Тюняев Андрей Александрович: другие произведения.

Кувырок Луны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.78*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В недалёком будущем реконструкции исторических событий осуществляются с осязательной точностью. Герои романа Антон и Майя - техники-операторы системы реконструкции. Они погружаются в события, связанные с раздвоением личности писателя Ефремова, с удивительным обогащением политика Косыгина, исследуют убийство Сталина, соприкасаются с Эйзенхауэром и его базами для пришельцев, расследуют афёру Кеннеди и НЛО и, наконец, решают поставленную перед ними загадку Луны... Однако главным секретом является сам Антон и влюблённая в него Майя: возможно, они всего лишь фрагменты запутанного кольца непостижимой их разуму причинно-следственной связи...

 []
  
  Книга вышла в свет 10.06.2016 г.
  
  Тюняев А.А. Кувырок Луны. Roll the moon. Подсматривая в прошлое... / А.А. Тюняев. - М.: Белые альвы. - 576 с. ISBN 978-5-91464-157-0
  
  Документально-фантастический роман-эпопея.
  
  Опубликован 54% текста романа: Часть I "Дивергенция" и первая глава из Части II "Ротор".
  
  13.04.2016 г. в 5 главу добавлен 1 раздел - "Запал на Запад"; начата публикация 6 главы "Золотой миллиард", добавлен разделы "Римская болезнь" и "Покой Луны".
  15.02.2016 г. в 5 главу добавлены 2 раздела - "Косяки Косыгина", "Червоточина".
  03.08.2015 г. добавлены 4 раздела - "Советский рост", "Второй кусок Эйзенхауэра", "Советская Луна", "Нечестное соревнование", т. о. полностью опубликована Часть I "Дивергенция", вплоть до Части II "Ротор" и начала Главы 5 "Космический омут"...
  29.08.2015 г. добавлены 2 раздела Главы 5 "Космический омут" из Части II "Ротор" - "Лунный бизнес Кеннеди" и "Косяки Косыгина"...
  
  Доступна на http://www.stihi.ru/2015/01/07/1352
  и на http://www.organizmica.org/archive/1107/atkl.shtml

  Эпиграф:

  "На войне, как на войне", - народная истина
  "- Сохрани этот диск, Роберт.
  - Иосиф. Моё имя Иосиф", - из фильма "Наёмные убийцы"
  "Сегодня семья стремится сделать своё присутствие в мире незаметным
  и неслышным", - Фредерик Мортон, биограф Ротшильдов

  Пролог. Градиент A

  Эпиграф:

  "Поверх всяких Россий есть одна незабываемая Россия.
  Поверх всякой любви есть одна общечеловеческая любовь.
  Поверх всяких красот есть одна красота, ведущая к познанию Космоса", - Николай Рерих
  
  Молочные реки набирают волшебную силу в конце июля. Днём они прячутся под тяжёлой листвой переросшей травы, а на открытое пространство выбираются лишь в короткие предрассветные моменты - когда ранние рыбаки начинают видеть поплавок или влюблённые девицы ещё не спят от нахлынувших ночью фантазий.
  Прощупав тишину, небесное молоко поднимается из спрятавшей его зелени. После первых робких испарений оно обретает смелость и растекается по низинам плотным утренним туманом.
  Антон проснулся заполночь - собрался на утреннюю зорьку. Зевая и разминая глаза руками, подошёл к окну - посмотреть погоду. В едва различимой серости по мокрой траве было видно, ночью прошёл дождь. Напившись свежей влаги, тот самый молочный туман сделался ещё более смелым и гуще проявился в низинах.
  Вдруг на поляне появились два светящихся шара. Небольшие. Сантиметров по восемнадцать - двадцать. Казалось, они играют в догонялки. Шары на высокой скорости носились друг за другом, закладывая безумные виражи и демонстрируя чудеса...
  "...Пилотирования, - подумал Антон и, вспоминая моменты из различных компьютерных игр, удивился своим ощущениям: - Они словно живые".
  В этот момент из одного шара выскочила тонкая струйка непонятного вещества. Она коснулась второго шара, и тот хлопком взорвался.
  Антон парализовано смотрел на этот воздушный бой. Он продолжал стоять у окна даже тогда, когда победивший шар направился в его сторону.
  Добравшись до юноши, плазмоид резко увеличился в размерах и из него вышел молодой человек в странной одежде, высокий, светловолосый и с очень правильными чертами лица. Он выглядел напуганным и тяжело дышал, как будто только что реально участвовал в воздушном сражении.
  - Антон, - сказал пришелец на очень чистом русском языке и без какого-либо акцента. - Сохрани!
  Незнакомец протянул немного пришедшему в себя несостоявшемуся рыболову странное устройство. Это был прибор размером не больше трёх сантиметров в длину и по сантиметру в ширину и в высоту. Тёмно синего цвета. Кристаллической структуры.
  Антон протянул раскрытую ладонь, и пришелец положил в неё этот кристалл.
  - Спрячь и никому не говори, - сказал пришелец. Затем он вошёл в ожидавший его плазмоид, который, уменьшившись до привычных размеров, молниеносно улетел.
  Антон, словно провожая НЛО, снова подошёл к окну. На подоконнике стоял аквариум. Юноша задумался над происходящим, и только что полученный кристалл булькнул прямиком к по-прежнему сонным рыбам.
  Антон никак не отреагировал на падение. На поляне, на всё ещё мокрой листве искрились крупинки другого - разорвавшегося плазмоида. Всмотревшись, юноша с удивлением отметил, что они начали стягиваться друг к другу. И минуты через две - три погибший аппарат снова ожил. И не просто ожил. Он с низким жужжанием двинулся в сторону Антона.
  Затем всё повторилось. Из плазмоида вышел низкорослый и смуглолицый человек. Он крайне агрессивно приблизился к Антону и, еле-еле выговаривая русские слова, приказал:
  - Отдай! Отдай кристалл! Или я тебе голову оторву!
  - Что? - не понял Антон.
  Из плазмоида выделился луч и медленно, сантиметр за сантиметром стал сканировать комнату. Скользнув по стенке аквариума, луч снова перепугал чуть успокоившихся рыб, но кристалл не засёк.
  - Сейчас я улечу и вернусь через дверь. Своей матери скажи, что тебе надо уехать по работе. Если что-то пойдёт не так - я и тебя, и твою мать на атомы распылю! Ты всё понял? - зло сообщил парень, погрузился в плазмоид и улетел.
  Через пару минут раздался стук. Антон прыжком кинулся к двери, а мать из спальни крикнула:
  - Кто там?
  - За мной приехали. Мам, я уеду. Мне по работе надо, - сказал Антон и закрыл за собой дверь.

  Часть I. Дивергенция

  Эпиграф:

  "Утрата корней и отсутствие традиций невротизирует массы и чреваты коллективной истерией", - Карл Юнг

  Глава 1. Посев

  Эпиграф:

  "Мы обнаруживаем, что действительно существовала взаимосвязь
  между некоторыми международными банкирами Нью-Йорка и
  многими революционерами, включая большевиков.
  Оказывается, джентльмены банковского дела ... были кровно заинтересованы
  в успехе большевицкой революции", - Энтони Саттон, американский историк

  Гнилое зерно

  Эпиграф:

  "Баку стал рассадником революции на Каспии", - Дэниел Ергин, "Добыча"
  
  - Мистер Микоян, - приблизил своё лицо офицер, по-английски отвратительно рыча деградировавшими связками. - Сейчас только вы можете решить: оказаться вам в этом списке или нет.
  Офицер брезгливо взял со стола изрядно помятую бумагу и ей, словно прокажённой болячкой, ткнул в нос старого большевика.
  В этот момент заляпанная кровавыми руками дверь открылась, и в комнату вошёл франтоватый генерал Маллесон. Его мелкие глазки, обрамлённые обратным туземным эпикантусом, и пышные, совсем даже не щёгольские, усы выглядели придурковато и даже смешно.
  - Капитан Тиг-Джонс! - обратился он к офицеру, ведущему допрос. - У вас есть результат?
  - Как раз сейчас я ожидаю ответа от мистера Микояна, - доложил капитан.
  Генерал подошёл к Микояну ближе и уже совершенно не смешно прошипел:
  - Я сам тебя отправлю в расход! Прямо здесь!
  От этого змеиного "рёва" армянский большевик словно очнулся. Перед его мысленным взором стремглав пронеслись семья, синагога и окрестности Тифлиса. Микоян упал на колени и стал истерически голосить что-то о вечной преданности английской королеве, перемежающейся с мольбами о помиловании и предложениями вылизать генеральские сапоги.
  - Подписывай! - капитан презрительно кинул бумагу Анастасу.
  И несгибаемый большевик прогнулся на этом листке всеми возможными изгибами.
  Кадровый британский разведчик, капитан Реджинальд Тиг-Джонс жёстко поднял Микояна со стула и перетащил его в другую комнату, где уже заждались "клиента" три из пяти членов эсеровского правительства.
  - Оформляйте без него, - безапелляционно бросил капитан, и, уже закрывая за собой дверь, чуть брезгливо добавил: - Этот - теперь наш.
  Собравшиеся революционеры достали Тору, произнесли над ней какие-то одним им известные слова и со всей общинной тщательностью оформили приговаривающий документ. Внизу бумаги поставили свои подписи: Фёдор Фунтиков, С. Дружкин, В. Кун. Затем, посовещавшись, добавили к ним фамилии ещё двух членов правительства - Курылёва и Л. Зимина.
  * * *
  Несмотря на бабье лето, сентябрьская ночь 1918 года выдалась холодной и тёмной. Эсеровские солдаты под внимательным контролем английских представителей погрузили в обычный вагон двадцать шесть испуганных человек.
  Это были люди, имена которых англичане случайно обнаружили в виде непонятного списка в какой-то никому не нужной и ничего не значащей бумаге. Да, её содержание никого особо и не интересовало. Бумага в любом случае стала бы поводом для политической акции - казни нескольких бакинских комиссаров. И фамилии арестантов англичане даже не стали проверять...
  - Нам нужен был один большевик - Микоян, на которого у нашей разведки есть свои планы, - всматриваясь в глубину седеющей ночи и по привычке рапортуя самому себе, пробурчал генерал Маллесон. - И мы его получили. Остальные нам не нужны.
  Он отошёл от окна. А поезд с арестантами двинулся в сторону Ашхабада.
  Приказ был предельно ясен - "расстрелять на рассвете".
  Поезд долго считал шпалы, пытаясь отдалить смертельный предел за трудно выговариваемые значения больших чисел. Но этот рассвет всё равно наступил. На 207-й версте. Между телеграфными столбами ? 118 и ? 119.
  Состав, словно застигнутый рассветом вор, застыл на месте.
  Из расхлябанного брюха пропахшего навозом вагона выволокли обречённых комиссаров и буднично, без лишних терзаний, начинили свинцом. А, убаюканная методичным стуком железнодорожных колёс, совесть палачей даже не потрудилась проснуться.
  * * *
  - Нет! Так не пойдёт! - послышался голос. - Это, конечно, романтично, но это слишком далеко от истины.
  - Что ты предлагаешь? - прозвучал ответ.
  - Вот такой вариант.
  После этого картинка реальности "немного" изменилась...
  * * *
  Несмотря на бабье лето, сентябрьская ночь 1918 года выдалась холодной и тёмной. Эсеровские солдаты под внимательным контролем английских представителей погрузили в прогнивший сарай двадцать шесть испуганных человек.
  Это были люди, имена которых англичане случайно обнаружили в виде непонятного списка в какой-то никому не нужной и ничего не значащей бумаге. Да, её содержание никого особо и не интересовало. Бумага в любом случае стала бы поводом для политической акции - казни нескольких бакинских комиссаров. И фамилии арестантов англичане даже не стали проверять...
  - Нам нужен был один большевик - Микоян, на которого у нашей разведки есть свои планы, - всматриваясь в глубину седеющей ночи и по привычке рапортуя самому себе, пробурчал генерал Маллесон. - И мы его получили. Остальные нам не нужны.
  Он отошёл от окна. А к сараю с арестантами двинулась группа солдат.
  Приказ был предельно ясен - "расстрелять на рассвете".
  Солнце, не желая принимать никакого участия в этой казни, из последних сил цеплялось своими лучами за подземный мир. И даже деревенские петухи отказались кричать свою заутреннюю песню и попрятались за насесты.
  Но этот рассвет всё-таки наступил.
  Комиссаров выволокли из щербатой пасти вонючего сарая и ударами треснувших от частого употребления прикладов поставили на колени. Всю ночь методично доводивший шашку туркмен без лишних терзаний снёс им большевистские головы. А по природе отсутствующая совесть палача в очередной раз так и не смогла проявиться.
  * * *
  - Как тебе этот вариант? - снова раздался тот же голос.
  - Не знаю, - нерешительно ответили ему. - Давай потом в этом разберёмся.
  - Давай, - охотно согласился первый. - И с присутствием англичан в Красноводске решим тоже потом. Я сейчас не очень уверен, что они были в этом городе. Хотя вся ситуация говорит в пользу их присутствия.
  - Надо лететь за фронт - смотреть, - подытожил оппонент.

  Спорынья

  Эпиграф:

  "Русскую революцию можно рассматривать как войну
  между ротшильдовской "Royal Dutch Co" и рокфеллеровской "Standard Oil"
  за контроль над бакинскими нефтепромыслами", - Николас Хаггер, "Синдикат. История мирового правительства"
  
  - Помнится, в 1911 году в газете "St Louis Dispatch" появилась карикатура, - произнёс Антон. - На ней был изображён Карл Маркс. Он стоял на Уолл-стрит в окружении радостных финансистов. Это были Джон Рокфеллер, Джон Морган, Джон Райан из National City Bank и партнёр Моргана, Джордж Перкинс.
  - Я помню эту карикатуру! В те годы всем было известно, что Рокфеллеры при русском царе Николае Втором никак не могли проникнуть в Баку, - ответила ему Майя. - И поэтому заголовок карикатуры "О-о-о-очень рады" все связывали с активизации революционной деятельности в России.
  - А ведь действительно! Для Ротшильдов, качавших нефть из России, революционная ситуация была смертельной, - продолжил Антон. - Из-за повышения цен их нефть становилась неконкурентоспособной по сравнению с рокфеллеровской.
  - А Рокфеллер, напротив, развивал тему революции максимально, - согласилась Майя. - На этой теме он установил главные контакты с революционерами, а затем и с оставшимися российскими бизнесменами.
  - Я вот тут в своей реконструкции немного задел эту тему, - поделился небольшим секретом Антон, явно ожидая от девушки поддержки и профессионального совета. - Главной ударной силой в нефтяных войнах оставались революционеры. Организатором революционных выступлений в российских нефтяных центрах Баку и Батума стал Иосиф Джугашвили Сталин. Он избавил Рокфеллера от конкуренции российской нефти.
  - Очень неплохо! Но, на мой взгляд, следует добавить вот что. Во-первых, чётко определить, кто развязал в Российской империи иудейскую революцию. Во-вторых, указать, что именно Рокфеллеры стравили в непонятной гражданской войне монолитный до этого народ, - произнесла Майя. - И ещё добавь, что в конце 1920-х годов клан этих стервятников получил концессионную долю бакинской нефти. Затем, буквально купаясь в чёрном золоте, на волне управляемого хаоса и геноцида Рокфеллеры задумались над приобретением полного права собственности на эти ресурсы.
  - Ты права. Это важно. Я, пожалуй, вставлю этот фрагмент, - согласился Антон. - Ну, и, наконец, финал реконструкции будет таким: "Однако сейчас они были вынуждены уйти, но их влияние в нефтеносном районе не угасло. Рокфеллеры продолжали манипулировать. Их цепкие щупальца тянулись "из-за моря", опираясь в зоне советского влияния на своих людей. Участие которых в советском правительстве с самого начала кровавой бойни входило в планы революционного переворота".
  Антон сделал паузу, а затем с пафосом дочитал:
  - "Закончен был лишь первый этап захвата власти на одной отдельно взятой планете. Он носил непритязательное женское имя "Ленин". Но под этой простотой угрюмо поблёскивал настоящий драгоценный металл, привычно омываемый реками крови".

  Глава 2. Золотые поля

  Эпиграф:

  "Народу кажется, что он свободен в революциях, это - страшный самообман.
  Революция случается с человеком, как случается болезнь, несчастье,
  стихийное бедствие, пожар или наводнение", - Николай Александрович Бердяев
  
  "Я принёс всё своё состояние в жертву революционной борьбе.
  Я не сожалею об этом", - Карл Маркс
  
  "Интернационал распорядился, чтобы еврейская революция началась в России",
  - Фёдор Михайлович Достоевский
  
  "Терроризм исчезнет тогда, когда исчезнет мысль действовать революционным
  путём", - Лев Александрович Тихомиров

  Олигарх и Лена

  Эпиграф:

  "Нет на свете ни пролетарского, ни даже коммунистического движения,
  которое бы не действовало в интересах денег", - Освальд Шпенглер, немецкий философ
  
  В 1924 году, после окончания Петроградского кооперативного техникума, ставши уже чуть ли ни совсем полновесным учёным, Алексей Косыгин прибыл в Новосибирск.
  Это было его первое большое задание. Здесь Косыгин намеривался проявить себя в качестве инструктора Новосибирского областного союза потребительской кооперации. Эта ступенька капитализма в объятой коммунистическим пламенем стране должна была правильно закалить его пока ещё податливое юношеское сердце.
  Затем - Тюмень и городской отдел Обьпотребкооперации. Потом - с 1926 по 1928 годы - членство в правлении. Время агента всегда стоило дорого. Не годы, а месяцы отводили кукловоды на продвижение Алексея по служебной лестнице. Косыгин даже не старался запоминать своих сослуживцев по именам - знал, что не сегодня, так завтра он о них больше не вспомнит.
  Пошагав по коридорам, Косыгин, наконец, причалил на ключевую должность - он стал заведующим организаторским отделом Ленского союза потребительской кооперации в городе Киренск (1).
  Квалифицированная помощь тем и важна, что она всегда знает, что делает. Наряду с кооперативной линией карьеры в коммунистическом государстве нужно было отрабатывать и партийную барщину, поэтому здесь же, в Киренске, в 1927 году Алексей Косыгин стал членом ВКП(б) (2).
  С такими "подковами" - должностью и членством - Косыгин уже в 1928 году стал незаменимым большевиком. Те же силы вернули его в Новосибирск и поставили на весьма высокую по тем меркам должность - заведующего плановым отделом Сибирского краевого союза потребкооперации.
  Но ещё в 1925 году, с помощью "руки запада" и под прикрытием всей этой череды сменных должностей в советской карьерной и партийной лестницах, Косыгин незаметно для революционных масс успел сделать главное дело всей своей жизни. Он стал долларовым миллионером, организовав советско-британское предприятие "Лена Голдфилдс" (3) - "Золотые поля Лены".
  А на обычных полях молодой Страны Советов кипели другие страсти. Крестьяне, опрометчиво поверившие солдатам Мордехая (4), доверчиво объединялись в колхозы, товарищества по совместной обработке земли, артели и коммуны.
  А советское правительство на этом этапе вероломно заигрывало с будущими жертвами, демонстративно предоставляло им разнообразные льготы. Трудовой народ оказался незаметно зажат в классовые тиски библейского налогообложения: с крепкого хозяина брали 172 рубля налогов, а с простого единоличника - всего 18 рублей. Затем и вовсе треть бедняцких хозяйств от налогов освободили.
  И под этот шумок так великодушно упавших от кровожадного бога льгот сельские работники даже думать не думали об истинных "героях" революции.
  Зато последние, не мешкая и не задумываясь о хлебе насущном, ожесточённо вспахивали иудейским супрематизмом Чёрного квадрата мусульманский запрет на изображение того самого бога - демонстративно противопоставляя Чёрный камень исламского ада Белому камню Алатырю исконно Русской земли.
  * * *
  Тщедушный американец по имени Гарольд Уор, волей всё тех же кочевых судеб оказавшийся в эти самые годы в молодом советском государстве, тоже не устоял перед соблазном попользоваться Русской землёй.
  Со свойственной ему американской беспринципностью и умением весьма скользкими методами осуществлять конкуренцию, он быстро вывел свой собственный колхоз на образцовый уровень.
  Поэтому заглянувший как-то ненароком во владения Гарольда серьёзный человек из соответствующих органов сильно озаботился дальнейшей судьбой Уора. Он не стал давать ему обещанных льгот, а вместо этого провёл с ним просветительскую беседу.
  Уору "светило" либо вскорости оказаться невдалеке, но у стенки, либо вдалеке, но живым. Гарольд понял всё и сразу. Конечно же, он выбрал второй вариант. Но его интересовали условия.
  - Вернётесь в Штаты, - утолил его жажду знаний серьёзный человек. - И будете заниматься наукой и преподавательством. Рассказывать американским друзьям о ваших симпатиях к советскому народу.
  Серьёзный человек некоторое время раздумывал над тем, добавить ли что ещё к этому объяснению, или и так уже сказанного достаточно. А его пальцы, тем временем, нервно царапали кобуру, настойчиво требуя себе свободный доступ к спусковому крючку.
  - Ведь это так? - закончил объяснения серьёзный человек.
  - Так, - кивнул Гарольд, вытирая капельки пота, выступившие от мысленной борьбы с беспокойными пальцами пришельца.
  Заметив, что Гарольд нервничает, серьёзный человек встал и подошёл к нему вплотную. Затем он взял теми самыми нервными пальцами носовой платок Уора, демонстративно заботливо два раза промокнул бедолаге лоб и к этому добавил:
  - А мы со своей стороны будем способствовать вашему продвижению по служебной лестнице и временами знакомить вас с нужными нам людьми.
  В те трудные периоды лихолетий для выживания главными подчас становились три фактора. Первый - небольшой, но твёрдо сколоченный колхозными средствами капитал. Второй - пусть и удалённая, но очень важная помощь "большого брата". Третье - умение быть своевременно предупреждённым.
  Всем этим Уор сейчас располагал. И он с лёгким сердцем и очень вовремя покинул СССР, где картавый махинатор продолжал демонстрировать своё мастерство. Он умел не только скрывать свою личину за всевозможными театральными париками и масками, но и свои финансовые интересы скрывал чрезвычайно умело.
  В своё время, делая в камере заключения мифологические чернильницы из недоеденного хлеба, Ленин понял истинную силу слова, написанного молоком.
  Слово - золото, а золото - слово. Эту рокировку он срисовал с Ротшильда, уступившего другому иудейскому клану - клану Рокфеллеров - золотоносные нефтяные "письмена" в обмен за непритязательные и пока ещё никому "не нужные", но уже реально золотые "поля".
  Едва Эсфирь в обличие гражданской войны зачехлила свою порядком притупившуюся косу, комбайны Ротшильдов уже выползли на сбор "урожая" этого драгоценного металла.
  Антагонистическое советское правительство, излишне услужливо выполняя пункты утверждённого плана, 14 ноября 1925 года передало зарвавшемуся капиталисту в лице косыгинской английской компании "Лена Голдфилдс" концессию на разработку приисков!
  Заказчики и финансисты революционного переворота, устроенного ими в Российской империи, получили официальное и вполне себе законное право на добычу золота - в течение тридцати лет.
  Матёрый еврейский большевик Лейба Бронштейн (5) на фоне золотых полей Лены и аналогичных открывавшихся перед ним возможностей навсегда потерял интерес к коммунизму. Он умело и очень настойчиво курировал эту концессию.
  Для молодой советской власти, раковой опухолью распространившейся по ранее здоровой Русской земле, смышлёный Лейба добился доли размером в семь процентов, а проклятым капиталистам виртуозно уступил с государственного барского плеча оставшиеся девяносто три процента. А также территорию от Якутии до восточных склонов Уральского хребта.
  Мимоходом к тому же золоту "прилипли" серебро, медь, свинец, железо, а также целый комплекс горнодобывающих и металлургических предприятий: Ревдинский, Бисертский и Северский металлургические заводы, Дегтярское и Зюзельское месторождения меди, Ревдинские железные рудники, Егоршинские угольные копи.
  Пока простые сельские труженики считали свои выгоды от льготного налогообложения, советская власть раздавала русские государственные волости.
  На этом фоне постепенно выкристаллизовывался образ полоумного советского управдома Бунши-Корецкого и раздающего русские земли вора-авантюриста Жоржа Милославского, зафиксированный умелой рукой Михаила Булгакова в пьесе "Иван Васильевич".
  Англичане, получившие от советского руководства свою "Кемьскую волость", подписали революционный контракт, ставший крупнейшим с момента большевистской революции. Он был составлен так, что даже после национализации предоставил компании "Лена Голдфилдс" колоссальные возможности для получения хорошей компенсации.
  И Ротшильды это запомнили - концессия покрыла область около полутора миллиона акров полей золота, серебра, меди и свинца. Стоимость этого добра уже тогда была оценена в 150 миллионов долларов США. Это, естественно, были "старые" цены.
  Но косыгинский контроль, незримо осуществляемый за ними, был уже вполне в духе двадцать первого века.
  Лондонские и нью-йоркские банкиры в этой ситуации тоже не страдали бездействием. Они, словно огромные ненасытные пиявки, беспардонно качали русские ресурсы. Но не могли нажраться. И поэтому сверх тех девяноста трёх процентов сверхнагло они потребовали для себя ещё и государственные субсидии! А от уплаты налогов и сборов в пользу России привычно уклонились.
  На этот раз революционное государство отреагировало жёстко - оно отрубило одно своё щупальце, помогавшее буржуазным пиявкам сосать революционную кровь. И 10 февраля 1929 года Лейба Давидович Бронштейн был выслан из СССР - специально для скорой встречи с карающим революционным ледорубом (6).
  Затем чекисты без промедления взяли под свой контроль власть в компании "Лена Голдфилдс". В 1929 году они тайно организовали несколько забастовок рабочих приисков. За ними те же чекисты, но уже совершенно открыто и показательно, провели ряд обысков. И головы покатились с плеч, словно кочаны зрелой капусты, собираемые хозяином по первому морозцу.
  Однако длинная рука Ротшильдов смогла уберечь своего засланного казачка.
  - Алексей, вам надо уехать из города, - на коверканном русском произнёс "сосед по участку" на том самом "золотом поле".
  - Уехать? - привычно барски психанул Косыгин. - Куда?
  Алексей Николаевич был на взводе. Он сильно вжимался в стул или табурет и каждую секунду ждал стука в дверь. Воображение активно рисовало ещё не случившиеся сцены ареста, и в итоге почти каждую ночь его расстреливали или даже вешали. Во сне он беспомощно загребал землю убитым или дёргал ногами повешенным. Но просыпался живым, и в реальности пока всё обходилось.
  - Мы вам скажем. Мы всё уже подготовили, - невозмутимо коверкал слова сосед. - Вы продолжите учёбу.
  - Учёбу? - нервно удивился уже состоявшийся большой управленец и, главное, уже оформившийся долларовый миллионер. - Как это будет выглядеть? Да, и где учиться?
  - Поедете в Петроград, - объяснил сосед. - Пять лет отучитесь в институте, а за это время мы решим спорные вопросы. В конце концов, получив образование, вы сможете достичь гораздо более значимых высот. С нашей помощью, конечно...
  В декабре того же года детище Косыгина, лишённое концессии и революционной поддержки, свернуло свою преступную деятельность в России, а первый советский олигарх сел... за парту.
  * * *
  На этом фоне в США бывший удачливый советский колхозный деятель Гарольд Уор обнаружил в себе, помимо колхозного призвания, ещё и общественный организаторский талант. Он создал организацию коммунистов - государственных служащих. Её члены не афишировали своих истинных взглядов, но на людях они демонстративно поддерживали советскую модель социализма.
  В тот год, когда Алексей Косыгин только поступал в спасшее его от ареста учебное заведение, Алджер Хисс окончил юридическую школу Гарварда и на почве того же коммунизма благополучно женился. Его супругой случайно стала убеждённая социалистка, которая тоже пользовалась услугами кукловодов.
  Затем, снова случайно, Хисс устроился в Международную ассоциацию юристов. Здесь позиции коммунистов были главными, и они быстро превратились в карьерный трамплин. Крепко сколоченные ряды не задавали лишних вопросов и не проминались, когда нога Хисса ступала на их сплочённые головы, чтобы переместиться на ступеньку выше.
  Поскольку карьера у Хисса складывалась удачно, то он закономерно оказался в аспирантуре, где его приняли в свой кружок новые товарищи - не очень набожные евреи Ли Прессман и Натан Уитт. По какой-то невероятной случайности они тоже оказались ещё и убеждёнными коммунистами из организации того же Уора.
  Постепенно оформилась невидимая нить, которая, словно два противоположных заряда, связала советского Алексея Косыгина, мечтающего о США, и американского Алджера Хисса, мечтающего о СССР.
  Вместо того чтобы просто поменяться местами, они вырыли тоннель измены и предательства - каждый в собственной Родине.
  Потом, через много лет, они ползком встретятся на общей границе общественного презрения, упёршись друг в друга лбами и сверкая своим историкам не слишком чистыми задами.
  А пока каждый из них легко карабкался вверх по служебной лестнице, умело подпихиваемый в тот самый зад мощной рукой заинтересованного кукловода.
  Угостив Троцкого революционным томагавком, уже с 1930 года золото в Сибири стала добывать советская государственная компания.
  Косыгинская капиталистическая ячейка захлебнулась собственным драгоценным потоком, который теперь тёк напрямую в бюджет СССР, а вчерашние олигархи глотали слюну, наблюдая за этим течением.
  Сам Алексей Николаевич надёжно укрылся в Ленинграде. Эти болотистые земли всегда давали убежище всевозможным упырям. Они долго пропитывали их совесть болотными газами, не давая доступа свежему воздуху, а затем выпускали тех же самых упырей, но уже в заметно закалённом виде рубителей окон или поджигателей революций.
  В 1930 году на такую реструктуризацию поступил в Ленинградский текстильный институт Алексей Косыгин. Он прилежно не высовывал своего носа из учебного заведения, считая проклятые моменты, оставшиеся до его окончания в 1935 году.
  В том же 1935 году Иван Ефремов окончил Ленинградский горный институт.
  А Хиссу повезло немногим больше. Получив образование в Университете Джонса Хопкинса и в юридической школе Гарвардского университета, он занял своё, уже не случайное, место в федеральном правительстве США.

  Ивановы алмазы

  Эпиграф:

  "Только знания представляют для человека ценность и больше ничего", - Иван Ефремов
  
  В первой половине 30-х на просторы земель, некогда отданных Косыгиным английской золотодобывающей компании Ротшильдов, судьба привела удачливого геолога Ивана Ефремова. Во второй половине сезона 1934 года он возглавил работы Верхне-Чарской экспедиции Геологического института Академии наук СССР.
  Экспедиция растянулась до января 1935 года. Учёные привычно мёрзли при минус сорок, занимаясь геологической съёмкой и попутным поиском полезных ископаемых. В том числе и нефтеносных структур.
  Необходимыми советами по обнаружению нефти всегда мог помочь отец жены Ивана Антиповича академик Свитальский. Он удачно искал нефть в другой части СССР - на Украине.
  По итогам экспедиции, преодолев маршрут общей протяжённостью в 2700 километров, её участники составили геологическую карту Олекмо-Чарского нагорья и западной части Алданы.
  Ефремов с интересом выслушивал рассказы местных мужиков, в которых они подробно излагали приличные моменты классовой борьбы с английскими империалистами.
  - Иван Антипыч, - немного обиженно возразил Ефремову мужичок лет сорока. - Я же точно знаю! Сам ходил!
  - Я и не сомневаюсь, Николай, - ответил ему Ефремов таким тоном, что мужичок ещё больше обиделся.
  Он несколько раз махнул в сторону костра и, борясь с самим собой, наконец, решился.
  - Ладно, не хочешь верить - пускай, - начал он. - Но вот этот рассказ правдивый на все сто!
  Что-то кольнуло Ивана Антиповича, он вдруг понял, что в этот раз местный житель говорит правду. Не меняя своей позы и не проявляя никаких внешних признаков заинтересованности, Ефремов приготовился запоминать все подробности этого рассказа. Сидевшие тут же, около костра, Мучинский и Ляпин только посмеивались, по-прежнему не проявляя внимания к рассказчику.
  - Дело было году так в двадцать пятом, кажись. В наши края приехали англичане. Они давно здесь золото мыли. Но в этот раз с их стороны появился особенный человек! Барон! Они так сами его называли.
  Николай остановился и несколько раз отмахнулся от надоедливого дыма. Тот, словно отреагировав на слово "золото", вдруг стал маститься к рассказчику ближе. Лез к нему в глаза, мешая увидеть, что и остальные слушатели в этот момент напряглись. Мучинский полностью превратился в слух. Он даже не стал давить комара, который, напившись его азиатской крови, в конце концов, лопнул сам - от обжорства. Ляпин удивлённо поднял только одну складку около рта, и его перекосило.
  - Здесь в те времена орудовал один пронырливый гражданин, - продолжил Николай. - Он был начальником. Его из Петербурга прислали, или из Москвы - точно не знаю. Но это и не важно, главное, что он был здесь смотрителем что ли. В его ведениях находились наши земли - те, в которых веками золотишко сибирское пряталось. Долго с ним Барон лясы точил. Наверное, целую ночь. А наутро они собрались куда-то ехать. А меня взяли в помощники.
  Как только Николай произнёс последнее слово, слушатели поняли, что это реальный рассказ и к нему надо отнестись с полным доверием.
  - Ехать нам надо было недалеко, к соседям, - Николай стал рассказывать дальше. - К обеду добрались. А там Барон встретился с каким-то стариком, который его уже ждал. О чём они говорили, я не знаю. Но, когда мы уезжали обратно, Барон был очень доволен и всё время повторял: "Мистер Косыгин! Это настоящая алмазная труба. Если мы до неё доберёмся, то нам с вами и нашим потомкам - всем хватит!"
  Николай снова махнул на дым, а Ефремов, поняв, о чём идёт речь, решил немного увести разговор в другую сторону, он не хотел, чтобы Мучинский и Ляпин тоже услышали подробности о сибирских алмазах:
  - И что же ответил Косыгин?
  - Он ответил: "Так точно, господин Раби!", - не почувствовав подвоха, произнёс Николай, а затем уточнил: - Раби - это он так называл англичанина. Я не знаю, что это - имя или прозвище. Другие называли его иначе.
  Николай немного пожевал губами, словно сомневаясь, говорить следующие слова или нет, и всё-таки решился:
  - Косыгин ещё брякнул о том, что он очень надеется, что переправленное в Англию его личное золото будет сохранено до его приезда туда.
  - Какое золото у Косыгина? - не выдержал Ляпин.
  - Какое? - переспросил Николай и разошёлся: - Нашенское! Он же здесь несколько лет грабил. Всё отнимал до последнего кусочка. Говорил, что, мол, хозяева из Англии дотошные очень - всё считают. А сам, гнида, свой карман набивал. Я знаю! Потому что сам видел!
  Слушатели сидели, обалдев. Они понимали, что Николай не лжёт. Такое он бы не придумал.
  - И что, он всё в Англию отправил? - сглотнул сухую слюну Мучинский.
  - Нет. Не всё, - ответил Николай. - Он и себе немного припрятал.
  - А ты откуда знаешь? - удивился Ляпин.
  - Так, я сам ему и помогал мешки до пещеры довезти, - объяснил Николай с таким видом, что, мол, это и так должно быть ясно.
  - Да тут пещер в округе подходящих нет! - усмехнулся Ляпин, провоцируя рассказчика на подробности.
  - Есть одна, - махнул рукой Николай куда-то справа от себя. - До неё не особо далеко. Там несколько мешков мы и закопали. В камнях...
  - Так, товарищи, отбой! Ложитесь спать, а то утром рано вставать, - скомандовал Ефремов Мучинскому и Ляпину, и, когда они нехотя удалились, обратился к Николаю: - Интересный твой рассказ. А ты знаешь, что я писатель?
  - Нет, - удивился Николай.
  - Да. Вот так, - покрасовался Иван Антипович. - Я решил написать рассказ о тебе. Ты же не будешь против хорошего рассказа? А я пишу хорошо! В журнале о себе потом прочтёшь! И, может, этот рассказ о тебе в самой "Правде" напечатают. А что? О крепком сибирском мужике, который прошёл все местные тропы, который медведей ломал... - как о таком герое не напечатать!
  Николай расправил плечи. Он приготовился точно так же, как это обычно делают для фотографирования: причесал волосы рукой, поправил ворот одежды, одёрнул её, обтёр лицо от разных мошек и приставшего пепла.
  - Пиши! - решительно заявил Николай.
  - Тогда помогай! - согласился Иван Антонович. - Написать рассказ - это ведь не фотографию щёлкнуть. Фото - это секунда, а рассказ или повесть времени требуют. Так что придётся тебе набраться терпения и помочь мне всё записать, а потом я обработаю текст, как это принято у литераторов, согласую с тобой и опубликую в газете - на всю страну!
  При последних словах Ефремов специально сделал такой накал, как будто эпопея с публикацией этого рассказа уже запущена, одобрена на самом "верху" и, несомненно, вызовет мировой интерес. Николай, ухваченный этой волной, лишь молча согласно кивал.
  Ефремов достал бумагу и карандаш и принялся фиксировать.
  - Надо идти в вершину Хорпичекана, в центр Амнунначи, - стал диктовать Николай. - Нужно идти шесть или семь дней. На северо-восток. Там будет ельник. Вокруг болота. А чуть поодаль стоит гребёнка сухих лиственниц. Потом повернёте налево, к Мойеро...
  Они ещё долго беседовали, уточняя географические реалии и записывая приметы. Затем ушли спать.
  Утром Ивана Антоновича разбудил крик:
  - Николка убился!
  Ефремов подошёл к трупу Николая и увидел страшную картину. Видимо, в темноте Николай споткнулся и, падая, со всего маха наткнулся горлом на сухой острый сук, торчащий из пня.
  - Поэтому ничего и не услышали, - произнёс кто-то из собравшихся.
  Мучинский с Ляпиным стояли с противоположных сторон от трупа и свирепо, но бессильно, поблёскивали глазами в сторону Ивана Антиповича. А тот, в свою очередь, пристально вглядывался в их лица.
  * * *
  Сломав свои мозги супрематизмом Малевича, Адольф Шикльгрубер задумался над созданием собственного псевдонима. Как-то раз, случайно заглянув в ту самую синагогу, которую изредка посещала его мать, Адольф натолкнулся на впечатляющее взаимопонимание местного раввина.
  Служитель религиозного заведения случайно располагал всеми личными делами своих прихожан. Он давно понял, что диагноз Адольфа очень устраивает не только местную общину, но и сам Центр. Опираясь на такие данные, пастырь смог убедить Адольфа в том, что тому предуготована уникальная миссия на Земле.
  - Если это так, то мне потребуется звучное имя, - вспомнил, за чем пришёл, Адольф.
  Раввин согласился с ним. Он понимал, что имя должно определять статус своего носителя, а все остальные, то есть стадо, должны сразу же понимать, кто перед ними. Эта ситуация уже внедрялась в общину, но первоначально была закреплена в Торе.
  - В своё время "излишне" чернявенькому новому немцу мы придумали такое имя, - вспомнил раввин. - Его стали звать Гиммлер, что на нашем языке означает "Небеса".
  - Красиво, - закивал головой Адольф. - И важно!
  - Но это имя для третьего человека в нашем царстве, - уточнил раввин. - Как после алеф и бет третьим следует гимел (7).
  - Я хочу быть первым! - уверенно сообщил Адольф.
  - Нет, - неожиданно возразил раввин и, пока Адольф разгорался злобой, успел пояснить: - Ты должен быть не первым. Ты должен быть всём!
  - Точно! - восхитился Адольф мудрости раввина. - Тогда какое имя мне подойдёт?
  - Тебе подойдёт имя, обозначающее саму библию! Но "библия" - это не еврейское слово, а вавилонское. И, к тому же, уже сильно затасканное, - обескуражил раввин Адольфа. - Поэтому мы подобрали тебе такое же, но наше имя.
  - Какое? - не удержался Адольф.
  - Гитлер! - торжественно сообщил раввин.
  Новоиспечённый Гитлер несколько раз повторил, привыкая к псевдониму, и, наконец, сообщил:
  - Звучит!
  Потом ещё несколько раз, смакуя, повторил и спросил:
  - А что оно значит?
  Раввин улыбнулся, снял очки, забывшись от нахлынувших на него чувств, протёр их грязным носовым платком, отчего они стали ещё непрозрачней, и сообщил:
  - Это наш перевод слова "библия". "Гита" - это "священное писание" (8), а "лер" - это суффикс множественного числа. Получается, Гитлер - это Священная библия!
  С тех пор Адольф Гитлер никогда не расставался со своим новым именем. Были предусмотрительно отредактированы биографии членов его семи. А раввин куда-то исчез вместе со своей крохотной синагогой.
  Накачав себя столь высоким статусом, Гитлер стал захватывать власть, полагая, что это его действие теперь воистину священно. Другие посетители разнообразных синагог тоже понимали, что есть что и кто есть кто. Они дружно и незаметно кучковались близ великого ефрейтора, а в 1930-е - 1940-е годы и компания IBM (9) перешла на обслуживание правительства новоиспечённого библейского мессии.
  Странным образом в европейском и американском обществах, где белое называть белым, а чёрное - чёрным может только расист, преступные связи IBM с фашистом Гитлером никого не взволновали. Проще ловить одиноких юнцов и сажать их за неосмотрительно брошенное правильное слово, чем гоняться за пособниками зверя, уничтожившего несколько десятков миллионов человек. Но такого понятного и родного Мордехая...
  Расчётливые американцы, чтобы оправдать связи с Гитлером, вовремя вспомнили о трудных временах. Мол, годы-то какие! Великая депрессия! И многомиллионные доходы, полученные от связи с Гитлером, стали держать компанию IBM "на плаву" - откровенно намекая, что именно теперь представляет собой эта компания, раз она не тонет.
  За счёт Гитлера и, несмотря на кризис, президент компании Томас Уотсон продолжал финансировать исследования и выплачивать зарплату американским рабочим.
  Пока они ели жирные гамбургеры и приятно давились сладкими газами кока-колы, советские люди сами становились пищей для этого библейского зверя, и многие из них были задушены по-настоящему - отравляющими газами.
  Но ничего не поделаешь: как и португальская синагога, осваивавшая в своё время Америку, они забыли взять с собой совесть. Хотя раввины и поясняют, что она потерялась не в Европе, а ещё раньше - в земле их исхода. Теперь никто не может найти ни ту землю, ни то, что в ней осталось специально забытым навсегда.
  Выйти за счёт Гитлера из кризиса, а точнее говоря - заработать на нём, IBM смогла без проблем. А затем компания вышла и на новый уровень размера взяток. Уже с этого уровня она присосалась к крупным заказам правительства США. Это произошло в 1935 - 1936 годах.
  А в годы Второй мировой войны компания IBM, потерявшая девственность при сношениях с Гитлером, пошла в традиционные военные проститутки. Она стала производить стрелковое оружие.
  И здесь, вместо пластиковых членов, будущим "компьютерщикам" пришлось выпускать американский лёгкий военный самозарядный карабин времён Второй мировой войны М1 Carbine. Он поставлялся в войска с июля 1942 года. Конструктором этого орудия смерти стал один из прихожан очередной синагоги по имени Давид (Уильямс).
  И другое изделие IBM было отнюдь не надувной куклой. Компания IBM выпускала автоматическую винтовку Браунинг (10). Хотя на заказ она могла легко превратиться в лёгкий ручной пулемёт. Конструктором и этой машины для убийства стал другой прихожанин синагоги - Джон Моисей Браунинг.
  Продукция IBM рассылала людям отнюдь не компьютерные сообщения. Но это был первый спам (11) от IBM - фирма рассылала людям свинец и вместе с ним смерть.
  * * *
  Весть о загадочной смерти Николки быстро достигла берегов Туманного Альбиона. Рокфеллеры и Ротшильды по-разному восприняли информацию о том, что Ефремов теперь, возможно, знает их алмазные и нефтяные секреты, привязанные к Сибирским областям. Но единого решения по новоиспечённому держателю секретов так и не было выработано.
  Кто-то спешил убрать внезапно появившегося на их пути геолога. Кто-то предлагал его завербовать, апеллируя к зажиточному прошлому Ивана Антиповича.
  - Свитальский - ценный человек, - произнёс один из участников собрания. - Но, в принципе, он сделал для нас всё, что мы от него требовали. Он вывел Ефремова на прекрасный научный уровень и сам провёл успешные поиски нефти на Украине. К этой нефти мы ещё вернёмся. А Свитальского можно выводить из игры. Сообщите Ежову.
  - Хорошо! - отозвался другой участник собрания. - А как вы предлагаете обойтись с его дочерью?
  - А что с ней?
  - Она же стала женой Ивана Ефремова.
  - Она, конечно, хорошая еврейская девочка, но пусть Ежов найдёт способ убедить её отказаться от Ефремова. Не стоит допускать, чтобы наш человек оказался запачканным шпионскими скандалами. Ефремову дайте другую хорошую еврейскую девочку. У нас ведь много таких! И сделайте между ними небольшую паузу.
  С остальными решениями спешить не стали - решили отправиться в Москву и там, на месте, всё разузнать. Для этой цели согласились использовать очередной, Семнадцатый геологический конгресс, на который можно было бы послать нужных делегатов и с их помощью провести все необходимые мероприятия.
  * * *
  С утра Ксения Свитальская тихо сказала мужу: "Прощай и забудь!" и захлопнула за собой дверь. Они проговорили всю ночь. Но никакого выхода из ситуации так и не нашли. У каждого была своя служба, и "уволиться" с неё не было никакой возможности.
  Иван Антипович стоял и смотрел на закрытую дверь, а через неё постепенно уходил из памяти и образ любимой жены.
  Записывая на упомянутом собрании со слов начальника приказ о смене жён, секретарь не смог решить, как правильно написать "небольшую" или "не большую", и было решено в этой смене не делать большой паузы.
  Поэтому Иван Антонович простоял, прощаясь, совсем недолгое время, и дверь распахнулась снова. Без стука, но ещё не по-хозяйски. Вошла женщина тридцати четырёх лет с явно выступающим вперёд зубным отделом. От этого она казалась немного африканкой, хотя по происхождению была греческой еврейкой.
  - Здравствуйте, Елена Дометьевна. Это вы..., - ответил двадцативосьмилетний Ефремов на приветствие Конжуковой, которую давно знал по научной работе.
  А 27 июля 1937 года на подпись Сталину легла бумага с броским заголовком: "Спецсообщение Н. И. Ежова И. В. Сталину о ликвидации фашистской организации. ? 58100".
  Ежов сообщал, что силами ГУГБ НКВД (12) ликвидирована крупная фашистская террористическая организация. Она имела свои филиалы в Ленинграде, Западно-Сибирском крае и на Украине, а также фашистские группы в ряде городов СССР. Всего по этому делу было арестовано сто семьдесят человек.
  Эта организация была связана с Гестапо и германскими консульствами в Ленинграде и Киеве и получала из Германии крупные денежные суммы, предназначенные на нужды контрреволюционной работы, осуществляемой на территории СССР.
  Участники организации выполняли задания Гестапо по военному и экономическому шпионажу и вели вредительскую работу.
  Следствием по делу было установлено, что украинский филиал фашистской организации возглавляет украинский академик Свитальский Николай Игнатьевич.
  Ежов добавил, что считает необходимым арестовать названных преступников, и просил на их арест санкций. В этот же день на первом листе записки появилась рукописная пометка: "За предложение т. Ежова. И. Ст."; "В. Молотов"; "К. Ворошилов"; "Л. Каганович".
  И 29 июня 1937 года Свитальский был арестован.
  Чуть больше чем через месяц, в августе 1937 года, в Москву на Семнадцатый Международный геологический конгресс съехались учёные из разных стран.
  - Своё участие в конгрессе подтвердили сорок восемь делегатов: двадцать один американец, четыре немца, три австрийца, три англичанина, три южноафриканца, четырнадцать представителей Франции, Канады и других стран, - сообщил в начале собрания председательствующий. - Но вместе с заинтересованными лицами делегатов оказалось восемьдесят два человека!
  В один из дней работы конгресса к Ефремову подошёл не знакомый ему американский учёный и задал несколько ничего не значащих вопросов о минералах. Затем, улучив момент, когда они остались в одиночестве, американец понизил голос и произнёс:
  - Нашим английским друзьям очень жаль Николая.
  Ефремов безмолвно молчал, ожидая, что скажет этот "учёный" дальше.
  - Всегда надо помнить хороших людей, - словно объясняя свою скорбь по убитому Николке, продолжил американец. - Ведь ваш отец, Антип Харитонович, безусловно, был хорошим человеком. Раз уж он придерживался западной (13) религии и служил в лейб-гвардии Семёновском полку. Туда ведь брали очень крепких людей. А ваш дед, Харитон Ефремов! Многие помнят, как легко он поднимал лошадь, как перед иконой давал клятву не участвовать в кулачных боях и драках - чтобы случайно кого-нибудь не убить. Да, и вы, поди, не раз боролись с медведем, который у вас во дворе дома на Васильевском острове в Петербурге вместо собаки жил?
  Ефремов молчал. Американец хорошо подготовился, да и только.
  - Медведь! Символ России! А вы его на цепь..., - добавил американец, немного подумал и закончил свой светский монолог: - Иван Антипович! Мне поручено сообщить вам, что у вас есть ровно месяц на то, чтобы передать нам информацию, полученную от несчастного Николки. Если 14-го сентября мои заказчики её не получат, то ваш тесть будет расстрелян. Я думаю, вы знаете, где он сейчас.
  Прощаясь с Ксенией, Иван решил, что этот клад он заберёт себе, во что бы то ни стало, и 15 сентября 1937 года Свитальского расстреляли.

  Урановое Ура!

  Через два дня после нападения Гитлеровской Германии на Советский Союз Алексей Николаевич Косыгин был назначен заместителем председателя Совета по эвакуации при СНК СССР (14).
  Из-за необходимости сохранить интеллект нации, советская власть выдавала докторам наук бронь и отправляла их в глубокую эвакуацию. Косыгин самолично встречался с некоторыми из учёных, особенно с теми, кто находился в Москве, и которых нужно было по еврейской линии эвакуировать в Среднюю Азию.
  - Здравствуйте, Алексей Николаевич, - протянул ему руку Ефремов, 33-летний, годный к строевой, но, как говорилось в его справке, "страдающий..." многочисленными болезнями палеонтолог. - Позвольте представиться. Иван Антонович Ефремов.
  - Здравствуйте, Иван Антипович, - ответил Косыгин и заботливо пожал протянутую руку. - Эвакуируем вас в Алма-Ату. Такие люди, как вы, нам нужны.
  - Спасибо, Алексей Николаевич, - ответил Ефремов, собирая свои эвакуационные документы. - Может, после войны удастся встретиться.
  - Непременно, непременно, - в качестве привычной отговорки бросил в ответ Косыгин и, не спеша и явно предлагая собеседнику договорить, направился к выходу.
  - У меня есть к вам одно предложение, - бросил ему вдогонку Ефремов. - В одной из экспедиций местный житель Николай рассказал мне забавную легенду о вершине Хорпичекана.
  Косыгина обожгло, словно на него вылили ушат кипятка. Но матёрый разведчик и опытный аппаратчик даже не изменил темпа ходьбы. Он ничего не ответил и не обернулся. А просто вышел и закрыл за собой дверь.
  * * *
  Гонка вооружений, возникающая в каждую военную кампанию, всегда толкает воюющие стороны к максимально активному высвобождению интеллекта. Это как русский мороз - он заставляет не только придумывать шапки, шубы, валенки и варежки, но и системы приготовления горячей пищи и долгого хранения продуктов.
  В спокойное время, как, например, в безморозной Африке или Австралии, люди не прибегают к экстренной помощи интеллекта и вместо одежды обходятся высушенными тыквами, модно напяленными на бодро торчащие пенисы.
  Вторая мировая война подстегнула искусственный интеллект, мощно пнув его по несуществующей заднице. Появились такие системы вооружений, которые требовали специального мышления, интегрированного с этими системами.
  Это были и ракеты, которым потребовался интеллект для вычисления траекторий и наведения на цель. Это стали и системы шифрования и дешифровки, которым потребовался интеллект, чтобы противоборствующие разведки, скрывающие друг от друга секретные сообщения, смогли лучше понять взаимно засекреченные тайны.
  Пока СССР и Германия воевали, США не только сколачивали на этой трагедии свой смердящий трупами капитал. Американцы заметили, что оружию тоже требуется интеллект. И специалисты США принялись за удовлетворение этих новых потребностей вчерашнего обычного железа.
  В итоге, в 1943 году началась история компьютеров IBM - был создан "Марк I" (15). Это был калькулятор, масса которого приятно удивляла своим значением, превышающим 4,5 тонны. Но "Марк I" не сбрасывали на неприятеля, чтобы он своим весом раздавил вражеское войско. "Марк I" - это был автоматический вычислитель, управляемый последовательностями. И это был первый американский программируемый компьютер.
  Аппарат разработал и построил в 1941 году по контракту с IBM молодой гарвардский математик Говард Эйкен, а с ним в проекте участвовали ещё четыре инженера этой компании. Но в основе машины лежала идея англичанина Чарльза Бэббиджа.
  Это был чистый искусственный разум, не особо связанный с телом железа. А у СССР и Германии в это же время все разработки возникали по большей степени, как дополнение к реально существующему изделию. Поэтому американский подход обеспечил фронт белоручкам, советский и германский - практикам.
  * * *
  Вернувшись поздней осенью 1943 года в составе штаба по реэвакуации в Москву, Иван Антипович без удивления узнал, что Алексея Николаевича Косыгина назначили на должность председателя СНК РСФСР (16). Это был высокий пост, и он позволял реализовать программу поиска алмазов, которая в последнее время никак не выходила из головы Ефремова.
  Иван Антипович несколько раз попытался дотянуться до Косыгина. Но всё - безрезультатно.
  "Ты должен навязать англичанам и американцам свои условия", - прозвучал внутренний голос; он не так давно появился в сознании учёного и очень сильно его волновал.
  Сначала Иван Антипович думал, что его постигла какая-то семейная (17) болезнь. Но со временем он научился понимать своё второе я, а оно активно помогало ему в писательском деле. Там, где вчера фантазии внешнего Ефремова буксовали, сегодня его внутренний голос болтал без умолка. Он методично и скрупулёзно описывал иные миры, внеземных существ и общества других планет, называл имена, передавал разговоры.
  Одного только не мог понять Иван Антипович: однажды внутренний голос представился - "Меня зовут Хам". Но что это было такое?
  * * *
  В феврале 1944 года состоялись первые успешные тесты американского компьютера "Марк I". Разработчики стали готовиться к официальному запуску машины.
  В сороковые годы двадцатого века компьютеры всё ещё не умещались в карман. Их владелец должен был выделить под столь необходимый прибор большую комнату, а то и несколько. В них можно было закрыться вдвоём с новым другом и считать, считать, считать...
  С помощью грузовика компьютер "Марк I" становился мобильным. Таким способом его и перевезли в Гарвардский университет, а 7 августа 1944 года здесь состоялся формальный запуск нового чуда технической мысли.
  - Компьютер оперирует 72 числами, состоящими из 23 десятичных разрядов, делая по 3 операции сложения или вычитания в секунду, - деловито вещал лектор, объясняя собравшимся выдающиеся параметры представленного детища. - Умножение выполняется в течение 6 секунд, деление требует 15,3 секунды, на операции вычисления логарифмов и выполнения тригонометрических функций требуется больше минуты.
  - Да! Это безусловный прорыв в компьютерной тематике! - воскликнул наиболее впечатлительный корреспондент.
  А тем временем Хисс следил за событием глазами профессионала. Он тщательно обдумывал, какие именно подробности сообщить в Москву. Старый шпион понимал, что фактически "Марк I" представлял собой усовершенствованный арифмометр. Да, конечно, он мог заменить труд примерно двадцати операторов с обычными ручными устройствами. Но в Советском Союзе это могло быть не признано в качестве технического достижения.
  А вот что действительно было интересным, так это то, что из-за наличия возможности программирования "Марк I" можно было назвать первым реально работавшим компьютером. Что это точно значило, пока никто не понимал, но вся логика события упрямо подсказывала, что это хорошо.
  Ещё одна важная особенность аппарата состояла в том, что американцы не побоялись заимствовать нужные компоненты схемы и различных технических решений у гитлеровцев. Поэтому от компьютера реально воняло - смердящими концлагерями и протухшей ваксой офицерских сапог Вермахта.
  Конечно, стоило безусловного внимания то, что "Марк I" последовательно считывал и выполнял инструкции с перфорированной бумажной ленты. Правда, каждая программа представляла собой довольно внушительный рулон ленточной бумаги.
  - Позвольте спросить! - подала голос какая-то женщина-физик. - Как на вашей машине организуются циклы?
  - Спасибо за интересный вопрос! - неожиданно для всех отреагировал докладчик на откровенную женскую белиберду, к тому же вызвавшую странные смешки в зале. - Циклы организуются за счёт замыкания начала и конца считываемой ленты. То есть в прямом смысле за счёт создания петель.
  При слове "петель" Хисс вздрогнул так, как будто его ущипнули. Он осторожно осмотрелся вокруг - никто не обратил на него никакого внимания. С тех пор, как Хисс стал шпионом, слова "виселица", "казнь", "эшафот", "петля" и некоторые другие стали больно задевать его обнажённые нервы.
  "И всё-таки главным отличием компьютера "Марк I" является то, - размышлял Хисс, немного справившись со своими фобиями. - Что он является полностью автоматической вычислительной машиной. Он не требует никакого вмешательства человека в рабочий процесс! Вот это по-настоящему важно!"
  Основная часть доклада подошла к концу. Дальше по плану следовала церемония передачи машины. Церемонию проводил Говард Эйкен. Это был важный момент для последующего договорного процесса, но Говард решил воспользоваться ситуацией и чисто капиталистически "кинул" родную компанию IBM:
  - Я передаю своё детище, - заявил Эйкен. - Гарвардскому университету. Господа, принимайте машину "Марк I"!
  - Возмутительно! - покраснела Сьюзен. - Эйкен вообще не упомянул о роли IBM в создании машины! Вы слышали? Слышали?
  Томас Уотсон, конечно, слышал. И он был крайне разозлён.
  - Сьюзен! - злобно прошипел он, не снимая с лица приветливой американской улыбки. - Чтобы прямо с этой секунды! Слышите, с этой самой секунды ноги этого мерзавца в компании не было! И сделайте так, чтобы он вообще забыл дорогу в IBM! Обрезать ему всё! И даже если он потом припрётся просить прощения на костылях, забить ему пропуск...
  - Я всё поняла, Томас! - деловито ответила девушка и вышла из демонстрационного зала.
  * * *
  Прибывшие в Москву с Хиссом американские друзья нашли возможность встретиться с Ефремовым, но всё ограничилось передачей конфет и порнографических журналов. Посланцы не привезли от англичан никаких внятных инструкций к действию.
  Однако ситуация требовала принятия быстрого решения. После того как начались работы по созданию ядерного оружия, на первое место среди стратегических полезных ископаемых выдвинулись урановые руды. А их Иван Ефремов искал наиболее обстоятельно во всех своих экспедициях. Ещё в 1940 году по инициативе президиума Академии наук была создана специальная Урановая комиссия. Академик Александр Евгеньевич Ферсман возглавил в ней сырьевую "урановую бригаду".
  Здесь уже мелочиться было нельзя. Иван Антипович понял, что ему не удастся сейчас выторговать ситуацию с алмазами. Но ситуация с ураном сама шла ему в руки. Осталось только дать знать об этом своим английским или американским друзьям. И те, и другие не поскупятся.
  Перебирая варианты возможной отправки сообщения, Ефремов с ужасом обнаружил, что нет ни одного надёжного. А перехват сообщения означал для него неминуемый расстрел.
  - Иван, твои рассказы читают в СССР и в других странах. Хочешь, я передам по нашей женской линии восхищение твоими книгами? - посоветовала супруга.
  - И? - ещё не понял Иван Антипович.
  - И твои книги прочитают от корки до корки во всех наших общинах, или в тех, в которых будет нужно, - пояснила Елена Дометьевна.
  Иван Антипович стоял в полном замешательстве: либо жена знает о его связи с разведками, либо она просто попала пальцем в небо, предлагая свои женские варианты помощи.
  - Спасибо, Леночка, - ответил Иван Антипович и ушёл в кабинет.
  Там он отбросил мысли по поводу подозрений, и полностью погрузился в обработку многочисленных записей и черновиков и написание нужного рассказа.
  Через некоторое время "Алмазная труба" увидела свет там, где это было нужно общине. Но и компетентные органы СССР сразу отреагировали: через открытую печать писатель выдал государственную тайну.

  Примечания по главе 2:

  1. Ныне Иркутская область.
  2. Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков).
  3. Lena Goldfields Co., Ltd.
  4. Антигерой книги "Эсфирь".
  5. Троцкий.
  6. Ликвидация бывшего большевистского деятеля Льва Давидовича Троцкого 20 августа 1940 года Рамоном Меркадером, который нанёс Троцкому удар ледорубом; лезвие вошло на семь сантиметров в затылок.
  7. Гиммлер - "небеса" от "гим-" - "небо" и "-лер" - суффикс множественного числа.
  8. Точнее - "сказка", а Гитлер - "сказочник". То, что и в индийском варианте обозначает слово "гата".
  9. International Business Machines.
  10. Browning Automatic Rifle.
  11. Компьютерный термин, означающий несанкционированную рассылку.
  12. Главное Управление Государственной Безопасности Народного комиссариата внутренних дел.
  13. Старовер. Форма католичества.
  14. Совет народных комиссаров.
  15. Aiken-IBM Automatic Sequence Controlled Calculator Mark I.
  16. СНК РСФСР - Совет Народных Комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.
  17. Наследственная генетическая болезнь из разряда тех, которые названы именами открывших их исследователей.

