Тюрин Роман Вячеславович: другие произведения.

Светлячки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Суровая" проза жизни (эпизод три)...

обложка [Тюрин Р.В.]
  
  
  
Светлячки
  
  
   Что есть человеческая жизнь?.. - это рождение, взросление, смерть, в данных трёх словах, думаю, и заключён весь круговорот. Рождение со смертью материи столь загадочные, что рассуждения о них и выеденного яйца не стоят, всё одно - попадёшь пальцем в небо, а вот взросление - уже нечто другое...
   Младенчество, как период, ввиду отсутствия о нём памяти, смело можно отмести, начав рассмотрение затронутого мною вопроса лет так с пяти - плюс-минус.
   У всех отпечатались в разуме те времена, у кого-то смутно, у кого-то отчётливей...
   Дальнейшее существование либо неспешно струится как ручеёк, либо бурлит, словно горный поток, и чехарда под названием жизнь, неизбежно разгоняясь к старости, стремительно мчится к финалу.
   Глядя на мир с высоты прожитых лет, я пришёл к тривиальному выводу, что все - все люди по сути своей, в общем-то, дети. Наивность, доверчивость, жажда чуда, вера в собственную гениальность и исключительность тому доказательство. Даже с виду прожжённые циники данным чувствам всецело подвластны, вглядитесь в окружающих и вы сами в том убедитесь.
   К чему это всё? А к тому, что хочу я рассказать об одном весьма интересном человеке, на закате жизни, очутившемся в детстве.
   "Впасть в детство" - эта фраза вызывает эмоции, для всех она звучит одинаково, однако каждый понимает её немного по-своему. Чаще всего подразумевается, что "заболевший" становится глупым, беспомощным, теряет рассудок. Помимо ничем не обоснованной жалости к пребывающим в таком состоянии людям, в глазах общества маразм негативен. Обычно награждённые детством старики коротают оставшиеся дни в учреждениях психиатрической направленности, и Светлячок, как называют его тут, не исключение.
   Знаю, что мыслю я, мягко сказать, нестандартно, видимо, поэтому термин "впасть в детство" понимаю, как возвращение способности эмоционально вернуться к ребячеству, радостно смотреть на жизнь и непосредственно да искренне на всё реагировать. Виталий Викторович ещё раз подтвердил, что нестандартно не значит неправильно.
  
  ***
   Старик роста был среднего, такой весь поджарый, совершенно седой живчик с жилистыми крепкими руками. Большую часть своей жизни проработал он костоправом, и добился на поприще этом, определённых высот - бывшие пациенты его чуть не боготворили.
   Знакомясь с людьми я, как правило, прежде смотрю тем в глаза, при толике внимания рассказать они могут немало. Так вот, Виталий Викторович имел взгляд ребёнка. Отдавая окружающим частичку непосредственной радости, в коей старик пребывал, глаза его светились неподдельным восторгом, элементарно лучились. Узнав, что тому девяносто два, признаюсь, я был ошарашен - некоторые в шестьдесят выглядят хуже, а впервые увидев, как он самозабвенно играет с красной пластмассовой тачанкой (в советском детстве такие имелись у многих), моментально поставил диагноз - маразм, причём, в запущенной стадии.
   Виталика сестрички любили - баловали конфетами, домашней выпечкой, фруктами. Больные при весьма необычном его поведении к старику относились с почтением, обстоятельство это интриговало.
   Виталий Викторович был одинок: жена умерла, год спустя - два внука, сын и сноха, попав в автокатастрофу, разбились, собственно, после этих печальных событий он и попал в наши пенаты.
   С тачанкой своей Светлячок не расставался, и если отбросить в сторону внешность, то по больничке носился радостный, чуть шебутной, любознательный пятилетний малыш.
   Увы, в счастливом маразме Виталик пребывал не постоянно, психика его временами откатывалась в "здоровое" своё состояние. В такие моменты, примостясь у окна, дед погружался в задумчивость - откровенно грустил, и в уголках его глаз нет-нет да можно было заметить влажный блеск слёз. Откаты продолжались по-разному, но обыкновенно на утро с кровати вскакивал уже счастливый ребёнок.
  
