Токацин: другие произведения.

Обратный отсчёт. Часть 3. Распад (1 часть - 09.02.25-25.12.16)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война между людьми и расой Eatesqa изуродовала Землю до неузнаваемости. Относительно безопасные города-купола раскиданы по заражённым материкам; между ними кипит жизнь, но столкновение с ней смертельно опасно. Радиоактивный металл ирренций, оружие последней войны, под строжайшим запретом, все исследования официально прекращены. Гедимин Кет, физик-ядерщик из расы Eatesqa, переживший войну, предательство и плен, возвращается в город, который он построил. Образцы, найденные им в урановых шахтах, приносят жуткую новость: ирренцию нет дела до запретов, и самопроизвольный синтез, запущенный в пластах руд, идёт, ускоряясь с каждым годом. Ирренциевые жилы прорастают всё глубже, как корни, тянущиеся к ядру Земли. У Гедимина есть ещё несколько лет на попытки взять процесс под контроль - или на подготовку к новому, чужому миру, в котором не будет места ни его народу, ни людям.

  09 февраля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Зрение вернулось быстро, в одно мгновение, - только что вокруг была чернота, и вдруг глаза обожгло ослепительным светом. Гедимин зашевелился, растерянно замигал, оглядываясь по сторонам; зрение восстановилось, но ситуация от этого яснее не стала.
  Он стоял - или, скорее, висел, ни на что не опираясь - по грудь в зеленовато-серой пыли. От его движений её верхний слой шёл рябью. Пару секунд сармат тупо смотрел на неё, затем, вздрогнув всем телом и подняв кольцевые волны, выдернул из пыли правую руку и уставился на пустое запястье. Ни скафандра, ни комбинезона не было, - только голая кожа, покрытая глубокими рубцами. Кое-где её вовсе не было, и в обширных ссадинах запеклась чёрная жижа. В локте зияло аккуратное отверстие с обугленными краями. Сармат заглянул в него, ошалело мигнул, задёргался, пытаясь вылезти из пылевого слоя и наконец осмотреть себя с ног до головы. То, в чём он барахтался, не находя ни опоры, ни сопротивления, было ирренциевой пылью - чистым, беспримесным сингитом. "Почему он не взрывается?" - мелькнула в мозгу нелепая мысль и тут же пропала. Кто-то схватил сармата за вскинутую руку, потянул на себя, и Гедимин вылетел на поверхность и застыл на месте, ошалело озираясь по сторонам.
  Это была равнина - огромное плато с минимальными перепадами высот. Солнца не было, но откуда-то лился белесо-зеленоватый свет, такой же яркий, как в активной зоне ирренциевого реактора, выведенного в критическое состояние. В воздухе висели тучи сингитовой пыли, ограничивая обзор считанными сотнями метров; они клубились, время от времени образуя просветы, за которыми виднелись огромные силуэты зданий. Одно из облаков зажглось изнутри, забурлило, растягиваясь во все стороны, и Гедимин увидел, как за ним вздымается гигантский ядерный "гриб". Пыль заколыхалась, как от сильного ветра, волнами повторяя очертания грибовидного облака, и сармат услышал раскатистый грохот.
  - Мать моя колба, - потрясённо прошептал он, машинально прикинув расстояние до эпицентра и мощность взрыва. Это было сопоставимо со сработавшим "Та-сунгаром" - одним из тех, что порвали на куски Марс - и сияющее зелёное кольцо, расходящееся от центра взрыва, показывало, что Гедимин не ошибся в оценках. Его должно было смести воздушной волной - или ещё раньше сжечь световой вспышкой - но он почувствовал только слабый ветерок.
  Рядом с ним кто-то издал негромкий смешок.
  - Атомщик, - проворчал знакомый голос, и Гедимин, вздрогнув всем телом, повернулся на звук. - С чего бы ему измениться?!
  Он хотел ущипнуть себя, но под пальцы попал участок с ободранной кожей; боли не было, но рука рефлекторно разжалась. Перед ним, откинув на спину шлем-капюшон лёгкого скафандра, стояла Лилит. Её руки были сложены на груди, а по лицу неудержимо расползалась ухмылка. Самка попыталась прикусить губу, но не успела - расхохоталась.
  - Эй, теск! - выдохнула она сквозь смех. - Видел бы ты свою рожу!
  Гедимин изумлённо мигнул. Это определённо была Лилит - живая, целая, в рабочей одежде с креплениями для инструментов, с дроном, вцепившимся в плечо... Ни один инструмент опознать он не смог, а дрон скорее напоминал мианийские конструкции, но задуматься об этом сармату не дали - секунду спустя на нём повисли с двух сторон, и он вскинул руки, поднимая сарматов легко, как пару твэлов.
  Здесь была Лилит, и ещё здесь был Линкен - настоящий, живой, тёплый на ощупь, смущённо ухмыляющийся из-под респиратора тяжёлой брони. Гедимин запоздало удивился, как легко он поднял Лиска вместе со скафандром - раньше у него так не получалось.
  - Heta! - выдохнул Линкен, пролетая третий круг. Лилит, спрыгнув с руки ремонтника, насмешливо фыркнула.
  - Слабак!
  Гедимин смотрел на Лиска. Шрам, располосовавший лицо, остался при нём, но превратился в тонкую белесую полоску. "Он расплавился в звезде вместе с кораблём," - напомнил себе Гедимин. "Хорошо выглядит для расплавленного."
  - Теск, - Линкен, искоса взглянув на Гедимина, потупился и тяжело вздохнул. - Я... Расстались мы плохо. Если бы знал, что больше не увидимся - язык бы себе откусил.
  Лилит снова фыркнула. Её глаза искрились, и Гедимин чувствовал, как его губы растягиваются в нелепой ухмылке.
  - Ничего, Лиск, - он тронул Линкена за плечо. В поле зрения в очередной раз попала сквозная дырка в локте. Сармат поднял левую руку и ошалело мигнул - пальцев не было, кожи и мышц - тоже, из кисти торчали обугленные штыри, в которых Гедимин с трудом узнал кости, - но кисть шевелилась, как живая, и ни малейшей боли он не чувствовал.
  Слева послышался сдержанный смешок.
  - Исследователь продолжает исследования?
  Услышав голос Константина, Гедимин забыл о руке и резко развернулся на звук. Сармат стоял в паре шагов от ухмыляющейся Лилит и, приподняв ладонь, изображал приветственный жест. Он был в белом, идеально чистом скафандре, и клубящаяся повсюду пыль на него не садилась.
  - С прибытием, - он протянул Гедимину руку. - Мы ждали тебя раньше.
  - Ждали? - сармат растерянно мигнул. За спиной Константина пылевое облако закипело, распадаясь на две части, в проёме сверкнуло зеленью, и воздух снова стал плотным и упругим. На горизонте поднимался ещё один ядерный "гриб".
  - Ну что, идём? - Константин посмотрел на Линкена. - На станции заждались.
  - Да подожди, - отмахнулся взрывник, внимательно глядя на Гедимина. - Что-то с ним не то. Атомщик, скажи что-нибудь!
  Гедимин мигнул.
  - Почему вы... живые? - помедлив, спросил он. Сарматы, переглянувшись, дружно фыркнули.
  - Это не мы живые, - Константин ткнул Гедимина пальцем в грудь, и его рука ушла куда-то внутрь сармата. - Это ты мёртвый. Ничего, привыкнешь.
  Гедимин посмотрел на его руку, по-прежнему упирающуюся ему в грудь, и ошалело мигнул. Палец Константина был наполовину погружён в круглое отверстие с обугленными краями, аккуратно проделанное чуть ниже левого соска. Гедимин, оттолкнув северянина, сам ощупал дымящийся край - палец проваливался внутрь, но не доставал до дна, похоже, дырка была сквозной. "Стреляли в спину," - сармат вспомнил вспышку боли и недобро сузил глаза. "Стреляли... чем?!"
  От шеи и до ступней зияли неглубокие, но обширные раны - казалось, что с сармата клоками срезали кожу, цепляя при этом и мышцы. Боли не было - ни от пальца, воткнутого в грудь и нащупавшего там кусок лёгкого, ни от бесчисленных глубоких ожогов и отгоревшей левой кисти.
  - Это ерунда, - Лилит хлопнула его по спине, и он невольно вздрогнул. - Ты, по крайней мере, пришёл одним куском. Не всем так повезло!
  - А пошёл бы нормальной дорогой, всё бы зажило, - проворчал Константин, недовольно щурясь. - Вечно он куда-то лезет через не пойми какие дырки...
  На его руке что-то замигало, и он сдвинул крышку со светящегося экрана.
  - Встретили, - отрывисто ответил он на чей-то вопрос. - Здесь он. Да, сейчас пойдём. Не сегодня, пусть немного освоится. Да куда он денется! Да, ты Хана не видел? У вас? А, ясно. Ну, его проблемы. Пусть и дальше там сидит.
  Отключив передатчик, Константин выразительно фыркнул.
  - Хан в лаборатории, - буркнул он, посмотрев на Лилит. - Стесняется. А так рвался его встречать, так рвался... Ну, пусть сидит.
  - Хан? - растерянно повторил Гедимин. Происходящее не влезало в мозг, и он ощутимо искрил и дымился.
  - Ты его не знаешь, - махнула рукой Лилит. - Один парень, человек. Как и ты, упёртый атомщик. Строит тут реакторы. Хотел тебя встречать вместе с нами, но чего-то застеснялся. Ладно, пойдём на станцию! Ты её давно не видел.
  Гедимин хотел спросить об атомщике, но за спиной Лилит уже оседала пыль, выстраивая две стены вокруг широкого коридора, упирающегося в ворота огромного промышленного комплекса. Первым делом сармат увидел градирни подозрительно знакомых очертаний и изумлённо мигнул. На секунду он подумал, что ошибся, но нет - это была "Полярная Звезда", почти такая же, какой он запомнил её в последний день в Ураниум-Сити, только вдвое расширенная, с четырьмя энергоблоками, поясом сольвентных станций вдоль стен и какими-то непонятными сооружениями у главного корпуса. Пылевые облака клубились и мерцали, скрывая очертания зданий, но от того, что Гедимин успел рассмотреть, его глаза расширились и зажглись жёлтым огнём.
  - "Полярная Звезда"? - он на секунду перевёл взгляд на Лилит и увидел, что коридор за её спиной раздваивается, и вдалеке в пучке белого света, падающего откуда-то из пылевых туч, проступают другие очертания, не менее знакомые. "АЭС из Нью-Кетцаля," - сармат уже не мигал, устав удивляться, только улыбнулся краешком рта. "Надо будет зайти. Надеюсь, не пристрелят."
  - Хольгер там? - Гедимин кивнул на "Полярную Звезду". Он никак не мог определить расстояние - пыль его скрадывала, и станция казалась то очень близкой, то невероятно далёкой.
  Сарматы переглянулись.
  - Его никто здесь не видел, - ответил Линкен. - Мы его ждали, но он так и не пришёл.
  - Может, пролетел мимо, - пожал плечами Константин; долгая заминка ему не нравилась, и он уже начинал недовольно щуриться. - Он же химик.
  - А то тут все атомщики! - фыркнула Лилит. - Он должен был прийти сюда. Ну да ладно, теск, идём уже! Подождём его вместе. Видишь завод? Там, в кассетном цехе, ещё цела твоя комната. Туда никого не пускает. Мы тут думали - там отрастёт твоя лаборатория. Небось, уже отросла. Пошли, проверим!
  "Отросла..." - повторил про себя Гедимин, глядя на корпуса, вставшие впритык к ограде. Завод придвинулся к АЭС и соединился с ней навесными галереями. "Логично," - подумал сармат, пытаясь разглядеть линии электропередач и понять, что именно питает энергией эта станция. Проводов нигде не было, только в пылевых тучах периодически что-то сверкало - пучки излучения, расходящиеся во все стороны.
  - Что это за место? - запоздало спросил Гедимин, покосившись на сквозное отверстие в груди. - Как оно может существовать? Это всё было разрушено...
  Константин насмешливо фыркнул.
  - Ещё не понял, атомщик? А при жизни соображал быстрее. Не всегда по делу, конечно, но...
  Линкен молча заехал ему локтем по рёбрам.
  - Пустоши Васка, - ответила вместо него Лилит. - Так оно называется. Не знаю, как так выходит. Говорят, это место специально для нас. Вроде перевалочной станции. Отдыхаешь - и тебя пропускают дальше. А кто-то задерживается.
  Ветер толкнул Гедимина в правое плечо, и сармат повернулся и увидел третий ядерный "гриб", довольно приземистый, пронизанный зелёными сполохами.
  - Там тоже полигон? - спросил сармат, покосившись в ту сторону, где видел два предыдущих взрыва. "Два полигона. Линкену тут должно нравиться."
  - Тут везде полигон! - фыркнул Константин. - Так ты идёшь или нет?
  При словах "или нет" все взглянули на Гедимина со странной настороженностью. Лилит перестала ухмыляться, Линкен по старой привычке потянулся к шраму на затылке, но, опомнившись, опустил руку.
  - Реактор, - Гедимин, вспомнив о незавершённом проекте, досадливо сощурился. - Я его не достроил. Так и не понял, как он должен работать.
  - Достроишь, - махнул рукой Константин. - Тут таких строителей - полные Пустоши. Объяснят, помогут. Назовут твоим именем.
  Гедимин смущённо хмыкнул.
  - И на Земле... - он запнулся, но решил, что тут всё-таки не Земля - на Земле, на его памяти, взорванное само не отстраивалось. - Там узнают, что я его достроил?
  Сарматы, переглянувшись, дружно фыркнули.
  - Так и не понял, - Константин с досадливым вздохом покачал головой. - Последствия кислородного голодания? Ты мёртвый, теск. Понимаешь? Мертвецы не выходят к живым. И связь тут тоже не работает. Никакая, даже сигма-шифры.
  - А я хотел с тобой связаться, - Линкен сердито сощурился. - Долго пробовал. Нет, никак.
  - Ты говорила, что отсюда можно выйти, - Гедимин повернулся к Лилит. Та смотрела на него с непонятной жалостью.
  - Да, выйдешь, - подтвердила она, глядя в землю. - Только память сотрут. Всё, подчистую. И тело будет другое. Может, даже макака. Помнишь, мы читали, как они рождаются? Жуть, верно?
  Гедимин мигнул. Смутные обрывки странных текстов всплывали в голове, но не складывались ни во что внятное, - литературой, а тем более мифологией, сармат никогда не увлекался. "Значит, всё, что я тут сделаю, останется тут. И никто никогда не узнает..." - он на секунду стиснул зубы. "Да ну вас в ядерный могильник!"
  - Как мне вернуться? - спросил он, недобро щурясь. - Мне надо назад.
  Сарматы переглянулись. Гедимин пристально смотрел на них, ожидая ухмылок, но все трое оставались серьёзными, а Лилит погрустнела.
  - Зачем, теск? - Константин едва заметно поморщился. - Тут всё, что у тебя было. Станция. Полигон. Ирренций. Компания. Куда ты вернёшься?! Тебя через месяц приговорят к расстрелу!
  - Хэ! - Линкен ткнул его кулаком в бок. - Не говори, чего не знаешь!
  Он посмотрел на Гедимина и протянул к нему руку. Глаза взрывника потемнели.
  - Он ведь прав. Тут работать проще. Любые штуки, любые опыты, - никому даже дела нет. Все только рады, если у тебя получается. Я тут первое время взрывал всё, что можно...
  Гедимин невольно улыбнулся.
  - Тебе хорошо. Но я должен достроить реактор.
  Он посмотрел себе под ноги. Пыль колыхалась, так и не сложившись в твёрдую поверхность, но и отверстий в ней не было. Гедимин подпрыгнул на месте, надеясь, что она просядет, но упругая мембрана оттолкнула его. Сарматы снова переглянулись.
  - Как выйти? - спросил Гедимин, глядя на них с нарастающей яростью. "Я поднимался сквозь пыль. Должен быть способ спуститься."
  Он взглянул себе под ноги, намереваясь упасть в пыль и рвать плотный слой ногтями, пока не поддастся. Но плотного слоя не было. Поверхность задрожала, как вскипающая жидкость, и пошла мелкими пузырьками. Над ней поднялись пылевые столбы. Гедимин чувствовал, как они скользят по коже, - чистейший сингит, тёплый от процессов распада.
  - Значит, реактор? - протянул Константин, задумчиво глядя на сармата.
  - Не мешай, - Линкен придержал его за плечо. - Атомщика от реактора не оттащишь. Сам помнишь, чем это кончается.
  Константин криво ухмыльнулся.
  - Никогда этого не понимал. Ну да речь не обо мне. Эй, Гедимин! Тебя, похоже, согласны отпустить.
  Линкен хмыкнул.
  - Ещё бы не согласились! Ладно, атомщик, иди. Мы тебя тут подождём.
  Пылевые столбы поднимались всё выше, очертания обеих станций давно растаяли в дымке, и лица сарматов начали дрожать и расплываться. Лилит вскинула руку в прощальном жесте, Линкен склонил голову, на мгновение прикрыв глаза.
  - Пока не достроишь - не возвращайся, - услышал Гедимин недовольный голос Константина, уже исчезнувшего в светящемся тумане. Он попытался ответить, но грохот крови в ушах заглушил все звуки. Вокруг сомкнулась темнота, потом чёрное поле подёрнулось багровой, быстро светлеющей рябью, побелело - и снова в глаза ударил ослепительный свет.
  Сармат дёрнулся, попытался вскинуть руку и прикрыть лицо, но не смог. Он лежал на спине, намертво пристёгнутый к холодной поверхности. Лампы, свет которых ослеплял его, на самом деле были направлены не в лицо - их лучи сходились на его груди, вскрытой сверху донизу. Сармат видел дымящийся срез, торчащие концы рёбер, приподнятых расширителем, и два силуэта в белых комбинезонах, склонившиеся над ним. Один из них запустил руки глубоко в рану и что-то быстро обкусывал, тут же пережимая обрезки, - так, по крайней мере, показалось Гедимину. Вникать было некогда - чувствительность вернулась мгновенно, и сармат едва не взвыл от боли. Всё тело, казалось, было размозжено.
  - Сюда, - отрывисто сказал один из "белых" другому, и тот опустил внутрь Гедимина обе руки и устройство, зажатое в них. - Да. Держать.
  Что-то пронзительно запищало. Боль усилилась - внутри снова что-то дёргали и сдавливали. Сармат хотел вскрикнуть, но обнаружил, что не может дышать. Писк перешёл в вой, и один из "белых" вскинулся и развернулся к голове сармата. На долю секунды их взгляды встретились.
  - Наркоз, двойной, живо! - рявкнул "белый". Его зрачки расширились, едва не поглотив всю радужку. Со всех сторон раздались изумлённые возгласы, кто-то отключил "пищалку", и сармат почувствовал, как по левой руке вверх расползается приятная прохлада. Дышать он по-прежнему не мог, но это уже не пугало; ощущения быстро смягчались, и вскоре он не чувствовал ничего, кроме усталости. "Жив. В госпитале. Вылечат," - щёлкнуло в мозгу, и сармат прикрыл глаза. Что-то прохладное коснулось его лба.
  - Не бойтесь, Гедимин, - услышал он тихий голос Питера Фокса. - Вы здесь. Мы вас вытащим. Скоро будет не больно.
  
  12 февраля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Когда плотная чёрная завеса перед глазами стала светло-серой, а потом и вовсе побелела, Гедимин понял, что открыть глаза всё-таки придётся. Только это он и мог сделать - поднять веки, чуть-чуть шевельнуть головой. Всё остальное было плотно зафиксировано и, судя по ощущениям, покрыто слоем тёплой жижи. Перед открытыми глазами появилась пластина толстого стеклоподобного вещества. "Медкапсула. Крышка надвинута. Прозрачная для контроля," - мысли в мозгу шевелились так же вяло, как непривычно отяжелевшее тело. Резкой боли не было; ныл правый локоть (Гедимин вспомнил сквозную дырку, попытался рассмотреть, что там на самом деле, но голова не поднималась), поднывало в левом боку. Лежал он на спине; спина не болела, всё остальное, если прислушаться, едва заметно саднило, как подживающая царапина. Сармат скосил глаз на грудь, увидел начало толстого шва, проходящего сбоку от грудины и криво ухмыльнулся. "Ну, хоть рёбра не торчат..."
  Левая рука была приподнята и прикреплена к стенке, под ней проходили какие-то трубки - Гедимин не видел их, но чувствовал, что они уходят в его левый бок, втискиваясь между рёбрами. Сармат попытался шевельнуть пальцами рук - справа всё, что нужно, шевелилось, хоть и с трудом, слева, похоже, шевелить было нечем. Гедимин снова вспомнил, как стоял полуободранный посреди пылевой бури и смотрел в глаза мертвецам. "Померещится же," - он снова ухмыльнулся, закрывая бесполезные глаза - смотреть в капсуле было не на что. "Как там Хольгер говорил? Галлюцинации пустого мозга?"
  Он сделал глубокий вдох. Лёгкие работали, но как-то странно, вполсилы - но, видимо, были на месте, раз к его лицу прикрепили маску с кислородными шлангами и дали ему дышать. В памяти всплыл ошалевший взгляд Питера, и сармат беззвучно хмыкнул. "Наверное, все испугались. Наркоза не хватило, пришлось добавлять... Говорил же ему Кенен - возьми станнер!"
  Сверху, над крышкой, мелькнул продолговатый силуэт, и Гедимин снова открыл глаза. Кто-то остановился над капсулой и несколько секунд смотрел на неё, потом наклонился, поправляя что-то сбоку. В груди стало прохладно, и веки начали тяжелеть. Гедимин, не сопротивляясь, сомкнул их и тихо вздохнул. "Что там с реактором?" - шевельнулась в засыпающем мозгу последняя мысль. "Кажется, взорвался..."
  
  16 февраля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - А ну, на раз-два! - раздался над головой Гедимина непривычно резкий голос доктора Фокса, и сармат, изумлённо мигнув, поневоле открыл глаза и тут же закрыл их - снаружи было слишком светло.
  - Раз-два, взяли! - гаркнул Фокс, и Гедимин почувствовал неприятный холодный сквозняк на мокрой коже, впрочем, быстро сменившийся тёплым ветром. - Голова! Так, руки... Правая! Держите, чёрт вас дери!
  Сверху донеслось недовольное ворчание. Гедимина положили на тёплую поверхность, кто-то подхватил его голову, подсовывая под неё плоскую подушку. Вторая оказалась под правым локтем. На нём всё ещё был фиксатор, и рука не гнулась; впрочем, по ощущениям, всё тело сармата было в фиксаторах.
  - Всё, норма, - снова заговорил Питер. - Оба на выход! Майор Салинас! В экзоскелете плохо слышно?
  Кто-то снова заворчал, но Питер оборвал недовольное гудение коротким рыком.
  - Вы не у себя в участке. В гермоблоке не место посторонним. Я и так дал вам поблажку!
  Гедимин услышал, как закрывается шлюз. "Герметизация," - он зашевелился, порываясь сползти с поверхности, на которую его выложили, но мышцы не слушались. В груди ныло. Сармат попытался вдохнуть поглубже - на этот раз получилось, но боль только усилилась. Его схватили за руку, что-то поправили на плече и с неожиданной силой прижали к ложу.
  - Тихо, Гедимин. Не торопитесь. Сначала откройте глаза, - негромко проговорил над его головой доктор Фокс.
  Гедимин выполнил указание; свет уже не резал глаза, и голова без труда поворачивалась, хотя мышцы за время неподвижности неприятно ослабли. Сармат увидел потолок гермоблока, потом - его стык с прозрачной обзорной стеной; жалюзи были подняты, и на той стороне маячили два жёлтых экзоскелета. "Тяжёлые, "Шерман" довоенный, "Фенрир" переделанный," - машинально отметил про себя Гедимин, прежде чем его взгляд наткнулся на предметы, замаскированные в стыке стены и потолка. Туда были встроены станнеры - даже не одиночные сопла, а поворотные турели, простреливающие блок насквозь по всем направлениям. Сармат, изумлённо мигнув, попытался сесть, но смог только приподняться на одном локте и едва не рухнул обратно.
  - Не так быстро, - Питер, спокойно наблюдающий за его трепыханиями, кому-то кивнул, и под спину сармата подсунули что-то мягкое. - Правый фиксатор снимаем. Попробуете опереться на обе руки.
  Гедимин запоздало почувствовал под пальцами поверхность, скосил взгляд - обе ладони были на месте, обугленное мясо из них не торчало, пальцев по-прежнему было восемь, по четыре на каждой, но левая была покрыта кольцевидными рубцами. Когда правый локоть начал гнуться, Гедимин перевёл взгляд на него - сквозная дыра исчезла, сменившись набором швов.
  - Уже неплохо, - Питер довольно улыбнулся из-под респиратора. - Правый локоть, пальцы левой руки, пальцы ног... Будете понемногу разрабатывать, тут есть тренажёры. Сердце и лёгкие - на контроле. Надеюсь, третий раз вскрывать не придётся.
  "Вскрывать?" - Гедимин, окончательно перейдя в сидячее положение (он и не помнил, что это может быть настолько трудно), посмотрел на свою грудь и с присвистом выдохнул сквозь зубы. Шов с прошлого раза стал ещё толще. Он спускался распухшей полосой от ключиц до нижних рёбер. Он был не единственным - всё тело сармата было так исполосовано, будто его сшивали по кускам, но остальные швы были тоньше, и их края не выглядели как подживший лучевой ожог.
  - Центральный шов тоже на контроле, - продолжал Питер, давая пояснения то ли Гедимину, то ли помощникам. - При водных процедурах прикрывать повязкой.
  Гедимин наконец нашёл взглядом сквозное отверстие в груди - точнее, круглый шрам, оставшийся от него, потрогал его и криво ухмыльнулся.
  - Кто меня так?
  Слова прозвучали невнятно, будто сармат говорил с полным ртом Би-плазмы, а потом она ещё и вытекла. Он сердито провёл ладонью по мокрому подбородку и замер, нащупав ряд вертикальных шрамов. У него не было губ, только жёсткие несмыкающиеся кромки сверху и снизу, и слюна вытекала, не находя препятствий.
  - Полиция, Гедимин, - Питер Фокс сумел разобрать его речь и понять вопрос и теперь придерживал его за левое запястье, то ли нащупывая пульс, то ли удерживая от резких движений. - Неприятно это сообщать, но вы арестованы... и это не больничная палата, а скорее тюремная камера.
  Гедимин бросил быстрый взгляд на прозрачную стену - двое экзоскелетчиков с полным вооружением так и маячили там, не спуская с сармата глаз.
  - При аресте ребята Фостера слегка... перестарались. Кто-то стрелял на поражение, - продолжал Фокс, едва заметно морщась. - Вас притащили сюда, на ходу отряхивая от обломков реактора и вырезая из скафандра. Местами броня снялась вместе с кожей. Я поправлю грубые рубцы, но не сейчас - пока привыкайте к новому сердцу и лёгким. Вообще удивительно, что вы ещё дышите и говорите со мной...
  Он странно усмехнулся.
  Гедимин снова тронул пальцем круглый шрам. "В сердце или совсем рядом," - анатомию он знал средне, но точно помнил, что со сквозной дыркой в груди выжить трудно. "Пересадка... Это, наверное, недёшево. Опять Кенен будет фыркать..."
  - Я видел тебя, - прошептал он, ухмыльнувшись жёстким ртом. - Когда ты во мне рылся.
  Он ткнул пальцем в центральный шов. Питер вздрогнул.
  - Вы помните? - его взгляд стал виноватым. - Чёрт... Я должен извиниться. Когда вас принесли, вы уже не дышали. Энцефалограф пережил войну и, видимо, начал сбоить, - выдал нулевой сигнал, смерть мозга. Если бы шериф не стоял надо мной с ракетомётом, я бы отправил вас в крематорий. Вскрывали лучевым резаком, подсоединяли искусственное сердце... Энцефалограф заработал, когда вы уже смотрели на меня. Не хотел бы я вот так проснуться!
  Он криво усмехнулся.
  "Энцефалограф исправен," - Гедимин в этом не сомневался - всё оборудование госпиталя прошло через его руки. "Это я... Это меня... вернули. Достраивать реактор." Он нелепо ухмыльнулся и утёр слюну.
  - Сидите, - Питер слегка надавил на его плечо. - Наберётесь сил - попробуйте встать. Вода и пища в контейнерах - запас на двое суток. За вами следят, если что - врач придёт. Надеюсь, вы окрепнете достаточно, чтобы осмотреть наш энцефалограф. Если он повторит такой фокус, придётся отправить его на свалку.
  - Он в порядке, - прошептал Гедимин. - А я вот не очень.
  - Вот вам салфетки, - Фокс протянул ему вскрытую упаковку. - Жидкости будут подтекать. С лицом ещё много работы, так что... пока вы себя не увидите. Респиратор прикипел намертво, повезло, что глаза не сварились.
  Гедимина передёрнуло. Он уже чувствовал, что вертикальными шрамами и отсутствием губ дело не ограничилось - носа, кажется, тоже не было.
  - За что меня? - спросил он, оглядываясь на экзоскелетчиков. Они выглядели настороженными, даже напуганными, будто безоружный и едва живой сармат мог серьёзно навредить им.
  Питер прерывисто вздохнул, отводя взгляд.
  - Это... совершенно не моё дело, Гедимин, и я в это не могу поверить. Скорее всего, это оговор и желание выслужиться, и вас очень скоро освободят...
  - Говори, - сармат недобро сощурился и увидел краем глаза, как турели под потолком разворачиваются в его сторону.
  - Вас обвиняют в ядерном терроризме, - ответил наконец доктор Фокс. - Синтез запрещённых радионуклидов, изготовление ядерного оружия, связь с так называемыми "Взрывником" и "Торием"... Вы слышали об их пособнике с позывным "Кецаль"?
  Гедимин мигнул, чувствуя, как холодеет в груди, и становится трудно дышать. "Вычислили," - щёлкнуло в мозгу. "Нашли. Видели реактор, меня... Теперь не отвертишься."
  - Наш шериф считает, что это вы, - Питер нервно усмехнулся. - Пока не знаю, что об этом думать. Будем надеяться, что вас через неделю выпустят с извинениями. У вас остались вопросы?
  Гедимин молча качнул головой. Он тоже не знал, что об этом думать - в голову лезли в основном сожаления о двух реакторах и так и не законченном проекте "Неистовый Свет". "Говорил же Константин - возвращаться некуда," - вспомнилось ему, и он опустил голову.
  Шлюз гермобокса открылся и снова закрылся, выпуская медиков. Экзоскелетчики за стеклом зашевелились, беспокойно поводя турелями. Гедимин повернулся к одному из них, перехватил его взгляд и криво ухмыльнулся остатками губ. Охранника передёрнуло, и он быстро повернулся к сармату боком.
  - Эй, там! - попробовал Гедимин окликнуть его, но внутри гермобокса не было ни щелей, ни микрофонов, - звук наружу не выходил. Сармат задумчиво пошевелил пальцами ног (они гнулись, но с трудом, как будто затекли от долгой неподвижности), попытался сосчитать видимые шрамы, но быстро сбился. "Лучевой резак," - хмыкнул он, скосив взгляд на багровый шов через всю грудь. "Мутировал так, что скальпель не берёт. Ассархаддон бы посмеялся - шуточка в его стиле..."
  Он напряг руки, опираясь на них, - мышцы за неделю заметно усохли и размякли, но вес сармата выдерживали. Он осторожно спустился на пол, широко расставив пальцы ног, и досадливо поморщился, ощутив приступ слабости. "Знают, кто я," - он посмотрел на экзоскелетчиков и недобро сузил глаза. "Будут допрашивать. Лиск мёртв, Кенен... Что с Кененом? Его тоже взяли? Ладно, увидим."
  
  18 февраля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Un, du, ter... Tza!" - досчитав в уме до трёх, Гедимин резким движением сбросил себя с "кровати" - цельного куба из утяжелённого рилкара, намертво приваренного к полу и уходящего фундаментом в перекрытия нижнего этажа. За два дня сармат не расшатал "кушетку" и на миллиметр - да, впрочем, и не пытался. Устройство гермобоксов он помнил отлично - сам предлагал многие элементы и лично участвовал в перестраивании и ремонте...
  Мышцы отреагировали правильно - сармат приземлился на пол мягко и тут же вскочил. Тут ему пришлось прислониться к стене и отдышаться. "То ли что-то с новым сердцем," - досадливо сощурился он, прижимая ладонь к пульсирующему боку с зашитыми отверстиями между рёбер. "То ли я размяк за неделю. Ну да, тут не Пустоши Васка, тут из ошмётков не срастёшься..."
  Вспомнив о Пустошах, сармат криво ухмыльнулся. Сколько он ни говорил себе, что видение - обычный бред, последние всплески активности мозга, оставшегося без кислорода, - это так и оставалось словами. "Что-то там было," - был практически уверен Гедимин; обсудить странное явление было не с кем - что ответит на такие разговоры Питер Фокс, и так было понятно.
  "Так, хватит. Теперь тренировка для рук..." - сармат отделился от стены и подошёл к прозрачному "окну". В верхней его части были встроены петли, впаянные в рилкар; выдрать их можно было только вместе со стеной, и они выдерживали вес Гедимина. Сначала он взялся за них двумя руками, подтянулся несколько раз, досадливо щурясь на правый локоть с неразработанным суставом, потом повис на одной руке. "Сюда бы провода и бусины," - подумал он, вспомнив тренировки у Гуальтари. "Восстановить мелкую моторику..."
  За стеклом что-то шевельнулось. Гедимин спрыгнул с "турника" и посмотрел на охранников. Они не отходили далеко - две или три пары сменяли друг друга, непрерывно следя за сарматом. Гедимин попытался перехватить чей-нибудь взгляд, но ничего не вышло - обе "макаки" упорно смотрели вниз, отслеживая движения пленника по его ногам. Сармат ощупал своё лицо и еле слышно хмыкнул - причины не смотреть выше ступней были вескими. Уцелели только глаза и ротовая полость, и то ему сильно повезло; всё остальное под расплавленным респиратором превратилось в месиво. В ноздри, чтобы не смыкались, вшили какие-то жёсткие кромки - Гедимин легко нащупывал их. "Наверное, это похоже на череп," - подумал он, прекращая бесполезные "исследования". "Мартышки к такому не привыкли."
  На медпосту зажглась красная лампа. Гедимин повернулся на свет - к медику подошёл третий экзоскелетчик в той же полицейской броне и положил перед ним крупный свёрток и какие-то распечатки. Несколько минут люди о чём-то говорили, потом "коп" перебросил непонятную вещь одному из охранников Гедимина, а тот быстро затолкал её в раструб "пневмопочты". На самом деле сжатого воздуха там не было - это была обычная наклонная труба, ведущая в гермобокс, разделённая несколькими опускающимися створками и слишком узкая, чтобы сармат туда пролез. Он и не пытался; с утра ему сбросили запас пищи и воды ещё на два дня, вечером обычно присылали новые ампулы для наплечных дозаторов. Но этот свёрток был слишком велик для контейнера с ампулами и слишком плосок для ящика с едой, и Гедимин подошёл к внутреннему люку, чтобы поймать странный предмет и рассмотреть вблизи.
  - Арестованный Кет! - раздалось по голосовой связи, и сармат стиснул зубы, стараясь не выдать себя дрожью. "Знают, saat hasulesh. Вскрыли досье..."
  - Вам принесли одежду. Одевайтесь и ждите. С вами будут говорить.
  "Началось," - обречённо вздохнул Гедимин, разворачивая слой чёрного скирлина. Внутри были подштанники и длинный белый халат без рукавов, просторный даже для сармата. "На кой им моя одежда, если впереди допрос?" - мелькнуло в мозгу, но сармат вспомнил первую встречу с капитаном Торрегросой и криво ухмыльнулся. Халат он надевал впервые; ощущения были странные - он привык к одежде, прилегающей к коже, а не болтающейся где-то в дециметре от неё.
  Следом по трубе прошуршал второй свёрток. К нему была прикреплена бумага с инструкцией. Внутри Гедимин нашёл самый примитивный из возможных смартов - длинную клавиатуру и такой же длинный узкий экран. Прилепив их, как указывала инструкция, к прозрачной стене и соединив свисающие из трубы провода, сармат снова посмотрел на медицинский пост - там уже собирался народ. Вдоль "окна" выстроились четверо экзоскелетчиков, в коридоре виднелись ещё двое. Седьмой, в "Рузвельте" со звездой на груди, оставался у поста и вместе с медиком рылся в распечатках. "Лично Чарльз Фостер?" - Гедимин невольно ухмыльнулся. "Я такой важный арестант?"
  Фостер подошёл к "окну" и остановился между расступившимися охранниками. Мониторы на броне "Рузвельта" оставались тёмными, и Гедимин, не понимая, куда смотреть, направил взгляд на стену за спиной шерифа. Несколько секунд Фостер стоял молча.
  - Значит, Гедимин Кет, - заговорил он, тщательно выделяя каждый звук полного имени. - Да уж, это было неожиданно. Признаться, мы не сразу поверили. Я даже посчитал, что Маккензи подсунул нам обманку, ложный след. Но свидетельство мистера Конара, данные из архивов Сокорро, показания доктора Фокса... Мы, в общем-то, всё знаем, мистер... "Кецаль". Вас поймали на месте преступления, и я мог бы не терять времени на допросах...
  - Так не теряй, - буркнул Гедимин, недобро сощурившись. Слова прозвучали невнятно даже для него, и он с досадой провёл по безгубому рту ладонью, вытирая слюну.
  - У вас есть переговорное устройство, мистер Кет, - отозвался Фостер. - Печатайте всё, что хотите мне сказать. Доктор Фокс предупредил, что говорить вы не можете.
  Гедимин напечатал - несколько слов, которыми называли полицейских в обсуждениях на сайте новостей. Поступок был не самый умный, но на большее сармат был сейчас неспособен - в мозгу пульсировала недавняя фраза шерифа о показаниях свидетелей. "Маккензи... Так он меня сдал? Они не сами наткнулись? Он всё-таки сдал базу? Но на кой?!"
  Шериф хмыкнул.
  - Обмен приветствиями закончен. Теперь возьмёмся за дело. Узнаёте?
  Он поднёс к стеклу несколько скреплённых листков, и Гедимин вздрогнул и изумлённо мигнул - это была часть его ежедневника, аккуратно вытащенная из середины. Там были наметки для реактора-кольца и соображения насчёт борной кислоты - дальше сармат прочитать не успел.
  - Опыты по ядерной физике, работа с запрещёнными радионуклидами... - Фостер положил ежедневник в чёрный контейнер и убрал под пластину обшивки. - Физик-ядерщик, выпускник Лос-Аламоса... Зачем вы на это пошли? Была же хорошая легенда, работа, тихая гавань... Не из-за дружбы же с Линкеном Лиском? Вы-то должны были понимать, что он полностью безумен.
  Гедимин молча смотрел на него. Слова не находились, и сармат щурился от бессильной злости.
  - Маккензи дал мне график вывоза ирренция, - продолжал шериф, немного выждав. - Вы работали, не жалея себя. Такие объёмы не всякий завод освоит! Семь тонн исходного сырья, полтора центнера выработки в месяц... В Лос-Аламосе очень обрадовались вашим данным. Жаль, что они сгинут в архивах, - запрет на использование ирренция никто не снимал. Знаете, кстати, что вам светит по этому закону?
  Гедимин досадливо сощурился - он стоял на одном месте недолго, но мышцы ещё недостаточно окрепли, и ноги начинали подкашиваться. Он стянул переговорное устройство вниз по стеклу, сел рядом с ним, вздохнул, устало глядя на экран, и напечатал: "Стреляй".
  - Вот так вот сразу? - насмешливо хмыкнули на той стороне. - С радостью, мистер "Кецаль". Весь Кларк выстроился бы в очередь. Вся Австралия... Но сейчас, увы, не военное время. Есть презумпция невиновности, есть судьи, адвокаты... Разбирательство будет громким и долгим, мистер Кет. Вы ещё пожалеете, что не сгорели под обломками реактора.
  "Судьи?" - Гедимин порылся в памяти, но слово было ему знакомо разве что по фильмам. "Что-то из местных традиций. Ещё одна. Сколько же путаницы, мать моя колба..."
  - Ваш реактор сейчас исследуют, - снова заговорил Фостер. - Вроде бы он очень интересен для науки. Вы вроде как вдвое увеличили выход плутония. Это было промежуточное сырьё, верно? Маккензи говорил, что вы до последнего за него цеплялись. Не переходили на уран, хотя с ураном проблем у вас не было. Есть существенная разница?
  Гедимин угрюмо сощурился на жёлтый экзоскелет. "Кроме тех, кто был на базе, этого никто не знал. Даже Иджес и Айзек в такие мелочи не вникали. Только Маккензи..." - думал он. "Эта крыса всех сдала."
  Он потянулся к клавиатуре, чтобы спросить об Иджесе и Айзеке, но вовремя себя одёрнул. "Тихо, теск. Тебя сдали. А ты не сдавай никого. А до Маккензи ещё доберёшься. Если "макаки" раньше его не пристрелят."
  "Что ещё рассказал Кенен?" - напечатал он. На той стороне выразительно усмехнулись.
  - Много, на книгу хватит, - отозвался шериф, показывая железной "клешнёй" толщину тома распечаток. - Он у вас любит болтать. Это вы могли молчать под пытками. Он после одного разговора выложил всё, что знал, и о чём догадывался. Он сдал вас с потрохами, "Кецаль". Но... только вас. А ведь вы не один были, верно?
  Он ненадолго замолчал. Гедимин молча щурился на тёмный экран. "Сдал. Даже не сомневаюсь. Это же Маккензи..." - он поморщился и снова вытер слюну. "А я был один."
  - Серьёзно? В одиночку обогнали мировые лаборатории радиосинтеза? - усмехнулся Фостер. - В одиночку за неделю перерабатывали семь тонн сырья? И реактор, и бомбы для Лиска, - всё в одни руки? Хорошо звучит, но что-то не верится.
  "Я - сармат, а не "макака"," - ответил Гедимин, гордо вскинув голову. "Это вы ни астероида не умеете."
  - Да-да, легендарный сарматский атомщик, - махнул стальной "лапой" "Рузвельт". - Мистер Конар долго вас расхваливал. Он считает, что вы мертвы. Мы не стали его разубеждать. Во избежание лишнего шума и волнений. Профессор уже не молод и не слишком здоров, не хватало ещё ему лететь на Луну из-за сармата-преступника...
  Гедимин молчал. Хотелось прижать к груди ладонь - невидимые обручи снова сдавили рёбра, и воздух еле-еле проходил в лёгкие. "Хорошо, что Конар жив. Плохо, что всё так повернулось..."
  "Он ни при чём," - напечатал он. "Кенен тоже. Это мой ирренций. С ним работал я."
  - Да-да, - усмехнулся Фостер. - Маккензи именно так это и описывал. Как вы угрозами и побоями заставили его снабжать вас деньгами и ураном, работать связным и отдать полбазы под ваши опыты. А он ничего не понимал и вообще ни при чём. Обычная песня мистера Маккензи. Но вы-то зачем её повторяете? Что конкретно он делал, кроме того, что предлагал заменить плутоний ураном? Говорите спокойно, "Кецаль". Чего вы боитесь?
  Гедимин молча качнул головой. "Похоже, они не вчера заподозрили неладное. Кенен давно был под присмотром. А потом на него нажали, и вот..."
  Шериф издал негромкий смешок.
  - Будете покрывать его до последнего? Зря. Он того не стоит. Дрянной сармат, и был бы дрянным человеком. Тогда поговорим о...
  На посту снова зажглась красная лампа. К стеклу быстрой походкой приближался человек в белом комбинезоне.
  - Шериф Фостер, заканчивайте допрос, - сердито сказал он. - Гедимин недавно перенёс тяжелейшую операцию. Видите, он уже не держится на ногах? Хотите слить в канализацию трое суток моей работы?
  Гедимин ожидал, что экзоскелетчик просто отодвинет медика и передаст его охране, но тот, напротив, подался назад. Экран переговорного устройства позеленел и погас - сеанс был окончен.
  - Работайте дальше, док, - отозвался шериф, жестом приказав охраннику смотать провода и закрыть трубу. - Постарайтесь к суду поставить его на ноги. Не хочу, чтобы полицию Кларка обвиняли в изуверстве. Этот сармат нужен нам живым и здоровым. Чем здоровее, тем лучше.
  Издав ещё один смешок, он развернулся и двинулся к выходу. Двое экзоскелетчиков пошли за ним. Доктор Фокс, проводив их сердитым взглядом, пошёл к шлюзу гермобокса и минуту спустя был уже внутри - деловито щупал пульс Гедимина, сверяясь с показаниями датчиков.
  - Я разрешил им донимать вас не более пятнадцати минут, - говорил он, заменяя пустые ампулы в дозаторе. - Не ожидал, что придётся выгонять их силой. Из-за идиотского доноса пытать раненого! Надеюсь, у Фостера хватит совести заплатить вам компенсацию.
  Гедимин криво ухмыльнулся, поднимаясь на ноги.
  - Они говорят правду, - проговорил он, подставив ладонь, чтобы не капать слюной на пол. - Я преступник. Зря ты так ко мне заходишь.
  Питер сердито фыркнул, почти по-сарматски.
  - Отдыхайте, Гедимин. Они настояли на ежедневных допросах. После такого издевательства любой себя оговорит. Постараюсь их одёргивать, насколько это возможно. Фостер очень хочет повышение, но не приносить же вас ему в жертву!
  Гедимин хмыкнул, глядя медику вслед. "В самом деле не верит или просто успокаивает? А, в любом случае, - не бросаться же на него. Вот если Фостер сюда залезет - посмотрим..."
  
  20 февраля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - И охота же вам его выгораживать, - негромко хмыкнул шериф Фостер, прочитав очередной ответ Гедимина. Сармат угрюмо сощурился. Этот допрос был третьим и шёл уже двадцать минут - каждый раз немного дольше, по мере выздоровления допрашиваемого. Гедимин сидел на полу - он не устал, но и не видел смысла тратить силы. "Они видели меня вспоротым снизу доверху," - напомнил он себе, в очередной раз вытерев слюну с подбородка и щёк. "Сдирали скафандр вместе с кожей. Поздно показывать гордость."
  - Пойдём сначала, - снова заговорил Фостер, и Гедимин досадливо сощурился. - Вы утверждаете, что собрали синтезирующий реактор. Кто давал вам сырьё и задания на синтез?
  "Линкен," - напечатал Гедимин. "Он мёртв. До него уже не доберутся," - думал он, но всё равно щурился - даже мёртвого Линкена выдавать "макакам" не хотелось.
  - Линкен Лиск, известный как "Взрывник", - задумчиво проговорил шериф. - Вы работали только с ним? Больше никто не помогал вам?
  Гедимин кивнул, не прикасаясь к переговорному устройству.
  - Вы в одиночку собрали реактор, цех для переработки, каждые два месяца вынимали готовый ирренций и отделяли от сырья, - Фостер сверился с распечаткой, громким щелчком металлической "клешни" отогнал от неё любопытного охранника и продолжил:
  - В течение каждого цикла вы перерабатывали шесть-семь тонн сырья. Сколько времени на это уходило?
  "Семь-десять дней," - напечатал Гедимин. Шериф замолчал на несколько секунд, снова поднял распечатку на уровень "глаз" экзоскелета и выразительно усмехнулся.
  - Семь дней на то, чтобы вынуть сырьё, отделить от него ирренций и снова загрузить реактор? Вы утверждаете, что проделывали это в одиночку? Ни сармат, ни человек не помогал вам? Вы один заменяете огромный завод?
  Гедимин досадливо сощурился.
  "Я - сармат, а не макака," - ответил он. "Обычная тяжёлая работа."
  - Боюсь спрашивать, что ещё для вас обычно, - пробормотал Чарльз, перебирая листы распечатки. - Ладно... Теперь о подземном реакторе. Где вы его взяли?
  "У Линкена," - ответил Гедимин. "Это был его трофей. Ему был не нужен, я попросил себе для работы."
  - Какого рода работа? - тут же оживился Фостер.
  "Ядерная физика," - отозвался Гедимин. "Опыты с конструкцией реактора. Ты его видел. Сам не заметил?"
  - Я далёк от ядерной физики, - отмахнулся шериф. - Это уже не моя работа. Значит, опыты с конструкцией... Долго вы этим занимались?
  "У тебя есть показания Кенена," - ответил Гедимин. "Там и посмотри. Я не помню." Он прижал пальцы к виску и болезненно сощурился, как будто у него заболела голова. На самом деле боли не было - только вязкий туман колыхался внутри черепа, и иногда из него всплывали какие-то обрывки слов и картинок. Ночью он пытался выстроить перед глазами объёмную схему последнего реактора - она дрожала и расплывалась, твэлы путались и даже на схеме порывались расстабилизироваться и то ли расплавиться, то ли взорваться.
  - Зачем вам было ковыряться в этом реакторе? - неожиданно спросил Фостер. - Какой в этом интерес? Вы же сами его создали. Всё, работа закончена.
  Гедимин вздрогнул всем телом. "Маккензи, sa hasu! Он и об этом рассказал... Ну да, конечно. Чего ещё было ждать?! Если начал болтать, трудно остановиться..."
  - Сколько лет создавался атомный флот? - спросил Фостер и сам же ответил:
  - Лет пять, не меньше. От вашей первой смерти до "убийственной атаки". И никто не замечал огромные верфи, научные станции, ядерные испытания... У вас большой опыт скрытной работы, верно? Вы её продолжили, вернувшись в Кларк, да, мистер Кет? Когда Ассархаддон вышел с вами на связь? Отвечайте!
  Гедимин мигнул.
  "Он мёртв," - ответил он. "Я работал для себя."
  Фостер нервно усмехнулся.
  - Вы строили усовершенствованный ядерный реактор для себя?! М-да... Я занесу это в книжечку и покажу нашим умникам. Пусть тоже посмеются. И что вы делали бы с ним, закончив работу?
  Гедимин пожал плечами. "Он был бы," - напечатал он. "Правильный механизм. Хорошая штука."
  - Бомбы вы тоже... усовершенствовали? - неожиданно сменил тему Фостер. - Ради приближения к идеалу?
  "Бомбы - для Лиска," - ответил Гедимин. "За ним охотились. Он защищался. Я помогал."
  - Суд оценит ваши дружеские порывы, - пробормотал шериф. Гедимин жалел, что не видит его лица, - у "макак" любая эмоция отражалась в каждой мимической мышце, и следить за этим было очень интересно.
  На посту зажглась красная лампа, и двое дополнительных охранников зашевелились, беспокойно переглядываясь.
  - Ладно, подведём итоги, - сказал Фостер, не скрывая досады. - Вы, Гедимин Кет, за пять лет пребывания в Кларке построили три крупных ядерных устройства, цех по переработке радионуклидного сырья и несколько десятков ядерных бомб. Всё это вы сделали сами, в одиночку, без чьей-либо помощи, и двигало вами исключительно научное любопытство. Так?
  "Я же сказал про Линкена," - досадливо щурясь, напечатал Гедимин. "Бомбы для него. И он давал сырьё. Твоя "мартышка" забывает делать записи?"
  - Я помню о Линкене. Речь сейчас не о нём, - отмахнулся Фостер. - И Кенен Маккензи, командир базы, на которой всё это происходило, ни о чём не подозревал? Не видел, как вы неделями работаете с ураном?
  "Видел. Я велел ему молчать," - ответил Гедимин. "Не помогло."
  Фостер хмыкнул.
  - Он молчал пять лет. Чем вы так его запугали?
  Гедимин молча показал кулак.
  - Ну, допустим... - пробормотал Фостер; досады в голосе прибавилось, и сармат снова пожалел, что не видит его лица. - А другие сарматы, работающие на базе, ничего не видели и не знали?
  Гедимин качнул головой.
  - Ну да. Огромный флот на глазах у всей Земли, семь тонн урана на глазах у четырёхсот сарматов... Значит, Ассархаддон всё-таки мёртв?
  Вопрос был неожиданным, но Гедимин не замешкался с ответом.
  "Мёртв," - напечатал он. "Жаль."
  В коридоре появился доктор Фокс.
  - Шериф, - сердито сказал он, - вы решили добить подозреваемого, не дожидаясь приговора? Кажется, я очень ясно определил возможную продолжительность допроса. И вы снова его затянули.
  Он стоял у поста, пока Фостер и его команда не вышли за пределы видимости. Гедимин, выключив переговорное устройство, перебрался на лежак - после общения с "копами" на него каждый раз накатывала странная, очень неприятная слабость. Он задремал было, но очнулся от прикосновения к руке. Над ним стоял, обеспокоенно глядя на него, Питер Фокс.
  - Вам плохо?
  - Устал, - качнул головой Гедимин. Звуки, выходящие из безгубого рта, звучали ещё более невнятно, чем обычно, и сармат досадливо поморщился. Фокс тронул его подбородок, задумчиво сощурился, что-то замерил и отошёл на шаг, будто хотел оценить что-то со стороны.
  - Завтра, с четырёх до пяти, - пробормотал он. - Как раз будет "окно", и я вас возьму. Попробуем что-нибудь сделать с носом. Кожа есть, хрящевые перегородки... Да, можно попробовать. Но меня больше беспокоит рот. Вы не голодны?
  Он протянул сармату контейнер с Би-плазмой. Тот, мигнув, принял ёмкость, открыл и поднёс ко рту - есть действительно хотелось. В очередной раз он едва не прокусил края контейнера зубами, резким движением выдавил половину содержимого в рот и запрокинул голову, надеясь, что в этот раз ничего не вывалится. С трудом проглотив слишком большой ком, сармат повторил действия и отдышался. Стоило опустить голову, остатки Би-плазмы и обильная слюна хлынули на подбородок и закапали на халат. Гедимин досадливо сощурился и потянулся за салфеткой.
  - Вот то-то и оно, - пробормотал Питер, пристально следя за движениями сармата. - Нужен чувствительный мягкий край большой подвижности. Придётся немного выждать. Завтра займёмся носом, а дней через пять посмотрим, что можно сделать с губами.
  Гедимин пожал плечами. Об отсутствии носа он не вспоминал, пока не прикасался к лицу; жёсткие и слишком короткие губы мешали больше, но через месяц сармата должны были расстрелять, и он думал, что несколько недель можно и потерпеть. "А там всё отрастёт," - еле слышно хмыкнул он, вспомнив недавнюю встречу. "Хоть из ошмётков, хоть из плазмы. Надо будет пройти обычным путём. Интересно, что это такое? И спросить не у кого..."
  
