Ткаченко Наталья: другие произведения.

О дружбе 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О новых встречах, эльфийских локонах и золотом орочьем характере

   4
   - Сколько же здесь людей! - раздражённо воскликнул Дирелл, в очередной раз выдёргивая полу парадного плаща из-под чьей-то ноги и одновременно бесцеремонно отпихивая плечом мешающего пройти.
   - Что ж ты хотел, это людской город! - фыркнула насмешливо Тхар, проскальзывая за ним.
   - И в людском городе - большая ярмарка, - завершил Ллио, который, в отличие от брата, плечо предпочитал использовать для защиты Тхар от подобных толчков.
   Хотя, пожалуй, правильнее было бы назвать ярмарку огромной. Заречный, морская столица людских земель, был центром пересечения водных и наземных торговых путей, и путешественники подоспели как раз к ежегодной зимней ярмарке. Тхар, чувствовавшая себя уже гораздо лучше, решительно заявила, что дома сидеть не намерена, к тому же, давно собиралась купить бабушке бусы из зелёных кораллов, так что отправляется на Большой рынок. Ллио, разумеется, пошёл с ней. Дирелл, чувствовавший себя в гостях несколько неловко, увязался за ними. Странник остался дома, развлекать мать Радега и помогать ей. Тиля, как бы ей ни хотелось, не могла выйти на ,более того, пришло время прятаться в голове Тхар. В утешение Тхар с Ллио пообещали подруге новую книгу. Сам же Радег был занят непосредственными обязанностями купца, а его мать - домом и садом.
   Эти дни Ллио настолько откровенно любовался ею, что Радег уже не знал, какую из дорогих ему женщин ревновать к проклятому эльфу, не понимая, что юноша просто в восхищении от необычности её красоты. Высокая, стройная, статная, Виралина была уже не очень молода, но морщинки волшебным образом только добавляли ей очарования. Кожа, как у всех рыжих, очень светлая ("фарфоровая" - помог с определением Дирелл), на носу и щеках трогательно золотилась веснушками, большие глаза, казалось бы, невозможного у людей изумрудного цвета смотрели приветливо. Но больше всего в её гармоничном облике Ллио восхищали волосы. Среди эльфов нет рыжих, но за время путешествия Ллио с Диреллом видели людей с таким цветом волос, да и того же Радега, и им было с чем сравнить. И все проигрывали Виралине. Волосы Радега были тёмно-рыжие, по-орочьи толстые и жёсткие, а у его матери мягкой волной падали до талии густые локоны цвета, которому Ллио специально придумал название: "светло-морковно-молочно-золотистый". Дирелл нашёл определение громоздким, но весьма точным - старший брат всё же умел ценить не только свою красоту.
   Когда вчера Ллио, глядя на Виралину, присевшую у клумбы срезать пару цветов в букет на обеденный стол, рассеянно сказал подошедшему Радегу:
   - Твой отец - просто дурак!
   Орк, на удивление, только хмыкнул:
   - А я что, спорю?
   Тхар пришла к тому же выводу. Подруга призналась Ллио, что мать Радега - не только красавица, но и чудесная женщина, и очень ей нравится, но слишком уж часто пытается ненавязчиво подтолкнуть девушку к мысли, что они с полуорком созданы друг для друга.
   - Если она и дальше будет так упорно меня в этом убеждать, я, чего доброго, поверю! - засмеялась Тхар. Ллио только неопределённо пожал плечами, подумав, что выходят замуж всё-таки за мужчину, а не за его мать.
   И сейчас Тхар была занята поисками подарка не только бабушке, но и Виралине. Когда после тёплого прощания с Цедаргом, Свилаком, Гаисхашем, Мирелой и остальными они разошлись в разные стороны, и Радег поехал на склад, а эльфов с подругой отправил прямо к себе домой, девушка насторожилась. А уж когда поняла, что глупый орк не предупредил, что домик у его матери небольшой, и что они - первые гости, за исключением его дяди, которых в этом домике приходилось принимать... Тхар отозвала вечером орка в угол и шёпотом устроила ему такую выволочку, что присмиревший и осознавший Радег только порадовался, что не слышал всего этого "в звуке".