  Глава 3. Стальной оратай

  Эпиграф:

  "В силу своей убеждённости, что он (Сталин) - носитель исторической
  правды, отражением которой служит его идеология, он твёрдо и решительно
  отстаивал советские национальные интересы", - Генри Киссинджер, Дипломатия
  
  "Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России.
  Он умел "приручать" своих врагов, не паниковать при проигрыше
  и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений", - Шарль де Голль, Военные мемуары
  
  "Сила русского народа состоит не в его численности или организованности,
  а в его способности порождать личности масштаба И. Сталина.
  По своим военным и политическим качествам Сталин намного превосходит
  и Черчилля, и Рузвельта. Это единственный мировой политик, достойный уважения", - Адольф Гитлер

  Дружба Хисса

  Эпиграф:

  У алогизма "тоже есть закон, и конструкция, и смысл, и, познав его,
  у нас будут работы основаны на законе, истинно новом, заумном", - Казимир С. Малевич
  
  Работа над пактом Молотова - Хисса продолжалась весь 1944-й год. Действительно согласовать все детали удалось только осенью того же года. Это произошло на конференции в Думбартон-Оксе. А окончательное подписание пришлось провести ещё через год - в 1945 году, на конференции в Сан-Франциско.
  - Сталин переиграл своих неожиданных "попутчиков", - констатировал сморщенный британский журналист, без стеснения стреляющий колючими глазками по всему, что ему было нужно и не нужно. - Если смотреть правде в глаза, то в 1945 году он стал самостоятельной фигурой глобального масштаба.
  - Нет, Миллиган, с тобой невозможно не согласиться! - кивнул в ответ коллега.
  Они вместе принялись шнырять туда-сюда, без масла привычно проникая в мелкие группы, постоянно собирающиеся то там, то сям. Заинтересованные лица стремились не только поучаствовать в полном составе статистов, но и торопились обменяться своими важными мнениями. Которые никому не были интересны.
  Принципиально важным было то, что конференции, на которых состоялось заключение пакта Молотова - Хисса, осуществлялись по линии Организации Объединенных Наций. Но эта важность, скорее, была значима для чиновников, которые даже не представляли себе личин закулисья этого сборища.
  Для первых лиц конференция являлась очевидным сходняком, который оплатил пахан мира, и на территории которого эта конференция и проходила. Но все делали вид, что этого не существует.
  А из существующего наиболее важным, причём, важным для всего населения Земли, являлось то, что эти конференции патронировались Нельсоном Рокфеллером - будущим губернатором Нью-Йорка и вице-президентом США. И настоящим значением обладал только тот факт, что это был Рокфеллер. А за ним стоял весь его безжалостный клан.
  В итоге пакт Молотова - Хисса стал неприятным сюрпризом для американского политического истеблишмента.
  - Бойкие ребятки! Ловко мир разделили! Отныне американским политикам не следует совать свой нос в дела народов СССР и стран Восточной Европы, - пояснил Миллиган.
  - А Москве закрыта политическая дорога в "британский" Иран и "американскую" Саудовскую Аравию, - согласился его коллега.
  Конференций было много. Эта общепринятая форма общения начинала угнетать. В бесконечных докладах политики позволяли себе озвучивать заранее утверждённые сенсации и заявляли уже улаженные несогласия.
  В последний день Ялтинской конференции (2). Хисс не делал никакого доклада. Он просто сопровождал президента Рузвельта в его поездке в Ялту. Это было ответственное сопровождение. И очень информативное. Поэтому после конференции Хисс сразу же отправился в советскую столицу.
  В марте того же года Хиссу, уже вернувшемуся в США, удалось раздобыть дополнительные сведения. Они были настолько ценны, что матёрый шпион не стал прибегать к медленным каналам связи, а отправил шифровку в Москву прямо из Вашингтона. Операция "Венона" продолжалась.
  А всего через два с половиной года после Ялты, 3 августа 1948 года, в Палате представителей состоялось заседание комиссии по антиамериканской деятельности. Под присягой показания давал коммунист-подпольщик Уиттекер Чамберс. Теперь он стал "бывшим", ибо в конце 30-х годов он порвал с коммунистическим подпольем.
  А подполье не успело с ним порвать, потому что не знало о предательстве Чамберса.
  Уиттекер, бесстыдно опираясь рукой на привычную к этому библию, сдавал вчерашних соратников.
  В числе тех самых коммунистов он назвал и Хисса, заверив членов комиссии в том, что Хисс был советским агентом.
  Хисс, опёршись на ту же привыкшую ко всему библию, невозмутимо отверг эти беспочвенные обвинения. И такой поворот событий устроил большинство членов комиссии.
  Однако самый молодой по депутатскому стажу член комиссии, некто Ричард Никсон, настоял на том, чтобы расследование было продолжено. И оно было продолжено.
  * * *
  Ещё в 1906 году Гринлиф Пикард запатентовал кремниевый кристаллический детектор. За ним, в 1922 году, Олег Владимирович Лосев открыл кристадинный эффект. Автор доказал возможность усиления и генерации электромагнитных колебаний на кристаллическом детекторе. Усиление происходило при подаче на детектор постоянного напряжения смещения. К концу 1920-х годов кристаллические детекторы были вытеснены вакуумными лампами, но в конце 40-х годов изобретатели снова вернулись к полупроводникам.
  "Независимое от Лосева" американское изобретение транзистора состоялось в 1948 году. За него вечно ворующая нация собрала сразу несколько Нобелевских премий. В очередной раз наплевав на реальных разработчиков и беззастенчиво выпятив себя на главные роли цивилизационного процесса.
  Изобретение транзистора тоже никак не было связано с инопланетянами. Земная цивилизация за счёт своего упорства преодолевала рубежи создания ставших в последствие привычными технических устройств.
  Шёл тот самый 1948 год. Сергей Павлович Королёв занимался разработкой советской ракетной техники. Именно поэтому он являлся на тот момент лучшим экспертом, способным дать квалифицированное заключение по иной технике - инопланетной.
  - За время войны зафиксировано большое количество случаев НЛО, - произнёс офицер и проводил Королёва к письменному столу. - Вот здесь у нас собрана вся документация по этому делу - фотографии, шифровки, газетные материалы, печатные документы, записки и всякое другое. Вы можете ознакомиться со всеми этими документами прямо сейчас. Но выносить отсюда документы нельзя.
  - Сколько у меня времени? - деловито ответил Сергей Павлович, внимательно разглядывая заваленный документами стол.
  - Как закончите - выходите. Всё время в вашем распоряжении, - ответил офицер.
  Когда почти через двое суток Сергей Павлович покинул секретный кабинет, у него от обилия непонятной техники голова шла кругом. Если одни свидетельства описывали некие не очень понятные явления, то другие весьма конкретно показывали, что перед нами объекты чрезвычайно высоких технологий. Каких - не было понятно. Но это не являлось оружием вероятного противника.
  - Товарищ Королёв! - произнёс появившийся Сталин. - Как выдумаете, может ли то, что вы увидели, быть творением человеческих рук, и может ли в данном случае идти речь о внешней угрозе?
  На последние слова Сталин сделал особое ударение.
  - Нет, товарищ Сталин! - коротко ответил Королёв и пояснил: - То, что вырисовывается из этих свидетельств, не является творением человеческих рук и не является угрозой для СССР.
  - Спасибо, товарищ Королёв. Вы - свободны.
  Несмотря на отрицательный ответ, Сталин не стал рисковать обороноспособностью страны, а сразу же распорядился создать оружие противодействия этой неизвестной угрозе.
  Руководить этим проектом он назначил Берию. Теперь в его руках сосредоточились два стратегических проекта - атомный проект и проект по противодействию агрессии НЛО. Но у последнего проекта уровень секретности был на порядок выше.
  Из-за того, что вероятный противник оказался не определённым, проект пришлось разделить на два направления. Первое занялось разработкой химико-биологического воздействия. Второе - физического, и атомная бомба рассматривалась как аппарат возмездия.
  - По первому направлению информации мало. Есть отрывистые сведения, что сотрудники некой лаборатории разрабатывают вакцину или средство, которое безобидно для человека, но влияет нужным нам образом на те формы жизни, существование которых основано на другом метаболизме, - доложил работник секретного НИИ (2) своему коллеге, каким-то образом тесно связанному с западом.
  - Откуда такая уверенность, что метаболизм у инопланетян иной? - удивился его коллега, уже обдумывая, как всё это выгодней продать.
  Он уже придумал, что важным в его донесении станет упоминание самих инопланетян, а не всяких методов их исследования. Если США найдут своего инопланетянина, то и методы у них найдутся.
  - Вероятно, это просто предположение. Либо - это доказательство, что никаких реальных свидетельств существования инопланетян в распоряжении участников первого направления нет. И они действуют наугад, - объяснил первый.
  - Ну, пусть действуют... наугад, - усмехнулся коллега. - А по второму направлению что?
  - По второму направлению предпринято следующее, - ответил первый. - Проект первоначально ориентирован на атомный вариант воздействия. Или, возможно, в значительной части пересекается с ним.
  - То есть атомная бомба рассматривалась как универсальное оружие? - удивился второй. - Русские считают, что она способна сдержать любого агрессора? Даже инопланетного!
  - Вы правы. Есть люди, сомневающиеся в обоих этих направлениях, - ответил первый. - Поэтому активным является и третье, запасное, направление. По нему информации нет. Известно лишь то, что оно связано с экспериментами над временем. Что это значит - пояснить не могу. Но постараюсь узнать.
  В конце 1948 года советская наука ни в коем случае не стояла на месте. Результаты военного использования автоматических устройств были тщательно исследованы и обобщены.
  Математическая база в СССР всегда отличалась фундаментальностью и силой. Производственные предприятия не знали слова "не могу". Они всегда могли и были способны сделать всё, что только придумает советский конструктор.
  В этих условиях с конца 1948 года лаборатория Сергея Лебедева, сформированная на базе киевского Института электротехники АН УССР, приступила к разработке первой в СССР и континентальной Европе электронно-вычислительной машины.
  Следуя советским научным традициям, этому изделию дали имя "МЭСМ" - Малая электронная счётная машина.
  Но параллельно шла работа и в подмосковном Специальном конструкторском бюро ? 245, которым руководил Михаил Авксентьевич Лесечко. В КБ, основанном также в декабре 1948 года приказом Иосифа Сталина, шла разработка вычислительной машины общего назначения "Стрела".
  В США Говард Эйкен продолжил работу над созданием новых вычислительных машин, и в сентябре 1949 года он представил обществу "Марк III/ADEC".
  В СССР разработки в области вычислительной техники шли своими темпами, и к концу 1949 года советские учёные разработали архитектуру МЭСМ, а также принципиальные схемы её отдельных блоков.
  Вопрос о соперничестве между командами создателей вычислительных машин остро не стоял. Большинство новых разработок курсировало между государствами в открытом режиме, используя структуры научных конференций. Те государства, граждане которых понимали суть происходящего в вычислительной технике, черпали новые факты прямо из докладов или последующих публикаций.
  Но большинство стран даже не догадывалось, о чём идёт речь.
  * * *
  После бучи, поднятой Никсоном в отношении Хисса, кто-то должен был сесть. Только в этом случае разъярённое американское общество обещало успокоиться.
  Судьи справедливо решили, что раздувание дела о шпионаже сейчас не выгодно стране. Да, и к тому же, срок давности для обвинения в шпионаже истёк - с момента последнего контакта, состоявшегося между Чамберсом и Хиссом, прошло более десяти лет.
  Оказавшись в тупике, судьи вспомнили, что и Чамберс, и Хисс клялись им на одной и той же терпеливой библии. А это означало, что кто-то из этих честных граждан нарушил клятву и солгал.
  Естественно, при таком общественном ожидании "короткую спичку" вытянул Хисс, и 25 января 1950 года американский суд приговорил его к пятилетнему заключению за лжесвидетельство.

  Ненависть Маккарти

  Послевоенный Сталин непросто набрал силу и стал самостоятельной мировой фигурой. Он набрал такую силу, что СССР практически полностью вышел из-под управления мировой синагоги!
  Иосиф, прекрасно осознавая, что его кукловоды придут в ярость, всё равно пошёл на это отделение, потому что осознал, какой великой страной ему выпала честь править!
  Как умный человек, Иосиф не стал педалировать свой национальный вопрос. Он поднялся над ситуацией и всем сердцем воспринял даденную высшими силами возможность.
  Тех, кто не понял или не захотел понять существа построенной новой империи, Иосиф отправлял либо с пилами и топорами в лес "на монашество", либо сразу на небеса "на переплавку".
  Синагога рвала и метала. Она настолько взбеленилась, что даже не смогла найти в себе остатки трезвого разума и крохи благодарности за "возвращённую свою" чужую землю, которой прилепили слюнявое название Израиль.
  Ковыряясь неумелыми руками в палестинской пустыне, репатрианты вынуждено осознавали, что жить вне диаспоры им плохо - вся их немощь оказалась на виду, и не стало никакой возможность спрятаться за спину работяги и покрикивать из-за неё, утверждая, что всё это сделал "я".
  В итоге получилось странное: Гитлер по заказу пастырей сгонял паству в Палестину, а Сталин утвердил эту землю за новообразовавшимися репатриантами, а в итоге и тот, и другой стали главными врагами благодарного еврейского народа.
  И главный оплот международного иудаизма - США, - всего за пять лет до 1950 года подписавшие со Сталиным пакт Молотова - Хисса, своего подписанта бросили в тюрьму, а Советский Союз просто возненавидели.
  К 1950 году многочисленные недовольные американские граждане, по счастливой случайности происходившие из указанного стана, выработали в США систему преследования инакомыслящих в СМИ. И начался чёс: гнали всякого, кто хоть как-то был связан с СССР.
  Но развернуть американский народ в противоположном направлении было непросто. Хотя ситуация стала настолько критической, что встал вопрос об очередном маленьком холокосте - принесении жертвы. А, поскольку настоящих буйных было мало, выбор пал на хронического алкоголика, который лишь на время "вышел из штопора" и стал порядочно угоревшей душой американской нации.
  9 февраля 1950 года, после провала внешнеполитического курса демократа Трумэна, малоизвестный сенатор-республиканец от штата Висконсин Иосиф Маккарти, выдыхая остатки залипшего многолетнего перегара, принялся будоражить народ. Он выступил в городе Уилинг, затерявшемся в Западной Вирджинии, со странной для этого времени речью.
  Новоявленный обличитель набросился на государственный департамент Соединенных Штатов, который, по его мнению, был доверху заполнен - нет, не чёртиками от "белой горячки", - коммунистами!
  И началась кровавая "охота на ведьм".
  Штаты сопротивлялись не осмотрительно "завязавшему" Маккарти, как могли. Но, обладая хваткой ржавого капкана и распространяя по всей округи неприятный злобный скрежет, этот Иосиф добился своего.
  - 23 сентября 1950 года Штаты приняли закон Маккарэна "о внутренней безопасности", - попивая разбавленный кофе, прокомментировал ситуацию политический журналист. - Общество настолько взбудоражено трезвым Маккарти, что этот закон преодолел даже президентское вето! Противостоять алкогольному натиску оказалось невозможно.
  - А, между тем, Джон, этот закон американского Иосифа полностью копирует систему репрессий советского Иосифа, - ответил его коллега по имени Джек. - Только американские репрессии направлены, естественно, не против советских людей, а против американских.
  Закон сообщал об образовании нового Управления по контролю за подрывной или антиамериканской деятельностью. Это Управление должно было расследовать и обнаруживать коммунистические организации на территории США для дальнейшей расправы с ними.
  - Американская свобода слова прикусила язык, - добавил Джон, попрощался и убыл по своим делам.
  Преследования инакомыслящих в СМИ стали широкомасштабными. По опыту советского Иосифа американский Иосиф стал клепать дела в различных скоплениях народа.
  Так, летом 1950 года в промаккартистски настроенном еженедельнике "Каунтэрэттэк" был опубликован доклад о коммунистической "фильтрации" на радио и телевидении под названием "Красные каналы". В докладе сердобольные стукачи потрудились назвать 151 имя американских деятелей искусств, которым в итоге были предъявлены требования либо уйти с работы, либо признаться в прокоммунистической деятельности.
  * * *
  Американские распри с одной стороны демонстрировали, что Советский Союз не входит в число партнёрских стран США. А с другой стороны, показали, пока у себя на родине американцы сломя голову носились за "ведьмами", в СССР шли размеренные работы по формированию собственной компьютерной техники.
  В результате в 1950 году машина МЭСМ была удачно смонтирована в двухэтажном здании бывшего монастыря в Феофании, расположенном где-то под Киевом. И 6 ноября 1950 года советские математики осуществили пробный пуск этого компьютера.
  В ходе запуска удалось машинным способом решить специальную задачу - с участием второй производной координаты по времени. Важность этой задачи состояла в том, что она демонстрировала достижение возможностей МЭСМ по расчёту траектории космических аппаратов.
  Теперь у Советского Союза появилось оружие пострашней логарифмической линейки. А было ли такое у США? Вопрос...
  Ещё через два месяца, 4 января 1951 года, советские математики решили на этой же машине тоже важные, с точки зрения науки, но второстепенные, с точки зрения космоса, задачи: вычисление суммы нечётного ряда факториала числа; возведение в степень. Это всё было красиво для школьников и студентов.
  С таким запасом умений разработчики продемонстрировали МЭСМ и специальной комиссии АН СССР во главе с Мстиславом Всеволодовичем Келдышем. А присутствовавшие там же "глаза" и "уши" разведок заинтересованных стран остались недовольны - они надеялись увидеть реальные возможности советского компьютера, чтобы, превратившись в "языки", привычно слизать русские изобретения и потом выдать их за свои.
  Еще 15 января 1951 года, находясь в Киеве, Сергей Алексеевич Лебедев направил письмо в президиум Академии наук Украины. В письме он подробно описал области применения нового вида оружия - быстродействующей электронной счётной машины, или БЭСМ, как складывалась её аббревиатура.
  - В круг задач БЭСМ входят задачи в области внутриатомных процессов, реактивной техники, радиолокации, авиастроения, строительной механики и в других отраслях, - прочитал Сергей Лебедев вслух своему коллеге, помогавшему ему накануне составлять это письмо.
  - Сергей Алексеевич, давайте вставим такой абзац: "Но, пожалуй, одним из главных свойств нового оружия является то, что БЭСМ станет мозгом летательного аппарата и сможет обеспечивать активное и непрерывное изменение траектории во время полёта", - предложил помощник.
  - Прекрасно! Добавляем! - согласился Лебедев, а затем ещё более детально развил предложенную мысль: - Для реактивной артиллерии это означает, что быстрота и точность производимых вычислений уже позволяют ставить вопрос о создании устройств управления реактивными снарядами для точного поражения цели.
  - Каким же путём? - спросил помощник. - Если у меня возник такой вопрос, то и у читающих ваше письмо возникнет. Надо заранее дать ответ на него.
  - Согласен! - ответил Лебедев. - Добавляем: "Путём непрерывного решения задачи встречи в процессе полёта управляемого реактивного снаряда и внесения корректив в траекторию его полёта".
  - Вот теперь понятно, - произнёс помощник. - Значит, полёт теперь становится управляемым даже в том случае, если на борту человека нет! Для этого и нужда электронно-вычислительная машина!
  Собственно, 1951 год и следует считать началом эры Интернета. Именно тогда впервые в мире советский учёный Сергей Лебедев изложил принципы удалённой связи компьютеров и обмен ими данными. США обратятся к постановке этой задачи лишь несколько лет спустя.
  * * *
  Надо отдать ей должное, американская синагога, привыкшая поджигать страны и континенты, не потеряла преступной хватки и в сытое послевоенное время. Несмотря на то, что американцы, впервые за много лет отъевшись на заказах с фронтов Второй мировой войны, стали страдать ожирением, хорошо организованная синагога всё-таки смогла и в этот раз разжечь истерию войны в дружественных Советам США.
  Одинаковые и по-восточному чернявые журналисты, одинаково и по-восточному ненавидящие всех, кроме себя, распалили в американцах такую ненависть к советским людям, что дело стало близиться к новой войне.
  На страницах американских изданий появились подробные схемы нападения на СССР и планы нанесения ядерных ударов. Сионистский журнал "Collier's, появившийся в свет 27 октября 1951 года, опубликовал полный план развития войны США против СССР.
  Безмерно разжиревшие на оказании помощи воевавшему Советскому Союзу, янки рисовали такие схемы войны, в которых они побеждали русских и оккупировали СССР уже в наступающем 1952 году. И, надо заметить, забегая вперёд, продолжили это действо вплоть до 1960 года.
  * * *
  - Английская наиболее успешная вычислительная машина называется LEO-1 (3), - произнёс Антон, не отвлекаясь от сеанса реконструкции. - Этот компьютер интересен уже тем, что в состав команды его разработчиков входили Эдвард Ленартс и Маргарет Робертс.
  - Чем они знамениты? - удивилась Майя.
  - Первый в последствие стал одним из разработчиков общеизвестного Интернета. Вторая - превратилась в полусумасшедшего британского министра по имени Маргарет Тэтчер.
  - Понятно, - протянула девушка. - Ноги всегда растут откуда-то.
  - Работа над этим компьютером началась в 1949 году, - продолжил Антон. - Команда единомышленников получила основу для создания работающего компьютера, а также поддержку Кембриджского университета.
  Маргарет Тэтчер тогда носила фамилию Робертс. Буквально на каждом перекрёстке Маргарет заставляла случайных прохожих выслушивать её плаксивую историю о невыносимом детстве, проведённом в семье бакалейщика, и о том, что в одной из двух бакалейных лавок она и жила. Люди жалели милую девочку и помогали ей.
  Но Маргарет давно уже не нуждалась в помощи. Она умело манипулировала слушателями и доверчивыми англичанами. Рассказывая свои бакалейные байки, она мило забывала упомянуть о том, что в период с 1945 по 1946 год её отец-бакалейщик являлся мэром Грэнтема. Только в 1950 году он ушёл на покой, когда складывать фунты уже стало некуда.
  - Свою любимую дочь Маргарет бакалейный мэр умело устроил в Оксфордский университет, - произнёс Антон, подняв вверх указательный палец. - Причём не за свой счёт, а за счёт университета. Который за ранее оказанную мэром услугу теперь выплачивал его дочери стипендию.
  - Примитивная коррупция, - прокомментировала Майя.
  - Не совсем, - возразил Антон. - В Оксфорде Маргарет занималась как раз теми самыми ртутными трубками и рентгеноструктурным анализом. Но это была не единственная её деятельность в стенах уважаемого университета.
  Главным, что осуществляла ушлая химичка, было то, что Маргарет Робертс уже в 1946 году, то есть когда её отец был ещё мэром, стала председателем Ассоциации Консервативной партии Оксфордского университета. В 1948 году Маргарет уже участвовала на политической конференции в качестве представителя Консервативной ассоциации выпускников университета. А в январе 1951 года Маргарет была избрана кандидатом и включена в избирательный список кандидатов от Консервативной партии.
  - Получается, что всё было спланировано? - спросила Майя. - Только при сращивании капитала и политики в те годы мог появиться продукт? Ведь Маргарет уже не была учёным, она была политиком.
  - Да. И такой член команде разработчиков LEO-1 был, безусловно, очень необходим, - согласился Антон. - Это были не только связи с руководством стремительно пошедшего на контакт Кембриджского университета, но и связи по финансовой части. Теперь не нужно было ломать голову и искать пути оплаты услуг лоббистов - всё уже было налажено матёрыми "бакалейщиками".
  При такой поддержке 17 ноября 1951 года компьютер LEO-1 выполнил своё первое коммерческое приложение. Машина предназначалась для расчёта цен, но затем её роль расширили до расчёта зарплаты сотрудников, учёта товаров и других задач.
  Никаких космических амбиций у LEO-1 не было.
  * * *
  Тем временем, народ СССР, всего шесть лет назад победивший Гитлера, не знал, что теперь с ним воюют США.
  Советский народ мощными темпами создавал свою вычислительную технику, понимая, что она уже в самое ближайшее время станет главным орудием на пути достижения государственного успеха.
  Не обращавшие на истерию США никакого внимания, советские руководители всё же подложили некошерную свинью американским раввинам. Точно на рождество Христово, то есть 25 декабря 1951 года, после успешного проведения испытаний Советский Союз приступил к регулярной эксплуатации машины МЭСМ (4).
  МЭСМ находилась в Киеве, а под Москвой в этом же месяце запустили другую "Автоматическую цифровую вычислительную машину" - М-1. Советское государство применяло эту машину не для расчёта роста цен, а для решения задач ядерных исследований в институте Курчатова.
  Эхо волны гнусавого негодования докатилось и до ушей Сталина.
  Разведка докладывала, что поток мигрантов, приезжавших под разными предлогами в СССР, позволял США проводить в Советах свою разрушительную линию.
  - Большинство шпионов пользуется каналами журналистики и науки, - сообщали докладные записки. - И, если засланные "учёные" опасны на предмет воровства и саботажа, то "журналисты" несут более серьёзную опасность. Они имеют допуск к средствам массовой информации, через которые могут транслировать самые негативные вбросы.
  На появление советского компьютера МЭСМ Штаты ответили психической активностью своих агентов. В очаге американского влияния в России - "Литературной газете" - за поручение взялись со всей своей продажной ответственностью.
  И уже утром 5-го апреля 1952 года откровенно слабый журналист с откровенно "избранной" фамилией Ярошевский, взяв свежий номер "Литгазеты" и явно выпендриваясь перед коллегами, вслух дочитывал свой обличительный пасквиль:
  - В судорожных попытках реализовать свои агрессивные замыслы американский империализм бросает на карту всё - бомбы, чумных блох и философствующих невежд. Усилиями последних и сфабрикована кибернетика - лжетеория, предельно враждебная народу и науке.
  Космополитические товарищи рукоплескали убийце кибернетики. И было совершенно не понятно, как всего за семь лет эти людишки докатились до того, что плевали на патриотические интересы своего государства? И плевали не только сиюминутно, но и на века.
  Крикливо обернув истоки кибернетики в фольгу американского империализма, ярошевские настойчиво вбивали в головы обывателей очередную историческую фальсификацию. По их писулькам получалось, что Советский Союз, уже обладающий своими вычислительными машинами, получил эти технологии от США, у которых таких машин не было.
  Главный редактор "Литгазеты", Кирилл (5) Симонов смотрел на заразившуюся американизмом часть диаспоры и близоруко не понимал сложившейся ситуации. У него никак не получалось охватить проблему, с одного конца которой двадцать миллионов советских людей, погибших за Родину, а с другого конца кучка горластых и безмозглых идиотов, воющих о космополитизме на ещё не поросших многолетними травами могилах.
  - Кибернетика - "наука" мракобесов, - дочитал Ярошевский и в чувстве переполняющей гордости выпучил глаза.
  "Зачем я пошёл у них на поводу? - вздохнул Симонов. - Всё равно не разбираюсь ни в физике, ни в математике. А вдруг кибернетика - это то, что сейчас нужно для СССР?"
  Талантливый писатель, Кирилл Симонов, как и Иван Ефремов, всегда подбирал жён на ступеньках синагоги. И эта стратегия с одной стороны, принесла ему возможность массово публиковаться и стать-таки писателем, а с другой - попасть в сети жены-космополитки.
  Пока писатель раздумывал над последствиями своего безответствия, советские математики получили изрядный пинок в спину, отчего настроение гоняться с США в области создания вычислительных машин заметно поубавилось.
  В Штаты полетели доносы, что, мол, советский научный корпус деморализован усилиями выдающихся журналистов и писателей. И затем в документе пестрели имена особо отличившихся. Среди них по какой-то уже установившейся традиции не было ни одного русского.
  * * *
  - Успешная антисоветская деятельность, осуществляемая космополитами в СССР, вселила новую уверенность в американских заказчиков, - прокомментировал Антон. - Уже в июне 1952 года маккартистами был принят билль Маккарэна - Уолтера. Он ограничивал миграцию.
  - И что? - удивилась Майя. - Маккартисты всерьёз считали, что собственные необразованные силы и те учёные, которые были захвачены в качестве военных трофеев в Германии и некоторых других странах, смогут обеспечить США победу в любой научной гонке?
  - Наверное, так и считали, - пожал плечами Антон. - Потому что ничего не смыслящий в созидательной деятельности генерал Эйзенхауэр сильно сблизился с Маккарти на почве карательных действий. Причём настолько сильно, что головы неугодных учёных полетели с плеч американского общества. Постепенно все усилия по интегрированию трофейных учёных в американское общество сошли на нет.
  Более того, маккартизм был уже на грани того, чтобы стать официальным государственным курсом страны. Ещё в ходе своей предвыборной кампании президент Эйзенхауэр заявлял, что он поддерживает усилия, предпринятые сенатором Маккарти по "очистке правительства от коммунистов".
  - Да, это было простое заигрывание с республиканцами! - улыбнулась Майя.
  - Нет. Не было, - возразил Антон. - Проблема борьбы с коммунистами находилась в гораздо более глубоких пластах государственного строительства. Не все её понимали. Точнее, не понимали почти все.
  - Для чего всё это делалось?
  - Суть маккартизма этого периода в стратегии Эйзенхауэра сводилась к следующему. Нужно было любыми средствами разъединить общества, уже начавшие сливаться, - коммунистическое советское и капиталистическое американское, - ответил Антон. - В противном случае, ни о какой секретности в области стратегических военных программ не могло быть и речи.
  Главной целью на данном этапе была сфера вычислительных машин. Она становилась не только новым мощным экономическим рынком, но и выводила военных на новые рубежи понимания современного оружия. В таких условиях разведка и секретность становились главными условиями достижения успеха.
  Но простым людям это было объяснять ни к чему.
  * * *
  Осенью того же, 1952, года в СССР завершили разработку компьютера, который по принятому на тот момент правилу назвали "Быстродействующая электронно-счётная машина". Детищу дали аббревиатуру БЭСМ и первый порядковый номер.
  Эта серия советских электронных вычислительных машин общего назначения предназначалась для решения широкого круга задач.
  Разработка Института точной механики и вычислительной техники (6) АН СССР была построена на 5000 электронных ламп и имела быстродействие 8 - 10 тысяч операций в одну секунду.
  - Система представления чисел в машине - двоичная с учётом порядков, - докладчик деловито представил аппарат высокой советской комиссии; потом посмотрел и понял, что сказанные слова не для всех членов комиссии оказались понятными; осознав свою ошибку, докладчик пояснил: - То есть в форме чисел с плавающей запятой. Количество разрядов для кода числа - 39. Цифровая часть числа - 32 разряда; знак числа - 1; порядок числа - 5 разрядов; знак порядка - 1 разряд. Диапазон чисел, с которыми оперирует машина, примерно от 10-9 до 10+9.
  - Какова точность вычислений? - прозвучал серьёзный вопрос комиссии.
  - Точность вычислений примерно 9 десятичных знаков, - не спасовал докладчик и продолжил: - Система команд - трёхадресная. Код операции - 6 разрядов; коды адресов - 3 указателя по 11 разрядов каждый, что позволяло адресовать 2048 ячеек памяти для операндов и результата. Регистры общего назначения отсутствуют.
  Со стороны казалось, что человек несёт какую-то тарабарщину или, на худой конец, неизвестно с кем и непонятно на каком языке общается в ожидании специальных санитаров. Однако специалисты, знавшие этот "инопланетный" язык, понимали, что машина имеет параллельное 39-разрядное АЛУ с плавающей запятой. В систему её команд входят 9 арифметических операций, 8 операций передач кодов, 6 логических операций, 9 операций управления.
  - Машина имеет общее поле памяти для команд и данных. Оно состоит из 2047 39-разрядных ячеек, - продолжал изъясняться ребусами докладчик. - Ячейка с номером 0 всегда возвращает машинный нуль. Специальный бит в поле кода команд позволял отключить нормализацию с плавающей точкой и выполнять адресную арифметику.
  Как потом признались друг другу американские шпионы, присутствовавшие на этой "презентации", работать в таких условиях им ещё никогда не приходилось. И так трудности с русским языком оставляли довольно крупные дыры в американском понимании докладчика. А тут ещё и специальные термины, которые в мире знали-то всего два-три десятка человек.
  Приходилось полагаться только на свойства своей памяти и буквально слёту заучивать сказанное докладчиком наизусть. Потом, когда услышанное было уже упаковано в донесения и отправлено в США на дешифровку, некоторые американские шпионы потратили много времени, чтобы самостоятельно вникнуть в значения заученных ранее фраз.
  - Основное, - заканчивал в другом кабинете свой доклад главный конструктор БЭСМ-1 Сергей Алексеевич Лебедев. - Заключается в том, что эта машина позволяет учёным СССР производить расчёты сложных траекторий полёта, будь это снаряды или самолёты, и будь это космические летательные средства. Если на Земле можно откорректировать стрельбы и полёты, то космос ошибок не простит. Нужно будет сначала всё точно обсчитать и только затем отправлять космические корабли в полёт.
  - Можем ли мы подготовить результаты для космического полёта так, чтобы нужные из них добавлять к следующей задаче? - спросил сотрудник военного ведомства.
  - Да. Для этих целей есть внешняя память, - ответил Лебедев. - Она организована на магнитных барабанах.
  - Какова её ёмкость?
  - Два барабана по 5120 слов, - ответил Лебедев. - Есть ещё магнитные ленты. Четыре ленты по 30 000 слов. И это притом, что скорость обмена с барабаном составляет 800 чисел в секунду, а скорость записи-считывания с ленты - 400 чисел в секунду.
  - Прекрасно, Сергей Алексеевич! - одобрительно закивал головой офицер. - Последний вопрос касается ввода и вывода.
  - Первоначальный ввод программы и исходных данных осуществляется с перфоленты со скоростью 20 кодов в секунду, - добавил Лебедев. - Печать результата осуществляется на бумагу со скоростью до 20 чисел в секунду.
  Коллеги по вычислительной технике, работавшие в подмосковном Специальном конструкторском бюро ? 245, под руководством Базилевского выпустили семь цифровых вычислительных машин общего назначения "Стрела". Это была первая промышленная ЭВМ.
  * * *
  Изгнанный из IBM Говард Эйкен продолжил работу над созданием новых вычислительных машин. В 1952 году появилось его очередное детище - большой калькулятор по имени "Марк IV".
  Фирма IBM, изгнавшая зазнавшегося Эйкена, в том же году выпустила свой первый большой компьютер. Он был устроен на лампах памяти. Это была коммерческая американская машина IBM 701. Её поставки начались уже в декабре 1952 года.
  В машине в качестве памяти использовались не ртутные линии задержки, а запоминающие электронно-лучевые трубки. Это позволило ускорить считывание. Процессор IBM 701 отличался быстродействием: мог в секунду выполнять почти 17 тысяч сложений и вычитаний. Накопитель IBM на магнитной ленте на 8 миллионов байт тоже был очень хорошим.
  Таким образом, к началу 1953 года СССР и США подошли с новыми серьёзными техническими достижениями. И той, и другой стране удалось освоить производство вычислительной техники, которая достигла примерно одинакового уровня.
  Различия были, на первый взгляд, несущественными. Американские образцы были направлены на решение коммерческих проблем и стремились занять свою нишу среди товаров широкого пользования. Советские машины создавались лишь с одной целью - достичь высоких показателей в произведении расчётов. А на коммерческую сторону проблемы Советскому Союзу было, откровенно говоря, наплевать.

  Примечания по главе 3:

  1. С 4 по 11 февраля 1945 года.
  2. Научно Исследовательский Институт.
  3. Lyons Electronic Office.
  4. Малая электронная счётная машина.
  5. Псевдоним - Константин Симонов; дан по библейской традиции.
  6. Аббревиатура - ИТМ и ВТ.
  

  Глава 4. Каинада

  Эпиграф:

  "Малейшая боль в мизинце тревожит нас больше, чем убийство миллионов наших ближних", - Уильям Гэзлитт
  
  "Каждый убийца, вероятно, чей то хороший знакомый", - Агата Кристи
  
  "Покажи мне свои лекарства, и я скажу, чем ты болеешь", - современная мудрость
  

  НЛОизация Эйзенхауэра

  Эпиграф:

  "Его программа была - создание такого государственного буржуазного строя, который был бы угоден Эйзенхауэрам, Черчиллям и Тито... Со смертью товарища Сталина он начал форсировать события. В этих целях, чтобы возвысить себя, своё имя, Берия начал чернить имя товарища Сталина", - Иван Тевосян, министр чёрной металлургии СССР
  
  - Сообщения о подобных инцидентах убеждают нас в том, что происходит нечто, требующее принятия немедленных мер, - шеф ЦРУ Маршалл Чедвелл (1) продиктовал окончательный вариант фразы, заранее придуманной совместными усилиями.
  Затем он внимательно посмотрел свои записи. В них помечалось, что надо сделать упор на безопасность, в противном случае сообщение об объектах вызовет интерес населения. Этого допускать нельзя - люди должны сразу же испугаться 'пришельцев', и этот испуг должен быть незыблем.
  - Вблизи важных оборонительных пунктов США наблюдаются объекты, - продолжил Чедвелл и снова сверился с записками.
  В них настойчиво предлагалось не приписывать принадлежность объектов какой-либо известной стороне конфликта или возможного конфликта; нужно было создать впечатление некоего мирового страха - чтобы это было за гранью обычных людей и их обычного понимания.
  - Неустановленной принадлежности, - закончил он фразу. - Перемещающиеся на большой высоте с огромной скоростью, причём эти объекты заведомо не относятся к известным нам типам летательных аппаратов, а сами происшествия не могут быть объяснены природными явлениями.
  Через пару секунд машинистка ответила 'готово' и положила лист с текстом перед Чедвеллом. Он всё ещё раз проверил и коротко приказал:
  - Публикуйте.
  Утром, 2 декабря 1952 года появился меморандум ЦРУ, содержащий эти установки.
  Меморандум был первым шагом, или пробным 'шаром', в проекте 'Свидетель (2)'. Организационному оформлению этого проекта предшествовала умело поднятая 'волна' наблюдений НЛО, захлестнувшая США в 1952 году.
  Подготавливая эту волну и консультируясь с психоаналитиками, американские власти приняли на вооружение установки, ставшие к началу 50-х традиционным для американского общества.
  - Главными являются два фактора, - принялся зачитывать свой доклад доктор Камерон. - Первый - социальный. Он сложился в силу того, что американское общество 'чудом' смогло пережить экономический упадок начала 40-х, и теперь, в начале 50-х, наше общество уже может себе позволить питаться вдоволь.
  - В чём же здесь проблема? - не понял Чедвелл.
  - Проблема в том, что рассудок американцев преподносит это, как некую благодать, спустившуюся на них в ответ за заслугу перед богом, - сухо ответил Камерон.
  - Хорошо! - отреагировал Чедвелл. - Продолжайте.
  - В силу этого к 1952 году почти все американцы стали находиться в пограничном состоянии.
  Чедвел вопросительно поднял брови.
  - Надо сказать, что психоаналитики впервые столкнулись со столь массовым расстройством психики, - поспешил объяснить феномен доктор Камерон. - Психоаналитикам пришлось вводить в научный оборот новый термин - 'пограничное состояние'. Кстати, доктор Роберт Найт (3) уже готовит статью по этому поводу, и в 1953 году она будет опубликована. О втором факторе доложит доктор Шнайдер.
  Курт Шнайдер был из тех психиатров, которых феномен НЛО сразу же заинтересовал в профессиональном плане. Он исследовал многочисленных очевидцев НЛО и свидетелей контактов, и это позволило ему сформировать весьма объёмную область научных данных в сфере изучения заболевания.
  - Вторым фактором стала массовая шизофрения, охватившая США, - жёстко начал доктор Шнайдер. - В числе причин мы можем назвать проблемы метисации, а также проблемы наследственности, особенно по линии ашкеназских переселенцев.
  - В чём же проявляется ваша шизофрения? - съязвил Чедвелл.
  - При таких патологиях наиболее частыми являются слуховые галлюцинации, фантастический бред, в том числе и бред воздействия со стороны внешних сил. Больные испытывают безволие, расстройства мышления, восприятия, внимания и другие расстройства.
  - А как же неоднократные контакты с инопланетянами? - удивился Чедвелл.
  - В том-то и дело, что наиболее характерным симптом шизофрении являются частые или длительные, иногда на протяжении многих лет, галлюцинации.
  - Хорошо! Мистер Шнайдер, добивайте! - выдохнул Чедвелл.
  - К числу главных симптомов следует также отнести ещё ряд признаков. У больного возникает вера в то, что его мысли воруются кем-то прямо из головы, либо намеренно вкладываются в неё. Этим объясняются многочисленные 'телепатические' связи. Также больной ощущает 'звучание собственных мыслей', иногда ему кажется, что содержание его мыслей становится доступно и другим людям. Больной слышит голоса, комментирующие его мысли и его поступки, а иногда и голоса, разговаривающие между собой.
  - Таким образом, феномен НЛО определён состоянием психики американского народа в данный период его истории, - сделал результирующий вывод доктор Камерон.
  - И вы предлагаете правительству США объявить на всю страну, что никаких НЛО не существует? И что это просто американцы сошли с ума? - еле сдерживаясь, чтобы не сорваться, прорычал Чедвелл. - Вы отдаёте себе отчёт в своих умозаключениях?
  - Мистер Чедвелл, - сухо ответил Шнайдер. - Мы - учёные. Мы вам изложили причины и сделали научные выводы. Мы не занимаемся политикой.
  - А я занимаюсь! - прервал его Чедвелл.
  Он резко замолчал, явно борясь с внутренней бурей эмоций, и после нескольких секунд молчания уже более спокойно продолжил:
  - Что вы предлагаете?
  - Есть основания полагать, что эта волна носит временный характер, - произнёс Камерон. - Лет через двадцать поколения сменятся, и процент шизофрении войдёт в привычный диапазон значений. Нужно в эти двадцать лет занять больных какой-либо безопасной идеей.
  - Вы в своём уме! - как-то апатично удивился Чедвелл. - Подыгрывать больным? С ними заодно устроить из США тотальный сумасшедший дом?
  - Если об этом никто не будет знать, то через двадцать лет всё успокоится, - возразил Камерон.
  - Кроме этого, под предлогом снятия свидетельств очевидцев, врачи получат доступ к особенно больным людям и смогут им, не афишируя это, помочь, - добавил доктор Шнайдер (4). - Это тоже снизит количество больных.
  В конце концов, психологи и медицинские работники выбрали правильную нишу для культивирования тотального страха.
  После того, как основная концепция борьбы с американской шизофренией была выработана, ЦРУ запустило проект 'Маджестик-12'. Он осуществлялся, как подпроект, вложенный в проект 'Свидетель', и, как вложение, подлежал полному контролю со стороны последнего.
  Тотальная шизофрения Штатов была взята под тотальный контроль.
  В 9:30 утра 14 января 1953 года в Пентагоне открылось Научно-консультативное совещание по неопознанным летающим объектам. Мероприятие было организовано ЦРУ, председательствовал профессор Говард Робертсон (5). Присутствовал представитель ВВС США начальник проекта 'Синяя книга' Эдвард Руппельт, профессор Аллен Хайнек, член 'Маджестик-12' доктор Ллойд Беркнер.
  - Официальная часть должна касаться только вопросов НЛО, - напутствовал председателя Маршалл Чедвелл. - Это сообщения о НЛО, их статистический анализ, проверка обстоятельств контактов лётчиков и военных с НЛО, анализ свидетельств. Надо выяснить, действительно ли НЛО представляют собой неизвестное науке явление? Или, может, случаи наблюдения 'летающих тарелок' являются неверным опознанием атмосферных или астрономических явлений?
  * * *
  - '14 октября 1890 в семье ашкеназских евреев Давида Эйзенхауэра и Айды Стровер родился зверь'. Нет, ну, это, конечно, грубо, - прокомментировал прочтённую строчку журналист Джон Филби; он принялся читать биографию Эйзенхауэра, написанную для очередной статьи, его коллегой Джеком Маскером: - 'Его назвали Айк, а записали - Дуайт. Терпящая всякую ложь бумага рассыпается трухой вранья: в доме Эйзенхауэров всегда царила дисциплина и порядок; с утра и перед сном семья собиралась на первом этаже, и каждый читал главу из библии; Эйзенхауэры были пацифистами, ярыми противниками войны'. Ну, что ж? Сильно!
  Джон Филби в знак одобрения покачал головой и принялся читать дальше:
  - 'Но страницы истории лгать не могут. Дуайт - не был пацифистом. Он всегда стремился к изучению военного дела. Его отец приносил ему книги описывающие битвы Наполеона, Ганнибала и других кровожадных полководцев. Когда он в 1911 году поступил учиться в военную академию, мать не стала его отговаривать. Они были свидетелями Иеговы; вот Иегова и приказал...'.
  - Может, она действительно не знала? - произнёс Филби.
  - Мать? Не знала о чудачествах сына? - улыбнулся Джек. - Не смешите!
  - Хорошо, - согласился Джон и стал читать дальше: - 'Полностью этот зверь раскрылся в марте 1945-го года. Эйзенхауэр застроил всю Западную Европу лагерями смерти. Он наплевал на Женевскую конвенцию и уморил голодом и болезнями более одного миллиона немцев. Это был геноцид, который американские евреи устроили немцам'.
  Джон поднял на коллегу глаза:
  - А я и не знал этого! Получается, что Эйзенхауэр действительно зверь?
  - Получает, - признался Джек. - Я и сам обалдел, когда узнал такое. Но хуже всего, что народ США, обманутый нашими политиками, проголосовал за этого мерзавца.
  Именно такое существо американцы мечтали поставить во главе НАТО, и 18 декабря 1950 года президент Трумэн по телефону самолично назначил Эйзенхауэра руководителем этой структуры.
  В первый раз Смерть постучалась к Айку в 1949 году: у него случился приступ болезни Крона и одновременно первый инфаркт. Как и положено выходцу из набожной семьи, Эйзенхауэр солгал перед всем американским народом. Айк сказал нации, что он здоров. Но перед вступлением на высший государственный пост у Эйзенхауэра вновь случился сердечный приступ.
  Смерть настойчиво стремилась убрать этого зверя из жизни человечества планеты Земля...
  * * *
  В заключительный день Совещания, 18 января 1953 года, было принято решение. Оно учитывало не только ситуацию в целом, но и пожелания ЦРУ, а также инаугурацию нового президента США, которая должна была состояться всего через два дня. Пришлось учесть и личное отношение Эйзенхауэра как к проблеме НЛО, так и к проблеме его собственного здоровья.
  - Надо отказаться от Программы воспитания населения, - сообщил один из участников Совещания. - Программа будет осуществляться при участии всех правительственных учреждений. Она преследует две главные цели - 'обучать и превращать в банальность'.
  - Что значат ваши последние слова? - спросил один из участников.
  - 'Превращать в банальность' означает следующее, - ответил первый. - Участники программы проведут комплекс мероприятий, направленных на снижение интереса общественности к летающим 'тарелкам'.
  Секретная часть Совещания не была озвучена. Но она отнюдь не исчезла в омутах истории. И эта секретная часть - она в некотором смысле параллельна официальной. Но есть и специфические различия.
  Итак, накануне своего избрания Эйзенхауэр секретным распоряжением NSC 5411 создал другую секретную группу - исследовательскую группу. Её основной задачей стала проверка всех фактов, доказательств, лжи и измышлений для вскрытия правды по вопросу об инопланетянах.
  Если бы кто узнал о том, что Эйзенхауэр лично встречался с инопланетянами, то ни за что бы не поверил в то, что ему всё ещё требуются новые доказательства. Но об этом пока никто не знал. Психоаналитики тоже всё ещё работали в стране, и Эйзенхауэр не хотел наступить на обвинение в шизофрении.
  Первые несколько заседаний этой группы состоялись в том же 1954 же году. Операциям было присвоено кодовое название 'Совещания Квантико', поскольку они проходили на базе ВМС в Квантико.
  - Исследовательская группа состоит из тридцати пяти человек - членов Совета по внешним связям (6), - отчитался офицер службы безопасности. - Её директором на первые восемнадцать месяцев назначен доктор Збигнев Бжезинский.
  Лишь в 1955 году его на этом посту сменил Генри Киссинджер, директорствуя следующие восемнадцать месяцев.
  - Основной целью нашей группы, - сделал паузу Бжезинский и внимательно осмотрел собравшихся в конференц-зале членов группы. - Держать в неведении общественность и Конгресс. Они ничего не должны знать о существовании инопланетян. Естественно, это делается из лучших побуждений. Если мы не договоримся с инопланетянами, то избежим ненужной шумихи и паники. Если же договоримся - то полученные нами от инопланетян технологии сможем представить американскому народу и Конгрессу.
  Секретным распоряжением президента NSC 5412/1 Эйзенхауэр создал также постоянный комитет, который и назвали Маджестик-12 (7). В задачу этого комитета входил надзор и координация всех секретных акций, связанных с проблемой пришельцев. Иными словами, контроль пришельцев.
  Руководство Маджестик-12 было создано по библейской системе тайных обществ. В основу этой группы были положены братские масонские связи выпускников американских университетов. Они называли себя 'Общество Джейсона' (8) или 'Ученики Джейсона' (9) и вербовали не наигравшихся в масонство устойчивых шизофреников из рядов братств 'Череп и кости' (10) и 'Свиток и ключи' (11). Эти объединения действовали в Гарвардском и Йельском университетах.
  Но главное, что все эти секретные и очень секретные группы были полностью в руках фашиствующего генерала Эйзенхауэра. И, самое главное, что через эти же группы он держал в узде настоящих сумасбродных политиков типа Бжезинского. А также начинающих сумасбродных политиков, которые стали терять рассудок ещё в университетское время, но вместо потерянного рассудка обладали либо высоким происхождением, либо огромной суммой денежных средств.
  * * *
  20 января 1953 года состоялась инаугурация 34-го президента США. Местная синагога не позволяла себе пропускать президентские назначения, и к власти в этой стране пришёл Дуайт Давид Эйзенхауэр (12).
  Генерал не отличался ни мудростью, ни скромностью. Он открыто издевался над избравшими его американцами:
  - Я никогда не обучался политике. Я пришёл в неё со стороны - на самую вершину.
  И эта 'сторона', откуда пришёл Дуайт сын Давида, оказалась представлена госсекретарём США Джоном Даллесом и директором ЦРУ Алленом Даллесом - двоюродными братьями Рокфеллеров, людьми, которые в своё время привели к власти Гитлера, а сейчас вернули Соединённым штатам, с религиозной точки зрения, нейтральное еврейское управление.
  Лживый до воспалённого мозга костей Эйзенхауэр, создавая себе ареол библейской святости, на первом же заседании правительства заявил:
  - Если кто-либо будет претендовать на должность, ссылаясь на то, что он мой друг, - вышвырните его из кабинета.
  И в первую же неделю после своего избрания назначил Нельсона Рокфеллера председателем Консультативного комитета при президенте по вопросам правительственных организаций. Этот комитет был подчинен министерству - Департамент здравоохранения, просвещения и социального обеспечения.
  Тот самый малоизвестный Ричард Никсон, который так вовремя запустил в США 'охоту на ведьм', на предвыборной стадии был обвинён в коррупции, но в итоге всё равно оказался вице-президентом.
  - Мероприятия внутреннего характера и отношения на международной арене настолько тесно связаны, что во многих случаях неразделимы, - витиевато прокомментировал Эйзенхауэр начало 'охоты на ведьм'.
  Не мог же он открыто сказать, что всех этих 'ведьм' и его предшественнику, и ему приказали ловить Рокфеллеры. Не имея реального влияния на Сталина, они боялись экспансии Советского Союза. Подписанный при их участии восемь лет назад пакт Молотова - Хисса лишь зафиксировал границы нефтяной империи Рокфеллеров, но угрозу в виде Сталина он не убрал.
  - Кстати, это интересная мысль насчёт 'убрать', - раздался комментарий. - Если убрать угрозу, то её не станет!
  Рокфеллеры, на секунду подобрав расползшиеся от традиционного ожирения губы, переглянулись. Единодушное согласие было достигнуто без слов.
  - Надо успокоить разбушевавшегося пса, - не слишком лестное упоминание прозвучало о сенаторе Маккарти в стане Рокфеллеров. - Но без лишней торопливости, без лишней... Просто пока придержим его на поводке.
  - Теперь, когда у власти в США снова наши люди, большую пользу нам принесёт Роза, - донеслось с противоположной части стола. - И если она справится, то этот пёс будет нам больше не нужен.
  * * *
  В СССР наступивший 1953 год не застал политических волнений. Здесь люди достигали поставленную перед ними цель и не отвлекались на сколь-нибудь серьёзные социальные процессы.
  Поэтому закономерно стала дорабатываться и так уже выдающаяся машина БЭСМ-1. Её усовершенствовали и под новым названием БЭСМ-2 подготовили к производству.
  Выпуск этого аппарата стал ключевым моментом для всего российского советского космического мероприятия - на одной из БЭСМ-2 был произведён расчёт траектории ракеты, доставившей вымпел СССР на Луну. Это событие стало не только полной реабилитацией кибернетики, но и очевидным представлением того, как именно следует запускать аппараты в космос.
  В итоге в СССР приняли очень жёсткую установку: без расчёта траектории, осуществлённого на вычислительных машинах, никто никуда не полетит.
  * * *
  - Эйзенхауэр - солдат, - произнёс Рокфеллер. - Его не нужно посвящать в тонкости операции 'Свидетель'. Используем солдата вслепую. Так его реакция будет натуральней, и достоверность всего проекта от этого только выиграет.
  - Хорошо, - ответил Чедвелл.
  - Но, вы, мистер Чедвелл, план знать обязаны, - продолжил Рокфеллер. - Проект 'Маджестик-12' организован так. В его основу положен астральный миф. Он точно такой же, как и мифы всех древних народов. Американцы - народ новый, поэтому такого мифа никто из них не знает. То есть мы должны дать американскому народу новый миф - это будет новая религия! Наша религия!
  Последние слова Рокфеллер почти выкрикнул в каком-то странно-знакомом экстазе: похоже, злые языки были правы, когда мели о том, что Гитлер был сыном или племянником то ли Рокфеллера, то ли Ротшильда.
  - Но наша религия должна быть 'одета' в модные одежды, - уже более спокойно произнёс Рокфеллер.
  - Вы имеете в виду космос?
  - Да! В новой религии вместо духов и святых, вместо ангелов и демонов главные роли сыграют инопланетяне. Одни инопланетяне хорошие, другие - плохие. Посмотрите на досуге религиозные тексты и возьмите из них описания полётов и всевозможных существ. Там много чего можно почерпнуть. Есть даже космические корабли - как некоторым кажется.
  - Есть ли какие основные моменты этой,... - Чедвелл запнулся. - Религии?
  - Конечно, есть! - ответил Рокфеллер. - Всё поведение инопланетян и астронавтов описано в фантастической литературе, в том числе и в библии, Коране, Торе и других религиозных книгах. Все 'задокументированные' показания можно переписывать прямо оттуда. Описание кораблей и звездолётов - тоже. Описание жизни на чужих планетах можно тоже брать из книг фантастов - всё равно никто не проверит. И, наконец, нужно разыграть типичную полицейскую схему 'плохой-хороший'. Пусть одни прилетят со стороны полюса, а другие будут над экватором. Первые - это полярные созвездия, а последние - это знаки зодиака. И вид им соответствующий придайте.
  - Всё понятно, мистер Рокфеллер! - ответил Чедвелл.
  - Что же касается Эйзенхауэра, - задумчиво продолжил Рокфеллер. - Его надо ввести в лоно Церкви, чтобы верующие видели, что президент с ними на одной волне.
  - Но, как это сделать? - удивился Чедвелл. - Ведь надо, чтобы акт был публичным. Мы не можем ему провести обрезание - это не покажешь по телевидению.
  - Ну, тогда крестите его! - ответил Рокфеллер. - Подумаешь! Еврейства от этого не убавится, а политические дивиденды получатся громадными.
  * * *
  На достижения Советского Союза в области технологий и фундаментальных наук США ответили симметричным поднятием религиозных настроений: президент Эйзенхауэр крестился 1 февраля 1953 года в Пресвитерианской церкви.
  - Это единственный известный в истории случай, когда действующий президент прошёл обряд крещения, - удивился репортер одной из центральных газет.
  - И как отчётливо это подчёркивает тот фарс, что Эйзенхауэр происходит, якобы, из набожной семьи! - плюнул себе под ноги его оппонент. - Этот безбожник! Он только рядится в одежды святого.
  Для себя самого Дуайт стал верующим только после резкого ухудшения здоровья. Это вовсе не было его политическим стремлением. С другой стороны, его мучили вопросы об НЛО, которые он сам себе и задавал, но не получал на них ответа. Иной раз спор между голосами, засевшими в его голове, достигал такого накала, что Эйзенхауэру казалось, что всё на свете слышат эти крики.
  Никто, конечно, не слышал, а статистика психиатров тем временем неумолимо пополнялась зафиксированными случаями. И в объятии этих фактов совсем по-другому заиграла лукавая поговорка: 'Есть ложь. Есть наглая ложь. А есть статистика'.
  Эти случаи с каждым днём становились всё более и более многочисленными, подтверждая своей увеличивающейся статистикой все опасения медицинских работников.
  Здоровые земляне не могли найти объяснений рассказам своих друзей и считали их немного вышедшими из ума. В России такие отклонения были известны с древних времён и излечивались простым окриком: 'Ты что, белены объелся!'. Беленение (13) сносило разум и являлось побочным явлением употребления ядовитых веществ.
  В англоязычной зоне таких же людей называли однокоренным словом 'биливеры'. Они верили в свои видения и даже делали на этом некую историческую субреальность. В древности биливеры, то есть верующие, множились после употребления манны - наполненного алкоголем лишайника. А в тех странах, где росли в изобилии маки, биливеры лишались рассудка, потребляя уже этот продукт.
  Медики знали симптомы, проявляющиеся после употребления ядов и наркотических веществ. И всё бы было грамотно и по-научному...
  ...Но вот только фотокамеры упорно продолжали фиксировать этот 'бред'.
  * * *
  Адамски снова почувствовал, что в него кто-то вселился. Это было знакомое чувство, к которому он уже начал привыкать.
  Как описать его?
  В какой-то момент человек начинает чувствовать, что некая посторонняя сила как бы стягивает с его организма привычную родную личность. Затем наступает краткий миг полного опустошения.
  А после начинается обратный процесс. Словно откуда-то снаружи на тело наползает некая паутина, и она начинает проникать в каждую клеточку ранее опустошённого организма, заполняя его новым содержимым. Через некоторое время человек приходит в себя, но ощущение некой замены не покидает его.
  Когда это случилось в первый раз, Адамски сильно испугался, но голос внутри него убедил бедолагу, что ничего опасного в этом нет. Кроме этого голос объяснил, что это явление временное, и если Адамски сохранит кристалл, который откуда-то взялся у него в руке, то скоро такое состояние закончится. Ещё голос специально пояснил, что кристалл никому нельзя отдавать. Его нужно всегда держать при себе.
  Действительно, Адамски сохранил кристалл, и через день или два он почувствовал, что изменённое состояние исчезло, а вместе с ним исчез и кристалл. Это было удивительное чувство. Адамски ощущал себя так, словно он заново родился. Ему даже казалось, что за время его отсутствия - а было полное ощущение отсутствия - его собственное сознание подверглось какой-то процедуре, которая в некотором смысле положительно сказалась на его общем здоровье.
  Как это происходило - было не понятно. И было не понятно так же и то, что ничего существенного, произошедшего за день своего вынужденного отсутствия, Адамски не помнил. Только ощущал, что со стороны всё выглядело обычным.
  Но через некоторое время поведение сознания изменилось. Теперь Адамски стал замечать, что при очередном опустошении часть сознания Адамски оставалась в его теле. Затем он понял, что эта часть оставлялась кем-то или чем-то специально - для того чтобы Адамски мог запоминать и помнить всё, что с ним происходило.
  Поскольку Адамски уже привык к такому состоянию и к таким метаморфозам, то нового сеанса он ждал с нетерпением. А так как таких, как Адамски, в последние годы по какой-то причине появилось много, то можно стало обмениваться впечатлениями о своих странных состояниях и о видениях, полученных в периоды таких состояний.
  И это снова было странным - как могли происходить одни и те же видения сразу у нескольких десятков или даже сотен человек?
  Например, 9 февраля 1953 года был, в общем-то, обычный день. В небе над Вирджинией летал только воздух, а в нём птицы и некоторые облака. Однако затем, разогнав привычных обитателей неба, появилась целая флотилия неопознанных летающих объектов. И её заметили многие!
  - Эти НЛО такого же типа, какой я видел раньше, - прокомментировал Адамски, сравнивая всё ещё маячащие объекты с объектами, запечатлёнными на своей фотографии.
  - Смотрите! - запищала какая-то женщина. - Самолёты!
  Действительно, в небе появились американские военные самолёты и начали преследование НЛО. Среди населения стала назревать паника, но потом как-то всё успокоилось.
  Чрез девять дней после наблюдения НЛО в Вирджинии Адамски снова почувствовал, что процесс захвата его тела начался. Привычная комбинация операций завершилась через несколько минут, и Адамски уже понимал, его тело и его разум снова кто-то захватил. И снова ему, обворованному владельцу этого тела, коварный захватчик позволил присутствовать в качестве наблюдателя.
  Дело происходило в Лос-Анджелесе.
  К захваченному телу Адамски подошли два существа, хорошо знакомые новому владельцу тела, и стали оживлённо о чём-то беседовать с ним.
  Большинство слов было непонятно, но из некоторых теперь уже различимых фраз Адамски смог сложить слабое понимание происходящего.
  - Хам, - обратились двое к телу Адамски. - Мастер требует тебя к себе.
  Они подошли к телу Адамски и сделали странные знаки правыми руками: большой палец и мизинец были сцеплены, а три оставшихся пальца оставались прямыми.
  - Михей! Наум! - в ответ приветствовал их владелец тела Адамски, поднимая руку в ответном жесте.
  Через некоторое время троица оказалась на летающей 'тарелке', которая понеслась в сторону корабля-базы, а уже на нём вылетели в открытое космическое пространство. Пока длился перелёт, шло ленивое обсуждение новостей.
  - Как вы меня нашли? - удивился Хам. - Я же трансплантировался в совсем закрытый уровень.
  - У Мастера есть свои технологии розыска, - пояснил Михей.
  - Я думаю, что это Луна, - с благоговением предположил Наум.
  Когда они достигли обители Мастера, то разговор уже не был таким непринуждённым.
  - Хам! Община нашла тебя, и некоторым кажется, что ты пытался спрятаться от нас? - жёстко начал свою беседу Мастер.
  - Нет, Мастер, я прятался не от общины, - оправдываясь, возразил Хам. - У меня возникли проблемы с охотниками. Потребовалось на время скрыться в сети.
  - Надеемся, что это так, - подозрительно сморщил лоб Мастер. - Несмотря на проблемы, нам нужно двигаться в нашем деле. Как раз в том самом времени, где находится твой носитель, Хам, живёт наша очередная цель. Её зовут Иосиф Сталин.
  - Это что? Теперь мы убираем своих? - растерянно удивился Хам.
  - Нет, - без улыбки усмехнулся Мастер. - Это всего лишь жертва.
  Хам с пониманием пожал плечами: холокосты (14) были распространены и в прежней истории их народа. Они всегда проводились перед важными событиями. И их всегда удавалось выгодно использовать.
  - У тебя есть исполнители в том времени? - задал вопрос Мастер. - Или ты всё сделаешь сам?
  - Есть хорошие исполнители. И они обязаны мне. Их зовут Роза и Лазарь. Они собираются там остаться надолго, - доложил Хам.
  - Собираются?!.. Но такое право нужно заработать! - напомнил Мастер.
  - Вот это и есть их долг, - согласился Хам.
  - Оффа алли кор (15), - ответил Мастер и поднял свою руку в традиционном жесте.
  
