Точилова Татьяна Александровна: другие произведения.

Healing (часть седьмая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.45*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сплошной фансервис

  Когда Акарас открыл глаза, то увидел прислонивушуюся к стене, Оролен, смотрящую куда-то в пространство в сероватом предрассветном освещении. Она была совершенно неподвижна, да и он, как ему показалось, не шевельнулся с момента пробуждения, оттого и вздрогнул, когда она неожиданно произнесла:
  - У тебя сегодня как занятия?
  - ...С десяти. А у тебя?
  - Свободная тренировка до обеда, - Оролен издала легкий стон и откинулась на спину.
  - Собираешься прогулять?
  - Вот ещё. Она всегда меня расслабляет и отвлекает...
  Безопасная тема занятий исчерпала себя и повисшая тишина начала давить.
  - Так о чём ты хотел поговорить? - "Oролен смотр"uла в потолок, сло"rно боясь, что прямой взгляд опять зас""авит их съехать на привычные конфронтационные рельсы. "Sеперь "@карас приподнялся на локтях, чтоб"Ќ видеть её лицо, и "Ђсторожно сказал:
  - О наших отношениях. ... Какими они будут.
  - А они у нас есть? - её голос звучал вяло, как будто она просто автоматически ответила стандартной издевательской подколкой, не зная, что ещё сказать.
  - Если не хочешь - не будут, - Акарас сам поразился, что мог так жёстко сформулировать, но эффект проявился: Оро нервно зашарила ладонями по простыне и ничего не ответила. Отсутствие активного протеста Акарас дешифровал как нежелание отказываться от данных отношений хотя бы в их текущей форме. А между тем тишина опять начала наливаться неловкостью.
  - Ты завтракаешь?
  - Э? А, да.
  - Я обычно утром не ем из-за ранних тренировок, обхожусь питательным концентратом, но, поскольку уже так поздно, можно и сделать исключение...
  - Ты умеешь готовить?
  - Как Айя - нет, конечно, но по инструкциям иногда что-то делаю для разнообразия.
  - Ммм... Сможешь сделать гренки?
  
  Первой мыслью ещё непроснувшейся Айении было - "Тепло". Не так тепло, как прогревает хорошее обогревающее одеяло в январь, когда наружу совсем не хочется вылазить, а ровный приятный жар, достающий до самых костей, комфортный и успокаивающий. Ещё никогда ей не было так тепло. Он вдохнула поглубже, чтобы загнать горячий воздух поглубже в лёгкие, чтобы прогреться ещё и изнутри и... Запах. Знакомый, но какой-то неправильный. Она уже чувствовала его раньше, но его не должно быть так... много. А ещё её взгляд не должен был упираться в чью-то грудь. О.
  Очень удачно, что её реакцией был не крик от шока, а замирание и обдумывание ситуации. Ах да. Вчера она пришла к Авито, чтобы, наконец, обсудить создавшиеся между ними натянутые отношения и... Произошло нечто совсем непредусмотренное, но в то же время почему-то логичное...
  Постепенное пробуждение увеличивало всё больше восприятие реальности, а именно, физических ощущений, и выяснилось, что она вместе со своим преподавателем лежит на кровати (о, на кровати!) в весьма... ммм... тесном контакте. К счастью, между ними оказалась простыня, что очень помогло её самообладанию, но зато Энзеллер крепко прижимал к себе её руку, а его правая рука ограждающе лежала вдоль её шеи и спины.
  Несмотря на недавнее наслаждение теплом Айения невольно начала высвобождаться из этой весьма условной, но хватки. Высвободить руку, не разбудив Авито, не предоставлялось возможным, так что она просто постаралась отодвинуться как можно дальше, попутно прикрываясь краем простыни. Конечно, из этого ничего не получилось: как только она приподнялась на локте, его глаза сразу же широко распахнулись. Как ни странно, она не смутилась, потому что, снова увидев эти тёпло-золотистые "топазы" вблизи, почувствовала, как у неё защемило сердце. "Видимо, действительно уже никуда не деться".
  Где-то с полминуты они молча глядели друг на друга. Фактический телесный контакт никак не делал легче начало разговора. Наконец, Энзеллер немного ослабил хватку на её правой руке, давая ей возможность высвободиться при желании, нервно облизал губы и спросил:
  - Ты хочешь уйти?
  - А нужно? - автоматически спросила Ени.
  - Нннет... Но, может, у тебя сегодня занятия с утра?
  - Эм... - девушка убрала волосы за ухо, пытаясь сосредоточиться. - Я не помню...
  - Не может такого быть, - Энзеллер сказал это так быстро и безапелляционно, что Ени невольно улыбнулась.
  - И правда, военная история с десяти. А сейчас...
  - Ещё семь.
  - Ну... мне всё равно надо будет зайти домой переодеться, позавтракать, взять передатчик...
  - Ну, позавтракать ты можешь и здесь... - Энзеллер как-то подозрительно отвел взгляд и освобожденная от влияния его глаз Ени смогла немного рационально подумать и кое-что понять, как например, что хозяин квартиры, кажется, не хочет, чтобы она быстро ушла...
  - Хорошо.
  Энзеллер радостно улыбнулся и рывком сел, очевидно, собираясь встать с кровати. Простыня поползла и резко натянулась, потому что Айения цепко держалась за свой край. Мужчина замер и осознал потенциальную неловкость ситуации, всё-таки их отношения слишком быстро перешли в эту стадию для безусловного комфорта. Оба напряженно молчали, не зная, как разрешить проблему. Наконец, удалось придти к негласному соглашению, а точнее, никакого другого варианта не было: пока Ени упорно смотрела перед собой, Энзеллер перелез за её спиной и быстро надел штаны и накинул рубашку.
  - Я-а-а... пойду на кухню, - он неловко попытался пригладить растрепанные волосы.
  - Конечно, - девушка так чопорно кивнула, как будто они были в учебном кабинете Академии и он сказал, что ему нужно встретиться с деканом. Частично этому виной было то, что она изо всех сил старалась не думать о том, как же он всё-таки смотрится в незастегнутой рубашке... Определенным образом смотрится.
  Хозяин дома исчез на кухне, а она наконец смогла немного разжать внутреннюю пружину. Со вздохом облегчения Ени упала на спину и попыталась привести мысли в порядок. Получилось не очень. Насколько она помнила, это должно было стать вечером выяснении отношений... Ну так выяснили. Очень качественно. Только что вот делать дальше?..
  Нехотя она выбралась из тёплой постели и принялась одеваться, одежда, к счастью, нашлась неподалеку. Увидев мельком свое отражение в узком зеркале, висевшее между книжных полок, она невольно усмехнулась своему собственному "утреннему" виду.
  Не заходя на кухню, она постояла в коридоре, не привлекая внимание Энзеллера, что-то выставлявшего на стол. Во-первых, наблюдать за ним всегда было для неё удовольствием, тем более, что теперь она могла это делать с полным правом, а во-вторых, он делал что-то для НЕЁ... Наконец, Энзеллер бросил взгляд в направлении двери и вздрогнул, увидев её, так, что звякнула упавшая на столешницу ложка. Айения неосознанно напряглась: долгий негативный опыт приучил её воспринимать всё с подозрением.
  - Что-то не так? - преувеличенно спокойно спросила она.
  - Нет... просто мне в первую секунду показалось, что я вижу Летицию...
  Ени так удивилась, что забыла про привычный недоверчивый дискомфорт.
  - Почему?
  - Ммм... потому что мне просто показалось. Летти стала жить самостоятельно лет с двадцати двух, но я всё равно помню, как она ходила по дому в униформе Лётной Академии.
  - Но ты ж постоянно видишь курсантов в этой униформе...
  - Но не у себя же дома и не настолько похожих на мою сестру. Садись, почти уже всё готово, - он сделал приглашающий жест рукой. Айения, захваченная мыслями, села за небольшой столик, на котором перед ней стояли уже чай и бутерброды.
  - Но я же совсем не похожа на маму... - этот вопрос занимала её долго время и поэтому она забыла про неловкость.
  - Это совершенно не так, - Энзеллер сложил руки перед собой и очень серьёзно посмотрел на неё. - Да, может, абсолютного портретного сходства и нет, но у вас абсолютно сходная мимика. Ты поворачиваешь голову как она, смотришь как она, наклоняешься как она. А улыбка у вас настолько похожа... когда я первый раз увидел вблизи, как ты улыбаешься... настоящий шок.
  - А-а, вот почему... - вспомнила Ени прошлогодний инцидент, теперь-то уже действительно с улыбкой.
  - И кроме того, у тебя совершенно шоноровская аура, такая же какая была у Летти и мамы. Я лично не знал никого из других родственников по этой линии, но из фотографий, мне кажется, она присуща всем в роду.
  Совершенно неожиданно Айения вдруг почувствовала себя зверски счастливой. По множеству причин, но сейчас доминировало то, что принятие ею фамилии матери не было самонадеянностью выскочки и узурпацией.
  - Да, Айения, - Энзеллер словно прочитал её мысли. - Ты - стопроцентная Шонор. В отличие от меня...
  Приподнятый настрой заметно опустился. Ах да, ведь вчера её слишком сильно интересовал совершенно определённый вопрос, поэтому не получилось уделить много внимания его покаянному признаю. Откровенно говоря, Айения не знала, как к нему относиться: его побег от обязанностей с одной стороны вызывал в ней горделивое осуждение и подавленное негодование, с другой - она просто не могла высказать ему всё это, зная, что ничто не ранит его больнее. А причинить боль Энзеллеру - мало что могло быть тяжелее. А он почувствовал её замешательство:
  - Думаешь, - медленно начал он, не поднимая глаз, - сможешь меня когда-нибудь простить?
  - Я никогда и не винила, - тихо ответила Ени. - Конечно, я не оправдываю подобного поступка, а даже очень осуждаю, но мне кажется, что ты уже заплатил цену за эту ошибку, изводя себя всё это время, - и, не осознавая полностью своих действий, она протянула руку и ободряюще коснулась его запястья. Энзеллер поднял голову и посмотрел на неё с благодарной улыбкой: кажется, впервые она видела его таким открытым, его глаза такими ясными, словно светящимися изнутри и, кажется, немного увлажнившимися...
  Ени даже немного испугалась эффекта своей такой простой фразы, хотя, конечно, для Энзеллера она значила много. Она до сих пор не привыкла к мысли, что её слова, её мнение, да и она сама имеют значение для Авито, да ещё и такое немаленькое. Неизвестно сколько пройдёт времени, прежде чем она станет считать эту ситуацию нормальной. А пока что она сильно смутилась и не знала куда девать глаза, которые так хотели не отрываться от "сверкающих топазов"... Поэтому она быстро осушила чашку с чаем, к счастью, уже остывшим, и вскочила:
  - Мне пора! Чтобы успеть. На занятия.
  - О, - сияние немного поблекло и было очевидно, что мужчине не понравилась её идея, но он без слова наблюдал за её поспешными сборами, стоя около выходной двери. Когда она уже поднесла руку к замку, он задал осторожный вопрос с большим значением:
  - Мы... же ещё увидимся?..
  - Ээээ... - ну конечно же, ты же - мой преподаватель! Нет, вопрос был гораздо более глубоким. С предложением и запросом подтверждения. Ени немного смешалась: не то чтобы она была против, а даже совсем за, но какими будут их дальнейшие отношения она не представляла. От задержки ответа и без того опечаленный её уходом Энзеллер ещё больше поблек, поэтому она быстро выпалила: - Конечно! - ничем не отступив от правды.
  Мужчина заметно приободрился и опять расцвел сильно влияющей на её пульс улыбкой. Счастливо и нервно улыбаясь, Айения открыла наконец дверь и обернулась, чтобы попрощаться, как он внезапно обхватил её голову ладонями и поцеловал в щёку чуть пониже глаза. Всё произошло так быстро, что Ени автоматически сказала "До свиданья" смущенному Энзеллеру и вышла с ошарашенным видом. Очевидно, это был намёк на то, в каком качестве он хотел бы видеться.
  