  22 февраля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Д-да, - голос шерифа отчётливо дрогнул. - Над этим вчера трудился доктор Фокс? Что ж, буду знать, как это выглядит. Наденьте маску, Гедимин. Док хорошо придумал, когда её вам выдал.
  Гедимин криво ухмыльнулся, даже не пытаясь представить, как сейчас выглядит его ухмылка - без губ, с торчащими наружу зубами на лице, наполовину состоящем из швов и шрамов.
  "Сам сделал. Что теперь не нравится?" - напечатал он, свободной рукой закрепляя на затылке ремешки маски. Это был кусок плотного белого скирлина, прикрывающий лицо от глаз до самой шеи. Он уже намок от слюны, и Гедимин думал, что к концу допроса он пропитается полностью.
  - Ошибаетесь, - кисло ответил шериф Фостер. - В мои планы не входило вас увечить. Приказ был - взять живым, по возможности невредимым. Дырка под вашей лопаткой - это уже самодеятельность. Я лишил его очередного повышения, если вас это утешит. А теперь вернёмся к делу...
  ...Маска, мокрая от слюны, начала прилипать к лицу. Гедимин в очередной раз отодвинул её и поморщился. Голова снова гудела, сердцебиение неприятно участилось, как будто сармата снова накачали нейротоксинами и оставили без воды. "Те "макаки" с пыток начали," - думал он. "Интересно, эти скоро до них дойдут?"
  - Ладно, ещё раз, - судя по голову, шериф Фостер тоже был недоволен ходом разговора и полученной информацией. - По приказу Ассархаддона вас вывезли на секретную лунную базу для работы над ядерными проектами. Вас было четверо, трое сейчас мертвы. Вы работали пять лет, итогом любовалась вся Земля... и посейчас любуется, и не исключено, что последствия вашей работы переживут нас всех. И вы говорите, что не помните ничего из своей работы?
  Гедимин молча кивнул. Фостер придвинулся к стеклу, стальная "клешня" странно дрогнула, сармат выжидающе хмыкнул - "Будет ломать бокс? Перегородка-то прочная..."
  - Показания доктора Фокса, конечно, интересны... - пробормотал Фостер с нескрываемой досадой, перелистывая распечатку. - Про нейротоксины, облучение мозга и тому подобное... Вы забыли то, чем занимались пять лет?! Вы сармат или идиот?!
  Гедимин изумлённо мигнул. Фыркать в маску не стоило - ткань не смогла впитать такой большой плевок, и слюна потекла по шее. Ощущения были гадкие, но мысли тут же прояснились.
  "Идиоты были в Сокорро," - напечатал он. "Они выжгли мне память и стёрли мои заметки. Больше никто ничего не узнает."
  Он сдёрнул маску и растянулся на полу, подложив руку под голову. В этот раз усталость навалилась особенно сильно - видимо, из-за того, что ему напомнили про Сокорро. "Когда уже меня расстреляют?" - с тоской думал он, глядя в красноватую мглу под опущенными веками. "Всё рассказал, все улики собраны..."
  Его окликали, но он не собирался отвечать. Несколько минут ругани, мигания огней и лязганья экзоскелетов спустя в бокс проник прохладный ветер, а потом в предплечье сармата воткнулась тонкая игла.
  - Успокойтесь, Гедимин, - прошептал Питер; его голос дрожал от сдерживаемого гнева. - Сегодня вас никто не тронет. Можете встать?
  Гедимин поднялся. Слабость отступила, и даже невидимые обручи уже не так сильно давили на грудь. "Всё-таки подобрал действующий анестетик," - подумал он, с удивлением глядя на Фокса.
  - Ты слышал? - он вяло кивнул на окно, за которым остались только два охранника. - Это правда. И флот, и бомбы...
  - Правда это или нет, над вами не должны издеваться, - отозвался Питер, глядя в сторону. - Ни на следствии, ни на суде, ни после вынесения приговора. Ложитесь на кушетку, я осмотрю швы.
  - Всех убили, - прошептал сармат, глядя в светящийся потолок. - Некого больше спрашивать. Все мертвы...
  - О чём вы? - доктор Фокс наклонился над ним, заглядывая в глаза. - Кто мёртв? Ремонтники мистера Маккензи, за исключением вас, ещё девятого погрузились в барк. Срочная депортация, так назвали это в новостях. Во избежание недовольства и беспорядков, - обычная болтовня. Но их ни в чём не обвиняли. Разве что... Ну нет! Если из суда над вами собираются устроить шоу, то и Кенена и остальных выставили бы точно так же. Ничего замалчивать не стали бы. Чем больше преступников, тем лучше для Фостера. Все наши сарматы живы, можете не сомневаться. Даже мистер Маккензи.
  Гедимин слушал его, растерянно мигая. "База депортирована? Значит, Маккензи всё спланировал заранее... и их отпустили в обмен на... меня? Забавно..." - он невесело ухмыльнулся. "Кровавая жертва, как говорил Константин..."
  - Кажется, вам легче, - сказал Фокс. - Маску можете не надевать, она только мешает. Завтра будет ещё одно вмешательство, меньших размеров. Ткани для губ уже растут, дня через три попробуем вернуть вам речь. Двадцать шестого - воскресенье, надеюсь, шериф хотя бы на день от вас отстанет.
  "Да пусть," - Гедимин молча сощурился в потолок. "Значит, шоу... Свалят на меня всё, о чём они знают. Наверное, взлом Стального Пояса тоже пристегнут к делу. М-да, одним расстрелом тут не отделаешься..."
  
  25 февраля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Только под моим наблюдением, шериф Фостер, - услышал Гедимин сердитый голос доктора Фокса. Говорящий стоял где-то сбоку, расстояние было трудно определить - сармат сейчас плохо понимал, где он сам. В крови распадались анестетики и миорелаксанты, что-то ещё действовало на тело и мозг, что-то уже разрушилось, но тоже действовало, - Гедимину казалось, что он растёкся лужей по поверхности с постоянно изменяющейся площадью. Гул в ушах постепенно стихал, откуда-то тянуло холодом, сквозь веки, приподнятые в попытке открыть глаза, проникал неприятный белый свет. Ни поднять до конца, ни опустить их сармат не мог - он вообще не был уверен, что у него есть веки. "Биохимия. Сложная штука..." - медленно проплыло в мозгу.
  - Да, только так, - снова услышал он голос Питера. За то время, пока сармат пытался открыть глаза, он успел сместиться и теперь стоял за головой лежащего Гедимина.
  - Я доверяю вашим специалистам, - сухо ответил Фокс невидимому собеседнику. - Только поэтому я вообще это разрешил. Нет, вы никуда его не потащите. Если он погибнет от вашей неосторожности, я не хочу отвечать за его смерть.
  "Это про меня?" - мысли, казалось, лениво переползали от нейрона к нейрону, успевая вздремнуть по дороге. "Шериф? Чего ему... А, опять допрос... Сейчас меня трудно будет допрашивать..."
  - Да, именно в этом боксе - или нигде, - снова заговорил Питер. - И не забудьте о протоколах безопасности. Меня не волнует - я только пытаюсь делать свою работу. Постарайтесь мне не мешать.
  На некоторое время - около минуты, если только Гедимин не заснул между подсчётами секунд - вокруг стало тихо, и даже свет потускнел. Потом поверхность, на которой сармат лежал, слегка задрожала. Его приподняли, подсунули что-то под верхнюю часть спины, прислонили голову к вертикальной подушке. В руку воткнулась тонкая игла.
  - Действуйте, - сухо сказал доктор Фокс; теперь он стоял слева от сармата, держа его за запястье. - Я по-прежнему не понимаю, почему надо было это делать сразу после сложной операции.
  - Сейчас его мозг более восприимчив к воздействиям, - отозвался незнакомый голос. - И он не сможет сознательно удерживать блок. А значит, будет меньше повреждений. Закрепляйте!
  К вискам и лбу сармата прижалось что-то холодное. "Сканер," - он попытался стиснуть зубы, но даже мышцы челюстей сейчас ему не повиновались. Кожу на висках прижгло холодом, потом возникло неприятное ощущение давления и низкий гудящий звук. "Ещё две дырки в черепе," - с досадой подумал сармат. "Там, наверное, уже рубцы. Поэтому так долго сверлят. Говорил же - сканер меня не берёт..."
  Гудение прекратилось, и в отверстия протиснулись тонкие щупы. Неприятные ощущения продолжались считанные секунды. Гедимин прислушивался к происходящему внутри головы, но ничего не чувствовал. "Ложный след," - запоздало подумал он и попытался сосредоточиться. "Им нужны данные о проекте "Феникс". Как и тем, в Сокорро. Дать им ложный след..."
  Когда-то это легко ему давалось - выстраивание мысленных схем, перемещение элементов... Сейчас он почти ощущал, как перегретый мозг дымится. Вместо трёхмерного - или хотя бы плоского, в развёртке - чертежа перед глазами плыли мутные цветные пятна. "Твэл," - сармат стиснул зубы. "Представь себе твэл. Ты же знаешь, что это. Вот ты держал их в руках. Обычный ирренциевый твэл..."
  Картинка мелькнула перед мысленным взором и расплылась в кляксу. В мозгу плавали разрозненные слова и числа, вроде бы относящиеся к теме. Твэл из них не собирался.
  - Стоп! - вскрикнул доктор Фокс. - Отключайте, я сказал!
  - Не вижу оснований для... - начал было другой голос, но тут же осёкся. Гедимин услышал щёлканье клавиш. В его руку снова что-то воткнулось, немного ослабив невидимые обручи на рёбрах. Он вдохнул так глубоко, как только мог, пытаясь взломать их. Давление стало чуть меньше.
  - Мы ничего не делали, доктор Фокс, - начал оправдываться незнакомый голос. - Ничего, что могло бы вызвать реакцию. Это случайность. Я предлагаю выждать несколько минут и продолжить.
  Питер ничего не ответил. Время шло; сканер - работающий или нет - по-прежнему сдавливал сармату череп. "Но это не из-за сканера," - Гедимин судорожно вздохнул. "Не из-за сканера. Просто мозг отказал. Даже такая простая вещь... Кислородное голодание, как говорил Фокс."
  Он попытался вспомнить устройство "Звёздного Кондора", пять лет маячившего у него перед глазами на ремонтной базе. В памяти всплывали отдельные цифры, обрывки схем, - какие-то осколки, из которых никак не складывалось целое. "Вот и всё," - думал сармат, чувствуя под рёбрами холод. "Теперь действительно - всё."
  - Снимайте, - услышал он голос одного из чужаков. Сканер убрали, проколы на висках заклеили, и сармату наконец позволили вытянуться во весь рост. Он лежал, не открывая глаз, и думал о чертеже прожигателя. Эта схема у него получилась; он попытался вспомнить, как именно это устройство работает, и мозг снова заклинило. "Что-то должно пульсировать," - сармат тяжело вздохнул. "А что-то - сближаться. Если бы взять его в руки, я вспомнил бы..."
  В последнем он не был уверен, но решил дальше об этом не задумываться - поводов для расстройства и так хватало.
  - Это невозможно! - донёсся до него сердитый голос шерифа. - Ваш прибор исправен? Да? Тогда - что это, и где результат?
  - Это обязательно выяснять в карантинном боксе? - недовольно спросил Питер. - Вы закончили работу? Прошу выйти и не мешать пациенту приходить в себя.
  Постепенно вокруг стало тихо. Гедимин перевернулся набок. Его лицо было прикрыто повязкой, её, насколько сармат помнил, просили не трогать, и он не стал проверять, что под ней. "Да хоть что," - он досадливо поморщился. "Мне выжгло мозги. А их заново не сошьёшь." Вытянув перед собой руку, он провёл пальцем по прохладной поверхности. Чертёж не складывался.
  - Дикарство какое-то, - пробормотал над головой сонного сармата доктор Фокс, и Гедимин зашевелился, с трудом открывая глаза. - А, вы не спите. Завтра воскресенье, но я не удивлюсь, если шериф решит поработать сверхурочно. Не понимаю, чего он от вас добивается?
  Гедимин неопределённо шевельнул плечом.
  - Что дал сканер? - хрипло спросил он. Вокруг рта что-то пыталось двигаться, но с запозданием, и речь по-прежнему была невнятной, но слюна уже почти не вытекала - похоже, эксперимент Фокса удался.
  - Ничего, - ответил Питер, деловито проверяя показатели сармата. - Настолько ничего, что его посчитали сломанным. Увезли на проверку. Надеюсь, до понедельника не вернутся. Это дикарский метод, мне казалось, что с ним давно покончено. Что они искали в вашем мозгу?
  Сармат снова пожал одним плечом.
  - Нет там ничего, - буркнул он. - Полный вакуум.
  
  01 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Что ж, очень даже неплохо, - пробормотал себе под нос доктор Фокс. - Хорошо. Теперь наберите воды в рот и удерживайте её.
  Гедимин выполнил указания и уставился на своё отражение. Продержался он недолго - две секунды спустя он фыркнул, и вся жидкость вылетела в зеркало. Рожа с раздутыми щеками выглядела на редкость нелепо... но всё-таки он уже был похож на сармата, а не на обугленный череп.
  - Да, ничего не подтекает, - спокойно отметил доктор Фокс, протирая зеркало. - Теперь проблем с едой не будет. Работы, конечно, ещё много...
  Сармат молча смотрел на себя. Теперь зубы не торчали - у него снова был нормальный рот, а ряды вертикальных шрамов сверху и снизу не мешали ни есть, ни говорить. Нос тоже был - сильно сплющенный по сравнению с прежним, по скулам протянулся заметный ветвящийся рубец, но кости уже не выглядывали.
  - Мне дадут нормальную одежду? - спросил Гедимин, покосившись на свисающий с плеч халат. - Швы уже зажили...
  - Не так хорошо, как вам кажется, - качнул головой Питер, убирая зеркало в футляр. - К тому же я буду понемногу их сглаживать. Особенно тот, что по центру. Если бы я знал, что вы ещё живы, не стал бы вскрывать вас лучевым резаком...
  Гедимин озадаченно хмыкнул.
  - Тогда я не был бы жив, - заметил он. Что ему меньше всего сейчас мешало, так это шрам на груди, - с тех пор, как сармат приспособился скатываться с высокой кушетки, он и не вспоминал, что покрыт швами.
  На посту мигнула красная лампа. Питер Фокс покосился на неё и скривился.
  - Шериф на подходе, - сказал он. - Снова оставляю вас ему на растерзание. Держитесь, Гедимин. Вы не обязаны отвечать за всю свою расу!
  Шериф Фостер остановил экзоскелет напротив смотровой стены и долго стоял там молча, копаясь в распечатках. От раза к разу их становилось больше. Гедимин смотрел на кипу листов и ждал, с вялым интересом гадая, о чём будут спрашивать сегодня. Досье из Ураниум-Сити, показания Кенена, сведения с уцелевших серверов сарматских баз, - сейчас полиция знала о Гедимине столько, что могла расписать его биографию по дням. "Чего ещё им от меня надо?" - с тоской думал он, пересчитывая листы распечаток. "Опять будут вытягивать сообщников?"
  - Всплыло ещё кое-что интересное, - заговорил наконец Фостер. - Вам знакомо название "Нью-Кетцаль"?
  Гедимин мигнул.
  "Я не бомбил его," - напечатал он.
  - Вы находились на борту крейсера "Феникс" во время рейда на Нью-Кетцаль? - спросил Фостер, как будто ничего не читал. - Ранее вы утверждали, что капитан доверил вам управление всеми ракетными шахтами. Они всё ещё были в ваших руках в тот день?
  Гедимин кивнул, угрюмо щурясь. "Я не бомбил его," - повторил он.
  - Город был полностью уничтожен этим обстрелом, - продолжал Фостер. - Кто выпустил ракеты по атомной станции?
  "Не знаю," - напечатал Гедимин. "Я этого не видел."
  - Находясь у пульта управления этими ракетами? - хмыкнул шериф. - Как у вас всё удачно складывается! Одно вы забыли, другое - не видели...
  "Меня вытащили из отсека," - отозвался Гедимин, стискивая зубы. "Так вот оно что... На меня хотят повесить ещё и Нью-Кетцаль. Будто мало им трёх городов в Мацоде..." - думал он, с тоской глядя на экран.
  - Во время боя? Вытащили из отсека управления реакторами и ракетными шахтами? Впервые слышу о таком тактическом ходе, - усмехнулся Фостер. - Причины?
  "Я отказался его бомбить," - напечатал Гедимин, недобро щурясь на экзоскелетчика. Внешние мониторы по-прежнему оставались тёмными, но сармат не сомневался, что человек внутри ухмыляется.
  - Вы не выполнили приказ капитана? - Фостер как будто удивился. - Оставим в стороне, почему вы ещё живы...
  "Меня сослали на Кагет. Почитай свои бумаги, там это есть," - напечатал Гедимин.
  - Я сказал - оставим это в стороне, - отмахнулся шериф. - Итак, вы не выполнили приказ. У вас были на то причины?
  Гедимин поморщился. "Отвечать или нет?"
  - Ну-ну? - поторопил его Фостер.
  "Там были реакторы. Я не хотел их взрывать," - ответил сармат.
  На несколько секунд стало тихо, только щёлкнул коммутатор. Гедимин сузил глаза. "Чего он? Смеётся? И что тут забавного?!"
  - Прекрасная причина, - сказал наконец Фостер. - Очень логичная, прямо-таки очевидная. Допустим, я вам верю. Но у этого поступка должны быть свидетели, разве не так? Вы не выполнили приказ, во время боя вас вытащили из отсека, кем-то заменили, разбомбили город, бой закончился... У вас есть свидетели, Гедимин? Кто-то может подтвердить ваши слова?
  Гедимин тяжело качнул головой.
  "Они мертвы. Сайджин, Йенью, Стивен," - напечатал он, старательно унимая дрожь в пальцах. "Теперь свидетелей нет."
  - Отлично сказано, - отозвался Фостер. - Значит, вы могли выпустить эти ракеты, должны были выпустить их... и вы их не выпустили, и об этом знаете только вы?
  Гедимин стиснул зубы.
  "Меня вышвырнули на Кагет. За красивые глаза, что ли?!" - напечатал он.
  - У вас был давний конфликт с капитаном, - ответил шериф, и в его голосе отчётливо звучала насмешка. - Ещё один удачный вылет на вашем счету, зависть, конкуренция... Никто не знает, за что вас выслали на Кагет. Известно только, что вы там были. Может быть, вы дезертировали, а?
  "Не вешай на меня Нью-Кетцаль," - напечатал Гедимин; его трясло от бессильной злости. "Я его не бомбил!"
  - У вас всё как-то странно, мистер Кет, - протянул Фостер. - Вы делаете то, чего не можете сделать, и не делаете того, что сделать обязаны... Так есть хоть кто-то, кто подтвердит, что вы не выпускали тех ракет?
  Гедимин молчал. "Стивен сдох. А знал, получается, только он..." - думал сармат с вялым удивлением. "Я жалею о смерти Стивена. Неожиданно..."
  - На этом мы и остановимся, - сказал довольный Фостер. - Теперь поговорим об Иерусалиме...
  
  03 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Гедимин отпустил правую руку; теперь вес его тела приходился только на пальцы левой. Он согнул её в локте, подтягивая тело к неудобному "турнику", и замер в верхней точке.
  - Хватит? - спросил он, глядя сверху вниз на Питера Фокса. Медик, встав у дальней стены, внимательно наблюдал за его упражнениями. У сармата наконец забрали дурацкий халат, но взамен ничего не принесли, и он, оставшийся в одних подштанниках, чувствовал себя механизмом на техосмотре.
  - Да, очень хорошо, - кивнул Фокс. - Вы молодец, Гедимин. Восстановились в рекордные сроки.
  - Где моя одежда? - спросил сармат, мягко опустившись на пол. Пальцы послушно расходились в стороны, смягчая удар, и снова собирались в узкую стопу, будто их и не пришлось сшивать из обугленных обломков и выращенных тканей.
  - А вот с ней заминка, - ответил Питер. - На складе вашего размера нет, за индивидуальный заказ надо платить, а мы ещё не выяснили, кто это будет делать. Шериф обещал уладить вопрос...
  Гедимин поморщился.
  - Принеси мне бумагу и что-нибудь, что пишет, - попросил он. - Здесь скучно.
  Питер хмыкнул.
  - Постараюсь, Гедимин. Если шериф даст разрешение.
  Сармат удивлённо мигнул.
  - Это твой госпиталь. Какое разрешение?!
  - Это мой госпиталь, - подтвердил, слегка изменившись в лице, доктор Фокс. - И всё, что касается лечения, определяю я. Бумага к медицинским препаратам не относится. Я попробую убедить Фостера в обратном, но навряд ли получится.
  ...Охранники прикрыли глаза тёмными щитками, как будто в госпитале можно было нарваться на световую гранату. Гедимин разочарованно хмыкнул - время от времени перехватывать чей-нибудь взгляд и удерживать, пока "макака" не позеленеет и не отвернётся, было забавно.
  - Я слышал, вам понадобилась бумага, - без приветствий перешёл к делу Чарльз Фостер. - В чём же вы решили сознаться? Я здесь, мистер Кет, и я очень внимательно вас слушаю. Или вы внезапно вспомнили, чем занимались у Ассархаддона, и решили поделиться чертежами?
  Гедимина передёрнуло. "Верно же," - подумал он, щурясь от досады. "Любой чертёж пошёл бы прямо к нему. Атомщик, ты дебил! А, какой из тебя атомщик..."
  - Видимо, нет, - сам себе ответил Фостер, выждав десяток секунд. - Ну что ж, можете приберечь признания для первого заседания суда. Там будет кому их послушать. Такая коллегия не собиралась с довоенных времён!
  Гедимин мигнул.
  - Когда будет суд? - спросил он вслух. Теперь, когда он мог говорить, в переговорном устройстве не было нужды, и его забрали.
  - Очень скоро, мистер Кет, - судя по голосу, Фостер тоже ждал суда с большим нетерпением. - Ради вас собрались большие люди! Думаю, расстреляют вас тоже с особыми почестями.
  - Тебе дадут много полосок? - Гедимину вспомнился Стивен, трясущийся над знаками отличия, и он поморщился. - Сделают адмиралом?
  Фостер хмыкнул.
  - Подумайте о себе, мистер Кет. Вы ещё можете смягчить приговор. Вам даже дали адвоката - вот уж что лишнее, то лишнее! Военным преступникам не положен адвокат, мистер Кет.
  - Забирай, - Гедимин пожал плечами. - Я его даже не видел.
  Из экзоскелета донёсся сдержанный смешок.
  - Не я дал, не мне и забирать. Пока что у нас ещё пара дней на разные мелочи. Итак, вы не помните, чем занимались в "Гекате". А чем был занят Линкен Лиск? Кем он считался? Учёным? Лаборантом? Испытателем-добровольцем?
  Гедимин недобро сузил глаза.
  - У него спроси, - ответил он. - Я ничего не знаю.
  "На меня уже повесили всю войну," - думал он, глядя мимо Фостера и не видя ничего, кроме холодного зеленоватого света. "Пусть хотя бы знают, что я сделал реактор. И бомбу. Её тоже сделал я. Пусть они это запомнят."
  
  06 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
   - Да расстреляйте вы его уже прямо здесь! - донёсся из коридора сердитый голос доктора Фокса, и Гедимин, до того спокойно занимавшийся упражнениями, спрыгнул со стены и удивлённо мигнул. - И не тратьте попусту время - ни моё, ни судьи Бойда!
  Мимо медицинского поста, погасив на ходу красную лампу, прошли доктор Фокс и шериф Фостер в сопровождении двух охранников. Гедимин отошёл к кушетке и сел, с интересом глядя на пришельцев. Последний допрос был позавчера; сармат не думал, что способен тосковать по шерифу, но в гермобоксе было невыносимо скучно. Бумагу ему так и не принесли; из памяти со скрипом извлекались простейшие чертежи, не относящиеся к ядерным технологиям, а при малейшей мысли о реакторах голова ощутимо опухала и тяжелела. "Вот бы твэл взять в руки," - с неожиданной тоской подумал Гедимин. "Наверное, уже не придётся..."
  - Так почему мистер Кет не может дойти до суда своими ногами? - спокойно спросил шериф, остановившись у смотровой стены. - До здания его довезёт патрульный глайдер...
  - Мистер Кет месяц назад перенёс пересадку лёгких, сердца и клиническую смерть, - сердито отозвался Фокс. - Вы на его месте сейчас лежали бы пластом и вспоминали собственное имя. Или вы тащите его туда с оборудованием и сопровождающим, или берёте бластер - и сами отвечаете за его смерть.
  - Он не может, - хмыкнул Гедимин, подходя к стене. - Ему судья запретил.
  По знаку шерифа один из охранников подошёл к люку "пневмопочты" и сбросил в трубу свёрток.
  - Одевайтесь, мистер Кет, - сказал Фостер. - Завтра утром вас ждёт судья Бойд. И ещё много людей, собравшихся ради вас. Вот только решим, кто и на чём вас туда повезёт...
  - Я могу идти, - буркнул сармат.
  - Не надо, Гедимин, - устало отозвался Питер Фокс. - Вы приедете обратно на руках у охраны... или, что вероятнее, кому-то из нас придётся на ходу сшивать оборванную аорту и вливать в вас пять литров крови. Шериф Фостер, пришлите мне вечером ваших людей, я их проинструктирую - и тогда, так и быть, обойдёмся без сопровождающего. Моим людям тоже есть чем заняться, особенно с утра.
  - Надеюсь, про пять литров крови вы преувеличили, - пробормотал Фостер, с сомнением глядя на Гедимина. - Незачем ждать вечера. Я вызову их сейчас, а вы покажете ваше оборудование. Можем даже провести учения. Не бойтесь, вашего сармата вернут таким же, каким увезли. Судья Бойд обычно не торопится - заседания растянутся на месяц, и раньше апреля никого не расстреляют.
  
  07 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Красный свет на медицинском посту зажёгся в шесть утра. Гедимин, дремавший на кушетке, едва успел открыть глаза, как в коридоре послышались тяжелые шаги. Отряду экзоскелетчиков было тесно в помещениях госпиталя - они разбили строй и растянулись вдоль прозрачной стены гермобокса, на ходу опуская на глаза тёмные щитки. "Предупредили," - Гедимин невесело ухмыльнулся, пересчитывая "копов". "Это всё за мной?"
  - Сидите спокойно, Гедимин, - услышал он голос доктора Фокса. - Оденетесь, когда я осмотрю вас. Да, шериф Фостер, я помню, что на сегодня назначено. Мою работу это не отменяет.
  Через три минуты Фокс был внутри. Он быстро проверил показатели сармата, осмотрел швы и одобрительно кивнул.
  - Пожалуй, вы выдержите это судилище. Вам разрешили говорить сидя.
  Он смотрел мимо сармата и выглядел до странности смущённым. Гедимин удивлённо хмыкнул.
  - Одевайтесь, - велел Питер Фокс, кивнув на свёрток под трубой "пневмопочты". - Одежда на выход.
  В свёртке было чистое бельё и комбинезон из плотного оранжевого скирлина. Гедимин по привычке поискал крепления для инструментов и удивился, не найдя пояса и сапог. Зато тут были белые носки, сделанные на очень большую человеческую ступню - мешком, без отдельных пальцев.
  - И это вам, - кивнул Питер, увидев, что Гедимин замешкался. - Из запасов шерифа. Все сарматские носки, видимо, вывез мистер Маккензи...
  Когда Гедимин кое-как натянул неудобный носок на сжатые пальцы и выпрямился, Фокс всё ещё стоял рядом. В руках он держал металлические предметы и выглядел ещё более смущённым, чем раньше.
  - Заведите руки за спину, - попросил он, глядя в пол. - Это магнитные наручники. Без них шериф отказывается иметь с вами дело.
  Гедимин хмыкнул.
  - Боится?
  Сопротивляться было бессмысленно - да и бесполезно. Браслеты легли неплотно, не врезаясь в запястье, но между ними расстояния почти не оставили. Гедимин сложил руки, пошевелил пальцами - достать до браслета не получалось.
  - Выходите, я за вами, - распорядился Питер, шагнув в сторону. Входной шлюз уже был открыт - обе створки одновременно, в нарушение протоколов безопасности.
  - У тебя хоть бластер-то есть? - шёпотом спросил Гедимин, медленно подходя к открытому люку. Снаружи уже ждали. Четверо экзоскелетчиков выстроились в коридоре - двое с одной стороны от распахнутого шлюза, двое с другой.
  - Обо мне не беспокойтесь, - ровным голосом ответил доктор Фокс, останавливаясь в дверях. Гедимин прошёл дальше, но ненамного - едва он высунулся из шлюза, его с двух сторон схватили за плечи и усадили в сооружение, отчасти похожее на одну из больничных каталок, но более массивное, размещённое на складной колёсной тележке. У агрегата был даже штурвал, но поуправлять сармату не дали - пристегнули за предплечья к поручням, скрепили вместе ноги и туго обвязали вокруг пояса цепью, примотав к спинке сидения. За штурвал взялся один из экзоскелетчиков.
  - Выходим, - деловито сказал в передатчик Фостер, мельком глянув на сармата. - Через двадцать минут будем. Да, удвоенная охрана плюс мои ребята. Лучше перестраховаться, сэр. Да, вас понял. В фургон его, живо!
  В бронированный фургон, кроме Гедимина, влезли четверо сопровождающих, остальные забрались на крышу - сармат слышал их тяжёлые шаги и грохот обшивки. Охранники сгрудились вокруг. Гедимин рассматривал их экзоскелеты - больше в закрытом фургоне смотреть было не на что. От скуки он поискал неисправности, но ничего не увидел - то ли всё было в порядке, то ли "ремонтный рефлекс" в очередной раз отключился. Мозг, даже вытащенный из гермобокса, работать не хотел - даже марки вооружения вспоминались с трудом, не говоря уже о внутреннем устройстве. У одного из охранников на плече было закреплено что-то вроде базуки с утолщённым стволом, внутри которого просматривались какие-то полукольца, соединённые в плотную спираль; оружие, судя по расположению других стволов, весило столько же, сколько все они, вместе взятые. "Переносной гравитрон?" - подумалось Гедимину, и он невольно усмехнулся. "На лёгком экзоскелете? Отдачей расплющит. Что-то другое, но не кинетика и не бластер. Огнемёт? Нет, непохоже. Хотя сопло рассчитано на высокую температуру..."
  Он рассматривал странное оружие, пока глайдер не остановился, и сармата, прикрыв защитным полем, не вывезли наружу - из фургона прямо в открытую дверь, а оттуда - в грузовой лифт. Охранники торопились - Гедимин, так и не успев ничего рассмотреть по дороге, оказался в большом зале, был вместе с "каталкой" втиснут между двумя толстыми барьерами из упрочнённого рилкара и накрыт ещё одним слоем защитного поля. Охранники встали с двух сторон от него, ещё двое устроились сзади, за барьером. Сармат услышал перешёптывания, но металлический грохот оборвал все звуки, и в зале стало тихо.
  Гедимин сидел перед небольшим возвышением, на котором стояли столы - один длинный, изогнутый полукругом вдоль округлой стены, два маленьких, а совсем по бокам - две раскладные конструкции из металла. За одной из них сидел охранник в чёрно-жёлтом "Тилаколео" - Гедимин даже засмотрелся на редкий образец австралийского тяжёлого экзоскелета. Это был не единственный охранник в зале - вдоль стен виднелось много жёлтых силуэтов, но сармат не стал их пересчитывать.
  "Странное место," - думал Гедимин, осторожно оглядываясь по сторонам. Под потолок было встроено множество турелей, от станнеров до кинетики, был предусмотрен даже впрыск газа, а чуть выше угадывался ряд камер, но на виду не маячила ни одна. Купол потолка был разрисован под земное небо с маленькими облаками, а от центральной лампы отходили жёлтые полосы, изображающие лучи. Стены были светло-коричневыми, как и всё в помещении, - фрил, но раскрашенный под структуру древесины, только барьер, за которым сидел Гедимин, был светло-серым, и на нём ничего не изобразили. "Зато тут полевые генераторы," - подумал сармат, украдкой прижав ладонь к рилкару. Тактильные ощущения пробудили дремлющий рефлекс, - один из генераторов сбоил из-за перекоса линзы, и Гедимин чувствовал это так же отчётливо, как холодные браслеты на предплечьях. "Сказать им или нет?" - задумался он на секунду, но грохот металла отвлёк его от нелепых мыслей.
  - Встать, суд идёт! - объявил "Тилаколео", опустив бронированный "кулак" на металлический стол. Охранники с двух сторон от Гедимина вытянули руки по швам, сармат еле слышно хмыкнул - он встать не мог при всём желании.
  Первыми вошли трое в длинных чёрных халатах чуть менее свободного покроя, чем тот, который достался в госпитале Гедимину. Сармат удивлённо мигнул, но тут же понял, что это своеобразные накидки, а снизу люди одеты, как заведено, во множество слоёв. Галстуки у них были одинаковые, и Гедимин подумал, что различать их будет непросто. Один из пришедших вроде бы был самкой, но сармат не был уверен даже в этом.
  Следом появились ещё четверо, сели сбоку, на самый край стола, освободив место между собой и троицей в чёрных халатах, устроившейся посередине, прямо под висящим на стене гербом Кларка. Одеты они были как попало, кто-то даже пришёл в уличном респираторе.
  Затем появился человек в серо-чёрном комбинезоне, обвешанный круглыми дронами, и сел за металлический стол напротив "Тилаколео", привычными движениями раскладывая перед собой пульты управления и рассылая дроны в разные углы зала. Он управился с ними за минуту и застыл на месте, глядя только на раскладной экран перед собой.
  Ещё двенадцать человек разместились за длинным столом. Они вошли быстро, потом возникла заминка, и "Тилаколео" поднялся с места и послал двоих охранников к двери. Они ненадолго вышли и вернулись обратно, чеканя шаг. Между ними на миниглайде, летящем невысоко над полом, въехал мианиец, и Гедимин изумлённо мигнул, а в зале за его спиной снова зашептались.
  Инопланетянин, развернув миниглайд, остановился на пустом месте сбоку от стола и, высоко вскинув передние конечности, изобразил глубокий поклон. Его складчатые уши взволнованно трепетали. Гедимин поискал на его непривычно тусклом скафандре узоры, но не нашёл ни единой линии. "Ритуальный скафандр?" - подумал удивлённый сармат. "Где только нашёл... Наверное, пришлось перекрашивать."
  Он смотрел, как двое охранников расставляют для мианийца складной лежак вроде тех, что Гедимин и Иджес собирали когда-то для гостиницы при космопорте, и как инопланетянин осторожно укладывается, поставив сбоку от себя синеватый "бочонок" причудливой формы. В ёмкость были погружены тонкие кольчатые шланги, врастающие в скафандр в районе лопаток и постоянно пульсирующие, а иногда меняющиеся местами. Сармат завороженно следил за ними, пока один из охранников не пнул его тележку.
  Пока он глазел на мианийца, маленькие столы на возвышении оказались заняты - за каждым сидел один человек, а перед ними в воздухе растянулись голографические экраны. Они были подняты так, чтобы не загораживать сидящих - ни за столами, ни в зале, и, взглянув на них, Гедимин увидел свою фотографию.
  - Обвиняемый - Гедимин Кет! - громко сказал один из "чёрных". Охранник снова пнул тележку.
  - Здесь я, - отозвался Гедимин, недовольно щурясь. Ему было не по себе. "Опять какие-то традиции, и никто ничего не объясняет," - думал он.
  - Вы впервые на суде? - спросил "чёрный", слегка поморщившись. Охранники дружно фыркнули.
  - Я не знаю ваших традиций, - буркнул сармат. - Если хочешь, чтобы я встал, пусть меня отвяжут от этого агрегата.
  По залу пронёсся шелест, перемежаемый смешками. "Тилаколео" грохнул "кулаком" по столу.
  - Тишина в зале суда! Обвиняемый, обращаясь к суду, добавляйте "ваша честь" в конце фразы.
  - Ладно, - буркнул Гедимин. "Он суд или не суд? Вроде бы не суд..." - задумался он на секунду и решил ничего не добавлять.
  Дальше он слушал внимательно, хотя мало что понимал, да и голова начинала гудеть. Трое "чёрных" оказались судьями, и, судя по шелесту в зале, в таком составе они собирались редко. "Вот этот, Найджел Бойд, у них главный," - делал мысленные заметки сармат, надеясь, что к следующему собранию не забудет и не перепутает. "Белые волосы, красное лицо. Слева от него самка по фамилии Соза. А третий - Бу Якобсон. Странное имя. Хорошо, что короткое. А это мой адвокат..."
  - Мистер Доан Ван Ли, - при этих словах низкорослый самец с гладкими чёрными волосами, плотно прижатыми к черепу, поднялся из-за стола. - Вы понимаете свои обязанности, ознакомлены с делом и готовы к заседанию?
  - Да, ваша честь, - коротко ответил Ли и, дождавшись ответного кивка, вернулся за стол. Он сидел к Гедимину спиной и ни разу не обернулся, будто сармата вообще там не было.
  Прокурор - самка с пышными волосами, выкрашенными в светло-жёлтый - тоже на него не смотрела - едва ответив на вопрос судьи, она села и устремила взгляд на кипу распечаток. Кроме них, на маленьком столе был переносной телекомп. Такая же гора бумаг лежала перед адвокатом. "Могли бы отсканировать," - подумал сармат, озадаченно глядя на всё это. "Или это не по традиции?"
  - Сегодня у нас особые участники, - продолжал между тем Бойд, не садясь в кресло. - Мы рассматриваем дело особой важности, и с Земли прибыли представители Восточного и Западного блоков. А также мистер Кьейя, представитель Мианийской Федерации.
  Мианиец снова приподнялся и отвесил поклон.
  - Приступим, - Найджел Бойд сел, и "Тилаколео" ударил кулаком по столу. Верхняя пластина специально была сделана отстоящей от нижней и из-за этого дребезжала особенно громко - часть людей даже морщилась от шума, но судьи как будто ничего не замечали.
  - Изложите обстоятельства, миссис Парра.
  Самка с жёлтыми волосами снова поднялась с места, попутно включив голографические экраны.
  - Обвиняемый, Гедимин Кет, дата и место рождения не установлены...
  - Клонирования, - буркнул сармат и почувствовал на своём плече стальную "клешню" охранника.
  - Заткнись, кусок слизи, - шёпотом приказал он, и Гедимин изумлённо мигнул - голос был очень хорошо ему знаком. Вот только раньше он никогда не звенел от сдерживаемой злости.
  Столешница снова громыхнула.
  - Тишина! - "Тилаколео" развернулся к сармату. - Это и вас касается, сержант Хадад!
  "Клешня" медленно разжалась. Гедимин покосился на плечо - кожу сдавили крепко, до кровоподтёка, ещё немного - и прорезали бы. "Уриэль," - он растерянно мигнул. "А, ну да. Понятно. Узнал, что в Иерусалиме был я. А эта штука на его экзоскелете... Так он доделал свою плазму?!"
  Руки сармата были прикованы к поручням, и он досадливо сощурился, - рана, соединившая каналом его спину и грудь, снова вспыхнула резкой болью. "Скафандр насквозь вместе со мной," - медленно проговорил он про себя, вспоминая дымящуюся дырку в броне чуть ниже нагрудной пластины. "Вместе со стержнями передо мной. Плазма. Ничто другое так не смогло бы. Вот кто тогда нарушил приказ..."
  - Подведите итоги, миссис Парра, - услышал он голос Бойда.
  - Да, ваша честь, - отозвалась самка. - Гедимин Кет, позывной "Кецаль", обвиняется по следующим пунктам: изготовление и распространение веществ повышенной опасности, изготовление и распространение оружия массового поражения, организация и участие в действиях, определённых как геноцид, неоднократное применение оружия массового поражения по заведомо мирным целям.
  В зале снова зашуршали, но притихли, едва "Тилаколео" приподнял "руку" над столом. Гедимин изумлённо мигнул. "Геноцид-то где?!"
  - Отлично, - бесстрастно отозвался Найджел. - Объявляю перерыв на десять минут. Конвою - оставаться на местах.
  Два дрона подлетели к Гедимину и повисли напротив него, мигая светодиодами. Сармат, мельком взглянув на них, развернулся, насколько позволили наручники, к Уриэлю. Тот, сдвинув тёмный щиток с лица, смотрел прямо перед собой, и по лицу пробегала едва заметная дрожь.
  - Ури, - негромко окликнул его Гедимин. Конвоир дёрнулся так, что лязгнули пластины экзоскелета.
  - Заткнись, - отозвался он, не глядя на сармата.
  - Ты в меня стрелял? - спросил Гедимин.
  Уриэль развернулся к нему всем телом.
  - И выстрелю ещё раз, если не заткнёшься! - он выразительно качнул соплом плазмомёта и недобро оскалился. Гедимин шевельнул правым плечом, покосившись туда, где недавно было сквозное отверстие.
  - Почему не насмерть? - спросил он, досадливо щурясь. - Надо было выше.
  - Промахнулся, - отозвался Уриэль, глядя мимо него.
  Сармат смотрел на массивный плазмомёт. Стандартные "сфалты" тоже не были миниатюрными, но этот экземпляр был длиннее на треть. "Я видел его снимки," - вспомнил Гедимин. Сами фотографии из памяти испарились бесследно. Он разглядывал плазмомёт, пытаясь вникнуть в его устройство, но сегодня мозг не хотел работать.
  - Дай посмотреть, - сказал он, кивнув на оружие. Уриэль шарахнулся в сторону, едва не врезавшись в барьер.
  - Может, тебе ещё наручники снять? - с хриплым смешком спросил он, показывая сармату стальной "кулак". - Вот тебе вместо плазмы!
  - Ури, хватит, - сказал охранник, стоящий за барьером. - Пусть он посмотрит. Он же механик, ему интересно.
  Уриэль выразительно фыркнул.
  - Он убил десять миллионов человек! Может, ему ещё пострелять дать?!
  - Да ничего он не сделает, - буркнул третий охранник, дёрнув Гедимина за запястье и показав, что рука от поручней не отделяется. - Покажи из своих рук. Таких пушек у тесков, небось, нет.
  Хадад медленно отсоединил плазмомёт от брони и поднял на вытянутых руках. Его наплечные бластеры уставились Гедимину в лицо, но сармату было не до них. Он смог дотянуться до плазмомёта и тронуть его подушечками пальцев. Ощущения были, как от внезапной световой вспышки в тёмной комнате, - сармат даже дёрнулся, когда проснувшийся мозг выдал ему полный чертёж устройства. "А, теперь понятно," - Гедимин проследил предполагаемый путь плазмы внутри ствола и задумчиво сощурился. "Ионизация... нагрев... удержание... формирование потока... и всё-таки не хватает мощности. Если бы усилить одномоментный выброс..."
  - Чего уставился? - хрипло спросил Уриэль, снова вкладывая агрегат в крепления. - Тебя через неделю расстреляют. Больше ты никого не убьёшь.
  По залу прокатился грохот металлического листа.
  - Перерыв окончен! - объявил "Тилаколео". - Тишина в зале!
  Гедимин устроился поудобнее и поднял взгляд на судейский стол. Над ним уже зажглись голографические экраны.
  - Из материалов дела известно, - заговорила, переглянувшись с соседями по столу, самка по фамилии Соза, - что обвиняемый в течение пяти лет жил в Кларке, не привлекая к себе внимания, под чужим именем и с поддельной регистрацией. При каких обстоятельствах эти факты вскрылись?
  - Вызывается свидетель обвинения - Чарльз Фостер, шериф округа Кларк! - объявил, покосившись на экран на запястье, "Тилаколео". В зале возникло шевеление.
  - Мистер Фостер, выходите, - сказала самка. - Вам тоже придётся дать обычную клятву, независимо от того, глупо это или нет.
  Гедимин услышал сбоку от себя сдержанный смешок. Человек проследовал к пустому маленькому столу на возвышении. Сармат не узнал бы его, если бы не слышал, как его называли по имени, - он впервые видел Фостера без экзоскелета.
  - Каждый раз одно и то же, - пробормотал он, положив руку на предмет на столе. Это, как рассмотрел Гедимин, была закрытая книга - старая, бумажная, довольно толстая.
  - Клянётесь ли вы говорить правду, только правду и ничего, кроме правды? - ровным голосом спросил Найджел, глядя прямо перед собой.
  - Да, ваша честь, и да поможет мне бог, - отозвался Фостер, опуская руку. "Без экзоскелета он какой-то мелкий," - думал Гедимин, рассматривая редкие волосы на его затылке. "Ему, наверное, не по себе. К броне привыкаешь..."
  - Расскажите суду, - снова заговорила Соза, - как вы заподозрили, что механик Гедимин Кларк - не тот, за кого себя выдаёт? Как вам удалось раскрыть его?
  - Да, ваша честь, - отозвался Фостер. - Он долго морочил нам головы. Я следил за другим подозреваемым, Кененом Маккензи...
  - Под его руководством работал Гедимин Кет? - оживился прокурор. - Речь о Кенене Маккензи, командире сарматской ремонтной базы?
  - Да, ваша честь, - ответил Фостер с лёгкой досадой. - Кенен Маккензи проходил как подозреваемый по нескольким финансовым делам, но надёжных улик у нас не было. Он сам обратился ко мне за разрешением на выезд...
  - Куда он собирался выезжать? - снова перебила его прокурор.
  - Не "он", ваша честь, а "они". Ремонтная база в полном составе, - качнул головой шериф. - Кенен Маккензи подал на разрешение на переезд в гетто Ураниум-Сити...
  Гедимин изумлённо мигнул. "Ураниум? На кой метеороид Маккензи туда собрался?!"
  - Чем он обосновал желание переехать с таким... громоздким имуществом? - спросила Соза. - Был запрос из Ураниум-Сити?
  - Нет, ваша честь, - ответил Фостер. - Кенен Маккензи заявил, что боится за свою жизнь, поскольку на базе находится опасный преступник. Якобы обвиняемый, Гедимин Кет, использует оборудование базы для незаконной деятельности и угрожает смертью в случае неповиновения...
  Гедимин на секунду прикрыл глаза и крепко сжал челюсти, чтобы ничего не сказать, даже случайно. "Врёт," - был на девяносто процентов уверен он. "Маккензи, может, и хотел удрать, сбросив меня с хвоста. Но начал явно не с этого."
  - В материалах дела указано, что обвиняемый прибыл в Кларк четыре года назад, - снова подала голос прокурор Парра. - Жизнь Кенена Маккензи оказалась под угрозой только сейчас?
  По залу прокатились нервные смешки.
  - Я говорю со слов мистера Маккензи, - спокойно ответил Фостер. - И не берусь строить догадки о его мотивах. Он предоставил мне очень веские доказательства преступлений обвиняемого, и я немедленно приступил к проверке. Мы обследовали базу под видом карантинной комиссии...
  Гедимин стиснул зубы. "Ясно. Один я до последнего ни о чём не подозревал..."
  Шериф продолжал говорить. Сармат слушал вполуха - всё, что он хотел узнать, уже было сказано. "Показал люк... дал образцы ирренция..." - Гедимин едва заметно поморщился. "Знал же, что Маккензи - это Маккензи! Сколько раз тебя должны сдать, чтобы ты включил мозги?!"
  - Вы назначили операцию на девятое февраля, - повторила за Фостером судья Соза.
  - Да, ваша честь. На следующий день после того, как остальные сарматы покинут базу, - подтвердил шериф. - Лейтенант Донован взял его прямо у реактора. Можете допросить его, если хотите.
  - Спасибо за разрешение, - отозвалась самка. - Однако... Что, если бы подозреваемый покинул базу вместе с мистером Маккензи? Почему вы были так уверены, что обнаружите его там, где обнаружили?
  - М... Мистер Маккензи обещал, что всё уладит, - ответил Фостер. - Он утверждал, что обвиняемый ничего не заподозрит.
  "И был прав," - подумал Гедимин, откидываясь в кресле. Шипеть, скрипеть зубами и выплёвывать ругательства было уже бесполезно, и сармат глубоко вдохнул и прикрыл глаза. За этот день он шевельнул руками (да и извилинами тоже) считанное количество раз, но чувствовал себя так, будто вручную перетащил "Феникс" из кратера в кратер. "Тут можно спать?" - на мгновение задумался он. "Голова гудит..."
  - Странная доверчивость, - заметила Соза. - Именно такого поведения следует ожидать от преступника, водившего за нос полицию Кларка в течение четырёх лет?
  Смешки в зале стали громче.
  - Тишина! - рявкнул "Тилаколео", занеся "кулак" над столом. - Прошу прощения, миссис Соза.
  - М-да, - Фостер неуверенно усмехнулся. - Меня это тоже удивило, ваша честь. Я заподозрил мистера Маккензи во лжи, но улики...
  Он развёл руками.
  - Здесь всё как на ладони, ваша честь. И эти реакторы!..
  - Отчёт объединённой комиссии университетов Канска, Хайфы и Лос-Аламоса, - вполголоса сказал Бу Якобсон, перебирая распечатки. - Очень интересные материалы. Всё действительно на ладони.
  - Благодарю, - отозвался Найджел Бойд. - Остались ещё вопросы к мистеру Фостеру? Мы ещё успеем выслушать второго свидетеля, мистера Донована.
  - Согласна, ваша честь, - ответила Соза, кивнув Фостеру.
  Лейтенант Донован тоже пришёл без экзоскелета. Гедимин следил за ним без особого интереса - голова гудела всё сильнее, и сармат чувствовал, что сползает вниз по каталке.
  - Мы вышли из реактора и заняли намеченные позиции, - сказал Донован чуть более громко, и сармат открыл глаза. - Через три минуты ровно я увидел сармата в чёрном скафандре. Он осмотрелся и быстро пошёл к реакторному отсеку.
  Гедимин тяжело вздохнул. "Они ещё и внутрь залезли... Как можно было не заметить отряд "макак" в экзоскелетах?!"
  - Осмотрелся? - насторожилась Парра. - Почему? Он подозревал, что кто-то будет внутри?
  - Надо полагать, ваша честь, - пробормотал Донован. - Он кого-то позвал, когда вошёл в реактор.
  Судьи зашевелились. Гедимин досадливо сощурился. "Они слышали... или нет? Переписка в передатчике... видимо, не сохранилась, - иначе Фостер сразу спросил бы об Амосе. Стёрлась из-за лучевого всплеска?"
  - Вы слышали, что именно он сказал, войдя в реактор? - спросил прокурор. Донован качнул головой.
  - Об этом можно спросить обвиняемого, - сказал, оторвавшись от распечаток, Якобсон. Найджел и Соза, переглянувшись, одновременно кивнули.
  - Гедимин Кет! - повысила голос Парра, не поворачиваясь к сармату.
  - Я здесь, - напомнил он, выпрямившись в кресле. "Поспать не выйдет. Тут надо следить за языком..."
  - Вам надо потренироваться отвечать, - вполголоса заметил экзоскелетчик за столом. - Здесь не ремонтная база.
  - Мистер Кет, к кому вы обращались внутри реактора утром девятого февраля? - сверилась с записями самка, по-прежнему не глядя на него. Зато на нём сошлись взгляды всех, кто сидел за полукруглым столом, даже мианиец приподнял голову и расправил складчатые уши.
  - К реактору, - отозвался Гедимин. - Хотел успокоить.
  В этот раз шум в зале продолжался немного дольше обычного - "Тилаколео", вместо того, чтобы унимать его, повернулся к Гедимину и уставился на него.
  - Повторите, мистер Кет, - попросила Парра. - Вы хотели успокоить... реактор?!
  Гедимин кивнул.
  - Показатели были не очень. С ним иногда бывает, - ответил он.
  "Тилаколео", спохватившись, грохнул "кулаком" по столу, унимая хмыканье и смешки, расползающиеся по залу.
  - И ещё раз, - дождавшись тишины, заговорила Парра. - Вы обратились к реактору устно, рассчитывая изменить его показатели в... в желаемую сторону? И... что получилось?
  Гедимин досадливо сощурился. "Надо было всё отрицать, пусть бы надевали сканер," - подумал он. "Опять наболтал лишнего!"
  - Ну да. Всё уже было нормально, - он поморщился. - Такая работа.
  - Мы вас поняли, мистер Кет, - отозвался Найджел Бойд. - Пока достаточно.
  Мианиец, резко взмахнув длиннопалой кистью, зашевелился и что-то пропищал, обращаясь к ближайшему человеку. Его палец, застывший в воздухе, был направлен куда-то в сторону Гедимина. Сармат мигнул.
  - Мистер Кьейя задаёт вопрос, - сказал человек, и Бойд поднял руку, заставив всех замолчать. - Откуда у подсудимого свежие раны на лице и руках, и почему он закреплён в неподвижном положении?
  - Ну да, ваша честь, - закивал Донован. - Я уже до этого дошёл. Операция пошла не по плану. Выстрелы задели реактор. Был взрыв. Когда мы достали этого теска из-под обломков, у него скафандр приплавился к телу. Доктор Фокс расскажет подробнее, ваша честь. Мы его оттащили сразу в госпиталь, и теперь он... ну, вот такой.
  Лейтенант махнул рукой в сторону Гедимина. Зал снова зашелестел. Ещё один дрон подлетел к сармату и повис напротив. Гедимин недобро сузил глаза.
  - Спасибо, мистер Донован, - сказал Найджел, покосившись на часы. Под сводом зала прокатился гулкий звон. Гедимин завертел головой, разыскивая источник звука, но, скорее всего, это была запись, - ни один из предметов в этом помещении так звенеть не мог.
  - На сегодня достаточно, - сказал Бойд, поднимаясь на ноги. Вместе с ним встали двое судей, и зашевелились охранники, помогавшие мианийцу с его вещами.
  - Следующее заседание по делу Гедимина Кета назначается на десятое марта, - объявил "Тилаколео", сверившись с передатчиком. - Перерыв на технические мероприятия. Следующее слушание начнётся через десять минут.
  "Уже всё?" - Гедимин удивлённо мигнул. Его уже выкатывали из-за барьера. Двое охранников ждали у боковой двери, никого к ней не подпуская. Над проёмом неподвижно висел дрон, и даже столкновение с защитным полем не заставило его улететь.
  ...Гедимин открыл глаза через три с половиной часа, и то потому, что его тронули за руку.
  - Чего? - спросил он, глядя на расплывающийся белый силуэт. Вставать совершенно не хотелось.
  - Лежите, Гедимин, - отозвался доктор Фокс, вынимая ампулы из дозатора на плече сармата. - Надо было дать вам сопровождающего. О чём спрашивали?
  - Зачем я говорю с реакторами, - пробормотал Гедимин, проводя ладонью по глазам. Медик хмыкнул.
  - Ну, надеюсь, ответ их удовлетворил. А что адвокат? Кого вам дали?
  - Доан Ван Ли, - с трудом вспомнил сармат. - Не знаю. Не уверен, что он меня видел. Они там сидят спиной.
  - Он не разговаривал с вами после заседания? - Питер заметно удивился.
  - Должен был? - спросил Гедимин. - Я не разбираюсь.
  - Понятно, - отозвался доктор Фокс. - Ладно, если он придёт сюда, мы вас разбудим.
  
