Титов Владимир Владимирович: другие произведения.

Гуманитарная миссия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Картина недалёкого будущего. В Демократическую Республику Квазиленд прибыла гуманитарная миссия из Европы.

  - Только что звонили из аэропорта, господин президент, - выпалил от двери секретарь-адъютант.
  - И что? - президенту пришлось постараться, чтобы в голосе не звучало слишком явственное волнение.
  - Самолёты с гуманитарной миссией из Европы благополучно приземлились. - Президент облегчённо вздохнул про себя. - И сейчас глава миссии направляется к Вам.
  Брови президента сами собой поползли кверху.
  - Я не звал его! - рявкнул глава государства - В какую обезьянью башку, помёта дикого козла до краёв полную, взбрело, что я изменю свой график ради этой белой задницы?
  Чёрное лицо секретаря-адъютанта - с правильным широким носом, идеально очерченными толстыми губами и широко посаженными миндалевидными глазами, лицо чистокровного квази-квази - приняло пепельный оттенок. Милостью Синего Неба Непобедимый Лев и Могучий Буйвол, Мудрый Отец Народа, Славный Военачальник и Президент Демократической Республики Квазиленд - так полностью звучал титул главы государства - легко приходил в ярость и сурово карал тех, кто был причиной его ярости. Один лишь намёк на то, что кто-то пытается изменить его график, сулил святотатцу "смерть лёгкую и быструю, исконным обычаем освящённую" - на колу.
  - Им так и сказали, господин президент, - выговорил секретарь-адъютант. - А они ничего слушать не хотели. Они сказали, что уже едут. Глава миссии и сопровождающие. Они сказали, что, если господин президент не найдёт возможности их принять, они развернутся и улетят. Господин президент, - добавил он, уже чувствуя, как ему в нёбо упирается кол, пробуравивший тело насквозь.
  Глава государства задумался. Конечно, государственный престиж - превыше всего. Но народ Квазиленда голодает, в столице уже несколько раз происходили беспорядки, народная милиция разгоняла толпы пулемётным огнём, а в северных провинциях, согласно секретным донесениям, жители соседних деревень то и дело устраивали набеги друг на друга. Воровали детей, чтобы сладким детским мясом утолить свой голод. Не такая уж большая потеря, рождаемость в Квазиленде всегда была высокой, но подобные столкновения угрожали стабильности в государстве. Народ следовало подкормить. И подлечить, а то уже в столице граждане дохнут от малярии. А гуманитарная помощь в этом году почему-то запоздала. Что ж, это и хорошо, что глава миссии поспешил во дворец. Надо будет напомнить ему о важности оказания гуманитарной помощи в контексте совместного преодоления наследия эпохи колониализма.
  - Я приму его в овальном зале, - сказал президент.
  Через полчаса президент Квазиленда Джеффри Ндванга, облачённый в мундир генералиссимуса, восседал во главе овального стола. Стол находился в середине зала и точно повторял его очертания. А сам овальный зал вовсе не был подражанием овальному кабинету американского президента, как полагают неумные люди, а соответствовал форме щита, с которыми воины квази-квази испокон веков шли в битвы. Такой щит - в полроста человека, из выдубленной носорожьей кожи - висел на стене за спиной президента. Выше был помещён государственный герб: он представлял собой такой же щит, который держали золотой лев и серый буйвол. На зелёном поле щита перекрещивались мотыга, автомат Калашникова и перо божественной птицы Куары, которым в незапамятные времена была написана Золотая Книга Славы Квази-Квази.
  Эту книгу преподавали в школе, а офицеры и чиновники при вступлении в должность обязаны были явить знание этой книги. Неумные иностранцы, правда, сомневались в том, что эта книга действительно была написана в незапамятные времена. Совсем глупые, чьи обезьяньи бошки помётом дикого козла до краёв полны, вообще договорились до того, будто своей письменности у народа квази-квази не было. Как будто в семидесятых годах прошлого века советские антропологи не нашли на базальтовых скалах в провинции Йосутоленд рисунчатые письмена!..
  Тридцать гвардейцев замерли, точно статуи, по обеим сторонам зала. На гвардейцах была парадная белая форма с золотым шитьём, высокие кивера с четырёхугольным верхом повторяли головной убор воинов квази-квази. Они держали на груди позолоченные АКМ, казавшиеся в их руках игрушечными: мало кто из дворцовой стражи был ниже двух метров.
  Ещё два гвардейца, совершенно умопомрачительного роста, стояли за спиной президента, держа зелёные с золотой звездой флаги республики.
  К президенту приблизился секретарь-адъютант и, нагнувшись к уху, прошептал что-то. Лицо его при этом выражало крайнее изумление, переходящее в ужас.
  - Да что они о себе возомнили, понос течных гиен! - прорычал президент.
  - Они говорят, что, если их не пропустят, они развернутся и уйдут, господин президент!
  - Я согласен их принять, только пусть поторопятся! - в полный голос, величественно и небрежно сказал президент.