   Теперь Тхар горела желанием хоть как-то возместить женщине все неудобства, которые ей приходилось терпеть из-за свалившихся как снег на голову гостей.
   - Знала бы, прихватила что-нибудь из дома, - сосредоточенно нахмурившись, девушка переходила от лотка к лотку, временами принимаясь нетерпеливо бормотать: "Не то... не то..."
   - У меня тоже ничего нет, - "утешил" её Ллио. - И я до сих пор не встретил ни одного сородича, хотя бродим мы здесь уже добрых три часа. Так могли бы отрез ткани купить...
   Эльфийские ткани славились на весь свет прочностью, лёгкостью и красотой, и юноша не без оснований считал, что рукодельница Виралина чрезвычайно обрадовалась бы такому подарку.
   - Ллио! - неожиданно воскликнула Тхар, показывая куда-то на другую сторону запруженной людом улицы. - Вон! Эльфийка! Лови!
   - Дирелл! - окликнул отбившегося от них брата юноша. Остроухая светлая макушка соплеменницы мелькала гораздо ближе к нему, чем к ним с Тхар. - Обернись!
   Старший Алленгоранле послушно обернулся. И застыл, провожая взглядом невозмутимо проталкивающуюся через толпу эльфийку. Ллио оставалось только удивлённо следить за тем, как брат, совсем не по-эльфийски неизящно открыв рот и растерянно хлопая глазами, поворачивается вслед их исчезающей надежде на подарок Виралине.
   - Упустил! - расстроенно воскликнула Тхар и, не теряя времени даром, принялась решительно расчищать себе дорогу локтями: - Девушка! Девушка! - и, поскольку та не замедлила шага, на весь рынок завопила: - Девушка-эльфийка! Со светлыми волосами! Вы ничего не обронили по дороге?!
   Та тут же остановилась и машинально потянулась к поясу.
   - Ага, вот и догнали, - обрадованно выдохнула Тхар, под присмотром Ллио наконец пробившаяся к незнакомке. - Добрый день, не подскажете, здесь кто-нибудь эльфийские ткани продаёт?
   - Да, мой двоюродный брат, - растерянно ответила эльфийка. Ллио с удивлением обнаружил, что она - метис: ярко-синие глаза были явно от северных эльфов, а золотисто-пшеничные волосы, заплетённые в две косы - от лесных. Причём, судя по тому, что лесная кровь всё же перебила морскую, к высокородным эльфам относился, скорее всего, кто-то из её довольно отдалённых предков.
   - А где его можно найти? - не стала терять времени Тхар.
   - А, недалеко, - успокоилась эльфийка, наконец поняв причину неожиданного интереса к себе, и подняла руку: - Вон туда, потом налево, у него ярко-зелёная вывеска с надписью на нашем языке, - девушка улыбнулась Ллио и представилась совсем не по правилам эльфийского этикета: - Привет! Я Ристан, а ты? И ты? - обернулась она к Тхар и удивлённо добавила: - И что я потеряла?
   - Это Ллио, я - Тхар, а там - Дирелл, - махнула рукой назад Тхар. - Это его ты потеряла, причём даже не заметив! Эй, Дирелл!
   Эльф вздрогнул, словно просыпаясь, захлопнул рот и молниеносным движением накинул капюшон на волосы и для верности ещё и стянул его у подбородка, отчего вид приобрёл весьма потешный.
   - Иди сюда, - замахала эльфу Тхар. - Познакомься с Ристан!
   Старший Алленгоранле послушался, не отрывая от соплеменницы мечтательного взгляда.
   - Дирелл Алленгоранле. Рад приветствовать вдали от дома одну из прекраснейших дочерей моего народа, - он изящно поклонился по всем правилам эльфийского этикета.
   Эльфийка от такого обращения явно смутилась:
   - Ристан Таллагери, - пробормотала она. - Спасибо.
   - Таллагери, - задумчиво повторил Дирелл, машинально отпуская края капюшона и всё так же разглядывая почему-то занервничавшую девушку. - Кажется, я ранее не имел чести быть знакомым с членами вашей семьи, о прекрасная дева. Может, рассказ о славных деяниях вашего благородного рода...
