Heretic: другие произведения.

Темный снег

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во время зимней прогулки по лесу мы слышим много разных звуков: треск веток под грузом снега, собственные шаги, тихий шелест снега. опускающегося на землю, но некоторые из нас пугаются этих звуков, им все чудится, что кто-то или что-то дышит им в спину, скользит меж деревьями на периферии зрения... Или все же не чудится?

  Пролог
  Облачка пара с хрипом вырывались из глотки бегуна, но он не прекращал бежать, будто сама смерть гналась за ним по зимнему сумеречному лесу. В руках бегущий судорожно стискивал двуствольное ружье, а патронаш, видимо не было возможности затянуть, бил его по куртке цвета хаки.
  Темные стволы деревьев казались древними великанами, грозно смотрящими с небес, но человеку не было до этого дела, он бежал, почти утопая в чистейшем белом снегу. И вот вдалеке замаячил край леса. Напряженные глаза едва разглядели его, что заставило человека ускориться.
  До этого человек бежал, оборачиваясь лишь изредка, будто бы лениво, а теперь он оборачивался едва ли не каждый десяток шагов. А взгляд.... Взгляд его, когда он быстро осматривал лес позади себя, излучал страх.
  И вот, во время очередного поворота головы его взгляд зацепился за что-то в снегу. Последовала мгновенная реакция - доворот всего туловища и выстрел. А потом еще один. Поспешная перезарядка на ходу вышла удивительно быстро и ловко, заметно, что человек имеет опыт в обращении с оружием.
  Выбежав из леса, человек развернулся и сделал еще два выстрела, перезарядил и, развернувшись, побежал дальше. До конечной цели, заброшенного промышленного здания, состоящего из трех этажей и пристроек, смотрящего на лес темными провалами окон без стекол, оставалось около сотни метров....
  Человек уже не оборачивался, он закинул ружье за спину и разогнался так сильно, как мог. Место, в котором он оказался, было не чета лесу с его большими сугробами, очевидно, здесь часто бывают люди, и снег был плотно утрамбован множеством ног.
  Когда человек скрылся в черноте дверного проема одной из пристроек, из леса стремительно вылетела тень, потом еще одна и еще. Они приближались к пристройке.
  - Фуууух, мля! - выдохнул внутри человек. Постояв какое-то время у входа, переводя дыхание, он взял в руки ружье и начал подниматься по ближайшей лестнице. Ему требовалась высота. И в тот миг, когда его нога коснулась пола третьего этажа, первая тень влетела в здание.
  - Тук-тук-тук, - услышал человек тихие шаги.
  - Ну, наконец-то, - выдохнул он. Финал был близок.
  На третий этаж без альпинистского снаряжения можно было попасть лишь одним способом, а именно поднявшись по одной из двух лестниц, находящихся друг напротив друга. Человек встал между ними и закрыл глаза, прислушиваясь.
  Слева. Вскинув оружие, он выстрелил дуплетом в тень, что взошла на лестничный пролет рядом с человеком. Быстро перезарядив ружье, человек выстрелил вновь туда же.
  Перезарядка. Быстрая проверка патронаша показала, что осталось пять боеприпасов.
  Тихий шаг сзади. Разворот и неприцельный выстрел в другую тень, что оказалась прямо за спиной. В окне показался человеческий силуэт. Хотя, какой к черту, человеческий силуэт в окне третьего этажа?
  Но человек был готов и очередная тень, очень похожая комплекцией на худосочного подростка получила заряд крупной картечи в то место, где должно было располагаться туловище. Силуэт пропал, а за окном через мгновение раздался мягкий удар, будто кошка аккуратно приземлилась на мягкую поверхность. Кошка весом с корову.
  Человек быстро переломил ружье. Нельзя терять ни секунды. Вытряхнуть отстрелянные гильзы, достать сразу две из патронаша и вставить их на место. Первый, второй. Вернуть ружье в исходное положение и взвести курки....
  Сильнейший удар просто смел человека с места и бросил в темноту лестницы. В падении человек чудом успел пригнуть голову и не потерял сознание, но боль, разлившаяся по всему телу, не давала шевельнуться. И вот наверху показалась тень, которую осветил свет взошедшей на небосвод луны.
  - С**а, - тихо выругался человек и нажал на обе спусковые скобы, направив ружье на силуэт.
  Рука, сжимавшая оружие, бессильно опустилась. Сил больше не осталось.
  - Шарк, шарк, - раздалось у самого уха. Человек понял, что он проиграл.
  Глава 1.
  Снег застилал глаза, мешал обзору, посему я резко провел по лицу рукой, испытывая не самые приятные ощущения, но сейчас у меня была Цель. Стало лучше, но не намного, впрочем, мне и этого хватит. Стремительный шаг вперед, замах и бросок с вложением в него инерции всего тела. Попадание!
  - Черт! - донесся до моего слуха звук, что означал победу. Но тут случилось непредвиденное. Враг зашел с фланга и коварно атаковал, точно подгадав момент, когда я буду максимально уязвим - момент сразу после броска, когда ты мгновенье наблюдаешь за полетом снаряда.
  Удар в висок и темнота. Опять шапка на глаза сползла. Снег заполз глубоко за воротник, доставляя массу неприятных ощущений, знакомых каждому, кто хоть раз играл в снежки. Ну еще бы, зимние каникулы, почему бы десятку учеников одиннадцатого класса не вспомнить детство, особенно, когда выпал такой восхитительный снег?
  Попрыгав, я вытряхнул часть залетевшего за шарф снега, который не успел растаять, нагретый моим телом.
  - Фух! - что-то я быстро выдохся. Надо бы передохнуть. Вот и компания таких же невыносливых как я сидит на скамейке в количестве четырех экспонатов. Лица раскрасневшиеся, облачка пара с завидной регулярностью вырываются из распахнутых ртов.
  - Двигайся, Шашлык, - обратился я к крайнему. Тот послушно подвинулся. Шашлык - производное прозвище от интересной фамилии Боров, запоминающегося телосложения, а именно веса, превышающего центнер, и привычки есть, громко и постоянно причмокивая. И, что любопытно - данный индивид совершенно не обижается на такое обращение, а принимает как нечто постоянное, на что при всем желании нельзя повлиять вроде ветра или солнца.
  - Прохладно что-то сегодня, - отозвался мой невольный сосед, мельком взглянув на экран своего телефона. - Минус двадцать пять.
  - М..... - открыл я рот, дабы пояснить ему, что сейчас не предрасположен к общению, но оборвал себя. Зачем? Он и так все поймет, какой смысл ставить его в неудобное положение?
  Взгляды сидящих напряженно наблюдали за разгоревшейся баталией, в которую влились несколько ребят возрастом поменьше. Красиво. Солнышко сияет, снег блестит, перед тобой занимательное зрелище, объединяющее все это и дополняющее азартом в глазах, красными улыбающимися лицами и безудержным весельем.
  Кто-то из сидящих в середине скамейки внезапно подорвался с места и кинулся в эпицентр битвы, несколько раз получил снежком по шапке, пару раз метнул снаряд, но ни разу не попал и вернулся слегка поникший, но не сломленный, ибо глаза его блестели.
  Шашлык как-то печально вздохнул и вновь достал из глубин куртки телефон, вот только сейчас причиной тому была вибрация, исходящая от него.
  - Да? - спросил он в трубку. Я отвернулся и попытался не прислушиваться к его разговору. Получалось плохо, и любопытство ли было тому виной или привычка, но в итоге я в подробностях узнал о том, что ему надо сегодня помогать родственникам разбирать мусор из гаража. Судя по кислому виду Шашлыка ( Хм, а каково его нормальное имя? Вот она - сила привычки, прозвище больше ассоциируется с человеком, нежели имя. С другой стороны, имя не значит по своей сути ничего, это просто обозначение. А вот прозвище раскрывает индивидуальность человека, характеризует его. Грубо говоря: Антонов много, а Хмырь один. Хм, что-то меня не в ту степь занесло. ) его перспектива убить кучу времени и сил на бесполезное по своей сути занятие, которое не принесет пользы никому.
  - Да... да... конечно... да... да, - односложно отвечал он, было видно, что единственное его желание - отвязаться от этого сомнительного предприятия. В итоге все свелось к тому, что Шашлыку надо срочно бежать к ним, дабы успеть помочь 'любимым' родственникам.
  Пожав ему руку на прощание, я немного развалился на скамейке, пока освободившееся место не занял кто-то еще.
  Между тем, баталия начала стихать. Младшее поколение уже выбыло, кто по велению родителей, кто по причине летального ранения, а именно критической массы снежка за шиворотом или на лице. Постепенно и наши начали расходиться. Оставались только самые стойкие и те, кто пришел последним. В конце концов, все девушки собрались на скамейке и вокруг нее, мне же, как истинному интеллигенту пришлось оторвать свое бренное тело и возложить на ноги непосильный труд по удержанию меня в стоячем состоянии.
  - Фим, пойдем сегодня гулять? - слегка растягивая буквы, ко мне обратилась одна из девушек, сидевших впереди меня.
  - Ну, мы же вроде договорились уже, - меланхолично отвечал я. Действительно, сегодня на занятиях несколько человек сговорились пойти прогуляться в лес, подышать свежим воздухом. Как будто здесь воздух несвежий. Мы, блин, в поселке городского типа находимся, у нас достаточно леса, чтобы воздух был везде свежим. Впрочем, у меня были другие причины согласиться.
  - Смотри мне, не вздумай пытаться косить, - обернула ко мне свой лучезарный лик одноклассница, к которой я испытывал определенные эмоции. Собственно она и являлась причиной, по которой я согласился. - А то я тебя знаю.
  - И не думал, - так же спокойно ответил я. Согласно уговору, встреча наша должна будет произойти через половину часа, так что мне стоит зайти домой, предупредить о своем отсутствии и переодеться. - Буду с нетерпеньем ожидать нашего следующего свиданья.
  Сделав шутовской реверанс, я начал задом отходить, а когда расстояние между нами превысило десяток метров, развернулся и убежал, отметив про себя улыбку на ее лице. И от этого сразу легко и приятно на душе стало....
  Дорога домой лежала через дворы. Это ничуть не воодушевляло, но, с другой стороны, это были родные дворы, а в свете превосходного настроения данное путешествие воспринималось как легкая прогулка.
  Почерневшие от времени заборы, мусор, лежащий грудами прямо на улице, подозрительные личности в переулках - все это ничуть не повлияло на мое радостно-возбужденное состояние. Как хорошо-то....
  Калитка тихо скрипнула, под ней зашуршал сминаемый снег, и дорога к дому была открыта. Пройдя по бетонированной дорожке, я сразу же встретил Матильду - мою и вроде бы, не мою собаку, которая занималась охраной дома. Приласкав это не слишком большого размера животное, я как на крыльях взлетел на крыльцо и отворил дверь внутрь.
  - Фи, ты? - задали мне банальный и в то же время риторический вопрос. С другой стороны, это был своеобразный пароль, так как я всегда отвечал сестре на это загодя заготовленным сарказмом.
  - Нет, блин, вор, - отозвался я из прихожей, стаскивая с себя обувь.
  - Жрать бушь? - невнятно донеслось из недр дома. Судя по звукам, она уже что-то хомячит и сегодня решила поделиться. Но, увы, время поджимает, а опаздывать у нас не принято.
  - Нет, я плотно покушал в столовой, - ответил я чистую правду, резво переодеваясь из неудобной школьной формы в более привычную одежду, которая отлично подходила для прогулок по лесу.
  - Отлично, все равно жрать ничего, - раздался вполне ожидаемый ответ. - Ты уходишь?
  - Я на свидание, - вяло отозвался я, выбирая складной нож. Хм, больше и тяжелее, или меньше и мобильнее?
  - С кем? Неужто с девочкой?
  - Представь себе, - сделал я нелегкий выбор и направился к выходу. - Буду поздно.
  - Угум, - таков был ответ. Ну и отлично.
  После теплого, отапливаемого дома погода уже не виделась такой прекрасной. Прохладно, да и ветерок какой-то неприятный. Может дома отсидеться?
  Мою мысль прервал телефонный звонок. Я изъял из внутреннего кармана куртки мобильник, на экране которого высветилось: Даша.
  - Я вас слушаю.
  - Ммм, а что так по-деловому? - раздался закономерный вопрос.
  - А есть ли разница в способе и форме отображения мысли, когда смысл понятен в любом из ее обличий?
  - Так, хватит! - рявкнули с той стороны. - Ты где там? Мы уже все собрались.
  - Мм? - на экране высветилось время. До оговоренного срока оставалось минут семь. - Еще же не время.
  - Ладно, ты меня раскусил, я здесь одна. Поторапливайся, - в ее голосе послышалась насмешка.
  - Яволь, майн фюрер!
  И правда, надо поторапливаться, иначе я рискую и в самом деле опоздать, что будет считаться плохим тоном. Давай притопим....
  - Фух! - выдохнул я, выбежав из леса. Небольшая пробежка даже не по лесу, а так, пролеску с не особо часто сидящими деревьями привела меня туда, где и должна собраться вся компания.
  Серая бетонная коробка, раньше бывшая контрольно-пропускным пунктом, стояла на обочине дороги, ведущей к старой птицефабрике и другим заброшенным строениям. Размером она совсем не впечатляла, но для размещения в ней нескольких человек для непродолжительного ожидания, подходила вполне.
