Ткаченко Наталья: другие произведения.

2. Подруга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


   Ничего на свете лучше нету,
   Чем бродить друзьям по белу свету.
   Тем, кто дружен, не страшны тревоги,
   Нам любые дороги дороги!
  
   Песня из м/ф "Бременские музыканты"
   Слова Ю. Энтин, музыка Г. Гладков
  
   1. Об ожидании и о неожиданностях
   - Старею я, - вздохнула Тхар и потрепала по холке умиротворённо жующего овёс Дружка. - По эльфям всяким скучаю... Раньше расставалась - и не жалела, а теперь вот...
   Она снова вздохнула.
   Вопреки привычкам, Тхар уже второй месяц жила у не нарадующихся на неё деда с бабкой. Им и самой себе она нещадно врала, объясняя временную оседлость тем, что никак не может решить, куда бы пойти дальше. На самом же деле девушка ждала, всё больше злясь на себя и всё больше волнуясь из-за одного противного эльфа, который уже давно мог бы дать о себе знать!
   С виду Тхар изменилась за месяц, проведённый на щедрых харчах, да под заботой бабки: девушка теперь всё чаще надевала юбку, загар почти сошёл, волосы заплетались в две короткие косы, а сама Тхар округлилась и как-то помягчела на вид. Её такие перемены донельзя раздражали: окрестные сынки мелких фермеров, ранее шарахавшиеся от смуглой язвы в штанах, теперь неожиданно обнаружили, что к крепкой усадьбе прилагается ещё и хорошенькая девица, и с утроенным рвением возобновили ухаживания, поддерживаемые их родителями и, к крайнему неудовольствию Тхар, её собственными дедом с бабкой.
   - Правнуков им захотелось, - шипела она, чистя Дружка. - Видите ли, я тогда дурь из головы выкину, дома сидеть буду, о дитяте заботиться! И никого не интересует, что я ни замуж не хочу, ни детей!
   Вообще-то девушка лукавила, дед с бабкой не настаивали и уж тем более не приказывали, но постоянные намёки утомили её несказанно. А ещё она с грустью отметила, что с последнего её приезда старики сдали ещё больше. Вероятно, ей всё же придётся вскоре вернуться в усадьбу навсегда, да и осесть здесь, присматривать за дедом с бабкой, вести хозяйство, управлять землями, начальствовать над батраками и арендаторами... И с тоски выйти замуж за какого-нибудь местного охламона, дальше ворот родительской усадьбы ничего не видевшего!
   - Ну нет! - Тхар метко швырнула скребок на полку. - Провалиться мне на этом месте, если...
   Договорить ей не дали: в ворота конюшни просунулась конопатая детская мордашка и возбуждённо выпалила:
   - Госпожа Даланила, к вам там самый настоящий эльф!
   На радостях Тхар даже не огрызнулась на своё настоящее имя, а бросилась мимо девочки вон из конюшни, невольно расплываясь в улыбке.
   "А вот я кому-то сейчас ухи длинные надеру! За то, что так долго не ехал! - думала она, быстрым шагом огибая пристройки. - Ох, надеру!"
   Увы, радость её была преждевременной: не потрудившийся даже слезть с коня высокий надменный эльф с Ллио ничего общего, кроме приснопамятных ушей, не имел.
   - Тхар? - отрывисто поинтересовался он.
   - Я, - хмуро отозвалась девушка, исподлобья рассматривая нежданного гостя.
   - Вам письмо от младшего сына рода Алленгоранле, - холодно пояснил причину своего появления эльф, протягивая ей конверт.
   Про себя Тхар облегчённо выдохнула: значит, по крайней мере, жив. "А насколько здоров, сейчас выясним", - решила она, забирая письмо.
   Эльф развернул коня и, не удостоив хозяев прощанием, направился к воротам. Тхар решила, что такой хам даже "спасибо" не заслуживает, присела тут же на крыльце и сломала сургучную печать на конверте.
   "Дорогая Тхар,
   Я очень надеюсь, что это письмо дойдёт до тебя. Со мной всё в порядке, к счастью, мои испытания закончились, предложенный вами с Тилей план сработал. Мой бывший друг покончил жизнь самоубийством, избавив нас от необходимости судить его. История эта в высшей степени шокировала общественность... Извини, у нас в письмах принят такой высокопарный стиль, вот я и сбиваюсь! Ты как? У тебя всё в порядке? Я пока не могу приехать, мама не отпускает. Она очень за меня волновалась, но это ты и сама знаешь. Ванеллириану тоже пока никак не выбраться из Лесов, но он просил передать Тиле, что соскучился по ней и мечтает снова увидеть. Поэтому, как только мы с ним вырвемся из крепких объятий родственников, сразу же поедем искать вас! Тхар, пожалуйста, подожди меня в усадьбе твоих дедушки с бабушкой, я очень хочу тебя увидеть! Пожалуйста!
   Крепко тебя обнимаю,
   Ллио".
   Тхар задумчиво посмотрела на дату. Письмо было написано, по меньшей мере, две с половиной недели назад. Жалко, что эльф уехал - не спросить, как долго он её искал. Но, пожалуй, Ллио может появиться здесь через пару деньков, если не завтра.
   - Плохие новости? - осторожно спросила незаметно подошедшая бабушка.
   - Да нет, - покачала головой Тхар.
   Сейчас, когда стало ясно, что с Ллио всё в порядке, и она перестала волноваться за него, Тхар неожиданно снова потянуло в дорогу. Например, на юг, там тепло и море. Почему бы и нет? Заработанных денег хватит на дорогу туда, а на месте устроиться гувернанткой и поэкономить годик, а там можно и вернуться с деньгами, проверить, как тут старики, управляющего толкового нанять...
   - Ох, чую, снова ты бродяжничать пойдёшь, - прозорливо вздохнула бабка, присаживаясь рядом. - Ты бы лучше о нас подумала, старые мы совсем, кому усадьбу оставим? Добро бы парня какого привела с собой из странствий своих!
   - Ба, - недовольно протянула Тхар. Знакомая песня обогатилась новым куплетом. - Если я тебе орка или эльфа приведу, ты ведь не обрадуешься? Ну вот и...
   - Да всё равно кого! - махнула рукой старушка. - Главное, чтобы человек был хороший!
   Тхар засмеялась, бабушка её, сообразив, тоже.
   - Договорились, - улыбнулась Тхар. - Из этих странствий я тебе зятя, то есть, тьфу, внучатого зятя приведу, а ты не будешь мне местных дураков подсовывать, хорошо?
   - Хорошо! - обрадовалась бабушка. - Только помни - ты пообещала! Чтобы вернулась весной с мужем, иначе смотри мне! - она строго погрозила внучке сухим узловатым пальцем.
   - Летом, бабусь, а может, осенью, там такое море, - Тхар мечтательно вздохнула. Бабка её, в жизни моря, да что там моря, озера большого и то не видевшая, тоже вздохнула - внучка постаралась в своё время, расписывая зеленоватую водную гладь до горизонта, золотистый песок, жаркое южное солнце...
   - Только тролля какого-нибудь не приводи, - спохватилась бабка. - Али водяного...
   Тхар захохотала:
   - Не волнуйся, выберу такого, от которого детки родятся, - разговор её забавлял, ведь она знала, что если вернётся через год, разведёт печально руками и скажет: "Сбежал, гад, по дороге!", то бабушка с дедом повздыхают-повздыхают, но смирятся.
   - Госпожа, - подбежал к ним работник, прерывая разговор. - Там опять обоз собирается на поля встать! Прямо на озимые!
   - Вот ты ж окаянные! - резво вскочила бабка. - А ну-ка, собирай всех наших, сейчас мы их ужо спровадим! Чего удумали!
   Тхар поднялась вслед за бабкой. Она уже знала, о чём идёт речь: дед недавно докупил земли ("Внучке в приданое", - объяснил он, на что сама внучка только глаза закатила) и распахал бывший пустырь под озимые. Только одного не учёл - рядом проходила самая короткая дорога на столицу. А поскольку вокруг всё холмы да холмы, как раз на месте теперешней пашни и останавливались испокон веков обозы. И, несмотря на поставленный (и регулярно ремонтируемый) забор, продолжали останавливаться.
   На лёгкой тележке, запряжённой осликами, и в окружении работников, хозяйки быстро добрались до нарушителей спокойствия. Охрана, всё сплошь степные орки, деловито доламывала ограду и собиралась заводить телеги на свежевспаханное поле, где четверо обозных из людей уже готовились поставить шатёр.
   - А ну-ка, собрали быстро манатки, покидали по телегам и пошли прочь отсюда! - звонко завопила возмущённая Тхар, бесстрашно вставая на раскачивающихся козлах. - Тут поле, не хотите платить пятьдесят кружков за ущерб, проваливайте!
   - А не пошла бы ты сама, девушка! - вежливо попросил её командовавший разгромом тёмно-рыжий орк с куцым левым ухом.
   - Я здесь молодая хозяйка, а эти земли - моё приданое! - рявкнула Тхар, соскакивая на землю, и ничуть не смутилась оттого, что оказалась едва по плечо усмехнувшемуся орку: - Так что нечего моё добро портить, - она скользнула взглядам по серьге и косам: - О отважный муж из клана Харгез!
   У "отважного мужа" брови, такие же тёмно-рыжие, как и волосы, явно против его воли поползли вверх:
   - А скажи-ка, честная девушка, откуда ты знаешь, из какого я клана?
   - От Хазгуда! - помянула Тхар главного из сонма орочьих бесов. - Так что давай, отважный Харгез Куцеухий, или как тебя там, заворачивай своих ребят и можешь звать купца, дальше я ругаться буду только с ним!
   Орк засмеялся:
   - Значит, придётся тебе, честная девушка, ещё меня потерпеть! Я - купец.
   - Ты-ыы? - со множеством оттенков от удивления до откровенного недоверия протянула "честная девушка" - она знала, что у орков это обращение сродни "милая барышня" или "молодая хозяйка", знала так же хорошо, как и то, что орки очень, очень редко берутся за торговлю, предпочитая зарабатывать на жизнь оружием. - Орк-купец? Это где ж это видано?
   - А где ты рыжих орков видала? - подмигнул ей собеседник и заговорщицки усмехнулся.
   - Ты мне глазки не строй, а ребят своих заворачивай, ага? - нежно-угрожающе пропела Тхар.
   - Твоё слово для меня - закон, честная девушка, - улыбнулся ей орк и повернулся к своим: - Ребята, собираемся, - проигнорировал тихое недовольное мычание подчинённых и пожаловался Тхар: - Только где нам теперь встать на привал?
   - Вниз по дороге у пруда справа будет холм с пологим склоном, - миролюбиво посоветовала Тхар.
   - Телеги затащить можно? - практично поинтересовался орк.
   - Нет, - невозмутимо отозвалась Тхар.
   - Если на дороге оставить, так проезжающие ругаться будут, - предусмотрительно заметил орк. - Да и спереть чего могут...
   - А охрана у тебя на что? - хмыкнула Тхар, всем своим видом выказывая недоумение: как такой глупый орк может водить обоз? - И поставь телеги гуськом, тогда следующий обоз сможет мимо пройти, там дорога широкая. Мне тебя, что ли, учить обоз вести, а, купец?
   - А такая умная девушка мне бы в обозе не помешала, - усмехнулся тот, не обижаясь. - Меня Радег зовут, а тебя?
   - Радег - это не орочье имя, - заметила Тхар, краем глаза наблюдая, как последний из обозных покидает потоптанное поле.
   - Не орочье, - согласился Радег, и мягкая улыбка словно застыла на его губах, а глаза заледенели. - У меня мать - человек.
   Тхар посмотрела на него секунду и отвернулась к телеге, с которой за разговором с интересом следила её бабка:
   - Удачной дороги, орк.
   - Постой, - не обиделся тот, хотя вот так подчёркнуто не звать орка по имени, которое он открыл собеседнику - это почти оскорбление. - Ты так и не сказала, как тебя зовут?
   - А зачем тебе? Ты ж у нас, как настоящий орк, человеческих женщин за разумных существ не признаёшь, как и родства с ними? - язвительно бросила Тхар через плечо.
   - Ты не так поняла, - нахмурился Радег, но девушка уже вскочила на козлы и схватила вожжи.
   - А поле-то всё истоптано, - горестно подала голос бабка. - Что ж нам теперь делать? Как же ж мы теперь-то? - запричитала она. Тхар уже почти закатила глаза, но вовремя решила, что против навязчивого орка все средства хороши:
   - Вот-вот! - она сурово сдвинула брови и пронзила Радега взглядом: - Испоганил моё приданое, плати компенсацию!
   Орк усмехнулся весело:
   - Я бы за тобой и такое приданое взял!
   - А тебе никто не предлагает! - фыркнула возмущённо Тхар. - Жаба душит, так и скажи! - она легонько хлестнула осликов, и они послушно пошли прочь.
   - Где твоя усадьба, честная девушка? - крикнул ей вслед орк. - Скажи, я привезу деньги!
   - Как же, - буркнула себе под нос Тхар. - Сдаётся мне, ни его, ни денег мы больше не увидим.
   - Ой, не думаю, - радостно отозвалась бабка, и Тхар, обернувшись, встретила её довольный и хитрющий взгляд. - Глянулся он тебе, а?
   - Ба-абушка-а-а! - со стоном закатила глаза Тхар.
   - А что? - не сдалась та. - И далеко ходить не надо! Купец. Видно, что мушшина сурьёзный. Опять же, можешь с ним по дорогам бродить, а детки появятся, так у нас осядешь, а? - с надеждой спросила бабка.
   Тхар только снова закатила глаза и покачала головой.
  
  
   2. О родительском произволе
   - Ллио, солнышко, опять ты читаешь в темноте! - высокая темноволосая эльфийка с мягкими чертами лица подкрутила лампу, и та засияла.
   - Ну ма-ама, - заныл Ллио, морщась от яркого света и откладывая книгу. - Я не читаю уже, задумался.
   - О чём? - Миреллин присела рядом на диван и улыбнулась сыну. Тот собрался с духом и сказал:
   - Мне нужно уехать. Ненадолго, - тут же добавил он, видя, что та хватается за сердце и бледнеет. - Мама, ну пожалуйста!
   - Ллио, прошу, побудь ещё немного дома, - со слезами на глазах проговорила Миреллин. - Ты только-только вернулся!
   - Я здесь уже почти месяц, а мог бы уехать ещё неделю назад, - буркнул Ллио. - Мама, ты не понимаешь, я должен её найти!
   - Её? - тут же переспросила эльфийка, и Ллио прикусил язык: всё же проболтался!
   - Тхар, - выдавил он из себя. - Это она помогла мне доказать Ванеллириану, что я невиновен!
   Ллио не рассказывал о девушке из боязни быть неправильно понятым, и только с Рианом они вспоминали Тхар и Тилю.
   - Тхар, это орочье имя, - задумчиво сказала Мирелин.
   - Да, но она человек. Мы с ней познакомились на перевале, она сразу поверила, что я невиновен, и поддерживала меня, и помогала, и заботилась... А я ей даже спасибо не сказал, - грустно завершил Ллио.
   - Это действительно крайне невежливо, - серьёзно согласилась Миреллин. - Но почему бы тогда не пригласить её к нам?
   Ллио благодарно посмотрел на мать:
   - Я бы очень хотел вас познакомить. Тем более, что я уже пообещал написать ей приглашение, как только всё наладится! Но дело в том... - он замялся. - Во-первых, она может и не оказаться в усадьбе. А во-вторых, ей, наверно, не стоит пока здесь появляться. Это долгая история, - эльф неожиданно зевнул.
   - Тогда ты расскажешь мне её завтра, - твёрдо сказала его мать. - А сейчас - спать!
   Ллио кивнул, Миреллин поцеловала его на ночь, пожелала спокойной ночи и, на всякий случай прихватив с собой книгу, покинула комнату. Ллио приготовился ко сну и лёг в постель, но глаза никак не закрывались. Он в который раз видел, как Тхар уходит, отмахиваясь от его предложения помочь, и в который раз обижался на неё.
   Но наконец усталость взяла своё, и юноша заснул.
   На следующее утро Ллио рассказал матери историю знакомства с Тхар и все их совместные приключения. Миреллин внимательно выслушала его и задумалась.
   - Пожалуй, вы правы, приглашать Тхар и Тилю пока неразумно, - наконец сказала она. - Я прекрасно знаю, что многие из наших сородичей не упустят возможность изучить уникальную магическую аномалию. Совершенно забыв при этом, что объектом изучения станут живые разумные существа. Вот когда девушек удастся разъединить...
   - Да, но мы пока совершенно не представляем, как это сделать, - признался Ллио. - Ванеллириан поехал к своему двоюродному брату...
   - Да, Сингареллиор мог бы помочь, - задумчиво сказала Миреллин.
   - Ты его знаешь? - удивился Ллио.
   - Да, - кивнула Миреллин. - До встречи с твоим отцом я ведь жила на севере, в Лесах у Ночной Заводи. Но после замужества последовала за Ареллом на юг. Потом его перевели в Астеналле, и мы осели здесь.
   Миреллин говорила спокойно, но Ллио прекрасно понимал, каким трудом ей даётся такое спокойствие. Его родители, прожившие несколько сотен лет вместе, разошлись. Конечно же, из-за него: Миреллин не смогла простить мужу предательства и переехала в другой дом, в котором раньше жили их старшие дети.
   Эльфийское общество незыблемо следует многим проверенным веками традициям, в частности, семья должна жить под одной крышей. Достигшие совершеннолетия - двадцати семи лет - дети получают в своё распоряжение дом, находящийся недалеко от родительского. Поскольку, выбирая новое место жительства, эльфийские семьи всегда стремятся занять участок побольше, проблем с пространством обычно не возникало. Но вот у семьи Алленгоранле, с ограниченными средствами и тринадцатью отпрысками, места едва хватило - участок походил на человеческую деревушку, настолько тесно стояли дома. И сейчас Миреллин заняла один из пустующих - самый дальний, и Ллио жил с ней.
   А ведь если эльфийка покидает дом и вот так демонстративно переселяется в другой, пусть даже стоящий в десяти минутах ходьбы от предыдущего, это равносильно человеческой подаче в мировой суд прошения о разводе.
   Впрочем, демонстративно Миреллин не переселялась. Она делала это молча, целеустремлённо, не замечая пытающегося её остановить, отговорить, вымолить у неё прощение мужа. Собирала вещи и, жестом отказываясь от помощи - ведь это означало бы примирение - несла в свой новый дом.
   Всё это происходило на глазах не вмешивающихся старших братьев и сестёр Ллио, а так же невероятно обрадованных уникальным зрелищем соседей. Эльфы крайне редко выносят семейные неурядицы на всеобщее обозрение. Но у Миреллин просто не было выбора. Она и так находилась под непрерывным обстрелом соседскими взглядами с того ужасного дня, когда родители Ллан нашли её тело. А рядом - находящегося то ли в винном, то ли в наркотическом опьянении Ллио. И с поистине королевской невозмутимостью, под уважительные либо осуждающие шепотки, Миреллин ушла от мужа, с которым прожила долгую жизнь и которого любила.
   По всё той же традиции, если муж хотел, чтобы жена вернулась, он приходил за ней. Если жена согласна была помириться, она открывала дверь. Арелл Алленгоранле приходил каждый день. Миреллин ни разу не отперла замок.
   Ллио на всё жизнь запомнил вздрагивающие от плача плечи матери, скорчившейся на полу и спрятавшей лицо в сорванную с окна кружевную занавеску. Тяжёлая портьера ещё покачивалась; по ту сторону окна отец в сотый раз пытался объяснить, почему он так поступил, ещё не зная, что Ллио уже вернулся и тоже слышит его.
   Он говорил о том, что не мог поступить иначе. Что он Судья. Что его сразу же заподозрили бы в пристрастности. Что все факты указывали на виновность сына. Что всем известно - никто не лжёт в Круге правды. Что его всего несколько лет назад наконец назначили Судьёй, и он не мог вынести другой вердикт, ведь тогда бы его наверняка сместили, а Ллио это бы не спасло, и как они жили бы дальше?..
   Детальная разработка плана оправдания, убеждение соседнего Судьи и прокурора, тщательно разыгранная провокация, перемена общественного мнения, самоубийство бывшего лучшего друга, оправдательный приговор, снятие печати - это всё будет потом. А тогда Ллио просто поднял ещё сильнее зарыдавшую - но уже от счастья - мать с пола и увёл её от голоса, в который раз с безжалостной наивностью повторявшего бессмысленные оправдания.
   Мать с сыном молча сидели рядом на диване, вспоминая недавнее прошлое, в корне изменившее их жизни. Ллио первым вернулся к сегодняшнему дню, решил отвлечь Миреллин от грустных мыслей и сказал первое, что пришло в голову:
   - Ты никогда не рассказывала про свою жизнь в Ночной.
   Уже заговорив, Ллио вспомнил слова Тхар, не слишком лестно отозвавшейся о его деде, и пожалел о своей неосмотрительности. Сам юноша видел деда только однажды, на свадьбе одного из братьев. А в Ночной Заводи - северной столице Лесов - и вовсе ни разу не был.
   Миреллин вздохнула:
   - С тех пор уже столько воды утекло! Да и мои отношения с отцом никогда не отличались теплотой, а он в моей памяти неразрывно связан с Ночной, - она решительно взмахнула рукой: - Не будем об этом. К ЛЛиору я бы всё равно тебя не отпустила - слишком далеко.
   Ллио видел, что мать расстроена, и ласково обнял её. Эльфийка улыбнулась ему и погладила по голове:
   - Все мои дети выросли, почти у всех уже своя взрослая жизнь, свои семьи и свои дети. Со мной остался только ты, - она серьёзно посмотрела на него: - Ллио, главное, чтобы вы жили здесь. А так я совсем не против, если ты приведёшь в наш род человеческую девушку...
   - Мама! - возмущённо вывернулся из-под её ладони юноша. - Тхар мне... как сестра! Вот! Ты же помнишь, что я тебе рассказывал: когда она сжала мои руки, наша кровь смешалась...
   - Светлый Лес! Какой же ты ещё ребёнок! - воскликнула эльфийка и не дала донельзя раздосадованному сыну возразить: - Это не считается! Ведь не были проведены необходимые обряды...
   - Ещё как считается! - настоял Ллио. - А если нужны какие-то обряды, так я их проведу!
   - Ты хочешь сказать, что с такой теплотой говоришь о девушке, собираешься искать её хоть на краю света, и она тебе всего лишь как сестра? - воскликнула его мать.
   - Да! - Ллио вскочил. - Да, потому что я люблю Ллан!
   Миреллин замерла на секунду, потом её глаза расширились, отражая пришедшее понимание. Она прижала ладонь ко рту, словно пытаясь спрятать обратно вырвавшиеся ненароком слова, и, с жалостью посмотрев на сына, протянула к нему руки:
   - Ллио, прости меня! Я не хотела причинить тебе боль!
   Ллио позволил снова усадить себя на диван:
   - Мама, Тхар - мой друг, а люблю я Ллан.
   - Я так надеялась, что эта рана в твоей душе уже затянулась, - вздохнула печально Миреллин.
   - Я её всегда буду любить, - твёрдо сказал Ллио. - Но Тхар... я не могу и не хочу вот так с ней расстаться и забыть. Тем более что им с Тилей необходимо помочь. Поэтому, когда Ванеллириан вернётся, мы поедем их искать.
   Миреллин задумалась ненадолго и объявила:
   - Дирелл поедет с вами.
   - Что?! - подскочил Ллио в ужасе при первом же звуке имени ненавистного зануды - старшего брата, единственного, кроме него, кто ещё не обзавёлся семьёй. - Мам, он же ненавидит людей!
   - Ты преувеличиваешь, - сказала эльфийка таким тоном, что Ллио понял обречённо: мать будет настаивать на своём до конца.
   Иногда обычно мягкая и ласковая Миреллин "упиралась рогом", как сказала бы Тхар, и наотрез отказывалась менять однажды принятые решения. Ллио ни за что бы не признался, что и сам унаследовал от неё эту черту: достаточно вспомнить, как он не так давно с достойным лучшего применения упорством собрался и покинул Леса.
   Но сейчас надежды переупрямить мать не оставалось:
   - Дир просто насторожённо относится к людям, - корректно отозвалась о сыне Миреллин. - В основном потому, что никогда не покидал Леса. Так что пришло время ему посмотреть, что там, за границей. И я надеюсь, что его осторожность перевесит бесшабашность Риана и твою доверчивость. Я же беспокоюсь за тебя! - несколько обвиняюще закончила Миреллин.
   - Мама, ну со мной же будет сам Ванеллириан Странник, - предпринял Ллио слабую попытку избавиться от навязываемой опеки.
   Миреллин неожиданно фыркнула:
   - Риан ничуть не изменился за те двадцать лет, что я его не видела - такой же балбес!
   - Мама?! - во все глаза уставился на неё Ллио. - Так ты его и раньше знала? Я думал, вы только сейчас познакомились! И вовсе он не балбес!
   - Я же была знакома с его кузеном, забыл? - ответила Миреллин. - Риан нас и познакомил. Но мы уже давно не виделись. Так вот, - строго выпрямилась она, - Риан как был легкомысленным авантюристом, так им и остался. И доверить ему моего ребёнка?!
   - Мама! - взвыл Ллио.
   - Дорогой, тебе только шестнадцать! И потом, для меня ты всегда останешься моим маленьким ребёнком! - нежно сказала Миреллин, умилённо глядя на "дитятко" выше её на полголовы. Ллио ответил ей хмурым обречённым взглядом и сказал:
   - И всё же без Дира нам будет лучше. Да и рассказывать ему про Тилю мне что-то не хочется!
   - Тогда не рассказывай, - пожала плечами Миреллин. - Я согласна тебя отпустить, но только под присмотром.
   Ллио обречённо вздохнул. Что ж, остаётся только надеяться, что друг Ванеллириана, посланный неделю назад с письмом, нашёл усадьбу. И что Тхар ещё не успела оттуда уехать, и дождётся его. Тогда можно будет отправиться прямо туда и избавиться от дорогого братца как можно быстрее. А там они все вместе сядут и подумают, что можно сделать для Тхар с Тилей, да и вдруг двоюродный брат Ванеллириана что-нибудь подскажет?
   Но прежде всего, он, конечно, крепко обнимет Тхар. А потом как следует надерёт её маленькие круглые ушки за то, что сбежала, не попрощавшись!
  