   - Это вряд ли, - возразила эльфийка, на глазах мрачнея, и Дирелл от неожиданности часто захлопал глазами. Ллио понимал брата - Ристан была во всём, начиная от имени и заканчивая манерами, слишком... человеческой, пожалуй. - Мы уже третье поколение живём в Заречном. И род у нас не слишком благородный. Моя прабабушка родила вне брака ребёнка от лесного эльфа, и ни её родственники, ни его, ни он сам не пожелали дедушку признавать. Тогда они ушли к людям. Так что если вам хочется велеречиво пообщаться с чистокровным соплеменником, то это не ко мне, - и девушка резко отвернулась и поспешила прочь.
   - Я не понял, на что она обиделась? - расстроенно воскликнул Дирелл.
   - Дурак! - пнула его правой ногой Тхар. - Бегом извиняться! Не важно, за что!
   И обеими руками подтолкнула его в спину. Дирелл послушно кинулся за успевшей далеко уйти девушкой. Тхар нетерпеливо подпрыгнула пару раз, высматривая их в толпе, потом спросила у Ллио:
   - Ну что там?
   - Нагнал её, - послушно откликнулся друг, с высоты своего роста легко следящий за братом. - Идёт рядом. Вроде что-то говорит. О! Капюшон снял...
   - Ну, значит, всё хорошо, - удовлетворённо кивнула девушка и потянула Ллио в противоположную сторону. - Пойдём искать её двоюродного брата.
   Когда они вернулись домой с отрезом ткани и мотком кружев, Дирелл уже был там и с мечтательной улыбкой и отрешённым взглядом рассказывал заботливо подливающей ему чаю Вирелене о встреченной им сегодня прекрасной деве.
   - Дирелл, - постучала его по плечу Тхар, бесцеремонно вырывая из описания золотых локонов, спадающих до талии, которой позавидовала бы любая пчёлка. - А ты помнишь, что ты помолвлен?
   Эльф осёкся, застыв на полуслове, и задумался, становясь всё печальней по мере того, как шло время.
   - Помню, - наконец обречённо сказал он.
   - И что она - вообще-то никакая не благородная и вдобавок незаконнорождённая, а ты у нас таких не любишь? Не говоря уж о том, чтО скажут о подобном союзе в приличном эльфийском обществе, - добавила Тхар, садясь напротив и благодарно улыбаясь пододвинувшей ей тарелку с булочками Виралине. О, эти булочки! Тхар даже в шутку думала порой, что ради них можно и замуж выйти.
   - Мне всё равно, - безразлично проговорил Дирелл, с тоской глядя в чашку, и воскликнул, закрывая лицо руками: - Я помолвлен! Я совсем забыл, что я помолвлен!
   - Что очень точно характеризует твою невесту, - хмыкнула Тхар. - Успокойся, не устраивай тут нам древнеэльфийскую трагедию! Расторгнешь помолвку, если Ристан тебе действительно понравилась. Но у тебя ещё будет время подумать об этом, пока мы с Ллио и Рианом сходим на Краевой.
   - Но как же тогда Ллеместэ? - возразил Дирелл.
   - О, я уверена, твоя Ллеместэ легко найдёт себе такого же занудного, высокомерного, недалёкого эльфа, каким ты был в начале нашего знакомства, - не щадя чувств Дирелла, высказалась Тхар.
   - Да уж! - фыркнул Ллио и спросил осторожно у брата: - А Ристан ты... интересен?
   - Не знаю, - растерянно пожал плечами Дирелл. - Она четыре раза успела обидеться, пока я проводил её до дома. Но когда предложил себя в сопровождающие на праздник Солнцестояния, она согласилась.
   - Ты же вроде не собирался туда идти? - удивился Ллио и передразнил брата: - Людской праздник, фи...
   - Ну и что, передумал, - насупился Дирелл.
   Виралина только улыбнулась понимающе и заметила:
   - Не всегда двое сразу во всём сходятся. Но если уж приглянулись, рано или поздно научатся понимать друг друга и не обижать.
