Точилова Татьяна Александровна: другие произведения.

Эволюция Юности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.72*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если человеку предоставить шанс, то как он им воспользуется? Особенно, если придется пройти через многое, даже если это просто экзамены, но в самый престижный вуз Империи. Это наконец полная версия, по возможности, пожалуйста, переставьте оценки сюда.

   Эволюция юности
  
   Татьяна Точилова
  
  Благодарность:
   группе артистов,
   создавшей мой любимый сериал,
   и женщине,
   позволившей всему миру вернуться в детство.
  
   Никто не мог сказать, что этот город на берегу Балтийского моря был известен чем-то необычным. Наоборот, кажется, он был настолько похож на все остальные города Земли среднего размера, насколько это было возможно. Здесь жили такие же люди, как и во всей Империи, занимались такими же делами, и даже не пытались хоть как-то выделиться на фоне других населенных пунктов Солнечной Системы.
   И девушка, идущая по одной из главных улиц этого города, тоже не отличалась ничем особенным. В меру привлекательная, но с немного неправильными чертами лица, с не слишком развитой фигурой, она могла с легкостью затеряться в толпе и также благодаря выражению своего лица: это не была непроницаемая маска, но можно было отметить, что её чертам недоставало жизни. Впрочем, сейчас, когда она прогулочным шагом пересекала квартал, мягкие весенние лучи словно растопили лед в её глазах и нарисовали на губах легкую улыбку. Но на подходе к дому лёгкость снова уступила место сдержанности и, когда она открывала дверь, вряд ли можно было сказать, что ещё минуту назад она улыбалась. После того как дверь захлопнулась, из глубины дома раздался голос:
   - Айения, это ты?
   - Да, папа, - сказала в ответ девушка, бросила сумку на стол и прошла в дальнюю комнату. Несмотря на то, что за окном был яркий весенний день, здесь царил полумрак, только письменный стол, стоявший у дальней стены, освещался настольным светильником. Сидящий за ним мужчина, не отрываясь от записей, спросил:
   - Как дела в школе?
   - Всё в порядке, папа. Ты уже поел?
   - Нет ещё, приготовь, пожалуйста, - было видно, что этот сухопарый мужчина лет пятидесяти проводит много времени за бумагами: его почти черные волосы ещё ярче оттеняли его бледную кожу, которая делала ещё резче волевые черты лица. Посмотрев на него, можно было с уверенностью сказать, что у него наверняка есть свои четкие принципы, и он никогда от них не отступится.
   Девушка, которую, как выяснилось, звали Айенией, прошла на кухню и стала автоматически доставать продукты из холодильника, думая о чём-то своем. Когда всё было готово, она позвала отца, который почти также автоматически начал 'закидывать' в себя пищу. Наконец решившись, она задала вопрос:
   - Папа, сегодня вечеринка нашей школы в одном из клубов. Можно, я пойду?
   Ей пришлось достаточно долго ждать ответа. Мужчина раздумывал, попивая кофе из большой серой кружки, а Айения затаила дыхание.
   - Хорошо, только вернись до десяти.
   Он встал и, ни слова не говоря, ушёл в свою комнату. Айения с облегчением вздохнула и стала убирать со стола. Затем она пошла в свою комнату и, сев на диван, раскрыла передатчик, чтобы приняться за домашнее задание. Но её мысли, как всегда в последнее время, быстро отвлеклись от сочинения на вольную тему, и перешли на тему, близкую лично ей.
   Айения Кристенсен была самой обычной девушкой за некоторыми исключениями. Сколько она себя помнила, она всегда жила в этом городе на территории бывшей Латвии, ходила в одну и ту же школу, встречала одних и тех же людей. Отсутствие свежих впечатлений всегда угнетает, особенно в девятнадцать лет, но у Айении были дополнительные сложности. Её мать умерла вскоре после её рождения и она всю жизнь прожила с отцом, который был не очень общительным человеком. Ещё до того как пойти в школу, девочка осознала эту пустоту вокруг себя, и она причиняла ей постоянную тупую боль. Насколько она знала, у них не было никаких родственников, и её самой большой мечтой с самого раннего детства было заиметь кучу родных, с которыми можно было проводить вместе праздники. Конечно, её отец не забывал преподнести ей подарок на Новый год, но она всегда хотела, чтобы празднества проходили немного повеселее. Когда она пошла в школу, положение несколько улучшилось, но не намного. Она так и не смогла научиться сходиться с людьми по-настоящему и поэтому не имела близкой подруги, только нескольких приятельниц.
   В последнее время мысли об одиночестве стали посещать её всё чаще и этому было объяснение: приближался выпуск. Айения с отвращением посмотрела на план сочинения. Да, она не вызывала особых надежд у преподавателей и уже сейчас её шансы на поступление в хороший вуз не внушали оптимизма. Единственной сферой, где она чувствовала себя более-менее уверенно, были физико-технические науки, так что самым приемлемым и доступным вариантом для продолжения образования был Клайпедский Технический институт. Причиной горечи в душе Айении было то, что она вступила в возраст, когда человек примерно понимает, каков будет его путь и каких вершин он может достигнуть. Айения была известна своим реализмом, но всё же ей было горько расставаться с мечтами, когда впереди лежали не достаточно величественные перспективы. Она всё ещё не могла поверить, что это всё, на что она способна.
   'В любом случае', - оптимистично подумала Айения, - 'всё в моих руках. Может быть, если я хорошо постараюсь, то мне удастся поступить на стипендиальное место в университет Хельсинки или Варшавы'. И пусть вероятность этого была довольно мала, Айения, обретя цель, приободрилась и, включив передатчик, начала надиктовывать сочинение, поминутно сбиваясь и переправляя записанное. Всегда лучше иметь хоть какую-то надежду.
   К шести часам она оделась и тихо выскользнула из дома, крикнув только: 'Папа, я ухожу!'. Зайдя в клуб, она подошла к стойке и заказала стакан 'Меритори', это было единственное, что она могла пить без опаски получить выговор от отца. Его методы воспитания происходили явно к временам до начала Правления, и Айения часто мечтала, чтобы они стали более либеральными. Он редко уделял внимание её проблемам, но всегда устанавливал кучу ограничений. Вот и сейчас ей предстояло вернуться домой за четыре часа до конца вечеринки. Несколько людей поприветствовали её, а она помахала рукой в ответ. Тут её увидели приятельницы, и следующие полчаса они провели, сплетничая обо всех знакомых. Вскоре зазвучала музыка и Айения отправилась на танцплощадку. Там она всегда преображалась, отключалась от реальности и просто танцевала, забывая обо всём. Одноклассницы находили её стиль... 'оригинальным', но на парней он действовал только так: она прочно держала первое место по приглашениям на танец, но стоило ей только взглянуть отстраненным взглядом сквозь очередного претендента, как он моментально 'усыхал'. Вообще, с личной жизнью Айении было явно что-то не в порядке: мужским вниманием она обделена не была, но её замкнутость отпугивала всех парней. Более того, она не жалела об этом, потому что не находила никого, стоящего её внимания. Девушки смеялись, говоря, что ждать принца глупо: их всего четыре штуки на всю Империю, но Айения не страдала романтизмом, просто никто из наличествующих мужчин её не интересовал.
   Весь вечер играла очень драйвовая музыка, так что, если бы её не спросили о времени, она бы осталась на танцполе до полуночи. Охнув, она выскочила на улицу и помчалась изо всех сил домой. Войдя в дом, она услышала сухой голос отца:
   - Ты опоздала на три минуты, - он повернулся и ушёл к себе, оставив Айению переживать по поводу возможного наказания. Отец вполне мог запретить ей ходить на дискотеки вообще, а это было одной из немногих отдушин в её жизни, не позволяющей совсем погрязнуть в рутине. Она отправилась спать, продолжая размышлять о своём 'существовании', как она называла свою жизнь. Иногда она злилась на своего отца, как бы по-детски это не выглядело, что он ничего не делал, чтобы она не чувствовала себя такой отдалённой от всех и... обычной. Единственное, что выделяло её, это её необычное имя - Айения, которое дала ей мать, и это было единственное, что она получила от неё. Айения не помнила своей матери, кроме того, у нее была только одна мамина фотография, где у окна, не смотря в объектив, сидела девушка лет семнадцати. Отец не любил рассказывать ей о маме и на расспросы отвечал уклончиво. Только однажды у него с языка сорвалось: 'Ты такая же упёртая, как Летиция!'. Только это, да ещё имя, связывало Айению со своей мамой.
   Укладываясь спать, девушка мрачно подумала, что она уже совершенно погрузилась в подростковую депрессию, и как, наверное, глупо все эти огорчения выглядели со стороны. Вот бы школьный психолог разгулялся. Но перед тем как окончательно заснуть, Айения вновь почувствовала очень сильное желание о том, чтобы какое-нибудь необычное событие перевернуло всю её жизнь.
  
   На следующее утро она проснулась расстроенной: к грустным размышлениям присоединилось напряженное ожидание реакции отца на вчерашнее опоздание, а то, что она будет, она не сомневалась. Но, к её удивлению, завтрак прошел в полном молчании. Она стала прикидывать, расценить ли это как прощение или как затишье перед бурей, как отец отодвинул чашку и сказал:
   - Сегодня я уезжаю в Мальмё.
   Сказать, что Айения удивилась, значит, ничего не сказать. Ее отец, Влад Кристенсен, редко покидал дом, что уж говорить о городе. Но он ничем не показал, что заметил удивление дочери, а просто отвернулся и вышел. Впрочем, Айения привыкла к подобному поведению. Гораздо сильнее её поразил тот факт, что отец куда-то собирается. Это означало, что она некоторое время может делать, что захочет! Не то чтобы ей хотелось удариться в загул, но всё же пьянящий аромат свободы сулил массу удовольствий...
   Но заговоривший отец мигом разрушил все её мечты:
   - Я вернусь вечером. Надеюсь, ты будешь вести себя прилично.
   Айения только кивнула головой: что ещё ей оставалось?
   Этот день ненамного отличался от остальных, единственным сюрпризом в школе была неожиданно высокая оценка за сочинение. 'Вот что значит постараться!' - подумала про себя Айения. - 'Может, у меня действительно получится...'
   Выйдя из школы, она направилась домой, как и вчера щурясь от весеннего солнца. Грустные мысли уже не давили на неё так сильно, и она подумала, что уже смирилась со своим обычным существованием. В конце концов, наверняка, через это проходят все, может быть, только не так болезненно. Вот и ей пришла пора попрощаться с детскими мечтами, где ты можешь стать супергероем, завести кучу друзей и встретиться с прекрасным принцем...
   Подойдя к дому, она заметила, что в почтовом ящике что-то есть. Это было странно, поскольку все необходимые бумаги они получали по электронной связи, а знакомых вне этого города, к тому же любивших писать на бумаге, у неё не было. Впрочем, потом она увидела, что это был большой пакет с какими-то документами, какие уже не раз присылали отцу, так что она прихватила его с собой и прошла в дом.
   На кухне Айения бросила пакет на стол и полезла в холодильник, но заметила кое-что странное. Этот пакет не был похож на все те, что присылали раньше: он был сделан из очень дорогого бумажного пластика, блестящего, светло-жемчужного, по его краю шёл глубоко пропечатанный золотисто-зеленый кант, а на самом пакете, кроме адреса, располагался ещё серебристый рисунок, напоминающий ветвистый узор на стеклах зимой. Айения решила открыть пакет, ведь если его просто так положили в ящик, значит, в нём нет ничего особо ценного, а он вызывал в ней острейшее любопытство. Не взглянув на адрес, она оторвала край пакета и из него выпало несколько бумаг. Её взгляд остановился на небольшом зелёном бланке, который, упав, раскрылся так, что можно было прочитать:
  
   Айения Шонор
   приглашается на ежегодный смотр выпускников средних учебных заведений
   с возможностью по результатам теста поступить в
   Императорский Университет
   или прилегающее учебное заведение.
  
   Ошеломленная Айения уставилась на эту бумагу, не понимая, что на ней написано. Затем она дрожащими пальцами перевернула страницу: на обложке приглашения, напечатанного на НАСТОЯЩЕЙ бумаге, красовался герб Императорского Университета: перекрещённые меч и перо в венке из фиалок. Айения точно знала, что это он, поскольку как-то читала о главном университете Империи, даже в фантазиях не мечтая учиться в нем.
   - Какая-то ерунда. Либо мне снится сон, либо это ошибка, - сказала она громко вслух. - Вот и фамилия не моя, - но она прекрасно понимала, что с её очень редким именем вероятность ошибки очень мала, хотя фамилия действительно была не её. Внезапно она коршуном бросилась на пакет, подумав, что адрес на нём решит всё. Отправителем был указан Отдел по работе с абитуриентами Императорского Университета, город Друин, а получателем - Айения Шонор (Кристенсен). Именно так, в скобочках.
   Айения в изнеможении опустилась на стул: она просто не знала, как реагировать на все это. Она начала автоматически перебирать лежавшие на столе документы: билет, список контактных телефонов, буклет о гостиницах. Неожиданно, в её голову пришла мысль, что всё это шутка. Ну, конечно же, кто-то решил разыграть её. Она одновременно почувствовала непонятное облегчение и дикую тоску. Но кто же мог сделать всё это? Чисто по техническим параметрам это было очень трудновыполнимо, почти нереально. Но это было единственное объяснение.
   Айения взяла пакет, чтобы сложить туда бумаги, как вдруг почувствовала, что внутри есть что-то ещё. Она наклонила пакет и из него выскользнула небольшой листок - фотография. Увидев е, Айения перестала дышать, потому что на ней была... её мать.
   Да, несмотря на то, что эта фотография была, по крайней мере, на пятнадцать лет старше той, что лежала в столе Айении, но в том, что это была она, Айения не сомневалась ни на секунду. Ее мама смеялась, фотография была сделана в солнечный летний день в лесу, и Айения почти физически ощутила, как у неё подгибаются колени. Можно сказать, она впервые по-настоящему увидела свою маму. Айения практически не была на неё похожа: у нее были светло-русые волосы, а у Летиции - золотые, и как Айения не выделялась на фоне толпы, так лицо её матери привлекало к себе внимание с первого взгляда, кроме того, очевидно, она была гораздо выше своей дочери.
   Айения долго, не отрываясь, смотрела на лицо своей матери, и, наверное, только через полчаса смогла разглядеть остальную часть фотографии. Справа от Летиции вполоборота стояла ещё какая-то высокая женщина с длинными черными волосами, Айения не могла различить её лица, но было видно, что она улыбалась, наверное, это была мамина подруга. И тут Айения заметила столь долго ускользавшую от неё деталь: на её матери была надета форма. Айения помнила военную историю, изучавшуюся в школе, и могла с уверенностью сказать, что на её матери был мундир офицера Звездного Флота, причём довольно высокого ранга, точнее она не могла припомнить, кроме того, на её груди были явно видны несколько орденов. Это настолько ошеломило девушку, что она совершенно не услышала, как в дом вошел её отец, продолжая рассматривать фотографию. Она очнулась только тогда, когда он отворил дверь на кухню. Владу хватило пары секунд, чтобы окинуть взглядом бумаги, лежащие на столе, и Айения, обернувшись, увидела, как резко он сжал губы.
   - Что это? - спросила она тихим, но твердым голосом, поднимаясь со стула.
   Влад, наоборот, тяжело опустился на табуретку.
   - Значит, они всё-таки сделали это... - сказал он самому себе.
   - Кто сделал?! И что?! - почти закричала Айения. - Почему мне пришло всё это? И почему на фотографии мама в военной форме? Чего ты не хочешь мне говорить?
   Влад долго сидел на стуле, как бы не желая отвечать, но он чувствовал давление, исходящее от Айении, так что ему всё-таки пришлось начать рассказ.
   - Твоя мать... - эти слова дались ему с трудом, - была офицером Звездного Флота, причём на очень высокой должности. Более того, она служила при Императорском дворе и происходила из довольно знатного рода...
   - Почему ты никогда не говорил мне об этом?!! - вскричала Айения. Лицо отца нервно передёрнулось.
   - Да чтобы ты никогда не повторила её судьбу! Знаешь, как она погибла?!
   - В авиакатастрофе...
   - Ага, как же! Её истребитель был подбит в бою с пиратами. Эта ненормальная вылетела на бой, хотя должна была остаться в штабе, чтобы руководить войсками. Но нет, ей всегда нужно было делать всё самой и плевать, что о ней беспокоятся! - он бросил на дочь яростный взгляд. - Тогда пираты напали на временную базу на каком-то мелком спутнике, в системе Гарраса. Ты тоже была там.
   - Что?! - воскликнула Айения. - Я была в космосе?!
   - Да, и ещё как, - горько усмехнулся Влад. - Она повсюду тебя с собой таскала, всё никак не могла с тобой расстаться. Впрочем, тебе тогда и двух лет не было, она просто не могла тебя оставить. Но работа всегда была для неё важней всего на свете: она поехала проводить инспекцию воздушной базы на Весте через два дня после родов.
   Айения всё не могла прийти в себя: сказанное отцом перевернуло весь её мир и она вдруг вспомнила о своём желании, которое загадала вчера перед сном... Что ж, оно исполнилось на полную катушку. Но кое-что ещё оставалось невыясненным.
   - Как вы с мамой познакомились?
   - Это долгая история, - Влад будто бы не хотел бередить старые раны. - Я работал в Императорской Администрации, - глаза Айении широко раскрылись от удивления. - Занимал должность советника по административному управлению. Меня пригласили на имперскую службу, когда я проработал после Йейля пять лет, мне тогда уже было двадцать восемь, Летиция была намного старше. В Государственном Дворце мы и познакомились, - он замолчал, устремив невидящие глаза на стену, очевидно, вспоминая что-то. Айения в первый раз заметила насколько красив был её отец, неудивительно, что мама полюбила его. Он тихо продолжил:
   - Она умерла через четыре года после нашей свадьбы.
   В комнате воцарилось молчание: Айения пыталась осознать, что ей теперь думать о себе, своих родителях и вообще об окружающем мире. Она, не замечая, провела рукой по столу и наткнулась на пакет с бумагами. Это немного вернуло её к реальности.
   - А почему Университет прислал мне это? - слабым голосом проговорила она.
   Отец поджал губы и нехотя ответил:
   - Каждый год в Друине проводится смотр юношей и девушек известных семей и отличившихся выпускников школ. Поэтому Императорский Университет и называют 'пылесосом' - он вытягивает всё лучшее.
   Он встал и направился к двери. Последний вопрос Айении застал его уже в дверях:
   - Почему в документах указана другая фамилия?
   Отец, не поворачиваясь, ответил:
   - Шонор - фамилия твоей матери.
  
   В эту ночь Айения так и не смогла заснуть: один день перевернул её жизнь вверх дном. Она не могла не радоваться, что узнала так много о матери, но глубокая обида на отца тяжестью лежала на сердце: как он мог так долго скрывать от неё правду? Конечно, она понимала, что он вёл себя так, потому что сильно переживал смерть Летиции, но всё же: какой могла бы быть её жизнь, если бы они остались в Друине...
   Она смогла задремать только на рассвете. В своих размышлениях Айения не касалась приглашения на смотр, так как даже сейчас это всё казалось нереальным: она, и в Императорском Университете?
   На следующее утро за завтраком чувствовалась ещё более тягостная атмосфера: Айения не могла понять, на кого злится её отец: на неё или на тех, кто прислал пакет, вынудив его все рассказать. Но, как ни странно, Влад первым нарушил молчание:
   - Что ты сегодня делаешь?
   - Э-э-э, учусь, - очень удивлённо ответила Айения.
   - Я буду работать у себя. Пожалуйста, постарайся не шуметь.
   Айения решила, что пришло время задать вопрос.
   - Папа, я хочу тебя спросить, насчет приглашения...
   - Что?! - он выглядел поражённым. - Ты собираешься ехать?
   - Хотелось бы, - не менее удивлённо ответила девушка. Отец сильно сжал ручку чашки, задумавшись о чём-то, а затем, поставив её на стол, сказал:
   - В последнее время я много работал, чтобы отложить деньги на специальный счёт. Теперь на нём достаточно, чтобы ты смогла поступить в Варшавский университет.
   Затем он резко встал из-за стола и вышел из комнаты. Айения же осталась сидеть, давя вскипающую ярость. Да как он может... Это же настоящий шантаж... Нет сомнения, это было 'демонстрацией отцовской любви' и ещё день назад она была бы счастлива, но сейчас... Он поставил её перед выбором, но сравнивать Варшаву и Друин невозможно... Как он может? Но внутри неё зашевелился росток сомнения: она явственно чувствовала боль отца из-за смерти матери, и, несмотря ни на что, сочувствовала ему. Кроме того, в его словах слышалась настоящая забота о ней и страх новой потери. Айения просто не знала, как поступить. В конце концов, она просто перестала думать об этом.
   Так проходило время. Больше эту тему Влад и Айения не поднимали, и он решил, что проблема снята. Но Айения даже против своей воли всё время в мыслях возвращалась к случившемуся. Она почти не обращала внимания на происходящее вокруг, на автомате посещала школу и выполняла задания. Как ни странно, это положительно сказалось на её оценках: преподаватель физики предложил ей принять участие в Всеимперском Тестировании. Айения ещё раз усмехнулась про себя: пару недель назад от этого предложения у неё бы захватило дух, а сейчас... Знал бы Марк Сиявичус, приглашение в какой вуз ей прислали! Точнее, приглашение на отборочные состязания, напомнила себе Айения. Ещё одно обстоятельство тяготило е: на смотр созывают самых талантливых и умных выпускников, а она получила приглашение только потому, что является дочерью своей матери. Кроме того, наверняка, все дети выдающихся родителей получили великолепное образование, чего не скажешь об Айении... Она снова ощутила тайную злобу на своего отца: его неприязнь к Друину лишило её многого. Но несправедливое чувство быстро утихло: Айения не могла обвинить отца в том, что он повел себя неадекватно после смерти матери. Неизвестно ещё, как бы она сама поступила.
   Кончился июнь, а вместе с ним и экзамены. Айения получила неожиданно хороший аттестат и выпускной вечер отмечался всем старшим потоком школы в одном из ресторанов города. Отец тоже присутствовал и Айения даже увидела пару раз улыбку гордости на его лице. С одноклассниками она попрощалась не слишком горячо: от учебы в школе у неё не осталось очень хороших воспоминаний, кроме того, внутри она чувствовала, что по-настоящему её жизнь ещё только начинается.
   Домой они вернулись заполночь и сразу разошлись по спальням. Со времени того утреннего разговора они ещё не разу не поднимали тему будущего поступления, но возврата к ней было не избежать. Айения, лежа в кровати, продолжала размышлять: на её внутренних весах взвешивались аргументы 'за' и 'против'. Вертясь в постели, она разрывалась между двумя возможностями, открывающимися перед ней: естественно, на поступление в обычный институт были хоть какие-то шансы, в отличие от Императорского, но пренебречь этим шансом было по-настоящему глупо, ведь, скорей всего, у неё больше никогда не будет возможности побывать в Друине.
   К утру она приняла решение: что бы ни случилось в Друине, всегда можно будет попробовать поступить куда-нибудь после. Смотр длится всего месяц, как раз до начала вступительных экзаменов, так что она успеет съездить и вернуться. Месяц позора можно пережить, а здесь об этом никто не узнает. Что же до отца... Если сейчас она уступит ему и откажется от предоставленной возможности, то возненавидит его на всю жизнь. Нет, нельзя упускать этот шанс, решение принято - вперед! Айения соскочила с кровати и, ходя на цыпочках, начала собирать вещи. Е сбережений будет достаточно, чтобы достаточно скромно прожить месяц плюс дорога. Чёрт с ней, новой системой подсоединения к терминалам!
   Едва краешек солнца выглянул из-за горизонта, Айения очень тихо открыла дверь из своей комнаты и выскользнула в прихожую, волоча сумку по полу и стараясь не шуметь. Окинув в последний раз комнату, она положила на столик записку, адресованную отцу, где приводилось дикое количество оправданий, и вышла из дома. Первые лучи солнца осветили её, идущую по пока что безлюдной улице.
  
   Айения никогда не выезжала из города, за исключением пары поездок в летние лагеря, когда их пересылали прямо из школьного портала, но она знала, что нужно делать из фильмов, текстов и рассказов других людей. Так что она без проблем прибыла через местные порталы на Белостокский Транзитный Центр, через который шли практически все транспортные потоки из Европы в Северную Азию. Айения впервые внимательно посмотрела на билет и увидела, что он является не просто пропуском в портал с обозначенным маршрутом следования, а настоящим билетом в суперскоростной поезд. Она ещё никогда не ездила ни то что на поездах, а даже и на велосипеде: единственным способом перемещения, который она использовала, были телепортационные порталы. В первый раз с того момента, как она решила ехать в Друин, е охватила неуверенность. Но через мгновение она преодолела минутную слабость, и двинулась к регистрационной стойке. Впрочем, решимость е была ненадежна и Айения обратилась к служащей слегка дрожащим голосом:
   - Извините... у меня есть билет на поезд...
   - Императорский? - не поднимая головы, спросила женщина и, не дожидаясь ответа, задала новый вопрос. - Фамилия?
   - Кристенсен, - автоматически ответила Айения и на экране перед служащей поползли списки, которые закончились, а на экране не появилось ничего обнадеживающего, и тут девушка вспомнила... - Хотя, может быть, Шонор...
   Женщина бросила на неё подозрительный взгляд, но отдала новый запрос.
   - Вот, есть. Ваш билет, пожалуйста.
   Айения отдала карточку, служащая сделала на ней лазерную отметку и вернула обратно:
   - Пройдите к третьему входу налево и поднесите билет к считывающей панели. Приятного путешествия. У нас нечасто проезжают поезда с направлением на Друин, так что - удачи.
   Немного ошеломлённая Айения взяла билет и направилась по указанному направлению. Впервые оказавшись в таком большом здании, она чуть не заблудилась и едва нашла искомый третий вход. Вокруг пока что никого не было и неудивительно: уехав на рассвете, Айения прибыла в Транзитный Центр за два часа до указанного времени. Она зашла в проём и очутилась непосредственно в поезде. За её спиной тотчас же опять сгустился плотный воздух, образовав абсолютно ровную стенку. Она чуть вздрогнула и стала протискиваться между рядами. Выбрав место у окна, она затолкала сумку под сиденье и села в удобное кресло, начав наблюдать за коридором-перроном. Поезд был немного приподнят над уровнем пола и перед ней открывался великолепный обзор.
   Через пятнадцать минут начали появляться пассажиры. Айения с болезненным любопытством стала вглядываться в своих будущих 'конкурентов'. Именно в кавычках, потому что она сразу поняла, что соперничать с ними у неё не получится. Она увидела среди них выпускников в форме лучших школ континента: Морской Школы из Щецина, Лозаннской частной школы имени принцессы Лоры, Флорентийской Школы Искусств, Имперского Колледжа Британии и др. Кроме того, в толпе выделялись люди явно инопланетного происхождения, необычно одетые и, в основном, гораздо выше всех остальных. Айения наблюдала, как родители обнимали и целовали своих детей на прощание, как те смеялись или плакали в ответ. Конечно, попадались и напряжённые лица, в чьих глазах читалось ожидание и страх предстоящих экзаменов, но и этих озабоченных отвлекали и старались рассмешить родные и друзья. Видевшая всё это Айения ощутила отчаянное одиночество и почувствовала себя чужой на этом празднике жизни. Будущее нарисовалось в мрачном свете: она кошмарно опозорится во время тестов, отец не пустит её обратно домой, она провалит вступительные экзамены... Бр-р-р, даже представлять это было ужасно. Айения ощутила дикое и непреодолимое желание выбраться из вагона и поехать обратно. Но поезд уже начал заполняться народом, проходы были запружены, и поэтому она осталась сидеть на своём месте, продолжая падать в бездну отчаяния.
   Проходившие мимо девушки и парни были почти все как на подбор красивы и богато одеты. Айения попыталась сжаться в комок, чтобы не привлекать внимания, и уставилась в окно.
   - Извините, тут не занято? - Айения повернула голову и автоматически ответила: 'Нет'. Тотчас на соседнее место опустилась очень красивая девушка одного с ней роста, на её смугловатом лице выделялись большие серо-голубые глаза, а волнистые темно-русые волосы спускались ниже плеч. В отличие от Айении она обладала хорошей фигурой и казалась отнюдь не доской. Впрочем, при ближайшем рассмотрении в чертах её лица можно было отметить что-то необычное, выбивающееся из общего ряда. Пока Айения разглядывала свою соседку, та потянулась, разминая мышцы, и поудобнее устроилась в кресле. Айения заметила, что на ней были настоящие классические черные джинсы из настоящего денима и двойка из, как ей показалось, кашемира. Она ещё сильнее вжалась в кресло, а незнакомка сказала:
   - Совсем отвыкла от внетелепортационных поездок. Как представлю, что ещё три часа ехать на поезде, так дурно делается. Кстати, - она протянула руку, - меня зовут Хэллин Элруд.
   - Айения Кристенсен, - еле слышно ответила Айения, но руку пожала. Её новая знакомая удивленно вскинула брови:
   - Никогда не слышала о таком роде.
   - Я не из рода, - неуклюже ответила Айения, больше всего сейчас желая исчезнуть.
   - Как же? - ещё больше удивилась Хэллин. - Ведь 'Айения' переводится с... дай-ка подумать, веллюрского, по-моему, как 'стремительная, летящая'. Такое имя могут дать только те, кто связаны с инопланетянами.
   Айения немного расслабилась и смогла ответить уже без всякого напряжения:
   - Моя мама служила в Звездном Флоте.
   - Да? Классно! А как её зовут? Может, я слышала о ней.
   - Ну-у-у, сомневаюсь, но... Её звали Летиция Шонор.
   Хэллин так широко раскрыла глаза от удивления, что Айения испугалась. Пораж2нная девушка даже не могла нормально говорить и с трудом выдавила:
   - Шонор?!! Летиция Шонор?! Но как же...?
   - А что, моя мама достаточно известна? - поинтересовалась Айения.
   - Ещё спрашиваешь! Она была адмиралом Третьего Звездного Флота, одним из лучших за всю историю Правления, и, как считали, стала бы Заместителем Главнокомандующего, если бы не погибла, - тут Хэллин спохватилась. - О, прости, я не хотела...
   - Да ничего, - спокойно ответила Айения. - Прошло уже много лет, хотя иногда мне бывает грустно, когда я думаю о ней.
   - Но почему ты ничего о ней знаешь?
   - Мой отец был так расстроен после смерти мамы, что уехал из Друина и увёз меня с собой, - постаралась всё так же спокойно ответить Айения. Хэллин же была достаточно тактична, чтобы не затрагивать семейные проблемы, так что через пару секунд молчания Айения обратилась к ней с просьбой:
   - Расскажи, пожалуйста, ещё о моей маме. Она, правда, очень знаменита?
   - Ещё как! - с воодушевлением начала Хэллин. - Мы проходили её в современной истории и, если честно, она меня просто потрясла: её операция, проведенная во время Сэленгской компании, вошла во все учебники по военно-дипломатическому искусству, она была великим воином и дипломатом, как и все в вашем роду. Я имею в виду, что весь ваш род состоял из великих людей, все так сожалели, что род Шоноров исчез...
   - Подожди! - воскликнула Айения. - Ты хочешь сказать, что я происхожу из настоящего рода?!
   - Ну да, - недоуменно кивнула Хэллин. - Он один из древнейших среди всех, кто когда-либо служил Империи. А ты, что, не знала?
   - Не-е-ет, - потрясённо выдохнула девушка. Новая информация поступала слишком быстро: только что она узнала, что её мама была знаменитым адмиралом, так теперь ещё и она сама не просто так, а потомок древнего и, если можно верить Хэллин, известного рода. Она решила обдумать всё это позже и для смены темы спросила:
   - А ты из какой семьи? - и только после поняла глупость вопроса, но Хэллин, очевидно, не заметила этого, а махнула рукой и сказала:
   - А-а-а, ерунда. Мы известны всего лишь триста лет, можно сказать, выскочки, хотя можно проследить генеалогию за семь веков. Мой отец - губернатор одного из спутников Сатурна, и, скорей всего, я получила приглашение благодаря его должности, а не значительности нашего рода.
   - Что ж, Элруд, тебе хотя бы хватает ума признать это. Впрочем, твоих мозгов всё равно недостаточно, чтобы поступить в Университет, - резкий неприятный голос неожиданно прервал их беседу. Айения, оглянувшись, увидела парня, стоящего рядом с их креслами. Вполне возможно, она сочла бы его самым красивым из всех, что видела раньше в реальности, но его отвратительные слова уничтожили впечатление от внешности, а внешне он был очень даже ничего: очень высокий, со светло-золотистыми волосами, глубокие сине-зелёные глаза мрачно посверкивали на его очень привлекательном лице, чьи резкие черты придавали ему строгость и мужественность, иначе бы он выглядел как ангелочек: светлокожий и светловолосый. Впрочем, как уже говорилось ранее, Айении он всё равно не понравился. Она увидела, как Хэллин яростно сжала рукой подлокотник, но в то же время с улыбкой ответила:
   - Великие Боги, Лецри, неужели мне и теперь придется лицезреть твою рожу?
   Тот ухмыльнулся:
   - Я тоже от этого не в восторге, Элруд. Хм, - он глянул на Айению, - ты нашла себе новую подружку? Такую же безродную?
   - Вали отсюда, - совсем уж невежливо отозвалась Хэллин и парень с насмешкой победителя прошел на своё место.
   - Не обращай внимания, - обратилась Хэллин к Айении. - Этот придурок, в принципе, единственное исключение из правила. Знал бы он, с кем говорит... - она было рассмеялась, но тут же перестала и со злостью стукнула в спинку переднего кресла. - Чёрт, почему он не поехал через Касабланку? Всё настроение испортил.
   - Кто это? - спросила Айения.
   - А-а-а, парень из школы. Был кошмарным засранцем с десяти лет...
   Неожиданно она замолчала, потому что сзади между сидениями просунулась рука и обхватила её горло. Спокойный женский голос сказал:
   - Ну, что мы это тут обсуждаем?
   Айению парализовало от страха, но она с удивлением увидела, как тоже вначале захваченная врасплох Хэллин затем расслабилась и даже улыбнулась. В тот же момент ослабла и хватка.
   - Сакаят! Твои шуточки становятся всё тупее и тупее!
   Из-за спинки послышался приглушённый смех, и тот же голос продолжил:
   - Всё равно, я почувствовала, как ты вздрогнула. Попалась!
   Сзади появилась, смеясь, очень необычно выглядевшая девушка: она была гораздо выше Айении с Хэллин, светло-оливковый цвет кожи подчеркивал тонкость черт её лица, в которых сквозило что-то восточное, светло-карие глаза с золотистыми крапинками лукаво посверкивали, а вьющиеся темно-каштановые волосы струились до лопаток. Она плюхнулась на крайнее место у прохода и с любопытством посмотрела на Айению. Та вдруг отметила, что эта девушка не просто высокая, но и очень тренированная: под кожей обозначались упругие мышцы.
   - Блин, скоро ты просто начнёшь выскакивать из-за угла прямо в Друине, - ворчливо заявила Хэллин, но вспомнила о правилах этикета и обернулась к Айении. - Позволь представить тебе мою подругу Оролен Сакаят, Оролен, - она повернулась в другую сторону, - это Айения Кристенсен, дочь Летиции Шонор.
   Если реакцию Хэллин на родственную связь Айении и знаменитого адмирала можно было назвать удивительной, но то, что произошло с Оролен, превзошло все пределы. У неё буквально отпала челюсть и выкатились глаза, только через минуту она смогла сказать:
   - Что... Правда?
   - Да, - спокойно ответила Хэллин. - Но она ничего не помнит о ней, и, кроме того, долгое время не была в Друине.
   - А-а-а, - протянула Оролен, взглянув на Айению так, что было очевидно, что ничего не знать о Летиции Шонор - тяжкий грех или признак слабоумия, а затем поудобнее утроилась в кресле, вытянув ноги. Даже в этом просторном поезде расстояния между сиденьями для неё было явно недостаточно.
   - А, не обращай внимания, - прошептала Хэллин Айении, - просто она - настоящая фанатка твоей матери и, наверное, сейчас ещё в шоке.
   Айения с любопытством посмотрела на Оролен: она была одета в более обычную одежду, чем Хэллин: белую майку со светло-коричневыми брюками и курткой из какого-то пластика, а на шее висел странный золотой кулон, изображающий что-то вроде герба. Оролен обратила внимание на её взгляд и пояснила:
   - Это герб нашего колледжа.
   Тут же Айения заметила похожий значок на кофточке Хэллин.
   - А где вы учитесь, точнее, учились?
   Оролен закатила глаза, а Хэллин спокойно ответила:
   - Женевский Золотой Колледж Частного, Государственного и Имперского подчинения.
   Оролен фыркнула, а Айения заинтересовалась, впрочем, ощутив неприятный укол внутри: её школа такого пышного названия не имела:
   - Что это значит?
   - То, что за обучение в нём можно платить или учиться по государственной или императорской стипендии. Полный бардак, точнее говоря. Я, вот, сначала училась на платной основе, а после третьего класса перешла на государственное обеспечение.
   - А я поступила туда только в восьмом классе, как только исполнилось четырнадцать лет, по Военной стипендии, - включилась Оролен. - Мои родственники чуть отпустили меня в Европу. Интернат, да ещё на другом континенте.
   - Интернат? - изумилась Айения. - Разве они ещё существуют?
   - Ещё как, - кивнула Хэллин. - Для меня, в принципе, это единственный выход: приличных школ в окрестностях Сатурна мало.
   - Слушайте, - сообразила Айения. - Неужели Вы жили в самой столице?
   - Угу, как же, - хмыкнула Оролен. - Сам колледж находится за десять километров от городской черты, специально укрыт горным кряжем, чтобы нас не смущали городские виды, а единственный портал заблокирован на городскую библиотеку, а тамошняя охрана нас всех знала в лицо. Они думали, - она хохотнула, - что этим нас остановят. Хэл, помнишь, как мы из окон туалета с третьего этажа удирали?
   - М-да, там были достаточно суровые требования и условия, - пояснила Хэллин, - такого в других школах уже нет. Наш колледж был основан ещё до начала Правления, один из самых древних в Империи, поэтому ему позволяется нарушать некоторые образовательные нормы в пользу традиций. А страдают, как всегда, дети!
  
   Легкий свист, пронесшийся по поезду, заставил всех вздрогнуть.
   - А-а, сейчас поедем, - сказала Хэллин и девушки прильнули к окнам. До сих пор не севшие в поезд спешно рванули в вагон, на ходу прощаясь с провожающими. Прозвенел звонок, означающий конец посадки, и двери запаялись наглухо. Поезд мягко опустился под платформу и, набирая ускорение, помчался по подземному тоннелю.
   - Вы не знаете, почему мы всё-таки едем на поезде? - спросила Айения.
   - Ну, во-первых, - начала опять объяснения Хэллин, - в Друин нельзя попасть просто так через порталы, необходима тщательная проверка на пропускных пунктах, а, во-вторых, это тоже такая традиция - мы проедем почти по всем природным зонам, нам как бы хотят показать красоту Земли. Большую часть пути мы проедем под землей, но несколько раз будем выезжать на поверхность на небольшой скорости, может быть, если повезёт, увидим коралловые рифы.
   - Как много ты знаешь! - восхитилась Айения. - Ты специально узнавала все эти детали?
   Оролен рассмеялась, а Хэллин нахмурилась.
   - Ага, конечно. Хэллин страдает болезненной страстью к познанию. Если она не прочитает за день хотя бы сто килобайт новой информации, у неё начинается истерика. А уж про поступление в Императорский Университет она всё изучила уже в шестом классе.
   - Это что, плохо? - напряженным тоном поинтересовалась Хэллин. - Нет, ну скажите мне, это ужасно, что я получила Диплом за Общественные науки?
   - Да прекрати, - махнула рукой Оролен. - У тебя нет чувства юмора. Я вот, например, нормально отношусь к тому, что получила приглашение только потому, что могу уложить на лопатки даже нашего преподавателя бойцовских искусств.
   - Не надо уж, - пропела Хэллин. - Я прекрасно помню, как ты после этого достопамятного события носилась по этажам как угорелая, вопя от радости. Вот, - она обернулась к Айении, - как тебе не повезло: твоими соседями оказались заучка-ботаник и суперразрушитель. А у тебя какие таланты?
   - Э-э-э, - Айения судорожно замялась: девяностопроцентные оценки по объединённому естественнонаучному тесту теперь не казались таким уж достижением.- Никаких... - еле слышно закончила она.
   - Как? - изумленно посмотрели на неё девушки. - Ведь ты же Шонор!
   'Вот и прекрасно', - подавленно подумала Айения. - 'Только обрела свой род, как немедленно стану его позором'. Она выглядела настолько расстроенной, что подруги решили успокоить её.
   - Не беспокойся, - уверенно заявила Оролен. - В Друине ты пройдешь столько тестов, что какой-нибудь талант у тебя обязательно обнаружится.
   - Да, точно, - подключилась Хэллин. - С твоими генами у тебя наверняка всё получится, просто дар иногда проявляется поздно и там, где ты его совсем не ждёшь.
   - Спасибо, - проговорила Айения. - Не стоит. Я и не претендую поступить в Университет. Для меня достаточно просто побывать в Друине.
   - А вот это зря. Нужно в себя верить. Никогда не знаешь, что случится в будущем. Кстати, Оролен, у меня весьма неприятная новость. Кажется, нам придётся...
   - Вижу, вы уже в полном комплекте? Н-да, милой поездочку не назовёшь, - Хэллин перервал тот же самый парень, успевший нахамить раньше. Он стоял в проходе, сложив руки на груди и издевательски улыбаясь. Оролен быстро повернула к нему голову и на её губах тоже расцвела ослепительная улыбка:
   - Лецри! Какая радость! А то я уже соскучилась!
   - Не скажу о себе того же. Твоя подруга меня уже послала, показала, так сказать, свой культурный уровень. Сакаят, может, ты чего добавишь, продемонстрируешь, что безродным никакое образование не поможет?
   Все вокруг в шоке замолчали. Нервная судорога передёрнула лицо Оролен, но она моментально взяла себя в руки и саркастическая улыбка вернулась на место.
   - Лецри, давай выйдем, а? Вспомним прошлое! Ну, - улыбка приобрела почти соблазнительный оттенок, - давай, чего ты ждешь?
   Но парень только хмуро посмотрел на неё, повернулся и направился на своё место.
   - Слабак! - язвительно крикнула Оролен ему в след. Все тихонько захихикали, затем вернулись к своим делам, а Оролен обессилено откинулась на спинку кресла. - Боги, как он меня достал! Я надеялась, что хотя бы здесь освобожусь от него.
   - А что ты предложила ему вспомнить? - полюбопытствовала Айения. - И вообще, кто этот парень и откуда вы его знаете?
   - Это парень из нашего колледжа, Акарас Лецри, - нехотя стала рассказывать Хэллин, а Оролен только пренебрежительно махнула рукой. - Просто помешан на знатности и древности рода. Вечно доставал нас, отпускал замечания насчет нашей родословной. Уж кто бы говорил, - хмыкнула она. - Однажды Оролен просто вызвала его на улицу поздно вечером и надавала ему по заднице. С тех пор он немного приутих.
   - Н-да, - Оролен с явным удовольствием предавалась приятным воспоминаниям. - Фингал на его хорошенькой физиономии светил ярче солнца!
   - Впрочем, - задумчиво проговорила Хэллин, - у него есть причины для такого поведения. Пусть и извращенские.
   - Для такого кретинского поведения нет оправдания, - решительно заявила Оролен.
   - Ну, ты же знаешь его семейные обстоятельства...
   - Какие обстоятельства? - полюбопытствовала Айения. Хэллин повернулась к ней и начала рассказ, было видно, что ей нравится 'сплетничать':
   - Он - единственный наследник рода Лецри, который является одним из самых древних в Империи. Они известны уже семнадцать тысяч лет, всегда служили Императрице, в основном, в качестве воинов. Получали кучу титулов, но только личных, наследственный титул всё время 'срывался'. Сейчас это стало просто семейной манией Лецри. Они уже имеют два личных графских титула в предыдущих поколениях подряд. А Акарас - единственный наследник в этом поколении, то есть ему с малых лет вдалбливали, что он обязательно должен получить титул, ведь он - представитель знатного и старинного рода. Так что неудивительно, что он такой психопат.
   - Так и знала, что ты обзовешь его невинной жертвой, - энергично заявила Оролен. - Впрочем, с такой матерью это неудивительно.
   - Его отец, - продолжила объяснять Хэллин, - очень уважаемый человек, начальник Второй Эскадрильи Императора. Кажется, свои закидоны Акарас от него тщательно скрывает, но вот его мать... Она из рода Тэйво.
   - И что? - удивленно посмотрела на неё Айения.
   - Ах, да, ты же не знаешь. С тех пор прошло много лет, и про это даже в учебниках не пишут, но в Друине такое помнят, ведь для нас это живая история. Тэйво - очень древний род, он был одним из первых земных родов, кто выдвинулся при Дворе, ещё в первом тысячелетии Правления. Он был очень уважаем, имел два наследственных титула: баронство и маркизат. Всё было прекрасно, но, когда начался Мятеж, они предали Императорскую семью.
   - Как?! - воскликнула Айения.
   - Когда, - искусно нагнетая напряжение, тихим голосом заговорила Хэллин, - принцесса Лора, проводившая эвакуацию детей из Друина и имущества имперских музеев, случайно оказалась рядом с фамильным поместьем Тэйво в горах, где прятался весь их род, она попросила об укрытии и транспорте. Они отказали ей...
   - Какой ужас!
   - Ещё бы! Её Императорское Высочество, конечно, улетела с Земли, но Тэйво были опозорены навсегда. После Возвращения они, не дожидаясь вызова, приехали ко Двору, торжественно покаялись, добровольно отдали всё своё имущество, но это не спасло их от ссылки. Их сослали на Венеру на много тысяч лет. Только полторы сотни лет назад их вернули обратно и теперь они яростно желают вернуть былую славу своего рода, а Алиса Тэйво просто помешана на этом. Очевидно, она и вложила в своего сына все эти бредовые представления о родовитости.
   - Наглядная иллюстрация пословицы 'На воре шапка горит', - прохихикала Оролен. - Ладно, хватит об этой семейке. Ух, ты! - это относилось уже к внезапному ощущению небольшой перегрузки, а затем за окнами, за которыми до сих пор мелькала только одна светящаяся полоса, вспыхнул ослепительный дневной свет.
   Девушки соскочили со своих мест и прильнули к окну. Поезд ощутимо замедлил ход, и пейзаж за окном можно было разглядеть во всех подробностях.
   - Где это мы? - прищурившись от яркого света, спросила Оролен. За стеклом неспешно проплывали деревья, луга, на светло-синем небе пятнами сидели пушистые облачка.
   - По-моему, это средняя полоса Восточно-европейской равнины, то есть территория бывшей России, - тут же откликнулась Хэллин. - О, смотрите, точно, березки!
   Айения зачарованно следила за парой коров, пасшихся на лугу возле небольшого ручейка. Их металлические маячковые ошейники поблескивали на солнце.
   - Где-то возле Орла, - уверенно заявила Хэллин. - Здесь недалеко крупнейшее производство масломолочных продуктов.
   - Как... хорошо, - тихо сказала Айения.
   - Да, спокойно... - добавила Оролен. Неожиданно раздался резкий звонок, и все спешно отхлынули от окон, через двадцать секунд гибкая стрела поезда согнулась и пошла под уклон. За стеклом вновь замаячила чернота.
   - Хэх... Хэл, ты не знаешь, что ещё мы увидим?
   - Не-ет, это держится в строгом секрете, чтобы удивить нас. Кстати, ты взяла что-нибудь поесть?
   - С какой это стати? Бабушка всунула в меня столько еды, что мне казалось, я лопну.
   - Чё-ё-ёрт, а я забыла зайти в вокзальный буфет. Интересно, здесь есть автоматы с едой?
   - Схожу, посмотрю, - Оролен вскочила с кресла и направилась в другой конец поезда, а Хэллин осталась сидеть, со страданьем вслушиваясь в бурчанье живота.
   - Вот к чему приводит интернатская жизнь! Постоянно забываешь, что надо поесть. Но ничего. Скоро я научусь самостоятельности - мы с Оролен будем совместно вести хозяйство в нашей квартире в Друине. А ты где собираешься жить? - обратилась она к Айении.
   - Э-э, не знаю. Я надеялась найти не слишком дорогой номер в гостинице...
   - Слушай, - Хэллин подскочила, и её глаза загорелись, - живи у нас!
   - Я не думаю, что это будет удобно... - Айения почему-то ощутила смущение. - У меня нет денег, чтобы платить за аренду квартиры.
   - А, ерунда, - Хэллин совсем как Оролен махнула рукой. - Это квартира моей семьи.
   - Тогда я, наверное, помешаю твоим родителям.
   Девушка громко фыркнула:
   - Они там не были с позапрошлого года. И мама, и папа не вылезают с Внешних Планет и прилетают на Землю только на очень важные мероприятия. И ты нам совсем не помешаешь, там как раз лишняя комната.
   Тут вернулась Оролен, держа в руках охапку каких-то свёртков.
   - Айения будет жить у нас, - радостно сообщила ей Хэллин, а та даже не пыталась возражать.
   - Круто! - Оролен бухнула покупки на сиденье. - Ты готовить умеешь?
   - Немного...
   - О-о-о, - в один голос протянули девушки, а Хэллин закончила. - Теперь мы тебя никуда не отпустим.
   - Ну, хорошо, - согласилась Айения со слабой улыбкой. П правде, ей очень хотелось поселиться вместе с девушками, которые ей очень нравились. Они не были знакомы и часа, но уже стали ей ближе, чем одноклассницы, проучившиеся вместе с нею двенадцать лет. Кроме того, они прекрасно знали Друин и процедуру экзаменов, и сейчас Айения с ужасом думала, сможет ли она пройти всё это в одиночку.
   - Вот и ладушки, лови суп, - Оролен кинула ей упаковку жидкого бульона.
   Айения нажала кнопку, и суп мгновенно согрелся от химической реакции. Хэллин и Оролен тоже открывали свои порции, как вдруг поезд снова поднялся резко вверх и вагон залил палящий красноватый свет. Девушки мигом забыли о еде и устремили взгляды за окно. На сей раз мимо проплывал странный пейзаж: песчаные волны простирались до самого горизонта, вдали возвышались странные скалы, похожие на гигантские обломки, а на переднем плане, на фоне красноватого, насыщенного песком неба выделялись странные развалины.
   - Что это? - спросила безмерно удивлённая Оролен.
   - Э-э-э, не знаю, - выдавила Хэллин и девушки с изумлением уставились на неё. - Наверное, это Иран, законсервированные развалины древних городов. Их так много было откопано...
   - А, я знаю, - неожиданно вспомнила Айения. - На них накладываются специальные энергетические поля, изолирующие от всех внешних воздействий. Они построены ещё до начала Правления. Подумать только, им больше тридцати тысяч лет.
   Хэллин хотела что-то сказать, но промолчала. Резкий сигнал опять известил о конце экскурсии, и все вернулись на свои места. Покончив с едой, девушки опять принялись разговаривать.
   - Хэллин, расскажи, пожалуйста, поподробней об экзаменах, - попросила Айения, и Хэллин с вдохновенным видом начала повествование так, как будто всю свою жизнь готовилась к этому выступлению, но Оролен уже не закатывала глаза, а внимательно слушала, очевидно, она тоже очень хотела пройти отбор.
   - Во-первых, ты в первый день должна подать заявку на поступление туда, куда хочешь. Вот, я, например, уже написала заявление на Факультет Государственного Управления.
   - А я в Военную Академию, - вставила Оролен.
   - А что же делать мне? - растерянно спросила Айения.
   - Ну, в чём ты разбираешься лучше всего?
   - Ну, у меня были достаточно высокие оценки по научно-естественному тесту.
   - Тогда, может быть, ты поступишь в Технологический Институт, - предположила Оролен. - Будешь изобретать новое оружие, способы перемещения или ещё что-нибудь. Или, скажем, Медицинский Институт, но он не в самом Друине, а вне зоны.
   - Лучше уж техника, - решила Айения.
   - Вот и хорошо, - кивнула Хэллин и продолжила. - Со второго дня начинаются испытания. Они абсолютно всесторонни, так как необходимо выделить все достоинства и недостатки претендентов. Независимо от того, куда ты подала заявку, необходимо пройти все испытания. Но рассматриваются результаты только по профильным дисциплинам, в остальных соревнованиях смотрят на твоё поведение: есть ли у тебя бойцовский дух, достоинство и так далее. Зачисляют по конкурсу, но обязательно смотрят, куда подана заявка. Если не туда, где показаны наивысшие результаты, то как бы считается, что претендент не знает своих способностей, и смотрят: велик ли разрыв со следующим поступающим, и если он мал, то претендента могут и не принять. Через день после окончания экзаменов по традиции на стене университета вывешивают бумажные списки поступивших. Говорят, там дежурят медики, потому что претенденты часто падают в обморок.
   Оролен и Айения подавленно молчали, потрясённые рассказом. Особенно была поражена Айения, она вдруг осознала, через что ей придется пройти. Нет, о поступлении в Университет не могло быть и речи, единственной реальной целью было хотя бы пережить все это, не сильно опозорившись.
   - Экзамены будут проходить публично? - спросила она охрипшим голосом.
   - Ну, как сказать, письменные тесты никто транслировать не будет, но борьба там или соревнования по стрельбе обычно устраиваются в особых помещениях при свободном доступе. Это тоже испытание.
   Эта новость ещё больше ухудшила настроение Айении: она с ужасом представила себе, как её избивают на глазах у кучи народа. Конечно, это всё было несколько утрировано, но девушка опять захотела вернуться домой. Оролен, очевидно, почувствовала её состояние, поэтому с преувеличенным энтузиазмом воскликнула:
   - Как Вы думаете, когда мы увидим следующую достопримечательность?
   Громкие голоса, наполнившие вагон, ответили на этот вопрос: поезд в очередной раз вынырнул из-под земли, но свет уже не был таким ярким. Сначала многие подумали, что это из-за смены часовых поясов, но потом оказалось, что поезд движется между двумя плотными стенами деревьев. Очевидно, это был тропический лес, деревья стояли так близко друг к другу, что казалось, будто это одна сплошная масса. С веток свешивались длинные, увитые цветами лианы, а в глубине листвы виднелись яркие птички.
   Все в поезде издали громкий стон восхищения, в этот раз все до одного не отрывались от окон. Раздался громкий предупреждающий сигнал, и стекла опустились наполовину. В вагон хлынули разнообразные звуки, в основном, переливчатые и резкие трели птиц. Поезд ехал настолько медленно, что было можно высунуться из окон и дотронуться до проплывавших мимо веток. Птички и мелкие животные - лемуры и другие, доверчиво подскакивали поближе, прямо в руки, даже позволяли себя погладить. За несколько минут им скормили половину всей еды.
   - А! Я знаю, где мы! - закричала Хэллин, безуспешно пытаясь оттолкнуть Оролен от окна. - Я была здесь на каникулах. Это Парк Джунглей на юго-востоке Индийского полуострова. Здесь практически все животные ручные. Оролен, ну дай мне его погладить, ты уже три минуты здесь стоишь.
   Опять раздался резкий звонок, и возле окна замигала красная лампочка. Хэллин с надутым видом подождала, пока Оролен залезет обратно, и нажала на неё.
   - Да ладно тебе, - пробурчала Оролен. - Ты-то уже здесь была.
   - Ну, хорошо, - согласилась Хэллин. - Но это нечестно! Ведь это не просто так, а поездка в Друин!
   Зарождавшийся спор прервало быстрое нарастание перегрузки, гораздо более сильное, чем в прошлый раз.
   - Наверное, мы уходим под морское дно, - тихо пробормотала Хэллин, пытаясь подавить тошноту. Только через пять минут давление выровнялось, и все вздохнули свободней.
   - Над нами, должно быть, километра три воды, - задумчиво проговорила Айения, смотря вверх.
   - Ну да, но даже если туннель сломается, нам ничего не грозит. Поезд имеет настолько сильную защиту, что может плавать в земной мантии или в открытом космосе, так что нам нужно будет только дождаться спасателей. Эти поезда были куплены на Анаране.
   - Что-то я спать хочу, - зевнула Оролен и откинула спинку своего кресла, остальные тоже последовали её примеру. Теперь за окном была абсолютная угнетающая чернота, так что через пару минут спали почти все. Очевидно, так обычно и бывало на всех рейсах по этому маршруту, потому что примерно через час прозвенел нежный звонок, вырывая пассажиров из сна. Айения открыла глаза и увидела слабо освещенные стены тоннеля, поезд ехал так медленно, что можно было прочитать технические надписи на них. Было очевидно, что они поднимаются на сушу.
   Едва девушки пришли в себя ото сна, как поезд тотчас же выехал на пустынный бесконечный пляж и остановился. Автоматически опустились окна и 'рассосались' двери, голос из передатчика произнес: 'Стоянка - пятнадцать минут'.
   - Ну что, пошли? - Оролен первая вскочила и побежала к выходу, Хэллин и Айения последовали за ней. На берегу дул легкий бриз, многие сняли обувь и, смеясь, бегали по песку. Айения подошла к кромке воды и опустила в неё руки. Она была теплой и одновременно освежающей. Четверть часа пролетели незаметно, и сигнал об отправлении застал всех врасплох. Заполняя вагон, путешественники оживленно спорили, ждёт ли их ещё что-нибудь или следующая остановка уже Друин. Оролен влетела последней, сжимая что-то в руках.
   - Что это? - с любопытством вытянула голову Хэллин.
   - Кокос, - с гордостью ответила Оролен. - С трудом добежала до конца пляжа. Но какие там пальмы! Метров в тридцать!
   - Ты, что, залезала на них? - с тревогой спросила Айения.
   Оролен фыркнула:
   - Вот ещё! Просто врезала по стволу, один и упал.
   Поезд мягко тронулся с места и, проехав немного вдоль пляжа, направился прямо к воде. Там, практически невидимый, находился прозрачный вход в туннель. Поезд мягко съехал вниз и, уже скользя по дну, медленно спускался по шельфу. Неожиданно у стенки тоннеля появилась небольшая стайка ярких рыбок, которая спокойно проплыла мимо. Вдруг поезд обогнул небольшой утёс и перед их глазами возник причудливый подводный городок с множеством разноцветных мелькающих пятен.
   - Кораллы... - выдохнула Оролен. Действительно, это был гигантский коралловый риф, возвышающийся практически до поверхности воды. Между маленькими бугристыми веточками шныряли юркие рыбки, которые составляли настоящий калейдоскоп; они спокойно плавали рядом с поездом, вызывая громкие возгласы восхищения.
   - Почему они нас не боятся? - спросила Айения.
   - Стенки туннеля непрозрачны с внешней стороны. Они нас просто не видят. О, это я хочу сфотографировать!
   Коря себя за то, что не вспомнили раньше, девушки сфотографировались на фоне окна, а затем просто снимали пируэты рыбок-попугаев. Проехав почти через весь коралловый риф, поезд нырнул вглубь и, постепенно набирая скорость, помчался по туннелю. Девушки съели кокос (Оролен разбила его о стальные ножки сиденья, и почти все молоко вытекло) и уже через двадцать минут Хэллин, посмотрев на часы, сказала, что скоро они уже подъедут. Оролен заблаговременно достала вещи и, действительно, вскоре впереди забрезжил свет и поезд выкатился из туннеля на большую наводненную людьми платформу.
   В отличие от Белостокского Транзитного Центра здесь была не высокая, а низкая платформа и с поезда нужно было сходить по специальной лестнице. Девушки решили подождать, пока схлынет основная масса выходящих, а тем временем Айения разглядывала происходящее за окном. Это не шло ни в какое сравнение с Белостоком, настоящее Вавилонское столпотворение. Множество девушек и юношей в беспорядке перемещались по большой площадке, на которой не было обычных клумб, поскольку они бы были затоптаны в миг. Взрослых не было видно вообще, и создавалось впечатление, что случился некий ужасный катаклизм, уничтоживший всех старше двадцати лет. Вдоль площадки тянулось длинное приземистое здание с несколькими большими входами, над которыми висели информационные экраны.
   - Ну всё, пошли, - с энтузиазмом воскликнула Оролен и, подхватив сумки, направилась к выходу. Айения заметила, что она прихватила также и вещи Хэллин, которая на это никак не прореагировала. Оролен с легкостью спустилась вниз, а вот Айения чуть не упала. Они опустили сумки на землю и стали оглядываться вокруг. Айения различала раздающиеся отовсюду крики:
   - Касабланка, сюда! Рамафет, Рамафет! Манагуа, где вы все?! Аделаида!
   Неожиданно они услышали:
   - Белосто-о-ок! Белосток!!
   Толпа высадившихся из поезда хлынула по направлению к одному из входов, над которым ярко вспыхнула надпись: 'Белосток'. Оролен опять взяла чемоданы, включая и сумку Айении.
   - Не стоит, - попробовала возразить та. Но Хэллин заметила:
   - Для неё это совсем не трудно, так что успокойся. - И действительно, Айения увидела, как Оролен быстро добежала до входа, легко распихнув чемоданами замешкавшихся. - Я уже лет пять не ношу тяжелые вещи, а для Оролен это даже не тренировка.
   Они спокойно подошли к ней, девушка уже заняла место и, сбросив сумки, бухнулась на них:
   - Как вы думаете, сколько нам придется ждать?
   Неожиданно выражение её лица изменилось, как будто она увидела нечто отвратительное. Айения обернулась и увидела Акараса Лецри.
   - Что, Сакаят, опять работаешь грузчиком? Это ведь единственное, на что ты способна. И, наверное, единственная причина, почему с тобой общается Элруд.
   Лицо Хэллин от ярости свела судорога, но Оролен спокойно ответила:
   - Что ж, Лецри, у тебя ведь нет даже таких друзей, чтобы помочь с вещами.
   Теперь уже лицо Акараса исказилось от злости, но он ничего не ответил и ушёл.
  
   - Ну зачем ты так, - упрекнула Хэллин подругу.
   - А что? Просто его слушать? Честно говоря, все эти его потуги оскорбить нас смешны. Мы-то уже давно выросли, а он до сих пор в яслях играется. Когда он, наконец, поймет, что его слова нас не трогают? По крайней мере, меня, - она многозначительно посмотрела на Хэллин. Та вспыхнула и громко заявила:
   - Он просто меня зверски бесит. Вот ещё, силы на него тратить, сдерживаться, - она отвернулась и стала демонстративно разглядывать перрон. Тут двери разъехались, и толпа хлынула в проём. Девушки еле поспевали за Оролен, которая целеустремленно пробивала путь. В конце концов, они встали в передней части очереди. Из её начала раздался крик: 'Приготовить документы!'. Айения лихорадочно начала шарить в сумке. Не успела она достать удостоверение и приглашение, как очередь уже быстро потекла вперед. Она с дрожью представила, что бы было, если бы Оролен не взяла вещи - она ни за что бы не смогла двигаться так быстро, а Оролен, вся обвешанная сумками, ещё подгоняла их. В конце коридора стояли несколько людей, тщательно сверявших документы, пропускавших багаж через сканнер и проводивших кучу тестов: сличение сетчатки, феромонного набора и т.д. В стороне в тени стоял невысокий мужчина в темных очках, Айения не могла видеть его глаз, но ей показалось, что он пристально посмотрел на неё.
   - Чёрт! Это же телепат! - зашептала ей на ухо Оролен.
   - Что?! - вздрогнула Айения.
   - Снимает психоматрицу, - не разжимая губ, дополнила Хэллин. - Лучше не думайте пока о захвате власти и свержении Императрицы.
   - Шуточки у тебя! - фыркнула Оролен, но как раз в это время они прошли все проверки, и вышли большое пустое помещение. Все приехавшие на белостокском поезде сгрудились около одной из стен. Спустя полчаса все уже прошли проверку, и как только последняя пара девушек бросили сумки на пол, дверь в противоположной стене открылась и оттуда вышла высокая женщина лет тридцати в классическом деловом костюме стального цвета и в туфлях на шпильках. Волосы были уложены в аккуратную прическу, а выражение её лица было настолько строгим и начальственным, что все автоматически встали. Женщина оглядела собравшихся, и её резкие черты смягчила легкая улыбка.
   - Добрый день. Позвольте поздравить Вас с прибытием в Друин. Я - глава отдела по работе с абитуриентами Императорского Университета, Эленис Вэштер. Возможно, сегодня наступил самый важный период в Вашей жизни, поскольку Вам предоставляется возможность, способная изменить Вашу судьбу. Нет нужды объяснять, что означает поступление в Императорский Университет, но я всё-таки дам кое-какую информацию. Как показывает статистика, несмотря на то, что доступ к государственной службе в Империи абсолютно свободен, восемьдесят три процента всех должностей первого и высшего класса замещается выпускниками Императорского Университета и прилегающих учебных заведений, то есть диплом нашего Университета практически гарантирует Вам карьеру. Кроме того, весь срок обучения Вы будете жить в Друине рядом с Императорской семьей, знаменитыми родами, выдающимися людьми и инопланетянами. Про такую мелочь, как гигантская стипендия, я вообще не говорю. Из того, что Вы здесь, следует, что Вы уже признаны лучшими и это уже достижение, независимо от того, пришло ли Вам приглашение из-за Ваших выдающихся успехов или знатности Вашего рода. (В этом месте Айения непроизвольно поёжилась). Я была свидетелем большого количества экзаменов, и, будьте уверены, жизнь иногда преподносит нам такие сюрпризы... У Вас всех есть шанс, помните об этом. А сейчас Вам предстоит, наверное, самая приятная церемония - Представление. Прошу: девушки - в дверь налево, молодые люди - направо. Увидимся на площади!
   Она повернулась и вышла из зала. Толпа же, разделившись и громко и радостно переговариваясь, направилась по указанным направлениям. Айения же, ничего не понимая, последовала за подругами. Зайдя в вышеуказанную дверь, она увидела длинный ряд шкафчиков с одной стороны и душевые кабинки с другой. Многие сразу кинулись занимать очередь. Хэллин, наконец отняв у Оролен сумку, со счастливой улыбкой сказала:
   - Ну вот. Я всё не верила, что этот миг придёт.
   - Угу, - буркнула Оролен, роясь в своем чемодане. - Достала меня уже своим пессимизмом. Куда подевались брюки?
   - Ничего не знаю про твои брюки. А вот где моя цепочка - это большой вопрос!
   - Извините, - смущённо сказала Айения. - А что происходит?
   Девушки повернулись к ней и застыли.
   - Черт! Ты же ничего не знаешь! - простонала Хэллин и заговорила скороговоркой. - Представление - это церемония, когда все претенденты выстраиваются на Встречающей площади и их как бы представляют всему Друину. Тут главное - как можно лучше выглядеть. Часто на приготовления уходит год и больше. Но ведь у тебя есть подходящая одежда?
   Айения смятённо огляделась вокруг: везде переливались дорогие ткани и сияли драгоценные камни, золото и платина. Она тоскливо покачала головой. Хэллин, закусив губу, посмотрела на неё несколько секунд и вдруг, резко развернувшись, открыла свою сумку и начала в ней копаться:
   - Так, - сосредоточенно бормотала она. - Тебе нужно что-то светлое и блестящее.
   Оролен немного ошарашенно смотрела на неё несколько секунд, а затем тоже зарылась в свои вещи.
   - Как насчет этого?
   - Идиотка, брюки должны быть прямыми.
   - Сама такая!
   Айения в растерянности смотрела на них. Через пару минут девушки выпрямились с разочарованными лицами. В руках у Хэллин была только золотистая блузка с маленькими жемчужинами.
   - Что же делать? - сказала самой себе Оролен. Вдруг она вскочила на скамейку и обратилась к окружающим их девушкам:
   - Люди! И не очень. Помогите, пожалуйста, чем можете! Срочно необходима парадная одежда для Представления!
   Все затихли. Вперед выступила кудрявая невысокая брюнетка с явной креольской кровью:
   - А что случилось?
   - Сумку забыли! - ничтоже не сумняшеся соврала Оролен, решив, что объяснение всего займет слишком много времени, да и Айении будет неприятно. Последняя стояла под множеством любопытных взглядов, чувствуя, как начинают гореть уши. Не прошло и пяти секунд, как все загалдели и полезли по своим сумкам. Отовсюду полетели возгласы: 'Нет, это не пойдет!', 'Какую гамму-то подбирать?', 'У меня тут где-то были три лишние бриллиантовые подвески', 'Какой у тебя размер обуви?'. На вопросы Айения отвечала автоматически, чувствуя себя чертовски странно: она не привыкла быть объектом такого внимания, но, к своему удивлению, она обнаружила, что ей это вовсе не неприятно.
   Костюм был почти полностью подобран, когда Айения услышала за своей спиной голос Эленис Вэштер:
   - Извините, - девушки мигом обернулись. Глава отделения по работе с абитуриентами держала в руках какой-то пакет. - Это для Вас, госпожа Шонор, - затем она повернулась и, ни слова не говоря, вышла, провожаемая удивлёнными взглядами. Девушки в изумлении посмотрели на пакет.
   - Как ты думаешь, что это? - почему-то шёпотом спросила Хэллин.
   - Понятия не имею, - так же шёпотом ответила Айения и, решившись, разорвала пакет по отрывной линии. В следующую секунду она застыла, как громом поражённая: из разрыва показалась на свет самая удивительная ткань, которую она когда-либо видела: нежно-серебристый шелк сверкал так, что казался усыпанным алмазами.
   - Обалдеть! - внятно произнесла Оролен. Хэллин лишь кивнула головой. Айения дрожащими пальцами вытянула ткань из пакета, и оказалось, что это великолепный пиджак очень женственного покроя, напоминающий тэдэанскую одежду. Все в священном благоговении смотрели на него. Первой ожила Оролен и достала из пакета брюки из такой же ткани.
   - Айения, кто мог прислать тебе такое? - еле выдохнула Хэллин.
   - Понятия не имею...
   - В любом случае, деньги у него водятся, - резюмировала Оролен. - По-моему, это как раз твой размер. - Она опять вскочила на скамейку и закричала. - Девушки, всё отменяется. Вещи привезли!
   - Хвала богам! Вот и отлично! - послышалось со всех сторон. Пока Айения продолжала рассматривать одежду, Хэллин случайно взглянула на часы и испуганно охнула:
   - Времени почти не осталось! Айения, - она толкнула подругу по направлению к душу, - давай быстрей приводи себя в порядок. Нам тоже нужно поторапливаться. - И она с удвоенной энергией стала разбирать свою сумку.
   Как Айения не торопилась, когда она высушила волосы и вышла из душа, в раздевалке почти никого не осталось, включая и её подруг. Она быстро подлетела к своему месту и начала одеваться. Когда легкий шелк скользнул по её коже, она чуть не застонала: такое это было приятное ощущение. В пакете также была блузка без рукавов из серебряно-изумрудного кружева, в котором посверкивали крошечные бриллиантики. Одежда сидела настолько хорошо, что казалась сшитой на заказ. Простые туфли из натуральной кожи были украшены только платиновой застежкой. Уже собираясь выходить, Айения случайно тряхнула пакет и услышала, как в нём что-то зазвенело. Она сунула в него руку и вытащила странную круглую брошь: под эмалью на тёмно-сером фоне был выгравирован лук с тремя тетивами, а на нём, раскрыв клюв и подняв крылья, сидела птица, похожая на помесь жар-птицы и петуха. У Айении уже не было времени задумываться об этом, поэтому она просто приколола брошь к пиджаку и поспешила к выходу.
   Она ожидала услышать громкие разговоры, шум толпы, но вместо этого её встретила полная тишина. На большой прямоугольной площади, окружённой строениями, с большой широкой дорогой, проходящей ровно посередине, стройными рядами в шахматном порядке стояли все приехавшие в этот день претенденты. Глаза слепило утреннее солнце, отражающееся от множества драгоценных камней, поэтому Айения не видела противоположный конец площади, где лежала глубокая тень. Но в переднем ряду она заметила Хэллин и Оролен, занявших ей место между собой. Она бодрым шагом направилась к ним, стараясь смотреть только вперёд. На Оролен был строгий костюм тёмно-шоколадного цвета, без излишних украшений, подчеркивающий её высокий рост и статность, она казалась намного старше и была похожа на члена Императорской Гвардии. Хэллин же была одета в короткое облегающее кружевное платье серебристо-зелёного цвета и атласную тёмно-зеленую накидку. Обе они выглядели просто потрясающе. Когда Айения подходила к ним, она увидела странное выражение на их лицах, особенно у Хэллин, но тут на середину площади вышла Эленис Вэштер, и всё вылетело у неё из головы.
   - Добро пожаловать в Друин! - её голос неожиданно разнесся по всей площади, отражаясь от стен, но оставаясь чистым и ясным. - Здесь Вы узнаете многое и, в первую очередь, самих себя. Вам предстоят сложные испытания, которые продемонстрируют Ваши способности. Из Вас выберут лучших, достойных жить и учиться в этом городе, где бьётся сердце нашей нации. Все Вы приняли вызов и, независимо от результатов экзаменов, Вы уже считаетесь Золотым Запасом Империи, - она развернулась лицом к противоположной стороне площади, всё ещё погруженной в тень. - Друин, приветствуй своих будущих властителей!
   Громкая волна криков налетела неизвестно откуда и накрыла их с головой:
   - Приветствуем! Добро пожаловать!
   Неожиданно с обеих сторон огромной тени появилось множество людей. Одни были одеты в мундиры, другие в строгие костюмы, а некоторые в обычную одежду. Улыбаясь, они двумя группами выстроились друг против друга, между ними настороженно стояли претенденты. Хэллин даже немного побледнела, а по спине Айении пробежала дрожь. Вдруг вверх взметнулось множество рук и на них посыпались... лепестки цветов. Очевидно, первая порция таилась в руках приветствовавших их людей, а затем, прямо с неба, не переставая, падали разноцветные благоухающие снежинки. Айения вдруг почувствовала внутри себя какое-то жгучее пламя, заставляющее её закричать. Она изо всех сил сдерживалась, но тут где-то недалеко раздался громкий крик, который моментально подхватили десятки голосов. Айения уже не могла удержать внутри себя распирающее её чувство, и оно торжествующим всплеском вырвалось из её горла. Она вдруг поняла, что впервые, наверное, за всю жизнь была почти что счастлива. Она оглянулась: Хэллин яростно рыдала, едва стоя на ногах, а Оролен прыгала почти на метр вверх, продолжая кричать. Они вдруг тоже посмотрели друг на друга и всех троих как будто толкнуло друг к другу. Они крепко обнялись, Хэллин, всё ещё всхлипывая, бормотала: 'Больше не так... не надо... лучше...'. Айения ощутила, как всё: напряжение, копящееся в ней со дня получения приглашения, весь страх, неуверенность, чувство вины перед отцом, тоска по матери, боязнь разочарования и позора, - отпустило её, мысли об экзаменах больше не вертелись постоянно в голове. 'Будь что будет', - это простая идея освободила е2. Остальные чувствовали примерно то же самое. Оролен выпрямилась и утёрла слезы:
   - Дурдом какой-то! - начала она привычно ворчать, но быстро сбилась. - Вот почему никто не рассказывает о Представлении, все упирают на одежду. Ни за чтобы не подумала, что будет такое.
   - Ещё бы! - Хэллин продолжала содрогаться от рыданий, но её голос уже почти не дрожал. - Господи, как глупо, но какое облегчение!
   Оролен оглядела площадь: никого, кроме претендентов, на ней уже не было. Приветствующие тихо ушли. Хэллин, чтобы удержаться, схватилась за плечо Айении и вдруг замерла.
   - Что такое? - поинтересовалась Айения.
   - Это, - она показала пальцем на брошь. - Откуда это у тебя?
   - Было в пакете, а что?
   - Это герб Шоноров.
   - Что-о-о?! - Айения была изумлена.
   - М-да, всё любопытнее и любопытнее, - задумчиво сказала Оролен. - Кто же всё-таки мог подарить тебе одежду в комплекте с гербом твоей семьи?
   - Понятия не имею, - ошарашенно ответила девушка. - Честно. Я узнала про свою мать только месяц назад!
   - Мало кто знает этот герб, - добавила Хэллин, - но всё же достаточно много людей к концу этого дня поймут, что Шоноры вернулись.
   - Ну ладно. Пошли уже.
   Они стали пробираться по направлению к раздевалке. Большинство молодых людей уже приходили в себя, но боковым зрением Айения увидела, как ей показалось, Акараса Лецри. Он почти ничком лежал на земле, а его плечи тряслись крупной дрожью. Сначала она не поверила своим глазам, но тут её позвала Оролен и ей пришлось поторопиться, так что она решила, что ей померещилось.
   Девушки забрали свои сумки и, не переодеваясь, отправились в город, направляемые Хэллин. Когда они опять вышли на площадь, солнце стояло достаточно высоко, чтобы осветить здания.
   - Это Департамент Транспорта, - махнула Хэллин рукой на здание справа: серо-сизое с анималистской лепниной, - а это, - теперь уже на левое: высокое, шестиэтажное, охристое, с металлическими вертикальными полосами, - Безопасности. Правда, в отделениях по всему городу работает гораздо больше людей, чем здесь. А по бокам склады.
   Они по широкой дороге вышли в город. По обеим её сторонам возвышались здания, ярко освещаемые солнцем, а вдали что-то сияло так ярко, что невозможно было разглядеть. Хэллин продолжала:
   - Это Центр Снабжения, там Арсеналы, здесь Администрация Императорской Гвардии, в конце улицы виден Государственный Дворец, а нам - сюда, - они повернули на боковую улицу. Оролен опять несла на себе основной груз, а остальные две девушки прогулочным шагом шли рядом.
   - Здесь такие большие дома? - удивлённо спросила Айения, разглядывая пятиэтажные особняки с фронтонами.
   - Что ты, нет, конечно. Во всем Друине нет и десяти частных домов, все живут в квартирах. Например, над нами живут графы Шетней. Вообще, Друин построен так, чтобы до любого места можно было бы дойти пешком. А, вот и наш дом.
   Они подошли к светло-персиковому особняку, украшенному барельефами в стиле барокко и почему-то мраморными горгульями. В прохладном холле никого не было, и они сразу при помощи старинного чугунного лифта попали на четвёртый этаж. Хэллин открыла дверь и девушки зашли внутрь.
   - Кто первый идёт мыться? - это были первые слова Оролен.
   - Иди ты, - махнула рукой Хэллин. - Айения, пойдём, покажу квартиру.
   Они прошли через несколько комнат: две гостиные, столовая, библиотека. Мебели было немного, только необходимый минимум, зато на полках библиотеки стояли не только носители и пластиковые распечатки, но и настоящие бумажные книги. В квартире преобладали светлые тона. Мимоходом Хэллин распахнула окна, и свежий ветер взметнул старинные занавески. Она отворила дверь в одну из комнат и пригласила туда Айению.
   - Вот. Конечно, не высший класс и не императорские апартаменты, но всё-таки...
   Айения оглядела просторное светлое помещение с небольшим количеством мебели: кровать, узкий, но высокий и глубокий шкаф, письменный стол со стулом и пара небольших столиков. За окном в синем небе проплывала тонкая серебряная стрела орбитального перевозчика, а внизу расстилался ещё не совсем проснувшийся Императорский Город. Она обернулась к Хэллин и тихо сказала:
   - Это самое лучшее место в мире...
   Девушка мягко улыбнулась ей в ответ.
   Прошло два часа, пока все трое не побывали в ванной и не устроились позавтракать на кухне. Оролен уже успела сбегать вниз, и теперь они с удовольствием поглощали тёплые булочки с кусочками консервированных фруктов.
   - Хм-м, - задумалась Хэллин, - а что же дальше? Почему нам не дали никаких инструкций?
   Неожиданно Оролен стукнула себя по лбу и умчалась из комнаты, вернувшись вскоре с небольшими прямоугольными передатчиками данных.
   - Вот, - она положила их на стол. - Мне дали это на пропускном пункте для нас всех.
   - И когда ты собиралась нам их отдать? - ядовито поинтересовалась Хэллин, но любопытство пересилило ехидство, и она схватила один, каждый можно было различить по имени владельца в углу экрана. Айения уже разглядывала другой: кроме экрана, на передатчике размещались всего лишь три кнопки. Она нажала красную, которая была побольше. На экране сразу появился небольшой календарик на этот месяц. Айения решила продолжить исследования и выделила другой кнопкой нынешнюю дату. После нажатия последней перед её глазами возник текст. У двух других девушек почему-то сразу ничего не получилось, и они, не желая терять времени, следили за действиями Айении из-за спины. Между тем, надпись на экране сообщала, что всем претендентам необходимо сегодня подать заявления о поступлении в интересующее их заведение. Документы принимались с трёх дня до двенадцати ночи.
   - Ага, - сказала самой себе Оролен. - Вот, значит, каков план действий на сегодня. - Она широко зевнула. - У нас есть ещё пять часов, так что предлагаю поспать.
   - Согласна.
   - Аналогично.
   Девушки покинули кухню и отправились в свои комнаты. Спальни Хэллин и Оролен практически не отличались от комнаты Айении: только Оролен уже успела установить тренировочный комплекс, который повсюду таскала с собой. Натягивая на себя одеяло, Айения подумала, что более насыщенного дня в её жизни не было, а будущее виделось ещё более удивительным.
  
   Проснувшись, она не сразу поняла, где находится, а затем долго лежала в постели, восстанавливая всё происшедшее и всё ещё не веря. В комнату заглянула Хэллин и сонным голосом сказала:
   - Вставай, уже четвертый час, а то не успеем написать заявления.
   На документы ушёл ещё час. Хотя заявления Оролен и Хэллин были составлены давным-давно, они всё ещё старались что-то изменить, стремясь к идеалу, а Айения изо всех старалась сделать выбор. Для стимуляции творческих сил были использованы взбитые сливки и килограмм клубники, и, наконец, всё благополучно подошло к концу: заявление Айении в Технологический Институт было составлено по всем правилам, а документы Оролен и Хэллин просто блистали изяществом оборотов и отточенностью фраз.
   - По-моему, - мрачно сказала Оролен, - нас только за это должны принять в Университет без всяких экзаменов.
   - Ну, ладно, - оптимистично заявила Хэллин. - Пошли уже.
   Когда они вышли из дома, солнце уже садилось. Хэллин повела их таким кружным путем, что они практически никого не встретили на пути. Айения и Оролен только поражались необычной архитектуре. Конечно, эклектика давно стала доминирующим стилем, плюс, если ещё учесть тэдэанское влияние, но всё равно, невиданные комбинации элементов и форм поражали воображение. Особенно выделялся приземистый особняк серебряного цвета с округлыми, выдающимися из стены частями комнат и балкончиками, украшенными чугунным литьем.
   Неожиданно они вышли прямо на Главную улицу, и Айения испытала настоящий шок. Они стояли у самого выхода на Главную площадь, наполненную народом, но сначала она не заметила никого. Её захватила открывшаяся картина: последние лучи заходящего солнца падали на стены зданий и зажигали настоящим огнём сиявшие над входом в Государственный Дворец герб Императорского рода и герб Империи из драгоценных камней. Сам Дворец был построен максимально просто: кроме гербов, на нём не было никаких украшений, только две ажурные башни возвышались на противоположных его концах. Окрашенный в нейтральный тёмно-песочный тон, он всё-таки производил впечатление мощного и значительного здания. Углы площади не были застроены, и обрамление из деревьев ещё больше подчеркивало его особенность, выделяло среди остальных зданий.
   Слева от Дворца находился тот самый Имперский Университет, выстроенный в средневековом романском стиле с примесью готики. Он, наоборот, подавлял своими темно-багровыми красками, а причудливые скульптуры на уступах крыши в кровавом освещении заходящего солнца вызывали невольную оторопь. К входу вела широкая лестница, в некоторых местах уже до блеска натёртая множеством ног. Справа стоял Технологический Институт, воплощающий стиль hi-tech. Он был покрыт металлическими панелями с выгравированными рисунками, меняющимися в зависимости от угла зрения. По бокам у входа на площадь стояли Представительство Департамента Иностранных Дел и Главный Арсенал.
   - Потрясающе, - сказала Оролен, а Айения согласно кивнула. Хэллин, уже не раз здесь бывавшая, потащила подруг к Университету. Там, перед тремя столами, колыхалась толпа претендентов. Хэллин проявила недюжинную сноровку и при помощи Оролен пробилась в первый ряд. Закончив с формальностями, чуть растрёпанные девушки прогулочным шагом стали обходить площадь.
   - Подумать только, - Хэллин остановилась перед зданием Университета. - Может быть, я скоро буду учиться здесь.
   - Пессимистка, - фыркнула Оролен. - Если не ты, то кто же?
   Айения оглянулась на Технологический Институт. Трепет в её душе был вызван самой мыслью об учебе в Друине, а где - какая разница?
   - Слушай, я зверски хочу пить, - сказала Оролен. - В центре Империи есть место, где можно отвариться газировкой?
   - Только не на площади. Посмотри в переулках.
   Оролен умчалась, а Хэллин и Айения присели на невысокую ограду, окружавшую Представительство.
   - Ну и как? - заговорщически спросила Хэллин. Айения даже не ответила. - Не чувствуешь ничего такого?
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ну, как же. Ведь твои предки участвовали в создании всего этого...
   - То есть?
   Хэллин собиралась пояснить, но неожиданно ужасно противным голосом заявила:
   - Лецри, ты меня преследуешь, что ли?
   Айения оглянулась и увидела Акараса Лецри, все встречи с которым заключались лишь в обмене гадостями. Но тут перед её глазами появилась площадь сегодня утром и фигура золотоволосого юноши, чуть ли не бьющегося в припадке... Но видение быстро исчезло, когда Лецри с ядовитой усмешкой ответил:
   - Не обольщайся, Элруд. Это - публичная площадь, и я здесь для того, чтобы отдать заявление, как и все остальные, - он перевёл взгляд на Айению. - Уже не первый раз вижу рядом с тобой эту девушку. Могу я, наконец, узнать, имя какого рода стало бы, возможно, известно через пару сотен лет, если бы не общение с тобой.
   Хэллин вспыхнула и привстала с ограды, словно собираясь броситься на него, но неожиданно расслабилась и с наивежливейшей улыбкой церемонно начала представлять их друг другу:
   - Акарас Лецри, из рода Тэйво и Лецри. Айения Кристенсен, из рода Шонор.
   Вскочив, она быстро пошла прочь, утянув за собой Айению. Та впопыхах оглянулась через плечо и увидела совершенно потрясающее выражение на лице парня, как будто его ударили чем-то тяжелым по голове.
   - Что это с ним?
   Хэллин, не оборачиваясь и продолжая идти, махнула рукой.
   - Ха! Я просто поставила его на место. Справедливость восторжествовала.
   - О чём ты?
   Хэллин обернулась и посмотрела ей в глаза.
   - Видишь ли, твой род старше его на десять тысяч лет.
  
   Вернувшаяся Оролен нашла их у входа во Дворец. Айения мрачно думала, что она уже привыкла к состоянию постоянного шока. Теперь, когда выяснилось, что её предки, возможно, участвовали в устроительстве Империи в начале Правления, больше, наверное, её ничто не могло удивить.
   - Чего это вы такие? - Оролен удивленно посмотрела на них.
   - А, ничего. Ну, так что, нашла магазинчик?
   - Да, там почти целая улица ресторанчиков. Может, пойдём, отметим наш первый день в Друине?
   - Хорошая идея.
   Девушки вышли на недлинную улицу, ответвлявшуюся от Главной, на которой стояли невысокие здания с помещавшимися внутри магазинами и ресторанами. Они выбрали открытое кафе 'Вперёд!', чьё название показалось им символичным. Прекрасная кухня и особенно алкогольные напитки, всеобщее возбуждение и то, что они хорошо выспались днем, привели к тому, что когда Хэллин случайно взглянула на часы, то с ужасом обнаружила, что было уже около двух часов ночи. Впрочем, спешить им было некуда, так что они неспешным шагом прогулялись по ночному Друину до дома. Неяркие фонари освещали только небольшое пространство два метра высотой и дорогу, так что прекрасные звезды над головой были чётко видны. Их провожали два парня из Токийского колледжа принца Фэнтона, сидевшие рядом с ними в кафе. Словно стараясь отвлечься от мысли о грядущих экзаменах и ощущая только бесконечную радость от прибытия в Друин, все претенденты чуть ли не братались друг с другом. Хотя в Друине не поощрялся излишний соревновательный дух, было очевидно, что завтра все станут соперниками в борьбе за поступление, а затем всех их разделят на победителей и проигравших. Весело болтая, девушки дошли до дома и, попрощавшись с юношами, поднялись к себе. Как только они переступили порог квартиры, на них навалилась жуткая усталость:
   - Ладно, - еле выговорила через зевоту Хэллин. - Пошли спать, а то неизвестно, когда завтра начнутся экзамены.
   Натягивая на себя одеяло, Айения вспомнила всё происшедшее за этот день и поразилась, каким далеким казалось утро, как будто с тех пор, когда она вышла из дома на рассвете, прошли сотни лет. Она смутно подумала, что вообще-то нужно подготовиться к экзаменам, но, ведь, Оролен и Хэллин не готовились? 'В любом случае, сейчас уже поздно', - подумала она, и сон окончательно победил её.
  
   Утром девушка проснулась от прямых лучей солнца, свободно проходивших через окно без штор. Ещё пятнадцать минут ушло на то, чтобы просто вспомнить вчерашние события. Она только потянулась к своему передатчику данных, как в её комнату заглянула Хэллин и сказала сонным голосом:
   - А, привет, ты уже встала. Я уже прочитала сообщение - сегодня у нас сочинение в час, так что я пойду ещё немного полежу, - и, зевая, удалилась, оставив похолодевшую Айению умирать от ужаса. Только этого ещё не хватало! Первый экзамен - предмет, с которым у неё всегда были проблемы, и это ещё слабо сказано! Она накрылась одеялом с головой, пытаясь спрятаться от этого кошмара, но сон не шёл, так что, чтобы отвлечься от плохих мыслей, девушка решила чем-нибудь заняться. Пройдя по коридору, она обнаружила, что Хэллин уже успела задремать, а Оролен и не думает просыпаться. Умывшись, она, наконец, придумала, что будет делать: подруги были просто в экстазе, когда узнали, что она умеет готовить, значит, хорошему завтраку все будут рады. В холодильнике неожиданно обнаружилось всё, что нужно, очевидно, когда хозяева были в отъезде, он был в режиме глубокой заморозки. За всеми процедурами время летело быстро, и Айения понемногу успокоилась и даже настроилась на вчерашний фаталистичный лад - что будет, то будет. Вскоре по квартире поплыл аппетитный запах, и в дверях кухни появилась протирающая глаза Оролен. Увидев приготовляемое Айенией блюдо, она громко и радостно завопила: 'Греночки!', подбежала к Айении и повисла у неё на плечах. Той вдруг показалось, что она сейчас уйдёт в пол, таким мощным было давление, но через мгновение Оролен ослабила хватку и, наоборот, немного подкинула её вверх так, что та испугалась, что врежется в люстру.
   - Что это с тобой?!
   - Ты не представляешь! Это ведь моё самое любимое блюдо! Но в школе его не готовили совсем, а дома бабушка считала, что оно не слишком полезное! Уж и не помню, когда в последний раз ела его! - она схватила ещё горячий гренок и стала его прямо-таки пожирать. Тут в кухню влетела Хэллин, ухватившись, чтобы не врезаться в стену, за косяк.
   - Что случилось?! Мы проспали?!
   Рот у Оролен был забит гренками, так что отвечать пришлось Айении.
   - Просто я решила приготовить завтрак и...
   - А, вижу. Любимое блюдо. Счастья полные штаны, надо полагать? - она плюхнулась на стул. Оролен только отмахнулась от неё, беря уже третий гренок. - Хэ-э-эй! Не будь скотиной, я тоже хочу!
   Девушки уселись за стол, в центре которого было установлено блюдо с гренками.
   - Всё, Айения. Ты попала в вечное рабство. Теперь тебе придется каждый день делать эти треклятые гренки.
   - Нестрашно, - рассмеялась девушка. - Они очень легко готовятся.
   Оролен подключилась к разговору, только когда последний кусочек был прикончен. Облизав пальцы, она спросила:
   - Так что у нас сегодня?
   - Сочинение.
   Лицо Оролен перекосилось так, как будто она увидела, по крайней мере, трех Акарасов Лецри. Очевидно, письменное изложение мыслей ей было не по душе. Примерно то же самое было и с Айенией.
   - Да не волнуйтесь вы так. В конце концов, это творческая работа, - но было видно, что и Оролен, и Айению это не очень успокаивает.
   - Знаешь, как это будет проходить?
   - Примерно. Будут даны три темы, по которым нужно изложить своё мнение, без всякого определённого плана. Оценивается содержание, стиль, грамотность, оригинальность и так далее...
   - Подожди, - перебила её Айения, - мы ведь будем печатать? Или диктовать?
   - Вообще-то, это письменный экзамен в абсолютном смысле этого слова, - Хэллин рассмеялась, увидев шокированное лицо Айении. - Не бойся, никто не будет оценивать твой почерк! У самой Императрицы он весьма далёк от идеального. Просто это усложняющее условие.
   - Поня-ятно, - выдавила из себя Айения, судорожно пытаясь вспомнить, как пишется заглавная буква Т в кириллице: так же как в латинице или нет? Впрочем, скоро ей пришлось выкинуть это из головы, так как Хэллин известила всех диким криком, что: 'Уже двенадцать!' и все побежали собираться. Хэл надела классический тёмно-серый костюм-тройку, в котором выглядела лет на семь старше, а строгая прическа добавляла ещё пятерку. Айения выбрала самую лучшую свою одежду (если не учитывать подаренный ей кем-то неизвестным вчера наряд): шелковую прямую блузку и матово-черные брюки со стрелками. Но когда в коридор вышла Оролен, они чуть не упали: на ней была ярко-желтая блузка, завязанная на талии, и длинная многослойная юбка с цветочным рисунком.
   - Ты чего это? - хриплым голосом выговорила Хэллин, держась рукой за стену.
   - А что? - Оролен вскинула подбородок вверх. - Если я иду на неприятный мне экзамен, то я, по крайней мере, хочу быть в своей любимой одежде.
   - Ну ладно, - пожала плечами Айения. - Да, интересное зрелище мы будем представлять.
   Когда они вышли на Главную улицу, мимо них тёк настоящий поток из девушек и юношей, направлявшихся на площадь, и, действительно, большинство из них по стилю одежды напоминали Хэллин, но попадались и более экзотичные экземпляры: в драных джинсах и футболках, увешанные ног до головы различными амулетами и даже чуть ли не в смокингах и бальных платьях. Попав на площадь, они увидели длинную змеящуюся очередь, чьё начало упиралось в университетский вход, но двери были закрыты, и ещё никого не пускали. Девушки заняли место и начали оглядываться по сторонам. Хэллин и Оролен тотчас увидели кучу знакомых. 'Линс! Давно не виделись!' 'Ага, всего неделю. Но я по тебе соскучилась'. 'Веррен! Ты, что ли, тоже собрался в Военную Академию?!' 'Конечно же, куда от тебя денусь?' и т.д. и т.п. Вдруг Хэллин замолчала и уставилась куда-то в сторону, а затем спряталась за спиной у Оролен.
   - Что с тобой? - удивилась та.
   - Там, - Хэл неопределённо махнула рукой. - Димирикян.
   - А-а-а, - протянула насмешливым тоном Оролен. - Опять, что ли, приступ детства?
   - Иди ты...
   - Вы про что? - заинтересовалась Айения. Оролен с видимым удовольствием пояснила:
   - Видишь невысокую девушку с большими чёрными глазами и кудрявыми волосами? Это Ашук Димирикян, главная конкурентка нашей ненаглядной Хэл.
   - И чего она здесь делает? - Хэллин нервно грызла ноготь и, не отрываясь, смотрела на довольно симпатичную девушку, болтавшую с друзьями. - Да не шевелись ты, я не хочу, чтобы она меня видела.
   - Да плевать ей на тебя! У неё, в отличие от некоторых, нет пунктика быть лучше всех.
   - Ха-ха, - громко и отчетливо сказала Хэллин. - То-то ты чуть дверь не проломила, когда в товарищеской схватке Жалик обошел тебя по очкам.
   - Это другое дело, - тоже повысила голос Оролен.
   - А какая она? - перебила нарождавшийся спор Айения. Хэллин только нервно передёрнула плечами, а Оролен ответила:
   - Очень милая и добрая девушка. И умная, но не сходит с ума от учебы и не помешана на честолюбии, - она метнула суровый взгляд в сторону подруги.
   - Ну давай, давай, - с истерической ноткой в голосе начала Хэллин. - Обвиняй меня во всех грехах! Разве я виновата?! Это природа, это сильнее меня, я не могу сопротивляться!
   - Ладно, хватит уже, - вмешалась Айения. - Ты привлекаешь слишком много внимания. Кстати, уже открыли вход.
   Ровно без пятнадцати час двери Университета распахнулись, и длинная очередь стала на удивление быстро продвигаться вперед. При входе служащие проверяли личность, делали пометку в личном передатчике и называли номер этажа, на который следует идти. Так как девушки шли друг за другом, они все попали на разные этажи. Нехотя распрощавшись у лестницы, каждая отправилась на свой. Айении выпал третий. Некоторое нервное возбуждение всё-таки прорвалось через все попытки удержать самообладание, и ноги её слегка дрожали, когда она шла по узорчатому напольному покрытию. Третий этаж представлял собой большую круглую площадку, на которую выходили двери различных кабинетов, с одной стороны находилась лестница, а с другой - ряд окон, настолько больших, что они освещали всё помещение до самых отдаленных углов. На этой площадке ровными рядами были расставлены небольшие столики, за некоторыми из них уже сидели претенденты. Айения тоже присела, осматриваясь вокруг. К сожаленью, она не увидела никого даже отдалённо знакомого, с которым хотя бы ехала в поезде. Тем временем, места продолжали заполняться, и вскоре непрозрачные панели с легким стуком закрыли вход на лестницу. Айения взглянула на часы: ровно час.
   Вперед вышел невысокий полноватый мужчина средних лет в обычном деловом костюме. Не представившись, он начал:
   - Добрый день. Приветствую Вас на Вашем первом экзамене в Друинском Университете. Рекомендую постараться оставаться спокойными или свести волнение к минимуму, поскольку оно повредит результату. - 'Попробовал бы сам', - мрачно подумала Айения. В её желудке начались явно неестественные процессы. - В действительности, всё не так уж страшно. Я лично считаю этот экзамен самым легким, поскольку он не требует глубоких знаний по какому-либо предмету, и для его успешного прохождения необходимо только уметь разговаривать с собой. Итак, начнём. Сейчас Вам раздадут бумагу и ручки, - от стены отделились не заметные до этой минуты три человека и начали раздавать по рядам вышеуказанное. - Понимаю, что это сложно, сам давно ничего не писал от руки, но преподаватели обожают издеваться над студентами, так что уже готовьтесь. Тем не менее, рад Вас обрадовать: бумага линованная. Кстати, я использую это слово в прямом значении: для сочинения Вам будут выданы девять листов настоящей бумаги. - По рядам пронесся восторженный вздох. - Да-да, вот именно. Так у нас ценят молодежное творчество. Но помните: бумагу можно использовать только для окончательного варианта, для черновиков у Вас будет пластик. Если вдруг Вам захочется переделать чистовой вариант, смею огорчить: бумаги больше не будет. Уметь ценить редкие ресурсы - один из постулатов любого руководителя, приучайтесь. После того как я закончу, Вам выдадут конверты с темами. Можете писать их в любом порядке, только не забудьте переписать название перед каждым разделом. Теперь возьмите, пожалуйста, Ваши индивидуальные передатчики. Справа на боку у них есть небольшой выступ, - он взял у кого-то с первого ряда передатчик и высоко поднял его над головой, демонстрируя. - Нажмите его посильней, - Айения последовала указанию и, к её удивлению, часть крышки ушла в сторону, открывая небольшое углубление, в котором лежали какие-то странные пластиковые кружки с рисунком в виде красного круга, внутри которого была прочерчена спираль. - Эти значки обозначают Ваше имя. С задней стороны у них клейкий слой, защищенный прозрачной лентой. Вам нужно будет прикрепить его на свою работу. Их количество равно количеству экзаменов плюс один, так что лучше не терять. Так, с оформлением покончили, теперь о самом экзамене. Что касается шрифтов - можно использовать любые, вплоть до иероглифов, - теперь вздох был исполнен облегчения. - Но я рекомендую кириллицу - это производит хорошее впечатление. Девять листов, три темы, то есть, путем несложных алгебраических расчетов, можно вычислить примерный размер каждого эссе, но запомните, что здесь никаких требований нет вообще: самый главный стандарт - это Ваше чувство меры. Сколько Вы сочтете нужным написать, столько и напишите, но уложиться необходимо в девять страниц. Сомневающиеся могут поэкспериментировать с почерком. Опять же из личного опыта - хорошо смотрятся работы в два и три четверти листа. Исправления допускаются: мы же не звери, в конце концов, но аккуратный общий вид работы добавит Вам баллов. Поля и ширина строк уже установлены, так что Вам остается заниматься только содержанием. Ручки - самого лучшего качества, так что можете писать спокойно. Теперь о времени: всего дается шесть часов, по окончании срока работы не принимаются. Как только я закончу, вон там, на стене, - он указал пальцем, все повернули головы и увидели большие часы, - часы начнут обратный отсчет. Кажется, всё. Ах, да. Если Вам захочется пить, перекусить, заболит что-нибудь, нужно будет выйти и так далее - обращайтесь к ассистентам. Ну всё, удачи, - он подошёл к выходу на лестницу, панели немного разъехались и пропустили его.
   Айения сидела, вцепившись руками в край стола и стараясь унять дрожь. Сначала перед ней положили несколько листов пластика, ручку в поддерживающем футляре и бумагу в непрозрачном пакете. Она углом глаза смотрела, как к ней приближался ассистент, раздающий темы, не зная, что лучше: получить более-менее знакомые вопросы и постараться ответить или совершенно неведомые, чтобы даже и не мучиться. Наконец, на стол с легким шорохом упал конверт и Айения посмотрела на него как на особо ядовитую змею. Она медленно протянула руку и почти сразу же её отдернула, но, вспомнив, что время идет, решительно взяла конверт и надорвала его. Стараясь просто не думать, чтобы не впасть в истерику, она вытащила сложенный листок бумаги и развернула его. На нем были только три аккуратные строчки:
  
   Разнообразие бытия
   Основные этические принципы: Ваш личный выбор
   Цветок-символ или Язык цветов
  
   'Кош-ш-шмар!' - это была её первая мысль. Затем пришла вторая: 'Это конец'. Действительно, может, сочинения на подобные темы и встречались в школах, но, наверняка, им предшествовала огромная подготовка. Айения почувствовала, что погружается в бездну отчаяния. Пытаясь сохранить остатки хладнокровия, она подняла голову и оглядела остальных. В зале наблюдалось великое разнообразие реакций: некоторые, как и Айения, глядели на листки бумаги в молчаливом ужасе, другие сосредоточенно вспоминали что-то, а некоторые уже даже строчили наметки на черновиках. 'Кошмар', - повторила про себя Айения и попыталась собраться. Как ни странно, она смогла нащупать в своей памяти какую-то информацию, относящуюся к этим вопросам. Она взяла листок и, задвинув как можно дальше тихую панику, стала записывать всё, что знала. К её удивлению, материала подобралось немало: её увлечение философией принесло свои плоды. Первый вопрос она решила оставить на потом, в качестве примера этических принципов взять постулаты Вечной религии, о которой когда-то читала, а в третьем пункте рассказать о таком явлении, как выбор личного цветка на Анаране, приведя в качестве примера Императорскую семью и других сановников и сделать незаметным тот факт, что большую часть информации она почерпнула в светской хронике, вот только бы вспомнить название личного цветка принца Рауля...
   Закончив с анализом информации, Айения прикинула структуру ответов и какую личную информацию можно будет от себя добавить. 'Глаза боятся, а руки делают', - тихо прошептала она с удовлетворением. - 'Не зря я так мучилась последние месяцы в школе над этими сочинениями. Поехали'. Процесс пошёл. Вскоре черновой вариант был готов, и Айения осторожно распечатала листы бумаги. С благоговением касаясь гладкой поверхности, она начала аккуратно переписывать свои эссе. Закончив всего с тремя исправлениями, она взглянула на часы и чуть не упала со стула: на первую тему, которую она отложила, осталось чуть больше полутора часов. Кроме того, её стала мучить жажда. Но ассистенты уже установили специальный складной столик, на котором сверкали стеклянные стаканы, а в специальных автоматах булькали вода, холодный чай и соки. Когда Айения подошла поближе, она увидела на столике также тарелки с печеньем и бутербродами. Быстренько подкрепившись, она вернулась на свое место. Самые разные идеи теснились в её голове, но все они были отброшены из-за своей излишней простоты, не соответствия уровню Друинского университета. Её взгляд упал на уже написанные эссе, и в мозгу как будто зажглась лампочка: в этой же самой Вечной религии уделяется большое значение такой идее как 'умножение вариантов', когда приветствуются любые способы усложнения действительности, развития разнообразия. Айения поймала кураж и за семь минут до конца срока сдала работу, чуть не забыв наклеить свой знак.
   Только покинув этаж, она поняла, насколько устала. Руки и ноги значительно потяжелели, голова была наполнена гудящей пустотой. Просто выпав из дверей Университета, она увидела сидящих на ступеньках Оролен и Хэллин. Обе казались такими же вымотанными: Хэл вообще не шевелилась, уткнув голову в колени, а Оролен, мрачно посматривая вдаль, вяло пила какой-то напиток из бутылки. Айения подошла и села рядом.
   - Привет, - тусклым голосом произнесла Оролен, Хэллин же вообще никак не прореагировала. - Ну как?
   - Да ничего, всё написала. А что с ней?
   - Ничего, - Оролен хмыкнула. - Надорвалась. Написала несколько вариантов каждой темы всего за три часа, а потом полтора часа не могла выбрать. Теперь в шоке, спасибо, хоть не в истерике, мне те, кто рядом с ней сидел, рассказали, я лично до сих пор не слова не услышала. О, - она оживилась, - я тебе сейчас расскажу, какая мне тема попалась. Ты не поверишь - Пацифизм.
   - Да-а-а, нарочно не придумаешь. И что, написала?
   - Конечно, куда я денусь. В принципе, наша же военная доктрина такая, что мы наращиваем свою мощь для того, чтобы никто даже не сунулся. Ну я и расписала это как пацифизм, чуть ли не в квадрате. А тебе что?
   - Разнообразие бытия, этические принципы, цветок-символ. Сначала у меня чуть инсульт не случился, но потом пошло помаленьку. Слушай, она меня пугает, - Айения кивнула на неподвижную Хэллин. - Может, надо всё-таки...
   Неожиданно Хэл резко выпрямилась и, повернувшись лицом к университету, громко заявила:
   - Всё, с меня хватит. Только этого ещё не хватало - нервы тратить на разную ерунду. Всё, завязываю, здоровье дороже, - она торжественно сошла вниз по лестнице и, обернувшись у девушкам, сказала. - Ну, вы собираетесь домой или нет?
   Айения ошарашенно посмотрела на Оролен, та лишь флегматично пожала плечами, и они обе поспешили за подругой. Хэл, не останавливаясь, промаршировала всю дорогу, да так быстро, что выдохнувшаяся Айения еле поспевала за ней, зато Оролен успела заскочить в какой-то магазинчик. Как только они вошли в квартиру, она поставила в центр стола бутылку вина и начала доставать бокалы.
   - Отметить первый экзамен - святое дело, - Айения попробовала возразить, что завтра уже второй, но Оролен, подмигнув, указала на Хэллин, сидящую с неприступным выражением лица. - Давай, Хэл, за твой первый высший балл, - Айении ничего не оставалось, кроме как присесть рядом.
   Как ни странно, это не переросло в мало-мальски приличную пьянку. Хэллин прорвало уже на третьем бокале и она, захлебываясь слезами, рассказывала, как не могла решить, какую авторскую позицию высказать в теме 'Противопоставление света и тьмы'. Подруги успокаивали её как могли, и они легли спать в первом часу ночи.
   Ни у кого даже мысли не промелькнуло о завтрашнем экзамене.
  
