – улыбнувшись, сказала Анна Сергеевна.
Та просто расцвела и засияла.
- Спасибо... спасибо... - закланялась девчонка. – Вы же одна из крупнейших фирм в торговле, это неслыханная удача...
- Твое лицо тоже было неслыханной удачей... - вздохнула женщина. – Но и на рекламе оно будет смотреться отлично!
Красавица поспешила за нами. Словно боялась остаться. И что деньги тут отберут. Между прочим, не напрасно – Анна Сергеевна классный человек, но своего не упустит. Одно дело отдать охранникам, которые вернули ей деньги...
- Здесь банк под боком есть, как раз где мы кредит малый брали... - зачастила девчонка, счастливо глядя на меня. – Если дворами, то тут минута ехать, совсем близко... Вы могли бы и разменять там ваши деньги... Если хотите, я покажу, тут не далеко...
Я махнула рукой, открыв для нее дверь.
Вся когорта машин скрылась в подворотне.
Обернувшись, я увидела, что с обеих сторон трассы к фирме подлетела когорта машин с мигалками.
Я пожала плечами я. Профилактика терроризма. Страна охраняет меня. Так приятно знать, что рядом заботливая армия носится и не спит, чтоб тебе спалось спокойно.
С чего начинается Родина – с заботливых синих огней! – ласково пропела я. – Забавная, милая Родина, люблю я тебя все сильней...
- У тебя хороший голос! – сказала девчонка.
- А у тебя лесть... - сказала ей моя рация. Судя по всему, вычитывание ей сделал начальник моей охраны.
Я захихикала.
- Вот твой банк... Надеюсь, тебя не ограбят внутри...
- А вы?
- Сожалею, но он на четвертом этаже... - хихикнула я. – А надпись, видная даже отсюда, гласит – извините, лифт не работает. Мальчики, может, занесете на четвертый?
- Нет уж! – возмутились трубки. – Поехали в другой банк...
- Бывай! – сказала я, подтолкнув девчонку.
- Бывай! – она весело ткнула меня.
- Быстрей... - сказала я. - Люди ждут.
И она, поняв, поспешила наверх. Еще раз обернувшись назад.
- Чего мы ждем? – неохотно сказал главный. – Такая красота! Этот ее жених – я!
Я хихикнула.
- Я жду, пока она появится на четвертом этаже... Она может умудриться потерять их по дороге...
Мне что-то вдруг не понравилось. Какой-то холод, звук интуиции...
Я резко открыла машину, взяла ручной пулемет под одежду и зашла внутрь, подняв голову на винтовую лестницу.
Какой-то мужик, направившийся к девчонке, быстро отступил от нее. Увидев за моей спиной выросшего начальника охраны.
Испуганная девочка, увидев меня, даже не прореагировала. Тот мужик стоял у стены и молча смотрел на нас. Он делал вид, что ничего не произошло.
И только когда я приблизилась, в руке у него вдруг блеснуло шило.
Он бы убил меня, если б не попал в щель ручного пулемета под курточкой, который я как бы несла полуприкрыв. Точно прятала там украденное или щенка от дождя.
Со звоном острие лопнуло, ударившись о сталь.
Все случилось в долю секунды. Я сама не знаю как, руки сами ударили его, как веслом, тяжелым железным прикладом в зубы. Снизу вверх. Что-то хрустнуло. А я почти в упор, нервно ткнув его дулом, разрядила пулемет в него. Впрочем, очередь была короткой. И негромкой. Ибо он налег на него телом, пытаясь ударить.
И тут я вспомнила, что он точно так же отпрянул от девчонки, как от меня. И захолодела.
- Ты жива? – с ушедшей в пятки душой, побледнев до синевы, кинулась я к ней.
Я сама чуть-чуть не упала в обморок, хотя это ее ударили.
Она же все стояла, очевидно, после того удара, как в трансе или коме. Глаза полузакрыты, на лице ужас.
Я закричала в отчаянии.
Но она вдруг дернулась и открыла глаза.
А потом неверяще открыла у себя грудь, и я увидела красную точку на уровне сердца.
- Не знаю... - прошептала та, и заплакала.
Я же потрогав оттопыренную курточку, облегченно всхлипнула тоже. Все восемь пачек лежали в кармане над сердцем толстым слоем. Он ударил в пачки.
- Он не попал в сердце, ибо у тебя слишком большая грудь... - сказала я. – Да и пачки над сердцем задержали шило, это дало еще большее расстояние...
Начальник охраны увидел мое белое лицо и удивился.
- Ты чего, испугалась? – недоуменно спросил он.
А потом перевел взгляд на девчонку и все понял.
- Ее же могли убить просто так... - трясясь от ужаса, тихо прошептала я. - Точно так же, как он хотел меня, шилом....
Начальник охраны заворожено смотрел на ее грудь.
Та поспешно запахнула лифчик. Мы обе рыдали, обнявшись.
- Надо сделать ей прививку от столбняка... - быстро сказал начальник.
- Прививку от столбняка мне делали, когда с Анной Сергеевной пришлось в арабскую страну ехать... Очень больно...
- Болит? – встревожилась я.
- Прививка больно... - как ребенок сказала она.
- Да ты просто боишься! – рассердилась я, и потащила ее в аптеку, которая была на первом этаже.
Девчонка нагнулась, и что-то сунула в карман с деньгами с пола. Какой-то квадратик...
И тут я увидела второго бандита. Точнее, уловила движение. Он до этого времени прятался за колонной. А сейчас выскочил с оружием.
Уловив звук, я наотмашь ударила тяжелым пулеметом, как палкой, в пространство за колонной. Почему я била туда, я не знала и сама. Но тяжелая железная станина ударила его по голове, когда он только вылетел. Он просто налетел на идущую навстречу станину.
И закрутился на месте, словно боксер, получивший удар.
И все-таки успел несколько раз выстрелить в девчонку.
- Это моя ошибка, девочки, простите, - как-то горестно прошептал, заревев от ярости, начальник. Он кинулся к нему, но я уже, мгновенно раскрутив пулемет дулом к убийце, прострочила его снизу вверх.
А потом кинулась к лежавшей теперь почему-то на полу девчонке. Я уже видела, что курточка на груди у нее превращена в клочья, и в ней подозрительное отверстие.
Я упала на колени, разрыдалась. Она лежала, широко открытыми глазами глядя на меня.
Ее глаза странно глядели на меня.
Я горестно смотрела на них.
- Она умерла...
А потом увидела, что грудь ее приподнимается и опускается.
Не поверив, я сорвала с нее курточку.
Были какие-то царапины.
Я начала лихорадочно разрывать карман, в котором нащупала какие-то осколки. И вытащила оттуда куски разбитой твердой керамической плитки.
- Что это?! – недоуменно спросила.
- Плитка! – сквозь рев ответила мертвая. - Когда ты сказала, что он чуть меня не убил шилом в сердце, я подняла с пола отбитую выстрелом плитку и вложила поверх денег, чтоб он меня не убил снова...
Я истерически засмеялась сквозь рев.
Плитка и пачки денег, и выстрел по касательной привели к тому, что пуля отрикошетировала, лишь разбив плитку, но не пробив пачки...
Охранник потащил нас в медпункт, ибо меня тоже задело. Но слабо.
Я никак не могла успокоиться и хохотала, даже когда ей вкололи двадцать уколов.
- А теперь я пойду положить деньги! – упрямо сказала она.
- Я пойду с тобой... - заявила я. – Я боюсь, что даже этого сделать ты не сможешь...
- Ох, девочки, девочки... - вздохнул охранник.
И мы пошли на четвертый этаж. Третий раз.
Увы.
Ей и здесь не повезло.
Громко, очень громко играла музыка в банке. Никто здесь ничего не слышал. Никаких выстрелов. Это было подозрительно.
Как ни странно, увидев девочку с деньгами, сидевший за стойкой клерк чудовищно удивился.
Какое-то даже недоумение мелькнуло у него на лице.
Девочка выложила деньги.
Я скромно стояла сзади.
Глаза у того вообще стали большие.
- А мы денег не принимаем от вас! – вдруг сказал, успокоившись, он ей. – Идите, идите в другой банк!
По лицу у него расплылось какое-то странное хамское мужское выражение довольства.
- Как не принимаете? – удивилась наивная девочка.
- Вот так! – он злорадно усмехнулся.
- У нас же и счет здесь, и документы...
- А ты иди нафиг... - злорадно сказал он и как-то подозрительно усмехнулся.
Я с удивлением слушала этот нереальный диалог, и что-то мне в нем не нравилось. Мне казалось, что он почему-то стремится выпроводить ее на лестницу, усиленно набирая чей-то номер.
Служащие банка с каким-то мистическим ужасом слушали этот разговор. Мне вообще было непонятно, почему они до сих пор не вызвали милицию, раз внизу стреляли и на нас напали.
- Но как же мы... - растерялась девочка.
- Ну, если хочешь... - нахально сказал он. – То стань моей девочкой... Вам счет только через постель... - он как-то оскалился. – Объяснить!?
Он не заметил, как к нему подошел начальник моей охраны.
- Ты здорово ошибся, парень... - ласково сказал он. – И здорово за это заплатишь...
С этими словами он с размаху ударил его железным прикладом спрятанного под плащом ручника. Буквально вбив осколки зубов ему в глотку.
Я не видела еще, чтоб так страшно били. Клерк слишком поздно понял, как ошибся, и лицо его исказилось ужасом. Да только мало что осталось от этого лица.
- Постой... - сказала я. И медленно пошла к этому полутрупу. Спокойно, шаг за шагом. Он заворожено смотрел на меня.
И все в страхе смотрели на то, как я медленно подняла свой пулемет, бывший под плащом.
Глаза его застыли в безумном ужасе.
- Кто навел на нас бандитов... - тихо спросила я.
Дуло поднялось до его головы.
- Я лишь позвонил Мочиле!!! – закричал дико он, как-то странно шипя и шепелявя.
- Я это уже поняла... Кто предупредил, что придет девушка с деньгами? – тихо повторила я, ибо с тем, что это он навел, уже было ясно. – Кто звонил с фирмы?
- Дура! – прошепелявил тот. Я не сразу даже поняла, что это не оскорбление, а правильный ответ.


Глава 17.


- Я позвонила... - виновато прорыдала девочка. – Спросила, можно ли положить деньги сейчас, сказала, что сейчас прибегу... Кто ж знал, что администратор банка наводчик?! – она со слезами подняла громадные обиженные и потрясенные глаза.
- Дура! – выругалась я.
- Ну, дуры, вы обе словно сестры! – выругался мой охранник.
Сзади царил шум.
Я обернулась – мои те же пять человек сзади из моей охраны с автодрома, но уже в масках, ворвались в банк и шевелили раструбами пулеметов на людей, один деловито стирал из охранной системы записи наших лиц, второй связывал выбежавшего откуда-то охранника. Это были мои люди, я легко их узнала и не стала их строчить. Они подумали, что я хочу взять банк!
Я даже не среагировала.
- Сколько ты человек подставил? – тихо спросила я клерка.
- Двенадцать...
- Они живы?
- Не я, не я... Это не я их убил!!! – истерически зашепелявил он, видя, как я медленно наклоняюсь к нему. – Их всего двенадцать мертво!!!
И тут выбежал какой-то старичок.
- Что происходит? – закричал он. – Ограбление!?!
Я молчала, смотря на его клерка.
- Сейчас, сейчас, я дам вам все деньги!
- Ваша кнопка не работает... - сказала я.
- Тогда я дам вам больше! – взмолился тот.
- Зачем нам ваши деньги? – удивилась я. – Мы их положить пришли!
- Не понимаю... - тот в изнеможении откинулся на стул.
Я промолчала.
- Виктор Павлович, это клиенты... Они пришли положить крупную сумму, у них уже был договор... - вдруг сказала одна из секретарш.
- Но что...
- Но ваш Кирилл не просто отказал им, а крайне грубо оскорбил вот эту женщину, предложив ей заняться сексом, чтобы она могла заплатить... - бесстрашно сказала она.
Тот аж приподнялся со стула.
- Оля Павловна? – наконец узнал он девочку. – Мы же с вами догова...
- И это после того, как на клиентку напали на нашей лестнице... - холодно продолжила сдавать Кирилла сотрудница, - и чуть не убили... Кирилл только что признался, что это он навел киллера на клиентку... Он сказал – это двенадцатая жертва...
Тот в изнеможении опустился на стул.
- Как ты могла выбрать такое дерьмо, когда есть куча нормальных банков!? – в сердцах сказала я Оле, которая все еще хотела положить деньги, и даже положила их перед администратором.
- И вовсе наш банк не дерьмо! – сказал отчаянно администратор. – Просто нам навязали этого Кирилла, ибо этот урод имел несчастье стать сыном нашего второго компаньона.
Я отвернулась к допрашиваемому.
Надо было кончать этот базар.
- Сколько денег ты своровал? – медленно спросила я сынка, поднимая пулемет.
Очевидно, он что-то прочитал в моем лице, или оно как-то изменилось, потому что вдруг отчаянно закричал:
– Не убивайте, не убивайте, все расскажу, дайте жить! Жи-и-ить!!!! Не пожалеете! Я похитил двести пятьдесят миллионов долларов с помощью программы и сообщников еще вчера! И сегодня должен был уйти... Поскольку я близкий, я сделал так, что никто ничего не заметил, и еще долго не узнает... Мы полностью переставили некоторые программы в банке, все результаты некоторое время будут правильными, а вот денег уже не будет... Это даже проверить нельзя будет, таких систем контроля нет, мы сменили вообще всю систему, ибо я родственник одного из главных... Банк может вообще не заметить этого, если клиентские счета очень большие, и не изменятся...
Он захлебывался в рассказе, спеша сказать, прежде чем убьют, чтоб не убили.
- Не убивайте!
- Так... - как-то странным, вдруг ставшим очень жестким голосом сказал администратор. И словно перестал быть старичком, а стал каким-то жестким и безжалостным...
- Мы даже из зарубежных банков отозвали счета, но этот банк об этом не скоро узнает... – сломавшись, быстро говорил умный клерк.
Администратор как-то строго набрал какой-то номер.
- Алексей Михайлович...
Охранник перехватил его руку и посмотрел на меня.
Я подошла и посмотрела на список телефонов.
- Алексей Михайлович? – спросила я, взяв трубку.
- Да... - удивленно сказал баритон. Я увидела это имя в списке – директор банка.
- Не бойтесь, это не охрана... - сказал мне здешний администратор, униженно объясняя. – Это директор. Мы вам еще и благодарны будем за вычисление убийцы!
Он, похоже, не лгал, и потому позволил себе многие вольности.
Он переключил какую-то кнопку на селекторе, и звук услышали все. То есть он мог говорить через транслятор в микрофон на столе.
- Алексей Михайлович, ваш Кирилл только что грубо оскорбил клиентку... - сказал он собеседнику. - И не просто оскорбил, а особо гнусно, предложив ей... - он замялся.
Человек на том конце провода выругался.
- Это после того, как на клиентку напал киллер у на лестнице... Но она все равно к нам пришла...
Там выругались еще жестче.
- Кирилл только что признался, что это он навел... - медленно сказал администратор.
Там раздалась просто бешеная ругань.
- Что еще?
- Он сказал, что это двенадцатый наведенный им... Помните, у нас пропадали клиенты, и люди считали, что они пропали из нашего банка...
- Этот ублюдок еще у вас?! – мрачно спросил голос.
- Но это еще не все... - мрачно сказал администратор. – Алексей Михайлович, а можно так снять двести пятьдесят миллионов с нашего банка, чтоб никто и не заметил? – как-то странно жестко спросил.
- Да что ты городишь!?! – заорали там.
- Дело в том, уважаемый Алексей Михайлович, что Кирилла допрашивали профессионалы. И он запел... И рассказал очень много интересного... Например, что они взяли двести пятьдесят миллионов, сменив всю систему... И назвал номера счетов, пароли, банки... - он издевательски кратко пересказал ему разговор. - И даже признался, в истерике крича, чтоб его повременили убивать, ибо он может пригодиться, что он обнулил счета даже в других банках за рубежом, но мы об этом не можем узнать, ибо... Не могли бы вы проверить по своим каналам, насколько это правда, а?
Не хотела бы я драться с этим старичком. Он задавить мог голосом.
- Повтори, на какие счета он перевел? – попросил собеседник, отдав какие-то приказания, выслушав показания Кирилла. – Жди... Проверю счет окольным путем, перекинув крупную сумму с нашего иностранного счета на другой банк по телефону...
Слышно было, как он что-то говорил по-английски и немецки.
А потом сказал по-русски, да так, что я закрыла поспешно уши и покраснела.
- Виктор Павлович, где он!? – как-то по ненормальному спокойно спросил он.
- Поет... - коротко и поэтически ответил тот, ибо "героя" действительно потрошили, записывая на микрофон. – Но нам его вряд ли отдадут... Ибо, как я понял, к нему большие претензии, судя по настроению клиентки...
Я поспешно перехватила микрофон.
- Алексей Михайлович, не глупите... - тихо сказала я. - Мы не собираемся грабить ваш банк, нам такая мелочь не нужна...
- Конечно, если вам достаточно забрать этого урода, и все деньги чистыми лягут вам в карман...
- Она приехала на "жигуленке" с подругой... - буркнул администратор прежде, чем я успела его остановить. – А охрана – на гоночной машине за полтора миллиона долларов и более полумиллионном гоночном "Ниссане" эксклюзивной модели...
- О Господи... - тихо упал голос. И, помолчав, почему-то сказал: - Королева, я не могу предложить вам более 5 миллионов за то, что вы вернули нам деньги... Вернете... - поправился он. – Но это лишь после того, как мы их полностью вернем, и если вернем... Но сейчас мы разорены... У нас уже заблокированы даже элементарные счета... Поймите, мы не можем предложить вам половину, как это бывает обычно у вас при возврате долга. Ибо это не наши деньги, а клиентов... - обречено сказал он. – Мы просто обанкротимся... Сейчас могу дать только двести кусков за беспокойство... Напали на вас?
- На девчонку... - буркнула я. – Она, дура, хотела положить деньги в ваш банк и схлопотала шило в сердце... А потом пулю от второго. Осталась жить лишь по своей глупости, деньги шило задержали, и оно не дошло до сердца. Хорошо еще, что я заподозрила неладное и поднялась за ней... Этот ублюдок мне тоже воткнул шило мне в ручной пулемет, который я тащила под плащом, как раз над сердцем!
- Где они?
Я показала пальцем вниз.
- Она показывает - в аду... - пояснил собеседнику невидимый жест администратор.
- Ничего подобного, я не знаю где... - мрачно сказала я.
- На их трупы мы натолкнулись внизу, их кто-то убил пулеметной очередью... - иронично сказал мой начальник охраны.
- А мне что делать? – вдруг растеряно сказала девчонка. – В другой идти? Я не знаю и боюсь...
Я рассердилась, но Алексей Михайлович спросил:
- А это кто?
- Это та выжившая клиентка, перевязанная, что деньги пришла положить, - сказал администратор с нашей стороны. – Оля Ивановна... У нас были подготовлены все их счета и договора, они только начинают бизнес. Семьдесят тысяч...
- Быстро предложи ей оформить все документы через другой банк... - быстро сказал голос. – И двадцать тысяч моральной компенсации... И попроси молчать... Нам только скандала с убийствами не хватало, тогда точно конец... Все документы сам проплати, и оформи и открой счет в другом банке, как юрист и распорядитель средств... Все проделай прямо сейчас, чтобы не было сомнений. Поработаешь с ней, как юрист.
- Ты согласна? – спросила я.
Та быстро согласилась. Она доверяла ему. Он действительно был деловой и надежный.
- Не волнуйтесь, не обидим вашу подругу...
- Королева, вы согласны? – спросил Алексей Михайлович. – 50, 200 и 5, вы оставляете нам Кирилла и диктофон...
- Надеюсь, ваш администратор сохранит их вместе в целости и сохранности до вашего приезда, - сказала я.
- А я уже приехал... - сказал мужчина в мобильный, входя в дверь.
Наши на улице предупредили наших внутри, что кто-то приехал, так что те были замаскированы по углам, будто перед боем.
Охранники обоих сторон сначала исподлобья смотрели друг на друга. Словно мерялись силами.
Но потом увлеченно присоединились к допросу, когда я дала отбой.
Алексей Петрович показал мне чемоданчик с двумя сотнями тысяч долларов, вручил девочке двадцать, наш начальник показал ему диктофон... Тот послушал его, послушал того, кто сейчас пел, помрачнел, хмыкнул...
- Холера проклятая, сколько проблем создал... Спасибо вам, мальчики, что помогли...
А потом наткнулся взглядом на несчастную девчонку, и ошарашено замолчал.
- Это кто?
- Это и есть та клиентка... - и, заметив взгляд, добавил. - Александр Михайлович, у нее жених и фотомодельное агентство...
- Я так счастлив... этому... - быстро поправился тот. И сам оформил быстро ее счета в другом банке... Он что-то делал, а потом сказал: - Хотите взять заказ на рекламу нашего банка? С вашим фейсом?
Та, дура, расплылась в совершенно глупой улыбке.
Директор банка показал все документы ее предварительно мне. Зачем-то.
Я внимательно посмотрела. Буковки там были понятные.
Подошедший Иван, начальник моей охраны, уловив мой растерянный взгляд, просто взял их у меня из рук и внимательно посмотрел, одев очки.
- Все нормально, – сказал он. А потом позвонил в банк и что-то проверил.
С четвертого этажа я уловила далекие, за домами, отблески мигалок.
- Милиция... - умиленно сказала я. – А что с этими жмуриками внизу...
- Их уже нет... - ухмыльнулся начальник банка. – Нам только скандала не хватало.
- Ну, я пошла... - зачем-то сказала я.
Алексей Петрович, догнав, сунул мне еще небольшой чемоданчик.
- Здесь то, как мы договаривались... - улыбнулся он.
Я поспешила вниз.
За мной быстро сбежали охранники – двое спереди, двое сзади.
Когда я вылетела на улицу, во мне вдруг взыграла юность. Я вспомнила рассказы брата, как Гиляровский, ехавший на карете с Чеховым, давали жандарму на улице арбуз и говорили бомба.
Мне захотелось лихостью быть похожей на них.
С лихим насмешливым криком: - Шеф передал, приказал подержать! – я кинула на ходу, подъехавшему на джипе бритоголовому охраннику, мой дипломат. Что вручил мне человек Алексей Петрович.
Тот схватил его и уставился на него с недоуменным нелепым видом. А я уже впрыгнула в машину.
Мы буквально сорвались синхронно с места, Оля, выскочившая за нами из банка, еле успела вскочить в заднюю дверь. Ибо ее не ждали. Это заняло буквально доли секунды, люди в джипе даже не опомнились. Мои охранники просто повторили четко и мгновенно мои глупые движения.
А я прыгнула машиной почему-то не на выход, а в длинный тупик между домами, из которого не было выезда. Мои послушно шли без вопросов рядом. "Феррари" справа, "Ниссан" слева. Хоть это было нелепо. Гнать не на дорогу, а от нее непонятно куда.
И тут на площадку банка с обеих сторон с дорог ворвались буквально сотни машин и джипов, из которых высыпались несколько сотен бритоголовых людей с автоматами. Не милиции. Недоуменно оглядывающихся, куда мы исчезли. А сверху над теми машинами почему-то даже снижался частный вертолет. Все это как-то заняло доли секунды.
Я еще успела увидеть в зеркальце краем глаза, как из банка выбежал Алесей Петрович. И, почему-то, увидев дипломат в руках своего охранника, который тот держал в руках и протягивал ему, как-то даже на расстоянии стал белым. Он со всех ног кинулся прочь. Но не успел далеко отбежать...
И тут чемоданчик почему-то вспыхнул нестерпимо ярким светом.
Я видела словно в замедленной съемке.
Подъезжали, визжа тормозами и мгновенно заполняя громадное пространство, еще большие крытые машины, из которых словно вываливались многие десятки боевиков точно в кино. И все бежали в центр. Окружая чемоданчик и затравленного охранника черного джипа с ним со всех сторон.
Я видела, как медленно поднимали ноги бежащие люди.
Чемоданчик вдруг разбух.
И все, все сотни машин, исчезло в чудовищной вспышке пламени, скрывшей все и поглотившей даже вертолет.
Который вынырнул лишь на мгновение, и снова рухнул чуть дальше и тоже неслышно взорвался.
Взрыв был чудовищен... Видя его лишь краем глаза, я ослепла... Хотя помнила, что столб пламени взметнулся выше небоскреба. Даже на таком большом расстоянии наши машины подняло и кинуло метров на двадцать мягкой лапой. Я еле успела увернуться, и, бешено лавирируя между "Ниссаном" и "Феррари", газуя, пройти в щель между ними и выйти впереди.
- Вы смотрите, куда едете!?! – заорала в ярости я. – Вы же меня чуть не убили этими стальными бамперами...
- Не у всех такие железные нервы, как у тебя, Королева... - оправдываясь, сказал Иван. – Прости, действительно еле удержал руль... Еще никогда не летал на Феррари...
- Да, двести тысяч жалко... Но зато как ахнули! – по детски восхищенно сказала я. – Никогда не видела, чтоб деньги так горели... Если учесть, что он дал Оле двадцать тысяч, то он здорово выиграл...
Все захихикали.
- Если учесть, что я дал ему вовсе не ту кассету с допросом, которую он прослушал, - буркнул Иван, начальник моей охраны, видевший все, - то этот ублюдок получил то, что захотел...
Хохот стоял такой, что я заткнула уши.


Глава 18.


Мы въехали в тупик.
- Ребята, здесь есть малоизвестный выезд... - тихо сказала до сих пор молчавшая Оля, затравленно оглядываясь назад, где даже сквозь проезд было видно, как пылала громадная площадь. – Поворачивайте прямо в эти ворота частного дома.
Попетляв по проулкам, огородам и свалкам, мы выехали через какой-то склад и парк на другую сторону района.
- Деньги пропали в этом банке? – тихо спросила Оля.
- Успокойся, все осталось, ты же открыла счет в другом банке, - сказал Иван. – Главное, бумажки не потеряй, это называется счета...
- Человек пятьсот с автоматами накрыло... - сказала я, вспоминая разные бежавшие бритоголовые группы. – И машин сто попало под огонь...
- Какие там сто... - отозвалась рация. – Да там вместо площади сплошная яма. Никогда не видел, чтоб столько пластита в дипломат заложили... Там от первичного взрыва никто не уцелел, а сами машины еще добавили, когда взрываться начали в огне...
- Не понимаю, почему они бежали разными группами, точно никто их не координировал... - сказала Оля. - И все устремлялись к центру, к толпе, а не за нами... Они бы нас вмиг накрыли, если б скоординировано действовали, а не этими абсолютно не связанными группами...
- Не группами, а группировками... - поправил Иван. – Учись говорить правильно, Оля, тебе придется на телевизоре выступать...
- Скотомогильник, - захихикал кто-то в рацию. – Бедные жаренные быки...
Я же вообще промолчала. Для меня что группы, что группировки, что фигогропы звучали одинаково.
- Куда тебе ехать Оля... - чтоб не выглядеть абсолютной дурой, строго сказала я.
- Ой, да я пешком дойду, спасибо...
- Сдам тебя твоему идиоту фотографу с рук на руки... - безжалостно сказала я. – Ибо ты и до дома не дойдешь...
- Не надо, я сама, спасибо... - пристыжено засмущалась она.
- Я тебе дойду! – пригрозила я. – Не хватало, чтоб я еще раз, бегая за тобой, шило в сердце получила...
- Он же тебя не ударил! – обмерла Оля.
- Он ударил ей точно в сердце, но попал точно в ручной пулемет, который она держала под курткой... - хихикнул Иван. – Видела бы ты его лицо, он подумал, что у нее железное сердце!
Оля захлюпала.
- Я же не хотела! Я как очумела после удара!
- Правильно, но фотограф твой должен тебя охранять... - мягко сказала я.
Она всхлипнула.
- А как, он на работе все время, все занят этим новым агентством, все что-то делает...
- Иван, - не обращая внимания на нее, спросила я. – Ты говорил про охранное агентство, в котором работаете... У вас девчонка-телохранитель есть? Я оплачу за год.
Оля засопротивлялась.
- А почему девочка? – завопили в рации десять голосов.
Я захихикала.
Они обижено замолкли, но потом тоже поддержали.
- Двадцать тысяч ей и двадцать тысяч агентству в год... - неохотно сказал Иван. – Саня муху снимает выстрелом и владеет всеми боевыми искусствами... Но тебе...
Он не успел договорить. Я уже бросила слегка машину влево и резко на мгновение притормозила, быстро открыв правое окно одной рукой. Ловко брошенные одной рукой четыре пачки по десять тысяч уже влетели к нему в окно, когда он только докончил:
- ...бесплатно...
Так и не успев среагировать на мое движение, он дернулся и заругался, когда я уже заняла прежнее место:
- Дуры вы девчонки! - обиженно и сердито заругался он. – Я же мог врезаться! Я же не обладаю твоей реакцией!!
Мы обе с Олей захихикали.
- Оля, у тебя есть машина? – спросила я.
- У жениха есть! Точно такая же, как у тебя, такой же "жигуль", - гордо сказала она. – Теперь понимаю, чего он за нее так боится! Она очень дорогая, да? – спросила она.
Все засмеялись.
Оля обиделась.
- Купи ей дешевый джип... – хихикая, посоветовал Иван. – Чтоб она не ходила пешком... Саня прекрасно водит... Если хочешь, мы можем тебе сделать в той же нашей мастерской на автодроме, где тебе делали, соберем с гоночным мотором и основой, для охраны будет безопасней... Хоть бэушный и нестандартный, но Саня будет довольна, она сама выберет, как его сделать...
- Сколько это?
- Обожди, не кидай, - сказал Иван. – Сейчас приготовлюсь, а потом скажу цену...
Мы снова захихикали.
Было слышно, как он в машине включил телефон.
- Саша, ты можешь такой же джип сделать, как Королеве?
Я улыбнулась.
- Кому? ... Ее подруге...
Он что-то послушал, а потом сказал нам:
- Если супер-пупер-машину делать, бронированную, ставить кевларовые и титановые пластинки, то тысяч тридцать потянет, сейчас полно хлама им привезли с автодрома... Можно такую машину собрать, летать будет! Стой!
Три пачки мы ему передали медленно с Олей, хихикая.
- Купи потом еще Саньке мотоцикл, - сказал Иван в окно. – Новый, японский... Ибо это чудо, - он кивнул на Олю, - как я подозреваю, придется часто по переулкам вылавливать... Саня уже едет сюда на рабочем мотоцикле, но всю жизнь о своем мечтала... Только такой хочет, просто какая-то детская мечта, а уперлась. Служить будет не за деньги, а за совесть... Я знаю, какой она хочет... Кстати, тут продают, в проулке, тут автосалон... Но это потом...
- Заезжаем... - мигом скомандовала я.
Мы свернули и просто потерялись машинами среди сотен машин.
Уже далеко за поворотом я увидела, как по шоссе в ту же сторону, что мы только что ехали, промчались полсотни машин с мигалками. А потом и по встречной полосе той же дороге, встречным потоком. Мигалки навстречу мигалкам.
- Ну у тебя и интуиция, Королева... - хмыкнул Иван.
Я же была слишком занята, во все детские глаза широко рассматривая громадное количество мотоциклов... Просто сказка какая-то, - заворожено думала я, открыв рот.
Иван увидел мое лицо и нахмурился.
- Как можно быть таким ребенком! – выругался он, сообразив, что я тут останусь навсегда. И умру, пока не потрогаю каждую большую игрушку.
- Никогда не видела столько разных мотоциклов, и даже не думала, что столько есть! – восторженно, по-детски, сказала я, вытерев украдкой потекшую слюну из уголка рта. Раскрывшегося в удивлении и диком восторге.
- И как таким детям дают в руки пулемет! - осуждающе сквозь зубы проговорил Иван, глянув на меня и укоризненно качая головой.
Оля, кстати, тоже была не лучше.
- Вот этот! – сказал Иван, ткнув в один из мотоциклов. – Вы хоть помните, зачем вы приехали?
- Угу... - ответили мы обе синхронно и не отрывая взгляд. – Покататься!
Каким-то невероятным чутьем угадав в невзрачной девочке покупательницу, ко мне подлетел продавец.
- Вы можете купить все... - заметив мой взгляд, быстро сказал продавец. - Они все продаются! – расплылся он в широкой любезной улыбке, отградив нас с Олей от мужчин, в которых инстинктивно трезво угадал расчетливый холодный рассудок, убивающий такие чудные порывы.
- А можно?! – восторженно хлопнула в ладоши я.
- Конечно... Все-все завернем!
- У тебя уже есть сто мопедов! - сквозь зубы сказал начальник моей охраны, мрачно беря меня за руку. – И новенький гоночный мотоцикл платинового класса в багажнике, в сто раз лучше, чем эта дрянь...
- Да у нас вы купите самый лучший мотоцикл в мире, которого у вас и в помине нет! У нас тут супер модели есть, самые лучшие тут у нас, вас надули! – надменно вскричал продавец, обращаясь ко мне. – У нас все равно есть лучшие!
- Да? – разъяренно ответил Иван, и открыл багажник "Ниссана".
Продавец как увидел наш мотоцикл, так тяжело задышал... И руки дрожащие потянул к нему...
- Что это... - заворожено спросил он, не в силах оторвать взгляда закоренелого рокера от модели. – Почему у нас нет?
- Единичная модель YAMAHA ручной сборки для специальных гонок со смертью... Таких вообще нет еще ни у кого в мире! – гордо ответил Иван. – Для нее специально делали, она стоит больше, чем все твои штуки вместе. Двадцать цилиндров, самолетная турбина мгновенного прыжка, суперкомпьютер... Он стоит как самолет.
Тот дрожал.
- А можно... - он протянул руку.
Иван коротко захлопнул дверцу.
- И потому если ты вздумаешь продать еще хоть один мотоцикл девочкам, я тебя просто пристрелю!
Тот дернулся, не отводя печальных глаз от багажника.
- Мы приехали сюда за конкретной моделью! – жестко сказал мой начальник.
Тот оживился.
- Сейчас покажу все... - быстро засуетился он.
- Нам вот тот! – сказал Иван, показывая на один из мотоциклов. – Я так и знал, что он у вас есть...
- У нас все есть! – гордо сказал продавец. И тут же прикусил язык, поникнув. Он вздохнул и печально добавил: – Естественно, кроме мотоциклов со встроенным самолетом...
У него руки дрожали, когда он смотрел на машину.
Мы же бегали с Олей от мотоцикла к мотоциклу, не обращая на скучных людей внимания.
- Оля, а у тебя деньги есть? – тихо спросил ее Иван, приводя хоть ее в чувство, когда продавец отошел.
- Вечно вам, мужчинам, надо испортить настроение... - вздохнула та, приходя в себя. И укоризненно сказала мне: - С тобой я совсем потеряла соображение и понимание, что можно и нельзя мне...
Я тоже немного пришла в себя, правда не отрывала глаз от мотоциклов и следила за ними глазами.
- А проверить? – я вдруг оживилась, увидев, какую модель выбрал Иван для телохранительницы.
- Сейчас, сейчас... - засуетился быстренько продавец. – Сами проедетесь-с?
Я мигом нахлобучила себе на самую макушку и нос шлем, и гордо посмотрела на окружающих, запрыгнув в седло.
- А вы умеете ездить? – запоздало спохватился он.
- Не знаю, еще не пробовала... - честно сказала я, вспомнив откуда-то фразу, которую и сказала связно целую. И загордилась своей памятью и умом, предвкушая, что сейчас узнаю, могу ли я ездить...
- Стой! – дернулся он, но было уже поздно. Я уже пошла... Даже не знаю как сама. Руки что-то дернули сами.
Мотоцикл мгновенно стал набирать скорость.
А я вдруг поняла, как легко им рулить. Восторг охватил меня. И я что-то сжала. И мотоцикл вдруг дернулся вперед.
Сначала я еще улыбалась пролетавшим ошарашенным людям, разлетавшимся, как куры, в разные стороны. И даже кивала им.
Но он пошел вперед, а людей становилось все больше.
Я уже отчаянно вцепилась в руль, уже начиная мелко дрожать с мотоциклом.
А потом на скорости пошли сплошные преграды, и я уже только и делала, что дергала руль, безумно вцепившись в него. Сама не знаю, как мне удалось изворачиваться, все убыстряя бесконечные поворотики. Я закусила губы и в отчаянии летела среди встающих нагромождений.
Я лихорадочно жала ногами слева и справа, но никак не могла нащупать ни левой ни правой ногой тормоз. Этот ублюдок так и не показал мне, какая педаль внизу тормоз, а какая – газ.
Лихорадочно вспомнив, что лошадь, на которой так сидят, останавливают, дергая на себя поводья, я, сцепив зубы, и сжав покрепче руки, рванула руль на себя.
Ах... Мотоцикл бросило вперед. Если раньше был ад, то теперь было что-то невозможное. А он все набирал и набирал скорость.
Я выла, кричала, ревела в шлеме громадными слезами с перекошенным от отчаяния лицом, но ничего не могла поделать. Мне просто приходилось уворачиваться, чтобы выжить, и приходилось это делать сжав зубы.
Не знаю, может меня спас чудовищный глазомер и точность руки бильярдиста, может – опыт предыдущих гонок, может – божье чудо, но я еще держалась.
На полной скорости я влетела в кучу мотоциклистов, идущих по небольшому мотодрому вокруг автосалона вместе с инструктором. Не знаю, как я прошла через их строй, так бешено поизвивавшись на этом мотоцикле, что никого не убила. Инструктор, бросив мотоциклистов-новичков, бросился за мной вдогонку.
Я выла и рыдала в полуобезумевшем состоянии, превратившись в безумного робота, который в секунду совершал десятки изворотов на бешено гнавшем мотоцикле. Но иначе не могла. Я иначе погибла бы на такой скорости. Я должна была извернуться, и все этим сказано. Иначе – смерть. И, обезумев от напряжения, я выкладывалась на всю, ловя ничтожные признаки и мгновенно сворачивая в любой просвет.
Инструктор никак не мог меня догнать в этой мешанине.
Я выла как сирена.
А потом пошли трамплины, извивы...
Я просто обезумела. Даже не знаю, как я выжила и прошла все это на такой скорости. Периодически проходилось прорываться сквозь автосалон, ибо трасса все время возвращалась к нему по кругу. И тогда был просто ад.
Мотоцикл выл, визжал, колеса визжали.
И чем я сильнее вцеплялась в тупом отчаяньи в руль, чем сильней сжимала руки, тем быстрей мчался идиотский мотоцикл.
Инструктор раз пробовал догнать меня, но не мог выдержать ту же скорость на участке с препятствиями...
Я лишь на долю секунды глянула на спидометр и увидела цифру 320.
Я дико завыла. Даже не слезы, а крокодильи жемчужины катились по щекам. Одно дело триста двадцать на ровной трассе, а другое дело – на переполненной препятствиями, людьми, машинами трассе. Руки стали словно сами, мозг обезумел, я даже сама не понимала, как и чего дергаюсь, все время уходя от неминуемой смерти, ложа мотоцикл только поворотами и рывками первого колеса вверх по трассе.
Я давно уже потеряла счет времени. Время словно застыло. Одно дело, когда секунда тянется в кафе, а другое – когда перед тобой тысячи препятствий на той же скорости. Со страшной четкостью руки работали словно умные, со страшной, обезумевшей четкостью, безжалостной точностью и повиновением, тело само извивалось и бросало это чудовище. Я прыгала по крышам машин, взлетала даже по боковым бортам машин, резко ложа мотоцикл в поворот и перекидывая его на боковую стенку грузовика в мгновение поворота. Я сама не знала, что я делала.
Это была адская школа, в которой был один выход – научиться. Или сдохнуть. Никаких иллюзий, что со мной будет, если я не увернусь на такой скорости, у меня не было. Заколдованный круг. Мне приходилось умереть, извернуться и научиться, даже если никто не учил. Реакция стала просто бешенной и руки сами мгновенно рвали руль во все стороны, как безумные роботы.
И тут я увидела группу своих охранников, взиравших на это с холодным любопытством.
- Вот оно, мое спасение! – озарило меня, даже не смотря, что я глупая. Это было великое решение. Я должна попросить у них объяснить, как его выключить!
На следующем кругу я вообще прошла мимо них, не сумев сказать ни слова. Они только мелькнули вдалеке.
И снова ад.
И снова я шла мимо них.
На этот раз я начала орать уже почти за километр.
- Как переключать скоооорооОООО! Вжик!
Я еле развернулась.
И снова пошла. Бешено оря еще с километра:
- Где тут тормоооООООО! Вжик!
Если вы думаете, что эти негодяи бросились мне помогать на третий раз, то вы глубоко ошибаетесь.
Когда я шла третий раз, девять из них лежали на земле, схватившись за животы, и отчаянно рыдали.
Только Иван издевался надо мной. Он сел на землю на задницу, будто на мотоцикл, расставил руки, будто на руле и урчал, делая ими крабьи хватательные движения. Показывая, гад, что я должна отпустить руль и совершить самоубийство, ибо я чокнутая.
Я чуть не зарыдала. Они что-то кричали, но я ничего не могла расслышать в безумном реве мотора и в то короткое мгновение, когда пересекала пространство мимо их.
Потом они все стали делать крабьи движения – мол, давай кончай с собой.
Я злилась ужасно.
А потом Иван выволок из багажника "Ниссана" гоночную "Ямаху", что мне подарили, и попытался нагнать меня на ровном участке мотодрома.
Догнать то он догонял, но в этом реве ничего не было слышно. Да и длилась трасса всего мгновение, а потом он сходил с нее, ибо не рисковал врываться в ад с препятствиями, а я выла. Потом его сменил инструктор на этой же гоночной машине.
Он сумел подойти ко мне почти вплотную и даже начал что-то показывать. Я даже сумела увидеть что-то.
Но, на мой ужас, я слишком отвлеклась и сошла с мотодрома и вылетела на проспект.
Я в ужасе завизжала, увидев машины. Они стояли сплошной стеной по всей трассе. Была пробка.
Завизжав, я задергала руль в разные стороны. И, попав на ящик, взлетела на крыши.
Бог его знает, как я не погибла. И никто не знает, чего мне это стоило. По крышам машин я шла, обезумев, по проспекту.
Рядом шел инструктор.
Милиция бегала, выла, свистела, махала кулаками, но я этого почти не видела. Я была слишком "увлечена" занятием, суть которого состояла в том, чтоб проехать из одного конца проспекта в другой, не коснувшись земли.
По крышам стоявшим в громадной пробке машин, ибо милиция перекрыла движение во всех направлениях.
Я сама даже не заметила, как мы сделали обезумевший круг над землей, то есть по крышам вокруг четверти Москвы, устроив с инструктором эту безумную, безумную бешеную гонку по крышам.
Когда я углядела родной мотодром, я чуть не зарыдала от счастья. И влетела на круг.
И увидела, как инструктор, на ходу бросив мотоцикл, бешено побежал в радиоцентр автосалона, где торчал громадный рупор.
Я подумала, что я осталась одна. Тем более, что все сошли с ума и танцевали танец маленьких утят. Делая руками – кряк, кряк – расставив их. Мол, кончай быстрее, мы веселимся.
И тут безумно, перекрикивая рев мотора, заорал рупор:
- Гражданочка на мотоцикле... Сейчас мы будем по шагам объяснять вам, как остановить мотоцикл и нажать тормоз, слушайте внимательно... Гражданочка на мотоцикле...
В общем, они сумели таки объяснить мне. Я прошла еще два круга в свое удовольствие, сбрасывая скорость, и только потом обессилено остановилась у своих ребят. Красных от слез и смеха.
- Класс! – счастливо сказала я.
А потом мой взгляд упал на продавца, который меня на него посадил, и лицо мое мгновенно исказилось и изменилось.
- Ты! – рявкнула обвиняюще я, слетая с мотоцикла и уставив на него палец. – Ты! Ты не сказал мне, удод, как его выключать и где тут тормоз!!!!


Глава 19.


Я наступала в злости на продавца.
- Нет... Нет... - затравлено отступал тот.
Они все просто рыдали.
- Следующий раз, прежде чем сесть, ты хоть ознакомишься, как он ездит... - сквозь слезы, без тени сожаления или раскаяния, довольно сказал Иван.
И тут к нам подбежал администратор.
- Что...
- Беру! – сказала я, кинув ему в руки шлем. – Этот! Таких два! И этот... - я ткнула в какой-то супермотоцикл, возле которого печально стояла Оля, грустно смотря на него.
- И... - я хотела указать еще, продавец засуетился, но Иван просто перехватил мою руку.
- Убью... - тихо сказал в сторону продавца Иван.
- Этот Оле! – обиженно сказала я, что меня подозревают в детском поведении, то бишь в желании купить весь магазин. – Вишь, она скучает! Вместе гонять будем!
Завизжав от восторга, она кинулась мне на шею.
Я стала покупать машины. После гонок голова гудела и не соображала. Я сначала полезла в сумку с пачками, где раньше лежали подаренные на магазин доллары.
- Где же эта мелочь? – переворачивая фальшивые квадратные пачки и откидывая их в сторону, не могла никак вспомнить я. Я не поняла, что копаться в сумке на глазах у продавца нехорошо.
Взгляд продавца, когда он увидел эти красные пачки, стал просто каким-то безумным. Он то ли беззвучно плакал, то ли голова его колебалась из стороны в сторону, то ли его искажали гримасы рыданий без слез, но смотрел он на эти дурацкие деньги с каким-то надрывом.
- А, в дипломате! – догадалась я. И, вскрыв дипломат с драгоценными долларами, кинула ему нужные пачки по десять тысяч долларов.
Он ошарашено схватил их в руки.
Но лицо его было странным. И корчилось. А потом он вытянулся в струнку, и, очевидно, попытавшись взять себя в руки, став по швам, заученным тонким голосом с надрывом произнес:
- Наша фирма предлагает вам... ууу... эксклюзивную новую коллекцию гоночных реактивных самолетов Конкорд!!!
И упал в обморок.
И тут администратор словно очнулся от тяжкого сна и чудовищной подавленности, с которой он взирал на все.
- Что вы натворили! Вы только посмотрите! Да... Даааа... Дааа!
Иван тяжело вздохнул.
И, отодвинув меня в сторону, взял из-за моей спины две пачки и кинул их администратору.
А потом медленно выпрямился:
- Покупаю... - спокойно сказал он. И лениво обвел рукой весь разрушенный автосалон с мотоциклами. – Все!
Администратор как-то странно взглянул на пачки. Потом вдруг выпрямился в струнку, выпятил грудь колесом, как новобранец, и высоким голосом вопросительно как-то пискнул:
- Завернуть?
Я так и не смогла понять, что он ему кинул – мои драгоценные доллары были целы. Я держала их в руках.
А потом забыла.
Я не слушала, о чем там скучные мужчины договариваются между собой. Вместе с Олей мы, забыв все окружающее, сидели под нашими купленными мотоциклами и увлеченно рассматривали их. Трогая колеса, моторы, рули, любуясь ими, и многое другое... Я даже не слушала адрес, куда Иван сказал отправить все мотоциклы.
- Что с ней? – закончив все вопросы, тихо спросил администратор.
- Она выходит замуж... - меланхолично сказал Иван.
- Это свадебный подарок?
- Мне дали деньги, чтобы купить магазин... - на мгновение отвлекшись от раскладывания игрушек, автоматически сказала я.
Администратор дернулся.
И я снова погрузилась в более важные дела. В разглядывание игрушки.
И тут очнулся продавец. Он встал, извинился за минутную слабость.
- На солнце перегрелся! – заикаясь, сказал он. – У меня удар...
А потом подошел к нам, и стал заплетающимся языком рассказывать о мотоцикле. Где тормоз...
А потом он поднял взгляд на Олю.
И застыл. Очевидно, он просто раньше ее не видел из-за моего гоночного мотоцикла "Yamaha".
- Оооо... - тихо простонал он.
А потом сел на асфальт и зарыдал.
- Что такое? – встревожилась я.
- Я сегодня понял, что нужно для счастья! – сказал сквозь слезы этот франтоватый деловой английский мальчик.
Я удивилась.
- Это приехать на старых "жигулях", нести в клетчатой продуктовой сумке лимоны, купить магазин, и вот быть с ней... - он почему-то смотрел на Олю.
Я удивилась. Я приехала с Олей на старых жигулях, купила магазин...
- Мне кажется, ты ошибаешься... - осторожно сказала ему я. – Счастье это скорей не материальная категория, а состояние души... Вот я, смотри обычный человек, а всегда счастлива...
- Я тоже хочу быть таким как вы...
И тут администратор, до этого убежавший за документами на эти три мотоцикла, вернулся.
- Мы доставим их вам бесплатно...
- Не надо... - радостно сказала я. – Мы доедем с Олей на них!
Администратор зачем-то осенил себя широким размашистым крестом.
- Нннет! – странным голосом выкрикнул он. – Нет! Мы доставим бесплатно!!
Он странно дергался.
- И номеров нету... - сказал он затравлено.
А потом, увидев, что Иван подает ему какие-то знаки, сказал:
- А права, права у вас есть?
Я разозлилась.
- Да что это такое то!?! Третий раз за день спрашивают какие-то права, а не говорят, что это такое! Скажите, где магазин, в котором их можно купить, и я сгоняю и привезу вам новые! И десяток! И вообще, разве их не продают новыми вместе с машиной?!?
Администратор сел и зарыдал.
На ребят страшно было смотреть.
- А на машине с чемоданом и сумками кто будет ехать? – спросил нахально у меня Иван. Пытаясь решить неожиданно возникшую проблему дипломатическим путем.
- Действительно... - я почесала голову.
И тут администратор очнулся. И, видно вспомнил, что он должен заботиться о покупателе и продажах. И предлагать клиенту новый продукт.
- А самолетики, самолетики вас не интересуют? – вскричал он, обращаясь ко мне. – Это такие, такие... с крылышками!? – он сложил руки вдоль туловища и поднял ладони крылышками, словно танцевал танец маленьких утят. – Ууууу!
Мой начальник охраны почему-то озверел и перехватил его, нехорошо глядя.
- Не хватало ее еще в воздухе... - прорычал он, побледнев. – На земле что ли ее не хватило?!
Я не обратила внимания на его слова. Пока самолетики были от меня еще далеко. Временно.
Иван же докручивал администратора и шептал ему на ухо:
- Страшно только представить, что будет, если она до Мигов дорвется!!! – Иван ударил по крыше машины кулаком. – Что с армией будет, ты хоть подумал? Только о прибыли думаете!
И тут к нам подбежал от дороги здоровенный мужик с явно тронутой крышей.
- Что тут происходит!?! – заорал он изо всех сил нам в лицо с перекошенной мордой.
Ребята пожали плечами и показали ручные пулеметы.
- Помощь не нужна?!? – изо всех сил закричал тот. И побежал обратно.
Я посмотрела ему вслед. И увидела, как оттуда бежит громадная толпа.
- Мне захотелось ехать... - отряхнула руки я. – Почему-то... Сама не знаю... Грузите мотоциклы, поехали!
Впрочем, я сообразила, что адрес Оли, чтоб они сами доставили, давать тоже не стоит.
Трое охранников быстро сели на купленные мотоциклы, мою гоночную "Ямаху" протерли и загрузили в "Ниссан", и быстро стартовали тремя машинами и тремя мотоциклами.
- Тут можно проехать дворами... - сказала Оля, показывая, как объехать пробку через дворы.
Попетляли, конечно, порядочно, но выехали к ее дому быстро. Впрочем, никто к нему не стал открыто подъезжать. Мне не хотелось, чтобы Олю долбанули потом по голове за то, что я немного покататься решила. А мне не показали, где тормоз.
- Саня... Где ты? Ау... - сказал Иван в рацию.
- Ррррр! – взвыл мотоцикл. А потом на нем вылетела девчонка. И сделала несколько лихих пируэтов между машинами.
- Просто чудесно! – сказала я.
Она прошлась на переднем колесе туда и сюда между едущими машинами.
- Просто прекрасно! – сказала я.
А она потом разогналась и совершила прыжок через чью-то машину. Просто перелетев через дорогу. И поехала к нам. Ловко проходя в щель между машинами, не задевая их.
И тут у припаркованного только что рядом с нами джипа открылась дверь.
Неожиданно налетев на нее, она ойкнула и ахнула при ударе, вылетев из седла. И, описав в воздухе полный оборот, ударилась плашмя о крышу моей машины, упав с нее точно к моим ногам у моей двери.
- Невероятно! – прошептала я с широко раскрытыми глазами в полном восторге. И захлопала в ладоши. – А еще повторить, можешь?!!!
То, что она сказала мне, застонав и медленно подымаясь, было непереводимо.
И тут к нам подбежал владелец джипа.
- Вот бля! Вот бля! – бормотал в огорчении он, смотря на мотоциклистку.
Я медленно привстала с сиденья.
- И ты бля! – сказал он.
Ребята медленно приоткрыли двери, выходя со всех сторон количеством в десять человек.
- И я, – заорал человек, - и я бля!!!!
От неожиданности я хихикнула.
- Ребята! – сказал владелец джипа. – Я заплачу... за доставку в больницу...
И тут подъехали еще три моих мотоцикла.
Он затравлено оглянулся.
- И за все ваши счета тоже! – радостно крикнул он, проявив широту души и предлагающе широко улыбаясь. Он широко повел рукой.
Мотоциклистка уже медленно поднялась на карачки, держась за ушибленную задницу, потирая ее и воя.
Этот владелец джипа почему-то заинтересовался ею, смотря на обтянутую мотоциклетными кожаными брюками элегантную женскую попку.
- Не пообедаете ли со мной вечером? – элегантно осведомился он, забыв про окружающее и жадно пожирая глазами обтянутую фигурку.
Он даже игриво похлопал ей по одному месту.
Медленно поднимавшаяся по машине, и все еще изогнутая в знак вопроса гонщица дала такой содержательный ответ, что я поспешно заткнула уши. Ибо мама говорила мне, что такое слушать девочкам не полагается.
И тут со стороны, откуда мы приехали, показались какие-то странные мотоциклы. На них ехали нормальные деловые люди, кто в смокинге, кто в вечернем платье, кто в деловых костюмах от Версачи и Кардена, кто в бриллиантах. Вся эта толпа вырвалась из щелей в подворотнях и ехала очень неумело.
Увидев лежащую на земле мотоциклистку, склонившегося над ней здорового мужика, и окружившую их людей с автоматами и на мотоциклах, они повели себя как-то странно.
- Поймали?!? – заорали они. – Ну, сейчас мы ей всыплем!!!
И кинулись бить несчастную охранницу.
Я удивленно смотрела.
Та сначала не поверила даже.
А потом стала драться.
Такие классные молниеносные удары руками и ногами.
- Фантастично! – прошептала я, заворожено глядя на это.
Она бешено дралась в центре круга минимум с сорока человеками сразу. И все хотели отметиться. Стоял сплошной звук от мгновенных ударов.
Я заколдованно глядела, раскрыв рот. Я поняла – она хотела показать мне класс!
А люди все подъезжали и подъезжали на мотоциклах, бросали их и с ходу бросались в толпу с яростными криками.
Я оглянуться не успела, как все зачернело от мотоциклов. Все-все-все.
А там шел такой бой, такой бой. Аааа! Я просто стонала!
Охранница, поняв, что долго ей не выдержать, внезапно пробилась к дому и быстро начала подтягиваться по балконам наверх. Как настоящий скалолаз.
На одних руках. По ровной стене. С ужасом глядя вниз. Она двигалась так быстро, что за ней не успели.
- Гениально! – простонала я.
- Держи ее! – завопила толпа.
Но она сумела оторваться и вскочила в чью-то квартиру. А потом, судя по звукам, выбежала с той стороны.
Толпа с воем ринулась за ней в подъезд. Через минуту никого не осталось. Она втекала в подъезд с шумом. Только все время подъезжали мотоциклы и устремлялись за толпой.
Я пыталась разглядеть, что там, в дворах.
- Ребята, загоните наши машины в эту подворотню, - сказала я, показав на роскошный въезд. И закройте ворота.
Они не стали медлить. Ибо люди на новеньких мотоциклах, одетые кто во что, все подъезжали и подъезжали из подворотни, откуда мы приехали.
А я была не в силах оторвать глаз.
Последним подъехал на маленьком мотороллере администратор автосалона.
Увидев меня, он кинулся ко мне и стал пожимать руку.
- Такой успех! Такой успех! – приговаривал он в блаженстве. – Благодарю вас!
Он тряс мою руку в каком-то блаженстве и экстазе.
- Вы знаете, за нашим автодромом находится причал ... - лопотал он мне зачем-то. – Это удобно... Там наш чудовищный по размерам склад... Туда приходят мотоциклы, чтобы их распределили по всем автосалонам СНГ и Европы. И только что как раз пришел пароход с товаром... - он в упоении закрыл глаза. – Благодаря вам за последний час мы продали десять тысяч самых дорогих мотоциклов... Все разобрали... Пусто... Люди покупают их и следуют по вашему пути... Они все хотят видеть вас! – он еще долго жал мою руку.
Я тоже церемонно жала ее.
А на лице администратора появилось совершенно блаженное выражение.
- А самолетики, самолетики? – вдруг заговорил он в трансе. – Не хотите ли попробовать! Скорость – класс – ух, и нету... Не хотите ли попробовать! Мы подарим вам бесплатно... - склонившись к моему уху, по секрету шепнул он. – Самолет в подарок... Только пролетите один раз по России...
Он аж задрожал от упоения и творческого экстаза купеческого озарения.
Подошедший Иван, почему-то озверев, хотя это мне предлагали подарок, схватил его за шкирки и выкинул прочь. Вместе с мотороллером. А меня втащил внутрь и закрыл ворота.
- Но это же не тебе хотели подарить самолетик, а нам с Олей... - недоуменно сказала я.
Тот застонал.
- Ну, какой самолетик хотите, хоть намекните? – раздался за воротами жалобный голос.
Я вышла из себя от их обоих.
- Су-47! – рявкнула я. – Для матери одиночки!
Он уехал.
Стоявшая на высоте на карнизе Оля, и заворожено смотревшая вдаль, слезла вниз.
- Никогда такого не видела! – с широко открытыми глазами сказала она. - Всего за десять минут она сумела втянуть в драку и неприятности тысячи человек... Она моя будущая охранница? Она будет следить за порядком, чтобы вокруг меня не возникали скандалы? – торопясь, расспрашивала она.
Иван грязно выругался.
- Она просто хотела произвести впечатление!
- И мне она понравилась... - согласилась Оля.
Я увидела, как изменилось лицо Ивана.
Я не стала их слушать.
- Эти мотоциклы завалили выезд! – сказала я, смотря на улицу. – Мы там не проедем! Там их сотни!
- Мы попали в ловушку! – печально сказала Оля.
Они все замолчали.
А я обернулась и рассматривала странный дом с надписью.
- А что это прелестный милый домик в глубине двора? – легкомысленно спросила я. Тут было так мило. Все высший класс, шик, фонтаны с павлинами. Но как-то строго. – Куда это мы попали?
Они тоже обернулись.
Я ткнула пальчиком. Солнце светило в глаза и ничего не было видно.
Нас сюда случайно занесло. Ворота открылись, и мы въехали.
Иван приложил руку к козырьку.
Все напряженно смотрели, и тут, словно по заказу, тучка закрыла солнце.
И все увидели надпись золотом, идущую по фронтону.
Она была скромной и невызывающей:
"Частная психиатрическая лечебница для особо опасных случаев".


Глава 20.


Я присвистнула и меня ноги сами вынесли через забор на улицу. Точно так же живо, как мы сюда въехали, так ребята быстро выламывали ворота обратно. Я злилась про себя – в этом шухере мы попали неизвестно куда.
Но дорога все равно была перекрыта мотоциклами.
На улицу, как ужаленный, выскочил Иван. И увидел как раз выехавший из бокового проезда большой мусорный грузовик.
Увидев грузовик, он даже изменился в лице.
- Я сейчас вам покажу, как обижать моего сотрудника на работе ни за что... - прошипел вдруг он, и махнул водителю.
Увидев, из каких ворот выскочил Иван, водитель мусорной машины изменился в лице и угодливо поклонился.
- Это надо убрать! – брезгливо сказал Иван, показывая на мотоциклы. – Вы должны немедленно это вывезти, мы не можем проехать!
- А что происходит? – с удивлением спросил тот.
- Рокеры протестуют против запрета использовать Харли-Дэвидсоны... - ляпнула я первое, что пришло в голову. – А сейчас должен приехать президент!
- Нет проблем... - быстро засуетился мусорщик. – У нас как раз тут база грузовиков... - А куда вывезти...
- Доставьте их на автодром... - дал точный адрес Иван. И, когда человек бросился исполнять приказ, злорадно сказал: - Я им покажу моральный ущерб... Они у меня заплатят!
Не знаю, как там они там договорились. Буквально через минуту мотоциклы грузили на "Камазы" десятки людей. Шоферы грузовиков не любят рокеров. Наполненные "Камазы" отъезжали один за другим.
Люди работали споро и быстро. Я даже не думала, что можно так быстро очистить такую площадь от чудовищного количества мотоциклов. Вскоре осталось только несколько мотоциклов.
Отъехала последняя машина.
- Больше грузовиков сейчас нет! – крикнул водитель и отдал нам честь. – Может только, когда вернемся! Рады были помочь! Ради президента мы не то сделаем!
Я кинула ему пачку долларов.
- Спасибо за работу! Поделитесь...
- Не за что! Заказывайте еще!
КАМАЗ скрылся за поворотом.
И тут из подворотни на площадь хлынула бешено бегущая толпа. Увидев пустую площадь, на мгновение она застыла. Вместо гор машин осталось несколько байков.
- Эй, ты чего трогаешь мой мотоцикл! – крикнул кто-то другому.
- Но это мой мотоцикл!
- Нет, мой! Я его только что купил!
Я вздрогнула. На мотоциклах же не было номеров. Все новенькие, одинаковые.
Там началась потасовка.
Выбегали еще люди.
- Отдай! Это мой! Не трогай мой мотоцикл!
- Это мой мотоцикл, козел!!!
Они скопились вокруг мотоциклов, зверея.
Через минуту дралась вся площадь. А люди все набегали из подворотен, и, не видя мотоциклов, ошалело кидались на тех, кто их уводил. Я ошарашено смотрела на дерущуюся толпу в десять тысяч человек. Вскоре дрались абсолютно все – разодетые дамы, джентльмены, костюмы Версачи и золотые цепи на шеях.
- Конгениально! – восторженно прошептала я.
А потом в изнеможении откинулась назад.
- Интересно, президент это видит? – не отрывая глаз от зрелища, со смехом спросила я стоявшую рядом Олю. Которая почему-то подозрительно молчала и смотрела назад.
- Президент это видит! – мрачно сказал сзади голос.
Я оглянулась и вытянулась в струнку.
- О Господи!
- Ну чего вы стоите! – вызверился он на вытянувшуюся в струнку меня. – Немедленно разогнать!!!
- Как знаете! – я пожала плечами. И, раскрыв дверцу "жигуля", вытащила из сумки ручной пулемет, перезарядив на ходу.
Иван дернулся, но было поздно. Я уже вышла на площадь.
- Эй!!!!! – заорала изо всех сил я высоким девичьим голосом, вдавив пулемет в бок. Так, что ближние присели, а дальние на мгновение застыли и обернулись. Увидев пулемет, лица их вытянулись, но было уже поздно.
Я широко ухмыльнулась, прострочив от бедра из пулемета по толпе поверх голов длинную очередь. А может и не поверх. Я не знаю. Там сложно разглядеть что-то было, когда я, уперев в живот, водила пулеметом над площадью не переставая. Они бросились прочь уже от моего лица. Главное, что когда диск опустел, площадь была абсолютно, зеркально пуста.
- ...я хотела сказать вам, чтобы вы освободили дорогу... - уже спокойным мальчишеским голосом продолжила я говорить в пустое пространство, закончив свою речь. – Спасибо!
- Ну вот, можете, если хотите! – довольно сказали сзади.
Я медленно обернулась, от восторга забыв, где я.
- Как стоите, офицер!!! – рявкнули мне.
И тут выбежали два санитара.
И схватили ЕГО под руки.
- Не волнуйтесь, он не буйный... - успокаивающе сказали нам санитары. – Свихнулся на почве своей схожести с президентом. Только привезли... Сначала все кричал, в ФСБ пытался позвонить, дрался, бросал тут всех, потом ему вкололи успокоительного, и он пришел в себя... Понятия не имею, как он вышел... В этой метушне его сторож куда-то удрал...
Иван подозрительно смотрел то на санитаров, то на меня, то на лечебницу...
- Интересно посмотреть бы, что у тебя в голове? – с детским любопытством спросила я Ивана.
- Мысли! – буркнул он. И потом зачем-то спросил: - У вас в последнее время никто не сбегал? Из особо буйных?
- Нет... - удивленно ответил санитар, уловив серьезность вопроса.
- А девушки?
- Сбежали! – тяжело выдохнул санитар.
Иван подозрительно придвинулся ко мне.
- Две санитарки! Не выдержали – зарплата маленькая!
- А посадить сюда кого-то можно?
- Да что вы! Только по указанию врача, или из особо опасных!
- Ну вот она опасная!!! – твердо сказал он.
- Иванушка, скажи? – ласково спросила я. – Сколько человек я взорвала сегодня?
- Больше тысячи...
- А сколько гнались за мной?
- Десять тысяч... - недоуменно ответил он, не понимая, зачем я сама показываю, какая я буйная.
- А машин разбила?
- Больше тысячи!
- А сколько мой мотоцикл стоит?
- Больше сотни тысяч...
Врачи переглянулись.
- Все понятно... - сказали санитары мне, чеша затылки. – Если вы заплатите десять тысяч, мы можем госпитализировать его прямо сейчас... Не волнуйтесь, мы ему обеспечим лучший уход, здесь все самое лучшее, клиника платная...
Я полезла за чемоданчиком.
- Эй-эй! – заорал Иван, наконец, все сообразив. – Да вы что, не верите?! Это же Королева!
Санитары, наоборот, подозрительно засуетились, на него поглядывая, встревожились, один достал шприц, другой веревки, и начали его окружать:
- Не волнуйтесь... Не волнуйтесь... Это действительно королева Английская Елизавета Вторая... - успокаивающе бормотали они. – Сейчас мы вам вколем, и вы будете принцем Чарльзом...
Охранники ржали, как зарезанные.
- Да я пошутил, честное слово!!! – заорал вдруг Иван. – Это нормальная девчонка!!! Абсолютно! Умная, рассудительная, взвешенная, уравновешенная, пай девочка!!! Добрая, хорошая, ласковая!!! Никакая она не королева, никого она не взрывала, никаких машин она не разбивала, мотоцикла у нее нет! Я просто хотел над ней подшутить!!!!
Санитары в недоумении замялись.
И тут мне в голову пришла гениальная идея. Прокатиться по Москве с президентом.
- Ребята, хотите честно заработать?
- Ну...
- Дайте нам его на день... - я показала на больного. И в руке моей появилась бумажка, на которой я продемонстрировала портрет:
- Вашингтон!
Они переглянулись.
Я вынула еще одну бумажку.
- Фу, Франклин, ошиблась!
Они засопели.
- Мы его накормим в ресторанах! – воззвала я к их состраданию.
- Тут хорошо кормят! – ответили они.
- Обед на четырех персон из "Арагви"... - соблазняла их я. – Прямо с доставкой вам... Представляете, как будет вкусно?
- Не-а...
- Вы любите его, как тысяча братьев и сестер любить не могут? – вздохнув, спросила я.
- Две тысячи братьев и сестер... Нас же двое! Это удваивает силу любви!
- Президента на президента? – поняла я.
- Наш один их двадцать стоит! – хмуро отрицательно покачал головой санитар.
- Двадцать Франклинов... - ужасающе поняла я.
Мы остались довольны взаимной любовью.
- Но нам нужен человек, который побыл бы вместо больного... - просительно сказал санитар.
Я подозрительно замялась.
- Иван?
Тот гнусно заругался, сел в машину и выходить отказывался.
Я хихикнула.
- У него опять обострение... - сказал санитар.
Ребята тоже не слишком рвались. И тоже садились в машины.
- У них тоже обострение... - недоуменно пробормотала я.
Я недолго ломала голову. Взгляд мой наткнулся на тяжело избитого человека, лежащего под забором. Это был остаток от драки.
- Слушайте, - сказала я. – Вы не окажете вон ему первую медицинскую помощь? Я еще доплачу, а? А вы потом, когда мы вернем вашего, еще и с этого возьмете? Здесь все дружеские люди, оказывающие дружеские услуги! Долг Гиппократа велит, чтобы он полежал в освободившейся палате, в которой ему окажут помощь!
Мы ударили по рукам, и еще один президент перекочевал в чужие руки.
Я осторожно и вежливо провела и посадила самого главного на заднее сиденье. Оля бухнулась рядом.
В заднее зеркальце я видела, как нам махали ручками два санитара.
И в это время я увидела, как ко мне сильно спешит администратор мотосалона на мотороллере. Он отчаянно махал мне рукой.
Я не стала закрывать дверь.
И даже вышла.
Слава Богу, Ивана не было.
- Я добыл! Я добыл! – закричал он рядом со мной, отчаянно махая кепкой. Вид у него был блаженный.
А потом отдышался, и начал торжественную часть.
- Уважаемая леди! – сказал он, торжественно улыбаясь. – Я добыл контракт на продажу частным лицам этого штурмовика без вооружения! – он отчаянно махал контрактом, как пропеллером. - Они уже делают специальную одноместную модель для одиноких матерей с местом для ребенка и охранника, с отделанным шелком салоном, с вертикальным взлетом и такой же посадкой на любую ровную трассу для гражданского населения! Они просто не будут устанавливать на штурмовик вооружения. Наша фирма из той прибыли, которую мы получили, благодаря вам сегодня, дарит вам этот Су-47 в подарок... Примите любезно... Я сказал им, что вы любите гонки, и они сказали, что установят все те системы, которые позволяли этой модели на авиавыставке в Чикаго просто зависать в воздухе на месте и переворачиваться через себя... Вы сможете садиться на специальный батут прямо на вашей даче. И взлетать из нее же... Пожалуйста, летайте по России на здоровье!!! Мы с нетерпением будем ждать ваших полетов... Вот документы!!!!! Трам-там-та-та-ра-ра-ра там-пам-пам-пам! – напел он песню Винни-Пуха.
Я захлопала в ладоши.
- Я могу лететь прямо сегодня!?
- Вы здорово угадали, у них уже была готовая модель, и наша фирма благодаря вам успела первая перехватить ее. Они очень удивились, когда мы назвали даже номер модели... Если бизнес пойдет, то мы будем давать вам двадцать процентов от прибыли...
- Что болтает этот коротышка?! – мрачно спросил в рацию Иван.
- Он подарил мне Су-47, чего ты никогда не сделаешь... - ехидно ответила я, захлопав в ладоши.
- Что!?! – заревела трубка.
- Мы не будем возражать, если вы будете кататься вместе с подругой... - заискивающе закивал коротышка.
- Вот как? – спросил голос нашего нового пассажира.
- Ой! – ахнул администратор, когда увидел, и голос его прямо зазвенел. – Это вы!?! Вы тоже ее знаете?! Правда, эта девка супер! Я просто чуть не умер, когда она летала на мотоцикле... А потом и второй раз, когда они купили весь стадион мотоциклов... Надеюсь, в воздухе она никого не собьет, там пока слишком мало людей! Мы должны предложить и вам такую же модель... - это было сказано восторженно.
- Для одиноких матерей? Спасибо...
- Как умно вы шутите! – восхитился администратор.
А потом умиленно повернулся ко мне.
- Ваш самолетик уже скорей всего ждет вас на аэродроме... Он же реактивный... Мы им хорошо заплатили лишнее, они обещали внести все переделки мгновенно, это мелочи... На самом деле там все готово, в базовой модели все готово было... Это будет сверх-полная комплектация, только без оружия... У них уже просто была одна экспериментальная тупиковая модель, удобная в полете, но негде крепить оружие... - он почему-то замялся, а потом рявкнул. – Но эксклюзивная! Они поняли, что на вас направлено внимание всего мира... И сказали, что умрут, а дадут... У нас все могут, если умеют!
Он гордо улыбнулся.
- А как они узнают, что я это я? Что это мне его забирать? – радостно спросила я.
- О, не бойтесь... - расплылся в улыбке администратор. – Я им вас описал, и сказал, что вы самая большая... большая... ууу... - он вдруг почему-то замялся и примолк, а потом радостно выпалил: - УМНИЦА!
Я радостно улыбнулась от ушей до ушей. Как они милы, эти люди!
- Ну, так я поеду!!! Спасибо!!!
- Не за что! Будете пролетать – заглянете... - умиленно сказал администратор. И радостно уехал, помахав рукой. Мотороллер весело запыхтел под ним.
Иван, мрачно глядевший из машины на белое здание, так и не вышел из нее. Что был плюс.
- Почему мы не едем? – мрачно спросил он в рацию.
- Потому что у меня плохое настроение... - честно ответила я. – Внутри все тянет и дурно на душе, точно что-то не так делаю, и плохо... И будто отовсюду следят, следят, следят... Никого нет, и дорога свободна, а я уверена, что выезда нет...
- Приготовить пулеметы к бою! – быстро прокричал Иван. – И следить за ней во все глаза, делать всем как она!
- Ну, поехали... - непонятно сказала я, ибо оставаться на месте тоже было нехорошо.
Но тут, прежде чем я тронулась, дверь моего "жигуленка" раскрылась, и в мою машину на сиденье упала в изнеможении женщина.
- Ты кто такая?! – подозрительно спросила я.
- Что у вас там такое?! – рявкнул Иван. И испуганно айкнул: – Кто там, киллер?!
Он испуганно завопил, двери их машин синхронно раскрылись, высунулись пулеметы...
- Это я Ваня! – рявкнула женщина, отобрав у меня рацию. – И я тебе очень благодарна за "легкую работу"!!!
- А... Саня! – радостно сказал Иван. – Ты жива? Это ты следила?
- Да я вас! Да я вас! ... - зарычала она и вдруг зарыдала. - Каким образом на меня вдруг десять тысяч человек набросилось?
- Мы тоже удивились, ибо ты должна была защищать клиентку от проблем, и от возникновения скандалов тоже... - мягко сказал Иван.
- Да я...
- Я еще никогда не видел, чтоб человек вообще сумел привлечь такое количество...
- Да я не виновата!!!
- И твоя клиентка тоже в первый раз попала в такую большую бойню...
- В гробу я видела твою клиентку!
- Ну так оглянись... Ты как раз в гробу и сидишь... Машина с ней как водителем так и называется – гроб большой...
Она оглянулась.
- Оооо... - застонала она, увидев пассажира. – Почему же вы мне не сказали, с кем я буду работать! Я так извиняюсь! Так извиняюсь!
Рации подозрительно хихикали.
- Внимательно изучи их, этот твой новый заказ...
Я подозрительно дернулась и щелкнула диском пулемета. Слово "заказ" как-то дурно было воспринято мной.
- Он хотел сказать, заказ как телохранителя! – быстро сказала она. – Иван, кто из этих троих моя клиентка!
- Ну, наверное, это не я, точно... - мрачно сказал пассажир.
- О Господи, извините, я такая дура... Я так мечтала работать с Вами...
- Это видно...
Она расстроилась, это было видно.
- Саня, мы потом тебе все объясним... И вообще тебе лучше выйти... - сказал Иван в рацию. – Ситуация стала смертельной...
- Ну уж нет... Охранять – мое ремесло...
- Твоя клиентка – женщина... - сказал Иван. – Она сзади...
Телохранительница резко обернулась.
- Аааааа... - простонала она, в первый раз внимательно заметив Олю.
В недоумении смотря на нее.
Оля же в ответ вызывающе глядела на нее. Я глядела на них.
- Иван, ты что нам подсунул? – фыркая, спросила Оля Ивана, смотря на застывшую в изумлении телохранительницу.
- У меня же комплекс неполноценности будет... - выдохнула, наконец, телохранительница, вырвав рацию у меня из рук.
- Не будет! Ты хорошо дерешься, а ей уже только сегодня шилом в сердце били и из пистолета стреляли... - ответил Иван.
- Куда!?
- В сердце!
- В сердце? И она жива? – она дернулась, странно понимающе поглядев на красавицу Олю. - У нее нет сердца?
Охранники явно отчаянно развлекались там, в других машинах...


Глава 21.