  Президент поправил затемнённые очки в золотой оправе; у него было отличное зрение, но он всё равно носил их, во-первых, для солидности, во-вторых - для того, чтобы собеседники не видели его глаз и не могли догадаться, о чём он думает. Сейчас президент был один (гвардейцы и секретарь-адъютант не в счёт), но всё равно его мысли были не из тех, которыми хочется делиться с кем бы то ни было. Стране остро не хватало продовольствия. Лучшие земли заняты плантациями сахарного тростника, а последние пятьсот лет сахар был главным экспортным товаром страны. Чёртово наследие колониализма! Наверное, эти земли дали бы много маиса, но сахарное дело принадлежит семье Азуджба. Семьдесят мужчин Азуджба служат в армии офицерами - больше офицеров дал родине только род Ндванга. И он вряд ли стал бы президентом, если бы не взял второй женой любимую племянницу главы клана Азуджба. Не стоит даже думать о том, чтобы забрать у них часть земель... Десять лет назад президент провёл земельную реформу, конфисковав поместья последних белых фермеров и раздав их бедным людям. Тогда ему чуть не дали Нобелевскую премию мира. Но почему-то через несколько лет поля стали плохо родить, и люди снова стали голодать. А в этом году ещё и запоздала гуманитарная помощь. Представитель Квазиленда при ООН, Максимилиан Ндванга, несколько раз напоминал, что республике грозит гуманитарная катастрофа. Раньше в Европе и Америке без напоминаний знали, что стране, не до конца изжившей последствия колониального гнета, требуется поддержка...
  ...Распахнулась двустворчатая дверь на противоположном от президента краю зала, и в нее вошли члены миссии. При виде их президенту потребовалось всё самообладание, чтобы не выдать удивление. Процессию возглавляли трое военных в светлом камуфляже, обляпанном россыпями зелёных и бурых пятен - опытный солдат Джеффри Ндванга узнал германский "Troppentarn". На поясах у всех троих висели кортики и кобуры - явно не пустые. Их ещё не хотели пускать на приём с оружием, но наглецы ответили, что оружия не сдадут, а, если их не пропустят, они уедут. Следом за военными вошли несколько гражданских.
  - Имею ли я честь беседовать с господином Джеффри Ндванга, президентом Республики Квазиленд? - отчеканил по-английски один из камуфлированных, загорелый крепыш лет тридцати семи, с обритой наголо головой, остановившись за три метра от господина президента.
  - Да, это я, - ответил президент, несколько сбитый с толку многочисленными нарушениями этикета. - А...
  - Боривой Штомберг, полковник люфтваффе ФРГ и глава гуманитарной миссии, - представился гость.
  Президент не торопясь поднялся и приблизился к нему.
  - Рад приветствовать вас, господин Штомберг - сказал он, пожимая руку немцу. - Свободолюбивый и просвещённый народ Квазиленда в моём лице приветствует вас, бескорыстно пришедших ему на помощь. Дамы и господа, прошу садиться.
  - Мы знаем, с какими трудностями столкнулся мужественный народ Квазиленда, - продолжал чеканить Штомберг. - Бедность, голод, эпидемии - всё это тяжелое наследие эпохи колониализма, которое мы должны совместно преодолеть. - Президент кивнул. - Большинство проблем вашей республики обусловлено перенаселением, и мировое сообщество готово оказать посильную помощь. - Президент снова кивнул, хотя не понял, при чём здесь перенаселение. - Наша миссия доставила необходимые медикаменты. - Один из камуфлированных пододвинул Штомбергу папку для документов, а тот раскрыл её и передвинул президенту. - Согласно накладной, правительство получает несколько сотен тонн средств экстренной контрацепции, которыми будет обеспечена каждая гражданка Демократической Республики Квазиленд старше двенадцати лет. Принимая эти лекарства после акта совокупления, она окажет неоценимую услугу народному правительству в его борьбе с бедностью. Гражданам мужского пола мы рекомендуем антивиагру - уникальную разработку британских учёных.
  - Это всё? - удивился президент.
  - Разумеется, нет! - улыбнулся Штомберг. - Лучшие университеты Европы направили в вашу страну специалистов, которые помогут запустить ряд гуманитарных программ. Я хочу представить вам товарища Эжени Оттон.
  Товарищ Эжени Оттон - коротко стриженная тощая блондинка неопределенного возраста - угловато поднялась и окинула присутствующих недобрым взглядом.
  -Я и мои коллеги будем руководить программой гендерного воспитания, - сказала она таким голосом, будто президент с прошлого года задолжал ей полмиллиона квазилендских долларов - стоимость пачки сигарет по сегодняшнему курсу. - Мы поможем вам освободиться от так называемых традиционных ценностей, которые насаждали капиталисты. Фашизоидный культ традиционной семьи - это тормоз прогресса. Колонизаторы, которым нужны были новые рабы, навязали народу квази-квази бесконтрольное и бессмысленное размножение. А согласно неоспоримым выводам нашей медицины, беременность и роды не только негативно сказываются на здоровье женщины, но и подавляют её интеллект. Напротив, аборт, даже проделанный на относительно поздних стадиях, наносит организму женщины меньший вред, чем живорождение. Лозунг свободной женщины - "Моё тело - моё дело"...