  В квартиру Ени попытался проскользнуть незаметно и ей это практически удалось. Ни в коридоре, ни в зале не маячил никто из соседок, так что она по стеночке прошла в свою комнату и только там перевела дух, потому как по улице неслась так, словно за ней гнались бешеные змеи. Бежать её заставляла дикая, распирающая энергия, внезапно взорвавшаяся внутри, как только она вышла из дома Энзеллера. Возможно, это был результат эмоциональных переживаний и перемен, сжатых всего лишь в несколько часов, но сердце билось как ненормальное, а мозг, казалось перегревался. Но сейчас, отдышавшись, она могла начать мыслить рационально. Не то чтобы сильно хотелось...
  Айения, прижав ладони к пылающим щекам, с нервным любопытством смотрела на себя в зеркало. Подумать только, вчера для неё мозговзрывающим событием был поцелуй с Авито... Совершенно другой мир сегодня. Но даже и в этом мире требовалось ходить на занятия, поэтому она решила отложить осознание всех перемен хотя бы на вечер, и кинулась в душ.
  Несмотря на крайне занятый и напряженный прошлый вечер она не чувствовала себя усталой или невыспавшейся, а даже скажем, наоборот, практически летала по квартире, но никто не вышел в коридор, чтобы посмотреть в чём там дело. Хэллин, скорее всего, уже ушла на занятия, и Оро, наверное, тоже... Уже засунув одну руку в куртку и захлопывая за собой дверь, Ени поняла, почему ей всё время казалось, что она что-то забыла... Оролен и Акарас! Ёёёёёё... Она лихорадочно посмотрела на свои часы - сообщений нет, значит, он ей так и не позвонил. Хороший признак или плохой? Боже мой...
  Она всё равно должна была встретить его на занятиях, так что звонить смысла не было, и Ени опять бегом помчалась к Университету. Несмотря на то, что она забежала в кабинет всего за полминуты до начала лекции, Акарас вообще появился в последнюю секунду. Пока он садился за своё место, Ени попыталась поймать его взгляд и определить, что же всё-таки случилось. Карс посмотрел на неё как-то странно и поспешил побыстрее включить передатчик, чтобы оправдаться началом занятия. Ени приподняла бровь, но от дальнейших попыток установления контакта отказалась. Во всяком случае, все конечности были на месте, окрас лица тоже равномерный, так что, очевидно, ничего такого страшного не случилось. Но какой-то он слишком нервный...
  Лекция пролетела мгновенно, потому что она предпочла втянуться в материал, чем размышлять над личными проблемами, своими и друзей, и так меньше было риска внезапно вспомнить некоторые... вещи. После окончания занятия Акарас на несколько мгновений поколебался, а не рвануть ли ему в направлении к двери, но Ени быстро и виртуозно преградила ему путь и он со вздохом опустился обратно на стул.
  - Лецри, не хочешь погулять, поговорить?..
  Акарас со вздохом поднялся.
  - Ты только скажи, ты интересуешься из-за дружеских чувств ко мне или из простого любопытства?
  - Во-первых, из-за дружеских чувств к тебе и Оро, во-вторых, с целью получить свежую разведывательную информацию на случай начала боевых действий. Не забывай, я проживаю в одном доме с источником повышенной опасности, она же твоя девушка. Как бы. Вроде. Или нет?
  - Самому интересно...
  Акарас интриговал измученными вздохами и общим пессимистическим настроем, пока они не дошли до пустого свободного кабинета, где, наконец, она смогла задать животрепещущий вопрос:
  - Ну?
  Акарас открыл рот,закрыл его и снова вздохнул.
  - Я, кажется, ничего не понимаю.
  - Знаешь, я тоже. Если не хочешь рассказывать - ладно, у меня своих проблем много...
  Тут она спохватилась, что сказала лишнего, но Карс, видимо, был слишком загружен, чтобы интересоваться, какие такие у неё появились проблемы.
  - Да нет, я хочу рассказать, надеюсь, что ты мне объяснишь... Просто не знаю, как сформулировать...
  - Кхм. Прежде всего изложи, что между вами произошло.
  Акарас побледнел, покраснел, ещё раз открыл-закрыл рот и выдавил:
  - Ммм...
  - Только не говори мне... Всё?
  - Ну да... - Лецри умудрялся сочетать одновременно мучительную неуверенность и полуэкстатическую задумчивость.
  - Ух ты... - Ени тоже захотелось куда-нибудь присесть, но для этого надо было обходить столы и выпускать из поля зрения источник таких новостей. - Ну и... как?
  Акарас бросил на неё страдающий взгляд.
  - Хочешь полных и тщательных подробностей?
  - Нет, конечно, у меня своих...
  - А?.. - недоумевающе поднял на неё глаза Карс.
  - Нет, это я не к тому, - спешно сменила Ени тему. - Судя по тому, что у тебя наличествуют все конечности, цвет лица обычный, и ты нормально дышишь и разговариваешь - всё вышло вполне нормально. Что она сказала?
  - В том-то и дело, что ничего. Когда она уходила, я видел, что ей хотелось что-то сказать, но...
  - Ха, ненамного лучше...
  - Что?
  - М? Нет, ничего.
  - Ты думаешь... мы ещё встретимся?
  - А ты хочешь бросить Оролен после первого свидания? Никогда не замечала за тобой настолько сильных суицидальных наклонностей.
  Акарас раздраженно отмахнулся.
  - Перестань язвить! Знаешь, как это важно?!
  - Представляю, я вполне могу попасть под удар в этом случае. Хорошо, серьёзно: неужели ты думаешь, что если бы её что-то не устроило, Оролен бы тебе в лицо это не высказала вроде "твою рожу, Лецри, мне больше не показывай, а то зубов не досчитаешься?".
  - Знаешь, она вполне могла тоже смущаться. Прекрасно же видела, что когда речь заходит про... про ОТНОШЕНИЯ - она совершенно меняется.
  - Ну хорошо. Я постараюсь уточнить ситуацию.
  - Если всё хорошо, сообщи мне поскорее, ладно? Чтобы я мог спланировать следующий раз...
  - Что? Вот прямо так, откровенно?!
  - Шонор! Я просто хочу с ней встретиться. Просто поговорить. Не то чтобы я бы возражал против... прочих элементов, но, честно говоря, если бы могли поговорить хотя бы пять минут нормально...
  - Да уж... - и Ени на мгновение опять погрузилась в проблемы собственных "ОТНОШЕНИЙ". Акарас же, облегчив душу и в очередной раз заручившись поддержкой подруги, поднялся гораздо более приободренным и с гораздо менее страдающим выражением. - Да, вот только не говори мне, что ты не рад...
  - Ну почему, я-а-а... рад, оч... рад, да. Но сколько же нервов на это уходит... Лучше бы три часа вёл группу в погоде шестой категории.
  - А мне кажется, что ты просто хочешь похвастаться...
  - Что, я? Нет, конечно, чем хвастаться, ты что... Но, Айя, - он закинул ей руку на плечо, - я бы хотел, чтобы у тебя всё наладилось хоть как-то и я бы мог обсуждать собой подобные вопросы без неловкости.
  - О, да, - Ени нервно хохотнула и отвела взгляд. - Ты даже не представляешь.
  