  10 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Судьи переглянулись.
  - Ещё раз, - негромко сказал Найджел Бойд, и все взгляды снова сошлись на Гедимине. Сармат посмотрел на объёмную карту ремонтной базы на голографическом экране. Даже её он сейчас помнил смутно.
  - Где находился отсек с реактором для синтеза ирренция? - спросила самка-прокурор. Сармат, протянув руку, временно отстёгнутую от поручня и перевешенную на магнитную "цепь", неуверенно коснулся карты.
  - Здесь, в самом хвосте. Тут шлюзовый коридор, тут был отсек управления... Реактор был здесь.
  - Где находился цех переработки?
  С картой дело пошло быстрее - отсеки, на которые указывал Гедимин, действительно были там. Он облегчённо вздохнул, - когда-то он мог с закрытыми глазами начертить всю базу, но сейчас безнадёжно путался в поворотах и переходах.
  - Вы сами, своими руками, в одиночку собрали всё оборудование для этих двух отсеков, использовали его и поддерживали его работоспособность? - спросила миссис Парра. Гедимин недовольно сощурился.
  - Я уже сказал - да.
  - Тогда вы без труда расскажете, как был устроен ваш синтезирующий реактор, - сказала самка. - Самыми простыми словами, для неспециалистов.
  Гедимин качнул головой.
  - Стержни... - неделю назад сармат думал, что память восстановится после отдыха и заживления ран, но чем больше времени проходило, тем тусклее становились воспоминания, и тем с большим трудом выстраивалась обрывочная схема. - Рилкар для оболочек, наполнить сырьём... здесь затравка - окись ирренция, здесь... кажется, обсидиановый слой... на каркасе для жёсткости... а здесь... здесь источник излучения, он... он запускает реакцию синтеза, только... только я не помню код. Он должен пульсировать...
  Сармат сжал пальцы в кулак и замолчал. Сердце билось непривычно громко и, по ощущениям, подкатилось под самое горло. "Не выплюнуть бы," - мелькнуло в голове.
  Судьи переглянулись.
  - Это всё, что вы можете сказать? - уточнила Парра.
  - Нечего было выжигать мне мозги, - буркнул сармат, откидываясь на спинку кресла. Голова гудела.
  - Следующий пункт, миссис Парра, - негромко сказал главный судья.
  - Да, ваша честь, - отозвалась самка с видимой неохотой. - Что служило сырьём для реактора?
  - Обеднённый уран. Лучше - генераторный плутоний, но... - сармат досадливо сощурился. - Его мало. Получать трудно.
  - Где вы брали эти вещества? - допрос снова скатился на привычные рельсы, и гул в голове стал немного тише. - Где вы брали самый первый ирренций для запуска реакции?
  - Линкен привёз, - ответил Гедимин. - Он снабжал меня. Ирренций с Ириена. Там его много. Целая планета...
  Он едва заметно усмехнулся.
  - Хочешь услышать про реактор? - спросил он, выпрямившись в кресле. - Дай мне его потрогать. Я всё вспомню. Хотя бы снимки покажи. Хотя... вы же его взорвали. Ладно, дай потрогать обломки.
  По залу прокатился металлический грохот. Сармат еле слышно хмыкнул - похоже, обломки ему показывать не собирались.
  - Вы помните, где находитесь? - спросил "Тилаколео", поворачиваясь к Гедимину всем экзоскелетом.
  - С вами забудешь, - буркнул тот, недобро щурясь.
  - Отвечайте на вопросы, мистер Кет, - приказал "Тилаколео", кладя две пары массивных "рук" на металлическую столешницу.
  - Что вы делали с ирренцием из вашего реактора? - спросила Парра, покосившись на распечатку. "Пользуются бумагой, прямо как я," - мелькнуло в голове сармата. "Тут что, сканеры запрещены?"
  - Отдавал Линкену, - ответил он. - Брал себе на опыты.
  - Какого рода опыты? - поднял взгляд от распечаток судья Якобсон. Сармат недовольно сузил глаза.
  - Я уже отвечал. Реактор.
  - И подробностей вы так и не вспомнили? - уточнил Якобсон, прежде чем нырнуть обратно в распечатки - видимо, чтение всерьёз его занимало. - Сколько ирренция ушло, какие изменения были внесены...
  Гедимин качнул головой.
  - Дай мне на него взглянуть. Я вспомню. Но сейчас... - он пожал плечами и досадливо сощурился. - Мне самому это не нравится. Я этого не хотел.
  В зале послышались нервные смешки.
  - Для чего Линкену был нужен ваш ирренций? - спросила прокурор. - У него был доступ к Ириену, к залежам ирренциевой руды. Зачем ему была нужна ваша помощь?
  - Ирренций - он разный, - неохотно ответил Гедимин, думая, не наболтал ли он лишнего. - Ириенский не взрывается. Лиску были нужны бомбы.
  В зале зашептались. Два дрона, резко изменив траекторию, повисли напротив Гедимина.
  - Вы понимаете, о чём говорите? - спросила самка. - Вы давали Линкену Лиску материал для изготовления оружия массового поражения? Вы знали, что ирренций используется именно так, или это ваши догадки?
  - Я сам их делал, - отозвался Гедимин. - У Лиска не всегда получалось. Он хороший взрывник. А ядерщик - не очень. "Та-сунгар", например...
  Сармат посмотрел на свои руки, серые от лучевых ожогов и сплошь покрытые шрамами. Относительно новой выглядела левая кисть - её недавно пришили, и пальцы, не успевшие потемнеть от "ядерного загара", казались чужеродными.
  - А вот "Гельты" у него получались, - заметил он, подняв взгляд на судей. В зале на несколько секунд настала полная тишина, даже смешки и шелест прекратились, хотя никто не бил по столу кулаком. "Опять я сказал что-то не то," - подумал сармат, на секунду прикрывая глаза. "Да какая теперь разница..."
  - Повторите, мистер Кет, - попросила Парра. - Вы не только снабжали Линкена Лиска материалом для создания оружия массового поражения, но и сами его изготавливали? Это происходило на территории базы? У вас было нужное оборудование?
  Гедимин качнул головой.
  - Там не нужно оборудования, - он свёл пальцы вместе, изобразив, хоть и неудачно, сходящиеся элементы. - Ирренций, обсидиан, излучатели. Осторожность. "Гельт" делается проще всего. С "Та-сунгаром" нужно считать. У Лиска не получалось.
  Бу Якобсон снова поднял голову. Его взгляд стал неприятно пронзительным.
  - Вы делали ирренциевые бомбы своими руками? - уточнил он. - Если бы вам сейчас дали материалы, вы изготовили бы такую бомбу?
  Зал зашелестел. "Тилаколео" приподнял над столом два "кулака", и люди неохотно притихли.
  - Да, сделал бы, - кивнул Гедимин. - Ты знаешь, что нужно? Я почти всё помню, но не уверен...
  - Мы поняли вас, мистер Кет, - прервал его Найджел Бойд, поворачиваясь к Якобсону. - Вы, надеюсь, не собираетесь проводить следственный эксперимент?
  - Нет, ваша честь, - отозвался тот с явным разочарованием в голосе. Гедимин хмыкнул.
  - Если вы закончили, я продолжу, - сердито сказала Парра. - Обвиняемый, вы по-прежнему понимаете, что говорите? Вы только что подтвердили, что снабжали Линкена Лиска ядерным оружием. Вы понимаете, в чём участвовали?
  Гедимин пожал плечами.
  - Лиску нужна была помощь. Я помог.
  Парра наконец обернулась и встретилась с ним взглядом. Он попытался изобразить дружелюбную гримасу, но сразу понял, что тем, что у него вместо рта, лучше не улыбаться. Самку передёрнуло, и она поспешно отвернулась.
  - Вы знали, как именно Линкен Лиск использует ваше оружие? - спросила Соза. Гедимин кивнул.
  - За ним гонялись два флота. А он снабжал меня ураном. Надо было что-то делать.
  Мианиец, вскинувшись всем телом, что-то проверещал, обращаясь к соседу. Тот поднял руку.
  - Мистер Кьейя спрашивает, - сказал он. - Линкен Лиск принуждал вас на него работать, или вы это делали по доброй воле?
  Гедимин качнул головой.
  - Лиск - мой друг. Надо было ему помочь.
  Люди за столом переглянулись.
  - Даже зная о том, что Линкен Лиск делает, вы считали, что должны ему помочь? - спросила Соза. - У вас... необычные представления о дружбе.
  Напротив Гедимина висели уже шесть дронов, и ещё два приближались к нему из разных углов зала. Сармат озадаченно хмыкнул.
  - На мой взгляд, - сказала Парра, сдвигая распечатки на край стола, - обвиняемый не вполне понимает, о чём говорит. Считаю нужным запросить судебно-психиатрическую экспертизу.
  Найджел Бойд оглянулся на соседей. Соза слегка наклонила голову, Якобсон, погружённый в изучение распечаток, пожал плечами.
  - Принимается, - сказал Бойд. - Я не вижу смысла продолжать заседание. Пятнадцатого, когда результаты экспертизы будут готовы, мы продолжим слушания.
  Он поднялся на ноги, и по залу прокатился гулкий звон. Такой звук Гедимин слышал только здесь; это была запись, но что она копирует, сармат не знал.
  - Ты слышал? - прошелестело над его ухом; это говорил Уриэль Хадад, и его голос звенел от плохо сдерживаемой ярости. - Он убил миллионы и ещё этим гордится!
  - Ты слышал, что сказала миссис Парра? - отозвался другой охранник, вытаскивая "каталку" с Гедимином в коридор. - Может, он болен на голову. Или Маккензи его подставил, а он врёт, как умеет.
  - Почему его не спросили про Иерусалим? - прошептал Хадад. - Они бы сразу всё поняли, если бы спросили...
  - Потому что время не резиновое, - буркнул охранник. - Где этот грёбаный глайдер?!
  
  13 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Чужаки ушли, оставив Гедимина одного в его прозрачном кубе. Охранники, конечно, никуда не делись, но сармат уже не относил их к одушевлённым объектам - с тех пор, как им приказали прикрывать глаза тёмными щитками и не играть с преступником в гляделки, они никак на него не реагировали. Гедимину даже казалось иногда, что люди, когда он отворачивается, выбираются из экзоскелетов и оставляют их в коридоре, а сами где-то в соседней палате занимаются чем-то более интересным, чем неподвижное стояние на одном месте.
  "Голова гудит," - сармат смотрел на пустой коридор, недовольно щурясь. "Два часа разговоров о мартышечьих традициях! Сказал же сразу - я в них не разбираюсь... Tza hasulesh!"
  Он подтянулся на руках и повис на "турнике", приподняв туловище на полностью выпрямленных конечностях. Это упражнение не было для него сложным, но сразу выявляло все "неисправности" в правом локте и левой кисти - "ненадёжных" частях восстанавливающегося тела. Сегодня локоть не "сбоил", а вот кисть неприятно немела под нагрузкой. "Сказать Фоксу," - отметил про себя Гедимин, а через секунду ухмыльнулся - "На кой тебе кисть, если через две недели расстреляют?!"
  - Упражняетесь? - доктор Фокс подошёл незаметно и теперь стоял за прозрачной стеной, заложив руки за спину. Гедимин изобразил дружелюбную улыбку.
  - Ну что, я не псих? - спросил он, кивнув туда, где недавно исчезли чужаки. Питер качнул головой.
  - Я бы сказал, что нет. А решение комиссии узнаем в пятницу.
  В его ноги ткнулся пищащий робот-уборщик. "Сенсоры сбились," - подумал Гедимин, покосившись на механизм. Питер проследил за его взглядом и пошевелил губами.
  - У меня к вам просьба, Гедимин. Если вас не беспокоят боли в руках...
  - Говори, - сказал сармат, с трудом отведя взгляд от неисправного механизма.
  - Нужен небольшой ремонт, - медик отошёл от робота, но агрегат снова подкатился к его ногам и запищал. - Несколько устройств... Наши техники говорят, что проще купить новые, но я подумал...
  Гедимин хмыкнул.
  - Я же преступник, - напомнил он. - Меня расстреляют в конце марта. И инструментов у меня нет.
  - Наши техники поделятся, - заверил Питер, пропустив первые фразы мимо ушей. - Я сброшу устройства в ваш бокс, а вы положите их в трубу, когда закончите.
  - Не уверен, что получится, - сармат посмотрел на свои ладони. - Давно не работал.
  Когда он, не дождавшись ответа, выглянул в коридор, там уже никого не было, только на посту горела красная лампа.
  Фокс вернулся через десять минут. С ним был ещё один медик, подгоняющий перед собой самоходную тележку, заваленную небольшими свёртками. На каждый предмет было намотано несколько слоёв ветоши.
  - Держите, Гедимин, - Питер сбросил в трубу "пневмопочты" первый, самый объёмистый свёрток. - Всё, что нашлось у наших техников. Это, конечно, не ремонтная перчатка...
  Гедимин развернул ветошь и весело хмыкнул - лучевого резака в комплекте не было, но тем, что было, он мог бы за полчаса проложить себе выход наружу.
  - Тут в основном всякая ерунда, - продолжал Питер, складывая груз в воронку "пневмопочты". - Устройства связи, роботы-уборщики, стерилизаторы... Если что-то не заработает, просто сделайте пометку "негодно" и выкиньте обратно.
  Охранники за прозрачной стеной стояли всё так же неподвижно, будто происходящее их не интересовало. "В самом деле, что ли, оставили экзоскелеты и свалили?" - Гедимин озадаченно косился на них, вынимая из трубы свёртки. "Ремонтный рефлекс" заработал сразу же, как только первый предмет попал к нему в руки, и это было похоже на разряд станнера, угодивший в основание черепа, - сармата даже встряхнуло. "Забавно," - Гедимин покачал свёрток с разобранным стерилизатором на ладони. "Всё видно, как на сигма-сканере. Галлюцинации, наверное, - я же не могу видеть сквозь тряпки. Сейчас разверну и проверю."
  Он покосился на медиков - они остановились посреди коридора и следили за сарматом; у одного из них был при себе лёгкий бластер, у другого - только шокер. Гедимин еле слышно хмыкнул. "Они не думают, что я могу сбежать?" - он посмотрел на инструменты, разложенные на кушетке. "Или понимают, что бежать мне некуда?"
  
  15 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Итак, обвиняемый, вы входили в одну из рабочих групп так называемой научной базы "Геката"?
  Гедимин кивнул - скорее по привычке, чем рассчитывая, что прокурор Парра обернётся и всё-таки его увидит.
  - Ядерный блок, - уточнил он. - Я работал над реактором.
  С прошлого заседания в зале суда не изменилось ничего - всё так же кружили у барьера дроны, судья Бу Якобсон перебирал листы распечаток, мианийский посланник Кьейя с любопытством озирался по сторонам и трепетал ушами. В начале слушаний зачитали результат экспертизы, и даже со спины было заметно, что прокурор Парра сильно разочарована. "Я не псих," - криво ухмыльнулся Гедимин, дослушав выводы комиссии. "Вроде как. Не знаю, что такое акцен... акцен-ту-ация. Но навряд ли это про мой акцент. Было бы слишком логично."
  - Сколько лет? - спросила Парра.
  - Два года, - Гедимин недовольно сощурился, вспомнив, как просил Ассархаддона дать ему ещё время. - Мало. Плохо получилось. Надо было доделать.
  Самка раздражённо вздохнула.
  - Вы можете отвечать на заданный вопрос без ремарок в сторону? Тут не комиссия по ядерной безопасности.
  Стальной "кулак" чёрно-жёлтого экзоскелета с лязгом опустился на металлическую столешницу.
  - Миссис Парра, - со значением проговорил экзоскелетчик. - Правила - для всех.
  - Продолжайте, - приказал главный судья, молча отобрав у Якобсона распечатку.
  - В материалах следствия сказано, что вы находились на базе "Геката" чуть менее шести лет, - сказала самка. - Вы утверждаете, что всего два года?
  - Нет, - отозвался Гедимин, досадливо щурясь - "Опять наболтал лишнего!". - Я работал два года. Потом я готовил пилотов. Не работа, но занимает время.
  Судьи переглянулись.
  - Пилотов? - переспросил Найджел.
  - Реакторных пилотов, - уточнил сармат. - Управление реакторами и "лучевым крылом".
  "Об этом можно говорить," - подумал он. "У них полно трофеев. Давно разобрали и скопировали..."
  - Операторов ядерных установок, - процитировал Бу Якобсон, убрав руку Найджела с кипы распечаток. - Вы это имеете в виду?
  - Привык называть их пилотами, - пожал плечами сармат. - А так - ты прав.
  Зал зашелестел. "Тилаколео" развернулся к сармату, на секунду задержался в такой позе и снова склонился над столом, ничего не сказав.
  - Чему учатся такие пилоты? - спросил Якобсон, подняв на Гедимина заинтересованный взгляд.
  - Управлять, - сармат снова пожал плечами. Взгляд ему не нравился. "А вот теперь - тихо," - скомандовал он себе. "Этот человек - далеко не дурак."
  - Что входило в это "управлять"? - спросил Якобсон, пристально глядя на сармата. - Расскажите в деталях.
  - Я не помню, - отозвался Гедимин.
  Судьи снова переглянулись.
  - Вы хотите сказать, что забыли, чему учили других в течение четырёх лет? - спросила Парра, едва удержавшись от выразительного фырканья. - И если вас сейчас посадить к реактору, вы не сможете управлять им?
  - Не смогу, - отозвался Гедимин, недобро щурясь. - Мозг выжгло. Нечего было взрывать меня.
  По залу прошла волна перешёптываний, оборванная ударом кулака по листу металла.
  - Тишина! - напомнил, обернувшись, "Тилаколео".
  - Оставим это, - сказала, с трудом скрывая недовольство, Парра. - Вернёмся к первым годам вашей работы. Чем конкретно вы занимались? Работа над реактором - как это происходило?
  Гедимин поморщился.
  - Я не помню, - он на секунду прикрыл глаза, погружаясь в холодное зеленовато-белесое свечение. - Ничего не помню. Не трогай меня.
  Кто-то издал нервный смешок.
  - Обвиняемый, вы хотите, чтобы мы поверили в эту беспомощную ложь? - спросила Парра, уже не скрывая раздражение. - Вы занимались этой работой два года?
  Сармат кивнул.
  - Вы помните, сколько это продолжалось, помните, что это относилось к реактору, - и забыли всё остальное?!
  - Миссис Парра, - ровным голосом проговорил Найджел.
  - Да, ваша честь, - отозвалась самка, встряхнув головой. - Но это уже слишком. Я требую допроса под сканером.
  В этот раз шум в зале был слишком громким - "Тилаколео" ударил по столу двумя "руками", и гул металлического листа долго не смолкал. Якобсон, просмотрев какой-то лист распечатки, снова перевёл изучающий взгляд на Гедимина и, дождавшись тишины, спросил:
  - Если мы отведём вас к реактору типа "Феникс", и вы сможете его осмотреть и ощупать по своему желанию, - вы вспомните, как управлять им?
  - Нет, - ответил Гедимин и тут же прикусил язык, чувствуя, как его затылок и уши накаляются докрасна. "Идиот! Запутался в своих же словах! Ну и кто теперь тебе поверит?!"
  Судя по волне, пробежавшей по лицу Бу Якобсона, он подумал нечто подобное, но озвучивать свои мысли не стал.
  - Присоединяюсь к просьбе обвинения, - только и сказал он.
  Гедимин смотрел прямо перед собой, на кромку барьера, и досадливо щурился. "Сканер - ладно. Но они же видят, что я вру. Применят другие способы, как те, в Сокорро... Может, сдохнуть, пока не поздно?"
  - Принимается, - кивнул Найджел Бойд, поднимаясь на ноги. - Экспертиза назначается на завтра, следующие слушания - на двадцатое марта.
  Он уже направлялся к двери, когда кто-то включил наконец звуковой сигнал, и Гедимин прислушался к гулкому звону, прикидывая параметры объекта, издающего эти звуки. Вырисовывалось что-то странное - толстостенная бронза, цельнолитая, свёрнутая в широкую воронку. "Кому нужна такая штука?" - думал сармат, пока охранники везли его к выходу. Спросить было не у кого.
  - Маккензи, разумеется, - услышал он громкий сердитый шёпот одного из охранников. - Только Маккензи. У него мозгов хватило бы. Он и подсунул Фостеру этого несчастного идиота. Нет, ты видел? Врёт, сам знает, что врёт, и даже соврать складно не может!
  Мышцы на руках Гедимина непроизвольно напряглись, наручники заскрежетали, и охранник замолчал так внезапно, будто кто-то щёлкнул выключателем. В следующую секунду сармат получил в затылок разряд станнера, и вокруг стало темно и тихо.
  
  16 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Какое дикарство... - еле слышно прошептал медик, прикасаясь к шее Гедимина холодным датчиком. Сармат не шевельнулся, только сузил глаза. Кроме холода от редких прикосновений и неприятной тяжести в неподвижных конечностях, намертво пристёгнутых к кушетке, он давно ничего не чувствовал. Сканер по-прежнему опоясывал лоб, ещё одна конструкция лежала на макушке. Гедимину они не мешали. В этот раз он даже не заметил неприятного давления на виски во время просверливания черепа - похоже, доктор Фокс подобрал действенный анестетик. "Охота же ему возиться," - мысли в мозгу ворочались медленно, неохотно - то ли от анестезии, то ли от долгой неподвижности. "Значит, анестетики на меня всё это время действовали. Но зачем же подбирать, если можно вырубить станнером..."
  - Результат? - отрывисто спросил незнакомый голос. Двое чужаков возились сбоку от сармата; один из них время от времени подходил и трогал то обруч сканера, то датчики на макушке.
  - Ничего, - ответил второй. - Ни в одном центре. Даже энцефалограф еле-еле тянет. Как будто там не мозг, а паштет из нейронов. Может, вскроем и посмотрим?
  - Он в сознании, между прочим, - сердито сказал медик, тронув Гедимина за руку. - Долго вы ещё будете возиться?
  Чужак снова подошёл к сармату, потыкал в обруч сканера, плотнее прижав его ко лбу.
  - Нулевая активность. Я бы посмотрел дыхательный центр. По нему проведём калибровку и пройдём ещё раз.
  Медик двинулся вперёд, втискиваясь между чужаком в пятнистом серо-жёлтом комбинезоне и прикованным сарматом. Гедимин повернул голову чуть набок, наблюдая за людьми.
  - Глубже коры не лезть, - отрывисто сказал медик. - Вы тут ни за что не отвечаете, а нам потом его откачивать.
  - Ничего ему не будет, - недовольно отозвался оператор сканера. - Мы не можем поймать частоты. Вообще нет сигнала. Сами смотрите, - это что, результат сканирования?!
  - Ваше оборудование, - пожал плечами медик. Второй оператор сердито фыркнул.
  - Энцефалограф - ваш. Мозгов у объекта он тоже не видит. Ладно, не трогай его. Давай калибровать по заданным центрам.
  Чужак притронулся к сканеру, ненадолго задержал на нём руку и наклонился над Гедимином, заглядывая в полуприкрытые глаза.
  - Вы меня слышите?
  - Угу, - буркнул сармат, неохотно поднимая веки. - Долго ещё будешь ковырять мне мозги?
  Второй чужак растерянно хмыкнул.
  - Ну я же говорил, - пробормотал медик.
  - Есть настройка, - отрывисто сказал второй. - Давай!
  - Я задам несколько простых вопросов. Отвечайте, если можете, - сказал первый, глядя сармату в глаза. Он уже десять раз мигнул, но не отвёл взгляд, - видимо, контакт был нужен для дела.
  - Где вы находитесь?
  - Госпиталь Кларка... авеню Лунных Пряников, где-то на западе, - отозвался Гедимин.
  - Дальше, - приказал второй оператор, высматривая что-то на мониторе, подсоединённом к сканеру длинным "хвостом" проводов.
  - Если вы отсюда отправитесь в космопорт, как вы туда попадёте? Опишите траекторию, - продолжил первый. Гедимин задумчиво сощурился.
  - На запад до шоссе и дальше на юг до упора. Маккензи всегда выезжал переулками. Не знаю, почему. Может, где-то запрещающие знаки...
  - Есть? - первый оператор повернулся к второму.
  - Дальше, - отозвался тот. - Другая точка.
  - Сколько будет одиннадцать умножить на девятнадцать? - спросил первый. Гедимин удивлённо мигнул и даже не сразу нашёлся с ответом.
  - Двести девять. А это зачем?
  - Ну? - нетерпеливо спросил первый.
  - Хватит, - ответил второй. - Нет, не помогло. Сигнал есть, но мне его не подцепить. Сворачивайся, мне ещё отчёт писать.
  Медик с тяжёлым вздохом отсоединил от макушки сармата датчики.
  - Если судья Бойд захочет, доктор Фокс выдаст ему официальную справку, - проворчал он. - О принципиальной несканируемости этого сармата. Бланков у нас много, за бумагой дело не станет.
  Гедимин не удержался от ухмылки. Операторы неприязненно покосились на него и переглянулись.
  - Давайте, - хмуро сказал один из них. - Подошью к отчёту. У вас и заключение есть? Отчего такое бывает?
  Медик пожал плечами.
  - Высокие дозы регулярного облучения. Мозг постепенно... приспособился. Без вскрытия не скажешь, а доктор Фокс едва ли одобрит...
  Сканер сняли. Анестетик всё ещё действовал, но щупы, вынимаемые из черепа, зацепили края ранок, и сармат поморщился. Дырки снова заклеили, и через секунду они перестали о себе напоминать - если не трогать пластырь, и не подумаешь, что череп продувается насквозь.
  - Выходите, - поторопил медик операторов, складывающих оборудование в переносные контейнеры. - Я снимаю наручники.
  Сам он странно напрягся и то и дело оглядывался на приоткрытый шлюз. Когда разомкнулся последний браслет на руке Гедимина, и сармат зашевелился, медик юркнул в проём и захлопнул за собой люк. Гедимин удивлённо мигнул.
  ...Доктор Фокс остановился у прозрачной стены и чему-то усмехнулся, глядя на сармата. Тот свисал вниз головой с турника - пальцы ног тоже нуждались в тренировках. "Кажется, надо слезть," - подумал он, мягко приземляясь на пол.
  - Ну чего? - спросил он, глядя на медика.
  - Тренируйтесь-тренируйтесь, - махнул рукой тот. - Значит, ваш мозг был найден, но это никому не помогло?
  Гедимин фыркнул.
  - Опять продырявили череп, - пожаловался он, тронув пальцем пластырь. - Дал им справку, что я не сканируюсь?
  Фокс ухмыльнулся.
  - Шериф просил моих лаборантов сделать сыворотку правды. Что интересно - без моего ведома. Если бы не это, я ещё объяснил бы ему, почему это невозможно. А так - его проблемы. Я дал запрет на любое медицинское вмешательство, судья Бойд подписал, - дальше не моё дело.
  Гедимин поморщился.
  - Чего им от меня надо? - спросил он. - Я уже во всём признался. Делал ирренций, делал бомбы... дадут ещё - ещё сделаю. Что, этого мало для расстрела?
  Доктор Фокс отвёл взгляд.
  - Есть серьёзные подозрения, Гедимин, что вы кого-то прикрываете... или, точнее, кто-то прикрывается вами. И пока на него не вышли, ваша вина под большим вопросом.
  Сармат изумлённо мигнул.
  - Tza hasulesh! Я думал, что врать не умею. А выходит, когда говоришь правду, тоже никто не верит. Странные вы всё-таки существа...
  Питер хмыкнул.
  - Не торопитесь на расстрел, Гедимин. Тут многим будет вас не хватать. Да и реактор... Кто без вас будет говорить с ним?
  
  20 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Тишина в зале! - напомнил, повысив голос, человек в тяжёлом чёрно-жёлтом экзоскелете. Гул и перешёптывания унимались в этот раз неохотно - "Тилаколео" уже дважды ударил по столу, у Гедимина до сих пор звенело в ушах, а люди всё никак не могли успокоиться.
  - Прервать заседание? - спросил, приподнявшись с места, судья Бойд. Шум стих моментально, "Тилаколео" даже не успел занести стальной "кулак" над столом. Гедимин, покосившись на столешницу, с удивлением отметил, что она до сих пор цела, сохраняет свою форму и даже не сильно помялась.
  - Итак, вы спланировали эту операцию от начала и до конца? - переспросила прокурор Парра. Гедимин кивнул.
  - И Стивен Марци, капитан вашего корабля, полностью с вами согласился и действовал по вашему плану, не внося никаких корректив? - спросила самка. - При том, что вы на тот момент были рядовым "кочегаром" на его корабле?
  Гедимин недовольно сощурился - последнюю фразу он плохо понял, а отвечать на половину вопроса было неприятно - слишком большая вероятность сказать что-то не то.
  - Он внёс, - буркнул он. - Когда мы закончили, он приказал идти на Эс-Семару. Глупо. Нас едва не сбили.
  Зал снова зашумел. Ещё один дрон, спикировав с потолка, повис перед сарматом. Гедимина тянуло показать в камеру какой-нибудь жест - не человеческий, так сарматский, но руки были прикованы к поручням и не поднимались даже на сантиметр.
  - Эс-Семара - третий город конгломерата "Стальной Пояс"? - то ли спросила, то ли пояснила для слушателей прокурор Парра. - Почему ваш план его не затрагивал?
  - Мы не успевали, - отозвался Гедимин. - Нам и так очень сильно повезло.
  За его плечом кто-то испустил свистящий вздох.
  - Вы гордитесь тем, что сделали в тот день? - спросила самка. Зал загудел. Сармат криво ухмыльнулся.
  - Нечего было взрывать мою станцию. Она никого не бомбила.
  - Тишина! - рявкнул "Тилаколео", громыхнув металлической столешницей. Несколько секунд у Гедимина звенело в ушах, а охрана бродила по залу. К двери вроде бы никого не поволокли, и треска станнеров сармат не услышал, но в зале стало тихо.
  - Мы вас поняли, - ровным голосом сказала самка. - Повторите ещё раз, для протокола: почему операция "Стальной Пояс" была начата с обстрела Иерусалима?
  - Для отвлечения флота и наземных сил от настоящих целей, - ответил Гедимин. Сегодня ему было неспокойно, в груди ныло; сейчас боль усилилась, а он даже не мог прижать кулак к рёбрам и ослабить невидимый обруч.
  - Вы знали, что этот город защищён договором? - спросила Парра. - Там не было ни одной военной цели. Вы уничтожили его практически полностью, только сейчас зашли разговоры о восстановлении.
  Гедимин пожал плечами, насколько позволяли наручники.
  - Мою станцию никто не восстановит. Незачем было её трогать.
  - Мы вас поняли, - сказал судья Бойд, жестом остановив Парру. - Я не вижу смысла в дальнейших вопросах обвинения. Защита хочет что-то добавить?
  - Нет, ваша честь, - бесстрастно отозвался Доан Ван Ли.
  - Тогда я объявляю перерыв, - Найджел Бойд поднялся на ноги. - Встречаемся через десять минут. Медик сопровождения, осмотрите обвиняемого. Кажется, ему нужна помощь.
  Охранник пропустил медика за барьер и сам встал рядом, подозрительно глядя на сармата. Тот поднял на него взгляд и криво ухмыльнулся - обычно людей от этого передёргивало, и они спешили отойти. Над головой кто-то гневно зашипел и выплюнул несколько неразборчивых ругательств.
  - А вот тут он не врёт, - пробормотал кто-то из охранников. - Военный преступник. И если им этого мало для приговора - я не знаю, чего им ещё надо.
  Тонкая игла проткнула кожу в районе спины, над самым позвоночником; укол был болезненный, но невидимые обручи тут же ослабли, и сармат смог вдохнуть полной грудью.
  - Вам не противно? - вполголоса спросил у медика Уриэль Хадад. - Не противно помогать ему?
  Кто-то из охранников насмешливо фыркнул.
  - Ещё недавно ты этому теску на шею вешался. А теперь - "противно"... Эй, Джед, тебе там не обидно?
  Уриэль с присвистом выдохнул сквозь зубы.
  - Мой золотой город, - прошептал он. - Мой золотой пепел. Скоро ты будешь отомщён.
  Гедимину наконец удалось повернуться боком и взглянуть на Уриэля. Первой на глаза попалась плазменная "пушка" - устройство, в которое так и не встроили ирренциевый реактор.
  - Ну что, теперь тебе легче? - спросил сармат. Охранник, вздрогнув от неожиданности, развернулся к нему.
  - Что?
  - Ты отомстил за свой город, - Гедимин, с трудом отведя взгляд от "пушки", покосился на круглый шрам слева на груди, невидимый под плотным комбинезоном. - Теперь тебе легче?
  Ближайший охранник успел перехватить руку Уриэля; Гедимин от удара не смог бы увернуться, даже если бы захотел.
  - Нельзя! - сердито прошептал экзоскелетчик. - Он так и так сдохнет, а ты сам пойдёшь под суд. Подожди до приговора...
  
  23 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Питер Фокс, молча надев на сармата наручники, отошёл в сторону, и Гедимин направился к открытому шлюзу. На выходе он не увидел привычной "каталки", а едва шлюз остался позади, охранники с двух сторон вцепились в него.
  - Пойдёшь своими ногами, - буркнул один из них, надевая на предплечье сармата ещё одну пару магнитных браслетов. - Хватит с тобой возиться!
  - Даже если он взорвал целую планету, побои и издевательства всё ещё под запретом, - бесстрастно напомнил доктор Фокс, выходя из шлюза. - А ваше состояние, мистер Хадад, не нравится мне уже вторую неделю. Обратитесь за помощью, пока не поздно.
  Уриэль Хадад ничего не ответил, только крепче сжал "клешню" на плече Гедимина. Сармата вывели из здания и затолкали в бронированный фургон, втиснув между четырьмя охранниками. Ничего не изменилось, - раньше он сидел, теперь - висел на выступах экзоскелетов, расслабленно свесив конечности и криво ухмыляясь. Бить его, к большому удивлению, не стали - ни в дороге, ни на выходе, только кто-то ткнул железным "кулаком" в спину, едва не уронив сармата на пол.
  - На вопросы отвечать стоя, - буркнул охранник, заталкивая его за барьер. Там сармату всё же удалось сесть - там стояла табуретка; Гедимин прислонился спиной, насколько позволили скованные руки, к прохладной стенке и взглянул на судей.
  Все уже были в сборе, даже мианиец лежал на привычном месте. Его длинные пальцы шевелились, изредка замирая в непонятных жестах, уши плотно прижались к затылку и больше не трепетали. Гедимин попробовал перехватить его взгляд, но не вышло - шлем бликовал, и глаза инопланетянина было не разглядеть.
  - Что у нас сегодня? - негромко спросил Найджел Бойд.
  - Геноцид, ваша честь, - отозвалась прокурор Парра. - Последний пункт обвинения.
  Гедимин мигнул.
  - Приступайте, - кивнул главный судья.
  ...Стоять было неудобно. Как выяснилось, у обвинения очень много вопросов, и к тому же они повторяются. Гедимин думал садиться между ответами, но охранники толкали его с двух сторон, вынуждая подниматься. "Никчёмное тело," - думал сармат, досадливо щурясь. "Только зря тренировался. Даже ноги не держат."
  - Повторите ещё раз, мистер Кет, - снова заговорила Парра. - Вы считаете себя непричастным к так называемым "разработкам Биоблока"?
  - Я же сказал - я был в Ядерном, - отозвался сармат.
  - Ещё вы сказали, что не помните ни единого своего действия за всё время пребывания в "Гекате", - самке очень хотелось фыркнуть, но она сдержалась. - Возможно, это вы ставили опыты по радиобиологии на людях, вывезенных на вашу базу?
  - Я никого не убивал! - Гедимин сердито сощурился.
  - Тогда - кто? - не медля ни секунды, спросила самка. - Тысячи радиоактивных костей под кратером Кеджори! Кто это сделал?
  Гедимина передёрнуло.
  - Я не знаю, - качнул он головой. Перед глазами снова стоял коридор, залитый кровью, и чей-то глаз в бурой луже.
  - Вы очень неумело лжёте, - бросила Парра.
  - Ваша честь, - шевельнулся за своим столом адвокат, и Гедимин изумлённо мигнул - он уже и забыл о его существовании.
  - Вижу, мистер Ли, - отозвался Найджел Бойд, поднимая руку. - Обвиняемый, если вам удобнее сидеть, отвечайте сидя. Нам нужны ваши ответы, а не героические сползания в обморок.
  Охранник толкнул сармата в плечо, вынуждая сесть, и тот едва не врезался спиной в барьер - помешали скованные руки.
  - Я могу задавать вопросы, ваша честь? - спросил Доан.
  - Конечно, - кивнул Бойд. - Ваша очередь, мистер Ли.
  Миссис Парра сердито дёрнула головой, но промолчала.
  - Первый вопрос касается наших полномочий, - медленно проговорил Доан, по-прежнему не оглядываясь на Гедимина. - В них входит расследование деятельности научной базы "Геката"? Если я не ошибаюсь, этим занимается другое ведомство. Если был запрос с их стороны, мы обязаны передать мистера Кета им, а не заниматься их работой.
  Из зала донеслись приглушённые смешки. Прокурор Парра повернула голову к Доану, и Гедимин пожалел, что не видит их лиц.
  - Своевременное замечание, мистер Ли, - кивнул Найджел Бойд. - Мистер Якобсон...
  Судья, впившийся было взглядом в Гедимина, снова склонился над распечатками.
  - Никаких возражений, ваша честь, - пробормотал он с явной неохотой. Гедимин едва заметно ухмыльнулся. "Научное любопытство, да?"
  - Мистер Кет, - Доан слегка повысил голос. - В каком качестве вы находились на научной базе "Геката"?
  - Исследователь, - отозвался сармат. - Физик-ядерщик.
  - Вы возглавляли Ядерный блок или только свою лабораторию? Сколько лаборантов было у вас в подчинении?
  Сармат мигнул.
  - Я ничего не возглавлял. Работал один.
  - Повторите ещё раз, для полной ясности, - попросил Доан. - Кому вы могли отдать приказ? Или вы только подчинялись?
  - Подчинялся, - буркнул Гедимин.
  - Не любите подчиняться? - спросил адвокат, и сармату померещилась его усмешка. - Пытались покинуть базу?
  - Как? - отозвался Гедимин, сердито щурясь. - Пешком с Луны?
  Зал зашелестел. "Тилаколео" привычным движением опустил два "кулака" на столешницу, и помещение наполнилось металлическим звоном.
  - Вас удерживали, хотя вы предпочли бы уйти? - спросил Доан, когда звон утих.
  - Ваша честь! - немедленно вскинулась Парра. - Это нелепо! Вы все слышали, - обвиняемый гордится своей работой...
  - Его право, миссис Парра, - отозвался Бойд. - Я понял, к чему вы клоните, мистер Ли. На этом следует остановиться. Есть вопросы по другим пунктам?
  - Да, ваша честь, - наклонил голову Доан. - Я могу продолжать?
  - Да, продолжайте, - отозвалась Парра. - Возможно, к бомбардировке Иерусалима и Нью-Кетцаля ваш подзащитный тоже был принуждён грубой силой?
  - Я его не бомбил, - прошептал Гедимин, сердито щурясь. "Надо же было Стивену так не вовремя сдохнуть! Вот не думал, что буду о нём жалеть..."
  - Тишина! - "Тилаколео" грохнул кулаком по столу. "Прочная конструкция," - подумал Гедимин, морщась от боли в ушах.
  - Я этого не утверждал, миссис Парра, - отозвался Доан. - Что касается Нью-Кетцаля... Суду известно, что он де-факто перестал быть "заведомо мирной целью" на третью неделю войны? А де-юре - он никогда не подпадал под защитные договора. Команда Стивена Марци, и в том числе Гедимин Кет, вела в Нью-Кетцале обычные военные действия, и я не вижу, в чём тут состоит преступление.
  Дрон, висящий перед Гедимином, быстро поплыл к столу адвоката. По залу прокатился шелест.
  - Мистер Кет, - снова заговорил Доан Ван Ли, выждав несколько секунд. - Вы, как я понял, начали войну в звании рядового?
  Сармат кивнул.
  - Наивысшее звание, полученное вами за время войны? - спросил адвокат.
  - Лейтенант, - не без труда вспомнил Гедимин. - Его сняли, когда меня выслали на рудники.
  - Лейтенант, - повторил Доан. - Отлично. Сколько бойцов было у вас в подчинении?
  - Никого, - отозвался сармат. - Так и сидел у реактора. Откуда там бойцы?!
  Из зала донёсся одинокий смешок. "Тилаколео" повернулся на звук и выразительно качнул стальным "кулаком".
  - Вы всё слышали, - наклонил голову Доан Ван Ли. - Больше у защиты вопросов нет.
  Он вышел из зала вслед за судьями. Гедимин озадаченно смотрел ему вслед, не обращая внимания на сердитое перешёптывание охранников.
  - Работа у него такая, - примиряющим тоном пробормотал один из них. - И он же правду сказал, нет, что ли? Нельзя всё валить на один кусок слизи. Даже на такой паршивый кусок. Пошёл, пошёл! Хватит на мне висеть!
  
  27 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Миссис Парра!
  Найджел Бойд повысил голос совсем чуть-чуть, но все звуки в зале суда немедленно стихли, и Гедимин, удивлённо мигнув, поднял взгляд на него.
  - Если у вас есть что предъявить суду, сделайте это, - спокойно продолжил Бойд. - Если нет, переходите к следующему пункту. Мы уже четверть часа наблюдаем, как вы пытаетесь переупрямить сармата.
  Гедимин не удержался от ухмылки. Прокурор Парра выразительно передёрнула плечами, и сармат запоздало сообразил, что она его видит - на экране перед собой, поэтому оглядываться ей незачем.
  - Да, ваша честь, - ровным голосом ответила самка. - Следующим пунктом у нас показания доктора Фокса. Он не смог прийти на заседание, но ответил на наши вопросы и зафиксировал это в видеозаписи.
  Один из людей за судейским столом, до того сидевший неподвижно и как будто дремавший, внезапно оживился и перевёл взгляд на голографический экран. Через несколько секунд он удовлетворённо кивнул, тихо сказал что-то ближайшему судье и снова отключился.
  - Пятого марта, - заговорила сформировавшаяся голограмма Питера Фокса, - ко мне обратился Кенен Маккензи, командир сарматской ремонтной базы. Он просил меня приехать и оказать помощь одному из его работников. По его словам, сармат-ремонтник был травмирован при работе с реактором и получил высокую дозу облучения...
  Гедимин слушал без особого интереса - после нескольких фраз он убедился, что Питер не врёт, и оживился только на рассказе о поддельной регистрации. Доктор Фокс упомянул и её - по его словам выходило, что гравировка на лобной кости Гедимина была повреждена, и медик только подправил её по указаниям Кенена. "Правильно, вали всё на Маккензи," - думал сармат, скрывая ухмылку. "Тебе нельзя в тюрьму. Тут мало толковых медиков."
  - Как по-вашему, мистер Маккензи имел намерение скрыть настоящую личность обвиняемого или действовал по его указаниям? - спросил невидимый собеседник Фокса.
  - Ничего не могу сказать, - отозвался медик. - Не имею привычки судить о чужих мотивах. Ещё вопросы?
  Голограмма погасла.
  - Фальсификация идентификационного знака, - пробормотала Парра, сделав какие-то пометки. - Плюс ко всему остальному...
  Гедимин невесело ухмыльнулся. "Что за это полагается? Несколько месяцев срока?"
  Мианиец внезапно зашевелился, разворачиваясь к ближайшему соседу. Сармат услышал несколько длинных пронзительных возгласов. Сосед повернулся к главному судье.
  - Ваша честь, у мистера Кьейя есть вопросы.
  - Задавайте, - кивнул Бойд.
  Охранник в чёрно-жёлтом экзоскелете грохнул "кулаком" по столу. Дождавшись, когда дребезжание металла стихнет, человек заговорил:
  - Мистер Кьейя спрашивает о шраме на шее обвиняемого... можете спустить ворот, чтобы было лучше видно?
  Гедимин выразительно пожал плечами - его руки по-прежнему были скованы за спиной. Охранники с двух сторон потянули за ворот комбинезона, спустив его по самый плечевой сустав. Кьейя коротко вскрикнул и снова обратился к соседу.
  - Мистер Кьейя слышал показания доктора Фокса о травмах, с которыми обвиняемый прибыл в Кларк. Он говорит: следы систематических избиений, тяжелейшее истощение и обезвоживание, глубокое поражение нейротоксинами, - это странные травмы для участника военных действий. Где именно и при каких обстоятельствах они были получены?
  Судьи переглянулись.
  - Это не имеет отношения к действиям обвиняемого, ваша честь, - первой заговорила Парра.
  - Мистер Кьейя хочет услышать ответ, - отозвался "переводчик". Мианиец резким жестом указал на сармата, потом на судей и издал протяжный скрежет. Гедимин ухмыльнулся.
  - Отвечайте, мистер Кет, - сказал главный судья. - Это не первый вопрос, не имеющий отношения к делу.
  Мианиец коротко кивнул, вскинул длиннопалую руку и быстро зашевелил пальцами.
  - Это в Сокорро, - Гедимин поморщился. - Меня там держали с конца октября. В марте вышло сбежать.
  Судьи снова переглянулись. Люди за столом зашевелились. Мианиец, внимательно глядя на сармата, расправил уши и гортанно крикнул.
  - Мистер Кьейя спрашивает, что такое Сокорро, - быстро перевёл его сосед. - Это определённое место или общее название для концлагерей?
  В зале зашелестели, и "Тилаколео" угрожающе занёс два "кулака" над столом.
  - Место, - отозвался Гедимин. - Где-то под куполом Альбукерке. Там ещё космодром... Хуарес, если я не спутал название. Там тогда был главным капитан Торрегроса... так он себя назвал. Экзоскелет без знаков отличия...
  - Продолжайте, - судья Якобсон вскинул руку, пристально глядя на прокурора. - Мистер Кьейя хочет услышать всё, во всех подробностях, с того дня, как вы попали к этому... капитану. Можно установить тишину?
  Последняя фраза относилась к "Тилаколео", и тот выполнил просьбу, изо всех сил грохнув "кулаками" по металлическому столу. Гедимин, опасаясь за барабанные перепонки, приоткрыл рот, - затыкать уши было нечем.
  - Как вы попали в Сокорро? - спросил Якобсон, едва наступила тишина. - По материалам дела война для вас закончилась далеко от купола Альбукерке...
  Гедимин поморщился.
  - Они вытащили нас из Ураниум-Сити. Меня и Хольгера. Ещё где-то нашли Константина. Мы трое были в "Гекате". Торрегроса об этом знал. Нас держали порознь. Сначала сканировали, потом начали пытать, - он глубоко вдохнул и ненадолго замолчал - боль в груди была слишком сильной.
  - Хольгер Арктус и Константин Цкау? - Якобсон сверился с распечаткой. - Вы говорите о них? В таком случае вы последний, кто с ними встречался...
  - Оба мертвы, - Гедимин сузил глаза. - Погибли там.
  Мианиец быстро повернулся к соседу и затараторил на своём наречии, шевеля пальцами. Гедимин с трудом отвёл взгляд - отчего-то это зрелище так и притягивало внимание.
  - Вас подвергали пыткам с октября по март... Для чего? Чего добивался Торрегроса? - спросил Якобсон.
  - Того же, что и ты, - Гедимин ухмыльнулся, глядя человеку в глаза. - Хотел управлять моим флотом. Не вышло. Ни у кого не выйдет.
  Зал загудел, и "Тилаколео" угрожающе привстал с места.
  - Тишина!
  - Вы серьёзно заблуждаетесь, мистер Кет, - отозвался Бу Якобсон. - В том, что касается наших мотивов...
  Мианиец коротко вскрикнул, и все повернулись к нему.
  - Травмы, с которыми вы прибыли в Кларк, получены во время пребывания в Сокорро? - спросил "переводчик". Сармат кивнул.
  - Мистер Кьейя хочет знать, было ли дело о пытках обвиняемого расследовано должным путём, - продолжал человек. - Он намерен запросить материалы расследования действий капитана Торрегросы и его сообщников. И он уже вышел на связь с крейсером на околоземной орбите, чтобы ускорить поиск информации.
  Гедимин изумлённо мигнул. Судьи зашептались. На голографических экранах замелькали тексты, - кто-то копался в информационном терминале.
  - Торрегроса мёртв, - сказал сармат, перехватив взгляд мианийца. - Твэл пробил его экзоскелет и взорвался внутри. Они все сдохли. Нечего было лезть в мой реактор!
  Мианиец издал несколько клокочущих звуков и, приподнявшись, отвесил неглубокий поклон.
  - Мистер Кьейя говорит, что не сомневается в вашей способности за себя постоять, - перевёл человек. - Он хочет узнать, что сделали земляне. А мне интересно - вы, покинув Сокорро, обратились в полицию?
  Гедимин криво ухмыльнулся.
  - Чтобы там продолжили?
  Мианиец дёрнул ушами и, издав несколько скрежещущих фраз, снова лёг. Гедимину его реплики не перевели, но, судя по выражениям лиц "землян", ничего хорошего они не услышали.
  - Я настаиваю на том, что обращение с обвиняемым в плену к делу не относится, - неуверенно подала голос Парра. Мианиец, по-видимому, понял её слова - и тут же повернулся к ней и несколько раз пискнул.
  - Посол Тикийя только что распорядился начать отдельное расследование по вскрывшимся фактам, - сказал Найджел Бойд, покосившись на передатчик. - Нас просят уладить некоторые формальности. Заседание по делу Гедимина Кета переносится на апрель. Сопровождающие мистера Кета, вас просят задержаться вместе с ним. Мистер Кьейя хочет с ним поговорить.
  Гедимин следил взглядом за "переводчиком"; тот, к счастью, не собирался уходить вместе с судьями. Охранники вывели сармата из-за барьера и, прикрыв защитным полем, поставили перед мианийцем. Тот, приподнявшись на запястьях, посмотрел Гедимину в глаза и низко поклонился.
  - Мистер Кьейя говорит, что наслышан о ваших достижениях в ремонте кораблей Мианы и относится к вам с огромным уважением, - перевёл человек. - Он обещает, что возмутительный случай будет расследован, а виновные в жестоком обращении с вами и вашими товарищами - наказаны по законам Мианы.
  Гедимин хмыкнул.
  - Разве что ты найдёшь, кто отдавал им приказы. Остальные мертвы.
  - Мистер Кьейя наслышан о приказе Цанева и о его последствиях, - сказал "переводчик", выслушав несколько реплик мианийца. - То, что он узнал от вас, - небольшая деталь в огромном механизме, чертёж которого они... чёрт, не люблю метафоры... короче, он благодарен вам за помощь.
  Мианиец, резко взмахнув ушами, снова поклонился. Гедимин смущённо сощурился.
  - Я ведь в самом деле разбомбил тот город. И снабжал бомбами Лиска. Тебе что, не перевели? Я по вашим законам преступник. Зачем ты мне кланяешься?
  Мианиец посмотрел ему в глаза и произнёс длинную скрипучую фразу.
  - Мистер Кьейя говорит, что получал лучший перевод. Он знает, в чём вы виновны. Он говорит, что это не меняет ни того, что сделали вы, ни того, что сделали с вами. Он говорит, - "переводчик" на секунду замялся, - говорит, что сожалеет о вашей предстоящей смерти и обещает добиться почётной казни.
  Гедимин криво ухмыльнулся.
  - Скажи - я хочу, чтобы меня взорвали в реакторе.
  "Переводчик" дёрнул краем рта, но сказал что-то мианийцу. Тот снова заглянул сармату в глаза и склонил голову почти до пола.
  - Мистер Кьейя говорит, что постарается исполнить ваше желание. Это будет достойная смерть.
  