  Услышав слова "My body is my business", гвардейцы, остававшиеся невозмутимыми всё время аудиенции, начали весело скалить зубы. Президент укоризненно покосился на них, и солдаты приняли подобающий им отрешённо-горделивый вид.
  - Наша цель - гендерное равенство и равенство всех ориентаций. Мы сделаем Квазиленд свободным от таких пещерных предрассудки, как гомофобия, - продолжала Эжени. - Эксплуататоры веками прививали вам гендерные стереотипы. На самом деле, согласно последним научным достижениям, всякий человек от природы бисексуален, а гомосексуализм, бисексуализм и трансгендерность - это вариант нормы. Гомофобия - это болезнь, а всякий гомофоб - это латентный гомик. Попы не должны совать нос в наши постели! - Эжени сама не заметила, как перешла на крик.
  Рыжебородый штабс-капитан, расположившийся напротив полковника, сидел с таким лицом, будто, набрав в рот воды, внезапно вспомнил ужасно смешной анекдот. Полковник Штомберг вперил в него испепеляющий взгляд, и офицер с трудом вернули себе постное выражение.
  - Мы разработали программы для всех возрастных групп, начиная с детей
  препубертатного возраста, - продолжала Эжени, отдышавшись. - В программу воспитания и коррекции входит история гендера, ролевые игры, репетиция каминг-аута и организация гей-прайдов. Мы справимся. Со мной в Квазиленд прибыли более тысячи закаленных борцов за гендерное равенство.
  Эжени натолкнулась на страдающие глаза президента, который окончательно потерял нить её рассуждений, и поняла, что пора заканчивать.
  - Более подробно я расскажу о нашей программе позже, - сказала она и села.
  Воцарилось молчание. Президент хотел задать вопрос, когда же пойдёт речь о главном - о рисе, муке, одежде, пенициллине, спирте, о топливе для армейских джипов и для столичной электростанции. Но едва он раскрыл рот, как снова заговорил Штомберг:
  - А теперь я попросил бы всех присутствующих покинуть зал. Я должен сообщить господину президенту нечто конфиденциальное.
  - Я уверен, что наша миссия будет успешной, - веско сказал Штомберг президенту, когда они остались одни. Одни только гвардейцы безмолвными статуями возвышались вдоль стен. - Кроме того, спешу заверить господина президента, что лидеры ведущих стран никогда не усомнятся в законности правительства Квазиленда. Все претензии на власть так называемого Народно-революционной директории, так называемого "коалиционного правительства в изгнании", комитета "Свободный Квазиленд" и никчемно авантюриста, так называемого императора Максимилиана Ногарэ Первого - ни на чём не основаны. Слухи о том, что Народная армия Квазиленда якобы осуществляет геноцид пигмеев в провинции Мау-Вау, распускаются теми, кто пытается развязать в вашей республике гражданскую войну. Я убедился в этом лично и сообщу это на ближайшей сессии Генассамблеи ООН.
  Глаза полковника - бледно-голубые льдинки цвета нездешнего неба - сверкнули неожиданно близко и недобро.
  - Я также сообщу, что все подозрения, будто в Квазиленде царит повальная коррупция, а гуманитарная помощь, которую вам посылали цивилизованные страны, по большей части расхищалась правительственными чиновниками с целью спекуляции, не подтвердились, - тихо сказал полковник. - Я сумею охладить те горячие головы, которые настаивали на вашем аресте. Это совершенно лишнее - уже хотя бы потому, что тот, кто захватит власть вместо вас, окажется ничем не лучше. Да и у нас есть дела поважнее вашей суверенной помойки.
  Господин президент подпрыгнул от неожиданности: ему показалось, что он ослышался.
  - Вы всё поняли правильно, уважаемый господин президент. - Полковник говорил спокойно и вежливо, но глава Квазиленда почему-то чувствовал себя половой тряпкой, которой драят казарменный нужник. - Цивилизованные страны больше не будут кормить сотни миллионов дармоедов, которые умеют только совокупляться и размножаться. А ещё мы не собираемся содержать тысячи своих бездельников, недоучек и психопатов, которые умеют только высасывать из пальца бредовые теории. Сто лет назад мы бы окончательно решили вопрос с теми и с другими. Но двадцать первый век - эпоха гуманизма. Раз уж вы не можете прокормить своих подданных, то мы поможем вам гуманно сократить число лишних едоков. Не обижайтесь, что я назвал вашу прелестную страну помойкой, но трудно называть её по-другому, раз уж мы вымели свой человеческий мусор к вам. Нет, вам не придётся принимать у себя всё левацкое отребье Европы и Америки. Свою долю получат и ваши коллеги. Например, товарищ Ким Ын Чун, любимый вождь Северной Кореи, примет у себя около ста тысяч борцов за трудовой народ, большинство из которых не держали в руках ничего тяжелее компьютерной мышки. Мой вам совет - не обижайте этих гендерно ушибленных ребят. Они смешные и вам, наверное, понравятся. У нас их недолюбливают, но, я думаю, - полковник хохотнул, - у нас их просто правильно готовить не умеют! А у вас - кулинарные традиции не чета нашим!
Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"