  Вечером провернуть тот же маневр не удалось: не успела Ени скинуть ботинки и дойти до своей комнаты, как дорогу ей преградила Хэллин всем своим видом и скрещенными на груди руками выражая непреклонность.
  - Ладно, я могу понять, почему Оро не ночевала дома, хотя я изо всех сил стараюсь не думать о причинах этого, но чем ты занималась и где?
  - Ооо... ммм... - промычала Ени, с ужасом представляя объяснение того, что она сама пока ещё себе объяснить не в состоянии. - Хэл, давай завтра, я тебя умоляю...
  - Завтра было вчера! - отрезала подруга.
  - Ну, ещё завтрее... Сейчас я действительно ничего вменяемого тебе рассказать не могу.
  Хэллин, сощурившись, пристально поизучала её лицо, но всё-таки дала недовольную отмашку.
  - Завтра, - это было произнесено с таким значением, что Ени остваалось только согласно кивнуть.
  Итак, нужно было определить приоритеты: подготовка к завтрашнему занятию по пилотированию в теоретической фазе или определение своей позиции к произошедшему вчерашним вечером... этим утром... ночью... С другой стороны, а так ли нужна была эта позиция? Что изменится от того, что она опять разложит всё по полочкам и настроится на правильную стратегию. Которую Энзеллер разрушит в одно мгновение? Все самые существенные вопросы были решены сегодня утром: она его простила (условно, но всё-таки) за предательство рода и они будут встречаться. Всё. Где там схемы полетных фигур, собственноручно сделанные самой Кэсэист...
  Гул взлетающего самолета через несколько часов отвлек её от теории полетов, просигнализировав о чьём-то звонке. Ени, не глядя, чтобы не отводить глаз от сложнейшего графика, взмахнула запястьем, думая, что это Карс или Лав, или Синта, или Лиюв, и чуть не сбросила с колен передатчик, услышав:
  - Айения...
  Ей пришлось прочистить горло, чтобы смочь выдавить простенькое:
  - Да?
  - Мм... можно узнать, где ты сейчас? - Энзеллер говорил очень осторожно и даже как будто... смущенно?
  - Эээ... дома, - её голос звучал суховато и отрывисто, зато в голове галопом скакали мысли: зачем он позвонил? Чего хочет? Как отвечать? Ааааргх! И всё без подготовки...
  - Мм, да? А ты можешь... выйти сейчас на улицу?
  - Эээ... - какое разнообразие реакций. - А зачем? - молчание, хорошо транслирующее неловкость даже через передатчик. Просто молодец, Ени, хорошо ещё, что не включила сразу видеоканал... - Хор...
  - Я просто хочу тебя увидеть, - одновременно очень быстро сказал Авито. - ...так ты выйдешь?
  - Угм, - самые минималистичные ответы всё-таки были самыми безопасными. Связь прервалась и Айения бросила взгляд за окно: освещение передатчика заставило её не заметить, что уже стемнело, а значит, прошло уже немало времени. Её комната выходила на противоположную от входа сторону, так что она подавила стремление вскочить и выглянуть на улицу.
  Ени натягивала куртку, прикидывая, как бы незамеченной прокрасться к входной двери, учитывая, что, судя по стуку соседней двери, возможных препятствий у неё прибавилось. Но случилось невероятное и она вскоре вихрем сбегала по лестнице. Запыхавшись, девушка выскочила почти на середину тротуара и заозиралась по сторонам. Из одной из ниш под статуями горгулий отделилась плотная тень, под светом уличных фонарей превратившаяся в Энзеллера:
  - Айения... - о чёрт, он опять это сделал. Она не слышала этого с самого утра и эффект успел поблекнуть. А сейчас опять по её коже пробежал холодок, ноги приросли к земле, а горло перехватило. Они некоторое время так и простояли, настороженно ловя сигналы друг друга. Айения, несмотря на сюрреалистичность ситуации, не могла не отметить, как он волшебно выглядел в этом освещении, добавляющем золотого свечения к его волосам и кладущем резкие завораживающие тени на рубашку... И вдруг он так стремительно обнял её, что она и опомниться не успела, а только издала невнятный приглушённый звук. Авито же как будто сжал объятия ещё сильнее. Не то чтобы она возражала, но так внезапно... Впрочем, жаловаться она не собиралась. Только заметила, что действительно, несмотря на позднюю осень, он был одет в обычную рубашку.
  - Тебе не холодно?! - озабоченность здоровьем отмела все предрекаемые мучения на тему ты/вы. Она никак не могла этого видеть, но почувствовала, что Энзеллер улыбнулся:
  - А? Я не заметил. На Авенте гораздо более холодный температурный режим, так что я иногда забываю.
  - А, ну хорошо...
  - Прости, но мне... просто надо было опять убедиться, что случившееся - не сон...
  - А-а-а, - она уже начала привыкать к его методам проверки фактов. - Ну хорошо, можешь убеждаться дальше.
  - Спасибо, - почти беззвучно произнёс он ей в ухо и по спине Айении взобралась цепочка холодных мурашек. Она поглубже вдохнула его тёплый сладко-насыщенный запах, осторожно прикоснулась правой рукой к натянутой на спине ткани (он действительно ничуть не замёрз) и одними губами ответила: "Не за что".
  Её натренированный полетами внутренний хронометр дал сбой и она не могла сказать сколько времени они так простояли. Наконец Энзеллер выпрямился, ослабив объятия настолько, чтобы посмотреть ей в глаза.
  - Привет, - и он улыбнулся так, что Ени внезапно тоже вспомнила про свои авентские корни и совершенно перестала ощущать холод. Эта улыбка была такой... счастливой. И логически вытекало, что счастливым его делала... она? На неё накатила растворенная в счастье нежность и её рука бессознательно коснулась кожи, чью гладкость она прекрасно помнила, на его виске. Счастливый огонёк в его глазах разгорелся ещё ярче и Авито быстро, но сильно поцеловал её. Всё ещё непривычная к такому девушка замерла, а Энзеллер уже нехотя отодвинулся.
  - Айения... можешь придти завтра ко мне... пожалуйста?
  Если он хотел сделать это более похожим на вопрос, не надо было произносить её имя. Ени оставалось только кивнуть, в качестве сопротивления только выдавив:
  - Но только после того как разберусь с заданиями на послезавтра.
  - Дааа, натура Лучших Студентов неистребима. Как преподаватель я не могу наносить вред твоим занятиям. Хотя очень хочется.
  Ени не смогла удержаться и его игриво-лукавая улыбка заставила её улыбнуться в ответ.
  - Хорошо-хорошо, я постараюсь наилучшим способом совместить учёбу и-и-и... личную жизнь.
  - Замечательно, - в этот раз инициатива была обоюдной: простой и лёгкий поцелуй, практически дружески-прощальный, но в нём уж почти не было той прежней неуверенности и желания убедиться - всё уже было определено.
  - Всё, иди, а то простудишься, - Айения всё-таки иррационально волновалась о его здоровье. Энзеллер на прощание одарил её ещё одной (счастливой!!) улыбкой и исчез в полумраке. Сама не осознавая, она взбежала по лестнице так же счастливо улыбаясь.
  