  Вокруг стояла тишина, легкий ветерок, что обдувал лицо во время пробежки, прекратился. А вот это был настоящий лес с его огромными соснами, кедрами и другими хвойными гигантами, которые ничуть не закрывали солнце. Красота....
  Ладно, пейзажем можно будет и потом полюбоваться, у меня появилось неотложное дело, которое ну никак нельзя не сделать. Судя по всему, остальные сидят именно в коробке, и пока меня не заметили, что открывает большие возможности для различного рода шуток. Ну чтож, приступим....
  - Хм, Лен, позвони ему, у меня деньги на телефоне кончились неделю назад. Холодно же, - жалобно попросил свою соседку по стулу коренастый парень в забавной шапке-ушанке.
  - Недоступен, - последовал ответ после минутного молчания. - Может, забыл?
  Три пары глаз испытующе уставились на Дашу. Она лишь поежилась и пожала плечами.
  - Идет, наверное, путь неблизкий все-таки.... Когда я звонила, он точно шел.
  - Тогда подождем....
  В этот момент в стену коробки тихо поскреблись чем-то острым. Все присутствующие аж подпрыгнули от неожиданности. За стеной раздалось тихое сопение с хрипом. Что-то за стеной вновь поскреблось, но уже смелее.
  - Бл**ь, Серафим, скотина! - коренастый подскочил и выбежал наружу со зверским выражением лица. На улице раздались тяжелые шаги, шуршание снега и тихий глухой удар.
  - Ай, блин, хорош, - отозвался я. Силушкой детина обделен не был, посему снежок получился плотный и увесистый, и, прилетев в ухо, он причинил мне не самые приятные ощущения. - Саня, не надо!
  Он нагнулся за очередным снежком, когда я отбросил в сторону ржавый прут, которым царапал стену, и рыбкой нырнул за сугроб, ощущая себя солдатом времен Великой отечественной войны.
  - Сдавайся на милость победителя, - прозвучало заманчивое предложение. - Тогда, я, может быть, оставлю тебе жизнь.
  - Русские не сдаются! - пафосно ответил я. Ну, а куда без него? Пафос - наше все.
  - Резонно, - отозвались с другой стороны баррикады и выкинули снежок. По подозрительно высокой дуге выкинули, в мою сторону.
  Надо отдать ему должное, Александр очень точно бросил снаряд и, если бы я не знал о его намерениях, попадание было бы стопроцентным, но здесь и сейчас он промазал.
  - Все, хватит, - раздались обиженные голоса с другой стороны. Женские, что характерно. - Мы гулять собирались.
  - Слышь, фриц, предлагаю временное перемирие. Что скажешь, - чуть подумав, выдвинул свое предложение я.
  - Согласен, - последовал мгновенный ответ.
  - Ну, вот и ладненько, - вышел я в народ.
  Обнял на мгновенье девчонок, я крепко пожал руку Сане.
  - Ну, куда пойдем? - раздался вполне резонный вопрос, ведь гулять условились, а куда гулять даже не думали.
  - Вперед, - хороший ответ, правильный.
  - Ну, вперед, так вперед.... - раздался обреченный голос. Видимо Александра действительно на буксире притащили.
  Вот так, беззлобно переругиваясь, перекидываясь безобидными шуточками, наша компания направилась по дороге, по которой очень давно никто не ездил.
  Постепенно из-за горизонта выплыли тучи, лишили нас удовольствия лицезреть солнце. Поднялся ветерок, и мы решили передохнуть, посидев в каком-нибудь заброшенно здании. Романтика....
  Большинство заброшек в этом месте представляли собой почти разрушенные строения, у некоторых отсутствовали стены, крыши, в полу зияли дыры, но все же встречались почти целые строения. Вот, например, трехэтажное здание, которое обращено входом к лесу. На последнем этаже есть большая дыра в стене, которая когда-то была окном, а сейчас давала возможность наслаждаться воистину восхитительным видом леса с относительно большой высоты.
  Главный вход был завален различным мусором, обломками мебели, посему туда потребовалось заходить с одной из пристроек, благо устраивать там баррикаду никому в голову не пришло.
  Неприветливая полутьма расступилась под напором карманных фонарей, которые в количестве трех штук осветили нам холл.
  - Фух, - выдохнули внутри все, предварительно по очереди шмыгнув носом. В это время года нюх серьезно притупляется из-за нужды вдыхать носом холодный воздух. - Давайте подниматься.
  Ступени пыльной лестницы наверх выпрыгнули на нас из темноты, как черт из табакерки. Я направился вперед.
  - Тут следы, - заметил я явные отпечатки довольно большой обуви. Учитывая слой пыли, они четко виднелись и вели наверх.
  - М? - остальные так же отметили их. - Ну а ты как думал? Естественно это место посещают бомжи. Надо же им где-то жить.
  - Не хотелось бы встретиться тут с ними, - отозвалась Даша, по своей натуре несколько боязливая. Особенно она боялась чужих, незнакомых людей.
  - Если бы кто-то здесь был, он бы дал о себе знать, - уверенно заявил Саша. - Я с ними здесь уже пару раз встречался. Адекватные, понятливые люди, хоть и не имеющие ничего.
  Я к его заявлению отнесся скептически. Был у меня опыт общения с таки контингентом. И далеко не все из них были способны мыслить разумно....
  Вот и третий этаж....
  - Охтыж.... - раздался голос за спиной. Последний этаж напоминал место натурального побоища. Стреляные гильзы, следы от пуль.... И запах. Отвратительный сладковатый запах разложения.
  - Ребята, я пошла, меня сейчас вырвет, - сказала Лена, сопроводив свои слова быстрым топотом по лестнице.
  Если честно, то и остальные едва сдерживались от возращения в грешный мир того, что было обедом. Лишь любопытство тянуло вперед, в темноту. На площадке ни следов крови, ничего не обнаружилось. Запах шел от противоположной лестницы. Осторожно поведя фонарем по ступеням, Даша закричала....
  - Ептваюжмать....
  Глава 2.
  - Еще раз, - терпеливо повторил участковый. - Все сначала.
  Вдох-выдох. Спокойно, Фи, спокойно. Пережитый стресс в совокупности с изматывающим допросом серьезно пошатнули мою хрупкую психику, и сейчас я нахожусь в неуравновешенном состоянии.
  - Мы с друзьями гуляли, - заново начал я свой рассказ.
  - На заброшке? - скептически хмыкнул Петр Васильевич, довольно крупный человек, который, видимо, для смеху натянул на себя полицейскую рубаху, которая грозилась порваться при любом движении владельца. Борода и общая неряшливость дополняли образ эдакого большого медведя. Благо, характер у него был спокойный и вел он себя довольно адекватно.
  - А где еще здесь гулять? - ответил я вопросом на вопрос.
  - Ну да, что же это я. И в самом деле.... Продолжайте, - смутился участковый на миг, но тут же вернулся к предмету разговора.
  - Мы подустали и решили передохнуть в одном из зданий, - устало повторил я нашу историю уже, наверное, в четвертый раз. Меня совершенно не злило происходящее, я понимал, зачем и для чего это все проводится, посему единственное, что меня сейчас беспокоило - усталость, эмоциональная усталость. - Заходим, а там....
  - Что там? - продолжал допытываться Петр Васильевич.
  - Труп там, - выдохнул я. - Разорванный в клочья, который еще с недельку там лежал.
  - Ну да, - тихо проговорил он, достав и внимательно осмотрев какую-то фотографию. - Это мы на месте и увидели.... Вы не заметили ничего подозрительного? Людей, слонявшихся рядом....
  - Да не было там никого, - повторил я свои показания.
  - Ладно, иди домой, видно, что устал, - вздохнул и махнул рукой в сторону двери. - Сестра твоя уже заждалась поди....
  - Она здесь? - удивился я. Времени прошло не так уж и много, я ей ничего не сообщал. Неужто участковый вызвонил ее? Ах, ну да, у нас маленький поселок, все друг друга знают....
  - До свидания, - устало попрощался я и вышел из кабинета.
  Наконец-то. Наконец-то я вернусь домой, отдохну и посплю. Может даже получится на время отделаться от стоящего до сих пор пред глазами тела. Одного я не стал говорить участковому - труп не просто был подран, он был ВЫЕДЕН. Я заметил отчетливые следы зубов на относительно целой ноге.
  Почему не сказал? А зачем? Если я ошибаюсь - лишний раз дергать участкового незачем, если прав - то он это и так узнает.
  Дорога домой прошла спокойно, Сестра уже обо всем знала и не лезла с расспросами и советами, за что я был ей безмерно благодарен. Она так и не раскрыла ни разу рот до самого входа в дом, а когда открыла, то лишь спросила:
  - Будешь есть?
  Отказываться я не стал. В итоге я просто лег спать, надеясь хоть сколь-нибудь отдохнуть....
  Я бежал по заснеженному лесу. Было тяжело, постоянно проваливался в сугробы, но продолжал бежать, чувствуя, что остановка ничем хорошим мне не грозит. Безотчетный страх не давал ни на секунду обернуться, дабы узнать, от чего же я бегу. Лесу не было конца....
  Пробуждение вышло внезапным, сработал будильник. Ах да, мне же сегодня надо сходить в местное почтовое отделение, дабы забрать посылку....
  Когда я заваривал растворимый кофе, закусывая печеньками, мои мысли крутились вокруг странного сна. И страшного, чего уж греха таить, в холодном поту проснулся. Меня не опускало ощущение, что, если бы не будильник, я бы и вовсе не проснулся. Мда. Видимо, пережитый страх начал проецироваться в моем сознании в виде сновидений. Где-то я что-то такое читал....
  После весьма условного завтрака я собрался, кинул взгляд на довольно храпящую сестру и вышел наружу.
  Погода определенно решила отомстить за вчерашнее проявление солнца. Серые тучи заволокли все небо, ветер сдувал с дороги снежную пыль, образуя на миг красивые белые ручейки прямо в воздухе.
  - Бррррр, - только и сказал я. Определенно похолодало. Благо идти недалеко.
  Путь пролегал через несколько дворов и небольшой участок трассы, прямо к старому, еще досоветскому зданию. Если и есть за что любить зиму - почти полное отсутствие различного сброда на улицах. Ни 'четких пацанов', ни людей без определенного места жительства.
  Нет, я отнюдь не брезгую находиться с ними на одной местности, причина моего нежелания лицезреть их куда глубже, а именно повышенная вероятность появления проблем на ровном месте.
  Лениво отбив снег с подошв, я распахнул скрипучую металлическую дверь с гордым названием 'Почта'. Воздух внутри помещения был несколько теплее того, что царствовал на улице, но холоднее того, что ютится в домах, согревая своих хозяев. Сквозь затворенные шторы пробивался очень тусклый свет, недостаточный для освещения, посему под потолком висело аж три лампочки, две из которых горели.
  - Кто последний? - обратился я к трем людям, беспорядочно стоящим неподалеку от мест так называемых 'окон'.
  В ответ на мой вопрос голову подняла девушка средних лес, кутающаяся в черный пуховик, посмотрела мне в глаза и кивнула. Понятно.
  - Да как нету-то! - довольно громко раздалось от окна, украшенного когда-то синей, а нынче белой вывеской 'Окно ?2'. Рядом с ним стояла бабушка возраста весьма и весьма преклонного и что-то яростно втолковывала служащему, отгороженному от нее мутноватым стеклом. - Вот мне извещение пришло!
  Она протянула в окно какой-то листок, который до этого сжимался ей в руках.
  - Женщина, не держите очередь, - устало отвечали ей с той стороны. - Это извещение пришло вам год назад, и вы наверняка уже забрали посылку.
  - Да как же так, - как-то сразу осунулась бабушка. - Охххх....
  После длинного и очень печального выдоха она смяла листок, спрятала в карман и медленно направилась к выходу....
  - Мне тут бандероль пришла.... - конвейер продолжил идти, не заметив ухода очень печальной старушки.
  Дальше дело пошло быстрей, люди быстро забирали свои посылки, что-то покупали и так же быстро уходили. Буквально через десяток минут я уже стоял у окна и вглядывался в сидящего в кресте служащего, который решил, что здоровье дороже какого-то там порядка, и тоже кутался в куртку, надетую прямо поверх униформы.
  Посылку сначала не могли найти, потом выяснили, что это вовсе не посылка, а даже и вовсе бандероль, потом производился поиск какой-то документации, но все произошло очень быстро. Пять минут и на что-то заменяющее служащим стол упал серый пакет с несколькими нумерованными наклейками.
  Обратный путь прошел в каком-то трансе, и абсолютно ничем не запомнился. Те же здания, те же ландшафты, те же лица....
  Дома я первым делом бросился распаковывать долгожданную посылку. Серый полиэтилен резался с трудом, но вскоре, несмотря на его упорное сопротивление, он явил мне свое содержимое, хранящееся в картонное коробке и нескольких слоях пузырчатой пленки.
  Небольшой черный футляр с серебристой эмблемой производителя скрывал от всего света одну из самых прекрасных вещей, что я когда-либо видел....
  - Пфффф, - раздалось за спиной, когда сестрица заглянула ко мне и узрела меня, сидящего на полу в куче пленки и жадно рассматривающего новый нож.
  - Да чтобы ты понимала! - крикнул я ей в спину. Изящные изгибы полированного лезвия вызывали восхищение и опаску, рукоять из черного дуба как будто изготавливалась под мою руку, приятно холодила кожу при прикосновении.... Просто экстаз.