  
   3. О Тхар, об одном приставучем орке и о том, к чему может привести подобное знакомство
   Утро Тхар начиналось тогда, когда ей вздумается. Сегодня она встала рано, хотя и не раньше работников, и решила немного "выгулять" застоявшегося Дружка. Ездить верхом, скажем честно, девушка не умела, поэтому вела под узду довольного таким поворотом дел коня подальше за поля и уже там тренировалась.
   - Ууу, какие бока отъел! - пыхтела Тхар, неловко забираясь на лошадь. - Раскормили мы тебя тут!
   Девушка ничуть не погрешила против истины: Дружок округлился, похорошел и повеселел. Разумеется, в этом была, прежде всего, заслуга самой Тхар, тщательно ухаживавшей за коняжкой. К тому же, сказывались деревенские корни лошади: Дружок не мог похвастаться гордым изгибом шеи, тонкими бабками и изящной статью, зато он был вынослив, неприхотлив и покладист.
   Покладистости немало способствовали морковки, горбушки и прочие вкусности, щедро скармливаемые усадебной детворой. Дружок не походил ни на флегматичных меринов, на которых пахали поля, и которых интересовало только содержимое их кормушки, ни на оставленных "на развод" злобных кусачих жеребцов. Он весело косил чёрным глазом, очень аккуратно брал с руки угощение и ради шутки мог иногда легонько толкнуть в грудь. "Счастливчик" радостно визжал и падал под смех друзей и свой собственный, и Дружок запрокидывал голову и смеялся вместе с ними.
   - Этот за корку хлеба за кем угодно пойдёт, - неодобрительно сказал конюх, понаблюдав за поведением хозяйского любимца. Тхар только фыркнула - за то время, что они провели вместе, Дружок не только научился узнавать хозяйку, но и чётко признал её своей единственной и неповторимой. Когда, уже недалеко от усадьбы, на похорошевшего коника позарились воры, тот начал так брыкаться и ржать, что перебудил всю конюшню. А на ней спала не только Тхар, но и застигнутые ливнем ехавшие на ярмарку крестьяне. Незадачливых конокрадов поймали и хорошенько отколотили.
   - Так, - Тхар подозрительно покосилась на ставшую ужасно далёкой землю и скомандовала, легонько ударяя носками сапожек в бока коня: - Вперёд!
   Дружок мирно потрусил по просёлочной дороге меж полями и лугами к видневшемуся невдалеке леску.
   Тхар расслабилась (насколько это было возможно при непрекращающейся тряске) и вполголоса запела (опять же, насколько это было возможно). Вокруг никого не было, и можно было не стесняться. Тхар перебирала отрывки из различных песен, пока не дошла до орочьего гимна - когда у девушки было весёлое и боевое настроение, он всегда приходил ей на ум.
   - Мы никогда не умрём! - весело выводила Тхар. - Наша жизнь - в наших детях! Наше будущее - в степи под солнцем! Наша память - в сказаниях и песнях!
   Разумеется, на орочьем в целом мирная и жизнерадостная песня звучала устрашающе, и люди считали, что говорится в ней о сражениях и смертях. Но Тхар, хоть и с трудом изъяснялась на орочьем (прежде всего, из-за наличия в языке двух десятков иногда совершенно непохожих друг на друга диалектов), понимала настоящий смысл. Как и большинство песен, эта была о простом человеческом (то есть, простите, орочьем) счастье.
   Позитивное настроение не испортила даже промелькнувшая мысль о незабываемом Гарраше. Его испортило появление другого орка, благополучно забытого, но её явно не забывшего: вывернувший из-за пастушьего домика Радег расплылся в радостной улыбке:
   - Здравствуй! А я как раз тебя ищу!
   - Вот счастье привалило! - буркнула Тхар, разворачивая Дружка. Радег тоже был верхом, но у него был красавец-конь, гордость заводчиков: тут вам и роскошная грива, и королевская стать, и изящные, но сильные ноги...
   "Выпендривается", - с неприязнью подумала Тхар. Ей было отлично известно, сколько стоит такой конь, даже если орк растил его с жеребячьего возраста.
   - Беру коня, и забудем о поле, - торгашеским тоном предложила она. Радег засмеялся и покачал головой:
   - Что угодно, хоть весь мой обоз, только не коня!
   "Брехун, - скривилась про себя Тхар. - Такие склонны дарить "все звёзды на небе" или "всё глубокое синее море", лишь бы не разоряться на цветочек девушке. Что совершенно не мешает им к этой девушке подкатывать".
   - Жадина, - сказала она вслух, окончательно поворачивая Дружка задом к собеседнику. Тот намёка не понял и пристроился рядом:
   - Вовсе нет. Просто я своего Шесха очень люблю - растил его с самого рождения. А за ущерб я уже расплатится с твоей бабушкой. Она мне сказала, где тебя искать.
   "Ба-абушка-а-а!" - застонала мысленно Тхар, но от закатывания глаз воздержалась.
   Она посмотрела на ехавшего рядом орка. Тот приосанился и показал в улыбке два ряда белых и крепких, явно от отца доставшихся зубов. В ходе бесцеремонного критического разглядывания Тхар пришла к выводу, что на орка Радег всё же похож гораздо больше, чем на человека. Заметно крепче и выше; более широкие плечи, большие ладони, смуглая, с оливковым отливом кожа и, конечно, классический орочий нос-клюв, выступающие скулы и острые уши, вернее, полтора уха. Но человеческая кровь немного смягчила черты лица и расширила раскосые серо-зелёные глаза, превратив Радега в крайне симпатичного парня. Да ещё эти косы невероятного для чистокровного орка тёмно-рыжего цвета, искорками-огоньками поблёскивающие на солнце...
   "Девки, небось, проходу не дают, вон как лыбится, - хмыкнула про себя Тхар, выпрямляясь в седле. - Думает, и я сейчас от счастья растаю и вареньем вниз на землю стеку. Угу, размечтался!"
   - Я не совсем понимаю, о чём нам говорить, если за поле ты уже рассчитался, - сдержанно-холодно заметила она в лучших традициях зануд-преподавательниц Академии. И для достижения пущего эффекта выразительно задержала брезгливый взгляд на испачканных в ягодном соке руках навязывающегося попутчика.
   Тот смущённо полез в карман за платком и пояснил:
   - Я просто хотел тебя увидеть, - выдержал паузу и вкрадчиво произнёс: - Даланила...
   Не надо было ему этого делать. Данное Разделяющими печаль имя Тхар ненавидела всей душой, хотя бы за то, что оно означало "покорная". Или "покладистая", "мирная", "послушная". Что, впрочем, сути дела не меняло.
   - Тхар, - рявкнула девушка.
   - Ты изысканно ругаешься, - неудачно попытался пошутить Радег и блеснул знанием орочьего: - Ведь тхар - это чертополох...
   - Тхар, - от голоса девушки веяло ледяным дыханием Последней ночи, за которой, по преданиям, наступит конец света, - это моё имя.
   Повисло неловкое молчание, которым девушка наслаждалась со злобной ухмылкой - попутчик немного отстал и не мог видеть выражение её лица.
   - Извини, - наконец донеслось сзади. - Я не знал. Красивое имя. И подходит тебе!
   - Спасибо! - поблагодарила Тхар за вторую часть комплимента.
   Радег нагнал её и заглянул в лицо:
   - Тебе его тот орк дал, из-за которого...
   - Мы приехали, - оборвала его Тхар, кивая на виднеющиеся впереди ворота усадьбы. Очевидно, в раздражении она машинально постоянно подгоняла Дружка, и они добрались до цели гораздо раньше обычного.
   - Я могу напоить коня? - тут же спросил настойчивый орк.
   - Конечно, - равнодушно отозвалась Тхар, въезжая во двор. Она надеялась, что незваный гость сразу двинется к колодцу, но Радег легко спрыгнул с коня и подошёл к ней:
   - Давай я сниму тебя.
   - Спасибо, я сама, - не поддалась девушка, хотя вопрос слезания с лошади был для неё ещё более болезненным, чем вопрос попадания на эту самую лошадь.
   Она перекинула правую ногу через седло, едва не запутавшись ею в поводьях, вынула левую из стремени и уже собиралась спрыгнуть, как сильные мужские руки перехватили её и, обняв за талию, стянули вниз.
   - Я тебе сейчас второе ухо откушу! - пригрозила Тхар, глядя в весёлые серо-зелёные глаза. Радег засмеялся и поставил её на землю.
   Тхар одёрнула кофту и взяла Дружка под узду.
   - Колодец вон там, - указала она и отвернулась.
   Когда девушка вышла из конюшни, возле колодца довольно пощипывал травку рассёдланный Шесх. Хозяина нигде не было видно, что могло означать только одно - им уже завладела вынашивающая матримониальные планы бабушка.
   Тхар мрачно оглядела коня, поколебалась и всё же пошла на кухню. Возле входа громоздились столы и скамьи, сваленные в куче: перед обедом работники растаскивали их, расставляли и усаживались прямо на улице, благо было ещё тепло. Но для обеда ещё было рано, все трудились в полях и садах либо на мельницах, и Тхар прекрасно услышала доносящиеся из распахнутой двери голоса.
   - Ммм, как вкусно! - подлизывался орк.
   - Тхар готовила, - безбожно врала бабушка.
   Тхар фыркнула - готовить она умела, но не любила, больше всего из-за того, что в пути ей чаще приходилось перебиваться бутербродами. И, что бы там ни поглощал с таким смаком Радег, она к этому не имела ни малейшего отношения.
   Войдя, она застала прелестную картину: довольная бабушка умилённо следила за тем, как орк лопает запеканку - аж за ушами трещит!
   - Приятного аппетита, - тоном "хоть бы ты подавился!" пожелала Тхар.
   - Спасибо, - улыбнулся ей Радег и похлопал по скамье рядом: - Присоединяйся!
   - Давай, садись, ты ж наверняка не завтракала, - поддержала его бабка.
   Тхар вымыла руки и села напротив. На столе уже стояла её кружка травяного отвара и новое блюдо с запеканкой.
   - Ну, я пойду, - многозначительно произнесла бабка и быстренько выскочила из кухни. Тхар покачала головой и потянулась за запеканкой. Вот уж голодать из-за какого-то приставучего орка она не собирается!
   - У меня для тебя кое-что есть, - сказал он после недолгого молчания, расстёгивая куртку. Тхар заинтересованно приподняла бровь.
   Радег вынул из-за пазухи тряпицу, развернул и протянул Тхар полураскрывшийся ало-жёлтый бутон на толстом коротком стебле.
   "Хм, а на цветочек всё же разорился", - ехидно отметила про себя девушка. Она присмотрелась к бутону и вскочила, едва не пролив отвар:
   - Где ты его взял?!
   Радег удивлённо посмотрел на неё:
   - Недалеко от того пруда, про который ты говорила, усадьба...
   - И сколько эта грымза с тебя содрала? - хмыкнула Тхар.
   - Ну, - замялся орк, отводя глаза, - в общем-то... я... гхм... ничего не платил...
   - Украл? - весело спросила Тхар.
   Радег смущённо кивнул, нервно накручивая на палец одну из кос:
   - Ну, ты наверно ведь знаешь, по орочьим обычаям первый подарок девушке нужно обязательно украсть, а не купить...
   - Это первый подарок невесте, и речь обычно идёт о коне, чтобы жених мог доказать свою удаль и всё такое, - насмешливо продемонстрировала Тхар свои познания в орочьих традициях. - Так что не надо тут выдумывать, скажи честно, что пожалел тех денег, которые она за него потребовала! Впрочем, утащить из-под носа дорогой тётушки Желнарты бутон её знаменитой, нигде больше в округе не растущей ареслии - это действительно доказывает твою удаль!
   Они оба засмеялись. Тхар нашла пустой горшок с высоким узким горлышком, налила в него воды и вернулась к столу. Она протянула руку, взяла цветок и уже готовилась его поставить, как вдруг наклонила стебель и замерла.
   Радег недоумевающее смотрел как недоверие, удивление, радость и радость весьма ехидная сменяются на её лице. Наконец девушка повернулась к нему и сказала:
   - Радег, хочешь, я тебя поцелую?
   - Не то слово! - воскликнул обрадованный орк, не совсем понимая, с чего вдруг такая милость, но не собираясь её упускать. Тхар быстро наклонилась и чмокнула его в щёку, вся светясь:
   - Смотри! - она протянула раскрытую ладонь, на которой лежала небольшая "коробочка" с семенами. - Бабушка уже не первый год пытается их заполучить, а эта вредина всё никак не соглашалась. Потом за дикие деньги продала бабушке десять семечек, и ни одна не взошла! Бабушка так расстроилась! Зато теперь, - Тхар злорадно улыбнулась, - пусть эта жадина хоть удавится! У бабушки тоже будут ареслии! Я, вообще-то, против воровства, но отказаться не могу, - честно призналась девушка.
   - Рад, что смог тебе угодить, - улыбнулся довольно Радег и хитро подмигнул, наклоняясь к ней: - Может, ещё раз поцелуешь?
   - Обойдёшься, - фыркнула Тхар и в упор уставилась на орка: - И вообще, у тебя обоз простаивает. Тебе не пора обратно, а, купец?
   - Подождёт мой обоз, - ухмыльнулся орк и потянулся за новым куском запеканки. - Сама виновата, слишком вкусно готовишь!
   Тхар сдавленно хмыкнула, не решившись уличить бабушку во лжи, и села напротив. Некоторое время она наблюдала, как ничуть не смущённый пристальным взглядом незваный гость с аппетитом жуёт запеканку, потом задумалась... Конечно, об одном теперь таком далёком эльфе. Который скоро появится и... хм... а почему бы ни поехать на зиму в Леса? Хотя нет, наглости напрашиваться в гости на столь долгий период у Тхар определённо не было. Да и всё-таки хотелось немного заработать за зиму. Ну, может, на месяц в Леса, хоть посмотреть, как у них там всё устроено, а то по рассказам и не поймёшь. А потом куда? На юг одной пробираться мягко говоря опасно, а к тому времени все обозы уже пройдут...
   Можно, конечно, купить место в дилижансе. О нём у Тхар сохранилось воспоминание со времени обучения в Академии. На каникулах она, как порядочная барышня, садилась в него вместе с остальными студентками и ехала из столицы до ближайшего большого села. Так вот, иначе, как пыточным средством, Тхар дилижанс назвать не могла. Воспоминание о проведённых в нём часах до сих пор вызывало у Тхар дрожь: тряска, теснота, духота и холод одновременно, ужасно неудобные сиденья, сведённые судорогой конечности и остановки раз в полдня...
   - Что-то ты загрустила, - коснулся её руки Радег и, когда Тхар подняла глаза, ободряюще улыбнулся.
   - Да так, - неопределённо повела Тхар плечами, думая с сожалением, смешанным с облегчением, что вариант с дилижансом всё же стоит отмести: дорого и до прибрежных городов всё равно не доходит.
   - Тхар, - позвал Радег.
   - Мм? - отозвалась девушка, рассеянно собирая крошки с блюда.
   - Я через неделю поеду обратно, только по другой дороге. Знаешь, там, за рекой, есть большое село, Черевякино...
   - Странный у тебя маршрут, - удивилась Тхар. - И до столицы и обратно ты за неделю никак не успеешь, это я тебе гарантирую.
   - Я не в столицу, - покачал головой Радег, откидываясь на спинку стула и потягивая отвар - запеканки больше не было. - Я не совсем обычный купец, - орк таинственно замолчал. Но девушка напротив приподняла бровь с таким скучающим выражением, что он вздохнул и продолжил: - Я вожу заказы. Достаточно дорогие.
   - Ну и что? - равнодушно поинтересовалась Тхар, хотя внутренне её уже тошнило от самоуверенного парня, который считает, что она мгновенно должна повиснуть на его шее только из-за того, что содержимое его обоза в два раза дороже любого другого. Нашёл, чем годиться!
   - Ну и то, что я выполняю определённые заказы. Допустим, сейчас везу мебель из сейкальского дуба в усадьбу одного графа, а усадьба эта по дороге в столицу, - немного резко отозвался орк, раздосадованный тем, что ожидаемое впечатление произвести не удалось.
   - Богато живёт граф, - пожала плечами Тхар. - Если целый обоз мебели может себе позволить.
   Орк хмыкнул.
   - Нет, в обозе только две повозки с его мебелью. Такие, крытые, высокие. Может, ты заметила...
   - Не обратила внимания, - честно ответила Тхар и снова расстроила орка полным равнодушием к его персоне и занятиям: - Радег, мне идти пора. Так что тебе, думаю, самое время седлать Шесха и ехать к твоей мебели и прочим частям обоза.
   Орк вздохнул и поднялся:
   - Ладно, раз гонишь...
   - О, если б ты ехал на юг... - проникновенно сказала девушка, прекрасно осведомлённая о том, что орк движется в противоположном направлении. Тоже встала и ещё шире распахнула и так открытую дверь в недвусмысленном намёке: "на выход!".
   Радег неожиданно торжествующе ухмыльнулся, подошёл и насмешливо глянул на девушку сверху вниз:
   - А я обратно поеду на юг! Значит, всё-таки хочешь ещё раз меня увидеть?
   Тхар фыркнула и вышла первой.
   - А иначе с чего тогда про юг заговорила? - спросил ей в спину Радег с таким удовольствием, что Тхар не выдержала.
  Нахальный орк бесил её с первого же момента его появления на усадебных землях. И сейчас Тхар развернулась и резко ответила, глядя в глаза опешившему от выражения неприкрытой злости на её лице Радегу:
   - С того, что уже не знала, как от тебя отделаться! Знал бы ты, как я ненавижу подобных самовлюблённых нахалов, которые являются без приглашения, в святой уверенности, будто им рады! Которые считают, что стоит им свистнуть, и любая девушка побежит за ними! А если не купится на их смазливую морду, так всегда можно упомянуть деньги и близость к титулованным персонам! А про юг я заговорила, потому что я пойду на юг! На настоящий юг, до самого Краевого мыса! Туда, где ты никогда не бывал и куда никогда не попадёшь! Потому что всю жизнь будешь возить мебель для графов и считать чужие деньги!
   Тхар крутанулась на месте так резко, что короткая левая коса хлестнула её по щеке. Девушка, ещё более раздосадованная неожиданной болью, быстрым шагом пошла в конюшню - обниматься с Дружком. Она уже понимала, что поступила некрасиво, но ни одного слова не взяла бы обратно. В своих странствиях она не раз попадала в неприятные ситуации, и со временем у неё выработалось устойчивое отвращение к избитым приёмам доморощенных обольстителей. В основном, ей удавалось отшутиться или ускользнуть, но тут, дома, она не выдержала.
   - Вот хотя бы Ллио взять, - жаловалась она шёпотом Дружку. - Он вообще меня смущался! Да даже того же Гарраша вспомнить - это я его пыталась соблазнить, а не он меня! А этот...
   Тхар услышала, как открывается створка ворот в конюшню и вздохнула, выпрямляясь. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь из работников застал её в расстроенных чувствах, поэтому она глубоко вдохнула и медленно выдохнула, стёрла с лица всякое выражение и вышла из стойла.
   У входа, неуверенно придерживая рукой норовящую закрыться створку, стоял возмутитель спокойствия.
   Из расстроенной Тхар мгновенно превратилась в боевую и выразительно покосилась на оставленные кем-то из работников грабли.
   - Ой! - ненатурально испугался орк. - Кажется, мне пора спасаться бегством - вон там ещё серп рядом с тобой висит!
   Тхар машинально посмотрела на указанное орудие мести, потом на орка и засмеялась. Радег улыбнулся и подошёл ближе.
   - Извини, - сказали они оба одновременно.
   Тхар удивилась:
   - Ты-то за что извиняешься?
   - За слепоту, - усмехнулся орк, а Тхар отметила, что без самовлюблённой усмешки его лицо гораздо приятней. - Мне сразу следовало догадаться, что ты... - орк отвёл взгляд, - не обычная... ммм... селяночка...
   - А ты у нас знаток селяночек? - поинтересовалась девушка с намёком.
   Радег снова перевёл взгляд на неё, чуть насмешливо улыбаясь:
   - Ты мне понравилась.
   - А ты мне - нет, - хмыкнула девушка, мгновенно посерьёзнев. - Мы, может, ещё и могли бы подружиться, если бы ты не приставал ко мне...
   - Я к тебе не пристаю! - искренне возмутился орк. - Я за тобой ухаживаю!
   - А я не хочу, чтобы ты за мной ухаживал, - поморщилась девушка. - Моё сердце занято, давно и прочно. А если для тебя это не аргумент...
   - Аргумент, - успокаивающе поднял руку раскрытой ладонью к девушке Радег и улыбнулся: - Попробуем подружиться?
   - Тебя обоз ждёт, - резко ответила Тхар и, обогнув орка, вышла из конюшни.
   На него она больше не сердилась, но воспоминания о Гарраше часто приводили её в дурное настроение.
   - Тхар, - окликнул её Радег. Девушка обернулась, орк подходил к ней, рядом трусил уже осёдланный конь. - А всё-таки, если захочешь, через семь дней я буду в Черевякино. Чтобы туда доехать отсюда, надо выехать на тракт, потом свернуть у мельниц к лесу...
   - Да знаю я, - отмахнулась Тхар. - И, кстати, есть дорога гораздо короче.
   - Какая? - мгновенно заинтересовался орк.
   - Обоз не пройдёт, - отрезала Тхар.
   - Но я-то проеду, - усмехнулся Радег. - Чтобы тебе не ехать так далеко...
   Тхар расхохоталась и пояснила, заметив недоумённо-обиженное лицо орка:
   - Я ходила гораздо дальше Черевякино, уж поверь мне. А куда на юг ты идёшь? - неожиданно посетила её интересная мысль.
   - Ну, не до Краевого мыса, - хмыкнул Радег, рассеянно берясь за узду Шесха. - Всего лишь до залива - в Заречный.
   - Тоже неплохо, - задумчиво отозвалась Тхар.
   Сейкальский залив, который некоторые географы предпочитали называть морем, глубоко вдавался в материк. А от Заречного до Краевого не так уж и далеко...
   - Тхар, - вырвал её из раздумий орк.
   - А? - очнулась девушка и подняла на него глаза.
   - Я по дороге на ярмарку заеду, тебе что-нибудь привезти?
   Девушка хмыкнула и покачала головой.
   - Ладно, - усмехнулся орк и легко вскочил на коня. Погарцевал, красуясь, и заявил: - Очень рад буду тебя увидеть через неделю!
   Тхар только покачала головой и, отступив, выразительным жестом пригласила гостя направиться к воротам. Радег засмеялся, махнул ей рукой и уехал. Тхар задумчиво смотрела ему вслед, и в её голове бродили неясные идеи, пока не спешившие оформляться в нечто определённое.
   Из-за угла за ней с предовольнейшим видом наблюдала бабка.
   - Хоть не одна, под присмотром, - сказала сама себе старушка, знавшая внучку гораздо лучше, чем та думала. - А там, глядишь, и...
   Бабка не договорила - пришлось прятаться, так как Тхар развернулась и пошла в дом.
  