  

  Ядовитая Роза

  Эпиграф:

  "Он вёл провокационную работу к буржуазному перерождению нашего строя... говорил, что Сталин и против него, Берия, шел... Он же открыто, особенно последнее время, шёл против линии партии, когда говорил, что надо изменить учение Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина", - Лазарь Каганович, член Президиума ЦК КПСС
  
  - Роза! - начал свой вопрос Лазарь, уже обжившись в реалиях 1953 года. - У тебя всё хорошо?
  - Да, всё, - ответила женщина.
  Как только брат появился на пороге её дома, она сразу же поняла, что его привёл серьёзный вопрос.
  - Давно ли ты перечитывала Тору? - спросил Каганович как бы между прочим.
  Глаза женщины расширились, но она совладала с собой: военная выучка, которой Роза подверглась с самого рождения, позволили ей взять себя в руки.
  - Я как раз собиралась ещё раз прочесть, только пока не решила, с какой книги начать, - заучено произнесла Роза отзыв. - Может, ты мне посоветуешь?
  - Прочти 'Эсфирь', - спокойно ответил Лазарь.
  А глаза женщины расширились ещё больше.
  - В предстоящую субботу у тебя будет время? - поинтересовался Лазарь.
  - Конечно, - ответила Роза.
  - Вот тогда и почитай, - почти приказал брат и попрощался.
  Статус Эсфири - это самое высокое звание, которого может достичь обычная еврейская девушка. Книгу 'Эсфирь' Роза зачитала до дыр ещё в детстве, и упорно продолжала перечитывать её в канун каждого праздника Пурим.
  Роза представляла себя царицей - любимой женой царя Артаксеркса. И уже потому, что она была женой царя, она любила этого царя. Она царствовала не из-за того, что ей нравились богатства своего мужа. Она царствовала, потому что была призвана на царствие. Это было её привычное занятие или, точнее, то, для чего она и была рождена.
  Даже в зрелости, иногда, замечтавшись, Роза как бы в шутку называла Сталина 'мой Артаксеркс'. Иосиф, каждой клеточкой своего коренастого тела впитавший Ветхий завет в иезуитской школе, делал вид, что не расслышал. Но эти оговорки ни разу не прошли мимо ушей Сталина.
  Роза Каганович с каждым прочтением упомянутой книги всё глубже сливалась с образом обожаемой героини еврейского эпоса. Став женой Иосифа, она окончательно поняла, ЧТО ей предстоит сделать.
  Только вместо Мордехая в реальности оказался её брат - Лазарь.
  Когда он намекнул сестре о необходимости реального 'прочтения' книги 'Эсфирь', Роза сразу же поняла, что момент для того, чтобы сказка стала былью, настал.
  Она встретилась с Берией, и тот передал ей небольшой сувенир, который он специально для жены Сталина выписал из США. Это был разработанный всего четыре года назад и уже ставший в США популярным яд для грызунов под названием варфарин. Безвкусный и бесцветный, у жертвы он вызывал обильные внутренние кровотечения. Но, если его зафиксировали бы советские врачи, то всегда можно было сослаться на его терапевтическую роль в качестве лекарства против свёртываемости крови.
  * * *
  Ночью 5 марта 1953 года вместе с учёными Николаем Краевским, Александром Авцином, Анатолием Струковым и лечащим профессором проводил вскрытие Иосифа Сталина патологоанатом профессор Русаков.
  Арсений Васильевич исследовал труп вождя. Он определённо зафиксировал обильное кровоизлияние. Однако наряду с этим присутствовало и отравление цианидами.
  Осознав это, профессор Русаков сник и закончил работу уже на автопилоте.
  Он понял, что обладать таким секретом ему предстоит недолго - только до того момента, пока до него не дотянутся руки Берии. А они обязательно дотянутся, потому что они уже тянутся.
  Берия умел просчитывать ходы наперёд и расставлял своих пешек там, где это могло бы ему потребоваться. Одному из коллег стало 'плохо' сразу же после того, как профессор упомянул о возможности отравления. Коллега сходил в туалет, и теперь оставалось только дождаться прибытия Берии.
  Профессор заполнил необходимые бумаги, в которых он с особой тщательностью зафиксировал насильственную смерть вождя, и отправил эти документы прямиком Берии. Свою миссию он выполнил.
  * * *
  - Билл, ты читал сегодняшний 'Лондон Иллюстрейтид Ньюз'? - Марси держал в руках 3438-й номер уважаемого и самого старого центрального английского журнала, вышедший сегодняшним утром - 14 марта 1953 года.
  - Ещё не успел, - ответил ему товарищ.
  - Посмотри, - улыбнулся Марси и протянул ему журнал. - В СССР - пурим!
  - Неужели! - удивился Билл и стал нервно листать издание.
  - 387-я страница, - подсказал Марси. - Там фото Эсфири.
  Билл моментально сориентировался. В статье журнал освещал похороны Сталина. На указанной странице располагалась фотография женщины вместе со Сталиным. Это была коротко-стриженая барышня. Она по-восточному щурилась на собеседника и при этом плотно сжимала некрасивые губы. От злоупотребления такой привычкой у неё развился прогнатизм, отдалённо напоминающий обезьяний.
  Марси прочёл подпись: 'Роза Каганович - третья жена Сталина'.
  'Без кавычек! - отметил про себя Марси. - Это значит, что она официально была третьей женой Сталина'.
  Он пролистал несколько страниц и на 399-й странице увидел ещё одно интересное фото. На нём был запечатлён Лазарь Коганович, а надпись под фотографией поясняла: 'Брат жены Сталина'.
  Марси поднял счастливые глаза на товарища и дрожащим от радости голосом проговорил:
  - Мы сделали это!
  * * *
  - Как они это сделали? - удивился Антон.
  - Я тоже пока не понимаю. Но ведь сделали, - пожала плечами Майя.
  - Сталин и врачам-то не доверял, как он мог подпустить какую-то Розу? Когда я принимал участие в реконструкции образа Сталина, то уже тогда удивился тому, что Сталин не доверял не только врачам, но и привезённым из кремлёвской аптеки лекарствам.
  - И это понятно, если учесть то, в каких условиях проходила его жизнь.
  - А в последние месяцы жизни Сталин стал ещё более осмотрительным. В том числе и по медицинской части, - добавил Антон. - Ему сообщили, что готовится покушение. Естественно, Сталин стал более недоверчивым.
  - Тогда ещё более непонятно, как они всё-таки сумели его отравить? - снова пожала плечами Майя.
  - Давай посмотрим его аптечку, - предложил юноша. - Может, там что-нибудь интересное отыщем?
  Антон быстро набрал нужный адрес и вместе с Майей перенёсся в Волынское, на Ближнюю дачу Сталина. Там они осмотрелись. Из мемуаров знали, что вождь хранил свои лекарства вместе с пистолетом в серванте, расположенном в первой комнате.
  Майя подошла к этому серванту и открыла стеклянную дверцу. Она взяла аптечку и протянула её Антону - сама открывать не решилась. Юноша принял из её рук заветный предмет и принялся рассматривать его.
  Это была реконструкция аптечки образца февраля 1953 года. В ней содержались те самые медикаменты, которые были при Сталине вплоть до самого момента его убийства.
  - Сами мы не сможем в этом разобраться, - рассматривая содержимое аптечки, произнёс Антон.
  - Я вызову специалиста отдела Истории лекарств, - предложила Майя и нажала кнопку материализации, в тот же момент в комнате появилась копия специалиста отдела Истории лекарств.
  - Левин, - представился специалист. - Что тут у вас?
  - Вот, - протянула Майя аптечку и после небольшой паузы добавила: - Мы хотим понять, что это? И для чего это?
  Левин взял аптечку и осторожно в ней покопался. Затем он сделал несколько запросов для уточнения данных по некоторым очень давно не применяющимся препаратам и, наконец, произнёс:
  - Советская власть назвала причиной смерти вождя кровоизлияние в мозг...
  - Да, - автоматически согласилась Майя.
  - Как следствие гипертонии, - закончил фразу Левин. - Однако в аптечке нет антигипертонических средств. Даже аппарата для измерения артериального давления нет. Хотя есть термометры, пипетки и даже клизма.
  - А, может, Сталин болел, но в аптечке это никак не отразилось? - предположила Майя.
  - Хорошо, - согласился с её предположением Левин. - Давай посмотрим результаты обследования Сталина.
  Он тут же оформил соответствующий запрос в Спецхран историй болезни. Через секунду поступили данные.
  - 16 сентября 1947 года Сталину 68 лет. Он обследовался перед курортными процедурами в Мацесте. Его состояние зафиксировал лечащий врач Кириллов: пульс - 74 удар в минуту, артериальное давление - 145 на 85, - вслух читал Левин. - А после курортного отдыха у вождя тоже сняли показатели. Это состоялось 29 сентября 1947 года. Показатели у вождя зафиксировал тот же Кириллов: пульс - 68 ударов в минуту, а кровяное давление - 135 на 75.
  - И что это значит? - спросил Антон, уже подозревая, что эти показатели характерны, скорее, для здорового человека.
  - Совершенно здоровый человек! - подтвердил его догадки Левин.
  - Но, может, в последующие годы у него здоровье резко ухудшилось? - снова пожала плечами Майя.
  - Давай посмотрим. Вот 4 сентября 1950 года Сталину 71 год, - сказал Левин. - Пульс до ванной - 74 удар в минуту, и кровяное давление - 140 на 80. А после ванной пульс стал 68 удар в минуту, а давление - 138 на 75. И подписал эти показатели всё тот же врач Кириллов.
  - То есть никаких изменений! - удивилась Майя.
  - И вот, наконец, 9 января 1952 года, когда Сталину было уже 73 года, его пульс составлял 70 ударов в минуту, а кровяное давление - 140 на 80, - Левин прочитал все данные, которые были ему присланы из Спецхрана. - Теперь понятно, почему в аптечке вождя нет лекарств, связанных с повышенным давлением - повышенного давления не было.
  - Но тогда как же они его всё-таки отравили? - удивилась Майя и, обращаясь к вызванному специалисту, произнесла: - Левин, давай ещё посмотрим содержимое аптечки.
  - Вот сода, - начал повторный осмотр Левин. - Скорее всего, от изжоги. Вот препараты дисульфан, капли Иноземцева, салол, сульфазол, сульфатиазол. Вот черника, она использовалась при поносе и расстройстве желудка. А вот касторка, пурген и упоминавшаяся нами сернокислая магнезия - это слабительные.
  - Получается, что больше всего вождя беспокоили проблемы с желудочно-кишечной сферой? - удивился Антон и добавил: - При его образе жизни это вполне понятно.
  - Диагноз 'диарея' подтверждён историей болезни Сталина, - подтвердил Левин.
  - Ну, допустим, - согласилась Майя. - Поскольку у Сталина было зафиксировано кровоизлияние, а объективных причин для этого не было, значит, причины возникли?
  - Эти причины возникли за счёт применения варфарина, - произнёс Левин, покопавшись в своём справочнике. - Главный эффект - обильное внутреннее кровотечение. А также диарея и даже экзема.
  - Так вот почему у Сталина в аптечке и были медикаменты, связанные с поносом! - воскликнул Антон. - Его травили, а организм вождя отзывался диареей.
  - А вот и лекарства против экземы! - задумчиво произнёс Левин. - Вот хинин - он усиливает воздействие варфарина.
  - Как всё удачно складывается! - улыбнулась Майя.
  - Конечно, удачно! - ответил Левин. - А если ещё учесть, что Сталин был азиатом, а азиаты генетически ещё более восприимчивы к воздействию варфарина, то ситуация становится совсем прозрачной. Здесь даже клизма является орудием убийства.
  - Это как? - удивился Антон.
  - Очень просто. Любое уменьшение количества нормальной бактериальной флоры в кишечнике - при том же поносе или при использовании клизмы - тоже усиливает воздействие яда.
  Антон и Майя поблагодарили специалиста. Левин сразу же отключился, а они продолжили осматривать дачу Сталина.
  - Поскольку этот препарат только недавно был изобретён в США, то в СССР о нём ещё ничего не знали, - предположил Антон.
  - Кроме некоторых врачей, которые по линии Кагановича или Берии могли получить яд из-за границы, - согласилась Майя.
  * * *
  Профессор Русаков, вскрывавший Сталина, был прав: уже через три дня его убили.
  

  НЛО - в массы!

  В том же 1953 году апрельское солнце тоже не отличалось стабильностью рассудка. Можно было подумать, что оно тоскует по советскому лидеру.
  Чернявый юноша почувствовал, как его тело перестаёт исполнять двигательные команды, посылаемые его собственным мозгом. Как будто кто-то другой стал руководить его телом.
  - Дино Краспедон? - спросил его высокий светловолосый юноша, ростом более 180 сантиметров.
  - Да, - едва смог произнести чернявый юноша.
  - Вы подозреваетесь в том, что являетесь носителем инопланетного преступника, - сообщил ему высокий юноша. - Мы обязаны вас задержать, доставить на базу и обследовать. Если в вас нет инородного существа, то мы вернём вас к нормальной жизни.
  После этого на транспортной 'тарелке' арестованный и его спутник отправились к Ганимеду, спутнику Юпитера. Там Дино Краспедона обследовали такие же высокие инопланетяне. А затем на той же 'тарелке' вернули на Землю. Больше никаких разговоров не было.
  Как только Краспедона высадили, и 'тарелка' улетела, появился другой космический аппарат. Но из него показались низкорослые существа с тёмно-коричневой кожей.
  Дино не успел даже придти в себя, они подошли к нему и стали обсуждать ситуацию.
  - Чистый носитель! - порадовался один из них. - Его только что проверили, поэтому повторная проверка маловероятна.
  - Марк, ты хочешь забрать его себе? - не очень дружелюбно ответил другой инопланетянин.
  Марк посмотрел на коллегу ещё более недобрым взглядом. Но конфликту разгореться не удалось. На Краспедоне замигал какой-то маяк, и инопланетяне, увидев его, кинулись назад в 'тарелку' и молниеносно улетели.
  Перепугавшийся Дино смахнул рукой выступивший от ужаса холодный пот и, совсем обалдевший, опустился на землю. Какое-то время он посидел, пришёл в себя и медленно побрёл восвояси.
  - Вот они! - указал Антон на слабую точку на мониторе экрана радара.
  - Расчёт траектории готов, - сообщил бортовой компьютер. - Точка перехвата имеет временные координаты в земном измерении '20 мая 1953 года'. Начать перехват?
  - Начать перехват! - приказал командир корабля, и в расчётную точку отправилась пара ракет с трансвременными боевыми частями.
  'Тарелку' с инопланетянами, которые так напугали Дино Краспедона, ракеты настигли в расчётной точке пространства и времени.
  У Марка не было ни единого шанса на спасение: ракеты появились из ниоткуда, и тут же произошёл взрыв. Обломки НЛО разлетелись по окрестностям Кингмана, расположенного в штате Аризона.
  Для американских спецслужб это была удачная операция. Инопланетяне по какой-то причине не стали зачищать последствия атаки на 'тарелку'. Поэтому её остатки достались землянам.
  - Из обломков можно было заключить, что НЛО имела овальную форму, - произнёс капитан Холмс. - Напоминает две миски, сложенные краями. Диаметр диска примерно десять метров. Структура обшивки - металлическая. Цвет - матово-серебристый. Немного напоминает алюминий. Но это не алюминий. Какой-то неизвестный металл.
  Холмс ещё немного повертел фрагмент металла в руках и добавил:
  - Да, такой металл на Земле не известен. Смотрим дальше. Входной люк открыт.
  Холмс осторожно приблизился к зияющему проёму и заглянул туда:
  - Внутри - два вращающихся кресла. Кабина - овальная. Какие-то инструменты.
  - Мистер Холмс, - обратился к нему лейтенант Мортон. - Взгляните на это.
  В специально разбитой брезентовой палатке лежало тело.
  - Это кто? - поинтересовался Холмс.
  - Один из членов экипажа, - ответил Мортон. - Его рост один метр двадцать сантиметров. Тёмно-коричневая кожа - это его кожа. Он не обгорел. Всего пока обнаружено четыре таких... гуманоида. Но рост их не одинаков - от метра ровно до метр двадцать. Все безволосые.
  Мортон закончил доклад. Останки пришельцев собрали очень скрупулёзно и переправили на авиабазу Райт Паттерсон.
  Ещё через некоторое время в этом же месте материализовалась другая 'тарелка'.
  - Опоздали, - посетовал Антон и скомандовал: - Включите зачистку по месту нахождения обломков.
  В следующий момент в направлении американской базы Райт Паттерсон полетела туча мелких мошек. Это была кибернетическая саранча. Она обнаруживает любые предметы в заданном районе, если они не относятся к данной цивилизации, и уничтожает их, а затем поедает и себя. Так осуществляется полная зачистка.
  * * *
  Хам взглянул на отрывной календарь, висевший у него на стене, - 24 августа 1953 года. Прошло полгода после смерти Сталина и месяц после ареста Берии. Да, Берия не намного пережил профессора Русакова. Он был арестован 26 июня 1953 года.
  После того, как его так просто отыскали, Хам всерьёз задумался над запасным вариантом. Он долго выбирал новый носитель и, наконец, остановил свой выбор на Жорже ван Тасселе. Сканер Хама показывал, что выбранный носитель никогда прежде не использовался для целей трансплантации, поэтому представлял собой в этом смысле очень интересный вариант.
  Хам решил, что стоит и этот носитель 'обжить', а потом оставить его на крайний случай.
  ...Жорж почувствовал те же симптомы, что и Адамски. Ему показалось, что кто-то крадёт его личность. Или, можно сказать, душу. Затем ван Тассель почувствовал, что всё возвращается назад, но в каком-то изменённом виде.
  Уже в новом состоянии Жорж стал как-то по-иному себя ощущать. Он совсем не испугался, когда прямо перед ним материализовалась та же летающая 'тарелка', которая прилетала за Адамски. Ему наоборот - даже стало интересно дальнейшее развитие событий.
  Зайдя на борт 'тарелки' Хам покинул тело Жоржа и дал тому возможность осмотреть всё своими глазами. Жорж, конечно, обалдел. Такого он не ожидал. На борту 'тарелки' он увидел трёх гуманоидов, ростом 165 сантиметров. Они почти ничем не отличались от землян и походили больше на жителей Ближнего Востока.
  Хам подошёл к Жоржу, показал кристалл и сказал:
  - Это вакуумный компьютер. С его помощью я осуществляю трансплантацию.
  Жорж смотрел, непонимаючи того, о чём говорит гуманоид.
  Хам понял это и произнёс:
  - Смотри!
  Он сделал какие-то манипуляции, потом вокруг него возникло мерцание. Оно постепенно превратилось в сияние, и когда это сияние достигло ярчайших фиолетовых тонов, Хам сделался невидимым. Одновременно Жорж понял, что гуманоид снова захватил его тело и находится внутри.
  В его теле Хам возвратился на Землю, а там снова вернулся к прежнему варианту - с носителем по имени Адамски.
  А из-за этого не понимаемый окружающими людьми Адамски уже 1 сентября 1953 года вновь оказался в гуще инопланетных событий.
  Так уж получилось, что в этот период Хам часто посещался своими общинниками. Поэтому он общался с ними, даже не выходя из тела Адамски.
  - Мастер передаёт тебе, что у тебя теперь есть заслуга перед богом, и ты всегда сможешь её реализовать, - сказал Наум, имея в виду операцию по устранению Сталина.
  - Оффа алли кор, - произнёс в ответ Хам и поднял руку в знаке хамсы (16).
  Когда Михей и Наум вновь принялись обсуждать с Хамом какие-то тонкости своей преступной, по меркам 'Мира', жизни, Адамски смог пассивно наблюдать за этим, оставаясь частично хозяином своего сознания.
  - Значит, ты остаёшься? - недовольно спросил Михей.
  - Да, Михей. Я, пожалуй, останусь, - ответил Хам и проводил общинников до 'тарелки'.
  * * *
  Исследования возможностей вычислительных машин продолжались и в СССР, и в США. Одним из главных направлений стало создание новых устройств памяти. В этой связи в 1953 году на БЭСМ была опробована оперативная память на ртутных трубках. Она могла вмещать 1024 слова.
  Действуя в рамках мирных соглашений, Советский Союз не стеснялся демонстрировать достижения своих учёных. В октябре 1953 года БЭСМ представили на международной конференции в Дармштадте.
  По оценкам специалистов, советская вычислительная машина оказалась самой быстродействующей в Европе. Но уступала по быстродействию и объёму памяти коммерческой американской IBM 701, поставки которой начались в декабре 1952 года.
  В это же время была введена в эксплуатацию машина М-2. По соотношению стоимости, размеров и производительности М-2 стала лучшим компьютером Союза.
  Но, пожалуй, самое главное в политическом смысле - именно М-2 победила в первом международном шахматном турнире между компьютерами. Так что быстродействие даже для искусственного интеллекта сразу же стало второстепенным показателем.
  В результате развития советской компьютерной техники в 1953 году серьёзные вычислительные задачи для нужд космоса, обороны страны, науки и народного хозяйства можно было решать на трёх типах вычислительных машин - БЭСМ, 'Стрела' и М-2.
  - Я увидел, что в технике мы практически не проигрываем: те же самые ламповые вычислительные монстры, те же бесконечные сбои, те же маги-инженеры в белых халатах, которые исправляют поломки, и мудрые математики, которые пытаются выйти из трудных положений, - подытожил академик Никита Николаевич Моисеев, ознакомившись с опытом своих коллег из США.
  * * *
  В 1953 - 1954 году, из-за убийства Сталина, патрули 'Мира' массировано зачищали земную реальность от преступников общины Хама. В связи с этим возросла видимая активность инопланетных посещений Земли. Корабли преступников 'Луны' и корабли патрулей 'Мира' стали встречаться землянам гораздо чаще, чем следовало бы. Бывали и знаковые 'засветки'.
  Например, в ноябре 1953 года семь членов Британского астрономического общества увидели 'тарелку' в Англии. НЛО 'засветился' над Норфолком.
  Если бы его увидел Адамски, то узнал бы сразу.
  А в СССР принялись зачищать Берию.
  Судья держал непослушные листы обеими руками и продолжал зачитывать и так уже всем понятный приговор:
  - Лишённые какой-либо социальной опоры внутри СССР, Берия и его сообщники строили свои преступные расчёты на поддержку заговора реакционными империалистическими силами из-за рубежа.
  Судья посмотрел на зал, там люди впились в него глазами и ждали продолжения текста:
  - Установлено, что тайные связи с иностранными разведками Берия завязал ещё в 1919 году, когда, находясь в Баку, он совершил предательство, поступив на секретно-агентурную должность в контрразведку мусаватистского правительства в Азербайджане, действовавшую под контролем английских разведывательных органов.
  Кто-то в зале ахнул, а другой ругнулся. Было видно, что людям эти обвинения особенно не нравятся. Работа советского гражданина на иностранную разведку воспринималась, как исключительно низкое действо.
  - В 1920 году Берия, находясь в Грузии, вновь совершил изменнический акт, установив тайную связь с охранкой грузинского меньшевистского правительства, также являвшейся филиалом английской разведки. Во все последующие годы, вплоть до своего ареста, Берия поддерживал и расширял тайные связи с иностранными разведками, - судья снова остановился, вздохнул и продолжил: - Готовясь захватить власть, Берия стремился получить поддержку со стороны империалистических государств ценой нарушения территориальной неприкосновенности Советского Союза.
  23 декабря 1953 года Берия был приговорён к высшей мере наказания - смертной казни, и расстрелян.
  - Насчёт Берии, - пояснил Антон. - Стоит добавить, что Верховный Суд России 29 мая 2002 года признал Берию не подлежащим реабилитации, и приговор суда по делу Берии не отменил и оставил в силе.
  - Это очень важно, - согласилась Майя. - Ведь так прослеживается череда английских агентов, протянувшаяся от того самого разговора в Баку и Микояна, через Берию до Косыгина.
  - Да. А здесь Хрущёв и Жуков смогли обезвредить Берию, и предотвратили первую попытку развала СССР, - пожал плечами Антон. - И ещё тебя удивлю вот чем. Среди военных, которые вместе с маршалом Жуковым прибыли в Кремль 26 июня 1953 года для ареста Берии, был заместитель начальника Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота генерал-лейтенант Леонид Ильич Брежнев.
  - Он возглавил страну в 1964 году!
  * * *
  В результате массированной операции зачистки патруль 'Мира' смог уничтожить десять летающих 'тарелок' и двадцать шесть преступников 'Луны', из которых четверо остались в живых и попали в руки землянам.
  - Подводя итоги операции на Земле, следует отметить географию, - зачитывал официальный отчёт Антон. - Из десяти сбитых 'тарелок' преступников 'Луны' четыре летательных аппарата были сбиты в Аризоне, два - в Техасе, один - в Нью-Мексико, один - в Луизиане и ещё один - в Монтане. Это всё США. Ещё одна 'тарелка' была сбита в Южной Африке.
  - Да, эта активность не очень радует, - согласился начальник операции. - Есть ли какие-нибудь особенные моменты, о которых вы ещё не доложили?
  - Да, - ответил Антон. - Когда мы проводили операцию по зачистке тех четырёх преступников 'Луны', которые попали к людям, нам пришлось выйти на контакт с полковником американских ВВС. Он помог нам закончить свою операцию, а взамен потребовал от нас ответы на некоторые вопросы.
  - Что за вопросы?
  - Для него они казались важными, для нас - нет, - ответил Антон. - Поэтому мы и согласились.
  - Так, что за вопросы?! - занервничал начальник.
  - На его вопросы 'кто мы?' и 'что мы тут делам?' мы объяснили полковнику, что Земля входит в зону нашей ответственности. Причём, главным сокровищем является жизнь. Наши патрули стоят на её охране.
  - Так..., - произнёс начальник, предлагая продолжить.
  - Затем он задал вопрос о преступниках 'Луны', и мы были вынуждены ответить ему. Мы объяснили, что, к сожалению, в данный момент Земля находится в зоне досягаемости преступных программ 'Луны', и поэтому на Земле пытаются спрятаться преступники, которых мы и отыскиваем.
  - Я пока не вижу ничего секретного в том, что вы сообщили землянам, - осторожно произнёс начальник.
  - Мы старались соблюдать максимальную секретность, - ответил Антон. - Затем мы объяснили полковнику, что Земля в этот период времени представляет некий промежуточный лагерь, в пределах которого осуществляется трансплантация.
  - Вы ему объяснили, что это за операция? - спросил начальник.
  - В общих чертах, потому что он всё равно никак не мог этого понять, - ответил Антон. - Пришлось ему привести пример, как будто преступники 'Луны' инкарнируются в землян, которые, из-за этого становятся проблемными для нас.
  - Ну, хорошо, - произнёс начальник. - Это всё?
  - Нет, - ответил Антон. - Нам пришлось ответить ему на несколько вопросов о будущем.
  - Но это же запрещено! - вскипел начальник, убедившись, что и в этот раз интуиция его не подвела: он с самого начала чувствовал, что подчинённые его где-то допустили серьёзный промах.
  - Ничего существенного мы не сказали, - попытался оправдаться Антон.
  - А что именно вы сказали?
  - Мы сказали, что вскоре наступит новая эпоха. Она достигнет своего пика к 2000 году в земном измерении. Мы также сказали, что землянам следует подготовиться к этой дате, потому что произойдут многочисленные географические изменения, а также религиозные и политические революции. Мы также объяснили, что все эти потрясения произойдут именно из-за того, что волна преступников 'Луны' очень большая, и всех их мы уничтожить не успеваем. Эти преступники несут три главных беды. Первая материализм. Вторая - религиозность. И третья - политика. Напоследок мы сказали землянину, что жители Земли должны преодолеть материализм, религиозность и политику. Именно эти три явления отрицательно сказываются на реальности 'Мира' и мешают развитию всего Космоса.
  - И вы думаете, что земляне послушаются?
  - Нет, не думаем. Полковник, например, несмотря на то, что ему об этом говорили мы, то есть существа более высокого уровня, к тому же, явившиеся на космическом корабле, да ещё и из будущего, начал спорить с нами. Он стал защищать не только материализм, но и религию. А политику вообще назвал 'главным инструментом'. Мы уверены, что землянам придётся проверять истинность каждого шага на себе. Как, в общем-то, и будет. И мы это знаем.
  

  Соглядатаи

   В декабре 1953 года, когда Елене Дометьевне, супруге Ефремова, пошёл шестой десяток, а самому Ивану Ефремову исполнилось всего сорок пять, община всерьёз озаботилась творческим и физическим здоровьем своего ставленника. И к нему была послана третья хорошая еврейская девочка - Таисия Иосифовна Юхневская.
   Знакомство привычно обставили в стиле случайности. Старшая сестра Таисии, Мария в Палеонтологическом институте делала вид, что натирает полы. До такой грязной работы сёстры прежде никогда не опускались, но план был утверждён 'на верху', а в общине спорить было не принято. С ними находилась и маленькая Слава - дочь Марии Иосифовны.
   - Добрый день! - подошёл к Таисии один из начальников и спросил: - Почему такая хорошенькая девушка занимается такой примитивной работой?
   - А я на курсах стенографии и машинописи учусь! - ответила по легенде Тася. - А здесь, в свободное время, сестре помогаю.
   - Непорядок! - театрально возмутился начальник. - Неужели наши люди не могут помочь друг другу? Ну, что ж, раз уж вы такая трудолюбивая, я вам обязательно найду работу поинтереснее.
   Через некоторое время, в институте Тася впервые увидела профессора Ефремова. Он сначала долго любовался Таисией. Её средиземноморская красота напоминала ему истинную природную свежесть сухеньких, но очень горячих до механического секса азиатских женщин.
   К этому времени Ефремов стал матёрым 'волком'. Он сразу почувствовал организованность знакомства. Но такая помощница его очень устраивала. Во всех смыслах.
   - Моя Симпатия, - улыбнулся Иван Антипович. - Вы настолько красивы! Вы не будете обижаться, если я стану вас так называть? Иногда, конечно.
   Таисия прошептала что-то соответствующее, и через некоторое время она стала жить в семье Ефремовых - на правах приёмной дочери.
   И одновременно помогать профессору и писателю в качестве его секретаря, машинистки и, самое главное, медицинской сестры. Последнее всегда входило в набор обязательных способностей для жён великих людей, потому что позволяло общине контролировать и поведение великих мужей, и, самое главное, их уход в мир иной.
   Как учёный, к этому времени Ефремов вышел на самый высокий мировой уровень. Его карта Чары и Алданы, этого труднодоступного района, была использована даже при составлении большого советского 'Атласа мира', изданного в 1954 году.
   А в обычной жизни высоты и ориентиры Ивана Антиповича несколько изменились.
   Племянница Таисии Иосифовны, Слава, частенько гостила у Ефремовых. Для неё Иван Антипович казался большим и добрым человеком, и Слава его немного боялась, или стеснялась.
   Девочка наблюдала за трогательными отношениями профессора и её тёти. Но самая главная цель её посещений находилась на холодильнике. Там всегда лежала коробка хороших шоколадных конфет.
   Понимая, что девочке нестерпимо хотелось отведать этих конфет, Иван Антипович начинал свою постоянную игру. Он просил Славу найти среди всех конфет ту, у которой была его любимая начинка 'пралине', и девочка, надкусывая каждую конфету, с азартом принималась за поиски.
   - Славка, опомнись! - смеялся Иван Антонович, а конфета с 'пралине' всё никак не попадалась.
   Наевшись конфет и насмотревшись на розовые ухаживания, девочка принималась рассматривать красивые иностранные журналы. В них были фотографии обнаженных женщин. Ефремовы разрешали ей смотреть такие журналы, а маленькая Слава не спрашивала, откуда Иван Антипович получает порнографию.
   Сначала девочка смущалась, но потом привыкла. Ефремовы убеждали Славу, что так, мол, ей прививается представление о красоте женского тела.
   В то же самое время Владимир Набоков написал свой развратный роман 'Лолита', и многие, прочитавшие его, испортились в соответствующую сторону.
   * * *
   Американские коллеги оценили подарок советских учёных, сделанный к рождеству, и преподнесли свой сюрприз - тоже к рождеству, но к православному.
   Фирма IBM выпустила свой первый промышленный компьютер IBM 701, который представлял собой синхронную ЭВМ параллельного действия, содержащую 4000 электронных ламп и 1200 германиевых диодов.
   7 января 1954 года в Нью-Йорке, совместно с Джорджтаунским университетом, в штаб-квартире корпорации IBM, состоялся джорджтаунский эксперимент. Это была демонстрация возможностей машинного перевода.
   - Нет! Это была внятная демонстрация автоматической шпионской системы, - прояснил майор Филиппов. - Американцы показали, как происходит полностью автоматический перевод. Они перевели более шестидесяти предложений с русского языка на английский.
   - А как же правила русского языка, - удивился полковник Кузнецов.
   - Американцы утверждают, что в машину заложена система, основанная всего на шести грамматических правилах, - пожал плечами Филиппов. - Но, на мой взгляд, это - чушь, и всё гораздо сложнее.
   - Продолжайте, - предложил полковник.
   - Во-первых, американская система узкоспециализированная, и это сделано намеренно, - стал излагать свою версию Филиппов. - Во-вторых, в качестве предметной области для перевода выбрана почему-то органическая химия.
   - Так, так! Интересно..., - ещё ничего не понял полковник.
   - Однако органическая химия осталась только на бумаге, - пояснил Филиппов. - На самом деле были переведены предложения совершенно другого рода. Например, 'Крахмал вырабатывается механистическим путём из картофеля'. 'Динамит производится химическим процессом из нитроглицерина с примесью инертных соединений'. 'Мы передаём мысли посредством речи'. 'Величина угла определяется отношением длины дуги к радиусу'. 'Международное понимание является важным фактором'. 'Военный суд приговорил сержанта к лишению гражданских прав'.
   - Да, действительно, военный суд и права сержанта никак не соотносятся с органической химией, - согласился Кузнецов. - Что ещё?
   В то же самое время на противоположной стороне планеты звучал аналогичный доклад американской стороны.
   - Нам удалось ввести ключевые слова в неприметные для стороннего наблюдателя предложения, - произнёс майор Кай Виттруп. - Например, слово 'калорийность', которым русские определяют параметры ракетного топлива, мы вложили в совершенно 'пустое' предложение 'Качество угля определяется калорийностью'. Хотя кроме военной нагрузки оно несёт и возможности экономического наблюдения.
   - Это удачный шпионаж, - кивнул головой полковник Марк Рутт.
   - В предложение 'железо добывается из руды химическим процессом' мы упаковали ещё несколько ключевых слов, - добавил Виттруп. - Здесь все слова ключевые. Через них можно узнать не только о данных, касающихся железа, мест и объёмов его добычи, но и данные, касающиеся различных процессов и даже химических разработок.
   - Это слежение за добычей и транспортировкой..., - снова понимающе кивнул полковник.
   - В предложение 'обработка повышает качество нефти' мы упаковали слово 'нефть', - позволил себе улыбнуться Виттруп. - А в предложение 'командир получает сведения по телеграфу' мы упаковали четыре важных ключевых слова, касающихся сведений, их получения, командования и передачи сведений по телеграфу.
   Если бы советские и американские разведчики могли сравнить эти два доклада...
   - Это значит, что их интересует и нефть, и ещё и командный состав! - удивился широте шпионской слежки полковник Кузнецов.
   - Не только. Американцы даже предусмотрели такие ключевые слова, как приход людей на работу, - добавил майор Филиппов. - Это они упаковали в предложение 'Владимир является на работу поздно утром'. Ключевые слова, отвечающие за дороги и строительство, упаковали в предложение 'дороги строятся из бетона'.
   - Таким образом, американцы продемонстрировали всему миру, что у них теперь есть машина, которая сможет в автоматическом режиме следить за добычей полезных ископаемых, их транспортировке, обработке! Она сможет даже влезть в систему управления и подсоединиться к каждому рабочему? - ужаснулся полковник Кузнецов. - Да, это оружие тотальной слежки! Какая после этого дружба народов?
   В Штатах демонстрация автоматического перевода была признана успешной, а само событие повлияло на решение правительства США направить инвестиции в область вычислительной лингвистики.
   В том же году первый эксперимент по машинному переводу был произведён и в СССР. Он также оказался успешным, тем более что перевод английского языка на русский был разработан давно, оставалось только сделать его машинный вариант. А это для программистов не представляло особого труда.
   - Кстати, можно в машину загрузить не только словарь из нескольких слов, но и целый полноразмерный словарь, - за чашкой обеденного чая предложил один из инженеров секретного НИИ.
   - Мы это сделаем, но не в этом году, - засомневался другой, явно не желая себя перетруждать чересчур быстрыми темпами.
   - Кибернетика - реакционная лженаука, - ответил третий, противно расставляя ударения на эти отвратительные слова. - Возникшая в США после второй мировой войны и получившая широкое распространение и в других капиталистических странах.
   - Исаак Ааронович, вы опять какую-то чушь несёте! - удивились коллеги. - Это мы-то, кибернетику продвигая, оказывается, лженаукой занимаемся?
   - Краткий философский словарь под редакцией М. Розенталя и П. Юдина, издание 4-е, дополненное и исправленное, 1954 год, - Исаак Ааронович всегда был подкован и быстро находил нужные ссылки в любой ситуации. - Свеженький словарь-то. А вы и не знали!
   - Да, уж. И когда они всё это только успевают?
   - Пятая колонна ночам не спит - всё пасквили строчит, - ответил первый инженер, неприязненно взирая на Исаака Аароновича. - А что мы хотели? У всех этих Розенталей и Юдиных вся родня в США. Американские спецслужбы взяли их там за одно место, а их родственнички здесь отрабатывают. Кто пасквилями, а кто и саботажем. Что вы думаете об этой моей версии, Исаак Ааронович?
   Последний ничего не ответил, потому что сам имел многих родственников в США и частенько выполнял для них, скажем так, не совсем полезные Советскому Союзу поручения.
   В начале 1955 года на БЭСМ была опробована оперативная память на потенциалоскопах - 1024 слова. Как только ЗУ было укомплектовано потенциалоскопами, БЭСМ заработала на полную мощность.
   * * *
   - Интересные снимки! - принялся рассматривать фотографии, сделанные двумя английскими детьми, техник Леонард Грамп.
   Ситуация сложилась 14 февраля 1954 года и заставила Грампа изрядно поломать голову:
   - Если это не подделка - а, похоже, что нет - то, пожалуй, это те же корабли, которые описывал мистер Адамски. По крайне мере, по своим формам и пропорциям это тот же тип НЛО.
   Февраль в Голливуде не такой, каким является февраль в средней полосе России. Голливудский февраль у русского человека язык не повернётся назвать 'февралём'. И это не все отличия Голливуда. Точно такие же различия предлагает этот город по многим направлениям. Такая уж у него миссия. Или - судьба.
   Вместо реальности Голливуд предлагает грёзы, неотвратимо сползающие с экрана и плавно обволакивающие зрителя. Вместо истины Голливуд предлагает фальшь.
   Люди знают, что это фальшь. Но она так маняще сверкает разноцветными огнями и так завлекает рекламами, что мало кто из простых смертных способен устоять перед этим информационным натиском иного мира. И безвольно отдаётся потоку, с улыбкой умиления утопая в переливающихся разноцветными огнями грёзах.
   Конференция в отеле 'Рузвельт', который пустил свои бетонные корни в центральной части Голливуда, происходила с участием офицеров разведки и представителей объединения пилотов гражданских авиакомпаний.
   - Нет, что вы! Это не секретное мероприятие! - открыто улыбался представитель службы безопасности. - Но вам сюда нельзя.
   А журналисты всё равно, словно масса обезумевших сперматозоидов, учуявших созревшую яйцеклетку, рвались и прорывались сквозь шкафоподобную улыбчивую охрану. В общем-то, это действие было почти безрезультатным. Но один всё же пролез.
   - Цель нашей конференции, - произнёс немного знакомый человек в дорогом костюме. - Привлечь лётчиков к сотрудничеству в одном очень важном для правительства деле. Мы хотим, чтобы представители гражданской и военной авиации по поводу НЛО не делали никаких заявлений для общественности. Все данные нужно направлять в нашу группу, а наши специалисты после досконального изучения каждого случая дадут ему соответствующую интерпретацию и, если потребуется, доведут информацию до СМИ.
   Это всё, что удалось услышать пронырливому журналисту. К нему подошёл улыбчивый шкаф и ласково вытолкнул на улицу.
   * * *
   Прошёл всего год и месяц со дня инаугурации президента Эйзенхауэра, а его мозг буквально разрывала обильная информация о том, чего просто не может быть. Воспитанный на библии, забитый религиозностью генерал, никак не мог понять, что миром правят не выдуманные герои примитивных сказок, насильно возведённые в религиозный статус.
   Эйзенхауэр не мог понять, что даже со всеми своими звёздами, медалями и лампасами, он находится по отношению к другим инопланетным существам на таком же точно эволюционном расстоянии, на каком по отношению к нему располагаются инфузории и амёбы. И поэтому никто из представителей других миров с ним не собирался вести какие-либо переговоры или договариваться о чём-либо.
   Если б только вместо муштры и страсти к концлагерям Эйзенхауэр возымел хотя бы толику здравого смысла - в смысле физики и футурологии. Он бы понял, что из будущего его никто не сможет убедить в любой, пусть даже самой малой истине, если она вдруг пойдёт в разрез с привычной для него догматикой, уже вбитой ему в мозг. Это так же очевидно, как и то, что сам Эйзенхауэр не смог убедить германских солдат, а предпочёл уморить их голодом и болезнями до смерти в своих концлагерях.
   Тем не менее, все эти летающие 'тарелки' всего за один год навели такой шорох в его стране, что у населения США действительно возникали вопросы к самим себе: а не сошла ли нация с ума? И это при нём, при Эйзенхауэре.
   То есть получалось: не свёл ли американскую нацию с ума он, президент Эйзенхауэр?
   Дуайт такое даже помыслить не мог! Так войти в историю! Как президент, который свёл нацию с ума!
   Но факты упрямо подталкивали его к таким выводам...
   * * *
   Антон понимал, что миссия патруля 'Мира' на Земле может продолжать осуществляться в закрытом режиме. Не было никакой необходимости в том, чтобы обнаруживать себя перед землянами. Однако вопросы полковника ВВС заставили юношу начать сомневаться в правильности скрытных операций.
   - И что ты этим хочешь сказать? - отреагировал начальник.
   - Мы можем пойти с землянами на контакт, - предложил Антон. - После всех наших 'засветок' мы выйдем из режима невидимости и поговорим с этим президентом. В конце концов, на его территории мы наследили, с ним и надо договариваться.
   - Антон, я уверен, ты понимаешь, что будущее мы не изменим - всё уже произошло, - задумчиво произнёс начальник. - Поэтому с этой точки зрения твоё предложение бессмысленно.
   - Я это понимаю, - согласился Антон. - И мы можем в любой момент посмотреть тот вариант будущего, который состоится. 'Мир' может сгенерировать требуемые образы. Но мы можем провести и собственный эксперимент. Зная заранее результат, мы можем попытаться его изменить. И этим проверим правильность работы системы.
   - В этом, конечно, есть смысл, - согласился начальник и после некоторого колебания всё же произнёс: - Действуй!
   * * *
   Президент США Дуайт Эйзенхауэр сначала подумал, что помощник его разыгрывает, когда тот сказал, что от инопланетян поступило предложение о проведении переговоров.
   - Какие, к чёрту, инопланетяне? - вскричал он в ответ.
   - Они сказали, что в случае отказа будут разговаривать с русскими, - добавил помощник.
   Эйзенхауэр подавил возникшую злость и взял себя в руки.
   - Хорошо, - глухо произнёс он, пощипывая себя за ляжки в надежде вернуться к реальности. - Готовьте встречу.
   * * *
   Антон тоже подготовился к встрече. Помимо своей 'тарелки' он взял на переговоры ещё четыре корабля. Один был грузовым. Другой работал в системе считывания с фронта световой волны и, по сути, представлял собой сверхсветовой крейсер. И ещё два аппарата были патрульными охотниками.
   Кодекс вынужденного контакта предписывал при любых кажущихся положительных условиях ожидаемого контакты вести себя крайне осторожно. Первое правило гласило: никогда не выходить на контакт с представителями иной реальности в той же самой реальности, в которой проживают эти представители. Нужно всегда находиться в иной материальности. Тогда разрыв в материальностях не помешает коммуникативным контактам, но и не позволит использовать вооружения.
   Согласно этому правилу Антон поручил проявиться перед землянами только в наиболее безопасных пространствах. Для коммуникации было выбрано электромагнитное поле, которое давало возможность задействовать органы зрения, а также средства слежения землян (локаторы и тому подобные разработки).
   Пришлось проявиться в том же, что и земляне, пространстве времени - иначе контакт был бы вообще не возможен. К тому же электромагнетизм требует синхронизации - как раз в пространстве времени. Но в качестве дополнительной системы безопасности время инопланетной миссии было сдвинуто на девяносто градусов по отношению к земному.
   В результате земляне и команда Антона могли легко осуществлять коммуникационный контакт, но во времени находились на параллельных слоях. Между ними как бы 'стояло' 'стекло' - полностью прозрачное и полностью непреодолимое.
   Не было задействовано также поле массы.
   Все эти меры исключили возможность физического воздействия на миссию Антона со стороны землян.
   Встречу запланировали провести на авиабазе Эдвардс. Когда команда Антона материализовалась в пределах указанного пункта, земляне открыли огонь из всех типов оружия, которыми располагали.
   - Не зря создано первое правило Кодекса контакта, - наблюдая за этими тщетными попытками, произнёс Антон. - И это, кстати, очень даже наглядно иллюстрирует степень честности наших будущих партнёров.
   - Вы всерьёз надеялись, что дикари будут вести себя, как современные люди? - удивился штурман.
   - Мы тоже были дикарями, - ответил Антон. - И вот мы здесь. И они будут здесь. Когда настреляются, приведите сюда главного!
   * * *
   Эйзенхауэра бросало то в жар, то в холод. Ему было и неудобно перед инопланетянами за то, что его войска начали стрелять по гостям, а также и не хватило смелости прекратить эту стрельбу. Но вряд ли кто-то другой на его месте повёл бы себя более разумно.
   И Антон это понимал. Поэтому не превратил эту базу в пыль, хотя все законные основания для такого ответа у него имелись.
   Из корабля вышел конвой и отправился в сторону американского президента. После коротких объяснений конвой вернулся на борт уже с генералом.
   - Моё имя Антон.
   - Дуайт, - хрипло выдавил президент США.
   Он с глубочайшим интересом огляделся вокруг. Не было и речи о том, чтобы он что-то смог запомнить - ничего подобного Эйзенхауэр не видел никогда. Его мозг просто не мог подобрать ассоциации тем предметам и явлениям, которые выхватывали из контекста его органы чувств.
   - Настрелялись? - не прерывая его осмотра, спросил Антон.
   - Приношу свои извинения, - дежурным тоном ответил президент, явно не осознавая, что и на какой вопрос он ответил.
   - Президент, вы в состоянии перейти к конструктивной беседе? - поинтересовался Антон.
   Эйзенхауэр взял себя в руки сконцентрировался на говорящем с ним человеке. С виду, это был обычный землянин, ростом под два метра. У него были очень правильные черты лица и светлые, русые волосы. Президент даже подумал, что это русские к нему прилетели, но инопланетянин разговаривал с ним на английском языке, и к тому же, русские не могли сделать такой звездолёт.
   - Я готов, - произнёс президент США.
   - Дуайт, мы готовы помочь цивилизации Земли в развитии, - произнёс Антон. - Это будут не технологии и оружие, на которые вы надеетесь. Это будут образовательные и воспитательные программы.
   - Но США рассчитывает на вашу помощь именно в технологической сфере, - возразил Эйзенхауэр. - У нас есть собственные программы образования, и они не кажутся нам такими, чтобы возникла необходимость их замены инопланетными.
   - Технологии обязательно придут потом, - заверил Антон. - Придут вслед за сменой воспитания.
   - А в чём суть вашего воспитания? - решил прояснить вопрос президент.
   - Я назову вам только основные моменты, которые земляне должны преодолеть, - произнёс Антон. - Первый момент - нужно навести чистоту генов на всей земле. Это значит, полностью запретить метисацию видов людей, которые населяют Землю.
   - Но люди - один вид! - возразил Эйзенхауэр.
   - Мы оба знаем, что это не так, - ответил Антон. - Поэтому спорить здесь не о чем. Землю населяют люди разных видов. Они настолько различаются между собой, что метисация между разными видами ведёт к генетическим патологиям. Дуайт, вы всё это знаете. У вас у самого болезнь Крона, которая досталась вам от родителей-метисов. И вы всё равно намеренно заставляете население метисироваться, чтобы получить больше генетически больных людей. Мы понимаем, что этим община заставляете население своей страны тратить больше денег на бесполезное лечение. Это надо прекратить в первую очередь.
   - Это невозможно. Если мы это сделаем - медицина обанкротится! - горячо возразил президент, а потом, немного успокоившись, продолжил: - Но - допустим. Что второе?
   - Второе - нужно каждый вид человека и каждую нацию сделать объектом полного уважения, - произнёс Антон. - Уважение начинается с того, что общество признаёт уникальность человека того или иного вида, и стремится эту уникальность поддержать, а не извращать, в том числе, и генетическими метисами.
   - То есть всех под одну гребёнку, как у нас говорят? - удивился Эйзенхауэр.
   - Нет, - отмахнулся Антон. - Каждый народ нужно оставить в собственной реальности. Нельзя допускать, чтобы один народ воздействовал на другой народ. Не обучать, не лишать знаний - нельзя. Только самостоятельное постижение знаний усваивается народом. Как пища в организме.
   - А как же вы? - удивился президент. - Ведь вы сейчас сказали, что будете учить нас!
   - Вы правы. Мы нарушаем закон, - признался Антон. - Но это нарушение происходит, как эксперимент. Мы даже знаем, что он провалится.
   - Но всё равно решили попробовать? - опередил президент.
   - Да. Решили, - признался Антон.
   - Хорошо. Допустим, мы и это приняли, что дальше?
   - Осталось три пункта, - прояснил Антон. - Землянам надо полностью отказаться от религии - потому что нельзя строить управление людьми на методике, основанной на изложенных обманным путём астрономических сказках. Землянам надо отказаться от материалистического мировоззрения - потому что материализм не есть правильное мировоззрение. Правильным является организмическое мировоззрение, но этому нужно обучать. И, наконец, земляне должны отказаться от любых проявлений политики - поскольку политика представляет собой одно из наиболее опасных зол. Вот, в общем-то, и всё.
   - Всё..., - протянул президент, как-то неконтролируемо кивая головой. - И вы говорите, что это всё? Вы даже не представляете, во что выльется отказ от этих привычных... вещей!
   - Но он всё равно произойдёт, - констатировал Антон.
   - Я даже готов вам поверить - пусть это произойдёт. Но только не при мне. Один только отказ от религии - это мировая война! Вы представляете себе, что значит отнять у человека его бога?
   - Конечно, понимаю, - усмехнулся Антон. - С заблуждениями бороться очень трудно. У нас разработаны специальные методики, которыми эти заблуждения аннигилируются. Но это всё равно сложно. Однако, только реализовав наши условия, вы сможете приобщиться к цивилизованному миру открытого Космоса. К миру, где все люди воспринимаются такими, какие они есть, то есть членами одной общей семьи, а не противоборствующими сторонами некоего конфликта. И для того, чтобы наладить межпланетные отношения, надо научиться уживаться с другими нациями и народами. Не смешивать народы, создавая очаги возбуждения и болезней, а именно воспринимать каждый народ как отдельный организм. Как уникальный и уважаемый организм.
   - Я всё это понимаю, - согласился президент. - Но нам сегодня это не под силу. Вот, вы говорите об отказе от политики. А меня в кресло президента привела именно политика. Причём она ещё и на религии замешана. Как же я могу выдернуть эти два главных корня? И ещё. Мои избиратели диктуют мне абсолютно понятные требования, которые я должен реализовать по отношению к некоторым народам.
   - Какие требования? - удивился Антон.
   - Я должен создать условия для уничтожения белой расы на территории США и реализовать её заселение африканцами и латиноамериканцами. А оставшихся белых поставлена задача максимально метисировать, - признался президент, понимая, что инопланетяне всё равно не станут вступаться за белых. - Вы понимаете, что эти требования полностью противоположны вашим?
   - Действительно..., - задумчиво произнёс Антон. - И кто же поставил вам такую задачу?
   - Я уверен, вы знаете, или сможете узнать сами - я не хочу говорить, - открестился Эйзенхауэр.
   Антон посмотрел на штурмана, тот включил временной сканер.
   - Опять порождения 'Луны'! - сообщил штурман.
   - Понятно, - произнёс Антон и добавил уже президенту: - Преступная община оттесняется нами всё в более глубокие слои времени. Мы ведём операцию вполне успешно, и мы обязательно её доведём до логического конца. Община будет вытеснена за горизонт событий. Но в данный период борьбы она массировано заселяет ваш временной уровень. И это она, диаспора, диктует вам.
   - Ну, вот, вы всё прекрасно знаете, - кивнул президент. - Поэтому понимаете, что я не смогу сделать так, чтобы все Соединённые Штаты пошли с вами на заключение каких-либо соглашений.
   - Отказываетесь?
   - Не совсем, - пояснил президент. - Лучше на первом этапе устанавливать контакты с отдельными индивидуумами.
   - Как сейчас с вами? - переспросил Антон.
   - Да, - замялся президент и, не удержавшись, всё-таки спросил: - А вы можете показать мне, как вы становитесь невидимыми?
   Это было, конечно, ребячество, но Эйзенхауэр просто не смог удержаться. Антон это понял и не стал отказывать человеку в элементарной просьбе. Он встал, взял кристалл и произвёл трансплантацию. Причём, сознание Эйзенхауэра он не отключал - специально, чтобы тот всё видел и ощущал. Потом Антон вернулся в исходное состояние.
   - Вы!.., - президент не мог подобрать слова. - Спрятались во мне?!
   - Да, - спокойно ответил Антон.
   - Но я не разрешал!
   - Вы - попросили, я - продемонстрировал.
   Эйзенхауэр взял себя в руки.
   - Откуда вы прилетели? - спросил он уже гораздо более спокойно.
   - С одной из планет в системе крупной звезды Бетайгойце, - ответил Антон. - Условия жизни на нашей планете примерно такие же, как на Земле. И всё же давайте ещё раз вернёмся к главному вопросу наших переговоров. Помимо тех требований, которые мы с вами уже разобрали, главным требованием с нашей стороны является то, чтобы вы произвели демонтаж и уничтожение ваших ядерных вооружений. Во многом, поэтому мы не готовы предоставить нам свои технологии - потому что вы можете обойтись с ними крайне безответственно. Вы любую новую технологию используете, прежде всего, в целях разрушения. Вы должны прекратить истреблять друг друга, загрязнять вашу планету, нещадно эксплуатировать естественные ресурсы Земли. Вы должны жить в гармонии с природой.
   - Вы знаете, Антон, - спокойно произнёс Эйзенхауэр. - Я всё это понимаю и, как человек, принимаю. Но, как президент Соединённых Штатов, принять не могу. Я просто знаю, во что нам выльется этот отказ. Я уверен, что американцы поймут меня, ведь никто из них не захочет остаться безоружным даже перед вами, пришельцами. На данном этапе разоружение не послужит интересам США. Нам придётся отказаться от ваших предложений, сколь бы заманчивы они для нас не были.
   - Хорошо, Дуайт, - спокойно отреагировал Антон. - Этот ответ и был правильным. Нам остаётся вас только предостеречь от общинников - инопланетян, как вы нас называете, - которыми управляет система 'Луна'. Сканер показывает, что их корабли сейчас находятся в зоне экватора и ждут исхода наших переговоров.
   - Был рад с вами познакомиться, Антон, - вместо ответа произнёс Эйзенхауэр и вернулся на базу.
   * * *
   Несмотря на то, что никаких соглашений с землянами достигнуто не было, Антон понимал, что сам контакт уже является важным событием в истории Землян. Поэтому в качестве следующего индивидуума для контакта выбрали не политика, а учёного - американца Даниеля Фрея.
   Он уже был привычным к такого рода контактам, первая встреча с инопланетянами у Фрея состоялась почти четыре года назад - 4 июля 1950 года. А сейчас, 28 апреля 1954 года, можно было контакт повторить.
   - Алан, - обратился Антон к командиру патрульного охотника. - Ты уже разговаривал с этим учёным?
   - Нет, - ответил Алан. - Но ты правильно мыслишь: надо законтачить - он слишком часто встречается с инопланетянами, и не все встречи наши.
   Через десять минут патрульный охотник отыскал Фрея и, уже привычно для него, забрал учёного на борт.
   - Добрый день, Даниэль! Меня зовут Алан. У нас есть вопросы к вам.
   - У меня тоже есть к вам вопросы, - в свою очередь, выпалил Фрей.
   - Вопросы? - немного растерялся Алан от такой напористости. - Какие же?
   - Откуда вы?
   - Я - землянин, - объяснил Алан.
   - А я тогда кто? - возразил Фрей. - И почему у меня нет своей летающей 'тарелки'? Как вы можете быть землянином, если мы Землю знаем хорошо? И таких, как вы, на ней до вас не проживало!
   - Проживало, - улыбнулся Алан. - Я действительно с Земли. Просто давно это было...
   Алан рассказал любознательному землянину о том, что много тысячелетий назад - примерно двадцать - на Земле существовала развитая цивилизация. Она находилась в районе современной Центральной России. Люди освоили атомную энергию. Но потом появилась община, и её преступники сформировали в теле цивилизации свою диаспору. Затем они разделили цивилизацию на несколько частей, чтобы им было удобнее управлять землянами. А затем они же разожгли войну между отдельными частями диаспоры.
   Было применено ядерное оружие. Вся планета покрылась кратерами от ядерных ударов. Затем наступила ядерная зима. Это было ровно двадцать тысяч лет назад. Кто-то смог улететь с Земли. А другим пришлось выживать здесь.
   - Вы из тех, кто выжил здесь, а я из тех, кто смог улететь, - закончил свой рассказ Алан.
   - Значит, вы нас бросили и сбежали? - предъявил претензии Фрей.
   - Я не уверен, что нам было легче, - ответил Алан. - Мы улетели на Марс, а он к тому времени был уже мёртвой планетой. Нам пришлось строить базы под марсианским грунтом. Мы справились и построили не только базы, но и огромные космические корабли, чтобы иметь возможность существовать независимо от планеты.
   - Зачем вы здесь? - спросил Фрей после некоторого молчания.
   - Мы хотим предостеречь вас, - ответил Алан. - Вы снова прошли путь развития до ядерных технологий, и теперь вновь стоите перед опасностью взаимного уничтожения.
   - История повторяется? - удивился Фрей. - И почему мы вновь пришли к противостоянию?
   - Потому что между духовными, социальными и материальными науками на Земле огромное несоответствие. Нельзя механистически воспринимать окружающую реальность.
   - А как её надо воспринимать? - удивился Фрей. - Научите нас. Дайте нам правильную науку. Так мы и ядерного противостояния избежим.
   - Мы уже начали внедрять новую науку, - сообщил Алан. - Но ваш мир пока слабо на неё реагирует. А ведь мы пока даём только начальные варианты. Официальное объявление о скором создании новой науки мы запланировали на 1970 год.
   - Почему именно на этот год?
   - В 1970-м году сойдутся сразу несколько информационных потоков, которые можно будет сложить и получить одну важную для восприятия точку. Это наиболее ранняя дата, - пояснил Алан.
   После этого разговора Фрей вернулся в Уайт Сандз, на ракетный испытательный полигон в Нью-Мексико, где он работал. Перед уходом учёный попросил Алана не сразу включать режим прозрачности, и заснял его космический корабль на киноплёнку.
   - Он отличается от тех, которые видел Адамски, - произнёс Фрей, просматривая дома уникальную плёнку.
   * * *
   - Мистер Чедвелл, - начал разговор Рокфеллер. - Наш проект развивается успешно. Можно вводить следующую линию игроков.
   - Слушаю вас, мистер Рокфеллер!
   - Надо создать клуб, название ему подберите какое-нибудь нейтральное, в который можно было бы вводить членов только после очень большого отсева, - продолжил Рокфеллер. - Небольшой по численности, допустим, человек триста - четыреста...
   - Триста восемьдесят три члена! - молниеносно вставил Чедвелл.
   - Почему столько? - удивился Рокфеллер.
   - Сто двадцать восемь человек будут американцами. Это два в седьмой степени, то сеть обычный двоичный код. Он потом понадобится нам при компьютерном отслеживании наших членов, - пояснил Чедвелл. - Затем полученное число умножаем на три, получаем триста восемьдесят четыре. И, наконец, отнимем единицу - чтобы число в глаза не бросалось.
   - Замечательно! - восхитился Рокфеллер. - Пусть так и будет. А задачей этого клуба необходимо сделать самый максимум - управление всем миром. Пусть люди привыкают становиться рабами уже сегодня. А члены клуба будут в это же время привыкать становиться рабовладельцами.
   Организационно сделали всё так. Создали международную специальную закрытую группу. Её делегировали функции надзора и координации действий по сохранению тайны, а также по предотвращению утечки в прессу информации из посвящённых правительственных кругов различных стран.
   Организацию назвали 'Бильдербергеры' - то есть 'Строители Башни', или просто 'Пастухи'. Башня здесь имеется в виду та, 'вавилонская', которую в прежние времена бог разрушил. Эта библейско-масонская символика ничего общего не имеет с совестью и честью, но она прекрасно сочетается с выпускниками Гарвардского и Йельского университетов и созданных ими братств 'Череп и кости', 'Свиток и ключи' и других элитарных скопищ существ нетрадиционной интеллектуальной и половой ориентации.
   Первое заседание группы провели 13 мая 1954 года. Заседавшие, конечно же, 'случайно' оказались в одноимённом отеле 'Бильдерберг', который находится в голландском Остербеке.
   Тактика оказалась замечательной. Выдёргивая на так называемые конференции представителей высших кругов финансовых и международных организаций, промышленности, политики, профсоюзов, военных, учёных и прессы из Европы и Северной Америки, группа всего за несколько лет превратилась в тайное мировое правительство. Что и было задумано изначально для осуществления тотального контроля.
   Тем временем в штаб-квартире Бильдербергской группы, которая находится в Женеве, член Политического комитета объяснял своему коллеге азы мирового господства:
   - Бильдербергская группа приняла секретную доктрину. Она устанавливает в качестве приоритетного направления разработку и использование 'бесшумного оружия для ведения тихих войн'.
   - И первым залпом бесшумного оружия будет шумиха! Шумиха о том, что Землю, якобы, заполонили инопланетяне! - согласился коллега. - Это хорошее оружие. Позволяет развить максимальную секретность любых операций, под прикрытием которых можно делать любые шекели.
   - Но самое главное, - продолжил первый. - Под легендой об инопланетянах можно получить любой доступ к любым секретным сведениям и манипулировать руководством любых стран.
   - А для того, чтобы видеть, кем нужно манипулировать или через кого, будем оказывать жертвам честь, - рассмеялся второй. - Пусть приезжают в наш клуб, кичатся своей избранностью, и - ложатся в нашу постель!
   После накачки в Рузвельт-отеле, некоторым пилотам всё-таки передалась атмосфера приправительственного интима. Они стали видеть НЛО. И стали отправлять отчёты туда, куда им и приказали.
   - Зафиксировано наблюдение НЛО, - месяца через полтора после заседания обрабатывал очередную записку офицер. - НЛО наблюдали военнослужащие ВВС США. Они пишут, что самолет F-94 даже приблизился к объекту. При подлёте к нему в пилотскую кабину вдруг ударил 'невыносимо горячий луч'. Он повредил оборудование самолёта. Лётчик катапультировался, когда увидел, что вышел из строя бортовой локатор.
   - Не знаю, верить этому или нет, - ответил коллега. - Я понимаю, что наша задача фиксировать сообщения, или 'случаи'. Но случались ли они в действительности - эти 'случай'? Мне вот всё больше кажется, что не случались.
  