- Улицы странно вымерли... - почему-то тихо сказала я. – Будто мы уже на том свете...
Они все мгновенно замолкли.
- Ну, сейчас мы проедемся с шиком... - глянув на заднее сидение, вдруг развеселилась я, вспомнив, что задумала сделать вместе с этим странным пассажиром. – Так, что страна ахнет... Иван, перекинь нам ящик дисков для пулемета, в Феррари их засунули на автодроме как трофеи, а то у меня кончились...
Я, мгновенно завев и перекинув машину тремя бросками между "Ниссаном" и "Феррари", приоткрыла дверцу.
Мне передали ящик.
- Только не надо лишних фейерверков...
- Что ты нам дал? – вдруг сказала охранница, рассмотрев ящик. – Тут написано – смесь бронебойных с зажигательными, через один патрон! – медленно прочитала она.
- Какие были... Это трофеи... Второй ящик, обычных, нам самим нужен... - буркнул охранник. – Дадим половину...
Я приняла второй ящик...
- Как ты тут не к месту, - недовольно сказала я телохранительнице, занявшей второе сиденье, рядом со мной. – Выметайся...
- Поставь назад... - холодно сказала она. – Я не тебя охраняю...
- Сумки, сумки... - сказала Оля сзади. – Что у тебя там?
Она стала недовольно сдвигать их.
- Оооооо... - сказала в изнеможении она. Я обернулась. Она со странным искаженным лицом быстро закладывала помидоры обратно.
- Сколько их тут?
- Миллион долларов...
- Я имею в виду не чемодан!!!
- Не знаю... Было где-то две тысячи... - пожала я плечами я, поняв, что она про фальшивые толстые пачки.
- Я имею в виду не пачек, а всего купюр, сумму... - прошипела Оля.
- Не знаю, я не умею считать до столько... - честно призналась я в своем позоре, чуть не зарыдав от того, что так унизила себя перед Олей своей глупостью. С которой так хотелось дружить.
- Ооо...
- Не испорть помидоры... - сказала я, видя, что она ставит ящик с дисками поверх сумок.
- Неплохо живут мои офицеры... - странно прокомментировал пассажир сзади.
Девчонка телохранитель на соседнем сиденье была занята другим.
- Слушай, что ты нам дал... - возмутилась она в рацию. – Это же диски к пулеметам... У меня его нет...
- Можем перекинуть... - сказала рация. – У нас есть лишний. Держи...
Я передала ей ручник, поданный в окно.
- Что это!? – в ужасе спросила телохранительница. Она только тут разглядела в моих руках на коленях ручной пулемет. – Куда я попала?
- Добро пожаловать на смертельные гонки... - абсолютно точно передала я интонацию диктора на гонках, и все рации облегченно захохотали.
- Саня, уходи... - сказала я ей. – Забирай Олю и уходи...
- Ну нет... - та упрямо защелкала пулеметом. – Мы что, на разборки едем?
- В мастерскую? – недоуменно переспросила я. – Зачем разбирать новые машины?!
Та почему-то мгновенно успокоилась и успокоено же перезарядила пулемет.
- Хорошая штучка...
- А мне один нельзя? – спросил пассажир
- Нет! – быстро дернулась я. – Оля, переставь помидоры наверх!
Я повернулась к мотоциклистам.
- Чуть что, ее вытягиваете и уходите! – я кивнула на Олю.
- Все поняли, кэп! – отрапортовали они.
- Даже вертолеты не летают... - сказала я.
- После того, как ты сегодня завалила уже три штуки, они вряд ли будут продолжать... - буркнула рация.
Пассажир сзади дернулся.
- Но все-таки тех пятьсот мы поджарили классно... - кто-то засмеялся. - Будет на том свете что вспомнить!
Пассажир опять дернулся.
- С Богом!
- Поехали!
Мы шли клином. Три мотоциклиста, три машины – настоящий кортеж президента.
- Странно как... - заворожено сказала я. – Ни одной машины нет...
- Что делать будем если...? – спросила рация голосом одного из охранников.
- Слушать приказы Королевы... - холодно сказал в рацию Иван.
Мы вылетели на длинную улицу. Все подъезды, в которые я хотела ткнуться, были внутри забиты бетонными блоками внутри или сделаны абсолютно непроходимыми.
- Ага... - ухмыльнувшись, сказала я. Проспект был ровненьким, все двери заперты.
Место было страшненьким.
А потом сзади послышался вой сирен.
Я криво ухмыльнулась. Там была смерть.
- Нас загоняют как кроликов...
И, увидев полностью перекрытые проезды, сказала ребятам в рацию:
- Все! Кончено! - я выдавила это с кривой ухмылкой. - Ребята, если хотите, разбегайтесь тут, все окончилось здесь... Я не буду в обиде, выметайтесь... Может, сможете уйти дворами... Оставайтесь тут, уходите стороной, я поеду дальше...
- Ну нет! - нестройно и обижено ответили разновременно рации. Я ясно различила их голоса.
- Саня...
- Нет! – упрямо дернулась она.
И мы вылетели за поворот, выехав на очень длинный проспект...
Конец которого был затянут громадным полотнищем с нарисованным кулаком с поднятым вверх большим пальцем и надписью: "Дешево! Мобильный телефон – 1000 рублей! Камеры – в подарок. Эксклюзивное предложение, остановись: Шнурки на шею – 20 рублей!"
- Шутники чертовы... - прошипела сквозь зубы я.
Сзади сквозь проезд, мимо которого мы только что прошли, на шоссе вдруг вылетели боевые машины пехоты и БТРы, словно скатившись с горки, абсолютно полностью мгновенно перекрыв дорогу назад без малейшего пробела даже для мотоциклов. Я видела пулеметы, но не снизила скорости.
Я ехала на полотнище.
И тут полотнище спереди медленно рухнуло.
Обнажив то, что стояло за ним.
За ним стояли сплошной стеной в три этажа танки. Направив пушки на нас. С треском вылетали стекла в абсолютно всех окнах домов вдоль проспекта, и в них высовывались черные тяжелые дула пулеметов. Что-то рушилось, и сквозь пыль проглянули странные жуткие шестиствольные образования... Нечто было нереальное и фантастическое в том, как вылетали абсолютно все окна. Как-то сбоку зависли две Черные Акулы и два больших боевых вертолета...
- Ого! – сказал с уважением Иван. – Так меня еще никогда не брали!
Я хихикнула, затормозив.
- Почему они не стреляют? – мрачно спросил кто-то из бойцов.
- Они уже раз расстреляли без предупреждения одну красную Феррари... - ответил Иван. – И мерзкий старичок-авторитет не нашел даже кусочков от машины, в которой он ехал... Подозреваю, что тому генералу было очень больно... Они боятся повторения...
- Того генерала сняли...
- Из машин, пока не появятся солдаты, не выходить! – жестко сказала я.
- Почему?
- Пока у них есть надежда взять целым мой миллион, офицеры не будут стрелять... - пояснила я, поглаживая чемоданчик. – А вот расстрелять нас возле машин вполне могут... А по выбежавшим солдатам они не рискнут открыть такой огонь...
- Не двигаться!!!!!!!! Вы окружены!!!!! – вдруг завопили чудовищные рупора так, что заложило уши. – Не двигаться!!!!
- Что делаем, Королева? – с надеждой спросили бойцы.
- Не двигаемся... - холодно ответила я.
Потом дверь одного из домов открылась, и показались люди в штатском и несколько генералов.
- Они должны будут взять деньги раньше сами, чем тут будут солдаты... - сказал Иван. – Они не могут позволить, чтоб их кто-то увидел...
Один из генералов имел на голове радиомикрофон.
- Выходи!!! – истошно заорал он.
Чудовищные рупоры закричали его голосом со всех сторон.
- Выходи по одному!!! Я тебе... Я...
Я увидела корреспондента с телекамерой, чудом пробравшегося сквозь заслон...
- Ты смотри... - весело сказал Иван. – Новая японская цифровая телекамера!
- Чему ты радуешься, идиот!
- Мы в прямом эфире! Я его расцелую...
- Не знала, что ты так стремишься попасть на экран... Я вот как раз этого не желала...
- В ней модем. Она передает снимаемое в реальном времени на машину-базу... Без проводов по какому-то беспроводному интерфейсу, или прямо на спутник, - весело объяснял мне Иван. – Они не смогут так убить нас без последствий...
- Кто его пустил!!!! – заорал голос на весь город. – Кто пустил эту ублюдочную прессу!!!!! Убью, ублюдки, кто продался, он же все заснимет!!!!!!!
- Не в микрофон, генерал!!!!! – заорал второй на весь город.
Я хихикнула.
Корреспондент уворачивался и снимал все, что мог...
- Мы же заботимся о его собственной безопасности... - опомнившись, сказал генерал, ласково показывая на корреспондента. – Нужно заботиться о прессе! – ласково добавил он. – Вынесите его под руки на хутор, пока его не застрелили!
Но тут прорвались еще двое с камерами...
- Не выносите ничего из машин! – заорал теперь генерал нам. - Выходите с пустыми руками! Накройте все хорошее одеялами, если хотите остаться живыми!
Он явно хотел так намекнуть, чтоб мы накрыли ценное, чтоб корреспонденты не засняли сокровища.
Я неожиданно хихикнула и игриво сказала:
- Оля, прикройся!
Дрожащая Оля, ничего не поняв, натянула одеяло на грудь, закрыв помидоры и патроны.
Человек в штатском отстранил генерала.
- Выходи! – тихо сказал он в сторону наших молчащих машин, уверенный, что его услышат. – По одному...
Но генерал опередил его. Красуясь перед телекамерами, он кинулся сюда, крича:
- Я тебе террорист... Ты... Ты...
Я широко ухмыльнулась. Пришло время пустить в ход мой последний сидящий сзади козырь:
- Ану-ка опустите, девочки, окошко сзади... - сказала я своим в "жигуленке", развлекаясь. Я имела в виду с той стороны, где наш странный пассажир. - Оля, помоги ему, живо!
Я видела, как все снаружи замерли, когда заднее затененное окошечко в моей машине стало медленно опускаться.
- Тыыыыыы... - заорал генерал перед кинокамерами, строя из себя героя. Он кинулся к окошку и явно разозлившись, что мы не выходим.
И замер, наткнувшись на лицо.
- Что происходит? - спросил абсолютно ровный спокойный голос пассажира.
- ...и ЯЯЯЯ оба русские!!!!!!!! – изо всех сил заорал генерал, закатив глаза, вытянувшись в струнку. – Я так рад этому!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
От рева динамиков сыпались стекла в половине Москвы.
У всех, кто там стоял и смотрел, были странные лица.
- А мы террориста ловим. Где же вы были? – уже заискивающе и виляя хвостом, подобострастно спросил генерал. – Вы же должны были быть...
Корреспонденты бешено снимали.
- На отдыхе! – буркнул наш пассажир.
Генерал невольно склонился и случайно заглянул в окошко к Оле, которая сидела, съежившись под покрывалом.
- Ооооооо... - ошарашено сказал он. – Да, можно было про все забыть, я согласен...
Человек в штатском, словно случайно, мельком заглянул туда же.
- Ооооооо... - сказал он.
- А у нее сестры есть? – задыхаясь, совсем по-обычному, ошарашено спросил генерал.
- Есть! – хмуро ответил пассажир. – Сестра олигофрен.
Генерал увидел мое обиженное лицо, прильнувшее к стеклу и тщетно силившееся широко улыбнуться ему. Губы растеклись по стеклу.
- Ооооооо... - отшатнулся он. – Жаль...
Тут корреспондент, поняв, что там внутри что-то интересное, отодвинув генерала, сунул свою морду в окошко.
- Ааааааааоооо... - он схватился за сердце.
И тут же, опомнившись, сунул в окно кинокамеру.
Оля в ярости оттолкнула ее, и, заругавшись, стала закручивать окно, чуть не плача и наплевав на все пушки.
- Что же это такое... - визжала от ярости она.
- Толя, Толя, снимай!!! - бешено орал корреспондент, когда его отнесли в сторону, и, видя, что ему не пробиться. – Снимай, там такая фантастическая баба, супер, ФАНТАСТИК-ГЕРЛА, его любовница, мозги отшибает!!!!! Такой кадр!!!!
Человек в штатском сбоку что-то выяснял по телефону на повышенных нотах:
- Саша, скажи, какая машина у президента самая дорогая... личная... что?! красная Феррари? Эксклюзивная модель с надписью... Идиоты... - безумно прошипел он. – Почему мне никто не сказал!?!?
- Теперь мы все получим новые погоны... - в сердцах сказал офицер. – Дай только он доедет домой и встретит жену!
- У него важная встреча... - чуть не рыдая, сказал человек в штатском, - может встреча немного отвлечет его? А мы поймаем террористку и оправдаемся! Эта сука так чудно подставила нас во второй раз, так, что выть хочется, хоть и после первого еще не очухались! Ведь чудо, что не расстреляли его! Вот было бы здорово, если мы б сами бы его и замочили!!!
- Пропустить, пропустить... - заорал в микрофон генерал. Там поспешно освобождали проход.
Танки выезжали, освобождая проезд.
Видно было, как суетятся солдаты.
- Проезжайте, товарищ... - генерал как-то услужливо склонился, показывая руками. И замялся, не зная, стоит ли говорить на весь город, как они брали самого главного террориста.
Я медленно проехала вдоль танков, рассматривая чудовищное вооружение и броню.
Мне отдавали честь.
Мы ехали под громкие крики приветствий, водители танков и пулеметчики вытягивались в струнку, кое какие машины кричали даже "Ура!". С вертолетов в честь приветствия выстрелили две ракеты в небо...
Мы прошли шесть баррикад, словно по мановению волшебной палочки расступавшейся перед нами.
Когда мы вышли в мирную часть города, где уже были машины и только немного боевых машин, все словно очнулись.
Саня проверила машину на наличие микрофонов. И уничтожила жучок.
- Проклятый корреспондент... - выдохнув и истерически затрясшись, сказала она, почему-то вдруг разрыдавшись по такому глупому поводу.
- Королева, прости меня... Ты невероятный гений... Выходи за меня замуж... - вдруг сказал Иван в рацию.
Я механически включила радио.
- Всем, всем, всем постам! При появлении в зоне видимости красной "Феррари", "жигуля" и черного "Ниссана" немедленно расстрелять эти машины ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!!!
Было видно, как мои машины дернулись...
Я нехорошо ухмыльнулась.
И повернула машину в поворот... Старый район.
Вдали была видна стоянка. Странно, но весь район был забит обычными машинами.
- Оставьте машину на стоянке... - сказала я Ивану. – А то краску могут попортить... На твоей татуировке... Она слишком заметна... Прием...
- Я не хочу, чтоб на моей татуировке портили краску... - ответил он. – Немедленно покинь машину и скройся в универсаме... Я рад, что ты разглядела меня... Прием.
- Рассосредочьтесь... - сказала я. – Не подъезжайте к стоянке все, они могут запомнить кортеж... Иван, заплати ему за год вперед, я отдам потом...
- Немедленно покиньте "жигуль" вместе с Олей... - теперь уже пролаял он.
- Остальные, слушай меня... - холодно продолжила я. - В городе слишком много военных, так что вы не выделяетесь... Но купите себе запасную штатскую одежду тут же на лотках на всякий пожарный, чтоб вы могли раствориться в случае необходимости в толпе... Я кину вам двадцать тысяч... Кстати, вон мотосалончик, можете купить бэушных минимотороллеров, у кого нет мотоцикла...
Я смотрела, объехав магазин, как ребята покинули мою красавицу Феррари и быстро рассосредоточились в небольшом количестве людей... Трое пересели на мотоциклы к товарищам...
Я пыталась запомнить стоянку и ее расположение. Возле нее была птица... Что-то типа скучного поникшего пингвинчика...
- На стоянке одно место... - сказал Иван.
- Поставь "Ниссан" на любую другую... Но не рискуйте. Чуть что, ставь на улице среди машин и мотай...
Мы проехали еще несколько километров.
- Ты кассету забыла... - вдруг спохватился Иван.
- Опять обманешь? – иронично спросила я.
- Я видел, что случалось с теми, кто на тебя нападал... - хихикнул он. – Но у меня деловое предложение – за один процент от суммы снятия мы сделаем все сами...
- Как хотите... - я не слишком соображала, о чем речь, и подозревала, что он шутит.
- Куда перевести твою долю? Те же условия, что ты продиктовала механику?
- Угу... - буркнула я, с трудом вспоминая, что я такое ему говорила. Но раз продиктовала, значит, что-то было хорошее. – А ты что, слышал?
- Я же стоял рядом... Выходи за меня замуж!
- Ты кому говоришь? – удивилась я.
- Кому еще тут можно говорить...
- Не знаю... - растерялась я, держа единственную рацию у нас с Саней рацию. – Тебя ведь слушают десять человек...
Трубки отчаянно заругались мужскими голосами...
Саня и Оля начали фыркать.
- У меня есть муж... - опомнилась я. – Прекрасный жених! Точнее человек... Он меня не дождется и ждет, мы сегодня решили пожениться!
- Тебя ждет большая личная трагедия... - буркнул Иван.
Его "Ниссан", как я слышала по рации, шел по параллельной улице.
- Во, бля... - услышала я вдруг в рации голос его водителя.
Я сразу поняла, что он кого-то заметил.
- Что такое?
- Военные...
- Тебя видят?
- Бля!
Я сразу поняла, что это значит, что его заметили.
- Ты где?
- В универсаме, кушаю! – неожиданно отозвался его водитель, ляпнув абсурд. – Пиццу!
- А я тебе сейчас привезу миллиард долларов, жди! – зло сказала я, ляпнув абсурд.
- В какой одежде ты будешь?
- В самой обычной...
- А как я тебя выделю? – спросил он.
- Если увидишь самую большую дуру, это и буду я!
Я зло выключила рацию.
И ехала несколько километров молча. Странно, но ни каких военных не было. Что он наврал! Я молча ехала из города, вся кипя от возмущения.
Кучу кварталов мы проехали беспрепятственно.
Сзади доносился какой-то нечеловеческий вой сотен тысяч сирен.
Потом опять зло включила рацию.
Но дернула не ту ручку. Включилось радио:
- В самом большом универсаме района города, где сегодня была распродажа... - как-то медленно, ошалело и заторможено сказала дикторша, плачущим голосом, но тоном читающего по слогам первоклассника, - происходит нечто невероятное... Туда со всех сторон, минуя все правила и заслоны, подъезжают машины с военными и солдатами... Которые, не слушая никаких увещеваний, оставляют свои посты и кидаются сюда... В данном районе собралось уже больше двадцати тысяч машин пехоты, БТР... Танки же идут на пролом... Солдаты выпрыгивают из машин... - дрожащим голосом прошептала она, запинаясь на каждой букве, - и бросаются в универсам... Где сегодня собралось сто тысяч женщин за покупками по трети цены... Здесь солдаты ведут себя странно... - зарыдала она. – Они набрасываются на абсолютно всех женщин... крича, дергают их за волосы, разрывают продуктовые покупки в самые маленькие клочья, раздевают и ощупывают женщин, фетишистски перебирая каждый грамм одежды и разрывая ее в клочья, точно надеясь там что-то найти... Голые женщины в-о-ю-т... - по буквам прочитала она, и в ужасе завыла.
- Что происходит-то-а?!?
Я вырубила "Русский приемник". Опять этот бред – звонят какому-то идиоту и разыгрывают его. Но как можно не догадаться, что это розыгрыш-то, и дать в прямой эфир?!
Все в машине как-то истерически ржали...


Глава 22.


- Что ты наделала! - накинулась на меня Саня.
- Радио включила... - испуганно съежилась я, ничего не понимая, что я плохого сделала. Снова мне хотелось разрыдаться, ведь я уже немного почувствовала нормальным человеком, а тут вдруг опять, как в детстве, я снова ничего не понимала. Напомнив мне, что я не изменилась и осталась глупой. Реветь хотелось ужасно и отчаянно.
- Да, под дуру ты работаешь классно! – сквозь зубы сказала та, прожигая злыми глазами. – Недаром у тебя такая кличка!
Я отчаянно сжалась, ничего не понимая, и от этого чувствуя себя еще только страшнее и безнадежнее. Я дура, дура, дура!
От злости я рванула руль изо всей силы влево, развернулась практически на месте, прокрутившись по трассе, и перпендикулярно вогнала машину в открытые громадные двери огромного стеклянного комплекса, взлетев по краям съездов для тележек с обеих сторон лестницы. В злобе кинув машину влево-вправо между стеллажей, расстояние между которыми было больше моего жигуля. И, загнав машину в самый угол магазина, зарыдала, ткнувшись в руль.
Я не виновата, что я такая родилась! Я уже подумала, что я становлюсь нормальной, и снова испытать тянущее чувство отчаяния от непонимания, было страшным ударом. Я плакала и ничего не слышала, лишь заметила в щелку слева, что стеклянные двери сами собой стали сходиться, а над шоссе прошло звено вертолетов.
Я не дура, дура, дура... - ревела про себя я, ничего не видя.
Через кусочек витрины было видно, как пролетели по дороге одновременно в обе стороны грузовые машины с дурацкими зенитными установками на башенках, соты спаренных дул пулеметов которых были почему-то устремлены вниз и вбок, вращаясь во все стороны.
Тоска заливала сердце мне.
- Идиоты, вы опять упустили ее!!! – орал матюги в рупор жигуленок на улице... Он медленно ехал мимо, а потом стал как раз напротив этого магазина, и отдавал указания проезжавшим машинам, куда ехать... Через приоткрытое окно доносились его крики...
Злые слезы застилали мне глаза.
- Я не дура, дура, дура... - билась я в отчаянии головой. Все умные, вон даже толстый и глупый дядечка в окне отдает такие приказы, все понимает, а я одна такая ужасная.
Я просто чуть не захлебнулась от отчаяния и горя.
- Что такое?! – раздался шокированный голос сбоку.
Из вышедшей двери, спрятанной за стеллажами с красками, выплыл франтоватый деловой молодой человек. Похоже, я въехала в магазин лакокрасящих и отделочных материалов.
Он ошарашено смотрел на мои слезы.
- Она... - я захлебнулась слезами и не в силах была сказать ни слова, и просто ткнула назад в Олю, - она сказала, что я дура!
Я чуть не убилась от горя.
Он мимолетно заглянул назад. И застыл.
- Оооооо...
- Но она заплатит за это! – сквозь слезы злобно сказала я. – Она сама дура... Она сказала, что с помощью аэрографа можно быстро перекрасить машину, она спорит на сотню кусков, мол, это давно известно, это буквально дело сорока пяти секунд...
Я грубо засмеялась.
- Я умнее... невозможно это за сорок пять секунд!
- Да это просто выражение такое! – со злостью смотря на меня и с благоговением на Олю, выругался тот. - Фигурально!
- Эти фиги она пусть показывает свидетелям пари!
Он так смотрел на Олю, так изгибался, так вздыхал. И с такой нелюбовью на злобную девочку!
Оля была в отчаянии. Она схватила и испуганно закрылась от меня дипломатом с долларами... Она подумала, что я отниму у нее доллары.
Она была такая несчастная, такая несчастная.
Он странно посмотрел на нее, а потом на меня.
И вдруг он злорадно ухмыльнулся.
- А подготовка входит в время работы? – отчего-то злорадно спросил он.
Я замялась.
- О подготовке ведь ничего не сказали?! – радостно подняв указательный палец вверх, сказал он. – Подготовка не входит!
Я так и не понял, чего он засуетился, победно глядя на затравленную Олю. И чего он кружит вокруг машины, обкладывая края окон.
Вокруг машины очень быстро суетились два человека, и раскладывали приборы.
- А как перекрасить?
Я заоглядывалась на дорогу, слишком наглядно и злорадно ища пример машины посложнее и не в силах сразу придумать задачу с тигренками.
- Пусть будет вот эта! – поспешно сказал он, указав на пятнистый, маскировочной окраски простой "жигуленок", все еще стоявший перед окном и чуть видимый ему. – Она первая попавшаяся!
И злорадно добавил:
- Так получилось!
Цвет моего "жигуленка" был таким, как один из цветов маскировочных пятен на "жигуленке", то есть любое пятно будет лишь маскировочной окраской. Он действительно мог выиграть при таком раскладе.
- Я бы и целую перекрасил, но тут уж простите...
Я недоверчиво посмотрела на него.
- А я мастер маляр-художник! – злорадно сказал он на мой взгляд. – Весь этот магазин красок и лакокрасочных строительных материалов начался с обычной мастерской. Моей! Я работаю очень быстро и четко, и помощников воспитал таких же...
- Шеф действительно красит, будто родился с кистью в руках... - благоговейно сказал появившийся из той же двери помощник. - А с появлением аэрографов сошел с ума... Что только не разрисовывал!
- И главное мгновенно делает, из любви к людям! – сказал еще один, вышедший оттуда же. - Человек отвернулся, а его невзрачная машина уже расписана, он стоит и поверить не может, ведь он тут же и был, а такое чудо случилось – вся машина в гениальных розовых и голубых цветочках! Чисто бескорыстно работает, люди от счастья умирали! Один крутой, ехавший на стрелку, получил преображение души от красоты, когда увидел, подойдя с товарищами бандитами, свою машину. В обморок упал, когда прелестные голубые цветочки увидел... И главное – шеф денег не берет, чудовищные по стоимости картины делает так, за бесплатно, пусть правая рука не знает, что делает гений! Нас шеф альтруист, лишь бы принести радость людям!
Из-за двери внутри неслась громкая музыка, она мешала слушать даже здесь кричащий рупор на улице. Точнее, начисто отрубила все звуки, ибо отсюда орущая там машина просто молчала.
Нашу машину окружило четыре художника с аэрографами и подозрительно четкими и уверенными движениями рук. На стульчиках лежали другие приборы.
- А почему вас четыре вокруг машины? – недоуменно спросила я, разглядев, что теперь машина окружена со всех сторон, а кто-то ставит лестницу, чтобы красить сверху.
- А разве количество входило в пари? – сладко спросил бескорыстный гений.
Я разозлилась.
Оля странно смотрела на это.
Они все справились с подготовкой, точно спринтеры.
- Засекайте! – сказал он мне. – Когда я скажу: нажимайте кнопку!
Я что-то презрительно мугыкнула, держа в руке секундомер. Тревога съедала меня.
Он поднял руку.
Все остальные напряглись, будто в низком старте.
- На старт! – сказал он.
Все наклонились вперед.
- Внимание!
Все напряглись.
- Марш!!! – крикнул он, и бросился к машине.
Никогда не видела такой четкой деятельности. Они облепили машину как вихрь, сходясь и расходясь с разных сторон. Точно роботы на конвейере. Только умные роботы. Они расходились, сходились и менялись местами как-то удивительно быстро.
А потом одновременно отхлынули в стороны.
- Все! – жестко сказал он.
Я механически нажала кнопку.
Она щелкнула.
На секундомере было сорок пять секунд и ноль миллисекунд.
Я ахнула и взвыла.
- Вы проиграли! – сказал он мне.
- Да не может быть! – заскрипела зубами я.
Оля немного успокоилась.
- Все может быть... - он вдруг подозрительно захихикал. – Принимайте работу!
Машина была копией стоявшей на улице. В ней суетился генерал.
Управляющий победно улыбался Оле. Та несмело улыбалась ему. И не смотрела на меня.
Зло скривившись, я приготовилась снова заплакать, но мужественно открыла чемодан.
И зло швырнула Оле десять пачек долларов. Слезы рвались из глаз сами.
Та победно улыбнулась и выдавила из одной пачки одну купюру.
Лицо менеджера исказилось.
- Ой, как трудно они вынимаются! – ввизгнула Оля, и мигом сумела достать штук двадцать купюр.
- Это вам! – сказала она ему, с опаской смотря на меня.
- Ой, что вы, что вы... - засмущался тот. – Мы сделали вам бесплатно!
Счастливая Оля все же всучила ему деньги.
- Ну, тогда возьмите, - он всучил он нам рупор, принесенный со стороны, - чтоб было все как у той машины!
Он хихикнул.
- Заезжайте!
Я бросила на него злобный взгляд. Я все плакала. Я была в отчаянии.
А потом посмотрела на ту машину.
- Я еду, - донесся сквозь окно далекий слабый голос из той машины генерала. – Смотрите, не выстрелите в меня, идиоты!
Рация в машине генерала выругалась.
- Что!? – выругался генерал. – Какой еще пароль для меня?! "Белоснежка и семь козликов"?!? Ты урод!!!! Что значит, такого не придумают!?!!! Да я тебя!
Машина отъехала.
- Прикажи немедленно пропустить меня всем своим постам, обормоты! – услышала я возмущенный рев идиота, слившегося с ревом двигателя отъезжавшего автомобиля.
Слезы катились безостановочно. Менеджер насмешливо смотрел на меня.
Щелчок поворота ключа зажигания раздался одновременно с отъездом машины. Руки холодно легли на руль машины.
Слезы застилали мне глаза. Менеджер насмешливо смотрел на меня.
- Заезжайте и вы...
Я судорожно дернула рычаг скорости.
- Никогда сюда больше не приеду! – в сердцах брякнула я.
Оля еле успела вскочить в машину, ибо ее никто не ждал.
Резко с визгом выехав задом из лабиринта стеллажей, я чуть не сбила от злости этого менеджера прямо у них в магазине.
А потом, точно развернулась, и, ничего не задев, проехалась по лабиринтам этого маленького "городка", выехав мгновенно к двери. Я еще увидела уезжавший жигуленок с рупором вдали, так быстро все произошло.
Охранник, сидевший теперь на выходе, вдруг как-то подозрительно насторожился, при виде подъехавшей к стеклянной двери машины. Он что-то начал соображать и тереть себе лоб.
Потом нажал кнопку, и к машине выбежали еще охранники.
- Эй, вы!!! - заорал он, резко открывая заднюю дверь "жигуленка". Дверь открылась. И он заорал еще громче, вытягиваясь в струнку. – Может на руках Вас из магазина вынести?!?
Я нетерпеливо нажала на клаксон.
- К чему портить шины? - уже умоляюще, ласковым голосом, все понижая его, совсем тихо попросил он. – Тут плохой выезд, мы откроем сейчас дверь склада, вот по этой же прямой назад, там выезд на эту же улицу, просто она делает изгиб...
Я оглянулась.
- Мы коврики постелим...
Без слов я дала задний ход, пока двое других открывали железную дверь в самом конце стеллажей.
Точно так же я проехала по загроможденному тюками складу – здесь тоже ездили на тележках.
Впереди машины рысью бежали охранники, услужливо распахивая двери.
С урчанием мы вывалились на соседнюю улицу из железных ворот.
Я хладнокровно ехала по дороге, наполненной машинами с солдатами, и они, странное дело, или не обращали внимания на нас, или уступали нам дорогу и поспешно открывали перегороженные улицы, отдавая честь.
Впрочем, на одном из постов так не произошло.
Я захолодела. Там стояли танки, направив пушки на дорогу, кто-то чинил огнемет, а зенитные установки на машинах подозрительно прокрутились и поглядели на меня.
Стало холодно ужасно.
- Приехали... - обречено прошептала Саня.
Громадный белокурый парень метра со два ростом, поигрывая ручным пулеметом, вместе с семью боевиками направились к нам.
Они шли как-то нахально, уверенной легкой походкой профессионалов. Словно плыли. Один и семь верных смертей. В каждом движении чувствовалась неумолимая и неудержимая смерть. Чудовищные по реакции звери. Их ничто не могло остановить.
- Эй, ты, Белоснежка и семь козликов... - заорала я в ярости. – Немедленно открывай ворота!
Лицо двухметрового гиганта исказила судорога, и он застыл.
Схватившись за сердце, он что-то мычал.
Он даже замер парализовано. Было видно, как дергается рука к пулемету. Жилка у виска подозрительно задергалась, и, под безумный рев товарищей на танках, он кинулся прочь.
Люди на улице рыдали и валялись на земле. Когда мы проехали мимо открывшегося проезда, все солдаты сидели на земле и вытирали слезы.
- Эх, здорово вы эту сволочь прижучили! – сказал солдатик вслед машине, открывая шлагбаум. – Этот белобрысый убийца считает себя самым умным – говорили же ему, пропускай генерала сразу! А еще говорили, что он лучший на планете командос, безумная реакция, берет голыми руками банду вооруженных профессионалов, - воскликнул он, - и нет никому спасения, зверь... а такой стыдливый и обидчивый! А гонору то, а гонору! Услышал пароль и смылся!
- Это ж надо было под такой пароль попасть... - вслед прохихикал его напарник. – Теперь же ему прохода не будет... И команде... А еще ломался, сволочь, когда его срочно вызвали из Афгана террористку брать – мол, это слишком мелкая цель для его класса!
Тут же нас пропустили еще три раза на коротком расстоянии, уже издалека открывая проезд – никому не хотелось услышать "пароль" еще раз.
- Ну, ты, дура, и даешь... - с восхищением и уважением сказала Санька.
Услышав ее, я не выдержала. Это стало последней каплей. Я не выдержала, и зарыдала.
Рыдала отчаянно, выплакиваясь за всю свою жизнь. И никого вообще не хотела видеть и слышать. Пусть сами едут.
Я заглушила машину, поставив ее специально поперек дороги там, где было много милицейских машин, и где они начинали перегораживать чужими машинами дорогу. Они подгоняли чужие машины, или подкатывали их сюда на руках, в несколько рядов закрывая дорогу. На нас никто не обратил внимания.
- Так и надо, пусть вас замуруют! – со злостью подумала я.
Оля, как могла, успокаивала меня.
Но я не успокаивалась. Нашу машину скрыли другие.
Мимо проехала Белоснежка и семь гномов на боевых мотоциклах, похожих на маленькие штурмовики своими колпаками из толстого самолетного стекла. Пулеметы в руках второго седока угрожающе оскалились на весь мир. Лица их были черны, они ехали убивать. Сквозь слезы я почти не видела их.
Подъехала чья-то машина.
- Как сквозь землю провалились, товарищ генерал! – услышала я чей-то испуганный молодой голос совсем рядом. – Все обыскали!
- Убью, сволочи! – тихо сказал уже знакомый генеральский голос. – Убью вас всех! Как вы работаете, мерзавцы!?! На трех метрах машину потеряли, на каждом углу – мент!
Было слышно, как он ругался. Он вышел из работающей машины, со злостью хлопнул дверью, она даже не захлопнулась.
- Я выясню, кто в этом виноват... - пообещал он. – Где ваш начальник?!
Он поспешил куда-то в сторону и наверх, оставив работающую машину, вслед за ним захлопали двери – это вышел водитель и несколько офицеров и побежали за ним.
- М-м-машину... - прорыдала я. – В его м-м-машину...
Я была неутешна.
Повторять кому-то в машине было не нужно. Место слева еще оставалось, нас заслонял грузовик.
Машина генерала оставалась работающей.
Саня выглянула и через секунд десять уже была тут, беря пулеметы и ящики с патронами.
- Никого нет... Эти идиоты даже со стороны генерала дверь не захлопнули. Да и чего тут бояться – милиция кругом... - тихо сказала она. – Но если с этой стороны, то никто не видит.
Я не хотела на нее смотреть.
Мы сидели в машине буквально через двадцать секунд. Сумки, пулеметы, диски – все перекочевало сюда.
Я просто захлебывалась слезами, будто это кровь, идущая из носа.
Как я и думала, дверь со стороны генерала оказалась не захлопнута.
Слезы катились у меня из глаз. И, вместо того, чтоб ехать, я просто рыдала на руле. Глупая, дура, не вовремя, а глупые слезы катились только так! Так мне было горько в детстве, когда мама была еще жива и взяла меня на праздник по работе. Начальник что-то сладко говорил ей, а мама звонко смеялась. Он потрепал меня по щеке.
- Дядя добрый, как кастрированная колли! - подпрыгивая, счастливо и радостно громко сказала я маме, желая, чтоб ему было приятно.
О Боже, как тогда на меня кричали. А главное, мне было горько, ведь я сказала от всего сердца... И до сих пор не понимаю, горечь на душе, почему мне на тот раз попало...


Глава 23.


На улице появились танки, и я тогда тронула машину, объезжая их абсолютно бесстрашно.
То ли генерал проехал здесь только что, когда ехал туда, всюду останавливаясь и удостоверяя свою персону, то ли его машину достаточно хорошо знали, но только пока мы ехали, проблем не было. Солдаты невидимо дергались на нас, а потом как-то дергались обратно и пропускали. Пропускали без задержки, лишь на мгновение опустив глаза на номер и внимательно сверив его и какой-то новый сложный знак на нашем стекле с бумажкой, и снова смотря на нас без всякой остановки машины. Похоже, генерал уже здесь побывал.
- Шмякнуть голограмму на стекло, это они здорово придумали на скорую руку... - тихо прошептала Саня, боясь говорить громко. – Черта с два ее подделаешь в кустарных условиях.
Мы уже почти выехали.
И тут мне что-то не понравилось. Я глянула – спереди шла колонна. Я глянула – сзади шла колонна. Я глянула – слева на большой скорости неслась группа мотоциклистов.
Затравленно посмотрев вправо, я увидела тупик. Где шел товарняк. Руки сами свернули туда, где не было выезда. Там был тупик. Стена, вдоль которой шел поезд. И все. Он шел параллельно дороге в тупике. И там не было другого выезда, кроме рельс. Да и то, по ним шел товарняк. А была лишь небольшая платформа для разгрузки и погрузки возле колеи, как на вокзале, чтобы быть повыше к вагону. К ней шел крутой выезд.
Я затравленно огладывалась – полный тупик.
А ноги сами нажали на газ, лихорадочно переключая коробку скоростей на все большую и большую скорость. Не обращая внимания на все меньшее и меньшее расстояние до идущего поезда, за которым была глухая стена метров в двадцать.
Кто-то в машине взвыл.
- Что ты делаешь, дура!!! – взвыла Санька сбоку и попыталась вырвать у меня руль.
Но я лишь упорно вжала педаль, летя на колеса и стену. Машина послушно рванула на стену. Поезд тут шел поперек дороги вдоль стены прямо под стеной. Одна колея. Почти впритык к стене. Саня истошно кричала. В заднее зеркало я еще заметила, как на улице все абсолютно рации сзади у абсолютно всех солдат, штатских, постовых, офицеров вдруг словно взорвались. Люди выхватывали трубки. Такое было впечатление, ибо они заработали все разом. Они затрещали, люди рвали их из карманов, потом начинали оборачиваться...
Но я уже влетела в переулок-тупик, набирая скорость до стенки. Саня выла. На всей чудовищной скорости осталось уже меньше тридцати метров и никакого выхода. Здесь и не предполагалось выхода – тут грузили поезд, а не выезжали. Только высокий короткий выезд на платформу, с которой разгружали или нагружали вагоны. Сам выезд типичный, то есть почти в сорок пять градусов! А там дальше, за колеей – высокая стена!
- Держаться!!! Засуньтесь в мягкое!!!! – безумно властно вдруг тихо приказала я. – Съежьтесь! Подальше от крыш, дверей! Глаза!!!!
Странно, но они как-то так мгновенно подчинились, что мне даже самой было странно, что это я командую.
И тут, вместо того, чтобы ударить в стену, я в самый последний момент свернула на выезд на погрузочную площадку.
Снова, как в детстве, я видела, куда разлетятся шары. Только тут шаром была я сама. Руки сделали все сами.
Машину на такой скорости ударом выстрелило вверх и вперед, как с трамплина.
Она, с диким скрежетом, взлетела в воздух. И ударилась о стену прямо над поездом. Я все же перепрыгнула его. И в стену – БАМ!
Но, поскольку это было под углом, поскольку я резко свернула в последний момент, то машину шмякнуло плоскостью о стену. И, отлетев от стены за поездом назад, машина просто с грохотом рухнула в пустую вагонетку идущего поезда. Полностью скрывшись от преследователей в ее глубине. Даже и предположить такого было невозможно, что машина могла оказаться внутри. Как она туда бы въехала? Поезд лишь набирал скорость, даже не замедлив ни на секунду ход. Вряд ли машинист заметил нашу "посадку", товарняк такой длинный.
Я могла даже представить лица преследователей, которые ворвались вслед за нами, но секунд на тридцать позже – все абсолютно пусто. И никакого выезда. Куда делась машина? Они будут искать тайный выезд! Ведь с улицы не было видно, что тут произошло – угол скрывал все происходящее тут. Поезд уходил на всем ходу...
Машина шмякнулась так, что я на секунду потеряла сознание, обсыпанная стеклами. Но тут же очнулась.
И усмехнулась.
Мы ехали прочь с той же скоростью, с которой ехал поезд. С комфортом. Уезжали из полностью блокированного города. Дороги то они перекрыли, но все выезды то никто и не собирался перекрывать, ибо в таком громадном городе это просто невозможно. Да и "сели" в поезд мы в свободной части города, где не блокировали все!
Вдали раздались выстрелы из пушек – судя по всему, это танки в переулке ломали стену, пытаясь выяснить, где там тайный проход.
Спросив – все живы? – я оглушительно захохотала и смеялась даже тогда, когда живая Санька заткнула мне рот, шипя, что нас могут услышать. Но я все смеялась, потому что никак не могла успокоиться...
Оля тоже оказалась жива. Но тихо пообещала, что это последние ее гонки вместе со мной... И если я еще что-то придумаю, то она засунет меня в это самое мягкое...
- Я имела в виду сиденья! – буркнула сквозь спазмы хохота я.
Я вдобавок представила, что скажет генерал своим подчиненным, когда узнает, что мы исчезли опять, и мое настроение стало еще веселее.
- Чего смеешься? – мрачно спросила Саня.
- А я представляю, что вы сейчас еще и прыгать с идущего на скорости поезда будете! – хихикнула я.
Лицо Оли медленно вытянулось.
- И приготовьте абсолютно все к эвакуации... - уже жестко скомандовала я. – Быстро! Ищите, куда можно запаковать все, чтобы оно не рассыпалось при ударе!
Саша нашла в багажнике стоявшей раком генеральской машины военные рюкзаки и брезентовые мешки. Мигом все сумки были упакованы. Я хотела оставить эти фальшивые пачки от монопольки мужа здесь, но вовремя сообразила, что если их найдут вместе с его бумагами здесь, то над ним будет смеяться вся страна. Да и Оля так держалась за эти игрушечные денюжки!
Все работали очень быстро.
Я же бережно прижимала к груди дипломат с миллионом. И ручной пулемет к другой груди. Дипломат тоже запаковали, чтобы он не рассыпался при ударе.
Ящики с патронами тоже обвязали мягким.
Все тут же выставили на крышу машины. Которая лежала боком. Слава Богу, никого не убило при падении внутрь, в вагонетке были остатки песка.
Мне же в голову пришла отличная шутка.
В то время, как Саня демонстрировала Оле, как правильно прыгать с поезда, я решила снять сиденья. И прыгать по всем правилам телохранителей, но с седушками впереди. Опытная в обращении с машинами Саня отодрала их очень быстро, как только поняла, что я хочу.
И еще раз показала всем. Но уже в мягком варианте.
- Смотрите сюда – это сиденье... – начала говорить она, показывая, и поясняя, как дебилам, каждую вещь.
Я захихикала, глядя на Олино несчастное лицо.
Мы уже определили, что поезд уже шел по пригороду, где были сплошные дачи...
Я тоже решила поглядеть. Выглянула, став на крышу машины... Мы стояли уже четверо все у края, ибо машина почти лежала на боку внутри вагонетки, потому выбираться было удобно. Я посмотрела.
Какая-то забитая станция маленького городка, стоящие на колеях вагоны, песок, доски, бревна.
И тут же неожиданно жестко скомандовала, лихорадочно сама кидая сумки:
- Приготовиться!
- Что? – удивилась Саня. – Ты с ума сошла... Это же станция...
- На соседней колее один вагон с песком! - не стала с ней разговаривать я. - Оля... пошла!
Я прыгнула сама одновременно со своей командой. Не обращая внимания на остальных.
Они прыгнули вместе со мной. Никому не захотелось почему-то оставаться. И почему?
Слава Богу, никому не пришло в голову противоречить... Такое впечатление, что мне верили абсолютно и подчинились абсолютно. И, слава Богу... Саня отличный телохранитель... Она синхронно просто повторила мои действия... Выкинув, как и Оля, сумку в руках, она захватила саму Олю и выкинулась с ней на песок, одновременно со мной... Странно, рядом с ней ляпнулся наш пассажир, сделавший тоже самое.
Они все прыгнули абсолютно синхронно вместе со мной.
Я выпрыгнула с чемоданчиком. Саня с Олей. Пассажир вместе с одним из оставшихся рюкзаков...
Но если они все улыбались, лежа на песке, а Оля дрожала, то я не медлила не мгновения. Я слетела с песка тут же, как приземлилась. Схватив две сумки, я кинулась прочь от поезда, пока поезд еще шел, приказав уже на бегу схватить каждому из них по сумке. Я даже оглядываться не стала.
Лица их исказились.
Повторять им было не нужно.
Когда поезд проехал, на песке никого не было... Ни сумок, ни людей... Будто и не было никого.
Мы только успели скрыться на противоположной стороне от железной дороги за домом, как увидели, что по параллельной железнодорожному полотну дороге напротив нас на всей скорости за поездом пронеслась колонна грузовиков с солдатами. Из кузова торчали дула огнеметов.
- Как мне все это надоело! – сказала я в сердцах. – Ну скажите, как они на нас вышли?
Мы отошли недалеко. Фактически через минуту мы уже ехали на обычной маршрутке. Лишь бы не оставаться возле железной дороги. Надев на Олю и пассажира черные очки из Саниной сумочки, мы сели на маршрутное такси, шедшее в другой небольшой поселок поперек к железке. Причем ехали все четыре – будто не знакомы друг с другом. Брезентовые мешки засунули в сумки. Я несла две большие сумки, в одной из которых сидела живая курица, нагло запрыгнувшая в мой мешок прямо с улицы, Оля и Саня были с сумкой и рюкзаком, соответственно пассажир нес элегантный дипломат, что меня очень нервировало.
Распатланная, я совсем на себя была не похожа.
Водитель попался лихач, и через двадцать минут мы были уже в километрах тридцати в другом городке. Вряд ли кто-то обратил внимание, что мы вышли на конечной.
Я, холодно прищурившись, посмотрела на часы. С того момента, как нас захватили в первый раз, выбивая окна и заблокировав танками на проспекте, прошло всего пятьдесят минут. Никто и не поверит этому... А мне казалось – пол жизни.
Шесть часов ноль пять минут.
Мы вышли у большого автосалона. Это была конечная. Снова автосалон. Я замерла.
- Офицер... - вдруг сказал до сих пор молчавший наш пассажир. – Вы наверно забыли, но у меня в шесть двадцать в Шереметьево встреча...
Я дернулась. Настолько голос его был похож.
- Да мы уже не успеем, - шокировано воскликнула Оля. – Сейчас же шесть ноль пять...
- Это очень важная встреча... - как-то очень тихо сказал он. – От нее так много зависит, очень много...
- Да ты не сможешь! – взорвалась и накинулась на меня Саня, заметив нечто на моем лице. – Да тут до Шереметьево целых шестьдесят километров!!! Даже не думай!!!! За пятнадцать минут мы не успеваем никогда, и нет, и невозможно! Заторы, пробки... - она была в истерике.
Я молчала, протянув руку за чемоданчиком.
- Да у тебя машины то нет!!!! – впала в буйство Саня.
Это она хорошо напомнила – автосалон же рядом.
Я заложила два пальца и по мальчишески свистнула так, что люди присели. А я ударила по ближайшей иномарке автосалона ногой.
- Что такое? Что такое? – подбежал ко мне ошалелый менеджер.
- Стою... жду... - меланхолично и мрачно медленно и равнодушно протянула сквозь зубы я. – А менеджера нет...
- А я вот! А я вот! – засуетился тот, широко заулыбавшись.
- Мне нужна машина... - медленно сказала я. – Самая скоростная, но очень высокой проходимости и прочности... И такая, чтоб менты не стали бы цепляться...
- Вон... - быстро сказал менеджер тоненьким голосом... - Джип... Мицубиси... Самая последняя модификация...
- Сколько... - равнодушно сказала я и медленно стала открывать дипломат. Замешкалась, и Саня кинулась мне на помощь, осторожно и нежно взяв из моих рук и тут же ловко открыв.
- Ооо... - простонал тот.
- Сколько? – немного повысила я голос, и тот присел, ибо в моем голосе неизвестно откуда появилось столько стали, что людей словно ударило железной битой.
- Семьдесят пять... - засуетился тот. – Семьдесят пять! Сейчас мы оформим, и через тридцать минут все будет готово... - он прямо крутился. – Даже с номерами...
- Тридцать секунд... - так медленно и так страшно сказала я, что он засуетился...
Он даже захихикал, пытаясь смягчить меня.
Но не выдержал мой взгляд и в мольбе обратился к нашему пассажиру, видимо, ища сочувствия.
- Я не могу!
Напрасно он это сделал.
Тот медленно, очень медленно снял черные очки.
- Сейчас сделаем! – заорал менеджер. – Все могу!
- Нам нужна машина сейчас... - человеческим голосом сказала ему Саня. – Не немедленно, а сейчас... Мы платим вам, оформлять потом все будете сами. Но мы должны выехать просто СЕЙЧАС!
Ему дали восемь пачек.
- Не бойтесь, деньги честные, не паленные, не подделка... - Саня быстро провела денежный расчет.
- Машину... - тихо сказала я. – Мы уже потеряли тридцать секунд. Сдачи не надо...
На машину уже привинчивали номера. Кто-то заправлял ее из канистры до верху. Кто-то быстро проверял масло и все-все-все.
Человек быстро выяснял, на чье имя оформить машину. Я назвала известного кардиохирурга.
Менеджер объяснил, что у них бывают случаи, когда люди хотят купить новую машину по доверенности. Как раз для таких случаев у них уже отработана система. В общем, они заранее регистрируют машину на подставное имя старика, а если надо поставить другое имя, то просто звонят в милицию, и знакомый сотрудник меняет имя в базе данных.
Он даже дал мне доверенность, заверенную у адвоката, куда надо вписать два имени...
Я попросила молчать.
- Конечно, конечно... - засуетился менеджер, бросив странный взгляд на Олю. – Мы что, не понимаем, все видели по телевизору...
- Что видели? – вдруг подозрительно спросила Оля, уловив последнее слово и сдернув неудобные очки.
На этом всякая работа кончилась. Ибо все застыли. Кто-то застонал, кто-то зарыдал от отчаяния и невозможности быть любимой такой женщиной.
Оля поспешно надела очки и отвернулась, а пришедший в себя менеджер заорал на людей, которые пороняли все...
- Ослы! – заорал тот. – Это же просто Богиня! Что, никогда не видели?!?
Мы сели почти мгновенно, кинув вещи в салон.
Но, когда я тронула машину с места и погнала, не обращая внимания на шум, мне показалось, что в салоне кто-то есть.
Удивительно. Машина действительно идеально слушалась руля. Я не стала с ходу развивать бешенную скорость... Ста было достаточно. Я приноравливалась к машине, привыкала к рулю.
- Мы потеряли полторы минуты, - сказала я, выехав за городишко.
Сзади раздалась какая-то ругань.
Я обернулась.
Там было четыре человека, а не три без меня.
В машине было пять человек! А нас до этого было четверо. Рядом с Олей сидел корреспондент с камерой!
Саня и Оля на пару пытались выкинуть его прямо на ходу.
Он молча сопротивлялся. И снимал, снимал что можно.
- Оставьте его... - тихо сказал пассажир. – Не будем терять время на остановку. К тому же он может пригодиться. С корреспондентом внутри они не посмеют просто расстрелять машину.
- Как знаете... - сказала я.
Лицо у корреспондента исказилось. Но было поздно. Его уже никто не стал выкидывать, а скорость была свыше ста пятидесяти километров... Хочешь, да не выкинут!


Глава 24.


- Мы должны быть вовремя, - как забил гвоздь пассажир.
- Как знаете, - пожала плечами я.
И вжала педаль до отказа.
Они все побледнели как полотно. Вскоре трасса по бокам превратилась в сплошное пятно, а я сама превратилась в трассу. Сегодня у меня была сплошная практика. Я уже имела такой опыт, и мне уже пришлось изворачиваться, чтоб не погибнуть. Я шла, как тогда на мотоцикле, сквозь сплошную толпу. Их вжимало в сиденья и бросало из стороны в сторону, они вжимались в сиденья – заметив их существование один раз, я увидела, что они все ослепительно белые и стонут от страха. Для них это был сплошной ужас, когда мы почти налетали на тех, кого догоняли, непрерывно. И они даже угадать не могли, когда и как я бросала машину мимо, и почему еще не мертвы.
А потом впереди я заметила с горки громадную пробку по нашей стороне, ибо там где-то впереди проверяли. И, не ломая мозгов, вылетела на встречную полосу. Это было все равно, что езда на том ужасном мотоцикле, которые я не могла остановить, и на котором мне пришлось дьявольски учиться делать сотни поворотов тогда, когда разум их уже не осознает, чтобы выжить. После сегодняшней принудительной езды на том коварном монстре, я сейчас уже ничего не боялась. Те же сотни невидимых поворотов. Словно машины стояли, а я пролетала между ними в шахматном порядке, бросая машину даже не зная как из стороны в сторону. Я видела сейчас словно все. И знала заранее, что надо делать. Я знала, что могу погибнуть в любое мгновение, и, наоборот, разгоняла машину с горки еще хуже. И выживала каждое мгновение. Это было страшно. Руки работали сами, делая десятки поворотов секунду.
Сзади выли. Корреспондента бросало с камерой из стороны в сторону. Он кричал. Но он снимал уже меня и дорогу. Как мы прошли мимо поста на дороге в такую невозможную щель, что я сама была уверена, что не успею.
Впрочем, я особо не думала – мозгов не было на это. Как таковой меня не было. Может, я и смеялась... Но, скорей всего, даже этого не было... Была дорога, которая сейчас словно раскрылась... Время остановилось... Его просто не было... Это не машина, это я сама просачивалась в эти узкие щели. Непонятно для других как проезжая между машинами... Еще и газуя при этих ничтожных бросках в стороны – только поэтому и происходили такие мгновенные поворотики... Глаз человеческий их не замечал... Я жила словно в где-то не тут, я не думала, каждое решение было мгновенным и уже сделанным...
Чудовищный громадный болид несся к Шереметьево... Конечно, и милиция была... Я прошла по встречной полосе сквозь целую колонну несущихся навстречу ошалелых милицейских машин... Надо сказать, то, что мне удалось увидеть словно на отдельных снимках, то есть лица водителей, было просто чудовищным...
Они не успевали полностью преградить дорогу. Я же не реагировала ни на что, просто не останавливаясь. Я видела ситуацию – я ее решала несмотря ни на что. Узкие повороты, машины... - все было чепуха...
Никто не мог за мной увязаться – они не держались и мгновения.
Один раз кто-то попробовал на джипе, стреляя из окон... Я не стала реагировать, а просто бросила мою машину чуть на обочину, на которой еще была щебенка...
И все.
Переднее стекло у мгновенно исчезнувшей вдали машины, точно канувшей в пропасть, было таким, будто по нему прошлись очередью из пулемета – сплошные дырки и трещины от камней...
А вообще они просто не могли точно попасть в машину на такой скорости... А чаще даже просто не реагировали и не понимали, что случилось...
И тут я увидела самолеты. За оградой. Это было Шереметьево. Самолеты были за решеткой вдали. Как раз там, где рядом с забором была типичная ремонтная яма для грузовиков с выездом на нее, то есть трапеция. И еще увидела, что въезд на аэродром полностью забаррикадирован. И что к нему ведет дорога вдоль забора, на которую надо повернуть. Но я не стала поворачивать. И что даже по дороге, ведущей к въезду – сплошные баррикады и военные машины.
Но я даже не снизила скорости.
Мельком подняв глаза, я увидела, что посадку заходил странный американский самолет с какими-то знаками.
В машине завыли – мы неслись на забор. Смерть вырастала мгновенно. Даже остановиться возможности не было.
На лице у меня не дрогнул ни один мускул.
На лицах стремительно разбегавшихся людей с баррикады читался безумный ужас. Что было на белых-белых лицах пассажиров сзади, я даже не могла представить.
Но только еще вжала педаль газа.
- Остановитесь!! – орал динамик на аэродроме как бешенный. – Не убивайтесь...
Никто не понимал, что происходит... Люди метались в истерике.
Забор вырос мгновенно.
Сто метров...
Я ухмыльнулась и дернула руль.
Пятьдесят метров.
Никто ничего не понимал, но солдаты, забаррикадировавшие машинами даже забор, стремительно разбегались.
Сорок метров.
У нас не было никакого выхода, ибо они закрыли машинами даже забор.
Время словно стало вообще. Стало вязким-вязким.
Тридцать метров.
Кто-то закричал в машине.
Никто не понял, зачем?
Двадцать пять метров – презрительно оскалившись, я бешено крутанула руль.
Дикий крик. Снова, как в детстве, разбегались красивые шары и я уже заранее видела, куда они попадут.
Презрительная улыбка не украшала мое маленькое личико.
Машина, направляемая моей твердой рукой, влетела на трапецию ямы, как на трамплин.
И точно выстрелила через забор, сумев перелететь его и не развалиться. Хорошо делают японцы!
Уже при приземлении я резко бросила машину влево, ибо кто-то все же открыл огонь вслед. Машина пошла юзом, но колеса выдержали при двойном ударе.
Из микрофона выли!!!
Но было поздно – я уже ушла на всей скорости навстречу к самолету, который уже коснулся колесами полосы.
Рупор матерился просто безбожно.
Да было уже все равно.
Я успевала к самолету первая.
Было видно, как далеко, далеко позади лихорадочно бегают маленькие солдатики. Кто-то бежал по аэродрому.
Прикинув тормозной путь и просмотрев выезды, я увидела точку, где самолет развернется и поедет к корпусам. Там уже стояли встречающие, лимузины и передвижной трап.
Я с визгом поставила джип рядом.
Они недоуменно дернулись, обернувшись.
Увидев, что они выхватывают оружие, я, холодно нажав кнопку открытия окна, равнодушно хотела скосить их из вскинутого ручника.
Но мою руку осторожно задержали сзади.
- Николай! – тихо сказал в окно наш пассажир ближайшему человеку.
- Вы!?! Где же вы были!?! – все мгновенно опустили оружие, как по приказу. Кто-то бросился к машине, открыли дверь.
Тот медленно и степенно вышел.
Я пожала плечами, глядя, как пациент вольно чувствует себя в этой обстановке и, похоже, всех знает лично. Бывают же чудеса – подумала я. Я вышла на всякий случай тоже. Саня, Оля – синхронно мгновенно вышли из других дверей, повторив действия.
Видя, что из машины появились странные люди с ручными пулеметами, те, там, вдруг насторожились и вскинули оружие.
Просто чудо, что мы друг друга не попрошивали.
- Успокойтесь, - быстро сказал тем наш странный пассажир. – Это бригада экстремального реагирования для щекотливых ситуаций. Перехватчик-командир, сотрудник для мозговорота и ее боец, как я понимаю.
- А по-моему, это Queen, - тихо протестующе сказал человек, в котором я угадала начальника охраны людей напротив.
Но наш пассажир не расслышал.
- Офицер, - подошел он ко мне. – Дайте мне ваши права!
- Какие права? – начала расстраиваться я. – Зачем?!
- Я хочу забрать их и сделать так, чтоб вам их больше их никогда в жизни не дали... - честно ответил он.
- Оля иди сюда, объясни мне, что это за права такие! – попросила я, чувствуя, что расплачусь или рассержусь.
- На меня она не действует! – предупредил пассажир.
Оскорбленная Оля споткнулась, и с нее слетели неудобные черные очки.
Все ахнули. Мужчины замерли.
- Она не знает, что такое права, она этого еще не учила... Сначала объясните, а потом спрашивайте! - разозлено сказала пассажиру Оля. – И не смейте издеваться над моей сестрой!!!
Мне стало так хорошо на сердце от этого слова "сестра", что и не говори! Словно детство снова засияло всеми красками.
Там крякнули.
Но тут приблизился развернувшийся самолет.
И все вытянулись в струнки. Впереди спокойно и вальяжно стоял нас пассажир, рядом с ним – какие-то важные, но почему-то послушные ему люди, с которыми он разговаривал, будто всю жизнь их знал и вел дела.
Я смотрела во все глаза.
Из странного самолета вышел какой-то иностранец. Мы стояли, как свита, и я хихикала. Корреспондент вовсю снимал своей бандурой. Впрочем, он не переставал это делать с тех самых пор, пока ехали. И еще и говорил, что его прямую трансляцию дают не только на их канале, но и ее уже купила CNN, и что его смотрят сейчас даже в Америке.
Я была уверена, что он врет и набивает себе цену, но не трогала дурачка. Нельзя отбирать у людей надежду. Пусть щелкает своим большим и длинным фотоаппаратом, может, я в газету попаду.
Наш пассажир и пассажир самолета обнимались, били друг друга, аж страшно.
У меня было полное впечатление, что они давно знают друг-друга – какие-то детские клички, вопросы – а помнишь? Какие-то дела обсуждают, рыбалку совместную вспомнили... Наш то шпарил по ихнему, как пулемет.
Внезапно я одним громадным прыжком, как кошка, прыгнула прямо в работающий джип, сорвав его с места. На поле мне показалось какое-то движение. Все заняло какой-то миг, никто даже и опомниться не успел, как я просто сшибла страшным ударом машиной двух вооруженных страшно быстрых людей, что были словно тени. Они не успели открыть огонь по самолету и невинным людям, потому что им пришлось открыть его по мне. Двести метров машина прошла в считанные секунды, они так и не сумели повредить меня, ибо просто не ожидали. Только чвякнуло под бампером, да задрались автоматы к небу, ударив мимо. У них была слишком сильна психологическая инерция, им казалось, что они далеко, и они не сразу поняли, что пять секунд на машине, когда я стояла там, а теперь тут, это очень много...
Еще пять секунд, и машина, мгновенно развернувшись, уже стояла на прежнем месте. Некоторые даже и не поняли, что она куда-то уезжала, так бесшумно ездила эта модель. Я словно неслышно отделилась от машины, оказавшись рядом с Олей. Слишком сегодня я тренировала реакцию, и теперь все тело слушалось мгновенно.
Начальники охраны пациента и охраны, прибывшей с иностранцем, тихо выругались. Зато беседующие даже ничего не заметили.
Только некоторые бойцы охраны странно смотрели на меня.
- Я же говорил, что Queen из спецслужб... - тихо говорил один другому. – Кому бы позволили так себя вести в городе? Она просто работала под прикрытием...
Я пожала плечами, не понимая глупых разговоров.
Зато мы с Олей развлекались и хихикали во всю. Нам обоим не понравилось, что с нами не поздоровались прилетевшие. Как с женщинами, первыми. И потому обе не чувствовали себя обязанными соблюдать приличия, тем более мы были сзади.
- Что это за мерзкий тип? – спросила меня Оля.
- Не знаю... - мрачно сказала я. – И знать не хочу... Никогда не видела... Какой-то мерзкий янки, наверное, раз самолетик со звездочками... Невежливый хам, он с нами не поздоровался... Наверное, дружок этого... Он назвал его старой кошелкой... Старый буш, буш... - я захихикала.
Корреспондент за нашими спинами застонал. А на Саню было страшно смотреть. Она просто отвернулась и чуть не заплакала.
- Смотри, у самолета на крыльях реклама сигарет – звездочки и надпись PRESIDENT... - гордая своими детективными способностями, сказала я Оле.
- Они еще и нищие, рекламой подрабатывают... - буркнула та. Она тоже никогда не смотрела телевизор.
Начальников как-то трепало.
Мы стали шалить. Оля, рассерженная, что на нас не обратили внимания и не поздоровались, да еще не Брюс Виллис, а какой-то невзрачный хмырь, сняла очки.
Сняла так, чтоб американец увидел.
Приехавший американец не отреагировал. Словно ее и не было. Абсолютно не реагировал, как на прислугу.
Оля посмотрела на него. Он опять даже не заметил, словно пустое место. Мы не сдались. Он все равнодушно беседовал.
Оля улыбнулась ему. Ноль реакции. Они беседовали там слишком увлеченно.
Я хихикала.
Оля повела плечиками, томно поглядев с поволокой. Он даже не дернулся. Его ничего не брало. Мы были ниже его внимания. Мы обе хихикали, ибо попытки вывести его из себя провалились.
- Он нетрадиционной ориентации! – громко догадалась я, когда Оля стала поправлять волосы.
Американец с абсолютно хладнокровным лицом, который совершенно, абсолютно, полностью не слышал нас, замер. А потом его лицо исказилось, и он что-то яростно залопотал, схватив за грудки нашего товарища.


Глава 25.


- Немедленно прекратить! – тут же рявкнул наш пассажир командирским голосом, оборачиваясь к нам, и успев заметить Олины развлечения. Ибо мы хихикали.
Мы все поняли правильно и тут же сделали честные и чеканные суровые официальные лица. Оля даже одела очки и укоризненно покачала головой с видом школьницы-учительницы. Мол, кто-то, может, и развлекался, а мы тут честные, кто же так плохо себя ведет?
Но все равно никто не поверил, что мы вели себя правильно.
Насколько я могла угадать, даже Саня сбоку хотела дать нам по голове.
- Вы с ума сошли... - тихо прошипела она. – Все ваши действия и слова попали в прямой эфир, ведь корреспондент все снимает!
- Вы можете уехать... - мрачно сказал нам тоном приказа подошедший здешний начальник охраны. – Все под контролем!
- Да, я уеду... - примирительно сказала я. – Только скажите своим солдатам, чтоб не стреляли в нас, что мы свои...
Я со вздохом показала рукой на запад, где показалось штук двадцать набитых непонятно кем машин.
- ...А то сюда пришлось прорываться с боем, нас с кем-то спутали, и в меня могут выстрелить...
И стала с совершенно уверенным видом ждать.
Правда, среагировали они как-то плохо. И чего я спросила? Я даже опять чуть не заплакала.
Всех, кроме двух беседующих странных товарищей, обуяла безумная лихорадка.
Начальник здешней охраны что-то упорно кричал в рацию, пытаясь докричаться до едущих, не отрывая от них больших глаз. Один человек в штатском из свиты сначала пытался кричать в рацию: мы свои, что происходит!? А потом все так же крича, только уже не в рацию, побежал машинам навстречу, широко расставив руки и почему-то требуя остановиться на том основании, что он генерал. На одной из все еще очень далеких машин зажегся огонек и словно протянулся к этому несчастному человеку. Тот нелепо подломился на бегу, распростершись на земле раскинув руки.
А огненная ниточка словно протянулась к нам и пули прошли совсем недалеко от нас.
Машины стремительно вырастали, хоть еще и были далеко. Но, все равно, впечатление на стоящего человека такое количество производили страшное и неотвратимое.
Охрана смотрела как-то обречено на такое громадное количество машин. О Господи, нам их не победить...
От удара кия по шару другие шары разлетались в лузы, и ты должна была чувствовать, куда они разлетятся. Одним ударом вбить до двадцати шаров.
- Эх, подбил бы кто-то именно сейчас вон ту зеленую машину, раздолбав ее левое колесо... - как-то детским голосом с любопытством сказала я. Но, увы, она была еще слишком далека.
Саня тут же упала на колено, я даже договорить не успела, как она снайперски выпустила очередь, будто на соревнованиях. Хоть это и было несказанно далеко.
Зеленая машина резко пошла влево. Это был уазик. Он словно закрыл собой сразу три машины, поскольку их опережал, превратив в одно мгновение дорогу в ад. Ибо они столкнулись. Я словно видела все точки пересечения идущих машин. И ничуть не удивилась, когда в эти три врезались или задели еще пять машин. Такое бывает раз на миллион, но никто не посылает шар в лузу случайно – на то и мастер, чтоб по его удару полдюжины шаров оказались в лузах. Они могли бы его элементарно объехать, если б все не произошло так быстро. Именно в данный конкретный момент в этой точке пересеклись почти все трассы. Они бы проехали эту точку по очереди и ничего не заметили.
Но через секунду там горело уже десять машин, все взрывалась, а они все налетали друг на друга.
Саня сама без моего вмешательства тщательно прицелилась и прострочила бензобак почти целой, развернутой боком к нам машины, шедшей в самом тылу и почти не пострадавшей. Только от нее почему-то стремительно разбегались люди.
И тогда там начался ад, ибо за этим взрывом почти мгновенно последовали другие... А потом абсолютно все скрылось в безумной вспышке.
- Боеприпасы... - хихикнула Саня.
Я по-детски пожала плечами. Мой ручник так и не был поднят на врага.
- О Боже... Из этого ада так ни одна машина и не вырвалась...
Я оглянулась на голос. Все военные и телохранители как-то странно большими глазами смотрели на нас с Саней.
- Это невозможно! – прошептал один из них. – Там же было минимум четыре роты... Мы же должны были все погибнуть... Невозможно, чтобы две девчонки сумели остановить их!
- Двумя очередями... - зажмурившись, хихикнул кто-то. – Пора на пенсию, офицеры... Я же видел, что все мы уже похоронили себя и даже не думали даже, что даже можно спасти наше высокое начальство...
Его оборвали возмущенные голоса.
- Да ты что... Да мы бы шутя справились... Просто машины были далеко... Если б они подъехали чуть поближе...
- Да, как хорошо, что они были далеко, - поежилась Оля. – Как тот снайпер с машины даже с такого расстояния одной очередью снял баптиста, расставившего руки и побежавшего к ним с проповедью любви! Следующей очередью он накрыл бы абсолютно всех...
Они как-то притихли.
Мне это все не понравилось. Тут было слишком нехорошо.
- Оля, Саша, мы уезжаем... - вздохнула я. – По счастью нам приказали уехать, тут все под контролем...
Я шагнула к машине.
- Куда!?! – в меня неожиданно ухватились со всей силой. – Кто это приказал вам уехать!?!
Я в недоумении оглянулась и увидела уцепившегося за меня нашего странного пассажира. Словно дурацкий ребенок.
Я недоуменно посмотрела на него.
- Кто отправил вас?!
Я посмотрела на его соседа, начальника его охраны, увязавшегося за ним, который был бледен.
- Я отправил, - сказал он покаянно и подавленно.
Боже, как ему дали по голове! Я думала, у него шапка отлетит.
- Спасибо! – сказал начальник местной охраны. – Но только это было до того, как я увидел машины там!
И вздохнул:
- Машины были так далеко!
Кто-то застонал при последнем слове.
- Мне кажется, что ты не здоров... - пробормотал кто-то начальнику охраны.
- Офицер! – жестко обратился наш пассажир ко мне, стоявший рядом с равнодушным американцем. – Немедленно обеспечьте охрану!
Я пожала плечами.
Начальник охраны извинился передо мной.
- Тот человек еще жив? – мрачно кивнула я на лежащий метрах в двухстах труп побежавшего навстречу.
Кто из его подчиненных гуськом побежал к нему.
Я смотрела, как он бежит. И вдруг подняла пулемет, прицеливаясь в него. Саня синхронно повторила мои действия.
Он бежал как-то медленно.
И внезапно из травы ему навстречу ударили две очереди.
Все ахнули.
Со своей реакцией я ударила на вспышку света фактически одновременно. С нехорошим выражением лица зачищая эти точки до тех пор, пока обойма не кончилась.
Саня ожесточенно строчила слева с какой-то адской яростью.
Потом мы обе хладнокровно стали менять обоймы.
Все странно молчали.
- Интересно, я случайно не попала в бегущего? – покаянно спросила я Саню.
- Жалко его... - прошептал кто-то. – Он упал...
- Разве нельзя было его не подставлять?
- Эй, ублюдок! – завопила я. – Немедленно тащи сюда труппы только что убитых и раненных!
- Немедленно перестаньте кощунствовать! – ожесточенно сказал начальник здешней охраны. – Кем бы вы не были, он не заслуживает этого!
Все осуждающе посмотрели на меня, а потом на труп только что застреленного врагами человека, что вызвал огонь на себя и позволил обнаружить лазутчиков, и тем погиб смертью героя.
И тут труп встал, застонал, и побежал дальше.
Мы синхронно с Саней вскинули пулеметы. Обе напряженно глядели в прицелы, пока он бежал, водя немного ими по подозрительным точкам.
- Назад, Сеня! – заорал начальник охраны. – Не ходи, тебя убьют, убьют!!!
Я синхронно развернулась к нему вместе с пулеметом, не отрывая безжалостный взгляд от оптического прицела. Пулемет мгновенно нацелился ему в голову.
- Беги вперед! – тут же заорал начальник. – Сделай, что просили...
Наверное, он что-то увидел в моих глазах.
А тот парень, вдалеке, громадными прыжками побежал за трупом.
Они все так на него смотрели! Так переживали!
Даже не слышали, что вдали появилось какое-то странное урчание. Но заметила я.
Никто даже и не заметил, слишком они были заняты судьбой бегущего, как я исчезла, запрыгнув в машину и дав задний ход.
Урчание усилилось, и спереди уже была видна громадная колонна.
Машина почти мгновенно набрала скорость. Невидимая за самолетом, я набрала двести за десять секунд на этом джипе. И очень быстро прошла на джипе в обратную сторону навстречу колонне на фоне дальней стены так, чтоб солнце било всем, кто смотрел, в глаза.
На фоне уже отчетливо слышавшегося гула, я была уверена, никто не заметил в черной тени стены мой промчавшийся на большой скорости джип. Все заняло совсем небольшое время.
Я обошла по большой окружности это пятно взрыва, где прошлый раз взорвались машины, притормозила и издалека зашла этому пятну в тыл. Отсюда было хорошо видно громадную колонну машин, уже идущих на большой скорости.
Никакая сила не могла остановить их.
Я на всем ходу загнала машину в кустарник под забором, и тут же выпала с ручным пулеметом на траву. Рядом упал ящик с той дурацкой смесью бронебойных с зажигательными, который вытянул у покойных Иван.
Слезы текли у меня по щекам, но я улыбалась. Я знала, что вернуться мне не придется. Сто двадцать машин. Я улыбалась. Я улыбалась. Я улыбалась. Я успела вовремя.
Колона рычала уже близко. Это шла смерть.
Солнце светило мне в спину, впереди был дым, он ел водителям глаза, пока они не могли меня видеть.
В долю мгновения я вскрыла ящик. Шла вторая секунда, после того, как я выпрыгнула из машины.
Я увидела один из кустов у дороги и тщательно прицелилась в него. Заранее пристреляв его несколькими выстрелами. Он был слишком далеко от меня. Но в этом была и какая-то надежда. Именно здесь дорога делала поворот, так что их бензобаки на несколько мгновений все равно будут мне хорошо видны. Они будут объезжать это пятно, и, хоть я довольно далеко, но оружие отлично достает, а оптический прицел – с сорокакратным приближением.
Восемь секунд, а первая машина уже вышла... Пропусти я ее, и она выйдет на ровную прямую. У самолета началась настоящая истерика, ибо им было уже видно колонну машин и нити очередей. Наши открыли беспорядочную стрельбу.
- Прости мама... - прошептала я. Я улыбалась. Я полностью сосредоточилась на цели. Максимум через тридцать секунд, которые нужны, чтобы меня обнаружить, они сделают из меня мясо, но не я уйду. И я нажала спуск...
Я стреляла очень быстро, ловя бензобак в перекрестье прицела, когда машина проходила мимо. А ведь они шли непрерывной полосой и на большой скорости там, вдали. Я стреляла непрерывно, разнося их к черту. Я жила, словно автомат, ибо действовала со всей доступной мне на сегодня скоростью, точностью и четкостью.
У меня было такое ощущение, что я плыла – за секунду сменялись до двух целей в перекрестье. Я плакала, но изворачивалась и стреляла, стреляла, стреляла.
Машины словно сбесились. Они рванули вперед, не понимая, что я у них в тылу. Солнце било им в глаза, они шли в дыму и грохоте взрывов, стреляли почти отовсюду. Да и прошло меньше минуты, а в этом случае, да и при том, что у тебя есть приказ прорваться, не так легко определить, где снайпер.
Машины с простроченным зажигательными бензобаком взрывались часто не сразу, а уже пройдя какое-то расстояние, ибо они шли на скорости. Потому никто не мог определить, где я.
Они сталкивались в хаосе, взрывались вместе...
От самолета неслись очереди. Они мне очень помогали, ибо в этом хаосе водители были сосредоточены на них. И думали, что это оттуда стреляют. Они уже пытались прорваться любой ценой, ничего не жалея. Сквозь точку поворота шли пятерки машин. Мне надо было уничтожить их всех, и за секунды. У меня в голове был ад. Я умирала от напряжения, поражая все цели. Время словно стало. Я успевала сделать в неслыханное количество раз больше, чем это мог представить человеческий ум. Очередная обойма отлетала в сторону, и снова я строчила, мгновенно меняя точку прицела. Эти короткие серии стали почти непрерывной очередью серий.
Разлетелось уже около сорока машин. Машины сталкивались, взрывались, переворачивались, а проход смещался все ближе и ближе ко мне. Ибо с той стороны была яма взрыва.
Сорок три секунды с начала стрельбы.
Грузовики со странными военными натужно ревели. Рвались бензобаки, боеприпасы... Никто же не мог предвидеть, что у нас окажется дурацкая смесь бронебойных с зажигательными патронами для ручных пулеметов. Обычными черта с два взорвешь. А так они носили свою бомбу с собой. И, обычно, взрыва бензобака хватало абсолютно и полностью на тех, кто ехал в машине.
Мне трудно было понять, какая сила заставляла меня переводить пулемет на новую цель и угадывать, что она все-таки уже взорвется, что машине уже хватит пуль.
Колонна двигалась с большой скоростью. Задачка для школьника – за сколько секунд она пройдет до конца мимо поворота, если пулеметчик знает, где у машин бензобак?
Минута и тридцать секунд.
Я плыла. Количество горящих, перевернутых, столкнувшихся машин не поддавалось описанию.
Руки у меня дрожали в такт раскаленному пулемету.
И тут передняя машина развернулась и пошла на меня. Я поняла, что пришло мое время.
Простите, прощайте, родные мои...
Я истерически захохотала.
Все машины пошли на меня.
Я прострочила кабину первой машины, потом прицелилась, всадила очередь в левое колесо, а потом, когда машина с мертвым водителем на скорости стала разворачиваться, всадила в подставленный бок очередь в бензобак.
Машину разнесло к черту. С ней столкнулись другие. Но остальные хладнокровно обошли ее.
Я истерически смеялась изо всех сил. Они все шли на меня. А в ящике – пять-шесть обойм.
Навскидку я прострочила стекло другой машины, когда она пошла влево. Мертвый водитель ткнулся в разбитое стекло. А машина пошла по кругу, пока не подставила бензобак.
Короткий прицел, очередь, и машина скрылась в вспышке пламени. Взрыв произошел в тот самый момент, когда на резко закрутившуюся машину налетела задняя.
А я, поскольку мне уже не надо было скрываться, начала бить по идущей под углом ко мне колонне вдали.
При такой расстановке трудно было попасть точно, ибо угол, под которым я видела бензобаки, был острый. Рука не дрогнула, часть машин стала рваться от одной очереди. Но я сейчас выискивала машины через одну – мне главное было заблокировать их, пока я не умерла.
Пули свистели повсюду, но против солнца они не могли меня точно увидеть и попасть на ходу. Я стреляла непрерывно – жить мне оставалось секунды. И я била, била, била с дьявольской точностью.
И тут случилось что-то странное – люди прекратили стрелять. И машины вдруг отодвинулись и замерли. Все остановилось.
- Боитесь, суки! – плюнула я.
Все молчало.
И тогда машины остановились и разъехались. Освободив место. И из-за машин появился ТАНК.
ТАНК!!!
Длинное дуло медленно и неторопливо появилось из-за машин.
Со мной случилась истерика – я и хохотала и рыдала одновременно.
А потом сосредоточилась.
Все молчало, они даже заглушили моторы – все ждали, пока танк расправится со снайпером. Может даже просто проутюжит его колесами.
Танк медленно приближался. Что я могла сделать!?
Только смеяться.
Дуло пушки медленно опускалось на меня. Эта черная бездна просто затягивала меня. В окуляр мощного прицела она была близко-близко. И я, сосредоточившись как никогда в жизни, стала стрелять точно в черное отверстие опускающегося дула. Непрерывной очередью.
Ни на что не надеясь и просто стреляя.
И когда пулемет дрожал в моих руках, мне показалось, что это уже было. Точно также когда-то уже дрожал автомат в моих руках, и я стреляла, стреляла, стреляла...
Но вот только вместо воспоминаний почему-то вспомнился старый кошмар, мучивший меня в детстве. И никакой правды. В этом кошмаре я, маленькая, сижу у бильярдного стола с Иваном, и смеюсь, смеюсь, смеюсь... Я не вижу, как вошли люди, но я вижу только, как его лицо разлетается и он падает, и я кричу, кричу над кровавой маской... И плачу... А потом мой бок ожигает адская боль. По нему растекается кровь... Добей звереныша... - слышу я голос. – Можешь руками... И ко мне со смехом приближается ужасный человек с автоматом... Безумия отчаяния захлестывает меня... И я, крошечная, скорей даже не знаю как, бью его кием в руках точно в яблочко на горле, будто это бильярдный шар. Схватившись за горло, он, ничего не понимая, с хрипом и удивлением в глазах падает к моим ногам... Никто так и ничего не понял, когда я просто прыжком, застонав, упала на автомат. И только когда автомат задергался в моих руках, с совершенно с беспощадным и непримиримым жестоким выражением на моем маленьком искаженном слезами лице, они опомнились, но было уже поздно... Слезы лились из моих глаз, и я, маленькая, истерически хохотала и по детски выла, умирала от боли в боку, но, сжав зубы, все стреляла, стреляла... Они вбегали, не понимали, умирали... Даже когда выли сирены, я все стреляла... А потом мир словно раскололся надвое, и все исчезло...
И только странные обрывки разговора над кроваткой... Слышу я голос...
- Вы понимаете, что она никогда не должна об этом узнать, этого не выдержит ни одна психика... Скажите, что он уехал...
- Мы сделаем все, - тихо говорит мама, - это только сон, мы убедим, что это только кошмар...
- Но неужели вы не могли увидеть, что этот ублюдок, мир его праху, давал ей вместо игрушек настоящее оружие...
- Разве то не были муляжи?
- И из дул порохом пахнет... - ухмыльнулся голос. - И вообще, умей она хоть говорить, мы бы сейчас же предложили ей работать у нас – она ведь вела бой с двумя ранами, плакала, сцепила зубы до крови, но не сдалась! А ведь все те, кого она завалила, имели с собой оружие... Отодрать от автомата мы ее не могли, даже без сознания... Она полностью завалила сходняк воров, низкий ей поклон!


Глава 26.