   Когда Айения открыла глаза, она первым делом протянула руку и схватила личный передатчик, который высветил: 'Объединенный экзамен по культуре Империи и других цивилизаций - 12:30'. Айения со стоном откинулась на подушку - культурология никогда её не привлекала, вчера она выложилась по полной программе. Она с ужасом вспомнила Хэллин и решила ни за что не следовать её примеру. Выйдя из комнаты, она столкнулась с Оролен. Та хмуро спросила:
   - Ну что, уже видела? - и, не дожидаясь ответа. - Час от часу не легче. Я пойду в ванную, а ты пока не буди Хэл, пусть она лучше поспит после вчерашнего, - и она направилась вдоль по коридору. Айения заглянула в комнату Хэллин: та лежала, укрывшись с головой одеялом и странно скрючившись. 'Надеюсь, кошмары ей не снятся', - посочувствовала ей девушка. Она прошла на кухню, сделала себе бутерброд и принялась размышлять о грядущем экзамене: 'Пожалуйста, пусть это будет тест. Тогда у меня есть хоть какой-то шанс...' Она вдруг вспомнила, что обещала Оролен приготовить гренки, и взялась за дело и, когда та вошла в кухню, рядом с плитой уже лежали горячие кусочки хлеба. Оролен застыла в шоке и по её лицу, напрочь выбивая все мысли об экзаменах, разлилось бессмысленное выражение наивысшего блаженства:
   - Айения, я тебя обожаю! - и она, как и вчера, диким зверем набросилась на гренки. Впрочем, съев четыре штуки, она вернулась к нормальному состоянию и почти как пай-девочка села за стол, ожидая, когда Айения закончит. Когда последняя наконец присоединилась к трапезе, в кухне, шатаясь, появилась Хэллин. Она мрачно оглядела стол и жестким голосом начала:
   - Я, конечно, тоже, - она выделила последнее слово, - очень люблю гренки, но, думаю, завтра нам лучше позавтракать чем-нибудь другим.
   Оролен, продолжая откусывать от гренка, заявила:
   - Помни, что я могу уложить тебя одним щелчком.
   - Помни, в чьем доме ты живешь.
   Оролен поперхнулась:
   - Это запрещённый удар.
   - Размахивать своими мускулами тоже.
   За столом на некоторое время воцарилось молчание, и Айения испугалась, что девушки поссорились, но затем она внимательно посмотрела на их безмятежные лица и поняла, что подобные перепалки у них в порядке вещей.
   - Кстати, какой у нас сегодня экзамен? - как ни в чем ни бывало поинтересовалась Хэл и Оролен так же спокойно ответила:
   - Культура.
   - Прекрасно! - Хэллин с видимым удовольствием потянулась. Айения и Оролен обменялись взглядами и последняя пробурчала:
   - Когда же наконец начнутся экзамены по 'моим' предметам?
   - Военная тайна! - лихо воскликнула Хэл и начала убирать со стола. Айения задала вопрос:
   - Ты не знаешь, на что будет похож экзамен?
   - Он будет разделён на две части. Побольше - культура Империи, поменьше - других цивилизаций. Тест, - Айения издала вздох облегчения, - и несколько контрольных заданий.
   - Чёрт! - вырвалось у девушки.
   - Вот именно, - согласилась Оролен.
   В этот день их одежда ни так уж сильно отличалась от обычной: Хэллин отказалась от делового костюма, сменив его на простые брюки из облегающей ткани и блузку, Оролен же достала откуда-то простые классические черные джинсы и коричневую футболку с надписью: 'Хочешь поцеловаться с землей, спроси меня - как'. К счастью, издалека надпись сливалась с цветом футболки, а готический шрифт делал её неудобочитаемой. Айения же просто надела другую блузку к тем же брюкам.
   С первого взгляда площадь выглядела так же как и вчера, но чувствовалось, что напряжение несколько спало, и нервные улыбки в большинстве случаев сменились естественными. Начало было положено. В этот день девушки пришли не так рано и встали почти в конец очереди, но всё равно, за две минуты до начала экзамена они вошли в Университет. В этот раз Айения и Оролен попали на один этаж, где большая прямоугольная площадка была окружена растущими в кадках деревьями. Солнце опять светило так ярко, что одну из стен, почти полностью состоящую из окон, закрыли жалюзи. Едва девушки сели за соседние столики, как невысокая хрупкая женщина с прямыми стальными волосами начала инструктаж. В принципе, он был практически неотличим от предыдущего, за исключением процедуры. Перед каждым претендентом лежал небольшой передатчик с широким экраном, где должны были высвечиваться тесты, а ответы нужно было отмечать ручкой. Для контрольных заданий раздавали листы бумаги, всего три штуки, и конверты с вопросами. Инструктор закончила свою речь традиционным 'Удачи!' и вышла из зала.
   Айения решила начать с тестов, а письменную работу сделать насколько получится. Первые вопросы её неприятно поразили: не то чтобы она совсем о них ничего не знала, нет, это были достаточно известные вещи, но о них спрашивались либо такие детали, на которые никто никогда не обращает внимания, например, на основе каких свидетельств была воссоздана модель храма Афины, или совершенно непонятные. Айения взглянула на Оролен: у той был такой вид, как будто перед ней лежало какое-то отвратительное беспозвоночное. Айения вспомнила, какое решение она приняла сегодня - не загружаться и не превращаться в подобие Хэллин, и, напомнив себе, что этот экзамен не влияет на её вступительный балл, она лихо принялась за работу. К счастью, способ логического вычисления ответа путём отбрасывания вариантов ещё работал, а если он отказывал, то помогал другой великий принцип - 'пальцем в небо'. По той скорости, с какой Оролен расправлялась с заданиями, было очевидно, что она тоже им пользуется.
   С письменной работой вышло посложнее. К счастью, там был только один вопрос, но какой! 'Как Вы считаете, какие в большинстве своем мысли содержали произведения-лауреаты Нобелевской премии?' Впрочем, тут на помощь пришел тоже старый как мир приём - писать совершенно о другом, и Айения настрочила две страницы рассуждений об основных темах в искусстве. Ей пришлось ещё пятнадцать минут подождать Оролен, и они покинули этаж.
   Внизу их уже ждала Хэллин, сияющая как никогда раньше.
   - Ну как? - спросила ее Айения.
   - Сделала практически всё. Правда, я не уверена в трёх ответах...
   Айения и Оролен посмотрели друг на друга и Оролен с мученическим видом возвела глаза к потолку:
   - Всё, я больше не желаю слышать об этом чертовом экзамене. Пошли домой.
   Айения поражалась, насколько вчерашняя Хэл отличалась от сегодняшней: энергия так и пульсировала в ней. Когда они пришли домой, она решила, что пора прибраться квартире. Хотя порядок и поддерживался автоматически в отсутствие хозяев, было необходимо проветрить комнаты, выбить пыль из мягкой мебели, подушек и одеял. Оролен стояла в задумчивости над диваном в одной из комнат, решая, нужно ли его отодвигать или нет, в это же время Айении, собиравшей подушки по всей квартире, захотелось спросить, куда все это девать.
   - Хэ-э-эл! Хэл!! - мощный сдвоенный вопль понесся по квартире. Хэллин вскочила и со всех ног побежала на зов. Девушки встретили её градом вопросов:
   - Хэл, что с этим делать? Куда это девать?
   Хэллин в изнеможении упала на кровать и мгновенно задала встречный вопрос:
   - Какого черта я одна здесь имею уменьшительное имя? Вы можете вопить как недорезанные, а мне, если понадобится, необходимо выводить оперные арии!
   Оролен замолчала и задумчиво уставилась на неё.
   - А что, это мысль. Я никогда не имела ни уменьшительного имени, ни прозвища.
   - Ага, - фыркнула Хэллин. - А 'Таран'?
   - Это не считается. Так меня звали только те, кто меня боялись. В принципе, от моего имени достаточно сложно придумать уменьшительную форму, - она погрузилась в свои мысли, Айения присела в кресло и с интересом смотрела нее:
   - Ну как, получается?
   - Может, просто Ор, - предположила Оролен. - По-французски это значит 'золото'. Очень мне подходит, - она приняла томно-артистическую позу.
   - Да, - серьезно подтвердила Хэллин. - А по-русски - 'дикий крик'. Действительно, очень тебе подходит, - и она залилась смехом, а Айения к ней присоединилась.
   - Ну, если так, пусть будет просто - Оро, - чуть обидевшись, приняла новое решение девушка.
   - Хорошо, теперь я, - начала процесс придумывания Айения. - Ай?
   - Эм-м-м, нет, - покачала головой Хэл. - Слишком двусмысленно. Попробуем, - она выпрямилась и начала энергично рассуждать, - возьмем среднюю часть, 'я' отбрасываем, получается... Ени. Как?
   - Ничего, - согласилась Оро. - Имеет такой, дружески-ласкательный оттенок. Ну ладно, так диван отодвигать или нет?
  
   Следующий день принёс новый экзамен - Естественнонаучный тест. Айения опять ощутила, как по её спине пробежали холодные мурашки страха. Потребовалось почти пятнадцать минут, чтобы она смогла встать с кровати. Когда она вошла на кухню, Хэл и Оро уже завтракали яичницей с кусочками бастурмы, причем последняя выглядела несколько мрачно.
   - Ну что, ты готова? - задала вопрос Хэл.
   - Спроси что-нибудь полегче, - пробурчала девушка, присаживаясь за стол. - У меня такое чувство, как будто я ничего не помню, - пожаловалась она.
   - Это нормально, - махнула вилкой Хэл. - У меня всегда так. Вспомнишь, когда увидишь вопросы.
   - Будем надеяться, - вяло ответила Айения.
   На этот раз какого-то особого воодушевления или настроя на площади практически не чувствовалось. Претенденты пришли на экзамен как на работу. Все деловито прошли в Университет и заняли свои места. На этот раз Айения опять оказалась одна в какой-то большой аудитории, спроектированной в виде амфитеатра. Инструктаж не принес ничего нового, всё было в точности как и вчера, поэтому она с облегчением приступила к работе. На тесты она убила три часа из отпущенных четырех, а ведь ещё оставалось одно письменное задание. Конечно, уровень вопросов здесь был куда выше, чем в обычной средней школе, и Айения не была уверена по крайней мере в трети своих ответов: слишком много раз ей приходилось полагаться на 'авось'. Зато с письменным вопросом ей повезло - объяснение теоремы Байрума-Венкеля. Совершенно случайно она знала её практически досконально, поскольку писала по ней переводную работу в виде усложнённого задания.
   Выйдя из Университета, она наткнулась на подруг, стоявших почти у самого входа.
   - Ну и...? - Хэл явно ожидала хороших новостей. Айения попыталась объяснить ей все трудности, но просто махнула рукой:
   - Да никак.
   Оролен сжала её плечо:
   - Не переживай, Ени. Всё будет хорошо.
   Придя домой, Айения почувствовала, что совершенно лишилась сил, поэтому просто упала на кровать и попыталась заснуть. Так же поступила и Хэллин, только Оро упорно занималась в своей комнате до полуночи.
   На следующее утро их поджидали целых две новости: во-первых, передатчик сообщал, что на сегодня назначен экзамен по гуманитарным наукам, и, во-вторых, упоминалось, что завтра в девять часов утра будут вывешены списки пар, составленных для поединков. Узнав это, Оро пришла в неописуемое волнение: она пронеслась ураганом по квартире, выкрикивая всякие маловнятные фразы: 'Уже! Чёрт! Нельзя! Кто?!', пока Айения и Хэллин не поймали её и силком не усадили за стол.
   - Успокойся! - проорала ей Хэл в ухо. Оролен невидящим взглядом посмотрела на неё и неожиданно завопила:
   - Тебе хорошо говорить! Это мой профильный экзамен! Если я провалюсь... - внезапно она расслабилась, села в позу лотоса и погрузилась в медитацию-релаксацию, проговаривая какие-то загадочные слова. Через пару минут она открыла глаза, в которых не было и намека на недавнюю заполошность. - М-да, что это я...
   - Наконец-то я вижу нашу обычную рассудительную Оро, - успокоено сказала Айения, присаживаясь за стол. - Будешь хорошо себя вести - завтра приготовлю гренки.
   - Правда?! - Оролен крепко схватила её и прижав к себе. - Я буду хорошо вести себя, честно-честно!
   - Отп-п-пусти... Ты меня раздавишь.
   Но уже когда они вышли площадь, былая нервозность снова овладела девушкой. Ени с изумлением увидела, как Оролен грызет ноготь, как недавно Хэл.
   - Да успокойся ты. Бои ведь только завтра.
   - Ну и что? Пары ведь подбирают уже сегодня!
   - А что, это так важно?
   Оро отпустила, наконец, свой многострадальный ноготь и с озабоченным видом начала рассказывать. Впрочем, было видно, что это её отвлекает:
   - От противника зависит уровень боя. Тут не подходит и слишком слабый, и слишком сильный. Если мне попадется претендент, который совсем драться не умеет, то как я покажу свое искусство? Один удар ничего не докажет. А если это будет сильный партнер... Ну, во-первых, я могу проиграть, - она зажмурилась от ужаса при мысли о такой перспективе, - или он или она сможет затмить меня, смазать впечатление. Так что...
   - Да, я поняла, это очень важно. Хорошо, что я не поступаю в Военную Академию. Хэл, а что это за экзамен по гуманитарным наукам? У нас такого не было.
   - Тесты плюс несколько вопросов по большинству наук, изучающих общество и человека: социология, психология, экономика, философия и так далее. Да ещё некоторые вопросы будут заданы на иностранных языках, - голос Хэллин звучал отвлечённо, она напряжённо высматривала кого-то в толпе. - Нет, кажется, её нет.
   Оролен ухмыльнулась:
   - Кого, Димирикян?
   - Заткнись.
   - Когда ты, наконец, успокоишься? Вечно соревнуясь с ней, ты выглядишь полной идиоткой...
   Тут открыли двери Университета и в следующий раз Ени увидела подруг только через пять часов. Надо признать, что этот экзамен прошел хуже, чем предыдущие: может, Айения просто выдохлась или, может быть, из-за того, что она и социология с присными никогда друг другу не нравились. Айения закрыла глаза и произнесла свою вечную мантру: 'Это не повлияет на мой вступительный балл'. Оролен выглядела получше, чем раньше, но напряжение читалось в каждом её движении. Она, выпрямившись, как солдат на параде, чётко шла по направлению к дому, а Хэл и Ени, немного отстав от неё, тихо переговаривались.
   - Слушай, может, нам напоить её, как меня в прошлый раз?
   - А как она обычно реагирует на алкоголь в состоянии стресса?
   - По-разному. Может и в буйство впасть.
   - Э-э-э, тогда лучше не надо.
   Как только они вошли в квартиру, Оро прошла в свою комнату и захлопнула дверь. Вскоре там раздались звуки, как будто кто-то бегал по потолку. Девушки переглянулись.
   - Надо вытаскивать её оттуда, - с опаской проговорила Хэл, - а то завтра мы получим гарантированный нервный срыв от одной из мощнейших бойцов планеты. Слушай, - вдруг в её глазах что-то блеснуло, - подыграй мне.
   Квартиру наполнил кошмарный крик, напоминающий смесь рёва льва в саванне и утробного смертельного воя баньши. Айения подпрыгнула и застыла соляной статуей, уставившись на Хэл, самозабвенно выводившую рулады. Спустя секунду из своей комнаты вылетела Оро, по виду уже готовая отразить нападение:
   - Кто?! Что?!
   - Бедные мы, бедные, - заунывно начала Хэллин и подмигнула Ени. Та вспомнила, что ей нужно подыгрывать, и неуверенно затянула:
   - Бедные мы, несчастные...
   - Как мы переживем завтрашний день? - с надрывом воскликнула Хэл. - Как мы устоим против наших возможных противников?! Они же сотрут нас в порошок! Может, это будут чемпионы по боксу или борцы сумо! А может, это будут задохлики, а с ними максимум, на что мы можем рассчитывать, это ноль баллов...
   Хэллин куражилась таким образом ещё минуты две, пока окаменевшая Оролен громко не расхохоталась:
   - Ладно-ладно, я поняла, больше не буду. Кроме того, - она посмотрела на Айению, - я рассчитываю на гренки.
   - Будет сделано!
   Остаток вечера они провели, занимаясь шутливой тренировкой. Оро показывала простые, но эффективные приемы, которые они могли использовать, попутно отпуская саркастические замечания по поводу их техники, из-за чего девушки то и дело разражались смехом. Под конец, Хэллин, несколько раз встретившись со столешницей, попросила о перерыве и все разошлись спать.
   На следующее утро Айения проснулась оттого, что кто-то ходил мимо её комнаты: двери они так и не закрывали. Открыв глаза, она увидела Оролен, с отчаянным видом мерявшую коридор. Она то и дело заглядывала в комнаты спящих и, увидев Айению, очень обрадовалась:
   - Ты уже проснулась? Пойдешь со мной на площадь?
   - Скко вмени? - невнятно спросила Айения.
   - Э-э, шесть тридцать семь.
   - Разбуди меня в полдевятого, - ответила девушка и повернулась к стене. Оролен вновь начала ходить взад-вперед по коридору. Уже когда заснула Айения, она 'ненарочно' разбудила Хэллин и выслушала от неё целый поток приглушенной ругани. Ровно в восемь часов двадцать девять минут и сорок три секунды Айения услышала громкий крик: 'Вставайте!'. Она вскочила с кровати и шлёпнулась на пол. Оро продолжала кричать: 'Скорее! Скорее!', Хэллин, зевая, вышла из своей комнаты и таким же громким голосом ответила: 'Куда спешить-то?! Знаешь, вряд ли списки от нас убегут'. Но Оро продолжала их торопить и Айения, зевая и протирая глаза, попадала ногой не в ту штанину и чуть не вышла из дома не причесавшись.
   На улице, к их удивлению, было больше людей, чем можно было ожидать в такой час. Очевидно, многие из претендентов были так же озабочены именами своих противников, как и Оролен. Она, не дожидаясь подруг, вихрем устремилась к площади. Но, когда Ени и Хэллин вышли на неё, листки только развешивали. Особо энергичные так стремились узнать то, что им нужно, что цепь охранников ограждала служащих. Оролен была в первом ряду. Наконец, охранники ушли и толпа хлынула к стене. Девушки ожидали услышать победный клич Оролен, но ничего не было слышно и они забеспокоились, переглянувшись с озабоченным видом:
   - Как ты думаешь, с ней все в порядке? - спросила Хэл.
   - Не знаю.
   И обе рванули по направлению к Университету. Хотя пробиться к спискам было нелегко, девушки, озабоченные состоянием подруги, приложили все усилия. Уже готовые к душераздирающей сцене, они просто застыли на месте, увидев Оролен, спокойно стоящую рядом.
   - Что? - выдавила из себя Ени.
   - Ну, достаточно приличный. Риюки Вальтер, вы, наверное, не слышали? - это была сказано таким безразличным тоном, что Хэл практически с яростью воззрилась на неё:
   - Ну и как ты себя чувствуешь?
   - А? Нормально.
   - Значит, нормально? - Хэллин перевела дух от возмущения, - а изводить нам нервы, будить в шесть утра - это нормально? Ещё раз устроишь подобный аттракцион - сама с землей поцелуешься, и никакие приемчики не помогут!
   - А я добавлю, - мрачно дополнила Айения, скрестив руки на груди. Оро смотрела на них до крайности удивленно:
   - Девчонки, да вы что? Я же просто так, стресс снимала...
   - А мы в следующий раз тебе голову снимем. Ну ладно, - Хэл расслабилась. - Что там с этим Вальтером?
   - Я же говорю, хороший вариант. Насколько я знаю, последователь школы Маегава. Хороший боец, но не вундеркинд. Думаю, я смогу с ним поиграть. Ваших оппонентов я уже тоже посмотрела.
   - Что?! - в один голос воскликнули девушки. - Ну и..?
   Ни для Айении, ни для Хэллин бой не был важен для поступления в Университет и это к лучшему: Хэл попался достаточно хороший боец, 'непрофессионал', как надменно определила Оро, но у Хэл, несомненно, не было ни шанса. У Ени дела шли ещё хуже: её противником стал один из лучших бойцов Южной Америки (тут Оро сказала: 'Впечатляющий') Алек Ракез. О нём слышала даже Хэллин:
   - Это тот, который на чемпионате по групповым боям положил тринадцать человек в одиночку?
   - Ага, - кивнула Оро. Хэл с состраданием посмотрела на Ени. Оролен же ободряюще потрепала её по плечу:
   - Не переживай. Попробуй поуворачиваться минутку, а потом можешь со спокойной совестью падать на ковёр.
   - Очень обнадеживающе, - Айения вздрогнула. - Ну что, пошли. Я ещё должна приготовить завтрак.
   - У-у-у-йе-е-е-а-а! - торжествующий крик пронесся по площади. К счастью, сейчас мало кто обратил на него внимание. - Вперед!
  
   За гренками они обсудили расписание. Бои должны были проводиться в разных местах, но их схватки были намечены на разное время, так что они все могли поболеть друг за друга. Первой была Оролен в два тридцать, затем в Хэллин в четыре пятнадцать, и последняя - Айения в пять часов. Девушки еле уговорили Оролен не тренироваться сейчас, та еле согласилась, поставив условием проведение совместной растяжки. Так что, когда они направились на первый бой в здание Арсенала, Хэл и Ени чувствовали, что их ноги и руки имеют какую-то слишком большую свободу движения.
   Зайдя в здание Арсенала, они проследовали за потоком толпы в одну из огромных камер для хранения оружия, которое в данный момент отсюда убрали. Единственную обстановку составляли ряды скреплённых между собой кресел, поставленных вдоль стен, и нескольких матов, лежащих в центре помещения. Оролен сразу направилась к небольшому регистрационному столику, чтобы отметиться, а Хэл и Ени начали искать свободные места.
   - Слушай, а где же жюри? - спросила Айения, когда они сели в заднем ряду.
   - Экзаменаторы специально сидят среди зрителей, чтобы не рассеивать внимание бойцов. Тут вообще до черта непретендентов.
   Айения оглядела зал: действительно, примерно треть зрителей не могли быть абитуриентами, причём это определялось не возрастом, а отсутствием нервозности и волнения.
   - Оценивают нас, - тихо сказала Хэллин. - Смотрят, с кем придется работать дальше.
   - Как ты думаешь, Оролен победит?
   - Легко, - ответила Хэл пренебрежительным тоном. - Ты ещё не видела её в драке. На самом деле, она не разрушитель, все её действия направлены только на победу, и у неё самый точный стиль, который я когда-либо видела.
   Вскоре разговоры среди зрителей затихли, а в центре зала, наоборот, воцарилось оживление. Прозвенел звонок и на середину вышли два первых претендента. Было видно, что военная подготовка - не самая сильная их сторона, и некоторое время они просто не знали, как начать. Наконец, девушка, очевидно, вспомнив прием из какого-то фильма, бросилась на парня. Тот от неожиданности отшатнулся, нога попала в щель между матами и, не удержав равновесие, он упал лицом вниз. Девушка не растерялась и придавила его коленом. Тот стукнул пару раз рукой о пол, и схватка была завершена.
   - Н-да, не фонтан, - разочарованно прогудела Хэллин, но зал вежливо похлопал первым бойцам. Следующая должна была быть Оролен. Она мельком скользнула взглядом по трибунам, увидела подруг и помахала им рукой. Те поддерживающе замахали в ответ, но она уже отвернулась, направив взгляд внутрь себя и сосредотачиваясь. Второй звонок - Оролен двигалась почти как машина, совершая минимум движений. На противоположной стороне из толпы вышел юноша, тоже с отрешённым выражением лица, Риюки Вальтер. Он был хорошо сложен, было видно, что мускулы составляют немалую часть его тела, но он был немного ниже Оролен. Они просто стояли и смотрели друг на друга: Вальтер принял какую-то специальную стойку, Оролен же оставалась в как будто расслабленном состоянии. Выжидание и внимательное изучение друг друга длилось больше минуты. Было понятно, что первый удар решит почти всё, но никто из противников не хотел наносить его. Неожиданно, Оролен рванулась вперёд, пытаясь нанести удар снизу по туловищу, Риюки попробовал отразить его, но удар оказался обманным, и Оролен смогла воспользоваться тем, что он потерял концентрацию и открылся: мягко присев, она нанесла стремительный удар по ногам. Риюки был действительно очень хорош, потому что смог отпрыгнуть, но Оролен уже захватила инициативу и в плавном прыжке ударила его в плечо. Юноша вздрогнул, но на его лице ничего не проявилось. Оролен приземлилась позади него, но продолжать атаку не стала. Айения вспомнила: 'Думаю, я смогу с ним поиграть'.
   Схватка опять перешла в позиционные бои: противники рассматривали друг друга, пытаясь нащупать уязвимое место. Вроде бы ничего не изменилось, но теперь от Оро исходил мощный поток силы, осознания превосходства. Впрочем, Вальтер и не думал сдаваться: хотя в зале уже практически решили, кто станет победителем, он ждал продолжения боя. Теперь первым атаковал он, причем так с такой скоростью, что многие даже не заметили, что произошло. Оролен смогла увернуться, но недостаточно быстро. Резкий рубящий удар прошел вскользь по её бедру. Впрочем, на ней это никак не отразилось: она легко перевернулась в воздухе и опустилась вниз, резко выпрямившись. На её дотоле безмятежном лице появилась лёгкая улыбка: это словно послужило сигналом к переходу в новую фазу схватки. Оба противника просто полетели друг на друга, удары сыпались градом с такой скоростью, что зрители практически ничего не могли различить, но Ени заметила, что большинство из них не доходило до своей цели. Вдруг раздался приглушённый крик и все повскакивали со своих мест. Риюки отлетел в другой конец площадки и лежал, неловко держась за плечо. Оролен, тяжело дыша, стояла в центре, приходя в себя, её руки как будто остановились в процессе удара. Зал затаил дыхание. Вальтер медленно поднялся и поклонился своей противнице. Зал взорвался аплодисментами. Девушки сбежали вниз и окружили подругу. Вначале она даже не заметила их, ещё погруженная в атмосферу боя, и неотрывно следила за своим бывшим противником, уже покинувшим арену.
   - Хэй, Оро! - Хэллин потрясла её за плечи. - Очнись!
   - А? - она посмотрела них проясняющимся взглядом. - Ну что, как? - в её голосе чувствовался страх.
   Хэл и Айения с мученическим видом переглянулись.
   - Ты еще спрашиваешь?!! Это было потрясающе! - Ени захлебывалась от восторга. - Как будто смотришь высококлассный боевик, хотя нет - лучше!
   - Ну ладно, пошли, - Хэл потянула их к выходу. - Сейчас начнется следующий бой.
   Они вышли на улицу, и яркое солнце ослепило их.
   - Значит, - как бы всё ещё не веря, продолжила Оро, - мне поставили хорошие оценки?
   Хэл закатила глаза:
   - Ну конечно. Ели тебя не возьмут, то я вообще не понимаю, кто им нужен. Ладно, пойдем, посидим в кафе.
   Они зашли в прохладное помещение и Оролен, отходя от состояния боевой аффектации, начала сыпать словами:
   - Понимаете, я знала, что у школы Маегава самая лучшая сторона - это защита, а он всё не нападал и не нападал, я и занервничала... Мне не хотелось показывать этот прием в самом начале, но пришлось... Вдруг это снизит баллы? И ещё я не полностью увернулась от удара...
   Девушки подпрыгнули:
   - Да, он же тебя ударил! Ты как? Больно?
   - Не-а, - Оро потянулась. - Синяк будет, но мышца не повреждена, я бы почувствовала.
   - Глядя на тебя, можно было подумать, что он вообще тебя не задел, - уважительно сказала Ени.
   - А, ерунда. В бою такого даже не чувствуешь. Так бой хорошо выглядел?
   Хэллин взяла её за руку и тихим успокаивающим тоном сказала:
   - Всё в порядке. Бой закончился, ты выступила просто прекрасно. Теперь тебе осталось только два экзамена. Расслабься и отдыхай. А теперь давайте, утешайте меня! - она неожиданно подняла голос. - Следующей-то меня лупцевать будут.
   - А, что там, - Оролен пренебрежительно махнула рукой. - Главное, покрасивее шмякнись на пол.
   - Большое спасибо за поддержку, - сквозь зубы сказала Хэл.
   - Да ладно тебе, - добродушно ответила Оро. - Пора уже перестать чувствовать себя смертельно оскорбленной каждый раз, когда ты не можешь быть первой во всём. Хэй, - она повернулась к стойке бара, - бутылку 'Чинзано', пожалуйста. А то уже скоро будешь ядом исходить при виде Ашук.
   Хэллин наградила её яростным взглядом:
   - Тебе легко говорить: никто никогда не считал, что ты должна получать высшие отметки по всем предметам - физические занятия, политика и история, и всё. А мне приходилось пахать, чтобы заработать свою стипендию.
   - Твои родители могли спокойно заплатить за обучение.
   - Не в этом дело. Учиться бесплатно само по себе престижно, это как доказательство того, что я достойна своего рода.
   - Ах, вот в чем дело, - тихо проговорила Оролен. - Значит, я не могу понять этого, потому что моя родословная не описывается в специальном издании?
   - Ты прекрасно знаешь, что это не так...
   - Нет, ну почему же, - голос Оролен заметно повысился, и в нём ощущалась напряженная вибрация. - Мне уже не в первый раз дают понять, что раз я не происхожу из известного рода, то и требования ко мне предъявляются пониже: не нужно быть совершенством во всем, ведь нет необходимости поддерживать родовую честь. У тебя обнаруживается явное духовное родство с Лецри.
   - Нет, ты ничего не понимаешь! - Хэллин стукнула ладонью по столу. - Твой талант неоспорим и, самое главное, он - твой, он оригинален. А таких, как я, - она с тоскливым видом отвернулась к окну, - предостаточно. И если ты считаешься юным дарованием, то кто такая я? Вполне возможно, всего лишь плод многовековой селекции, и то недостаточно долгой, так что можно и не рисковать и выбрать из рода подревнее. Всё, что я делаю, неминуемо относится к моей семье.
   Девушки не смотрели друг на друга, за столом воцарилась тишина, которая не была нарушена даже прибытием официантом с бутылкой вина. Неожиданно её прервала Айения:
   - Я понимаю тебя, Хэл, - её чуть слышной голос заставил девушек вздрогнуть. - Я совсем недавно узнала о своём роде, но этот тяжкий груз уже лёг на мои плечи: я не знаю ни одного своего родственника, но необходимость соответствовать уже гложет меня. Но я понимаю и тебя, Оро. Я чувствую себя чужой этому городу, - было видно, что слова ей даются с трудом, - хотя я и родилась здесь, никто меня тут не ждёт, и мне придется доказывать, что я достойна жить в Друине, и очень маловероятно, что у меня это получится.
   Вдруг Оролен перегнулась через стол и обняла её.
   - Не беспокойся, - прошептала она Ени на ухо. - Я общалась с кучей отпрысков благородных семейств, и мало у кого было столько достоинства и настоящего величия, как у тебя. Кровь не обманет: столь древний род не может породить недостойного потомка, кроме того, дочь такой матери должна быть просто суперодарённой. Осталась еще куча экзаменов, и ты ещё себя покажешь, вот увидишь.
   Ени взглянула из-под пелены слез (откуда они взялись?) на Хэллин. Та, ласково улыбаясь, взяла её ладонь в свои руки.
   - Не обращай на нас внимания, пожалуйста. Сейчас мы все на взводе, сама понимаешь, а с Оро мы ругаемся постоянно, хоть обычно и не по таким серьезным поводам. И я абсолютно согласна с ней, что ты по-настоящему достойная представительница своего рода. Чёрт, уже полчетвертого, - она взглянула на часы, - мне скоро в бой и, раз уж наш боевой эксперт говорит, что у меня нет шансов, я желаю напиться как следует, чтобы полегче перенести поражение.
   Девушки рассмеялись. Бутылка исчезла за полчаса, и все трое в прекрасном настроении направились к Торговому Центру, где и должен был происходить бой.
   Здание Торгового Центра выбивалось даже из архитектурного ансамбля в высшей степени эклектичного Друина. Оно состояло из трёх совершенно не совпадающих по стилю сегментов: нежно-розового классического фронтона с ионическими колоннами цвета слоновой кости, правое крыло представляло собой невероятную мешанину стекла и металла и непонятно было, сколько там этажей, левое же было простым серым кубом без окон, по которому непрерывно ползли различные рекламные надписи.
   - Так, нам сюда, - ткнула Хэллин пальцем в идеально гладкое здание, на котором как раз можно было прочитать, что прибыли самые свежие ароматные эссенции с Венеры.
   - А как нам туда попасть? - с удивлением спросила Оро: куб казался абсолютным монолитом. Но Айения увидела, что участок рядом с одним из ребер слегка выделялся на матовой поверхности: он блестел и переливался. В следующую секунду прямо из него вышли несколько человек.
   - Голограмма? - спросила Оролен Хэллин.
   - Нет, вход вполне материален, ведь необходимо обеспечивать безопасность. Здесь используется практически тот же принцип, что и в нашем поезде: молекулы вещества разрежаются и образуют проход для определённого тела.
   - Извращение какое-то, - пробормотала Оро. - У нас в Канто все вполне довольствуются обычными автоматическими дверьми.
   - Это на случай стихийных бедствий. Всё это здание считается главным убежищем Друина в чрезвычайных ситуациях. Прочностью оно в тридцать раз превосходит стандартный алмаз и может стать абсолютно герметичным.
   Они вошли внутрь. Девушки испытали странное чувство, почти что приступ клаустрофобии: материя плотно обволакивала их тела, казалось, что они плывут в стене, было темно и не проникал никакой шум. Зато за входом яркий свет заливал всё вокруг. Балконы с магазинами поднимались вдоль стен, в большой 'колодец' посередине были устремлены множество прожекторов. На полу первого этаже также была огорожена площадка для боя, но не было никаких сидений для зрителей: болельщики и судьи вперемешку толпились у стен, перегибались через балконные решётки. Очевидно, праздное настроение места передалось присутствующим: неровный гул голосов наполнял всё вокруг, не было той внимательности к бою, как в Арсенале, это скорее напоминало зрелище-развлечение, а не экзамен.
   Хэл углядела регистрационный столик и, расправив плечи и сказав подругам: 'Пожелайте мне удачи!', направилась к нему. Оролен крикнула ей вслед:
   - Выиграть ты не выиграешь, так проиграй достойно!
   - Что же ты, - укоряюще бросила Ени, пробиваясь на второй этаж. - Может, она и выиграет.
   - Нет шансов, - флегматично ответила Оро, работая локтями. - Только если Амгабуни впадет в кому посреди площадки.
   Они протиснулись к балконной решетке и стали смотреть вниз, высматривая Хэл.
   - Пойми, - продолжала она втолковывать Ени, - не то чтобы он супермонстр, просто Хэл в жизни не держала ничего тяжелее бутерброда, да ей этого и не надо. О, вот она!
   К площадке действительно подошла Хэллин, её отрешённое лицо ничего не выражало, её противника они видели только со спины. Схватка закончилась достаточно быстро. К чести девушки, она всё же посопротивлялась и даже смогла поставить своему сопернику подножку, как учила их Оро, но он упал только на одно колено и ловкой подсечкой заставил её потерять равновесие, Хэл всё с тем же страдальческим выражением лица шмякнулась спиной на ковры. Зрители вежливо поаплодировали и вернулись к своим делам, пока не начался следующий бой.
   Девушки быстро сбежали вниз. Раскрасневшаяся, тяжело дышавшая Хэллин ожидала их возле входа.
   - Всё! - громко объявила она. - Этот кошмар закончился и я больше не желаю об этом говорить!
   - Хэл! Я в тебе ошибалась! - громогласно завопила Оро.- У тебя большой потенциал. Если бы ты регулярно тренировалась...
   Подруга направила на неё злобный взгляд, и девушки, давясь от смеха, вышли наружу. Неожиданно Айению обожгла мысль, что она - следующая. Она пожалела, что её бой не был в начале дня, иначе она могла бы уже так же расслабиться и хохотать с подругами. Страх забрался мокрыми холодными лапами в желудок и слабая мысль о том, чтобы просто не пойти, мелькнула у неё в голове. Оролен будто почувствовала её состояние:
   - Не волнуйся, Ени. Видишь, даже Хэл справилась. Как говорится, пять минут позора, и свободен.
   - Я хочу выиграть, - невольно вырвалось из губ девушки. Оролен глянула краем глаза и грустно сказала:
   - Все хотят, но не у всех получается. Знаешь, что говорил наш учитель про экзамены в Университет? Вас научат побеждать, а в этом первом бою в должны показать, что готовы к победе. Может быть, ты поступаешь правильно: если не верить в возможность выигрыша, то зачем драться? Вдруг ты и вправду победишь? Тогда Ракез умоется кровавыми слезами! - кровожадно потрясла она руками в воздухе, а её глаза смеялись.
   - А мне ты не говорила, что я могу победить! - жалобно-плаксиво заявила Хэл. - Ты любишь Ени больше, чем меня!
   - Конечно, она ведь не устраивает истерик, чуть что не по ней! И не кичится своим родом!
   - Уж кто бы говорил! Я помню, как ты в пьяном виде пыталась доказать, что твой род произошел от одного из земных императоров!
   - Так это ж по пьяни!
   Они продолжали в том же духе, в то время как Айения давилась от хохота. Только подойдя к Администрации Имперской Гвардии у самого входа на Главную площадь, она поняла, что они её просто отвлекают. Третья и последняя бойцовская арена, которую они должны были посетить сегодня, очень отличалась и от Арсенала, и от Торгового Центра. Площадка для схватки была отгорожена прямо в холле у входа. Места для зрителей вполне заменяли столы и стулья, очевидно, принесённые из кабинетов, потому что людей было на удивление мало. Вероятно, даже в такой день открытых дверей мало кто осмеливался зайти в здание, где распоряжалось самое таинственное и самое грозное, по мнению некоторых, военное подразделение. Всех зрителей можно было легко пересчитать, и, почти наверняка, половина из них были судьями.
   Айения попыталась заморозить в себе то ощущение безоблачной легкости, которое пробудила в ней шутливая перепалка подруг. 'Ни о чём не думай, ни о чём не думай!' - твердила она себе, стараясь держать голову абсолютно пустой, окинула взглядом зал, ища регистрационный стол, и, кинув: 'До встречи', двинулась по направлению к нему. В спину Оро и Хэллин прокричали ей: 'Удачи!' и тревожно переглянулись.
   - Беспокоюсь я за неё, - тихо сказала Хэллин, осматривая присутствующих. - Смотри, кажется, это полковник Савинко!
   - Где? А, нет, ты перепутала, это его дядя. Они очень похожи, - Оролен ещё раз посмотрела на Айению, называющую свое имя регистратору. - Да, странная девушка. Честно говоря, я до сих пор не знаю, как она себя поведёт. Впрочем, что можно предсказать, учитывая её судьбу: быть рождённой Летицией Шонор и всю жизнь прозябать в каком-то захолустье.
   - Нельзя так говорить, - привычно ответила Хэл, продолжая осмотр. - Каждый уголок Империи должен быть и является равноправной частью государства, обладающей равными возможностями, - эти слова она произносила совершенно отвлечённо, как будто повторяла их множество раз. - Нет, вот его я точно узнала! Лорд Геммерберг - министр Всеобщего правительства по обеспечению армии!
   - Н-да, он, - в голосе Оролен чувствовалась невесть откуда уже взявшаяся военно-профессиональная неприязнь к снабженцам. - Ну и что?
   - Да ладно. Ах, что же я еще хотела сказать? Да! Знаешь, я понятия не имею, на что способна Айения, но есть во мне какая-то бессознательная уверенность, что она всем ещё покажет.
   - Поживём-увидим.
   Тем временем Айения уже выходила на помост: здесь площадка для боя значительно возвышалась над уровнем пола. К счастью, она не видела себя со стороны, побледневшее напряжённое лицо с головой выдавало безуспешность её попыток совладать с собой или хотя бы попытаться относиться к бою не так серьезно. Нет, ожидая встречи со своим противником, она явственно ощущала, как в голове билась одна-единственная мысль - 'Я хочу выиграть, я не хочу проиграть'. Откуда у неё взялось такое стремление к победе, она сама не могла понять.
   А на противоположной стороне появился тот самый Алек Ракез, которым её так пугала Оро. Высокий жилистый юноша совершенно не производил впечатления не знавшего поражений бойца, вполне возможно, из-за своей мягкой лучистой улыбки. Он разглядывал Ени с необидным любопытством. 'Что же делать?' - бешено пронеслось у неё в голове. - 'Как начать?' Она вспомнила заполошные крики Оролен о том, что первый удар решает всё, и поняла, что не сможет начать бой. Они стояли так ещё полминуты, и напряжение всё росло. Наконец, Алек, видимо, отдав должное её выдержке и решив рискнуть, открыл действие. Айения уловила легкое движение руки и, не раздумывая, метнулась в сторону. Как оказалось, это был ложный выпад, и её спасло только то, что она вложила слишком много энергии в этот рывок и по инерции пролетела намного дальше, так что удар только скользнул по спине, но в то же время что-то крепко схватило её и перекинуло назад. Она яростно замахала руками и ногами, пытаясь достать неуловимого противника, но безуспешно, и в ту же секунду она приземлилась на пол с такой силой, что впечаталась в маты.
   Хотя все её чувства были оглушены таким падением, она всё-таки услышала разочарованный гул со стороны зрителей. Она открыла глаза: через мгновение полупрозрачная дымка исчезла, и она ясно увидела Ракеза, уже идущего к краю площадки. Она поймала его взгляд - немного расстроенный и разочарованный. 'Почему он недоволен?' - пронеслось у неё в голове, - 'ведь он же выиграл...' Неожиданно в сознании вспыхнула мысль, до странности яркая, такая яркая, что причиняла боль - он расстроен, потому что она оказалась никчёмным соперником, и он не смог из-за этого показать свой талант великого бойца, каким он был, в этом она не сомневалась, а разочарованным, потому что ожидал большего от той, кто могла бы носить фамилию Шонор, дочери Летиции Шонор!
   До неё долетали возгласы: 'Ени, что с тобой?', но она не обращала на них внимания. Чей-то голос внятно сказал: 'Позор рода'. Она не знала, чей это был голос и как она его услышала, но эти слова обожгли её как огнём. Позор рода... Нет!
   Неведомая сила подкинула её вверх, вернулись ясность ума и четкость движений. Она выпрямилась и громко сказала:
   - Стой!
   Алек оглянулся, всё стихло. Все в зале глядели на неё.
   - Бой ещё не кончен!
   Оролен и Хэллин переглянулись ещё тревожней, чем в первый раз. Последняя еле слышно прошептала: 'Интуиция меня не обманула'.
   Ени уже прошла на свою сторону площадки и выжидательно посмотрела на Ракеза.
   - Но... - он не знал, что сказать.
   - Ты отказываешься драться? - никакой насмешки в голосе, простой запрос информации. Он даже не ответил. На этот раз взаимное разглядывание длилось недолго, не больше десяти секунд, Ени уловила во взгляде Алека только легкое недоумение. Он начал первым, сделав резкий бросок ей навстречу, Айении показалось, что по направлению к ней несется огромный снаряд. Она интуитивно почувствовала, что на этот раз всё по-настоящему, никаких обманок, и резким прыжком ушла с его пути. Она упала на колени и вытянула ногу, чтобы сделать ему подножку. Во всяком случае, ей это удалось: Ракез потерял равновесие, но ловко перевернулся в воздухе и приземлился на ноги в боевой стойке. Айения не успела перевести дух, как его рука схватила её за предплечье и отбросила на пять метров вперед.
   Она лежала лицом вниз, пытаясь просто начать дышать, никогда не думала, что это так трудно. Никакие звуки не доходили до её сознания, единственно, что она осознавала, это огромные красные буквы, пляшущие у неё перед глазами - ПОЗОР РОДА.
   - Не-е-ет!!! - она рывком вскочила на ноги. Мир сузился до размеров площадки для боя, теперь ничто не волновало её: ни оценки судей, ни мнение посторонних, только одно имело значение - выиграть, доказать...
   Теперь Ракез не задавал никаких вопросов: увидев е дикий взгляд, он опять принял боевую стойку, его глаза отражали удивление и настороженность.
   На сей раз она атаковала первой. Клокочущая в ней энергия требовала выхода и она просто рванулась навстречу к нему. Алек такого не ожидал, только этим можно объяснить её успех: она так резко ударила его под ребра, что почувствовала, как у него прервалось дыхание, что принесло ей какое-то мрачное удовлетворение. Но через мгновение он нанёс ей столь мощный удар в плечо, что она отлетела на другой конец площадки. Теперь уже никто не считал, что бой окончен, и никто не удивился, когда Айения плавно встала на ноги с отсутствующей улыбкой на губах. Теперь на лице Ракеза ясно отражались нервозность, но вдруг у него как будто возник план. Он стартовал столь резко, что Айения просто не успела среагировать, но не прямо к ней, а, сделав небольшой крюк, набросился на неё со спины, поймав обе руки в захват. Ени попыталась вывернуться, но он прижал её ноги к полу. Она поняла, что он не позволит ей двигаться, пока она не признает поражение, и жгучие слёзы ярости и бессилия запылали в глазах. Но другого выхода не было: Айения, закусив губу, прекратила сопротивляться и Ракез вскоре отпустил её. Она выпрямилась и несколько секунд стояла с опущенной головой, затем, сделав лицо максимально бесстрастным, повернулась к тяжело дышавшему сопернику и поклонилась.
   Направляя все усилия на то, чтобы сохранить хладнокровие, она не слышала, как зрители зааплодировали в благодарность за такой зрелищный бой, но её разума коснулся чей-то возглас: 'Шонор!'.
   У края площадки её встретили потрясённые подруги. Они не сказали не слова, пока не покинули здание. Только оказавшись на улице, Оролен шумно выдохнула воздух, а Ени почувствовала, как начинают трястись её колени.
   - Давайте куда-нибудь сядем, - слабым голосом попросила она, и девушки моментально оттащили её на ближайшую лавочку. Там они молча посидели ещё минуту, пока Ени не закрыла глаза ладонью, тихо спросив: 'Что?'. Оролен опять издала мощный выдох, как будто не дышала до этого момента.
   - Ну что я могу сказать? - она развела руками. - Это было... очень необычно...
   Айения ещё крепче прижала ладонь к глазам, словно пытаясь закрыться от солнечного света.
   - Я повела себя как полная дура, сорвала экзамен, - её голос звучал горько и дрожал.
   - Нет, - возразила Оро, - по правилам, схватка оканчивается не иначе, чем после признания поражения или невозможности сделать таковое. Тут всё правильно, но... - Оро беспомощно посмотрела на Хэл.
   - Зачем ты сделала это? - мягко спросила та. Ени покачала головой, не опуская руки от глаз:
   - Я не знаю, что на меня нашло. Просто..., - её голос упал, - я не хотела опозорить мой род...
   Девушки сочувственно посмотрели на неё и приобняли за плечи. Так они просидели несколько минут, пока по телу Айении не перестала пробегать нервная дрожь и она не отняла руку от лица.
   - Ха! Всё, как я предсказывала! - победно воскликнула Оро, хотя её веселье выглядело несколько натянутым. - Ракез получил по полной программе! Теперь каждый раз, когда он будет бахвалиться своей победой над тринадцатью бойцами, кто-нибудь обязательно напомнит ему, как нетренированная девушка противостояла ему почти пять минут!
   - Он действительно хороший боец, - безотчётно сказала Ени, нервно потирая руки. - Только ему нужно контролировать свои эмоции: я всё могла читать по его лицу.
   Оролен и Хэллин изумленно переглянулись.
   - Э-э-м-м, да... - выдавила Оро, она вопросительно смотрела на подругу. Та же пожала плечами и выразительно пошептала с некоторым налетом пафоса:
   - Она же Шонор!
   - Да кстати, - вскинула голову Ени. - После боя кто-то громко назвал фамилию моей матери. Вы не слышали?
   Подруги покачали головами.
   - Нет, мы сразу помчались к тебе.
   Айения со смесью слабой надежды и страха взглянула на них.
   - Как вы думаете..., каким будем мнение судей?
   - Что ты ненормальная, - предположила Оро. Хэл тотчас метнула в неё предупреждающий яростный взгляд. - А что? Я всего лишь предлагаю варианты.
   - Я вообще не считаю нормальными тех, кто посвящает всё своё свободное время бесполезным дракам, - надменно заявила Хэл.
   - Хэй! - окрысилась Оро. - Полегче! Ты не говорила ничего подобного, когда я отметелила тех придурков, пытавшихся ограбить нас в Бангкоке!
   - А кто потащил нас в ту дыру? Болезненная страсть к поискам приключений тоже не свидетельствует о психическом здоровье!
   - Прекратите, - страдальчески вымолвила Ени. - Я больше не могу.
   - Прости, - девушки сразу присмирели.
   - Значит, - Айения медленно выговаривала слова, - все подумают, что я сумасшедшая?
   - Х-м-м, - Оролен потянулась, словно оттягивая момент ответа. - Ты действительно поступила немного... нестандартно, но знаешь что... - она серьезно посмотрела в глаза Ени, - это безумие можно назвать и духом воина.
   - Что? - удивилась Айения.
   - Дух воина, - отстраненно говорила Хэллин, - считается непременным атрибутом прирождённых бойцов, позволяющим им стремиться только к победе и не замечать поражений.
   - Ну, в моем случае это точно не проходит, - горько сказала Ени, вспомнив, какое отчаяние затопило её, когда она поняла, что окончательно проиграла.
   - Но ты же не проиграла, - спокойно заметила Оролен. Ени подняла на неё изумлённые глаза.
   - Ты бы никогда не смогла одолеть Ракеза, используя только силу, - продолжила Оро. - Твоим преимуществом было именно сильное желание победить, поэтому ты так долго сопротивлялась. Но целью экзаменационного поединка является именно демонстрация способностей, а тебе это удалось. Значит, ты одержала победу, а вот Алек - нет, - она хмыкнула.
   - Но мне хотелось победить по-настоящему...
   Хэллин коснулась её плеча:
   - Ты сделала всё, что могла, а это и является основным стержнем духа воина. Твой род не смог бы требовать от тебя большего.
   - Хорошо, - Ени посмотрела на свою сжатую в кулак руку, - но в следующий раз я буду лучше. Гораздо лучше.
   Хэллин и Оролен в очередной раз поражённо посмотрели друг на друга.
   - Дух воина... - еле слышно слетело с губ Хэллин. Ени обернулась к ней.
   - Да, это действительно странное ощущение. Вы же им тоже обладаете?
   - Это качество, - голос Хэллин был сухим и ровным, как будто она зачитывала строчку из учебника, - распространено в основном среди населения галактики ТД, а особенно на Анаране. Мало кто из землян обладает такой же сильной волей к победе, что объясняется врожденным стремлением тэдэанцев защитить свою Родину всеми силами.
   - О! - глаза Айении округлились. - Значит, в моем роду есть тэдэанцы?
   Хэллин печально опустила голову.
   - Ужасно, что ты ничего не знаешь о своем роде, но твое стремление отстоять его честь поражает. Надеюсь, скоро ты найдешь свои корни.
   Серьезный разговор был окончен, и они ещё несколько минут просто грелись на вечернем июльском солнышке. Напряжение, державшееся весь день, потихоньку отпускало, и усталость навалилась многотонной тяжестью.
   - Может, выпьем, отметим? - вяло предложила Оролен. Хэл помотала головой:
   - Завтра может быть политика, а на этот экзамен нужно идти бодрой.
   - О'К. Тогда пошли домой.
   Они, не разговаривая и не торопясь из-за усталости, дошагали до дома. Айения только приняла душ и сразу упала в кровать. 'Быстрей бы забыть это как страшный сон', - смутно подумала она. Она даже не вспомнила, о чём только что узнала от Хэллин.
   Следующим утром выяснилось, что Хэл накаркала - экзаменом в этот день действительно были Политика и Право. Ени уже привычно тяжко вздохнула: не то чтобы с каждым экзаменом становилось всё хуже и хуже, просто все они слились в непрерывный поток разочарований и поражений. Она уже даже думала, что вряд ли вообще в мире существует что-либо, в чём бы она могла преуспеть.
   Хэллин выглядела уверенной в себе и пребывала в хорошем настроении, и, намазывая поджаренный тост паштетом, даже напевала, поэтому Ени повернулась за сочувствием к Оро. К её удивлению, та тоже не излучала неприязни к предстоящему испытанию, плавно помешивая свое какао:
   - Наконец-то пошли мои любимые экзамены!
   Айения чуть не упала со стула.
   - Ч-ч-что?!
   - Э-э-эм-м, - протянула Оролен, наблюдая, как струйка горячей коричневой жидкости, не спеша, стекает с поднятой чайной ложки, - конечно, я гораздо больше люблю политику, чем право. Оно слишком консервативно, кроме того, военные чаще защищают политические интересы, чем нарушенное право.
   - Интересная точка зрения, - откликнулась Хэл, повернув к ним только голову и всё продолжая покрывать хлеб ровнейшим слоем масла, - но, видишь ли, приказы, которые будут вам отдаваться, оформлены именно в виде правовых актов.
   - Хм-м-м, - Оролен не ответила, всё ещё поглощенная разводами на поверхности какао. Айения прочистила горло.
   - А что именно тебе нравится в этих предметах?
   - То, что они будут непосредственно участвовать в моей жизни. Будущий воин Земной Империи должен сознавать хотя бы поверхностные причины того, что он совершает по приказу, - в её голосе слышался тон служебной инструкции. - Надеюсь только, что мне попадутся вопросы, связанные с военной организацией.
   - А я отчаянно надеюсь, - Хэллин присела рядом с ними, - что мне не попадется конституционное наследственное право, - её даже передернуло.
   - Это единственная тема, по которой она получила неудовлетворительно за все годы учебы в школе, - пояснила Оро, нагнувшись к уху Ени. - Но ты ведь же знаешь её?
   - Конечно, выучила от и до, но... - лицо Хэл опять скривила гримаса отвращения, - всё равно, терпеть её не могу. Наверное, нужно всё-таки быть тэдэанцем, чтобы понять его. Все эти степени наследования... Хоть убей - не пойму, зачем нужна вся эта многоступенчатая пирамида: указанная наследница, традиционная наследница, дочери от брака с Императором, другие дети... Ведь всё равно, как скажет Императрица, так и будет.
   - Наверное, на случай, если она не успеет это сделать, - предположила Айения. - Если умрёт до того, как принцессы подрастут.
   - Ну да, наверное, - Хэллин отпила из своей чашки, задумчиво уставившись в пространство, а потом неожиданно фыркнула. - Всё-таки, надо признать, у нас крайне дискриминационное законодательство. Вот посмотрите. Мало того, что ни один из членов императорского рода мужского пола не имеет никаких шансов на занятие престола, так ещё и Император ограничен настолько, что не может быть не только регентом, но и опекуном наследницы, в принципе, своей дочери.
   - Ну, это традиция, - меланхолично ответила Оролен. - Власть должна оставаться в руках рода Друинов несмотря ни на что... Опять же Императору в обществе не доверяют, он же связан с военными, вдруг захочет захватить власть.
   - Наш Император? - насмешливо спросила Хэл. - Он же жить без жены не может, хоть сильно этого и не показывает. Я точно знаю: мне мама рассказывала, что во время поездки на Сатурн он каждый день разговаривал с нею и, кроме того, писал письма! Представляете? О, кстати, у меня же выпускная работа по этому предмету называлась 'Правовые обычаи'. Так вот, в одном источнике я нашла, что в том случае, если наследница не будет обладать полным набором признаков, свидетельствующих, что она - носительница генотипа Друинов, то ей рекомендуется выйти замуж за своего брата, если таковой имеется, наиболее приближённого к 'идеалу, чтобы эти признаки закрепить. Удавиться можно! Нет, не хотела бы я быть принцессой!
   Айения, взглянув на часы, заметила:
   - Между прочим, если мы хотим успеть к экзамену, то надо поторапливаться!
  
   Претенденты на площади разительно отличались от самих себя в начале экзаменов. Теперь в толпе попадались в основном либо изможденные лица, уставшие от этого многодневного марафона, либо совершенно явно не заботящиеся о результатах экзаменов граждане, тоже мечтающие о конце всего этого, чтобы можно было наконец-то хорошенько расслабиться.
   Сам экзамен пролетел достаточно быстро: вообще-то Ени разбиралась в предмете, да и с вопросами везло, и вот она уже шла вниз по лестнице к выходу из Университета. Снаружи уже сидела Оро, наслаждаясь закатным солнцем и попивая 'Фарехем' из бутылки.
   - Ну как? - Айения примостилась рядом на ступеньке. Оролен, не открывая глаз, показала ей знак 'Победа'.
   - Во всяком случае, я так думаю, - добавила она поспешно, - и надеюсь.
   - Молодец, какие вопросы?
   - О-о-о, полный кайф. Функции Императора. Чувствуешь иронию судьбы?
   - Ну и какие же у него функции? - Ени удобно облокотилась на услужливо подставленный выступ барельефа. Оролен выпрямилась и ровным, без интонации голосом начала перечисление:
   - Император является Начальником Обороны в случае нападения на государство, может также быть Главнокомандующим Объединенной Армией, если Императрица издаст соответствующий указ. Во время дипломатических миссий или по специальному указанию он исполняет обязанности телохранителя Императрицы и Императорской семьи. Звучит как полный бред, по-моему, - Оро неожиданно прервала процесс цитирования учебника. - Можно подумать, что он не будет защищать жену и детей, если не будет приказа, - она продолжила. - Под его непосредственным командованием находится большинство разведывательных подразделений, за исключением тех, которые подчиняются Императрице, несколько спецслужб, некоторое количество дивизий, эскадрилий и подразделений быстрого реагирования...
   - А что, ты разве не можешь сказать точно, сколько у него чего? - прервала её Айения. Оролен посмотрела на неё несколько секунд как на отстающего в развитии ребенка.
   - Это же военная тайна. Чтобы ввести в заблуждение врагов...
   Её разъяснительную речь прервало появление Хэллин. Та почему-то не вышла из Университета, а обходила угол Государственного Дворца. С первого взгляда им стало понятно, что у неё опять какие-то проблемы.
   - Где ты была? - вполне спокойно и участливо спросила Оро. - Почему не дождалась нас?
   В ответ на это Хэл неожиданно резко топнула ногой и разразилась гневным криком: 'Всё! Я так больше не могу!'. Её подруги резко почувствовали стойкое ощущение дежа вю. Хэл же продолжала прерывисто сообщать им информацию:
   - Чёрт! Я оказалась в одном зале с Димирикян!
   - Господи, боже ты мой! - закатила глаза Оролен. - Да когда же это кончится? Что же у меня за карма такая, какие же я преступления совершила?
   - Так! - палец Хэл обвинительно указывала на Оро. - На личности не переходим, а то я сейчас в таком состоянии: скажу что-нибудь, потом никогда не помиримся.
   - Ну ладно, - Оро обезоруживающе развела руками. - Что случилось на сей раз?
   Хэллин угрюмо попинала носком туфли каменную ступеньку:
   - Ну... Она сдала работу на семь минут раньше меня...
   - Обалдеть! Конечно, это значит, что ты полная кретинка! - громко вскричала Оролен, Ени тем временем тихо корчилась от хохота. - Хэл, - она резко посерьезнела, - тебе действительно уже пора лечиться. Эта твоя одержимость переросла в настоящую болезнь...
   - Ты думаешь, я этого не понимаю? - девушка устало бухнулась на соседнюю ступеньку. - Я прекрасно знаю, как это выглядит со стороны. Но... - она замолчала, судорожно прижав ладонь к груди, ей как будто трудно было говорить, - это сильнее меня.
   - Успокойся, - мягким тоном сказала Айения, неожиданная идея пришла ей в голову. - Вполне возможно, что она просто не проверила свою работу, поэтому и закончила раньше тебя.
   - Ага, как же, - уныло ответила Хэллин. - Ашук - зверская перфекционистка, хуже только я. Она никогда не сдаст работу без проверки.
   - А если, - тут включилась Оро, - она сделала проверку по вопросам, но не всей работы? Ты же ведь всегда проверяешь части, а потом целиком?
   - Ну да... - было видно как в Хэллин зарождалось воодушевление. - Я всегда делаю комплексную проверку, так что, вероятно, она закончила раньше, потому что сделала, в отличие от меня, только одинарную... Да, так, наверное, и есть!
   Она выпрямилась и уже почти счастливым тоном сказала:
   - Ну что, пошли домой!
   Так как девушки шли позади неё, Оролен смогла повертеть пальцем у виска.
   Поскольку этот экзамен не вымотал её как предыдущий, Айения смогла, наконец, поразмышлять над тем, что узнала вчера от Хэллин. Последние несколько месяцев представлялись непрерывной цепью открытий и откровений об её истоках. Мало того, что её род был действительно знатным и одним из самых древних в Империи, так теперь ещё, оказывается, среди её предков были не люди: тэдэанцы и, может быть, даже анаранцы. Она вспоминала всю свою жизнь, исследовала свой ум, сердце и душу и с тревогой ощущала, что не чувствует в себе ничего такого, чтобы сделало её достойной такого происхождения.
   Практически впервые за всё время, проведенное в Друине, она со всей ясностью увидела перед собой перспективу того, что ей придется покинуть Императорский Город. Поступить в Университет Друина? Какая идея может быть наивней? Она усмехнулась про себя. Надо признаться, что она не соответствует предъявляемым требованиям и не может ни на что рассчитывать.
   Но её приезд сюда не был ошибкой. Чтобы просто увидеть, как сияют гербы на Государственном Дворце, можно пройти через многое. Девушка подошла к окну. Несмотря на то, что здесь фонари освещали только тротуар, чтобы можно было видеть звезды, над Главной площадью искрились и проливались капельки света, а вдоль улиц посверкивали отблески металлических украшений на домах. Кроме того, она счастлива, что ей удалось познакомиться с такими умными и необычными девушками, как Оролен и Хэллин, пусть даже они и забудут её, когда она уедет.
   Айения прислонилась к оконной раме. Нет, всё к лучшему. Она хотя бы побыла там, где жила её мама...
   Хватит врать себе! Она прекрасно знала, что угнетало её: она боялась, нет, была твердо убеждена в том, что увидь её сейчас мама или другие Шоноры, они бы не могли скрыть сожаления, что последняя из их рода ничем не может поддержать его честь. Она вспомнила, что Хэллин говорила в начале их знакомства: все сожалели, когда род Шоноров вымер. Теперь он умрёт ещё раз!
   Ени яростно прикусила губу. Она просто не знала, что делать. Впервые в жизни перед ней встала действительно неразрешимая задача. Она могла бы винить себя, отца, кого угодно, но это ничего бы не изменило.
   Единственным выходом было примириться с тем, что случится. Её пальцы в невольной ярости сжали подоконник. Вернуться к прежней, ничем не примечательной жизни теперь было немыслимо. Но надо знать свое место. Ени горько усмехнулась. Она поймала себя на мысли, что уже привыкла к своему прозвищу. Это единственное, что у неё останется от поездки в Друин. Она с тоской ещё раз оглядела ночной город. Если бы только у неё была более прочная связь с Сердцем Империи, чем просто знание того, что её мать жила и работала здесь. В конце концов, она тут всё-таки чужая...
   Поглощенная мрачными мыслями, Айения не услышала, как в дверь тихонько постучали. Не получив ответа, визитёр неслышно повернул ручку и заглянул внутрь.
   - Ени, - чуть слышно позвала Хэллин. Девушка вздрогнула и обернулась.
   - Чего тебе? - её голос был не грубым, а каким-то неживым. Хэллин замялась. Впервые Айения видела, как её подруга не знала, что сказать.
   - Видишь ли, - она опустилась на кровать, нервно теребя уголок какого-то большого альбома, - знаешь, мы тебя, наверное, просто достали своими истериками...
   - Вовсе нет...
   - А вот и да. Ну да это неважно. Чтобы уж совсем не скатиться в пучины эгоизма и эгоцентризма, я просто попыталась встать на твое место, - она запнулась. - Ты ведь знаешь, я не могу похвастаться родовитостью, только у одного из моих прадедушек был личный титул, и всё такое... В общем, Лецри в чём-то и прав, во всяком случае, я ему не ровня.
   Айения опять попыталась возразить, но Хэл сделала упреждающий жест:
   - Не только в смысле древности рода. Как он позорит свою семью, так любому фору даст. Ну да это не важно. Ну так, всё равно, хотя, как я уже сказала, я не могу причислить себя к числу высокородных, моё происхождение имеет для меня очень большое значение. Я попыталась представить, каково это: не ощущать за собой поколения тех, чьи гены и имя я ношу, - и не смогла. Без них я не была бы собой. Конечно, они много требуют от меня, но, зная, что среди моих предков были по-настоящему достойные люди, я ощущаю подлинную веру в себя.
   Во время всего этого длинного монолога Айения стояла и молча смотрела на неё. Хэллин, видимо, почувствовала, что что-то не так, поэтому опять сбилась, но собралась и продолжила свою мысль.
   - И я не могу представить, как другие обходятся без этого. Оро, всё равно, как бы не пыталась представить себя человеком без корней, чётко знает свою родословную. Но, - тут её речь опять замедлилась, - насколько я знаю, ты почти ничего не знаешь о своих родственниках? - закончила она почти шёпотом.
   Ени хранила гробовое молчание. Хэллин встала и протянула ей альбом.
   - Сегодня я сходила в Публичную Библиотеку Друина и взяла там это. Надеюсь, это тебе поможет.
   Айения не произнесла ни слова, но взяла его. Хэл внимательно посмотрела на неё, и направилась к выходу. Закрывая дверь, она сказала: 'Спокойной ночи'.
   Ени ещё несколько минут стояла, держа в руках альбом и глядя на противоположную стену. Затем она осторожно присела на кровать и ещё долго смотрела на ночной Друин за окном, не решаясь даже взглянуть на то, что держала в руках. Наконец, усилием воли повернув голову, она чуть дрожащей рукой подняла кожаную обложку альбома, прихватив несколько листов. Со случайно открытой страницы на неё смотрела красивая женщина средних лет, изящно одетая, с жёсткими чертами лица. Хотя было видно, что съемка была практически неожиданной, поза и общий вид женщины выражали высшую степень величественности. Она элегантно прижимала к груди пачку бумаг и несколько книг, складки необычного плаща или накидки свободно, но в то же время артистично спадали с ее плеч. Фотография была старой, как из учебника истории, теперь такие технологии уже не использовали.
   Айения опустила глаза. Надпись под фотографией гласила:
  
   Эфелёр Калисия Шонор
   12167-13456
   Баронесса
   Кавалер Ордена 'Будущее цивилизации'
   Почетный Архивариус Земной Империи
   Советник по культурному наследию Всеобщего Правительства и лично Императрицы
   Глава Императорской библиотеки с 12312 по 13428
   Мужья: Арелин Фаллиз (12356-12555)
   Лукас Стивенс (12847-12912)
   Дишшэн-Ларэль Вестар-Бакинуек (13399-13456)
   Дети: Альвия Франческа Шонор
   Ареллер Базилевс Шонор
   Лукас Шонор
   Юйэнель Лисия Шонор-Вестар
  
   Слева убористым шрифтом была напечатана более подробная биографическая информация. Айения поспешно перелистнула несколько страниц. Теперь ей с фотографии насмешливо улыбался потрясающе красивый мужчина в старомодной и роскошной одежде. Его длинные волосы небрежно падали на плечи, он, развалившись, сидел в большом кресле. Внизу было написано:
  
   Руэак Аксель Шонор
   15442-15724
   Известный певец
   Лауреат премий 'Голос сердца', 'Эбби' и др.
   Жёны: Изабелла Роллиес (15483-15501)
   Лерэ Синтия Авильяк-Шонор (15555-15598, 15665-15724)
   Дети: Мариэтта Аннабелла Роллиес Шонор
   Арсений Лоренцо Авильяк
   Лютиция Сэрешель Авильяк-Шонор
   Риеннар Шонор
   Лайтэн-Кэллери Авильяк-Шонор
  
   Ещё пара страниц. Айения вздрогнула: женщина на фотографии почему-то напомнила ей её маму. Не только из-за военной формы и наград на груди, было что-то ещё, какая-то уверенность в её взгляде и что-то пронзительно знакомое в легкой неуловимо-насмешливой улыбке. Это была парадная фотография, с гербом Империи в качестве фона, и во всей её позе проскальзывала еле заметная гордость и сознание собственной значимости. Взглянув на надпись, Ени увидела знакомое имя:
  
   Лютиция Сэрешель Авильяк-Шонор
   Маркиза
   15564-16578
   Генерал
   Командующая Второй Наземной Армией
   Член Совета Безопасности Всеобщего Правительства
   Награждена медалью 'За заслуги в укреплении обороны', орденом Империи II степени,
   член союза 'Защитники'.
   Мужья: Эстин Марьяжель (15593-15628)
   Керк Маркус Адинтарис (15931-16005)
   Болеслав Дарий Кидмановский (16107-16123)
   Рисинос-Рантел Ашидол-Семкас (16223-16228)
   Олег Игорь Боренов (16433-16578)
  
   Всю ночь Айения листала летопись своего рода, всматриваясь в лица свои предков. Воины, дипломаты, чиновники, артисты, бизнесмены, учёные... Все проходили мимо неё длинной чередой, каждый понемногу добавляя знания о самой себе. Из-за какого-то необъяснимого чувства, почти что суеверия Айения не заглянула на последние страницы, где должны были быть статьи о её матери, других ближайших родственниках. Она вглядывалась в фотографии тех, кто давно закончил свой жизненный путь, оставив след лишь в учебниках истории. Она пыталась понять, что связывает её с ними, живившими на заре Правления, строившими его. Когда край солнечного диска выглянул из-за горизонта и на гербах Правительственного Дворца вспыхнули танцующие искры, ей показалось, что она нашла ответ.
   Утром Хэллин ни взглядом, ни жестом не показала, что вчера что-то случилось, но она мельком оглядела лицо Айении и, казалось, с облегчением вздохнула. С аппетитом поглощая булочки с маслом, та поинтересовалась:
   - Что сегодня?
   - Полеты, - буднично ответила Оролен, пытаясь выцепить в кофе упавшую туда конфету.
   - То есть?
   - Понятия не имею. Каким-то образом попытаются протестировать наши способности к пилотированию.
   - Тебя это не интересует, - уверенно заключила Ени, облизывая пальцы.
   - Ни меня, ни тебя, ни Хэл. Это только для тех, кто идет в Летную Академию.
   - По-моему, они над нами издеваются, - уныло пробурчала Хэллин, подсаживаясь к столу. - Лишний экзамен только для проформы. Ну почему нельзя сделать эту проверку отдельно?
   - Не положено, - Оро торжественно подняла палец вверх. - Нарушает традиции Университета.
   Хэллин только презрительно фыркнула.
   Направляясь на площадь, Айения заметила, что большинство претендентов разделяет точку зрения Хэллин, идя на экзамен как на мероприятие для галочки. На всеобщем фоне резко выделялись некоторые абитуриенты, явно нервничающие и радостно возбужденные.
   - Летуны, - презрительно назвала их Оро.
   - Навозные жуки, - не преминула поддеть Хэл подругу. Та презрительно вскинула бровь:
   - Кто бы говорил, книжный червь!
   - Я тебе сейчас! - и девчонки, заливаясь от хохота, принялись догонять друг друга, ныряя в толпе девушек и парней. Ени оставалось только закатить глаза.
   Они пришли слишком поздно и поэтому попали только в четвертую партию экзаменующихся. Несколько часов они просидели на площади, достав откуда-то листы толстого пластика. Пока Оролен и Хэл здоровались со старыми знакомыми, у Айении выдалось время ещё раз обдумать всё то, что пришло к ней минувшей ночью. Она наконец-то поняла, что значит быть Шонор, хотя никогда и не носила этой фамилии. Все эти люди в альбоме не казались хоть в малейшей степени озабоченными честью своего рода. И в то же время осознание своей принадлежности к этому имени было для них одной из важнейших вещей в жизни. Они знали, что они - Шонор, и это давало им силы. Не имело значения, какой путь они избирали, их кровь никогда не покидала их, не изменяла им. Они верили ей. Айении не хватало именно этого - веры. Веры в себя, в своё будущее, в свои мечты, в возможность их реализации. Но теперь всё изменилось. С сегодняшнего дня она отбросит все сомнения. Столько поколений великих людей не могли не оставить ей ничего в наследство, не имеет значения, когда это проявится: сейчас или через десятки лет. Она намеревалась отдаться зову своей крови и идти по своей дороге, зная, что её род хранит её.
   - Слушайте, есть хочу, - жалобно сказала Хэллин, примостившись рядом с ней на корточках на листе пластика. - Оро, сгоняй за бутербродами.
   - Обойдёшься, - Оролен сосредоточенно разминала суставы пальцев. - Не видишь, что ли, я занята.
   - Интересно чем?
   - Ну а вдруг понадобится?
   - Давайте лучше я схожу, - поднялась Ени и направилась в боковую улочку. Вернувшись с охапкой сэндвичей, она нашла подруг всё в том же положении: Оролен напряженно исследовала свои суставы, Хэл беззаботно щурилась от солнечных лучей.
   - Держите.
   - Спасибо, - обе с благодарностью приняли еду, но Хэл не преминула послать укоряющий взгляд Оролен. Айения же опять стала рассматривать окружающих их людей. Несмотря на то, что за время Правления границы между расами ощутимо стерлись, всё же в толпе попадались любопытные экземпляры: девушка-маори с серовато-коричневой кожей, индианка с большими светло-серыми глазами и золотистыми волосами и так далее.
   Вдруг она услышала, как Оролен резко поперхнулась и с набитым ртом простонала: 'Чёрт!'. Взгляд Айении метнулся вдоль толпы и наткнулся на высокую фигуру парня в светлом льняном костюме.
   - Только не говорите мне, что это Лецри, - Хэллин смотрела сейчас в противоположную сторону, но всё-таки уловила какие-то флюиды.
   - Он самый, - тихо сказала Ени, всё ещё надеясь, что он пройдет мимо. Но нет, Акарас, видимо, уже позабыл, как бесславно закончилась для него их последняя встреча, и с отвратительнейшей усмешкой направлялся к ним. Не дожидаясь, когда он подойдёт, Оролен медленно и впечатляюще вытянулась во весь свой немалый рост и развернула плечи. Хотя Лецри был повыше её, самоуверенности у него явно поубавилось, но направления он не поменял. Тогда выступила Айения: она неторопливо поднялась и, устремив взгляд на юношу, попыталась изобразить наиболее надменное и презрительное выражение лица, какое только возможно. Натолкнувшись на её взгляд, он сбавил шаг и остановился, но всё-таки расстояние вполне позволяло им разговаривать. Хэллин же отказалась повернуться вообще.
   - Ну что ж, - он с явным удовольствием растягивал слова. - Завтра последний экзамен и Императорский Город наконец будет свободен от присутствия некоторых... - он многозначительно замолчал.
   - Если ты имеешь в виду себя Лецри, - так же надменно заявила Оро, - то уверяю тебя, мы скучать не будем. Разве что прольём слезинку перед расставанием: здесь дефицит придурков, знаешь ли. Над кем мы будем прикалываться?
   - А, - Акарас как будто только сейчас заметил её. - Сакаят. Не думаю, что тебе хоть что-то поможет. Такому убожеству, как ты, здесь явно не место.
   - Уж кто бы говорил. Я слышала, что Финис Лапрад размазала тебя по ковру. Не так-то легко быть крутым по-настоящему, а? Впрочем, ты уже это давно понял, и я приняла в этом непосредственное участие, - Оролен хищно-сладострастно провела ладонью по костяшкам своего кулака.
   - Когда ты выберешься из Каменного века, то, может быть, поймешь, что время диктата грубой силы уже закончилось. Сегодня мой экзамен и сразу будет ясно, кто чего стоит.
   - А, - Оролен мигом поскучнела, - летун. Как же я сразу не догадалась. Ну лети, лети, - она отвернулась, давая понять, что разговор закончен. Акарас же явно не хотел уходить, не оставив за собой последнего слова, поэтому он надменно смерил взглядом так же смотрящую на него свысока Айению и сквозь зубы заметил:
   - Вам не кажется, что Ваши предки не одобрили бы подобного общества?
   Оролен обернулась, явно намереваясь дать наглецу по физиономии, но Ени опередила её:
   - Я не могу спросить их, так что понятия не имею. Но Ваш отец уж наверняка одобряет Ваш стиль поведения.
   Лецри побледнел и быстрым шагом пошел прочь. Хэллин, громко расхохотавшись, повернулась к ним лицом.
   - Круто! Ени, ты его уделала! Самое больное акарасово место! Молодец, вот что значит кровь дипломатов! - неожиданно она замолчала, вспомнив случившееся вчера, и почти с испугом посмотрела на подругу, но Айения лишь улыбнулась в ответ, и Хэл успокоилась.
   - Я вот что подумала, - мрачно начала Оро, - ведь он действительно может поступить, мозгов-то у него хватит. И значит, этот поганец будет портить нам жизнь в течение всей учебы?! Ужасно! Но весело!!! - неожиданно добавила она.
   - Да уж, - поддела её Хэллин, - кого ещё ты здесь будешь лупцевать? Бедный-бедный мальчик!
   - Нашла кого жалеть! Ему обе ноги сломать мало будет!
   Но тут подошла их очередь и вся троица прошла почти через весь Университет насквозь и очутилась в громадном помещении с высокими потолками, на одной из стен висел громадный экран, а на столиках для претендентов, расставленных повсюду, лежали какие-то странные приборы. Экзаменатором была высокая стройная женщина с контрастирующими черно-белыми прядями волос. По её голосу, когда она сказала вновь прибывшим рассаживаться, было заметно, что её утомил этот беспрерывный экзамен. Когда Айения села на свое место, она заметила, что женщина носила очень странную обувь: старомодные и неудобные высокие туфли на каблуках.
   - Хорошо, начнём. Как Вы все знаете, Вам предстоит пройти проверку на готовность стать летчиком. Поскольку конкурс в Летную Академию довольно высок, руководство Университета решило разработать специальный экзамен для этой дисциплины. Мы будем проверять отдельные необходимые для этой специальности способности: точность, быструю реакцию, умение ориентироваться в критической ситуации и так далее. При помощи этих приспособлений, - она подняла вверх непонятный предмет, который Айения уже осмотрела во всех подробностях: он оказался шлемом странной конструкции, - мы введём в Вашу память все необходимые знания, а затем замоделируем полет на тренировочном истребителе в как можно более реальном режиме. То, как Вы поведете себя, и станет показателем готовности носить форму курсанта Летной Академии. Эй, пока ничего не надевать! - она повысила голос, останавливая тех, кто уже собрался примерить шлем. - Сначала прослушайте инструкцию. Итак, надевайте шлем с закрытыми глазами и ждите звукового сигнала - сухого щелчка. Открыв глаза, Вы увидите две красные точки на линзах, сосредоточьте взгляд на них. Через несколько секунд Ваше сознание должно отключиться, если этого не произошло - срочно снимите шлем и обратитесь к ассистенту. Услышав ещё один щелчок, Вы должны увидеть перед собой постепенно прояснивающуюся темноту. Моргните пару раз и окажетесь в кабине самолета. Дальнейшее Вы уже должны сделать сами без всяких подсказок. Время полета ограничено - двадцать минут, изображение начнет медленно затуманиваться, пока не выключится совсем. Приступайте!
   Ени последовала инструкциям, и всё произошло точно так же, как и говорила экзаменатор, только, даже находясь в некотором трансе, она чувствовала, как поток информации закачивается в её мозг. Ощущение было странное, похожее на щекотку. Щелчок, и тьма вокруг начала светлеть, а девушка - приходить в сознание.
   Перед её глазами возникли очертания различных приборов, поблескивающих от солнечных лучей. Яркое солнце заливало всё вокруг. Айения оглянулась: вокруг неё была достаточно тесная кабина, ломящаяся от электроники, она выглянула за прозрачный колпак, окружающий её, и увидела одно только синее безбрежное небо, только по сторонам еле колыхались другие самолеты. Они почти в точности напоминали знаменитый истребитель 'Эссуф', на котором летал герой фильма 'Приоритет задания'. Ени задрала голову и попыталась оценить простор, расстилающийся вокруг неё, не смогла и неожиданно рассмеялась. Какой там страх! Ощущение свободы захватило всё её тело.
   Она протянула руки к приборной панели: руки сами знали, что делать, и, не задумываясь, набрала комбинацию и взялась за штурвал. Что-то внутри подсказывало Ени, какой угол взять, чтобы легко подняться вверх, но она решила рискнуть и с тройной перегрузкой рванула почти вертикально. Закрутившись спиралью, самолет вышел на промежуточный уровень между слоями атмосферы, и Ени смогла увидеть слабо поблескивающие вверху звезды. Она по крутой дуге спустилась вниз, все время ожидая, что навстречу ей вылетят другие претенденты, но никого не было. Она удивилась и на сверхзвуковой скорости сделала широкий круг, постепенно снижаясь. Только спустя минуту сквозь облачный просвет она увидела неуклюже столпившиеся внизу истребители. Они еле избегали столкновения друг с другом, а некоторые уже были повреждены. Лишь один самолет медленно поднимался вверх, и, спускаясь, она заметила изумленное лицо какого-то парня в кабине. 'Странно', - подумала Ени и решила найти подруг. Виртуозно заложив вираж, она на крыле проскользнула через скопление истребителей, выискивая знакомые лица в кабинах пилотов. Вскоре она обнаружила Хэл: та резко дергала штурвал в разные стороны и беспорядочно нажимала кнопки. Чтобы привлечь её внимание, Айения пронеслась на огромной скорости перед носом её истребителя. Девушка испуганно отпрянула назад, а когда увидела, кто её напугал, изумленно уставилась на Айению. Та пожалела, что у них нет передатчиков, иначе бы она узнала, почему подруга смотрит на неё так, как будто у неё вырос рог на лбу.
   Слева к ним подрулила Оро: она могла управляться со своим летательным аппаратом, но переходить на большую скорость не спешила. Кроме того, Айения заметила широкую царапину на левом крыле её самолета. Оролен переглянулась с всё ещё выглядевшей ошарашенной Хэллин и почти так же удивлённо воззрилась на Ени. Та попробовала знаками поговорить с ними, но затем, вспомнив, что время ограничено, плюнула и свечкой взмыла вверх.
   Остаток отпущенных минут она провела, ныряя в облаках и пытаясь повторить все трюки, какие видела в фильмах, а ленты про авиацию она всегда обожала. Единственное, о чём она жалела, так это о том, что это был не космос. Да и жаль, что остальные не захотели полетать по-настоящему. Как бы хотелось встретиться с настоящим асом...
   Окружающий мир стал блекнуть и Айения, грустно вздохнув, выровняла истребитель и сняла руки со штурвала. Мрак наступил незаметно, и щелчок тоже прозвучал неожиданно. Ени стащила с головы шлем: только сейчас она почувствовала, насколько вспотела. Не дожидаясь, когда все придут в себя, она вскочила с места и направилась к подругам, чтобы поделиться впечатлениями. И Оролен, и Хэллин, как и в виртуале, ошарашено посмотрели на неё.
   - Эй, вы чего? - немного испуганно спросила Ени.
   Но вместо ответа девушки обменялись взглядами, а затем Хэллин торжествующе заявила:
   - Видишь, я же тебе говорила!
   - Что ты говорила? - кисло спросила Оролен, выпутывая провод из волос. - Ты же вечно во всём сомневаешься. А вот я, - она гордо выпрямилась, - всегда знала, что кровь Шоноров себя покажет, - она похлопала Ени по плечу. - Ну, как себя чувствуешь, будущая гроза врагов Империи?
   - Вы что, головой ударились? - ехидно-испуганно спросила Айения. - Или глюк в программе?
   Подруги переглянулись опять, и Хэл сочувствующе покачала головой:
   - Понятно. Наша Ени до сих пор не поняла, что только что показала высший класс в пилотаже.
   - О чём это вы? Ведь это же симулятор! Каждый может делать мертвую петлю, если... - она замолчала, встретившись со скептическими взглядами подруг.
   - Тогда какой толк в экзамене? - задала резонный и в общем-то риторический вопрос Оро. Тут Ени впервые обратила внимание на необычную тишину, окружавшую их. Она окинула взглядом зал и увидела, что практически все смотрят на них, а точнее на неё. Только сейчас до неё дошёл смысл слов Хэллин и Оролен.
   - Аххрр... - только и смогла выдавить она, чувствуя, как от лица отливает кровь и начинают дрожать колени.
   - Да, именно, что-то в этом роде, - к ним подошла экзаменатор и изучающе посмотрела на Айению. - Должна признаться, никогда не видела подобного, а это что-нибудь да значит. Как Вас зовут?
   - Айения Кристенсен, - автоматически ответила Ени, всё ещ1 находясь в шоке. Женщина, видимо, безрезультатно попыталась припомнить фамилию и Ени быстро добавила. - Шонор.
   - А-а, тогда всё понятно, - понимание, всё же смешанное с некоторым удивлением, проявилось у неё на лице. - Жду Вас у себя на занятиях, госпожа Шонор, - и она удалилась, оставив девушку переваривать услышанное. Претенденты понемногу стали очищать зал, также оглядывая новоиспеченную знаменитость, и Хэл с Оро, поняв, что Ени сама по себе с места не сдвинется, не спеша вывели её в сад за Университетом, где отдыхали уже прошедшие экзамен абитуриенты. Девушек встретили любопытные взгляды и тихие перешептывания, но Айения не обращала на них внимания, всё ещё не придя в себя от сделанного открытия. Подруги аккуратно посадили её на лужайку и присели рядом. Оролен просто лучилась от самодовольства.
   - Представляешь, Хэл, как нам повезло? Мало того, что наша подруга прекрасно готовит, происходит из благородного рода и может уделать Акараса Лецри, так она ещё и гениальный пилот! Всё, место в штабе нам обеспечено!
   - Довыделываешься, - выразительно погрозила ей кулаком Хэллин. - Человеку не до того сейчас.
   - Удавиться, - внятно произнесла Ени, всё ещё ошарашено глядя в пространство, и замолчала. Хэллин озабоченно погладила её по спине.
   - Солнышко, может, нам пойти домой?
   Ени кивнула. Оро вскочила и с легкостью подняла обеих подруг на ноги.
   - Это обязательно нужно обмыть, - всё ещё лучась оптимизмом и не теряя надежды заразить своим хорошим настроением подруг, заявила она.
   - Завтра стрельбы, - пресекла её поползновения Хэллин. - Ты же не хочешь, чтобы у тебя руки дрожали?
   - Н-да, - Оро наконец поникла. Девушки тихим шагом добрели до дома, направляя Ени в нужную сторону. Зайдя в квартиру, та сказала:
   - Извините, но мне действительно нужно побыть одной.
   - Да-да, конечно, мы понимаем...
   Айения закрыла за собой дверь и, не раздеваясь, упала на кровать. Всё произошло слишком быстро: не успела она принять решение спокойно ждать своего предназначения, как судьба открыла ей её настоящую силу. Из груди девушки вырвался невольный истерический смешок. Сейчас она просто не представляла, что делать с этим даром. Вместо того чтобы радоваться ему, она чувствовала себя парализованной. Она ощущала себя как совершенно другого человека, о котором ничего не знала. Это и мешало ей полностью осознать случившееся. Айения вспомнила, как среагировала экзаменатор на её фамилию и фамилию её матери.
   - Так кто же я? - произнесла она вслух. - Шонор или Кристенсен? Тэдэанка или человек?
   Она рывком села на кровати, случайно нажав кнопку на стене. На противоположной стене проявился зеркальный прямоугольник. Ени бросила взгляд на отражение - оттуда на неё смотрела уже совершенно другая девушка: её лицо выражало озабоченность и растерянность, линия рта стала жёстче, и, самое главное, из глаз совершенно улетучилась неуверенность и страх разочаровать, не оправдать надежды семьи, предков и бог знает кого ещё... Айения внимательно изучила себя в зеркале: отныне она чем-то неуловимо напоминала людей на фотографиях из альбома, она как будто причислила себя к роду Шоноров, разом перечеркнув все 'если' - она получила силу и теперь, несмотря ни на что, должна использовать её как следует. Да, именно предопределенность сквозила во взглядах всех Шоноров через поколения, 'обречённость' на служение, следование своему пути. Айения откинулась на спину и посмотрела на потолок.
   - Ну что ж, сама напросилась. Теперь держись, - она ухмыльнулась и, свернувшись клубком, заснула, моментально провалившись в сон без сновидений.
  
   Проснувшись, она удивилась неожиданной тишине. За окном уже сгущались сумерки, было около семи часов. Ени выглянула в коридор: по всей квартире не раздавалось ни звука. У неё мелькнула мысль: 'Они пошли гулять без меня' и сразу же испортилось настроение. Всё-таки, несмотря на очевидное радушие и близость новых подруг, она чувствовала, что ещё не является полноценным членом компании: полторы недели ничто по сравнению с пятью годами. Но, войдя в большую комнату, Айения сразу ощутила укол совести: в полумраке без света, не разговаривая, сидели Хэллин и Оролен. Хэл полулежала на диване, покачивая в руке бокал, в котором плескалась жидкость коричневого цвета, Оро, вытянув ноги до середины комнаты, смотрела в одну точку за окном. Ени с ногами забралась в кресло, Хэл, заметив её, меланхолично спросила:
   - Очнулась, спящая красавица? - она поднесла к губам бокал. - А у нас тут тоже отходняк.
   - И когда всё закончится? - риторически спросила Ени. Несмотря на сон она чувствовала себя, как марафонец на последнем этапе дистанции: лишь бы только добежать.
   - Завтра.
   - Не думала, что так будет, - как бы продолжая свой внутренний монолог, начала Оро. - Всегда считала, что весь период экзаменов буду летать от эйфории или прыгать на месте от нервов, но... Действительно, быстрей бы всё это закончилось. Так не было даже во время выпускных экзаменов.
   - Из-за конкуренции, наверно, - предположила Хэллин. - Да и обстановка действует: всё время чувствую, что недостойна учиться здесь, рядом с Императрицей...
   - Про меня и говорить нечего, - вяло добавила Ени. - Чёрт, никак не могу привыкнуть к мысли, что могу поступить в главный университет Империи.
   - А ты привыкай, - посоветовала Хэл. - И к тому, что станешь знаменитостью, тоже. В месте твоей будущей учебы фамилия Шонор произносится с придыханием. А я вот даже не представляю, как скажу родителям, что провалилась...
   - Ты заткнешься, нет? - раздражённо прервала ее Оро. - Провалится она... Вам обеим вот уж действительно хорошо - сдали свои профильные и свободны, а у меня ещё завтра стрельбы, а сил никаких... - она со стоном вытянулась в кресле. - Нет, что хотите делайте, а завтра я напьюсь и ничто меня не остановит...
   - Да пожалуйста. Мы все тебя поддержим. Мне тоже нужно расслабиться: видишь, - Хэл указала на бокал, - пью чай вместо коньяка для создания настроения.
   - Солнце садится, - невпопад сказала Ени. - Пошли спать.
   Не сказав больше ни слова, девушки разошлись по комнатам.
  
   Как только Айения открыла глаза следующим утром, в её голове сразу вспыхнули две мысли - вчера она узнала, что имеет талант в пилотировании, и сегодня - последний экзамен. Как ни странно, никаких особых ощущений она по этому поводу не испытала, только слабую радость оттого, что впереди забрезжил конец. Зайдя в кухню, она увидела там только Оролен, сидящую на подоконнике; судя по звукам, доносящимся из ванной, Хэл чистила зубы. Ени прислонилась к косяку:
   - Знаешь, мне что-то не хочется есть...
   - Выпей, чтобы организм запустился, а то руки будут трястись, - Оро сунула ей в руки чашку с горячим шоколадом. Сама же она безо всякого видимого энтузиазма запихивала в себя бутерброд с паштетом. Они двинулись по направлению к выходу. Когда девушки проходили мимо ванной, дверь распахнулась так резко, что им пришлось отскочить к стене. Оттуда выпала мокрая и взъерошенная Хэл с неаккуратно обвязанным вокруг головы полотенцем.
   - Иди, поешь, - указующе махнула рукой Оро.
   - Не, - та помахала головой. - Нервы, наверное.
   - Ладно, пойдем, отстреляемся, - Оро сняла с головы подруги полотенце, быстро её причесала и потащила на выход.
   - Ладно уж, - философски заметила Хэл. - Теперь уж всё равно.
  
   На улице также никакого излишнего оживления не наблюдалось. Все претенденты спокойно, без всякой толкотни, подходили к спискам, где указывались номера стрельбищ, и неторопливо направлялись к месту назначения. Ени отметила, что по сравнению с днем, когда вывешивали списки противников для поединков, это походило на сонное царство.
   Девушки оказались приписаны к одному стрельбищу, которое находилось прямо за Государственным Дворцом. Они обогнули угол массивного здания и оказались практически в настоящем лесу. На небольшой поляне стояли мишени, невысокими столбиками были отмечены места для стрелков. Подруги присели в тени деревьев, ожидая своей очереди и наблюдая за другими. Айения неожиданно для себя увлеклась процессом. Оро, взглянув на неё, спросила:
   - Стреляла раньше?
   - Нет, никогда.
   - Что?! - Оро поразилась. - Ведь это же, по-моему, входит в школьную программу?
   - В Балтийском регионе для этого нужно согласие родителей. Последствия федерализма, там достаточно сильны пацифистские традиции. Мой отец не подписал его.
   Оролен промолчала. Вокруг, к счастью или к несчастью, не было знакомых, и девушки погрузились в свои мысли. Ени вернулась к изучению способностей стрелков.
   - Чёрт, - внятно произнесла Хэл. Все повернули к ней головы. - Вы не поверите. В Друине рядом с Государственным Дворцом я умудрилась сесть на муравейник.
   Оролен и Айения покатились со смеху. Они не могли встать ещё минуты три, сгибаясь от хохота, глядя, как Хэл с серьезным видом снимала с себя муравьев.
   - Чего ржёте? - хмуро спросила она. - Такое может случиться с каждым.
   - Ну уж нет, - выдавила Оро. - Только с тобой!
   - Ну всё уже, пошли, пора, - заявила Ени, - наша очередь.
   Девушки заняли свои места, рядом на столиках лежало оружие. Айения взглядом охватила несколько разнообразных винтовок и пистолетов. Вперёд вышла молодая женщина в джинсах и бейсболке, державшая в руке длинноствольное ружье, она проводила инструктаж уже пятнадцатый раз за день, и было очевидно, что это её уже зверски достало, тем более что выглядела она как человек, который предпочитает стрелять, а не говорить.
   - Внимание! Слушать меня! Не повторяю только один раз! - Оро подмигнула Ени. - Тут вам не школа, объяснять и показывать я ничего не собираюсь. Какую пушку знаете, такую и берёте! Прицел и крючок, надеюсь, найдёте. Если увижу, как направляете дуло в сторону людей, автоматически экзамен не засчитывается. Все понимают, что это значит? Всё уже заряжено, за исключением автоматов, магазин вставите сами, он лежит слева, только попробуйте перепутать. Время строго фиксировано, но периоды выстрелов не скажу - постарайтесь сами определить. Очерёдность: сто выстрелов за пятнадцать минут в стационарную мишень напротив из пистолета, перерыв - сорок секунд, затем - винтовка, двадцать пять выстрелов по стационарной, десять секунд передышки, девять выстрелов по движущимся объектам. Высота полета примерно семь метров, дальность варьируется. Передышка пятнадцать секунд, заряжайте автоматы и стреляете в дальний ряд мишеней, первые упадут. Затем свободны. На раскачку полминуты. Всё понятно? Начали, время пошло.
   Айению на одно мгновение охватил ужас. Она абсолютно не знала, что делать, а, оглянувшись, обнаружила, что все остальные выбирают оружие или, глядя на мишени, уже сосредотачиваются для выстрелов. Неконтролируемые проклятья полетели в адрес Влада Кристенсена. Если бы не его стремление удержать её от того, что сближало её с матерью! Она провалится сейчас, когда есть надежда на поступление! Нет! Вспышка ярости взорвалась в её сознании, оставив лишь холодное спокойствие. Это ведь не относится к её профильным экзаменам, не так ли? (Конечно, она врала себе: пилоту истребителя не уметь стрелять?). Поэтому... её рука коснулась успокаивающе холодной поверхности рукоятки... надо просто сделать всё, что можешь. Вдруг да получится? Ени бросила взгляд на предложенный ассортимент, в глаза бросился обтекаемый дизайн одного из пистолетов. Больше никаких критериев для выбора не было, поэтому она схватила этот, вытянула руку вперед и автоматически сделала упор другой. Ени прочитала достаточно текстов и посмотрела достаточно фильмов, чтобы хотя бы приблизительно и в теории знать, как это делается. Ладонь сама выправила ствол, лёгкое движение, и мушка уже совмещена с черной точкой напротив.
   Слева вспыхнула оранжевая лампочка, и палец сам собой нажал на курок. Вместе с Ени начали стрельбу одновременно двенадцать человек, но она ни на что не обращала внимания. Заряды летели с легким свистом, и вся поляна казалась игровой площадкой для большого роя ненормальных пчел. 'Целых сто пуль', - пронеслось у Ени в голове. - 'Сколько же времени уйдет, чтобы выпустить их все? У меня рука затечёт'. Но неожиданно ствол перестал вздрагивать, и девушка даже испугалась, не понимая, что случилось.
   - Сорок секунд! - резкий крик экзаменатора разнёсся по поляне. - Следующие - винтовки!
   Айения начала сгибать и разгибать уставший указательный палец. Она всё ещё не могла поверить, что сделала сто выстрелов, каждая пуля немного смещала ствол, так что ей приходилось корректировать направление, неужели она делала это сто раз? Нет, наверняка, половина зарядов осталась в магазине.
   Вдруг она испугалась, что теряет время. На стойке лежали три винтовки, отличающиеся размерами и незначительными деталями. Подумав секунду, она выбрала самую короткую, главное, это она уже поняла, было удержать оружие в нужном положении. И всё-таки она не знала, что с ней делать, информации, почерпнутой из медиа-источников, не хватало. Она оглянулась на Оро: та уже стояла, прижав приклад плечу и направив ствол вперед, дыша с закрытыми глазами, видимо, пытаясь успокоиться. Ени тоже закрыла глаза, отключила сознание и попыталась поместить винтовку в нужное положение. Она легко заняла своё место, как будто была создана для неё.
   - Начали!
   Мишени автоматически заменились. Ени глубоко вздохнула и постаралась зацементировать положение рук, но это ей не удалось. Непривычные к нагрузке мышцы начали дрожать, поэтому Ени опустила винтовку, теряя драгоценные секунды, стараясь расслабить руки. 'Ладно, давай', - сказала она себе. Удержать столь тяжёлое оружие, тем более, уже после сделанных выстрелов было трудно, поэтому она просто пыталась поймать то мгновение, когда во время колебаний винтовка более-менее направлялась на цель. Странно, но она совсем не слышала биение своего сердца. Хотя с каждым следующим выстрелом руки дрожали всё сильнее, она всё-таки смогла сделать все двадцать пять выстрелов относительно прицельно.
   Снова световой сигнал, Айения взяла винтовку вертикально и прижалась щекой к прикладу, пытаясь восстановить дыхание. Впереди была самая сложная часть - стрельба по движущимся мишеням, а она уже почти выдохлась. Девушка поудобнее перехватила приклад и направила его под углом в небо, прикинув, сколько примерно должны составлять семь метров. Она была так поглощена стрельбой, что ни разу не оглянулась на подруг, впрочем, подобная поглощенность была присуща всем, находящимся на стрельбище.
   Из листвы большого одинокого дерева, стоящего почти посередине поляны, неспешно вылетела группа продолговатых вертящихся дисков. Айения суматошно передернула ствол по направлению к ним и уже собиралась нажать на курок, но остановилась и решила поточнее прицелиться: немного проследила за неизменяющейся скоростью объекта и выстрелила, целясь в переднюю часть. Как ни странно, ей повезло сразу два раза: больше никто не выбрал этот диск в качестве мишени, и она в него попала. С каждым разом количество дисков всё уменьшалось, они двигались всё быстрее, по всё более изломанной траектории, то и дело меняя скорость, но Ени зверски везло: она попала во все, за исключением самого последнего.
   - Автоматы!
   Айению выронила винтовку и рванулась к оружейной стойке. Она помнила, куда следует вставлять магазин, но так волновалась, что справилась с этим только с четвертого раза. Сигнал, она только успела отключить предохранитель и сразу начала стрелять. Руки устали уже настолько сильно, что она не ощущала их: Айения перешла на автопилот, единственная мысль билась у неё в мозгу: 'скоро это закончится, скоро это закончится', но она всё же следила - совпадают ли мишень и направление ствола. Наконец, из него перестали вылетать заряды, и девушка в изнеможении упала на колени, всё ещё продолжая сжимать автомат.
   - Ах-х-х-х, - она запрокинула голову вверх, в упор рассматривая нежно-синее небо и стараясь осознать, что всё кончилось и больше от неё ничего не зависит. И не было понятно, какое чувство сейчас преобладает в её сознании: облегчение или опустошённость. Всё-таки она ещё не могла поверить, что, скорее всего, поступит в Университет, и поэтому сейчас про себя прощалась со временем, которое считала лучшим в своей жизни. Скоро она со всем этим расстанется и вернется в свою обычную среду. И больше ничто не напомнит ей о маме...
   'Хей, только попробуй расплакаться!' - прикрикнула она на себя, щурясь и изо всех сил стараясь удержать слезинки в ресницах. - 'Ничего плохого не случилось, кроме того, надежда ещё не потеряна. Вот ещё девчонки сейчас подойдут, что они подумают? Как смешно и отвратительно - разрыдаться от жалости к себе! Позор, возьми себя в руки, ты ведь Шонор!'
   Ени вздрогнула, её внутренний голос впервые и совсем неожиданно привёл этот аргумент. Она не смогла понять, чем это объясняется, потому что тут действительно подошли Оролен и Хэллин. Если первая была более-менее довольна собой и удовлетворённо улыбалась, то вторая с явным отвращением взирала на свои руки. Стремление Хэл быть первой во всём ясно озвучилось на всю поляну:
   - Представляешь, я не удержала винтовку - она выскользнула из пальцев. Я пропустила почти все мишени!
   - Да прекрати ты! - Оро ткнула её кулаком в плечо, не сильно, конечно, но Хэллин чуть не свалилась на землю. - Зачем тебе это? С чего это ты решила стать суперснайпером?
   Хэллин только потерла плечо и угрожающе сверкнула глазами.
   - Ну а ты как? - Оролен повернулась к Ени. Та лишь помахала рукой. - Черт, во мне всё ещё адреналин гуляет, надо бы сбросить, - она без подготовки прыгнула вверх и сделала двойное сальто-мортале, приземлилась на ноги и встряхнулась. - Вот так-то лучше. Ну ладно, чего на земле сидеть, простудишься, - Оро подхватила девушку за руку и легко подняла на ноги.
   - Очистить территорию! - громкий крик опять пронесся по стрельбищу. Хэл сморщилась и прикрыла уши:
   - Господи, и как она до сих пор голос не сорвала?
   - Военная выправка! - гордо заявила Оролен, оттаскивая подруг к краю поляны. - Через пару лет и я так смогу!
   - Не дай бог! - содрогнулась Айения. - Я от тебя откажусь!
   - Кстати, - Хэл оглядывала окрестности, - где мы получим результаты? Ведь они выдаются немедленно, не так ли?
   - Ну да, - неуверенно произнесла Оро.
   - Наверное, там, - Ени показала рукой на переносной терминал, укрытый в тени деревьев от прямых солнечных лучей. Над ним легко трепыхалась от нежного ветерка слабо натянутая растяжка: РЕЗУЛЬТАТЫ.
   - Пошли, - скомандовала Оро и бодро зашагала в указанном направлении. Рядом с терминалом пара парней из обслуживающего персонала доставала из коробок пачки новых мишеней. Девушки в задумчивости остановились перед большим экраном, на котором с бешеной скоростью проносились звездные системы.
   - Это, наверное, заставка для сохранения экрана, - предположила Ени.
   - Ну, положим, а что дальше?
   - Девушки, а вы кнопочку нажмите! - весело посоветовал им один из работников.
   - Спасибо! Сами бы не додумались, - сквозь зубы выдавила Оро. Ени тронула верхнюю часть парящей над панелью полупрозрачной сферы, которую опоясывали светящиеся линии в виде меридианов, движущиеся объекты действительно исчезли, а появились таблицы с проставленными числами.
   - Не поняла, - тихо сказала Хэл. - Это что, дополнительный тест на сообразительность? Сволочи, экзамены же кончились!
   Но тут Ени углядела в верхней части экрана сегодняшнее число и додумалась:
   - Не помните, каким заходом мы пошли?
   - Седьмой.
   - А наши номера?
   - Четвертый, второй и пятый.
   Ени вывела на экран показатели, и девушки изумленно воззрились на данные.
   2 4 5
   36% 97% 92%
   Оролен метнула настороженный взгляд на Айению.
   - Значит, говоришь, никогда не стреляла раньше?
   - Честно! Вот, хочешь, территориальной целостностью Империи поклянусь!
   - Не надо. Всё вполне объясняемо, - Оро отвернулась, чтобы изучить свои результаты и благодушная улыбка расцвела на её губах. - А я всё-таки тоже вполне ничего. Хотя, господи, мне бы такие гены!
   - Кто бы жаловался! - не упустила случая подколоть Хэллин. - Ты и без всяких родовитых родственников способна вынести огромную толпу народа.
   - Да, я такая! - самодовольно сказала Оро. Она перевела взгляд на результаты Хэллин. - Ух, ты, Хэл, какой прогресс! Ты же больше двадцати пяти никогда не выбивала. С чего бы это?! То ты Амгабуни почти уделываешь, то стреляешь без промаха. Что-то тут не так!
   - Да замолчи ты! Тоже мне... - недовольно отозвалась девушка.
   - А! Я знаю. Это на тебя так атмосфера Друина влияет, надо же соответствовать. Впрочем, это, по-моему, на нас всех отразилось. Ну ладно, хватит базаров. Умираю - пить хочу.
   И Оролен бодро почти побежала по направлению к дому и, подругам пришлось поднапрячься, чтобы не отставать от неё. Заветный алкоголь представлялся чем-то вроде решающего завершающего аккорда, который бы символизировал окончание всей этой безумной гонки.
   Когда Ени и Хэл ввались в дверь квартиры, Оролен уже бодро разливала по бокалам ликёр. Девушки влетели в комнату и с непонятной спешкой схватили прохладные хрустальные сосуды.
   - Ну, давайте, - Оролен подняла тост. - Чтобы всё это было не зря.
   Они выпили, и Айения почувствовала, что ноги её больше не держат, как будто внутри неё щелкнул переключатель и вырубил моторчик, вырабатывающий энергию. Она еле добралась до кресла и просто упала в него. С остальными, наверное, происходило то же самое, поскольку Хэллин бухнулась прямо на пол, а Оро присела, сгорбившись, на столик и, прижимая к щеке бокал, застывшим взглядом глядела в окно:
   - Господи, если не выйдет, то что делать?
   - Как я скажу родителям, что провалилась? - глухо отозвалась Хэл, мрачно уставившись в пол. Айения же вообще ничего не сказала: пропасть между близкой мечтой и реальностью была ужасающей.
   - Не знаю... - медленно выговорила Оролен, потирая виски. Затем она резко обернулась с неожиданной оптимистичной улыбкой на губах. - Пусть только попробуют не принять меня хотя бы в Иейкон!
   Хэллин только горько усмехнулась, отпивая ликёр. Ени, казалось, могла прекрасно читать её мысли: Оролен дозволялось отступление, для представительницы рода Элруд это был позор, практически полная потеря шанса на продвижение в этом поколении, увеличение славы рода. Наверняка, родители Хэллин никогда ни о чём таком и не упоминали в присутствии дочери, но тяжесть ответственности просто придавливала девушку к земле. 'Плата за знатность, хорошие гены', - прошептала Ени. Ей не придется глядеть в глаза людям, которых она подвела, разве что только признать свое поражение перед отцом, но это было уже и не так страшно, но сейчас Айения остро ощутила, что, покинув этот город, она потеряет часть себя.
   - Кажется, нам нужно выспаться, - поднялась на ноги Хэл, потирая глаза. - Слишком большое нервное напряжение.
   - Согласна, - Оро тоже ушла в свою комнату. Айения же устроилась на диване и продолжала смотреть на то, как пушистые легкие облачка, совсем не затеняющие солнце, бежали по небу, пока тихо не провалилась в сон.
  
   Её разбудили громкие крики за окном. Сначала она не поняла, что происходит и где она вообще находится. В темном небе вспыхивали, беззвучно взрывались и рассыпали искры фейерверки. Ени подошла к окну и увидела, что вся улица заполнена народом. В дверь заглянула Хэллин.
   - Ты что, ещё спишь? - вопрос был, по меньшей мере, странный, поскольку в этот момент Ени стояла у окна. - Ну-ка, быстро, одевайся давай.
   - А что происходит?
   - Как что? Претенденты гуляют. Сегодня же последний экзамен, а списки повесят только послезавтра, так что пьянка затянется на всю ночь. Так чего ты ждешь?
   Ени быстро побежала в свою комнату. Чтобы надеть рубашку и мини-юбку, понадобилась минута, так как, чтобы отвлечься от депрессивных мыслей, она пару дней назад привела в порядок всю свою одежду. В коридоре уже стояли девушки: Хэллин в обтягивающем блестящем зелёном комбинезоне и Оролен в длинном, до полу, золотистом платье, похожем на кимоно. Глядя на отвалившуюся челюсть Ени, Оро всё же сочла нужным пояснить:
   - Ну повыпендриваться мне захотелось, понятно? Чтобы все упали!
   Айения только молча кивнула. Наряд Оро действительно привлек внимание окружающих, но не так сильно, как можно было ожидать. Атмосфера всеобщего праздника захватила весь город: сегодня все они ещё были на равных, никто точно не знал, что его ожидает в будущем, а уже послезавтра их разделят на две неравные группы: победители и проигравшие. Но сейчас они были все вместе, это был конец экзаменов, и нужно было оторваться по полной!
   Айения смутно помнила всё произошедшее тем вечером, и не из-за большего количества выпитого мартини. Просто все события слились в один большой суматошный и веселый сон, где лица, места сменяли друг друга, и оставалось лишь одно ощущение всеобщего веселья.
   Сначала они гуляли по городу, на ходу протягивая коктейли ('Боже, как низко я пала!' - пронеслось у неё голове), то и дело прибиваясь к каким-то компаниям, обмениваясь впечатлениями по поводу экзаменов, но не затрагивая самого больного вопроса - перспективы поступления. За всем этим весельем чувствовалось что-то напускное, стремящееся отодвинуть в самый дальний угол память о том, что скоро всё изменится...
   Оро и Хэл встретили кучу знакомых, и Ени уже бросила попытки запоминать имена, тем более что алкоголя в ней уже плескалось достаточно. Они все вместе зашли в какой-то ресторанчик, сегодня они, казалось, были на каждом углу. Дальше выпивка пошла по нарастающей, она танцевала, вызывая возгласы одобрения, болтала с новоявленными знакомыми, обсуждая присутствующих парней ('Не-е-ет, народ, он не катит, а вон тот, за барной стойкой, как раз в моем вкусе'). Домой они собрались уже к пяти часам утра. Еле удалось отбояриться от провожатых и по улицам с уже потушенными огнями, устало передвигая ногами, двинулись три девушки. Хэллин старалась вычислить правильное направление движения, она выпила больше всех и почему-то дома теперь не казались такими знакомыми, Оро была поглощена мыслью о перспективах удаления пятна соуса со своего выдающегося наряда, а Ени поотстала от них немного и шла, запрокинув голову в небо, где гасли утренние звезды, и ощущая дикую тоску.
   Эта мысль назревала в ней потихоньку, словно редкими каплями наполняя какую-то чашу внутри. И вот сейчас она неожиданно поняла, что не представляет себе иной жизни, кроме как здесь, где она может быть счастлива. Может быть, алкоголь стёр всю замкнутость, но сейчас она не ощущала себя отчуждённой от всех этих людей, никакие представления о родовитости, социальном положении и так далее не имели здесь значения. Здесь она могла быть тем, кем хочет.
   Слезы потекли по её лицу. Нет, действительно, лучше не думать, что будет завтра. Тем более они уже подходили к дому и девушки могли увидеть её слезы. Незачем их расстраивать, они и так очень много для неё сделали.
   Хэллин не удалось вручную открыть дверь, так что когда милосердный передатчик впустил их внутрь, они ввалились в коридор и Оролен сползла по стенке:
   - Да-а-а, так я не напивалась с самого выпускного. Ну всё, до завтра, то есть до пробуждения! - она помахала рукой и исчезла за дверью. У Хэллин не хватило сил даже на это: она молча поплелась к своей комнате. Так же поступила и Айения.
  