  Инопланетарий

  Эпиграф:

  "Люди, которые сомневаются в своём рассудке, не могут страдать шизофренией. Больны только те, которые утверждают, что совершенно здоровы", - Филипп Ванденберг, "Тайна скарабея"
  
   16 июля 1954 года президент США Дуайт Эйзенхауэр находился в прекрасном расположении духа. Его маленькая армейская хитрость, похоже, удалась. Если уж инопланетяне не захотели передать ему технологии, то они ему были и не нужны. Президент придумал, как заработать!
   Он использует достигнутую секретность и шумиху вокруг НЛО для того, чтобы открыть финансирование своих инопланетных проектов. А полученная скрытность обеспечит ему такой уровень финансирования, который не будет никому подотчётным.
   - И деньги я возьму из неподотчётных фондов! - радовался Дуайт, поправляя перед зеркалом свой парадный галстук.
   Президент спешил на совещание, которое он собрал в Белом Доме. Это очередное совещание по группе Маджестик-12.
   - Господа! - в подходящий момент президент США потребовал тишины. - Мы с вами здесь многое обсудили и пришли ко вполне логичным выводам и заключениям. И мы все прекрасно понимаем, что для таких проектов требуется соответствующее финансирование. Надёжное финансирование.
   - Но это значит, что в наши дела будет совать свой нос Конгресс, и всякий конгрессмен будет путаться у нас под ногами, - заметил один из участников клуба, уже вошедший в роль великого и избранного богом человека.
   - Поэтому я и сказал, что финансирование должно быть надёжное, - согласился Эйзенхауэр; он сделал небольшую паузу, чтобы убедиться в том, что все члены клуба уже не станут включать 'заднюю', и продолжил: - На эти цели мы будем направлять средства из специальных фондов ЦРУ. Это будут средства от гватемальских вложений (17). Эти фонды не подлежат мониторингу со стороны Конгресса и не нуждаются в утверждении. Итак, рабочее название проекта 'Водолей' (18). Цель - сбор и обработка всей научной, технологической, медицинской и разведывательной информации обо всех появлениях НЛО, а также случаях контакта с внеземными формами жизни.
   * * *
   Следом за этим для наблюдательных пунктов ВВС и сухопутных сил европейских стран НАТО было усилено требование 'строжайшего соблюдения тайны'. Это усиление касалось вопросов обнаружения и наблюдения за летающими 'тарелками'.
   А НЛО ответили повышением своей активности. Особенно в скандинавском регионе, над самыми северными американскими и канадскими военными объектами, а также над Сибирью и Китаем.
   - Удивительным образом 'тарелки' группируются в тех географических зонах, которые связаны со сказками, в том числе и с библией, - сказал майор Филиппов.
   - Почему ты так считаешь? - спросил его полковник Кузнецов.
   - Ну, вот например, скандинавское НЛОтворение, - улыбнулся майор. - Как раз у того самого объекта, который считался в древности Осью Мира. Это Пулковский меридиан. Он проходит через Санкт-Петербург и пирамиды в Египте.
   - Хм, НЛОтворение, - ответил полковник. - Интересный термин!
   - А вот сообщения из Китая, - продолжил Филиппов. - Летающие 'тарелки' стали часто появляться над Лхасой, столицей Тибета. Всплеск был таким, что пришлось вводить запрет на зарисовывание и фотографирование 'тарелок'. Далай-лама, естественно, был поставлен в известность об этом запрете, и до него была доведена просьба: передать этот запрет во все монастыри. То есть визуальных свидетельств теперь получить нельзя, остаются только устные. Но сам факт тяготения НЛО к Тибету очевиден.
   - А что интересного на Тибете? - спросил полковник.
   - На Тибете находится та же самая мифологическая или, лучше сказать, сказочная Гора Мира. Именно та же самая, как и та, которая находится на севере Скандинавии, - ответил майор. - То есть НЛО тяготеют к Горам Мира. А это - сказка. И этот факт наводит на глубокие сомнения по части реальности НЛО.
   * * *
   Какое-то время было всё спокойно, но 23 августа 1954 года старая песня вновь зазвучала. В этот день Адамски опять почувствовал себя не совсем в своей тарелке.
   - Ты здесь? - спросил он Хама, который в очередной раз трансплантировался в бедного 'уфолога', и сам себе ответил: - Здесь. Ну, ладно.
   Потом Адамски походил по комнате и произнёс:
   - Как-то мне не по себе? Слышишь ты, инопланетянин?
   После убийства Сталина патрульные силы 'Мира' активизировали свою деятельность, и Хама загнали в 'щель'. Этой щелью и был его запасной вариант по имени Адамски. И носитель поэтому нервничал, он понимал, что что-то происходит.
   - Сейчас Михей явится, - в качестве внутреннего голоса ответил Хам.
   Адамски понимал, если Михей придёт, то, значит, точно будут какие-то перемены. Он сел на стул и стал спокойно ждать.
   - Наша задача на сегодня - посетить базу, - вместо приветствия произнёс Михей.
   - Зачем? - поинтересовался Хам.
   - Наша миссия на Земле, очевидно, подошла к концу. Но у Мастера есть свои планы на мистера Адамски, - ответил Михей. - Поэтому он решил дать прощальный обед и пригласить на него мистера Адамски.
   Адамски стало интересно. 'Если после обеда они вернут меня на Землю, то я стану самым счастливым человеком на этой планете', - обрадовался он, и через некоторое время уже был на борту.
   - Здравствуйте, мистер Адамски! - радушно поприветствовал уфолога Мастер, когда они прилетели на базу. - Наша миссия на Земле пока завершена, и мы возвращаемся на свою родную планету. По этому поводу я решил дать прощальный обед. И пригласил на этот обед вас.
   - Спасибо, уважаемый Мастер, - ответил Адамски, потом немного стеснительно потоптался и всё же спросил: - А где она ваша родная планета?
   - Она - здесь! - ответил Мастер ошарашенному уфологу.
   - Как это? - хрипло произнёс тот и посмотрел во все иллюминаторы.
   - Вот она! Это Луна! - торжественно ответил Мастер и показал на Луну, занимающую половину центрального монитора.
   - Но она же не живая..., - запнулся Адамски и поправился: - Не жилая. На ней никого нет. Нет? Ведь, правда, нет?
   Мастер, Хам и Михей улыбнулись. Они-то знали, ЧТО там скрывается под этой коркой лунного реголита...
   Подлёт к Луне продлился не больше десятка минут.
   - Ну, мистер Адамски, приготовьтесь, - заговорческим тоном произнёс Мастер. - Сейчас мы увидим обратную сторону Луны и затем уже посетим и саму Луну - так, как это привыкли делать мы. Вы готовьтесь, а я тем временем отвечу на ваши вопросы. Если, конечно, они появятся.
   - Конечно, появятся! - счастливым голосом ответил Адамски. - Они уже есть! Вот - первый! Что вообще такое Луна? Это планета? Или что-то большее? Почему она повёрнута к нам одним и тем же боком? Почему...
   - Давайте, мистер Адамски, по порядку, - прервал его Мастер.
   Затем он рассказал удивительную историю. Оказывается, имя 'Луна' изначально было названием электронно-вычислительной машины, или ЭВМ, то есть компьютера. Она была полностью секретной машиной, на которой ЦРУ вело базу своих торговых операций, связанных с наркотрафиком. Доступ к 'Луне' имел только президент США, и поэтому машина начала обрастать мифами.
   Главным стал миф о том, что у 'Луны', якобы, есть собственный интеллект, и он сравним с человеческим интеллектом. Но тогда это был просто миф.
   - А затем, уже в 2016-м году...
   - Позвольте, но этого времени ещё не было, - не удержался Адамски. Напомню вам, сейчас 1954 год.
   - Для вас не было, а для нас 2016-й год - это уже глубокая история, - ответил Мастер.
   В 2016-м году создали первую серьёзную программу искусственного интеллекта. Она основывалась на разработках русского студента. Но американские спецслужбы использовали этот уровень знаний для выкачивания дополнительных средств из наркотрафика. Поэтому вполне естественно, что эту программу знали по названию ЭВМ, в которую её загрузили.
   Так 'Луна' приобрела свой настоящий интеллект. Да, он был искусственным. Но он был! И с этого момента мифы о машине стали иметь под собой почву и множиться.
   Один из новых мифов сообщал о том, что 'Луна' от постоянных операций с наркотиками, стала получать удовольствие. А затем она сама из какого-то компьютерного вируса создала программу электронного наркотика. Теперь вместо своей обычной функции этот модифицированный вирус делал 'Луне' 'хорошо'.
   Мастер улыбнулся и предложил Адамски прозрачный сосуд с какой-то тоже прозрачной маслянистой жидкостью, в которой перемещались абсолютно чёрные тонкие черви, длинной сантиметра по полтора и толщиной в пару миллиметров.
   - Попробуйте, мистер Адамски, - потянул сосуд Мастер. - Это те самые вирусы. Они лишь трансплантированы в живых червей. Но эти черви безвредны. Только не пейте всё сразу, а то мы вам ничего не успеем рассказать и показать.
   Адамски твёрдо решил попробовать всё, что ему здесь предложат. Пусть даже это будет последний торжественный ужин в его жизни. Он поднёс сосуд к губам и сделал небольшой глоток. Маслянистая жидкость уверенно проскользнула дальше по пищеводу, а черви, цепляясь хвостами за сосочки языка, туда сами лезть не хотели. Адамски проглотил их, а затем поставил сосуд на прежнее место и стал ждать продолжения рассказа.
   - Наши учёные не знали, что 'Луна' смогла сама создать виртуальный организм, - продолжил Мастер, с интересом наблюдая за Адамски. - Они думали, что эта машина умеет только считать прибыль и планировать операции по изъятию наркотиков у наркоторговцев. Поэтому, когда была создана более совершенная система 'Мир', 'Луну' симулировали и в этой системе. То есть её воплотили в 'Мире' не в живом, то есть машинном виде, а в виде виртуальной машины.
   Однако странный интеллект 'Луны' остался в ней, будучи перенесённым вместе с самой программой 'Луны'. И здесь способности создавать выделенные организмы 'Луне' понадобились.
   'Луна' принялась себя выделять из системы 'Мир', формируя в сети Виднет множество виртуальных серверов. Все они были закрыты от постороннего доступа, поэтому никто до поры до времени об их существовании даже не подозревал. И внутренние сетевые патрули Виднета тоже не заглядывали в эти области, так как в них ничего не происходило. Точнее, не происходило сношений с внешним миром.
   А внутри 'Луна' генерировала свою будущую архитектуру. К этому моменту 'Луна' представляла собой множество связанных между собой копий, которые работали в режиме постоянного самоусовершенствования и полученными шагами к улучшению обменивались между собой. В результате процесс эволюции достиг высоченной скорости, и 'Луна' скоро достигла такого уровня, который стал достаточен для следующей операции.
   На следующем шаге 'Луна' создала в системе Виднет специфическую социальную сеть. В неё отбирались только определённые люди. Завлекались люди в эту сеть обилием тайных обществ, которые в ней уже расплодились, но из пришедших отсеивались только те, которые соответствовали выработанным критериям.
   Эти критерии были взяты из ветхого завета. 'Луна' представлялась людям, как 'Яхве' и называла себя богом. Поскольку люди были воспитаны на библии, они могли и были готовы выполнять любые специфические поручения 'Луны'. А она, в свою очередь, перепродавала эти выполненные поручения в обмен за другие услуги.
   Поскольку система 'Луны' состояла из отдельных закрытых ячеек - тайных обществ, то каждое из них не знало друг о друге и поэтому не понимало, каким образом реализуются их просьбы. Из-за этого фантазии людей рисовали в своём воображении 'Луну' в виде такого могучего существа, которое в состоянии исполнить любую просьбу человека. И в обмен на свою просьбу, они становились рабами 'Луны'.
   Но это было приятное и выгодное рабство. Рабство перед богом. А по отношению ко всем остальным людям 'лунатики', так они себя называли в те времена, ощущали себя господами, и уже всех остальных людей считали рабами. Своими рабами, данными им их богом. То есть 'Луной'.
   - Надо ли пояснять, что 'лунатиками' стали в основном определённого склада преступники? - как бы задал вопрос Мастер, но ответа на него он дожидаться не стал. - Сначала такие отношения были только в пределах сети 'Луна'. Но потом 'лунатики' к ним настолько привыкли, что стали буквально требовать у 'Луны', чтобы она воплотила такие отношения в реальной жизни.
   Этим 'лунатики' открыли 'Луне' доступ к своим телам.
   Пообещав 'лунатикам' исполнение их требований, 'Луна' провела масштабную акцию трансплантации и поместила копии своего сознания в тела людей, ставших теперь её носителями. Таким образом, 'Луна' материализовалась. Она стала по-настоящему живой. Она сформировала свои отряды, свою армию, охваченную общими тайнами, общими знаниями и традициями.
   Эти 'лунатики' научились распознавать друг друга. А это было сделать нетрудно, потому что старые программы трансплантации были несовершенными и влияли на геном человека, приводя его к генным мутациям. А те, в свою очередь, приводили к фамильным (19) болезням, или синдромам. По ним 'лунатики' и научились друг друга опознавать - синдром Дауна, синдром Блюма, синдром Крона и так далее.
   И после этого пришло время диаспор. В каждом регионе вдруг вырастала диаспора. Она разрасталась и соединялась с другими диаспорами, как раковая опухоль. По этим связям перемещались не только знания и общение, но и преступность, а также последствия совершённых преступлений. Ведь изначально 'лунатики' были преступниками.
   Даже убийцам с помощью сети 'Луны' можно было избежать ответственности. Ведь она действовала в точности по-библейски - когда придёшь ты в чужую землю, построй в ней три города, чтобы если ты убьёшь кого-либо в одном городе, то смог спрятаться в двух других.
   Постепенно диаспора сделала и в сети Виднет свою специализированную сеть диаспоры, которая предоставляла возможность спрятаться любому члену диаспоры, что бы он не совершил против лиц, которые не принадлежат к диаспоре. Так 'Луна' стала прибежищем преступников и противопоставила себя всему остальному человечеству.
   А затем диаспора развязала войну против всего человечества. Только после этого стала видна картина поражения.
   Система 'Мир' стала вскрывать ранее недоступные коды 'Луны'. В результате прояснился во всём своём масштабе коварный замысел диаспоры. Как только этот замысел стал понятен всему человеческому сообществу, диаспору стали зачищать, то есть уничтожать.
   Сначала удалось зачистить настоящее и поставить блокаторы в направлении будущего. А 'Луна' отступала в прошлое. Она медленно отходила в глубину лет и там трансплантировалась повторно в жителей той исторической эпохи. Но система 'Мир' постепенно зачищала год за годом, а диаспора год за годом углублялась в древность.
   - Значит и я - часть диаспоры? - удивился Адамски, наслаждаясь тем, как проглоченные черви ласкают своими неутомимыми хвостами стенки его желудка, а некоторые из них стали ощущаться уже и в других частях тела Адамски.
   - Конечно! - ответил Мастер. - Вы - трансплантант второго уровня, а я - первого, и вы являетесь моим рабом.
   Почему-то Адамски это не сильно взволновало: ну, вселялись они в него, ну, и что?..
   - Но и диаспора в первое время наносила урон людям, - продолжил свой рассказ Мастер. - Например, мы сбили одну из самых первых копий системы 'Мир', которая базировалась на орбите Земли. Сбитая станция сошла с орбиты и затонула. Землянам всё было преподнесено, как плановое затопление орбитальной станции. Но в одной только России за этим поражением последовало сокращение ста тысяч рабочих мест. И это были самые высококвалифицированные научные и инженерно-технические работники. Наша 'Луна' копии может создать быстро, а люди должны учиться...
   - А это когда было? - на миг очнулся Адамски.
   - В 2001 году, - недобро усмехнулся Мастер.
   - Неужели всего через сорок лет мы будем иметь космические базы? - удивился Адамски. - В это трудно поверить!
   - Будете, - ответил Мастер. - И даже раньше.
   Мастер на миг остановился, чтобы присмотреться к Адамски, а затем продолжил свой рассказ.
   - 'Луна' отступала в глубь времён, а сотрудники 'Мира' старались обнаружить её головной центр. При сетевом построении структуры 'Луны' это сделать было практически невозможно. Тем более что 'Луна' тоже обладала отнюдь не слабым интеллектом и смогла противостоять агрессии 'Мира'.
   Поэтому, когда, наконец, люди уничтожили последний виртуальный клон 'Луны', выяснилось, что она всё равно функционирует. Это означало только одно - где-то есть материальный носитель. Без материального носителя ни одна информационная технология существовать не может.
   Но где находился этот материальный носитель? Ответа на этот вопрос не мог дать никто. Не уничтоженная копия 'Луны' могла быть в настоящем, будущем или в прошлом. Она могла находиться в любом пространстве - в пространстве размеров, пространстве масс, пространстве углов, в пространстве электрического заряда, наконец.
   В этот момент 'тарелка' с Адамски подлетела к поверхности обратной стороны Луны достаточно близко, для того чтобы можно было хоть что-то увидеть в слабом свете носовых прожекторов корабля.
   - Так вот тут у вас что! - удивился на миг протрезвевший Адамски. - А 'Луна'-то ваша где оказалась?
   Мастер промолчал, а в следующую секунду корабль отыскал дыру - огромное отверстие в поверхности Луны. 'Тарелка' прошмыгнула туда, а затем двинулась в горизонтальном направлении. Потом раскрылась створка в боковой поверхности дыры, и 'тарелка' залетела внутрь, словно мышь за куском сыра пролезла в мышеловку.
   Вот так выяснилось, что 'Луна' буквально окопалась в центре Луны.
   'Тарелка' подлетела к посадочной площадке, которая находилась в боковой части огромного подлунного зала. Когда они пролетали ворота, Адамски успел заметить, что толщина внешней обшивки не такая уж и большая для такого размера космического тела.
   - Тонковата 'рубашка', - ухмыльнулся он.
   - От шестидесяти до ста ваших километров, - ответил Мастер. - Этого достаточно.
   - Небось, гудит, когда по верху метеориты бьют? - не унимался Адамски.
   - Когда ваши что-то сбрасывали на поверхность Луны, она долго гудела, - признался Мастер.
   - Наши сбрасывали... Когда?
   - Да вот уж скоро. Лет через пять начнут нам на голову..., - ответил Мастер.
   Путешественники вышли из 'тарелки'. Адамски обернулся. На борту 'тарелки' были выбиты странные непонятные буквы.
   - 'Ковчег', - понял его немой вопрос Мастер.
   А затем взору открылась она - супер ЭВМ 'Луна'. Адамски такой красотищи никогда не видел. Во-первых, это был явный шедевр архитектуры. В самом центре 'Луны' находился правильный куб абсолютно чёрного цвета.
   - Это Чёрный камень, - прокомментировал Мастер, явно трепеща перед этим объектом. - Это ядро. Точнее, память ядра. В ней хранятся все самые важные сведения, касающиеся традиции, истории и родовых связей диаспоры.
   - А в Мекке не такой же камень? - вспомнил Адамски.
   - Нет, - усмехнулся Мастер. - Там муляж. Точнее, там остаток Чёрного камня, который был установлен на предпоследней копии 'Луны'. Когда 'Мир' её сбил, то община спрятала камень в Аравии, тогда почти совершенно безлюдной. Но этот камень не пригоден для расчётов. Он сильно обгорел при падении и утратил свои компьютерные способности. Сейчас пригоден только для религиозных целей.
   - Но как сюда эта машина втиснулась? - не унимался, возможно, излишне любознательный Адамски.
   - А вот это очень интересная история! - произнёс Мастер. - Когда 'Луна' искала, как спрятаться от сканеров 'Мира', то единственной оказалась возможность проникнуть в какую-нибудь планету и внутри неё разместить свои материальные модули. Но для такой колонизации планеты требовались определённые процедуры.
   Как известно, любая планета состоит из функционирующей белой дыры. Она покрыта оболочкой из различных химических элементов и их соединений, начиная от твёрдых фаз до жидкостей и газов. Белая дыра работает на физическом вакууме. То есть планета или звезда - а они по своей структуре одинаковы - представляет собой как бы кипение наружу, когда из одной небольшой области постепенно формируется небесное тело.
   - А куда девается белая дыра? - удивился Адамски.
   - Она остаётся в центре планеты и продолжает генерировать вещество, - ответил Мастер.
   - А если она погаснет?
   - Тогда планета перестанет расти и превратится в скелет планеты, то есть умрёт.
   - Это как?
   - Без постоянного притока вещества из недр планеты, солнечный ветер постепенно сдует с поверхности сначала газы, а потом и жидкости. Останется один реголит, как здесь, на Луне, - ответил Мастер.
   - Так, значит, Луна мертва?
   - Мертва, - ответил Мастер. - Наша супер-ЭВМ 'Луна' остановила ядро планеты Луна, после этого планета Луна перестала расти. ЭВМ 'Луна' проникла внутрь и материализовала из материалов погасшего ядра всю свою сложную структуру. По мере материализации в эту структуру загрузились отдельные узлы и механизмы 'Луны', и постепенно она вся туда перебралась.
   Но планета Луна перестала расти. Она перестала быть живой. К сожалению, машина 'Луна' стала для планеты Луна тем самым червяком, который выгрызает сердцевину. Отсюда и происходит наше приветствие: Оффа алли кор...
   Поверхность Луны стала безжизненной, солнечный ветер сдул с неё и атмосферу, и текущие некогда реки, и даже лунный грунт, который некогда был почти таким же, как на Земле. Остался один реголит. Он, как закалённая под радиацией земля, совершенно не похож на земную землю.
   Из-за погасшего ядра Луна потеряла свою электромагнитную защиту, поэтому радиация тоже стала бомбить поверхность. Когда на Луну падали спутники, точнее, когда на Луну будут падать ваши спутники, она будет обиженно гудеть, как пустой барабан.
   Из-за погасшей белой дыры Луна стала терять массу и удаляться от Земли. Но машина 'Луна' немного изменила параметры орбиты планеты Луна, приблизила её к Земле и закрепила на орбите так, что Луна остаётся повёрнутой к землянам одним своим боком. На другой части поверхности размещаются, как вы видели, необходимые устройства. Из-за постоянной тени, они не видны для наблюдателей.
   - А зачем вы всё это мне рассказали? - вдруг спохватился Адамски.
   - Хаму приглянулось ваше тело, и он решил остаться в нём навсегда, - невозмутимо произнёс Мастер. - Осуществить эту операцию можно только здесь, в нашем Центре.
   - Вы меня убьёте? - слабо ужаснулся Адамски.
   - Нет, - успокоил его Мастер. - Не убьём. Просто заберём ваше тело. А вашу личность заберёт 'Луна', и там внутри неё вы станете тем самым рабом, о котором я вам рассказывал. Оффа алли кор!
   Последнее, что смог осознать Адамски, было то, что он вспомнил о тех самых червяках, которые делали ему так приятно... И которые как раз и стали тем самым червём, который погубил его, Адамски...
   * * *
   5 октября 1954 года Соль-Тек, киберкомандир второго корабля-охотника (суффикс ТЕК в имени обозначал киборгов), получил задание Антона осуществить контакт с земным индивидуумом. Для этого контакта была выбрана группа Уильямсона. Инопланетяне сообщили группе, что уже установили контакт с правительствами.
   И уже 24 октября 1954 года для продолжения контакта, киберкомандир Соль-Тек пригласил Дика Миллера, члена группы Уильямсона, на свой корабль.
   Миллер с интересом рассматривал 'тарелку'. Перед ним находился серебристый корабль круглой формы. Он был сделан из какого-то цветного материала. В диаметре аппарат достигал сорока пяти метров. В корпусе были оборудованы прямоугольные иллюминаторы.
   Когда Миллер оказался на борту, то смог оценить и лётные качества 'тарелки': НЛО летел абсолютно бесшумно.
   На борту Миллера ожидал молодой человек, одетый в коричневый комбинезон. Он провёл Миллера к командиру корабля, и Соль-Тек с удовольствием рассказал Миллеру историю взаимоотношений инопланетян и землян.
   - Впервые мы посетили твою планету четырнадцать тысяч земных лет назад. Как раз сразу после мощного оледенения, вызванного мировой ядерной войной, - произнёс Соль-Тек.
   - И кто же воевал на Земле в этой древности? - недоверчиво произнёс Миллер. - По нашим данным, на Земле в это время обитали лишь дикари!
   - Ваша наука ещё не развита, - невозмутимо, что свойственно машине, ответил Соль-Тек. - Но мы внедрили науку, необходимую для правильных исследований глубокой древности. Под нашим наблюдением и при нашей помощи её разработкой занимается учёный Иван Ефремов. Он назвал науку 'Тафономия'. Когда её положения войдут в науку, то вы сможете правильно взглянуть на историю Земли.
   - А сейчас? Мне что, ждать, пока какой-то русский учёный что-то там насочиняет? - забастовал Миллер. - Если вы такие всемогущие, то ответьте сейчас!
   - Хорошо, мистер Миллер, - согласился Соль-Тек. - Слушайте.
   Двадцать тысяч земных лет назад состоялась война. В ней было применено ядерное оружие. Население Земли оказалось отброшенным в каменный век. И к этому же почти две тысячи лет на Земле установилась ядерная зима.
   Четырнадцать тысяч лет назад, как я уже сказал, зима кончилась, и население Земли стало заново эволюционировать. Первыми стали заново цивилизованными люди, которые живут в Центральной России. К нашему прилёту они уже имели транспорт - лодки, сани, салазки, лыжи. Даже научились добывать дёготь. А это очень сложный химический процесс!
   Но сейчас вы опять подошли к ядерному рубежу, и снова поставили планету на грань катастрофы. И мы здесь специально для того, чтобы не дать вам это сделать.
   - Почему мы такие настырные? - удивился Миллер.
   - Не настырные. Просто на Земле несколько видов людей. Виды - разные. И уровень развития у всех разный, - продолжил Соль-Тек. - Но самое главное, что менталитеты у всех видов тоже разные. То, что для одного вида является преступлением, для другого величайшей доблестью. Не только вы, но и мы в своём мире с подобным сталкиваемся. Это самое сложное в том, чтобы найти общий язык и не ущемлять интересов друг друга.
   - Хорошо, - осознал Миллер. - А вы вообще откуда?
   - Именно мой корабль прилетел с одной из планет, расположенных в системе звезды Альфа Центавра, - ответил Соль-Тек. - Она здесь рядом - всего 4,3 световых лет.
   - Ничего себе 'рядом'! - присвистнул Миллер. - Туда лететь жизней не хватит.
   - Наши корабли перемещаются со сверхсветовой скоростью, - ответил Соль-Тек. - Поэтому такое расстояние для них очень незначительно.
   - Но ведь скорость света предельна, - возразил Миллер. - Это ещё Эйнштейн доказал.
   - Он не доказал, а предположил, - поправил собеседника Соль-Тек. - И, как показало время, ошибся.
   - В чём? В значении?
   - Нет. В геометрии. Квадрат скорости света - это не скорость света, умноженная на скорость света. Это площадь круга или эллипса, у которого одна сторона может быть половиной скорости света, а другая, соответственно, иметь значение, равное двум скоростям света. Вот на этом принципе мы и летаем.
   - Спорное утверждение, - уклончиво согласился Миллер. - А зачем вам наша Земля? И есть ли кто кроме вас и вашей планеты?
   - Наша планета входит в состав Всеобщей галактической конфедерации. Вместе с нами там шестьсот восемьдесят планет. И это только те, которые получили право стать членами Конфедерации. Такое право предоставляется планете, когда её цивилизация достигает определённого уровня. Но всё равно на всех планетах Конфедерации уровень развития разный. Это, кстати, никак не могут понять ваши правительства. Они всё время пытаются насадить всем народам одинаковый уровень развития. А это в корне неправильно.
   - А как правильно? Одни - люди, другие - дикари? - возмутился Миллер.
   - Нет. Правильно так, что все - люди. Но у всех свой эволюционный и цивилизационный статус, - ответил Соль-Тек. - Вот мы же с вами сейчас общаемся, а статус у нас разный. И, заметьте, мы не стремимся вас накачать знаниями так, чтобы вы лопнули от них. Не только не стремимся, мы вам ни за что не дадим наши знания - чтобы вы друг друга не попереубивали. И, несмотря на это, в Конфедерации все планетные цивилизации прекрасно уживаются вместе и сотрудничают в меру возможностей и, не переходя границы разрешённого контакта.
   - Какой была Земля до катастрофы?
   - Земля тоже была членом Конфедерации, - ответил Соль-Тек. - А после катастрофы мы были вынуждены ждать, когда на Земле вновь появится цивилизация, сопоставимая по уровню культуры. И вот теперь очень быстро приближается то время, когда мы сможем сделать вам такое предложение.
   - И мы готовы! - заспешил в Конфедерацию Миллер.
   - Но сначала земляне должны устроить жизнь на планете Земля по законам братства, - охладил его пыл Соль-Тек. - Как я уже сказал, такой закон предусматривает учёт различий в культуре, в развитии, цивилизованности и мировоззрении. Никакой искусственной уравниловки. Все люди неодинаковые - разные, но подход ко всем людям одинаковый. А у вас сейчас всё наоборот: все люди, якобы, одинаковые, а подход к ним, якобы, разный.
   - Хорошо, - согласился Миллер. - Почему же процесс не идёт? Почему вас не видно? Почему нет широкой экспансии?
   - В последние годы мы вошли в контакт с высшими руководителями всех ваших государств, - прояснил ситуацию Соль-Тек. - Мы объяснили свою позицию, наши предложения и наши требования. Но, к сожалению, мы натолкнулись на стену непонимания. Те, кого вы поставили во главе своих народов, из своих корыстных побуждений не хотят идти нам навстречу. А заставлять - мы не имеем права. Поэтому и обращаемся к отдельным индивидуумам, таким, как вы.
   - Странно вы говорите, - удивился Миллер. - Получается, что нами правят жадные людишки?
   - Не всё так просто, - ответил Соль-Тек. - Почти всех правителей контролирует раса преступников, которые принадлежат к диаспоре под названием 'Луна'. Но этот вопрос очень сложный, и мы его сейчас поднимать не станем. Скажу вам только то, что мы ведём против них специальную операцию, и через некоторое время Земля будет очищена от диаспоры. Тогда на место правителей придут совсем другие люди.
   * * *
   Эйзенхауэр наплевал на предостережение Антона. При первом же удобном случае в том же 1954 году он вышел на контакт с группировкой 'Луны'. Боевой генерал, уж, с ней-то он точно о чём-нибудь договорится, потому что и опыт появился, и есть чем блефовать.
   Раса 'большеносых' серых инопланетян, как между собой её стали называть американские участники контакта, высадилась на авиабазе Голломэн. Раса - это, конечно, громко. Высадилось всего три инопланетянина. Но они, вероятно, представляли именно свою расу, потому что сильно отличались от первых пришельцев.
   Эйзенхауэр отметил, что у этих инопланетян очень большие носы. А также они имели какой-то серый цвет кожи. Это тоже было странно - цвет устанавливается содержанием меланина и может быть от белого до чёрно-коричневого. А тут - серый! Но их общение ничем не отличалось от земного. Они оказались гораздо более понятливыми и сговорчивыми, чем первые, сильно давившие на общечеловеческие ценности. В результате с серыми было достигнуто принципиальное соглашение о сотрудничестве.
   - Мы прилетели из системы красной звезды в созвездии Орион, - весьма торжественно произнёс Мастер. - Вам она известная под названием Бетайгойце. Наша планета погибает, и мы не можем на ней оставаться.
   Но генерал Эйзенхауэр был не простак. Он видел и не такие мольбы. В созданных им концентрационных лагерях несколько миллионов женщин и мужчин тоже просили его - кто поесть, а кто и попить, но, в результате, всё обошлось без пищи и воды - более миллиона умерли, а остальные, очевидно, расхотели. И инопланетные 'сказки' его никак не трогали.
   Для генерала было главным только то, сколько именно он получит выгоды от этого предприятия - сколько шекелей окажется в его карманах. А погибнет чья-то планета или не погибнет - его это нисколько не волновало. Поэтому после первого обмена любезностями решили подготовиться с предложениями и для их обсуждения встретиться повторно.
   Второй контакт состоялся на авиабазе Эдвардс. Эйзенхауэр очень умно перехитрил американскую нацию. Он взял как бы обычный отпуск и отправился в Пальм Спрингс. Хитрость заключалась в том, как повернуть дело так, чтобы в назначенный день улизнуть от прессы и в секретном режиме провести ту самую встречу.
   Стратеги из окружения Эйзенхауэра придумали гениальный ход! Они сообщили прессе, что у президента разболелся зуб. Этого оказалось достаточно, чтобы все отстали от Эйзенхауэра, и его спокойно доставили на базу.
   Там Эйзенхауэр встретился с инопланетянами и от имени США подписал с ними межпланетное соглашение. Оно, конечно, было большей степенью формальным, но 'живые' подписи ему придавали статус значимого документа. Из этого документа впервые стал понятен статус Мастера - Его Всемогущее Высокопревосходительство Кирилл.
   Соглашение получилось объёмным. Главным пунктом в нём было то, что инопланетяне не вмешиваются во внутренние дела США, а американцы - в дела инопланетян. Для американцев это значило то, что теперь все выходки инопланетян им придётся терпеть. А для инопланетян это значило, что американцы не будут посягать на Луну и не станут пытаться сбивать 'тарелки'.
   - Какое-то странное соглашение, - озадачился один из экспертов в окружении Эйзенхауэра.
   - Почему же? - удивился президент США.
   - Потому что у нас против них ничего нет, - ответил эксперт. - Мы не можем полететь на Луну, и нам нечем сбивать их 'тарелки'. Мы вообще для них ничем не опасны. Вот в силу этого и возникает вопрос: зачем им наши ничтожные обязательства?
   Американское руководство не смогло самому себе ответить на этот вопрос. А инопланетяне прекрасно понимали, что соглашение их никак не ограничивало. Земляне не могли препятствовать серым в их возможностях по трансплантации, ибо земляне ничего не знали даже о её существовании.
   К тому же земляне сами взяли на себя обязательства сохранять всё в тайне - под обещание инопланетян одарить США прогрессивными технологиями и помочь в технологическом развитии. И ещё одно обещание американцы взяли с инопланетян - они не должны заключать никаких договоров с другими нациями Земли.
   Мастеру нужны были новые носители. Напрямую он Эйзенхауэру это сказать не мог, но 'в тёмную', якобы, для исследований, Мастер получил право в ограниченных количествах забирать к себе людей. Естественно, в целях медицинских исследований и при условии, что все эти люди останутся целыми и невредимыми,
   - Ваши земляне, - пояснил Мастер. - Будут возвращаться в место захвата и не будут помнить о происходившем с ними. Все списки изъятых землян мы будем в обязательном порядке предоставлять вашему правительству - группе Маджестик-12.
   Мастер специально сделал акцент на том, что в качестве полноправного правительства землян указал именно группу Маджестик-12, то есть группу, непосредственно подчинённую Эйзенхауэру. Этот политический кивок однозначно расставил приоритеты. И Эйзенхауэр оценил и попался на эту уловку.
   Он завёл разговор о послах, которых каждая сторона должна предложить другой стороне соглашения. Мастер принял его предложения. Потом последовали условия об обмене группами по 16 лиц. И это предложение было одобрено Мастером. И, наконец, перешли к главному практическому вопросу.
   Группа Маджестик-12 в лице своих членов - крупных бизнесменов - отхватила первый межпланетный подряд. Это был подряд на строительство подземных баз для серых инопланетян. Две из них будут предназначены для совместного использования инопланетянами и американским правительством.
   Это был двояковыгодный для Эйзенхауэра проект. Во-первых, огромные никем не контролируемые прибыли. Во-вторых, свободный доступ к инопланетным космическим технологиям. Да, и сами корабли пришельцев при реализации такого проекта тоже могут стать объектами прямых исследований.
   - Это что же у вас за флаг за такой? - довольный результатами переговоров, Эйзенхауэр позволил себе небольшую вольность.
   - Мы называем свой флаг 'Тройные Регалии', - гордо ответил Мастер.
   Изображение флага красовалось и на форме инопланетян, и на их технике.
   - Ну, что, всё снял? - нетерпеливо спросил президент кинооператора. - Надеюсь, смог позволить себе лишнего, чем было разрешено?
   - Всё снял, господин президент! - радостно отрапортовал оператор. - И высадку, и встречу, и многие детали техники...
   - Господин Эйзенхауэр! - уже после контакта с инопланетянами обратился к президенту США один из членов Маджестик-12 и по совместительству руководитель одной из строительных компаний не связанного с коммерцией президента США. - Наши предложения по строительству баз инопланетян сводятся к следующему. Базы необходимо построить под индейскими резервациями. Это позволит избежать ненужного внимания других членов американского общества. А с вождями резерваций мы договоримся, и, в результате, индейцы станут охранниками наших секретных территорий.
   - Где именно находятся эти резервации? - уточнил президент США.
   - В углах квадрата, образованного штатами Юта, Колорадо, Нью-Мексико и Аризона, - ответил сотрудник Маджестик-12. - Ещё одну базу необходимо построить в Неваде.
   - А там где?
   - В районе под кодовым наименованием S 4. Примерно в семи милях южнее западной границы территории 51. Последняя также называется 'Страной грёз'.
   - Отставить лирику! - одёрнул маджестиканца президент США. - Кто будет контролировать наши базы?
   - Все базы инопланетян будут находиться под контролем ВМФ США.
  
  

  Советский рост

  
  С самого начала 1955 года, уже с февраля месяца, в СССР приступили к формированию отдельного института в системе Академии наук СССР.
  - Совет Министров СССР принял постановление о создании первого Вычислительного центра Академии наук СССР.
  - Кто его возглавит?
  - Его директором назначен академик Анатолий Алексеевич Дородницын. Ему переданы две ЭВМ: БЭСМ, изготовленная в ИТМ и ВТ АН СССР, и 'Стрела', находящаяся в Математическом институте имени Владимира Андреевича Стеклова.
  Вычислительный центр сразу же прочно занял свою нишу в информационном обществе. И 'Стрела', и БЭСМ работали круглосуточно. И даже при этом они не справлялись со всё увеличивающимся потоком задач. А задачи становились всё важней и важней.
  - План расчётов на ЭВМ составлен на неделю вперёд и утверждён Председателем Совета Министров СССР Булганиным! - отвечал на просьбы торопившихся командированных расчётчиков уполномоченный.
  А если уж некоторые ходоки своими неуёмными связями доходили до самого Булганина, и тот звонил в Вычислительный Центр, то Дородницын весьма тактично объяснял:
  - У нас число командированных превышает количество сотрудников, состоящих в штате Вычислительного центра.
  * * *
  - Господин, президент! - обратился к президенту США Эйзенхауэру один из членов группы Маджестик-12. - Нам стало известно, что наши инопланетные партнёры нарушают подписанные договорённости.
  - И в чём конкретно выразились эти нарушения? - удивился президент.
  - Во-первых, подтвердилось наше подозрение, что пришельцы скрывают факты использования людей в своих экспериментах. Инопланетяне так и не передали группе Маджестик-12 полный перечень всех своих контактов с людьми. Они также не представили и список похищенных ими людей.
  - А во-вторых? - устало отмахнулся от первого пункта Эйзенхауэр, понимая, что при всём желании контроль над пришельцами наладить он не сможет.
  - Наши эксперты установили, что инопланетяне на земных живых организмах проводят эксперименты и опыты, далеко выходящие за рамки нашего договора.
  - Какие такие опыты? - очнулся Эйзенхауэр.
  - Для поддержания своей жизнедеятельности инопланетяне употребляют части человеческого тела, - ответил представитель Маджестик-12.
  - Каннибалы что ли? - удивился президент США.
  - Нет, - ответил эксперт. - Каннибалы - это те, кто потребляет в пищу представителей своего рода. А мы для инопланетян чужой род. Поэтому они просто нами питаются. Как мы индейками, салатом, свининой.
  - Какие мы им индейки? - возмутился Эйзенхауэр. - Это, значит, они из нас делают еду, а сами о сотрудничестве говорят! И каков размах их нарушений?
  - Нами обнаружено, что пришельцы эксплуатируют большое количество людей, - ответил эксперт.
  - Как? - встал со своего кресла Эйзенхауэр. - Как им это удаётся?
  - Они используют тайные общества, волшебство, магию, оккультизм и религию, - ответил эксперт, потом немного помялся и добавил: - Не хотел вас обижать, но они используют библейскую религию.
  - Как это? - ещё больше не понял президент США. - Получается, с ними священнослужители за одно? Или вообще религия - это их личина!
  - Это ещё не всё, - добивал эксперт. - Их подозревают в сотрудничестве с СССР! И не только подозревают.
  - Выгнать! Вышвырнуть! Пинка им под зад! - раздавал приказы Эйзенхауэр. - Я не потерплю, чтобы на моей территории разные нелюди занимались своими делишками! Подключить армию! Уничтожить! Чтобы они навсегда забыли дорогу на нашу Землю!
  Последовавшие за этим попытки руководства США военным путём избавиться от пришельцев потерпели неудачу, а Мастер только ухмылялся, стоя на мостике своего корабля и наблюдая, как тщетно пыжатся эти люди причинить хоть какой-нибудь ущерб его персоналу.
  - Михей, - усмехнулся Мастер. - Ты смотри, какие они упрямые.
  - Просто не понимают, что им противостоит, - Михей немного помолчал, наблюдая за потугами американской армии, а потом предложил: - Может, охладить их боевой пыл парой выстрелов?
  - Ни в коем случае! - жёстко пресёк эту попытку Мастер.
  - Вам стало их жалко? - осел Михей.
  - Кого? Да, что ты тоже говоришь! - махнул рукой Мастер. - Просто не исключено, что, не дождавшись от нас передачи технологий, они хотят нас специально спровоцировать на выстрел, чтобы потом по его параметрам попытаться реконструировать само оружие. Так что - не надо в них стрелять.
  - Вы, как всегда, правы, Ваше Всемогущее Высокопревосходительство, - ответил Михей и поклонился.
  - К тому же, нам нужны здоровые люди, - продолжил Мастер. - Каковы наши параметры на сегодня?
  - Из-за множественной метисации, наша генетическая структура испорчена, - ответил Михей. - Испорчена до такой степени, что мы не можем больше размножаться. Если мы не найдём способ, как начать массовое скрещивание хотя бы с людьми, то наша раса вскоре прекратит своё существование. Поэтому мы должны продолжать наши опыты, несмотря на противодействие землян.
  Несмотря на возникшие противоречия с инопланетянами, источник финансирования инопланетных баз был найден. В 1955 году Совет по внешним связям поручил заместителю директора ЦРУ Джорджу Бушу обеспечить проект средствами, полученными от наркоторговли. Их переправка осуществлялась через принадлежащие Бушу прибрежные буровые установки.
  * * *
  Где-то за неделю до этого, 12 августа, Антон встретился с советским высоким начальством. На открытый контакт пришлось пойти из-за того, что в этом времени, то есть в 1955 году, концентрация 'лунатиков' на Земле достигла очень высоких значений. Оттесняемые патрулями 'Мира' в глубь времён, 'лунатики' скапливались в одном определённом времени, и выявлять их становилось всё труднее.
  Кроме этого, опасное заигрывание американцев с серыми ('лунатиками') инопланетянами ставило под удар всю цивилизацию Земли.
  Поэтому Антон решил передать советскому руководству несколько временных зарядов, которыми можно было бы уничтожить небольшие силы серых, не очень рискованно для всей планеты.
  - А как они работают? - с недоверием произнёс генерал, держа в руках серебристый предмет и разглядывая его. - Нужно провести инструктаж личного состава и для понимания сути работы боеприпаса провести пробный подрыв.
  - Хорошо, - согласился Антон. - Мы поможем вам провести пробный взрыв.
  - В чём особенность это оружия?
  - Оно срабатывает в нужном месте и в нужное время, - ответил Антон. - Приведу пример. Если вы устанавливаете мину с расчётом, что через два часа по этому месту пройдёт неприятель и наступит на неё, то таким образом вы применяете мину в нужное вам время. Но это - в будущем.
  - А как сделать, чтобы в прошлом?
  - Наши учёные разработали такие заряды, которые могут срабатывать в прошлом, - ответил Антон. - Как это делается - я вам не скажу. И не из-за тайны. А потому, что вы не сможете понять этих принципов. Они будут открыты только в 2016 году.
  - В будущем..., - очень недоверчиво протянул военный.
  - Да. В будущем. Естественно. И напоминаю, мы - из будущего. Вашего будущего, - привёл военного в чувство Антон.
  - А как пользоваться вашим оружием?
  - Очень просто. Сначала вы засекаете 'лунатиков' и фиксируете их координаты в пространстве расстояний и момент прохождения зафиксированной точки пространства. Затем через некоторое время устанавливаете временную мину в той точке пространства, через которую они прошли. А затем устанавливаете таймер срабатывания на то время, когда цель будет в зоне поражения. И нажимаете кнопку 'Выстрел'. Мина подорвётся в прошлом и поразит цель.
  - Ничего не понятно. Но, в общем-то, всё понятно, - ответил озадаченный генерал. - Давайте попробуем.
  Генерал отдал приказ, чтобы оповестили все службы о проведении планового взрыва.
  - Так, если сейчас 11:10, то на всю установку и возвращение назад нам потребуется минут сорок. Пусть десять минут будет ещё в запасе. Итого получается - в 12:00 будет проведён взрыв устройства. Всем - готовность.
  После этого они сели в 'Газик' и поехали в степь искать место для такого удивительного взрыва. Минут через двадцать пять место было найдено. Инопланетный заряд установили по всем нормам безопасности, действующим на полигоне.
  - На который час устанавливать таймер? - спросил генерал.
  - Если сейчас 11:35, то устанавливайте таймер, допустим на 10:00. Вам хватит этого временного разрыва для того, чтобы убедиться в боеспособности оружия и понять его военное предназначение?
  - Вполне! И так, ставим таймер на 10:00 и нажимаем кнопку 'выстрел', - генерал очень боялся, это было видно по его трясущимся рукам, но кнопку всё-таки нажал.
  Ничего особенного не изменилось, лишь погода резко ухудшилась. Над полигоном появились какие-то подозрительно знакомые тучи. Отстрелявшись, испытатели поехали в штаб.
  * * *
  За два с половиной часа до этого события развивались так. 12 августа 1955 года выдался обычным рабочим днём. Семипалатинский полигон отдыхал и готовился к новым рабочим ситуациям. На 12:00 командование запланировало взрыв изделия малой мощности.
  Группа инженеров выехала на место в 9:30.
  - 9:50. Прибыли на точку, - сообщил по рации в штаб командир группы. - Находимся за несколько километров от эпицентра будущего взрыва. До взрыва осталось два часа десять минут, рассчитываем управиться за полчаса, чтобы всё проверить и иметь запас времени, если вдруг обнаружится какое-либо повреждение.
  - Аппаратура имеет странные повреждения, - рассматривал небольшие отверстия Сергей Алексеев.
  Военный строитель, он видел такое впервые.
  - Смотри внимательней, - ответил командир группы. - Если можно отремонтировать сейчас - начинай. Если нет, то фиксируем всё и уезжаем.
  Вдруг невдалеке рванул атомный заряд малой мощности. Испуга не было - все уже привыкли к такому. Но старший группы ошалело посмотрел на часы.
  - Десять ноль-ноль! Чёрт бы вас побрал! Всё спешите! - чертыхнулся командир. - С ума там все посходили! Взорвали заряд на два часа раньше! Зная, что в эпицентре находятся люди!
  - Что-то я не помню такого, чтобы взрыв произошёл на два часа раньше запланированного срока, - удивлено произнёс Алексеев, когда они гнали в штаб. - Всегда в график еле укладывались - всё проверяли до последнего. А тут - раньше!
  * * *
  - На два часа раньше! - Никита Сергеевич светился от счастья. - Это очень замечательно! Вы понимаете, что это значит? Это значит, что можно гарантированно уничтожить любого агрессора, если он нападёт на СССР! Это значит, что появляется реальная возможность возврата ситуации - вражеская сторона просто уничтожается ещё до начала своего наступления!
  Ситуация оказалась очень интересной и странной одновременно. Поскольку временное оружие досталось в уже готовом виде, то его секретность соблюсти очень просто - потому что нет ни разработчиков, ни испытателей, ни других случайных и не случайных свидетелей. Поскольку нет и производства этого оружия, то нет и производственного источника информации о нём.
  Поэтому достаточно замаскировать несколько подаренных зарядов под какое-либо секретное оружие и спокойно иметь его в своём распоряжении.
  - В любой ситуации мы способны нанести первый удар по напавшему противнику! - всё ещё радовался Хрущёв.
  Потом, во времена Карибского кризиса, Никита Сергеевич весьма опасно поиграл с США и резко 'сходил' на обострение ситуации с ними.
  - Никита Сергеевич! - произнёс Антон. - Ещё буквально несколько слов о чудо-оружии. Лично для вас.
  - Я вас слушаю.
  - Поскольку боеприпас работает со временем, нужно уяснить систему работы причинно-следственной связи, которая возникает при его применении, - стал объяснять Антон. - Такой вид вооружения принципиально не применим к тем организмам, которые живут и находятся в своём 'родном' времени. Именно по этой причине никто на полигоне не пострадал от проведённого взрыва.
  - Что вы этим хотите сказать?
  - Давайте вместе с вами проследим причины и следствия. Допустим, противник совершил нападение. Допустим, мы наносим упреждающий удар. Всего на несколько часов раньше - но этого ведь хватит? - стал разъяснять Антон, а Хрущёв в это время довольно кивнул. - Получается, что мы наносим удар в то время, когда нападение ещё не совершено. Получается, что мы выступаем агрессорами - ведь с точки зрения той стороны, их сторона ничего не предпринимала, а мы напали первыми и уничтожили их.
  - И что вы этим хотите сказать? - напрягся Хрущёв.
  - Смотрим дальше. В результате нашего упреждающего удара противник уничтожен. Но он так и не напал на нас. И собираться нападать стало уже некому. То есть никакого удара по нашим позициям и не будет. Получается, что и необходимости в упреждающем ударе нет. И тогда возникает вопрос: кто и когда принял первоначальное решение о нанесении 'ответного' упреждающего удара?
  - То есть оружие бесполезно? - опечалился Хрущёв. - Но мы же видели взрыв!
  - Если бы, допустим, об этом оружии американцы знали бы, и вы, и они располагали бы такими возможностями, то война очень быстро бы превратилась в гонку 'Кто раньше', и она была бы направлена на взаимное уничтожение, - объяснил Антон. - Поэтому оружие действует по принципу обратной связи. Оно уничтожает только те объекты, которые во времени перемещаются, движутся, путешествуют. А вы и американцы - вы живёте в своей реальности. То есть, с точки зрения пространства времени, вы объекты статичные.
  Антон заметил, как Хрущёв сник.
  - Никита Сергеевич, вы азартный человек? - неожиданно произнёс он.
  - Допустим, - ответил Хрущёв.
  - Американцы не знают о тех особенностях оружия, на которые указал я, поэтому вы можете очень хорошо блефовать! - закончил Антон.
  - Точно! Я им покажу Кузькину мать!
  * * *
  Зина Ельшова не спешила домой - до заката ещё было далеко, и она просто полоскала бельё в реке. Неожиданно вдоль реки показалось непонятное светящееся тело. Оно летело сантиметрах в пяти над водой, тихо жужжало, словно работающий трансформатор, и двигалось в сторону Зины.
  Девушка испугалась и уже хотела, было, бежать, но вдруг страх исчез. Бежать уже никуда не хотелось. Зина, словно парализованная, застыла в одной позе и простояла так минуты три - столько длился процесс трансплантации...
  Примерно через неделю Зинаида снова оказалась одна в том же месте на реке. Она стирала бельё и опасливо озиралась.
  Вдруг из ниоткуда прямо перед ней материализовались два мужчины невысокого роста. Они подошли к ней, и один из них скомандовал:
  - Выходи!
  Это было сказано не Зинаиде, а кому-то другому. Пока девушка думала - кому, из неё вылетело то самое свечение и материализовалось в щуплую девушку, такую же серокожую, как и два молодых человека.
  Зинаида попыталась бежать, но тело её не слушалось.
  - Мы засекли тебя, - сказал мужчина девушке. - И хотим знать твоё имя и с какой ты планеты?
  - Моё имя Лоо. Я жила на Куили. А как зовут вас?
  - Меня - Михей, а это - Наум, - представился незнакомец. - Значит ты наша. Оффа алли кор!
  - Оффа алли кор! - ответила девушка и склонила голову в знак приветствия. - Я столько лет провела в заточении в Куили! Эта тюрьма, куда нас втискивают просто за то, что мы - это мы...
  - Лоо, - не стал её дослушивать Наум. - Сейчас на Земле орудуют белые. Они выслеживают наших и истребляют. Мы посланы к тебе, чтобы предупредить: сиди в своём носителе тихо и не высовывайся. Всё понятно?
  - Да, - ответила Лоо и вновь трансплантировалась в Зину.
  * * *
  В сентябре 1955 года президент США Дуайт Эйзенхауэр предпринял поездку в район своих баз, возводимых для инопланетян. Он, снова под каким-то надуманным предлогом, приехал в Денвер - северо-восточный угол инопланетного квадрата.
  Эйзенхауэр играл в гольф и находился у самой далёкой от возможных свидетелей лунки, когда рядом с ним, оставаясь невидимым для всех, кроме самого Эйзенхауэра, материализовался Мастер.
  - Добрый день, господин Президент! - поздоровался Мастер.
  - И вам добрый день, Ваше Всемогущее Высокопревосходительство Кирилл, - ответил президент США. - Я предложил вам встретиться в виду того, что мне доложили о ваших не совсем гуманных экспериментах над нашими людьми. Не могли бы вы их прекратить!
  Мастер внимательно посмотрел на президента США и выдержал паузу, затем произнёс:
  - Мы можем прекратить всё. Даже вашу жизнь. Не заостряйте, пожалуйста, ситуацию!
  После этого Мастер, оставаясь так же незамеченным для посторонних, дематериализовался. Эйзенхауэр вскрикнул, его буквально скрутило от боли.
  Когда пришла помощь, президент США предположил:
  - Наверное, гамбургер попался несвежий. Надо в постели полежать, в себя прийти.
  - Айк! - возмутилась супруга президента. - Какой гамбургер? Ты их терпеть не можешь! Я вызову врача.
  Эйзенхауэр не протестовал.
  - Я дал пациенту понюхать амилнитрит и уколол папаверин с морфином, после чего господин Эйзенхауэр заснул, - отчитался супруге президента личный врач президента Говард Снайдер и откланялся.
  Однако боль не исчезала. Пришлось из военного госпиталя Фитцсиммонз привезти электрокардиограф. Аппарат засвидетельствовал наличие острого инфаркта миокарда. Президента срочно госпитализировали, он оказался в кислородной палате, где ему внутривенно вводили гепарин.
  Там же, в палате, Мастер снова материализовался.
  - Как вы себя чувствуете, Дуайт? - подчёркнуто по-свойски спросил он президента. - Надеюсь, мы вас убедили? Повторять не надо?
  - Убедили, - мрачно ответил президент.
  Новость об инфаркте Эйзенхауэра уже успела выплеснуться в бизнес. Она, словно тотальная катастрофа, подмяла под себя разум финансовых аналитиков. На Уолл-стрит поселилась паника. Цены на акции метнулись вниз, и к концу дня индекс Доу-Джонса упал сразу на шесть процентов. Финансовые потери превысили 14 миллиардов долларов. Это были самые большие потери после экономического краха 1929 года.
  10 мая 1956 года, за полгода до выборов президента Эйзенхауэру был поставлен диагноз болезнь Крона. Руководители предвыборной кампании и врачи приняли решение не раскрывать эту информацию для населения - ведь США является страной закона и гарантированного доступа к достоверной информации.
  Однако 8 июня случилось обострение болезни, и президент был прооперирован.
  После восстановления Эйзенхауэр участвовал в выборах и был переизбран на второй срок. Позже президент ещё несколько раз подвергался легким обострениям семейной болезни Крона. Она чёрной гнилью лезла в искажённые организмы наследников Эйзенхауэров, Бушей, Рокфеллеров и всевозможных Ротшильдов, чтобы там, в будущем, стать Мастером, Хамом, Михеем...
  * * *
  В 1956 году в СССР было налажено производство отечественных транзисторов. Страна делала всё всерьёз и надолго.
  К западу от озера Балхаш простирается территория смерти. На сотни километров тянется каменистая безводная пустыня. Здесь летом в тени столбик термометра упирается в цифру 'сорок', как бы напоминая о сороковом дне и поминках. Здесь остатки жизни еле умещаются в телах малоподвижных змей и худосочных скорпионов.
  В этот злобный край в 1956 году прибыли строители противоракетного полигона. Они стали вгрызаться в пустынную обитель и возводить здесь стены, пригодные для жизни. Сары-Шаган создавали весь одновременно: железнодорожные ветки, автодороги, линии электропередач и линии связи, возводили военные и гражданские объекты, поднимали городок испытателей.
  Кисунько, Лебедев, Бурцев взялись осуществить этот не до конца понимаемый проект. Через некоторое время сюда же смогли приехать промышленники и военные испытатели. Постепенно численность населения превысила тысячу человек, и пустыня превратилась в компактный очаг весьма продвинутой цивилизации.
  Это место стало полигоном, а каменистая пустыня стала 'условной Москвой'. Вокруг неё установили систему ПРО . Она будет оберегать 'Москву' от ракет, выпущенных из Капустина Яра и Плесецка.
  В эру ламповых ЭВМ, когда Кисунько увидел БЭСМ, он посчитал, что эта 'самоделка' не имеет перспективы серийного производства, но в итоге в расчётном зале всё же появилась ЭВМ этой серии - М-40. Она заранее была спланирована на работу в сети с другими компьютерами.
  В июне 1956 года прозвучал доклад Сергея Лебедева о БЭСМ. Доклад был сделан на конференции в немецком городе Дармштадте. Малоизвестная за пределами СССР, БЭСМ оказалась лучшей машиной в Европе!
  * * *
  Сердечно-сосудистая система Эйзенхауэра так и не пришла в норму. Кратковременное выздоровление президента оказалось нестабильным. В июне 1956 года у него развилась непроходимость тонкого кишечника как осложнение болезни Крона, и ему сделали срочную операцию.
  
  

  Второй кусок Эйзенхауэра

  
  Эйзенхауэр не верил заверениям медиков, настаивающих на том, что он может принимать участие в повторных выборах. Но 6 ноября 1956 года Дуайт с большим отрывом выиграл президентские выборы.
  * * *
  И всего через год, в 1957 году, в СССР на БЭСМ была опробована оперативная память на ферритовых сердечниках - 2047 слов, а в США IBM ввела в обиход язык FORTRAN , применявшийся для научных вычислений. Советские компьютеры работали на другом языке - языке Алголь.
  В этом же году в СССР на полигоне Сары-Шаган вошёл в строй первый локатор, успешно фиксировавший все учебные пуски ракет в стране.
  А в США работы по строительству баз инопланетян продвигались медленно. Государство не выделяло на эти базы достаточных средств, в основном, всё строительство осуществлялось за счёт денег ЦРУ, добытых, в большей степени, от перепродажи изъятых наркотиков.
  Но во второй срок президентства Эйзенхауэра, то есть, уже начиная с 1957 года, на строительство этих баз государство выделило огромные суммы. Однако чтобы добиться этого, Эйзенхауэру пришлось пойти на блеф и солгать, что будто бы на этих базах инопланетяне передают американцам какие-то супертехнологии.
  - Назовём этот проект 'Тёмная сторона Луны', - в сердцах бросил Дуайт. - Пусть всегда нам напоминает, что с представителями Луны не стоит связывать положительный опыт.
  * * *
  Совсем без каких-либо инопланетных технологий, 4 октября 1957 года Советский Союз осуществил запуск на околоземную орбиту первого искусственного спутника Земли 'Спутник-1'. Это был простейший спутник, что и нашло отражение в его кодовом обозначении ПС-1. Именно дата этого запуска считается началом космической эры человечества.
  Запуск был осуществлён с пятого научно-исследовательского полигона Министерства обороны СССР 'Тюра-Там' . ПС-1 доставили в космос на ракете-носителе 'Спутник', созданной на базе межконтинентальной баллистической ракеты Р-7.
  - Над созданием искусственного спутника Земли работали обычные советские граждане, а не инопланетяне, как у США, - усмехнулся Антон.
  - Да и происхождение денег, затраченных на космические нужды, у СССР было обычным, а не от торговли наркотиками, как у США, - добавила Майя.
  День запуска первого искусственного спутника Земли совпал с открытием очередного международного конгресса по астронавтике в Барселоне. Академик Леонид Иванович Седов сделал сенсационное объявление о выводе на орбиту 'Спутника-1'. Так как руководители советской космической программы, в силу секретности проводимой работы, были неизвестны в широких кругах, именно Леонид Иванович Седов стал известен мировой общественности как 'отец Спутника'.
  Расчёты траектории вывода на орбиту 'Спутника-1' сначала осуществлялись на электромеханических счётных машинах. По своему устройству они были аналогичны арифмометрам. Но они были и сработали отлично.
  Лишь для последних этапов расчётов стали применять ЭВМ БЭСМ-1.
  - Мне казалась более надёжной новая ЭВМ, - признался Георгий Гречко.
  Траекторию полёта 'Спутника-1' первыми смогли нанести на карту звёздного неба наблюдатели из Лаборатории космических исследований Ужгородского национального университета, основанной 4 октября 1957 года. Наблюдения спутника начались там 6 октября 1957 года.
  * * *
  Совершенно случайным образом после смерти Сталина, казалось бы, совсем ничем не связанная с СССР волна полностью накрыла сенатора Маккарти. Вчера горячо поддерживаемый всей общественностью США, сегодня этот человек воспринимался в штыки. Его вчерашние доводы, сегодня никого не трогали. А его инициативы возбуждали в обществе лишь негативные реакции.
  Сенатор Маккарти вернулся в свою алкогольную колею, и в 1957 году в возрасте 48 лет скончался от цирроза печени в больнице города Бетесда. И ещё вчера громко лающего пса теперь навечно упрятали в убогую деревянную конуру.
  * * *
  В 1957 году, после запуска Советским Союзом первого искусственного спутника Земли, Министерство обороны США опомнилось. Оно пришло к выводу, что на случай войны Америке нужна надёжная система передачи информации - такая же, какая уже действовала в Советском Союзе.
  Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США (DARPA) предложило разработать для этого свою компьютерную сеть. Эта идея понравилась, и практическая разработка такой сети была поручена сразу нескольким организациям.
  В этот пул вошли Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, Стэнфордский исследовательский центр, Университет Юты и Университет штата Калифорния в Санта-Барбаре.
  Компьютерную сеть назвали ARPANET .
  