Кошмар пронесся в голове лишь на мгновение. Ибо в жизни моей был теперь настоящий кошмар. Дуло танка уже глядело точно на меня.
А я все стреляла, стреляла в эту черную пропасть дула, словно видела кошмарный сон. Я смеялась и плакала.
А потом танк выстрелил. Я увидела еще огонь в жерле. И сделала попытку еще перекатиться, когда все взорвалось.
Я на том свете?! – подумала я. Но почему тогда, перекатываясь с пулеметом в руках, я увидела, что взорвалось не мое место, а сам танк словно подпрыгнул?! И пламя рвануло во все стороны, башня слетела, дуло куда-то исчезло, а люди, видимые в окуляр, что-то в ужасе кричат. Ибо мне были видны их широко раскрытые рты.
И тут я поняла, что случилось! Я и рыдала, и смеялась. Я же стреляла в дуло бронебойными, и, очевидно, один все же прошил загнанный в патронник снаряд. Взорвавшись, тот, очевидно, достал другие снаряды, бывшие рядом или не рядом в устройстве автоматической подачи. Но они сдетонировали. И взорвался весь боезапас, разнеся машину изнутри к черту.
И тут я увидела быстро выехавший второй танк. Слезы навернулись у меня на глаза. Я кинулась к своей машине и схватила из багажника канистру с бензином.
И помчалась, прячась за взорванным танком, навстречу второму танку. Хоть проживу жизнь достойно! Я понимала, что второго раза такая удача просто повториться не может.
Но я смеялась сквозь слезы.
В танке не заметили меня. Я пряталась с канистрой на броне за танком.
И когда второй танк прошел рядом со мной, направляясь к месту, где я стреляла, я просто мгновенно и невидимо перескочила на его броню, и стала поливать его мотор на броне бензином из канистры. Кто-то взрывает бутылками, кто-то поливает танки...
Вылив в мотор весь бензин, я мигом слетела с брони. И, подняв большую грудку песка, изловчилась и шарахнула ей внутрь дула, пользуясь своей близостью к танку, которую никто не подозревал.
Заподозрив что-то, танк стал разворачивать башню и дернулся назад.
Не долго думая я шарахнула очередью по облитой броне. Зажигательных оказалось достаточно, чтоб танк мгновенно превратился в пылающий факел.
Поняв, что что-то происходит, они выстрелили из пушки наугад.
Не надо было это делать – пушку просто искорежило... Каждый пионер знал, что песок в дуле танка – смертельно для пушки.
Внутри танка, мне показалось, тоже был взрыв, только малый. Поскольку люк открылся, и из танка выпрыгнули трое ничего не видящих, плачущих от дыма и явно оглушенных танкистов.
Я холодно прострочила их тремя короткими очередями.
А потом мгновенно вскочила на броню уезжающего самостоятельно назад второго танка с той стороны, где почти не было огня, и расстреляла все, что было внутри.
Я соскочила. Танк, без живых людей, с развернутой назад пушкой, уезжал навстречу машинам параллельно им.
Машины с диким лязгом, словно эти люди осатанели, ринулись навстречу мне. Я расстреляла одну подставившуюся машину, и она превратилась в прах. Но, когда я тут же бездумно вжарила по следующей, я ничего не услышала. Ни выстрела из своего пулемета, ни звука. Обойма была полная.
Ничего.
Машина шла на меня.
Я еще раз лихорадочно поменяла обойму, но оружие даже не щелкнуло. Его просто заклинило.
Я захолодела.
Я лихорадочно пыталась починить его под очередями устремившихся ко мне машин, а потом оглянулась. У этих идиотов танкистов были только пистолеты.
Машины торжествующе ревели.
Трассы потянулись ко мне.
Оружия не было. С размаху я ударила пулеметом по броне разорванного танка и в отчаянье разнесла его в клочья. Второй пылающий танк уходил навстречу машинам с раскрытым люком. И уйти на своей машине я уже не могла – слишком далеко она и слишком близко враг.
- Прощай, мама!
Засмеявшись во все горло, я кинулась вслед к уходящему горящему танку. Я понимала, что он взорвется с минуты на минуту... Я понимала, что жить мне осталось недолго. И я смеялась.
С ходу я запрыгнула внутрь, обжегшись. Танк медленно шел навстречу колонне. Хоть минуту поживу нормально. Я мгновенно сориентировалась. Дым уже выветрился. Пулеметы у танка были целые, хоть пушку я добила грудкой песка.
Я не знала, что тут в танке и как, но гашетки спаренных пулеметов я обнаружила довольно быстро. Опытным путем.
Пулеметы были направлены на колонну. И, даже не умея вращать и направлять их, я могла стрелять, когда в прицел движущегося параллельно колонне танка, попадала машина. Реакции было достаточно, чтобы достать именно в этот момент.
В идущих навстречу машинах начался ад.
Я жала почти непрерывно. Постепенно я даже обнаружила, как вращать пулеметы – видела где-то, может в кино или в играх, но угадала правильно...
И тогда начался настоящий ад. Танк медленно катил сам по себе, я не вмешивалась. Я абсолютно безжалостно и нагло уничтожала бьющуюся в истерике колонну. Они ничего не могли поделать. Танк шел вдоль колонны.
Все взрывалось непрерывно.
Одна странная машина стояла как-то вдали за другими.
Я стреляла. Их обуяла паника и ужас, они уже ничего не соображали, не могли организовать сопротивление.
Я видела, как люди плакали. И разбегались.
Я уже дошла почти до конца, когда, наконец, осознала замеченное. Странная машина желтого цвета с предупреждающими знаками была спрятана сзади колонны. Причем запрятана так, что я ее видела случайно из разных точек, и то лишь на крошечное мгновение. Лишь дьявольская реакция позволила мне догадаться, где она стоит.
Не знаю, что со мной случилось, когда я повернула на нее башню и, вместо того, чтобы быстро расстрелять другие машины, стала упорно стрелять в эту желтую машину прямо через заграждающие машины, не обращая ни на что внимания. Только в нее.
Из-за нее внезапно выехал танк; он повел огонь в ответ.
Мне осталось жить недолго.
А я все стреляла, пытаясь пробиться сквозь заслон, бья в одну точку. В странную машину. Упорная дура, хоть это хотела добиться перед смертью. Я задраила люк.
Чудовищный удар по башне чуть не убил меня. Я поняла, что снаряд танка срикошетировал от башни.
Это была моя смерть. Моя пушка не работала. Времени не было – обычно это несколько секунд, чтоб после первого попадания накрыть полностью.
Но я все равно жала гашетку по машине за машинами.
Я смеялась.
И тут случилось что-то странное. Я ведь ехала в громадном глухо задраенном танке. Меня просто ослепило через прицел. Нечеловеческая яркость вспыхнула на месте желтой машины. Мне казалось, она накрыла все машины. И они исчезли. Мой танк словно воспарил. Температура мгновенно скакнула градусов на пятьдесят. А потом страшный гул накрыл все, и в самом танке сквозь щели, стало светло-светло, точно внутри засветились тысячи солнц.
Может, я просто брежу, и это попадание танка в меня?
Мне показалось, что я воспарила.
А может, сейчас придет ангел?
Но потом я жестко ударилась.
Чудовищный рев начисто вырубил мой слух. Я ударилась головой. И все молчало. Я решила, что хватит. Потому, схватив валявшийся в танке чей-то револьвер с двумя обоймами рядом, я лихорадочно стала открывать раскаленную крышку люка. Ибо в прицел ничего не было видно.
Наконец, я выглянула наружу.
То, что я увидела, просто потрясло меня. Представьте себе громадный круг метров в пятьсот, на котором просто не было машин. Только кое-где обгорелые пятна. Да еще тот самый танк, который выехал из-за желтой большой машины, лежал вдали вверх ногами очень далеко от первоначального места полета. Правда, без башни. Башня лежала рядом.
Мой же танк уцелел. Он сделал это потому, что лежал на чем-то мягком, был железобетонным танком и был слишком далеко от эпицентра взрыва. Он приземлился на что-то, что он смял, потому полет не разбил его.
Боеприпасы – поняла я. В желтой машине были боеприпасы!
Чудом уцелевшие машины в панике удирали прочь обратно, откуда приехали. Там творилось просто нечто страшное. Люди удирали как бешенные от моего несчастного "танка на коне". Наскоро протерев прицел с той стороны, я дала очередь вдогонку удиравшим ничтожным остаткам машин. Не знаю, насколько мне повезло, но последняя машина разлетелась в клочья. А я деловито навела башню на следующую.
Следующая тоже разлетелась после длинной очереди.
Я уже все поняла. Мой танк был на машине. Вернее, машина была под танком, ибо он смял ее к черту. Взрыв, очевидно, мягко поднял и забросил его на пытавшуюся подобраться сзади машину, которую я не могла видеть в прицел. Все-таки это танк, обзор плохой, да еще и танк горящий!
Но, упав с высоты на их машину, мой танк уцелел. И оказался на возвышении.
И отсюда, с высоты своего положения, я все равно разносила машины гораздо лучше.
Я заметила, как какой-то удирающий грузовик вдруг развернулся поперек дороги. Очевидно, по чьему-то приказу кто-то решил пожертвовать машиной, чтобы спасти остальные, заслонив их.
Я не стала выяснять, правда ли это.
Мгновение прицела, и она превратилась в пылающую груду металлолома. Остальные жали прочь так, что их заслонила пыль. Впрочем, я не стала их трогать. Тут все было ясно.
Я быстро развернула башню, и стала быстро зачищать то, что осталось с другой стороны. Здесь были несколько застрявших машин, которые очень быстро превратились в прах. Люди истошно кричали. Я видела их безумно раскрытые рты и помешанный вид. Кто мог, убегал прочь от моего танка. Хоть он стоял. Я сейчас действовала так же быстро, как и всегда. Я быстро подавила все точки сопротивления, в считанные минуты разогнав выживших и притаившихся солдат длинной очередью. Превратив их в мясо.
Я прошивала их хованки, и через десять секунд оставшиеся на поле после катастрофы в безумной панике рвали куда глаза глядят, а равнодушные очереди косили их, как траву.
Я смеялась.
Выпустив последнюю очередь, и, захватив пистолет и две обоймы, оставленные кем-то в танке, я выпрыгнула из танка.
Они не прошли!!!
Я бежала обратно как черная тень, даже без всякой машины убивая из пистолета всякого, кто остался, ибо я стреляла первая. Они в панике пытались удрать. Они считали меня тем легендарным непобедимым пулеметчиком-командос, разгромившим их в одиночку. Чем-то сверхъестественным. У людей была просто истерика. Они кричали, и, из-за моей скорости и почти невидимого мгновенного выстрела, совсем обезумели. Они подумали, что он специально вышел на охоту добивать людей, и смеется.
Горящий танк за моей спиной взорвался почти сразу, как я его покинула.
И тут я увидела мотоциклиста. Впечатление он производил страшное. Бешеная реакция, какая-то вкрадчивость движений даже на мотоцикле и смерть, смерть в глазах. Я видела у него пулемет, лежащий на коленях.
Он менял направление почти так же, как я, стремительно приближаясь ко мне. С моим пистолетиком попасть в него было невозможно. Множество бросков в стороны.
Я почуяла смерть.
Сосредоточившись, я не стала смотреть на него. А внимательно поглядела на дорогу перед ним, ибо ровной дороги, естественно, тут не было.
И снова словно шары, разлетающиеся на бильярдном столу в детстве от одного удара, стали перед глазами.
Я поглядела на дорогу, и представила, как бы проехала я на этом сложном участке.
И выстрелила туда, где словно увидела, как он появится там в данный момент времени. Это были три варианта. Я выстрелила пять раз.
Пуля попала ему в голову и он кувыркнулся с мотоцикла прямо к моим ногам. На страшном лице, от одного взгляда на которое человека охватывал холод, застыло удивление. Колесо бешено вращалось.
Черт, его оружие ухнуло в яму от взрыва, а у него самого в карманах было лишь три гранаты.
Сунув их в карманы, я уже через мгновение неслась на его мотоцикле, который даже не выключился при падении. Оставаться без оружия на открытой местности, где любой мог прострочить меня, было бы безумием.
Но мотоцикл все-таки повредился при ударе. У него не включались все скорости выше первой.
Я могла доехать до самолета на нем, но что-то заставляло меня спешить. И я поехала к джипу. Я бросила мотоцикл возле джипа, обернулась и захолодела.
Одна из машин все-таки обманула меня. Она обошла меня с той стороны от бойни, пробравшись между ямами, пока я заканчивала здесь. Большая машина с длинным пулеметом, установленным в кузове на треноге.
И она шла к самолету на всей скорости. И пулемет непрерывно строчил.
Слезы брызнули у меня из глаз. Оля! Я даже не помню, как кинула ящик с остатками обойм на сиденье и тронула машину, разогнав ее до максимальной скорости. Никто другой вряд ли бы прошел тут. Тут нужна была вся реакция.
Никто и не заметил меня, как я бесшумно мгновенно догнала машину с противоположной от водителя стороны, чуть притормозила, вплотную к машине, и просто положила прямо из окна машины левой рукой гранату в выемку над бензобаком. Предварительно вынув чеку. У грузовых машин бензобак хорошо виден, над ним можно класть что угодно. И резко вывернула прочь в сторону.
Машина скрылась в чудовищной вспышке. Мне показалось, что из кузова что-то вылетело. Но я не остановилась, а, услышав, что пулемет все еще строчит, подлетела к застывшему остову и кинула прямо на ходу одну гранату в уцелевший кузов, а другую – в разбитое окно кабины. И не снизила скорость.
Прогремели еще два взрыва, потом наверху что-то ахнуло. И никакого движения. Но машина была слишком близко к самолету, чтоб ее оставить так.
Потому я резко развернула свой джип, подогнав к пылающему остову, выпрыгнула из него, и из пистолета хладнокровно добила всех в кабине, подтянувшись на руках в окно, кто выжил, но был лишь оглушен.
Заглянув в кузов, я с одного взгляда поняла, что этот пулемет больше никогда не будет стрелять.
Вообще никогда.
Как и его стрелки.
Впрочем, мой пистолет еще дважды дернулся для контроля. На всякий случай я обошла машину. Но никого не обнаружила.
Зато далеко от горящей машины валялся ящик. Я вспомнила, что видела, как он вылетел, и подошла.
И в шоке дернулась прочь. Это были гранаты. Странные и большие гранаты. Просто чудо, что ящик не взорвался. Но потом я поняла, что его просто мягко выкинуло из кузова, когда под кузовом первый раз взорвался бензобак. И такие чудеса бывают.
На всякий случай я подогнала джип и, сопя, затащила ящик с большими гранатами в машину на заднее сиденье. Другого оружия у меня не было, кроме пистолета.
И тут же тронула машину, не став терять ни мгновения. Маскировочной окраски джип почти бесшумно пошел к самолету, словно тень. Все почти не заняло времени, ибо я действовала очень быстро. И снова погнала машину к самолету на всей безумной скорости.
Уже вблизи я увидела, как встают из укрытий люди.
Нет, все-таки, я не могла не шикануть, и на всей скорости не развернуть машину без всякого поворота, так что она замерла уже фарами к танкам, как и стояла. Развернула с визгом прямо на той прямой, как шла, оказавшись колесами абсолютно на той же прямой.
Они ахнули.
И стали ждать, пока я выйду.
Наивные люди, они ждали, что щелкнет открываемая дверь, но так и не поняли, что она была уже открытой, когда я затормозила. И что я давно просто выпала в нее, пока их внимание было отвлечено, быстро обошла машину и стоявший там "кадиллак" по низу, полностью обойдя машины сзади, и смешалась с людьми, чтоб они меня не стрельнули от неожиданности.
Мне хотелось послушать, что обо мне говорят, потому что у меня были определенные подозрения, что за это все меня по головке не погладят.
- Не волнуйтесь, здесь ваша охрана... - довольно громко шепнул начальник здешней охраны пассажиру.
- С такой охраной я могла бы убить их обоих железной палкой! – холодно и безжалостно сказала я за их спиной.
То, какими стали их лица, когда они стали поворачиваться, ничего мне не сказало...
Они просто дернулись, в шоке оборачиваясь на меня.
- Охрана то нормальная, - проворчал начальник охраны, заметив, что я с пистолетом стояла за их спинами. – Это ты ненормальная...
Кто-то присвистнул.
Но они все как-то странно молча глядели на меня. Что-то было в их глазах странное и непонятное.
- Оля, Саня, мы уезжаем... - холодно сказала я.
Оля точно взорвалась, смотря на меня пустыми любящими глазами. С визгом она ожила и бросилась мне на шею, и отчаянно зарыдала.
- Боже, ведь мы тебя почти похоронили... Знала бы ты, что я пережила, когда на тебя пошел танк!
Оля вцепилась в меня изо всех сил, как маленький ребенок, и отцепить ее не было никакой возможности.
- Мы, конечно, видели, что там снайпер, - всхлипывала она, - но когда танк развернулся и пошел на него, это было так страшно!
Я погладила ревущую Олю по голове:
- Я представляю, как, если даже мне там было страшно... - подтвердила я.
Все отчаянно захихикали.


Глава 27.


– Успокойся, - сказала я. - Скоро, очень скоро тут будет смерть... Мы немедленно уезжаем... По машинам!!
- И что же может испугать такого бойца после этого? – кто-то с улыбкой кивнул головой на горящие машины и танки.
- И что значит скоро? – эти ребята явно издевались. - Через сколько времени?
- Через столько времени, сколько нужно, чтобы долететь до нас с ближайшего аэродрома... - устало ответила я.
Они все побелели.
- Если самолеты, конечно, уже не в воздухе, и их откуда-то не завернут поблизости...
Белизна их лиц отливала синевой.
Я наклонилась над убитым генералом-баптистом, которого притащили по моему приказу, и вынула из его руки крепко зажатый странный телефон.
- Не работает... - устало сказал начальник охраны этих людей. Они глушат абсолютно все, все диапазоны. Ни мобильные, ни спутниковые, ни специальные рации – ничего не работает. Мы не можем ни с кем связаться...
Лицо его было усталым и обреченным.
- Почему эти военные без различительных знаков? – я кивнула в сторону горящих машин. - Почему на военных машинах закрашены опознавательные знаки?
- Потому что это не солдаты, Queen... - устало сказал он. - Мы допросили раненных, как ты и хотела, и обнаружили их связь с преступным миром, - он вытянулся в струнку и стал четко докладывать результат допроса по всей форме, как командиру.
Но я не дослушала. А они, кажется, здорово удивились моему поведению. Ибо я мгновенно вскочила на машину на капот, выхватив у Сани пулемет. И вскинула его, направив на самолет, где никого не было.
- Немедленно выходите без оружия! – пролаяла я, точно конвоир зекам. – Вы находитесь точно под баками самолета, мне достаточно одной зажигательной пули, чтобы вы все поджарились к черту. И мамочка не найдет! Там еще достаточно бензина для этого. Выходите без оружия, и помните, если у вас будут какие-то шутки, я выстрелю без предупреждения. Я все равно успею быстрее...
Никто ничего не понял, хотя двоих "пациентов" – русского и американского, мгновенно заслонили.
Никто не понимал, почему я держу пулемет нацеленным на самолет. Почему я стою на крыше машины, чтоб мне не прострочили ноги. Конечно, недоумение длилось до тех пор, пока из под самолета не полезли люди. Тогда недоумение сменилось большим недоумением.
А из под бака вышли... Белоснежка с товарищами. Белобрысый убийца командос и его боевики. Которые охотились на нас еще в городе.
- Это же Белоснежка... - заорала я, пытаясь выстрелить. Но, к сожалению, мою руку умудрился перехватить начальник охраны, оказавшийся сзади.
- Саня, сзади! – заорала я. – Прострочи поле!
- Стойте, я о них знал! – заорал начальник. – Это свои, выходите!!!
- Да эта "девочка" пыталась нас убить... - орала я про Белоснежку, то есть белобрысого гиганта, ничего не слушая и пытаясь выстрелить в громадного парня, что пытался меня убить, но мой пулемет усиленно держали. – Я завалила троих его бойцов вон на поле!
- Да нет... - мрачно сказал громадный белобрысый парень. – Все мои со мной!
Действительно, вышло семь его людей.
- Они были просто одинаково с нами одеты, это такая стандартная маскировочная форма... - он издевательски ухмыльнулся мне.
- Кто вы такие?! – выйдя из-за охраны, подозрительно спросил Белоснежку наш пассажир.
- Подразделение 18-20, - лениво отрапортовал он, как-то странно и презрительно смотря на него.
- 16-34-56-78, - почему-то мгновенно ответил ему наш пассажир.
Лицо Белоснежки медленно вытянулось и побледнело. Все наносное исчезло с него, он вытянулся в струнку и отрапортовал:
- 14-14.
- 23-45-23, - закончил наш пассажир.
Я ощущала себя полной идиоткой при этом разговоре.
- Я поступаю в полное ваше распоряжение и буду вас охранять... - быстро сказал Белоснежка пассажиру. – Теперь вам нечего бояться... Где же вы были!?! О Боже, я же раздумывал тогда... Почему не оставили кнопку экстремального вызова при себе?
- Потому что у меня ее отобрали... - мрачно сказал наш пассажир. – Они выкинули ее из окна...
- Мы ее там и нашли... Но нам сказали, что все нормально... Господи, как я мог так промахнуться, я же слышал вызов! – он отчаянно горевал.
Я же смотрела на эту команду семи гномов, не отрывая глаз. Мне все равно хотелось прострочить этих гадов, которые гонялись за мной по городу.
Начальник охраны обернулся ко мне.
- Вот видите... - поучающе и успокаивающе сказал он. – Вы просто из разных команд, и будете работать с ними...
А потом он взглянул мне в глаза, чтобы убедиться, как я поняла.
- О черт!!! – выругался он, заметив, что мы с белобрысым смотрим на друг друга с нескрываемой враждебностью, готовые изрешетить один другого. И никого не слышим. Пронзая друг друга тяжелыми взглядами.
- С ума сошли! – чуть не запрыгал он вокруг нас. – Нашли где сводить счеты!
Я не понимаю, как все остальные поняли, что между нами враждебность и что оба страшны. И оба не видят других от злости.
Американец что-то затараторил по-английски пассажиру, из чего я доперла, что он просит того отдать меня ему, раз мы тут поссорились. Одна будет в Америке, этот парень – России...
Пассажир наш мгновенно обернулся к нам, заметил, как мы друг друга смотрим и, проигнорировав американца, рявкнул:
- Я их одного в Афган, другую - в Сибирь, и тоже драться не будут. Немедленно прекратить! Вы что, с ума сошли, вы на работе!!! Все личное – на после работы, когда отстреляетесь!
- После работы они поубивают друг друга... - прошептал кто-то. – Это же лучшие...
Но пассажир не слышал.
- Немедленно обеспечьте нашу эвакуацию с ним!! - обратился ко мне он, кивая на американца.
- Она ничего не сможет сделать... - мрачно сказал ему белобрысый гигант. – Они заблокировали абсолютно все...
- Вы не знаете, на что способна эта команда...
- Да нет, я видел, как вы ушли на машине на поезде, вернее догадался, и как прорвались на аэродром... - поморщился тот. – Впечатляет... Но на этот раз они просто заложили абсолютно все, все проезды... Они уже знают ваши возможности... На крышах сидят снайперы на случай прорыва... И не пропускают абсолютно никого, просто расстреливают всех без разговоров, даже возвращающихся своих...
Я побледнела.
- Какие сволочи... Кто они?
- Не знаю, мы видели некоторых боевиков известных банд в военных машинах... - тихо сказал тот. – Они убили на наших глазах несколько женщин, и мы не успели... Вон там...
Я закричала в ярости и, обезумев, выпустила обойму, куда он показывал по забору из Саниного пулемета. Наверное, я случайно попала, ибо там что-то стало рваться по цепочке. Так часто бывает – когда взрывается одна машина, то вторая, если они стоят очень плотно, взрываются тоже. Редкая удача, но иногда целая серия стоящих одна к другой машин выходит из игры.
Мы услышали пошедшие в разные стороны цепочки взрывов. Впрочем, быстро затихших. Люди отчаянно голосили.
- Не поможет, Королева... - тихо сказал белобрысый. – Все равно там не проехать... Вся местность простреливается, в каждом окне – пулеметчик или даже установка Град. Мы тоже так думали сделать, но они убивают всех... – действительно, началась такая сплошная стрельба, что мы даже тут оглохли. - Они никого не выпустят, они убили нескольких корреспондентов.
Наш корреспондент побледнел. Но он все равно все снимал.
Я посмотрела на самолет.
- Там топлива на пять минут полета, да только очередью начисто разбили моторы... - на ломанном русском быстро сказал мне один из американцев. - Да и нет нужной длины для разгона...
- Безнадежно... - прошептал кто-то.
Настроение было какое-то могильное. Люди точно хоронили себя.
- Да будь она гением боя, она ничего тут не сделает... - услышала я какой-то обреченный усталый шепот. – Она же не волшебница...
- Хоть попытайтесь защитить... - сказал мне пассажир.
Но я его не слышала, ни остальных, которые беседовали. Они замерли. Мне вдруг стало на него абсолютно наплевать. На посадку на короткий участок посадочной полосы заходил чудовищный по мощи и красоте новейший штурмовик. К безумной красоте новейшего современнейшего самолета, он был расписан изумительными цветочками от хвоста до крыльев. Я не могла оторвать от него глаз, я тянула к нему руки, как маленький ребенок, и ничего, ничего не видела. Это была ожившая мечта.
- Мой, мой... - шептала я, протягивая руки.
Забыв про все, я вскочила в машину и рванула к самолету. Правда, мне показалось, что машина моя потяжелела, и кто-то успел вскочить в нее. Похоже, они уже ждали этого от меня.
- Надо же, ящик с противотанковыми гранатами... - сказал вроде мужской голос в машине. Откуда он взялся? Я не обратила внимания.
Я гнала к своему самолету, совершенно потеряв рассудок. Я была совсем ребенок. Он сел так элегантно и легко! Как ребенок, я закричала от восторга. Глаза мои сияли. Словно перышко! Это сочетание страшной мощи и маневренности и легкости производило потрясающее впечатление. Я умирала от восторга и радости. Вся безумная мощь новейших технологий проглядывала в этой никогда не виданной модели полуистребителя, которая не была даже на авиасалонах.
Подлетев к развернувшемуся самолету на всей доступной машине безумной скорости, я развернула машину так, что она мгновенно словно застыла у крыла абсолютно точно. И, счастливо смеясь, вылетела из машины к украшенному чудесным орнаментом самолету, мигом взлетев на крыло к летчику. Никогда не виданная диковинная модель была поистине фантастической.
Приоткрылся вход в кабину.
- Какое чудо! – в упоении воскликнула я.
Мгновенно взглянув на фотографию в руке, летчик тоже широко улыбнулся мне.
- Я вас сразу узнал! Когда вы поставили машину, я понял, что этот самолет – Ваш! До этого я думал, что вы просто богатая сумасбродка, и немного злился за это чудо, этот самолет... То, что вы вытворили с машиной, это просто невозможно... С такой реакцией вы станете суперасом... Это самый быстрый и самый маневренный самолет в мире, это вообще чудо техники нашего авиаконструкторского бюро... Как раз для вас, чтоб демонстрировать его возможности... Я обучу вас, как им управлять...
Он не договорил, ибо в кабину втиснулась, потеснив меня, другая фигура. Обернувшись, я узнала своего странного пассажира.
- Сколько в нем мест кроме пилота!? – быстро рявкнул он.
- Вы!?! – дернулся летчик. – Но мы вам еще... Мы вам еще не сделали... Она... Это для не...
Он забормотал и был явно растерян и смущен.
- Топливо есть?
- Да, честно признаться, я схитрил и заправился в небольшом городке за десять минут лета, чтоб прибыть с полным баком и сразу показывать.
- Мы немедленно летим! – рявкнул наш пассажир. – Быстрее, где места?
- Здесь место пилота-матери, маленькое место для ребенка и место телохранителя, как и просили...
- То есть, кроме пилота, еще два места? – подтягиваясь в кабину, спросил пассажир. – Начинайте процедуру подготовки взлета...
- Но, господин, она... владелица... частное лицо... заплатила...
- Она киллер-экстремал, который специализируется на решении нерешаемых ситуаций и эвакуации людей! – очень быстро рявкнул пассажир. – И глава засекреченного отряда... я вспомнил, ее фотографии есть во всех учебниках как пример ирреального бесстрашия и решения абсолютно безнадежной ситуации! Она такой же офицер, как и вы, испытатель, просто работает под прикрытием дуры! И я прикажу проверить отчетность, возить миллиард в сумке, дарить друг другу лучшие самолеты – это уже слишком!!! - в сердцах рявкнул он.
Летчик ничего не понял.
Я ничего не поняла, и отскочила. Я поняла, что человек негодует.
Испытатель все же посмотрел на меня, спрашивая разрешения на взлет.
Я кивнула, подтверждая.
Мне показалось, что взгляд испытателя, после того, как он услышал ругань, стал почему-то более дружелюбным, и он глядел на меня, точно на коллегу.
Наконец, подбежал с телохранителем американец, который только подъехал на "кадиллаке" с остальной охраной. Как я поздно сообразила, все остальные, что тут были, успели вскочить в мой джип. Они уже были готовы ко всяким неожиданностям.
Американец очень спешил.
Я поглядела на дорогу – там, еще далеко, шли танки и БТР сплошной лавиной, и из дул маленьких танков то и дело вырывались языки пламени. Взрывы ложились все ближе, и вероятность того, что самолет разобьют при взлете, уже сейчас была велика.
- О Боже, они закрыли взлетную полосу, все погибло... - застонал пассажир.
- Он с вертикальным взлетом... - хладнокровно ответила я.
Я стояла и смотрела на танки абсолютно спокойно. Американец буквально взлетел на крыло, как укушенный.
– Проходите, пожалуйста! – обратился наш пассажир к американцу, показывая на большое сиденье за спиной пилота. – Я посижу на этом, маленьком... сиденье... Начинайте взлет!
Я глянула на часы – они погрузились за тридцать секунд.
Они оба обернулись на лавину. Было ясно, что если ее не остановить, то самолет никогда не взлетит, даже если ему надо лишь минуту.
- Офицер, - жестко обратился наш пассажир ко мне. – Обеспечьте наш взлет любой ценой! Эти люди вам в придачу!
Он кивнул на команду белобрысого и сказал это таким тоном, будто подписал нам смертный приговор. Но все же было в его словах нечто просительное.
Все знали, что нас попросили умереть.
Чтобы дать возможность взлететь этим людям.
Я видела по стоявшим внизу семерым спутникам белобрысого и других людей из охраны, что их лица белые, и они прекрасно все поняли.
Настроение было мрачное.
Я же мгновенно спрыгнула на землю.
- Вернете самолет!! – на мгновение обернувшись, дерзко крикнула я пассажиру. И отчаянно, дерзко засмеялась, тряхнув головой.
Пассажир вдруг понимающе улыбнулся и махнул рукой.
Я же захохотала и кинулась в машину.
- Саня, Оля, НЕТ! – крикнула я, видя, что они уже садятся в машину, наученные горьким опытом. – Оля, не садись, ты красивая, ты можешь выжить, тебя могут пощадить...
- Ну уж спасибо... - прошипела Оля, прыгая в машину. – Благодарю покорно...
В машину прыгнул еще какой-то молодой смущенный генерал, корреспондент.
- Куда эти противотанковые гранаты посунуть? – спросил он по хохлацки.
- Я тебе посуну... - пообещала я.
Все происходило одновременно.
- Что будем делать, Королева? – тихо спросил меня белобрысый, неслышно появившись возле окошка, пока я закрывала дверь и заводила машину. Он возник с таким же отрешенным лицом, как у меня. Оба хорошо понимали, на что шли. Он задержал меня лишь на мгновение. – Где нам закрыть грудью амбразуру?
Он шутил, но я видела, что он действительно собирается умереть.
- Танкисты среди вас есть? – холодно спросила я, заводя машину.
- Все мои умеют... - быстро ответил он.
Я ловила разговор по первым буквам, скорей угадывала слова в этой скорости разговора, разгоняя мотор.
- Я отвлеку на себя... Сделайте дымовую шашку в низине, или запалите покрышки под шумок перед лавиной... но это начало... Когда я дойду до самого конца лавины, и внимание всех будет отвлечено на меня, тогда пусть твои незаметно захватят танки с этого краю, и сделают, чтоб враги перестреляли друг друга. Они должны передраться ненадолго... Отвлечь внимание... Несколько выстрелов из пушек, и уходите...
Он непонятно как-то дернулся, но было уже поздно. Я сорвала и разогнала машину. Да уж, сегодня я развила умение разгонять ее до безумия.
Темная стрела джипа словно выстрелила навстречу лавине. Он не просто несся – летел им навстречу с безумной скоростью.
Я сознавала, что мне самое главное – это нужно отвлечь внимание и стрельбу на себя. Потому что отсюда сбить самолет на взлете, было раз плюнуть.
И мне это удалось. Наверное, они что-то слышали обо мне. Или же простой джип, идущий на бешеной скорости на танки, вызвал страх. От этого непонятного явления, от этого адского бесстрашия, когда безоружный джип устремился на танки, как я узнала потом, у них застыла кровь.
Было бы это понятное, хоть и страшное, установки "град" – они бы восприняли естественно. Но это уже было вне понимания, и потому убивало.
Они начали истерически стрелять по мне. Я же вытворяла с машиной что-то страшное. Машина просто извивалась между очередями и взрывами, и я даже сказать не могу, как я угадывала, что там пробел между взрывами и линиями очередей, и куда целит танк.
Я заложила серию мгновенных чудовищных поворотов, уходя от выстрелов.
В сущности, прошло не более десяти секунд с начала, лишь действий много. Времени на инструктаж не было.
- Жаль, что у меня не четыре руки... - вздохнула я, в ничтожное мгновение. – Нужно много бросать...
- А я на что? – как-то сразу поняла Саня. – Я играла в баскетбол...
- А я очень точно кидаю, я играла в кегли... - сказала Оля.
- Я военный! – сказал молодой генерал.
- Я чемпион в бросании шаров в лунки... - сказал корреспондент. Конечно, он сказал не так, но в той игре, где он выигрывал, надо было бросать.
Они все заговорили одновременно. И я сразу начала инструктаж, как и хотела.
- Я сейчас пройду между танками на триста километрах в час... - жестко сказала я. – Мы будем извиваться между ними, как на трассе, пройдя между каждым... Мы должны бросить по гранате под гусеницы, или куда там, каждого танка... - по слогам выдавила я инструкцию между поворотами.
Саня и генерал тут же начали говорить, куда бросать гранаты в танке, но я не слушала.
Все происходило очень быстро.
- Приготовится! – страшным тихим голосом сказала я. Я, приподнявшись, словно сфотографировала расположение танков и машин.
Они быстро разбирали гранаты.
Машина должна была войти между танками через мгновение.
- Оля, запомни, если чека выдернута, то граната взрывается, - ухмыльнулась я. – А то ты еще можешь ее оставить, если она вдруг выпадет на пол, махнув на нее рукой – мол, потом, подберешь! Окна!
И начался ад.


Глава 28.


Ровно через двадцать секунд после старта от самолета мы достигли лавины.
Визжали и скрипели тормоза, стучали пулеметы над головой, чудовищная реакция позволяла делать мне непрерывные мгновенные повороты и я проходила по этому лабиринту едущих танков, отчаянно изворачиваясь в другой пролет, когда видела направленный пулемет или пушку. Эти танки все-таки неповоротливы с их башнями, пулеметы на БТРах расположены слишком высоко над нами, да и стрелять по своим, когда мы начали метаться внутри идущей шахматным порядком колоны бронетехники, никто не решался. В свои прицелы они просто не успевали увидеть нас.
Танки подпрыгивали, взрывались, начинали крутиться на порванных гусеницах.
Мои люди выли, но уперто непрерывно бросали гранаты. Сзади нас все взрывалось, все затянул черный дым. Все четверо, сжав зубы, непрерывно выкидывали в окна смертоносные подарки танкам.
Танки стали стрелять, куда попало. Попадали по своим.
Мне же нужно было стать над собой, как никогда. Сознание стало, словно зеркало – оно ловило любые изменения, любые намеки, и я просто чудом проходила между танками и БТРами так, чтобы они не скосили меня, на мгновение появляясь и тут же исчезая. Очереди рассекали пространство, но мне пока чудом в этом шахматном домике удалось уйти.
Середина атакующих вообще не понимала, что происходит. Ведь радиосвязи у них не было! Они глушили все, а это значит, и себя. И это сыграло нам на руку. Да и вряд ли они знали, что можно проехать на скорости в триста километров, не снизив ее, сквозь шахматный порядок. Они просто часто не могли заметить машину.
Когда я, рыча, вылетела прочь, наконец, пройдя колонну, сзади над ней стелился черный-черный дым.
Те, кто понял, что произошло, пытались попасть по мне, когда я была в колонне, но устроили лишь перестрелку между своими. Связи же тут не было.
Джип вылетел на пространство, где уже не было бронетехники, ибо они шли кулаком. Его точно выстрелило из скопления танков как из катапульты.
Сзади танки стреляли по своим, между собой.
Мы проехали их!!!!
Прошло сорок пять секунд.
Сзади остались ямы, огонь и дым.
- Как там гранаты? – спросила я, снижая скорость. – Хоть чуть попали?
- Да вы что? – оскорбился генерал. – Мы под каждый танк положили... Такие гранаты разносят не только гусеницы, но и танки...
- Шеф, две штуки всего осталось... - хладнокровно буркнула Саня. – Мы с генералом договорились и работали по очереди, то же и Оля с корреспондентом с той стороны. Поэтому чуть успевали положить под каждый...
Я же напряженно вглядывалась сквозь дым. Что там, взлетел ли? Мы отъехали не прямо за колонну, а под углом, потому отсюда можно было увидеть наш штурмовик.
- Остановили или нет? – тихо спросила я, отгоняя машину еще левее, чтоб увидеть.
И тут мы выехали, наконец, за дымовую завесу, и, наконец, увидели самолет.
- Приподнимается!! – радостно крикнула Оля. На самом деле в то мгновение, когда мы покинули крыло, прошла ничтожная минута.
Мой штурмовик действительно медленно поднимался с места и завис над землей, прежде чем выстрелить, как это бывает при вертикальном взлете.
И тут случилось самое страшное. Я глянула назад и побледнела. Два истребителя заходили на круг, ложась на траекторию атаки.
- Они без опознавательных знаков... - прошептала я.
И все побледнели до синевы. Я уже видела сегодня, как в считанное мгновение они превратили площадь в яму.
- Они с закрашенными опознавательными знаками, а не без опознавательных знаков, это предатели! – с ненавистью сказал молодой генерал. – Они сейчас пройдут над нами и с ходу собьют штурмовик, пока он не набрал высоту и скорость... А потом размажут нас совершенно безнаказанно. Вы были правы, они долетели... Их невозможно сбить нашими средствами, они реактивные и бронированные, и летят со страшной скоростью, это смерть...
Он так и не заметил, что я его давно не слушала. Плача, я прыгнула еще как только увидела Миги, и, вопреки всему, отчаянно пристроила ручной пулемет со смесью бронебойных и зажигательных в обойме на машину. И стала целиться.
Все произошло мгновенно.
Миги специально развернулись, чтоб пройти прямо над взлетной полосой над землей, то есть над нами, и, выходя на цель, уничтожить отрывавшийся штурмовик.
Слезы лились отчаянно. Было так жалко штурмовик... И я знала, что уничтожив его, он безжалостно убьет нас.
Я еще не выпрыгнула, а уже стреляла.
И снова, как в детстве, разлетались шары. Словно кием я била шар. Точно так же, я словно видела, куда полетит очередь, и где будет самолет, как шар, и что нужно сделать, чтобы очередь, выскочив, ударила самолет. Лишь мгновение заняло у меня все. Я не целилась в Миг. Я сейчас почему-то прицелилась в то место, где он должен быть надо мной, когда туда попадет очередь.
Это было глупо, но мне было наплевать.
И я начала ожесточенно стрелять в это место, выпуская туда всю обойму. Я строчила в эту точку и строчила, точно ребенок...
Первый Миг из пары прошел над нами, чуть не убив грохотом. Я подумала, что ничего не получилось, и все труды сегодняшнего дня пошли прахом, как и неудавшаяся жизнь, и сейчас он расстреляет штурмовик без оружия, как вдруг крыло Мига окуталось пламенем. И, вместо атаки он резко нырнул влево, оставив черный шлейф. Было видно, как летчик отчаянно пытается удержать круто валящийся все время влево самолет, но не может это сделать.
- Сбила!!!! – безумно заорала Саня, но я ее не слышала, а лишь читала по губам. Она прыгала и танцевала в ярости без оружия. – Ручником сбила на сверхзвуковой скорости!!!!!!!
Но она рано радовалась. Второй самолет, идущий за ним, понял, что ему может не повезти, и не стал следовать на штурмовик. А, нырнув вниз, пошел точно на меня, строча из всех пулеметов, решив сначала покончить со мной.
Я вскинула пулемет мгновенно.
Страшные нити протянулись от него совсем рядом. Он шел точно вниз на меня вопреки всему. Я поняла, что это смерть уже в следующие мгновения. Она взглянула мне в глаза. Но, смеясь и плача, я, хладнокровно и упорно били и била из пулемета в одну точку по колпаку кабины. Вскинув оружие в долю мгновения со своей безумной реакцией. Ибо в той позиции, как он шел прямо на меня, мне было его кабину и даже, мне показалось в момент очереди, человечка за стеклом.
Я понимала, что умру, но улыбалась. Но стреляла со всей своей дьявольской точностью ожесточения и целилась со всей своей реакцией...
Спасения не было, как и времени перезарядить, пулемет.
Я поняла, что погибла.
Но тут истребитель вдруг прекратил стрелять. Мне даже показалось в невидимую долю мгновения, что колпак разлетелся, и крошечная фигурка ткнулась в стекло. Он же не знал, что у меня будут бронебойные! Истребитель молча летел прямо на меня!!! Он как шел, так и продолжал идти "молча", с неба на мою особу. Такое было впечатление, что он ударится за моей спиной.
Время словно стало, ведь все это заняло секунды.
- Беги!!! – заорала Саня. Впрочем, может, это показалось, тогда я не думала.
Меня точно кто-то уколол.
Сзади взревела машина, чуть не сбив меня.
А мы с Саней бросились вперед так, как, наверное, никогда не бегали. Какая там стометровка, я догоняла машину.
Он прошел почти у нас по головам. Может, это так показалось. Ибо мы с Саней нырнули тут же в глубокую воронку от какого-то взрыва, на самое дно.
И тогда содрогнулась земля и где-то совсем рядом содрогнулись небеса, и все исчезло в грохоте взрыва и удара звуковой волны!
Впрочем, это больше значило, что я больше не слышала звуков.
Когда я очнулась, я была наполовину засыпана, но тут же выбралась сама, и помогла это сделать Сане.
Она была мертва, ибо лежала недвижно.
Я всплакнула, и горячие капли попали на ее лицо.
Покойница вскочила, ругаясь.
- Ты подумала хоть, какое у меня будет лицо, если эту землю соединить с водой?! – яростно воскликнула она.
Мы истерически засмеялись.
А потом, помогая одна другой, очень быстро выбрались из ямы.
И потрясенно замерли – в метрах тридцати от нас лежал покореженный самолет. Это было б не так страшно, если б широкая полоса до него не тянулась уже за пять метров от нашей ямы...
- Ты в рубашке родилась... Самолет не взорвался... - потрясенно сказала Саня. – И даже так мы бы погибли, если б не эта воронка... Слушай, дай мне ее кусок! – вдруг резко сказала она, и мгновенным движением вырвала у меня кусок рубашки.
- С ума сошла! – я дала ей по рукам. И, оставив ее, мгновенно побежала к самолету. Нужно было осмотреть его. Я мгновенно убила какого-то человека из пистолета.
Я вылезла на кусок крыла, так что меня стало видно издалека.
- Ааааааа! – бешеный крик восторга пронесся над аэродромом из разных точек.
Я вскинула пулемет вверх, и потрясла им, закинув голову.
- Ааааааа! – опять безумный крик вспыхнул как приветствие.
- У них теперь будет истерика каждый раз, когда они будут видеть подобную темную курточку... - недовольно проворчала Саня, оказавшаяся возле меня и нахмуренно рассматривая все. – Если кричали от восторга даже враги... Они будут думать, что это командос... Теперь о русском спецназе пойдут легенды... Что ты ищешь?
- Какие-либо документы...
Саня мгновенно наклонилась к пилоту в разбитой кабине и словно одним движением вытянула кучу всякого дерьма из карманов...
- Смотри, нашла... Я думала, у него не будет даже меток на рубашке...
- Может, он не был уверен, что его можно достать с неба? – хихикнула я.
Обыск занял секунды... Саня на ходу перебирала и сортировала документы, пока мы спешили к своему джипу.
Который сам сдавал к нам задом. С такой скоростью он, очевидно, непрерывно делал с того момента, как разбился самолет.
Увидев Олю на заднем сиденье, я успокоилась.
Саня тоже посмотрела туда, куда и я. А потом заметила мчащиеся к нам спереди легковые машины с мигалками громадным потоком.
- О Господи, что же нам делать!? – отчаянно заругалась она и чуть не заревела. – У меня две обоймы к пистолету, у тебя не может быть больше обоймы для пулемета, как же мы их остановим!?!
- А мы не будем их останавливать... – весело и чуть легкомысленно, подпрыгивая, сказала я. Что-то напевая себе.
Она странно и осуждающе посмотрела на меня. Но я только улыбнулась и развернула ее на девяносто градусов от машин.
- Смотри, - сказала я, показывая ей рукой бесконечно далекую точку штурмовика и белый след за ним. – Самолет взлетел, приказ выполнен, пусть машины едут куда хотят... Вон он, мой штурмовик!
И, посмотрев на точку, я засмеялась.
Саня недоуменно посмотрела на меня, потом на точку, потом в глазах ее что-то мелькнуло, и она счастливо захохотала, сев на землю. Мы обе хохотали, обнимались, падали на песок...
К нам присоединились те, кто был в подъехавшем джипе. Они тоже смеялись, хохотали, обнимались, рыдали... Со всеми случилась истерика - все, прямо говоря, плакали от счастья...
Собственно, смеялись мы не более двадцати секунд.
Заметив, что машины врага близко, я встала, и, пошатываясь, открыла дверь джипа. И в удивлении замерла. За рулем сидел сам белобрысый. Как он там оказался? Меня это ошарашило. Оказывается, моя машина сама не ездит, а я об этом совершенно забыла.
- Поблагодари его за спасение Оли... - быстро вмешалась Саня, понимая, что может ждать от меня чего угодно. – Без него она бы погибла. Он хороший человек!
- Спасибо... Благодарю... - сказала я ему покорно. А потом одумалась и дернулась к Оле. – О Господи, Оля, извини, черт!!!! Как-то совсем из головы вылетело, что ты в машине, да и машина дернулась раньше меня...
- Когда самолет пошел прямо на тебя, стреляя из пулеметов, я чуть не забыла даже свое имя! – заревела Оля. – А ты хладнокровно стреляла и стреляла, хоть должна была погибнуть наверняка... и мы с тобой... Это был такой ужас!
Белобрысый под шумок быстро освободил место, пересев на соседнее с водителем место.
- Это что, ты с нами ехать хочешь? - подозрительно спросила я.
- Почему хочу один, вот еще и они хотят! - он показал на своих товарищей. – И вот они! Они рисковали жизнью, зажигая эти дурные покрышки или захватывая эти дурацкие танки...
Пока мы смеялись, оказывается, к машине подошли бойцы белобрысого и еще начальник охраны пассажира с двумя шишками.
Я потупилась. Мне было стыдно, что я такая нетоварищеская.
- Быстрей! – рявкнула я. – Хоть я не понимаю, как они влезут...
- Девочки сядут на колени... - сказал белобрысый.
- А не девочки...
- Тоже сядут на колени... - хихикнул он.
Я оглянулась на корреспондента и генерала.
Все захихикали.
- Да я б Олю с радостью всю жизнь держал на руках... - сказал кто-то. Саню посадил на колени сам белобрысый.
Все произошло очень быстро. Они расселись почти мгновенно. Все жестко пристегнулись, привязывались...
- Где мои сумки? - спросила я.
- Здесь, не бойся... - быстро сказала Оля.... – Одна тут, другая у Сани, чемоданчик там же. Этот идиот генерал хотел их выкинуть, когда они садились... Я вовремя его остановила!
- Такие громаднейшие сумки! – возмутился молодой генерал. – Их лучше было бы выкинуть, чтоб люди нормально сели в несколько рядов! Что вы там, золото возите!?!
Он запустил руку в сумку, и я услышала шорох вынимаемой пачки.
Почему-то это мне не понравилось. Я и одуматься не успела, как вскинула просто назад пулемет ему в голову, даже не глядя, одновременно разворачиваясь к нему лицом. Саня сработала также синхронно, повторяя за мной, вскидывая на него пистолет.
Впрочем, он выронил эту дурацкую квадратную пачку еще до этого, когда глянул и словно ожегся.
Пулемет и пистолет глядели ему в голову, а мы обе холодно молчали. Я смотрела на него, приподнявшись на сиденье и даже не обращая внимания на машины, что были уже совсем близко.
- Слушай, начальник... - удивительно вежливо сказал генералу сидевший рядом командос. – Следующий раз, когда будешь воровать в чужой сумке, посмотри, чтоб рядом никого из нас не было... Я не хочу, чтоб меня застрелили вместе с тобой как вора!
- Я погляжу, чтоб он не воровал... - мрачно сказала, глянув на меня, Оля, сидевшая на коленях рядом с оставшейся гранатой в руке. - Поехали, они уже близко... - взмолилась она.
- Только идиот может лезть в сумки такой зондеркоманды как эта, - тихо и равнодушно бросил кто-то, отворачиваясь к окну. – Они могут там такое носить, что тебе всадят пулю без раздумий и сожалений.
Я медленно отвернулась от них и внимательно посмотрела на спешащие к нам машины. Бывшие уже совсем близко. Большинство из них были обычные милицейские с мигалками.
- Должен извиниться, Queen, - сказал белобрысый, этот страшноватый командир своих страшных командос, - что я недооценил вас... То, что вы сделали, действительно невероятно, и спасло при этом наши жизни... Я умею признавать свои ошибки... Я счастлив, что я увидел вас живьем!! И хочу вам сделать покаянное признание, - он наклонился ко мне, - именно та ваша известная детская фотография, сделала из меня мужчину и бойца... Я хочу сделать вам комплимент, вы просто невероятная...
Я расцвела.
- ...убийца... - договорил он.
Мое лицо вытянулось. Я поспешно спрятала лицо, чтоб он не увидел и не обиделся, как я реагирую на его комплимент...


Глава 29.


К счастью, наступил тот момент, которого я ждала, чтобы тронуть машину.
Я дождалась, пока две грузовые и наполненные явно боевиками машины временно не окажутся в зоне, где им было трудно меня увидеть из-за хвоста дыма, и тронула машину с места.
И медленно поехала им навстречу по дороге, заслоненная от тех грузовых машин машинами с мигалками. Эти мигалки бьют по глазам даже днем.
- Что ты делаешь? – завопила Оля.
Я же ехала даже медленно – километров сорок в час.
- Ты соображаешь, что они нас убьют! – чуть не билась в истерике Оля. – Мы могли бы пройти на бешеной скорости все это за мгновение. Ты же можешь!
Я хихикнула.
- Связи у них нет... Вы же сами говорили... Я тут завалила когда-то между серьезными машинами с солдатами еще и два точно таких джипа... Я подозреваю, наблюдают тут издалека... Мы не стреляем... Возможна ошибка... Мы ждали своих, чтоб поехать без страха с раненными назад... А некоторые из вас еще одеты точно так же в черную форму, какая была на тех, кого...
- ...прикончила ты с Саней в последний момент... - продолжил за меня один из одетых в черное. – Они могут спутать...
- Но все же ты могла бы... - испуганно сказала Ольга, ужасно боявшаяся среди врагов.
- Саня, пожалуйста, посмотри, что это за дрянь такая, стоящая на дороге и развернутая на нас? – перебила я ее. - Их пять штук!
Впереди были какие-то странные соты из дул, вроде блока сигарет на подставке. Очень много.
- О Господи... - побелела Саня, увидев то, что было направлено на трассу, скрытое до этого мощным скоплением машин вне дороги. Стоявшие полукругом длинные грузовики тут как бы образовывали загон. В центре которого стояли рядом друг к дружке ужасные штуки. Дорога шла прямо к ним.
Мы ехали прямо на дула.
- Это установки "Град", - сказал белобрысый. – Направлены на нас.
Они были все белые.
Сзади заслон машин, впереди "Град". Очень далеко среди машин шел длинный грузовик, такой же, какие стояли в полукруге машин, блокирующих все.
Я холодно усмехнулась.
- Какой класс у вас как группы захвата? – меланхолично спросила я в пространство.
- Обижаешь, королева... - сказал белобрысый.
- Ну, так вот, они нас не пропустят... - лениво проговорила я.
Они побледнели все абсолютно, и многие дернулись назад, ибо мы шли точно на многие сотни чудовищных дул. Все поняли, что это смерть. А я мягко смотрела.
А потом, потеряв всякую мягкость, вдруг абсолютно жестоко и безжалостно сказала:
- Приготовить оружие! Приготовиться!
Бойцы быстро выхватывали оружие...
- По моей команде захватываете установки и открываете огонь по машинам в полукруге, я вас подвезу! – холодно и равнодушно сказала я. – Только по команде! Повторяю, только по моей команде! До этого не рыпаться. Чтоб я не делала, не бойтесь...
- Они же нас расстреляют... - нервно сказал кто-то. - Они сто квадратных метров только так накрывают... Мы же не сможем подъехать близко... Там столько боевиков... И установки поставлены так, что исключают подъезд в непростреливаемой зоне. Смотри, абсолютно невозможно подъехать... Мы погибли, мы не сможем ни выйти, ни вынуть оружие, чтобы стрелять...
Дула странной установке глядели на нас, способные превратить нас, как нас тут же проинформировали, в пыль.
Мое лицо было холодным и напряженным. Я холодно ждала, и все так же медленно двигалась со скоростью сорок километров навстречу смерти. Я видела, что в полукруге длинных грузовиков справа и вверх от установок, которым они перекрывали поле, есть пробел. Будто там должен стоять грузовик.
- Там контрольно-пропускной пункт перед установками... Пристрелянный... - нервно сказал белобрысый. – Мы погибли... Мы не сможем даже выстрелить, ты откроешь дверь и...
Я ухмыльнулась. Грузовик с дороги повернул влево.
Никто так ничего и не понял, даже в нашей машине, когда я прямо за рулем вскинула пулемет. И прямо через лобовое стекло, мгновенно прицелившись, прострочила бензобак длинного грузовика, как раз именно сейчас мгновенно поехавшего влево. Кто его знает, почему я решила, что там не хватает трейлера в этом построении загона, и что это именно тот трейлер. Который пройдет мимо установок влево, ибо там было его место. Он заслонил установки лишь на мгновение.
Но именно за несколько мгновений до этого его настигла моя очередь. А я рванула по настоящему еще тогда, когда стреляла. И бешено мгновенно набрала скорость. Идиоты, они поставили КПП и думали, что эта дорога непроходима!
Трейлер взорвался.
Он очень удачно закрывал меня от установок. Они даже не опомнились и ничего не поняли, когда я впритык обошла горящий трейлер, и, помня точное расположение установок, без чего нельзя выжить гонщику, обогнув трейлер прошла в дыму точно между двумя близко стоящими машинами с установками "Град".
Но, к удивлению всех, я не остановилась. Какой-то инстинкт подсказал мне, что в реве пламени проскочившую машину не заметили. Звук поглотил рев мотора, а дым – меня.
И что есть шанс пройти незамеченной. Связи то нету! А отсюда нас не видно.
Вот теперь то Оля могла радоваться. Я выжала из груженой людьми машины все, что можно. Надо сказать, правда, что этот джип почти не заметил этого веса. Хотя плохо слушался при проходах между машинами при резких бросках, но потом я почему-то приноровилась, и стала угадывать.
А потом я просто пошла навстречу потоку милицейских машин с мигалками, дожав груженый джип до трехсот километров. Извиваясь молниеносной змейкой между ними. Мне было не до сентиментальности, я была абсолютно сосредоточена и похожа больше на мысль, чем на человека. Руки реагировали с безумной скоростью, мгновенно бросая машину в секунду в десятки поворотов. Время остановилось, руки сами делали все мгновенно с безумной часовой точностью. И начался ад.
Зрелище двигающихся на меня машин меня не трогало.
Все визжало, кричало, разлеталось, тормоза хрипели, шины выли. Я вела машину от смерти к смерти. Люди в машине были страшны.
На них в салоне я старалась не смотреть. Как они сидели. Если можно назвать то, что им пришлось вытерпеть, словом сидели. Некоторые из тех, кто еще не ездил со мной, были бледноваты. А зеленоваты – абсолютно все.
Я подняла глаза и заметила вдали вертолет.
А потом пошел сплошной мигающий поток машин. Он шел из ворот. Он был короткий, но это был ад, и я значительно поседела, пока вырвалась.
- Ездить по встречной полосе это чертовски плохая привычка... - прошептал белобрысый, но мои обостренные чувства уловили и это. Только речь его была слишком длинна и растянута. Саня, которую он крепко удерживал на руках, прижимая к себе, и которой это явно нравилось и возбуждало, словно на американских горках, только хихикнула. У нее не было седых волосков. Она смирилась.
Что случилось с волосами тех, кто ехал навстречу, неизвестно. Саня, внимательно смотревшая назад, заявляет, что они все стали белыми, ибо она видела блондинов вдалеке.
Нас словно выстрелило из потока машин.
К удивлению всех, я не выехала в этом встречном потоке с аэродрома. И не стала спасаться с него, через машины. А помчалась дальше, резко устремившись туда, где были высокие деревья. И отпустила газ.
На всей страшной скорости машина неслышно вылетела на аллею, где стоял вертолет, а перед ним куча бритоголовых людей человек в сорок, окружавших словно почетной плотной стеной какого-то человека, говорившего по телефону. Мне почему-то издалека показалось, что он всем тут командует.
- Оборонную гранату в центр кучи! – коротко выплюнула я сразу, не сомневаясь, что после танков они сработают мгновенно.
Успели даже больше, чем я хотела.
В центр толпы полетело сразу несколько гранат – я не учла, насколько быстра боевая группа профессионалов белобрысого.
Осколки еще только разлетелись, а я уже, мгновенно развернувшись на месте там, где меня не могли достать осколки, затормозила машину напротив бывшей толпы. Добивая выживших из пулемета в окно машины. Собственно, именно на разлет осколков и ушло время поворота.
Я не учла, что у меня в машине профессионалы. Я даже понять не смогла, когда они вырвались из машины и ворвались в вертолет.
Двое бойцов мгновенно перенесли сумки, дипломат в вертолет.
Я же с белобрысым, который был со мной, как кавалер, медленно пошла к вертолету. И по дороге, мгновенно нагнувшись, попыталась вынуть из рук того самого человека, который стоял в центре и командовал, какой-то странный телефон. Но, даже мертвый, он в него вцепился. Я прострелила в раздражении трупу голову, выпустив очередь. Мне показалось, что он дернулся. Белобрысый, качая головой, осторожно помог мне расцепить его пальцы и присвистнул.
- Такие аппараты есть только у нескольких самых-самых лиц в государстве... Это государственная тайна... Их нельзя подслушать...
- Смотри, - я задрала рубаху на окружающих его, показывая татуировки. – Мне казалось, что он управлял всем этим быдлом на аэродроме...
- Я что, тебя обвиняю? – удивился тот. – Наоборот, мне непонятно, как телефон попал к нему... С остальным все ясно. Я сам сообразил, что у него управление ситуацией...
- В его кресте что-то белеет, - покаянно сказала я. – Я раздробила его пулей.
Саня, бывшая сейчас в тоненьких перчатках и услышавшая наш разговор, мгновенно задрала рубаху у этого человека, и показала нам почти невидимую стершуюся татуировку авторитета.
Надломив крест, она ловко вытащила из отверстия рулончик бумаги.
- Оставь сам крест... - быстро сказала я, осторожно достав блокнотик.
- Нет проблем... - улыбнулась Саня. И даже заправила ему рубашку.
- Дай мне перчатки... - попросила я. У меня был блокнотик, в котором листики были абсолютно так же тонки и почти такого же формата, как в рулончике...
- Нет проблем... - сказала Саня.
Я же незаметно скручивала в перчатках два листика из своего блокнота, так чтоб никто не видел. Они были абсолютно такие же, из тонкой бумаги, как и в кресте. Этот блокнот достался мне от старого Ивана в детстве. Маленький негритенок моих африканских нанимателей исписал как-то мой блокнот цифирью. Там не было моих отпечатков пальцев. И теперь я должна была подменить ими тот листик, который уже подменила Саня, когда поменяла тот рулончик, который вынула из креста, и положила в свой нагрудный карман. А потом быстро скрутила рулончик из подручного материала, когда я отвернулась, и вложила в карман, а рулончик переложила себе в волосы.
- Погляди оружие, и боеприпасы... - сказала я ей. Мгновенно незаметно вкладывая один из листиков в разбитый крест под предлогом того, что достала пистолет с глушителем и сделала контрольные выстрелы в головы подозрительным людям и три в кусты, где кто-то рухнул и вывалился наружу, и получил контрольный в голову.
А потом так же незаметно подменила спрятанный рулончик у Сани, столкнувшись с ней головами. Со всей своей реакцией, так что никто не заподозрил бы.
За нами напряженно наблюдали из вертолета.
У меня все внутри дрожало. Они не должны были заподозрить, что я прикасалась к бумажке.
Кто-то мог бы подумать, что я веду себя как сумасшедшая. Зачем мне менять этот листок!? По двум причинам. Потому что тот главный рулончик в кармане у Сани был из мусора из моего кармана. И надо было срочно его изъять.
Просто я изъяла и подменила бумагу из креста, еще когда в злости выстрелила ему в голову. И специально разбила при этом пулей крест. И подозревала, что белобрысый теперь заподозрил это.
Это во-первых... Такое путанное объяснение, из-за которого меня бы заподозрили в сумасшествии.
А во-вторых... Во-вторых, этот крест я знала. Вот почему я не хотела об этом говорить. Знала откуда-то, неизвестно откуда из самой глубины. И ничего сейчас не понимала. Знала, что на его сторонах были цифры 38-55, знала и две недостающие цифры, которые вбили в меня когда-то намертво, как и то, что я должна была сделать в любом случае. Это просто всплыло в памяти из непонятно какого прошлого, и я ничего, ничего не понимала.
И сейчас очень хотела разобраться, готовая стрелять в любое мгновение.
- Что ты делала в перчатках? – спросила я Саню на ходу к вертолету, вдруг загородив ей проход, когда белобрысый исчез в вертолете.
- Отпечатки пальцев стирала... - сказала Саня. – Если твои отпечатки известны всякому, то мне бы не хотелось, чтобы меня и Олю по ним отыскали. Я начисто вычистила машину... Я и тут их не оставила.
- А откуда ты знаешь убитого?
Саня вздрогнула. Я не пропускала ее в вертолет.
– Я по нему работала, где же ты раньше была! – непонятно как-то воскликнула Саня. – Я не могла подобраться к нему! Это раньше надо было сделать!
- А почему ты забрала и подменила бумаги, не дав мне? – хладнокровно спросила я, закрыв ей проход в вертолет, который уже начал подниматься. Случайно опустив пулемет в руке, так что он выходил на уровень ее груди. Я стояла в вертолете, обернувшись, а Саня была снаружи.
- Из-за этих бумаг мне голову намылили! Мне надо было добыть их полгода назад! – занервничала Саня, услышав шум далеких машин. Стоя так я естественно не давала войти, а он уже подымался. Мужчины разорвали бы ее в клочья...
Саня уже не скрывала, что по ней течет пот.
- Они очень опасны для тебя, ты не понимаешь! – жалко вскрикнула она.
- И потому ты решила присвоить мое наследство... - холодно сказала я, выпрямляясь во весь рост.
- О Господи, Queen, я только теперь сообразила, что ты же бывшая Принцесса... - в ужасе безнадежно всхлипнула она там, оставляемая волкам. –Я бы никогда тебя не подвела...
Она безнадежно посмотрела на меня потухшими от отчаянья глазами.
- Я думала, что это частично связано с шпионскими делами... - мертво сказала она.
- А откуда ты знаешь белобрысого... - я почесала голову второй рукой пистолетом с глушителем. Так что он скрылся в волосах.
- Он был в одном училище со мной... - как-то мертво сказала Саня. – И потому...
- Потому что, Queen, ты глубоко... - раздался голос сзади.
Я выстрелила назад из пистолета с глушителем, который был направлен назад, еще до того, как услышала шум подымаемого оружия, - когда мгновенно пригнулась, подавая Сане руку. Я ей верила.
Пуля, которую он выстрелил, прошла мимо надо мной.
- Все шпионские сети будут ваши, - хладнокровно сказала я Сане, вытягивая ее, ибо вертолет уже поднимался. – Все остальное не ваше. С детства ненавижу шпионов, кроме экономических!
Саня тяжело дышала и пыталась разреветься.
- А ты идиот... - сказала я белобрысому назад, даже не оборачиваясь. – Если б ты дернулся, то схлопотал вторую пулю в голову... И не притворяйся, что ты умер, у меня хороший слух, твое сердце бьется, как у быка...
Подтолкнув Саню, я мгновенно развернулась, не выпустив его из прицела. Правда сейчас я целилась из пулемета.
Белобрысый лежал мертвым. Возле сердца было кровавое пятно. Вертолет уже шел в высь.
Я не стала долго разводить церемонии. Если он труп... Одним мгновенным движением открыв дверь, я выкинула его из вертолета. Он только и успел ахнуть, когда ухнул в бездну.
Так бы и полетел вниз, если б я не перехватила его в последнее мгновение рукой за ногу. Труп мгновенно ожил. И, помогая себе обоими очень цепкими руками, очень быстро был в вертолете.
Направив на него другой рукой пулемет, я отчаянно хохотала, глядя на его воскресшее лицо.
- С воскрешением Вас! – церемонно поздравила я его.
Он выругался в мой адрес.
- А каким образом ты жив? – поинтересовалась я. – И даже две руки работают?
- Ты попала в нерв плеча в мясо, и на мгновение меня выключило, и я выронил пистолет... И потом решил лежать, опасаясь второй пули. Где у тебя было оружие!?! – в сердцах сказал он.
Я ухмыльнулась.
- И вообще мерзко стрелять в честного человека... - сквозь зубы добавил он.
Я ужасно засмеялась.
- Ты же ничего не могла видеть! – заругался он. – Я шел спасать Саню, ибо ваш разговор меня встревожил... Но я шел нормально...
- Болван! Кто же открывает дверь левой рукой? – смилостивилась над ним я. - Следующий раз тебя просто убьют, я же заметила, что ты правша, хоть и владеешь в совершенстве обеими руками. Ты явно взял пистолет в руку, которой лучше владеешь, для очень серьезного боя. Впрочем, выходя в тамбур с таким расположением, стрелять левой было неудобно. А стрелять через дверь ты не решился...
Он застонал от отчаяния.
- Я не собирался тебя убивать... Только в том случае, если б ты прострочила Саню...
Я захихикала.
- Благодарю покорно за защиту... - выругалась Саня.
- Рука работает?
- Да, вроде бы...
- Раздевайся! – приказала я. – Саня тебя перевяжет...
Как ни странно, этот человек почему-то отчаянно засмущался.
- Саня случайно не была твоей школьной любовью? – хладнокровно спросила я, усаживаясь на пол и бестактно приступая к допросу.
Он стал просто красным.
- Где расположено место, от чего эти коды... - быстро спросила я.
Он ответил, а потом опомнился и замолк, но было поздно. Я же хотела, чтоб он ответил автоматически, зная, что после вопроса, на который человек не хочет отвечать из-за сильных чувств, то есть инстинктивно, он охотнее отвечает на любой поставленный вопрос. Он явно плохо контролировал свой рассудок.
Саня размахнулась и изо всей силы дала мне чем попало.
- Ты расколола его с моей помощью, увидев, что я ему нравлюсь! – сердито рявкнула она. – Должно же быть хоть что-то святое... Все, конечно, слышали, что ты раскалываешь любого, но раскалывать с помощью старой любви это мерзко!
- Хочешь увидеть его истинное лицо? – холодно предложила я. – И его истинное отношение к тебе?
Саня нахмурилась.
- Ну, так скажи Сане... - ласково обратилась я к нему, - почему ты подменил настоящий рулон документов у нее первый раз на улице, потом поставил микрофон у нее на заколку, а потом забрал у нее рулон второй раз? - я говорила холодно и строго.
Он сжал зубы.
- Саня, я тебя люблю как дочь... - он обернулся ко мне. - Первый раз я забрал документы, чтобы защитить глупых девчонок от того, чего они не понимают... - строго сказал он.
Я улыбнулась – это была правда. Он так думал, я чуяла звериным инстинктом.
Саня нашла крошечный микрофон на заколке и яростно колебалась.
- Саня, я клянусь, я не подставлял тебя!
Саня начала отмякать
- Второй раз - потому что хотел защитить Саню, и не подставлять ее своей подделкой, и взять перед тобой, Queen, ответственность на себя... - это уже был голос того зрелого мужчины, который сражался с нами вместе. Он обнял Саню.
- А микрофон чтобы всегда слышать любимый голос... - буркнула я на его речи.
Мы все трое не выдержали, и оглушительно захохотали, повалившись на пол вертолета от истерического смеха.
- Почему, как раз подходит по специфике его мышления... - рассердилась я.
Но они опять только отчаянно захохотали, и я вместе с ними...


Глава 30.


Я услышала неслышный звук шагов за дверью и вскочила первая. Стараясь принять этакий вальяжный вид беседующей элегантной дамы.
Они оба не зря были такими бойцами – успели не только вскочить, но и одеть рубашку, как белобрысый.
Шаги оказались правдой.
Двери открылись, и показался молодой генерал.
Я приняла наиболее светский и важный вид.
.- Что это вы тут смеетесь? – подозрительно спросил генерал. – Что делают полевые командиры?
Тут его взгляд упал на бутылку рома, которая стояла на полу между нами, лицо его озарила догадка.
- Тааак... - угрожающе сказал он. – А я то думаю, чем это тут командиры занимаются...
И, уловив, что белобрысый между попытками выглядеть аристократом, заправлял рубашку, убежденно добавил:
- ...развратом!
Я не выдержала, и опять захохотала. Они оба сначала делали вид светских людей на приеме, а потом сорвались и стали ржать, как зарезанные, не обращая внимания на генерала...
- Какой пример вы подаете своим солдатам! – негодующе воскликнул он.
- Успокойтесь, ром использовали для дезинфекции ран, бутылка почти целая... - хладнокровно сказала ему я сквозь заливистый смех.
- Что вы туда налили!? – тут же возмущенно сказал генерал.
И тут начался такой смех, что даже стоящие в вертолете и могущие уловить через открытую дверь, начали ржать как безумные...
Я поспешно вошла в вертолет. В больших окнах иностранного вертолета было видно безумно далеко.
- Вы позорите гордое звание командиров, устроив оргию прямо при подчиненных! – не утих молодой генерал. – Немедленно объясните мне, что вы делали!!!
Естественно, никто ему ничего не объяснял.
Я же посмотрела сквозь стекло вдаль, где скрылся наш самолет. Сейчас и следа даже не было видно.
- Улетела крылатая мечта моего детства! – вздохнула с явным разочарованием я. – Надеюсь, игрушку все же вернут в целости...
Мужчины солдаты группы белобрысого удивленно поглядели на меня.
- Девочки, может, кто просветит меня... - игнорируя генерала и вежливо стараясь перенаправить разговор, весело спросил белобрысый, - ...почему у вас такие личные разговоры и сожаления об этом самолете? Это я не понимаю и не врубаюсь в суть разговоров... Ну, улетел-прилетел по заданию, современный, конечно, но чего такая личная тоска?
- Потому что такой современной штучки не скоро увидишь, правда, Queen? – спросил другой его боец.
- Постой... - сказал вдруг один. – А что это за цветочки на нем были...
- И болтовня пилота с Королевой об обучении и прогулках, я же слышал... - вдруг быстрей сказал другой.
- И почему детский стульчик вместо стрелка...- очень быстро проговорит третий, в шоке оборачиваясь на меня.
Они все смотрели на меня. Я же не отвечала, а только стояла у угла и молчала, смотря вдаль в небо.
- Потому что это ее личный самолет... - сказал медленно и спокойно из угла корреспондент. – Собственный! Мы уже это выяснили...
Они все вздрогнули. Лица у солдат стали, как дыни!
Я кивнула, не оборачиваясь.
Да, на их растерянность надо было посмотреть!
- Мы как раз думали с ней на нем покататься! – печально сказала Оля, державшая гранату в руке.
Я медленно обернулась.
- Там даже седушечка есть рядом для Принцессы... - не выдержала, и, как ребенок, восторженно раскололась я, - пусть бы привыкала водить самолет, к скоростям и бесстрашию, а то пока только...
Я вздохнула.
- ...Ворует? – сочувственно спросил белобрысый, приходя в себя.
- Триста тысяч долларов своровала и машину пыталась угнать... - печально вздохнула я. – Видите ли, ей захотелось купить остров на Крите...
- Да, мельчают дети... - вздохнул белобрысый. – Вот мы в их годы!
- Что? Самолеты сбивали? – ехидно спросил генерал. – Банды валили?
Белобрысый метнул какой-то непонятный мгновенный взгляд на меня. Генерал заметил это, глянул, и внезапно лицо его исказилось, и в глазах его мелькнул страх. Точно его пронзила кошмарная догадка. Рука его механически дернулась, точно он бил кием, но он тут же отдернул и выпрямил ее.
Впрочем, наверное, мне это показалось. Потому что он тут же разозлился.
- Не может такой штурмовик принадлежать кому-то! Это военная тайна! Он стоит такую кучу денег! – начал ругаться генерал. – Эта модель вообще единственная... Она не принадлежит одному человеку...
Я нетерпеливо и презрительно отвела плечом его возражение. Даже не отвечая.
- Эту модель многие даже в глаза не видели! – неистовствовал генерал. – Испытатель вам назвал ее самой скоростной и управляемой, она садится и взлетает с места, я рассмотрю это дело!
Я рассердилась. И сделала книксен.
- Спасибо за то, что вы нас поблагодарили, генерал! И действительно спасибо вам, что вы бросали гранаты...
Я выпрямилась и улыбнулась.
- Ну, военные, мало их защитить, – оскоблено сказала Оля, выронив от возмущения свою гранату, – так они еще и разденут! Исподнее отберут!
Граната со стуком запрыгала по полу.
Все застыли.
Оля поморщилась. Она равнодушно нащупала гранату на полу рукой, облегченно вздохнула, а все остальные нормальные люди побледнели.
- Оля, это не мобильный телефон! – осторожно заметила я, указав на то, что она зажимала в руке.
- Я знаю! Она звонит слишком громко... - обижено ответила Оля. – Пока вы там исчезли, знали бы вы, что тут было! Генерал сказал им, что они подчиняются только ему, и что, даже когда ты придешь, они, внешне соглашаясь, должны будут выполнять его приказы... Я тут все взяла с гранатой в свои руки! Хоть я и дура, но если эта штука ахнет, мы никуда не полетим!
Я захихикала.
- Спасибо Оля! – сказала я, поворачиваясь к пилоту. Никто и не заметил, как и когда в руке моей появился пистолет. Только кое-кто с хорошей реакцией отчаянно побелел. А я дважды мгновенно выстрелила за спиной пилота, ибо в шуме вертолета никто и не услышал щелчков глушителя.
Все мертво молчали.
Только пилот молча переключил рычаг. Я выстрелила рядом с ним, а не в него.
- Успокойся, Королева, мои солдаты подчиняются только мне, здесь никто и не подумал выполнять генеральские приказы, - нервно бросил белобрысый, пока я быстро пыталась ножом взломать простреленную панель рядом с пилотом. Саня бросилась мне на помощь.
– После поездки на джипе даже самый тупой понял, что ты могла бы перестрелять всех нас из одного своего глушака так, что мы бы и ничего не поняли... - сказал белобрысый уже успокоено, фомкой осторожно отжимая крышку, оттеснив нас. – Какие, девчонки, вы все-таки беспомощные!
Он явно хотел ухватить документы, если они там были, первым.
Панель вдруг отошла до самого пола. Она оказалась иллюзией, за ней был тайник.
Оттуда выпало распластанное мертвое тело девчонки с раной в затылке и в сердце, с искаженным ненавистью лицом, с лимонкой в правой руке.
- Кажется, я тебя знаю! – хладнокровно сказала я мертвой, переворачивая труп.
Они все заледенели и, не отрываясь, смотрели на нас с мертвой девчонкой, у которой я, под угрозой своего пистолета, осторожно забрала гранату, нож и оружие, держа дуло у виска трупа. Впрочем, с гранатой это сделала Саня, осторожно разжав теплые пальцы.
После этого я задрала у себя брюки, а потом сделала то же у девчонки.
- Так, и у тебя здесь пятно... - довольно сказала я. А потом задрала рубашку у нее и у себя. - И здесь у тебя такое же родимое пятно, как у меня.
Белобрысый почему-то при виде пятна отчаянно побледнел. А я попыталась расцепить глушителем зубы.
– Как же я тебя не дострелила?
- Обожди, я был однажды зубным врачом... - подошел ко мне один из бойцов. – Ты же хочешь сравнить зубы?
Я кивнула.
- У тебя и у нее почти точная копия, - хладнокровно сказал он, рассмотрев обоих. – Те же зубы, те же пломбы, то же расположение... Тебе бесплатно не предлагали лечиться?
- Не предлагали... - растеряно сказала я. – А что, можно?
- Не нужно... Особенно в твоем случае... Слишком опасно для дела... Но вот кто-то твою карту зубов сделал абсолютно точно на твоем другом экземпляре... Но у нее зубы лучше, а тебя явно закармливали шоколадом, и на твоих зубах все это выглядит естественно, но у нее...
- Ах, как же я в нее не попала... - покаянно сказала еще раз я, не выпуская своего пистолета.
- Вообще-то можно и ошибиться между вами... - с дрожью сказал кто-то. Лежащая была точной моей копией. – Это что, твоя сестра?
Я покачала с улыбкой головой.
- Я ее знаю... Это Юля, моя детская подруга...
- Ты не можешь ее узнать... - сдавленно сказала Саня. – Из вас сделали копии, удалив все признаки разницы... Это может быть кто угодно...
- Я навсегда запоминаю запахи, которые хоть раз слышала... - холодно сказала я и резко оборвала сама себя, вспомнив, что мне когда-то запрещали об этом говорить.
Я широко улыбнулась, и попросила знаком у белобрысого очень длинный острый клинок, сама при этом снимая одежду с девчонки, так чтоб труп остался голым.
- Но все равно разве не жалко? – Саня чуть не со слезами показала на лежавшую на земле мою копию.
Я с размаху вогнала длинное острие трупу в задницу по рукоятку.
Раздался дикий визг.
По вертолету, воя, метался голый труп, держась за задницу, а я отчаянно хохотала.
- Ты что, Пуля, сдурела! – с ревом накинулась на меня мертвая. – Ты всегда была дура!
- Представляю вам Юлю Чулкову, мою детскую подругу по кличке Подражала, - с редким удовольствием торжественно сказала я, отрывая с ее головы и верха лица какую-то резиновую штучку. – Отличная масочка из магазина ужасов...
Хохот стоял такой, что мотор заглушало.
Она не была ранена в голову – это была штучка из магазина приколов, и я такими пугала брата.
Белобрысый выругался.
- Здесь вертолет шумит, иначе я б сразу догадался, что она нас дурит! – сквозь зубы сказал он. – Такого со мной еще никогда не было! Так провести! А я то думаю, почему ты все пистолет не опускаешь и все время, словно случайно, ее держишь на прицеле, и все время печалишься, что не дострелила... Немедленно обыскать все! – рявкнул он разозлено.
Его бойцы принялись методично исследовать все.
- Не открывайте! – резко предупредила я, когда они взялись за такую же панель, но с другой стороны. – Так какой-то газ, и нет людей...
- Да, ты же была там рядом на мгновение... - сердито подтвердил белобрысый. – И нюхала...
- У нее нюх, почти как у собаки... - гордо подтвердила моя голая копия, все еще стоня и мрачно смотря на меня. – Как и у меня почти... Все-таки, мы сестры!
Они все вздрогнули.
- Ври, ври, да не заговаривайся! – резко оборвала ее я. – Каким образом у тебя пломбы мои выросли? Какая ты мне сестра?
- Настоящая... - печально сказала она. – Сама же помнишь, как мы смеялись в детстве над зеркальными родимыми пятнами... Можно было уже тогда догадаться, что дело здесь нечисто, иначе, почему меня заставляли подражать тебе и играть в игру "Подражалки", когда от друг друга требовалось стать абсолютно похожей на другого?
Она автоматически задернула правую штанину, тогда как у меня была левая, а потом обессилено опустила руки.
- Все время забываю, что уже не там... - устало сказала она. – Мне пересадили его на другую ногу, чтоб было, как у тебя.
Белобрысый почему-то посерел.
- Так не бывает между сестрами... - убежденно сказала я. – Они не могут быть зеркальные... Мы же не копии, а словно отражения друг-друга...
- Бывает... - сказал один из бойцов белобрысого. – Я опытный врач в группе, много читаю, и говорю – бывает.
- Но, все равно, у меня есть брат! – убежденно сказала я. – Я никогда не слышала, чтоб мой отец гулял.
- Потому что мы близнецы, Пуля! – холодно сказала она. - Дай мне одеться и кончай издеваться!
Я кивнула бойцу головой на ее одежду, сказав одними губами.
- Обыщи...
Саня уже быстро перевязывала ей рану в груди, которая была настоящей и на которую она, кажется, даже не реагировала. Она всегда была равнодушна к боли.
Через секунду она стояла в одежде рядом со мной, гордая и прекрасная. Будто это она раздевалась в супер стриптиз шоу, а не перед солдатами, этакая королева.
- И не смей даже врать, что ты не знаешь нашей настоящей матери, Пуля! - нервно выпрямляясь, жестко сказала она. – Мы тебя видели рядом с ней, ты раскрылась... Я сама дала ей вдвое от тебя, как услышала... Не понимаю, почему ты первая узнала... Она все такая же... - она замерла и поглядела на меня. И тихо сказала:
- Мы родились в ночь перед пожаром...
Я замерла.
Все замерли. Я увидела, как почему-то отчаянно побледнел белобрысый, и как-то странно напряженно поглощал глазами меня и Юлю.
- Тебе могла мама рассказывать про пожар... - хладнокровно сказала я. – Да, я обгорела...
- Я тоже, и поэтому обе из нас уже в детстве не боялись боли и огня, - сказала она, хладнокровно поднося зажигалку к коже на руке. Кожа обуглилась, а она даже не дрогнула, только чуть сцепила зубы.
- Да, я помню, ты делала это в детстве... - холодно сказала я.
- Ты тоже научилась это делать без труда... - кивнула она. – Пострадало много детей... А отношение к нашим родителям это имеет такое... - она намеренно притишила голос, а потом мрачно выпрямилась, пронзительно глядя мне в глаза, - что пара девочек близнецов по документам вообще в тот месяц родилась только одна!!!
Я молчала.
- И обе они погибли в пожаре... - она ухмыльнулась. Я же никак не могла сообразить.
- И у них в документах была записана зеркальная аномалия... - она не давала мне опомниться. – Как ты думаешь, почему ты не застрелила меня в сердце? – она холодно обнажила рану прямо в сердце. – Потому что...
- Потому что оно у тебя с правой стороны, - тихо договорила я. – Я обнаружила это еще когда...
- ...когда мы в детстве выясняли, где у кого какие зеркальные сходства... - закончила за меня она. – И нашли десяток признаков, только наоборот... Мы тогда уже были копиями и нас иногда путали, хотя твоя травма головы и наши общие ожоги и зеркальность признаков сделали сходство не таким страшным и полным...
- А генетическая экспертиза? – тихо спросила я.
- А как ты думаешь, что сделала я, когда впервые заподозрила это во взрослом возрасте? – мрачно сказала она, садясь рядом и не обращая внимания на остальных. – Я растратила на это все свои первые честно заработанные деньги, чтоб никто не знал... Помнишь, ты выиграла на улице новый роскошный свитер? Единственное, тебя попросили при выигрыше обменять его на твой старый, заношенный до дыр, единственный твой потертый свитерок, в котором ты выиграла подарок?
- Это была ты? – вздрогнула я, вспомнив свою радость.
- Ты бы меня узнала по запаху... Я же тебя знаю, как себя. Я наняла пацана... Знала бы ты, как я дрожала и нервничала, когда шла с твоим свитерком в лабораторию! На нем должны быть остатки твоей кожи, невидимые чешуйки. Я даже не касалась свитера в бумаге, боясь испортить анализ случайным прикосновением... И знаешь, что было? – она замерла.
Я подняла глаза.
- Со мной случилась истерика, когда лаборант сказал, - она чуть не заревела, - что оба свитера – твой и мой – мои! Он даже не смог различить нас!!
Она помолчала и истерически засмеялась...


Глава 31.