   Проснувшись, Айения ощутила острое желание остаться в постели и проспать весь этот день. Она на собственной шкуре ощутила справедливость старинной пословицы: 'Нет ничего хуже, чем ждать и догонять'. Завернувшись с головой в одеяло, она решила осуществить это свое намерение, но всё испортила Хэллин. Она вытащила обеих девушек из кроватей, причем Оро тоже не лучилась энтузиазмом. Но Хэл было не остановить: она решила провести показательную экскурсию по Друину, так что им пришлось покориться.
   Прогулка действительно была интересной. Друин проектировался непосредственно Императрицей и строился тэдэанцами, поэтому представлял собой сногсшибательную смесь сверхсовременного мегаполиса и уютного старинного городка; тэдэанцы предпочитали получать сразу всё, и поэтому, отойдя от торгового и развлекательного центров, блистающих огнями, и завернув за угол, можно было попасть в тихий закоулок, где освещались только тротуары.
   Внешний вид зданий вызывал самые разные ассоциации: от средневековых замков до неизвестных видов членистоногих; спроектированные непрофессионалами, казалось, специально для того, чтобы поразить воображение и впечатлить своей необычностью, они делали простую прогулку по городу сравнимой с посещением Кунсткамеры.
   - Слушай, а здесь всегда так мало народу? - спросила Оро, когда они присели на скамейку под развесистым платаном, чтобы выпить прохладного чая. - Честно говоря, пока мы здесь, я не видела здесь никого известного, за исключением того дня, когда проводились схватки. Я не говорю, конечно, скажем, о принцессе Аврелии или Советнике, но всё-таки, хотя бы министр какой-нибудь завалящий, ну, я не знаю, посол, что ли...
   - На время экзаменов большинство разъезжается куда подальше. Ты же видела, во что мы превратили город? В таком бардаке работать невозможно. Остаются лишь те, кто тоже хотят повеселиться, в основном, молодёжь. Они вернутся на следующий день после объявления результатов, когда непоступившие...
   В воздухе повисло неловкое молчание. Оролен попыталась разрядить обстановку немного пошловатым анекдотом, но девочки лишь вежливо посмеялись в ответ. До дома они дошли с похоронным настроением.
   Шагая по этим не слишком прямым улочкам, Ени пыталась представить, как будет жить здесь, ходить в Университет, забегать за хлебом и зубной пастой, просто жить. Как ни странно, это у неё получилось.
   Войдя в дом, Оролен первым делом без слов достала бутылку вчерашнего вина. 'Сопьюсь, нафиг' - мелькнуло в голове у Айении, но она без колебаний взяла протянутый бокал, на лице же Хэллин читалась мрачная решимость. Тост не требовался. Опустошив бутылку, девушки разместились в креслах. Начался вялый разговор, чья цель была ясна и очевидна - занять время. Всех их охватывали противоречивые желания: оттянуть момент окончательного решения и одновременно покончить со всем этим как можно быстрее.
   Проговорив некоторое время, Ени всё же решила отправиться спать, о чём и сообщила подругам. Оставшиеся вначале посидели молча, но вскоре обозначилась единственная подходящая тема для разговора: свои перспективы затрагивать было болезненно, Ени ушла, а за неё они чувствовали некоторую ответственность.
   - Ну и каково твоё мнение? - голос Оро глухо прозвучал в комнате, уже сумрачной ввиду наступающего вечера.
   - Тут и думать нечего, её обязательно возьмут. После того, что было на полетах...
   - Но ведь она подала заявление на Технологический...
   Прошло некоторое время, прежде чем Хэллин ответила, видимо, она подбирала аргументы:
   - Но должны же они понять её положение, ведь она не могла знать о своих талантах. Кроме того, давай резюмируем: блистательные результаты по полетам и стрельбе, причём и то, и другое она делала в первый раз, естественнонаучный тест был у неё профилирующим и я не думаю, что она провалила политику и право. А если вспомнить бои... вот уж в чьём духе воина я сомневаться бы не стала.
   - Всё так, - тихо сказала Оро, - но знаешь... Нет, всё-таки, если она не поступит, это будет самая большая несправедливость на свете.
   - Кто бы сомневался...
  
   Выйдя в шесть утра на балкон, Айения увидела Оро с сигаретой в руках.
   - Что, ты куришь?!
   - Можно было и не кричать. Нервы, знаешь ли, нервы.
   - Может, мне тоже начать?
   - Не-а, не советую. Всю стипендию будешь спускать. Это, - она указала на белый прямоугольник, лежащий на столике, - заветная пачка, подаренная другом как раз на такой случай, - она прикрыла глаза, как будто вспоминая что-то. - 'Если почувствуешь, что больше уже невмоготу, - открывай'. Ну и давно ты не спишь?
   - С четырёх утра, - Айения зябко поежилась от прохладного утреннего ветерка и оглянулась назад, в глубь квартиры. - А Хэл?
   - Спит, куда ж она денется, - мрачно процедила Оро. - Везёт, блин.
   В тишине раздался чёткий саркастический смех:
   - Ха-ха-ха! - и неожиданно из сумрака появилась встрепанная Хэллин, завернутая в одеяло. По её виду точно можно было определить, что от полноценного глубокого сна она не страдает.
   - Секретничаете, значит, тут, за моей спиной! - неожиданно сорвалась она на визг. Айения и Оролен лишь выразительно повертели пальцем у виска. Хэл метнула на них совершенно очумелый взгляд, быстрым шагом подошла к краю балкона, выхватила у Оро сигарету и, затянувшись, вернула её обратно. У Оро от такой наглости отвисла челюсть.
   - Что?! - Хэл явно нарывалась на конфликт, видимо, её взбудораженность искала выход. Оролен почти мгновенно это поняла:
   - Обойдёшься, - и, отвернувшись, стала любоваться приподнимающимся из-за края леса солнцем. Хэл фыркнула и возмущённо прошлёпала босыми ногами обратно в квартиру.
   - Пойду, заварю чай, - обречённо сказала Ени и направилась на кухню.
   В следующие два часа всё более-менее стабилизировалось: Хэллин уже не напоминала пациента сумасшедшего дома, но её побледневшее лицо в сочетании со строгим чёрным костюмом вызывало только одну мысль: краше в гроб кладут. Оролен же сидела за кухонным столом и, угрюмо глядя в одну точку, поглощала уже десятую чашку чая. Ени пыталась отвлечься хозяйственными делами, впрочем, это у неё плохо получалось. Мелькнула мысль тоже надеть что-нибудь такое впечатляющее, но она быстро увяла: 'какая разница', - малодушно подумала она.
   В начале девятого нервозность заметно усилилась. Хэллин уже пятнадцать минут пристально рассматривала себя в зеркало, а Ени заметила, что уже пятый раз выравнивает вилки в держателе. Оролен, наконец, откинулась и отодвинулась от стола и произнесла в воздух:
   - Ну что...
   Заметная пауза прошла, прежде чем Хэллин тихо ответила:
   - Нет смысла ждать на площади, там сейчас такая толкотня...
   Айения прочистила горло и возразила:
   - А зачем сидеть здесь? Лучше выйти, прогуляться, время занять.
   - Поддерживаю, - Оро встала из-за стола.
  
   В городе творилось нечто невероятное: на улицах не было никого, кроме претендентов, которые напоминали восставших из ада. Видимо, бессонную ночь провел в этом городе каждый, подавший заявление на поступление в Императорский Университет: выпученные глаза, бессмысленный взгляд, спутанные волосы, нарушенная координация... Список можно было продолжать бесконечно.
   Девушки пошли окольным путем, старательно уменьшая шаги. Но площадь всё приближалась и приближалась, в то время как минуты тянулись мучительно медленно. Впереди блеснул стальными профилями громоздкий айсберг Технологического Института, и Ени пришла в голову мысль: что, если её зачислят туда, ведь она подала заявление. Неожиданно по коже пробежали холодные мурашки: если раньше просто учиться в Друине, было невероятным счастьем, то сейчас она не могла представить себе, как будет мучиться над точными науками уже после того, как почувствовала что такое - летать. Айения вдруг вспомнила приснившийся ей сегодня сон - стремительный полет над самыми облаками, а потом и в чёрной бесконечности... Неизвестно почему, но она была твердо уверена, что каким-то образом ей передалась генетическая память матери, а то и десятков поколений пилотов в роду о полёте в открытом космосе, настолько реальными были ощущения. Но когда она проснулась утром, мысль о том, что сегодня всё решится, заставила побледнеть воспоминание о сне.
   Тем временем они вышли на площадь. Она была почти в точности такой же, как в день первого экзамена, за исключением того, что не было слышно ни звука. Абитуриенты мрачно сидели на ограде фонтана, выступающих частей окружающих зданий или нервно расхаживали. Но напряжение всё нарастало.
   Вдоль стены Университета, где должны были вывесить результаты, уже стояли заграждения, недостаточно, впрочем, мощные, чтобы удержать многотысячную толпу, поэтому в арочном проеме виднелись 'специалисты по обеспечению правопорядка', в народе - 'охранники', в защитной униформе.
   Хэллин забралась на выступ на здании Представительства МИДа и, вглядываясь поверх голов, выкладывала свои соображения:
   - Насколько я помню, госуправление вешают в первом ряду третьим слева, Военную Академию - весь второй ряд, порядка не помню, Лётная - вторая колонка справа, Технологический - где-то в самом низу.
   Она тяжело спрыгнула и отдышалась.
   - Меня мама раз сюда водила, - начала она рассказывать, - когда ещё и сама не знала, что это такое. Как вспомню, - она даже съежилась от ужаса, - все кричат, у кого-то истерика, нас быстро раскидало, меня прижало к стенке, к счастью, меня спас какой-то парень: поднял на руки и вынес.
   Тут толпа пришла в движение: охранники вышли из университета и начали строиться в оцепление. Единодушный легкий вздох ожидания пронёсся по площади. Первая волна прихлынула к ограде. Айения в волнении сжала кулаки. Из дверей показались три фигуры в штатском: преподаватели университета, две женщины и мужчина. Если старшая пара, шедшая впереди, ни в малейшей степени не обращала внимания на всё творившееся вокруг, поглощенная озабоченным разговором и перебиранием листов, то молодая хрупкая девушка с опаской косилась на зловеще молчавшую толпу, в её глазах мелькал испуг.
   Пока работники Университета спокойно и не торопясь развешивали списки, то и дело поправляя неопытную коллегу, следя за выравненностью рядов, то и дело отходя подальше, чтобы полюбоваться на дело рук своих, внутренняя готовность к взрыву каждого, находящегося на площади, достигла предела. Айения обнаружила, что проколола ногтями кожу на ладони, Хэллин была до того бледная, что страшно было смотреть, а Оролен постоянно нервно потирала кулаки.
   Как только вывешивание было, наконец, закончено, и охранники начали неторопливо снимать оцепление, Оро выпрямилась и, бросив за спину: 'Держитесь за мной!' приготовилась к рывку. Айения тоже внутренне подобралась, ощущения были похоже на те, что были перед боем.
   Наконец кто-то не выдержал, и не успели охранники начать убирать ограждения, как чья-то фигура перепрыгнула через одну из крайних секций. Толпа взревела и люди, потеряв контроль над собой, хлынули, сметая всё на своем пути. Оролен так стремительно рванула с места, что Айения еле успела среагировать, прежде чем та скрылась из виду. Ени схватила замешкавшуюся Хэл за руку и потащила вперёд, где рассекаемые Оро волны ещё не сошлись за её спиной. Да, если бы не Оролен, они бы в жизни не пробились к Университету: все абитуриенты, юноши и девушки из благородных семей, гиганты мысли и так далее, словно сошли с ума. Многодневная изматывающая гонка привела к неконтролируемому взрыву.
   Вот они уже добрались до линии, где раньше стояли заграждения: под ногами что-то захрустело. Теперь столпотворение было настолько сильным, что девушки не смогли удержаться вместе. Оролен исчезла с глаз Айении, скрытая чьими-то спинами, и Ени ощутила, как холодный пот, несмотря на духоту, пробежал по её спине, когда рука Хэл выскользнула из её ладони.
   Тут и сама Ени попала в своеобразные клещи, сжавшие её так сильно, что она испугалась, что задохнётся. Продолжать двигаться или хотя бы оставаться на месте было невозможно, поэтому Ени вспомнила то, чему её учили на курсах выживания: скрестила руки на груди и отдалась стихии, стараясь не упасть. Но неожиданно каким-то течением её вынесло к самой стене рядом со списками, которые, как ни странно, ничуть не пострадали, видимо, потому, что вызывали какой-то священный трепет. Сейчас она уже не могла вспомнить слова Хэл о порядке списков, поэтому просто попыталась обозреть как можно большее количество листков.
   Её резко дернуло в сторону, переместив вправо и стиснув так, что она не могла даже голову повернуть. И тут ей бросилось в глаза напечатанное на белом фоне чёрными буквами её имя. Ени яростно впилась глазами в эту строчку, отметив, что фамилия была записана в двойном виде - Кристенсен Шонор. Какое-то странное оцепенение овладело ею, ужас не давал поднять голову, чтобы увидеть название факультета. Вокруг как будто повисла гнетущая тишина.
   'Давай, всё равно это когда-нибудь случится!' - Ени резким рывком вздернула голову вверх и увидела аккуратную надпись:
   ИМПЕРСКАЯ ЛЁТНАЯ АКАДЕМИЯ
   Сердце ухнуло куда-то вниз, но через мгновение оттуда начала подниматься горячая всепоглощающая волна, захлестнувшая её с головой. Кажется, она закричала что-то, но ручаться за это было нельзя: в тот момент она ни в чём не отдавала себе отчета. Ещё раз с любовью взглянув на список, Ени повернулась и начала выбираться из толпы: как ни странно, ей это удалось. То ли теперь ей всё было по плечу, то ли перед человеком с таким выражением лица нельзя было не расступиться.
   Выйдя на более-менее свободное пространство, Айения оглянулась со счастливым видом и неожиданно показала смачную фигу Технологическому Институту. Впрочем, сейчас никто ничему не удивлялся - главная площадь Империи превратилась в сплошной дурдом.
   Тут Ени увидела Хэллин: та была ещё бледней, чем раньше, и покачивалась при ходьбе. Лицо выражало крайнюю степень шока. Подруга бросилась ей навстречу и вовремя: ноги Хэл подкосились, и Ени едва успела её удержать от падения на землю.
   - Ну, что? - с тревогой спросила она. Девушка, казалось, еле заметила её. Только после того как Айения потрясла е за плечи, Хэллин заморгала и подняла на неё глаза.
   - Поступила?!
   Губы Хэл неожиданно расплылись в улыбке, и она легко кивнула.
   - Мать твою, Хэллин! Ты меня до инфаркта доведешь! - Айения усадила подругу на бортик фонтана и сама присела рядом, стараясь унять дрожь в коленях. Где-то в стороне раздался яростный крик самца орангутанга в период брачных игр и из толпы просто выпрыгнула Оролен. От полноты чувств сделав двойное сальто и подпрыгнув метра на два вверх, она всё же углядела подруг.
   - Что?!
   Айения и Хэллин только кивнули: наступила следующая стадия шока и осознание случившегося лишило их дара речи. Оролен схватила их в охапку и закружила в воздухе, они смеялись и рыдали одновременно, всё ещё боясь поверить.
   Позже Ени пыталась понять, как так получилось: ведь наверняка рядом стояли люди, убитые горем, полные разочарования и разуверившиеся в себе, но почему-то им казалось, что всё вокруг наполнено ликованием и радостью. Сначала она считала себя бесчувственной, но, наверное, всё-таки такие переживания не оставляли места ни для чего другого.
   Они вышли на Главную улицу, не зная, куда идут, держась друг за друга, как будто это им давало ощущение реальности, а если они разожмут руки, то всё исчезнет. Было лишь желание, чтобы это никогда не кончалось - чтобы можно было вечно идти так по улице, взявшись за руки, глупо улыбаясь, и знать, что дальше всё будет хорошо.
   Но через некоторое время ошеломление потихоньку испарилось и девушки вернулись к реальности, откуда ни возьмись вокруг появились и другие люди, и у большинства из них был потерянный вид. Оролен и Хэллин стали вертеть головами, ища знакомых. Многие из тех, кого они встретили, тоже поступили.
   - Вот ведь, что значит классическое образование! Золотой Колледж промаха не даёт! - гордо-хвастливо заявила Оролен.
   - Раньше ты это самое образование терпеть не могла. Обзывала домостроевщиной и феодализмом, - саркастически хмыкнула Хэл. Оро метнула в неё обиженный взгляд:
   - Хоть сейчас бы не подкалывала, а?
   - Да что уж там... Можешь даже сказать, что благодарна Колледжу за знакомство с Лецри...
   Лицо Оролен перекосилась просто мгновенно. Он замерла и угрожающе надвинулась на Хэл:
   - Портить мне настроение в самый лучший день моей жизни?! Повинен к смерти! - и опять начались привычные гонки с преследованиями и препятствиями. 'Интересно, они хоть когда-нибудь остановятся?' - меланхолично подумала Ени. - 'В день своей свадьбы, ну, я не знаю, или там похорон?...'
   Впрочем, подруги, как всегда, быстро помирились. Залетев домой, Оро и Хэл бросились в свои комнаты звонить родным. Ени же подошла к окну и взглянула на небо, которое было таким же чистым и голубым как в тот день, когда она приехала в Друин. Невозможно поверить, что прошло не больше десяти дней. Казалось, что она успела умереть и родиться заново за этот срок, получить целый мир, о котором и не подозревала. Теперь она больше не чувствовала, что теряет свои мечты, взрослея, нет, теперь она просто приступила к их осуществлению.
   'Наверно, мама гордилась бы мной', - мелькнула у неё непрошеная мысль. - 'Я пошла по её тропе, даже не желая того. Наверное, всё дело, действительно, в крови...'
   В комнату резко ворвалась Оро, накренившись на повороте и схватившись за косяк, чтобы удержаться. Массивное кресло даже ухнуло, когда она приземлилась в него.
   - Никогда не думала, что в день, когда я поступлю в Университет, мне придется успокаивать бабушкину истерику. Она так разволновалась, что и слова сказать не могла... - она замолкла, глядя на Ени. - А ты не хочешь позвонить отцу?
   - Нет, - покачала та головой. - Не сейчас.
   Тут к ним присоединилась Хэллин.
   - Мама в экстазе, а папа говорит, что всегда это знал. Терпеть не могу самоуверенных мужчин... - она потянулась всё с той же блаженной улыбкой на лице, но вдруг нахмурилась. - Димирикян тоже поступила.
   - Кака-а-ая трагедия...- протянула Оро. - Просто не знаем, как тебе посочувствовать.
   - Если она набрала баллов больше, чем я...
   - То ты заберешь заявление в знак протеста? - подхватила Оро. Айения громко засмеялась.
   - Идите вы, - буркнула Хэл, но конфликт развивать не стала: в такой день она была готова простить многое. - Ну что, как будем праздновать?
   - Что значит как? Гулять будем!
   - Знаете что, - задумчиво сказала Ени, - мне кажется это как-то мелко: в конце концов, сегодня один из самых главных дней в нашей жизни, нужно сделать что-то необычное, а мы гуляли и в день приезда, и после окончания экзаменов...
   - А что, это мысль! - оживилась Хэл. - Сегодня мне не хочется отшивать пьяных придурков, бегать за выпивкой к стойке, громко хохотать и, вообще, вести себя так, как будто мы всё ещё в колледже. Сегодня наша жизнь стала другой!
   - Идея! - подключилась Оро. - Давайте забьём на всех этих ошалевших от собственной крутости идиотов за окном и сделаем наш собственный праздник. Оденемся получше, накроем на стол, чтобы было что вспомнить. Ведь ближе друг друга у нас здесь людей нет. Ну как?
   Девушке единогласно выразили свое одобрение. Через несколько часов столовая преобразилась: все валявшиеся предметы одежды, книги и так далее были вынесены в другие комнаты, под потолком мягко мерцали вытащенные откуда-то Хэл новогодние гирлянды и сверкающими нитями свешивался дождик. Старинный стол-трансформер Оро разложила всего в один раз, как раз, чтобы трое уместилось, льняная скатерть, реликвия рода Элрудов, была пожертвована Хэллин под угрожающий шёпот о возможных карах за малейшее повреждение, а Ени всего за два часа приготовила искусный обед из трех блюд.
   Следующим пунктом была изящная вечерняя одежда, Ени собралась одеть полученный ею от анонимного дарителя серебряный костюм, но Оро предложила своё платье:
   - Он тебе еще пригодится, кроме того, ты его уже одевала здесь, в Друине, а сейчас требуется что-нибудь новенькое. А это платье я надевала всего раз, в то время я очень быстро росла и оно мгновенно стало мне мало.
   Но Айении это черное платье из блестящего джерси была даже длинновато, к счастью, это можно было списать на фасон, а длинные золотистые шнуры, обвивающие его, позволяли притянуть его по фигуре. Свободное декольте с тонкими бретелями подчеркивало свет, исходящий от жемчужной кожи по контрасту с темнотой ткани. Волосы же девушка решила уложить локонами при помощи позаимствованного у Хэл прибора. В общем, когда она вошла в столовую, подруги изумленно уставились на неё. Оро, оправившись от удивления, восторженно показала большие пальцы рук. На ней было зеленое сари, расшитое серебряными цветами, усиливавшее рыжеватый блеск её волос.
   - Поразительно, - произнесла впечатленная Хэл, одетая в классическое маленькое платье серебряного цвета с асимметричным подолом, от которого отходили широкие воланы бриллиантовой вуали. - Как только получим стипендию, сразу пойдём по магазинам.
   В ответ Айения также выразила свое восхищение нарядами подруг и затем, словно выполнив некий предварительный ритуал, они уселись за стол. Но Оро перед этим установила на одной из полок буфета напротив камеру:
   - Она будет нас постоянно снимать. Последняя технология - программа может выбирать в какие моменты самый удачный ракурс.
   Первой тост также подняла Оролен.
   - Итак, граждане, а также студенты Императорского Университета, давайте выпьем за самых умных, обаятельных, талантливых, одарённых и красивых девушек этого города - за нас!
   - За нас! За нас! - со смехом произнесли Хэллин и Айения, потягивая из бокалов коллекционное португальское 'Экарто', за которое Хэл уже готовилась претерпеть мученическую смерть от руки родителей.
   - Нда, Оро, от скромности ты не умрешь.
   - Сам себя не похвалишь - сидишь как оплёванный.
   - Это что, цитата?
   - Ничего ты не понимаешь - древнее народное творчество.
   - Девчонки, прекратите, - прервала их Ени. - А то мясо остынет.
   - А, точно, - спохватилась Оро. - Это было бы преступлением.
   Чавканья не было слышно лишь благодаря вбитым с рожденья манерам Хэл и подзатыльникам бабушки Оролен.
   - Н-да, Ени, сегодня ты превзошла саму себя, - благодарно сказала Оролен, наконец отодвинув тарелку. - Какое счастье, что ты будешь жить с нами.
   - Значит, мне не нужно переезжать?
   Повисла гнетущая тишина. Оро и Хэллин подняли глаза и мрачно воззрились на неё, Ени почувствовала себя неуютно.
   - Так, ещё раз услышу что-нибудь подобное, и вылетишь как ошпаренная, - угрюмо буркнула Хэллин, показав на дверь, и вернулась к салату.
   - Конечно, - оскорблённо начала Оролен. - Сейчас мы для тебя уже не подходящая компания. Что уж там, мы не в обиде, можешь валить к Лецри! - и она разразилась притворными рыданиями. Айения почувствовала, как её лицо заливает краска стыда: за всё время знакомства с ней девушки ни разу не допустили ни одного бестактного поступка, наоборот, они приняли её проблемы как свои, помогали ей, насколько это было возможно. А она уже не первый раз оскорбляет их, подозревая в том, что их дружба ничего для них не значит.
   - Простите... - еле слышные слова растопили лед между сидящими за столом.
   - Ну, в общем, ты меня поняла, - Оролен выразительно постучала вилкой по тарелке, - больше эту тему не поднимаем. А то надумала... Уехать... А кто нас кормить будет?
   Наконец, с едой было покончено, и девушки откинулись на спинки кресел, ощущая подлинное блаженство.
   - А что, удачно получилось, - стала развивать свою мысль Оролен. - Мы все выбрали себе поприща, способствующие карьерному росту. Так, я стану командующим одной из Наземных Армий, а если получится, то и заместителем министра Обороны Всеобщего Правительства. Айения - главой Военно-воздушных Сил, а может быть, даже заместителем Главнокомандующего. Хэллин, ну, не знаю, я ещё не выбрала - либо Избранным Посланником, либо губернатором какого-то субъекта Федерации, но не спутника, нет, планеты минимум.
   - Н-да, какие у тебя планы, - отсмеявшись, сказала Хэллин. - Наполеоновские.
   - А что, - ничуть не смутившись, заявила Оролен. - Планирование - фундамент успеха. У нас везде будут свои люди, и мы такие дела будем проворачивать.. - она даже зажмурилась от предвкушения. Хэл перехватила взгляд Ени и улыбнулась углом рта. В самом деле, зачем спорить с Оро?
   За окном раздались громкие крики. Поступившие весело и бурно отмечали свой успех.
   - Всё-таки хорошо, что мы сегодня остались дома. Эх-х-х, - Хэл мечтательно потянулась. - Представляете, какая жизнь нас ждет? Только любимые профильные предметы, никакой физики и химии, - её аж передернуло, - полная свобода, огромная стипендия, самое классное общество в мире и, главное, самые лучшие парни!
   - Да, это самое главное! - подхватила Айения и случайно взглянула на лицо Оролен. На нем лежала печать тоскливой грусти. Ени собиралась спросить, что случилось, но не решилась.
   - Ладно, девушки, такое вино необходимо допить. Когда ещё будет такая возможность?! За будущее!
  
   Следующим утром Айения всё ещё никак не могла свыкнуться с мыслью, что она студентка Императорского Университета. Всё утро подруги просили друг друга подтвердить этот факт: в ход шли крепкие выражения, щипки и удары, громкие крики и взвизги оглашали квартиру.
   - Ладно, пора браться за дела, - заявила Хэллин, потирая синяк, поставленный Оролен на предплечье. - Когда ты научишься контролировать свою силу? Я же не Лецри!
   В этот день девушки отправились за аттестатами: проигравшие претенденты покидали город, оставляя свои надежды и забирая только документы с результатами экзаменов, по которым можно было поступить в любое учебное заведение. Когда они шли по улице, Ени поразилась мрачному настроению, охватившему весь город: тонкие ручейки абитуриентов текли по направлению к вокзалу, почему-то большинство были одеты в одежду черного и синего цвета, словно на похоронах. Зато очень легко было отличить поступивших: на фоне угрюмых лиц юношей и девушек, новоиспечённые студенты просто светились. Чем ближе они подходили к вокзалу, тем чаще можно было услышать всхлипыванья и даже приглушенные рыданья, увидеть заплаканные глаза.
   - Говорят, что ни одного серьёзного случая не было, - прошептала Хэллин ей на ухо. - Только нервные срывы. По секрету мне сказали, что одна наследная графиня даже речь потеряла от шока.
   - Какой ужас, - вздрогнула Айения.
   - Угу, - кивнула Хэл. - Но это ещё ничего. Бывает и похуже. Например...
   - Тихо ты! - шикнула на нее Оролен. - У людей настоящее горе, а она тут сплетни распускает. Ни капли деликатности!
   - Тоже мне, Таран, - буркнула Хэл, но замолчала.
   Аттестаты, отпечатанные на настоящей бумаге, выдавали автоматы в обмен на личные передатчики.
   - Ну что? - Хэллин, страдая от любопытства, заглянула через плечо. - Ух, ты, за бои - шестьдесят три!
   - Это много? - спросила Айения.
   - Для фактически проигравшего - запредельно, - одобрительно сказала Оролен. - Они оценили твой дух воина. А у меня, - она надулась от гордости, - восемьдесят девять! Сакаят - супер!
   - Н-да, зашибись, - мрачно процедила Хэллин, изучая свой листок.
   - А у тебя что? Вау! Тридцать два! Хэл, ты же в колледже больше двадцати четырех не набирала! Что это такое, а? А тем более с Амгабуни! Просто Мастер Тяжелая Рука!
   - Заткнись, - беззлобно ответила девушка. - А-а, вот - Политика и Право - девяносто два, Культура - девяносто пять.
   - Ужас Миров! - притворно охнула Оро. - Мы живем рядом с гением. А где же речи про Димирикян, не получила ли она, не дай бог, больше?
   - Да я только собиралась, но ты меня прервала, - невозмутимо сказала Хэл. Девушки расхохотались. Оролен посмотрела в аттестат Айении и её словно заморозило.
   - Что там? - заинтересовалась Хэл. Её, как можно было предположить, наоборот, прорвало. - Что?!! Не может быть!!! Девяносто девять!!
   - Ну да, - невнятно ответила Айения, глядя на строчку с результатами экзамена полетов.
   - Застрелиться, - выдохнула Оро. - Это, наверное, самая высокая из всех когда-либо полученных оценок!
   - Почему?
   - Сотню не ставят по традиции, у тэдэанцев девяностодевятибалльная система счета, а чтобы получить максимум на экзамене в Императорский, я не знаю, как нужно выложиться!
   - Ени, ты просто монстр, - Оролен благоговейно похлопала её по плечу. - Посмотри, стрельба - восемьдесят семь! И это в первый раз! Что будет дальше, я просто не могу представить.
   - Чего ты хочешь, она же Шонор, - пробурчала Хэллин.
   - Да ладно, девчонки, - Ени сложила свой аттестат и положила в карман, - мы все здорово потрудились.
   - Да-а-а, скромность настоящей аристократки...
   - Оро! - возмущённые крики Хэллин и Айении слились воедино. Девушки переглянулись и рассмеялись.
  
   Вскоре все трое получили сообщение о необходимости прийти в здание Университета для регистрации и получения документов. Почему-то эта бюрократическая формальность вызвала в подругах бурю восторга, как будто было получено ещё одно подтверждение исполнения мечты и праздник всё ещё продолжался, так что они вышли из дома в крайне приподнятом настроении. На площади около входа в Университет толпился народ, хотя, конечно, и не столь многочисленный, как во времена экзаменов. Пока Хэл и Оролен занимали очередь, Ени подошла к всё ещё висящим на стене спискам, чтобы ещё раз насладиться видом своей фамилии в числе поступивших.
  
   Айения (Кристенсен) (Шонор)
  
   Эти две фамилии в скобочках ударили Айению словно током. Она до сих пор внутренне называла себя Кристенсен, но здесь все знали её как Шонор... Какая же фамилия будет стоять в студенческом удостоверении? Неожиданно она ощутила щемящий страх, словно она стоит на краю пропасти, а другой край укрыт туманом. Словно впереди ей предстояло решение, определяющее всю её будущую жизнь...
   - Ени, что ты там? Наша очередь уже подходит! - Оролен призывно замахала рукой. Айения, ещё находясь в некотором ступоре, молча подошла к подругам. Не обратив внимания на изменение настроения девушки, Хэллин и Оролен продолжили болтать о планах на первую стипендию. Ени почти что с ужасом ощущала течение очереди. Необходимость выбора придавила её, вот уже Хэл гордо назвала свою фамилию, на что служащая вообще никак не отреагировала. Зато попросила повторить звучную и необычную фамилию Оролен:
   - Са-ка-ят! Ну давайте, я Вам её санскритом напишу...
   Вот и её очередь. Альтернатива обозначилась чётко: за 'Кристенсен' была вся её прежняя жизнь, всё, что было знакомо и надежно; 'Шонор' означала новую жизнь, совершенно отличную от старой, в готовности к которой она не была уверена, которая потребует от неё очень многого... Если она станет Шонор, то это автоматически сделает её ответственной за возрождение рода, за сохранение памяти о предках, и отвечать за собственные неудачи придется не только перед собой... Её пугала ответственность.
   - Ваша фамилия.
   - Айения... Шонор, - теперь всё. Жребий брошен. Служащая подняла на неё глаза:
   - Шонор? - и без слов вернулась к клавиатуре. - Вот Ваши документы. Дополнительную личную карточку получите в Лётной Академии.
   - Хорошо, - она отошла от стойки. 'Лёт-на-я А-ка-де-ми-я', - она по слогам повторила это название про себя, наслаждаясь его звучанием. На нем был легкий привкус тайны, обещания чего-то грандиозного и неизвестного.
   Хэл и Оролен с любопытством рассматривали свои пластиковые документы, весело переговариваясь: 'А это что за полоска?'. 'Фиалковый же - цвет Университета'. 'Ах, да, точно'. Они так и не заметили, что произошло. 'Впрочем, это к лучшему', - подумала Ени. - 'Я и так нагружала их своими личными проблемами. Теперь уже ничто не имеет значения'.
   - Итак, следующий пункт нашей программы, - пафосно заявила Хэллин, - лучшие магазины Империи! Первую стипендию по традиции необходимо промотать!
   - Эй, народ, поосторожнее, - предостерегающе заметила Ени, - мне на эти деньги ещё и жить.
   - А, забудь, - махнула рукой Хэл. - С голоду не помрешь. Это же многовековая традиция и для е исполнения придуман специальный механизм: часть подъёмных выдается в третью неделю сентября. Чтобы, значит, студенты дожили до следующего месяца. Нет, ну так куда сначала пойдем?
  
   Большой Поход По Магазинам удалось провести только через два дня, так как тем же вечером привезли дополнительную мебель из поместья Элрудов в Медине. В комнате Айении прибавилось большое и мягкое кресло, туалетный столик и антикварная полочка для безделушек, на потолок повесили также старинную причудливую люстру из дерева.
   - Ты с ней поосторожней, - предупредила Хэл, - она действительно очень старинная.
   - Что я, на ней виснуть буду, что ли? - фыркнула Ени. - Ты уж слишком перестраховываешься, лучше бы проводку проверила.
   - А что её проверять, дому шесть тысяч лет, гарантия проводки - десять тысяч. Все приборы работают, контроллер запускается каждые шесть часов.
   Надо было видеть лицо Хэл, когда был распакован специально заказанный комплект полочек для ванной, который, естественно, не подходил к только что сменённому ею дизайну.
   - Да не переживай ты уж так, - утешающе похлопала ее по плечу Оролен. - Зато как твои родители обрадуются твоему невесть откуда взявшемуся хозяйственному настрою. Помнится, в Колледже ты ленилась даже вещи в стирку отнести.
   - Сакаят, я не поняла, - сухо сказала Хэллин, - ты что, собираешься до самой смерти припоминать мне все детские проступки?
   - Ну а как же иначе я буду развлекаться?
   - Ладушки, - Хэл мстительно ухмыльнулась. - А помнишь, как ты два года назад на Ивана Купала...
   Оролен побледнела и стремительно зажала подруге рот ладонью, Хэл только протестующе замычала.
   - Ладно, всё, больше не буду.
   - Вот так-то, - Хэллин улыбнулась с победным видом, поправив волосы. - А то строит тут из себя безгрешную...
  
   Итак, наступил час Х, на который был назначен массовый выброс денег. Как того и следовало ожидать, Торговый Центр был наполнен только что поступившими первокурсницами, одержимыми той же целью. Для шоппинга девушки выбрали центральную часть комплекса, выдержанную в классическом стиле, Хэл заявила, что там наиболее стильные магазины.
   Хотя Айения и была поражена суммой на своем счету, и ей не нужно было платить за проживание, всё-таки ей приходилось то и дело одергивать себя и умерять аппетиты. Цены в Друине славились крайней умеренностью, но дизайнерские вещи всегда стоили соответственно, так что кроме набора стандартных футболок, пары черных джинсов, двух строгих блузок и домашнего платья, Ени приобрела только один костюм для посещения занятий. Его выбор занял минут сорок: огромный срок для девушки, которая раньше всегда покупала первую же одежду, которая удовлетворяла трем пунктам: назначение, размер, цвет. Её родной город особого выбора не представлял, а ездить, скажем, в Милан вместе с одноклассницами отец ей не разрешал. В этот раз она пренебрегла советами подруг и, пока они потеряли ориентацию, заблудившись среди вешалок и проекций, купила брючный костюм матового черного цвета с асимметричными полочками и ленточными завязками у воротника. Оглядев подругу в обновке, Хэллин высказала мнение:
   - Ну, не знаю, ты слишком, бледно в нём смотришься, как будто больная анемией. Я думаю, лучше бы было что-нибудь посветлее...
   - Да, ладно уж, - Оролен тоже не выказывала особого восторга. - Если уж купила... Ени, он действительно добавляет тебе лет и выглядишь ты в нем очень серьезной. Но, если ты этого и хотела, то смотришься ты в нём вполне неплохо, фигуру он подчеркивает...
   - Ну, я выгляжу как студентка Императорского Университета? - Айения вопросительно посмотрела на них.
   - Да...
   - Вот и всё.
   Хэллин же явно себя не ограничивала: она остановилась только тогда, когда Оро заявила, что нести все эти пакеты на себе не собирается. Для первого дня в Университете она купила классический шелковый костюм зеленого цвета из мидиюбки, длиннополого пиджака с золотой вышивкой и шифоновой палевой блузки.
   - Вот куплю новый шкаф... - мечтательно пробормотала Хэл, обводя взглядом весь громадный торговый зал. - Когда бабушка с дедушкой и тетя узнают о моем поступлении... Ну, половину денег точно на одежду и драгоценности потрачу. А остальное на книги и другие прибамбасы...
   - Спасибо, что хоть половину, - прошептала Оролен на ухо Ени. Та только хмыкнула: новая черта в характере Хэллин уже не смогла её поразить, но удивила. До этого дня она и подумать не могла, что Хэл так помешана на покупке одежды.
   - Видела бы ты её, когда мы вырывались на свободу на каникулах, - продолжала Оро, ударяясь в вспоминания. - Ураган, штурмующий все магазины на своём пути. Она дралась за оценки не только из-за чести рода, в конце каждого семестра все её многочисленные родственники выплачивали ей бонусы за отметки, которые она успешно и проматывала.
   Впрочем, то, что выбрала Оролен, сразило их наповал: наглухо застегнутый короткий жакет с множеством мелких пуговиц и длинную, почти до пола юбку с невысоким разрезом бордового цвета из плотной ткани.
   - Оро, ты что это? - подозрительно сказала Хэл. - Решила отказаться от принципа: 'Смотрите, если хотите!'? И что, больше никто не увидит твоего потрясающего тела?
   Оролен только высокомерно посмотрела на нее и поправила обшлага рукавов.
   - А, всё понятно, - сказала Хэллин обомлевшей Айении. - Этот костюм очень похож на повседневную форму десантных войск, только она - просто тёмно-красного цвета. Я угадала?
   - Ну-у-у, в общем... Да, - призналась Оролен. - И что такого? Ведь мне же идет?
   - Без сомнения, - поддержала ее Ени, - но выглядишь ты совсем не такой, как обычно. Суровой такой...
   - Можно подумать, что раньше я была мягкой и пушистой... Что и требовалась доказать, - она сделала мрачное лицо и посмотрела на свою объёмную проекцию.
   - Впечатляет, - отозвалась Хэл и вполголоса сказала Ени. - С ужасом ожидаю того момента, когда ей выдадут оружие.
  
   Всё-таки во время возвращения Оро смилостивилась и перегрузила на себя большую часть покупок, что не мешало ей то и дело убегать вперед от уставших от шоппинга подруг. Уже у дверей квартиры Хэллин пересчитала количество пакетов - двадцать четыре, причем пятнадцать - её, и ужаснулась:
   - Такими темпами я моментально промотаю семейное состояние. Надо контролировать себя. Та-а-ак, ты собираешься меня впускать или нет?...
   На лестнице сзади них послышались лёгкие шаги, и девушки рефлекторно повернули головы на звук. На этаже размещались ещё две квартиры, кроме той, что принадлежала Элрудам, но до сих пор они не видели ни одного из своих соседей, да и вообще, практически никого, жившего в доме: очевидно, все жители уехали из города на период экзаменов. Поэтому сейчас они просто уставились на молодую женщину лет двадцати пяти, которая подошла к ближайшей к лестнице двери и положила руку на замок.
   - Привет! - мягко поздоровалась она и тоже с любопытством посмотрела на живописную группу из трёх девушек и кучи упакованных покупок. Айения, Хэллин и Оролен получили возможность рассмотреть соседку поподробнее. Такая же высокая, как и Оролен, но скорее худенькая, чем стройная, напоминающая тростник, впрочем, достаточно крепкий. Смуглая кожа приятно контрастировала с короткими светло-золотистыми кудрявыми волосами, а большие голубые глаза светились на лице, которое можно было назвать очень симпатичным. Одета она была в джинсовые брюки с курткой и короткий белый топ.
   - Так Вы - наша соседка? - спросила Хэллин.
   - Кажется, да, а Вы - Хэллин Элруд?
   - Ну-у, да...
   - Я помню, как ты приезжала сюда лет одиннадцать назад. Меня зовут Акация Дильф, можете звать меня Кейси.
   - А-а-а, кажется, я припоминаю...
   Акация оперлась локтем на ручку двери.
   - Это твои подруги? Вы все поступили в Университет?
   Наполненные гордостью 'Да!' прозвучали настолько единодушно и твердо, что новая знакомая рассмеялась. Хэллин вспомнила о правилах приличия и начала церемонно представлять девушек:
   - Это Оролен Сакаят, а это Айения Шонор из рода Шоноров...
   - Шонор? - глаза Кейси впились в лицо Айении. - Ты - дочь Летиции Шонор?
   - Да, - Ени внутренне готовилась к тому, что ей придется ещё много раз отвечать на этот вопрос.
   - Я видела твою мать несколько раз... - Акация замолчала, но затем продолжила разговор как ни в чём ни бывало. - Будете жить здесь?
   - Ну да...
   - Прекрасно, а то до сих пор в этом доме только в нашей квартире жили люди моложе пятидесяти. Уже проштурмовали Торговый Центр?
   - Ну-у-у-у... - девушки немного на показ засмущались, Кейси в ответ только ещё шире улыбнулась.
   - И правильно, не нарушили традицию. Я с успехом оставила первую стипендию плюс въездные в отделе аудиозаписей: моей мечтой было собрать самую большую коллекцию мелодий, сыгранных на старинных инструментах. Сейчас вспоминаю - самой смешно... А куда поступили?
   - Я - на факультет Государственного Управления, Ени - в Лётную Академию, а Оро - в Военную, - Хэллин, как официальная хозяйка квартиры, за всех вела разговор с соседкой.
   - В Лётную? - та ещё раз посмотрела на Айению. - Чего и следовало ожидать. Значит, никто в моей альма-матер не учится.
   - А что ты закончила? - поинтересовалась Оролен.
   - Факультет Обеспечения Правопорядка Института Государственных Защитных Организаций, гражданское отделение, - быстро отчеканила Акация и, взглянув на слегка остолбеневших девушек, рассмеялась. - Наш куратор заявила, что не подпишет нам дипломы, если не научимся без запинки выговаривать название нашего факультета. Вот и пришлось учить пред самым выпуском, так то мы его звали просто 'правопорядок'.
   - Никогда не слышала о таком, - осторожно сказала Ени.
   - Ну, ничего странного. Из его выпускников адмиралы и дипломаты не получаются. У нас главное, чтобы всё было тихо.
   - А где ты работаешь?
   - Служба Безопасности, филиал в Торговом Центре. Обожаю свою работу, гуляешь по магазинам, смотришь вокруг...
   - Да, - согласилась с ней Хэл, в голосе которой проскользнула зависть. - А в какой части?
   - В том хай-тековом кошмаре, к счастью, изнутри он не так ужасно смотрится. Уже были в нем?
   - Нет ещё, пока только в классическом, - помотала головой Оролен.
   - А в Кубе я дралась, - неожиданно добавила Хэл.
   - Ну и как? - заинтересовалась Кейси.
   - Тридцать два, - ответ прозвучал без всякого энтузиазма.
   - Ну, для тебя ведь это не важно. Главное - пережить. Я в день окончания экзаменов упилась просто зверски.
   Девушки, ухмыляясь, переглянулись.
   - Мы тоже.
   - Это тоже традиция. Но теперь я всегда стараюсь уезжать из города на время экзаменов: нервов не хватает всё это смотреть, всё время вспоминаются свои ощущения... - она запнулась, но затем продолжила: - Думаю, что большинством движут те же причины, что бы они ни говорили насчёт абитуриентских гуляний. Во время экзаменов бывает и покруче. Но с моей работой на что только не приходится идти, чтобы выбить себе отпуск...
   - Ты одна живешь? - поинтересовалась Ени. Такой простой вопрос неожиданно превратил веселую улыбку Кейси в мученическую.
   - Если бы! Это квартира моей бабушки, она была администратором Государственного Дворца, так что она достаточно большая. Знаете ведь, как трудно в Друине найти жилье, если ты не студент. У нашей семьи это не получалось в течение трех поколений, так что теперь мы живем впятером: я, две мои двоюродные сестры, младший бабушкин сын, то есть мой дядя и, - тут её лицо вообще как-то немыслимо скривилось от отвращения, - мой брат.
   Тут за дверью, рядом с которой она стояла, послышались шаги, и раздался громкий мужской голос:
   - Акация, это ты?
   Дверь приоткрылась и на площадку вышел молодой парень очень высокого роста, плотно сложенный, одетый в измятые полотняные брюки и не первой свежести футболку. С первого взгляда казалось, что ему необходимо подстричься, но, приглядевшись, можно было понять, что хорошей расчески вполне достаточно. Рассеянные карие взирали на девушек из-под старинных очков в тонкой оправе. Окинув взглядом присутствующих, он повернулся к Акации:
   - Я услышал сигнал, а потом ничего... Почему ты не входила?
   Кейси весьма раздражённо отозвалась:
   - Я стояла и разговаривала с нашими новыми соседями: Хэллин Элруд, Айения Шонор и Оролен Сакаят. А это мой брат - Михаэль Дильф-Рознберри.
   Все обменялись приветствиями, но новый знакомый не проявил к ним особого интереса и продолжил разговор с сестрой:
   - А ты где была?
   - Как где?! Ездила к бабушке Ариане. А ты когда приехал?
   - А я никуда не ездил.
   Что значит, никуда не ездил?! Сейчас же август, время вступительных экзаменов, все разъезжаются. Я думала: ты у мамы.
   - Действительно, - Михаэль почему-то посмотрел на часы на руке. - Я-то думал: куда вы все делись.
   - Что?! - глаза Кейси чуть не выпали из глазниц. - Ты даже не заметил, как мы уехали?!
   Хэл, Ени и Оро, скрывая улыбки, переглянулись между собой: кажется, они уже кое-что поняли про эту семью.
   - Ну, я редко выходил из комнаты. Только отметил, что еды на кухне становится всё меньше и меньше...
   - Ты хоть вообще заметил, что в городе было полно претендентов?
   - А, ну да, - Михаэль неопределенно пожал плечами. - Кричали...
   - И что, ни разу не выходил на улицу?!!
   - А зачем?! - он настолько поразился вопросу сестры, что сконцентрировал на ней взгляд. - Мне Деннис прислал кучу видео...
   - А-а-а, всё понятно, - Акация махнула рукой и повернулась к подругам. - Приятно было познакомиться, заходите как-нибудь.
   - Ты тоже!
   - Не стой на пороге! - тон Кейси при разговоре с ними значительно отличался от этого почти рыка. Дверь захлопнулась, но они продолжали слышать перебранку брата и сестры.
   - Почему повсюду пыль?! Ты, что, не включал уборщика?
   - Я забыл...
   - И почему я приехала первая? А-а-а-а! Что ты сделал с кухней?!!
   - Какое счастье, что у меня нет брата, - сказала Хэллин, распахивая дверь. Оролен и Айения только молчаливо согласились с ней.
  
   В один из последних дней лета Айения, выходя из магазина, заметила краем глаза в верхней части улицы знакомую фигуру. Глава отдела по работе с абитуриентами Императорского Университета, очевидно, любила носить старомодные шпильки, и стук стальных каблучков по мостовой отчётливо раздавался в воздухе.
   - Госпожа Вэштер!
   - А? - Эленис, видимо, была погружена в свои мысли и её взгляд только через мгновение сфокусировался на Ени. - Госпожа Шонор? Здравствуйте, рада Вас видеть. Как Вы устроились в Друине?
   - Спасибо, у меня всё отлично.
   - Как я слышала, Вы поступили в Лётную Академию? Прекрасно, чего ж ещё можно было ожидать от наследницы такого великого рода. Чем я могу Вам помочь?
   - Госпожа Вэштер, не могли бы Вы ответить мне... - Ени замялась. - В день Приветствия... Помните, Вы принесли мне пакет с одеждой? Кто её послал?
   - Извините, госпожа Шонор, - Эленис Вэштер с грустной улыбкой покачала головой, - я не могу Вам ответить.
   - Не можете или не хотите? - не сдержалась Ени, но тут же оборвала себя.
   - Не могу. Ещё раз извините. До свиданья, - она повернулась и продолжила свой путь. Айения ещё некоторое время постояла на краю тротуара, думая, что почему-то чувствует себя ещё больше запутавшейся.
  
   Они не заметили, как пролетали дни и подошёл конец августа. Всё в квартире уже было готово и девушкам казалось, что они живут здесь уже долго-долго, они уже перестали оглядываться на встречающихся известных политиков, военных и просто знаменитостей. В один из тёплых вечеров Оро и Айения остались вдвоем: Хэллин отправилась к знакомой матери, чтобы рассказать ей какие-то семейные новости, но Оро тайно вытащила из её сумки денежную карточку, поскольку свежепостроенный гардероб в комнате Хэл уже трещал по швам, а она всё ещё не собиралась останавливаться.
   - Если не мы, то кто ей поможет? - так она прокомментировала это Айении. Итак, они находились в главной комнате, в то время как закатное солнце скрывалось за крышами окраинных домов Друина. Оролен лежала на диване и слушала транслируемые с терминала музыкальные записи, а Ени, сидя на подоконнике, читала объёмный текст об истории авиации. Несмотря на обилие технических подробностей и занудных рассуждений о различных модификациях крыльев, чтение её захватило. С каждым днем девушка убеждалась, что её предназначение - пилотирование.
   Вскоре Оролен перестала тихо подпевать себе под нос и внимательно посмотрела на подругу. Силуэт Айении обрисовывался на золотом фоне окрашенного зарей неба. Она казалась каким-то неземным существом, хрупким и утончённым, и, почему-то, очень одиноким. Оро вдруг подумала, что всё время, пока они знакомы, Ени ни разу не упоминала о ком-нибудь, кто был бы дорог ей. Об её отце они всегда говорили только в негативном плане, но должен же быть ещё кто-то... Или нет... Неужели она не была ни с кем настолько близка, чтобы не захотеть поделиться столь потрясающей новостью как поступление в Императорский Университет?
   - Ени, - негромко позвала она, отключив передатчик. Девушка с трудом оторвалась от чтения и повернула голову. - Когда ты собираешься сообщить отцу, что остаешься в Друине?
   По тому, как заледенело лицо Айении, было понятно, что тема являлась болезненной.
   - Не знаю, - девушка вернулась к чтению. Её подруга вздохнула, но продолжила разговор.
   - Ломать легче, чем восстанавливать. Что бы ты не думала, твой отец наверняка тебя любит. Да ты и сама это знаешь. Просто я считаю глупым терять близкого человека просто так, каким бы он ни был. - Она встала и направилась к двери, бросив через плечо: - Подумай, хочешь ли ты потерять ещё и отца.
   Айения напряженно посмотрела ей вслед. Первой её реакцией было сильное отторжение и даже возмущение, ей хотелось крикнуть Оро: 'Не твоё дело!'. Но потом... Конечно, она с радостью бы променяла всю свою прежнюю жизнь на жизнь здесь, в Друине, и всех своих прежних знакомых - на Хэллин и Оролен, но... Она вдруг с ужасом ощутила знакомый страх. Ведь всё это не вечно, может произойти всё что угодно, и их тесная связь разорвется, кажущаяся крепкой дружба исчезнет. А отец... Да, он любил её, хотя и хотел управлять её судьбой. Она не могла простить его за то, что он отнял у неё целую жизнь, которую она сейчас с трудом себе возвращала, осознание того, кто она и чего стоит, знания о матери и своем роде.
   Хотя... Не делает ли она сейчас то же самое? Порви она сейчас все связи с отцом, простит ли он когда-нибудь её за то, что она лишила его знания о судьбе его дочери? Ведь он так же одинок, как и она, и даже больше. Теперь она поняла скрытую обиду Влада на её мать: он всегда был очень одинок, Ени это знала, и Летиция, умерев, сделала его ещё более одиноким, чем раньше. Он не простил ей этого, этой боли.
   'Ну что ж', - подумала Айения. - 'Я - Шонор, я буду умнее'.
   Через час вернулась Хэллин, жутко злая. По дороге из гостей она (совершенно случайно) заглянула в художественный салон и обнаружила отсутствие карточки, только когда уже собиралась расплатиться. Разумеется, ей не составило труда понять, кто это сделал.
   - Ты меня опозорила!! Я выглядела как полная дура!
   Оролен же только морщилась, наблюдая, как её подруга бешено размахивает руками.
   - Ты могла и сама её забыть.
   - Нет! Я специально провери...
   - Ага!! - воскликнула Оро страшным голосом. - Попалась! Ещё она будет мне тут заливать про случайную распродажу! Хэл, если не прекратишь, мне придется связаться с твоей матерью.
   - Ты не посмеешь!
   Оролен только пренебрежительно повела плечами. Хэл только взглянула на неё и поняла: посмеет.
   - Ладно, - она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. - Я обещаю: такого больше не повторится.
   - Хэл! - Оро схватила подругу и хорошенько встряхнула. - Так нельзя. Мы больше не в колледже, где нас держали под замком, а на каникулы родители увозили тебя туда, где с магазинами была больша-а-ая напряжёнка. Теперь мы в столице Империи и надо, чёрт возьми, вести себя соответственно!
   - Хорошо, я всё поняла, просто... - Хэллин неопределенно помахала рукой. - Мне так хочется...
   - А мне хочется встречаться с принцем Крисом и что?
   - Ладно, девушки, - вмешалась Айения, приобняв их за плечи. - Хватит. Хэл уже усвоила урок, ведь так? - вопросительный взгляд, Хэллин мрачно кивнула. - А мы не будем предпринимать никаких карательных мер, - Оро тоже кивнула, но только удовлетворённо. - Хорошо, пошлите спать.
   Но сама она не ложилась в постель ещё несколько часов. Только когда последние звуки затихли в городе и лишь цикады ритмично напоминали о себе, Айения подошла к столу и взяла передатчик. Как ни странно, первые строчки родились легко:
   'Здравствуй, папа. У меня всё хорошо. Я поступила в Университет и останусь учиться в Друине...'
  
   Вот и наступило первое сентября. Одежду подготовили ещё за несколько дней, но, так как заботиться было больше не о чем, шикарному внешнему виду уделялось огромное внимание. Хэллин, подбирая украшения, перемерила кучу драгоценностей. Оролен замучила Ени, заставляя её оценивать каждый новый вариант причёски, да и сама она несколько раз осматривала свой новый костюм, чтобы не пропустить ни единой складки.
   Общий сбор всех студентов был назначен в одиннадцать часов. Генеральный смотр девушки провели в холле. Придирчиво оглядев друг друга и, конечно, признав всех присутствующих полными совершенствами, подруги уже направились к выходу, как вдруг Ени внезапно бросилась обратно в свою комнату. Не понимая полностью смысла своих действий, она подошла к полочке и достала из шкатулки брошь, которую вместе с одеждой ей отправил кто-то неизвестный в день Представления. Прикрепив её к груди, она вернулась обратно. Подруги только окинули её взглядом и ничего не сказали, и Хэллин молча открыла дверь.
   Когда они вышли на улицу, то сразу почувствовали необычную атмосферу, царящую на улицах города. Прохожие каким-то образом узнавали, кто они такие, подходили, чтобы поздравить с праздником. Естественно, вначале девушки смущались, когда неизвестные люди желали им удачи, но затем привыкли и радостно благодарили.
   Выйдя на Главную площадь, Айения испытала дежа вю. Всё было как тогда, в первый её день в Друине. Стройные ряды молодых девушек и юношей окружали по периметру фонтан в центре. Яркими однотонными пятнами выделялись одетые в форму старшекурсники военных факультетов. Прочие же, как и тогда, на Встречающей площади, представляли собой демонстрацию самых впечатляющих образцов шикарной одежды. Это был смотр уже не претендентов, а самых настоящих студентов.
   Хотя оставалось ещё двадцать минут, практически все первокурсники уже выстроились в колонну перед трибуной, установленной перед фонтаном со стороны Университета. Девушки быстро рванулись туда и заняли места.
   - Ну, что? - спросила Хэллин у своей знакомой, стоявшей рядом. - Какие новости?
   - Речь будет читать принцесса Элеонора. Видишь там под трибуной - классный высокий парень с длинными русыми волосами? Это её нынешний парень - лорд Элевкиес, генерал, начальник одной из спецслужб, управляемых Императором. Они сейчас всё время вместе.
   - Такой молодой и уже генерал? - спросила Айения, вытягивая шею и пытаясь рассмотреть предмет разговора, который в это время тщательно осматривал крепления платформы.
   - Обалдеть, - внятно проговорила Оро, тоже не отрывая от него глаз. - Я и не думала, что такие красавчики существуют. Чёрт, почему он не встречается со мной?!
   - Потому что ты не принцесса, - резонно возразила Хэллин.
   - Вообще-то ему почти сорок, так что он не такой уж и молодой, - добавила незнакомая Айении девушка. - Да и к тому же, у вашего Лецри внешность не хуже.
   Хэллин сразу окрысилась:
   - Во-первых, он - не наш, а во-вторых, такую сволочь никакая привлекательность не спасёт, - Оролен во время этого заявления лишь многозначительно скрежетала зубами.
   - Ну, как хотите, - безразлично пожала та плечами и отвернулась.
   Небольшая толпа перед трибуной пришла в движение, студенты же, напротив, все подобрались и прекратили болтовню. Из Государственного Дворца вышла молодая женщина, сопровождаемая двумя служащими со знаками Императорской службы. До середины пути к центру площади они продолжали оживленный, но всё же, по-видимому, официальный разговор, сопровождаемый демонстрацией каких-то бумаг, затем служащие откланялись и отошли, а женщина продолжила путь к трибуне. К ней быстро подошел лорд Элевкиес и едва заметно приобнял за плечи. Айения впервые так близко видела кого-то из Императорской семьи, поэтому непрошеное волнение мешало дышать ровно.
   В новостях и передачах принцесса Элеонора всегда показывалась рядом со своей матерью и их сходство каждый раз поражало Ени, которая так же хотела бы походить на свою маму. Но сейчас, когда Императрицы не было поблизости и они могли разглядеть принцессу с небольшого расстояния, она не казалось копией главы государства: чуть светлее кожа, чуть мягче линии скул, и, конечно, видимая хрупкость (относительная, естественно, если сравнивать с обычными женщинами, да ещё и землянками).
   Подойдя к трибуне, она поклонилась присутствующим работникам Университета и службы охраны, а затем и первокурсникам, легко и непринуждённо, поскольку официальная церемония ещё не началась. Большинство из них просто оторопели от такого проявления доброжелательности со стороны Ее Императорского Высочества. Ещё до этого она незаметно сбросила с плеча руку Элевкиеса, который, видно, забыл об этикете, да и вообще, о происходящем вокруг.
   Грациозно развернувшись, принцесса стала подниматься на трибуну с величественной осанкой настоящей представительницы Императорского рода. Зелёный костюм старинного покроя с двумя рядами пуговиц, украшенными бриллиантами, очерчивал её фигуру на фоне светло-голубого неба, так что она казалась изящной статуэткой, а свежий ветерок развевал края юбки.
   Подойдя к столу и включив усилитель, принцесса одним взглядом обвела всех присутствующих на площади и приветственно улыбнулась. Произошло почти мгновенное преображение: из просто очень красивой и величественной девушки она превратилась в настоящую принцессу, какой может сделать только рождение, воспитание и долгая и трудная работа. Теперь ей не хватало только короны. Айения не сомневалась, что речь она не писала заранее, разве что набросала план (у Заместителя Советника по Законодательной Стратегии вряд ли было много свободного времени), но говорила она очень уверенно и каждому студенту казалось, что она обращается именно к нему.
   - Приветствую всех Вас! - звонкий и в то же время мягкий голос пронёсся по площади. - Начало нового учебного года - это всегда сочетание радости и грусти. Но если последнее в основном присуще уже бывалым старшекурсникам, уже не в первый раз направляющимся опять сражаться в прямом и переносном смысле в стены своих учебных заведений, то радость - привилегия новичков, прошу не принимать эти слова за оскорбление. Итак, сегодня это их праздник и именно поэтому они единственные удостоены чести видеть меня так близко, да ещё в анфас, а не в профиль, - смех пронесся по рядам. - Поэтому прошу остальные курсы проявить терпение и не слишком громко храпеть на плечах своих коллег: помните, как Вам было приятно, когда к Вам обращался принц или принцесса? Так не лишайте наши молодые дарования этого удовольствия, - естественно, это была практически традиционная шутка, которую никто не принимал всерьёз. Да, многие студенты практически с неудовольствием возвращались к учёбе осенью, но речь представителей Императорского Дома всегда пользовалась их любовью, это было весело, необычно, принцессы и принцы как-то ухитрялись практически не повторяться, да и всем льстило внимание таких персон.
   - Вам наверняка уже тысячу раз повторили, как Вам невероятно повезло, что Вы попали в Императорский университет, самый лучший, престижный, элитный и так далее, - продолжила она. Теперь она обращалась уже непосредственно к первокурсникам. - Думаю, Вы уже устали от этого, но что же тогда говорить мне? Так что потерпите ещё немного. Действительно, говорим самый лучший Университет в Империи - подразумеваем Друинский, говорим 'альма матер' самых выдающихся людей нашего государства - подразумеваем Имперский университет. И от этого никуда не деться. Мне, к сожалению, не повезло, здесь я не училась, - она грустно вздохнула, в то время как слушающие её студенты засмеялись: так забавно-мило это выглядело. - Так что я Вам немного завидую, шутка, конечно. Но серьёзно: Вы, может быть, вытащили самый выигрышный билет в Вашей жизни и как раз тогда, когда она только начинается. Теперь от Вас зависит, как Вы им воспользуетесь. Стать студентом Друинского Университета означает коренной перелом в Вашей жизни, Вы уже больше никогда не станете прежними. В самом начале Правления я помню, как мама (она тогда каждый год выступала с речью здесь первого сентября несмотря ни на что) говорила всем, чтобы они помнили: 'Друин - не вся Империя'. Да, теперь Вы будете жить среди самых высокопоставленных и известных персон нашего государства, но не забывайте: однажды Вам придётся покинуть этот город и тогда Вам придется быть Друинцем, сохранять в глазах других этот идеал. И поверьте моему личному опыту, - тут её голос стал заметно жестче, - настоящая власть и ответственность неразрывны.
   А теперь перейдем к более приятным вещам, - тон опять стал мягким и дружелюбным, - уже в пятнадцатитысячный сто сорок седьмой раз Императорский Университет Друина выходит на первое место в Империи по средней успеваемости. И, честно говоря, ещё бы не выходил! К счастью, самое главное, что необходимо делать в этой сфере Вашему ректору, это не забывать добавлять каждый год по единице.
   Теперь о не столь радужном. Мой брат просил передать, что в последнее время он не наблюдает видимого прогресса в деятельности выпускников, да и просто студентов старших курсов, занимающихся исследовательскими работами. Технологический Институт обеспечивает нашу научную безопасность и важно помнить, что расслабляться нельзя: это такая же гонка как и снабжение военно-вооруженных сил нашего государства лучшими профессиональными кадрами.
   В связи с этим позвольте затронуть международную обстановку. К сожалению, дипломатическая деятельность Департамента Иностранных Дел Империи не принесла желаемых результатов, так что в ближайшем времени стоит ожидать наращивания нашего 'противовоенного щита' и даже, возможно, небольших столкновений в открытом космосе. Может случиться и так, что некоторые обязанности по защите нашего государства могут быть возложены на студентов Императорского Университета.
   По рядам пронёсся легкий гул. Все изумленно переговаривались: в последний раз учащихся Университета задействовали на активной службе несколько веков назад. Для всех было ошеломительной новостью и угроза стране, и открывающиеся перспективы. На площади воцарилась напряжённая атмосфера, студенты были взбудоражены, так что о том внимании к словам принцессы, которое наблюдалось вначале, не могло быть и речи. Очевидно, принцесса Элеонора предвидела это, поэтому и отложила сообщение на конец. Пока внизу все обсуждали сказанное ею, она попрощалась, поблагодарила за внимание и сошла с трибуны.
   Внизу её встретил лорд Элевкиес с нахмуренным лицом. Вероятно, он тоже был поражен, потому что даже и не пытался проявить как-то свои чувства, а сразу озабоченно задал какой-то вопрос.
   Строгие линии рядов построившихся студентов начали расплываться, разговоры уже шли в полную силу и вся людская масса стала потихоньку переформировываться и стекаться к Университету, все же остальные официальные лица быстрым шагом направились к Государственному Дворцу.
   - Ну надо же, - ошеломлённо проговорила Оролен. Девушки всё ещё были в шоке. - Что бы это значило?
   - Ничего особенно хорошего, - мрачно процедила сквозь зубы Хэллин, скрестив руки на груди. - Про провал дипломатии - это всё фигня. Если бы вообще существовала возможность договориться, Императрица бы это сделала. Наш МИД просто специализируется на невыполнимых заданиях. Значит, кто-то просто хочет использовать конфликт с нами для каких-то целей: политических, экономических, ещё бог знает каких.
   - Неужели будет война? - тихо выдохнула Айения. Хэл ухмыльнулась.
   - Ну, это вряд ли. Это ж каким надо быть идиотом, чтобы пойти на это. Империя защищается армией высочайшего класса, у нас военный союз с Анараном и Авентом. Просто чьи-то глупые игры. Максимум, что нас ждёт, - это мелкие столкновения на границе.
   - Будем надеяться, - махнула рукой Оро. - Хотя мысль о том, что мы будем участвовать в настоящих военных конфликтах, крайне заманчива!
   Хэл и Ени переглянулись с унылым видом.
   - Ладно, милитаристка ты наша, пошли, что ли! - Хэллин хлопнула её по плечу. - А то опоздаем, вон, половина уже внутри Университета.
   - Странно, - Ени оглянулась на трибуну, которую уже поспешно демонтировали. - Почему считается, что принцесса Элеонора сдержанная и немногословная? По-моему, как раз наоборот...
   - Это вы не видели принца Рауля! - заметила стоявшая рядом студентка в форме Военной Академии. - В прошлый раз, когда он 'давал речь', вся площадь сотрясалась от дикого хохота. Даже по собственным братьям проехался. Но сейчас для этого не самый лучший момент...
   Подруги взошли по лестнице, ведущей к входу в Университет. Там образовалась небольшая пробка и пришлось прибегнуть к физическим возможностям Оролен, чтобы пробраться вовнутрь. Холл соответствовал средневековому внешнему образу здания. Несмотря на огромное количество собравшихся людей, здесь было прохладно и только слабые лучики света проникали сверху, с первого пролёта лестницы, поэтому после солнечного утра снаружи здесь, казалось, царила подземельная тьма. Только светящиеся таблички над порталами давали скупое освещение. На них были указаны названия факультетов, которые находились вне пределов главного здания. Остальные студенты уже поднимались на верхние этажи, только новички неуверенно сбивались в кучки, сзываемые криками людей, выкрикивающих названия факультетов.
   - Ладно, - Хэллин убрала прядь волос за ухо взволнованным движением. - Пора.
   До них долетел призыв: 'Государственное Управле-е-е-ение!'.
   - Да, - Ени пыталась скрыть свое волнение, но у неё это слабо получалось. Они прошли через всё это вместе и вот теперь в самом конце должны разойтись.
   - Встретимся дома и поделимся впечатлениями, - Оро схватила их за руки и сжала. - Всё, теперь всё по-другому.
   Айения лишь молча кивнула. Подруги ещё раз улыбнулись друг другу и разошлись в разные стороны.
   Ени лишь с пятого раза отыскала таблички с надписью 'Императорская Лётная Академия'. Портал ещё не активировали и толпа людей в жемчужно-серых мундирах плотно закрыла проход к нему. Айения не смогла заставить себя подойти к ним вплотную, неуверенность в себе как бы вдогонку уколола её. 'Неужели это действительно происходит со мной?' - спросила она себя. Всё, что окружало её, и вправду мало походило на реальность, во всяком случае, если бы Айении Кристенсен полгода назад сказали, что она станет студенткой Императорской Лётной Академии, она бы сочла это либо издевательством, либо абсурдной шуткой. Сейчас же она не могла представить, что будет дальше.
   Тут её взгляд упал на кучку столпившихся неподалеку людей, тоже без формы и тоже неуверенно оглядывавшихся по сторонам. Сделав заключение, что это, очевидно, тоже новички, она направилась в ту сторону. Из плотной толпы старшекурсников вырвался мужчина лет тридцати, одетый, мягко говоря, своеобразно: строгий серый пиджак с металлический отблеском он удивительнейшим образом сочетал с джинсами ультрамодной синей расцветки и золотистой футболкой с надписью 'Следуй за мной!'. Айения ещё не успела подойти поближе к своим сокурсникам, как он подбежал и вопросительно-утвердительно спросил:
   - Новички?! - и, не ожидая ответа, добавил: - Подождём немного, Вам должны приготовить торжественную встречу. Волнуетесь? - он подмигнул. - Ничего, всё будет хорошо. И даже классно.
   'Ух ты!' - неожиданно сказала себе Ени, рассмотрев его вблизи. Несмотря на необычную, и это слабо сказано, манеру одеваться, он оказался очень симпатичным. Вполне возможно, что ему было за тридцать, но его здорово молодило смешливо-веселое выражение лица, а когда он ухмыльнулся, то стал похож на настоящего мальчишку. Прядь волос шоколадно-золотистого цвета небрежно падала на лоб, под которым посверкивали серо-голубые глаза, выделяющиеся на загорелой коже. И вообще, он был очень похож на кинозвезду, улыбка, ослепляющая всех девушек, мало-мальски чувствительных к мужской красоте, это особенно подчеркивала.
   'Надеюсь, что парни в Академии тоже такие же красавчики', - вдруг подумала Айения. - 'С чего это вдруг пришло ко мне в голову? Совсем уже крыша, наверное, поехала'.
   Наконец-то порталы открылись и толпы в холле стали потихоньку рассасываться. Конечно, без инцидентов не обошлось, и возмущенные крики студентов с отдавленными конечностями повисли под потолком.
   - Так, наши уже прошли, подождите, пожалуйста, я должен перепрограммировать портал. - Ему ответило молчание. - Ах да, чёрт, извините, - он виновато рассмеялся, - я забыл представиться: меня зовут Ксандр Аланин, я ваш куратор.
   - Значит, вот, что означает надпись на вашей футболке, - сдержанно и сурово сказала высокая девушка с длинными прямыми черными волосами, указав на неё пальцем.
   - Да, именно, - их так неожиданно объявившийся предводитель глупо захихикал и почесал в затылке. - Я думал, это будет круто...
   Повисло ещё более тяжелое молчание. Айения услышала, как какой-то парень за её спиной скептически прошептал: 'Куратор, да?'. Аланин, видимо, решив не дожидаться хоть какой-то более вменяемой реакции своих студентов, направился к порталу. Почему-то Айения была уверена, что они застряли здесь надолго, но уже через полминуты он призывно помахал им рукой.
   - Так, слушаем меня очень внимательно! - было ощущение, что ему просто нравится говорить не переставая. - Мы выйдем не в самой Академии, а чуть подальше. Соблюдайте интервал в семь секунд, пожалуйста, а то устроим кучу малу на выходе.
   Как ни странно, переход прошел без происшествий, два парня свалились уже за спиной Ени.
   - Эй, встань с меня! - сдавленно заорал один из них, пытаясь оторвать лицо от земли и глотнуть воздуха. От земли? Да, они были в лесу, причем в настолько диком и густом, что свет едва пробивался сквозь листву.
   - Ну что же вы, - суетился Аланин, пытаясь растащить упавших. - Дай руку... А-а-а! - он поскользнулся на влажной траве и свалился на них сверху.
   Девушка, единственная, кто сказала хоть что-то тогда в холле, произнесла тихо, но весьма пессимистично:
   - Идиоты.
   Не то чтобы Ени разделяла её мнение, но раньше она представляла преподавателей Императорского Университета совершенно другими. Наконец, все поднялись на ноги. Аланин попытался привести в порядок волосы, но потерпел неудачу, впрочем, его это совершенно не портило.
   - Ух, хорошо. Слушайте, ну какое классное место... - он оглянулся по сторонам.
   - Извините, - выступила вперед та же девушка. - Что нам теперь делать?
   - Э-э-э, где-то здесь должен быть выход на опушку... Где же он, а?
   Все испустили отчетливо слышный вздох, полный безнадёжности.
   - А, вот оно, наверное, - окликнула куратора девушка с ярко-рыжими волосами. Из-за отодвинутого ею куста били яркие лучи света.
   - Да, точно! - он аж подпрыгнул от радости. - Выходите, пожалуйста, там сориентируемся.
   Айения не ожидала увидеть такого. Когда она с трудом пролезла через кустарник, стараясь не оставить на веточках куски костюма, то оказалась на вершине высокого холма, с которого открывался вид на долину, по которой пестрыми лоскутками были разбросаны небольшие рощицы и луга. Долину окружали впечатляющие, но невысокие скалистые отроги.
   - Ух ты! - внятно произнес парень, застывший рядом с ней. - Где это мы?
   - Всего лишь в трех километрах от границы Друина. Невероятно, да? - ответил Аланин, явно довольный произведенным эффектом. - Конечно, не со стороны активной застройки, а если идти на запад от Государственного Дворца.
   - Да, это похоже на то место, где проводились экзамены по стрельбе, - заметила Ени.
   - Нам нужно... по-моему, туда, - он неуверенно махнул куда-то в сторону. - Чёрт, давно здесь не был.
   Подозрительно-напряженные взгляды всех присутствующих обратились на него. С опаской взглянув на своих студентов, Ксандр придал себе более внушительный вид.
   - Да, точно, наша цель - вон тот утес. Вперёд! - указующий перст упёрся прямо в вышеозначенный природный объект. - Пошли! - и сам подал пример, бодро зашагав в указанном направлении.
   В новом вздохе безнадёжности поубавилось, да и студенты зашагали бодрее. Айения решила воспользоваться моментом и наконец повнимательнее рассмотреть своих сокурсников, благо усилий на пеший марш-бросок не требовалось: более того, всё это превращалось в веселую прогулку на свежем воздухе.
   Сначала она украдкой изучила ту черноволосую девушку, явно не испытывавшую пиетета по отношению к начальству. Чем-то она походила на вампира: высокая и стройная, даже больше худая, резко очерченный нос и жёсткая линия рта делали её на вид гораздо старше положенных девятнадцати лет. А уж её волосам Айения позавидовала: густые, тяжелые и блестящие, они напоминали опасных змей, особенно когда их развевал легкий ветерок. Полупрозрачная кожа даже при свете дня казалась бледной, а чёрный цвет брючного костюма очень простого покроя, контрастируя со ней, ещё больше подчеркивал худобу молодой женщины.
   Те два парня, столкнувшиеся у портала, шли рядом, настороженно поглядывая друг на друга. Глядя на одного из них, трудно было понять, что делает в Лётной Академии такой хрупкий и изящный юноша, с широкораспахнутыми ярко-голубыми глазами и наивно-детским выражением лица. Другой же, наоборот, представлялся Ени настоящим северным викингом: суровым, почти что мрачным, с глазами как море во время шторма и волосами цвета грозового неба. Общее же впечатление от него передавалось образом сурового утёса в далёком норвежском фьорде.
   Затем она перевела взгляд на девушку с огненно-рыжими коротко стрижеными волосами, упругим шагом скользившую вниз по склону. Её стиль был ближе к манере одеваться куратора, только более гармоничен: она не сочетала классические и экстремальные детали туалета, а старалась создать цельный образ. Кроме тёмно-синих джинсов, мечты всех более-менее следящих за модой землян, она также носила куртку с металлическим поясом, бряцавшим во время ходьбы. Тепло солнечных лучей заставило её расстаться с ней и продолжить путь, забросив её за спину. Тем самым взглядам окружающих были открыты ультракороткий розовый флуоресцентный топ и видимые бугры на руках плечах. Можно было легко догадаться, что нарываться на эту девушку небезопасно для здоровья.
   Совершенно противоположное впечатление производила другая девушка, самая невысокая из всех присутствующих, также на фоне других первокурсников, исключая, разве что, Айению, она казалась самой обычной: милая, со светло-коричневыми волосами до плеч и единственная из девушек, носившая платье длиной до колен, совпадавшее даже оттенком с цветом волос, и дополнявшееся коротким пиджаком-болеро, удлиненным прозрачной тканью. Великолепной физической подготовкой она также не отличалась: очевидно, подошвы её босоножек на невысокой платформе скользили по влажной траве и её уже несколько раз подхватывал мускулистый чернокожий парень с золотисто-карими глазами и короткими тёмно-каштановыми волнистыми волосами в чёрной кожаной куртке и в чёрных же брюках и футболке.
   Последним был невысокий, но хорошо сложенный юноша с соломенными волосами и узким разрезом глаз, посверкивавших чёрными угольками. Он был очень хорошо одет: светло-серая шелковая рубашка и бронзовые льняные брюки свободно сидели на нем, ловком и мускулистом как какое-то хищное животное, например, ягуар. В общем, будущие соученики понравились Айении, но, пересчитав, она поняла, что их всего восемь, а на первый курс набирали девять человек...
   Сверху послышался топот бегущих ног, кто-то нагонял их. Айения обернулась и... Вниз по склону по направлению к ним бежал Акарас Лецри. К нему подошёл Аланин.
   - Извините, я опоздал... - Лецри запыхался, но его голос остался наполненным осознания своего собственного достоинства. Айению почти автоматически перекосило при его звуках. 'Очевидно, заразилась от девчонок', - подумала она уныло. - 'Чёрт, а ведь мне с ним еще учиться'. Аланин же весело заговорил:
   - Вам повезло, что Вы нашли нас. Ещё пара минут и мы скрылись бы за утёсом. Господин Лецри, как я понимаю?
   Акарас только кивнул. Почти все это время он, не отрываясь, смотрел на Айению непроницаемым взглядом. Она также постаралась не выказать никаких эмоций, а просто развернулась и направилась дальше.
   - Вот и отлично, теперь мы все в сборе, - Аланин весело продолжал болтать. - Я, признаться, забыл Вас пересчитать...
   Первокурсники уже никак не отреагировали на такое заявление. Идти было легко и приятно, так что вскоре они приблизились вплотную к означенному утёсу. Неловкости не было, но разговаривать никто не разговаривал, казалось, все были заняты своими чувствами. Ени пыталась запечатлеть в своей памяти все подробности этого великого дня. К несчастью, это плохо получалось, здорово отвлекал шедший слева угрюмый Акарас Лецри. Айения уголком глаза рассмотрела его и была вынуждена признать, что ему зверски идёт светло-зелёный костюм из необычной слабо переливающейся ткани. 'Эх, и почему все красивые парни такие гады?' - спросила себя Ени. - 'Или придурки...' - добавила она, услышав смех Ксандра Аланина, пытающегося рассказать шутку той высокой и мрачной девушке. Результат можно было предсказать заранее.
   - Внимание! - задорно крикнул Аланин. - Приготовьтесь увидеть самое главное!
   Все саркастически отнеслись к такому заявлению, но когда группа первокурсников обогнула утёс, все замолчали в восхищении, лишь некоторые ахнули.
   Долина, которая открылась их взгляду, была ещё красивей, чем первая: неглубокую чашу, окруженную со всех сторон горами с пологими склонами, покрывал чудеснейший лес, почти не оставлявший просветов. Только передняя часть долины, ближайшая к ним, была частично свободна от деревьев и перед сплошной стеной леса возвышалась Императорская Лётная Академия.
   Айения никогда не видела здание Академии, даже на фотографиях, поэтому оно и произвело на неё настолько сильное впечатление. Впрочем, другие тоже замерли от шока. Несмотря на холодноватый серо-зелёный цвет стен, само здание казалось светлым и праздничным, возможно, потому, что его обрамляла буйная зелень: в Друине осень приходила поздно и листья ещё даже и не думали опадать. Два невысоких крыла отходили от центральной башни из красного кирпича, украшенной золотистыми коваными фантастическими ветвями, а впереди сияли большие часы старинной конструкции диаметром больше чем в три метра; над часами переливался металлический шпиль.
   - Ну что, каково? - Аланин аж раздулся от гордости, как будто он сам построил это здание. - Один из немногих примеров удачных сочетаний тэдэанской и земной традиций эклектики. Отсюда не видно, но центральный сектор представляет из себя цилиндр, а потолок отсутствует: видно даже, как вертятся шестерёнки.
   - Шестерёнки? А что это такое? - спросил темнокожий парень.
   - Части механизма часов. Они были сделаны больше пятнадцати тысяч назад по восстановленной технологии. Классная штука. Но это ещё не всё. Под горами находятся подземные ангары, а в следующей долине - взлётные площадки. Повсюду можно добраться через порталы. У нас много отделений, даже поляна для релаксации в центре леса.
   Сказанное куратором впечатляло. Да и само здание добавляло эмоций: Академия напоминала полу-замок, полу-дворец, теперь Айения разглядела серебряную вязь на карнизах флигелей: причудливо сплетённый узор из молний, птиц, драконов и самолетов сверкал под солнцем.
   - Ладно уж, двинули, нас, наверное, уже заждались. Не думал, что мы так долго проблуждаем.
   - А что нас ждет? - немного оттаявшим голосом, но всё ещё довольно сурово спросила строгая черноволосая девушка.
   - Сю-ю-юрпиз! - выражение на лице Ксандра было настолько счастливо-идиотским, что её лицо опять заледенело.
   Первокурсники немного настороженно приближались к Академии. Перед зданием был разбит мини-парк, цветы на ярких клумбах и невысоких кустарничках, находящиеся на пике цветения, испускали сладкий аромат, почти круживший голову. Но несмотря на всю окружавшую их красоту, Айения чувствовала легкое напряжение, вокруг царила полная тишина и хотя точно было известно, что через портал прошли все студенты, казалось, вокруг, на многие километры не было ни одного человека.
   - Так тихо... - негромко сказала девушка в платье, инстинктивно запахнув поглубже накидку. Аланин хранил молчание, но на его лице притаилось хитрющее выражение и Айения заподозрила, что что-то готовится. Новички благоговейно вступили на старинные стёртые ступени полукруглой лестницы, ведущей ко входу, и затормозили перед огромной и тяжелой дверью, сделанной из материала, похожего на дерево и обитую железом. Вперед вышел полный достоинства куратор, этот вид так не шел ему, что, если бы не данная ситуация, Ени бы рассмеялась. Аланин потянул за металлические кольца, расположенные на каждой створке (при этом поверхность двери слегка заискрилась), и они бесшумно распахнулись. Но они ничего не увидели, впереди была полная тьма.
   Куратор уверенно шагнул вперёд, не дожидаясь студентов. Те же не решались последовать за ним. Он оглянулся:
   - Давайте. Только осторожно - там ступеньки.
   Первой за ним резко рванулась рыжеволосая девушка, как будто боялась, что её упрекнут в нерешительности или страхе. Следующим твёрдо сошёл мускулистый парень, напомнивший Ени северянина, за ним последовала Ени, затем, слегка поколебавшись, все остальные. Осторожно нащупывая ногой ступеньки, она спускалась куда-то вниз, не представляя, куда направляется и чем всё это кончится. Когда лестница закончилась, она замерла в ожидании вместе с другими. Мрачная тишина давила на них, напряжение достигло максимальной точки и, когда откуда-то сверху зазвучала тихая музыка, все вздрогнули. Нежная космическая мелодия легко лилась и вплеталась в окружавшую тишину.
   - Что это? - прошептал кто-то рядом с Ени. Неожиданно стало светлее, все инстинктивно посмотрели вверх на потолок, откуда из центра спиралеобразно растекались потоки света. Они спускались по стенам, почти не освещая помещение, а музыка всё усиливалась и усиливалась. Айения услышала легкий шорох слева от себя, затем ещё, автоматически вытянула руку и схватила что-то. Ощупав этот предмет, она определила, что это - определённым образом сложенный листок бумаги.
   - Неужели?... - прошептала она, осенённая внезапной догадкой. Световые полосы усилили свечение и все новички зажмурились, а когда открыли глаза, то увидели, что помещение точно такое, как его описал куратор: огромное, с высоким потолком, вдоль стены спускалась широкая спиральная лестница, делающая несколько витков, на которой стояло множество людей. Увидев, что первокурсники разглядели их, они засвистели и захлопали, продолжая посылать вниз бумажные самолетики. Музыка, достигнув своего пика, стихла, и все находящиеся в Центральном Холле прокричали: 'Приветствуем!'.
   У подножия лестницы стояла группа людей среднего возраста, очевидно, преподавателей. От неё отделился высокий, плотный и статный седовласый мужчина и направился к ним. Все новоявленные студенты были в шоке от такой встречи, хотя Представление должно было их подготовить. Традиции приветствования первокурсников отличались от факультета к факультету и могли бы послужить темой неплохого социологического исследования. Вначале этот мужчина, имеющий вид большого начальника, прошел мимо Аланина и еле слышно бросил ему: 'Смог-таки привести их', на что куратор смущенно ухмыльнулся и почесал затылок.
   Айения почему-то подумала, что это декан, во всяком случае, так она его себе представляла. Он подошел к той высокой черноволосой девушке и сказал, поклонившись:
   - Приветствую Вас, госпожа Асатани.
   Та тоже в ответ наклонила голову. Так же он поздоровался со всеми остальными. Когда дело дошло до Ени, ритуал был несколько дополнен.
   - Госпожа Шонор, - он испытующе поглядел на неё, а Айения неожиданно смутилась. - Очень рад видеть здесь очередного представителя такого знаменитого рода.
   - Э-э-э, да... - девушка не знала, что сказать, и он, не дожидаясь ответа, отошёл. А Ени почувствовала, как на ней сосредоточилось чьё-то внимание. Девушка с рыжими волосами пристально посмотрела на неё, даже как-то изучающе. Закончив приветствовать всех первокурсников, каждого из которых он знал по имени, 'декан' повернулся ко всем собравшимся на лестничных пролетах и, воздев руки, громко закричал:
   - Академия! Новое поколение вошло в твои стены! Жизнь продолжается!
   Раздался заключительный аккорд аплодисментов и все понемногу стали расходиться. Аланин выскочил вперёд и быстро сказал, обращаясь к ним:
   - Подождите несколько минут, у нас ещё должно быть собрание. Я его проведу, - дополнил он неуклюже, натолкнувшись на бесстрастный взгляд Асатани. Ени же, поняв, что им придется потратить еще некоторое количество времени на ожидание, начала осматривать достопримечательности. Центральный Холл действительно выглядел впечатляюще: нижний уровень украшали панели из полудрагоценных камней, а по периметру висели какие-то доски с надписями. Лестницу ограждала кованая решетка, тоже с узорами из самолетов и звезд, как и украшение на балюстраде снаружи. Насколько она могла увидеть, на втором уровне висели какие-то портреты. В принципе, она была единственной, уделявшей внимание окружающей обстановке, остальные, в большинстве своем, с философским видом наблюдали за суматошными метаниями Ксандра, уже несколько раз сбегавшего по лестнице туда и обратно, а теперь достававшего какими-то вопросами преподавателей, не успевших разойтись. Декан темнел лицом прямо на глазах, Асатани лишь мрачно улыбалась. Аланин от этого всего нервничал ещё больше.
   Ени завершила предварительный осмотр и, пройдя полный круг, вернулась взглядом к входу. Некоторое количество студентов вышло на улицу, закрыв за собой двери, и как только глаза Айении остановились на них, одна из створок бесшумно приоткрылась, и внутрь вошел высокий худощавый мужчина, по возрасту скорее преподаватель, чем студент, но одетый не слишком официально (впрочем, по сравнению с Аланиным, это ещё было вполне прилично): шёлковую темно-коричневую рубашку с рукавами чуть ниже локтя и облегающие шёлковые же чёрные брюки. Он сбежал по ступенькам и, не озираясь, направился прямо к группе преподавателей. Подойдя к декану, он обменялся с ним парой слов, а затем, не обращая ни на кого внимания, взбежал вверх по лестнице. Никто, кажется, не заметил его появления, потому что в этот момент всеобщее внимание было отвлечено на куратора, кинувшегося в противоположный конец холла и оглашавшего непонятными криками воздух.
   Айению же просто заморозило. Если Аланина она посчитала просто очень красивым, то этот мужчина был абсолютно особенным. Принцы вызывали дрожь в коленях у женской части населения Империи, но на то они были и принцы: что-то далекое и нереальное. Известные же мужчины-земляне, певцы и актеры, не могли произвести такого впечатления. Почему-то она сразу решила, что он - инопланетянин, по крайней мере, частично. У неё было всего несколько секунд, пока он разговаривал с деканом, но этого хватило: тонкие, словно выточенные из камня, черты лица, тёмно-золотистые, почти светящиеся волосы с несколькими блестящими волосками, выбивающимися из аккуратной стрижки, отпечатались у неё в памяти. Всё произошло за несколько секунд и Айении, замершей на месте, оставалось только наблюдать, как он абсолютно бесшумно взлетел вверх по лестнице, как тёмная молния. Это случилось так быстро, что она задала себе вопрос: не почудилось ли ей всё это?
   Наконец, откуда-то прискакал Аланин, с победным видом размахивая какой-то пластиковой карточкой. Раздраженный декан, не сдерживаясь и не смущаясь присутствием студентов, сказал:
   - Господин Аланин, несмотря на тот факт, что всё наше расписание рассчитывается информационной сетью, Вы всё же умудряетесь устроить неразбериху с аудиториями или, как вариант, потерять входной документ. Я надеялся, что хоть сегодня всё пройдет гладко, но Вы умудрились совместить и то, и другое. Будьте уверены, я доложу об этом декану, - он развернулся и ушёл, оставив Айению гадать, кто же это всё-таки был. Она уже так свыклась с мыслью, что это - глава Академии, что сейчас была немного ошарашена.
   Ксандр же опять с грустным видом почесал в затылке и, махнув рукой, повернулся к первокурсникам:
   - Пойдёмте на третий этаж.
   Очевидно, все уже примирились с тем, что их куратором станет такая вот личность, поэтому оставили всё произошедшее без комментариев. Когда они поднимались наверх, Ени успела оглядеть картины, висевшие на площадке второго этажа. Это была крайне необычная картинная галерея: на стене висели, перемежаясь, произведения самых различных жанров и стилей: натюрморты, портреты, пейзажи, жанровые картины, абстракции. На более подробный осмотр времени не было, так как Ксандр шагал очень резво, словно стараясь скоростью загладить свой промах. Когда он с первого раза обнаружил нужную аудиторию, все были очень удивлены, лишь Асатани сохраняла каменное выражение на лице.
   Помещение было таким, каким ему и полагалось быть в одном из элитнейших учебных заведений Империи, правда, никакого профессионального уклона не отмечалось: стандартные столы и шкафы, только на стенах висели экраны, изображающие атмосферу в разрезе.
   Асатани первой выбрала себе место и села за стол, стоящий прямо перед преподавательской кафедрой. Аланину это ощутимо не понравилось, он занервничал под её спокойным твердокаменным взглядом. Все остальные тоже разбрелись кто куда, Айении достался столик во втором ряду у окна. Куратор хмуро окинул взглядом всех присутствующих, натолкнулся глазами на девушку, сидящую прямо перед ним, вздохнул и приступил:
   - Прошу прощения за задержку, непредвиденные технические трудности, - понять, откуда донеслось хмыканье, было невозможно, впрочем, он и не обратил на это внимания. - Теперь Вы - полноправные студенты Императорской Лётной Академии, заместитель декана провел церемонию приветствия и уже завтра Вы приступите к занятиям. В Друинский Университет не поступают просто так, с бухты-барахты, так что Вы, наверняка, много чего знаете о нашем достославном образовательном учреждении, но я должен всё-таки прочитать некоторую познавательную лекцию.
   Итак, Вы знаете, что собой предоставляет Университет Друина: Кузница Кадров империи, восемьдесят три процента высших должностей, ля-ля-ля и так далее. Главное не в этом. Конечно, Вы станете высококлассными специалистами, получите приглашение на государственную службу и возможность заработать титул, но на самом деле Университет сделает для Вас гораздо больше. Здесь мы создаем людей, которые составляют в общем объёме населения Империи ничтожнейшую долю процента, но на которых Империя и держится. Здесь мы делаем именно граждан Империи. Большинство людей всё равно воспринимают себя как землян, а не граждан Солнечной Системы, и именно мы обязаны сохранять целостность нашего государства и понимать ценность этого принципа. Простой человек не может легко общаться с представителем другой расы и тем более другого вида, а Вы сами можете представить, как важны для нас союзы с Анараном и Авентом. Создание этого города преследовало цель именно наладить контакты с другими мирами и интегрировать землян в межцивилизационное сообщество. Сделать это полностью было бы невозможно, да и нежелательно, поэтому такая возможность предоставляется только самым лучшим, прошедшим самую строгую проверку. Теперь на Вас лежит двойная миссия - быть открытыми к другим мирам и одновременно сохранять нашу идентичность. Конечно, это трудно, но Вам ведь никто и не обещал, что будет легко.
   Он перевёл дух. Ени была поражена услышанным. Она ещё никогда не слышала о чём-нибудь подобном, о том, что на выпускников Университета и служащих Империи возлагается такая ответственность. Она даже и не подозревала о такой концепции. Судя по виду всех остальных, они тоже узнали об этом впервые, в том числе и Акарас Лецри. Аланин это заметил и быстро добавил:
   - Эй, я, что, Вас напугал? Да не обращайте внимания, это всем студентам говорят, хотя, в принципе, это действительно важно. Просто, когда в будущем будете принимать важные решения, держите в уме этот принцип, он Вам поможет.
   А теперь перейдём к более насущным вещам. Учеба в нашей Академии не самая легкая, но никто ещё от перенапряжения не помер, несчастные случаи также редки, так что можете не волноваться...
   - А можно узнать более точную статистику? - подал голос чернокожий юноша.
   - Э-э-э, дайте-ка вспомнить... Два простых инцидента в столетие и один со смертельным исходом раз в семь тысяч.
   Студенты притихли. Аланин понял, что опять сказал что-то не то.
   - Хэй, не беспокойтесь. Это всё просто несчастные случаи, типа неудачного падения с лестницы. Во время учебных полетов ещё никто не пострадал.
   Нельзя сказать, чтобы это их очень уж приободрило, например, Айения просто сказала себе поменьше обращать внимание на речи куратора.
   - Э-э-э, продолжим. Теперь о нашей личной специфике. Мало какое учреждение в нашем государстве может похвастаться таким огромным ворохом бесполезных и бессмысленных традиций как наше. Вы это уже, наверное, поняли. О происхождении большинства из них ничего не известно, так что мы уже никогда, скорей всего, не узнаем, откуда возникло то приветствие первокурсников, которое Вы только что слышали. Также к традициям, освященным веками, относится тот факт, что преимущественно выпускники нашей Академии занимают высшие посты в вооруженных силах Империи. Насколько я помню статистику, это что-то около восьмидесяти процентов. Причину этого феномена объяснить трудновато. Заместители Главнокомандующего, Командующие флотами, начальники ведущих военных управлений... Да, это всё мы. Этим и объясняется столь высокий статус нашего учебного заведения. Иначе вряд ли бы пилотирование было столь популярно.
   Подготовка высококвалифицированного пилота занимает максимум два года и этим занимается куча училищ по всему государству, так что, хотя большинство из Вас попало сюда благодаря именно своему прирождённому таланту пилота, учить Вас будут не только этому. Не могу сказать, что курсанты Лётной Академии - отдельная каста, но подход и требования к ним всегда особые. У Вас будет совершенно оригинальная учебная программа, специально разработанная для нашей Академии с абсолютно уникальными предметами.
   Но, несмотря на всё это, структура обучения практически идентична всем высшим институтам Империи. Семь лет базового обучения плюс два года специализированного. Прощу не прерывать меня вопросами, я постараюсь затронуть все интересующие темы, только если что забуду упомянуть, потом зададите. Предвосхищая самый популярный вопрос - летать на настоящих самолетах, правда, учебных, начнёте уже со второго семестра, - все в комнате хоть как-то, но прореагировали на эту реплику, видно, вопрос действительно был популярным. Большинству, видимо, хотелось начинать летать уже сейчас, но и такой срок вполне устраивал. Лецри, сидевший справа от нее, сам того не замечая, начал возбуждённо стучать каблуком по полу. Ени же не совсем могла определить свою реакцию: полеты для неё были чем-то далеким и нереальным, единственный раз, когда она сидела внутри самолета, тем более виртуального, подзабылся под слоем новых впечатлений и казался сном. Но теперь, вспоминая свои ощущения, она почувствовала какое-то возбуждение и далёкая возможность вновь взмыть в небо представлялась неким новогодним подарком. - Ну, всё-всё, успокоились, я могу продолжать? - Аланин сделал попытку произвести впечатление строгого преподавателя, но ничего у него не получилось: сидевшая прямо перед ним девушка так надменно-недоумённо на него посмотрела, что он сразу сник. - Кхм-кхм... После третьего курса Вам придется выбирать по какому направлению специализироваться. Конечно, большинство попробует просочиться в стан истребителей, как самого престижного отделения, но и конкурс там самый высокий. Возьмут только самых лучших, но и остальным расстраиваться не советую: жизнь может по-всякому повернуться и карьеру можно сделать везде.
   Базовый курс обучения составляет семь лет, затем Вам опять предоставляется выбор - покончить наконец с этой учебой и отправиться на вольные хлеба или продолжить углубленное обучение по выбранной специальности. У каждого направления своя специфика, но если уж Вы соберетесь на военную службу, тогда эти два года будут выглядеть следующим образом: семестр учитесь, семестр проводите в армейской части, проходя особый курс тренировок, потом ещё раз такой же цикл. Сдаёте экзамены, выходите с офицерской должностью и назначаетесь командиром взвода.
   Занятия начинаются с завтрашнего дня, не забудьте с утра посмотреть расписание в Университете. Также поглядите, в какой поток зачисляется Ваш курс. Традиционно все факультеты разделяются на три потока, которым зачитывают общие лекции. Вообще-то у меня есть принцип - ничего не рассказывать студентам заранее. Пускай будет сюрприз. Пусть сами находят столовую, разбираются с доступами к архивам и так далее. Так гораздо интереснее, не находите? - он тихо так захихикал. 'Вот гад', - неожиданно сама себе сказала Ени. Судя по лицам её однокурсников, они бы с ней согласились.
   - Так, что бы ещё сказать? - Аланин задумчиво потёр ладонью подбородок. - Может, у Вас буду какие-нибудь предложения? - и он одарил всех присутствующих абсолютно обалденной улыбкой, от которой даже Асатани должна была прослезиться и накинуться на него с поцелуями. Но ничего подобного не случилось.
   - Какова Ваша специальность? - прозвучал её холодный голос.
   - Я преподаю политическую историю и право военным и техническим факультетам, - ответ был наполнен достоинством и настолько не соответствовал ожиданиям студентов, что у Ени промелькнула мысль: а не обманчива ли внешность? Может, Ксандр только строит из себя придурка или прикрывает под этой личиной истинную сущность вдохновенного ученого и исследователя? Она ещё раз пригляделась к небрежной, но такой обаятельной стрижке, глазам, чье голубое сияние было отчетливо видно даже с её места, умилительной неловкости, с которой он уронил на пол ручку, обозначившимся под тканью мускулам, когда он нагнулся, чтобы поднять её, демонстрировавшим не просто хорошую, а прямо-таки неприлично хорошую фигуру, и, вздохнув, решила: во Вселенной всё находится в равновесии, так что этот полный обаяния мужчина просто обязан быть придурком, хотя, наверняка, и хорошим преподавателем, иных в Друинском университете просто не держали.
   - Ну, раз уж мы обратились к моей скромной персоне... Вы всё равно это узнаете, так что лучше я всё сам расскажу. Несомненно, Вы услышите кучу версий о том, каким образом я оказался в Академии. Самая популярная - это то, что здесь работала на административной должности моя тогдашняя девушка. Это, прямо скажем, не совсем так. Я действительно встречался с... кхм-кхм, - он закашлялся, - некоторыми работниками Академии, но всё это не больше, чем простое совпадение. Непрофильных преподавателей по очереди раскидывают по всем институтам, и вот Академии не повезло, - он засмеялся, предлагая оценить шутку. Большинство же приняло её всерьез. Что же касается Айении, то она сразу приняла аланиновскую версию как более вероятную. Ни одна вменяемая женщина не согласилась бы на то, чтобы это 'чудо' присутствовало ещё и на её рабочем месте.
   Русоволосая девушка робко подняла руку, что свидетельствовало о крайней стеснительности: даже Айения не испытывала никакого напряжения при мысли об общении с куратором.
   - Извините, не могли бы Вы рассказать, пожалуйста, об аттестационном порядке?
   - Ах, да! Как же я мог забыть?! - он хлопнул себя по голове. - Извините, совсем вылетело. Так вот, обучение у нас, можно сказать, традиционное, так называемый, 'предметный курс'. Вы проходите интенсивное обучение по нескольким предметам зараз, как только программа выполнена, сразу ставится экзамен, на подготовку к которому дается три дня. Плюс в декабре будет промежуточные срезы по основным предметам, как раз когда Вы пройдете половину курса. В числе этих предметов будут и те, которые преподает Ваш покорный слуга, - он дурашливо поклонился. - На основе сданных экзаменов и тестов осуществляется перевод на следующий семестр. Учиться придется много, но не зубрёжкой одной жив человек, да и другие гуманоиды! - он настолько разогнался, что Асатани пришлось притормозить его взглядом, способным заморозить Мировой океан. - Я это о том, что у нас полно возможностей для внепрограммный занятий, хотя бы взять ту поляну для медитаций... Проблема в том, что они размещены по всем отделениям Университета, так что вам лучше обратиться на наш архив... А как это сделать - я вам не скажу! - он протянул это с такой идиотской улыбочкой, что Ени испугалась: так явно выставлять себя идиотом перед кучей студентов, в том числе сидящей прямо под носом Королевой Льда (так она уже окрестила про себя Асатани), мог только явно психически нездоровый человек. Аланин, видимо, почувствовал, что что-то не так, потому что вместо понимающих улыбок он увидел, как его студенты начали группироваться за своими столами, готовые к немедленному старту, если он сделает какое-либо резкое движение.
   - Понимаю, - он опять почесал в затылке и так грустно улыбнулся, что, по мнению Айении, ему можно было простить всё. - Я опять делаю из себя дурака, не так ли? - все осторожно кивнули, стараясь не моргать. - Простите меня, пожалуйста, - этот его вздох Ени бы даже назвала сексуальным. - Просто вы у меня всего вторая группа за чёрт сколько лет, а первую у меня отобрали через два дня... Но я в этом не виноват! - поспешно воскликнул он. - Какие-то бюрократические накладки. Вот я и старался вам понравиться... - серебристый виноватый смех куратора усладил слух всех присутствующих. 'Нет, не больной', - с облегчением подумала Ени. - 'Просто придурок'.
   - Так, может, я что-то упустил? - просительно сказал Ксандр. - Спрашивайте, теперь я отвечу на все вопросы.
   Все сидели как замороженные. Куратор становился всё несчастней на вид с каждой секундой. И тут произошло невероятное - со своего места поднялась Королева Мрака (тоже вариант), кивнув преподавателю, повернулась к студентам и сказала:
   - Что ж, если у нас больше нет вопросов, тогда, может, не стоит задерживать господина куратора? - и, не дожидаясь ответа, который выразился в молчаливом одобрении, обратилась к преподавателю. - Господин Аланин, мы благодарны Вам, за то, что Вы уделили нам часть своего времени и за эту вступительную лекцию. ('Хорошо хоть, не сказала - содержательную', - мелькнуло в голове у Ени) До свидания!
   Огромнейшее облегчение отразилось на аланиновском лице, он смотрел на Асатани так, как будто был готов на ней жениться и передать всё имущество в это же мгновение. Это же чувство, правда, не настолько гипертрофированное, разделяли и остальные. Айения услышала шепот: 'Наконец-то этот кошмар закончился!' Нестройное 'До свидания!' прозвучало в воздухе, и все поднялись со своих мест. Аланин счастливо помахал всем рукой и направился к выходу лёгкой походкой, но был остановлен тихими словами:
   - Но всё же, господин куратор, я бы хотела Вам задать несколько вопросов в личном порядке. Вы не против?
   Не было надобности упоминать, кто изъявил такое желание. Айения отчетливо видела, как Ксандр сглотнул. Что ж, Асатани вытянет из него всю информацию, даже ту, которую он сам не знает. Такая девушка не любит быть неосведомлённой.
   Продвигаясь к выходу, Ени оказалась в опасной близости от Лецри. Его взгляд, устремленный на неё, вполне можно было окрестить 'нехорошим'. Девушке совсем не улыбалось в первый же день учебы выслушивать лецриевские комментарии о происхождении её подруг и прочие оскорбительные сентенции по поводу знатности рода. Поэтому она упредительно посмотрела на него так злобно-высокомерно, что наследник благородного рода дрогнул и даже не порывался открыть рот.
   Но всё же Ени решила прибегнуть к дополнительным мерам предосторожности и, когда все спускались вниз, задержалась на втором этаже, чтобы поподробнее рассмотреть картины. Таким образом, она была избавлена от общества Акараса. Новоявленные студенты Академии тихо исчезли в порталах, даже не пытаясь обсудить пережитое: все словно хотели побыть наедине с собой. Айения выбрала для этого идеальное место. До перерыва занятий оставалось ещё довольно много времени, и в Академии царила практически полная тишина. Она тихо переходила от одной картины к другой, каждый раз поражаясь причудливой системе коллекционирования, а точнее, полному отсутствию таковой. Здесь висели древние картины, которым было самое место в самых уважаемых музеях, и явно дилетантские эскизы, соседствовали батальное полотно впечатляющих размеров и скромный лист с наброском цветка. Ени была ужасно заинтригована и решила непременно прояснить эту тайну. Но как бы она ни ломала голову над этой головоломкой, одна мысль засела глубоко в её сознании, рефреном сопровождая её размышления: воспоминание о том мужчине, вошедшем в Академию уже после приветствия. 'Кто же это был? Точно не студент, явно старше тридцати. А если преподаватель, то почему его не было на приветствии, да и одет не так... Хотя, если вспомнить Ксандра...' - Ени невольно улыбнулась, вспомнив свой шок при знакомстве с куратором. Эх, и почему он куратор? - 'Может, просто зашёл по делам? Тогда я его не смогу больше увидеть! Да что это со мной?!' - спохватилась она. - 'Почему меня так интересует этот мужчина? Я видела его меньше десяти секунд!' - Не ответив себе самой на этот вопрос, она закончила экскурсию и направилась домой.
  