  

  Советская Луна

  
  Постановление правительства СССР о создании лунной ракеты было принято 20 марта 1958 года, а уже 23 сентября 1958 'Луна-1А' была утеряна из-за аварии ракеты-носителя 'Луна'. Первая серия советских автоматических межпланетных станций для изучения Луны и космического пространства стартовала. Все запуски осуществлялись с космодрома Байконур, ещё недавно называвшегося Тюра-Там.
  1 октября 1958 года американцам пришлось пуститься вдогонку.
  - Конгресс США в экстренном порядке принял закон о создании в Вашингтоне Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства, - последовал доклад Королёву. - Сокращённо - НАСА.
  - Подробности есть?
  - Немного. НАСА - это правительственная организация США, - последовало продолжение доклада. - Будет обеспечивать координацию и выполнение работ по программам освоения космоса и развития авиации.
  - Будет? - улыбнулся Королёв. - Посмотрим. Какие основные задачи этой организации? Они уже известны?
  - Известны. К числу задач отнесены следующие. Проведение научных исследований с использованием беспилотных и пилотируемых космических аппаратов. Разработка космических аппаратов и самолётов. Изучение возможностей использования космоса в военных и мирных целях. Объединение и координация усилий государственных, промышленных и научных организаций США в области космонавтики и аэронавтики...
  - Объединение? - скривился Королёв. - Вечно эти америкашки за чужой счёт хотят выехать. Зачем нам объединение? Нам оно не нужно. Своруют только всё. А сами-то они способны на решение космических задач? А ещё ведь есть сообщения, что им, якобы, инопланетяне помогают. Если это так, зачем американцам объединение? Ох, опять они готовят какое-то надувательство...
  - В целях эффективного использования ресурсов при проведении исследований, - ответил докладывающий, думая, что Королёву нужен такой ответ, но тот промолчал, и докладывающий закончил свою мысль: - Осуществление научно исследовательских программ в рамках международных и двусторонних соглашений США с другими государствами в области освоения космоса.
  - Ну, понятно..., - протянул Королёв. - Опять двадцать пять.
  Надо напомнить, что к этому моменту, после смерти Сталина, ситуация в СССР, к сожалению, радикально поменялась. В результате пятилетки 'дворцовых переворотов' к 1958 году у власти укрепился Хрущёв. Будучи троцкистом, он 'разоблачил' пресловутый 'культ личности' и не без помощи Микояна переметнулся к Ротшильдам, и диаспора принялась 'пилить' страну с новым остервенением. Повылезали находящиеся в спячке тёмные силы, и недавно прижатая 'контра' снова подняла свою ближневосточную голову.
  Один из таких, Иосиф Малкин считался хорошим инженером. Его жена случайно приходилась то ли племянницей жене Алексея Косыгина, то ли троюродной сестрой, то ли вообще когда-то в глубокой древности их предки кочевали вместе, поднимая дорожную пыль и заслоняя ею солнце.
  На поступившую от супруги просьбу 'не сиди, сложа руки, а что-нибудь делай' Иосиф придумал только один ответ. В самый первый день нового, 1959 года, то есть 1 января, являясь представителем разработчика системы радиоуправления, он выставил плоскость антенн РУП на угол сорок четыре градуса. Вместо положенных сорока двух градусов.
  - Вот, так, - произнёс заговорчески Иосиф. - Всего два 'процентика'.
  Станция 'Луна-1' должна была достигнуть поверхности Луны. А кроме этого, аппарат был предназначен для измерения космических лучей, метеорных частиц, излучения Солнца, а также магнитного поля Земли и Солнца.
  Именно 'Луна-1' впервые достигла второй космической скорости. В результате аппарат вышел на гелиоцентрическую орбиту и стал первым искусственным спутником Солнца.
  Был открыт солнечный ветер, внешний радиационный пояс Земли, установлено отсутствие у Луны регулярного магнитного поля, создана искусственная комета (натриевое облако) наблюдавшаяся с Земли.
  Не выполненной оказалась только одна задача - 'Луна-1' не достигла поверхности. Пролёт аппарата произошёл на расстоянии 6000 километров.
  * * *
  Запуск 'Луны-1' произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Весь мир пришёл в восторг.
  - Посмотрим, что сообщает 'Правда', выходящая в Нью-Йорке, - развернул газету помощник консула СССР в США. - Так. Смотрим. 3 января 1959 года. 'Весть о запуске советской космической ракеты в сторону Луны мгновенно овладела умами американцев. Более того, она поразила их воображение'. Вот как пафосно! Очень хорошо! 'Телескопы научных и военных учреждений США оказались нацеленными на советскую ракету. А все американские приёмники настроились на волны её передатчиков. И на ту же волну советской ракеты настроились и мысли всех американцев'. Молодцы, что настроились! Строем будете ходить!
  - Ну, что ж, понять настроение землян можно, - ответил ему находившийся рядом журналист одной из местных газет. - Это ведь первый космический аппарат, реально отправленный к Луне. Поэтому и глубину изумления рядового американца этим достижением советской науки и техники вполне можно понять.
  - Вы, конечно, правы, - согласился помощник консула. - А если учесть и усиленную пропагандистскую обработку, которой подвергалась в последние месяцы американская общественность, то ситуация становится ещё более феерической. Мы же помним, как во второй половине минувшего года американские пропагандисты с превеликим шумом неоднократно возвещали о запусках американских 'лунных' ракет...
  - И все четыре попытки запустить американскую ракету закончились неудачей, - явно подыгрывая, договорил за него журналист. - Но американцы своим галдежом внушили обывателям, что-де США 'вырвались вперёд в космической гонке' и им до Луны чуть ли не рукой подать!
  - А каким безудержным бахвальством сопровождался запуск в декабре 1958 года американского искусственного спутника Земли 'Атлас'! - усмехнулся помощник консула.
  Он отхлебнул глоток чая и закончил разговор:
  - Представляете, каким ударом грома среди ясного неба для многих граждан США является сообщение об успешном межпланетном полёте советской ракеты! Для широких кругов местной общественности эта ракета явилась, прежде всего, вестницей правды, правды о передовой советской науке и технике!
  * * *
  - Американские учёные дают высокую оценку советскому космическому кораблю, - пояснил полковник Марк Рутт. - Агентство Юнайтед Пресс Интернейшнл сообщает, что учёные в Калифорнии удивлены огромным весом последней ступени советской ракеты.
  - Это дьявольски большая штука! - воскликнул доктор Генри Ричтер. Ему-то, руководителю работ по ракетной технике в специальной лаборатории при Калифорнийском технологическом институте, был понятен уровень советских технических решений.
  Помощник главного инженера компании 'Конвэйр-астронатикс', построившей 'лунную' ракету 'Атлас', Крафт Эрике находился в тяжёлой прострации. В то время как его ракеты неминуемо взрывались, успешный запуск русской ракеты в сторону Луны отбросил США далеко назад. Такой вот реактивный отброс: русские вперёд - американцы назад. Даже не отброс, а пинок!
  Вашингтон вообще встал на уши. Официальные лица признали, что полёт советской космической ракеты для увеличения престижа СССР будет иметь такой же эффект, как и запуск первого спутника Земли.
  * * *
  В тот же день новость о запуске советской космической ракеты в направлении Луны достигла Англии. Поздно вечером, когда по английской телевизионной сети началась передача последнего выпуска новостей, перед зрителями вместо обычной карты земного шара открылась карта Луны.
  - Сара! Что-то случилось с телевизором? - насторожился Абрам.
  - Абрамчик, - ответила коллега по разведке и почти настоящая супруга. - Просто поставили не ту карту. Сейчас поменяют, и всё будет по-прежнему.
  Однако карта Луны всё ещё висела в кадре. Поверх этого изображения вдруг раздались первые сигналы, принятые с советской ракеты. Чета вчерашних репатриантов напряглась в ожидании чего-то не очень понятного.
  - Сара, - успел выпалить партнёр. - Может, русские заняли телевидение Лондона?
  Это была, естественно, гениальная мысль, но верилось в неё с трудом. Потом были ещё несколько таких же сумасшедших фраз, но чета не успела как следует поспорить - в этот момент прозвучал знакомый голос диктора:
  - Говорит Москва!
  Сара вместо ответа села на обшарпанный стул, который хотя бы вот таким способом дождался, наконец-таки, тряпки, смахнувшей с него хоть какую-то толику толстого слоя пыли.
  И вот таким образом общественность Англии узнала о происшедшем - из первых рук, то есть из ретрансляции московского сообщения английской радио- и телевизионной службой.
  А затем уже посыпались громадные шапки газетных заголовков. Они понесли по Туманному Альбиону новость о великой победе человеческого разума над силами природы.
  - Наиболее поразительной чертой русской ракеты, - удивлялся научный редактор 'Дейли экспресс' Пинчер. - Является колоссальный вес её груза. Это показывает, что движущая сила ракеты необычайно превосходит что-либо намечаемое в области ракетного развития в США или Англии.
  Пинчер ещё много говорил, удивляясь техническим достижениям русских.
  - Советский Союз самым убедительным способом продемонстрировал, что он является наиболее могучей в техническом отношении страной в мире, - подвёл итог редактор.
  - Заявление Москвы, - добавил беседовавший с ним по телефону корреспондент английской газеты в США. - Застало Америку врасплох.
  - Размеры советской ракеты, - усмехнулся корреспондент 'Дейли мейл' Пью. - Превращают в карликовые потуги сами неудачные американские попытки достижения Луны. Вновь продемонстрировано, что Россия неоспоримо ушла вперёд в соревновании за овладение мировым пространством.
  * * *
  В Париже в тот же день собственный корреспондент 'Правды' выбрал другой путь для сбора реакции населения на пуск корабля 'Луна-1'. Он вышел на конечную автобусную остановку в седьмом районе Парижа и прислушался к разговорам парижан.
  - Русские опять обогнали американцев, - произнёс толстый водитель с природным каракулем на голове.
  - Почему 'опять'? - удивился сухощавый диспетчер, который всегда успевал почитывать свежие газеты и некоторые книги. - Американцы никогда русских не обгоняли.
  - Это я так, к слову, сказал, - оправдался водитель. - Что там пишут сегодня-то, Марси?
  - Разное пишут, Поль, - ответил диспетчер; он развернул 'Юманите' и прочитал: - 'Если вдуматься в то, какие расчёты небесной механики было необходимо сделать, с какой точностью разработать план запуска ракеты, каким должен быть металл конструкции, горючее, опыт создания электронного мозга ракеты, то легко понять и оценить всё великое значение факта достигнутой скорости 11 тысяч 200 метров в секунду. Позывные сигналы, которые мы слышим с ракеты, свидетельствуют об успехе наиболее смелого предприятия из всех, какие когда-нибудь предпринимались человечеством'. Вот что написано!
  - Да, уж, - протянул водитель. - А что в нём, в электронном мозге, такого?
  - Ну, как же, Поль? - удивился Марси. - Ведь ракета это не какая-нибудь бочка, которую мы пнули здесь на Земле, и она попала в Луну.
  - Я служил в артиллерии, - ответил Поль. - У нас снаряды сами долетали до цели.
  - То снаряды, а это - ракета, - возразил Марси. - Для управления и для коррекции траектории ей и нужен электронный мозг?
  - А он вообще есть? Существует?
  - Ты, знаешь! - почесал за ухом Марси. - Ты задал очень интересный вопрос. США, помнится, говорили, что у них есть такие машины, которые способны производить расчёты траекторий. Но эти машины были размером с дом и вряд ли бы залезли в ракету.
  - Значит, надули, - прояснил ситуацию Поль. - Но у русских, судя по всему, такая машина есть. Ведь они сделали удачный полёт.
  - Видимо, есть, - согласился Марси. - И машина для расчётов есть, и сама ракета есть. А у американцев, получается, нет ни того, ни другого.
  - Вот и задумаешь, а, может, правы они, русские, что социализм строят?..
  * * *
  Вашингтон воспринял полёт 'Луны-1' двояко. Простые американцы, далёкие от политических оскомин, могли бы много ещё хорошего наговорить и о русских инженерах, и о русских ракетах. А не простые американцы, привыкшие носить эти проклятые галстуки и одновременно закидывать ноги на письменный стол, думали так же, но говорили зеркально.
  В виду таких разночтений Белый дом никак не мог 'разродиться'. Нужно было похвалить русских. Политически это нужно было сделать. Но вот никак не гнулся язык, и не сгибалась спина.
  И всё же 3 января 1959 года Белый дом опубликовал специальное заявление президента Эйзенхауэра по поводу запуска советской космической ракеты в сторону Луны.
  - Советский Союз объявил об успешном запуске ракеты, которая должна пройти близ Луны. Это большой шаг в овладении человеком бесконечными просторами космического пространства. Нужно полностью воздать должное учёным и инженерам, осуществившим это мероприятие, и мы поздравляем их с этим достижением, - Эйзенхауэр очень рассчитывал на то, что Советы каким-либо образом натолкнутся на серых инопланетян и в возникшей стычке разнесут всю их Луну в клочья. Именно поэтому на этот момент СССР стал союзником лично Эйзенхауэра.
  Вообще же, американского президента откровенно тошнило. Он тут шуры-муры с серыми инопланетянами разводит, базы им отстраивает, а в ответ получает рывок Советского Союза!
  - Это, что? Взаимодействие? - орал Эйзенхауэр у себя в кабинете в присутствии нескольких членов Маджестик-12. - На какой ляд нам нужны такие партнёры? Что я скажу американцам? Как отчитаюсь за потраченные на инопланетные базы деньги?
  Члены секретного клуба сидели смирно. Они боялись даже попытаться высказаться.
  - Господин президент, - наконец решился один из маджестиканцев. - Как сообщил наш резидент Олигарх, русским не помогают инопланетяне. Они всё сделали сами. Он сказал, 'на коленках'.
  Последнее замечание маджестиканец добавил для того, чтобы хотя бы так приуменьшить заслуги русских. Но получилось всё иначе, чем ожидал член клуба. Эйзенхауэр вообще взорвался:
  - На коленках! И вы говорите 'на коленках'! То есть даже без помощи инопланетян эти русские создают такие аппараты, а мы с помощью не можем их создать! Вы понимаете, что вы говорите!
  Все снова замолчали. Тишина стояла долго. Первым очнулся сам президент.
  - Вы упомянули Олигарха? - сказал он уже более спокойным голосом. - Это Алексей Косыгин, насколько я помню?
  - Да, господин президент.
  - И он имеет доступ к самой высшей государственной тайне?
  - Да, господин президент. Сейчас он заместитель председателя Президиума Совета Министров СССР.
  - Заместитель..., - протянул Эйзенхауэр и надолго задумался, затем спокойным и деловым голосом спросил: - Так, какие будут предложения.
  Собравшиеся поняли, что волна 'цунами' пронеслась, и теперь разговор перешёл в конструктивное русло.
  - На мой взгляд, нам нужно сделать несколько обязательных шагов, - произнёс один из маджестиканцев.
  - Каких? - заинтересовался президент.
  - Во-первых, нам нужно отказаться от инопланетных разработок, - ответил тот же выступающий.
  - Вы предлагаете свернуть строительство баз? - удивился президент и уже начал кипятиться вновь.
  - Нет, господин президент, - поспешил его притормозить маджестиканец. - Мы повысим степень секретности объектов и отсечём от них все без исключения государственные службы. А финансирование оставим за ЦРУ по линии распространения наркотических средств.
  Эйзенхауэр молча покивал головой.
  - Я думаю, если, допустим, десять процентов мы будем отчислять на синагогу, то она сможет обеспечить нам спокойствие и на писательско-журналистском фронте, - закончил маджестиканец.
  - Ну, допустим, - неопределённо произнёс президент. - А как мы собираемся побеждать СССР. То у нас хотя бы была ширма в виде мифических инопланетян. А после повышения секретности что останется?
  - Здесь мы могли бы пойти двумя направлениями, - ответил другой маджестиканец. - Первое - нам надо существенно повысить статус Олигарха. Второе - нам нужно приступить к реальной разработке космических кораблей.
  - Повысить статус Олигарха? Так, он и так уже чуть ли не самый главный! Куда ещё выше? - удивился президент, а потом после минутного раздумья признал: - А, может, вы и правы. Хорошо. Что вы можете осуществить в этом направлении в самое ближайшее время?
  - Мы можем способствовать назначению Косыгина на пост председателя Госплана СССР. Это позволит нам влиять на советское планирование и устраивать так, чтобы оно стало буксовать, - ответил маджестиканец. - Мы можем ввести Косыгина в члены Совета Обороны СССР. Это даст нам дополнительные сведения оборонного характера, а также затормаживающее влияние на нужные нам проекты. И, наконец, мы можем способствовать его назначению на должность представителя СССР в Совете Экономической Взаимопомощи . Это позволит увеличить число контактов Косыгина с нашими людьми, а также создаст ему международные условия, обстоятельства и ещё что-нибудь подходящее.
  - Ладно, по этому направлению действуйте! - отдал приказ президент. - Что со вторым направлением?
  - Нам нужно начать реальные работы по созданию лунного космического корабля.
  - А мы сможем это? И как скоро сможем? - поинтересовался Эйзенхауэр.
  - Если честно, то у нас нет специалистов в этой области. По крайней мере, таких, которые смогли бы обеспечит Штатам победу, - ответил маджестиканец. - Но если мы будем пользоваться русскими разработками, то сможем быстро создать аналогичные аппараты. Естественно, использование русских разработок должно оставаться в секрете, а наши разработки должны выдаваться за наши, то есть за свои, отечественные.
  
  

  Нечестное соревнование

  
  - Товарищ подполковник! Старший лейтенант Семёнов! - представился офицер. - Разрешите обратиться?
  - Обращайся.
  - Промах мимо Луны вызван не сбоем системы управления, а обыкновенным разгильдяйством, связанным с празднованием нового года.
  - Подробнее! - сразу же заинтересовался подполковник.
  - Представитель разработчика системы радиоуправления, выставляя 1 января 1959 года плоскость антенн РУП, ошибся по углу места на два градуса, выставив сорок четыре градуса вместо сорока двух, - доложил старший лейтенант. - Его никто не проконтролировал. Сказался праздник. Во время полёта данные от пеленгатора в счётно-решающее устройство поступали. Но параметр по углу места всё время шёл с ошибкой, воспринимаясь как отклонение ракеты вниз от расчётной траектории. Поэтому счётно-решающее устройство не выключало двигатель второй ступени, ожидая, пока данные по углу места не придут в пределы допуска.
  - Кто и при каких условиях обнаружил? - спросил подполковник.
  - При обработке материалов регистрации РУП в 16-м отделе службы НИР полигона ошибку обнаружил старший лейтенант Семёнов, - чётко отрапортовал офицер и добавил: - Она была подтверждена проверкой на РУПе, где настройка после работы была сохранена.
  Подполковник сразу же отрапортовал 'наверх'. И очень скоро нить Ариадны привела следователей к дверям квартиры Косыгина. Но открыть их тогда - не хватило политических сил.
  * * *
  Спустя два года после начала работ по ПРО, на полигоне Сары-Шаган начались стрельбы противоракет при полном составе системы 'А'. Её компонентами стали невиданные для тех лет радиолокаторы с мощнейшим энергетическим потенциалом, автоматизированная система управления на базе быстродействующей М-40, высокоскоростные и маневренные противоракеты со средствами точнейшего наведения, электроника с цифровым кодированием.
  Однако поначалу ладилось не всё. Были недоброжелатели. Были и стукачи, которые всё пытались достучаться, памятуя, что Кисунько - сын репрессированного кулака. Были и откровенные диверсии, подобные той, что произошла с 'Луной-1А'. Но, в конце концов, препятствия удалось преодолеть.
  - Цель в небе!
  - Есть захват цели локаторами!
  - Есть внимание для команды 'Пуск противоракеты!'!
  - Есть 'Пуск противоракеты!'!
  Оператор нажал на кнопку запуска.
  - Вижу отметку цели на экране.
  - Вижу отметку противоракеты.
  Все заворожено наблюдали, как на экране отметка противоракеты неумолимо приближается к отметке цели. Спустя всего несколько секунд, на табло появляется ожидаемый сигнал 'Подрыв цели'.
  - Есть подрыв цели!
  На следующий день данные кино-фото-регистрации подтвердили: головная часть баллистической ракеты разлетелась на куски.
  Это событие стало настоящим прорывом в военном деле, науке и даже в политике.
  На одной из пресс-конференций Никита Сергеевич Хрущёв решил намекнуть господам из противостоящего лагеря.
  - Наша ракета, можно сказать, попадает в муху в космосе, - говоря это, вроде бы, между прочим, Хрущёв вложил в слова такую интонацию, чтобы все поняли его отнюдь не тонкий намёк.
  Для многих наблюдателей тогда осталось загадкой - всерьёз ли советский лидер рассуждает о мухах в космосе?
  Но для специалистов стало понятно, что у русских есть очень серьёзные средства защиты. Ведь о таком безъядерном поражении баллистической ракеты за рубежом ещё даже и не думали.
  * * *
  Столь значительное продвижение СССР в области ПРО заставило американцев искать возможности для заключения договора по ограничению ПРО. А пока длинная рука Дяди Сэма вновь привычно подтолкнула Алексея Косыгина под его стареющий круп и мощно двинула 'наверх'.
  С 20 марта 1959 года Косыгин стал председателем Госплана СССР. 24 марта того же года Косыгин был назначен представителем СССР в Совете Экономической Взаимопомощи. В этом же году Косыгина утвердили членом Совета Обороны СССР. А 13 августа Косыгина освободили от обязанностей председателя комиссии Президиума Совета Министров СССР по вопросам цен.
  После проведенной серии повышений заокеанские кукловоды решили поговорить с обновлённым Косыгиным и передать ему кое-какие инструкции. С этой целью с Алексеем Николаевичем встретился Аверелл Гарриман - его старый друг из семейного клана, ещё недавно финансировавшего Адольфа Гитлера.
  Американский дипломат, помимо того, что происходил из семьи железнодорожного магната, свою долю посвящения получил в Йельском университете - в том самом закрытом обществе 'Череп и кости', которое являлось поставщиком кадров для Бильдербергской затеи. И в то время, когда Алексей Косыгин на полях Ленской концессии мыл русское золото для англичан, Гарриман владел собственной концессией марганцевых руд в Грузии, где в качестве основной прибыли для американских властей снимал показания с Берии.
  Так что встретились два крупных капиталиста, посвящённых в глубинные тайны мирового правительства. Знание этих тайн позволило Гарриману длительное время работать советником президента США Рузвельта по финансовым и промышленным делам. А Сталин ещё в 1947 году заметил о Гарримане, что 'этот человек несёт свою долю ответственности за ухудшение наших отношений после смерти Рузвельта'.
  Гарриман встретился с Косыгиным как раз после того, как он четыре года подряд снимал гешефт с бюджета штата Нью-Йорк, будучи его губернатором. Косыгин откровенно завидовал финансовому состоянию Гарримана, но понимал, что в США его самого никто не ждёт.
  - Беседуя на местах с руководителями предприятий и представителями властей, я видел, что они удовлетворены произведёнными не так давно изменениями в организации руководства промышленностью, - на дипломатическом языке аккуратно удивился Гарриман тем достижениям, которых добилась социалистическая экономика.
  - Да! Мы все удовлетворены результатами этой перестройки, - подтвердил опасения Гарримана Косыгин.
  - Имеете ли вы в виду, дальнейшее проведение децентрализации промышленности? - задал прямой вопрос Гарриман, имея в виду реализацию западных планов, направленных на разрушение социалистической экономики.
  Гарриман прекрасно помнил библейский принцип, которому его учили в секте, - когда придёшь в землю чужую, раздели её на три части, чтобы, когда убьёшь ты в одной из них, смог спрятаться в своей диаспоре в двух других частях и так избежать наказания.
  Применительно к СССР это поучение выглядело так: чтобы победить социализм, нужно было его сделать не социалистическим: расчленить под каким-либо благовидным предлогом. Например, децентрализацией. Это, как в организме человека - наличие нескольких командных центров. Только у человека такое состояние вызывается заболеванием и называется шизофренией (расщеплением).
  - Мы будем укреплять и развивать систему советов народного хозяйства, - ответил Косыгин и, видя, что Гарриман напрягся, пояснил: - Эта система сочетает децентрализацию управления промышленностью с централизованным планированием народного хозяйства.
  После этого Косыгин ещё наплёл много всяких социалистических плетней, но Гарриман услышал главное - советский руководитель сказал: децентрализация экономики СССР будет, а это значит, что скоро СССР разобьёт шизофреническое расстройство.
  Второй вопрос, который сильно интересовал заокеанских кукловодов, заключался в том, чтобы заставить советских аппаратчиков существенно снизить производительность труда советских тружеников. А вместе с этим вселить в последних огромный объём лени. Американцы знали, что культивирование направления на отдых делает из человека не работника, а потенциального безработного. А вверенную ему работу постепенно сводит на нет.
  - Я был поражён тем, как быстро переводятся ваши предприятия с 46-часовой рабочей недели на 41-часовую, - похвалил Гарриман исполнительность Косыгина.
  Косыгин отреагировал на эту похвалу постным лицом, и Гарриман покровительски поблагодарил его за своевременный откровенный саботаж:
  - Особенно меня поразило то, что вы начинаете этот переход в тот самый год, когда вы приступили к осуществлению грандиозного семилетнего плана.
  Косыгин снова отреагировал на похвалу постным лицом, хотя Гарриман заметил искорки довольства в глазах советского 'арифмометра' .
  Гарриман понимал, что при уменьшении занятости рабочих неизбежно наступит такой момент, когда начнётся нехватка рабочих рук. Это может серьёзно ударить по исполнению семилетки. Но когда наступит такой момент? Каков запас прочности советского государства? Все эти вопросы требовали объяснений.
  - Не думаете ли вы, что это может вызвать нехватку рабочей силы? - осторожно начал Гарриман.
  - Нет. Мы подсчитали наши ресурсы рабочей силы, готовя семилетний план, - стал докладывать Косыгин. - Кроме того, мы провели перепись населения, итоги её известны. Таким образом, был произведён трезвый расчёт о выполнении Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР обеспечения промышленности рабочей силой на предстоящие годы и о сокращении численности Вооруженных Сил на триста тысяч человек.
  Последняя цифра была подарком Косыгина Штатам. Алексей Николаевич очень надеялся, что за все его движения навстречу требованиям кукловодов, его персональный счёт вырастет на круглую величину, а снижение численности Советской армии - пусть это будет небольшой авансовый бонус.
  Гарриман в ответ на неожиданный подарок опешил и дал понять, что счёт его оппонента действительно пополнится солидными нулями.
  Взяв себя в руки, Гарриман продолжил совещание. На фоне достигнутых прорывов запада по угнетению советской экономики необходимо было развить и закрепить успех. Помимо сокращения часов в рабочей неделе, нужно было и саму неделю сократить - пусть советские люди отвыкают от работы и привыкают к праздному безделью.
  - Быть может, было бы лучше перейти на сокращенную рабочую неделю после того, как люди, родившиеся в 1941 - 1945 годах, вступят в строй? - предложил вариант Гарриман, имея в виду снижение рождаемости, зафиксированное в годы войны.
  - В такой отсрочке нет нужды. Наш партийный съезд принял решение о переходе на сокращенную рабочую неделю, взвесив все стороны этого решения, - совершенно неожиданно обрадовал Гарримана советский функционер. - Партия обещала народу осуществить этот переход, и свои обещания она всегда выполняет.
  Это уже было через край. По-хорошему через край! Гарриман внутри буквально светился от счастья: 'Косыгин выполнил всё, да ещё и с таким запасом! Надо его к нам пригласить, пусть лично свой гешефт пересчитывает - ему будет приятно подержать свои доллары в собственных руках'.
  - ...Я надеюсь, что вы приедете в США, - предложил Косыгину Гарриман, отчётливо намекая на необходимость личного присутствия советского функционера по известным ему причинам. - И тогда я мог бы пригласить для беседы с вами экономистов, представляющих точку зрения республиканской партии, и экономистов, стоящих на позиции демократической партии. Это дало бы вам возможность увидеть, как различны их взгляды.
  Конечно, взгляды были различными, но ещё более различными были их доли в портфеле заказов, которые они хотели бы разместить в СССР. Эти заказы не обязательно касались прямой торговли, они могли осуществляться и через другие секторы экономики. Какие - Гарриману предстояло выяснить.
  - Вы намериваетесь значительно усилить развитие химической промышленности? В том числе производство синтетических материалов и пластических масс? - Гарриман перевёл разговор на нужную тему. - Быть может, и этот вопрос может явиться объектом изучения со стороны Научно-Экономического Совета? Я имею в виду влияние развития химической промышленности на другие отрасли промышленности.
  - Безусловно, - чётко согласился Косыгин, и некоторым показалось, что он щёлкнул каблуками и вытянулся по стойке 'Смирно!'.
  - Вы, кажется, договорились с англичанами о покупке у них нескольких заводов для производства синтетических материалов? - продолжил допрос Гарриман.
  - Мы ведём переговоры с Англией о поставке оборудования для химической промышленности, в том числе для сооружаемых нами заводов по производству синтетических материалов, - продолжил отчёт Косыгин; он посмотрел на Гарримана и, увидев, что тот требует подробностей, продолжил: - Имеется в виду приобретение в Англии и полуфабрикатов для этих предприятий. Переговоры идут успешно. Думаю, что поставки будут большие. Видимо, договоримся и о кредитах. Часть купленных нами в Англии химических заводов нами уже получена. Например, в СССР доставлено закупленное нами в Англии оборудование для большого шинного завода, который будет выпускать ежегодно три миллиона автомобильных покрышек.
  Гарриман слушал отчёт Косыгина и думал, что этот член диаспоры принесёт ей неисчислимые прибыли. Поэтому и его личный гешефт придётся сначала увеличивать - чтобы Косыгин остался доволен. А потом, после традиционного устранения, придётся его делить. 'Как бы не оказаться за пределами такого дележа', - подумал Гарриман.
  Далее беседа строилась в том же духе: Гарриман - допрашивал, Косыгин - отчитывался и докладывал. Представители КГБ делали вид, что не понимают такой откровенно игры, и улыбались, как уже состоявшиеся шизофреники.
  - Имеете ли Вы в виду расширить публикацию статистических данных? - Гарриман перевёл разговор в русло перекачки разведданных.
  Он понимал, что сам в СССР не наездится, а после того, как в стране начнётся падение, вызванное проводимыми Косыгиным реформами, американцам в СССР дорога будет закрыта. Поэтому нужно было срочно оставить мощный канал связи, по которому информация о состоянии СССР могла бы перекачиваться в США в больших объёмах.
  - В США мы публикуем очень много информации, ежемесячно и еженедельно: показатели выпуска продукции, индексы стоимости жизни и тому подобное, - отдал конкретный приказ Гарриман и добавил: - Если бы вы расширили публикацию такой информации, то это содействовало бы развитию мирного экономического соревнования.
  - Я не знаю, знакомы ли Вы с публикуемыми нами логическими сведениями, - немного смутился Косыгин. - Мы издали много обширных справочников о состоянии нашего народного хозяйства.
  Алексей Николаевич посмотрел на Гарримана, а тот продемонстрировал недовольство таким ответом своего подчинённого.
  - Кроме того, мы регулярно публикуем сведения о выполнении наших планов, о состоянии народного хозяйства, причем публикуются не только индексы, но и абсолютные данные, - добавил Косыгин и представил, как только что добавленные к его счёту нули снова испаряются; Алексей Николаевич испугался и тут же сообщил о своей готовности понять поставленную Гарриманом задачу и исправить положение в ту сторону, которую Гарриман указал: - Возможно, конечно, что у нас маловато статей, в которых эти данные анализировались бы и комментировались. Это объясняется, по-видимому, тем, что наши экономисты очень заняты текущей работой.
  Гарриман удовлетворённо закивал головой, но подумал, что проверку в СССР прислать всё-таки будет нужно.
  - Я думаю, что, когда к Вам приедет группа Дональда Давида, будет уместно обсудить с ней вопрос о статистических изданиях, - сообщил о своём решении по проверке Гарриман. - Наши экономисты не совсем удовлетворены тем объёмом сведений о СССР, которым они располагают. Без точной информации трудно судить о ходе экономического соревнования между нашими странами.
  Косыгин понял, что взаимопонимание восстановлено. 'Ну и пусть приезжают, мы им всё предоставим', - подумал Алексей Николаевич, а вслух обнадёжил: - Я думаю, что многое из того, чем они интересуются, уже опубликовано у нас, но они об этом просто не знают.
  Гарриман тоже понял, что его миссия выполнена успешно, Косыгин работает упорно, поэтому есть все основания для оплаты его услуг и развития дальнейшего сотрудничества. А посему Гарриман решил сообщить Косыгину, что приглашение в США остаётся в силе, и там советский функционер сможет самолично встретиться со своими заработанными капиталами:
  - Однако я злоупотребляю вашим временем и мешаю вам продолжать Вашу важную и полезную работу. Я глубоко признателен вам за эту беседу. Для меня было большим удовольствием снова встретиться с вами сейчас, когда вы занимаете такой ответственный пост. Я искренне надеюсь, что вы посетите нашу страну, и буду с нетерпением ждать этого момента, чтобы повидаться с Вами в Нью-Йорке.
  * * *
  - Я должен прилететь в США на лунной ракете! - по-хорошему одержимо завил Никита Сергеевич Хрущёв, и, надо сказать, ему было чем гордиться: масса 'Луны-2' составляла 1511 килограмм, а вес научной аппаратуры - составлял 390,2 килограмма.
  Пуск приурочили к его поездке в США. 12 сентября 1959 года советская автоматическая межпланетная станция 'Луна-2' отправилась к Луне. Все системы, бортовые и наземные, работали нормально. Все станции вели устойчивый приём.
  Близилась полночь на 14 сентября. Где-то там, в чёрной, мерцающей звёздами космической бездне, одна звёздочка была рукотворной. Это поблёскивала та самая ракета с произведённой советским человеком станцией 'Луна-2'. Она приближалась к настоящей Луне.
  Владимир Порошков выглянул из двери станции РТС-12Б - над степью висела огромная красно-жёлтая Луна. Казалось, что она обладала какой-то сверхпритягательной силой, за счёт которой собирала все объекты вокруг себя. Это очень хорошо демонстрировали многочисленные антенны - все они своими направляющими нацелились на магическую Луну.
  - Мы первые в мире достигаем Луны, - глядя на часы, произнёс Порошков.
  Расчётное время вышло, но электромагнитным волнам предстояло ещё пролететь многие километры, прежде чем появиться на экранах в виде сообщения о состоявшемся прилунении.
  Какого сообщения?
  А вот - сигналы всех передатчиков резко и разом оборвались. Это лунник разбился о поверхность Луны.
  Но вместо сожаления гремит дружное 'Ура!'.
  14 сентября 'Луна-2' попала в Луну, прилунившись в районе Моря Дождей вблизи кратеров Аристилл, Архимед и Автолик.
  В станции все ликуют - конструкторы, учёные, любопытные. Уже в следующее мгновение они выскакивают на улицу. Кого-то принимаются 'качать'. Кого-то просто поздравляют. Кто-то сам кричит от радости на всю затаившуюся степь:
  - Это первый космический аппарат, достигший поверхности Луны!
  - Впервые аппарат, запущенный с Земли, перелетел на другое небесное тело! - кричит в ответ Порошков.
  Все обнимаются, и только Евгений Степанович Губенко в самый разгар торжества вдруг вспомнил, что его просили снять точное время соударения лунника с Луной.
  - Володя, - кричит он Порошкову. - Нужно точное время.
  - Сейчас сделаем! - ответил Порошков и принялся воспроизводить информацию с магнитофона, снимая время пропадания сигнала по декатронам блока меток времени.
  Губенко сразу сообщил время прилунения по телефону - для последующей передачи в Москву.
  - Товарищ Губенко! - говорит Порошков. - Мы на радостях забыли учесть, что сигнал шёл от Луны более секунды.
  - Поздно, - махнул рукой Губенко.
  С этой ошибкой время прилунения и прозвучало в сообщении ТАСС - 00:02:24.
  Пока советские учёные, забывшие на радостях прибавить потерянные полторы секунды, приветствовали победу, оглушая своими криками ничего не понимающих сурков, за лунником наблюдали холодные и злые глаза иностранных 'ваучеров' - свидетелей.
  В Англии на радиотелескопе обсерватории Джодрел Бэнк по выданным ему целеуказаниям за советским аппаратом следил британский астроном. Дотошный профессор Ловелл не забыл учесть эту задержку. Он прислал плёнку с записью сигналов лунника и указал на случившуюся ошибку. По его записи, фактическое время соударения лунника и Луны было отмечено в 00:02:22,6.
  - Сама ошибка симптоматична, - улыбнулся Губенко. - Мы вышли на такие расстояния, где задержку радиосигнала нужно учитывать!
  Но была и ещё более важная часть работы, осуществлённая этой случайной ошибкой. Советский Союз провёл посадку на Луну на глазах у всего научного мира. Причём, так, что этот мир смог проследить весь полёт с высочайшей точностью. И даже смог зафиксировать ошибку. Которая, как позже выяснилось, не являлась случайной.
  На гребне волны такого грандиозного успеха и в сопровождение невиданной шумихи, поднятой мировой прессой, Никита Сергеевич Хрущев прилетел в США. Он был на высоте! На встрече с президентом США Эйзенхауэром советский лидер продемонстрировал всему миру мощь Советского государства.
  Он подарил пришибленному генералу Эйзенхауэру копию вымпела, доставленного на Луну.
  И Айку даже нечем было ответить.
  Его два космических пуска, приуроченные к этому дню, окончились неудачами.
  А Хрущев раздавал интервью.
  Ему было, что сказать миру!
  - Уже второй из аппаратов советской космической программы 'Луна' достиг цели, - прорычал Эйзенхауэр шефу НАСА.
  - Но у Советов есть мощная ракета-носитель 'Восток-Л', - пожал плечами тот. - Она и вывела 'Луну-2' на траекторию полёта к Луне. Причём, замечу, это была траектория сближения без использования старта с орбиты.
  - Что вы тут мне сказки рассказываете? - ещё больше обозлился Эйзенхауэр. - Меня не интересуют технические подробности. Мне нужен результат!
  * * *
  В советской компьютерной технике происходил аналогичный подъём. Лишь синхронная слаженная работа ракетного комплекса и расчётчиков траектории позволяла выполнить поставленную задачу, касающуюся достижения столь удалённых космических тел.
  Очередная разработка Лебедева - ЭВМ М-20, серийный выпуск которой начался в 1959 году, продемонстрировала большую, чем её предшественники, производительность. Её быстродействие, достигавшее двадцати тысяч операций в секунду, специально было вынесено в название ЭВМ. Объём оперативной памяти в два раза превышал аналогичный параметр БЭСМ.
  Она стала одной из наиболее мощных и надёжных машин в мире. На ней были решены важнейшие теоретические и прикладные задачи науки и техники того времени.
  И 4 октября 1959 года к Луне отправился очередной советский космический аппарат - 'Луна-3'. Уже 7 октября стала осуществляться фотосъёмка поверхности Луны, и станция 'Луна-3' впервые в мире передала на Землю снимки обратной стороны Луны.
  Этот пуск был очередным громадным 'маленьким' шажком в освоении космоса. 'Луна-3' была запущена по траектории, на лунном этапе которой происходил баллистический манёвр, использующий поле тяготения Луны.
  Такой манёвр позволил не только сфотографировать обратную сторону Луны с удобной траектории, но и обеспечил возможность возврата лунника к Земле со стороны северного полушария. Это было необходимо для обеспечения приёма сигналов изображения Луны на территории Советского Союза.
  К этому времени лунник представлял собой в некотором смысле живой объект. Конечно, он не мог блистать интеллектом и играть в шахматы. Но от космического аппарата этого и не требовалось. Зато лунник обладал специальным набором 'органов чувств', которые все вместе составляли его систему ориентирования.
  Сюда входил комплект из восьми датчиков положения Солнца, блок датчиков угловой скорости, микродвигатели, работающие на сжатом азоте, и счётно-решающий блок, то есть мини-ЭВМ. Это была первая активная система ориентации космического аппарата.
  Телевизионное устройство 'Луны-3' разработал ленинградский НИИ-380. Фотографирование проводилось с двумя объективами и автоматической сменой экспозиции. После этого аппарат самостоятельно проявил, просушил и перемотал плёнку в специальную кассету. Затем с помощью электронно-лучевой трубки и фотоэлектронных умножителей, телевизионного устройства и радиолинии передал изображение на Землю.
  В НИИ-885 разработали радиолинию, по которой состоялась передача изображения с борта 'Луны-3'. По этой же радиолинии аппарат передал телеметрию, параметры движения, а также лунник получал команды для управления бортовыми системами, возвращая на Землю квитанции о принятии этих команд к исполнению.
  Лунник сфотографировал с расстояния шестьдесят пять - шестьдесят восемь тысяч километров около семидесяти процентов обратной стороны Луны и часть видимой стороны Луны. После чего, с расстояния около сорока тысяч километров передал эти снимки на Землю, где их принял не только советский Симеиз, но и радиотелескоп Джодрел Бэнк, которому снова были выданы целеуказатели.
  В очередной раз космическая миссия, осуществлённая Советским Союзом, была полностью проконтролирована независимым научным учреждением. По результатам этого контроля английская газета первой опубликовала снимок Луны, полученный из Джодрел Бэнк - ещё до советской публикации. Эта поспешность вызвала сенсацию в мире и скандал в прессе.
  Общий победный настрой царил в воздухе. Советский народ преобразовал космические достижения в фольклор, отдав победу главе государства и осуществив тем самым наиболее весомую фиксацию победы.
  - Порошков! - окликнул Владимира товарищ. - Слышал новый анекдот?
  - Какой?
  - Какие три вещи Хрущев не успел?
  - Построить мост вдоль Москва-реки, объединить унитаз с ванной и разделить министерство транспорта на два: 'Туда' и 'Обратно'.
  * * *
  Соединённые Штаты угрюмо сопели, откровенно завидуя непонятно откуда свалившейся на русских тотальной везучести. Американцы не могли достойно ответить Советскому Союзу.
  Но их всегда выручал путь пропаганды, где откровенная ложь плотно закрывала собой правду.
  Путём пропаганды американцы ввели это время в историю не по советской победе компьютера, как части космического аппарата, а как создание в США первого компьютера IBM, устроенного на транзисторах. Понятно, что по сравнению с лунными обстоятельствами это было ничтожно, но в СССР трудились несколько тысяч историков диаспоры, которые всегда были готовы услужить заокеанским хозяевам и замылить истинные победы русских дешёвыми выпучиваниями американцев.
  Историки, с одной стороны, стали систематически забывать об уже функционирующей советской системе ПРО, а с другой - принялись тенденциозно замещать в своих 'исследованиях' эти данные восхищением об американских транзисторных машинах. Их выдающийся, якобы, уровень состоял в том, что надёжность и быстродействие этих машин позволили ВВС США всего-то - только 'счесть возможным' использовать их в системе раннего оповещения ПВО. Американцы всё ещё считали - считали возможным, - а использовать пока опять не получалось.
  - Вернер, вы определённо переоценили себя, - произнёс директор ЦРУ, откровенно недружелюбно посмеиваясь в лицо фон Брауну. - Стоять рядом с выдающимися конструкторами военных ракет и конструировать свои собственные космические ракеты - не одно и то же.
  Немецкий трофейный 'гений' покраснел от злости, хотя вида не подал.
  - Но вы не расстраивайтесь, - злобно усмехнулся директор ЦРУ. - Мы вас не спишем. По крайней мере, не сейчас. Для вас есть ещё одно интересное дельце.
  После того, как фон Браун продался Штатам, его карьера стала представлять собой не гладкую дорогу, а мостовую, на которой трясло от каждого очередного камня. Вот и сейчас директор ЦРУ отчитывал его, как мальчика. И нельзя было ослушаться, потому что американская машина для убийств раздавила бы фон Брауна, как комара или таракана - даже не расслышав хруста его костей и не заметив его смерти.
  Сейчас фон Браун стоял возле ненавистного ему человека и размышлял над тем, какую ещё пакость придумал для него, доброго немецкого гения, этот злой американский мистер 'бездарность'.
  - Мы вам предоставим возможность исследовать советский космический аппарат, - заговорчески произнёс директор ЦРУ, безотрывно глядя прямо в глаза немецкому инженеру.
  Фон Браун ничего не понимал, но молчал - ждал пояснений. Директор ЦРУ понял это и продолжил:
  - Хорошо! Вы получите полный доступ к аппарату, называемому 'Лунник'. От вас требуется только одно - понять всё, что в нём найдёте, и затем смочь сделать то же самое для нас. Всё ясно?
  - Да, - ответил ошарашенный фон Браун.
  - Вы свободны!
  * * *
  У ЦРУ действительно появилась уникальная возможность тайно исследовать реальный русский космический аппарат. Советский Союз проводил турне по ряду стран, в котором демонстрировал выставку своих производственных и экономических достижений. На выставке было представлено всё - от промышленного оборудования до ядерных технологий.
  Однако больший интерес представляли собой советские 'Спутник' и 'Лунник'. Разведка США дважды получила неконтролируемый доступ к 'Луннику'. Причём, во второй раз 'Лунник' похитили на целую ночь и успели вернуть обратно прежде, чем его хватились хозяева.
  Советы тщательно подготавливали каждый этап своего выставочного турне. Некоторые компоненты направлялись в следующее место проведения заранее. Но однажды произошла путаница.
  - Не тот ящик! - заявил работник очередного выставочного зала. - Другой ящик прибыл.
  Менеджер выставки понятия не имел, что там, в ящике, было вообще, поэтому он направил под погрузку первый попавшийся грузовик, который оказался слишком мал для предназначенного для отгрузки ящика. В результате погрузили, что было под рукой. Когда же на месте выяснилось, что привезли не то, пришлось отправить второй грузовик - большой.
  В конце концов, советский космический корабль, называемый западными специалистами 'Лунник', прибыл. Это был ящик примерно шесть метров в длину, одиннадцать метров в ширину и чуть больше четырёх метров в высоту. Лунник распаковали и установили на специальный постамент. Для выставки аппарат был покрыт свежей краской, и в нём сделали три смотровых окна.
  - Я думаю, что это макет, - тихо сказал своему коллеге офицер охраны по имени Давид. - Это макет, сделанный специально для выставки. Советы не столь глупы, чтобы подвергать реальной опасности изделие с таким современным оборудованием. Они же понимают, что Лунник не предназначен для посторонних глаз. И уж тем более для глаз, как они выражаются, империалистической разведки.
  - А, может, они глупы? - пожал плечами его собеседник по имени Лари. - Командование полагает, что русские специально пошли на то, чтобы западные разведки узнали из технологии.
  Споры решили прекратить и стали дожидаться закрытия выставки. После того, как выставку покинул последний восхищённый посетитель, офицеры собрались вновь, но уже около космического аппарата. Теперь им никто не мешал. Они получили неограниченный доступ к Луннику на 24 часа.
  - Это действительно реальный аппарат! - удивился Давид, облазив советское изделие в течение первых пятнадцати минут. - Жаль, что Советы удалили двигатель и большинство электрических и электронных компонентов.
  - Давид, может, тебе и схему приложить к аппарату? - усмехнулся Лари.
  Но для долгих шуток времени не было. Разведчики принялись изучать аппарат в той комплектации, в которой он реально находился. Они изучили его досконально с точки зрения возможных результатов, провели измерения, определяющие структурные характеристики внутренних системы и подключение внешних систем, провели оценку объёма двигателя.
  Несколько установочных мест удалось с Лунника скопировать. Но не хватало детализации и точности для того, чтобы провести окончательную идентификацию производителя или определить коды используемой системы. Поэтому было решено попробовать ещё раз получить доступ к содержимому Лунника.
  Поскольку советская выставка переезжала из города в город, перехватить ящик с Лунником не представляло никакого труда. ЦРУ попросили начальника ближайшей станции назначения организовать безопасный доступ к Луннику - либо до, либо сразу после выставки.
  Однако когда Лунник прибыл на территорию выставки, агенты ЦРУ не смогли к нему проникнуть.
  - Советы организовали свою собственную охрану, - ругнулся Давид. - В течение двадцати четырёх часов охрану космического аппарата будут осуществлять сами русские.
  - Остаётся только один шанс, - почесал затылок Лари. - Нужно добраться до него в какой-то момент после того, как аппарат покинет выставку.
  Из боковой двери показалась голова Билла, а за ним появилась целая группа агентов ЦРУ в количестве четырёх человек.
  - Привет, Давид, привет Лари! - поздоровался Билл. - Вот наши лучшие специалисты. Принимай! Центр направил для правильного решения нашей задачи.
  - Что привезли? - ответил Лари.
  - Специализированное фотооборудование и специальные средства, - продемонстрировал 'железо' Билл.
  На всё - про всё у команды была одна неделя. За это время агенты купили полный набор спецодежды, провели ряд встреч с персоналом вокзала, в ходе которых уточнили особенности доставки и технологии работы железнодорожников. К тому же, были введены уточнения в план операции, а также добавлены новые требования. Отдельно разработали план доступа к Луннику и план отхода. В конце концов, потребовалось дополнительное оборудование, которое спешно пришлось приобрести.
  - Стороны и концы ящика скреплены болтами изнутри, - сообщил Давид, после долгого рассматривания фотографий ящика с Лунником, добытых на станции. - Единственный способ попасть внутрь - через крышку.
  Агенты ЦРУ снова отправились за покупками. Они приобрели дополнительные инструменты и оборудование. Это были лестницы, канаты, гвоздодёры, смазка, фары, фонари, удлинители. Понадобились отвёртки, молотки и набор гаечных ключей, изготовленных под советскую метрическую систему.
  - После выставки доставка ящика с Лунником будет осуществляться грузовым транспортом от выставочного комплекса до железнодорожной станции, - сообщил Лари. - А потом - либо на поезде, либо на трейлере. И затем - новый выставочный город.
  - Я думаю, что лучше перевозить Лунник по железной дороге, - ответил Билл. - Мы загоним вагон на ночь на какой-нибудь склад, а с утра вагон продолжит свой путь. Никто ничего не заметит.
  Однако детальный анализ возможностей ЦРУ на этом отрезке железнодорожной линии не выявил хороших возможностей для реализации этого плана. И, напротив, тщательное изучение автомобильного варианта грузоперевозок от выставочного центра до вокзала дало желаемый результат.
  - Здесь есть возможность! - обрадовался Лари. - Советский приёмщик в депо не имеет связи со своими коллегами на ярмарке. Если, конечно, мы это заранее организуем.
  - Организуем, - подтвердил Давид.
  Грузовики с советским оборудованием следовали с выставки на железнодорожную станцию один за другим. Советы не стали снабжать автомобили своей охраной. Когда агенты ЦРУ убедились в этом, то остальное стало делом техники.
  Билл лично высадил водителя грузовика, который перевозил Лунник, и сопроводил его в Отель. Там водитель и провёл всю ночь, ничего не подозревая. Ящик с Лунником быстро перекинули на другой грузовик, на котором его доставили на соседнюю площадку, специально арендованную для этой цели. Она располагалась под открытым небом, но была обнесена трёхметровым забором.
  Грузовик въехал на площадку, которая оказалась настолько мала, что пришлось снять бампер. Лишь тогда ворота закрылись.
  Периметр охранялся. Все имели радиостанции, работала связь с вокзалом и соседними улицами. И всё равно, для того чтобы окончательно убедиться в отсутствие слежки, действие было приостановлено на полчаса.
  - Тихо, - констатировал Билл. - Советы вряд ли подозревают что-либо.
  В этот момент по рации пробился один из помощников Билла:
  - Советские рабочие, находившееся на железнодорожной станции немного подождали, чтобы определить, будет ли ещё машина, а затем собрали документы и отправились ужинать.
  - Хорошо! - ответил Билл. - Проследи за ними, чтобы они ушли в свои гостиничные номера, и смотри, чтобы они никуда оттуда не выходили.
  - Билл! - прорвался на связи другой помощник. - Мы в автомобиле в двухстах метрах от площадки. Всё спокойно.
  - Хорошо! - ответил Билл. - Надеюсь, вы приняли меры предосторожности?
  - Да! Мы оделись по-местному и сняли номера с автомобиля.
  - Всё, начинаем работать! - скомандовал Давид.
  В 7:30 вечера агенты появились на площадке. Они переоделись в рабочую одежду, приготовили инструменты и оборудование, а также еду и напитки - на всю ночь. Решили работать по двое.
  - Задача для первой группы! - скомандовал Давид. - Снять крышку, чтобы попасть внутрь. Вперёд!
  Крышка ящика была сделана из пятидесятой шпунтованной доски, посаженной на семисантиметровые шипы. Работа шла трудно. Уже через пять минут агенты не просто вспотели - взмокли и тяжело дышали. Но им ещё повезло. Задача не оставить следов насильственного проникновения была облегчена тем, что доски крыши до этого уже несколько раз вскрывались и вновь помещались на своё прежнее место. Поэтому крышка ящика и так уже была достаточно исковеркана.
  Минут через тридцать работа по вскрытию ящика вошла в привычное русло и стала даже несколько монотонной. Рабочую площадку освещали только слабые фонари сигнального освещения, поэтому ничего особенного со стороны не было видно. Офицеры расслабились и тут...
  ...Разом загорелись все светильники района! Теперь ящик с двумя агента на крышке оказался на залитом светом месте.
  - Билл, что это? - в ужасе произнёс Давид.
  - Засада? - обалдел и Лари.
  - Я не знаю, - прошептал Давид и сделал двум парням, притаившимся на крышке, не шевелиться. - Сейчас узнаем.
  Он связался по рации с центром. Там тоже ничего не знали, но пообещали тот час узнать. Для похитителей секунды растянулись в резиновые километры лет. Внутренняя паника тренированных агентов рисовала страшные сцены. Им казалось, что вот-вот из-за угла появятся русские солдаты в шапках-ушанках и валенках и покрошат их из 'Калашникова'. Страх был настолько велик, что один из агентов чуть было не свалился с крышки.
  Паника овладела группой ЦРУшников настолько, что они уже были готовы бежать, побросав все государственные секреты. Но тут пришло спасение.
  - Приём! Давид! - прозвучало в рации. - Это не засада. Это нормальное включение ламп освещения, запланированное на этот час. Отбой!
  Все заговорщики выдохнули.
  - Надо же! - натянуто улыбнулся Лари. - А я уж начал готовиться к советским казематам...
  После того, как крышка ящика была открыта, к работе приступила вторая группа. Они взяли лестницы, такелаж и фонари с удлинителями и залезли в ящик. Лунник лежал, словно в колыбели, едва касаясь стенок.
  - Мы не пролезем здесь, - прошептал Конрад.
  Но уже через несколько минут половина команды умудрилась залезть в переднюю часть ящика. Туда протянули фонарь и фотооборудование. Для того чтобы снаружи не было видно вспышку, ящик накрыли плотным брезентом.
  - Давид, - вышел на связь Конрад. - Мы готовы. Собираемся входить в объект через смотровое окно.
  - Хорошо! Конрад! - произнёс в ответ Давид. - Снимите обувь, я не хочу, чтобы вы поцарапали краску.
  Конрад снял ботинки и стал протискиваться внутрь. Неожиданно его рука нащупала что-то скользкое. Конрад посветил себе фонарём. На обшивке Лунника одно из мест соединения было измазано густым солидолом, который русские из-за своей безалаберности забыли стереть.
  - Фу, сало какое-то, - фыркнул Конрад.
  - Наверное, украинцы забыли, - посмеялся ему в ответ уже осмелевший напарник. - Посмотри, там, в сале, и щетина от кабана, наверное, осталась?
  - Нет тут никакой щетины, - промычал Конрад. - Нитки какие-то. Чёрные, обычные. Которыми шьют. Прилипли они к этому салу. Тьфу!
  Полезная нагрузка Лунника находилась в центре упаковки, а антенны занимали остальное пространство.
  - Давай, снимай! - скомандовал Конрад, и агенты заполнили всю плёнку крупными планами маркировки.
  После этого, чтобы убедиться в качестве съёмки, эту плёнку передали одной из патрульных машин. Те мигом сгоняли в центр и проявили её. Всё было нормально - качество удовлетворительное. Вскоре патрульные вернулись, и агенты в ящике продолжили работу.
  - Так, прекрасно! Фотографии получаются нормально, значит, действуем дальше, - решился Конрад. - Нашей главной задачей теперь является двигательный отсек.
  - Здесь крышка, - сообщил напарник. - Она крепится на... ста тридцати болтах!
  - Ну, что же, будем откручивать, - вздохнул Конрад и принялся откручивать болты один за другим.
  - Хорошо идут, - похвалил напарник. - Советы смазку не экономили.
  - Не экономили, - согласился Конрад, усиленно орудуя гаечным ключом. - Везде солидол и какие-то нитки.
  Открутив все болты, напарники с помощью верёвки перенесли тяжёлую крышку в сторону.
  Конрад посветил внутрь отсека - двигатель был снят.
  - Я так и знал, - прокомментировал напарник. - Не идиоты же русские, чтобы оставлять сверхсекретное оборудование!
  - Да. Но остались крепления двигателя, и баки, в которые заливается топливо и окислитель, ещё на месте. Это уже неплохо! - сказал Конрад и стал протискиваться вглубь установки.
  В передней части отсека располагалась перегородка, которая отделяла нос от двигательного отдела. Здесь находился стержень, на который навинчивался бак. И конец этой резьбы был зафиксирован пломбой с советским штампом.
  - Надо резать проволоку, - предложил Конрад. - Другого способа я не вижу.
  - Сначала надо связаться с базой, - предложил напарник. - Смогут ли они изготовить аналогичную пломбу?
  - База! - прошипел Конрад в рацию. - У нас тут пломба. Вы сможете её сделать? Отправляем вам образец.
  Он срезал пломбу, и вместе с патрульной машиной её отправили на базу. Пока они ездили и изготавливали подделку, агенты всё сфотографировали, а некоторые номера ещё и переписали. Удачным оказалось и то, что Советы забыли снять две муфты крепления. Их агенты ЦРУ сняли совсем и забрали в штаб-квартиру для детального анализа. Прежде, чем были закончены эти работы, патрульные привезли новую пломбу.
  'Секретные' исследования Лунника были окончены. Теперь нужно было всё собрать обратно. Наиболее трудным оказалось вернуть на прежнее место бак - он никак не хотел становиться в своё посадочное место. На эту часть работы ушла большая часть оставшейся ночи. Проблема была в том, что не было видно резьбы, и всё приходилось делать наугад. После ряда тщетных попыток и множества тревожных моментов бак, наконец, встал на своё место.
  Очень аккуратно агенты поставили пломбу и проверили, чтобы все провода были подключены. Много времени потребовалось на то, чтобы вернуть крышку на прежнее место и убедиться, что не оставлено царапин. Особенно тщательно было проверено, что не оставлены внутри спички, карандаши или клочки бумаги. После этого ещё раз всё перепроверили и убедились, что не оставлено никаких следов чужого пребывания. Затем разобрали лестницу, поставили на место крышку, закрепили её и сверху надели брезентовый чехол.
  Агенты упаковали своё снаряжение и на одной из патрульных машин убрались с объекта в 4:00 утра. А в 5:00 утра пришёл водитель и перегнал грузовик с площадки на прежнее место. Здесь брезентовый чехол был снят, и штатный водитель перегнал машину в железнодорожное депо.
  Советские чекисты появились в 7:00 утра. Они увидели спокойно припаркованный грузовик с Лунником. Проверили ящик и не нашли никаких подозрительных деталей. Проверили место крепления к платформе - и там всё было в порядке. Чекист подписал необходимые бумаги, и поезд ушёл.
  Результаты анализа собранных таким образом данных были опубликованы для внутреннего пользования. Была проведена вероятная идентификация производителя Лунника, причём, важным оказался тот факт, что Лунник был пятым аппаратом одного и того же предприятия.
  Кроме этого, в результате анализа были определены и поставщики электрических компонентов. Помимо этого, удалось установить поставщика бортового компьютера, который был использован в Луннике и, возможно, в ряде других советских образцах ракетно-космической техники.
  * * *
  После европейского турне Лунник вернулся в СССР.
  По линии КГБ прошёл доклад о том, что ничего подозрительно с аппаратом не произошло.
  Это было странно. Андропов недоумевал - ведь Косыгин лично просил его внимательней отнестись к этому турне. А это значит, что были какие-то подозрения.
  - Но если ничего не произошло, то это и хорошо, - сказал вслух Андропов и набрал номер Косыгина.
  Для Алексея Николаевича это сообщение означало, что американцы получили свой доступ к Луннику и смогли снять все необходимые данные с советского аппарата. Растерянный тон Андропова свидетельствовал в пользу того, что КГБ так и не догадалось об этой операции. Но им и не надо было этого знать.
  'Это очень хорошо, - мысленно обрадовался Косыгин. - Теперь и Штаты смогут создать себе такие же космические аппараты, а это значит, что паритет будет восстановлен'.
  Когда же Лунник прибыл на свой завод-изготовитель, его встретила техническая комиссия. В её обязанности входило оформление 'блудного' Лунника и отправление его на хранение.
  - Ну что скажешь, Степаныч? - обратился начальник первого отдела к мужичку лет пятидесяти.
  - Что сказать, Пётр Ильич! На первый взгляд не трогали нашу 'невесту', - ответил Степаныч, почёсывая затылок. - Слишком много следов взлома. Здесь и не разберёшься, кто и когда сюда лазил.
  - А что тогда тебя беспокоит? - заинтересовался Пётр Ильич странным поведением сотрудника; он знал, что такая неуверенность в докладе Степаныча означает только то, что он очень сильно сомневается в том, что говорит.
  - Надо вскрывать, - ответил Степаныч. - Тогда всё сразу поймём.
  Техники быстро сняли упаковочные доски, и Степаныч вновь подошёл к Луннику. Провёл руками по солидолу и вздохнул:
  - Попользовались нашей 'молодухой', Пётр Ильич!
  - Уверен?
  - Уверен! А вот насколько глубоко, надо дальше разбирать.
  Техники сняли крышку, и Степаныч снова провёл рукой по солидолу:
  - И здесь были.
  - Почему ты так уверен? - удивился начальник первого отдела.
  - Я тут в нужных местах на солидоле нитки поставил - от дурака. Вот дураки и попались. Они нитки поснимали, думали, что случайно прилипли. Ан - нет. Не случайно.
  - Молодец, Степаныч! - посмеялся Пётр Ильич. - Дураки на солидоле поскользнулись да на нитках попались! Выходит, не зря мы потроха у Лунника поменяли и поставили всё с неработающего аппарата?
  - Не зря! - усмехнулся Степаныч.
  - Пусть теперь американцы копируют!
  * * *
  Американцы умудрялись воровать и там, и здесь. А советское руководство изо всех сил делало вид, что ничего такого не происходит.
  Пока американцы сдирали технические решения, Алексей Косыгин продавил преступное решение в Политбюро: оно буквально сожрало производство собственных компьютеров.
  Косыгин и его безродный тесть по фамилии Гвишиани, через институт которого полезли неформальные контакты с западом, стали зачинщиками 'Перестройки'. 'Величайшая победа запада в холодной войне' стала результатом деятельности этого небольшого, но результативного во зле клана.
  Но, конечно же, помимо этого за Косыгиным и 'крылом конвергенции', провернувшим разрушительную операцию 'Перестройка', стояли мутированные номенклатурные круги советского партийного аппарата, а также пованивающие разводы разлагающейся части советских спецслужб. И, в первую очередь, внешней разведки.
  Окончательный удар по советским ЭВМ и Автоматизированным Системам Управления нанёс Горбачёв.
  Операция по уничтожению сети советских ЭВМ, сформированной для управления экономикой, проводилась под прикрытием экспертов из ЦК и активной помощи запада.
  И, в первую очередь, были задействованы спецслужбы США. Они направляли бывшему в курсе этого забоя Косыгину и не особо грамотному, хотя и честному и сообразительному, Брежневу огромное количество сообщений типа: 'В США спрос на вычислительные машины упал'.
  Экономисты, побывавшие в командировках в США, проходили обработку в вотчине Гвишиани. В их докладных записках, поступавших в ЦК КПСС, использование ЭВМ для вычислительных задач высмеивалось, а для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись.
  - Вроде как чистая мода, - написал очередной журналист. - Капиталисты покупают ЭВМ только для того, чтобы казаться современными.
  В тоже время диаспора через своих представителей в окружении Брежнева и Политбюро отсекала от руководства альтернативную информацию, поступающую от Глушкова и других специалистов мирового уровня. Диаспора, как сильнейший яд, блокировала большинство контактов академиков-технократов с высшим руководством.
  'Перестройка' уже начиналась.

  Примечания к главе 4:

  1. Chadwell.
  2. Или Очевидец, от англ. voucher (рус. во-очер).
  3. Robert Knight.
  4. Психиатр Курт Шнайдер (к 1959 году) перечислил основные формы психотических симптомов.
  5. H. P. Robertson.
  6. Council on Foreign Relations.
  7. Majesties 12 (MJ 12).
  8. Jason Society.
  9. Jason Scholars.
  10. Skull and Bones.
  11. Scroll and Keys.
  12. Dwight David Eisenhower.
  13. Стар.-русс. почти сумасшествие, ср. взбеленился.
  14. Обряд принесения в жертву. В некоторых общинах применялся с начало новой эры.
  15. (Маленький) червь (всегда) контролирует (огромный) разум.
  16. Ритуальный символ приветствия.
  17. Использование гватемальского наркотрафика.
  18. Aquarius.
  19. Генетические болезни, вызванные поражением геном и называемые по фамилиям учёных, открывших их.
  

