Тюрин Роман Вячеславович: другие произведения.

Феофан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    быль...

обложка [Тюрин Р.В.]

Феофан

  
   - Вставай, владыка, давай... осталось совсем чуть-чуть, - наклоняюсь к Феофану и из последних сил поднимаю измученного старика. Закидываю его руку на плечи, обхватываю за пояс, и мы опять ковыляем к спасительным скалам. Ноги по колено вязнут в снегу, оставляя предательскую борозду. Преследователям не составит труда, после того как они раскусят обманный манёвр Василия, найти беглецов, то есть нас, по вспаханному валенками девственно чистому, белому ковру.
   "Бабах..." - гулкий звук далёкого выстрела, перекрывая бешеный стук сердца, доносится до слуха.
   Феофан, воткнув посох в снег, перекрестившись, шепчет:
   - Упокой, Господи, душу убиенного инока Василия.
   - Да нет, - хриплю в ответ осипшим горлом, - пугают. Наверное...
   - Василий это. Точно знаю, - с придыханием перечит владыка.
   Правая рука занята не очень-то тяжёлой, но, вызывающей доверие, ношей. За время нашего короткого знакомства Феофан показал себя как истинный прозорливец и я крещусь левой: "Лучше так, чем вообще никак".
   Василий был славный малый. Впрочем, не такой уж и малый, даже совсем наоборот. Настоящий богатырь - воин Христов. Ростом под два метра, косая сажень в плечах, а вот лицо - добродушно открытое, с вечно смеющимся взором. Даже когда тот стоял поглощённый молитвой, взгляд его оставался задорно-озорным, что поначалу меня несколько смущало. Как известно: глаза - зеркало души, и в случае с монахом Василием утверждение это было верно - как никогда.
  
   ***
   Одновременно со звуком выстрела мне вспоминается знакомство с иноками:
   Шёл я в Пермь. Накануне, с оказией, получил от сестры весточку - матушка наша серьёзно приболела. До утра, промаявшись в тревожных думах, решил ехать в Москву. А так как попутчиков не нашлось, то утеплившись, побрёл в одиночку. В общем-то, путь недалёк да известен, к вечеру должен поспеть, однако аккурат на его половине внезапно разверзлись небеса. Снег встал стеной. Поднимая непроглядную пелену, налетел пронизывающий ветер, дороги в мгновение ока не стало, а чуть погодя - это был настоящий буран, и, расшвыряв холодные комья, размазав их по окружающей яви, для меня он превратился в личный конец света.
   Долго шёл, коротко ли? - не ведаю. Небесная вакханалия да бедлам нахлынувших мыслей, сбили с пути, и затеряли во времени. Убрёл - чёрт знает куда.
   Выбираюсь из очередного сугроба, и вдруг, ноги перестают меня слушаться, одновременно с этим необычным ощущением жажда жить резко уходит, уступая место совершенному безразличию. Странно, но даже думы, кои со вчерашнего так беспорядочно метались, и те покинули голову. Остался лишь невнятный стук сердца, тяжёлое дыхание и завывания бури.
   - Спать... спать... спать... - падаю под одинокой сосной, весь скукожившись, застываю. Только замёрзшие губы, невзирая на внезапную дрёму, беззвучно шепчут молитву.
   Я почти готов отдать Богу душу, но тут, меня тормошат, а туман разума разрезает озабоченный голос:
   - Брат, ты как там? Живой?
   Мне повезло - оказался я близ землянки отшельника, где временно обитали два монаха и цельный епископ. Иноки меня отогрели, накормили, а так как вьюга бушевала три дня, то коротали ненастье мы вместе.
   Хозяина жилища спасители мои не застали, вот и решили того подождать. Как потом выяснилось, от смерти избавил меня Феофан. Стоя на молитве, тот прямо посреди очередного псалма, велел своим спутникам идти к приметной кривой сосне, при этом непреклонно заметив: "Поспешайте, раб божий там, того и гляди, бедняга, замёрзнет".
   Иноки, сопровождавшие епископа Соликамского викария Пермской епархии Феофана, Матфей и Василий, внешностью своею дюже разнились. Один: молодой, высокий, крепкий богатырь с весёлым взором и добродушным лицом, другой: сухонький, поджарый мужичок моих лет, с цепкими, задумчивыми глазами.
   У монахов имелись кое-какие припасы, так что мы не голодали. Как правило, начало, и окончание трапез Феофан освящал кратким молитвословием, да и вообще, молились иноки много. Я к ним присоединялся, поначалу от нечего делать, потом как-то втянулся, и это мне даже понравилось. То ли дело было в словах. То ли в чтеце - архиепископ сам проговаривал правила, причём, наизусть. То ли так на меня влияло окружающее: сквозь дверь завывающий ветер, озаряемая одинокой свечой убогая землянка, причудливые отблески пламени по лику Пресвятой Богородицы, может, всё вкупе - не знаю. Впрочем, не суть, главное то, что попадал я в какой-то другой, горний мир и это завораживало.
   Под конец невольного заточения владыка вновь меня поразил. Пурга и не думала заканчиваться, а он вдруг выдаёт: "Скоро выглянет солнце".
   Чуть погодя вой ветра резко затих, а когда мы дружно высыпали наружу, то совершенно ослепли - свет после сумрака помещения, отражаясь в сверкающих белых кристаллах, был нестерпим.
   Затворника, к которому епископ пришёл за советом, спасители мои не дождались, и, как улеглась метель, мы вместе тронулись в путь.
  