  Через несколько минут пробных резов бумаги и восхищенного рассматривания, я очнулся и убрал за собой груду мусора. Настроение сразу скакнуло на несколько пунктов вверх, мысли потекли легко и быстро.
  Вдоволь нарадовавшись обновке, я задумался о том, чем буду заниматься сегодня. Постепенно мысли перетекли на вчерашнее происшествие. Теперь оно уже не будоражило разум, и обдумывать ситуацию я мог относительно спокойно. Еще раз прокрутив произошедшее в голове я пришел к мысли о том, что надо бы узнать, как себя чувствуют остальные, что думают по поводу произошедшего....
  Разговаривать по телефону ни с кем не хотелось, общаться вживую тем паче, посему я написал им в социальной сети. И, хотя на момент отправки никто из конечных адресатов не был в сети, ответы пришли в течение пары минут.
  Все, кроме Даши были уже спокойны, и все хотели встретиться. Даша же еще не отошла от пережитого, находилась в неком трансе, но от предложения встретиться и развеяться не отказалась.
  Сегодня не особенно хотелось выходить из дома, но надо было привести мысли в порядок, поэтому решили собраться у местного кафе под довольно тривиальным названием 'Анна'.
  Тем временем оставалось почти четыре часа до назначенного, а значит, надо чем-то себя занять. Посмотрел какой-то абсолютно не несущий смысловой нагрузки фильм, открыл произведение замечательного философа Ницше 'Так говорил Заратустра', прочитал про то, как главный герой нашел чье-то безжизненное тело на улице, подобрал его и отправился путешествовать. 'Бывает' - решил я и продолжил читать. Когда старик, приютивший Заратустру, потребовал привести в дом и его нового спутника, я еще держался, но когда старик кормил труп, решительным жестом захлопнул книгу и отправил ее на полку.
  Рановато мне подобное читать. То ли слишком туп, то ли просто не понимаю гениальной аллегории.... Ну и Хэмингуэй с ним!
  - Кушать подано! - раздался оклик с кухни. - Идите жрать, пожалуйста.
  Пообедав, я вновь сел за книги. Вот так и пролетели все четыре часа.
  - Бзззз, - раздалось над ухом, заставляя меня отвлечься от увлекательной истории. Время.
  Собравшись и предупредив сестру, я вышел в улицу. Солнце зависло над горизонтом, готовясь вот-вот опуститься и вовсе исчезнуть с небосвода. Возвращаться придется по темноте, впрочем, поодиночке мы точно не пойдем, а вместе не так страшно.
  Путь прошел быстро и абсолютно не отложился в памяти ничем, кроме парочки жменей снега, брошенных игривыми порывами ветра.
  Внутри небольшого помещения было тепло, уютно и царила спокойная атмосфера, настраивающая на разговоры о смысле жизни. Из посетителей, помимо нас была лишь влюбленная парочка, ютившаяся в углу и не подававшая каких-либо признаков активности.
  - Привет, - приобняла меня Даша, приветствуя. Я опять опоздал. За прямоугольным деревянным столиком сидели Таня и Саша, которые при моем появлении лениво отсалютовали мне, не удостоив звуковым сопровождением.
  - Как настроение? - спросил я сразу у всех, сев за стол, пригубив черный ароматный чай и закусив печенькой. На лицах собеседников не было какой-то особой тревоги, но некая напряженность витала в воздухе.
  - Паршиво, - ответил за всех Саша. - Хочется надраться до зеленых соплей и забыть все, как страшный сон. Ты как? Долго в участке мурыжили?
  - Такое же состояние, - честно признался я. - Около двух часов.
  Вот так и сидели. Разговор тек весьма вяло, все думали о чем-то своем, но именно общность нашей маленькой компашки дала нам то, что было необходимо для успокоения нервов и приведения мыслей в порядок.
  - Кто-нибудь заметил что-нибудь необычное там? - спросила вдруг Даша. В ее голосе мне почудились нерешительность и отголоски былого страха. - Я очень испугалась и старалась не рассматривать....
  - Нет, - протянули мы. Не стоит ее еще и такими подробностями беспокоить. Пусть успокоится, забудет, а там можно будет и рассказать....
  - Поздно уже, - заметила Таня, посмотрев на свои часы. - Может по домам?
  - Да, мне тоже пора, - согласилась с ней Даша, просительно посмотрев на меня. - Фим, проводишь?
  - Так, - решительно сказал я. - Разделяться не будем. Сейчас всей компанией идем провожать вас.
  Идею поддержали, хоть Саша и не выказывал энтузиазма. Впрочем, кого интересовало его мнение? Солнце покинуло небо, а его место занял половинчатый месяц, который скудно, но освещал землю. Ветер утих, погодка самое то для романтических прогулок. Увы, не в данных обстоятельствах....
  Татьяна жила довольно далеко, в коттедже, стоящем практически на отшибе, посему ее отправились провожать все. Нам предстояло пройти какое-то время по обочине, а далее было решено врезать через островок леса, который буквально выплыл в черту поселка. Впрочем, никому он не мешал, и вырубать его не спешили.
  Подойдя туда, мы включили фонари на телефонах, так как деревья заслоняли нас от света, и видимость была сильно ограничена.
  Пройдя несколько десятков метров по лесу, мне начало казаться всякое. То дерево, похожее на жуткого монстра, то сломавшаяся под весом снега веточка, как будто чей-то тяжелый шаг....
  - Шуууурх, - раздается со стороны Даши, которая любит не переставлять ноги, а волочить их за собой. Это серьезно раздражало, но в отсутствие и этого звука будет гораздо страшнее.
  - Даша, пожалуйста, перестань, - взмолился Саша. - Я уже не могу слушать этот шууууурх....
  Ну зачем....
  - Извини, - немного смутилась Даша и перестала.
  Мой прогноз оправдался полностью. Теперь я слышал гораздо больше пугающих вещей и начал дергаться чуть ли не от каждого шороха. Да что это со мной? В лесу никогда не был?
  - Стойте, - тихо сказала Таня. Мы послушно остановились. - Слушайте....
  Ничего. Обычные звуки леса, к которым я уже малость попривык.
  - Ничего, - начал я.
  - Тихо! - зашипели в ответ. Да что там такое?
  Я напряг слух, даже закрыл глаза, дабы было проще воспринимать звуковую информацию. И услышал нечто по-настоящему страшное. Шаги. Очень тихие и очень странные шаги. Они звучали не размеренно, а парами, как, если бы человек пытался перемещаться на четвереньках....
  И, что самое страшное - они ПРИБЛИЖАЛИСЬ.
  - Бежим! - скомандовал Саша, и мы все, не раздумывая, бросились наутек.
  Темнота, разрезаемая лишь светом фонарика обступала нас со всех сторон. Шагов мы уже не слышали, так как их заглушали наши вместе с дыханием. Запинаясь, иногда падая мы бежали так быстро, как только могли, так как чувствовали, если нас настигнут, то ничего хорошего не произойдет....
  Бег в лесу - одно дело, бег в зимнем лесу со множеством снега - совершенно другое. Он будто выпивает твои и без того не слишком большие силы. Ноги перестают слушаться, и лишь безотчетный страх не давал остановиться.
  Я не помню, сколько мы бежали, но впереди показались огни домов. Они были еще далеко, но даже отблеск этого теплого света, подарил нам еще немного сил, чтобы можно было еще чуть-чуть ускориться.
  Вырвавшись из плена леса, мы еще немного бежали, но вскоре остановились передохнуть. Чувство страха ушло, мы словно оказались в безопасности, вне досягаемости леса.
  - Что это было? - задыхаясь, спросила Даша. Согнувшись почти под прямым углом к земле, она сплюнула в снег и посмотрела в сторону темных сосен.
  - Не знаю, - отдышавшись, ответил я. - И не хочу знать.
  Четыре взгляда скрестились на полосе деревьев, за которыми была лишь тьма. Прислушавшись, мы ничего не уловили, звуки заглушала близость трассы, по которой даже в такой час регулярно ездили.
  - Давайте уходить.
  Пройдя буквально два десятка метров, мы оказались у калитки Тани. Попрощавшись, мы отправились провожать на этот раз, пользуясь только хорошо освещенными улицами, Александра. Путь прошел спокойно и тихо. Каждый думал о том, что это было в лесу. Лично я склоняюсь к версии о бродячей, или не очень собаке, так как волков у нас отродясь не водилось. В самом худшем случае это был алкоголик, пьяный настолько, что не мог стоять на двух ногах. Да, у нас в лесу кого только не встретишь....
  Проводив Сашу, я с Дашей отправился в направлении моего дома, благо жили довольно близко. На прощание подруга обняла меня и пожелала спокойной ночи, на что я ответил тем же.
  Когда я зашел в дом, сестра уже спала. Оно и к лучшему. Наскоро перекусив тем, что нашлось и не требовало длительного приготовления, я лег спать, надеясь, что вчерашний кошмар не продолжится....
  Глава 3.
  - Бззз, - раздалось над ухом, говоря о том, что поря просыпаться. Эххх, как не хочется покидать теплые мягкие объятья постели....
  - Фи! Вставай скорее, на автобус опоздаешь, - раздался окрик сестры из соседней комнаты. - Завтрак готов, поторапливайся.
  - Да, Оля, конечно.... - пробормотал я, борясь сам с собой. Так ли мне важна эта поездка? Почему мной командует какая-то железяка? Я хозяин своей жизни!
  Через несколько минут я уже умылся, оделся и поел. Сегодня предстояло съездить к родне в соседнюю деревню, помочь с переездом. Так как я еду один, меня мотивировали материальным вознаграждением номиналом в 3 тысячи условных единиц. С другой стороны, это займет почти целые сутки и будет сопровождаться неимоверным напряжением, а в конце дня у меня будет адски болеть спина.
  Ну, всегда приходится чем-то жертвовать....
  *спустя 7 часов*
  Ну зачееем я согласился на это? Знал же, что будут пахать на мне, как на молодом бычке. Всмысле пианино неровно стоит? Ну да, оно опирается на шкаф с одеждой, но стоит же! Какую такую ванну забыл?
  *спустя еще пару часов*
  Да чтоб вы все сдохли! Отвалите от меня, я отдыхаю!
  *спустя еще несколько часов*
  - Засунь себе в задницу это сраное пианино! Я уже два раза перетаскивал из комнаты в комнату! Все, будешь заниматься музыкой на кухне!
  *спустя час*
  - Наконец-то этот ад закончился. Давайте деньги, и, надеюсь, что никогда больше вас не увижу.... Как не все? Уже стемнело! Мы договаривались, что я буду помогать вам в течение дня. День закончился, наступила ночь. Последняя электричка вот-вот отойдет. Прощайте.
  Дом, милый дом. Выйдя из поезда, я попытался размять затекшую шею и спину. Не получалось. Ощущение дикой усталости было половиной беды, с ним можно было бороться, а вот то, что конечности отказывались слушаться, как полагается, действительно беспокоило.
  Путь предстоял неблизкий, но я должен справиться....
  - Я дома! - крикнул я вглубь дома.
  - Фи, падла, я сплю!
  - Потому и кричу, - ехидно ухмыльнулся я. Часы показывали без получаса полночь, так что я бы чуть больше, чем полностью уверен в том, что Оля заснула. - Есть чего поесть?
  - Хрррр, - раздалось злобное рычание из комнаты, но дверь распахнулась, пропуская через себя полуголую и очень злую сестру. Но, вместо того, чтобы наброситься на меня и растерзать, она прошлепала на кухню и чем-то начала греметь. - Иди жрать!
  - Вот так бы сразу.... - тихо, надеясь, что она ничего не услышит, пробормотал я, переодеваясь. После длительного труда все тело болело и не хотелось абсолютно ничего, но уж я-то знал, что будет, если сейчас не поесть....
  На кухне меня ждала тарелка с лежащей в ней котлетой поверх картофельного пюре. Классика. Напротив тарелки сидело нечто с растрепанными волосами и испепеляющим взглядом, в обнимку с кружкой с чем-то горячим. Видимо намечался разговор. Интересно, что случилось?
  Сев за стол я секунду подождал, но разговор Ольга начинать не стремилась, посему активно заработал челюстями, напряженно размышляя о причинах того, что она сидит здесь, а не пошла спать дальше.
  - Я не хотела бы тебя беспокоить, но.... - она замялась. В глазах промелькнули неуверенность, сомнения.
  - Что случилось? - прямо спросил я. Меня начала всерьез беспокоить ситуация. Даже когда нас обокрали и вынесли из квартиры почти все ценное, она была спокойна и собрана, но сейчас.... Как будто глыба ее невозмутимости была снесена каким-то выходящим из ряда вон событием, как будто океанской волной.
  - Диму помнишь? - наконец подняла она голову.
  - Ты издеваешься?
  - Парень мой, в милиции работает! - обиженно сказала она. Ах, да, что-то такое припоминаю.
  - Ну? - начал раздражаться я.
  - В лесу сегодня нашли новый труп, - ударила она меня страшной вестью.
  - Кто? - неожиданно охрип мой голос. В голове не было ни одной цельной мысли, лишь осколки эмоций и стойкое ощущение того, что мне страшно. Перед глазами вновь мелькнули недавние жуткие картины, воображение услужливо дорисовало лесные декорации....