   И на Тхар бросила взгляд. Девушка только глаза закатила и спросила у Дирелла:
   - А почему её так странно зовут? Я думала, у вас у всех двойное "л" в именах есть.
   - Это не имя, то есть не приличное эльфийское имя, - в голосе Дирелла проскользнули знакомые педантичные нотки, но тут же сменилась уважительными. - Это значит "клинок". Ристан - мастер-оружейница.
   - А так бы и не подумала, худенькая такая, - хмыкнула недоверчиво Тхар.
   Дирелл только что-то неразборчиво промычал в ответ, очевидно, снова погружаясь в воспоминания, и его оставили в покое.
  
   Во второй половине дня они зашли на почту и получили письма. И если Тхар пришло два скромных письмеца от деда с бабкой, то Ллио с Диреллом мать отправила не только почти два десятка посланий, но и довольно объёмистую бандероль. И Тхар, быстро прочитав весточки из дома, поспешила на чердак к эльфам, сгорая от любопытства.
   - Тук-тук! - она заглянула внутрь. - Ну что, всё хорошо?
   - Да, но я пока только на третьем письме, - Ллио лежал на животе, подперев щёку кулаком, и скользил взглядом по строчкам, вслух зачитывая сидящему рядом брату содержание. - Причём оно было отправлено всего через два дня после предыдущего.
   - Мама волнуется за нас, - укорил его Дирелл. Старшему брату не удалось отвоевать право читать самому и сейчас он немного сердился.
   - Я понимаю,- успокоил его Ллио и продолжил чтение: - "Знаю, мои дорогие, что эта новость огорчит вас, но я всё же окончательно развелась с вашим отцом"...
   Юноша замолчал на минуту. Конечно, он этого ждал и даже понимал мать, но осознавать себя причиной развода родителей было тяжело.
   Дирелл только вздохнул, и Ллио продолжил чтение:
   - "Вы оба прекрасно знаете мотивы моего поступка и, надеюсь, не осудите меня".
   Ллио вздохнул вслед за братом.
   - "Я также собираюсь покинуть дом мужа и отправиться на север. Надеюсь, подруга юности не откажется приютить меня на время, пока я не приду в себя и не решу, что делать дальше. Сингареллиор всячески поддерживает меня, признаться, я думаю, без него мне было бы гораздо тяжелее. Я очень по вас скучаю, дорогие мои, и с нетерпением жду того дня, когда вы вернётесь. И, разумеется, я буду очень рада увидеть Тхар и надеюсь..."
   Ллио запнулся, отчего-то смутился и, пробормотав: "Это не важно", проскочил несколько строчек:
   - "А пока собиралась, нашла несколько вещей, которые могут вам пригодиться. В голубой коробочке - для"... гхм... "для Тхар", - быстро завершил Ллио и скомандовал: - Открывайте!
   А сам, пока брат с подругой снимали многочисленные слои бумаги, спрятал листок за пазуху, обречённо подумав: "И ты, мама, туда же!"
   - Ух ты! - восторженно протянула Тхар, открыв коробочку. - Красотища какая! - она вынула серебряный медальон. Крышка была покрыта лазурной эмалью, а по краям - оплетена тонкими серебряными нитями, усеянными искусно сделанными листьями и бутонами. Девушка открыла медальон, заглянула внутрь и коварно усмехнулась:
   - Дирелл, можно у тебя ножницы попросить?
   - Да, конечно, - старший эльф взял с полки несессер и протянул ей маникюрные ножницы.
   Тхар кровожадно ими пощёлкала и направилась к Ллио, по-прежнему сжимая в другой руке открытый медальон:
   - Дирелл, не хочешь помочь мне и одновременно немножко отомстить?
   Эльф на секунду замер в замешательстве, но тут же бросился на брата с воплем:
   - Держу! Режь быстрее!
   - Эй! - испуганно завертелся Ллио, пытаясь сбросить обрадованного брата. - Вы что! Тхар?!