   ***
   "Сколько было Василию?.. Лет двадцать пять. Нет, наверное, меньше".
   Архиерей оступается, и я, непомерным усилием, ему не позволяю упасть. Скалы приближаются, но очень неторопливо. Мы, словно убогие пилигримы, настырно пробираемся сквозь снежную пелену к вожделенной цели. Даже у меня силы и то на исходе, а что говорить о старике. Погоня длится давно. Как зимнее солнышко мазнуло по верхушкам заснеженных сосен, так и началось, сейчас же далеко за полдень, почти ранний вечер.
   "Быстрей бы закончился этот чёртов день, - промелькнула мысль. - В темноте есть надежда уйти".
   - Не поминай рогатого, не к добру это... - сквозь одышку слышу голос владыки и уже не удивляюсь, что тому известны мои тревожные думы. Изумление осталось в землянке безымянного старца.
   Порыв ветра, швырнув добрую порцию снега, играя, поспешил дальше. Валимся в изнеможении. Преследователей пока не видно, но это только пока: "Вот же, прилипчивые душегубы, ... хотя, чего бы им унывать? - Они же верхом".
   В голову лезет всякая чепуха:
   Вспоминается, как я впервые взбирался на коня. Удалось это лишь попытки с пятой. Годиков тогда мне было шесть - от горшка два вершка, а Гром, так звали скакуна: рослый, неосёдланный, потный. Соскальзывал на землю я больно, да и позже попало мне знатно, однако в стремительном галопе, лицом разрезаемый воздух - того поистине стоил. Вымученная улыбка касается губ, но свежий удар пронизывающего ветра её тут же уносит: "Надо идти, иначе замёрзнем - нынче морозно..."
   Переворачиваюсь на четвереньки и с трудом поднимаю измученного Феофана.
   На горизонте появляются наши загонщики: "В скалах конным не пройти - надобно поднажать". Владыка, заметив погоню, подключает последние силы, и мы чуть быстрей ковыляем к призрачному спасению в тщетной надежде поспеть.
   "Кто же это такие? И что им надобно-то?" - волоча старика, размышляю я, переставляя непослушные ноги. Похоже, из нашей компании только мне сие неизвестно. Как-то не до расспросов - всё бегом да бегом.
   То, что злодеи вооружены, стало понятно вместе с донёсшимся от замёрзшей реки надрывным криком Матфея: "Бе-ги-те..." - а прозвучавший вслед, словно гром среди ясного неба, выстрел оборвал этот вопль.
   Ну, мы и побежали. Хорошо нам помог лесной бурелом - конные не прошли. Как мне показалось, сквозь мешающие их рассмотреть стволы деревьев, преследователей было человек пятнадцать.
   Щерящиеся в небо скалы приближаются, но очень - очень неспешно. Ветер доносит улюлюканье бандитов, и я осознаю: "Никак не успеть..."
   Бережно опускаю Феофана. Он, тяжело дыша, заваливается на снежную перину: "Не буду ему мешать, пусть старик отдохнёт".
   Скидываю тулуп, крепко стискиваю посох, коим владыка помогал себе при ходьбе и делаю пару шагов к ненадолго пропавшим в близкой низинке всадникам.
   Над снегом появляются папахи... морды коней. Растерянно смотрю на чёрные дыры винтовочных стволов, замечаю красные околыши головных уборов и, раскатом близкого выстрела, получаю удар по ушам. Мощный толчок - меня бросает назад. Не удержавшись на моментально ставших ватными ногах, словно то дерево, падаю плахой. Архиерей бережно ловит мою голову на безвольно расслабленной шее. Всадники нас окружают: "Это красные - точно... - никаких сомнений".
   Не больно - совсем, токмо тело не слушается. Кровавая пелена застилает глаза. В ушах хрип загнанных коней и довольный галдёж пролетариев. Мысли путаются...
   Страшная картина вдруг встаёт перед взором: епископ Феофан, в одном подряснике, полностью покрытый толстым слоем льда уходит в прорубь. Мучители его достают, кидают навзничь и подкованными сапогами с остервенением пинают сухое, старческое тело. Сковавшая владыку корка крошится, красиво брызгая сверкающими льдинками. Руки, ноги его связаны. Ни звука, ни стона и безмятежность на избитом лице - это извергов бесит. Мучители швыряют Феофана в чёрную воду и вновь его достают. Экзекуция продолжается до тех пор, пока звери не выбиваются из сил. И вот, под зловещий гогот стаи, владыка уже навсегда уходит ко дну. Вижу сквозь толщу реки: его спокойный, задумчивый взгляд, он ободряюще кивает и наваждение пропадает.
   - Отче, а тебя ведь утопят, - вынырнув из небытия, шепчу в ухо склонившемуся надо мной старику.
   - На всё Божья Воля... - гул затухающего разума заглушает окончание фразы.
   Снова видение: растерзанная империя, в образе расхристанной красавицы, бьётся в смертельной агонии. Вокруг, скрежеща зубами, столпились алые черти. Бегу ей на выручку... - ни на аршин не приблизился. Ноги в какой-то тягучей воде... неимоверным усилием прыгаю на ближайшего беса. Пытаюсь вцепиться в мерзкое горло. Не успеваю. Беспроглядная тьма, накатывая ледяной волной, окончательно отключает сознание - я покидаю этот бренный мир...
   То были первые, пробные шаги красной инквизиции. Под стук копыт, с запада на восток, шёл кровавый, тысяча девятьсот восемнадцатый год.
  
   Декабрь 2016.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"