  
   4. Об эльфах и о любви
   Возвращение в Леса стало для Ллио тяжёлым испытанием. Снова пришлось пережить отчуждение, возникавшее у сородичей, видевших на нём печать. Им и в голову не приходило, что он может быть невиновен. Эльфы, у которых стремление к красоте и гармонии является чувством даже скорее врождённым, чем приобретённым, считают, что ложь рушит единство мира и искривляет его красоту, превращая её в уродство. Поэтому они предпочтут не ответить на вопрос, сменить тему, либо ответить излишне обтекаемо, но не солгать. Это их качество легло в основу сбора показаний - юридическая система эльфов базируется на беспрекословном принятии того, что было сказано в круге Правды. Ведь солгав в нём, эльф не только теряет душу, но и обрекает на вечный позор свой род. Случай с Ллио стал прецедентом, который поставил под вопрос надёжность подобного метода и встревожил правоведов. Ведь ранее для эльфов, невероятно ценящих бессмертие души и дорожащих семейными узами, ложь в круге Правды представлялась невозможной!
   Идеи, заложенные в голову с самого детства, а затем закрепленные десятилетиями жизни, зачастую кажутся непререкаемыми. Ведь эльфийское правосудие никогда не ошибается! Хотя бы потому, что в Судьи отбирают наиболее достойных, честных, порядочных, надёжных во всех отношениях эльфов.
   Отца Ллио долго не видел. Разумеется, до того вскоре дошли слухи о возвращении сына. Но, как и Миреллин, Ллио крайне редко покидал стены дома, и до самого суда не встретил отца, чему в душе был очень рад. А когда встретил... у них состоялся тяжёлый разговор, из которого Ллио понял, что в жизненной системе координат отца другое решение было невозможно. Арелл Алленгоранле помнил о том, что он отвечает за всю семью, что, благодаря его должности и уважению окружающих к его честности и верности долгу, ему самому и остальным детям нечего бояться ни финансовых трудностей, ни социальных. Иными словами, как ни неприятно это может прозвучать, Арелл пожертвовал одним ребёнком ради благополучия остальных, а также жены и своего собственного. Простить его или возненавидеть? Сам юноша находил отцу множество оправданий, но почему-то ни одно из них не показалось убедительным Миреллин.
   - Солнышко, я не хочу говорить об этом, - однажды остановила она его сбивчивую речь в защиту отца. - Он поставил должность выше моего ребёнка, и я никогда этого ему не прощу. Знаю, что это неразумно. Знаю, что благодаря его работе мы жили если не безбедно, то, по крайней мере, достойно. Но он закрыл глаза на то, какой ужас тебя ждёт. Я его ненавижу даже не за то, что он вынес приговор. Это можно ещё простить. Я его ненавижу за то, что он в этот приговор поверил.
   И Ллио стало нечего возражать, потому что он и сам не мог простить отцу именно это.
   Без Риана Ллио бы не справился. Тот как мог поддерживал юношу, защищал его от злобных нападок, когда эльфы соизволяли обращать внимание на преступившего закон, и утешал, когда они делали вид, что его вовсе не существует. К счастью, Ллио хотя бы дуэлей в Лесах можно было не опасаться. Впрочем, юноша подозревал, что и на дуэли Ванеллириан заменил бы его. И наконец, именно Странник уговорил Судью соседнего поселения участвовать в разработанном плане.
  Всё происходившее потом Ллио старался забыть. Как будто и не было слов, брошенных разъярённым бывшим другом:
   - Почему тебе всё, если ты - никто? Я лучше, в тысячу раз лучше тебя! Но она предпочла тебя! Тебя, сопливого мальчишку, который ни в чём не превзошёл меня! Твоему отцу досталось место Судьи, хотя мой отец должен был занять его! Тебе - Ллан, хотя она должна была быть моей! Я просто восстановил справедливость! И наказал вас, тебя и эту глупую девчонку, чтобы вы знали, кто здесь главный!
   Слово "наказал" ещё долго билось в голове Ллио. Он всё не мог понять, как можно было так поступить с беззащитной девушкой, которая не сделала тебе ничего плохого, просто полюбила другого... Чёрная меланхолия всё больше овладевала им, пока однажды Странник не привёл его в чувство:
   - Ты бы скорее дал себя медленно разрезать на тысячу кусков, чем позволил обидеть Ллан. И твой бывший друг как никто другой это понимал. Он хотел причинить тебе такую боль, которая ни с чем не сравнится. Не надо думать, будто он любил её и сделал это из ревности. Он всего лишь завидовал тому прекрасному, чего у него не было. И вместо того, чтобы искать любовь для себя, он попытался разрушить вашу. Но ему это не удалось, ты ведь всё равно любишь её? - Ллио кивнул. Странник хлопнул его легко по плечу: - Ну вот видишь. Значит, вы с Ллан всё равно победили.
   Ллио тогда только шмыгнул носом и кивнул ещё раз. Странник умел находить правильные слова.
   - Я не сидел в Лесах, как большинство наших сородичей, - усмехнулся Ванеллириан в ответ на заданный однажды вопрос. - Поэтому сумел узнать о жизни гораздо больше, чем они, - Странник вздохнул и посмотрел на Ллио виновато: - Но всё же, и во мне глубоко засели незыблемые истины, вроде непогрешимости нашего правосудия. Когда я думаю, что мог бы убить тебя на той дуэли... Не понимаю, что на меня нашло. Прости.
   Разумеется, Ллио бросился заверять его, что "ничего страшного".
   С Ванеллирианом у них установились отношения, какие были бы со старшим братом, если бы родные братья Ллио уделяли ему внимание. Но из-за разницы в возрасте и вкусах он ни с кем так и не сошёлся, а у Ванеллириана был удивительный талант находить общий язык с кем угодно. Половина Лесов ходила у него в друзьях, а другая - в поклонниках. Ллио причислял себя ко второй половине, но сам Странник уже занёс его в первую.
   Ну и, разумеется, пока он не уехал, ни дня не проходило без разговора о Тхар и Тиле. А теперь Ллио с нетерпением ждал возвращения товарища. Знакомый Риана, который согласился завезти письмо по дороге, тоже должен был вскоре появиться в Лесах. Так что Ллио был как на иголках, целыми днями он бесцельно бродил по дому, пока его не отлавливала Миреллин и не усаживала за книги - в их семье дети получали домашнее образование, и, разумеется, за всеми событиями Ллио было не до уроков. Миреллин же считала, что это хороший способ отвлечься. Лучше всего у Ллио было с географией, просто потому, что он с интересом читал про те места, о которых рассказывала Тхар. И временами начинал мечтать: а мы могли бы пойти сюда, или сюда...
   Он как раз представлял, что они с Тхар сидят под раскидистым деревом на берегу моря, светит солнце, перед ними расстилается золотистый песчаный пляж, и волны плещутся о берег... Ллио никогда не слышал, как это, и видел деревья, растущие на юге, только на рисунках и в оранжерее. Но в его представлениях картина полного счастья должна была выглядеть примерно так.
   В этих мечтаниях он и пребывал, когда услышал громкий стук во входную дверь и голоса. Едва не опрокинув стул, юноша вскочил и бросился вон из комнаты.
   В гостиной Миреллин со смехом пыталась выбраться из объятий... нет, вовсе не Странника, а незнакомого высокого эльфа с почти белоснежными волосами и тёмно-синими глазами. Не только цвет глаз и волос, но и слишком мощная для обычно стройных эльфов фигура и более резко очерченные (но всё равно, по-эльфийски изысканные) черты лица выдавали в нём одного из немногочисленных северных эльфов.
   Но самым необычным в госте были возмутительно коротко обстриженные волосы - позор для любого эльфа! Манеры тоже оставляли желать лучшего: вместо того, чтобы достойно поприветствовать хозяйку дома, он крепко обнял её за талию и держал на весу, встряхивая совершенно неподобающим образом.
   - Ллиор, хватит, прошу! - Миреллин, не прекращая смеяться, шутливо заколотила кулачками по груди великана.
   - Я тебя сто лет не видел, - низким мелодичным голосом отозвался гость. - Могу я хоть обнять дорогую подругу как следует при столь долгожданной встрече?!
   Миреллин только покачала головой, улыбаясь, и Сингареллиор поставил её наконец на пол.
   - А, Ллио! - заметил юношу Странник, до этого с добродушной улыбкой наблюдавший за разыгрывающейся на его глазах сценой.
   Сингареллиор тоже обернулся, и улыбка чуть дрогнула на его губах. Ллио показалось, что гостю он неприятен, и это стало последней каплей. Слишком красивый эльф, позволяющий себе обнимать его маму, мама, ведущая себя как-то странно, Странник, не вмешивающийся в происходящее, исходящая от незнакомого эльфа уверенность в себе...
   В списке личных врагов Ллио Сингареллиор пошёл третьим пунктом, после покойного бывшего друга и пресловутого Гарраша, укравшего сердце дорогой Тхар. И, поскольку первые два были недостижимы, Ллио вышел на тропу войны с третьим.
   - Добрый день, - предельно холодно поздоровался он и демонстративно встал рядом с матерью, неприязненно глядя гостю куда-то в район подбородка.
   - Сингареллиор Даллайред, - представился официально Ллиор, протягивая ему руку. Юноша всё же поднял глаза: гость больше не улыбался и смотрел на сына Миреллин изучающе. На его левом виске Ллио заметил сеть мелких шрамов, уходящих под волосы, и белую, почти незаметную полосу, вертикально пересекающую щёку. Юноша поразился - какой же должна была быть рана, если даже эльфийские целители не справились до конца! Ллио почувствовал что-то вроде восхищения таким мощным, сильным и наверняка отважным эльфом. Но в ту же секунду заметил тщательно запрятанную смешинку в тёмных, как глубины северного моря, глазах.
   Разумеется, Ллио решил, что эльф смеется над ним, и снова надулся.
   - Ллио Алленгоранле, - холодно отозвался юноша и пожал протянутую руку. - Вы, похоже, давно знакомы с моей матерью?
   Ллиор тепло улыбнулся и перевёл взгляд на Миреллин:
   - Твоя мама - одно из лучших воспоминаний моей молодости!
   Миреллин смущённо отмахнулась, а Ллиор продолжил:
   - Мы с Рианом, Ллин и ещё несколькими ребятами были не разлей вода. Но со временем наша компания распалась: Ллин вышла замуж, Риан отправился свет поглядеть, остальные тоже разбрелись кто куда.
   Отец никогда не придумывал сокращений от имени матери, и Ллио сейчас странно было понять, что некая Ллин - "светлая", или, в отрыве от значения полного имени, "солнечная" - это его мама. Как и большинство детей, он с трудом осознавал, что родители когда-то были молодыми и, возможно, совсем не такими, как сейчас.
   - Ой, Риан говорил, ты переехал в Забытую Гавань! - вспомнила Миреллин.
   - Да, - кивнул Ллиор. - Помнишь дедушкин дом? Он оставил мне его по наследству. Представь себе, как разъярились мои родственнички! - Ллиор засмеялся.
   - Светлый лес! - поразилась Миреллин. - Они всё никак не могут смириться с тем, что твоя мать вышла не за северного?! Я думала, со временем...
   - Ты их плохо знаешь, - хохотнул Ллиор. - Чистота рода - это святое! - и он пояснил для ничего не понимающего и от этого ещё больше надувшегося Ллио: - Моя мать, чистокровная морская эльфийка из невероятно древнего и знатного рода, вопреки традициям вышла замуж за обычного лесного эльфа. Более того, у них ещё трое детей родилось - я и мои сёстры! И, несмотря на постоянное осуждение со стороны родственников матери, родители до сих пор живут душа в душу. Но, поскольку благословения на брак они не получили, я долгое время был незаконнорождённым. И тут вдруг дед перед смертью признал меня и сестёр и выделил каждому по доле в наследстве! Подозреваю, что ему просто надоело смотреть, как родственнички грызутся из-за денег у его постели, вот он и решил испортить им удовольствие от своих похорон.
   - Я всегда говорил, что чувство юмора тебе досталось от него, - усмехнулся Странник. - Тоже любишь подразнить окружающих!
   - Только если они этого заслуживают, - усмехнулся Ллиор и гланул на Ллио.
   Поскольку дуться дальше без риска лопнуть было уже невозможно, юноша хмуро спросил:
   - А про Тилю вам Ванеллириан рассказал?
   - Рассказал, - посерьёзнел эльф. - Должен сразу тебя огорчить: я не смогу сделать Тиле новое тело.
   В другое время и с другим собеседником воспитанный юноша удержался бы от презрительного хмыканья, но сейчас даже не стал пытаться.
   - Но я знаю того, кто может это сделать, - чуть усмехнулся Ллиор.
   Ллио поймал себя на мысли, что северянин читает его нехитрые чувства, как открытую книгу.
   - Тогда расскажешь за обедом, уже пора садиться за стол, - непререкаемым тоном заявила Миреллин и потянула за собой сына и друга. - Ллиор, ты всё ещё любишь карпа в сливочном соусе?
   - В твоём исполнении - просто обожаю! - довольно улыбнулся гость.
   Ллио же всю короткую дорогу до столовой и добрую половину обеда пытался ответить на вопрос: выходит, мама знала, что он приедет или, ещё того хуже, ждала этого... этого... нахала?!
   За обедом Ллио тосковал. К вопросу о девушках они пришли не сразу: сначала Миреллин устроила форменный допрос старому другу. Так Ллио, невольно прислушивающийся к беседе, узнал, что в юности его мать и Ллиор были друзья не разлей вода, что северный эльф - маг и моряк (Ллио взвыл про себя: море, как и у большинства лесных эльфов, было его заветной мечтой). И что у него теперь дом в Ледяном заливе, дом, где Миреллин, судя по мечтательной улыбке, провела много прекрасных дней.
   Риан время от времени вставлял комментарии, участвуя в беседе, и только Ллио сумрачно ковырял вилкой невероятно вкусного карпа и молчал.
   - Остальное расскажу потом, - наконец твёрдо сказал Ллиор и обернулся к хмурому юноше. - Что касается девушек, то у меня есть несколько вопросов. Насколько я понял, Тиля перенеслась в наш мир и душой, и телом?
   - Да, - кивнул Ллио, решив на время позабыть о своей личной неприязни ради подруг. - По-настоящему она умерла уже здесь.
   - Соответственно, от Тили осталось только сознание? - задумчиво уточнил волшебник.
   - Ну и что-то вроде тени, - попытался объяснить Ллио. - То есть она видимая. И вполне ощутимая. Только прозрачная.
   - Слепок тела, - кивнул Ллиор. - Который может в деталях сильно отличаться от оригинала. В любом случае, одно я знаю точно: восстановить тело Тили невозможно - никто не сможет повернуть время вспять и остановить его в нужный момент, а затем ещё и вылечить умирающее тело. Сделать новое тоже не получится...
   - Вы говорили, кто-то может помочь? - мрачно спросил Ллио, расстроенный таким "многообещающим" началом.
   - Да, один человек может, - кивнул Ллиор.
   - Кто? - тут же спросил юноша.
   - Человек? - удивилась Миреллин.
   - Сигрант Отшельник, он же Сигрант Чёрный, он же Сигрант Нелюдимый, - ответил маг. - Как ясно из его прозвищ, он не слишком расположен к помощи ближним. Я точно знаю, что это один из сильнейших магов нашего времени. И один из тех, кто со Смертью на "ты". Но нет никаких гарантий, что он согласится помочь. Разве что его заинтересует такой эксперимент с научной точки зрения.
   - А где он живёт? - не стал размениваться на детали Ллио.
   - Далеко на юге. Его замок стоит на острове, который во время отлива соединяется песчаной косой с самой южной точкой Краевого мыса, - ответил за кузена Странник.
   - Погодите, - нахмурил брови Ллио. - Так он, что, волшебник из сказки о разноцветном источнике?
   Юноша тут же смутился - вот так сказал! Сейчас взрослые засмеются над ним, сказку вспомнил, малыш... Но Ллиор неожиданно кивнул:
   - Именно он. И сказка сказкой, а источник там действительно есть. Три струи из пастей чудовищ: красная, белая и чёрная.
   - Красная - жизнь, чёрная - смерть, белая - душа. "Полей его раны чёрной водой, и они затянутся. Окуни его тело в красную воду - и кровь потечёт по его жилам. Приложи к устам его хрустальный флакон, и душа вернётся в тело. Напои его белой водой, и душа проснётся, и он вспомнит тебя", - неожиданно процитировал сказку Риан. - Только вот у нас нет тела, как у королевны, воскрешавшей своего возлюбленного.
   - Вот поэтому без самого Сигранта и не обойтись, - вздохнул Ллиор. - На остров попасть возможно, к источнику, при некоторой доле везения - тоже, но это нам ничего не даст. Нужно добиться того, чтобы маг всерьёз заинтересовался.
   - Вы там были? - догадался Ллио.
   - Был, - усмехнулся Ллиор. - Только не в замке и сам источник не видел. Но моя наставница сумела попасть внутрь, проделав весьма солидную брешь в стене. А когда через несколько лет я попытался повторить её опыт, то еле ноги унёс!
   - Наставница? - удивилась Миреллин, и поражённо посмотрела на эльфа: - Только не говори, что сама Дочь Ночи взяла тебя в ученики!
   - Взяла, - усмехнулся маг. - Так что я смело могу гордиться тем, что стал первым учеником у величайшей волшебницы мира, до этого бравшей только учениц! Нет, Ллио, - предупредил он вопрос уже было открывшего рот юноши. - Со Смертью она принципиально не желает иметь ничего общего. Я пытался её уговорить, но это бесполезно. Возможно, через несколько лет мне бы это и удалось, но, - Ллиор резко нахмурился: - Ты говорил, у Тхар болит голова, когда Тиля долго не выходит?
   - Да, - кивнул Ллио, внутренне замирая: он уже понимал, что волшебник готовится сказать что-то совсем не приятное. И Сингареллиор не обманул его ожиданий:
   - Дочь Ночи сказала, что существование двух разумов в одном теле противоестественно. Каждая душа пытается неосознанно перестроить тело под себя, и это разногласие разрушает его. Пока что для Тхар это, скорее всего, не опасно, и причиняет скорее некоторое неудобство, но со временем...
   - Ллиор! - возмущённо воскликнула Миреллин, вскакивая и бросаясь к смертельно побледневшему Ллио. - Неужели нельзя было это сказать более деликатно?!
   Ллио перехватил руки матери, пытающейся его обнять:
   - Нет, это же очень важно!
   Ллиор кивнул, ободряюще кладя руку на плечо едва ли менее бледного Риана:
   - Чем чаще Тхар "выпускает" Тилю, тем лучше - её тело в это время отдыхает и восстанавливается. Но проблема в том, что Тиля не может долго существовать отдельно от Тхар, а без подруги она вообще погибнет. Так что это замкнутый круг, и чем дольше Тиля живёт в голове у Тхар, тем сложнее телу Тхар приспосабливаться к ним обеим. Однажды это может закончиться... очень плохо, поэтому нам надо торопиться.
   - Вы поедете с нами? - спросил, замирая Ллио.
   Неприязнь к магу была забыта; то, что Ллиор искренне переживал за девушек и готов был помочь, мгновенно перевесило ревность и ощущение неприкаянности, возникшее у Ллио вначале.
   Ллиор грустно покачал головой:
   - Я не могу сейчас покинуть Север надолго. И так я взял внеочередной отпуск. У наших берегов снова объявились Морские Охотники, и я, как капитан береговой охраны, не могу надолго покидать пост и оставлять побережье пиратам.
   - Понятно, - сник Ллио.
   Он совсем не обиделся на мага - разумеется, тот не может бросить на произвол судьбы зависящих от него эльфов! В отличие от большинства аристократов, проводящих время в праздности, Сингареллиор действительно приносил пользу своему народу.
   - Ллиор, мы так благодарны, что ты всё же смог приехать, - тепло сказала Миреллин.
   Эльф смутился, покашлял в кулак и отмахнулся:
   - Ллин, хорошим бы я был другом, если бы не попытался помочь! Давайте закончим обед. А потом, Ллио, мне надо будет с тобой поговорить. Я расскажу тебе подробно про волшебника, а также, что надо делать Тхар с Тилей, чтобы... чтобы как можно дольше продержаться.
   Так они и поступили. Вечер Ллио провёл с Сингареллиором. Северный эльф сначала подробно описал остров мага, место, где начинается коса, и даже назвал примерное время отлива. Потом рассказал дорогу, на всякий случай, так как Странник уже ездил на юг. Наконец, он пояснил, что надо делать девушкам, чтобы их единение не привело к печальным последствиям. Ллио старательно запоминал, и даже кое-что записывал.
   Чем дольше говорил эльф, тем большим уважением проникался к нему Ллио. Маг не забыл ни одной существенной детали и, казалось, предусмотрел всё. Объяснял он чётко и понятно, обращался с Ллио как с равным, а не как с малолетним несмышленышем. И ещё, юноша чувствовал со стороны гостя никак логически не объяснимое дружеское расположение и ему было ужасно стыдно за то, что он вёл себя так глупо и некрасиво в начале их знакомства.
   Во время ужина и после Ллиор рассказывал о Севере, о Ледяном море, о далёких, вечно укрытых снегом и льдом островах. О дрейфующих ледяных глыбах - айсбергах, которые выше самого высокого шпиля на башне дворца Правителя Лесов. О том, как тюлени и моржи выползают на берег и перекрикиваются странными голосами. О маленьких пушистых белячках с трогательными огромными глазами. О том, как весной прибрежные скалы покрываются разноцветным ковром из цветущих мхов и лишайников. О море, не зеленоватом, как на юге, а по-настоящему синем.
   Временами Риан и Миреллин короткими замечаниями из воспоминаний добавляли штрихи в постепенно возникающей перед Ллио картине чудесного далёкого мира, где живут отважные северные эльфы, маги и мореходы. Такие, как Ллиор.
   Ллио слушал, затаив дыхание. Риан рассеянно кивал - его мысли были заняты Тилей. На губах Миреллин блуждала тёплая, мечтательная улыбка, и Ллио понял, что если о Ночной мать не очень хотела вспоминать, то сам Север она любила, и любила горячо.
   Потом его отослали спать, взрослые же остались в гостиной. Из комнаты Ллио не было слышно голосов, но почему-то ему казалось, что они ещё сидят внизу и вспоминают прошлое. Ему ужасно хотелось прокрасться к дверям гостиной и послушать, как он делал это ребенком, когда к родителям приезжали гости или его старшие братья и сёстры, добрая половина которых уже давно разменяла свою первую сотню и жила отдельно. Останавливало его то, что он уже не ребёнок (ведь он сам об этом всем напоминал!) и то, что окончательно сосредоточиться на чём-то мешали мысли о Тхар. Он про себя умолял девушку не покидать усадьбу до его приезда. Больше всего Ллио боялся разминуться с ней, ведь могло оказаться так, что её дедушка с бабушкой не будут знать, куда отправится внучка! А он должен найти её как можно скорее.
   Подобные мысли долго не давали ему уснуть. Вдобавок, эльф неожиданно почувствовал себя голодным, сказывалось полное невнимание к еде во время обеда (из-за расстройства чувств) и ужина (из-за увлекательности рассказа Ллиора). В итоге, проворочавшись в постели ещё немного, юноша вздохнул и, не обуваясь, чтобы не разбудить наверняка уже спящих маму и гостей, тихонько отправился на кухню.
   К его удивлению, в гостиной ещё горел свет. Сначала он подумал, что мать по рассеянности просто забыла погасить лампы, и уже хотел войти, как вдруг услышал её голос, доносящийся из-за неплотно прикрытой створки:
   - Ллиор, прости, но меня с момента твоего приезда мучает вопрос: что с твоими волосами?
   Эльф расхохотался так, что Ллио в первый момент даже от отскочил от двери.
   - А я всё ждал, когда ж ты спросишь, - проговорил он сквозь смех. - Это очень забавная история. Один неразумный северный эльф разругался с ученицей Дочери Ночи, и та отомстила очень по-женски...
   - Она обрезала тебе волосы? - ахнула Миреллин. Человек бы не понял её ужаса, но для эльфов длинные волосы - необходимая составляющая приличного вида.
   - Да, хотелось бы сочинить, что мне их отхватили в поединке или что они сгорели, когда я вытаскивал ребёнка из объятого пламенем дома... Но всё гораздо менее героично, - весело ответил эльф и с удовольствием добавил: - Зато дорогая сестрица теперь тоже не может похвастаться роскошными кудрями!
   - Ллиор, ты?.. - охнула Миреллин.
   - Не волнуйся, - ответил эльф со смешком. - Она сама сказала, что ей так удобнее - волосы в отвары не лезут.
   - Не понимаю я вашу семью, - то ли с осуждением, то ли с завистью заметила Миреллин. - Вы вроде бы любите друг друга, но при этом постоянно поступаете как-то странно и не совсем добро...
   - Мы все друг друга очень любим, - серьёзно сказал эльф. - Да, ещё с детства мы иногда делаем небольшие пакости, но, заметь, за дело. А вот если у кого-то беда, то мы сразу же собираемся вместе и помогаем.
   - О, я всегда знала, что на тебя можно положиться! - воскликнула эльфийка. - Ллиор, я так благодарна тебе!
   - Ну что ты, - смущённо отозвался эльф. - Как только Риан сказал, что речь идёт о твоём сыне, я уже не мог отказаться. Мне жаль, что я не могу помочь ему по-настоящему...
   - Ты уже помог, - мягко прервала его эльфийка. - Я же понимаю, чего тебе стоило приехать сюда. Твой пост...
   - Ллин, - пришёл черёд собеседника прервать её. - У меня хороший заместитель, пару-тройку недель он прекрасно справится без меня. Но путешествие к Краевому мысу займёт гораздо больше. И не волнуйся, на Риана вполне можно положиться. Он чувствует себя виноватым из-за того, что так сразу поверил Печати, и не даст даже волосу упасть с головы мальчика.
   - И всё же, Краевой мыс, это так далеко, - вздохнула эльфийка и, судя по шороху ткани, встала и принялась мерить шагами комнату.
   - Ллин, он уже взрослый, поверь мне, - сказал эльф фразу, за которую Ллио мгновенно проникся к нему глубочайшим расположением. - Такие вещи, как смерть любимой, суд, Печать, путешествие за границей по человеческим землям - они легко помогают повзрослеть, даже если эльф этого сам не хочет. Ллио вполне способен постоять и за себя, и за ту девушку, о которой говорил. Кстати, идея отправить с ними твоего старшего сына, по-моему... не очень удачна.
   А после этой фразы благодарности Ллио уже не было границ. Если бы не сознание того, что за подслушивание мама его по головке не погладит, он бы прямо сейчас побежал говорить "спасибо"!
   - Дирелл - разумный, сдержанный, критичный молодой эльф, - отозвалась Миреллин.
   - Совсем как Арелл, - хмыкнул Ллиор.
   - Речь не об Арелле, - нервно отрезала эльфийка.
   - Нет, отчего же, - с неожиданным раздражением ответил Ллиор, и по тому, как скрипнуло кресло, Ллио догадался, то он резко встал. - Давай поговорим об Арелле!
   - Ллиор, прошу тебя! - взмолилась Миреллин. В её голосе было столько боли, что Ллио едва не бросился её утешать. Но его опередил уже находящийся в комнате эльф:
   - Прости! - воскликнул он и почти шёпотом сказал: - Ллин, милая, прости.
   Ллио услышал глубокий вздох матери, шорох ткани, потом в комнате стало тихо. Минуту юноша боролся с самим собой, потом волнение победило правила приличия, и Ллио прильнул к щели между створками.
   Горели только две лампы на столике в дальнем углу. Справа от них застыли двое эльфов: мужчина держал женщину в объятьях, а она спрятала лицо в прижатых к его груди ладонях.
   Ллиор наклонился и нежно поцеловал Миреллин в волосы:
   - Двести лет ничего не изменили. Я всё ещё люблю тебя, моё нежное солнышко...
   Ллио увидел, как дрогнули плечи матери, но она только крепче прижалась к обнимающему её эльфу, словно боясь глядеть ему в глаза.
   А Ллиор горячо зашептал, сильнее сжимая объятья:
   - Ллин, милая, давай уедем. На Север. Ты же любишь Север так же, как и я. Ты же помнишь тот старый дом? И как мы были там счастливы! Почему ты снова не можешь быть счастлива? И я - с тобой...
   Миреллин отстранилась и слабо попыталась разорвать кольцо держащих её рук, но Ллиор не отпустил, а она не настаивала. Хотя всё же возразила:
   - Ллиор, я не могу.
   - Почему? - с резанувшей Ллио болью в голосе спросил эльф. - Ну что тебя здесь держит теперь?
   - Всё то же, - покачала головой Миреллин. - Дом, дети...
   Эльф хмыкнул:
   - Ты сама себя обманываешь. Этот дом - не твой, а твоего старшего сына. И дети твои уже выросли, даже Ллио, - видя, что эльфийка пытается возразить, мужчина мягко положил палец на её губы: - Не спорь, пожалуйста. А впрочем, можешь предложить ему поехать с тобой на север, - эльф тепло улыбнулся: - Ты видела, как светились его глаза, когда я рассказывал ему о жизни у нас? А как он переживал, когда я описывал, как в морозы эльфы ходят пробивать лунки во льду, чтобы тюлени могли дышать? Уверен, он бы первым пошёл! Внешне он - вылитый Арелл, но душа у него твоя - чистая и добрая. Кстати, - усмехнулся лукаво эльф, - ты его случайно не в честь меня назвала? Ллиор - Ллио, поток - ручей?
   - У него Дар такой - он находит воду, - слишком быстро ответила Миреллин. - Назови я его в честь тебя, Ареллу бы это не понравилось!
   - Спасибо за ответ, который ты напрасно пытаешься скрыть. Дар проявляется не раньше пяти лет, сомневаюсь, что ты ждала так долго, чтобы дать сыну имя, - усмехнулся эльф, а Миреллин только надулась, очень напоминая сейчас Ллио. - Ну так что, возьмёшь его с собой на Север?
   - Там опасно, - привела коронный аргумент Миреллин.
   - Все считают, что в сердце Лесов царят мир и покой, - снова хмыкнул эльф. - Уверен, Ллио с этим утверждением не согласен! Всё зависит от тех, кто тебя окружают. А рядом буду я, чтобы позаботиться о вас, - голос эльфа закипел плохо скрытым возмущением: - Уж я бы никогда...
   - Ллиор, - Миреллин неожиданно резко оттолкнула эльфа, и он отпустил её: - Всё это - совершенно бесполезный разговор. Я люблю Арелла.
   В комнате повисло молчание, а в душе Ллио царила сумятица. Он почему-то ни капли не сомневался в искренности чувств Ллиора и ему... ему было жаль эльфа. Но в то же время, юноша всё же любил отца, и, согласись сейчас мать уехать, его бы не оставляло ощущение, что та предала мужа.
   И как-то неуместно всплыло в памяти - если через сорок четыре дня эльфийка не возвращается под крышу мужа, то брак считается расторгнутым.
   Ллио лихорадочно подсчитывал, сколько осталось, когда в гостиной снова зазвучал голос северянина:
   - Ты знаешь - я всегда буду ждать. Считай меня глупым упрямцем, ведь ты уже дважды отказывала мне - тогда, перед браком с Ареллом, и сейчас. Но я... я тебя никогда не забуду.
   - Ллиор, ты не понимаешь, - жалобно воскликнула Миреллин, нервно терзая вышитый пояс платья. - Я ненавижу его! Ненавижу его за то, что он не верил мне, когда я клялась, что Ллио не может быть виновен. За то, что он осудил нашего ребёнка на всеобщее презрение. За то, что он сам верил в обвинение! Но я продолжаю его любить! Я ничего не могу с этим поделать - я всё равно люблю его!
   Мать стояла к Ллио спиной, но лицо Ллиора юноша прекрасно видел. И понимал, что своими словами Миреллин причиняет тому ужасную, чудовищную боль. Потому что она говорила с Ллиором, как с другом, а слышал её влюблённый мужчина.
   Миреллин вдруг прижала ладони к лицу и разрыдалась. Ллиор мгновенно шагнул к ней и обнял:
   - Ллин, прости. Прости! Видит Создатель, я не хотел довести тебя до слёз! - он виновато гладил женщину по волосам, с болью глядя на неё, вздрагивающую от плача в его руках. - Прости, милая... Не плачь, пожалуйста...
   Ллио знал, что мать плачет вовсе не из-за Ллиора, а от душевной тоски. На хрупкую, нежную, слабую Миреллин обрушилось слишком много испытаний, и она была на пределе сил и возможностей. И сейчас, глядя на замершую среди теней пару, Ллио испытывал странное чувство, будто видит то, что видеть не имеет никакого права, потому что есть границы, которые не переходят, и моменты жизни, в которые даже близким не стоит быть рядом.
   И Ллио бесшумно отошёл от дверей в гостиную.
  