   - Ага, как другому волосы стричь, так пожалуйста, как самому, так не тронь! - засмеялась Тхар, присаживаясь рядом и отлавливая одну прядку. - Да не бойся, все туда не влезут! Просто пустой медальон дарить - это как пустой кошелёк, - она щёлкнула ножницами и довольно показала Ллио светлый "хвостик", заботливо приговаривая: - Вот видишь, маленький, а ты боялся!
   - Я не маленький, - буркнул Ллио, выворачиваясь наконец из-под посмеивающегося брата и садясь.
   Тхар присела рядом и свернула прядку колечком в медальоне.
   - Вот, теперь я действительно могу его взять, - она расстегнула цепочку и надела медальон на шею.
   - Тогда я тоже хочу прядку твоих волос, - заявил Ллио, глядя, как девушка перебрасывает медальон за ворот кофты.
   - Ой, холодный, - она поёжилась. - И куда ты положишь мою прядку? Тем более, что у меня их и так немного, я не собираюсь ими разбрасываться!
   - Дай-ка, - Ллио вытянул медальон за цепочку и подышал на заднюю стенку, потом сжал его в ладонях.
   - Гхм, - прокашлялся Дирелл, - вы, кажется, на мамином письме сидите.
   - Что, правда? - встревожилась Тхар и завертелась, насколько позволяла цепочка. - Нет, вот оно, - она протянула действительно немного помявшееся в ходе борьбы за локон Ллио письмо.
   Дирелл взял и принялся раскладывать перемешавшиеся страницы в правильном порядке, а Ллио закинул медальон обратно за ворот Тхар:
   - Ну как, лучше?
   - Гораздо, - кивнула девушка. - Не дуйся, я иначе не могла бы его взять. Примета такая. А поскольку портрет твой и так всё время у меня перед глазами, - усмехнулась она, глядя на Ллио, - я решила позаимствовать прядку волос.
   - Я совсем не дуюсь, - успокоил её Ллио. - Примета так примета, к тому же... - он покосился на брата и добавил шёпотом: - Теперь Дирелл не будет ворчать.
   - Буду! - сурово возразил брат, не отрывая глаз от письма, и засмеялся вместе с ними.
   - Восьмая страница, - благоразумно подсказал Ллио - седьмая притаилась у него под туникой.
   - Да, нашёл, - кивнул Дирелл. - И, кстати, надо уже провести обряд, чтобы вы наконец стали братом и сестрой, - заметил он внешне невпопад, а внутренне - справедливо беспокоясь.
   - Вот вернёмся и проведём, да, Ллио? - предложила Тхар.
   Эльф кивнул, и она встала:
   - Я пойду. Помогу Виралине с ужином.
   - Мы тогда, наверно, тоже? - привстал Ллио, глядя на брата.
   - Да уж читайте, - усмехнулась девушка. - Что я, не понимаю, как вам хочется узнать всё ли в порядке. А на это, - она махнула на стопку писем, - вам времени до ужина едва-едва хватит!
   Она улыбнулась и скрылась за дверью, оставив эльфов наедине с вестями из дома.
  
   В четыре руки ужин готовится гораздо быстрее, и две хозяйки на кухне вполне способны ужиться, если одна решает, что они будут готовить, вторая - как, и обе согласно занимаются исполнением задуманного. К тому же, от мытья посуды старшая хозяйка освободила младшую, заявив только:
   - Иди, лучше, Радега позови.
   Тхар только картинно вздохнула, слушаясь. Виралина, с первых минут взявшая её под крылышко, очень ей нравилась, к тому же, девушка была счастлива получить материнскую заботу, которой была лишена всю свою сознательную жизнь. Но уж больно настойчиво мать радела за сына. Вроде и незаметно, намёками, жестами - а выходило, что Тхар постоянно оказывалась рядом с Радегом, а то и наедине. Впрочем, она с удовольствием отметила, что дома орк как будто построжел к самому себе: рук не распускал, замуж звать каждые пять минут прекратил, и даже, в отличие от матери, ни на что не намекал. А как смутился, когда представил Тхар матери, и та воскликнула: "Ну наконец-то"! Тхар не растерялась и сочувственно спросила: "Что, надоел уже своими похождениями, котяра?" А Виралина рассмеялась: "Да вот никак в хорошие руки не пристрою"...