  ***
   День на десятый пребывания в дурке навестил меня старый знакомый - радикулит, резко нагнулся, и прострелило: брызнули слёзы, в глазах потемнело, в ушах зазвенело, ноженьки, тельце не удержав, подкосились. Лёха помог мне подняться да крикнул сестричку, та поставила какой-то укол - чуток отпустило.
   На просьбы соседей помочь страстотерпцу Виталик ответил отказом, даже Мариночка, а к ней он питал пиетет, потерпела фиаско. Лишь когда дед обозвал меня светлячком, сочувствующие, дружно свернув агитацию, угомонились.
   Подстёгнутый любопытством, кряхтя и превозмогая боль, я тогда обратился к соседу:
  - Виталий Викторович, почему светлячок?
  - Так кто же ты?.. - прекратив играться с тачанкой, старик пристально глянул в глаза.
  - Это... - смутившись, озадачился я, - Роман...
  - Ну да, Роман - светлячок, - хихикнул Виталик, вскочил и, потеряв интерес к разговору, ускакал в коридор.
  - Дурдом!.. - сердито буркнув, от приступа боли я на секунду зажмурился.
   Открыв глаза, первое, что увидел, было рябое, улыбающееся лицо Анатолия. Данный крендель как большинство наркоманов (бывших и практикующих) отличался болтливостью, что привело меня к мысли: ситуация вот-вот прояснится.
  - Братан, не обижайся, старый светлячкам не помогает - совсем. Был бы ты серым как я, или чёрным как толстый, - Толик обгрызенным ногтем указал на Валентина Фёдоровича (учителя математики), - тогда б он тебя на ноги поставил в два счёта, не сомневайся.
   Тучный сосед брезгливо скривился и, передёрнувшись, принял вид углублённого в чтение.
  - Когда повариха наша слегла от такой же напасти, этот чёрт старый десять минут ту потискал, правда она поросёнком визжала, - ухмыльнулся рассказчик, - зато апосля экзекуции запорхала Глафира как мотылёк... по-лу-то-ра-цент-нер-ный.
   Гоготнув словно гусь, торчок констатировал:
  - Не будет он тебе помогать - хоть тресни!
  - Чёрные, серые, светлячки... вообще, ничего не пойму! У тебя что?.. Совсем кукушка поехала?.. - в сердцах рявкнув, я тут же вспомнил где нахожусь и примирительно буркнул, - ах! Ну да... забыл, извини...
  - Ты, брат, даёшь! - щерясь беззубым ртом, выдал молодой ещё, но сильно потрёпанный экспериментами над сознанием парень. - Светлячков Виталик не лечит, считает, что им средь нас - средь живых делать нечего... - оратор на секунду задумался и, кистью сотворив невразумительный жест, огорошил, - помереть им надо скорее, вот!
  - И как это связано?.. - округлив глаза, выдавил я.
   Толик пожал плечами.
  - Да кто его знает, может старик полагает, что массаж отсрочит кончину?.. - с умной миной произнёс собеседник и, видимо, решив, что сказал нечто весёлое, придурковато хихикнул.
  