   Было около полудня и улицы Друина были на удивление пусты, видимо, потому, что девушка подсознательно старалась выбирать те, что подальше от центра, при этом потратив на полчаса больше времени и сделав крюк в другую сторону. Но, чтобы попасть в другую половину города, ей всё же пришлось перейти через Главную улицу и там к ней подошёл высокий мужчина пятидесяти лет в военной форме. Ничего не говоря, он несколько секунд, не отрываясь, смотрел на брошь, приколотую к пиджаку Айении, так что она встревожилась.
   - Скажите, пожалуйста, почему Вы носите этот герб? - наконец спросил незнакомец, пристально глядя на неё. Ени автоматически прикрыла брошь рукой и напряжённым голосом ответила:
   - Это герб моей семьи.
   - Ваша фамилия...
   - Шонор, - твердо закончила девушка. - Я - дочь Летиции Шонор.
   - Значит, это правда, - мужчина провел рукой о лбу, словно отирая пот. - Когда мне сказали, что на Главной площади видели девушку с гербом Шоноров, я сначала не поверил, но если да, то, значит... Как...?
   Айения продолжала смотреть на него с подозрением, поэтому он поспешил представиться.
   - Прошу прощения. Я - полковник Второго Звездного Флота Эшли Даркент. Мы вместе с Вашей матерью служили вместе, точнее, - он смутился и быстро поправился, - я служил под её началом. У нас были очень хорошие отношения. Я до сих пор с ужасом вспоминаю ту минуту, когда узнал о её гибели. Никто не мог поверить, что род Шоноров, принесший столько славы Империи, пресёкся навсегда.
   - Но если Вы были близко знакомы с моей матерью, то почему ничего не знали о моём рождении? - нашла Айения несоответствие в рассказе нового знакомого.
   - Конечно, я знал, что у Летиции была маленькая дочка, но все считали, что Вы погибли вместе с матерью во время атаки пиратов. Поэтому я и теряюсь в догадках. Не могли бы Вы рассказать мне, что случилось? Для меня очень важно знать, что происходит с кровью Летиции.
   Ени почувствовала себя немного неуютно. Вот так прямо посреди улицы выкладывать всю свою жизнь, включая малоприятные подробности, перед только что встреченным человеком... Полковник заметил её колебания:
   - Конечно, это не самое подходящее место. Если у Вас есть время, могу ли я пригласить Вас в это кафе? Оно славится своими многосоставными бутербродами.
   Девушка колебалась всего несколько секунд. Впервые она встретилась с человеком, который по-настоящему близко знал её мать. Так что это был бы своеобразный обмен информацией. Кроме того, она чувствовала симпатию к человеку, который так искренне интересовался судьбой её семьи. А времени у неё действительно было навалом: вряд ли кураторы Хэл и Оролен были такими же ненормальными как Аланин.
   - Хорошо. Только Вы тоже расскажете мне всё, что знаете о моей матери.
   - Согласен, - Даркент улыбнулся и Айения даже нашла его приятным человеком. Правда, улыбка обозначила на его лице пересекающий всю правую щёку шрам, до которого ещё не добрался косметический хирург.
   Когда они сели на миниатюрный столик, он вежливо поинтересовался, в первый раз ли госпожа Шонор посещает данное заведение.
   - Тогда позвольте мне сделать заказ. Я здесь обедаю каждый день и точно знаю, что точно удается здешним поварам. Надеюсь, Вы не возражаете против парочки сэндвичей и охлажденного чая?
   - Ничуть. Только, пожалуйста, пусть там не будет огурцов.
   Когда заказанные блюда наконец появились, за столом повисло неловкое молчание. Обоим собеседникам предстояло затронуть слишком личные воспоминания, чтобы разговор имел легкомысленный оттенок. Айения полминуты машинально обводила вилкой рисунок на столе, прежде чем подняла голову и увидела, что полковник внимательно смотрит на неё, положив подбородок на сложенные ладони.
   - Расскажите, как же так получилось? - тихо спросил он. Ени начала говорить абсолютно бесстрастным голосом, словно всё прошедшее и не имело к ней никакого отношения, она как будто защищала себя от чего-то.
   - Мой отец был очень травмирован гибелью мамы. Он забрал меня и уехал из Друина. Почти всю жизнь я прожила в небольшом городке в Прибалтике. Он порвал все связи с Имперским городом и ничего не рассказывал мне.
   - Вот как... - Даркент помолчал минуту, пытаясь осмыслить услышанное. - Я слышал, что Кристенсен был из простых землян и не одобрял образ жизни Летиции. Но такое... Интересно, почему ему никто не помешал? - девушка догадалась, что он говорит сам с собой не ожидая от неё ответа, но всё-таки сказала с горечью:
   - Очевидно, это никого не касалось. Ведь я и мама были последними в роду Шоноров.
   Даркент мельком глянул на неё, но больше не затрагивал эту тему. Вместо этого последовал следующий вопрос:
   - Но как же Вы вернулись в Друин?
   - Императорский Университет прислал мне приглашение на экзамены.
   - Значит, Вас всё-таки не выпускали из виду, - с облегчением улыбнулся собеседник. - И как? Впрочем, чего я спрашиваю: конечно, всё прошло удачно. И какое уже учебное заведение Вы выбрали?
   - Лётную Академию, - в улыбке Айении сочетались гордость и смущение.
   - Да, это был риторический вопрос. Шоноры обеспечивали Империю первоклассными летчиками и военачальниками на протяжении десятков тысяч лет. Стойте! - он неожиданно подскочил на стуле. - Та самая девушка, получившая девяносто девять баллов на полётах, это были Вы?
   Ени ощутила, как мучительно краснеет.
   - Невероятно! - Даркент потрясенно качал головой. - Я посчитал это за выдумку, глупый слух...
   - Честно говоря, я не совсем понимаю, как это у меня получилось. Вроде бы я ничего такого не делала... Это все инструкция, записанная в программе.
   - Чтобы стать гениальным летчиком одних знаний не достаточно, требуется целый комплекс свойств и талантов, - полковник окинул её восхищённым взглядом, от которого Ени стало не по себе. - Большего и желать невозможно. Ваша мать гордилась бы Вами.
   - Надеюсь... - Ени старалась вложить в эти слова побольше напускного смущения, но триумф так и пробивался наружу. Она и не ожидала, что сможет услышать подобное так скоро. Но просто высоких оценок, тем более на вступительных экзаменах, недостаточно. - Я буду стараться увеличивать славу моего рода.
   Даркент одобрительно посмотрел на неё.
   - Теперь, пожалуйста, расскажите мне о маме. Какая она была?
   Полковник помедлил немного, собираясь с мыслями.
   - Летицию невозможно описать парой слов. Прирожденный лётчик, требовательный и внимательный начальник, талантливый дипломат, гениальный тактик... Но, наверное, не это Вы хотели услышать, не так ли? - он улыбнулся своим воспоминаниям. - Самое главное, первое, что приходит в голову - это то, что она была абсолютно сумасшедшая.
   Ени оторопело взглянула на него: нет, не такое она ожидала услышать о своей матери.
   - Она никогда и ни в чём не следовала проложенными путями. И на работе, и вне её она могла моментально выдвинуть абсолютно безумный план, привести кучу доводов в его поддержку и, пока все остальные не опомнились, осуществить его. Судя по рассказам тех, кто знал её в молодости, тогда её вообще ничто не сдерживало: именно она вернула обычай, к счастью, недолго продержавшийся, еженедельных драк между учащимися Университета. С возрастом Летиция стала спокойней, но всегда чувствовалось, что внутри за удерживающими стенками бурлит настоящий вулкан. До рукоприкладства, слава богам, при мне не доходило, на работе она вела себя очень сдержанно, но, говорят, иногда она вспоминала старые добрые денёчки.
   - А что она любила, что ей нравилось?
   Даркент покачал головой:
   - Несмотря на то, что Ваша мать была очень общительна, круг её друзей был очень узок, и я в него не входил. Хотя мы работали вместе свыше пятнадцати лет, мы никогда не разговаривали на личные темы, но она знала всех членов моей семьи, их дни рождения и так далее. Летиция никого не пускала к себе в душу. Иногда она казалась мне очень одиноким человеком.
   Слова Даркента произвели на Айению огромное впечатление. До этого она неоднократно слышала слова 'последняя в роду', но только сейчас попыталась осознать их смысл и... не смогла. Хотя она всегда страдала от недостатка общения, но у неё был отец, а так... абсолютно одной... 'Неудивительно, что папа и мама притянулись друг к другу'.
   - Простите, что не могу Вам больше ничем помочь. Прошло столько времени, целых семнадцать лет... Мои отношения с Летицией носили практически исключительно профессиональный характер, возможно, Вам стоит побеседовать с более близкими ей людьми.
   - Я никого здесь не знаю. Не могли бы Вы мне подсказать что-нибудь?
   - Нет, - полковник ещё раз сокрушенно покачал головой. - И тут я бесполезен. Если Летиция и упоминала о своих друзьях, это уже давно стёрлось у меня из памяти, столько лет... Но так как Вы будете учиться в Лётной Академии, то наверняка найдёте людей, знавших её.
   - Спасибо. И вот ещё что... у Вас не сохранилось изображений моей матери? - девушка со слабой надеждой устремила на него глаза и Даркент почувствовал страстное нежелание её огорчать.
   - Я только что вернулся с последнего места службы за пределами Системы, вещи ещё не привезли, так что немедленно ответить я Вам не могу. Но какие-то фотографии, конечно, должны были сохраниться. Подождите пару недель. Кроме того, я свяжусь со своею дочерью: она хранит архивы нашей семьи. Как только что-нибудь станет известно, я Вам немедленно сообщу.
   - Хорошо, большое спасибо. Сейчас я живу на Жемчужно-Несгибаемой улице, дом семь, квартира девять.
   - Я непременно дам Вам знать, - он поднялся. - Простите, мне пора идти. Это действительно большое событие для меня. У меня такое чувство, словно я ещё раз увидел её.
   - Я совсем не похожа на свою маму, - сухо сказала Ени, давая понять, что этот комплимент здесь неуместен.
   - Кто Вам такое сказал? Очень похожи. У Вас одинаковая мимика, а этот взгляд я из тысячи узнаю: десятки раз он стирал меня в пыль. Извините, что приходится так вот Вас покидать: я уже опаздываю. Ещё раз извините и до свиданья.
   После его ухода Айения ещё некоторое время продолжала сидеть за столиком, помешивая чай. Всё произошло слишком неожиданно и сейчас ей требовалось время, чтобы всё обдумать. Даже не осознавая этого, она всегда и особенно в последнее время создавала у себя в уме особый образ матери, на который в значительной степени повлияли и разнообразные стандартные представления и типажи: каждый имел свое определение и занимал надлежащее место. Летиции надлежало быть воплощением всех совершенств, Владу отводилась роль с уклоном в злодея. Но воспоминания Даркента существенно пошатнули эту строгую схему. Теперь образ матери приобрел дополнительные черты, делающие его более выпуклым и живым, но уже не таким идеальным. И возглас отца 'Ты такая же упёртая как Летиция!' представал немного в другом свете. Поразмышляв, Айения пришла к выводу, что всё к лучшему: сейчас она гораздо ближе к матери, чем была раньше. Кроме того, полковник в действительности не назвал ни одного из её качеств недостатком. Более того, казалось, он восхищался 'сумасшествием' Летиции. И ещё Ени сама старалась скрывать от себя, что почувствовала некоторое облегчение: это было словно разрешение не мучиться собственным несовершенством.
   Но теперь перед ней встала другая проблема: если всё, что говорил полковник - правда, значит, в Академии ей придется встретиться с большим количеством людей, знавших её мать. Это значит, что ей придется ещё много раз пережить это ужасное чувство, когда она будет в очередной раз говорить, что отец уехал из Друина и ничего не рассказывал ей об её семье. Но, видно, ничего с этим не поделаешь. И, уже подходя к дому, Ени разрешила себе в последний раз пожаловаться на судьбу и на отца. 'Когда-нибудь это кончится', - применила она свое стандартное утешение, но помогло слабо.
  
   И Хэл, и Оро тоже только зашли и обмен мнениями начался одновременно, никому не пришлось просить кратко пересказать неуслышанное. Оролен, оседлав кухонный стул, громко восхваляла Военную Академию:
   - Это просто невероятно! Вы знали, что позади главного здания распложен тренировочный комплекс? Такой невысокий, но широкий цилиндр, утопленный в землю. С прозрачной крышей, а стены обвиты ползучими растениями для занятий скалолазанием. А когда входишь в главный корпус, то прямо напротив входа - огромнейшая старинная мозаика обалденной красоты. Специально для нас её подсветили особым образом, казалось, будто она из драгоценных камней - так сверкала! А какие там тренажеры, в Академии тестируются самые последние разработки для армии! Всё только самое современное! А библиотека! Она - официальная часть хранилища Императорской библиотеки по военному искусству... - Оро ещё бы долго разливалась соловьем, но её прервала Хэллин, так же распираемая от восторга.
   - А нам сразу показали доступ ко всем информационным архивам, теперь я могу смотреть все материалы через свой передатчик! Всем студентам выдают наборы для канцелярской работы от официального Императорского Поставщика! В холлах такие скульптуры! Да ещё и своя оранжерея. И ещё куратор, такая милая женщина, нам так много рассказала, - Ени с грустью вспомнила об Аланине, - говорила о том, что практически все студенты ездят на стажировку за границу в посольства и миссии! А многие на старших курсах уже работают в правительствах и даже на Имперской службе!
   - Со мной учится Акарас Лецри, - просто сказала Айения, поймав паузу. Такая простая фраза произвела впечатляющий эффект: Хэл застыла с открытым ртом, а её рука замерла в воздухе во время какого-то энергичного жеста, так что картина получилась весьма комичная, Оролен же просто забыла о необходимости соблюдать равновесие и стул угрожающе накренился назад, положение удалось исправить только в последнюю секунду рывком из последних сил.
   - Да уж, - Хэллин разморозилась и её лицо приобрело то обычное непроницаемое выражение, как всегда, когда речь заходила о Лецри.
   - Ну что мы можем сказать... Сочувствуем, - дополнила мрачно Оролен. - Мы-то уже к нему привычные, а вот тебе страдать ни за что, ни про что столько лет... Как он себя вёл?
   - Да никак, мы и не общались. Вполне возможно потому, что смотрела на него волком всякий раз, когда он приближался.
   - И правильно. Если он начнет выступать, то ты сразу мне скажи... - Оро многозначительно сложила пальцы в кулак.
   - Знаешь, мамочка, я уже взрослая девочка, и если этот плохой мальчишка начнет отбирать у меня куклу, то я сама справлюсь, - выразительно пропела в ответ Ени.
   - Лично я ни капли в этом ни сомневаюсь, - заметила Хэл, разливая чай. - Думаю, наш ненаглядный Акарас не почувствует никакой разницы между колледжем и Академией. Главное - сразу показать, кто здесь хозяин, держать его в узде и не расслабляться.
   - Рекомендации от лучших заводчиков, угу...
   - Значит, говоришь, у вас классный куратор? - обратилась к Хэллин Оро. - Повезло. С нашего можно смело рисовать плакат на тему: 'Чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона'. Фанат муштры, по-моему, и ни капли обаяния. Как только закончилась официальная часть и заместитель ректора передала нас этому болвану, он устроил простой кросс по территории Академии в стиле: направо - тренажеры, налево - учебные классы, впереди - туалеты. Проще было план выдать. Один парень спросил его о какой-то скульптуре, ответа мы даже и не услышали.
   - Хе-хе-хе... - протянула Айения, подсаживаясь к столу, с интонацией типа: мне бы ваши проблемы!
   - Ени, а у вас что за куратор? - обратилась к ней Хэл. Та прикинула, как можно расписать Ксандровы художества и пришла к выводу, что задача невыполнима:
   - Без комментариев, это надо было видеть, - но полные любопытства взгляды подруг не дали ей на этом и остановиться. - Полный лопух. Неуклюжий, несобранный, без авторитета у коллег и студентов, порол полную чушь практически всё время. Лапочка обалденной красоты, - добавила она напоследок.
   - М-да, как всё запущено, - сказала Оро сама себе. - И каким же образом такое чудо может работать в Императорском университете?
   - Ну, преподаватель он вроде бы неплохой... Политическая история и право.
   - О, значит, будет вести и у нас, - заметила Хэл.
   - Тогда вы сами всё увидите. Повторяю, это словами не описать. Кстати, на улице ко мне подошел человек, представившийся сослуживцем моей матери. Его внимание привлекла брошь с гербом.
   - А как его звали? - спросила Хэл.
   - Полковник Эшли Даркент, по-моему. Слышали?
   - Не могу сказать точно. Оро?
   - Не припоминаю, - помотала головой та. Хэллин сорвалась с места и умчалась в спальню. Оролен внимательно посмотрела на Ени.
   - Чего он от тебя хотел?
   - Знать, что же произошло. Он считал, что я погибла вместе с мамой. Кажется, все так считали. Он был жутко удивлен.
   - Да, для меня всегда был странен тот факт, что никто из близких друзей твоей матери не пытался связаться с тобой все эти годы. Неужели твой отец объявил, что ты... - тут Оро притормозила, поняв, что зашла на опасную территорию.
   - Нет, ни в этом дело, - Айения равнодушно помотала головой. - Даркент рассказал, что мама не была ни с кем особенно близка. Он даже не вспомнил ни одного из её друзей...
   Тут вернулась Хэл со своим передатчиком. Она поставила его на стол перед Ени и показала на фотографию на экране.
   - Он?
   - Да...
   - Полковник Даркент, награжден Серебряной Медалью Щита за службу Империи. Он действительно служил вместе с твоей матерью на Звездном Флоте, но очень давно. Он рассказал тебе что-нибудь?
   - Да ничего особенного. Только... - по губам Ени скользнула улыбка, - он назвал мою мать абсолютно сумасшедшей.
   Подруги воззрились на неё.
   - Да. Это у нас наследственно-семейное. Так что если я начну вести себя неадекватно, будьте настороже... Может быть, у меня будет особо буйная форма, - продолжила она серьёзным тоном. До её собеседниц дошло наконец, что над ними издеваются, и Оролен притворно схватилась за сердце с правой стороны.
   - Шонор, такие шуточки могут и до инфаркта довести!
   - Ну, вообще-то именно так Даркент сказал: мама руководствовалась собственными весьма нестандартными идеями, никогда не слушая мнения других.
   - И это всё? - спросила Хэл, закатывая глаза. - Так под такую характеристику подойдет кто угодно, я даже в этой комнате могу пальцем ткнуть.
   - Интересно, в кого это? - поинтересовалась Оро.
   - А ты угадай! Кто час не подпускал меня сломанному передатчику, крича, что всё сделает сама, между тем угробив его окончательно. А требовалось всего-то сменить генератор экрана!
   Оролен видно хотела что-то возразить, но аргументов не нашла, поэтому сдулась и замолкла. Хэллин тем временем обернулась к Айении:
   - Наверное, это была всего лишь дружеская характеристика, мы ведь тоже друг друга по-всякому обзываем.
   - Да, именно, так я и подумала, только, знаешь... Я была несколько шокирована сначала. Странновато услышать такое о собственной матери.
   - Ну а как тебе общее впечатление?
   - Неплохо. Он показался мне милым человеком. Обещал поискать мамины фотографии. Только... Мне было неприятно, когда он расспрашивал меня, почему все считали, что я умерла. Конечно, это не его вина, но...
   - С этим, Ени, ничего не поделать, - вступила в разговор Оро. - Сначала, конечно, будет, хреново, но, думаю, потом станет легче.
   - Да, наверное... Но всё к лучшему, я стала ближе к маме, узнала о ей больше: например, то, что она была угрюмой беспредельщицей, - девушка скорчила рожицу и все рассмеялись.
   - Ну, это вряд ли. Иначе бы она вошла в историю как Самый Успешный Нелюдимый Полководец.
   - А, знаете, - припомнила Ени, - когда мне прислали конверт с бумагами из университета, там была фотография: мама и какая-то женщина, они так весело смеялись вместе, я тогда сразу подумала, что они подруги...
   - Тебе прислали снимок вместе с документами? - спросила Хэл, но Оролен её перебила:
   - Как вы думаете, мы можем попасть в один поток?
   - Ну, вы вполне возможно, а я - вряд ли, ответила Хэллин. - Военным и техническим факультетам обычно читают лекции вместе, но мой относится к гуманитарно-структурным...
   - О, значит, мы будем избавлены от удовольствия видеть твоё одностороннее соперничество с Ашук? Какое счастье!
   - Так, Сакаят! Какое твоё дело с кем я соперничаю?! И вообще, прекрати меня перебивать!
   Айения отстраненно смотрела на уже привычную перепалку, пребывая мыслями уже в завтрашнем дне: завтра она начнет УЧИТЬСЯ в Императорской Лётной Академии! Невероятно!
   Готовиться было не к чему, поэтому девушки провели вечер за просмотром новых фильмов, которые Хэл заняла у Михаэля: точнее, Кейси изъяла их у него без спросу:
   - Такой лопух, как Миха, даже не поймёт, что они пропали. Я взяла носители из той кучи, которую он уже посмотрел.
   Как ни странно, обошлось без выпивки, и девушки провели время приятнейшим образом, предвкушая следующий день - Первый Настоящий День Учебы. Только в постели Айения поняла, что совсем ничего не рассказала подругам о том мужчине, которого видела в Академии. Она чувствовала себя странно: не то чтобы мысли всё время вертелись вокруг него, но он как бы постоянно присутствовал на заднем плане, чем бы она ни занималась. 'Уж не влюбилась ли я? Да нет, фигня какая-то', - она даже потрясла головой. Но всё же что-то необычное в этом было... Во всяком случае, об этом она никому рассказывать не хотела.
  
   Утро было наполнено радостным возбуждением. Никто не хотел завтракать, но девушки всё-таки проглотили по кусочку 'счастливой' шоколадки 'для закрепления удачи' и вышли на улицу. Теперь Друин казался более-менее обычным городом, хотя, конечно, не совсем. Улицы были оживленней не в пример поре вступительных экзаменов, но количество прохожих в мундирах, а также людей, носивших дорогущие украшения, зашкаливало. Впрочем, знаменитости имперского масштаба попадались редко, Оролен только смогла выцедить взглядом только главу специальной миссии в Тереавое, которого недавно показывали по каналам. Основной поток приходился на Главную улицу и прилегающие ответвления. На площадь спешили главным образом студенты Университета, легко вычленяемые по возрасту и специальной форме военных факультетов.
   Внутри подруг ждал сюрприз: несмотря на предсказание Хэл все они каким-то чудом попали в один поток.
   - Класс, класс, класс! - воскликнула Ени, а Хэллин, сморщив лоб, пыталась придумать объяснение:
   - Наверное, на первом курсе базовые предметы у нас одинаковые, посмотрим, что будет дальше...
   - Хватит тут стоять, - заявила Оролен, внимательней взглянув на расписание, - первая лекция уже через три минуты! - она схватила подруг и помчалась по направлению к указанной аудитории. Это было самое большое лекционное помещение в Университете, расположенное в самом центре здания с высоким 'визуальным' потолком. Сейчас он был почти прозрачным и только приглушал яркий свет сентябрьского солнца. Все передние ряды необычного помещения, построенного в виде половины амфитеатра, были уже заняты и девушкам пришлось забираться практически на самую вершину, так что их глаза оказались напротив трансляционного экрана.
   - Ух, еле успели, - пробормотала Хэл, обмахиваясь своим передатчиком. - Если бы я опоздала на самое первое занятие, то не пережила бы!
   - Куда бы ты делась,- ответила Айения. - Хотя было бы неприятно. А что сейчас за лекция?
   - Не помню, что-то правовое, а фамилия лектора - Аланин, - напряглась Оро.
   - Ха! И нафиг надо было так спешить? Ещё бы могли зайти в кафе.
   - Ты это о чём?
   - Вот увидите, он ещё на полчаса опоздает, потом аудиторию будет искать...
   - А-а-а, так это твой куратор?
   - Ну. И нечего было торопиться. Я тут посплю немножко, солнце что-то припекает...
   - Ну, это ты преувеличиваешь, - недоверчиво протянула Оролен. - Не может же он быть совсем таким...
   - Увидишь - поймёшь.
   Впрочем, Айения действительно недооценила Аланина: он опоздал всего на семь минут. И споткнулся, выронив передатчик и свою папку, он у самого входа, так что большинство из присутствующих в аудитории ничего необычного не заметило. Зато когда Ксандр занял свое место за кафедрой и экран высветил его мягкую, но сверкающую улыбку и голубые глаза поразительной чистоты, большая часть аудитории, а именно, женская часть, издала единодушное 'Ах-х-х!'.
   - Здравствуйте! Очень рад, что мне оказана честь прочитать Вам первую лекцию в Имперском Университете! - в его голосе было ровно столько душевности и соблазнительности, сколько нужно.
   - У-да-ви-ться! - чётко, по слогам произнесла Оролен. - Откуда это чудо?
   - Посмотрим, что ты скажешь через час, - пессимистично сказала Ени, хотя и была вынуждена признать хотя бы перед собой, что Аланин всё же зверски хорош, и использовать его в качестве рекламы университета было неплохой идеей, которая, впрочем, могла и выйти боком. Но, как ни странно, Аланин вёл себя на удивление пристойно: не отпускал глупых шуточек, не издевался над студентами, вообще, не строил из себя дурака.
   Вводная лекция была посвящена базовым источникам права и их роли в деятельности Империи. В самом начале Аланин предупредил, что эта лекция - первая и последняя для учащихся факультета Государственного Управления, поскольку их курс правоведения будет более углубленным. Хэллин отреагировала на это горьким стоном:
   - Чёрт, вот так всегда! Никогда мне не везёт!
   - Не будь в этом так уверена, - ухмыльнулась Айения. Но Ксандр продолжал зарабатывать себе репутацию среди первокурсников: он великолепно излагал материал, шутил умело и к месту, и девушка увлеклась лекцией и начала забывать про вчерашний позор. В её муниципальной школе информацию выдавали образовательные программы, а живые учителя только разъясняли совсем уж непонятные места и анализировали работы, так что сейчас она в полной мере ощутила 'эффект контакта глаза в глаза'.
   Полтора часа пролетели незаметно и конец лекции все встретили с легкой досадой. Впрочем, присутствовал и энтузиазм: раз всё так хорошо началось, то что же будет дальше?
   Хэллин взглянула на расписание в своем передатчике и оказалось, что уже на следующем занятии им придется расстаться: у неё должен был начаться организационный семинар по иностранным языкам. Бедные 'государственники' были обречены изучать два обязательных: тэдэанский и авентский, и два языка по выбору, и разрешению этой проблемы и уделялось целое занятие. Оролен и Хэллин же пока свободны. Вместо того чтобы позавидовать им, Хэл просто залучилась счастьем:
   - Мне сказали, что здесь уже можно изучать Ассурн - язык системы, с которой совсем недавно заключили договор о сотрудничестве. Может быть, нас даже пошлют туда на практику! Хотя, - она немного приглушила голос, но не ликующие интонации в нем, - вряд ли это случится с Димирикян - языки всегда были её слабым местом, - и она убежала.
   - Вот значит что... - тихо сказала Оро Ени. - А я-то уже начала бояться: не заболела ли часом наша ненаглядная Хэллин?
   - По-моему, это неизлечимо, - буркнула Айения, пристраиваясь на подоконнике. - Что делать-то будем? Два часа скучать...
   - Ты что? Тут столько всего! Вряд ли мы до выпуска успеем всё осмотреть. О, смотри! - Оролен пихнула подругу локтем. Та нехотя повернула голову: по направлению к ним неспешно шёл Ксандр Аланин, погружённый в свой передатчик, но между тем умудряющийся удерживать подмышкой кипу листов. У Айении моментально возникли нехорошие предчувствия по поводу этой ситуации. - Нет, ну какой красавчик! Хоть бы в нашей Академии такие были! Как ты думаешь, сколько ему лет?
   - За тридцать где-то точно, - ответила Ени, привставая с подоконника и готовясь к перехвату. И точно: умудрившись споткнуться на ровном месте, Аланин выронил передатчик и рассыпал все листы, которые разлетелись по всему вестибюлю. Айения подхватила передатчик и плечом дала опору преподавателю, так что он всё-таки не повалился на пол, Оролен же кинулась собирать бумажки.
   - О, госпожа Шонор! - воскликнул Аланин, придя в себя и переведя дух. - Я так Вам благодарен, сам не понимаю, как это случилось...
   - Осторожней надо быть, - ворчливо начала Ени, но, взглянув на его по-детски расстроенное лицо, передумала читать нотации. К тому же, в его возрасте они всё равно бесполезны... Тут подлетела Оро и подала сложенную стопку документов, всё ещё восторженно глядя на преподавателя.
   - Вот, Вы уронили...
   - А! Большое спасибо. Не знаю, чтобы бы я без Вас делал...
   'Пропахал бы носом землю, вот что', - мельком подумала Айения. - 'Хотя чего уж: все имеют право на недостатки, а у него они ещё и компенсируются внешностью и талантом'.
   - Знаете, мне очень понравилась Ваша лекция, - с энтузиазмом начала Оролен, явно намереваясь привлечь к себе внимание. - Ваш стиль изложения материала очень схож со стилем профессора Гардинера.
   - Да? Это так заметно? Он был моим наставником во время педагогической специализации.
   - А в нашем колледже он читал курс об исторической закономерности.
   - Всё-таки Империя - одна большая деревня! - Ксандр ещё раз улыбнулся той самой улыбкой, которая вызывала желание накинуться на него и нежно прижать к груди. - Айения, можно называть Вас так? Семинарские занятия в Академии начнутся только через двадцать дней, но Вы всегда можете обратиться ко мне за помощью. Мой кабинет - 15, на втором этаже.
   'Ну-ну', - подумалось Айении, - 'как бы тебе самому помощь бы не понадобилась'. Но вслух опять ничего не сказала: старается же человек!
   - Воспользоваться Вашим советом - величайшая честь для меня! - неожиданно выдала она. Аланин вежливо поклонился. Оролен смотрела на эти китайские церемонии, вытаращив глаза. Почему-то именно эта показная вежливость отныне стала служить средством маскировки промахов кого-либо на курсе, при помощи ритуалов соученики и преподаватели Айении обходили скользкие моменты, которые так часто возникали в связи с личностью куратора...
   Неожиданно Ени краем глаза увидела знакомую фигуру: высокая, одетая в чёрное девушка с суровым выражением лица спокойно шла сквозь толпу, в то же время будто высматривая кого-то.
   - Господин куратор, как давно Вы видели Асатани? - переменила Ени тему. Аланин аж вздрогнул, услышав это имя. - Если Вам необходимо поговорить с ней, то она приближается к нам.
   - Нет, сейчас такой необходимости нет, - выпалил он, испуганно оглянулся и, схватив свои вещи, стал пробираться к выходу. - Большое спасибо! - на прощание Айении осталась благодарность и ужасно милая улыбка.
   - А мне его немножко жалко, - Ени сама не заметила, как улыбнулась в ответ.
   - Хэй, ты про что? - Оролен отчаянно пыталась понять происходящее.
   - Видишь ту худющую девицу с роскошными чёрными волосами?
   - Ну, да. Какое-то у неё хищное выражение лица.
   - Соответствует внутреннему содержанию. Она учится вместе со мной и вчера столько раз опрокидывала Ксандра, что он аж дрожит при одном упоминании её имени. Впрочем, она его и спасла, когда он растерял, казалось, последние остатки авторитета.
   - Неужели он и в самом деле такой? - всё ещё недоверчиво спросила Оро.
   - Ага.
   - Ну что ж, по-моему, это совсем его не портит.
   - Согласна, - и они обе с мечтательным выражением лица посмотрели вслед ушедшему куратору.
  
   Девушки не успели осмотреть даже первый этаж, когда закончилось занятия и вернулась Хэллин. На её лице было написано, что она просто наслаждается учебным процессом. Ещё подбегая и размахивая папкой, она завопила на весь коридор:
   - Я записалась в группу Ассурн! А Димирикян - нет!
   - Господи, хоть на людях-то не позорься! - процедила сквозь зубы Оролен. - Мне и так уже частенько приходится делать вид, что я с тобой не знакома.
   Но Хэл только махнула на неё рукой:
   - Отстань! Я такой кайф получаю от этого всего!
   - А я только что мило поболтала с куратором Ени, - пропела ехидно Оро.
   - Чёрт! - с чувством сказала Хэл, но затем успокоилась. - Ну ладно, абсолютного счастья не существует. Что у нас дальше?
   - Общая для нас всех лекция по этикету, - заглянула в передатчик Ени. - Как вы думаете, чему они нас будут учить? Пользованию столовыми приборами?
   - Вполне возможно, у меня до сих пор проблемы с окельроном, - призналась Оро. - Но не думаю, что на эту тему можно читать лекции. Пошли!
   Теперь им удалось занять места поближе, хотя и не слишком: найти три свободных места рядом было трудновато. Тут Айения ещё раз задумалась над их невероятным везением: то, что они поступили все вместе, было настоящим чудом.
   Лекцию читала строгая дама средних лет, полная такого достоинства, как будто в её роду все - поголовно графы и герцоги. Выглядела она потрясающе стильно и элегантно. 'Да, именно таким должен быть учитель по этикету', - подумалось Ени.
   Дама обвела строгим взглядом студентов в аудитории, которые испуганно притихли, и произнесла хорошо поставленным голосом:
   - Добрый день. Мое имя - Ариана Матами Эльцас. Я буду преподавать вам этикет. Этот предмет существует в Имперском Университете практически с его основания, но сейчас он как никогда актуален. Современные молодые люди, - она поджала губы, - на редкость неосведомлены о правилах хорошего тона и нормах поведения в обществе. Наше общество очень демократично, и никто не подвергается остракизму за незнание таких банальных истин, как правильное использование окельрона, - Айения почувствовала, как вздрогнула Оро. - Но! Вы, - преподаватель вытянула палец и указала на сидящую перед ней студентку. Ени посочувствовала последней, поскольку та явно чувствовала себя не в своей тарелке, - Вы - иное дело. Вы - элита нации. Уж на старших курсах большая часть из вас будет работать в государственных организациях, в том числе и на дипломатической службе. Это значит, что вы должны достойно представлять нашу страну в межцивилизационных контактах. Более того, вы живете в императорском городе, соответственно, должны быть всегда готовы к встрече с высшими чинами Империи, и, может быть, - тут она многозначительно помолчала, - даже с членами Императорской семьи. Вся ваша дальнейшая жизнь может зависеть от произведённого впечатления. Теперь вы понимаете всю важность моего предмета? - ещё одна многозначительная пауза. - Мы не имеем возможности растягивать весь курс на несколько семестров, поэтому этикет вам придется изучать в ударном темпе: в расписании стоят три лекции и один семинар в неделю на ближайшие несколько месяцев. И первый экзамен вам тоже придётся сдавать по моему предмету. Надеюсь, я довела до вас всю серьезность ситуации. А теперь приступим к лекции. Сегодняшняя тема - приветствия...
   Лекционный зал девушки покидали уже основательно загруженные: несмотря на интересность лекции, объём информации подавлял.
   - Хэх, ну что, теперь наши дорожки окончательно расходятся, - вяло сказала Оролен. - Мне - на установочное занятие по боевым практикам в Академию.
   - Мне - на экономику! - бодро воскликнула Хэл, её боевой задор ничуть ни поблёк с утра.
   - А у меня... - Айения напрягла память: смотреть в расписание было лень. - Что-то длинное, какие-то цивилизации... А, ладно, но тоже в нашем здании.
   - Хорошо, значит, встретимся дома, - подытожила Оро. - Удачи!
   Хэллин отправилась на свой факультет, а две другие девушки спустились вниз в зал у входа, где располагались порталы. Махнув рукой Оро, Ени направилась к знакомому проходу.
   В этот раз всё было по-другому, но она всё же ощутила некоторую напряженность, когда увидела приближающихся к входу однокурсников: того хрупкого юношу, который удивил её невязавшимся с выбранной профессией внешним видом ('А сама-то ты похожа на пилота истребителя', - одёрнула она себя), и скромной девушкой, стеснявшейся даже Ксандра. Вот она-то точно не походила на пилота: нежно-голубая батистовая блузка и плетеная юбка словно кричали об этом. Впрочем, это были ещё не самые страшные персонажи, поэтому она смогла приветственно улыбнуться им, что явно их обрадовало: парень явно чувствовал себя неуютно.
   У портала образовалась очередь из старшекурсников, Айения не рискнула протискиваться во вход вместе с ними и решила переждать. Видно, такой же точки придерживались и те двое. Пауза не успела стать невыносимой, когда Ени помимо своей воли сказала:
   - Привет! Меня зовут Айения Шонор!
   - Привет! Привет! - девушка с любопытством поглядела на неё. - А меня - Лавендер Карати, можно просто Лав. Ты - дочь Летиции Шонор?
   - Ага, - Ени уже смирилась, что это всегда будет следующим вопросом, после того как она представится.
   - Я - Калев Саппен, приятно познакомиться, - вступил в разговор юноша. - Хотел бы я посмотреть, как ты летаешь. Наверное, это что-то невероятное!
   - Ну, вы же тоже как-то сюда попали, - резонно возразила Ени. - Не думаю, что мои способности покажутся тебе чем-то выдающимся.
   - В любом случае, я это увижу, так что позволь мне высказать мнение позже.
   - Нет проблем!
   Портал, наконец, освободился, и они по очереди перенеслись в круглый вестибюль Лётной Академии. До начала занятия осталось всего десять минут, и Ени решила не рисковать и отложить осмотр здания: не все же преподаватели такие, как Ксандр.
   На втором этаже, перегнувшись через перила, стоял другой их однокурсник - чернокожий юноша. Калев крикнул:
   - Где мы?
   Тот махнул рукой наверх:
   - Четвёртый этаж, седьмой кабинет.
   Добравшись до места, Ени пришла к выводу, что старинные лестницы довольно неудобны, хотя и развивают физическую выносливость. Остальные запыхались не меньше. Кабинет оказался очень красивым: его украшали настоящие картины, а половину одной стены занимал аквариум. Большая часть мест уже была занята. Асатани, всё также сидящая впереди, что-то внимательно изучала в передатчике. Лецри отстраненно смотрел в окно. Он единственный не ответил на приветствие вошедших. 'Он, что, собирается наживать врагов везде?' - подумала Ени. - 'В любом случае, это не моё дело'. Она подошла к своему столу и стала готовиться к учебному процессу: уселась поудобнее и принялась исподтишка разглядывать присутствующих. Калев и тот парень, что вчера поучаствовал в общей свалке с Аланиным, настороженно изучали друг друга, а затем дружно отвернулись, так что Ени чуть не рассмеялась. Юноша с раскосыми глазами сегодня опять блистал элегантным нарядом: сорочкой цвета слоновой кости и чёрными брюками с серебристым отблеском. Его внимание было полностью сосредоточено на картине, изображающей берег океана: он казался полностью поглощенным её созерцанием.
   Ени была занята наблюдением за другими и только в последний момент заметила, что к ней подходит та высокая рыжеволосая девица, чем-то напоминающая Оролен и разделяющая аланинские пристрастия в одежде. Айения вдруг вспомнила, что сегодня на Ксандре выделялся только изумрудный блестящий ремень, очевидно, начальство сделало строгое внушение. Девушка остановилась перед ней и принялась её разглядывать, скрестив руки на груди. Ени ощутила тревогу: выражение её лица не вызывало желание приветственно улыбнуться, скорее, на нём присутствовала смесь презрения и злости. Она помимо своей воли сжалась в комок, ожидая чего-то нехорошего.
   - Значит, ты - Шонор? - обычный, казалось бы, вопрос сочился ядом.
   - Ну, да... - Ени лихорадочно соображала, что же всё-таки происходит.
   Неизвестная ей пока девушка ещё минуту молча смотрела на неё, а потом фыркнула и, резко развернувшись, ушла. Айения, отчаянно желавшая всё это время провалиться сквозь землю, облегчённо перевела дух и с тревогой посмотрела той в спину. Её мучил вопрос: каким образом и когда она перешла дорогу этой опасной, по всей видимости, личности?
   К ней подошла Лавендер и присела на край соседнего стола.
   - Да, производит впечатление... Ничего не скажешь.
   - Слушай, что происходит? - подняла на неё глаза Ени.
   - Не переживай ты так. Просто Кстина Ракауни всегда была лучшей, а тут выяснилось, что кое-кому она уступает. Твоя фамилия защитила тебя, иначе ты бы уже получила вызов. Очевидно, только Шонор позволяется быть лучше неё.
   - Хэй... Ты это о чём?
   - О лётных экзаменах, естественно. Наверное, Ракауни впервые в авиасимуляторе оказалась второй. Она уступила тебе всего семь баллов.
   - Ах, вот оно что... - сначала Айения хотела заявить, что это ерунда и никто так поступать не будет, но потом вспомнила Хэллин... - У меня есть очень похожая на неё подруга, какое счастье, что мы с ней на разных факультетах.
   - Как я уже говорила, фамилия Шонор выдает индульгенцию, так что можешь успокоиться. Хотя, конечно, неприятно всё-таки.
   - Как ты думаешь, многие так отреагируют?
   - Ну, я могу утверждать только насчет себя: я не буду. Иначе бы мне пришлось враждовать со слишком большим числом сокурсников. Мой результат был девятым. Я, конечно, люблю летать, но не до смерти и убийства окружающих.
   Ени ухмыльнулась и тут её взгляд упал на Акараса Лецри:
   - Зато я точно знаю, кто будет, - и показала глазами за спину Лав. Та оглянулась:
   - О, ты знаешь Акараса Лецри?
   - Косвенно, но довольно хорошо. А ты?
   На лице Лав появилась кислая гримаса, почти точь-в-точь повторяющая гримасу Ени.
   - Подобные люди не могут завоевать моего уважения.
   - А оно ему и не нужно. Единственная любовь всей его жизни - это будущий титул.
   - Это точно! - и они обе рассмеялись. Тут в класс забежал кто-то из парней с криком: 'Идёт! Кажется, он!' и Лавендер отправилась к своему месту.
   Мысли Ени об отношениях со своими соучениками прервались, когда вошёл преподаватель. Её словно громом ударило - это был тот самый мужчина, которого она видела прошлым днём в Академии и который всего за несколько секунд произвел на неё такое неизгладимое впечатление. Всё это время она считала, что, скорей всего, больше никогда его не увидит, что эти мгновения - единственная и весьма условная их встреча. Теперь она и сама не могла найти причин для того, чтобы делать такие выводы. Но увидеть его здесь было большой неожиданностью. Только сейчас Ени поняла, что почти всё это время постоянно думала о нём.
   Сейчас вблизи он показался ей ещё более красивым. Ени не видела этого, но все девушки в кабинете выразительно отреагировали на его появление: резкими выдохами, приглушенными возгласами и так далее, и у всех в глазах загорелся интерес. Да, его действительно можно было бы назвать очень красивым, если бы его не портила излишняя суровость и сухость. В отличие от Аланина, который брал обаянием, на этого хотелось любоваться издалека, как на совершенную скульптуру. Черты его лица были высечены гениальным, но бессердечным мастером, а светлые глаза смотрели пронизывающе-холодно, и лишь только волосы цвета тёмного мёда смягчали его грозный облик. Очевидно, в одежде он предпочитал классический стиль (опять же, в отличие от некоторых), тёмно-шоколадный шелковый костюм казался просто созданным для него.
   Преподаватель, не обращая на все посторонние звуки, взошёл на кафедру и обвёл бесстрастным взглядом притихших внезапно студентов. Айения невольно отодвинулась в тень, но он всё равно не задержал ни на ком глаз. Теперь вблизи его инопланетное происхождение казалось несомненным: такая гармоничная неправильность не встречалась у землян.
   - Здравствуйте, - красивый глубокий голос не выражал эмоций. - Я - Ваш преподаватель межцивилизационной военной дипломатии. Это один из самых важных для Вас предметов, а может быть, и самый важный. Мы будем встречаться все семь лет Вашего обучения и Вам придется сдать мне огромное количество экзаменов и зачётов. Прошу Вас обратить на его изучение особое внимание. Меня зовут Энзеллер Авито. Это авентское имя и мало кто из землян может произнести его правильно, так что называйте меня 'профессор Авито', - Ени с удовлетворением отметила правильность своих мыслей. - Теперь я познакомлюсь с Вами, - он взял в руки список и начал перекличку.
   - Асатани!
   - Здесь, - та подняла руку и посмотрела на Авито своим знаменитым завораживающим взглядом, он же и глазом не повел. Асатани, конечно, не потеряла самообладания Королевы Льда, но даже Ени почувствовала её недовольство.
   - Карати. Лецри. Оливин, - Ени немного расслабилась и старалась запомнить фамилии своих однокурсников, в то же время ожидая своей очереди. Авито просто смотрел на отвечающего, словно запоминая его. - Ракауни. Ричкатари. Саппен... - Ени подняла голову, чтобы ответить, но тут наступила пауза. Она увидела, как Авито пристально смотрит в список. Сначала она подумала, что это простое удивление при встрече с её фамилией, но прошло слишком много времени и она немного заволновалась. Наконец, он поднял глаза и всех поразило, насколько ошеломлённым и побледневшим он выглядит.
   - Шонор... - хрипло сорвалось с его губ. Ени почувствовала себя неуютно, она опять в который уже раз за день не понимала, что происходит.
   - Это я, - робко подняла она руку. Авито впился в неё глазами. Тут уж ей вовсе захотелось исчезнуть, но в то же время её притягивали эти светло-серые глаза, глядящие на неё с таким напряжением. Прошла минута, а этот безмолвный поединок всё продолжался. Все с недоумением смотрели на эту сцену. Наконец, Авито отвёл взгляд и прочитал последнюю фамилию в списке:
   - Яминада.
   Отозвался тот самый юноша - почитатель искусства, но преподаватель даже не взглянул на него. Он тяжёло сел в кресло и, не произнеся ни слова, мрачно смотрел перед собой, словно думая о чем-то. Студенты начали тихо перешептываться: явно происходило что-то неладное. Айения ловила на себе любопытствующие взгляды, но и сама терялась в догадках. Она не могла понять причины поведения преподавателя, ведь, определённо, её ничего с ним не связывало, за исключением того, что он ей очень нравится, но этого он точно не знает... Ой! Айения изумленно прижала ладонь к своим губам: только что она признала свои чувства к собственному преподавателю, который, к тому же, вел себя явно неадекватно.
   Авито неожиданно начал говорить:
   - Естественно, у Вас может возникнуть вопрос: почему предмету, который тесно не связан с полетами, уделяется так много внимания? Ответ нужно искать в традиционном предназначении нашей Академии. Отсюда выходят самые высокопоставленные военачальники империи, в том числе и флотоводцы. Поскольку Звёздные Флоты зачастую выполняют свои миссии вдалеке от государства, которое они представляют, не всегда возможна быстрая и постоянная связь с центральным правительством. Поэтому, когда возникает необходимость в принятии быстрых решений, эта обязанность возлагается на командующих. Конечно, на адмиральском корабле всегда присутствуют профессиональные дипломаты и советники, но уровень ответственности настолько велик, что именно главам флотов поручено принимать решения, от которых зависят судьбы миров. Никто не знает, может быть, среди Вас здесь сейчас сидит будущий глава одного из Звёздных флотов, поэтому в Лётной Академии так заостряется внимание на дипломатической подготовке. Кроме того, это поможет Вам разбираться в современной политической обстановке и понимать цели и задачи правительства и армии нашего государства, - его речь текла гладко и студенты внимательно слушали, забывая о недавнем инциденте. Авито разговорился и поднял глаза на слушателей, в то же время не глядя на Ени. - Этот предмет является комплексным, то есть Вам придется изучить множество дисциплин. Я не буду сейчас расписывать всю систему, скажу лишь, что мы начнем с исторического блока, чтобы Вы просто поняли, что собой представляет Межцивилизационная Военная Дипломатия. Одним из самых хрестоматийных эпизодов является первая встреча передового отряда Звёздного Флота крейсера 'Эрргауц' под командованием полковника Линдсеи Д'Арту с неизвестной дотоле расой роппааунов в лице каравана из двух торговых и трех военных кораблей, датируемая 7894 годом, - он вызвал на экран звёздную карту с изображением 'действующих лиц'. - Данный эпизод характеризуется полным отсутствием информации контактирующих сторон друг о друге. Кроме того, по представлениям роппааунов, инициатива должна исходить от противоположной стороны. Что же предприняла полковник Д'Арту?...
   Занятие пролетело быстро. Все увлеченно слушали лектора, а он мастерски вовлекал в обсуждение студентов, задавая им наводящие вопросы и почему-то избегая Айении. Наконец, большие часы над входом дошли до нуля и Авито объявил об окончании работы.
   - В расписании мой предмет будет появляться на редкость стабильно: раз в неделю все семь лет. Поэтому уже со следующего раза я начну давать Вам задания, будьте готовы. Можете идти, до свидания.
   Прозвучал нестройный хор прощаний и все начали подтягиваться к выходу, даже Асатани не осталась, чтобы задать свои традиционные дополнительные вопросы. Всё-таки профессор Авито казался более холодным и далеким, чем все виденные ими до этих пор преподаватели. Ени, уже подходя к двери, боковым зрением взглянула на него. Он сидел в кресле, закрыв лицо ладонями, и неотрывно наблюдал за ней, даже увидев, что она заметила направление его взгляда, он не попытался сделать вид, что ничего не происходит, а продолжал смотреть на неё с каким-то мистическим ужасом. Ени тоже стоило огромного труда порвать этот зрительный контакт и, наконец, выйти.
   Снаружи она поняла, что ещё больше запуталась в происходящем, и решила позвонить подругам. Спустившись вниз, она обнаружила, что входной зал пуст. Зайдя в один из боковых коридоров, она устроилась на подоконнике и включила связь на часах, послав одновременно запрос Хэл и Оро. Те ответили почти мгновенно.
   - Привет, ты где? - за спиной Хэллин виднелся знакомый ковер, висящий на стене в зале в квартире.
   - Ещё в Академии, только что закончились занятия. Ты, я вижу, дома. А ты?
   - Я зашла в торговый центр, - буркнула Оролен. - Нас так загрузили на подготовительном занятии... Вот решила прикупить апгрейд для своего тренажёра.
   - Надеюсь, нам не придется ломать двери для того чтобы пронести его в квартиру? - подозрительно спросила Хэл.
   - Успокойся, нет. Он даже в моей комнате поместится.
   - Слушайте, тут у меня какая-то ерунда происходит, - взволнованно начала рассказывать Ени. - Один преподаватель смотрит на меня как будто я монстр какой-то, восставший из ада, или призрак его помершей бабушки.
   - Ты точно его никогда раньше не видела? - помолчав немного, спросила Оро.
   - Только вчера, он заходил в Академию во время приветствования, но на меня он тогда даже не взглянул, - почему-то Ени покраснела при воспоминании о том впечатлении, которое он на неё произвел в тот день, но подруги этого не заметили.
   - А как его зовут?
   - Профессор Энзеллер Авито, - тут она вспомнила высокомерное заявление преподавателя о неспособности землян произнести его имя правильно, и ухмыльнулась.
   - Не слышала о таком.
   - Я тоже. Ну-ка, расскажи в подробностях, как все было.
   - Он зашёл в аудиторию - все было нормально. Начал перекличку и затем чуть не испепелил меня взглядом. Честно, видели бы вы, как он вылупился.
   - Значит, говоришь, во время переклички? - Хэллин задумалась. - Наверное, это как-то связно с твоей фамилией. Может, он тоже был знаком с твоей мамой.
   - Вероятно.
   - Сколько ему на вид лет? И как он выглядит? - посыпала вопросами Оролен.
   - Где-то за тридцать. Поразительно красивый, - Ени невольно сказала это с томным выдохом.
   - Что, даже круче, чем Аланин? - недоверчиво спросила Хэл.
   - Ну, как сказать... Он не такой раздолбай, а, наоборот, очень строгий и сдержанный. Ну, если смотреть объективно, то да, красивее Ксандра.
   - Зашибись! Я хочу его увидеть! Ничто не действует на меня так благотворно, как красивые мужчины.
   - Он держит дистанцию опять же, в отличие от некоторых. Даже Асатани не могла его смутить. Кроме того, сегодня он показался мне каким-то ненормальным.
   - Наверняка, этому есть какое-то рациональное объяснение, - менторским тоном начала Хэл. - Он же преподаватель Императорского Университета, и в следующий раз сам тебе всё расскажет.
   - Чего-то мне не верится. Он всё время на занятии старался не замечать меня.
   - Поживем-уви...
   - Даже здесь от вас нет покоя, - громкий надменный голос прервал их разговор. Айения вскинула голову. Надо же, она совсем не заметила, как подошёл Лецри и встал у входа из входного зала.
   - Черт, опять... это! - Хэл раздраженно фыркнула, и её экран исчез без предупреждения. Оролен же решила задержаться: громким голосом, так, чтобы Акарас всё прекрасно расслышал, она заявила:
   - Лецри! Только попробуй начать доставать мою подругу, и я буду весьма тебе обязана за развлечение, которое ты мне обеспечишь: разукрашивание твой смазливой физиономии. Ени, не давай ему спуску. Увидимся дома.
   Айения аккуратно завершила связь и направилась к выходу, не обращая ни малейшего внимания на юношу. Тот изучающе посмотрел на неё и сказал в спину:
   - Всё-таки не могу понять, как девушка из столь выдающегося рода может общаться со столь неподходящей компанией. Нет, в самом деле, Вы, что, не могли выбрать не таких грубых и неблагородных выскочек? Быть может, этому виной Ваше долгое проживание в захолустье?
   Ени остановилась. К её удивлению, последнее замечание ничуть её не задело, но всё же она чувствовала себя обязанной что-то сказать.
   - Эти, как Вы выразились, выскочки, - она медленно развернулась и посмотрела на него максимально холодным взглядом из своего арсенала, - с самого первого дня нашего знакомства демонстрировали мне наивысшие образцы благородного поведения и дружеского расположения. Позвольте мне также задать вопрос. По-вашему, в понятие благородства включается систематическое оскорбление самыми нижайшими способами других лиц, виновных лишь в том, что они сами намереваются зарабатывать почёт для своего рода, в то время как оскорбитель сам ещё ничего из собой не представляет, а только позорит свой род и свою семью столь отвратительным надменным поведением? - окончательным штрихом была изогнутая вопросительно бровь.
   Акарас побледнел, но всё же тихо произнес:
   - Вы ничего не понимаете...
   - Значит, Вы должны всё понимать, - и Ени покинула поле боя.
  
   Дома она увидела следующую картину: Хэллин сидела в зале, уткнувшись в передатчик, в то время как вокруг нее висели различные непонятные схемы, создаваемые филиальными генераторами. Оролен же, пыхтя, монтировала в своей комнате какого-то металлического монстра. Увидев Ени, они сразу набросились на неё с вопросами:
   - Ну как, разобралась с Лецри? - допытывалась Оро.
   - В клочья, - отстранённо ответила та, снимая генератор с кресла и устало садясь в него. - Что это ещё такое?
   - Молодец, вся в нас, - одобрительно заметила Хэл и ответила. - Решила повторить экономику, основные законы, на всякий случай.
   - Что, заняться большем нечем? - ворчливо сказала Оро. - Вот, приготовила бы что-нибудь, пока свободное время есть, не всё же Ени на нас горбатиться. Вот меня загрузили - вот это да. Тренер по боевой практике просто маньяк какой-то.
   - Боевая практика? - непонимающе спросила Ени.
   - Ежедневные физические упражнения. Профессионал он классный, и всё бы ничего, но... Представляете, указал на меня и ещё одну девушку (всего две женщины на курсе - ужас какой-то) и сказал, цитирую: 'Такое просто недопустимо. Вдруг Вам придется скрываться в штатском, а такие бульдозеры в женском обличии уничтожают всю маскировку. Я разрабатываю специальную методику, вызывающую уплотнение мышечной ткани: будете выглядеть как нормальные девушки, а выносить всех как танки'. Так что скоро я стану женственной и хрупкой, по крайней мере, на вид.
   - Ужас-то какой, - отметила Хэл, зажав в зубах ручку и выстукивая что-то на передатчике. - Тебя ж никто бояться не будет!
   - То-то и оно. Соответственно, чтобы охладить разных придурков, нужно будет непосредственно применять насилие, что влечёт за собой физические повреждения, то есть, жди неприятностей.
   - Слушайте, я всё-таки не понимаю, - тихо сказала Ени, - почему он так себя ведёт? Словно хочет сделать всех своими врагами. Я не знаю ни одного человека, который бы к нему хорошо относился.
   - Ты про Лецри что ли? А, нашла о ком беспокоиться, - пренебрежительно махнула рукой Оро.
   - Нет, ну всё-таки, когда всё это началось?
   Хэл оторвалась от передатчика и задумалась.
   - По-моему, так было всегда. Хотя, нет, дайте вспомнить. Просто он с самого начала был замкнутым ребёнком, держался вдали ото всех. А через пару недель после того как он перешёл в колледж случился какой-то инцидент: несколько мальчишек не смогли что-то поделить и он оказался в их числе. Тогда-то он и высказался в первый раз на тему о своем родовом превосходстве. Знаешь, это надо было видеть: все вокруг расступились, удивлённо глядя на него. Никто такого не ожидал. Вот с тех пор и повелось: его происхождение и гордость вышли ему боком, тем более, фамилия его матери. Никто не хотел с ним связываться, и он, наверное, привык к тому, что единственным способом общения является обмен оскорблениями.
   - Опять ты его защищаешь, - буркнула Оро. - Типа он не мог хоть раз сделать что-нибудь нормально?
   - Откуда ты знаешь: мог он или нет? - пристально посмотрела на нее Хэл.
   - Понять... - словно про себя сказала Ени, но потом бросила думать о Лецри и переключилась на более насущные проблемы. - Нет, не думала я, что таким будет мой первый день занятий: я учусь вместе с Акарасом Лецри, там ещё есть девчонка, которая терпеть меня не может из-за того, что мой балл по полетам выше, чем у неё, и какой-то ненормальный учитель.
   - Кому ты жалуешься? - снисходительно ухмыльнулась Оро. - Похоже, нас всех ждут нелёгкие трудовые будни.
  
   Но всё оказалось не так уж и страшно. Уже через неделю Айении казалось, что так было всегда. Она легко втянулась в учебу, действительно увлекшись новыми дисциплинами, даже такими экзотическими как этикет и основы медицины. Теперь её бросало в холодный пот при одной мысли, что она могла и не попасть в Академию, даже Технологический Институт казался совершенно неприемлемым вариантом. Если в школе она не испытывала никаких особых чувств к гуманитарным наукам, то теперь она просто обожала культуру цивилизаций. Оролен несмотря на все свои причитания также приходила каждый день с боевой практики уставшей донельзя и с улыбкой до ушей, а затем демонстрировала подругам новые выученные приёмы и техники. Хэллин же просто летала на крыльях от счастья, и даже имя Димирикян практически не всплывало. Удовольствие от лекций повышалось благодаря тому факту, что на них можно было тихо болтать со всеми и обсуждать всех преподавателей, особенно любимчика всего потока - Аланина. Все студенты Лётной Академии были объектами жуткой зависти, и их рассказы об истинной сущности Ксандра воспринимались как глупая шутка.
   Особенно Ени радовал тот факт, что ни Ракауни, ни Лецри не доставляли ей никаких хлопот. Последний вообще игнорировал её, а Кстина ограничивалась разъяренным фырканьем, звучавшим почти каждый раз, когда Ени проходила мимо неё. Впрочем, даже грозная Ракауни начала постепенно смягчаться: после того как Синта Яминада посмотрел на неё как на слабоумную, когда она высказалась насчёт способности Ени к полётам, и замечания Асатани о 'ненадлежащем поведении', она, видимо, решила доказать своё превосходство на деле, отстала от Айении и взялась за учебу. Но даже это ей не помогло: Айения с удивлением обнаружила, что хорошо успевает по всем предметам. Неизвестно, что было этому причиной: великолепное преподавание или внезапно открывшиеся таланты, но Ени регулярно слышала слова похвалы от преподавателей.
   Кроме профессора Авито. Как она ни опасалась следующего занятия, пойти всё-таки пришлось. К её удивлению, профессор вёл себя как ни в чём ни бывало и ничем не выделял её среди студентов. Что же до одобрения их стараний, то Авито вообще не считал нужным его высказывать. Правильным ответом считался тот, который не вызывал опровержения преподавателя, независимо от уровня и сложности. Но это никого особенно не напрягало: занятие проводились в форме дискуссий и преподаватель казался просто более осведомленным собеседником. Вскоре Ени полюбила МВД, как её называли студенты, и не только из-за интересности предмета, но и из-за того, что на занятиях она могла видеть Авито. Признавшись себе в своих чувствах, она всё же упирала на визуальную сторону, мол, просто восхищение красивым и обаятельным мужчиной и всё. Поверив в это, она не испытывала никаких внутренних сомнений, любуясь своим преподавателем и стараясь не замечать, что с каждым днем он ей нравится всё больше и больше. Хотя Авито не делал ничего, что напоминало бы о том странном первом занятии, всё же Айения иногда замечала боковым зрением, что он смотрит на неё незаметно ото всех. Во всяком случае, ей так казалось, и она не знала, хочется ли ей, чтобы это было так или нет.
  
   Но, без сомнения, Самая Важная Дисциплина началась только через две недели, когда первокурсники Императорской Лётной Академии увидели в своём расписании заветные слова: Пилотирование в теоретической фазе.
   Перед началом занятий аудитория напоминала разбуженный улей: все обсуждали то, ради чего они, в принципе, сюда и поступили - полёты. Пессимисты упирали на слово 'теоретической' - значит, будет лекция, а оптимисты просто упрямо держались за свою веру в лучшее. Ени и Лав после небольшого диспута решили всё-таки, что ничего хорошего их не ждет. Никто не заметил, как начался отсчет времени, а преподавателя ещё не было. Только через пять минут на это обратили внимание и опять пошли обсуждения, пока в помещение не заглянул третьекурсник и не сказал рассерженным тоном, что преподаватель давно дожидается их на втором этаже. Все мигом полезли в свои передатчики, не нашли там ничего поясняющего и ринулись по указанному адресу. Около лестницы, сложив руки на груди, постоянно поглядывая на часы и нервно притоптывая высоким каблуком, стояла женщина, принимавшая экзамены по лётному мастерству.
   - Ну, где Вы ходите?! - встретила она несущуюся вниз по лестнице запыхавшуюся толпу.
   - Прошу прощения, но в передатчиках указан другой кабинет, - полным достоинства голосом ответила Асатани.
   - Что? Быть такого не может!
   - Вот, посмотрите.
   - Хм-м-м. Действительно. Кто Ваш куратор?
   - Профессор Ксандр Аланин, политическая история и право.
   - А, ну тогда всё понятно. Идёмте, - она повернулась и зашагала по направлению к тренировочным классам, как указывала табличка на стене. Все, про себя ругая Аланина, последовали за ней.
   Кабинет, куда они зашли, отличался от всех прочих. Вместо обычных столов с разъемами для передатчиков там стояли какие-то странные подставки, на которых лежали толстые серые мерцающие 'подушки'.
   - Рассаживайтесь, - преподавательница махнула рукой и направилась к кафедре. - Только ничего не трогайте. Итак, - она повела плечами, и чёрно-белые пряди мелькнули в воздухе. - Моё имя - Юлия Кэсэист. Мы с Вами всеми встречались на вступительных экзаменах, когда Вы проходили самое сложное и важное испытание. Если Вы здесь, значит, Вы его прошли. Теперь пришла пора заняться тем, для чего Вы сюда пришли. Теоретическое пилотирование - не самый весёлый предмет, я сама его терпеть не могла, но необходимый. Вы уже знаете, наверное, что в настоящий, пусть даже и учебный, самолет Вы сядете уже со следующего семестра. Следовательно, за полгода Вы должны получить все необходимые знания, чтобы не разбиться. Что это означает: Вы должны знать, как запустить самолет, как поднять его в воздух, пролететь немного и сесть. Последнее - самое трудное. Да?
   - Извините, - поднял руку Анджей Оливин, мощный 'викинг'. - А почему нельзя использовать ту же самую технологию, что и на экзаменах?
   - Отвечаю. Типичный вопрос новичка, - Анджей покраснел. - Технология 'записи' информации в подкорку крайне нестабильна и может использоваться только на небольшой срок. В таком виде деятельности как пилотирование, связанном с постоянными перегрузками и стрессами, подобный риск недопустим. Кроме того, такой подход существенно ограничивает творческий подход к обучению, а Вы, будущая элита ВВС Империи, должны развивать в себе интуитивную креативность, которую можно вырастить, только ощутив весь процесс собственными пальцами.
   Что же мы будем изучать, - она начала расхаживать взад-вперёд по комнате и Айения ещё раз подивилась тому, как она может сохранить равновесие на таких каблуках. - Спешу успокоить - пока никакой физики. Научное обоснование возможности полета в воздушном пространстве и поведение тела специфической формы с генерированным двигателем в стратосфере Вам будут читать на втором курсе. Мы на теорию терять время не можем, да и не нужна нам она: главное, чтобы Вы уверенно чувствовали себя в кабине и налетали порядочное количество часов к окончанию Академии.
   Так, все наши учебные самолеты - модифицированные 'Карлайл-Астарта Р75'. Вот как примерно выглядит его панель, - она набрала что-то на кафедре и таинственные серые 'подушки' засветились ещё сильней и начали менять форму. Лавендер испуганно вскрикнула, а Калев, от неожиданности отпрянув назад, упал вместе со стулом.
   - Чёрт. Вечно забываю предупредить. Какие нежные студенты пошли. Ладно, всё в порядке? Продолжаем.
   Ени, к счастью среагировала не так бурно, а просто вздрогнула, когда перед ней начала формироваться часть настоящей самолётной приборной доски. Теперь она поблескивала перед ней экранчиками и подмигивала разнообразными кнопочками.
   - Перед Вами техномодулятор Х-7, с помощью которого Вы будете учиться пилотировать разнообразнейшие самолеты в течение всего срока учебы. Самое главное для пилота - запомнить последовательность действий. Большую часть рутинных функций выполняет контрольный центр самолета, но для некоторых распоряжений требуется задать варьирующиеся данные. Как Вы думаете, каким должно быть первое указание, как только он садится в кабину?
   - Убрать шасси! - выскочил Калев. Кэсэист смерила его сочувственным взглядом.
   - А как Вы тогда взлетите, а?
   По кабинету тут же прокатилась волна смеха. Саппен, нахохлившись, попытался спрятаться за своим столом.
   - Нет, первым делом Вы должны сказать КЦ загерметизировать купол. Во-вторых, Вам необходимо задать энергетический режим полета. Это зависит от следующих параметров, попрошу внимание на экран...
   Нужно ли говорить, что занятия теоретическим пилотированием понравилось всем, кроме Анджея и Калева, но и те к концу оттаяли и уже не боялись вставлять свои комментарии и задавать вопросы. Весь курс ощутил, что летающая мечта, к которой они стремились каждый день, стала существенно ближе.
   - Всё запомнили? На следующем занятии я проведу полную провёрку. Чтобы пройти квалификационный экзамен, необходимо тренироваться и тренироваться. Класс открыт всё время работы Академии, когда он свободен, можете тренироваться сколько угодно. О настройке модуляторов попросите ассистента. Через несколько месяцев я начну чередовать теоретические занятия с симуляторами, летать Вы будете в парах и одной тройке, и лучше я разобью Вас прямо сейчас, чтобы голова не болела.
   Неизвестно, каким образом производилась разбивка, но Ени с ужасом обнаружила себя в паре с Лецри. Вначале она хотела даже оспорить это решение, но затем прикинула, что от неё потребуют объяснений, и передумала, представив, что он всё же тихий по сравнению с Ракауни. Конечно, она хотела бы работать в паре с Лав, Калевом или Синтой, но... Айения незаметно посмотрела вправо, стараясь определить реакцию Лецри, но тот, казалось, ничего и не заметил. Впрочем, Ени заметила легкий румянец на его щеках, по которому и заключила, что ему точно не всё равно, и, судя по опыту, реакция отрицательная.
  
   - Я приговорена к Лецри, - мрачно заявила она дома, с громким стуком опуская свой передатчик на стол, и рассказала о произошедшем.
   - Думаю, тебе не о чем беспокоиться, - подняла голову от какой-то книги Хэл. - По-видимому, ты его уже так надрессировала, что он старается держаться от тебя подальше. А пилот он хороший и летать любит, так что мелкие козни тебе строить не будет.
   - А ты откуда знаешь?
   - Ну, обычные сплетни между нашими из колледжа - у него был третий результат на экзамене по лётному мастерству, после тебя и ещё какой-то девушки.
   - Ну да, Кстина Ракауни. Она на меня наезжала по этому поводу. Впрочем, Акарас её темпераментом явно не обладает.
   - Ага. Кроме того, - она нагнулась к Ени с заговорщицким видом, - ходят слухи, что он коллекционирует модели самолетиков.
   - Да что ты говоришь?! - полунатурально-полупритворно изумилась Айения. Тут в квартиру ввалилась донельзя измотанная Оролен. Её хватило только на то, чтобы пройти до середины зала и упасть прямо на пол.
   - Всё, больше не могу, садисты, ухожу из Академии!
   - Оро, слышишь, Ени поставили в пару с Лецри.
   Оролен приподняла голову так, чтобы был виден хотя бы один глаз, и выдохнула:
   - Элруд, что, тоже издеваешься? Я тут, можно сказать, в состоянии фарша, а она мне про Лецри рассказывает!
   - Что, действительно всё так плохо? - недоверчиво спросила Ени. В её глазах Оро была непоколебимым символом мощи и энергии, и этому она получала множество подтверждений из реальной жизни, поэтому она просто не могла представить, что что-то могло измотать её.
   - Ага, - та говорила медленно, словно собирая силы. - Он сказал, что это новый уровень подготовки и наши организмы должны перестроиться, чтобы вынести нагрузки в будущем. Во всяком случае, Дарус уверяет, что скоро мы привыкнем, но что-то я сомневаюсь. Блин, завтра же ещё Военная История... Что делать? Люди, будьте людьми, донесите меня до спальни.
   - Ты это серьёзно? - Хэл отложила передатчик и внимательно на неё посмотрела.
   - Куда уж серьёзней. Я сегодня круговое отжимание раз пятьдесят сделала.
   - Ладно. Ени, ты с этой стороны, а я с этой.
   Девушки напрягли силы и Оролен безвольно повисла у них на руках. Приподняв её на полметра, Хэллин хриплым от перенапряжения голосом сказала:
   - А этот диван тебя не устроит?
   - Вполне. Только чтобы можно было отрубиться.
   И действительно, как только они бухнули её на сиденье дивана, Оро моментально закрыла глаза и больше не подавала признаков жизни.
   - Кошмар, - Хэл со смесью сострадания и ужаса смотрела на подругу. - Какое счастье, что у нас такого нет, а у тебя?
   - Ну, как сказать, - пожала плечами Айения. - в конце концов, мы - военное учебное заведение, поэтому нам пообещали провести спецкурс в несколько недель. Честно говоря, даже не представляю, что там будет.
   - Сочувствую, - Хэл вернулась к своему передатчику. - Впрочем, у нас тоже не без проблем. Знаешь, что за система доставляет неприятности Империи, ну, та, о которой говорила принцесса Элеонора первого сентября? Ассурн.
   - Постой, - Ени заинтересованно взглянула на неё, - что, тот самый?
   - Ну, - мрачно кивнула головой Хэллин, - на изучение языка которой я записалась.
   - Не знаю, посочувствовать тебе или порадоваться. Вряд ли найдешь сейчас более актуальную тему.
   - Вроде как бы так, но я боюсь, что информация о нём будет засекречена, а я уже собралась писать исследование.
   - И что ты будешь делать?
   - Проявлю дух воина, он вроде бы должен у меня быть. Такая ерунда меня не остановит.
   - Ну-ну, удачи, - ответила Ени и пошла к себе.
  
   Теперь Айения почти каждый день после занятий направлялась в тренировочные кабинеты и проводила там несколько часов. Помимо закрепления уже пройденных на теоретическом пилотировании навыков, она изучала пособия и дальше, обгоняя программу. Конечно, весь первый курс упорно работал над тем, чтобы приобрети необходимые знания для прохождения квалификационного экзамена, и Ени часто составляли компанию Калев, Лав, Сайлас Ричкатари и другие однокурсники, но мало кто уделял этому так много времени, даже Кстина, которая хотя и скрежетала зубами, когда Ени на проверках показывала самый лучший результат, но, видимо, уже смирилась со своим вторым номером.
   В один из вечеров Айения особенно упорно трудилась над циклом посадки и, как обычно, задержалась в тренировочном классе надолго. Отключившись от всего, она торопливо проговаривала про себя комбинации команд и поэтому не заметила, как к ней сзади подошла девушка, одна из тех таинственных ассистентов, скрытых в соседнем кабинете, с которыми студенты общались громкими криками через стену, сообщавшими номер модулятора и тип самолета.
   - Извините, но сегодня класс закрывается рано.
   - А? - Ени вздрогнула и непонимающе взглянула на неё. Потребовалось несколько секунд, чтобы она осознала, где на самом деле находится, и поспешно сняла наушник, который всё ещё сообщал ей реакцию контрольного центра. - О, простите, я Вас задерживаю?
   - Нет, это не Ваша вина, просто сегодня вечером будет профилактика, и доступ ко всем системам ограничен.
   - Хорошо, я сейчас ухожу.
   - Очень сожалею, что приходится прерывать Вас - по себе знаю, каково это, когда выдергивают из программы, не дав закончить...
   Ени собрала вещи и направилась к двери, к которой уже подходила и ассистентка. Та пропустила её вперед и улыбнулась.
   - Частенько Вас здесь вижу. Мало кто отличается таким упорством. Очень любите самолеты, да?
   - Как же их можно не любить? - удивилась Айения.
   - Да-да, точно, - девушка рассмеялась и тряхнула своими густыми темно-каштановыми волосами. Ени заметила, что та гораздо выше её, почти такая же высокая как Оролен, но отнюдь не такая же накачанная. Серо-голубые глаза смотрели спокойно и дружелюбно, и вообще она производила благоприятное впечатление. - А какая Ваша самая любимая модель?
   - 'Ласка-Веррейн2', - не задумываясь, ответила Ени. За последние несколько месяцев она прочитала уйму материалов по авиации, и у неё уже появились свои любимчики.
   - Хорошо. Обычно первокурсники фанатеют от 'Мгновение17' из-за его шикарного вида, или, ещё хуже, от 'Эссуфа', насмотревшись фильмов.
   - 'М17' слишком массивный, он хорошо смотрится в конвое, но полётные характеристики у него не очень. А 'Эссуф' вообще древность несусветная.
   - Вот именно. Но стереотипы ещё слишком сильны. А почему именно второй вариант 'Ласки'?
   - У нее минимизированы проблемы при переходе из одного слоя атмосферы в другой, да и вообще, она само совершенство! - закончила Ени с придыханием. - А Ваша?
   - Ваш выбор неплох, но у 'Ласки' могут подвести аэроэлементы крыльев. Мой фаворит сейчас - 'Адлер П', - тут же глаза собеседницы Ени подернулись поволокой.
   - Извините, никогда не слышала о таком, - в растерянности пробормотала она. Они и не заметили, как вместо того, чтобы отправиться по своим делам, присели на подоконник в одном из боковых коридоров.
   - Конечно, он ведь ещё не поступил в массовое производство. П - прототип. Мы как раз испытываем его.
   - Мы?
   - Да, нужно же, наконец, представиться. Аэрис Бакар, приятно познакомиться.
   - Айения Шонор, мне тоже очень приятно.
   - Ну, Вас я уже заочно знаю довольно давно. Было любопытно, кто проводит столько времени в тренировочном классе. Нужно ли говорить, что я ничуть не удивилась? А я учусь на четвёртом курсе, на техническом отделении.
   - Да? В первый раз встречаю кого-то, кто уже прошел специализацию. Расскажите, а?
   - С удовольствием. Можно на ты?
   - Конечно.
   - Техническое отделение - ещё одна жертва стереотипов и предрассудков в университете. Почему-то считается, что это - самое непрестижное отделение в Академии. Глупость! Конечно, 'техники' редко становятся адмиралами, зато пост технического консультанта министра Обороны почти всегда наш. В общем, тут зависит от личных пристрастий. Я, например, хоть и обожаю летать, но мне трудно смириться с мыслью, что в бою это чудо могут повредить, поэтому предпочитаю совершенствовать их. Кроме того, выбор технического отделения совершенно не означает, что в космос тебя никогда не возьмут, на линкорах всегда есть должность техника лётных технологий, а в особо серьезных случаях на бой вылетают все пилоты. Но самое важное, за что я люблю свое отделение, так это за возможность летать на самых новых образцах, - она даже зажмурилась от удовольствия. - Большое количество исследований проводится здесь, и из других конструкторских бюро нам присылают прототипы на обкатку. Вот сейчас 'Адлер' - продукт совместной работы наших разработчиков и Новороссийской лаборатории.
   - Расскажи, расскажи, - глаза у Ени разгорелись, и она даже схватила Аэрис за рукав и просительно потянула.
   - О-о-о, - та не спешила отвечать, словно растягивая наслаждение. - У него совершенно новый корпус, с резкими перепадами плоскостей, из-за этого время разворота на 45 градусов снижается на 17%. Повышена защита пилота, укреплены выступающие части, использованы более прочные материалы в двигателях и так далее. Но самое главное, - во время наступившей паузы Айения смотрела на неё во все глаза, - почти нет гашения при строго вертикальном взлете!
   - Что?! - глаза Ени буквально вылезли из орбит, а челюсть стукнулась об пол. - Средняя величина - 47%!!
   - 2,5%!
   - НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!!!
   В общем, так получилось, что студенток Шонор и Бакар вернул к реальности дежурный по Академии, обходивший перед закрытием помещения, и домой Айения попала только ближе к ночи.
  
   Время летело быстро, и подошла пора первых экзаменов. Это, конечно, был Этикет. Особо нервничала Оролен, Хэл и Ени относились к этому более спокойно, так как у них с этим предметом проблем не возникало, очевидно, сказывались воспитание и гены. Оро же просто не могла усвоить формулировки обращений, иерархию титулов, различие тэдэанских и земных поклонов и их многочисленных подвидов и тому подобное.
   - Я точно завалюсь, - простонала она после сотой попытки понять систему представлений.
   - Ты преувеличиваешь, - мягко сказала Ени. - Если это не укладывается у тебя в голове, просто попробуй зазубрить.
   - Легко сказать: зазубрить! Здесь большинство слов на инопланетных языках!
   - Ещё три свободных дня для подготовки.
   - Ты не поверишь, как быстро они пролетят, - хмуро бросила Хэл, проходя в свою комнату, как всегда с передатчиком и текстом на нём. Ени спросила её спину:
   - Хэллин, как называют человека, заслужившего для своей семьи наследственный титул?
   - Родоначальником. А представляют как Полного графа, барона, маркиза и так далее. Вопрос элементарный.
   - Кому как! - и Оро опять погрузилась в дебри этикета.
   Подготовительные дни действительно пролетели быстро. Но и результаты экзамена не были катастрофическими: все подруги к своему великому удивлению получили высшие отметки. Оролен, конечно, повезло, так как ей досталось ранжирование военных званий, Хэл продемонстрировала высший класс в приветствовании лиц королевской крови инопланетных династий. Айения же, когда узнала свой вопрос, ощутила, как прохладный ветерок в желудке закрутился вихрем.
   - Итак, 'Полный доклад одному из Верховных Правителей', - А.М. Эльцас поудобнее устроилась в кресле и сложила руки на груди, ожидающе глядя на Ени. Делать было нечего и та, глотнув побольше воздуха, рывком присела на одно колено и, не отрывая глаз от геометрического узора пластин на полу, монотонным голосом начала:
   - Ваше Императорское Величество, - она могла выбрать и Советника, но подсознание решило за неё само, - позвольте мне донести до Вас сведения, имеющие, по моему мнению, огромную важность и заслуживающие Вашего внимания, - она помолчала секунд десять, отмеряя время для максимально ужатого по существу количества информации. - Это всё. Ожидаю Ваших указаний, - и легко, без малейшего усилия поднялась, так же не открывая глаз и вытянувшись.
   - Хорошо, девять, - Ариана Матами буднично поставила в своем передатчике отметку и кивнула царственно головой, вежливо выпроваживая - за дверью томились ещё сотня первокурсников. Айения смогла пройти так быстро исключительно благодаря физическим способностям Оролен, которая просто не могла ждать, и занудству Хэл, которая потащила их в университет за два часа до начала экзамена. Впрочем, как открыла для себя Ени, её подруга была еще не самым худшим вариантом: у двери уже стояла очередь человек в двенадцать.
   - Ну что? - встретили её снаружи вопросом. Ени показала две пятерни, убрать один палец сил уже не было, но её поняли.
   - Какой вопрос-то?
   - Доклад одному из Верховной Тройки.
   - Н-да, - присвистнула Оро, - ничего себе.
   - Тут и актерские способности нужны, - заметила Хэллин. - Сильно волновалась?
   - Ну да, прилично, - признала Ени. - Зато сейчас - СВО-БОД-НЫ!
   - Да, до сих пор не верю, что пронесло. Отметим? - с намёком посмотрела на них Оролен и сама ответила: - Отметим!
   Громкий рев, которые появились из уст двух девушек и заставил шарахнуться ещё не сдавших экзамены, несомненно поддерживал это мнение. В общем, степень веселья в доме ?11 на улице Жемчужно-Несгибаемой (Третья Левая) в Друине можно описать тем фактом, что, соскучившись по мужскому обществу, троица с Кейси, которая, конечно, не преминула к ним присоединиться, и её двоюродной сестрой Клистин пошли вытаскивать Михаэля из его комнаты, чтобы он их 'развлёк'. Надо ли говорить, что ничего из этого не получилось? Перед намертво заблокированной дверью, против которой не работали ни силовые приемы Оролен, ни трюки с работы Акации, последняя громко сокрушалась, что в братья ей достался 'пень замшелый', а дяди сейчас нет в городе.
   - Думаешь, он бы нам помог в этом деле? - с сомнением спросила Айения: несмотря на заплетающийся язык, скептицизм её никуда не делся.
   - Ещё как! Он только на тринадцать лет меня старше, совершенно отвязный мужик! А как он коктейли делает! А танцует! Нет, так этот придурок здесь сидит! - и она кинула ненавидящий взгляд на старинную дверь, украшенную дубовыми рейками. - Слышь, Миха, ты - придурок! - этот крик мог быть приведен в качестве классического пьяного вопля. Михаэль же совершенно не реагировал, мудро включив местную звукоизоляцию. Только через два часа он высунулся и заявил в пространство:
   - Постыдились бы! Ночь на дворе.
   - Точно! - Ени вскинулась, как боевой конь. - Мне завтра с самого утра в Академию! Авито пригрозил, что через неделю будет контрольная.
   - Он тебя больше не достает? - посмотрела на неё не слишком чистым взором Оролен, видимо, вспомнив, что что-то такое было.
   - Не-а, - слишком размашисто махнула Ени головой. - Ведёт себя так, как будто ничего и не было.
   - Это вы о чём? - заинтересовалась Кейси и попыталась сфокусировать свой взгляд и внимание.
   - Да вот, - подключилась Хэл, - один из преподавателей Лётной Академии на первом занятии вытаращился на нашу Ени, как ты там сказала? Как на чудовище?
   - Большое спасибо, Хэллин, за то, что избавила от хлопот говорить за себя, - процедила Айения, но та даже не обратила внимания.
   - А ты его знаешь? - решила развить эту тему Акация.
   - Не-а, видела только в Академии.
   - А кто он вообще такой?
   - Ну, зовут Энзеллер Авито, преподает Межцивилизационную Военную Дипломатию. Потрясающе красивый, - добавила Ени неожиданно для себя и быстро замолчала.
   - Да что ты говоришь? - тут уж Кейси проявила неподдельный интерес. - Авито, значит? Не знаю такого. То есть, фамилию-то где-то слышала, а вот соотнести ни с чем не могу. Хей, Клис!
   Все присутствующие уже выпили достаточно, чтобы кресла и диваны не казались надежными, а пол стал, наоборот, вполне привлекательным, поэтому девушки сидели вокруг невысокого столика в центре комнаты, используя мебель исключительно для опоры. Клистин в тот момент находилась в состоянии релаксации и медитировала, разглядывая потолок, поэтому её сестре пришлось напрячь свои голосовые связки, чтобы добиться её внимания.
   - А? Что?
   - Слушай, ты знаешь какого-то Энллерца Авито? - Айения ухмыльнулась про себя, опять вспомнив высказывание преподавателя о непроизносимости своего имени. Впрочем, нужно было сделать скидку на состояние Акации.
   - С чего это я должна его знать? - недовольно пробурчала Клис.
   - Потому что заявляется, что он - потрясающе красивый, - она повернулась к девушкам и пояснила. - Эта охотница за мужчинами может дать вам полную справку по самым перспективным мужчинам в Друине, от принцев до студентов. Но личные предпочтения у нее, конечно, красавчики.
   Тут уже Клистин пришла в себя и начала копаться в своем 'архиве'.
   - Авито, Авито, что-то вьётся, но вспомнить не могу. А он точно чего-то стоит?
   - Ещё как. Гораздо красивее Аланина, - многозначительно ответила Ени.
   - Ну, раз ты так говоришь... А кто он вообще такой?
   - Преподаватель в моей Академии.
   Клистин сохраняла то же выражение лица ещё минуту, а затем подскочила на месте и уставилась на свою двоюродную сестру, которая, видимо, к тому времени тоже догадалась. Во всяком случае, выкрикнули они почти одновременно:
   - Таинственный герцог! Конечно, это он!
   - Э, простите, - вклинилась Оролен, - но мы что-то не догоняем.
   - Ах, да, вы же здесь не жили, - спохватилась Кейси. - Он действительно потрясающе красивый мужчина и увидеть его один раз достаточно, чтобы влюбиться (при этих словах Ени ударило словно током), но проблема в том, что о нём ничего неизвестно.
   - То есть как это? - недоверчиво переспросила Хэллин. - Вы же знаете, где он живет и работает.
   - Это так, но и всё! Кто он такой, откуда приехал, в Друине он не родился - это точно, родственники, семья, увлечения - ничего этого нет. А ведь многие пытались узнать.
   - Человек-невидимка, что ли? - ухмыльнулась Оролен.
   - Да нет. Все его прекрасно видят, даже я иногда на работе, но я не слышала, чтобы кто-нибудь с ним даже разговаривал. Специально спрашивала у работающих в Академии: он общается по минимуму и только на рабочие темы.
   - Ну, это вы загнули, - недоверчиво проговорила Ени. - Выглядит он вполне нормально.
   - А кто говорил, что он псих? Просто очень загадочная и мизантропическая личность.
   - Ладно, девушки, - выпрямилась Оролен. - Действительно, пора по домам. Мне завтра залезать на скалу высотой метров в пятьдесят. Хэл, ты сама-то дойдешь?
   - Не выпендривайся, Сакаят. Я всегда могла пить гораздо лучше, чем ты. Боюсь, завтра точно со скалы сковырнешься.
   - Размечталась!
   Чтобы предотвратить разборки местного масштаба, Ени без лишних слов взяла подруг под руки и потащила их к двери, не забыв попрощаться с Кейси и Клистин. Но и на лестничной площадке и в квартире Хэл и Оро не прекратили выяснять, кто из них кого перепьёт, приводя примеры из прошлых лет. Айения решила бросить идею утихомирить их и отправилась спать.
  
   На следующий день она пожалела о вчерашней пьянке. Но не из-за самочувствия, оно как раз было отличное, не в пример Оро и Хэл, а потому что никак не могла сосредоточиться на Военной Дипломатии, несмотря на крайне важный материал: Авито рассказывал, что им понадобится повторить для успешного написания первой контрольной по МВД:
   - Конечно, всё то, что мы с Вами обсуждали на семинарах, если Вы только вели записи, естественно. Далее, работы, которые я Вам рекомендовал, в обязательном порядке всем - 'Сравнительный анализ исторических корней приветствий различных народов' Белгаусса, 'Хроника контактов' Азейлер-Нинчен. Оценка работ будет ставиться по сравнительно сложной системе, поэтому я Вам её расписывать не буду. Но одной грубой ошибки достаточно, чтобы получить тройку. Теперь обратимся к самым сложным моментам, которые всегда вызывают трудности у студентов. Определение историко-культурного влияния...
   Айения автоматически стучала ручкой по кнопкам передатчика, но никак не могла отвести глаз от преподавателя, все её мысли были сосредоточены на попытке разгадать тайну противоречивого профессора Авито. Со студентами он общался как самый обычный преподаватель, пусть и достаточно строгий, но откуда же эта репутация замкнутого и отчужд1нного одиночки? Теперь она вспомнила, что практически никогда не видела Авито вне аудитории, другие преподаватели мелькали на этажных переходах, во входном зале, Аланина так можно было заметить практически везде и всегда, но Авито, заканчивая семинар и выходя за дверь, будто исчезал. Внутри неё созревало какое-то странное чувство, не похожее на простое любопытство, нет, это была какая-то яростная жажда, стремление узнать о нём, если не всё, то как можно больше. Чувство было настолько сильным, что почти испугало её. Теперь она ясно понимала, что всё это уже выходит за рамки простого восхищения красивым мужчиной и во что это разовьётся в конце и представить невозможно. Но остановиться она уже не могла.
  
   Поэтому, когда после занятий Аэрис, случайно встреченная в коридоре, позвала её посидеть в кафе и обсудить только что прошедший экзамен, Ени согласилась ещё и поэтому, что имела дополнительную цель.
   Большое кафе, скорее супермаркет еды, 'Глубины и вершины', чьё название служило поводом для насмешек и шуток уже для десятков поколений, считалось студенческой столовой и располагалось на ближайшей улице от Главной площади. Тихо там не было никогда, студенты там не только ели, болтали, обменивались новостями, но и как-то ухитрялись учиться. Такая переполненность существенно снижала привлекательность заведения для служащих организаций, разбросанных повсюду в Друине, поэтому увидеть там кого-то, не имевшего отношения к Университету, было редкостью.
   Очевидно, вчерашние злоупотребления всё-таки сказывались, потому что Ени налегла на охлаждающий лимонный напиток и сэндвичи с картошкой. Первоначально Аэрис сообщила ей новости с испытательных фронтов, и та забыла обо всём на свете, слушая о новых чудесах, которые совершал 'Адлер-П'.
   - Качественная замена приводов? А в чём смысл?
   - Так-то ни в чём. Но в повреждённом состоянии скорость сигналов поддерживается до уровня 80%.
   - Это, что, значит, даже с вырванной половиной обеспечительного оборудования летать можно?
   - Вот именно!
   В общем, на то, чтобы добраться до заявленной темы, ушло полчаса, пока Аэрис, наконец, не спохватилась:
   - Ну, как впечатления от первого экзамена?
   - Минут двадцать трясучки и всё, - отозвалась Ени, меланхолично пережевывая сэндвич. - Честно говоря, я не совсем понимаю, как получила девятку, так быстро всё прошло. Аналогично Оро и Хэллин.
   - А как на курсе?
   - Ну, высший балл получили четверо: я, Асатани, Синта и Лецри. Последнее - неудивительно.
   - А, ты про того высокомерного красавчика? Кажется, все уже осведомлены о его недружелюбном характере. И, наверняка, мать его натренировала по этикету на все сто процентов. Знаешь, я думала вначале, что потом экзамены буду проходить как визит в профилактический центр, неприятно, конечно, но без особой нервотрепки. Черта с два! Всё равно краснеешь, потеешь, трясешься и прочие радости. Нет, ну разве не обидно, - перевела она тему, - такой очаровательный мальчик и такая ехидна, да ещё и Тэйво наполовину.
   - У всех, знаешь ли, вкусы разные, - вяло ответила Айения, думая, что она уже сыта по горло разговорами об Акарасе Лецри, - мне, например, больше Яминада нравится... А, - вспомнила она главную причину своего прихода сюда, - слушай, что ты можешь сказать о преподавателе МВД Авито?
   - Ну-у-у... - Аэрис откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. - Единственный специалист по Межцивилизационной Военной Дипломатии в Академии, если не во всей Империи, нелюдим, обалденный красавец, авент... Слушай, не влюбилась ли ты в него часом? Бывали уже такие случаи, даже у меня на курсе. Сразу предупреждаю - дело бесполезное...
   - Ты, что, считаешь, я похожа на дуру? - выразительно посмотрела на неё Ени и внутренне похвалила себя за артистизм и хладнокровие. - У него на лице написано, что никому ничего не светит, тем более каким-то студенткам, - неожиданно она почувствовала весьма ощутимый укол в груди, ведь сказанное ею было абсолютной правдой. - Просто личность загадочная. Да и контрольная у него скоро.
   - О, тогда я вам не завидую. Не скажу, что режет по живому, но снисхождения не дождетесь. Главное - учить. Но единственное, что я могу тебе рассказать, - эта информация. Большего не знает никто.
   - Интересно. И никто не пытался разузнать?
   - Может и пытались, - пожала Аэрис плечами, - да только безрезультатно. Если учесть, что он в Академии лет пятнадцать, надо признать, что у него явный талант к конспирации.
   - Пятнадцать лет? Интересно, сколько ж ему лет?
   - Понятия не имею. С этими авентами никогда не разберёшь, но сорок - минимум. Впрочем, если учесть, что авенты живут лет по пятьсот...
   - Ладно, расскажи тогда, давно собиралась спросить, что вы предпринимаете с антишоками?
   На лице Аэрис отразилось такое расстройство, что Ени почти испугалась.
   - Вот, к сожаленью, в 'А-П' ничего нового в этом направлении нет. Зато в одной из последних моделей 'Карантюа'...
   Но, к сожаленью, Ени не смогла узнать, какие такие характеристики у неведомого 'Карантюа', потому что тут к их столику подошел незнакомый ей парень и поприветствовал Аэрис. Они стали разговаривать, и Айения решила сосредоточиться на десерте, отметив всё же краем глаза белоснежную рубашку и высокий рост. Больше всего её сейчас интересовал Энзеллер Авито, даже не желая этого, она не переставала думать о нём, но всё же захватила краем уха пару фраз из конца разговора.
   - Не думаю, что у тебя получится, - с сомнением произнесла Аэрис, машинально постукивая по краю тарелки вилкой, - только если доведём надежность двигателя до 83%.
   - Ну, за этим дело не станет. Слушай, у меня сейчас дела. Вы ещё будете здесь через минут десять? Подожди тогда здесь, O'K? - и, не дожидаясь ответа, он направился к выходу. Тут Айения невольно зацепила взглядом высокую фигуру во всём белом, да ещё и с белой курткой в руке и светло-серебристые короткостриженые волнистые волосы. Незнакомец шел свободно и легко, как будто спешил навстречу выигрышу в пятьсот тысяч кредитов.
   - Хм-м-м, - Аэрис слегка обернулась и также проводила его взглядом. - Ну надо же, - она развернулась обратно, поймала взгляд Ени и без всякого перехода сказала, - Рэйф Элессиев.
   - Что? - недоумевающе посмотрела Ени.
   - Рэйф Элессиев - это его имя. Весьма своеобразный молодой человек, один из самых гениальных подающих надежды в Технологическом Институте.
   - Да? Совершенно не похож. На вид плэйбой какой-то, хотя его только со спины и видела.
   - И по сущности тоже. Определенно один из самых популярных парней Университета. Пока не забыла - он на тебя запал.
   Айения буквально вытаращилась на неё.
   - Ты что это? Мозгами повредилась? Мы же друг с другом не встречались ни разу до сегодняшнего дня.
   - И что? Пока ты тут на салаты налегала, он успел всё осмотреть и оценить.
   - Не верю.
   - Мне можешь поверить. Я его как облупленного знаю, лет пять уже знакомы. И эти его взгляды всегда узнаю. Для принятия решения ему всегда хватало пяти секунд и в вопросах науки, и в вопросах девушек.
   - Ну хорошо, положим, он действительно такой скорострельный. Но с чего он решил запасть на меня?
   - Откуда я знаю? - пожала её собеседница плечами. - Твой тип, наверное, как раз в его вкусе. Кроме того, он предпочитает необычных подружек, обладающих какими-то талантами. Может, он узнал, кто ты такая, а потом ещё и вблизи при встрече оценил.
   - Идиотизм какой-то, - не выдержала Айения, - так по-дурацки никто не поступает.
   - А кто сказал, что он умный? Гений - это да, но придурок, действительно, огромный. Но тебе не нужно нервничать, иногда он вполне милый.
   Айения собиралась гневно выразить своё мнение насчет этого, но заметила возвращающегося Рэйфа. Несмотря на яркое световое пятно, которое он собой представлял, прежде всего она узнала его по походке, а потом увидела широкую сияющую улыбку, ослеплявшую и озарявшую его лицо, которое она не смогла до этого разглядеть. Он подошёл к их столику и сказал, глядя прямо на Айению:
   - Прошу прощения, в прошлый раз повёл себя не слишком вежливо из-за сильной спешки, но сейчас мне бы хотелось исправить эту ошибку. Разрешите к Вам присоединиться? - и как и в прошлый раз, не дожидаясь ответа, сел на стоявший рядом стул. Аэрис, видимо, привыкшая к подобному поведению, даже никак не прореагировала. Айения же надеялась, что её лицо отражает минимум эмоций, и мрачно думала: 'Опять красавчик!'. Да, Рэйф Элессиев был потрясающе красивым, достойным встать в один ряд с Акарасом и Ксандром, Авито остался непревзойдённым.
   Рэйф подарил Ени ещё одну ослепляющую улыбку и повернулся к Аэрис:
   - Не могла ли бы ты представить нас друг другу? - галантно спросил он. Та посмотрела на него скучным взглядом.
   - С чего это тебе понадобилась моя помощь? Раньше ты сам прекрасно со всем справлялся.
   Надо отдать должно Элессиеву, он не растерялся ни на мгновение и вернулся к Айении, всё так же лучась сверкающей уверенностью:
   - Ну что ж, если Аэрис сегодня не в настроении, придется пренебречь правилами вежливости и представиться самому.
   'Из какого тысячелетия вылез этот парень?' - холодно подумала Ени. - 'Или это его обычный рецепт заигрывания?'
   - Рэйф Элессиев из рода Элессиевых и рода Чантэн, - он церемонно кивнул, - четвёртый курс Технологического института, - далее последовал вопросительно-побудительный взгляд. Увернуться от знакомства не было никакой возможности, поэтому Ени с затаенным вздохом назвала себя:
   - Айения Шонор из рода Шонор, - надо опять же признать, что Рэйф очень умело изобразил удивление. Аэрис же взирала на происходящее, как на представление средней интересности.
   - Как?! Шонор?!! Простите, - он перевёл дух, - я повёл себя не самым лучшим образом. Но это действительно удивительно. Я считал, что род Шоноров...
   - Вымер, - продолжила за него Айения. - Я - дочь Летиции Шонор, почти всю жизнь прожила вне Друина и даже не знала о своем происхождении. Сейчас учусь в Лётной Академии, хотя где ещё я могу учиться. Это всё, что Вы хотели знать? Ну что ж, Аэрис, мне пора, - он встала и направилась к выходу. Бакар последовала за ней, слова не сказав немного ошеломлённому парню.
   - Н-да, крутовасто ты с ним, - сказала Аэрис тихо, когда они спускались по лестнице.
   - Для меня это тоже неожиданно, почему-то не смогла удержаться. Не люблю таких парней. Подобная напыщенность вызывает просто рвотные порывы.
   - Ну, тут его можно извинить. Это наследственное - у его отца была точно такая же манера общаться с женщинами. И когда Рэйф видит привлекательную девушку, он просто входит в режим 'рыцарь и джентльмен в одном флаконе'.
   - Ну ладно, я-то тут причём? - злобно проговорила Ени, уже, впрочем, немного раскаиваясь в излишней резкости.
   - Как причём? Понравилась ты ему, это очевидно. Но программу довести до конца не удалось. Как ты огорошила его сообщением, что ты Шонор!
   - Что?! - Айения остановилась и резко развернулась. - Так он не разыгрывал представление?
   - Это, Ени, по-моему, ты переоцениваешь Рэйфа. Для таких многоходовок у него не хватит воображения. Не скажу, что он прост как валенок, но он предпочитает говорить максимум правды, иначе он со своими подружками точно запутается.
   Айения мысленно чертыхнулась. Она поняла уже, что всё её негативное отношение к Элессиеву строилось на пресыщении привлекательными парнями, которые уж никак не подходили для романтических отношений, неразрешимой проблемой с чувствами к Авито и пренебрежительным отзывом Аэрис, который сформировал явное предубеждение. 'Конечно, волноваться особо нечего', - мрачно подумала она, - 'я его могу даже никогда больше и не увидеть, но неудобно, что показала себя какой-то дурой'.
   Пока Ени молча ругала себя, сзади послышался топот и на две ступеньки выше от них остановился запыхавшийся Элессиев.
   - Бакар, надо поговорить! - так свирепо заявил он, что Аэрис без слов отошла вместе с ним в сторону. Айения не могла расслышать, о чём они говорят, но, судя по яростной жестикуляции Рэйфа, и угрюмому выражению лица Аэрис, обсуждалось что-то серьезное.
   Наконец, Рэйф закончил что-то ей втолковывать и Аэрис, всё такая же мрачная, подошла к Ени. Элессиев взирал издалека, скрестив руки на груди.
   - Меня тут шантажировали, - уныло начало Аэрис, - что полностью лишат обслуживания счётной части, если я не скажу следующие абсолютно правдивые и соответствующие реальности факты. Первое: Рэйф Элессиев - очень обаятельный молодой человек. Второе - несмотря на все вызванные этим обстоятельством факты, домыслы, кишащие в Университете, не соответствуют действительности: его поведение всегда остается в рамках приличий и волне достойно. Конкретно - он никогда не встречался с двумя девушками сразу. И, наконец, третье - ты ему понравилась абсолютно в независимости от своей фамилии. И он очень сожалеет, что расстроил тебя. Всё.
   Айения выслушала все это, с трудом пытаясь удержаться от смеха.
   - Это действительно правда? - с напускным деловитым видом поинтересовалась она.
   - Ну, в принципе, да, - неопределённо качнула головой Аэрис. - Могу ещё тебя заверить, что до сих пор мне ни разу так не влетало, хотя издеваюсь я над ним частенько.
   - Скажи, - неожиданно пришла в голову Ени мысль, - ты-то к нему ничего не питаешь?
   - Весьма разумное подозрение. Могу заверить, что нет. Мы с ним знакомы давным-давно, когда ещё даже гормоны не активизировались, так что этого Казанову я знаю как облупленного. Он не в моём вкусе, его блеск не может меня ослепить и все его уловки я вижу насквозь. Так что можешь не волноваться.
   - Да нет, я просто поинтересовалась, - отмахнулась Ени, - сейчас мне, знаешь ли, не до этого. Но он такой, - она помялась немного, - интересный. Что-то в нём есть.
   - Понимаю, - кивнула Аэрис, - знатный экземпляр. Хочешь познакомиться поближе?
   - Ну, раз нечего делать... - притворный вздох выразил согласие. Аэрис повернулась туда, где стоял нахмуренный парень, и прокричала:
   - Всё! Я закончила!
   Когда же тот подошел, она поинтересовалась:
   - Надеюсь, ты выполнишь свои обязательства и проверишь модель к четвергу?
   - Можешь не волноваться. Я за свои слова отвечаю.
   - Ну ладно, тогда я пошла.
   Рэйф немного проводил её взглядом, а когда обернулся к Ени, та заметила, что теперь в его манерах отсутствовала та раздражающая направленность на обольщение, отчего он совсем не стал менее привлекательным.
   - Что ж, первая попытка знакомства прошла неудачно, тогда, может, попробуем ещё раз? Аэрис Вам не объяснила?
   Ени только кивнула.
   - Хорошо. Итак, Рэйф Элессиев, Технологический институт, четвёртый курс, - он изящно поклонился. - Очень рад познакомиться с такой очаровательной девушкой.
   - Айения Шонор, Лётная Академия, первый курс, - она тоже наклонила голову в приветствии. - Ничего у Вас со мной не выгорит.
   - Вы уверены? - он насмешливо выгнул бровь. - По-моему, ничто не следует утверждать так безапелляционно.
   - Я не хочу сказать, что у Вас совсем нет шансов, - поправилась девушка, - но они ужасающе малы.
   - Значит, они всё-таки есть? - оживился Рэйф.
   - Шансы есть всегда, но лучше для Вас было бы сосредоточить внимание на каком-нибудь другом объекте.
   - Я, знаете ли, не рассматриваю женщин как 'объекты'. И если меня заинтересовал кто-нибудь, я просто хочу познакомиться с этим человеком поближе. Я могу на это рассчитывать?
   - На это - можете.
   - Вот и прекрасно. Тогда не хотите ли прогуляться и поболтать, обменяться информацией друг о друге?
   - О чем, например?
   - О чём могут говорить студенты? Об учёбе, конечно. Сплетни о преподавателях, жалобы на них же, обсуждения достоинств и преимуществ различных факультетов и так далее. Вот Вы же наверняка познакомились уже с Ксандром Аланиным?
   - Он - наш куратор.
   - А, тогда и говорить не о чем. Ходячая достопримечательность Лётной Академии. Весьма достойное учебное заведение, кстати, по моему мнению, - незаметно беседующая парочка сошла со ступенек и направилась вдоль по одной из боковых улиц. - А вот о моём институте в общественном мнении царят всякие вымыслы и предубеждения. А на самом деле, мы - очень милые и пушистые.
   - А знаете, я сначала собиралась поступать в Технологический Институт. Даже заявление подала.
   - Да что Вы говорите?!
   В общем, уже к середине прогулки они перешли на ты и Айения смогла убедиться, что не все красавчики, по списку: закомплексованные надменные грубияны, неуклюжие раздолбаи, угрюмые замкнутые айсберги. Когда Ени рассказала о своём новом знакомстве подругам, то Оро, отдыхавшая от очередной тренировки, аж взвыла:
   - И где ты их находишь?!! Мало того, что твой куратор и преподаватель - умопомрачительные красавцы, так ещё один из признанных плейбоев Университета к тебе клеится!
   - Ну, он не совсем плейбой. Но очень милый и вправду. А что в Военной Академии неурожай на подобных личностей?
   - Как бы тебе сказать... Есть там один очень даже ничего, даже больше, чем один. Но, блин, вот кто настоящие танки-убийцы. К таким и подходить-то страшно.
   - Странно, - включилась в разговор Хэл, оторвавшись от учебника. - С таким соотношением полов как у вас, они должны за вами просто охотиться.
   - Ну да, нас действительно с Калитэн двое на семерых парней. Но, вот по ним просто видно, что романтические отношения - это последнее, о чём они думают.
   - Отстают от нас в развитии, не иначе, - вынесла вердикт Хэл.
   - Скорее просто зациклены на учебе. Только вот когда расциклятся, будет уже поздно! Найду себе кого-нибудь на стороне.
   - Да ты - самая зацикленная во всей Военной Академии! Всегда увеличиваешь свою нагрузку, я-то знаю.
   - Ну и что?! Я же не только на этом сосредоточена. Хотя, должна признаться, времени и вправду остается немного. Ладно, надеюсь во втором полугодии полегче станет. Ени, если тебе этот парень разонравится, познакомь его со мной!
   - Да он и мне и так не нравится. В смысле, в том смысле. Так что можешь забрать прямо сейчас. Он просто очень милый и прикольный.
   - Милый говоришь? - демонически хохотнула Хэл. - Вот с этого всё и начинается!
   - И кончается тоже!
   Да, несмотря на всё своё обаяние и привлекательность, Рэйф не смог даже потеснить в сердце Айении Энзеллера Авито. Девушка уже смирилась с фактом своей влюбленности в преподавателя, только разрывалась между одновременными желаниями избавиться от этого чувства и лелеять его и надеяться на чудо.
   Тем временем незаметно пролетела неделя и приблизилась та самая контрольная по МВД, которой боялись больше, чем экзамена по этике. Айения уже успела раз десять себя обругать за невнимательность на подготовительном семинаре. К счастью, её спасла Лиюв, дав свои записи, хотя и выказала свое удивление. Хорошо хоть, Ени сумела отшутиться в ответ. К контрольной она готовилась вместе с Лав и Синтой, случайно зашедшим в то же время в библиотеку.
   - Ты уже прочитал те работы, что указал Авито? - первым делом спросила его Лавендер.
   - Да, - бесстрастно ответил он, присаживаясь за стол.
   - Молодец, - заметила Ени, скучающе глядя в распечатанный текст, лежащий перед ней. - Мне ещё две главы осталось.
   - Монстры, - ужаснувшись, сказала Лав, прикидывая, сколько ещё повторять ей.
   - Но самое главное, наверное, это то, что мы обсуждали на занятиях, какое счастье, что хоть раньше я всё записывала!
   - Я тут покопался в архивах, - неожиданно начал Синта, - и нашел научно-исследовательскую работу профессора Авито десятилетней давности. Тема: 'Сравнительный анализ первых официальных контактов в чрезвычайной обстановке'.
   Девушки изумленно переглянулись.
   - Это же как раз тема этого контрольного среза! - вскричала Ени.
   - Но почему он ничего о ней нам не сказал?!
   - Откуда я знаю? - пожал плечами Синта. - Гордость, может быть.
   - Да, это на него похоже, - уныло согласилась Айения. - А может, там данные устарели? Или он точку зрения поменял?
   - Да нет, всё почти так же, как и на занятиях, только более подробно. И стиль достаточно привлекательный, должен вам сказать. Хотите дам номер?
   - Конечно! Ты ещё спрашиваешь!
   - Ладно, если уж я попала в компанию отличников, тогда объясните тогда мне вот что,- решительно заявила Лавендер, - что имеется в виду под частотной зависимостью?
   - Ну, это легко, - автоматически откликнулась Айения, - это что-то типа перекрёстных графиков исторической частоты контактов и какого-либо фактора.
   - Какого ещё фактора?
   - Практически любого, - подключился Синта, - но в большинстве случаев сравнивают с количеством инвестиций в космические исследования, внутренней стабильностью и экономическим развитием.
   - Ну, это понятно, а вот...
   Итак, обучаясь и обучая, прочитав всё, что только можно и нельзя, повторив всё два раза, Айения встретила День Х в полной уверенности, что не знает вообще ничего.
   - Это обычный нервный глюк, - уже устала ей повторять Хэллин. - Стресс блокирует плавный мыслительный процесс, но, как только увидишь задания, он сразу включится.
   - Ну и что с того, что ты это мне говоришь? - раздраженно отзывалась Ени. - Как будто я могу успокоиться из-за этого!
   - Вам надо тренировать психику, - благодушно заметила Оро, отжимаясь от пола. - У нас в Академии прекрасный практик. Зайдите как-нибудь на его занятия: вход для всех свободный.
   - Спасибо, вот только этого мне и не хватало! - фыркнула Хэллин. - Тебе-то он что-то не сильно помог! Вспомни, как вчера опять чуть не спустила с лестницы Лецри!
   Айения хмыкнула, вспомнив вчерашний эпизод. Оролен зашла за подругой в Лётную Академию и случайно натолкнулась на знаменитой лестнице на Акараса. Никто не узнает, что он опять сказал ей на своё несчастье, но Айения, поспешившая вперед на крики, увидела только, как Оро мощно прижала Лецри к стенке, и по её лицу было видно, что она вполне готова перебросить его через перила. Ени не хотела, чтобы её подруга послужила причиной увеличения статистики несчастных случаев в Академии, и поэтому с трудом, но уговорила её отпустить уже синеющего парня. Тот, несмотря на свой растрёпанный вид, всё ещё сохранял свой аристократизм и, будучи с неохотой отпущен, только поправил воротничок и гордой походкой направился вниз по лестнице.
   - Горбатого могила исправит, - мрачно заявила Оролен, перейдя теперь на растяжку. - Можно подумать, я первая лезу в драку. Нет, это он меня провоцирует!
   - Я бы не назвала это дракой, - заметила Хэл, - скорее, избиением.
   - Ну кто ж виноват, что он такой дохляк! Ладно, мне пора уже на боевую практику. Ени, удачи! Всем пока!
   - Удачи-удачи! - раздраженно пробормотала девушка, смотря на себя в зеркало и нервно поправляя воротник костюма, - если бы всё дело было в удаче!
  