   - Чему улыбаешься? - спросил Радег, ставя новый чурбак на пенёк и занося топор.
   - Да так, - ещё шире улыбнулась девушка. Радег опустил топор, и деревяшка разлетелась на две ровные половинки. - Скоро ужинать пора, - она присела и стала собирать дрова на согнутую левую руку.
   - Брось, - попытался остановить её Радег. - Сам потом уберу. Ты сегодня весь день ходила. Нога, небось, болит?
   - Болела бы, я бы сидела в уголке и ныла,- девушка распрямилась и подошла к крытой поленнице, едва ли наполовину наполненной дровами. Стала плотно укладывать чурбачки: - Давай, заканчивай, дождь уже собирается. Лучше помоги мне собрать.
   Радег послушался, но сначала едва ли не силой усадил девушку на пенёк под навесом:
   - Сиди и не спорь.
   - Я вот так и знала, - возмутилась Тхар, всё же устраиваясь на предложенном месте. Она бы ни за что не призналась, но нога словно специально выбрала этот момент, чтобы заныть. - Так и знала, что ты за меня решать будешь!
   - Я не хочу, чтобы тебе было плохо, - коротко ответил Радег, занося под шиферную крышу последние поленья и топор. И как по команде, прямо за его спиной хлынул дождь, орк аж отскочил к поленнице. Где-то едва ли не прямо над их головами прогремел гром.
   - Ты не боишься грозы? - повернулся Радег к девушке. За время их путешествия шли только нудные дожди, настоящие зимние грозы должны были начаться где-то через месяц, а вот поди ж ты.
   - Нет, - Тхар действительно улыбалась, глядя на настойчиво колотящиеся в землю струи дождя. - Наоборот, люблю. А ты? - усмехнулась она, глядя на орка.
   Радег уже хотел громко возмутиться - как это, он, большой сильный смелый орк, да какой-то грозы боится?! - как в голову ему пришла интересная мысль.
   - Боюсь, - заговорщицки признался он, наклоняясь к девушке, подхватил её на руки, и сам сел на её место, пристроив попытавшуюся выскользнуть Тхар на колени. - Посидишь тут с маленьким перепуганным орком, пока гроза не пройдёт? - жалобно попросил он, ухмыляясь совсем не испуганно.
   - Да ну тебя, - буркнула Тхар, отворачиваясь.
   - Или я заверну тебя в свою куртку и отнесу домой, - предложил он на выбор. - Правда, из-за дождя ни зги не видно, боюсь, ошибусь дверью, и окажемся мы с тобой на сеновале...
   - Радег! - больно ударила его локтём под рёбра девушка, вскакивая.
   - Уий! - сдавленно взвыл орк, прижимая ладонь к ушибленному месту. - Тхар, я ж пошутил!
   - Да ну тебя с твоими шутками! - воскликнула девушка, разворачиваясь.
   - Куда под дождь! - мгновенно перехватил её парень. - Да не бойся, я тебя не трону! Просто переждём самый ливень, а то пока добежим до дома, до нитки промокнем. Или ты заболеть хочешь?
   - Не хочу, - согласилась девушка, убирая его руки со своей талии, и отступила, прислоняясь спиной к поленнице.
   Некоторое время они молчали, потом Радег вздохнул и преувеличенно печально начал рассуждать, обращаясь, за неимением другого собеседника, которому можно бы пожаловаться на Тхар, к топору:
   - Не, ну вот чем я ей не хорош? Красавец, умница, не то, чтобы богач, но ничего так себе. Характер - золото!
   Тхар фыркнула.
   - Да-да, чистое золото! - продолжил уверенно Радег. - Просто беспокоюсь за неё, а она, глупая, не понимает...
   - Да, ты у нас умница, а я, конечно - глупая, - обиделась девушка.
   - Нет, я не прав, она не глупая, - тут же исправился Радег, по-прежнему ведя диалог с топором и якобы не замечая ту, о которой шла речь. - Она умная, красивая, добрая, честная и... - орк замялся.