  
   5. О решениях и о путешествиях
   Тиля сидела на кровати Тхар и осуждающе наблюдала за собирающей вещи подругой.
   - Ты понимаешь, что сейчас принимаешь решение за нас обеих? - раздражённо спросила она наконец. - Решение, которое меня абсолютно не устраивает?
   - А чего нам ещё ждать? - поинтересовалась Тхар, даже не оборачиваясь.
   - Ллио же написал в письме, что они скоро приедут! - возмутилась Тиля.
   - С тех пор прошла неделя, - отрезала Тхар. - А с момента написания письма - почти месяц. Радег - мой последний шанс уйти с обозом. Я, может, и бесшабашная, но не настолько, чтобы идти на юг одной!
   - Ты же уже ходила туда, - заныла Тиля.
   - С сахези, а с ними мне ничего не было страшно, - хмыкнула Тхар, сворачивая в тугой рулон полотенце и запихивая его сбоку в сумку. - Мало того, что дорога идёт рядом с Пустошами, так ещё и обычных разбойников там полно.
   - Тхар, - Тиля резко встала. - Признайся самой себе, что ты просто бежишь. Потому что влюбилась!
   От удивления Тхар даже прекратила спрессовывать никак не влезающее полотенце:
   - В Радега?! Тиля, ну неужели ты меня настолько плохо знаешь?! Этот орк...
   - Да причём тут орк?! - возмутилась Тиля. - Я про Ллио!
   Секунду Тхар смотрела на неё, потом засмеялась:
   - Ллио - ребёнок! Он мне как младший братишка!
   - Этот младший братишка вырастет через пару лет в красавца мужчину! - возмущённо взмахнула руками Тиля. - Будешь потом локти кусать!
   - Не буду, - усмехнулась Тхар, потом задумалась, погрустнела, вздохнула и села на кровать рядом с незакрывающейся сумкой.
   - Ага! - торжествующе воскликнула Тиля. - Что я говорила!
   - Глупости ты говорила, - Тхар села поглубже и оперлась спиной о стену. - В одном ты права: я слишком привязалась к этому... эльфу! А раньше я ни к кому не привязывалась. Знакомилась с интересом, расставалась без сожалений. Помнишь, я тебе говорила слова Галеро: "Нужно отпускать тех, кого ты встречаешь, тогда дорога будет лёгкой".
   - Сколько времени назад это было! - пожала плечами Тиля. - Ты как раз в том возрасте, чтобы начинать привязываться!
   - Если только это у меня материнские чувства проснулись, - усмехнулась Тхар, вставая и принимаясь с удвоенным энтузиазмом вталкивать полотенце в сумку. - И вообще, если он так уж захочет меня найти, то легко нагонит. Обоз движется гораздо медленнее верховых.
   - Конечно, то, что я хочу увидеть Ванеллириана, для тебя ничего не значит, - капризно заметила Тиля.
   Тхар только вздохнула.
   - Ясно, - подруга демонстративно отвернулась.
   - Значит, - возразила Тхар. - Только у меня предчувствие, что это будет последний раз, когда я уйду бродить. Можешь считать, что я хочу достойно попрощаться с вольной жизнью - сходить на юг, до самого конца Краевого мыса. Сесть там, поплюхать пяточки в океане, и обратно. Дождётся тебя твой Риан, даже если они нас не нагонят!
   - Хорошо бы, - вздохнула Тиля. - Где я ещё такого красавца найду? К тому же, смелый - не испугался меня. И весёлый. И добрый. И обещал найти способ дать мне новое тело. И... - Тиля замолчала и шмыгнула носом.
   Тхар только тяжело вздохнула, бросив печальный взгляд на только что застегнувшуюся после долгих усилий сумку:
   - Ладно, уговорила. Ждём твоего Странника.
   Тиля шмыгнула носом ещё раз и неожиданно встала:
   - Нет, - решительно сказала она. - Ты права, надо проверить их чувства!
   - Я-то про проверку чувств ничего не говорила, - хмыкнула Тхар. - Но раз ты согласна, полезай ко мне в голову и побежали. И так дотянули до последнего!
  
   Дед с бабкой, подсознательно уже давно ожидавшие, что внучка выкинет подобный фортель, смиренно приняли новость о немедленном отъезде. Бабка охала и причитала, дед грустно молчал, и Тхар в очередной раз стало немного стыдно, что она бросает стариков.
   - Обещаю, вернусь, осяду здесь. Больше никуда ходить не буду, - подсластила она пилюлю. Бабка расплылась в счастливой улыбке, а дед только крякнул, не слишком поверив неугомонной внучке. Тхар настояла: - Правда-правда! Ну всё. Бабушка, - она обняла старушку и крепко расцеловала. - Деда, - пришёл черёд старика. - Ну, как будет возможность, напишу!
   Дед с грехом пополам умел читать, а Тхар прекрасно умела писать. Каждое внучкино письмо сначала долго расшифровывалось, а потом складывалось в особую шкатулку, откуда часто доставалось и перечитывалось. Тхар догадывалась, что любая весточка старикам очень приятна, и старалась отсылать письма при любой возможности, иногда в ущерб другим необходимостям вроде сытной еды. По дороге на Краевой предвиделось несколько почтовых бюро, и Тхар надеялась радовать стариков как можно чаще.
   Забравшись на Дружка, девушка уже собиралась уехать, как вдруг вспомнила:
   - Да, если тут появится эльф, молодой такой, высокий, с большими наивными серо-голубыми глазами, ужасно вежливый и откликающийся на имя Ллио...
   - Ему что-то передать? - подбодрил замявшуюся девушку дед.
   Тхар пожала плечами:
   - Что если он хочет меня найти, то буду рада его видеть! Но это - только если будет обо мне спрашивать.
   Тхар помахала рукой деду с бабкой и с лёгким сердцем отправилась в очередное путешествие.
   - Эльф ещё, - нахмурилась бабка, проводив её взглядом. - Я так и знала, что тут без эльфа не обошлось. Ещё когда ей письмо привезли.
   - Уж лучше эльф, чем орк, - заметил дед и кряхтя присел на крыльцо.
   - Эльфы - не про нашу честь, - отрезала бабка сварливо. - Они все красавцы писаные, умники и богачи. Он если только поиграется, да и забудет. И живут они по тышше лет. И бездельники! А у Радега и дело есть, и наполовину человек он, и Нила наша ему, сразу видно, понравилась! Так чем же это эльф лучше? - вконец разобиделась за любимца бабка, упёрла руки в боки и сурово посмотрела на мужа сверху вниз.
   Тот не торопился возражать: раздумчиво достал из-за пазухи трубку и принялся аккуратно набивать её извлечённым оттуда же табаком.
   - А тем, - наконец ответил он. - Что у эльфей всё честь по чести - никто у них не ворует да не обманывает. А этот, - дед неопределённо качнул головой куда-то в сторону далёкого тракта, - вид у него, как у разбойника. Морда хитрая, на уме-то небось одни деньги. Наша Нилочка - богатая наследница...
   - Да ну что ты, пень старый, выдумываешь! - в сердцах воскликнула бабка. - А хоть бы и так! Её-то со всех окрестных воротит. А тут наконец хоть один, да глянулся!
   - Да не больно-то он ей и глянулся, - прозорливо заметил дед, раскуривая трубку от подарка внучки - карманного кременька, крутанёшь колёсико - искорка выскочит, чудеса, да и только! - И ты подумай, старая, хоть немного, сам этот орк совсем не хорош!
   - Я-то, может, и старая, да и ты не моложе, - топнула ногой бабка. - Нилке давно уж замуж пора!
   - Да не за первого же встречного, - не испугался её напора дед. - Ты знаешь, я воров не люблю. А цветок он спёр, и не спорь! - прикрикнул дед на попытавшуюся возразить жену. - Он-то умотал, а когда у тебя эта трава бесполезная зацветёт, что Желнарта скажет? Что мы у неё шарили! На Нилу первую и подумает! А что на поле наше встал, ограду сломал, это ты забыла? Этот орк других не уважает. Ну кто поручится, что он нашу Нилочку не обидит? А? Ты поручишься?
   Бабка открыла уж было рот, чтобы что-то сказать, но подумала и села растерянно рядом.
   - То-то же, - довольно отозвался дед, попыхивая трубкой, потом опомнился: - Так что когда эльф приедет, ты его не гони, а расскажи всё честь по чести, куда да как.
   - Да я думала, под присмотром... - начала оправдываться бабка, теперь встревоженная словами мужа.
   - Под присмо-отром, - ворчливо передразнил тот, взмахнув трубкой. - Вот пусть орк за Нилочкой присмотрит, а эльф - за орком.
   Бабка просветлела:
   - А голова-то у тебя, дед, соображает ещё ого-го! - она взяла мужа за руку и легонько потрясла одобрительно.
   - А то, - довольно приосанился тот.
   Так они и сидели, переговариваясь да поглядывая на ворота, за которыми уже давно скрылась их легкомысленная, но горячо любимая внучка.
  