Она долго так смеялась, пока не стала зло всхлипывать:
- Он не хотел мне верить, пока сам не взял у тебя пробу, увидев нас обоих вместе сразу! И, сделав второй раз уже сам, категорически заявил, что мы не просто родственники, мы больше, мы эти... близнецы эти самые... И хотел бежать к родителям обоих, пока я его не остановила, намекнув про соблюдение тайны, и про то, что было бы жестоким сообщать девочке, что ее удочерили... Это для нее будет травма! Пусть вырастет. Тем более, ты меня отлично знала, юная хулиганка!
- Что же все-таки случилось? – тихо спросила я. – Ты выяснила?
Сзади слушали как завороженные.
- Вместе с нами родились и девочки, которых должны были назвать нашими именами... Кстати, они живы... Мы были в одной группе детей в роддоме... - тихо сказала она. – Почему-то там тогда младенцев держали отдельно от матери в специальной палате, и приносили их к матери кормить... Дурацкое правило, когда детей уносили от матерей. У каждого ребенка на ноге была бирка, чтоб медсестры их не путали. Так же лежали, окруженные медсестрами, и мы с другими младенцами... - она помолчала. - К сожалению нашего физического отца я не смогла найти... Знаю только из рассказов нянечки, что оба они, наши отец и мать, были чрезвычайно молодые и легкомысленные ублюдки...
Мне послышался сзади шорох, и, обернувшись, я заметила серого лицом белобрысого. Который сидел свернувшись от боли, и странно уставился исподлобья нам с Юлей в спину. Он был совершенно плох. Он держался за голову руками, сжав зубы, и со слезами стонал. Я поняла, что ему плохо, и спросила Саню, хорошо ли она продезинфицировала ему рану, и вколола ли антибиотики. И тут же забыла о нем.
- ...Знаю только, что наша "мамочка", как всегда она это делала, - ехидно сказала Юля, - воспользовавшись тем, что приносят нас "на еду" лишь несколько раз в день, в первый же день куда-то удрала из палаты по своей работе... Когда случился пожар, ее, естественно, не оказалось даже близко к больнице... Я не знаю, какие процедуры там с нами делали, (купали, что ли?), и почему поснимали бирки с каждого младенца в группе... Короче – в истерике нам, то ли поменяли бирки (номера) на чужие, то ли не смотрели, как одевали. Поменяли во всей группе, одев бирки как попало. Ты теперь – Пуля, я – Юля, - она хихикнула. – Там творилось страшное – сходящие с ума матери бросались в огонь, их держали и валили на землю мужчины, а они бились в истерике. Когда кого-то из детей доставали из огня... Ты понимаешь, что было с оставшимися матерями. В общем, там случались припадки. Получилось так, что наши нечаянные новые матери еще вообще не видели своих детей – у обоих были очень тяжелые роды, после которых они сразу уснули, запомнив лишь, что родили девочек... Нас "узнали" по номерам на бирках... Мы обе уже обгорели ужасно, и наши мамочки потащили кукушат сразу в Ахмадет, выжав все из случайной машины. И очень хорошо, ибо нашей мамы как раз не было... Машин катастрофически не хватало, скорые уносились, как только получали детей, чтобы суметь спасти их, мы были последние, и люди до сих пор помнят, как женщины с детьми бесстрашно шли прямо по дороге навстречу машинам, тормозя их. И тут же заставляя гнать, куда нужно, не слушая ничего. Я нашла человека, который вез мою мать, и он до сих пор помнит ту сумасшедшую ночь... - она засмеялась. – А потом, сама понимаешь, что когда женщины нас выходили, им уже не было никакого дела, что мы раньше выглядели по иному, тем более, что при таких ожогах, они вряд ли нас могли узнать...
- А что случилось с теми... - печально спросила я.
- Настоящими птенцами, которых мы выкинули? – спросила она со смехом. – Не волнуйся, они выжили в больнице, просто через год. Но у них не было вообще бирок, и к ним никто не пришел... Дело в том, что первично им ошибочно поставили диагноз "смерть", ибо человек со скорой, которого пригнали из пригорода, был то ли пьян, то ли невежественен. Он даже их не повез в больницу, во всеуслышание посчитав трупами с бирочками. Хорошо, что пришла смена, и, вместо морга дети оказались в больнице - его помощник вытянул их с того света, доставил в специальное отделение. Зато возникла путаница с документами. Ибо алкаш причислил их, то есть, по документам нас, к лику святых. Бог его знает, как он это сумел провернуть – обычно требуется так много документов. Наша мама даже не подумала проверить.
Почему-то от белобрысого донесся стон. Он плакал. Саня волком смотрела на меня, словно защищая его.
- Оно к лучшему, возможно, что мы попали в другие руки. Кому нужна такая мама, она словно скотину заклеймила нас медицинским клеймом с номером, как это можно было вообще додуматься, чем это было для нас! – зло сказала Юля, без стыда показывая на свою внутреннюю сторону бедра у самого схода ног. – Нянечка ее запомнила по этому ужасу! Подумать только, у меня номер... - она яростно выругалась.
- Да, у меня тоже эта тату есть, - вздохнула я. – Только я номер разглядеть не смогла... Она тусклая, да и слишком неудобно расположена, да и стыдно просить туда поглядеть другого человека... - смутилась я.
- Я могу посмотреть! – шутливо предложил один из бойцов.
Белобрысый, который сидел, сжав зубы, так глянул отчего-то на него, что тот прикусил язык. Я не обратила внимания. Меня занимало другое.
- Ты маму проверила, как меня, на анализ? – спросила я.
- Угу... - кивнула Юля. – Умудрилась взять... Если бы это был папаша, пришлось бы ему на основании этих данных платить алименты...
Я замолчала.
- А дальше ты знаешь... - сказала Юля. – Ты стала в результате ожога немного странной, и поэтому болталась непонятно где, часами застывая в этой чертовой малине-бильярдной. Ты стала играть, Иван полюбил тебя, такую одинокую, как своего ребенка. И втянул тебя, а значит и меня, в самое гадское преступное кубло той ушедшей страны, в самую гущу, верхушку криминального мира, которую и в тюрьмах то не сыщешь...
- Гад! – раздался чудовищный удар, треск и рев голоса. Я резко обернулась – кто-то, может белобрысый, разбил ударом руки вертолетную седушку, хоть это и невозможно. Лицо его было искажено болью, он приподнимался...
- Успокойтесь, девочки! – быстро сказал нам один из его бойцов, бывший рядом. – Это мы поспорили, а на него временами находит...
Я пожала плечами и замолчала.
Я просто молча смотрела в окно. Мне надо было подумать. Или просто постоять вот так. Чтоб сердце перестало биться как бешенное. Я называла это – подумать. Я просто стояла, стояла, и смотрела, смотрела... И молчала, молчала...
- Что больно? – услышала я, как боец белобрысого хлопнул того по спине. Странно, - подумала я. Лицо белобрысого было искажено страданием. Они вели беседу очень тихо, и я не слушала их, пропуская слова мимо сознания.
- Мммм... - тот застонал. – Ты не понимаешь, что это такое... Это же не вернуть никогда. Я не видел...
- Ты никогда не увидишь, как они шли в первый класс, кончали школу... – ухмыльнулся тот.
Белобрысый замахнулся на него. Они мне мешали, дурацкие люди. Мне хотелось побыть одной, просто побыть одной.
Я сама не понимала, что со мной происходит. В сердце была и тоска, и клубок непонятных терпких и невыносимых чувств, к которым я не привыкла.
- Куда мы летим? – спросила Юля. – Нас не собьют? Или мы летим в место, где нас никто не станет искать?
Я медленно глянула вниз в окно. Под нами была Москва.
Я вздрогнула.
- Да, они действительно не подумают, что мы сюда можем прилететь, ибо это значило бы нам самим лечь на гильотину... - я меланхолично стала тыкать пальцем в странный телефончик, что я отобрала из рук убитого человека, что командовал, - и поэтому не собьют нас?
- Что ты хочешь делать? – мрачно спросила Саня, отбирая у меня странную трубку и включая ее.
- Позвонить брату, чтобы он составил за меня завещание... - лениво сказала я.
Белобрысый отобрал аппаратик у Сани.
- Где он?
- В Германии временно... - равнодушно ответила я.
- Вот, бери! – белобрысый, странно глядящий на меня и на Юлю, включил аппаратик, что-то понабирал на нем, и протянул мне, странно пронзительно глядя в мои глаза.
- А говорили, связь не работает... - набрав номер и поднося к уху аппарат, разочаровано сказала я, поняв, что телефон отлично работает.
Напрасно я это сказала. Все мужчины в вертолете словно взорвались, хватаясь за свои телефоны и рации. И уже никого и ничего не видели.
– А я то, глупая, думала, что нас потому не сбили, что они и тут во всех диапазонах радио глушат, даже радиолокаторы... - в одиночестве продолжила я, и совсем расстроилась. Потому что похороны, оказывается, могли состояться в любую минуту, а со мной даже никто не поплакался.
Но меня никто не услышал. Они точно прозрели, что есть связь, будто я их ткнула носом. В то, что они должны были сделать сами. Даже белобрысый. Они выхватывали странные аппаратики, которые не были в продаже никогда и ни в одном магазине, нажимали странные коды, говорили странные цифры.
- 984-396, - кричал в трубку белобрысый, сразу забыв про печаль. Он еще что-то орал про форс-мажорные обстоятельства, рекомендовал посмотреть СNN...
- И двенадцатый канал... - тихо добавил корреспондент.
Я наблюдала за всеми.
- Ты уже перекачал информацию? – спросил корреспондента белобрысый, обернувшись к нему и закрыв трубку. – Как только понял, что вышли?
Корреспондент кивнул.
- Уже показывают... Такие кадры в Америке с такими персонажами пускают в эфир прямо... - он замолк. - А камера сама связывается с базой при разрыве, если не блокировать специальной кнопкой...
Белобрысый отвернулся и что-то быстро тараторил своему собеседнику.
- Посмотри сам, чтоб понять что произошло... - бросил белобрысый зло. – Мы оттуда чудом вылезли живыми, и у меня к тебе еще куча вопросов...
Судя по звукам, которые я слышала вокруг у телефонов, с той стороны трубок кино по телевизору уже смотрели. Или прямо сейчас смотрели.
- Я тебе подтверждаю лицо, которое встречает, он сказал код... - кричал белобрысый в трубку, очевидно, комментируя кино по телевизору. И слыша его звуки экрана даже в трубке.
Судя по тому, как звучала для меня матерно трубка белобрысого, генерал оценил виденное и персонажей.
Из трубки белобрысого донесся дикий крик. Очевидно, он оценил и сюжет.
Юля тихо села рядом со мной.
- Ты уверена, что не нужно пришить их всех? – тихо спросила она меня. – Они странные и опасные, а белобрысый так вообще псих, он так себя вел!
Уловивший это белобрысый так сверкнул на нас глазами, что, почему-то, мы обе послушно уселись рядочком, точно маленькие дочки.
Я уронила голову на руки.
- Что там такое показывают, что они все стали на уши? – спросила Юля. – В трубках сплошная матерщина и приказы...
- А у нас тут в вертолете и телевизор есть... - отозвался один из спокойных бойцов из глубины вертолета. – Плазменная панель, правда, я не знаю, где она включается...
Юля, на правах "хозяйки", подошла и включила его.
- Я тут уже была раз... - сказала она успокаивающе бойцам.
Я же уже сидела так же, только в руке был пистолет с глушителем, направленный на нее.
- Успокойся! – резко сказала она мне. – У меня тут не спрятано оружие... И вообще, когда ты его вынула?!
- И вообще ты вынула что-то из сиденья, когда ударилась об него, вложив в карман, я не заметила какой пистолет... - буркнула равнодушно я, не опустив свой пистолет.
- Ты же не смотрела! – возмущенно сказала Юля. – У тебя что, глаза на затылке!
Пока она возмущалась и оглядывалась на меня, один из бойцов белобрысого с той его зверской реакцией защелкнул у нее на руках наручники, пока другой держал ее на мушке.
- Это что вы меня лапаете? – завопила Юля, не ожидавшая нападения с обеих сторон со стороны бойцов, когда ее пристегнули к трубе.
- Незачем пихать себе куда не надо всякую гадость... - буркнула я. – Саня, обыщи ее, у нее что-то у ноги опять примотано.
- Этого растяпу-генерала, который бросил оружие на сиденье, я б убила... - в сердцах сказала Саня, отнимая у Юли пистолет генерала и зловеще глядя на молодого генерала, ожесточенно беседующего о чем-то по телефону.
- Да, занимательная картинка... - вдруг сказал один из бойцов, глядя на плазменный экран встроенного телевизора.
- Отойдите, я еще этого не видел... - мрачно сказал белобрысый, подойдя с телефоном прямо к экрану.
Но, приблизившись к экрану, он отшатнулся.
- О, Боже!
- Это что, боевик? – ехидно поинтересовалась Юля. А потом вдруг замолкла: - Похоже на документальную запись... Операторы поставили бы поэффектнее... - наконец сказала она. – Как страшно бьет тот пулемет, какая-то дьявольщина.
Я молчала.
А Юля вдруг дернулась, забыв, что прикована.
- Обождите, я уже видела сегодня эти машины и этих людей! – закричала она. – Это же запись убийства! Кто-то адски безжалостно уничтожает их...
Я мельком подняла глаза. Там что-то ухало. Потом крупным планом корреспондент показал людей у самолета, их лица каждого, а потом снова взял бой с максимальным приближением.
- О Боже... - тихо сказала Юля.
Я взглянула на экран.
Крупным планом показали Саню сбоку, с перекошенным лицом непрерывно строчившую по машинам из пулемета.
- Она же не целится с такого расстояния! – удивленно воскликнул белобрысый.
- Спасибо, Саня, - тихо сказала я, ибо было видно, что она просто отвлекает их.
- Это тебе спасибо, - сказал вдруг по-человечески тихо молодой генерал, - мы, честно говоря, собирались уже умереть с достоинством и подбить перед смертью хотя бы две машины, но на это мало кто надеялся, честно сказать, кроме вашего бойца...
- Шестьдесят одна... - сказал один из бойцов белобрысого. – Шестьдесят одна машина уже сбита на экране, я считаю... Непонятно, правда, как они не засекли до сих пор пулеметчика, впрочем, о ее реакции и скорости я молчу... Какое элегантное решение!
- Там солнце било им в глаза, - хладнокровно сказал корреспондент. – И у них не было связи, с нашей стороны стреляли, они были нацелены на самолет и психологически не понимали...
- ...и умирали слишком быстро... - мрачно сказал белобрысый. А потом ахнул. И дернулся к экрану. Там вышел танк.
Я устало отвернулась.
- Ты никуда больше не пойдешь!!! – жестко сказал белобрысый мне, закрыв рукой телефон. – Эти танки...
- Убью Ивана... - сказала Саня. – С этой пукалкой на танки... Я просто померла, когда этот танк вышел... Стою и молюсь, и патроны кончились... - она чуть не зарыдала.
На экране стрельба смолкла, и стало слышно рычание тяжелого мотора.
Я молчала.
- Кто этот стрелок? – заворожено спросила Юля. – Они отослали меня, но я слышала, как они называли его Адское Пламя и говорили, что он поставил абсолютно непроходимый барьер... Теперь я понимаю, о чем речь!
Она внимательно оглядела всех.
Белобрысый подошел и отстегнул Юлю, сняв с нее наручники.
- Иди к сестре... - хмуро буркнул он. – И не делай больше глупых поступков... Тут все профи, державшие тебя под прицелом... Если твоя сестра не всадила тебе в голову пулю с одного выстрела, то это произошло, наверное, просто из-за того, что она еще не освоилась, что у нее есть сестра и она хочет узнать, что ты должна была сделать под ее именем...
Юля все равно взглянула на экран, и вдруг ахнула. Каким-то чудом через увеличение и приближение оператор сумел дать лицо пулеметчика.
- Это же я! – ввизгнула она, и вдруг прикусила язык.
На экране все кончилось очень быстро. Ведь, на самом деле, все занимало считанные минуты.
Юля напряженно вглядывалась в лица на экране, которые были достаточно хорошо узнаваемы, хоть и передние планы были не такими, как при интервью.
Я смотрела на Юлю. Лицо ее странно менялось. Я даже испугалась.
- Говори, кто ты такая!? – вдруг заорала зверски она, и, вцепившись в мою одежду, стала с меня ее срывать, раздевая при всех догола.
Я отчаянно визжала. И сопротивлялась бесстыдному обнажению прямо при всех.
Но, когда она стала срывать штаны, я стала драться...
Белобрысый растащил нас обоих.
- Говори, кто ты такая! – заорала Юля во всю глотку, отчаянно сопротивляясь ему и рвясь ко мне. – Ты же Пуля и по запаху, и по меткам, и метка на ноге с номером у тебя есть! Я выведу тебя на чистую воду!! Кто стрелял и командовал, ты же дура!!! Ну?!?
Я поспешно одевалась, отчаянно ругаясь и покраснев, как рак, в стороне. Бормоча про себя обиженно и непонимающе.
- Ты ненормальная! – наконец, возмущенно заявила я с красным от злости лицом, натягивая штанишки. – Ты извращенная, я про таких читала!
- Конечно, станешь тут извращенной, – завыла Юля, - если мне приходилось знакомиться с каждым, каждым твоим парнем, прежде чем к ним подходил громила и вежливо отшивал их от тебя... Да у меня своей жизни то не было, я должна была повторять тебя!
Я выкрикнула ругательство сквозь слезы.
- Я нормальная, а ты... - заорала Юля. – Ты ненормальная, а мне приходилось из сил лезть, чтоб эти ученые меня поцеловали!
Я взвыла.
- То-то они меня считали сумасшедшей, и смотрели с такой жалостью, когда у меня из памяти выпадали встречи! – рассердилась на нее я. – Я теперь понимаю, почему брат говорил, что я вне дома и дома есть два разных человека и рекомендовал мне видного психиатра в мужья, который как раз бывал у нас дома! И скорей жениться... Подумать только, несколько под одним именем!
Я просто ревела.
А Юля вдруг ахнула.
- Несколько под одним именем!?! – хлопнула она себя по лбу, словно догадавшись. – О Боже, как я не сообразила, что за такое время наблюдение вполне можно было перекупить, к тому же оно ослабло... Так значит, ты наняла некую дуру, сделала ей пластическую операцию, а я повторяла, как дура, за какой-то сумасшедшей... - она угрожающе приблизилась ко мне.
Я очнулась. Это мне очень не понравилось.
- Я еще и оправдываться перед тобой должна, - закричала я, - за то, что ты за мной следила и подменить меня хотела! – я затопала ногами. – Так тебе и надо, паршивка мерзкая!
- Это ты меня втянула в это с детства! – заревела Юля, совершенно не обращая внимания на окружающих. – Кто с мерзкими бандитами связался!?! Из-за тебя я оказалась в центре всякой дряни... – она отчаянно зарыдала. – У меня не было нормальной жизни, я должна была смотреть кинопленки с тобой и запоминать тебя! И слушать, слушать, слушать... Я свихнулась, ты мне везде мерещилась, подумай - остаться нормальной, если мне приходилось постоянно думать о тебе, тебе, только о тебе... Я люблю сестру, а она даже не знает обо мне!
Я замолкла и тоже заревела.


Глава 32.


Мы совсем забыли про окружающих и видели только друг-друга, крича на весь вертолет что попало.
- Успокойтесь, - тихо сказал белобрысый, обнимая и притягивая обоих, оставив на столе свой мобильный. И жестко проговорил, будто отрезал: - Никаких связей с криминальным миром у вас больше вообще не будет!
Мы обе синхронно удивленно подняли на него изумленные глаза.
- Нас что, изолируют? – ехидно спросила Юля, отстраняясь от него синхронно со мной. – Меня так вообще убьют... Кому нужна неудачная игрушка? – она зло и отчаянно разрыдалась. – Теперь я использованный материал, хоть и потратили столько на операции... Пуля возьмет банк, на меня будет охотиться пол России, ибо я слишком много знаю...
Белобрысый почему-то заскрежетал зубами.
Я же, успокоено усевшись, меланхолично вынула свой черный странный аппаратик из кармана.
Юля вдруг внимательно уставилась на аппаратик, как завороженная.
- Ты его любила? – печально спросила я в сторону, вертя в руках свой новый телефон и вспоминая его хозяина.
Она ахнула, разглядев его.
- Он что, его выронил? – недоуменно спросила она. – Ну, так знайте, этот человек не простит вам этого никогда, даже если вам и удалось с такими жертвами прорваться в вертолет. Он подымет всю Россию, но вас жестоко убьют... Вы даже не понимаете, с кем связались... Да и остальные его сподвижники, которых вы разогнали, вам не простят – авторитет не позволит...
- Он будет приходить после смерти и пить кровь? – растеряно спросила я. – Мне рассказывали об этом, но я почему-то думала...
Я отчаянно и напугано поежилась.
- Я окроплю его водой из церкви и благовониями из ларька! – отчаянно заявила я, пытаясь храбро выпрямиться и быть смелой.
- Они, наверное, сейчас отчаянно звонят всем генералам, и просят, даже угрожают, чтоб те "случайно" сбили вертолет... - не слушая меня, отчаянно проговорила Юля. – Всю криминальную столицу, наверное, подняли... Виданное дело, напасть на тайный верховный сходняк и на главного...
- Кто звонит!? – совсем запуталась я, ничего не понимая. – Если техника так далеко уже зашла, то почему же мне дедушка оттуда не позвонил, не сказал, как ему там живется?
Я растерянно села. Голова крутилась. Я то хваталась за телефон, то вспоминала, что я не знала номера деда на том свете.
Белобрысый забрал у меня из руки телефон.
- Перестань запугивать сестру, - попросил он Юлю. – После сорока контрольных выстрелов в лицо, которых она сделала на месте разгрома банды твоего покровителя, ей и не то будет сниться... Если он придет к ней после трех ее контрольных пуль, и будет мучить по ночам, я дам ей соли лития... Психиатры говорят, очень помогает...
Юля недоуменно посмотрела на него и на меня. А потом глаза ее широко раскрылись.
- Они же контролировали все мелкие банды, сами не светясь... - упавшим голосом сказала она. - Вы не представляете, что сейчас будет... Не понимаю, как вы прошли сквозь охрану, вертолет был в мертвой зоне, потому что им надо было обговорить без свидетелей... Они что-то замыслили грандиозное, даже меня убрали оттуда... Все, кто разбежался, сейчас ставят на ноги всех киллеров...
- Не думаю, что кто-то выжил... - холодно сказала Саня. – Queen дострелила тех, кто спасся в кустах... У нее жестокий нюх на живых!
- И каждому лично сделала контрольный выстрел из их собственного узи, - ухмыльнулся один из бойцов белобрысого, взглянув на меня, - всю обойму истратила! А я то думал, зачем?
А потом вдруг ухмыльнулся.
- Поскольку, Юлечка, - фамильярно сказал он, - твоего трупа нет, я знаю, что они подумают! Зачем же Королеве волноваться, если всех убили, а ты исчезла? Охотиться то будут на кого, а, понимаешь? Ты, кстати, умеешь водить вертолет?
Юля непонимающе глядела на него. А потом побледнела.
- Ты хоть в этом "грандиозном" не замешана? – осторожно спросил ее белобрысый, мягко отталкивая бойца и возвращая Юлю к разговору.
- Нет, они меня не допустили, - отчаянно сказала Юля. – Я была собственно только подставной фигурой, идолом, на котором лишь сосредоточены были экономические нити, да и то, я ведь не вошла во власть полностью, подмена настоящей Пули, и это все знали... Мне не доверяют...
Белобрысый облегченно выдохнул.
- Надо поблагодарить их в молитве... - буркнул он. – Что все же не втянули тебя в измену!
Я удивленно посмотрела на него и на Юлю.
- Какая измена!?! – вскинулась вдруг Юля под моим взглядом. – О чем вы говорите?!
Она вдруг затихла. А потом лицо ее вдруг вытянулось, словно она стала нечто соображать. Я заворожено смотрела на нее. По лицу ее мгновенно пронеслись бури чувств.
Она кинулась к экрану, потом в тупом отчаянии разбила его.
А затем выхватила из карманчика на груди сверхтонкий крошечный аппаратик, который не был заметен, но ничего не успела нажать. Повинуясь моему взгляду, стоявший рядом с ней боец мгновенно выхватил его и подал мне, еще до того, как она что-то разглядела.
- Что значит этот мигающий красный огонек? – с любопытством спросила я.
Юля стояла с помертвевшим лицом.
- Экстренный вызов...
Она не слышала меня. Она стояла, словно умерла, и что-то шептала себе.
- Экстренный вызов! – упавшим голосом повторила неверяще она, будто все еще не могла поверить.
Белобрысый странно смотрел на нее.
- О Боже, - еле слышно прошептала она в полном отчаянье и горе. – Я всех подвела в самый ответственный момент. Что они подумали обо мне, какой же это я командир... Все друзья, все, все потеряно, никто не поверит. А я еще была на стороне врагов...
Я удивленно поглядела на нее. Похоже, она умирала от осознания непоправимости случившегося. Я никогда не видела, чтоб человек был так убит чем-то, будто рухнуло то, чем он тайно жил долгие годы, на что надеялся, что его держало, где он любил друзей и любимых, где был его дом. Будто убили ее душу...
- Никто мне не поверит, что я была не с бандитами... Я никто, простая бандитка, - она горько шептала, ничего уже не слыша и не видя в каком-то черном, безнадежном отчаянии, будто убили близкого ей.
Белобрысый забрал у меня ее телефончик, и, взяв безвольную руку Юли, приложил ее указательный палец к странному кружку на телефончике. Он глянул на что-то и улыбнулся. Кивнув незаметно своему бойцу назад на корреспондента. Боец, словно случайно, заслонил телом камеру корреспондента. Корреспондент заругался. И в этот самый момент белобрысый и его помощник, почему-то ухмыляясь, вынули из кармана точно такие же тонкие аппаратики и незаметно показали их Юле, проведя их перед ее лицом обратной стороной телефончика со сложным рисунком. Он чуть отличался.
Юля вздрогнула.
- Почему вы не ответили на вызов? – тихо спросил Юлю белобрысый. – Он был уже несколько часов назад!
- Я отключила красную сирену на телефоне, когда он пробивает одежду мощным светом и тебе все видно без звука, ибо он пульсирует, - потеряно тихо сказала она, - я была на важной встрече, и было опасно ее оставить, как и особый звук звонка... А вибровызов я, видимо, не заметила, ибо была на вертолете... Да и была слишком напряжена этим сборищем – здесь было очень опасно... Я погибла – вся моя группа, все в жизни – к черту... Кто же теперь поверит мне...
- А почему помощник не принял командование? – спросил ее помощник белобрысого.
Юля нажала на телефоне какую-то кнопку.
- Не знаю, Иван явно пропустил... - Юля вдруг отчаянно и по-детски разревелась. – А я так надеялась послужить... - по-детски прошептала она.
- Чему послужить, чего ты можешь? – вспыхнула я, презрительно поджав губы.
- Меня с детства бросали в экстремальные ситуации, заставляя выплывать самой... Их специально непрерывно создавали, чтобы я стала такой, как ты... И я научилась их преодолевать... Я так хотела быть чем-то достойным... Экстремальные ситуации научили меня находить выход из трудных...
- Постой, - вдруг тихо перебила ее я. – Так это ты возглавляешь эту дурацкую экстремальную группу!?
- Теперь, уже, наверное, нет! – со слезами выдохнула Юля. – Иван работал по легенде, и, я думаю, тоже не слушал, ибо он не прибыл на аэродром, ни в другое место, как я видела... И теперь я вылечу с треском, если меня не обвинят в измене!
Юля села и уронила голову на руки.
- Успокойся, - сказал ей белобрысый, - они передали отбой почти сразу, мы были на месте и получили отбой свыше... Ты не могла бы ничего сделать... Твоя группа, я думаю, также как и мы, получила отбой на месте... Иван, наверное, тоже попался на эту удочку...
- Ничего подобного!!! – громко возмутился аппаратик Юли у него в руке хорошо знакомым мне голосом Ивана, начальника моей охраны с автодрома. Я отчаянно удивилась. Очевидно, Юля все-таки включила телефон. – Мы первые вышли на него, только оторвались от вас, когда нам приказали распасться... Мы сейчас как раз пробивались к аэродрому, надеясь захватить машину с их боевиками и сыграть под них... Мы пробрались до здания аэропорта, когда увидели кино на громадном экране в общем зале... У них кабельное телевидение, его не перекрыли, так что тут крутят CNN ... Мы смотрели и балдели. А если заговорили об измене, то вместе с вами Саня, а она из нашего экстрим-отряда. Просто Саня новичок, ведь тебя, Юля, неделю не было, и ты приставленных новых новичков не знаешь, она из ФСБ...
- Негодяй, - заорала я, наконец, доперев, что он из спецслужб и водил меня за нос, - говори живо, Иван, где мой "Ниссан", ты же не настоящий бандит!
- Я оставил его возле Конторы в ряду машин вдоль дороги... Саня скажет где, а запасные ключи у тебя есть...
- Иван, ты же меня подставляешь! – жалобно и отчаянно вскрикнула Саня одновременно с моим криком. – В первую же неделю...
- Намного хуже, если они пришьют нашего командира при попытке к бегству, - обратился он к ней, - белобрысый вполне может выстрелить в затылок, если заподозрит измену... Они с сестренкой Юли явно крутые ребята, с которыми шутить нечего, пристрелят в затылок ласково, и успокоив еще перед этим, не раздумывая... Юля командир конкурирующего подразделения, начальник... И, к тому же, съемку ведь остановили, я видел, как вы выключили корреспондента, CNN дает все в прямом эфире... Сейчас ни звука и комментатор что-то говорит невнятное, что нет связи, наверное, опять глушат... Вы правильно выключили, вас же легко определят и вычислят...
- Мне разрешили снимать! – орал сзади корреспондент, которому не давали снимать. – Александра, подтвердите, что вы хотели меня выкинуть из машины на скорости, когда я впрыгнул, но вам приказали отставить и дать мне снимать! Вы не имеете права выключать! Вы не имеете права!! Это насилие над личностью!!!
- Иван, кому я подчиняюсь?! – растеряно буркнула Саня.
- Ты подчиняешься сейчас непосредственному командиру, то есть Юле...
Я незаметно передернула затвор прямо сидя. Мне не улыбалось оказаться в окружении двух вооруженных банд. Тем более, что они могли спеться. Пулемет лег так, чтобы одной очередью...
- ...Только я сам не различаю, кто из них Юля, а кто Пуля... - быстро сказал Иван, очевидно, услышав щелчок. – Но, по-моему, Пуля более решительна и у нее начисто отсутствует страх и соображение, чем это может кончиться... Она сначала делает, а потом ей уже наплевать... Она скосит вас из пулемета, а потом подумает, что родственников можно любить...
- Мертвых? – хихикнула Саня.
До Оли только сейчас дошло, что у нее телохранитель – агент. Она пробралась вперед. И растеряно переводила взгляд с Сани на меня.
Я не глядела на нее.
- Во всей России, что, ни одного настоящего честного бандита нет?!? – возмущенно и ехидно воскликнула Оля. – Спецагент на спецагенте?
Раздался сплошной хохот.
Трубка тоже явно хмыкнула.
Белобрысый сплюнул и отошел в сторону. И, оставив все, стал снова разговаривать со своим начальством. Ибо его трубка отчаянно и матерно ругалась, визжала и матюкалась самостоятельно. Очевидно, она смотрела кино на экране.
- Что он делает, что он делает!?! – вопила трубка, как старый одесский еврей. Он, видимо, смотрел копию. – Что она делает!? Вместо того, чтоб пойти и просто объяснить про ошибку, он расстреливает их с нашей бронетехникой...
- Правда, неплохо? – спросил белобрысый. – Гениально работает...
- Да ее, террористку... - отчаянно завопила трубка. – За порчу военного имущества... За это ее надо...
Я вскинула пулемет. То, что я слышала, мне не понравилось. Я знала, что боевые приказы часто исполняют мгновенно.
- ...ее надо наградить звездой... - быстро и жестко закончил за него белобрысый. – Она действовала по приказу... Ей надо дать звезду.
Трубка замолкла.
- Мы поставим ей памятник... - буркнула трубка. – Со звездой!
Я внезапно поняла, что сделала ошибку. Я отправилась кататься на вертолете неизвестно с кем, кто охотился за мной утром по непонятной причине, по неизвестной причине присоединился к нам в бою, а потом вел себя непонятно. Мне, видно, нравилось играть роль козла отпущения.
Я уронила патрон так, что он подкатился к пилоту.
Выругавшись и нырнув за патроном, я неловко наклонилась так, что дуло пулемета в руке прошлось по всем таким образом, что я могла бы в момент скосить любого, если б кто в тот момент дернулся или начал стрелять.
- Вниз и влево вдоль проспекта... - тихо сказала я пилоту, выпрямляясь и лениво облокотившись рядом с ним так, чтоб он заслонял меня от всех. Прямо возле панели управления. Пулемет естественно лег мне на руку. Я не могла же держать его на вытянутой руке, особенно, когда пыталась набрать кнопки на своем новом телефоне другой. Я дружески склонилась над ним.
- Ты можешь включить эту кнопку на телефоне... - с усмешкой сказал пилот. – Она включает внешний динамик и чуткий микрофон. Специальная программа анализирует частоты твоего голоса, и потом выделяет их из шума, и откидывает те из твоих частот, что сильно выделяются по характеристике из твоего голоса... А потом специальный эксайтер добавляет их же к твоему очищенному от всех шумов голосу, так что он звучит естественно... Ничьи иные голоса, никакие другие шумы собеседнику не слышны... А ты спокойно можешь держать пулемет двумя руками...
Я хмыкнула. И сделала все так, как он объяснял, держа телефон одной рукой. Оказалось, первые десять секунд после нажатия кнопки переключения в этот режим, он настраивается на мой голос, и надо чуть поболтать... Я не шибко разбиралась, но сделала так, как говорил пилот...
- Телефон теперь настроен на твой голос... - улыбаясь, сказал пилот. Явно забавляясь ситуацией. Я его не пугала. Подозревал ли он, что я хотела посадить вертолет прямо на стадионе и раствориться в толпе, я не знала.
Белобрысый прошел и уверенно сел за спиной у Оли и Юли, несмотря на то, что Оля нагло игралась перед ним с гранатой на пальце. Я никого не обманула. Белобрысый сейчас вел строго деловой разговор, ему явно приказывали с этим разобраться, давали какие-то задания. Ему неприкрыто приказали разобраться с этой проблемой любой ценой. Не нужно было большого ума, чтобы понять, что они говорят о странном двойственном положении в стране.
- Ты будешь разбираться с этой проблемой, Queen? – оторвавшись от телефона и заслонив рукой трубку, спросил он меня.
Я откровенно покачала головой.
- Нет! И не собираюсь... Это уже дело армии разобраться... Я свое дело сделала, отправила, и все... Сами лезьте... - я замотала головой.
- Мы можем приказать... - заметил молодой генерал, который, по-видимому, тоже получил схожие указания, а теперь мучился. – Кто ваш командир?
Я только отвернулась.
Генерал заругался. Белобрысый же почему-то облегченно обернулся к севшему рядом своему заместителю. И начал ему что-то втолковывать. Тот, выслушав его, побледнел.
- Да ты что, с ума сошел? – заругался тот. – У нас даже патронов толком нет... А как мы его найти сможем в городе? Это же глупая, невозможная и самоубийственная затея! Найти его невозможно, взять – безнадега! Почему они сами его не возьмут?
- Потому что это надо сделать без шума... Такого положения еще никогда не было... Они сами ничего не понимают... Да и права отдавать такие приказы нет, к тому же и не пойдет никто... Вот почему и хотят загрести жар чужими руками...
- У них для этого есть специальные тайные отряды... - помощник бросил взгляд на меня и Юлю.
- Они предназначены для совсем другого, и с блеском выполнили свое назначение... К тому же они не штурмовики... И я еще разберусь с этими отрядами... - отчего-то с болью сказал вдруг белобрысый. – Кто это посмел сделать без моего ведома...
Я немного недоуменно наблюдала за всеми. А потом начала тыкать в свой странный телефон одним пальцем, держа его на панели вертолета, как и советовали. Притворяться больше было нечего – все поняли, почему так лег пулемет. Мне надо было позвонить брату. Нажав несколько кнопок, я вспомнила, что уже набирала номер брата. И начала лихорадочно нажимать кнопку ОК, а потом стрелки перехода по меню, чтобы выбрать номер.
- Прямо в твоем аппарате есть встроенный модулятор голоса... - сказал со своего места, вытянувшись в кресле, белобрысый. Он расслабился. – Встроенный дешифратор, обеспечивающий невозможность подслушивания, устройство, которое позволяет перехватывать и подслушивать любые мобильные номера в стране, что находятся рядом, а также звонить под их именем и засеченным голосом уже автоматически, и еще куча контроллеров и специальных процессоров, не затрачивающих много времени на обработку, мощный спец-компьютер...
- А откуда же он берет энергию? – хмыкнула Оля. – С такой начинкой он проработает от силы пять минут!
- Там стандартная "атомная" батарейка... - поморщилась Юля, будто знала о них все. – Что стоят на спутниках... Изотоп плутония, запрессованный в платину, таблетка весом десяток грамм – восемь вольт... Два года непрерывной работы ноутбука независимо от нагрузки, пока период полураспада не кончится, сколько бы ты не тратил... Их ставят на военных спутниках... Восемь вольт постоянно, пока не пройдут два года... Во всех правительственных ноутбуках стоят такие, раньше людям с искусственными стимуляторами сердца такие ставили, сейчас только очень богатым...
- Ткни вон ту верхнюю кнопку другого цвета выше от цифр, это модулятор голоса... - сказал, не приподнимаясь, белобрысый, получше развалившись в кресле.
Я ошиблась одной рукой и ткнула одной рукой как раз в ту кнопку вместо стрелки. Хотя этого, ясно дело, не хотела.
- Не говорите мне под руку! – возмутилась я. – Я из-за вас никак не могу попасть в нужный номер...
- А ты не стреляй глазами по нас одновременно... - усмехнулся белобрысый, с наслаждением вытягиваясь в кресле, и чуть лениво отечески смотря то на Юлю, то на меня с редким удовольствием. – Никто тебя тут не тронет...
- О чем он говорил по телефону, Оля? – меланхолично ответила ему я вопросом к другому человеку. Белобрысый чуть изменился в лице.
Вместо Оли ехидно ответила Юля, сидевшая рядом с белобрысым. Как раз возле трубки.
- Его генерал громко ругался в трубку, чтоб мы слышали... Его же помощник тихо отдавал одновременно приказы, которые генерал, очевидно, тут же писал... Думая, что тихий голос слышит один слушатель...
Белобрысый насторожился.
- Он приказал ему доставить нас обеих к нему для разборки... А остальное – неинтересно... Адреса тайников с оружием, деньгами, шифры связи и приказы, коды информаторов и приказы, что делать им сейчас и где искать... Я не слишком то поняла... Ивану, я полагаю, уже скинули подобную информацию... - Юля ухмыльнулась. – Успокойся, этот человек сказал категорическое нет, только я не поняла – это на предложение доставить нас или же на те гнусные предложения генерала, которые тот очень громко говорил ему не думая...
Все в вертолете отчаянно хихикали.


Глава 33.


Белобрысый привскочил.
- Я должен был знать, что у Queen ничего не бывает просто так... - в сердцах сказал он. – Оля то фифа, а про Юлю я совершенно забыл...
Я дернулась от этого. Когда нажала, наконец, проклятую стрелку на прыгающем телефоне.
- Вы можете, наконец, меня не трогать! - совсем рассердилась я. У меня никак не получалось набирать так, как сказал пилот – положив трубку у окошка и равнодушно тыкая в него пальцем. Я сердито нажала кнопку ОК, вызывая предпоследний номер.
Они все заинтересовано замолкли.
- Это ты? – буркнула я, и тут же поняла, что ошиблась. Это не был брат. Не долго мне пришлось соображать, чтобы понять, что я ошиблась, и включила последний набранный номер, по которому разговаривал тот человек, у которого был телефон, когда я его убила.
- Я сразу тебя узнал, Седой... - ухмыльнулся голос. – Что, модулятор опять включил, балуешься? Ты забываешь, при работе шифратора включается огонек, чтоб никто не мог прослушать правительство и чтоб они об этом помнили. Зачем разговор оборвал, братан? Как дела на аэродроме? Ты взял ее? А Первого? – он мелко захихикал. – Не волнуйся, я сижу крепко, меня все признали за него, теперь я Первый...
Все в вертолете слушали это, ибо внешний динамик телефона кричал громко.
- Ты один? - тихо спросила я. – Никого нет?
- Не волнуйся... - хихикнул он. – Я сменил всю охрану под предлогом расследования измены еще час назад... Когда на встречу попал настоящий, но они то это не знают... Теперь все свои... Вон, Ишак ухмыляется впереди, а с виду обычный телохранитель из ФСБ... Не понимаю, как мы раньше до этого не додумались... Возьмем все под контроль в целой стране... А личная охрана в топке, здесь хорошая топка, эти пятеро стали слишком подозрительны... Они заподозрили, что я не тот. Ты бы видел, какие у них были лица, когда они поняли, что их убили... Риск, но они нечто заподозрили...
Я увидела, как у начальника личной охраны пассажира, что мы захватили с аэродрома, по щекам поползли слезы.
- Ты где? – тихо спросила я.
- Еду в белом "кадиллаке" по проспекту... - громко прохрипел динамик. – У меня такая охрана, ты бы видел, всюду военные машины, берегут как зеницу ока, террористы ведь вокруг... В струнку вытягиваются, рапортуют, что с аэродрома им не уйти... Это стоило бесконечных операций... Там, правда, генералы сообщают, что что-то взлетело с аэродрома, но сказали, что модель не вмещает больше двух человек и самолет перехватят в воздухе лучшие истребители... Их уже подняли... Ту область уже глушат... Террористам не уйти...
Я захолодела.
- Это же Масин... - прошептала побелевшая Юля. – Лежал в тайной клинике вместе со мной... Его интонации... Он был так похож на...
- Ты где? - жестко спросила еще раз я.
- Проспект Каменского... - послушно ответил голос. – Ты, Седой, тоже перестань командовать... - обиженно буркнул он. – Это же твой вертолет идет следом за нами, я его узнал по тонированному окну... Успокойся, я сказал, я тебе еще сегодня достану эту сучку!!! – я замерла, с такой черной злостью это было сказано. – Чтоб она сдохла, эта Queen!!!! Все спутала! Я отдам всех ее девок в твой публичный дом, Седой, клянусь, к вечеру с ними всеми будет покончено вместе с их пассажиром, все будет "окэй"... - он хихикнул, - страна вернется к обычной жизни... все поголовно, знающие об этой истории, будут технично уничтожены!!! ...
От неожиданности Оля выронила на пол гранату.
Какой-то вертолет – подумала я.
- Я как раз под вами! – хмыкнула трубка.
Мой взгляд на мгновение ухватил белые лица людей в вертолете.
Две секунды.
Я сначала не обратила внимания, и только спустя несколько секунд заметила, что на пальце у Оли осталось простое кольцо. Из железа. Простое такое колечко с чекой. Очевидно, другие тоже заметили, потому что дернули куда глаза глядят. Она уронила гранату, а кольцо осталось.
Три секунды.
Белобрысый почему-то захотел закрыть собой меня и Юлю, но я провьюнилась между ножками стульев и успела к закатившейся неудобно под стул противотанковой гранате первая, вырвалась к двери вертолета, и, как-то вне времени распахнув дверь, со всей силой безумно швырнула ее вниз, глубоко перевалившись через борт. Очень сильно, чтоб она не взорвалась рядом. Мне показалось, что я чисто автоматически избрала целью белое пятно. Я даже словно увидела, как граната ударится в будущем, отскочив от асфальта и попав точно под крылья заднего колеса ускорившейся машины внутрь под колесо. Но это была иллюзия. Время остановилось.
Пять секунд.
Я облегченно вздохнула.
Граната полетела вниз, а я чуть не полетела вслед за ней.
Я просто бы выпала с вертолета от инерции, ибо повисла на одной оставшейся руке, если б Юля с белобрысым не перехватили меня за руку. Неведомо как появившись сзади. Втянув мгновенно в вертолет.
- Спасибо... - сказала я им. – Я теперь вас не боюсь...
Но никто не слушал и не слышал. Белобрысый рывком вкинул меня и Юлю в вертолет, и захлопнул дверь. Внизу полыхнул чудовищный взрыв. В иллюминатор полыхнуло пламя, вертолет швырнуло вверх и влево...
Я ляпнулась возле пилота. Все облегчено вздохнули.
- К счастью никто не пострадал... - счастливо выдохнула я на стекле, понимая, что все позади. Я испытывала чудовищное чувство облегчения. – Все живы!
- Это в вертолете... - меланхолично буркнул пилот, возле которого я ляпнулась на подоконник от броска белобрысого. – А об белом "кадиллаке" я бы так не сказал! Ему явно не повезло.
Вертолет заложил резко влево, выпрямляясь и уходя над крышей дома.
- Не вижу никакого белого "кадиллака"! – возмущенно сказала я, когда меня бросило на стекло от маневров вертолета. Меня обидело, что обо мне так плохо подумали. Я никого не подвела.
- Я тоже не вижу никакого белого "кадиллака"! – удивился белобрысый, оказавшись с Юлей рядом. Вертолет так наклонился в это время, уходя боком за крышу дома, что мы видели все, что внизу и просто упали на стекло. – Что ты брешешь!
- И я тоже такого еще никогда не видел... - буркнул пилот. И тихо что-то пробормотал в сторону, - ...чтоб мгновенно испарилась бронированная машина...
Рядом на стекло навалились все бойцы, с любопытством глядя вниз. Вертолет как раз скрылся за кромкой крыши дома, так что его не могли видеть с проспекта.
- Идиоты! – отчаянно заорал пилот. – Вы сместили центр тяжести!!
Как водится, они все вместе и отхлынули. Но вертолет прошел за крышу даже несмотря на скачки, которыми пилот, видимо, пытался выровнять машину.
Позади нас все взорвалось очередями. Я еще никогда не видела такой дикой стрельбы. Если б не кромка дома, которая полностью скрывала нас от проспекта внизу, нас бы смело. Небо просто засветилось от сплошных очередей. Стрелки нам были невидимы, зато очереди отлично просматривались, потому что они были сплошными.
- Ужасное зрелище... - пробормотала я, с недоумением заворожено рассматривая странное явление – кайма дома светилась северным сиянием. – Никогда не видела северного сияния так близко...
Я даже пыталась осторожно потрогать его рукой, как щенок лапой, но наткнулась лишь на стекло.
Белобрысый оттянул меня от стекла.
- Влево, а потом в правый поворот между домами, потом в третий слева из четырех, - все равно командовала я пилоту. – Иди между домами, я проведу тебя между тупиками. А потом резко поворачивай вправо на сто восемьдесят градусов и иди не боясь. Проезд только кажется тупиком, он выходит на тот же проспект за крутым поворотом, и они не смогут понять, что это тот же вертолет. Иди в обратном направлении не боясь, вряд ли нас заподозрят, мы выйдем фактически немного с другой стороны, никто не обратит внимания, тут достаточно вертолетов.
Мы действительно, выйдя на проспект, слились с несколькими такими же вертолетами, и мы прошли прямо за спинами тех, кто еще строчил нам вслед в противоположном направлении. Мы прошли перпендикулярно к своему собственному направлению.
Я вдруг вспомнила о телефоне и неоконченной шутке с неизвестным, и кинулась к телефону.
Но он молчал.
Я недоуменно приложила его к уху, но он молчал.
Я посмотрела на экранчик. На нем была надпись:
АБОНЕНТ НЕДОСТУПЕН.
Я нажала кнопку повтора, и ласковый женский голос громко сказал:
- Абонент недоступен в любой зоне покрытия.
Все почему-то отчаянно захихикали.
- Он выключил телефон... - наконец сообразила я. – Он понял, что его разыгрывают...
Все опять хихикнули.
Я оглянулась на Олю. Она могла объяснить. Но она все еще лежала на полу, и ее закрывал генерал. Прошло не так много времени, после того, как я выкинула гранату.
- Что, приятно? – спросила я.
- Он настоящий мужчина! – оскорблено ответила Оля, вставая и отодвигая лежавшего генерала.
- Я то думаю... - пробормотала я, посмотрев на часы и на полулежащую пару.
До генерала, наконец, дошло все происходящее, потому что с ним случилась истерика. Он углядел белобрысого, с детским интересом тыкающего в кнопку повтора вызова звонка и получающего одинаковый ответ, и заорал.
- Вы не имели права проводить акцию такого масштаба без разрешения!!! Как вы посмели, вы должны были согласовывать каждый шаг!!! – его трепал страх, он отчаянно бормотал. – Никто не знает, кто это на самом деле!!! Вы не можете делать так с людьми такого уровня и его окружением!!! Вы должны были это согласовать с начальством, а то вы подставили и меня!!!!
Я растеряно смотрела на него.
Оля первая догадалась, что тот хотел сказать.
- Он хочет сказать, что ты поступила плохо, - перевела она мне.
- Это что, я должна была ждать, пока он позвонит, и граната взорвется? – растеряно спросила я.
- Не делайте из меня идиота! – заорал генерал. – Я выведу вас на чистую воду!
Он ткнул пальцем в телефон.
Я чуть ли не готовилась заплакать. Давно на меня так не кричал. Так и стояла расстроенная и недоуменная.
- Вы меня не обманете, я все докажу, чей это телефон? – яростно и обвиняюще затряс он пальцем и стал выводить он меня на чистую воду.
- Не знаю... - честно сказала я.
Он яростно схватил его.
- А чей это номер!?! – заорал мне в лицо, высветив номер.
- Не знаю... - испуганно ответила я.
- Я вам покажу не знаю!!! – закричал он.
- Ошиблась номером, - честно сказала я, искренне глядя в его честные глаза. – Я звонила брату... Признаюсь, захотела подшутить... да, это хулиганство, но это не повод так кричать, я думала, что это мой брат слушал. Вы слышали, что я все спрашивала, "где вы находитесь?", чтоб вывести негодяя на чистую воду?
- Не пытайтесь играть тут дуру!!! – заорал в ярости генерал.
- Я не играю, у меня даже справка есть... - обижено сказала я и тут же заткнулась.
- Да я вам таких справок без всяких денег для себя получу знаете сколько!? – заорал он.
Все от неожиданности хихикнули.
- Я хотел сказать, что я получу такую справку без всякого блата... - поспешно поправился генерал.
Все уже откровенно ржали, кроме Оли.
- Я все равно доложу все своему начальству... - мрачно сказал генерал. – На этом вертолете есть специальный локатор, который засекает работающий телефон. Вон он, - он показал на экран перед пилотом. – Никто не поверит вам, что вы вышли на машину случайно...
- Разве он был включен? – наивно удивилась я.
- Он был включен!!
- Ну, так значит, это не я! – радостно воскликнула я. – Я никому не приказывала.
- Не пудрите мне мозги! – рявкнул генерал. – Вы сделали это наоборот, тут все профессионалы, им не нужны приказы, они понимают сами, пилот включил устройство, как только вы начали разговор. Белобрысый командовал этим.
- Вы же понимаете, генерал, что попасть гранатой с движущегося вертолета в движущийся автомобиль, еще и бронированный, практически невозможно... - вытягивая ноги в кресле, успокаивающе сказал ему белобрысый, невозмутимо ерзаясь, чтоб теперь устроиться поудобнее. – А тем более взорвать его одной гранатой, машина бронирована...
- Вы хорошо знаете, как близкие к охране, что в этой модели бронированные плиты только внешние, - зло и быстро сказал генерал, - и в впадине над колесом возле бензобака внутри нет никакой серьезной брони... А бензобак в такой модели больше обычного во много раз... Я подозреваю, что она забила гранату, точно под колесо, так, что граната подпрыгнула в впадину... Бензобак рванул внутрь машины, превратив внутри все в ад и разорвав "кадиллак", будто осколочную гранату в мелкие кусочки. Чем крепче оболочка, тем сильнее летят осколки и сильней взрыв. Я уверен, что эксперты покажут, что защита бензобака не выдержала противотанковой гранаты. А ваша девка на все способна!
- Вы все так подробно описываете, будто сами все разработали и сами там были, - поднял брови белобрысый, явно издеваясь.
- Что вы хотите, я б не достиг генерала в столь раннем возрасте, если б не умел наблюдать и думать...
- Это похвально... - вежливо согласился белобрысый.
- Все равно у меня есть доказательства... - ухмыльнулся генерал. – Корреспондент все заснял!
- Что!?! – их будто подбросило.
Я опомниться не успела. Один из бойцов уже проверял камеру.
- Он ничего не заснял... - удовлетворенно заявил он, быстро просматривая назад. – Он тоже прыгнул в сторону от гранаты, будто от взрыва внизу вертолета на пленке, тут только потолок и стулья от перевернутой камеры... Он еще даже не отправил данные после взрыва, наша болтовня не отправлена, я вижу по времени, он объяснял мне устройство камеры, лампочка еще горит – значит, эфир, видимо, забит для пакетной передачи данных... Скажем – внизу что-то взорвалось. А кассета новая... Там немного записано...
- Я изымаю ее как важное вещественное доказательство, - сказал этот боец, сунув ее в карман и стирая из памяти камеры блок отправки, нажатием на кнопку.
Я заметила, как один из бойцов незаметно перебросил ему чистую новую кассету из распотрошенной мгновенно брошенной сумки корреспондента, и он подменил ей записанную кассету в своем нагрудном кармане. Не заметившие этого могли думать, что у него в кармане изъятая кассета.
- Такой кадр упустил... - застонал корреспондент, вдруг все окончательно поняв. – О Боже, это мог быть такой финал, я идиот и трус, надо было все снимать до конца, меня же на смех подымут... - он кинулся отбирать кассету у бойца, который был оттеснен им к генералу.
- Я конфисковываю у вас эту кассету как старший по званию, уверенно заявил генерал изымавшему кассету бойцу, пытаясь отобрать конфискованную кассету. Тот отчаянно сопротивлялся, но генерал строго прикрикнул, намекнув на устав.
Тот сдался, когда генерал взялся за трубку.
- А вы уверены, что это та же кассета, - лениво сказал белобрысый в кресле, которому боец перекинул настоящую кассету совершенно незаметно.
- Уверен! – мрачно заявил генерал. – Я не спускал с нее глаз! Вам не удастся запутать, что кассету якобы подменили и это подделка! Я вот ставлю на ней подпись и знак, и попрошу других поставить... Чтоб все были уверены, что это та же кассета...
Бойцы с явной неохотой поставили свои подписи под нажимом генерала. Он вынудил, наконец, сделать это и белобрысого, и тот, наконец, сдался и пораженчески нацарапал знак на самой пленке и коробке.
- Уверен, что новую кассету подделать невозможно... Анализ покажет, что там съемка производилась единственный раз... - довольно сказал генерал.
- Юлька, что происходит! – заорал с разрывами как-то странно телефончик Юли в руке белобрысого, который он ей так и не отдал. Звук был с перерывами, Ивана было плохо слышно. – Эфир словно взорвался, не пробиться!!! Вы что, сделали дело? Мне надо проверить?
- Ваня, мне ничего не известно... - быстро сказала Юля. - И, я думаю, что не надо, хотя б не мешало подъехать к центру хирургии возле проспекта ... и проверить машины с охраной... Его должны везти с проспекта, если выжил... Вы еще на аэродроме?
- Нет, они уже разбегаются... Мы уже двинулись отсюда... на вертолете... - он ухмыльнулся. – По вашему примеру...
- Сади машину, Ваня... - резко перебила я. – Через несколько секунд все, что видно на экранах противовоздушной защиты, будет сбито ракетами... Они как раз придут в себя, и не будут разбираться...
Было слышно, как Иван резко рявкнул кому-то одно слово.
- А вас не собьют?! – проорал он.
- Нет, мы идем между домами довольно низко...
- Нас не видно на экранах... - сказал пилот. – Я давно об этом подумал, но только прекратили бы вы болтать, а то навесят еще ракету на телефон, если расшифруют...
Все побледнели и быстро выключили машинки.
- Юлька, я тебя люблю, - проорал Иван, - помни, если что... - он выключил телефон.
- На том свете, что ли, - скрывая порозовевшие щеки, пробормотала Юля.
- А я тоже сегодня выхожу замуж! – распуская хвост павлином, важно заявила я, задирая голову и показывая, что я первая.
- За кого!?! – яростно заорала Юля.
Белобрысый тоже почему-то дернулся.
- Успокойся, - сказала я Юле. – Все равно тебя раскрыли, все в мире знают о твоем правом сердце, и тебе уже не нужно будет подменять меня...
Юля опомнилась, а остальные, сообразив, что значит подменять замужнюю женщину, хихикнули.
- Я тебе дам подменять! – пригрозила Юля зло. И добавила. – Я как сестра обязана знать все о тебе. Я буду твоей опекуншей!
- Мне не нужна опекунша!
- Я уже слышала, как ты покупала самолеты... - буркнула она. – Уверена, что не надо глубоко копать, чтоб найти что-нибудь подобное... Я что-то слышала из разговоров, как ты купила магазин. Ты ужасно наивная. Человек, обманувший тебя со свадьбой, имел к тебе самые гнусные намерения!!!
- А вот и не гнусные! – радостно завопила я. – Он даже не пытался меня соблазнить! – они ахнули. - Он даже завещание на меня написал в подтверждение своих чистых намерений!
Я торжественно, точно зайца из шапки, вытащила из-за пазухи завещание.
Юля и белобрысый тут же попытались выхватить его у меня из рук, но я дала его им прочитать только у меня в руках.
- Он из дурки! – догадалась Юля. – Если переписал все на тебя... Вы там познакомились, да? Он склонен к суициду?
- Ничего подобного! – возмутилась я.
- Ты пользовалась утюгом?
- Зачем?! Чтоб выгладить завещание?! Но оно...
- Чтоб выгладить клиента... - рявкнула Юля. – Такие завещания иногда так получаются! Если хорошо поводить туда сюда утюгом!! Да и то, такое вряд ли получится...
- Но зачем!?! – в шоке удивилась я.
- Не прикидывайся дурочкой! – рявкнула Юля. – Что ты вколола этому Официанту перед гибелью?
- Он не официант! – оскорблено воскликнула я. – Он владелец знаменитого ресторана! И он был полностью, как всегда, нормален!
- Значит он из дурки... - сделала вывод Юля. – Если он такой всегда. Это абсолютно ясно. "Все завещаю ей, детям по апельсину, жене морковку, а всем возможным наследникам по одному доллару..." Может, ты его напоила!? Но нет, буквы ровные... Он писал под пытками? Пистолетом? Что ты с ним сделала!?!
- В меня что, нельзя влюбиться! – возмутилась я. – Я его поцеловала!
- Ооо... - раздался голос Юли. – Тогда понятно...
Все были красными от отчаянно сдерживаемого хохота.


Глава 34.


Белобрысый молча взял у меня бумажку и тут же стал куда-то звонить.
Я же отвернулась к окну вертолета. Они меня обидели. Зрелище за окном было забавное. Там шли вертолеты.
Я мрачно смотрела в окно, и думала о том, какая я обидчивая и несчастная. Даже родная сестра не верит, что меня могли полюбить. Хотя ее, точную копию, любят и знают.
Я смотрела и думала о том, как красиво идут ромбом такие же, как у нас вертолеты. Их мой взгляд выхватил лишь на мгновение за домом. Идут прямо на нас. Они еще нас толком не могли видеть.
- Вертолеты... - тихо сказала я.
Они все дернулись к окнам.
- Слева четыре вертолета, - равнодушно подтвердил пилот. – Зашли за высотный дом, их не видно... Шли встречным курсом, не успели среагировать... - он лихорадочно дергал ручки вертолета. – Сейчас обойдут дом и зайдут нам в хвост...
- Они такие же, как у нас, но только почему-то у них что-то торчит, - легкомысленно добавила я.
- У них не сняты пулеметы! - истерически рявкнул пилот, пытаясь выжать из вертолета все, что можно. – Той же модели вертолеты, что и у нас! А вот на нашем все снято, стреляй из пальца!!! Роскошные у нас будут похороны, друзья, читай отходную!!!!
Он кричал сквозь надсадный рев моторов вертолета, пущенных на всю катушку, и истерически захохотал.
Но было поздно.
Четвертый вертолет не пошел вокруг высотного дома вслед другим, а вышел боком на нас с этой стороны дома. Воспользовавшись своим отставанием от ромба, как преимуществом.
Все произошло мгновенно.
- Где у него бензобак!?! – еще лишь заметив его, заорала я.
- Левее на метр знака и на полтора ниже крылышка... - бешено заорал мне белобрысый.
Мы шли прямо на него. Столкновение было неминуемо.
Я, мгновенно вскинув свой ручной пулемет, сосредоточившись, всадила остатки своей обоймы в ту точку, куда указал белобрысый, прямо через стекло нашего вертолета.
От чужого вертолета уже потянулись к нам огненные нити, когда я застрочила.
Стремительно выраставший перед нами вражеский вертолет разнесло вспышкой в клочья прямо над озерцом, на берегу которого стояли эти многоэтажки.
Мы прошли прямо через облако дыма, которое осталось на месте вертолета.
- За дом, за дом!!! – яростно заорала я пилоту. – Заходи им в хвост ромба, будто наш вертолет – это их вертолет - четвертая фигура, он вряд ли успел им сообщить!!!!
Остатки вражеского вертолета, разнесенные взрывом бензобака, ухнули в озеро с небольшой высоты, исчезнув, будто его тут и не было. Даже дыма почти не осталось из-за порыва ветра.
Пилоту не надо было повторять дважды. Когда спасаешь свою жизнь, делаешь чудеса. Мы обогнули дом на минимальном расстоянии по кругу, выйдя точно в хвост вертолетного ромба, на свое место, где и должен был быть погибший вертолет, если б не срезал угол.
Мы вошли вместе с ними ромбом между домами, венчая геометрическую фигуру.
- Мы расстреляем их сзади? – меланхолично спросил белобрысый, стоявший рядом со мной.
- Чем!?! – истерически спросила я, со слезами выкидывая пустую обойму в угол. – Это была моя последняя обойма!
Мы шли в хвосте вертолетов, но все понимали, что это ненадолго.
- У меня есть обойма, в которой лишь несколько патронов... - мрачно крикнула сквозь гул Саня, перекидывая ее мне. – Я оставила ее на всякий случай, мне тогда нужен был полный магазин... Но там от силы десяток патронов...
Мы стремительно уходили с места происшествия четырьмя вертолетами ромбом. Очевидно, вертолеты впереди думали, что они преследуют вертолет в лабиринте домов. Мы пристроились за ними. Солнце сначала светило им в спину, и они вряд ли могли точно разглядеть наш вертолет.
- Ну что ж, по одному патрону на вертолет у тебя хватит, - бодро сказал белобрысый, явно пытаясь ободрить всех.
Вертолеты поворачивали так в лабиринтах, что солнце скоро должно было оказаться у них сзади.
- Я пойду на таран, - безжалостно сказал пилот. – Я не хочу умирать овечкой!
- Сзади тоже вертолеты... - холодно сказала я.
Они оглянулись и захолодели. Я видела, как изменились их лица. Сзади, почти впритык, тоже были вертолеты. Три звена клином. Они прочесывали город сплошной сетью.
Оля с генералом, сообразив, что покидать вертолет придется в авральном порядке, шнуровала сумки и дипломат в брезентовые мешки, как тогда в поезде с генеральской машиной. Мешки остались у нас с собой.
Солнце светило уже нам в глаза. Ибо мы вошли в изгиб лабиринта между домов, в котором они выискивали удравший вертолет. Значит, солнце светило и задним вертолетам тоже. Сбоку я увидела блеск то ли пруда, то ли коленца реки между деревьев. Наш вертолет входил между высотных домов. Вертолеты спереди как раз заходили за один дом спереди, так что им не было видно нас, а вертолеты сзади были заслонены другим домом сзади, между которыми мы находились.
Решение пришло мгновенно.
- Сади прямо в воду!! – заорала я. – Ныряй вниз и влево между домами в озеро, чтоб никто не видел, как мы исчезли!!! Бросай вертолет в озеро с ходу, за теми деревьями, в тень от дома вон там слева и сбоку, чтоб им не было видно, как он тонет!!! Бейте стекла и молитесь, чтоб он мгновенно затонул!! – бешено кричала сквозь шум я. Они бешено били прикладами стекла. – Каждый, кто выживет при ударе о воду, хватает и вытаскивает из вертолета наружу того, кто потеряет сознание! Ты и ты, - я ткнула пальцем в белобрысого и бойца, - вытягиваете Олю, а вы двое Юлю, вы – Саню! И не светитесь в озере... Сгруппируйтесь!!!
Напрасно я кричала – это были профессионалы. Они все делали сами, и гораздо лучше, не слушая моих указаний. Один из них схватил в охапку Олю и выкинулся вместе с ней с шедшего уже низко в тени дома вертолета в озеро. А двое других проделали это тут же с Юлей и Саней, еще до моих слов, вместо того, чтоб ждать удара. Я даже и пикнуть не успела, как белобрысый схватил меня, как я не сопротивлялась, и выпал из вертолета до удара о озеро. Кто-то еще до этого выкинул на мелководье сумки и оружие, которые ляпнулись там. Я еще увидела краем глаза, как пилот умудрился сделать в последний момент так, что вертолет почти вертикально элегантно вошел в воду сразу в глубину. Он все-таки загнал его туда.
Меня тащили как оглушенную собачку, наглотавшуюся воды, мощными рывками. Мы еще не успели добраться до деревьев, как над нами прошло звено вертолетов, и меня сильно и глубоко погрузили под воду. Я только барахталась.
Когда меня потом рывком вытащили под деревья, и бросили в кусты, над нами прошло еще одно звено.
Белобрысый уже что-то жестко и быстро командовал своим бойцам, пока я рвала водой в уголке, как нашкодивший мокрый щенок. Они же деловито работали и что-то делали.
- Благодарю за заботу! – сказала мне Оля, из которой лилась вода тут же в углу. – Я мастер спорта по плаванью, чтоб ты знала!
Она с обидой выжимала воду из одежды.
Саня же деловито и очень быстро разобрала и протерла свой пистолет, отобранный у летчика. Собирая его уже прямо на глазах.
Юлька, стоявшая рядом словно мокрая наежившаяся кошка, быстро отобрала у меня пулемет, на который я тупо глазела, и стала четкими мгновенными движениями разбирать и протирать детали.
Я оглянулась – все уже были тут, двое бойцов тащили наши брезентовые сумки сюда. Один из бойцов был явно ранен, и в отключке, как после нокаута, его тащил на себе другой.
- Вроде не заметили... - сказал белобрысый заместителю. – Но это еще баба надвое сказала, уходим, быстро!
Он хотел подхватить меня себе под мышку, будто мешок, но я вырвалась.
- Почему вы себя со мной так ведете?! – негодующе спросила я, поспешно выпрямляясь.
- Потому что вы глупые маленькие девчонки, - отрезал он. – И немедленно выкрутите одежду с Юлей.
- О Боже! - воскликнула я, сообразив, что и завещание должно было промокнуть, и выхватила его из кармана. На счастье, оно еще не успело промокнуть.
Белобрысый выругался и дал мне небольшой пакетик, в котором у него были документы.
- У меня их два, возьми один! – приказал он. – И выкрутите белье, не ходите мокрыми, тут ветер...
- Не собираюсь демонстрировать тут стриптиз, - категорически возразила я, поспешив за ним, и спрашивая себя, чего это я его слушаюсь.
Юлька семенила рядом, ругаясь, что выглядит, словно мокрая курица.
- Не понимаю, что происходит, - буркнула она мне. – И что сейчас делать?! Мы мокрые, это все засекут, подозрительно!
- Не ворчи, мы несем утопленницу вон в ту больницу на реанимацию, - я кивнула головой на Олю и на мрачное здание за кустами. – Она утопилась, а мы всей компанией вместе с спасателями ее вытягивали... Мы всей волнующейся бандой заглянем, все будет в порядке...
- Но она в сознании... - глянув на все еще давящуюся водой Олю, сказала Юля. – Она не сыграет так человека в отключке, как надо, чтоб обмануть врачей...
- Можно долбануть по голове рукояткой пистолета, чтоб только отключилась... - неуверенно сказала я.
- ... и сунуть головой в воду, чтоб легкие наполнились... - одобрительно закончила Юля, с уважением поглядев на меня.
Оля дернулась.
- Ничего подобного не будет! – яростно заявила она под хохот задержавшихся бойцов и почему-то бросавшего неодобрительные и мрачные взгляды на нас с Юлей белобрысого.
- Она и так сыграет... - быстро бросил белобрысый, пока два бойца мгновенно сварганили из разрезанного брезентового мешка сумки и двух веток импровизированные носилки. – Ложись, живо, я слышу вой машин...
Мы ворвались в больницу, как метеоры.
- Служба спасения! – сказал кинувшимся санитарам белобрысый, показывая на себя. – Утопленница, машина в воду упала.
Выбежавший врач мигом отправил ее в реанимацию откачивать. К моему горю, меня задел кто-то локтем, и меня снова мерзко скрутило от гнусного ощущения воды в легких. Мгновенно прислушавшись к бульканью воды в моих легких, врач тут же отправил и меня туда же, куда и Олю, откачивать воду. Как я истерически не сопротивлялась и не цеплялась за белобрысого, крича, что ненавижу эту процедуру, мне уже совали когда-то трубку в легкие...
Белобрысый молча взял меня на руки, как малого ребенка, гнусно парализовав руки, не обращая внимания на мою истерику. Только указал на второго контуженного, указав, что с ним непонятно что случилось при доставании людей из машины, пришлось вытягивать другому спасателю его самого.
Врач мигом установил контузию, и то, что тот наглотался воды, и отправил того тоже в реанимацию первым.
- Ничего страшного, - сказал он. – Будет жить, он почти в порядке, надо, правда, проверить, нет ли сотрясения мозга. Только у девушки явный шок и истерика...
Это было обо мне. Я растеряно глядела огромными испуганными глазами на ужасные приборы и отчаянно пыталась вырваться. Я напугано билась, не в силах освободиться.
- Наверное, родительскую машину утопила, - хмыкнув, сказал врач. – Из таких девчонок шкодницы бывают такие, знаете, только гляди! Кстати, вы знаете, что вы очень с ней похожи?
Белобрысый лишь что-то хмыкнул, крепче прижав меня к груди.
- Мы можем выделить отдельную палату, только, к сожалению, сейчас нужно платить, у нее, наверное, только нервное расстройство... - с огорчением сказал врач. – Вам нужно?
- Разве отдельный кабинет, лучшего коньяку, горячий чай, горячий обед и анчоусы, - мрачно буркнула Юля.
Все хихикнули.
Я невольно глянула на нее и дернулась на помощь – она была вся побледневшая до ужаса и была похожа на мертвую. Вода в легких явно не пошла ей на пользу. Какой бы не была сильной у нее воля и дух, она явно еле держалась и была на грани потери сознания, и едва шла. Я выругала себя, что забыла об этой ее глупой браваде и ране в грудь рядом с сердцем. Я же в нее стреляла!
Белобрысый, мгновенно проследив за мной взглядом, ахнул. Его спутник еле успел подхватить Юлю на руки, прежде чем она рухнула на пол.
Юля, сестра моя, потеряла сознание.
Перекинув меня на руки другому бойцу, как я не пыталась вырваться, белобрысый на мгновение отстал вместе с врачом за поворотом. Я еще увидела, как он показал врачу какую-то бляху.
- Я сразу это понял, - сказал коротко врач.
Они скрылись за поворотом сзади, но я все равно услышала.
- Вторая девушка ранена, но скрывает это. Мы хотим знать первые, какого рода у нее ранение, - сказал белобрысый, и я усмехнулась. – И чтоб нам передали пулю. Обеспечьте ей отдельную палату, мы посадим охрану, ее родители оплатят любой счет... Мы не хотим, чтоб это вышло за пределы семьи...
Я обернулась как раз тогда, когда они вышли из-за поворота за нами, и врач закивал. Увидев меня, он быстро прекратил кивать и важно заговорил о том, какие клизмы мне поставить, но это была ошибка. Я снова задергалась.
Белобрысый что-то сказал. Но я уже не слышала.
Юлю же положили на первую же попавшуюся каталку, и она безвольно раскинулась на ней. Она была словно сломанная безвольная кукла. Когда я это увидела, сердце у меня дрогнуло, и я, вырвавшись, в истерике бросилась к ней, пытаясь сорваться с рук.
Но врач, оттолкнув меня, уже ловко раскутывал ее рану. Увидев рану в сердце, он отчаянно заругался, заорал:
– В операционную, живо!!!
Он, забыв про все, сам погнал каталку, крича что-то про реанимацию и хирургов.
Саня мрачно поглядела на меня.
- Если ты застрелила сестру, я с тобой не знаю, что сделаю! – хмуро сказала она.
- Надо было вызвать сразу скорую помощь! – оскорбилась я. – Откуда же я знала, что она снова стала блефовать и держаться, будто ей все нипочем!
- Естественно, она должна была все рассказать, - буркнула Саня, - иначе ты бы вогнала ей пулю в затылок, переоделась бы в ее одежду, а труп бы отдала погоне, чтоб они успокоились...
- Будто это я ее копировала, - обиделась я.
- А почему ты не думаешь, что она тебя от них защищала? – тихо спросила Саня. – Все, что я о ней узнала, показывает именно такой вариант... Не каждый бы рискнул одновременно служить, зная, какая судьба ждет контрразведчика в руках у банды, особенно девушек?
Я промолчала. Такой вопрос мне тоже пришел в голову, и мне было нехорошо.
На счастье тут подбежал еще врач, и мне стало не до сентиментальности. Узнав, в чем проблема со мной, и что я не желаю использовать прибор, он разозлился.
- Если вы не любите так технику, то пусть кто-то подержит ее вверх ногами над умывальником за ноги, и я ложкой отожму ей в горле по посконному, чтоб вода вытекла... - ехидно сказал он.
Не успела я одуматься, как была вздернута вверх ногами, сжата, чтоб не дрыгалась, и из меня варварским образом выкачали воду.
После которой процедуры у меня был стресс, а Саня категорически заявила, что она в порядке, и воды у нее в легких совсем нет, разве что в желудке. А если есть чуть-чуть в легких, то это ей, как честному человеку, не повредит.
Но потом она призналась, что любит технику, и ей выкачали остатки воды цивилизованным образом, после чего у нее был стресс. Она долго ругалась, выбежав из кабинета.
Я же смеялась и показывала на нее пальцем, будто у меня был стресс.


Глава 35.


Белобрысого не было. Он был у операционной, нервно ходил там, и всем надоедал своими вопросами, пока его не прогнали оттуда медсестры. Объяснив, что Юля пока в реанимации, и будет ли жить - неизвестно.
На него почему-то было страшно смотреть. Он нервно ходил там туда-сюда, поднял на меня глаза, хотел кому-то звонить, потом опустил в изнеможении трубку и сжал голову руками. Видимо, по-моему, не желая кого-то подвергать риску. В общем, все сходили с ума. Я видела, как по улице носились военные машины, но не обращала внимания, ибо их было не так много. Саня позвонила с моей странной мобилки насчет Юли, кажется, Ивану. Тот что-то ахнул в трубку и сказал, что тут же будет любой ценой. После чего я, наклонившись к Сане, сказала в трубку, что если он приведет к нам хоть одну машину солдат или хоть вызовет подозрение и наведет, то я сама его пристрелю. Потому что до сих пор на нас только чудом не обратили внимания, и любой дурак может нарушить равновесие и привлечь случайное внимание бесчисленных машин. А бегать с раненым я не могу. И это верная гибель Юли и всех нас. Она моя копия. Он сразу умолк.
- Не волнуйся, Юля такая стервозная, что будет жить, - буркнула я.
Он заругался, но я уже выключила телефон.
- Когда все остынет и машины уберутся с дорог, сразу заберете ее отсюда, - сказала я Сане.
Она коротко кивнула.
- Ты думаешь, она выживет? – тихо спросила она. – Мне кажется, я вас обоих люблю.
- Выживет скорей всего... - буркнула я. – Она и не такое переживала в детстве, я помню, с ней разное приключалось!
Мне не хотелось терять вновь приобретенную сестру. На сердце было тоскливо. Пока она чуть не исчезла, я даже не подозревала, как мне хочется, чтоб она была.
Через несколько минут мы сидели и пили горячий чай в отдельной палате вместе с Олей, которую прикатило на каталке все мужское население клиники. Которым (населением), Оля была очень недовольна и очень ругалась процедурами. И сказала, что никогда больше не согласится тонуть. Чтобы ей не предлагали, ни за какие крекеры.
Чай был индийский, вкусно пах, крекеры хрустели в зубах, а пирожные таяли во рту. Мужская часть больницы поработала здорово.
- Как ты можешь быть такой хладнокровной, когда Юля в реанимации... - тихо спросила Оля, наклонившись ко мне, пока я ела.
- Это второй знакомый мне человек там за день... - нервно сказала я. – Я не хладнокровная, я голодная... Мне что, никогда не есть?
Все хихикнули.
Впрочем, Оля не долго наслаждалась пиром. После того, как я выслушала ее вопли, что она совершенно здорова, и потому отказывается от процедур, а тем более лечь в постель и накрыться одеялом, она была незамедлительно переодета в сухую одежду медсестры и отправлена еще с одним из красивых бойцов, которого тоже переодели, в магазин одежды напротив больницы. Купить каждому из нас по два комплекта одежды – будничный, незаметный, может даже армейский, и второй дорогой, роскошный, который был бы супермодным вечерним прикидом.
К сожалению, ближайший магазин напротив почему-то назывался "Версачи". Я сразу поняла, что это дорогой магазин. Я знала, что все дорогие вещи у жены брата назывались Версачи. Боец изловчился и зачем-то вынул из запакованных сумок одну толстую пачку фальшивых денег. Но когда Оля взяла из дипломата минимум шесть пачек долларов, я немного озверела.
- Они что, из золота там? – злобно спросила я.
- Чуть-чуть дороже... - ответила без шутки Оля. – Килограмм золота стоит всего пятьдесят тысяч долларов...
Я схватилась за голову, но было поздно. Оля уже ушла.
- Она вернется в десять тридцать, - уверенно сказала Саня.
- Почему в десять тридцать!? – изумилась я.
- Потому что в десять закрывается магазин! – хладнокровно сказала Саня. – А до этого все платья никак не перемерить!
Я хихикнула.
- Лицемерка! Ты судишь по себе!
Но Саня не ответила, а Оля не услышала.
Все отдыхали, одна я была нервная. Мне это все не нравилось. Машины с солдатами, шаставшие по улице, не внушали мне вдохновения. Их было огромное количество, и лица солдат были напряженные и озверелые. Мне казалось, что они обыскивают дома.
Я услышала стук за окном и поглядела туда. Вдалеке на грани видимости человека превратили в фарш пулеметной очередью очевидно ни за что.
Все замолчали.
Я отчаянно напряглась, всматриваясь, побледнела. Только бы не Олю, не Олю, - забывшись, шептала я, взмолившись к Богу. Я вдруг поняла, что ее могли убить из-за моего приказа, и сердце захолодело. Хоть очередь была далеко от магазина, и нашим двоим было там нечего делать.
Эти забитые машинами с боевиками улицы были страшны. Машины, машины, пулеметы... Да, ни одна из них еще не завернула во двор больницы, но это было дело очень поправимое. А с теми патронами, что у меня были, и двумя раненными на шее, это было гнусно. Да и Юля еще... Черт знает почему с ней столько возятся! И до сих пор не сказали, что она вне опасности!
Не знаю, что заставило меня взять трубку, но я достала свой странный телефончик и набрала номер мобильного телефона помощника той странной медсестры, которая утром оказалась известным кардиохирургом. Я случайно услышала еще утром, как помощник в окне говорил свой номер одному из больных, и вот и запомнила. Даже по моему мнению, звонить по стационарному телефону было опасно, ибо там все еще мог сидеть нехороший человек. А вот по мобильному телефону помощника позвонить мне показалось почему-то безопасным. Почему-то показалось важным позвонить ей до того, как Юля умрет.
Странно, но я запомнила его телефон. Он врезался мне в память, точно любая мелочь о любимом человеке, которую помнишь многие годы.
- Позовите, пожалуйста, вашу главную, - нимало не печалясь, что это чужой мобильный, попросила я. Я вежливо назвала имя, кого позвать.
У него, наверное, был шок. Он что-то пробормотал невнятное.
- Вы бы еще попросили передать трубку! – буркнул он.
- Передайте, пожалуйста! – согласилась я вежливо, понимая, что мне тактично намекают, как я должна была поступить. Как в детстве.
- Что там такое? – услышала я усталый голос медсестры. – С кем ты говоришь...
- Вас тут какая-то сволочь спрашивает к мобильному телефону... - услышала я тихий разъяренный голос в телефоне помощника. – Попросила позвать вас к моему телефону!!!
- Дай мне, - все-таки устало сказала женщина. – Алло?
- Извините, что звоню, - быстро сказала я. – Но не могли бы вы просто проконсультировать больную в реанимации, как врачам ее лечить? Она в очень тяжелом состоянии, мы бы заплатили вам пять тысяч, все законно, она в больнице на операции, - я быстро назвала адрес больницы, боясь, что она положит трубку. – Было б очень жаль, если б вы не увидели ее до ее смерти... - почему-то выпалила я, сама не понимая почему.
- Как ее зовут? – устало поинтересовалась собеседница.
- Юля... - механически ответила я. И тут же спохватилась, жестко обратившись к Сане и прикрыв трубку. – Как вы ее оформили?
- Пока никак, - быстро сказала Саня. – Они оформили ее как утопленницу с двумя пулевыми ранениями в сердце, но у командира обязаны быть где-то фальшивые документы... Пока она в реанимации, я все сделаю...
Очевидно, я неплотно прикрыла трубку рукой, потому что с той стороны телефона ахнули.
- Мы заплатим, сколько вы запросите... - умоляюще сказала в телефон я.
Но в это время открылась дверь, и вошел весь темный от какой-то боли белобрысый.
- Юлька почти при смерти, - прошептал он. – Они не знают, выживет ли... Доигралась со своей выдержкой!
Я ахнула.
- Кому ты звонишь!? – заметив телефон в моей руке, сразу сказал он.
- Какому-то известному хирургу, - отрапортовала Саня.
- Ты с ума сошла! – ахнул он, кидаясь ко мне. – Улицы забиты озверелыми бандитами, расстреливают просто так, а она еще женщина... мало того, что ты Олю фактически хуже, чем на смерть, послала без меня, я еще разберусь, какой ты командир, так еще, если какой-то идиот что заподозрит, они покрошат их обоих прямо в операционной! – одним духом скороговоркой рявкнул он, пытаясь выхватить телефон.
- Но с Олей Смерч, он не будет просто смотреть, и Сашок с Леней с пулеметами залегли на террасе, готовые прикрыть!
- Но тут всего два квартала от ее больницы переулками, о которых никто не знает, через черный ход, а тут еще в больнице и мест для раненных достаточно, тут тихо... Она может воспользоваться этим предлогом, ее больница наверняка переполнена... Твоя не простит тебе потом, если узнает, что могла помочь, и так и не увидела живой... - выпалили одновременно дьявольской скороговоркой два его бойца.
- Кто ей скажет об этом горе, если Юля погибнет... она ведь так и не узнает скорей вообще даже и про вторую... - с горем, болью и слезами дернулся белобрысый. – Я вызвал Хирурга и дивизион, пусть сажают вертолеты на крышу, и крошат эту сволочь на машинах ракетами, мне все равно, но моих раненных и этого свидетеля пусть вывозят любой ценой вместе с врачами... Хирург лучший спец по огнестрельным ранениям... Отмени ее поездку!
Но было уже поздно – едва услышав голос белобрысого, медсестра-кардиохирург коротко бросила посерьезневшим жестким голосом бескомпромиссное – Еду! – и без слов положила телефон.
Все заговорили одновременно.
Одна я невпопад.
- Жалко, что пчел нет... - буркнула я.
- Зачем!?! – изумилась Саня, думая, что у меня крыша окончательно поехала от дурки.
- Потому что, когда пчелы покусают лицо, его не узнать... Пусть бы Юлю покусали, она утопленница, и лицо и тело, ее бы не узнать и бандиты бы не узнали... - заявила по-детски я, не в силах ничего придумать.
- Для этого есть специальные медицинские препараты, - жестко оборвала меня Саня, и потом дернулась. – Их легко найти в больнице, как же я не подумала!
Белобрысый выпалил то же, и дернулся обратно к врачам.
- Только чтоб препарат не вошел в конфликт с препаратами, что ей колют, и не вызвал аллергических реакций у тяжелобольной... - крикнул корреспондент.
Я с недоумением уставилась на него, в первый раз заметив.
- А я думала, что вас оставили...
- ...в вертолете... - хихикнул корреспондент, сидящий в углу и чинящий мокрую камеру. – К сожалению, корреспонденты и генералы это такая сволочь, которая невыводима... - он посмотрел на съежившегося генерала в углу. – Они явно хотели оставить там мою камеру, но мне все же толчком помогли выбраться на поверхность. Я потом нырял за ней... А когда вылез, то, может быть, и побежал бы в противоположную сторону, да только там были закрытые намертво двери домов и съезжающие с шоссе машины, которые вряд ли мне бы обрадовались... Потому я живо дернул за вами...
- Вы хоть их за нами не привели? – в ужасе спросила я.
- За кого вы меня принимаете? – оскорблено спросил он. – Я и не в таких переделках побывал... Заметь они меня, не было бы уже ни камеры, ни клочков моего бренного тела... Они в подозрительных случаях стреляют на поражение... Все чисто! – меланхолично сказал он. – А вот генерал мог...
- За спасение генерала, между прочим, раньше давали орден! – оскорблено сказал генерал. – А тут я был вынужден бежать за вами с раненной ногой, как шавка!!! Это вопиющий факт нарушения уставных отношений!
- Слышь, дядь, а тут многие закончили Академию... - меланхолично поедая все, что нанесли Оле, заявил один из боевиков белобрысого. – Если ты думаешь, что мы не должны уметь предугадывать действия старших командиров на операции, то ты глубоко ошибаешься. В такие группы отбор еще строже, чем в вашу младшую сто четырнадцатую группу был, где вы с Семякиным учились, - хладнокровно сказал он, невозмутимо вытираясь после пирожного, ибо замурзался, не обращая внимания, как вздрогнул генерал. И насмешливо добавил: - Салаги.
Генерал покраснел и помрачнел. Он что-то хотел сказать, но тут я заметила странное зрелище – прямо из магазина "Версачи" выехал громаднейший линкольн, с громадным салоном сзади от водителя, а за ним красивая крохотная французская малолитражка для женщин, обвязанная розовым бантом. Вслед за маленькой машиной выпорхнула роскошная-прероскошная женщина в просто потрясающем платье. А за ней высыпали все продавцы, она ослепительно смеялась, что-то дерзко рассказывала им... Они все кланялись, открывали двери машины, спешили на перебой подать ей что-то и в чем-то помочь, фотограф что-то ошеломленно щелкал. Она охотно легко кружилась, а потом так изящно и легко села в маленькую машину, будто всю жизнь меняла "линкольны". Запыхавшийся широкоплечий парень в роскошной одежде, вытирая пот, сел в "линкольн".
Машины тормозили, солдаты раскрыв рты уставились на чудовищную красавицу. Мгновенно возникла пробка. Офицер, ругаясь, подбежал к ней, но она хладнокровно вынула сигарету. И он дрожащими руками послушно поднес ей прикурить и даже упал на колени. Я видела, как он молил ее о чем-то. Такого зрелища даже я представить не могла.
Она раздраженно выкинула сигарету, разозлившись на него. Она показывала рукой в противоположном направлении.
Я думала, сейчас ее застрелят. Из "Града". Но не тут то было. Машины быстро стали сдавать в стороны, необычайным образом освобождая проход. Послышался даже скрежет отодвигаемых давлением автомобилей. Две роскошные машины – линкольн и малышка - хладнокровно проехали в проезд, разворачиваясь на другую полосу дороги. Такое вообще было невозможно при таком движении, да еще при такой ошеломительной пробке. Но это было. Они как раз въехали в дворик больницы, чтобы развернуться.
Девчонка с парнем, надо сказать, выглядели как воспетая голливудская пара детей миллионеров, просто из другой богатой жизни.
И тут офицера словно прорвало. Он орал на женщину:
- Надеть паранджу! Закрыть лицо! Всегда ходить так!!! – выплевывал приказы он и что-то еще подобное, и отчаянно ругался. Двое солдат, закрывая глаза руками по его приказу, чтоб не смотреть, затворили ворота в больницу и заложили их ломом... Пока офицер орал что-то нелестное женщине вслед, чтоб она там сидела в больнице до второго пришествия и не рыпалась, что он убьет ее, если она еще раз выедет на дорогу, где солдаты, и разгонял в слезах ярости затор. Он что-то гнусно ругался и смотрел.
Наши пулеметчики застыли у пулеметов в напряжении, взяв их на прицел.
Но ничего не случилось.
Женщина невозмутимо вышла из машины и послала солдатам воздушный поцелуй. Они взревели.
Она невозмутимо и холодно смотрела на них наглыми глазами, опершись на машину с видом стервы, доставая и разминая пальцами новую сигарету, которую поспешно прикурил ей выбежавший главврач. Которому она небрежно сунула ее чуть назад не глядя на него, будто он всегда прикуривал ей сигареты.
Выбежавший военный регулировщик с палочкой, отчаянно плача, стал показывать ей палочкой на дверь больницы. Указывая направление движение ей туда.
Но вместо этого туда, почему-то, стали поворачивать машины с солдатами. Все как одна.
Регулировщик отчаянно заругался и что-то истошно кричал, приседая. Женщина презрительно бросила сигарету, поджала губы, отвернулась, и надменно вошла в холл больницы, показывая, что они не стоят ни одного ее пальца.
Все вокруг меня приготовились к бою – вскидывали автоматы, передергивали затворы.
Но она спокойно вошла в холл.
- Далеко пойдет, девочка... - вытирая холодный пот, проговорил боец из команды белобрысого, опуская оружие.
И только тогда до меня дошло, что это Оля...
Лишь тогда регулировщик на улице начал орать на всех, выправляя движение и разгоняя машины.
Солдаты больше не глядели.
- Ну и цирк она устроила... - мрачно сказал белобрысый, появившись из-за двери. – Только самый последний дурак не будет знать, что мы здесь...
- Даже я ее не узнала... - хмыкнула я. – Они как пара любовников из кино – сказка...
- Сегодня же сделаю ей предложение... - сказали на это одновременно трое из бойцов белобрысого.
- Ничего подобного! Я вам сделаю! – заявил входящий с тяжелыми роскошными чемоданами боец, которые он достал из "линкольна", пока все были заняты Олей.
Белобрысый выругался что-то про флирт на работе, и про то, как это называется.
- Правильно, у меня есть жених фотограф... - подтвердила Оля, небрежно бросая зажженную сигарету на пол с видом неприступной холодной богини. – Я слышала, как солдаты в машинах обсуждали приказ стрелять на поражение во всех молодых женщин...
Поспешно затаптывая сигарету, белобрысый грязно ругал невоспитанных девочек, которые не понимают всей опасности.
Дверь открылась, и тяжело вошел главный врач с женским фантастическим чемоданом. Он, запыхавшись, с ужасом опустил его на пол, вытер пот, увидел молодого врача, и быстро гордо выпрямился, сказал, что ему надо по делам. Дело было – перемывать утки больных, ибо медсестра не справлялась – так я поняла по виду молодого врача. Он будет очень загружен делом – это было ясно по виду старого врача.
Сопровождавший Олю боец сунул мне толстую пачку квитанций.
- Надеюсь, ты сумеешь отчитаться за это перед начальством, - сказал он тяжело. – Но лучше пошли ее саму в бухгалтерию с чемоданом... Зато первое место мы получили!
- Что это такое? – я хмуро показала на чемодан, когда дверь за двумя ее преданными придворными врачами закрылась.
- Это самое главное... Ты же всегда носишь главное с собой... - Оля раскрыла чемодан, и я увидела там аккуратно упакованные шикарные женские платья. – Я тоже захватила главное с собой...
Я ахнула.
- А это для них... - Оля важно раскрыла второй чемодан. – Я купила их размеры...
Мужчины бросились к нему. И ахнули - там тоже были шикарные, даже ослепительные женские платья. Мужчины отчаянно заругались. На них страшно было смотреть.
Платья были роскошные!