  Квартира чем-то напоминала Айении город призраков: в ней точно кто-то был, но никого не было видно. Подруги прилагали все усилия, чтобы не попасться друг другу на глаза: тени и стуки мелькали на периферии, но даже на кухне не было заметно признаков жизни. Раньше она бы хмуро повесила в свой список дел разобраться с ситуацией и заставить подруг начать друг с другом общаться, но сейчас почему-то ей казалось, что всё прекрасно решится само собой в соответствии с её замечательным настроением.
  Которое не смогло испортить даже теоретическое пилотирование. Всё то же самое, на что их натаскивала на первом курсе Кэсэист, чтобы побыстрее загнать на самолёты, здесь разжёвывали опять, только теперь уже на физико-математической основе. Поведение моделей самолётов в различных средах, специфика двигателей, расчёт воздушных потоков... Не то чтобы ей это не нравилось: в этом предмете соединялись её склонность к точным наукам и любимое пилотирование, но погружение в материал требовало тотальной перестройки мозгов и после окончания занятия голова ещё некоторое время гудела, стараясь освободиться от формул и расчётов, к тому же дело усугубляли громкие стоны других студентов-неманяьков. Но для допуска на орбиту требовался многоступенчатый зачёт по всем темам, так что Кстина, Анджей, Лав и прочие жаловались на судьбу, но вгрызались в тексты и пособия. Айения успешно скооперировалась с Синтой (с Карсом у неё, к сожалению, не совпадал темп решения задач и он, в основном, работал с Сайласом) и они совместно пробирались в суть проблемы. Синта аналитически раскладывал вопросы на слои и уровни, а она находила связывающий их алгоритм, что и превратило их в неостановимое комбо, закономерно первым получившее тему на исследовательское задание.
  - С одной стороны, я испытываю к тебе зависть, - псевдо-церемонный тон Акараса хорошо скрывал издевательскую сущность, - с другой - малопонятное самому себе облегчение...
  - Как, ты не собирался дозвониться мамочке с восторженным докладом об очередных успеха на пути к завоеванию титула? - пробурчала Ени, еле уклонившись от замахнувшегося в шутку (ну а может и не в шутку) на неё передатчиком парня. - Куда сейчас?
  Акарас взглянул вверх на пощёлкивающий механизм башенных часов, размеренно поворачивающих шестерёнки над их головами, словно пытаясь увидеть циферблат, находящийся на внешней стороны стены.
  - Я планировал сходить в Императорскую библиотеку, но как-то настроения нет...
  - Можешь присоединиться к нам: после обеда у нас забронированы самолёты, потренируем межотрядное взаимодействие, правда, Синта?
  Тот, как всегда, только подтверждающе кивнул.
  - Ммм, неплохая идея. А сейчас в "Семь вершин", да?
  Пока они поджидали запаздывавшую Лавендер, Ени уже успела отправить запрос на дополнительной самолёт и получить подтверждение, так что план действий на ближайшие несколько часов сложился... Пока, выйдя в холл Университета, она не заметила околачивающуюся неподалеку от портала, закрепленного за Лётной Академией, Оролен. Та частенько так поджидала её после занятий, но сейчас Ени инстинктивно поняла, что ждут не её.
  Если Карс и не собирался афишировать свои с Оролен отношения, то он выбрал не ту линию поведения в присутствии Яминады (самого проницательного человека, какого Ени знала) и Лав (известной сплетницы): остановился как вкопанный, странно вывернув шею и уставившись во все глаза на неуютно прислонившуюся к стене Сакаят, в результате чего на него налетела Лавендер, начавшая сначала возмущаться, а затем с любопытством переводить глаза туда-сюда на парочку. Синта же продолжал делать вид, что всё это его совершенно не касается. Ени многострадюще прикрыла глаза и хлопнула друга передатчиком по боку, выразительно показав "Иди уже!".
  Карс, неловко переступая и постоянно оглядываясь, направился словно на заклание, а остальные вслед за Ени примостились на скамейках вдоль холла.
  - Подождите, почему это он с ней... подождите, ничего не понимаю... - Лав пыталась сориентироваться и получить информацию из выражений лиц однокурсников, но Айения усиленно делала вид, что она не здесь, а с Синтой это было бесполезно с самого начала. - Ну ладно, хм... Нет, Айения, ведь что-то ведь есть, да?..
  - Лав, почему бы тебе не повторить алгоритмы маневров?..
  - Ха. Ну всё понятно, - девушка наконец успокоилась и присела с включённым передатчиком, не забывая следить всё же за любопытной парочкой. Впрочем, Ени сама туда поглядывала, не сдерживая желания узнать, что же это всё-таки такое: романтические отношения между Лецри и Сакаят.
  Те, между тем, пока ничем не напоминали влюбленных: Оро нервно постукивала каблуком по стене, в которую же Акарас напряженно пялился.
  - Эээ... Мда.
  - Ты что-то сказала? - оживился парень.
  - А? Нннет... Хотя, да.
  Опять молчание. Акарас тяжело вздохнул:
  - Может быть... ты хотела увидеть Айю?
  - Что? А, нет, я пришла... я пришла к тебе.
  Карс резко втянул воздух, заалел румянцем и стал пристально изучать носки своих ботинок.
  - Ко мне, да? Ааа... а зачем?
  - Поговорить...
  И опять молчание, разрядившееся весьма неожиданно: Карса затрясло мелкой дрожью от еле сдерживаемого смеха.
  - Прости-прости, просто...
  - Это уже стало общим местом, верно, - Оро тоже тихо рассмеялась, но быстро замолкла. - Но ничего не поделаешь: разговаривать нам всё-таки придётся.
  - Разве это обязательно? Мы можем вполне обойтись и без этого.
  - Ты на что намекаешь?! - грозно вскинула глаза девушка.
  - Ни на что, ни на что, - поспешно замахал руками Лецри. - Но ведь нам нет необходимости прямо сейчас или даже в ближайшее время разговаривать на какие-то определённые темы? Мы можем просто... общаться. Привыкать друг к другу...
  - Тоже верно... А когда... мы можем начать привыкать друг к другу?
  - Да в принципе, мы уже этим занимаемся, если ты не заметила.
  - Лецри... Умничаешь?
  Давно уже он не слышал в её голосе такие железные нотки и Акарас чуть похолодел, но не от страха, как ни странно...
  - Совсем нет. Только... можно уточнить один момент? Значит ли это, что ты... будешь продолжать со мной встречаться?..
  Оролен наконец выпрямилась и посмотрела ему в глаза:
  - Лецри... я не знаю, как это делается у Вас в благородных семействах, может, письмо официальное пишут или ещё какие ритуалы, но с моей плебейской точки зрения - куда уж понятнее, а?
  Акараса вдруг отпустило неощущаемое до этого момента напряжение и он сверкнул своей солнечной улыбкой. Оролен резко выдохнула, заметив её, потянулась и сделала несколько шагов прочь:
   - Ну хорошо, раз уж мы всё разъяснили, то я пойду, наверное...
  - Подожди-подожди, - Акарас поймал её запястье кончиками пальцев и тут же отпустил, едва притронувшись. - А когда мы в следующий раз... ну...увидимся для... более тесного общения и-и-и... не в таком людном месте.
  - Ааа, ну да, конечно... Где? - Оро бессознательно обхватила пальцами запястье и опять стала смотреть куда-то в сторону.
  - Ты можешь придти ко мне сегодня вечером... - начал Акарас, но сразу же спохватился, боясь быть неправильно понятым. - Или я могу прийти к тебе...
  - Не самая хорошая идея, - отчеканила Оролен.
  - Да, точно, - вспомнил он с кем вместе живёт его девушка. - Тогда...
  - Так, завтра у меня физическая практика, так что вечером не получится. Завтра?
  - Да, сегодня вечером у меня тоже тренировка-консультация с тренером... Тебя встретить?
  - Нет, я запомнила дорогу. Хорошо тогда, пока.
  - Пока... - ещё немного постояв и неловко попереглядываясь, парочка всё-таки разошлась в разные стороны: Оро - к порталу Военной Академии, Карс - к ожидавшим его однокурсникам. Никак не прокомментировав эту заминку, Айения и Синта поднялись, чтобы продолжить свой путь в столовую-кафе и втайне благодарный им за это Акарас тоже постарался сделать вид, что последних нескольки минут не было, но...
  - Лецри! - резво подскочившая Лавендер не собралась всё это так оставлять. - Что это было?!
  - Не твое дело, Карати.
  - Айения, что это значило? Твоя подружка и Лецри разговаривали так как будто... Как будто она не пытается его придушить, ааа... Совсем даже наоборот!
  - О чём ты, Лав? - Ени, с виду как будто наевшаяся лимонной кислоты, смотрела куда-то вдаль.
  - Аааа, ну всё понятно, - удовлетворенно покачала головй девушка. - Это заговор!
  - Как тебе будет угодно...
  