  ***
   Спустя недолгое время под чутким санитарским присмотром прогуливались мы во дворе. Расположившись на лавочке, я подставился солнышку: прикрыв веки, наслаждался июньским теплом, ласковым ветерком, шорохом листьев да чириканьем пташек. Почувствовав, что кто-то сел рядом открыл глаза и обнаружил Виталика. Приглядевшись внимательней понял - болезнь его на время оставила, обстоятельством этим я и воспользовался:
  - Виталий Викторович, а всё же, почему светлячок?
  - Хек... - не ожидая такого вопроса, крякнул старик, помолчал где-то с минуту и, собравшись с мыслями, рассказал мне историю:
  - В сорок втором с одноклассником Мишкой работали мы на заводе, постигали профессию токарь - для победы точили снаряды. Как-то раз подошёл к Мишке мастер, обмолвившись о пришедшем ему извещении, отправил друга к начальнику цеха. Улыбающийся в тридцать два зуба парнишка пулей рванул, как он надеялся, за заветной путёвкой на фронт, - увы! - то была на отца похоронка.
   После смены, с застывшей на лицах решимостью, двинули мы к военкому. В предыдущие его посещения, ввиду малого возраста, нас дважды уже отшивали.
   На сей раз повезло, вероятно, сказался настрой и проникновенная, напитанная злобой к захватчикам Мишкина речь. Однорукий капитан с седыми усами как у Будённого молча прослушал тираду, поиграл желваками, да выдал нам по повестке.
   Слёзы матерей, ускоренный курс молодого бойца, прокуренный вагон, и вот мы уже маршируем к канонаде близкого фронта.
   Добрались до передовой, сопровождающий нас лейтенант отдал приказ: смирно! Пополнение, сплошь состоявшее из желторотиков, вытянулось как на параде. Хоть мы с Мишкой были самыми мелкими, однако в шеренге вряд ли кому стукнуло двадцать. Сквозь редколесье берёзовой рощицы смутно виднелись окопы, колючка, ежи. Новобранцы, словно воробышки, не скрывая обуявших их чувств, таращились на воинский лагерь. Артиллерия, укрытая сетками с навязанными кусками белой материи, располагалась в сторонке. А средь деревьев - близ наскоро сколоченных столов, распространяя божественный запах, коптили небо три кухни, они-то, в связи с долгим маршем, и вызвали наибольший у всех интерес.
   К строю вышел комбат, прозвучало напутствие, нас покормили, а на утро - атака. Может, слышал песенку: одна винтовка на троих... там-пара-бам, там-там, там-там... - сфальшивил рассказчик.
   На что, после секундного замешательства, я возразил:
  - Она, вроде, из Первой мировой к нам пришла.
  - Да? Не знал... впрочем, не суть, я не о том. Повторюсь - планировалось наступление, и надо ж так приключиться, что эшелон, в том числе и с винтовками, разбомбили фашисты. Погибло, конечно, не всё, кое-что на подводах доставили, однако оружия случилась нехватка.
   Подняли нас затемно, по сто грамм наркомовских и в бой - на пулемёты. Пять минут артподготовки, затем танки - целых две штуки (в том сожжённом люфтваффе составе много чего потеряли), дальше пехота. Новоприбывшие - кто без оружия, с громким криком ура!.. замыкали людскую лавину. Я оказался средь них, а вот Мишке свезло - винтовку он получил, к ней три обоймы патронов и сколько-то россыпью.
   Значит, бегу я в толпе, и дабы хоть капельку страх приглушить, ору что есть мочи, машу сапёрной лопаткой, да думаю: "Оружие пока ни к чему, передо мной только спины товарищей, не буду же палить по своим..."
   Размышленья мои длились недолго, прервал их начавшийся ад: заунывный свист, пробившись сквозь крики, расцвёл громом разрывов, земля плюнула тьму снежной грязи, народ, словно подкошенный, укладываться стал штабелями. Я впал в полный ступор: с занесённой лопатой, распахнутым ртом, таращась от ужаса - стою меж разрывами не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Верх с низом смешались, в лицо больно бьют комья, залетают в горло, забивают глаза. Внезапно гром миномётов сменил стук пулемётов. Вспышка, череп сдавила нестерпимая боль и, наконец, я упал.
   Пришёл в сознание: звуки отсутствуют, картинка размыта, вонь сгоревшего пороха и палёного мяса. Выползаю из воронки, оглядываюсь да замираю: пейзаж стал очень чётким, будто изнутри подсветился, ушедшие к немцам поредевшие взрывы застыли букетами, вязкое время остановилось, замерли в воздухе пули, запах ладана и едва слышная музыка - очень красивая.
   С перепаханного снарядами поля, от тел товарищей, разбросанных куклами, в небо устремились сотни сияющих шариков. Повинуясь порыву, я встал в полный рост, потянулся к ближайшему - тепло и спокойствие. Непреодолимая жажда присоединиться к друзьям заполнила сущность...
   Спустя десяток секунд тишины старик, тряхнув головой, вернулся к беседе:
  - Тогда, в рукопашной, убил я первого фрица - раскроил ему череп лопаткой. Взяли мы ту высотку, народу полегло... очень много. На гимнастёрку - медаль за отвагу, а вот Мишка погиб...
   За три долгих года во многих боях поучаствовал, до Кёнигсберга дошёл, там тоже был ад...
   Дед печально вздохнул, повисла неловкая пауза и я уточнил:
  - Так значит, поэтому тебя зовут Светлячком?
  - Что?.. - вынырнул собеседник из дум, - нет, я как сына с семьёй схоронил, так прямо на кладбище, у двоих из пришедших проститься, и заметил в районе груди светлячков - таких как на фронте. С тех пор я их и вижу...
  - У меня такой есть?..
  - Блёклый, однако, не обольщайся - светлячок в любой момент может стать серым.
  - А у того мужика?.. - не удержав любопытство, тыкнул я пальцем.
  - Не знаю, только Виталик их видит. Люблю, когда он приходит - детский взгляд от взрослого сильно отличен и поверь - это здорово!
   Днём я душой отдыхаю, играюсь да радуюсь, а каждую ночь война - тысячелетия войн, на сон мало похоже - будто бы явь. Я - то легионер, то сарацин, то белогвардеец, и светлячки - светлячки... - океан светлячков.
   Рассказчик задумался, передёрнул плечами, и на выдохе, словно боясь передумать, сказал:
  - Война человеку - великое благо... человеку - не зверю!
   Я поднял в недоумении брови, старик сконфуженно улыбнулся:
  - В мирное время светлячки попадаются редко, средь битв же они в большинстве. Абсолютно неважно на стороне "добра" либо "зла" в момент смерти был воин, я много раз лицезрел, как, получив последний удар, боец из тёмно-серого сгустка превращался в сияющий шарик...
   Война людей очищает, причём, очень быстро, даже убийства стирает: "Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя..." - процитировав Евангелие, Виталий Викторович подвёл в разговоре черту.
   Я тут же вспомнил из Вечной книги другую цитату: "Если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное..."
  - Домой! - больничный дворик наполнил густой бас санитара.
   Мы поспешили на ужин.
   Наутро "Канатчикова дача" жила привычной своей размеренной жизнью, всё как всегда: Лёха хандрил, Толик хохмил, Виталик самозабвенно игрался с тачанкой.
   Я, узнав историю, как семнадцатилетний мальчишка, преодолев жуткий страх, с сапёрной лопаткой пойдя на пулемёты отстоял для нас Родину, испытывал глубокое к нему уважение, а наблюдая за тем, каким непосредственным счастьем сияют у деда глаза - искренне за того радовался...
  
  
  Апрель 2017 года.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) В.Коновалов "Чернокнижник-4. Харон "(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"