  30 марта 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Услышав звук открывающегося шлюза, Гедимин прекратил тренировку и поднялся с пола. Сердце билось размеренно - постоянные нагрузки сделали своё дело, и сердечная мышца восстановилась полностью, так же, как и мышцы конечностей. "Вот на кой метеороид я этим занимаюсь?" - подумал сармат, невесело усмехнувшись. "Одна польза - не валяюсь, как мешок дерьма, на глазах у "мартышек" из суда..."
  - У-уф, - выдохнул доктор Фокс, присаживаясь на край кушетки. Вид у него был замученный.
  - Что с тобой сделали? - спросил сармат. Фокс махнул рукой.
  - Обычные процедуры, Гедимин. Перед приездом комиссии каждый раз приходится побегать. А тут ещё мианийцы...
  Он спустился с кушетки и жестом подозвал сармата.
  - Собирайтесь, охрана сводит вас в душ. Через пару часов к вам придут. Обычный осмотр... возможно, необычными инструментами.
  Гедимин мигнул.
  - Возможно?
  - Тут четыре мианийских медика, - отозвался доктор Фокс, и на его лице на секунду появилась разочарованная гримаса. - Жаль, но не для обмена опытом. Сейчас они листают ваше дело. Их интересует, что с вами делали в Сокорро. Я давно предлагал и вам, и Кенену добраться до тех ублюдков. Надеюсь, мианийцы выяснят, кто ими командовал, и жаль, что всё это вскрылось только сейчас.
  Гедимин пожал плечами.
  - Я сам не знаю, чьи там были люди. А я там был. Пустая трата времени, но... если им интересно - пусть смотрят.
  Он покосился на себя и тронул побелевший шов в правом подрёберье.
  - Уже почти ничего не осталось. Этот рубец и полоса на шее...
  "И ещё сотня свежих шрамов," - договорил он про себя. "Как-то странно я занимаюсь наукой..."
  ...Доктор Фокс попросил Гедимина лежать на кушетке и никуда не соваться, но, когда в шлюз вошли четверо мианийцев, сармат всё же перевернулся набок и уставился на них. Сначала ему показалось, что они пришли с пустыми руками и вообще не к нему, - поклонившись, все четверо прошли мимо и сгрудились у стены, что-то передавая друг другу. Потом что-то просвистело мимо Гедимина и прилипло к потолку, и он увидел тёмно-красный, почти чёрный сгусток чего-то шевелящегося. Рядом прилипли ещё три, резким движением слились в один и начали вытягиваться вниз длинными тонкими нитями. Один из мианийцев что-то проверещал.
  - Гедимин, - Фокс, подойдя сзади, надавил на плечо сармата, вынуждая того лечь. - Не двигайтесь, пожалуйста. Этот прибор на вас настраивается.
  "Да лишь бы не сожрал," - подумал сармат с кривой ухмылкой, вспомнив постоянные опасения Иджеса, и растянулся на кушетке, глядя на текущие ему навстречу щупальца. Они уже дотянулись до его тела и остановились, едва прикоснувшись к коже сармата. Несколько минут они так висели, и Гедимин терпел щекотку, надеясь, что "диагностика" скоро закончится. Потом щупальца быстро втянулись, и на лицо сармата свалился кусок плотного вещества, пахнущего аммиаком. Гедимин дёрнулся было, но вырваться не успел - не прошло и секунды, как всё его тело было плотно обёрнуто сдавливающей "тканью". Что-то закупорило ноздри, но ненадолго - через несколько мгновений сармат смог вдохнуть.
  - Hasu! - выдохнул он, когда липкие нити приподняли ему веки и коснулись глазных яблок. Кокон сдавил его и мелко задрожал, пульсации прокатывались по кольцевидным структурам от шеи до лодыжек сармата. В тот же момент, как они прекратились, кокон вскрылся и красным сгустком стёк на пол. Гедимин сел, провёл ладонью по слезящимся глазам и услышал писк мианийца.
  - Это всё? - спросил сармат, глядя вслед уходящим инопланетянам. "Прибор" они забрали с собой - Гедимин только успел подумать, что можно было бы его исследовать, как он разделился на четыре части и укатился к ногам мианийцев. "Странная штука," - подумал сармат, стряхивая с себя невидимые липкие нити, - они давно отделились от тела, а неприятное ощущение осталось. "Или вообще не штука. По-моему, оно живое."
  - Для вас - всё, - ответил Питер Фокс, пощупав его запястье. - А я пойду с ними смотреть расшифровку. Надеюсь, не заставят ничего переделывать!
  Гедимин хмыкнул.
  - Как называется эта их штука?
  - Я не возьмусь это выговорить, - отозвался Питер. - И не спрашивайте, как она работает. Если вы, механик, этого не понимаете, я тут тем более бессилен.
  - Тебе не оставят такую же для госпиталя? - спросил сармат. - Я бы посмотрел, как она устроена. Она одна, или их четыре?
  - Понятия не имею, Гедимин, - Питер вздохнул. - Проверьте в палате, может, что прилипло. А я пойду к мианийцам. Чёрт! Ведь завтра придут под дверь желающие инопланетного лечения...
  Он поморщился и с усталым вздохом пошёл к выходу. Гедимин посмотрел на потолок. Ничего, разумеется, не прилипло - ни к палате, ни к сармату, только очень хотелось вымыться, а на второе купание за день рассчитывать не приходилось. "Ну, хотя бы не заставили это ремонтировать," - подумал сармат и снова ухмыльнулся. "Как обычно, без чертежей и запасных деталей..."
  
  03 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Мианиец на заседание не явился, и место его "переводчика" за столом пустовало. Гедимин, хоть и сам понимал, что это глупо, даже немного расстроился. "Узнал, что хотел, и вернулся на свой крейсер," - подумал он, опускаясь на поставленную между барьерами табуретку. Его руки с каждым выходом в суд покрывались всё большим количеством браслетов; сегодня их было так много, что свободными остались только локтевые суставы, и металлическая конструкция звенела при ходьбе. Гедимин шевельнул плечами и снова услышал звон. Охранники неприязненно покосились на него, тычками с двух сторон заставили сармата сесть прямо и сами вытянули стальные "руки" по швам, глядя перед собой.
  Сегодня между двух малых столов на возвышении поставили ещё один, складной. За ним сидели, настороженно переглядываясь, трое горожан, и ещё было оставлено два свободных места. Один из сидящих, низкорослый встрёпанный парень, на секунду оглянулся на Гедимина и расплылся в широкой ухмылке. Он хотел что-то сказать, но грохот металла заставил его нервно дёрнуться и выпрямиться, уставившись на судей.
  "Люнер," - Гедимин удивлённо мигнул, а потом ещё раз - когда узнал ещё двоих. "Джой и Дэвид. Их-то зачем позвали?"
  ... - Ничего не могу сказать, - качнул головой Дэвид. - Если есть доказательства, то конечно, а если бы мне просто так сказали, я бы в жизни не поверил. И вы не поверили бы.
  - Хорошо, мы вас поняли, - судя по голосу, прокурору совсем не понравился ответ, но приходилось сдерживаться. - Можете садиться. Мисс Флоренс, вы готовы отвечать?
  Джой вскочила на ноги, едва не уронив стул, и возмущённо встряхнула узлом волос. Он держался на одной шпильке и от частых встряхиваний начал разваливаться. Гедимин прикинул, что самке осталось подпрыгнуть ещё пять-шесть раз, прежде чем придётся связывать волосы заново.
  - Я-то готова, - угрюмо сказала Джой. - Только, ваша честь, мне всё это не нравится.
  - Что именно, мисс Флоренс? - спросила судья Соза. - Сегодня у суда к вам никаких претензий нет.
  - Мне не нравится, как вы насели на беднягу Джеда, - сказала Джой, снова встряхнув головой. - Военный преступник, террорист... Так говорите, будто сами в это верите!
  В зале зашушукались, и "Тилаколео" развернулся к шумящим, выразительно подняв стальной "кулак".
  - Что вы имеете в виду? - спокойно спросила Соза.
  - Джед такого сделать не мог, - убеждённо сказала Джой. - Делать бомбы? Взрывать города? Он за все годы пальцем никого не тронул. Ещё какой-то реактор придумали...
  - Придумали? - повторила за ней прокурор Парра.
  - Да, само собой, - кивнула Джой. - Я же читала, что вы на него вешаете. Чтобы выстроить такую штуку, надо согнать толпу учёных. А вы говорите - это сделал один механик! Джед - умный парень, и руки у него прямые, но вот это хозяйство - не его. Вы лучше спросили бы мистера Маккензи, откуда он это приволок! Это он оговорил Джеда, так? А вы нашли кому верить!
  - Спокойно, мисс Флоренс, - шевельнулся за своим столом Найджел Бойд. - Незачем так волноваться. Отвечайте на вопросы миссис Парра и мистера Ли, и мы общими усилиями выясним, кто, что и откуда приволок.
  - Тишина! - рявкнул "Тилаколео" на развеселившихся зрителей. Гедимин досадливо сощурился. "Вот это Маккензи называл репутацией? Да уж, у меня - одна из лучших... Как там сказал Дэвид? "Простой, как табуретка"?"
  ... - Хорошо, мисс Флоренс, мы поняли, - сказал Найджел Бойд. - Этот землянин стрелял в него, попал в лицо и в шею. Что сделал мистер Кет?
  - Он просто махнул рукой, - Джой небрежно встряхнула правой кистью. - Как будто отталкивал бластер. И попал землянину в пах.
  По залу прокатилась волна смешков. Самка фыркнула.
  - Он был в своём скафандре. Вы его видели? Тот землянин так и сел, где стоял!
  - Могу себе представить, - пробормотал Бойд. - Что было дальше?
  - Дальше Джед встал и поднял его за руки. А там уже прибежали "копы" и всех похватали, - Джой негромко фыркнула. - Я им кричала, что Джед защищался, но его всё равно уволокли. Хорошо, у Дэйва в каждом углу по камере, - быстро разобрались и отпустили. А вон, спросите у Стрелка Ури, - вон он стоит! Он там был, его тот землянин пристрелил бы, если бы не Джед.
  - Стрелок Ури? - повторил, насторожившись, Бойд.
  - Уриэль Хадад, - пояснила, заглянув в распечатки, прокурор Парра. - Сержант Хадад. Да, действительно, такой случай был в позапрошлом ноябре. Пьяная стрельба в баре "Юйту", один раненый... да, действительно мистер Кларк... Кет. Уриэль Хадад сейчас в зале. Вызвать его как свидетеля?
  - Да, пожалуйста, - кивнул Бойд. - Ещё вопросы к мисс Флоренс?
  Следующим вызвали Люнера Чицу. Перед тем, как встать, он мотнул головой, украдкой оглядываясь на Гедимина, и подмигнул ему. Сармат едва заметно ухмыльнулся. "Ещё один будет рассказывать, какой я олух," - подумал он. "И что реактор я построить не мог..."
  Сбоку к барьеру подошёл один из местных охранников. После недолгого разговора Уриэль ушёл в зал, а охранник встал на его место. Через несколько минут за стол свидетелей сел смуглый парень в уличном комбинезоне. Гедимин даже не сразу узнал его, - Уриэль без экзоскелета давно не попадался сармату на глаза.
  - Вы что-то хотите добавить, мистер Чицу? - спросил Бойд.
  - Да, ваша честь, - выпалил Люнер, опираясь двумя руками о столешницу и приподнимаясь на цыпочки. - Ну не он это! Он бы не смог. Может, в войну он кого-то убил. Но сейчас - нет. Стрелок, чего сидишь?! Подтверди! Он же к тебе в больницу таскался, когда тебе руки ошпарило! Чего ты молчишь?!
  Он почти дотянулся до Уриэля локтем, но тот сдвинулся на край стола и хмуро посмотрел на байкера.
  - Достаточно, мистер Чицу, - чуть повысил голос Бойд. - Садитесь. Было бы хорошо, если бы вы помолчали до конца заседания. Больше вопросов к вам нет.
  Люнер выразительно фыркнул, но всё же сел и в последний раз оглянулся через плечо. В его взгляде были растерянность и сочувствие.
  - Вызывается свидетель Уриэль Хадад, - сказала Парра, покосившись на распечатку. - Сержант Хадад, вы готовы отвечать?
  ... - Мистер Хадад, мы уже поняли, что это было давно и, по вашему мнению, не относится к делу, - мягко, но с нажимом проговорил судья Бойд. - Не надо каждый раз это добавлять. Если вас спрашивают об этих ситуациях, значит, на то есть причина. Продолжайте, мистер Ли.
  - Что случилось с вашими руками? - спросил тот. Хадад, замявшись, уткнулся взглядом в столешницу.
  - Я... Оружие взорвалось, когда я его испытывал, - неохотно ответил он. - Корпус не выдержал потока плазмы. Вот мне и облило руки.
  - Плазмой? - поднял голову от распечаток Бу Якобсон. - Однако... Вам не пришлось после этого пересаживать обе кисти?
  - Нет, ваша честь, - хмуро ответил Уриэль. - Только пальцы. Вот такая клешня осталась.
  Он продемонстрировал ладонь с поджатыми пальцами - теми, которых не хватало после первых операций. Присмотревшись, Гедимин различил слабый переход на коже - тонкие белесые полоски давно заживших швов.
  - Ваши врачи хорошо постарались, - покачал головой Якобсон. - Доктор Фокс, я полагаю? У вас нашлись деньги на такую операцию?
  Уриэль снова уткнулся взглядом в столешницу.
  - У меня ни черта не было, - буркнул он. - Всё ушло на штраф. Кто-то заплатил Фоксу. Не знаю... Мне только сказали - можешь не волноваться, за всё заплачено.
  Бойд оглянулся на кого-то из сидящих за столом судей. Тот сосредоточенно водил пальцем по экрану смарта.
  - Вы не пытались найти заплатившего? - спросил Якобсон. - Хотя бы из любопытства?
  Уриэль качнул головой.
  - Не знаю, кому это было надо. И операция, и штраф... Я - простой полицейский, у меня тут никого нет.
  Бойд снова оглянулся на человека со смартом.
  - Мистер Добуш, можете дать пояснения?
  - Очень интересно, - пробормотал тот, глядя на экран. - Обе суммы внесены в один и тот же день с одного и того же счёта. А деньги там весьма приличные...
  Бойд заглянул в его смарт и щёлкнул языком. По столу прокатилась волна перешёптываний - на экран посмотрел не только Бойд.
  - Даю вам разрешение на идентификацию счёта, - внезапно резким голосом проговорил Бойд, приложив к экрану палец.
  - Да, ваша честь, - отозвался Добуш. - Сейчас, работа идёт...
  Гедимин успел досчитать до тридцати, прежде чем Добуш поднял голову.
  - Один из счетов ремонтной базы.
  "Тилаколео", не дожидаясь, пока шум станет громким, опустил два "кулака" на металлический стол.
  - Вы имеете в виду базу мистера Маккензи? - спросил Якобсон, перекричав затихающий лязг.
  - Именно, - ответил Добуш и поднял взгляд на Гедимина. Несколько секунд они, не мигая, смотрели друг на друга, и сармат первым опустил голову.
  - Ты?! - вскрикнул Уриэль, разворачиваясь к барьеру. "Тилаколео" поднялся во весь рост, вскинув три пары "рук".
  - Спокойно, сержант! - рявкнул он. - Садитесь!
  Хадад медленно опустился на стул. Гедимин видел, как его спина, неестественно прямая, едва заметно вздрагивает.
  - Мистер Кет? - Найджел Бойд посмотрел на сармата. - Вы внесли эти деньги? Можете сказать, откуда у вас такие суммы?
  - Ремонт, - отозвался сармат. - Мианийцы. Отладка реакторов. У нас дорогая работа.
  Судьи переглянулись. Гедимин заметил, как Люнер украдкой пытается ткнуть Уриэля кулаком, но рык охранника пресекает его попытку.
  - Проверьте, мистер Добуш, - попросил Бойд. Тот качнул головой.
  - Давно сделано. Ничего подозрительного. Они работали, им платили. Если что-то и было, шло мимо счетов.
  - Зачем вы это сделали, мистер Кет? - спросил Доан Ван Ли, не глядя на сармата. Уриэль, притихший было за своим столом, снова вздрогнул. Гедимин пожал плечами.
  - Хотел помочь. Без пальцев неудобно.
  В зале кто-то нервно хихикнул.
  - Это всё? - спросил Доан.
  - Он делал плазменное оружие, - сказал Гедимин. - Я хотел увидеть, что получится.
  Смешки стали громче.
  - Увидели? - спросил главный судья; его губы странно дрогнули, будто он тоже хотел усмехнуться, но положение не позволяло.
  - Угу, - буркнул Гедимин, покосившись на прикрытый комбинезоном шрам. - Два слоя брони насквозь вместе со мной.
  "Тилаколео" ударил по столу - в этот раз, кажется, четырьмя "руками". Сармат сощурился от боли в ушах. "Надо другой способ," - подумал он. "По-другому наводить порядок. Так тут все оглохнут..."
  ...Уриэль дотерпел до фургона. От самого зала он шёл, сверля Гедимина взглядом, и шумно сопел в респиратор, но сдерживался. Едва фургон закрылся, он сгрёб в стальную "клешню" комбинезон на груди сармата и вдавил Гедимина в ближайшую стенку.
  - Слизь!
  - Стой! - другой охранник схватил его за руку, пытаясь ослабить хватку. - Ты больной?! Он тут сдохнет - нам отвечать!
  Рука разжалась. Гедимин привалился к стене, щурясь от боли в сведённых за спиной руках. Фургон качало из стороны в сторону - то ли дорога попалась бугристая, то ли сармата не держали ноги.
  - Я тебе всё верну, - пообещал Уриэль, сверкнув глазами из-под прозрачного щитка. - Я не хочу ничем быть обязан такому, как ты. Зачем ты это сделал, кусок слизи? Зачем ты меня запачкал?!
  - Ури, уймись, - одёрнул его один из охранников. - Фостер прав - тебе надо голову лечить.
  - Не нравятся новые пальцы? - Гедимин криво ухмыльнулся. - Отрежь!
  Он ждал, что его ударят - прямо сейчас в лицо или на выходе, в спину, - но Хадад только прерывисто вздохнул и отвернулся. Через несколько секунд фургон остановился, и сармата выволокли наружу. Больше никто ничего не сказал, пока его не засунули в гермобокс. Охранники уходили молча, не оглядываясь. Гедимину, вставшему у прозрачной стены и провожающему их взглядом, показалось, что Уриэль замедлил шаг на повороте. Он еле слышно хмыкнул. "Запачкал я его... Правда, что ли, вернёт? Кому, мертвецу?"
  
  06 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Гедимин, - доктор Фокс, остановившийся за прозрачной стеной, сегодня выглядел необычно смущённым. - Боюсь, мне снова нужна ваша помощь.
  Сармат, весело хмыкнув, спустился со стены и подобрал с кушетки комбинезон. Тренировки давно не утомляли его - с каждым днём к мышцам возвращалась былая сила, и Гедимин жалел, что не может надеть скафандр и проделать те же упражнения в полной экипировке, - может, это позволило бы ему устать и успокоиться.
  - Опять авария? - спросил он, застёгивая комбинезон. Застёжка частично совпадала с грубым швом на груди и неприятно задевала его, как Гедимин ни пытался её расплющить и размягчить. "Надо бы заклеивать," - подумал сармат, покосившись на выпуклый шов. "Со временем разгладится. Если я доживу."
  - Пока нет, но лучше перестраховаться, - отозвался Питер Фокс, открывая шлюзовую камеру. - Дайте руки. Прошу прощения, но иначе охрана вас не выпустит.
  Гедимин досадливо сощурился на магнитные наручники, снова соединившие его запястья. Они были разведены на сорок сантиметров - достаточно, чтобы не мешать работе... и, при желании, даже бегству.
  - Опять без бластера? - хмыкнул он, глядя на Фокса. - Не боишься, что сбегу?
  - С Луны? - хмыкнул в ответ Фокс. - Вы же умный сармат. Даже если прихватите меня с собой, вас пристрелят ещё до выхода из здания. У нас тут не любят таких шуток. Браслеты не давят?
  Охранник, незаметно подошедший к шлюзу, выразительно фыркнул и протянул Питеру ещё пару браслетов.
  - Это на ноги. Вдруг и правда сбежит.
  ...Спускались они долго - через весь госпиталь на самый нижний ярус. Гедимин прислушивался к гулу механизмов и не замечал серьёзных сбоев - вроде бы всё было нормально.
  - Дизель сбоит? - спросил он, убедившись, что все вспомогательные системы остались позади, и Питер ведёт его к источникам энергии.
  - Не то чтобы сбоит, - отозвался Фокс, - но хочу, чтобы вы проверили. Дизель тоже, но особенно - РИТЭГ и ЛИЭГ.
  Сармат мигнул.
  - А с ними что?
  "Если только кто-то ударил кувалдой," - подумал он, быстро перебрав в уме возможные повреждения ЛИЭГа. "Тогда мог треснуть сердечник или ротор. Если так - я без скафандра ничего не сделаю."
  - Почти уверен, что ничего, - отозвался Питер, - но проверка не повредит, правда?
  Он остановился и поднял голову, чтобы посмотреть сармату в глаза.
  - Последнее заседание назначили на завтра. Завтра суд определится с приговором...
  - И меня расстреляют, - закончил за него Гедимин. - Что, без меня тут ремонтников не останется?
  Питер грустно усмехнулся.
  - Наши техники раньше справлялись с дизелем. Думаю, справятся и теперь. А вот с РИТЭГом всё сложнее. А к кому я буду обращаться, если засбоит ЛИЭГ... - он тяжело вздохнул. - Я надеюсь, вас всё же не расстреляют.
  ...Гедимин долго стоял над ЛИЭГом, прежде чем решился вскрыть корпус и взглянуть на заэкранированный сердечник. Он сделал защитное поле чуть тоньше - настолько, чтобы можно было увидеть ирренциевые элементы и стремительно вращающийся ротор. Он двигался так быстро, что золотистые витки катушек сливались в сплошные пластины. Гедимин тронул защитное поле и досадливо сощурился - без скафандра соваться к ирренцию было смертельно опасно. "Вот бы подержать его в руках," - думал сармат, глядя на тускло светящийся металл и зелёные блики на защитном куполе. "Мозги бы сразу включились. Красиво он всё-таки светится. Так бы стоял и смотрел..."
  - Когда его в последний раз останавливали? - спросил Гедимин, повернувшись к доктору Фоксу. Тот стоял в дверях, внимательно глядя на сармата и сжимая в ладони миниатюрный пульт. Гедимин даже не стал смотреть, к чему этот пульт относится - к вызову охраны или к турелям под потолком, только еле слышно хмыкнул.
  - Он так и работает с тех пор, как вы его привезли, - ответил Фокс, убрав руку с пультом за спину. - Мы стараемся его не трогать.
  - И дальше не трогайте, - кивнул Гедимин. - Пусть работает. Лет через пятнадцать надо будет разобрать и смазать, а пока не лезьте.
  Питер хмыкнул.
  - Через пятнадцать лет? Ну, надеюсь, к тому времени наши техники научатся работать с ирренцием. Что ж, возвращаемся в гермобокс... или вы ещё не насмотрелись?
  Гедимин повернулся к вскрытому ЛИЭГу и положил ладонь на защитное поле, поверх зеленоватых бликов. Казалось, тепло просачивается сквозь купол, - сармат как будто взял в руку пучок нагретых волокон. "Фантомные ощущения," - сармат отодвинулся и закрыл проём в корпусе. "Вот что "сигма" делает с мозгом. Если попросить Фокса потрогать - он же ничего не почувствует. Надо мне было беречь голову, когда мы возились с ирренцием без спецзащиты. А теперь уже поздно."
  
  07 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Доктор Фокс вышел провожать Гедимина к стоянке, куда конвой подогнал бронированный фургон, и долго стоял на обочине, наблюдая, как сармат в окружении экзоскелетчиков заходит внутрь. Сегодня их было шестеро - четверо вошли в фургон, ещё двое забрались на крышу. Гедимин смотрел на них озадаченно - кого-то не хватало.
  - Это последняя поездка, - тихо сказал один из них другому, чем-то очень недовольному. - Сегодня его куда-то отправят. Или на расстрел, или в тюрьму, - в любом случае, нам с ним больше не возиться.
  - И что ему было лишний день не подождать?! - второй экзоскелетчик попытался передёрнуть плечами, и два "броненосца" с грохотом столкнулись. Гедимин отодвинулся, недовольно щурясь, - в фургоне и так, без резких движений, было тесно.
  - Да кто его знает. Псих есть псих, - угрюмо отозвался третий. - Да, может, он и не сам. Ему-то зачем?!
  - Сам же сказал - псих, - невесело ухмыльнулся первый. - Может, не захотел теску деньги возвращать? Суммы-то там были ничего так...
  Гедимин ошалело мигнул.
  - Вы там о ком? - спросил он, с подозрением глядя на охранников. - И где Хадад?
  Экзоскелетчики переглянулись. Один из них сложил губы так, будто собирался плюнуть, но от плевка удержался.
  - Помер твой Хадад, - сказал он. - Нашли вчера вечером с простреленным черепом. И что ему было один день не подождать?! Доработал бы тут - и стрелялся в своё удовольствие!
  - Zaa hasu, - выдохнул Гедимин, растерянно глядя на него. - С чего взяли, что он сам?
  - Да кто, кроме него, взялся бы за плазменную пушку?! - фыркнул экзоскелетчик. - Только не я. Мне с ним в одном фургоне ехать было стрёмно.
  - Ага, - кивнул другой. - Только он с ней и управлялся. Вот ей он себе и выжег мозги. Вышел из-под купола - и готово.
  Гедимин молча склонил голову. Жалеть было вроде бы не о чем, но в груди заныло. "Глупо как-то вышло," - думал сармат. "Ещё глупее, чем с Лиском. Тот хоть в бою..."
  ...Пока Гедимина заводили за барьер, он успел оглянуться на зал. Он плохо помнил, сколько народу там собиралось в другие дни, но сегодня свободных мест не осталось, а к задним рядам даже добавили приставные стулья. Судьи уже были в сборе - даже мианиец лежал на обычном месте. Его уши были плотно прижаты к голове, взгляд направлен куда-то вниз.
  - Присяжные все в сборе? - спросил Найджел Бойд.
  - Да, ваша честь, - ответил ему кто-то из сидящих за столом.
  - Все ознакомлены с материалами дела и готовы к обсуждению? - спросил Бойд. - Очень хорошо. Можете удалиться.
  Минуту спустя половина стола опустела. Трое судей остались на своих местах. Якобсон продолжал изучать распечатки, - у него была самая толстая пачка, и Гедимин однажды даже разглядел кусок чертежа на одном из листов. Человек с дронами ненадолго выпустил их полетать, но через пять минут собрал на столе, подключил к переносному телекомпу и больше ни на что не обращал внимания. Гедимин привалился к барьеру - кажется, ему предстояло долгое ожидание. Один из охранников подошёл сбоку и зафиксировал сармата между барьером и своим экзоскелетом. Гедимин благодарно хмыкнул и закрыл глаза.
  Сколько времени прошло, он не знал - мозг, раньше не упускавший ни одной секунды, сейчас путался в часах и сутках. Экзоскелетчик, к которому сармат прислонялся, крепко сжал его плечо и заставил его сесть ровно. Гедимин открыл глаза и увидел, что люди возвращаются в зал. "Тилаколео", поднявшись из-за стола, пристально следил за зрителями, но его вмешательство не требовалось - в зале настала тишина.
  - Вы готовы огласить вердикт? - спросил Бойд у одного из вернувшихся.
  - Да, ваша честь, - тот поднялся на ноги.
  - По всем пунктам, или ещё остались разногласия? - спросил Бойд.
  - Нет, ваша честь, мы готовы, и я оглашу вердикт, - отозвался человек. Двое за маленькими столами переглянулись и странно напряглись. Охранники молча подняли Гедимина и поставили на ноги. Сармат выпрямился, глядя перед собой, и криво ухмыльнулся. "Скоро всё закончится..."
  - Пункт "Изготовление и распространение веществ повышенной опасности", - громко сказал Бойд.
  - Виновен, - отозвался человек.
  - Пункт "Изготовление и распространение оружия массового поражения", - продолжил судья.
  - Виновен, но заслуживает снисхождения, - ответил присяжный. Зал загудел - кто-то озадаченно хмыкнул, кто-то сразу открыл рот, и только удар "кулаком" экзоскелета по металлической столешнице привёл зрителей в чувство. Гедимин растерянно мигнул. "Какое, в ядерный могильник, снисхождение?!"
  - Далее, "Организация и участие в действиях, определённых как геноцид", - спокойно продолжал Бойд.
  - Невиновен, - ответил присяжный. Гедимин мигнул ещё раз, но осмыслить услышанное ему не дали - оглашение вердикта ещё не закончилось.
  - "Неоднократное применение оружия массового поражения по заведомо мирным целям"? - спросил главный судья.
  - Невиновен, - ответил присяжный. Сармат изумлённо хмыкнул и подался вперёд. "Что?!"
  - Тишина в зале! - рявкнул "Тилаколео". - Ещё звук, и начнём выводить!
  Эта угроза подействовала даже лучше, чем его обычная акустическая атака, - даже Гедимин подался назад и немного смутился, хотя он всё это время молчал. "Невиновен," - повторил он про себя. "После всего, что тут про меня наговорили, после всех этих бумажных гор... "Макаки" всё-таки странные!"
  - Последний пункт, - Бойд, судя по выражению лица, удивляться давно отвык. - "Фальсификация идентификационного знака, совершённая в сговоре с группой неустановленных лиц".
  - Виновен, но заслуживает снисхождения, - ответил присяжный, передавая судье лист с коротким текстом.
  - Благодарю вас, - отозвался Найджел Бойд. - Суд удаляется для вынесения приговора. Можете не поддерживать тишину, обсуждение разрешается.
  Трое судей вышли, и зал немедленно загудел, как разгоняющаяся турбина. Гедимин стоял молча, даже не вспоминая, что мог бы сесть, пока охранники не надавили ему на плечи и не усадили его силой.
  - Невиновен, - пробормотал один из них. - Ну вот, наконец-то все подумали мозгами. Теск - урод, но шить ему геноцид?!
  - Ничего, его за один плутоний расстреляют, - отозвался другой. - Чего скалишься, слизь?!
  - Ирренций, - буркнул сармат. - Пора бы запомнить.
  "Никогда не запомнят," - думал он, криво ухмыляясь. "Надо бы рассказать, в чём отличия, пока есть время. Вот только сам вспомню..."
  Спать ему больше не хотелось, и в голове вроде бы прояснилось, но кровь слишком громко шумела в ушах, и от этого мысли путались. Сармат, забывшись, хотел поискать клочок бумаги и сделать заметки - может, так план "лекции" получится более внятным? - но вспомнил, что у него скованы руки, и досадливо сощурился. "Ладно, так сойдёт. Начну с атомного номера..."
  Открыть рот он не успел - "Тилаколео" с облегчённым вздохом грохнул по столу четырьмя "кулаками". Когда лязг металла затих, все трое судей уже были за столом. Гедимин присмотрелся к их ушам - "Должна же быть защита! Как они до сих пор не оглохли?" - но ничего не разглядел. "Мутация, наверное. Или я чего-то не знаю об анатомии..."
  Найджел Бойд поднялся на ноги, мельком взглянул на листок, брошенный поверх распечаток, и заговорил:
  - Именем Федерации планет Солнечной системы, именем Лунного федеративного округа Кларк, - он обвёл зал суровым взглядом. - Гедимин Кет, признанный виновным по трём пунктам обвинения, приговаривается совокупно к двадцати пяти годам тюремного заключения.
  Кто-то из охранников за барьером шумно выдохнул в респиратор. "Тилаколео", выразительно глядя на конвой, поднял "кулак" над столом.
  - С отбыванием наказания в тюрьме округа Кларк, - закончил Бойд. - Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
  В этот раз Гедимина из зала выводили первым, и местная охрана перекрыла подходы к дверям. Сармат успел заметить, как "Тилаколео" сбивает из станнера чей-то съёмочный дрон, и охранник отправляется с дроном в руках к его владельцу. Сармата впихнули в фургон, и кто-то из охранников, задраив люк, нервно рассмеялся.
  - Двадцать пять лет! У нас столько тюрьма не простоит - раньше развалится!
  - Так он ремонтник, - другой конвоир толкнул сармата в бок, едва не впечатав его в стенку. - Сам и починит. Эй, теск, тебе сколько лет?
  Гедимин не ответил. Он вспоминал тесные камеры с низкими потолками и защитное поле поверх решёток. "Вот же вляпался," - с досадой думал он. "Двадцать пять лет в тюрьме с "макаками". Достроил реактор, называется..."
  Фургон остановился. Гедимин ожидал увидеть тюремный ангар и изумлённо мигнул, когда его вывели к госпиталю.
  - А сюда зачем? - спросил он, вместе с охранниками выходя к лифтам. Люди, переглянувшись, зафыркали, кто-то рассмеялся.
  - Сегодня пятница, теск! Раньше понедельника тебя не оформят.
  Через пятнадцать минут он остался один в герметичном боксе. Ничего не изменилось, только за прозрачной стеной прибавилось охранников, и наручники с сармата не сняли - оставили по паре браслетов на руках и ногах. Шевелиться было можно, широко шагнуть уже не получалось. Гедимин потыкал пальцем в браслет - снимались наручники элементарно, даже встроенного шокера в них не было - покосился на насторожившихся охранников, на турели над головой, хмыкнул и улёгся на кушетку. "Двадцать пять лет. Интересно, там, на Земле, кто-нибудь строит реактор?" - подумал он, закрывая глаза. "Выйду - узнаю..."
  
  10 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Ну что ж, Гедимин, - доктор Фокс отвёл взгляд и принялся отклеивать от сармата датчики. - В одиночке чудовищно скучно, но, надеюсь, вам разрешат читать. Не оставляйте упражнения - если будете лежать пластом, сердце откажет уже через пять лет.
  Гедимин слушал его вполуха. Он лежал на кушетке, терпеливо дожидаясь, пока от него уберут все датчики и дозаторы. Сегодня он чувствовал себя не хуже обычного, разве что немного волновался, но Фокс, кажется, решил влить в него все неизрасходованные медикаменты.
  За прозрачной стеной собирались конвоиры - на этот раз сармату выделили четвёрку в тяжёлых экзоскелетах, а им с собой выдали не только бластеры и кинетику, но и ракетомёты. "Боятся," - невесело усмехнулся Гедимин, застёгивая комбинезон и поднимаясь на ноги. Руки он завёл за спину - доктору Фоксу, как самому храброму, снова поручили надеть на сармата наручники.
  - Вам присвоят жёлтый код, - продолжал смущённо бормотать Фокс, проверяя, надёжно ли скреплены запястья Гедимина. - Значит, с ремонтом вы мне не поможете. Но если допустят к работам - лучше соглашайтесь. Вам, как сармату, нельзя сидеть без дела. Очень быстро начнёте разваливаться.
  Сразу за шлюзом Гедимина ждали охранники. Его схватили под руки, нацепили вдобавок к магнитным наручникам ещё несколько пар более массивных браслетов и накрыли сармата защитным полем, поместив его в полупрозрачный шар. Вместе с этим шаром его подняли и быстро понесли к лифту - и через пару минут сармат уже ехал в бронированном фургоне на юг.
  - Без шуток, ясно? - один из охранников качнул перед Гедимином соплом ракетомёта.
  ...Это был всё тот же длинный ангар, обнесённый колючей проволокой, только в этот раз сармата не погнали на первый этаж, а потащили к лестнице. Там, у подъёма, его сдали с рук на руки местной охране и очень быстро ушли - сармат ещё не поднялся на первую площадку, а за конвоем уже закрылись двери.
  В тюремном коридоре второго этажа было пусто и тихо, и каждое движение экзоскелетчиков сопровождалось, как казалось Гедимину, невыносимым грохотом. Он досадливо щурился и сам старался ступать потише, на расставленные пальцы, насколько позволяли ножные браслеты, сведённые почти вплотную, - ещё пара сантиметров, и сармату пришлось бы не идти, а прыгать. Один охранник тащил его за плечо, второй беспокойно оглядывался. Что именно его тревожит, сармат не понимал - вокруг не было ничего, кроме непрозрачных нашлёпок защитного поля на стенах. Потом нашлёпки кончились, и начались бронированные двери со смотровыми окошками - почти такие же, как в Сокорро. Гедимин, подавив невольную дрожь, вместе с охранником остановился у одной из них.
  - Ну и где его носит? - спросил один экзоскелетчик у другого. - Ему что, не сказали?
  - Да не будет его до обеда, - вздохнул второй. - Хоть обговорись. А тебе что за дело? Ключи забыл?
  - Н-ну ладно, - первый, отстранившись, посмотрел на Гедимина и пожал бронированными плечами. - Он одетый, до обеда без барахла обойдётся. Эй, теск! Без глупостей, понял?
  Сармат досадливо сощурился. Неловко вывернутые руки уже начинали ныть, какой-то из браслетов оказался слишком плотным, и левая кисть онемела, - ему уже было всё равно, куда его притащили, и кто здесь куда пропал.
  После пятиминутной возни с ключами и кодами металлическая створка пришла в движение. Она погрузилась в стену полностью, но проём не открылся - в противоположной стене была ещё одна пластина такой же ширины. "М-да," - Гедимин заглянул в глубокий паз и еле слышно хмыкнул. "Такое не выломаешь. Только вместе со стеной."
  Внутри было просторнее, чем он полагал, - двое экзоскелетчиков вошли туда вместе с ним и поместились, хоть и зацепились плечами за стены. Гедимина подтолкнули в спину, утыкая лицом в ближайший угол, и взяли за руки.
  - Почти всё, - сказал один из охранников через несколько минут звона и бряканья. - Все снимать?
  - Подожди, - остановил его второй. - У него жёлтый код.
  - А, это, - охранник разжал одну "клешню" и загромыхал пластинами обшивки. - Вот оно.
  Второй присвистнул.
  - Давно таких не видел! А налезет? Вон он какой амбал...
  - Заткнись и держи теска, - буркнул первый.
  Гедимин хотел оглянуться, но его снова вдавили в стену, - экзоскелетчик навалился на него всем весом. Второй подсунул сармату ладонь под подбородок, вынуждая поднять голову, и на шее Гедимина сомкнулось что-то тесное и холодное. Через несколько секунд охранник, содрав с него последние оковы, шагнул к двери, и сармат обернулся к нему, растерянно ощупывая горло.
  - Взрывчатка, теск, - ухмыльнулся экзоскелетчик, отступая в коридор. - Маячок, шокер и взрывчатка. Немного, но хватит, чтобы оторвать тебе башку. Всё ясно?
  Бронированная пластина с лязгом погрузилась на полтора метра в паз. Сармат поморщился, услышав звук заедающего, давно не смазываемого механизма. Окошко в двери на секунду открылось и тут же захлопнулось, и поверх пластины лёг слой защитного поля.
  "Ну вот," - сармат отвернулся от двери и окинул взглядом камеру. "Ещё один новый "дом"."
  Кислорода тут было достаточно, воздух, вытекающий из-под плотной вентиляционной решётки, был прохладным и на вкус не отличался от того, чем дышали люди снаружи. Гедимин измерил шагами камеру - она была даже больше, чем его спальный отсек на ремонтной базе. Тут была кровать - точнее, широкая откидная полка с раскладными подпорками. Гедимин опустил её, сел, проверяя конструкцию на прочность, и недовольно сощурился - кровать заметно расшаталась и через пару недель под весом сармата должна была рухнуть на пол. Ни одеяла, ни подушки он не нашёл.
  В противоположной стене была открытая ниша без видимых признаков назначения - возможно, для мелких вещей или снятой на ночь одежды. Ещё одна ниша, закрытая, была в дальней стене, и под ней угадывались какие-то механизмы. Гедимин отодвинул заслонку и с удивлением посмотрел на большую чашу, соединённую с трубами внутри стен и едва заметно пахнущую аммиаком. "А, это часть канализации," - вспомнил он через несколько секунд. "Это для "макак". Мне не надо."
  Он снова сел на кровать и, досадливо щурясь, ощупал ошейник. "Не по размеру," - сармат попытался втиснуть под обруч фалангу пальца и немного отодвинуть его от горла, но ничего не вышло. "Надоело. Уберу."
  Он снова провёл пальцем по обручу, задумчиво щурясь. "Стандартный механизм. Вот тут зажать... расширить щель здесь, разъединить контакты, потом быстро разогнуть вон там... Двадцать секунд до взрыва, пятнадцать на освобождение. Когда-то получалось..."
  Он ещё не успел подумать, что делает, и зачем это надо, а металлические пластины уже заскрипели, разъезжаясь под пальцами. Сармат просунул ноготь внутрь механизма и довольно сощурился, почувствовав недолгое сопротивление и слабый ожог. Уже не осторожничая, он схватился за ошейник двумя руками. Металл лопнул, устройство развалилось надвое, и сармат, успев только выругаться про себя, швырнул сработавшую мину в унитаз и рухнул на пол, надеясь, что осколки пройдут над ним.
  Он ещё падал, когда раздался грохот, и по затылку прошла воздушная волна. Сармат ждал града осколков, но сверху ничего не падало - зато в камере стало ощутимо светлее. Гедимин приподнялся на руках и изумлённо мигнул - унитаза больше не было. Ударной волной его вынесло сквозь стену и выворотило вместе с трубами. Сармат сидел перед проломленной стеной - прямо над проволочным ограждением, в нескольких метрах от одноэтажного ангара, почти вплотную примыкающего к ещё одному.
  "Уран и торий..." - беззвучно выдохнул он, протискиваясь в трещину. "Доказывай потом, что бежать не собирался..."
  Секунду спустя он был на соседней крыше, а ещё через две - отжимал закрытую дверь пустующего ангара и просачивался внутрь. "На запад не бежать," - сухо щёлкало в мозгу, пока сармат переводил дух и оглядывался в поисках чего-нибудь полезного. "У терминалов - "копы". Идти на восток, прикрываться ангарами. За шоссе - автономки. Если удастся уйти в подвал..."
  Ничего полезного в пустом ангаре не нашлось. Гедимин собрался оторвать одну из балок, но услышал позади пронзительный свист и громкую ругань. "Заметили," - он выпустил арматурину и, лёгким тычком открыв вторую дверь, выбрался наружу. Комбинезон из белого стал серо-полосатым - и, как сармат надеялся, чуть менее заметным.
  На крыши он больше не поднимался, быстро передвигаясь вдоль стен и не выходя из тени. Над ангарами промелькнуло звено дронов-разведчиков, и сармат вжался в ближайшую твёрдую поверхность. Кажется, его не заметили, - по крайней мере, стрелять не стали. Обогнув ангар, он вышел, стараясь не высовываться под свет фонаря, на обочину шоссе. Он не промахнулся мимо восточной окраины - в нескольких метрах от него, прямо за дорогой, стояла мастерская Уотерса.
  Дроны снова развернулись над шоссе, и Гедимин шагнул в тень. "Почти выбрался," - думал он, пристально следя за летающими механизмами. "Теперь - через дорогу и к автономкам. Где там спуск?"
  Подтянувшись на руках, он выполз на крышу ангара - а секунду спустя спрыгивал с прицепа, проезжающего мимо мастерской, прямо к её приоткрытым дверям. Внутрь он влетел кубарем, не задерживаясь под камерами. "А теперь быстро вниз," - подумал он, выпрямляясь, и наткнулся взглядом на изумлённого Харольда.
  - Теск?!
  Харольд отпрянул назад, хватаясь за лежащий на верстаке станнер. Гедимин выставил вперёд пустые ладони и мотнул головой. Можно было выбить оружие, заткнуть сулису рот - но никак не одновременно, и на шум так или иначе сбежались бы.
  - Стой, я тебя не трону, - выдохнул сармат, одновременно прикидывая расстояние до ствола и наилучшую траекторию прыжка. - Мне нужно вниз. Пропусти, и я уйду.
  - Вниз? - Харольд смерил сармата растерянным взглядом - и вдруг закивал. - Понял. Ладно, Джед, я тебе помогу. Тут рядом чёрный ход. Сейчас выйдем из мастерской, а там вдоль стены - и ты в подвале. Я отведу. Тебе оружие нужно?
  "Мне бы флиппер не помешал," - Гедимин обвёл оценивающим взглядом мастерскую. Флипперов не было. "Ладно, инструменты тоже пригодятся. Дверь, наверное, на замке..."
  Он повернулся к верстаку и протянул руку, но взять ремонтную перчатку не успел - четыре разряда станнера за спиной слились в один протяжный треск, и оглушённый сармат опрокинулся навзничь. Харольд с кривой ухмылкой склонился над ним и, хорошенько размахнувшись, пнул его под рёбра. Гедимин сдавленно зашипел, попытался подняться, но мышцы не слушались. Харольд, расплывшись в довольной ухмылке, отвесил ему ещё четыре пинка и, склонившись над дёргающимся телом, схватил сармата за ворот комбинезона и ударил его в лицо.
  - Ты, тупой кусок слизи! - прошипел сулис, наматывая складки ткани на руку. - У тебя был выход на Взрывника! Почему не ушёл?! Почему меня не взял?! Ты должен был вытащить меня, урод! Вот тебе, вот тебе!
  Он успел пнуть сармата ещё два раза. В следующую секунду ворота распахнулись, протрещал электрический разряд, и Харольд с воем осел на пол, хватаясь за голову. Над Гедимином навис жёлтый экзоскелет. Сармат ожидал, что его продолжат бить, но "коп" только схватил его за руки и поднял вертикально. Гедимин повис, ощущая себя трепыхающимся куском Би-плазмы. Сейчас он мог только хрипеть и изумлённо мигать.
  - За что?! - взвыл Харольд. Гедимина уже тащили к выходу, но он успел увидеть, как сулису скрутили руки за спиной.
  - Пусти, идиот! Я поймал вам преступника!
  - Разберёмся! - бросил в ответ экзоскелетчик, аккуратным пинком направляя Харольда к воротам. Ещё двое патрульных ждали отряд на обочине; один присоединился к конвоиру Гедимина, второй вскинул руку, приказывая глайдерам, едущим по шоссе, пропустить полицейских.
  "Взрывник? Вытащить его?" - Гедимин растерянно мигнул, вспомнив несвязные возгласы Харольда. "Ничего не понимаю..."
  Он осторожно повернул голову, проверяя, "включились" ли мышцы шеи. Конвоир, заметив его движение, коротко вскрикнул, и в виски сармата с двух сторон ударили разряды станнеров. "Sa hasu!" - только и успел подумать Гедимин, прежде чем перед глазами сверкнула белая вспышка, и мозг отключился окончательно.
  