  Как ни странно, пообедали и отлетались они вполне нормально без дальнейших расследовательских поползновений со стороны Лавендер. Когда закончилось общее время, Ени поднялась в небо ещё на час, отрабатывая личную программу. План, составленный Кэсэист, она выполняла с опережением, чем была неизмеримо горда, ведь инструктор наверняка выставила нечеловеческий темп освоения.
  Покинув аэродром, она решила провести оставшееся до вечера время, набросав план исследования и примерное разделение вопросов с Синтой, не возвращаясь домой, чтобы не столкнуться там с Хэллин, которой она была должна очень-очень объёмное объяснение, а посидеть в каком-нибудь кафе. Ени не знала, когда Энзеллер заканчивает работать, узнавать было неловко, поэтому она просто прикинула, что полвосьмого будет в самый раз. А этого как раз хватило, чтобы не только прикинуть примерное содержание тезисов, которые достанутся ей, но и освежить знания о периоде, по которому Аланин будет читать "Политическую историю" завтра после обеда. Наконец, время вроде подошло. Айения расплатилась за кофе с шоколадом, трусовато отправила сообщение, что будет ночевать не дома и сразу отрубила связь, поднялась и собиралась уже покинуть заведение, как сзади прозвучал такой знакомый голос:
  - Госпожа Лучшая студентка, не видящая ничего кроме учёбы, не соблаговолите ли наконец обратить внимание на Вашего скромного знакомого?
  Ени поспешно обернулась и через пару столиков увидела вальяжно развалившегося на стуле и наблюдающего за ней с насмешливой улыбкой...
  - Рэйф! Боги, что ты тут делаешь?! Как давно я тебя не видела!
  - Что верно - то верно. И могла бы и не увидеть и дальше. Я уже час наблюдаю за тобой: экран передатчика поглотил всё твой внимание.
  Обрадованная девушка бухнулась на стул напротив него, продолжая восторженно разглядывать приятеля, по которому, оказывается, скучала, то и дело бессознательно вспоминая.
  - Слушай, как ты изменился за лето. Ну и осень... - да, Элессиев уже не был тем белоснежным плейбоепринцем: у его молочной кожи исчезло нежно-розовое свечение, одежда более не была кристально выглаженной, а некоторые прядки отказывались укладываться в безупречную причёску.
  - Тяжела и неказиста жизнь студента-исследователя. Эту пару месяцев только и делал, что мотался между институтом здесь и лабораториями в Пасадене, даже ели на работе.
  - Совершенно секретно или можешь рассказать?
  - Ну какие в Друине секреты? Но объяснять долго. Скажем так - для Олимпиады. Ты, кстати, едешь?
  - Да, в принимающем секторе.
  - А я в технико-обслуживающем. Следующее лето будет просто замечательным... - Рэйф лукаво подмигнул и Ени вспомнила, что с его стороны к ней-то не совсем приятельские отношения... Чёрт.
  - Ааа... а как Аэрис? Тоже давно её не видела...
  - Был б рад сказать то же самое, но встречались на прошлой неделе. То и дело одолевает наших аэрофизиков с новыми расчётами и моделями, так что регулярно сталкиваемся. Послушай, - он придвинулся поближе, - если ты сейчас не занята, может, сходим куда-нибудь?
  - Ээ... у меня сейчас встреча как бы назначена... - может быть, и стоило сказать Рэйфу, что теперь она с кем-то встречается, чтобы прояснить ситуацию, но Айения даже на подругах до сих пор не потренировалась, так что упоминать было как-то неловко.
  - Тогда - в следующий раз?
  - Может быть. Позовём Аэрис и хорошо где-нибудь посидим...
  - К чёрту Бакар, - нетерпеливо отмахнулся парень. - Я соскучился, знаешь ли. И у меня есть множество интересных историй, в том силе и про самолёты, которые ты получишь в обмен на ужин со мной (и очень изысканный ужин, гарантирую).
  - Может быть... - ещё раз неловко повторила Ени, практически краснея. - Ну, я пошла...
  - О, могу я проводить тебя? - мгновенно подхватился Рэйф.
  "Только этого не хватало". Но она никак не могла придумать причину для отказа, кроме того, он наверняка не знал адрес профессора Авито и ничего бы не заподозрил. Так что до улице Лилейной она дошла в сопровождении Рэйфа, изо всех сил тренирующего свою заржавевшую галантность, что, как всегда, доставляло ей некоторое удовольствие и вызвало неловкость. Напоследок прекрасный принц Технологического Института, старомодно поцеловав на прощание ей руку, скрылся за углом, а Ени с облегчением вздохнула и поднялась на уже знакомый этаж. В этот раз Энзеллер не ожидал её у раскрытой двери, но открыл мгновенно, как только её нога коснулась лестничной площадки. Не произнося ни слова, они простояли несколько секунд, глядя друг на друга, а потом Энзеллер так же как и недавно ненадолго порывисто обнял её.
  - Привет, - Ени не смогла удержаться от улыбки. - Тебе ещё нужно подтверждения?
  Энзеллер тихо рассмеялся и, взяв её за предплечье, подтолкнул к двери.
  - Может быть, я ещё не совсем до конца верю, но вообще мне просто нравится это делать.
  - Я совершенно не против. Мне тоже.
  Энзеллер закрыл дверь и чмокнул её в висок.
  - Я очень рад. Ну что, все задания выполнены, норма полётов набрана? До завтрашнего дня ты свободна от мыслей об учёбе?
  Тут уже настала очередь Ени смеяться от счастья. Почему-то этот простой разговор развеял последнюю неустойчивость в их отношениях. Больше ей не казалось, что она спит, что всё может исчезнуть в любой миг. Наконец её вечно сомневающееся сердце могло твёрдо признать, что у них с Авито что-то есть. И не просто что-то, а они, даже можно сказать, пара... Благодаря новоприобретённой уверенности, она смогла без напряжения и расчётов захватить пальцами тёплую ткань его рубашки и легонько прислониться щекой к его груди. Она почти тотчас же отстранилась, но зато Энзеллер в ответ расплылся в улыбке и положил ей руку на плечо, придвигая поближе.
  - Может быть, ужин?
  - Я занималась в кафе и заодно перекусила.
  - У меня тоже был поздний обед между занятиями. Тогда - чаю?
  