Глава 36.


Оля посмотрела на них и покачала головой.
– Ой, я ошиблась, они в том чемодане...
Они вскрыли третий чемодан, накинувшись на него, как волки. Там была надпись – лучшие женские модели и такие платья, что я застонала от восторга. А трусики из кружев!
Как ее не убили уже тут, на месте, я не знаю.
- ...в машине... - невозмутимо закончила Оля. – Они в том чемодане в машине. А это новая коллекция, за это они подарили нам машину и "линкольн", стоявший у них в вестибюле, как самому крупному покупателю за все время существования магазина. Я просто забылась, а они не поняли... У них как раз выставка была самых лучших и дорогих их женских моделей за всю историю, обошедшая мир по одному дню в каждой стране с самим приехавшим их основателем в качестве комментатора, и размеры совпали с моими... Я отобрала немножко... сотню-другую... всю... К сожалению, я оказалась на ней, выставке, одна, ибо никого больше не пришло, и я купила все и поговорила с этим модельером... Он предложил мне полгода поработать у него моделью... Зато я получила президентский "линкольн", который стоял у них уже десять лет, в нем удобно ездить по городу, я ведь правильно поступила? Они подарили мне еще тот маленький автомобильчик, извинившись, что "линкольн" старый... Когда я все купила.
Я похолодела и посмотрела на счета. Я уже поняла, что здесь что-то не так, что "линкольны" так не дают, ибо Николай, ее боец, куда-то исчез, и что моих пятидесяти тысяч здесь вряд ли хватило на бумагу обертки... И даже подумала, сколько с меня еще возьмут, и что у нас не будет столько денег даже в чемоданчике, на который присела Оля.
Я посмотрела на этого взрослого ребенка, и все упреки застряли у меня в печенке, так она была несчастна. Как-никак ее могли расстрелять, она немного переволновалась. Ничего, сдадим лишнее, расплатимся, будет неловко, когда они в магазине поймут, что у нас столько нет. Может, нас и застрелят до этого, - подумала я успокоено, в ужасе невольно вспоминая момент детства, когда я по глупости набрала в ресторане кучу пирожных на свою пятерку, а этих денег не хватило даже на одно.
- Я теперь понимаю, почему они твердили о растрате даже в обстреливаемом самолете... - ошарашено проговорил белобрысый.
- Я видела, как врачи притащили труп убитой женщины... - невпопад мрачно сказала Саня, перебивая плохой разговор.
- Эх, если б в больнице найти труп естественно умершей женщины, выстрелить ей два раза в сердце и оставить в реанимации вместо Юльки, а Юльку спрятать на ее место... - тоскливо сказала я. – Тогда я б так не беспокоилась за нее.
- Но выстрел в мертвую отличается от живой раны... - подпрыгнула Саня.
- Ее что, будут осматривать специалисты?!? – удивилась я, кивнув на окно. – Это если б подозрение отвести от тех, если кто-то засек...
Около больницы остановилась колонна милицейских машин. Я выглянула в окно. Пробка уже рассосалась, и колонна легко подъехала сюда.
Саня хлопнула себя по голове и мгновенно исчезла беззвучным хищным прыжком, как кошка, в направлении реанимации наверху.
Мои бойцы уже ранее скинули и спрятали мокрую одежду, чтобы переодеться сразу в новые шикарные костюмы, и оказались сейчас совсем голые. Я услышала топот ног – солдаты потоком разбегались по коридорам. Они застали нас в этот самый неприятный момент в одних трусах.
- О черт... - простонал белобрысый. – У нас почти ничего нет – мы все патроны отдали пулеметчикам наверху!!!
Получилось, что солдаты бежали по коридорам как раз тогда, когда наши бойцы оказались голыми, ибо разделись, чтоб надеть купленные костюмы.
- Ничего, у вас есть другое достоинство... - хихикнула я.
Все отчаянно захохотали.
А я уже действовала. Одного взгляда мне было достаточно, чтобы увидеть бутылку рома на полу, несколько бутылок для вина, продукты для Оли, снесенные кучей на ковре на скатерти, ковер, кровать, халаты, ванную в этой комнате для отдыха врачей... В воздухе отчетливо стоял запах рома. Им дезинфицировали раны и согревались.
Я пронеслась по комнате как метеор. Сорвав с кровати матрас, я кинула на пружины их военную одежду, и кинула сверху одеяло, чтоб одежда оказалась подобием матраса, толкнув сверху двух голых мужиков, кинув халаты на нижнюю часть. И сунув им бутылку рома. Матрас я кинула на пол, толкнув туда двоих. Сдвинув чемоданы Оли в ряд, как матрас, я кинула на них одеяло и толкнула другого бойца на них. Одна рука механически включила музыку в магнитофоне на столе на мощность, благо тут стены были толстые, а другая рванула вдруг новое Олино платье, разрывая его до половины и вырывая с корнем лиф, а другой рванув ее прическу, с силой вырвав клок волос, растрепывая волосы так, что у Оли от этой грубости мгновенно выступили слезы, лицо ее перекосилось, и она заорала от боли истошным голосом.
А я уже открыла дверь и с силой вытолкнула ее вместе с ее франтом, заорав визгливым голосом:
- Спасите! Милиция, арестуйте его!
И еще что-то подобное. Шепнув при этом Оле – вцепляйся в милиционера.
А сама втолкнула обратно в дверь появившуюся испуганную Саню, белобрысого, и двух его пулеметчиков, толчком направив их в ванную, и прыгнула сама туда, включая кипяток в душе и тут же раздеваясь.
Все произошло мгновенно и сразу.
Открывшаяся дверь, звуки вырвавшейся из нее навстречу солдатам сильной музыки, запах спиртного, голые мокрые мужики, прикрывшиеся простынями, еще даже не затихший отчаянный гогот, растрепанная и рыдающая от боли Оля, выскочившая прямо навстречу и вцепившаяся по ошибке в милиционера, и механически повторявшая вслед за мной – арестуйте его! - все это создало совершенно определенную естественную идиллическую картину.
Им просто шибануло в нос алкоголем, паром, белыми халатами, громкой нахальной музыкой, искренними неподдельными слезами Оли.
А я в это время под душем в полузакрытой ванной лихорадочно срывала одежду с себя и Сани, вылив на белесую и легко опознаваемую голову белобрысого шампунь. Одежду же свою и солдат белобрысого, которые, наконец, поняли, что от них хотят, я мгновенно перемешала с кучей грязных роб, грязных халатов, мокрых фартуков в углу ванной. Оружие всех, я, прихватив, собрав, засунула в стерилизатор.
- Пулеметы не работают... - отчаянно прошептал белобрысому один из солдат.
Эти негодяи сорвали с себя даже нижнее белье. Я не сразу сообразила и отчаянно ввизгнула, оказавшись под душем абсолютно голой с тремя голыми мужиками. Как раз тогда, когда в ванную быстро профессионально заглянул милиционер, обшарив взглядом всю голую веселую гопкомпанию из трех мужиков и двух баб в одной ванне. Саня, как раз, оказавшись абсолютно голой на коленях у другого из солдат, поступила так же.
Завизжала!!!
Милиционер профессионально быстро осмотрел все за мгновение, пошарил под ванной, даже брезгливо перевернул кучу белья, пока мы недоуменно не сразу оборачивались на него. Но работающий стерилизатор не посмотрел... Да и голые визжащие девки, даже не сразу уловившие его, вызвали совершенно другую реакцию.
Все произошло мгновенно.
- Разврат на рабочем месте! – буркнул он и выскочил из запаренной ванной. Ей до этого пользовался кто-то из бойцов, вымазавшихся в грязи, потому подозрения мокрая ванна не вызвала.
Белобрысый как раз плеснул мне пены на лицо, и я ввизгнула.
Милиционер выскочил отсюда.
- Никого... - услышала я, как он отрапортовал кому-то. Очевидно, вид выскочившей Оли, ее непритворная боль, ее ошалелый вид и ее крик "милиция!", запах спирта от мужиков, девки в ванной – все это втолкнуло его в привычную колею – он видел слишком много таких сцен. Оля вцепилась в другого милиционера и требовала ареста негодяя. Наш же быстро осмотрел все четко и профессионально.
Один из наших бойцов на полу наконец пришел в себя с бутылкой.
- Вы чего, бля... - ошеломленно сказал он в ответ на явление солдат с пулеметами.
- Ничего... - неодобрительно буркнул милиционер и человек в штатском, выходя. Он не одобрял разврата. – Следующую комнату...
Один же из боевиков, наоборот, сочувственно спросил нас:
- Братаны, вы никого не видели?
- Не... А чего? – приходя в себя, спросил другой. – Чего надобно то!
- Да ничего, наоборот классно... Гуляйте, братаны, простите... - он с силой втолкнул Олю, наоборот, в дверь к нам из коридора.
Оля ввизгнула.
Он прикрикнул на нее, замахнувшись автоматом.
- Пошла обратно к ним, телка, раз пришла к ним, и не мычи! – со злобой сказал он, очевидно, озлобленный моими криками про милицию. – Ишь, выкобениваться вздумала, богатая стерва, милицию зовет, я тебе... Пришла, - обслуживай народ!
Олю, значит, затолкали к нам.
Он захлопнул дверь, с сочувствием подмигнув нам за Олиной спиной. Втолкнутая Оля испуганно стояла сощурившись на середине комнаты, приходя в себя.
Все произошло так быстро, будто милиции и солдат как не было. Им просто не пришло в голову, что это и есть непобедимые бойцы - абсолютно без оружия и пьяные.
Я слышала, как сапоги протопали по коридору, осматривая абсолютно все.
Рывком я выключила стерилизатор.
А потом сапоги перебежали на следующий этаж толпой. Там уже шастали, по звуку, тоже их солдаты. Было слышно, как они переворачивали там все. Они обыскали абсолютно все странно быстро.
Я опомниться даже не успела – эта толпа обшарила больницу просто изумительно. Топот был уже слышен снова на улице. Очевидно, они обшаривали здание за минуту.
Они уже выбегали из больницы, когда мой взгляд опять упал на работавший до этого стерилизатор с все еще мигающей лампочкой. И только тогда я вспомнила, что такое стерилизатор и что там оружие с патронами. Глупая девочка – это я – умудрилась засунуть его в печку.
Ужас перекосил меня – даже я поняла, что это значит. Очевидно, никакому дураку по этой же причине не пришло в голову его обыскивать.
Я рывком раскрыла его, но белобрысый среагировал даже быстрей меня – он просто вывалил раскрытый аппарат рывком на себя прямо в ванну, эти шипящие железяки.
Я ввизгнула и отскочила, ибо они попали на ногу. Это в мгновение стала баня.
И только потом я сообразила, что нахожусь абсолютно голая в ванне с троими мужиками и одной развратной девкой. Мне до этого в голову даже не пришло, затаив дыхание, что мужик прижимает меня к абсолютно голому телу...
Я завизжала.
Но Саня мгновенно зажала мне рот.
- Успокойся, оно не взорвалось... - тихо буркнула она.
Я ахнула.
- У меня даже рот раскрылся, когда я увидел, что она его включила... – пожаловался второй боец, глядя на стерилизатор, эту печку. - Сердце остановилось. Ну все, думаю, прощай земля, там же граната... А этот вскочивший мужик отнес мое потрясение за счет того, что я его голый мента увидел!
В это время в дверь ванны осторожно просунулась любопытная голова бойца, широко раскрыла глаза, уставилась на меня и ехидно сказала, покачав головой:
- Разврат на рабочем месте, начальник!
Он дословно повторил слова белобрысого белобрысому. Это было слишком для моей ранимой души. Я отчаянно ойкнула, дернула в угол и с визгом прикрылась простыней, закрывшись вместе с лицом.
Естественно, такие действия привели лишь к тому, что сюда всунулись еще любопытные головы.
- Это неслыханно! – сказал покрасневший как рак генерал, оглядывая нас с побелевшим от потрясения и праведного стыдливого негодования лицом. Уничтожающе глядящий на голую компашку в одной ванне. – Я всем расскажу, чем вы занимались в самый ответственный момент, вместо того, чтобы стрелять!!! – возмущенно крикнул он.
Саня невозмутимо повернулась к нему, немало не смущаясь, что голая, прекрасная как королева или греческая статуя.
- У вас кончились патроны, сэр!? – презрительно и надменно спросила она. Она стояла точно богиня, для которой нагота – священна. – Вы не могли СТРЕЛЯТЬ?
Раздался отчаянный хохот.
Я так и не поняла, почему эти люди так отчаянно хохочут. И, схватив простыню, прорвалась сквозь них из запаренной ванной и заорала сквозь слезы:
- Все вон отсюда! Я буду одеваться! – яростно крикнула я, захлебываясь.
Я поняла, что меня плохо обидели. Надо мной часто смеялись так, и я просто дрожала и не могла ничего думать от обиды и горя, когда так происходило. Я отчаянно боялась и ненавидела это всегда. Одна рука не попадала на другую и не могла взять одежду рукой.
Поскольку они были в трусах и голые, и их выгоняли в коридор, они растеряно в неловкости застыли и застыдились.
- Все вон! – жестко и властно сказала Саня голосом командующей матери, обняв меня и заслонив собой, будто хотела защитить от них. – Вы своими глупыми сальными шутками обидели и напугали совсем ребенка!
Она поглядела на них так строго, так яростно сверкнула глазами, как я увидела, что они потупились.
Белобрысый, увидев мои слезы, почему-то прошел по всем обжигающим тяжелым взглядом, и они все виновато поежились.
- Здесь есть маленькая кладовка, - быстро нашлась Оля, - мужчины могут зайти туда, если выйти голыми в коридор их уже смущает...
Я посмотрела на крошечную каморку два на полтора шириной и, не выдержала. Я хихикнула вопреки обиде, представив в узенькой коробочке почти взвод голых мужчин.
Оля тут же бросилась ко мне и стала тереть мою голову схваченным полотенцем, а Саня, заметив ширму возле кровати, мгновенно задернула ее и сама толкнула нас туда и сама быстро оказалась там.
- Если кто сюда заглянет, убью! – пообещала она мужчинам, задергивая ширму и прячась за ней.
Те ожили.
Пока Саня стала вытирать меня, Оля быстро шастнула к своему чемодану и принесла какой-то сверток с надписью.
- Это для тебя... - заявила она, раскладывая чудесный костюм, от вида которого у меня перехватило дух. Дело в том, что у меня никогда не было такого красивого платья. Я стояла, широко раскрыв глаза, как ребенок, не в силах оторвать завороженный взгляд. Я ахнула.
- Это мне? – не веря, что это счастье случилось со мной, спросила я. Я совсем ошалела, и не решалась даже прикоснуться к нему. Сколько я мечтала о таком платье, когда все, что у меня было, умещалось в одном ящичке шкафа, где были джинсы и платье, оставленное мне женой брата. Я мечтала, что я выйду в таком платье, а не в своих старых тщательно выстиранных джинсах и аккуратно заштопанном видавшем виды свитере, и все будут думать, что я... Но даже скопить на него у меня не было даже надежды, а мечтать о том, что брат догадается и подарит мне такое, было тем же, что и получить от тетки на завтрак вместо гречки пир на шесть персон из лучшего ресторана...
Пока теперь Саня усиленно терла мои волосы, Оля ловко одевала и пеленала меня в шелковое белье и платье. Наверное, она готовилась в модели, потому что делала это на редкость профессионально. Я не успела и оглянуться, как была одета.
Кто-то из бойцов профессионально распотрошил комнату и нашел фен, которым Саня сушила мою голову, а Оля задумчиво рисовала прическу.
- Жаль, что фен только один, - в сердцах сказал белобрысый.
- Вы можете совать голову в стерилизатор ненадолго... - не подумав, брякнула механически я, а потом быстро спохватилась. Ибо я помнила, что мои догадки люди как-то не так встречают. Но было уже поздно.
Комната за занавеской грянула хохотом так, что занавеску отнесло немного в сторону вихрем воздуха.
- Почему вы все не одеты?! – мрачно спросила я вместо ответа, увидев на мгновение их голые тела, оставшиеся как есть. Вернее часть тел сквозь занавеску. Кажется, они раздумывали. Лучшая защита – нападение.
Я заметила, что они почему-то затравлено сидели голые перед разложенными Олиными платьями с унылым видом.
- Они не оденут эти юбочки! – тяжело отрезал белобрысый. – После этого команду останется только закрыть...
- Конечно, у Вас слишком волосатые ноги, - поспешно перебила я его, спеша извиниться перед белобрысым. И робко добавила, смущаясь и еле тихо выговорив. – Юбки слишком короткие, а я заметила по волосам на ваших ногах, вы слишком долго не делали эпиляцию...
За занавеской раздался такой гогот, что занавеску откинуло.


Глава 37.


Я дрогнула, поняв, что сказала что-то не то. Это было неправильно...
Я совсем смешалась, разозлилась, испугалась и снова хотела отчаянно зареветь. Я так хотела произвести на новых друзей хорошее впечатление, чтоб они думали, что я умная, и теперь оттого, что они поняли, что я просто дура, мне хотелось застрелиться и пойти и рыдать в одиночку. Я не могла смотреть на них.
Я дура... дура... ДУРА!
- Я не виновата, что Оля не купила мужские костюмы, как я просила... - сквозь зубы и рвущиеся слезы пробормотала я.
- Как не купила! – вскинулась Оля. – Да там целый чемодан в машине, у меня отличный вкус!
- Почему чемодан еще не здесь? –поинтересовался у единственного одетого мужчины белобрысый. Непонятно как услышав мои переживания.
- Там солдаты во дворе... - тихо ответил тот.
- Нужен старикан и Оля... - сквозь слезы буркнула я. – Пусть старикан-лакей вытаскивает чемодан, Оля командует, а солдатики увидят, как ему тяжко и помогут. А лакей угодливый, натужный, так и желающий угодить Оле за сто долларов... Оля, попроси солдатиков принести их...
Но меня никто не слушал. Они сами быстро что-то делали, потом кто-то позвал Олю...
Саня заканчивала одежду на мне и вытирала полотенцем мои слезы.
- Нельзя быть такой плаксивой... - тихо сказала она.
Вырвавшись и отвернувшись, чтоб она не видела моего лица, я увидела, как внизу привратник тащил чемоданы, а Оля равнодушно затягивалась сигареткой на крыльце, глядя на старенького привратника.
- Гениально, - сказал белобрысый, убийственно поглядев на это, подойдя сзади. – Ты опять не задумываясь послала лучшую подругу на гибель!
- И она пошла? – с любопытством спросила я, заворожено наблюдая за ситуацией.
- А что ей оставалось?
Саня недовольно присвистнула сзади.
- Ты же сам участвовал в разработке этого комикса! – укоризненно сказала она, мрачно глядя на эту картину и кусая зубы, ибо стрелять ей было не из чего. – Твои бойцы сами разработали все по одному ее слову... Кто этот несчастный старик?
Она поглядела вниз.
Я не слышала, как там все происходило, но увидела, что военные помогли донести чемоданы. Они занесли их в больницу.
Оля как раз бросила сигарету и лениво зашла вслед за надрывавшимся даже над сумкой дедулей. Ей было наплевать на солдат, она на них смотрела как на пустое место. Официанты. Она позволила им себя обслужить.
- Интересно, где она работает? – буркнул белобрысый.
Я не желала говорить, что Оля попросту менеджер. Тем более что они собирались открыть новое агентство.
- В модельном бизнесе... - соврала я, желая выпятить ее заслуги. Я слышала как-то, что такие слова были связаны с одеждой.
- Демонстрирует новые модели от Сухарева и Микояна... - хмыкнул белобрысый.
- От Калашникова...- мрачно перебил его генерал. – Уверяю вас, если вы захотите проверить, где она числится, то окажется, что она работает в какой-то захудалой фирме обычным бухгалтером, как ваша д...
- Но это действительно так... - растеряно сказала я.
- Угу... - буркнул генерал. – Как и то, что первая партия этих ручных пулеметов была недавно продана в развивающиеся страны... Отличная реклама оружия в боевых точках со съемкой прямо с поля боя!!! Такие деньги за демонстрацию модели платят!!! Теперь многомиллионные сделки не сорвутся!!!
Он был в гневе.
Но замолк, ибо двери открылись.
Вошла недовольная Оля, командуя солдатами. Слава Богу, в комнате никого не было голых, кроме тех, что сейчас мылись в ванной.
Солдаты занесли чемоданы в комнаты, поставили, поблагодарили, и, заикаясь, задом вышли из комнаты. Не знаю, что там случилось, но никто ничего не заподозрил – может потому, что больницу перед этим тщательно обыскивали профессионалы.
- Они уехали! – раскрывая дверь в комнату, тихо сказал один из бойцов во врачебном халате. – Никого не убили!
Я промолчала.
- Но у меня сильное желание врезать кому-то здесь! – уже громче сказал он.
Я не услышала.
- Оля, я не могу больше на это смотреть, как вас убьют... - тихо сказал белобрысый, обращаясь к той наглой стерве, которая хладнокровно курила вместо Оли сигарету в номере. Лениво опершись на дверь и смотря на них с равнодушным интересом, будто они не живые, как я видела сквозь дырочку, пока Саня заканчивала прическу. – Я больше не допущу подобного как старший по званию!
Я не поняла, к кому это.
- Вы одеты? – снова спросила я.
Они дернулись, поспешно раскрыли чемоданы, и Оля быстро раздала им пакеты с надписями размеров одежды. А потом как-то мгновенно утеряла вдруг свой стервозный вид, вдруг сообразив, что находится среди голых тел, смутилась и поспешно ретировалась за занавеску. Отчаянно покраснев при этом.
- Не подглядывайте! – сказал ей вслед один из бойцов, смущаясь.
Оля быстро переоделась сама в другой костюм, и сделала себе другую прическу, а потом занялась Саней.
Я помогала ей. То есть терла полотенцем голову Сане. На большее моя помощь не годилась.
Так сказала мне по секрету Оля. В ужасе заметив, что я тоже взялась за расческу, по обезьяньи повторив ее движения.
- Ты привыкла убивать, Queen, но Сане пока надо произвести своим лицом впечатление на мужчин, и очаровать, а не убить их видом... - без обиды сказала она. – Я тебя научу...
Я ахнула.
- Твоя Юлька как королева, значит и ты – красавица... - невозмутимо продолжила она. – И не возмущайся, в этом я понимаю лучше, тебе надо учиться...
Я послушно согласилась. Не могла же я сказать, что я не могла найти на помаду деньги, когда единственная собака была голодна. Фила-бразильеро мутант. Она ела куда больше меня. Я делилась с ней последним.
Саня хмыкнула.
Я рассердилась и так резко повернулась, что выглянула за занавеску. Они были почти одеты.
- Так... - сказала я, показывая пальцами. – Ты, ты, ты едете с нами, а ты... - я мстительно ткнула пальцем в белобрысого, - едешь куда хочешь!
- Почему? – возмутился он, замерев.
Я мрачно смотрела на его беловатую голову.
– А, он белобрысый, его заметно... - с досадой сказал боец слева.
- Ничего, пусть идет сюда, - равнодушно буркнула Саня за занавеской, немало не встревоженная моим тоном и печалью, - я ему такую прическу сделаю, что никто не узнает, даже родная мама...
Я широко раскрыла глаза. Я стала ожидать, что можно сделать с белой шевелюрой, чтоб родная мама не узнала. Лихорадочно прикидывая в уме все виденные ужасные варианты женских причесок, пока Саня причесывала его в то время, когда Оля причесывала ее саму. И обе вытурили меня за занавеску.
- Я это сделаю за минуту! – пообещала Саня.
От удивления я просто села на стул и, забыв про все, уставилась на занавеску, заворожено ожидая чуда. Я просто ожидала. Сегодня, увидев Олю и ловкость Сани, я уже верила всему. Я даже не соображала, что веду себя как трехлетний ребенок. Я ничего не могла с собой поделать, меня просто другое не интересовало, я обо всем забыла. Меня не интересовали даже солдаты в комнате, я сидела к ним спиной и затаенно ждала, когда занавес раздвинется.
И он вышел.
- Ну, вот и все... - сказала Саня, с шумом снимая с него простыню и выталкивая к нам.
Я увидела его и ахнула, схватившись за пулемет.
Он был совершенно лыс. Из-за занавески вышел роскошный крутой. С лысой, как колено, головой, блистающей под лампой, в дорогом костюме, с сигарой в зубах.
Все ахнули и перекрестились.
- Да... - в ужасе отшатнулась я. У меня невольно жалобно вырвалось киношное: - Сыночек, ты кто?
Раздался громовой гогот.
Вспомнив, что Оля обещала научить меня такое делать с людьми, я поспешно сказала:
- Нет, не надо меня этому учить...
- Это не я, а Саня делала... - обижено заявила Оля за занавеской, щелкая ножницами. – У нее профессия такая... А одеваешься ты дурно!
Я не поверила. Я еще раз с восторгом оглядела платье и забыла обо всем. Я закружилась вокруг себя, рассматривая так, что оно слегка взвилось, не обращая внимания на мужчин. Я была вне себя от радости.
- Надо же, поглядишь, можно подумать, что это совсем ребенок... - сквозь зубы сплюнул генерал.
- Когда ее ранили первый раз, ее тоже можно было принять за трехлетнего ребенка! – резко оборвал его белобрысый.
Я пришла в себя и, наконец, обратила внимание на разговор. Мне что-то в нем не понравилось насчет младенца, но что, я пока не понимала. Меня это сердило, как всегда, когда я не могла сообразить, о чем речь, и скрывала это.
Я обернулась к генералу, чтобы посмотреть в его противное лицо.
Он был гол. Трусы у него были розовые.
- Почему вы не одеты? – сквозь зубы спросила я в шоке. Перед ним лежал роскошнейший костюм с бантами, пампасами, разного цвета. Прекрасный костюм! И галстук яркий, красивый, бабочкой. Генерал же лихорадочно перебирал свертки в Олиных чемоданах.
- Потому что они перепутали мой костюм и положили не туда сверток для меня, - раздраженно сказал генерал.
Оля выглянула из-за занавески на его слова, и, увидев, что он делал и как разворачивал и растрепывал ее драгоценнейшие нежнейшие платья из коллекции, дернулась.
- Что вы делаете!? – ахнула она, рванувшись и пытаясь остановить разгром.
- Неужели вы не видите, что я ищу купленный для меня костюм!!! – злобно рявкнул генерал, пытаясь вырвать из Олиных рук очередной сверток.
- Так вон он лежит! – отталкивая его с силой, крикнула она почти сквозь слезы, показывая на гибридный костюм. – Я выбрала вам самый лучший из коллекции сама!
Я поглядела на пестрое мужское одеяние, которое являло собой просто гениальное произведение дизайнерского интеллекта. Оно было неповторимым. Печать королевского величия чувствовалась на всем, особенно на этих кружевах и оборочках. Древний стиль аристократа, восемнадцатый век.
- Что!?! – в шоке дернулся генерал. Он даже отпрыгнул. – Я это не одену!!! Если меня кто-то увидит в этом одеянии, я могу вообще не приходить в генеральный штаб. Я не ...!!!! Я вам не... !!! Я вам это припомню!!!
Все мужики отчаянно хохотали.
Я же не понимала, чем человеку не нравится это прекрасное платье... тьфу, модельный костюм под старину. А потом задумалась.
- Проблема, как нам сесть в две машины такой громадной компанией на глазах всех солдат... - пробормотала я, сразу забыв про генерала, уже не смотря на генерала, и все мгновенно замолкли. – Вот если б мы сажали раненного авторитета после операции, - я ткнула в белобрысого, - возле него крутилась бы красавица жена, приехавшая за ним, так тревожащаяся за него, помогая сесть в "линкольн", - я ткнула в Олю, - и окружала авторитета бы его суетящаяся охрана, подхалимы и телохранители, помогая ему дойти до машины... - я ткнула рукой в его бандитов, - то мы могли бы влезть в эти роскошные машины.
Меня никто не слушал. Едва я только начала говорить, все они сами начали работать и забегали. Я ничего не понимала.
Я посмотрела на генерала. Он тоже ничего не понимал, потому что сидел голый, жалкий, и отчаянно уставился на костюм, разложенный перед ним. Он заплакал, на него неотрывно глядя.
- Оставьте человека наедине с его горем, - фыркнула я.
Но тут дернулась Оля, когда уже многие выходили... Она мрачно посмотрела на генерала и сказала, что в магазине ей там, кажется, дали просто в нагрузку какой-то мужской дешевый костюм в качестве рекламы новой коллекции Воронина. Но он подойдет разве шоферу. И она кинула, сжалившись, поискав, ему сверток.
Генерал схватился за него, как за дар свыше, и мигом кинулся за занавеску. С таким лицом, будто ему мир подарили.
- ...И шоферы, и носильщики для "линкольна" нам тоже нужны... - сказала задумчиво ему вслед Оля тоном спасительницы. – А то какие баре без слуги!
Генерал дернулся. Он был счастлив и так. Я только покачала головой. Двое бойцов быстро и решительно складывали мои сумки в брезенте в освободившиеся чемоданы, закладывая платьями сверху. Теперь, вместо двух громадных сумок мы имели два громадных чемодана, не считая тряпок Оли.
А то, что происходило дальше, ввергло меня в шок. Все произошло мгновенно. Вокруг меня была банда, невозмутимо собирающая своего авторитета, а его роскошная телка суетилась со своими чемоданами и платьями, без которых она не могла приехать даже в больницу.
Они вышли буквально за минуту, с громаднейшим уважением окружив его кругом бойцов и почтительно доведя его и его супругу до "линкольна". Заслонив кругом тел. Глупая супруга все суетилась прямо перед машинами, проверяла чемоданы и забрала ли она все свои платья, и чуть покрикивала на них. Только дура могла приехать на час с чемоданами с платьями, и это было ясно абсолютно всем – жена у этого дедугана – дура. Но очень красивая, и ей это прощается...
Хотя я улыбалась, поддерживаемая одним из мужчин, который вел себя так, будто был моим мужем, но внутри все замерло, когда эти пулеметы смотрели на нас. Любое подозрение, и от нас будут клочья. На душе было легко, как у бедной перепелки на охоте.
Бедный шофер "линкольна" носился с этими нашими чемоданами, хоть и был одет в довольно приличный костюм. С прислугой обращались презрительно. Бедный генерал. Но он и так был счастлив.
Наверное, ни у кого не хватило наглости предположить, что мы можем поехать по этой набитой машинами с солдатами дороге. Да еще на таком роскошном кортеже и таких машинах.
Все телохранители авторитета хранили полное спокойствие. Но я видела напряженность в их глазах.
Я открыла дверь и спокойно села в синенькую маленькую машину. Правда, за руль ее села Саня. Оля села в "линкольн" с остальными. В эту маленькую машину уселись несколько телохранителей, после того, как усадили "больного" в линкольн.
Я сразу тронула. Вернее, махнула рукой Сане, что была за рулем этой чудесной машинки.
Солдаты с пулеметами были близко, как никогда. Чтобы выехать из дворика больницы там было всего несколько метров между машинами.
- Идиот, пропусти шефа! – крикнула я злобно из окошка тупому водителю.
Тот даже не подумал подвинуться. Сане пришлось буквально протиснуться машиной между двух машин.
- Осел!!!! – яростно заорала я.
Не знаю, что там произошло, но машины сдвинулись и "линкольн" сумел протиснуться между ними. И выехать за мной.
Как ни странно, но нам это удалось. Франт на сиденье рядом со мной вытирал пот со лба. Они все ахнули.
- Куда мы едем!?! – истерически спросил по своему телефончику белобрысый через телефончик Сани. Оказывается, они могли говорить друг с другом как рации.
- У тебя истерика? – меланхолично спросила я, забрав у Сани телефончик.
-У меня не истерика, - окрысился он, - а нет патронов! И нет оружия!!
- Как у генерала? – непонимающе спросила я. – Он не только стрелять не может, но еще и оружия, из которого стрелять, нет?
Раздался такой гогот, что мне показалось, что машины подпрыгнули и взорвались.


Глава 38.


- Чего ждать, если девочки выросли безотцовщиной среди бандитов... - прошипела за рулем Саня. Она единственная не смеялась.
Я же так и не поняла, почему они смеются, ибо не поняла еще и тогда шутку про генерала.
- Куда мы едем? – мрачно переспросил белобрысый.
Я с сомнением посмотрела на телефон.
- Он работает сейчас в ближнем режиме всего метров на сто как рация, - проговорил заметивший мой взгляд на телефон боец, - к тому же через шифраторы, и на частотах обычных мобильных телефонов. Так что засечь и подслушать нас между собой почти невозможно... Но мы никуда не уедем, тут посты везде...
- Я еду в ресторан, что тут через квартал... - хладнокровно сказала я, - а вы не знаю куда... В лучший городской ресторан, что тут всего полукилометре в самом центре у всех на виду... Я хочу хорошо повеселиться всю ночь, для того и оделась...
Я с сомнением посмотрела на кавалеров и на Саню.
- Но мне кажется, у них не хватает чего-то на шее... - пробормотала я, осматривая бойцов.
- Веревки... - хмыкнула Саня.
До ресторана оставался целый квартал, и все напряженно уставились на дорогу. Если нас остановят до него или будет пост, то для поваров будет самое свежее мясо.
- Не хватает... – сказала я.
- Золотых цепочек и украшений на шее... - выкрикнула довольная Оля из той машины, разгадав мою загадку, и я услышала ее по телефону. – Мне не хватает бриллиантов!!!
От неожиданности все хихикнули.
Я приказала Сане подрулить к огромному ювелирному магазину по пути, который, как мне показалось, был открытым. Чуть в глубине и в тени, он был чудовищно роскошным.
"Тиффани".
Машины съехали с дороги и подъехали к нему. Когда мы съехали и остановились в тени, навстречу по трассе прошел отряд мотоциклистов – штук двадцать. Мне показалось, что это ищейки, но тут, в самом центре всего, где было столько машин, они не слишком присматривались и пронеслись мимо. Да и разглядеть тут машины было трудновато.
- Да, придумать ездить в белом "линкольне" было шикарно... - согласилась Саня, выходя из машины. – Ты посиди, Оля сама с кавалером купит, что надо...
Я расстроилась. Я уже поняла, что моему бедному дипломату предстоит порядочное похудание, а может, и дистрофия с летальным исходом. Если покупать драгоценностей на всю банду... Я увидела, как из "линкольна" вышла Оля с чемоданчиком...
- Они взяли еще две пачки... - проинформировал меня белобрысый.
Я промолчала. Я хорошо понимала, что двумя пачками тут дело не кончится. И то, что я не буду смотреть в дипломат, когда они вернутся, сильно сэкономит мне нервы. Мой драгоценный миллион сильно похудеет. Мне было, конечно, не жаль своих денег, но зубы скрипели. Я не понимала, зачем мы таскаем еще два мешка игрушечных денег и почему мы не утопили их, но я всегда слишком много не понимала. И потому стыдливо молчала, боясь признаться, что это игрушечные деньги в дурацких толстых пачках по тысяче купюр, а не какая-то твердая китайская валюта... К тому же там были записи и бумаги жениха, а мне не хотелось, чтобы это все выплыло на поверхность. Я бы сожгла их или утопила очень глубоко, но сейчас я б лучше дала убить себя, чем признаться, что они таскали такие тяжести под пулями напрасно. И что я возилась с ними как дура весь день...
Оля скрылась в ювелирном магазине, и я поняла, что чемоданчик с драгоценными долларами скрылся там навсегда. А я то мечтала купить себе еще одно такое платье и отдельную квартиру, где мы с собакой могли бы жить одни, без сестры жены брата в отдельной комнате...
Я искоса глядела на проезжающие машины и думала, что еще никогда ни у кого не было такого настроения, пока он ожидал, что ему купят драгоценности.
В это время зазвонил Санин телефончик у меня в руках.
- Саня, иди сюда! – тихо сказал по телефону компаньон Оли. – Оля тут одна не справится. Она плохо разбирается в драгоценностях и сейчас смотрит на большие дешевые побрякушки. Ты же была ювелиром по одной из операций, да и проходила курс. Я сказал им, что еще должна быть теща, и она запоздает, быстрей сюда, а то она выбирает побрякуши, а ты видела всех наших и сможешь подобрать для них... К тому же я все не унесу...
Я подозрительно зашевелилась. Если вы думаете, что меня обрадовала перспектива увидеть такое количество драгоценностей, что их нельзя вынести одному, то вы глубоко ошибаетесь. Когда покупаешь их за собственный счет другим, ты просто балдеешь!
Я посмотрела налево на выезд. Там были машины с солдатами. Судя по всему, где-то все-таки образовалась пробка. Выезд был затруднен.
Я посмотрела направо. Неоновые огни переливались с блеском. Если б Оля сейчас вышла, мы б еще сумели выехать, ибо место еще чуть оставалось, если учитывать мою наглость. Глаза остановились на резко очерченном напряженном лице генерала в "линкольне". Скулы его выдавались, зубы сжаты, он явно был слишком напряжен.
Шоферить – трудная работа.
Я перевела взгляд на лестницу. Тиффани. Бойцы в машинах спокойно переговаривались, кое-кто, облокотившись на машину, равнодушно курил, двое стояло у дверей – так, как это было бы, когда в магазин приехала бы дочь авторитета. Все в порядке, все по человечески, все как должно. Машины на дороге абсолютно никого не волновали, один из наших телохранителей, стоявший позади возле дороги, даже отлучился к ним прикурить.
Когда двери магазина открылись, все как-то напряглись. Я лениво обернулась. Но вместо роскошной богини из магазина вышла по древнему одетая старушка. Она была настолько старая, сухонькая, гордая, слабая, что я просто ахнула. Она еле двигалась. Я с первого взгляда поняла, что она еще и почти слепа, хотя тщательно пытается это скрывать. Серое пальтишко, чистая одежда, - но Боже, какое ужасное впечатление нищеты производила она на фоне наших нарядов и этой роскоши - Тиффани.
- Не подлинные... - прочитала я по ее губам.
И было еще одно, поразившее меня – старушка плакала.
Нет, это не было заметно. Лишь чуть странный блеск в кончиках сжатых в щелочки глаз. Это было видимо только для меня. И большинство вообще сочли бы все нормально. Но мне, глупой девчонке, из-за своей глупости привыкшей распознавать не речь людей, а чувства, которые ими движут, показалось, что сотрясает горе, настоящее черное горе. Которое она пытается скрыть всеми силами и выглядеть гордо, надменно, величественно. Впрочем, выглядеть она не пыталась – каким-то непонятным образом она была такой. Как бывшая балерина или известная певица. Но ее горе было страшным. Сухим, жестким, в крепко сжатых губах. Ничто и никогда не могло бы заставить эту гордую и седую старуху выдать другим ее горе.
Непонятно как я выскочила из машины и оказалась возле нее.
И она разрыдалась у меня на груди.
Я долго осторожно прижимала ее к себе, давая выплакаться. Она была такая худенькая и высушенная, что я, казалось, могла поднять ее одной рукой. Если б я так могла поднять и ее горе, я была б счастлива. Мне не понадобилось вытягивать, в чем у нее горе – она почему-то рассказала мне его сама, хоть и очень не хотела это делать. Вопрос за вопросом, и ее изломанная судьба стала передо мной как на ладони.
Потерявшая в годы войны сестру женщина проживала в одной квартире с приемной дочерью и ее семьей, в которой, на горе, родился Юра. Юра был очень бодрым, подвижным и ловким мальчиком. Когда он вырос в юношу, оказалось, что он уже должен тридцать тысяч долларов. И его три месяца назад поставили на счетчик. Причем товарищи Юры почему-то за это выгладили утюгом отца и пригрозили матери Юры, что всем им смерть, если они не отдадут долг вместо Юры. На совместном совете, чтобы выжить, было решено продать квартиру, в которой все они жили, и которая принадлежала этой бабушки Юры. Все они считали ее своей собственностью и очень надеялись выйти из этой передряги живыми, уговорив бабушку, которой она принадлежала. Но, как выяснились, они глубоко ошибались. Когда они взялись за документы, они с удивлением обнаружили, что уже полгода жили в чужой квартире, которую купил один из местных авторитетов с условием, что они выедут через полгода.
Срок освобождения квартиры истекал в этом месяце, и их уже предупредила милиция о необходимости освободить проданную квартиру до его конца. Шустрый Юра продал ее по доверенности, которую полуслепая бабушка подписала как счет за квартиру, но вдобавок мальчик умудрился получить на документах, актах и выписках из квартиры и изменении прописки подлинные подписи мамы и папы, которые, оказывается, расписывались так в институтском дневнике за сына... Я впервые услышала, чтоб студенты имели дневник, как в школе, но промолчала. Шустрый мальчик! Отец Юры скончался от разрыва сердца, а мама лежала в больнице. И это было хорошо, так как это было хоть какое-то временное пристанище.
Но точкой для бабушки, после которой ей надо было отправляться на погост, стало сегодняшнее посещение ювелирного магазина. Предки бабушки до революции принадлежали к какому-то древнему роду, и ее мать была даже фрейлиной при одной из дочерей погибшего царя. Я так и не поняла из ее запутанных слов, была ли эта сухонькая старушка настоящей или приемной дочерью. Но факт тот, что у нее была младшая сестра, которую она потеряла во время войны. Которая была то ли приемной дочерью, то ли настоящей. В общем, единственный верный факт, который я поняла из ее бормотания, это то, что ее собственная мать передала ей перед смертью футляр с бесценными драгоценностями их великого рода, страшной клятвой запретив дочери продавать их и сохранить любой ценой, даже если придется погибнуть кому-то, но передать наследнику их рода... Беречь их как святыню... Даже своей приемной дочери старушка не сказала о них, но чувствовала, что внук Юра что-то подозревает – за ними, а особенно за больной и еле передвигающейся бабушкой постоянно следили. Понимая, что умирает, и что наследников нет, и что все это в любом случае попадет неизвестно кому, бабушка решилась все-таки продать фамильную ценность рода. Дважды она тайно передавала на оценку разным людям отдельные вещи из большого, с готовальню, футляра с роскошным гранатовым набором матери, где были серьги, кольца, колье, обруч и еще тысячи вещей, но ей возвращали их, говоря, что это фальшивка из стекла и латуни. Она полуслепая, проверить не могла, а за ней следили, и она не могла пойти сама в ювелирный магазин, к тому же, с такими сокровищами, ибо за ней даже в магазин следовали бритоголовые парнишки.
А сегодня что-то случилось, и Юрик и его дружки исчезли, как и та страшная компания шпаны, из которой хоть кто-то всегда околачивался во дворе или шел за ней, когда она куда-то шла. И она решила рискнуть и пойти в магазин сегодня сама.
И это ее убило. Убило полностью. Она почти умирала у меня на руках. Когда она с трудом, почти умирая от усталости, дошла до этого магазина, оказалось, что ее драгоценности – подделки. Быстро посмотрев наугад первые две вещи, чем-то встревоженный и занятый ювелир бросил их и заявил, что это подделка и стекло, даже когда она сунула ему силой еще одну, чтоб он проверил... Сказав, что гранатовый убор и без того недорогая вещь, ибо это не слишком драгоценные камни, так еще и подделка. А фамильное сокровище, ожерелье Екатерины Второй, которое мать благоговейно целовала, передавая, он даже смотреть не стал – только рассмеялся, и заявил, что это настолько жуткая громадная театральная поделка, чтоб ее смотрели с большого расстояния, что он даже марать руки не будет.
Шустрый мальчик Юра, – подумала я.
Наверное, я дура, безнадежная дура. Но слушать ее и ничего не сделать, хотя могла, я была не в состоянии. На мне, наверное, наживались многие проходимцы.
Но я не выдержала, и, увидев выходящего из ювелирного магазина кавалера Оли и Сани с чемоданчиком с деньгами, вынула из чемодана четыре пачки долларов по десять тысяч каждой и сунула старушке. Она с ужасом глядела на них, не в силах поверить.
Белобрысый, увидев это, вышел из машины.
- Нет, это невыносимо... - сказал он.
- Здесь ваш долг, бабушка... - сказала я.
- Что происходит? – мрачно выговорил белобрысый.
Я не слушала, а заставила старушку быстрей сложить и спрятать за пазухой деньги, не отвечая на слова белобрысого.
Зато один из стоящих поблизости на лестнице телохранителей "авторитета", проклятый доносчик, который частично слышал рассказ бабушки, кратко и быстро доложил эпопею бабушки командиру. Чтоб тот не имел сомнения, что происходит.
Тот выругался.
- Добротой ребенка все пользуются! – угрожающе и чуть ехидно процедил белобрысый сквозь зубы. – Конечно, она взрослая, ее нельзя оставлять без присмотра! Она всем отдает, как ребенок!
Я поджала губы.
- Какое вы имеете право вмешиваться! – холодно сказала я, стремясь выглядеть совсем взрослой.
Я осторожно взяла бабушку под руку.
- Пойдемте, бабушка, - ласково, но твердо сказала я, ведя ее к другой светящейся вывеске в углублении с названием роскошной фирмы по продаже квартир. – Я куплю тебе и семье твоей дочери отдельные квартиры...
Белобрысый все равно не отстал от меня и упрямо увязался за мной, пока я тихо успокаивающе говорила старушке, что "только прикажу оформить квартиры так, чтоб ни продать, ни выкупить, ни заложить, ни лишиться их ни ты, ни твоя дочь не сумели в течение двадцати лет"...
Контора, кажется, работала. Наверное, они ожидали, что при такой заварухе люди бросятся вкладывать деньги в недвижимость.
Старушка, кажется, плохо соображала, что с ней происходит. И все плакалась, принимая меня, почему-то, за свою бабушку. Пока ее не попросили в конторе предъявить паспорт, чтобы оформить документы. У них в магазине был и юрист. И только тогда, когда она получила на руки папки с документами, она вдруг сообразила, что происходит.
- Я сам покажу вам этот новый дом... - засуетился управляющий. – Это здесь, рядом... Совсем недалеко, недавно возведенное новое здание...
Я поморщилась.
- Не волнуйтесь, там террористов нет, только сегодня уже три обыска было... - быстро сказал он.
Давно меня так не целовали.
Я отвернулась и подавилась.
- Я надеюсь, бабушке там будет безопасно? Я не могу сейчас туда поехать... - сдавлено сказала я. Мне показалось, что я тут задержалась.
Он хихикнул.
- Мы уходим, - жестко сказала я, а потом тихо наклонилась к бабушке. – Мы помогли вам, а дальше решайте сами... - неслышно сказала я ей на ухо.
Мы были уже на улице с бабушкой, когда она, наконец, по угодливости задержавшегося на мгновение у двери управляющего поняла, что это все происходит по настоящему, не во сне, и растерялась. Она переводила взгляд то на меня, то на бумаги, а потом неожиданно расплакалась от благодарности. Совсем, совсем иначе...
- Возьми, хоть это возьми... - она неожиданно стала тыкать мне в руки большой футляр, не вытирая катившиеся по щекам слезы. – Они фальшивые, да, но мама завещала передать их моей дочери... Не выкидывай его... Прими хоть этот ненужный дар от Анны, непутевой приемной дочери фрейлины Красницкой...
Она плакала и так неловко тыкала мне этот ненужный мне тяжелый футляр, что я не нашла сил отказаться. Он был от всего сердца, хоть драгоценности были и ненастоящие. Но я поняла, что мне передали нечто большее – дар матери, пусть и поддельную, но в чем-то святыню. Я прижала ее к груди, и поблагодарила старушку.
- Они красные, хорошо идут на белом... - прошептала она.
Почему-то столько гордости и какого-то тайного благословения и в тоже время какой-то тоски было в ней, точно с ней уходила эпоха, что я вздрогнула. Что-то в этой женщине было значительное.
Я оглянулась – на мне как раз было ослепительно белое платье.
- Анна Михайловна я, - сказала она мне напоследок, - Щербацкая, пожалуйста, запомни обо мне, дочка...
Она как-то печально улыбнулась.
Белобрысый дернулся.
- ...И вы имели сестру Людмилу... - неожиданно сказал он ей мрачно, выпрямляясь.
Она удивленно посмотрела на него.
- Да... - тихо сказала она.
Я удивленно посмотрела на белобрысого, на его мрачное лицо, и удивилась – она этого не говорила. Он до этого совершенно не заглядывал в документы.
- И вы потеряли ее во время войны... - сказал белобрысый.
- Да... - недоуменно еще тише проговорила она.
- И вы потеряли ее во время бомбежки под Калиновкой, когда в село ворвались немцы, и вашу бричку взбесившиеся лошади унесли в сторону из-за близкого взрыва?
- Да... – она еле выговорила это, замерев.
- И вы понеслись по улице Сталина оглушенная, а все оставшиеся погибли в грохоте обрушившегося дома, а вы оказались в тылу, не в силах уже ничего проверить?
- Да... - прошептала старушка, неожиданно почему-то обернувшись совсем не к белобрысому, а ко мне. И вцепившись именно в меня руками, отчаянно, дико, в меня, страшно всматриваясь в меня широко раскрытыми глазами. – О Боже... Почему я не увидела сразу?!?
Она почему-то глядела на меня, и все пыталась разглядеть, будто во мне скрывалось что-то невозможное.
- А почему вы спрашиваете... - еще по инерции как-то механически жалобно пискнула она, словно уже зная ответ. По ее щекам текли уже слезы счастья, точно она выполнила свой долг, хоть я и не понимала, чего она на меня так смотрела.
- Потому что дочь Людмилы, урожденной Щербацкой, моя жена, - жестко закончил белобрысый.
Старушка ойкнула и потеряла сознание.


Глава 39.


Я ничего не понимала, и пожала плечами, сжимая в руках глупую коробку. Выкинуть ее я постеснялась, да и, по словам ювелира, именно коробка и была ценная и настоящая из всего – ибо из рассказа я поняла, что он предложил купить старую коробку, единственную из всех ценностей.
Белобрысый сам донес старушку до машины, а я забрала у опешившего управляющего ключи, записав адрес этих квартир. И тяжело вздохнула.
- Может ее в больницу положить? – подобострастно и испуганно спросил менеджер, напуганный происшедшим с клиенткой. – А мы пока вам квартиры обмеблируем, к тому времени, когда она вернется, там уже мебель будет?
Я неохотно согласилась. Сказав только, чтоб эта мебель была белая, но очень легко мылась и не собирала много пыли и грязи, а так пусть будет любая недорогая для начала, чтоб квартира не стояла голой, а там Анна Михайловна сама купит себе по вкусу или по проекту любимого дизайнера...
Он оживился и мигом достал из-под мышки папку с фотографиями, которую, оказывается, предусмотрительно захватил. По-моему, он взял ее заранее. Я подозревала, что он только и думал, как ее всучить, и теперь показывал мне недорогую белую кожаную мебель с золотом, белое пианино "Стейнберг", стенки и кухни из белого дерева с золотом... Чтобы он отстал, ибо оставаться здесь было нельзя, я ткнула пальцем куда попало и выложила еще совсем не маленькую сумму ему прямо в руки с перекрытием, дав ему еще несколько тысяч долларов...
- Все будет сделано еще сегодня! – помахал он мне рукой, устремившись обратно в контору, чтобы все быстро сделать "окэй".
Я же села в "линкольн" к белобрысому, чтобы прояснить некоторые не понравившиеся мне моменты.
Раскольников ли он?
Но, на счастье, старушку телохранители посадили в проезжавшую скорую помощь платной клиники, и бабушка была отправлена в реанимацию. Естественно, с большим гонораром врачу, платой за клинику, и ласковым убеждением белобрысого, что если хоть что-то из денег или документов бабушки пропадет или попадет в иные, чем ее руки, особенно в руки ее внука Юры, то пропадет клиника. Деньги, документы тут же положили в сейф в скорой, ибо это была скорая для богатых, и такие сумы были не редкость. Белобрысому тут же дали расписку, и с бабушкой отправили корреспондента.
Тот, ясное дело, не особо протестовал.
Не успели этого отправить, как из салона вышли Оля и Саня, сверкая бриллиантами. Кавалеры обеспечивали их выход, будто защищали авторитета. Так же профессионально осмотрев улицу и лестницу. Если украситься стекляшками, как рождественская елка, то, естественно, плохо кавалеру станет, ибо любая шпана может напасть. Тут хуже авторитета таких дур охранять надо, ибо сейф с долларами хоть сам не ходит.
- Где вас черти носили? – вполне справедливо выдавила я, когда Оля элегантно впорхнула в машину, а Саня, наоборот, тяжело бухнулась рядом.
- Это было чудесно! – заявила Оля.
- Хорошо, - согласилась с ней Саня.
- Это было ужасно! – сказал их кавалер, вытирая пот, оказываясь рядом. – Баловаться с цацками и тратить такие гигантские суммы, это все, что я желал в такой момент, когда каждая минута может стать гибелью... Нет, это слишком. Честно говоря, мне хотелось придушить Олю, когда она с редким удовольствием примерила каждое драгоценное колье и каждый набор...
Машины тут же тронулись и мы немного отъехали к дороге, ожидая, когда проезд немного освободиться и можно будет влиться в поток.
Бойцы быстро надевали золотые чудовищные цепи и бриллиантовые запонки, перстни и всякую муру под командованием Оли. И окончательно принимали вид заматеревших чудовищ. Я даже поежилась.
Саня попыталась надеть на меня принесенный комплект драгоценностей, но я вдруг отодвинулась, так, чтоб она меня не достала.
- Нет, - неожиданно резко сказала я, отклоняясь от ее руки. – Я одену эти... - я показала рукой на зажатый в руке большой, старый, похожий на готовальню футляр и упрямо сжала губы.
- Но это же фальшивки... - рассержено возмутился белобрысый.
- Я надену эти! – я вдруг уперлась и приподнялась, заявив это абсолютно однозначно и жестко.
- Ты подведешь всех нас своими явными подделками... - попробовал убеждать кто-то.
Но я уперлась, и упрямо крепко сжала зубы, крепко, как драгоценность, прижав к себе футляр с фальшивыми драгоценностями. Я отстранено и строго смотрела в окно, мрачно уставившись на что-то.
- Ну и пусть! – уперто сказала я, будто шла на смерть и эти вещи мне были так дороги. – Я так хочу.
Белобрысый рассердился.
- Что там такое? – недоуменно спросила Саня, поглядев на футляр.
- Там фальшивые драгоценности, за которые она выложила сто тысяч долларов... - просветил ее тот телохранитель "авторитета", который слышал историю. – Ей в благодарность подарила их старушка, которой она купила квартиру...
- Дай я посмотрю! – резко сказала Саня, протягивая руку к футляру.
Я неохотно отдала ей футляр. Да и то потому, что кроме нее не было никого, кто мог бы помочь их грамотно одеть.
Саня взяла в руку драгоценность, лежащую сверху в коробке, в которой аккуратно искрились красными бликами чудеснейшие вещи.
- Немедленно отдай! – рассердилась она, рассмотрев драгоценность. – Тебя надули.
- Но это же стекло! – воскликнула, взяв из ее рук вещь, Оля.
Я лишь хмуро поглядела на них.
- Это подарок человека, и я хочу его одеть, ибо он красив... - медленно и упрямо сказала я, решившись на что-то.
Коробка, причина всех бед, лежала передо мной, поражая своей изысканностью, красотой и продуманностью. Мои драгоценности горели в них прекрасным красным цветом гранатов, разложенные аккуратно в специальные ямочки. Тут было не только красное ожерелье, красные серьги, красные, с крупными камнями браслеты, заколки, но и тысячи других прекрасных и переливающихся как кровь штук. Вещи были дивной красы и изысканности.
Один из бойцов вертел их в руках с каким-то очень странным видом, как-то непонятно странно поглядывая в мою сторону.
- Ну и ладно, - примирительно вздохнула Саня, поглядев на мое хмурое упертое лицо ребенка, сжатые в щелочку губы и серьезные вытянутые скулы. – Хорошо хоть красивое... Давай помогу одеть... - ворчливо сказала она.
Я послушно подставила шею, потому не умела и не знала, как это все надевать, и глазами взмолилась Сане помочь.
- Прямо дети, право, - проворчал генерал незлобно.
Но тут Саня, надевавшая на меня третью деталь огромного рубинового туалета, дернулась.
- Стой! Что же это?! – резко сказала она, побледнев, и резко поднесла к глазам четвертую деталь убора, близко рассматривая и кусая губы, потом выхватила лупу из нагрудного кармана, очевидно, купленную в ювелирном магазине, потом стала хватать другие драгоценности, закусив губы. – Но этого не может быть!
- Вы все ошиблись, Саня, - лениво сказал, наконец, вертевший брошь боец, со странной усмешкой глядя на меня с пылающей кровью громадной брошью в руках. Которую словно случайно вертел до этого вместе с другими цацками из глубины коробки со странным отрешенным видом.
Саня дернулась снова к первым драгоценностям. А боец хладнокровно добавил, поглядев на драгоценность на ладони, подбрасывая другую:
- ...это – настоящие!
Он усмехался и смотрел на меня.
Все замерли.
- Но я не могла ошибиться! – взвыла Саня, хватая первые драгоценности с меня. А потом замерла.
- Ничего не понимаю... - растеряно сказала она, откладывая их в сторону. – Эти – фальшивые, латунь... А здесь...
Саня дергалась туда, сюда.
Я раскрыла футляр, который был многоярусным, ибо множество деталей убора не помещались на одной плоскости. И увидела под закрывающимися на защелку крылышками точно такие же вещички, какие она назвала фальшивыми, и которые были сверху, прямо копии их.
Саня выхватила их у меня из рук. Посмотрела, потом оглядела всех, и усмехнулась. И стала одевать мне то, что выхватила из рук, вместо первых.
- Гениально... - сказал кто-то. – Это как же придумано! Если кто не знает, попадется обязательно. Три фальшивки вверху!
- Вор возьмет фальшивые сверху, дурак подумает, что все фальшивые внизу, незнающий уверится, что фальшивые и отстанет... - процедил белобрысый. – Только знающий возьмет тяжелый чудовищный футляр с пустышками.
Они все смотрели на меня в упор, и бойцы пристально разглядывали меня, будто я какое-то неизвестное чудовище.
Я недоуменно оглядывалась.
- Меня смутило это громадное театральное ожерелье! – кусая губы, смущенно сказала Саня, со злостью отодвигая его и не смотря на всех. – Оно так брошено тут в кучу, что вместе с тремя фальшивыми драгоценностями в этих бросающихся в глаза выступах создает впечатление, что это фальшивки! Ибо таких больших камней никогда не было на свете, и каждому это ясно.
Я поспешно прижала это громадное ожерелье к груди. Не знаю почему, но оно, наоборот, мне понравилось. Грубоватой работы, оно было странное – тусклый металл, громадный пошершавевший кристалл размером с мой кулак в центре, будто очень старое непрозрачное от непогоды стекло, слегка шершавое, точно оно лежало долго где-то на ветру годами; круглые и такие же не гладкие матовые громадные камни размером с куриное яйцо вокруг основного громадного кристалла с кулак, тусклый металл, не похожий на золото, ибо золото не тускнеет... Мне чудилась сила... Боясь, что его у меня отнимут и выкинут, я быстро одела его на шею. Мне понравилась почему-то буква Е и цифра II, из металла, единственный изыск на ожерелье. В противовес грубоватой силе, с которой оно было сделано и тусклым старым матовым камням, буква выглядела так по-женски, что я захотела одеть его на себя. В нем было что-то близкое душе. К тому же, искаженные временем поверхности поддельных камней, будто стекло в море, выглядели вполне прилично под древность.
Я с силой сжала его рукой, чтоб не сняли.
Саня нахмурилась.
- Оставь! – сказал белобрысый, как-то странно смотря на меня и на ожерелье. – По крайней мере, они хоть примут благодаря нему весь набор за подделку, и не будут так обращать внимания на то, сколько на ней надето, раз ей захотелось надеть весь набор. Оно ей идет!
- Единственное, что меня примиряет с тем, как она их получила, это то, что это гранаты – полудрагоценный и совсем не модный камень, - сказала непонятно кому Саня, прикалывая к платью очередную непонятную деталь. – Поэтому гранаты стоят сравнительно недорого, и, возможно, если считать по цене материала, она еще и переплатила...
Кто-то хмыкнул совершенно неверяще, и ехидно ухмыльнулся.
- Правда, настолько дерзкой и изысканно поражающей работы я еще никогда не видела, особенно на белом фоне, у меня аж руки дрожат... - продолжила Саня, застегивая на мне очередную деталь. – Если б не было этого рисунка эмалью на внутренней стороне крышки, что куда на платье прикреплять, ни за что не догадалась бы...
Все хмыкнули, рассматривая меня и рисунок, на который поглядывала Саня. Они вместе с Олей в четыре руки сейчас споро одевали на меня чудовищной красоты облачение, а я молча смотрела перед собой, будто девчонка на выданье, ни на что не реагируя.
Оля завистливо качала головой, уставившись на меня, хоть сама была увешана большими драгоценностями, как елка.
– Надо потом на экспертизу дать и тщательно обследовать футляр и весь набор... - тихо сказала Саня. – Не нравится мне этот старый футляр, почему на нем надпись Татьяна и корона?
Все ухмыльнулись.
- Понятно почему!
- Вечно тебе самое лучшее, Queen... - завистливо проговорила Оля, быстро прикалывая мне очередную брошь и сравнивая их с рисунком, и откидываясь, чтобы сравнить их на мне.
- Для полного счастья не хватало только, чтоб ты мне завидовала, - наконец, ухмыльнувшись, выговорила я.
- Значит, ты очень счастлива... - со вздохом проговорила Оля, беря очередную деталь и чуть отклоняясь, чтоб рассмотреть меня.
Я же меланхолично смотрела в окно медленно пробиравшейся в пробке машины, не отвечая. Грузовики с солдатами заслоняли нас с обеих сторон и двигались мы преимущественно небольшими рывками по несколько метров. Солдатам в кузовах, видимо, это тоже не нравилось.
Оля с Саней прикалывали и одевали бесчисленное количество непонятных деталей на платье.
- Тут, смотри, фантастический рисунок получается... - сказала с восторгом Саня.
Я повернула голову, и посмотрела на коробку. Но вместо рисунка на крышке увидела, что угол коробки слегка отстает.
Я протянула руку и потянула за уголок. И вытянула из под неплотной замши несколько старых-престарых пожелтевших писем.
- Сиди! – оборвала меня Оля. – Не мешай!
Она попыталась отобрать у меня письма, но я уже читала.
- Любимая Таня... - медленно прочитала я, с трудом рассматривая в полумраке салона выцветшие слова. – Только и думал, что о твоих словах... Ты пишешь, что о нашей тайной помолвке нельзя никому говорить, иначе это подвергнет меня опасности и меня тоже посадят под арест, и я не смогу сохранить себя, не смогу помочь вам... - дальше шли неразборчивые строки. - Милая, милая, милая, верю, что этот кошмар пройдет без следа...
Я подняла голову, ибо Саня дернула меня.
- Странные какие-то буквы... - сказала я.
- Да оно написано в старой орфографии! - вырвав у меня из руки ветхую бумажку одной рукой, сказала Саня. – Нечестно читать старые письма, подписанные каким-то графом Евгением... "твоим милым Женечкой"... Дай мне, я изучу их, мне надо точно определить происхождение драгоценностей... Ее ведь расстреляли девушкой, я должна выяснить, откуда вы взялись... – она пронзительно посмотрела мне в лицо, - ...Танечка!
Я выпустила письма из ладони, пожав плечами и ничего не поняв. Она так зло взглянула мне в лицо, что я не стала с ней сориться и выдирать их, ведь все были и так напряжены до невозможности. Машина медленно двигалась в пробке, и, безоружные, мы все были как на иголках. Не удивительно, что Саня несет бред и заговаривается, мне и самой было немного неприятно смотреть на солдат наверху. От нечего делать они сверху разглядывали наши машины, а сквозь щели было видно, как дважды мимо промчались по тротуарам мотоциклисты...
К тому же я не могла читать, потому что это мешало Оле и Сане прикалывать рубиновые драгоценности узором.
Пока мне надевали безделушки, я краем уха слушала разговор белобрысого с кем-то из начальства. Он вел его, забившись в противоположный угол, и думая, что я не слышу. Но я была не настолько занята одеванием. Одеванием были заняты Саня и Оля. Я же с неподвижным лицом смотрела в окно, давая им себя одеть, как куклу.
- Это ты? – мрачно спросил белобрысый.
- Поздравляю!!! – завопил голос в телефоне, в реве которого угадывалось рычание того его начальника, который матерился. – Гениально!
Сейчас его начальник хохотал и стучал кулаком по столу, и это было слышно. Я мрачно поглядела искоса на вопящую трубку в руке у белобрысого.
- Конгениально! – орал он сквозь смех и слезы. – Какой спектакль! "Чистая случайность"! Эта ваша последняя дошедшая фраза "Не вижу никакого белого "кадди"!" стала классикой за десять секунд. Я слышал в управлении ее уже минимум четыре раза уже как пословицу... Все ржут... Успокойтесь, перехватчики сбиты, штурмовик ушел. Какая-то дрянь сделала гражданский самолет почти невидимым на экранах, как "Стеллс".
Белобрысый неохотно улыбнулся краешком губ, сохраняя, впрочем, очень мрачный вид. И не ответил ему радостной шуткой.
- Василий, - тихо сказал он с горечью. – Мы с тобой уже двадцать лет работаем, как ты мог...
- Ты об этом "жигуле" утром и о том, кто в нем был, за которым ты охотился?! Успокойся, я сам не знал тогда... - перебил его генерал. – Я кинул тебя на поиски террористки, кстати, пора тебе ей заняться...
- ...как ты мог не сказать мне, - упрямо и тяжело дыша, тихо продолжил белобрысый, - что у меня... - он запнулся с болью и решился. Я наклонилась к нему, но не расслышала, что он сказал, ибо, скорей всего, он произнес эти слова на арабском языке.
- Да ты с ума сошел!!! – завопил генерал не в шутку. – Нет у тебя никаких...
Я не расслышала, ибо он снова сказал то же арабское слово.
- Если б с ума... - печально сказал белобрысый.
- Я посмотрю твое дело! – резко и зло бросил генерал.
- Ищешь, нет ли у меня наследственной шизофрении... - как-то неловко улыбнулся белобрысый.
- Если я ее не найду, она у тебя появится в деле... – хмуро пообещал генерал.
Я молчала. Ничего не понятно. Пусть спорят. Заявление о том, что кому-то следует заняться террористкой, мне почему-то не понравилось. Я помнила, как меня почему-то спутали с террористкой.
Саня тоже насторожилась с драгоценной приколкой в руках.
- Ха! – услышала я недоуменный и удивленный голос генерала. – На твоем личном деле стоит высший гриф секретности, к которому у меня нет допуска... - он вдруг озлобился. – У меня НЕТ?!? В моем собственном отделе!?! Это у меня нет!?!
Я перестала слушать, ибо это сопровождалось такими интересными словами как предлогами через одно слово, что я заалела и закрыла щеки, отворачиваясь.
Белобрысый быстро приглушил громкость.
- С ума сошел, тут невинные девушки!
- Обожди, - хмуро буркнул ему генерал, так что даже я со своим слухом еле услышала, - они думают, что это сойдет им даром... Я сейчас обойду этот гриф и получу документы, мы недавно раздобыли пропуск к этому допуску у конкурирующей службы... Этот кто-то, кто думает, что начальник секретной службы разведки не может получить доступ к личному делу своего подчиненного, то он здорово поплатится...
- Ты что, его никогда не видел?
- Признаться, не смотрел... - невпопад ответил ему генерал, как я поняла, больше занятый мыслями о том, что ему что-то недоступно, чем самим смыслом дела. – Я знаю тебя с детства...
Он замолчал.
- Ну вот, дали файл...
Потом в трубке послышался какой-то странный звук, который услышали и вздрогнули все.
- Ах!!!
Я обернулась на белобрысого. Да и все обернулись. Все слышали этот изумленный вздох в трубке. Вздох чудовищного шока.
- Клянусь, я этого не видел!!! – проорал зачем-то белобрысому генерал. Хотя он стоял недалеко от трубки.
Я посмотрела на белобрысого, плохо понимая, что там, в папке, может быть. Может, белобрысый шизофреник? Или душитель? Что может так заставить удивиться начальника? Я недоумевала. Да и все обернулись на него, так генерал кричал, веселился и возмущался в трубке.
- Немедленно сюда! – заорал он. – Ты не представляешь, что тут написано!!!
- Почему же, представляю... – печально проговорил тот, думая о своем.
- Да нет, не представляешь даже сотой части... Ты даже представить не смог бы... - оборвал генерал. – Подумать только, а мы разрабатывали подходы! Сворачивай все, бросай погоню за террористкой, нам надо разработать операцию... Жена знает?
Все в машине почему-то молчали, склонив головы...


Глава 40.


Белобрысый молчал.
- Как ты себе это представляешь, отсюда нам выбраться? – наконец, спросил он телефон, глядя на далекие вертолеты. – Пришлешь вертолет? Вон, кстати, летят...
- Да, ракетой было бы проще и ближе, - равнодушно невпопад сказала в пространство Саня, ведь не хорошо вмешиваться в чужой разговор и показывать, что ты подслушиваешь, поправляя на мне платья, но делая это как-то уж очень механически. – А они почему-то сами к нам на огонек летят.
Ее мысль дошла.
Я вспомнила мигающую лампочку на экране нашего бывшего вертолета и похолодела.
Очевидно, эта классная мысль пришла в голову не только мне. Белобрысый сам мгновенно выключил телефон, а его заместитель покрутил пальцем у виска и стер со лба холодный пот.
Все побелели, ожидая в пробке ракеты.
Я же заметила, что мы как раз приблизились в пробке к ресторану, хотя он был всего в трех сотнях метрах от ювелирного.
Мне также показалось, что солдаты в машинах прямо над нами заинтересовались нашими машинами.
- Выезжай и поворачивай к ресторану... - выплюнула я водителю "линкольна" приказание в переговорное устройство. Я среагировала сразу же. И сама же резко, перегнувшись, дернула руль влево, когда генерал с перепугу надавил на газ. Так, что машина резко вошла в образовавшийся на мгновение просвет между машинами с краю, что заслоняли выезд.
Машина дернулась, но путь все же заградила машина, едущая по обочине.
– Живо посигналь, чтоб пропустили! – выругалась я, мрачно глядя на машину с краю потока, мешающую выехать нам. И видя, что он мнется, рявкнула. – Сильнее, болван, пусть пропустят!!!
Я сама ударила по клаксону, мгновенно перегнувшись в окошечко, изо всей силы жав на гудок, а боец рядом открыл окно и высказал водителю грузовика все, что он думает о таких болванах, что мешают проехать.
Машины действительно разъехались, пропуская две наши машины к ресторану. Еще до того, как подлетели вертолеты и могли нас видеть, ибо мы скрылись во дворе стоянки и смешались с роскошными машинами, стоявшими там.
Военные машины в пробке тут же замкнули поток, проехав на наше место, спеша проехать хоть таким мизерным шагом.
А мы подъехали к входу в ресторан, что оказался в глубине проезда очень далеко от военных машин. Которые сейчас стояли плотной стеной, будто там за мгновение не было нас.
Вертолеты прошли почти прямо над ними.
Гул потряс уши.
Вряд ли это был только один ромб. Кажется, стервятники слетелись на падаль со всей округи и устроили чертово колесо. То есть машины заходили на круг и снова зачем-то летели низко по второму разу вдоль дороги. Все тряслось от грохота их пропеллеров.
Они все шли и шли, точно это было тридцать ромбов, так они шумели и стучали из-за того, что пролетали так низко. Я злилась – что они тут делают? Уровень шума стоял такой, что стекла в закрытой машине дрожали, а сама она подпрыгивала и тряслась. Мы с Олей сжались от этого шума в комочки и прижались друг к другу, зажав уши руками.
Только когда они пролетели, я приподнялась.
- Черт, они так шумят! – в сердцах сказала я.
- Это еще похуже того реактивного самолета... - простонала Оля. – Они так шумели, когда пролетели!
- Слава Богу, все обошлось! – излишне патетично воскликнула я. – Они пролетели мимо, видно просто наблюдали...
- Ничего себе обошлось! - мрачно сказал белобрысый, силой поворачивая меня за плечи к дороге.
Я глянула и ахнула. Весь участок квартала, где мы стояли, от перекрестка до перекрестка, являл собой груду металлолома. То, что я считала гулом от низко идущих вертолетов, было взрывами и очередями. Вернее, чудовищный гул лопастей маскировал для меня эти взрывы. А может и не взрывы – машины на дороге представляли собой сплошную огненную реку. Все словно было залито огнем.
- Напалм... - выдохнула Саня.
- Мама миа... - пробормотал кто-то. – С каких это пор на вертолеты ставят огнеметы вместе с пулеметами?
- С тех пор, как есть вертолеты, приспособленные для битвы в своих собственных городах. Взрывы могут разрушить близлежащие дома, а огнеметы – все гораздо проще, а машина не спасется, - мрачно сказал зам белобрысого. – Тем более, что это были открытые машины с солдатами...
- Там никто не спасся, учитывая, что все машины еще и прострочили, разбив ракетами большинство машин... - сказал белобрысый. Да только вертолеты специально так шли, чтоб абсолютно никто не удрал, – он показал на пылающие людские холмики по бокам дороги. – Эти широкие полосы по бокам стали ловушкой...
- Государство заботится о людях... - ошарашено повторила я, осматривая картину и пятясь. – Дома почти не пострадали... Оно о нас тоже будет заботиться!?! – со мной чуть не случилась нехорошая истерика. Обгоревшие кучки костей вдоль асфальта выглядели особенно рвотно. Огненная река все еще горела. Меня тошнило.
- Гм... - сказал кто-то.
- А теперь живо! – жестко сказала всем я. – Район, скорее всего, оцеплен. Выхода нет. И тут скоро тоже будут искать. Нам ничего не остается, как идти в лучший ресторан и хорошо пообедать!
Гул вертолетов обманул не только меня. А взрывалось сегодня не раз. Потому, когда мы вошли в ресторан, там никто еще ничего не понял и даже не заподозрил. Из углубления, где был сам ресторан, пока ничего не было видно, а громкий рев музыки и хорошая звукоизолированность подвала избавили клиентов от неприятных потрясений. Там играла музыка, бегали официанты, некоторые пары даже танцевали, пел знаменитый певец.
Ресторан был в самом центре города и даже в такое время бурлил жизнью.
Правда, людей было не так много, и официант провел нас к свободному столику у эстрады. По его виду я сразу поняла, что он и не вспомнит, когда мы пришли, такой он был замотанный.
Странно, но у меня было такое впечатление, что нас ждали, и никто не удивился нашему приходу. Мы были одними из многих. И только когда я увидела многих мужчин и женщин, украшенных драгоценностями, как елки, я поняла, что нас приняли просто за одних из них. Никто не удивился даже чемоданчику в руках кавалера. Похоже, кроме обычных посетителей тут собрались обсудить вопросы владельцы магазинов.
Я уловила на себе чей-то пристальный взгляд. Пожав плечами, я обернулась – сцену огибал лентой лозунг: "Наши ювелиры самые лучшие". У самой трибуны сидел седой как лунь древний старик, по сравнению с которым ту сухонькую старушку можно было принять за молодую девушку. Он был весь как высохшая пергаментная мумия. И он упорно смотрел на мой кровавый гранатовый набор, выглядевший в неровном свете на белом как капли сияющей крови. Зрелище, как я могла посмотреть на себя в зеркало, действительно было потрясающим.
Я помотала головой, чтобы отогнать наваждение, что я могла заинтересовать старика, который, наверно, знал еще царя. Он был похож на аристократа. Зато остальные не обратили на нас особого внимания. Авторитет с прекрасной девочкой не вызвал ни у кого особого интереса. Странно, но заинтересованные их взгляды скорей относились ко мне, чем к Оле. Странные какие-то мужчины. Более того, они смотрели скорей на драгоценности, чем на меня.
Ужасно, извращенцы.
Я посмотрела вокруг и поразилась богатству, окружавшему меня. Я поняла, что мой чемодан ждет еще одно потрясение. Взглянув на мою компанию в порядочное количество человек и на свой чемодан, в который я даже боялась заглядывать после посещения двух магазинов, чтобы напрасно не расстраиваться, я пришла в ужас. Моя компания явно собиралась гульнуть так, чтоб страна помнила, раз уж попали в такую ситуацию. Сидя с меню, они явно выбирали наугад самые дорогие.
- Больше пятидесяти тысяч не дам... - прошипела я, в отчаянии на ощупь залазя рукой в полузакрытый чемодан, чтоб только не увидеть, сколько осталось от моего миллиона.
Как ни странно, Саня понимающе кивнула.
В это время к нам, наконец, кинулся запыхавшийся управляющий, сам захотевший обслужить явно опасных гостей. Но Саня осторожно задержала его, не допустив до белобрысого, точнее лысого авторитета, расположившегося в центре стола как царь со своей свитой Олей. Я глянула на Саню и немного обалдела – сейчас это была чудовищно властная, жесткая, чуть пожилая женщина, настоящая герцогиня со сталью внутри, пытающаяся быть доброй. Я была по сравнению с ней маленькой девочкой, что он наверняка принял меня за дочку.
- Наши мужчины настоящие герои, - ласково сказала она. – Нет ничего страшнее наших мужчин... Они богаты и щедры... Они бесподобные мачо и не думают о счетах... Они пришли гульнуть так, чтоб страна ахнула... - Саня ласково положила свою руку на его. – Но больше десяти тысяч долларов ты от меня не получишь, - жестко и резко закончила она совсем неожиданно.
Саня незаметно от мужчин передала ему пачку долларов, сунув ему ее в руку. Сказав это так спокойно и твердо, что даже я вздрогнула и потупилась, настолько это было естественно властно. Она произнесла слова так, что даже мне было ясно, что управляющий и подумать не мог превысить этот лимит. Он подобострастно поклонился, понимающе незаметно сунув пачку в карман.
- И если ты надумаешь превысить этот лимит какими-то штуками, то это будет подарком мальчикам от тебя... - она сказала это так властно, будто королева, что в этом нельзя было сомневаться. - И еще, – она твердо, но ласково остановила его. – Если кто начнет свободно приставать к нашим девочкам, а мальчикам захочется показать, какие они крутые, платить за мебель я не буду... И сомневаюсь, что они это будут делать...
Она отпустила его и нежно улыбнулась. Тот угодливо и почтительно закланялся, а потом кинулся принимать заказы нашей разошедшейся компании.
И начался такой пир горой, что небеса ахнули.
Мы уплетали самые изысканные деликатесы и дичь, ели икру ложками и что-то горящее в огне, баранов, запеченных целиком и акулу в каком-то соусе, хохотали, пили лучшее вино, а потом я потребовала тортов, как в детстве. Впрочем, вместо вина я пила свой любимый сок, ибо "детям" категорически все запретили даже пригублять вино. Как когда-то в детстве, я потягивала сок из трубочки, кося глаза по сторонам, и разбиралась с лучшими пирожными и тортами. Певец пел перед нашим столом, а официанты бегали, как угорелые.
Кое-кто заглядывал внутрь, но на нас даже не обращал внимания, осматривая в основном тихие углы.
Тот древний седой сухонький и какой-то прямой, как военный, старик упрямо смотрел на меня. Вернее на мои драгоценности. Как уставился, так и не прекращал. Он даже беседовать перестал со своим собеседником – только молчал и смотрел. И что-то изредка отрывисто отвечал своему собеседнику. Он так тоскливо смотрел на эти чертовы гранаты, будто в них был смысл его жизни, и любовь, и ушедшая жизнь...
Мне было нехорошо от его взгляда, и я дважды смущенно оглядывалась и застенчиво съеживалась, стараясь стать меньше.
- Ты имеешь успех! – поощрительно сказала Оля, уплетая пирожное и смотря на зал. – С тебя не сводят глаз!
Я ответила шуткой, хоть мне хотелось зареветь от такого внимания. Вечно мне не везет! Вообще Оля вела себя слишком вольно. По ее приказу принесли чемоданы, и теперь она со счастливым лицом все время бегала за занавеску и меняла наряды один за одним из своей коллекции, демонстрируя, как они сидят. Мужчины с восторгом встречали каждое ее появление.
Оля вдруг усмехнулась и поглядела мне за спину. Я оглянулась – старик медленно поднялся, видимо на что-то решившись, и со своим спутником двинулся ко мне.
- Старик – какой-то аристократ, я не помню, - тихо сказала мне Саня, незаметно наклонившись к моему уху. Она сказала так, чтоб они не услышали, будто случайно потянулась за пирожным. – А вот спутника я, к сожалению, знаю. Это главный в этом сборище ювелиров, он гениальный мастер и к тому же владелец не только сети ювелирных магазинов, но и занимается переправкой зарубеж старинного ювелирного антиквариата. Он меня учил, но, по счастью, не знает моей профессии...
- Брить и садить?! – одними губами, так, чтоб это не было видно, спросила я, широко улыбаясь своей компании.
Старик упорно медленно пробирался между столами, слегка задыхаясь. На него стали оглядываться.
- Успокойтесь, Евгений Иванович... - пытался удержать старика его спутник.
- Если он сделает тебе гнусное предложение, - мрачно и зло зыркнул на него боец, что сидел рядом со мной и опекал меня, - он пролетит на свое место одним шагом и на одном дыхании, не касаясь ни стола, ни пола! – выплюнул он.
- Не злись Викинг!
- Ненавижу тех богатеньких буратино, кто думает, что ему все позволено! – проскрипел тот, словно собирался защищать меня.
- Успокойся... Она одета так, что чтоб сделать ей гнусное предложение, ему надо иметь все русские банки, а не счета, - буркнул белобрысый. – Скорей он хочет поухаживать!
Я чуть не съела их. Во всяком случае, подавилась пирожным.
Они с старцем подошли и в упор меня рассматривали. Тонкие линии лица старца исказились. Я заметила, что он совершенно не смотрит в мое лицо, даже раз не глянул, и что он с моноклем, и он близорук.
Но когда он увидел вблизи набор, то побелел, задыхаясь, словно умирал от горя и того, что увидел. Так что все обратили на него внимание. Люди оборачивались со всего ресторана. И немудрено – цвет лица его менялся так быстро, словно по нему бежали волны.
Он потянулся руками к моей груди к брошке.
Я резко дала ему по рукам.
- Что вы себе позволяете! – прошипела я.
- Извините, можно нам посмотреть драгоценности, я ювелир, так любопытно? – вежливо и элегантно спросил его спутник, пока старик рукой вцепился в гранатовое колье и держал его, будто цепь с меняющимся лицом.
Все уставились на нас. Да и действительно, было на что посмотреть – лицо было белым, красным, пепельно-серым...
А когда он неслушающимися пальцами подтянул к себе деталь украшения на груди, на которой было написано – Татьяна – и про которую Саня сказала, что это новодел, с ним случилось что-то не то.
Он словно хотел крикнуть изо всех сил, и не мог!
На то, что происходило здесь, обратили внимание уже все, хоть это еще было негромко.
И тогда он хрипло тихо закричал. Закричал тихо, интеллигентно, отчаянно, грубо, безнадежно...
- Большевичка! Воровка! Убийца!!! – не своим голосом хрипло и еле слышно закричал еле-еле древний старик. Ему было тяжело кричать, он еле это делал. Он кричал и плакал.
На нас все обернулись. Уже и никто не делал вид, что ест.
– Она убила Великую Княжну в восемнадцатом году! – то ли кричал, то ли безнадежно неслышно отчаянно выл он, и стучал по столу и по мне кулачками. – Арестуйте их, арестуйте их всех и расстреляйте! Вы что не видите, что это убийцы царской семьи, хватайте их, их надо судить и расстрелять, они впервые выдали себя! Хватайте убийц Царской семьи!!!
Он кричал как подбитая птица – страшно и жалко.
Если вы думаете, что это было всем смешно, вы ошибаетесь. Мне было вовсе не смешно. Теперь никто даже не притворялся, что не смотрит на то, как горят безумными кроваво-пламенными языками рубиновые мои украшения.
- Успокойтесь дедушка! – его кто-то обнял и оттащил от нас. – Восемнадцатый год давно кончился!
- Я сам видел этот набор на ней! – кричал сквозь слезы старик, вырываясь. - Это набор Татьяны! Это ее набор! Они убили ее и украли его... Она... она... она... одевала его... – он захлебнулся и заревел. - Арестуйте их, они убийцы!
- Не надо... - оттаскивали старика от меня.
Но он уже ничего не слушал. Он что-то бормотал и выплескивал:
- Это уже было после отречения... Она не надевала этот набор после семнадцатого... Все рушилось... Казалось, весь мир отвернулся от нас, от знати, от них... Я был наследником великого рода... Но все рушилось, и уже ничего не было... А мы были так юны и молоды... И тогда я подарил ей самое дорогое, что оставалось в семье – ожерелье Екатерины II, передававшееся как святыню от наследника к наследнику... Оно одно стоило больше всех наших поместий... Мне говорили сохранить его в эти трудные времена, когда все потеряно, когда горели наши усадьбы, ибо ему не было цены, и я не должен был отдать средства рода... Но я любил Великую Княжну... Я был юн... Никто не мог оставить меня, хоть бы я отдал ей все, что у меня было, и это так и было... И никто не мог узнать, что она подарит мне свое сердце... Никто не знал о нас... и она ответила мне в этом аду, в этом крушении всего... Мы любили... Мы обручились в тайне от этих нелюдей, скрываясь от всех и встречаясь тайно... Мы бы с ней объявили открыто, как Ольга Александровна, если б меня не арестовали, а ее не убили...
Бред! – подумала я, когда этот старикан бормотал о переписке, о тайных встречах и тайном браке.
Наши ребята угрожающе поднялись, один перехватил старика за руку, крутанув его вокруг себя, когда тот дернулся, а другой выскользнувшего ювелира. Они были настоящими крутыми, и даже я поежилась. Управляющий бегом полетел к нам, пытаясь остановить бойню.
Но было уже поздно. Скрученный старик поднял голову, когда мой сосед-боец скрутил его, и словно ткнулся в громадное театральное ожерелье, слегка прикрытое платьем, и увидел эту букву Е. Очевидно, близорукий, он не заметил тусклого помутневшего ожерелья под блеском драгоценностей.
- Это оно, оно, наше фамильное семейное сокровище дворян Рязанских... - завизжал он, непонятно как вырвавшись у здоровенного бугая, могущего скрутить быка. – Мне передал его отец. Это наше ожерелье Екатерины. Я подарил любимой его до помолвки, она не могла от него ни избавиться, ни продать! Хватайте ее, они не выкрутятся! Надо сказать правительству, чтобы их судили за убийство СЕМЬИ!
Главный ювелир, почему-то склонившийся рывком надо мной, схватил громаднейший тусклый камень в центре этого колье, и, потянув меня к толстому стеклу рядом, резко проведя камнем по стеклу. Так что я наклонилась за его рукой, будто в ошейнике, боясь порвать свое недорогое, но дорогое мне ожерелье.
Толстое стекло стеклянного столика треснуло, и столик распался надвое точно по линии царапины.
В зале ахнули.
Люди, вернее, ювелиры, приподнялись, чтобы лучше видеть и ничего не пропустить.
- Да оно настоящее! – закричал кто-то там. – Ничего себе, а я то думал, чего она фальшивку одела поверх! Да таких камней вообще не бывает, ГОСПОДИ!
Я залепила пощечину по морде ювелиру еще до того, как он успел царапнуть по другим камням каким-то выхваченным пинцетом.
Принявший пинцет за холодное оружие боец отработанным движением перехватил руку ювелира, и, дав ребром по шее, швырнул его в угол. Если б не стоявший там вышибала, который перехватил важного гостя в воздухе и осторожно поставил не дышавшего главу ювелиров на ноги, то тот бы отравился из угла прямиком к праотцам без пересадки.
- Прекратите! – закричал управляющий, пытаясь навести порядок. Все вскочили, устремились сюда, кричали. – Что произошло?
- На ней надето ожерелье ИМПЕРАТРИЦЫ! – непримиримо выкрикнул старик.
Я дрогнула.
Все обернулись.
- На ней одето по аукционным ценам на сто миллионов долларов! – выкрикнул яростно ювелир, пожирая меня глазами.
Теперь уже все смотрели на меня неотрывно, как я шла к своему столику два шага. Глаза их были широко открыты.
- Будто волны рубинового пламени... - восторженно сказал кто-то. Завороженный такой голос. Учитывая, что мы только что видели действие огнеметов и как красиво горели люди в напалме, можно понять, как согрело это мне душу.
Теперь все неотрывно смотрели на меня.
- Живой огонь... - застонал кто-то. – Будто длинные языки рубинового пламени вырываются из камней... И эти гигантские алмазы! Невиданная вещь!
Теперь уже все действительно глядели только на меня и только на меня.
Я же встала и хладнокровно оглядела их всех. Они все замолчали.
- Займитесь своими делами... - тихо сказала я. Странно, но они быстро заняли свои места и расселись, не раскрывая рта, и положив вытянутые руки на стол, будто нашкодившие школьники перед учительницей даже не смотря на меня. Не донеслось ни единого звука. Я сама не понимала, почему они так мгновенно послушались и сели не только наши бойцы, но и вышибалы, и даже управляющий присел на кончик стула, выпрямив спину и положив ладони на стол.
Я еще раз обвела зал взглядом и спокойно села. Саня одобрительно спокойно улыбалась рядом мне рядом улыбкой матери, что довольна действиями дитяти.