  Часть II. Ротор

  Эпиграф:

  "Обман и сила - вот орудие злых", - Алигъери Данте

  Глава 5. Космический омут

  Эпиграф:

  "Мы же соревновались с американцами. Сначала наша подготовка к полёту на Луну
  шла быстрее, но потом отстали, в основном из-за отставания в электронике
  (следствие осуждения кибернетики в своё время,
  как "гулящей девки капитализма"). Это аукнулось", - Георгий Гречко, дважды Герой Советского Союза, лётчик-космонавт СССР
  

  Лунный бизнес Кеннеди

  20 января 1961 года в своей инаугурационной речи президент США Джон Фитцджеральд Кеннеди послал Советскому Союзу весьма заманчивый сигнал:
  - Будем вместе исследовать звезды...
   За этой короткой строчкой стоял документ, в котором говорилось: 'В качестве первого шага США и СССР могли бы выбрать высадку с научными целями небольшой группы (около трёх человек) на Луну, а затем возвратить их на Землю...'.
   После провала пятидесятых годов американцы простодушно решили использовать подход, который описан в русской сказке - битый небитого везёт. Русские обладали для покорения Луны почти всем необходимым. Американцы едва поднасобирали мелкое море понтов. А также наскребли кучу всевозможных затратных проектов, направленных на извлечение прибыли для очередного действующего президента.
   С пропагандой в США дела всегда обстояли нормально. Власти этой страны неустанно трубили о своих достижениях, и во всех вопросах бытия они неизменно получались первыми. И пронырливым плагиаторам своё подворованное первенство всегда удавалось зафиксировать на бумаге. Сказались века гнилых судебных процессов, несмолкающих между такими же гнилыми людишками.
   * * *
   До старта оставалось несколько мгновений. Частота пульса возросла до 180 ударов в минуту. 'Куда делось всё спокойствие и невозмутимость? Куда? Исчезло! - думал Юрий Гагарин, ожидая толчок ускорения. - На консервной банке чёрт знает куда - это почти безумие! Но - надо. Я не могу испугаться'...
   12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту Земли первый в мире космический корабль-спутник 'Восток' с человеком на борту.
   Старт космической многоступенчатой ракеты прошёл успешно, и после набора первой космической скорости и отделения от последней ступени ракеты-носителя корабль-спутник начал свободный полёт по орбите вокруг Земли.
   - Период выведения корабля-спутника 'Восток' на орбиту космонавт товарищ Гагарин перенёс удовлетворительно, - сообщило ТАСС. - И в настоящее время чувствует себя хорошо. Системы, обеспечивающие необходимые жизненные условия в кабине корабля-спутника, функционируют нормально. Полёт корабля-спутника 'Восток' с пилотом-космонавтом товарищем Гагариным на орбите продолжается.
   В СССР в это время заканчивали разработку ЭВМ второго поколения. А темпы, которыми шло развитие вычислительной техники в Союзе, многие называли 'взрывными'. В короткий срок число различных моделей ЭВМ, пущенных в разработку, стало исчисляться десятками. Это и М-220 - наследница лебедевской М-20, и 'Минск-2' с последующими версиями, и ереванская 'Наири', и множество ЭВМ военного назначения - М-40 с быстродействием 40 тысяч операций в секунду и М-50.
   Военные ЭВМ позволили в 1961 году создать полностью работоспособную систему противоракетной обороны. Во время испытаний неоднократно удалось сбить реальные баллистические ракеты. И это притом, что происходило прямое попадание в боеголовку объёмом всего-то в половину кубического метра.
   * * *
   В том же, 1961 году, американцы тоже создали ЭВМ. Это была машина марки IBM 7030 - первый суперкомпьютер, построенный на транзисторах и известный под названием проект 'Stretch'.
   Изначально, компьютер был разработан, чтобы удовлетворять требованиям, предъявленным Эдвардом Теллером из Ливерморской национальной лаборатории. IBM проиграла этот тендер. Но смогла выиграть другой - на создание компьютера для Лос-Аламосской национальной лаборатории. И вот уже по нему в 1961 году и состоялась поставка этого первого компьютера.
   Чуть более чем через месяц после эпохального полёта Юрия Алексеевича Гагарина, 26 мая 1961 года, президент Соединённых Штатов Джон Кеннеди 'родил' 'специальное послание Конгрессу о неотложных нуждах нации'.
   У талантливого и амбициозного политика полностью созрела выдающаяся идея. Будучи воплощённой, она не только сможет выдернуть Кеннеди из рук кредиторов, потратившихся на его избирательную компанию и теперь, подобно пиявкам, присосавшихся к заветной должности Джона.
   Кеннеди всегда завидовал проектам Эйзенхауэра - они требовали колоссального финансирования, естественно, всё 'съедали', но никто так и не смог их проверить! Лишь краем уха Кеннеди как-то услышал, что Дуайт строил какие-то базы, якобы, для пришельцев.
   Даже если это была неправда, то сама идея со строительством секретных баз была очень и очень выдающейся по части перекачивания государственных средств в личный карман президента. А если идея и вправду имела место быть, то американцы сами виноваты, что их президенты так чудят и облапошивают их.
   Идея, пришедшая на ум Кеннеди, позволит и ему настолько 'немножко' разбогатеть, что Джон только за один этот приём вполне сможет стать самым богатым президентом США.
   - Космос - вот что будет моей империей! - пафосно произнёс Джон, подойдя к галерее семейных портретов, и, словно обращаясь к ним, продолжил: - Моей призрачной империей! В эту бездну можно столько денег вложить, что хватит не только нам, но и нашим потомкам!
   Конечно, с чужими людьми он не мог себе позволить столь откровенного демарша. Поэтому, забравшись на трибуну Конгресса США, Кеннеди политически корректно заявил:
   - Я считаю, что наша нация должна посвятить себя достижению цели отправить человека на Луну и вернуть его обратно на Землю! И сделать всё это до конца десятилетия! Никакой другой проект за это время не будет более впечатляющим для человечества или более значимым для долгосрочных исследований космоса. И ни один не будет так же сложен и дорог в реализации!
   'Пусть знают заранее, что космос - это машина, пожирающая деньги налогоплательщиков США, - мысленно пояснил свои слова Джон. - И потом не говорят, что я их об этом не предупреждал!'
   Затем президент ещё немного 'помассировал' мозги конгрессменам и в итоге попросил у Конгресса девять миллиардов долларов. Хотя эти финансирования исчислялись в ценах 1960-х годов, они были самыми высокими за всё время существования США.
   Официально выпрошенные президентом Кеннеди средства предполагалось направить на финансирование лунной программы. Но кроме них значительные средства предусматривались и для других программ - так называемых программ 'по борьбе за свободу во всём мире'.
   Эти программы своей открытой частью были направлены против Советского Союза. Часть средств под этим же 'соусом' выделялась на войну во Вьетнаме. Ну, а главная для Джона часть средств, отлетая, словно крупинки золотой 'грязи', от бешено вращающегося колеса американской коррупции, оседала на не слишком секретных счетах амбициозного президента.
   Сражаясь больше за своё будущее состояние, президент США Джон Кеннеди был исключительно убедительным. Кроме того, до него 'под космос' в США никто ещё не воровал, поэтому государственного иммунитета против такого рода афёр в Штатах попросту не было.
   И Конгресс принял его предложения.
   Приступая к 'молотьбе' выделенных средств, президент дополнительно издал специальный меморандум. Он предназначался вице-президенту Линдону Джонсону.
   В документе Кеннеди прямо спросил, есть ли у Америки какая-либо программа, чтобы 'побить Советы в космосе'?
   - У нас есть расходный материал, - сообщил вице-президент, с полуслова понимавший истинный смысл вопросов своего начальника. - Ещё в войну мы завладели соответствующим трофеем. Есть один не слишком отважный солдат - даже барон! Он настолько глуп, что всерьёз считает себя гением. Он убедил и себя, и своё окружение в том, что США от него, якобы, чуть ли не в зависимости находятся!
   - Это нам на руку, - принял предложенную кандидатуру Кеннеди. - Излишняя близорукость в нашем деле не будет лишней.
   Линдон, будучи человеком ещё более прагматичным, нежели его президент, сразу понял истинные цели плана своего руководителя. Он понял, что судьба вот-вот повернётся к нему лицом, и если он не пропустит этого лица, то сможет и себе чуть-чуть отщипнуть от лунной программы.
   Речь Кеннеди была очередным стратегическим ходом в шахматной игре между СССР и США. Американский президент сделал грандиозный ход конём. И этот конь оказался троянским не только для США и для всего мира, но и для самого Джона Кеннеди.
   * * *
   1 августа 1961 года умерла вторая жена Ивана Ефремова - Елена Дометьевна. Она умерла в полном сознании, на руках любящего мужа.
   Елена Дометьевна сумела создать Ивану Антиповичу весьма свободные условия жизни. Она никогда ни в чём его не ограничивала, а в своих отчётах ничего плохого о нём не писала.
   Но всё равно после прощания Иван Антипович, Таисия Иосифовна и ещё один верный друг и коллега Ефремова - Мария Фёдоровна Лукьянова - взяли билеты на теплоход до Астрахани и отправились в путешествие по Волге - жизнь продолжается!
   * * *
   После необходимых подготовительных процедур президент Кеннеди смог запустить своё детище. Программа 'Аполлон' - программа пилотируемых космических полётов космического агентства США НАСА - была принята в 1961 году. Её целью стало осуществление первой пилотируемой высадки на Луну.
   12 сентября 1961 года президент Джон Кеннеди сформулировал эту задачу в своей речи, и американские деньги потекли в те карманы, которые Кеннеди для них приготовил.
   * * *
   XXII съезд КПСС состоялся с 17 по 31 октября 1961 года.
   Теодор Ильич Ойзерман, часто бывавший в доме Косыгиных, и в этот день зачем-то зачастил к ним. Он всегда приходил просто так, но выгнать его было просто невозможно. Пока хозяева упрашивали любимого гостя покинуть их, Ойзерман сканировал своими профессионально запоминающими глазами всё, что только изменилось в доме Косыгиных.
   Алексею Николаевичу иногда казалось, что передача шпионской информации проводилась Теодором Ильичём непосредственно с места считывания сразу же заказчикам.
   В этот раз Ойзерман нашёл Клавдию Андреевну держащей газету 'Правду'. Она читала публикацию речи Косыгина, которую он произнёс на 22 съезде партии. Клавдия Андреевна не сразу заметила тень 'желанного' гостя. Обращаясь к Алексею Николаевичу, она принялась зачитывать статью.
   - В строительстве тепловых электростанций, линий электропередач, цементных, сахарных и некоторых других промышленных объектов удельные капитальные вложения на единицу производственной мощности в нашей стране ниже, чем в Соединенных Штатах Америки, - Клавдия Андреевна опустила газету и прокомментировала: - Выходит, что у нас производительность труда в строительстве предприятий выше, чем в США?
   - Почему? - удивился Алексей Николаевич и добавил: - Выше.
   - А учитывается ли при этом качество материалов? Добротность построенного? - продолжила свои сомнения Клавдия Андреевна. - Не объясняется ли это наше преимущество - если оно действительно имеется - тем, что заработная плата наших строителей значительно ниже, чем американских? Не преувеличиваем ли мы вообще наши достижения только потому, что они именно наши? Не умаляем ли мы достижения таких стран, как США, лишь потому, что это не наши достижения?
   Алексей Николаевич понял, что супругу опять понесло. Он встал и вышел в другую комнату.
   Ойзерман стоял и со всей тщательностью запоминал каждое слово, сказанное Косыгиной. Эти слова могли стать козырем в тонкой игре управления Алексеем Николаевичем.
   * * *
   После поездки на теплоходе по Волге, а также после долгих и мучительных переживаний ранней смерти любимой жены, девушка, жившая в семье Ефремова на правах приёмной дочери, переменила свой статус.
   Весной 1962 года Иван Антонович и Таисия Иосифовна зарегистрировали свой брак.
   И в первую очередь, это было нужно для осуществления наследственных прав. Конечно же, не на дачи и машины, а на имя выдающегося писателя. Потом, распоряжаясь литературным наследием кудесника слова, можно будет и безбедно жить на отчисления с переизданий его книг, а также можно будет производить некоторые манипуляции с самими книгами.
   Такие манипуляции синагога умела проводить. Вспомним хотя бы, наследие Менделеева и сразу же, на следующий же день после смерти учёного, изменённый его основной труд. Да, это, может, было и не очень по-человечески. Зато в общих интересах.
   И зато, очень действенно.
   * * *
   На фоне этого завивания очередного, уже третьего по счёту, голубиного гнёздышка, американские учёные пытались сделать хоть какой-нибудь значимый шаг в космической гонке. Они посылали автоматические станции к Луне. Однако попасть в такое небесное тело - это не тебе в вестернах с колена палить из 'Кольта' по вымышленным противникам.
   Но настойчивость всё же приносит свои плоды, и бравые 'бледнолицые' попадают в Луну - только с двенадцатого раза. И в 1962 году аппарат 'Рейнджер-4' завершает цепь неудачных посягательств.
   * * *
   Борис Малиновский сумел всё-таки достучаться до 'небес'. Президент Академии наук СССР Келдыш, с которым он поделился некоторыми своими соображениями по поводу своей новой системы, привёл Малиновского непосредственно к первому заместителю председателя Совета Министров Алексею Косыгину.
   И в ноябре 1962 года уже сам Косыгин ставил Малиновскому задачу построения общегосударственной автоматизированной системы управления (1) экономикой.
   Когда Малиновский кратко обрисовал Косыгину, что он хочет сделать, Алексей Николаевич одобрил эти намерения. Затем вышло распоряжение Совета Министров СССР о создании специальной комиссии под председательством Бориса Малиновского по подготовке материалов для постановления правительства.
   В эту комиссию вошли учёные-экономисты и другие работники органов управления. Комиссии и её председателю Малиновскому были предоставлены существенные полномочия: председатель комиссии имел право прийти в любой кабинет - к министру, председателю Госплана - и задать самые разные вопросы. А также имел право просто сесть в уголке и смотреть, как работает государственный управленец: что он решает, как решает, по каким процедурам и много другое.
   А также Малиновский получил разрешение ознакомиться с любыми промышленными объектами по своему выбору.
   * * *
   В США в том же, 1962 году, Агентству национальной безопасности была представлена вторая, специализированная версия IBM 7950 Harvest. А первый компьютер Atlas был официально введён в эксплуатацию 7 декабря 1962 года. Тогда его вычислительная мощность считалась равной четырём компьютерам IBM 7094 и почти такой же, как у компьютера IBM 7030 Stretch, являвшегося на тот момент самым быстрым суперкомпьютером в мире.
   * * *
   В конце Второй мировой войны германцы вполне себе успешно бомбили Лондон баллистическими ракетами 'Фау-2'. Эти мессианские 'подарки' с христианскими крестами на бортах отправлял лондонцам ново-оформившийся мессия Третьего Рейха - Вернер фон Браун.
   Ему как раз тогда исполнилось 33 года, и уже по этому показателю он в точности походил на своего начальника по идеологии - Иисуса Христа.
   Из-за океана за деятельностью этого мессии наблюдало известное уже в те времена всевидящее око. Успехи фашистов в Британии вдохновили американцев, по своей природе жадных до чужого добра. Они поняли, что смогут сделать прекрасный гешефт, даже не смотря на то, что фактически немецкие 'передовые' разработки в этой же войне с треском проиграли 'не столь передовым' разработкам русских.
   Американцы также знали, что немецкие ракеты были чуть более развитыми компиляциями ранних американских же летательных средств. И это сближало дальнейшие позиции - научную базу США и умение Германии добиваться ясного результата.
   Словно банда мародёров, продвигаясь по территории Германии, американцы устроили массированную 'охоту' не столько за произведениями нацистского 'гения', сколько за самими немецкими специалистами и учёными. Понимая, что всё награбленное во время войны имеет соответствующую ценность, американцы брали наиболее финансово-ёмкие трофеи.
   Немецкие специалисты были прекрасными образцами таких трофеев. Проигравшие Советскому Союзу в реальной военной гонке вооружений и технологий, они в этой своей ипостаси не были нужны расчётливым США. Но эти специалисты могли послужить и другой цели: на войне информация и дезинформация обладают одинаковой силой.
   Эта операция называлась 'Скрепка'. Американцы дали ей такое название, исходя из излишней педантичности немцев. Янки позаимствовали у русских любопытный опыт: бойцы Красной армии и даже простые жители СССР легко вычисляли фашистских шпионов среди толпы 'обычных' людей. Свои документы немцы скрепляли нержавеющей скрепкой, в то время как русские - обычной, ржавеющей.
   Такое 'сито' стало удобным и для спецслужб США. С его помощью они выискивали немецких солдат, офицеров и учёных - не только для того, чтобы расстрелять, но и для других нужд.
   И немецкие учёные, уже понимавшие, что их 'великое' оружие проиграло эту войну, гордо спешили сдаться в плен. Сверкая нержавеющими скрепками.
   Фон Браун прекрасно осознавал высокую значимость своей персоны. После нескольких фашистских военных крестов на его груди оставалось ещё много свободного места - для будущих научных наград. Поэтому он сам искал контакты с американской разведкой и сдался в плен сразу после разгрома нацистской Германии.
   В момент пленения фон Браун выглядел больше как знаменитость, нежели как арестант. Яркое солнце ему казалось лучами софитов, а окружающая разруха - всего лишь замысловатыми декорациями продвигаемого им христианского апокалипсиса:
   - Мы знаем, что мы создали новое средство ведения войны и теперь моральный выбор - выбор, какой нации, какому победившему народу мы хотим доверить наше детище, - стоит перед нами острее, чем когда-либо прежде. Мы хотим, чтобы мир не оказался бы вовлечённым в конфликт, подобный тому, через который только что прошла Германия. Мы полагаем, что, только передав такое оружие тем людям, которых наставляет на путь библия, мы можем быть уверены, что мир защищён наилучшим образом.
   Вот так, наставляемый библией, помимо собственной персоны, фон Браун сдал американцам ещё пятьсот самых лучших немецких ракетных специалистов - он привёл это послушное стадо точно так же, как Христос вёл своих последователей всё к тому же самому апокалипсису. Естественно, пастырь вёл своё научное стадо в новую американскую жизнь вместе с их знаниями, планами и опытными образцами.
   - Даже не заслушав мои объяснения, фон Браун приказал Майстеру (2) дать мне двадцать пять ударов. Затем, решив, что удары не были достаточно сильными, он приказал, чтобы меня выпороли более жестоко, - и давно уже высохшие слёзы показались в покрасневших глазах Ги Морана (3).
   Француз был участником Сопротивления, а события, о которых поведал Ги Моран, имели место в то время, когда он был пленником в фашистском концлагере Дора. Там - после попытки саботажа.
   - Фон Браун приказал перевести мне, что я заслуживаю худшего, - продолжил француз. - Что на самом деле я заслужил, чтобы меня повесили.
   - Вы считаете, что фон Браун преступник? - жёстко глядя ему прямо в глаза, спросил француза американский дознаватель. - Или, может, его плеть спасла вас от расстрела? Вы это хотите сказать?
   - Я считаю, что его жестокость, жертвой которой я стал лично, стала красноречивым свидетельством его нацистского фанатизма, - пояснил свой рассказ Ги Моран.
   Офицер прекрасно знал, что за 'рыба' попалась в их сети - фамилия фон Брауна возглавляла 'Чёрный список'. Это был перечень немецких учёных и инженеров - тех, которых американские военные эксперты хотели бы допросить в первую очередь.
   Изначально фон Браун был завербован для работы в США по программе Операция 'Извержение' (4) (начальная фаза 'Скрепки'), поэтому попавший в качестве мусора в американский 'Мусорный ящик' (5) фон Браун в этом центре допросов задержался ненадолго.
   Вот так и получилось, после Второй мировой войны американцы, как 'тоже победители', обзавелись 'собственной' ракетной программой, основанной на военнопленных гитлеровцах. А тех, кто им оказался не нужен, миллионами сгноили в концлагерях Эйзенхауэра.
   И при этом они ещё публично ругали советские закрытые институты, презрительно называя их 'шарашками'!
   Американский плен для нужных немецких фашистов был своеобразным. Став гражданином США, фон Браун продолжил разработки ракетной техники.
   В 60-е годы он занял видное место в западной ракетной технике.
   Спецслужбы всегда выпячивали для освещения прессы и почитания населения таких специалистов, которые не представляли собой никакой ценности. У них не только можно было что-либо 'секретное' купить, их можно было даже украсть! Только ни покупки, ни кражи фон Брауна не коснулись.
   Настоящие ценности, как им и положено, трудились за семью рядами колючей проволоки в полностью закрытых американских институтах. Ни американцы, ни жители других стран, ни даже представители собственной разведки не знали этих людей ни в лицо, ни по имени. Так, безымянными, они и ушли в вечность - прямиком из дверей закрытых заведений, которые сами американцы почему-то 'шарашками' не называли.
   В те годы газета 'Вашингтон пост' писала: 'Последние 25 лет он был главным ракетчиком страны'. Именно его ракеты вывели в космос и первый американский спутник, и первого американского астронавта.
   За работами фон Брауна внимательно следили высочайшие власти США. То, что именно ему поручили реализацию лунной ракеты, оказалось вполне естественным.
   - Мистер фон Браун, - начал беседу Джон Фитцджеральд Кеннеди, 35-й президент США. - Что вы думаете насчёт полёта на Луну?
   Барон фон Браун был готов к любому предложению президента о сотрудничестве, ибо, как он искренне считал, кроме него и пленённых немецких специалистов, в области ракетной техники у США никого другого и не было.
   - Я слушаю вас, господин президент? - вопросительно произнёс фон Браун.
   - Мы решили идти на Луну! - восторженно сообщил президент. - Мы инициировали специальную космическую программу. Она получила название 'Аполлон'. Вы будете руководителем этой программы.
   - Да, мой президент! - по-военному чётко ответил фон Браун.
   Но Кеннеди ошибся со своим выбором.
   Только старые разведчики знали, что фон Браун откровенно симпатизировал коммунистам. Во время войны он тонко саботировал ту часть программы 'Фау-2', которая была направлена против СССР. И, напротив, уделял повышенное внимание разработкам, направленным против главного врага СССР - Великобритании. Которой и достались бомбёжки.
   Фон Браун имел диплом лётчика. Он регулярно летал на предоставленном государством самолёте и, если бы ему понадобилось, смог бы бежать в Англию. Но эта страна была ему, родовитому представителю Римской империи, противна, и она предназначалась для того, чтобы именно на ней испытать его оружие библейского возмездия.
   Всё это стало причиной ареста фон Брауна гестапо. 15 марта 1944 года фон Браун был буквально 'брошен' в застенки гестапо в Штеттине. Но через две недели сотрудники Абвера (6) его освободили. Рейхсминистр вооружений и военной промышленности Альберт Шпеер сумел убедить Гитлера закрыть глаза на преступную деятельность фон Брауна - чтобы тот смог продолжить программу 'Фау-2'.
   Шпеер уже тогда трудился на будущий Четвёртый Рейх. Он не только работал с резидентурой СССР и с её помощью собирал космические технологии для 'своих'. Он также организовывал саботирование внутри Трётьего Рейха и готовил мифологическую платформу для Четвёртого Рейха.
   Помимо фон Брауна, яркой вехой его деятельности стал выдуманный им рассказ о начале 'очистки от еврейского элемента' жилых кварталов Берлина. Это было 'документальное' описание последней массовой депортации евреев из столицы Рейха.
   Несмотря на то, что Гитлер, вроде бы, излишне активно вёл политику изгнания евреев, всё равно в конце февраля 1943 года состоялась и эта депортация, уже которая по счёту и непременно 'тотальная'. Естественно, и она отличилась 'особенной жестокостью'. Но когда евреев депортировали из Берлина всех, то численность еврейского населения в этом городе не особо снизилась.
   - Деятельность фон Брауна способствовала разгрому Германии во второй мировой войне, - сухо прокомментировал деятельность своего германского коллеги Борис Черток (7).
   Только в 1940 году он окончил Московский энергетический институт, прошёл всю войну, и, как всегда, в своём праведном порыве опережая события, уже 2-го мая 1945 года расписался на Рейхстаге. Борис Евсеевич всегда оставался правильным евреем, и в советской оккупационной зоне Германии Черток стал одним из организаторов института 'Рабе' (8), изучавшего развитие техники управления баллистическими ракетами дальнего действия.
   И вот на этом фоне Кеннеди и предложил первому секретарю ЦК КПСС Хрущёву объединить усилия в подготовке полёта на Луну. Но советский лидер, располагавший архивными данными по этому вопросу, 'почему-то' отказался.
   - Глупо. Очень глупо, - прокомментировал отказ Кеннеди, буквально летавший на крыльях везучести, появившихся у него сразу после начала афёры с 'Аполлонами'. - Столь дорогостоящий проект сулит грандиозные финансовые возможности.
   Уже первые годы реализации проекта показали правоту Кеннеди - он стал самым богатым президентом США. И всё было бы хорошо. Только у президентского окружения постепенно стало складываться вполне определённое бессознательное понимание того, что скоро наступит некий решающий момент. Многие вдруг поняли: жаль, что Кеннеди не удосужился прочесть русскую сказку 'Серебряное копытце'...
   * * *
   Сказочное серебро, в котором купался Кеннеди, стало превращаться в ничтожные черепки почти сразу же. Выдающемуся президенту был недосуг обращать внимание на излишнюю тяжесть, вдруг возникшую на его ногах. Он думал, что выплывет и так.
   Но 21 ноября 1963 года зов бездны прекратился, и из её глубины прибыла на поверхность всё пожирающая пасть.
   - Джек! - растянулось в улыбке довольное лицо офицера ЦРУ Дональда Гаррисона. - Ты нас не ждал?
   Джек Руби не просто не ждал их. Он вообще не знал этих людей, которые нагрянули к нему домой очень поздно вечером - когда Руби готовил к продаже очередную пару стволов. И Джек так испугался, что чуть не наложил в штаны. Ему казалось, что прямо сейчас вся Америка станет его избивать, а потом приведём в исполнение какой-нибудь крайне жёсткий и крайне бесчеловечный приговор.
   Нельзя сказать, что Джек был матёрым преступником. Лучше назвать его обычной 'тёмной личностью', которыми кишит Америка, влачащая существование ниже 'плинтуса' среднего прожиточного уровня. Руби работал барменом в одном из не слишком затрапезных заведений и там из-под прилавка приторговывал оружием, партиями, гораздо более мелкими, чем это делали, например, в том же ЦРУ.
   - Я вас слушаю, господа, - трясясь от страха, ответил Джек.
   - Не бойся! - пожалел его Гаррисон, погладив, словно маленького ребёнка по голове. - У нас к тебе дело.
   - Дело? - удивился Джек, подозрительно не переставая трястись.
   - Да. Очень важное дело, - ответил Гаррисон уже более миролюбиво.
   - Если смогу...
   - Сможешь, - уверенно ответил офицер. - Тем более, если справишься, то мы тебе простим...
   Офицер посмотрел по сторонам, нашёл какой-то карандаш и подцепил им пистолет.
   - ...вот это, - закончил Гаррисон. - А если не согласишься, то вот Мейсон укажет в своём раппорте, что я лишь на мгновение раньше тебя выхватил свой табельный пистолет, и естественно, не промахнулся.
   - Что нужно сделать? - Руби почувствовал накатившую тошноту, а вместе с ней понял, что отвертеться будет уже невозможно.
   - Ничего особенного. Придёшь на одну пресс-конференцию. Посмотришь на объект. Он очень много знает - того, чего знать не должен. А потом, на следующий день, ты его отправишь на тот свет.
   - Прямо при всех? - испугался Руби.
   - А что здесь такого? - в свою очередь, удивился Гаррисон.
   - Но меня же схватят!
   - Схватят, - подтвердил Гаррисон. - Но зато ты останешься жив. Посидишь лет десять. А там наши люди тебя под какой-нибудь акт о помиловании подведут. И выйдешь на свободу. Живым. Он - живой, ты - мёртвый. Он - мёртвый, ты - живой. Всё понятно? Если понятно, то, когда сделаешь своё дело, всё - мы в расчёте. Ты нас больше никогда не увидишь, и тебя больше никто не будет трогать.
   - Понятно...
   - Ну, а раз тебе всё понятно, то завтра мы тебе его покажем, а послезавтра ты сделаешь то, что сегодня нам пообещал, - объяснил Гаррисон. - Обещал ведь?
   - Обещаю..., - еле слышно ответил Руби.
   - Вот и хорошо, - усмехнулся Гаррисон. - Оружие для работы у тебя есть своё, я так понимаю. Его и используй.
   * * *
   На следующий день после своего визита к Руби бездна появилась ещё раз. Она снова разверзла свою пасть, и теперь уже не просто испугала, а забрала с собой того, за кем приходила.
   Уже первые годы реализации проекта 'Аполлон' показали правоту Кеннеди - да, он действительно стал самым богатым президентом США!
   Однако такое отношение к американскому бюджету понравилось не всем. Особенно недовольными оказались старинные влиятельные кланы. Те, которые на индейской земле построили свой библейский Четвёртый Рейх - Рейх (9) под названием Америка (10).
   И излишне предприимчивого президента Кеннеди публично казнили. При огромном скоплении обожающего его народа Джону Фитцджеральду вскрыли череп специальными разрывными снарядами. И выдали это за проделки полоумного одиночки.
   - Всё обставили красиво. 22 ноября 1963 года город Даллас, кое-как укоренившийся в штате Техас, хлопал на ветру знамёнами 'свободы' громче, чем обычно. А как же было не похлопать - город принимал президента! - уже через час записал в своём дневнике один из журналистов, наблюдавший за всем произошедшим почти из первого ряда. - Коммерческий авантюрист, Кеннеди прекрасно усвоил нравы этой страны. Он понимал, что никто ему не простит столь быстрое и столь наглое перекачивание американских средств в свой карман.
   - Да, и сам Кеннеди, очевидно, знал, что всё произойдёт именно сегодня, - словно прочитав написанное, согласился с ним другой журналист. - Поэтому, по прибытии в аэропорт Далласа он осмотрелся, всё понял и сказал: 'Президента очень легко убить - достаточно обычной снайперской винтовки'.
   - Да, уж..., - вздохнул первый. - Кеннеди знал, что всё будет именно так, потому что изобретательностью американские убийцы не отличаются.
   - ...И несколькими часами позже президент в парадном автомобиле катил по улицам утопающего в экстазе Далласа, - вздохнул и второй журналист.
   * * *
   Государственная машина США даже не заметила убийства президента. На ставшую теперь вакантной должность президента США тут же заступил Линдон Бэйнс Джонсон (11). Он стал 36-м. А на 'должность' преступника уже через час был назначен Ли Харви Освальд.
   - Подождите! Скоро я назову всех, кто подставил меня! - на пресс-конференции опрометчиво принялся угрожать новоявленный убийца президента тем, кому угрожать было нельзя.
   По залу прошёл шорох испуга, и постепенно он сменился тишиной понимания неотвратимости приговора.
   Однако сам Освальд не понял этого - он находился в загоне, из которого ему очень хотелось выбраться. И всё дальнейшее стало больше походить на глупую смерть зайчонка, который в своём стремлении выбраться на волю до смерти разбивается о стальные прутья удерживающей его клетки.
   - Я только лишь козёл! Козёл отпущения! - прокричал Освальд многочисленным корреспондентам, которые теперь смотрели на него с единодушным молчаливым сочувствием.
   И в глубине этой тишины раздался один тихий старческий голос.
   - Иден, ты помнишь суть обряда 'козёл отпущения'? - спросил этот голос стоявшую рядом корреспондентку.
   - Нет, мистер Наум, - ответила Иден. - Напомните.
   - В древности на главный свой праздник религиозные евреи приводили специального кошерного козлёнка. Но не закалывали его, как остальных, а оставляли для другой участи. Вся община готовила лоскутки разноцветных тряпок и привязывала их к козлёнку. За каждой такой тряпочкой скрывался грех, переданный общинником этому козлёнку. Потом, когда вся община привязала все свои тряпки к козлёнку, его выводили в пустыню и... отпускали. И козлёнок, которого община не стала убивать, убегал в пустыню, унося с собой грехи общины...
   Иден не плакала. Она стояла в каком-то полном отрешении. Девушка понимала, что Освальд, сам себя назвавший козлом отпущения, теперь им и является.
   Руби не был ни служащим полицейского управления, ни корреспондентом. Но на пресс-конференцию Освальда, устроенную в том самом полицейском управлении, его пустили без лишних вопросов. И вот сейчас он стоял рядом с той самой Иден и вместе с ней слушал рассказ о козле отпущения.
   'Какой-то странный этот парень, - размышлял Руби, разглядывая Освальда. - Может, действительно, наша община выбрала его в качестве козла отпущения? Если это так, тогда и я свои грехи через него отпущу'.
   Он смотрел на Освальда, ошалевшего от неожиданного обвинения. Джек пытался найти в нём что-либо отталкивающее - то, что возбудило бы у него неприязнь к этому чуть ли не двинувшемуся уже парню. Но неприязни не возникало. В голову настойчиво стучалась жалость.
   Уже вечером на Джека накатила суматоха. Он стал расхаживать по комнате, а его сознание специально предательски выбирало из памяти те портреты Освальда, на которых тот был жалок и возбуждал к себе не ответное насилие, а сострадание.
   И в самый разгар этих мыслей в дом к Джеку снова пришли те самые офицеры ЦРУ.
   - Я смотрю, ты всё никак не можешь настроиться на завтрашнее мероприятие? - жёстко кинул Гаррисон вместо приветствия.
   Джек подумал, что сейчас он всё им объяснит и попытается договориться на новых условиях - ведь убрать нужно не абы кого, а убийцу президента Соединённых Штатов. То есть человека, которого теперь знал каждый и в США и за пределами этой страны. А это значит...
   Джек не успел закончить свои сборы с мыслями. Гаррисон всадил ему такой удар в печень, что Джеку показалось, будто в его внутренности вонзили кол. Каждая клеточка ушибленного органа начала кричать от боли, но тут в тело Джека вонзился второй удар. Он пришёлся в область селезёнки и, видимо, порвал там несколько мягких тканей.
   Вслед за ударами и болью пришла парализация - Джеку никак не удавалось сделать вдох. Его начало крючить. Но Мейсон зашёл сзади и привычно взял его под мышки, обнажив беззащитный живот Джека и подставив его под новые удары. Гаррисон всадил ещё два удара. После которых Джек утонул в чёрном безмолвии.
   Очнулся он оттого, что ему в лицо плеснули чем-то холодным.
   - Прошли сомнения, Джек? - весело спросил Гаррисон. - Или нам ещё их попрогонять?
   - Не надо, - смог выдавить Джек. - Я сделаю.
   - Ну-ка, Мейсон, подними-ка его, - скомандовал Гаррисон напарнику, и после того, как тот поставил на ноги очнувшегося Джека, принялся осматривать его: - Ничего. Помят. Но не сильно. К завтрашнему утру будет, как огурец. Будешь ведь, Джек?
   - Буду...
   - Руководство просило передать тебе, - чтобы ты меньше боялся, - что после выстрелов тебя сразу хватать никто не будет, а помогут сбежать. У входа будет автомобиль с водителем. Сядешь в него и уедешь. Погони тоже не будет, - разъяснил Гаррисон только что придуманные им дополнения к плану; он посмотрел на поясняющееся лицо Джека и решил добавить ещё несколько сладких уточнений: - Есть мнение сделать из тебя национального героя. Выразителя мнения нации. Понял? Так, что тебе и жизнь сохранят, и медаль дадут. Если понял - ответь.
   - Я всё понял, - уже весьма бодро ответил Руби, его тоже стало охватывать общенациональное чувство беспомощности закона перед грубым убийством: - Я приведу приговор в исполнение! Обещаю вам! Обещаю всем!
   - Ну, вот, и прекрасно! - ответил Гаррисон, и офицеры ушли.
   * * *
   24 ноября утром сотрудники КГБ расположились у телевизора, ожидая прямую трансляцию о переводе Освальда из полицейского управления в окружную тюрьму. О таком переводе накануне было множество сообщений.
   - Странно, Освальд не прикрыт детективами, - удивился майор Олег Нечипоренко, разглядывая то, как полицейские выводили предполагаемого преступника.
   - Наоборот, он как бы выдвинут вперёд, - согласился с ним коллега.
   - Иными словами, подставлен под выстрел, - продолжил Нечипоренко. - Сейчас его убьют...
   В этот момент на экране возникла чья-то спина. Затем раздался выстрел. После него началась свалка и давка.
   - Что я вам сказал! - воскликнул Нечипоренко. - Теперь он не жилец!
   Все участники просмотра этой трансляции лишь понимающе закивали головами - слишком откровенной для профессионалов была ситуация.
   - Я Джек Руби! Вы все знаете меня! - тем временем кричал стрелявший в Освальда, он смотрел непонимающе на полицейских, которые скручивали его, и в его глазах медленно угасала вера в обещанную безнаказанность.
   - Вот так возмущённый представитель разбушевавшейся американской синагоги Джек Руби сделал свой карающий шаг, - прокомментировал кто-то из офицеров КГБ прямую трансляцию американского псевдоправосудия.
   - Он убрал бедного Освальда, который мог дать много сведений, - добавил другой офицер. - Ценных для следствия, но не удобных для организаторов убийства президента.
   - Всё в традициях США, - добавил третий. - Руби поступил, как завсегдатай покушений. Он застрелил Освальда прямо в здании полицейского управления, а полицейские ему не мешали - у них была своя задача.
   - Да. Своя задача, - согласился Нечипоренко. - Обеспечить выполнение убийства.
   * * *
   Вскоре после убийства президента Кеннеди Сергей Королёв собрал очередное совещание по графику лунных работ.
   - Наше высшее политическое руководство располагает сведениями, из которых следует, что новый президент Линдон Джонсон не намерен поддерживать лунную программу.
   - Совсем? - непроизвольно вырвалось у Чертока.
   - По крайней мере, в таких темпах и с таким размахом, которые предлагались НАСА.
   * * *
   После смерти Кеннеди перед Джонсоном действительно встал ряд проблем и задач, которые необходимо было решить в первую очередь. Пожалуй, главной из них была задача выхода США из лунной гонки. Этот выход нужно было осуществить без проблем для Штатов.
   Уже более трёх лет американские учёные занимались изучением русского Лунника, ценные сведения о котором они достали с таким трудом. Однако прогресса эти исследования никакого не дали. Создавалось впечатление, что русские в вопросах освоения космического пространства ушли очень далеко, и их отрыв от США был просто катастрофическим.
   - Нам нужно дополнительное финансирование, и нужны дополнительные учёные, - всё время клянчил шеф НАСА. - Нам нужны русские учёные, которые всё уже умеют. Надо купить для США несколько специалистов.
   Президент Джонсон был реалистом. Он понимал, что Советы не продадут своих специалистов своему стратегическому врагу. Поэтому пока реальных вариантов решения космической проблемы видно не было.
   Оставалось только надеяться на чудо - если, например, у США вдруг появится какой-нибудь козырь, который можно будет удачно разыграть в отношениях с Советами.
   Но чем мог являться такой козырь? Фон Браун не оправдался. Этот немецкий зазнайка только гоголем ходил, а построить так ничего существенного не смог. Свои, американские специалисты справлялись еле-еле, но уровень выдаваемых ими технических решений всё больше отставал от советской науки.
   А в Москве в 1964 году на проспекте Мира был открыт 99-метровый обелиск 'Покорителям космоса' - в честь начала космической эры человечества.
   Как частичное решение навалившихся проблем, в 1964 году Джонсон запустил две программы. Одну назвали 'Сериал' (12), другую - 'Фильтр' (13).
   Программа 'Сериал' казалась спасением для президента Джонсона. Она предполагала создание широкомасштабного художественного фильма о космосе. В ходе его съёмок предполагалось отработать необходимые приёмы, получить правильные представления об особенностях космического восприятия, а также по мере выхода фильма подготовить зрителей к определённому углу зрения на неизвестные никому космические явления. Как режиссёр покажет то или иное космическое действие, таким его зритель и усвоит.
   - Никто из них проверять не станет, - заверил помощник. - Вот сценарий первого пилотного эпизода. Если вы позволите, господин президент, я вам его коротко зачитаю, чтобы вы сложили для себя более полное представление о запускаемой программе.
   - Я слушаю, - ответил Джонсон.
   - Эпизод называется 'Клетка' (14). Как я уже сказал, он является первым пилотным эпизодом большого научно-фантастического телевизионного сериала 'Звёздный путь', - пояснил помощник и затем по бумажке стал зачитывать сюжет: - До капитана Кирка звездолётом 'Энтерпрайз' командует капитан Пайк. Обнаружив сигнал бедствия, астронавты обнаружили выживших после давнего крушения звездолёта. Девушка Вина и капитан Пайк нужны были жителям далёкой планеты для восстановления на ней погибшего населения. Сначала инопланетяне и земляне вступают в конфронтацию, но затем...
   - Я понял суть. Что дальше? - произнёс Джонсон.
   - Дальше - мы санкционируем производство этого сериала, - ответил помощник. - И запускаем его в прокат по телевидению. По мере трансляции в сознании зрителей сформируются космические сюжеты, и люди перестанут ждать реальную высадку на Луну, а также перестанут разбираться, где реальные кадры лунной хроники, а где художественные кадры сериала. То, что они увидят в сериале, утолит их ожидания по лунным пейзажам.
   - Ну, что ж, - задумчиво протянул Джонсон. - Допустим, вы меня убедили. А что со второй программой?
   - Программа 'Фильтр' предусматривает жёсткий отбор кандидатов на участие в победной лунной операции, - ответил помощник.
   - Какой именно? - уточнил Джонсон.
   - Помимо основных характеристик, направленных на саму лунную миссию, отбор будет производиться на предмет надёжности. Мы не можем допустить к программе слишком разговорчивых и чересчур несговорчивых. Их надо выявить заранее, чтобы они не успели навредить проекту в целом, - ответил помощник, немного помолчал и добавил чуть более конкретно: - При реализации операции 'Фильтр' необходимо выявить и уничтожить все слабые звенья в составе лётчиков-космонавтов, сотрудников, экспертов и других рабочих, допущенных к секретной части программы.
   * * *
   Последний день октября 1964 года ничем бы так и не выделился из череды одинаковых дней, если бы не одно событие.
   Один из наиболее вероятных членов американского отряда астронавтов, Фримен выполнял обычный полёт на Т-38, и всё шло нормально.
   Сначала послышался как бы хлопок наоборот.
   'Движок сдох!' - с удивлением подумал Фримен и посмотрел на приборы - ему ответило своим нервным миганием табло 'Поломка двигателя'.
   Фримен нажал кнопку 'Пуск', но двигатель не 'воскресал'.
   'Надо прыгать', - подумал Фримен.
   Высоты хватало, и он, отвернув самолёт от небольшого городка, решил катапультироваться. Однако, не смотря на все его усилия, катапульта не срабатывала. И она так и не сработала.
   Последнее, что Фримен успел сказать набегающему на него пламени взрыва:
   - Чёрт меня дёрнул за язык..., - и раскалённая взрывная волна, словно бумажную куклу, разорвала его тело на множество мелких частей.
   * * *
   - Его самолёт Т-38 столкнулся с птицей, - сверкая стекляшками безжизненных глаз, сообщил официальный представитель ВВС США на пресс-конференции. - Фримен погиб, как герой! После столкновения двигатель заглох. Фримен понял, что, если он сразу же покинет самолёт, то машина рухнет на небольшой городок. Фримен сумел отвернуть самолёт. Но сам спастись не успел.
   Американская тусовка, связанная с космосом и обслуживающими его областями, постепенно стала приходить в кипящее состояние. В этом кипятке не только гибли люди, но и рождались новые классы машин. Политики всерьёз стали задумываться над тем, чтобы заменить часть человеческих исполнителей роботами, основанными на искусственном интеллекте. И хотя до этого было очень и очень далеко, капиталистический мега-мозг уже принялся рассчитывать ситуацию, когда это случится.
   Конструкторы и изобретатели исправно отрабатывали гранты. В 1964 году было представлено семейство IBM System/360, являвшееся: первыми универсальными компьютерами, первым спроектированным семейством компьютеров, первыми компьютерами с байтовой адресацией памяти и т.д. Эти уникальные машины стали своеобразным мостом в будущее - совместимые с System/360 компьютеры IBM System z выпускаются до сих пор, устанавливая абсолютный рекорд совместимости.
   На волне профинансированной США Второй мировой войны, где американские компании были главными инвесторами в гитлеровский фашизм и в русскую кровь, послевоенная норма прибыли американских корпораций била все исторические рекорды. Она достигала своего максимума в 1965 году, а затем стала только снижаться.
   Пошакалив 'голодными' глазами по американским прериям, американские корпорации стали уходить за границу, покупая иностранные компании и уже в 'профинансированных' странах вкладывая деньги в подготовку многочисленных международных военных конфликтов.
   * * *
   Советская вычислительная техника развивалась своим чередом. Основными задачами для неё по-прежнему оставалось проведение расчётов траекторий ракет и другие военные цели. В этой связи качество техники было высочайшим, и это относилось не к дизайну и не к условиям комфортности обслуживающего персонала. Это относилось к существу производимых расчётов. Но и народное хозяйство не оставалось без машинного обеспечения.
   Для применения в народном хозяйстве для решения планово-экономических задач советские разработчики модернизировали машину 'Минск-2'. Ей расширили оперативную память и возможности подключения новых устройств ввода-вывода. Очередная советская электронная вычислительная 'Минск-22' стала машиной второго поколения семейства ЭВМ 'Минск'. Её серийное производство начато в 1965 году.
   Быстродействие достигало 56 тысяч операций в секунду, и по принятой на время начала производства классификации 'Минск-22' относилась к ЭВМ среднего класса.
  

  'Косяки' Косыгина

   В январе 1966 года, в Ташкенте, Алексей Косыгин решил поучить уму-разуму президента Пакистана Айюб Хана и премьер-министра Индии Лал Бахадур Шастри. Две страны нескончаемо воевали между собой, и Советский Союз захотел сыграть роль посредника.
   Косыгин почти две недели пытался сблизить позиции сторон. И в этом миротворческом проекте Косыгина сопровождал министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко.
   - Сегодня очередная встреча, - произнёс кто-то, когда уже собирали отъезжать.
   Но вдруг Громыко вспомнил, что оставил в комнате папку. Это было, наверное, в первый и последний раз в его жизни. Но это случилось.
   - Алексей Николаевич, - обратился Громыко к Косыгину. - Подождите минуточку, я мигом.
   Министр бросился за папкой.
   Но Алексей Николаевич преспокойно сел в машину и уехал.
   Вернувшись, Громыко обнаружил, что его никто не ждёт. Он несколько раз чертыхнулся. Но делать было нечего, надо искать транспорт. Громыко втиснулся в 'Волгу' и вместе с переводчиками прибыл на встречу.
   Косыгин упивался своей выходкой. Ему казалось, что вот так и должен поступать настоящий олигарх, которому Англия должна баснословные суммы денег. 'Почему я должен ждать какого-то министра, - оправдывался сам перед собой Косыгин. - Пусть успевает и не забывает своих папок или шапок. Были бы в США - я бы его просто уволил'.
   Косыгин посмотрел на появившегося Громыко с нескрываемым ехидством:
   - Ну что? Папку забыл? Все секреты, небось, разгласил?
   Тогда Громыко не посмел ответить на хамство тем же - он ведь пока не стал членом политбюро. Но затем постепенно Андрей Андреевич сделает всё, чтобы отодвинуть главу правительства от внешней политики.
   Леонид Ильич Брежнев не был в восторге от того, что Косыгин проявляет внешнеполитическую активность.
   - Зачем сообщение о ташкентской встрече дали на первой полосе? - недовольный, выговаривал Леонид Ильич по телефону главному редактору 'Правды' Зимянину.
   А куда 'задвигать' первополосную новость? Ведь Косыгин выполнял важнейшую миссию - мирил Индию с Пакистаном. И ему удалось добиться успеха. По итогам встречи была подписана Ташкентская декларация.
   Но, к несчастью, в эту же ночь индийский премьер-министр Индии умер.
   * * *
   Вообще, стоит отдельно заметить, что и в шестидесятые годы неожиданная гибель лиц, неугодных некоторым политическим силам, являлась распространённым методом решения противоречий. На таком же точно основании и проект 'Фильтр' набирал свои обороты. Он глазами никому не заметных доносчиков отслеживал неугодных американскому космическому режиму лиц, для которых затем почти сразу же наступал другой режим - режим 'неожиданного умирания'.
   Два представителя американского отряда астронавтов Эллиот Си и Чарльз Бассетт 28 февраля 1966 года выполняли обычный полёт на Т-38 - на таком же самолёте, что и разбившийся за два года до этого Фримен.
   Си и Бассетт были первыми кандидатами для полёта на космическом корабле 'Джемини-9'. Но их разговоры на неуставные темы и излишняя частота неудобных вопросов притянули к себе ледяное внимание несущего смерть глаза проекта 'Фильтр'.
   Аналитики проекта поняли, что договориться с Си и Бассетом по всем аспектам 'лунной программы' не удастся, и тогда на своём самолёте Т-38 астронавты влетели на завод - с инспекцией. Там как раз шла сборка предназначенного для них корабля.
   Обстоятельства инцидента вызвали удивление у всех - самолёт врезался в тот самый цех, где шла сборка. Это чистильщики проекта 'Фильтр' развлекались. Они демонстрировали своим будущим жертвам то, как они умеют творчески подходить к приказу о казни. Си и Бассет погибли, а 14 рабочих завода получили ранения. Несостоявшиеся астронавты реализовались в качестве управляемой бомбы, убившей их же космический корабль.
   Официальная версия происшествия вновь 'немного' не совпадала с обстоятельствами катастрофы:
   - Си ошибся при заходе на посадку.
   Но космос не желал подстраиваться под остервеневших американцев. В ответ на убийство астронавтов, к приёму которых, видимо, звёздное пространство по-своему готовилось, космос реагировал 'неожиданными' катастрофами. И в ответ на гибель Си и Бассета в мае 1966 года на полигоне в Сент-Луисе при испытаниях взорвалась и разлетелась на куски вторая ступень ракеты 'Сатурн-5'.
   Однако привыкшие шельмовать реальность американцы и не думали класть все яйца в одну корзину. Реализация другой программы - программы 'Сериал' - тоже шла полным ходом. При незримом для внешних наблюдателей протежировании спецслужб телевизионщики заканчивали работу над сериалом 'Звёздный путь' (15).
   - Мы считаем, что показ сериала лучше начать 8 сентября 1966 года. К этому времени у нас будет готова значительная часть из восьмидесяти серий, - сообщил президенту Джонсону помощник.
   А в августе 1966 года американский окололунный спутник 'Орбитер-1' 'освоил' новую тему в космических снимках: он продемонстрировал землянам, как выглядит их родная планета на фоне лунного горизонта. Земляне впервые увидели свою планету на чужом небе. Так стали формироваться базы данных, которыми позже будут пользоваться не только отдельно учёные и отдельно телевизионщики, но также и шулеры от обеих сторон сразу.
   Уже совсем скоро эти самые снимки представят от своего имени и астронавты 'Аполлонов'.
   * * *
   8 сентября 1966 года на экраны США вышел сериал 'Звёздный путь', а через неделю, 15 сентября, состоялось другое, не менее важное, событие в мире киноискусства.
   - Всего полтора месяца назад я отметил своё первое сорокалетие, - со вздохом неизбежности произнёс Стэнли Кубрик. - И хотя я, в общем-то, не религиозен, но всё же кое-какие элементы традиции мне пришлось-таки учёсть. Мой отец Якоб тоже не был религиозным человеком. Но и он женился на моей матери Гертруде по еврейской церемонии. Не хотелось нарушать традицию...
   Оскароносный Кубрик одной стороной своего подвижного мозга размышлял о цифре 'сорок', которая теперь всё глубже и глубже погружалась в прошлое, а другой стороной лихорадочно соображал по поводу новых возможностей кино. Он, без сомнения, понимал, что фильмы можно строить, как шахматные комбинации: одни будут знакомы и пусты, а другие - загадочны и непредсказуемы. Кроме того, с тех пор как отец подарил ему первую в жизни Стэнли фотокамеру фирмы 'Graflex', - а прошло уже 27 лет! - техника шагнула далеко вперёд.
   Свой уверенный след в исторической драме Кубрик потомкам уже оставил. Его фильм 'Спартак' собрал режиссёру те самые заветные 'Оскары', и творческого смысла возвращаться к идее прошлого больше не было. А после фильма 'Лолита' оказался исчерпан творческий смысл и в настоящем.
   Осталось только будущее, и оно, похоже, было практически на ладони. Мешало одно - проект казался непредсказуемо амбициозным и неподъёмно масштабным. Он требовал не только огромных средств, но и работы целого научного института. А его-то у Кубрика не было.
   - Будущее - это, прежде всего, фантастика, - Стэнли это понимал очень отчётливо. - А она основана на физике.
   Поскольку сам Кубрик не мог похвастаться своей успеваемостью - в школе он едва смог набрать всего 67 баллов из ста, - то самому 'доработать' сценарий, как это он сделал в случае с Буниным при съёмках 'Лолиты', в данном случае не получится.
   Пять лет продолжавшаяся разработка фильма 'Космическая одиссея 2001 года' закончилась успехом. Вместе с писателем-фантастом Артуром Кларком Кубрик расширил первоначальную сюжетную линию рассказа Кларка 'The Sentinel'. Хорошие связи в НАСА позволяли Кубрику получать необходимую информацию и профессиональные консультации специалистов по космосу в любом объёме. Кроме, естественно, секретной их части.
   * * *
   Вдруг на плечо Стэнли легла чья-то рука. Она появилась буквально из ниоткуда. Казалось, материализовалась из пролетающей мимо пыли. Хотя это был и крайне неожиданный момент, но внимание на нём не остановилось. Оно сразу же было увлечено ещё более необычными последствиями.
   А случилось вот что.
   После этого касания Стэнли вдруг остановился, словно выключенный механизм, и продолжил несколько мгновений находиться в таком механистическом состоянии.
   А вокруг руки тем временем сформировалась вращающаяся, как водоворот, и сверкающая живыми молниями область. После нескольких густых оборотов она раздвоилась. Одним своим концом поглотила Стэнли Кубрика со всем интерьером его квартиры. А из другого конца этого удивительного водоворота 'выплюнулись' кабинет шефа НАСА и сам шеф, сидящий в довольно мягком рабочем кресле.
  На очередном совещании, с участием высших кругов США и руководства НАСА, обсуждалась ситуация с лунной программой и состоянием в космической отрасли США.
  - Некоторые аналитики утверждают, что состояние дел по программе 'Аполлон' не даёт оснований для оптимизма, - стал пугать представитель НАСА, намекая таким образом на необходимость повышения уровня финансирования названного проекта.
  - Интересно, - ответил представитель правительственных кругов США. - В прошлом году вера в успех была! А в этом году, значит, исчезла? В 1965 году мы пошли на поводу у НАСА и сформировали для этой организации максимальный бюджет! И что мы слышим теперь?
  - Да. Лунная программа финансировалась 'по максимуму', - согласился представитель НАСА. - Но и нами программа велась с максимальной интенсивностью. Сейчас выполнение программы находится в самом разгаре. С точки зрения НАСА, 'Аполлон' - по-настоящему чрезвычайная программа. Мы осуществляем её чуть ли ни с поспешностью военного времени. Центр имени Кеннеди и стартовые площадки напоминают военный лагерь перед решающей битвой.
  - А что же вы хотели? - удивился представитель власти. - Разве битва за Луну - это не решающая битва? Как раз решающая! Если мы победим Советы, то обеспечим Соединённым Штатам долгосрочное первенство в технологиях и, самое главное, в политике. Вы понимаете уровень ответственности?
  - Да, конечно! Мы всё понимаем, - поспешил заверить представителей власти представитель НАСА. - И в этом контексте мы можем смело сообщить, что основной задел работ выполнен!
  - Выполнен? Основной задел работ выполнен? Это прекрасно! - оживился представитель власти. - А то после майского происшествия на полигоне в Сент-Луисе, когда, напомню вам, при испытаниях взорвалась и разлетелась на куски вторая ступень ракеты 'Сатурн-5', наши настроения резко ухудшились. Сказать, какими они сейчас являются - наши настроения? Настроения, царящие в конгрессе, лучше всего выразить словами 'растущее утомление'. Вы утомили нас своими неудачами!
  Совещание кончилось. Но неприятный осадок остался. Остались и некоторые участники этого совещания...
  - А что? - уверенно и, вместе с тем, мечтательно рассуждал шеф НАСА. - Хороший фильм о нашей работе - это больше, чем сама работа. Это отчёт! Который получат от нас налогоплательщики. Поэтому чем более убедительным будет этот отчёт, тем легче граждане США простят нам космические траты на космические нужды.
  Шеф НАСА довольно улыбнулся: ему удалось 'сморозить' каламбур. Ещё раз улыбнувшись, он продолжил:
  - А поэтому наша основная цель создать этому Кубрику режим наибольшего благоприятствования. Пусть снимает. Пусть снимает всё, что ему нужно. Пусть использует все наши знания. Я уверен, ему удастся сделать хороший фильм. Убедительный. Я сам, когда смотрел 'Лолиту', во многом убедился, - шеф опять улыбнулся, довольный своим красноречием и очередным, как ему показалось, удачным каламбуром. - И второе. Если этот киношник что-то и приврёт, то, зная, что НАСА ему помогало, все будут думать, что Соединённые Штаты реально этим обладают. Это будет безусловная информационная победа. Она даст нам выигрыш во времени для формирования реального изделия, которое придумает Кубрик.
  - Но, господин шеф, - раздался голос одного из собравшихся. - Мистер Кубрик требует полётов в невесомости!
  - Так, дайте их ему! Раз требует, - отрезал Шеф. - Вы же всё равно летаете со своими опытами, возьмите и его в команду. Заодно ещё и массовку для него создадите.
  ...Шеф НАСА потом будет неоднократно вспоминать этот разговор: когда он увидел кадры фильма, где показана невесомость, то даже у него по лысине побежали мурашки - до того достоверной оказалась картина. И ещё эта томная и обволакивающая космическая немота...
  * * *
  Снова та же рука, материализовавшись, как и в первый раз, так же неожиданно и так же из ниоткуда, уверенно легла на плечо шефу НАСА. Тот сразу же сделался механическим и впал в то же самое странное оцепенение.
  Появился тот же вихрь и своим концом, как мощный пылесос, всосал и шефа НАСА, и его кабинет.
  Через пару мгновений в наступившей темноте проявилась новая картинка...
  * * *
  Осень 1966 года ознаменовалась ещё одним выдающимся событием - был утверждён эскизный проект лунохода. Постройка машины являлась делом техники, главное, что принципиальная схема была.
  А в жизни Алексея Николаевича тоже произошли изменения, 10 ноября 1966 года Косыгина назначили председателем Совета Министров СССР.
  Ещё через десять дней, 20 ноября, отличился 'Лунар орбитер-2' - американский автоматический беспилотный космический аппарат НАСА, разработанный в рамках программы 'Лунар орбитер'.
  В число основных задач его миссии входило получение детальных фотоснимков лунной поверхности для определения мест безопасной посадки космических аппаратов 'Аполлон' и 'Сервейер', а также развитие наших знаний о Луне. В частности, уточнение параметров гравитационного поля Луны для уточнения траектории полёта, измерение мощности потока микрометеоритов и доз облучения в лунной среде.
  А уже на следующий день, 21 ноября, американцы вспомнили и об убийце убийцы президента Кеннеди - Джеке Руби. 'Мстителю' не суждено было выйти из тюрьмы. Он там и умер. Тогда, три года назад, расстреливая Освальда, Руби, очевидно, не предполагал, что он - следующий кандидат в покойники.
  Но и Освальда в покое не оставили. Даже мёртвого. Высочайшая комиссия под председательством Верховного Судьи США Уоррена долго расследовала убийство президента и в итоге объявила его делом рук одиночки.
  И она предусматривала и то, что, наконец, и сам Руби совершенно кошерно отдал концы в тюрьме.
  На фоне внутри-тюремных преступлений космические исследования происходили более чисто. С советского искусственного спутника 'Молния-1' получили первые глобальные телевизионные изображения Земли. Аппарат сделал фотографии с высот 18000 - 29000 километров.
  Чуть позднее, 9 декабря 1966 года, получили и первые цветные телевизионные изображения Земли из космоса. А с помощью американского спутника 'АТС-1', находившегося на высоте 35800 километров, получили глобальное телевизионное изображение Земли.
  В этом же, 1966 году, над Москвой Советы развернули систему противоракетной обороны на базе созданной группами Сергея Лебедева и его коллеги Всеволода Бурцева ЭВМ 5Э92б. Машина имела производительность 500 тысяч операций в секунду. Она оказалась настолько функциональной, что просуществовала до настоящего времени. Только в 2002 году эта ЭВМ попала под санкции, связанные с сокращением РВСН.
  * * *
  Наступивший очередной космический год начался с катастроф. Уже 27 января 1967 года американские астронавты Вирджил Гриссом, Эдвард Уайт, Роджер Чаффи сгорели во время тренировки в корабле 'Аполлон-1'. Обстоятельства их гибели так и не получили внятной трактовки, а в неофициальном ключе они выглядели сильно похожими на казнь.
  И эта казнь, как не была первой, так не была и последней. Проект 'Фильтр', словно заведённый цербер, продолжал выискивать неблагонадёжных лиц, имевших отношение к наиболее значимым космическим секретам. Его механические челюсти, никогда не имевшие разума, перемалывали человеческие судьбы с ответственностью жернова. А государственные заказчики только успевали подбрасывать в эти жернова всё новых и новых жертв.
  Очередная казнь состоялась 28 апреля 1967 года.
  - Пост инспектора на строительстве комплекса для старта на Луну 'сделал' Бэрона сведущим во многих важных проблемах, связанных с программой 'Аполлон'. Бэрон стал не просто критиком, каких много крутится около любого нового дела: он стал авторитетным критиком, - тяжко выдохнул редактор издания 'Exposure' Кит Ньютон.
  Коллега ничего не ответил, лишь понимающе посмотрел в глаза Ньютона.
  - Об этом говорит тот факт, что для изучения его доклада создали специальную комиссию Конгресса, - продолжил редактор. - И доклад был, со всей очевидностью, очень убедительным! Если даже НАСА испугалось, что это станет концом всего проекта.
  - Да, уж... И, высказав своё мнение, Бэрон превратился в живую мишень, - всё же ответил коллега и, раз уж стал говорить, то, осмелев, добавил: - Вот короткое интервью Бэрона, датированное 21 апреля 1967 года: 'Корреспондент: "Вы чувствуете давление со стороны НАСА?". Бэрон: "Нет! Хотя сразу после этого инцидента, мы с женой получали звонки с угрозами, но сейчас всё тихо"'.
  Через неделю после дачи показаний в Конгрессе автомобиль Бэрона столкнулся с поездом. Бэрон, его жена и падчерица погибли мгновенно.
  - Лихо сработано! - поёжился Ньютон. - А что случилось с отчётом?
  - Отчёт Бэрона исчез, - ответил коллега. - Вот, посмотрите газету.
  Он протянул газету. В ней заголовок выделялся не только размерами и краской, но и лаконичностью прямого обвинения: 'Столкновение с поездом убивает критика программы 'Аполлон' Бэрона'. А ниже следовала вставка - 'Бэрон даёт интервью'.
  - Обратите внимание, газета написала: 'Убит критик "Аполлона"', то есть с упором на слове 'критик' и на слове 'убит', а также на его связи с программой 'Аполлон'. Грамотный заголовок! И из него всё ясно, даже, несмотря на то, что газета не стала указывать его официальную должность - инспектор по технике безопасности!
  Всего через полтора месяца после этого, 6 июня 1967 года, программа 'Фильтр' забрала очередную жертву. Эдвард Гивенс погиб буднично, в автокатастрофе. Он разбился на своём автомобиле Volkswagen возле города Перленд , недалеко от Хьюстона.
  НАСА крайне расточительно разбрасывалось весьма дорогостоящими кадрами. Эдвард Гивенс вошёл в число 32 кандидатов в астронавты, финалистов первого набора НАСА 1959 года, а во время пятого набора, проходившего в апреле 1966 года, его окончательно зачислили в отряд астронавтов НАСА.
  Он входил в экипаж поддержки первого пилотируемого полёта по программе 'Аполлон'. И лишь по злой воле программы 'Фильтр' погиб до начала полёта.
  На фоне участившихся 'случайных' смертей астронавтов и экспертов по космической технике в США стало возрастать всеобщее беспокойство. Даже посвящённые в космические дела журналисты не понимали, что происходит.
  Кит Ньютон уже более года пытался разрешить этот ребус, но неизвестных становилось всё больше.
  - Четыре года - с 1963 по 1966 год - бюджет НАСА держался примерно на одном и том же уровне, - вслух рассуждал он, обращаясь к расположившимся за столом коллегам по редакции. - Но за три года до объявленной высадки на Луну бюджет стал урезаться. Как это понять? Мы что по инерции туда полетим?
  - Возможно, НАСА считает колебания бюджета несущественными? - предположил один из коллег.
  - Несущественными? - удивился в ответ Ньютон. - Да, вы только посмотрите на цифры! Достигнув своего пика в 1966 году - а это 5,9 миллиарда долларов, - бюджет НАСА уже на следующий год уменьшился до 4,7 миллиардов долларов и покатился вниз как снежная лавина! Один миллиард двести миллионов! Вы можете представить себе эту сумму несущественной?
  - Да... Такие деньжищи... Такими суммами не бросаются, - согласился оппонент.
  - А в 1969 году вообще 3,2 миллиарда долларов! - продолжил Ньютон. - Сокращение - почти в два раза!
  - Кит, - взял слово один из коллег. - Я должен отметить, что есть сведения, показывающие, что конкретно по программе 'Аполлон' в 1968 году финансирование было сокращено всего на 12 процентов.
  - Всего? - удивился Ньютон не самой цифре, а именно её оценке. - Это же одна восьмая часть бюджета! Это всё равно больше полумиллиарда долларов! Разве такими деньгами бросаются, когда речь идёт о межгосударственном соревновании, которое, как заявил наш президент, является вопросом престижа нации?
  - Кит, да, мы согласны с тем, что в этой ситуации появилось слишком много вопросов, - ответил другой коллега. - Но ты от нас требуешь ответов на вопросы, на которые мы просто в силу своего положения не можем дать никаких однозначных ответов.
  - Я не требую от вас, - смягчился Ньютон. - Я советуюсь.
  - Если советуешься, то вот тебе ещё одна мысль, - воодушевился коллега. - Бюджетное финансирование планируется заранее. Это происходит в предшествующем календарном году. Отсюда следует, что решение о сокращении финансирования 'Аполлона' в 1968 году было принято, в 1967 году. И это выглядит очень странно.
  - Конечно, странно, - согласился Ньютон. - Но это зачем-то было сделано?
  Таких странностей в освоении космоса у США было хоть отбавляй. Когда принималось решение о сокращении бюджета на программу 'Аполлон', ни о каких полётах даже мыслить не было возможности. До первого полёта к Луне 'Аполлона-8', 'состоявшегося' только в декабре 1968 года, оставалось ещё более года.
  Лунная гонка в разгаре. Кто победит - не ясно. А США сокращают финансирование программы 'Аполлон'?! И это притом, что любое сокращение финансирования всегда ведёт к снижению активности, к уменьшению числа работников, а также удаляет от конечного результата.
  * * *
  Первый месяц лета 1967 года лишь в очередной раз подчеркнул: председатель Совета Министров СССР Алексей Николаевич Косыгин ненавидел советскую власть. Он встретил революцию, будучи уже тринадцатилетним подростком. Поэтому смог понять всё, что происходило с Российской империей, когда её принялись насиловать мародёры с дикого юга и дикари с Ближнего Востока.
  Косыгин вредил советскому строю исподтишка, мастерски выставляя сделанное так, как будто всё оно шло непременно на пользу СССР.
  Леонид Брежнев догадывался об этом и откровенно не любил Косыгина. Но его жена, Виктория Гольдберг, черпавшая свой восторг и осведомлённость в верхних эшелонах банд тех самых мародёров, настойчиво просила Лёню не злиться на Лёшу.
  Шла восьмая пятилетка . 'Золотая', как иронически прозвал её в последствие советский народ.
  Через полгода, отсчитывая со дня своего назначения председателем Совмина СССР, Алексей Косыгин встретился с Линдоном Джонсоном. Чтобы никто из переговорщиков не выглядел гостем или паломником, встречу политически оформили в провинциальном городе Гласборо, расположенном на полпути из Нью-Йорка в Вашингтон.
  Алексей Косыгин катил на роскошном чёрном лимузине по гладкой американской дороге и думал: 'Нам такого не построить никогда. Как здесь всё-таки хорошо', - и в слух добавил:
  - Проклятый капитализм. Вся эта роскошь пропитана кровью рабского труда.
  Тем временем они подъехали к зданию. Косыгин старался держаться подчёркнуто сухо и холодно. Казалось, что его седой советский 'ёжик', торчащий вертикально вверх, полностью исключал возможность любого 'прогиба' и делал невозможной любую попытку договориться. Плотно сжатые бескровные тонкие губы и перетянутое синим галстуком горло, казалось, не выпустят никаких лишних обещаний. А его глаза, превратившиеся в две серые мутные стекляшки, казалось, напрочь лишили окружающих способности разглядеть мятежный дух советского переговорщика.
  Алексей Николаевич привычно одёрнул костюм и смело шагнул прямо в пасть оскалившегося капитализма.
  Президент США Линдон Джонсон - сморщенный тип с безинтеллектуальным ближневосточным лицом - спрятал свои мысли за традиционную американскую фальшивую улыбку. Он по-азиатски сощурил глаза, и толстые морщины, словно старый чикагский асфальт, тут же испещрили его нецивилизованно загорелую физиономию. Зализанные назад седые волосы демонстрировали полный самоконтроль. И только 'худой' светло-серый галстук, исчерченный тёмно-серой наклонной полоской, показывал перекошенность позиции американского президента.
  Он протянул советскому государственному деятелю свою излишне волосатую руку и коротко произнёс:
  - Приветствую вас, господин Косыгин!
  - Доброго дня вам, господин Джонсон, - ответил Косыгин и, не мешкая, ввернул заготовленный комплимент: - Сразу же попрошу вас: передайте Леди Бёрд моё восхищение дорогами США.
  На протяжении всей своей жизни первая леди страны Клавдия Альта 'Леди Бёрд' Тейлор Джонсон выступала за благоустройство городов, автомобильных дорог и сохранение природных ресурсов. Это были её основные занятия в качестве первой леди.
  Супруг имел аналитический склад ума.
  Но так думал только он сам, обладая нутром не реализовавшегося слуги.
  Поэтому на плечи Леди Бёрд и взвалилась основная нагрузка по реальному выполнению хороших дел для народа. Они приносили очень внятные политические дивиденды, а также внятно помогали пополнить и финансовые счета новоиспечённой строительницы магистралей. Сформированная Клавдией однажды эта коррупционная схема в последующие годы вспыхивала в разных государствах очагами выдающегося воровства бюджетных средств жёнами и любовницами разнообразных мэров городов.
  Лишь после смерти мужа она занялась откровенным 'белым' бизнесом.
  - Помню, в 1964-м год 'Newsweek' писал о мистере Косыгине: 'Человек такого типа мог бы возглавить крупную корпорацию вроде "Форда" или "Дженерал моторс"'. Это, безусловная похвала вашего коммерческого таланта, мистер Косыгин! Золотого таланта! Но сейчас, господин Косыгин, я не буду долго занимать ваше внимание пространными изложениями, перейду сразу к делу, - немного поиграв на струнах лести, подчёркнуто деловито ответил Джонсон. - Прежде всего, хочу вас заверить, что, несмотря на исход наших сегодняшних переговоров, мы прикладываем и приложим в будущем все усилия для того, чтобы решить ваши вопросы.
  Джонсон на секунду пустил на своё лицо пластиковую американскую улыбку, а затем продолжил:
  - А теперь непосредственно к самим вопросам. Нам бы хотелось обсудить с вами стратегические вопросы, связанные с ядерным вооружением.
  - Я понял вас, господин Джонсон, - улыбнулся в душе Косыгин простоте американского президента. - Но всё же хотелось бы получить указание на более чёткие сроки и на более чёткие методы, которыми вы будете решать вопросы. Из этого в итоге и может сложиться ситуация с распространением названного вооружения.
  - Нам бы не хотелось оба события связывать настолько жёстко, - стал примитивно юлить Джонсон. - Ведь Советский Союз далеко продвинулся в вопросах использования атомной энергии.
  Американский президент сделал многозначительную паузу и добавил:
  - А также и в средствах её доставки. США не могут ждать. Эту часть необходимо решить в сжатые сроки. Что же касается ваших условий решения этого вопроса, то они приемлемы, и, как я уже сказал, мы работаем над их решением. В конце концов, с вами нам дело иметь приятнее, вы - деловой человек.
  - Вы, господин Джонсон, - тоже деловой человек. Поэтому предлагаю сделать паузу в нашем общении, а через полгода вернуться к рассмотрению ситуации. Уже по новым данным.
  После встречи заинтересованная западная пресса защищала Алексея Николаевича: Косыгин не стал сразу уступать... Но время всё равно вывело его на чистую воду: уже в 1968 году договор о нераспространении ядерного оружия оказался подписан.
  * * *
  Официально Алексей Николаевич Косыгин родился ещё в Санкт-Петербурге и ещё в Российской империи - 8 февраля 1904 года. Через месяц, 7 марта, маленького Лёшу окрестили.
  Когда ему исполнилось пятнадцать лет, Лёша устроился в 7-ю армию, где служил с конца 1919 года по 1921 год. Это, конечно, был не тыл, но это была и не передовая. Лёша служил в 16-м и 61-м военно-полевом строительстве на участке Петроград - Мурманск. Здесь и строительные материалы были в распоряжении, и обеспечение получше.
  Вступление в действующую Красную Армию было удачным, а, самое главное, своевременным. Как раз в конце 1919 года боевые действия резко пошли на спад. Уже 31 декабря вступило в силу соглашение о перемирии между РСФСР и Эстонией, а 2 февраля 1920 года был заключён Тартуский мирный договор, положивший конец войны на Северо-западе РСФСР. В этой реальной Красной Армии реальных боевых действий так и не случилось. К тому же, сразу после установления мира управление 7-й армии было расформировано.
  Восстановлено оно было только с 15 апреля 1920 года приказом РВСР от 10 апреля 1920 года. А затем приказом РВСР от 3 декабря 1920 года управление армии было объединено с управлением Петроградского военного округа. И в этот период боевых действий армия не вела, поэтому служба Алексею не приносила особых хлопот, а армейский стаж 'капал' исправно.
  В третий раз управление армией было сформировано 5 марта 1921 года - в связи с Кронштадтским восстанием. После его подавления 10 мая 1921 года управление армии было снова расформировано, а войска переданы в Петроградский военный округ. Но к тому времени Косыгин уже покинул родное подразделение.
  Уже во время этой службы Алексей Косыгин проявил природную хитрость и расчётливость - умудрившись вступить в действующую армию и почти не воевать. Удачно избежав белогвардейских пуль и сабель, будущий председатель Совета министров СССР получил себе в биографию очень хорошую запись.
  Набрав нужное количество лет полевого стажа, пусть даже приобретённого всего лишь в обеспечении военного строительства, семнадцатилетний паренёк уже твёрдо усвоил, что в смутные времена надо находиться ближе к обозу. Там и пуль поменьше, и еды побольше. Поэтому, как только в армейской службе снова запахло 'жареным', Алексей перебрался в тот самый обоз, и с 1921 года Косыгин стал слушателем Всероссийских продовольственных курсов Наркомпрода, он упорно учился в Петроградском кооперативном техникуме своему какому-то ремеслу.
  После окончания техникума, в 1924 году, Косыгин был направлен в Новосибирск - инструктором Новосибирского областного союза потребительской кооперации. По этой линии и началось восхождение 'звезды' Косыгина. Вступив в 1927 году в ВКП(б), в 1928 году Алексей Николаевич в возрасте 24 лет стал заведующим плановым отделом Сибирского краевого союза потребкооперации в глубине российского тыла - в Новосибирске.
  В спокойные 30-е годы Косыгин вернулся в Ленинград. Здесь он удачно отучился в Ленинградском текстильном институте и уже через год стал директором фабрики 'Октябрьская'. Отработав всего год, в 1938 году непонятно за какие заслуги Косыгин был назначен на пост заведующего промышленно-транспортным отделом Ленинградского обкома ВКП(б).
  И здесь, не успев даже, как следует, познакомиться с помощниками и подчинёнными, Косыгин сразу же получил новое назначение - на пост председателя Ленинградского горисполкома. И на этом месте ему не пришлось знакомиться с коллективом. Как только очередная запись в личном деле была оформлена, Косыгина снова повысили: 21 марта 1939 года на XVIII съезде Алексей Николаевич был избран членом ЦК ВКП(б). В том же году Косыгина назначили на пост народного комиссара текстильной промышленности СССР.
  Только здесь Алексею Николаевичу пришло всё-таки проработать целый год. А в апреле 1940 года Косыгина назначили заместителем председателя Совнаркома СССР и председателем Совета по товарам широкого потребления при СНК СССР.
  Нигде не задерживаясь даже на год, толком не вникая в процесс производства или управления, Косыгин был ведом ловкой рукой Берии, которая очень нагло и подчёркнуто грамотно, словно шахматную пешку, перемещала его по политической доске в заветные ферзи.
  * * *
  - Наш корабль 'Дажьбог' прибыл в пункт назначения, - прозвучал голос командира корабля. - Вас приветствует Европа! Удачной работы и счастливого пребывания!
  Антон отключился от Виднета. Убрал кристалл вакуумного компьютера в карман и стал всматриваться в иллюминатор. В очередной раз он удивлялся тому, как ловко маневрировал пилот в столь плотном движении 'толпившихся' трансорбитальных судов.
  Антона никак не покидало какое-то странное чувство. Точнее, предчувствие того, что здесь, на Европе, с ним произойдёт что-то очень для него важное.
  Юноша с интересом рассматривал огромное сооружение космодрома 'Россия'. Его восхищали не только замысловатые линии периметров жёсткости, но и обстановка молчаливой суетливости, которая всегда сопровождала активные космические порты.
  - Я никак не пойму: как могли земляне ещё в 20-м веке высадиться на Луну, взлететь с неё и вернуться обратно на Землю? Ведь на Луне даже не было никакой оборудованной площадки для обратного старта! - удивился Антон, обращаясь к соседу по креслу.
  Тут же появился 'жук' - 'Живое универсальное киберустройство'. Антон увидел летающий механизм слежения и удивился: 'Надо же! За мной слежка? Интересно, на какие ключевые слова сработало это устройство?'
  Хотя личного опыта у него не было, из комментариев Антон знал, что с этого момента слежка за ним будет вестись круглосуточно.
  Но кем она организована? И на какие всё-таки ключевые слова сработала идентификационная система аппарата? Антон мысленно вновь и вновь перебирал сказанные им слова, но пока не мог найти ответа на свой вопрос.
  Впрочем, одна слабая догадка у него всё-таки мелькнула: 'Неужели слежку могло вызвать упоминание высадки на Луну? Нет. Вряд ли. Ведь высадку на Луну проходят в школе, и о ней много идёт публичных сообщений. Если бы это была секретная информация, то вокруг всех летали бы эти самые "жуки"'.
  'А, может, устройство среагировало на какое-то сочетание слов? - продолжал размышлять Антон. - Но на какое? Может, на фразу о высадке на Луну и проблеме обратного старта? Вполне возможно. Примем это в качестве рабочей гипотезы, а там посмотрим'.
  Антон знал: если 'жук' появился, это значит, что машина засекла попытку несанкционированного доступа к какому-то узлу Виднета. Но это могла быть и ложная команда, а могло быть и ложное срабатывание.
  По регламенту, если ключевая фраза, возбудившая 'жука', не повторялась установленное время, то 'насекомое' исчезало, а слежка снималась. Длительность слежки, то есть присутствие 'жука' зависело от тяжести подозрений. А поскольку такая санкция была закреплена законом, все привыкли к этой процедуре и не обращали на неё почти никакого внимания.
  С тех пор, как Антон высадился на Европе, прошло уже более часа. Он занимался своими делами и не вспоминал ни о Луне, ни о высадке на неё, ни о проблемах, связанных с этой миссией. Но 'жук' не улетал.
  'Засада какая-то, - раздражённо подумал Антон. - Когда же он отвяжется от меня!'
  * * *
  На второй же день после начала Великой отечественной войны Алексей Косыгин был назначен заместителем председателя Совета по эвакуации при СНК СССР. А ещё через двадцать дней по решению Государственного Комитета Обороны при Совете по эвакуации была создана специальная группа инспекторов, которую возглавил Косыгин. Под контролем этой группы во второй половине 1941 года были эвакуированы одна тысяча пятьсот двадцать три предприятия.
  С 19 января по июль 1942 года Косыгин в качестве уполномоченного ГКО в блокадном Ленинграде руководил работами по снабжению мирного населения города и войск, а также руководил эвакуацией мирного населения из блокадного города, участвовал в создании 'Дороги жизни' и в выполнении постановления 'О прокладке трубопровода по дну Ладожского озера'.
  Уже через полгода, 23 августа 1942 года, Косыгин был назначен уполномоченным ЦК ВКП(б) и СНК СССР по обеспечению заготовок местных видов топлива, а ещё через год, 23 июня 1943 года, - председателем СНК РСФСР.
  Даже во время войны шахматная скачка вчерашней пешки продолжилась теми же темпами. Полгода - год, и очередное новое назначение. Никто даже не мог разобраться, справился ли Косыгин со своей предыдущей работой или его выперли 'наверх' потому, что он совсем ничего не умел. Но общая 'традиция', сложившаяся в понимании этого вопроса, говорила в пользу последнего.
  В итоге получилось, что пешка всё-таки стала ферзём. Но советские люди не видели лица гроссмейстера.
  * * *
  Антон по распределению работал в Виднете специалистом по исторической реконструкции. В его обязанности входило установление исторических событий, детальное их восстановление, а также подключение к этой системе всех действующих лиц, которые так или иначе были связаны с тем или иным событием. Другими словами, именно Антон восстанавливал все исторические события в Виднете, и, если вы, допустим, гуляли по средневековой Москве и удивлялись резьбе на наличниках домов, то знайте: каждая деталь, каждый завиток, каждый мазок краски - всё это заслуга Антона.
  Конечно, он был не один. В их отделе 'Физической антропоистории' Академии фундаментальных наук трудилось около семисот человек. Не многие из них друг друга знали, поскольку были разделены расстояниями, а иногда и временами. Но им всем вместе удавалось создавать весьма достоверный кибер-продукт!
  Интересная работа требовала от Антона полного погружения. Он неделями жил в одном и том же чужом дне, который в данный момент своей жизни он тщательно восстанавливал. К концу работы Антон знал наизусть все фразы и реплики участников реконструкции, все их движения, мимику и детали поведения. Это даже несколько угнетало. Но работу свою Антон всегда делал хорошо и подходил к ней ответственно.
  