  - Не знаю. Опознать тело трудно.... Ты сам знаешь почему, - слегка подрагивающим голосом сказала она, наконец, подняв голову. Она точно не спала, когда я зашел.
  - Господи, - да что же это такое? Слишком много вопросов, на которые никто не может дать ответов. Я наконец взял себя в руки. - Что-нибудь еще?
  - Нет, очень мало известно, - тихо сказала она. - Давай доедай и спи. Завтра, может быть, мы узнаем больше.
  -Угум, - пробормотал я в ответ, углубляясь в свои мысли. Хотя, о чем можно мыслить в условиях почти полного отсутствия информации? Не стоит размышлять над этим сейчас, иначе рискую сделать неправильные выводы, а впоследствии неправильные действия. Оля права, надо поспать....
  Проснулся я от уже привычного бззз телефона. Но в этот раз мне звонил отнюдь не странный мужик под не менее странным именем Будильник, а вовсе даже знакомая девушка.
  - Да, Дашуль? - сонно и в то же время, добавив нотки раздражения в голос, ответил я.
  - Привет, Фи, - раздалось с той стороны. Мне почудилось волнение в ее голосе? - Не разбудила?
  - Ты сейчас серьезно?
  - Ой, ладно, - слегка смутилась она. - Есть важный разговор, надо встретиться.
  - Ни одна из последних наших встреч с тобой ничем хорошим не заканчивалась, - тихо пробормотал я.
  - Что? - не расслышала она. Ну и слух, я ведь специально телефон в сторону отвел....
  - Где и когда встретимся, говорю? - напоказ кашлянув, выдал я. - Если тебе предлагает встретиться такая красивая девушка, отказываться - кощунство.
  - Льстец, - я аж почувствовал, как она улыбается. - Давай через час у кафе.
  Прикинув и так и сяк, я пришел к выводу, что в любом случае придется вставать, посему, выторговав себе еще час, медленно приподнялся.
  Получилось не особо. Тело болело все, мышцы отказывались подчиняться, говоря: 'Ты, че, хозяин, с дуба рухнул? Какой подъем после того, что ты вчера с нами вытворял?'. К сожалению, они были абсолютно правы, но не отменять же встречу ей-богу!
  Собрав весь остаток своей воли в кулак, я скинул правую ногу с кровати. Потом левую. Полдела сделано, надо передохнуть. Минута лежки и новая попытка. Резкая вспышка боли заставила замереть и вернуться в исходное положение. Кто там говорил, что попытка не пытка?!
  После продолжительной и беспощадной борьбы с собственным телом, я наконец встал и посмотрел на часы. Изматывающая схватка длилась всего лишь десяток минут, а ощущения, будто несколько часов.....
  - Оля, ты дома? - спросил я коридор, осторожно обняв дверной косяк, стараясь не двигаться, дабы не нарушить равновесие.
  Тишина послужила мне красноречивым ответом. Может, оно и к лучшему. С трудом приведя себя в относительный порядок, я покушал и проковылял к выходу. Двигаться было сложно и больно, но с каждым шагом все становилось проще и проще. Под конец пути я даже начал понемногу ускоряться.... Вплоть до момента внезапной и чудесной встречи моей многострадальной правой ноги с каким-то камнем, коварно спрятавшимся в глубоком снегу....
  - Бл******* - тихо зашипел я, стараясь унять боль. Может, не стоило никуда идти? К чему все эти телодвижения, если в масштабе вечности я ничто и жизнь моя ничтожна? Так, отставить! Надо подниматься, а то, вследствие наличия пусть и небольшого, но ускорения моего тела, коварное нападения из засады привело к резкому изменению вектора перемещения. Короче, в сугроб я рухнул.
  Вокруг никого не было. Ну, а как же... выходной мать его... Хоть бы помог кто.
  - Привет, Дашуль, - окликнул я ее со спины. Мне показалось, или она выглядела более нервной, нежели обычно?
  - Привет.
  Разговор поначалу не клеился. Я ломал голову о причинах столь внезапной встречи, болтал какую-то чепуху, а она в основном угукала или вовсе молчала.
  В конце концов мне это надоело и я спросил прямо:
  - Что случилось? - она несколько раз глубоко вздохнула и начала рассказ.
  - Моего брата помнишь? - оххх, имелся неприятный опыт общения с этим крайне интересным человеком. Интересен он хотя бы тем, что в первую нашу встречу после обмена парой реплик, я попытался сломать ему нос, на что он расстроился, и понеслась....
  - Понятно, - видимо на моем лице что-то отразилось. - Он, как ты наверняка знаешь, любит охоту, особенно зимнюю. Вчера вернулся с длительного... как это называется? Похода? Рейда? Неважно.
  Она глотнула какую-то бурду из пластикового стаканчика, немного перевела дух. Рассказывала Даша поспешно и сумбурно, часто сбиваясь.
  - Вечером с отцом сидели на кухне, он рассказывал, как охота прошла.... Долго он ходил, почти никого не встречал. Представь себе. Глухой лес, а никого живого. Ни птиц, ни белок. Вообще. А потом наткнулся на останки. Видимо какой-то мелкий зверек, а вокруг следы.
  Даша внезапно замолчала, потом достала телефон, открыла фотографию, на которой был телефон с включенной фотографией. На последней был виден снег с парой следов, немного напоминающих человеческие, как если бы кто-то шастал по лесу без обуви.
  - Папа охотник, он охотится в этих краях много лет. И он понятия не имеет, что это! - выдохнула она и как-то поникла после этого.
  Я молчал, переваривая информацию. Посмотрев еще раз на фотографию, я пришел к неожиданной мысли.
  - А что, если это и есть человек? - простая и понятная догадка, которая бы все объясняла. - Бомж какой в лесу проходил, может даже с друзьями. А обувь продали, чтобы покушать....
  - Нет, - устало ответила Даша. - Брат тоже так подумал, но эти следы.... На других фотографиях я видела отчетливые отпечатки когтей. Длинных когтей.
  Твою мать.
  Глава 4.
  Проводив Дашу домой, я провел в задумчивости остаток дня. Что же, твою мать происходит? Несколько разорванных тел, неведомые следы в лесу вокруг тел.... Так и хочется увязать их в единую картину, но не следует забывать о том, что это может быть никак не связано между собой.
  Следующий день начался с напоминания на телефоне, которое исполнило свой долг напомнив мне о запланированных делах. Некоторый осадок на душе, оставшийся с прошлого дня, все еще придавал мыслям какую-то вялость, но в целом я был вполне готов к новым свершениям.
  Ночью я пришел к выводу о том, что делать выводы рано, ибо я как был, так и остался в информационном вакууме. В наличии были лишь некоторые детали, пара фактов, но для цельной картины не хватало очень и очень многого....
  В процессе выполнения привычных и в какой-то мере скучных обязанностей я все время возвращался к мыслям о происходящем. Выходило, что происходит что-то конкретно странное.
  И, возвращаясь с продуктами домой, я кинул взгляд на начавшее темнеть небо, а потом на снежный лес. Ответы были там, в глубине, куда не достает взор, где нету зверья, где на снегу отпечатались странные следы....
  ***
  Петр Васильевич корпел над бумагами. Сегодня он проведет всю ночь, разбираясь с бумажным бардаком.... На улице поднялся ветер, он летел меж сугробов, собирая снежинки с собой, рисуя на окнах удивительные узоры, скрывая то, что должно быть скрыто до поры до времени....
  Причудливое положение домов заставит ветер выть так громко, что ничего не будет слышно. А ночь укроет виновника происшествия, давая своим детям уйти незамеченными....
  ***
  Утро началось как обычно и до самого обеда я смог абсолютно спокойно проваляться на диване, вяло наблюдая за развитием сюжета в очередном сериале. В такие моменты я сам себе больше всего напоминал большого, жирного кота. Вроде бы хищник, клыки есть, но я слишком ленив, чтобы это использовать....
  А вот в четыре часа дня меня достигло известие, что ужасало всякого, до кого оно доходило, с самого утра. Еще одно тело.
  - Тело опознать не вышло, - рассказывала Оля за чаем. Выглядела она весьма и весьма испуганно, что неудивительно, ведь Оля удостоилась сомнительной чести лицезрения этой картины вблизи. Зеленоватый оттенок ее лица как бы намекал на то, что зрелище не для слабонервных. - Его буквально растащили по дороге.... Там такое кровавое пятно метров на десять.
  Представив эту картину во всех красках, я сразу захотел притащить сюда тазик. На всякий случай....
  - Кто или что это сделало непонятно. Целых частей очень мало, следов вокруг не видно, ночью метель была. Поговаривают про маньяка, но следы зубов на некоторых осколках костей показывали, что если человек к этому и причастен, то весьма и весьма косвенно....
  - Что-нибудь уже начали делать? - после длительной паузы спросил я.
  - Да. Через пару дней в лес отправится поисковая группа из охотников, будут искать, - тут она немного помолчала. - Но сами не знают, что ищут....
  Ситуация, конечно, хуже некуда. Нечто убивает людей, никто ничего не видел, не слышал. Думаю, в течение двух недель из города приедут следователи, если поиски не увенчаются успехами. Хуже всего, наверное, после семей погибших, начальнику местной полиции. Он почти наверняка потеряет должность, но еще имеет шансы уйти достойно, если дело разрешится до приезда следователей.
  - Если будут еще новости - я тебе скажу, - пообещала сестра.
  - Спасибо, - искренне поблагодарил ее я.
  С каждым днем ситуация становится все хуже и хуже....
  - Бззззззз, - раздалось из динамиков телефона.
  Звонила Даша, пересказала своими словами уже имеющуюся информацию, дополнив ее сведениями о том, что ее брат и отец пойдут с отрядом. Сейчас уже собралось около двадцати человек: охотники, владельцы оружия и парочка полицейских.
  Надеюсь, они таки найдут хоть что-нибудь....
  Мысли вернулись к бегу по снежному лесу от странного звука. А что, если бы мы не убежали? Не нашли бы нас на следующий день вот в таком же состоянии?
  Слишком много мыслей, хватит об этом думать, это уже забота других людей. И все же что-то не давало мне покоя. Я что-то упускаю.... И скорее всего охотники тоже.
  Глава 5.
  - Нас всего двадцать, значит, разделимся на группы по пять человек. В каждую группу должен войти хотя бы один охотник или человек, который в лесу хорошо ориентируется, - шел инструктаж в доме отца. Олег поморщился, еще раз взглянув на собравшихся людей. Никто из них ему и в подметки не годился по части обращения с оружием, скорости передвижения или ориентирования в лесу. Ну, кроме бати, конечно же. Этих придется буквально тащить по лесу. - Оружие держать наготове, по сторонам смотреть внимательно, не на прогулку идем. Поход будет длиться три дня, рассчитайте припасы.
  Эххх, как бы все упростилось, если бы он шел в одиночку.... Эти будут лишь обузой....
  - Теперь распределим участки поиска, - Виктор Анатольевич достал большую карту и развернул ее на столе перед всеми. Потом достал из кармана черный маркер и начал чертить на карте. - Первая группа пойдет по нагорьям и сопкам вот здесь. Вторая займется лесным массивом к югу от поселка. Третья....
  - Я хорошо знаю этот участок! - выкрикнул кто-то из угла. Семецкий кажется.
  - Значит ты и поведешь туда группу! - мгновенно отреагировал Виктор. - Бери себе еще четверых и вперед.
  - Есть! - залихватски донеслось из угла. Молодой, горячий, но осторожный тип получил прозвище не просто так. Он около десяти раз в юности терялся в лесу. Каждое его блуждание длилось никак не менее недели, так что в лесу он выживать научен. А Семецким его прозвали в честь легендарного сталкера из-за того, что он всегда возвращался. Самостоятельно. Один из немногих людей, которых здесь стоит уважать.
  - Третья группа пойдет по лесу к северу, - отец обозначил большой округ. - Здесь хорошо проходимая местность с хорошей видимостью, проблем не должно возникнуть. Четвертую группу поведет Олег.
  Кивнув своим мыслям, он мысленно одобрил решение Виктора. Настоящих охотников или лесников здесь было всего семь, так что он ничуть не удивился, когда батя поставил его во главе одной группы.
  - Твой участок, - Виктор Анатольевич указал на восточную часть леса, полукругом опоясавшего поселок. - Это полугористая местность, много сопок, но ты справишься. Бери с собой Михалыча, вместе справитесь.
  На последнее Олег поморщился, но ничего не сказал. Старшой лучшей знает. Да, Михалыч алоголик со стажем, да, с ружьем он обращается плохо, но на местности ориентируется прекрасно, сказывается пятилетний опыт работы лесником. Сработаемся.
  - Последнюю группу поведу я, - он указал на восточную часть леса. Это был реально сложный участок. Откровенно гористая местность, много сопок и леденящий ветер во все времена года. Это будет настоящее испытание.....
  Сборы были давно закончены, осталось забрать рюкзак, разобраться с Дашей и можно идти. Помимо Михалыча, в мою группу попали весьма колоритные персонажи. Здоровенный мент с презрительным выражение глаз с первых секунд вызвал неприязнь и стойкое желание пристрелить его, как только появится возможность. Однокашник, с которым с самого детства шастали в походы. И еще один счастливый обладатель ружья, служащий почты с незапоминающимся лицом и почти спортивным телосложением.
  Надеюсь, обойдется без эксцессов....