   Самым главным вопросом, занимавшим мысли и чаяния первого курса Лётной Академии в то утро, являлся следующий: 'Какие будут вопросы на контрольной по МВД?' Различные предположения высказывались и муссировались практически до самого начала занятия. В дебатах не участвовали Лиюв Асатани, по причине своей самоуверенности, Синта Яминада, по причине присущей ему замкнутости, Акарас Лецри, по причине своего дурного характера, и Айения Шонор, по причине опоздания.
   Ени влетела в кабинет только за минуту до прихода Авито и теперь со скоростью молнии просматривала учебные материалы, пытаясь освежить их в памяти. Сидящий впереди неё Калев сказал жалобно:
   - Я всю ночь не спал! Не пойму даже, что такое? Никогда так не волновался.
   - Я тоже. Даже перед первым экзаменом ничего такого не было.
   - Это все инфернальная личность профессора. Как представлю, как он протягивает мне работу и с дьявольской улыбочкой заявляет: 'У Вас всего четыре, господин Саппен'.
   - Ну, это ты уж загнул! Он же вообще никогда не улыбается...
   Тут их дискуссия была прервана появлением самого профессора Авито. Он был как всегда непроницаем и элегантен. Почти все студенты, кроме самых равнодушных к своему и чужому внешнему виду, молчаливо оценили неземную в буквальном смысле слова внешность Авито, ещё больше подчеркнутую слегка поблескивающим тёмно-серым костюмом, и вернулись к своим записям, стремясь не упустить последние драгоценные мгновения. Лицо же Айении ничего не выразило, настолько она уже привыкла скрывать свои мысли и чувства, только в груди вспыхнула и угасла знакомая боль, появляющаяся каждый раз, когда она видела того, к кому питала такие чувства, но который навеки останется для неё недосягаемым...
   Профессор же спокойно, не обращая внимания на увлечённых последней подготовкой студентов, подошёл к своему месту и вынул из своего портфеля папку. Достаточно было беззвучно обвести кабинет глазами, чтобы все прекратили переговариваться и шуметь и внимательно посмотрели на него.
   - Во-первых, на столах не должно быть ничего, кроме того листа, на котором Вы будете писать контрольную. Никаких конспектов, передатчика, ни клочка пластика. Во-вторых, даже в обычных школах во время контрольных срезов запрещается обмениваться информацией и формировать идеи коллективно. Другое дело, что это правило иногда и не соблюдается. Здесь же, его нарушение будет караться весьма сурово. Тишина в помещении, никаких попыток общения жестами, знаками и так далее. Это должна быть Ваша личная работа. Оценка за неё будет учитываться во время экзамена. Всё, на приготовление - пятнадцать секунд.
   Надо ли говорить, что Асатани, занимающая первый стол, управилась за пять. Сложенный листок с заданиями лег на безукоризненно чистую поверхность. Лиюв спокойно развернула его и, ничем не выдав своих эмоций, принялась за работу. У некоторых других столов Авито пришлось иногда задерживаться. Ени просто переложила все свои вещи на подоконник, сидящие на заднем ряду воспользовались пустыми партами, но некоторым так не повезло. Лавендер полыхала от смущения, когда Авито с каменным выражением лица стоял возле неё и ждал, пока она запихнет в свою сумку передатчик, который упорно цеплялся за что-то. Несчастный Калев уронил ручку прямо под ноги профессору. Айения же до самого последнего момента не могла решить дилемму: воспользоваться ли случаем и взглянуть с близкого расстояния прямо в лицо Энзеллеру или просто принять листок с заданиями? Профессор подходил всё ближе, а она никак не могла принять решение. Кроме того, хотя их знаменательная первая встреча подзабылась почти всеми присутствовавшими при этом курсантами Академии, всё же некоторые запомнили нестандартное поведение профессора Авито. Таким образом, Синта и Акарас Лецри краем глаза внимательно следили за передвижениями преподавателя и его возможной реакцией; к ним бы могла присоединиться и Лиюв, но её место было слишком неудобно расположено. Тем временем, Ени чуть не ударилась в панику: Авито был всё ближе, а она всё никак не могла решиться, поэтому, когда он приблизился к её столу, она, глядя в упор на крышку стола, только пододвинула к себе листок с вопросами. И только вышеупомянутые лица, сосредоточенные на этой сцене, могли бы точно сказать, что рука преподавателя чуть задрожала и листок, в отличие от предыдущих, был не положен, а выпал из его пальцев. И что-то слишком пристален был его взгляд, когда он смотрел сверху вниз на светлую голову Айении, да и потом внимательный глаз мог бы заметить, что цвет его лица немного изменился, когда он отошёл к другим студентам.
   Ени же, ругая себя за трусость, но всё же чувствуя некоторое облегчение, развернула лист. Всё оказалось лучше, чем могло бы быть, - таков был её вердикт после его беглого изучения. Горестно вздохнув, она откинула прочие мешающие мысли и приступила к работе.
   Контрольная состояла из двадцати тестовых заданий и пяти вопросов, на которых требовалось дать пространный ответ. На теорию и на историю приходилось примерно по половине. Ени ещё раз мысленно поблагодарила Синту за подсказку о работе Авито: если бы она не прочла там о многих тонкостях, ей бы пришлось туго. В её голову пришла мысль: не являлось ли это частью контрольной? В любом случае, она её уже сдала.
   Авито же, удобно опершись спиной о свой стол, обозревал студентов. Все приняли усиленно-думающий вид и начали покрывать листки текстом. Но профессор явно не был обманут показным усердием и его голос то и дело нарушал столь трепетно им же охраняемую тишину кабинета.
   - Карати, если Вы пытаетесь как-то связаться с Саппеном, то прошу Вас немедленно прекратить. Если же у Вас чесотка, прошу принять мои извинения, - Лав сконфуженно перестала скрести свою левую руку. - Ричкатари, Лецри, то же самое касается и Вас. Попрошу выключить цветовые сигналы на Вашей ручке. Оливин, не подскажете, что же там такого интересного показывают Ваши часы? Если Вас интересует время, можете обратиться к часам на стене, они никакого подозрения не вызывают, да и Вам, наверно, удобнее. Лецри, мне казалось, что перемигивание и показывание пальцев устарело ещё в начале Правления? Или Вы решили обратиться к неувядающим ценностям? Хотя нет, наиболее склонна к примитивизму, как мне кажется, госпожа Ракауни. Проявляющиеся надписи на коже: это, знаете, даже не классика, а скорее свидетельство умственного развития. Прикройте свои колени, пожалуйста. Ричкатари и Лецри. Что ж, видимо, Ваш несгибаемый бойцовский дух поможет Вам в будущем, но явно не сейчас. Забыл сказать, что после трех замечаний нарушители удаляются из кабинета. Господа Лецри, Ричкатари, сдайте, пожалуйста, свои работы.
   Если Сайлас поначалу выглядел, как рыба, выброшенная на берег, то Акарас достаточно скоро справился с собой, положил на преподавательский стол свой лист и вышел прочь. С того момента дисциплина царила идеальная.
   Ени попала в список тех, кто не получил не одного замечания, исключительно из-за своей лени: ей было проще выучить, чем как-то исхитряться. В школе, где она училась, карались только письменные шпаргалки, подсказывание не поощрялось, но прямо и не запрещалось. Но поскольку в школе у неё было мало близких друзей, а подсказка - это всегда взаимный риск, она предпочитала всё делать сама.
   Покинув кабинет, все увидели стоявших рядом Акараса и Сайласа. Они уже вполне справились с собой, но всё же можно было услышать, как Ричкатари сказал сам себе:
   - Ну не выгонят же меня из-за этого!
   - Да нет, - ободряюще похлопала его по плечу Кстина. - Но оценка у тебя будет кошмарная.
   - Что скажут мои родители? - простонал Сайлас, а Ени поймала себя на мысли, что ждала подобных слов от Акараса. Но он только молча смотрел перед собой, а потом просто взял и ушёл.
   - Странный он какой-то, - как бы сам себе сказал Калев. - Эй, Сай, как это ты с ним умудрился сговориться?
   - Да он, в принципе, нормальный, - пожал плечами тот, ненадолго отвлекаясь от стенаний. - Но, наверное, это только потому, что моя семья соответствует его требованиям.
   - Да, как раз в его репертуаре, - согласился Калев. - Ну что, пошли?
  
   На следующее занятие по МВД все пришли чуть ли не с трясущимися руками. Ени пыталась всю неделю отвлечь себя от пессимистических мыслей, но, честно говоря, это у неё плохо получалось. Лав уверяла, что была бы осчастливлена и шестеркой, Лиюв язвительно заметила, что эта планка слишком высока. Впрочем, самыми несчастными были Саппен и Ричкатари. Оба уже ни на что не надеялись и утешали друг друга, считая себя собратьями по несчастью. Айения с сомнением смотрела на них, размышляя над причиной низкой самооценки Калева. Но ни к какому выводу она прийти не успела, поскольку дверь в кабинет в последний раз захлопнулась, пропустив Авито. Он, как всегда, не обращая ни на кого внимания, прошел на свое место и достал из портфеля пачку листов, в которых все узнали свои работы. Теперь курсанты Лётной академии напоминали хищников, не способных ни на мгновение взгляд от жирненькой и аппетитненькой дичи.
   - Итак, - начал Авито, - результаты первой контрольной. Средний уровень весьма высок, как, впрочем, и должно быть в Друинском Университете. Есть также и высшие баллы. Начнем: у Карати, Саппена, Ракауни, Ричкатари - 7; Асатани, Оливин - 8. Лецри, надо сказать, Вы меня удивили. Не сообщите ли, зачем Вы так упорно пытались воспользоваться подсказками, если Ваши ответы практически полностью верны? Поздравляю, 9, но в следующий раз советую сменить тактику. Шонор и Яминада - тоже 9.
   Авито вышел из-за стола и начал раздавать работы, а в это время Айения пыталась переварить тот факт, что она получила высшую оценку. Сияющая Лавендер обернулась и беззвучно проговорила: 'Поздравляю!', Калев тоже что-то сказал, но она не услышала. Она, наконец, осознала, что произошло что-то невероятное и очень хорошее. Ошеломленная, она нечаянно повернулась и увидела нечто совершенно невероятное: в первый раз за почти полгода она увидела, как Акарас Лецри улыбался! Это была немного застенчивая улыбка и он никому её не адресовал, если не считать крышки стола, но у Ени немного перехватило дух. Мысль вроде 'Такое добро пропадает!' проскользнула у неё в голове, но тут же Акарас вернулся к своему прежнему состоянию, когда к нему подошёл Авито.
   А когда Энзеллер приблизился к Ени, у той уже не оставалось времени на раздумья, кроме того, у неё было ощущение, что в этот день всё обязательно будет хорошо. Поэтому она взяла свой листок из его рук, пока он ещё не успел его опустить, подняла голову и взглянула ему прямо в глаза, забыв, что всё ещё улыбается светлой, 'не-верящей-своему-счастью' улыбкой. Как оказалось, он был ещё красивей, чем можно было судить издали, и вначале девушка была сама немного ошеломлена, впервые увидев его так близко, и поэтому не заметила его несколько странное поведение. Причём странное - это слабо сказано. Авито отшатнулся и в его глазах проявился тот самый ужас, который впервые показался, когда он увидел её фамилию. Впрочем, он скоро совладал с собой и, повернувшись, направился обратно. Свидетелями этой сцены стали Акарас, Синта и Анджей, сидящий за Айенией. Если последний практически ничего не понял в произошедшем, то на лицах первых отразилась гамма чувств и, прежде всего, любопытство. Ени же начал яростно читать свою работу, ругая себя на все корки. 'Что, доэкспериментировалась?! Поближе посмотреть захотелось?! Ну вот, опозорилась на всю катушку. Вечно смелость вылезает, когда не надо. Нет, но он тоже хорош', - продолжила она кипятиться, - 'отскочил как ошпаренный, как будто я ему какая-то жаба в соусе!' Так она себя и накручивала, поэтому, когда Авито рискнул посмотреть в её сторону, то натолкнулся на абсолютно зверский взгляд. Из-за полученного преподавателем шока подробный разбор контрольной был скомкан и Ени покинула кабинет в столь же раздраженном состоянии, которое продержалось до самого дома. Что-то буркнув в ответ на приветствие Хэл, она зашла в свою комнату и упала на кровать.
   - Не понимаю, - почти отчаянно прошептала она. - Что происходит? - неожиданно глаза наполнились слезами и девушка начала всхлипывать. - Нет, это надо прекратить, - она собралась и продолжила разговаривать с собой уже уверенным голосом. - Подведём итог: я, кажется, влюбилась в первый раз в жизни в довольно неподходящий момент, как раз после поступления, причем, в своего преподавателя, естественно, намного старше меня, страдающего мизантропией и асоциальностью в тяжелой форме, не общающегося практически ни с кем. И сверх того: он шарахается от меня как будто я заразная. Нет, ну не дура ли? - удивлённо спросила она сама себя. - Влюбиться в кого-то только из-за внешности? Интересно, это со всеми так бывает? Может, у девчонок спросить? Хотя нет, лучше не надо. И так дурдом полный, - тут Айения спохватилась и закончила с подобными шизофреническими разговорами, пока они не развились в более тяжелую стадию.
  
   Впрочем, подобная самопсихотерапия особой пользы не принесла: Айения ходила по дому как мрачное привидение и практически не реагировала на окружающих. Подруги пытались выяснить, что происходит, но наталкивались на непонимание. Поэтому было решено прибегнуть к окольным путям.
   В один из дней, когда Ени с хмурым видом сидела в гостиной и пыталась вдуматься в понятия исторического процесса, в комнате появилась Оро, свежая и подтянутая как никогда. Ее преподаватель по боевой практике не соврал и теперь она приближалась по комплекции к Акации, во всяком случае, размеры её одежды поменялся радикально. Хэл под это дело собиралась затеять новый крестовый поход по магазинам, но это дело быстро пресекли, а Оролен заявила, что её шмотки обойдутся перепрограммированием.
   Итак, Оро заглянула за плечо Айении:
   - Что, всё учишься?
   Та лишь недовольно пробурчала.
   - Для лучшего усвоения материала необходимо сменить характер деятельности. Ну-ка, пошли! - и она энергично дернула её за руку.
   - Куда? - удивилась Ени.
   - На тренировку по стрельбе. Зарываешь свой талант в землю, дорогуша! Жду-не дождусь, когда смогу продемонстрировать тебя своему тренеру и курсу. Как ты собираешься уничтожать противника без тренировки прицельности?
   Ени открыла рот, чтобы как-то отмазаться, но потом неожиданно закрыла его и кивнула головой, пробормотав непонятное для Оро:
   - Ладно, хуже уже всё равно не будет...
   Первая стадия плана была выполнена.
  
   Тренировки по стрельбе проходили в подземном помещении Академии. Айения уже несколько раз была здесь, когда заходила за Оролен, но не думала, что под зданием могут быть такие катакомбы. Когда они спустились, Оро поспешила к высокому сероволосому человеку с кислым выражением лица.
   - Тренер Геурт! Вот моя подруга, можно, она постреляет немного?
   - Ну, грудью мишени заслонять не стану, - проговорил тренер и для Ени стало очевидно, что первое её впечатление было верным: тренер и в самом деле был настоящим занудой. - Откуда?
   - Лётная, - Оролен тоже была лаконична до предела.
   - Ладно, пускай попробует, а то придут тут физики-механики, - пробурчал он себе под нос и пошёл куда-то в сторону. Ени недоуменно проводила его взглядом.
   - А, не обращай внимания, - отмахнулась Оро. - Что возьмёшь?
   Ени закрыла глаза и перебрала в памяти те ощущения, которые она испытывала во время экзамена на стрельбище.
   - Что-нибудь полегче. Пистолет.
   - Ага, и поудобней, да? Ну вот, - Оролен сняла со стенда на стене пистолет, больше напоминавший по форме бумеранг, только поменьше и с гладкими наплывами. - Мишени вот там, видишь? Чуть подальше, чем на экзамене, энергии хватит выстрелов на пятнадцать. Думаю, больше ничего объяснять не надо?
   Ени даже не ответила. Пистолет оказался неожиданно легким, поэтому пришлось потратить время, чтобы примериться к нему. Легкий выдох, дуло наводится на одну прямую с мишенью. Она выстрелила почти что неожиданно для себя и немного даже огорчилась: без подготовки хорошего результата, конечно, не получится, но потом выстрелы посыпались как горох. Когда нажатие на кнопку уже не приводило к результату, Айения опустила пистолет и прищуренными глазами попыталась рассмотреть на мишени какие-либо либо изменения, но тщётно. Все результаты высвечивались на табло на стене и именно на них задумчиво смотрели Оролен и Геурт. Потом они обменялись взглядами и, соревнуясь в стоическом спокойствии, продолжали также невозмутимо изучать стену:
   - Как она тренировалась? - наконец раскрыл рот тренер.
   - Только второй раз взяла оружие в руки.
   Тут спокойствие изменило Геурту, он издал что-то вроде 'Хм-м-м' и погрузился в какие-то размышления. Как раз в этот момент к ним подошла Айения.
   - Ну как я отстрелялась?
   - Ну, ничего так себе. 98 % попадания. С учетом коэффициента сложности выстрелов - очень даже ничего.
   - Да?! Класс! Хочу ещё!
   - Вон там всё оружие к твоим услугам, - благодушно махнула рукой Оролен.
   В общем, за тот вечер Ени развеялась, что называется, на полную катушку. Она перепробовала всё, что можно, а экран стабильно показывал высокие результаты. Тренер же к концу немного отошёл и, когда они собрались уходить, сказал:
   - Ты, это, тренируйся. Если что можешь, надо делать.
   - Спасибо за совет, - одарила его Ени счастливой улыбкой и поскакала на улицу. Оролен покровительственно похлопала его по плечу, чего бы ей никогда не удалось сделать при иных обстоятельствах, и тоже покинула стрельбище.
   Ени летела впереди как на крыльях, Оролен же довольно улыбалась, наблюдая дело рук своих. Неожиданное её подруга резко развернулась и обняла её.
   - Спасибо. Мне действительно полегчало. Больше я не буду так действовать вам на нервы, - Айения говорила, не смотря Оро в глаза, а та чувствовала некоторую неловкость из-за того, что её маленькая хитрость была разгадана.
   - Слушай, если хочешь поговорить...
   - Нет, не надо. Всё хорошо сейчас, я же сказала уже, что больше не буду, - она подняла голову и ослепила Оролен своей улыбкой, но та успела заметить блеснувшие слезинки на глазах и притворилась, что ничего не видела:
   - Вот и ладно, - добродушно сказала она, - а то Хэл меня уже достала. И, надо признаться, я уже соскучилась по гренкам.
   - Нет вопросов, они за мной!
  
   Хэллин поняла с первого взгляда, что произошёл сдвиг к лучшему, но приставать с расспросами не стала. Весь вечер они провели вместе, болтая и смеясь, чего уже давно не случалось. Наконец, когда все разошлись по комнатам, Ени решила сделать следующий шаг: проанализировать ситуацию. Каждый раз до этого, когда она вспоминала день экзамена, что-то внутри яростно сопротивлялось этому, накатывая на неё новые волны отчаяния. Теперь же она попробовала рассуждать здраво. С какой стороны не подойди, поведение Авито было более чем странным. Ладно, если бы он просто был параноиком, но шарахался-то он от неё одной. Тут к Ени закралась одна маленькая, но приятная мыслишка: что-что, а равнодушием здесь и не пахнет. Надо просто было выяснить причины всего этого. И приняв такое решение, Айения окончательно успокоилась.
  
   И как раз на следующий день пришлись занятии по МВД. Ени сама себе удивлялась: как ей удавалось практически совершенно не волноваться и вести себя естественно. Плюс к этому следить за ходом лекции, да ещё и анализировать поведение профессора. Тот тоже вёл себя так, как будто ничего не произошло. 'Может, это ошибка?' - размышляла она. - 'Может. Но, может, у него были причины так реагировать на меня?' Размышлять об этом было приятно.
   В общем, к окончанию занятий Ени была в приподнятом настроении. Она собрала вещи и вышла из кабинета, тихо напевая какую-то мелодию. Но только она прошла несколько метров по коридору, как услышала, что кто-то окликнул её. Голос Авито заставил её вздрогнуть. Почему-то начали дрожать коленки и пересохло горло, но она всё же заставила себя обернуться. Он подошёл близко, очень близко.
   - Госпожа Шонор, могли бы Вы выслушать меня? - она смогла кивнуть и уж никак не смогла заставить себя посмотреть ему в лицо. - Я надолго Вас не задержу. Вы могли заметить, что я веду себя несколько странно в Вашем присутствии. Я подумал, что Вы могли запутаться, и оставить Вас без объяснений было бы неправильно. Просто... - тут он запнулся, - просто Вы напоминаете мне одного человека, очень близкого, которого, я, к сожаленью, никогда больше не увижу. Вот и всё. Могу Вас уверить, что отныне я буду контролировать свои эмоции, такого больше не повторится. Простите, за то, что отнял у Вас время.
   - Ничего, - Айения всё-таки выдавила из себя одно слово.
   - Хорошо, до свиданья.
   Она услышала звук его шагов и закрывшейся двери. Видеть она ничего не могла, потому что слезы наконец-то хлынули потоком. Сколько усилий стоило не разрыдаться в течение нескольких предыдущих секунд! К счастью, никого не поблизости не было, но сейчас ей было наплевать на то, что её кто-то увидит. Она просто стояла посреди коридора, заливаясь слезами и сжимая руки так, что ногти впивались в ладони.
   'Господи, Господи, ну за что?!! Строить все эти глупые планы, надеяться на что-то, и, оказывается, я всего лишь похожа на его бывшую подружку!!! Боги, какая дура!' Наконец, она направилась к выходу и за ближайшим поворотом чуть не натолкнулась на кого-то. Сквозь пелену слез ей показалось, что это был Лецри, один из тех людей, кого она хотела бы видеть сейчас меньше всего, поэтому она стремительно шарахнулась от него и быстро побежала вниз к порталу.
   Потом Ени ещё долго бродила по улицам, не желая возвращаться домой, потому что слёзы то и дело опять накатывали ей на глаза. Даже перед домом ей пришлось просидеть целый час, чтобы полностью взять себя в руки. Во всяком случае, самообладания хватило, чтобы зайти в квартиру, поприветствовать девчонок и сказать, что весь вечер будет посвящен учебе. Ну а уж в собственной комнате можно было тихо рыдать в подушку. Уже поздним вечером Ени приняла решение стереть Энзеллера Авито если и не из своей памяти, так из сердца.
   Дни проходили чередой и Ени потихоньку успокаивалась, во всяком случае, тупая ноющая боль в груди больше не мучила её так сильно как раньше, когда она видела профессора Авито. Стресс успешно снимался на стрельбах, куда она регулярно ходила с Оролен, а вся нерастраченная энергия уходила на учебу. Ни Оро, ни Хэллин не заметили ничего и считали, что с их подругой теперь всё в порядке. Да она и сама начала в это верить.
   Однажды утром её передатчик сообщил о присланном файле. Сначала Ени подумала, что это отец наконец-то написал ей, но оказалось, что отправителем был полковник Даркент. Сообщение состояло из приличествующих случаю вежливых фраз и извинений за задержку, но самое главное - к нему была прикреплена фотография. Даркент просил прощения, что не мог в полной мере дать то, о чём Айения его так сильно просила: годы уничтожили практически всю старую информацию, но всё же один файл в его старом передатчике остался. К сожаленью, он не мог вспомнить обстоятельств, при которых была сделана эта фотография, но всё же, это лучше, чем ничего.
   Айения была вполне с ним согласна. Она уже и думать забыла об обещании Даркента, так что мамина фотография стала для неё настоящим подарком. На ней Летиция находилась на какой-то дружеской вечеринке, поскольку в руках у всех присутствующих были бокалы. Она сидела в кресле с задранными на стол ногами, в расстегнутом мундире ('Интересно, она его вообще когда-нибудь снимала?' - невольно подумала Ени) и обворожительно-загадочно улыбалась. Ещё на фотографии присутствовало несколько человек, но все как-то частями и их лиц было не разглядеть. Но Ени этого было и не нужно, она не сводила глаз с матери и чуть не забыла обо всём на свете, в том числе и о лекции. После занятий она купила футляр и теперь на её столе стояли целых три фотографии матери. Оролен и Хэл разделили её радость.
   - Сразу видно, наш человек, - одобрительно отозвалась Оро. - тогда люди умели веселиться. Впрочем, как и сейчас. Кстати, сегодня же междусобойчик в 'Ля Ритме'. Все идут, я полагаю?
   - Кто будет?
   - Скакия, Лесса, ещё несколько девчонок, нужно позвать всех знакомых.
   - О'К, за мной Лав и Аэрис, - согласилась Ени.
  
   Так получилось, вольно или невольно, что междусобойчик оказался полностью женским.
   - Но это и к лучшему, - заявила Скакия Зарукан Кегей, выпускница Золотого колледжа и наследная баронесса, - от них надо иногда отдыхать, знаете ли. Знали бы вы, как они достали всех у нас на юридическом! Точнее, два-три парня, которые жить не могут без того, чтобы не высказывать своё драгоценное мнение каждые пять минут. Вот они у меня где! - она выразительно постучала по горлу. - А это сокровище нельзя делить ни с кем посторонним, - она торжественно достала что-то из сумки и водрузила на стол. Что-то оказалось бутылкой, весьма прихотливо украшенной.
   - Что это? - подозрительно спросила Хэллин. - Очередное экзотическое пойло, которыми ты так любила нас потчевать тайком в колледже?
   - Ты что, это и рядом не стояло! - оживлённо начала рассказывать Ска. - Настоящее вино, сделанное по старинной технологии. Пришлось употребить все связи и обращаться непосредственно к дяде, чтобы добыть его!
   - Ты хочешь сказать, - недоверчиво начала Кейси, - что это природно-естественное вино? Такого быть не может.
   - Ска, ты опять нас разыгрываешь!
   Тем временем, пока присутствующие спорили, Ени взяла бутылку, оглядела её и прочитала вслух этикетку.
   - 'Классическое красное полусухое вино'... а что такое полусухое? А, ну ладно, 'сделано с использованием старинных технологий, восходящих к началу Правления'. Боги, значит, это правда?! 'Богатый и необычный вкус подарит Вам новые ощущения. Внимание! Эффект от применения отличается от эффекта, вызываемого обычным вином. Неумеренное потребление ведет к обезвоживанию и интоксикации организма гораздо больше обычного, поэтому ограничьте дозу максимум 200 миллиграммами. Снижает концентрацию внимания, негативно воздействует на самообладание. Запрещено для употребления беременными на любых сроках, людьми, управляющими сложными механизмами, несовершеннолетними до 21 года'.
   - Эй, ты что собираешься нарушать закон?! Уж от тебя я этого не ожидала.
   - Да ладно уж, - отмахнулась Скакия. - Тогда это вообще чуть ли не с четырнадцати лет пили.
   - Ты бы ещё мезозой вспомнила!
   - Не хотите - не пейте, я в вас насильно не заливаю. Только сами потом поймете, что упускаете. Это ж элитарный напиток: идет только на экспорт и в самые верхи, в том числе и к Императрице. Молодость вспоминает, наверное.
   - Ты уверена? - всё ещё с сомнением спросила Хэл.
   - А я рискну, - бодро заявила Ени. - Всё равно завтра на тренажеры не собиралась. Вряд ли здесь чистый яд. И вряд ли разница в два года что-то значит.
   - О, наш человек! - оживилась Скакия. - В самом деле, чем вы рискуете?
   - Здоровьем, - мрачно ответила Хэллин. - И законопослушанием.
   - Хэл, никогда не думала, что ты станешь такой занудой. Это тебя Государственное Управление испортило. Наверняка, там нет такого сокровища как Акарас Лецри, - и она многозначительно подмигнула.
   - Что верно, то верно. Но мы по нему не скучаем: теперь с ним развлекается Айения.
   Таким образом, от дегустации отказалась только Акация, у которой завтра была смена, да и та с завистью поглядывала на остальных.
   - Вкус какой-то необычный, - попробовав, сказала Ени.
   - Точно. Виноградный сок чувствуется, но полностью другой вкус: не горький, не сладкий, просто другой.
   - Знаешь, на что похоже? Вот, мы в Бангкоке фрукты с деревьев ели, очень смахивает. Помнишь, Хэл?
   - Ага, я тогда еще боялась, что отравлюсь, они ведь перезрелые были. Но что-то похожее есть.
   - Ладно, я хочу ещё!
   Затем разговор перешёл на другую тему, но где-то через пять минут Айения ощутила что-то странное.
   - Слушайте, вам не кажется, что воздух стал плотнее? Или у меня галлюцинации? - она неуверенно помахала рукой и хихикнула.
   - Не знаю, как насчет воздуха, а вот температура у меня точно повысилась и голова кружится. Ска! Чем ты нас опоила?!
   - Ничем, что бы не употребили Их Императорские Высочества.
   - Так им лет сколько, знаешь?
   - А-а-а ничего, - протянула Хэллин и слабо улыбнулась. - Мне нравится. Как будто нарушилась передача сигналов по нервам. Оригинальное ощущение.
   - Из-з-звращенка!
   Процесс опьянения шел полным ходом. Скоро Аэрис, сидевшая рядом с Ени, начала жаловаться ей на жизнь:
   - Эта Лётная Академия несмотря на весь свой пафос на самом деле по духу провинциальный колледж по подготовке мотористов. Меня, одну из лучших студентов на техническом отделении, - тут она постучала кулаком в грудь, - совершенно не уважают! Заставляют бегать с посланиями преподавателям как какого-то курьера! Ну и что, что передатчик у него сломался и больше никого нет?! Я, что, обязана поэтому тащиться на другой конец города на Лилейную улицу, чтобы сообщить уважаемому профессору Авито об изменении расписания?! - тут Ени насторожилась. Даже в одурманенном состоянии её мозг был способен воспринимать информацию об Авито, а ослабевшая воля не смогла напомнить о принятом решении. - Плюс к тому, мне дали неправильный адрес и полчаса искала дом. Это ж надо: вместо 37 сказать 51. Я чуть было не стало преподавателеубийцей. Слава Богу, хоть номер квартиры был правильный: 11, хотя что здесь напутать можно было? Но! Тут оказалось, что он уехал из города и вернется только завтра! Нет, ну ты представляешь? Кстати, Ени, как твои отношения с Рэйфом? - резко сменила тему Аэрис.
   - А, что? Да никак. Просто здороваемся, когда встречаемся, разговаривали пару раз.
   - Ну, это ты правильно, - одобрила Аэрис. - Рэйф, конечно, лапочка, красавчик и гений, но и придурок вместе с тем ужасный. Во что-то приличное он превратится только лет через пятнадцать, в лучшем случае. Для нормальных отношений нужен кто-нибудь постарше. Зрелые мужчины - это самое то, я тебе уверяю.
   - Да, и не говори, - тихо пробормотала Айения. Зато на другом краю стола уровень шума превысил допустимый уровень. Там на жизнь жаловалась Лесса МакКойник-Личен, учившаяся на факультете ксенологии.
   - Нет, ну вы прикиньте. Только один, я повторяю, ОДИН парень и тот какой-то задохлик! Уж вроде бы Друинский Университет застрахован от такого позорища, но нет!
   - Чего ты хочешь? - вяло спросила Хэл. - Чудо, что они вообще не вымерли. Если бы не государственные усилия по сохранению генофонда и генов мужской фертильности, мужчин бы вообще бы не было.
   - И, честно говоря, не сильно-то это и помогло, - вступила Лав. - Все, на кого стоит обратить внимание, имеют гены иных рас. Земные мужчины, как минимум, бледноваты.
   - Ну, не скажи, попадаются приличные экземпляры.
   - Это кто же?
   - Э-э-э... Слушай, - обратилась Хэл к Ени, - ты не знаешь про родословную Аланина?
   - Без понятия. Да и без разницы. По-моему, вы выбрали какую-то надуманную тему. Черт знает, гены какой расы дают привлекательность. Главное, что они вообще есть.
   - Да, и где же? - мрачно вопросила Хэллин. - Наш факультет явно ими обделен.
   - А красавчик Сиссор не ваш, что ли? - ехидно спросила Аэрис.
   - Ну, наш, но он, скорее, общий. По нему тащатся все студентки из главного корпуса, фиг пробьешься через такую толпу. Но им-то всё и ограничивается.
   - Ну что ж, - покровительственно хлопнула её по плечу Скакия, - если вашему факультету так не повезло, что ж поделаешь?
   - Давай не будем, а?! Можно подумать, у вас там в красавчиках как в сору роются!
   - В любом случае, получше, чем у некоторых!
   - Хей, девушки, не расходитесь уж, - примиряюще вступила в разговор Оролен. - Кому какая разница?
   - Ага, у тебя-то уж вообще ловить нечего! Сама говорила, что каждый первый дуб дубом!
   - Но они все равно симпатичные! - окрысилась Оро.
   Попойка грозила перерасти в свару и Айения решила вмешаться.
   - Прекратите, а! Если вас так уж заботит этот вопрос, то можно всё цивилизованно решить. Устроить, например, соревнование.
   - Это как?!
   - Например, выставить каждому симпатичному мужчине оценки, а потом посчитать по факультетам.
   - Классная идея, - подхватила Кейси. - А преподов считать будете?
   - Будем, будем, - подхватила Аэрис.
   - А-а-а! Это несправедливо! Тогда у вас будет Аланин, а он у половины универа преподает!
   - У вас тоже есть приписанные преподаватели, их и считайте.
   - Всё равно, нечестно, - надулась Оролен.
   - Ладно, по какой системе? Предлагаю 10-балльную, - продолжила вынужденное руководство Ени. - Все согласны? Хорошо. Итак, кто, по-вашему, заслуживает десяти очков?
   - Аланин! - донеслось отовсюду.
   - Хорошо, записываем, - притворно-спокойно сказала Ени, а Оро только заскрипела зубами.
   - Элессиев, - томно внесла свою лепту Ска. Аэрис возвела глаза к потолку, но воздержалась от комментариев и Технологический Институт тоже получил десять баллов.
   - Лецри? - предложила Лавендер, тут, понятное дело, было два возражения, но справедливость восторжествовала.
   - Мы тут не личные их качества оцениваем, а внешность, - урезонивала красную от злости Оролен и бледную от возмущения Хэл Скакия и Акарас получил место в пантеоне. Больше никто из предложенных кандидатур на столько не потянул и решили перейти к низшему уровню, но тут Ени не удержалась:
   - По-моему, тут ещё не все.
   - А кто, ты считаешь, достоин топа?
   Айения почувствовала, как её щеки заливает краска, но она уже поменяла цвет из-за вина, и никто ничего не заметил. 'Это просто из чувства справедливости', - уговаривала она себя:
   - Энзеллер Авито.
   - 'Таинственный герцог'? - недоуменно спросила Кейси. - Действительно, а почему мы его пропустили? Ведь он и вправду потрясающий.
   - Потому что не ведет себя по-плейбойски, - мрачно вставила Аэрис с прицелом известно в кого.
   - Н-да, это ты молодец Ени, что вспомнила, - сказала Лесса, допечатывая фамилию в список. - К нему хоть и страшно подойти, всё равно, неотразимость на лицо.
   - 'Летуны' совершенно обнаглели, - хмуро пробурчала Оролен... - Всех красавчиков себе забрали.
   - Да уж, у вас-то никого нет, - ехидно ответила Ени.
   - Снизим класс - посмотрим!
   Но оптимизм Оролен не возымел никакого результата, после подсчётов пальма первенства в виде бутылки была вручена Ени, Аэрис и Лав. Девушки, обычно не обращавшие на вышеназванных красавцев никакого внимания, теперь наслаждались всеобщей завистью.
  
   Расходиться начали уже около полуночи, когда действие вина уже стало немного проходить. Скакия получила множество благодарностей и просьб о продолжении.
   - Не, ещё долго ничего не получится. Это ж было по немыслимому блату. Даже деньги ничего не решают.
   - Ладно, мы будем ждать, что поделаешь, но Ска, ты, это, не слишком задерживайся...
   Наконец девушки распрощались со всеми и направились домой. К сожаленью, дом находился совсем не там. Только через пару минут им пришло в голову выбрать направление. Сначала это попробовала сделать Хэллин как хозяйка дома, затем Ени как фактически коренная друинка и, наконец, Оролен, положившись на свой инстинкт следопыта. Результат - нулевой. Прошёл час, а пока не было определено даже направление. В конце концов, Хэл просто обняла столб фонаря и заявила, что никуда не двинется, пока ей точно не скажут куда идти. Айения примостилась рядом и нежно обвила столб руками: сейчас ей импонировала его устойчивость, а Оро присела на корточки и оперлась на него спиной.
   - Фигня какая-то! Мы, что, заблудились? В инструкции об этом ничего сказано не было! О, смотрите, - она указала пальцем на стену дома, рядом с которым они стояли. - Тот самый дом, куда сегодня ходила Аэрис. Ну, где живет этот ваш Авито!
   Ени подняла глаза и обмерла: действительно, на табличке было написано 'Лилейная, 37'.
   - А ты как это услышала?!
   - Я, что, глухая, по-твоему? Я же рядом сидела. О, у меня идея: давайте заберёмся с нему домой!
   - Оролен, - испугалась Ени, - с чего это ты решила?
   - Посмотрим, как живет этот 'таинственный герцог'. Давай! - она подошла к стене, подпрыгнула, уцепилась за декоративный выступ и подтянулась. - Кого ждёте?
   Айения, онемев, смотрела на Оролен и тут с ужасом услышала:
   - Оро, ты меня подожди!
   Затягивание вверх Хэллин заняло порядочно времени и счастье ещё, что никто в это время по улице не прошёл. Ени даже и не пыталась вразумить своих подруг, было очевидно, что они не воспримут никаких аргументов, поэтому, решив не отставать, полезла вслед за Хэл.
   Несмотря на крайнюю степень опьянения, физическая подготовка Оролен ничуть не пострадала, она легко смогла взобраться на балкон третьего этажа и подтянуть подруг.
   - Откуда ты знаешь, что это его квартира? - спросила Хэллин Ени.
   - Интуиция, - та гордо подняла палец вверх, но быстро опустила. - Просто я когда-то ходила в этот дом и примерно помню расположение. Кажется...
   Последнее сообщение явно не повысило Айении настроение, но Оро было уже не остановить:
   - Мы так уже далеко зашли, что стоим-то? Конечно, это та квартира, - и она дёрнула за ручку двери. Что самое странное - она поддалась, и девушки не успели опомниться, как Оролен скользнула внутрь. 'Нас арестуют', - тихо шипела себе под нос Айения, но Хэл отмахнулась от неё рукой:
   - Поздно уже. В крайнем случае, спишем на отравление неизвестным субстратом и невменяемость.
   Так они попали внутрь. Ени сильно испугалась: было так темно, что было невозможно что-либо разглядеть, к тому же Оролен куда-то пропала.
   - Оро! - пискнула она, но ничего не услышала. Тогда Хэл и Ени вцепились друг в друга и, кажется, начали дрожать от страха. - Что делать?!
   - Прекратить вести себя как идиотки. Свет! - раздалось из темноты и комната осветилась. В глубине комнаты стояла хмурая Оролен. - Всё нормально, я всё осмотрела. Никого нет, кажется, это и вправду его квартира.
   - Чёрт! - Хэл вытерла пот со лба. - Ты хоть представляешь, как меня напугала?!
   - У тебя память явно коротковата. Это ничто по сравнению с моими прежними шуточками.
   - Что верно, то верно. Но не смей говорить об этом с таким гордым видом!...
   Пока подруги перепирались, Ени внимательно оглядывала комнату. Большая, аккуратная, с минимумом мебели и какая-то... неживая. На полках стояли книги, но все они были связаны с преподавательской деятельностью Авито. Никаких фотографий, рисунков, украшений. Абсолютно нейтрально. Она обогнула Оро и прошла в другую комнату, точнее, в коридор. В его конце была, очевидно, кухня, насколько она могла разглядеть в свете фонаря.
   - А неплохая квартирка, - подала голос Хэллин, - только пустовато здесь как-то...
   - Да, что верно, то верно. Если он даже дома у себя такой скрытный, неудивительно, что о нём ничего не могли узнать.
   Ени успела заглянуть во все комнаты и оставался только кабинет, где могло храниться что-нибудь интересное. Она уже коснулась двери, когда передатчик домовой системы на входной двери тихо загудел. Девушки застыли.
   - Что это? - одними губами спросила Оролен.
   - Он дает знать, что один их членов семьи вошел в парадные двери, - ответила Хэл.
   - Член семьи?! Значит... Авито?!
   - Но он же должен был приехать только завтра!
   - Так сегодня уже и есть завтра!
   - Что делать? - ошеломлённо спросила Айения. Оролен схватила её и Хэл за руки, потащила в первую комнату, крикнув 'Выключить свет!' по дороге, но выскочить на балкон они уже не успели, послышался звук открываемой двери и Оролен, не успев ничего сообразить, запихала весь в шкаф. В наступившей тишине неожиданно громко прозвучали шаги. Усталый голос Авито сказал: 'Свет', и тьма исчезла. Девушки невольно прильнули к щели, чтобы рассмотреть, что происходит снаружи. В узком промежутке показался Авито, и Ени почувствовала тупую ноющую боль в груди. Она могла не обращать внимания на него на занятиях, но в этой, можно сказать, домашней обстановке, она снова оказалась зачарована его точёным профилем, тёмно-золотыми волосами, изящными ладонями... Он небрежно наклонился, чтобы взять что-то со столика, и её сердце заледенело от силы испытываемых чувств. Теперь она с беспощадной неотвратимостью поняла тщетность своих усилий забыть его. Юношеская влюбленность переродилась во взрослую безответную запретную любовь. Айения надеялась, что когда-нибудь это чувство покинет её, но пока что она полностью тонула в тоске.
   Оролен с Хэллин в это время тоже были захвачены наблюдением за Энзеллером вблизи и обе они были вынуждены признать правоту Ени: мало кто мог сравниться с этим мужчиной, но вскоре отошли и начали лихорадочно думать, как же им отсюда выбраться. Наиболее верным представлялся вариант, в котором следовало дождаться, когда Авито пойдет спать и покинуть его квартиру через окно или дверь, как получится. Значит, оставалось только ждать. Оролен и Хэл практически одновременно пришли к такому решению и немножко расслабились, Оро прислонилась к стенке шкафа, а Хэл начала горестно размышлять, сколько ей ещё нужно сделать к завтрашним занятиям. Лишь одна Ени не отрываясь, смотрела на хозяина квартиры, но вот он исчез из поля зрения и напряжение немного отпустило её.
   Тем неожиданнее для всех стало то, что дверца шкафа резко распахнулась и все они резко попадали вперёд, образовав свалку на полу. Над ними стоял, скрестив руки, Авито с крайне подозрительным выражением лица.
   - Госпожа Шонор! - его голос был резким как бритва. - Вы тут моя единственная студентка, так что потрудитесь объяснить, что всё это означает.
   Девушки начали понемногу приходить в себя и подниматься с пола, но дар речи к ним так и не вернулся. Айения так вообще была в ужасе, но, странное дело, звук его голоса придал ей уверенности.
   - Профессор Авито, - она выпрямилась и посмотрела прямо ему в глаза. - Наша глупость не имеет оправданий, но мы всё же просим нас выслушать.
   - Ну что ж, жду ваших объяснений, - он отошёл к противоположной стене и испытующе поглядел на неё. - Что же заставило Вас пересечь границу личного жилища?
   - Пари, - не задумываясь, выпалила Айения. Авито удивленно приподнял брови, а Хэл и Оро поражённо уставились на неё. - Мы проиграли пари, а ставкой было совершение какой-нибудь глупости, например, залезть в чью-то квартиру. Естественно, мы были не абсолютно трезвы, - да она скорей умрет, чем даст ему узнать, что они попали сюда намеренно.
   - И что это было за пари? - тут он застал её врасплох. Айения начала лихорадочно подыскивать ответ, но тут, к счастью, оклемалась Хэллин.
   - На каком факультете самые классные парни.
   Было очевидно, что Энзеллер очень удивился.
   - И как же вы это определяли?
   - Ставили им баллы, потом по совокупности...
   - И что?
   - Оказалось, что наши факультеты в самом конце. Вот мы и...
   - Значит, Лётная Академия тоже бедна красивыми мужчинами? - тут Хэл поняла, что попалась, но её спасла Оролен.
   - Нет, как раз наоборот. Айения пошла с нами за компанию. Мы же подруги.
   - Да, таких подруг... - и Авито многозначительно замолчал. - Это самое идиотское объяснение, которое я когда-либо слышал.
   - Именно поэтому оно и соответствует действительности, - твердо стояла на своём Айения, вытянувшись перед ним по струнке смирно. - Но всё же мы просим Вас не сообщать об этом нарушении официальным властям. Дисциплинарное наказание мы готовы принять любое.
   - Вы думаете, у меня времени навалом, чтобы его на вас ещё тратить? Убытков нет, так что можете быть свободны. Но в следующий раз будьте осторожней с алкоголем. Это ж сколько надо было выпить... - он прикинул про себя и покачал головой.
   Девушки потихоньку стали пятиться к выходу, всё ещё не веря своему спасению, но Авито уже и перестал обращать внимание на них, отвернулся и думал о чем-то своём. Тогда Оролен что есть духу рванула к двери, Хэллин ненамного от неё отставала, только Ени чуть замешкалась, почти против своей воли оглянулась и увидела, как Энзеллер смотрит на неё и мягко-задумчиво улыбается. Это так поразило её, что она застыла и Хэл пришлось приложить изрядное усилие, чтобы сдвинуть её с места, но уже в последний момент, прежде чем скрыться с её глаз, он тихо сказал: 'Веккьо Шонор!'.
   Выскочив на улицу, Оро перевела дух и отёрла пот со лба.
   - Не думала, что мы так легко отделаемся! Да, такому палец в рот не клади!
   - Десять баллов мы ему дали абсолютно справедливо, но близко к такому лучше, действительно, не подходить! Ени, чего ты там застряла? Я думала, что у тебя сердце остановилось или что-то в этом роде!
   - Он что-то сказал, - Айения пыталась привести мысли в порядок, но получалось плохо.
   - Да? Я ничего не слышала, - удивилась Оро.
   - Еще бы, ты уже грохотала вниз по лестнице. Но я тоже ничего такого не помню...
   - Это было очень тихо, я, скорей, поняла это по его губам.
   - Ну и что же он сказал?
   - Непонятно, как будто... 'Веккйо Шонор'.
   - Это на каком же? - недоумевала Оролен.
   - Постойте, постойте, - притормозила их Хэл, делая руками жесты, как будто пытаясь что-то вспомнить. - Это же авентский! И тогда 'веккьо Шонор' переводится как... 'настоящая Шонор'.
   - Это что? Он был знаком с родственниками Ени? - выразила всеобщее удивление Оролен. И все повернулись и посмотрели на освещённые окна третьего этажа, словно они им могли им что-то объяснить.
   - Да уж, становится всё страньше и страньше, - задумчиво процитировала Хэл. - Ени, ты говорила, что он необычно себя вёл. Может, это связано с твоей семьей?
   - Возможно. Но я не знаю, честно, - растерянно пробормотала Ени. Оролен заботливо пригладила ей волосы:
   - Да ладно, мы вовсе не сомневаемся в твоей честности. В этой загадке разберемся позже, а сейчас надо всё-таки двигать к дому. Хэл, ты хоть относительно знаешь, где мы находимся?
   - Ну, улица Лилейная...
   - А поконкретней?!
   - Где-то на северо-востоке. Я думаю... О, есть идея! Нам же на Третью Левую? Надо дойти до Встречающей площади и отсчитать три улицы слева!
   - Гениально! Знаешь, я всё-таки хотела бы до утра домой попасть!
   - Стоп, теперь идея у меня! - уже привычно прекратила намечавшуюся свару Айения. - Видите огни? Это наверняка Главная улица. Нужно выйти на неё, повернуться в сторону, противоположную Императорскому дворцу и идти, смотря направо. На доме, где поворот на нашу улицу, будет вывеска магазина мебели, я точно помню.
   - О, Шонор, - радостно проревела Оро и мощно хлопнула её по спине, - настоящий навигатор! Далеко пойдёшь! Потопали, потопали! Элруд, тебя это тоже касается! Ну и что, что у тебя ноги не ходят!
   К удивлению самой Айении её маршрут оказался правильным и девушки оказались в своих постелях уже через полчаса. Ени так устала, что заснула, не успев даже подумать о том, что будет завтра делать на МВД.
  
   Но утром ситуация сложилась так, что посещение любых занятий любой из них ставилось под сомнение. Ени проснулась с незнакомым чувством. Она долго не могла определиться, что же всё-таки происходит и открытие её ошеломило: её тошнило, желудок просто гудел и отчаянно хотелось, чтобы весь свет в мире исчез навсегда. К тому же в коридоре раздавались отвратительные звуки шагов. Ени открыла рот, чтобы попросить сдох... быть потише, но вырвался лишь хриплый стон.
   В дверях нарисовалась Хэллин. Выглядела она ужасно, но, наверняка, получше, чем Айения, потому что прочно стояла на ногах.
   - Что, фигово? - не потребовался даже кивок. - Оро вот уже час не вылазит из ванны. Что она там делает, как ты думаешь? Вот, на водички.
   Айения с благодарностью приняла стакан. Вода существенно улучшила её состояние, во всяком случае, она смогла говорить.
   - Что с нами?
   - Это, моя дорогая, называется похмелье. Вот что выпивают Её Императорское Величество и её присные. Здоров же у них желудок, наверное. Я вот покрепче вас обеих оказалась, неизвестно почему, только не сплю с пяти утра и о еде даже думать не могу.
   - Время?
   - Десять.
   - Чего-о-о-о?! - Ени была настолько потрясена, что даже немного привстала, что, понятно, не очень хорошо закончилось. - У нас же в девять занятия!
   - И как бы ты на них пошла? - резонно спросила Хэл. - Спасибо, что с утра - лекции. Убью Ска!
   - Только не до конца, оставь и мне немного, - попросила Айения.
   - И мне тоже, - материализовалась сзади Оролен. Серый цвет лица, мешки под воспаленными глазами... 'Неужели и я так выгляжу?' - спросила себя Ени и содрогнулась. Да, если бы её в ТАКОМ виде увидел Авито... Сбежал бы с криками ужаса, минимум.
   - Так, я уже встала, а ты лежишь! - неприязненно посмотрела на неё Оро.
   - Нет! Прояви милосердие, - захныкала девушка, но тщётно: хотя и не твёрдой походкой, Оролен, тем не менее, подошла к кровати и вытащила её из постели. Немедленно материализовалось зеркало и Ени не успела отвести взгляд. В принципе, всё было не так уж и плохо, поскольку кожа Оро была смуглой, то та и выглядела кошмарно, но Ени просто казалась ещё бледнее. 'Прямо как смерть', - с неудовольствием оглядела она себя. - 'Как в Академию идти?'
   - Так, пойте мне осанну, - распорядилась Хэллин, - во время своей вынужденной бессонницы я нашла кое-какую информацию по этому похмелью. Пройдёмте в кухню.
   - Хэл, ты приготовила еду??!!! - удивление было настолько сильным, что и Ени, и Оролен на время забыли про своё самочувствие.
   - Хотелось бы сказать, что да, - та неопределённо помахала ладонью в воздухе, - но нет, заказала.
   - Уф, а я уж испугалась.
   На кухонном столе уже стояли какие-то бутылки и тарелки. В их содержимое Ени решила не вглядываться, поскольку это явно не нравилось её желудку.
   - Так, сначала это, - Хэл подала им стаканы с какой-то жидкостью, оказавшейся слегка солоноватой на вкус и приятно прохладной, большинство неприятных симптомов похмелья заметно убавили в силе. - Это два, - и она запихнула им во рты какие-то бутерброды. Оро протестующе взвыла, но проглотить всё-таки пришлось. - И завершающая стадия, я надеюсь: чай с лимоном. Я не рискнула давать вам лекарства, мало ли какой будет эффект. Ну как, лучше?
   - Да, значительно, - кивнула Оро, осторожно присаживаясь на стул. - Думаю, я даже смогу пойти на занятия.
   - То же самое, - сказала Ени. - Хэл, ты настоящий гений! Ну что, пошли собираться?
   - Хоть какое-то, но признание, - философски заметила Хэллин.
  
   Странные методы лечения, использованные Хэл, вернули немного краски на лица девушек, но всё равно они оставались бледными до ужаса.
   - Надеюсь, Скакия сейчас помирает, она ведь больше всех выпила, - злорадно сказала Ени, придирчиво рассматривая себя в зеркало.
   - Даже не надейся. У неё желудок лужёный, может такое пойло выпить - нам и не снилось.
   Когда они уже шли по улице, Оро осторожно спросила:
   - Слушайте, вы не помните, мы вчера ничего такого не натворили? Типа залезли домой к одному из преподавателей?
   Айения затормозила на месте: страшные события прошлой ночи начали всплывать у неё в памяти.
   - Чёрт, а я надеялась, что мне это приснилось, - тихо проговорила Хэллин.
   - Боги, какая опасная жидкость! - с ужасом и отвращением заявила Оролен. - Как наши предки могли её употреблять?!
   - Употребляли и вели себя так же по-идиотски. Ты сама разоралась, когда обнаружила, что больше ничего не осталось. И слезно просила Ска принести ещё.
   - Это было помутнение рассудка! - содрогнулась девушка. - Всё, больше ни капли этой дряни!
   - Присоединяюсь, - пробормотала ещё бледная от шока Айения.
   - Да уж, что мы? Это Ени придется отдуваться. Когда у тебя МВД?
   - Сегодня, - еле выговорила та помертвевшими губами. - Всё, я пошла домой!
   - Эй, стой, ты куда! - перехватила её Оролен. - Прогулами ничего не решить, тебе всё равно придется с ним встречаться.
   - Ты не понимаешь! Как я буду ему в глаза смотреть! - Ени пытался вырваться из хватки Оро, но тщётно.
   - Веди себя как будто ничего и не было! - увещевала её Хэллин. - Он подумает, что всё ему приснилось.
   - Он, знаете ли, был не в таком состоянии, как мы вчера!
   - Ени, наплюй! - приказала Оро. - Что, из-за одной глупости всю жизнь себе портить? Попозоришься немного и забудешь. Он же сам говорил, что спустит это дело на тормозах...
   Потребовалось по меньшей мере пять минут, чтобы окончательно уговорить Ени, и то та подумывала сбежать, как только окажется в недосягаемости от цепких ручек Оролен. И тут Хэллин употребила последнее вернейшее средство:
   - Ты же Шонор! Твоя мать устраивала целые погромы в Друине и вряд ли стеснялась на следующее утро!
   Это добило Ени, она опустила голову и пошла на встречу судьбе.
  
   Судьба на удивление оказалась к ней снисходительна. Авито ничем не дал понять, что вчера вообще что-то было и к концу занятия Айения немного успокоилась, но тут её стал грызть другой вопрос: что же он хотел сказать этим 'Веккйо Шонор'? Не было бы ничего удивительного в том, что он знал её мать, в конце концов, он же работал в Лётной Академии. Но дело было в том, что Айения точно помнила слова Кейси о том, что он появился в Друине неизвестно откуда ПЯТНАДЦАТЬ лет назад, то есть через два года после смерти Летиции. Могло быть, что Авито просто был наслышан о знаменитом характере рода Шоноров, но что-то во всём этом не сходилось: слишком уж как-то лично звучали его слова. 'Интересно, кто была эта женщина так похожая на меня?' - лениво размышляла Ени, ухитряясь ещё следить краем уха за дискуссией. - 'Наверное, они не виделись очень давно, ведь Клистин говорила, ему за сорок'.
  
   Дни пошли своим чередом. Девушки строго блюли трезвый образ жизни, а в лицо Скакии было высказано немало откровенных слов, а также предложений сначала пробовать на кроликах, а потом уже на людях. Та в ответ лишь ухмылялась и обзывала их хлюпиками.
   - Вот со мной ничего не было! Не надо было на вас, слабачек, растрачивать столь драгоценную жидкость!
   Поскольку она жила одна, никто не мог опровергнуть её заявления, но все ощущали жуткую зависть.
   - Ещё бы, - с легким оттенком злобствующей зависти говорила Хэллин, - она же всегда употребляла всякую дрянь, приучала организм к отраве!
   - Кто бы жаловался? - спросила Ени, - ты лучше всех нас перенесла это похмелье.
   - Но как подумаю, сколько драгоценных клеток моего мозга пострадало от этой отвратительной жидкости!
   - Хэл, ты как-то странно себя ведёшь, - подозрительно сказала Оро, - выкладывай начистоту. Что-то по учебе? Опять Ашук?
   - Если бы, - отмахнулась Хэл, что заставило недоуменно переглянуться двух других девушек. - Всё дело в том государстве, которое я выбрала для изучения.
   - Ассурн?
   - То самое, с которым у нас военный конфликт?
   - Ну, пока ещё не конфликт, а просто дипломатическое недопонимание и охлаждение. Но информация приходит крайне странная. Да ещё мама мне сказала кое-что тревожное, - и она подняла голову, словно пытаясь найти глазами затерявшийся в Солнечной Системе маленький спутник неподалеку от Сатурна.
   - А что именно? - затаила дыхание Оролен, почему-то впечатлившаяся словами Хэллин, которые она обычно пропускала мимо ушей.
   - Она - военный инспектор всей колонии, поэтому знает некоторые секретные вещи, которые я вам так просто сказать не могу. Только то, что всё это не внушает оптимизма уж точно.
   К университету они подошли в молчании, подавленность Хэллин отразилась и на остальных. Её слова не выходили у Айении из головы. В этот день в расписании стояло занятие с Аланиным, и он пришел почти что вовремя, то есть через десять минут после начала. Но, как и всегда, непунктуальность, на которую ему холодно указала Лиюв, не смогла смутить его и повлиять на его обаяние и преподавательский талант. Обсуждение исторических проблем увлекло всех, но когда Ксандр упомянул о связи современных и исторических проблем, Ени вспомнился утренний разговор.
   - Профессор, - во время занятий Аланин всё-таки удостаивался такого обращения, за пределами университета было достаточно и простого Ксандра. - А не могли бы Вы привести более конкретный пример?
   - О, Айения? - оживился он. - Я тебя ещё не убедил? Что ж, можешь предложить мне какое-нибудь явление нашей жизни... Только, пожалуйста, не слишком новомодное.
   - Тогда расскажите нам, пожалуйста, о нынешней ситуации с Ассурном.
   Если до этого Ени ощущала только смутную тревогу, то теперь она стала вполне отчётливой и даже угрожающей, поскольку Аланин, которого ничто никогда не могло смутить, от нотаций начальства до падения носом в грязь, мгновенно потерял своё всегдашнее оживленно-веселое выражение лица и стал серьезным и собранным. Это была настолько неслыханная перемена в его облике, что весь курс полминуты сидел в шоке.
   - Это очень хороший пример, - медленно проговорил он, отошел к окну и продолжал говорить, смотря в него. - И очень сложный. Подобные ситуации называют пограничными или кризисом. Думаю, я могу вам рассказать то, что знаю, а знаю я, правда, немного. Эта информация несекретная, но лучше не обсуждайте её ни с кем, мало ли что...
   Итак, рассмотрим исходные данные, - немного оживился он, переходя на лекционный тон, - необходимо найти связь между дипломатическим кризисом в отношениях с Ассурном сегодня и каким-либо предыдущим фактом или явлением, относящимся уже к исторической плоскости.
   Прежде всего, очертим современную проблему, хотя это и очень трудно и, как говорили древние, истина видится на расстоянии, но всё же попробуем. Думаю, вы все знакомы с политическим устройством нашего государства? Крайне запутанным и мудреным, надо сказать. Примерно то же и даже в превосходной степени относится и к Ассурну. Власть там базируется на сложном равновесии между двумя аристократически-политическими группировками, но нормальное взаимодействие между ними почти полностью отсутствует. Периодически, примерно раз в семь тысяч лет, власть переходит от одной стороны к другой, что всегда сопровождается кровопролитием и массовыми волнениями и так всегда, не знаю, мне бы это уже давно бы надоело. И вот мы как раз застали завершение цикла: разгромленная оппозиция набрала мощи, а власть предержащие, наоборот, ослабли. Теперь для развязывания конфликта требуется только повод, любой, самый ничтожный. И тут мы, можно сказать, подвернулись под руку. Подошёл срок для регулярного пересмотра пошлин за пользование торговыми путями. Как правило, договоры продляются по умолчанию или сторонами вносятся изменения на дипломатических переговорах. Но между Ассурном и Империей он должен был заключаться в первый раз и всё пошло не так: главы оппозиционной группировки Ассурна выступили с заявлением, что договор заключён с намеренным ущемлением интересов их государства, доказательства, приведенные ими, весьма шатки, но механизм был запущен. Резко возросла политическая активность населения, есть вспышки возмущения, Верховное Правительство пытается удержать власть в своих руках, поэтому не может идти на грубое утверждение своей воли: они балансируют на грани, делая громкие заявления в наш адрес для успокоения общественности, но продолжают переговоры, стараясь избежать войны. Всё же большинство аналитиков считают, что военное столкновение неизбежно, правители Ассурна, скорей всего, предпочтут укрепить свои позиции под предлогом военной угрозы и расправиться со своими врагами. Ну а наши дипломаты оказались в весьма трудном положении: как умиротворить сторону, которая не желает войны, но будет вынуждена прибегнуть к ней? Трудная задача, надо сказать.
   Все молчали. Труднообъяснимый ужас навалился на Айению, как будто она почувствовала, что какая-то неведомая опасность угрожает всему в её мире.
   - Будет война? - пересохшим голосом спросил Анджей. Ксандр обернулся, увидел их напряженные лица и рассмеялся. Его обычный смех смягчил тяжёлую атмосферу.
   - Боже, кажется, я вас напугал! Простите меня, пожалуйста, нет нужды принимать всё так серьезно. Настоящей войны, с использованием всех возможных средств разрушения конечно не будет. Ассурн не настолько глуп, чтобы нападать на столь мощное государство как наше. Но нас, наверняка, ждут горячие деньки. Стычки в космосе практически неизбежны. Но нам-то с вами нечего волноваться, это заботы регулярной армии. Здесь эта угроза наиболее ощутима из-за близости к высшим кругам, вряд ли кто вне Друина очень этим озабочивается. Но даже Университет принимает непосредственное участие во всём этом, ведь наши преподаватели занимают высокие должности в правительстве. Декан не смогла приветствовать вас первого сентября из-за совещания в Совете Пятнадцати. Но, повторяю, вам не о чем волноваться, у Империи бывали деньки и похуже. О! - его взгляд случайно упал на часы, - нам уже пора расходиться. А ведь я не успел провести параллель со сходными историческими процессами в палестинском конфликте. Задание дано, верно? До встречи!
  
   Несмотря на ободряющие слова Ксандра Ени шла домой словно в воду опущенная. Даже самая призрачная возможность разрушения её мира, уютного и безопасного, повергала её в шок. В любом случае, оставалось только надеяться на удачу и мастерство глав государства. 'Но, в принципе, и я сама отвечаю за безопасность Империи', - вяло размышляла она и даже вздрогнула от неожиданности. - 'Ужас какой-то! Но ведь всё возможно...'
   К счастью, Оролен не мучила себя никакими мрачными мыслями, а наоборот, лучилась оптимизмом из-за наконец-то высказанного тренером осторожного одобрения по поводу прогресса её боевых навыков. Глядя на её суперактивные тренировки, Айения в душе с легкостью передоверила защиту государства подруге, которую бы такая перспектива обрадовала бы безмерно.
  
   Заканчивался первый семестр, уже несколько экзаменов были сданы, но промежуточные тесты висели над первокурсниками дамокловым мечом, поскольку они приходились на самые сложные и трудноусвояемые предметы. Всё больше времени студенты стали уделять текстам и учебникам, Ени, хоть и успевала по всем дисциплинам, с удвоенной силой взялась за штудирование 'лётных наук', а про Хэл и говорить нечего: теперь увидеть её, не упершейся глазами в передатчик, было также сложно, как и убедить подружиться с Димирикян. Даже Оролен перенесла акцент с физических усилий на умственные. Теперь девушки в перерывах проводили время в 'Глубинах и вершинах', оценив, наконец, удобство заведения для студентов. Главное было вовремя занять стол и защитить его от чужих посягательств, с чем прекрасно справлялась Оро. Вот и в один из дней Айения, зайдя в кафе, практически сразу обнаружила подруг в их почти традиционном месте. Оролен упорно читала какую-то книгу, не обращая внимания на окружающий гул, а Хэл, как ни странно, задумчиво разглядывала потолок.
   - О чём мечтаешь? - легко хлопнула её по затылку папкой Ени, присаживаясь рядом.
   - Я... это... составляю план для творческой работы, - 'типа' вывернулась Хэллин, но Ени эта фраза не убедила, впрочем, каждый имеет право на свои секреты.
   - Не могу больше! - разорвал воздух печальный стон, обе девушки подпрыгнули на стульях и испуганно воззрились на его автора - Оролен. - Это просто насилие над мозгами! Мне нужно развеяться, побить кого-нибудь, что ли! Где Лецри?
   - Интеллект, что ни говори, у тебя уступает мускулам.
   - Нет, у меня как раз всё гармонично развито, один вид деятельности должен сменять другой.
   - А вот и он, легок на помине, - отметила Ени, посмотрев за спины подруг, чьи лица сразу разительно переменились.
   - Это ты его накликала! - обрушилась на Оро Хэллин.
   - Хватит придуриваться, я же в шутку, - отбивалась та. - Будем надеяться, он нас не заметит. Айения, как у тебя с экзаменами?
   - Кошмар, то есть, как всегда. Мне ещё надо две работы сдать, надеюсь, Синта мне поможет: мы разделили темы для исследования, скооперировались, так сказать.
   - Синта Яминада... - протянула Хэллин. - Что-то часто слышу его имя. Не на нём ли, наконец, остановился твой благосклонный взгляд?
   - И близко не, мы просто общаемся. Хэл, ты так интересуешься моей личной жизнью, а как насчёт тебя?
   - Отсутствует напрочь. Даже самой страшно: Друинский Университет и ни одного приличного парня.
   - Да, вот именно, - поддержала её Оро. - Это вы в Лётной Академии в мужиках как сору роетесь, а на других факультетах с этим напряжёнка.
   - С хорошими мужчинами всегда и везде напряженка.
   - Это верно. Зато у них есть Лецри.
   - Да-а-а. Это существенный минус.
   - Что я слышу? Меня, оказывается, обсуждают в ТАКОМ обществе, - все за столом вздрогнули от знакомых интонаций. 'Вражина подкрался незаметно', - продекламировала про себя Айения, а Оролен, кисленько улыбаясь, обернулась к Акарасу:
   - Да вот, простите, что треплем нашими грязными языками Ваше чистейшее благородное имя...
   - Ничего такого, Лецри, просто мы в очередной раз жалели Ени, что она вынуждена почти каждый день любоваться на твою физиономию.
   - Ты тут уж преувеличиваешь, Хэл, никаких особых страданий я не испытываю. Было бы из-за чего, - Ени, скрестив руки на груди, равнодушно смотрела на Акараса. Ей показалось или он всё-таки немного побледнел под своей всегдашней язвительной маской?
   - Действительно, мы с госпожой Шонор друг другу ничем не мешаем, скорей наоборот. Но как же я благодарен, что Лётная Академия находится в отдельном здании: видеть вас каждый день было бы настоящим испытанием.
   - Да, особенно для твоего хорошенького личика, - ухмыльнулась Оролен и надкусила лежавшее перед ней яблоко.
   - В самом деле, Сакаят, тебе терять нечего, ни о чьём достоинстве тебе печься не нужно, так почему бы и вправду не устроить драку в центре Императорского Города?
   Оролен поперхнулась яблоком, а Ени и Хэл изумленно уставились на него. Это было что-то новенькое: раньше Лецри никогда так откровенно не нарывался.
   - У меня что-то со слухом? - недоуменно спросила их Оро. - Наш принц желает, чтобы я сделала ему максимально чувствительный массаж?
   - Сакаят, когда ты, наконец, поймешь, что твои угрозы меня не пугают? - надменно бросил Лецри и удалился, а девушки остались сидеть донельзя поражённые.
   - Не знаю, какой у него диагноз, но он явно прогрессирует. Он, что, действительно считает, что я просто выделываюсь и не смогу показать ему кто есть кто?
   - Идиот, - прокомментировала Ени.
   - Согласна, - высказалась Хэл. - Иногда мне кажется, что он живёт в каком-то своем придуманном мире.
   - Хорошо, что мы в нем не живём. Иначе я сошла бы с ума, - выразительно заметила Оролен. - О'K, пока не забыла со всеми этими экзаменами: большой приём состоится в эту субботу. Очень удачно выпало.
   - Ты о... - удивленно начала Ени, но Хэл пнула её под столом.
   - Надеюсь, ты не будешь готовить сама? А припрягать Айению я тебе не позволю: у нас экзамены.
   - Ну а на подарки-то я могу рассчитывать?
   - Могла бы и не спрашивать. Всё уже давно готово к твоему дню рождения!
   - А! Да, конечно! - наконец смогла понять происходящее Айения. - Мы же не забыли даже во всей этой суете...
   - Это хорошо, а то бы я обиделась, - Оролен ослепительно улыбнулась и направилась за порцией своего любимого белого мяса. Ени продолжала улыбаться еще минуту, на всякий случай, если та обернется, а потом наклонилась и горячо зашептала Хэллин на ухо:
   - Почему ты меня не предупредила?! Я выглядела полной дурой!
   - Как будто я сама помнила! - Хэл ухитрялась говорить, не разжимая губ. - С этими экзаменами у меня всё вылетело из головы. Я только что вспомнила, что не поздравила с днём рождения свою бабушку.
   - Ладно, проехали. Что будем дарить?
   - А что, по-твоему, приглянется Оро? Я тут недавно видела в одном антикварном бутике очень элегантную катану...
   - Вообще-то, она бы больше оценила, если бы это было что-то огнестрельное.
   - К сожаленью для неё и всеобщему спасенью, это запрещено. Ты согласна?
   - А куда я денусь? До субботы всего ничего...
   Тут успела вернуться Оролен и им пришлось прерваться.
   - О чём это вы тут без меня разговаривали? - от её хищно-слащавой улыбочки сводило скулы, но тренированная Хэллин быстро нашлась:
   - Обсуждали очередной закидон Аланина. На очередное занятие он надел винтажную футболку с надписью на древнем языке: 'Начальство должно умереть'. К несчастью, один из заместителей декана знал этот язык.
   - Ну, я думаю, Аланину больше уже ничего не страшно в этой жизни! На прошлой лекции он опять дал не тот адрес для расположения материалов, мы все с удивлением увидели список блюд, которые можно приготовить из баклажанов или что-то вроде этого. Его начальство, видимо, уже ничем не проймёшь. Эх, но он такой лапочка! - и Оролен погрузилась в сладкие мечтания, а её подруги с облегчением вздохнули и поздравили себя с тем, что опасная тема была ликвидирована.
   - Мне тоже пора подкрепиться, - поднялась с места Хэл. - С утра не ела ничего. Оро, ты не видела: есть ли там фаршированные грибы?
   - Без понятия. Я в раздел экзотики не суюсь, - и Оролен принялась за еду. Айения не была голодна, поскольку хорошо поела дома, поэтому, откинувшись на спинку, начала оглядывать зал в поисках знакомых лиц и в особенности Элессиева, который обещался принести ей книгу из старинной библиотеки своей семьи, но он отсутствовал. Мимоходом она заметила, как Хэллин чуть не столкнулась на обратном пути с Лецри и, очевидно, обменялась с ним парой язвительных выражений, но тут её внимание отвлёк какой-то парень в белой куртке, всё же Рэйфом не являющийся.
   - Знаешь, что меня угнетает? - вдруг заявила Оролен, мрачно уставившись в тарелку, и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Я всегда думала, что в Друине у меня не будет проблем с тем, чтобы найти парня, что все здесь будут настолько высокого класса, что не будут обращать внимания на моё физическое превосходство, а может даже будут сильнее меня. Но, как выяснилось, на это совершенно не хватает времени. Плюс все первокурсники вышли оттуда же, откуда и мы, и ничем особенным не отличаются, а до более высокого уровня уже мы не дотягиваемся. И вот скажи: как жить, когда разрушены последние мечты?!
   - Ты преувеличиваешь. Мы привыкнем ко всему этому, жизнь наладится, мы повзрослеем, начнем привлекать внимание 'более высокого уровня' и всё будет хорошо.
   - Для кого как! - скептически заметила Оролен. - Тебе с твоим талантом, происхождением и хрупкой внешностью, конечно, бояться нечего.
   - Можно подумать - ты тут бесталанная! И слова о моей внешности я на этот раз приму за неудачную шутку.
   - Ладно, давай прекратим, а то Хэл подойдёт и издеваться начнет. А вот и она, по шагам узнаю...
   Айения в очередной раз подивилась извилистым путям мышления Оролен (или все студенты Военной такие?) и открыла передатчик, но неожиданно стол тряхнуло и её палец соскользнул с кнопки. Она мысленно чертыхнулась и подняла глаза: оказалось, что причиной был поднос Хэллин, который та бросила на стол. Ени собиралась, было, возмутиться, но заметила, что руки Хэл как-то странно дрожат, а потом сверху упала какая-то капля... Айения подняла глаза ещё выше и застыла в шоке: из глаз девушки медленно катились слезы. Оролен тоже почувствовала что-то неладное и взглянула на подругу. Увиденное заставило её перемениться в лице.
   - Извините, я не хотела, - тоже дрожащим голосом проговорила Хэл, пытаясь, очевидно, сдерживаться, судя по её судорожно сжатым кулакам, но не могла справиться с собой и отошла к окну. Оролен сорвалась за ней:
   - Хэл, что случилось?!
   Ени с тревогой наблюдала сцену, вырисовавшуюся на фоне залитого светом прямоугольника. Поначалу, Хэллин, наверное, отнекивалась, но затем потеряла контроль и начала судорожно сотрясаться в тихих рыданиях. Оролен не отставала и, встряхивая подругу за плечи, что-то ей говорила, затем, видя, что её слова не доходят, просто обняла ту. Айения хотела бы присоединиться к ним, но не чувствовала себя достаточно уверенной, поскольку именно сейчас стала такой очевидно разница в глубине привязанности. Хэллин и Оролен имели между собой гораздо больше общего и знали многие секреты друг друга, поэтому Ени оставалось беспомощно наблюдать за всем со стороны. Наконец, Хэл немного успокоилась и смогла что-то внятно сказать Оро. Лицо той потемнело от гнева и она яростно метнула взгляд в другой угол зала. Ени проследила за ним и через несколько секунд обнаружила там единственного знакомого - Лецри. Да, чего и следовало ожидать. Но он впервые довел кого-то до слёз, да ещё и так сильно... Обычно для Хэл и для Оро это кончалось простой кратковременной вспышкой гнева, так что произошло сейчас? Айении против своей воли стало любопытно. Но всё любопытство закончилось, когда она снова посмотрела на Оролен: на нём явственно читалась ничем не сдерживаемая ненависть, на мгновение она даже испугалась.
   Оро мягко, но решительно отстранила Хэл и направилась к Лецри. Ени вскочила и подбежала к всхлипывающей подруге:
   - Хэл, не стоит он этого! Что бы он ни сказал - наплюй, ты же знаешь, эта мразь ни на что серьёзное не способна...
   Та же невидящим взглядом рассматривала свои дрожащие пальцы и сбивчиво, как казалось, самой себе говорила:
   - Сорваться от какой-то фразы... какая глупость... невыдержанность... позор... - и она опять сорвалась в рыдания. Ени обняла её и стала успокаивающе гладить по голове, с тревогой взглянув в противоположный угол зала. Там Оролен уже подходила своей хищной походкой к намечающейся жертве, которая как всегда индифферентно взирала на приближающуюся к ней гибель. До Акараса оставалось ещё метров десять, когда Оро остановилась:
   - Лецри!! - она крикнула так громко, что внимание всех присутствующих было привлечено к этой сцене. - Вот скажи мне, зачем ты это сделал, а?! Раньше это были простые тупые и никчёмные оскорбления с твоей стороны, да и мы в долгу не оставались, но зачем ты сказал ЭТО?!!!
   В ответ на свой яростный вопрос Оролен дождалась лишь язвительной улыбочки:
   - Не понимаю в чём дело. Это же не клевета, ведь так? В чём проблема? В том, что я упомянул некоторые научные факты из биологии?
   - Ах вот, значит, как, - Оролен опустила голову и с шумом выдохнула. Айения поняла, что она пытается хоть как-то обуздать свою ярость. Тем временем, Хэллин продолжала плакать, но теперь прибавились какие-то бессвязные слова, Ени прислушалась и разобрала что-то вроде: 'Грязные... вовсе нет... они не грязные... просто так получилось...'
   Оролен, видимо, смогла справиться с собой и, подняв голову, спокойно посмотрела Акарасу в глаза.
   - Что ж, если для тебя всё так просто, тогда я просто собираюсь в качестве платы за боль, причиненную моей подруге, причинить тебе столько страданий, сколько смогу моей 'варварской' силой. Надеюсь, это заставит тебя в будущем выбирать слова.
   Лецри опять язвительно усмехнулся.
   - Не слишком ли ты много на себя берёшь? Это тебе не колледж и не тёмная улица, где никого нет. Это Императорский Город, если ты ещё не поняла!
   - Хм! - Оролен ухмыльнулась, занимая удобную позицию. - Ты думаешь, это меня остановит?
   Хотя всё к тому шло, удар, который она нанесла Акарасу, был неожиданнен почти для всех присутствующих. Отчасти из-за невероятной скорости, а частью и из-за неверия в реальность происходящего. Очевидно, прошло слишком много лет со времён молодости Летиции Шонор и драка в центре Друина казалась чем-то невероятным.
   Лецри, получив в челюсть, пролетел по дуге и врезался спиной в ножку стола. Как ни странно, он смог приподняться и, держась рукой за лицо, сказал:
   - Вот ты наконец и проявила себя, Сакаят! Такое поведение позорит...
   - Заткнись! - лениво бросила ему Оро, разминая ладони. - Это я просто привела тебя в надлежащее положение. Ты же никогда не сможешь драться с противником лицом к лицу. Это только начало, я же сказала.
   В глазах Акараса не было и тени страха, казалось, он считал, что инцидент исчерпан, и более того, он вышел победителем, поскольку Сакаят не смогла удержаться в рамках приличий... Тем внезапнее сменилась надменность изумлением в его глазах, когда Оролен опять в считанные мгновения преодолела расстояние между ними и нанесла точный удар прямо в грудь. Парень повалился вперед и захрипел, его и так не смуглое лицо стремительно побледнело.
   - Ну что ж ты, Лецри? - Оролен мягко кошачьим шагом обходила его по кругу. - Что-то я не слышу твоих обычных язвительных замечаний начет моего происхождения, отсутствия твоей аристократической утонченности... Почему сейчас ты не лезешь своими грязными руками в чужую жизнь?! - это было жёстко. Нога Оролен так сильно припечатала его плечо к полу, что он даже не смог вскрикнуть.
   - Оро! - вырывалось у Ени. - Прекрати! Ты можешь пострадать из-за этого...
   Оролен обернулась и понимающе ухмыльнулась:
   - Не бойся, Ени! Я не собираюсь портить себе жизнь из-за какого-то урода. Как бы мне ни хотелось сломать ему все кости, я ограничусь только нежно лелеемой гордостью этой дряни, слышишь, ты! - и она пнула лежащего Акараса под ребра, что всё-таки заставило его поднять голову. Айению поразил его затравленный взгляд, которым он окинул зал. Очевидно, он до сих пор не верил в реальность происходящего, но ужас уже начал проникать в его сознание и, когда Оролен следующим ударом отбросила его к стене, он уже даже и не пытался сопротивляться, а почему-то начал обводить всех глазами. Сначала Айения не могла понять в чём дело, но потом её как будто током ударило: Лецри ждал, когда кто-нибудь вмешается! Он не мог сражаться с взбесившейся Оролен на равных и поэтому надеялся на чью-то помощь. Но даже сейчас под градом жесточайших ударов он совершенно не вызывал у девушки жалости и желания помочь. И также, очевидно, было и со всеми остальными. Люди только равнодушно очищали пространство, чтобы Оро было удобней избивать его. Наверное, репутация Акараса была известна уже всему университету и его 'наказание' все считали вполне обоснованным. Когда он понял, что всюду натыкается только на безразличные взгляды и поддержки ждать неоткуда, то совершенно пал духом и больше даже не шевелился, так что Оролен скоро надоело занятие.
   Ени понемногу начала возвращаться к реальности и почувствовала некоторый дискомфорт: Хэллин крепко держалась за её руку, болезненно сжимая её, и, не отрываясь, напряженно смотрела на разворачивающуюся сцену. Айения даже испугалась за неё из-за поразительной бледности, покрывшей её лицо, и дрожащих пальцев. 'Очевидно, это шок', - решила она. - 'Бедная Хэл, в таком состоянии... Лецри получает по заслугам'.
   Тем временем Оролен уже потеряла свой запал.
   - Лецри, надеюсь, ты уже понял, в чём была твоя ошибка. Если ты думал, что можешь безнаказанно причинять боль другим, то вот тебе доказательство обратного! Ты настолько отвратителен, что все были бы рады, если бы я избавилась от тебя навсегда!
   Скорей всего, не по её словам, а по тому факту, что он больше не чувствовал ударов, Акарас осознал, что всё закончилось. Он привстал, тяжело дыша, и, стоя на коленях, в последний раз безумным взглядом окинул зал, где студенты уже начали возвращаться к обычным делам, как будто ничего такого и не произошло. Наконец, он поднялся и, шатаясь, вышел наружу, причём его скорость возрастала по мере приближения к выходу. Оролен со всё ещё с искаженным смесью разнообразных чувств - там были и ярость, и усталость, и какая-то мучительная тоска - лицом проводила его глазами, а затем, словно придя в себя, направилась к подругам, улыбаясь и показывая подругам знак победы.
   - Вот я и оторвалась! Нет, всё-таки ничего нет лучше для расслабления, чем хорошая драка!
   Ени в легком шоке смотрела на неё, не готовая поверить, что всё может так легко закончиться, что подобные действия считаются чем-то обыденным. Она перевела взгляд на дверь, за которой скрылся Акарас, и два образа появились у неё перед глазами: внутри себя она вновь увидела того мальчика, который бился в конвульсиях на Встречающей площади, и сегодняшнего Лецри - настолько парализованного каким-то ужасом, до потери связи со всем окружающим. Айения почувствовала, что она так всё оставить не может, поэтому мягко отстранила всё ещё цепляющуюся за неё Хэллин и побежала к двери.
  
   Как ни странно, она нашла Лецри довольно быстро, наудачу или интуитивно свернув в боковой проулок справа, сразу рядом с выходом. Он сидел на выступе здания, как-то странно скрючившись и закрыв голову руками. Айения замедлила шаги и постаралась приблизиться как можно тише, но Акарас всё равно услышал и поднял голову. Её поразила его бледность и отчаянное выражение глаз, на скуле уже проступили синяки, но он, очевидно, не обращал на это внимание и, вообще, смотрел как бы в пространство. 'Тоже шок, наверное', - подумала Ени и боязливо сделала ещё несколько шагов.
   - Зачем ты пришла? - вот что по-настоящему поразило её: надломленный и отстраненный голос, никакой надменной вежливости и язвительности, без которых не мыслился Акарас Лецри.
   - Если б я сама знала. Интересно...
   - Что интересно? Наблюдать за моим позором?!
   Тут у девушки действительно вылезли глаза из орбит. Гордец занимается самобичеванием? А её сокурсник низко опустил голову, так что лоб почти коснулся коленей, и отчаянно заговорил. Видно, ему было уже всё равно, кто может его услышать.
   - Почему?! Почему?! Почему все стояли и смотрели?! Почему никто не вмешался?!...
   - Потому что давным-давно мечтали это сделать! - вставила, не подумав, Ени. Лецри как бы очнулся и внимательно посмотрел на неё с какой-то язвительной усмешкой.
   - Странно, я ведь до сих пор не могу в это поверить. Когда так долго обманываешь себя и вдруг иллюзия исчезает, становится очень неуютно, это какой-то абсолютно новый мир. И я не знаю, как жить в нём... Я, что, действительно такой дурак?
   - О, ещё какой! - Ени удобно оперлась спиной о стену и незаметно отключила связь, чтобы никто не позвонил в неудачный момент.
   - И много людей меня ненавидят? - продолжал расспросы Акарас.
   - Не думай о себе так много. Ты, скорей, раздражающий элемент, в присутствии которого все чувствуют себя неуютно. Но, думаю, Оро и Хэл тебя действительно ненавидят. Что ты такого ей сказал?
   - Ужасную вещь, - Акарас словно смотрел внутрь себя с каким-то болезненным любопытством. - Ужасную и отвратительную. Если бы я услышал это от кого-нибудь другого, то счёл бы его выродком. Что же со мной происходило? - он опять закрыл лицо руками и начал говорить сам с собой. - Как? Как? Как?! Боги, как я мог не понимать?! Ведь я даже скрывал это от отца... и в то же время считал, что всё делаю правильно...
   - Наверное, у тебя раздвоение личности, - 'тактично' заметила Ени.
   - Не знаю. Но с психикой что-то не в порядке точно. Просто... - он откинул голову назад и рассмеялся, - я всё время объяснял сам себе, почему я один. Оказывается, это несложно: верить в однажды внушенную дурацкую идею и поворачивать все факты в её пользу. Но зато потом, когда эту идею низвергают, весь твой мир рушится...
   - По-моему, намечается отклонение в сторону обвинения каких-то вражеских сил, но девятнадцать лет - достаточный срок, чтобы отвечать за себя.
   Акарас с искажённой ухмылкой взглянул на неё:
   - Ну простите меня за то, что пытаюсь оправдать себя. Трудно сразу начать каяться во всех смертных грехах. Это действительно очень тяжело. И никто, кстати, сильно не пытался это всё исправить. Все сразу приняли мою роль изгоя, над глупостью которого можно посмеяться, и никто даже не пытался даже объяснить мне, что происходит. Я постоянно нарывался на Элруд и Сакаят исключительно потому, что они мне хотя бы отвечали. Все остальные просто игнорировали. И я, странное дело, думал, что так и надо.
   - И у тебя, что, всю жизнь не было друзей?
   - Да, не было. Невероятно, правда?
   - Ну почему же? У меня тоже до последнего времени. И, несмотря на это я не стала наглой высокомерной грубиянкой.
   - Зато явно научилась судить других. Можете говорить, что хотите, и считать меня кем хотите, но никто не представляет, что это такое: когда тебе из дня в день твердят одно и то же, о твоей исключительности, ответственности, о том, что ты должен получить этот чертов титул и держаться подальше от всего, что может повредить нашей чести. Мама совсем помешалась на том, чтобы восстановить положение своей семьи, пусть даже через Лецри. Никто не знает, каково это: когда тебе мать каждый день говорит только об обязанностях и чести рода!
   - Да, не знаю, - просто ответила Ени. Лецри взглянул на неё и понял, что его занесло.
   - Прости. Я не подумал.
   Они помолчали немного и Акарас повторил свой вопрос:
   - Так зачем ты сюда пришла?
   - Я же сказала: интересно, - пожала плечами девушка. - А если конкретней - я думала, что сейчас что-то изменится, не будет таким как раньше. Почему-то была уверена, что это не обыденное избиение. И что теперь всё будет по-другому, если я пойду.
   - Да уж, верно, как раньше - не будет, - усмехнулся он. - В интуиции Вам не отказать, госпожа Шонор. Только я теперь совершенно не знаю, как жить дальше. Как теперь общаться с другими? Ничего не посоветуете?
   - Ну, во-первых, не бояться того, что впереди. Уверяю, уже через пятнадцать лет о Вашем недостойном поведении будут вспоминать как об анекдоте, господин Лецри, - невозмутимо ответствовала ему Ени. - Если суметь признать свои ошибки.
   Юноша испытующе, но с какой-то надеждой посмотрел на неё долгим взглядом.
   - Если хочешь, можешь звать меня Акарас.
   - Айения, - это было так естественно, что Ени даже не удивилась, когда они улыбнулись друг другу. Затем Акарас встал и направился к выходу из переулка.
   - Это... - он обернулся через плечо, - можешь счесть меня слабаком, но сейчас я ещё не готов к этому, поэтому, пожалуйста, скажи Хэллин, что я очень сожалею. Я действительно не должен был этого говорить. Да и, думаю, сейчас она не примет от меня извинения. Может, в будущем... Хорошо?
   - Не проблема.
   - Спасибо, - поблагодарил её Лецри и вышел на площадь, залитую поздним осенним солнцем, таким ярким, что его силуэт почти растворился в этой белизне. Ени улыбнулась про себя и опять вспомнила то, что видела первого сентября. Было приятно думать, что, может быть, тот плачущий навзрыд мальчик больше никогда не будет испытывать такой боли и отчаяния.
  
   Как и следовало ожидать, в кафе её подруг не оказалось, поэтому Ени потихоньку пошла домой, по пути раздумывая как бы объяснить девушкам свое, по меньшей мере, странное поведение. Ничего убедительного она так и не придумала, и последним выходом оставался экспромт.
   Мрачная Оро встретила её в коридоре:
   - Ну и? - более пространного вопроса не понадобилось.
   - Ты не поверишь, - Ени с преувеличенной заботливостью пристраивала свою куртку на вешалку, - но я стала свидетелем ещё более интересного представления чем то, что имело место быть в 'Глубинах и вершинах'.
   - Лецри?
   - Да, и у него было гораздо более интересное амплуа, чем ты можешь себе вообразить.
   - Конкретней, - почти против своей воли заинтересовалась Оролен, которая вначале намеревалась попрекнуть Ени предательством дружбы.
   - Представляешь, все девятнадцать лет своей жизни он был свято уверен, что его поведение - идеально для наследника рода Лецри. И вот на двадцатом году у него открылись глаза.
   - Шутишь?! - Оролен от изумления покачнулась и схватилась за стенку. - Он ничего не понимал, правда?! Это ж каким идиотизмом надо страдать? Или иметь сверх меры промытые мозги!
   - Мамочка постаралась, причём, как я поняла, подошла к процессу творчески и с размахом.
   - А, ну кто бы сомневался. А чего это он с тобой разоткровенничался, а?
   - Шок и всё такое. Может быть, он впервые в жизни перед кем-то раскрылся, а я тут под руку подвернулась. Но знаешь ещё что, можешь считать меня излишне чувствительной, но он не так плох. Во всяком случае, не безнадёжен. И я буду рада, если он сможет измениться.
   - Не факт, - Оролен всё ещё сохранила недоверчивость и скрытую злобу. - После того, что он сделал Хэл...
   - Ну, он же извинился...
   - Что?!! - Оро неловко взмахнула руками и ударилась об стену. - ЛЕЦРИ ИЗВИНИЛСЯ????!!!
   - Да, - утвердительно кивнула Ени. - Я сама только сейчас понимаю, как это странно звучит. Но когда он сказал это, всё показалось естественным. Он действительно раскаивается.
   - Что-то случилось с этим миром... - пробормотала Оролен. - Но сказать просто 'Прости' явно недостаточно. Я бы на месте Хэллин просто размазала его по стенке. Что я впрочем, и сделала...
   - Ах да, как она?
   - Лучше, чем можно было предположить. Она очень сильная и справится.
   - А?... - Айения, не продолжая, вопросительно посмотрела на подругу. Та качнула головой:
   - Это действительно очень личная вещь и я не могу тебе рассказать. Пусть Хэл решает.
   - Я вовсе не из-за любопытства... Просто когда мы там были, я вдруг почувствовала, что вам вполне хватает вас двоих, я до сих пор лишняя...
   - Не говори глупостей! - Оро так стукнула её по спине, что Ени чуть устояла на ногах. - Есть такие тайны, которые и самым близким не расскажешь. Я сама узнала случайно...
   - Ну а ты? У тебя не будет неприятностей из-за сегодняшнего?
   - Фи, - Оролен пренебрежительно повела головой. - Для этого нужно заявление. Чьё, Лецри? Это ж ему нож по сердцу, его же гордость задета. А другим на это наплевать.
   - Ладно, но всё равно, по-моему, Лецри сильно изменился...
   - Ну, это лично твоё мнение. Я как-то слабо в это верю. Зайдёшь к Хэл?
   - А можно?
   - Думаю да. Она бы сама хотела с тобой поговорить.
   Когда Айения вошла в комнату Хэллин, то поначалу не смогла её найти. Та сидела в самом углу за дверью, уткнув голову в колени. У Ени мелькнула мысль, что сегодня она уже видела кое-кого в этой позе.
   - Привет, - сказала она и сразу поняла, как глупо прозвучало это слово. - Как ты? - уже ближе, но всё равно недостаточно.
   - А знаешь, ничего так, - Хэл откинула спутанные волосы с лица и посмотрела на Ени покрасневшими глазами. - Бывало и хуже. Ты садись, чего стоишь?
   - Ну... это... - Ени пристроилась на краешке кровати и мучительно пыталась придумать что-нибудь сказать. Получалось плохо. Она не привыкла разговаривать на личные темы и не могла представить, чтобы немного истеричную, но всегда такую упорную Хэллин что-то так сильно задело.
   - С возрастом, оказывается, ничего не меняется, - неожиданно сказала та. - Почему-то никак не получается относиться к 'проблеме' по-взрослому. Стоит только какой-то мелочи напомнить тебе и сразу начинаешь рыдать.
   - Но вряд ли, то, что сказал Лецри, - мелочь.
   - Да уж, кто бы мог подумать, что этот идиот всё-таки сможет вычислить уязвимое место и окажется достаточным мерзавцем, чтобы этим воспользоваться. Ени, слушай меня, - она развернулась и пристально посмотрела на подругу.
   - Хэл, ты вовсе не обязана мне ничего объяснять, - запротестовала та.
   - Обязана-не обязана, не в этом деле. Лучше я расскажу, чем будешь теряться в догадках и додумываться сама.
   - Да я вовсе...
   - Знаю, знаю, но моё поведение сегодня просто не сотрется у тебя из головы. Кроме того, я действительно хочу рассказать. И ещё я считаю, что ты можешь всё понять.
   Айения больше возражать не стала, а Хэллин откинулась на спинку кресла и, закрыв глаза, тихо начала:
   - Ты ведь знаешь, что такое межвидовые браки? Конечно, знаешь, ведь твой отец был землянином, а мать - тэдэанкой. Во всяком случае, частично. До сих пор существует некоторое количество теорий, объясняющих почему существа, родившиеся на разных планетах, могут иметь общих детей. Вступать в брак с представителем другого вида можно свободно, но вот на потомство наложено негласное табу. Ты удивлена? - девушка приподняла веки и взглянула на Айению. - Не в виде закона, конечно, но это... просто не принято, можно так сказать. Потому что никто не может предсказать результат от смешения генов. Мы с тобой обе, Айения, в некотором смысле, чудо. Шоноры редко смешивали свою кровь с кем-нибудь иным, кроме тэдэанцев, но ты - наполовину человек, уникальное существо, и в то же время без генетических изъянов. Мне повезло меньше. Дедушка, папин отец, был наполовину авентом, а у мамы в дальних родственниках числился тэдэанец. Никто в нашей семье не представлял себе, что такое генетические отклонения, касающиеся лично его. Мама и папа не делали тестов на совместимость. Кто бы мог подумать, что такая малость может привести к такому... Однажды мама пришла в больницу за результатами анализов и ей сказали, что, возможно, у её ещё нерождённого ребёнка есть патологии в геноме. Она никогда мне не рассказывала, как это было, об этом вообще не говорят, но у неё до сих пор на ладони есть шрамы от ногтей. Я точно не знаю, как они появились, но... Мои родители прошли через настоящий ад, тем не менее, у них всё получилось. Десятки операций, тысячи инъекций с ретро-вирусами. Мое развитие искусственно задержали на насколько лет, на самом деле я намного старше вас с Оролен. Сейчас можно спасти кого угодно, даже абсолютно нежизнеспособное существо, необходимо только заменить 'порченые' гены на новые. Уже не твои. Не те, которые достались тебе от родителей. Не твоего рода. Некоторые называет гены таких 'исправленных' людей грязными, поскольку в них уже нет органической связи с их родом. Конечно, это грубо и неприлично, разумные люди понимают безосновательность таких утверждений, и нормальный человек никогда такого не скажет. А Лецри, - она выделила его фамилию, - вот додумался. Ну вот, кажется, и всё.
   Айения, немного ошарашенная, пыталась собраться с мыслями. Ей действительно открылся внутренний мир её подруги, она узнала её сокровенную тайну, да ещё такую... И ещё она чувствовала себя немного неуютно: из-за того что ей повезло не попасть под ту беду, которая поразила семью Элруд.
   - Ени, ты тут не обращай внимания на то, что я наговорила. На самом деле, я давно свыклась с этим, просто от неожиданности... Мы, я думаю, на равных, сама понимаешь...
   Действительно, зато у Хэллин была мама... Впрочем, Ени вспомнила, что она почти ничего не знает о своём происхождении. Вполне возможно, у её матери были такие же проблемы во время беременности...
   - А как Лецри узнал об этом? - быстро спросила она, желая прервать подобные мысли.
   - Точно не знаю, но его тетка лежала в одной больнице с мамой, может, из этого источника... Какой-нибудь из очередных надменненьких разговоров в семейке Тэйво. Тогда, надо признаться, он долго терпел прежде чем высказать мне все это.
   - Ах вот что, пока не забыла, - спохватилась Ени. Она встала, подошла к подруге и склонилась в церемонном поклоне. - В моем лице высокочтимый Акарас Лецри приносит Вам свои нижайшие извинения.
   Хэл изумленно воззрилась на неё:
   - Несмешная шутка.
   - Что ты, всё абсолютно серьезно. Я не зря покинула вас с Оро в такую тяжелую минуту. Мне повезло лицезреть впечатляющую сцену раскаяния. Через столько лет у него наконец-то открылись глаза.
   - Определенно с тобой что-то не в порядке, - недоверчиво проговорила Хэл, - Оролен всё-таки достаточно опытный боец и она не могла так сильно ударить его по голове.
   - Вот, и она мне не поверила. Помнишь, первый раз, когда мы встретились, Оролен обвиняла тебя, что ты оправдываешь его из-за семейных обстоятельств? Доля истины в этом действительно есть.
   - И ещё гены Тэйво, - подхватила Хэл. - Не ощущаешь юмора ситуации?
   И они рассмеялись, заставив напряжённость исчезнуть полностью.
   - Ладно, пошла я, мне ещё нужно в Академию, - сказала Ени и направилась к двери. Около самого выхода она повернулась и сказала уже погрузившейся в свои мысли подруге: - Он и в самом деле не заслуживает стопроцентно отрицательной оценки. Знаешь, он мне сказал, что приставал к вам с Оро только потому, что вы - единственные, кто с ним хоть как-то разговаривал. Пока!
   И она ушла, не заметив, как внезапно изменилось лицо Хэл, как будто вспышка надежды и горечи промелькнула у неё в глазах.
  
   В этот день у первого курса было два занятия. На первом Айения мало думала об изучаемой теме, в основном занимаясь перебиранием в памяти сегодняшних запоминающихся событий. На втором преподаватель поинтересовался причиной отсутствия Лецри, и её мысли приняли другое направление, даже два. Первое, сколько займет психологическая реабилитация Акараса и как скоро он появится на занятиях. Второе: с кем бы поделиться переполняющими её новостями. Вторую мысль она постаралась изгнать как явно недостойную, поскольку вопрос касался личных дел других людей, но всё же... Лав, конечно же, была бы идеальной кандидатурой, не Асатани же все это в красках расписывать. Нет, об этом не может быть и речи...
   Все сомнения разрешились, когда на перерыве Лавендер подошла к ней с таинственным видом.
   - Я тут кое-что узнала, - она делала заковыристые пассы рукой, - совершенно невероятную вещь. Правда, что Лецри избили? - неожиданно выпалила Лав, не в силах уже больше сдерживаться. - Ты что-нибудь знаешь?! Это же была Оролен, верно?
   - Ну, я не могу тебе говорить откровенно, - девушку опять охватили муки совести. - В этом замешаны другие люди... В общем, правда! - решилась она. - Лецри совсем обнаглел и серьезно оскорбил Хэллин. Оро взбеленилась и дала ему по мозгам.
   - И полностью заслуженно, надо сказать, - заметила Лав. - А что он ей такого сказал?
   - А-а... вот, - неопределенно махнула Ени рукой и перевела разговор на другую тему.
   Можно было смело утверждать, что избиение Лецри стало основной темой для обсуждения в тот вечер. Очевидно, много времени прошло с знаменитых побоищ, в которых принимала участие мать Айении, и Друинское население уже от такого отвыкло. А в квартире на улице Жемчужно-Несгибаемой вечер прошел на редкость обыкновенно: Хэл уже оправилась и, если не считать некоторого необычного спокойствия, выглядела абсолютно нормально, так что им с Оро не пришлось натужно изображать весёлость. Когда Ени принесла ворох сплетен, то они весело провели время, обсуждая домыслы (Хэл и Оро свою связь благоразумно отключили).
   - Можно сказать, жизнь прожита не зря, - бодро заявила Оролен, встав и потянувшись. - Хоть на один день, но я стала популярной в Друине!
   - Калиф на час, - скептически заметила Хэл. - Может сделать завтра вид, что это меня не касается?
   - У тебя это может и прокатит, но вот с Оро... Вряд ли.
   - А я и не пытаюсь прятаться от заслуженной славы. Это наверняка мечтали сделать десятки, если не сотни людей. Как Лецри будет с этим дальше жить, не представляю. Может, будет утверждать, что не смог себя заставить опуститься до моего варварского уровня.
   - Всё-таки, на основании того, что я видела в прошлый раз, он, наверное, попытается изменить свою жизнь... - аккуратно начала Ени.
   - Фигня, - отрезала Оро.
   - Да, маловероятно, - поддержала её Хэл. Тем временем, уже и сама Айения начала сомневаться в том, что видела искреннее раскаяние в переулке недалеко от 'Глубин и вершин'. 'Ладно, посмотрим, что будет дальше', - философски решила она. - 'Интересно, сегодня он появится?'
   Лецри появился. Все однокурсники проявили недюжинную выдержку и не обратили на это никакого внимания, только Лав перемигнулась с Калевом. Акарас вошел в кабинет, показавшийся ему пустыней, и действительно мало чем отличался от прежнего себя. Ени же опять остро почувствовала неправильность происходящего. Более того, неизвестно отчего она ощутила лежащую на ней ответственность. 'Всё из-за того, что я полезла не в своё дело', - запоздало раскаялась она, но все-таки нужно было что-то делать и, когда Лецри зашёл в проход, ведущий к их соседним столам, она поймала его взгляд и просто приветственно улыбнулась. Что было самое удивительное - он улыбнулся тоже. И тут Ени увидела то самое 'потерянное сокровище' - прекрасный Акарас Лецри без уродующей его надменной гримасы на лице. 'Да, хорош', - подумала она, вздохнув, когда все сели и началось занятие. - 'Не так, конечно, как Энзеллер, но десять баллов абсолютно заслужены. Если так и дальше пойдет, то скоро наш курс будут осаждать студентки всех факультетов'.
   Но до этого было ещё далеко, а сейчас Акарас старался наладить отношения хоть с одним человеком, который понимал его - с нею самой. Просто пара фраз на перерыве, еще одна сияющая улыбка (исключительно дружеского направления), взаимная помощь друг другу с заданием и прежний Акарас Лецри начал забываться как дурной сон. Ени считала, что это частично произрастает из её происхождения: всё-таки сразу начать общаться с 'неблагородными' было для Акараса слишком, а Шоноры - очень даже ничего себе... Впрочем, она на этом не заострялась, поскольку помнила, каково это - быть одиноким и не иметь друзей, а ведь она не пребывала в такой изоляции как Акарас. 'Человеческое тепло - целительно', - вспомнила она какого-то философа однажды, смотря, как зимнее солнце бросает последнее лучи на серебряные молнии, сплетшиеся друг с другом на фасаде Академии.
  
   - Слушай, с Лецри в последнее время что-то не то, - осторожно однажды завела разговор Лав. 'Ну вот, начинается', - философски подумала Ени, но ответила:
   - И что же?
   - Он ведет себя как нормальный. Не смотрит волком. Даже иногда УЛЫБАЕТСЯ, правда, только тебе. В чём дело?
   - Эх, ну сколько раз вам повторять? Человек пересмотрел свои взгляды на жизнь. Теперь у него переходной период и, вместо того чтобы сплетничать, помогла бы ему лучше!
   - Ну, как знаешь, только это... маловероятно как-то...
   - Делай, что хочешь, - Ени порывисто встала, - только не удивляйся потом, откуда это в нём такая отчужденность и некоммуникабельность.
   - Пытаться обвинить меня в чём-то - не очень благодарное занятие. Я уж сама решу, как мне поступить.
   - Повторяю, делай, как знаешь. Кстати, у нас на повестке дня гораздо более важный вопрос - промежуточные экзамены послезавтра. Ты в курсе?
   - А то как же. А как у тебя с зачётными работами?
   - Без долгов. Я справлюсь со всем, кроме этих чертовых историй: Политической и Технической.
   - Ну ты что... Аланин нас так сильно любит, ведь мы - единственный курс, который ему позволили вести. Он ни за что не позволит нам провалиться.
   - Ага, как же. Но остается еще и Румурчен, ему-то плевать, сдадим мы или нет, выдал материал и делай, что хочешь. А вопросов - гора...
   - Да, я тоже не могу ничего найти... О, смотри, возможно, идёт наше спасение! Синта! - и Лав яростно замахала рукой, пытаясь привлечь внимание как всегда отстраненного от происходящего Яминады.
   - Да? - безукоризненно-вежливым тоном осведомился он, подойдя. - Чем могу помочь?
   - Сущей ерундой. Советом по Технической истории.
   Синта ничуть не смутился:
   - Наиболее широким и точным охватом характеризуется монография Леллана и Скаридиса. В качестве дополнительной информации можно прочитать документы в архиве под номером 454ОЕ749. Это всё?
   - В принципе, да. Моя нижайшая благодарность, - и Лавендер склонилась в почтительном поклоне. Синта с непроницаемым выражением лица пошёл дальше.
   - Иногда он меня даже немного пугает, слишком непроницаемый, - говорила Лав, задумчиво глядя ему вслед, - но так-то он хороший парень и в помощи никогда не откажет.
   - А толку-то? - уныло откликнулась Ени, перелистывая листы книги. - Эту монографию я уже прочла, а ссылку в Архиве сделала сама и переслала ему. Ничего нового и не узнала. Что же теперь делать-то?
   Карати напряженно воззрилась на нее:
   - И почему я чувствую себя такой глупой овцой? Вокруг все гении, одна я - умственно отсталая. Хотя нет - Кстине меня не переплюнуть. Всё, иду заниматься, - и она начала собирать вещи. - А ты?
   - Не-а, завтра день рождения Оро и мы с Хэл идем покупать подарок.
   - Ладно, желаю удачи. Расскажешь потом.
  
   Подруги встретились на лестнице Университета. Хотя в Друине и был мягкий климат, но ждать на улице в декабре всё-таки было неприятно.
   - Где этот магазин? - поинтересовалась Айения, подпрыгивая на месте.
   - На Венерианской.
   - Это мне ни о чем не говорит. Главное - есть там портал?
   - Спешу тебя огорчить. Придется идти от Торгового Центра метров триста.
   - О, чё-ё-ё-ёрт! Ну ладно, чего не сделаешь ради любимой подруги!
   Меч они увидели сразу, он не просто красовался на витрине, он просто сверкающе выделялся на фоне окружающего блестящего антиквариата своей элегантной простотой. Простые чёрные лаковые ножны с единственной красной полосой и такая же минималистическая оплетка рукояти навевали фантазии о древних воинах, сражающихся в ночи... Айения подумала, что он, конечно, не в стиле Оро, но она наверняка умерла бы за такой.
   - Я сама его хочу, - заявила она, не отрывая взгляд от витрины.
   - Я тоже. Но куда уж мне уж? Зато мы сможем брать его у Оролен подержать!
   - Немного лицемерно, но зато все будут довольны!
   Их интерес проявился настолько явно, что когда они вошли в магазин, служащий уже с улыбкой держал в руках меч. Ени осторожно потянула руку и дотронулась до гарды пальцем. После солнечной улицы меч казался ещё более загадочным и таинственным, гладкий лак и сталь создали впечатление неуловимости, но рукоять легла в ладонь так легко и непринужденно...
   - Берём! - Хэл решила отказаться от своей обычной манеры проведения переговоров перед покупкой, включающей получасовое обсуждение всех качеств товара. - Сколько?
   - Сто тысяч.
   Девушки мигом опустились с небес на землю.
   - Это и следовало ожидать, в конце концов, это Императорский Город... - сквозь зубы пробормотала Хэллин. Продавец забеспокоился и, предчувствуя потерю покупателя, принялся нахваливать достоинства:
   - Но ведь ему триста лет и он создан старинным способом с применением современных технологий в мастерской Шуми-Рию, где создают тренировочные мечи для Императорской семьи! Наилучшая репутация, совершенный дизайн...
   - Думаем, - не обращая внимания на его излияния, Хэл оборотилась к Ени. - Сколько мы можем собрать?
   Та напрягла память, пытаясь посчитать, на сколько она сможет прожить до следующей стипендии... да ведь ещё и Новый Год... Ладно, по максимуму!
   - Тысяч пять в лучшем случае... - вздохнула она. - У меня всего шесть на счету...
   - А я могу только тридцать-тридцать пять. Эх, что же делать?... - но тут в её глазах что-то блеснуло и Ени поняла, что родилась спасительная мысль. Хэллин обернулась к служащему и лаконично спросила:
   - Кредит?
   - Два месяца, первый взнос - сорок, - также по-военному ответил тот.
   - О, тогда всё получается! На Новый год мне как раз надают подарков в виде денежных сумм, из чего я и оплачу кредит. И сейчас будет как раз сорок тысяч!
   - Хэл, - тихо сказала Ени. - У меня-то денег вряд ли прибавится в следующем году. Я, наверное, куплю Оролен другой подарок...
   - Не говори ерунды, - властно прервала ее Хэл. - Как же я сейчас расплачусь без твоих пяти тысяч? Оформляйте-оформляйте! - это уже продавцу, всё ещё стоявшему в нерешительности.
   - Но Хэл... - всё ещё пыталась протестовать девушка.
   - От каждого по способностям, моя дорогая! Отдашь, когда станешь адмиралом!
   Не прошло и десяти минут, как подруги получили в свое распоряжение лакированный красный ящичек с золотым узором с покоящимся внутри мечом, который и приняли с благоговением. Так и несли его обе, прижав к груди каждая свой край.
   - Как будем дарить? Утром?
   - Лучше вечером, даже в конце вечеринки, иначе она весь день от него не отойдёт.
   - Разумно. Но ведь она наверняка что-нибудь заподозрит.
   - Ну и пускай заподазривает. Главное - какой будет эффект!
   Также было решено место, где подарок должен быть скрыт от посторонних глаз до необходимого момента: кладовка была отвергнута как очевидный тайник и выбор пал на верхние полки стеллажа с вином, которые всё равно давно не использовались. Но жизнь внесла свои коррективы: Оролен почему-то оказалась дома и лишь быстрая реакция спасла девушек от разоблачения. Они укрылись у Дильфов, где дома, к счастью, был Михаэль и там же дожидались ухода Оро. Почти одновременно с ней появилась Кейси.
   - А что, она будет искать подарки?
   - Несомненно. Это у неё уже болезнь. Как-то перевернула все шкафы на нашем этаже в интернате. Хорошо, что я спрятала подарок на соседнем.
   - Кажется, для тебя это было настоящим курсом по конспирации.
   - А то! Эта проблема решена, теперь можно и к учебе вернуться. Хотя, всё-таки интересно, как она все устроит. Даже от моей помощи отказалась, впервые за пять лет! Надеюсь, мы не отравимся чем-нибудь таким...
   - По-моему, ты слишком драматизируешь. Оролен прекрасно со всем справится, вот увидишь.
   - Посмотрим...
  
   - Айения! - Акарас окликнул её на большом перерыве, когда в кабинете ещё никого не было, кроме них и Сайласа, регулирующего свой передатчик. - Что это ты там так упорно разглядываешь?
   - Распечатки сравнительных графиков испытаний новых моделей, прочностные характеристики. Дала подруга с технического отделения.
   - И какие модели?
   - 'Тюр-7' и 'Шолом'. Первый пока проигрывает, но, как мне сказала Аэрис, у него конструкционный упор сделан на скорость и маневренность.
   - Тогда зачем они сравнивают ужа с ежом?
   - Это научные эксперименты. Выясняются различные формы взаимодействия в боевой ситуации, кто будет прикрывать, а кто атаковать и так далее. Результаты пойдут в тактические наработки.
   - Ясно. Я вот что хотел спросить... - он замялся и Ени наконец оторвала взгляд от листков и посмотрела ему в лицо. К её удивлению, на данный момент Лецри очаровательно смущался. - Ты даже не представляешь, насколько я тебе благодарен...
   Айения даже и не стала спрашивать за что, но сдержанно ответила:
   - Тогда ты и Оро должен быть благодарен.
   - А так и есть, честно! - девушка испытующе посмотрела на него, но так и не смогла до конца понять действительно ли самокритика Лецри дошла до такого предела. - Но дело не в этом... Не знаю, как сказать. Мне кажется, ты не такая как другие.
   - Все люди разные, - Ени решила не помогать ему до последнего.
   - Но ты - единственная, кого я могу назвать своим другом. Будь им, пожалуйста!
   Из состояния шока Айения вышла только секунд через десять и смогла задать только глупейший вопрос:
   - Зачем?
   - Потому что я так хочу, - ответ был таким же. - Ты против? Честно говоря, я не знаю, как это делается. У меня раньше никогда не было друзей.
   - У меня тоже, - неожиданно даже для самой себя сказала Ени. - Только в Друине появились Хэл и Оролен...
   Акарас сразу же изменился в лице:
   - Я должен был подумать заранее, что ты не испытываешь нужды в друзьях.
   Он встал и направился к своему месту, но Ени успела схватить его за руку.
   - Ты меня неправильно понял! У меня уже есть великолепные друзья, но их никогда не бывает слишком много. И очень хочу подружиться с тобой!
   - Правда? - он несмело улыбнулся.
   - Честное слово! - Акарасу показалось, что никогда еще не видел такой доброй и обнадеживающей улыбки.
  