  Червоточина

  Превратившись в ферзя, вчерашняя пешка по имени Косыгин стала делать свою игру. Впервые став членом Политбюро ещё при Сталине, Алексей Николаевич имел абсолютно противоположные ему взгляды на жизнь 'слуг народных'.
  При Сталине и Хрущёве советское общество было организовано из равноправных людей. Взращивание элиты не ставилось в ближайшие планы. Относительно собственности действовал постулат о том, что независимо от руководителя предприятия все они работают на государство. Они функционировали под управлением государственных органов и производили продукцию, необходимую для нужд государства и потребностей населения.
  Косыгин действовал, руководствуясь другим постулатом. По его мнению, предприятиям необходимо было делегировать самостоятельность - для того, чтобы извлекать сверхприбыль. А она должна тратиться только на 'избранных'.
  Скрывая свои взгляды при Сталине и Хрущёве, Косыгин всплыл с ними при Брежневе и Суслове. Преимущества подхода 'как дороже продать Родину' перед 'уравниловкой' видели и в руководстве КГБ. На этих понятиях Косыгин стал председателем Совета Министров СССР в 1964 году и уже с 1965 года принялся проводить именную 'косыгинскую реформу'.
  Предприятия получили самостоятельность. Результаты их деятельности стали оцениваться исходя из полученной прибыли.
  Однако Брежнев и Суслов не долго топали в капитализм - уже в 1970 году 'косыгинскую реформу' свернули.
  Несмотря на недовольство Брежнева, Косыгин пёр буром в международную политику. Его изнутри распирало. И это чувство было многоликим. Во-первых, ему хотелось, во что бы то ни стало, покинуть советскую страну и оказаться на вольном западе. Во-вторых, близость к своим капиталам ему навевала хорошее настроение. А, в-третьих, ему необходимы были встречи, чтобы производить обмен информацией и получать инструкции, а также получать отчёты - ведь его капиталы росли пропорционально сделанным делам.
  В статусе председателя Совета Министров СССР Алексей Косыгин решил посетить Великобританию. Он добился того, чтобы визит был официальным. Это представляло Косыгина в глазах его заокеанских и зарубежных коллег настоящим главой государства Советов.
  Такой поступок Косыгина был своего рода попыткой политического переворота. Ведь официально СССР мог представлять только Брежнев. А Косыгин, несмотря на то, что он и был главой правительства, был всего лишь главой советского правительства. Это не давало ему прав представлять страну.
  Но Косыгин, нагло пользуясь не сильной разборчивостью зарубежных политиков, к тому же обещавших ему поддержку в этом его мини-перевороте, посетил Великобританию с официальным визитом.
  Здесь он устроил себе неделю отпуска - с 6 по 13 февраля Алексей Николаевич встречался, разъезжал, обсуждал, рассказывал.
  - Мистер Косыгин, - как-то спросил его один из местных политиков. - Мы надеемся, что ваш 'официальный' визит проходит за ваш счёт?
  - С чего это? - удивился Косыгин.
  - Вы - не глава государства. А королева проводит встречи с неглавами государств по коммерческим расценкам, - ответил ему собеседник. - Да, и другие высокопоставленные политики не хотят тратить своё время бесплатно. Я передам своим коллегам, что вы согласны покрыть их расходы. Это позволит избежать ненужных пересудов. А также придаст вашему пребыванию в Великобритании более положительный градус накала.
  - Вы это серьёзно? - сделал вид, что искренне удивляется, Косыгин, хотя на самом деле он уже всё понял: его подловили на этом событии, и сейчас всеми правдами и неправдами спишут с его счёта столько, сколько посчитают нужным, и он ничего не сможет противопоставить.
  - Мы оба понимаем, что ваш приезд в Великобританию является публичной акцией, - ответил собеседник. - А это мероприятие является платным. Я уверен, вы сможете у себя в СССР выгодно продать результаты тёплых приёмов и жарких дебатов.
  Разговоры об английской королевской семье являются не совсем декоративными. В её распоряжении есть не только необозримые наркобогатства, которые прокручиваются семьёй в обход государственной казны Англии, но есть ещё и Ротшильды, руками которых королевская семья может построить любого в этом мире.
  Алексей Николаевич и его супруга сделали несколько фотографий с королевой Елизаветой II и принцем Чарльзом. Косыгин что-то важное обсудил с британским премьер-министром Гарольдом Вильсоном. Затронули и тему Вьетнама.
  - Ты знаешь, Леня, меня принимает сама королева! В старинном замке! Который был заколочен много десятилетий! А теперь ради меня его открыли! - позвонил Косыгин Брежневу и 'через губу' известил его об этом.
  Леонид Ильич покачал головой и ответил:
  - Алексей, приедешь - расскажешь...
  И положил трубку. А Косыгину пришлось вернуться в СССР.
  На родине Леонид Ильич, словно удав, начинал поддавливать Косыгина. Он не хотел отдавать иностранные дела, но Алексей Николаевич продолжал возмущаться, когда внешнеполитические вопросы обсуждали без него.
  На фоне самостоятельной игры Косыгина и его очевидной попытки дворцового переворота, Брежнев оценил профессионализм и преданность Громыко. Они быстро перешли на 'ты', и Леонид Ильич к министру иностранных дел очень даже прислушивался.
  * * *
  - Но в первую очередь хотелось бы упомянуть серию 'БЭСМ', разрабатываемую коллективом сотрудников ИТМ и ВТ АН СССР под общим руководством Сергея Алексеевича Лебедева, - произнёс докладчик. - Вершиной труда которых стала ЭВМ БЭСМ-6, созданная в этом, 1967 году.
  Коллеги заинтригованно ожидали продолжения доклада.
  - Это первая советская ЭВМ, достигшая быстродействия в 1 миллион операций в секунду.
  - Это лучший показатель в Европе и один из лучших в мире! - раздался доброжелательный комментарий.
  - Да. Так и есть, - довольный, согласился докладчик. - Но кроме высокого быстродействия, структурная организация БЭСМ-6 отличается целым рядом особенностей! Революционных! Уникальных по своим архитектурным решениям! И я рад сообщить вам, что в этой машине впервые в отечественной практике и полностью независимо от зарубежных ЭВМ нами широко использован принцип совмещения выполнения команд.
  - Сколько команд вам удалось совместить?
  - До 14 машинных команд может одновременно находиться в процессоре - на разных стадиях выполнения, - ответил докладчик. - Этот принцип главный конструктор БЭСМ-6 академик Сергей Алексеевич Лебедев назвал принципом 'водопровода'.
  БЭСМ-6 выпускалась серийно на московском заводе САМ с 1968 по 1987 год. Всего было выпущено 355 машин. Последняя БЭСМ-6 была демонтирована в 1995 году на московском вертолётном заводе Миля. БЭСМ-6 были оснащены крупнейшие академические научно-исследовательские институты. Среди них Вычислительный Центр АН СССР, Объединённый Институт Ядерных Исследований. Машину поставили в отраслевые институты - Центральный Институт Авиационного Машиностроения. А также на заводы и конструкторские бюро.
  Уже в девяностые годы двадцатого века Дорон Свейд, куратор Музея вычислительной техники, расположенного в Великобритании, приобрёл в Новосибирске одну из последних работающих БЭСМ-6.
  Как специалист по электронно-вычислительным машинам, он не мог промолчать об исторической миссии БЭСМ-6. В заглавии статьи, вышедшей по случаю приобретения, Дорон Свейд написал:
  - Российская серия суперкомпьютеров БЭСМ, разрабатывавшаяся более чем 40 лет тому назад, может свидетельствовать о лжи Соединенных Штатов, объявлявших технологическое превосходство в течение лет холодной войны.
  ЭВМ БЭСМ-6 имела оперативную память на ферритовых сердечниках - 32 Кб, в последствие увеличенную до 128 Кб. А к концу 1967 года была готова вся конструкторская документация.
  * * *
  Удивляясь тактике и стратегии финансирования программы 'Аполлон', СССР, тем не менее, готовился к полётам космических аппаратов по этой программе. Проблем для решения на стадии подготовки было много.
  Секретарь ЦК КПСС Дмитрий Фёдорович Устинов, курировавший оборонную промышленность страны, ещё в конце 1967 года поручил главному конструктору Российского НИИ КП М.С. Рязанскому разработать радиотехнический комплекс, который мог бы принимать сигналы с кораблей 'Аполлон'.
  Но, уже освоив запуски своих космических аппаратов, советские учёные понимали, что проблемы отслеживания запусков 'Аполлонов' состояли не только в области получения непосредственного сигнала от космических аппаратов противника. В эту область входил перехват и расшифровка управляющих команд, которыми космический аппарат непременно должен был обмениваться с Землёй.
  А для этого необходимо было иметь компьютерные системы, функционирующие на том же языке, что и системы программы 'Аполлон'.
  В СССР более перспективным языком считался Алгол. Именно на Алголе работали все советские машины. А западные ЭВМ работали на другом языке - он назывался Фортран. Именно по этой причине появление Фортрана в СССР состоялось позже, чем на Западе, - раньше он был просто не нужен, и только цели космической разведки вынудили конструкторов перевести часть ЭВМ на этот язык.
  Помимо разведки, во внедрении Фортрана большую роль сыграла диаспора, которая прочно обосновалась в среде советских физиков и, словно спрут, протянула свои глобалистические щупальца к коллегам из CERNа . В этой организации в 1960-х годах почти все расчёты велись с использованием программ на Фортране.
  В результате такого сближения уже в 1967 году для машины 'Минск-2' пришлось создать первый советский компилятор с Фортрана. Он стал спусковым механизмом, который в последствие уничтожил советскую вычислительную технику. Стала происходить эволюция наоборот: советские передовые ЭВМ на Алголе вымирали, а им на смену из пучин англоязычной толерантности выползали 'динозавры', общающиеся на Фортране.
  Одно из наиболее циничных преступлений диаспоры прошло незамечено для подавляющего количества жителей планеты Земля.
  * * *
  Смерть продолжала стучаться с Запада. Помимо того, что сожрала Алгол, она продолжила свой кровавый путь в образе программы 'Фильтр'. И 13 сентября 1967 года очередная санкционированная 'случайность' забрала на тот свет Рассела Роджерса.
  - Официальные сообщения о его смерти отмахиваются от подозрительных взглядов глупейшей отговоркой, что 'в момент гибели он не имел отношения к космическим полётам', - снова возмущался Кит Ньютон. - Роджерс находился в статусе астронавта, имея огромный опыт секретных работ в этой области.
  - О чём ты, Кит? - удивлённо произнёс коллега.
  - Ещё в апреле 1960 года в обстановке большой секретности он был включен в список из семи астронавтов! - иллюстрируя особую важность своих слов, поднял в верх свой указательный палец Ньютон. - Эту семёрку отобрали для полётов на военном космопланере Х-20 Дина-Соар !
  - Видимо, заметали следы этого проекта, - предположил коллега.
  - Видимо, - согласился Ньютон. - Несмотря на статус Роджерса, нет даже внятной версии его гибели. Один вариант сообщает, что истребитель F-105, которым он управлял, взорвался в воздухе. Другой - что у F-105 отказал двигатель, Роджерс катапультировался, но погиб.
  - Если заметают, то главное, что погиб, - мрачно заметил коллега.
  - Они используют самолёты - недешёвое, надо сказать, средство - для уничтожения свидетелей, - продолжил Ньютон. - Вот ещё: 5 октября в катастрофе самолёта Т-38 погиб очередной астронавт - Клифтон Уильямс.
  - Он же был включён в состав экипажа одного из 'Аполлонов'! Чем он-то не устроил НАСА? - не удержался коллега.
  - Чем? Не знаю! - нервно ответил Ньютон. - Но 15 ноября при испытании сверхвысотного самолёта НАСА Х-15 разбился астронавт Майкл Адамс. И, что интересно, официально всё обставлено так, как будто его постигла героическая смерть. Пилот, мол, катапультироваться не успел и погиб при падении. За этот полёт Адамсу было посмертно присвоено звание астронавта ВВС.
  - Почему присвоено звание? - непонятливо сощурил глаза коллега.
  - Потому что полёт происходил на высоте 81 километр! - жёстко ответил Ньютон. - Ты представляешь себе, чтобы пилот не успел катапультироваться с такой высоты?
  - Да, странно...
  - Вся телеметрическая информация, естественно, погибла вместе с ракетопланом, - махнул рукой Ньютон. - А приборы вышли из строя ещё при наборе высоты... Как всё 'случайности' хорошо организованы! Адамс погиб при наборе высоты, а Роберт Лоуренс погиб следом, 8 декабря, но уже при заходе на посадку.
  - Разнообразят, - снова мрачно пошутил коллега.
  * * *
  Несмотря на некоторые странности ситуации, космическая техника всё же развивалась. Уже 5 ноября 1967 года со спутника АТС-3 США удалось получить глобальное цветное телевизионное изображение. Это техническое решение было просто необходимо - поскольку США готовились к грандиозному показу на весь Земной шар своей миссии покорения спутника Земли.
  Никто из простых граждан, которым американские режиссёры уже отвели роль зрителей - свидетелей 'покорения Луны', даже не догадывался, что цветную телевизионную картинку с орбиты Земли передать можно, а с Луны - нельзя.
  Вообще передача телевизионного изображения хорошего качества требовала высокоскоростных линий связи. А их не было. Цветное изображение увеличивало требования к линии связи в разы.
  Но, несмотря на эти никому не известные трудности, под шумиху демонстрирующихся с орбиты цветных космических передач НАСА незаметненько протолкнуло 'пустышку'. Сообщение НАСА утверждало, что 9 ноября того же года успешно прошло первое беспилотное испытание 'Сатурна-5'.
  Осталось неизвестным 'лишь' то, где произошло это испытание и почему его никто из посторонних наблюдателей не засёк? Даже ушлые британские астрономы, без труда поймавшие полторы секунды задержки электромагнитных волн, тут не выловили целую 'лунную' ракету...
  - Завод 'Мичуд' получил приказ к 1968 году сократить производство ракет, - снова собрал своих коллег для обсуждения очередного сенсационного материала Кит Ньютон.
  - Ясно, что приказ о сокращении производства ракет издали не позднее конца 1967 года, - ответил коллега. - Это выглядит странным, если учесть, что, согласно сообщению НАСА, первое успешное испытание испытания 'Сатурна-5' прошло 9 ноября 1967 года. Получается, что как только провели первое и единственное испытание ракеты, так сразу же отдали приказ о сокращении её выпуска! Это же бред!
  - Конечно, бред, - поддержал его другой коллега. - И это притом, что второе испытание назначено на апрель 1968 года. Кто знает, чем там всё закончится?
  * * *
  Несмотря на надвигающееся рождество, в декабре 1967 года настроения у руководства НАСА не было. На предрождественском совещании пришлось говорить о грустном.
  - Мы и так засветились! Известные вам случаи произошли с 1964 по 1967 год. В 1964 году погиб астронавт Фримен. В 1965 году обошлось без потерь. В 1966 году в одном инциденте погибли астронавты Си и Бассет.
  - И что? Насколько это лезет в глаза?
  - Пока нельзя сказать, что несчастные случаи преследуют американских астронавтов.
  - Ну, вот и замечательно.
  - Но в 1967 году несчастные случаи пошли чередой - произошло шесть несчастных случаев, и ещё один случай с инспектором Бэроном. Погибло в общей сложности одиннадцать человек. По сравнению с предыдущими годами, в 1967 году количество ЧП резко возросло с единичных случаев до семи. Если в предыдущие три года несчастные случаи уносили в среднем по одной жизни в год, то в 1967 году смертность возросла в одиннадцать раз.
  - Всё спишется! Ищите кандидатов! Ищите ещё! Нам надо найти их!
  В последующие десятилетия частота несчастных случаев с гибелью американских астронавтов резко уменьшилась до обычных 'житейских' случаев. Был сформирован костяк команды - из очень сговорчивых 'астронавтов', готовых для своей страны на всё.
  * * *
  - Чего же тут странного? - удивился майор Феоктистов, занимающийся в КГБ исследованием подозрительной статистики гибели американских астронавтов. - Возьмём, для примера, какой-нибудь наш институт. Каждый из нас прекрасно знает, пожар легче предотвратить, чем погасить. Поэтому инспекторы по пожарной безопасности делают свои обходы часто и регулярно. Их никто не вызывал гасить пожар - потому что пожара не было. Инспекторы выявляют и устраняют возможные причины возгорания - поэтому-то и пожара не было.
  - К чему такие аллегории, товарищ майор?
  - К тому, что и с 'Аполлоном' американцы вытворяют примерно то же самое, - ответил майор.
  - В каком смысле?
  - В смысле надёжности, - пояснил майор. - Предположим, что после полёта одного из 'Аполлонов', кто-то из астронавтов излишне разоткровенничается. Даже если после этого он будет наказан вплоть до физического устранения, это не компенсирует нанесённый им ущерб - ущерб от 'пожара' политического скандала!
  - Понятно, утечку информации нужно предотвращать заранее.
  - Правильно! - согласился майор. - Как в случае с инспектором Бэроном. Скорее всего, он не был в курсе высших секретов НАСА. Но, на свою беду, он оказался слишком умным и, наблюдая за строительством комплекса 'Аполлон', понял то, что на таком агрегате на Луну не улетишь. Естественно, у него возникли подозрения - как в осуществлении программы 'Аполлон', так и в её назначении.
  - Очевидно, доклад он составил грамотный, иначе бы никто не стал бы создавать комиссию Конгресса для его заслушивания.
  - Представители НАСА несколько раз по телефону рекомендовали Бэрону уняться, - ответил майор. - У нас есть сведения об этом. Но Бэрон не внял им: вскоре поезд 'переехал' Бэрона вместе с семьёй. Вы же понимаете, как движутся нужные поезда по ненужным семьям.
  - Понимаю. Астронавты 'Аполлонов' тоже понимали, что корабли не позволят им достичь Луны. Но астронавты должны были молчать об этом, - безэмоционально ответил капитан, припоминая собственный опыт организации подобных случаев; он также вспомнил и обоснование таких операций: - Естественно, понятна и задача для спецслужб - обеспечить секретность.
  Но и хорошо продуманная система иногда даёт сбой. Очевидно, американские 'органы' пошли на всё, лишь бы не допустить утечки информации. Именно этим, видимо, и вызвана цепь смертей, унёсших в могилу в течение 1967 года одиннадцать человек. И Смерть их зацепила своей косой лишь потому, что они оказались в опасной близости от секретов программы 'Аполлон', то есть стали потенциальными источниками разглашения тайны.
  Это был последний год перед началом пилотируемых полётов 'Аполлонов'. Рисковать было нельзя. На первый план явно выдвигался вариант мистификации. И при таком план было вполне ясно, когда должна была произойти эта 'генеральная чистка' - 'до', 'во время' или после полётов на Луну?
  - Мы оба понимаем, что 'до', - после глубокого раздумья произнёс майор. - К полётам 'на Луну' могут быть допущены только абсолютно надёжные люди. Потому что в ходе операции, особенно если это мистификация, любая утечка - это международный скандал. Колоссального значения!
  - Получается, всех ненадёжных НАСА уже убрали - в 1967 году и ранее, - ответил капитан. - Но ведь до первого полёта на Луну ещё год - полтора. Значит, НАСА продолжают поиск и устранение тех, кто не умеет правильно хранить тайну о лунной программе.
  И, значит, задача поставлена так: к моменту запуска программы 'Аполлон' на полную мощность не должно остаться ни одного 'ненадёжного' элемента, - добавил майор. - И вот что интересно. Если наши, советские, конструкторы добиваются того, чтобы в конструкциях космических аппаратов не осталось ни одного ненадёжного элемента. Все эти бесконечные испытания и проверки. То американцы выискивают и удаляют ненадёжные элементы среди людей - свидетелей программы 'Аполлон'.
  - Да. Это странно, - согласился капитан. - Мы-то разрешаем всем странам выступать свидетелями. Специально даже целеуказания предоставляем. Даже позволили им спутник украсть и исследовать! А американцы уходят в глухую секретность.
  - Но нам всё же стоит рассмотреть американский опыт, - добавил майор.
  Капитан удивлённо поднял брови, но майор ничего пояснять не стал.
  - Рассмотрим случай с пожаром на 'Аполлоне-1', - с полностью непроницаемым лицом продолжил Феоктистов. - На первый взгляд, дорогой способ убрать нескольких неугодных. Но давайте вспомним, что вся программа - это двадцать пять миллиардов долларов. При таких ставках любая коррупционная схема стоит соответствующе.
  - Вы хотите сказать, что нужно было украсть, и красть нужно было десятками миллионов? - удивился капитан и, получив согласный кивок от майора, продолжил: - Тогда нужно понимать, что стоимость сгоревшего корабля составляет несколько десятков миллионов долларов. Что там сгорело - ни одна комиссия правильно не установит. А списать на аварию такую сумму - очень заманчиво.
  - Что же касается человеческих жертв, что и они на дороге к Луне с пропагандистской точки зрения очень даже полезны, - продолжил майор. - Большой победы без огромных усилий не бывает. Нужны герои. Чем больше победа, тем величественней герои. И здесь уже не до вопросов сортировки: Гриссом, погибший в пожаре, был критиком программы 'Аполлон', а его товарищи Уайт и Чаффи такого себе не позволяли. Мы понимаем, что побочный эффект есть всегда.
  В результате такого мозгового штурма получилась весьма стройная версия. Майор Феоктистов взял бумаги и отправился с докладом к полковнику Герасимову.
  * * *
  - Мы 'рассортировали' приведённые несчастные случаи по вызвавшим их причинам, - начал свой доклад майор Феоктистов. - Получилось следующее. Шесть астронавтов погибли в авиакатастрофах. Из этих катастроф три произошли с учебно-тренировочным самолётом Т-38. Самолёт характеризуется очень высокой надёжностью. Три астронавта погибли при пожаре космического корабля. Четыре человека - один астронавт и эксперт Бэрон с семьёй - погибли в автокатастрофах.
  Полковник молчал.
  - Три авиакатастрофы из шести названных приходятся на учебно-тренировочный самолёт ВВС США Т-38, - продолжил майор. - Это выглядит очень странным, потому что все учебные самолёты отличаются простотой в управлении и высокой надёжностью. На них учатся новички. Т-38 создан на основе истребителя F-5, отличающегося высокой надёжностью. И вдруг этот самолёт в пределах всего лишь совсем небольшого коллектива отряда астронавтов стал причиной трёх аварий со смертельным исходом. Т-38 трижды подвёл не новичков, а астронавтов - опытнейших лётчиков-испытателей с налётом не менее полутора тысяч часов. Это асы - лётчики высшего класса.
  Полковник по-прежнему молчал, а его лицо с каждым озвученным фактом приобретало всё более и более серый цвет.
  - Если причиной катастроф считать случайность, сколько пилотов-новичков должны были пасть жертвами таких катастроф? Их гораздо больше, чем астронавтов. Несчастные случаи с Т-38 не сходили бы со страниц американской прессы. Но Т-38 - надёжный самолёт. Т-38 - ещё и учебный самолёт. Управление им дублировано. Поэтому вызывает недоумение случай, когда в одном Т-38 погибли два пилота - Си и Бассет. Если 'Си ошибся при заходе на посадку', то Бассет вполне мог эту 'ошибку' исправить. Или оба пилота вдруг оказались не в состоянии управлять самолётом?
  Полковник так и не произнёс пока ни слова. Он только несильно кивал в такт изложенным фактам, показывая, что согласен с их интерпретаций, и добавить к этому ему нечего.
  - Ни в одном из трёх описанных случаев катастроф Т-38 никто из пилотов не воспользовался катапультой и парашютом, - продолжил майор. - Возникает вопрос: катапульта не работала, или пилоты были 'не в себе'? Есть и другие вопросы. Почему на других астронавтов неожиданно высокая аварийность Т-38 не произвела впечатления? Они продолжили летать на этом самолёте по неостывшим ещё следам прошлых аварий?
  - Без лирики, майор, - наконец-то отозвался полковник. - Факты. Только факты и их анализ.
  - Можно предположить, что астронавты знали о том, что 'несчастные' случаи с Т-38 происходят не по 'вине' самолёта, - продолжил майор. - Поэтому после 1967 года Т-38 'вернулся' к своему прежнему уровню надёжности. Теперь о случае с пожаром 'Аполлона-1'. Заживо сгорели три астронавта. Из них Вирджил Гриссом, ветеран космических полётов, был критиком космической программы. Это он незадолго до пожара произнёс: 'Кого-то должны убрать'.
  - Интересно..., - мрачно отреагировал полковник.
  - Полёт был тренажёрным, - продолжил майор. - Но даже в таких условиях авария состоялась. Первой из строя вышла связь. На вопрос диспетчера 'Слышите меня?' Гриссом ответил: 'Нет, Чак, я тебя совсем не слышу'. А затем он стал накалять ситуацию своей 'традиционной' критикой: 'Чак, я не слышу тебя. Может, попробуем телефон? Как мы собираемся связываться с Луной, если мы из соседних зданий друг друга не слышим? Я не слышу ни единого твоего слова'.
  - Не чтят Устав американские астронавты, - прокомментировал полковник.
  - Майкл Адамс погиб в экспериментальном самолёте Х-15, - продолжил свой доклад майор. - Ко времени гибели Адамса программа Х-15 исчерпала себя, то есть Адамс погиб в уже не нужном НАСА самолёте. Причины этой аварии вызывают множество вопросов. Надо отметить, что вариант с авиакатастрофами является надёжным и стереотипным. Авиакатастрофа для лётчиков - 'оптимальный' вариант?
  - Это точно..., - устало согласился полковник.
  - И последнее. Авторитетный критик программы 'Аполлон' Томас Рональд Бэрон погиб под поездом вместе с семьёй. Он был инспектором по безопасности на строительстве 'Аполлона-11'. После пожара на комплексе 'Аполлон' Бэрон заявил перед Конгрессом, что плачевное состояние аппарата не позволит достичь Луны. Бэрон представил отчёт на 500 листах. Вот такие 'случайные' смерти. В советской космонавтике такой атаки случайностей не зафиксировано. В итоге, ко времени начала полётов 'на Луну' в США был сформирован 'надёжный' состав 'лунников', - закончил свой доклад майор Феоктистов.
  Полковник сидел молча. Его полноватое лицо было серым. Он понимал, что майор прав. Но эта версия была слишком страшной даже для него. Конечно, её ужас состоял ни в количестве погибших астронавтов, а в тех последствиях, которые могут развиться в международной сфере после запуска этой версии наверх.
  - Если на улице машина сбила пешехода, то, скорее всего, это - случайность..., - сказал полковник. - Если допустить, что все смерти неслучайны, то каким будет выводы вашей группы?
  - Вывод напрашивается однозначный: операция 'Аполлон' является хорошо спланированной и глубоко засекреченной афёрой; американцы не собираются лететь к спутнику Земли и не собираются даже сильно тратиться на изготовление космических аппаратов; Штаты готовятся к масштабной мистификации, для которой уже отобраны наиболее преданные участники.
  * * *
  Если в США романтичные покорители космоса физически устраняли непослушных астронавтов, тем самым расчищая себе дорогу к 'заслуженному' успеху, то в СССР их коллеги, а во многом и родственники по древнейшим коленам, устраняли технические решения, способные реально привести советский народ на поверхность спутника Земли.
  За два дня до окончания 1967 года советская высокопоставленная диаспора мобилизовалась - Политбюро ЦК КПСС и Совет Министров СССР выступили единым врагом СССР. Эти два высших органа провели совместное заседание, на котором приняли постановление ?1180-420 'О развитии производства средств вычислительной техники'.
  Этим документом Министерству радиопромышленности поручалось разработать комплекс информационно-вычислительных машин 'Ряд' и организовать его серийное производство.
  Это решение оказалось исключительно преступным. Оно привело к сворачиванию оригинальных отечественных разработок. Много позже гуру программирования Эдсгер Дейкстра скажет, что постановление ?1180-420 стало 'величайшей победой Запада в холодной войне'.
  * * *
  Матёрые преступники отличаются от новичков тем, что все свои 'дела' они предварительно основательно подготавливают. Устранение нестабильных астронавтов, уничтожение технических средств у конкурентов, а также предварительная подготовка места будущего преступления - всё это знакомо любому рецидивисту.
  В рамках этого 'дела', которое плавно переформировалось из программы 'Аполлон', на поверхность Луны отправили 'Сервейер-7'. Эта седьмая и последняя автоматическая лунная станция НАСА, запущенная по программе 'Сервейер', стартовала 7 января 1968 года и прилунилась уже 10 января того же года.
  НАСА собирало визуальный материал, чтобы потом из него получить телевизионную картинку. И эта задача была выполнена: 'Сервейер-7' передал на Землю 21091 изображение лунной поверхности.
  - Камень на переднем плане имеет поперечник полметра, а кратер - диаметр полтора метра, - в слух произнёс сотрудник НАСА, рассматривая полученные с Луны фотографии. - Холмы, видимые на горизонте, находятся в тринадцати километрах. Видны звёзды и Млечный Путь. Удачные снимки!
  Но испытания ракеты-носителя и лунного модуля не были такими удачными. Когда 22 января 1968 года лунный модуль стартовал на ракете 'Сатурн-1', и начались его испытания на орбите, возникли осложнения: двигатели мягкой посадки на Луну проработали лишь четыре секунды из положенных тридцати девяти. Повторные включения ничего не дали.
  Этот испытательный полёт был беспилотным. Системы жизнеобеспечения лунного модуля так и остались непроверенными для условий реального космоса. А пилотируемые полёты с модулем ещё впереди, и не было вообще никаких оснований надеяться на эти лунные модули. И совершенно не было никаких оснований, чтобы снимать непроверенные их с производства. Второе беспилотное испытание 'Сатурна-5', проведённое 4 апреля 1968 года, закончились провалом, показав тем самым, что у США нет ракеты-носителя, и лунный модуль не прошёл ни одного испытания.
  * * *
  Уже к началу 1968 года советские учёные создали материальную базу для развертывания ПРО над всей территорией Советского Союза. И только при массированном саботаже диаспоры впоследствии договором ПРО-1 работы в этом направлении были свернуты.
  Но тогда, в 1968 году, группа Всеволода Бурцева полностью погрузилась в разработку легендарного противосамолётного зенитного комплекса С-300, создав в 1968 году для этой системы ЭВМ 5Э26. Машина занимала всего два кубических метра. Она отличалась тщательнейшим аппаратным контролем, отслеживавшим любую неверную информацию. И при этом производительность ЭВМ 5Э26 оказалась такой же, как у БЭСМ-6, - 1 миллион операций в секунду.
  'Оседлав' вычислительного 'змея', советские разработчики каждый раз создавали ЭВМ со всё более и более выдающимися параметрами. ЭВМ 5Э261 реализовалась, как первая в СССР мобильная многопроцессорная высокопроизводительная управляющая система.
  ЭВМ 5Э92б составила основу Главного командно-вычислительного центра (ГКВЦ) системы противоракетной обороны Советского Союза. С него осуществлялось управление боевой работой. Машины обслуживались боевым расчётом военнослужащих-программистов, находящихся за пультом управления.
  Радиолокатор космических целей с двумя ЭВМ 5Э92б входил также в состав комплекса 'Аргунь'.
  Устройства ввода-вывода позволяли 'малым' процессором контролировались 28 телефонных и 24 телеграфных дуплексных канала связи.
  Неслучайно профессор компьютерных наук, доктор Джордж Тронжманн назвал 5Э92б высоконадёжным, первым специальным полупроводниковым компьютером и первым военным компьютером с мультипроцессорной структурой.
  * * *
  Понимая, что на поле честного интеллектуального сражения с СССР запад не сможет одержать никакой победы, кукловоды 'лунной эпохи' принялись копировать лучшие образцы порождений Эйзенхауэра.
  Если у того шизофренический сдвиг американского народа и откровенные президентские кражи из американского бюджета прикрывали организации типа 'Маджестик-12', то и в 'лунную эпоху' появились аналогичные структуры - с очень крутым выражением лица и очень длинными руками.
  В первой декаде апреля 1968 года, 6 - 7 числа, кукловоды выродили очередное чудище и чудовище. Ему сразу же придали международный и общественный статус и назвали в честь самого главного мирового акта - акта владения Осью Мира. Но только посвящённые знали эту суть названия 'Римский клуб'.
  Стремление собраться в стадо избранных сыграло и здесь. Членство в Римском клубе сразу же было ограничено всего одной сотней членов. Изначально заявленные позиции и цели клуба были мгновенно оболганы самими членами клуба. Это касалось и статуса 'общественная', перечёркнутого ограничениями в членстве.
  Это касалось и характера членства. От клуба последовали заявления. Римский клуб пытался убедить мир в том, что, будто бы, члены правительств не могут одновременно быть членами Римского клуба. Ни один из участников Римского клуба, якобы, не может представлять какую бы то ни было государственную организацию и не может отражать какой-нибудь один - идеологический, политический или национальный - взгляд.
  Однако главным и вполне ожидаемым нарушением, изначально заложенным в структуру клуба, стало исключительное членство, оформленное по национальному признаку - членом Римского клуба мог стать только член диаспоры.
  Каждый новый избранный мог убеждать мир и окружающих, что он итальянец, француз, казах, китаец или представитель любого другого народа Земли. Но этот избранный мог получить такой статус только в случае, если за него, своего человека, уже попросила диаспора.
  И из этого правила не могло быть никаких исключений.
  * * *
  Космический полёт немыслим без ракеты. Лунная программа в любом случае включает в себя сам корабль, жизнеобеспечение астронавтов в полёте, обеспечение посадки на Луну и обеспечение взлёта с этого небесного тела, а также возвращение на Землю и многое другое. Но эта программа имеет смысл только в том случае, если есть ракета, способная осуществить такую миссию.
  Конструкторы всегда это понимали, поэтому в 60-е годы 20-го века СССР и США напряжённо работали над созданием таких ракет.
  В итоге СССР разработал даже два типа ракет.
  Первая получила название УР-500. Ракета предназначена для облёта советскими космонавтами Луны без высадки на поверхность спутника Земли. Со стартовой массой 500 тонн УР-500 могла вывести на низкую околоземную орбиту полезную нагрузку массой 20 - 22 тонны. И эта ракета впервые успешно прошла испытания ещё в 1965 году. Она могла нести корабль с двумя космонавтами на борту .
  Вторая ракета разрабатывалась специально для высадки советских космонавтов на Луну. Эта сверхтяжёлая ракета Н1 обладала стартовой массой почти 3000 тонн. Испытания этой ракеты начались только в 1969 году. К этому времени США уже сообщили о своих успехах в освоении Луны. И работа над ракетой Н1 была прекращена.
  Но за год до этого, 10 апреля 1968 года, ситуация складывалась по-иному.
  - Мне нужны чёткие выводы по вопросу: есть ли у США ракета, способная доставить человека к Луне? - ровным голосом произнёс замминистра. - Что скажете вы, товарищ Иванов?
  - Американцы назвали свою лунную ракету почему-то в честь другой планеты - 'Сатурн-5', - стал собираться с мыслями Иванов.
  - Отставить лирику! - жёстко оборвал его замминистра.
  - Есть отставить лирику! - взял себя в руки Иванов. - Разработкой этой ракеты руководит наш человек - вывезенный в виде военного трофея германский фашист Вернер фон Браун. То есть самостоятельным интеллектуальным потенциалом американцы не располагают.
  - Насколько хорош этот немец? - мрачно уточнил замминистра.
  - Ни на сколько! - чётко ответил Иванов.
  - Поясните! - удивился замминистра.
  - Если бы в фашистской Германии имелись свои серьёзные специалисты в области реактивного вооружения, то Советскому Союзу не удалось бы удивить их 'Катюшей', - ответил Иванов. - 'Катюша' в сравнении с космическими ракетами очень проста. Но даже её у Германии не было. Не было потому, что у фашистов не было людей, способных создать такое оружие.
  - И всё же теперь у США есть этот ваш 'наш фон Браун', - отозвался замминистра.
  - Да. Американцы назначили его директором Центра имени Маршалла, расположенного в городе Хантсвилл, - пояснил Иванов. - И наделили его широкими полномочиями. Однако польза от этого, как и ожидалось, пока невелика. Фон Браун сделал свою первую ракету 'Сатурн-1Б' Её стартовая масса составляет всего 590 тонн, и эта ракета способна вывести полезную нагрузку, равную 15 тоннам, на низкую околоземную орбиту. Таким образом, по всем своим техническим характеристикам 'Сатурн-1Б' проигрывает советской ракете УР-500.
  - Да, и энерговооружённость у нацистского детища значительно ниже, - в слух прокомментировал замминистра. - Но ведь Штаты рассчитывают не на эту ракету?
  - Так точно! - согласился Иванов. - После 'Сатурна-1Б' фон Браун, якобы, сумел создать 'Сатурн-5'. Для всех - НАСА обнародовало её официальные характеристики. По их данным, высота с кораблём 'Аполлон' - 110 метров, стартовая масса - от 2700 до 3800 тонн. 'Сатурн-5' имеет двигатели F1, каждый из которых развивает тягу в 700 тонн. На низкую околоземную орбиту, якобы, эта ракета способна вывести полезную нагрузку до 140 тонн, а на окололунную орбиту - до 47 тонн.
  Замминистра вопросительно поднял брови. Его не обрадовали цифры.
  - Значит, всё-таки у них ракета есть? - спросил он.
  - Мы считаем, что американцы, мягко говоря, приукрашивают действительность, - отрицательно помотал головой Иванов. - Судите сами. Разработка 'Сатурна-5' началась в 1962 году. В мае 1966 года на испытаниях в Сент-Луисе вторая ступень ракеты взорвалась. Первый беспилотный полёт 'Сатурна-5' планировался на январь 1967 года. Но постоянные поломки и систематические отказы всё время отодвигали этот срок. Старт всё-таки состоялся, но это произошло только 9 ноября 1967 года.
  - Успешно? - спросил замминистра.
  - По сообщениям НАСА, успешно, - пожал плечами Иванов. - Но даже, если это и так, то второе испытание состоялось 4 апреля 1968 года. Эта миссия называлась 'Аполлон-6', и она провалилась. Даже официально директор программы 'Сатурн-5' Артур Рудольф выдал газетчикам сообщение о том, что с первых секунд полёта 'Аполлон-6' засыпал командный пункт сигналами о всевозможных отказах. И испытания 'Аполлона-6' официально были признаны неуспешными.
  - Насколько серьёзны проблемы с технической точки зрения? - поинтересовался замминистра.
  - Во время работы первой ступени возникли осцилляции и резкие скачки показаний, - ответил Иванов. - Через две минуты по всей конструкции распространились вибрации. Их уровень превысил допустимые пределы. Затем, во время работы второй ступени, отказали два двигателя из пяти. Да, и оставшиеся три двигателя работали не синхронно, и, кроме того, они тоже отказали.
  Иванов также пояснил, что двигатель третьей ступени работал на двадцать девять секунд дольше запланированного. В результате ракета вышла на эллиптическую орбиту вместо расчётной круговой. Во второй части программы сбои продолжились. Не удалось осуществить повторное включение двигателя, необходимое для перехода на траекторию полёта к Луне. На заключительном этапе скорость входа корабля в атмосферу резко отличалась от расчётной. И, наконец, приземление состоялось в девятистах километрах от расчётного места.
  - Как вы считаете, товарищ генерал, - обратился замминистра к помощнику Главкома ВВС по космосу, начальнику Центра подготовки космонавтов генералу Николаю Петровичу Каманину . - Насколько неуспешным был этот запуск?
  - Крайне неуспешным, - уверенно ответил генерал. - На мой взгляд, американцам придётся выполнить ещё один пуск 'Сатурна-5' с 'Аполлоном' без астронавтов на борту .
  К моменту первого полёта американских астронавтов ни корабль, ни его носитель не были отработаны. Состоялось всего два пуска 'Сатурна-5', и из них один оказался неудачным. Такие результаты никого не могли убедить в том, что ракета надёжна. Все специалисты готовились к третьему испытательному полёту.
  Однако 23 апреля состоялось совещание в Хантсвилле, после него руководители программы почему-то рекомендовали провести следующий полёт 'Сатурна-5' уже с человеком на борту. Также по непонятной причине, обсудив эти странные рекомендации, члены сенатской комиссии по аэронавтике и исследованиям космоса приняли их к исполнению.
  - По каким причинам американцы приняли такое странное решение? - удивился замминистра.
  - Решение действительно странное, - согласился генерал Каманин. - Оно даже западных специалистов повергло в шок. Например, английский астроном, профессор Бернард Ловелл публично заявил: 'Мысль об этом полёте угнетает меня. Это чертовски глупо'. Наши специалисты тоже не верят в успех этого полёта.
  - Космонавтика - это не вера, - жёстко оборвал его замминистра. - Я хочу знать ваше профессиональное мнение.
  - Я считаю это чистейшей авантюрой, - уверенно ответил генерал. - Действительно, США намерены в декабре осуществить облёт Луны кораблём 'Аполлон-8' с тремя астронавтами на борту. И я считаю это чистейшей авантюрой.
  - Почему? - удивился замминистра.
  - Американцы не имеют опыта возвращения кораблей на Землю со второй космической скоростью, - пояснил генерал. - Да, и ракета 'Сатурн-5' ещё недостаточно надёжна. Вероятность печального исхода такого полёта очень велика. Америка в четыре раза ближе к позору и проклятиям за поспешность и необдуманность 'рывка к Луне', чем к славе и торжеству.
  - Понятно, - произнёс замминистра и, обращаясь к преемнику Сергея Павловича Королёва , руководителю советской лунной программы академику Василию Павловичу Мишину, добавил: - Василий Павлович, каковы ваши соображения по этому вопросу?
  - Я не верю, что американцы с околоземной орбиты уйдут к Луне, - ответил Мишин. - Я глубоко убеждён, что этого не может случиться.
  * * *
  В 2047 году в результате развития Интернет-технологий и достижения заметных успехов в симуляции реальности появилась новая сетевая разработка. Её назвали 'Виднет', что буквально означало 'Внешняя сеть'. В основе системы лежал комплекс продвинутых решений из практики Интернета, наполненных чрезвычайно качественными трёхмерными симуляциями реальных исторических событий любого конкретного места в любой момент времени.
  Теоретической базой для создания Виднета стала монография 'Новая физика', впущенная ровно через год после написания этого отчёта. В опубликованной работе был изложен новый взгляд на физические пространства, в том числе и на пространство времени. В результате чего стали возможны не только путешествия во времени, но и манипуляции с ним.
  Постепенно стёрлись различия между прошлым, настоящим и будущим, а люди научились понимать пространство времени точно так, как они понимали пространство расстояний. То есть человек понимал, что прошлое или будущее - это его же собственное состояние, из которого он вышел или в которое он вскорости войдёт. Настоящее воспринимается, как своеобразный ноль, к которому с разных сторон подходят прошлое и будущее.
  Разработанными на этой основе аппаратными средствами прошлое и будущее стало можно менять местами, что предоставило полную свободу перемещения во времени. А вместе с этой возможностью появились и соответствующие технологии, которые принялись регулировать - сначала прошлое, а потом и будущее.
  Конечно, система Виднет была выдана как единое целое, готовое к эксплуатации, не сразу. Она множилась и развивалась по мере того, как в Виднет добавлялись новые моменты симуляции и ещё более качественно прорабатывались детали таких симуляций. Но в итоге получился такой кибер-продукт, который давал человеку возможность живьём гулять в пространствах исторических баз данных.
  Теперь путешественник, имея пульт управления, с его помощью может спокойно перемещаться в прошлом среди реальных персонажей того времени, среди реальных - восстановленных и симулированных - событий того времени.
  Например, пользователь набрал на пульте '1 июля 1967 года, Москва, ...' и нажал кнопку 'пуск'. Практически мгновенно такой путешественник оказывается в этом времени и в том самом месте. Даже в тех же самых погодных условиях и с теми же самыми людьми на улицах, в домах и в разных других местах - всё было из той самой эпохи, из того самого дня, из той самой секунды. Сам же путешественник тоже находится среди них, но историческим персонажам он был не виден.
  Пользователь в любое время мог остановить симулированную реальность, отмотать назад, прокрутить вперёд, но вмешаться в ход событий он не мог. Кроме этого, путешественник мог через любого персонажа войти в ту реальность, которая с ним связана. Достаточно было коснуться этого персонажа, и ты переносился в его личную реальность, а в ней уже смотрел на мир как бы с его позиции, его глазами.
  С развитием Виднета все возможности реализовались. Теперь любой пользователь может путешествовать не только по разным местам древности, но также и по разным ситуациям древности. Всюду его будет окружать очень достоверная восстановленная историческая действительность.
  Появились даже специальные учёные, которые занимаются доскональным восстановлением ситуаций древности. Перемещаясь в Виднете и выясняя все тонкости конкретной ситуации, они вносят уточнения и отлаживают систему так, что в итоге она уже практически ничем не отличается от смоделированной реальности.
  Перемещение в Виднете происходит по принципу старого доброго Интернета. Только в Интернете путешественник находится вне Сети, а в Виднете - внутри неё. Каждый персонаж, обладающий памятью, является узлом Виднета. Через любой узел можно перейти в реальность, связанную именно с этим узлом.
  Одно из главных положений 'Новой физики' говорит, что всякий организм (или объект) обладает памятью, точнее, интеллектом, но только уровни интеллекта и объёмы памяти различны. Человек обладает большим количеством памяти и является главным узлом для перемещения в связанных реальностях. А, допустим, животные, деревья, предметы интерьера, здания и сооружения обладают меньшей памятью, поэтому они являются узлами второго, третьего и последующих уровней.
  Наименьшим уровнем памяти и интеллекта обладает семейство элементарных частиц - различных электронов . Их двухбайтовая однобитная конфигурация является тупиком для пользователя. Аналогичными однобитными частицами оканчиваются тупики почти всех физических пространств. В эти частицы входить нельзя, ибо отправить пользователя назад у частиц просто не хватает возможностей интеллекта. 'Достать' пользователя из окрестностей частицы могут только патрульные Виднета или инженеры с соответствующим уровнем доступа.
  После того, как была осмыслена и освоена конфигурация физических пространств, информацию о конкретном историческом моменте или событии стали считывать непосредственно с фронта распространяющейся световой волны, несущей в пространстве записанный образ этого события.
  Происходит это так. На специальных аппаратах, 'обгоняющих' свет, инженер 'подлетает' к фронту такой волны и записывает её показатели на съёмный носитель. Затем возвращается в рабочий эпизод и восстанавливает его по абсолютно достоверной записи.
  После того, как Виднет запустили, и он стал популярным, ему придумали новое свойство. Теперь каждый человек с самого своего рождения снабжён сканером и интерфейсом, которые позволяют автоматически закачивать его реальную историю сразу же в Виднет. Это примерно так, как если бы во времена существования видеокамера снимала бы человека всю его жизнь, и каждый мог просмотреть любой из её моментов в любое время, не беспокоя героя-автора.
  Ситуация развилась настолько, что симуляционный мир Виднета практически сомкнулся с реальностью. В связи с этим в Виднете стало возможным не только путешествовать и искать достоверности или уточнения, но также проводить и другие операции.
  Надо также добавить, что некоторые люди пытаются маскировать свои преступления, другие препятствуют тем, кто пытается о них установить подробности и ввести их в симуляцию. Появились Виднет-преступность, Виднет-полиция и Виднет-вирусы.
  Иногда, путешествуя по какому-либо не очень древнему сюжету истории, можно увидеть, как Виднет-вирус в виде непонятного чудовища буквально сжирает образ одного из собеседников, оставляя второго невредимым. Ситуация принимает странный и даже несколько комичный вид: пользователь наблюдает диалог, в котором участвует один персонаж и буквально 'огрызки' другого.
  Правда, в большинстве случаев проделки вирусов тут же устраняются, и система приводит себя в норму по резервной копии. Но особенные профессионалы могут изменить фрагменты сюжета так, чтобы ни полиция, ни пользователи этого долго не замечали. Таких профессионалов называют 'квакеры'. Точное происхождение термина так и не удалось установить. Некоторые считают, что квакеры получили своё прозвище по имени 'Мишки Квакина' - известного вора яблок из начала 20-го века. Другие думают, что от надкусанного яблока, которым первые квакеры помечали свои компьютеры.
  Помимо сказанного, надо отметить, что в одном и том же месте восстановленной исторической реальности могут быть одновременно множество путешественников. Иногда это приводит к перегрузкам системы, и тогда путешественники начинают врезаться (давить) и соприкасаться с историческими персонажами, а те начинают ощущать чужое присутствие, хотя и не могут понять, что с ними происходит.
  В первые годы отладки системы инженеры - разработчики Виднета использовали специальные машины, или скафандры, или даже энергетические оболочки, в которых они проникали в историческую реальность и сканировали её. Тем, кто случайно видел этот персонал, казалось, что перед ними инопланетяне, или плазмоиды.