Глава 41.


Официанты забегали буквально на цыпочках, обмахивая нас белыми полотенцами, словно сдувая пылинки.
Все послушно ели, будто нас тут и не было. Я скосила глаза на официантов.
- Тортов! – потребовала я, перестав сдерживаться. Я потыкала пальцами в самые вкусные торты в меню, как я помнила, уже не смущаясь.
Оля хихикала.
- Снимай, - мрачно махнул рукой на мои драгоценности "наш авторитет", Олег Иванович, как звали, оказывается, белобрысого. Он сказал это так, что можно было подумать, что он мой отец-авторитет, прямо гениально сыграл.
Подошедшему же на цыпочках управляющему, который ужасно извинялся, он выдал по полной.
- И это называется спокойный и без скандалов отдых! – рассердился он. Его скорбь в голосе, что ему не дали толком отдохнуть и погулять, была неподдельна. Учитывая то, что нам некуда было идти, ибо на улице нам была смерть. И здесь, если мы привлечем внимание тех, кто на улице, нам была смерть.
- Пойди принеси футляр от них... - сказал он Оле. – Он в машине... И возьми ее запасное платье, на сегодня хватит ей мелькать...
И, обернувшись, послал с Олей бойца.
Я же задержала руку этого бойца. И, когда он склонился ко мне, застенчиво шепнула ему на ухо. Свое, женское. И хихикнула.
Саня склонилась надо мной. Совсем как мама.
- Что ты сказала ему? – тихо спросила она. – Учти, я отвечаю за тебя и не дам тебе вести бесстыдно...
Я покраснела.
А потом, склонившись над ее ухом, стыдливо произнесла, так что управляющий и официанты, все-таки бросающие на нас незаметные испуганные взгляды, понимающе отечески вздохнули.
- Там у них сейф открыт на входе, куда оружие прячут, забирая на время у входящих клиентов, я заметила в зеркало в открытую дверь, когда вставала... - шепотом стыдливо призналась я. – Я попросила бойца, чтоб он достал мне незаметно что-то оттуда с глушителем, пока обыскивающий идиот будет глазеть на Олю... Я хотела, чтоб, вынув из сейфа, он на пути туда спрятал пистолет в женском туалете, на мгновение отстав от Оли и выскочив потом вслед за ней. А я выйду и заберу...
Я шептала все это ей на ухо покаянно, потупив глаза и заливаясь краской. Мне было стыдно, что я назначила ему свидание там.
Саня поджала губы, снова став строгой дамой, выговаривая.
- Ты с ума сошла! – прошипела она.
- Не хочу умирать молодой! – закатив глаза, как мамина дочка, стыдливо призналась я, как мамочке.
Саня не выдержала, и хихикнула.
Но тут снова все пошло наперекосяк. Среди молчавших до сих пор посетителей все громче и громче стал гневный и такой сдавленный от боли голос того возмущенного старца, который говорил в углу все громче и громче.
- Они украли драгоценности Царской Семьи!!! – все подымая голос, выкрикнул старик.
Подбежавший к ним управляющий дернулся.
- В восемнадцатом году, - добавил старик, желая почему-то быть точным. – Украли!!!
Управляющий опять дернулся.
- Кто-нибудь подал заявление о краже? – угодливо спросил подбежавший к управляющему на помощь официант, не слишком разобравшись, о чем речь, и подавая вино.
Несмотря на трагичность ситуации, в зале вспыхнул такой гогот, что официант присел.
- Все равно, это наряд Татьяны, я требую расследования, как ее вещи попали к ним... - затопал ногами старик.
- Миллионов на пять потянет? – цинично спросил голос сзади.
- Гранаты... - равнодушно ответил собеседник. – Они не очень дорогие...
Оглянувшись, я увидела двоих вошедших ювелиров, разглядывавших меня сзади. Двое наших телохранителей, озверев, подымались из кресел к ним с вполне определенными намерениями.
- Если не на аукционе, то гранатовый набор не больше пяти миллионов долларов... А на аукционе, если еще и фанаты царской семьи попадутся... Зато ожерелье Екатерины, если подлинник, то цена ему даже неизвестна... Таких камней в мире даже не видели в открытой продаже, разве что в коронах... Один камешек может на сотню завалить, а у нее их десяток...
- Если оно еще и старинное, то оно бесценно, цену аукционную даже и предположить нельзя... - тихо ответил собеседник. Они рассматривали мой костюм, будто я была кукла. – Скорей никто и вывезти не разрешит, объявят государственным достоянием.
Я обиженно отвернулась.
Наши мальчики озлоблено подошли к ним, но вышибалы успели быстрее и осторожно отвели в сторону мальцов.
Я дернулась.
- Сиди, не высовывайся... - сказала Саня. – И угораздило же тебя одеть этот набор. Одно утешение, что это ювелиры, а здесь сейчас у них встреча, они и не такое видели...
Молодые люди издалека перевели на нее взгляд.
- Тиффани... - равнодушно сказали они оба название магазина драгоценностей, и опять стали усиленно рассматривать меня.
Саня рассердилась.
- Мы обручились тайно, иначе тогда это было невозможно... - горестно рассказывал в середине зала старец. Он делал это очень громко. – А потом, потом... - лицо его застыло, и облик стал маской. Он так и не решился сказать, что было потом. – Это ее вещи... - прошептал он, и я услышала. – Моя Татьяна...
- Она словно в огне! – восхищенно сказал кто-то, исподтишка смотря на меня.
- Это не ее набор! – воскликнул старик.
Я рассердилась и встала. Они собрались кучкой вокруг него.
- Дедушка, - ласково сказала я. Я старалась вести себя, как застенчивая стыдливая дочка Олега Ивановича, местного авторитета. – Успокойтесь, я никого не убивала, мои родственники тоже, ожерелье могло достаться человеку, передавшего его мне как своей наследнице, тысячами честных и благородных путей... Как дар, как плату за услугу, как вещь на память, как плату за спасение, как память за верность, просто быть куплено в тяжелые годы...
Я ласково уговаривала его.
- Оно есть наследство Царской Семьи и должно принадлежать ее наследникам... - упрямо прошептал старик, откидываясь назад в страхе.
Подоспевший управляющий чуть не со слезами уговаривал его успокоиться.
- Если б царским наследникам отдали все, что у них забрали, то им в первую очередь пришлось вернуть Кремль и Россию... - взмолился он. – Успокойтесь дедушка, вот выпейте лучшего вина... Называется "Царская водка"...
Старик поперхнулся. Ювелиры в ужасе попятились.
- Нет, нет, не "водка", - быстро поправился управляющий, - я оговорился! Называется "Царская семья"!
Я не выдержала и хихикнула, хоть это было нехорошо. Но никто не выдержал. Поперхнулись все.
- Это что намек? – мрачно спросил ювелир. Он отставил стакан.
- Они заказали? – подозрительно спросил старик, кивнув головой в нашу сторону. Странно разглядывая вино, будто его назвали "Екатеринбург".
- Нет-нет, это вам за счет заведения... - быстро залепетал официант.
Я быстро села, чтоб дедушка не подумал, что я над ним смеюсь.
А может потому, что в ресторан вошли почти неслышно чьи-то телохранители. Я испуганно сжалась и прислонилась к Сане с полуоткрытым от ужаса ртом, увидев направленные в зал ручные пулеметы. Точно такой конструкции, как мы выкинули из-за стерилизации.
Наверно, мое детское лицо было слишком перекошено страхом, по-детски искажено и вытянуто, с открытым ртом, и я так нелепо и неудачно пыталась спрятаться за маму, отшатываясь от них, что они только усмехнулись, проходя по нам взглядом. Быстро и профессионально они осмотрели все, везде, даже заглянули под столы и, простите, под юбки.
Они быстро обошли все молча.
- Это ограбление? – истерически спросил кто-то.
- Нет, мы охрана... - холодно и неохотно ответил один из обыскивающих под молчание остальных.
– Решено осмотреть зал еще раз перед появлением важного гостя, - заискивающе сказал гостям управляющий. – Это его охрана, и она не доверяет тем, что стоят на улице...
- Вам еще раз семь придется пережить такой формальный осмотр... - наконец разжал губы командир обыскивающих. – Прибывают старшие, никому нельзя покидать здание... - он снова замолк.
И так молчал, пока неслышно не появились из дверей со стороны его люди с оружием в руках, точно призраки. Они кивнули начальнику, не опуская оружие.
Я поежилась, а командир их повернулся. Они оглядели все и все, точно по команде, вышли вместе в боковой вход.
Я облегченно вздохнула, когда рядом со мной опустилась Оля. Ее кавалер, прежде чем сесть, наклонившись, протянул белобрысому коробку из-под драгоценностей и меланхолично тихо сказал:
- Нас не выпустили... Коробку принес официант, лишь ему дали пройти сквозь охрану. И обнюхали каждый миллиметр ее и его... - он спокойно опустился на стул.
- Нас обыскали...
- Нас тоже... - ответил кавалер Оли. – Олю обыскали несколько раз. Каждый счел ее опасной и искал, что пропустили другие...
- Опасная террористка... - ахнула я.
Мрачная Оля не смотрела на меня.
- Я тебе это припомню! - пообещала она мне, не глядя на меня.
- Они сказали, что еще будет семь обысков! – не осталась в долгу я, с ужасом качая головой. Я с ужасом надрывно глядела на них.
Оля замахнулась на меня рукой, но я, смеясь, спряталась за Саню.
- Чем вы занимаетесь, девочки? – раздался сзади веселый голос. – А нам можно?
Я удивленно оглянулась. Там был очередной обыск, судя по мордам.
- Конечно можно... - хмыкнула я, насмешливо скосив на них веселые глаза.
Они, не долго думая, налегли на торты.
В зале пока проводили очередной обыск. Кто-то ругался.
- Разве сюда пропускают с оружием? – услышала я возмущенный голос. – И нас уже только что обыскивали в зале!
- Повторение – залог успеха... - звонко ответил какой-то пацан из охраны. – Будьте уверены – с четвертого раза найдем разыскиваемых...
Все захихикали.
Мы поежились.
Мужчин наших только похлопали. Олю обыскали всего дважды. И то, только потому, что они шли двумя группами с разных сторон.
Я так вертелась, что меня даже не обыскал никто.
- У семи нянек дитя без глазу! – ворчливо сказал кто-то за спиной.
Я резко развернулась вместе с стулом, с любопытством рассматривая его.
- Это ты мне?
- Сиди уж дитя... - отмахнулся подошедший очередной боец очередного гостя. – У тебя что, день рожденья?
- Помолвка! – гордо сказала я.
- Ничего себе повезло! – посочувствовал он.
- У меня он такой, как ваш начальник! – гордо отметила я. - Только жениха пока нет, - быстро сказала я.
- Моли бога, чтоб он вообще вернулся... - сказал боец, усаживаясь и уминая торт. – Сегодня многие уже того...
Я побледнела. Я впервые подумала, что с женихом может что-то случиться.
- Не волнуйся, но лучше ему сюда не приходить... - сказал, вытирая салфеткой губы, этот командир, когда оббежавшие зал бойцы доложили ему, что все чисто.
Я расстроилась. Я старалась не думать, что заговорщики могли убить моего жениха. Я храбро старалась.
- Ты что, его так любишь? – осторожно спросила Оля, поняв, что со мной случилось. – Найдешь другого, еще лучше...
- Это ты говоришь про своего фотографа? У тебя их несколько?! – изумилась я.
Оля меня чуть не ударила и покраснела.
- Я другое дело, но ты еще совсем как ребенок... - смутилась она.
Я возмутилась и подпрыгнула.
- Как давно ты его знаешь? – спросила Саня, уплетая торт.
- Ооо... оооч... очень давно... - сказала я с полными щеками, уплетая торт. И гордо добавила. – С утра...
- Так... - белобрысый, то есть Олег Иванович, подавился. Он отложил ложку и вытер губы салфеткой. – А что еще ты про него знаешь?
Он почему-то говорил так, что мне показалось, что меня выпорют.
- Он владелец ресторана, где я работала, он влюбился в меня с первого взгляда... – счастливо сказала я, выпрямляя грудь и выпрямляясь. А потом добавила, - то есть это я так думаю, что влюбился... Он меня поцеловал, стал на колени, молил, оформил страховку и завещание.
Я широко и гордо улыбнулась.
К нам подошел еще один охранник.
- Я должен сначала с ним познакомиться... - вдруг мрачно и жестко сказал белобрысый, не обращая внимания на охранника. – Я хочу его увидеть...
Я удивленно поглядела на белобрысого. Он сыграл для охранника просто как Станиславский. Он сказал это так, что даже я могла принять его за своего папашу, так это было естественно. Я чуть не захлопала в ладоши – такой талант гибнет.
Я неприязненно посмотрела на подошедшего охранника, пока его люди снова обыскивали бедный зал. Это был жесткий, цепкий, беспощадный командир-профессионал, по типу нашего белобрысого в бою.
- Можно? – спросил он, усаживаясь на стул перед новым тортом.
Я мрачно глянула на него, все еще смотря на белобрысого. Но этот жестокий командир не обратил на меня внимания.
- Почему вы не на охоте? – жестко и требовательно спросил он белобрысого, явно принимая его за авторитета.
Тот замялся.
- Да, я понимаю, вы здорово устроились... - мрачно заявил пришедший командир. – Вы вроде и приказание выполнили, мало того, прибыли в самый штаб со всей командой киллеров со всей готовностью, - он кивнул на ребят, - вы готовы, формально все в ажуре и вам не грозит опущение, как отступникам и спрятавшимся... да только пока другие рыщут по городу, вы отлично хаваете лучшие деликатесы со своими девочками. Может, скажете, что вы делаете в ресторане? – издевательски спросил он.
- К-о-н-т-р-о-л-ь... - одними губами по буквам сказала я Сане так, чтоб увидела только она. Это было легко, ибо я лицом ткнулась в нее, отвернувшись от командира.
- Контроль, - тихо сказала Саня, сверкнув стальными глазами.
- А... - тот тут же успокоился. – А я то думаю... Я сразу понял, что тут все киллеры-профи, у меня на убийц нюх...
Наши соседи вздрогнули.
- Только вряд ли она нападет сама, незачем такие меры предосторожности... А то такая охрана, аж жуть, а в помещение штаба все с оружием входят... Ну сидите, сидите тут для контроля... Может, действительно, вас не убьют при первой атаке... Но, скорей всего, она при атаке убьет всех для страховки... Кто же будет оставлять возможных убийц в тылу?
Он хладнокровно доел торт, дождался вернувшихся своих, и вышел.
Все облегченно выдохнули, когда он ушел. И больше никто не заходил.
Я раскрыла принесенную коробку и стала осторожно снимать гранатовые браслеты со щиколоток, надо быть скромной, они слишком звенят при стрельбе, когда от отдачи пулемета дрожат руки...
Ювелир и старик, давно уставившиеся на коробку, почти мгновенно оказались у нас.
Увидев старую коробку, почти выцвевшую корону и выдавленную очень давно надпись Татьяна на замше, ювелир почему-то захрипел и вцепился, как зверь, хищным движением в коробку, а старик издал какой-то возглас.
От его рывка она раскрылась и старые письма, небрежно брошенные Саней в коробку, когда я одевалась, разлетелись веером по залу.
Старик нелепо согнулся и, сопя, поднял одно.
- Дорогая Танечка... - вслух медленно прочитал он, потом уставился на письмо, подпись и схватился за сердце, захрипев и опускаясь на стул. – Мы... мы... мы...
Я тихо и сосредоточенно вырывала свою большую коробку у ювелира, еле успев подхватить выпавшие драгоценности на подол платья, и не знаю, что бы стало с этой красивой коробкой, если б нас не остановил тонкий высокий смертельный вскрик умирающего старика. По щекам его катились слезы:
- О Боже, это же мои письма к Тане и наше свидетельство о браке с выпиской из церковной книги... - отчаянно и тонко безумно вскрикнул старик, будто ему вогнали нож, и медленно осел вбок со стула на пол, будто кукла, став белым и мертвенным...


Глава 42.


Ювелир, наоборот, даже не среагировал на него.
- Ты что, обалдел!?! – зарычали вышибалы, наконец, придя в себя от такой наглости клиента. Озверевшие вышибалы ресторана схватили ювелира, опять нарушившего спокойствие в такой момент, и выкрутили ему руки, дав сзади по голове и утащив от нас. Предварительно, естественно, отобрав у него то, что он успел схватить.
- Ну, как же вы себя ведете, Юлиан Степаныч... - чуть не плакал управляющий, семеня около него и пытаясь успокоить.
Люди суетились вокруг умирающего, кто-то требовал вызвать "скорую", кто-то звал врача, кто-то совал ему валидол.
Озверевшая Саня собирала вместе с охранниками у людей документы, чуть не плача от ярости. Она их так до конца не успела изучить, а теперь самые важные могли вполне пропасть. Впрочем, и она, и моя охрана довольно точно засекли места падения документов и люди отдавали добровольно, хотя у кое-кого приходилось отнимать и обыскивать. Тут у всех был глаз профессионала.
Кто-то пытался переснимать документы на крошечные цифровые фотоаппараты или мобильники с камерой, прежде чем передать нам, кто-то вообще попытался уйти.
Но ему не дали. У дверей встал управляющий.
- Уважаемые граждане... - сказал он прерывающимся голосом. – Если вы не отдадите вещи добровольно, я сейчас вызову охрану авторитетов и заплачу ей за то, чтоб она обыскала еще раз всех до нитки... После этого людей, у которых окажется чужое, просто закажут киллерам. Я не могу позволить, чтоб у моего ресторана была репутация, в котором важного клиента могут ограбить и спокойно уйти...
Еще трое сдали документы и одно украшение, извиняясь, заявив, что сунули в карман в суматохе механически или не заметив.
Все это управляющий говорил, пока белобрысый хладнокровно составил на большом листе план разлета бумаг, и каждый из нас отметил на нем, что он заметил, сколько и как, и как потом вели себя люди. Поскольку почти каждый из нас отличался профессиональной абсолютной наблюдательностью, то, дополняя друг друга, мы составили четкую картину разлета бумаг, их количества, и отметили места падения драгоценностей на ковер. И схему поведения людей, а также количество того, что у нас уже было.
Управляющий уже облегченно улыбался, вытирая пот, уверенный и успокоенный из-за того, что все нам вернули, когда, повинуясь указаниям плана, мы безжалостно и бесцеремонно обыскали еще нескольких людей и места, к которым они подходили. Люди, у которых были найдены вещи, яростно заявляли, что им их подкинули, требовали адвоката, один заявил, что у него болезнь Альцгеймера – он не помнит, что его, а что чужое...
- И это порядочные люди, ювелиры! – в ужасе бормотал управляющий, наблюдая за тем, как наши люди профессионально извлекали на свет документы и некоторые драгоценности, которые оказались под скатертями на столах или под ковром, чтоб никто никого не мог обвинить в краже, или в других укромных местах. Было найдено еще десяток отдельных листов писем, и Саня просто дрожала от злости и ярости, понимая, как трудно будет соединить их потом вместе. Она чуть не кидалась на людей и чуть не ревела. Она все корила себя, что не связала пачку.
- Они все хотят выяснить, где остальные царские драгоценности спрятаны... – проскрипела она.
Впрочем, ее немного заняло то, что пришлось просмотреть наши драгоценности, все ли на месте, и они с Олей и с двумя бойцами, которые держали до этого их в руках, несколько раз проверили их. Благо, для них были ячейки, да и нарисованы они были. Но Саня все сбивалась и глядела на письма трагическим взглядом, все дергаясь к ним, и не могла сосредоточиться. Ее тянуло тут же разобрать их по отдельным письмам, она не могла поверить, что ничего ценного не пропало, сидела как на иголках...
Я все боялась, что это привлечет к нам внимание охраны.
Зал встревожено гудел. Все переговаривались, пересказывали содержания ухваченных листков писем, ибо были не только письма какого-то влюбленного Евгения Петровича, а еще и других. Кто-то уверял, что ему попалось письмо Николая II, отправленное с фронтовой полосы, где он описывает дочери, что видел...
Саня злилась и искала эти письма, не в состоянии успокоиться. Похоже, ее волновали больше документы, чем драгоценности. Она не могла себе простить своего небрежного отношения с ними.
Я пожала плечами.
- Что такое Великая Княжна? – с любопытством спросила я, прислушиваясь к гулу ресторана. Несколько наших бойцов, которые из любопытства просмотрели письма в машине, теперь по памяти раскладывали отдельные поврежденные листы как они лежали...
- Я расскажу вам, что такое Великая Княжна, - неожиданно громко сказал с дальнего столика тот самый скандальный ювелир, невежливо вмешиваясь в разговор. Он явно подслушивал. Я смутилась. А он громко продолжал. – Не только расскажу, но и покажу фотографию той несчастной дочери царя, которую вы обокрали...
Я нахмурилась, а Олег Иванович угрожающе приподнялся, чтобы остановить нахала.
Но тот нахально и холодно продолжил.
- У меня как раз в портмоне снимки членов царской семьи, я взял их на встречу... - он склонился над столом и стал доставать из пиджака бумаги.
Мой взгляд невольно упал на лежащего рядом на тахте сбоку старика, возле которого суетились две санитарки. Он все бормотал что типа – "тайный брак", "тайный брак", мы не могли жить открыто...
А ювелир злорадно перебирал карточки, направляясь ко мне.
- Великая Княжна Татьяна была дочерью расстрелянного царя, и она погибла вместе со всей Царской Семьей... - холодно сказал он, приближаясь ко мне и пронзительно взглянув в мои глаза. – Титул Великих Княжон дается только дочерям царствующего царя, если он царствовал при рождении дочери...
Не желая, чтоб он меня смутил, я выпрямилась и властно холодно взглянула ему в глаза. Он замешкался, перебирая карточки. Я заметила, что его взгляд остановился на общей фотографии Царской семьи, и он вздрогнул. И остановился передо мной.
Его что-то на мгновение на ней смутило. Но, кажется, он сам не понял что, застыл.
- Ну?
Он словно непомняще очнулся, будто я сбила мелькнувшую мысль, и точно он сам не помнил, что только что хотел сделать. Словно я сбила его с какой-то мысли, и теперь он растерялся. Он поглядел на карточки, потер голову, и, наконец, вспомнил.
- Черт, кто из этих дочерей Татьяна, - выругался он, оборачивая карточки обратной стороной и читая подписи на отдельных фотографиях дочерей. – Мария, Анастасия, Татьяна... Вот! – он ловко выхватил пальцами фотографию, поворачивая ее лицом вверх прямо на ходу, когда он протягивал руку.
Я удивленно и надменно смотрела на него и на фотографию, которую он развернул, не глядя на нее, а глядя мне в лицо.
Это была моя фотография.
Я презрительно поджала губы, и, наоборот, властно и жестко выпрямилась, так, что он присел. Наверное, он взял мою фотографию со стенда – "РАЗЫСКИВАЕТСЯ" - иначе, почему она черно-белая и такая старая, что узнать можно лишь лицо, а не тряпье, в которое я была одета? Наверняка, он специально подал ее мне при всех, нагло, на виду, под видом другой карточки, показывая, что меня узнал, чтобы шантажировать и отобрать драгоценности старушки. Наверное, это должно было меня ударить.
Напрасно он это сделал. Я только распрямилась, словно сбросив надоевшую роль овечки, и презрительно и насмешливо улыбнулась, властно и презрительно взглянув ему в глаза, как настоящая Королева.
Они все в зале вздрогнули и отшатнулись в страхе, когда я надменно вздернула голову, даже далеко сидящие.
Он через силу попытался выглядеть достойно.
- Вот, это Татьяна, - сквозь сжатые зубы сказал он, переводя взгляд на протянутую мне повисшую в воздухе карточку, которую я не взяла. Я даже не протянула руку, только надменно молча смотрела ему в глаза холодным и пронзительным взглядом. И ничего не говорила – просто холодно смотрела.
Он задрожал с нелепо поднятой рукой, ибо стоял очень долго в этой нелепой позе, будто несчастный проситель. А потом еще раз перевел взгляд с карточки на мое лицо, не отрывавшееся от его глаз ни на мгновение, и лицо его побледнело, исказилось и странно дрогнуло.
- Простите... - тихо прошептал он почему-то уже вежливо. – Пожалуйста...
Я холодно и отрешенно улыбалась, не сводя глаз с его зрачков, будто недостижимая статуя.
Выпавшая из обессиленных пальцев карточка медленно опустилась мне на ноги.
Я только улыбнулась, не отведя глаз и ничего не сказав. Мне было все равно.
Он точно постарел за это мгновение. Пока он шел назад, тяжело волоча по ковру ноги, он споткнулся и пальцы его дряблой левой руки разжались. Несчастные карточки веером разлетелись под ноги, но он даже этого не заметил, с трудом таща ноги и повисшие руки.
Я не отреагировала, лишь губы усмехнулись.
Одна из тех карточек Царской Семьи, что заставили его тогда замешкаться, попала под ноги Сани. Она медленно механически подняла ее, не глядя, все еще смотря холодным взглядом на зал и мерзавца. Потом поглядела на карточку, потом на меня, и странно холодно усмехнулась одними губами.
Я не обратила внимания. Если меня раскрыли, и нас сейчас атакуют, то мне уже было все равно. Горячее дерзание, мужество и мощь затопила меня. Мне хотелось защищать моих друзей и родных, защищать всех, кому я сейчас была как мать, и от кого зависела их жизнь; защищать тех, кто подчинялся моим приказам и так верил мне. Ведь это я завела их в западню...
Но главный ювелир вел себя как-то не так, как я ожидала. Он просто упал на стул и тупо соображал, молча, смотря на стену. И на подобранную им одну из общих карточек Царской Семьи.
В наступившей странной тишине, когда стало абсолютно тихо, ибо люди даже затаили дыхание под моим взором, все расслышали бредовый шепот старика:
- Даже если это дар, если это плата за услугу, если это плата за спасение или просто куплено в тяжкие годы, - шептал он, очевидно в бреду споря со мной, - все равно это должно принадлежать наследникам царской семьи, людям благородным, дворянам... Большевики недостойны...
Я почувствовала себя немного смущенной и недостойной, ибо считала себя большевичкой на том основании, что всегда говорила, что конфетами надо делиться. Он, наверное, это узнал и рассердился. Киевские торты фабрики Карла Маркса были мои любимые, а шоколад фабрики "Красный Октябрь" - очень вкусным. Но внешне я только нахмурилась и презрительно сжала губы, ибо не намерена была менять вбитое в меня с детства, как святыню, правило служения своему народу и людям, которым могу помочь.
- А кто она такая, чтоб владеть святыней рода, кто ее родственники, где ее предки, ее бабушка наверняка какая-то простая крестьянка... – задыхаясь, спрашивал он сам себя в полубреду, метаясь. Он приподнялся и тем и привлек внимание.
- Ее прабабушка была графиня Красницкая, фрейлина Великой Княгини Татьяны... - громко и четко, в абсолютной тишине, сказала Саня, так что все расслышали каждый звук. Почему она так сказала, я не знаю, ведь мне всего лишь передали его КАК дочери, а не дочери.
Все вздрогнули и замерли, а старик вдруг захрипел. Его словно пробудило знакомое имя, и он почему-то уставился на меня безумно раскрывшимися глазами, отчаянно пытаясь поднести к глазу монокль. Я поняла, что он до этого был слишком поражен и взволнован драгоценностями и не видел в полумраке ресторана ничего кроме них, слишком взволнованный и поглощенный ими сразу, чтобы видеть что-либо другое в этой приятной полутемноте. Особенно для близоруких. Он был почти разбит параличом, но все равно безумно напрягаясь двигал руку с моноклем к лицу через силу и страшно задыхаясь, все пытаясь согнуться и взглянуть на меня.
Я увидела, как помертвело его лицо, и как он нелепо стал вдруг валиться с пуховой скамейки набок, и шагнула ему на помощь, забыв про все плохое, что он тут устроил.
- О Боже, успокойтесь, дедушка... - воскликнула я, вскидывая к нему руки и ругая себя, что, кажется, чуть не добила неизвестного странного старика.
К сожалению, лицо мое на мгновение попало из полумрака под луч прожектора возле него, и я на мгновение ослепла и не успела подхватить его. Луч словно ожег мои глаза, и я растеряно остановилась в этом луче.
- Татьяна!!!! – страшно, безумно закричал старик так, что люди вздрогнули. Я ничего не сумела разглядеть сквозь бьющий свет, только то, что он тянул ко мне руки и медленно падал набок, замирая.
- О Боже, у меня все-таки были дети... - донесся до меня его громкий, с придыханием, шепот, когда он безжизненно упал, подломившись, уже не шевелясь, не двигаясь и не дыша...
Я схватила за грудки несчастного старика и затрясла.
- Не умирай! – сквозь слезы сказала я. Мне было на сегодня совершенно хватит смертей, и я была совершенно сыта ими по горло, особенно глупой ненужной гражданской смертью, где я его просто убила ни за что.
Но меня грубо оттолкнула от него медицинская сестра, что до этого помогала ему, закричав:
- В реанимацию!!! Может его еще и удастся спасти, быстрее!!!
Она колола ему прямо в сердце какие-то препараты, вливала в безжизненный рот какую-то дрянь, а потом, когда его потащили на носилках к санитарной машине, уже подъехавшей к нам от недалекой больницы по внутренним дорогам этого района, встала и яростно ударила меня.
- Учтите, если он умрет, я отдам вас под суд за намеренное доведение до смерти!!!
Я растерялась. Я не понимала.
- И не стройте из себя дуру!!! – закричала яростно она. – Вы хорошо знаете, что вы до самых мелочей и наследственных деталей точная копия Великой Княжны Татьяны!!! Все хорошо знают, что бандиты нашли себе одну из наследниц Романовых в качестве запасного плана, рассчитывая, что в случае какой-то смуты можно будет самим возвести марионетку на престол и править Россией!!!!! В случае переворота такого диктатора можно будет представить естественным и законным правителем, ибо тут ему не нужно одобрение народа, а только гены Романовых, мало того, такое возвращение власти якобы законно!!!!! – она захлебывалась в гневе и намеревалась меня ударить.
Я отшатнулась в непонимании. Я ничего, совершенно ничегошеньки не понимала. Какой-то пустой набор слов.
- Не стройте из себя непонимающую дуру, - пронзительно закричала она, забыв про все. - Вы убили его сходством, чтобы получить официальное эффектное подтверждение своего происхождения по прямой линии от Романовых, чтоб не было ни у кого никакого сомнения перед последней стадией своей большой Игры!! – она выдохнула воздух и завизжала. - Ведь все хорошо знают, что вас воспитывали в умении мгновенно решать любые ситуации, безжалостно убивать и командовать в случае нужды, шагать по трупам и быть словно рыба в воде в любой смуте, Принцесса!
Я увидела, как нехорошо смотрит на меня белобрысый, и что сбоку открывается дверь, за которой скрылась охрана. Мне стало дурно, и я попыталась уйти в туалет.
Но не тут то было. Медсестра вцепилась мне в руку и развернула к себе. И проорала в лицо, почему-то тыкая рукой в фиговину на потолке.
- ...потому что ты хорошо знала, что сегодняшняя встреча ювелиров вместе с концертом транслируется в прямом эфире по второму каналу отсюда прямо по кабелю на всю Россию, а теперь, наверное, и на весь мир!!! – она тыкала рукой куда-то вверх.
Механически подняв глаза, я с ужасом заметила там какие-то камеры, которые до этого принимала за какое-то оборудование светомузыки, как и оператора с большой камерой в углу за фотографа на свадьбах.
- Если я действительно имею права на престол, - непонятно почему медленно и холодно властно сказала я прямо в камеры, - то я ввожу военное положение, приказываю всем властям на местах навести порядок, уничтожить порнографию и всех авторитетов расстрелять на месте, - я глубоко вздохнула и жестко сказала, - приказываю всем бандитам и мятежникам сложить оружие и подчиниться президенту, который сейчас вылетел в военный округ для наведения порядка и который правит с моего согласия! Я за конституционную английскую монархию, если на мою свадьбу будет потрачено, как в Англии, миллиард фунтов, как на свадьбу Чарльза и Дианы!
Почему-то, когда я сказала "сложить оружие", ювелиры выронили даже вилки и фотоаппараты из рук, а оператор поклонился до земли вместе с телекамерой. И тут я поняла, что действительно говорю со страной. И тогда вот тут уж мне действительно стало дурно. Я даже думать не могла без дурноты, что я спряталась в месте, где меня видел весь Союз, когда половина его меня напряженно искала. Дверь открылась вместе с раздавшимся ревом музыки. Подумав о том, кто сюда сейчас едет и летит, меня просто стошнило. И я мигом выбежала в туалет, нарыгав на появившегося из двери охранника, вернее, ему на ботинки, не сдержавшись и закрывая рот, так что он меня тут же брезгливо почему-то пропустил, поняв, куда мне надо.
Нарастающий рев танцевальной музыки и чудовищных танцевальных пульсирующих басов оглушил меня – почему-то он раздался одновременно с открываемой дверью и в нем потонули последние слова медсестры.
В недоумении, не в силах понять, откуда звучит музыка, я оглянулась – за ди-джейским пультом в наушниках сидела Оля, крутила ручки громкости и "Bass booster" и показывала мне второй рукой большой палец. Мол, класс.
- А сейчас танцы!!! – радостно завизжала она голосом Мики-Мауса, счастливо поблескивая искоса своими насмешливыми прищуренными глазами.
А вот говорить о том, что сейчас лучшие пулеметчики страны прокрутят им парочку дисков, пожалуй, все же не стоило. Слишком пошло. Можно было схлопотать еще парочку инфарктов... - подумала я, захлопывая дверь туалета. Слишком уж похоже на правду.


Глава 43.


Я закрылась в туалете, ища рукой, чем вытереть рот, и не в силах ни показаться кому-либо на глаза после столь ужасной совершенной мною глупости, ни оторваться от унитаза. Меня передергивало, что мою глупость видела вся страна, и что я снова ляпнула не подумав. Мне было так отчаянно нехорошо и неловко, что я не знала даже, что мне делать. Боже, я снова совершила ужасную бестактность, я представила себя полной идиоткой с манией величия перед всеми, я снова выставила себя дурой, дурой, дурой... Как я могла быть такой ребячливой! Душу терзало такое нехорошее тянущее и невыносимое ощущение непоправимой совершенной глупости, что я чуть не умерла от стыда и горя за себя. Я дура, дура, дура, и теперь хоть на улицу не показывайся, ну почему это произошло со мной!
Я вытерла слезы рукавом. Возле туалета послышались голоса охранников, но я отказывалась выходить. Я желала запереться здесь навсегда и умереть здесь, не показываясь людям.
- Только что по всем каналам передали обращение наследницы престола к стране, - сказал один из охранников другому, - в отсутствие президента она взяла власть на себя, приказала мятежникам сдаться, властям расстрелять авторитетов в качестве профилактики, строить страну на нравственной основе чистоты и этики, провозгласить Россию Духовной Республикой и оплатить ее свадьбу с английским принцем Чарльзом...
Я была как заплаканная мумия, равнодушно к окружающему нащупывавшая одной рукой салфетку, чтоб вытереть губы и ни на что не обращавшая внимания. Ибо я уже умерла от стыда. Мне не хотелось даже думать.
- Она призвала подчиняться президенту, потому что он ее наместник...
Рука все неуверенно и обессилено жалко щупала салфетку. Где же этот чертов пистолет, который должен был тут спрятать охранник в женском туалете, - раздраженно подумала я.
Сияющие плитки стенки и блестящее зеркало навели на меня тоску. Наконец, поддев ногой корзинку в туалете, я нашла пистолет, лежащий на ее дне. Это был обыкновенный ТТ без глушителя, завернутый в толстый слой туалетной бумаги, сверху на которой были отвратительные бурые пятна.
- Ну, погоди! – про себя выругалась я, брезгливо доставая "оружие" двумя пальцами через платочек и обещая про себя обязательно свернуть этому шутнику шею. Впрочем, вблизи я увидела, что это были просто пятна масла на туалетной бумаге, которой он обтер пистолет и бачок. Во всяком случае, мне было хорошо так думать.
- ...шеф в бешенстве и отдал приказ найти ее любой ценой, на какой бы телестудии она бы ни шла в прямой эфир... - сказал охранник, открывая мою дверь.
Может из-за неожиданного рева музыки, вырвавшийся из открытой на мгновение двери, или шума спускаемой воды, или потому, что туалет был в противоположном конце коридора от охраны на выходе, а женский так вообще за углом, но три выстрела никто не заметил. Я выстрелила трижды в ритме диско. Оля хороший диск-жокей. Зажигательная музыка!
Затянув трупы одним рывком в женскую кабинку, я позаимствовала у них один их пистолет с глушителем и узи с обоймами, тут же вывернувшись из туалета.
Коридор дальше вел куда-то вглубь кухни. Я не стала противиться такому естественному исследовательскому инстинкту. Исследовательский жгучий инстинкт привел по извилистому коридору к маленькой дверце возле кухни, около которой топтались со скучным видом в позе охраны три ужасающего вида громилы, которых я сняла на ходу, едва вынырнув из-за поворота. Моих выстрелов из пистолета с глушителем они даже не услышали.
Приоткрыв слегка дверцу, я обнаружила, что это отверстие для подачи еды во второй большой зал, которое было скрыто за стойкой бармена. Зал был набит вооруженными переговаривающимися бритоголовыми людьми, стоявшими ко мне спиной, которым до меня не было никакого дела. Это были очень важные люди, чувствующие свою значимость, все в татуировках. Они вели полушепотом какие-то странные непонятные разговоры, так, чтоб соседи не слышали.
- Что такое? – донесся до меня шепот подошедшего впереди одного бандита к другому.
- Да она в Бармена втюрилась, как кошка, и как с цепи сорвалась... Москва зашаталась... Говорят, с первого взгляда у них любовь была, прямо африканские страсти, целовались уже через минуту, а расписались через час... Он даже завещание на нее написал... Она решила быть достойной мужа, доказать свои права и власть, и через пол часа весь город уже был поставлен на уши... Она так о себе заявила, что все просто ахнули...
Я поморщилась, не став ломать голову над непонятными шифрованными обрывками, а думая, как незаметнее проникнуть в зал. Меня они не видели. Они были заняты тем, что происходило впереди. Само провидение помогло мне. Там, вдоль передней стены, что-то начало происходить – вдоль стены вдруг стала выстраиваться, забегав, озверелая охрана, словно ожидая появления кого-то минимум размером с президента. Вбежавшие телохранители с пулеметами, навытяжку выстроившиеся вдоль стенок лицом к людям, готовы были разорвать в клочья из пулеметов любую муху, пусть только загудит. Холодные, ничего не выражающие лица были готовы посечь кого угодно в фарш.
- Пятеро идут, главы идут... - послышался шепот. Все вытягивали головы вперед, надеясь разглядеть кого-то там впереди. Я и не думала, что авторитеты, а здесь были сплошь известные крупные авторитеты, могут так себя вести, как дети.
Никто не заметил и не обратил внимания, как я смешалась из-за стойки с толпой. Если женщина и вызывала удивление, то они молчали. Впрочем, большинство наверняка даже не подозревало о наличии маленького входа сзади, когда у большого входа впереди такая громадная охрана. На меня они не обращали внимания, ибо были слишком заняты своими мыслями. Да и времени у них на это не было.
- Внимание... - сказал тихий голос, и все мгновенно замолкли. Даже не дышали. – Прежде чем войдут главные, я хочу предупредить вас... Еще никогда до этого вы не видели этих пятерых, которые контролировали вас и которым вы подчинялись через посредников... Только некоторые доверенные слышали о них и совсем немногие авторитеты знали их имена, чтобы не навести на них легавых... Лишь страшная опасность, нависшая над всем нашим криминальным сообществом, над нашими заработками и самим нашим существованием, заставило их выступить с открытым забралом. Кто дернется, тот умрет. Они так бы и не появились перед вами, ибо на каждом из них висит тяжелая ответственность за громадные территории и согласованную работу тысяч рядовых нашей родной зоны, если б не чудовищное невозможное убийство Queen сорока главных людей во главе с Корвиным, вызвавшее смуту...
Зал негодующе зашумел.
Говорящий остановил справедливое негодование одним шевелением руки.
- Ужас не в том, что девчонка захватила коды...
Все ахнули.
- ...И не в том, что девочка в одиночку дерзко захватила собранный силой со всей России от каждой группировки общак размером полтора квадрата...
Толпой пронесся протяжный вздох.
- ...а в том, что она жестоко и подло подставила нас, надеясь уработать нас всех чужими руками и расчистить себе путь к наследству. Как вы знаете, в ресторане Бармена должна была состояться встреча с объектом, чтобы попытаться отговорить его с помощью собранной круглой суммы в полтора квадрата для него лично от уже разработанного им плана ликвидации всего криминального общества России и ужесточения положения, который мог быть проведенным под шумок в случае очередных террактов...
Все застонали, вспомнив, что утро началось с террактов.
- О Боже, неужели она была в курсе его планов и специально сорвала все, пойдя на провокацию!?!
- Тихо!
- Стерва!
- Сука!
- Гадина!!! – ревели разъяренные голоса.
- Успокойтесь, все это на самом деле было еще цветочками, - тихо сказал удивительно мягкий человек, прямо ласковый, выходя из боковой комнаты. Он был просто страшен.
Все мгновенно замолкли, будто сидели на параше, и тут всю жизнь была мертвая тишина. Даже не дышали. А только тихо смотрели, как из дверей вслед за первым, вышли еще четыре человека. Они вели себя так, будто от движения мизинца этих людей зависела их судьба. Их просто до ужаса боялись.
- Вы не знаете, что мы и не рассчитывали, что сможем его подкупить – это была лишь попытка решить мирным путем вопрос, раз уж он встал на путь войны... В случае более чем вероятного отказа мы собирались просто незаметно подменить его там же абсолютно неотличимым полностью подготовленным актером, - улыбаясь сказал этот подонок, и все молча его слушали, пока дополнительная охрана растекалась уже вдоль боковых стен, оттесняя людей еще сбоку внутрь.
- ...знавшим абсолютно все, что было нужно... Его прикрыли бы наши люди наверху в первое время... Но вы знаете, что по чьей-то недоработке Клиент не превратился в идиота от укола и ему не успели дать второй укол, ибо ответственные за это убежали, погнавшись за девкой, появившейся под окнами... - ласково, так ласково сказал дядя, что все сжались. – Знаете, что ответственным за этот прокол, будет?
Раздался чей-то крик и охранники вытащили отчаянно визжащего от беспросветного ужаса и упирающегося толстяка. Он пытался удариться головой об острые углы, чтобы совершить самоубийство, но ему не давали.
- ...Правильно, не надо портить воображения... - продолжил ласково этот страшный человек, с пронзительными острыми черными глазами. Я почувствовала атмосферу ужаса. – В результате их прокола мы оказались в куда худшем положении, ибо нас будут просто давить танками...
Все замолчали.
- Но, к моей радости, ОН не знает, что генерал укрепрайона, куда он сейчас едет, Кураев, мой человек ... Так что займите места, через пять минут все будет кончено...
Все взвыли от восторга.
Толпа пришла в движение, разбиваясь на группы. Время для меня словно остановилось. Я словно повисла в воздухе во время шага.
Люди шли в стороны, и я видела их, точно в замедленном кино, когда открывали или закрывали людей передо мной.
И лишь на ничтожный момент образовался просвет между идущими людьми, в который я увидела всех идущих пятерых напротив у стенки сразу...
Не знаю как, но я предвидела этот момент. Одной очередью по головам сняв всех пятерых главных в крошечный промежуток времени; выстрелив по головам в "окно", именно по головам, ибо они были в бронежилетах.
Так и не понявшие, откуда коротко простучал узи, охранники, ибо меня тут же скрыла движущаяся по инерции толпа, обнажившая пятерых лишь на ничтожное непредсказуемое своей случайностью мгновение, открыли огонь по толпе напротив. Стреляли все стоявшие у стен охранники по людям в середине, ибо оттуда выстрелили. То есть они стреляли в зал.
Вряд ли кто поверил, что это могло бы быть возможным. Это ничтожное мгновение, окно, словно сложилось тогда для меня в голове, когда я вскинула спрятанный узи и повела рукой. Точно и не я вела рукой. Зато никто предположить не смог, что это выстрелили с противоположного конца зала, ибо это было невозможно. БЫЛО б невозможно, если б толпа не пришла тогда в движение...
Ничего не понявшие обезумевшие люди открыли огонь в ответ по охранникам, ибо тут все были вооружены, а охранники в ярости хладнокровно стреляли туда, откуда раздались выстрелы, то есть по ничего не подозревающим авторитетам перед собой
А меня уже там не было, ибо я уже нырнула обратно за прилавок бармена и выскользнула в маленькую узкую дверцу для подачи еды, которой вошла.
Охранники со всех сторон зала осатанело стреляли в толпу, никого не разбирая. Диско и бойня.
Только потом я поняла, что у охранников, наверное, был приказ стрелять на поражение при всяком подозрительном случае без всякой сентиментальности.
Авторитеты, истерически воя, стали стрелять в ответ. Ибо прекрасно понимали, что их вполне могли просто зачистить таким образом, успокоив предварительно обманом, чтоб скрыть все следы.
Внутри начался ад.
Проскочив коридор, я, прежде чем незаметно нырнуть в дверь в первый зал к моим, мельком издалека заметила, как по коридору во второй зал через его главный вход врываются солдаты с тяжелыми пулеметами и огнеметами в руках. Очевидно, кто-то в истерике начал стрелять по ним. И они ударили в ответ, круша все, что попало...
Я только потом поняла, что у солдат тоже был приказ стрелять не думая...
В страхе, испуганная и никем из солдат не замеченная, я повисла на шее у белобрысого в первом зале...
- Стреляют... - дрожа и прячась у него на груди, напугано выдавила я, не разжимая рук.
Он утешал меня, заслонив собой с угрожающим видом, готовый защищать беззащитного напуганного ребенка от всех напастей жизни.
Я вздрагивала всем телом в такт выстрелам и не могла успокоить дрожь, иногда бившую меня после чудовищной опасности, пока тяжелые пули крошили стену в углу с той стороны в щепки.
В зал ворвалась охрана с пулеметами и солдаты, но, увидев испуганных дрожащих богатых людей, не стала стрелять.
- Никто не выходил!?! – рявкнул один из выглядевших безумно растрепанных бойцов.
- Н-н-и-к-т-о... - выдавила я сквозь стучащие зубы, ибо он остановился рядом. И снова отчаянно сжалась в комочек прямо на руках от треска тяжелых пулеметов, крошивших стену в углу в решето и отрывавших громадные куски. Несмотря на стоящую рядом охрану я постаралась спрятаться прямо на груди у белобрысого, пряча голову как курица и поджимая ноги.
- Ох уж эти женщины! – презрительно бросил один из охранников, но все равно грубо обыскал меня, хотя белобрысый готов был его убить. Но напрасно он готов был что-то найти, кроме моих прелестей – пистолет с глушителем и узи был брошен в кадку с пальмой чуть дальше еще до входа в зал входом.
Я зашипела, когда грубые руки коснулись меня.
- Это во втором зале! – раздался крик командира охраны, прибежавшего позже других. – Чем девок лапать, лучше бы подавили огневые точки в зале!
И вся охрана, ворвавшаяся с улицы, человек сорок, кинулась во второй зал, где еще стреляли.
- А то они не знали, что бой в том зале, - ехидно проговорила Оля. – Они, небось, пытались намеренно остаться здесь и не идти под пули...
Я не стала ее слушать, а, выхватив из кармана у белобрысого его телефончик, по которому он говорил со своим генералом, кинулась к дверям. В оставленную раскрытой охранниками дверь было видно, что в коридоре и на улице никого из охраны не осталось.
Ждать я не стала, и, нажав на кнопку повтора последнего звонка у странного плоского телефона белобрысого, такого как у Юли и Сани, со специальным зажигающимся знаком на обратной стороне, вылетела в коридор еще и с футляром для драгоценностей, подхваченным со стола. Захватив другой рукой пистолет с глушителем и обоймы к нему из горшка пальмы на входе, где они мирно лежали, и поместив их не в футляр, а под футляр в руку с невидимой для охранника стороны. Так, что я держала в руке и пистолет, а сверху футляр.
Я проскочила за спинами охранников, и никто не оглянулся. Мне просто повезло.
Оставшийся охранник на выходе был справа, футляр в левой руке под мышкой.
Я даже раскрыла футляр другой рукой, показывая, что ничего нет, но он глянул только мельком, отрешенно поддев пальцем нижнее отделение, совершенно не видя открыто расположенного пистолета с другой стороны футляра. Да только с той стороны сейчас никого вообще не было.
- Опасно сейчас ездить... Да и оставаться опасно здесь... Подать вам машину? – вздохнул он.
- Синяя малышка... - кивнула я. – Пусть подгонит мой шофер, кинув мои сумки из "линкольна"!
Пока он звонил, я выбежала на крыльцо и прыгнула почти прямо в новенькую Олину малолитражку, мгновенно подогнанную под крыльцо... В чем-чем, а в четкости генералу не откажешь... Очевидно, генерал в машине был как на иголках, и сработал почти сразу.
Из-за низкого забора появились две головы охранников какого-то авторитета. Два моих выстрела прямо из-под футляра, не подымая рук, скрылись в гуле мотора подогнанной машины. Генерал побелел. Две разнесенных головы скрылись за низким заборчиком, будто их не было.
Естественно, оставлять после этого здесь генерала было бы ошибкой.
Я тронула машину.
- А как же остальные? – недоуменно, и словно задохнувшись от какого-то ужасного понимания, спросил генерал. Он только сейчас, наверное, сообразил, что могло значить, что я вышла одна.
- Охотятся то за мной, не правда ли? – грустно спросила я, вспоминая их лица во время моего выхода "в эфир". Уж очень мне не понравилось выражение их лиц тогда. Екатеринбург все-таки с перестройкой опять переименовали в Екатеринбург, и это очень меня насторожило. – У Олега Ивановича и Сани есть запасные ключи от "линкольна", а чем дальше я буду от них, тем лучше... Тогда в них не попадут, да и до меня дострелить им будет трудно, правда, генерал?
Мне было печально.
- С кем вы говорите? – яростно спросила трубка.
- А, это вы, который хотел поставить мне памятник... – меланхолично сказала я, узнав голос начальника белобрысого, который прислал вертолеты, вспомнив, что я его вызвала. – Уже поставили? Я желаю в центре Москвы!
Он там заругался.
- Чего ты хочешь!?
- Да ничего, я, наверное, напрасно позвонила... - устало извинилась я. – Поздно уже, не надо было звонить... Просто я пять минут назад узнала, что через пять минут с пассажиром моего штурмовика будет покончено... Потому что этот... как его... начальник "крепрайона", - с трудом произнесла по слогам я неизвестное слово, - куда едет мой пассажир, Кураев, предатель и работает на авторитетов... Я извиняюсь, что позвонила, у меня просто не было возможности до этого выйти и позвонить, а теперь поздно... Пять минут истекает через секунд тридцать, так что уже все равно... Наверное, мне не надо было звонить и тревожить вас и отвлекать занятого человека... – я смущенно искренне и испуганно извинялась, заискивающе и устало, понимая, что не надо было мне по глупостям звонить, раз уже все равно... Я очень смущалась всегда, когда тревожила занятых людей, и всегда для меня была проблема обратиться к какому-то своему начальнику с просьбой...
Генерал отчаянно заругался, что-то там набирал, командовал, матерился: - Остановить!!!
Я помолчала.
- Это же военная тайна, куда он поехал, этого никто не знал!
- Жаль... - искренне сказала я.
Он что-то там заорал и запрыгал.
- Спасибо за вертолеты, - сказала я, чтобы быть окончательно вежливой. – Целая километровая река из напалма вокруг нас – незабываемое зрелище... Привет от ребят...
Я с силой брезгливо зашвырнула работающий телефон на правую половину крыши ресторана. Мы как раз были там, где, по моему мнению, был зал номер два. Он был с другой стороны громадного ресторана.
- Это не я!!! – отчаянно кричал там телефон и его крик был еще слышен...
Я только равнодушно нажала на газ, лавирируя по тротуарам, раз дорогу забила пробка. Машина с такой легкостью шла по ним, проходя по извивам и загромождениям, как маленький лазутчик, что никто не обращал на нас внимания. Тем более, что машины двигались к нам навстречу, а не от нас.
- Не все такие сволочи... - тихо сказал мой шофер-генерал рядом, и подавленно замолчал.
Мы как раз подъехали к посту на выезде из района, причем дорога шла сверху немного вниз. И дорога и тротуар была перегорожена блоками. Я не знала, тормозить или нет, и что делать – в магазине пистолета всего восемь патронов.
Но тут над нами что-то ужасающе просвистело в том направлении, из которого мы только что приехали и куда стремились машины.
Я против воли оглянулась.
Там, откуда мы только что приехали, вспыхнул ослепительный свет, а потом машину бросило вперед взрывной волной даже на таком расстоянии. Нас просто перекинуло взрывной волной через ряд блоков, и я даже не стала тормозить.
- Крылатая ракета с обыкновенной боеголовкой... Область поражения – пятьсот квадратных метров... - как автомат заученно сказал генерал.
- Современная сказка... - вздохнув, сказала я, поворачивая на тротуаре и даже включив левый поворот. – Бросила она за левое плечо мобильный телефон, и образовалась на пути врагов яма, глубиной пятьсот метров...


Глава 44.


- Пятьсот в глубину никак не получится! – тут же поправил генерал. – Это не водородная бомба. В глубину от силы метров десять...
Очевидно, он был из породы тех, кто терпеть не может неточность.
Я тоже таких не могу терпеть.
- Для могилы достаточно и двух метров в глубину... - насвистывая, сказала я.
Тот промолчал.
Потом посмотрел назад. Потом угрюмо вперед. И снова молчал.
Я не оглядывалась.
- И ребят не жалко? – спросил, наконец, генерал, все оглядываясь на клубы дыма далеко вдали.
Я глянула ему в лицо и поняла, что он хотел спросить. Я сообразила, что он не был в ресторане и не может понять, что произошло.
- Я кинула телефон в левую часть ресторана. Там зал номер два, полный всякой сволочи, хоть и посеченной... Зал номер один, где мы были – в подвале. Ребята или остались в нем, или выбрались из ресторана, или погибли. Взрыв им даже должен помочь. Если они в подвале, то их просто завалит рухнувшее здание, как в бомбоубежище... Им лучше даже было бы посидеть там денечек засыпанными, чтоб никто и докопаться до них не мог пока все не утрясется и не решится... - я помолчала и добавила. - Ну, а если они выехали за нами, то их... - я запнулась, - то их... то их скорей уже нет, - наконец тихо закончила я.
Генерал полностью замолк.
- И, если б не было взрыва, они б все равно уже погибли, ибо туда ехало слишком много машин с солдатами, - помолчав, тихо добавила я. – А так до них никакой обыск не доберется, если кто-то выжил...
Генерал, наконец, обратил внимание на бесчисленные машины с солдатами и боевиками, мимо которых мы спокойно ехали. И впервые поежился. Так нахально играть со смертью ему явно никогда не приходилось. Он только сейчас понял – что эти бесчисленные добродушные и добропорядочные люди ищут меня повсюду, заглядывая в каждую щелочку, и просто пока даже представить не могут, что я еду открыто.
Он понял это и съежился.
- Да и, - честно сказала я, - если мне не повезет, вся погоня всей Москвой до одного человека вскоре бросится за мной, и тогда наши смогут уйти незаметно и спрятаться, пока все всем скопом будут ловить меня...
Я с жалостью посмотрела на него – почему-то я вообще не знала страха.
Я не знала, как избавиться от генерала. В качестве попутчика – мрачный и занудный мальчишка, он был мне не нужен. Да и на мои чемоданы он поглядывал с таким видом, будто это были его собственные, и он за них отвечал. Если ему в голову снова придет, что это государственное имущество, и он решит сохранить их против моей воли, то я и не знаю, что я смогу, слабая женщина, поделать с довольно крепким мужчиной.
Да и, честно говоря, если удирать, то придется спасать и его, а он зануда и будет задерживать меня. И его, скорей всего, просто убьют. Его было заранее жалко, такой он был правильный и хороший.
В общем, в голове был сумбур из разных мыслей и стремлений. Главной была – как от него отделаться.
Вдали за мной показалась колонна военных машин с солдатами, которые явно шли за мной. Мой мрачный прогноз сбывался. Поняв, что, как джентльмен, генерал сам не отстанет и не бросит меня, я прибегла к хитрости. Взгляд мой упал на забытую Олей прекрасную косметичку в виде коробки.
Меня озарило.
Генерал тоже увидел сзади колонну и занервничал. Он уже готовился умереть героем.
Я доверительно наклонилась к нему.
- Это надо непременно доставить командованию! – тихо сказала я, заглядывая ему в глаза. – Любой ценой... Справитесь?
Он облизал пересохшие губы.
- Я же отвлеку их на себя, но своей смертью, задержу их...
- Справлюсь... - сдавлено ответил он, с трудом сдерживая инстинкт джентльмена и смотря на меня пересохшими глазами и тяжело дыша. - А может, я останусь в машине и вступлю в перестрелку, немного задержу их и дам вам уйти?
- Я отвлеку их больше... - строго и обречено сказала я, стараясь выглядеть героем, как в кино. – Быстрей, враги уже близко, тогда вы не сумеете уйти незаметно, и мы оба бесславно погибнем, не передав важные материалы!
Я затормозила у все еще работающего рынка, ибо это была уже живая часть столицы, недоступная никаким переворотам. Эти спекулянты будут работать и во время атомной войны, продавая дозиметры.
Без слов, тяжело вздохнув, он схватил косметичку и мгновенно выпал из машины, скрывшись в темноте.
Я облегченно вздохнула, давя газ и захлопывая дверь. Хоть этот будет спасен, и не будет мучить меня своей серьезностью. Не понимаю, как его жена его терпит, не говоря о том, как Оля могла ему позволить себя спасать. О том, что будет, когда этот бедняга с важным видом предъявит в шифровальный отдел армии Олину женскую косметичку, как особо ценную вещь для командования, я не подумала.
Поправив зеркальце заднего вида, я на мгновение с ужасом увидела, как весь поток машин ринулся за генералом и сворачивает там, где спрыгнул генерал, оцепляя рынок.
Впрочем, это было лишь на мгновение, ибо я скрылась за поворотом, а потом в переулках. А потом забыла о генерале, оторвавшись от погони и пытаясь выехать переулками в другую часть города, где даже военных не было.
Никто меня не искал, никто меня не останавливал. Попробовав на всякий случай рукой оставшийся мой черный телефон, я поняла почему. Просто все и всех глушили уже во всем городе, и ни рации, ни телефоны, ни даже телестанции наверняка не работали. А чтоб вырубить обычные телефоны достаточно просто вырубить телефонные станции, это вообще просто. Едь – не хочу.
Я осторожно притормозила, взглянув на название улицы. Полезно знать, где я нахожусь.
- Петровка 38, - медленно, приоткрыв дверцу с той стороны, по слогам, прочитала я. Что-то было в этом названии знакомое. Может когда-то я уже жила здесь?
Как бы то ни было, я успокоилась и полезла прямо на медленном ходу одной рукой в чемодан, чтоб проверить, не сунул ли генерал мне Олины платья вместо моих бумаг. Щелкнув замком я убедилась – да, это были мои дурацкие фальшивые пачки, дипломат с долларами поверх, документы на "Феррари", "Ниссан" и мотоцикл, куча бумажек и телефонных карточек мужа. Я закрыла его одной рукой, вынув дипломат с долларами. А потом открыла другой громадный чемодан – да, то же самое, они просто засунули в большущий кожаный чемодан два других брезентовых мешка, которые запаковали Оля с генералом еще в вертолете. На всякий случай я одной рукой, изредка поглядывая назад, развязала один мешок, чтоб убедиться, что там мое, ибо почудилась там какая-то подозрительная коробка. А к подозрительным коробкам неизвестного происхождения я испытывала с некоторых пор очень нехорошее леденящее душу чувство, после того как дипломат банкира Алексей Михайловича превратил пятьсот моих преследователей в порох. Подложить мне коробочку и хладнокровно отправить меня убегать сколько угодно – это была шутка совсем в стиле генерала или бойцов белобрысого.
Я вытащила коробку из брезентового мешка и облегченно захлопнула чемодан. Персики! Я раскрыла ее. Это была типичная коробка с громадными сочными персиками, которые продают на каждом углу. Поскольку она была жесткая и закрытая, то они и не помялись. Я вспомнила, что я высыпала в громадные сумки наверх все из сейфа будущего мужа, в том числе и продукты, коньяк, помидоры, балык. Насколько я вспомнила, там была еще одна отличная коробка пирожных... Помидоры и балык, Оля, как я понимаю, выкинула еще в вертолете, ведь все равно подавились бы, а коробку оставила, не разобравшись, что в ней. Убедившись, что в мешке бумаги мои и мужа, а также проклятые пачки, преследовавшие меня, я захлопнула чемодан, вынув открытую коробку с прекрасными, словно на продажу, аппетитными персиками...
И застыла неподвижно, парализованная ужасом, а по спине у меня побежали ледяные мурашки... Киллер появился на сиденье в машине рядом со мной так незаметно, будто материализовался из воздуха. На меня смотрело дуло пистолета.
А ведь я все еще медленно ехала, хоть и оборачивалась назад, закрывая чемодан. Да и дверь с его стороны он должен был открыть, хотя и забыла, дура, ее прихлопнуть. Пистолет с глушителем холодно смотрел мне в голову.
Даже со своей безумной реакцией я не смогла засечь момент, как он появился. Мне кажется, что он силой удерживал свое лицо долго на месте, чтоб я видела его.
Пока я копалась, в машине появился киллер, такие вот новости, - криво улыбнувшись, подумала я.
Он откровенно издевался надо мной, зная, что с его реакцией и скоростью я не смогу от него уйти.
Время словно остановилось для меня.
Пот струился у меня по спине – оружия у меня не было.
- Ну что... - славно беззаботно улыбнулся он, беря другой рукой персик и нахально поднося его ко рту. Будто я это ему коробку подала. – Не такая уж ты и страшная...
Я даже не заметила, как персик исчез из коробки и появился у его рта, а ведь я отличалась чудовищной реакцией. Точно тень для меня мелькнула.
Он специально медленно поднял пистолет выше, кусая персик, прежде чем выстрелить. Я все хорошо видела.
Все произошло так мгновенно, что я только и успела, что сказать первые буквы молитвы к Богоматери.
Его лицо, куснувшее персик, вдруг исказилось судорогой, как у Альмы-людоедки, овчарки на автодроме, куснувшей такой же персик, я дернулась назад, ударив тормоз и врезав правой рукой по его руке вперед, его ударило инерцией о стекло, и пистолет все же запоздало выстрелил, лишь разорвав мне левое ухо. Но это была судорога, последняя попытка стрелять. А проклятый человек-тень, так сбивший с меня спесь своей реакцией, почему-то медленно вывалился спиной назад из машины в незахлопнутую дверь с искаженным странным лицом с персиком во рту.
Он умер.
О Господи, я же забыла закрыть дверь, - наконец поняла я.
Точно кукла человек выпал головой и спиной вниз на асфальт, нелепо взбрыкнув окаменевшими недвижными ногами вверх. Они задрались и остались на машине. Прикушенный персик изо рта покатился по асфальту под колесо. На безжизненном странном лице его все еще застыла та же улыбка. Пистолет еще раньше выпал мне на колени.
Еще вне себя от страха, и не чувствуя крови, текущей по разорванному пулей уху, я, ничего не соображая, разрядила в труп выпавший из его руки мне на ноги его собственный пистолет с глушителем. И стреляла бездумно до тех пор, пока не кончились патроны, а потом еще нажимала курок, не понимая, что делаю и зачем.
Какая-то непонятная тревога грызла сердце. Так бывало всегда, когда я что-то не понимала очевидное, не могла связать что-то, и нечто упускала. Там, где другие могли уже заметить пробел в рассуждениях, я там просто вообще не думала. Что-то я такое подозрительное заметила, но не осознала, и не отметила. Я не могла уловить ускользающую мысль.
Я не понимала, что со мной творится, и почему я так все больше и больше волнуюсь.
Взгляд мой уловил бегущую из магазина по противоположному тротуару маленькую девочку, сидящую овчарку, вырвал из темноты персики на сиденье, и ледяное копье словно пронзило мне сердце. Я вспомнила такую же маленькую Принцессу, за обе щеки уплетающую еду из моей сумки, овчарку, схватившую персик и корчащуюся в судорогах, и улыбку киллера, подносящего ко рту очаровательный персик... Я все вспомнила, как маленькая Принцесса ела. Я не могла даже крикнуть и остановить девочку в моей памяти, чтоб она не ела, не ела, не ела... Я все видела маленькое лицо девочки, назвавшую меня мамой и уплевшую гору ужасных продуктов... В жаркой машине с меня рекой тек холодный пот, но я не могла ни остановить его, ни пошевелиться. Я уже ничего не могла поделать, только видела это маленькое доверчивое лицо. Мама!
Если от одного укуса персика со здоровой собакой и тренированным непобедимым убийцей случилась мгновенная смерть, и они упали замертво, то что произойдет с девочкой, съевшей в пятьдесят раз больше!? Я все представляла, как она падает в магазине пятьдесят раз снова и снова, и никто не приходит ей на помощь и проходят мимо, ибо мало ли теперь бродяжек?
Мне послышался шум. Ко мне бежали люди и собака.
И только потому я опомнилась и подняла голову. Надо мной была большая надпись большими буквами:
МУР.
Я пожала плечами. Здание.
Оттуда выбегали какие-то люди и странно смотрели на то, как я стреляю, вернее, щелкаю в труп из пистолета с глушителем. Я и опомнилась то только потому, что увидела, как они странно глядели, широко раскрыв глаза и рты. Что они, трупа не видели? - разозлившись, подумала я, и пришла в себя.
Поняв, что я, наверное, веду себя глупо, я кинула пистолет на труп, захлопнула дверь и тронула резко машину.
Что же в Москве, такое известное, начинается на М? – напряженно думала я. МХАТ – вспомнила я, и успокоилась. Это и был, наверное, известный Московский Художественный Театр, где работал мой любимый Станиславский. Жаль только, что родители почему-то никогда так и не подумали повести меня туда в отличие от брата, которого повели, а сказать им об этом у меня не было силы. А я так завидовала ему. А после смерти родителей я уже не могла и мечтать попасть туда. На глаза навернулись глупые слезы.
Я еще раз оглянулась, чтоб запомнить знаменитое любимое здание, воспетое в стольких книгах. Актеры всей группой собрались вокруг упавшего, точно в сцене Ромео и Джульеты. Попавший под заднее колесо несчастный персик обрызгал все вокруг сочной мякотью.
Я посмотрела на свои руки – я неизвестно когда надела на них тонкие белые женские перчатки. Я вспомнила, что видела их в бардачке возле Олиной косметички, но вот когда натянула их – хоть убей, не помню. Женский инстинкт во мне неистребим – печально подумала я. Даже в горе я кокетничаю.
Я не могла смотреть на машину без содрогания – в ней все напоминала мне ужасного человека, точно запах его все еще чувствовался в машине и он снова незаметно возникнет за моей головой, съест персик и опять выстрелит мне в голову. Все в ней напоминало возможную смерть близких людей. Дрожь против воли охватывала меня. Я плакала. Я никак не могла успокоиться, вытирала пот, вытерла в перчатках абсолютно всю машину, каждую ее пядь.
При первой же возможности я решила поменять проклятую машину, забив пока кнопки на окнах. Киллер-невидимка здорово сбил с меня спесь. Конечно, я слышала, что бывают Моцарты от рождения, понимала, что среди миллиарда людей попадается и один совершенный уникум по скорости и реакции, наверняка еще развитой по каким-то тайным методикам, читала древние китайские хроники про сверхбыстрых бойцов, но увидеть такое в натуре было шоком. Только сейчас мне пришло в голову, что написанное в одной из документальных книг, что кинокамера не фиксировала удары Брюс Ли по груше или перемещения Уэсибы во время боя, могло быть правдой. Я с трудом взяла себя в руки, ибо, горевавшая и ревевшая по Принцессе, я оказывалась беззащитной.
Я вдруг почему-то поняла, что без нее жизнь мне потеряет половину смысла, ибо как-то вдруг поняла, что выигрывала миллион и сражалась и в значительной мере и для нее, зная, что она меня ждет и мне надо отвечать и за нее.
Чудесный итог – я подняла глаза к небу и истерически страшно засмеялась – Принцесса скорей всего мертва, сестра Юля в реанимации и скорей всего убита, учительница Ольга Ивановна в реанимации и скорей всего умерла, подруга Оля под завалом разрушенного дома и скорей всего...
Я не знаю, сколько я так просмеялась, пока не очнулась от руки, положенной на плечо. Невольно я опустила глаза. Возле меня стоял невысокий пожилой сухонький старичок, одетый в рясу. Против воли я оглянулась – сбоку в темноте угадывалась церковь.
- Вам плохо? – ласково спросил он.
- Плохо? Мне?!? – сквозь спазмы убийственного невеселого черного хохота и слез спросила я. – Нет, я в отличной боевой форме... - ответила я, не переставая ужасно то ли смеяться, то ли рыдать. А потом взяла и разревелась просто отчаянно.
- У вас кого-то убили? – осторожно спросил он, утешая меня.
- Убили... - непонимающе повторила я. Я ничего сейчас не понимала. – Нет! – я потрясла головой. – Вроде никого не убили...
Я только сейчас поняла, что никого не видела из них мертвым, и этот вопрос старика наполнился удивительным для меня смыслом.
- Нет, я никого из них не видела мертвым, - удивленно сказала я, - просто, когда я оставила их, у них не было возможности остаться в живых...
- Тогда помолись о них, дитя, - тихо проговорил он, не обращая внимания на мой невеселый смех. У меня было такое впечатление, словно от его сердца жгло меня тепло, отчего в сердце было теплее.
- Ах, дедушка, если я буду молиться, я не смогу тогда стрелять, - подумала я, понимая, что это так.
- Разве это плохо? – непонятно к чему вслух спросил он.
- Чего ж тут хорошего, что меня убьют, - печально сказала я, - разве самоубийство это хорошо?
- А ты помолись за родных, - ласково, как ребенку, сказал он мне, погладив по головке. – Человек сильный и чистый может привести в действие божественную силу, пробившись до нее через тьму мирского мира, и тогда божественная сила, прорвавшись к нам, направленная тобой, может спасти ближнего...
Может я слишком сегодня устала, а может всегда была доверчива, и потому я послушно взмолилась о спасении маленькой Принцессы. Что было легко, ибо только о ней я и думала. Трудно молиться, когда думаешь о себе, и легко, когда тревожишься и думаешь за других... - еще подумалось мне. Когда я поняла, что мысль о стрельбе и невозможности молиться возникла потому, что я думала о себе. Мысль о себе, вернее, когда ты сосредоточена чувством на себе, делает невозможной искреннюю молитву. Забыв о себе, забыв обо всем, я молилась о спасении Принцессы, Оли, Юли, и о спасении Земли Русской... О моей маленькой принцессе, найденной так неожиданно, и жить без которой я уже не могла... О моей беспутной сестренке-близнеце, о которой я так много думала в детстве, и все боялась, что она меня тогда бросит и не будет со мной играть, ибо многие дети меня бросали и боялись. И которая, как оказалась, всю жизнь думала неотрывно обо мне... О нежданно обретенной подруге, которую я так боялась потерять... О бойцах белобрысого, с которыми я успела сжиться за ничтожное время так, как это бывает только с прошедшими вместе бои и смертельную опасность и разведку... О самом их странном командире, ведущем себя так, будто я его дочка... О пане президенте... Но больше всего мне хотелось почему-то молиться о Спасении России и о великом духовном пути моей будущей Русской Духовной Федерации... Я стояла на коленях перед иконой, и, сложив ручки на груди, молила, забывшись о всех ведомых и неведомых в пределах земли моей, грешных и безгрешных...
Когда мне на плечо легла рука, я не сразу даже поняла, что случилось, кто это и где я нахожусь.
- Получилось? – тихо спросил старый батюшка.
Я покачала головой.
- Нет... Скажите отче, - печально спросила я, - почему больше всего мне хочется молиться о Спасении Земли Русской?
- Широкая у тебя душа, дитя... Да и военная ты немного, не правда ли? – вздохнув, ответил он. - А им, как и государственным деятелям, коли сердце чисто, судьбой назначено о стране своей думать, особенно в такой момент смуты, они первыми под нож идут и мучаются ее судьбой... Не бойся, дитя - некоторым самой судьбой написано о всех заботиться, будто мать о единственном ребенке. Богом им это назначено, свыше, Служить народу Русскому ...
Я встала с колен.
- Машину я твою загнал под навес, - вдруг сказал батюшка, - лихие люди там ездят, сердцем чую – лихие... И вооружение твое я сохранил, негоже с ним в храм входить... - с этими словами он подал мне пистолет, который я, очевидно, засунула в одежду с собой, когда шла в храм. Странное дело, я не помнила, как в него вошла.
Увидев пистолет, я отчаянно смутилась.
- Не смущайся дитя... Я тоже через войну с фрицем прошел, запах пороха уловить сумею, не только крестом его святил, прости Господь мою грешную душу... Целые эшелоны под откос пускал, упокой фрицев Господи...
Я не выдержала и скрыла рукой мелькнувшую улыбку, представив священника с миной, заслонив рот ладошкой, чтоб ненароком не обидеть старика...
- А правда ли сказывали люди, что командиром отряда, принявшего безнадежный самоубийственный бой в ситуации против бесконечно превосходящих сил противника, когда не было никакой надежды на успех, и тем спасшего всех, - неожиданно спросил меня он, - была женщина?
Я отчаянно покраснела.
А потом сжала губы так, что они побелели и обозначились складки лица.
- Их уже, наверное, никого нет в живых... - тяжело сказала я. – Причем по моей вине. Я оставила их, в том числе и моих друзей, ибо мне надо было сделать одно дело; а потом, они могли убить меня по приказу прямого начальства, и я не могла верить им и никому. Дом, где я их бросила, накрыла через минуту крылатая ракета, наведенная на мой радиотелефон, намеренно там брошенный мной включенным после разговора с их начальником... - я криво и покаянно улыбнулась. – Вот так, я еще и убийца, ибо единственным шансом спасти их от сотен машин, когда они не последовали за мной, было завалить их в подвале рухнувшего дома, если они не вырвались за мной, чтоб до них и сам дьявол сегодня не добрался... Я слишком вольно сегодня распоряжалась судьбами людей, зная, что в случае ошибки их ждет судьба еще хуже, чем гибель... Я слишком часто играла ими, зная, что лучшее, что я для них выбрала – возможно смерть...
По улицам носились машины.
Старик ошарашено молчал.
- Ах, глупая ты и маленькая чебурашка, - неожиданно как-то по-отечески тихо и ласково сказал он, растрепав ладонью мои волосы. – Глаза вырвал бы тому, кто втянул тебя в эту военную игру, такую девчонку.
- Я просто глупая, а не маленькая, вы просто не знаете! – чуть не со слезами отчаянно и зло выкрикнула я.
Мне показалось, что он прошептал, что я и маленькая и глупая одновременно.
Я же услышала, как чьи-то люди методично проверяют уже соседний дом, возле него остановились военные машины. Мгновение, и я была уже в машине. Хорошо, хоть мотор у нее работал тихо.
- Смотри сюда дочка... - тихо сказал старик, вынимая из кармана рисунок. – Это план дворов, как ими выехать отсюда, не выезжая на дорогу.
Я посмотрела, оценила, поблагодарила.
Местные кошки еще никогда не видели настоящего ралли...