  Через несколько минут состояние счастливой эйфории всё ещё усиливалось. Ени сидела за столом, наблюдая как Энзеллер, как всегда элегантно, священнодействует на кухне, притворяясь, что всего лишь заваривает чай. Наконец, поставив перед ней чашку, он опять не удержался, чтобы не наклониться и легко прикоснуться губами к её лбу. Ени подумала, что завтра у неё очень будут болеть лицевые мышцы: улыбка расплылась до совсем уж неприличных размеров, поэтому она быстро спряталась за чашку. Энзеллер сел напротив и, подперев подбородок рукой, продолжал смотреть на неё не отрываясь. В другом случае, молчание начало бы немедленно давить на неё, но сейчас почему-то чувство, что нужно что-то сказать, появилось только минут через десять, а пока они просто сидели, упиваясь присутствием друг друга в непосредственный близости и свежеобретенной уверенностью. Заговорил, как ни странно, первым Энзеллер:
  - А кто этот молодой человек, который тебя проводил?
  - А? - Айения сначала даже не поняла, о чём он. - А-а... это Рэйф. Приятель из Технологического.
  - Мм... Приятель, да...
  - Эээ, да. Друг моей подруги, - что-то внутри нашептывало ей о странности происходящего, а Ени никак не могла понять в чём дело, но решила довериться инстинктам и быстро сменить тему: - Прости, если это затронет каике-то чувствительные стороны, но для меня это очень важно. У тебя есть мамины фотографии или записи?
  Это действительно была чувствительная тема: улыбка сбежала с лица Энзеллера и он опустил взгляд, но его потерянность длилась недолго. Через мгновение он встал и подал ей руку.
  - Пойдём.
  
  - А эта? - Ени указала на одно из изображений на экране передатчика Энзеллера.
  - Мой университетский выпускной, - снимок увеличился и занял половину экрана, - но Летти там нет, мы с отцом уже жили на Авенте и она не смогла приехать.
  - Всё равно, я хочу посмотреть, каким ты был в юности.
  - Что, а сейчас я уже стар?! - Энзеллер шутливо оскорбился и Айения шутливо же пихнула его в бок.
  - Это авентская официальная одежда, да?..
  Айения переживала совершенно новый опыт: никогда ещё до этого она не не находилась вместе с профессором Авито и не чувствовала себя... уютно. Они сидели на полу, опираясь на на подушки, которые она видела в прошлый раз и рассматривали фотографии в передатчике. Его левая рука, переключавшая изображения, также крепко прижимала удобно примостившуюся Айению. Она уже увидела несколько изображений матери с подробным рассказом про каждый эпизод: Летиция и Энзеллер играют в парке на его пятилетие, двадцатилетняя Летиция с матерью в домашней обстановке, вся семья на пляже... Она впервые увидела своих бабушку и дедушку, красивых, уверенных, хотя и немного отстраненных людей. У Энзеллера было множество снимков, но сегодня она попросила ограничиться полудюжиной, чтобы растянуть удовольствие.
  - О боги, почти не узнала... А кстати, действительно, сколько тебе лет?
  - Шестьдесят восемь было в августе. - Молчание. Кисть Айении зависла в воздухе. Энзеллер знал, что на сейчас пытается сделать: высчитать их разницу. - Слишком много?
  - Нннет... Мама ведь была бы ещё старше сейчас?
  - Да, около восьмидесяти.
  - Просто нужно учесть, что я выросла среди людей и к новым возрастным перспективам нужно привыкнуть... Как ты думаешь, сколько я проживу?
  - С полукровками никогда неизвестно. Я тоже не знаю насколько могу рассчитывать. Но вроде бы пока признаков старения не замечаю.
  - О да, Вы такой старикашка, мистер "10 баллов".
  - Подожди, я что-то уже слышал про баллы... Когда вы в прошлом году залезали ко мне домой, что-то такое было...
  - Всё верно.
  - Так это правда?! Я думал, это просто была такая попытка сбить меня с толку...
  Айения села и осуждающе на него покосилась.
  - Неужели ты думаешь, что я смогла бы придумать такую чушь? В этом мне помогли собрание отборных сумасшедших со всего Университета и бутылка старинного алкоголя.
  Энзеллер расплылся в довольной улыбке:
  - Значит, я получил десять баллов, да? А кто ещё?
  - Аланин, Карс, Сиссор, Рэйф...
  - Тот самый молодой человек?..
  Айения быстро захлопнула рот, не понимая, что происходит, но чувствуя, что где-то допустила ошибку.
  - Ага, но первое место заслуженно получили мы. В том числе и благодаря тебе.
  - Значит... мой возраст тебя не напрягает?
  - Думаю, по сравнению с тем фактом, что ты мой дядя и преподаватель, это незначительно. - И она не удержалась, чтобы не задать мучащий её вопрос. - Как ты думаешь, если бы мы не были родственниками... всё было бы также?
  Энзеллер замолчал и, по виду, задумался, отчего Ени внезапно похолодела. Насчёт своих чувств она не сомневалась - он запал ей в сердце сразу же с мимолетной встречи, ещё будучи безымянным, но узнать, что тебе отвечают взаимностью только потому что ты - последняя кровная родственница, было бы неприятно. Точнее, мучительно больно.
  Очевидно, несмотря на хваленое хладнокровие, что-то отразилось на её лице, потому что Энзеллер с озабоченно-ласковым видом прикоснулся к её щеке:
  - Айения... - ТАК ведь просто чьё-то имя не говорят, верно? И льдинка внутри немного оттаяла. - Я много-много лет жил... как во сне. Поставив крест на всём, кроме просто существования и выполнения служебных обязанностей, единственного, в чём я ещё никого не подвёл. И когда появилась ты... всё остальное словно вернулось. Мой род, моя семья, моё постыдное поведение, которое уже сгладилось в моей памяти. Я снова начал жить, чувствовать с поразительной силой: боль, отчаяние, стыд... Но среди всей этой беспросветности пробудилось и совершенно другое чувство, о существовании которого я уже и забыл. И оно ещё больше усугубляло мои мучения: как я могу любить ту, что одним своим существованием подчёркивает мои грехи? Однако... люблю. Айения, - она, не двигаясь, старалась уловить каждое слово, пугаясь и одновременно блаженствуя от такой откровенности. - Ты - женщина, заставившая меня жить снова во всех смыслах. Если бы ты не была Шонор и я бы не вынужден был столкнуться с тем, от чего так долго убегал - наверное, я продолжал бы жить в полусне, считая, что всё это - не для меня. Но ты не просто женщина, которую я люблю, но и та, с которой меня связывает столько: долг, родство, память, - что все мои попытки забыть и подавить чувства оказались абсолютно безуспешны...
  - Я тоже, - её голос оказался неожиданно хриплым и резким, - если бы ты не был моей единственной связью с родом, мои чувства были бы другими. Я бы любила тебя всё равно, но по-другому...
  - Прости, - Айения прекрасно знала, за что он извиняется: за то же, что и в прошлый раз. За то, что не оправдал ожидания и обязанности пред своей семьёй и родом, за то что не оказался достаточно сильным, за то, что не смог стать её опорой...
  Может быть, если бы та мимолетная встреча первого сентября прошлого года не поселила его в её сердце, когда она ещё и не знала его имени, не то что об их родственной связи, Айения бы нашла несколько резких болезненных слов о его поступке. Но сейчас она просто не могла причинить больше боли, чем таилось в его глазах, наоборот, ей хотелось изгнать её оттуда без следа. И в её глазах Энзеллер наконец-то увидел своё долгожданное прощение, на которое не потребовалось ни слова, ни жеста.
  В его поцелуе, когда он притянул её к себе, она почувствовала нечто новое: благодарность и радость освобождения.
  