  11 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Пробуждение было не из приятных - голова гудела, во рту пересохло, запястья и правый бок неприятно ныли. Сармат протянул руку, чтобы ощупать нижние рёбра, и наткнулся на пластырь. "Не фиксатор," - вяло шевельнулась в мозгу первая мысль. "Кости целы."
  Он открыл глаза и осторожно попытался сесть. Предметы перед глазами расплывались, и сармат никак не мог сообразить, перед ним два пересекающихся элемента или решётчатый орнамент. Издалека донёсся одобрительный смешок.
  - Эй, теск! Не подох?
  Голос был незнакомым, но принадлежал определённо "макаке", а не сармату. Гедимин крепко зажмурился и снова открыл глаза. Головокружение прекратилось. "Это всё-таки решётка," - подумал он, с трудом поднимаясь с постели и останавливаясь напротив дверного проёма. Решётка закрывала его полностью, а поверх неё с двух сторон была натянута прозрачная плёнка защитного поля. Гедимин тронул её пальцем, ощутив привычное сопротивление, и бессмысленно ухмыльнулся.
  - Мн-да, - донеслось из-за решётки. - Не знаю, как печёнку, а башку тебе отбили.
  - Да заткнёшься ты когда-нибудь... - пробормотал другой голос, тоже незнакомый Гедимину. Сармат посмотрел сквозь решётку и увидел на другой стороне коридора ещё один прикрытый дверной проём. За ним стоял человек в зелёном комбинезоне и с ухмылкой разглядывал сармата.
  - Теск, а теск, - заговорил он пару секунд спустя. - Ты бы оделся!
  Гедимин, озадаченно мигнув, посмотрел на себя и только сейчас заметил, что стоит в одних подштанниках. На правом запястье плотно сидел широкий пластинчатый браслет со светодиодами по краям и каким-то электронным устройством внутри. Гедимин ощупал его и убедился, что взрывчатки внутри нет - только встроенный шокер и несколько датчиков.
  - Эй, теск! Его так запросто не снимешь, - снова подали голос с другой стороны коридора. - Это сигналка. Не ковыряй, а то начнётся!
  Гедимин покосился на общительную "макаку" и, оставив браслет в покое, повернулся к кровати. В изголовье лежал большой свёрток - видимо, его подсунули сармату под голову, когда притащили его сюда. Внутри был жёлтый комбинезон без капюшона и карманов, носки - очень большие, но под человеческую ступню, пара тюбиков - один с жидким мылом, другой с зубной пастой - и маленькая зубная щётка.
  - А бумаги тебе не дали, - заметил человек из соседней камеры. - Тески же не гадят?
  "Бумагу?" - Гедимин на секунду подумал о листках ежедневника, но "макака", похоже, имела в виду что-то другое. Он посмотрел на ближайшую стену - там, как и в его одиночной камере, была ниша, а в ней стояли два контейнера с прозрачной жидкостью. "Для питья" - гласила надпись на одном. "Мыться" - было обозначено на другом. Тут же был раскладной стакан из прозрачного фрила, и Гедимин сцедил немного воды для мытья и, выплеснув себе на ладонь, растёр по лицу. Остатки он вылил за шиворот.
  - Почему двери открыты? - спросил он, подойдя к решётке. С другой стороны донёсся смешок, переходящий в озадаченное хмыканье.
  - Откры... Так, стой! Жёлтый код... Ты что, сверху?!
  Гедимин мигнул.
  - Второй этаж, - неуверенно сказал он. - Вчера меня привели туда. И двери там были закрыты.
  - Ясно, - отозвался человек, громко хлопнув в ладоши. - Так это ты вчера бежал?! Эй, Ди, ты слышал?! Это тот самый теск!
  - Механик Джед? - в соседней камере что-то зашевелилось. - Джед, это ты?
  - Я Гедимин, - отозвался сармат, опускаясь на койку. "Откуда мартышки всё узнают?" - думал он, проводя ладонью по глазам. "И когда голова перестанет гудеть? Это от станнера, что ли?"
  - Вот оно что, - донеслось из-за решётки. - У нас тут жёлтый код. Удрал в первый же день, взорвав пол-этажа. Так что взрывчатку ему в руки больше не дают. У нас тут жёлтый код без бомбы. Давай-ка тише, а то стены тонкие...
  Гедимин поморщился. "И чего мне в одиночке не сиделось?" - с тоской подумал он, пристраиваясь на койке. Внизу, в отдельной нише, он нашёл плоскую подушку и тонкий слой белой ткани - вероятно, одеяло; доставать не стал - вокруг и так было слишком много "мартышечьих" вещей. Он перевернулся на спину, подложив руку под голову, и вытянулся во весь рост, уперевшись макушкой в стену, а ступнями - в защитное поле. На той стороне коридора хмыкнули и что-то пробормотали; Гедимин расслышал слово "амбал".
  - Тихо! - донеслось из коридора, и сармат услышал грохот стальных "копыт". В этот раз экзоскелеты громыхали не из-за изношенности - охранники старались топать как можно громче.
  - Вот он, - сказал один из тюремщиков, останавливаясь напротив камеры Гедимина. - Жёлтый код, особый надзор.
  - Знаю, - буркнул второй, заглянув в наручный смарт. - Гедимин Кла... Кет? Может, скажешь, куда ты вчера так спешил?
  Первый фыркнул в респиратор.
  - Вроде бы не вчера на Луне, - пробормотал он. - Мог бы запомнить, что бежать некуда. Ну, поздравляю, - плюс год к сроку!
  Гедимин мигнул.
  - У него уже двадцать пять, годом больше, годом меньше, - махнул рукой второй экзоскелетчик. - Ладно, посмотрели и будет. Там обед привезли?
  "Обед?" - Гедимин по старой привычке покосился на запястье, но не увидел ничего, кроме браслета с шокером. "Сколько сейчас времени? Уже полдень?"
  - Обед-обед-обед, - донеслось из-за решётки. - Что у нас сегодня? Вторник?
  - Да хватит елозить! - отозвались с другой стороны коридора. - Жри, что дают! Весь день бубнит, и бубнит, и бубнит...
  Из коридора донёсся звон, переходящий в гул и медленно стихающий. Гедимин мигнул. "Снова бронзовая пластина," - определил он по звуку. "Но не скрученная, а плоская. Где они их берут? Наверное, запись..."
  В нижней части защитного поля появилась узкая брешь на два просвета решётки. В коридоре послышался шум проезжающей гусеничной тележки. Рядом с ней громко топал экзоскелетчик. Гедимин поморщился. "Вот так они и ломают пневмоприводы. Зачем так грохотать?!"
  Тележка остановилась перед его камерой, щёлкнула, и два узких, но длинных контейнера влетели точно в просветы решётки и упали сармату под ноги. "Окошко" закрылось. Гедимин подобрал ёмкости и повертел их в руках, озадаченно хмыкая. Это были немного модифицированные контейнеры для еды - со внутренними перегородками. Содержимое ячеек было разных цветов, но одной и той же консистенции и формы - плотные квадратные ломти сантиметровой толщины. В крайней ячейке лежал небольшой красный кубик.
  - Томатный сок! - донеслось из соседней камеры. - Эй, Джед! Будешь меняться - крикни!
  - Какое ему "меняться", он тут первый день, - отозвались из-за стены. - И на кой тебе томатный сок?!
  "Мартышечья еда," - Гедимин, поморщившись, нехотя вскрыл контейнер. "Чем она пахнет? Органика..."
  Он заглянул в соседнюю камеру - там сидели двое, и у каждого была своя койка. Сейчас они разложили на одной из них еду и быстро поглощали, складывая ломти из разных ячеек вместе и откусывая от них, как от одного куска. Гедимин, запомнив сочетание цветов, повторил за ними. Откусить удалось, проглотить было сложнее. Сармат зажмурился и несколько секунд думал о сублимированной Би-плазме. Это сработало, благо на вкус тюремная еда от неё совершенно не отличалась. "Это Би-плазма," - подумал сармат, собирая ещё несколько ломтей. "Просто окрашенная. "Макаки" любят, когда всё цветное и пахнет."
  Несколько раз желудок скручивало спазмами, но через пару минут Гедимин приспособился и доел содержимое контейнера, уже не отвлекаясь на неприятные ощущения и всплывающие воспоминания. Последним он закинул в рот красный кубик - и тут пришлось задержать дыхание: у этой штуки вкус был, и довольно заметный. "Sa hasu," - беззвучно выдохнул сармат, заливая следом стакан воды. "Трудно мне тут будет. Даже с едой проблемы..."
  За решёткой кто-то зафыркал, давясь смехом.
  - Эй, теск, это надо было в воду, - запоздало пояснил сосед. - Оно растворяется, понимаешь? Нет, тебе точно всё отбили...
  "В воду?" - Гедимин с трудом вспомнил значение слова "сок" и досадливо сощурился. "Понял. Значит, такие кубики - для питья. И эта мартышка любит красные. Надо было с ней поменяться. Такая дрянь..."
  - В другой раз тебе отдам, - буркнул он, глядя на пустые контейнеры и пытаясь сообразить, куда их теперь девать. В решётке снова открылись просветы, и Гедимин вытолкнул мусор наружу. Соседи, как он успел заметить, сделали то же самое - на этот раз сармат угадал.
  - А, так ты томат не пьёшь? - оживилась "макака", прислоняясь к защитному полю. - За ужином мне отдашь, ладно?
  Гедимин вспомнил значение слова "меняться" и криво ухмыльнулся. "Традиции, традиции..."
  - А ты мне что? - спросил он, перехватив взгляд "макаки". Кажется, он ошибся в интонации, - человек, побледнев, шарахнулся на метр назад и едва не врезался в сокамерника.
  - Д-да, ясное дело, - пробормотал он, быстро-быстро кивая. - В-вечером будет пиво. Хотел угостить, раз ты тут новенький.
  - Пиво? - Гедимин качнул головой. - Спирт есть? Чем чище, тем лучше.
  В коридоре захмыкали. Кто-то коротко свистнул.
  - Не слушай этого болвана, - посоветовал кто-то из заключённых. - И ничего ему не давай. Вечером будет водка. Водка с томатом - самое то.
  Гедимин озадаченно мигнул.
  - А тебе чего дать? - спросил он. В коридоре снова захмыкали.
  - Мне? - переспросил человек. - Да ничего. У тебя правда жёлтый код? Надолго тут?
  - Двадцать пять лет, - отозвался Гедимин. - И ещё год за побег.
  В коридоре присвистнули.
  - Да, нехило, - пробормотал человек. - И это ты взорвал стену...
  Гедимин ждал новых вопросов, но голоса в коридоре неожиданно затихли. Он снова лёг, но заснуть ему не дали - не прошло и десяти минут, как снаружи загрохотали стальные "копыта". Человек в лёгком экзоскелете протопал по коридору и остановился на дальнем конце.
  - Синий код - на работы! - объявил второй, оставшийся у двери. - Выходить по одному, строиться по списку, руки на виду!
  Обитатели соседней камеры зашевелились. Тот, кто донимал Гедимина, слез с койки и встал у двери, с интересом выглядывая наружу.
  - Меня не забудь! - крикнул он, повернув голову к выходу.
  - Опять ты? - донёсся оттуда усталый вздох. - Отстань, Мэллоу. Твоя очередь - в три.
  Экзоскелетчик на другом конце коридора начал громко зачитывать имена. Мимо камеры Гедимина прошёл человек в синем комбинезоне, потом ещё один. Сармат заметил, что у них, как и у него, нет ни обуви, ни респираторов.
  - Куда их ведут? - спросил он, перехватив взгляд Мэллоу. Тот, снова побледнев, судорожно сглотнул.
  - Полегче, парень, ладно? Я всего лишь пошутил. Их собирают на работы. Везёт им!
  Его сосед выразительно хмыкнул.
  - Сам отказался.
  - Тихо там! - рявкнул кто-то из охранников. - Мэллоу, опять ты?
  Второй экзоскелетчик, не обращая ни на что внимания, продолжал зачитывать список. В нём было не менее полусотни имён - большую часть Гедимин пропустил, но, судя по количеству людей, прошедших мимо его камеры, порядок чисел был именно такой. "Это синий код. Еще есть зелёный," - вспомнил он, посмотрев на Мэллоу и его соседа. "Если их поровну, то здесь сотни полторы "макак". И один очень тупой сармат..."
  Список закончился. В коридоре лязгнула металлическая дверь - и через несколько секунд снова загудела, открываясь.
  - Зелёный код - на работы! - объявил новый охранник, останавливаясь у входа. - Выходить по одному, руки на виду!
  В этот раз список зачитывался гораздо медленнее. Гедимин снова вёл подсчёты, - получалось, что "зелёных" на первом этаже не так уж много. "Или они на работы не ходят. Как Мэллоу," - он посмотрел на соседнюю камеру - оба её обитателя сидели на койках и никуда не собирались.
  По коридору, подгоняя отстающих, прошёл охранник, и через несколько секунд за ним лязгнула дверь. Гедимин выждал ещё немного - ничего интересного не происходило, и он снова лёг на койку и уставился в потолок. Когда-то в таких ситуациях его развлекало мысленное составление объёмных чертежей; сейчас память сбоила, выдавая вместо деталей деформированные обломки. Несколько минут Гедимин держал каждый элемент перед мысленным взором и строил догадки о том, что именно так его повредило; через четверть часа ему надоело, и он задремал.
  Сон был неглубоким - сармат то и дело выныривал на поверхность, с досадой замечал, что вокруг всё та же тесная камера, и снова проваливался в дремоту. В коридоре периодически кто-то начинал бубнить, или хмыкал, или тяжело, неуклюже сползал с койки и шлёпал босыми ступнями по шершавому фрилу. "Макаки", даже запертые с минимумом предметов, умудрялись шуметь сильнее, чем экзоскелет на марше, - казалось, они вообще не координируют движения, врезаясь во всё, что попадётся на пути. "Любой из них на моём месте давно бы сдох," - думал сармат, в очередной раз приоткрывая глаза. "И не пришлось бы ему отсиживать двадцать шесть лет..."
  Через несколько часов - то ли три, то ли четыре, Гедимин давно сбился со счёта - дверь загудела, открываясь, и в коридоре загромыхали "копыта" двух экзоскелетов.
  - Синий код, на прогулку! - громко скомандовал один из них. Мэллоу, проворно спрыгнув с койки, подошёл к решётке и остановился, с интересом выглядывая наружу.
  - Фортен! - он приветливо помахал одному из экзоскелетчиков. - Хороший денёк сегодня, верно? Я с вами, ты помнишь?
  В коридоре кто-то хихикнул.
  - Заткнись, - буркнул охранник. - Тебя забудешь...
  Он стоял неподвижно, пока мимо него второй экзоскелетчик проводил шеренгу людей в синих комбинезонах. Едва за ними начала закрываться дверь, её снова отодвинули, и в коридоре появился третий охранник.
  - Без кода, на прогулку! Кроме... - он зачитал четыре имени. В коридоре завистливо загудели. Сармат мигнул.
  - Что хорошего? - спросил он у Мэллоу. Тот ухмыльнулся.
  - Они нас покидают, теск. Неделя-две-три - и снова пустая камера. Хорошо быть бескодным, теск!
  Гедимин, за разговором не забывший о подсчётах, задумчиво хмыкнул - получалось, что в оценке численности он сильно промахнулся, и в этом ангаре умещалось тысячи две "макак", не считая обитателей верхнего этажа. "Бескодных" было много, синих - значительно меньше, а вот зелёных мимо него прошло несколько сотен, - на работы выходили немногие, зато на прогулку - все или почти все. Одну небольшую группу собрали отдельно, когда все остальные ушли; к ним приставили двоих охранников. Мэллоу присоединили к ней, как он ни взывал к Фортену, и выпустили из камеры чуть ли не последним. Он довольно ухмыльнулся, помахал Гедимину и быстро пошёл к выходу. Сармат снова лёг, вспоминая о давней прогулке с Уриэлем. "М-да," - еле слышно хмыкнул он, глядя в потолок. "Сейчас меня, может, и выведут, но точно не на склад вещдоков..."
  - С вещами на выход! - донеслось из коридора, и сармат, прослушавший имя, приподнялся на локте. Мимо его камеры охранник провёл четверых "макак" в обычных уличных комбинезонах и нормальной обуви. Один из них уже на ходу застёгивал респиратор.
  Ещё через полчаса снова загудели двери, и охранники рассредоточились по коридору, - в ангар возвращались с прогулки все три "кода". "Зелёных" запустили первыми. Один из них приостановился у камеры Гедимина и быстрым движением просунул что-то в маленький боковой просвет. Предмет упал на пол с тихим бульканьем. Гедимин подобрал его и удивлённо мигнул - это был контейнер с прозрачной жидкостью. На верхней стороне виднелись обычные наклейки "официальных" ёмкостей для алкоголя. Поверх них чернела разборчивая, сделанная печатными буквами надпись: "Баселар - Механику Джеду. Мэллоу обойдётся!"
  Из-за соседней решётки донеслось недовольное хмыканье.
  - Эй, теск, - Мэллоу снова подошёл к защитному полю. - Ты смотри, осторожнее с Баселаром!
  - Закрой рот, - послышалось из коридора, и Мэллоу попятился и, прижав палец к губам, сел на койку и стал копаться в принесённом с собой пакете. И он, и его сосед запаслись чем-то во время прогулки; в одном из контейнеров, похоже, было пиво, а к нему - какие-то яркие шуршащие упаковки.
  Гедимин повертел в руках ёмкость с водкой. Послание от неизвестного Баселара пока мало его занимало - его больше интересовало происхождение предмета. "Они могут покупать что-то снаружи," - думал он. "Если у меня будут деньги, я смогу купить диски. Тут есть магазин... надо поискать - может быть научная литература или фильмы. Надо только раздобыть смарт..."
  Пока охранники распределяли по камерам "синих" и "бескодных", Мэллоу с соседом успели допить пиво и собрать опустевшие упаковки в стенную нишу. Гедимин поставил на свободное место невскрытый контейнер и снова лёг. В коридоре хмыкнули.
  - Теск, а теск, - донеслось из камеры Мэллоу. Сармат сделал вид, что не слышит.
  Через полчаса шорохи и возня в камерах смолкли, а ещё через час загудела открывающаяся дверь, и одновременно с ней кто-то ударил в бронзовый гонг.
  - Ужин! - объявил довольным голосом Мэллоу. - Так, у кого лишний сок?
  - У жёлтого, - отозвалась какая-то самка. - Но он тебе не отдаст.
  В коридоре засмеялись. Гедимин недовольно сощурился. Защитное поле уже приподнялось, Мэллоу выкинул в проём свёрток с мусором, из коридора донёсся гул проезжающей тележки, и сармат поднялся с койки - еда тут, похоже, была одним из главных развлечений и давала хоть какую-то пищу для мозгов. "Хоть выучу, что они едят," - подумал Гедимин, подбирая длинные контейнеры. На каждой ячейке была подпись - название продукта, или, вернее, того, подо что маскировали данную порцию прессованной Би-плазмы. "Это хлеб," - сармат посмотрел на пласты с мелкоячеистой структурой. "Ага, это я знаю - видел в "мартышечьих" пайках. Тут написано "говядина" - это род мяса. А тут картофель. Это "салат"... четыре вида разной растительности, пласты пятнистые. И красный порошок. Как его смешивать с водкой?"
  Вторая порция еды пошла легче, хоть сармату и приходилось задерживать дыхание перед тем, как проглотить. "Привыкну рано или поздно," - решил он, смешивая вязкую красную жидкость с прозрачной. Вкус действительно изменился, но ассоциации были безвредные - спирт и хлорид натрия, ничего, что вызвало бы желудочные спазмы. "Это не мартышечье питьё," - заключил про себя Гедимин. "Хлорид натрия содержится везде и был до "мартышек". И этиловый спирт тоже."
  Кажется, его исследования вызвали интерес у соседей - и Мэллоу, и его товарищ встали у решётки и уставились на сармата, время от времени обмениваясь репликами. Гедимин не вслушивался.
  - Би-плазма, - донеслось до него знакомое слово. - Всегда одна Би-плазма. Ведро в день, съел - и в рудники. А ты у него последний томат отбираешь.
  Мэллоу обиженно хмыкнул.
  - Отбираю, прям уж... Ничего, перейдёт к Теданю - всякого наестся! Я такой дряни и не нюхал. Где только такое продают?!
  - Мэллоу, - донёсся недовольный голос с дальнего конца коридора. - Ты куда-то собрался?
  - Ты чего?! - вскинулся "зелёный", мотая головой. - Нет-нет, Эрман. Я с тобой навеки, ты же знаешь.
  В коридоре зафыркали. Гедимин, выкинув из камеры пустые упаковки, озадаченно хмыкнул и снова лёг. "Тут слишком много "макак"," - думал он. "Надо было оставаться наверху..."
  Не прошло и получаса, как в коридоре снова загрохотали "копыта" экзоскелетов, и раздались громкие голоса охранников. Браслет на запястье сармата мигнул и издал протяжный писк. Гедимин прислушался - в коридоре называли попарно имена и ждали ответа. "Перекличка," - сармат сел на койку, покосился на погасший браслет - похоже, это была проверка, а не случайное срабатывание.
  - Гедимин Кет, - двое в тяжёлых экзоскелетах заглянули к нему сквозь решётку. - Код жёлтый, особый надзор, склонность к побегам.
  - Далеко не убежит, - отозвался второй, смерив Гедимина подозрительным взглядом. - М-да. Все тески - амбалы, но этот - мутант какой-то. Ну и рожа...
  Судя по голосу, его передёрнуло. Несколько секунд пронаблюдав за сарматом, люди пошли дальше. Перекличка продолжалась.
  Выждав несколько секунд, Гедимин снова лёг - он уже сбился со счёту, сколько часов сегодня провёл в полудрёме. "Скоро отбой," - подумал он, закрывая глаза. "И так каждый день все двадцать пять лет. Интересно, сколько сармат может проспать, не просыпаясь? Сутки, двое?"
  
  14 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Дверь с лязгом захлопнулась за последним охранником, грохот в коридоре затих, и Гедимин, перекатившись набок, открыл глаза.
  - Эй, теск! - немедленно донеслось из-за решётки, и сармат удивлённо мигнул - по его расчётам, Мэллоу полагалось быть на прогулке. - Те-еск! Вижу же, что не спишь! Ну, как тебе эта задница? У новенькой бескодной, той, что чернявая? Я вообще люблю мулаток...
  Мэллоу мечтательно вздохнул.
  - А ты? Тебе какие по вкусу?
  Гедимин сел, провёл ладонью по глазам и потянулся за контейнером с водой. Контейнеров было два, и сармат постоянно их путал; впрочем, жидкости, на его взгляд, ничем не отличались - ни по составу, ни по свойствам.
  - Это для мытья! - немедленно подал голос Мэллоу. - Или вам, тескам, без разницы? Ты вообще с какой планеты?
  - С Энцелада, - буркнул Гедимин, поднимаясь на ноги. - Ты почему не на прогулке?
  Мэллоу развёл руками.
  - Ты не поверишь, к какой ерунде тут могут придраться! И вот - я неделю без прогулок. Энцелад? А это где? Рейс туда ходит?
  Сармат, не отвечая, глубоко вдохнул и упёрся руками в стены камеры. Тело, несколько дней пролежавшее без нагрузок, стало, по ощущениям, неприятно дряблым. "Упражнения," - с трудом вспомнил Гедимин последний разговор с доктором Фоксом. "Да, упражнения. Надо сделать одно-другое. Размять мышцы..."
  Он поставил было руки на койку, но она под его весом подозрительно скрипнула, и сармат опустился на пол. Пристроиться для отжиманий было непросто - макушка упиралась в защитное поле, пятки - в стену. Сармат встал наискосок, закинув ступни на койку и решив, что дополнительная нагрузка, созданная неудобством, ему не повредит.
  - Эй, теск, - снова подал голос Мэллоу пару минут спустя. - Ты чем это занят?
  Гедимин, не обращая на него внимания, поднялся на ноги и повернулся боком к решётке. Это позволило полностью развести руки в стороны и развернуть назад, приведя в движение спинные мышцы. Было приятно снова ощущать, как они напрягаются. "Подтянуться не на чем..." - сармат покосился на потолок - никаких выступов и петель там, разумеется, не было. "Ладно, что-нибудь придумаю."
  - Теск, а теск, - заговорил Мэллоу ещё через пять минут; он всё это время стоял у решётки и наблюдал за сарматом. - Тебе-то зачем качаться?! Ты и так амбал!
  Гедимин ничего не ответил. Кровь, разогретая упражнениями, побежала по жилам быстрее; сердце не ныло, хотя билось чаще, чем хотелось бы, - сармат слишком много часов провёл в неподвижности. "Надо сделать себе расписание," - думал он, переворачиваясь вниз головой и приподнимаясь на руках так, чтобы ступни упёрлись в потолок. "Заниматься каждые... ну, допустим, четыре часа. Будет не так скучно. А там подумаем, где раздобыть смарт..."
  
  16 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Подъём! Подъём! - донеслось из коридора одновременно с ударами гонга и грохотом железа о фрил - охранники, двое или трое, топали стальными "копытами" экзоскелетов и, по ощущениям, даже подпрыгивали. Гедимин, недовольно щурясь, поднялся с койки и, свернув тряпку, заменяющую одеяло, сунул её под подушку. Так обычно делали Мэллоу и его сокамерник; сармат решил, что так и надо.
  - Подъём! - гаркнул в последний раз кто-то из охранников, и "копыта" загрохотали по коридору. Останавливаясь напротив камер, экзоскелетчики выкрикивали имена; заключённые отзывались мгновенно - спящих после такой побудки практически не осталось.
  - Гедимин Кет! - крикнул охранник, заглянув в камеру сармата.
  - Здесь, - отозвался тот, застёгивая комбинезон. В последние дни он спал раздетым - всё равно тонкий слой скирлина ни от чего его не защитил бы.
  Браслет на запястье сармата мигнул и снова погас - тюремщики проверили связь и ушли по своим делам. Следом везли тележку с водой; Гедимин допил всё, что оставалось во вчерашнем контейнере, и, скомкав, вытолкнул его в проём под защитным полем. Через несколько минут в отверстие в решётке влетели ещё две ёмкости.
  - Банный день! - заорал охранник, идущий за тележкой. - В пять с бельём на выход!
  - А, вот оно и воскресенье, - ухмыльнулся Мэллоу, потирая руки. - Наконец-то можно будет нормально пообщаться! Эй, теск...
  Гедимин, судорожно вспоминающий значение слова "бельё", рассеянно покосился на человека, но того уже одёрнул сокамерник.
  - Чего "теск"? Жёлтый код водят отдельно. У них там свой душ.
  - Ну да, но он-то - здесь, у нас, - отозвался Мэллоу. - Как тогда? Его наверх заберут?
  - Да тебе-то какое дело?! - раздражённо отмахнулся его сосед.
  Гедимин, вскрыв контейнер с водой, наскоро умылся и занялся упражнениями. Мэллоу, встав у решётки, вслух считал подходы и подбадривал, сармат щурился, но терпел, - судя по общей реакции, Мэллоу в принципе не мог сидеть с закрытым ртом. На звуки стягивались "макаки" из соседних камер - все, кому расположение относительно Гедимина позволяло заглянуть за его решётку. "Здесь скучно," - напомнил себе сармат. "Вот и глазеют. Было бы чем заняться - занимались бы."
  - Завтрак! - донеслось из коридора. Гедимин сел на койку и, выплеснув на ладонь немного воды, обтёр разгорячённую кожу. Мэллоу, разочарованно вздохнув, отошёл от решётки, по своим местам расползлись и остальные, - по коридору уже грохотала тележка с пищей.
  Контейнеров, как всегда, было два - двойная, сарматская, порция; в каждом - четыре ячейки. "Яичница" - прочитал Гедимин над жёлтыми ноздреватыми ломтями. "Здесь "бекон"... а это, красное, помидоры. Кубик... кофейный или чайный?" - сармат понюхал последнюю ячейку и едва заметно поморщился. "Кофеин. Пусть будет. Тут концентрация минимальная."
  Не успел он ещё выкинуть опустошённые контейнеры в коридор, как Мэллоу, сегодня управившийся с едой быстрее обычного, начал копаться на койке, стаскивая с неё все полотнища и пытаясь сложить их поровнее. Тем же минуту спустя занялся его сокамерник. Гедимин, вспомнивший наконец значение слова "бельё", сделал так же, и вовремя - не прошло и трёх минут, как в коридоре загремели "копыта" экзоскелетов.
  - Сейчас поведут, - сказал Мэллоу, радостно ухмыляясь. Он встал у решётки со сложенным бельём в руках. По коридору, подозрительно оглядываясь на решётки, прошёл охранник.
  - Все выходят и строятся к двери! - заорал он, остановившись на дальнем конце коридора. - Женщины слева, мужчины справа! Бельё, пустое мыло, щётки, - всё с собой!
  Гедимин забрал из ниши давно опустевший мыльный тюбик, почти законченную зубную пасту, прихватил щётку и, взяв под мышку свёрток с бельём, встал у решётки. Защитное поле уже растворилось, теперь защёлкали затворы, и через несколько секунд створка медленно поехала вверх. Браслет сармата мигнул и снова зажёг светодиоды - в этот раз не один, а четыре, и слабый разряд обжёг Гедимину запястье.
  - Проверка связи, - послышался голос из браслета. - Без фокусов, понял?
  Камеры уже открылись, и люди выстроились длинными шеренгами вдоль стен. По коридору двигался охранник, подгоняя их, и шеренги ужимались, приближаясь к выходу. Мэллоу шмыгнул за спину Гедимина, - у левой стены ему не осталось места, там выстроились самки. Их было вдвое меньше, но всё же достаточно, - и их вывели первыми.
  - Все на выход! - донеслось из-за распахнутой двери.
  Там было пустое помещение с дверями - достаточно большое, чтобы вместить потеснившихся заключённых, расставленных вдоль стен охранников и открытые контейнеры разного размера. Влево, как заметил Гедимин, отходил ещё один коридор, перекрытый опускающейся створкой; справа за спиной экзоскелетчика виднелись бронированные ворота - вероятный выход на улицу.
  - Вещи в ящики! - раздавал указания один из охранников. - Все снимают комбинезоны! Живо, живо, пока все не готовы, душ не открою!
  Люди, по большей части, и так знали, что делать, - когда Гедимин нашёл все контейнеры и выбрался из комбинезона, почти все уже были раздеты, а часть успела разбиться по группкам и начать болтовню. Сармат старался держаться у стены, чтобы никто не влез под локоть. "Целая стая "макак"," - думал он, недовольно щурясь. "И душевая сделана под них. А мне придётся мыться сидя."
  Подъёмная дверь, покрытая влагонепроницаемым фрилом, поехала вверх. Охранники выстроились у неё в две шеренги, подозрительно глядя на раздетую толпу. Гедимин оказался на её краю. Он разглядывал людей, они - его; сармат думал, что "макаки" действительно мохнатые, и у некоторых на теле волосы длиннее, чем на голове, и гадал о происхождении и назначении грубых рисунков на коже. Они были не у всех и, возможно, что-то означали. Гедимин огляделся в поисках Мэллоу - это была единственная относительно знакомая "макака", и можно было бы его расспросить... но Мэллоу где-то затерялся, а дверь душевой уже открылась, и все повалили туда, едва не сбивая друг друга с ног. Гедимин отстал и, глядя на всеобщую спешку, ожидал, что его поторопят - например, тычком шокера; но охранники никого не трогали, только ждали у входа, вполголоса переговариваясь. Шум воды и общий галдёж заглушал их голоса, но треск станнера Гедимин расслышал бы; прождав пару секунд и войдя в душевую последним, он увидел, как закрывается дверь, но подгонять его никто не стал. "Значит, охранники тут не дерутся," - заключил сармат, входя в большое сырое помещение. "Но все чего-то боятся..."
  Здесь было ещё два открытых контейнера - для носков и подштанников; под ними угадывались откидные крышки люков, ведущих в шахты. "После мойки привезут чистое," - предположил Гедимин. Немного поодаль помещение сужалось, частично перегороженное двумя стенами с широким проходом между ними; в этом "бутылочном горлышке" застряла толпа. Сармат обошёл её вдоль стены - место было, остановить его никто не пытался - и заглянул во вторую комнату. Настоящая душевая была там - водяные распылители вдоль стен, никаких регуляторов, прикреплённые к стенам контейнеры с каким-то моющим веществом - его запах, довольно резкий, висел в воздухе. Там уже собралось несколько десятков человек, разделённых, как показалось Гедимину, на четыре группы; некоторые из них мылись, кто-то кому-то тёр спину или помогал смыть пену с головы, но большая часть отдыхала под тёплой водой и неспешно общалась. Сармат обвёл помещение озадаченным взглядом и недовольно сощурился - использовалось оно явно неоптимально.
  "Болтать можно было бы посередине," - подумал он, оглядываясь на толпу, застрявшую на проходе. "И даже теперь - для мытья тут полно места. Я не слышал, чтобы объявляли очередь. Чего они там ждут?"
  В недоумении пожав плечами, сармат подошёл к дозатору, взял из ниши свободную мочалку - слишком мягкую, на его взгляд, но выбирать не приходилось - и, нацедив пригоршню мыла, вошёл под ближайший душ. Отверстий в потолке было достаточно, чтобы под одним потоком воды уместились шестеро; там уже стояли двое, но оставалось место и для сармата. Он, покосившись на ближайших "макак", порадовался про себя, что по проекту Джеймса ему не отрастили шерсть по всему телу, - с ней, кажется, было много возни. "А меня и так много," - хмыкнул он про себя, растирая быстро темнеющую мыльную пену по коже. "И от мартышечьей еды из кожи лезет дрянь. Вот мы в Ураниуме мылись каждый день. Попросили бы мианийцев подвезти лишний ледяной астероид..."
  Размышлять о проблемах с водой и гигиеной на Луне ему пришлось недолго - через несколько секунд кто-то пнул его по ахиллову сухожилию. Сармат машинально отмахнулся и услышал плеск падающего тела, вопль и отчаянную ругань. "Вот мартышка!" - недовольно сощурился он, разворачиваясь, чтобы оказать помощь и принести извинения. "Зачем было лезть под локоть?!"
  Извиниться он не успел - чей-то кулак почти долетел до его рёбер, и он перехватил чужую руку в последний момент, чтобы швырнуть её обладателя навстречу ещё двоим, быстро приближающимся к сармату. Воплей стало больше, и Гедимин пригнулся, ожидая разряда станнера в затылок, - но, похоже, стрелять было некому. Сармат, выпрямившись, посмотрел на четвёрку "макак", расползающихся по углам, на ещё десятерых, остановившихся поодаль, на остальных, переставших болтать, собравшихся в плотные группы и глазеющих на Гедимина, будто в жизни не видели сарматов, - и на всякий случай изобразил дружелюбную улыбку. Получилось плохо - ближайших приматов передёрнуло, остальные быстро переглянулись.
  - А ну вали отсюда! - крикнул кто-то из них с безопасного расстояния. Гедимин мигнул.
  - Ты чего? Я моюсь, - миролюбиво отозвался он, помахав мочалкой. Четверо двинулись было к нему, но крупный самец, до сих пор молча стоявший поодаль, резким жестом остановил их.
  - Механик Джед? - он, пройдя сквозь расступившуюся группку, встал в нескольких шагах от сармата и смерил его внимательным взглядом. У него на коже было много рисунков и почти не было длинной шерсти, и он выглядел довольно крепким для "макаки". Гедимин, быстро оглядевшись, заметил, что тут много крупных самцов - в среднем они на вид гораздо сильнее, чем те, кто до сих пор толпится на проходе. Те, из "бутылочного горлышка", смотрели на происходящее в душевой с явной опаской, многие подались назад.
  - Ты не знаешь правил? - спросил самец, оглянувшись на кого-то из своей группы. - Мэллоу! Ты объяснял?
  Мэллоу выбрался вперёд, покосился на Гедимина и тут же уткнулся взглядом в пол и быстро-быстро закивал.
  - Да, а то как же. Я говорил с ним. Он не слушал.
  Гедимин недоумённо хмыкнул. Самец шевельнул пальцами, и ближайший из его спутников выдал Мэллоу затрещину. Тот, будто этого и ждал, согнулся в поясе, несколько раз кивнул и, не выпрямляясь, убежал в задние ряды, за спины "макак". Гедимин растерянно мигнул.
  - Так и вижу, что ты не знаешь, - продолжал главарь. - Тут всё просто. Вот это - мы. Это моя банда. А это...
  Он пренебрежительно махнул рукой на "бутылочное горлышко".
  - Это всякая шваль. От них нет пользы, понимаешь? А вот ты... - он снова смерил Гедимина изучающим взглядом. - Ты выглядишь полезным. Присоединяйся. Я - Эрман Баселар. Собираю таких, как ты.
  Гедимин неприязненно сощурился. Толпа на проходе так и стояла, не смея двинуться вперёд, вода бесполезно выливалась на пол, время шло - и тратилось предельно нерационально.
  - Вода вытекает, - буркнул он. - Нечего тут так долго стоять. Я пошёл. И вы уходите.
  Не дожидаясь ответа, он двинулся к выходу. Один из уроненных им на пол оказался на дороге - и шарахнулся от сармата, едва не врезавшись в стену. Толпа на его пути безмолвно расступалась, но вперёд не продвинулся никто. Гедимин, пожав плечами, подошёл к вешалке для полотенец и взял первое попавшееся. Оно было мало, но кожа уже сама впитала большую часть воды - оставалось немного обтереться и идти выбирать подштанники своего размера. Искать долго не пришлось - они лежали в жёлтом контейнере вместе с носками, а он - на самом видном месте предбанника.
  - Эй, Джед, - послышался вкрадчивый голос, и Гедимин резко развернулся, оставив за спиной только стену - ещё раз подпускать "макак" вплотную он не собирался.
  Толпа наконец пришла в движение; люди, которых сармат недавно видел под душем, теперь разбирали полотенца. Четыре группы заняли весь предбанник - они по-прежнему не смешивались. К вешалке подошёл один человек от каждой банды - четверым там хватило места; и так же одновременно, не обгоняя друг друга, они ушли к своим товарищам. Кому-то - на вид не больному и не калеке - помогали вытираться, кто-то делал это сам. Гедимин смотрел на всё это и недобро щурился. "Иерархия," - вертелось в голове полузабытое слово. "Приматы строят иерархию. И лезут с ней ко мне. Saat hasesh!"
  - Джед, я с тобой говорю, - снова подал голос крупный самец, назвавшийся Баселаром. Его осторожно вытирали двое помощников; он, не обращая на них внимания, смотрел на Гедимина. Сармат вопросительно хмыкнул.
  - Ты сегодня нарушил правила, - проговорил Баселар. - Думаешь, это сойдёт тебе с рук?
  Сармат сузил глаза.
  - Отстань от меня, - буркнул он. - Мне не интересны ваши правила.
  Баселар ухмыльнулся.
  - Но соблюдать их придётся. Или... - он выразительно размял пальцы. - Моё предложение в силе, механик. Приходи в мою банду - и можешь не думать о правилах. Их устанавливаем мы.
  Сармат смотрел мимо него, на три группы, держащиеся в стороне. Эти люди тоже следили за ним, и многие из них ехидно ухмыльнулись, услышав последние слова Баселара. "Ещё три банды," - отметил про себя Гедимин. "Ещё три кучи правил. Шли бы вы все на орбиту Седны..."
  - Они согласны? - спросил он, кивнув на людей за спиной Баселара. Тот быстро оглянулся через плечо, и его лицо на секунду перекосило. Из других групп донеслись смешки. Банда Баселара зашевелилась, оглядываясь на предводителя. Он выкрикнул несколько слов на непонятном Гедимину языке. Смешки притихли.
  - Вот оно что, - протянул Баселар. - Ладно, я не тороплюсь. Можешь выбирать, механик. У тебя неделя на размышления. Будь ты из них...
  Он махнул рукой в сторону душевой.
  - Я бы с тобой не церемонился. Но ты выглядишь полезным. Думай, механик. Запомни - тут наши правила, и соблюдать их будут все.
  Он отошёл. Гедимин молча смотрел, как банды смещаются к выходу, неохотно пропуская остальных к полотенцам и чистой одежде. "Иерархия," - он брезгливо поморщился. "Мало мне было этой дряни..."
  Душевая открылась через пять минут. Сармат вышел одним из первых - перед ним расступались, никто больше не рисковал влезть ему под руку. Не обращая внимания на людей, снующих вокруг, он выбрал по предмету из каждого контейнера, взял у охранника отдельный свёрток с жёлтым комбинезоном и пристроился в углу, чтобы спокойно одеться. Многие, как он заметил, выскакивали из душевой, толком не вытершись, и надевали одежду на мокрое тело. Банды - в основном "зелёные" - заняли места вдоль стен, остальным пришлось прыгать на одной ноге посреди помещения. Между Гедимином и ближайшими людьми было место, но никто не подошёл.
  Гедимин не был уверен, что найдёт свою камеру, - и проскочил бы мимо, если бы его не окликнул Мэллоу.
  - Эй, теск! - он уже вошёл к себе и присел на койку; в его взгляде был страх, смешанный с любопытством. Гедимин повернулся к нему. Обе решётки уже опустились; его камеру закрыли защитным полем на секунду раньше, чем камеру Мэллоу.
  - Ты хорошо подумай, - сказал заключённый, серьёзно глядя на него. - Баселар шутить не будет.
  Сармат молча сложил вещи в нишу и принялся застилать койку новым бельём. Когда он с этим закончил и повернулся к решётке, Мэллоу ещё стоял там, и его веки странно вздрагивали.
  - Сказал охране, что тебя побили? - спросил Гедимин. Мэллоу вздрогнул и криво ухмыльнулся.
  - Охрана в это не полезет, - тихо ответил он. - Если никто не покалечен, их это не касается. Они даже довольны - в душевой порядок, следить не надо.
  Гедимин поморщился.
  - Зачем ты подчиняешься Баселару? Тебя там бьют, а пользы никакой.
  Мэллоу неуверенно ухмыльнулся, глядя на сармата снизу вверх.
  - Это ещё не "бьют", механик. Бить будут, если я вздумаю отказаться. И тебе лучше его послушать. Правда, ты с ними один не справишься...
  Его голос понизился до шёпота и окончательно затих. Гедимин недобро сощурился.
  - Эй, Мэллоу! - донеслось из коридора. - Ты там объясняешь правила или ноешь на жизнь? Если второе - лучше не выходи на прогулку!
  Гедимину угроза показалась нелепой, но Мэллоу испугался не на шутку - даже съёжился и втянул голову в плечи.
  - Да-да, объясняю, - пробормотал он. - Теск, давай слушай. Пока мы в камерах, каждый вроде сам по себе. А вот там, где все собираются вместе...
  В коридоре загудела открывающаяся дверь.
  - И ещё четверо в очереди на осмотр, - громко объяснял кому-то охранник. - Начните с них, док. Несчастный случай - падение в душевой.
  - Четверых одновременно? - кто-то насмешливо фыркнул; он шёл тихо, не громыхая, - видимо, без экзоскелета. - Ну надо же! И кого в итоге оттрахали?
  По ангару прокатилась волна смешков. Гедимин мигнул. "Он про спаривание?"
  - Никого, - неожиданно для Гедимина ответил угрюмым голосом Баселар. - Несчастный случай, док. Очень скользкие полы.
  Мэллоу расплылся в злорадной ухмылке и, посмотрев Гедимину в глаза, быстро поднял большой палец и тут же прижал к кулаку, будто чего-то испугался.
  - Значит, групповуха не сложилась, - подытожил "док", пока охранник открывал одну из камер. - Или сложилась, но не у твоих парней? Ничего, будет и на вашей улице праздник...
  Он вошёл в камеру, и насмешки сменились отрывистыми чёткими командами. Гедимин прислушивался и растерянно мигал. "Ушибы, растяжения, вывихи... Откуда?! Я ж их только слегка толкнул!"
  - Так, слушай дальше, - снова подал голос Мэллоу. - Тех, кто тут сидит меньше недели, не трогают. Но если ты тут на годы, лучше не нарывайся.
  - Расскажи про банды, - перебил его Гедимин. - Их четыре? Чем отличаются?
  Мэллоу неуверенно усмехнулся.
  - Отличаются?.. Их тут четверо - тех, у кого есть бойцы. Ты говорил с Эрманом Баселаром. Другой - Кун Тедань, он собирает к себе азиатов...
  Гедимин слушал, не перебивая, и сердито щурился. "И весь этот мартышечий бред придётся помнить... Да ну их в ядерный могильник!"
  - Ты тут давно? - спросил он, когда Мэллоу перечислил четверых главарей. Тот часто замигал и отвёл взгляд.
  - Два года... чуть больше, - признался он.
  - Ты не убивал? Не пытал никого? - спросил Гедимин, пытаясь вспомнить, за что "макака" может попасть в тюрьму. Мэллоу, хмыкнув, покачал головой.
  - Только не я, механик. Я тут за денежные дела. Ни одна муха не пострадала.
  - Почему у тебя нет банды? - спросил Гедимин. Из опустевшего коридора донеслось громкое хмыканье.
  - Это ты так объясняешь правила, Мэллоу? - снова подал голос недовольный Баселар. - Сегодня твоя прогулка отменяется.
  - Банда Мэллоу! - фыркнул кто-то, и в ответ ему рассмеялись. - Нет, ну вы слышали?!
  Гедимин посмотрел на съёжившегося человека, на его угрюмого сокамерника и растерянно качнул головой. "Ничего не понимаю. И не хотел бы, но, кажется, придётся..."
  
  19 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Робот-уборщик прополз по коридору, собирая мусор, выкинутый из камер после обеда. Гедимин проводил его тоскливым взглядом и посмотрел на свои руки. "Вторая неделя без работы," - он досадливо сощурился. "Фокс был прав. Без работы мы дохнем..."
  Он поднялся на ноги, в очередной раз измерил камеру шагами, плюхнулся на койку и поддел пальцем браслет-шокер. Единственный механизм в обозримой окрестности, - его так и тянуло разобрать на детали.
  Гедимин успел осторожно расшатать пару креплений, прежде чем Мэллоу, скучающий в камере, оживился и выглянул через решётку.
  - Эй, теск! - окликнул он сармата. - Что ты там колупаешь?
  - Скучно, - отозвался Гедимин, отделяя металлическую пластинку от корпуса. Он ещё не успел до конца её вытащить, как запястье обожгло электрическим разрядом. Он оказался довольно сильным - в глазах у сармата потемнело, рука бессильно повисла. С койки он не сполз, но пополам перегнулся - мышцы спины внезапно размякли и отказались держать тело.
  - Ну вот видишь, - проворчал за решёткой Мэллоу. - И что, стало веселее?
  Отдышавшись, сармат выпрямился, но его ещё немного потряхивало. "Понял," - он покосился на браслет и, пожав плечами, растянулся на койке. Взгляд искал, за что зацепиться, но впустую - ни механизмов, ни разрозненных деталей в камере не было. "Ремонтный рефлекс," - Гедимин криво ухмыльнулся. "Видимо, это и есть ломка. Прямо как у Лиска, оставленного без взрывчатки. Надо чем-то занять мозги..."
  - Ты не ходишь на работы? - спросил он, приподнявшись и найдя взглядом Мэллоу. Тот уже сел на койку, но, услышав вопрос, тут же вскочил и подошёл к решётке.
  - Ещё чего не хватало, - фыркнул он. - Я в банде Баселара. Его бойцы не ходят на работы. Не хватало ещё корячиться на шерифа!
  Гедимин озадаченно мигнул.
  - Ясно. А что сделать, чтобы на работы взяли?
  Мэллоу переглянулся с молчаливым сокамерником. Тот качнул головой.
  - Да ничего. Они сами отбирают, кто им нужен. На второй неделе обычно... А, хотя ты - жёлтый код. Никогда не слышал, чтобы их отбирали. Они слишком опасные, - Мэллоу смущённо усмехнулся.
  - Понятно, - Гедимин снова откинулся на подушку. "Жёлтый код, склонность к побегам... Да, меня на работы не возьмут. Мать моя колба, как тут скучно..."
  - Эй, теск, - снова заговорил Мэллоу. - Чего тебе надо-то? Чтобы было не скучно? Пива ты не хочешь, в банду ты не хочешь...
  Гедимин хмыкнул - сопоставление показалось ему забавным.
  - Тут книги есть? - спросил он. Глаза Мэллоу изумлённо расширились, и он фыркнул.
  - Книги?! А, верно... Тебе нужен смарт. М-да... Лучше бы ты хотел пива!
  В коридоре послышались нестройные смешки - похоже, к их разговору много кто прислушивался. Гедимин недовольно сощурился - этот всеобщий интерес настораживал и пугал его. "Им тоже скучно," - подумал он, разглядывая потолок. "Видимо, смарт не так просто добыть. А у меня и не было - только передатчик под бронёй. А кто его мне вернёт?!"
  
  23 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Опять затор," - Гедимин недовольно сощурился на узкий проём между двумя помещениями душевой. Там, как и в прошлый раз, застряла, не решаясь пройти дальше, большая часть населения тюрьмы. Из душевой доносился шум впустую вытекающей воды и неторопливые разговоры. Сармат с тяжёлым вздохом обогнул толпу и пошёл к контейнеру с мылом.
  Когда он, найдя себе мочалку, приблизился к душу, двое из банды Баселара, остановившиеся там, поспешно вышли на середину помещения. Гедимин, повернувшись спиной к стене, следил за ними вполглаза, пока мылся. Один из них, как ему показалось, всё ещё прихрамывал, у другого на предплечье виднелись пёстрые пятна кровоподтёков. Сармат недоумённо хмыкнул. "Это что, из-за меня? И до сих пор не прошло?"
  - Эй, механик, - негромко окликнул его полузнакомый голос. Смахнув воду с лица, Гедимин увидел Баселара. Вплотную тот не подходил - остановился в паре метров от сармата, рядом со своими бойцами, выстроившимися в неровную шеренгу.
  - Выходи с нами. Поговорим в раздевалке.
  Сармат озадаченно посмотрел на него, но человек уже двинулся к выходу, жестом созвав своих бойцов. Три другие группы тоже зашевелились, и через пару минут в душевую робко потянулись те, кто стоял на проходе. Гедимин, пожав плечами, пошёл за Баселаром. "По крайней мере, сегодня они быстро отсюда вымелись..."
  - Становись, тут места много, - дружелюбно кивнул ему Баселар, широко расставляя руки. Его вытирали двумя полотенцами двое бойцов - довольно крупные самцы, как и он, с разрисованной кожей и тщательно подчёркнутыми шрамами.
  - Ну что ты сам? - он посмотрел на полотенце Гедимина и ухмыльнулся. - Хочешь, тебя вытрут? Эй, ты, иди сюда!
  Он жестом подозвал одного из банды. Тот быстро подбежал, на ходу вытирая голову.
  - Не надо, - буркнул Гедимин.
  - Не доверяешь? - ухмыльнулся Баселар. - А если позвать Мэллоу? Ему доверишься? Эй, Мэллоу!
  Один из силуэтов на краю клубящейся толпы дёрнулся в его сторону и снова замер на месте.
  - Я пойду, - буркнул Гедимин, глядя на свои носки. Недавно они были новыми и сухими, но влажный воздух предбанника быстро их пропитывал.
  - Ну, не хочешь - не надо, - Баселар жестом велел Мэллоу убираться с глаз и развернулся к Гедимину. - Тут говорят, тебе кое-что нужно, механик? Чтобы развеять скуку?
  Сармат мигнул, но тут же сообразил, откуда просочилась информация, и недовольно покосился на Мэллоу.
  - Ну?
  - Могу помочь, - Баселар широко улыбнулся. - Ничего сложного, механик. Если тебя это развлекает - будет тебе смарт, будет тебе чтиво.
  Гедимин подозрительно сощурился.
  - Дальше?
  Баселар хмыкнул.
  - Быстро соображаешь, теск. Не за так, разумеется. Небольшая помощь... в знак уважения и благодарности. Ты мне кое-что задолжал, помнишь?
  Гедимин мигнул.
  - Говори, - угрюмо сказал он.
  - Есть тут одна блоха, возомнившая себя львом, - Баселар, понизив голос, быстро оглянулся через плечо. - Некто Кун Тедань. Мелкая, но очень досадная помеха. Хорошо было бы, если бы он случайно поскользнулся на мокром полу и что-нибудь себе сломал. Лучше всего - шею.
  Он недобро усмехнулся. Гедимин поморщился. "Понятно. Ничего неожиданного. Вот если бы он попросил лекцию по ядерной физике - было бы чему удивляться..."
  - Кто тут Тедань? - негромко спросил он, оглянувшись на одну из банд. Скорее всего, это была группа Теданя, - там было много людей азиатского типа. Баселар одобрительно ухмыльнулся.
  - Не сейчас, механик. Через неделю-две... Вот он. Видишь парня с драконом на плече? Рядом с ним, левым боком к нам. Видишь сплющенные пальцы?
  Гедимин кивнул. Пальцы на левой кисти Теданя действительно выглядели странно - подушечки сплющились и заострились, как гранёные лезвия.
  - Звёздчатый шрам на локте. Это он?
  - Верно, - кивнул Баселар. - Не перепутаешь. Просто задень его в толпе, и всё. Охрана ничего не заподозрит. Несчастный случай, как с моими парнями на той неделе.
  Он ухмыльнулся.
  - Ага, - сармат брезгливо поморщился. - Нет, не хочу.
  Дверь уже начала открываться, и Гедимин двинулся к ней. Он успел забрать у охранника свою одежду, прежде чем Баселар понял его ответ, - и только прислонился к стене и начал надевать штаны, как увидел знакомый силуэт перед собой.
  - Что значит "не хочу"? - негромко спросил главарь. Гедимин рывком натянул комбинезон до пояса и застегнул, освобождая руки.
  - Отстань от меня со своей мартышечьей вознёй. Я не собираюсь ни во что лезть.
  Бойцы за спиной Баселара зашевелились, и Гедимин быстрым движением застегнул комбинезон до шеи - теперь руки были полностью свободны. "Назойливые мартышки..."
  - Значит, мартышечья возня... - задумчиво протянул Баселар, внимательно глядя на сармата. - Тедань успел первым. Или кто-то ещё? В любом случае, механик, ты об этом очень скоро пожалеешь.
  Он отвернулся, и его группа вслед за ним двинулась к дальней стене. Гедимин успел увидеть отчаянный взгляд Мэллоу - тот уходил последним и по пути обернулся.
  ...На обед принесли нечто под названием "курица с рисом и капустным салатом" - три вида съедобных пластов, незначительно отличающихся консистенцией и солёностью. Из питья сегодня был чай - желтоватая жидкость, ничем не напоминающая чай из "Сюаньхуа". Вспомнив о самках из "Сю", Гедимин хмыкнул - "Может, надо было у них прятаться, а не у Харольда?"
  - Эй, теск, - негромко окликнул его Мэллоу. - Зря ты это.
  - Что? - удивлённо мигнул сармат.
  - Дразнишь Баселара, - ответил человек, быстро выглянув в коридор. - У него тут лучшие бойцы. Ты один не отобьёшься.
  Гедимин молча пожал плечами. Мэллоу пристально посмотрел на него, склонив голову набок.
  - Или ты уже у кого-то? Скажешь, у кого? Обещаю, я болтать не буду.
  - Я сам по себе, - отозвался сармат. - Скоро от меня отстанут со всей этой ерундой?
  Мэллоу невесело усмехнулся.
  - Тебе точно отбили всю башку. Тут никто не выживет один. Даже такой амбал, как ты. Это очень опасные ребята, теск. Зря ты ухмыляешься.
  "Опасные? От небольшого толчка две недели хромают? На их месте я бы с койки не вставал," - Гедимин презрительно сощурился. "Но надо быть осторожнее. Это "макаки". Кто знает, до чего они додумаются. А всё из-за того, что они не работают. Работали бы - не было бы времени на бред..."
  
  24 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Скучаешь? - Мэллоу, только что вернувшийся с прогулки, выглянул из полузакрытого дверного проёма и заискивающе ухмыльнулся. - Баселар спрашивает, одумался ты или ещё нет.
  Гедимин досадливо сощурился.
  - Скажи ему, чтобы шёл работать. Не будет сил на ерунду.
  Из коридора донеслись смешки. Мэллоу укоризненно хмыкнул.
  - Зря ты это. Плохо будет.
  - Заткнись, пучеглазый, - бросил, проходя по коридору, смуглый человек в зелёном комбинезоне. Приблизившись к камере Гедимина, он резко опустил руку, и маленький предмет, отскочив от его сапога, улетел под койку. Сармат мигнул.
  - Не-не-не, - вдруг, побледнев, замотал головой Мэллоу. - Теск, ты ничего не видел!
  Гедимин, озадаченно хмыкнув, заглянул под койку. Предмет, лежащий в углу, не был похож на механизм и не показался ему опасным, но на всякий случай сармат поддел его зубной щёткой, прежде чем вытолкнуть на освещённое место. Это были две слабо скреплённые створки из твёрдого теста; от прикосновения они разошлись, и Гедимин увидел аккуратно сложенный полупрозрачный листок.
  - Стоять! - донеслось из коридора, и охранник быстро подошёл к камере сармата. - Что там тебе кинули?
  Гедимин молча показал странный предмет. Охранник ухмыльнулся.
  - Печенье с предсказаниями, офицер, - послышалось из коридора.
  - Да, так и есть, - сказал охранник, заглянувший к Гедимину. - В другой раз давай в руки, он не кусается!
  Гедимин, не обращая внимания на смешки в коридоре, дождался, когда охранники отойдут, и вскрыл "печенье". Послание было написано синскими знаками; от кого оно пришло, сармат понял раньше, чем дочитал до подписи.
  "Ещё один," - он досадливо сощурился на скомканный листок, странно липнущий к пальцам. "Сначала Баселар, теперь Тедань. Я им что, киллер? Пусть своих бойцов посылают. Вон их сколько - в душевую не войдёшь..."
  - Ну что там, теск? - Мэллоу так и прилип к решётке. Гедимин поморщился.
  - Баселар хочет убить Теданя, а Тедань - Баселара. Их дело, но почему с этим надо приставать ко мне?!
  Мэллоу втянул голову в плечи. По коридору прокатилась волна невнятных звуков - кто-то сдержанно усмехнулся, кто-то выдохнул с присвистом, кто-то вполголоса выругался. Гедимин посмотрел на остатки печенья, сжал их в кулаке и высыпал крошки в стакан с водой. "Размокнут - съем. Если там что-то и есть - оно не смертельно."
  - Те-еск, - протянул Мэллоу, глядя на Гедимина округлившимися глазами. - Вот это было совсем зря. Ты им обоим сейчас объявил войну.
  Сармат пожал плечами.
  - Войну? Я хочу, чтобы ко мне не приставали с ерундой. Ничего больше.
  "И ещё университетский курс по ядерной физике и доступ к ирренциевому реактору," - закончил он про себя. "Но этого я здесь точно не найду."
  