Глава 45.


Я металась. Машина металась по улицам и визжала вместе с моей мятежной душой. Мне нигде не было успокоения. Наконец, я напрямик, наплевав на все, рванула к тому месту, где нашла Принцессу. Я не могла больше терпеть. Убейте меня, но я больше не могла вынести, как неизвестность о ее судьбе убивает меня изнутри.
Затормозив так, что чуть не нырнула головой в стекло, я пулей ворвалась в тот подъезд, возле которого встретила маленькую девчонку.
- Простите, вы не скажете... - увидела я человека в открывшейся на шум двери.
- Нет! – человек быстро захлопнул дверь.
Я в бешенстве ударила ногой в замок. Дверь ударилась о противоположную сторону.
- Простите, вы не скажете?
- Все скажу... - заорал человек, падая на колени. – Все скажу, только напишите, что говорить, любого оговорю в суде...
Я плюнула и вышла.
Увидев испуганно выглядывающую бабушку, испуганно спускающуюся с визжащей от переполнения то эмоциями, то ли чем-то иным болонкой, ибо ее явно не выводили весь день, я повела себя дипломатически.
- Где живет здесь чудесная, хорошая маленькая девочка, - взмолилась я, - скажите, пожалуйста, она такая, хрупкая, вся воздушная и эфирная, одухотворенная, лет полутора с половиной, - я взволновано долго описывала ее всю, - с громадными глазами маленькая фея? Нет, принцесса!
- Такой нет! – категорично ответила старуха, захлопывая дверь. Но я подставила ногу.
Внезапно меня озарило.
- А где живет наглое, хамское, невоспитанное чудовище...
- Это Оля с третьего этажа! – перебила меня старуха, не дав договорить. – Так бы сразу и сказали. А то крутите, вертите...
Я ринулась наверх.
- ...но ее там нет! – крикнула мне вслед старуха.
Я застыла.
- Приезжал отряд американских командос, чтобы забрать ее домой, к папе, но они ее не нашли...
- А вы уверены, что американских? – холодея, спросила я.
- Они подарили моей болонке пачку жувачки... - чуть ли не со слезами сказала старушка. – Никакой русский до этого бы не додумался...
Я посмотрела на до сих пор жующую собачку и поежилась.
- Только деловой американский папа мог за этим своим ребенком, выросшим на улице, прислать отряд командос! – гордо сказала старушка. – Вот видите, а вы говорите – чудесная, воспитанная, хорошая принцесса!
Я не стала проверять дверь Принцессы, потому что сама не заметила, как и когда выстрелила. Из пролета лестницы в фигуру около моей машины.
Только когда возле моей машины упала какая-то подозрительная бритоголовая личность, из тени кинувшаяся к моей машине, я заметила в моей руке пистолет с глушителем. И то потому, что старушка с ужасом смотрела на него. О Боже, я среагировала совершенно бездумно, даже не прекратив разговор, а машинный воришка ткнулся разнесенной головой в приоткрытую дверцу.
- А вы кто ей будете? Как она вас называет? – ошарашено спросила старушка.
Я вдруг с тоской поняла, что я Принцессе, собственно, никто. Каприз ребенка дал мне надежду, но это мог быть только пустой каприз, шутка, исчезнувшая без следа. И я не могу сказать, как она меня примет. И вообще, узнает ли. У ребенка есть законный отец.
- Наверное, мама... - тихо и медленно сказала я, механически забивая пистолет за пояс.
Старушка дернулась на стену...
Как я оказалась в машине, я не помнила. Казалось бы, чужая девчонка, а я не могла не мучиться.
Я выворачивала руль так, что машина металась по улицам без смысла, как безумная, а несчастные покрышки малыша визжали, как поросята, непрерывно...
Не знаю, сколько бы я так ездила, если б около банка, куда случайно залетела, не заметила плачущего взрослого мужчину. Он шел в тени, отворачивая голову от дороги, чтоб никто не видел его слез, но я все равно их увидела. Даже через мгновенно увиденное отражение в зеркальных стеклах витрины. Гордый, прекрасный профиль, искаженный страданием...
- Не брал я, не брал... – прочитала я по губам то, что он бормотал, как заклинание.
Чужое горе, непонятно почему, отрезвило меня хоть немного...
- Давайте подвезу... – тихо сказала я, отгоняя назад и открывая дверцу. – Дождь ведь...
Он отворачивал голову, чтоб я не видела слез, но сел.
Не знаю, как случилось, но уже через несколько минут он рассказал мне всю историю, растирая злые слезы. Он стыдился, что плачет перед женщиной.
- Да мы успешны! – закричал он.
Вскоре я все знала. Это был довольно известный учитель, создавший целую сеть общественных домов для беспризорных. Все было на энтузиазме, на добровольной основе, они вообще лишь редко где получали государственные деньги. Работали как фанатики, вкалывали, как коммунисты, считали каждый грош как скряги и капиталисты. Без всякого государственного поощрения, как святые, они днем и ночью бились, чтоб воспитать из шпаненков людей. Они создавали детские дома на нравственной и духовной основе, чистые, как монастыри, религиозные, как первые христианские общины, ученые как институты. Детей обучали по специальным самым современным методикам, и добивались того, чтоб отстающие дети учились на уровне спецшкол-интернатов. Странное дело – математические интернаты дают светил и вундеркиндов, суворовские – офицеров, кадетские корпуса – цвет и честь России в прошлом столетии, а обычные детские дома, где дети также без родителей, что, особенные? Дети там точно так же могут быть сосредоточены на учебе, ибо они, наоборот, под контролем учителей весь день... Используя в обучении метод пошагового формирования умственный действий Гальперина, они добились, что в школе просто не было отстающих, ибо методика Гальперина-Бадмаева изначально разрабатывалась для того, чтоб достигнуть стопроцентной обучаемости и успеваемости, как и более сложная методика Шаталова. Переведя ее в более современную, компьютерную форму, благодаря чему была достигнута не почти стопроцентная успеваемость, а именно сто процентная, ибо известная методика Гальперина не требует запоминания вообще. Как это не трудно представить профану от педагогики, но у нее зато результат стоек, как навык езды на велосипеде, причем абсолютно любой ребенок, даже самый отсталый, осваивает самые сложные темы. Сейчас способы достижения стопроцентной успеваемости уже стали классикой педагогики...
- Ты не представляешь, сами ведь лучшие учителя шли к детям... – теребил он почему-то меня, полностью забыв, где он находится и что он хотел делать. – Словно Россия опомнилась, денег не берут, знают, что сложно будет, живут как аскеты, Сергии Радонежские и Терезы, подпоясанные веревками, но с огнем в глазах, и работают, закусив губы...
Я внимательно его слушала. Энтузиасты, ученые, деньги они не клянчили у государства, а, вроде Макаренко на современный манер, старались зарабатывать сами. Имеется в виду, что вместо урока труда дети работали на принадлежащих детдому собственных предприятиях и фермах... Хлебопекарни, маслобойки, мельницы, соковыжималки, стеклорезки, производство пельменей, вареников, кирпичные заводики... Не все приносили значительную прибыль, у большинства едва хватало на поддержание самих детдомов, для организации новых детдомов требовались деньги, но до сих пор они процветали, помогая друг другу...
Увы, это было до этого года. Как он ни сопротивлялся, вскоре я уже знала все. На него странно наехали. Похоже, по чьему-то заказу. Может, кому-то в стране не понравилось, что вместо проституток, извращенцев и бандитов из детских домов стали выходить очкастые математики и физики, похожие на маленьких подвижников нравственностью и духовным развитием. Пользуясь, что дети в поле зрения учителей весь день и ночь, было легко почти полностью закрыть доступ грязи и разврату, что почти недоступно с обычными детьми с неконтролируемым телевизором, и создать свои светлые традиции веры и чистоты, человеческий мир братства и большой семьи... Отрицательная черта детдома стала возможностью для святых и подвижников самим формировать и наполнять мир детской души...
Я вздрогнула и узнала его – мы довольно часто видели этого человека по телевизору. О нем много говорили, его боготворили учителя и дети, и я даже никогда представить не могла, что я когда-то бы сидела бы рядом с этим великим человеком и слушала, его, глупая, а он рассказывал бы для меня.
Я сидела и заворожено слушала его, остановив машину, положив голову на ладони и уперев локти в колени.
Его интересно подставили. Однажды утром он обнаружил, что он сам снял деньги движения, которые обычно направлялись на постепенное создание новых детских домов и проплаты за оборудование для малых предприятий. Обнаружил это, когда пришел в банк, естественно. Конечно, он даже не знал, когда он это сделал – его об этом вежливо проинформировали в банке. И теперь хоть умри. Ибо репутация умерла, когда все узнают то, что узнал он. К тому же его поставили на счетчик, ибо он взял в долг крупную сумму при свидетелях, все это видели, все это слышали, а он вчера об этом узнал. Да и кредиты отдавать надо, вовремя их вчера, естественно, невыплатили. И за выбивание долга с него, почему- то взялся тот же его "кредитор", у которого он "брал в долг", и его тоже поставили на счетчик. В долг ему настоящий кредит, чтоб вовремя расплатиться с этими долгами, естественно, тоже никто не дал – как заколдовал кто всех, кто раньше хорошо к нему относился...
Только тут он одумался, понял, что и кому рассказал, и чуть не выпрыгнул из машины.
- Сколько ты всего должен? – спросила я его.
- Кредитору – огромную сумму... – аж сжался он. – Сто тысяч...
Я молча завела машину.
- Поехали... – коротко бросила я, вспомнив, про громадный ящик с железной мелочью на такую же сумму в сто тысяч. Он еще стоял в "Ниссане", если стоял. У конторы. У меня было большое желание, чтоб кредитор их пересчитал.
Странно, - подумала я, подъезжая к Конторе. Я думала, это какая-то маленькая юридическая фирма, а тут были шлагбаумы и пропуска, будто это какая-то военная часть. Хорошо, что туда кто-то заезжал на нескольких джипах колонной, и мы проехали сразу за ними.
Когда я пересаживалась в "Ниссан", какой-то человек приблизился к нам, странно заглядывая в машину. Но, увидев, что я кладу в сумку Юлин телефончик из чемодана, который как раз остался у меня, молча отошел, занявшись другими.
Я пожала плечами, щелкая сигнализацией джипа – у меня были запасные в сумке. Учитель перетащил в джип мои громадные чемоданы...
Из дверей вышел и сел в машину рядом с моим джипом какой-то генерал.
- Ищите ее, козлы! – рявкнул он кому-то в дверь. – У нее голубая маленькая машина, она ездит открыто, дайте приказ всем постам! Найдите мне голубую!!!
Он с силой толкнул мою синюю малышку, которая стояла через одну машину на его пути.
Я посмотрела на пропускной пункт с тоской. Иван забыл сказать мне пароль. Я достала телефончик Юли, ибо там была какая-то кнопка, обеспечивающая прямую связь с ним.
- Идиотка! – рявкнул мне в ухо садящийся в машину рядом со мной генерал, вырывая у меня трубку от уха. – Я же уже отдал приказ, чтоб ими не пользовались! Ибо какая-то сволочь сдала все государственные коды с потрохами, и они расшифровывают их и наводят ракеты прямо на нас!!! Чем вы слушаете, мать вашу, та-та-та разгильдяи!!!!
Он сел в машину и поехал на выход, а я, пожав плечами, прямо за ним. Он вывел нас в свободный город мимо постов, и там мы распрощались в одностороннем порядке. Я пожелала ему самого лучшего вслед машине...
- Где он здесь, ваш кредитор? – почему-то разозлилась я, спрашивая учителя, сама запутавшись в переулках и щелкая рукой на схеме GPS, встроенной рядом с водителем в этом джипе. Я не могла найти эту его улицу на громадном, как у телевизора, экране карты, где двигалась моя точка. Слава Богу, все в этом джипе было настроено на профессиональных гонщиков, то есть на самого тупого, все понятно сразу.
Не зря учитель занимался дебильными детьми – он очень быстро нашел улицу на карте и успокоил меня, все еще не понимая, чего мы туда едем.
И только когда мы подъехали, я вдруг сообразила, что сами мы этот ящик с мелочью не вытащим. Идиотка! – я почесала голову сама себе. – Ведь у меня больше нет солдат, чтобы соваться непонятно куда.
Пока я так думала у ворот частного особняка с чудовищной оградой с колючей проволокой, я вдруг заметила какие-то тени на противоположной стороне улицы, подходящие ко мне с пулеметами.
- Иван! – недоуменно и подозрительно сказала я, узнавая своих ребят. – Вы что, на него работаете?
- Да нет! – коротко выругался Иван, странно глядя на меня. – Нам нужно туда попасть, а как сделать это без особого шума с такой чертовой защитой, я не знаю...
- Я знаю, как туда попасть, но не знаю, как оттуда выйти... - фыркнула я.
- Ты как тут оказалась? – бесцеремонно спросил Иван.
- Должок надо отдать... – пожала плечами я. – Мальчики, вы не поможете занести этот ящик, мне трудно? – вздохнув, сказала я.
Взглянув на ящик, они сначала хихикнули, а потом стали давиться от смеха.
- Твой должок? – тихо спросил меня Иван.
- Угу... – не колеблясь, ответила я, не желая подставлять учителя.
Но тот только фыркнул и поглядел на моего спутника.
- Вас подставили? – понимающе спросил он его.
Тот, сжав губы, начал обречено объяснять ситуацию, несмотря на мои знаки.
- Ах, чего уж! – отчаянно воскликнул он, когда я попросила его замолчать. – Все равно уже все потеряно, все узнают все равно...
Он обречено опустил руки.
- Ребята, оставьте одного посмотреть за моей машиной... – попросила я бойцов Ивана, ибо они уже без слов вытаскивали ящик и посмеивались. И дайте мне один пулемет, а то у меня остался только один пистолет...
Они сами выставили вперед этого несчастного учителя перед видеокамерой, пока я, склонившись к машине Ивана, брала один такой же ручной пулемет, как у меня был, и засовывала его под плащ.
Иван дал мне две обоймы!
- Ты что ящик не мог дать! – рассердилась я, плюнув на одинокую обойму. – Это ты суешь родственнице, будто последней нищей!
- Где я тебе возьму обоймы после сегодняшнего! – рассердился Иван. – Бери уж эти, они, хоть и бронебойно-зажигательные, но, по крайней мере, есть!
Я ушла к учителю от этого жадины, который не хотел поделиться последним.
Вовремя. Я подошла вовремя. Как раз открылась дверь.
- Мы долг пришли отдать! – на хмурый вопрос тут же заявила я вместо должника. Сразу, будто тут стояла. - Если будете еще телиться, то сами же и будете отдавать его, сволочи!
Охранник дрогнул от моей ругани, ошарашенный моим напором.
Переговорив с кем-то и выслушав известную фамилию учителя, охранник пропустил нас. Учитель уже, оказывается, был здесь раньше. Его узнали, но он еще не вспомнил.
Не знаю, почему охранник принял меня за нахальную детдомовку, а ребят – за воспитанников детдома? Он сам был виноват. Мы ему популярно объяснили, что с такой суммой в такое место и в такое время без оружия идут только дураки.
Он хотел что-то сказать, но опоздал.
- Принес?!? – услышала я спереди, куда уже прошел учитель, чей-то потрясенный удивленный мерзкий голос. – Да не мог он принести!
А потом я заметила краешком в длинном коридоре, как лицо "кредитора" перекосилось от злости. Когда он разговаривал с учителем. Странно, мне показалось, что он был почему-то не рад отдаче долга...
- Я проверю!!! – почему-то бешено и злобно закричал он. Его почему-то вдруг трепало от злобы: – Клянусь, все слышали, сам до последней монетки проверю, каждую пересчитаю, ... буду если вру, всех в свидетели беру!!!! – он буквально орал и топал ногами, и даже не соображал, что говорит, какие странные детские клятвы.
- Смотри, за язык тебя никто не тянул, ответишь за базар... – холодно сказала я, входя, а за мной ребята втянули громадный ящик, наполненный монетами. Бог его знает, почему людей с нечистой совестью тянет на глупые обещания, когда им вернули деньги. Они словно накручивают себя неискренне.
Монеты весело зазвенели. Одна даже упала кредитору под ноги, звеня и подпрыгивая. Я рассмотрела "кредитора" – это был лысый огромный неприятный мужик с тяжелым взглядом. Грандиозный ящик, достававший мне до шеи, был ему лишь по пояс.
Он как-то странно и даже неверяще посмотрел на ящик. А потом на всех своих соратников. А потом снова как-то даже по-детски неверяще на колоссальный ящик с денюжками. Мы все с интересом смотрели, как он медленно краснел, краснел, и бурел:
- Я! – сказал он. – Я!
- Ты, ты, - сказала ласково я. – Считай, кто же еще тут кредитор!
Он посмотрел на меня и вдруг, схватившись за голову, задергался и рухнул к моим ногам, ударившись, когда падал, об угол ящика. Ибо я слегка подтолкнула ногой неустойчиво поставленный на что-то ящик. Чтоб человеку не было так жестко падать на землю.
Вечно я такая добрая.
- Инсульт... С сосудами мозга что-то... – сказала я.
- Женщина! – вдруг прошептал он.
Они все вдруг словно очнулись и посмотрели на меня.
- Женщина! – пискнул кто-то. – Это же Королева!
Непонятно почему от моего вида с ними случилось то, что случилось, неужели я что-то одеть забыла? Соратники кредитора все ринулись в открытую с той стороны, где они были, бронированную дверь. Швырнув нам назад в щель уже почти закрывшейся за ними железной двери тяжелую оборонную гранату. Осколки которой летят на 200 метров. А тут была лишь маленькая, закрытая сзади на такую же бронированную дверь, пустая комнатка. Где совершенно негде было спрятаться.
Все как-то мгновенно побелели. Ибо спасения не было. Дверь уже почти закрылась.
Граната летела на меня.
Один из бойцов рванулся к гранате, чтоб закрыть ее собой, но я успела первая. Я не стала ни стрелять, ни метаться, а просто лениво ударила ее в воздухе железным дулом пулемета, который до сих пор прятала под плащом вертикально. Будто это не граната, а бильярдный шар. Ударила так, что граната, перелетев уже почти закрывшуюся дверь ударилась о угол рамы двери, отскочив от рамы, мгновенно ударилась о закрываемую дверь и отскочила уже к ним вовнутрь как раз тогда, когда дверь захлопнулась...
За дверью что-то страшно ахнуло. И чудовищная железная дверь почти в полметра толщиной, дернувшись, медленно рухнула аккурат к моим ногам верхушкой, открыв дверь...
Я просто лениво выпустила вертикально стоявший пулемет так, что он словно сам собой опустился дулом вниз. И, даже не двинувшись с места, хладнокровно прошила все, что осталось там еще живо; или, прости Господи, казалось мне таким там...
- Он так и не дал расписки! – сказала я печально, выбрасывая обойму, меняя ее на новую.
Опомнившийся Иван стал отдавать приказания.
А я посмотрела на свои ноги и чуть не заплакала, скривив по детски лицо:
- Он запачкал мне платье!
Все обернулись. Действительно. Железная тяжелейшая дверь, упав на него, забрызгала мне ноги его мозгами и внутренностями...


Глава 46.


Ребята как профессионалы уже успели зачистить это здание, прорвавшись во внутрь дома после того, как я зачистила в той комнате. Они уничтожили всех. Тем более, что больше никого и не было.
- Детям буду рассказывать, как работал с легендой... – вытирая пот, сказал появившийся боец изнутри дома, смотря, как я все расстроено смотрю на запачканную обувь и белое платье.
- Мама постирает! – мрачно сказал Иван, подымая с полу обойму. – Пора тебе уже привыкать следить за собой и не оставлять везде своих грязных пальчиков на всех вещах, это тебе не Афган и не Чечня. Юля то ни разу нигде не оставила, она все вытирает! Учись у сестры...
Он обернулся к своим.
- А вы ищите сейф, и быстрей, где эта сволочь прятала шифры...
Я с горестью посмотрела на свои безнадежно испорченные туфельки и подняла вылетевший у бандита при ударе железной плитой сверху карманный компьютер. Он вылетел у него из-за пазухи вместе с именными телефонными карточками с фотографиями, которые я тоже взяла позвонить.
- А от чего эти шифры? – незаинтересованно спросила я, пряча компьютер в карман.
Иван не ответил.
- Ты должен мне две обоймы... – мрачно сказала я, недовольно сопя, что меня не слушают.
- На... – Иван быстро обобрал какого-то бойца, приказав, чтоб тот взял себе оружие у убитых. Чтоб дитя не плакало. И чтоб я его не трогала.
Я отошла и начала играться с толстым глиняным божком внутри одной из комнат, совершенно забыв про окружающих. Я подумала, что это Ванька-встанька, и с любопытством раскачивала его. Туда-сюда.
Естественно, он долго так не выдержал, и упал на пол. Он был очень, очень большой... Он взорвался, как бомба – во всю сторону порхнули белые листочки. Все вздрогнули.
- Ты меня заикой сделаешь, Королева... – вытирая холодный пот и опуская оружие, выругался Иван. – Я то думал, что это граната...
Он поднял одну из бумажек.
- Расписка, данная Евгением Петровичем Карасиковым в том, что он... – медленно прочитал Иван. И сказал. – Да это всего лишь расписки...
Я так не считала, я аккуратно быстро собрала все бумажки и тут же в каминчике развела костерочек. Предварительно посмотрев каждую... Их тут были пачки... Тысячи... Как неаккуратно... Собирать было так долго... Учитель мне помогал, пока остальные занимались делом...
Меня заинтересовала лежащий небольшой боец.
- Странное дело, - недоуменно сказала я. – Человек в клочья, а одежда целенькая!
Подбежавший боец тут же снял одежду с него и бросил мне в руки какой-то комбинезон.
- Это бронежилет за сто тысяч долларов, - сказал он, хихикая, засунув мне его в руки. – А не одежда!
Я пожала плечами и положила ее на ящик с деньгами.
Потом я аккуратно разбила всех остальных божков в этом доме, тщательно покрошив прикладом глину, чтоб ничего не пропустить. Пока все работали. Все божки были с расписками.
В крышке одного из божков оказались просто запеченными какие-то ключи...
- Как вы ищите, гадины? – ругался Иван. – В любую минуту сюда может прибыть кто угодно, от подкрепления начиная и чертом кончая, а вы даже сейф не нашли!
Он злился.
Мне захотелось есть. Мое внимание привлек холодильник, который был в эпицентре взрыва, но так и остался целеньким. Сердито бормоча, прямо на глазах у всех, я пошла к нему. Я подошла и подергала дверку холодильника – она оказалась закрытой на ключ.
Все странно смотрели на меня.
Резонно рассудив, что в связке ключей, добытой из божка, может быть ключ, который подойдет к дурацкому холодильнику, я попыталась открыть холодильник. Уж очень мне захотелось кока-колы холодной.
Они как-то так по-дурацки смотрели на меня, открыв рты. Холодильника что ли, с замком не видели? - рассержено подумала я. Моя тетка, с которой и с ее сыном я жила, вообще приварила на холодильник лямки и закрывала на амбарный замок. Чтоб я не ела сыр. А у одного из моих клиентов на холодильнике вообще стояла сигнализация, чтоб он не боялся отравления.
- Чего вы смотрите, кока-колы хочу! – рассержено рявкнула я на их сердитые взгляды.
Странное дело – холодильник открылся. Наверное, хозяин просто хранил свои запасные ключи – от машины, от дверей, от холодильника в божке на всякий случай. Конечно, от такой полуметровой железной плиты нужны ключи.
- Но тут нет кока-колы! – расстроено сказала я, заглядывая внутрь холодильника и пытаясь захлопнуть его, пока Иван не заглянул. – Ну и фигни тут!
- Отдай нам информацию о шпионской деятельности криминальных и чеченских формирований, о том, чем и кем вызвана их активизация против деятелей культуры и науки, и отдам тебе все их средства! – убито сказал Иван.
- Отдашь!?
- Ну... поделимся... Мне шпионов, тебе их деньги... – мрачно сказал Иван. – Ты же так делилась с Саней, мы вполне согласны... Деньги тебе, шпионов – Родине! – патетически сказал он. – Тебе жалко их?
Я незаметно потрогала компьютер в кармане и согласилась, кинув ему связку.
- Хотя я не понимаю, зачем тебе такие мелочи... – проворчал он. – Что там может быть у этого ублюдка...
Я промолчала, ничего не понимая. Все равно я в этих бумагах бы не разобралась. Точно такой же блокнот, какой был у меня с тонкими листами, доставшийся от Ивана, перекочевал из рукава той руки, которая шарила в холодильнике в поиске кока-колы, мне в карман платья.
Они быстро стали вытаскивать все и складывать в пакеты. Честно говоря, я в этих бумагах полный ноль. Даже смотреть туда не нужно, все равно одна фига видна. Я б лучше триллер почитала. Про людоедов. Робинзон Крузо. Я его еще не закончила дома.
Пока они возились с бумагами, я взяла себе еще и ноутбук, бывший в сейфе. Это их вина, что они приняли его за полку, ибо он был покрашен под цвет сейфа.
Они взяли бумаги, я же механически взяла себе завещание, которое они отложили...
Ребята, разбежавшись, искали тайники в доме, тогда как я, чтоб не выглядеть дурой, достала лежащий сверху в завещании в "холодильнике" план дома, приложенный к завещанию. И сделала вид, что его изучаю. Над завещанием явно недавно работали – виднелись пометки – усилить, заменить, жене отдать то-то. Кто-то завещание писал сегодня, боясь не вернуться, вот и приложил список тайников... С кодами, к завещанию. А на самом деле я просто старалась не выглядеть глупой и хотела показать, что тоже важная и занята.
Они метались, отчаянно искали. Ничего не могли найти. Я спокойно сидела и рассматривала план. Глядя, как они метаются. Пробегавший мимо злой как черт Иван, которого я попросила объяснить про непонятный крестик на плане, почему-то отчаянно разозлился, увидев эту бумажку, нашипел на бойцов, наорал на меня, чуть не отшлепал по заду, и вырвал завещание из рук у меня. И, держа бумагу в руках и отчаянно ругаясь при этом, поминая меня и всех растяп во главе с собой из его взвода нехорошими словами, принялся быстро командовать, где какой сейф находится, как вскрывать, какими ключами и какими кодами. Ибо в завещании для жены и детей были выписаны все цифирки. Зыркая на меня ужасно.
Я забилась в угол и ужасно обиделась. Почему он отобрал у меня бумагу? Почему он наорал на меня? Неужели то, что он жених Юльки и старше меня, дает ему на это право?
Я расстроилась чудовищно. Даже всплакнула.
- Я ухожу... – крикнула я им сквозь слезы. – Но я вернусь!
Я уже вышла, схватив несчастного преподавателя, который еще не очнулся от гранаты, когда раздался голос Ивана.
- А деньги? – мерзко спросил он. – Ты так сто тысяч и оставишь, не получив расписку?
Я мрачно посмотрела на деньги. На ящик, то есть.
- Это вы мне подсунули по копейке! – обвиняюще сказала я. – У меня шины лопнут и два человека скончаются!
- Хочешь оставить? Ты бы еще и подпись поставила на стене – здесь была ... и т.д. – ухмыльнулся Иван. – Ведь все знают, что это твоя сумма!
- Я оборонялась! – рассердилась я. – И делала это в присутствии государственных структур. Даже формально защищая жизнь старшего по званию, мне еще и орден должны дать! – надменно воскликнула я.
- Где это ты набралась таких предрассудков? – недоуменно воскликнул Иван. – Когда это в России за спасение меня давали орден?
Я молча вышла, потянув за собой учителя. Приказав кивком бойцам поставить деньги в джип. Странно, но они выполнили это быстро. Наверное, не могли разобрать, я их командир Юля или чужой командир. А может, я была более убедительна.
- Денюжки, они счет любят, - сказала я, глядя на заносимый ящик. Не знаю, ну почему так, почему, когда я говорю самые простые слова, все ржут как убитые. Я чуть опять не расплакалась. Ну и впрямь дура.
Я завела джип и с тоской посмотрела на свой дипломатик. Вот и исчезла голубая мечта моего детства. Теперь я снова нищая.
- Сколько вы там должны в банке? – мрачно спросила я.
Как я и подозревала, дипломат с моей премией полностью покрывал его недостачу по движению. И даже оставалось что-то на расплод. Ведь он рассказывал, как энтузиасты, наоборот, своими силами делали детские дома фактически из ничего. Сотни тысяч хватало, чтобы начать их штук пять, ведь часто оборудование для хлебопекарни стоило не более десяти тысяч долларов... А дети улицы, сами став хозяевами, становились ужасно оборотистыми, жохи... Я печально улыбнулась. Пусть улыбаются дети, а я, дура, останусь такой как есть. Я вдруг все решила твердо и мгновенно жестко обернулась.
- Где там ваш банк?!
Он тихо сказал.
- А вас там снова не кинут? – спросила я.
- А я там больше счетов и не держу... Да и какая разница... Уже вряд ли что будет... – тихо ответил он.
- Поехали! – жестко приказала я.
- Мы нашли своего воспитанника в банковской системе, он обещал разобраться... Он работает в банке России... – тихо говорил он, не понимая, что я хочу делать.
Я резко затормозила у банка. Идти мне с ним в нормальный российский банк было нельзя, чтоб не навести и на учителя бандитов – это я поняла сразу. А как охранить его, пока он не дойдет до своего товарища и не сдаст деньги, я не знала. В голову мне пришла глупая мысль, что хорошо бы прикрыть чем-то доллары дипломате, чтоб их у него не отобрали, пока он будет входить в банк. Посмотрят, что фальшивки, и оставят. И чтоб в дипломате так не шумело. Когда он пустой, это наводит на подозрение, что там могут быть деньги. А когда он полный, никто и не обратит внимания, подумают, что там книги и водка, откуда же у него столько долларов? Не долго думая, я поверх драгоценных долларов, повернувшись на заднее сиденье, где лежали чемоданы, положила пачки. И быстро заложила свои настоящие драгоценные доллары сверху фальшивыми квадратными пачками с этими "мать твою", тьфу, Е. Несколько пачек попало и фальшивых долларов с Чейзом, но это так. И положила сверху селедку, неведомо как дожившую до этих времен и не выкинутую. И плотно закрыла дипломат, оставив хвостик с селедкой снаружи, чтоб не думали, что там доллары, пока мой спутник чего-то отстранено рассказывал мне, застывше смотря вперед в окно. Он, похоже, говорил о том, чего не смог и никогда больше не сможет сделать... Кажется, гибель человека навела его на слишком простую мысль решения проблемы хищения под его именем...
Я вручила ему дипломат, с тоской посмотрев вслед ему. Дипломату. Но сжала сердце. Да, я дура. Вместе с ящиком монет остатки моего миллиона отчасти покрывали его недостачу.
- Здесь на дне небольшая сумма, - не слушая его, тихо сказала я звенящим напряженным голосом. – Запомнили, на дне, я сверху ее прикрыла, они настоящие!
Он недоумевающе посмотрел на торчащую селедку.
- Это маскировка... – быстро сказала я.
Он пожал плечами.
- Отдадите это вашему лучшему другу... Пусть сразу оформит, это немного поможет вам... – нервно сказала я. И печально подумала: ну, вот и все. Кончилась я как миллионерша...
Он странно посмотрел на меня, взял дипломат, и вышел...
- Попросите все руководство банка, которое выдало "вам" деньги вашего движения, чтоб они приняли их обратно, то есть пришли сюда и сами их пересчитали... – тихо произнесла я ему вслед. – Я жду.
Он вздрогнул.
Уже через несколько минут я увидела подозрительно растерянно сладко улыбающихся троих людей в пиджаках. Выглядевших со своими улыбками немного глуповато и ошарашено. Глаза смотрят по сторонам с одного предмета на другой. Будто мышь пришла и сказала коту, что она отдает свой выводок на воспитание. Все молодые, странные.
Один, правда, выглядел странновато – мрачный, растерянный, небритый и усталый, он шел сзади и приглядывал за этой стаей.
Я открыла заднюю дверь изнутри нажатием кнопки, и она приподнялась вверх, открывая ящик. Они как раз подошли и все стали так возле ящика, чтоб я их видела изнутри.
- Пересчитайте, пожалуйста... – вежливо спокойно попросила я прямо с водительского места, кладя рядом на сиденье пулемет, чтоб скосить их изнутри одним движением руки. – Здесь вся сумма, что вы ему выдали... Я подожду.
Я не знаю, что я им такое сказала. Так все в банках просят. Лица всех троих вытянулись и стали ошарашенные и немного ужасные. Они как-то непонятно растеряно смотрели на деньги. Неужели сто тысяч никогда не видели? Учитель, правда, должен был миллион, но я готова была извиниться и сказать, что обсчиталась. Когда они назовут мне точную сумму.
- Что происходит!? – жестко спросил тот самый странный из них, четвертый. Что подошел сзади. Усталый, злой и небритый.
- Да вот, известный учитель... – он назвал фамилию, - взятое из банка со счетов своего движение возвращает обратно... – странно дрожащим голосом, все еще пытаясь улыбаться, сказал один из троих менеджеров, неверяще зачерпывая руками деньги и смотря на номинал. – Попросил пересчитать.
- Самим, - ласково сказала я. – Чтоб не было ошибки, что мол, не так приняли деньги.
- Почему таким образом?! – не выдержал четвертый, разъяряясь.
- Да понимаете... – не выдержал и замялся один из троих менеджеров, - учитель этот сначала не понял про то, что он сам снял деньги, и все отрицал, что это он сам их у нас брал...
Четвертый, в помятой рубашке, вдруг рванул его за шкирку.
- Он сказал, что он не такой дурак, чтоб самому приезжать в банк, и снимать всю сумму со счетов движения сразу наличными, самому, еще и не сказав кодов... – дрожащим голосом пропищал ему менеджер. – Но я сказал, что мы слишком его хорошо знаем, и выдали ему и так, как важному клиенту...
- Так... – мрачно сказал четвертый. Явно самый главный. – Абсурд.
- Считайте, считайте ребята... – я передернула затвор. – Второй раз мы хотим избежать тех же ошибок. Я думаю, вам надо пересчитать каждую монету... Мы люди небогатые... Денежки счет любят...
Они опять подумали, что я над ними извращенно издеваюсь. Все почему-то думают, что я садистка. А я жертвенница и благодетельница – фактически деньги отдаю последние. Мне и самой было интересно, сколько же там монет. Сколько же я отрываю от души... Я щедрая, я добрая, я хорошая.
- Не знаю, кто из вас был знаком с покойным Афанасьевым... – я скосила глаза на лист завещания умершего от инфаркта "кредитора", который я забрала вместе с ноутбуком. – Но отойдите, отойдите чуть дальше назад.
Они побледнели еще на слове "покойный".
- Зачем отойти!? – тихо прошептал один.
- Чтобы не забрызгать машину мозгами... – брезгливо сказала я, вспомнив про чистоту и гигиену.
- Мы все отдадим... – пискнул один из троих менеджеров. – Бес попутал! Афанасьев наехал на нас, потребовал этого учителя подставить, и мы не посмели противоречить ему... Они все могут!
Четвертый брезгливо смотрел на них.
Я холодно и резко, не отвечая, завела мотор.
Наверное, они были храбрыми и посчитали, что они в бронежилетах. И я ничего с ними не сделаю. Потому что накинулись на лежащий пулемет, один отвел его дуло в сторону, другой держал его, третий даже ахнул, вцепившись в лежащий ручник, тяня его на себя, чтоб я его не схватила. Даже пистолеты из карманов вытаскивали, уже спуская в меня, победители.
Да только я даже не тронула пулемет правой рукой, а холодно трижды выстрелила скрытой от них сидением левой рукой из пистолета с глушителем им в головы. А не в бронежилеты. Так что они просто легли на ящик с деньгами. Сами забравшись внутрь машины, еще и кинувшись в нее, сами. Так, что никто этого снаружи и не увидел. Гул машины полностью скрыл даже щелчки пистолета с глушителем.
Только один четвертый стоял снаружи и мрачно смотрел на меня.
- Уезжай, Королева... – спокойно и зло сказал он, приглаживая взлохмаченные волосы.
- Чтобы ты навел на меня бандитов? – изогнула бровь я, не желая стрелять открыто. – Садись, прокачу!
- Я только сегодня приехал, - мрачно сказал он. – И не имею к этому отношения.
- Садись быстрей, я разберусь... – пообещала я. – Заскакивай...
- Неужели ты не понимаешь, я владелец банка... – разозлился он. – Зачем мне эти копейки беспризорников! Ведь если б они узнали, что я обидел их учителя, как бы он их не воспитал, завтра я собирал бы этот банк по кирпичику вдоль всей Тверской... Наоборот, его физики и химики такое бы нахимичили с банком, что я бы на собственных подтяжках повесился, интеллигенты чертовы!!!
- Он никому не сказал... – обижено сказала я.
- Ну, случайно проболтался одному человеку... Поплакался в жилетку прохожему... – ехидно сказал растрепанный. – И приехала Королева пожурить мальчиков... – он яростно ткнул ногой трупы.
- Самооборона... – пожала плечами я. – Ты мог бы подтвердить, что они сами первые схватились за пулемет...
Он схватился за сердце. Кажется, ему не понравилось слово "мог бы"...
- Я разберусь... – мрачно проскрипел он. – Тем более что все уже выяснилось, твой клиент не виноват, они сами сказали... Моему банку придется восстановить его счета... – выплюнул он.
Я медленно нажала кнопку опускания задней двери.
- Надеюсь, ты вернешь все... – медленно сказала я, давая ход. Он остался один и укоризненно покрутил взлохмаченной головой, ругаясь.
Я оглянулась назад. Все-таки у меня осталось сто тысяч. Лежат рядком голова к голове.
Мне почему-то резко перестали нравиться деньги. Если раньше я мечтала, чтоб их было много и в кармане звенело, то сейчас смотрела на них почти с отвращением. Целый ящик звенит. Всю жизнь считать можно. А мне неприятно.
Не зная, куда деть банкиров, я остановилась у бака с мусором и вытащила в перчатках их из машины. Поскольку сил забросить их в бак у меня не было, я аккуратно сложила банкиров возле бака, как всегда делала с крупногабаритным и тяжелым мусором. Дворник придет и сам закинет в машину. Мне часто приходилось убирать квартиры после покойников, я знала, как обращаться с крупным хламом, чтоб дворники не ругались. Когда оно навалено, навалено, это одно. А когда оно аккуратно сложено – совсем другое дело.
Я удовлетворенно улыбнулась какой-то старушке, которая со странным выражением смотрела, как я выношу мусор из машины. Я внимательно осмотрелась – не перевернула ли где-то мусор, не запачкала ли асфальт? Но нет. Я всегда была немного по туповатому исполнительна, но довольно аккуратна.
- Дворник придет и сам закинет в машину... – виновато улыбаясь, ласково сказала ей я. – Мне тяжело самой подымать такие тяжелые тюки... Дворник всегда это делает сам...
Она почему-то меня не так поняла, и, с исказившимся лицом, бросилась прочь.
Я подумала, что дворнику, наверное, тяжело жить с такими странными женщинами; она, наверное, ругает его за беспорядок и скандалит... Знаю я таких, никакой порядок их не устраивает, везде найдут к чему придраться...


Глава 47.


Сев за руль, я стала приводить в порядок мысли. Во всем люблю порядок. Даром что ли, уборщицей, чистильщиком работаю... Тряпочкой я вытерла машину, чтоб было чисто....
Но, когда я выехала на трассу, я почувствовала, что за машиной кто-то прицепился. За мной пошла какая-то машина, я имею в виду. Впрочем, я, выждав момент, когда оказалась вне зоны видимости той машины, скрылась в одном из бесчисленных дворов.
Я как раз вышла и села на лавочке, чтоб все хорошо обдумать. Что мне делать. Где искать Принцессу? И не опасно ли это делать, если меня саму ищут?
Я только села, когда увидела плачущего своего одноклассника Петра, громадного парня, идущего из глубины дворов. Об их любви с Женей, первой красавицей района, ходили легенды. Ну никогда и представить не могла, чтоб этот двухметровый монстр, спортсмен, каратист, всегда защищавший меня как брат и всегда готовый накостылять обидчикам, плакал.
Забыв и бросив все на лавочке, пистолет, пулемет, я кинулась к нему. Лишь с пятого раза, когда я его дернула, он обратил на меня внимание.
- Отстань Пуля! – рявкнул он.
Он всегда таким был. Но я, успокаивая его, быстро разобралась в ситуации. Отец Жени неожиданно для всех стал очень богатым. Петр же так и не стал бандитом. Все, на что его хватило, это открыть маленькую ремонтную мастерскую и тренировать местных мальчишек каждый день бесплатно, но зато очень увлеченно. Он в эти ежедневные тренировки вкладывал гораздо больше увлеченности, чем в работу, это я поняла. Мальчишки били всех хулиганов в округе, да только вместо Версачи он носил Воронина, вместо роскошного джипа "Хаммер" у него была новая "Нива", Швейцарии он во всем предпочитал Тайвань.
Они с Женей безумно любили друг друга и без Версачи. Все думали, что они поженятся. Но резкое изменение положения отца Жени вдруг стало между ними. Отец вдруг окружил ее богатыми женихами и делает так, что она все время в их окружении, - со злыми слезами сказал он. Яхты, роскошные теплоходы, курорты, Канары, люксовые номера и новое высшее общество. Женю постоянно отсылают под разными предлогами за рубеж.
- А на Гавайях в обществе миллионеров, катаясь на Феррари, бегая по ресторанам, что? – проскрипел, вытирая слезы, Петр. – Закружилась девичья головка под коньячок, и все, сама не заметила, как в постели оказалась и полюбила другого... Батяня ее этого и добивается, зачем ему голодранец в семье!? – шмыгнул он.
- А жениться на ней не пробовал? – осторожно спросила я.
Он завыл, разозлился и попробовал меня стукнуть.
- А что ж я делал?! – закричал он, стуча по мне кулаками. Пытаясь достукаться до меня, я так поняла. – Да ее папаша категорически заявил мне, что отдаст дочь мне только тогда, когда я приеду к нему со ста тысячами долларов и на такой машине, что будет дороже, чем его... А до Жени меня даже не допустили...
- Ну так в чем дело? – перебила я, удивляясь его глупости. – Поедь на авторынок и поставь на своей машине цену в миллион долларов, вот она и будет дороже... Нашел проблему...
Я вообще не понимала, в чем проблема.
- Машина ведь твоя? – удивленно спросила я.
- Я так к тестю-авторитету и подъеду в его охраняемый замок в миллиард долларов!?! – зло спросил он. – С ценником в миллион долларов на "Ниве"? Когда он спросит меня, почему это так машина дорога?
- Ну, скажешь тестю, что машина тебе дорога как память... – недовольно сказала я. – Ну, как память о том, как в ней ты с Женей целовались на заднем сиденье... – поправилась я.
Он только зло и отчаянно разрыдался, зло зыркая на меня.
- Уйди Пуля, а то убью! – отчаянно рявкнул он. – Плевать мне на ее деньги, я ее люблю с детства! Я б давно ее украл и удрал с ней, она сама б удрала, да Женьку сейчас охраняют как президента, да и увезли в Германию, куда меня не пускают. Ее папаня кого-то купил, и мне просто даже не выдают загранпаспорт. А мне с усмешечкой заявил, что нищему дочь не отдаст... Приезжай, издевательски говорит, с деньгами... Сам, говорит, проверю, каждую копеечку обмусолю, все пересчитаю! – он бешено ударил кулаком по стене и разломал ее.
Не надо было ему это говорить про каждую копеечку. Во мне еще на слове "пересчитаю" включился какой-то отсчет – десять, девять...
Я посмотрела на свою машину и вздохнула.
- Пошли... – сказала я, отбирая бутылку.
- Куда мне идти? – тихо спросил он.
- В мою машину... – буркнула я. Я уже все решила. Плевать мне на деньги – любовь важнее. Пусть взрослые твердят, что все проходит и деньги главное, я все равно считала, что настоящая любовь важней всего, я такая глупая. И плевать мне, что я останусь нищей, плевать, на все, что я опять буду жить в том же чулане на балконе с собакой, а тетка снова даже не будет пускать меня в квартиру... Я, не задумываясь, отдала машину...
- Что это!?! – шокировано спросил Петр, и лицо у него вытянулось, когда он рассмотрел мой болид, который стоял вдали от меня.
- "Ниссан" специальной сборки для экстремальных гонок... – мрачно сказала я, бросая ему из салона документы и ключи, копаясь в чемоданах. – Он еще не оформлен...
- У тестя похожий, но этот ровно в полтора раза больше, все детали пропорционально больше, настоящий зверь... – ошарашено тихо пробормотал Петр с сумасшедшим видом, обходя машину со всех сторон. Он не мог отвести взгляд от машины. – Да у этой титановый корпус в пол пальца, она стоит, наверное, миллионы!!!
- Дешевле, чем у тестя?
- Да ты что... – ахнул он. – Тесть ездит на запорожце, если сравнить с этой махиной...
Он посмотрел на свои руки, увидел там чистые документы, и побледнел. До него только сейчас дошло, что я кинула ему.
- Я оставлю тебе сто тысяч... – устало сказала я. – Надеюсь, вы с Женькой пригласите меня на крестины...
- Да ты что! Ты хоть соображаешь, что ты делаешь?!? Я не могу взять их у тебя! Ты сегодня странно выглядишь, Пуля! – догадался он. Эти мужчины обращают внимание на то, как ты выглядишь, только если одежда, наоборот, не прикрывает твое тело, - поняла я.
- Мне плевать на деньги, - тихо сказала я. – Чего я люто ненавижу в этой стране, так это то, что люди считают деньги выше любви. Пусть Женька и ты хоть немного побудете счастливы – может, любовь и сохранится у вас надолго... Деньги не стоят любви...
Он думал сразу уехать.
- Обожди, дай я выну сумки! – крикнула я.
Петр смутился ужасно.
- Хоть бы помог! – взвилась я.
Он тут же вытащил громадные чемоданы. Поняв, что я с ними останусь одна на скамеечке, и буду снова таскать их руками, я взвыла. Ведь до этого я их не протащила и две сотни метров в сумме, если не считать, конечно, бегание по ресторану, в котором мне нечто придало сил.
- Спокойствие, только спокойствие, - сказал Петр, сообразив.
Я полезла в карман, и вдруг обнаружила там остаток одной из распотрошенных пачек с долларами, о котором я забыла.
- Послушай, а тут никто старую машину не продает? – спросила я. – А то доехать домой не на чем.
Петр не стал долго думать, и скоро я уже сидела в новенькой "ладе" и смотрела вслед уехавшему громадному джипу. Мотоцикл "Ямаху" он поставил в свой гараж, дав мне ключи. В заднее окно уезжающего джипа был виден ящик с мелочью.
- Слава Богу, избавилась... – облегченно подумала я.
Получив две с половиной, хозяин "лады" был доволен, я имела лошадь и не имела денег. У меня лишь пару сотенных бумажек осталось на расплод. Единственное, что я сделала, так это осторожно сняла рубиновый убор, сложила в футляр, что могла отцепить с ходу, и переодела платье. Они измазали мне мозгами все мое белое платье, и я была так огорчена!
Я не стала задерживаться там и поехала домой. Улицы выглядели относительно пустынными. Но я упорно выискивала какой-либо рынок. Как ни странно, как я заметила раньше, но некоторые из них работали, и весьма бойко. Торговали всем, а особенно бойко шли индивидуальные средства защиты. Я имею в виду газовые балончики, автоматы с резиновыми пулями, пневматические, мелкокалиберные и газовые пистолеты. Мне хотелось одеться в что-нибудь попроще, потому что сверток с платьем от "Версачи", который мне сунула в чемодан Оля, был слишком вызывающий для езды по городу.
Я включила радио.
- Разыскивается особо опасная убийца... – замогильным голосом сказало радио.
Я притормозила у рынка, съежившегося между двумя домами, и сделала радио громче. Я очень боюсь убийц. Надо же знать приметы. И тут над рынком заревел голос. Очевидно, в администрации тоже слушали эту станцию и включили ее на репродуктор.
- Люди, будьте бдительны!!!! – ревел голос так, что пыль посыпалась, а люди пригнулись. – Убийца легко маскируется под кого угодно... Ее отличительная примета – дура!
Я увидела, как абсолютно все мужчины на базаре вдруг как-то странно начали смотреть на женщин и своих жен, и почему-то вдруг начали нервно отодвигаться от них. Все торговки вдруг подозрительно умолкли.
- При обнаружении этих признаков исключительной глупости, а иногда и исключительной расточительности и неумения считать деньги, ни в коем случае не пытайтесь задержать, а сделайте вид, что все нормально, и вы ее не узнали, и продолжайте свои обычные действия...
Все мужчины на рынке вдруг подозрительно заулыбались своим спутницам... Широко улыбались!
Я вышла и прямо возле дороги купила себе серый горнолыжный комбинезон, неведомо каким образом затесавшийся тут. Я давно мечтала о таком, правда, улетело еще три бумажки из той мелочи, что еще оставались. Не став торговаться, я забрала его, кроссовки, и тут же села в так и не выключенную машину.
Мне никто не улыбался, даже обидно.
- ...И, отойдя и не привлекая внимания, немедленно сообщите об этом в спецслужбы по телефонам... – продолжило радио. – Чтобы в действие вступили отряды спецназа, которые захватят ее штурмом, расстреляв на месте...
Я лениво глядела, складывая покупки в машине, как мужчины на площади вдруг почему-то вспомнили про дела, им надо было срочно на работу, они все вынимали мобильники, у уличного телефона вдруг образовалась настоящая очередь. Женщины на местах испуганно оглядывались, некоторые торговки с затравленным взглядом быстро закрывали свои киоски, а мужчины смотрели на них странно и косо.
Я выключила радио в машине, переключила передачу и хладнокровно поехала дальше. Бывает же такое, - только и подумала я, трогая. Мужчины всегда такие деловые и храбрые. Надо же, им говорят, что здесь бродит убийца, а они хладнокровно звонят на работу и занимаются делами...
По проспекту в разные стороны носились военные машины, но в целом движение было свободно.
Минуту я ехала спокойно. Меня никто не тормозил, постов в этой части города не было. А потом мне вдруг ни с того ни с сего стало тягостно на душе. Я посмотрела в зеркальце и снова занервничала. Мне показалось, что меня ведут. Какой-то звериный инстинкт предостерегал, что меня ведут. Так было, когда меня загнали в тупик с полотнищами и танками, когда я ехала с пассажиром.
Мне это не понравилось. Я занервничала. Не люблю танки. У меня на них идиосинкразия. Мания такая прямо – просто ненавижу, и все.
Я свернула в первый же по виду явный дворовой тупик. Никого. Хотя в нем был выезд, но я никуда не поехала. А просто посидела немного, переоделась в купленный костюм и кинутый на чемоданах бронежилет, который мальчики внесли мне в машину вместе с деньгами, а потом опять выехала на тот же проспект.
Ничего. И все же буквально через минуту появилось ощущение, что меня снова ведут. У меня вдруг возникло чувство, что они поставили что-то мне на машину.
В истерике я вывернула на проспект, и увидела, как на него выскакивают со всех сторон сотни джипов с бритоголовыми ребятками...
Резко бросив машину в проулок, я даже неверяще потрогала карманы – у меня оставались всего две пулеметные обоймы, которые я аккуратно переложила в купленный лыжный комбинезон из платья.
Из окон машин в меня потянулись огненные нити, а заднее стекло пошло трещинами. Если я осталась жива, то только потому, что ворвалась в проулочки, а из извивающихся за мной по проулкам машин было трудно вести прицельную стрельбу. Особенно худо было от открытых охотничьих или военных джипов – срывая крышу, они просто вставали с пулеметами, и, положив их на переднее стекло, лупили мне в след, будто я была дичью в "Сафари".
Они ворвались за мной сплошным потоком. Еще пару секунд, и они разнесут меня.
Резко развернув машину, я одной очередью прошила первого преследователя. Джип резко пошел влево, кувыркнулся и взорвался, начисто закупорив узкую дорожку. И я тут же бросила автомобиль с места. Место, с которого я скрылась, тут же укуталось облаком пыли – сплошная каменная крошка из дома.
- О Боже! – выругалась я. Сделав петлю, я прошла в разрыв между все еще рвущимися в проулок машинами по поперечной дороге, расстреляв одной рукой в окно ближайшую машину.
Крышу моей лады буквально разнесло, а над моей головой просвистели нехорошие птички. Но я вывернулась, а сзади стало рваться то, что прострочила я, полностью заблокировав дорогу. Но уже через секунду я увидела идущие сквозь другой проезд джипы слева и справа. Я снова вылетела на площадь. Но на нее со всех сторон вылетали буквально сотни машин, оставив лишь небольшой пустой клочок места в центре. Выхода не было.
Это было все.
Я вынеслась на этот клочок посередине со скоростью сто километров, когда резко рванула руль вправо. Машина, визжа, закрутилась вокруг своей оси. Вертясь как юла, я непрерывно стреляла во все стороны, разнося все, что можно на открытом мне расстоянии. Я еще никогда за сегодня не достигала такой точности. Вокруг меня вспухло огненное кольцо взрыва.
А я с ходу, поймав колесами асфальт, пошла на таран, ударив между двумя пылающими взорванными машинами. Машина все же прорвалась сквозь огонь, а я сумела пройти, разбросав пылающие остовы, в один из наиболее свободных проездов.
Не понимаю, почему они меня не накрыли ракетой вместе с площадью – мой миллион я давно раздала...
Я упорно шла сквозь пламя, короткими очередями уничтожая преследователей. Потом патроны кончились. Машина загорелась. В боку жгло. Сквозь крышу было видно небо и звезды. Я плакала и смеялась. По голове что-то текло, а жар слепил глаза. Я шла точно пылающая комета, но не останавливалась... Мотор трещал и ревел, в двигателе явно что-то барахлило и звенело, если это можно было назвать двигателем. Он чихал, и с каждым чихом у меня мороз шел по коже...
Я шла сквозь огонь.
Вокруг меня все жужжало.
Не знаю, как я удержалась даже эти мгновения. Потом мотор захрипел и заглох. Пылающим факелом я вылетела из проулка на громаднейший, с километр, пустырь с железнодорожной колеей. За ним виднелся какой-то склад. Если я думала уехать, то это было пустое – длиннейший поезд с вагонами с надписью "Бензин" и "Ацетилен", "Огнеопасно", кажется, уходил в бесконечность голого пустыря. Полностью перегородив дорогу машине. Но поезд стоял, в отличие от того, на котором я уехала прошлый раз.
С этой стороны поезда я увидела в свете своей горящей машины старый памятник на постаменте. Трое детей. Что-то делают на троих с собакой. Так мне показалось. Несколько серых гипсовых детей, странно наклоненных в стороны от центра скульптуры, будто они здорово под хмельком. У них явно не было матери.
Пылающая машина, у которой отказало рулевое управление, тормоза, двигатель, стекла, и вообще что только можно, докатилась почти до вагонов, за которыми начинались громадные пустые кубические здания.
Склады – сообразила я, истерически выкидывая из катящейся по инерции машины чемоданы, и еле успев выпасть сама. Прежде чем она рухнула в какую-то бетонную выемку под гараж. И там, внутри взорвалась. Помедли немного, и я б сгорела бы в взрыве в этой яме.
Хоть все болело, когда я выпрыгнула из горящей машины на землю, но я хоть осталась жива. Лишь измазавшись в пыли. И сразу кинулась к чемоданам.
Странные, замедленные переживания... Странно, в душе все оборвалось, когда машина ухнула внутри ямы, а я не упала на землю. Мне так хотелось упасть на землю, смотря на эти желтые цистерны с красивыми надписями, лежать и выть, но я уперто тянула чемоданы и карабкалась на самый видный постамент памятника с тремя детьми. Я, дура такая, вместо того, чтоб спрятаться в этих строительных ямах под гаражи, вылезла на самое видное место. Не знаю, как мне удалось закинуть туда свои чемоданы и пулемет буквально за мгновение. Но джипы ворвались на пустырь, пронзив черную ночь фарами в тот самый момент, когда я нежно обняла несчастных детей на постаменте, встав в их центр. Четвертой. Закончив скульптурную группу.
Джипы с боевиками как-то мгновенно заполнили все поле с разных сторон. Я увидела, как из котлованов, поднырнув под поезд, в сторону складов метнулся какой-то бомж.
А у меня ни оружия – ничего. Даже пистолет с глушителем выпал, когда я катилась по земле. Из пальца стреляй!
Осколки от взрыва моей машины еще не разлетелись, а они уже были тут, выпрыгивали из машин и неслись к яме, из которой вырывалось высокое пламя. Я видела, как преследователи с ходу бросают в яму оборонные гранаты со всех сторон, а потом, поднявшись, бегут и строчат туда из тяжелых пулеметов.
Все произошло мгновенно – часть бойцов, забросав яму, не останавливаясь, с ходу кинулась за убегавшей тенью. Но они не стреляли – человек бежал за вагонами, а бесконечные вагоны с надписью "Бензин" не располагали к стрельбе. Когда они увидели их, стрельба мигом прекратилась, пока бойцы не поднырнули под поезд.
Впрочем, убежавшего бомжа заметили. Наверное, поэтому, тут и не искали сразу. Тысячи, тысячи бойцов кинулись за несчастным бомжем. Впрочем, я этого не видела. Я затравлено стояла в своем сером горнолыжном комбинезоне в одной позе на постаменте, застыв и не шевелясь. Я пыталась выглядеть гордо на пьедестале. Мне было жарко. Я идеально дополняла композицию в центре, серый комбинезон и измазанное в грязи лицо в темноте и метавшемся свете огня и множество фар колебалось, тем более фигуры чуть закрывали мое лицо от тех, что снизу, но мне все равно было дурно.
Мне было просто плохо – одна пуля или граната по цистерне с надписью "Бензин" у этого бесконечного поезда, и тут всем хана. Я уже слышала по радио, как однажды потерпели крушение подобные цистерны – на километр в обе стороны все было полностью сметено вместе с несчастным поселком, а разрушения были на расстоянии одиннадцать километров...
За бедным бомжем шла настоящая охота. Судя по звукам, непонятно как, он сумел добежать до складов и скрылся в них.
Я с ужасом смотрела, как все пространство громадного пустыря вдоль уходящего за горизонт заполняется в упор машинами одна к другой. И все искали меня. А у меня в кармане мелочь, и все. И сдохни. Даже гранаты нет, чтоб подорвать себя.
Ночью мне казалось, что стоящие друг к другу джипы уходят в бесконечность в обе стороны... Джипы с бритоголовыми, джипы, джипы... Московские, петербургские, люберецкие, екатеринбургские, камчатские, норильские, самарские и прочие номера... Вся Россия у ног... Такого я и представить себе не могла: они у ног, а я стою на пьедестале.
И без оружия, дура. Юлин телефон в левом кармане, черный правительственный – в правом; вот и все оружие!
Пугало, да и только.


Глава 48.


Как-то в считанные минуты весь пустырь от края и до края вдоль товарняка оказался забит машинами. Люди все прибывали и прибывали – казалось, вся Россия тут – такое было гигантское количество, точно десять набитых болельщиками стадионов "Спартак"... Всюду бритые головы, головы, головы, автоматы... У меня ума не хватало охватить всех бритоголовых братков.
Прошло всего пять минут.
- Она где-то здесь! – слышались возбужденные голоса.
Я сознавала, сколько мне осталось жить. Они двигались с той стороны на меня сплошной цепью. Как муравейник. Громадный муравейник многие километры длиной. Все шевелилось от их голов... Обыскивая абсолютно все – вагоны, котлованы, ямы, свои машины, склады вдали, даже своих... Пока мне повезло – владельцы машин около постамента с ходу кидались дальше меня, за памятник, за вагоны... Никто из них не поднял голову. Чтоб они сделали с безоружной девчонкой количеством в многие сотни тысяч человек, я и не знаю. Точно заколдовал их кто, что они не обыскали этот пьедестал на самом виду, а остальные думали, что его обыскали первым. За пять минут они еще ничего не поняли...
Получилось так, что подогнанные машины тут вокруг стояли нос к носу и светили в упор в глаза друг другу, потому они вблизи меня не видели, а для дальних я сливалась в серо-серебристом комбинезоне со скульптурой.
Возле памятника прямо у моих ног стояли и курили какие-то подозрительные громадные мерзкие личности.
- Проклятье... – прошептал один другому. – Стоять здесь и искать эту шлюху, когда мы только получили похищенные данные и документацию из этой небольшой фирмы, что они разработали принципиально новый чип и уже запускают его на днях в продажу... Я замучился и так и не отдал приказа о покупке акций, а утром может быть уже поздно...
Холодное, безжалостное спокойствие залило меня. Я еще раз окинула незаметно взглядом бесконечное поле с горящими фарами. Точно гигантская выставка джипов. Уходящая вдаль вдоль цистерн с бензином в обе стороны... Периодически слышались выстрелы и очереди – это бойцы простреливали подозрительные места. Прощай мама, у меня нет оружия, но я сделаю так, что они меня убьют в первую минуту...
- Тем, кто притащит ее голову, разрешено забрать половину того, что она прячет... – сказал кто-то.
И тут мне стало дурно – один из бойцов поднял голову, и, щурясь от света фар с той стороны, стал внимательно разглядывать меня. Я заметила это краем глаза, но не дернулась. А он, не говоря никому, как кошка быстро и плавно пошел к пьедесталу, обходя его с обратной стороны. Это был профессионал – так неслышно и по хищному он двигался. Он не мог подойти спереди – прямо перед памятником была глубокая узкая траншея, точно окоп. Кто-то начал рыть новый котлован прямо возле памятника, да, видимо, так и оставил.
Пять минут – это не так много... Мгновение перед вечностью...
Он делал вид, что гуляет... Я сообразила, зачем он обошел памятник – с той стороны вагоны с бензином, и он решил подходить так, чтобы очередь не попала в них. То есть выстреленные в меня патроны летели от поезда мне в спину, а не от лица к поезду.
Спина моя мигом промокла. Но я не шевельнулась. Я увидела, как он медленно подошел к постаменту, будто гуляя... Но постамент был выше даже этого громилы.
Я была напряжена, как кошка. В воздухе запахло смертью... Я уже ничего не видела.
Потом он как-то вдруг положил автомат на пьедестал дулом ко мне, чтоб тут же стрелять и мгновенно подтянулся на руках вверх...
Идиот! Он положил автомат!!! Вагоны за его спиной стали черными.
Не знаю, что случилось. Я как всегда не думала и действовала сама собой. Не став ждать, я прыгнула, как кошка. Левой ногой наступив сверху на его автомат, я правой ударила изо всей силы носком тяжелого кроссовка ему в лицо, как раз когда он подтягивал голову вверх. И тут же, подхватив автомат, начала стрелять прямо с пьедестала, первой же пулей разнеся отлетевшему бойцу голову...
Он совершил фатальную ошибку, а такое не прощается...
А я все стреляла в ту сторону, поднимаясь в свете прожекторов, и смеялась. Я смеялась. С одной обоймой я сражалась против миллиона. Одна против всех, я звонко смеялась, выпрямляясь в свете прожекторов. Я видела ужас на их лицах.
Я смеялась – я сражалась против них всех.
Потому что я не стреляла почему-то в них. Я стреляла в вагон с бензином. Всю очередь я одним движением руки отчего-то всадила в цистерну с ужасающей теперь надписью "Бензин", "Огнеопасно"; всадила, уже падая плашмя с другой стороны пьедестала в эту глубокую двухметровую канаву под памятником, что как окоп была выкопана под ним с противоположной от вагонов стороны.
Дикий, торжествующий хохот потряс окружающее. Я смеялась. Прощай мама, Оля, Принцесса, братишка, сестренка... С торжествующей улыбкой я на их глазах всаживала всю очередь в одно место в цистерну. Здравствуй небо! Я падала в небо!
Время словно остановилось.
Я спрыгнула с пьедестала. Патроны в обойме закончились как раз, когда меня скрыл памятник, а цистерна стала как-то странно разбухать. Мне показалось даже, что я даже увидела, как она пошла мелкими трещинами по всей плоскости, из которых заструились маленькие факелы. А может, этот был бред, когда я тяжело рухнула лицом вниз на дно канавы, ударившись, и отчаянно почему-то все равно сжавшись в комочек на дне.
Толкнутые моей ногой мои же гигантские чемоданы чуть не убили меня, ляпнувшись на меня плашмя сверху на спину чудовищной тяжестью, чуть не сломав позвоночник и полностью похоронив меня... И чуть кишки не полезли через горло от этого удара, когда в ночи словно начал нарастать какой-то свет, ярче тысячи солнц.
Я все-таки засияла звездой для миллионов мужчин – еще успела угасающе подумать я, вспомнив бесчисленные уходящие в бесконечность цистерны бензина вдоль этого забитого машинами и людьми пустыря. Я так мечтала в детстве стать сверхновой звездой... Я памятник себе воздвигла нерукотворный.
И тогда все остановилось, завертелось, забушевало в безумном ударе, реве и скрылось в чудовищной вспышке пламени, ударившей со стороны поезда с цистернами... Мне еще показалось, что что-то тяжелое навалилось на меня, и тогда вспыхнули звезды и тут же погасли...

Очнулась я оттого, что кто-то перевернул меня на спину. Я автоматически мгновенно вскинула на него разряженный автомат, все еще зажатый в руке. И содрогнулась. Меня схватило ужасное чудовище с громадными пустыми глазами и длинным хоботом, от которого несло ужасным инопланетным смрадом. Инопланетяне – поняла вдруг с ужасом я. Они отдали меня инопланетянам! Чудовище прижимало меня к себе, ревело и било меня по заднице, и опять прижимало к себе. Другое же чудовище пыталось засунуть мою голову в какую-то резиновую сумку, чтобы я задохнулась, и бормотало совсем по-русски:
- Ты совсем сдурел, командир! – прокричало оно с матом. – Она же отравится и задохнется, одень противогаз на нее, мигом!
Я с ужасом поняла, что инопланетяне подготовились к вторжению, и даже выучили русский язык. И даже мат. Чтоб быть ближе к народу. Но все равно смрад ожег горло и был невыносим. С ошалевшей головой я стала сопротивляться инопланетянам. Но они все-таки засунули мою голову в сумочку с хвостом и дали мне по голове. И потащили мою голову в летающую тарелку, которая была похожа на танк. Сзади два мерзких слоноподобных похитителя тащили мои чемоданы. Сознание мутилось.
Я еще успела заметить, что летающая тарелка, так похожая на танк, была привязана железными канатами к постаменту памятника, как воздушный шар. Чтоб не улетела. Он явно уже пытался улететь, ибо я видела, что он сдвинул опрокинутый постамент с того окопа-канавы, где была я. Ибо постамент опрокинуло взрывом, начисто плотно завалив мое убежище.
Я кашляла.
- Потерпи! – говорило кошмарное чудовище, крепко сжимая меня, чтоб я не могла двигаться, засовывая через люк в тарелку. Танк дрожал и готовился улететь. Отовсюду на бесконечное расстояние, как я могла видеть, вырывались клубы дыма. Кое-где еще пылало, местами стелился тошнотворный белый туман. В общем, ад... И меня затаскивали в самое жерло.
- Не надо меня на Сириус... – хрипела, заливаясь слезами, я. – Не хочу в зоопарк... Я вам не подхожу, я глупая... Лучше возьмите к вам умненьких, на Сириус, из Академии наук и МГУ, я покажу, где они находятся...
- Что она говорит? - мрачно спросило левое чудовище, заводя тарелку.
- Она говорит, что она дура! – ужасно, загробным голосом, сказал держащий меня инопланетянин, вынув мою голову из резиновой неудобной сумки с хоботом и засунув ее в какую-то маску. – Дыши глубже, изо всей силы! – приказал он. – Надо промыть ей легкие кислородом!
Я поняла, что они знают обо мне все, собрали справки, прежде чем похищать, и теперь будут меня есть свеженькую и чистенькую.
- Не надо... Не надо... Не надо меня кушать! – жалобно пискнула от страха я. – Лучше возьмите жарененьких вокруг... Не кушайте меня, я лучше место покажу, где много толстеньких, в Администрации президента, я знаю где...
Они только безжалостно посмеивались себе в хоботы.
- Я же говорил, что твою сволочь ничего не берет, а ты плакал перед пожарищем... - хихикало и веселилось чудовище, дергая рычаги тарелки, так, что тарелка урчала, переваливаясь через космос. – Хорошо хоть мы следили за ней с дома в подзорную трубу, обнаружив, где она... Взрыв накрыл полмиллиона крутых, ацетилен потравил раненных и выживших, а холера в самом центре сидит и ей не шиша – закрой, говорит, халява, дует!
Все монстры снова завеселились. Ха-ха-ха. Смех звучал глухо, утробно, словно из подземного мира.
Я поежилась.
- Уважаемые дяденьки инопланетяне! – взмолилась я, сложив ручки на груди. – Прошу вас, не надо меня кушать, я костлявая и тощая... Отпустите меня! Клянусь, и полчаса не пройдет, как я приведу к вам в засаду тысячу мускулистых, громадных и вкусных бойцов!
Они довольно хрюкали и корчились. Во всяком случае, мне так показалось... Но на меня не реагировали. Одно чудовище крепко держало меня в когтях, прижимая к себе.
- Вроде вырвались... – облегченно сказал инопланетянин за рычагами. – Открывай люк, Смерч, проверь...
- Уже Сириус!?! – в ужасе потрясенно застыла я. Я в полуобмороке повисла на руках у чудовища. – Я клянусь, что буду вести себя хорошо, пожалуйста, пожалуйста, верните меня на Землю!
Меня, не слушая, снова запаковали в хобот, выкинули из танка на землю.
Затравленно оглядываясь, я поняла, что это наша планета. Я попросила, и тут же вернули.
- Нуль-пересадка! – догадалась я. Меня так быстро вернули на Землю. Вот это технологии!
Но меня без пересадки вкинули в задок подогнанного рафика с затененными стеклами, следом упали два моих чемодана и два чудовища. Другие инопланетяне выпрыгнули из этой тарелки с дулом, влетели в двери, и мы тут же с ходу стартовали.
- Гениальная идея, шеф... – сказал, снимая противогаз и бросая его в угол, один из бойцов белобрысого. – Никогда б не додумался выехать из Москвы сквозь все посты и заторы на танке – они были сосредоточены только на машинах, а нас не стали тормозить...
Я с ужасом смотрела, как инопланетянин снял зеленую шкуру и вместо него появился белобрысый. Нет – лысый. Олег Иванович, то есть. Я ничего не понимала. Они среди людей!!! Они прикидываются людьми!!!
- Я никому не скажу, что вы инопланетяне! – честно пообещала я. Страшные сказки "вампиры-оборотни среди нас" мигом ожили в воображении. – Только отпустите! – я отчаянно моляще смотрела на инопланетян.
Вот почему их считали самыми лучшими бойцами, - лихорадочно делала логические выводы я. Все инопланетяне зеленые, с хоботами – значит они с хоботами инопланетяне. Я была даже горда. Я перестала быть дурой, я начинала логически мыслить, как Аристотель. Я, наконец-то, выдала дельную мысль. Вот почему Олег Иванович такой громадный и белобрысый!
- Ишь, как зыркает, кэп! – сказал один из бойцов Олегу Ивановичу. – Сразу видно – под кайфом, ацетилену нажралась! Виданное ли дело, там цистерна целая пошла...
Меня как по голове кто ударил. Это что же они обо мне думают!
- Я не нюхаю клей! – заорала я, взбесившись и потеряв соображение. – Как вам не стыдно! Да я цистерну даже поднять не могу, а не то что выкайфовать целую!!!!
Я затопала ногами. Мне было обидно до слез.
Все посмотрели назад – там небо было розовым и очень светлым, будто там начинался рассвет. Да и здесь было светло, как белой ночью.
Потом все посмотрели на часы – было два часа ночи.
Потом все посмотрели на меня, ожидая объяснений.
- Не цистерну, а треть поезда... – вздохнув, поправил меня Олег Иванович.
Я хотела закричать и затопать ногами, но монстр, принявший облик Олега Иванович, наконец, бросив все еще находящийся в руках противогаз в угол машины, схватил меня в охапку и начал меня шлепать по заду. Он точно очнулся.
- Вот тебе! Вот тебе! – вопил он, лупя меня по заду. – Будешь знать, как поступать так с близкими! Оля ревела, как паровоз и думала, что ты погибла, и все кидалась под горящие обломки ресторана! И чуть не совершила самоубийство! А потом выползший из под обломков, выживший охранник ресторана на четвереньках так спокойненько говорит нам, что наша дама приказала подать машину, а потом бросила на крышу ресторана страшную бомбу, он сам видел, и была такова!
- Это была не бомба, а твой мобильный телефон! – яростно заорала я, пока он лупил меня.
Но меня никто не слушал. Я обратилась за спасением к другим, взывая к их совести, ибо меня вульгарно пороли, но они меланхолично поотворачивали морды, делая вид, что порка ребенка и его шлепание – это обычное для них дело. И ничего особенного не происходит.
Один монстр за рулем, не глядя на зверское избиение ребенка, меланхолично включил радио.
- Всем! Всем! Всем! Внимание! Внимание! Внимание! – раздался резкий взволнованный голос диктора. – Разыскивается особо опасная убийца... Прослушайте важную информацию...
Белобрысый на мгновение застыл.
- Мы впервые получили ее четкие снимки на месте преступления. Включите, если имеете возможность, первый канал... Вы видите кадры убийства киллером в ресторане ... свыше двухсот выдающихся людей России, собравшихся на тайную охраняемую встречу... Смотрите!!! Вот сейчас киллер, проникший на встречу через ход для подачи еды, вскинет автомат и одной очередью в ничтожный промежуток снимет всех пять глав встречи по головам, а потом, когда в перестрелке не останется никого живого, спокойно уедет на машине, хладнокровно попросив привратника подать машину... Запомните это детское лицо, вот... мурзилка... вот... видно, как она стреляет. Она абсолютно безжалостна и дерзка... Но она не знала, что все действия снимает камера... Вот она садится в машину... Вы видите, как она, вежливо улыбаясь и усаживаясь в подобострастно поданную машину, словно даже не заметив, убивает двух появившихся профессионалов-охранников в голову из пистолета под футляром...
Я сообразила, что инопланетянин попал на звуковой канал телевизора.
- Будешь?! – завопил с новой силой белобрысый, тыкая меня в радиоприемник и снова начав шлепать, будто я что-то видела. – Ты хоть понимаешь, что наделала!? Будешь?!?
- Не буду! Не буду! – заорала я, каясь и признаваясь. – Виновата за этих двести!
- Ты за что ее бьешь, командир?! – меланхолично спросил водитель, жуя что-то похожее на печенье. – За то, что говорят по радио, - он кинул в рот очередную печеньку, - или вот за это? – он кивнул вбок на пылающее небо и стелющийся на многие километры дым. Она, конечно, уже раскаялась в мелком грешке в двести авторитетов...
Белобрысый очнулся, снова стал то лупить меня. Потом опомнился, прижал к груди.
- Ты хоть понимаешь, что на тебя охотится Невидимка?! – со слезами выкрикнул он, испуганно оглядываясь. Вообще все бойцы оглядывались и стали вести себя нервно. – Я не смогу защитить тебя от него...
Я удивленно подняла на него глаза. Потом перевела взгляд на водителя, но тот только мрачно сказал, переключая радио:
- Невидимка, Принцесса, это тебе не бандиты...
И тут его перебило радио:
- Получены данные об очередном преступлении... – завопил диктор. – Прямо напротив дверей Московского уголовного розыска, на глазах сотен шокированных таким цинизмом сотрудников, разыскиваемая убийца с неслыханной дерзостью, из собственного пистолета покойного, убила Аркадия Петровича Невадимова, известного в криминальных кругах как суперкиллер по кличке Невидимка. Он был застрелен из своего собственного любимого пистолета особой скорострельной конструкции сорок пятого калибра с глушителем прямо во дворе Петровки 38. Убийца сделала все медленно и демонстративно, намеренно стреляя до тех пор, пока не выбежали оперативники, потом демонстративно сделала контрольный выстрел, бросила пистолет на труп и спокойно уехала...
В нашей машине все застыли и подымали на меня странные глаза. А из динамика несся какой-то странный треск. Наверное, корреспондент опрашивал свидетелей. Наконец, ворвался какой-то голос.
- Нет! Это недопустимо! – в ярости выкрикивал в микрофон какой-то начальственный голос. – Она даже не сделала вид, что он застрелился, хотя на пистолете остались только отпечатки его пальцев, ибо она все сделала в перчатках! Она намеренно издевалась над нами, сделав все медленно и демонстративно!!!
Водитель нашей машины сделал погромче.
- А почему она выбрала для выражения своего презрения именно МУР? – спросил кто-то из набежавших корреспондентов. – Зачем так демонстративно убивать бандита?
Отвечавший вдруг как-то смутился.
- Ну... знаете ли... все равно все узнают... – забормотал он. – Наверное, потому, что Невадимов, до того как связался с криминальным миром, два года работал у нас опером...
Все вдруг замолчали.
- Он вышел из МУРа!?! – заорал в восторге корреспондент, мигом изменив направление опроса.
- Но это ничего не значит! – заорал очнувшийся милицейский чин, поняв, чем это грозит со стороны прессы. – Если каждый будет расстреливать перед нашим зданием продажных милицейских чиновников и делать это у нас под дверью, это будет не МУР, а МОРГ!!!
Но мне было не до их болтовни.
- Вот тебе! Вот тебе! – начал снова, уже облегченно, пороть меня белобрысый со слезами на глазах. Он расплакался. – Больше никаких акций, все, я запрещаю!


Глава 49.