  - Айения... - чей-то шёпот пощекотал ей ухо, вызывая желание отмахнуться как от насекомого. - Если у тебя нет утренних занятий, то можешь не обращать внимания, а если есть - то уже семь часов...
  Волшебное слово "занятия" дало девушке силы бороться с тёплым постельным блаженством: потирая глаза, она повернулась лицом к нависшему над ней Энзеллером и невнятно произнесла:
  - Вообще-то в девять, но я хочу домой...
  - Знаешь, что мы сделаем в следующий раз? Я скину себе твоё расписание и буду точно знать, когда тебя будить.
  - Ну или я не забуду завести часы... Да, твоя идея лучше.
  Энзеллер счастливо улыбнулся, да и вообще выглядел очень радостным, состояние, которое Айения никогда не ассоциировала с утром рабочего дня. Но и её сейчас одолевало ощущение, что "всё на свете хорошо". Его волосы так непривычно смотрелись в растрёпанном виде, чуть-чуть, но всё равно контрастирующим со строгой профессорской стрижкой, что она не удержалась и запустила в них пальцы, а потом, всё ещё в полусонной эйфории, подтянулась и легко его поцеловала. Энзеллер в ответ расцвёл ещё больше и вроде был не против развить тему, но Ени поспешно выкатилась из постели и направилась к своей одежде. Разочарованному хозяину дома не оставалась ничего иного, как начать одеваться самому.
  - Позавтракаешь?
  - Ммм, нет, дома что-нибудь съем.
  - Я заканчиваю в семь сегодня...
  Неизвестно почему, но что-то толкнуло Айению дать уклончивый ответ:
  - У нас полный загон сейчас. Как что-то определится, я тебе позвоню.
  Энзеллер сразу поскучнел.
  - Но мы же можем встретиться и так, в Академии... Кстати, в этом случае как будем себя вести?
  Айения только осознала наличие проблемы и вздрогнула.
  - Давай, пока не будем афишировать, ладно? Я ничего боюсь и не стыжусь, но меня просто ДОСТАНУТ расспросами и намёками. А я даже пока ещё Хэл и Оро ничего не сказала.
  - Ну... я не уверен, что смогу себя сдержать, - Энзеллер в завлекательно незастёгнутой рубашке и с притворно-несчастным выражением положил руки на её плечи. Ени встала на цыпочки, поцеловала его на этот раз достаточно крепко и и со вздохом попросила:
  - Постарайся, хорошо? Моё расписание и без того зажатое в тиски со всех сторон, чтобы вынести ещё, скажем, высокомерные издевательства Асатани. И безостановочную болтовню Лав...
  
  С мастерством профессионального лазутчика Айения открыла дверь и проскользнула внутрь квартиры. Но никакой профессионал бы не справился с дуэтом Хэллин и Оролен, преградившим сумрачный коридор. Разделённые превратностями личной жизни, две подруги объединились, чтобы, очевидно, разузнать про личную жизнь третьей.
  - Ени, нам нужно поговорить, - серьёзно и значимо сказала Оро.
  
  Серый утренний свет ещё больше добавлял унылости настроению Айении. Не то чтобы она особенно противилась идее рассказать подругам про недавно случившиеся весьма значительные события, но с утра, ещё перед учёбой и даже не поев? Хотя тот факт, что Оро и Хэл наконец-то начали общаться, пусть даже и по такой причине, конечно, радовал.
  - Ени, что происходит? - начала допрос тоже Оролен, Хэллин пока что её молча поддерживала. - Ты не ночуешь дома и Хэл мне сказала, что это уже во второй раз.
  - Ну, я же предупредила... - она знала, что на этот аргумент даже внимания не обратят, но надо же было посопротивляться.
  - Что-то случилось? Ты же знаешь, что мы тебя всегда поддержим, - с нажимом вторила Хэллин.
  У Айении мелькнула слабая мысль сказать, что всё это государственная тайна, но... слабость и малодушие, недостойное Шоноров, тем более, что Хэл всё равно бы узнала по своим каналам.
  - Да, случилось, но ничего, чтобы требовало вашей помощи.
  - Ени, не юли, - прервала её Оро. - Где ты проводишь ночи? И... с кем? - родилась у неё внезапная мысль и они с Хэл переглянулись.
  - Еничка, - медовым голосом начала Хэллин, - мы же твои подруги... Ничем не хочешь с нами поделиться?
  Подошёл момент истины.
  - Ну, мыслите вы в правильном направлении... - призналась девушка.
  - Так, стой! - в ажитации хлопнула по столу Оролен. - Кто?! Рэйф? Синта? Тот первокурсник?
  - Я хоть раз демонстрировала основания так думать? - саркастически посмотрела на неё Ени.
  - Не может быть... - выдохнула Хэл, а Оро в шоке медленно осела. - Авито?
  Несмотря на свой далеко не радужный настрой, Айения не смогла удержать улыбку.
  - О-бал-деть, - по слогам произнесла Оролен и добавила нечто заковыристо-непечатное. - Авито? "Таинственный герцог"? Твой преподаватель? Твой дядя? И как это случилось?
  - Вас во все детали посвещать?
  - Да, - неуклонно кивнули обе. Ени вздохнула и начала своё изложение событий того памятного дождливого вечера в Академии.
  Девушки слушали, затаив дыхание, и мало-помалу она разговорилась, впервые в словах, а не в мыслях выплёскивая свои переживания. Но слова были какими-то не такими... они превращали все их эпические чувства в обычные сердечные перипетии... чем они по факту и являлись. И ей это нравилось: быть просто частью пары, хоть и осложненной кучей обстоятельств, оказалось гораздо приятней, чем страдать от неразделенной любви. Конечно, она оставила (пока что) за рамками рассказа самые... щепетильные моменты из-за неловкости, да и явно было не время.
  Наконец, Ени закончила и Оролен закрыла невольно приоткрытый рот, а Хэллин с силой выдохнула.
  - Мдааа... Кто бы мог подумать... - еле слышно пробормотала Оро.
  - Я! - решительно вставила Хэл. - Я всегда знала, что так и будет. Кровная связь плюс любовь с первого взгляда - это было неизбежно.
  - Ой да что ты знала, а? - отмахнулась её подруга. - Примазаться стараешься? Нет, Ени, не пойми меня неправильно, просто ты и Авито... мне требуется время, чтобы уложить это в мозгу. Подожди... если вы провели вместе ночь, и даже две, значит... Чем вы занимались, а?
  - Очевидно тем же, чем и вы с Акарасом, - в подробности пока Ени вдаваться не хотелось, поэтому она и использовала этот отвлекающий маневр, слишком сильный, наверное, потому что Оро замерла и начала заливаться краской, а Хэллин впилась в неё взглядом:
  - Ты, что, спала с Лецри?! Нет, стой, я ничего не хочу об этом знать.
  Смутившаяся Оролен заелозила на табуретке.
  - Ну, ты же понимаешь... мы, как бы, встречаемся.
  - Пока что я не хочу ничего понимать. Может быть, когда-нибудь. Но пока что я спешу на встречу со своей ненаглядной учёбой, которая уж точно меня никогда не предаст. Ени, ты мне должна ещё все подробности, поняла?
  Виновато ссутулившаяся Оролен сначала посмотрела на захлопнувшуюся дверь кухни, а потом - жалостно, на Айению.
  - Ну, вы уже разговариваете, я считаю, что это прогресс.
  - Давай проконсультируемся со Скакией и купим бутылку шикарного алкоголя?
  - Братание и прощение в пьяном виде? А что, это идея... Чёрт, через полчаса уже начинается лекция, а мне ещё поесть надо!!
  - Что?! Чёрт, у меня тоже тренировка! Там за тобой что стоит?
  - Кувшин с соком. Что он делает здесь? Опять не убрали?!
  - Я тебя умоляю. В холодильнике ещё бутерброды должны остаться...
  Наскоро перекусив, девушки выскочили на улицу и практически побежали к площади. Уже на ступенях Университета Ени неожиданно спросила:
  - Ну что, как там у вас?... С Карсом.
  - Нашла что спросить. Если бы я сама знала. До сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что мы друг друга не ненавидим.
  - Ну давай-давай.
  - Ну, терпимо.
  Ени закатила глаза, Оро усмехнулась и они обе исчезли в порталах своих Академий.
  