  25 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Эй, теск! - Мэллоу подошёл к камере Гедимина и помахал зажатым в руке контейнером - небольшой ёмкостью с тёмной жижей. - Это тебе.
  - Уйди, пучеглазый, - худой, но жилистый азиат плечом отшвырнул его к стене и просунул под решётку ещё один контейнер. - Для механика Джеда.
  - Куда?! - донеслось из коридора.
  - Прошу прощения, офицер, - невидимый человек говорил чётко и уверенно. - Передайте это угощение механику Джеду.
  - Держи, - буркнул низкорослый, но широкий и в плечах, и в животе человек с очень тёмной кожей, проталкивая под решётку контейнер с прозрачным веществом. - Держись нас, теск.
  "Полный набор," - невесело усмехнулся Гедимин, глядя на четыре ёмкости. На каждой из них этикетка была чуть-чуть отклеена - как раз настолько, чтобы просунуть под неё небольшой листок.
  - Эй, теск, - охранник остановился в коридоре, подозрительно глядя на сармата. - Только не делай нам проблем, окей?
  - Ладно, - отозвался Гедимин, задвигая контейнеры в нишу, и лёг на койку. Охранник простоял напротив его камеры несколько секунд, но его позвали, и он ушёл. Дождавшись, когда за ним закроется дверь, сармат достал все четыре записки и разложил на ладони.
  "Да, полный набор," - он досадливо сощурился. "Эти двое только зовут меня к себе. А эти угрожают, если я к ним не пойду. Неужели так трудно оставить меня в покое?"
  - Эй, Мэллоу, - позвал он, снова спрятав все записки под этикетки. - Ты пиво будешь?
  - Спрашиваешь, - немедленно оживился "зелёный", подходя к решётке. - Постой, не кидай! Тут попасть слож...
  Гедимин забросил последний контейнер из проёма в проём, потёр неудачно вывернутое запястье и растянулся на койке, пристроив руки под голову. "Теперь понятно, почему Мэллоу на прогулку ходит через раз. А мне теперь в душевую хоть не заходи. Вот же назойливые мартышки!"
  - Теск, а теск, - снова заговорил Мэллоу. Пить он не стал - убрал все контейнеры в нишу над койкой хмурого сокамерника.
  - За пиво спасибо. А что ты ответишь?
  Гедимин, приподнявшись, молча качнул головой. Мэллоу помрачнел.
  - Всем?!
  Сармат кивнул и снова убрал руки под голову. "Что-то будет в это воскресенье," - мрачно думал он. "Назойливые мартышки обычно обидчивы..."
  - Теск, а теск, - понизил голос Мэллоу. - Убьют же. Ты им всем наплевал прямо в рожи.
  Гедимин криво ухмыльнулся.
  - Просил же меня не трогать...
  Ненадолго стало тихо, и сармат прикрыл было глаза, но его выдернул из полусна приглушённый голос Мэллоу.
  - Берегись в воскресенье, теск. Шутки кончились.
  
  28 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Синий код, на прогулку! - раздался в коридоре громкий голос охранника. "Уже пятнадцать," - подумал Гедимин - по охране он сверял часы с тех пор, как сюда попал, а его собственное чувство времени ему отказало. "Поделаю упражнения..."
  Он снял комбинезон и неудобные носки и сложил на угол койки. Мэллоу, подошедший к решётке, выразительно хмыкнул.
  - Теск, а теск! Ты так нас стесняешься - или ты так хвастаешься?
  Гедимин ничего не ответил - он уже считал отжимания. Пробегающие мимо заключённые, уходящие на прогулку, заглядывали в камеру, хмыкали, иногда комментировали. Почему-то им это не надоедало, - сармат всегда начинал занятия в пятнадцать часов, каждый раз людей в это время выводили из ангара, и каждый раз они глазели на Гедимина, будто видели его впервые. Он уже привык не отвлекаться, но про себя недоумевал.
  - Без кода, на прогулку! - позвал охранник.
  - Эй, Мэллоу, - донёсся из коридора недовольный голос.
  - Да-да, - закивал тот, глядя на Гедимина. - Эй, теск! Баселар хочет знать, с кем ты.
  - Я сам по себе, - отозвался сармат, поднимаясь на ноги. - Не надо мне мешать.
  - Плохо, совсем плохо, - пробормотал Мэллоу, садясь на койку. - Хуже просто некуда. Ладно, ответ есть ответ...
  "Послезавтра - ушами не хлопать," - напомнил себе Гедимин. "Мартышки стаей порвут даже крейсер."
  Он закончил упражнения и лежал на койке, остужая разогретое тело, когда заключённых привели с прогулки.
  - Эй, теск, - негромко окликнул его Мэллоу, и что-то, пройдя в проём решётки, плюхнулось на пол. - Я запомнил - ты любишь водку.
  Гедимин озадаченно хмыкнул, глядя на упавший контейнер. "Опять Баселар?" - он досадливо поморщился. "Ещё одна угроза... или - это ловушка?"
  Он внимательно осмотрел ёмкость - ничего угрожающего в ней не было, а из подозрительного - только листок, торчащий из-под этикетки. Эта бумажка была совсем микроскопической - на ней уместилось всего три слова убористым почерком: "они принесут ножи". Гедимин на секунду стиснул зубы, посмотрел на Мэллоу, - тот остановился за решёткой и, перехватив его взгляд, молча кивнул. Сегодня он выглядел особенно напуганным.
  "Их дело," - сармат скатал записку в бумажный шарик и бросил её в приоткрытый контейнер. Мэллоу слабо улыбнулся и, ещё на секунду задержав на Гедимине взгляд, отошёл от решётки. Сармат выпил жгучую жидкость вместе с бумажкой - она проскочила в горло, не задерживаясь. "Ножи," - он поморщился. "Плохо. Надо будет действовать быстро."
  
  30 апреля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Банный день! - заорал в коридоре охранник, толкая перед собой гусеничную тележку. Два контейнера с водой шмякнулись на пол камеры, и Гедимин, подобрав их, тут же вскрыл один и сделал большой глоток. Ему было слегка не по себе.
  - Сегодня на завтрак пирог, - сказал Мэллоу, подойдя к решётке. Гедимин недоумённо хмыкнул.
  - Откуда знаешь?
  Мэллоу неопределённо пожал плечами. Сармат попытался перехватить его взгляд, но человек упорно смотрел мимо и постоянно ёжился, будто от холода.
  - Ты чего? - спросил Гедимин. Похоже, весь страх забрала себе эта "мартышка" - сам сармат из-за предстоящей драки не чувствовал ничего, кроме лёгкой досады. "А если я кого-то здесь убью, мне прибавят срок?" - мелькнуло в голове, и Гедимин нелепо ухмыльнулся. "Так ведь вообще никогда не выйдешь..."
  ...Пирог (Мэллоу встретил его довольными возгласами) состоял из ноздреватой Би-плазмы с большой примесью глюкозы и ароматизаторами, напоминающими о каких-то фруктах, - Гедимин так и не научился их различать. Покончив с едой, сармат собрал постель и моющие принадлежности, - то, что их меняли каждую неделю, ему определённо нравилось. "А вот комбинезон могли бы стирать чаще," - думал он, вспоминая Ураниум-Сити. Здесь, конечно, не было урановой пыли, рудничной грязи, мазута и смазки, но кожа из-за "мартышечьей" еды выделяла много дряни, особенно во время упражнений. Сармат обтирался водой, но комбинезон на третий день всё равно пропитывался запахом горячего металла и оплавленного фрила, а через неделю, если закрыть глаза и принюхаться, можно было представить себя в цеху.
  - Все выходят и строятся к двери! - заорал в коридоре охранник. Гедимин покосился на мигающий браслет, ожидая электрического разряда, но в этот раз "связь" проверять не стали. Он вышел одновременно с Мэллоу; тот, проворно шмыгнув к правой стене, на ходу легонько ткнул его кулаком в спину. Сармат удивлённо мигнул - если бы так сделал кто-то из филков, это было бы нормально, но "макака"... "Ему-то что?" - думал он, нагоняя конец шеренги, выстроившейся вдоль коридора. "Он должен "болеть" за Баселара. Они ведь одного биологического вида..."
  ...Охранники, окружив толпу заключённых, терпеливо ждали, пока все снимут комбинезоны и выкинут грязное бельё. Гедимин, встав спиной к одному из них, быстро огляделся. Две из четырёх банд он нашёл тут же - они собрались плотными группами поодаль от охраны. Гедимин вычислил в толпе Баселара, потом нашёл Теданя - и заодно два тайника с металлическими лезвиями. Они были приклеены к коже липучками похожего цвета, - одну из нычек сармат увидел случайно, посмотрев под удачным углом на край липучки, и через секунду уже не мог её различить. Когда дверь начала открываться, и толпа пришла в движение, Гедимин пересчитал все найденные тайники и досадливо сощурился. "Сколько всякой дряни, и вся мне не по руке. Ладно, придётся по старинке..."
  Пройдя мимо толпы, застрявшей на проходе, он покосился на контейнер с мылом. Им было бы удобно кого-нибудь огреть или плеснуть содержимым в глаза, - но местные это учли, и у контейнеров уже собрались четверо бойцов Баселара. Остальные, увидев вошедшего Гедимина, мгновенно развернулись и двинулись к нему, чётко отрезая его от прохода. Сармат остановился спиной к стене, покосился на другие банды, - группа Теданя подходила с правого фланга, но главарь держался поодаль, за спинами бойцов. Баселар прятаться не стал - он вышел вперёд и широко ухмыльнулся, приподнимая расслабленные руки.
  - Что скажешь, механик?
  Его бойцы уже вооружились - Гедимин видел, что в сжатых кулаках и вокруг пальцев блестят заострённые кромки. Он криво ухмыльнулся и поднял перед собой пустые руки.
  - Это никак нельзя решить миром?
  Баселар презрительно хмыкнул. По редкой толпе прокатились смешки, кто-то сплюнул.
  - Поздно, механик, - он сделал шаг вперёд. - На колени, слизь!
  Расстояние было определено точно, и сармат уже знал, что не промахнётся. Он рухнул вперёд, на расставленные руки, и, мягко оттолкнувшись, перевернулся через голову. Ступня, сжатая, как кулак, врезалась человеку в середину туловища, и сармат услышал хрип и влажный хруст. Когда Баселар упал, Гедимин уже был на ногах. Не дожидаясь, когда его окружат, он оттолкнулся от пола и взлетел вертикально вверх, распластываясь вдоль потолка. Места для манёвра было немного - всего метр между потолком и макушками "бабуинов". "Надо было понизу!" - мелькнула в голове запоздалая мысль, и что-то больно обожгло правое плечо. Сармат рухнул обратно, накрыв кого-то собой, почувствовал ещё несколько уколов, - но он уже набрал скорость, и до цели оставались считанные метры.
  Тедань почти успел уклониться - Гедимин зацепил его лишь пальцем, но этого было достаточно, чтобы заставить человека пошатнуться. Сармат пнул его ещё раз, уже всей ступнёй, и услышал хруст и крик. Что-то вязкое сочилось по левому боку, по плечам, по спине. Боли Гедимин не чувствовал - он отключил её после первой же раны.
  - Эй! - крикнул он, выпрямляясь на мгновенно расширившемся пятачке. - Кто тут главный?
  Он сам не ждал, что это сработает - но толпа замерла, как поражённая разрядом станнера. Бойцы Баселара, не обращая внимания на командира, лежащего в кровавой луже, угрюмо переглянулись. Кто-то из них высунулся вперёд - остальные развернулись к нему и молча на него уставились. Группа Теданя сгрудилась вокруг корчащегося главаря - кажется, Гедимин ему что-то сломал, и он теперь сыпал проклятиями, пытаясь встать и требуя помощи. "Макаки" стояли вокруг и молча за ним наблюдали. Остальные две банды, пройдя мимо замершей толпы, исчезли в предбаннике. Больше никто общаться с Гедимином не хотел.
  "Так-то лучше," - сармат, облегчённо вздохнув, потянулся к раненому плечу, но потрогать его не успел - разряд станнера из турели, установленной между стеной и потолком, хлестнул его по затылку. Краем глаза он, уже упав, увидел, как прижимаются к стенам те, кто стоял на входе в предбанник, и как в душевую вбегают двое в жёлтых экзоскелетах.
  - O-la-la... - выдохнул один из них, остановившись перед грудой тел. Прямо у его металлического "копыта" блестел оброненный кем-то нож.
  - Зови подкрепление! - бросил второй, тыкая пальцем в пищащий передатчик. - Тут раненые... и, похоже, один труп.
  "Zaa hasu!" - досадливо сощурился Гедимин. "Не рассчитал."
  ...Трупа всё же не было. Гедимина из душевой вытащили последним, после того, как доктор обработал его порезы и зашил рану на боку и проколотое почти насквозь плечо. На анестезию он не тратил времени - зашивал наживую, но так быстро, что сармат даже не успел осознать боль и стиснуть зубы. Все выжили - и Баселар с разбитой головой, и Тедань с переломом бедра и голени, и тот, на кого Гедимин упал и сломал ему три ребра. Раненых выносили последними, с особыми предосторожностями; остальных, поймавших по разряду из станнерных турелей, вытащили сразу и после переписи сгрузили на тележки и развезли по камерам.
  - В лазарет, в лазарет, в лазарет, - прошёл вдоль последней тележки, прикрытой матрасом, тюремный врач. - Этих троих - в лазарет. А этого монстра Франкенштейна - в камеру.
  Он прошёл мимо Гедимина и скрылся за дверью. Охранник подхватил сармата под мышки и поволок в коридор. Гедимин не сопротивлялся - после станнера у него ещё тряслись конечности, и шевелиться не хотелось.
  - Эй, теск, - услышал он, едва охранник, сбросив его на койку, опустил решётку и установил защитное поле. Гедимин подсунул дрожащую руку под голову и кое-как приподнялся. Рана в плече давала о себе знать - напряжённые мышцы болели, порез на боку тянуло и жгло - он оказался очень глубоким, лезвие зацепило рёбра и чудом не вошло в плевру.
  Мэллоу стоял у решётки и таращился на сармата широко раскрытыми глазами.
  - Тебя не задело? - спросил Гедимин. Мэллоу ухмыльнулся.
  - Я плохой боец. Стоял себе в сторонке... Ну ты даёшь, механик. Ну ты даёшь!
  Гедимин досадливо поморщился.
  - Теперь от меня отстанут?
  - Хочешь свою банду? - понизил голос Мэллоу, прижимаясь к защитному полю. - Баселар теперь не боец, даже если не помрёт. Его парни будут тебя слушать.
  Гедимин качнул головой.
  - Я сам по себе. Хочешь свою банду? Забирай.
  
  04 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Теск, а теск!
  Гедимин, только пристроившийся для упражнений, досадливо хмыкнул и сел на пол.
  - Ну чего?
  "Надо было его пнуть во время драки," - подумал он. "Пусть бы лежал в лазарете и докапывался до медиков."
  - Рука не болит? - заботливо спросил Мэллоу. - Вчера тебе было не по себе, я видел. Может, рано тренироваться?
  Гедимин удивлённо мигнул.
  - Тебе-то что? - он снова принял упор лёжа, пообещав себе больше не отвлекаться на "мартышек". "Нашёлся тоже доктор..." - хмыкнул он про себя.
  В коридоре загудела открывающаяся дверь, затем загромыхали "копыта" экзоскелета - сначала одного, потом второго. Охранники, дойдя до чьей-то камеры, остановились и громко зачитали имена.
  "Чего это они?" - удивился Гедимин, не услышав знакомых сигналов. Никто не звал ни на прогулку, ни на обед, и до ежедневной переклички было ещё далеко.
  Перечислив ещё несколько имён, охранники остановились напротив его камеры. Сармат запоздало выпрямился и удивлённо мигнул, увидев, что экзоскелетчики смотрят на него.
  - Гедимин Кет, - прочитал с экрана один из них. - Одевайся и на выход. Пойдёшь с нами.
  Гедимин изумлённо замигал, но охранники, ничего не объясняя, пошли дальше. Они вернулись за сарматом через пять минут, вскрыли камеру, развернули его спиной к себе и, надев несколько пар магнитных браслетов, вытащили заключённого в коридор. Остальные, притихнув, следили за ним, пока дверь не закрылась.
  - Сюда, - поднявшись по лестнице, охранник подтолкнул Гедимина к полуоткрытой двери. За ней было маленькое помещение - стол, стул, матрас на полу, прозрачная перегородка, бластерная турель под потолком. За перегородкой сидел экзоскелетчик, положив на стол массивные металлические "руки".
  - Гедимин Кет? - спросил он, подняв на сармата усталый взгляд. - Твоё прозвище - Механик Джед?
  Гедимин кивнул.
  - Жёлтый код, бывший физик-ядерщик, спец с ремонтной базы... - пробормотал себе под нос экзоскелетчик, покосившись на экран смарта. - Давно знаком с Эрманом Баселаром?
  - Две недели, - отозвался сармат, решив, что предыдущие реплики ответа не требуют.
  - Две недели, - повторил экзоскелетчик. - Знаешь, кем он был?
  Гедимин пожал плечами.
  - Он звал меня в свою банду. Мне было неинтересно. Он, кажется, обиделся.
  Экзоскелетчик громко хмыкнул.
  - Да, немного. У нас есть записи камер из душевой, так что вопросов к тебе почти нет... Ты знал, что у них оружие?
  - Увидел, - ответил Гедимин. - Они приклеивают его к коже. Можно заметить под определённым углом.
  - Понятно, - отозвался экзоскелетчик. - Как ты умудрился подставить бок?
  Гедимин досадливо сощурился.
  - Тедань утверждает, что защищался, - продолжал экзоскелетчик. - И вообще только наблюдал, не собираясь вмешиваться.
  - Он для этого взял два ножа? - хмыкнул Гедимин.
  - Не два, больше, - отозвался экзоскелетчик. - Значит, ты видел у него оружие... Понятно. Тебе сильно повезло, теск. Он промахнулся на полсантиметра.
  - Мне продлят срок? - спросил Гедимин, прижимая руку к левому боку - что-то внутри неприятно шевельнулось.
  - Суд решит, - ответил человек. - У Баселара трещина в черепе, и он, вероятно, ослепнет на один глаз. Может пойти как превышение, может - нет... Ладно, к тебе вопросов больше нет.
  Когда Гедимин вернулся, Мэллоу в камере не было. "И его увели на допрос?" - сармат несколько секунд смотрел на пустую койку соседа, потом сам лёг. "Что у них там в записях? Выходит, что я напал первым, - они только угрожали... с другой стороны, у них было оружие... А, Седна с ними! Тут достаточно мартышек, пусть они и разбираются."
  
  10 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  По коридору пронёсся раскатистый рёв. Гедимин, не ожидавший такого звука, вскинулся на койке и едва не упал. Следом загрохотали "копыта" экзоскелетов.
  - Подъём! - заорал охранник. - Подъём! День воинской доблести! Совет всех поздравляет! Без кода и синий код - вместо работ совместный просмотр фильма "Штурм Олимпа"!
  Разбуженный Мэллоу разочарованно хмыкнул.
  - А зелёный код? Фортен, мы же тоже граждане Кларка!
  - Опять ты, - раздражённо вздохнул охранник Фортен. - Руки свои надо было держать в своих карманах, а не лезть в чужие. А сейчас ты не гражданин Кларка, а позор!
  Мэллоу криво ухмыльнулся.
  - Зря ты так, Фортен. Ну, а джин? Сегодня будет джин?
  Из коридора донёсся тяжёлый вздох, и экзоскелетчик прошёл мимо.
  - Мэллоу, заткнись, - буркнул сокамерник.
  - Я вообще молчал, - отозвался человек, выглядывая сквозь решётку. - С добрым утром, механик!
  - Угу, - сармат поднялся на ноги и упёрся ладонями в потолок, прокатывая по спине волну напряжения. Порезы давно затянулись, оставив на память тонкие шрамы, куда менее приметные, чем ветвящийся шов от ключиц до живота. Последний поход в душевую обошёлся без приключений - все вели себя очень тихо, и две уцелевшие банды сбились в угол, освободив для остальных заключённых почти всё помещение. От Гедимина никто ничего не хотел, и сармат был, в общем, доволен.
  - Сегодня будет медосмотр, - сказал Мэллоу. - Сразу после завтрака. А на обед должны дать джин!
  - Заткнись, - буркнул его сокамерник.
  - Джед, ты же тут уже месяц? - Мэллоу не обратил на него внимания. - У тебя раньше деньги были? Тебе должны открыть счета. Э-эй! Фортен!
  Охранник не ответил.
  - Ладно, потом спрошу, - решил Мэллоу. - Тебе точно должны открыть счета! Будешь с деньгами, как нормальный житель.
  Сокамерник выразительно фыркнул.
  ...Едва сармат успел выкинуть пустые контейнеры из-под еды и ополоснуть стакан от рыжего налёта растворимого сока, как в коридоре послышался грохот и призывные крики - людей собирали на медосмотр. Защитное поле на камере Мэллоу погасло, потом поднялась решётка; Гедимин посмотрел на свою дверь - она осталась закрытой. Его браслет мигнул, несколько секунд светился и снова погасил светодиоды.
  - Ты не идёшь? - удивился Мэллоу, на секунду задержавшись у камеры сармата. - А, жёлтый код... Док сам к тебе придёт. Ладно, до скорого!
  "Свалил. Наконец-то," - Гедимин еле слышно фыркнул и опустился на пол - без посторонних глаз тренироваться было спокойнее.
  Через час заключённые начали возвращаться - небольшими группами, по десять-двадцать человек. Мэллоу вернулся через полтора часа, его сосед - немного раньше.
  - Я видел Теданя, - сообщил он, едва решётка за ним опустилась. - Через пару дней выпишут. Драться он сможет очень нескоро!
  Гедимин пожал плечами.
  - Он и так не лез. Выставлял банду.
  - Теперь у него, считай, нет банды, - ухмыльнулся Мэллоу. - Шутка ли - уйти на две недели! Там было два парня, его подручные... ну, в общем, они всё поделили. И людей, и деньги... Теданю теперь повезёт, если его обратно примут! Он еле ходит - на что он им теперь?
  Гедимин поморщился.
  - Идиотские правила, - пробормотал он. - А с твоей бандой что? Баселара не видел?
  В коридоре послышались громкие шаги двух пар "копыт" - двое экзоскелетчиков сопровождали кого-то в уличном комбинезоне. Мэллоу притих и отвернулся от решётки, тут же задав какой-то вопрос молчаливому сокамернику. Тот быстро ответил - и даже, как показалось Гедимину, улыбнулся. Сармат удивлённо мигнул - за всё время наблюдений за этой "макакой" он не видел её улыбающейся.
  - Ну что ж, - донёсся из коридора смутно знакомый голос. Экзоскелетчики задержались где-то на несколько минут, но потом пошли дальше и вскоре остановились перед камерой Гедимина. Сармат увидел между ними человека в белом комбинезоне медика. Тот смерил его задумчивым взглядом и ухмыльнулся.
  - Открывайте, - скомандовал он охранникам. - Как дела, Фрэнки?.. Раздевайся до пояса, проверим швы.
  Один из охранников боком протиснулся в камеру, и там сразу стало очень тесно. Второй не полез - побоялся застрять. Экзоскелетчик держал Гедимина за поднятые руки, пока медик быстро его осматривал и трогал какими-то приборами. Швы десятидневной давности на боку и плече он проверил мельком - да там и проверять было нечего, регенерация сработала, оставив от порезов тонкие белые полосы; очень долго он рассматривал кольцевидный рубец на шее и серединный шов на груди.
  - Фоксова работа? - спросил он, склонив голову набок. - Фокс у нас экспериментатор... Ну ладно, Фрэнки, можешь отдыхать.
  - Я Гедимин, - напомнил озадаченный сармат. Медик ухмыльнулся.
  - Это не в обиду. Ты с этими швами - вылитый монстр Франкенштейна. Ну, кто там дальше по списку?
  Охранник прикрывал его, пока медик выбирался из камеры. Гедимин, выглянув сквозь опускающуюся решётку, увидел, что второго экзоскелетчика донимает вопросами Мэллоу. О чём они говорили, он не расслышал, - первый охранник слишком старательно топал, - но пару секунд спустя собеседник Мэллоу повернулся к Гедимину.
  - Твой счёт открыли, если что, - буркнул он. - Но выходить тебе нельзя. Есть кто-то знакомый из синего кода? Попроси, пусть купит тебе что-нибудь. Десять койнов на неделю - трать хоть на еду, хоть на игры. Алкоголь нельзя, курево тоже.
  Мэллоу насмешливо хмыкнул.
  - Оззи, ну не пудри мозги! Говори прямо - за пронос питья пошлина один койн в неделю. Эй, Джед, ты куришь?
  Сармат качнул головой.
  - А мне вот пришлось бросить, - вздохнул Мэллоу. - Джед, ты можешь мне доверять. Я пойду на прогулку, возьму тебе, что надо. Только говори перед выходом, чтобы я не забыл.
  Гедимин пожал плечами.
  - Мне ничего не надо, - он лёг на койку и прикрылся одеялом. - Можешь взять себе пива.
  Мэллоу расширил глаза и озадаченно хмыкнул.
  - На твои?
  - Один контейнер, - быстро поправился Гедимин. - В день. Сколько это, полкойна?
  - Дже-ед, - протянул Мэллоу, размеренно качая головой из стороны в сторону. - Я так не могу. Ну, то есть... сегодня праздник, знаешь? Я возьму себе стаканчик. Но это только в честь праздника! Меня почти приняли в космофлот... ну, когда тески напали... а, ладно, об этом не будем. В общем, я тоже...
  Гедимин закрыл глаза. Слова Мэллоу быстро слились в неразборчивый гул, похожий на отдалённый шум штамповочных молотов. "Десять койнов в неделю. Интересно, почем нынче смарты..."
  
  13 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Итак, сармат не выказывал агрессивных намерений? - в очередной раз спросил худой человек в пехотной броне с повязанным поверх неё нарукавником тёмно-синего цвета. Эта тряпка чем-то притягивала взгляд - Гедимин снова поймал себя на том, что следит за её движениями.
  - Нет, ваша честь, - с явной неохотой ответил один из бывших бойцов Баселара. Он был в зелёном комбинезоне, под которым угадывались очертания рёберного фиксатора. "До сих пор не срослось?" - вяло удивился Гедимин. "Что у этого вида с регенерацией?!"
  - Он что-то сказал, когда вошёл в душевую? - спросил судья, покосившись на распечатку. Стопка бумаг в этот раз была тощей - от силы три листка обычного формата и, возможно, несколько мелких обрезков. Сам зал суда тоже сильно уступал тому, в котором разбиралось дело "Кецаля", - когда в него вошли восемь экзоскелетчиков из тюремной охраны, там стало ощутимо тесно. За столом судей сидели всего двое, и то один - оператор дронов; посторонних не было вовсе, и допрос шёл быстро, без малейшей задержки.
  - Да, ваша честь, - кивнул боец Баселара. - Что-то вроде - "Можно уладить это дело миром?"
  - Угу, - отозвался судья, переведя взгляд на одного из охранников. - Мистер Фортен, оружие при обвиняемом было найдено?
  - Нет, ваша честь, - ответил тот. - Он был безоружен.
  - Мистер Алваренга подтверждает, что у пострадавших, за исключением мистера Кета, не было колотых и резаных повреждений, - сообщил оператор дронов, на секунду оторвавшись от своего занятия.
  - Угу... - судья потянулся к стопке чистых бланков. - Так... Не вижу смысла затягивать разбирательство. По делу о тюремной драке тридцатого апреля Гедимин Кет признан невиновным. Виновными в драке и нанесённых в ней повреждениях признаются Эрман Баселар и Кун Тедань. Также тюремная охрана повинна в допущении подобных ситуаций, но об этом я отправлю отдельный рапорт.
  - Да, ваша честь, - отозвался охранник, придерживающий Гедимина за плечо. Зачем он это делал, сармат так и не понял, - он, скованный по рукам и ногам, и так не мог двинуться с места. Через несколько секунд его уже несли к двери, придерживая с боков стальными захватами. "Ну, хоть лишний срок не заработал," - думал Гедимин. Особой радости он не чувствовал.
  ...Мэллоу ждал его - когда сармата внесли в коридор, его сосед уже стоял у решётки. Он нетерпеливо хмыкал, но молчал, дожидаясь, когда охранники снимут с Гедимина все оковы и выйдут из камеры, и только тогда подал голос:
  - Ну что?
  - Оправдали, - отозвался Гедимин, потирая онемевшее запястье.
  - Йе! - Мэллоу вскинул сжатый кулак и широко ухмыльнулся. - Отлично, Джед. За это надо выпить!
  Гедимин досадливо сощурился.
  - Ну, не хочешь - не надо, - легко согласился Мэллоу. - Ты чего не рад?
  - Скучно, - отозвался сармат, с тоской глядя на браслет-отслеживатель. Других механизмов в окрестностях не было, а этот разбирать не давали, - Гедимин уже ощущал, как с каждым днём его пальцы костенеют и теряют чувствительность. "Через двадцать шесть лет я смогу держать только бластер," - угрюмо думал он, глядя на неуклюжие руки. "Если раньше не мутирую. Что будет с мозгом, если им не пользоваться?"
  - Ску-учно?! - Мэллоу округлил глаза. - И что, драка с двумя бандами тебя совсем не развлекла?
  Сармат поморщился.
  - Паршивое развлечение, - буркнул он, глядя на свои руки. "Сейчас бы взять кусок урана..."
  - Ну, теск, на тебя не угодишь, - покачал головой Мэллоу. - Ты, главное, не делай глупостей. Они там рассмотрят твоё заявление. Я думаю, тебе разрешат смарт. Ты очень тихий, благонадёжный...
  Из его камеры донеслось насмешливое фырканье.
  - Только ты не начинай, - Мэллоу, помрачнев, перевёл взгляд на соседа. - Я бы на их месте дал ему смарт. Что угодно, лишь бы он занял руки и голову. Тебе-то не боязно рядом с ним?..
  
  14 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Посреди прохода из предбанника в душевую опять толпились раздетые люди, с опаской заглядывая туда, где попусту разливалась вода.
  "Sa hasu," - беззвучно вздохнул Гедимин, недовольно щурясь. "Опять тут затор."
  Обогнув толпу, он выбрался в душевую, но на дороге тут же встал парень с двумя мочалками в руках.
  - Эй-эй, пока нельзя!
  Гедимин сделал отодвигающий жест, внимательно глядя человеку в лицо, но тот не дрогнул.
  - Подожди пять минут, - попросил он. - Там частная драка. Не надо мешать.
  Сармат озадаченно хмыкнул и тут же услышал шум упавшего тела, плеск воды и сердитый рёв. Посреди душевой "бабуин" с тёмной кожей пытался сломать руку сопротивляющемуся белокожему, а второй белокожий макал другого чёрного лицом в лужу, изредка пиная по дёргающимся лодыжкам. Остальные - в том числе две плотные группы у дальней стены - наблюдали со стороны, не торопясь вмешаться.
  - Что делят? - спросил Гедимин.
  - Это люди Баселара, - пояснил парень с мочалками, кивнув на ближайшего белокожего и ещё двоих, молча выжидающих у стены. - А это бойцы Джайна. Если те победят, Джайн их к себе возьмёт.
  Гедимин хмыкнул.
  - Зачем им? У них своя банда.
  - Уже нет, - ухмыльнулся парень. - Без Баселара все разбежались. Один даже вышел на работу, представляешь?
  "Везёт ему," - подумал Гедимин.
  Обездвиженный боец Баселара наконец перестал сопротивляться, и "чёрный", с презрением пнув его, шагнул в сторону. Побеждённый быстро, не поднимаясь на ноги, отполз на четвереньках к стене. Двое других переглянулись и понуро отошли к проходу.
  - Всё, - сказал парень с мочалками. - Не устал ждать? Может, тебе потереть спину?
  Гедимин озадаченно мигнул.
  - Обойдусь, - он забрал у "мартышки" мочалку и пошёл к контейнеру с мылом. "Кого надо избить, чтобы эта крысиная возня прекратилась?" - думал он, с отвращением глядя на четверть душевой, занятую бандами. "Двое выбыли, а легче не стало..."
  
  16 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Из коридора донёсся гул открывающейся двери, но никто не вошёл - Гедимин, как ни прислушивался, не различил шума шагов. Он озадаченно посмотрел на Мэллоу - тот пытался выглянуть из-за решётки, но ничего не получалось.
  - Странно, - сказал он после пятой попытки. - Завтрак был. До обеда далеко. И сегодня вторник. Комиссия, что ли?
  - Комиссия? - переспросил Гедимин, но в это время по коридору загрохотали стальные "копыта", и Мэллоу шарахнулся от решётки и с размаху сел на койку.
  Браслет на запястье сармата замигал светодиодами и издал протяжный писк. Напротив его камеры остановился тяжёлый экзоскелет - "Шерман" с парными ракетомётами.
  - Спиной к решётке, руки за спину, - скомандовал пилот, глядя на Гедимина. - И без шуток, ясно?
  ...Тесное помещение для допроса по-прежнему было перегорожено прозрачной стенкой. На этой стороне остановился Гедимин, придерживаемый за плечо "Шерманом", на той стояли трое - один в жёлтом экзоскелете, двое - в тёмно-синих.
  - Он? - спросил один из них у "жёлтого".
  - Навряд ли у них тут много трёхметровых амбалов, - угрюмо заметил второй. - Гедимин Кет! Вы нас слышите?
  Сармат кивнул, с удивлением глядя на чужаков. "Федералы? Восточный блок? Чего им тут надо?"
  - Дайте это ему, - приказал федерал, бросив на стол свёрнутый вчетверо лист бумаги. "Коп" послушно вложил листок в узкий, едва заметный проём в прозрачной стене, один из охранников, подхватив его, развернул и сунул сармату в лицо.
  - Читайте, - приказал "синий", пристально глядя на Гедимина. Тот, удивлённо мигнув, пробежал взглядом по верхним строчкам. Лист оказался распечаткой техзадания, расписанного подробно и довольно толково - сармат даже успел одобрительно хмыкнуть, прежде чем вник в суть и помянул про себя размножение "макак".
  "Второй контур, выбитый стык, разрушение узла..." - он по старой памяти сжал пальцы в кулак, нашаривая на ладони отсутствующие "кнопки" ремонтной перчатки. "Резервный контур... Hasu! Если они проимели охлаждение..."
  - Резервный контур, - Гедимин сердито сощурился. - Подключили? Узел изолирован? Что в первом контуре?
  Федералы, переглянувшись, дружно хмыкнули.
  - Вот именно это я и имел в виду, - сказал "коп", чем-то очень довольный. - Рефлекс.
  - Резерв подключили ещё на ходу, - сказал один из федералов Гедимину. - Проливали водой из бортовых цистерн. Сейчас подвезли два охладителя, но... основной контур отрублен напрочь. Вы нам нужны, Гедимин. Вы имели дело с такими реакторами?
  Сармат молча кивнул. На краю сознания мелькнула мысль, что сейчас, после клинической смерти и месяцев бездействия, он не вспомнит даже схему реактора - это был не "Звёздный Кондор", привычный ему, а одна из северянских моделей, крайне редко попадающих в Кларк. "Тебя и не чертить зовут," - мысленно фыркнул он. "Работай! До Земли они в таком состоянии не долетят..."
  - Обеспечьте конвой, - сказал федерал, повернувшись к "копу". - Через полчаса этот сармат должен быть на борту "Юрия".
  Гедимин снова попытался включить отсутствующую ремонтную перчатку - и только на этой попытке сообразил, чего не хватает.
  - У меня нет инструментов, - он поднял взгляд на "синих". - Нужен "арктус" и ремонтная перчатка.
  Он покосился на техзадание - показатели радиационного фона там, где сармату предстояло работать, были измерены и, разумеется, в сотни раз превышали предельно допустимые. "Где-то смычка," - подумал он, уже забыв и о возможном облучении, и об отсутствии ремонтной перчатки. "Первый контур стыкуется со вторым и его "засвечивает". Нейтронный пробой... надо найти, пока им все трубы не покрошило..."
  - Инструменты? - федерал посмотрел на "копа".
  - Никаких проблем, - отозвался тот, быстро нажимая клавиши наручного передатчика. - Сержант Стенсен! Выдать Гедимину Кету его рабочий скафандр и сопроводить на борт "Юрия". У вас двадцать минут. Выполняйте!
  "Мой скафандр?!" - сармат изумлённо мигнул, хотел что-то спросить, но его уже тащили к выходу. "Так он не расплавился?!"
  ...Скафандр был в порядке - Гедимин, увидев его, даже не сразу понял, что это его броня. Ни на шлеме, ни на перчатках не было и следа оплавления, сквозные отверстия в груди и правой руке заделали и покрыли сверху чёрным фрилом. Скафандр, открытый сверху донизу, стоял на передвижном стапеле в пустом помещении, и видно было, что притащили его сюда несколько минут назад. Гедимин хотел осмотреть броню, но его подняли и затолкали внутрь - сначала ноги, потом руки. Узкая полоса металла сомкнулась на его шее, и голову сармата прикрыли шлемом. Сержант Стенсен шагнул назад, сжимая что-то в кулаке, и Гедимин почувствовал слабый электрический разряд, прошедший по кольцевому шраму давнего ожога.
  - Взрывчатка, теск, - буркнул человек, недобро глядя на сармата. - И достаточная сила тока, чтобы вырубить слона. Будем с тобой на связи, пока ты возишься в реакторе. И если что...
  Гедимин почувствовал ещё один разряд и сердито сощурился.
  - Ты сделаешь то, что прикажут северяне, - продолжал Стенсен. - Потом выйдешь и вернёшься к нам. За тобой следят из двух точек, и если кто-то что-то заподозрит...
  - Hasu! - выдохнул сармат. Третий разряд был сдвоенным - сработали разом и ошейник, и браслет.
  - Пошёл, пошёл! - двое экзоскелетчиков схватили его за плечи и развернули к выходу. Гедимин думал проверить, поднимут ли они его, но они даже не попытались - просто шли за ним по лабиринту ангаров до здания аукционистов.
  - Респиратор! - экзоскелетчик хлопнул по маске Гедимина, перекрывая поступление воздуха. Сармат и его конвоиры прошли сквозь пустой ангар, миновали ограждение космодрома, и сармат увидел вдалеке серебристый корпус огромного корабля. Крейсер "Юрий" стоял на восточной окраине; рядом с ним виднелись две насосные станции и десяток прицепов с цистернами, обвешанными знаками радиационной опасности. Гедимин, проходя мимо, проверил дозиметр, - вода на выходе в самом деле немного "фонила" - видимо, охладительные контуры внепланово стыковались с активной зоной не только в одном месте.
  - Сармат-ремонтник? - спросил, выйдя им навстречу, федерал в трофейном "Гарме". Рядом с ним шёл корабельный техник в серебристом скафандре.
  - Последний оставшийся, - отозвался Стенсен. - Всё, чем можем помочь.
  - Вы... кто? - спросил техник, глядя на конвоиров.
  - Всё в порядке, сэр, - сказал федерал. - Это сопровождение. Сармат - заключённый, работает под конвоем.
  Техник странно булькнул и указал на ближайший шлюз.
  - В реактор все не влезут. Выберите, кто там нужен, - буркнул он.
  Двое конвоиров отстали по дороге; с Гедимином к реакторному отсеку пошёл только сержант Стенсен, и тот делал вид, что его тут нет. Сармат поравнялся с техником и спросил, вспоминая техзадание:
  - Что с запчастями? Там узел под замену. Что можно взять для работы?
  Техник на пару секунд задумался.
  - Списанный истребитель, - ответил он без особой уверенности. - Он наполовину разобран, но что-то можно отрезать.
  Гедимин мигнул.
  - Истребитель? Авария в реакторе. У вас что, нет запасов?
  - На базе, - отозвался техник. - Мы до неё не дойдём. Мы сейчас должны патрулировать астероиды. Официально здесь нас вообще нет. Сделай, что можешь, - нам надо дойти до Весты.
  - Мать моя пробирка, - пробормотал сармат. - А с Весты вы как пойдёте?
  Северянин пожал плечами.
  ..."У северянских кораблей повышенная живучесть," - мрачно думал Гедимин, протискиваясь между плотно уложенными пучками труб к месту прорыва. "Они летают, пока всё не отвалится. Тут всё еле-еле держится, каждый первый узел можно менять. Но до Весты они дойдут. Если я заделаю во-он те трубы..."
  Повреждённый узел был заметен издалека - его обильно полили люминесцентным составом, и вещество, смешавшись с радиоактивным паром, покрыло все окружающие поверхности. Пар уже остыл, и теперь светящаяся жидкость капала с потолка и плескалась под ногами. Из разрыва в корпус вытек не один кубометр, прежде чем протечку изолировали, и Гедимин, глядя вниз, видел мерцающие лужи.
  "Под замену," - удостоверился он, осмотрев разорванные трубы. "А вот и пробой..."
  Он, подставив дозиметр под невидимый луч, проследил, откуда просачиваются нейтроны. Пучок был узкий - пара миллиметров в поперечнике, но на его пути были металлические трубы, и сармат старался к ним не прикасаться, чтобы не разрушить облучённый металл раньше времени. "Нужен нейтронностойкий фрил," - Гедимин досадливо сощурился, посмотрев на едва заметную брешь. "Возьму немного от скафандра. Но сначала - трубы..."
  Он залепил брешь ошмётком защитного поля и разметил повреждённый участок. Куски металла и фрила, срезанные с корпуса списанного истребителя, свисали со скафандра - положить их было некуда. "Новую трубу я им не соберу. Будет заплатка на заплатке," - думал он, недовольно щурясь. "До Весты дойдут. А вообще - тут полкорабля под замену..."
  ...Через пару часов Гедимин выпрямился, едва не задев плечом соседний пучок трубопровода, и довольно хмыкнул. "Выдержит," - он щёлкнул пальцем по "новому" стыку и покосился на дозиметр. Шесть облучённых, но ещё не лопнувших труб он укрепил, как сумел, ещё три назревающие протечки выявил и заделал остатками истребителя; на этом материал кончился. Теперь сармат стоял среди витков второго контура, стараясь ни к чему не прикасаться руками, и сердито щурился. "Отправить их так? Тут же всё разваливается..."
  Стоило задеть пальцем хоть одну часть корабля, и мозг выдавал красочную картину будущей аварии, - Гедимин и не думал, что у него такое богатое воображение. "А ведь чиниться они не пойдут," - в этом он был уверен процентов на девяносто пять, если не больше. "Sa hasu! Хоть сам с ними лети..."
  Последняя мысль отозвалась в черепе звонким щелчком. Гедимин, недобро щурясь, посмотрел на запястье. Отслеживающий браслет был прикрыт пластинами скафандра, но сам по себе не выдержал бы и нескольких пролетевших нейтронов. "Следят из двух точек, значит..." - сармат еле слышно хмыкнул. Чтобы разобраться в устройстве ошейника, его даже трогать было не надо - он и так лежал на коже, и Гедимин чувствовал каждую его деталь. "Если одновременно..."
  Он повернулся боком к невидимой бреши в корпусе, немного нагнулся, выставляя руку напротив шеи, и резким движением стряхнул три пластины брони. Щитки съехали в сторону на считанные миллиметры и в ту же секунду вернулись обратно, защищая Гедимина от потока нейтронов, но этого хватило - в скафандре запахло горелой электроникой, и обруч на шее сармата разомкнулся. Тот, что на запястье, был прижат бронёй к коже и упасть не мог, но и там замки вышли из строя. Гедимин хмыкнул. "Не омикрон-лучи, но тоже неплохо," - заключил он, оглядываясь по сторонам. "Куда теперь?"
  Позади было машинное отделение, впереди - плотная обмотка первого контура, сверху и снизу - узкие, ненадёжные выходы в трюмы. Сармат опустился на палубу, быстро прощупывая поверхность, отполз немного в сторону, мысленно достроил путь луча, - и металл под его пальцами треснул, легко проминаясь. Гедимин вцепился пальцами в рыхлый пласт, отогнул его, отодвинул подвернувшийся кабель и включил лучевой резак. Палуба поддавалась легко, сармат даже не тратил время на резку - делал несколько надрезов и бил кулаком, сминая и разрывая металл. Через несколько секунд в отверстие прошли обе руки, и Гедимин упёрся в края и рывком втиснулся в брешь.
  Эти трюмы не были рассчитаны на экзоскелет - сюда заглядывали только техники в лёгких скафандрах. Сармат, сидя на нижней палубе, почти дотягивался до дырки в потолке. Из неё в тёмный трюм просачивался свет люминесцентной жидкости - она уже почти погасла, но при выключенном фонаре свечение казалось Гедимину неприятно ярким. "Надо заделать," - он прижал ладонью отогнувшийся лист металла. "Изолировать реакторный отсек. Пока и тут всё не засветилось..."
  Не прошло и минуты, как зелёное свечение в трюме погасло, сменившись багровым светом остывающего шва. Гедимин придирчиво осмотрел заделанный проём и покосился на дозиметр, проверяя герметичность, - и тут по трюму прокатился оглушительный вой.
  - Тревога! - отслеживатели вырубились, но передатчик в скафандре по-прежнему работал и даже подключился к внутрикорабельной связи. - Беглый преступник на корабле! Задраить приреакторные шлюзы! Повторяю - на корабле беглый преступник...
  "Hasu!" - Гедимин досадливо сощурился. "Надо было тратить время на сварку!" Он быстро огляделся - где-то невдалеке должен был быть люк, ведущий вниз.
  - Проверить трюмы! - услышал он. - Далеко не ушёл! Ракеты к бою, стрелять на поражение!
  Сармат изумлённо мигнул. "Что?!"
  - Что?! - крикнул он, не успев прикусить язык. - Тут реактор, идиоты!
  В наушниках что-то хрюкнуло, и сармат, выдохнув сквозь стиснутые зубы, метнулся к ближайшему люку. "Они не идиоты. А вот я..."
  В считанных метрах от спуска, так и не добравшись до следующего люка, он налетел на двоих ракетомётчиков. Едва увидев движущуюся тень, оба вскинули оружие, и сармат замер на месте, изумлённо мигая.
  - Давай, - ухмыльнулся один из них, зажимая пальцами переключатель. - Поймаешь две ракеты?
  - Вы в себе? - тихо спросил сармат, стараясь не смотреть вверх и не рассчитывать траектории. - Это же ваш корабль!
  - А то, - отозвался ракетомётчик, и его глаза странно блеснули. - Хотим - чиним, хотим - взрываем.
  - Стоять! - заорали сзади, и сармат обречённо вздохнул и поднял руки.
  Из трюма его вынесли, обмотав в пять слоёв защитным полем и подвернувшимися стальными тросами. Несли вчетвером - двое конвоиров, двое северян в боевых экзоскелетах. Сармат досадливо щурился в потолок. "И побег был дурацкий, и попался, как идиот!"
  - Ага, - сказал, глядя на положенный на палубу "груз", северянин-техник. - Это вот так работают ваши ремонтники?
  - Я всё сделал, - угрюмо отозвался Гедимин.
  - Прошу прощения, сэр, - сказал Стенсен, покосившись на неподвижного сармата. - Мы очень сожалеем. Отнести его в карцер!
  - Погоди, - техник щёлкнул пальцами, и Стенсен слегка изменился в лице - похоже, это было сигналом к запечатыванию шлюзов. - Что, ты говоришь, ты сделал?
  Он склонился над Гедимином, заглядывая ему в глаза. Сармат мигнул.
  - Повреждённые узлы заменены, трубопровод герметичен, - сказал он. - Проверь с тройной нагрузкой, должно выдержать.
  - Слышал? - техник на кого-то оглянулся. - Действуй. Тройная нагрузка!
  Он снова взглянул на Гедимина.
  - Значит, сделал... А куда собрался?
  - С вами, - буркнул сармат. - Корабль разваливается. А у вас ни одного ремонтника.
  ...В карцере было прохладно и тихо, единственный светодиод давал мало света, но Гедимину сейчас и не нужен был свет. Он лёг на пол, прижимая холодные пальцы к обожжённой коже. Ему ввели флоний, но точки, где прошёл навылет нейтронный луч, всё равно покраснели и припухли - и очень хотелось почесать их, но сармат знал, что делать этого нельзя. "Гедимин, ты идиот," - тяжело вздохнул он. "Лучше бы прошёл в активную зону и потрогал сборки. Такая же глупость, но хотя бы приятная..."
  
  17 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Я не могу понять только одного, - задумчиво проговорил доктор Фокс, позвякивая инструментами где-то за головой Гедимина, крепко пристёгнутого к операционному столу. - Это действительно необходимо - вывозить особо опасного преступника на работы на космодром?
  Сармат криво ухмыльнулся.
  - А кому там у них работать... - прошептал он, покосившись на фигуру в жёлтом экзоскелете. Чуть поодаль, за её плечом, маячила другая, ещё двое охранников топтались в коридоре - их в операционную не пустили, как ни настаивал шериф Фостер. Сам Фостер был здесь, прямо у стола, и пристально следил за действиями Фокса. Притащенный сюда же сержант Стенсен выглядывал из-за его плеча и болезненно морщился.
  - Гедимин, вопрос был не к вам, - холодно отозвался медик, сбрызгивая анестетиком кожу на груди сармата. - Ваше дело - лежать тихо. Надеюсь, шериф, вы не испортите мне два месяца напряжённой работы...
  В грудь сармата, на несколько сантиметров ниже и правее круглого шрама, упёрлась металлическая трубка. Что-то неприятно натянуло кожу, промороженную анестетиком. Фокс снова чем-то звякнул.
  - Не дышите, пока не скажу, - отрывисто приказал он, осторожно придерживая трубку одной рукой. Через пять секунд сармат почувствовал слабый укол под рёбрами и краткий приступ резкой слабости - как будто сердце пропустило пару ударов.
  - Готово, - сказал Питер Фокс, убирая трубку и тщательно протирая кожу вокруг прокола. - Можете дышать.
  Сармат глубоко вдохнул, пытаясь почувствовать, что изменилось внутри, - никаких необычных ощущений не было. Фокс заклеил крошечную ранку и повернулся к шерифу.
  - Можете забирать. Только один момент - эти датчики так же уязвимы для облучения, как ваши отслеживатели.
  Шериф выразительно хмыкнул.
  - Да, я в курсе. Живая плоть тоже весьма уязвима. Гедимин, вы не пожалели шею и руку ради на редкость идиотского побега. Надеюсь, этот датчик вы не рискнёте выжигать. Сердце остановится раньше, чем откажет электроника.
  "Сердце?" - Гедимин повернул голову, разыскивая взглядом Фокса. Тот снова ушёл за изголовье - он как будто не хотел попадаться сармату на глаза.
  - Можно опробовать? - хмуро спросил Стенсен, держа на ладони миниатюрную панель с парой кнопок. Она была встроена в экзоскелет, но сейчас сержант вытянул её из перчатки и подвесил на проводах.
  - Валяйте, - отозвался Питер. - Здесь я, по крайней мере, смогу купировать последствия.
  Стенсен, коротко ухмыльнувшись, подошёл к Гедимину.
  - Понимаешь, теск? У тебя на сердце "жучок". Если ты снова ломанёшься на крышу или в трюм, я только нажму эту кнопку.
  Он на долю секунды прижал пальцем одну из клавиш, и Гедимин стиснул зубы. Боль была несильной - обычное нытьё под рёбрами, но вместе с ней навалилась неодолимая слабость. Сердце то пропускало удар, то бешено колотилось где-то под кадыком, и дыхание, как сармат ни пытался его выровнять, всё время сбивалось. Прошло не меньше минуты, прежде чем он восстановил контроль над своим телом. Сердце больше не выдавало перебоев, но стучало неестественно часто - не то от воздействия "жучка", не то от с трудом сдерживаемой ярости.
  - Осторожно с кнопкой, - предупредил Питер; судя по голосу, он тоже с трудом сдерживался. "Ему-то что не так?" - подумал озадаченный Гедимин, выравнивая дыхание. Злиться было бесполезно, как и выкручиваться из оков, - в этом сармат уже убедился.
  - Конечно, док, - широко ухмыльнулся Стенсен. - Разрешите забрать его, шериф?
  - Разрешаю, - отозвался Фостер, отходя от двери. - Постарайтесь впредь, чтобы по трюмам у вас ничего не бегало.
  ...До камеры сармат дошёл своими ногами - его только придерживали за скованные руки. Неприятная слабость в мышцах прошла довольно быстро - ещё до того, как его вывели из фургона. В коридоре собрались четверо охранников, и заключённые, поднявшись с коек, выстроились вдоль решёток, как будто ждали чего-то интересного. Несколько человек помахали Гедимину. Он ничего не ответил, только удивлённо мигнул, - их лиц он не помнил... впрочем, он даже Мэллоу помнил плохо и в душевой всегда терял его из виду, так что ничего удивительного в этом не было.
  - Отлично, парни, - сказал Стенсен, когда охранники вышли из камеры Гедимина и опустили решётку. - Теперь идите сюда. Тут у меня кнопка управления этим сарматом. Если он снова решит, что он самый умный...
  Стенсен прижал металлический "палец" к "ладони". Гедимин успел схватиться за стену, но рука ослабла, и он медленно сполз. В груди ныло, конечности вяло подёргивались, сердце колотилось в горле, мешая дышать.
  - И это совсем не трудно, - сказал Стенсен, снова прикасаясь к панели. Сармат, только-только привставший с пола, с шипением стёк обратно. В груди больше не ныло - теперь под лопатку словно вогнали лезвие.
  - Подходишь и берёшь его голыми руками, - заключил Стенсен. - Сплошное удобство. Идём, хватит на сегодня.
  Их шаги затихли в коридоре, загудели смыкающиеся дверные створки. Гедимин, цепляясь за стены, выполз на койку и рухнул, прижимая ладонь к груди. Он пытался отключить болевые ощущения, но в этот раз "переключатель" не срабатывал.
  - Чёрт, чёрт, войско ада! - донёсся из соседней камеры испуганный голос. - Дальберг, ты видел?! Он там живой? Эй, теск! Теск! Ты не молчи, скажи что-нибудь!
  "Мэллоу," - Гедимин слегка сузил глаза - даже сощуриться как следует у него не было сил. "Ему-то чего надо?!"
  - Шевелится, - заметил сокамерник Мэллоу. - В него засунули "жучок". С "жёлтыми" так делают. Видно, опять пытался сбежать.
  - Вот же неугомонный, - пробормотал Мэллоу. - Эй, теск! Дёрни рукой, если ты в порядке. А то доктора позовём. Эти мордовороты рады над кем-нибудь поиздеваться. А ты нам живым нужен.
  Гедимин удивлённо хмыкнул. "Нужен... Вот ещё не хватало, чтобы я нужен был мартышкам!"
  Он кое-как сел, дотянулся до контейнера с водой. Мэллоу издал одобрительный возглас.
  - Ну вот, так уже лучше. Расскажешь, куда тебя таскали? Весь день не было, вернули с "жучком"... Правда сбежал?
  Гедимин поморщился.
  - Я чинил реактор, - буркнул он, потирая грудь, и замолчал - говорить не хотелось. Мэллоу и Дальберг переглянулись.
  - В смысле - реактор? - осторожно спросил Мэллоу. - Ядерный реактор?!
  Сармат кивнул и, вернув пустой стакан в нишу, снова лёг.
  - Мэллоу, заткнись, - донеслось из соседней камеры. - Тебе ответили, что ещё?!
  "Может, рассказать им про реактор?" - мелькнула шальная мысль. Гедимин невесело усмехнулся. "Лучше заткнись, сармат. Всем так будет лучше."
  