   К обозу Тхар подъехала ночью и сразу заметила множество упущений.
   Не горел фонарь, который неизменно вешали порядочные купцы на крайнюю телегу. Только благодаря чутью Дружка они не натолкнулись на угол повозки. Охрана вся собралась у одного костра и, судя по излишне громким голосам и смеху, либо вознаграждала себя за трудный день, либо обмывала удачную сделку. В надежде выявить часового, который мог прятаться в темноте, Тхар утащила небольшой мешок с чем-то мягким, но никто не торопился ловить её за руку. В душе девушки постепенно поднималось возмущение. А когда, проехав уже второй раз вдоль обоза и так и оставшись незамеченной, она услышала хихиканье и недвусмысленное шебуршание, доносящееся из крытого фургона, запряжённого лошадьми, распрячь которых никто не озаботился, её терпению пришёл конец.
   Знакомство с будущими попутчиками Тхар решила начать с украденного мешка, полетевшего прямо в смеющуюся морду старшего орка, судя по всему, главного в охране. Тот издал невнятный звук, отбросил неожиданно впечатавшееся в физиономию препятствие и вскочил на ноги, хватаясь за секиру и в бешенстве вглядываясь в темноту. Тхар прекрасно знала, что орки видят в темноте не хуже кошек, поэтому не потрудилась выехать в круг света, очерченный костром:
   - Позор! - рявкнула она. - Почему телеги стоят на дороге? Где обязательный фонарь на крайней? Вы что, первый раз на тракт выехали? Почему вся охрана торчит у костра, где её даже подслеповатый гном на раз перестреляет? Где часовой? Почему фургонные лошади не распряжены?
   На лице старшего охранника, как и на лицах его товарищей, а также обозных, недоумение мешалось с недовольством. Будь всё это сказано тихо и вежливо, орки просто не обратили бы внимания - они уважают только тех, кто перед ними не робеет. Но так просто спустить замечания, пусть и справедливые, ей вряд ли собирались. Когда Тхар прекратила перечень высказанных недовольным тоном претензий, старший некоторое время молчал, по орочьей привычке прикусывая выступающим клыком нижнюю губу и разглядывая ночного гостя, потом что-то для себя решил и угрожающе сказал:
   - А ты, приятель, кто такой, чтобы нам указывать?
   - Тот, кто желает вам добра, - хмыкнула Тхар. - И не хочет, чтобы вас поколотили за несоблюдение всем известных правил. И обворовали, потому что охрана из вас никакая!
   Орки недовольно заворчали, а один из людей, усатый жилистый мужик, неожиданно злорадно заметил:
   - А девка-то дело говорит! Я вам давно сказал, не дело...
   - Девка? - приподнял рассечённую шрамом бровь старший и расплылся в обрадованной улыбке. - Эй, ты чего в темноте жмёшься? Иди к нам! Поговорим, - он хохотнул, товарищи поддержали его радостным гоготом.
   - Надеетесь провести вечер так же приятно, как ваш купец недоделанный? Зря, - фыркнула Тхар и неожиданно спросила спокойно и серьёзно: - Позволено ли мне узнать ваше имя, отважный муж из рода Цыргазх?
   Улыбка мгновенно слетела с губ старшего орка, и он цепко вгляделся в темноту, спросив на восточнопригорском орочьем:
   - В тебе есть орочья кровь?
   - Нет, - ответила Тхар на восточноравнинном. Диалекты были похожи, и Тхар надеялась, что орк её поймёт, поскольку на пригорском она не изъяснялась - некоторые звуки её человеческое горло не было способно произнести. - Я человек, но была принята в клан около пяти лет назад.
   - Какой? - коротко спросил орк на равнинном, напрягаясь.
   - Заяргез, - ответила Тхар, на всякий случай тоже подобравшись. - Если с прошлой весны ничего не изменилось, между нашими кланами нет вражды.
   - Ничего не изменилось! - радостно подтвердил орк, расслабляясь и облегчённо улыбаясь. - Иди к огню, честная девушка. За такое дело надо выпить!
   - С вас уже хватит, - Тхар предпочла сползти с Дружка в темноте, хотя понимала, что от орков её неуклюжесть вряд ли скроется. Она шагнула в круг света и невозмутимо отобрала у старшего полупустой мех: - Хорошего понемногу.
   - Ну прям моя жена, - усмехнулся орк, доброжелательно глядя на Тхар сверху вниз.
   Даже для орка он был очень массивен и производил несколько пугающее впечатление. Полуседые волосы с одной стороны обриты в знак траура по ушедшему близкому родственнику по отцовской линии, с другой - заплетены в традиционные косы. То, как он стоял и двигался, а также взгляд и шрамы выдавали в нём бывалого воина, и Тхар невольно подумала, что у неё были бы большие неприятности, окажись между их кланами вражда.
   Орк в свою очередь разглядывал Тхар, а посмотреть было на что. Сейчас девушка впервые за прошедшие полтора месяца напоминала себя прежнюю: удобные штаны, заправленные в сапоги до середины голени, короткая куртка с капюшоном, волосы от затылка заплетены в тугую короткую косу. Никакого макияжа - Тхар уже совсем не походила на сахези, да и не видела нужды маскироваться, если пойдёт с обозом. Платок перекочевал на шею и притворился шарфом. Совсем прощаться с этой деталью своего облика Тхар не хотелось: по ней любой сахези сразу поймёт, кто перед ним, ведь цвета и мотивы тех, кто ходил с Галеро, отличались от цветов и мотивов других кочевников так же, как и косы и серьги орочьих кланов разнились друг с другом. А главное, и то, и другое чужаку, не знающему некоторых секретов, подделать было невозможно.
   - Моё имя Цедарг, честная девушка, - представился орк наконец. - Мне позволено узнать твоё?
   - Тхар, - ответила она, ловя болтавшуюся на цепочке затычку в меху и пытаясь запихнуть её в горлышко.
   - Давай я, - забрал мех орк и без усилий справился с пробкой.
   Тхар только уважительно кивнула.
   - Поскольку купец ваш занят, - с ядовитой иронией заметила она, - то командовать пока буду я.
   - С какой это радости? - хмыкнул кто-то из обозных.
   - Для вашего же блага, - елейным голосом со стальными нотками ответила Тхар. Она уже поняла, что получила поддержку старшего, и поэтому твёрдо продолжила, ткнув пальцем в выступившего: - Ты. Берёшь фонарь и идёшь вешать его на крайнюю телегу. Поскольку уже ночь, сдвигать их на обочину не будем, пора спать, иначе завтра застрянем на выезде к Черепичинкам. Ты, - ткнула она пальцем в молодого косоглазого орка, громче остальных гоготавшего при обнаружении её пола. - Стоишь первым на часах. Поскольку вас много, половина будет стоять на часах сегодня, половина - завтра. Ты, - ткнула она в усатого обозного, поддержавшего её замечания, - распрягаешь лошадей. Их ни в коем случае нельзя оставлять запряжёнными, - Тхар обернулась к внимательно слушавшему её приказы Цедаргу, заглянула в глаза и уважительно спросила: - Вы не против?
   - Ну точно моя жена, - усмехнулся орк удивлённо-довольно. - Та тоже вечно сама всё придумает, а потом представит так, будто это я решил!
   Орки и люди согласно засмеялись, а Тхар только покачала головой, надеясь, что Цедарг не решит, что она и в остальном должна походить на его жену. Например, согревать ему ночами постель. Впрочем, она рассчитывала на уважение к ней, как к принятой в клан - обычных человеческих девушек орки ни во что не ставили.
   - Выполнять! - неожиданно рявкнул орк, обрывая всеобщее веселье. - Сегодняшние часовые... - он перечислил имена, которые Тхар попыталась запомнить и соотнести с теми, на кого он глядел.
   - А почему я должен идти лошадей распрягать? - заныл усатый мужик. - Это Смиран девку взял в обоз. И любуется с ней там, вместо того, чтобы...
   - Потому что Радег меня за старшего оставил, и я говорю, что ты пойдёшь их распрягать, - спокойно сказал орк таким тоном, что даже у Тхар пробежались мурашки по коже, хотя к ней его слова никак не относились. Её заинтересовало другое:
   - А я думала, это ваш купец, - Тхар уже привычно насмешливо подчеркнула веселившее её слово, - там отдыхает после трудного дня!
   - Радег не лучше, - нахмурился Цедарг, присаживаясь обратно на бревно, явно притащенное из ближайшего лесочка - на нём даже мох рос. Орк кивнул девушке, она, как могла, отряхнула себе местечко и села рядом у костра. Орки и обозные расходились выполнять задания и спать, Тхар тоже подумывала о ночлеге, когда орк продолжил: - Умотал на ночь глядя к какой-то девице в усадьбе аж за лесом. В Черевякино из-за него застряли - всё ждал, что она приедет. Потом здесь стали, а он на ночь глядя Шесха оседлал и сам к ней отправился. Я ему говорю, - в голосе орка послышалось неприкрытое осуждение: - "Куда ты прёшься, стемнеет уже скоро!" Ясно ж было, что она не приедет - ну какая девка потащится в такую даль, даже за нашим красавцем? Так нет же, надо было ему, свербит в одном месте, - ворчал орк, пытаясь за грубостью скрыть беспокойство.
   - Ничего, у нас безопасно, тем более орку, - безмятежно отозвалась Тхар. - А если к утру не вернётся, так пойдём без него, пусть нагоняет. Будет ему урок! Кстати, - она кивнула на давешний мешок: - А что там внутри?
   - Меха, - отозвался Цедарг. - Мебель отвезли, деньги получили, остальное на ярмарке продали да там же и закупились. На юге они сейчас это, того... в моде. Хотя зачем им - теплынь же.
   - Ну, к середине зимы там не слишком жарко, - пожала плечами Тхар и уточнила: - То есть вся телега - меха?
   Орк кивнул, и девушка решительно взялась за мешок.
   - Отлично, там я спать и буду.
   - Так ты что, с нами идёшь? - запоздало сообразил орк.
   - Да, вы ведь на юг? - на всякий случай уточнила Тхар.
   - Да, до Заречного, - кивнул орк. - А тебе куда надо?
   - Дальше, до самого Краевого, - не стала скрывать Тхар и, когда орк присвистнул, уточнила: - Так что я с вами до конца, а дальше - сама.
   Она обняла мешок и направилась к облюбованной телеге. Сзади её окликнул Цедарг:
   - Тхар, - и когда девушка обернулась, сказал: - Ты это... если замёрзнешь, то я в первом фургоне, - он подмигнул.
   Девушка помолчала секунду, уставившись на огонь, потом хитро глянула на орка:
   - А что бы сделала твоя жена, услышь она подобный намёк от постороннего?
   Цедарг секунду глядел на неё, потом захохотал, стукнув себя кулаком по колену:
   - Отходила бы сковородой так, что он потом ещё долго не встал бы! Понял, вопрос закрыт, - кивнул он, глянул на девушку одобрительно: - Хазгуд меня раздери! И откуда такие девки берутся?!
   Тхар только с улыбкой покачала головой и пошла спать.
  
  
   6. О семейных отношениях в общем и о перевоспитании одного эльфийского вьюноши в частности
   Наконец настал день отъезда. Странник встретился с другом, который передал ему радостную новость: ещё несколько дней назад Тхар была в усадьбе и получила письмо. Ллио отчаянно надеялся, что девушка дождётся их. В тот же день истекал срок, в который Миреллин ещё могла вернуться к мужу, а на следующий - уезжал Сингареллиор.
   Ллио не знал, что и думать. Будь он девицей, за несколько прошедших с момента появления северного эльфа дней влюбился бы без памяти. Сколько юноша не перебирал характер Ллиора, пытаясь найти неприятные черты, ничего не выходило. Тот нравился ему всё больше и больше, а после невольно подслушанного разговора Ллио легко замечал особые чувства во взгляде и словах, обращённых к его матери.
   И теперь бедолага разрывался между искренней симпатией и сочувствием к северному эльфу и любовью к отцу. Тем более, что Миреллин словно расцветала рядом с другом юности. Годы, проведённые в браке с Ареллом, она была заботливой матерью и великолепной хозяйкой дома, в высшей степени достойной дамой, соответствующей всем канонам эльфийского общества. Но сейчас она словно вернулась в молодость: Ллио обнаружил, что мать способна со смехом играть в догонялки, танцевать бесшабашные северные танцы и быть легкомысленной и от этого невероятно счастливой. А ещё Ллиор проговорился, что в молодости у неё было прозвище "Белочка". За то, что Миреллин, изысканно-хрупкая Миреллин ловко лазала по деревьям, в том числе, по фруктовым, в том числе, по тем, что росли совсем не в саду её отца! Постепенно Ллио осознал, что мать сможет быть счастлива и без отца, и не знал, чего больше принесло ему это открытие: горечи или радости. Чем дольше Ллио смотрел на эту пару, тем больше мучился.
   И когда накануне отъезда он случайно стал свидетелем того, как Миреллин безжалостно оборвала попытку эльфа снова заговорить о своих чувствах и о совместном будущем, Ллио с удивлением обнаружил, что ощущает что-то вроде обиды на мать. Он считал, что Ллиор как никто другой заслуживает любви и семейного счастья, и не будь Миреллин замужем за его отцом... Тут его мысли заходили в тупик.
   Ещё Ллио сильно волновало, что он, уезжая, оставляет мать одну, в сложном положении. В глубине души он подозревал, что Миреллин так и не откроет неизменно приходящему Ареллу дверь. В таком случае, после расторжения брака она должна вернуться к отцу, либо переехать к кому-либо из уже вылетевших из семейного гнезда детей - по эльфийским традициям, бывшая жена не должна оставаться на земле мужа.
   К тому же, поскольку именно она являлась инициатором развода, Миреллин имела право лишь на то, что могла унести сама, без чьей-либо помощи и на себе. И Ллио очень сомневался, что этим чем-то окажется, как в известной сказке, её муж! А ведь в таком случае мать оставалась без средств к существованию: как и все эльфийки из благородных семей, она и дня в своей жизни не работала. Да и Ллио плохо представлял свою гордую мать в услужении. Разве что гувернанткой: воспитывать детей она умела и любила. Конечно, он не сомневался, что любой из его братьев, также как и замужние сёстры, с радостью примет мать. Но подозревал, что ей самой будет грустно чувствовать себя ненужной, ведь в новом доме уже будет своя хозяйка. И ещё, Ллио понимал, что матери необходимы сейчас опора и поддержка, которые он сам не может обеспечить, поскольку уезжает. Его не оставляло ощущение, что он бросает мать на произвол судьбы.
   Ллио не спал ночами, раз за разом обдумывая сложившуюся ситуацию. И наконец решился.
   Уже когда вещи были уложены, Миреллин нервно собирала еду в дорогу, а Риан седлал лошадей, Ллио попросил северного эльфа подняться к нему в комнату, чтобы поговорить. Тот согласился и, когда дверь за ними закрылась, успокаивающе положил руку юноше на плечо и твёрдо сказал:
   - Не волнуйся, с девушками всё будет в порядке. Я уверен, что ты вовремя их найдёшь.
   - Спасибо, - кивнул Ллио, опускаясь на диван, на котором вечерами читал, и жестом пригласил Ллиора присоединиться к нему, что эльф и сделал. Юноша уставился в пол, выдохнул решительно, собираясь с силами, и начал: - Только я хотел поговорить с вами о другом, - он запнулся на секунду и тихо пояснил: - О маме.
   Ллио услышал тяжёлый вздох эльфа и поднял на него глаза.
   - Так заметно? - грустно усмехнулся Ллиор уголком рта, и его задумчиво-мечтательный взгляд остановился на букете снежно-белых ареслий, стоящем на письменном столе. - Да, я люблю Ллин. И всегда любил. И, хотя она никогда не отвечала на мои чувства и смотрела на меня, как на друга, не оставлял глупую надежду однажды назвать её своей женой...
   - Она замужем, - тихо сказал Ллио.
   - Я знаю, - кивнул Ллиор и вздохнул: - Но дело даже не в этом. Она любит твоего отца. И хотя, зная её характер, я понимаю, что она к нему не вернётся - Миреллин никогда не прощала предательств - я также осознаю, что и мне рассчитывать не на что. Так что тебе нечего бояться, - горько завершил он.
   Некоторое время оба эльфа сидели рядом молча, потом Ллио сказал:
   - Вам просто нужно увезти её на Север. Не с собой, а на Север.
   Эльф удивлённо поднял на него глаза, но юноша продолжил, упорно глядя прямо перед собой:
   - Она рядом с вами словно светится. Я вижу, что ей хорошо. А когда одна - думает об отце и плачет. Она думает, что я ничего не знаю, но это же глупо, я всё слышу... И поэтому... - Ллио замолк на пару секунд, собираясь с духом, и быстро заговорил: - Я хотел попросить вас, если она сегодня до полуночи не откроет дверь моему отцу, увезти её на Север. Только не к дедушке. Лучше в Забытую Гавань. Вы говорили, там живёт ваша общая подруга. Судя по тому, что вы о ней рассказывали, она очень обрадуется, если мама поживёт у неё. Вы только не говорите с ней... о любви. А то она не согласится, - тихо закончил Ллио.
   И почувствовал, как эльф положил руку на его плечо и благодарно сжал его. Ллио поднял лицо: он только что фактически передал мать в руки северянина, и с замиранием сердца ждал, что тот скажет.
   - Спасибо, - взволнованный эльф смотрел ему в глаза с благодарностью. - Я так рад, что ты не возражаешь против того... Не бойся, - он покачал головой, и глаза его засветились нежностью: - Я никогда ничем не обижу Миреллин и буду заботиться о ней.
   - Ей здесь плохо, - объяснил Ллио причину своего странного для добропорядочного сына поведения. - Поэтому... думаю, там ей будет лучше. Хотя вам сложно будет её уговорить, - скороговоркой добавил он, оставляя своей совести эту последнюю лазейку.
   Эльф усмехнулся по-доброму и покачал головой:
   - Ошибаешься. Ты сам подсказал мне, как. Главное не говорить о чувствах и не дать ей опомниться. А уж там я окружу её лаской и заботой, и больше никому не позволю причинить ей боль! Ллио, - эльф протянул руку и Ллио с готовностью пожал её. - Спасибо тебе. Если ты захочешь приехать на Север, например, - Ллиор чуть улыбнулся заговорщицки, - вместе с Тхар, я буду очень рад.
   Ллио улыбнулся в ответ и вздохнул с облегчением. Тяжёлый разговор был позади, Ллиор отреагировал именно так, как надеялся юноша. И Ллио был несказанно рад этому.
   - Ллио, - после стука в дверь заглянул Риан. - Выезжаем?
   - Да, - кивнул юноша, поднимаясь. - Пора.
   Прощание вышло бестолковым: мать раз десять просила возвращаться как можно скорее и привозить Тхар, желала удачи, просила беречь себя... Пока Сингареллиор не заметил весело и успокаивающе:
   - Чувствую, сегодня Ллио никуда не уедет!
   Миреллин спохватилась и наконец отпустила сына. Даже не расплакавшись, когда он уезжал, хотя, обернувшись, Ллио увидел, как жалобно нахмурены её брови и дрожат губы. Обернувшись во второй раз, он застал мать уже всхлипывающей на груди крепко обнявшего её северянина. Сингареллиор перехватил взгляд Ллио и успокаивающе кивнул, словно говоря: не беспокойся, я о ней позабочусь.
   Ллио кивнул в ответ и отвернулся. Ллиор должен был возвращаться домой завтра утром, и Ллио покидал Леса, даже не представляя, удастся ли эльфу увлечь его мать на Север. И если нет, что та будет делать дальше. Одно он знал точно: всё решится этим вечером, но его не будет рядом.
  
   Дирелл присоединился к ним уже на выезде из Лесов - его задержало прощание с друзьями. Он был безупречен: унаследованные от матери густые тёмные волосы мягкими волнами стекали ниже талии, лёгкие просторные одежды сдержанного зелёного цвета чуть колебались в такт движению коня, великолепная осанка заставила бы удавиться от зависти любого профессионального танцора. Украшения ножен длинного меча прелестнейшим образом сочетались с узорами на высоких сапожках. Вдобавок, эльф был хорош собой и красоту эту умело подчёркивал, после каких-то полутора часов ежедневного ухода за собой превращаясь почти в совершенство...
   ...Весьма занудное совершенство, по мнению Ллио. Едва завидев младшего брата, Дирелл сразу же заметил:
   - Ллио, выпрямись! Что у тебя за посадка! Держись, пожалуйста, в седле, как подобает приличному эльфу. И во что ты одет? Мне будет стыдно ехать с тобой рядом!
   - Никто тебя не заставляет, - буркнул Ллио.
   К слову, посадка у него была неплохая, а одежда - удобная и практичная, не то что шикарные, совершенно неприспособленные для поездок шелка брата. Но тот не желал это признавать:
   - Увы, - прошипел Дирелл, наклоняясь к Ллио. - Я не могу отказать маме! И если уж тебе, малыш, так необходимо выехать за границу, то я буду за тобой присматривать. Позволь напомнить, что до совершеннолетия тебе ещё одиннадцать лет!
   - Ууу, - застонал Ллио в отчаянии при мысли, что ему терпеть это ещё неизвестно сколько времени, и пришпорил коня, догоняя усмехающегося Риана.
   В ответ на обиженный взгляд Странник заметил:
   - Эльф занудный классический, - тут уже улыбнулся и Ллио. - Долгая жизнь не всем идёт на пользу. Кто-то, как твой брат и многие из моих родственников, принимается излишне усердствовать в стремлении довести себя и окружающих до совершенства.
   - Да уж, - согласился Ллио. - Жаль, что Сингареллиору не удалось отговорить маму!
   - О, мало кто способен переспорить нежную, робкую, беззащитную Миреллин... которая прекрасно умеет стоять на своём, - усмехнулся Риан. - А уж безнадёжно влюблённый в неё вторую сотню лет Ллиор и вовсе не способен ей возражать! - сказав последнюю фразу, Риан посмотрел на Ллио внимательно и серьёзно, и юноша кивнул:
   - Да, я знаю. Но у него есть ещё время на то, чтобы уговорить её уехать на Север.
   - Думаю, можно не говорить, как я хочу, чтобы у него это получилось, - хмыкнул Странник. - Поверь мне: Ллиор, как сказал бы твой брат - в высшей степени достойный эльф, - Риан оглянулся на Дирелла, рассеянно поправляющего идеальные складки одежд, и усмехнулся: - Впрочем, нет. Твой брат вряд ли бы так сказал!
   - И это характеризует Ллиора с наилучшей стороны, - хмыкнул Ллио, а Риан засмеялся и ободряюще хлопнул юношу по плечу.
   - Ллио, выпрями спину! - донеслось до них сзади, и младший эльф обречённо вздохнул и послушался. По самым утешительным подсчётам, с братцем ему придётся провести как минимум шесть с половиной дней: доехать до Великой реки, там сесть на корабль и спуститься вниз по течению к человеческому городу на той стороне, а уже от города в четырёх днях пути находилась усадьба дедушки и бабушки Тхар.
  
   Сначала всё шло хорошо. До ворот из Лесов они добрались быстро и благополучно. С документами проблем не возникло, с местами на корабле для них самих и для лошадей - тоже. Команда небольшого, но оснащённого всеми необходимыми удобствами судна полностью состояла из эльфов, погода стояла прекрасная, еда была выше всяких похвал, и Дирелл находился в благодушном настроении, лишь чуточку поворчав по поводу тесноты в каюте.
   Сложности начались на том берегу.
   Первый же привал затянулся на невообразимо долгое время. Когда пришёл обеденный час, Дирелл наотрез отказался останавливаться в человеческом селе. Потом, когда соломенные крыши уже давно скрылись вдали, заявил, что в лесу даже сесть не на что, и вариант отобедать на ближайшей же лужайке он даже не рассматривает. Опешивший от таких взаимоисключающих заявлений Ллио спросил, чего же тогда его душенька желает. Старший брат подумал и пояснил:
   - Без людей, но со столом, стульями, тарелками, столовыми приборами, салфетками, водой для омовения рук перед едой, а также...
   - Останавливаемся здесь, - невозмутимо прервал его вдохновенное перечисление Странник. - Вон ручей - это тебе вода для омовения рук, тарелки и вилки есть в седельных сумках, а стулом тебе послужит вон тот пенёк. Что-то ещё? - таким тоном осведомился он, что Ллио как-то сразу вспомнил об уважении старших и беспрекословном послушании.
   Дирелл, очевидно, тоже, но всё же заикнулся о столе.
   - Твои колени, - отрезал Странник, уже спешившийся и снимавший сумки. Диреллу ничего не оставалось, как покорно повторить его действия, а Ллио порадовался, что едет не один.
   Дальше был сплошной цирк. Дирелл долго обметал пенёк (приличный эльф должен заботиться о чистоте одежды!), долго мыл руки (и о гигиене!), долго устраивался на импровизированном стуле (и о том, как он выглядит со стороны!), долго ел (и о манерах!)...
   А потом сделал большие глаза в ответ на сообщение о том, что каждый моет свою тарелку сам:
   - Я, отпрыск древнего и благородного рода Алленгоранле, ни разу в жизни не опускавшийся до подобного...
   - Хочу тебе напомнить, - с ледяной вежливостью прервал его Странник, - что тут только мы трое, поскольку ты отказался обедать в человеческом селе. Я правильно понял, что ты предлагаешь мне, отпрыску ещё более древнего и благородного рода, мыть твою тарелку? - Дирелл отчаянно замотал головой. - Или, может, Ллио, который, замечу, из того же древнего и благородного рода Алленгоранле?
   - Не дождёшься, - отрезал Ллио в ответ на обнадёженный взгляд брата.
   - В таком случае, прошу, - старший эльф широким взмахом обозначил траекторию движения Дирелла к ручью. Тот поколебался, но всё же встал с тяжким вздохом и проследовал в указанном направлении.
   Ллио, уже вымывший и убравший свои приборы, задумчиво наблюдал за старшим братом. Придерживая левой рукой слишком длинный и широкий рукав, правой тот брезгливо полоскал в ручье тарелку, держа её за край. За время путешествия с Тхар Ллио ничего не приходилось мыть, кроме кружки, но дома он помогал матери, после ухода от мужа оставшейся без служанок, и наловчился быстро исполнять нехитрые домашние обязанности. Отчасти потому, что прекрасно помнил: если хочется бродить с Тхар, то придётся научиться всем необходимым мелочам. Диреллу же подобная наука давалась нелегко.
   Наконец брат дополоскал тарелку до нужного состояния, вытер, сложил в сумку и... сел обратно на пенёк.
   - Неужели мы сразу же отправимся в путь? - искренне удивился он. - А отдохнуть после обеда? Провести время за приятной беседой и чашечкой травяного отвара, скажем, с мятой?
   - Если только ты сам его приготовишь! - не выдержал Ллио, заводясь.
   Им как можно быстрее надо найти Тхар с Тилей, а этот... расселся тут, как дома! Во избежание возможных проблем они с Рианом решили не рассказывать Диреллу детали, и сейчас юноша не мог подстегнуть брата необходимостью торопиться.
   К счастью, у него был Риан:
   - До ближайшего жилья ещё очень далеко. Если ты не хочешь ночевать в лесу под кустом, то догоняй, - эльф невозмутимо вскочил в седло.
   Ллио с облегчением последовал за ним, втайне надеясь, что брат останется на месте и избавит их таким образом от своего общества. Но, увы, его надеждам не суждено было сбыться.
   - Подождите! - встревоженно вскочил Дирелл, видя, что они отъезжают. - Вы же не бросите меня здесь?! Я с вами!
   Странник в воспитательных целях ждать не стал, а Ллио его только поддержал. Краем уха он расслышал суетливую беготню сзади, шорох одежд, бряцание стремян, а потом и стук лошадиных копыт. Наконец Дирелл догнал спутников. Вид у эльфа был запыхавшийся и недовольный, но со Странником старший Алленгоранле спорить не решился.
  