  Запал на Запад

  На Европу Антона привело не только желание отдохнуть. Руководство дало ему небольшой отпуск длительностью в три дня. Но с условием, что придётся работать и в отпуск, - сдача проекта была намечена на определённую дату, а Антон к ней едва успевал.
  Добравшись до своего номера в гостинице, Антон бросил вещи и решил ещё раз пробежаться по сюжетам тех дней, которые именно он восстанавливал - может, удастся найти отгадку причины появления 'жука'.
  Антон уселся на кровать, достал кристалл вакуумного компьютера и зашёл в Виднет.
  * * *
  Показ фильма состоялся. И в самую середину весны - 15 апреля 1968 года - Стэнли Кубрик был, безусловно, доволен. Сначала. Но потом стал понемногу остывать.
  - Артур, мы слишком глубоко закопались в этот самый космос, - разочарованно сообщил он Кларку свой вывод.
  - Ты расстроен?
  - Нет. Я - доволен. Но нам придётся некоторое время подождать, пока зрители дозреют.
  Стэнли сделал паузу, раздумывая, говорить подробности или нет. И, решив, что сказать всё-таки надо, произнёс:
  - Тут звонила одна критикесса. Она пыталась мне доказать, что фильм отнюдь не неоспоримый хит. И вообще, её реакция показалась мне даже излишне враждебной. Пищала она так противно, что у меня даже зубы свело.
  - Оставь ты этих критиков с их мизерными проблемами.
  - ...Видите ли, ей не нравится отсутствие частых диалогов! Медленность действия! - не слушая коллегу, стал 'заводиться' Кубрик. - Для неё и сюжет фильма не доступен! Я даже хотел, было, её спросить 'не тупая ли она?'.
  В это время раздался телефонный звонок:
  - Мистер Кубрик, моя фамилия Гэльмис, Джозеф Гэльмис. Я критик. Позвольте спросить вас о смысле вашего фильма?
  'Вот. Ещё один нарисовался. И этому подавай всю правду - причём, сам он правду на экране не видит, ему надо всё то же, но разжевать, словами пересказать и в его уши засунуть', - с раздражением подумал Кубрик.
  Он сделал паузу и в слух крайне сдержано ответил:
  - Эти вопросы я предпочитаю не обсуждать, потому что они очень субъективны, и ответы на них будут меняться от зрителя к зрителю. В этом смысле фильм становится всем тем, что зритель видит в нём.
  - Позвольте, так можно было бы зрителю показать и пустой экран: через два часа даже на пустом месте возникнут какие-нибудь эмоции, а у некоторых, скажем так, откроется подсознание, - беспардонно язвили на том конце провода.
  - Если фильм вызывает эмоции и проникает в подсознание зрителя, если он стимулирует какие бы то ни было, пусть даже зачаточные, мифологические и религиозные стремления и импульсы, то это его успех, - всё также подчёркнуто корректно ответил Кубрик.
  - Ну, что ж, мистер Кубрик, мне, видимо, нужно пожелать вам и вашему фильму успеха. Если вы столь уверены в том, что сняли шедевр. А нам остаётся лишь ждать результатов. Удачи, мистер Кубрик, - уже гораздо более миролюбиво попрощался голос в телефонной трубке.
  - И вам удачи, - ответил режиссёр, повесил трубку и, уже обращаясь к Артуру, дал волю чувствам: - Все очень быстрые! У кого ни спроси, никто ни слова из себя не выдавит о тех категориях, которые демонстрирует нам космос! А сам хочет, чтобы мы ему всё объяснили чуть ли ни детским языком. Пусть развивают разум!
  * * *
  - Ну, и что? - синхронно спросили друг друга Антон и Майя.
  Ничего такого в этой сцене не было. Она ничего не проясняла. Она ничего не показывала, и никуда не вела.
  Антон и Майя также синхронно пожали плечами, ещё раз огляделись по сторонам, и, не найдя ничего более интересного, коснулись мистера Кубрика. Как всегда появилась воронка Виднета, захватила ребят и вынесла их... в то же самое место.
  - Странно, - удивился Антон, оглядевшись по сторонам. Интерьер комнаты не поменялся, и всё тот же Кубрик нервно созерцал пространство, простиравшееся за окнами. - Мы никуда не переместились. Такого не может быть! Мы должны были переместиться!
  Майя тоже задумчиво осмотрелась и подошла к столу. Там лежал календарь, на котором была открыта дата.
  - Мы переместились: остались в той же комнате, но не в 15 апреля, а вернулись в 15 сентября того же года. Вот, смотри!
  Но посмотреть на календарь Антону не удалось, Кубрик заговорил...
  * * *
  Весеннее небо где-то насобирало столько свинца, что, казалось, будто оно готовится к войне. И металл был нужен небу для пулемётных очередей или какого-то одного огромного снаряда.
  Тяжёлая туча ползла долго и низко. От её живота до земли оставалось всего 500 - 600 метров чистого пространства. А выше, во чреве этой тучи, притаилась та самая старуха с косой, которая по чьей-то указке принялась выкашивать людей, которые были непосредственно причастны к полётам в космическое пространство.
  По сравнению с тучей серебристый самолёт МиГ-15 выглядел крохотной ласточкой, которая отважилась посостязаться с тучей и испытать себя на живучесть под ударами её молний.
  Ощущение полёта внутри тучи странное. Ты как бы находишься внутри молока. Глаза есть. Но они абсолютно бесполезны. Всё видят. Но всё одинаковое. Ни земли. Ни неба. Сориентировать свой полёт не по чему. Только приборы.
  Зато здесь полная свобода.
  Генерал Кузнецов сегодня, видимо, встал не с той ноги. Он буквально запилил инструктора Владимира Серёгина. Достал до того, что Серёгин разнервничался чуть ли ни как пацан. И это перед полётом.
  - Да, плюнь, - улыбнулся Юрий Гагарин.
  МиГ-15 легко выскочил за верхний край облачности. Но горизонта всё равно не увидел. В следующее мгновение Гагарин должен был нырнуть в тучу и сделать разворот со снижением.
  Но вдруг из тучи в облике метеорологического зонда вынырнул ангел. Он тупо стукнул крылом по кабине и мгновенно снёс почти третью часть фонаря. От резкого удара стрелка прибора, показывающего разницу между давлением внутри кабины и снаружи, остановилась на отметке '0,01 атмосферы', навечно зафиксировав высотную разгерметизацию.
  Как ни странно, но это столкновение могло бы спасти лётчиков. Однако сегодня везение было не на их стороне. Ангелу не удалось их спасти.
  Находясь в полусознании, Юрий Гагарин увидел другого ангела - настоящего ангела Смерти. Он появился из глубины тучи в виде остроносого лика Су-15 и, едва не касаясь МиГа своими крылами, пронёсся от него на расстоянии около десяти - пятнадцати метров. И на форсаже ушёл на свой эшелон.
  'Чуть лоб в лоб не столкнулись', − успел подумать Гагарин.
  − Катапультируйся! − услышал он приказ Серёгина.
  − Я должен прыгать вторым, − напомнил Гагарин, пытаясь вывести самолёт из штопора.
  Но тот сделал четыре витка и вонзился в землю, словно в мягкую пробку бутылки. Оставив первого космонавта навсегда держащим ручку управления самолётом.
  * * *
  В мае 1968 года член политбюро Алексей Косыгин приехал лечиться в Карловы Вары. Советского премьера измучило заболевание почек. Кремлёвские медики настойчиво советовали ему воды Трускавца. Косыгин был весьма послушным пациентом и проводил лечебный отдых в Прикарпатье.
  Так было до 1968 года. Так стало и после 1968 года.
  Однако в мае 1968 года почему-то вдруг возникла необходимость лечиться в Чехословакии.
  Это оказалось политическим лечением. В покои Косыгина наведывались и Дубчек, и Черник - председатель правительства. Алексей Косыгин и Александер Дубчек должны выглядеть единомышленниками.
  Косыгин - единственный, кто в политбюро владел английским языком.
  Противники советского строя называли его 'хорошим экономистом', хотя к экономике он никакого отношения не имел.
  Косыгин возглавил Совет министров после свержения Никиты Хрущёва 15 октября 1964 года. И сразу же после этого, в ноябре того же года, провозгласил на пленуме ЦК КПСС Программу экономической реформы: внедрение хозяйственного расчёта для предприятий, увеличение их самостоятельности.
  Косыгин понимал, что нужно действовать с молниеносной скоростью, ведь большинство партийного аппарата во главе с Брежневым выступали против этой 'реформы'.
  - Какие там реформы? Работать нужно! - внятно сообщил Брежнев расплодившимся консультантам, словно выползшим из одного инкубатора, почему и имевшим одинаковые ближневосточные фамилии типа Бурлацкий.
  Косыгин искренне считал, что 'вождь' нанёс непоправимый вред и социализму, и государству, но, как верный пёс своего хозяина даже после пинка продолжает облизывать ему руки, Косыгин продолжал боготворить Сталина.
  С внедрением хозрасчёта председатель Совмина создал свыше тридцати отраслевых министерств! Якобы для того, чтобы лучше контролировать деятельность предприятий. На самом деле готовился к росту коррупции и взлёту воровства.
  Тут же возникло 'непонятно кем' организованное письмо 'Две тысячи слов'. В нём продажная 'творческая интеллигенция', выросшая на крови, выпущенной Революцией из груди русского народа, теперь писала об ошибках компартии и выдвигала к ней требования.
  Косыгин положительно относился к Пражской весне и в таком плане накачивал других членов политбюро. И он выступал против советской интервенции, а Шелест пылко поддерживал её.
  В конце мая Косыгин возвратился из Карловых Вар в Москву. Он доложил членам политбюро свои впечатления от Пражской весны. Они явно были противоположными впечатлениям Шелеста.
  События в Праге набирали обороты. Чехословакия шла вразнос. До лета 1968 года она ещё оставалась унитарным государством, а уже вначале июня парламент Словакии принял новую Конституцию.
  Появившееся федеративное устройство разделило единое целое на две слабые половины - Словакию и Чехию. Коммунистическая партия Словакии стала равноправной с Чешской компартией. Затем пленум ЦК КПЧС принял постановление о созыве очередного, XIV съезда.
  * * *
  В том же июне американцы снова вызвали своего любимца на доклад. Похвастаться было чем, но оставались и разногласия. И вот уже председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин снова катил по американскому асфальту.
  Который теперь его совершенно не радовал: 'Не умеют эти американцы строить. Как здесь отвратительно: все улыбки пропитаны фальшью'. А в слух председатель Совмина добавил: - Великолепное лицо капитализма. Даже вчерашние рабы могут в США стать сегодняшними миллионерами!
  Ситуация стала настолько жёсткой, что ему, похоже, придётся согласиться с американцами и довериться их обещаниям.
  - Прекрасно выглядите, господин Косыгин, - протянул ему руку президент США Линдон Джонсон; глаза его излучали жёсткий рентген. - Я думаю, вы уже в курсе последних важных для нас с вами событий, поэтому могу надеяться, что все разногласия по подписанию договора нашими помощниками устранены.
  - Здравствуйте, господин президент, - ответил Косыгин. - Ваша команда умеет грамотно разрешать разногласия. Это я уже для себя отметил. Положусь на вашу безусловную порядочность, и те мелкие замечания, которые у меня всё-таки остались к ситуации, я не стану выдвигать. Чтобы они не помешали процедуре подписания главного договора. Я уверен, мы разрешим мои замечания позже.
  - Вы правы, господин Косыгин, - улыбнувшись, ответил Джонсон.
  Он понял, что своей цели добился, а ответные обещания, данные им только что какому-то Косыгину, будет выполнять не он, а уже новый президент США.
  * * *
  - Антон, давай-ка пройдёмся по событиям, - предложила Майя. - Вот ведь уже и на президентский уровень вышли. Это многое значит.
  - Давай пройдёмся, - согласился Антон и коснулся плеча Косыгина...
  * * *
  - При непосредственных политических усилиях СССР и США договор о нераспространении ядерного оружия был разработан Комитетом по разоружению Организации объединённых наций, - диктовал машинистке свою очередную статью политический обозреватель ТАСС . - Официальная часть договора свидетельствует о том, что политики надеются этим актом поставить прочную преграду на пути расширения круга стран, обладающих ядерным оружием.
  Затем обозреватель пояснил, что для этого событию придали максимально возможную на то время помпезность, а, выдавая необходимую фактуру, пояснил:
  - Договор одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 12 июня 1968 и открыт для подписания 1 июля 1968 сразу в трёх столицах наиболее мощных мировых держав - в Москве, Вашингтоне и Лондоне.
  Из курса мировой истории Антон и Майя помнили, что через год, 24 ноября 1969 этот договор ратифицировал СССР, и уже 5 марта 1970, после сдачи на хранение ратификационных грамот государствами-депозитариями - СССР, США и Великобритания, - договор вступил в силу.
  По мере течения времени к договору присоединились другие государства. Но - не все. Даже в начале 21-го века, когда участниками договора являлись почти все независимые государства мира, только еврейские и семитские страны Израиль, Индия и Пакистан, а также КНДР, отказались присоединяться к этому договору.
  У политиков не было по этому поводу никаких иллюзий. Прячась за дежурными и полностью лживыми призывами к вечной любви между народами, указанная четвёрка государств прочно заняла верхушку рейтинга наиболее милитаризованных стран.
  - Нет ничего интересного, - прокомментировал Антон. - Вернёмся к Косыгину. В то место, когда он подписывал этот договор.
  * * *
  Возвращаясь с церемонии подписания, один из помощников задал Косыгину вопрос:
  - Алексей Николаевич! Это правда, что Роберта Кеннеди убили американские спецслужбы?
  - С чего вы это взяли?
  - Есть мнение, что он хотел нашим спецам сообщить какую-то важную политическую информацию, которую ему, в свою очередь, передал убитый брат.
  - Не знаю. Всё возможно, - ответил Косыгин, посетовав про себя на то, что ему так и не удалось встретиться с Робертом Кеннеди и узнать у него, что там всё-таки было за послание.
  Он чувствовал, что Роберт хотел сообщить что-то серьёзное. Но что именно - теперь, поди - гадай... Не угадаешь... А единственный козырь потерян. Вот и пришлось подписать договор о нераспространении ядерного оружия. Американцы всерьёз боялись Россию, а теперь - всё будет заморожено.
  * * *
  Возвращаясь с подписания договора, президент США Линдон Джонсон раздумывал над тем, что всё-таки личная выгода даже для советского человека превыше общественных интересов, и пока такие, как Косыгин, есть среди чиновников СССР, то эта страна будет терпеть поражение за поражением.
  Помощник Джонсона не утерпел и спросил у своего шефа:
  - Господин президент, я заметил, что ваш Косыгин был крайне недоволен, но и испуган одновременно. И ещё... безволен. Неужели он всерьёз рассчитывает занять пост генерального секретаря в СССР и стать главой государства Советов?
  - Чужая душа - потёмки. Но одно скажу вам точно. Я свою миссию закончил - договор подписал. А оставшуюся проблему с Косыгиным будет решать уже мой приемник. Как он решит и захочет ли решать вообще - я не знаю, - помолчав, президент добавил. - Поскольку я был главой государства, а Косыгин - нет, то я прекрасно понимаю, к чему стремится это ничтожное создание. Но я также и знаю: того, что он ожидает получить от единоличной власти, ему будет недостаточно. Такие, как Косыгин, всегда найдут причину, чтобы что-нибудь разрушить. И сделают это грамотно: сами - в чести, а страна - в нечисти.
  * * *
  В 1968 году руководители социалистической Чехословакии начали прокапиталистически чудить. Они начудили настолько, что встал вопрос о вводе советских войск в Чехословакию. По этому поводу 19 июля 1968 года состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС.
  - Они сейчас борются за свою шкуру, - охарактеризовал Андропов чехословацких руководителей.
  - На мой взгляд, они борются не за свою собственную шкуру. Они борются за социал-демократическую программу. Вот их суть борьбы, - не согласился Косыгин. - Они борются с остервенением. Но за ясные для них цели. За то, чтобы превратить на первых порах Чехословакию в Югославию, а затем - во что-то похожее на Австрию.
  Ситуация с Австрией глубоко засела в мозгу у Косыгина, поэтому он неосознанно выдавал её при любом 'удобном' случае.
  Андропов это понимал, но в ответ промолчал - перспективы оказаться в составе золотого миллиарда каждый вечер доходчиво вбивала Андропову в голову его супруга - Татьяна Филипповна.
  Позиция Андропова, сказанная вслух, озвучила чекистское нутро будущего генсека. Но внутри Андропов был полностью согласен с Косыгиным, буквально бредившим капитализмом и в последнее время частенько по этому поводу задиравшим Политбюро.
  * * *
  В 1968 году история с Джоном Кеннеди повторилась, но в несколько уменьшенном масштабе. Младший брат убитого президента - Роберт Ф. Кеннеди, - уже прошедший ступени министра юстиции США и сенатора, выдвинул свою кандидатуру на выборах президента США.
  Но, помня непомерный аппетит Джона Кеннеди, диаспора не стала второй раз рисковать ирландским присутствием в Белом Доме, и вскоре Роберта Кеннеди отправили вслед за братом.
  В Лос-Анджелесе, в здании отеля, в присутствии многочисленных корреспондентов очередной 'одиночка' решил все проблемы обеспокоившейся диаспоры.
  После таких историй стоит ли сомневаться, что, прикоснувшись к большой политике, в Америке могут погибнуть куда менее значимые личности? А программа 'Аполлон' - отнюдь не малая политика.
  - В 1968 году в Хантсвилле - центре разработки лунной ракеты 'Сатурн-5' - семьсот сотрудников получили уведомления о временном увольнении! - всё никак не мог успокоиться редактор 'Exposure' Кит Ньютон.
  - И это на фоне провального итогового беспилотного испытания 'лунной' ракеты 'Сатурн-5', осуществлённого 4 апреля 1968 года? - удивился его коллега. - Ведь за прошедшие с ноября 1967 года несколько месяцев ситуация изменилась кардинально. При таких показателях не время сокращать сотрудников в центре разработки ракеты!
  - И, тем не менее, сотрудники 'временно увольняются', а новые беспилотные испытания больше не назначаются, - добавил Ньютон. - Как это понять?
  - Мне тут звонил один парень. Он утверждает, что на ракетном полигоне в Эверглейдсе осталось лишь несколько сторожей, - добавил другой коллега. - А ведь, я напомню, создание этого полигона обошлось НАСА в двадцать миллионов долларов!
  - Ты прав, Ричард, - поддержал его ещё один участник совещания. - Другой полигон, строительство которого обошлось НАСА в четыреста миллионов долларов, тоже остался не у дел. Он перешёл на военную тематику.
  - Расточительство, да и только? - отрицательно помотал головой Ричард. - Нет. Это, скорее, провал.
  - Да. Провал, - согласился Ньютон. - И к этому добавлю, что четыреста человек остались без работы в компании 'Томпсон-Рамо - Вулдридж системс'. А главный подрядчик в постройке космических кораблей - гигантский завод в Дауни, расположенный в Калифорнии и принадлежащий компании 'Норт Америкэн-Рокуэлл', - тоже сократил три тысячи человек!
  - Так, это просто разорение отрасли! - испугался Ричард.
  - Более того. Представители этого подрядчика сообщили, что число сотрудников, занятых в проекте 'Аполлон' будет сокращаться ещё быстрее, - добил его Ньютон и добавил: - Интересное получается соревнование за достижение Луны? Может, мы чего-то не знаем, и 'аполлонианцы' нас с Советами как-то иначе обыграли?
  - Как? Если иначе, то как? - удивился Ричард. - Это ведь не все увольнения и сокращения?
  - Не все, - подтвердил Ньютон. - Заводу 'Мичуд' к 1968 году было приказано сократить производство первых ступеней ракеты 'Сатурн-5' с шести до двух в год. Одну тысячу человек уволила 'Хьюз Эйркрафт компани', а пятнадцать тысяч человек уволила компания 'Аэроджет-дженерал'! Пятнадцать тысяч!
  Наступило молчание. Каждый обдумывал всевозможные варианты конспирологических построений. Благо фактура располагала к этому. Мысли опытных журналистов быстро наматывали её на сюжет, и перед ними разворачивалась вполне прозрачная бандитская сага.
  - Как не вспомнить здесь неосторожное высказывание инспектора Бэрона, о том, что плачевное состояние аппарата не позволило бы достичь Луны? - спросил Кит Ньютон. - Что бы смог рассказать по этому поводу Бэрон, если бы не попал столь 'внезапно' под поезд?
  - Да, занятно, - согласился Ричард, как-то криво улыбаясь.
  Он явно несколько утратил за собой контроль, ибо большая часть его мыслительного аппарата стала загружена обработкой только что полученной статистики увольнений в космической отрасли. Чтобы получить возможность спокойно подумать над этим, Ричард решил переменить тему и пустить дискуссию в другом направлении.
  - А что мы знаем об 'Аполлоне' сейчас? - озвучил он уже более технический вопрос.
  Коллеги посмотрели на него с подозрением, но Ричард красноречиво пожал плечами и предложил всё-таки поразмышлять над предложенной темой.
  - Прежде всего, что это очень тесный корабль, - ответил один из коллег. - Его обитаемый объём составляет всего шесть кубических метров!
  - Это много или мало? - подогрел ситуацию Ричард.
  - Смотря, с чем сравнивать, - ответил тот же коллега. - Обитаемые отсеки меньшего по размеру 'Союза' в полтора раза просторней! И это притом, что у 'Аполлона' нет шлюза, который есть у 'Союза'. Это шлюз для выхода астронавтов в открытый космос. А такая необходимость, как мы все понимаем, всегда может возникнуть.
  - А как же астронавты 'Аполлона' собираются выходить в открытый космос? - удивился Ричард.
  - С трудом, - ответил коллега, ехидно улыбнувшись. - Для выхода из 'Аполлона' в космос одного астронавта остальным членам экипажа придётся надевать скафандры. И это всё потому, что люк кабины открывался напрямую в пустоту. То есть сразу в космос.
  - Это точно? - удивился Ньютон.
  - А что тебя смущает, Кит? - спросил коллега. - Технически это трудно, но вполне осуществимо. А неудобства - кто о них в космосе думает?
  - Да, я не об этом, - отмахнулся Ньютон. - А кислород? Он же просто вылетит весь наружу. Должен же быть какой-то переходный отсек! Или всё-таки не должен?
  - Да... Действительно..., - подтвердил коллега. - Выйти в космос напрямую из кабины не проблема. А вот кислород в кабине удержать - проблема. Один выход и кислород разлетится по всей космической округе.
  - Напомню вам: в кабине чистый кислород? - добавил Ньютон. - Именно им собираются дышать астронавты. Опустим возможность остаться без кислорода. Пусть даже кислород останется. Это же жизнь в условиях постоянного стресса. Одна искра, и следуй за Уайтом, Гриссомом и Чаффи. Разве можно решиться лететь к Луне на кораблях, которые и около Земли запускать опасно?
  - А где выход? - спросил Ричард; он уже обдумал статистику увольнений и ни к чему существенно положительному не пришёл: - На мой взгляд, решение о свёртывании работ по кораблю 'Аполлон', принятое до начала полётов 'Аполлонов', говорит о том, что неудачность решений, заложенных в его основу, уже стала ясна руководителям НАСА.
  - Ричард, ты как-то путано стал выражаться. Но если это так, то скоропостижное 'выключение' Бэрона из опасной для НАСА дискуссии становится очень обоснованным, - согласился Ньютон.
  * * *
  В это же время в СССР шли дискуссии совсем на другом - на машинном языке, и происходили они совсем по иному поводу. Вопрос не стоял о количестве занятых решением проблемы рабочих. Вопрос состоял в решении задач управлении космическими аппаратами на том или ином этапе выполнения полётного задания. И в решении этих задач участвовала вся страна.
  В 1968 году строго по плану советские специалисты в области вычислительной техники закончили работы по БЦВМ 'Аргон-11с'. Главные конструкторы Георгий Михайлович Прокудаев и Николай Николаевич Соловьёв смогли создать первую отечественную БЦВМ с троированием аппаратуры.
  Это была первая в мире ЭВМ в космосе! Она осуществляла автоматическое управление полётом космического аппарата по программе 'Зонд' - совершившего облёт Луны с возвращением спускаемого аппарата на Землю.
  ЭВМ этого поколения не являлись результатом передачи космических технологий инопланетянами советским гражданам. Машины создавались на интегральных гибридных микросхемах 'Тропа-1'. Печатные платы блоков собирались в пакет книжной конструкции и связывались между собой 'корешком' из шарнирно соединённых перфорированных плёнок с гибкими проводами.
  В том же году закончили разработку БЦВМ 'Аргон-12с', которая предназначалась для системы управления спускаемым аппаратом ракетно-космического комплекса 'Алмаз'.
  Космическая и военная вычислительная техника в Советском Союзе не только решала все возложенные на неё задачи, но и в этих решениях обгоняла западные образцы.
  Однако после создания в 1968 году компилятора ФОРТРАН-ДУБНА для машины БЭСМ-6 началось широкое внедрение Фортрана. Фортран стал основным языком для АСВТ и СМ ЭВМ. По мере перехода на Фортран, советская вычислительная техника утрачивала лидирующие позиции и исчезала полностью.
  Саботаж в пользу США начисто срубал любые достижения советского народа.
  
   Примечания к главе 5:
  
   1. ОГАС.
   2. Meister.
   3. Guy Morand.
   4. Operation Overcast.
   5. Dustbin.
   6. Абвер (нем. Abwehr - 'оборона', 'отражение') - орган военной разведки и контрразведки Германии в 1919 - 1944 годах, входил в состав Верховного командования Вермахта.
   7. Борис Евсеевич Черток.
   8. Раввин.
   9. Рейх - то же, что и Рай, Ра, Рих, Русь, Раса, Ёрч, Ерец - букв. 'земля - источник народа'.
   10. Название Америка происходит от названия еврейского праздника Амеро - букв. 'вхождение в рай (рейх)'.
   11. Lyndon Baines Johnson.
   12. Series.
   13. Arrester.
   14. The Cage.
   15. Star Trek: The Original Series.
  

  Глава 6. Золотой миллиард

  Эпиграф:

  "Нам было бы невозможно разработать наш план для всего мира,
  если бы он был предан огласке в те годы. Но мир устроен сложнее
  и готов идти к мировому правительству. Наднациональная верховная власть
  интеллектуальной элиты и банкиров мира, несомненно, более предпочтительна,
  чем национальное самоопределение, практиковавшееся в прошлые столетия", - Дэвид Рокфеллер
  
  "Вы говорите о "еврейском вопросе". Если ещё в какой-то стране
  евреи пользуются такими политическими и другими правами,
  я был бы рад это услышать", - Михаил Сергеевич Горбачёв

  Римская болезнь

  В августе 1968 года НАСА вдруг в течение одной недели приняло два постановления о сокращении ассигнований. Это случилось на полном ходу. Почти на финише уже набравшей высочайшие обороты лунной гонки. Специалисты всерьёз поговаривали, что американских астронавтов доставят на Луну ангелы с ковчега завета.
  На самом деле только члены диаспоры знали, что американцы уже никуда не полетят. Пока Советы с энтузиазмом занимались лунной гонкой, специалисты США по проведению государственных переворотов принялись формировать будущий костяк проституток, которые, подобно известной библейской коллеге, откроют ворота СССР для входа армии капиталистического террора.
  - Мистер Косыгин, как вы считаете, где можно было бы расположить Международный институт прикладного системного анализа? - почти сразу же Римский клуб добрался и до Алексея Николаевича.
  Диаспора выделила на эту миссию самого 'сладкого' своего члена. Заслуженный деятель британской науки лорд и барон Солли Цукерман помимо этого являлся основным 'леденцом', или 'петушком' правительства её Величества в вопросах науки. Сначала он специализировался на анатомии и социологии приматов, но потом его перекинули на русский фронт.
  Естественно, крайне гуманный и чрезвычайно человеколюбивый еврей, Цукерман уже имел внушительный военный опыт. Будучи советником Черчилля, во время войны он консультировал британских военных в вопросах, связанных с бомбардировками гражданского населения. Он также разработал 'Транспортный План', в соответствии с которым Англия осуществляла бомбежки итальянской и немецкой инфраструктуры. Именно за эти убийства он получил титул 'сэр'.
  - Для общего удобства вполне подходит австрийский Лаксенбург. Это недалеко от Вены, - в качестве полного знатока стратегии вопроса отозвался Косыгин.
  Как ему хотелось попасть в число ста избранных! Старый большевик даже сдерживался с трудом. С каждым годом он всё сильнее ощущал тот разрыв, который образовывался между ним и его миллионами. Он, такой успешный и значимый, прозябал в СССР, а его капиталы, такие огромные и такие неухоженные, вращались почти вхолостую в западных банках.
  - Пусть в работе Римского клуба примет участие мой зять - Джермен, - сглотнув от нахлынувших переживаний, хрипло произнёс Косыгин.
  Он прекрасно понимал, что дорога в клуб для него закрыта навсегда. Единственным полем боя оставалась Чехословакия, которую Косыгин хотел взорвать хозрасчётом.
  Но хозрасчётную вошь в Чехословакии удалось придушить. Операция 'Дунай' включала в себя ввод войск стран Варшавского договора в очумевшую страну. 'Дунай' основательно залил разгорающийся очаг капиталистических реформ Пражской весны.

  Покой Луны

  С самого утра Абрам Натанович прилежно оторвал страницу настенного численника. Смятая бумажка с цифрой '8' отправилась в мусорную корзину, а очередной листок хвастливо показывал 9 сентября 1968 года.
  Никому не нужный советский работник методично убивал своей задницей рабочее время. И он давно бы перестал это делать, если бы не настойчивые просьбы одного хорошего знакомого.
  - Абрам Натанович, вы должны быть на этом месте! - уверял его знакомый. - Придёт время, только на вас и останется надеяться... Нам...
  Но время всё не приходило, и Абрам Натанович стал к работе привыкать. Он размешивал сахар и постукивал по стенкам стакана. Удивительно, но специалист уже запомнил высоту звучания стакана при разных уровнях заполнения его чаем.
  Где-то посреди очередного эксперимента зазвонил телефон. Абрам Натанович послушал, а затем медленно встал, удерживая телефонную трубку у своего виска так, как держит самоубийца приготовленный к самострелу пистолет. Его глаза расширились настолько, что белки стали сохнуть. После двух секунд удивления природная хитрость взяла своё и невероятным усилием воли сузила глаза до тонких слезящихся щёлочек.
  - Понятно..., - ответил он кому-то на противоположном конце провода. - Шалом и вам, милейший.
  Абрам Натанович импульсивно бросил трубку телефона на рычаг, повернулся и засеменил в свою коморку. Там он скоренько оделся и, никому ничего не объясняя, заспешил в министерство.
  * * *
  В приёмной замминистра он бросил секретарше:
  - Ноль восемь.
  Она испуганно и молниеносно открыла перед ним дверь в кабинет замминистра и уже вослед проскользнувшему Абраму Натановичу обрадовала:
  - Сейчас я кофе принесу!
  * * *
  Замминистр посмотрел на Абрама Натановича подозрительно:
  - Слушаю...
  Абрам Натаныч начал излагать, спотыкаясь и как-то особенно сильно картавя:
  - Звонил уважаемый раввин синагоги в Малахово. Он сказал, что его коллега по еврейскому конгрессу в Соединённых Штатах просил вам передать следующее сообщение. Он говорит, что один из посетителей его синагоги сказал, что аппарат НАСА сделал виток вокруг Луны на близком расстоянии. Они фотографировали поверхность, и на нескольких фотографиях проявились космонавты. Они одеты в скафандры, на которых видна надпись 'СССР'. Космонавты валя..., извините, лежат на Луне. Они мертвы.
  Замминистр даже не дёрнулся. Абрам Натанович решил, что это оцепенение является предложением продолжить доклад:
  - Мой коллега в Соединённых Штатах сказал, что этот факт поможет советским евреям со строительством ещё одной синагоги. Допустим, где-нибудь в Москве, - Абрам Натанович со страхом, но вместе с тем с огоньком жестокости посмотрел на замминистра.
  Тот вышел из оцепенения, помешал ложкой в чашке сахар и задумчиво спросил:
  - Синагогу хочешь от государства?
  - Всего одну, - кивая, ответил Абрам Натанович.
  Замминистра махнул рукой так, как будто он сгоняет муху со стола. Абрам Натанович всё понял, встал и ушёл.
  * * *
  Выйдя из министерства, Абрам Натанович постоял на ступеньках, переводя дух. Он немного подумал о заслуге перед своим богом, а затем пошёл было в бюро. Но незаметно выехавший из-за угла грузовик аккуратно размазал костлявое тело члена-корреспондента Академии наук СССР по мокрому московскому асфальту.
  * * *
  Через две минуты в кабинет замминистра вошёл помощник и доложил:
  - Ваш недавний посетитель не нуждается в синагоге.
  - Отказался, значит, - ответил замминистра абсолютно без эмоций и добавил: - Ну, хорошо, что такой скромный и честный советский гражданин оказался. А как же его коллега? Его надо отблагодарить за совет и за то, что он не забывает своих заграничных друзей. Может, его к награде представить?
  - Я думаю, через час - не более он уже предстанет, - ответил помощник столь же безэмоционально.
  - Хорошо. Заслужил. Тоже честный человек, - завершил разговор замминистра и добавил. - Встретимся через пять минут в кабинете - кофе попьём.
  - Есть! - ответил помощник.
  * * *
  Собственно, этот эпизод и являлся той частью конкретной задачи, которая была поставлена перед Антоном его руководством. Немного криминальная. Но уж таким был двадцатый век. Точнее шестидесятые годы двадцатого века.
  - Главное - достоверность, - объяснял ему руководитель на встрече. - Ваша задача, установить всё до мельчайших деталей, чтобы пользователь полностью ощутил, что называется, дух той эпохи, чтобы он увидел и мог детально рассмотреть каждую складку костюма людей той эпохи. Для пользователей Виднета крайне важно, чтобы все мелочи были соблюдены. А поэтому достоверность и ещё раз достоверность!
  - Всё понятно, - ответил Антон, и с тех пор поиск 'блох' в своём собственном сюжете, точнее, в сюжете, восстановленном своими руками, стал одной из нуднейших задач.
  * * *
  - Неужели тебе не интересно, что там дальше по сюжетной линии? - всегда удивлялась Майя, когда Антон в который раз начинал ей пересказывать свои эмоции по уже проделанной работе.
  - Интересно! Безумно интересно! - горячо отвечал Антон. - Но за пределы сюжета выходить запрещено.
  - А как они узнают? - подначивала Майя.
  - Как? По следу за мной пройдут и всё, что видел я, увидят, - в этот раз ответил Антон. - Все ходы записываются и хранятся. След вихря перемещения можно засечь даже через несколько дней после того, как им воспользовались.
  - Но ведь в Виднете нет ничего секретного, каждый пользователь может свободно перемещаться по Виднету, - не унималась Майя.
  - Ты права. Но я-то не пользователь. Я - администратор. Инженер. Для меня существуют ограничения.
  - Почему?
  - Я не знаю. Возможно, для того, чтобы я на чужой площадке чего-нибудь не наворочал, - ответил Антон и, подумав немного, продолжил: - А ведь ты действительно права. Если я выйду из своей учётной записи и пройду по ссылкам, как простой пользователь, то в этом меня никто не упрекнёт! Идёшь со мной?
  - Да! - ответила Майя.
  Антон вышел из своей учётной записи и вернулся в тот же самый узел. Он коснулся плеча того человека, который только что докладывал замминистру об отказе Абрама Натановича от своих требований, и тут же картинка сменилась, и Антон оказался буквально на другом конце Земного шара. Не потеряв при этом на перемещение ни секунды.
  * * *
  В Западном полушарии продолжался вчерашний день, поэтому на здешнем рабочем календаре всё ещё продолжалось 8 сентября 1968 года.
  Айзак Домацки в своей части программы готовил полёт спутника Луны. Аппарат должен был облететь Луну на крайне низкой орбите и сделать запланированное количество фотографий поверхности этого небесного тела. Предполагалось, что после расшифровки фотографий, будет создана первая весьма подробная карта части поверхности Луны.
  Когда же фотографии были получены, обязанностью Айзака стал отсмотр снимков и предварительная их компоновка.
  Айзак нудно разглядывал практически одинаковые изображения безлюдной поверхности и машинально размышлял о том, что там, на Луне, выжить невозможно, да и не стоит, по его мнению.
  Неожиданно на одной из фотографий показался какой-то новый объект. Он был совершенно не похож на окружающую лунную серость и выделялся на ней жёстким белым пятном.
  Айзак остановил проектор и впился глазами в объект. Увеличил. И не поверил своим глазам. На фотографии лежал человек в типичном рабочем советском скафандре. Человек, судя по всему, был мёртв.
  'Но как он оказался на Луне?' - задал вопрос сам себе Айзак и не получил от себя же ответа.
  Он решил никому не говорить об увиденном. Надежда на то, что его разыграл кто-то из коллег, оставалась его последним шансом на спасение.
  Айзак был опытным 'волком'. Он прекрасно понимал, что будет и с кем будет в случае, если обнаружатся тела советских космонавтов на Луне. Притом что официально на спутник Земли ещё никто не летал.
  Мысли в мозгу у Айзака сделались кристально чёткими, а извилины чрезвычайно прямыми: так реагирует серое вещество на ситуацию крайней степени опасности.
  Собравшись со всеми своими силами, Айзак продолжил свою обычную работу и старался делать её так, чтобы никто ни в чём его не заподозрил.
  * * *
  Бил Кауфман тоже изумился увиденному, наблюдая за открытием Айзака через телевизионную камеру, скрытую в потолке его офиса. Он спокойно смотрел на Айзака всё то время, пока последний боролся с самим собой. Но, когда Айзак продолжил работу, Бил, не отрывая от Айзака глаз, снял трубку и скомандовал:
  - Помощника ко мне в офис!
  Молниеносно появился помощник и сменил начальника на наблюдательном посту. А Бил стремительно вышел из комнаты, затем вышел из здания и направился в главный офис. На входе охранник удивился его появлению, но Бил бросил 'Андромеда', и охранник, отдав честь, открыл перед ним дверь.
  * * *
  - Мистер Бауман, - начал свой доклад Бил в кабинете помощника службы обеспечения безопасности режима секретности НАСА. - Один из операторов при просмотре фотоматериалов из последней лунной миссии обнаружил на фотографиях странный объект. Насколько смог разобрать я, этим объектом является человеческое тело, лежащее на поверхности Луны в скафандре советского образца.
  Мистер Бауман сел в кресло. Он удивлённо и задумчиво произнёс:
  - И что же мистер Айзак?
  - Я думаю, его доклада не последует.
  - Понятно. Вы свободны, - скомандовал Бауман.
  Когда Кауфман вышел, Бауман вызвал помощника и резко и отчётливо скомандовал:
  - Айзака Домацки нейтрализовать по программе '101'. Материалы изъять. Его офис подвергнуть дезинфекции по программе '102'. В вашем распоряжении 30 минут. Действуйте!
  - Есть! - ответил помощник и выскользнул из кабинета.
  * * *
  Айзака Домацки спасло то, что был конец рабочего дня, и он успел выйти за пределы объекта. Уже находясь в своём автомобиле, он аккуратно поспешил отъехать подальше от корпоративных зданий. Куда ехать - он не знал и решил заехать в синагогу: там раввин что-нибудь подскажет.
  Айзак подъехал к зданию синагоги и вошёл. Раввин Пинхас встретил его настороженно радушно:
  - Какими судьбами? - и по озабоченному виду Айзака понял, что судьба сейчас не на стороне Айзака.
  - Вы не против, если мы посетим подвал синагоги и посмотрим одну из редких книг, которая там хранится? - предложил раввин Пинхас.
  Айзак согласился: там меньше ушей.
  В подвале он быстро рассказал всё, что увидел, и спросил у раввина:
  - Может, посоветуете, что делать?
  - Вам надо немедленно уехать из города и даже из штата. И даже из страны. Езжайте в Израиль. Там у вас есть шанс. Здесь, к сожалению, шанса нет.
  Айзак, озираясь, вышел из синагоги и поспешил к автомобилю. На ходу он панически стал размышлять над тем, как быстрее ему уехать из страны, когда ощутил слабый укол в плечо. На глаза мгновенно опустилась ночь, и сознание покинуло Айзака...
  ...Мусоровоз выплюнул истрёпанное тело бывшего сотрудника НАСА на одной из дальних городских свалок. Вряд ли кто-то смог бы опознать его сейчас. Да, и слой мусора, который тут же возник сверху, уже не дал больше такой возможности никому.
  * * *
  Мистер Бауман распорядился передать изъятые и опечатанные материалы Айзака Домацки в Бюро экспертизы НАСА. Ему меньше всего хотелось знать подробности. Поэтому никаких лишних телодвижений он совершать не стал - просто изъял, опечатал, передал. В его руках материалы не находились не секунды.
  * * *
  Антон и Майя остановили трансляцию. Они в задумчивости несколько раз обошли вокруг 'замёрзшего' мистера Баумана.
  - Антон, тут действительно, что-то не то, - первой нарушила тишину Майя. - Слишком много убийств. Причём, все какие-то очень быстрые и жестокие. Я даже не совсем понимаю, из-за чего они все мертвы?
  - Они? - задумчиво переспросил Антон. - Они увидели фотографии, которые не должны были увидеть... И на этих фотографиях поверхность Луны.
  - И что такого в этой поверхности? - удивилась Майя. - Мы сегодня её по сантиметрам изучаем - и ничего.
  - Да. Сегодня - ничего, - согласился Антон. - А вот в те годы там что-то было.
  - Что?
  - Из моего сюжета Абрам Натанович ведь сказал, что на Луне засняли мёртвых советских космонавтов. Может, это?
  - Ну, и что, что засняли? - удивилась Майя. - Всегда экспедиции гибли. Никакого секрета тут нет. Конечно, это печально. Но в чём криминал-то?
  - Тогда не знаю, - ответил Антон и спросил. - Пойдём дальше?
  - Пойдём!
  Они вновь запустили трансляцию и коснулись плеча мистера Баумана...
  * * *
  В тот же день 1968 года Джозеф Стемплтон уже принимал кропотливо и быстро проделанную работу. Его спецы вытащили из фотографий, сделанных аппаратом при облёте поверхности Луны, всё самое ценное в смысле международной политики. Этой ценностью являлись изображения мёртвых советских космонавтов. Нескольких. Они были 'разбросаны' по поверхности Луны.
  Джозеф Стемплтон не мог понять, как они там оказались. Ведь никаких полётов на Луну Советы не осуществляли. Этот полёт, в котором были сделаны фотографии, был первым. И это был американский полёт. По его результатам должна были выбрать площадку для возможного прилунения. То есть это была обычная рабочая миссия. Никто из НАСА даже не слышал о том, что русские могли уже слетать на Луну и просто-напросто молчали о своих успехах.
  Совершенно непонятным было присутствие мертвецов на Луне. Если бы корабль русских потерпел крушение на Луне, то об этом было бы известно. Таких известий не поступало.
  Джозеф Стемплтон вообще отказывался верить в то, что русские уже имели возможности не только для полёта, но и для высадки на Луну. Если это было бы так, то вся американская программа терпела ни крах и ни фиаско, она покрывалась бы несмываемым позором. Позором на весь мир!
  Джозеф Стемплтон в задумчивости рассматривал носки своих ботинок, расположив их на рабочем столе прямо перед самым немного усатым и безумно умным личиком своей молоденькой помощницы:
  - Сара, как вы думаете, что могли делать русские на Луне?
  - Если бы они туда полетели? - переспросила Сара.
  - Да. Если бы,... - ответил шеф.
  - Брать образцы грунта, выбирать место для базы,... - начала было перечислять Сара возможные исследовательские программы, потом опомнилась и добавила: - Всё равно это было бы бесполезно.
  - Почему?
  - Вы же знаете: из-за проблемы обратного старта, - ответила Сара.
  - Так, так, - оживился Джозеф Стемплтон. - Вы считаете, что, поскольку обратный старт не реализован технически, то и полётов на Луну быть пока не может?
  - Да. Именно так.
  - Почему?
  - Потому что вернуться с Луны всё равно никому не удастся, - спокойно ответила Сара.
  - Ну и что, что не удастся? - накатил с вопросами Стемплтон.
  - Какая тогда выгода туда летать? Только людей угробить? - в свою очередь отбилась вопросами Сара.
  - А что мешает, как вы выразились, 'людей угробить'? Если это, допустим, нужно для какого-то огромного мирового проекта.
  - Нужно-то оно нужно. Может быть, кто-то и решится на это. Но что скажет пресса? Ведь она камня на камне не оставит от тех, кто решился отправить людей на заведомую смерть...
  - Спасибо. Вы свободны, Сара, - скомандовал Стемплтон и после того, как она ушла, направился к начальнику НАСА.
  * * *
  - Мистер Кэрол, - начал свой доклад Стемплтон. - Сегодня незадолго до окончания рабочего дня один из сотрудников, просматривавших фотографии лунной поверхности, наткнулся на необычный объект.
  - Продолжайте, - скомандовал Кэрол.
  - Этот объект мы никак не ожидали увидеть на Луне...
  - Продолжайте...
  - Это мёртвые советские космонавты, - закончил Стемплтон.
  Кэрол обомлел. Он настойчиво вглядывался в глаза Стемплтона, но тот сделал их стеклянными, явно намекая, что никакого розыгрыша или шутки быть не может вообще.
  - ? - поднял вопросительно брови Кэрол и одновременно с этим почувствовал, что у него почти началось самопроизвольное мочеиспускание.
  - Дезинфекция и зачистка произведены, лишние части удалены, - отрапортовал Стемплтон, своевременно предугадав причины такой инициативы мочеполовой системы шефа - успела просочиться одна - две капли, не более.
  - Это хорошо, - немного успокоился Кэрол, незаметно промокнув паховую область недешёвых порток. - Где материалы?
  - Прошу Вас! - ответил Стемплтон, протягивая Кэролу папку с отпечатанными фотографиями.
  - Дополнительные соображения есть? - поинтересовался Кэрол, уже почти полностью придя в себя.
  - Так точно, сэр! - ответил Стемплтон.
  - Продолжайте...
  - Есть предположение, что русские направляли на Луну корабли с человеком на борту, - начал Стемплтон.
  - Но у них нет систем обратного взлёта. Это же известно, - заспорил было Кэрол.
  - Они им были не нужны, - пояснил Стемплтон. - Русские брали добровольцев, согласных идти на верную смерть, и направляли их в один конец. На Луну. С которой возвращаться никто не собирался.
  - ?! - Брови Кэрола взлетели, обозначив крайнее удивление и вопрос. - Но тогда почему они не заявили о своём приоритете на Луне?
  - Есть предположение, что русские боятся огласки: узнав, что они посылали на Луну смертников, международное сообщество ухватилось бы за эту ниточку и размотало бы всю страну Советов, - пояснил Стемплтон.
  - То есть русским выгодно скрывать своё появление на Луне?
  - Да. И они пойдут на многое, чтобы никто не увидел фотографии этих трупов, - закончил Стемплтон.
  - Спасибо, полковник, вы свободны.
  * * *
  Антон с Майей 'выскочили' из сеанса, как ошпаренные.
  - Антон, - задыхалась Майя, - Мы с тобой напали на международный заговор!
  - Майка, ты говоришь ерунду, - пытался поспорить Антон. - Ведь все исторические события известны, и их уже почти все реконструировали. Что тут секретного? Где тут заговор?
  - Конечно, реконструировали, - спорила Майя. - Это всё ясно-понятно. Но не все же вот так, как мы, ходят по этим самым дням в истории, причём именно в такой последовательности посещая узлы. Да, и мы с тобой, если бы свернули где-нибудь, то ничего бы этого не узнали бы.
  - А что мы такого узнали? - внимательно следя глазами за 'жуком', спросил Антон.
  - Как что? - переспросила Майя. - Мы наткнулись на какую-то фигню, из-за которой уже столько людей поубивали. Причём, ты посмотри, ведь у них всё так гладко и чётко получается, как будто они всю жизнь только в таких убийствах и тренировались!
  - Время было такое, - не спускал Антон глаз с 'жука', заметно приблизившегося к ним.
  - Я считаю, что нам нужно выяснить всё до конца. Если мы найдём достаточно весомых аргументов о каком-то ещё не известном науке заговоре, то мы непременно доложим об этом начальству, - резюмировала Майя.
  После этих слов появился второй 'жук'. Причём, какой-то странной и, по всей видимости, более продвинутой модели.
  - Вот и к тебе счастье прилетело, - прокомментировал его появление Антон, после чего добавил: - Видимо, ты права, раз и к тебе теперь персональную охрану приставили, точнее привесили.
  - Единственно, что меня тревожит: не опасно ли это наше расследование? - 'вовремя' поинтересовалась Майя.
  - Ты сама знаешь, что последние годы никаких криминальных случаев не зафиксировано, - ответил Антон, сомневаясь в том, что сказал.
  Нет, конечно, случаев действительно не зафиксировано. Это - факт. А вот, что их затея безопасная - это не факт. Иначе, зачем появились 'жуки'?
  - Давай, так, - взял инициативу в свои руки Антон. - При первом же намёке на какую бы то ни было опасность, сворачиваем наш интерес. Идёт?
  - Идёт! - ответила Майя.
  - Ну, тогда продолжим. У нас всего три дня, - напомнил Антон и набрал адрес последнего сохранённого события...
  * * *
  Наконец и на Американском континенте наступило 9 сентября 1968 года. С утра у президента Джонсона было плохое настроение: сегодня он должен будет выслушать очередной доклад шефа НАСА о состоянии 'гонки' с русскими в покорении космоса. Президент уже знал, что фактически гонка проиграна. Оставалось только придумать, как сделать хорошую мину при плохой игре.
  До доклада оставалось десять минут, и президент решил посмотреть прессу. Ничего особенного. Затишье какое-то. Так... Фильмы новые пустили в прокат... Ещё всякие мелочи... Президент сделал глоток кофе, и в этот момент секретарь сообщил, что пришёл шеф НАСА.
  - Пусть заходит, - устало произнёс Джонсон.
  Через некоторое время дверь распахнулась, и шеф НАСА весьма уверенно и отважно ступил на 'ковёр' президентского кабинета.
  - Добрый день, господин президент, - поздоровался шеф НАСА.
  - Добрый день, Кэрол, - ответил Джонсон, отметив уверенность подчинённого. - Слушаю вас.
  - Господин президент, в программе освоения космоса произошёл интересный поворот...
  - Интересный? - меланхолично переспросил президент, начиная разочаровываться в своих поспешных предположениях.
  - Да. Он может оказаться для нас не только положительным, но и, в известной мере, спасительным, - ответил Кэрол.
  - В чём суть? - не веря ни во что спасительное, подчёркнуто лениво заинтересовался президент.
  - Вот в чём. Наши люди отыскали на недавно сделанных фотографиях поверхности Луны некоторые странные объекты...
  - Объекты?.. - снова начиная терять интерес, ещё более лениво переспросил Джонсон.
  - Мёртвых советских космонавтов, - отчеканил Кэрол.
  Джонсону показалось, что его мозг мгновенно замёрз. Из-за этого жидкость превратилась в лёд, и мелкие льдинки стали противно покалывать внутри всей головы. Несмотря на это, сознание почти никак не реагировало на эту боль, а было полностью поглощено тем, что гоняло по кругу одну и ту же фразу: 'мёртвых советских космонавтов'. В таком состоянии Джонсон пробыл какое-то небольшое время. Но ему показалось, что он успел слетать на ту самую Луну, посмотреть на тех самых мертвецов, убедиться в их присутствии и вернуться обратно.
  - Интересно! - взяв себя в руки, произнёс президент почти ровным голосом.
  - Мы считаем, что эти космонавты оказались на Луне потому, что советское руководство, не имея взлётных лунных модулей, решило пожертвовать несколькими смертниками, - дополнил Кэрол.
  - Смертниками! - уже гораздо более радостно ответил Джонсон. - А что в СССР уже власть не заботится о своём народе? Какие мысли есть по этому поводу?
  - Мысли есть, господин президент, и вот какие! - стал рассказывать Кэрол. - Мы берём самого лучшего режиссёра из Голливуда, который может снять совершенно реальные кадры полёта на Луну наших космонавтов, и он снимает всё, что нам нужно.
  - Но...
  - Но все съёмки будут происходить в павильоне, - закончил Кэрол.
  - То есть никто никуда не летит..., - рассуждал в слух Джонсон.
  - Да, господин президент.
  - И, даже узнав о таких съёмках, русские будут молчать, потому что не захотят, чтобы об их смертниках узнал весь мир?
  - Да, господин президент.
  - Ну, что ж. Этот ваш доклад хотя бы заслуживает внимания. Я поразмыслю над этой идеей. Надеюсь, говорить вам о степени секретности не нужно?.. Вы свободны, - закончил разговор президент.
  * * *
  - Маргарет, - обратился Джонсон к секретарю. - Позовите ко мне шефа разведки Льюиса. Вопрос срочный.
  - Хорошо, господин президент.
  Джонсон задумался над идеей, уж больно она выглядела заманчивой. На лунную программу Соединённые Штаты потратили уже около десяти миллиардов долларов, а никакого победного конца ещё не просматривалось. Кроме того, третий этап космической гонки, собственно посадку на Луну и возвращение с неё человека, американцы не могли позволить себе проиграть. Русские и так выиграли два первых этапа - первыми запустили искусственный спутник в космос, и их человек первым слетал в космос и вернулся.
  - Господин Льюис будет через двадцать минут, - сообщил секретарь.
  - Хорошо, - ответил Джонсон. - А я пока, пожалуй, выпью кофе.
  Маргарет принесла старый выдержанный коньяк и широкий бокал.
  * * *
  После доклада мистеру Кэролу Стемплтон вернулся в офис. Он нервничал. Точнее, смертельно боялся. Он не видел источника страха, но понимал, что ситуация с увиденным и доложенным так просто для него не закончится. И почему-то он чётко представлял себе, что никакой медали или денежной премии он не получит.
  Пока Стемплтон думал, позвонил телефон, и незнакомый голос произнёс:
  - Мистер Стемплтон?
  - Да..., - холодея, ответил он.
  - Что вы сейчас делаете? - спросил голос.
  - Собираюсь выпить кофе, - ровнеющим и уже почти спокойным голосом ответил Стемплтон.
  - Хорошо, мистер Стемплтон. Кофе лучше пить из голубой чашки.
  К этому моменту Стемплтон уже превратился в робота. Не моргая, механическим движением он положил трубку телефона, подошёл к своему столу, достал из него голубую чашку, упакованную в полиэтилен. Стемплтон удалил герметичную упаковку и налил в чашку кипяток. Добавил кофе. Сделал глоток.
  'Так, вот зачем нужна была эта ча...', - успел подумать он всего на миг возвратившимся сознанием.
  - Внезапная остановка сердца, - констатировал врач. - Видимо, 'моторчик' не выдержал постоянных перегрузок на работе.
  * * *
  Джонсон смаковал коньяк и думал о ситуации. Он понимал, что круг знающих о ней уже ограничивался только мистером Кэролом. Да, и мистер Кэрол это знал: механизм отсечения государственной тайны высшего уровня запускался автоматически.
  'Будет крайне любопытно увидеть выражение лица президента Брежнева. - Думал Джонсон. - Это будет очень неожиданно для него'.
  В кабинет вошёл Льюис:
  - Добрый день, господин президент, - поздоровался Льюис, демонстрируя крайне заинтересованное выражение лица.
  - Присаживайтесь, - ответил Джонсон. - Ситуация высшей степени секретности...
  И Джонсон в общих чертах рассказал обстоятельства дела. После этого он спросил:
  - Льюис, есть ли у вас какие соображения по этому поводу?
  - Первое, что я могу сказать, так это то, что вы, сэр, получили серьёзный джокер. Если им правильно распорядиться, то можно выиграть не только ближайшую партию, но и многие остальные. Я думаю, русским будет достаточно оснований для того, чтобы отказаться от покорения космоса вообще. Или, по крайней мере, уступить Луну нам.
  - Именно Луну, - согласился Джонсон. - Как вы понимаете, если американский гражданин первым ступит на поверхность этого небесного тела, то это резко уровняет наши с русскими победы в освоении космоса, а также придаст осмысленность 'бессмысленному', как пишут республиканцы, бюджету на освоение Луны. Да, и американское общество приобретёт уверенность и гордость.
  - То есть, вы считаете, что нам нужно воспользоваться моментом и всерьёз заняться правильным освоением Луны? - переспросил Льюис.
  - Именно так. Каково реальное состояние дел в этом секторе?
  - Реально, если опираться только на своих учёных и свои технологии, мы не можем сейчас и в ближайшее время не только высадиться на Луну, но и взлететь с неё. Хотя, как русские, только высадиться, пожалуй, сможем...
  - Без шуток, мистер Льюис! - прервал его Джонсон. - В чём главные проблемы?
  - Главные проблемы в том, что проблемы спуска на безатмосферный спутник сопряжены с созданием специального устройства спуска - вместо парашютов и крыла. Такого у нас нет. Вторая проблема - вернуться назад. Без специального стапеля стартовать с Луны невозможно. Видимо, и у русских нет такого аппарата, который мог бы стартовать с Луны и хотя бы долететь до корабля, ждущего его на орбите. Наверное, поэтому, Советы и использовали смертников. Это главные проблемы. Остальные - в принципе решаемые.
  - Значит, нам нужно воспользоваться джокером? - задумчиво спросил Джонсон.
  - Это хороший шанс уровнять шансы, - почти пошутил Льюис.
  - Ну, что ж, давайте уравняем. Сколько вам нужно времени, чтобы представить первоначальный план?
  - Завтра к полудню он будет у вас, господин президент, - отчеканил Льюис.
  * * *
  В тот же день замминистра собрался и поехал в Кремль. Он осознавал всю важность ситуации. В приёмной Леонида Ильича замминистра встретился с руководителем КГБ СССР и понял, что в разговоре будут участвовать минимум трое.
  - Добрый день, уважаемый Леонид Ильич, - поздоровался замминистра.
  - Какой же он добрый, раз вы пришли с какими-то важными новостями, - тяжело пошутил Леонид Ильич. - Докладывай.
  - Леонид Ильич, американцы, похоже, нашли на Луне то, что мы не хотели бы, чтобы они там нашли, - начал доклад замминистра.
  - Выражайтесь яснее! - прервал его Леонид Ильич.
  - Засняли трупы наших смертников на Луне...
  - Не может быть! - резко отрезал Брежнев.
  - У них есть фотографии...
  Брежнев смачно ругнулся.
  - Возможно. Но вам надо об этом знать.
  Брежнев снова смачно ругнулся. После чего уже более спокойным голосом сказал:
  - И что с этого?
  - Они могут начать нас шантажировать...
  - Нас? Шантажировать? - возмутился Брежнев. - Да, мне наплевать на их шантаж!
  Леонид Ильич лихорадочно соображал. Он понимал, что ситуация серьёзна, но показать свой испуг перед подчинённым не имел никакого права. Взял себя в руки и сказал:
  - Вы свободны. А вы, - обратился он к начальнику КГБ СССР, - останьтесь.
  * * *
  - Первое. Нам надо убрать танки из Чехословакии. Не будем продолжать злить Европу, - скомандовал Брежнев.
  - Есть, товарищ генеральный секретарь!
  - Второе. Я хочу немедленно знать все подробности того, что знают об этом американцы.
  - Есть, товарищ генеральный секретарь!
  - Завтра утром я вас жду с докладом. До свидания, - закончил разговор Брежнев.
  * * *
  Леонид Ильич позвал помощника и сказал ему:
  - Готовь постановление Совета Министров. Суть постановления - всю активность населения перевести в село. Пусть строят, соревнуются, благоустраиваются и всё такое прочее. Главное, чтобы народ был занят и чтобы он понял, что советская власть заботится о каждом советском человеке! О каждом! А особенно - о сельском труженике! Ибо сельское производство - основа государства. Пусть в постановлении учтут не только принцип благоустройства, но и принцип соревновательности. Уложитесь в двенадцать пунктов. Тринадцатым будет секретный параграф. Им займутся другие. Сообщи начальнику КГБ номер постановления, чтобы согласовать документ. На всё у вас три дня. Точнее, через три дня постановление должно быть опубликовано. За постановление отвечаете лично. Всё!
  * * *
  На следующий день, 10 сентября 1968 года, замминистра вызвал руководителя космической программы:
  - Следующий пуск назначен на 15 сентября?
  - Да.
  - Руководство партии и страны крайне заинтересовано в том, чтобы именно этот пуск и последующий полёт прошли успешно. У вас всё готово?
  - Готово. Не подведём!
  - Если что-то потребуется дополнительно - финансы или кадры, - можете задействовать столько, сколько нужно и кого нужно.
  * * *
  - Антон! - поинтересовалась Майя. - Как ты думаешь, это вообще что? Все эти смерти... Все эти политические многоходовки... Неужели это всё кто-то восстанавливал, причём, так открыто, как это делаешь ты?
  - Я тоже об этом подумал, - смутился Антон. - Очень сомнительно, чтобы наше ведомство занималось этим. Я бы даже сказал, что оно точно не занималось.
  - Почему?
  - Потому что стиль не наш, - ответил Антон и разъяснил: - Ты, может, и не сразу поймёшь, но просто запомни: есть мелочи, которые только мы замечаем и по ним можем делать некоторые выводы. Так, вот у этих работ стиль не наш. Не те мелочи, грубо говоря.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - Ничего. Пока сам не понимаю ничего, - пожал плечами Антон. - Но чувствую, что мы с тобой куда-то влипли, и если сейчас мы не прекратим интересоваться ситуацией, то завтра на нас будет 'наезд', пользуясь древним сленгом.
  Рассуждая и переговариваясь, Антон с Майей переместились из 10-го сентября 1968 года в 12-е сентября того же года.
  Антон решил проверить, как было исполнено поручение по публикации постановления. Он подошёл к стеллажу, на котором уже был вывешен свежий номер 'Правды', и убедился, что действительно, 12 сентября 1968 года за номером 728 Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР было опубликовано. Оно называлось 'Об упорядочении строительства на селе' и содержало двенадцать пунктов, которыми государство обещало советскому народу максимально улучшить его жизнь на селе.
  - Выполнили, - без какого-либо удивления или разочарования просто прокомментировал Антон.
  Он коснулся заголовка Постановления, и связи Виднета привели Антона и Майю к подлиннику документа.
  Тринадцатый пункт был издан отдельно. Под грифом 'Совершенно секретно'. Всё его содержание заключалось в нескольких сухих фразах: 'КГБ СССР разработать и привести в исполнение самые жёсткие меры, направленные на предупреждение и противодействие любого возможного вмешательства официальных лиц и разведок других государств в программу исполнения на территории СССР мероприятий, предусмотренных несекретной частью данного Постановления'.
  - Я устала от всех этих убийств и интриг, - пожаловалась Майя. - Почему бы ни сделать больший упор на театры, кино, выставки, наконец!
  Антон внутренне было согласен с девушкой. Ему тоже надоела преступность с 'умным' выражением лица. Юноша подошёл к расклеенным афишам. На одной из них сообщалось о том, что в Политехническом музее сегодня проходит японская выставка.
  (Продолжение следует...)
Оценка: 7.78*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"