  18 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
   - Подъём!!!
  Гедимин нехотя скинул с себя одеяло, посмотрел на кружок пластыря на груди и поддел его ногтем. На месте небольшого надреза осталось крестообразное белое пятнышко. Датчик внутри никак не напоминал о себе - сердце билось ровно, размеренно, как после пробуждения, так и после тренировки. "Незаметная деталь," - сармат поморщился. "Пока никто не жмёт на кнопку..."
  ..."Скучно."
  Гедимин выкинул в коридор пустые контейнеры из-под завтрака, лениво прислушался к бурчанию из соседней камеры - Мэллоу и Дальберг выясняли, чем удобнее мазать джем на хлеб, если ни лопатки, ни ножа не выдали. "Так это надо было мазать," - подумал сармат. "А я вытирал куском этого... хлеба. Интересно, какая разница?"
  Робот-уборщик прополз мимо камеры, подбирая контейнеры и обёртки. Гедимин взглянул на него и досадливо сощурился - вид механизма напомнил ему о недавнем выезде на космодром, к куда более сложным машинам. "Должно быть, уже ушли к Весте," - думал он, вспоминая изъеденные коррозией трубы контура водяного охлаждения. "На их месте я бы с Весты отсигналил на Землю. Пусть приводят ремонтную станцию. Иначе до Земли они не дойдут..."
  - Эй, Джед, - послышалось из коридора. Мэллоу стоял у решётки и с любопытством смотрел на сармата.
  - Ну, как ты? Эта штука внутри - как она чувствуется?
  Гедимин пожал плечами.
  - Вроде не мешает. Её посадили на сердце... - сармат поморщился.
  Из коридора донёсся гул открывающихся дверей, и Мэллоу развернулся к источнику шума. "Тяжёлый экзоскелет," - определил Гедимин по грохоту шагов. "Два лёгких в сопровождении."
  Отряд остановился у его камеры.
  - Открыть, - скомандовал пилот тяжёлого экзоскелета, и Гедимин сузил глаза, узнав голос Стенсена. - Вставай, Кет. Дайте ему бумагу!
  Один из охранников сунул сармату лист с распечаткой, и Гедимин удивлённо хмыкнул: "Техзадание?"
  - "Юрий"? - недоверчиво спросил он, пробежав взглядом по строчкам. - Они ещё здесь?
  - Тебя ждут, - буркнул Стенсен. - Говорят, им нужно чинить ещё что-то. Чего встали?! В браслеты - и на выход!
  Ошейник надевать не стали. "Ну, хоть так," - думал сармат, вместе с охранниками выходя в пустой ангар. Его снова всунули в скафандр, не дожидаясь, пока он сам влезет и закроется, и, зафиксировав между двух экзоскелетов, вывели на улицу.
  - Видел? - Стенсен с ухмылкой сунул ему под нос раскрытую "ладонь". На одной из пластин обшивки сармат разглядел две клавиши.
  ..."Видел бы Конар, чем я занимаюсь..." - тяжело вздохнул Гедимин, осторожно ощупывая изогнутые трубы. Видимость была скверная - вокруг бурлила кипящая вода, но разница температур отлично чувствовалась - трубки с расплавом внутри остывали медленно, неохотно. "Недостаточный напор," - сармат покосился на трубы, вливающие в теплообменник воду. "А достаточного он не выдержит. Ладно, смотрим, что можно сделать..."
  ...В камере дезактивации его ждала канистра меи - вместо раствора принесли тёмно-бордовый, почти чёрный концентрат. Сармат еле слышно хмыкнул - вода в теплообменнике, по идее, не должна была сильно "фонить" и тем более - заражать металл, но северяне лучше знали своё оборудование. "Тут умные мартышки," - подумал он, растирая мею по мокрой броне. "Хорошо, что не ушли на Весту. Я починю их корабль. Пусть летает долго."
  Снаружи его ждали Стенсен с охранниками и местный техник вместе с оператором, ненадолго покинувшим отсек управления. Гедимин, не обращая внимания на "копов", подошёл к северянам. Оператор при виде сармата подался назад, Стенсен предостерегающе вскинул руку.
  - Сделал, что мог, - буркнул Гедимин. - Можете идти на Весту. Система охлаждения выдержит.
  Люди переглянулись.
  - Садись, чего стоять-то? - техник указал на контейнеры, принайтованные вдоль переборки. - Сиди тут, отдыхай. Мы проверим и вернёмся.
  Гедимин удивлённо мигнул. Он не чувствовал усталости, только неприятное покалывание в пальцах - реакцию нервной системы на прикосновение к раскалённым деталям. "Залезать в теплообменник..." - он криво ухмыльнулся, опускаясь на контейнер. "Повезло, что там есть место. Посмотреть бы, что у них в активной зоне. Туда явно никто не заглядывал..."
  ...Охранники, сдёрнув с сармата наручники, втолкнули его в камеру. Когда он обернулся, трое экзоскелетчиков ещё были там. Стенсен смотрел на него с ухмылкой, постукивая металлическими "пальцами" по "ладони".
  - Так-то лучше, сармат, - сказал он. - Отрабатывай кормёжку. Будешь хорошо себя вести - разрешим прогулки!
  Гедимин молча сузил глаза. "Мне нравится чинить механизмы," - угрюмо думал он. "А вот этот "бабуин" мне очень не нравится."
  
  21 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "И снова скучно," - еле слышно вздохнул Гедимин, собирая с койки бельё. Весь ангар готовился к походу в душевую и оживлённо перекликался. Мэллоу показывал Дальбергу какую-то нашивку на комбинезоне, тот отмахивался и периодически просил: "Заткнись!" Когда сармат прикрывал глаза, весь этот шум становился похож на рокот кипящей воды в теплообменнике. Гедимин посмотрел на свои руки и снова вздохнул. "Северяне ушли. Скорее бы привели следующий корабль! Хоть какое-то занятие..."
  - Эй, Джед, - окликнул его Мэллоу. - Опять скучаешь? Нет, я не знаю, о чём они там думают! Чинить им реактор - так ты благонадёжный, дать тебе смарт, чтоб со скуки не сдох, - так нет!
  Гедимин хмыкнул.
  - К реактору за мной ходит Стенсен, - он невесело усмехнулся. - Он благонадёжный.
  ...В этот раз между предбанником и душевой никто не застрял - все кое-как уместились внутри и сразу устроили толкотню у контейнеров с мылом. Гедимин, не успевший пройти к ним, досадливо щурился и думал, не разогнать ли "макак" силой. Чья-то рука, высунувшаяся из толпы, протянула ему свёрнутую мочалку. Сармат взял, обнаружил, что внутренняя сторона обильно полита мылом, одобрительно хмыкнул и отошёл от затора.
  - Механик Джед! - окликнули его. Толпа расступилась, пропуская двоих самцов. У них были короткие волосы, и они напоминали бы сарматов, если бы не густая щетина на лице.
  - Знаешь меня? - спросил один из них. Гедимин качнул головой.
  - А зря, - тот ухмыльнулся. - Теперь я вместо Баселара. И мне нужны бойцы. Все, кто не испачкался...
  Он брезгливо поморщился.
  - Кто не замарал себя дружбой с черномазыми. Ты нам подходишь, Джед. Ты никогда не водился с отбросами. Вступай в мой отряд. С тебя ничего не возьмут, ни одного цента.
  "А за это ещё деньги брали?" - Гедимин удивлённо мигнул.
  - Нет, - ответил он. Люди переглянулись.
  - Почему "нет"? - спросил преемник Баселара. - Зря, теск. Ты много теряешь.
  Гедимин досадливо сощурился.
  - Отстань от меня. Не мешай мыться.
  Человек нахмурился.
  - Сам по себе, да? А мог бы первым входить в мойку. Ну, как знаешь.
  Войдя под душ, Гедимин встал спиной к стене. К нему больше никто не подходил, но сармату было неспокойно. "Опять началось," - думал он, недовольно щурясь. "Интересно, дойдёт до драки?"
  
  22 мая 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Эй, теск! - Мэллоу, исчезнувший было за углом, быстро подошёл к решётке. Гедимин удивлённо мигнул.
  - Фортен сказал - тебе разрешили, - сказал Мэллоу, радостно ухмыляясь. - Можешь купить себе смарт. Я знаю, где такие продаются. Принести тебе?
  - Смарт? - Гедимин растерянно посмотрел на него. - У меня всего десять койнов. Этого хватит?
  - А, там дают рассрочку, - отмахнулся Мэллоу. - За пять недель расплатишься! Ну так что, взять тебе?
  Гедимин кивнул.
  - Эй, там! - донёсся из коридора недовольный голос охранника. - Кого вернуть в камеру? Живей, живей, долго вас ждать?!
  Мэллоу издал презрительный смешок.
  - Жди, механик. Будет тебе чтиво.
  ...Мэллоу, обогнав своего соседа, шмыгнул в камеру и сел на койку, вытряхивая из пакета мелкие контейнеры и яркие шуршащие упаковки. Ничего похожего на смарт Гедимин не увидел. Он попытался перехватить взгляд Мэллоу, и на секунду это ему удалось; человек широко ухмыльнулся, закивал и снова повернулся к Дальбергу. Сармат растерянно смотрел на них, пока обзор не загородил охранник. Рядом с ним стоял хмурый настороженный человек в сером комбинезоне поверх бронежилета.
  - Гедимин Кет, - сказал охранник, убирая защитное поле.
  - Угу, - буркнул "серый", смерив сармата настороженным взглядом, и достал из кармана плоскую коробку размером с человеческую ладонь. Насколько знал Гедимин, эту модель перестали выпускать задолго до войны, но выглядела она рабочей.
  - Голоэкран, - человек ткнул пальцем в коробку, разворачивая метровую в поперечнике голограмму. - Сенсора нет. Клавиатуры тоже. Тут несколько книг. Можешь читать. Ничего писать нельзя. Связи тоже нет. Сорок койнов из тебя вычтут.
  Он сунул смарт охраннику и отодвинулся от решётки. Экзоскелетчик протянул устройство сармату.
  - Разломаешь - разрешение отнимут, - предупредил он, пристально следя за движениями Гедимина, и отдёрнул руку сразу же, как только сармат забрал коробку.
  - Если книг будет мало, где взять ещё? - спросил Гедимин. "Серый" скривился и быстро отвёл взгляд.
  - Мало? - охранник хмыкнул. - В понедельник ещё возьмёшь. В библиотеке. Четырёх штук на неделю тебе хватит.
  Он придержал "серого" за плечо - тот уже куда-то спешил - и вместе с ним направился к выходу. Гедимин посмотрел на смарт, лежащий на его ладони, - в сарматских пальцах устройство казалось очень маленьким и хрупким. "Отвык от мартышечьих вещей," - думал он, досадливо щурясь. "Чинить могу, пользоваться... будет тяжело. Как нажимать эти кнопки? Ногтем?"
  - Ну вот, - ухмыльнулся Мэллоу, подойдя к решётке. - Теперь не заскучаешь. Никому не давай смарт, слышишь? Даже мне. И Дальбергу тоже.
  - Заткнись, - проворчал сокамерник.
  Гедимин молча прижал ногтем микроскопическую клавишу. Для этого пришлось несколько секунд прицеливаться, но получилось с первого раза - голографический экран развернулся, и стрелка указателя замерла на одном из ярких прямоугольников в верхней его части.
  Здесь не было ничего, кроме книг - всего четыре крупные иконки на чёрном фоне. Гедимин увеличил одну из них. Это была обложка - картинка и подпись прямо на ней, подражание внешнему виду старых бумажных книг. На той, которую он выбрал, был изображён человек в странной помеси пехотной брони и боевого экзоскелета неустановленной модели. В руках он держал нечто, сильно похожее на плазменную "пушку" Хадада, только в два раза больше, с рукоятками по бокам, но без прицела. В стволе угадывались очертания мощных аккумуляторов, в его средней части - защитные кожухи для прикрытия бластерных линз, дальше шло утолщение, похожее на разгонную спираль гравитрона. Гедимин выделил оружие, чтобы увеличить его, но ничего не вышло. "Непонятная штука," - думал он, разглядывая "пушку". "Будто из разных кусков. Работать не будет."
  Пехотинцу, однако, нерабочая конструкция оружия не мешала - он успешно стрелял, посылая красный луч толщиной с ладонь Гедимина в голову насекомоподобному существу размером с бронеход. За спиной существа, в отдалении, виднелся стыковочный модуль, частично погружённый в почву, - должно быть, последствия неудачной посадки.
  - Эй, теск, - подал голос Мэллоу, внимательно наблюдающий за сарматом. - Ну как, интересно?
  Тот покачал головой.
  - Как это работает? - спросил он, развернув голографический экран к соседней камере и указав на громоздкую "пушку"-химеру.
  - Работает? - повторил за ним Мэллоу, глядя на сармата с нескрываемым недоумением. - Открываешь и читаешь. Как ещё-то?
  - Я не об этом, - Гедимин досадливо поморщился. - Как эта штука может стрелять? Она собрана из разных кусков. Такой технологии не существует!
  Дальберг, до того молча сидевший на койке и допивавший жидкость из контейнера, громко хрюкнул и закашлялся. Мэллоу, постучав ему по спине, снова развернулся к Гедимину и неуверенно ухмыльнулся.
  - Это просто картинка, теск. Что там у тебя? А, "Лунный Сокол - Приказано истребить"... Хорошее чтиво. Проскакивает, как пиво в пищевод!
  Гедимин мигнул.
  - Это... - он замялся, вспоминая полузабытое слово. - Это ваша... фантастика?
  Мэллоу закивал.
  - Что там у тебя ещё? - он пригляделся к экрану. - Ещё один "Лунный Сокол"... а там про шпионов на севере... а это, кажется, детектив.
  - Да, Люси Дуэйн, - подтвердил, приглядевшись, Дальберг. - Нормально пишет.
  - И это всё... фантастика? - спросил Гедимин, растерянно глядя на экран. - Там нет ничего... про настоящие вещи?
  Заключённые переглянулись.
  - Настоящие вещи? - переспросил Мэллоу. - Я не понимаю, теск. Хорошее чтиво, и читается живо. Чего тебе ещё надо?
  Гедимин развернул обложку второго "Лунного Сокола". Пехотинец на рисунке остался тем же - во всяком случае, цвет брони не изменился - но обзавёлся корабельной турелью на спине. Сармат прикинул, где у этой конструкции должен быть центр тяжести, покачал головой и свернул экран - его мозг не привык справляться с такими дозами "фантастики".
  - В этой вашей библиотеке есть научные книги? - угрюмо спросил он, глядя на Дальберга. Тот озадаченно хмыкнул.
  - Нау-учные? - протянул Мэллоу. - Странный ты, теск, ей-же богу... Тут же не университет!
  - Понятно, - буркнул Гедимин, устраиваясь на койке и осторожно заглядывая в развёрнутый экран. "Попробую почитать про сокола. Может, внутри меньше бреда..."
  
  01 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - А где джин? - донёсся из соседней камеры разочарованный возглас Мэллоу. Гедимин, нехотя поднявшись с койки, подобрал контейнеры и осмотрел содержимое. Это был "праздничный" вариант обеда - кроме мяса и бобов, там был морковный пирог и яблоки.
  - Механик Джед! - Мэллоу вышел к решётке и просительно заглянул Гедимину в глаза. - У нас тут регата, если помнишь. На твой взгляд, кто фаворит?
  Сармат пожал плечами.
  - Я никого не помню, - он порылся в памяти и неуверенно добавил:
  - Иджес обычно ставил на какого-то Лунда. Вроде много не проигрывал.
  - О! - Мэллоу поднял большой палец и повернулся к Дальбергу. - Лунд! Карл-Эрик Лунд! Этот Иджес - не дурак, верно?
  Дальберг поморщился.
  - Сегодня ты ничего не ставишь. И так на счёте пусто.
  - Джед, - Мэллоу повернулся к сармату и снова сделал жалобный вид. - Одолжи немного, а? Хоть пару койнов! Вечером же верну!
  Гедимин досадливо сощурился.
  - У меня нет, - он щёлкнул пальцем по корпусу смарта. - Ещё за "читалку" не расплатился.
  Мэллоу разочарованно вздохнул.
  Карманов у тюремной униформы не было, а маленький смарт так и норовил выскользнуть из руки, - Гедимин на второй день отправил Мэллоу за обрезками скирлина и соорудил футляр с ремешком, надеваемым на пальцы. Скирлин, по словам Мэллоу, достался ему бесплатно - был найден в мусорном контейнере, и Гедимин совершенно ничего не был ему должен... ну, может, пару кружек пива, когда расплатится за смарт. До полной расплаты оставалось ещё тридцать койнов - три недели, если ни на что не тратить.
  Выкинув мусор из камеры и сполоснув руки, сармат снова прикрепил "читалку" к левой руке и прилёг на койку. Чтение шло медленно. Из первых четырёх книг он осилил две - "бред про оружие", как он определил этот жанр про себя. Обложки соответствовали содержимому - больше всего сармата развлекал подсчёт ошибок и нелепостей в описаниях разнообразной техники, деталей войсковых операций и боевых приёмов. Речь в книгах шла о людях, проникнувших в дальний космос - за пределы пояса Койпера, на сотни световых лет вглубь галактики, но чем дальше Гедимин читал, тем сильнее ему казалось, что такие существа не добрались бы и до ближайшего магазина в своём поселении - бесславно сдохли бы по дороге. На этой неделе сармат хотел взять что-нибудь научное, но, видимо, плохо объяснил Мэллоу, что тот должен искать, - теперь на экране красовались обложки руководства по ремонту миниглайда, детского комикса об устройстве Солнечной системы и двух книг из серии о похождениях "макаки", называющей себя ксеноархеологом. Первые два произведения Гедимин уже прочитал, теперь с сомнением смотрел на третье. На обложке существа, похожие на двухголовых Зелёных Пожирателей, кого-то ели - судя по разинутому рту жертвы, заживо.
  - Механик, а механик! - снова напомнил о себе Мэллоу. - Занят? Ну как, теперь не скучаешь?
  Сармат пожал плечами.
  - Странные вещи тут пишут... - пробормотал он, пробегая взглядом случайно выхваченные страницы из середины книги. - Я привык к большему... правдоподобию.
  Мэллоу ухмыльнулся.
  - Вы, тески, вообще странные. Говоришь, наука? Я что-то такое видел в киоске. Надо будет поспрашивать. Тут, в тюрьме, учёные-то не водятся...
  "Я бы отправил его в информаторий, но не пустят," - думал Гедимин. "Да и в сети ничего нет. Секретность, сожги её лучевой шторм..."
  В коридоре обсуждали регату - многие собирались на прогулке выяснить результаты. На прогулку уходил почти весь ангар - работ сегодня не было, и охранники обещали добавить лишний час на улице, "если всё будет тихо". Гедимин, следя за вознёй в коридоре, досадливо щурился. Новые корабли на ремонт не приходили, и выйти из камеры ему не светило - разве что на воскресную мойку.
  
  04 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  По душевой разносились вопли - кто-то обогнал кого-то на подходе к контейнеру с мылом, тому, кого обогнали, это не понравилось, кто-то за кого-то заступился, и теперь подойти к контейнерам мешала драка. Гедимин, глядя на неё из-за чужих голов, досадливо щурился - ему хотелось оттащить дерущихся "макак" с прохода, но сначала надо было разогнать толпу зевак. "Ладно, потом," - решил он, перемещаясь ближе к источникам воды. Там ещё было свободное место - те, кто не следил за дракой из-за мыла, делили мочалки. Теперь, когда весь первый этаж разом заходил в душевую, выяснилось, что мочалок в три раза меньше, чем нужно. Гедимин, наблюдая за сварой со стороны, думал, что разделиться на три части не так уж сложно... и застревать под душем на полчаса вовсе не обязательно, особенно с мочалкой в расслабленной руке.
  Видимо, мысли отразились в его глазах, - ближайший "расслабляющийся", вздрогнув, протянул ему мочалку и боком вдоль стены двинулся к выходу. Гедимин недоумённо хмыкнул - никого пугать он не собирался. "Ладно, тем лучше," - он выжал прополосканную губку и повернулся к контейнерам с мылом. "А, вот и мартышки успокоились..."
  - Механик Дже-ед!
  Гедимин сузил глаза. Набрать мыла он успел, хоть и пришлось для этого отодвинуть пару человек (вроде бы все удержались на ногах), но рядом с душем его поджидали двое.
  - Отстань, - буркнул сармат, мельком взглянув на них, и встал под воду. В этот раз её нагрели сильнее, чем обычно, и Гедимин думал, что хорошо было бы нырнуть в холодное озеро... если ещё где-то остались озёра, в которые можно нырять, не опасаясь ни дозы омикрон-облучения, ни атаки эа-вируса.
  Двое отошли на пару шагов и остановились на проходе. Там они и стояли, пока сармат мылся, рассматривали его и перешёптывались. Потом к ним присоединилось ещё несколько человек. Когда их численность дошла до десяти, Гедимин настороженно сощурился, выбрался из-под душа и показал, что хочет обойти их. Девятеро подались в сторону, один, наоборот, шагнул к сармату и широко ухмыльнулся.
  - Эй, Джед! Не узнал? Это я, Джон Мэллоу. На одну минуту, ладно? Просто поговорить.
  Гедимин мигнул. "Мэллоу? Поговорить?"
  - До камеры не дотерпишь? - спросил он, осторожно отодвигая человека в сторону. Тот не стал сопротивляться, но тут же увязался за сарматом в предбанник.
  - Можно и в камере, но лучше при всех, - сказал он, когда Гедимин забрал свои вещи у охранника и стал одеваться. "Все" появились рядом очень быстро; один из них вручил Мэллоу носки и подштанники.
  - Бардак, верно? - Джон махнул рукой в сторону душевой. Откуда-то сбоку донёсся гневный вопль, звук удара, а затем - грозный окрик охранника. "Опять что-то делят," - подумал сармат, болезненно морщась. "Почему всегда так шумно?!"
  - Мы с Дальбергом тут решили... - начал Мэллоу, но сосед прервал его сердитым фырканьем.
  - Говори за себя!
  - Ну ладно, ладно, - проворчал Джон, смущённо глядя на сармата. - Вали всё на меня. Я решил - пора их собирать. Всё равно болтаются без дела.
  - Кого? - спросил Гедимин, в очередной раз недоумевая, как ему удалось услышать все слова и пропустить суть.
  - Бойцов Баселара, конечно, - сказал Мэллоу. - Банды уже месяц как нет. Одни разбежались и грызутся из-за всякой ерунды, другие забросили тренировки и заплывают жиром. И это не считая тех, кто ушёл к Джайну... Да что о них говорить! У человека достоинство или есть, или его нет... Джед, ты следишь за нитью?
  - Угу, - буркнул сармат, глядя на открывающуюся дверь. "Забрать комбинезон и отойти," - думал он. "При охранниках драться не будут, но толкотни не избежать. Опять кто-нибудь влезет под локоть..."
  - И это всё никуда не годится, - продолжал Мэллоу, неотступно следуя за сарматом. Дальберг от него отстал, но вскоре вернулся с зелёным свёртком и, сунув его Джону, стал одеваться. Остальные, разобрав свои вещи, расположились вдоль стены, но то и дело оглядывались на Мэллоу и Гедимина - и видно было, что они прислушиваются к разговору.
  - Помнишь, ты говорил, что я могу собрать свою банду? - Джон, подняв голову, заглянул сармату в глаза и ухмыльнулся. - Мы с Дальбергом решили...
  - За себя говори, - буркнул Дальберг, вылавливая из толпы полуодетого "синего" и направляя к стене. "Бойцы" Мэллоу молча потеснились. Гедимин мигнул.
  - В твоей банде есть "синие"? - спросил он, перебив Мэллоу на полуфразе. Тот воодушевлённо закивал.
  - Мы не будем перебирать харчами, как Баселар. Отборные бойцы давно при деле. Будем брать числом, - он снова ухмыльнулся. - Джед, я тебе предлагаю даже не вступление. Я предлагаю стать нашим лидером.
  Гедимин изумлённо мигнул.
  - Ты сказал, что это твоя банда, - напомнил он.
  - Посмотри на меня, Джед, - Мэллоу выпятил грудь, посмотрел на себя и насмешливо хмыкнул. - А теперь посмотри на Джайна, Спаркса или Теданя. Видишь разницу?
  Гедимин поморщился. "Как там говорила одна мартышка? "У тесков бригадир - тот, кто крупнее"?"
  - Я же сказал - ко мне с этим не лезть, - буркнул он, собирая в кулак мелкие моющие принадлежности. "Кто придумал одежду без карманов?!"
  Мэллоу и Дальберг переглянулись, и последний подался назад, к зашевелившейся толпе. Охранники строили заключённых в колонну - пора было возвращаться в ангар. Гедимин встал в строй, и тут же кто-то тронул его за руку. Мэллоу стоял рядом и старательно улыбался.
  - Джед, тебя никто и не подумает беспокоить, - прошептал он, когда крики охранников смолкли, и колонна вошла в коридор. - Ты у нас будешь формальным лидером. Раз в неделю постоишь рядом со мной, пока я общаюсь с новичками. Мы с Дальбергом знаем, что делать. К тебе никто не полезет.
  Гедимин поморщился.
  - Я тебе не боевой робот, - напомнил он. - Если опять в душевой возникнет затор, или начнутся избиения...
  Мэллоу быстро замотал головой.
  - Ты что, Джед?! Ничего такого не будет, - заверил он. - Никаких заторов. Мы установим очерёдность, рассчитаем время и мочалки... Ну так что, ты согласен?
  Гедимин нехотя кивнул.
  - Если ты отстанешь...
  Мэллоу радостно ухмыльнулся.
  - Спасибо, механик, за мной не пропадёт! Эх, жаль, тебя не выпускают на прогулки. Там вся жизнь, - разговоры, игры, девочки...
  Он покосился на недавно закрывшуюся камеру с двумя женщинами внутри и мечтательно прикрыл глаза. Гедимин хмыкнул.
  - Я думал, вас держат отдельно.
  - О, это решаемо, - отмахнулся Мэллоу. - Значит, я могу объявить, что ты собираешь банду? Сегодня же и начну, Джед, прямо сегодня...
  Едва камеры закрылись, а за охранниками сомкнулись дверные створки, Мэллоу подошёл к решётке и открыл рот. Может, люди что-то и улавливали из его быстрой речи, но Гедимин сбился на первой же фразе. "Половину слов не разобрать," - думал он, устраиваясь на койке со смартом в руках. "А эти что-то слышат, отвечают... Может, незнакомый язык? Некоторые слова я раньше не слышал..."
  Когда Мэллоу замолчал, из коридора донеслось хмыканье, потом - смешки и ругань, перемежающаяся фырканьем. Мэллоу рявкнул в ответ - получилось неубедительно, и смешки стали громче. Гедимин, поморщившись, перевернулся на другой бок. "Побьют его на прогулке," - мелькнуло в голове. "Если и там охрана не следит - точно побьют..."
  
  09 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Приятную тишину прервал гул открывающихся дверей, а потом - грохот стальных "копыт", шум шагов и приглушённый, но несмолкающий гвалт. Гедимин, досадливо щурясь, свернул голографический экран и привстал на локте. "Мэллоу возвращается," - думал он. "И до сих пор не битый. Даже странно."
  - Фортен, притормози, - донёсся из коридора знакомый голос. - Одно слово, и всё. Я же предупреждал, помнишь?
  - Валяй, - буркнул охранник, останавливаясь перед камерой Гедимина. За плечо он придерживал Джона Мэллоу. Гедимин привычным взглядом скользнул по его лицу, рукам, - Мэллоу выглядел не только невредимым, но и очень довольным.
  - Кое-что для тебя, механик, - сказал он, показывая сармату раскрытую ладонь. - От одного парня из моей группы. Он у нас новичок.
  - Что там? - настороженно спросил Гедимин, глядя на миниатюрный съёмный диск без маркировки - на такие в информатории записывали данные, если не могли сразу перекинуть их на смарт или телекомп.
  - Научная книга, - Мэллоу торжествующе ухмыльнулся. - Всё-таки добыл! Пока одна, но я найду ещё.
  - Хватит трещать, - буркнул охранник, просовывая его руку вместе с диском в проём решётки. - Отдай и ступай в камеру. Мне некогда на тебя глазеть.
  Гедимин взял диск и несколько секунд смотрел на него, растерянно мигая. "Научная книга? Опять руководство по миниглайдам?"
  Корпус смарта-"читалки" был почти сплошняком покрыт слотами для дисков - достаточно было потыкать пальцем в произвольное место корпуса, чтобы найти один или даже два. Никакой обложки у "книги" не обнаружилось - только жёлтый квадрат с невнятной подписью и несколькими десятками файлов внутри. Все названия состояли из пары букв и нескольких цифр, напоминающих дату девяти-десятилетней давности. Гедимин развернул первый из них и изумлённо мигнул. "Бактериология Марса: проблема формирования почвенных биоценозов" - гласил заголовок.
  "Мать моя пробирка..." - Гедимин быстро перебрал ещё пять файлов. "Это в самом деле научная книга. Это статьи по терраформированию Марса! Кто-то собрал их, когда... когда ещё был Марс, и было что терраформировать. Вот, тут и проект "Плейстоцениум"..."
  Он тяжело вздохнул, вспомнив, как впервые обнаружил, что на карте Солнечной системы больше нет Марса, и повернулся к соседней камере. Мэллоу, прервав разговор с Дальбергом, посмотрел на сармата и вопросительно хмыкнул. Дальберг, с трудом убрав с лица довольную ухмылку, лёг на койку и накрыл голову подушкой.
  - Хорошая книга, - сказал Гедимин. - Спасибо, что принёс.
  - Да не за что, - отмахнулся Мэллоу. - Читай хоть месяц. Тот парень нескоро нас покинет. Как надоест - вернёшь, я передам.
  - Найди ещё такие, - попросил сармат, отворачиваясь и утыкаясь в экран. Когда-то он не стал бы такое читать - в биологии он ничего не смыслил; но теперь любая пища для мозга была на вес чистого радия. "Клонирование дождевых червей для заселения в марсианский грунт," - он задумчиво щурился на смутно знакомые картинки. "Интересно, какие черви сейчас в земном грунте. Двухметровые и плюющиеся напалмом?"
  
  11 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "И опять на проходе затор..."
  Гедимин, специально пропустивший все четыре банды в душевую, чтобы пройти без толкотни и драк, досадливо сощурился на толпу и двинулся напролом, но остановился на полпути. Сразу за предбанником человеческая масса распадалась на чёткие "рукава". Между ними стояли группы из трёх человек, направляющие движение от прохода к складу мочалок. Затем "рукав" изгибался, устремляясь к контейнерам с мылом. У контейнеров тоже стояли деловитые парни - чуть более крепко сложенные, чем те, кто делил толпу на проходе. Чуть в стороне держался, непрерывно жестикулируя, Мэллоу в сопровождении двоих бойцов Баселара. Один из них тёр ему спину мочалкой. Главарь, не обращая на это внимания, продолжал махать руками, распределяя толпу по душевой. Наконец мочалки закончились, и "регулировщики" прикрыли проход, мгновенно перестроившись и собравшись в плотную "стену". Гедимин смотрел на них, растерянно мигая, и едва не забыл, зачем сюда пришёл, - а вспомнив, двинулся к Мэллоу.
  - А, механик, вот и ты, - широко улыбнулся тот, кивая спутникам. Один из них протянул сармату намыленную мочалку.
  - Если нужно потереть спину, только скажи, - продолжал Мэллоу. - Эй!..
  По его жесту один из "бойцов" двинулся к человеку, только что бросившему мочалку на пол и собравшемуся уходить. После пары тихих слов тот поднял уроненное и принялся прополаскивать под потоком воды. Дождавшись, когда мочалка вернётся на склад, "боец" отошёл от человека и вернулся к Мэллоу. Из дальнего конца душевой донёсся издевательский смех.
  - Вот так, Джед, - ухмыльнулся Мэллоу, не обратив на смешки внимания. - И раз, и два, и двадцать, пока до всех не дойдёт. Тут у нас будет порядок!
  Гедимин одобрительно хмыкнул.
  - Сегодня не было драк, - сказал он, наблюдая за тем, как открывается проход, и толпа снова разбивается на потоки. - Это ты сделал?
  - Что бы я сделал без тебя?! - Мэллоу всплеснул мокрыми руками. - Эй, механик, тебе надо мыться! Не отвлекайся на нас, мы тут справимся!
  На его громкий голос многие обернулись. Гедимин подался к стене. Из дальнего конца снова послышались смешки и возгласы, и сармат машинально повернул голову на шум. Звуки мгновенно стихли. Мэллоу коротко хохотнул и поднял большой палец.
  ...Гедимин, забрав комбинезон, отошёл в дальний угол, но одеться в одиночестве ему, разумеется, не дали. Через пару секунд он обнаружил, что его окружила плотная толпа - десятка три "макак" в зелёных и синих комбинезонах. Стояли они так, чтобы не мешать сармату, на него не глазели, - смотрели в основном на Мэллоу. Тот, уже одетый, говорил о чём-то с тремя "синими" и одним криво ухмыляющимся "зелёным" с рубцами на левой щеке.
  - Не так быстро, Винки, - услышал Гедимин деловитый голос Мэллоу. - Две недели испытательного срока. Я знаю, что ты из людей Джайна. А вы, чуть что, лезете в драку. Пока посмотрим на тебя на прогулках. Да?.. Нет, взносы расти не будут. Четыре койна, и ни центом больше. Да, на игры и еду. Обсудим на прогулке, ладно? Что ещё?.. Нет, это важный вопрос. Я поговорю с Джедом. Да, можешь. Научные книги, парень. Или крепкий спирт. Но лучше книги.
  Гедимин обнаружил, что непрерывно мигает, и встряхнул головой, чтобы отогнать оторопь.
  - Эй, Мэллоу! - раздался у противоположной стены резкий голос. - Не лезь к моим людям!
  "Зелёный", едва заметно вздрогнув, покосился на группу у стены и слабо качнул головой.
  - Не спеши, парень, - сказал Мэллоу. - Подумай. Ты толковый, нам такие нужны. Эй, Джайн! Хватит запугивать моих рекрутов! Они не дураки, сами знают, где лучше.
  Винки медленно отошёл к стене. Под настороженным взглядом ближайшего охранника "бойцы" Джайна расступились, но Гедимин увидел, как Винки с двух сторон ткнули кулаками под рёбра. Из кучки людей донёсся издевательский смех.
  - Эй, Мэлли! Ты что, взаправду возомнил себя главарём?! - сквозь старательный хохот выдавил из себя один из темнокожих в зелёных комбинезонах. - Это ненадолго, малец, - Джайн выбьет дурь из твоей головы! И эта гора слизи тебе не поможет!
  "Слишком далеко," - Гедимин машинально прикинул расстояние до насмешника и недовольно сощурился. "И охранник..."
  - Тихо, Джед, - прошептал Мэллоу, оглянувшись на него. - Мы тут много такого услышим. Нельзя, чтобы тебя спровоцировали. Уедешь в карцер - всё сорвётся.
  Гедимин угрюмо кивнул.
  - Чего ты от меня хотел? - спросил он, поискав взглядом "синих" рекрутов. Оба куда-то исчезли - сармат не запомнил их лиц и не узнал бы их в толпе.
  - А, это, - Мэллоу понизил голос. - Один парень просит, чтобы ему разрешили курить на прогулке.
  Сармат мигнул.
  - Я-то здесь при чём? Я не охранник.
  - Но тебя послушают, - Мэллоу прищурил один глаз. - Сразу не надо, подожди до завтра. Завтра выйдет Фортен. Того парня зовут Марко Радеф. Если ты не против, попроси за него.
  Гедимин недоверчиво хмыкнул. "Странная традиция. Но вроде бы Мэллоу в них разбирается. Ладно, сделаю, как он сказал. Это несложно."
  
  12 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Эй, Фортен!
  Охранник уже проскочил мимо камеры Гедимина, и сармат думал, что он пойдёт дальше, к выходу, - но не прошло и секунды, как экзоскелетчик приблизился к решётке и смерил Гедимина подозрительным взглядом.
  - Ну?
  - Марко Радеф, - сказал сармат, глядя ему в глаза. - Хочет курить на прогулке. Пусть курит.
  Охранник смигнул, быстро отвёл взгляд, слегка изменился в лице и выдал кривую улыбку.
  - Радеф? Полтора койна в день - и пусть хоть укурится. Ещё что?
  Гедимин покосился на Мэллоу - тот быстро-быстро кивал, сдерживая выползающую на лицо ухмылку.
  - Ладно, - буркнул сармат, снова перехватив взгляд охранника. - Ещё одно. Винки...
  - Винсент Моро, - поправил его Мэллоу.
  - Да, он, - Гедимин недовольно сощурился - он чувствовал себя донельзя странно. - Винсент Моро. Он из моих. Люди Джайна его бьют. Должны перестать. Я выйти не могу. Следи, чтобы был порядок.
  Он ждал, что охранник засмеётся или даже схватится за станнер, но тот лишь смигнул и отвёл взгляд.
  - Ладно. Всё на этом?
  Гедимин кивнул. Он старался не показывать изумления - по крайней мере, до тех пор, когда за Фортеном закроется дверь. Мэллоу из-за спины экзоскелетчика показал сармату два больших пальца.
  - Всё верно, механик, - прошептал он, прижавшись лицом к защитному полю. - Так их!
  Гедимин озадаченно хмыкнул.
  - Почему он так себя вёл? Как будто он мне подчиняется?
  Мэллоу широко ухмыльнулся.
  - Потому что ты - официальный лидер нашей группы, вот почему.
  Гедимин мигнул.
  - И что? Он же охранник. Они тут главные. И они... - "Они должны пресекать всю эту ерунду с бандами," - закончил он про себя. Договорить ему помешал нарочито громкий смех из коридора.
  - Эй, слизь! - донеслось оттуда. - Не много на себя берёшь? Смотри, "копы" порой отворачиваются!
  Гедимин недобро сощурился, но Мэллоу быстрым жестом попросил его молчать.
  - Главные, говоришь? - он презрительно усмехнулся. - Ну да, так. Но мы тут делаем за них часть их работы. И пока мы её делаем, они будут очень стараться, чтобы мы это не бросили. Не отвечай подсоскам Джайна, механик. Их для тебя нет. Можешь поговорить с ним самим, если он предложит, но на подсосков не реагируй.
  Сармат снова мигнул. "На кой я в это влез?!"
  ...Ангар почти опустел, только в дальней камере двое вяло переругивались, - те, кто не вышел на работы, отправились на прогулку. Гедимин посмотрел на обложки на экране смарта, выбирая, с чего начать. Статьи об освоении Марса давно закончились, и сармат вернул диск хозяину; с утра смарт запищал, поймав сигнал от охраны, и в нём появились четыре новых файла. В этот раз Гедимину выдали четыре образца местного "бреда про космос", и он досадливо щурился на обложки - счётчик нелепостей зашкалил, а он ещё не прочёл ни одной страницы.
  Дверь загудела, пропуская в ангар двоих экзоскелетчиков, и голоса заключённых смолкли. Охранники шли непривычно тихо, и Гедимин, подняв взгляд от смарта, удивлённо мигнул. "Что им надо в такое время?" - подумал он, закрывая голографический экран и приподнимаясь на койке. Чутьё его не обмануло - оба охранника остановились перед его камерой.
  - Эй, теск, - сармат узнал голос Стенсена и недобро сощурился, но всё же повернулся к нему. - Подойди.
  Гедимин смерил его хмурым взглядом. Стенсен, хмыкнув, щёлкнул металлическим "пальцем" по ладони.
  - Мне снова прижечь тебе сердечко?
  Сармат нехотя поднялся на ноги. "Надо с ним что-то делать," - мелькнуло в мозгу. "Ещё один псих на мою голову..."
  - Хочешь выйти пройтись? - спросил Стенсен, когда Гедимин подошёл и остановился у решётки. - Смотри сюда.
  Он развернул голографический экран своего передатчика на все два метра. Чёрная поверхность была полностью покрыта фотографиями - кто-то заснял изнутри небольшой спрингер. На некоторых снимках был электрогенератор, на других - маневровые двигатели, ещё на одном - вскрытая ракетная шахта.
  - Это "Пума", - пояснил Стенсен. - Сможешь это починить?
  Гедимин задумчиво сощурился.
  - Что есть для ремонта?
  Люди переглянулись.
  - Ни черта, - хмуро ответил второй экзоскелетчик; теперь, присмотревшись, Гедимин понял, что он не из тюремной охраны и даже не патрульный, - скорее, приписанный к полиции техник. - Битый фрил, немного металлолома и изолента.
  - Вот это, - сармат, растопырив пальцы, указал на четыре близкорасположенных снимка. - Это я сделаю. Ещё - вот это и это. Остальное - нет.
  - Летать будет? - спросил техник, глядя на сармата с плохо скрываемым отчаянием. Гедимин удивлённо мигнул.
  - Будет, - пообещал он, подумав про себя, что из неполадок на снимке фатальна только одна, а остальные полёту не мешают - разве что будут нервировать пилотов.
  - Завтра утром, - отрывисто сказал Стенсен, свернув экран. - И смотри, без твоих сарматских штучек! Ты тут не самый умный, теск. Запомнил?
  Техник уже отошёл от решётки и топтался на границе видимости - ему не хотелось тут задерживаться. Через несколько секунд Стенсен догнал его, и они пошли к выходу.
  - Удобная штука - кнопка от теска, - донеслось из коридора. - Всё починит, не бойся. Пусть отрабатывает еду...
  Гедимин еле слышно хмыкнул. "Вот интересно, Фостер знает об этом ремонте? Я бы сказал - нет..."
  Он выпрямился, упираясь ладонями в потолок, потом с хрустом размял пальцы. "Немного работы не повредит. Я даже бегать не буду," - решил он. "Но со Стенсеном надо что-то делать..."
  
  17 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Уже суббота," - Гедимин снова попытался вникнуть в похождения вымышленного пилота (с того момента, как он в одиночку угнал сарматский крейсер - по счастью, "Дракон", а не "Феникс", не то сармат там же и помер бы от смеха), но взгляд скользил по строчкам, не улавливая смысла. "Суббота. Стенсен с техником подходили ко мне в понедельник. Где их нечиненый корабль?!"
  По коридору ползали только роботы-уборщики - завтрак только что закончился, и агрегаты подбирали выкинутый мусор. Мэллоу, прильнув к проёму в защитном поле, перекрикивался с "бойцами" новой банды. Возможно, кричать не пришлось бы, если бы не постоянные насмешки и фырканье "бойцов" других банд, - а так весь ангар гудел, и мысли Гедимина от этого гула расползались и прилипали к черепу.
  - Эй, Мэллоу! - он развернулся к шумному соседу, недовольно щурясь. - До прогулки никак не подождать?
  - Прости, механик, - отозвался тот, понизив голос. - На прогулке будет поздно.
  Дверь загудела, и все мигом заткнулись. Не успел Гедимин выдать довольную ухмылку и вернуться к чтению, как у его камеры остановились двое в тяжёлых экзоскелетах.
  - На выход, - скомандовал Стенсен, выразительно щёлкнув стальной "клешнёй". - К проёму, руки за голову, встать спиной!
  На предплечьях сармата сомкнулись четыре пары широких браслетов.
  - Пошёл, - экзоскелетчик толкнул его в плечо.
  От лестницы они свернули налево, к женской душевой; в пятницу там было пусто и тихо. За поворотом обнаружился запасной выход с бронированной дверью - впритык для тяжёлого экзоскелета.
  - "Пума" на северном краю, - вполголоса сказал Стенсен. - Дойдёшь с нами прямо до места. Закончишь - отведём обратно. Давай, теск, отрабатывай свой паёк!
  ...Работа шла бы куда быстрее, если бы местный техник вместе со Стенсеном не ходили за сарматом по пятам, подозрительно заглядывая ему под руки. От техника, впрочем, польза была - он приносил припой, напыление и запчасти, если ему удавалось их найти. "А вот Стенсен лучше бы сидел снаружи," - думал Гедимин, досадливо щурясь на расчищенный от грязи и смазки узел.
  - Работай, работай, - буркнул охранник. - Эта штука должна полететь, понял?
  Гедимин поддел когтем расшатавшуюся деталь - теперь, когда он убрал грязь, стало видно, что эта часть механизма держалась только на слое вязкой смазки. "Большой износ, но заменить нечем," - сармат повертел деталь в пальцах и неохотно вернул на место, подтянув крепления. "Пару лет продержится, потом треснет. Я смогу выточить такую же, но... Почему у "макак" вечные проблемы с ремонтом?!"
  ..."Пума", приподнявшись на "подушке" защитного поля, крутнулась вокруг своей оси и замерла, направив нос чётко на юг. Несколько секунд она стояла так, потом плавно заскользила к краю космодрома, постепенно ускоряясь. Пятеро экзоскелетчиков, переглянувшись, ударили друг друга по "ладоням", и Гедимин поморщился от жестяного грохота. Скафандр вместе с наушниками остался на борту "Пумы", здесь уши защитить было нечем.
  - Быстро управились, - выдохнул один из них. - Когда там ты должен вернуться?
  - Ещё полчаса, парни, - довольно ухмыльнулся Стенсен. Раздались одобрительные смешки.
  - Если так, то мы идём к Дэйви, - сказал кто-то из экипажа. - По кружке за космофлот?
  - Я сейчас, - бросил Стенсен, крепко взяв Гедимина за плечо, и оттащил его к ограждению космодрома. Оглянувшись на компанию, он расстегнул один из браслетов сармата и защёлкнул на ограде.
  - Стой тут, понял? - он хлопнул Гедимина по плечу и ухмыльнулся. - Хорошо отработал, теск. Можешь не дёргаться - сегодня тебя не тронут!
  Гедимин проводил его недобрым взглядом и озадаченно потёр висок. Длины невидимой "цепочки" хватало, чтобы стоять у ограды и слегка шевелить руками; ни дойти до ближайшей скамейки, ни сесть на землю сармат не мог. Он осмотрелся - вокруг не было ни куска металла или твёрдого фрила. "А если бы и были - со скованными руками экзоскелет не подобьёшь," - сармат досадливо хмыкнул и развернулся боком к космодрому - так удобнее было наблюдать за кораблями. "Пума" уже скрылась из вида, инопланетяне сегодня не прилетали, а все ближние площадки были отведены под погрузку и манёвры барков "Луна-Земля". Сармат покосился на табло - в ближайшие минуты ожидалось пять стартов.
  - Борт "Эм-Би-Си"! - донеслось с высотки терминала, и все, даже Гедимин, невольно вздрогнули от неожиданно резкого окрика. - Отложить старт! Вторая очередь, время ожидания - десять минут!
  Охраняемые ворота напротив терминала приоткрылись; к ним вплотную подъехал мини-погрузчик - и тут же с несвойственной ему поспешностью помчался к барку с бортовым номером "MBC". Барк приоткрыл грузовой шлюз; после минутной стыковки погрузчик двинулся в обратном направлении, а барк остался стоять, дожидаясь своей очереди. Другой корабль уже поднялся на крышу гравитационного батута и ждал направляющего толчка.
  "Диспетчер," - Гедимин покосился на высотку. "Внеплановая задержка. Они тут редко бывают. Забыли что-то нужное?"
  Он перевёл взгляд на барк, заканчивающий погрузку. На его куцых "крыльях" были крупно выведены буквы MBG. Гедимин скользнул по нему взглядом и отвлёкся было на гравитационный батут, но что-то зацепило его, и он вновь повернулся к барку "MBG". "Ну и что..." - не успев додумать, он ошеломлённо мигнул. "Hasu! Как оно сюда-то долетело?!"
  Несколько секунд он смотрел на барк оцепеневшим взглядом. Все местные корабли много использовали и редко ремонтировали, многие из них доживали последние годы, - но этот должен был развалиться прямо сегодня, здесь же, на первом же взлёте. Гедимин практически видел, как барк рассыпается на куски - ровно на четыре крупных сегмента по разломам корпуса. "А потом ещё вспыхнет гептил..." - он покосился на маневровые двигатели и увидел, что погрузка закончена. Пассажирский глайдер, втянув "кишку" герметичного трапа, тронулся с места. Барк запечатал шлюзы и замер на месте, ожидая команды "на взлёт!".
  Гедимин открыл было рот, но сразу понял, что между ним и пилотами барка - городской купол, десятки метров вакуума и корпус корабля. Он, досадливо щурясь, крепко сжал браслет, пристёгнутый к ограде, - времени на аккуратное вскрытие замка не оставалось. Металл продержался несколько секунд, прежде чем лопнуть; Гедимин стряхнул уцелевший, но расстегнувшийся браслет с руки, отключил магнитные "цепочки" остальной гирлянды и быстро огляделся. "В диспетчерскую," - щёлкнуло в мозгу. "Отменить старт и вызвать техников."
  "Копы", болтающие друг с другом у киоска при входе в ближайший терминал, даже не обернулись, когда сармат поднялся по ступенькам. "Налево," - он на долю секунды прикрыл глаза, вспоминая план космопорта. "Там лестница. Подняться на три этажа..."
  У лифтов он наткнулся на людей и притормозил было, но они расступились перед ним, не задав ни единого вопроса. Врезавшись плечом в косяк, Гедимин запоздало вспомнил, что он без скафандра и вовсе не выглядит, как безобидный ремонтник, идущий по своим делам. "Не отвлекайся," - одёрнул он себя, выходя из пустого лифта на верхнем этаже высотки. "Направо до поворота. Ещё одна лестница. На двери будет код."
  Он взлетел по ступенькам, едва успев пригнуться, - коридор, ведущий к диспетчерской, не был рассчитан на тяжёлый экзоскелет. Кодовая панель отошла в сторону от пары тычков, оборванные провода, заискрив, прижгли сармату пальцы, он досадливо сощурился и толкнул в сторону дверную створку.
  - Высшая срочность! - выдохнул он, ввалившись в диспетчерскую. Человек за пультом дёрнулся, хотел обернуться, но не успел - Гедимин отодвинул его в сторону вместе с креслом и склонился над микрофоном. Его взгляд упёрся в монитор диспетчера - на нём барк "MBG" медленно разворачивался к подъёму на батут.
  - Борт "Эм-Би-Джи"! - рявкнул сармат в микрофон. - Отмена рейса! Переход на запасную полосу, срочный вызов техников! Повторяю: отмена рейса!
  Он увидел на мониторе, как корабль замирает на месте, а потом медленно откатывается к запасной полосе, и к нему несётся космодромный глайдер. На пульте замигали светодиоды, Гедимин покосился на них и ткнул пальцем в "ремонтная база: экстренно".
  - Борт "Эм-Би-Джи", - выдохнул он в испуганное лицо, появившееся на мониторе. - Предельная деформация корпуса по линии "кабина-маневровые двигатели". Барк разрушится от малейшего толчка.
  - Вас понял, - отозвался диспетчер ремонтников, вернувший лицу осмысленное выражение. - Снимайте барк с рейса. Ангар освободится через сорок минут.
  Гедимин оборвал связь, посмотрел на барк, замерший на запасной полосе, и открытый грузовой шлюз, довольно ухмыльнулся - и, схватившись за грудь, согнулся пополам. Из лёгких внезапно вышибли весь воздух, и сармат беспомощно захрипел. Над ухом протрещал разряд станнера - диспетчер наконец понял, что происходит нечто незапланированное. "Самое время," - успел подумать Гедимин, пока неловко падал набок. Грудь разрывалась от боли, в глазах то темнело, то прояснялось, и ослепительно-белый свет обжигал сетчатку. Диспетчер что-то закричал над его головой, но сармат, скорчившийся на полу, не смог даже повернуть голову. Грохот крови в ушах то оглушал, то смолкал, и боль усиливалась, заставляя беспомощно хватать воздух. "Жучок," - Гедимин беззвучно зашипел - из пустых лёгких не мог выйти даже такой слабый звук. "Стенсен... разряд за разрядом... Ah-has-su, как же больно!"
  Последняя световая вспышка показалась ему яркой, как близкий ядерный взрыв. Потом свет погас.
  