  Выход был назначен на завтра. Во время восхода мы собираемся у местной достопримечательности, а именно магазина Военторг, непонятно как здесь оказавшегося.
  Мать в городе, я и отец уходим в, если можно так выразиться, рейд. Даше придется это время провести одной. Ну да ладно, вроде не дурочка, должна дожить до трижды после завтра.
  Утром я первым сел в сугроб около магазина. Вокруг никого не было. Тишина.... Люблю такие часы. Ни людей, ни машин.
  - О, Ольга! - раздался радо радостный выкрик. - Эй, ты чего камнями кидаешься? Не признал?
  - Серый, блин, твои шуточки когда-нибудь тебя до могилы доведут, - проворчал я, поднимаясь и оттряхивая снег. Обняв друга, я снова сел, только теперь на бордюр.
  - Блин, вот почему в Питере не называют вещи своими именами? - вслух задумался я.
  - Ты о чем? - заинтересовался Сергей.
  - Да вот, скажем бордюр! - искренне возмутился я.
  - Ну и что? Бордюр да бордюр.
  - А питерские сказали бы 'поребрик', - закончил-таки цельную мысль я.
  - Ольга, блин, заткнись, дай насладиться красотой природы! - возмутился друг.
  Ладно, ладно, помолчим....
  Но толком вкусить прелести тишины нам не дали. Сначала приперся мент, потом Михалыч, что-то тщательно пряча под курткой, надеясь, что никто этого не заметит. Капитан Почта России как всегда опоздал.
  - Ну, что, салаги? - жизнерадостно поприветствовал их Серый. Ох, чую, не досчитается он зубов. Михалыч уже примеривается к челюсти. - Готовы идти во тьму лесов, ловить чудовищ?
  Ответ был вялым и нестройным. Надо прекращать этот цирк.
  - Бригада, слушай установку! - рявкнул я. Собравшиеся сразу вздрогнули, а некоторые испуганно сжались. - Серега - арьергард! Ментяра и Почтальон в центре, далее наш заслуженный алкаш Михалыч, и я в авангарде! Не отставать, не издавать громких звуков! Вопросы?
  Ответом на, в принципе, риторический вопрос послужила тишина.
  - Отлично! Вперед! - скомандовал я и, подавая пример, направился вперед по улочке. Нам предстоял нелегкий путь....
  Лес - одно из самых прекрасных мест на планете. Неудивительно, что почти всю юность я проводил, бродя по нему в поисках смысла существования.
  Первый привал сделали через пару часов ходьбы по сугробам. Мда, это тебе не лето, здесь реально тяжко передвигаться. Товарищ мент, который почему-то обижается, когда к нему так обращаются, и требует себя называть Романом, почти выдохся и еле переставлял ноги. Силен аки бык трехлетка, но выносливости никакой.
  Даже мыслить о нем без презрения не выходило.
  Сергей тем временем достал новый клинок и стал любоваться отражением солнца в идеально отполированном лезвии. Натуральный маньяк. Еще и выражение лица как у человека страдающего параличом мышц лица.
  Михалыч подозрительно оглядывался и периодически щупал что-то под курткой. Пусть пьет, бес с ним. Сегодня мы немного осмотрим, а вот завтра бутылку надо будет отобрать....
  - Подъем! - нещадно прозвучала команда. В глазах мента промелькнуло страдание, но мы ничего так и не услышали. Ну, хоть ныть не будет....
  Теперь местность несколько поменялась. Сугробов стало поменьше, но появились громадные сосны, которые едва получалось обхватить обеими руками. Из-за этого видимость резко снизилась, благо имелась протоптанная тропа.
  Нашей целью была зимняя охотничья стоянка, находившаяся в паре десятков километров от нас. Сегодня планировалось осмотреть ее окрестности, благо там когда-то рубили лес, и можно было осматривать все пространство, буквально не сходя с места.
  - Парни, куда вы так несетесь? - взвыл-таки наш крупный компаньон. Оставалось немного, буквально километр по лесу, а там и зимовье видно будет. Но он был в чем-то прав, в последние полчаса я забылся и начал разгоняться до привычного темпа, забыв про группу, а Серега безжалостно подгонял остальных, решив довериться мне.
  - Не хочу ночевать в лесу, - бросил я за спину, все-таки снизив скорость ходьбы.
  Остальной путь прошел спокойно. Оставив часть припасов в довольно просторной хижине, мы быстро распределили сектора поиска, разбежались поодиночке, оставив Рому отдыхать. Потом отработает.
  Растворившись в чаще, аки призрак, Сергей ушел так далеко, что даже я бы его не нашел, мне же предстояла задача посложней.
  Я направился осматривать старую лесопилку и то, что лежало за ней.....
  ... Через четыре часа я таки вернулся. Эта вроде бы легкая прогулка не на шутку меня вымотала. Ну еще бы, за той лесопилкой были не только другие сооружения, но и некоторые шурфы в большой количестве. А то, что они прятались в снегу делало все гораздо сложнее, чем кажется.
  В итоге я вернулся к стоянке, когда уже начало темнеть. И самое противное - я ничего не нашел. Совсем. Нет, кое-какие следы здесь были, птички там, белочки, но ничего необычного.
  - Есть результаты? - спросил я с порога, входя в натопленную хижину. Все уже были в сборе, у всех было вымученное выражение лиц, кроме мента, который все это время прохлаждался, следя за буржуйкой, оставленной здесь неизвестным добряком, и готовя нехитрый ужин.
  В ответ мне лишь синхронно покачали головами. Все, кроме Михалыча. Тот прямо смотрел мне в глаза и, видимо, очень хотел что-то сказать, но не желал лишних ушей. Значит, что-то да нашел! Отлично, дело сдвинулось с мертвой точки.
  - Михалыч, пошли еще дров достанем, - махнул я ему рукой, скинув в углу рюкзак вместе с винтовкой.
  Выйдя на морозный воздух, я кинул взгляд на небо. Оно уже начало темнеть, в с одного краю было чуть розоватое, где зашло солнце.
  - Олег, я нашел кое-что, - как только мы отошли от хижины, начал разговор алкоголик. Я всегда отмечал в его глазах либо озорное веселье, либо вселенское спокойствие, второе чаще проявлялось, когда он пил, но это все частности. А сейчас я заметил в его глазах тревогу. - Вот.
  Достав руку из кармана, он вытянул оттуда какой-то темный предмет и вложил мне в ладонь. Развернувшись к свету, я понял, из-за чего так беспокоился Михалыч. Это была шапка. Очень странная шапка. Странность ее заключалась в очень светлом оттенке серого, который в одном месте превращался в темно-красный....
  Твою мать. Ну, вот какого хрена?
  - Где? - хрипло спросил я, сжимая в руках сраную окровавленную шапку.
  - Четыре километра на юго-юговосток. Я метки на деревьях оставил. Завтра будем искать там?
  - Риторический вопрос. Конечно да, - я свернул шапку и спрятал под порог хижины. - Что-нибудь еще было?
  - Ну, как сказать.... - он замялся. - Птицы были, растения были, животных не было. Совсем. Впрочем, это ничего не значит, там место такое....
  - Теперь, - я указал на порог. - Это значит очень и очень многое. Дай сюда.
  - Ты о чем?
  - Я знаю, что у тебя есть выпивка. Давай сюда, - потребовал я. Мне срочно требовалось прочистить мозги.
  Через паузу длинной в минуту я ощутил в своей руке небольшую флягу с чем-то явно алкогольным. Первый глоток выжег пищевод и провалился в желудок огненным комом. В голове слегка зашумело и стало чуть проще мыслить.
  - Если увижу, что ты завтра пьешь, - я вернул флягу хозяину. - Прибью. Остальным не говори.
  Лишь молчаливый кивок был мне ответом. Мы вернулись в хижину и заколотили дверь. Солнце зашло окончательно, напоследок блеснув багровым светом. Пришло время тьмы.
  Перекусив обжигающей кашей с мясом, я лег на подстилку прямо на полу, наблюдая за тем, как Михалыч подбивает остальных на игру в карты, размышляя о том, во что же я вляпался.
  - А, черт с тобой! Раздавай, - скомандовал Сергей, после чего повернулся ко мне. - Присоединишься?
  - Настроения нет, - буркнул я в ответ.
  - Ну и ладно, - он развернулся и забрал колоду у алкоголика.
  Буржуйка не давала много света, посему на стену повесили фонарь. Из-под занавешенных окон в дом просочилась ночная мгла и затаилась в углах, постепенно наглея и захватывая все больше пространства. Вскоре, освещенными были только не слишком большой круг картежников и моя винтовка, которую я так и не разрядил.
  Время шло, на наручных часах стрелка лениво шла по направлению к полуночи. Постепенно азарт у игроков спал, большинство поняли, что состязаться в удаче с такими опытными шулерами, как Серый и Михалыч плохая идея, и разошлись по спальным местам.
  Впрочем, последних это ничуть не смутило, именно сейчас началось самое интересное. Я даже поближе придвинулся, дабы рассмотреть все в подробностях.
  Сергей с самого детства любил карты, постоянно надоедал, прося сыграть с ним. Блин, да он в любой поход их тащил. А лет с шестнадцати стал настолько хорошо играть, что на его предложения никто кроме меня не соглашался.
  Михалыч же был заядлым картежником и шулером, он мог спрятать целую колоду в рукаве и никто не подумает о том, что он мухлюет.
  Борьба шла с переменным успехом, и было действительно неизвестно, кто победит. Удача или шулерство? Опыт или молодость?
  - Твою мать! - тихо вскрикнул Сергей и выхватил из кармана Михалыча, прежде чем тот сумел что-то понять, туза треф. - Сдавайся, алкошня. Плохой из тебя шулер.
  - Эххх, старею я.... - пробормотал упомянутый и обреченно сдался.
  Сергей как-то странно посмотрел на него и замер, прикрыв глаза. Михалыч и я заметили это и напряглись. Сергей нормально относился к мухлежу в азартных играх, ибо, как он говорил: 'Все средства хороши, в игре, да и везде', переиначивая известную поговорку. Но сейчас он явственно напрягся.
  - Серый.... - начал я, готовый схватить его и тем самым предотвратить членовредительство, но тот грубо меня оборвал.
  - Заткнись!
  Его не шулерство смутило? Но что тогда?
  И тут меня как громом поразило. Он прислушивается! А глаза закрыл, дабы ничто не отвлекало от анализа звуковых волн. Михалыч, видимо пришел к таким же выводам и замер, дабы не нарушать тишину.
  Секунда, две, десять, уже минута прошла, но я не услышал ни звука. Но что его насторожило?
  - Шурх, - раздалось снаружи так тихо, что, не прислушиваясь, и не уловить. Ветер? Нет, он звучит по-другому.... - Шурх.
  Теперь это все больше и больше напоминало тихие, едва-едва уловимые шаги. Кто-то ходил рядом с хижиной. Я потянул руку к винтовке, Михалыч поднял с пола двустволку.
  Мы замерли, и лишь мерное дыхание спящих попутчиков нарушало тишину. Ничего.
  - Шууурх, - неожиданно громко раздалось буквально в пяти метрах от нас. И тут до наших ушей донеслось дыхание. Кто-то мощно втягивал ноздрями воздух.
  Сергей так же достал оружие, и все вместе мы прицелились в дверь. На охоту мы не брали дробь или картечь, только мощные пулевые боеприпасы, так что деревянная дверь не должна стать препятствием для свинцового града, что вот-вот обрушится на того, кто стоит около двери.
  Тихий скрип половиц ударил по нервам аки хлыст, но никто не выстрелил. Вдруг, это заблудившийся человек? Но что-то в происходящем было неправильно, что-то смущало меня.
  И тут произошло то, что заставило нас всех одновременно спустить курки. Кто-то ОБНЮХАЛ порог, а затем дверь. Медведей здесь отродясь не водилось, а человек так странно вести себя не станет.
  - Бля, - тихо шепнул я и плавно потянул за спусковую скобу. Винтовка чуть подпрыгнула в руках и выпустила в нечто за дверью кусок свинца в медной оболочке.
  Из двери полетела щепа, чуть заложило уши, но я дернул вниз затвор и вернул его на место, вгоняя очередной патрон в патронник.
  - Твою мать! - возмутились проснувшиеся от грохота попутчики. - Какого хрена?
  Впрочем, узрев простреленную дверь, они быстро сообразили что к чему и похватали оружие.
  Было тихо. Ни дыхания, ни шагов.
  И тут раздался скрежет. Еще один залп, уже в боковую стену. И снова тишина.
  Мы ждали. Через несколько секунд из щелей начало ощутимо поддувать, из них полился тусклый лунный свет, впрочем, недостаточный чтобы что-либо разглядеть.
  Что-то преградило доступ к свету прямо против двери, и в ту же секунду она упала внутрь дома от исполинской силы удара.
  Еще один залп, но теперь в темноту. Опять никаких звуков. Такое ощущение, что мы ни разу не попали. Твою мать, да что здесь происходит?!
  Больше ничего не происходило. Мы ждали две минуты, но никаких звуков услышано не было. Совсем. Лес, будто затих, в ожидании чего-то выходящего за рамки воображения.
  - Вроде ушли, - тихо произнес Михалыч, переломив свое двуствольное ружье. Его примеру последовали остальные.
  Вроде. Но надо убедиться.
  - Доставайте фонари, - скомандовал я. - Мы идем за ними.
  Я чувствовал, что это именно то, зачем мы пришли, и нельзя было дать ему или им уйти. Настичь и уничтожить.