   Когда же Айения направлялась домой, её радужное настроение начало постепенно разъедаться мрачными мыслями. 'Когда девчонки узнают, кто стал моим другом, они меня распнут. Нет, хуже - сдадут в психушку. Очевидно, придется конспирироваться. Но всё равно, это того стоило: Лецри теперь такая лапочка!' Неожиданно, случайно заглянув внутрь одного из магазинов, она увидела Оролен, что-то сосредоточенно выбирающую.
   - Привет, что ты здесь делаешь?
   - О, ты меня напугала, - вздрогнула та, услышав голос Ени.
   - Не говори ерунды, кто тебя напугает?
   - Это, наверное, потому что я занимаюсь непривычным делом.
   - А?
   - Заказываю праздничный обед, - и Оро помахала листом с товарами.
   - О, а Хэл думала, что ты сама решила все приготовить!
   - Даже моего авантюризма на это не хватит. Хотя, признаюсь, думала об этом, но я же не ты, - и она шутливо хлопнула Ени листком по волосам.
   - Ладно, что ты берёшь?
   - Вообще-то сюрприз, но, честно говоря, я изрядно запуталась. Как ты думаешь, что будет лучше для закуски: тосты с соленой рыбой или рейены?
   - Суп будет? Если да, то можно выбрать тосты, иначе соленая рыба вызовет слишком сильную жажду...
   - Отлично, вычёркиваем! Ени, ты мне сильно помогла, как всегда, впрочем. Ну а теперь иди домой. Как настоящий воин Земной Империи я должна принять этот вызов!
   - Ну-ну, только не перестарайся...
  
   И вот настал день икс... Хэллин ещё ранним утро пришла в комнату к Ени, которая была ближе к спальне Оролен, и теперь они, тихо переговариваясь, ожидали, когда именинница проснётся. Ени в очередной раз позавидовала взаимопониманию подруг, когда Хэл сумела вычленить именно тот скрип, означающий, что Оро, наконец, открыла глаза, во всяком случае, ни одной ложной тревоги до тех пор не было.
   - С днём рождения!!! - даже такой вопль не заставил Оролен вздрогнуть, она лишь поудобней устроилась на постели и стала ждать вручения подарков.
   - Дорогая наша Ороленочка, - пропела Хэл, нежно прижимая подругу к сердцу, - поздравляем тебя с юбилеем и желаем, во-первых, хорошо сдать все экзамены...
   - И, во-вторых, - подхватила Ени, - стать самой сильной и красивой в армии Империи! - и они обе торжественно вручили букет из маков.
   - Спасибо, конечно, огромное, - Оро внимательно оглядела цветы, - но...
   - А вот ещё что. Чуть не забыла... - Хэл выхватила из кармана камеру и щёлкнула виновницу торжества, радостная улыбка на лице которой тотчас увяла.
   - Благодарю, - чопорно поблагодарила она. - Мои ненаглядные подруги... - и молниеносным движением схватила Хэллин за горло. - Где мой подарок, а?!
   - Вечером получишь, - не моргнув глазом хладнокровно ответила та. В горле Оро что-то подозрительно забулькало, а пальцы задрожали, но Хэл, очевидно, не собиралась сдаваться.
   - Начинается... - фаталистично сказала почти что сама себе Ени и принялась уныло созерцать сцену противостояния. Наконец, Оро смогла победить свой киллерский инстинкт и отпустила Хэл, даже почти не оставив ей синяков, и откинулась обратно на кровать.
   - Элруд, ты меня в могилу сведёшь, - столь жалобный голос мог бы вполне принадлежать какой-нибудь бедной сиротке, - вот что за стресс в такой праздник?
   - Ничего, потом сама поймешь нашу правоту, - та поднялась с колен, растирая шею. - Чего лежишь, поднимайся давай. Ени приготовила праздничный завтрак.
  
   За праздничным завтраком, состоящего, разумеется, из гренок и любимого Оро какао, продолжалось развитие темы дня рождения.
   - Итак, госпожа Сакаят, вот Вам уже и двадцать. Каково ощущать себя такой старой?
   - Ничего-ничего, через пару месяцев и вы ко мне присоединитесь, - буркнула та с набитым ртом. - И я тоже над вами поиздеваюсь!
   - Ладно, ну а серьезно-то? - Ени облокотилась на стол и любопытствующим взглядом изучала Оролен.
   - Не смотри на меня так, могу поперхнуться. Какая разница - девятнадцать, двадцать? Ничего не изменилось. Только теперь все точно будут понимать, что я уже не в последнем классе школы, а на первом курсе университета! Да и совершеннолетие не за горами. Но самый кайф, конечно, в подарках. Надеюсь, вы меня не разочаруете, - и она обвела подруг грозным взглядом.
   - Ну ты что, мы же себе не враги.
  
   Несмотря на свой долгий опыт, Хэл всё-таки не смогла точно предсказать действия Оро. Та подошла к празднованию своего дня рождения с впечатляющим размахом. Хотя гостей должно было быть не больше десяти и вообще предполагалось камерное празднование, она, очевидно, решила отгрохать целый банкет.
   - Оро, тебе не кажется, что ты перебарщиваешь? - подозрительно спросила Хэл, оглядывая разносолы, выставленные на столе. - В конце концов, не с голодного же края.
   - Это вы там, интеллектуалы, можете крошками перебиваться, - отбрила та её, пересчитывая ложки, - а ко мне придут люди с развитой мускулатурой, им надо побольше питаться.
   - Вот уж никогда не думала, что студенты Военной Академии такие чревоугодники. Или вам всё равно что - главное в рот запихнуть? Что ж, понятно теперь, почему в соревновании факультетов ваши парни оказались на последнем месте!
   - Ты-то чем гордишься, а?!
   - Девушки, успокойтесь, скоро гости придут! - Ени почти буквально растащила их в стороны. - А вы ещё не готовы.
   Это их успокоило и Хэл с Оро помчались в свои комнаты переодеваться.
  
   Вскоре действительно двери начали сигналить о веренице гостей. Их подарки на время успокоили Оролен и Хэл пока могла не опасаться внезапной смерти. Во всяком случае, так она думала. В перерывах между поздравлениями, охами, шуршанием букетов, Оро всё-таки не забыла послать свое подруге грозно-предупреждающий взгляд, а та лишь издевательски хохотнула, вызвав смущение Парея, курсанта Военной Академии, не разобравшегося в ситуации.
   Вот, наконец, все расселись за столом и начался немного непривычный для Ени, но, видимо, традиционный здесь поток пожеланий имениннице. И чего ей только не нажелали! Вплоть до звания замминистра обороны. Но, как и следовало ожидать, только лучшая подруга знала, что ей действительно нужно:
   - Парня хорошего, - смачно сказала Хэл. - И сексуального.
   - Нам бы всем таких, - заметила Лилия, тоже сдружившаяся с Оролен в Академии.
   - Но сейчас для вас главное - учеба, - назидательно заявила Акация.
   - Ой, ну кто бы говорил! Выпускница факультета с самым непроизносимым названием, закончившая только базу в семь лет!
   - Всё, Хэл, больше не наливать, она сама уже не знает, что говорит, - быстро сориентировалась Кейси с невозмутимым видом.
   - Эй, не прикидывайся, что ты меня не слышишь!...
   В общем, время пролетело быстро и приближался срок вручения подарка.
   - Слушай, я думала, это уже после ухода гостей будем делать... - прошептала Ени ткнувшей её в бок Хэллин.
   - А ты думаешь, они до утра уйдут? Всё нормально, они уже как раз в такой кондиции, что им на эту именинницу уже... Оролен! Час настал!
   Не было задано никаких уточняющих вопросов: Оро просто вылетела из-за стола и встала во весь свой немалый рост пред подругами.
   - Ну-у-у? - взгляд из прищуренных глаз не предвещал ничего хорошего.
   - Пройдёмте! - Хэл сделал широкий пригласительный жест рукой. Действительно, никто и внимания не обратил, когда все трое прошли в коридор.
   - Здесь что ли? - Оро подозрительно оглядела стены, как будто что-то на них выискивая. - Так я же здесь всё проверила...
   - Ага! - с торжествующим криком Хэл переставила стул прямо под одиноко висевшую полку.
   - Ах ты чёрт!
   - Я так и думала, что ты не догадаешься! Совсем мозги отбила в своей Академии. Впрочем, ты ещё никогда не могла меня перехитрить...
   - Хэл, мы вроде её поздравлять собираемся, а не оскорблять, - дернула её за платье Айения.
   - А, да. Ну вот, держи! - и девушка спрыгнула вниз вместе с длинным плоским ящиком. - В общем, мы на многое пошли, чтобы тебе подарить...
   - Но ни о чем не жалеем.
   - Точно.
   - И я искренне считаю, что этот подарок пойдёт тебе больше кого бы то ни было!
   - А что это? - Оро словно боялась притронуться к долгожданному подарку.
   - Давай-давай. Ну ладно, откроем для тебя. Ени, раз-два-три!
   Бедная Оролен замерла на какое-то время, а потом выдавила из себя:
   - Боже, какая красота!
   - Ну, дык! - Хэл гордо приосанилась. - Я же выбирала!
   Рука будущей владелицы осторожно потянулась у поблескивающему черному лаку и пальцы робко погладили безупречную поверхность. Потом, наконец-то осмелев, Оролен словно не дыша вынула меч из футляра. Красный шнурок на рукояти звал освободить клинок из ножен и, набравшись духа, девушка тихонько потянула. Холодный блеск лезвия как будто переменил лицо Оролен, придав ему не мгновение какое-то хищное выражение. Но в следующую секунду её губы задрожали, а глаза наполнились слезами. Ени не успела испугаться, как Оролен бросилась им на шею.
   - Девчонки! Я даже не знаю, что сказать! Спасибо-спасибо!
   - Ну как, правы мы были, что тянули время? - подколола Хэл.
   - Ну конечно, правы. Хэл, я всегда теперь буду тебя слушаться! Шутка-шутка, не пугайся.
   - Пожалуйста, только не убей никого этим. Я тоже как увидела его, так сразу поняла, что он должен быть твоим.
   - Вы даже представляется, что это для меня значит! Теперь у меня наконец есть свой меч. Дедушка никогда не разрешал мне брать наши фамильные. А это - такая прелесть, - и она нежно потерлась щекой о ножны.
   - Вот и никакого парня не надо, - глубокомысленно заметила Хэллин.
   - О-о-о-о, - Оро опять вынула клинок. - А что за мастер? Неужели...
   - Шуми-Рию! Императорский поставщик! - Хэл гордо вскинула знак 'V'.
   - О-о-о-о! - меч удостоился еще более благоговейного взгляда, но потом возникли кое-какие практические размышления. - А на какие такие деньги, Хэл? Да ещё и Ени с собой втянула, ай-яй-яй...
   - Ну, мы ж не без умысла. Будешь давать нам потрогать?
   - Ну куда ж я денусь? - Оро нежно прижала к себе меч и счастливо рассмеялась. - Вы даже не представляете, как я вам благодарна.
   - Ладно уж, иди, играйся. За всем остальным мы сами последим.
   - Ой, правда? Спасибо! - и Оро скрылась у себя в комнате, только её и видели. Хэллин покачала головой с снисходительным видом:
   - Дорвалась до игрушки, дитё. Ну ладно, пошли развлекать приглашённых, надеюсь там ещё ничего не случилось.
   Не случилось, хотя и могло. Скакия, хотя и не принесла с собой на этот раз ничего опасного, но вела себя явно неадекватно, да ещё так же и действовала на Кейси. Они вдвоем начали подшучивать над Переем с каким-то уже определенно-эротическим уклоном.
   - Акация! - возвысила голос хозяйка дома, углядев заалевшего парня. - Ты бы хоть постыдилась! Чай самая старшая среди нас.
   - Элруд! Так нагло обломать весь кайф и выставить меня на посмешище! Я тебе этого никогда не прощу! Ну разве что за ещё один бокальчик вашего коллекционного вина...
   - И мне, и мне! - подхватила Ска.
   - Счаззз, разбежалась просто! - и Хэл тихо прошептала на ухо Ени: - Чует мое сердце, сдружится эта парочка и доставит нам немало хлопот.
   - Но Акация, она, как бы это, ведь...
   - И что, можно подумать, возраст - показатель. На своего Аланина посмотри.
   - Да уж...
  
   Наконец все утихомирились и начали расходиться по домам, так и не заметив отсутствия именинницы, да и громкая музыка заглушала свистящие звуки, раздающиеся из её комнаты.
   - Всё никак не наиграется, - ворчала Хэл, собирая посуду.
   - Да ты уже просто так от нечего делать придираешься. Сама, наверное, радуешься, какой мы удачный подарок купили.
   - Да есть немного, - и Хэл слабо улыбнулась.
   - Ах да, - спохватилась Ени. - Давай сразу определимся, когда у нас дни рождения, чтобы больше такого не было.
   - Одиннадцатого мая.
   - Пятнадцатого апреля.
   Недолгая пауза.
   - Что, я, значит, младше вас всех?! - и Хэллин, забрав посуду, скрылась в кухне, что-то недовольно бурча себе под нос.
   'Неужели она даже из-за этого расстроится?' - недоверчиво-обречённо подумала Ени. - 'Двадцать шесть дней не такая уж большая и разница. Впрочем, для Хэл... А, ладно, успокоится'.
  
   Благополучно миновав опасный день Х, подруги вплотную приблизились к сдаче экзаменов. Первая сессия всегда воспринимается студентами тяжело, но на Хэллин она воздействовала самым гнетущим образом. Одностороннее соперничество с Димирикян расшатало её нервную систему, и её состояние уже начало вызывать опасение.
   Чья-то тень приглушила подсветку экрана и Ени подняла глаза от текста о динамике военных столкновений.
   - Надо что-то делать, - серьёзным тихим голосом сообщила ей Оролен и конспиративно оглянулась. Хэллин, к счастью, заперлась у себя в комнате, откуда доносился непонятный монотонный звук, к которому Айения старалась не прислушиваться. - Так не может больше продолжаться. Я уже устала просыпаться по ночам, когда она тенью слоняется по квартире и повторяет свои термины, определения. Это же ненормально, в конце концов!
   - Да ты что? - Ени холодно улыбнулась. - А что это у тебя в руке такое, а?
   - Это... - Оро с недоумением посмотрела на свою левую руку, сжимающую свежеподаренный меч. - Ну, катана моя...
   - И день и ночь с ней не расстаёшься, так ведь? Ещё и спишь с ней? - хищно продолжала Ени.
   - Ну, э-э-э...
   - Ну и кто здесь ненормальный?
   - Она меня успокаивает! А эта наоборот себя накручивает! Так и до психушки недалеко.
   - Действительно, так дело может дойти и до нервного срыва. В своем ученическом раже Хэл, кажется, пределов не знает.
   - Вот и я о том же. Есть какие-нибудь идеи?
   Ени переместилась из лежачей позы в сидячую и крепко задумалась.
   - Может, ей тоже что-нибудь подарить, чтобы расслаблялась?
   - Например?
   - Ну, ты же её больше знаешь.
   - И что?
   - Ну вспомни, что её успокаивает?
   Оролен подумала несколько секунд и с уверенностью заявила:
   - Потратить много денег.
   - Так, ты эту тему начала, так что давай серьёзней.
   - Я не знаю... - Оролен села рядом и задумалась, всё так же сжимая рукоять меча. Двойное разду мье затянулось и Айения уже начала терять надежду, как вдруг её подруга щёлкнула пальцами:
   - Есть идея!
   - А?
   - Так, мне надо сбегать в Академию, а потом ещё кое-куда... Через час буду!
   - Стой! Катану-то оставь, - ухватила Ени убегающую Оро, - а то ведь заберут на улице!
   Долгий печальный взгляд выразил явное нежелание расставаться с любимым оружием.
   - Быстрее сбегаешь - быстрее вернешься, - Ени убедительно и сурово нахмурила брови, не выпуская ножны из рук.
   - А, ладно!
   'Примерная скорость - где-то 30 км/ч', - прикинула Ени, услышав грохот захлопнувшейся двери и шум на лестнице.
   Оролен обернулась за сорок минут.
   - Хэ-э-эл! - громко сообщила она о своем возвращении, ещё даже и не забрав меч. - Хэл!! Выходи немедленно! - пришлось потарабанить в дверь минуты три, пока она не отворилась, и из комнаты не вышло нечто, отдаленно напоминавшее хозяйку квартиры.
   - Ну что ещё? - утомленно спросило неизвестное существо, - я еще не прочитала монографию Хейнса...
   - Вот, это тебе презент! - Оро гордо продемонстрировала пакет. - Бери и открой сейчас же.
   - Что это ещё за...?
   - Открывай, я сказала! - мощное рявканье подействовало даже на жертву зубрежки, та приняла пакет и вынула из него какой-то круг и коробочку. В коробочке оказался пистолет.
   - Ты что, предлагаешь мне застрелиться? - недоуменно-ехидно спросила Хэллин, взвешивая его в руке.
   'Оро, может, и увернётся, а вот мне точно придется несладко, если её психоз перейдёт в буйные формы. О чём она думает?' - с опасением размышляла Ени, наблюдая за вручением.
   - Идиотка, это тренировочный! А это - специальная мишень, - после щелчка по поверхности на ней появилось какое-то изображение.
   - Это же... Димирикян! - ахнула Хэл.
   - Специально для снятия стресса. Пользуйся и благодари!
   - Но как?!
   - Пистолет выпросила у тренера, а за изображением для мишени заскочила к нашему однокласснику. В этом доме фотки Ашук быть не может по идее. Это всё основано на сенситивном принципе: стреляешь, мишень показывает куда попала, сами снаряды не используются. Можешь тренироваться хоть до посинения.
   - О! - глаза Хэллин заблестели. - А можно, я его прямо сейчас опробую?
   - Конечно!
   И девушка, уже явно более похожая на их подругу, скрылась опять в своей комнате.
   - И это есть твой гениальный план? - спросила Ени, продолжая смотреть на захлопнувшуюся дверь.
   - Ну да. Вот увидишь, ей поможет... Где моя ненаглядная катана?! - Оро неожиданно сорвалась с места. - Разлука была так тяжка!
   - Дурдом, - констатировала Айения. - Пойду учить, что ли...
  
   Но стрелковая терапия, как ни странно, помогла. Из комнаты уже не доносились невнятные бормотания, а только быстрые сухие щелчки и изредка нечленораздельные вопли. Через полтора часа дверь открылась ещё раз.
   - Ты куда? - Ени высунула голову в коридор и спросила уходящую подругу.
   - По магазинам. Куплю себе чего-нибудь...
   - Ну надо же. Действительно помогло, - удивленно протянула девушка.
   - Проверено. Осечек не было, - Оролен просто-таки раздувалась от гордости.
   - Может, и нам тоже попробовать? Для снятия стресса, - задумчиво пробормотала Ени. - Я, правда, никого не ненавижу, а вот ты... наверняка уже пробовала с лицом Лецри?
   - Не поможет, - почему-то печально улыбнулась Оро. Айения хотела было порасспросить поподробнее, но вспомнила, что это - опасная тема - ей и самой есть, что скрывать о 'проблемном' светловолосом парне.
   - Стресс, может, снять и не получится, но вот терапию тебе пройти бы не помешало - для одержимых холодным оружием.
   - А? - Оролен недоуменно посмотрела на нее.
   - Брось меч! - от неожиданности меченосица вцепилась в рукоятку ещё сильнее.
   - Что и требовалась доказать, - развела руками Айения. - Ну, я пошла. Учить дальше. Черт бы их всех побрал!
  
   Экзамены шли чередой. Несмотря на взвинченность и пессимизм, временами одолевавший всех трёх девушек, дела шли на удивление гладко. Айения получила 'девятки' за все экзамены и зачёты, включая и МВД, остальные двое также не остались без высших баллов.
   - Ого! - удивлённо заметила Оролен в один их вечеров. - А мы, кажется, круглыми отличницами выходим!
   - Не сглазь, завтра же ещё экзамен.
   - Да ла-а-адно уж, не нервничай. А то кончишь как Хэл, ей уже и стрельба не помогает.
   - Конечно, ведь 'Димирикян тоже получила высшие баллы!' - и обе возвели глаза к потолку.
   - Ну хорошо, тогда просто предположим, что экзамены мы все сдали, мир не рухнул, потолок не обрушился... В общем, мы дожили до Нового Года.
   - И? - Оро явно на что-то намекала, но Ени не могла понять на что.
   - Я тебя спрашиваю: 'И?'! Как Новый Год праздновать собираешься?
   - Э-э-э- мгм-м-м... Я как-то не думала об этом...
   - А вот подумай! Времени-то: раз-два и обчелся! Меня как бы ждут бабушка с дедушкой, но, честно говоря, не для того я поступала в Имперский Университет, чтобы встречать праздники в захолустье.
   - А Хэл?
   - Сомневаюсь, что её родители приедут с Япета. Обычно она отправляется к родственникам, но сейчас, скорей всего, останется: начало взрослой жизни как никак, нечего по родичам шастать. Ну, ты думай пока, я пошла ещё повторю... - Оро поднялась и отправилась к себе, а Ени действительно задумалась. Было очевидно, что Оролен намекала на проведение совместного праздника. Причины тех двоих были просты - новый статус студентов не совмещался с представлением о мирной встрече Нового года в семейном кругу. Конечно, хотелось буйства и гуляний. Но вот был ли у Айении этот семейный круг, от которого можно было отказаться? Она послала отцу уже десяток сообщений, но он не ответил ни разу. Как ни странно, это её особо не огорчало. Трудно было представить Влада, строчащего: 'Дорогая дочка, как у тебя дела? У меня всё хорошо...' По крайней мере, сообщения он читал, уведомления об этом приходили. 'Ладно, что толку переживать об этом сейчас?' - тряхнула головой девушка, избавляясь от затягивающих мыслей. - 'Свой выбор я уже сделала'. Подскочив, он быстро подошла к комнате Оролен и широко распахнула дверь:
   - Я, скорей всего, всё-таки буду участвовать в вашей новогодней оргии.
   - О! О! Классно! Чем больше народу, тем веселее! Да и готовить будет легче...
   - Вот, значит, каков ваш дьявольский план, - не то, чтобы Ени не ожидала такого, но показательно нахмуриться не помешает.
   - Еничка, но ты же нас всё равно любишь? - Оролен умильно похлопала глазками. Смотрелось, надо сказать, страшновато-сюрреалистично.
   - Ладно-ладно, только не напивайтесь сильно, - таким образом, решение о составе празднующих было принято. Хэл, правда, никто не спросил.
  
   Последний экзамен на следующий день Ени сдавала Ксандру. С порядком сдачи ей повезло: она зашла после Асатани. Аланин бледнел, краснел, заикался под тяжелым взглядом 'Королевы Льда' и ответ Айении проглядел бегло, задав всего лишь несколько вопросов. Выйдя из кабинета, она прислонилась к двери и изумлённо осознала, что действительно получила высшие баллы по всем экзаменам. В Императорском университете! Это она-то! Не слишком успевающая даже в школе...
   - Откуда что берётся? - изумленно помотала она головой.
   - Ты о чём? - спросил подошедший Акарас.
   - Да так... просто поражена своими скрытыми до сих пор талантами.
   - Все девятки?
   - Да. А ты как?
   - Аналогично, - и он победно улыбнулся. - Я же Лецри, как-никак...
   Айения подозрительно на него посмотрела.
   - Шутка, шутка, напрягайся. Но всё равно приятно... Как собираешься справлять Новый год?
   - С девчонками, - Акарас немного переменился в лице. - А ты дома?
   - Придётся, - кислый тон с головой выдавал отношение к этому факту. - Но постараюсь вернуться уже второго января. Может, встретимся?
   - Конечно, - Ени тепло улыбнулась и нервозно-неуверенное выражение на лице парня исчезло.
  
   Вернувшись домой, она нашла Оролен напряженно вцепившейся в свою катану в зале. Увидев подругу, Оро настороженно на неё посмотрела:
   - Ну?!
   Ени уже внутренне ожидала чего-нибудь подобного.
   - Девять!
   - Аналогично! Уррррра! - она вскочила и заплясала по комнате, размахивая мечом, к счастью, в ножнах. - Мы все отличницы! Чудо, чудо! Огромная стипендия!
   - Подожди, Хэл ведь ещё нет.
   - Ой, ну ты в самом деле думаешь, что она не получит высший балл... Это же - Хэллин Элруд! - последние два слова она произнесла с особым выражением.
   'Кажется, я слышала уже сегодня нечто похожее', - подумалось Ени. Сзади хлопнула дверь. В комнату танцующим шагом вошла светящаяся Хэл. Оролен сделал вид типа 'я же тебе говорила'.
   - Девять? - полуутвердительно спросила она. Хэллин небрежно махнула рукой:
   - Это-то да. Самое главное, - и она счастливо улыбнулась, - Димирикян получила ВОСЕМЬ!
   Подруги чуть не упали. Придя в себя, Оролен замахнулась на неё мечом:
   - Ты, что, совсем?! Элруд, ты хоть соображаешь, что ты говоришь?! В кого ты превратилась?! В Лецри?!
   - Но-но! Не забывайся! Ты просто понять не можешь. Это то же самое, как если бы ты одержала верх над извечным противником, с которым до того все схватки заканчивались вничью.
   - Ну, если с этой стороны посмотреть... - Оро притихла, но тут вмешалась Айения:
   - Хэл, этого не отменяет того, что ты должна вести себя достойно. Мелочный подсчет очков с Димирикян не доведёт тебя до добра.
   - Да, точно! - Оролен очнулась и присоединилась к мнению подруги, для убедительности опять замахнувшись мечом. Хэллин с опаской и неудовольствием на него покосилась:
   - Ладно-ладно, я пересмотрю свое поведение. Только не маши этой штукой.
   - Вот и ладушки. Пойду на кухню, надо же отметить, - и она скрылась в дверях.
   - Думаю, в вопросе подарка ей на Новый год мы с тобой сойдёмся, - сказала Хэллин, глядя ей в спину.
   - Подставка под меч.
   - Определенно. А то пришибёт кого-нибудь ненароком.
   Тут появилась раздражённая Оро.
   - У нас нет выпивки! Только сок!
   - И то дело. Тащи сюда, - не расстроилась Хэллин. - После попойки со Ска я к алкоголю равнодушна. Будем праздновать трезвыми.
   Оро подобная идея явно не вдохновила, но ничего не поделаешь. Она тяжко вздохнула и поплелась на кухню обратно.
   Так и получилось, что празднование обретения статуса отличниц всеми тремя подругами прошло тихо и скромно: Оролен размахивала пока ещё не пристроенным на подставку мечом, представляя в лицах, как она 'покажет всем этим надутым хлыщам в Академии', Хэл планировала на что потратит деньги, которые ей подарят восхищенные родственники, а Ени просто тихо гордилась собой. Один раз-то уж можно.
  
   До Нового года оставалось совсем немного времени, а дел была куча: за оставшиеся четыре дня Ени спланировала меню, втихую сбегала сначала с Оро, потом с Хэл за подарками каждой, потом в одиночку за презентом к Акарасу, присмотрела новогодний наряд, поздравила малочисленных знакомых, поучаствовала в генеральной уборке и заряжании елки и переделала ещё тысячу дел. Её сожительницы от нее не отставали. Наконец, накануне праздника все немного успокоились и присели передохнуть в зале. Усталость была такая, что первое время никто ничего не говорил. Айения решала про себя дилемму: поздравлять отца с праздником или не поздравлять. Общаться с ним ей, откровенно говоря, не хотелось, чувствовалось, что праздник будет неминуемо испорчен, но совсем уж не поздравить... Выход был найден: она решила позвонить ему после Нового года, но не дожидаться ответа. Он поймёт, что она звонила и в разговоре не будет необходимости.
   Пока Ени решала эту сложную задачу, Оролен одновременно расслабляла сознание и тренировала мышцы, сидя на полу в какой-то немыслимой позе. Обещания тренера не прошли даром и её рельефная мускулатура сгладилась, и вообще всё тело производило более изящное впечатление, что, впрочем, не сказалось на его потенциальной смертоносности. По пути в тир Военной Академии Ени увидела случайно боевую практику её курса. Оролен с ужасающей легкостью перекидывала через плечо взрослых мужчин, оказавшихся, как потом выяснилось, студентами старших курсов, и без проблем проламывала бетонные плиты руками и ногами. 'Хорошо, что она моя подруга', - поёжилась девушка. - 'Странно, правда, почему Акарас ещё жив и даже ходит...'
   - А ведь ещё шмотки собирать. А-а-а, - простонала Хэллин. Несмотря на волевое решение отмечать праздник в Друине, от обязательного вояжа по родичам отвертеться не удалось ни Оро, ни Хэл, так что билеты на поезда, отходящие вечером второго января от Друинского вокзала, были уже куплены. Подруги очень не хотели оставлять Ени, опасаясь, что ей будет одиноко, она же тихо радовалась этому факту, так как он облегчал её положение: не было необходимости разрываться между девушками и Лецри. 'Когда-то мне придется им рассказать', - подобные унылые размышления были её частыми спутниками в последнее время. - 'Нет, сейчас ещё нельзя. Акарас мало-помалу прогрессирует, вот когда они сами заметят в нём изменения, тогда и будет можно'.
   - Спать надо идти, - поднялась с пола Оролен. - Завтра дел до черта, как бы успеть всё переделать.
   - Да только готовка и осталась.
   - Так это ж самое сложное. Мы, конечно, Ени, тебе поможем, но извини, основная нагрузка снова ляжет на тебя.
   - Кто бы сомневался... Ладно, кажется, всё переделали...
   - Ага, - Оролен оглядела их убийственным прищуром, - надеюсь, за этой суетой вы не забыли про подарки?
   - Сакаят, боже, какая ты наглая...
   - Так я ж для всех, не для себя одной. А то знаешь, как обидно, когда про тебя забывают...
   - Про тебя не забудут, можешь не беспокоиться, - заверила её Хэл.
  
   Последний день года. День суеты, хлопот, последних приготовлений. Даже живя дома с отцом, Айения воспринимала этот день именно так. Что же творилась сейчас? Первой встрече Нового Года вне дома предшествовал сущий бедлам, усугубляющийся ещё её обязанностью по подготовке праздничного стола. Нарезать, отварить, отчистить, положить в кастрюлю, нашинковать... Она уже несколько раз пожалела, что согласилась на это, тем более что ей помогала одна Хэл. Оролен после нескольких попыток была признана неподходящей для работы на кухне, с чем она поспешно согласилась, так что теперь её привлекали на подсобные работы: сбегать в магазин и тому подобное. Также на неё была возложена обязанность по приведению квартиры в праздничный вид, так что теперь она скакала со стула на стул, развешивая на стены всяческие украшения, каковых у Хэллин в кладовке нашелся не один десяток, включая антикварные. В первый раз наткнувшись на неидентифицируемый, но явно старинный блестящий предмет, Оролен примчалась в кухню:
   - Хэл, ты уверена?
   Запаренная Хэллин только махнула рукой, испачканной в муке:
   - Вешай, что им, лежать теперь, что ли?
   - Ну, как хочешь.
   Через некоторое время сдалась и хозяйка дома:
   - Всё-ё-ё, больше не могу, - и она уронила голову на стол. - Как всё-таки это тяжело - готовить еду! А ведь раньше почти все женщины этим занимались!
   - Знаешь, до того как мне не исполнилось двенадцать, мы тоже с папой ели только покупную еду, - Ени размешивала в кастрюле соус. - Но потом я где-то прочитала, что на Новый Год угощение должно быть приготовлено своими руками, причем, желательно, всеми членами семьи. Мне почему-то это запало в душу и я решила научиться готовить. Перерыла все источники, которые смогла найти, потренировалась в тайне и перед Новым Годом спросила папу, могу ли я приготовить сама. Он согласился. И самое неожиданное, помогал мне. Поэтому я и так много умею в области кулинарии. Это было то немногое, что нас объединяло.
   - О, - только и смогла произнести Хэл, выслушав это личное признание. Помолчав немного, она спросила: - Много ещё осталось?
   - Да нет, соус уже готов, осталось только, чтобы жаркое дошло...
   - Вот и отлично. Я тогда пойду в ванную. Закончишь здесь и отдыхай, подать на стол уж Оро сумеет.
   Работы и правда осталось немного. Ени устало вытерла пот со лба и вытащила из кулинарного шкафа подрумянившиеся биточки.
   - Человек по пальцам перечесть. А наготовлено на целый взвод, - проворчала она. - Ладно, зато потом ещё долго не надо будет готовить.
  
   Выйдя из ванной, которую ей уступила Хэл, Ени вошла в зал, прихотливо украшенный Оролен. Подруги стояли рядом и любовались.
   - Ого! - Ени восхищённо обвела взглядом комнату. - Здорово получилось!
   - После моей существенной коррекции, - вставила Хэллин. - У нашей Оролен существенные проблемы со вкусом.
   - Можно подумать, у тебя никаких проблем нет, - окрысилась Оро.
   - Может и есть, да только не в этой области. Иди мойся уже давай, а то не успеешь. Осталось два часа только.
  
   Как ни странно, они всё успели. В двадцать минут двенадцатого три девушки стояли перед накрытым столом, на котором горели свечи, также украшавшие и елку. Хотя Айения и собиралась прикупить себе что-нибудь к празднику, они с Оролен решили рискнуть и оставить это дело Хэл, которая вылезла вперед, крича, что у неё 'суперидея!'. Риск, в общем, оправдался. Концепцией новоявленного дизайнера было создание ансамбля из трёх похожих одеяний, в чём она, в принципе, преуспела. Три разных наряда черного цвета, каждый из которых выделял уникальность своей носительницы. Оро, в длинном облегающем платье без рукавов и воротником-стойкой, оглядела подруг:
   - Да уж. Какие мы красавицы, а...
   - А парней нет, - подхватила Ени.
   Верно. Встречать главный общий праздник нации обитателям квартиры номер девять в седьмом доме по Жемчужно-Несгибаемой улице пришлось в узком семейном кругу: все друзья либо разъехались по родственникам, либо уже имели другие договоренности.
   - Но ничего... Мало не значит плохо. Да и еды больше достанется!
   - Тебе бы все про еду... Кроме того, мы же здесь на всю ночь не останемся, гулять пойдем.
   - Это очевидно. А всё-таки жаль, что красивых мальчиков нет...
   - Неудовлетворенность - страшная сила, - подмигнула Ени Хэл. Но Оро всё равно услышала, но среагировала, как ни странно, спокойно:
   - Это, скорей, одиночество, знаешь ли, - и грустно улыбнулась. После небольшой паузы Хэллин хлопнула в ладоши:
   - Не будем о грустном. К столу!
   Даже в самом депрессивном состоянии духа Оролен не лишалась аппетита и к началу новогодней речи Императрицы место на столе значительно освободилось.
   - Куда, куда? - прикрикнула Хэл, придерживая руку подруги над вазочкой с салатом. - Голодная, что ли? Это ж не для бронетанков спецназовских приготовлено, а для нормальных людей. И вообще, ты мне своим чавканьем слова заглушаешь?
   - Кто чавкает?! Я чавкаю?!!
   - Ой, да помолчите вы обе, - прервала их Ени. Ежегодную речь им теперь полагалось слушать не просто как гражданам Земной Империи, но и как жителям Друина. Айения ощутила приятный холодок от сопричастности к судьбам государства. Путь она пока что ещё студентка, но всё же...
   - Да, точно! Может, чего про Ассурн скажут, - подключила внимание Хэллин.
   После традиционного подведения итогов, Императрица признала уходящий год 'нормальным'.
   - Ну-у-у, значит, ничего серьезного, - сказала Оро, втихомолку перекладывая бутерброды на свою тарелку.
   - Кажется, так и есть, - Хэл даже казалась немного разочарованной.
   'Впрочем, расслабляться не следует', - произнесла тут правительница Империи. - 'Возможно, в ближайшее время нам придется столкнуться с некоторыми проблемами. А это означает, что надо быть всегда готовыми. Что, впрочем, не препятствует сегодняшнему веселью. Расслабляйтесь и отдыхайте. До встречи в Новом году!'
   Передача закончилась. Девушки некоторое время в молчании смотрели друг на друга.
   - Вот тебе и раз... - тихо сказала Оролен.
   - Считаете, что так завуалировали ассурнскую проблему?
   - Вполне возможно. Значит, всё так серьезно... - и Хэллин погрузилась в свои мысли. Точнее, попыталась погрузиться, так как уже начался отсчёт. - Разливайте, разливайте!
   - Десять... Одиннадцать... Двенадцать! С Новым годом!!!! - и девушки начали обниматься, а все тревожные мысли вылетели из головы.
   Ликованье началось и за окном: над Государственным Дворцом взмыл верх грандиозный фейерверк. Подруги бросились на крышу, столкнувшись на лестнице с Акацией и её семьей. Все так торопились увидеть знаменитый новогодний фейерверк в Друине, что обменялись только брошенными на ходу краткими поздравлениями.
   - Сууупер! - протянула Хэл, восторженно глядя в небо. С крыши открывался великолепный вид на пламенеющие картины на чёрном звёздчатом фоне. Подруги с ней согласились: зрелище и вправду было потрясающим. В Друине не было высоких зданий и отблески фейерверков озаряли весь город до самых окраин. Сначала в небе появился номер наступившего года, затем стали расцветать сказочные цветы, всполохи и изобретательные картины. Представление закончилось через десять минут, когда финальная многоярусная "люстра" повисла над всеми на полминуты.
   Только тогда все смогли опустить взгляд и посмотреть на окружающих. Впрочем, вначале все разговоры были посвящены увиденному. Только наахавшись и навосхищавшись, девушки вспомнили об остальном мире.
   - Кейси! С праздником! - Хэл начала обниматься со своей соседкой.
   - Поздравляю! Поздравляю!
   - С Новым Годом, - даже Михаэль смог выдавить из себя праздничные слова, хотя ни к кому конкретно и не обращаясь.
   - Вы сейчас куда? - спросила Акация.
   - Домой, обмениваться подарками и подчищать стол. Потом гулять пойдём.
   - Ну, мы, в принципе, то же самое. Заходите!
   - Конечно!
   - Ухх! - выразила свои эмоции сияющая Оро, когда они зашли в квартиру. - Ну что, самый важный момент - вручение подарков.
   - Боже мой, Сакаят, ты в своем репертуаре... Ну ладно уж.
   'Самый важный момент' растянулся на полчаса. Оролен, получив подарок 'со смыслом', долго подозрительно глядела на подруг.
   - Представь, как благородно будет смотреться твой меч на подставке, - начала Ени.
   - Да! Она прекрасно подойдет под интерьер зала, - подхватила Хэл. - Поставим её на самом выигрышном месте.
   Только после долгих посулов и уговоров Оролен любовно посмотрела на свою новую вещь. "Фуххх!" - синхронно прозвучали мысли её подруг и они опять же в воображении вытерли пот со лба.
   Хэллин преподнесли красивое и оригинальное украшение - три перстня, соединённых цепочкой.
   - Класс! - выдохнула она, любуясь, как свечные блики переливаются на серебристом металле. - Сколько стоило?
   - Боже мой, Элруд, какая же ты меркантильная, - передразнила её Оро. - Не бойся, камни не драгоценные, так что недорого.
   А Ени достались новые часы-передатчик с улучшенным переносом информации и необычным дизайном: все голограммы управления и функций были выполнены в виде воздушных средств передвижения - самолетов, дирижабля, ракет и т.д.
   - О-о-о! - больше Ени не смогла вымолвить ничего.
   Мы знали, что тебе понравится! - гордо заявили девушки, гордые настолько, будто бы сами эти часы и спроектировали.
   - Спасибо!
  
   С огромным количеством еды не смогла справиться даже Оролен, так что всё остальное убрали в холодильник.
   - Так, сначала прогуляемся, потом к Акации? - предложение Хэл звучало как утверждение, но никто и не сопротивлялся.
   На улице было полно народу. На Главную площадь девушки не попали, поэтому встретили мало кого из знакомых. Айения только видела издалека Лав, гуляющую под ручку с каким-то парнем, и помахала рукой в ответ Рэйфу, сидящему в кафе с друзьями.
   - Какая хорошая погода! - Оро шла, подняв лицо к небу и сладко жмурясь от прикосновений падающих хлопьев снега.
   - Всё-таки в умеренном климате есть существенные преимущества, - согласилась Хэллин. - Что, возвращаемся?
   - А больше ничего интересного сегодня не будет?
   - Наверняка на Главной площади что-то затевается, но там такая толкучка, что всё равно нормально не погуляешь Лучше завтра, то есть, сегодня вечером.
  
   Не раздеваясь и не заходя к себе, девушки постучали в квартиру Дильфов. Дверь отворила Клистин, уже слегка невменяемая.
   - О-о-о-о! Какие люди! Заходите! Хотя мы тут уже всё прикончили...
   - Ну тогда, думаю, наш подарок придётся как нельзя кстати, - и Хэл извлекла из сумки большую бутылку шампанского.
   - О-о-о-о! - восторгу Клистин не было предела.
   - Так я и думал, - в коридоре появился Михаэль. - Так ты реагируешь только на алкоголь.
   - Ну, ещё и на красивых парней, - парировала его двоюродная сестра, - каковых здесь не наблюдается.
   - Ты кого хотела этим задеть? - осведомился Михаэль и, не дожидаясь ответа, вернулся в комнату.
   - Мне это кажется или он разговорчивый сегодня? - осведомилась Оро, освобождаясь из рукавов пальто.
   - Алкоголь действует даже на моего братца.
   - Ого...
   В главной комнате квартиры Дильфов наблюдался тот праздничный раздрай, милый сердцу каждого любителя вечеринок. В отличие от соседской квартиры, здесь не было центрального стола и уж тем более никто ничего не готовил. На столиках и табуретках повсюду стояли тарелки с закусками и бокалы. Бутылок уже не было.
   - Как ты думаешь, сколько бутылированной хмельной влаги перекочевало в Клистин? - прошептала Оролен на ухо Ени, но так, чтобы слышала и стоящая рядом Хэл.
   - Точно не знаю, но я в неё верю.
   - Ещё бы, наравне с ней может пить только Саския, - вздохнула Хэллин.
   Впрочем, было видно, что никто из обитателей не отказывался сегодня от спиртного. Во всяком случае, Кейси понадобилось полминуты для того, чтобы обнаружить их присутствие.
   - О-о-о, а я-то думаю, кто нам звонит! - на чуть шатающихся, но вполне устойчивых ногах она подошла к гостям. - С Новым Годом!
   - Поздравлялись уже, - тонко напомнила Оролен.
   - О? Точно. Пойдёмте, я вас, наконец, познакомлю, - и она потянула их к сидевшей рядом с ёлкой на полу девушке. - Это моя другая двоюродная сестра - Эрессеа Тоноин, только вчера вернулась из служебной командировки с Меркурия. Эй, Эра, очнись! - и она нагнулась, чтобы потрясти кузину за плечо.
   - Я всё прекрасно слышу, - отозвалась та с неудовольствием на удивление низким голосом. - В отличие от некоторых я пить умею. Уже и глаза закрыть нельзя. Это наши соседки, я полагаю?
   - Приятно познакомиться. С Новым годом! Я - Хэллин Элруд из девятой, а это мои подруги - Айения Шонор и Оролен Сакаят. Мы - студентки Императорского университета.
   - Взаимно. То есть, с Новым годом и тоже приятно познакомиться. А студенткой я была раньше. Эх, годы молодые... - и она залпом допила оставшееся в бокале вино.
   - Бросьте вы эту рефлексирующую алкоголичку, - потащила их в другую сторону Акация, - сейчас я вам представлю гораздо более уважаемого члена нашего семейства.
   Она подвела их к дивану, на котором в расслабленной позе (и, конечно, с бокалом в руке) сидел мужчина лет тридцати на вид, чем-то неуловимо похожий на Михаэля.
   - Это мой дядя, о котором я вам рассказывала, Юрек Дильф, - воодушевление Кейси было заметно невооружённым глазом.
   - Значит, мы знакомы заочно, - даже несмотря на очевидное употребление алкогольных напитков и родство с Клистин, Юрек прекрасно владел собой. Он выпрямился и раскланялся с гостями. - Я тоже о вас много слышал от Акации, госпожи Элруд, Сакаят и Шонор. Спасибо, что присоединились к нашему скромному семейному празднеству.
   - Да уж, разница разительна, - пробормотала Оро после соответствующих ответов. Юрек услышал и расхохотался:
   - Ну, мне, как старшему, полагается блюсти правила приличия, иначе кто же ещё будет этим заниматься?
   Нависший вопрос: 'А сколько Вам лет?' хватило ума никому не задать. Вместо этого перешли на более безопасную тему:
   - А Вы тоже только что вернулись из командировки?
   - Ага. И четвёртого опять возвращаться. Если будете на Луне - заходите. Я занимаюсь координацией грузопотока, по-простому - диспетчер-логистик.
   - Неет, Юрек, не оставляй меня опять с этими алкоголичкой и мизантропом, - простонала Акация. - Я загнусь тут скоро...
   - Тебе же только десятого выходить, верно? Езжай со мной.
   - Правда?! Класс! - и племянница сжала своего дядю в объятиях.
   - Какое бурное выражение родственных чувств, - не разжимая губ, заметила Хэллин. Тут Ени вспомнила, что ей тоже необходимо разобраться со своими родственниками, точнее, с одним.
   - Мне надо кое-что сделать, - сказала она и направилась в туалет. Почему-то именно это место показалось ей достаточно укромным для того, чтобы позвонить отцу. То ли алкоголь, то ли праздник подействовали так, но она почему-то очень волновалась, когда отсчитывала секунды после соединения. 'Раз, два, три...' - тут ей показалось, что сигнал принят и она в спешке отключилась.
   - Фууух... - Ени обмахнула рукой раскрасневшееся лицо. 'Нет, так не годится. Он подумает, что я его избегаю. Отец он мне или не отец? Правда, ведёт себя как ребёнок, ну да ладно'. И она отправила ему сообщение: 'Папа, с новым годом. У меня всё хорошо. Айения'. Минималистично, конечно, но вполне в духе Влада Кристенсена.
   Заодно решила связаться с Акарасом. Он уже прислал ей поздравительное сообщение и она ответила осторожным: 'Ты можешь говорить?' Через несколько секунд маленький истребитель взмыл с её нового передатчика и раскрылся в небольшой экранчик, украшенный по краям символами ветров. С экрана смотрел немного странно выглядящий Акарас.
   - С наступившим! - его голос звучал чуть устало, но глаза улыбались.
   - И тебе того же, - ответила Ени, продолжая его разглядывать. Лецри выглядел, как будто только что был на приёме: модельная причёска, дорогая одежда... Впрочем, никаких 'будто', поправила она себя. Наверняка, в их доме был настоящий банкет.
   - Как праздник?
   Лицо парня стало заметно кислым.
   - Ну а какой, ты думаешь, здесь может быть встреча Нового года? Официальный банкет, конечно же. А ты где?
   - В туалете, - сказала Айения, не подумав, и быстренько поторопилась дополнить, видя, как изменилась лицо собеседника. - Мы в гостях у соседей и я использую его исключительно как укромное место.
   - А-а. Ну и как встретили, - он специально помедлил, - вместе с Сакаят и Элруд?
   - Хорошо, - она решила не щадить его чувств. - Сначала дома, за столом, потом смотрели на фейерверк, погуляли, зашли вот в гости.
   - Развлекаетесь... - процедил Акарас.
   - Тебе-то что, ты вообще на светском балу.
   - Ну да, только он равнозначен головной боли, - и он устало потёр висок. - Как я хочу поскорее отсюда сбежать. Быстрее бы второе.
   Айении стало его жалко.
   - Хочешь, я тебя встречу? - предложила она.
   Акарас поднял голову и посмотрел на неё.
   - Хочу. А ты действительно сможешь?
   - Да. Девчонки уже уедут.
   - Хорошо, я буду ждать. Обменяемся подарками прямо на перроне. Мне не терпится вручить тебе мой. И получить свой, - он подмигнул.
   - Иногда ты очень смахиваешь на Оролен, знаешь ли, - недовольно сказала Айения.
   - Не говори мне гадости в такую прекрасную ночь, - наигранно поморщился парень. - Ну ладно, жди меня.
   - Только если ты не поднаберёшься снобизма и самодовольства в родовом гнезде.
   - Можешь не беспокоиться. Мне приходится прилагать немыслимые актёрские усилия, чтобы мама ничего не заметила. До встречи!
   - Пока-пока.
   Выходя из туалета, Айения предусмотрительно оглянулась по сторонам, но, войдя в комнату, поняла, что никто не заметил её долгого отсутствия. Хэл и Клистин весело приканчивали принесённое шампанское, Оролен, Эрессеа, Кейси и Юрек играли на полу в какую-то карточную игру. С трудом выцыганив последние капли 'шипучки', она подошла к ним.
   - О, ты вернулась! Давай, присоединяйся.
   - Во что играем? - девушка присела на корточки рядом, с трудом удерживая бокал.
   - 'Цветы и ноты'. Если у тебя в розыгрыше осталась последняя карта, ты должна спеть песню, упоминающую предмет, изображённый на ней. Ну, или сочинить.
   - Вам не кажется, что это не слишком подходящая игра для утра первого января?
   - В самый раз. Мы же не стихи древних поэтов ищем.
   - Ну ладно, только сразу предупреждаю - петь я совершенно не умею.
   Может, Ени и не повезло с певческим талантом, но это присутствовавшим определить не удалось, так как в карточные игры ей точно везло. Акации пришлось спеть целых три раза: по дорогу, луну и разбитое сердце - как ни странно, это всё оказалась одна и та же песня. Голос у неё был приятный, но негромкий. Оролен досталась карта с луком и она громко пропела какую-то древнюю песнь, в которой он упоминался, во всяком случае, им пришлось поверить ей на слово. Голос у неё оказался в самый раз для военного марша. Юрек приятным баритоном спел романс о розе, которым заслушались все присутствующие девушки. Но больше всех удивила Эрессеа, исполнившая целую арию, посвящённую реке. Её низкий голос словно был создан для описания тягучих волн.
   - Оооо, - Ени даже похлопала от избытка чувств. - Как будто настоящая профессиональная певица.
   - Ну, раньше я действительно пела в хоре и в студии. Но потом поняла, что мне жизненно необходимо ощущать опасность хоть иногда, а на сцене так вряд ли будет. Поэтому я и стала специальным курьером.
   - О, - Ени не нашлась, что ответить, и немного в ошеломлении посмотрела на Эрессеа. Всё-таки от семьи Дильфов никогда не знаешь, чего ожидать.
   Тем временем, Оролен оглянулась и увидела, что Хэллин вместе с Клистин тихо спят в уголочке под ёлкой.
   - Некоторые уже не выдержали празднования, - констатировала она. - О, уже шесть! Пойдём, что ли?
   Ени кивнула. Они распрощались с хозяевами и, захватив Хэл ('Чего её будить, морока только. Два метра до дома'), направились к себе.
   - А-а-а, - простонала Оро, кладя Хэллин на её кровать. - Только сейчас поняла, как я тоже устала. Всё-таки отдыхать - тяжёлое дело. Ладно, до утра. Чтобы тебе приснились хорошие сны.
   - И тебе того же, - ответила Ени. Они обнялись и разошлись по своим комнатам.
   Обычно, когда Айения ложилась в постель первого января, она перебирала события прошедшего года, чтобы дать ему оценку. В этот раз она уснула почти сразу, как укрылась одеялом. Впрочем, и без всякого анализа можно было сказать, что прошедший год был одним из самых важных в её жизни.
  
   Днём она проснулась последней. Полежала некоторое время с закрытыми глазами, прислушиваясь к доносившемуся из зала побрякиванию ложек или вилок и разговаривающим голосам, смешивающихся со звуком программ. В центральной комнате была, наверное, та же самая картина, что наблюдалась по всех домах Империи в этот день: Хэллин и Оро, завернувшись в пледы, подъедали остатки вчерашнего стола, смотря новогодние передачи.
   - О, проснулась, Спящая Красавица! Есть будешь? - первым делом спросила Оролен.
   - Нууу. А что осталось-то?
   - Хотелось бы сказать почти всё, но Оролен только что прикончила два салата. Прожорливый экскаватор. Посмотри в холодильнике.
   - У меня просто быстрый обмен веществ, - окрысилась Оро.
   - Ну да, ну да...
   Ени пошлёпала на кухню, заглянув по пути в ванную. За исключением небольшой помятости, особых следов праздника не наблюдалось. Холодильник сообщил, что из холодных блюд в нём остались только бутерброды, огуречный и грибной салаты. Удивившись, как это Оро не доела бутерброды, Ени включила подогрев для специально приготовленного вчера бульона, и через пять минут отправила в гостиную кастрюлю, идя следом.
   - Горячее! - Оролен даже от полноты чувств немного подпрыгнула на диване, отчего Хэл уронила часть своей еды из тарелки.
   - Только сами накладывайте, - Ени примостилась в кресле с горячим сырным коктейлем - после ночной объедаловки ей не хотелось ничего особо сытного вроде мяса, которое сейчас Оро с энтузиазмом перекладывала к себе в тарелку. - Благодать...
   - И не говори, - поддакнула Хэл. - За что люблю первое января - так это за то, что ничего делать не надо, - помолчала и добавила. - Как бы. Типа.
   - Вещи-то все собрала? - оторвалась Оролен от поедания. Хэл с кислым видом отвернулась:
   - Чего не хватает этому Новому Году для законченного совершенства, так это возможности хорошо потанцевать. В принципе, сегодня вечером - подходящее время, но тогда мы точно не уедем.
   - Ты забыла гораздо более важную причину - нам некуда пойти.
   - Это да... - и они обе испустили тяжкий вздох. Айения смотрела на своих подруг, задаваясь вопросом - почему они ведут себя как отчаявшиеся старые девы. Есть же предел и преувеличениям.
   - Но зато, по крайней мере, сегодня можно с чистой совестью предаться безделью, - и Хэл зарылась поглубже в свой плед.
   - Но вечером-то мы пойдём на площадь?
   - Мммм... Ну ладно, но до вечера меня не трогать.
   Гедонистское настроение Хэл предалось и её подругам, поэтому ещё несколько часов они провели в том же положении. Но потом она захотела помыться, Ени - приготовить себе новый коктейль, а Оро - сделать растяжку. Мало-помалу, праздничное настроение развеивалось, поэтому, когда раздался звонок в дверь, Айения даже удивилась, но никаких особых ожиданий у неё не возникло. Хэл была в ванной, поэтому настроенный только на членов семьи Элруд домашний передатчик не сообщил о гостях заранее. Ени посмотрела на экран и увидела Скакию, приветственно размахивающую рукой, в которой что-то было. От неожиданности она её впустила.
   - Приве-е-ет! С Новым Годом, с новым счастьем!
   - Э-э-э, и тебе того же...
   - Какие были сны в новогоднюю ночь?
   - Хорошие, - машинально ответила Ени. - А почему...
   Но Скакия уже направилась в зал:
   - А где все остальные? Ой, как хорошо у вас всё украшено... Остатки подъедаете? И кресла какие удобные, - гостья примостилась на диванчике, где только что сидели Оро и Хэллин. - Самое то для первого числа...
   Айения была немного ошарашена таким напором, но тут в дверях появилась Оро:
   - Так... - её тяжёлый взгляд не предвещал ничего хорошего. Скакия, тем не менее, не теряла бодрости.
   - Привет, Сакаят. С Новым Годом, с новым счастьем!
   Тут из ванной наконец вышла Хэллин. Скрестив в руки и обозрев происходящее не менее тяжёлым взглядом, она повторила:
   - Так... - ещё более зловеще. А потом, - кто её впустил?
   Айения виновато подняла руку.
   - Я, в общем, это, растерялась...
   Хэллин не стала тратить время на выяснения, а сразу приступила к делу:
   - Чего пришла?
   - Хм, я не поняла, откуда такая грубость? - деланно оскорбилась Ска. - Просто зашла поздравить своих подруг с праздником, а тут...
   - Ой, только не надо заливать, я тебя умоляю! В руке у тебя что?
   - Это? - Скакия недоумённо посмотрела на свёрток, как будто в первый раз его видела. - Ну, от нашего стола вашему...
   - Тебе сказано было, чтобы пойла твоего духу не было?! Мне и прошлого раза вот так хватило!
   - Хэй, ну что за проблемы и вопли? Подумаешь, для неподготовленных это всегда поначалу тяжело. Что ж теперь, вообще завязать?
   - Только не к нам. И вообще, что ты здесь делаешь? У тебя парень есть, вот его и спаивай!
   Скакия как-то сразу потускнела:
   - Бросил он меня, в смысле, мы разошлись. В общем, мы решили расстаться.
   - Оооо, - Оро решила развить благодатную тему. - И почему?
   - Ну, я не уделяю ему достаточно внимания, тра-ля-ля и прочая чушь... В общем, пришла сообщить, что возвращаюсь в наш клуб одиноких сердец. Но вы-то из него вообще никогда не выходили, - и она ехидно хихикнула.
   Даже у обычно спокойной Ени что-то перемкнуло и свет на мгновение помёрк в глазах, зато у Оро в них разгорелся огонь ярости. Хэл же вся побелела и закричала:
   - Выкинь её в окно!
   Оролен угрожающе шагнула вперед, но тут Айения что-то почувствовала и подсознательно рванулась, чтобы её остановить. Впрочем, Оро сама сориентировалась что к чему и вместо того, чтобы схватить Скакию за шкирку, крепко её обняла. Из её мощных объятий послышались всхлипы.
   - Ну, не переживай ты так, - Оролен успокаивающе гладила её по волосам. - Все они козлы и не понимают своего счастья...
   - И чего ему надо было... - шмыгала носом Ска. - Да, конечно, мы не так часто встречались, времени не хватало побыть вместе, но это были временные трудности!
   - Значит, его чувства не были глубоким, - назидательно сказала Хэллин, взирающая на происходящее с каменным спокойствием.
   - Ну, он всегда был немного эгоцентричным, но, всё равно, он мне так нравился-я-я-я...
   Оролен вздохнула и сказала с неподдельной горечью в голосе:
   - Скажи спасибо, что ты с ним вообще могла встречаться...
   - Да уж... - задумчиво поддакнула Ени.
   - Именно, - погрузившись в свои мысли, согласилась Хэл.
   Тут три подруги очнулись и с подозрением посмотрели друг на друга. В комнате повисло неловкое молчание. Запах каких-то скрываемых тайн наполнил её. Неловкую паузу прекратила Скакия, высвободившись из рук Оро.
   - Ну, в общем, в одиночку горевать - не в моём стиле, так что, кто присоединится для заливания сердечных ран горячительным?
   - Нет уж, - категоричность вернулась к Хэллин мгновенно. - Мы завтра уезжаем, куча дел и всё такое. Можешь идти куда-нибудь ещё.
   - А ты, Ени? - Скакия с надеждой повернулась к ней.
   - Э-э, в общем, мне же надо помогать им собираться, вот...
   - Иди к Лессе, она тебя всегда выслушает, - сказала Хэллин и вышла из комнаты, давая понять, что разговор окончен.
   - Какие же вы... - пробурчала Ска, выбираясь из кресла. - Вот у вас будут неприятности, прибежите же как миленькие. 'Где Скакия? Пожертвуй нам из своих запасов, чтобы отвлечься от тяжести бытия'. А нет её!
   - Кхм! Будем надеяться, что катаклизма такого размера, чтобы мы опустились до того чтобы обращаться к тебе, никогда не случится. Тебя проводить?
   - Не надо, - отвергла уходящая гостья предложение Оро. - Я знаю дорогу. Пойду-ка я действительно к Лессе. Ей никуда ехать не надо и с парнем своим она тоже рассталась месяц назад...
   - Вот-вот, вы с ней друг друга и поймёте. Уууух, - выдохнула Оро, услышав хлопок входной двери. - Даже в праздник никогда не знаешь, чего ждать.
   - Может, зря мы её так выкинули? - робко спросила Ени.
   - Ничего-ничего, переживёт. Иначе ты не представляешь, чтобы здесь началось. Мы бы точно никуда не уехали.
   - Кстати, уже шесть часов, - вклинилась в разговор вернувшаяся Хэл. - Не пора ли нам собираться на ёлку?
  
   Погода была под стать празднику: снег почти перестал падать, вверху горели яркие звезды несмотря на то, что праздничная иллюминация в это время была в несколько раз ярче обычного освещения. На каждом доме светились какие-то фигурки, звёздочки и даже добрые пожелания. Горгульи на их собственном доме были украшены сияющими венками, что ещё больше усиливало сюрреалистичный вид здания, а над входом горела надпись: 'Хорошо уйти и безопасно вернуться'.
   - Кто это такой креативный всё это придумал? - поинтересовалось Оролен, изучавшая фасад несколько минут.
   - Явно не я, - с отвращением ответила Хэл. - По-моему, каждая квартира занимается этим по очереди.
   - Интересно, а до нас очередь дойдёт во время учёбы? - с энтузиазмом спросила Ени.
   - Надеюсь, что нет. Я этих горгулий иногда в страшных снах вижу.
   - А мне они нравятся.
   Оролен и Хэллин переглянулись.
   - Тэдэанцы, чего с них взять, - философски высказалась Хэл и направилась к Главной улице.
   - Эй, что ты имела в виду?! - поспешила за ними Ени.
  
   Ёлка, стоявшая на месте фонтана, была действительно великолепна. Её макушка казалось только чуть ниже шпилей башен имперского дворца, а ширина была такая, что ещё за тридцать метров до входа на площадь казалось, что она вся заполнена ёлкой.
   - С каждым годом она всё больше и больше, - Хэллин подняла голову, пытаясь рассмотреть вершину дерева.
   И действительно. Нижние ветки уже были настолько высоки, что для того чтобы жители города могли развешать свои украшения, вокруг стояли небольшие ёлочки. Хэллин вытащила из сумки принесённую с собой игрушку - шар из золотистой проволоки - и со вздохом повесила её на деревце, стоящее напротив университета.
   - Он мне и самой нравился... - и принялась осматривать близстоящие ёлки. - О! Вот этот! Его я заберу, - и показала пальцем на красную звездочку с подвеской.
   - Ты знаешь, ты ведёшь себя немного неприлично, - намекнула Оро.
   - Чёрт, но его же могут снять ещё до меня, - не слыша её, продолжала Хэллин. - Подежурить, что ли?
   - А ты прямо сейчас её забери, - давясь от смеха, предложила Ени.
   Было видно, что Хэл всё-таки отвела некоторое время на обдумывание этой мысли.
   - Ну не совсем же я... Я лучше перевешу её поглубже, может, никто не заметит...
   - Элруд, если ты сейчас же не прекратишь, я немедленно делаю вид, что я не с тобой и ухожу!
   - Ой, ну ладно, это же одно из главных удовольствий праздника: ходишь, выбираешь...
   - Как на распродаже, - сдерживая хихиканье, вставила Ени.
   - Именно... - и тут она осеклась. Подруги, уже не сдерживаясь, захохотали в голос. Хэллин с неудовольствием обернулась к ним.
   - Поймали меня, молодцы. Что смешного-то? - и она с досадой отвернулась.
   - А всегда смешно, когда вылезает истинная сущность! - ухмыльнулась Оро. Тут Ени почувствовала, как кто-то обнял её сзади за плечи.
   - Привет! - явно не слишком трезвый Рэйф улыбнулся её скептическому взгляду. - Мы же так и не поздравили друг друга этой ночью. С Новым годом!
   - Ещё один, который чувствует себя как рыба в воде, - тут Айения услышала в своём голосе явно Аэрисовские интонации, и поспешила сменить тон. - И тебя тоже. Чего-то у меня такое ощущение, что ты вообще не спал.
   - Да кто спит первого января, в самом деле? Разве что, те, кому идти некуда, то есть, людям с бедной социальной жизнью, - по напрягшимся лицам и натянувшимся улыбкам, парень понял, что затронул болезненную тему, и поспешил исправиться: - Или те, кто не любит всей этой дурацкой суеты. Разумеется, другой причины для таких прелестных девушек проводить праздник по-семейному просто не может быть.
   Оролен расслабилась, давая ему понять, что кризис миновал. Тут как раз вернулась Хэллин. Элессиев уже владел ситуацией.
   - Айения, я и не думал, что у тебя такие очаровательные подруги. Хотя, конечно, ты - прекрасней всех, - Айения, скрестив руки на груди, со смиренным видом слушала его вдохновлённый трёп. В конце концов, редко когда Рэйф настолько расслабляется. Потом можно будет посплетничать с Аэрис. - Представь же меня наконец.
   - Кхм. Рэйф Элессиев из рода Элессиевых и рода Чантэн, студент Технологического института. Мои соседки: Хэллин Элруд из рода Элрудов, студентка Имперского университета, Оролен Сакаят, Военная академия.
   - Очень приятно, - Рэйф наклонил голову и максимально обаятельно улыбнулся. Очевидно, алкоголь окончательно отключил какие-то тормозящие элементы в его мозгу и у Оролен как-то мгновенно изменилось выражение лица, а у Хэл порозовели уши.
   - И нам тоже, - произнесла она немного запинающимся голосом.
   - Что будешь делать на каникулах? - Айения решила вмешаться. Парень вздохнул:
   - Поскольку это мои последние новогодние каникулы - воспользуюсь на полную катушку. Тур на Рохару: лыжи, экскурсии, местные напитки...
   - Что значит, последние? Тебе же ещё три года учиться минимум.
   - Ну да, но со следующего года меня берут на работу в институт, придётся всё это совмещать, иначе времени не останется.
   - Ах, да, Аэрис же говорила, что ты гений, - вспомнила Айения. - Оказывается, и правда...
   - Хэй, ты меня обижаешь. Возможно, мы ещё встретимся в связи с исследованиями. Я же как раз занимаюсь техническим совершенствованием.
   - А когда отъезжаешь?
   - Завтра утром, - Рэйф забавно понурил голову. - Спозаранку...
   - Вот. Тебе наверно ещё дел видимо-невидимо переделать, правда? Может, лучше пойти уже, чтобы успеть, а?
   - В принципе, да, - парень задумался и Ени поняла, что выбрала верную тактику. - Но так неохота...
   - Ну а представь, ты же с утра ничего не успеешь, забудешь кучу нужных вещей... Тебе это надо? - Айения продолжала нажимать.
   - Ты права, пора уже завязывать с празднованием. Ну ладно, всем пока, - Элессиев наконец отцепился от неё и, чуть заметно покачиваясь, скрылся в толпе.
   - Вау! - пропела Оролен. - Я, конечно, про него слышала, но чтобы так... Он всегда так себя ведёт?
   - В общем, да, но сегодня совсем уже тормоза отказали.
   - Везучая ты, Еничкина, такой парень к тебе клинья подбивает. Ну, давай, рассказывай, что у вас там.
   - Ничего, - и в ответ на абсолютно недоверчивое лицо Оро, - ну хочешь, поклянусь? Он не моём вкусе.
   - Ну да? С каких пор нужен особый вкус на красавчиков? А может, - тут Оролен лукаво улыбнулась, - ты в другого влюблена, а?
   - Нет, конечно, - излишне резво ответила Айения. - Просто не привлекает он меня в этом плане, вот и всё.
   - Закончили уже? - вмешалась Хэл. - Пойдёмте за горячим шоколадом.
   Оролен отправилась становиться в очередь, бормоча под нос что-то вроде: 'Достаётся кошелёк богачу', а Айении пришло на ум странное поведение подруг во время визита Скакии. Создалось впечатление, что они что-то скрывали, причём не только от Айении, но и от друг друга. Интересно что? Сама Ени молчала, потому что, в самом деле, это выглядело глупо: 'Я влюблена в своего преподавателя, но пытаюсь его забыть, потому что я только напоминаю ему его бывшую любовь...' Может, и в самом деле удастся его забыть, и тогда не будет иметь смысла рассказывать. Мечты, мечты... Она вздрогнула, поняв, что всё это время бессознательно следила глазами за фигурой в толпе, похожей на НЕГО...
   'Говорят, что в юности несчастная любовь быстро забывается. Только мне даже в этом не везёт', - так мрачно размышляла она, принимая от продавца обжигающий стаканчик. Но что же всё-таки скрывают Хэллин и Оро? Ладно, чего об этом думать, может, ей показалось только.
   - Чего-то все второго уезжают, - сказала Хэллин. - Представляю, какое столпотворение завтра будет на вокзале.
   - Вы-то уехали и всё, а другим: встречай, провожай, - немного ворчливо заметила Айения.
   - А это кого-то встречать собралась? - спросила Оролен, сдувая пар с шоколада.
   - А... так, просто к слову пришлось, - спохватилась девушка. - 'Ещё и это скрывать. Сколько ж можно?'
   - Плохо, конечно, что на настоящей вечеринке не побывали. Но ничего, на весеннем балу оторвёмся. Хэл, он когда будет?
   - В конце апреля где-нибудь.
   - О, рядом с моим днём рождения.
   - Ну нам тогда всем не до праздников будет - ведь уже через месяц экзамены!
   - О да! - Оро подмигнула Ени. - Ну что, двигаем обратно?
  
   'Может, вчера я нехотя дала Рэйфу хороший совет', - размышляла на следующий день Ени. - 'Впрочем, не думаю, что у него были бы такие проблемы'. А у них проблемы были, и большие.
   Хэллин, ясное дело, захотела увести с собой всё содержимое своего гардероба.
   - Десять дней, - цедила сквозь зубы Айения, пытаясь вбить этот простой факт в её сознание. - Десять дней.
   С каждым повтором гора шмоток немного уменьшалась, превращаясь постепенно в горку, кучу и, наконец, кучку. Но даже это ещё нельзя было запихнуть в наличествующие чемоданы.
   - Ой, просто возьми с собой только все новые наряды, которыми ты хочешь похвалиться, и всё!
   - А как же мои любые джинсы?! И счастливая кофточка?!
   - Всё, я сдаюсь, - Ени поняла, что воздействовать здравым смыслом на Хэллин в этом случае бесполезно.
   С Оролен была другая проблема. Разумеется, она хотела увезти все свои тренажёры. И в её случае, естественного ограничителя в виде подъёмной силы не было. Она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО могла всё унести. Только как бы это всё влезло в поезд...
   - Только не говори мне, что ты собираешься брать с собой меч. Как-никак, это же боевое оружие.
   - Нет, - Оро вздохнула. - Лучше дедушке его не видеть... Но если я пропущу хоть несколько дней из моего тренировочного меню, то не подойду в нужной форме к тестированию!
   - Что у вас там никаких тренажерных залов нет?
   - Ну есть... Но это не то, ты же понимаешь...
   - Десять дней перетерпишь!
   В итоге, всё-таки удалось уговорить подруг не увозить с собой всё барахло в квартире - сошлись всего на двух с половиной кубических метрах. Несла всё это Оролен, весело помахивая тяжеленными чемоданами, отчего неподготовленные прохожие шарахались в разные стороны, а Хэллин, шагая с Ени неподалеку, давала ей последние наставления:
   - У передатчика дома программа хорошая, он всё сам будет делать, можешь не волноваться, только проверяй его датчики активности время от времени и если всё же что-нибудь случится, немедленно свяжись со мной. Стипендию завтра должны дать, еды дома достаточно. Дверь никому не открывай!
   - Хэл, мы же всё-таки в Императорском городе, - терпеливо заметила Ени.
   - Всё равно, Скакии же открыла! Ночью закрывайся на блокиратор, и свою комнату тоже, - Ени уже не выдержала и отвела тоскливый взгляд в сторону. Иногда Хэллин могла быть тошнотворно педантично-дотошной. - ... Кажется, всё... Тебе точно не будет без нас скучно? - но за этот тревожащийся взгляд Айения ей всё простила.
   - Нет-нет, ты что. Точно не будет, - вот в это она была совершенно уверена.
  
   Как Хэл и предсказывала, на Встречающей площади творился хаос. Кажется, пол-Друина собралось уезжать именно сегодня. Если бы не Оро, вряд ли они смогли протолкаться сквозь толпу и поставить сумки, и то ближайшее свободное место было около Департамента Транспорта.
   - Когда объявят, я сразу понесусь, а ты будь наготове, не отставай, - предупредила Оролен Хэл.
   Ени с сомнением обвела взглядом площадь: она не знала, хватит ли даже сил Оро на то, чтобы преодолеть её. Но тут со стороны вокзала протянулись две светящиеся линии и громкий голос объявил:
   - Просьба пассажирам объявляемых поездов войти в коридор и пройти в вокзал. Все остальные, прошу, покиньте его.
   Живая масса на площади задвигалась и посадка более-менее упорядочилась.
   - Уф, - утёрла Хэллин пот со лба. - Слава богу. Не хотела бы я ещё раз пережить бег с препятствиями за Оролен. Хватило с меня и дня объявления результатов.
   Поезд девушек отходил следующим. Хэллин он вёз по прямой, а Оролен должна была вскоре выйти и переправиться через портал. Наступила пора прощаний.
   - Ени, ты только не скучай здесь, ладно? - полувиновато смотрела на неё Оро. - Мы скоро-скоро вернёмся.
   'Кажется, они немножко ошибаются в моём душевном состоянии', - подумала Айения, тем не менее, уверяя подруг, что изо всех сил постарается не затосковать, но ждать их будет сильно-сильно. Тут она увидела на экране номер поезда Акараса в категории подходящих.
   - Бегите уже, а то не успеете! Оролен, ты себя переоцениваешь, мало ли, не получится у тебя так быстро побиться сквозь толпу. - Она сознавала, что ведёт себя несколько странно, но это лучше, чем оказаться между молотом и наковальней.
   - И правда, Оро, пошли уж, - поддержала её Хэллин. - Наш уже объявили.
   - Я, в отличие от некоторых, в себя верю, - недовольно заявила Оролен, но всё-таки подняла весь багаж и направилась к коридору. Девушки следовали за ней, причём Ени приходилось постоянно быть начеку - не покажется ли где опасный блондин.
   - Ну ладно, пока, веди себя хорошо, - Айения принимала последние наставления и прощальные объятия уже перед самой границей коридора, когда краем глаза заметила в толпе выходящих из вокзала искомый объект.
   - Ой, кажется, сейчас отходить будет! - поспешно закричала она, заталкивая их в очередь, а потом долго и истерично махала на прощанье, чтобы, не дай бог, они не заметили Лецри.
   К счастью, всё обошлось и девушки отправились на перрон, куда по случаю наплыва народа не пускали провожающих, не столкнувшись с Акарасом, который, однако, прекрасно увидел Айению. Как только её подруги скрылись в здании, она перевела дух и села на корточки в изнеможении. Вернувшийся, подойдя, с любопытством смотрел на неё. Айения поднялась и с чувством произнесла:
   - Чтобы я ещё раз...
   - Ты не рада меня видеть? - полувстревоженно спросил парень, забавно наклонив голову.
   - Рада, ооочень рада, только мои нервы ещё парочки таких встречаний-провожаний не выдержат.
   - Только не говори мне, что сейчас Элруд и Сакаят прошли мимо меня...
   Улыбка Ени в ответ подразумевала: 'Ну ладно, не скажу'.
   - Хооо... - выдохнул Акарас и обернулся назад. - Я только что прошёл мимо пропасти.
   - Тебе хорошо, ты узнал об этом post factum. А я тут тряслась...
   - Ну а почему мы всё-таки должны скрывать наши отношения? - встал в позу Лецри.
   - Ты говоришь это так, будто это какие-то особенные отношения.
   - Без разницы. Мне это не нравится.
   - Ну, хочешь, догони Оролен и всё ей объясни, - ехидно предложила Ени. Акарас помолчал и тоже улыбнулся в ответ. - Тогда и не выёживайся. Конечно, когда-нибудь, мне придётся сказать им, что мы с тобой друзья, но сейчас время ещё не пришло. Так что, пока нужно быть начеку.
   И они оба тяжко вздохнули.
   - Вернёмся к приятным темам, - оживился парень. Он достал из кармана куртки красивую коробочку. - Вот.
   - Ой, спааасибо, - пропела Ени, принимая подарок. Несмотря на немного насмешливый тон, она, конечно, была очень рада. Внутри оказался визуально-ароматический шарик Hem-Fa с новейшим ассортиментом картриджей. - Как красиво, - она сразу включила его и отраженный в нём сероватый цвет неба замерцал, завихряясь в переливающиеся водовороты, и запахло морем. - А это тебе.
   Акарас долго разглядывал упаковку зубных таблеток.
   - Я не понял, это, что, намёк какой? - медленно произнёс он.
   - Чего?! Это же фирменные таблетки 'Наллиден', стоят больше пяти сотен кредитов даже в Друине! Просто, у тебя такая красивая улыбка, так что тебе надо за ней следить.
   - Да? Прости, просто мне раньше никогда не дарили ничего подобного.
   - А что тебе дарили?
   - Ну-у, книги и авиатренажёры.
   - Богатенький поганец!
   - Ну знаешь ли, ты бы тоже могла быть такой.
   - Ладно. И, кроме того, - Ени посмотрела ему в глаза, - ты же будешь принимать их каждый день? И каждый раз вспоминать меня.
   И Акарас улыбнулся ей в ответ. А потом добавил:
   - Не рассчитывай. По утрам я ничего не соображаю.
   - Ах ты! - Айения засмеялась.
   - Ну что, пошли? Проводишь меня до дома?
   - Хорошо.
   Наконец, она обратила внимание на сумку, которую он держал на плече.
   - Это весь твой багаж?
   - Да. Это же было всего несколько дней.
   - Какое счастье, что в чём-то он на них точно не похож, - пробормотала себе под нос Ени.
  
   Они шли по Главной улице, щурясь от снега, посверкивающего на только что вышедшем солнце. Квартира Лецри находилась в противоположной стороне от их дома и Айения с любопытством, как новые, рассматривала улицы, по которым они проходили. Друин, такой небольшой, никогда не переставал её удивлять.
   Квартирой оказался один из трёх этажей в красивом особняке с небольшим садиком, крайне редким в Императорском городе. Напротив возвышался один из немногих частных домов Друина - дворец Хмелевской, очень компактный, но всё равно впечатляющий. Он был подарком императрицы своей старинной подруге.
   - Ооо, - протянула Ени, рассматривающая дворец, пока Акарас открывал дверь. - За пределами Друина это бы было не слишком большое здание, но здесь - впечатляет...
   - Внутри это такое же большое общежитие как и большинство других домов. Хмелевская в Друине почти не живёт, так что там ошиваются её родственники и друзья.
   - А ты тоже с кем-то живёшь? - спохватилась Айения: не хватало ещё нарваться на кого-нибудь из семьи Лецри или Тэйво.
   - Нет, кроме меня здесь никого нет, - почему-то немного грустно ответил Акарас и Ени прикусила я зык, вспомнив, что ещё давным-давно говорила Хэллин - Акарас единственный наследник в нынешнем поколении, поэтому на него и оказывается такое давление. - Практически все мои родственники работают даже и за пределами Земли.
   - Зато наверняка твоя квартира не напоминает общежитие и никаких очередей в ванную, - привлекла Ени его внимание к позитивной стороне вопроса. Акарас покосился на неё:
   - Для меня это вообще не актуально.
   И правда, место проживания Лецри больше напоминало комфортный и роскошный особняк, с широким залом и холлом, и даже небольшой оранжереей.
   - Хорошо всё-таки происходить из древнего рода, - почти завистливо произнесла Ени.
   - Уж кто бы говорил!
   - А, ну да, точно.
   Акарас сбросил сумку на диван и устало сел рядом, но потом опомнился:
   - Хочешь чаю? Или чего-нибудь другого?
   Ени заметила его состояние:
   - Да ладно уж, отдыхай, я пойду домой. Спасибо за приглашение.
   - Не за что. Приходи как сможешь. Каникулы ещё длинные.
   - Конечно. Извини, не могу быть взаимно вежлива...
   - Боишься, что Сакаят унюхает мой запах? - с иронией спросил парень.
   - Ну вообщем-то, да.
   - Я всегда знал, что - она животное, но чтобы до такой степени...
   - Хэй, не оскорбляй моих подруг! Ты сам заслужил такое к себе отношение. Это же не моя квартира, мне будет просто неудобно, даже если они и не узнают.
   - Ну хорошо, до встречи.
  
   Так и проходили долгожданные каникулы. Айения просыпалась, завтракала у Дильфов или в кафе, с Аэрис или Лав - одной готовить не хотелось, гуляла по городу, который всё продолжал демонстрировать атрибуты праздника, потом шла в гости к Лецри. На удивление, они хорошо проводили время вместе, ничуть не надоедая друг другу, очевидно, просто сходились темпераментами. С Акарасом можно было разговаривать о многих интересных вещах, ведь он почти с рождения готовился быть пилотом и подходил к этому очень серьёзно.
   - Тебе действительно нравится летать? - однажды прямо спросила его Ени, почему-то с ним она могла затрагивать болезненные темы и, кажется, он тоже чувствовал так же, потому что чуть улыбнулся и откровенно ответил, поняв смысл вопроса:
   - Конечно, я не такой фанатик полётов как вы с Ракауни, но я всегда хотел сделать военную карьеру, и теперь понимаю, что это - моё. Может, для меня не имеет особого значения род войск, но, думаю, авиация мне подходит. Кроме того, - и тут он мечтательно улыбнулся, - летать - действительно здорово! Забываешь обо всём.
   - Да-а-а... - так же мечтательно протянула Айения. - Представляю, какие ощущения в настоящем самолёте.
   - Несравнимо лучше!
   - А ты откуда знаешь?
   - Ну, дома у нас есть несколько гражданских и военных летательных аппаратов. Так, на всякий случай. Мой дядя, лётчик, брал меня с собой в полёты.
   Лицо Айении стало максимально кислым, насколько это только возможно.
   - Ах ты, богатенький мерзавец! Всё прощу, но только не это! - она схватила диванную подушку и запулила ею в него, а затем перешла к прямым наступательным действиям. Акарас, хохоча, отбивался.
   - Ну я же не виноват! Ой, больно же! Сразу видно, что ты - сакаятовская подруга. Ахахахаха!
   Когда они наконец успокоились, он ей сказал:
   - Думаю, тебе не стоит завидовать такому. Твоё наследство гораздо дороже.
   - Будем только надеяться, что оно во мне проявится.
   - Не беспокойся. Оно уже проявилось как надо.
   Айения напряжённо посмотрела на него.
   - Скажи честно, я действительно достойна своего рода? Боже, кого я об этом спрашиваю? - откинула она голову и задала вопрос потолку.
   - Да уж, - Акарас улыбнулся. - Может, действительно, не мне об этом судить, но я считаю, что более чем. И, во всяком случае, гораздо больше, чем я.
   - Это точно. Но ты прогрессируешь!
   - Спасибо, - благодарность прозвучала серьёзно. Впрочем, как и предыдущие слова. И за это Ени была ему тоже благодарна.
   Единственное, о чём она жалела, так это о том, что во время каникул закрыты тренировочные классы.
   - Я же потеряю навыки, моя реакция и мышечная память ухудшатся, а экзамен не за горами! - ныла она, не обращаясь ни к кому конкретно. - Боже, я так себе Оролен напоминаю.
   - Какое счастье, что я ни на чём не зациклен, - отозвался Лецри. - Фанатики вроде вас производят удручающее впечатление.
   - Какой ты вредный. Можно подумать, мне самой хочется так дёргаться. Тебе-то легко, лежишь тут, ни о чём не волнуешься, занимаешься какой-то ерундой... Кстати, что это?
   Акарас лежал на кровати, передвигая какие-то фигурки на плоском куске дерева, а Ени сидела рядом на полу.
   - Но-но! - протестующе возразил парень. - Это не ерунда, а очень интересная игра. Очень сложная, но захватывающая.
   - Да? - заинтересовалась Ени и придвинулась поближе. Доска была расчерчена на серебристые, золотые и красные ромбы, на которых вразброс стояли разноцветные абстрактно-геометрические фигурки из полупрозрачного и слегка подсвечиваемого изнутри материала. - Какие правила?
   - Игра называется 'Кая'. Игроки по очереди передвигают свои фигуры не больше чем на три клетки по диагонали или горизонтали.
   - В чём цель? Нужно захватить наибольшую территорию, чтобы выиграть?
   - Нет, - Акарас усмехнулся. - Вот оно, ваше прямолинейное военное мышление. 'Кая' - это игра для высокоразвитых существ. Необходимо, планируя свои ходы и учитывая возможные ходы противника, составить настолько прекрасную картину из фигур, чтобы у присутствующих невольно вырвался возглас удивления и восхищения: 'Кая!'
   Ени недоверчиво посмотрела на него:
   - Серьёзно?
   - Конечно. Она очень сложна, поэтому и малораспространена. Чтобы играть в неё, необходимо иметь аналитический ум, артистическое чутьё и склонность к творчеству, - важно ответил он. - Правил практически нет, можно играть как друг против друга, так в группах, или вообще в одиночку. Кстати, сейчас у меня эндшпиль, скоро сможешь увидеть результат.
   - Ну давай, посмотрим, достоин ли ты дифирамбов, которых тут себе напел, - скептически сказала девушка и сосредоточила внимание на доске, которая на данный момент представляла собой живописную, но всё-таки неупорядоченную мешанину. Акарас призадумался на полминуты, очевидно, просчитывая ходы, а потом стал быстро переставлять фигуры. Айения и ахнуть не успела, как под молниеносными движениями его пальцев возникла изящная рыбка, с переливающимися плавниками и длинным хвостом. Свечение фигур, отражающееся от мерцающих ромбов, создавало впечатление лёгкой колыхающейся ряби. Девушка даже откинулась назад, поражённая:
   - Ка... - в изумлении произнесла она, неспособная даже закончить фразу.
   - ...я, - дополнил удовлетворенно улыбающийся Акарас.
   - Да, признаю, это классно, - согласилась Ени, жадно рассматривающая картину. - А меня научишь?
   - Если хочешь. Но предупреждаю, это очень сложно...
   Так у Айении и Акараса появился новый способ времяпровождения, поглощавшего большую часть времени, и конец каникул подлетел незаметно. Ени, конечно, регулярно разговаривала с подругами, выслушивая их жалобы о надоевшей домашней еде, которая уже отовсюду лезет (Оролен), или на слишком большие суммы денег, подаренные родственниками, из-за чего невыгодно сменился режим начисления процентов на банковский счёт (Хэллин), но всё-таки их приезд застал её почти врасплох. Предыдущим вечером они с Акарасом засиделись допоздна над партией, а тут требовалось и приготовить прибывающим их любимую еду, и спрятать подарки Акараса - новый набор для 'Кая' (шарик ещё можно было как-нибудь объяснить, но игра была способна вызвать подозрения: стоила она прилично, и девушки знали, что Ени такую сумму на подобное бы не потратила). В общем, к Встречающей площади она подбежала в самый последний момент.
   И в этот раз площадь кишела людьми, и, как и второго января, пришлось создавать коридор. Прибывший поезд как раз объявили и Айения начала проталкиваться сквозь толпу поближе к его границам. Как и можно было ожидать, Оролен шла впереди с уверенностью танка, за ней виднелась идущая прогулочным шагом Хэллин. Оро с высоты своего роста углядела Ени и приветственно помахала ей тяжеленным чемоданом, чудом никого не задев.
   Встреча естественно сопровождалась объятиями, поцелуями и расспросами.
   - Мне это кажется или вы привезли с собой ещё больше, чем увозили? - с подозрением спросила Ени, разглядывая горы багажа.
   - Мы с тётей на выходные отправились в шопинг-тур, - кратко ответила Хэл.
   - Ясссно.
   - А мне бабушка еды нагрузила, - добавила Оро.
   - Опять эту твою сырую рыбу есть, - поморщилась Хэллин.
   - Она очень полезная, особенно для мозгов.
   - Тогда почему у тебя развиты в основном не они?
   - С утра пораньше нарываешься, Элруд?
   - Как ты догадалась, а? Неужели рыбная диета помогла?
   - Так, завязывайте с вашими приветственными ритуалами, - пресекла зарождающуюся перепалку Ени. - Вперёд, а то гренки остынут.
   - О-о-о! Еничка, только ты меня понимаешь! - Оролен подхватила чемоданы и помчалась по улице. Оставшимся позади двум девушкам ничего не оставалось как следовать за ней. Нагнали они её только у самого дома, и то, только потому, что неожиданно отказала застёжка на одном из её кроссовок.
   - Ну ладно, со стипендии куплю новые, - размышляла Оро, с неудовольствием разглядывая подведшую её обувь.
   - О, сейчас же идём в торговый центр! - оживилась Хэллин. Девушки изучающе посмотрели на неё.
   - И когда же ты успокоишься? - вздохнула Оролен.
   - Никогда! - последовал гордый ответ.
   Но у двери их ждал сюрприз, способный отвлечь даже Хэллин от похода по магазинам. Рядом с входом стояли три большие составленные в ряд коробки. Хэл осторожно приблизилась к ним и начала осматривать, а Оро повернулась к Ени:
   - А это что?
   - Без понятия. Когда уходила, ничего не было.
   - Это посылки для нас, - повернулась к ним Хэллин. - Чтобы их сдвинуть, необходимо приложить своё удостоверение личности к сканеру, вот здесь.
   - Посылки? Что бы это могло быть? - заинтересовалась Оро, сбрасывая сумки на пол и доставая свой ID.
   - Кажется, я догадываюсь, но посмотрим... - еле слышно пробормотала Хэл.
   Сканеры среагировали на излучение их удостоверений и на крышке каждого ящика появился герб Императорского Университета.
   - Это из Университета! - обрадовалась Оро. - Давайте открывать!
   - Ты хоть сначала их и вещи домой занеси, - напускно-усталым тоном прервала её Хэллин. Оролен не стала возражать. Девушки были так заинтригованы, что распаковкой занялись прямо в коридоре, скинув здесь же багаж.
   Ени нажала на выступ посередине крышки ящика и он открылся. Внутри лежало несколько пакетов, она услышала треск разрываемого пластика, видимо, Оро не могла больше терпеть, и, поддавшись настрою подруги, тоже поспешно вскрыла лежащий сверху.
   Ей неожиданно вспомнился день прибытия в Друин и церемония представления. Тогда кто-то неизвестный прислал ей одежду, вот и сейчас... Она достала из пакета куртку серо-жемчужного оттенка, из слегка блестящей ткани, в изумлении развернула её и увидела на левой планке герб Лётной Академии...
   - Это наша униформа, - удовлетворённо произнесла за её спиной Хэллин. Ени наконец обернулась и посмотрела на своих подруг, тоже сжимающих в руках одежду. Лицо у Хэл было довольное-довольное, у Оролен - ошарашенное, а у самой Ени, как она подозревала, что-то среднее между этими двумя. Полминуты они смотрели друг на друга ничего не говоря, а потом почти одновременно их ликующие крики сотрясли стены. Они бы бросились обниматься, но, видно, не хотели расставаться с новенькими мундирами, которые сжимали в своих объятиях.
   - А я-то почти про них забыла! - радостно вопила Оролен. - А тут таааакой сюрприз!
   - У меня тоже почти из головы вылетело, - вторила Хэл, изучая содержимое своей посылки. - О, тут даже туфли есть! Из-за всех этих экзаменов и Нового года запамятовала, что во втором семестре мы уже можем носить униформу наших факультетов.
   На Ени опять нахлынули воспоминания, только теперь уже о дне, когда она узнала, что поступила в Лётную Академию. Да! Она! Поступила! Теперь уже точно! Она прижала куртку к груди и закружилась по комнате, остановившись только после того, как стукнулась об один из чемоданов Хэл.
   - Я не буду сейчас прямо говорить, что необходимо разобрать вещи, чёрт с ними, но давайте хотя бы передислоцируемся в более просторное помещение, - сказала его обладательница. Оролен махом перетащила ящики в зал и подруги принялись внимательно их инспектировать и, самое главное, мерить свежеполученную форму.
   - Вахххх! - с гордостью произнесла Оро, когда все трое приняли гордые позы перед высоким зеркалом в холле. Действительно, это производило впечатление. Форма Айении на самом деле была лётной униформой пилотов с множеством встроенных функций, вроде климат-контроля, мониторинга, массажа и так далее, поэтому в ней было легко и удобно, а необычный цвет и отлив делали её элегантной. Также прилагались два комплекта ботинок: лётные и городские. Форменная одежда факультета государственного управления придавала студентам вид нечто среднего между бизнесменом и дипломатом: тёмно-зелёный костюм-тройка и чуть более светлая блузка, плюс туфли на каблуках. Багрово-красная форма Военной Академии для девушек шла в двух вариантах: с брюками и длинной юбкой, и Оро предпочла последний.
   - Э...? - палец Хэллин вопрошающе указал на высоченные боковые разрезы.
   - Много вы понимаете, - гордо раздулась под коротким пиджаком с двумя рядами пуговиц Оролен. - Главное, чтобы было удобно драться!
   И она это сразу же продемонстрировала при помощи бокового удара ногой, спирального прыжка вверх и аккуратного приземления на правую руку (одну). Полы одежды при этом точно следовали за её движениями.
   - Ясно, ясно, - потеряла интерес к теме Хэллин. - Только я тебе советую в этом случае надевать более закрытое нижнее бельё.
   - А какая разница? - Оро пожала плечами. - Если противник его и успеет увидеть, в конце боя эта проблема точно перестанет существовать.
   - Тебе надо поменять кличку: с Тарана на Терминатора.
   - Это повышение или понижение?
   - Это диагноз и предупреждение окружающим, моя дорогая.
   - Хе, ты просто завидуешь!
   - Чему?
   - Моей сексуальности!
   - Хохохохо! - Хэл зашлась в притворном хохоте. - Одна отстёгнутая пуговица на разрезе моей юбки стоит всего твоего милитаристского стриптиза! Мне всегда шёл бизнес-стиль, он делает меня соблазнительной!
   - Ну а я...
   - У вас парни-то есть? - вставила тут Ени. Секс-символы тут же сдулись и недобро посмотрели на подругу:
   - Шонор, умереть хочешь? - сквозь зубы процедила Оро, но потом всё-таки праздничное настроение пересилило, и она отвлеклась от неприятной темы и снова посмотрела в зеркало. - А всё-таки супер! - и гордо приосанилась.
   - Угу, - согласилась с ней Хэл и встала рядом в позу, которая, очевидно, должна была воплощать соблазнительный бизнес-стиль. Ени хотела, было, отпустить язвительное замечание по этому поводу, но тут её взгляд упал на отражение и она сама загляделась на светловолосую девушку в военной форме. Которая ей шла, эта она могла сама признать без ложной скромности.
  
   - Вперёд! Труба зовёт! - Оро бегала по коридору, выкрикивая призывные лозунги от переполнявшей её энергии, уже в восемь утра, хотя по расписанию, пришедшему им на передатчики вчера, им нужно было явиться на занятия только к двенадцати. Ени недовольно поморщилась, но, хочешь-нехочешь, всё равно надо было подниматься.
   - По боевой практике, что ли, соскучилась? - буркнула она, проходя мимо подруги в коридоре. Та не стала отрицать.
   - Ага! - глаза Оролен сияли, и Ени её понимала: ей самой не терпелось сесть за пульт самолёта, пусть и виртуального.
   Первый выход в униформе должен быть торжественным, поэтому все готовились к нему с должной тщательностью. Ени, смакуя каждый момент, надевала брюки и застегивала ботинки, с наслаждением просовывала руки в рукава куртки и, вот, наконец, НАСТОЯЩИЙ курсант Лётной Академии появился в её зеркале. Она ощутила прилив гордости и не спешила отогнать его прочь. Всё-таки преподаватели имперского университета не могли все вместе ошибаться и поставить высшие баллы незаслуженно. Повод для гордости был и теперь Ени могла себе позволить предаться этому чувству без опаски. 'Надо стараться дальше', - подзуживало в ней тщеславие, - 'а то можно очень легко опозорить и себя, и свой род'. Тут настрой девушки переменился. Она подошла к шкафу и взяла лежащую на полке брошь с гербом Шоноров. 'Когда же я смогу носить ЕЁ?...' Она некоторое время простояла молча, разглядывая украшение, таящее в себе столько скрытого смысла, затем положила его и поспешила к уже ждущим подругам.
  
   Город вновь был полон людьми, спешившими по делам государственной важности. Ени давно уже перестала обращать внимание на высокопоставленных чиновников, разгуливающих запросто так, тем более, она никогда не увлекалась политикой, и многих просто не знала в лицо. Хэллин же изо всех сил изображала бывалую, всё повидавшую друинку, а Оро интересовали только военные знаменитости, которых попадалось очень немного - у них были дела за пределами Императорского города.
   Как всегда, в холле Университета они расстались и направились по своим факультетам. У своего портала Ени углядела Лав и Сайласа, естественно, в униформе.
   - Привет! - взаимное рисование перед друг другом сменилось комплиментами, действительно, форма смотрелась классно на всех, включая даже Сайласа с его тёмной кожей.
   - Ты знаешь, что у нас сегодня будет? - спросила Лавендер. Ени заглянула в передатчик:
   - Собрание только, видимо.
   - О, значит, сегодня мы увидим нашего куратора, - ухмыльнулся Сайлас.
   - Честно говоря, я была не уверена, что он дотянет до второго семестра. Думала, что декан его заменит
   - Что уж ты так? - возразила Ени. - Он нормально справляется. Правда, если только кто-нибудь его контролирует.
   - Дааа! Какое счастье, что у нас есть Асатани.
   - И не говори. Главное, чтобы она этого не слышала, - сказал Сайлас, и автоматически оглянулся по сторонам. К счастью, Лиюв в холле не было. Они увидели её только вместе со всеми в аудитории, где уже сидел, как ни странно, Аланин. Айения даже затормозила немного от удивления. Поскольку, они были последними, то собрание незамедлительно началось. Ени незаметно помахала рукой Акарасу и прошла на своё место.
   Ксандр обвёл глазами всех присутствующих и улыбнулся.
   - Ну естественно. Как же можно иначе? Но ничего, к четвёртому курсу, вы от неё уже устанете, - действительно, все присутствующие надели свежеполученную униформу, даже обычно придерживающийся своего стиля Синта и Асатани, которой единственной форма не шла. Она делала её... ещё более пугающей. В чём моментально убедился Аланин, глянув на стол прямо перед собой.
   - Мммм... Ну что, эээээ... Ну, рад вас поздравить с наступлением второго семестра, тем более, что первый закончили прекрасно, некоторые даже с абсолютными оценками, - Ени тут чуть-чуть порозовела, а Акарас приосанился. - Ваш курс очень хвалили на совещании, ну, не полностью, конечно... - тут он замялся и все поняли, что большинство замечаний касалось самого куратора. - В общем, как вы уже поняли, эта форма символизирует новую ступень вашей зрелости и, самое главное, вашей ответственности. Вы прошли испытание экзаменами и признаны способными представлять университет повсюду. Ношение формы необязательно, но сугубо добровольно и ничем не ограничено, это особый знак доверия, который вы должны оправдывать.
   В следующем семестре вы наконец-то сможете тренироваться на настоящих самолётах, - эта уже известная всем новость всё равно вызвала оживление у присутствующих, а уж тем более, у Ени, по меткому выражению Лецри - 'фанатика полётов'. У неё даже в ушах зашумело. Она полетит! О-о-о-о... Невозможно дождаться! - Но до этого вам нужно будет сдать экзамен, неудача по которому может привести к тому, что вам придётся покинуть университет. Но, - он быстро добавил, так что они даже не успели испугаться, - вы все здесь прошли отборочный тест, а значит, имеете врождённый талант к полётам, так что волноваться нечего. Также в этом семестре вы продолжите изучать со мной политическую историю и межцивилизационную военную дипломатию с профессором Авито, - тут у Ени опять почему-то зашумело в ушах, - и начнёте изучать ряд новых предметов: военную историю, техническую историю и теорию коммуникаций, которая очень пригодится вам в дальнейшем, если вы выберете карьеру военного офицера. Порядок сдачи экзаменов такой же как раньше, ничего нового и необычного не предвидится. Старайтесь, и желаю вам всем дожить до Весеннего бала, самого главного события учебного года! - судя по выражению лица Ксандра, он и вправду так считал. - В этом году он перенесён на дату после окончания экзаменов, так что вы можете расслабиться и по-настоящему повеселиться! Ну всё, вперёд!
   Собрание оказалось коротким, но для Аланина прошло на редкость нормально. Все стали подниматься с мест, включая Асатани. Впрочем, её хищную манеру двигаться трудно было назвать простым вставанием. Аланин изменился в лице, натолкнувшись на её взгляд, и еле удержался от того, чтобы отшатнуться назад.
   - Господин куратор, - от её вкрадчивого голоса мурашки побежали уже у всех, а не только у бедного преподавателя. - Вы действительно сказали нам ВСЁ?
   - Э-э-э... Мммм... Вроде как... А-ха-ха.. Ээ... А! Сходите ещё до экзамена по пилотированию на дополнительную подгонку формы, дистанционные измерения иногда нуждаются в уточнениях. И... э-э-э... теперь вы можете получать предметную литературу в материальном виде, справьтесь в библиотеке! - последние слова он почти выкрикнул, радуясь, что всё вспомнил, и с надеждой посмотрел на Лиюв. Та отпустила его кивком головы, чем он и воспользовался, поспешно выбежав из аудитории. За ним последовали остальные студенты, вознося хвалу Асатани.
   Акарас нагнал её на лестнице и сразу сказал:
   - Тренировочные залы сегодня не работают.
   У Айении сразу же всё опустилось, ведь она направлялась как раз туда, надеясь заняться любимым делом. Поспешно, даже не отвечая другу, она связалась с Аэрис и получила подтверждение:
   - А ты как хочешь? Нужно перенастроить на новый уровень, чем мы сейчас и занимаемся. Зато уже завтра тренажёры тебя приятно удивят.
   Но и это не смогла развеселить девушку, чьи надежды был разрушены. Ведь она считала дни, когда она снова сядет за пульт. Глядя на её потерянное лицо, Акарас давил внутренние смешки.
   - Не переживай, завтра дорвёшься до своей любимой игрушки. Как насчёт того, чтобы зайти ко мне и сыграть партию?
   Ени вяло отказалась.
   - Что-то я не в настроении. Хорошо Оро, она может тренироваться, когда сама захочет. От её тренажеров в доме не протолкнуться.
   - Она стала ещё опасней? По виду вроде бы не заметно.
   - Это новая тренировочная методика по уплотнению мышечной массы. Не советую тебе её злить, раздавит и не заметит. Хэл тоже может заниматься, когда хочет... - завела она вновь свою песню.
   - Я тут подумал, - они уже стояли перед порталом, ведущим в центр: переноситься непосредственно в здание Университета было опасно. Акарас смотрел в пол и потирал нос, выглядя почему-то смущённым. - Мы же друзья, ведь так? Почему бы не называть друг друга уменьшительными именами? - и он быстро исчез в портале, не дожидаясь ответа.
   Айения была удивлена и провела некоторое время, смотря на колыхание телепортационных волн и размышляя. Ясно, что он просто не хотел дожидаться ответа, поэтому и убежал вперёд. Её унылое настроение поддалось, и она лёгко улыбнулась. Иногда Лецри мог быть поразительно милым. Она решительно шагнула в портал и объявила дожидавшемуся Акарасу:
   - Конечно.
   Стоп, только уже не Акарасу. Она озадаченно посмотрела на него. Какое же у него уменьшительное имя?
   - Извини меня, конечно, но твое имя достаточно редкое...
   Он тоже немного растерялся.
   - Меня никто так не зовёт, так что я не привык... но... Карс.
   - Карс? - девушка попробовала его на язык. Вроде ничего. - Хорошо, можешь звать меня Ени.
   Тут выражение лица Лецри немного изменилось.
   - Это официальное сокращение?
   - А? Нет, у меня веллюрнское имя, и уменьшительно меня даже отец не звал. Это Хэл придумала.
   - Так я и думал. Мне всегда казалось, что оно немного... плебейское.
   Ени воззрилась на него:
   - Ты никогда не изменишься, да?
   - Конечно, нет. Это ведь часть моего обаяния.
   - Да, точно никогда. Ну как тогда ты хочешь меня звать?
   - Мммм... Айя. Подойдёт?
   - Это, значит, более благородное?
   - Более элегантное, во всяком случае.
   - Ну как хочешь... Карс.
   Они прошлись ещё немного до пересечения улиц, где их пути расходились, и попрощались. Ени шла домой, погружённая в свои мысли. Хорошо, что Акарас отвлёк её от возможных мыслей по поводу Авито. Только этого ей и не хватало, она и так с трудом все каникулы старалась отвлекаться на что-нибудь другое. Но в скором времени ей всё-таки придётся его увидеть... И она... соскучилась. И в то же время ей совершенно не хотелось его видеть. Так, разрываемая противоположными желаниями, она уже перешла Главную улицу, как услышала своё имя:
   - Айения.
   Девушка сразу поняла, что зовут её. Ещё бы, ведь такого имени больше ни у кого не было. Странно ещё, как она, задумавшись так глубоко, услышала с первого раза. Она обернулась и увидела очень высокую, даже выше Оролен, статную женщину с длинными чёрными волосами. Она смотрела на Ени так... по-доброму, но в то же время печально, что та на некоторое время потеряла дар речи. Так они стояли некоторое время, пока незнакомка не улыбнулась и повторила:
   - Здравствуй, Айения.
   - Здравствуйте, - наконец смогла ей ответить Ени. В придачу к странному взгляду обратившаяся к ней женщина ещё отчаянно ей кого-то напоминала, вот только она не могла вспомнить кого.
   - Я много времени ждала этого момента. Я была близкой подругой твоей матери и всегда хотела увидеть тебя снова.
   Тут на Ени обрушился поток мыслей. Сначала она вспомнила практически аналогичную ситуацию с полковником Даркентом, который не смог ей много сообщить, но переслал фотографию матери, фотография... фотография, присланная с приглашением в Имперский Университет, женщина, смеявшаяся вместе с её мамой на ней...
   - Вы... - Ени в изумлении показала на неё пальцем, не соображая, что поступает невежливо. Но женщина только улыбнулась ещё раз.
   - Сейчас всё-таки зима, может, зайдём куда-нибудь?
   Айения смогла только кивнуть.
   Когда они присаживались за столик в кафе, она смогла рассмотреть таинственную незнакомку поближе. Точно инопланетянка, и очень сильная, так ей почему-то показалось, ведь она военная, как и мама, скорей всего. Очень красивая, именно той красотой, которая приобретается с годами теми расами, которые сохраняют надолго молодость. Интересно, сколько ей лет, если она была подругой её матери? Ведь не меньше пятидесяти, а выглядит максимум на двадцать восемь...
   Тут сам разглядываемый субъект прервал размышления Ени.
   - Меня зовут Лизетт. И, как я уже сказала, я была близкой подругой твоей матери. Была, к моему большому огорчению, - тут она погрустнела на мгновение, но тут же опять тепло улыбнулась собеседнице. - Когда Влад забрал тебя, а, не возражаешь, если я на ты? Просто я помню тебя ещё младенцем, такой крошкой...
   - Пожалуйста, - пробормотала ошеломлённая Айения.
   - Ну так вот, конечно, я пыталась поговорить с твоим отцом, но всё было бесполезно. Для него это был страшнейший удар, он видеть не хотел Друин. Надеюсь, сейчас ему стало получше... Но я даже и представить себе не могла, что он скрыл от тебя твоё происхождение. Прямо конфликтовать я с ним не могла.
   - Ведь вы были на той фотографии, что прислали вместе с приглашением? - наконец вклинилась с вопросом Айения.
   - Да, это я. Я устроила, чтобы её туда положили. Надеялась, что это побудит твоего отца перестать скрывать правду. И тебя - приехать сюда.
   - А... - тут догадка озарила девушку. - Это вы прислали мне костюм на Церемонию Посвящения?
   - Да, сдаюсь, это тоже я, - Лизетт шутливо подняла руки вверх и рассмеялась.
   - И, значит, это вы устроили, чтобы меня пригласили в Университет? - голос Ени прозвучал блёкло. Лизетт сразу поняла, куда клонятся её мысли.
   - С чего это? Я просто проследила, чтобы его отослали на твой нынешний адрес, Влад же никаких данных не оставил. Ты же Шонор, тебе и так бы его прислали. Это право - твоё по рождению.
   Ени с удивлением посмотрела на собеседницу.
   - Ты не знаешь? Шонор - твоя настоящая фамилия. Айения Кристенсен Шонор. Я была рядом, когда Летиция его записывала.
   Ени продолжала смотреть на Лизетт, но её уже не видела.
   - Значит... Это и так моя фамилия... - выдохнула она еле слышно. Лизетт понимающе улыбнулась.
   - Все Шоноры всегда были помешаны на поддержании своей родовой чести, - продолжила она, накалывая кусок со своей тарелки. Айения и не заметила, как они появились. - Но внешне выглядели самоуверенными донельзя. У тебя особые условия, оттого тебе и тяжело. Но, думаю, ты справишься. Ведь ты уже не раз это доказывала.
   - Правда? - Ени против воли задала этот вопрос.
   - Без сомнения.
   - А почему вы не сказали мне сразу, как только я приехала в Друин?
   Лизетт отложила вилку и посерьёзнела.
   - Может быть, я поступила излишне жёстко, но я не хотела давить на тебя. Я хотела, чтобы ты сама осознала ответственность, которую принимаешь, и самолично же сделала решение. И я не ошиблась, как видишь. Шоноры никогда не нуждались в излишней помощи. Но всё же, прости меня, если что.
   - Нет, всё нормально, - поспешно возразила Айения. - Я вам очень благодарна за всё. И ещё...
   - Хочешь спросить меня о Летиции? - опять поняла её моментально Лизетт. - Зачем?
   Ени так удивилась, что замолчала.
   - Наверняка, ты уже задавала этот вопрос кому-нибудь. Ответ тебя удовлетворил?
   - Ннет... - пришлось признать девушке. - Но...
   - Если хочешь знать моё мнение, Летиция была прекрасной женщиной, сильной, гордой, благородной, с заскоками, конечно, но у кого их нет? Я её очень любила. Тебе могут описать её личность все её знакомые, рассказать о всех её поступках, но для тебя могут иметь значение только те отношения, которые у неё могли быть только с тобой, как у матери с дочерью. Но этого тебе никто не расскажет. Лет, которую я помню, - прекрасная подруга, великолепный воин, ответственный командир, любящая и любимая жена. К сожалению, в последние два года перед её смертью я была очень занята и не проводила с ней и с вами много времени, но... Я не могу дать стопроцентной гарантии, но на 99% гарантирую, что она была бы великолепной матерью. Как жаль, что ты этого не узнаешь...
   - Спасибо, - Ени из всех сил старалась хотя бы не шмыгнуть носом, ведь слёзы и так уже катились в открытую.
   - И меньше всего она бы хотела, чтобы ты ограничивала себя, слепо следуя по её пути, - Лизетт вернулась к своему обеду.
   - Простите? - девушка удивилась настолько, что даже слёзы высохли.
   - Даже если на тебе висит ответственность за возрождение рода, это не значит, что ты обязана стать лётчиком или даже просто пойти на государственную службу. Шоноры всегда славились тем, что считали истинным бесчестием предательство желаний собственного сердца ради всякой ерунды вроде титулов. Ты свободна и можешь быть кем хочешь.
   - Спасибо, конечно, - Ени улыбнулась, - но так получилось, что я обожаю летать.
   - Великолепно. Истинная дочь своей матери. Неудивительно, что ты так на неё похожа.
   - Почему-то все говорят мне это, но ведь это не так.
   - Фотографии, даже самые лучшие, не способны передать самое главное - душу человека, которая просвечивает в глазах. У вас обеих потрясающе похожие глаза, такой же прямой и бескомпромиссный взор. Правда, в тебе больше спокойствия и рассудительности, которых не хватало Летиции. И слава богу.
   - Забавно, - Ени задумчиво посмотрела в окно. - Я думала, что в тот день, когда узнаю ответ на все эти тайны, это будет что-то поразительное. Но всё оказалось не так. Как-то очень просто...
   - Ну извини, - шутливо развела руками Лизетт.
   - И гораздо лучше, - добавила Айения. - Спасибо. Мне стало легче. Действительно.
   - Очень хорошо. Ну, - женщина поразительно быстро закончила со своей порцией, - последние наставления для дочери моей подруги, - она наставила на Ени палец и пристально посмотрела в глаза. - Не сдавайся. И всегда иди вперед.
   Ени выпрямилась и торжественно сказала:
   - Я буду стараться. Хотя я одна и мои возможности, я знаю, ограничены, я сделаю всё, чтобы восстановить род Шоноров. Я обещаю.
   - Вот и отлично, - Лизетт улыбнулась и встала. - К сожалению, мне уже пора. Эта встреча тоже прошла не совсем так, как я ожидала, но результат меня радует. Пока.
   - До свидания, - Ени решила остаться, так как к своей еде она даже не притронулась. Да и поразмышлять немного в спокойной обстановке не мешало. Уже на выходе Лизетт обернулась и сказала:
   - Если ты будешь стараться и иди вперёд несмотря ни на что, то, возможно, узнаешь, что ты не так одинока, как тебе кажется.
   Что значила эта последняя фраза, Айения не смогла понять даже после долгих размышлений. Очевидно было, что Лизетт что-то подразумевала. Или нет? В конце концов, Ени бросила это дело, тем более, что ей хотелось думать о совсем других вещах. А может, это касалось того, что после того как она приложила усилия для того, чтобы попасть в Друин, она обрела друзей? Хэл, Оро, Карс, Аэрис... Даже со своими сокурсниками она была гораздо ближе, чем когда-либо с одноклассниками. Она уже шла по улице домой, как всегда любуясь зданиями и уже начинающими исчезать праздничными украшениями. Да, Друин излечил её от одиночества. И она очень любила этот город, и не только потому, что это была её фактическая родина, но и за то, что здесь она чувствовала себя по-настоящему дома.
  