   - Что, список кончился? - хихикнула Тхар. - Или дальше идёт: "И порядочная зараза?"
   - И просто чудесная девушка, которую я очень сильно люблю, - завершил орк, переводя взгляд на Тхар. Та только фыркнула. Радег встал и шагнул к ней, Тхар подняла руки ладонями к нему, он мягко взял их в свои и сказал: - И которую я вот уже в третий раз прошу стать моей женой.
   Тхар вздохнула и уже открыла рот, но Радег попросил:
   - Может, хотя бы подумаешь? Скажи "Да", а я попытаюсь повернуться к тебе какой-нибудь удачной стороной своего золотого характера... Как тебе, - орк завертелся на месте: - Левый бок, правый, спереди, сзади?
   Девушка чуть улыбнулась:
   - Ну да, кто же устоит против такого красавца, - она протянула руку и легонько дёрнула орка за краешек левого уха, грубовато спросив: - Кто тебе ухо-то откусил?
   - О, мне его отрубили в схватке, - тут же голосом заправского враля начал историю Радег. - Иду я как-то тёмной ночью по улицам Заречного, смотрю, девушку обижают. Трое... нет, пять... нет, десять! - Тхар засмеялась, и Радег довольно улыбнулся. - В общем, их была целая толпа. У всех мечи, даги, стилеты, а у меня - ничего. Пришлось отрывать доску от ближайшего забора и бросаться в бой с ней наперевес... В общем, я, конечно, всех положил, но ухо мне отрубили, - завершил он печальным голосом и вопросил: - Может, кто-нибудь здесь поцелует защитника слабых девушек?
   - А если честно? - приподняла бровь Тхар, игнорируя намёк.
   Радег некоторое время смотрел на неё, и улыбка постепенно покинула его лицо.
   - А если честно, - сказал он серьёзно, - то полуха мне отрубили ещё в детстве. Добрые соседские дети. За то, что сын шлюхи и орочий выродок. Хотели оба, так сказать, под человека подровнять, но я вырвался.
   Радег резко шагнул назад и отвернулся к дождю, скрестив руки на груди.
   Некоторое время они молчали, Радег вспоминал тот день, а Тхар... Тхар смотрела на его широкую сильную спину и испытывала какое-то непривычное чувство. Нет, определённо не жалость - жалеть орка, который сам добился наверняка гораздо большего, чем его обидчики, было бы глупо. Тхар недоумённо задумалась и вдруг поняла. Она шагнула к Радегу, положила ладонь на его локоть и заметила:
   - Знаешь, а я тобой горжусь.
   - А? - удивлённо отозвался вырванный из мрачных раздумий орк.
   - Да. У тебя самая замечательная мама на свете, - начала издалека девушка.
   - А то я не знаю, - довольно усмехнулся орк, раскрывая руки и подтягивая правой девушку к себе. На его удивление, она не стала отталкивать его или вырываться, а спокойно сказала:
   - Не знаю, какой ты был в детстве, и подозреваю, что тот ещё хулиган, но ей удалось вырастить из тебя очень хорошего полуорка. Мне нравится, - завершила она и под поражённым взглядом Радега быстро добавила: - Но замуж я за тебя не пойду. И не люблю.
   Радег сморгнул и тут же попросил:
   - Тогда хотя бы не уезжай до праздника, а? Я ведь тебя знаю, ты наверняка решила сбежать, пока меня не будет...
   Тхар только насупилась: именно так она и собиралась поступить. Проклятый догадливый орк!
   - Пожалуйста, - попросил Радег, наклоняясь к ней. - А я тебе пообещаю, что не последую за тобой.
   - Ты же уже обещал, - подозрительно посмотрела на него девушка.
   - Я обещал не напрашиваться в компанию, - уточнил Радег. - Не отправляться вслед за тобой, чтобы убедиться, что с тобой ничего не случится, я не обещал.
   На самом деле, такая мысль пришла ему в голову только что, и Радег решил тут же её использовать.
   - Ладно, - сдалась Тхар. - Но на следующий же день мы уедем.
   - Договорились, - кивнул Радег и снял куртку: - Вроде дождь приутих. Накинь и побежали.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"