   А вот в городке, где они решили остановиться на ночлег, несмотря на охи и стоны Дирелла, поминутно, если не посекундно возмущавшегося грязью, вонью, неприглядностью домов и жителей, неровностью мостовой и обилием ободранных помоечных кошек (хотя городок для человеческого был вполне чистый и скромно-симпатичный), произошёл действительно неприятный случай.
   Когда они уже спешилась у известной Страннику гостиницы, препоручили коней заботам лохматого человеческого мальчишки со смышленым лицом и направились ко входу в дом, дверь неожиданно распахнулась, и из неё вывалилась пьяная компания из четырёх парней и трёх девушек, явно праздновавших неизвестное эльфам событие долго и увлечённо. Риан и Ллио посторонились, но Дирелл только гордо задрал нос и не сдвинулся с места. Ничего удивительного, что первый же из вышедших едва не налетел на него, врезавшись в плечо.
   - Смотри, куда прёшь, урод ушастый! - рявкнул парень, обдав брезгливо сморщившего изящный нос эльфа запахом перегара.
   - Немедленно извинись, жалкое человеческое отродье, - прошипел Дирелл, опасно суживая глаза и бледнея от ярости. - Иначе ты останешься вообще без ушей!
   - ... тебе, - отозвался мужик и для наглядности скрутил из непослушных пальцев некую фигуру, обозначавшую в его затуманенном вином понимании кукиш.
   В следующее мгновение он с поросячьим визгом схватился за обрубок уха. Исполнить угрозу до конца не дал Странник, перехвативший руку с уже занесённым мечом:
   - Хватит! - гневно воскликнул он. - Что на тебя нашло?!
   - Как этот мерзкий червь посмел... - сквозь зубы процедил Дирелл, пытаясь вырвать запястье, но Ванериллиан неожиданно отвесил ему тяжёлую оплеуху. Дирелл покачнулся и растерянно заморгал, запнувшись на полуслове.
   - Убери меч, - холодно приказал Странник таким тоном, что эльф испуганно послушался.
   - Прошу прощения за действия моего друга. Он ещё не привык к людям, - извинился Риан перед мгновенно протрезвевшим парнем, возле которого уже хлопотала одна из девушек. Остальные из компании стояли рядом и с ужасом смотрели на эльфов - никто не успел заметить движения, благодаря которому их товарищ остался без уха, и сейчас боялись, что бешеный эльф примется за них. - Возьмите, - Риан протянул несколько золотых монет, которые боязливо взяла другая девушка, - через пару улиц отсюда, в сторону площади, живёт знахарь.
   - Спасибо, - растерянно пробормотала девушка, а парни мгновенно подхватили стонущего товарища и потащили к воротам.
   Странник развернулся и, бросив мрачный взгляд на притихшего старшего Алленгоранле и кивком позвав ошарашенного младшего, продолжил путь к входной двери гостиницы.
   Он уже взялся за ручку, когда его догнал Дирелл:
   - Зачем вы извинились перед ним? - возмутился он. - Да я бы даже эльфу не простил такого! Вызвал бы немедленно на дуэль!
   - Именно из-за таких как ты, дуэли и запрещены в пределах Лесов, - заметил Странник. - Вы готовы поубивать друг друга из-за пустяка!
   - Это не пустяк! - настоял эльф. - Он оскорбил меня!
   - Ты напросился на оскорбление, - уточнил Ванеллириан, устало опускаясь за стол в углу небольшой залы, занимавшей вместе с кухней первый этаж гостиницы. - Причём ты прекрасно знал, что в двадцать раз быстрее него, и что он не вооружён. Запомни: пока ты путешествуешь со мной, подобные выходки будут строго наказываться.
   Дирелл только хмуро промолчал, принимая к сведению, и братья сели рядом. К ним тут же поспешила девушка-разносчица:
   - Чего желаете, господа? У нас сегодня такие бараньи рёбрышки, пальчики оближешь! - доброжелательно посоветовала она, стараясь не слишком уж откровенно рассматривать диковинку - прекрасных благородных эльфов.
   - Облизывают пальцы только крайне дурно воспитанные личности, - раздражённо заметил Дирелл. - Впрочем, для вас это, несомненно, обычное дело, - он кинул в сторону девушки такой взгляд, что улыбка на её губах мгновенно увяла.
   - Не обращайте внимания на моего брата, - миролюбиво посоветовал Ллио. - Он сегодня в дурном настроении - устал в дороге.
   - И раз он сам так пожелал, то прекрасно обойдётся без ужина, - поддержал Ллио Странник. - А мы с удовольствием попробуем ваши бараньи рёбрышки!
   Девушка тут же снова расцвела улыбкой, кивнула и поспешила на кухню.
   - Глодать кости! - буркнул Дирелл. - Впрочем, вряд ли в этой дыре найдётся приличная еда! Нет, мне даже не предлагайте! - заявил он, хотя никто и не предлагал.
   В итоге он довольствовался салатом, не без тщательно скрываемой зависти наблюдая за Ллио и Рианом, с удовольствием "глодающими кости". Рёбрышки были действительно выше всяческих похвал, да и в целом ужин оказался сытным и вкусным, хотя и несколько тяжёлым на эльфийский взгляд. Так что друзья относительно миролюбиво реагировали на ворчание Дирелла по поводу плохо приготовленного салата (который зануда разобрал до последнего ингредиента), а потом и комковатости матраса, грубой материи белья, жёсткости постели, неприятного запаха в комнате, холода, когда они открыли окно, чтобы проветрить, и так далее и так далее.
   Впрочем, это ворчание прекрасно убаюкивало.
   Посреди ночи Ллио неожиданно проснулся и с удивлением увидел возвращающегося откуда-то Дирелла. Брат бесшумно прикрыл за собой дверь, быстро разделся и скользнул в постель. Юноша был слишком сонным, чтобы вдуматься в происходящее, а наутро и вовсе не вспомнил до самого завтрака.
   Когда Ллио с Рианом уже с удовольствием завтракали, расположившись под окном, в которое заглядывало утреннее солнышко, к ним присоединился спотыкающийся и отчаянно трущий глаза Дирелл. Он умудрился по-эльфийски изящно обрушиться на один из стульев и отчаянно зевнул, заслонившись мгновенно выскользнувшим из рукава веером. Ллио пришла в голову мысль, что теперь он понимает, почему брату понадобились аж три вьючных лошади.
   - Ужасно! - со стоном возвестил тот. - Отвратительное утро, отвратительно начавшееся. Служанка буквально вытряхнула меня из постели, заявив, что ей надо стирать бельё!
   Увы, трагическое известие, которое Дирелл уже вознамерился живописать в красках, вызвало у его чёрствых спутников лишь крайне невежливый смех. Эльф попытался надуться, но тут к нему подошла вчерашняя служанка и ласково улыбнулась:
   - Не выспались? Ну не обижайтесь, таков порядок. Давайте я вам оладушек с малиновым вареньем принесу, вкусных-вкусных! Сразу настроение подымется!
   - Спасибо, прекрасная дева, - неожиданно смутился эльф. - С удовольствием отведаю... это... блюдо.
   - Оладьи, - улыбаясь, подсказала девушка и отошла.
   Ллио удивлённо уставился на брата, а Странник заметил:
   - Стыдно стало?
   Дирелл неожиданно покраснел.
   - И отлично! Надеюсь, ты извинился, - обрадовался Ллио. - Ты увидишь, люди на самом деле - хорошие. Особенно девушки! - он уже почти привёл в пример Тхар с Тилей, но вовремя вспомнил, что они с Рианом решили не посвящать эльфа-человеконенавистника в подробности. И поэтому лишь запоздало заметил, что при последних словах у его брата запылали даже уши.
   - Дирелл, - медленно позвал Странник, внимательно разглядывая эльфа. - Скажи, ты ведь не сделал ночью ничего такого, за что такой порядочный эльф как ты перестал бы себя уважать?
   Секунду Дирелл смотрел на него в недоумении, потом уже возмущённо распахнул рот, но ответить достойно не дала всё та же девушка, с улыбкой поставив перед ним тарелку с пышными румяными оладьями, щедро политыми вареньем:
   - Кушайте на здоровье! - она прибавила к тарелке большую щербатую кружку с чаем. - Они с молоком очень хороши, но молоко лучше после огурцов не пить, - она заботливо подвинула к эльфу ложку, снова улыбнулась и отошла.
   - Огурцов в твоём салате не было. Это я отлично помню, уж больно досконально ты его описывал вчера, - заметил Странник, заинтересованно глядя на эльфа.
   - У меня с ней ничего не было! - запоздало возмутился эльф и пафосно заявил: - Я верен моей дорогой Ллеместэ! И всегда буду верен, - горячо уверил он усмехающегося Странника.
   Ллио предпочёл воздержаться от комментариев - на его взгляд, к невесте брата больше всего подходило определение "ледяная кукла". А кто-то менее воспитанный заменил бы второе слово на другое, покрепче.
   - Просто ночью я... почему-то проголодался, очень сильно... - продолжил объяснения Дирелл, изучая ничем не привлекательную поверхность стола и гораздо более привлекательную тарелку с оладьями.
   - Наверное, потому, что отказался вчера "грызть кости", - заметил Риан, усмехаясь.
   Брат Ллио кашлянул и признался:
   - Да. Так вот, я спустился ночью на кухню в поисках...
   - Костей, - снова подсказал уже откровенно веселящийся Странник.
   - Еды, - буркнул смущённый эльф. - Оказывается, эта бедная девушка спит на кухне. Она приняла меня за вора и... - эльф неосознанно потянулся потрогать затылок, и тут уж Странник не сдержал рвущегося наружу смеха. Ллио же встревожился:
   - Тебе очень больно? Надо приложить что-нибудь холодное!
   - Уже почти прошло, - небрежно отмахнулся Дирелл, от поддержки брата снова обретая почву под ногами, и уже спокойно объяснил: - Итак, она ужасно перепугалась, решив, что убила меня. Но потом, увидев, что я ещё жив, принесла мне льда и... еды.
   Странник глубоко вздохнул и покачал головой:
   - Надеюсь, тебя это хоть чему-то научит!
   - Уже научило, - хмыкнул Дирелл и неожиданно весело, по-мальчишески улыбнулся: - В следующий раз возьму свечу!
   Все трое рассмеялись, а Дирелл, больше не эстетствуя, накинулся на действительно вкусный завтрак.
   Разумеется, нельзя сказать, что эльф коренным образом изменился после событий в том городе, для него самого так и оставшемся безымянным. Нет, он всё так же упоённо нудел, а временами и ворчал, отказывался мыть посуду, часами наводил марафет на себя и на спутников (когда им не удавалось вырваться из его цепких лапок с наманикюренными ногтями) и делал всё с неторопливостью, до зубовного скрежета раздражавшей и Ллио, и Риана. В отношении людей он сохранял полу брезгливое, полу равнодушное высокомерие, не гнушаясь и язвительных замечаний. Но зато уже не порывался зарубить любого, заступившего ему дорогу, а девушкам предпочитал улыбаться, быстро выяснив, что этим можно добиться гораздо большего, чем окриками и язвительными замечаниями. Ллио подозревал, что для брата люди перешли из разряда дорожной пыли, досаднейшим образом пачкающей новенькие сапожки, в разряд зверушек, с которыми нужно общаться исключительно методом кнута и пряника. Теперь юноша надеялся, что со временем Дирелл научится видеть в них тех, кем они и были - людей.
   И всё же Ллио, на удивление хорошо поладивший с братом, которого едва знал и встреч с которым предпочитал избегать по вполне понятным причинам (ну кому охота регулярно становиться жертвой бесконечных нотаций?!), не мог дождаться, когда они, наконец, доберутся до усадьбы. И Дирелла можно будет отправить обратно в Леса, не уточняя, что сами они отправляются дальше. Бесконечно повторяющиеся: "сядь так, встань эдак, повернись, застегнись, надень то, сними это" - начинали выводить из себя даже отличающегося спокойным характером юношу.
   Поэтому у Ллио вырвался вздох искреннего облегчения, когда наконец Странник указал на видневшуюся в долине между холмами усадьбу:
   - Это здесь.
   И оба радостно пришпорили коней, уже воображая встречу с девушками и не собираясь дожидаться залюбовавшегося сельским пейзажем третьего лишнего.
  
  
   7. О воссоединении
   Тхар спала, уютно свернувшись калачиком посреди тюков с мехами и укрывшись курткой. Ей что-то снилось: что-то неясное, бессюжетное и тревожное. Девушка проснулась с мыслью, что за ней кто-то гонится, и преследователь уже прямо за спиной... но ощутила под рукой грубую холстину мешка, набитого мягкими мехами, и успокоенно перевернулась на спину, чувствуя, как скользнул по щеке и раскрывшемуся горлу холодный утренний воздух. Не открывая глаз, она не очень успешно пыталась убедить себя, что пора вставать, иначе без неё этот обоз точно никуда не двинется... и вдруг почувствовала, как продавились мешки рядом, и почти сразу по её шее, едва касаясь, скользнули тёплые, чуть шершавые пальцы. Большой хозяйски огладил подбородок, и сухие губы нежданного гостя мягко коснулись её губ.
   Что бы сделала обычная деревенская девушка? Завизжала, принялась звать на помощь, заплакала, посмелее - стала бы громко возмущаться. Разумеется, подобные полумеры были совсем не в духе Тхар. Она спокойно соотнесла местонахождение губ и рук орка (вторую она чувствовала плечом) с расположением предполагаемой цели атаки, и с мыслью: "Твоя жена бы оценила", - нанесла удар. Сдавленный стон убедил девушку, что она не промахнулась. Тхар села, открывая глаза, и с удивлением обнаружила скорчившегося рядом рыжего орка, в широко распахнутых глазах которого плескалось недоумение пополам с искренней обидой.
   - Вернулся, - равнодушно заметила Тхар, глядя на орка так, что даже последний дурак понял бы: она разочаровалась в нём окончательно. - Если ты снова позволишь себе подобное, - она задумчиво смотрела на Радега пару секунд и пожала плечами: - Впрочем, ты уже знаешь, что тогда будет.
   В несколько движений Тхар соскользнула с телеги и раздражённо заправила за ухо лезущую в глаза прядку, расстроенно думая, что идея пойти с этим обозом была явно не лучшей. После минутного колебания она решительно вздохнула и повернулась к телеге, чтобы забрать упряжь Дружка и пойти его седлать.
   - Ты же приехала!.. - воскликнул Радег так, словно это объясняло его поведение.
   - И что? - раздражённо спросила Тхар, хватая свои вещи и разворачиваясь.
   Орк, уже пришедший в себя после удара, спрыгнул с телеги и поспешил за ней:
   - Я думал, раз ты приехала, и твои вещи тут, ты пойдёшь со мной...
   - С тобой я и не собиралась никуда идти, - отрезала Тхар, кидая на землю сбрую и седло, а на спину Дружка пристраивая потник. - Я собиралась идти с твоим обозом. Но, как видишь, передумала, - мстительно завершила она.
   - Тхар, - расстроено выдохнул Радег, на которого она по-прежнему не смотрела. - Прости. Я ведь подумал, что ты...
   - Я тебе ясно дала понять, что ты меня не интересуешь, - холодно отозвалась девушка, поднимая седло и закидывая его поверх потника на спину по-утреннему флегматичного Дружка.
   - Тхар, - перехватил её руку Радег, и девушка наконец взглянула на него, с удивлением заметив, что он искренне взволнован. - Пожалуйста, останься. Ты мне очень понравилась, я решил... что ты кокетничала, а на самом деле я тебе тоже... Погоди, - остановил он пытающуюся возразить девушку. - Всё, я понял, больше никогда.
   - Эге! Кажется, я знаю, к кому ты вчера ездил, - раздался рядом с ними голос Цедарга. Орк довольно посмеивался, и Тхар резко выдернула из руки Радега свою.
   - Погоди, - она нахмурилась и требовательно посмотрела в глаза парню: - Ты вчера ночью ездил в мою усадьбу?
   Орк, помявшись, кивнул. На лице Тхар отразилась настоящая буря чувств, которую при желании можно было истолковать совершенно по-разному. Например, решить, что девушка поражена и польщена тем, что он не мог не попрощаться с ней перед дальней дорогой...
   - Идиот! - рявкнула Тхар и от полноты чувств так ткнула Радега в грудь, что тот покачнулся. - Надеюсь, ты ни с кем там не говорил?!
   - С работником, - обиженно ответил разочарованный парень. - Хозяева уже спали.
   - И что ты ему сказал? - подозрительно осведомилась Тхар, угрожающе наклоняя голову и хмуро кося на Радега сердитым глазом.
   - Что ищу тебя. Он сказал, ты ушла в Черевякино. Чтобы присоединиться там к обозу. Я попрощался и поехал обратно, - отрывисто пересказал Радег, всё ещё расстроенный из-за несбывшихся надежд.
   - Надеюсь, он не скажет о твоём ночном визите дедушке с бабушкой, - озабоченно сдвигая брови, вздохнула Тхар. - А то они переполошатся... а впрочем, это уже неважно, - вспомнила она о своём решении уйти и принялась застёгивать подпругу.
   - Брось, - остановил её старший орк. - Я пошлю к твоим кого-нибудь из ребят, у нас лошади гораздо быстрее, чем твой бочонок. А его привяжи к телеге, и сама туда садись. Нам пора к Черепичинкам, - и, ничуть не сомневаясь, что девушка послушается, орк пошёл дальше поднимать обоз.
   - Ты остаёшься? - тихо спросил Радег, глядя на Тхар с надеждой. - Ты же так хотела на юг, на настоящий юг, - процитировал он её саму.
   - И сейчас хочу, - решилась Тхар и потянула подпругу. - Ладно, купец, иди давай, проверь, всё ли в порядке с товаром. И вообще, займись обозом, а не стой тут, пень пнём, - ворчливо заметила она.
   Радег только усмехнулся и отправился выполнять указания, продолжая радостно улыбаться - уже своим мыслям. А Тхар подумала, что, возможно, она ещё не раз пожалеет о своём решении.
  
   Около полудня того же дня трое путников въехали в ворота усадьбы дедушки и бабушки Тхар. Работники, собравшиеся на обед, застыли, где были, таращась на подобный наплыв редкого зверя - эльфа - и не додумались позвать хозяев. Впрочем, особой нужды в этом и не было: дед Тхар сидел на крылечке и благодушно курил трубку, наслаждаясь солнечным деньком и крепким табачком. Бабка была занята по хозяйству, поэтому он встретил троицу один.
   Эльфы спешились, самый молодой шагнул вперёд и поклонился. Дед ответил кивком, отмечая и светлые волосы, и чуточку наивное выражение серо-голубых глаз, и ещё по-мальчишески свежее лицо. Всё, как сказала внучка.
   - Ллио? - предположил он, ничуть, впрочем, в своём предположении не сомневаясь.
   - Откуда?.. - удивился эльф и тут же радостно воскликнул, расплываясь в солнечной улыбке: - Тхар говорила обо мне, да? Ой, простите! - спохватился он: - Здравствуйте!
   - Здравствуй-здравствуй. Говорила, - усмехнулся в висячие усы довольный дед и уточнил: - Говорила, если приедешь и будешь искать её, рассказать тебе, куда она отправилась.
   - Она уехала? - огорчился Ллио - на солнышко набежала тучка. - Давно?
   - Вчера, - обнадёжил его дед.
   - Мы её быстро догоним, - Риан встал по правую руку от Ллио. - Я Ванеллириан Странник, и я рад познакомиться с тем, кто вырастил Тхар. Вы не будете возражать, если мы составим ей компанию в странствиях?
   Дед хмыкнул:
   - Ну, зачем здесь парень, - он кивнул в сторону Ллио, - я догадываюсь. А вот ты... - он подозрительно прищурился.
   Странник чуть улыбнулся:
   - Я ищу Тхар, потому что она может помочь мне увидеться с моей возлюбленной.
   Дед крякнул:
   - Та ж история, понятно, - и, хотя Ллио уже открыл рот, чтобы возразить, перевёл взгляд на застывшего у коня Дирелла: - Ну, а это кто?
   - Мой старший брат, - тут же представил Ллио. - Мама настояла, чтобы он поехал с нами.
   - Понятно, понятно, - протянул дед, разглядывая Дирелла.
  Молодой эльф в свою очередь смотрел на него в шоке: за время их короткого путешествия, а уж тем более в Лесах, он не встречал настолько старых людей, и сейчас глядел на человека с испугом. Дед Тхар был абсолютно сед, сух и морщинист; старость сгорбила его и искривила пальцы, держащие трубку, но прищуренные глаза всё так же цепко смотрели из-под кустистых бровей.
   Дирелл впервые в жизни, где-то в глубине, не признаваясь самому себе, испытал к человеку уважение. Он сам при первых признаках старения покончил бы с собой: эльфы угасали, но не старились, до последних лет жизни сохраняя густоту волос и гладкость кожи, они словно истаивали и слабели, постепенно теряя интерес к жизни, с которой в итоге расставались без страданий и сожалений. И теперь Дирелл понимал, какой он - его главный страх. А человек с достойным уважения мужеством принимал своё изменившееся тело и не сдавался на милость старости.
   - Ну что, - наконец сказал дед. - Вы как раз к обеду.
   - Но Тхар... - попытался возразить Ллио.
   - Успеете, - успокоил его дед, и стал подниматься с натужным кряхтением. Ллио тут же помог. Дед хитро улыбнулся: - Спасибо, юноша. Ну, пойдёмте.
   За обедом дед рассказал всё, что знал об обозе, с которым внучка собралась путешествовать, и наказал приглядывать за ней. Бабка, поначалу волком зыркавшая на незваных гостей, вскоре забыла о надуманной вражде и усердно подкладывала добавку в тарелку Ллио, приговаривая: "Кушай, кушай. Вон тощщый какой, и в чём душа держится? Кушай, набирайся силёнок. До Краевого-то ой как далеко..." Вежливость не позволяла Ллио обижать добрую женщину, но к концу обеда он уже всерьёз раздумывал над тем, сможет ли он съесть всё предложенное и не лопнуть.
   Дирелл сидел ниже травы, тише воды. Что бы он ни думал о людях вообще, в гостях, тем более у родственников знакомой его брата (а семейные отношения для эльфов всегда были очень важны), он считал необходимым вести себя уважительно. Странник же с удовольствием заменял их обоих, расспрашивая деда с бабкой об урожае, ценах, погоде, последних новостях и, не слишком навязчиво, о Тхар. Ллио понял, что друг не знает, знают ли родственники девушки о её необычной подруге, и поэтому Ванеллириан аккуратно осведомился о её здоровье.
   - Слава предкам, Нилочка у нас крепкая уродилась, - сразу же ответила бабка, махнув перед губами рукой - чтобы не сглазить. - Это она в отца неизвестного пошла, Веленочка-то наша слабенькая была, ветер дунет - унесёт, - бабка вздохнула, припоминая давно умершую дочь, потом встрепенулась: - Но себя совсем не бережёт! Полуночничает вечно, а потом с утра: "Бабушка, отстань, ничего не хочу, у меня голова болит!" А завтрак - это самая важная еда за день!
   - Да брось ты, ну сколько раз она тебе так сказала? - махнул рукой дед, не замечая, как встревоженно переглянулись Ллио с Рианом. - Один или два!
   Бабка мгновенно упёрла руки в боки и выпятила грудь, готовясь возражать. Ежедневные споры по любому поводу совсем не мешали им с мужем жить вместе уже не первый десяток лет, наоборот, добавляли остроты в размеренную жизнь, может, оттого, что супруги никогда не ссорились всерьёз.
   - Один, два! У девки в её возрасте вообще такого быть не должно!
   - Пусть живёт, как нравится, пока молодая, - не согласился дед.
   - Да если б она хоть с парнем обнималась по ночам, а то книжки читает! - возмутилась бабка. - И я знаю, это ты их ей привозишь и от меня прячешь!
   Старики, казалось, позабыли о гостях, самозабвенно переругиваясь. Ллио втихую скормил кусок мяса со своей тарелки собаке. Старая сука добрую половину обеда просидела рядом, положив голову ему на колени и время от времени доверчиво заглядывая ему в глаза, словно говоря: "Я же знаю, что такой добрый молодой эльф не откажет бедной голодной псинке в кусочке этого такого ароматного, такого соблазнительного, такого вкусного мясца". И Ллио, конечно, не отказал. Потом не отказал ещё раз, заработав полный воистину собачьей преданности взгляд. Эльф ласково гладил собаку, раздумывая, а не завести ли ему дома (когда у него будет свой дом) такую же? Риан о чём-то хмуро размышлял, Дирелл задумчиво вертел в руках вилку и наконец ненавязчиво прокашлялся. Старики оставили спор, уже далеко ушедший от первоначальной темы, а Странник сказал, поднимаясь:
   - Благодарим вас за гостеприимство. Нам, пожалуй, пора ехать. Думаю, к вечеру мы нагоним обоз.
   - Давайте, я вам хоть еды соберу, - тут же засуетилась бабка, и эльфам не удалось отказаться.
   Риан с Диреллом пошли седлать лошадей, а Ллио, уже было направившийся за ними, внезапно ощутил цепкую хватку повыше локтя. Обернувшись, он увидел деда Тхар, который заговорщицки ему подмигнул и увлёк в заросший уже пожелтевшими лопухами угол за сараем. Там он отпустил руку недоумевающего эльфа и торопливо заговорил:
   - Ты, вот что... я не всё сказал. Орк этот куцеухий, который купец вроде, на Нилу нашу глаз положил. А ей-то он не особо по душе, я ж не слепой, заметил. Ты там присмотри, чтобы этот разбойник нашу внучку не обижал, а? - старик просительно заглянул в глаза юноше.
   - Конечно, - кивнул Ллио, возмущённый до глубины души: как будто бедной Тхар одного орка не было достаточно! Ну почему эти мерзавцы к ней так и липнут?! - Не беспокойтесь, он её и пальцем не тронет, - сдвинул брови юноша, про себя уже обещая все возможные кары наглому орку, посмевшему посягнуть на его подругу.
   - Ну и хорошо, - довольно отозвался дед. - Так я за неё спокоен.
   На том они и расстались.
  