   Хэл и Оро были уже дома, сидели на кухне, обмениваясь новостями. Ени тихонько проскользнула в свою комнату и легла на кровать с фотографией матери и Лизетт в руке.
   Она разглядывала её бесчисленное количество раз, но сейчас как будто открывала что-то новое. Летиция так заразительно смеялась, в её глазах она не могла разглядеть никаких негативных чувств. Неужели её тоже когда-то разрывали на части мысли об ответственности перед родом, солдатами, которыми она руководила, Империей, которой она служила? Она почему-то подумала, что наверняка. Но вряд ли она кому-нибудь показывала свою слабость. Шоноры никогда не колеблются в таких вопросах. Наверное, вот что ей хотела сказать Лизетт. На этой фотографии Летиция была счастлива. Значит, и она тоже сможет поддерживать честь своего рода и радоваться жизни, хотя бы иногда. Если, конечно, будет стараться.
   'Мама, я действительно тебя совсем не знаю. И никогда не узнаю. Но всё равно, я тебя очень люблю'. И пусть это выглядело по-детски, она поцеловала фотографию и прижала её к груди, в то время как слёзы уже скатывались со щёк на подушку. Во всяком случае, мама бы наверняка её поняла.
  
   Когда она проснулась утром, эмоциональное послевкусие от вчерашней встречи было скоро перебито сообщением о том, что сегодня в первый же день учёбы в их расписании стоит МВД. Наверное, она ещё никогда не одевалась так долго, даже новая форма не радовала.
   'Так, в чём дело? Он же твоя любовь, не так ли? Разве ты не хочешь его увидеть?'
   Ага, хотела. Но результат от вступания в любой контакт с Авито был один - разочарование. 'Он меня не любит. Нет, я ему даже не нравлюсь. Нет, ещё хуже. Я его не интересую. Я просто напоминаю ему какой-то эпизод из его жизни. Но даже с этим он справился'. И почему он ведёт именно МВД?!! Ещё шесть с половиной лет таких мучений?! 'Надеюсь, я разлюблю его скорее', - мрачно подумала Ени, выходя из квартиры. - 'Или из этой депрессии меня не вытащит никакая ответственность перед родом'.
   Подруги уже ушли, поэтому никому не пришлось объяснять своё малодружелюбное выражение лица, а, подходя к Академии, она уже немного успокоилась и в аудиторию зашла нормально, внутренне приготовившись к последующему занятию.
   Но не к тому, что Авито стал ещё красивее. Или ей так показалось из-за долгой разлуки? 'Слово-то какое-то выбрала... Разлука... Кто с кем разлучался?' Во всяком случае, она поспешно спряталась за свой передатчик, чтобы не выдать своих противоречивых чувств. Профессор в этот раз отказался от своей обычной одежды и, видимо, из-за прохладной погоды надел чёрный свитер с белой рубашкой. Ени обычно была не в восторге от свитеров, но это... Кожа его шеи, прекрасно оттеняющаяся контрастным воротом, заставила её почувствовать себя вампиром. 'Вот, значит, что такое неудовлетворённость', - ещё мрачнее, чем утром, подумала Ени. - 'Скоро начну вести себя как помесь Оролен и Скакии'.
   Авито, тем временем, не подозревая, какие мысли по его поводу роятся в голове одной из студенток, неожиданно тепло поприветствовал присутствующих.
   - Что ж, рад, что вы дожили до второго семестра. Начинается всё самое интересное, оно же самое страшное. Сегодня мы поднимаемся на новый уровень изучения: из исторических событий, с которыми мы познакомились, мы будем выводить закономерности и принципы, а затем чуть дальше перейдём к чистой теории. Итак, вопрос: кто-нибудь читал что-нибудь по моему предмету во время нашей вынужденной разлуки (тут сердце Ени неприятно ёкнуло)?
   Поднялись руки Лиюв и Синты. Остальные решили не врать. Айения, кстати, читала пару статей близкой тематики, но решила руку не поднимать. Мало ли что. Акарас побледнел, видимо, коря себя за безделье во время каникул, из-за которого он теперь упускает шанс проявить себя и упрочить позиции своего рода, не иначе.
   - Я, в принципе, не льстил себе и не питал напрасные надежды, поэтому такая картина ожидаема. Что ж, всё равно, мы с вами занимались целый семестр и какое-никакое представление о межцивилизационной военной дипломатии у вас должно было сложиться. Вот это мы сейчас и узнаем, - его улыбка была на первый взгляд самой обычной, но спинной мозг сообщил студентам, что не стоит ждать ничего хорошего. - Пройдёмте, - он вышел из аудитории, приглашая их следовать за собой.
   Помещение, в которое они вошли, отличалось от обычной аудитории: рабочих столов не было, в дальнем конце группой стояли стулья, а у передней стены - кафедра. При взгляде на неё Ени стало не очень хорошо. Впрочем, всем остальным тоже, за вычетом самых непроницаемых и самоуверенных. Инстинктивно все устремились к стульям, стараясь сесть как можно дальше, но Авито, опять-таки улыбаясь (обычно Ени таяла от его улыбки, но точно не сейчас), преградил им путь.
   - Может, сначала послушаете меня стоя? Много времени не займёт.
   Им ничего не оставалось, как смириться и смиренно же ждать.
   - Сегодня, в первое наше занятие во втором семестре я бы хотел провести публичный опрос, если можно так выразиться, - мысленный стон вполне осязаемо наполнил комнату. Все их худшие подозрения подтвердились. - Каждый, - тут им поплохело ещё больше, - сообщит нам свою точку зрения на то, чем, по его мнению, является межцивилизационная военная дипломатия. Сущность, цели, всё в таком роде. Прошу, - он приглашающе повёл рукой в сторону кафедры, - кто начнёт?
   Надо отдать должное выдержке курсантов первого курса Лётной Академии - никто не отшатнулся, и все сохранили самообладание, хотя бы внешнее. Ени мельком оглядела своих однокурсников: Лиюв и Синта невозмутимы как и всегда, Кстина явно разрывается между желанием доказать, что она круче всех и ничего не боится, и осознанием факта, что вряд ли у неё это получится, у Лав расширены зрачки от стресса, Акарас усиленно что-то соображает, видимо, готовясь к блестящему докладу, остальные парни изо всех сил стараются не подать вида, что близки к провалу.
   Ясное дело, Авито не стал бы ждать и просто сделал бы приглашение, от которого нельзя отказаться, но тут вперёд вышла... естественно, Асатани. Как же она могла позволить ситуации на своём курсе выйти из-под контроля? Да и возможность упрочить свою репутацию просто прекрасная. Царственным кивком она заставила профессора опустить руку и прошествовала к кафедре. Все еле слышно облегчённо выдохнули и поспешно заняли места.
   - Межцивилизационная военная дипломатия бесконечно разнообразна в своей сути: это наука, средство, искусство и многое другое. Я предпочитаю рассматривать её как коммуникационный инструмент...
   На Асатани всегда можно было рассчитывать. Но тут Ени с ужасом осознала, что отличница как раз она и это ей необходимо поддерживать своё реноме. И что она скажет? Она лихорадочно стала набрасывать в голове план выступления, одновременно стараясь запомнить речь Лиюв, чтобы не повториться. Акарас, очевидно, занимался тем же самым.
   Лиюв закончила и пришибленные паникой студенты не сразу сообразили, что нужно аплодировать, за что были удостоены одним из её ледяных взглядов.
   - Что ж, очень хорошо, видно, что Вы разбираетесь в предмете, госпожа Асатани. Единственное, хотелось бы отметить Вашу излишнюю прямолинейность: начало процессам в реальном мире обычно даёт каузальный комплекс, а не один простой триггер. Но для первого курса - более чем хорошо.
   Вот так. Даже ужасающая Асатани не пугала Энзеллера Авито. Все посмотрели на него со священным ужасом. Лиюв прошествовала обратно с заледенелым выражением лица. Ени освободила ей место в первом ряду, тем более, что стоя ей думалось легче.
   Следующим был Сайлас, храбро бросившийся на защиту Лавендер, которой предстояло идти следующей по алфавиту. Он держался достойно и Авито язвительных реплик не отпускал, просто указал на неточности. Лав собрала волю в кулак и на автомате произнесла молниеносно придуманную речь, но не смогла ответить на вопрос Авито. Анджей и Калев смогли выдать что-то более-менее удовлетворившее преподавателя, но Кстина уже не выдержала и у неё сдали нервы.
   - МВД является предтечей старта к проведению военной операции... Командир, неовладевший его навыками, не может считаться настоящим командиром...
   Отстрелявшиеся уже достаточно оклемались, чтобы отмечать подобные перлы еле слышным фырканьем. Нехорошо, но Ени была благодарна ей за это: большую часть напряжения она сбросила. После особо 'удачной' фразы ей всё же пришлось отвести глаза, чтобы не оскорбить Кстину несдерживаемой улыбкой, и её взгляд упал на Авито, так же стоящего в углу у окна, скрестив руки. Он, очевидно, уже понял, куда завёл его 'эксперимент', и сейчас просто ждал окончания выступления, милосердно сдерживая смешки, что, однако, давалось ему с трудом. Вот как раз он перевёл взгляд вбок, чтобы не смотреть на раскрасневшуюся Кстину, продолжавшую с упорством нести околесицу, и заметил Ени. Они не встретились глазами, а скорее, скрестили взгляды, и тут Энзеллер, как интуитивно поняла Айения, вспомнил тот эпизод с проникновением в его квартиру, и улыбнулся ей, наверно, намекая на схожесть ситуаций... Улыбнулся. Ей.
   Девушка в ярости отвернулась в сторону. Гнев сделал её лицо ярко-красным. 'Чёрт! Если я тебе не нравлюсь, какого черта ты мне улыбаешься?!' Тут как раз Кстина решила, что уже пора остановиться, Ени услышала, как профессор невразумительно сказал что-то вроде: 'Присаживайтесь, госпожа Ракауни', и рванулась к кафедре.
   Дойдя до неё размашистым шагом, она, всё ещё в гневе, бросила взгляд на слушателей. Все были слегка удивлены, а Авито казался растерянным и непонимающим в чём дело. Неизвестно почему, но это разозлило её ещё больше:
   - Весомая роль межцивилизационной военной дипломатии закреплена уже в нашем расписании: все семь лет каждую неделю мы будем вынуждены изучать её как предмет. Тут следует упомянуть, что его изучают только студенты Лётной Академии, в других учебных заведениях, в том числе готовящих лётчиков или военнослужащих, этот предмет отсутствует. Что же из этого следует? То, что это просто адаптированный для нашей специальности курс дипломатии, узко специализированный и субъективированный. И это я сейчас докажу на примерах, приводимых нам во время лекций, экстраполируя их на весь объём...
   Когда она закончила, как раз раздался сигнал окончания занятия. Напряжённый, не знающий, что сказать Авито выдавил из себя:
   - Можете идти.
   Айения схватила свои вещи и, всё ещё с пылающими по непонятной причине щеками, вылетела из кабинета. Только одно её сейчас могло успокоить. К счастью, в тренажёрном кабинете были свободные места.
   Как и сказала Аэрис, они установили новые программы, изучить которые они должны были только на следующем занятии по пилотированию, но Ени не могла ждать: махом прочитала инструкцию и включила симулятор. Конечно, не всё было гладко, но опытным путём она нашла алгоритм ведения машины. Как всегда, операции по управлению самолётом её успокаивали и она сама не заметила, как забыла обо всём случившемся и погрузилась в отработку последовательности команд и реагирования на внештатные ситуации.
   Пробудил её звук сообщения от Хэл, которая интересовалась, когда подруга придёт домой. И действительно, было пора. Ени со вздохом выключила тренажёр и направилась к выходу, но тут к ней подошёл невесть откуда взявшийся Акарас.
   - Ты как здесь оказался? - удивилась девушка. Он натянуто улыбнулся.
   - Да я здесь всё время сидел за соседним симулятором. Подумал, что лучше тебя не отвлекать, и ждал пока не закончишь. Во время полётов ты ничего не замечаешь.
   - И? - Ени чувствовала, что ей не понравится продолжение разговора. Лецри опёрся передатчиком на стол и пристально посмотрел ей в глаза:
   - Что это было?
   - В смысле? - это, конечно, был бесполезный маневр, но попробовать стоило.
   - То, что произошло на занятии. Сначала вы обмениваетесь взглядами, потом ты показно отворачиваешься и в докладе размазываешь его предмет по стенке. Нет, по полу свинарника будет точнее.
   - Тебе показалось... - ещё одна бесполезная с самого начала уловка. И тут она спохватилась. - Стоп, переглядывались? Как ты это увидел?
   - Я многое замечаю, знаешь ли. С самого начала. - И тут он перешёл прямо к делу. - У тебя с Авито что-то есть?
   Это был самый удачный вопрос, чтобы вогнать Айению в ступор. Через некоторое время она смогла ответить. Абсолютно честно.
   - Нет, у нас с ним ничего нет.
   - Ты него влюблена? - откуда в Лецри такая прямолинейность? В любом случае, ждать ответа было наивно.
   - А? - её взгляд ясно выражал нежелание обсуждать данную тему. Что-что, а непонятливым Акарас не был.
   - Ну как хочешь. Твоё дело, - немного помедлил и добавил. - Эти (легкий кивок головой) знают?
   Аналогичное игнорирование.
   - Ну, как хочешь. - Ени развернулась и направилась к выходу, Акарас подхватил передатчик и зашагал за ней. Уже за дверьми он добавил. - Если, что-нибудь понадобится... ну, ты знаешь... Сочувствую тебе. - И побежал вниз по лестнице.
   - Я себе тоже... сочувствую, - сказала девушка почти беззвучно и медленно побрела по коридору.
   Итак, пора подвести итоги. Акарас догадался, но он распространяться не будет, ещё потенциально опасна Лав, да вряд ли у неё воображения хватит на такое, Лиюв и Синта достаточно проницательны, но индифферентны к таким вещам, максимум, примут к сведению или вообще проигнорируют, у остальных мозгов не хватит. Просто подумают, что у неё было плохое настроение или она разозлилась на преподавателя. Оставалась самая главная проблема - сам Авито. Ени почувствовала слабость в коленях и присела на корточки, закрыв голову руками. Хорошо ещё, что был вечер и коридор пустовал.
   Просто прекрасно. Она сознательно вызвала на конфликт преподавателя. Причем не просто какого-нибудь, а МВД - главного предмета! Пока она ещё обходила вниманием тот факт, что это был её любимый, ну да чёрт с этим, можно подумать, там были какие-то перспективы. Айения несколько раз глубоко вздохнула и попыталась мыслить позитивно. В конце концов, она же его не оскорбила. И всё сказанное было в рамках задания, может, это у неё точка зрения альтернативная такая. А разъярённые взгляды... Ну мало ли что, опять же, может, у неё исследовательская страсть прорезалась. Не сможет же он зарезать её на экзаменах из-за этого. Но готовиться придётся на всякий случай изо всех сил.
   То есть никаких особых последствий, кроме того, что Карс выяснил её самый скрываемый секрет, не было. Но тут уже было невозможно игнорировать факт её особого отношения к Энзеллеру. 'Не думаю, что это как-либо скажется на отношении ко мне. Запишет в сумасшедшие...' Но в груди всё равно что-то тянуло. Подступающие слёзы Ени затушила опробованной злостью. 'Что ж, теперь это моя техника. Используем её в следующий раз на объекте...'
  
   Но до следующей встречи с объектом была ещё неделя и пока что Ени пропадала в тренажёрных кабинетах, готовясь к лётному экзамену. Кэсэист сначала дала ей нагоняй за досрочный переход на новый уровень, но результаты были такими впечатляющими, что дальнейшая критика выглядела бы нелепо. Если однокурсники в последующие дни и поглядывали на Ени с интересом, то она этого не замечала. Впрочем, у всех хватало дел, и происшедшее очень скоро забылось.
   Но тут даже забегавшаяся Айения стала замечать что-то странное, причём дома. Нет, на первый взгляд всё было как всегда: Хэл и Оро пропадали на занятиях, а вернувшись, вели себя как обычно. Впрочем, с Оро всё было в порядке, а вот с Хэл... В поступках ничего не изменилось, но вот выражение лица... Практически всегда, когда она задумывалась, оно становилось тревожно-печальным. И ещё Ени заметила за ней привычку как тень ходить по коридору вечерами. Вроде ничего особенного, но внутренний радар сигналил...
   Однажды, проходя мимо открытой двери в комнату Хэллин, Айения увидела её лежащей на кровати, уставившись в потолок. Обычно, в любой свободный момент Хэл занималась разборкой своих покупок или учила что-нибудь вне программы. Видеть её так, бесцельно смотрящей вверх... Ени почувствовала, что пора сделать что-нибудь. Она постучала по косяку, привлекая внимание. Хэл подняла голову, отвлекаясь от своих мыслей.
   - Привет. Не хочешь поговорить?
   - О чём?
   - Ну, о разном... - гостья прошла в комнату и присела на кровать рядом с лежащей подругой. - Например, о том, о чём ты постоянно думаешь в последнее время.
   - Ты заметила? Ну... - Хэл помолчала немного. - Хорошо, расскажу. Ты же болтать не будешь? - спросила она полуутвердительно. Ени не ответила на такой оскорбительный вопрос. - В общем, когда я была дома, на Новый год у нас вечно собираются все родственники, и мой дядя... Он из министерства иностранных дел.
   - Ассурн, да? - догадалась Ени. Хэл кивнула.
   - У нас практически вся семья работает на госслужбе, так что такие темы обсуждаются запросто так. Тем более, что я теперь тоже могу участвовать. Это полусекретная информация, обсуждаемая только в ответственных отделах и, конечно, правительстве. В общём, всё серьёзно, Ени.
   - А конкретно не можешь? - у девушки почему-то пересохло в горле.
   - Нынешняя партия не способна удержать контроль. Уже появились перебежчики, теперь многое, если не всё, зависит от нашей позиции. Сможем сохранить нейтралитет - возможно, через некоторое время они смогут вернуть влияние, если нет - оппозиционеры воспользуются этим и свергнут правящую партию.
   - Значит, они попытаются спровоцировать нас? - Ени, откровенно говоря, не хотелось слышать дальнейшее, но придётся.
   - Да. Дядя говорил о возможности терактов, - воздух в комнате ощутимо похолодел, повлияв даже на кровь Айении. - И самая вероятная мишень...
   - Друин... - закончила девушка, теперь тоже уставившись на потолок. Как только Хэл могла жить столько дней под гнётом подобных мыслей?
   - Скорей всего.
   - Но ведь Друин - закрытый город и здесь дочерта охраны и военных...
   - Конечно, однако, проникнуть сюда можно. Помнишь, как мы приехали? Такие толпы, может проскользнуть кто угодно. И телепаты не всемогущи. Кроме того, устроить что-нибудь можно и извне, через системы передачи информации. Дело в том, что своей цели они достигнут только посягнув на императорский город. С одной стороны, знаешь же нашу государственную политику в отношении терроризма - меры по его предотвращению причиняют больше вреда. И они могли бы легко уничтожить часть какого-нибудь посёлка на внешних планетах, но Правительство постаралось бы свести всё к уголовщине и обойти проблему. Но если что-то произойдёт в Друине... тут окажется задетой гордость Императрицы и придётся реагировать. Во всяком случае, так могут размышлять потенциальные преступники.
   - Логично, - согласилась Ени и глубоко задумалась. Значит, они могут в любой момент оказаться под ударом... Странно, но она испытывала не страх, а какую-то тревогу.
   - Я, конечно, знаю, что правительство и Императрица делают всё возможное, чтобы не допустить... Но, знаешь... - Хэллин повернула голову и посмотрела в окно, где сияло январское кристально-чистое друинское небо. - Теперь это мой город тоже... И я не могу отделаться от мыслей, что если... И ещё... - Ени почувствовала, что подруга смотрит на неё и, повернувшись, действительно встретилась с её напряжённым взглядом. - Вы с Оро... - Хэл почти безотчётно сжала рукав униформы Айении. - Вы же военные... И если что случится, вам придётся... - девушка растерянно покачала головой. - Теперь все проблемы рядом, и они могут отразиться на моих близких.
   - Хэллин, - Айения мягко взяла её за руку, - конечно, мы с Оро уже военнообязанные, но мы всего лишь на первом курсе, и я даже лётный экзамен пока не сдала. Сомневаюсь, что в Друине будет такой кризис, что понадобится наша помощь.
   - Но даже если сейчас, всё равно когда-нибудь... и тут всё будет зависеть от меня, - Хэллин неожиданно резко сжала ладонь Ени в ответ. - Я буду работать дипломатом и сделаю всё, чтобы вам не пришлось подвергать себя опасности. Излишней, - поправилась она, - а то Оро не поймёт, она ж не может без адреналина.
   - Всё равно в любом случае когда-нибудь нам придётся пройти наёмничью практику. Этого не избежать. Я ещё никогда серьёзно не думала об этом. О том, что моя работа может убить меня. Она же убила маму. Но это значит, что у меня не было сомнений, значит, и выбора никакого не было. Так что и думать об этом смысла никого нет. И... я тоже люблю Друин. Очень-очень. Моя жизнь здесь - самое лучшее, что можно представить. И я тоже чувствую какую-то ответственность и желание защитить... Так что давай пообещаем друг другу и самим себе, что если что-нибудь случится, мы втроем сделаем всё, чтобы помочь, даже если это будет мелочь.
   - Разумеется, - и их рукопожатие скрепило обещание. - А как же Оро?
   - Ой, ну ты в самом деле думаешь, что она будет возражать?
   Девушки рассмеялись и напряжение понемногу начало отпускать их. Всё, что было нужно, это просто почувствовать себя нужными, способными что-то сделать. Друин вызывал в своих жителях желание отдавать что-то взамен этого чувства покоя и радости, наполнявшего Императорский город.
   Оро сообщили об обещании, но только в общих чертах, потому что в её умении молчать и умалчивать Хэл сильно сомневалась. Естественно, она не возражала.
  
   Тут как раз подошло следующее занятие МВД. Айения промучилась всю ночь и, наконец, выработала тактику поведения - полный игнор. Итак, прошлой недели не было, она себя странно по отношению к преподавателю не вела и его странного поведения не замечала. Можно на него даже не смотреть, но так, конечно, вряд ли получится.
   Впрочем, пришлось прибегнуть именно к этому маневру, когда Авито вошёл в аудиторию. Подготовленная твердокаменная холодность не сработала и Ени опять пришлось спрятаться за спасительным передатчиком, уставившись в окно по безопасной траектории и слушая начало лекции. Вскоре, однако, она смогла собраться и выглянуть. Да, он ничего не забыл, иначе откуда эти недоумённо-изучающие взгляды поразительно возросшей частоты? Но тактика 'а-ля Асатани' сработала: преподаватель ничем открыто не показал, что помнит о предыдущем инциденте. После окончания занятия девушка покинула аудиторию практически строевым быстрым шагом.
   'Что-то уж слишком демонстративно получилось. Не переборщила ли я? А пускай, пусть знает. Не надо было улыбаться!'
   Казалось было, что инцидент полностью исчерпан, но только отношения между ней и преподавателем полностью переменились. Айения усердно игнорировала его во всём кроме учебы, и Авито как бы тоже включился в игру, никак не выделяя её из студентов. Всё успокоилось и Ени только позволяла себе иногда наблюдать за ним во время занятий, так незаметно, что даже Акарас не догадывался.
   'В конце концов, это наилучший выход, да. Надо быть честной с собой, никаких более близких отношений, чем эти, я бы не выдержала. Хватило и проекции его воспоминаний на меня. А так буду ждать тихо-мирно, когда же наконец перестану на него реагировать'.
   Но нужно было также честно признать, что этот день наступит нескоро, если наступит вообще. Авито всё также вызывал у неё сильные и неконтролируемые эмоции, от которых она спасалась только беспрерывными тренировками до умопомрачения. Скоро был назначен день экзамена и девушка совсем потеряла покой. Тревога в связи с грядущим испытанием даже на короткое время смогла вытеснить Авито из головы.
   Разумеется, самой тяжёлой была ночь перед самим экзаменом. Ени упросила Аэрис позволить ей потренироваться после закрытия и, конечно, переборщила - пришла домой только в одиннадцать вечера. До двух ночи промаялась в постели, пока не решилась разбудить Хэллин и попросить у неё помощи. Та была уже в этом деле профессионалом и быстро настроила стимулятор на воздействие на возбуждённую зону. Пары разрядов Ени хватило и она, зевая, поблагодарила подругу и вернулась к себе. Если бы не дополнительная помощь, вряд ли бы она уснула этой ночью.
   А так встала как огурчик в десять часов. Экзамен был назначен на двенадцать, но она собралась как можно скорее и помчалась в Академию. Ждать дома не было никаких сил, а там, возможно, будет кто-нибудь из однокурсников... Были все. Причем половина невыспавшиеся.
   - Я только в пять утра сообразила, что он у меня есть, - прохныкала Лавендер. - Пришлось утром дополнительно 'бодриться'...
   - А я дома забыл... - мрачно поделился сидящий рядом Анджей. - Самую, можно сказать, важную вещь. Побежал с утра в аптеку за таблетками. А это не сочтут за допинг? - вдруг осенило его.
   - Вряд ли, если это можно купить в аптеке, - то есть, Ени ещё дешёво отделалась. Она огляделась по сторонам. Акарас, естественно, ничего не забыл, сейчас он просто излучал спокойствие и сосредоточенность, Лиюв и Синта не волновались, кажется, вообще никогда, как и в этом случае. Айения решила последовать примеру Лецри и ждала начала экзамена, пытаясь войти в состояние максимально возможного спокойствия. Получалось плохо, так что она просто сосредоточилась на своём дыхании и выбросила все мысли из головы. К её удивлению, оставшееся время пролетело быстро и вот двери тренировочного зала распахнулись и появившаяся в них Кэсэист поворотом головы пригласила их внутрь.
   Посередине комнаты стоял один-единственный тренажёр, даже стульев не было, и курсанты сгрудились в один из углов. Кэсэист как всегда перешла сразу к делу:
   - Вот сейчас мы узнаем, кто из вас как занимался. Судя по занятиям, вы все должны сдать этот тест без проблем, но прежде чем доверить вам настоящую машину, необходимо убедиться, что вы знаете, как с ней обращаться. Порядок прост - выходите, садитесь за тренажер, поднимаете машину, выполняете мои указания, сажаете, получаете оценку. Её значение узнаете после экзамена. Тааак, - она обвела взглядом студентов. Асатани, как всегда, приготовилась выйти вперёд. - Шонор, ты первая. Покажи, что надо делать.
   Айения вздрогнула, а окружающие её расступились. Внутри неё раздался возмущённый вопль: 'Это несправедливо! Только потому, что я лучшая, заставлять меня вне очереди...' Тут она очнулась. Вопрос справедливости тут не стоял, да и не всё ли равно когда? Чем раньше, тем лучше, хоть не дёргаться...
   Надо было идти, Кэсэист ждать не станет, Ени глубоко вдохнула и вышла на открытое пространство. И всё-таки по мере приближения тренажёр воздействовал на неё как удав на кролика. Подумать только, сейчас решается её судьба... В который уже раз...
   Преподавательница нетерпеливо постучала носком сапога.
   - Долго тебя ещё ждать? Садись уже.
   Подгоняемая ею, Айения махом опустилась на сиденье, иначе она бы долго ещё колебалась. Странно, но когда она оказалась в привычном положении напротив тренажёра, то почти моментально успокоилась. Очевидно, сработала мышечная память.
   - Включай.
   Это был стандартный тренажёр, на котором они занимались всё это время, и Ени автоматически запустила его, а затем, не дожидаясь команды, стала настраивать аппарат для полёта. Преподавательница неотрывно следила за ней. Девушка всё сделала абсолютно верно, 'подняла' машину в воздух и шла теперь на бреющем полёте. Привычное щёлканье переключателей и многократно повторённые движения словно загипнотизировали её, поэтому она вздрогнула, когда услышала голос преподавательницы:
   - Вверх на три тысячи максимально быстро.
   Виртуальный самолёт понёсся вверх под максимально возможным для этой машины углом.
   - Облети радиус в семь километров.
   Сделано даже не напрягаясь. Более того, Ени начала входить во вкус. Экзамен добавлял адреналина и она, затаив дыхание, ждала следующей задачи. Но она не поступала. Тогда девушка стала 'наворачивать' свой собственный привычный маршрут и, конечно, так увлеклась, что не заметила, как Кэсэист что-то набрала на своём передатчике.
   'Неожиданная потеря высоты', - увидела сигнал Ени и лихорадочно, но без паники стала проверять данные. К счастью, она была довольно высоко и запас времени был. Но бесполезно, датчики не показывали ничего необычного, никакого воздействия внешней силы. 'Недостаточно данных', - такой вывод напрашивался сам собой, но вряд ли его примут на экзамене. Оставалось только одно - думать, мгновения растягивались на часы, пока Айения вспоминала всё, что только могло пригодиться. И вот, что-то забрезжило: редкое, но всё же встречающееся атмосферное явление, прорыв воздушной массы из верхних слоёв, под который мог попасть её самолёт. Тогда ясно, почему падение такое резкое, но вместе с тем плавное и блокирующее движение. Ждать, пока поток воздуха не иссякнет и проверять собственное решение не было времени. Айения не то чтобы даже решилась, её пальцы стали действовать ещё до того, как мозг дал приказ. Самолёт осторожно, чтобы не поломать крыло, лёг на бок и попытался выскользнуть из потока.
   Получилось. Видимо, прорыв был локальным. Странно, что он на такой высоте, конечно...
   - Садись давай уже, - прервала её размышления Кэсэист. - Ещё всем остальным сдавать.
   Ени послушно отправила самолёт на базу. Посадка прошла без сучка без задоринки и очень быстро. Только выключив тренажёр, Ени сама смогла отключиться от того транса, в который её вводили полёты.
   - Девять. Следующий, - Юлия Кэсэист явно не любила переводить время. Ени поднялась и на деревянных ногах направилась к остальным, пытаясь осмыслить только что услышанное: даже не зная точное значение отметки, она теперь могла быть уверена, что сдала экзамен! Свой самый важный экзамен! Теперь она сможет летать по-настоящему! Вот что её заботило всё это время, совершенно не опасность вылететь из Академии, а то что даже чуть-чуть несовершенное выступление может отодвинуть от неё момент, когда она сядет в настоящий самолёт!
   Когда она дошла до однокурсников, у неё подкосились ноги и её подхватил Акарас.
   - Молодец. Но, чёрт, теперь мне будет трудно тебя переплюнуть.
   - Не опозорь свой род, давай, - дружеские подколки с Карсом всегда отвлекали её от любых тяжёлых или просто серьёзных мыслей. Может, в том числе и для этого нужны друзья: помогать расслабляться, ведь перед ними можно не быть абсолютно правильной, или это просто успокаивает, тот факт, что вы вдвоём, а все другие немного в стороне, ведь с ними не получится так себя вести? Исключительность отношений всегда была важна для Айении, так долго бывшей одинокой, да и для Лецри, наверное, тоже.
   - Смотри и восхищайся.
   Ени была всё ещё немного слаба, поэтому прислонилась к стене, чтобы наблюдать за сдачей экзамена Акарасом. Всё прошло практически идеально, и он тоже получил свою заслуженную девятку. Ени сразу заметила его самодовольное выражение, как только он повернулся к ним. Не помешает профилактика высокомерия.
   - Ну? - он мог бы этого и не произносить, всё прекрасно читалось на его лице.
   - А? Ааа... - в Айении погибла настоящая актриса. - Неплохо, да. Для того, кто выбрал пилотирование по расчёту. И, я не заметила, или она действительно не задавала тебе трудных ситуаций?
   - Ты... - Акараса немножко перекосило. - Ну давай серьёзно, я хорошо смотрелся?
   - А чего это тебя так волнует? Девятка же получена. Карс, здесь не перед кем выпендриваться, - сказала она выразительно. - Я, конечно, понимаю, что ты не можешь сдержать свою натуру, но здесь-то для чего?
   - Чтобы форму не терять, - буркнул парень и привалился к стене рядом с ней. - А всё-таки мы с тобой супер, а?
   - А то!
   Дальнейшая сдача экзамена проходила без инцидентов. Не прошло и часа, как Кэсэист приступила к последнему объявлению. Девятку получила ещё и Кстина, восьмёрки - Лиюв, Синта, Анджей и Сайлас, Калев и Лавендер удовлетворились семёрками. По их лицам было видно, то они безмерно рады и этому. Шесть баллов, ведущие к пересдаче, не получил никто.
   - Как я и думала, - объявила всем Кэсэист. Конечно, просто похвалить она их не могла. - Итак, семь - шесть недель полёта под руководством инструктора, восемь - четыре недели, девять - две. Шонор, можешь набрать лётные часы экстерном. Занятия с завтрашнего дня на аэродроме академии. Все свободны.
   И она оставила студентов переваривать только что небрежно вброшенную информацию. Очень ценную информацию. Ликование, конечно, было, но оно было приглушено ожиданием надвигающегося, приобрётшего уже такие чёткие формы. Будущее, в котором они будут настоящими пилотами.
   Айения не стала обниматься с Акарасом только потому, что сейчас он излучал самодовольство в троекратном размер. Зато она танцевала в обнимку с Лавендер. Калев с Анджеем от переполнявших чувств прыгали чуть ли не до потолка. Понадобилось минут десять, чтобы хоть немного успокоиться. Ени только отдышалась, как почувствовала хлопок по плечу. Это была Кстина.
   - Я признаю, Шонор, что ты неплохо летаешь, но теперь мы померяемся в настоящем небе, а не на тренажёрах. Готовься! - гордо развернулась и ушла.
   - Это был вызов, да? - недоверчиво спросила Ени у Карса.
   - Вроде как. Иногда мне кажется, она ещё большая маньячка, чем ты. Теперь тебя ждут горячие деньки. Хотя волноваться не о чем. Ведь ты же получила особые условия...
   - А? - и тут девушка вспомнила, что Кэсэист специально упомянула её фамилию. - Точно, экстерн...
   - Только не налетай всю норму за три дня, я тебя умоляю. Не сомневаюсь, что ты выдержишь. Но вот инструкторы тебя прихлопнут.
   - Это же значит, что я смогу летать в любое время, а не только во время занятий?! Урааааа! - и она опять пустилась в пляс. Акарас только покачал головой:
   - Я же говорю, маньячка.
  
   Естественно, это дело нужно было отметить. Даже Асатани пошла со всеми в кафе, хотя вряд ли можно было сказать, что она там расслаблялась. Но все уже были привычные и веселились от души, не обращая внимание на тяготеющую атмосферу и холодность. В кои-то веки Айении выдалась возможность потанцевать и она воспользовалась моментом. Однокурсники оценили свою самую талантливую лётчицу с новой стороны. Они с Карсом станцевали настоящее танго, которое он изучал в детстве, а Ени видела образовательную программу. Конечно, всё было далеко не идеально, но к тому времени присутствующим было уже всё равно. И древний танец вызвал бурю восторгов, так что Ени пришлось протанцевать со всеми парнями, Карсу же повезло - ему досталась одна Лавендер, Ракауни и Асатани, ясное дело, в этом участвовать бы не стали.
   Когда уже все слишком развеселились, к ним подошёл официант с новой порцией напитков и спросил:
   - Что это вы тут так интенсивно празднуете?
   Ени перегнулась через стол и, сверкая глазами, ответила:
   - Ну как же? Ведь завтра мы будем ЛЕТАТЬ!
   - А-а, ну всё понятно.
   Когда уже дошло до криков 'Вперёд, Лётная Академия!' он вернулся и сказал:
   - Вам же лететь завтра? Так что шли бы вы домой, баеньки?
   Как бы не хотелось продолжать веселиться, мысль о том, что чем раньше ляжешь, тем раньше наступит новый день и, соответственно... Подгоняемые мыслями о завтрашнем дне, курсанты начали расходиться.
   Когда Ени вернулась домой, уже была полночь. Из зала выглянула недовольная Хэл:
   - Вчера пришла поздно, сегодня ещё позднее... Спать когда будешь? - Айения ответила глупой улыбкой. - И улыбаешься-то чего так? Сдала как-то по особенному?
   - С отличием! - широкий мах рукой должен был продемонстрировать всю значительность этого отличия. - А вы не волнуетесь за меня совсем! - закончила она немного с обвинительным оттенком.
   - Вот делать мне больше нечего, как волноваться за Шонор на экзамене по пилотированию, - Хэллин вернулась в зал. - Мойся и спать, алкоголичка. Оролен, вот, как пришла со своей боевой практики, так сразу и отрубилась.
   - А ты чего сидишь? - заинтересовалась Айения.
   - Пишу эссе, чего ещё. Иди-иди, давай, отсыпайся.
   - Ты не понимаешь, это было таак круто. Хоть девятки получили ещё Кстина и Акарас, меня...
   - Акарас? - Хэллин подозрительно поглядела на подругу. - Чего это ты зовёшь его имени?
   - А, это случайно сорвалось, - Ени поняла, что чуть не проговорилась. - Сейчас мне просто легче выговорить его имя, чем фамилию, - и она глупо захихикала. Кажется, Хэл поверила, во всяком случае, повернулась к своему передатчику и скомандовала:
   - В постель, марш!
   - Есть!
   Это всё уже начинало ей надоедать. Не то чтобы её напрягала необходимость быть постоянно настороже, но когда-то это всё было должно закончиться. Проблема в том, что конкретного момента и подходящей ситуации не предвиделось даже теоретически. Впрочем, сейчас Ени слишком устала, чтобы думать. А следующий день обещал так много интересного, что она решила выполнить приказ Хэл и незамедлительно рухнула в постель.
  
   Надо ли говорить, что несмотря на буйное празднование предыдущим вечером, все первокурсники примчались в Академию уже с самого раннего утра. Когда Кэсэист повела их к намеченной цели по тропинке через лес, уже бесснежный, но ещё без всяких признаков зелени, Ени вспомнила, что похожую прогулку они уже совершали первого сентября с Аланиным. Правда, сейчас она чувствовала себя гораздо более уверенно. И в смысле самомнения, и преподавателя.
   Идти пришлось долго, минут двадцать. Юлия, чтобы не терять времени, параллельно громким голосом выдавала нужную информацию.
   - Это мы сейчас, конечно, совершаем демонстрационную прогулку. Как правило, все попадают на аэродром через портал, самый крайний слева. Как придём, я покажу вам всё, познакомлю с инструкторами, а вы потом уж сами. Через полтора месяца у нас снова начнутся занятия, много мы, конечно, не успеем, но попробуем охватить начало командных полётов. Относитесь бережно к оборудованию, и самое главное, к инструкторам. Они, можно сказать, на добровольной основе здесь трудятся, лишь бы с вами ничего не случилось.
   - А разве инструкторы не работают в Академии? - спросила Лавендер.
   - Нет, конечно. Это просто слово такое, что они инструкторы, а на самом деле, сопровождающие полётов, подстраховывают неопытных пилотов на земле. Если что-то произойдёт, и вы не сможете справиться с ситуацией, инструктор возьмёт управление в свои руки. Так что они здесь нужны, пока вы часы не налетаете. Есть, конечно, постоянные сотрудники, вроде диспетчеров, но на время тренировок новичков здесь сидят либо старшекурсники, либо уже выпускники, которые сейчас в городе. Относитесь к ним уважительно - это ваши старшие товарищи, которые когда-то закончили Академию. Вы многому у них можете поучиться.
   Тут как раз лес и закончился. Ени успела заметить, что они подошли значительно ближе к горам, которые теперь заслоняли практически полнеба. Но тут в поле её зрения появилось нечто, что вытеснило из её сознания практически всё. На достаточно плоской, окружённой лесом равнине, чья уютность была обманчива, поскольку дальние здания казались почти игрушечными, стояли самолёты. Ровными рядами. Блестящие на солнце. Готовые подняться в воздух.
   У неё захватило дыхание, да и не у неё одной. Все стояли поражённые до тех пор, пока Кэсэист не решила, что уже достаточно, и скомандовала:
   - Шевелитесь давайте. Вам ещё на них летать.
   Это подогнало курсантов лучше, чем что бы то ни было.
   Когда они подошло поближе, оказалось, что самолёты стоят на дальнем краю поля, а на углу, ближайшем к ним, размещались какие-то строения. Преподавательница подвела их к входу в одно из них, казавшееся главным, поскольку дорожка кончалась прямо у его крыльца, и сообщила что-то по своему передатчику.
   - Ждите пока.
   Курсанты послушно расслабились и стали разглядывать окружающее пространство. Здания скрывали вид на самолёты, поэтому пришлось ограничиться административными, скорей всего, постройками. Неожиданно, они оказались какими-то слишком простыми, особенно по сравнению со зданием Академии. Простые геометрические формы какого-то светло-серого и светло-зелёного цветов, никаких украшений, типа лепнины или мозаики. Правда, вокруг были рассажены клумбы, в подогретой земли которых уже цвели цветы. Впрочем, зачем служебным помещениям излишняя разукрашенность. Ведь самое главное внимание здесь отдаётся другим: прекраснейшим из механизмов на свете, 'серебряным птицам', любовно думала Айения. Как ей не терпелось поскорее забраться внутрь одного из них. Хотя, удовольствие нужно растягивать, и вся подготовка тоже была его частью, и девушка предвкушала её тоже. Только бы не слишком медленно.
   Тут, наконец, отдвинулась дверь и наружу вышла девушка в лётном костюме, но не таком, как у курсантов, а... попрофессиональнее, что ли. Более поношенный на вид, действительно, рабочая одежда... они с Кэсэист обменялись приветствиями и та повернулась к студентам.
   - Это - Дэлия Сьюэн, главный диспетчер нашего учебного аэродрома. Со всеми вопросами обращайтесь к ней. А сейчас она вам расскажет, какой здесь порядок и что вам нужно будет делать.
   - Всем привет, - Дэлия даже помахала им рукой. - Я понимаю, что вам не терпится приступить к самому главному, но пока что потерпим, o'k? Сейчас я проведу небольшую экскурсию. Слушайте внимательно, это вам пригодится. Вот это, - она обернулась и взмахнула рукой, - центральное здание диспетчерской, куда вы будете приходить, чтобы оформить заявку на самолёт. На курсах постарше вы уже сможете заранее сообщать о времени, когда вы придёте, и если оно подойдёт, самолёт вам уже подготовят, и вы сможете направиться прямо к нему. Справа от нас находятся технические здания: там днюют и ночуют студенты и конструкторы технического отделения, здесь на аэродроме они и опробывают свои разработки. Посмотреть на это событие всегда стекается много народу. Поэтому на крыше диспетчерской дополнительно оборудовано место для обзора, его сейчас не видно, но поскольку это самое высокое здание на аэродроме, вид оттуда самый лучший. Чтобы на него попасть, необходимо пройти по боковой лестнице. Она вон там, за углом. Будет время, посмотрите. А сейчас пойдёмте, выйдем на поле. - Действительно, почти как туристы за экскурсоводом, дружной толпой, они обогнули здание и вступили на твёрдую, но вместе с тем пружинящую поверхность. У Ени опять захватило дух при виде поблёскивающих вдалеке машин. - Пока идём, как раз успею вам всё объяснить. Здания там, вдалеке, - ремонтные ангары. Самолёты, как вы видите, стоят в дальнем конце поля. Для нашей основной модели требуется некоторое время пробега при взлёте, так что они подъезжают сюда, разворачиваются и взлетают прямо перед окнами диспетчерской, чтобы мы могли наблюдать всё вживую. То есть, всё это поле - одна взлётная площадка. Значит, ни в коем случае, повторяю ни в коем случае, не выходите на него без сопровождающего инструктора или работника аэродрома. Даже расписание полётов в базе данных может быть неточным, только персонал точно знает, собирается ли какая-нибудь машина подняться в воздух или нет. Поэтому сами вы должны подходить к самолётам только по той тропинке за заграждением, вон, видите? - все повернули головы в указанном направлении. - Подходите к указанной вам машине и ждёте.
   - А как мы их отыщем? - подал голос Сайлас.
   - Легко, потому что каждый стоит в строго определённом ряду и месте. Итак, подходим к нужному самолёту и ждём. Нет, это мы так будем полчаса тащиться. Вперёд! - и главный диспетчер, почти без всякого предупреждения, сорвалась с места и быстро побежала к дальнему концу поля, которое, действительно, приближалось крайне медленно. Курсанты на мгновение в ошеломлении притормозили, но потом увидели, как Кэсэист привычно помчалась за Дэлией на своих высоких каблуках, и тоже присоединились.
   Очевидно, для работников аэродрома такие пробежки были обычным делом, поскольку Дэлия мало того, что прибежала первой, так ещё и ни капельки не запыхалась. Айения никогда не жаловалась на свою физическую форму, тем более, после тренировок с Оролен, но и тут ей сначала понадобилось некоторое время, чтобы отдышаться, и только после этого она смогла поднять голову и влюблённо посмотреть на нависающий над ней блестящий нос машины. Пока остальные приходили в себя, её словно притянула к себе почти зеркальная поверхность. Девушка медленно протянула руку и коснулась переднего шасси.
   Если бы кто-нибудь сказал ей раньше, что она будет дрожать, трогая самолёт, она бы сочла это драматическим преувеличением. Но сейчас именно так всё и произошло, её словно током ударило. И очень сильно захотелось немедленно подняться туда, наверх... Если бы сейчас Ени предложили выбор, что бы она предпочла: летать или встречаться с Энзеллером Авито... В общем, она бы подумала.
   Дэлия тем временем, подняв бровь, наблюдала за выдохшимися курсантами, но от комментариев воздержалась.
   - Здесь, конечно, есть специальные транспортники, но пользоваться ими... - тут она замялась, но все её поняли: не подобает великолепным диспетчерам, управляющим великолепными летательными аппаратами, ездить тут на всяких... - Да и разминка великолепная.
   - У них спецкурс только со следующей недели, - сказала ей Юлия.
   - А, тогда понятно, там вас научат... Ну, вернёмся к нашей теме. Как вы уже поняли, мы находимся на месте стоянки самолётов. Они занимают особые, отведённые им места, - слоты. Вот этот широкий проход разделяет слоты на две части - левую и правую. По нему могут без проблем разъехаться сразу два самолёта. Адрес, который вам дают, содержит указание на одну из этих частей. Нам нужна левая, вот эта, у которой мы стоим. Там, соответственно, правая. Дальше смотрим, третий ряд, ряды считаются отсюда, - ещё несколько минут ходьбы. Солнце уже садилось, но до заката ещё было далеко, так что спины самолетов, казалось, нежно светились. Айения любовалась этим видом как никакой из картин до этого. В той части, вдоль которой они шли, стояли в основном 'Карлайлы', на тренажерах которых они занимались: достаточно простые машины, способные выйти в безвоздушное пространство, но для настоящих полётов там бесполезные. Вид у них был вполне традиционный, происходящий ещё от самого раннего этапа воздухоплавания, но это не делало его менее подходящим для выполнения фигур пилотажа. Через проход высились самолёты разнообразных конструкций, более современного дизайна, и во многих Ени узнала истребители. Настоящие космические.
   'Когда-нибудь...' - она алчным взглядом посмотрела на них. - 'Ладно, пока надо научиться на этих летать'.
   - Вот и третий ряд, следующий и последний номер - слота. Четвёртый. Он тоже отсчитывается отсюда.
   Наконец они подошли к цели. Нужный им 'Карлайл' ничем не отличался от соседей, но для Айении было достаточно того факта, что она на нём полетит, чтобы он засверкал всеми красками. Сьюэн подождала, пока все не построятся, и продолжила:
   - Когда подойдёте к нужной машине, свяжитесь с инструктором, он разблокирует самолёт и спустит подъёмник. Всё управление передано на наш пульт, чтобы, если что, мы могли вернуть машину на место. Выводить её на взлётную площадку сначала тоже будет инструктор, чтобы вы тут не врезались ни во что. Потом научитесь сами это делать, под руководством, разумеется. Ну а потом, если вы сдали экзамен, сами должны разбираться, что делать дальше. В принципе всё, теперь перейдём к предупреждениям. Пока не получите разрешения, не летайте к горам. Конечно, вы будете на большой высоте, но мало ли что может случиться. Нарушитель получит предупреждение, а это, насколько я помню, продляет срок инструктажа на неделю, верно? - она обернулась к Юлии. Та многозначительно кивнула. - Слушайтесь инструкторов, они вам добра желают. Большинство из них ещё те трюкачи и авантюристы, так что если кто-то из них говорит, что ЭТОГО делать лучше не надо, значит, действительно, лучше не надо. Ну всё, передаю слово обратно вашему инструктору по пилотированию.
   - Спасибо, Дэлия. Итак, вы поняли, да? Что вас допускают уже к НАСТОЯЩИМ машинам. Соответственно, и ответственность неизмеримо выше. Конечно, вы все таланты, но когда кому-то из вас захочется что-нибудь вытворить, вспомните мои слова и подумайте ещё раз. Пока мы не на войне, самое главное - безопасность.
   Уже должно быть доступно расписание полётов. Внимательно изучите время, когда каждому из вас нужно будет сюда приходить. В назначенный час вы должны уже стоять рядом со своим самолётом. Обычное время полёта - час пятнадцать, но могут быть незначительные изменения в любую сторону, так что позаботьтесь заранее о всяких своих нуждах, - она многозначительно выделила последнее слово. - В 'Карлайлах' никакие дополнительные сервисы не предусмотрены. В воздухе можете делать всё, что заблагорассудится, но обязательный норматив по площади и высоте должен быть выполнен. Не лихачить! Ещё раз повторяю. Инструктор ведет полёт вместе с вами, но это не повод вести себя безрассудно, надеясь на чью-то поддержку. Если вы сами себе не помогаете, то никто вам не поможет. Кажется, всё... - она посмотрела на внимающих ей студентов. Они явно ждали того, что случится после всех этих вводных речей. У двоих из них глаза горели ярче всего, но надо было выбрать... Впрочем, особой проблемы это не составляло.
   - Шонор, развлекайся.
   Айения рванулась вперёд, обжигаемая сзади яростным взглядом Кстины. Но сейчас ей было всё равно.
   Дэлия понимающе улыбнулась, услышав её фамилию, и сообщила в диспетчерскую:
   - Открывай!
   Ени стояла, смотря на опускающийся сверху подъёмник. Сильный ветер, который, кажется, всегда дует на аэродромах, нашёл наконец их в закоулках слотов и растрепал ей волосы. Но она не замечала, почти молитвенным взором впериваясь в медлительный механизм.
   Наконец, подъёмник опустился. Девушка почти робко вступила на него и вздрогнула, когда он плавно начал подниматься обратно. Она была так захвачена ожиданием, что не чувствовала всех сосредоточенных на ней взглядов. Вот, наконец, уровень модуля пилота. 'Карлайл' был самолётом сидящего типа с открытым модулем, поскольку совершенно не предназначался для боевых действий. Ени спустила ноги в отверстие, образовавшееся от сдвинутой панели и очутилась в кабине пилота. Если бы снаружи её не ждали и она не знала, что осуществляется мониторинг полёта, она бы застыла на месте. Да, панель управления была ей знакома как родная, но всё остальное... Впрочем, осматриваться времени не было. Она поскорее поспешила сесть в кресло, пододвинула его поближе к панели, надела наушники и закрыла вход.
   - Привет, - сказали наушники.
   - Привет, - немного напряжённо ответила Айения.
   - Меня зовут Джафар Дарус, сегодня мы будем летать с тобой. Правда, я останусь на земле, зато у меня не будет никаких проблем с желудком.
   - А я - Айения Шонор.
   - О-о-о, какая фамилия. Я польщён. Ты летала уже когда-нибудь?
   - Нет, на настоящем самолёте пока нет.
   - Отлично, значит, сегодня будет твой первый раз. Проверим заодно твою устойчивость к турбулентности.
   - А что, мне может стать плохо?
   - Вряд ли, но всё возможно. Но это лечится. Посмотри там, все отошли подальше?
   Айения вытянула шею, чтобы посмотреть вниз. Вся их группа отодвинулась к противоположной линии самолётов.
   - Да, вроде.
   - Дэлия уже дала отмашку. Начинай запуск.
   Впервые Ени услышала звук, издаваемый двигателем при запуске. На лёгкое нажатие её пальцев где-то глубоко позади отозвался еле слышный гул, лёгкая вибрация, уверенно перерастающая в мощный, но умеренный рёв. Девушка даже оглянулась от неожиданности, а затем стала с наслаждением вслушиваться в этот звук, который, как ни странно, прекрасно синхронизировался с биением её сердца.
   - Все энергетические потребности выполнены. Запас лёта - максимальный. Неполадок не обнаружено. К полёту готова, - отрапортовала Ени.
   - Хорошо. Сейчас положи руки на управляющие системы. Я буду выводить машину, а ты попытайся почувствовать и хотя бы начинать запоминать движения маневратора. Управление сейчас заблокировано, тренируй пока мышечную память.
   - Ладно, - Ени опустила ладони на панели в ручках сидения, которые и управляли самолётом. Маленький шарик под пальцами её правой руки начал крутиться. Она еле смогла удержать вырывающийся возглас, когда машина мягко тронулась с места. Эмоции так захватили её, что она совсем забыла о необходимости следить за движениями маневратора. Просто, когда ОН задвигался... Вся эта махина так легко пришла в движение, что казалась живой. У Ени мурашки поползли по коже, такое это было ощущение. Очнулась она, только когда снова раздался голос Джафара:
   - Передача сигнала замедлена, чтобы, если ты пережмёшь в какую-то сторону, можно было заблокировать движения самолёта. Видишь педаль под своей правой ногой? Если нажмёшь на неё, машина сразу же остановится. Но работает она только на земле.
   - Понятно, - ответила Айения и стала жадно смотреть, как они проезжали мимо ровных рядов самолётов. Вот они выехали в проход и впереди уже виднелась главная диспетчерская. Машина под управлением инструктора плавно и быстро проскользила к стартовой точке, выровнялась и замерла, устремив нос прямо в небо.
   - Всё, бери управление в свои руки.
   - А, сейчас... - Ени вдруг стало не хватать воздуха. - Дай мне немного времени...
   - Конечно, - в его голосе явно слышалось понимание.
   Айения посидела некоторое время, опустив голову на колени, стараясь выровнять дыхание. То, чего она так долго ждала, наступило и... всё было так быстро.
   'Так, Шонор, собирайся давай. Если ты даже с таким мелким стрессом справиться не можешь, как же тогда собираешься водить истребитель?'
   Айения выпрямилась и, не дрогнув, посмотрела в небесную высь. 'Если, чтобы подняться туда, необходимо преодолеть своё возбуждение, то это такая ерунда!...'
   Не зря она сдала экзамен с отличием. Руки опять задвигались сами, мозг лишь контролировал выполнение ими всех необходимых операций. Мощность двигателя была поднята до нужного уровня, ещё раз перепроверены данные о состоянии стартовых систем. Что ж, пора начинать. Айения активировала сектор, управляющий взлётом.
   - Удачи, - услышала голос Джафара.
   Необходимую силу давления для взлёта при такой дистанции она просчитала ещё в самом начале, как только вышла на поле, и теперь её пальцы просто автоматически выполняли то, что было отработано множество раз. Антигравитатор несколько скомпенсировал рывок самолёта, но всё же она мысленно поблагодарила ремень-фиксатор, держащий её руку на панели. Скорость быстро нарастала и времени думать престо не было. Конец поля приближался и девушка ещё успела автоматически подумать, что стартовала с запасом, как вдруг её резко подкинуло вверх и пол ушёл из-под ног. Чтобы справиться с перегрузками, Ени сжала зубы и зажмурилась на секунду, хотя этого делать было нельзя.
   - Ты в порядке? - встревоженно спросил Джафар. - У этих моделей антигравитаторы не слишком мощные, а их ещё и ослабляют, чтобы вы привыкали к нагрузкам.
   'Садисты', - пронеслось в голове у девушки. Взлёт продолжался, но она уже привыкла к этому уровню перегрузки, так что смогла выдохнуть и открыть глаза. И увидеть небо. Большое. Просто огромное, необозримое.
   - Мы, что, так взлетать и будем? - деликатно напомнил инструктор. Айения спохватилась и плавно ослабила нажим, пока самолёт не зафиксировался на одной высоте. После проверки работы систем можно было и осмотреться. 'Карлайлы' не были предназначены для экскурсионных прогулок и более-менее приличный обзор начинался с линии горизонта, но, нагнувшись немного вперёд, можно было увидеть и землю.
   Увиденное захватило Айению. Как ни странно, поверхность не была серой, как можно было предположить из-за промежуточного состояния между зимой и весной. Всё, и леса, и поля, и даже горы, видневшиеся где-то сбоку, были чудесного лазоревого оттенка. Немного грязноватого, конечно, но всё равно. Зелень ещё ничего не скрывала и казалось, что можно различить каждую веточку в лесу. А вон та тропинка, по которой они пришли... Значит, дальше там стоит Академия...
   - Ну как? - судя по голосу инструктора было очевидно, что он ждёт восторгов. Ени его надежды оправдала лишь частично:
   - Сам же знаешь.
   - Ага, - чуть, но всё-таки ощутимо погрустнел он. - Как же я по небу соскучился...
   - А что такое? Ты не можешь летать?
   - Перелом ноги. Ещё десять дней сидеть. На мне препараты-активизаторы не работают, так что больничный мой затянулся.
   - Сочувствую. А я могу до Академии долететь?
   - Конечно, только повыше поднимись, чтобы мы им не помешали.
   Ени подняла самолёт ещё на тысячу и смогла увидеть крохотный квадратик, который, тем не менее, блестел. Очевидно, это были литые фризы. Пилот (ха-ха, как звучит-то?!) сделала плавный круг, развернувшись к горам, у подножия которых находился аэродром. Теперь он казался какой-то серенькой заплаткой на мягкой бархатистой поверхности земли.
   - Это только в это время года так? - спросила Ени, медленно поднимаясь по спирали диаметром примерно в пятьсот метров и с наслаждением чувствуя, как машина её слушается.
   - Здесь всегда красиво, в любой момент. Но самое красивое, это конечно, небо.
   К этому времени Айения уже поднялась так высоко, что земля практически исчезла, и тут она поняла как он прав. Небо уже не казалось однородным, наступающие сумерки делали его каким-то переливающимся, волнующимся, как море.
   - Я попробую зависнуть, хорошо? - спросила она инструктора. Тот немного подумал:
   - Давай, если мотор забарахлит, я тебя поддержу.
   Это было достаточно сложно, на этой модели самолёта, непредусмотренной для статических положений, но Ени всё равно хотела попробовать. С программой было бы легче, но разве это интересно? Она посмотрела на датчики воздушного давления. В этом слое ветер был постоянный, слава богу, но надо быть готовой к неожиданному порыву. Она стала медленно снижать мощность двигателя до простой поддержки, а потом, держа, конечно, пальцы на управляющей системе, откинулась назад и минуту наблюдала за этим бесконечно изменчивым небом...
   Тишину нарушил Джафар:
   - Сегодня же только пробный полёт, помнишь? Дэлия мне уже прислала сообщение.
   - Пора возвращаться?
   - Жаль, конечно, но да.
   - Ладно, - девушка глубоко вздохнула и стала снижаться. Теперь ей открылся ещё более грандиозный вид, уходящий вдаль на многие километры. - А отсюда можно долететь до Друина?
   - В принципе, да. Но не слишком близко - могут сбить.
   Но Айении всё равно хотелось увидеть Друин с высоты, пусть даже издалека. Интересно, он останется таким же красивым? Или потеряет своё очарование, уменьшившись, как и всё остальное. Только горы остались такими же большими, и при взгляде на них в груди девушки что-то трепетало, как будто сейчас она была с ними один на один. Впрочем, достоинства Императорского города отнюдь не в размере, так что за впечатление можно не бояться.
   Снижалась она быстро. Вот уже можно было разглядеть самолёты на поле. Перед началом посадочной площадки было довольно большое пространство, поэтому девушка заранее сбросила высоту и скорость до минимума и самолёт, пройдя границу поля, только мягко чуть упал вниз и вскоре остановился, докатившись только до середины.
   - Молодец, - похвалил Джафар. - А то некоторые лихачи любят останавливаться перед самым краем. Ну, теперь я занимаюсь оставшимся, а ты можешь отдохнуть.
   Но Ени, конечно, решила до конца использовать представившиеся возможности и на этот раз внимательно следила за движениями маневратора, соотнося радиусы его вращения с реакцией машины. Когда они повернули на третий ряд, она увидела фигурки рядом с их слотом, которые начали совершать какие-то хаотичные движения. Сейчас в ней мешались два чувства: сочувствие к пока что не поднявшимся в небо однокурсникам и некоторое чувство превосходства, ведь она уже... Впрочем, последнее она тут же в себе безжалостно задавила. Ибо неподобает... и она же не Карс, в конце концов.
   Машина подъехала к ожидающим и Джафар элегантным пируэтом поставил её на место. Ени автоматически проверила все данные и открыла выход. И остановилась. Выходить не хотелось, очень. Да, она прекрасно понимала, что уже скоро сюда вернётся, но... Хотелось больше. Хотелось провести в воздухе всю жизнь. Очевидно, Джафар опять почувствовал её состояние (или вспомнил из собственного опыта):
   - Ты очень хорошо справилась. Но от девушки с такой фамилией меньшего я и не ожидал, - ссылка на её род сейчас почему-то не покоробила Айению. Наоборот, то, что её талант сочли достойным Шоноров, казалось своеобразным комплиментом. - У тебя же возможность экстерна, да?
   - Да.
   - Приходи завтра в любое время. Мне понравилось быть твоим инструктором.
   - А разве ты здесь всё время будешь...?
   Раздался тяжкий вздох.
   - Здесь легче...
   - Ближе, да? - догадалась Айения. Ещё один вздох подтвердил её догадку. Она может придти уже завтра, а ему ещё ждать десять дней... - Ну хочешь, завтра полетаем по твоему маршруту? С учётом моих ограничений, конечно, - спохватилась она.
   - Айения, ты настоящий друг! - с чувством ответил Джафар. - Но не пора ли тебе же выходить? Дэлия тут мне уже запросы посылает.
   - Хорошо, - Ени обречённо вздохнула, но всё-таки вылезла на платформу подъёмника, последний раз окинула взглядом темнеющее небо с какой-никакой, но высоты и глянула вниз. Все уже подбежали к самолёту и смотрели вверх на неё. Лав чуть не подпрыгивала на месте от волнения. Тут Айения почувствовала себя немного неловко из-за всех этих устремлённых на неё взглядов. 'Поздно уже смущаться. Иди и прими свою нежданную славу с достоинством. Господи, пафосно-то как'.
   Но тут подъёмник тронулся и как серебристый бок начал уходить вверх, к ней вернулись все эмоции, испытанные внутри него. Полёт. Настоящий. Она управляла огромной летающей машиной. Да такого просто не может быть! Но было...
   Тут она прибыла на землю. И сразу попала в плотное окружение: Лавендер схватила её за локоть и начала трясти, Кстина с одной стороны пронзала её почти ненавидящим взглядом, а с другой яростно допытывалась, 'как там всё было'. Даже Лиюв снизошла до нескольких вопросов. В общем, всё слилось в один неразличимый гул, Ени не знала, как реагировать. Кэсэист уже собиралась было вмешаться, но тут Акарас взял её за руку и вытащил из толпы.
   - Ведите себя прилично, - одного взгляда искоса его надменных глаз хватило, чтобы все замолчали. Айения с облегчением перевела дух. Преподавательница воспользовалась моментом:
   - Возвращаемся обратно. Лётное поле не место для разговоров.
   Все потянулись за ней. Айения восхищённо посмотрела на Акараса.
   - С каких это пор ты стал таким крутым?
   - Неужели ты думаешь, что такая мелочь может вывести меня из равновесия? - процедил парень.
   - Ой, не надо, я же знаю, что ты тоже волновался.
   - Что?!
   - У тебя уши порозовели. Они всегда такие, когда ты волнуешься.
   Акарас машинально схватился за свои уши и выглядел при этом так очаровательно-растерянно, что Айения поневоле рассмеялась.
   - Это во мне просто адреналин забурлил, заразился от окружающих, - пробурчал он. - Делать мне больше нечего как волноваться за Шонор в самолёте.
   'Где-то я уже слышала подобное', - подумала Ени, а вслух сказала:
   - Значит, даже тебя проняло?
   - Сказал же, что это просто стадный инстинкт, все так напряжённо следили за тобой в воздухе.
   - Нет, ну признайся, тоже хочешь, а?
   Акарас внимательно посмотрел на неё и, поняв, что соврать не получится, просто промолчал.
   - Ничего, может, даже завтра полетишь, - и она покровительственно похлопала его по плечу.
   - Не забывайся, - процедил сквозь зубы парень. Ени не стала продолжать, хватило с него и всего произошедшего сегодня. И с неё, если честно, тоже.
   Возвращаться они должны были через порталы, которые находились на нижнем этаже самой Главной Диспетчерской. Внутри здание было также функционально, как и снаружи: ничего лишнего, светло-серые стены и дежурный за прозрачной стеной.
   - Вот сюда и будет подходить, ясно? - ещё раз повторила Сьюэн.
   Когда они уже стояли в очереди к порталу, по лестнице немного неловкой походкой спустился смуглый парень. Немного поразглядывав их группу, он улыбнулся и помахал рукой Айении. Та, поняв, кто это, ответила ему тем же - ярчайшей и счастливейшей улыбкой, ведь этот день она уже тоже записала в разряд счастливейших в её жизни.
  
   Норматив Айения отлетала практически за рекордный срок: десять дней. Могла бы и пораньше, но за ней пристально следил Акарас, который, к её легкому сожалению, быстро подружился (она использовала слово 'снюхался') с Джафаром и таким образом всегда знал её расписание.
   - Айения... тут, Акарас пришёл... - немного извиняющимся тоном говорил инструктор как раз тогда, когда она пошагово готовилась к выполнению сложного воздушного элемента. Джафар разрешал ей почти всё, кроме тех фигур, которые могут привести к неуправляемости самолёта, и она уже успела попробовать почти всё, с чем познакомилась в учебниках и других текстах, и теперь даже обдумывала кое-какие усовершенствования...
   - И что? - противным голосом ответила девушка, чертыхнувшись про себя.
   - Ну, он говорит, что ты там уже полтора часа... и это правда, норма уже превышена...
   - Так, Джафар, кто из вас двоих инструктор?!
   - Ну, ты же знаешь, какой он... Тебе хорошо, ты там наверху, на земле же тоже его слушаешься...
   - Это он меня слушается!... Ну ладно, мы оба друг друга слушаемся.
   Тут ожили её часы, передав только одно короткое звуковое сообщение: ледяной голос Лецри произнёс 'Айения...'.
   - Ну ладно, всё, возвращаюсь!
   - Очень хорошо! - Джафар заметно обрадовался. Всё-таки Лецри, избавившись от излишней заносчивости и глупости, не утратил способности властно приказывать. В разумных пределах, конечно.
   Однако Айению это зверски бесило. Когда они возвращались в Академию через лес (как раз стали набухать почки), она ворчала всю дорогу. Сначала почти беззвучно, себе под нос, но потом точка кипения была достигнута и она пошла на прямую конфронтацию.
   - Почему это ты каждый раз забираешь меня с аэродрома?!
   - Потому что иначе ты бы оттуда не вылезала. А твой мягкотелый инструктор - такой же чокнутый, и ничего бы не сделал, чтобы тебе помешать, - невозмутимо ответил Карс.
   - А ты почему тогда мне мешаешь?! Чтобы не позволить мне ещё больше отличиться, из-за чего ты станешь выглядеть бледновато?
   Тут сама Ени поняла, что хватила лишку, тем более что Акарас резко остановился и напряжённо посмотрел на неё:
   - Ты действительно так про меня думаешь?
   - Конечно, нет, - стихла девушка. Они стояли на тропинке посредине леса и Лецри, видимо, решил, что пора всё-таки объясниться.
   - Просто я боюсь за тебя. Если ты уже сейчас так помешана на полётах, то что будет потом? Зависимость - всё равно зависимость, всё равно от чего. А вы и так уже выглядите как полные психи... Если тебя не контролировать, ты просто не сможешь остановиться.
   - Да-да, папочка, - Ени прикрыла глаза. - Считаешь, что я закончу, как и моя мать? Может быть и так. Потому что сейчас я её понимаю. Понимаю, почему она это сделала. Для меня действительно нет ничего более важного, чем полёты.
   - Ну, это ведь только пока, не так ли. Потом выйдешь замуж, появятся дети... и появится что-то столь же важное.
   - Какие страшные вещи ты говоришь... - Ени аж содрогнулась. - Это ещё когда будет. Если будет вообще, - тут она вспомнила нынешнее состояние своей личной жизни и помрачнела.
   - А, извини, - Акарас тоже вспомнил.
   - Ничего. Кроме того, мою маму это не остановило, - девушка грустно улыбнулась, обошла его и зашагала вперёд. Но последнее слово всё равно должно было остаться за Лецри.
   - Я, конечно, лезу не в своё дело, но рекомендую тебе сменить объект своей привязанности.
   - Ты даже не представляешь, как я сама об этом мечтаю... - угрюмо пробурчала Ени.
  
   В этот вечер Оролен устала не так сильно, как обычно, поэтому решила поинтересоваться состоянием дел у своих подруг.
   - Ну, как у тебя с полётами? - спросила она, перегнувшись через спинку дивана, на котором Ени читала книгу.
   - Нормально, можно даже сказать, хорошо.
   - Точно? Палку не перегибаешь? А то, судя по тому, что ты отказалась обмывать первый полёт, чтобы на следующий день поскорее помчаться обратно, кажется мне, что у тебя несколько съехала крыша на этом деле.
   'И здесь тоже', - с неудовольствием подумала Айения. - 'Или они все так хорошо меня знают?...'
   - Стараюсь держать себя в руках.
   - А как этот, как его, диспетчер?
   - Инструктор, очень хорошо, мы с ним даже подружились.
   - Симпатичный? - кто про что, а Оро...
   - Да. Уродов не держим.
   - Ах да, факультет с самыми красивыми мужчинами...
   - Но меня интересуют его чисто профессиональные качества.
   - Ну и как он в профессиональном плане?
   - С такой же съехавшей крышей как и я, как ты изволила выразиться. Вот только сегодня мне коническую спираль сделать не разрешил.
   - Почему?
   - Сказал, что если я хочу разбиться, то пусть только не в его смену.
   - Ну, частично, значит, мозги у него есть.
   - Ничего, завтра последний день и мне выдадут полный доступ. И тогда я буду делать, что хочу!
   - Не знаю, кто из вас более опасное оружие? - заметила сидящая в кресле в другом углу комнаты Хэл. - Вот только если Оро выдадут гранатомёт...
   - А мне выдадут, не сомневайся. Когда-нибудь.
   - Сообщи мне, пожалуйста, заранее об этом. Чтобы я успела улететь на другую планету.
   - Ну, значит, завтра, ты всё-таки должна будешь отпраздновать с нами! Не отвертишься!
   - А, вспомнила! Самое разрушительное оружие на самом деле - Скакия. Эта способна химической атакой вывести из строя весь наличный состав.
  
   Вот и настал торжественный момент. Дэлия с серьёзным и праздничным выражением лица авторизовала допуск начальной степени Айении. 'Пока начальной, а уж потом...' - в последнее время она не могла удержаться от того, чтобы постоянно заглядывать в будущее.
   На церемонии присутствовали также Джафар, уже тоже получивший допуск по здоровью, Акарас, Лав и Анджей, у которых как раз были по расписанию тренировки.
   - Шонор, Вы точно уверены, что способны управлять самолётом на поле? Про воздух я не говорю. Всё-таки у вас было мало практики. Если хотите, диспетчер может ещё некоторое время выполнять маневрирование...
   - Простите, но я считаю, что в этом нет необходимости. Я много тренировалась и уверена в себе, насколько это возможно.
   Дэлия повернулась к Джафару. Тот подтверждающе кивнул.
   - Отлично. Отныне учебно-испытательный аэродром Лётной Академии Императорского Университета будет предоставлять Вам свои услуги в полной мере. Насчёт программы дальнейших полётов я рекомендую вам связаться с вашим инструктором по пилотированию.
   - Благодарю вас, - ответила Айения и на этом церемония закончилась. Ени хотелось побыстрее полетать в новом статусе, и ещё избежать нравоучений Акараса, который уже успел влить ей порцию за несколько минут до этого. Но сбегать от дружеских поздравлений было как-то неприлично.
   - Молодец, стажёр, теперь мы с тобой на равных, - пожал ей руку Джафар. - Полетаем как-нибудь вместе.
   - Если ты опять себе ничего не сломаешь...
   - В общем, мы, конечно, не будем говорить, что последуем твоему примеру и всё такое... Но постараемся не опозорить, да... в конце концов, на одном курсе учимся...
   - Мы тобой гордимся, Айения, очень, - перебила Анджея Лав. - Летай быстрее, выше и экстремальнее всех.
   - Только ты меня понимаешь, - с чувством ответила ей подруга. И, заметив грозный взгляд Акараса, заторопилась. Самолёт был уже зарезервирован и она быстро добралась до нужного слота, наловчившись за эти дни ориентироваться на поле.
   Волнение ушло вместе с чувством новизны, но нетерпение осталось и оно одолевало её всякий раз, когда такой медлительный подъёмник полз наверх. Вот, наконец, и модуль. Все процедуры знакомы, но только голос, подтвердивший готовность к взлёту, был уже не Джафара. И в отличие от всех их предыдущих совместных полётов, крайне болтливых, сейчас она не произнесла лишнего слова. Одиночества не чувствовалось, неуверенности тоже, только крайнее возбуждение, которое нужно срочно успокоить...
   Но и в этом она уже стала специалистом. Хотя Ени знала, что всё равно диспетчер за ней пристально наблюдает и готов вмешаться если что, никаких скидок она не делала и вывела самолёт на взлётную площадку с предельной аккуратностью. Дальше всё - уже дело техники, и вот оно, небо, в котором она может делать всё, что захочет!
  
   Об основаниях под нравоучениями Лецри и прочих она задумалась, когда диспетчер (совершенно неожиданно) сообщил, что прошло уже полтора часа, и ей пора садиться. Надо же, а она совершенно не заметила. Неужели, в воздухе она теряет всякое чувство самоконтроля? Не то, чтобы это её сильно заботило, но это может сильно повлиять на её способности как военного пилота, где необходимы полная собранность и мгновенное принятие решений. Насчёт быстрой реакции она не беспокоилась, но вот постоянная собранность... Над этим надо работать. Так она для себя и решила.
   Все уже закончили свои занятия и разошлись, так что Ени тоже направилась домой, чуть не забыв всё-таки послать сообщение Кэсэист о своей авторизации. Та в ответ прислал очень краткую инструкцию: 'Тренируй резкие переходы во всём'. Ени уж не знала воспринимать ли это как пофигизм или как крайнее доверие. Впрочем, первое на Кэсэист не похоже. Но и второе тоже.
  
   На следующий день расписание сказало им явиться в тренировочный зал в цокольном этаже Академии. Айения даже не знала, что там такое есть. Там их встретил невысокий жилистый мужчина, которого Ени видела, когда заходила в место учёбы Оро. Он осмотрел первокурсников и почти презрительно прищурил глаза и почему-то наморщил нос.
   - Меня зовут Тайн, Сейлон Тайн, я боевой инструктор в Военной Академии, где курсанты день и ночь тренируются, чтобы стать сильнее. ('Да уж', - вспомнила Ени о своей подруге. - 'Это верно почти в буквальном смысле'). Вы будет летать, - он выделил последнее слово. ('Ещё один, кто пользуется словом 'летуны'). - И от вас такой самоотверженности никто не ждёт. Но! Всё равно вы военнослужащие, и поэтому должны иметь представление о том, как защитить себя и окружающих гражданских. Это поможет вам когда-нибудь и при выполнении задания. Курс у нас короткий и большей частью теоретический. Поэтому я покажу вам основы, которые вы должны усвоить и сами для себя выработать порядок поддержания себя в форме. На физическую силу я упор делать не буду, поэтому сосредоточимся на технике и неожиданных приёмах. Мне понадобится помощник... Так, вы, - он показал пальцем на Ени. - Выйдите сюда.
   Девушка почти без колебаний вышла вперёд. Чем таким он мог её удивить после Оролен?
   - Просто стойте спокойно, я покажу вам всем очень простой и эффективный приём, который поможет вам нейтрализовать противника, но только в том случае, если провести его неожиданно. Скорость тоже имеет значение.
   Конечно, двигался он быстро, но тренировки с Оро своё дело сделали, тем более что приём она этот уже видела. Хоть Ени и покачнулась, когда Тайн попытался опрокинуть её на спину, но удержалась на ногах и, более того, неожиданным толчком заставила его потерять равновесие и припасть на одно колено.
   Повисшая мёртвая тишина зазвенела у всех в ушах. Тайн с таким изумлением смотрел на девушку, как будто у неё из ушей змеи полезли. Он выпрямился и встал, как-то насупленный.
   - Занималась, да? В какой школе?
   - Нуу, я... моя подруга учится в Военной Академии, и... мы с ней тренируемся иногда...
   - Как фамилия подруги? Случаем, не...
   - Э-э-э, Сакаят.
   Тайн замолчал на некоторое время, потом немного пожевал губами и, наконец, изрёк:
   - На мои занятия можешь не приходить. Если уж ты её подруга, делать тебе здесь нечего.
   - Нууу, ладно, - недоверчиво ответила Айения и медленно, до сих пор неуверенная в реальности происходящего, вышла из зала. Оглянувшись в дверях, она увидела, как инструктор, уже забыв про неё, выстраивает курсантов полукругом. Девушка пожала плечами и пошла домой.
   Дома, как ни странно, её встретил Оролен, не спящая и достаточно бодрая.
   - Слушай, - Ени даже есть не пошла, а сразу взволнованно обратилась к подруге. - Что там у тебя за репутация такая в Военной Академии?
   - А, в чём дело? - Оро отвлеклась от журнала и закусочных хлебцев.
   - У нас сегодня было вводное занятие по спецкурсу физической подготовки. И инструктор, как только услышал, что ты моя подруга, немедленно отправил меня домой!
   - Правда, что ли? А как его зовут? - заинтересовалась Оро.
   - Тайн, по-моему, как-то так...
   - А, этот старый... - тут она осеклась, видимо всё-таки оставив явные оскорбления при себе. - Ничего удивительного... У нас вечно с ним трения. Считает, что я слишком много на себя беру. А у меня, что, не может быть собственного мнения?! Но тренер он хороший...
   - И талант твой точно уважает, - Ени устало опустилась на диван рядом. - Иначе зачем бы он переложил мою физическую подготовку на тебя?
   - А что, он просто так вышел перед строем и спросил, кто из вас со мной дружит?
   - Нет, конечно, просто на мне он решил показать приём, ну я и среагировала...
   - О, а какой приём? - Оролен оживилась, заговорив на любимую тему.
   - Быстрый толчок для потери равновесия. В общем, я блокировала и...
   - Как блокировала?
   - Контрударом в бок, он даже чуть присел.
   - О-о-о, молодец, он, конечно, не ожидал такого, но всё равно, молодец.
   - И всё-таки, что ты там такого творишь в своей Академии, что даже преподаватели на твоё имя так реагируют?
   - Да ничего особенного, просто выдающаяся студентка, - напускная скромность пёрла из Оро изо всех сил.
   - Ты, что, правда такая сильная? - Ени натолкнулась на почти оскорблённый взгляд подруги и моментально поправилась. - Нет, я всегда знала, что ты просто монстр, но чтобы даже для Друина...
   - У меня просто данные хорошие, да ещё и тренируюсь до упаду. Мой физический потенциал - 8,76.
   - Э-э-э... - Ени попыталась вспомнить, что это, но быстро бросила эту затею. - А?
   - Ну, физический потенциал... - Оро поняла, что так не получится, и с видом превосходства над слабыми существами, непопавшими в блистательный и жестокий мир настоящих воинов, разъяснила: - Это показатель твоей физической силы в единицах 'среднего человека'.
   - То есть, - Ени начал соображать, - единица - это обычный человек, да? - Оро кивнула. - Тогда ты сильнее даже чем восемь человек?!
   Оро наслаждалась поражённым видом подруги. Действительно, Ени всегда считала, что Оролен - это что-то, но чтобы такое...
   - Это всё ещё зависит и того, как человек занимается, как он развивает свой потенциал. Сейчас я, наверное, где-то за десяткой уже...
   - Ух ты... - у Айении не было слов.
   - Ну а ты как хотела. В Военную Академию кого попало не берут. Тем более что потом, скорей всего, мы будем служить в отрядах спецназначения. Кстати, а у тебя какой потенциал? Он должен быть в документах по физической аттестации.
   Ени слазила за документами, полученными при осмотре ещё в сентябре. Она их особо не рассматривала, пригодна к полётам, да и ладно, так что теперь с трудом нашла нужную строчку.
   - Э-э-э, 2,83...
   - Ого!
   - Это много?
   - Конечно! Сама посуди - почти в три раза больше нормы. Это, наверное, в тебе инопланетное происхождение сказывается.
   Ени в изумлении смотрела на загадочные цифры. Да, недаром она способна выдержать тренировки Оро. Очень удачно для военной карьеры, спасибо предкам! В школе она легко справлялась с физическими упражнениями, но никогда не интересовалась спортом или боевыми искусствами, поэтому и не подозревала в себе таких способностей.
   - Значит, это хороший показатель...
   - Естественно, вот у Хэл - 1,52 - дохлячка, одним словом, только что гены хорошие...
   - Я всё слышу! - отозвалась Хэллин из кухни. - Зато у меня, в отличие от некоторых, с мозгами всё в порядке...
   - Сейчас не о том разговор, - отмахнулась Оролен. - Ну, что, Ени, раз Тайн мне тебя поручил, за дело надо взяться со всей серьёзностью...
   Ени содрогнулась: она представляла себе 'серьёзный подход' Оролен. Но отступать было некуда. 'Да и к лучшему это всё', - смирилась она. - 'По крайней мере, Оро меня натренирует как следует...'
   Оро тем временем мечтательно разглядывала потолок и разговаривала сама с собой.
   - Вот, в следующем году пройду спецкурс по методологии индивидуализации боевых практик и сформирую для тебя индивидуализированный боевой стиль, наиболее подходящий. И для Хэл тоже...
   - Спасибо, я просто счастлива, - мрачно заметила Хэллин, проходя через комнату. - Только этого мне ещё и не доставало.
   - А мало ли что случится? Ты же в Императорском городе живёшь. Надо быть готовой ко всему.
   - А у вас спецкурса не будет? - спросила Ени Хэллин. Та покачала головой:
   - Зачем, у нас же не военный факультет. Охраной и силовым обеспечением должны заниматься другие. - Тут Хэллин помолчала, как будто что-то вспоминая. И Айения вдруг поняла что. - Ну ладно, я согласна на изучение твоей спецтехники. Но только если я сама её одобрю и сочту подходящей...
   - Одобришь-одобришь, - покивала Оро головой. - Куда ты денешься...
  
   Следующим утром в Академии Айения прямо сразу столкнулась с Акарасом.
   - Ну что, как вчера прошли занятия? - не без задней мысли и двусмысленным тоном начала она.
   - Малосодержательно, для меня, во всяком случае. Самооборону и боевые искусства я же изучал с детства.
   - Стандарт благородных семейств, ага...
   - Но до того чтобы меня выгоняли с занятия, я не дошёл. Вот, что значит жить рядом с этой неотёсанной варваркой...
   Ени не стала продолжать скользкую тему.
   - А какой у тебя физический потенциал?
   - 2,67, - последовал незамедлительный ответ.
   - Ого. Нда...
   - Что, твой больше?
   Девушка многозначительно промолчала.
   - Чёрт!
   - Стандарт благородных семей, да... Кажется, единственное, в чём ты меня превосходишь, Акарас - это внешность.
   - Нет, ну ещё и учеба. То есть, здесь мы, конечно, на равных...
   - Кроме полётов.
   - Ну, не придирайся, а? И в конце концов, физический потенциал - это всего лишь цифра...
   Тут они зашли в аудиторию.
   - Ну не скажи, сейчас я использую его вполне в конкретных целях. Кстина!
   Стоящая неподалёку Ракауни обернулась, Ени попыталась придать себе самый наивозможный невинный вид, а ничего не понимающий Акарас наблюдал за всей сценой.
   - Кстина, а какой у тебя физический потенциал?
   - Э-э-э... 3,21, - захваченная врасплох девушка ответила машинально, даже не спросив, зачем нужна такая информация.
   - О-о-о, как классно! А у меня всего 2,83... - пошёл в ход самый грустно-неудачливый вид из арсенала. А Кстина аж прямо расцвела.
   - Да-а-а-а? Супер! То есть, я хотела сказать, это тоже хорошо, - и она пошла к своему месту даже немного пританцовывая. Ени повернулась к изумлённому Акарасу и щёлкнула пальцами:
   - Вот так-то.
   - А если бы у неё оказался меньше?
   - Соврала бы, конечно, а ты как думаешь.
   - Сразу видно, что опыт у тебя большой. В плане общения со склонными к насилию обладательницами соревновательного комплекса.
   - Это ты про Оролен, что ли? Нет, в этом плане гораздо полезнее Хэллин.
   - Да? - Акарас удивленно изогнул бровь. - Никогда бы не подумал.
   - Именно. Это у Хэл жажда первенствовать иссушает последние мозги. Оролен хотя бы разделяет возможности на свою сферу и остальное.
   - Забавно.
   Айения пожала плечами на этот лишённый смысла комментарий и направилась к своему столу. Сегодня должен был состояться семинар по политической истории и, естественно, Аланин опаздывал. Хотя, нет. Три минуты - ну какое это опоздание? Даже Асатани не успела ещё как следует нахмуриться. А сияющая улыбка появившегося наконец куратора вполне могла бы растопить и её сердце.
   Ксандр вошёл таким быстрым шагом и с таким выражением лица, что все сразу подумали: что-то случилось. Можно было даже сказать, что его переполняет триумф, причём до такой степени, что даже уже готовые ко всему студенты были заинтригованы.
   - Привет всем! - провозгласил Аланин с кафедры. - Сегодня у нас очень радостный день! И я немедленно изложу почему! (Ну кто бы сомневался, что он не вытерпит не то что до конца занятия, но даже и десяти минут). Может, вы не знаете, но в Императорском университете есть традиция - каждый год каждый факультет выбирает трёх лучших студентов, которые являются как бы его лицом и соответственно получают некоторые привилегии. Но главное - это огромная честь! - даже самый недалёкий человек связал бы тему заявления и радость на лице Ксандра, поэтому, естественно, студенты пришли в возбуждённое состояние. - И к своему огромному удовольствию, рад вам сообщить, что двое из лучших студентов Лётной Академии этого года учатся на нашем курсе! Это... - очевидно, он хотел сделать драматическую паузу, но, господи, это же был Аланин, поэтому имена вылетели у него скороговоркой. - Акарас Лецри и Айения Шонор!
   Сказать, что Айения была в шоке - не сказать ничего. Тем не менее, как ни странно, она смогла понять, что говорит Ксандр и осознать это, потому что в следующую секунду вскочила на ноги и как раз столкнулась с Карсом, который сидел рядом. Глаза у него были ошалевшие, это она успела заметить, но и у неё, наверное, были такие же, кроме того, она почему-то радостно визжала (господи, она же всегда терпеть не могла экзальтированных истериков, которые вопят в такие моменты. Но сейчас она их понимала). И, конечно, они бросились друг другу в объятия. Она бы ещё прыгала на месте, не в силах сдержать эмоций, если бы Акарас крепко не держал её за запястья, что-то настойчиво спрашивая. Очевидно, требуя подтверждения, что всё это происходит на самом деле. Тут она сама испугалась, то всё это ей снится, или, может быть, просто послышалось. Но тут к ним стали пробиваться звуки окружающего мира. И это были какие-то странные звуки. Ени и Акарас оглянулись и увидели, как им аплодируют все присутствующие. Все, даже Асатани и Кстина ('Удачно, что я всё-таки навела с ней мосты', - проскользнуло в голове у Айении). А Ксандр сиял так, как будто его самого назвали лучшим студентом, так что Лиюв пришлось отмерять момент для окончания овации. Её громкий кашель быстро вернул куратора к действительности и он поспешно призвал всех к порядку.
   - Хорошо, хорошо, успокоились. Как я уже говорил, это большая честь для нас, очень редко, когда лучшими студентами признаются первокурсники, а тем более, двое сразу. Тем не менее, совет преподавателей решил именно так. Для того чтобы узнать всё о своём новом статусе, обратитесь в главный терминал в административную секцию. Звание лучшего студента приносит кроме почестей ещё и некоторые удобства. А теперь, будет неплохо, если мы вернёмся к занятиям.
   Айения и Акарас наконец-то расцепились и девушка почти обессиленно упала на свой стул. Нет, ну сколько может выдержать человек? Она действительно не могла поверить, что её признали достойной такой чести. Это слишком контрастировало со всем, что она думала о себе ещё год назад, и переоценка до сих пор не прошла гладко до конца. Настанет ли день, когда она будет уверенной в себе и сама начнёт ставить перед собой цели? Пока что она просто принимала то, что ей преподносила судьба.
   После такой новости было трудно собраться, так что Ени абсолютно не помнила, о чём было занятие. После её ещё раз поздравили все однокурсники и их позвали в кабинет декана, где та торжественно объявила им решение преподавательского совета. Ени с Акарасом получили значки из полудрагоценных камней с гербом университета, которые они теперь могли носить как знак отличия. Отмечание решили отложить на выходные, потому что Айения кое-что подозревала: раз уж она получила это звание, то, вполне вероятно...
   Она вернулась домой и села ждать в зале. Всего через пару минут клацнула дверь и в комнату почти бесшумно вошла Оролен. Увидев Ени, она застыла и несколько секунд они безмолвно смотрели друг на друга, причём их глаза были прикованы к значкам на груди у каждой. И тут появилась Хэллин, сияющая и торжествующая, просто излучающая триумф, отблески которого посвёркивали на аметистовых листочках значка на лацкане пиджака.
   - Нуууу... - протянула Оролен.
   - Лучшие студенты... - уже утверждающе начала Айения.
   Вторая часть ликования получилась даже поинтенсивнее первой. Оро врезалась головой в потолок, Хэл вскочила на столик и принялась отплясывать, Ени использовала диван как батут. Дикие вопли гремели на всю квартиру. Наконец, даже Оро выдохлась
   - Всё, - устало упала она в кресло. - Пить. Теперь точно пить.
   - Поддерживаю, - подала измученный голос Хэл, обмахиваясь каким-то листом. - Даже я считаю, что это нужно отметить.
   - А вот фиг вам, - оборвала их надежды Ени. - Я уже посмотрела, нет у нас выпивки.
   - Чёрт! Вечно, как всегда, в самый неудачный момент! - отчаянию Оро не было предела.
   - Ничего, выход есть! - торжествующе подняла вверх палец Хэллин. - У Кейси должно быть, мы с ней недавно ходили по магазинам.
   Оролен немедленно понеслась к соседям, так что к празднованию в честь свежеполученных званий присоединились и девушки из квартиры Дильфов.
  
   - Нет, я всё равно не могу в это поверить, - Ени упорно смотрела в свой бокал и качала головой. - Так неожиданно. Я до сих пор к этому не привыкла. Вам, наверное, полегче.
   Они вдвоём с Оро сидели на балконе. Хэл, Кэйси и Клистин о чём-то болтали в комнате, а Ени вот захотелось освежиться и Оролен решила составить ей компанию.
   - Ну-у-у... - Оролен тоже пристально глядела в свой бокал. - Не совсем... Я, конечно, с самого детства знала, что отличаюсь от других. Что я гораздо сильнее и у меня больше возможностей. Но... не до такой же степени! - и она сама тихо рассмеялась. - Поступить в Императорский университет - это уже был предел мечтаний. А то, что случилось сегодня... я совершенно не ожидала, честно. И вот сейчас у меня всё внутри как будто бурлит. Знаешь я ведь до сих пор не встретила никого, кто был бы абсолютно сильнее меня. И своих пределов я тоже не знаю. Значит, - она улыбнулась с каким-то безумным блеском в глазах, - посмотрим, как далеко я смогу зайти.
   - Я тебя понимаю, - Айения отпила из своего бокала и стала вглядываться в черноту неба. - А я хочу понять, что мне самой нужно. И что мне делать сейчас и вообще...
   - Ясно, - Оролен понимающе кивнула, - добиваться поставленных целей. У меня не хватает стратегического мышления для этого. Мне просто нравиться ловить сюрпризы от жизни. Вот сегодня, например, - очень приятный сюрприз.
   - Ты думаешь, мы это заслужили?
   - Думаю, да. Когда у тебя всё получается, даже хоть и с огромными усилиями, кажется, как будто это естественно. Для меня естественно много тренироваться и естественно побеждать. Думаю, и для тебя, и для Хэл примерно так же. Просто мы этого не замечаем. Но, в конце концов, должен же кто-нибудь быть. Почему бы и не мы? Хотя, конечно, трое лучших студентов в одной квартире - это перебор. Просто как в романе каком-то.
   - И не говори. Иногда мне самой кажется, что я живу в какой-то сказке, которая мне приснилась, и вот-вот проснусь.
   Оролен покосилась на неё.
   - Знаешь, а ты изменилась. Когда я в первый раз тебя увидела, в поезде, ты была какая-то напуганная, что ли, и взгляд у тебя был... обречённый. Как будто ты уже не верила ни во что. А теперь, - тут она сделала паузу, - передо мной стоит девушка в форме курсанта Лётной Академии Императорского Университета со значком Лучшего студента и у неё глаза настоящего военного. Уж поверь мне, в этом я разбираюсь.
   - Это был комплимент, да?
   - Ты же знаешь, что я никогда комплименты не говорю. Просто констатация факта.
  
   Действительно, звание Лучшего студента несло с собой определённые привилегии. Кроме завистливых взглядов некоторых однокурсников, они получали, например, ещё и право пользоваться Императорской библиотекой, самым большим собранием материальной и виртуальной информации в Империи. Конечно, в самое ближайшее время их потащила туда Хэллин. Ени в принципе, не сопротивлялась, поскольку, помимо экскурсионного интереса, ей нужны были кое-какие данные, которые, она думала, можно было там найти.
   Императорская библиотека занимала почётное место на Главной улице и возвышалась на семь этажей - довольно высокое здание по меркам центра Друина. Но его подземные помещения, как говорили, простирались на несколько километров в длину, и сотни метров в глубину, таким образом, занимая территорию почти всего города. Расписанная изящными узорами снаружи, внутри она оказалась такой же, какими и должны быть все библиотеки: прохладной, сумрачной и пустынной на вид.
   Девушки с гордостью предъявили свои значки и прошли в зал поиска информации. Хэллин бросило в дрожь от списка доступных файлов и экземпляров в терминале. Её пальцы заметно задрожали, а в глазах загорелся безумный огонь, который вполне мог бы сжечь весь Друин. Да и Ени почувствовала себя немного неадекватно, увидев содержание сектора авиации, который она, конечно же, выбрала первым делом. Дело было даже не в количестве информации, практически вся она была доступна с открытых источников, но книги... Не простые распечатки на пластиковых листах, как в библиотеке Академии, а настоящие, древние, бумажные книги. И она может к ним прикоснуться!
   В этом зале они провели полчаса. Могли бы и больше, но, когда уже к ним подошла работница библиотеки с предложением помощи, Оролен в ультимативной форме потребовала от Хэллин сделать выбор, потому что ей уже неловко.
   - Элруд, ты же не на распродаже, честное слово! Потом придёшь ещё сюда одна.
   Хэл нервно в спешке отметила первые попавшиеся книги из своего списка и наконец отправила заявку. Ени уже давно выбрала несколько книг по авиации, стратегии и ещё кое-чему и с того момента наблюдала за метаниями подруги. Оро так и вовсе ограничилась альбомом по истории искусств, боевых, конечно же, каких ещё.
   На выдаче им пришлось ждать свой заказ совсем недолго, если учесть масштабы хранилища, оперативность просто поражающая. Вот библиотекарь передала ей её стопку и по рукам Ени, от кончиков пальцев вверх, проползла приятная дрожь, когда она прикоснулась к твёрдой матерчатой обложке и чуть царапающим срезам листов. Ощущение было непередаваемое. Она с трудом удержалась от того, чтобы не откинуть немедленно корочку и посмотреть год выпуска.
   И тут началось самое захватывающее. Для работы с документами в библиотеке не было специальных комнат. Столы для посетителей стояли прямо посреди стеллажей, образующих запутанный лабиринт. Когда их туда вели, Ени показалось, что она попала в какую-то сказку, где она путешествует по древнему замку. Именно такое впечатление на неё навевали все эти высочайшие, в три метра, шкафы, сквозь практически незаметное защитное поле которых прекрасно просматривались обложки книг, словно мозаичный узор. Оролен, также под наплывом чувств, вертела головой по сторонам, стараясь рассмотреть всё, а Хэл ступала тихо-тихо, как в музее. Вдруг их провожатая остановилась и пригласила их пройти чуть дальше. Обогнув её и очередной шкаф, девушки увидели небольшое пустое пространство, в которое как раз помещались стол и несколько стульев.
   - Вот, это ваше рабочее место. Если что-нибудь будет нужно, сообщите через вот этот передатчик, - и библиотекарь развернулась, собираясь уйти.
   - Э-э, подождите, - придержала её Оролен. - Я не думаю, что мы сможем сами вернуться назад...
   Женщина понимающе рассмеялась.
   - Извините, забыла, что вы в первый раз. На самом деле вон там за шкафом - широкий проход, который выведет в главный холл и зал поиска информации. Это только кажется, что здесь дебри, на самом деле они достаточно оживлённые.
   Успокоившись, девушки сели за стол и приступили наконец к разглядыванию сокровищ. Ени открыла первую книгу в стопке и не могла поверить - тому, что она держала в руках, было больше пяти тысяч лет! Судя по сдавленным вздохам её соседок, они тоже совершили какие-то удивительные открытия. Но сейчас ей было не до этого.
   Как и сказала библиотекарь, на самом деле библиотека оказалась довольно оживлённым местом. Мимо них то и дело проходили люди, появляясь и исчезая за стеллажами. Ени краем глаза заметила парочку лиц и они показались ей смутно знакомыми, это же Императорская библиотека, так что здесь должно быть много известных личностей. Впрочем, её это не волновало: в Друине она жила больше полугода и уже привыкла, а тем более, сейчас её гораздо больше интересовала стратегия самоконтроля, изложенная в лежащем перед ней пособии.
   Прошло минут сорок, не меньше, прежде чем у Хэллин наступило хотя бы первоначальное насыщение информацией, на которую она так жадно накинулась, и она откинулась на спинку стула.
   - Эххх, - её глаза мечтательно устремились к красивому перламутровому потолку. - Я - Лучшая студентка в Императорском университете, сижу в Императорской библиотеке. Жизнь удалась! Ещё бы парня хорошего...
   - Да хоть какого... - мрачная реплика Оролен заметно остудила победный пыл подруги, да и вообще всю атмосферу. Девушки заметно приуныли. Личная жизнь заметно проседала по сравнению с другими успехами.
   - Да ладно, всё у нас получится! - попытала приободрить всех Ени. - Я думаю...
   - Если что, мы всегда можем сублимировать неудовлетворённые желания в учёбу, - это предположение звучало до ужаса реалистично. 'Ну а в принципе, неплохая идея. Даже если случится такое чудо, и мне будет наплевать на Авито, то, откровенно говоря, всё равно мне больше никто не нужен. Да, точно, учёба и работа - мой удел'.
   - Слушай, а никто из наших больше не получил звания Лучшего Студента? - спросила Оролен.
   - Кто, Скакия, что ли? - хмыкнула в ответ Хэл. - Вот разве что Раин Беренна, помнишь такого? Он, вроде бы, в Технологический поступил. Но я ничего не слышала... - тут ей что-то пришло в голову и она повернулась к Айении. - Слушай, а Лецри...?
   - Да, - той ничего иного не оставалось, да и что скрывать? - Он тоже.
   Повисло напряжённое молчание.
   - То есть, мы получается, в одной компании с НИМ? - тон Оро была далёк от радостного. - Что-то я уже не слишком в восторге от звания Лучшей студентки...
   - Ой да ладно вам! - тут терпение и осторожность Айения тоже пришли к концу. - Он к вам приставал в последнее время, ведь нет же? Говорю же, он исправляется помаленьку. И вовсе я его не защищаю! - обвиняющий взгляд Хэллин выражал такое подозрение. - Просто, если вы будете упорствовать, то сами потом будете плохо выглядеть. Я не говорю, чтобы вы сразу его так простили. Но, по крайней мере, воздержитесь от подобных комментариев.
   - Ну ладно, мы подумаем, - нехотя ответила Хэллин и вернулась к своим книгам. Айения облегчённо вздохнула про себя. Ну что ж, первый и столь долго откладываемый шаг к реабилитации Карса сделан. Тут она услышала шаги и автоматически подняла голову. Из прохода между шкафами, явно куда-то торопясь, вынырнула Лизетт. Увидев девушек, она резко остановилась, и они с Ени удивлённо уставились друг на друга.
   - Здравствуйте, - голос Ени заставил девушек оторваться от книг и взглянуть на незнакомую им женщину.
   - О... Здравствуй. Давно не виделись, Айения.
   - Это подруга мой мамы, - объяснила Ени своим подругам и не смогла удержать неуместный вопрос. - А что вы здесь делаете?
   'Чёрт! Ну надо же было как-то поддержать разговор...'.
   - Э-э-э... Ну зашла по делам, нужно было кое о чём распорядиться... Не буду спрашивать, как у тебя дела, всё и так очевидно, - и она с удовлетворением провела взглядом по значкам девушек, которые они, разумеется, ни на минуту не снимали. - Трое лучших студентов в одном месте. Просто выставка 'Будущее Империи'. Что ж, мои ожидания в отношении тебя, Айения, оказались верными. Продолжай в том же духе...
   Неожиданно из-за стеллажа появилась работница библиотеки с какими-то бумагами в руке.
   - Ваше...
   Лизетт резко развернулась к ней, так, что та даже отпрянула, но потом продолжила.
   - Ваши документы, которые вы заказали...
   - А, спасибо, - забрав папку, женщина опять повернулась к девушкам и начала прощаться: - Мне уже пора, извините. Айения, увидимся ещё как-нибудь.
   - Подруга твоей матери, да? - повернулась Оро к Ени после того, как Лизетт вышла мимо них в проход. - А почему мы об этом ничего не знаем?
   - Ну, я как-то забыла, да и не знала, как об этом рассказать - замялась Айения. - Она ничего такого не сказала. Просто... приободрила меня, - про то, что именно Лизетт помогла ей попасть в Друин, она решила не распространяться - слишком много объяснять. Да и Оролен быстро отвлеклась и почему-то стала задумчиво смотреть вслед ушедшей женщине.
   - Кого-то она мне напоминает...
   - И мне тоже, - согласилась Хэл. - Только вот не могу вспомнить кого. Странно... - тут её взгляд случайно упал на только что перевёрнутую страницу. - Ого! Именно этот факт мне понадобится для доклада на следующей неделе! Он полностью опровергает позицию Димирикян!
   Оро и Ени с уже привычно-кислым выражением лица обернулись к ней.
   - Когда же ты успокоишься? Ты даже завоевала звание Лучшей студентки, одна на весь курс! Прекрати это глупое одностороннее соперничество!
   Хэл поцокала языком.
   - Сакаят, я думала, что ты-то меня хорошо знаешь. Думаешь, я хочу что-то доказать? Самое важное для меня - процесс. Адреналин, когда мы схлёстываемся в интеллектуальном поединке!
   'Это не лечится', - молчаливо согласились подруги пламенной воительницы и отстали от неё.
  