  Айения ещё раз поразилась своему академическому таланту. Стремление к учёбе производило такое сильное воздействие, что она не провела весь день, думая об Авито. Впрочем, и перерывов между занятиями и мимолетных отвлечений хватило, чтобы понять, что она уже страшно скучает... Несколько раз она излишне прошлась по коридорам надеясь увидеть его краем глаза, а в один момент так даже ей послышался его голос... В итоге, она практически пропустила потерянный вид Акараса, всё время крутившего что-то в руках и попеременно ронявшего. Зато этого не пропустила Лав, ни даже Аланин.
  - Господин Лецри, с Вами всё в порядке?
  - А? Э, да. Прошу прощения.
  Этого уж Ени пропустить не смогла.
  - Что, ждёшь вечернего свидания? - ехидно пропела она ему в спину, когда они переходили в новый кабинет. Парень вздрогнул и чуть не выронил передатчик.
  - Откуда ты... В смысле, что ты имеешь в виду?
  - Не бойся. Оро мене ничего не сказала, но и так видно. Волнуешься перед повторными представлением?
  - ШОНОР!
  - Ещё громче. ты же не хочешь, чтобы Лавендер что-нибудь упустила.
  - Такое чувство как будто у тебя слишком много свободного времени, но я-то точно знаю, что это не так. Скажи, зачем ты выделяешь ценные свободные минуты в своём забитом расписании, чтобы поиздеваться надо мной?
  - Ну что ты, я просто радуюсь за своих друзей. - И она посмотрела на него так умильно, что Акарас сразу потерял весь свой пыл и махнул рукой.
  - Скажи спасибо, что я не опускаюсь до того, чтобы ответить тебе тем же. А ведь мог!
  - Я ценю твоё благородство. Но как представитель рода Лецри ты не мог поступить иначе. Ну, давай, - она перешла на шёпот, - как у вас с Оролен?
  - Если б я знал...
  
  "Ну, по крайней мере, их чувства абсолютно взаимны", - размышляла Ени на крыльце Академии, наблюдая за тем, как солнце садится за обступающий лес. Просмотрев все расписания занятий в Академии, она установила, что Энзеллер задерживается на вечернюю консультацию со старшекурсниками и в семь явно дома не будет. Но тут, вспомнив произошедшее утром, и, поскольку у Оролен сегодня явно было свидание, решила провести вечер с Хэллин, чтобы та совсем уж не чувствовала себя заброшенной.
  - Шонор, всё, ты никуда не денешься. - услышала она за спиной, разуваясь. - Сегодня ты мне всё расскажешь.
  - Я совершенно не возражаю, - повернулась Ени к подруге, - более того, это было моё намерение. Но... Хэл, ты уверена? Это не заденет..?
  - Может, ты и права. Но в любом случае, я должна отвлечься от того, почему Оролен провела у шкафа с одеждой минимум полчаса и это наша Оролен, ты помнишь.
  Ени утешающе положила ей руку на плечо.
  - Когда-нибудь станет легче.
  - Не сомневаюсь. И лучше уж она, чем кто-либо ещё. Если бы это была Димирикян, я бы не пережила.
  
  Акарас приложил усилий на подготовку и планирование. В прошлый раз у него не было никакого плана и всё закончилось... весьма неплохо, но явно висело на волоске. Да и чувствовал он себя более уверенно. имея несколько вариантов под рукой. Поэтому он со всей ответственностью подошёл к делу: заказал в лучшем ресторане Друина гренки из французского хлеба с зеленью и бараниной с соответствующим вином, сменил все простыни, перебрал несколько вариантов одежды и сейчас стоял на дрожащих ногах в коридоре. Придёт-не придёт?
  От звонка он подскочил где-то на полметра и сразу же открыл главную дверь, даже не услышав традиционного "Это я", затем от нервов помчался на кухню проверить всё ещё раз (эта была более-менее знакомая территория, поэтому вариант со столовой был отклонен), а вернувшись, долго не решался потянуть за ручку, тем более, что там было так тихо... Наконец Акарас толкнул дверь и в полоске света показалась удивительно тихая Оролен, плавно проскользнувшая в квартиру.
  - Привет...
  - Привет, - пошевелил он пересохшими губами.
  
  Пока что всё шло вроде бы нормально, но ему так не казалось: да, Сакаят ни разу его н оскорбила, не прошлась по поводу его семьи, да и вообще вела себя на удивление прилично...что его крайне напрягло. Пока он раскладывал доставленные блюда и разливал вино (только ей, себе - исключительно сок), она задумчиво разглядывала тарелки и небрежно постукивала рукояткой серебряной вилки по столешнице, причём совершенно неагрессивно. Акарас то и дело бросал взгляд на её чуть скрываемое распущенными волосами лицо (как эти волосы тогда...) и нервничал всё больше и больше. Наконец. все необходимые действия были совершены и больше оттягивать не было возможности. Он сел и, сжав пальцами бокал, с нервным хохотком начал:
  - Вот, как бы, я надеюсь, тебе понравится...
  Оролен наконец подняла на него абсолютно серьёзные глаза (его сердце упало - "Сейчас она меня бросит, бросит!") и спросила:
  - Лецри, что ты думаешь об Авито?
  Панические мысли Акараса притормозили и начали крутиться в обратную сторону, с трудом перемалывая услышанное:
  - Авито? В смысле.. нашем профессоре, что ли? А при чём здесь он?
  - Я тебя спрашиваю, что ты о нём знаешь?
  - Ну... он преподаватель одной из редчайших дисциплин. Высококлассный специалист.
  - А что ты о нём думаешь как о человеке?
  Акарасу показалось, что он ходит с ума: они с Сакаят сидят у него на кухне за романтическим ужином и обсуждают проф6ессора Авито. Сюрреализм какой-то.
  - Ну, во-первых, он не человек, во-вторых. я не настолько хорошо его знаю. Разве что, что... ты же знаешь, что Айя его..?
  - В том-то и дело... - Оролен вздохнула и задумчиво пригубила вино. В голове Акараса начало что-то складываться.
  - Стоп, что-то произошло между Айей и Авито?!
  Оролен выразительно повела глазами.
  - Ну, они вроде как пара теперь.
  Акарас с силой выдохнул и выпил свой сок
  - А почему я об этом ничего не знаю?
  - Да мы сами узнали только утром. Может, ей не удобно тебе такое рассказывать...
  - Что "такое"? Стоп, они... пара в смысле лю...
  Оролен ещё раз глазами подтвердила его подозрения. Лецри слабой рукой потянулся к восседавшей в красивом охлаждающем ведёрке бутылке.
  - Да что ты так нервничаешь? В конце концов, мы тоже...
  Акарас чудом не пролил вино.
  - Да, но это Айя! И профессор!
  - Который к тому же ещё её дядя... - Что?!
Оценка: 8.45*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"