   Весь день Тхар старательно изводила Радега молчаливым презрением либо громогласными замечаниями. В ответ на его попытку заговорить в первый раз, она зарылась в тюки с мешками и заявила, что собирается досыпать. Нечаянно заснув по-настоящему и пробудившись около полудня, она устроила ревизию обоза, сразу найдя множество мелких недочётов. Потом старательно всех подгоняла, чтобы успеть проскочить перекрёстки у Черепичинок. Хотя к двум часам дня её, казалось, возненавидели уже и орки, и люди, и лошади, в половине третьего Тхар заставила Радега с Цедаргом обернуться и гордо указала на открывающуюся с вершины пологого холма картину. Дороги, паучьей сетью сползающиеся к городку, были сплошь запружены едва продвигающимися обозами, каретами и верховыми. Пешие путники разумно предпочитали обходить их по обочине, наверняка провожаемые завистливыми взглядами застрявших обладателей колясок, телег, фургонов и прочего громоздкого транспорта.
   Весь вид Тхар прямо-таки кричал: "Ну, что я говорила?!" - и орки, переглянувшись, одобрили её действия. Разговорившись с Цедаргом (Радега она по-прежнему упорно игнорировала), Тхар узнала, что молодой орк самостоятельно водит обоз всего третий раз, а так далеко - первый. Маршрут, чрезвычайно выгодный, но от этого только более опасный, был отчасти выбран из-за того, что на юге, в пригороде Заречного, крупнейшего порта в заливе, жила мать Радега. Сам Цедарг тоже не отличался большим опытом в охране обозов: всю жизнь он был телохранителем важных человеческих персон, по тем или иным причинам захотевших посетить орочьи земли. Разумеется, такая работа имела мало общего с нынешней, но Цедарг был давним другом дяди Радега, и поэтому не отказался, когда предложили менее прибыльную, но непыльную работёнку: присматривать за молодым орком. Впрочем, Радег быстро свёл надзор к минимуму, хотя в обозе равно руководили они оба. А теперь, с молчаливого попустительства обоих - ещё и Тхар.
   На обед остановились в так кстати подвернувшемся селе. Радег сторговал какую-то мелочёвку хозяйке постоялого двора, и она согласилась скинуть почти вдвое цену за еду. Радег подвинул кого-то из обозных, с которым Тхар оживлённо переговаривалась, и занял освободившееся место.
   - Вкусно, - заметил он, попробовав предложенную еду и посмотрел на девушку хитро: - А вечером ты нам ужин приготовишь, да?
   - Нет, - отрезала Тхар.
   - Но ты так вкусно готовишь, - попытался подкупить её лестью Радег.
   - С чего ты взял? - приподняла бровь девушка.
   - Пробовал, - расплылся в улыбке орк.
   - Если ты о запеканке, то её готовила моя бабушка, - невозмутимо ответила девушка, с удовольствием глотая вкусный суп. - И вообще, с чего ты взял, что я буду готовить на двадцать человек и орков? Я тебе кухарка, что ли?
   - Нет, конечно, - хмыкнул разочарованный орк. - Но у меня такое правило: если идёшь с обозом, так приноси пользу.
   - А я, что, не приношу?! - возмутилась Тхар. В их сторону сразу повернулось несколько голов, но девушка этого не замечала, наседая на орка: - Ты бы без меня сейчас ругался голодный на выезде с Черепичинок! А не сидел здесь над полной тарелкой! Ешь, кстати, остынет, - резко сбавила она тон, отворачиваясь, и растерянный орк послушался.
   С одной стороны, надо было поставить её на место, чтобы не выглядеть подкаблучником в глазах окружающих. А с другой - Радег прекрасно понимал, что таким поступком окончательно восстановит девушку против себя, а этого ему хотелось меньше всего. Тем более, что она вдруг проявила какую-никакую, а всё же заботу... по крайней мере, орк так думал.
   Поэтому вечером, увидев, что Тхар помогает Миреле - девушке, которую они взяли в обоз в Черевякино - Радег очень удивился.
   - А я думал, ты... - начал он.
   - Знаешь, чем человеческие девушки отличаются от орочьих парней? - прервала его Тхар. Радег только пожал плечами, и девушка объяснила: - Тем, что мы друг другу всегда поможем, а вы будете стоять рядом и снисходительно наблюдать.
   - Ты же не предлагаешь мне варить ужин? - возмутился орк.
   - Ах да, ты ж у нас купец, - "вспомнила" девушка. - Поэтому ты, конечно, сейчас пойдёшь смотреть, правильно ли встал обоз на ночь, вместо того, чтобы взять нож и присоединиться к нам.
   Тхар не была бы сама собой, если бы не устроила временами ужасно её раздражающему орку такую ловушку. Теперь в нём боролись мужская гордость и желание не упустить шанс хоть недолго побыть с ней почти наедине - все остальные были заняты приготовлениями к ночлегу.
   - Какой ты купец, если ещё сомневаешься, - фыркнула Тхар, устав ждать решения уже через полминуты.
   И Радегу ничего не оставалось, как молча развернуться и уйти в темноту.
   - Зря ты с ним так, - осудила её Мирела.
   Возраст спутницы нельзя было угадать: с одной стороны - чистое, свежее, немного кукольное лицо девушки, с другой - мелькавшее иногда в глазах выражение умудрённой опытом женщины. Мирела ехала на юг, надеясь на сбережения купить небольшой домик в одном из городков залива. О том, каким образом она заработала достаточную сумму, Тхар предпочла не спрашивать.
   - Ты ему нравишься, и даже очень, раз он позволяет с собой так обращаться, - уверенно продолжила спутница тоном человека, знающего, о чём он говорит.
   Тхар фыркнула:
   - Ну и что? Мне-то он не нравится!
   Возвращавшийся Радег, уже решивший плюнуть на мнение обозных ради возможности провести с Тхар немного времени не под прицелом любопытных взглядов, за её спиной резко развернулся и нырнул обратно в темноту.
  
   Перед ужином Тхар ненадолго куда-то исчезла, а когда вернулась, единственное место у костра оказалось рядом с Радегом (разумеется, совершенно случайно). Девушка только хмыкнула и села, принимая из рук Мирелы свою порцию.
   Разговор шёл у кого о чём, Радег молчал, занятая только своим ужином Тхар - тоже. И если девушку это молчание ничуть не тревожило, то орку казалось всё более напряжённым. Он уже почти собрался начать какой-нибудь невинный разговор, когда из темноты донёсся переливчатый свист - часовой заметил посторонних.
   - Три эльфа, - "перевёл" Цедарг, хватаясь за секиру и вскакивая. Орк напряжённо всматривался в темноту за телегами, туда, где проходил тракт. Через некоторое время уже все расслышали глухой стук копыт, и орки и люди мгновенно выскользнули из круга света от костра. Радег потянул за собой Тхар.
   - Погоди, - попыталась отцепить она его руку от своего локтя. - Я, может быть, кого-нибудь из них знаю.
   - У тебя эльфы в друзьях ходят? - фыркнул неодобрительно орк, безо всяких усилий утягивая невысокую худенькую девушку за собой в безопасную темноту.
   - Эльфы не хуже орков видят в темноте, - ответно фыркнула Тхар, наконец вырвав руку.
   - Хуже, - прозвучал над её головой непримиримый голос Цедарга. - И сиди тихо.
   "О, конечно, орк никогда не признает, что эльф тоже что-то умеет! - закатила глаза девушка. - Как и наоборот... Но теперь мне надо что-то придумать, чтобы они случайно друг друга не поубивали. Особенно если это не Ллио со Странником - откуда третий?"
   Тут к костру выехали эльфы, и Тхар прекратила гадания.
   - Ллио! - воскликнула она и, интуитивно увернувшись от попытавшегося её задержать Цедарга, вылетела навстречу гостям.
   - Тхар! - юноша легко соскочил с лошади.
   И в ту же секунду едва не упал навзничь из-за налетевшей на него девушки, а в следующую - почувствовал, как её руки сомкнулись на его спине, и Тхар обняла его так крепко, что у Ллио перехватило дыхание. А может, дыхание перехватило оттого, что он был безумно рад видеть её, обнимать и прижиматься щекой к ласково щекочущимся каштановым волосам, чувствуя, что она здесь, рядом, и зная, что подруга так же счастлива от этой встречи, как и он.
   - Как я рада тебя видеть живым и здоровым, - выговорила Тхар куда-то ему в воротник.
   - А я тебя! - мгновенно отозвался эльф. - Я так... соскучился, - смущённо признал он.
   - Я тоже, - ответила Тхар, прижала его к себе ещё крепче и буднично заметила: - А сейчас я тебя отпущу и буду бить.
   - За что? - удивился эльф, хотя сейчас он был согласен даже на взбучку, лишь бы подруга была рядом.
   Тхар отпустила его, и Ллио тоже пришлось с неохотой разомкнуть объятья. Девушка сурово уставилась ему в глаза, приняла позу, которую явно переняла от бабки (руки в боки, грудь вперёд, подбородок задран), и заявила:
   - Ты где был всё это время? Во-первых, удосужился мне написать почти через месяц! Во-вторых, не написал, когда конкретно приедешь! Я ждала тебя, ждала... и не дождалась!
   - Извини, - покаянно склонил голову Ллио. - Я не смог сразу уехать. Я тебе всё расскажу, - взял он девушку за руку, и уже хотел продолжить, когда услышал незнакомый хрипловатый голос:
   - Тхар, а ты нам своих друзей не представишь?
   Ллио обернулся в ту сторону и увидел высокого, мощного рыжего орка с куцым левым ухом, в котором сразу узнал описанного дедом Тхар Радега. Тот напряжённо наблюдал за ними; Ллио шестым чувством понял, что друзьями они вряд ли станут, а чтобы стать врагами у них уже есть одна-единственная, но стОящая всех остальных причина.
   Орк шагнул к ним и хозяйским жестом положил руку на плечо девушки, едва заметно усмехнувшись, когда глаза эльфа потемнели от гнева.
   - Радег, это Ллио, - Тхар почувствовала, как сгущается напряжение, и попыталась его разрушить. - А это... его друзья, - выкрутилась она, потому что не знала третьего эльфа, продолжавшего восседать на лошади, свысока поглядывая на окруживших их орков, и как бы невзначай положившего руку на эфес меча.
   - Это Ванериллиан Странник, - спохватился Ллио. - А это - мой старший брат, Дирелл Алленгоранле. И нам очень приятно познакомиться, - уверенно соврал юноша в соответствии с правилами эльфийского этикета.
   - Вы и вправду похожи, чертами лица, - признала девушка, сравнивая братьев, и внимательнее посмотрела на младшего эльфа: - Ты ещё подрос!
   - Это тебе кажется, - засмеялся Ллио. У эльфов период роста заканчивался около двадцати лет, но сам Ллио уже побил все семейные рекорды и считал, что дальше уже некуда.
   - Подрос, подрос, - настояла на своём Тхар, продолжая внимательно его разглядывать. - И вообще, так... возмужал...
   Юноша улыбнулся:
   - Ты меня всего месяц не видела!
   - Дети так быстро растут, - язвительно усмехнулся за её плечом орк, а Тхар (его Тхар!) неожиданно рассмеялась. Ллио аж задохнулся от обиды, но не успел возмутиться, как подруга всё вернула на свои места, покосившись на орка:
   - И однажды вырастают! - она обернулась к орку окончательно: - Ты не возражаешь, если они присоединятся к нашему обозу?
   - К нашему? - хмыкнул орк, разглядывая нежданных попутчиков не слишком приязненно.
   - К твоему, - покладисто поправилась Тхар и посмотрела орку в глаза. Не просительно, но так, что любой бы понял - она не забудет как отказ, так и согласие.
   После недолгих колебаний Радег кивнул: ведь Тхар вполне могла просто оставить обоз - с тремя попутчиками-эльфами ей ничего не грозило.
   - Тогда идите к костру, - пригласил всех Цедарг. - Друзья Тхар - наши друзья.
   Радег едва слышно хмыкнул.
   - Благодарим вас за приглашение, - кивнул Риан. - Мы с удовольствием присоединимся к трапезе, - он обернулся к Тхар: - Но мне бы сначала хотелось...
   - Направо в лесу, около пяти минут ходьбы, полянка, и у неё ручеёк, - мгновенно поняла всё Тхар, и просветлевший эльф исчез в указанном направлении.
   - Тхар, мне нужно с тобой поговорить, - серьёзно сказал Ллио и твёрдо глянул в глаза орку: - Наедине.
   - Далеко не отходите, - рука рыжего соскользнула с плеча Тхар, как бы невзначай слегка погладив. Ллио сжал зубы и потянул Тхар в сторону, противоположную той, в которой скрылся Странник.
   Через минуту у костра остался только слегка оробевший Дирелл. Однако эльфийская гордость не позволяла ему показать стеснение, да ещё и перед орками, и юноша слегка поклонился, невозмутимо присел рядом с Мирелой, так и не выпустившей черпак из руки, расправил складки одеяния и, очаровательно улыбнувшись девушке, спросил:
   - Не накормите ли вы, прекрасная дева, усталого путника? Пахнет очень вкусно, - эльф втянул носом воздух, прикрыв глаза, открыл их и снова улыбнулся девушке.
   Мирела неожиданно засмущалась, закраснелась и поспешила исполнить просьбу эльфа. Обозные и охрана, до этого только несколько насторожённо глядевшие на него, согласно посмурнели. Все они рассчитывали на благосклонность хорошенькой девушки, а тут появился конкурент, да ещё и - для орков это было почти равнозначно оскорблению - треклятый эльф!
   Один только Цедарг не сверлил взглядом невозмутимо поглощающего ужин Дирелла. Старый орк смотрел туда, где скрылась светлая макушка эльфа, державшего за руку Тхар, которую весь обоз уже сосватал Радегу. Как оказывалось, излишне скоропалительно. Что думал на этот счёт орк, знал только он сам, а на его невозмутимом лице даже самый внимательный наблюдатель ничего бы не прочёл.
  
  
   8. О начале нового пути
   Света в лесу было, прямо скажем, немного. Точнее, совсем не было - только луна время от времени выглядывала из-за облаков. От костра свет сюда тоже не доходил, поскольку в порыве чувств Ллио утащил девушку слишком далеко. А ночное зрение у эльфов, что бы они сами по этому поводу ни думали, всё же хуже, чем у орков.
   Поэтому Ллио не слишком хорошо видел выражение лица Тхар, когда он, наконец остановившись, вываливал на неё новости за прошедшие пять недель. Вперемешку: и про бывшего друга, и про маму с Ллиором, и, разумеется, первым делом - про саму Тхар и Тилю. И завершил долгий монолог заданным с искренней заинтересованностью вопросом:
   - А у тебя как?..
   - Да ничего, - рассеянно отозвалась девушка и чуть крепче сжала его руку. - Значит, мы идём на юг все вместе?
   - Да, - кивнул эльф, забывая, что Тхар его не видит, и смыкая пальцы в ответном пожатии. - До самого конца Краевого мыса. Дирелла мы завтра с утра отошлём - с обозом нам точно ничего не грозит, мама не будет волноваться.
   - Да пусть остаётся, - всё так же равнодушно ответила девушка, явно раздумывая над чем-то.
   - Ты не знаешь моего брата, - хмыкнул Ллио. - Ты через пару дней его возненавидишь! Такого зануду ещё поискать надо.
   - Ну, это не самое страшное, - хмыкнула девушка и зачем-то уточнила. - Значит, мы пойдём с обозом?
   - Да. Так безопаснее, - неожиданное прозрение блеснуло ярким сполохом в затуманенном радостью встречи сознании Ллио: - Погоди, ты не хочешь? Он тебя обижает? Этот... орк поганый?
   - Нет, не обижает. Его Радег зовут, - зачем-то уточнила Тхар, хотя эльф прекрасно запомнил имя того, кто заступил в его личный список врагов на место выбывшего из него северного эльфа.
   - Тхар, если он себе позволит лишнее, сразу иди ко мне, - твёрдо сказал он тоном заботливого старшего брата, и тут же добавил горячо: - Я никому не дам тебя обижать!
   Луна спряталась, но эльфийское ночное зрение всё же позволило различить колебание темноты, и юноша почувствовал, как Тхар обняла его одной рукой, прижимаясь к плечу:
   - Спасибо, - она отстранилась и насмешливо заметила, явно что-то припомнив с удовольствием: - Но я и сама за себя могу постоять, уж поверь мне!
   - Охотно верю, - хмыкнул эльф. - Но, как твой названный брат, я обязан тебя защищать! В конце концов, мне, может, хочется, - немного обиженно признался он.
   - Договорились! Когда мне будет лень самой отбиваться, я буду прятаться за твою спину, - засмеялась Тхар и весело добавила: - Братишка! - и чуть ехидно: - Младшенький...
   - Ты меня всего на несколько лет старше, - чуть уязвлённо заметил эльф. - И на пару сотен младше большинства моих родных братьев и сестёр!
   - Что правда, то правда, - философски заметила Тхар и сменила тему: - Вот что. Радег не знает о Тиле и, честно говоря, не уверена, что хочу ему о ней рассказывать. Я всё никак не пойму, что он за тип такой. И стоит ли ему доверять наполовину чужой секрет...
   - Не стоит, я вот Диреллу ничего не сказал, - решительно прервал её эльф. - Это наше дело.
   - Семейное, - весело подхватила девушка. - Ладно, подождём пока. Я правильно поняла, что Тилю надо выпускать каждый вечер и позволять ей гулять как можно дольше?
   - Да, так сказал Сингареллиор, - подтвердил юноша. - У меня в сумке блокнот, там подробно написано, что вам обеим надо делать, кстати, Тиле тоже надо это прочитать. Главное - чтобы она засыпАла как можно крепче, когда она у тебя в голове. Чем крепче она спит, тем меньше влияет на твоё тело. У тебя часто голова болит? - спросил он встревоженно.
   - В последнее время - всё чаще, - немного испуганно призналась девушка, похоже, только сейчас прочувствовав всю серьёзность ситуации. - Но всё равно, не больше нескольких раз в месяц. Ллио, это ведь не страшно? - жалобно спросила она. - Мы же успеем добраться до Краевого, прежде чем я умру, и Тиля вместе со мной?
   У Ллио от такого вопроса сердце в груди пропустило не удар, а добрых три. Увы, Тхар деликатностью, особенно в касающихся её самой вопросах, не отличалась и не подумала, что напугает друга до полусмерти.
   - Что ты, - наконец прошептал он, чувствуя, как стучит кровь в висках. - Конечно успеем! Ллиор сказал, что у тебя в запасе как минимум полгода! Он сказал, что головная боль - это просто... первый звоночек. Что на самом деле, это не так уж и страшно. Что пока ты в остальном себя чувствуешь нормально, можно не беспокоиться, - убеждал он одновременно и себя, и девушку, неосознанно притягивая её ближе, словно старуха-смерть уже высматривала её пустыми глазницами в темноте осеннего леса, и он был единственным, кто мог защитить подругу. - И этот маг-нелюдим обязательно сделает Тиле новое тело!
   - Было бы неплохо, - зазвенел слева колокольчиком голосок Тили.
   Ллио обернулся в ту сторону. Светловолосая девушка в неизменном синем платье выскользнула из-за дерева. Её пальцы касались правой руки Риана, левой эльф держал небольшой фонарик, света которого едва хватило на четверых.
   Ллио перевёл взгляд на Тхар, девушка чуть улыбнулась ему. Она изменилась с последней их встречи, мишура сахези больше не закрывала от него настоящую Тхар, и Ллио подумал, что такая она ему нравится ещё больше.
   Он смотрел на Тхар и одновременно узнавал и не узнавал её. У костра Ллио сразу понял, что это она, несмотря на все произошедшие изменения, но рассмотреть не успел. И сейчас он бы и дальше разглядывал знакомую и незнакомую девушку, любуясь не прячущимися больше в хороводе красок тёмными глазами, трогательными завитками возле милых кругленьких ушек, не скрытыми более платком, лёгкой улыбкой... вот улыбка у неё всегда была своя, открытая и немного насмешливая. А на самом деле очень добрая...
   Но тут зазвучал голос Риана:
   - До Краевого почти три месяца пути. Недаром он так называется - другой конец земли. Отдельно, верхом, мы бы добрались быстрее, но с обозом безопаснее.
   - Однозначно безопаснее, - кивнула Тхар. - Это сейчас будет более-менее тихо, а где-то через месяц мы подойдём вплотную к Пустошам. А после них - настоящее бандитское раздолье. Дорога-то одна, никуда купцам не свернуть. К тому же, после Пустошей обозы часто идут потрёпанные.
   - Почему? - задала Тиля вопрос, вертевшийся на языке у Ллио. - Ты же говорила, дорога идёт рядом, а не через них?
   - Тракт, конечно, идёт рядом, но ведь это только формально у Пустошей есть граница, - пояснила со вздохом Тхар. - А на деле, тварюки разные из них то и дело выбегают. Долго не живут, но дорога там почти три дня идёт аккурат вдоль границы, её даже на открытых местах видно.
   - Тхар, расскажи, пожалуйста, про Пустоши, - попросил любознательный эльф.
   - Потом, - недовольно поморщилась Тхар и мрачно огляделась. - Не люблю я о таких вещах ночью рассказывать.
   Ллио вспомнил, как она баррикадировалась от воображаемых зомби (поганый тупой орк... и ещё один на её голову! Но теперь у Тхар есть он, разумный образованный эльф, чтобы не дать забивать ей голову всякими глупостями!) и решил не настаивать.
   - Хорошо, что ты нашла обоз, - поблагодарил девушку Риан. - Надеюсь, они не будут возражать против нашего присутствия.
   - Конечно, - пожала Тхар плечами. - Девять охранников - мало. Радег скоро поймёт, что вы ему очень даже пригодитесь.
   - Ладно, - Тиля взяла Риана под руку и мягко потянула прочь. - Мы ещё погуляем, а вы идите-ка спать.
   - Хорошая мысль, - зевком поддержала её Тхар, и уже развернулась к костру, когда неожиданно с той стороны донеслись резкие крики.
   - Что там случилось? - удивилась Тиля.
   - Дирелл! - одновременно догадались Риан и Ллио и бросились за уже спешащей в том направлении Тхар. Тиле ничего не оставалось, как тихо прокрасться за ними и наблюдать за происходящим из-за ветвей.
  