   Наступила середина марта, почти все с курса тоже получили полный допуск к полётам, и Ени с нетерпением ждала начала групповых занятий. В пределах своего допуска она уже сделала всё, что могла, и, налетав уже впечатляющий стаж, стремилась к новой ступени. Но пока необходимо было сосредоточиться и на других предметах. Вот и сейчас солнечным весенним утром они писали контрольную по технической истории. Преподаватель из Технологического института не смог подойти, так что в аудитории сидел Ксандр и, поскольку делать ему было совершенно нечего, просто смотрел в окно.
   Ени тщательно готовилась, но всё равно задания захватили всё её внимание, как и всех остальных в кабинете. Слышался только шорох листов, да редкое постукивание ручек о поверхность стола. Всё было так тихо и мирно, что девушка даже была в каком-то приподнятом настроении - ей нравилось сидеть в светлой комнате, которую ощутимо грели солнечные лучи, среди своих однокурсников, заниматься любимым делом... Это было почти какое-то медитативное состояние, поэтому она сначала почти не обратила внимания на какой-то шум внизу. Аудитория располагалась на четвёртом этаже и, казалась, была воплощением спокойствия...
   Шум усиливался, теперь в нём стали различаться отдельные крики, так что это не могло быть простым звуковым эффектом от групп студентов, идущих на занятия. Мало-помалу первокурсники стали поднимать головы от заданий и прислушиваться. Шум становился всё громче и вот и Аланин забеспокоился, поднялся с места и только собрался выйти посмотреть в чём там дело, как ему пришло какое-то сообщение, точнее, замигал какой-то огонёк на часах. Взглянув на него, он сорвался с места и выбежал за дверь. Тут уже всем стало не до контрольной. Лавендер напряжённо переглянулась с Ени, а Лиюв встала и пошла за Ксандром. Тут Ени вспомнила, что она, как никак, Лучшая студентка, следовательно, нужно брать на себя ответственность. Показав Акарасу глазами на дверь, она направилась к выходу. Тот всё понял и последовал за ней.
   В коридоре шум стал гораздо сильнее: к топоту и крикам примешивались ещё какие-то громкие звуки, похожие... на выстрелы? Ксандр, перегнувшись через перила лестницы, смотрел вниз. Даже Асатани, видно, не могла вести себя с обычной уверенностью в данной ситуации, поэтому она остановилась неподалеку от двери кабинета. Тут Ксандр выпрямился и повернулся к ним. Он так сильно побледнел, особенно на фоне своего обычного загорелого тона кожи, как будто он потерял много крови и сейчас грохнется в обморок. Куратору пришло ещё одно сообщение, на сей раз текстовое, и он начал скоро пробегать его глазами. Ени было не то что бы любопытно, что он увидел там внизу, но не знать о возможной опасностей было гораздо хуже. И пока Ксандр был занят, она быстрым, но всё-таки шагом подошла к лестнице и заглянула вниз.
   Сначала она не поверила своим глазам. Такого просто не может быть. Зрелище действительно было абсолютно неправдоподобным. На первом этаже Лётной Академии Императорского Университета неподалёку от Друина бесновались какие-то огромные твари. Метра в три высотой, грязно-зелёного и синего цвета, часть в чешуе, некоторые передвигались на двух конечностях, некоторые на четырёх, у других их было ещё больше. Подробностей сверху было не видно, но Ени могла поклясться, что раньше никогда не видела ничего подобного, ни в учебниках, ни в программах, ни где-либо ещё. Но ей показалось, что это какие-то инопланетные животные. На данный момент они крушили всё в холле и пытались забраться выше по лестнице, но где-то на середине первого пролёта держали оборону преподаватели университета и военные. Они методично отстреливали наседавших на них существ, по возможности стараясь расправиться и с прочими. Неподвижных, валяющихся на полу 'пришельцев' было уже приличное количество, а вот раненых людей Ени не заметила. Вроде бы работники Академии должны были давно со всеми расправиться... и тут прямо на глазах у девушки из одного из боковых порталов выпрыгнуло новое существо, на этот раз с длинным хвостом, покрытым волосами, и на вид очень злое. 'Так вот как они появляются! Но в этом случае, полностью уничтожить их будет невозможно!' Внезапно портал, через который только что прошло существо, погас, и Ени вздохнула с облегчением. Правда, пока работали другие...
   На то, чтобы окинуть всё взглядом, ей понадобилась пара секунд, но как всегда в таких ситуациях они показались очень долгими. Она вспомнила об Акарасе и всех остальных и резко выпрямилась. Лецри, очевидно, тоже впечатлило выражение её лица, но к лестнице он подходить не стал. Как раз Аланин закончил читать сообщение, встрепенулся и приступил к активным действиям.
   - Асатани, вызовите, пожалуйста, всех в коридор. Это срочно.
   Ещё никогда куратор не разговаривал таким тоном с Лиюв. Но она повиновалась безоговорочно. Через пару секунд возбуждённые студенты выстроились перед куратором и он, не обращая внимания на шум внизу, быстро ввёл их в курс дела:
   - Самое главное, сохраняйте спокойствие. Не паникуйте и всё будет в порядке, - он остановился, глубоко вздохнул, и начал говорить очень быстро, не давая им отвлечься на удивление и прочие мелочи. - Академия подверглась атаке каких-то негуманоидных существ. Они проходят через неисправные порталы. Ситуацию стараются взять под контроль и скоро всё наладится. Но сейчас нам необходимо эвакуироваться. Главный вход заблокирован и они не смогут выбраться наружу, так что на улице нам опасаться нечего. Сейчас мы спустимся на третий этаж и выйдем по боковой лестнице. Как только окажемся на земле, прошу вас не разбегаться и организованно и по возможности очень быстро направиться по дороге к городу. Навстречу нам вышлют охрану. Всё ясно? - и не дожидаясь ответа. - Вперёд!
   Все вещи пришлось оставить: они могли помешать при эвакуации, а так с ними ничего не должно было случиться. Когда они спускались по лестнице, происходящее наконец увидели все. Бой на первом этаже продолжался с тем же остервенением, уже два портала были выключены, но оставалась ещё пара, через которые продолжали прибывать 'пришельцы'. Обороняющиеся потерь не несли, но сдерживать напор было всё труднее: Животные, попав в незнакомую обстановку, да ещё подвергаясь обстрелу, обезумели и уже не обращали внимания на выстрелы. Часть из них штурмовала главную дверь, которая, к счастью, пока держалась. От бессилия и боли существа так яростно ревели, что закладывало уши. Лав, увидев творящееся внизу, не смогла удержаться от вскрика, а Калев застыл на месте, так что Ксандру пришлось его подтолкнуть, чтобы он шёл дальше.
   На третьем этаже они остановились, ожидая дальнейших указаний от куратора, а тот напряжённо смотрел вниз, на своих сражающихся коллег. Через пару секунд он, казалось, принял решение.
   - Лестница в самом конце того коридора, дверь с красным кольцом, откройте её и выйдете. Далее просто следуете моим инструкциям. Господин Лецри, прошу Вас проследить за всем, вы будете ведущим группы. Госпожа Шонор, - Аланин повернулся к Айении. - В Академии сейчас никого не должно быть, но на всякий случай, прошу Вас проверить этот этаж.
   Конечно, она могла отказаться. Но она этого бы не сделала и Ксандр прекрасно это знал, поэтому даже не сделал оговорку, просто пристально посмотрел ей в глаза. Да и времени не было, поэтому Ени просто кивнула, обменялась взглядами с Акарасом, развернулась и помчалась по коридору, Аланин побежал вниз по лестнице, а оставшаяся группа поспешила к эвакуационному выходу.
   Айения бежала с максимальной скоростью, позволявшей осматривать аудитории. Сегодня в это время действительно не было практически никаких занятий, но студенты могли зайти просто так, в тренажёрный класс или библиотеку. Пока что она никого не обнаружила и собиралась уже, добежав до конца коридора, развернуться и нагонять остальных, как из-за угла кто-то показался. Потом Айения не могла понять, почему она сразу не узнала эту фигуру, скорей всего, из-за возбуждения и стресса, во всяком случае, сейчас она ускорила бег и только когда не смогла остановиться и ему пришлось поддержать её, обнаружила, что влетает в объятия к профессору Авито. Впрочем, сейчас было не до этого.
   - Госпожа Шонор! - тот тоже был слишком взволнован, чтобы вспоминать о тонкостях их взаимоотношений. - Что происходит?! Я получил сигнал о чрезвычайной ситуации и больше ничего. Что это за шум?!
   - Нападение на Академию, - у Ени не было даже времени отдышаться. - Какие-то существа проходят через порталы. Их сдерживают преподаватели на первом этаже, а все остальные должны эвакуироваться через аварийный выход вон там... - девушка обернулась, чтобы указать направление, и замерла. Через балюстраду третьего этажа перелезало какое-то существо. У него были длинные руки и мощные ноги, с помощью которых оно, очевидно, смогло допрыгнуть до перил до того, как ему помешали люди внизу. Теперь оно стояло здесь и смотрело на них. Не очень дружелюбно смотрело.
   Что им ещё оставалось делать? Естественно, они побежали.
   Проход к запасному выходу был закрыт, так что они помчались по боковому коридору. Ени надеялась, что, может, они смогут где-нибудь спрятаться, но Энзеллер знал здание гораздо лучше неё: он схватил её за руку и потянул за собой по маленькой лестнице, ведущей вниз, прямо в цокольный этаж. К несчастью, существо погналось за ними и повторило их маневр. Скорость у него была явно больше и, когда в конце лестницы они очутились в ещё одном длинном коридоре, казалось, что оно настигнет их следующим прыжком. Времени на раздумья почти не оставалось и Айения с Энзеллером метнулись в ближайшую комнату с приоткрытой дверью. Это был какой-то склад и дверь, по счастью, оказалась металлической и тяжёлой. Захлопнув её, они услышали бешеное рычание зверя и глухие удары. Дверь пока держалась, но косяк на такую нагрузку явно не был рассчитан. Но всё равно, несколько минут, чтобы хотя бы перевести дух, у них было. Айения, тяжело дыша, привалилась к стенке, а Энзеллер с тревогой всё не отрывал глаз от двери.
   - Конечно, к нам должны прийти на помощь, но сильно я бы на это не надеялся. У них и других дел по горло, как я понял. Нужно выбираться самим.
   - Там же в конце коридора окно под потолком? - спросила, кое-что вспомнив, Ени.
   - Да, точно. Оно как раз начинается на уровне земли.
   - И оно же ничем не забрано, да? Если мы до него доберёмся, то сможем выбраться наружу. А оно в него не пролезет.
   Энзеллер поразмышлял немного.
   - В принципе, можно. Но как мы туда доберёмся? Сожрут нас раньше. Ээээх, - и он присел около соседней стены, - и почему я сегодня не взял своё оружие...
   - А оно у вас есть?
   - Да, выдали как работнику Академии. Правда, я не очень хорошо стреляю...
   - Зато я делаю это неплохо. Если бы у меня сейчас был пистолет... - увидев выражение на лице преподавателя, девушка замолчала. - Сейчас это всё равно не имеет смысла.
   Дверь стала ощутимо поддаваться, посыпались крошки и пыль, времени оставалось совсем немного. Айения вскочила на ноги и начала нервно расхаживать по комнате. Ситуация казалась безвыходной, что же... и тут она остановилась как вкопанная.
   - Куда ведёт эта дверь? - за большими кусками строительного материала находилась еле различимая дверца.
   - По-моему, - Авито лихорадочно пытался вспомнить, - в соседний склад...
   - А из него есть дверь?
   - Какая-то идея?
   - Может быть... - девушка попыталась бесшумно убрать наваленные вещи, но существо вряд ли могло сейчас слышать что-либо, оглушённое своей яростью. Дверь спокойно открылась, Ени осторожно заглянула - всё верно, точно такое же складское помещение. И такая же дверь в коридор. Если она ещё и открыта...
  
   План был крайне прост и так же рискован. Подождать, пока 'пришелец' не выбьет наконец дверь, в тот же момент выскочить в коридор и уповать на то, что его растерянность и их скорость дадут им драгоценные несколько секунд.
   Наверное, эти мгновения были самым долгими в жизни Айении. Напряжённо ждать нужного момента, стараясь не вздрагивать от каждого нового удара, сотрясающего стены, да ещё тесно прижавшись к Авито... трудно было придумать что-нибудь более изматывающее. Больше всего она боялась фальстарта, который означал для них практически неминуемую смерть. Оставалось только ждать в напряжении...
   Вот когда нервы у неё были уже на пределе, раздался громкий треск, а затем ещё более громкий рык из соседней комнаты. Айения рывком распахнула дверь и они оба вылетели в коридор. Существо оказалось сообразительней, чем выглядело, и уже через несколько секунд пустилось в погоню за ними. До спасительного окна оставалось ещё метров двадцать и оно бы их точно настигло. Но Ени заметила стоящий у стены открытый шкаф с какими-то инструментами и, пробегая, толкнула его. Он упал очень удачно, перегородив весь коридор, и драгоценные секунды были добыты. Когда она добежала до стены, Энзеллер уже открывал окно. Каким-то чудом они смогли вылезти через одну открытую створку и в следующее мгновение за их спинами взлетели фонтаном кусочки стекла. Но и оказавшись снаружи, Айения и Авито не сбросили скорости, их подгонял яростный рёв сзади. Конечно, это существо просто физически не могло бы пролезть через такое небольшое отверстие, но удостовериться в этом они желания не испытывали. Почти сразу за стеной начиналась роща, через которую они продирались, затем чем-то засеянное поле, луг, и только пробежав минут двадцать, они упали на склоне холма, истощив все свои силы.
   Это была солнечная сторона, уже поросшая молодой травой, и Ени почти поскользнулась на ней и откинулась на спину, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя. Даже если сейчас за ней бы гналась орда монстров, она бы ничего не услышала из-за грохота своего сердца. Авито, также выдохшийся, упал рядом, впрочем, сил у него хватило, чтобы послать сообщение:
   - Мы со студенткой Айенией Шонор покинули здание Академии, пришлите транспорт.
   Получив подтверждение, он вздохнул с облегчением и повернулся к Айении. Вот тут-то она всё и вспомнила. За свою жизнь можно было не опасаться, зато очень можно было опасаться за своё психическое здоровье - она! Лежала! Рядом! С Авито! Который прямо сейчас смотрит на неё. Ени перестала дышать. У него был такой взгляд... её как будто засасывало, его лицо вытесняло всё окружающее из поля её зрения... А, нет. Это он наклонялся к ней. Кажется, её легкие забыли о вдохе-выдохе, а сердце - о том, что должно биться. Может, это у неё галлюцинации от адреналина? Ну а потом все мысли выключились.
   Его лицо было уже слишком близко, чтобы это можно было объяснить как-то иначе. Но на губы его Ени не смотрела - её взгляд был парализован его глазами. В которых что-то было... что-то непонятное, но совершенно определённое... и неожиданно в этих глазах что-то изменилось. Когда между ними оставалось всего лишь несколько сантиметров, он отклонился и упал лицом прямо на землю.
   Ени оставалось только смотреть в небо, она не могла даже просто изменить направление взгляда. Она слышала справа дыхание Энзеллера, чувствовала тепло его тела, его правая рука, на которую он опирался, касалась её. Слишком много отвлекающих факторов. И слишком мало времени для размышлений. Поэтому на смену мыслям пришли эмоции. 'Что это было?!' Её ладонь сжалась в кулак, сгребая землю. Напряжённо девушка откинула руку мужчины, поднялась и, ни слова не говоря, стала спускаться вниз к дороге, пролегающей неподалёку от холма. Энзеллер последовал за ней, держась на расстоянии, её напряжённая спина и преувеличенно твердые шаги предотвращали всякие попытки объясниться, если таковые и были.
   Ещё на спуске они заметили вдалеке на дороге быстро скользящую машину, так что ждать, а стало быть увеличивать продолжительность неловкого молчания, практически не пришлось. Двое военных только спросили, не пострадали ли они, и, получив отрицательные ответы, развернулись обратно по направлению к Друину. Больше никого в этом районе забирать не надо было, и городские здания появились вдали уже через пятнадцать минут. Всё это время Ени упорно смотрела в окно, исключив Авито из своего поля зрения. Потому что это уже переходило всякие пределы! И она не хотела никаких объяснений - вряд ли услышанное бы ей понравилось. Нет, оно её просто не интересовало! Потому что действия Авито бесили её невероятно. Либо делай, либо не делай, в самом деле! Иначе это просто издевательство!
   Въехали в город они через северо-восточную часть, поэтому первой остановкой была улица Лилейная. Энзеллер медленно вышел и уже снаружи обернулся. На этот раз Айения не отвела глаз и в них было столько глубокой обиды и разочарования, что он замер и так и стоял, пока охранник не закрыл дверь.
   В этот день случилось слишком многое и в голове Айении, когда она уже подходила к квартире, не было совершенно никаких мыслей. Только увидев в коридоре подруг, прибежавших на звук открываемой двери, она ощутила укол совести: ведь она ни разу не подумала об их безопасности.
   - Ени, как ты?! - Хэл взволнованно схватила её за руки, словно стараясь проверить, нет ли у неё травм. Тут наступил критический момент: из девушки как будто выпустили воздух, ноги ослабели и она привалилась к стене.
   - У вас тоже? - мрачная Оролен со сложенными на груди руками внимательно посмотрела на Ени. Та смогла только кивнуть.
   - Ужас! По всем городу из порталов полезли какие-то монстры! - тараторила Хэллин, от волнения ставшая страшно говорливой. - Я их видела мельком. Такой кошмар...
   Ени наконец отлипла от стенки и решила дойти хотя бы до гостиной. Оро незаметно поддержала её на всякий случай, и она ей была за это благодарна. Ноги не слушались... И она не знала, кто был в этом больше виноват: 'пришельцы' или...
   - Алкоголя нету, - сразу сообщила ей Оро. - Как всегда...
   - Зато есть релаксанты! И очень хорошо, потому что надо быть в форме. Мало ли что... - тут Хэл запнулась, как будто боялась продолжить. - На, - она вручила Ени большую кружку с чем-то. Той в данный момент было всё равно, она выпила всё залпом и рухнула на диван. Мозг не прочистило, но опустошающая усталость немного отступила.
   - Вы вообще знаете в чём дело?
   - Нууу... Скорей всего, это то самое...
   - Теракт?
   Хэл кивнула.
   - По всему городу и одномоментно, слишком невероятное совпадение. Скорее всего, кто-то пробрался во внутреннюю систему и перенастроил порталы.
   - А пострадавшие есть?
   - По-моему, несколько раненых ещё в самом начале, когда всех застали врасплох. Про погибших я не слышала. Нас в главном корпусе сначала вообще заперли на верхних этажах, пока с ними расправлялись. Не скажу, что мы тряслись от ужаса, но было страшно. Потом, когда уже порталы выключили и всех этих существ... вывели из строя, разрешили спуститься. Ужас, там была такая бойня! Кстати, по городу приказ не выходить из домов без крайней необходимости.
   - Наверное, где-то ещё идёт бой.
   Все замолчали. Они уже дома в относительной безопасности, но для других ещё не всё кончилось...
   - Как бы я хотела туда попасть! Мне не хватило того, что было в Академии, - в голосе Оро явно слышалось недовольство.
   - Э? Только не говори мне, что ты приняла участие?!
   - Конечно. Нас ведь именно этому и учат. К счастью, это случилось, когда мы были в спортзале.
   - И?... - Ени не была уверена, что захочет услышать продолжение.
   - Ну, я схватила шест... Некоторые были такие противные на вид, ещё чего, с ними в рукопашную... - посмотрев на лица подруг, она нахмурилась. - Да никого я не убила. Пока. Просто отбросила парочку подальше, пока их не пристрелили преподаватели. Ну они за полчаса управились.
   - Да уж, лезть в Военную Академию - это гарантированное самоубийство... а у тебя как? - обернулась Хэл к Ени. Та откинула голову назад и закрыла глаза, прикидывая, что рассказывать, а что нет. А, в принципе всё можно рассказать - ничего же не случилось на самом деле... Вот именно! Сволочь!
   - Мы - единственные, кто был в тот момент в здании, Аланин отправил всех эвакуироваться через запасной вход, а меня - проверить этаж на всякий случай. Я столкнулась с одним из преподавателей, тут какое-то существо прорвалось и нам пришлось очень быстро бежать. Мы выбрались и нас довезли обратно военные.
   Всё, ограничено и по существу. О деталях им знать не обязательно.
   - Ооо, тебе тоже досталось, - Оро уважительно покачала головой. - Из ваших никто не пострадал?
   Девушка отрицательно покачала головой.
   - Ну что ж, теперь нам остаётся только сидеть и ждать, - Хэллин присела на корточки рядом со столиком и задумчиво уставилась на его поверхность. А в голове Ени зашевелилась вялая мысль, что она что-то забыла. Что-то... Ну конечно! Если бы в ней было больше энергии, она бы сорвалась с места с крейсерской скоростью. Конечно! Ведь никто не знает, что с ней стало, она же не догнала своих однокурсников! Лавендер, наверное, уже в истерике и бог знает что подумает Карс...
   Ситуация не располагала к личным объяснениям, поэтому она быстро разослала сообщения всем однокурсникам на всякий случай. И тут увидела, что с ней пыталась связаться куча народу. Ах да, она же полностью выключила часы, когда они ждали за дверью нужного момента, чтобы не выдать себя ненароком... Тут же посыпались ответные сообщения. От кратких 'Очень хорошо' Лиюв до чего-то невразумительного с множеством восклицательных знаков от Лав. Акарас написал: 'Позвони, когда сможешь'. Фуууф, теперь действительно, остаётся только ждать.
  
   Текли часы. Город был до жути необычно тихим. Единственным шумом, доносившимся с улицы, был такой непривычный звук машин. Девушки просто сидели и молчали. Стемнело, но свет не зажигали, как будто освещённые комнаты - слишком буднично для происходящего.
   Айения не призналась бы никому, но сейчас она размышляла вовсе не о политической ситуации и опасности для Друина. Сейчас у неё в голове всё время прокручивался тот момент, те несколько секунд на холме. Она всё время размышляла над поведением Авито и не могла прийти ни к какому выводу. Точнее, не хотела приходить. Окончательно узнать причины всего этого для неё почему-то означало конец всему. Как будто когда-то что-то было...
   Тишина стала настолько привычной, что когда на всех их часах сработали сигналы, девушки вздрогнули.
   - Правительственное сообщение, - дрожащим голосом сказала Хэллин. Проглотив комок в горле, Ени отдала команду приёма.
   Это было визуальная трансляция на небольших экранах. Императрица выглядела усталой, но удовлетворённой.
   - Жители Друина, здравствуйте. Сегодня наш город подвёргся атаке со стороны негативно относящейся к нашему государству группировки. Благодаря вашему хладнокровию и силе, пострадавших среди населения Друина нет. Угроза дальнейших атак также крайне мала. Благодарю вас всех за проявленную храбрость и выдержку и уверяю, что я и всё правительство приложим все усилия к наказанию виновных. Спасибо за внимание.
   - И? Это всё? - нарушила наступившее молчание Оролен.
   - Ну а что ты хотела? Полное изложение всех событий? Это же общая трансляция для всех жителей, - Хэл встала и потянулась. - По крайней мере, это означает, что чрезвычайное положение снято. Интересно, будут ли завтра занятия?
   - Будут, - мрачно ответила Оролен, читая пришедшее ей сообщение. - К девяти утра на семинар по технической истории. Я отдохну когда-нибудь или нет, интересно?
   - В каникулы, может быть? Хотя нет, сомневаюсь, что ты остановишь свой тренировочный конвейер даже тогда.
   - Тренировки - это совсем не то, что учёба! Я во время них отдыхаю...
   Привычные пререкания подруг начали теряться в каком-то тумане. Ени заметила, что начинает клевать носом.
   - Я пойду спать, наверное. До завтра.
   Она слишком устала, чтобы устраивать секретные переговоры с Акарасом в каком-нибудь укромном месте. Очень тихо под одеялом она связалась с ним и также кратко, как и ранее подругам, изложила произошедшие события. Он помолчал немного, а потом спросил:
   - Ты действительно в порядке?
   'Чёрт бы его побрал с его проницательностью'.
   - К сегодняшнему дню это слово вообще не применимо. По крайней мере, сейчас я лежу в своей постели в полном комплекте.
   - Хорошо, до завтра.
   - До завтра. - Завтра будет новый день. Ну а пока она избавлена от необходимости думать об Энзеллере Авито. Моментальный сон об этом постарался.
  
   Если просто пройтись по улицам, невозможно было подумать, что вчера город находился на военном положении. Вот разве что некоторая дополнительная оживлённость... и транспортные машины, превратившиеся из редких гостей на улицах Друина в довольно частых участников движения.
   В Академии было точно также. Все вели себя как обычно, а ситуация на первом этаже напоминала проведение какого-то сильно интенсивного ремонта. Айения не стала, даже чтобы поинтересоваться его состоянием, спускаться в цокольный этаж, куда прорвался единственный 'пришелец'. Это место вызывало в ней ассоциации, не связанные с недавней опасностью для жизни, но оттого не менее неприятные. А, вот и источник и вина таких ассоциаций. Авито вместе с деканом обсуждал расписание восстановления холла. Айения резко отвернулась в сторону, не заметив даже его пронзительный и подозрительный даже для декана взгляд. Игнор, игнор. Так проще. И нервам спокойнее.
   Очевидно, эмоциональная измождённость виднелась на её лице и в это утро, только однокурсники приняли её за физическую, поэтому расспросами Ени атакована не была. Ободряющие взгляды в ответ на слабое помахивание рукой и довольно. Сев на своё место, она уронила голову на стол. Впервые за всё время учебы в Друине ей страстно захотелось выходных. Перерыв на пару дней был бы очень кстати...
   - Айя, ты в порядке? - Ени открыла глаза и увидела озабоченного Акараса. Ему она ответила взглядом 'нет, не в порядке, но не спрашивай меня ни о чём' и снова отключилась от окружающего мира. Тот тяжко вздохнул и вернулся к читаемому тексту.
   Тем не менее, занятия оказали достаточно благотворное воздействие: вчерашнее происшествие никак не повлияло на преподавателей и всё было как обычно. К концу дня девушка немного пришла в себя и, хотя и мечтала как можно скорее вернуться домой и снова уснуть, даже что-то напевала себе под нос, выходя из Академии. Тень, напоминающая Энзеллера Авито, в коридоре слева? Игнор. Карс почувствовал её нерасположенность к беседам и просто утешающе похлопал по плечу. Совершенно без необходимости. Но всё равно приятно.
   Дома спать уже не хотелось, а хотелось чего-нибудь бодрящего. Ени потягивала только что самолично придуманный коктейль, когда вернулась Оролен. Коктейль ещё не успел закончиться, когда в квартире появилась Хэллин. Если бы она также лучилась какими-то сенсационными новостями и распирающей тайной на улице, её бы немедленно задержали для допроса. Начала она с предыстории.
   - Знаете кого я сегодня встретила? Моего дядю! Совершенно случайно заметила его, когда проходила мимо Представительства МИДа. Его прислали в командировку, сейчас почти все заметные фигуры в Друине ошиваются. - Такое начало предвещало сенсационные новости, тесно увязанные с произошедшим, поэтому подруги выжидающе уставились на неё. Хэл выждала паузу для добавления драматизма и энергично продолжила. - Мы пошли пообедать в кафе и он ВСЁ рассказал. Только помните: всё совершенно секретно!
   - А чего это твой дядя тебе выкладывает государственные тайны? - недоверчиво спросила Оро.
   - Потому что я тоже будущий дипломат, - последние слова были произнесены с заметной важностью. - Кроме того, это же Друин, здесь и так все всё знают. Ну вот. Действительно, за вчерашней атакой стояли оппозиционные силы Ассурна.
   Эта информация удивления не вызывала, иного никто и не ждал.
   - Так что, война? - заметно напряглась Оро.
   - Да погоди ты, - замахала на неё руками Хэллин. - Это было классифицировано как террористический акт с целью воздействовать на заключение договора между нами и Ассурном в пользу одного из кланов, входящих в оппозицию.
   - Чистая уголовщина, да? - догадливо предположила Ени.
   - Именно. Они каким-то образом вторглись в управляющую сеть порталами Друина и перенастроили их на какую-то необитаемую планету в соседней системе Ассурна. Это всё было сделано с космического корабля, незаконно вошедшего в пределы Солнечной системы. Его быстро засекли, но они уже были на третьей космической и на границе системы. Наши корабли бы их не догнали, поэтому пришлось корабль взорвать. Оказывается на нём были практически все руководители оппозиционной партии. Правящая партия быстро сориентировалась, додавила оставшихся и уже было совместное выступление наших и их дипломатов о том, что все разногласия между нашими государствами в прошлом. Конфликт улажен.
   А вот после этой информации необходимо было время на переваривание. Айения почти ощущала, как гудят её мозговые извилины.
   - Мне это кажется, - медленно начала она, - или всё это было заранее спланировано?
   - Скорей всего, - Хэл пожала плечами. - Трудно поверить в такое совпадение. Как-то всё слишком оперативно.
   - То бишь нас специально подставили? - решила ещё прояснить Оро.
   - Возможно. Ну уж лучше мы, чем гражданские, - Хэл ушла в свою комнату переодеваться и ей пришлось повысить голос, чтобы её услышали. - Представьте, чтобы творилось в обычном городе. А у нас ни единой жертвы, так, мелкие ранения.
   - То есть мы как бы приняли участие в военной операции?
   - Ну да, вместе со всем населением Друина, хотя и не знали об этом.
   - Круто! - восторгу Оролен не было предела. - Всё-таки как классно учиться в Императорском городе!
   Ени была с ней согласна, хотя и не выразила это вслух. Чувство сопричастности судьбам Империи... если бы ещё не этот инцидент с Авито... Ладно, всё, забыли, забыли, игнор, игнор.
  
   Кто бы мог подумать, что день Х будет выглядеть именно так? По какому-то закону противоречия ещё с утра он был просто поразительно мирным и спокойным. Изящное разрешение конфликта подействовало на всех умиротворяюще, включая даже атмосферу в городе. Да ещё и весна...
   Ени любила это время года, когда даже солнце светило по-особенному. Поэтому после занятий, закончившихся ещё до полудня, она не торопилась домой, а медленно шла по коридору, переходя из одних тёплых прямоугольников солнечного света на полу в другие. Было так приятно просто идти и почти ни о чём не думать. Шедший рядом Акарас тоже не нарушал молчания.
   Только когда, спускаясь вниз, они проходили мимо 'картинной галереи' на втором этаже, Ени всё же решила узнать то, что её интересовало уже давно.
   - Слушай, ты знаешь, в чём смысл всей этой выставки?
   - А? Ты про 'девизы'? - поскольку во взгляде Ени никакого понимающего отклика он не нашёл, Акарасу пришлось развить тему. - Эти картины выбраны каждым деканом перед своим вступлением в должность. Как бы символизируют начало правления.
   - О? И что, по-твоему, может символизировать это? - и она показала на композицию из трёх красных треугольников и подсолнуха в середине.
   - Это? Ну-у-у.. 'и в окружении врага мы расцветём'. Мало ли какие загибы мысли могут быть у наших деканов. На такой-то работе...
   - А это - 'мы обманем его свое мнимой беспомощностью', - на акварели девушка в венке из цветков играла со щеночком.
   - Скорей уж, 'прикончим его передозировкой умиления'.
   Ени прыснула. Это уже стало весело.
   - Ну а ты бы какую картину выбрал?
   - Предполагаешь, что я могу стать деканом? Даже мысль об этом бросает меня в дрожь.
   - Карс, перестань. Я ради прикола.
   - Ну-у-у, я бы всё-таки предпочёл что-нибудь внушительное, такое грозное...
   - Конечно, ирония тебе не свойственна. Скорей всего, это будет взвод солдат на фоне эскадрильи в момент напутственной речи адмирала.
   - Как это ты догадалась, а? - сарказм всё-таки Акарасу свойственен был. - Ну а ты бы что выбрала?
   - Что-нибудь символически-абстрактное. Обожаю такие вещи...
   - Уже начинаешь присматривать? Всё-таки я тебе советую повременить до официального назначения... А, Айя, тебе эта картина никого не напоминает? - на искомом произведении был изображён мужчина в полном обмундировании.
   - Не-е-т... А что, должна?
   - Это же был бы вылитый Аланин, если бы ему с лица убрать все признаки интеллекта и заменить форму на его обычную одежду для галлюцинирующих дальтоников.
   - Ну это уж слишком жестоко, - укоризненно сказала Ени, давясь от смеха, и, похихикивая, пошла к лестнице. И замерла на месте. На верхней ступеньке, смотря на неё распахнутыми от шока глазами, стояла Оролен. Ени похолодела. Неизвестно сколько тут стояла её подруга, но отпираться смысла не было. Он наверняка слышала и тон их разговора, и смех, и как они называли друг друга уменьшительными именами. Корить себя за то, что не рассказала раньше, тоже было поздно. Откровенно говоря, она вообще не знала, что ей делать и беспомощно оглянулась на Карса. Тот стоял молча, кусая губы.
   - Ени, что это значит? - наконец проронила Оролен и шагнула вперёд со ступеньки на площадку. Почему-то это казалось угрожающим шагом. 'Так, думай быстро! Прежде всего, надо снизить вероятность насилия...' - Айения спешно составляла стратегию поведения, когда её твёрдым шагом миновал Лецри и подошёл к Оролен. Он был ужасно бледным и Ени даже на мгновение испугалась, что он сейчас упадёт в обморок. Впрочем, в дальнейшем ей показалось, что проблемы со здоровьем у него психические.
   - Сакаят! - голос у него был громкий, но не дрожал. - Я должен тебе кое-что сказать. Прежде всего, я не намерен извиняться за то, что называл тебя варваром, грубиянкой и так далее. - 'Точно сбрендил', - в страхе подумала Ени, заметив, как сжимаются кулаки Оролен. - 'От ужаса'. - Я и сейчас так считаю. Но! Все свои комментарии насчёт твоего происхождения и прочего я беру назад. Это было... недостойно. Я приношу свои извинения, - глаза Оролен расширились ещё больше. Наверное, сейчас она полагала, что спит и ей снится какой-то сюрреалистический сон. - Прощать или не прощать меня - это твоё дело. Я прошу только об одном. Айения, - и он оглянулся на девушку, находившуюся почти в таком же сильном шоке, - очень близкий и дорогой мне человек. Она приняла меня таким какой я есть и мы понимаем друг друга. Пожалуйста, не заставляй её жалеть, что она стала моим другом.
   Чтобы что-то ответить, Оролен понадобилось несколько минут.
   - Кхм. Ну что... Я тоже считаю тебя таким же самовлюблённым высокомерным придурком. И на твои извинения мне плевать. Что до Ени... если она нас терпит, то, думаю, и с тобой справится. У всех свои недостатки. Только вот...
   - Прости меня! - Ени торопливо заговорила. - Я действительно хотела всё рассказать, просто это сложно и я хотела всё постепенно...
   - Ладно уж, проехали. Я сама прогресс вижу. Если хочешь с ним приятельствовать - пожалуйста. У нас с ним никаких особых претензий нет. Точнее, у него ко мне наверняка есть, - Акарас вздрогнул при виде её хищной улыбки, видимо, вспомнив некоторые неприятные моменты. - Но вот Хэллин...
   - Я решу этот вопрос, - твёрдо пообещал парень.
   - Ну смотри. А если что не так...
   Но в этот раз угроза впечатления не произвела. Акарас только улыбнулся в ответ.
   - Я свои ошибки не повторяю. Если не считать некоторых отдельных моментов, тонкости и такта у меня побольше, чем у тебя.
   Оро от таких слов покраснела от ярости или чего другого.
   - Ты поосторожней! А эта самая варварка тебя опять отделает!
   - Сакаят, у меня есть дела поважнее детских пикировок с тобой. И у тебя, я думаю, тоже. Мы же оба студенты Императорского университета.
   На такое девушка не нашлась, что ответить. Она развернулась на каблуках и, буркнув Ени 'Пока', пошла вниз по лестнице. Тут только Ени по-настоящему выдохнула, казалось, её легкие не работали с того момента, как она увидела Оролен. И почему она пришла в Академию именно в этот момент? Впрочем, всё сложилось удачно.
   Акарас стоял всё на том же месте, видимо, тоже приходя в себя. Ени подошла к нему и тронула за руку. Он немного вздрогнул.
   - С ума сойти, что может сделать с человеком стремление круто выглядеть.
   - Хе-хе, но у меня же получилось? И это было не единственным моим мотивом.
   - Ты вдруг всё осознал?
   - Ну почему, я давно об этом думал. Не мог же я свалить на одну тебя все объяснения. Но, честно говоря, я думал, что она мне врежет.
   - Я тоже так думала. У Оро ощутимо прибавилось выдержки. А что ты будешь делать с Хэллин?
   - Ещё не знаю. Но кое-что обдумываю. Ты мне поможешь?
   - Посмотрим.
  
   Через пару дней Акарас передал Ени конверт.
   - Мне кажется, это наилучший вариант. Не то чтобы я боялся, просто в такой деликатной ситуации лучше всё-таки не лично это делать, правда?
   Девушка посмотрела на незакрытый конверт, конечно, она могла прочитать на всякий случай, да и Карс наверняка бы не возражал... но ведь всем своим друзьям нужно доверять, не так ли?
   - Хорошо, - она положила конверт в карман.
   - И... это...
   - Сделаю, что смогу. Благоприятный момент, вступительная речь. Это же не только тебе нужно.
   - Как ты думаешь, после этого я наконец смогу распрощаться с прошлым? - Акарас измученно смотрел на неё. - Иногда все эти мысли просто преследуют меня... что эти ошибки всегда останутся со мной... и я вечно буду переживать их...
   - Нет, не надейся, - от этого резкого тона Лецри даже вздрогнул. - Тебе предстоит ещё долгий путь. Как и мне. Но первый шаг уже сделан, - и Айения лукаво улыбнулась ему. - Старайся дальше!
   - Ты тоже неплохо... прогрессируешь, - Акарас перегнулся через лестничные перила и тоже улыбнулся ей в ответ. - Настоящая Шонор. Ну и не только...
   Айения не поняла, что он имел в виду, но решила не углубляться. Подходящий момент представился этим же вечером. Хэл, предвкушая свою славу как специалист по Ассурну на грядущей университетской научной конференции, даже проронила несколько не слишком пренебрежительных слов о Димирикян. Конечно, когда её триумф теперь так очевиден, зачем отвлекаться на всякие мелочи.
   - Хэл, мне нужно с тобой поговорить. - Нет, не так. - Мне нужно тебе кое-что сказать. У меня есть для тебя письмо...
   - Письмо? - изумлённо перебила её подруга.
   - Да, письмо. От человека, от которого ты вряд ли ждёшь чего-либо хорошего... - Присутствующая Оролен поняла в чём дело и вся подобралась, пристально наблюдая за Хэллин. - Я пойму, если ты даже в руки его брать не захочешь. Но прошу, под мою ответственность, прочитай, пожалуйста.
   'Это мой долг и по отношению к Акарасу. Нельзя делать что-то наполовину'.
   Хэл медленно взяла письмо и ушла в свою комнату. Ени вздохнула одновременно с облегчением и тяжестью на душе и присела на диван. Ждать.
   - Он действительно того стоит? - подала голос Оролен.
   - Как бы тебе сказать... откровенно говоря, достоинств у него немного. И он всё такой же высокомерный сукин сын. Но... просто знаешь, как это бывает... начинаешь общаться с человеком и вы как-то сближаетесь. И, может быть, мы чем-то похожи... у меня не слишком много близких людей, и у него тоже. Может быть, поэтому мы друг другом дорожим. И это чувствуется.
   - А-а-а... - протянула Оро, явно не зная, что ответить, и замолчала.
   Время шло одновременно быстро и медленно. Ени напряжённо ожидала реакции Хэллин, но та всё не выходила из комнаты. Наконец, Оро подошла к её двери, постучала и тихо спросила, всё ли в порядке.
   - Заходите, - раздавшийся голос звучал как-то слабо. Ени с опаской заглянула внутрь и увидела сидящую на кровати Хэллин, шмыгающую носом. Ени похолодела, а Оро быстро подошла к подруге и схватила её за руки, отчего сложенные листы выпали из пальцев девушки на пол.
   - Нет, нет, всё в порядке, - замахала головой Хэл. - Всё нормально. Я... это... - она с усилием втянула воздух носом и вытерла катящиеся слёзы рукавом. - Кто бы мог подумать, что на меня так могут подействовать лецриевские слова...
   Ени подошла и села рядом, приобнимая её за плечи.
   - Может, я действительно сильно переживала, - продолжала свою сбивчивую речь Хэл. - Ени, это, всё нормально. Можешь делать, что хочешь. И не смотри на меня так, - это было уже Оролен. - Сама всё узнала первая, а ещё подруга называется. Ой, что это я несу... Не обращайте внимания. Честно, всё хорошо. Я такая странная сейчас, потому что... Из меня как будто вырвалось что-то...
   - Я понимаю, - Ени прижала её к себе, дозволяя слёзам впитываться в рукав. - Всё хорошо.
  
   На следующий день она издалека ещё показала Акарасу знак победы. Тот явно расслабился и улыбнулся в ответ.
   - Как всё прошло?
   - Неожиданно, но хорошо. Что ты ей там такого написал?
   - Ну, наверное, письменно я излагаю мысли лучше...
   - Поразил её изяществом письменного стиля? Или просто на бумаге нет необходимости выпендриваться?
   - Шонор, твоё хорошее знание меня граничит с оскорблениями...
   - Можешь пооскорблять меня в ответ.
   - Ты свои недостатки слишком хорошо скрываешь.
   - Хе-хе, просто струсил...
   - Ой, ну давай сменим тему, а? - и чтобы избежать дальнейших упрёков в трусости, Акарас спешно добавил. - Сегодня установочное занятие по групповым полётам.
   Манёвр удался безотказно.
   - Как? Почему мне не сообщили? - всполошилась Ени.
   - Оно неофициальное. Лавендер сегодня получает доступ и Кэсэист сказала всем собраться на аэродроме, чтобы она смогла разбить нас на группы.
   - А. Ну что, пойдём?
  
   - Теперь мы переходим на следующую стадию пилотирования, - инструктор прохаживалась перед выстроившимися на лётном поле курсантами. - Аттестацию вы все прошли успешно и, судя по данным лётной практики, с управлением справляетесь. Но мы тут вас тренируем не в одиночку летать. Большинство заданий выполняется в составе подразделения, а значит, первым делом, вы должны научиться координировать свои действия с действиями других пилотов. Это необходимо всем, в независимости от специализации. Для начала будем тренироваться звеньями по три пилота, состав определяется с целью набольшей сбалансированности. Итак...
   В группе Ени оказалась вместе с Лав и Синтой. Весьма неплохое начало.
   - Ну конечно, - жалобно протянула Лавендер. - Ты - самая лучшая, я - самая худшая. Баланс. Синта, а у тебя какое место?
   - Четвёртое.
   - Я же говорила...
   - Ну это же хорошо, что мы вместе.
   - Да уж, уж точно лучше, чем в третьей группе. - Третье звено составляли Акарас, Лиюв и Калев. - Бедный Калев... Ну ладно, будем думать о себе. Когда наши занятия?
   - Ура! Уже в следующий понедельник! - Ени даже пританцовывала на месте.
   - Хоть у кого-то сегодня хорошее настроение, - а Лав сегодня лично была в ворчливом, но всё равно не могла скрыть удовольствия от того, что попала в группу с подругой.
  
   Хоть Ени и была безоговорочно строга к себе, но в команде работала легко и поддерживала остальных. Естественно, её назначили лидером, и вскоре Кэсэист сказала, что по сработанности они на первом месте.
   - Представляю, что творится в третьей группе, - хмыкнула Лав.
   - А вот и нет. Самый ужас - вторая. Ракауни даже и не знает, кажется, что такое командная работа. Шонор, ты что ли на неё повлияй...
   - Несколько я знаю, я не состою в педагогическом штате нашей Академии. И не увлекайтесь, пожалуйста, приводя меня ей в пример, а то она меня опять возненавидит.
   Кэсэист это замечание проигнорировала.
   - По машинам! Вам в следующем году норматив на скорость сдавать, так что тренируйтесь!
  
   Тренировки Оро были на высоте - Ени даже не запыхалась. Отрапортовав о готовности к полёту, она связалась со своими коллегами-пилотами.
   - Синта? Лав?
   - Готов.
   - Да, вперёд!
   - Хорошо, выезжаем. Лав, осторожнее на правом повороте. Сегодня у нас разработка формации семь, так что Синта сразу выходи подальше, чтобы мы начали, как только займём высоту.
   - Понял.
   Такие тренировки были гораздо более изматывающими, чем свободные полёты и, приходя домой, Ени в прямом смысле валилась с ног.
   - Чёрт, ещё Карсу звонить, - пробурчала она, упав на диван. - Пусть сам зайдёт за материалами, ему ближе и тренировок у него сегодня нет.
   - А ты что, была в Лецриевском доме? - Оро ещё не избавилась от противных интонаций, говоря об Акарасе, но явной враждебности уже не чувствовалась.
   - Ну да, была несколько раз, - тема была не очень приятной и Ени хотела от неё ускользнуть. Всё-таки встречаться с недругом своих лучших подруг - это всё как-то некрасиво выглядело, пусть и с оправдывающими обстоятельствами.
   - Небось там у него палаты, - немного завистливо протянула Оро, маскируя свою заинтересованность текстом на экране передатчика.
   - Ну, палаты - не палаты, но очень хорошие апартаменты. С садиком.
   - А размер какой? - заинтересовалась вошедшая в комнату Хэл.
   - Этаж.
   - Чёёёрт, - протянула Оро. - Я тоже так хочу! Почему вот всяким поганцам всё за так достаётся, а мне вот придётся всю жизнь пахать, причём и какой-нибудь ещё подвиг совершить, чтобы заполучить квартиру в Друине!
   - Да ладно тебе, не в жилплощади счастье. Хотя, честно признаться, когда я узрела их библиотеку и оранжерею, мне всё-таки немножечко захотелось Акараса прибить!
   - А то! - Оролен присоединилась к её смеху, а Хэл почему-то замолчала и уставилась в пустоту.
   - Конечно же, как я об этом не подумала. Ени, у вас же должна быть квартира в Друине. Я имею в виду Шоноров.
   Девушки замолчали.
   - Может быть, и так, но ведь её наверняка отдали кому-нибудь другому.
   - Если в документах ты проходила как член рода Шонор, то для этого не было никаких оснований. Жилплощадь в Друине закрепляется за родом.
   - Всё равно за столько лет накопилось столько долгов за содержание и налоги. Её уже наверняка продали за долги. Вряд ли мой папа за это платил.
   - Ты не понимаешь, это же Друин. Здесь собственность раздаёт сама Императрица, оплачивается только себестоимость и то, если деньги есть. Никаких платежей, никаких налогов.
   - Значит, - медленно начала Ени, - ты полагаешь, что квартира Шоноров в Друине ещё существует?
   - Я бы сказала иначе. Она тебе принадлежит. Завтра всё проверю в архиве, хорошо?
   Ени только кивнула. Это было как-то... неожиданно. Потому что ведь это не просто родовая собственность Шоноров. Вполне возможно, это её дом...
  
   Хэл вернулась торжествующая, но серьезная.
   - Ени, я нашла, - и она положила перед ней лист с какой-то распечаткой. - И проверила: ты можешь войти в эту квартиру, твои данные есть в передатчике.
   Айения помолчала немного, затем встала и пошла собираться.
   - Нам с тобой пойти? - спросила Оро. Девушка кивнула. Может, ей действительно понадобится поддержка...
  
   По улице Победной Ени до этого проходила, но редко: это был старый центр, почти без магазинов и других заведений. И дом был тоже какой-то древний на вид: потемневшие от времени стены песочного цвета, деревянные украшения окружены защитными полями. Всё напоминало о многих тысячелетиях.
   В принципе, это была даже не квартира, а небольшая двухэтажная пристройка к правому крылу, вход в которую располагался во внутреннем здании. Айения постояла немного перед дверью, прежде чем активировать систему. Оролен и Хэл молчали почти всё время, стараясь не нарушать её мыслей.
   - Проверка допуска, - слова были какими-то тяжёлыми, тянущими вниз.
   - Да, госпожа Шонор, Вы можете войти, - и створки разошлись как будто перед входом в какую-то сказочную пещеру. - Желаете получить отчёт о происшедшем за время вашего отсутствия?
   - Нет, - немного хрипло ответила Ени и шагнула вперёд.
   В принципе, она именно такого и ожидала. Влад же не поспешно сбежал из Друина, почти вся мебель была вывезена и пустая квартира казалась именно такой, как и должна быть, - заброшенной и необитаемой. Тем не менее, это был ДОМ.
   Когда Ени вышла из длинного тёмного коридора в большой зал с окнами во всю стену, она автоматически прикрыла глаза, и этот жест показался ей знакомым, как будто она делал так уже много раз, когда вбегала сюда, закончив играть на улице в том садике на противоположной стороне улицы...
   Нет, воспоминания не нахлынули, видимо, их оказалось слишком мало для её возраста, когда она уехала из Друина. Тем не менее, этого было достаточно, чтобы вспомнить главное - здесь её дом. Она прошлась вдоль стен, на которых висели какие-то завешанные полотна, провела по краю комода, на котором теперь не стояли фотографии... Да, это был её дом, но он был большим, просторным, безлюдным... Дом, полученный за поколения службы Шоноров Империи.
   Она повернулась к тихо стоящим у входа подругам и сказала:
   - Когда-нибудь... я обязательно вернусь сюда. Когда смогу... почувствую что... - Ени повернулась и посмотрела в окно, где солнце касалось края гор. Подошедшая Оролен обняла её за плечи, а Хэл сказал:
   - Лично я думаю, что ты уже вполне заслуживаешь здесь жить. Но если для тебя так комфортней... Кроме того, мы же пропадём без тебя!
   - Да, точно, умрём с голоду! - подхватила Оро и все рассмеялись.
   Ени ещё некоторое время продолжала любоваться таким знакомым видом. Да, конечно, когда-нибудь она твёрдо и без колебаний придёт сюда. Ну а пока... ожидание не такая уж и плохая штука.
  
   Как-то неожиданно подступил её день рождения. Замученная (в позитивном смысле) учёбой и тренировками Айения спохватилась только за десять дней - уже пятого апреля. В принципе, делать ничего не надо было: устраивать что-то грандиозное она не собиралась, кого приглашать тоже знала... хотя вот с приглашёнными были проблемы.
   Четырнадцатого апреля Оролен ворвалась домой как метеор, хлопнув дверью так, что даже гул пошёл. Амортизаторы уже давно не помогали.
   - Чёртов придурок!!! - звукоизоляция не помогала тоже. Айения как раз обувалась в коридоре и с изумлением воззрилась на подругу.
   - В чём дело?
   - Этот идиот не разрешил мне досрочно перейти на следующий уровень! Мне! Лучшей студентке!
   - Оро, конечно, ты мегаталант, но всё-таки в плане тренировочного процесса инструктор понимает больше, - Ени по опыту сразу поняла в чём дело.
   - И ты туда же... А куда собралась?
   Девушка встала, улыбнувшись, сказала 'Секрет!' и вышла из дома. Пусть лучше думает, что это связано с завтрашним днём рождения, прямо врать не хотелось, а рассказывать смысла не имело. Потому что как раз из-за того чтобы не нагревать конфликт, Айения решила отпраздновать свой день рождения немного заранее, с человеком, с которым у Оро были не самые лучшие отношения.
  
   - Привет! - Акарас помахал ей рукой и вышел навстречу из-за столика. - Поздравляю! - и он даже обнял её, на что Ени не рассчитывала. - Имей в виду, счёт также входит в подарок!
   - Ой, Лецри, моей благодарности нет предела. Спасибо, - это уже звучало искренне, так как последовало за вручением красивого небольшого пакетика. Акарас подарил ей очень красивую серебряную подвеску с жемчужиной.
   - Хороший вкус, - похвалила Ени, - с младенчества прививали, да? Как благородному отпрыску...
   - Не выпендривайся, а прямо скажи - нравится или нет.
   - Конечно, я шучу же, - цепочка была тотчас надета.
   - Очень хорошо подходит к твоим волосам. И к униформе тоже, - Акарас, улыбаясь, смотрел на неё. - Имей в виду на моё день рождения в октябре я хочу получить что-нибудь впечатляющее.
   - На твою бескорыстность я и не надеялась...
   - А зря. Потому что вот этот вот торт, - официант, незаметно подошедший сзади, поставил перед Айенией очаровательный и пышный тортик, - абсолютно от чистого сердца.
   - Вааах! - Ени почти растаяла. - Карс, иногда ты бываешь таким милым. Иногда мне даже жаль, что я одна это вижу.
   - Ну а кому мне ещё это показывать?
   - Не знаю. Но наверняка если не есть, то будет девушка, перед которой ты не захочешь представать высокомерным ослом. Ну хорошо, - и она мягко посмотрела на застывшего от перешедшего на него разговора Акараса, - пока не позабудется твоё прошлое поведение и ты не наберёшься храбрости, я буду с тобой. Но как только представится момент - скину как с обрыва в реку.
   - Давай перейдём от такого интересного вопроса как моя потенциальная личная жизнь к другим темам? - нервно предложил Лецри. - А то я тоже могу кое о чём спросить...
   - Не надо, - резко согласилась Айения. - Давай лучше попробуем это чудо...
   'Чудо' с взбитыми сливками действительно было впечатляющим, так что внимание Ени было сосредоточено исключительно на столовых приборах, доносящих эту амброзию до её рта, и она не заметила пристального взгляда от одного из посетителей кафе...
   - Привееет! - кто-то так неожиданно схватил её за плечо, что Ени чуть не подавилась.
   - Элессиев, что это за привычка у тебя такая?! Я чуть ложку не проглотила.
   - Ты не обращала никакого внимания на мои сигналы, вот я и подошёл поздороваться. А что это ты тут делаешь?
   - Приватно отмечаю свой день рождения.
   - О? - Рэйф как-то удивлённо и недовольно посмотрела на Акараса. - Со своим возлюбленным?
   - Нет, нет, - Ени быстро постаралась развеять недоразумение. - Это мой друг из Академии, в общем, сложные обстоятельства, так что сегодня мы отмечаем только вдвоём, а завтра - основное.
   - О-о-о, - Рэйф заметно повеселел. - А можно мне присоединиться?
   - А? - такого Ени не ожидала
   - Приглашения на официальное празднование я не получил, так что, думаю, сегодня - единственная возможность озвучить свои поздравления. Или я настолько персона нон грата? - Рэйф как всегда был в своем репертуаре - его причудливо изгибающаяся речь и ослепительная улыбка на уровне акарасовской не оставили Ени никакого выбора. Без слов она приглашающе махнула рукой.
   Вот так она оказалась в весьма странной компании. 'Да уж, если бы год назад мне сказали... нет, просто показали эту картинку. В униформе Императорского университета за столом с двумя красивейшими мужчинами... и самое странное, теперь для меня это абсолютно нормально'.
   Рэйф тем временем разливался соловьём, интересуясь происходящим в Академии и лично Акарасом, создавалось впечатление, что он хочет ему понравится. И Ени даже думать не хотела почему. Рэйф ей, конечно, нравился, но... Карс, со своей стороны, тоже не поддавался на его поползновения. А тут как раз появилось вино, заказанное щедрым Лецри. Ени решила не впечатляться, иначе он бы раздулся ещё больше. После наполнения бокалов наступила торжественная минута произнесения речей во славу именинницы. Акарас немного запнулся перед тем, как начать, и Ени поняла, что это будут не просто обычные панегирики. Для него это было серьёзно, а значит, и для неё тоже.
   - Айя. Мы с тобой довольно похожи и ты сама поймёшь, как это странно: год назад я ещё не знал о твоём существовании, а сейчас праздную день, когда родился один из самых близких мне людей. Может быть, даже ближайший. Я - эгоист и ты это прекрасно знаешь, и мне абсолютно плевать на твои успехи в учёбе и так далее, тем более что благодаря ним я выгляжу бледнее. Но твои личные качества я ценю безмерно. И для меня ты - самый лучший образец благородства, чести и милосердия. Спасибо тебе за то, что ты есть.
   'Нет, плакать я не буду! Не буду'. Но от слёз удалось удержаться, только обнявшись с автором самых проникновенных слов, которые она когда-либо слышала. Точнее, их удалось скрыть. Разошлись они только когда услышали многозначительное покашливание Рэйфа.
   - Ну а что я могу сказать об Айении Шонор, девушке, которой, всем известно, принадлежит моя симпатия? Уверен, завтра ты услышишь множество дифирамбов о своём таланте, интеллекте и так далее, так что я бы тоже хотел сосредоточиться на личных качествах. А точнее, на одном. На том блистательно-надменном выражении глаз под высокомерно изогнутой бровью, когда она смотрит на меня. И этот взгляд я считаю драгоценнее всего!
   'Ну а теперь не покраснеть!' Это было уже легче, тем более, что тут вмешался Карс.
   - Советую Вам не питать напрасных надежд, - его высокомерный взгляд мог заморозит любого кроме Рэйфа:
   - А что, господин Лецри, вы обладаете такой информацией, которая мне не доступна?
   - Всё, брейк, брейк, - Айения взъерошила волосы им обоим, так удачно перегнувшимся через стол поближе к противнику. - Благодарю. Это, наверное, самый изысканный комплимент, который я получала.
   - Буду стараться и дальше, - и Рэйф в очередной раз ослепил её улыбкой.
   - О да, я не сомневаюсь. Только делай это, пожалуйста, в будущем, когда мы наедине. Я не в том смысле! - спохватилась девушка и все трое рассмеялись. Тут Ени ощутила, как она внутри и весь окружающий мир наполняется миром и спокойствием. Сидеть здесь, рядом с близкими людьми и понимать, что всё на свете хорошо - разве это не похоже на счастье?
  
   Сам день рождения прошёл как и предполагалось: весело, уютно, немного буйно (Скакия плюс Акация) и очень-очень хорошо. Хэллин и Оролен подарили ей очень красивое бальное платье - специально для весеннего бала.
   - Может, мы, конечно, поспешили и вообще это не в твоем вкусе, но больше, если честно, ничего придумать не могли.
   - Ну что вы, конечно, я в восторге, - Ени любовно поглаживала серебристую парчу, плавно переходящую в чёрный бархат. - Теперь бы его только дождаться.
   - Не думаю, что это самая главная проблема. Экзамены полетят так, что и глазом не успеешь моргнуть. Так что пока надо веселиться!
   Клич Оро был выполнен на полную катушку. Когда гости расходились уже за полночь, у Ени не было сил даже подумать об уборке.
   - Кто бы мог подумать, что летуны так празднуют? - Оролен рядом также валялась без рук без ног. - И ещё, мне понравился этот парень с льняными волосами, такой стильный!
   - Это Синта? - Ени с трудом ворочала языком и прикидывала, как доползти до кровати.
   - На парней у тебя всегда энергия есть, - осуждающе заметила с дивана Хэл. - Хотя он да, ничего. Ени, у него кто-нибудь есть?
   - Без понятия, - девушка со стоном поднялась с пола. - Чтобы я ещё раз поддалась на твои примитивные разводилки...
   - А что такого? - недоумевала Оролен. - По-моему, вполне приличные конкурсы, ты сама сразу рванулась в них участвовать.
   - Просто если бы это был кто-нибудь другой, не факт, что он бы это пережил.
   - Вот, устраиваешь им программу и никакой благодарности...
   - Господи, ещё подарки раскладывать с кровати! - вспомнила и застонала Айения.
   - Ну, ты получила всё, что хотела? - поинтересовалась Хэллин.
   - Поскольку среди них точно нет истребителя - нет.
   - Ну а может, там завалялось сердце мужчины твоей мечты? - Оролен попыталась произнести это томно и страстно. Получилось не очень.
   - Это единственное, что тебя интересует, да? - и, уже выходя из комнаты, шёпотом. - Нет, конечно.
  
   Неудачи на личном фронте по старому рецепту следовало утопить в учебе. Получалось, но не очень, потому что при виде Авито она всё равно продолжала вздрагивать. Ну, не всё сразу, конечно, пока что все положительные эмоции просто задавливались негативными - холодной яростью. Её она тренировала каждый день, когда шла домой, а пересечение порога моментально её отрезало. Ени запрограммировала себя так, следуя рекомендациям книги из библиотеки и втайне даже уже гордилась своим хладнокровием. Но когда она в этот раз открыла дверь, то вместо мгновенного наступления покоя, её поджидало не менее мгновенное удивление. На диване в зале, с улыбкой наблюдя за её поражённым выражением лица, сидела женщина средних лет с бледно-розовой кожей, какая бывает только у здоровых людей, которым приходится принимать компенсаторы витамина D, иначе говоря, постоянно живущим вне Земли. Тёмно-русые волосы были уложены в строгую причёску, подходящую к серому деловому костюму, а серо-голубые глаза ещё некоторое время насмешливо смотрели на девушку, которая не знала, что сказать, пока их обладательница не подала ей руку:
   - Айения, так ведь? Я Селеста Хуанита Вердан, мать Хэллин.
   - О-о-о, здравствуйте, - Ени лихорадочно соображала, как вести себя с хозяйкой дома, на которую она сейчас так пялилась. - Извините за неудобства, которые я причинила. Я так благодарна за то...
   - Нет-нет, - Селеста помахала рукой, - это я должна сказать спасибо Вам и Оролен за то, что вы приглядывали за моей дочерью. Несмотря на интеллект, иногда её поведение вступает в противоречие со здравым смыслом...
   - И что ты имеешь в виду? - появившаяся из-за двери Хэл выглядела явно недовольной.
   - Ничего особенного, - с потайным значением улыбнулась женщина. - Просто, кажется, тем, что стоимость твоих расходов не вводят своего отца в ступор, я обязана твоим подругам.
   - Ты появляешься в Друине первый раз за два года и это первое, что я слышу? И вообще, что ты здесь делаешь?
   - Ах-ах, как грубо, - притворно заохала Селеста. - А я-то приехала навестить моё драгоценное дитя. Ну ладно, ладно, - сменила она тон в ответ на сверлящий взгляд дочери. - У нас, военных инспекторов, съезд в Друине, собираемся и обмениваемся опытом.
   - Надолго останешься?
   - Конечно! На месяц минимум! Шутка, шутка. Вечером уже уезжаю, надолго это не затянется.
   - Всё-таки это идиотизм, поручать жене проверять мужа. Как папа, кстати?
   - Ничего, - лучезарно улыбнулась Селеста. - В этом периоде уже три предупреждения получил. Нас всё-таки Императрица назначила, а она идиоткой никогда не была. В конце концов, она же сама вместе с мужем работает.
   - Ну и? Когда начинается этот твой съезд?
   - Уже через полчасика. Кажется, я Оро так и не увижу, передавай ей привет. Айения, приятно было познакомиться!
   - Да, конечно, до свидания, - ответила ошеломлённая Айения, и пары слов не сказавшая во время так называемого знакомства.
   - Не обращай внимания, - заметила Хэл после того, как её мать покинула квартиру. - Она всегда такая. Чёёёрт! - вдруг завопила она. - Я забыла ей похвастаться лично!
   - Что случилось? - Ени успела схватиться за сердце во время этого дикого вопля.
   - Мне дали доступ к внутренним информационным базам Ассурна! Только на прошлой неделе было заключено соглашение об объединении ресурсов и я уже его получила, вот так-то!
   - Хммм, значит, ты уже признанный специалист по этому направлению?
   - Разумеется!
   - Хммм, если так и дальше пойдёт, за тобой закрепится имидж именно специалиста по Ассурну, ты не думаешь, что может ограничить твою карьеру?
   Хэллин так резко обернулась к ней, что Ени показалось, что она действительно испугалась.
   - Всё твои шуточки, Шонор! - чуть обиженно ответила Хэл, разглядев смеющиеся искорки в глаза подруги. - Нет уж, я слишком разносторонняя для такого! Я отшлифую свои знания и способности в этом направлении до совершенства, а уже со следующего года выберу какую-нибудь новую сферу!
   - Ооо, дааа, - Ени не хотела спорить и сменила тему. - Чего хочешь на день рождения?
   - А? С чего это? Я вас никогда не спрашивала.
   - Просто ничего в голову не приходит. Если ты бы что-то хотела, ты бы давно это сама себе купила, ведь верно? - Хэл промолчала, признавая правоту этого утверждения. - Может, что-то такое, что можем только мы?
   - Точно! Устрой мне свидание с самым красивым парнем в вашей Академии! Вы же заняли первое место, не так ли?
   Ени помолчала и пристально посмотрела на неё.
   - Ты хочешь свидание с Лецри?
   - Эээээ...
   - Ну, как ни крути, он у нас самый красивый.
   Хэллин задумчиво посмотрела куда-то в сторону.
   - Нууу, если учесть, что он извинился, и вообще...
   Но глядя на потрясённую Айении, она рассмеялась:
   - Успокойся. Я ещё не настолько отчаялась. А с Элессиевым не получится?
   - Не могу. Это будет как-то нехорошо. Если ему какая-то девушка нравится, он сам может с ней познакомиться.
   - А ему нравишься ты, да? Ну ладно, твою точку зрения я понимаю. Но жалко...
   Их разговор прервала влетевшая вихрем Оро.
   - Знаете, что я только что узнала?!
   Ени мысленно перебрала все возможные варианты вплоть до начала войны, но не могла ничего вспомнить, Хэл тоже выглядело недоуменно.
   - Только что объявили, я услышала, как преподаватели обсуждали сообщение. Олимпийские игры в следующем году буду проводиться на Марсе!
   - А?! Не на Земле?!
   - Ага, в первый раз, - Оро с видимым удовольствием информированного источника принялась пояснять детали. - На днях Императрица принимала отчёт их правительства, а у них же сейчас экономический подъём. В общем, она впечатлилась и разрешила в качестве поощрения провести следующие игры у себя.
   - Круто, конечно, но с чего это вдруг такой энтузиазм? Ты же вроде не марсианка, - Хэл пожала плечами и опустилась на диван.
   - А вот сейчас самое главное, - Оро заговорщицки понизила голос. - Студенты Императорской Академии могут поехать туда на практику!
   - В смысле?
   - Охранниками, административным персоналом, всё такое. На Марсе ведь ничего такого нет, организацию они на себя возьмут, а вот обеспечение... в общем, вы поняли...
   - Мы можем съездить на Марс на игры бесплатно и ещё поработать?!
   - А я о чём толкую?!
   - Класс! - восхитилась Хэл и тут же принялась строить планы. - Я, конечно, попаду в центр по обслуживанию туристов с моим знанием языков и дипломатическим образованием...
   - Эй-эй, не всё так просто. Туда же отборочные туры будут.
   - А? Правда, что ли?
   - А ты как думала? И главный аспект - физическая подготовка. Безопасность прежде всего, тем более, в относительно новых условиях. Так что со следующего года - будьте готовы, девушки. Я позабочусь, чтобы мне не пришлось ехать на Марс одной.
   За всё придётся платить - поняла Айения. В том числе и за возможность побывать на Олимпийских играх как представитель университета. И цена будет очень высокой. Вон, Хэл даже немножко побледнела, но быстро справилась с собой.
   - Главное, чтобы ты не перестаралась, а то загоняешь и себя, и нас. А пока что думай, что мне подарить на день рождения.
  
   Ничего они так и не придумали. Поэтому кроме очень красивого букета и праздничного завтрака Хэллин в день своего двадцатилетия получила приглашение пройтись по магазинам и купить, что хочет. Конечно, в пределах их скромных возможностей.
   Лето уже почти наступило и Ени, хотя и взяла с собой куртку от униформы (несмотря на предсказания Ксандра, она носила её почти везде), но одевать не стала, а повязала вокруг бёдер. Оро вообще надела только форменные брюки и чёрный топ с агрессивным узором из серебряных цепей. Хэллин же весело вышагивала в, конечно же, специально сшитом на заказ заранее платье, крайне романтичном на вид, из переливающейся ткани зелёного цвета различных оттенков, к плечу которого была прикреплена десятисантиметровая нить из изумрудов, которую ей утром прислали родственники. Девушка была умопомрачительно горда своим новым тэдэанским украшением и надела его даже днём.
   - Надеюсь, ты знаешь, как с ним обращаться? - с подозрением спросила Оро, поглядывая на украшение. - Я слышала, что они могут быть опасны.
   - Она короткая. Это же не метровые нити, которые носят члены Императорской семьи, да ещё по нескольку штук. Вот они действительно, если постараться, могут стать даже орудием. Ты просто ко мне близко не подходи.
   - Спасибо за предупреждение, - саркастично ответила Оро. - Но мне кажется, что его всё-таки носят с вечерним платьем или чем-то в этом духе.
   - На Анаране - когда угодно. А мне просто сейчас хочется!
   - А, вон, смотрите, тоже кто-то идёт в таких украшениях, - показала Ени. Её подруги повернулись и увидели высокую статную женщину, по чёрному платью которой сбегала длинная нить из бриллиантов, закреплённая на ткани в виде змеи.
   - А, она, наверное, на приём идёт.
   - Какой приём?
   - Вы, что, не знаете? - удилась Хэл. - Сегодня приём в Государственном дворце в честь установления дружеских отношений с Ассурном.
   - То-то, я думаю, как-то оживлённо для выходного, - пробормотала Ени и оглянулась. Действительно, по Главной улице по направлению к Главной площади повсюду спешили очень хорошо одетые люди. Оро изучающее посмотрела на Хэллин:
   - Случайно, ты так вырядилась не для того, чтобы все думали, что ты тоже идёшь на банкет?
   Хэллин ехидно улыбнулась.
   - Если у меня и было такое намерение, то вы своим видом отметаете его напрочь. Хотя, в принципе, сойдёте за моих охранников.
   - Ах, ты, поганка! - Оро погрозила ей кулаком. - Ну ладно, сегодня прощаю.
   - А куда мы идём-то? - подала голос Айения.
   - Ну, я слышала, что появился новый обувной салон, где мастер использует какую-то индивидуальную методику для воздействия на здоровье и внешний вид заказчика...
   - То бишь, ты хочешь пару эксклюзивных туфель?
   - Да, я видела на Реке позавчера, там такой узор...
   И Хэллин замолчала, как будто запнулась. Ени автоматически прошла ещё несколько шагов, прежде чем обернулась к остановившейся Хэл. У той был вид, как будто она увидела привидение. Сначала Айения решила, что она хочет их разыграть или ещё что-то в этом роде, но такой взгляд мог быть вызван только чем-то серьёзным. Ени вернулась к ней и тихо спросила, наклоняясь к самому лицу:
   - Хэл, в чём дело? Что-то случилось?
   Та взяла и сильно сжала её ладонь, ответив так же тихо:
   - Ени, мне показалось, что я увидела одного человека...
   Всё ещё стоящая впереди Оро тоже подошла к ним и поинтересовалась в чём дело. Хэллин сказала необычно тихим и спокойным голосом, который резко контрастировал с каким-то лихорадочным блеском в её глазах.
   - Незаметно, как можно незаметнее, посмотрите на человека, который только что прошёл мимо нас.
   Ени подавила желание немедленно вздёрнуть голову и начать высматривать парня, который произвёл на её подругу такое впечатление. Они с Оро осторожно повернули головы, так чтобы вполне можно было обозреть улицу. Как уже было сказано, сегодня Друин был оживлённей, чем обычно и сначала они ничего такого необычного не увидели.
   - Среднего роста, чёрные, немного торчащие волосы, в сером пиджаке, - уточнила Хэллин.
   - А, вижу, - заприметила искомую персону Оролен. - Опять же, в чём дело?
   Хэллин глубоко вздохнула.
   - Я не уверена и вообще... но мне кажется, что этот человек с Ассурна...
   - И что? Сегодня же бал в честь Ассурна, можно сказать.
   - Но здесь этого человека не должно быть. Как бы вам объяснить... В Ассурне клановая система и они узнают друг друга по определённым украшениям. У этого мужчины... в общем, я заметила у него такой след, как будто он носил что-то перетягивающее ушную раковину, а потом снял. И есть только один клан, который носит украшение в таком месте, и он входил в оппозиционную партию.
   Вроде бы ничего не изменилось, но Ени вдруг перестала слышать гул толпы, а воздух стал каким-то вязким. Она ещё раз посмотрела на 'подозреваемого'. Тот уже почти исчез из виду - времени практически не было. Она быстро повернулась к Оролен.
   - Проследи за ним, с максимальной осторожностью.
   Оро не надо было повторять дважды, всё-таки она училась на профессионального солдата. В мгновение ока с абсолютно индифферентным видом она вернулась в людской поток и незаметно стала сокращать расстояние между собой и преследуемым. Айения вернулась к Хэллин.
   - Ты уверена? Может быть, его просто пригласили именно как члена проигравшей партии для вида, как будто союз с нашей страной теперь поддерживается всеми.
   - Вряд ли. Это не в стиле политической культуры Ассурна. Проигравшие - это проигравшие. Никакого снисхождения.
   - Ну а мог он просто перейти на другую сторону и снять украшение?
   Оро опять покачала головой.
   - Для ассурнцев почти немыслимо. Ени, - она поняла к ней испуганное лицо. - Мне, может быть, это просто привиделось, но если... что он может здесь делать? В такое время?!
   Айении не хотелось об этом думать, хотя бы в деталях, потому что самая первая мысль была настолько ужасна...
   - Он может попробовать испортить отношения, сделав что-нибудь на приёме. Например...
   И Хэл тоже замолкла. Они смотрели друг на друга с невыразимым ужасом в глазах. Если опять повторится тот кошмар со свадьбы принцессы Констанции, когда был убит её жених...
   - Я попробую перепроверить, - Хэл немедленно связалась со своим передатчиком.
   - Пойдём, - Ени развернула её и они вдвоём последовали за Оролен. Сигнал той очень скоро привёл их к входу на Главную площадь, где из-за неприметного угла вышла Оро.
   - Он вошёл в Императорский дворец.
   В пространстве между ними тремя повисла совеем уж нестерпимая тишина. Проходящие мимо улыбающиеся прохожие казались принадлежащими другому миру.
   - Я нашла его в базе Ассурна, - тихо, очень тихо сказала Хэллин. - Он один из немногих выживших из разгромленного клана. Нынешний статус - неизвестен, там до сих пор некоторый беспорядок.
   Айения посмотрела в глаза Оролен. Может быть, она надеялась найти там поддержку или совет, ещё что-нибудь, а увидела... ожидание. Конечно, сейчас ничего не переложишь на других. Тем более что каждые секунды, казалось, проносились со свистом.
   - Хэл, свяжись с центром безопасности и сообщи о своих подозрениях, с твоими данными они должны прислушаться. Оро? - 'Что ты предлагаешь?' повисло в воздухе. Оролен медленно прикрыла глаза.
   - Если ты считаешь, что мы должны пойти, идём. Но только делать это надо как можно быстрее.
   В том то и была проблема, времени на тщательное обдумывание происходящего не было и оставалось только надеяться на свои инстинкты. А её инстинкты сейчас кричали, что надо что-то делать. Иначе произойдёт непоправимое. И весь этот город, такой мирный и спокойный сейчас, город, в котором она нашла свой дом и свою судьбу, рассыплется на куски.
   Она даже не взглянула на остающуюся Хэл, только бросила 'Жди нас', и они вдвоём с Оролен зашагали к дворцу. На ходу Ени надела как полагается куртку, чтобы выглядеть попрезентабельней.
   Если два охранника у входа и удивились их виду, отличному от нарядов других сегодняшних гостей, то ничем не подали вида. Не дожидаясь приветствия, Ени начала.
   - Здравствуйте. У нас есть сведения, что во Дворец только что зашёл человек, представляющий угрозу для государственной безопасности и личной безопасности гостей и Императорской семьи. Не могли бы вы проверить его личность?
   Эти двое не зря были назначены охранять сам Государственный Дворец. Ничуть не изменившись в лице, один из них сказал:
   - Предоставьте все ваши данные, пожалуйста. Мы проверим всю информацию и ваши личности, конечно.
   Это был абсолютно нормальный ответ и Ени сама бы в такой ситуации поступила бы точно также. Но сейчас её внутренний голос отчаянно кричал: 'Нет времени!'. Сколько времени прошло с того момента, как ассурнец зашёл в Дворец?. Сколько ему потребуется для того, чтобы выполнить, что он задумал? Но криками сейчас делу не поможешь. Необходимо сохранять хладнокровие и принять решение...
   Она очень быстро и незаметно переглянулась с Оролен и поняла, что та знает, о чём она думает. Немного прикрыв веки, Оро выразила согласие. Ну что ж...
   - Можно пройти внутрь? Здесь это неудобно и, кроме того, необходимо обратиться к главному терминалу.
   - Конечно.
   Должно быть, форма девушек снизила их осторожность, а может, они были под напряжением, услышав о возможном покушении. Или, может быть, Оролен всё равно не оставила бы им никаких шансов. Ени даже не увидела, как это случилось: как только они вошли вслед за охранниками в приёмное помещение Дворца и дверь за ними захлопнулась, перед глазами девушки мелькнула какая-то тень и в ту же секунду она увидела лежащих на полу охранников и Оро, стоящую над ними. 'Это не происходит', - от шока Ени не могла тотчас прийти в себя и начать мыслить нормально. Тихо загудела сирена и замигали красные огоньки на панели.
   - О, кажется, у нас скоро будут гости. Надо торопиться, - Оролен достала из-за пояса охранника пистолет и протянула его Айении. - Иди, несколько секунд я их продержу. Насколько я знаю по рассказам Хэл, Главный зал - в конце того коридора.
   Ени с ужасом смотрела на протягиваемое оружие, но её руки, привыкшие с ним обращаться и к некоторому чувству безопасности, связанному с ним, уже коснулись его. Но куда-то идти Айения ещё не могла.
   - Ени, - обратилась к ней Оро, словно понимая её состояние. - Я не знаю, может, мы совершаем ошибку, за которую потом вовек не расплатимся, но это лучше, чем допустить то, что мы подозреваем. В любом другом случае, я бы так не поступила, но... если это ты, я верю, что ты примешь правильное решение.
   Да, действительно. Они же дали клятву. И отступить сейчас - немыслимо.
   - А что будет с тобой?
   - Не бойся, я же в форме Академии и оружия у меня нет. Вряд ли они меня убьют. Кроме того, это же моя работа - прикрывать других. А сейчас, иди!
   Из-за угла показались несколько людей в военной униформе. Времени и вправду не было. Ени только кивнула подруге и быстро зашагала по коридору.
  
   Коридор был не более тридцати метров в длину, но мысли Айении, казалось, превзошли по скорости свет и поэтому, пока она шла до высоких инкрустированных двойных дверей в конце, прошла, как ей показалось, вечность.
   Страх за оставленную позади Оролен смешивался с сомнениями. Правильно ли она поступает? Верны ли догадки Хэллин? И даже если и так, что она сможет сделать? Как она найдёт человека, которого видела только со спины? Наверняка, там множество людей. Скорее её застрелят, увидев с пистолетом. И если даже найдёт, то что? Успеет ли она среагировать? Сможет обезвредить его до того, как он что-нибудь сделает?
   Вопросы без ответов. И тут она вспомнила слова Оролен. О доверии. О решении. Конечно, она сейчас не найдёт правильных ответов, да и никто бы не нашёл. Значит, решение нужно принять, руководствуясь своей честью, как Шонор, как гражданка Империи, как военнослужащая. И тут других вариантов не было. Да и нарушить клятву она не могла. Сжав ручку всё-таки сильней, чем было нужно, и максимально спрятав пистолет в ладони и рукаве, Ени толкнула дверь и, старясь не привлекать внимания, вошла в зал.
  
   Оролен встретила 'гостей', или, точнее, 'хозяев', широкой улыбкой и демонстративным выбрасыванием пистолета второго охранника, что впрочем, не помешало ей стать в боевую стойку. Эти, как она с удовольствием заметила, были профессионалами, с которыми подраться - настоящее удовольствие. Сейчас, конечно, не время для этого, но ведь момент нужно ловить всегда. С ничуть неизменившимся выражением лиц они разошлись и начали плавно захватывать её в кольцо. 'Хорошо, мальчики. Кто первый?'
   Первый всё-таки был недостаточно хорош. Ну или недооценивал её. Иначе как бы она опередила его на целую десятую секунды, перекинув через голову и, воспользовавшись удобным моментом, заняла более выгодную позицию? Тут они стали поосторожней и показали, как она про себя называла, 'духовные клыки'. 'O'k, секунд семь', - определила для себя она. - 'Надеюсь, Ени за это время управится'. Дальше размышлять уже было некогда, все силы необходимы были, чтобы не дать всем троим напасть одновременно.
   Но тут случилось нечто совершенно непредвиденное. В приёмное помещение, где шла молчаливая, но грозная схватка, открылась дверь с улицы и во Дворец вошёл... Акарас Лецри. Он, ошеломлённый, наблюдал за тем, как Оролен совершала чудеса акробатики, стараясь избежать ударов, и искала подходящего момента, чтобы выключить хоть кого-нибудь.
   'Хорошо хоть, что он не угроза. Помеха только разве, на пути. Ну беги скорей, давай, чего смотришь?'
   Судя по виду Акараса, он принял какое-то решение, повернулся к двери... 'Ну наконец-то'. И закрыл её. А потом внезапно бросился на охранника, оказавшегося рядом.
   'А?!'
  
   Действительно, людей было много, ужасно много, как и должно быть на огромном приёме. Айения чуть не поддалась панике, подумав, что в этом людском море никогда никого не найдёт. Но тут сработало её легендарное хладнокровие, благодаря которому она всегда принимала верные решения во время управления самолётом. Помня, что у неё есть всего лишь несколько секунд, пока её не заметят или пока охранники не разберутся с Оролен и не догонят её, девушка собрала всё своё внимание и начала сканировать толпу.
   Это потом она поняла, что это было немыслимое везение. Но ведь и везение не просто так даётся, верно?
   Члены Императорской семьи были заметны издалека: высокие, несущие на себе не просто драгоценности, но настоящие сокровища, окружённые аурой силы и могущества. Какая-то из младших принцесс-близняшек оживлённо разговаривала с какой-то женщиной, когда сзади... Сначала Ени заметила то, как он двигался: слишком жёстко и напряжённо, резко выделяясь по сравнению с окружающими. А когда она увидела, что он поднимает руку с каким-то предметом, направленным в спину девушки...
   Её рука подпрыгнула сама собой. Даже мгновения на прицеливание не понадобилось, сработали тренировки по движущимся мишеням в качестве разрядки. Точное попадание в шею отбросило мужчину на полметра, прежде чем он упал, оружие выпало из руки и забряцало по мраморному полу. Криков не было, поскольку почти все здесь сталкивались с опасностями неоднократно, только внезапно стихла игравшая до того музыка и слышен был только шелест одежды при доставании оружия. К месту происшествия кинулись несколько людей в форме, и все без исключения глаза обернулись на Айению. Та наконец-то осознала, что ещё не всё кончилось и поспешно уронила пистолет на пол. Прошло ещё несколько секунд, которые она провела, размышляя над вопросом 'выстрелят - не выстрелят?'. 'Ну что ж, по крайней мере, я сделала всё, что могла. Мама бы мною гордилась. Наверное'. А потом она услышала немного раздражённый, властный и почему-то такой знакомый голос:
   - Госпожа Шонор! Не потрудитесь ли объяснить, что всё это означает?
   Айения повернула голову к обладательнице голоса и тут у неё в голове что-то щёлкнуло и мысли в голове стали перематываться с угрожающей скоростью. Да, точно, она же слышала, что члены Императорской семьи и высшие сановники могут пользоваться телепатией, чтобы спокойно передвигаться незамеченными в любом месте. И вот откуда это постоянное чувство 'уже знания', и на фотографии ещё... Но сейчас, на всё это действительно не было времени. Айения опустилась на одно колено перед старинной подругой своей матери и начала доклад:
   - Ваше Императорское Величество, позвольте мне донести до Вас сведения, имеющие, по моему мнению, огромную важность и заслуживающие Вашего внимания...
  
   Секунд оказалось целых пятнадцать. Может, Акарас и добавил парочку, но вряд ли, с ним расправились очень быстро. Охранники убили на них столько времени, наверное, потому, что Оро тоже старалась сдерживаться и не применяла своих 'смертельных техник'. Конечно, вряд ли они бы сработали, но всё же... Да ещё и её форма. В общем, её, очевидно, решили 'взять живой'. 'Надо будет взять на заметку. Если когда-нибудь понадобится прикрывать отходящих или тянуть время'.
   Но ничто не могло длиться вечно. Она была одна против троих профессионалов и конец был вопросом времени. Как всегда, победила командная работа. Её противники выстроили такую комбинацию, что ей просто было некуда деваться и последний рывок был даже уже не последней надеждой, а просто 'ну не сдаваться же вот так'. Оролен получила удар в спину и со спокойной душой полетела на пол. 'Сделала всё, что могла. Ну, Еничка, не подкачай'. Краем глаза, она заметила, что на Лецри застёгивают наручники и он, вроде, невредим. 'Слава богу, а то Ени бы меня потом съела'. Хотя в чём она-то виновата? Мозги у него съехали абсолютно самостоятельно.
   Обезвредившие их охранники, очевидно, были простыми 'силовыми работниками' и ничего спрашивать не стали, а оттащили их в какую-то камеру, достаточно приличную. Ещё и наручники разошлись, когда защёлкнулась дверь. Что ж, теперь оставалось только ждать.
   Акарас сидел возле окна, падающий свет превращал его для людей романтичных и знакомых с ситуацией в ангела, томящегося в темнице. Оролен с интересом наблюдала за ним из противоположного угла. Его недавний поступок совершенно не вписывался в её представление о 'поганце Лецри'. Хотя, Айения же с ним дружит и он даже извинения принёс. Квази какие-то, но всё равно...
   - Ты зачем это сделал?
   Акарас вздрогнул от такого простого на вид вопроса. По его виду можно было сказать, что первоначально он собирался ограничиться каким-нибудь очередным высокомерным заявлением, но обстановка к этому не располагала, поэтому он вздохнул и сказал:
   - Сам не знаю. Просто в тот момент, мне показалось, что это правильно.
   - Я верно расслышала, Лецри? Помочь мне - ПРАВИЛЬНО?
   - Не подумай ничего такого, Сакаят. Ты - склонная к насилию грубиянка без капли мозгов. Но Айя - твоя подруга и я знаю, что она тебе не позволит совершить глупости. Кстати, можешь мне объяснить, что это всё-таки было?
   - Если что и было, очевидно, уже кончилась, - ответила Оро, прислушиваясь ко вдруг поднявшейся суматохе снаружи. - Скорей всего, наша общая подруга справилась со своей задачей. Так что, думаю, и нас вскоре выпустят.
   - Ну надо же, - вдруг заметил Акарас. - Оказывается с тобой вполне можно разговаривать. Когда ты не плюёшься огнём вокруг.
   - Э?! Между прочим, агрессивность - это часть моей профессии, - Оролен гордо выпрямилась во весь свой немаленький рост. - И я горжусь этим.
   - Это видно, - Акарас вдруг улыбнулся и Оро застыла как громом поражённая. Не заметивший этого парень продолжал. - Когда ты там дралась, мне даже на секунду показалось, что это... круто.
   - О-о-о? - каким-то не своим голосом сказала Оро. - Правда?
   - Да, ты мне даже напомнила какую-то древнюю богиню войны... - и тут он осёкся, потому что она неожиданно подошла совсем близко к нему.
   - А ты, оказывается, тоже полон сюрпризов, Лецри, - от тона её голоса у него пробежали мурашки.
   - Что ты имеешь в виду... - начал он, но не успел, потому что в следующее мгновение она его поцеловала. И это явно был не просто какой-нибудь там поцелуй. Но прежде чем его мозги начали функционировать опять, кто-то стал открывать дверь, и Оролен поспешно оторвалась от него. Охранник не стал выяснять, чем это там они занимались, а прокричал из коридора:
   - Вы свободны! На выход!
   - Ну, пора иди, принимать славу, - Оро поднялась и направилась к двери. - Лецри, ты, что, собираешься здесь остаться?
  
   Наверное, адреналиновый шок всё-таки догнал её, потому что Айения и сама не заметила, когда она очутилась вдвоём с Императрицей в зале для аудиенций. Незаметно пронёсшееся время всё-таки дало ей передышку и теперь она смогла спокойно рассмотреть женщину, которую так часто видела до этого в трансляциях и, оказывается, немного знала лично. Как тогда, в кафе, она вела себя абсолютно непринуждённо, так и сейчас прекрасно вписывалась в интерьеры дворца в длинном чёрном платье и короной на голове. Сама Императрица не торопилась начать разговор, её задумчивые глаза смотрели на панораму Друина за окном. Наконец, она повернулась к Ени и с улыбкой сказала:
   - Ну что ж, Айения, благодаря твоим действиям непосредственная опасность устранена, сейчас мой муж занимается расследованием. Думаю, скоро все проблемы разрешатся, хотя в этом деле быть ни в чём абсолютно уверенным нельзя, сама понимаешь. Впрочем, это никак не влияет на тот факт, что ты получаешь мою глубокую благодарность. Может, хочешь что-нибудь сказать?
   Это вертелось у Айении на языке и она слишком устала, чтобы сдерживаться и блюсти правила приличия.
   - Почему Вы не сказали, кто Вы такая?
   - А зачем? - Императрица наклонила голову набок и улыбнулась. - Это на что-то бы повлияло?
   - Нет, конечно, - запнулась Ени, - но... Вы ещё и другим именем представились...
   - Лизетт? Это моё второе имя: Тэннитора-Лизетт. Хотя о нём мало кто знает, оно мне нравится, поэтому я им и пользуюсь в подобных случаях. Видишь, я тебя не обманула. Я просто хотела, чтобы ты знала меня как подругу своей матери, ведь это самое главное? Ведь если я бы всё рассказала, это бы тебя как-то смутило, правда?
   - Нууу...- не стала отрицать девушка.
   - Я не хотела давить на тебя, вот и всё. Хотя, признаюсь, конечно, как Императрицу меня беспокоило возрождение рода Шоноров. Но ты с этим прекрасно справилась. Правда, это...
   - ...только начало? Я прекрасно это знаю, - Ени устало прикрыла глаза. - Чтобы все забыли о том, что род Шоноров 'вроде вымер', мне, возможно, всю жизнь придётся работать. Но я готова. Но вот ещё...
   - Почему я не помешала твоему отцу покинуть Друин? - Ени уже не удивлюсь тому, что её мысли предугадываются. С таким-то опытом... - Он же твой отец и он имел все права. Я не имела никаких законных оснований вмешаться. Сначала я даже думала, что смена обстановки - к лучшему, но даже и через столько лет его рана не затянулась. - Она помолчала немного. - Знаешь, твой отец был очень одиноким человеком, у него не было родственников и из-за его характера ему было трудно завести друзей. Летиция тоже, по ряду причин, осталась совсем одна. Их встреча исцелила их внутренние раны и тоску. Когда Летиция умерла... он как будто бы тоже умер. Если бы не ты, вряд ли он бы пережил её потерю. Не вини его, ему просто не хватило сил. Поэтому я так радуюсь, смотря на тебя. Ты унаследовала лучшие качества Летиции: её силу, смелость, талант. И ради моей подруги я прежде всего хочу, чтобы ты обрела счастье.
   - Спасибо. Я сделаю всё, что смогу, - честно говоря, Ени не знала, что ответить, поэтому использовала такие общие фразы. Императрица понимающе улыбнулась.
   - Но, откровенно сказать, я не ожидала от тебя такой рискованности. Тебя и твою подругу действительно могли убить охранники. Почему ты не связалась с администрацией?
   - Хэллин это сделала. Но времени не было и... может, я действительно поспешила, но пока всё бы перепроверяли, можно было просто не успеть. Мы же просто студентки...
   - Айения, как называется этот город? - и она показала на здания за окном.
   - Э-э-э... Друин, - ошеломлённо ответила сбитая с толку девушка.
   - А почему он так называется, не знаешь?
   - Это ваша фамилия...
   - Именно. Я дала свою фамилию этому городу, потому что все, кто живут здесь, - моя семья. И они могут сказать мне что угодно когда хотят. Ну ладно, - она опять неожиданно сменила тему. - Ты знаешь об обладателях Кольца?
   - Да, конечно, это структурированная форма отличия, предоставляющая специальный допуск к ресурсам...
   - Именно. В зависимости от уровня Кольца, хотя это на самом деле браслет, но уж как повелось, обладатель получает особые полномочия, одно из которых - немедленная передача информации государственным органам и должностным лицам, - продолжая говорить, Императрица подошла к Айении и надела ей что-то на руку. - Вот. Начнём пока с бронзового, хорошо? Теперь ты всегда сможешь со мной поговорить, если что случится, - и улыбнулась ей той самой материнской улыбкой, согревающей сердца миллиардов. Ени ошарашенно посмотрела на тускло поблёскивающий простой, без украшений, браслет из жёлтого металла на своём запястье.
   - Но, Айения, знаешь, что самое трудное? - голос Императрицы посерьёзнел. - Даже самых сильных противников всегда можно победить, а если и нет - это всего лишь работа. Самое сложное - это преодолевать обстоятельства своей жизни.
   Ени не понимала, к чему она клонит. Императрица грустно воздохнула и продолжала.
   - Ты ведь уже поняла, что являешься в некотором роде исключением? Твоё происхождение - достаточно редкий случай, но проблема даже не генетике. Хотя мы и находимся в дружеских отношениях, и с формальной точки зрения нет никаких различий, всё равно, расы, тем более инопланетные, различаются. А ты - наполовину человек. И тебе придётся жить в этом подвешенном состоянии. Если твой друг или возлюбленный - инопланетянин, то все отличия можно списать на особенности, но в случае самоидентификации...Впрочем, ты девушка сильная и уже прошла через подобное на другом уровне, так что я в тебя верю. Но если когда-нибудь возникнут проблемы, - и она положила ей руку на плечо, - я всегда буду ждать тебя.
   - Спасибо, - в этот раз Айения не плакала. Более того, будущее её ничуть не пугало. Сама Императрица ведь сказала, что она сильная, да? Значит, она со всем справится.
   - Ну что ж, думаю, наша аудиенция окончена. Надеюсь увидеть вас ещё, госпожа Шонор.
  
   Внизу её уже поджидала Оролен и, к её огромному удивлению, Акарас, напряжённый и даже ещё более бледный, чем обычно. Пока Ени приходила в себя, собираясь задать вопрос, что он здесь делает, он успел бросить 'Пока, увидимся' и убежал.
   - Что это с ним? И откуда он здесь? - изумлённо спросила она Оро. Та тоже, очевидно, не захотела вдаваться в подробности.
   - Попал случайно вместе со мной. Но ничего ему не отбили, можешь не волноваться.
   - О! Да, точно! С тобой-то всё в порядке?!
   - Вроде да, максимум синяки. Это же профессионалы, не хухры-мухры. Я даже удовольствие получила, в общем, это того стоило, - и она с наслаждением потянулась. - А ты как?
   - Я? Тоже... нормально... - о том, что она получила бронзовое кольцо, Ени ещё не знала как сказать. Надо было сначала в себе самой это переварить.
   - Я знала, что на тебя можно рассчитывать. А сейчас быстрей, а то мне кажется, мы что-то забыли...
   Там же, где они её оставили, их ждала Хэллин. Пока они подходили, нервное напряжение её начало отпускать, глаза наливались слезами, а губы задрожали. Она вскочила с уступа, на котором сидела, и кинулась к ним. Вот тут-то, в объятиях подруг Ени и поняла, что всё наконец-то кончилось.
  
   - Самый ужасный день рождения в моей жизни, - и вечером, видя в зале, Хэллин продолжала шмыгать носом. - У меня сердце останавливалось тысячу раз, пока вы там были. И туфли мне не купили тоже!
   - Отметим завтра как захочешь, - успокаивала её Ени. - Хочешь, с самого утра пойдём по магазинам?
   - Нет уж, лучше останемся дома. Не хочу я никуда выходить. А покупки можно сделать и через передатчик. Ладно, всё, я успокоилась. Вам, наверное, больше досталось.
   - Ну, со мной-то ничего на самом деле не случилось, а вот Оро действительно рисковала. Ты как?
   - А, да, - с тех пор как они вернулись, Оро тихо сидела в кресле и о чём-то напряженно думала. - Я пойду спать, наверное. Ещё синяки надо обработать. Спокойной ночи.
   Оролен вела себе как-то необычно, впрочем, весь сегодняшний день был весьма далёк от обычного. Усталость, и физическая, и эмоциональная, внезапно навалилась на Айению и тоже направила её в кровать.
  
   Следующим утром её курс гудел, обсуждая вчерашние события в Друине.
   - Ну, надеюсь, хоть сейчас этому положат конец, - громко заявил Калев.
   - Закончится одна война, начнётся другая, - заметил Сайлас. - для нас это процесс бесконечен.
   Никто, очевидно, не знал о роли Айении. Императрица об этом объявлять бы не стала, а поскольку именно она разговаривал с Ени, то и те, кто, возможно, узнал её во Дворце, не будут распространяться. Главное, что Аланина там не было.
   Акарас уже сидел на своём месте, настолько погружённый в свои мысли, что не заметил, как Ени села рядом. Ей пришлось не просто позвать его, но и потянуть за рукав. Наконец он очнулся и перестал смотреть в пустоту.
   - Привет. Что ты там вчера делал? В Государственном Дворце? - она понизила голос, чтобы их не услышали окружающие.
   - Должен был представлять наш род. Больше никого на Земле в этот момент не было. А что всё-таки случилось?
   - Длинная история. Потом расскажу.
   - А-а-а... - он заколебался, как будто тоже хотел ей что-то сказать, но промолчал.
   В этот день Ксандр был ещё больше гиперактивен, чем обычно, но излишней осведомлённостью не страдал, поэтому часть занятия заняли различные спекуляции на тему произошедшего. Ени в них не вслушивалась даже ради интереса, потому что сегодня утром ей пришло небольшое поздравление с днём рождения с пометкой 'опоздавшее'. Ни о ком другом, кто бы сделал это, кроме отца, она подумать не могла. Хорош, что его день рождения в июле. К тому времени она должна постараться наладить отношения...
  
   Возбуждение, вызванное попыткой покушения, улеглось достаточно быстро, для Друина это, конечно, было ЧП, но войны и другие опасности также считались обыденной рутиной. Кроме того, у всех были свои дела, которыми нужно было заниматься.
   Вот и Айения сейчас была занята приближающимися экзаменами. Краткие семестровые курсы уже закончились и по ним она получила отличные отметки, но вот экзамены по годовым курсам, политической истории и МВД, пугали своей новизной. Но больше всего её мысли занимало, конечно, пилотирование.
   Хотя предмет сдавался путём постоянной аттестации и финального экзамена не было, Кэсэист потребовала от них предоставить воздушный номер. Занятия по межгрупповому взаимодействию должны были начаться только в следующем году, так что Айении, Лав и Синте нужно было срочно придумать что-то впечатляющее.
   - Айения, скажи мне ещё раз, что мы не разобьёмся, - в который раз попросила Лав, нервно сжимая руки, пока они ждали своей очереди.
   - Мы не разобьемся, - автоматически в который раз уже ответила её подруга, наблюдая за программой второй группы.
   - Чёрт! И как я дала уговорить себя на это! Я, конечно, сожалею, что я тяну вас вниз, но я действительно не думаю, что у меня получится!
   Синта положил руку на плечо уже теряющей рассудок девушки.
   - Всё будет нормально. Просто делай так, как мы тренировались. Если что-нибудь забудешь, мы подстроимся, так что не волнуйся, - его спокойный голос благотворно подействовал на Лав, и та наконец-то выдохнула.
   - Наша очередь, - быстро, пока она ещё в таком состоянии, сказала Ени, наблюдая, как троица самолётов заходит на посадку. - Покажем класс!
  
   Кэсэист всё-таки успела обрести опять своё обычное невозмутимое выражение, пока они садились, и пилотов первой гриппы смогла встретить почти спокойно.
   - Это не балет, знаете ли, так выпендриваться было не к чему. Но координация отличная. Шонор, ты станешь отличным лидером.
   И эти слова были круче любой девятки.
  
   А Оролен, даже со скидкой на экзамены, продолжала вести себя странно: постоянно молчала или срывалась по пустякам. Наконец, однажды вечером она подошла к стоящей на балконе Айении:
   - Можно с тобой кое о чём поговорить? Только больше никому, даже Хэл.
   Ени была заинтригована и польщена. Что такое скрывает Оро, чего не знает даже её ближайшая подруга? Та не стала ходить вокруг да около, её прямолинейность была по-настоящему военной, и, как только за ними закрылась дверь в её комнату, сразу сказала:
   - Когда мы там во Дворце были, нас с Лецри посадили в камеру, пока там разбирались. И, - она втянула воздух и выпалила, - я его поцеловала.
   Ноги Ени подкосились и она очень удачно бухнулась на кровать, стоящую рядом.
   - Ты... что сделала?...
   - Поцеловала... Да я сама не верю, что я это сделала! - Оро приглушила сорвавшийся голос.
   - А... почему?
   - Если б я знала...
   И тут Ени вспомнила поведение Акараса, до странности совпадающее с поведением Оролен: постоянное молчание, ответы невпопад. Нелепое заявление Оролен начало обретать плоть и кровь.
   - Он тебе ничего не говорил?
   - Нет, ничего. Он, наверное, считает, что это был сон. Или он головой ударился и у него была такая ужасная галлюцинация.
   - Спасибо тебе, Еничкина. Только и вправду, Хэл ничего не говори. Я не знаю, как она отреагирует...
   - Ладно, хочешь я тебе тоже секрет скажу? - решила Ени подбодрить подругу.
   - Какой?
   - В тот же самый день Императрица дала мне бронзовое кольцо, - и в ответ на абсолютно неверящий взгляд подруги, вытащила браслет из рукава. - И ещё, оказывается, именно она - подруга моей мамы, помнишь, мы её в библиотеке встретили? Она телепатически нас блокировала.
   - Ты получаешь бронзовое кольцо и встречаешься с императрицей, а я целуюсь с Лецри. Тебе не кажется, что это несправедливо? - очевидно, Акарас занимал все её мысли, если она смогла так быстро переварить эту новость.
   - Но всё же, - это просто не могло уложиться у Ени в голове, - зачем ты это сделала?
   Оро с потерянным видом уселась в кресло и уже привычно уставилась в пространство.
   - Говорю же, сама не знаю. Всё время думаю об этом и никак не могу решить. Но это не случайное происшествие, точно...
   - Господи, кто бы мог подумать... - покачала Ени головой. - Ты и Акарас...
   - Думаешь, я восторге от того, что меня неожиданно привлекло к этому нахальному засранцу?
   - Эй-эй, потише, он тоже мой друг, как никак. Ты всё-таки определяйся быстрее, а то получается, что пудришь бедному мальчику мозги... - и Ени, похихикивая, вышла из комнаты.
   - Очень смешно, - сказала ей вслед Оро и опять уставилась на стенку.
  
   Закончились экзамены и с ними их первый учебный год. Впереди был только так долго предвкушаемый Весенний бал, однако, Айения почти не чувствовала радостного возбуждения. Может быть, из-за недавних событий она стала относиться к этому свысока. Хотя бал - это, конечно, хорошо, но это всего лишь развлечение. А с ней в последнее время происходило достаточно много серьёзных вещей.
   Но всё же подготовке к нему она время уделила. О причёсках, маникюре и так далее позаботилась Хэллин, заказав им всем места в салоне. 'Всё-таки Хэл знает в этом толк', - подумала Ени, примерив платье и посмотревшись в зеркало. - 'Шопоголизм так просто не проходит'. Контрастные чёрный и белый, которых она обычно избегала, так как считала, что они делают её ещё бледнее, чем она уже есть, идеально сошлись в этом платье, придавая ей строгость и изысканность. Девушка, смотрящая на неё в отражении, выглядела уверенной в себе и почти красивой. Но не счастливой.
  
   Бал проходил во втором зале Государственного Дворца и теперь Ени вошла в него совсем при других обстоятельствах. Оро и Хэллин уже должны были быть внутри, а она припоздала, задержавшись дома. Уже у самого выхода она заметила Карса, который стоял, прислонившись к стенке, в своём обычном в последнее время состоянии: отрешённости от мира и мучительных раздумьях. Ени стало его жалко, она же была единственная, с кем он мог это обсудить и вот как раз с ней и не мог. А его потерянность уже дошла до того, что он её и не заметил, если бы она не остановилась рядом с ним и, не поворачиваясь, сказала:
   - Это был не сон. И тебе не кажется, что пора уже перестать раздумывать, а начать что-то делать?
   С удовлетворённым чувством того, что 'семена посеяны', она последовала дальше в зал, не оглядываясь. Сам уже большой мальчик, разберётся.
   Подруги её уже ждали, и Ени отыскала их среди всех празднующих только благодаря немаленькому росту Оро (плюс каблуки) и откровенно вызывающему красному цвету её обтягивающего платья со шлейфом. По сравнению с ней стоящая рядом Хэл в бирюзовом многослойном платье из тонкой ткани выглядела настоящей скромницей.
   - Мы тебя уже заждались!
   - Ну что, как тут?
   - Кажется, весь университет собрался. Видела Аланина - боже мой! Он точно инопланетянин! Иначе что иное его сегодняшний наряд как не национальный костюм какой-то далёкой цивилизации?
   Хорошо, Оро оживлена и, кажется, отошла от своих внутренних метаний. Ени оглядела зал - действительно, собрался весь Университет, включая преподавателей. То тут, то там мелькали знакомые лица. Атмосфера праздника начала заражать и её и она уже с воодушевлением ждала начала танцев. Вот, наконец, заиграл оркестр и под старинную музыку по полу поплыли декан её Академии и декан Технологического института, открывая бал. 'Так, кого получится раскрутить на танец? Конечно, Карса, может быть, Синту или Аланина, Рэйфа - точно, если мы друг друга найдём...' И тут Ени сбилась в перечислении, поскольку увидела стоящего прямо напротив первого кандидата - Карса, который вот только что был в коридоре. И выглядел он как-то странно... Решительно. Неужели?! Она резко повернулась к Оролен и увидела её встречный взгляд, такой мягкий и почему-то печальный... и одновременно случайно увидела лицо Хэл с очень странным выражением: напряжённым и взволнованным.
   Лецри, видимо, понял, что ничего ему пока не грозит и, собравшись с духом, пошёл к ним. 'Да! Давай, Карс!' Ени отодвинулась на позицию стороннего наблюдателя, чтобы не мешать. Акарас остановился метрах в трёх напротив Оро, очевидно, исчерпав свой ресурс решительности. 'Давай же, Оролен, он сделал первый шаг, помоги ему!' Она никогда не видела, чтобы у её подруги были такие глаза: излучающие одновременно тепло и печаль. Наконец, она вздохнула:
   - Что, Лецри, хочешь потанцевать с кем-то из нас? - интонация была обычная, задиристая, но вот тон... - У Ени, наверняка, уже есть кавалеры, а я сегодня не в настроении. Но думаю, что Хэллин не откажется составить тебе компанию?
   Айения никогда не думала, что может поразиться до такой степени. Акарас смешался на мгновение, удивлённо смотря на Оро, но потом моргнул и перевёл взгляд на Хэл:
   - Если она не возражает.
   Она не возражала, отнюдь, а просто шагнула навстречу к нему, принимая его руку и вскоре они уже кружились в вальсе. Ени уже было плевать на всякий такт и конспирацию. Она подбежала к подруге:
   - Оро, какого...
   Оролен, продолжавшая следить за танцующей парой, тихо ответила.
   - Так лучше. Они друг другу походят, и... я давно подозревал, что Хэл к нему неравнодушна. Так лучше для всех.
   Хэллин перевела взгляд на Акараса с Хэллин: у девушки чуть дрожали губы и блестели глаза, как всегда, когда она волновалась и не могла сдержать чувств, а Лецри мягко улыбался в ответ.
   - Так лучше... - услышала она ещё раз, но, глядя на каменное лицо Оролен, в этом усомнилась...
   А потом ей стало как-то не до ничьих сердечных проблем. Потому что метрах в двадцати она увидела Энзеллера Авито, который, поймав её взгляд и убедившись, что она его заметила, направился к ней.
   Вот только этого ей только не хватало! Ещё раз она такого разочарования не вынесет. Мелькнула мысль сбежать, но осуществить её не удалось - он подошёл уже прямо к ней.
   - Айения, можно пригласить Вас на танец?
   Обращение по имени захватило её в врасплох, но всё равно... 'А потом ты опять сошлёшься на старые воспоминания или вообще обойдешься без объяснений...' Он пристально смотрел на неё, не отводя глаз, и ей пришлось волей-неволей ответить на его взгляд. И в этих глазах она прочитала какую-то решимость... и обещание. И кроме того, это были самые красивые глаза на свете.
   'Ладно, если он опять что-нибудь вытворит, попрошу Оролен его убить...'
   И она соединила свою ладонь с его. Раньше она никогда не танцевала с мужчиной, Акарас не считается. Точнее, никогда не танцевала с мужчиной, который ей нравился, и вот теперь поняла, почему балы сохранились на протяжении тысяч лет. Не только как один из вариантов светского времяпровождения, но и как возможность почувствовать себя наедине с особенным человеком среди множества кружащихся пар. Романтичные флюиды, закручиваясь в спирали вальса, заражали окружающих и это было... непередаваемо.
   Наверное, впервые она видела его так близко и могла абсолютно законно рассматривать это лицо сколько хочется. В свете, имитирующем свечи, с отблесками и колебаниями, золотистый оттенок его волос и глаз сверкал как настоящие сокровища. Уже ни о чём не думая, Ени с упоением любовалась ими. И самое странное, он ничуть не отворачивался, а так же смотрел на неё.
   Как бы она не желала, чтобы это длилось вечно, через несколько минут танец закончился. Но ещё до того как она успела по привычке передумать варианты дальнейшего развития ситуации (все негативные) Энзеллер опять перехватил её руку и тихо сказал:
   - Можно увести Вас отсюда?
   Этого она предусмотреть не могла, поэтому в шоке только кивнула и последовала за ним, так и не оглянувшись на оставляемых подруг.
  
   Он привёл её к очень красивому днём маленькому садику на одной из боковых улиц, в котором сейчас так приятно стрекотали цикады. Здесь светил верхний фонарь, так что они могли вполне друг друга видеть. Авито повернулся к ней и, кажется, собирался с мыслями. За всё время, пока они шли, не прозвучало не слова, даже и мыслей в голове у Айении не было никаких. Это было просто невероятно... Сегодняшний вечер явно соперничал с днём рождения Хэллин.
   - Айения, мне нужно сказать вам очень важную вещь... - наконец начал мужчина. Девушка же не отрываясь смотрела на него, чувствуя, что сейчас случится что-то очень важное. Больше предполагать у неё не было сил, поэтому она просто ждала... немного надеялась, сама не зная на что. - Дело в том, что... Я не знаю, как сказать... Дело в том, что... Я - Ваш дядя.
   Вот этого она точно не ожидала. Нет, Ени не рухнула на месте, но лишь потому что её целиком парализовало. А он всё продолжал говорить:
   - Летиция была моей сестрой. После развода родителей, я уехал с отцом на Авент и почти не знал о её жизни здесь. Вернувшись, я посчитал тебя умершей, как и все остальные. Мне нет оправдания...
   Он всё говорил и говорил, но Ени потеряла способность понимать, что слышит. Единственно, что осталось в у неё в мозгу - это единственный понятный и простой факт: 'Он - мой дядя'. Она смотрела на это лицо, которое совсем недавно казалось таким близким, а теперь уносилась куда-то далеко-далеко. Нет, это она падала вниз, удаляясь от него. Она поняла, что больше не выдержит.
   - Извините, - сказала Ени деревянным голосом и пошла прочь не разбирая дороги. Энзеллер растерянно проводил её взглядом и тяжело опустился на скамейку.
  
   Она не знала, как добралась до дома и сколько времени на это ушло, но, в конце концов, она обнаружила себя перед дверью. Какой-то внутренний инстинкт ей подсказывал не шуметь и она тихо прошла, не включая свет, в свою спальню. Но падение на кровать перечеркнуло все усилия. Почти сразу в дверях её комнаты появились подруги.
   - Ени, что случилось?! Ты где была?!
   И тут её прорвало. Все эти месяцы скрытых переживаний, бахвальства перед собой, что она переживёт и забудет, всё это вырвалось вдруг таким мощным ревом взахлёб, что Хэл даже подпрыгнула на месте. Они вдвоём немедленно кинулись её утешать.
   - Он - мой дядя!!! - ревела Ени, уткнувшись лицом в колени. - Дя... - она захлебнулась слезами и разревелась ещё пуще.
   - Господи, да кто?!
   - Ави, Авито! Мало того, что он мой преподаватель, так он ещё и родственник! Ну почемууу?
   - Господи, Ени, - сказала ошарашенная Оро. - Ты, что, влюблена в него?
   Ещё более яростные рыдания стали ей ответом.
   - И каких пор?
   - С первого взгляда, сволочь! - внезапно выкрикнула Айения и снова вернулась к слезам.
   - И ты всё это время молчала? - ужаснулась Хэллин. - Как же ты всё в себе держала? А что насчёт дяди?
   - Он - мамин брат, сейчас только мне сказал...
   - Господи, ну это не смертельно. Тем более, вы инопланетной крови. Ени, успокойся, дорогая...
   - Пускай лучше проплачется, - покачала головой Оро и посильнее обняла подругу. - Плачь, а мы с тобой посидим.
   Последние слёзы кончились уже под утро и девушки так и уснули, прижавшись друг к другу. Так закончился этот день и учебный год.
  
   На следующее утро уже было пора собираться и время на обсуждение случившегося просто не было, что внутренне порадовало и Оролен с Хэл, между которыми повисла какая-то не то что напряжённость, но недоговорённость. Ени сложила вещи очень быстро и остаток дня просидела на подоконнике, последний раз смотря на Друин перед отъездом. Уже вечером она вышла из дома для того, чтобы пройтись напоследок. Незаметно ноги её привели к их любимой с Акарасом опушке леса, где они часто сидели, прежде чем вернуться в город, ещё когда их дружбу приходилось скрывать. Когда, подходя, она увидела вдалеке знакомую высокую и светловолосую фигуру, то ничуть не удивилась.
   - Не спрашивай меня ни о чём, - мрачно заявил Карс первым делом, даже без приветствий. - И я тебя тоже не буду.
   И они молча вместе сидели и смотрели, как ночь опускается на город.
  
   Вокзал был точно таким, как и в день её приезда - шумным и переполненным. Она прибыла в Друин почти год назад и вот теперь уезжает, чтобы вернуться. Впереди была ещё встреча с отцом, но Ени абсолютно не боялась. Если она пережила год в Друине, то и недовольство Влада тоже как-нибудь переживёт.
   Хэллин и Оро тоже отправлялись домой. Конечно, они назначили даты встреч, когда соберутся вместе, чтобы: а) прошвырнуться по паре торговых центров; б) погулять в некоторых не очень безопасных местах ('для веселья!'). Но сейчас Хэллин нужно было на Сатурн, а Оро к своим бабушке и дедушке. И у Айении тоже была своя дорога. Прощальные объятия и слова не были грустными, но, садясь в поезд, Ени печалило расставание не только с Друином.
  
   Может, этот город и был примечателен чем-то, но на первый взгляд он ничем не отличался от множества других городов в любых уголках Империи. Полуденная улица тоже была абсолютно обычной и единственным человеком на ней была спокойно идущая девушка в серо-жемчужной униформе с сумкой через плечо. Яркое солнце светило ей прямо в глаза, заставляя жмуриться и улыбаться. Она шла, не озираясь по сторонам, пока не остановилась рядом с небольшим затенённым домом, который не подавал никаких признаков жизни. Немного поколебавшись, она запросила доступ в дом и, вздохнув с облегчением, вошла в открытую дверь.
   Помня, что лучшая защита - это нападение, Айения, увидев стоящего у косяка Влада, громко сказала:
   - Здравствуй, папа.
   Тот промолчал и внимательно оглядел дочь, особо остановившись на значке на груди. Айения выдержала его взгляд и как ни в чём не бывало положила сумку на диван и налила себе воды. Наконец, Влад сказал:
   - Ну что ж, посмотрим на твою успеваемость.
   В ответ ей оставалось только улыбнуться. Что она и сделала.
   Май 2003 - апрель 2007.
Оценка: 7.72*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"