  - Ты совсем идиот? - возмутился мент. - Ты видел, ЧТО это сделало с дверью? А ты подойди поближе и посмотри!
  И действительно, посмотреть было на что. Следы здоровенных когтей были видны даже без фонаря. Но согласиться на предложения ждать утра я не мог.
  Начал идти снег. Белые, невесомые пушинки медленно опускались на землю, сливаясь с уже образовавшимся покровом.
  - К утру все следы пропадут. Надо идти сейчас, - я обернулся в поисках поддержки к Сергею, который внимательно осматривал дверь.
  - Ну и хрен с ними! - произнес почтовик. - Оно нас порвет!
  - Ну и оставайся здесь, - сплюнул я. Времени было мало, и убеждать упрямых идиотов не стал. Просто взял пожитки и вышел наружу, водя винтовкой из стороны в сторону.
  Действительно ушли. На снегу отчетливо виднелись следы. Те самые следы. И они вели в лес. В самую чащу. По правую руку от меня встал Сергей, за ним направился Михалыч.
  Остальные так и не нашли в себе мужества присоединиться к погоне. Трусы.
  Было ли мне страшно? Было, аж поджилки тряслись. Но... не в том ли смелость, что преодолевать свой страх? Я надеялся победить его, когда прикончу эту тварь. Когда я увижу ее холодное, безжизненное тело, тогда я успокоюсь.
  Тем временем Сергей хлопнул себя по лбу, метнулся в дом, раздался треск, звук удара, и выбежал он уже с несколькими фонарями наперевес. Разумно, жаль, что я об этом не подумал.
  Следы.... Их было немного, очевидно тварь была одна. Она обошла дом и ушла... в ту самую сторону, откуда пришел Михалыч. Переглянувшись, мы поняли, что пришли к одинаковым выводам.
  Несколько ярких пятен света освещали дорогу, искали заветные углубления в снегу, которые могли привести к решению всех проблем. Пока след был ясным и почти не терялся. Преследование шло спокойно, но требовалась большая осторожность, ведь мы не знали, насколько умна тварь и способна ли она ждать нас в засаде где-нибудь по пути, посему каждый шаг сопровождался внимательным и доскональным осмотром всего, что попадалось на глаза.
  Самое противное - мы даже не представляли, как выглядит тварь, обладает ли она мехом, а если да, то какой окраски. Единственное, что было известно о ней - большая масса. Что опять же почти ни о чем не говорит.
  Мы уходили все дальше от хижины и все больше сомневались в принятом решении. Стоило ли преследовать тварь ночью, когда почти наверняка она видит и ориентируется в пространстве лучше нас всех вместе взятых?
  Но одно я знаю точно - в зимнем холодном лесу, где бродит неизвестная тварь, которая легко вышибает нехилые двери одним ударом, мы вряд ли протянем ночь.
  Не знаю, сколько мы уже прошли, у меня и раньше с определением расстояния были определенные проблемы, а сейчас и вовсе я почти потерялся.
  - Мляяя, - протянул Сергей, когда следы привели из реденького леса в настоящую чащобу с огромными деревьями, где почти не было естественного света, где лишь наши фонари спасут нас.
  - Может, вернемся? - предложил я вполне уже здравую идею. Идти ТУДА мне категорически не хотелось. Мы узнали достаточно, теперь примерно понятно, где искать. Надо связаться с остальными группами и вызвать сюда целую толпу вооруженных людей, дабы днем прочесать это место и решить эту проблему раз и навсегда.
  - Давайте, - поддержал меня Сергей. - Тут нам делать нечего.
  Михалыч лишь молча кивнул, вглядываясь вглубь леса.
  - Пьянь, сможешь привести нас сюда еще раз? - решил уточнить я.
  - Без проблем, - отозвался он. Ну и ладненько. Но все же стоит делать отметки на обратном пути, дабы вернуться можно было в любом случае.
  Минуту мы постояли, осматриваясь по сторонам, светя везде фонариками. Никто не хотел поворачиваться к этому месту, одним своим видом внушавшим тревогу, спиной, а, когда ты знаешь, ЧТО там водиться, то единственная возможность находиться рядом - в составе вооруженной группы.
  Обратный путь был куда сложнее, даже не в плане маршрута, а в душевном плане. Ежесекундное желание обернуться, дабы убедиться, что за твоей спиной ничего не притаилось, преследовало каждого из нас.
  Через какое-то время Михалыч, что вел нас не выдержал и достал флягу. Никто ему и слова не сказал, а когда он передал нам, для 'поднятия духа', взоры наши начали светиться благодарностью к нему. Дышать стало чуть проще, и паранойя чуть отпустила.
  Мерные шаги, тяжелое дыхание и хруст. Постоянный хруст снега под ногами. Эти шумы беспокоили больше всего, ведь за ними не услышишь тихих шагов тяжелого тела, дыхания зверя. После принятия на грудь стало немного легче, но отогнать мысли о том, что нас преследуют, никто так и не смог.
  Внезапно, Михалыч остановился как вкопанный. Я, шедший за ним, увлекшийся своими ногами, едва не врезался ему в спину, а когда заметил, что он не двигается, последовал его примеру, ибо ощущение чужого взгляда из тьмы прямо таки давило на мозг.
  - Там!!! - рявкнул неожиданно громко алкаш, явив на миг свои истинное лицо, тщательно скрываемое за массой пофигизма и пьянства, лицо злого и сильного охотника.
  Не думая ни секунды, мы вскинули ружья по направлению, куда целился Михалыч. И чуть левее от нас мы не увидели ровным счетом ничего. Цели не было, но Михалыч выстрелил куда-то в темноту.
  А через мгновенье, цель прояснилась. Одна из теней, что составляла ночное покрывало леса стремительно летела к нам, стелясь над снежным покрывалом. И лишь фонтанчик снега, взметнувшийся рядом от попавшей пули, указал нам на нее.
  Плавно нажимая спусковую скобу, я подумал о том, как же быстро эта тварь двигается для своей массы....
  Мимо. Еще один фонтанчик снега лишь еще яснее указал на цель, но не причинил ей какого-либо вреда. Затвор вниз, обратно и еще один выстрел. Попадание! Тень дернулась и чуть вильнула в сторону, резко замедлившись. Выстрел крупнокалиберной винтовки Серого чуть заложил уши и уложил тварь.
  Тень еще раз дернулась, почти остановилась и рухнула в снег. Перезарядившись, мы замерли, внимательно смотря на очертания тела, что стали явственно видны в свете фонарей. Игра света не позволила четко разглядеть труп, ну, я надеюсь, что это действительно труп.
  - Все? - робко спросил в воздух Сергей.
  - Не думаю, - сказал Михалыч и медленно пошел к телу. Мы начали обходить его по широким дугам, дабы в случае чего Михалыч не встал на линии огня.
  - Блять! - громко и сочно выкрикнул Михалыч, затем медленно опустился на снег и обхватил голову руками.
  Мы с Сергеем переглянулись и начали медленно и осторожно приближаться. Через пару метров мы поняли, почему Михалыч так отреагировал на тело и прочувствовали всю его гамму чувств.
  - Твою мать.... - прошипел я, сильно ударяя себя по лицу. - Блять!
  На снегу, распластавшись, даже сейчас в грациозной позе лежал манул.
  На глаза аж навернулись слезы. Я никогда не одобрял бессмысленного отстрела животных, а когда они вымирают, у меня появляется желание убить тех, кто этим занимается. А сейчас... я сам убил такое прекрасное животное. Еще чуть-чуть приблизил его к вымиранию. И это очень меня печалит.
  - Сууука.... - простонал, опустившийся по примеру Михалыча на снег, Сергей.
  Через какое-то время мы пришли в себя и начали соображать. Во-первых, надо что-то делать с добычей. Во-вторых надо-таки возвращаться.
  - Михалыч, - начал я. - Что будем с ним делать?
  - Хох.... - тяжко и очень печально вздохнул он. - Я все сделаю, но мне нужна сумка для добычи.
  - Я достал из своего рюкзака запасную сумку и протянул ее Михалычу, готовясь к длительному ожиданию....
  Спустя много времени, мы таки разобрались с телом. Сняли шкуру и извлекли максимальную пользу из его трупа. Это единственное, что мы могли сделать, чтобы хоть как-то загладить свою вину.
  Нам предстоял длинный обратный путь.....
  Пройдя примерно пяток километров, мы наткнулись на очень тревожную вещь, которую заметил лишь шедший в арьергарде Сергей.
  - Смотрите, - он остановился и начал рассматривать нечто в паре метров от линии нашего движения.
  Это были следы, очень напоминающие те, что привели нас сюда, вот только эти вели... обратно.
  - Давайте поторопимся, - тихо, но так, чтобы услышали остальные, сказал Михалыч. - У меня очень плохое предчувствие.
  И мы ускорились, да так, что почти не разбирали дороги, не смотрели по сторонам. Поднялся неприятный ветерок, но снег почти перестал идти. Стало значительно холоднее, но приближалось время рассвета и начало постепенно светлеть.
  И вот мы уже на знакомых местах, с которых вполне было видно хижину. В окне был видн отсвет фонарика. Мы замедлились и начали двигаться осторожнее, хотя наличие света нас изрядно успокоило и подарило надежду, что все хорошо.
  Но чем ближе мы подходили, тем яснее становилось, что что-то не так. А окончательную уверенность в том, что здесь произошло нам подарил темный провал там, где должна была быть дверь. Если бы наши попутчики были там, они бы ее прикрыли, или как-то иначе защитились от холода. А, если бы ушли, то мы бы не увидели света.
  Тихонько достав оружие, мы окружили хижину и слушали. Изнутри не доносилось никаких звуков. Через пару минут мы все-таки решились посмотреть поближе и встали буквально у стены, а Сергей отошел подальше и прицелился в дверной проем.
  Михалыч кивнул мне и начал осторожно пробираться к выходу. Мы должны были прикрывать его, в случае, если там что-то окажется.
  Надежда умирает последней. Даже в самой глубокой заднице у тебя есть надежда, что ты что-то придумаешь, что произойдет что-то из ряда вон и решит все проблемы. И только когда из хижины выбежал Михалыч, зажимая нос, наша надежда на то, что все решится благополучно, умерла. Умерла вместе с нашими попутчиками....
  Глава 6.
  Последние два дня прошли спокойно и ничем выдающимся не были ознаменованы. Ни новых растерзанных тел, ни вестей от охотников. Но появились новые дела, в связи с отбытием отца и брата Даши, я помогал ей, поддерживал, даже заночевал один раз, но это уже совсем другая история.
  Ах да, еще почему-то отключилось электричество. Почти у всего поселка. Видимо, где-то на линиях электропередач случилась авария. Ну, хотя бы связь работает, почти у всех есть газовые плиты, бензиновые генераторы, так что особых проблем это не принесло.
  Одно меня беспокоило - теперь ночью, оказавшись на улице, ты будешь один, во тьме, рассекаемой лишь узким и слабым лучом карманного фонарика.
  Вышла газета с небольшой статьей, рассказывающей о том, что в поселке происходят странные убийства, что власти бездействуют, что все очень плохо и лишь жители мужественно собрались и решили разобраться с проблемой самостоятельно. И ведь начали обсуждать и осуждать. Кое-кто начал паниковать. Хррр, вот именно в эти моменты жалеешь об отсутствии цензуры. С другой стороны, новость распространилась, почти все узнали об этих инцидентах и теперь стали гораздо аккуратнее.
  И вот сегодня мы решили снова собраться старой компанией, в которой мы и нашли... тело. Собраться решили опять же в местной кафешке под оригинальным названием. Встреча была назначена ранним утром.
  Погода все сильнее портилась. Почти всегда дул холодный ветер, облака заволокли солнце. Думаю, теперь до конца зимы не будет ярких дней. Часто шел снег, но, слава богу, коммунальные службы начали просыпаться от спячки и появились машины, убирающие снег. Теперь можно было нормально ходить... почти везде.
  - Здравствуй, - встретил я по пути Сашу, ведущего под ручку Татьяну. Очень официально кстати шли. На каком-нибудь приеме их застывшие лица были бы очень в тему. - И тебе не хворать....
  При моем появлении их лица озарили радостные улыбки, было видно, что им реально было радостно меня видеть в добром здравии и крепком уме.... Да ладно, чего уж там.... Как были хмурые, будто бы решили стать зеркалом для неба, так и остались, только теперь и моему хорошему настроению, похоже, пришел конец. А когда у меня плохое настроение, я порчу его всем остальным....
  - Вы чего такие хмурые? - попытался тактично выяснить у них причину плохого настроения я. - Неужто, цены на 'боярышник' подскочили?
  - Фи, иди в жопу! - почти хором отреагировали они. - Тут такое твориться, а ты....
  Ага, ясно, видимо до них только сейчас начал доходить весь тот пиздец, что происходил на протяжении последних дней. Так, Фи, спокойно, ты уже начал раздражаться.... Вдох-выдох. Еще раз. Все, ты спокоен, ты больше не будешь кидаться на людей, ты больше не будешь докапываться до них, ты мило и дружелюбно будешь с ними общаться....
  - А как насчет ночной общей встречи? - предложила Даша, когда мы уже разместились в помещении и начали потихоньку вкушать горячий чай. - Романтика, свечи, тыры-пыры....