Я брыкалась, сопротивлялась, но меня здорово отшлепали.
Но тут передачу из МУРа перебили. В динамик ворвался напряженный высокий голос:
- Тревога! Тревога! Тревога! Передаем важное сообщение! Объявлена полная тревога! Только что получено сообщение, что в результате террористического взрыва двойного состава цистерн с горючими материалами длиной сто двадцать вагонов, сдетонировавших склады, погибло около полумиллиона преследователей...
Водитель резко выключил радио.
- Ты хоть понимаешь, что ты наделала!?! – устало проговорил белобрысый, отпуская меня.
- Я что, должна была стоять там и ждать, пока меня убьют?! – чуть не со слезами обижено вскрикнула я. – Их было куда больше, чем на стадионе Спартак, а у меня даже оружия, даже патрона не было!!! И среди них не было даже ни одного солдата, чтоб спасти меня, как на памятнике! Если б этот болван не положил автомат на постамент, когда залазил на него, я б даже не знаю, что они со мной бы сделали!!! – вскрикивала я.
Я не выдержала и просто зарыдала.
- Успокойся... – ласково сказал белобрысый, снова обнимая меня.
- Элементарная самооборона... – всхлипнула я.
Они посмотрели на алое яркое небо, украдкой хихикнули, но придержали языки. Потому что белобрысый пригрозил им.
- А платье мое цело? – всхлипнув, спросила я, глядя на чемоданы.
- Кожу сверху опалило... – сказал Смерч, сопровождавший Олю в магазин. – Но так только красивее... Они тебя и спасли до того, как траншею начисто завалило пьедесталом, точно крышкой... Но внутренности чемоданов целы – там пуленепробиваемый каркас из негорючего сплава... Что же еще можно ждать от чемодана стоимостью более пяти тысяч долларов?!
- Сколько!?! – рука у меня дрогнула.
- Не мог же я, покупая лучшие платья, купить Оле дешевые чемоданы! – в сердцах сказал Смерч. – Это называется маленькие сверхлегкие сейфы, как говорил продавец, в которых ни пожар, ни наводнение, ни выстрел не повредит наряды...
Мне стало дурно. За всю жизнь до позавчерашнего дня я заработала меньше, чем стоил этот чемодан. Интересно, сколько все-таки я дала несчастному учителю. Вот он то удивился, если там почти не осталось денег...
Я нервно вздохнула.
- Я ничего не должна? – через дрожь выговорила я ему.
Белобрысый уже вскрыл чемодан и осторожно перекладывал гранатовые драгоценности в футляр. Снимая их с испачканного платья.
Я с тоской смотрела на уплывающие драгоценности. Но сдержалась. В конце концов, эта бабка была его родственницей.
- Это принадлежит Семье... – тихо сказал он. – И Юля, и мама тоже имеют право на них...
Я удивленно поглядела на него. Он только крякнул.
- А что с Олей? – сдавленно спросила я, не желая услышать ответ, и впервые поняв, что ее здесь нет.
- Она жива... – быстро ответил Смерч. – Здание обрушилось, но ресторан имеет переход под землей в подземный гараж с другой стороны проспекта, и он уцелел. Мы вышли...
Я пожала плечами.
- Я думала завалить вас в подвале. Посидели б недельку, зато до вас бы не добрались... А еды там вдоволь!
Я б не сказала, что моя забота пришлась им по душе.
- Оля и Саня вылетели в Европу... Оле нельзя было оставаться тут, ибо после сегодняшнего за ней стали бы охотиться как за твоей подругой, а Саня отлично охранит и спрячет ее заграницей... Я оставил им нерастраченный остаток твоей суммы... Оля так ревела и не хотела уезжать, не зная, жива ли ты, что я подумал, что это утешит ее... Они нашли отличную возможность выехать легально...
Я облегченно кивнула, вспомнив, что ведущий модельер предложил Оле работу. После того, как она была единственной на показе его лучших работ. Человек умеет быть благодарным.
- А что за новейшее оружие ты применила? – осторожно спросил белобрысый.
Я с улыбкой молча вытащила из чемодана Юлин телефончик, все еще остающийся у меня, после того как телефон белобрысого я израсходовала.
Они все побледнели.
- Самонаводящийся! – радостно сказала я.
- Немедленно выбрось эту гадость! – дернулся белобрысый. – Разве ты не получила одностороннее сообщение генерала в режиме пейджера, что на них наводят ракеты!
- Он такой противный, ваш генерал! – вместо ответа сказала я. – Отобрал телефон, ругался, плевался, обозвал дурой, чуть по голове не дал, а я только спросить пароль хотела у Ивана...
Они как-то странно поглядели на меня.
- Он какой-то сумасшедший! – убежденно сказала я. – Поехал искать голубую!
У них лица вытянулись.
- Я как раз запарковала свою синюю малолитражку и пересела в свой джип, который Иван по глупости загнал в эту дурацкую часть...
- Там не воруют... – вмешался Смерч.
- ...Как он вышел и накинулся на них. Найдите, говорит, мне голубую! А потом увидел, что я достала телефончик, и пытаюсь дозвониться до Ивана, и так обругал меня, так обругал... Как вы можете с ним работать! – я обижено засопела, вспомнив.
Они как-то странно смотрели на меня.
- Не хотел бы я быть тем, кто скажет генералу, кто с ним беседовал... – ошарашено сказал Санек, боец со шрамом.
- Не хотел бы я быть генералом, когда он поймет, с кем он беседовал, - огрызнулся белобрысый.
- И что ты сделала? – меланхолично спросил Смерч.
- Ничего... – непонимающе протянула я. – Он сел в машину и поехал, а мы с учителем поехали за ним. Мне то ведь и надо было только сменить машины... Свою, синюю, я оставила там, взяла джип. Потом, проехав за ним сквозь посты в городе, я поехала по своим делам, а он по своим. Да, я еще помахала ему рукой! – вспомнила я, что сделала.
Они все теперь не смотрели на меня.
- Переодень костюм... – сказал белобрысый, отвернувшись. – А то мои бойцы не могут понять, как ты выжила в таком жаре... Думают какую-то мистику...
Я поглядела на полностью оплавленный в разрыве костюм и вздохнула. А потом стала отдирать его от "бронекостюма"...
Они с удивлением смотрели, как я содрала остатки лыжного костюма, оставшись словно в легком спортивном костюме. Ибо то, что я называла "бронежилет", имело и брюки, и было, по сути, "бронекомбинезоном". Потому то я и выбрала лыжный костюм...
- Ничего себе! – ахнули бойцы.
- Ты хоть знаешь, что это такое? – мрачно спросил меня белобрысый.
- Боец группы Ивана сказал, что это новый бронежилет! – легкомысленно ответила я, крутясь перед мигом закрепленным зеркальцем в салоне рафика. – Стоит сто тысяч долларов...
Я нахмурилась. Бронежилет действительно был стильный, но я в нем походила на какого-то монстра из космических боевиков. Без лыжного костюма он был не ахти.
- Боец Ивана – дурак! – мрачно отрезал белобрысый. – Это экспериментальная американская модель для членов правительства, и стоит она куда больше миллиона! Я не понимаю, как она вообще попала в продажу, - нервно сказал он, - она предназначалась только для членов американского правительства и высших военных чинов. Мы ее и видели то только на рисунках. Их не продают!
Он сжал жестко губы.
- Где ты ее купила!?! Неужели ты не понимаешь, что такой дорогой подарок, это подкуп и взятка?
- Я не купила, а сняла... – обиженно ответила я. – Неужели я не понимаю, что девушка не должна принимать от мужчины такой дорогой подарок!
Они все побелели.
- Ты сняла его с трупа американского президента? – сдавлено спросил белобрысый.
- У того был костюм другого цвета... – быстро сказал Смерч.
- С чьего трупа ты его сняла?! – угрожающе спросил белобрысый.
- Откуда я знаю! – возмутилась я. – Я что, его спрашивала?!
Они опять побледнели.
- Но я должен знать!
- Спроси Ивана! – закрутилась я, опять смотря на себя в зеркало и не обращая внимания. – Он лучше знает, к кому лез. Я же этого хмыря никогда живьем не видела!
- Как он выглядел!? – потребовал белобрысый.
- Ужасно! – честно ответила я. – Вместо лица красное месиво!
Они тяжело вздохнули.
- А почему ты его раздела?
- Я!?! – шокировано спросила я. Я даже заволновалась. – Да что вы обо мне думаете!!! Да я просто смотрела и понять не могла, почему человек в клочья, а костюмчик – целенький! Боец бежал, увидел, что я в недоумении, снял, объяснил, отдал...
- И ты забрала...
- Нет, кинула его на деньги...
Они опять застыли.
- На ящик со своими честно заработанными деньгами... – быстро поправилась я. – Ну, на большой такой ящик, ну на полторы тонны... – я заторопилась, и, объясняюще показала руками, что это был обычный мой ящик, мой ящик, как тупоумным.
Лица их удлинились.
- Вы что, денег моих в моем джипе не видели!?! – в отчаянии воскликнула я, забыв, что это была группа Ивана. Видя, что они как-то не так меня понимают. – В нем ящик такой громадный стоял, что десять человек за мной таскали...
Но нас резко прервали. Машина с ходу затормозила, визжа тормозами, и наш водитель выкрикнул:
- Черт!
- Что такое?!
- Пост! Все заблокировано!
- Дай я сменю тебя за рулем! – дернулась я.
- Поздно... – сказал он. В окно уже всунулись автоматы, направленные ему в висок.
- Документы!
- Вы воры или кто? – недоуменно спросила я. – Это ограбление?
- А это кто?!? – недоуменно спросил толстый офицер, тыкая в мою сторону автоматом.
- Космонавт... – крутанулась я вокруг оси в своем костюмчике.
Тут побурел.
- Проститутка! – завопил он, непонятно отчего разозлившись донельзя от вида моего костюмчика, ибо белобрысый попытался прикрыть меня. – Сволота!!! Там люди за вас погибают, а вы драпаете, да еще шлюху с собой прихватили в часть!
Он затопал ногами и захлебнулся от злости. Похоже, он как-то плохо воспринял мой костюмчик за миллион долларов, - испуганно подумала я, съеживаясь. Добротный полковник старой закалки, похожий на замполита, он был в неистовстве. Он не видел меня, он видел позорное поведение армии. Я поняла, что опять сделала что-то плохо.
- Разврат!!! – заорал он. – Позор армии!
- Но это наш командир... – попробовал вразумить того Смерч.
Тот от такого хамства просто взорвался. Он топал ногами, кричал, был бурый и уже ничего не соображал. Он даже забыл, зачем пришел.
- Вылазьте! – жестко сказал он бойцам. – Пойдем на КП, там проверят ваши личности по компьютеру. Как раз формируется батальон, - ехидно сказал он, - поедете наводить порядок.
- А я?!? – оскорблено сказала я.
- А ты оставайся на месте... – мрачно сказал он. – Еще не хватало на КП самому притащить бомжиху-проститутку, и так порядка нет.
И тут я сообразила, что он в полумраке рафика принял мой костюм за эксклюзивное нижнее белье...
Он повел их куда-то, а я, пожав плечами, пока солдаты одни ушли дальше проверять, а другие ушли назад на КП с нашими, вышла из машины. Не долго думая, я стала у микроавтобуса так, чтоб меня не видели ни те, ни другие, и подняла руку.
Первая машина проехала мимо. Зато джип с бритоголовыми ребятами остановился.
- Во шалава, дает! Даже тут умудрилась работать!
Я нахмурилась.
- Привет, киска! – высунулся в окно бритоголовый. – Почем? Учти, нас тут много...
Я с тоской посмотрела на богатую машину, вынула из-за пазухи последнюю стодолларовую купюру и показала ему:
- На всех! – вздохнув, сказала я. – У меня больше нет. До города ведь всего несколько десятков километров, совесть имейте!
Они почему-то отчаянно заржали и тут же уехали, тыкая пальцами в друг друга и меня. Мол, берешь купюру у телки?
Я хотела броситься за ними.
- Что ребята, мало? – крикнула я.
- Не телка, мы не продаемся! – отчаянно ржа, крикнули они мне из окон, предлагая друг другу взять купюру.
Тут тормознул еще один джип.
- Это что?! – буркнул мужик, тыкая пальцем в мой бронежилет.
- Скафандр... – сказала я.
- Ты откуда? – спросил ошеломленно он.
Я так устала за сегодня, что решила ответить правду.
- С Сириуса.
Он поспешно отодвинулся.
- Меня инопланетяне украли... – в отчаянии сказала я. – Вот, вернули назад, а я от них убежала...
Мужик отшатнулся.
А я решила честно объяснить, чтоб он не думал, что я сумасшедшая.
- Они нормальными бойцами прикидываются... А так с хоботами они, и жутко воняют... Тарелка у них...
Мужик в ужасе резко нажал на газ, удирая от меня.
Сзади, тоже на джипе, отчаянно хохотала девка с сигаретой в зубах, которая все видела.
- Давай сто баксов, подвезу... – брякнула она, протягивая руку за деньгами.
- Сейчас, только чемоданы возьму... – ответила я и засуетилась. Поскольку джип стоял дверь к двери микроавтобуса, я сумела перетащить чемоданы ей назад, подняв заднюю дверь. Я села.
Девица вырвала у меня из рук сто баксов.
Жадная девица.
Я вздохнула – бывают же такие невоспитанные.
- Вылазь, чокнутая! – сказала она. – А то сдам тебя патрулю.
- А чемоданы? – удивленно спросила я.
- А чемоданы едут до конечной... – ехидно сказала девица. – Это мои чемоданы!
Я очень удивилась.
- Это мои вещи! У меня в чемоданах чеки! – сказала я.
- Это мои вещи! – злобно повторила девица, выталкивая меня. – У меня на них в чемоданах чеки! – сказала она.
Я заплакала.
- Почему ты так со мной поступаешь?
- Потому что ты чокнутая, тебе никто не поверит.
- Но инопланетяне действительно существуют! – отчаянно сказала я, стараясь сдержать слезы, и не выходя. Я стала описывать их ей, как выглядит белобрысый и его команда, говорить приметы.
- Вылазь! – она достала мелкокалиберный пистолет и направила мне в сердце.
- Я чемоданы заберу! – упрямо сказала я.
Она выстрелила мне в сердце несколько раз.
- Ты чего бьешься?! – спросила я, со стоном смотря на бронежилет. – Больно ведь!
Не в силах терпеть еще, я отобрала у нее пистолет. Его пульки даже не сделали мне слишком больно.
Она странно смотрела на меня. И не двигалась.
- Ты что действительно инопланетянка? – спросила она сдавленным голосом.
- Угу! – разозлилась я. - Я же говорила, что была сегодня у них, а потом попросила и меня вернули.
- Дура, ты б лучше попросила у них такие драгоценности, как у Принцессы на фотке на заборах. Они же все могут, им раз плюнуть. И долларов чемодан.
- А я и так... – хотела сказать я, что я и так Принцесса, но вовремя прикусила язык. Ибо в это время как раз проверяла платье, с которого белобрысый снял почти все драгоценности, кроме нескольких безделушек, забрав футляр. Было так обидно! Я прижала их к сердцу.
Увидев драгоценности, она побелела. А, поскольку я, чтобы положить их, раскрыла чемодан, то она, перегнувшись, вдруг лапнула рассыпавшиеся в чемодане пачки.
Подержав одну пачку в руке, и посмотрев на нее, она теперь почернела от зависти.
- Немедленно говори, где эти инопланетяне! – завизжала она. – Куда они пошли! Быстро! Пока они другого добровольца не нашли! Я тоже хочу! Куда!?
Я механически показала рукой. А потом спохватилась, но было уже поздно.
- Надо чемодан обработанных алмазов просить... – бормотала она.
- Стой! – заорала я. – Они в настоящем виде ужасные и с хоботами!
- А я уфолог!! – только и крикнула она издали.


Глава 50.


Я посмотрела, посмотрела ей вслед. Потом, поскольку ключи я тоже у нее забрала, чтоб она не уехала, осторожно села на ее сиденье и завела машину. Мне показалось, что раз она улетает на Сириус, то мне не грех одолжить машину на денек. И сто долларов ей не давать. Она все равно вернется с чемоданом денег. Бойцы ей за что-то дадут. Их много.
А потом обостренным боевым инстинктом я скорей мгновенно почуяла, чем увидела, очень далеко на небе слева какие-то точки.
Не знаю, что меня укололо, когда я, взревев машиной, резко вывернула джип поперек трассы. И прямо по полю, на глазах у всех, разломав бортик, бешено рванула перпендикулярно от дороги прочь, забыв про все. Впрочем, забыть про все было трудно, ибо машина, даже не смотря на то, что ей рулила я, тряслась так, будто это была желудкомешалка. Я мельком глянула на спидометр, не отрывая взгляда от поля. Десять секунд, а я уже набрала даже на поле скорость в сто пятьдесят километров.
Наверно, я сумасшедшая – подумала я, - когда сзади, откуда я только уехала, все взорвалось и скрылось в ослепительной вспышке. И только потом меня нагнал безумный рев и свист.
Машину подняло и бросило, и долго, очень долго колеса вращались, не хватая земли. А когда машину бросило на землю, я еще долго хватала ртом воздух от удара, и в полуотключке отчаянно выворачивала руль, пытаясь все равно удрать от нехорошего места. Там, позади, далеко, что-то отчаянно шумело и бухало.
Нехорошо.
Выехав по полю на холм, я против воли оглянулась. И впервые мне стало дурно. Я даже застыла, похолодев. Места, где до этого стоял наш микроавтобус, не было. Вообще не было. Я громко икнула. И пискнула. Сверху с холма было видно, что там, где стоял микроавтобус, красовался громадный котлован.
Холодно. Мне стало очень холодно. Прямо мороз по жилам побежал. Я включила в машине кондиционер. Мне так было холодно только один раз. Когда директриса в школе, плача, меня обняла. Тогда я узнала, что скончалась мама... Впрочем, тогда мне было холодней... Тогда я просто умерла от холода. Меня просто заморозило.
Вообще, дорога представляла собой изумительное зрелище. Собственно, дороги не было – была словно вереница черных жемчужин с громадной подвеской посередине. Взрывы были просто изумительно расположены. Один следом за другим перед и после, ровной цепочкой. А в том месте, где был микроавтобус – большим кругом, так что там был большой котлован. Очень большой котлован, прямо жуть.
Ракета была не одна – запоздало поняла я. Кто-то истратил на меня целое государственное состояние, ибо я даже представить не могла, сколько стоит такое количество крылатых ракет. Если б я даже уехала на джипе по дороге, то я все равно была мертва.
Понятное дело, недолго думая, я нажала ногой на газ. Прочь, прочь, подальше от этого места. Кто-то уже разбазарил целое состояние, если где-то сидит наводчик и диктует координаты, то человек в генеральских погонах не пожалеет еще одной ракеты, ведь уже все равно.
Я даже не знаю, сколько я так ехала. Слава Богу, что, очевидно, никому в голову не пришло передать мои новые координаты. А может, просто никто не обратил внимания, что одинокий джип вдруг тогда ушел перпендикулярно дороги по полю с трасы.
Минут через двадцать бешеной езды по полю я вырвалась на другую трассу.
Через какое-то время, я не знаю, я увидела вдали типичный синий щит над дорогой. Против воли я затормозила, чтобы лучше разобраться, куда еду. Я ехала как можно дальше от столицы.
- Екатеринбург, - медленно прочитала я. – Сто километров...
- Нет, мне туда не надо, - истерически сказала я, отчаянно выворачивая руль в противоположную сторону от Екатеринбурга. Руки сами нервно дернулись. - Ну, нет, я туда не поеду!!!
С содроганием поглядев на указательный щит, я вывернула машину обратно. Не дождетесь! Я повернула туда, откуда приехала. Куда угодно, только не в Екатеринбург.
Скоро уже машина неслась по безлюдному ночному шоссе по направлению к покинутому городу. Я достала оставленную девчонкой пудреницу, которую она случайно оставила вместе с помадой, улетая на Сириус. И осторожно подкрасила губы и лицо одной рукой, чтоб быть такой же, как она на забытых в сумочке документах и правах, ибо, убегая за инопланетянами, она оставила их в упавшей на пол сумочке.
Поскольку на фотографии на правах было видно только толстый слой помады и грима, то я подумала, что меня не отличить. Тени я навела точно так же, сделала такой же изгиб губ бабочкой, изобразила ее глаза тенями. В школе я играла в спектаклях, и поэтому я хорошо знала, как накладывать грим.
Я поглядела в зеркальце, запомнила свое имя по паспорту, где живу, и замурлыкала. Я добрая, я хорошая, я еду домой.
Странно, но дорога была пустынна. А офицер перед городом, едва взглянув на мой документ, тут же пропустил меня, отдав честь. Дальше меня вообще не останавливали – посмотрев на номер, сразу пропускали.
- Ваш отец совсем встревожился за вас... – сказал очередной встреченный офицер. – Лучше бы вам позвонить ему!
Я кивнула ему в окно. Как только куплю аппарат, позвоню не только ему, но и маме, деду и прадеду. Я так и знала, что они не умерли. Я всегда ощущала возле себя их любовь, будто они говорили, утешали мои детские горести и помогали мне.
Я ехала, ехала, и увидела на обочине одиноко стоявшего мужчину. Он был такой жалкий. Никто его не хотел брать. Кроме патруля, естественно.
Я притормозила.
- Садись! – сказала я. – Подвезу до метро.
Он поблагодарил и сел.
- Никто не останавливается... – пожаловался он.
- А патруль?
- Спасибо! – мрачно сказал он.
Мы без проблем въехали в город и доехали до одной из центральных улиц.
Мне что-то не понравилось в поведении постов.
Я подумала, что лучше бы переставить чемоданы на переднее сиденье. Если что-то случиться, то выпрыгивать лучше отсюда. А то у меня не будет времени доставать их, оббегая машину и открывая заднюю дверь джипа.
- Вы не поможете мне положить чемоданы на переднее сиденье? – попросила я мужчину, прежде чем высадить его у метро.
- Охотно... – сказал он. – Куда?
- На переднее сиденье... – повторила я.
- С удовольствием выну ваши чемоданы... – галантно сказал он.
Он действительно вынул все быстро. Я затормозила, он быстро вышел и вынул чемоданы из багажника. Я открыла переднюю дверь и вышла, чтоб ему помочь, не выключив машину.
Мы точно в догонялки играли. Пока я дошла до задней двери, обходя машину, он дошел с чемоданами до передней двери, поставил их на землю, сел в машину через дверь пассажира, захлопнул дверь, пересел на место водителя и уехал, оставив меня с двумя тяжеленными чемоданами на улице. Я растеряно стояла и смотрела, как уезжала моя машина сверху вниз с холма.
Мне хотелось всплакнуть. На душе было так нехорошо – так мерзко и обидно. Прямо перегрызла бы воришку. Я же ему помогла!
И тут я увидела, как внизу проспекта ситуация вдруг как-то странно кардинально изменилась. Точно ловушка кобры в пустыне. Еще секунду проспект был мирным, спокойным, равнодушным, а вдруг вспух, по нему побежала рябь, и он мигом превратился в смертельную ловушку. Вмиг, словно по мановению палочки, на проспект вылетели танки, полностью перегородив с обеих сторон и без того вдруг оказавшийся узкий проезд. Поднялись люки на трассе и оттуда выглянули тяжелые орудия. А со всех сторон туда хлынули милицейские машины, блокируя все.
Капкан. То-то было так мирно.
Джип бешено метался и уворачивался по площади от машин. Боже, что он вытворял, когда понял, что попал в смертельную ловушку! Я даже рот открыла от восторга – так он выворачивался и такие замечательные фокусы проделывал, что просто жуть. Шины непрерывно визжали, он ездил на одном колесе, выворачивался, таранил... Сверху было все отлично видно.
Тут, по проспекту, как по автодрому, за ним гонялись все.
А потом он выскочил из джипа возле деревьев и побежал, попробовав нырнуть в магазин. Но не тут то было – его догнали и стали бить. Все вместе – милиция, военные, бритоголовые ребятки... Ногами, ботинками, дубинками...
- Вот это да! – потрясенно сказал мужчина недалеко от меня. – Вот это оперативность! Только угнали у вас тачку, а уже поймали! Смотри, что с угонщиками теперь делают! – злорадно сказал он, садясь в свой "жигуленок".
Слаженные, четкие, мгновенные действия милиции даже мне понравились.
- Наконец-то поймали чеченскую террористку, ей стал Санек по кличке Угон, - сказало радио в окне дома.
Я почему-то не стала ждать, а затащила чемоданы в ближайшую открытую дверь. Наверное, опять крылья за спиной появились, если я смогла втащить эти чемоданы, еще и на второй этаж. Оттуда я в щелочку увидела, как проспектом медленно проехали зенитные установки на грузовиках, шаря жерлами сшестеренных пулеметов по улице. Ужасные установки поворачивались на любой подозрительный объект, любое движение... Я увидела, как и до того не людная улица мгновенно опустела.
Не став долго раздумывать, я осторожно заглянула в одну из дверей и увидела там длинный стол, за которым сидело человек пятьдесят людей, сейчас напряженно слушавших кого-то за кафедрой. Не долго думая, я незаметно юркнула вместе с чемоданами под стол, осторожно приоткрыв дверь и вползши в комнату на четвереньках, так, чтоб они меня не увидели. Ну, приоткрыло дверь слегка сквозняком, чего уж там, я быстро.
Следом за мной по лестнице затопали солдатские сапоги.
Охранник внизу кричал, что только что никого не было, он никого не мог пропустить. В зале собрание, сюда уже никто не входил на протяжении часа. И он никуда не уходил. Когда я вошла, никого не было. Но его без слов отстранили.
Я заметалась. По своей собственной глупости я осталась без оружия. Я мгновенно огляделась – деваться было некуда. В углу возле стенки сидела дама, у которой было длинное, до земли, и очень пышное платье. Как у древних дам.
Я осмотрелась – сумки и вещи всех стояли под столом. Сжав зубы, я пристроила чемоданы у стойки стола так, что они по цвету слились с тумбочками. Сапоги стукали уже в соседних комнатах, обыскивая их. Дверь открылась. Не долго думая, я незаметно скользнула даме под громадную юбку.
Вбежали солдаты.
- В чем дело?! – недоуменно спросил говорящий.
- Мы ищем особо опасного преступника!
- Немедленно выйдите! – тоном школьного учителя рявкнул говорящий. – Что за хулиганство!
- Вы что не поняли?! – окрысился офицер. – Здесь, среди вас, возможно преступник! Жестокий и коварный убийца миллионов людей, террористка, она вошла не более десяти минут назад...
- Но тут никого не было... – протер очки говоривший. – Сюда целый час никто не входил! Тут на террористку только Вера Павловна похожа, остальные женщины слишком старые учительницы или хорошо известны, Вера Павловна, встаньте!
Как назло, поднялась именно та дама, под юбку которой я залезла.
- Благодарю... – прошипела она.
Я все-таки пыталась прятаться под платьем со стороны стола. Один из солдат мельком заглянул под стул, на котором она сидела, и прошел дальше, извинившись. Платье все равно прикрыло меня. Я услышала, как кое-кто из офицеров мельком заглянул под длинный стол из разных точек, извинились, судя по всему, осмотрели людей снаружи, проверили документы, кое-кого попросили смыть косметику, открыли шкафы и испарились...
- Ну что, нашли? – услышала я голос охранника внизу.
- Если б мы ее нашли, мы б уже были мертвы... – огрызнулся офицер. – Ты что, не слышал, что она делает с людьми!?
- А как же вы ее собирались брать? – недоуменно спросил тот.
- А мы разведка боем. Никто не собирался ее брать. Основная группа на улице. Если б здесь вспыхнула стрельба, то они б просто навели на дом крылатую ракету с мегатонной тротила, и все. Нам вообще предписано, если ее обнаружишь, не показывать вида, а просто отойти наружу подальше и тихо сообщить координаты...
- А дальше?
- Завернуться в простыню и молиться, пока не прилетят ангелы! – разозлился офицер.
- Эй! – вдруг дернулся охранник. – Что же получается, вы бы все равно не сказали, если б ее нашли!?! Слушай, а вы ее случайно не нашли? – моляще вцепился он в офицера. Судя по звукам, тот, ругаясь, отцеплял его.
- Успокойся, мне то никто из бойцов все равно не сообщил бы... – успокоил он его. – Они по плану должны действовать сами, чтоб не насторожить...
Я услышала визг – судя по всему, охранник просто смотался со своего места.
- Среди нас ведь действительно нет террористок? – мрачно осведомился председатель.
- Может, вы мне еще и под юбку заглянете? – возмутилась Вера Павловна, снова приподнимаясь. Я поежилась, съежившись на полу еще сильней в комочек.
- Стоило бы это сделать... – буркнул председатель. – Но мы так и не решили, что делать...
- Сейчас все решится само собой... – тихо и спокойно сказал усталый человек напротив этой ужасной леди. – Они накроют нас ракетой, и больше никому из нас не будет грозить позор...
- А наши дети? – резко спросил один из мужчин. – Моя школа?
- А больные? Кто их будет оперировать? – тихо спросила какая-то женщина. – Неужели ни у кого даже идеи нет, кому это все могло понадобиться? Кому мы вдруг стали нужны, чтоб нас заказали?
Лица у всех были обреченные, усталые.
Я внимательно прислушалась. И мне стало дурно. Их всех поставили на счетчик. С ними все было как у той медсестры утром и с учителем днем. Это все были такие же бескорыстные фанаты и аскеты, благодаря которым в немалой степени стало возможным возрождение России... Все они создали нечто только своими силами, работали бескорыстно день и ночь, не брали денег, были известными и гениальными... Мне было так тоскливо – наивные, честные, восторженные лица, они не ждали за свою адскую изматывающую работу по двадцать часов в сутки наград, но все же они стали новыми мучениками и святыми Новой России.
- Даже в милицию обратиться нельзя... – со злыми слезами сказала одна из женщин. – Нас же и арестуют, да еще и детей поубивают...
- Самое смешное, что смешные сумы то мы должны... – вытирая слезы, уже твердым голосом ответила женщина. – Мы в своем центре вылечили так тысячи с повреждением спинного мозга... Это в миллион раз стоит больше... Если люди не хотят работать, то сколько денег не давай – ничего не достигнешь. А если сами все сделали, сами работают самоотверженно, то и на тысячу можно сотни пациентов вылечить...
- Мне перед воспитанниками стыдно, - сказал еще один седой и очкастый учитель. - И ведь никто не поверит, что я этих их денег и в глаза не брал... Мы уже тридцать школ по специальным методикам организовали, ни одного отстающего, а тут такой скандал...
Они все, сжав зубы, медленно говорили, точно раскрывали передо мной свою душу, свои мечты, свои проекты, свои самые тайные надежды...
Потом все замолчали... Будто усталые, обессилевшие... Такое у меня было впечатление, что это сидят и думают о чем-то смертники. Они долго молчали... Я вдруг поняла, что это крупнейшие деятели целых воспитательных движений. Здесь были самые лучшие, самые бескорыстные, самые гениальные, с нуля и без ничего создавшие и создававшие будущее России...
- Сроку нам до рассвета... – тихо сказала женщина.
- Братья и сестры! – тихо сказал седой священник. – Невозможно так отчаиваться, это хула против Господа, даже если нам грозит смерть... Нас много, давайте же все вместе изо всех сил сейчас будем молиться... Пусть Он подаст нам знак, какой бы веры мы ни были... Невозможно, чтоб Высшая Сила не откликнулась на зов стольких сердец и не помогла нам... Помолимся же истово, пусть Господь поможет нам... Господи, если ты не можешь помочь нам, то подай нам хоть знак...
Я увидела, как, закрыв глаза, они стали молиться. Чтоб Господь подал им знак. Мне стало жалко их до слез. Они сидели с закрытыми глазами и молились... Я очень быстрая... И, закусив губы, решила подать им знак... Ведь никто не знал, что я тут... Я верно рассудила – увидев на столе вдруг появившиеся фальшивые пачки, они поймут, что это знак, который дает им Бог. Что все у них будет с деньгами хорошо, будут когда-то у них деньги. Много денег! А что пачки игрушечные, то Бог же не фальшивомонетчик, если б он скопировал точно настоящие доллары, то это было б подсудное дело, а чтоб дать им настоящие, то пришлось бы предварительно у кого-то отобрать... Потому я под столом на четвереньках быстренько лезла между ногами, и, прятаясь, неслышно раскладывала из-под него рукой каждому на столе по десять толстых пачек. Они все сидели, закрыв глаза и закатив их к потолку... Перед теми, кто был воспитателями и учителями, или печатал нравственную и духовную литературу на всю страну, я вообще, осторожно выглядывая и тут же прятаясь, накладывала пачек побольше, чтоб они правильно оценили свой знак... У них больше пачечек, очень много, очень большой знак от Бога, не надо печалиться!
Меньше чем за минуту я быстро облазила под столом весь зал. И облегченно уселась у второго чемодана – один я полностью выложила... Я довольно и широко улыбалась под столом. Они все такие верующие, все молят – подай мне, Господи, знак... Ну я им и подала... Знак подала, а дальше и самим надо за пулемет браться, братцы... А то как? Никакой Господь за вас стрелять не будет... Я вздохнула – они ведут себя как дети. Я подумала про себя, что я умная. Ведь я понимала, что Господь может дать лишь вдохновение, а пострелять врагов надо самим. А то лежат на печке, и думают, что все за них кто-то поделает. Но, честно говоря, у меня чесался пулемет. Ну, в смысле то место, где он должен быть. Мне очень хотелось посмотреть на тех, кто придут за этими большими детьми требовать у них у них же украденные деньги... Мне это не нравилось.
В это время прошли те десять минут, на которые они собирались истово изо всех сил молиться. Я это поняла, потому что раздались странные звуки.
- Ах!
- Ой... – растеряно сказал кто-то. Изумленный вздох оббежал стол, словно люди очнулись после молитвы, натыкались на божий знак и тут же застывали.
...И началась какая-то удивительная, дивная тишина, точно они не просто парализовано умолкали, а останавливали даже сердце. Переставая дышать от того, что случилось в жизни. Я даже испуганно сжалась от этой тишины...


Глава 51.


А потом все взорвалось. Кто-то истерически рыдал и его утешал сосед. Я видела, как вздрагивали ноги. Кто-то счастливо смеялся. Я видела, как рядом со мной, обнявшись, двое и смеялись и плакали одновременно, вытирая счастливые слезы.
Я поняла, что это психи. Почему некоторые из них дрожат? Зачем плакать? Зачем пересчитывать фальшивые деньги? Каждую купюру?
- По тысяче купюр в пачке... – ошеломленно крякнул молодой голос издателя, что издавал крепкую воспитывающую и нравственную литературу, а мне рассказал свой тайный план возрождения русской литературы. – Это же по пол-лимона помидор и по десять капусты, кому попало...
Я пожала плечами – вот еще один фрукт. Лимоны везде мерещатся. Он сам лимон. Он так хорошо рассказывал про возрождение и про свой авантюрный план, что я даже заслушалась тогда. В общих чертах для меня это выглядело так.
Он рассказал, что на конкурс ему прислали не менее ста тысяч произведений со всей страны. То есть в России не менее полмиллиона писателей. Он хотел поделать из всех этих неграмотных полуписателей мастеров... Он, как и все восточники, признавал только слово Мастер, а не "гений". Он рассказывал соседу, сидя надо мной, что существуют где-то тридцать всем известных на западе правил написания "блокбастера", скелет бестселлера... Потому бывает так, что у американцев ни новой идеи, ни сюжета – вообще сплошная примитивщина, даже читать неинтересно, а не оторвешься. Недаром, у них так распространены мастер-классы. А у наших даже элементарная так называемая структура воздействия и то игнорируется. Все знают завязку-нарастание-кульминацию-развязку, но даже элементарных вещей про нее не знают. Мейерхольд говорил, что для успеха пьесы в кульминации надо дать по нервам, она должна быть максимально напряженна, он в некоторых пьесах стрелял из пулемета поверх зала. А вот развязка, конец, должны быть максимально эффектны, красивы, но ни в коем случае не напряженны. Нет, дело не в том, что как в кино, герой в кульминации в безнадежном бою видит, что убивают его друга, потом кричит, бьет себя в грудь, встает и идет на тысячи врагов один... И не в том, что тут под кульминацию идет и признания в любви и т.д. Это все дело автора... Хотя большинство блокбастеров можно использовать в качестве учебников писательского мастерства – открываешь рядом с учебником и хихикаешь – вот идет эта деталь, потом вот эта, все по учебнику с самого начала. И опять миллионы прибылей... И ничего тут нету повторяющегося и стыдного – скелет есть у каждого, в том числе и у произведения... Конечно, у произведения есть еще и более глубокие пласты воздействия. Каждый замечал, что красивые лица – это часто именно одухотворенные лица. Искаженные злобой, раздражением, ненавистью, гневом, они же редко бывают красивыми. Начинающие авторы не знают еще одного основного закона – пережеванное не вкусно. Описать, как кушаешь, можно, а как жуешь кашицу и перевариваешь – отвратительно. Особенно постельные сцены... Если это не описание чувства, любви, то это только оттолкнет... И, наконец, – внутренние пружины зажигания любви к произведению... Об этом вообще у нас не учится... Их тоже не так много, штук тридцать... Здесь надо вообще сказать, что при анализе супербестселлеров, тиражи которых достигают миллиарда, оказалось, что это добрые, хорошие книги. "Гарри Поттер" Роулинг – к примеру, вообще добрая, хорошая сказка. Герой только в четвертой книге в первый раз поцеловался. Одна из пружин этой книги – это настоящая чистая дружба между мальчиком и девочкой, Гарри и Гермионой, где они крепкие друзья (влюблены они в четвертой книге в других). Книги Дарьи Донцовой, основные серии про Дарью и про Евлампию – вообще не содержат любовных интриг героинь, но зато основаны на описании рождающегося братства незнакомых людей. Здесь и Катюша, которая притаскивает домой всех, кто нуждается, воспитывает как родных двух чужих детей и даже не думает об этом. И Евлампия, становящаяся своей в чужой семье, настоящие сестры. И воспринимающая чужих детей как родных, и даже не замечающая этого. И Наталья, и Дарья, помогающие друг другу больше, чем настоящие сестры. А в мировом любовном бестселлере "Птичка певчая" Гюнтекина вообще целуются в конце один раз, зато героиня удочеряет чужую девчонку. Супергерой Эндер целует кого-то только в конце второй книги, зато братства там достаточно. В супербетселлере "Три мушкетера" есть и объятия, но зато дружба мушкетеров уже вошла в пословицы... А Толкиен? А Эддингс? А Менолли Маккефри? А Волкодав Семеновой из России? Волкодав даже не поцеловал героиню, такой себе образец абсолютно благородного брата тиражом в России свыше миллиона. Давно установлено, что, например, описание чистого братства, настоящей дружбы не связанных кровно людей – это обычно элита бестселлеров. Это миллиардные тиражи. Это заводит чувство... Если б люди мечтали занять высшее место в рейтингах, то они, наоборот, состязались бы в благородстве героев и доброте книги... Любят "Иронию судьбы", а не "Порно"...
Этот издатель предложил простой для государства план. Для государства сто миллионов долларов – это тьфу и растереть. На покупку трех игроков для футбольного клуба наши миллионные монстры тратят больше. Печатать будут только произведения высокой нравственности. В издательстве же стандартно будут требовать наличия в произведении 30 элементов структуры и 30 элементов воздействия, начиная работать с каждым. Отдельно выписав их на листочке. Не секрет, что большинство известных писателей переделывали и переписывали свои первые вещи по указанию редакторов. Рыбаков "Кортик" переписывал трижды. Даже Донцова немного перерабатывала первую книгу. А при жестком требовании конкретных вещей писатель сам будет смотреть, какого элемента нет. Литредакторов издатель поставит своих. Плевать, что большинство начинающих делает ужасные ошибки... Но, самое главное, печатать наш издатель будет только нравственные произведения... Именно нравственные... Будут гнать все нравственные произведения, в которых есть установленные шестьдесят признаков и по которым погулял атаман литкорректор. Десять тысяч экземпляров книги в плохой обложке и на плохой бумаге вполне укладывается в 3000 долларов в отдаленных типографиях. И он будет публиковать все, что имеет нравственную и воспитательную направленность, отвечающую его предложенным условиям. Поскольку в России не меньше миллиона писателей, он рассчитывал, исходя из количества присланных на конкурс произведений (около пятидесяти тысяч) публиковать по тридцать-пятьдесят тысяч в год. Имеется в виду, от имени государства, как проект возрождения литературы. Это восемьдесят-сто миллионов долларов.
Поскольку литература будет нравственной, то особого вреда эта литература не принесет, а тысяч тридцать наименований нравственных приключенческих остросюжетных книг начисто похоронят под собой всю американскую переводную литературу. Так же, как и всю коммерческую. Тут раздался крик, что он похоронит русскую литературу. Все накинулись на него. "Плевать" – сказал тогда он. Зато я поделаю из них хотя бы хороших ремесленников, если не мастеров. К тому же, из ста тысяч найдется хотя бы десяток, которые станут успешными, которые начнут гнать серии, и на которых мы даже сможем окупить проект. Зато дети будут учиться братству, дружбе и нравственности; зато мы не оставим ни одного клочка русской истории, который был бы невоспетым, как когда-то произошло во Франции с Дюма и другими... Все равно и детям и взрослым хочется увлекательной, но чистой и доброй литературы... Книги, к которым придет успех, естественно, будут допечатываться и приносить прибыль... Проект может стать даже окупаемым.
А когда ему сказали, что раскрученные и воспитанные писатели могут уйти от него, он очень нехорошо улыбнулся.
- Пусть уходят! – сказал он тогда. – Каждый раз в таком случае он принесет мне еще большую прибыль, чем могли бы принести его произведения...
Он хихикнул. Мне понравилось. И чтоб подать знак этому человеку от Бога, я положила ему двадцать пачечек с Чейзом, тех фальшивых долларов, на которых было написано 10000 и которых не существует.
И сейчас он их зачем-то пересчитывал.
Я слышала, как он теперь, после молитвы, считает их и говорит глупости про лимоны. Мол, по официальному курсу у него на два года и 200 лимонов, ибо в каждой особой пачке у него по десять лимонов. Идиот, там не было лимонов! Но он сказал, что эти старые купюры имеют коллекционную ценность и их продают по цене в два-три раза больше, потому этого должно хватить на шесть лет реализации программы... И у него 400-600 лимонов. Поистине, как в задачке по математике, когда Коля съел десять лимонов.
А наверху вдруг начали обниматься, целоваться, петь...
А я сидела, как дура, испуганно сжимая один из мешков возле чемодана. Ведь не так много прошло времени, а во время тишины я боялась пошевелиться.
И тут, пока наверху царили сумасшествие, шум, я вдруг увидела, как ко мне по полу ползет на четвереньках маленький ребенок. Совсем младенец. Я в ужасе застыла. Я вдруг поняла, что он видел, как я раскладывала пачки.
Он, дебильно улыбаясь, протянул руку к пачке, зажатой в руке.
Я дала ему кулек конфет, купленных для Принцессы, незаметно убрав толстую пачку денег в раскрытый чемодан обратно.
То, как исказилось лицо ребенка, когда он увидел в своей руке вместо пачки кулек конфет, и что он при этом сказал, было неповторимо.
Я сидела с открытым ртом. У меня по лицу покатились слезы. За что меня так оскорбили? Ведь я дала дитю самые вкусные конфеты! Меня еще никогда так не обзывали! Чтоб так, и еще ребенок в полтора года.
Зверски посмотрев на меня, он быстро вылез.
- Папа, говолю тебе, под столом теллолистка! – услышала я его младенческое лепетание. Слава Богу, эту клевету никто в этом шуме и пляске не услышал.
- Успокойся, сынок, под столом контрразведка обыскивала три раза... – отмахнулся его отец, о чем-то оживленно болтая с сотрудником.
- Она была у зенцины под юбкой! – топнул ногой наглый ребенок. – Загляни туда!
Наверху ахнули.
- Тебе не кажется, - сказал мужской голос слева, - что у твоего сына слишком мужское и подозрительное направления мыслей? Может, тебе пора найти ему мать после гибели жены год назад? Почему ты не делаешь ей предложение!? Я же видел, как ты на нее смотришь! Почему вы только молчите с ней! Вы и впрямь с ней как дети! Чего краснеешь?!?
Мне показалось, что его собеседник покраснел.
- Я не могу... – прохрипел папаша малолетнего ублюдка. – Не могу решиться... Ты же видел, какое у нее длинное платье... Как она такое воспримет?!
- Тебе что, для объяснения в любви надо залезть под платье? – ухмыльнулся собеседник.
Тот рассердился.
- Но ты бы хоть помолился, чтоб Бог тебе помог, раз так... – сказал его собеседник...
Мне стало не до них.
Я видела, как ребенок дергает папу, и потому быстро тащила по одному чемоданы в самое начало. Пока он опять не сказал папе:
- Папа, там мелзкая теллолиска! – ребенок просто повис на нем.
Вот не везет, так не везет. На этот раз отец решился послушать сына, чтоб уйти от неприятного разговора. Ребенок полез под стул и потянул за собой отца. Увидев ребенка, я непонятно почему быстро поползла в противоположную сторону, в другой конец, где уже раз пряталась под длинной юбкой. Ребенок полз за мной, а за ним его отец. В темноте, со многими ногами, его отцу не было видно ничего. Может, кусочек задницы.
- Папа, папа вот она, делзи! – быстро полз за мной ребенок.
Папа, наверно в азарте, быстро полз за мной.
Я, сдуру, совсем потеряв голову, нырнула под юбку. Совершенно по глупости не поняв, что я ж там не спрячусь от них. Поэтому я под юбкой пролезла под стулом и ловко вышла с той стороны возле стенки. Присев на корточки за стулом с сидящей. За мной выполз ребенок, а его отец, держась за ним, уже влез под юбку.
Не долго думая, я, схватив ребенка в охапку, с силой ударила отца ребенка ногой под стулом. Пока он меня еще не видел, ибо как раз залез под эту длинную юбку. Я ударила его так, что он вскочил под юбкой женщины и взвыл. А я еще с силой толкнула в спину все еще сидящую в трансе даму, что она налетела на встающего. Этим самым.
Он запутался головой в юбке.
Что тут началось!
Визг!!!!!
Из-за того, что юбка была слишком длинной, до самого пола, он никак не мог из нее выпутаться. Он полностью оказался под ней. И выл. И все еще был под юбкой, на что все смотрели в шоке.
Меня никто не заметил. Я же под шумок скандала схватила мерзкого мальчишку, и, притянув к себе, угрожающе сказала:
- Молчи, а то прикончу, я Алькаида, уууу! – я раскрыла челюсти и угрожающе подвигала ими. – Пикнешь, я тебя съем, понял, я Алькаида!
Я наподдала ему по заднице, оставила его, и, поскольку скандал в центре только разгорался, нырнула под стол. И незаметно ни для кого, так же незаметно очень быстро протащила под столом второй чемодан до двери. Им было не до меня.
- Сергей Павлович, как вы могли! – визжала изо всех сил женщина, и все смотрели на нее. На них, если точнее. – Я все понимаю, мальчишки, но зачем было голову засовывать под юбку без фонарика, совершенно не понимаю, это уже какое-то извращение!
Она прямо ревела и размазывала слезы.
Я незаметно приоткрыла под столом дверь, благо он стоял почти в упор, и вылезла под шумок с той стороны. Внимание всех слишком уж сосредоточилось на этих людях. Маленького вывшего доносчика никто не слышал.
- Я видела, как вы на меня смотрите, могла понять бы, если б вы даже мне сделали предложение, но такое мне в голову даже не пришло!!! Чтоб вместе с сыном залезть мне под юбку!
- Вера Павловна, простите, - вдруг воскликнул весь красный мужчина. – Я хотел сделать вам предложение!!!
- Так?!?
Я вдруг увидела, что она смутилась.
- Нет, я прошу Вас... Не надо меня отвергать... Я прошу Вашей руки... – вдруг тихо прошептал мужчина, уцепившись за руку в полной тишине, в которой всхлипывал только его сын и немного женщина. – Я люблю вас... Давно... Ради Бога, простите, сам не знаю, что на меня нашло...
- Я согласна... – услышала я тихий и удивительно глубокий и красивый шепот.
Сергей Павлович обнял Веру Павловну.
Но другие не разделяли их восторга.
- Непонятно как-то, почему он полез ей под юбку, и это воспитатель... – все равно вызывающе громко мрачно сказал какой-то мужчина возле двери, с подозрением смотря на него. – А говорил то про нравственность! Я ему не верю! Ему не место среди нас... Зачем он полез под юбку!?
И тут с обидой за отца взорвался маленький ублюдок.
- Да он за теллолистами полез, а не просто так!!! – заорал и завизжал он, топая ножками. – Да у нее под юбкой побывала АЛЬКАИДА!
За дверью возникла удивительная тишина. А раздался громкий визг и шлепанье.
- Так тебе и надо, малолетний ублюдок! – злорадно подумала я, таща свои тяжелые громадные чемоданы прочь. Кажется, терпению Веры Павловны пришел конец. Впрочем, зрелище я не видела, только слышала, когда тащила чемоданы. Надо сказать, чемоданы стали намного легче. Видимо, визг малолетнего полицейского, нашедшего, наконец, убежище Алькаиды, наводил на мою душу успокоение. Особенно, когда я видела, что его хорошенько порют будущие родители! Непонятно почему, от совершенного мерзкого поступка я получила совершенно ненормальное удовлетворение. Малолетний полуторагодовалый преступник ревел на руках Веры Павловны как противовоздушная сирена.
Идиллическая картина!


Глава 52.


Я тихонько вылезла с чемоданом на улицу. Охранника не было. Троллейбусов не было. И вдруг я услышала шаги и присела.
На дорогу вышел патруль.
- Ты представляешь, какая за нее премия будет? – мечтательно спросил громадный мужчина военной форме.
- Десять граммов свинца! – отрезал спутник, не желая разговаривать. Его глаза зорко стреляли по окружающему, он жестко держался за автомат. – Она сама раздает!
- Все равно она не уйдет! – весело сказал спутник. – На этот раз ввели план "А", снайпера и пулеметчики рассеяны по всем крышам города, вместо бандюг в подъездах сплошные группы захвата... Которые заодно ликвидируют остатки банд... Вместо дурачков на джипах – тщательно координированные поисковые группы лучших стрелков и следопытов... Если ее только снова возьмут в "гон" и спугнут откуда-то, ее возьмут тихо и осторожно...
Задержавшись в холле, я пропустила патруль мимо, забившись в угол. Город жил своей жизнью. Если б не громадные колесики на чемоданах, превращающих его в отличную тележку, я бы с места не сдвинула их даже сейчас. Каким образом в минуту смертельной опасности я еще их и таскала, я понять была не в состоянии!
Непонятное беспокойство вызывало сказанное патрулем. Я не понимала, что такое "гон", что такое план "А" и почему террористку ловят таким количеством людей.
Честно сказать, я немного опасалась, что вместо террористки поймают меня – а ведь я ненавижу террористок! Что будет, когда они увидят чемодан с фальшивыми деньгами, я даже и представить себе боялась. Не хотелось даже думать, какими станут лица оперов, когда я начну им рассказывать, что два целых громадных чемоданища – это деньги для монопольки...
А если серьезно – я устала так, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ноги не шли... И внезапно я услышала позади какой-то шум... Топот многих сапог. И спереди я услышала какой-то шум. Топот многих сапог. И сбоку я услышала шум, и справа и слева... А мой чемодан медленно скрипел по асфальту. Колесики ввизгивали.
Я тянула этот чемодан, как бурлаки баржу, и чуть не выла. У меня не было даже малейшего оружия. Вообще! Даже мелкокалиберный пистолетик улетевшей на Сириус остался в угнанной машине.
И тут я увидела надпись – музей. Картины. В три часа ночи. В нем был свет, по окнам бегали какие-то тени. Не долго думая, я свернула в глубь дворика и нажала дверь.
Там сидело два охранника с автоматами и тетенька.
- Мне бы это... картинки... – широко улыбаясь во весь рот, запинаясь, выговорила я, - посмотреть... люблю картинки... Мечтаю...
- Опаздываете! – прошипела вахтерша.
Я шмыгнула мимо нее, и она снова закрыла дверь.
- Принесли чемоданы? Так это как раз то, что нужно! – увидев мои чемоданы, облегченно сказал охранник.
– А говорили, что не знаете... – укоризненно сказал второй. - Это ведь те сверхлегкие сейфы, приспособленные специально для перевозки ценностей, о которых мы и говорили. В них и пожар не повредит картин, и выстрелы не затронут... Только два маловато будет... Ключ у вас есть? – сказал он, подхватывая чемодан.
Я показала ключ.
- Ого! – ворчливо сказал он, пытаясь поднять чемодан. – Что там у вас? Еще что-то принесли?
- Я... я... я... не успела выложить, - быстро сказала я.
- Да и открывать сами не умеете, специальным ключом... – посмеиваясь, снисходительно добавил он.
Я возмущенно фыркнула.
- Я сама выложу, смотреть вам не зачем... – мрачно сказала я. – Здесь вещи для охраны музея...
- Лифчики... – хихикнул второй.
- Автоматы Калашникова... – хихикнул первый, подозревая глупое упрямство и нежелание показывать, что я чего-то не умею. – Ну ладно, ладно, я пошутил, мы здесь, чтоб охранять и защитить при эвакуации... – он пытался подстроиться под мой шаг и идти рядом со мной, но ему это не удавалось. Он только смеялся и догонял меня. Но ему было это трудно с чемоданом. Он еле его подымал.
Второй охранник шел впереди, помогая ему. Мы поднялись на второй этаж, который был в полумраке. Я увидела большой стол, стоящий в темноте, за которым сидело множество людей. Очевидно, они не хотели зажигать огня, чтоб не привлечь внимания. Меня в темноте посадили почему-то рядом с председателем. Это была женщина. Они все вели спор и не обращали внимания на меня. К тому же, я была сзади и в темноте.
Не сказала бы, что здесь было тяжелое настроение, но оно явно было воинственным, молниеносным, решительным и очень напряженным... Точно в глазах этих людей пылал молитвенный напор, точно они уже в духе дрались с кем-то и противостояли кому-то.
Не знаю, почему я стала задавать свои глупые и самые простые вопросы. Наверно, это потому, что я всегда была такая глупая, потому люди все говорили и говорили, обращаясь ко мне. А может, это было потому, что мой голос был чуть похож в темноте на голос этой женщины. А вообще, я не знаю, почему они так любят мне рассказывать, ведь я такая глупая... Как бы то ни было, вопрос за вопросом они целый час рассказывали все, споря между собой и не желая остановиться...
Это тоже были фанаты и самоотверженные аскеты. Они так же самоотверженно работали, как и те. Я с восторгом слушала, какой будет жизнь в будущем. Братство людей, братство в малых ячейках и общинах села, братство работы, братство семьи... Но для братства нужно было утвердить реальный рост духа... И нравственную основу жизни, для начала хотя бы нравственное государство, ибо аморальность есть самый страшный убийца простого братства... Простого, и такого понятного... В будущем Духовные республики в конце концов сольются в мировой Единый Нравственный Союз... Для начала предполагалась утвердить нравственность в государстве, но роль государства должна была быть в поддерживании именно минимальной планки... Ее предполагалось строить на основе Культуры... В отличие от религии, купол Культуры и Красоты на основе нравственности покрывает всех... Это не подавляет ни духовной, ни научной, ни религиозной свобод, не накладывает отпечаток сектантства, как в случае религиозной власти... При которой сохраняется, как в исламских республиках сейчас, или католических и православных странах прошлого столетия, разврат, нищета, публичные дома и весь спектр чудовищных пороков, зато полностью подавляется свобода мысли... Тогда как они собирались сделать наоборот – утвердить нравственную основу государства на основе светской и религиозной Культуры всех народов, но оставить свободу мысли. Государство будет обеспечивать начальное воспитание и полностью пресекать аморальные проявления как уголовные преступления, обеспечивать начальную стадию духовного роста, как это было в бывших социалистических странах, но стократно сильнее. Все силы и средства государства будут направлены на утверждение роста духа, воспитание и образование как идеологию. Но, поскольку всем понятно, что государство со своей топорной и платной работой не может топором лезть в душу, то заниматься тонкой работой пробуждения сердец будут другие. Государство – только основа. Венчать же государство, уже зажигать сердца, облагораживать и возводить души, вести более тонкую духовную работу будут уже Подвижники, Учителя, Святые, Старцы... Которые будут привлекать любовью без всякого навязывания... Пока же это невозможно, ибо невозможно строить словом то, что разрушается делом... Никакие проповеди, никакие самые зажигательные и духовные святые не смогут ничего зажечь, если ребенок с детства утоплен в извращениях, порнографии, разврате и половых связях с десятилетнего возраста, если разврат культивируется как государственная телевизионная религия... Это то, как я, глупая, поняла очень сложные вещи...
Я сидела и слушала раскрыв рот... Это мне нравилось. Когда мечту делают целью, она сразу же становится достижимой и реальной. Вот только одно у меня вызывало сомнение – они были все такие добрые, рассчитывали утвердить все постепенно и без крови. Но я сильно сомневалась, чтоб извращенцы, бандиты, крестные отцы добровольно бы взяли и согласились с прекращением проституции, растления, наркомании, неуспеваемости, а производители фильмов и книг – от прибылей от все усиливающейся чернухи и накручивающихся извращений... Бандиты съели бы их живьем, когда узнают, они еще это почувствуют... Здесь были лидеры, на них тоже наехали, да только забрать у них было ничего невозможно, ибо сами лично они ничего не имели, на общественное имущество даже бандиты посягнуть бы не смогли, а сами эти люди были из стали.
Они рассказали мне и то, как им угрожают, хотя до этого молчали и пробовали разобраться сами...
И тут председатель очнулась и, не поворачивая голову, тихо спросила меня почти в полной темноте:
- Чемоданы готовы?
Я поежилась.
- Угу... – робко ответила я, держась за свои чемоданы. – Сейчас только тряпье выйму...
- Подготовьте! – строго сказала она, и отвернулась. – Нужно подготовить картины к эвакуации, если ситуация станет критической. Пусть мы погибнем, но они должны остаться... Садитесь к столу, поближе... – подтолкнула она меня к столу, опять таки, не глядя. - Эх, если б у меня действительно были те деньги, которые я должна бандиту, то я б столько б книг напечатала, отнять бы их как-то у него!
Я оказалась в ловушке. Я заметалась, широко улыбаясь возле стола. Чемоданы были набиты дурацкими фальшивками. Сейчас меня разоблачат. Куда я фальшивые пачки дену. Я сижу в углу! Тем более, внизу явно появились солдаты... Какой-либо шум, и я ангелок, только не добрый и хороший, какого они хотят из меня воспитать, а настоящий, православный, без тела и на облачке крылатом!
- Что у вас там, выкладывайте быстрей, кто знает, это сволочь или настоящие солдаты, давайте чемоданы!
Я с трудом положила чемодан на колени. Сделав вид, что он пустой. Черт, ну и ловушка.
- Давайте несколько минут помолимся вместе перед делом... – вдруг сказала она, не обращая внимания на шум возле дверей. – Совместная полная сосредоточенность порождает победу... Может, Учитель поможет нам... Да поможет нам Бог!!!
Они стали молиться, прикрыв глаза. Это была полная сосредоточенность. Они затихли.
Я же вдруг вспомнила, как радостно отреагировали те люди на знак Божий. Может и эти обрадуются? Я тихо стала выкладывать пачки прямо на стол перед ними. Очень быстро выкладывать. Отличное решение. Я не буду прятать, я их выложу на стол.
Я сделала это довольно быстро, со всей своей скоростью.
Остался только рюкзак, куда Оля зачем-то отдельно упаковала дурацкие толстые пачки несуществующих десятитысячных купюр с писателем Чейзом, штук сто, правда осталось семьдесят, ибо десять я еще подложила этой женщине за мной, да еще сумка с остатками красных пачек, куда я вложила мои драгоценности. Но его я могла забрать.
Я прекратила раскладывать за мгновение до того, как они очнулись, сделав вид, что полностью углубилась в пустой чемодан, и мгновенно засунула оставшиеся сумки с рюкзаком под себя под стул.
Они открыли глаза. Темно. Потом заметили кучи на столах.
Я еле успела, иначе они б меня разоблачили, спрятала глаза и спряталась лицом в крышку открытого громадного чемодана.
- Что э...!? – коротко сказал кто-то и тут же его голос оборвался.
- Да включите же свет! – рявкнул кто-то.
- О Господи! – кто-то зачем-то рассматривал фальшивые пачки. Вынимал купюры, смотрел на свет, губы их были как-то сжаты, зубы к зубам, лица дрогнувшие... И тишина... Мертвая... Только один из них, на противоположной стороне стола, неприятный человек, возле которого я не положила ни пачки божьего знака, ибо и дотянуться не могла и знак давать ему не хотела, вдруг начал буреть и схватился за виски.
- Инсульт... – тихо сказал кто-то, подхватывая его и нарушив тишину. – Сосуды не выдержали...
- Не оставлены мы тобой, Господи...
И снова звенящая тишина и неслышные слезы.
Внизу послышались громкие голоса ругани подымающихся солдат.
- О Боже! – сказал кто-то. – Этого чуда солдатам не объяснишь, они подумают, что ограбили банк напротив...
- Тут же хватит на сотни миллионов книг и другого! – потрясенно и счастливо сказала женщина позади меня.
- Если сейчас это не заберут бандиты или полицейские! – метко сказала молодая женщина.
Я сидела, уткнувшись в чемодан, и стыдливо, как мышка, протирала его, будто ничего не видя.
Солдаты подымались по лестнице.
Я подняла трудолюбивые глаза, драявшие что-то в чемодане, и закашлялась – на столе ничего не было, только сейф негромко щелкнул. И кофейная машина, явно принесенная сюда откуда-то из подсобки, потому что директор подозрительно нехорошо смотрела на этот аппарат в своем хозяйстве. Но сама же и поставила его и пирожные на стол, гадливо смотря на них в святыне, как на змей.
Но нечего было делать – солдаты уже прорвались сюда сквозь охрану и входили сюда.
- Что происходит!?! – отбросив пирожное, возмутилась она.
- Мы ищем террориста! – жизнерадостно сказал громадный болван в форме.
- Здесь!?! В музее?!? – директор даже подавилась пирожным, поперхнулась, выплюнула с брезгливостью его и мрачно посмотрела на помощниц. А потом на лейтенанта.
Тот поежился.
- Ночью!?! – угрожающе спросила она.
Но тот не поддался на провокацию.
- Здесь нет посторонних?!? – жестко продолжил спрашивать он.
- Нет! – упрямо сказала женщина, даже не обернувшись, чтоб посмотреть вокруг. Она не собиралась сдаваться какому-то офицеру, и была очень рассержена.
Я благоразумно промолчала за чемоданом сзади нее.
- Что с ним такое? – вдруг вскрикнул кто-то из солдат. Об том, получившем инсульт, все в суете забыли. – У него лицо бурое! И он почти не дышит!
- Инсульт! – тихо ахнула я.
Все засуетились, вскочили.
- Это вы виноваты!! – пошла в атаку женщина. – Вы должны сами доставить его в больницу! Немедленно!
Солдаты засуетились, кто-то уже вызывал врача, кто-то искал лекарства, больного потащили в машину, ибо офицер устало махнул рукой. У него было много машин. И он сильно устал, чтобы спорить.
- Не хотите ли чайку? – тихо спросила я его сзади, пока они все суетились, без слов незаметно пододвинув из-за спины лейтенанту чашку кофе. Тот благодарно так же без слов взял ее. Я так же незаметно пододвинула сзади крекеры. А потом села сама, подперев голову ладонью, и смотря сблизи на него.
И тут вошел какой-то старший командир.
- Что вы тут делаете!? – рявкнул он, заметив нашу парочку.
- Террористку ищем! – быстро вскочил лейтенант.
Тот заскрипел от злости зубами, увидев тортик, женщину и все такое.
- Я вам... Я вам... – зарычал он, заскрипев зубами, не в силах сказать, что четко он хочет. – Чаю мне!! – он плюхнулся рядом с лейтенантом.
Солдаты засуетились, подсунули чашечки, тортик, быстро поднесли кофейник.
И тут я заметила, что от угодливо принесенного неизвестно откуда солдатами подноса с печеньем, заискивающе подставленного прямо генералу под нос, в его чашечку упал громадный таракан. Прямо с днища подноса. Такие мутанты бывают только на складах.
Тяжелый, он полностью ухнул в чашечку с кофе, только усы торчали и шевелились из чашечки. Генерал поднес ее ко рту.
- Стойте! – властно сказала я.
- Что такое? – недовольно спросил он. Он не желал подчиняться никому. Это было против его природы. Он все порывался выпить, считая меня дурой. Я же не сдавалась.
Я вынула таракана за длинные усы из чашечки в его руке и пустила живую душу на пол.
- А теперь пейте! – облегченно скомандовала я.


Глава 53.


Боже, как он вскочил и заорал. Как страшно он ругался! Он выгнал всех солдат вон, благо они уже все обыскали, он сказал нехорошее про моих папу и маму. Он вылил на меня этот кофе прямо на голову!
Я в ужасе закрылась чемоданом. И, дрожа за ним, слышала, как он топал внизу ногами, выкидывая солдат на улицу и крича, что они мерзавцы, которые тут же норовят отлынивать и пить с женщинами.
Согнутый от смеха лейтенант похлопал меня по спине, вылетая вслед за командиром.
- Спасибо!
Я не поняла, за что он меня похвалил.
Как только они вышли, на меня стали кричать, сказали, что я дура, неужели я не могла промолчать. Кто-то раздавил несчастное животное, не успевшее удрать далеко. Я заревела.
Схватив мои сумки с рюкзаком, в которых осталось еще одно платье, я закрылась в туалете, и стала реветь и отмывать голову и шею от кофе. А потом сушить ее под сушилкой для рук.
Потом я переоделась в платье, по-новому накрасилась, копируя одну из здешних женщин. И вышла вместе с охраной, покуда они тащили чемоданы с картинами в тяжелый бронетранспортер с несколькими танками впереди, чтоб временно эвакуировать ценности в Алмазный Фонд. Директор договорился там с кем-то, на время, пока не вернут порядок.
Естественно, никто меня эвакуировать в Алмазный фонд не стал. Я эвакуировалась самоходом. Просто потихоньку тепала себе за броневиками. Не надо думать, что по дорогам ездили одни броневики, сбоку, к примеру, затормозил джип, очень похожий на тот, что у меня украли.
Я вышла за ними на дорогу, когда по спине пробежало странное ощущение. Бог его знает, почему мне показалось, что это плохо. Я была как раз на углу переулка. Я не стала ждать. Как раз в это время меня скрыли от всех две длинные машины – одна подъезжала прямо, другая поворачивала, на мгновение закрыв меня углом.
Человек из джипа как раз выходил. Он был лыс и крут, и как раз надевал шляпу и вкидывал в рот вонючую сигару, но меня еще не видел.
Когда они разъехались, меня там уже не было. Мгновенно дернувшись, я почти прыгнула через десяток метров вперед, так мгновенен был мягкий кошачий рывок, с силой толкнув в спину водителя джипа на его же дверь машины. А сама впрыгнув на водительское кресло и одновременно с этим вырвав левой рукой у него из руки ключ к машине. Он этого даже не заметил. Пока он недоуменно оборачивался, мне не потребовалось долгое время, чтобы завести, нажать на газ и тут же крайне резко вывернуть руль в поворот на спуск, ибо дорога тут шла вниз. Он опять повернулся, но машина уже уехала. Горячая машина завелась с полуоборота, и я ее даже не прогревала. Джип скрылся из зоны просмотра тех, кто могли меня вести, нырнув вниз. Все заняло долю мгновения, мои сумки еще не успели подпрыгнуть второй раз на втором сиденье. Машины разъехались, я исчезла, а на том самом месте остался недоуменно стоять совершенно другой человек.
Он был в темном плаще. Насколько я его запомнила. Я была совершенно уверенна, что некоторое время поведут именно его, ибо так легко накинуть плащ человеку для маскировки. Тем более, что он кинется сейчас убегать со своими дурацкими сумками. Он так здорово бежал сейчас далеко за мной, плащ развевался, сумки дрожали в руках. Впрочем, правой он придерживал шляпу.
Да и это я лишь представила, ибо уже дважды свернула, и вряд ли он даже увидел, куда просто исчезла его машина, так резко я ее бросила. Он еще должен был стоять спиной, когда я прыгнула в спуск. Что хорошо в этих дорогих иномарках, что они мгновенно отрабатывают движение водителя.
Зазвонил телефон, выбитый у мужчины из кармана плаща, когда он ударился. Телефон упал под ноги в машину, и там и пиликал. Я подняла одной рукой.
- Ты вышел на ее след? – сразу жестко спросил у меня голос. – Учти, за нее дают пять миллионов! Плюс половину того, что будет при ней! Мы станем миллиардерами! Ищи!
- Да! – сказала я, выключив телефон и тут же выкинув его в окно. С некоторого времени я почему-то вздрагиваю при звонке этих дурацких аппаратов.
Я не собиралась воровать его машину. Я намеревалась даже заплатить ему. Он все равно вышел. Зачем ему машина? Я попользуюсь, а ему вернут. Если человека хотят убить, неужели мы не поможем друг другу, не спасем брата или сестру во Христе? Я ведь почти тут же загнала ее в подземный гараж громадного универмага, который работает круглосуточно. И даже не взяла на нее номерка. Я честная! Я как раз вышла из машины с другой дверцы от водителя и прошла мимо места водителя другой иномарки. В которой копалась женщина. Ну и получилось случайно, что я кивнула охраннику на эту ее роскошную иномарку, а пока он возился, она уже вышла из своей машины. Номерок мне дали на чужую машину. Единственное что я боялась, это что охранник обратит внимания на мои все еще тяжелые сумки и рюкзак, стоявшие у ног, но так получилось, что он не видел, что там стоит внизу у клиента.
Я мгновенно скрылась в универмаге. У меня было стойкое впечатление, что скоро этот весь район будут шерстить. Я шла по залу, заворожено разглядывая выставленное. Честно сказать, я сюда даже не заходила раньше – зачем голову людям морочить, если у меня в кармане даже копейка не бренчит.
И тут сразу у двоих идущих навстречу мне мужчин зазвонили мобильные телефоны.
- Задушу! – прорычал один, что-то выслушав. – Своими руками буду душить гада!
- Босс! – услышала я тонкий испуганный голос. – Да мы ее вели! На прицел взяли! А она взяла и исчезла! Она гипнозом обладает!! – вопил телефон. – Она в авторитета Крымского превратилась! Все кричал, что у него машину угнали!
- Надо было его убить! – прорычал босс.
- Да мы убили! – завопил голос. – А он так Крымским и остался, и машины нет! Гипноз действует!!!
Босс начал так ругаться, так ругаться, что я даже отшатнулась, проходя мимо него. Но тут включился второй человек.
- Что значит потеряли! – заорал мне в ухо второй справа. – Да у вас же люди на каждой крыше, сволочи! – он помолчал, слушая. - Что!?!
Я шатнулась в другую сторону.
- Я вам покажу, не успели! – бешено заорал он. – Да я прикажу расстрелять каждого, кто ее видел и не взял! Что значит, "машина скрылась и исчезла быстрей, чем вы успели кого-либо оповестить?! Что значит люди устали, уже невнимательны, а она ездит быстро?! – он начал говорить такие нехорошие слова, что я покраснела, закрыла уши руками и быстрей отшатнулась. – Да я вас... Что значит "они среагировать не успели, когда она уже тут же исчезла с дороги"!?! Да я вас!!! Какие магазины?!? Ну и что, что тут сплошные магазины, незачем им ночью работать, пусть закрывают все, я приказываю, обыскать весь район полностью и абсолютно! – он со злобой ударил кулаком по стене.
Я быстро дернулась от него вверх по лестнице. Он сумасшедший. Внизу я услышала какой-то шум, точно в универмаг на первый этаж ворвались сотни сапог.
Я взлетела выше.
Топот сапог был ближе.
Напружив все силы, запыхавшись, я вбежала в отдел холодильников.
- Я не опоздала?! – задыхаясь, спросила я. – Мне на три двадцать назначили холодильник купить...
Продавец меланхолично пожал плечами.
- Вон отложенные холодильники... – просто лениво кивнул головой он на стоящие отдельно холодильники. Один был просто чудовищем. – Какой из них ваш? Мы доставим их в любую точку за двадцать четыре часа!
Судя по всему, он считал меня дурой.
- В любую? – недоверчиво проговорила я.
- В любую! – твердо сказал он.
- Но тогда мне в Германию! – решительно сказала я. Я видела уже даже солдат, обыскивающих крайние секции этого громадного этажа.
Он хихикнул.
- Ну хорошо, только заплатите.
Я сердито отвернулась. А потом стала печально рассматривать сумки. Вздохнув, я присела и стала копаться в них.
- Что такое? – сочувственно спросил продавец.
- Я взяла сегодня с собой громадную сумму денег, - грустно ответила я. – Клянусь! Но, судя по всему, я уже ее потратила... Эта коллекция Версачи вылезла мне боком... Тем более что два платья я уже порвала...
Я печально рассматривала сумки.
- А посещение магазина драгоценностей изрядно пробило мой бюджет... – совсем уныло вздохнула я. – Даже на холодильник не хватило... – Я отложила всего три оставшиеся у меня из рубинового набора безделушки в сторону... – Полтора миллиона как испарились... – с тоской сказала я. – Даже не верится, я же не хотела...
Продавец ошарашено слушал меня.
Сапоги шлепали уже ближе. И вдруг я вспомнила. Как брат рассказывал про известного гипнотизера, как он обнаружил свои способности. Усталый и голодный беспризорник, он ехал однажды в поезде под лавкой, когда показался кондуктор. Полный отчаяния, что его сейчас выкинут на мороз на каком-нибудь полустанке, тот схватил с земли простой клочок бумаги. И злой кондуктор прокомпостировал его, ничего не сказал. А вдруг и у меня те же способности?! Я взяла пачку фальшивок с дурными Е.
- Вот деньги... – протянула я ему пачку с этими дурацкими Е, смотря прямо ему в глаза.
- Что это!? – взглянув на пачку, он покраснел.
- Деньги... – отчаянно решившись, тихо сказала я, пронзительно проглядывая его глаза.
- Я вижу, что деньги, - согласился, вздохнув, он. Кажется, он принял меня за дуру.
- Этого что, мало? – подозрительно спросила я, вдруг сообразив, что я не внушила ему, какие это деньги. Может, он воспринял это как китайский доллар.
- Нет-нет, что вы... – быстро засуетился он. – Вы можете купить пол магазина... Что вы хотите еще купить?!
Я вдруг увидела, что он близорук, в слабых очках, а в магазине уже приглушили свет, сделав его тусклым. В полумраке он поддался внушению! Я облегченно вздохнула и вытерла пот – сработало! Он принял эти бумажки за деньги! Я ликовала.
Солдаты были все ближе. Я не ликовала.
- Я могу купить все? – подозрительно спросила я.
- Тут часто такие приходят, как вы... – пододвигая ко мне толстый каталог, широко улыбаясь, сказал парень. – Вы не волнуйтесь... Не считайте... Я вам сам скажу, когда хватит! Не нужно ломать мозги и напрягаться с цифирьками... Можете выбирать все, будто это бесплатно.
Он странно и с тоской посмотрел на пачку.
Понимая, что это все равно игра, что завтра это ему вернут, я прошлась по отделу электроники и другим отделам, словно вихрь. Потом тщательно написала адрес брата в Германии продавцу.
Пока он отошел проплачивать покупку и отправку, я наклонилась над его столом. Разворошила. И увидела спрятанное под бумагами письмо его дочурки. Не понимая почему, я взяла его в руки. И мгновения мне хватило понять, что его маленькая дочурка была больна раком, причем жутко дрянным, у нас таких сложных операций на мозгу не делали... А за границей она стоила кучу денег... "Папа, я люблю тебя..." Кучу денег обходилось даже ее простое лечение у нас ее отцу... О чем я выяснила из приписки врача на конверте... Я покрутила его в руках... Ему предлагалось приехать и забрать дочку из больницы... Обычно так делали, когда никакой надежды уже не было, я это откуда-то знала... Тем более, что врач открыто писал, что даже в случае операции зарубежом у нее не более тридцати процентов шансов выжить...
Я медленно отложила письмо и вспомнила. Вспомнила, какой усталый и обреченный был этот продавец, даже когда я вошла. Как он смотрел на пачку. Какие у него были глаза...
Он подошел, возвращая мне остаток. И так смотря на эту пачку... Так смотря... Что мне стало его жалко... Я подумала что, может, пусть ему хоть сегодня будет хорошо на душе, если завтра все равно будет худо. Пусть хоть сегодня порадуется с этой дурацкой подмененной пачкой.
- Сдачи не надо... – холодно сказала я ему.
Он тянул мне эту пачку. Больше половины.
- Вы что, не поняли, - сдачи не надо! – сказала я, заглядывая в его глаза... – Лечите свою дочь.
С ним что-то случилось. Он не выдержал и истерически разрыдался.
- Простите... – сказал он, быстро вытерев слезы. – Простите... Я просто не могу... Откуда вы знали?
Он снова разрыдался.
- Когда будет отправлен мой заказ? – перебила его я. – Холодильник?
- Сейчас, сейчас... – засуетился он. – Я о нем совсем забыл...
Он мигом побежал куда-то.
А я мгновенно среагировала. Громадный холодильник был уже упакован в клеенку и проверен каким-то человеком, но еще не сложен в ящик. А я тогда тщательно смотрела, как и каким образом они надевали клеенку.
Мгновение, и она была снята. Пачки, бумаги, из рюкзака и сумки перекочевали из сумок в закрытые отделы железного морозильника. Я мигом забила их очень плотно, чтоб они не скакали. Весь рюкзак попал туда. Туда же ушли документы и всякие карточки из сейфа мужа. Незачем, если меня убьют, чтоб эти гады над ними смеялись. Если брат посмеется, так он и так знает, что я дура.
А потом я достала оставшиеся сто долларов и ручку.
"Это тебе подарок на день рождения... Я лажу деньги... - написала я на схваченном со стола листочке бумаге. - Купи еще сыну монопольку, игру в банк, корабль, самолет, пусть учится... А себе купи одну золотую акцию фирмы Alu... – я тщательно написала слышанное от бандитов название фирмы у постамента, которая что-то там создала новое, но еще не объявила. Я с гордостью посмотрела на написанное – я такая умная! – А мне купи акцию Микрософт, я слышала, что акционеров слушают, я хочу, чтоб когда я книгу на иностранном в компьютере читала, она мне смысл каждого слова маленькими картинками сверху над предложением показывала, чтоб я научилась понимать, иначе трудно... А еще у меня был самолетик от фирмы Су, он садится и взлетает на месте, но мирный. Я была первым покупателем, вот! Они сделали мне рекламу, они надеются на продажи через мою рекламу..."
Я услышала шум лифта, и быстро подписалась: "твоя Пуля".
Положила записку в инструкцию. И быстро запаковала снова. Сумев сделать это одна.
А потом услышала, что солдаты за стенкой кончили полностью шерстить отдел через один и ворвались в соседний. Мой будет следующий. Справа солдаты, обыскивающие с двух сторон, уже тоже входили в соседний. Там топали ноги. Это было нехорошо.
Лифт за поворотом открылся.
Плюнув на все, я открыла большой холодильник рядом с моим, благо его только начали упаковывать, когда я пришла покупать. Я быстро вытянула решетки и залезла внутрь, осторожно прикрыв дверь за собой.
- Проклятье! – услышала я голос грузчиков. – А говорил, что все запаковал, сволочь! Упаковывай клеенкой! – бросил он кому-то.
Меня, вернее мой холодильник, быстро обтянули специальным пакетом, вложили в ящик и вынесли в лифт. Это я так думала. Вообще грузчики работали скоро. Лифт загудел, приятно покачиваясь.
Потом оба холодильника вынесли и поставили. Среди других вещей. Кажется, грузчики куда-то ушли, ибо бухнули, гады, мой холодильник, просто нещадно. Другого мне было ничего не слышно.
- Все проверили? – кажется, кто-то где-то пролаял очень далеко.
- Командир, да буквально пол часа назад мы каждый ящик вскрыли, отсюда начали. Это склад вещей, приготовленных к отправке. Менеджеры нас чуть не убили! – вскрикнул кто-то, кого явно били.
- Ну так где она?! – бешено зарычал кто-то, и его голос был слышен прямо надо мной.
- Опять вскрывать? – услышала я.
Голос затих. А может, мне не было слышно. В холодильнике было тепло. А потом меня опять куда-то понесли...
Я зевнула. Меня куда-то положили. Я опять зевнула, отчаянно стараясь быть бодрой. Я знала, что должна быть бодрой, чтоб сражаться, если меня откроют. Не знаю почему, но когда я оказалась в положении лежа, на меня вдруг нахлынула такая усталость. День был тяжкий...
Пол мягко качался... Качался... Качался... Я, конечно, готовилась к драке... Было так тепло и уютно в этом немецком холодильнике... Мне снились такие хорошие сны...
- Это что такое!? – вопил кто-то и безумно ругался. Я сладко потянулась, не обращая внимания. Сын моей тетки, который после отъезда брата жил в нашей квартире вместе с теткой тоже вопил, чтоб я вставала и убирала, готовила, выносила мусор, но плевать я на него хотела. Мой Филя, - это мой фила-бразильеро, собака переросток, не дал бы ему даже пикнуть, если б он приступил от лая к действию.
- Я вот возьму ее и застрелю! – проревел мужик незнакомым голосом.
Глаза мои мигом открылись. От того, что я увидела, у меня волосы стали дыбом. Я сидела в холодильнике, а рядом, на своей кухне, бесновался толстенький мужик во фраке с драгоценностями, а возле него стояли и недоуменно смотрели на меня мужики в форме универмага. Это была явно чья-то квартира.
Мужик вытащил пистолет.
- Ой! – пискнула я, выпрыгнула и сделала книксен. Мужик застыл с пистолетом. А я, церемонно поклонившись, станцевала и спела танец куклы из табакерки, как маленькая девочка, разводя юбку в сторону руками. Детскую песенку я закончила совершенно из другой оперы трижды повторившимся рефреном:
- С днем рожденья тебя! С днем рожденья тебя! С днем рожденья тебя! – пискнула я, поклонившись и шаркнув ножкой.
- Вот блин! Что это!? – прорычал мужик.
- Это сюрприз на ваше день рожденье... От фирмы... – быстро проговорила я. - Я могу спеть еще одну песенку. С днем рождения Вас! – уважительно сказала я.
- Но у меня нет дня рождения! День рождения у моей жены Женечки! – недоуменно сказал мужик.
- Вот козлы, опять не туда отправили! – уже грубо, выпрямляясь, проговорила я. Вынув из лежащей пачки сигарету, я поднесла ее этому же мужику, чтоб он зажег. – Кошмарный день! Сегодня все перепутали, все на ушах с этим шмоном, грузы идут куда попало, представляешь, паря, - я ткнула его сигаретой, - заказали мужику девку на именины, а приехали на похороны... Они отпевают, а она поет, "котик, котик, поиграй со мной в доктора!" Как увидела клиента, так чуть не окочурилась Анька! – я громко засмеялась. – А одной бабе, может слышал, вместо шоколаду мужика с огнеметом в ящике прислали! А я уснула, кошмар... – я протерла кулачками глаза.
Клиент замычал что-то в ярости. Он был готов.
Грузчик почему-то рыдал, стыдливо отвернувшись...


Глава 54.


- Где тут туалет? – ткнула сигаретой я хозяина.
- Там... – он ткнул в ту сторону.
Я пошла по квартире, туалет не нашла. Ну и громадная квартира, комнат семь, черт возьми! Я надела оставшиеся драгоценности на себя, сережки опять в уши... У двери наружу стоял мужик военной форме с пистолетом. Из-за дверей в комнаты слышались голоса, поздравления, звон бокалов.
- Мужик, где тут покурить можно? – я показала незажженную сигарету, облокачиваясь на стол перед ним. – Совсем я в вашем доме запуталась... Пошла туда, там ужасно ругаются, кричат, какой-то холодильник, все загорожено...
- Пойди покури на лестничной площадке... – решил тот. – Пока там разберутся... Это подарок привезли...
У меня ничего не было, завещание, документы на мотоцикл и "Феррари" лежали в пакетике на груди, сигаретка, наглый взгляд, платье от Версачи, драгоценности...
Он открыл дверь. Я, пожав плечами, вышла.
- А там у вас безопасно?
- Посторонних в наш дом не пропускают! – отрезал тот, теряя фамильярный тон.
Я вышла. Нажала кнопку лифта, задымила сигаретой, облокотившись на стену.
А потом вышла на лестничную клетку и рванула вниз. Приспичило мне. Секунд двадцать, и лестница кончилась. Как раз в дом входили люди. Я пьяно бросила бравому секьюрити:
– Пойду покурю на улице, я с именин Женечки...
Останавливать меня он не стал. Я вышла без ничего в руках, с сигаретой, телевизоры не несла. Вряд ли он меня вообще увидел. Постояла пару секунд, покурила, потом увидела кого-то далеко, замахала ему рукой, выкинула вонючую сигарету, и, улыбаясь и махая, огибая машины гостей, быстро кинулась к нему, обходя людей.
- Алеша, ты! – с этими словами я обняла его, с размаху повиснув на шее.
Он был как раз на остановке, и я его обнимала, когда подошел рафик.
- Я разве вас знаю? – покраснел молодой человек. – Я Петя!
- Ой, извините, я ошиблась... – залепетала я.
Я смутилась ужасно. Мне хотелось исчезнуть. Когда маршрутка отошла, меня на остановке не было. Я просто спутала дверь от неловкости и ушла не туда. Конечно, когда от него уходила.
В маршрутке я протирала глаза. Спать хотелось ужасно. Я зевнула. Совершенно не представляю, сколько я проспала. Вокруг был совершенно девственный город. Ни танков, ни патрулей с автоматами, ни баррикад из блоков и бетона, ничего. Обычная муравьиная жизнь... Такое впечатление, что мне все приснилось. По "Русскому радио" передавали очередную развлекательную программу. Они будут веселиться, даже если будет землетрясение.
- А сейчас, - весело сказал ведущий, - час классики. Ремикс на тему балета Чайковского "Лебединое озеро" исполнит диджей Фашист.
Я умилилась. Классика постепенно проникает в быт русского народа. Я часто слышала об этом от бывавших у нас дома академиков. Они все как один любили Чайковского.
Я решила выйти возле стоянки, где поставили мою "Феррари". Чтоб хоть посмотреть на место, где стояла машина во сне.
И тут я увидела нашего соседа Панкратова, владельца четырех заводов по производству конфет, который так заботился о своих рабочих, платил им не меньше пятисот долларов, всегда помогал мне и моей собаке, принося ей то ногу, то колбасу, которую мы с Филей ели вместе. Он был идеалист, стремился создать идеальное предприятие, как у японцев. Часами рассказывал мне как там, у них, в Японии. Что в Японии каждая фирма представляет собой "ути", или в переводе семью. Про то, как японцев с детства воспитывают в убеждении – что школа, фирма – это их семья, и они действительно воспринимают их как семью, ибо это вошло в культуру, они воспринимают их так же само, как мы воспринимаем свою семью семьей, ибо так было всегда. Про то, как на каждой японской фирме психологи работают над подбором и совместимостью людей, как каждый высший японский менеджер озабочен превращением своих людей в одну семью, как заботятся о том, как спаять их, сделать