   У молодого эльфа и в мыслях не было кого-либо провоцировать. Более того, на момент начала ужина по-настоящему его занимало только одно: насколько чист тот чурбак, на который он опрометчиво уселся, растерявшись из-за скоропалительного исчезновения обоих спутников. Ответную улыбку Мирелы он воспринял как нечто само собой разумеющееся. На его взгляд, точно так же улыбались девушки в попадавшихся на их пути трактирах: доброжелательно, может, чуточку флиртуя, но не более того. А поскольку заговаривать с орками и с людьми-мужчинами желания не возникало (Ллио был прав - девушки гораздо более приятны и покладисты в общении), необременительный разговор ни о чём он также повёл с Мирелой. И её симпатичная мордашка не играла тут никакой роли, что бы по этому поводу ни думали сидящие вокруг с мрачным видом обозные и охрана.
   В ответ на вопрос, как она оказалась в обозе, очарованная таким вниманием Мирела рассказала о своих планах и задала встречный вопрос:
   - А вам зачем на юг? Просто так, за компанию с Тхар? Она сказала, что для неё это прощание с бродячей жизнью - со следующей осени она осядет на одном месте.
   - Вот как? - холодно поинтересовался Дирелл.
   - Она так сказала, - кивнула Мирела.
   Дирелла такие планы совсем не обрадовали, так как эльф уже успел придумать причину странного поведения младшего брата, найти ей тысячу подтверждений и окончательно увериться в своей правоте. Дирелла очень обидело то, что Ллио не пожелал толком объяснить, почему он так хочет найти человеческую девушку с орочьим именем. Глупое желание поблагодарить её за какую-то эфемерную помощь, которую она якобы оказала отверженному, казалось Диреллу совершенно непропорциональным этой самой помощи. В конце концов, Ллио - эльф, а эта девица - человек! Сама должна быть благодарна за то, что он эту помощь принял!
   Нет, Дирелл не был бы очень проницательным и догадливым эльфом (так он сам считал), если бы не сложил два и два и не получил искомый результат. Гадкая человеческая девица наверняка имеет на Ллио далеко идущие планы. И его дело, как старшего брата, уберечь малыша от опрометчивых поступков. Диреллу, целомудренному скорее из правил приличия, чем из собственных убеждений, не составило труда придумать, чем именно этой Тхар удалось привязать к себе неискушённого в подобных вопросах Ллио. Тут и пары поцелуев было достаточно, и хорошо, если на этом всё и остановилось. Так что, уж не в Лесах ли она собралась осесть?!
   - Почему в Лесах? - удивилась Мирела, и эльф понял, что прошипел последнюю фразу вслух. А женщина догадалась: - А! Так у неё и вашего брата...
   - Ничего подобного! - возмущённо воскликнул эльф и с громким стуком поставил опустевшую миску рядом с собой, сцепляя руки в замок. - Эльф никогда не опустится до какой-то там человеческой девушки!
   Он не успел заметить искреннего огорчения на лице ближайшей человеческой девушки, потому что сквозь неодобрительный ропот окружающих легко пробился ленивый вопрос Цедарга:
   - Это чем же тебе плоха наша Тхар, а, эльф?
   - Хотя бы тем, что путешествует в столь сомнительной компании, - выплюнул эльф и запоздало подумал, что, возможно, не стоило высказываться столь резко.
   - Ваша компания мне кажется ещё более сомнительной, - хмыкнул Цедарг, задумчиво разглядывая эльфа, словно прикидывая, откуда начать разделку его хрупкого тельца лежащей как раз под рукой секирой.
   Окружающие тоже смотрели хмуро: мало того, что Тхар была принята в обоз, так у них с Радегом, которого все здесь уважали и любили, вроде бы что-то намечалось, а это тем более делало её своей. А тут какой-то до отвращения высокомерный эльф в подобном тоне о ней отзывается!
   - Насколько я знаю, орки тоже не женятся на женщинах других рас, - скривил губы Дирелл. - Так что не понимаю, с чего это вы вдруг столь ханжески возмущаетесь обычаями эльфов!
   - Есть исключения, - хмыкнул орк. - Тхар ты раньше не встречал, так?
   - И ничуть этим не расстроен, - фыркнул эльф, вспоминая девушку, поразившую его, но отнюдь не в положительном смысле: - Носит штаны, коротко стрижёт волосы, ведёт себя совершенно неподобающим образом!
   - Она отличная девчонка, - возразил усатый Свилак, старший над обозными. Его Тхар раз и навсегда купила с потрохами проскоченными перекрёстками у Черепичинок.
   - И красивая, - непререкаемым тоном заметил молодой Гаисхаш, племянник Цедарга и хороший приятель Радега. Ему Тхар просто нравилась, он был бы даже не прочь посоревноваться за неё с другом, если бы не боязнь, что он переходит дорогу не только ему, но и кое-кому, кого Гаисхаш боялся гораздо больше.
   - И ведёт себя ещё как правильно, - хмыкнул один из обозных, молодой, слегка косящий рыжий Сайдан.
   От Радега это тщательно скрывалось, но благодаря зорким несмотря на необычный угол зрения глазам Сайдана все уже были осведомлены об утреннем инциденте. И человеческая часть обоза всецело одобряла девушку. А то этим оркам только покажи нашу человеческую красавицу, сразу лапы распускают! Впрочем, эльфы ещё хуже - этого мнения придерживалась уже большая часть обозных и, конечно, охрана в полном составе.
   - Но тебя ведь больше всего смущает, что она человек? - проницательно заметил Цедарг, что-то прикидывая.
   - Разумеется, - фыркнул эльф. - Эльфы - высшая раса, мы не должны ни с кем смешиваться, это противоестественно, - изложил он услышанный где-то тезис, аккуратно уложенный в копилку в ожидании подходящего момента, и теперь с удовольствием извлечённый и представленный на суд слушателей. - Вообще, смешение рас не было предусмотрено Создателем...
   - А ты, конечно, лучше всех знаешь, что было предусмотрено Создателем, - хмыкнул Радег, опускаясь рядом с Цедаргом.
   Никто не заметил, что рыжий орк исчез почти одновременно с Тхар и Ллио, но, естественно, никто и не спросил его, где он был. Цедарг бросил на него понимающий взгляд, но Радег лишь качнул головой: как ни хотелось ему услышать, о чём будет говорить Тхар с этим хлипким белобрысым недоразумением, он всё же повернул на полдороги, боясь быть обнаруженным.
   - Это Создатель задумал так, что мы все разные, - тем временем продолжал эльф, проигнорировав невежливую ремарку орка. - Недаром мы выглядим по-разному, имеем разные обычаи и разную продолжительность жизни. А эльфы живут дольше всех, поэтому и мудрее остальных, не говоря уж о том, что у каждого из нас есть свой Дар.
   - А у тебя какой? - простодушно поинтересовался самый молодой обозный - Лундик, пятнадцатилетний парнишка, взятый на должность подай-принеси-почини-зашей-лошадей накорми-котлы почисть.
   Увы, Дирелл только отмахнулся от вопроса, который ещё мог бы увести беседу в безопасное русло, и вернулся к излюбленной теме:
   - А расы, которые живут мало, те же люди, вечно спешат, - не замечал он недружелюбных взглядов представителей этой самой расы, сидящих вокруг, продолжая вещать прежде всего для себя. - И от этого постоянно делают ошибки. В частности, торопятся обзавестись детьми, да ещё и не вступая в брак, да ещё и с представителями других рас...
   - Только не говори, что у эльфов такого не бывает, - скептически хмыкнул Свилак. - Да и что в этом такого уж плохого? Всякое может случиться...
   - Никогда! - торжественно воскликнул Дирелл в ответ на первый вопрос. - Эльфы не живут во блуде. Они осознают, что ничего хорошего не получится из подобной связи, построенной на разврате. Только освящённые браком отношения...
   - А если их отношения не были освящены браком, так что им, вешаться, что ли? - предельно спокойно прервал его Радег. Обозные, загомонившие было, замолчали.
   - Зачем же вешаться, - фыркнул эльф, смерив настырного орк взглядом. - Идти к Древу рода! То есть в чему там ходят люди, чтобы заключить брак...
   - К камням предков, - дружелюбно пояснил Радег. - А орки - к шаману. Но не суть важно. Я так понял, ты полукровок не очень любишь?
   - Причём тут - любишь, не любишь? - раздражённо отозвался Дирелл. Орк не желал понимать такие простые вещи! - Расы не должны смешиваться! А из-за развратного поведения некоторых девиц появляются различные сложности...
   - Например, дети? - ровно спросил Радег.
   - Спаси Создатель! - ужаснулся эльф, поглощённый возникшей в сознании картиной: младший брат с ревущим свёртком на руках, а за его плечом - победно ухмыляющаяся коротко стриженая девица в штанах. - Это просто ужасно! Бесстыжие создание соблазнит его, а потом на свет появится позор всего рода и...
   Дирелл почувствовал, что его дёргают за рукав и вынырнул из безнадёжного разглядывания ужасных перспектив. Мирела дёрнула ещё раз для профилактики и скосила глаза в сторону Радега.
   - Что? - не понял эльф, даже не удосужившись повернуться - он ещё был во власти кошмара.
   - У Радега мама человек, а отец - орк, - прошептала девушка подсказку. Впрочем, могла бы и не шептать: всё равно в повисшем вокруг костра гробовом молчании её слова были слышны всем. Мирела смутилась и отпустила рукав Дирелла, сжимаясь в комочек в тщетной попытке стать невидимой.
   - Так я ж не про него, - отмахнулся эльф.
   - А, так это Тхар ты назвал бесстыжим созданием, - вкрадчиво уточнил Радег, нежно поглаживая рукоять секиры.
   - Не имеет значения, - отрезал эльф, вспомнил, что его наивный младший брат и это... бесстыжее создание уже очень давно ушли и всё никак не возвращаются, и у него вырвалось: - Впрочем, какие ещё характеристики мне могли прийти в голову в отношении девицы, которая путешествует с толпой орков? Благо дурной пример у неё всегда перед глазами...
   О том, что Дирелл вообще-то имел в виду её собственных родителей, никто так никогда и не узнал: одним лёгким кошачьим прыжком Радег перемахнул костёр, и пудовый кулак орка встретился с изящной эльфийской скулой.
   Дирелл отлетел шагов на пять и несколько секунд растерянно моргал, сидя на земле. А вокруг раздавались одобрительные крики обозных и охраны, сводившиеся к простому: "Врежь ему!" Но Радег не спешил:
   - Ну, что, подниматься будешь, красавица? - усмехнулся он.
   Дирелл не поднялся - взлетел с яростным воплем, одновременно выхватывая из ножен меч и одним прыжком преодолевая расстояние до орка. Он видел только его, свою цель, замахнулся, готовясь снести голову одним красивым росчерком, но рука, держащая меч, неожиданно взорвалась болью, а с ней и грудь в районе солнечного сплетения.
   Эльф лежал на земле, глотая ртом воздух, и пытался осознать, как получилось, что орк (орк!) оказался быстрее него (эльфа!) и не только обезоружил его, страшно унизив, но и при этом чуть не сломал (или всё же сломал? Нет, пальцы шевелятся...) руку и едва не пробил грудную клетку. Над Диреллом расстилалось невозмутимое облачное небо, а на его фоне - чьё-то лицо, только почему-то перевёрнутое. Эльфа затошнило, но такого унижения он бы уже не вынес, поэтому сделал попытку встать. Неожиданно его подхватили сразу несколько пар рук, и, покачиваясь, он всё же приобрёл вертикальное положение.
  
   Как Тхар ни на что не наткнулась в полной темноте и вылетела к костру раньше эльфов, она не смогла бы объяснить. Но именно её появление первой спасло положение: мгновенно оценив ситуацию (Радег с мечом в руках, шагающий к распростёртому в позе морской звезды эльфу), Тхар перескочила наискосок через Дирелла и крепко схватилась за занесённую руку с мечом:
   - Радег!
   Орк перевёл на неё взгляд, затуманенный смесью ярости и боли, и у Тхар немного похолодело внутри: всё было хуже, чем она ожидала.
   - Радег, - повторила она, но на этот раз мягко и чуточку просительно.
   Орк смотрел на неё пару секунд, потом бросил меч и притянул девушку к себе, крепко обнимая и наклоняясь, чтобы прижаться щекой к её виску и едва слышно спросить:
   - Тебе ведь всё равно, что я полукровка?
   - Конечно, - удивилась Тхар и осторожно упёрлась руками ему в грудь. Орк отпустил, выпрямляясь. - Что случилось?
   - Он оскорбил мою мать, - кратко ответил Радег.
   - Да и тебя саму тоже, - заметил подошедший Цедарг. Радег раздражённо сжал зубы - ему совсем не хотелось ставить девушку в неловкое положение, но старший орк невозмутимо продолжил: - Радег не мог не вступиться. А ты странных друзей себе выбираешь.
   - Да я его не больше вашего знаю, - фыркнула Тхар. - Вот Ллио или Риану никогда не придёт в голову кого-либо оскорблять!
   - Спасибо, - кивнул неслышно подошедший Ллио. Он был взволнован и немного напуган. - Я приношу извинения за брата, он иногда говорит, не думая...
   - Он сам сейчас извинится, - раздался сзади предельно холодный голос Ванеллириана, и Ллио отступил, открывая взглядам поддерживаемого Странником и Мирелой брата. - А после - отправится обратно в Леса. Ну же, - подтолкнул он Дирелла.
   Эльф запнулся, ещё не вполне владея телом, но устоял. Замешкался на секунду, потом склонил голову и заговорил:
   - Примите мои глубочайшие извинения, я ни в коем случае не хотел оскорбить вашу мать.
   - А Тхар? - вставил Цедарг.
   - Мои личные привязанности или их отсутствие не столь важны, - уклончиво ответил эльф. - Я глубоко сожалею о произошедшем, и впредь обещаю, что буду тщательнее обдумывать свои слова и никого не оскорблю. Пожалуйста, позвольте мне остаться.
   Обозные и охрана загомонили, возмущённые подобной просьбой, но Радег вдруг пожал плечами и сказал:
   - Извинения приняты. Можешь остаться. Но за каждое невежливое высказывание в адрес кого бы то ни было... - орк не договорил, складывая могучий кулак и показывая его эльфу. Тот машинально прикоснулся к скуле, поморщился и кивнул.
   - Ладно, давайте тогда ужинать, моя еда уже давно остыла, - заметила Тхар, разворачиваясь и за руку утаскивая к костру Радега. Впрочем, утаскивая - не совсем верное определение: орк ничуть не сопротивлялся, довольный тем, что она проявляет к нему внимание. И тем, что села рядом с ним, а эльфы опустились по другую сторону костра. И тем, что она не возражала против того, что он сидит так близко, что касается её плечом.
   Всё-таки прав был Цедарг, коротким шёпотком на ухо подсказавший оставить вздорного эльфа - и Тхар подобрела, и сам этот эльф будет всячески отваживать своего брата от девушки, а значит, рядом сможет быть кое-кто другой, который уж точно подходит ей больше, чем этот хрупкий как девчонка пацан напротив.
   Дирелл же спокойно планировал операцию по спасению брата от одной странной человеческой девицы, и в его построениях ничего не подозревающему орку отводилась не последняя роль - в конце концов, надо было быть слепым, чтобы не заметить расположения Радега к девушке.
   Ллио тоже строил планы, но вовсе не такие коварные, а всего-навсего - как довести девушек до Краевого здоровыми и невредимыми, а там - уговорить мага им помочь.
   Странник не строил никаких планов: он машинально глотал пищу и спиной, даже сквозь куртку и тунику, ощущал нежный взгляд голубых глаз.
   Взгляд Мирелы останавливался то на полуорке, то на эльфе. Женщина явно что-то для себя решала, и, видимо, наконец решила, потому что всё же Дирелл стал окончательным объектом разглядывания. И благосклонно принятого предложения проводить к ручью набрать камушков, чтобы завернуть в тряпицу и приложить к распухшей скуле.
   А Тхар недовольно запихивала в себя остывшую еду и обречённо думала, что вряд ли она в последний раз вынуждена выступать миротворцем.
   Цедарг же задумчиво глядел то на одного, то на другого, то на третьего и что-то замышлял. Но что? А кто его знает!
  
   Сидя на краю облюбованной телеги, Тхар болтала ногами, откинув голову назад и разглядывая звёздное небо. Она была рада, что Ллио с Рианом их нашли, что конфликт с Диреллом более-менее разрешился, что Тиля до утра прогуляет, а потом будет так же мечтательно улыбаться, как и в первую встречу со Странником.
   - Тхар, - позвал её Радег.
   - Ум? - отозвалась девушка, опуская голову. Орк легко оттолкнулся и сел рядом на краю телеги.
   - Спасибо.
   - За что? - удивилась Тхар.
   - За поддержку. Видишь ли... моя мать...
   - Ой, да плюнь ты на Дирелла! - прервала его девушка. - Глупый занудный ограниченный эльф!
   - Да, - не без удовольствия согласился орк. - Но меня его слова задели. Видишь ли, мои родители не были женаты.
   Радег помолчал, ожидая реакции девушки, всё равно, какой. Но её не последовало, и он продолжил:
   - Я отца не интересовал - полукровка, рождённый человеческой женщиной... А для моей матери этот орк стал первым и единственным мужчиной, она всё ждала и надеялась, что он женится на ней и признает меня. Но так и не дождалась: он умер. И меня разыскал уже дядя - ни у моего отца, ни у него больше не было детей, и род рисковал оборваться на них. Вот дядя оказался отличным мужиком: и в клан меня принял, и научил очень многому... И Цедарга вон ко мне приставил, - засмеялся Радег добродушно.
   - Цедарг - то, что надо, - уверенно ответила Тхар. - Хороший командир и здраво рассуждающий орк. Кстати, если ты думал дождаться от меня осуждения твой незаконнорождённости, - девушка преувеличенно чётко проговорила заковыристое слово и продолжила: - то глубоко ошибаешься: я тебя отлично понимаю и сочувствую. Ты даже не представляешь, сколько я сама натерпелась в детстве от добрых соседских детишек, не забывавших мне напомнить, что я даже имени моего отца не знаю.
   - Как так получилось? - осторожно, готовясь извиняться, спросил Радег. Для него самого тема была всё ещё болезненной, и он не хотел тревожить возможно так и не затянувшиеся раны девушки, которая ему очень нравилась.
   - Моя мама в шестнадцать лет ушла из дома, - спокойно начала Тхар. - Дедушка с бабушкой думают, с бродячим музыкантом, который накануне играл на соседской свадьбе. В общем, никто точно не знает. Через девять лет она умерла в обители Разделяющих печаль, недалеко от нашей усадьбы. Никаких свидетельств о браке не нашли, у мамы оказался только её документ. Даже на меня ничего не было, мне первый документ Разделяющие сделали. Так что я не знаю, были ли мои родители женаты на момент моего зачатия и рождения. Да и честно говоря, очень сомневаюсь, что были, - Тхар со вздохом откинулась назад, забрасывая руки за голову, и закрыла глаза.
   Радег некоторое время сидел молча, обдумывая услышанное и испытывая облегчение оттого, что для девушки его сомнительное происхождение не значит ровным счётом ничего. Потом обернулся и стал смотреть на неё в полутьме.
   Размазнёй бы его никто не осмелился назвать, но до четырнадцати лет его воспитывала женщина, и это наложило отпечаток на характер полуорка: он выделялся среди сверстников слишком развитым умением чувствовать. А когда его разыскал дядя и стал воспитывать по-своему, Радегу, отчаянно желавшему понравиться родственникам отца, пришлось запрятать поглубже свою чувствительность и соответствовать орочьим понятиям о настоящем мужчине.
   Но умение сочувствовать никуда не делось, и сейчас молодому орку было жаль девушку, жаль ровно настолько, чтобы желание обнять её и погладить по голове казалось совершенно законным и закономерным. Но больше всего радовало чувство единения, возникшее после короткого разговора: Тхар впервые ни разу не подколола его, наоборот, рассказала о себе, поддержала... Радег медленно развернулся и осторожно опустился на тюки рядом с девушкой. Лунный свет позволял различать её черты; какое-то время он просто любовался, потом протянул руку и ласково погладил её кончиками пальцев по щеке.
   - Радег, - резко сказала девушка, не открывая глаз.
   - Извини, не удержался, - чуть усмехнулся орк и сказал с тоскливым восхищением: - Ты такая красивая! И мне с тобой легко. Ты своя, живая, настоящая... С тобой легко, не надо никем притворяться. Ты меня принимаешь таким, какой есть... или, вернее, не принимаешь вовсе, - орк неожиданно оборвал себя, резко сел, соскочил с телеги и в несколько шагов скрылся в темноте.
   Тхар растерянно села и некоторое время удивлённо таращилась в ту сторону, приподняв бровь, с выражением на лице: "что это было?" Потом пожала плечами, забралась глубже в телегу, стянула сапоги и свернулась клубочком, пряча ступни под мягким лёгким мешком с барсуком, а может, куницей, а может, и собольком...
  
   Сквозь сон девушка почувствовала, как кто-то укладывается рядом, изо всех сил стараясь делать это осторожно, но выходило ужасно неуклюже - гость уже два раза нечаянно толкнул её в спину.
   - Ллио? - опознала она, но открывать глаза поленилась.
   - Я тебя разбудил? - расстроился эльф. - Извини, пожалуйста!
   - Ничего, спи, - пробормотала она, снова погружаясь в дрёму.
   - Мне Радег сказал в этой телеге ложиться, - зачем-то объяснил эльф. - И ещё добавил, что когда станет холоднее, ты будешь спать в его фургоне...
   - Размечтался, - буркнула девушка, от неудовольствия даже переворачиваясь на другой бок, лицом к Ллио.
   - Я тоже так подумал, - фыркнул эльф, укрывая девушку своей курткой. - У меня спальник с собой!
   Тхар недовольно замычала, пытаясь на ощупь впихнуть куртку обратно щедрому дарителю, эльф неожиданно не стал особо сопротивляться. Дождался, пока она уснёт, и осторожно укрыл. А потом ещё долго смотрел на раскинувшийся над ними звёздный шатёр и чему-то улыбался.
  
   Две человеческих девушки (точнее, три, но об этом знали далеко не все), три эльфа, один полуорк, девять орков и одиннадцать людей-мужчин - разросшийся обоз на следующее утро отправлялся в путь. Почти каждого из них мучили мысли, что сосуществование будет далеко не мирным, но все, по той или иной причине, согласны были пока что потерпеть. А там уж... у некоторых были большие планы на более чем двухмесячное путешествие до Заречного. У каждого - свои, и не всегда вполне благовидные.
   А дорога всё расставит по своим местам и каждого приведёт к тому финалу, которого тот заслуживает. По крайней мере, так говорил Галеро, а у Тхар не было оснований ему не верить - никто лучше сахези не знает все дороги Мира и то, куда они ведут.
Продолжение
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"