  Нам идея понравилась. Что может быть лучше вечера и ночи, проведенных в хорошей компании при свечах? Только все перечисленное, но с алкоголем! Но меня с этим предложение опередили, заверив, что 'все будет'.
  - У меня родня на охоту ушли, так что дом свободен, - продолжила Даша. Ай да молодец, все продумала, прежде чем высказать предложение. Вот за это ее и стоит любить.
  Постепенно мы развеселились, обсуждали какие-то мелочи, смеялись над общими темами, в общем, развлекались, как могли. А после затянувшейся встречи, мы разбежались по домам, дабы собраться и до заката быть у Даши. Я обещался принести десяток свечей, благо дома был целый склад этого добра. Оля отнеслась к этому моему намерению скептически, но отговаривать не стала, лишь предупредив, чтобы дождался утра и только потом возвращался, после чего начала кому-то названивать, при этом иногда улыбаясь. Ага, тут все ясно, можно идти.
  Выйдя из дома, я вспомнил о том, что забыл одну очень важную вещь. Ту, без которой поход к кому-то на ночевку ну просто невозможен, да и из дому без нее выходить не стоило....
  - Оль, можешь подать нож? - дабы не снимать обувь крикнул я из коридора.
  ***
  - Слушай, а это ружье заряжено? - поинтересовался Александр, кивнув в сторону висевшего в коридоре двуствольного ружья. Очень красивого ружья, надо признать.
  - Это старое ружье Олега, - пустилась в объяснения Даша, явно разбирающаяся в огнестрельном длинноствольному оружии не хуже заправского охотника. - Он как купил себе нормальную винтовку Генри, так это сюда и повесил. И да, оно заряжено.
  Саша тут же отдернул руки, которые тянулись к данному предмету, будто он внезапно превратился в ядовитую змею.
  - А зачем? - заинтересовался теперь я. Не помню, откуда, но я точно знал, что вешать заряженное оружие в доме, пусть даже доме охотника, не принято.
  - Ну... типа для защиты дома в случае чего, - пожав плечами пояснила хозяйка жилища.
  - Меня оно тоже смущало, пока Олег не пояснил, что для выстрела его еще требуется взвести, а так оно вполне безобидно, - увидев, как Саня подобрался, видимо решив, что все-таки можно снять и потрогать, она продолжила. - Если его не трогать.
  А потрогать действительно хотелось не только Александру, просто я лучше себя контролировал, уж больно прекрасно было изделие. Все металлические части были хромированы, кроме вороненого ствола, на ствольной коробке гравировкой вился красивый узор в виде переплетения веток, листьев и цветов.
  Даша тем временем исчезла в подполье, дабы достать что-то для стола, пока мы разглядывали охотничьи трофеи. Здесь была и голова волка и его чучело и какие-то мелкие зверьки, идентифицировать которые можно было лишь по надписям ниже.
  - Давайте, садитесь, - позвала нас хозяйка в зал.
  На полу, на большом ковре были организованы кругом четыре небольших лежанки, а посередине была расстелена скатерть, на ней были установлены свечи, и лежала посуда. Мм, романтика....
  Даша, достала откуда-то бокалы и налила в них вино из темной бутылки, наложила, не без нашей помощи, кой-какой еды на тарелки, и мы наконец сели. За окном уже была ночь.
  - За ваше здоровье, ребята, - подняла бокал первой Татьяна. - И за здоровье хозяйки дома!
  Вино было хорошим, терпким, почти не ударяло в голову. До этого я почти не употреблял спиртных напитков, но сейчас и в такой душевной компании грех было не выпить....
  Беседа текла рекой, всем было весело, мы смеялись над какими-то пустяками, а тем временем за окном тучи закрыли луну, лишая поселок и тех жалких проблесков света, что давало отражение солнечных лучей.
  Никто из нас не услышал скрип снега снаружи, ибо разговаривали мы громко и совершенно не сдерживали себя в проявлениях эмоций. Алкоголь убрал те рамки приличий, которых мы придерживаемся в обычной жизни. Таня переползла к Саше на лежанку, Даша подобралась ко мне. Хотя отопление и работало, но было немного прохладно, посему через десяток минут мы уже во всю прижимались друг к дружке....
  Мы не слышали... или не хотели слышать скрипа деревянных ступеней у дома. Окна были занавешены и мы не видели темного силуэта, мелькнувшего на фоне белого снега....
  Разговоры становились все откровеннее, объятья крепче, а темные силуэты все ближе к дому....
  - Даша, ты когда-нибудь целовалась с парнем? - спросили с противоположной лежанки.
  - Нет, не доводилось.... - она лукаво улыбнулась мне, недвусмысленно откидывая волосы. Намек понял, сейчас исправим....
  Резкий скрип оконного стекла прервал меня, серьезно настроенного исправить данный момент. Мы резко обернулись на звук, я потянулся к ножу. Звук исходил от занавешенного окна, находившегося у меня за спиной.
  Тишина. Я даже прикрыл глаза, дабы слышать в полном объеме.
  Шаги. Тихие, очень тихие, но слышимые шаги около дома. И они мне что-то напомнили. Что-то очень знакомое и, кажется, давно забытое....
  Раздался протяжный звук, больше всего запоминающий скрип ножа по стеклу. Реакция была молниеносной и абсолютно осознанной. Бесшумной переместившись в углы комнаты, мы замерли в настороженных позах. Нож тихо прошелестел, переходя в боевое положение, Даша сделала несколько шагов к коридору с оружием.
  Тишина. 'Надо валить' - единственная мысль, что билась в наших головах. Дальнейшее произошло настолько быстро, что сознание едва успевало захватывать отдельные картины и звуки их сопровождающие.
  Раз - входную дверь сотрясает исполинской силы удар, Даша выбегает в коридор и сдергивает со стены ружье. Два - окно за занавесками разлетается в клочья, свечи тухнут от налетевшего потока ледяного воздуха. Еще удар по двери и выстрел.
  Три - темнота, в которой можно ориентироваться только на ощупь. И звук шагов. Тех самых, что преследовали меня в кошмарах, что я слышал в лесу, когда мы ночью бежали по лесу. Близко, совсем близко, я просто физически ощущаю присутствие в комнате чего-то потустороннего. Стоит протянуть руку и можно коснуться кошмара. Но... зачем? Результат многих тренировок - один мощный выпад, в который вкладывается все - масса тела, инерция, который не подразумевает необходимость еще одного удара....
  Клинок впивается во что-то твердое и проходит преграду, рассекая плоть.... В этот момент со стороны коридора раздается последний удар по двери и выстрел. А мое бренное тело, увлекаемое собственным импульсом, летит куда-то в темноту до соприкосновения с чем-то очень твердым. Вспышка боли в затылке мгновенно гасит сознание.
  Глава 7.
  Его глаза напоминали два застывших озера, затянутые туманом. Рот кривился в жуткой болезненной улыбке. Кончики коротких волос окрасились в белый цвет. А руки крепко сжимали оружие, что одним своим видом внушало страх и восхищение, на бедре висел тяжелый тесак, что разделал не один десяток еще живых тел и прервал существование не одного живого существа.
  - Бать.... - начал я.
  Его тело резко дернулось, а пустые глаза начали прожигать дыру у меня между глаз. Чем дальше, тем больше он начинал меня пугать, а я не из пугливых.
  - Показывай место, - проскрипел Виктор.
  Из нашей семьи смерть Даши сильнее повлияла на него. С самого возвращения с охоты он только и делал, что водил точильным камнем по тесаку, перебирал винтовку, названия которой я не знал или просто смотрел в стену.
  А сейчас он сказал отвести его туда, куда ушла тварь. Одного.
  - Я тебя одного не отпущу туда, - упрямо сказал я, еще раз взглянув ему в глаза.
  - Твое мнение - последнее, что меня сейчас интересует. Можешь идти со мной, но не более, - таков был ответ. Что же, путь будет так.
  - Ладно.... Когда? - болезненное выражение в секунду сменилось на жуткий оскал и тут же вернулось обратно.
  - Сегодня, - он вернул тесак в ножны и поднял винтовку. - Сейчас.
  Звук передергиваемого затвора.
  ***
  Саша сидел на скамейке у стены поликлиники. Он смертельно устал. От переживаний, от потери близких друзей, да в конце концов от того, что этой ночью к ним вломилось... нечто. И это нечто прикончило двоих его друзей, которые попытались что-то сделать, и покалечило подругу.
  Он опустил гудящую голову на руки. В не с самой ночи будто поселился десяток бесенят, что подкидывал ему воспоминания о прошлом....
  Откинувшись на грязную стену, он положил затылок на кафель, надеясь хоть немного облегчить боль. Но что такое удар по затылку, который и спас его, по сравнению с огромной пустотой в душе, которую уже не выйдет заполнить....
  ***
  Ольга плакала. Сегодня она осталась абсолютно одна. Лежа на холодной кровати, она оплакивала своего брата, что всегда поддерживал ее, был готов выручить из любой, даже самой безвыходной ситуации. А теперь его не стало....
  Она заснула, обняв подушку, обливая ее горючими слезами, предаваясь воспоминаниям о былом, что больше никогда не вернется. А на тумбочке рядом с кроватью лежал нож в боевом положении....
  ***
  Татьяна лежала на кушетке, закрывая туго забинтованное лицо. Ее не волновал перелом ноги, да и изувеченное лицо мало занимало ее. Потом она прольет еще немало слез о своем прелестном личике, что раньше так радовало все, кто имел честь лицезреть его. Нет, сейчас ее переполнял ужас. Она стояла близко к коридору, и в последней вспышке выстрела, как раз перед смертью Даши, было видно, ЧТО пришло за ними. Это существо еще не раз будет причиной ее пробуждений в холодном поту, оно никогда не исчезнет из ее памяти....
  ***
  Петр Васильевич медленно потушил сигарету. Участковый понимал, что в произошедшем виноват он. И в смертях двух охотников и в резне в доме Виктора. Среагируй вовремя, подними всех на уши, заставь всех и каждого думать об этом, и ничего бы не было.
  А он беспокоился о своем посту, о том, что его семье будет нечего есть. Да что там, он думал в первую очередь о себе. Петр был всегда эгоистом до мозга костей, хоть всем и казалось, что он готов всем пожертвовать ради высоких целей.
  Отложив ручку, он со всей силы грохнул по исписанному листку своей печатью. Пластик разлетелся на куски, немногие металлические части впились в руку Петра, пошла кровь. Но ему было все равно.
  У него оставался всего один выход. И он им воспользуется. Сейф скрипнул несмазанными петлями, впуская в себя руку хозяина. Участковый вернулся в кресло, оставив сейф открытым. А зачем? Ему было уже все равно, зачем создавать сложности другим, что придут после него?
  Он усмехнулся. Будет ли куда приходить? Выстрел никто не услышал, весь участок носился по поселку, выполняя его поручения, не зная, что отчитаться о выполнении будет не кому....
  ***
  Он шел быстро, настолько быстро, что я не поспевал за ним, а я умел двигаться по лесу. Вокруг стояла тишина. Лес будто замер, опасаясь того, что последует за малейшим движением. А мы бесшумно скользили по тропе, быстро приближаясь к злосчастной хижине.
  Батя шел впереди и я не мог видеть его лица, но что-то подсказывало мне, что зрелище не для слабонервных.
  Уже через час мы достигли своей цели. Это не медленная группа людей, что в лесу бывали раз десять, это два зверя, что давно жили в этом лесу и хотели расправиться с тем, кто пришел на их территорию, разрушил их дом и убил их родичей.
  Темнело. Смысла дальше идти не было, о чем я и сказал Виктору, на что тот чуть ли не зарычал, но был вынужден согласиться. Он видел то, что вломилось к нему в дом, и понимал, что шансы против ЭТОГО в темноте были ничтожно малы.
  Из хижины уже убрали тела, которые разделили на много частей и разбросали по всему дому, да так, что потом идентифицировать, кому принадлежат запчасти, было невозможно.
  А сейчас надо было что-то решить с дверью. Определенно, помня прошлый опыт, простым прислонением ее к проему мы не обойдемся. Посидев, да покумекав пару минут, я начал собирать ветки, которые с помощью веревки должны в принципе держать ее, но батя дал по лбу, назвал идиотом, загнул в хижину, взялся за дверь и хитро вогнул тесак так, что дверь намертво встала на место.
  Нам предстояло пережить эту ночь, а утром мы пойдем мстить....
  Глава 8.
  Щелк. Щелк. Щелк. Патроны с черно-красным носиком с щелчками исчезали в недрах магазина, а когда количество их перевалило за третий десяток, Виктор доставал еще один.
  - Откуда? - задал я вопрос в воздух, даже не смотря на батю. Уж больно страшное выражение лица у него было. А еще больше меня пугали боеприпасы, которыми заполнился уже второй магазин.
  Ответила мне лишь еще одна жуткая ухмылка. Тихо шифером шурша, едет крыша, не спеша.... Отвернувшись к стене, я прикрыл глаза, вспоминая мельчайшие детали того, что мне было известно.
  Это тяжелые твари, перемещающиеся на четырех лапах. У них длинные когти. А еще они великолепно видят в почти полной темноте. И все же они смертны. Когда убрали оцепление и собрали все мелочи, я заметил, как менты грузили нечто серое, без шерсти. Больше всего это напоминало очеловеченного лысого медведя со здоровенной пастью. Тут же вспомнились два тела, безвольно распластанных на полу в крови. Одно с разорванной грудной клеткой, другое с перекушенной глоткой. Чуть не стошнило.
  За окном уже вовсю господствовала ночь. Вновь пошел снег. Как в ту ночь....
  Разбудил меня тихий шорох. Я резко подскочил, хватаясь за винтовку. Но ничего не было. Стоп, какого хрена?! Где батя?
  Подойдя к двери, я все понял. Теперь ее подпирал мой собственный нож.
  Ушел. Один. В ночь. Ох, зря Михалыч рассказал, куда идти....
  - Бл**ь! - тихо выругался я. Вот теперь точно можно сказать, что он сошел с ума. Так, а это что?
  На буржуйке стояла кастрюлька, в которой было какое-то варево. Я не помню, чтобы мы что-то готовили.... А на полу лежала стеклянная мензурка. В ней было что-то странно пахнущее, но определенно жидкое. Вот теперь совсем непонятно. Хотя, какая, нафиг, разница? Надо бежать за ним. Снаружи было заметно, что следы еще не запорошило, а значит, он ушел недавно. Надо догнать его!
  Быстро собрав свои вещички, я выбежал наружу и помчался в темноту, подсвечивая следы фонарем. Это уже было однажды, когда мы преследовали тварь, но теперь я бежал гораздо быстрее, почти не смотря по сторонам. Чем дальше, тем следы становились менее заметными, но это было неважно, я вспомнил дорогу до мельчайших деталей, вон, например, место, где мы убили несчастного манула.
  Не успел. Едва-едва заметные углубления в снегу привели меня к тому темному лесу, где скорее всего скрывались они. Страх вновь поступил к горлу, но на этот раз он был гораздо сильнее. Я видел, что они могут творить, и знал, что со мной такое может случиться, как только я сделаю шаг вперед.
  Фонарик здесь плохой помощник. Если бы не снег, я бы ориентировался на слух. Громадные темные стволы не пускали внутрь ни единого лучика света, скрывая одну из самых своих жутких тайн.
  Может вернуться? Отец, может, и безумец, но точно не идиот. Думаю, он намешал себе какой-то стимулятор, улучшающий восприятие. А еще у него почти сотня бронебойно-зажигательных патронов, от которых не всякий бронежилет спасет. Он не пропадет. Ага, его найдут по частям. И, вероятнее всего именно я его найду. Но не полностью.
  Что же делать? Ждать здесь? Глупо. Реши какая тварь броситься на меня оттуда, я даже не дернусь, просто не заметив смертельного рывка.
  Но мои душевные терзания разрешил всего один звук. Выстрел. Включив фонарь, я шагнул во тьму.
  Здесь снега было меньше, чем снаружи, шаги почти не слышались. Но я прямо таки кожей ощущал присутствие здесь чего-то страшного. Очень хотелось обернуться, дабы удостовериться, что никто не стоит за тобой, выжидая идеального момента для удара. Чужой тяжелый взгляд ощущался всеми органами чувств. Ни звука.
  Фонарик позволял мне не натыкаться на стволы, но и в обзоре не слишком помогал, ибо развеивал тьму лишь на пяток метров вперед. Откуда я слышал выстрел? Где-то с юго-запада....
  Еще один выстрел, но гораздо ближе. Я на верном пути. Сердце колотилось как бешеное, думаю, пульс ушел далеко за сотню. Но я продолжал путь, несмотря на страх, буквально сковывающий ноги.
  Где-то сотня метров, может меньше. С другой стороны, здесь звуки должны распространяться иначе. Физику я не любил, посему сейчас и не предполагал, насколько далеко я нахожусь от Виктора, который с кем-то уже воюет. Хотя, учитывая его состояние, он вполне мог палить в деревья.
  Шурх. Рядом. Резко развернувшись, я напряг уши, силясь понять, откуда двигается опасность. Слева!
  Прицелившись во тьму, я был готов в любой момент выстрелить. Шурх. Уже в другой стороне! Похоже, меня окружили. На месте стоять нельзя, посему я немного поддался панике и, забросив оружие за спину, побежал вперед.
  За спиной вновь раздалось шуршание. И гораздо ближе. Буквально в десятке метров раздался выстрел и, я даже увидел вспышку от выстрела.
  - Бать, - громко предупредил его и, развернувшись, приготовился встретить врага. И, подождав секунду, не был разочарован.
  Тьма расступилась под давлением света, показывая мне то, что я ненавидел больше всего на свете, чего я больше всего боялся. Время замерло, давая мне разглядеть все в подробностях, ужаснуться от уродливости и спустить курок.
  Тварь не издала ни единого звука, когда ей в морду прилетела пуля. И лишь осколки черепа, перемешанные с мозгом, вылетели из затылка, выпуская залетевшую в глаз пулю.
  Вогнав новый патрон в патронник, я встретил еще одну, что перемахнув через тело собрата, одним мощным прыжком оказалась в паре метров от меня. Дрогнув, рука не позволила убить ее красиво, пуля зашла в спину.
  Ее бросило назад, но через мгновение, тварь кинулась на меня, опять же в абсолютной тишине. Чувствуя, что не успеваю, я лишь попытался уйти от удара. Когти прошлись по руке, разорвав куртку и оставив глубокие царапины, но тварь промахнулась. Из лежачего положения, я передернул затвор и выстрелил туда, где она должны была оказаться. А потом еще. И еще.
  Остановился я лишь, когда патроны закончились, и палец лишь впустую жал на спусковой крючок.
  - Пришел-таки, - раздалось над ухом. Я подскочил, но уже понял, что нашел, кого искал.
  Фонарь прошел по тело Виктора, показывая мне многочисленные разрывы одежды и проступившую под ними кровь. Шапки на нем уже не было, лицо украшал длинный разрыв от виска до уголка губ. Глаза с красным белком смотрели прямо в мои глаза. Я аж содрогнулся, представив, какие последствия будут от таких стимуляторов.
  - Я нашел, - проскрипел он, совершенно не обращая внимания на множественные раны, шевеля разорванным лицом. Боли он явно не чувствовал. - У них здесь гнездо. Иди за мной.
  Развернувшись, он быстро пошел дальше. Гнездо? Неужели... у нас появился шанс! Вот почему их тут так много. Стоп, он же без фонаря. Как он видит? Еще один вопрос без ответа....
  До этого я думал, что быстро двигался в лесу. Ага, а сейчас Виктор просто летел, как призрак, почти не касаясь земли и совершенно не издавая звуков. Через десяток секунд он резко остановился и начал стрелять в темноту. Не знаю почему, но я тоже пустил туда пару пуль. Похоже, после этого батя лишится зрения, столь сильные стимуляторы и откат дают соответствующий.
  - Это - он указал на здоровую дыру в земле, обрамленную костями различного калибра. Настоящее логово какого-нибудь монстра. Хотя, почему какого-то? Вполне определенного. - Я думаю, остальные внутри, иначе бы напали. Я убил пять, ты парочку. А здесь следы никак не меньше десятка тварей.
  Действительно, здесь все было притоптано, но все же следы были вполне узнаваемы. Внезапно Виктор дернулся и выпустил несколько пуль в темноту провала. Оттуда донеслась какая-то возня, но последняя пуля прервала чью-то агонию.
  - Сын, - начал он, снимая рюкзак с плеча. - Я кое-что приготовил. Если я не смогу - это придется сделать тебе.
  В руке его оказалась связка нескольких круглых предметов, в которых я мгновенно опознал гранаты. Чем-то подобным в Великую Отечественную войну подбивали танки. Но откуда? Впрочем, я не издал ни звука, вопрос застрял в глотке, когда он протянул их мне.
  - Бери, - приказал он.
  - Да что с тобой, бл**ь, происходит?! - моему терпению пришел конец. Адекватность и рациональность были смыты волной эмоций, в которых переплелись страх, непонимание и простейший инстинкт самосохранения.
  - Заткнись и делай то, что я сказал, - жестким, не терпящим возражений тоном приказал Виктор, повернув ко мне свое страшное оружие. Пришлось подчиниться, хотя я и считал происходящее каким-то кошмаром, который был настолько нереалистичным, будто стоит подумать о пробуждении, и я проснусь.
  Дыра была небольшой, но достаточной, чтобы человек, пусть и сильно согнувшись, смог пройти. Пройдя совсем немного, я наткнулся на тело очередной твари. Голова как таковая перестала существовать. Брезгливо обойдя ее, я, наконец, вдохнул подземного воздуха и закашлялся от тошнотворного запаха разложения. Очевидно, сюда тащилась добыча, но зачем? Кого-то кормить. Либо потомство, либо что-то еще, в любом случае, батя был прав. Это было Логово.
  Ощущение погружения под землю показывало, что мы спустились на пару метров под землю. Как здесь все держится? Стенки облеплены чем-то давно засохшим, но чем? Какие-то выделения?
  Через десяток секунд пути, мы встретили еще одну тварь, которую Виктор расстрелял еще до того, как я сумел ее заметить. Страх, которым пропитались воспоминания о этом лесе, о монстрах, таящихся во тьме, начал рассеиваться еще с момента убийства первого из них. Они умирают, а большего мне и не надо....
  Черт, да эта нора просто огромна! Впереди показалось большое помещение, если так можно выразиться. Скорее это была большая пещера. Фонарь мазнул по центру лучом света, высветившим то, к чему мы шли....
  Теперь все встало на свои места. Стал понятен и размер пещеры и происхождение тварей. Посередине пещеры лежала громадная, в полтора человеческих роста, куча плоти, которая периодически шевелилась. Матка.
  Виктор тоже вперил в нее свой немигающий взгляд, будто желая прожечь в ней дыру одним взглядом. И это стало его роковой ошибкой. Смазанная тень метнулась справа и повалила батю на пол пещеры. Моя реакция была мгновенной - вскинуть винтовку и выстрелить точно в голову.
  - Тварь, какая же ты тварь, - прошипел я, буквально сгорая от бешенства, когда увидел, что монстр сделал с Виктором. Еще в полете тварь взмахнула когтистой лапой и почти оторвала голову такому хрупкому и слабому по сравнению с ней человеку. Единственное, что помешало окончательному обезглавливанию - позвоночный столб.
  Выдернув из ослабевших рук винтовку, я начал ничего не соображая палить сначала в серую тень с другой стороны, что вознамерилась закончить дело, а потом и в Матку. И лишь, когда оружие вместо убийственных пуль начало лишь щелкать, я еще раз взглянул на изрядно подпорченную шкуру источника всех проблем. Звериная ухмылка сама появилась на моем лице, в одной руке - нож, в другой - связка гранат.
  - Прощай, чудовище, - сказал я и, вырезав кусок плоти из Матки, сунул в образовавшееся отверстие свое последнее оружие, выдернув одну-единственную чеку.
  Сделав пару шагов назад, я полюбовался на свою работу. Матка не имела голоса, но по судорожным подергиваниям плоти можно было понять, что боль она ощущает.
  Взрыв обдал меня с ног до головы мерзкой жижей, в которую перемололо Матку. Это конец. Кошмар кончился, можно просыпаться. Счастливая улыбка сама появилась на моем лице. Отец бы гордился мной.
  Эпилог.
  Олег был доволен собой, да что говорить, он был по-настоящему счастлив в этот момент. Одно мгновенье счастья стоит целой жизни, а то и нескольких. Он не заметил, что взрывная волна кинула его на стену, а осколки пробили его тело в десятке мест, гарантируя смертельный исход.
  Но взрыв не только лишил тварей даже на шанс продолжения рода, он еще и разрушил своды пещеры, обрушив на нее десятки тонн земли, песка и камней.
  ***
  Саша сидел на стуле рядом с койкой Татьяны. Она спала спокойным сном, усыпленная лошадиной дозой успокоительного. Час назад он рассказал ей, что охотники нашли логово, но, когда пришли на место, нашли лишь несколько тел тех самых тварей. Кто бы это мог сделать? Или это они сами перебили друг друга? Да какая теперь разница.... Виктор не смог пережить смерти дочери и ушел в лес, где и пропал вместе с сыном, который увязался за ним.
  Какая трагедия.... Хотя, чего уж там, мне наплевать. Меня куда сильнее волнует состояние Тани. Скоро похороны Даши и Фи, туда я не могу не прийти. Прощайте друзья, вы были прекрасной парой....
  ***
  В темном переулке сидел самый типичный бич. Кутаясь вместе со своим верным псом в широкую, явно на несколько размеров больше, куртку, он спасался от холода.
  - Слышал? Охотники таки разобрались с теми животными, что по ночам выбирались в поселок, - раздался неподалеку отрывок разговора двух молодых людей.
  - Фух, теперь можно вздохнуть спокойно, - прозвучал ответ.
  - Охотники, правда, вернулись не все. Двух съели.
  - Какой ужас, - бич облегченно вздохнул. Он-то уж думал, что они не справятся, и придется вмешиваться самому. Его дела здесь закончены, пора уходить.
  - Шарик, - позвал он пса. - Шарик, мы уходим.... Да, мы здесь закончили. Мы возвращается домой.... Хороший мальчик.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | М.Чёрная "Ведьма белого сокола" (Попаданцы в другие миры) | | М.Генер "Солнце для речного демона" (Любовное фэнтези) | | П.Белова "Маша и Дракон" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | | А.Квин "Путь ангела. Возвращение" (Космическая фантастика) | | Н.Волгина "Стопхамка" (Женский роман) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"