  18 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - М-да, Фрэнки, - пробормотал доктор Алваренга, задержавшись у изголовья койки и внимательно посмотрев сармату в лицо. - Ты всё-таки везучий. Ещё один разряд - и твой мотор не завёлся бы и с толкача.
  Гедимин слушал его молча - он только полчаса назад пришёл в себя, и хотя боль ушла, и лёгкие больше не заклинивало, силы к нему возвращались медленно. "Я в тюремной больнице," - отметил он про себя. "Что было? Стенсен применил чип, а потом?"
  Он приподнял голову, покосился на своё тело, раздетое до подштанников и прикреплённое к поручням металлическими браслетами. Через пару секунд он понял, что большая их часть не закрыта - они просто удерживают его расслабленные руки, не давая им упасть. Из браслета-дозатора торчали две полупустые ампулы, левая кисть, по ощущениям, отекла и распухла.
  - Лежи, - Алваренга слегка надавил на грудь сармата, выдернул одну из ампул и, осмотрев её, бросил в утилизатор. - До вечера я тебя не отдам. Фокс обещал...
  В глаза сармату ударил пульсирующий красный свет, под потолком что-то задребезжало, и Алваренга, вздрогнув всем телом, быстро пошёл к выходу. Проблесковый маячок погас, едва за врачом закрылась дверь, - видимо, его и звали. Гедимин посмотрел на защитное поле, мгновенно прикрывшее его койку, машинально прикинул, где должен стоять генератор, и как к нему подобраться - и, досадливо сузив глаза, прервал бесполезные рассуждения на середине. "Куда ты собрался?! Двух побегов тебе было мало... Hasu!" - он стиснул зубы, внезапно сообразив, как со стороны выглядело недавнее "спасение барка". "Теперь у меня три побега. Гедимин, ты идиот."
  За дверью что-то гудело и лязгало, иногда доносились отрывистые реплики, потом кто-то охнул. Створка отъехала в сторону, пропуская самоходную тележку. На ней лежало раздетое тело, показавшееся Гедимину неестественно маленьким; не сразу он сообразил, что это обычный человек. Переложив его на койку и прикрыв простынёй по грудь, санитары быстро вышли, и снова из коридора донёсся гул, прерываемый недовольными репликами.
  Человек на койке зашевелился, приподнялся на локтях, дотянулся до стакана с водой у изголовья, посмотрел на него и, еле слышно фыркнув, лёг обратно.
  - Да, Мэллоу, тут тебе не курорт, - пробормотал он.
  Гедимин, вздрогнув, перевернулся набок и привстал на локте, растерянно глядя на человека.
  - Мэллоу?
  Тот дёрнулся всем телом, попытался встать, но, сдавленно охнув, смог только перекатиться на другой бок и лечь к сармату лицом. Его кисть приподнялась в приветственном жесте; большой палец он прижал к ладони, остальные четыре старательно растопырил.
  - Механик Джед? Вот ты где! Мы уже не знали, что и думать. То ли бежал, то ли расстрелян...
  Гедимин поморщился.
  - Я тут, - он покосился на грудь, покрытую старыми шрамами. Чип, вцепившийся в его сердце, никак о себе не напоминал. "Такая маленькая штука - и столько проблем..." - Гедимин досадливо сощурился.
  - А ты что тут забыл? - спросил он, разглядывая человека. Под его глазом багровел свежий кровоподтёк, но, насколько сармат знал, из-за синяков обычно не увозили в больницу.
  - Да вот, - Мэллоу скривился и слабо помахал расслабленной ладонью. - Извини, что не встаю, - только что мне вправили обе лодыжки. Неделя без прогулок, так-то вот...
  Гедимин мигнул.
  - Кто тебя так? Люди Джайна?
  Мэллоу мотнул головой.
  - Спаркс! Его парни, я их знаю. Надо же было их подпустить вплотную... - он покосился на свои лодыжки, прикрытые простынёй, и снова скривился. - Ловкие ублюдки. И, главное, не подкопаешься. Несчастный случай, так-то вот...
  Гедимин недобро сузил глаза.
  - Спаркс? Может, его... нейтрализовать?
  Мэллоу поспешно замотал головой.
  - Подожди, механик! Они этого и хотят. Вывести тебя из игры. Вот, смотри, - стоило тебе на день уйти, и что творится? - он кивнул на свои ноги. - А если тебя засадят в карцер, нас вообще раздавят. И ещё Винки...
  Он поморщился.
  - С ним что? - спросил Гедимин, угрюмо щурясь. - Тоже здесь?
  - Винки в большом госпитале, - вздохнул Мэллоу. - Какой-то хитрый перелом...
  Дверь распахнулась, пропуская двоих экзоскелетчиков. За ними, чуть поодаль, шли двое в белых комбинезонах, а позади - ещё один экзоскелет. "Шериф," - узнал Гедимин, едва увидев жёлтую броню. "Это не к Мэллоу..."
  Джон, натянув простыню до подбородка, моментально прикинулся спящим. Алваренга, проходя мимо него, выразительно хмыкнул, положил рядом со стаканом две пилюли и направился к защитному полю. Экзоскелетчики уже обступили купол, подозрительно глядя на сармата.
  - А я предупреждал, что этим кончится, - сказал угрюмый доктор Фокс, останавливаясь у изголовья и прижимая палец к шее Гедимина. - Из сарматов плохие рабы.
  - Мистер Фокс, - шериф поморщился. - Не начинайте сначала. Ваш чип помог пресечь побег, но не предотвратил его. Попробуйте ещё раз.
  - Чтобы вы его окончательно добили? - мрачно отозвался Фокс. - Гедимин, вы меня слышите?
  Он взглянул сармату в глаза.
  - Да, - буркнул тот. Приподняться не вышло - едва защитное поле упало, браслеты защёлкнулись, пристегнув его к койке.
  - Третья попытка побега, мистер Кет, - тяжело вздохнул шериф, подходя к нему вплотную. - Вы что, забыли, где находитесь? За месяц Луна не состыковалась с Землёй, как бы вам этого ни хотелось.
  Гедимин досадливо сощурился.
  - Я не собирался бежать, - угрюмо сказал он. - Надо было остановить барк...
  Фостер махнул стальной "клешнёй".
  - Я знаю, где и при каких обстоятельствах вас нашли. Так или иначе - вас не было там, где вам было приказано оставаться. Сомневаюсь, что суд поверит в ваши благородные мотивы.
  - Шериф Фостер, - холодно сказал Фокс, отворачиваясь от сармата. - Вы ещё раз попытаетесь договориться с Гедимином - или мне делать то, за чем я сюда приехал?
  - Действуйте, - отозвался Фостер, отступая на шаг. - Доктор Алваренга поможет вам.
  Сармата перевернули вниз лицом; теперь он утыкался подбородком и лбом во что-то упругое и чувствовал, как кожу на шее холодит разбрызганный спирт с анестетиком.
  - Вот этот участок, - отрывисто сказал Фокс. - Вы держите, я ввожу.
  По коже разлилось что-то мокрое. Боли сармат не чувствовал, но что-то неприятно оттягивало мышцы на загривке.
  - Готово, - неприятное ощущение пропало, запах крови исчез, к коже прижали клочок пластыря. - Вот он. Один, два... Всё, активировался. Переворачивайте!
  Пока Гедимина перекладывали на спину, он напрягал плечи и мышцы шеи - что-то инородное было внутри и порой давало о себе знать, но точно определить, где оно, сармат не мог. "Ещё один чип"?" - он досадливо сощурился. "Напихают всякой дряни..."
  - Матейка, Макнайт, подойдите ближе, - негромко скомандовал шериф. - Доктор Фокс, покажите, как это работает.
  Медик быстро взглянул на коллегу, тот поморщился, но кивнул. Люди зашевелились, отступая от койки, защитное поле сомкнулось, браслеты на руках сармата защёлкали, расстёгиваясь. Гедимин озадаченно хмыкнул.
  - Вставайте, Кет, - приказал шериф. - Вы можете идти?
  Спустившись с койки, Гедимин слегка покачнулся, но удержался и быстро сделал шаг к защитному полю. Неприятная слабость в мышцах ещё оставалась, но идти сармат мог - это было даже легче, чем стоять на одном месте.
  - Чего тебе? - спросил он, хмуро глядя на человека.
  - Ещё шаг, - приказал тот, поднимая руку. - Доктор Фокс, ваша очередь.
  Гедимин двинулся вперёд - и рухнул на пол неподвижной грудой Би-плазмы. По ощущениям, из его тела внезапно выдернули кости, и оставшаяся бесформенная масса растеклась, бессмысленно подёргиваясь.
  - Спинной мозг, - бесстрастно сказал Фокс над его головой. - Чип отключает от командных центров всё, что ниже него. Гедимин, вы можете вдохнуть?
  Сармат попытался. Мышцы диафрагмы поддавались с таким трудом, что хотелось помочь им руками, - но руки тоже размякли и не подчинялись.
  - Не бойтесь, контроль вернётся через несколько секунд, - сказал Фокс, передавая что-то шерифу. - Скажите своим людям, чтобы не давили на кнопку. Чип срабатывает один раз в пять минут, даже если они прибьют её к пульту гвоздём.
  Сармат сидел на полу и сердито щурился. Ни одна мышца ниже шеи ему не подчинялась. Он только-только начал их чувствовать, и ощущения были не из приятных - тело, неожиданно отделённое от мозга, подключалось обратно, выдавая потоки панических сигналов. "Чтоб их так от электростанции отрезало," - угрюмо думал Гедимин, разглядывая фриловые пластины на полу.
  - Поднимите его, - приказал тюремный медик. - Руки в зажимы, это под голову.
  Сармата переложили на койку, ткнули чем-то в плечо, прилепили к груди пару датчиков и отошли от него.
  - Матейка, Макнайт, всё понятно? - спросил издалека шериф. Ответов сармат уже не услышал - за экзоскелетчиками закрылась дверь.
  Несколько минут Гедимин лежал в тишине, разглядывая потолок и пытаясь шевельнуть хотя бы пальцем. Контроль действительно возвращался - постепенно, мучительно медленно.
  - Вот с кем бы я не поменялся, так это с тобой, - задумчиво пробормотал Мэллоу. - Им так надо таскать тебя на космодром, что даже на побеги начхать. Опять чинил реактор?
  Сармат поморщился.
  - Маневровые двигатели. Впрыск кислорода... - он оборвал объяснения на полуслове и опустил голову на подушку. - Глупо вышло.
  - Впервые слышу, чтобы в кого-то засунули два чипа, - пробормотал Мэллоу. - Если кто-то настолько опасен - его расстреливают, и все дела. Спрошу у Дальберга, как выберусь, но - что-то тут странное, Джед. Два чипа! Не больно?
  - Мерзко, - отозвался Гедимин, ощупывая дрожащими пальцами шею. Поднимать руку пришлось в три приёма, и сармат не был уверен, что нервы сейчас передают точные сигналы, а не то, что накопили за время отключки.
  - У них есть пульт от меня, - прошептал он с кривой ухмылкой. - Вот как чувствуют себя механизмы.
  Мэллоу неуверенно хихикнул.
  - Я слышал, эти штуки нельзя вытащить, - сказал он. - Через несколько месяцев они там врастают. Так с ними и похоронят.
  Гедимина передёрнуло.
  - Не вытащат - выжгу, - прошептал он, недобро щурясь. "Достаточно узкий луч и сканер для прицеливания... Когда-нибудь я отсюда выберусь. И все пульты выкину в утилизатор."
  
  19 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Неделю без прогулок, так-то вот... - Мэллоу покосился на свои лодыжки и тяжело вздохнул. С тех пор, как его перевели в камеру, он почти не вставал, с трудом переползая от койки до унитаза, и даже не подходил к решётке. Гедимин следил за ним с нарастающей тревогой. "Хрупкие существа эти "макаки"," - угрюмо думал он, почёсывая шею. Зудеть она начала с утра - как-то странно, изнутри, и добраться до источника зуда сармат никак не мог.
  - Дальберг, будь другом, принеси с прогулки пива! - попросил Мэллоу. Его сокамерник, сегодня ещё более угрюмый, чем обычно, только фыркнул.
  - У тебя сухой закон. Забыл, что ли?
  Мэллоу протяжно вздохнул и жалобно посмотрел на Гедимина.
  - Видишь, что без тебя делается? Тебе никак нельзя исчезать, механик. Этак мне в другой раз шею свернут.
  Из коридора донёсся свист и презрительный смешок.
  - Ну что, Мэлли, собрал свою банду? - громко спросил кто-то и снова засвистел в два пальца. Гедимин недобро сузил глаза.
  - Кто?
  - Не обращай внимания, - поморщился Мэллоу. - Чей-то подсосок, из новичков. Джед, у тебя там книги новые?
  Сармат покосился на экран "читалки". Среди аляповатых обложек "бреда про космос" выделялась одна серая - руководство по сборке и эксплуатации ремонтных перчаток. Гедимин хмыкнул.
  - Да, сбросили что-то. Повернуть экран к тебе?
  Мэллоу покачал головой.
  - Не, я не читатель... Выходит, ты сегодня за смарт расплатился? На той неделе у тебя все деньги будут свободные?
  Сармат кивнул, думая о ремонтных перчатках. Та, что была встроена в его скафандр, проработала тринадцать лет; Кенен денег на новый инструмент всегда жалел, и если его не припирали к стене, сарматы ни о каких новшествах даже не узнавали; Гедимину его перчатка нравилась, и он ничего не выяснял. "Может, "макаки" уже сделали что-то новое," - подумал он, глядя на обложку руководства. "Проверю."
  - Хорошо тебе, - протянул Мэллоу. - Дальберг, купи чего-нибудь Джеду!
  В коридоре зафыркали.
  - Прикармливаешь пса? - глумливо спросил кто-то. - Да пёс-то на цепи!
  Мэллоу, скривившись, виновато покосился на Гедимина.
  - Осторожно там, Дальберг, - тихо попросил он. - Больно уж им всем тут весело...
  
  25 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Между предбанником и душевой снова клубился затор. У склада мочалок и у контейнеров с мылом толкались те, кто вошёл и обнаружил, что поторопился - склад был пуст. Бойцы четырёх банд распространились с четверти помещения на половину, галдели и смеялись. Группа Мэллоу, захватив один из душей, толпилась в его пределах и угрюмо смотрела на толкотню и вспыхивающие то там, то там стычки.
  Гедимин досадливо щурился. Кто-то из товарищей Мэллоу хотел помочь ему с мытьём, но сармат отмахнулся. "Опять беспорядок," - думал он, провожая взглядом очередную "макаку", вылетающую из толпы у контейнеров. За ней рванулась другая, со сжатыми кулаками, но получила в глаза пригоршню мыла, взвыла и схватилась за лицо.
  - Вот-вот, - еле слышно пробормотал Дальберг, и Гедимин удивлённо покосился на него - сокамерник Мэллоу подавал голос нечасто.
  - Джед, - Мэллоу, выйдя из-под душа, тронул сармата за руку. - У нас проблема.
  Сармат, отодвинувшись к стене, вопросительно посмотрел на него. Сегодня на "главаря" никто не нападал, если не считать за нападение свист и смешки; он уже уверенно держался на ногах, распухшие лодыжки снова стали тонкими, и жёлтое пятно под глазом почти сошло. Взгляд у него, однако, был мрачный - что-то очень мешало радоваться выздоровлению.
  - Всё из-за Винки, - тихо сказал он, быстро оглянувшись через плечо на радостную банду Джайна. - Он в госпитале, завтра выйдет. Он сейчас еле ходит - а значит, не боец. Может, ещё на месяц.
  Гедимин угрюмо кивнул. "Очень хрупкие существа," - думал он, глядя на остатки кровоподтёка под глазом Мэллоу. "Хватает же им смелости на драки..."
  - Джайн хочет за него выкуп, - продолжил Мэллоу, снова оглянувшись через плечо. - Джайну он такой не нужен, так что за двадцать койнов его отпустят.
  - А если не платить? - спросил Гедимин, сузив глаза. Мэллоу развёл руками.
  - Тогда ему жизни не дадут. Вообще из камеры не выйдет.
  - А в рыло? - Гедимин перевёл взгляд на Джайна. Тот стоял поодаль, между двумя крупными самцами, и над чем-то смеялся, показывая алые дёсны и крупные зубы. "Обезьяна," - сармат недобро сощурился.
  - Не-не-не! - Мэллоу неожиданно крепко вцепился в его ладонь. - Знаешь, как это будет называться? "Беспричинное избиение", Джед. Все камеры покажут, что ты напал первым. Уедешь на второй этаж, и нам тогда конец.
  Сармат мигнул.
  - А когда тебе повредили ноги? Это было "причинное" избиение?
  Мэллоу поморщился.
  - Это... это вроде как несчастный случай. Один поскользнулся, другой упал, потом неудачно встали... Штучки Спаркса, механик. Не прикопаешься.
  Гедимин перевёл взгляд на банду Спаркса. Её главарь, невысокий человек с короткими седоватыми волосами, выглядел неприметно, - если бы Мэллоу не ткнул в него пальцем, сармат никогда бы на него не подумал. Его люди расположились вокруг с видимой небрежностью, но Гедимин видел, что Спаркса прикрывают со всех сторон.
  - А ты не пробовал кому-нибудь устроить... несчастный случай? - вполголоса спросил он у Мэллоу. Тот досадливо поморщился.
  - Не с нашим везением, механик. Видел, какие у них бойцы? А у нас?!
  Он махнул рукой на рыхлую толпу вокруг душа.
  - Мэллоу, давай к делу, - буркнул, повернувшись к нему, Дальберг. - В общаке сейчас пусто. У меня пять койнов. Твои тебе что-нибудь скинут?
  Мэллоу покачал головой.
  - Сплошные траты, парни. Семь койнов, больше не выйдет. Сколько соберём?
  Дальберг окинул толпу задумчивым взглядом.
  - Восемь я дам, - сказал Гедимин, глядя то на бойцов Джайна и группу прикрытия Спаркса, то на растерянных "мартышек" из компании Мэллоу. - Потом вернёте. Но вам нужны нормальные бойцы... или очень-очень слаженная группа. Иначе так и будут гонять...
  
  26 июня 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Ядерная физика? - Мэллоу и Дальберг озадаченно переглянулись. Первый старательно улыбался, второй, сдвинув брови, сразу качнул головой.
  - Мы поищем, Джед, - пообещал Мэллоу. - Там есть киоск, а в нём всякие штуки для учёбы. У нас тут ядерщиков не учат, но мало ли...
  Он прошёл мимо закрытой камеры Гедимина, догоняя колонну, и через пару минут двери ангара закрылись. Негромко скрипнула решётка - кто-то запоздало выбрался наружу. Гедимин насторожился было, но услышал медленные, тяжёлые шаркающие шаги и снова уткнулся в книгу, - ничего интересного не происходило, никто не пытался бежать, просто вышел на "прогулку" Винсент Моро.
  У него были с собой какие-то подпорки, но даже с ними он передвигался с трудом, часто останавливался и переводил дыхание. Прошло десять минут, прежде чем он добрался до камеры Гедимина - и снова встал, опираясь на переносную конструкцию и вытирая мокрый лоб.
  - Механик Джед, - прохрипел он, с трудом поворачиваясь к сармату. - Правда механик?
  Гедимин кивнул, опустив на койку ладонь с прикреплённым к ней смартом и вглядевшись в лицо Винки. Щёки у него ввалились, и из-за этого губы казались ещё более раздутыми.
  - Чего смотришь? - спросил Винки, сдвинув брови. - Меня подловили. Не ждал...
  Гедимин качнул головой.
  - Как у вас распределяется окраска? - спросил он. - Я серый из-за облучения. От переохлаждения стал бы синим. Знаю, что у людей не меняется. А от чего зависит?
  Винсент ошалело встряхнул головой и криво усмехнулся.
  - Не спрашивай - и не ответят, - пробормотал он, странно глядя на сармата. - Мэлли говорит, ты меня выкупил?
  Гедимин кивнул.
  - Значит, вы друг другом торгуете... - протянул он, старательно убирая с лица брезгливое выражение - Винки точно не был виноват в том, что его продали и купили.
  - Да, верно, - человек невесело ухмыльнулся. - Так уж тут заведено. А тебе это зачем? Мэлли говорит - ты денег не берёшь. Даже купить ничего не просишь. Защита...
  Он фыркнул.
  - Какая тебе от меня защита?! Махнёшь случайно рукой - и нет никакого Винки. И Джайна тоже нет. Зачем тебе банда?
  - Это не моя, - отозвался Гедимин, досадливо щурясь. "Умная мартышка," - думал он, глядя на Винсента. "Сразу проникла в суть. Правильно выкупили..."
  - Это Мэллоу. Я тут так...
  - Мэллоу... - Винсент недоверчиво ухмыльнулся. - До тебя он сидел тихо, как снайпер на крыше. А потом - откуда что взялось... Ладно, механик. Не хочешь говорить - не надо.
  Он снова уцепился за свои подпорки и побрёл дальше, то и дело останавливаясь. Его нога, на две трети закрытая фиксаторами, почти не гнулась, из-за этого её приходилось волочить. Гедимин ещё долго слышал шарканье и тяжёлое, свистящее дыхание, - человек дошёл до конца коридора, там развернулся и пошёл обратно.
  - Почему ты тут? - спросил он, добравшись до камеры Гедимина. - Не с другими тесками, на Земле?
  Сармат посмотрел на него и настороженно хмыкнул - если в первый "проход" Винки выглядел слабым, но держался, то сейчас казалось, что он вот-вот рухнет. "Медика, что ли, позвать?"
  - Не взяли, - ответил он. - Ты не болтай. Сядь и отдышись. Иначе свалишься.
  Винсент ухмыльнулся.
  - Так заметно?.. Нельзя садиться, теск. Я потом не встану. Колено... - он скривился. - Читаешь? Интересно?
  Гедимин качнул головой.
  - Много бреда. Но помогает убить время. Тут очень скучно.
  Винсент, не выдержав, громко фыркнул и едва не упал вместе с подпорками.
  - Теперь понял! Да-а, от скуки это поможет. Рядом Мэлли, в бойцах - я и бескодники, против - Джайн со Спарксом и два китайца... Теперь-то не заскучаешь!
  Гедимин поморщился.
  - Это ещё хуже. Ты до камеры дойдёшь? Может, крикнуть охрану?
  Винки решительно мотнул головой.
  - Охрана за меня ходить не будет. Мне уже легче. Дойду... Эй, а что у тебя за пятна? Вон, на руке, и на шее кольцом...
  - Лучевые ожоги, - отозвался Гедимин. - "Ядерный загар".
  Винсент недоверчиво сощурился на него.
  - Мэлли что-то болтал про реакторы... Эй, ты не радиоактивный? Может, тебя поэтому там держат?
  - Много болтаешь, - буркнул сармат, досадливо щурясь. - Видишь поле? Видишь на нём пятна? Ну?
  Винсент покачал головой.
  - Слишком сложно для меня, - сказал он, хватаясь за подпорки. - Я пошутил, механик. Я деньги верну. У меня пособие - койн в сутки. Скоро накопится, и я тебе отдам.
  Он побрёл дальше по коридору, останавливаясь через каждые пять шагов, - и всё-таки добрался до камеры, не свалившись. Гедимин, облегчённо вздохнув, лёг на койку и снова развернул голографический экран. "Ядерная физика," - он криво ухмыльнулся. "Даже интересно, что они там найдут..."
  
  02 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Извини, механик, - Мэллоу виновато развёл руками. Сейчас, в душевой, без комбинезона и с мокрыми, прилипшими к черепу волосами он выглядел ещё более жалким, - Гедимину даже захотелось отодвинуться.
  - Там всё по картам да чипам, - вздохнул Мэллоу. - Если ты не студент, не профессор - лучше не соваться. Дальберг уже все терминалы обошёл, каждый день, как на работу...
  Гедимин покосился на хмурого Дальберга. Тот молчал, не пытаясь ничего опровергнуть, только досадливо морщился, - похоже, Мэллоу говорил правду.
  - Ты знаешь северянский? - тихо спросил он, глядя на Дальберга. Тот криво ухмыльнулся и махнул рукой.
  - Там тоже нет. Секретные сведения!
  Гедимин в очередной раз восхитился выразительностью человеческого лица - даже забыл на секунду, что ему-то радоваться нечему.
  - Эй, брысь! - донеслось со стороны прохода, и кто-то из "бойцов" Мэллоу поспешно отступил, пропуская чужака. Пришелец, пройдя ещё пару шагов, развернулся и показал угрюмой компании два отогнутых средних пальца.
  - Эй, куча слизи! Вот тебе! - человек поднял руки, повторяя жест отдельно для Гедимина. - Чего уставился? Иди сюда, завизжишь подо мной, как сучка!
  Гедимин ошалело мигнул, перевёл взгляд на побелевшего Мэллоу, - тот вцепился в его локоть, повиснув на сармате, и что-то булькнул Дальбергу. Тот схватился за вторую руку. Сармат изумлённо замигал.
  - А ведь ты, малец, полный идиот, - спокойно заметил Мэллоу, не выпуская локоть Гедимина. - А если он и впрямь подойдёт? Охрана-то примчится, но ты же треснешь снизу доверху - и доктор не зашьёт!
  По душевой прокатились нестройные смешки. Человек, заметно побледнев, подался в сторону банды Спаркса, быстро оглянулся через плечо, глубоко вдохнул и снова открыл рот.
  - По себе знаешь, да, Мэлли? Да вы все в слизи! Слизняки - вот как мы вас назовём! Целая куча слизняков! Хорошо быть слизнем, да, Мэлли?
  Гедимин молча следил за ним. Докричав, человек подошёл к банде Спаркса и остановился на самом краю, куда капли воды еле долетали, - ближе места не было. Он попытался пройти к душу, но первый же крупный "боец", схватив его за плечо, отшвырнул его обратно на проход.
  - Это называется "подсосок"? - спросил сармат, покосившись на Мэллоу. Тот с облегчённым вздохом выпустил его руку.
  - Учишься, механик. Какой-то тупица из бескодных. Спаркс припугнул или наобещал чего - и вот, идёт и орёт.
  - Давай на выход, - буркнул Дальберг. - Пора.
  Мэллоу не сказал ни слова, пока не вышел из предбанника и не оделся. Гедимин следил за колыханиями толпы, - к его группе приближались, смотрели издалека, но вплотную не подошёл никто. "Сегодня новичков нет," - отметил про себя сармат. "Значит... А это что-нибудь значит?"
  - Эй, слизняки, слушайте сюда! - повысил голос Мэллоу, хлопнув себя по бёдрам, и группа развернулась к нему. - Завтра - день взносов. Все об этом помнят?
  "Бойцы" отозвались разочарованным гулом. Мэллоу поднял руку, призывая к молчанию.
  - Мы кое-что изменим. С завтрашнего дня взносы - всего три койна! Но...
  Его голос едва не утонул в гомоне - всем вдруг понадобилось заговорить, и Гедимин недовольно сощурился, прикидывая, не пора ли рявкнуть.
  - Но! - сердито крикнул Мэллоу. - Мы вводим научный налог. Что это такое? Я объясню. Вы тут все не дураки, верно? Кто-то даже читает книжки. А ваш лидер мается от скуки, запертый в одиночке. С завтрашнего дня чтобы каждый, у кого книжки есть, одну дал мне! Потом другую, и так, пока все не переберёте. Не бойтесь, вернём всё, и быстро. Кто-нибудь принёс с собой учебник по ядерной физике?
  Люди переглянулись, кто-то неуверенно засмеялся.
  - Плохо, - буркнул Мэллоу. - Короче, брать будем всё, но чем научнее, тем лучше. А про ядерную физику я не шутил! Кто достанет - будет моим сменщиком. Всё ясно?
  Только теперь, когда Мэллоу замолчал, Гедимин заметил, как в помещении тихо. Все - и хаотичная толпа по центру, и банды, удобно расположившиеся у стен, смотрели на Джона и его группу и молчали. Потом кто-то засвистел, но неуверенно - и вскоре свист оборвался.
  - Мэлли, ты рехнулся, - с сожалением сказал кто-то из банды Джайна - белокожий, в отличие от большинства его бойцов. - Кучка психов! И ты хочешь, чтобы мы - мы! - к тебе пришли?!
  - Да вали ты к чёрту, Рори, - отмахнулся Мэллоу. - У тебя никогда не было ни мозгов, ни гордости. Ты не придёшь - найдутся другие.
  - Кто? - Рори старательно ухмыльнулся, но Гедимин видел, что его лицо перекошено. - Безногий Винки? Он твой боец? Или полоумный теск из одиночки? Ну-ну, Мэлли! Выйди сегодня на прогулку - посмотрим, кто тебе поможет!
  Охранники, опомнившись, отделились от стен. По комнате пронёсся грохот металла.
  - Тихо! - рявкнул один из них. - Все в строй - и по камерам! И без фокусов, ясно?!
  Гедимин, Мэллоу и Дальберг добрались до своих камер одновременно. Сармат остановился, высматривая в толпе Рори - по его мнению, боец Джайна просто напрашивался на затрещину. Мэллоу, сдавленно охнув, толкнул сармата к открытой двери камеры.
  - Механик, не вздумай! Им же этого и надо...
  Кто-то пронзительно засвистел.
  - Что будешь делать на прогулке? - спросил Гедимин. Мэллоу отмахнулся.
  - Ничего не будет, механик. Я не подставлюсь, а Рори в толпу не полезет. Амбал, но редкий трус!
  ...Гедимин, отложив книгу, следил за проходящими по коридору, пока не увидел, как Дальберг и Мэллоу подходят к двери. Джон, воровато оглядевшись, забросил в камеру сармата контейнер с водкой.
  - Вот видишь? - перехватил он озадаченный взгляд Гедимина. - Главное - не подставляться.
  
  09 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Ну как, механик? - спросил, поравнявшись с Гедимином, Джон Мэллоу. - Хоть что-то путное попалось?
  Сармат покачал головой.
  - То же, что и в библиотеке. Вернёмся - отдам.
  Мэллоу виновато вздохнул.
  - Ну, что же тут поделаешь? Тут у нас не университет - ни профессоров, ни студентов сюда не заносит.
  Гедимин ничего не ответил. Он вместе с растянувшейся колонной, на ходу превращающейся в толпу, шёл к выходу из ангара и следил за движением человеческой массы. Как он теперь видел, она вовсе не хаотично колыхалась и перетекала из помещения в помещение, - ещё в пути находили друг друга и собирались вместе "бойцы" разных банд. Гедимин нашёл взглядом Джайна - рослый тёмнокожий самец был виден издалека; потом, не без труда, разыскал Спаркса, а за ним - двоих преемников Теданя. В одной из "азиатских" банд мелькнул и сам Тедань, угрюмый и какой-то съёжившийся. Сармату на секунду стало не по себе, затем он вспомнил, как ему зашивали рану на левом боку, и он презрительно сощурился. "Ты хотел иерархии? Вот она. Живи с ней."
  - Механик Джед! - окликнули сармата, едва толпа перебралась из ангара в вестибюль. Пока он глазел на чужие банды, его собственная группа уже собралась в плотный комок и даже захватила пространство у стены. Из толпы послышались нарочито громкие смешки и попытки засвистеть - пока одиночные, неуверенные. Гедимин, отойдя к своей группе, расстегнул комбинезон и стал раздеваться, следя вполглаза за поведением "макак".
  - Давай сюда, - Мэллоу ловко отобрал у него использованные "расходники" и передал одному из "бойцов". Тот, собрав столько предметов, сколько мог удержать в руках, пошёл к контейнерам. Гедимин одобрительно хмыкнул.
  - Организация, - тихо сказал Мэллоу, остановившись рядом с ним. - Всё, что мы можем предложить, механик. Ни силы, ни красивых прыжков, ни мастерства в подставах. Только простая организация...
  Гедимин перевёл взгляд на банду Джайна. Его ближайшие "товарищи" вручили свои "расходники" тем, кто помельче и послабее на вид; ближний круг Джайна давно уже снял комбинезоны и теперь показывал всем вокруг мышцы и татуировки, остальные люди бродили от контейнера к контейнеру - каждый со своими вещами.
  - Хорошо придумал, - тихо сказал сармат, окинув свою группу задумчивым взглядом. "Да, с силой у них не очень. И прыжки... Да, они далеко не упрыгают."
  Его взгляд уткнулся в Винсента Моро. Бывший боец Джайна стоял, прислонившись к стене; фиксаторов на его ноге уже не было, но выглядела она нездорово - полосатая и слегка распухшая. Колено вроде бы начало сгибаться, но ходил Винки медленно, по возможности придерживаясь за стену. Люди Джайна, проходя мимо него, оборачивались и ухмылялись; Гедимин, заметив это, двинулся вперёд и перехватил взгляд ближайшего "бабуина". Продолжалось это меньше секунды, но человека передёрнуло, и ухмылка с его лица пропала. Гедимин скользнул взглядом по остальным лицам - те, кто оказался в "хвосте" банды, ускорили шаг.
  - Правильно, - прошептал Мэллоу, крепко сжав руку сармата. - Винки, иди сюда. Парни, помогите ему!
  - Да ну, - досадливо отмахнулся Винсент и широко расставил руки, хватаясь за края дверного проёма. Группа Мэллоу входила в душевую вслед за бандами, обогнав хаотичную толпу. Гедимин хмыкнул.
  - Сегодня будешь распределять поток? - спросил он. Мэллоу поморщился.
  - Сегодня - не дадут. Пойдём, механик. Нам сейчас надо подумать о себе.
  Они заняли один душ - тот же, что и в прошлый раз. Гедимин, отойдя к стене, следил за бандами. Шум воды заглушал большую часть слов, но сармат видел, что "внешний круг" бойцов Джайна общается между собой, толкаясь и пересмеиваясь, а вот "внутренний", собравшись в плотную группу, следит за компанией Мэллоу. Сармат досадливо сощурился. "Опять что-то будет? Надо присматривать за Мэллоу..."
  Из прохода между предбанником и душевой донёсся звук падения, и знакомый голос выкрикнул ругательство. Гедимин развернулся на шум и увидел Винки. Тот, неловко завалившись набок, привстал на руку и попытался выпрямить ноги; сармат двинулся к нему, но человек, остановившийся неподалёку, неожиданно пнул Винки по голени, и тот снова растянулся на полу. Окружающие расхохотались. Винки дёрнулся, что-то крикнул, снова попытался встать, - его ударили под локоть, уронив лицом на мокрый пол.
  "Их трое," - щёлкнуло в мозгу сармата, присмотревшегося к лицам. "Трое зачинщиков, остальные просто так..."
  Долю секунды спустя он, отшвырнув в сторону двоих "весельчаков", схватил Винсента под мышки и вздёрнул на ноги. Тот охнул, втянул ртом воздух - и с яростным воплем закрыл лицо руками, - третья "макака" плеснула ему в глаза мыльный раствор.
  Увернуться она не успела - Гедимин даже удивился, как далеко может отлететь лёгкое человеческое тело. Оттуда, где оно упало, проехав пару метров по мокрому полу, донёсся отчаянный вопль, и тут же кто-то заорал рядом с Гедимином. Сармат развернулся, подумав, что кто-то снова издевается над Винки, но тот стоял спокойно, выставив перед собой кулаки. В нескольких шагах от него на полу сидел один из "весельчаков", прижимая руку к груди.
  - На помощь! - кричал он, посекундно искажая лицо в мучительной гримасе. - Рука... ох-х! Помогите, чего вы ждёте?!
  Из тех, кто был вокруг, никто не бросился на помощь - наоборот, вся толпа, побледнев, отхлынула в сторону. Гедимин насмешливо ухмыльнулся, но в следующую долю секунды ему в висок ударил разряд станнера, а потом разряды накрыли всю душевую. "Hasu!" - беззвучно выдохнул сармат, растягиваясь на полу и дёргаясь в мелких, но частых судорогах. "Охраны... тут... не хватало!"
  - Стоять! - запоздало заорал экзоскелетчик, вваливаясь в душевую.
  - Направо! - скомандовал второй, выглядывая из-за его плеча. - Вот, это здесь. Теск... двое раненых... Ясно, зови подкрепление!
  - Оф-фиц-цер, - пробормотал, мелко подёргиваясь, тот, кто недавно звал на помощь. - Тес-ск... напал... моя рук-ка!
  - Ясно, - буркнул охранник, поворачиваясь к напарнику. - Алваренгу позвал?
  - Хорош командовать, майор нашёлся, - буркнул тот. - Камеры просмотри!
  ...Одевались они уже в комнате для допросов - все четверо, включая Винки. В дверях маячил экзоскелетчик, из-под его руки выглядывал мрачный Мэллоу, пристёгнутый к броне охранника магнитными наручниками.
  - Очень скользкий пол, - развёл руками один из "пострадавших"; на его щеке проступил свежий кровоподтёк. - Я никак не мог подняться. Может, я и зацепился за чью-то ногу. Но я никого не бил, сэр. А этот теск швырнул меня в стену. Вот, посмотрите...
  Он ткнул пальцем в потемневшую скулу. Охранник поморщился.
  - Я там был, сэр, - подал голос Мэллоу. - Джед просто отодвинул его, чтобы пройти к Винки... заключённому Моро. А он не удержался на скользком полу. Да, Джед?
  - Я никого не бил, - буркнул Гедимин, сердито щурясь на допросчика. Тот, не задавая никаких вопросов, смотрел на заключённых и кривился, будто хлебнул лимонной кислоты.
  - Пора душ закрывать, - вздохнул один из охранников. - Опять, как в том году...
  - Посмотрим, - буркнул допросчик. - Теска - наверх, остальных - по камерам. Если на следующей неделе опять будет скользкий пол, душевую закроем на месяц. Вопросы?
  ...Пока с Гедимина снимали наручники, второй охранник бросил на незастеленную койку свёрток с его бельём и прочими принадлежностями.
  - Бумагу ему нести? - спросил он у напарника.
  - Да на кой, он же теск, - пробормотал тот, толкая сармата в спину и быстро отступая к выходу.
  Дверь захлопнулась, на метр уйдя в глубину стены. Сармат потёр запястье и сел на койку, лениво разглядывая свёрток и торчащие из него куски ткани. Внутри виднелся относительно крупный тёмный предмет; Гедимин развернул тряпки и достал смарт. Из слотов торчали диски, так и не возвращённые владельцам, - всё "чтиво", которое удалось найти в банде Мэллоу.
  "Не отобрали," - сармат удивлённо хмыкнул, повертел устройство в руках и переложил в нишу. Через несколько минут он устроился на застеленной койке со смартом, прикреплённым к ладони, и развернул голографический экран. В камере было непривычно тихо.
  "Всё-таки подловили," - сармат досадливо поморщился, вспоминая ухмылки "пострадавших". "Видимо, Спаркс. Значит, в душевой очень скользкий пол..."
  
  17 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Охранник встал в проходе и расставил металлические "клешни", перегородив экзоскелетом широкий проём.
  - У тебя пять минут!
  В душевой было непривычно пусто, тихо и сухо - из душевых агрегатов работал только один. "Давно не мылся в одиночестве," - думал Гедимин, сдирая с кожи невидимый, но ощутимо липкий слой накопившихся выделений. Похоже, Кенен был прав, и местная пища на девяносто девять процентов состояла из Би-плазмы, - внутренности сармата успешно её переваривали, не подключая резервную выделительную систему.
  - Готов? - охранник отступил с дороги, выпуская сармата в предбанник. - Одевайся.
  Тюремный ангар встретил его негромким, но отчего-то радостным гулом. Сармат, проходя мимо камер, видел, как одни поднимаются и подходят к решёткам, а другие отодвигаются к стене и кривят губы. Кто-то вскинул руку в приветственном жесте - кажется, это был Винки, но разглядеть его сармат не успел - его вели по коридору быстро, крепко держа за скованные руки.
  - Механик Джед! - Мэллоу стоял у решётки, широко улыбаясь. Под его глазами темнели кровоподтёки, веки заметно припухли. Дальберг сидел на койке и хмурился, держа на колене забинтованную ладонь. Сармат досадливо сощурился.
  - Что тут было? - спросил он, едва охранники ушли. - Тебя избили?
  Мэллоу ухмыльнулся.
  - Пытались! Но наша банда кое-чего стоит. Плюнь, механик, это всё ерунда. К нам пришли двое из банды Джайна. Джайн, само собой, не в духе. Прости его за несдержанность!
  По коридору прокатилась волна бурчания, приглушённой ругани и неубедительных смешков. Гедимин мигнул.
  - Что, опять платить выкуп?
  Мэллоу мотнул головой и улыбнулся шире прежнего.
  - Мы набираем силу, теск, - прошептал он. - Ещё пара недель - и в душевую выйдет наш патруль. Только ты держись, не подставляйся! Это твоё выбытие... Если бы не ребята Джайна, нам бы мало не показалось.
  - Почему они вступились? - спросил сармат.
  - Потому что ты прикрыл Винки, - ответил Мэллоу, показывая Гедимину два больших пальца. - Двое уже с нами, ещё один думает. Жаль, чтива у них нет. Не те ребята, чтобы носить с собой книги.
  Сармат хмыкнул.
  - А что было в том году? Из-за чего закрывали душевую?
  Мэллоу поморщился.
  - Так, делёж территории. Как сейчас, только хуже. Охранники не любят во всём этом разбираться, - начался беспорядок, и душевую закрыли. Потом пошли жалобы, и её открыли снова. Надеюсь, до этого не дойдёт. Ох, и неудобно мыться в камере!
  Сармат сел на койку, задумчиво щурясь на защитное поле. "Зачем я во всё это полез? "Макаки"-охранники - и те умнее меня... Но со Спарксом надо что-то делать. Даже если мыться придётся в камере."
  
  21 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Внимание! - заорал в коридоре охранник, заглянувший в едва приоткрывшуюся дверь. Гедимин, только-только подобравший контейнеры с водой и ещё даже не успевший вскрыть упаковку и наполнить стакан, удивлённо мигнул. В противоположной камере зашевелился Мэллоу, стаскивая одеяло с сонного Дальберга. Тот вяло сопротивлялся.
  - Внимание всем! - крикнул охранник, с грохотом вваливаясь в коридор. - Каждый, кто услышит свою фамилию, собирает вещи! Через пятнадцать минут - на выход!
  Сармат снова мигнул, но охранник, ничего не объясняя, уже зачитывал имена. Коридор радостно загудел. Экзоскелетчик грохнул кулаком о кулак, требуя тишины, и продолжил чтение списка. Гедимин сбился со счёта на третьем десятке.
  Охранник вышел, и ангар снова наполнился гулом. Мэллоу, подойдя к решётке, шумно вздохнул.
  - Куда их ведут? - спросил Гедимин, наливая воду в стакан. - Завтрака ещё не было...
  Мэллоу хмыкнул.
  - А, так ты не знаешь... Сегодня двадцать первое, день лунной амнистии. Везёт бескодным! Сейчас освободится два десятка камер...
  Гедимин озадаченно посмотрел на него.
  - Почему их выпускают?
  - Праздник, - буркнул разбуженный Дальберг, вытирая умытое лицо. - Так принято.
  "А, ещё одна традиция," - Гедимин, досадливо щурясь, уже думал о другом.
  - Из наших многие ушли?
  Мэллоу громко фыркнул.
  - Да ну! Я не принимаю тех, кому сидеть меньше недели. Смысл с ними связываться?
  Гедимин задумчиво сощурился.
  - А там могут быть студенты...
  Мэллоу и Дальберг переглянулись.
  - Студенты? У студентов есть деньги на мелкий штраф. И нет времени рассиживаться, - вздохнул Джон. - В общем, не переживай. Все наши с нами. А между тем... сегодня праздник, верно? Дальберг, сегодня - никакого пива! Только виски с содовой. И для Джеда тоже.
  Из коридора донёсся протяжный свист.
  - Эй, Мэлли! Откуда столько денег? Ты ещё должен Джайну, не забыл?
  Гедимин озадаченно мигнул. Мэллоу поморщился.
  - Опять за своё... Дальберг, держись охранника, понял? Никуда не отходи! С этих ублюдков станется...
  - Это человек Джайна? - голос кричавшего показался Гедимину чересчур тонким, непохожим на звуки, издаваемые крупными самцами в окружении Джайна. Мэллоу скривился.
  - Кто-то из бескодных рвёт глотку. Спаркс так всюду и лезет. Думает, я спутаю его с Джайном. Я два года любовался на этих уродов... - он сжал кулаки и на секунду стиснул зубы. Гедимин задумчиво сощурился.
  - Уверен, что Спаркс? Хорошо...
  
  23 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Толпа, скопившаяся перед входом в душевую, наконец перестала клубиться. Те немногие, кто ещё не успел сдать одежду, бегали от контейнера к контейнеру. Одного из них исподтишка толкнули, и он качнулся в сторону, с грохотом врезавшись в полупустой ящик. "Пробегал мимо банды Спаркса," - отметил про себя Гедимин, устроившийся у стены и безмолвно наблюдающий за большой группой в углу у входа. Люди Спаркса заняли четверть вестибюля; плотное "ядро" расположилось у стены, остальные рыхлой толпой болтались вокруг, от скуки огрызаясь друг на друга, и ждали, когда охрана откроет душевую.
  - Их много, - прошептал он, тронув за плечо Джона Мэллоу - тот стоял рядом с сарматом и вполголоса что-то обсуждал с тремя темнокожими бойцами. - Раньше было меньше.
  - Кого?.. - Мэллоу проследил за его взглядом и поморщился. - А, подсоски, мелкая шваль... Спаркс собрал всё, что можно. У нас второй день нет новичков - они там...
  Гедимин сузил глаза.
  - На кой?
  Мэллоу ухмыльнулся.
  - Да мало ли на что сгодится малоценный идиот... Помнишь, как было с тобой и Винки?
  Сармат отмахнулся.
  - Им это на кой? - он присмотрелся к вяло колыхающейся толпе вокруг бойцов Спаркса. Кто-то подошёл слишком близко - и немедленно был схвачен и выкинут пинком под зад во внешний круг.
  Мэллоу тяжело вздохнул.
  - Трудно объяснить, механик. Тебя-то не запугаешь...
  "Один пытался," - Гедимин нашёл в толпе неприметный затылок Спаркса и недобро сощурился. "Пора завязывать с этой традицией."
  ...Группа Мэллоу вошла в душевую последней, обогнав только неорганизованную толпу "отбросов". Бойцы Джайна, увидев прибывших, насмешливо засвистели, Гедимин молча показал в их сторону кулак и отошёл от стены, устроившись на краю водяного распыления. Он следил за бандой Спаркса.
  Он рассчитывал, что в душевую одновременно войдут все - и "ядро", и новобранцы, но "внешняя" часть банды осталась на входе. Бойцы Спаркса, рассредоточившись, заняли четверть помещения; их было много, но стояли они неплотно, не считая самого ближайшего "кольца". Один подручный, присев, мыл главарю ноги, другой стоял перед ним и, судя по сосредоточенному лицу, выслушивал указания, третий намыливал ему спину.
  - Механик Джед! - Мэллоу, подойдя, с тревогой заглянул сармату в глаза. - Ты чего? Так прямо они не сунутся. Лучше следи за Джайном, там дураков хватает.
  Гедимин молча качнул головой. Он уже видел траекторию - мимо "бойца", задумавшегося о чём-то с мочалкой в руке, мимо двоих, обменивающихся тычками и наскакивающих друг на друга, немного наискось под ноги одному из подручных... Он взял свою мочалку за хвост, проследил за падающими с неё хлопьями пены, и беззвучно хмыкнул. "Значит, скользкий пол?"
  Достаточно было оттолкнуться и не пытаться устоять, - сармат растянулся всем телом на мокром, закапанном мылом покрытии. Кто-то, вскрикнув, успел шарахнуться назад, кто-то, задетый вскользь, с размаху сел на пол и заорал, но летящий "снаряд" уже не мог ни остановиться, ни замедлиться. Пальцем оттолкнувшись от поверхности и подкорректировав траекторию, сармат выпрямил поджатые ноги и зашлёпал ладонями по полу, изображая попытку остановиться. Он услышал три вопля, слившиеся в один, и негромкий влажный хруст, и прижал руки к поверхности - пора было тормозить. Его протащило ещё полметра; потом нога уткнулась во что-то упругое, и снова раздался вопль. Сармат приподнялся, набрал в грудь побольше воздуху и заорал, выгибаясь в дугу и подтягивая колено к груди.
  - Hasu!!!
  Станнеры включились секунду спустя. В Гедимина попали не сразу - он успел перевести дух и снова открыть рот. Разряд прошёл от скулы до макушки, и сармат растянулся на полу, довольно щурясь, - можно было уже не притворяться. "Правое колено," - напомнил он себе. "Хромать и цепляться за стену. Орать, что мне больно. Кажется, так это делается?"
  ...Алваренга отвёл датчик от вытянутой ноги сармата и, сдвинув брови, коротко ткнул его кулаком в грудь.
  - Пошёл вон!
  - Мне больно, мартышка, - Гедимин попытался изобразить хныканье, но вышло совсем неубедительно, и Алваренга, взглянув на него исподлобья, жестом подманил охранников.
  - Забирайте. У меня тут и так - трое с переломами, один полутруп. Закройте душ, а? Кто-нибудь сдохнет - потом не отпишетесь!
  Экзоскелетчик, до сих пор молча стоявший у стены, тяжело вздохнул.
  - Да, пора бы. Но начнут резвиться на прогулках. Ладно, хватит болтать. Гедимин Кет! Встать, руки за голову!
  ...Бронированная дверная створка глубоко ушла в паз, и защитное поле встало над ней, отрезав камеру Гедимина от коридора. Сармат, сев на койку, пошевелил пальцами ног - основной удар пришёлся на них, а драться Гедимин отвык, и ушибленные костяшки теперь поднывали. "Трое с переломами и полутруп," - повторил он про себя, задумчиво щурясь. "Кажется, сработало. Интересно, это их успокоит - или, наоборот, разозлит?"
  
  25 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Засовы лязгнули, втягиваясь, и длинная дверная створка выехала из глубокого паза. Гедимин, удивлённо мигнув, повернулся к открытой двери и выключил смарт - похоже, на спокойное чтение рассчитывать не следовало.
  - К выходу спиной, руки за спину! - отрывисто скомандовал экзоскелетчик, заглядывая в дверь. Рядом стоял ещё один; третьему у дверного проёма места не хватило, и он отошёл, держа дверь на прицеле ракетомёта. Гедимина заковали и быстро куда-то повели. Он открыл рот, но сопло ракетомёта больно ткнуло его под рёбра, и сармат досадливо сощурился. "Ну что ещё?!"
  В комнате для допросов, кроме привычных жёлтых экзоскелетов, его ждал жёлто-синий, и Гедимин, увидев его, удивлённо мигнул. "Лунный флот? Опять что-то сломалось?"
  - Гедимин Кет, - протянул один из "жёлтых", заглянул в экран наручного смарта и брезгливо поморщился. - Два побега, драки, избиения. Крайняя неблагонадёжность.
  "Жёлто-синий" угрюмо кивнул.
  - Знаю, что не белое облачко. Но ушастым ничего не объяснишь. Вы его хоть как-то контролируете?
  - Разумеется, - отозвался "жёлтый". - У него внутри два чипа, ещё отслеживатель...
  Браслет на руке сармата часто замигал. Космофлотчик хмыкнул.
  - Не слишком-то убедительно. Что там насчёт чипов?
  Второй "жёлтый" молча щёлкнул "клешнёй" экзоскелета, и Гедимин, стискивая зубы и сдавленно шипя, осел на пол. Его подняли, но, едва отпустили, тело с расслабленными мышцами повалилось обратно.
  - Неплохо, - услышал он голос космофлотчика. - Значит, готовить каюту на троих?
  - Грузовой отсек, - буркнул кто-то из охранников. - С цепями и "сивертсеном".
  Повисло молчание. Гедимин шевелил пальцами, радуясь вернувшемуся контролю над телом, и прислушивался к утихающему сердцебиению.
  - Поднимайте! - скомандовал космофлотчик. - Он нас слышит?
  Под Гедимина подпихнули жёсткий стул со спинкой и, прислонив его к ней, заставили выпрямиться. Перед его глазами уже светилась голограмма - сделанный издалека снимок огромного причудливого корабля, окрашенного в жёлтый и красный. Это была ребристая сфера, от которой расходились пупырчатые дуги. В просвете одной из них виднелось жёлто-синее пятнышко - спрингер лунного флота.
  - Миана, - прошептал сармат, чувствуя, как губы складываются в кривую ухмылку. "Эта штука никогда не была на планете. Она не может ни взлететь, ни сесть..."
   - Они утверждают, что ты имел дело с их кораблями, - сказал космофлотчик. - И только ты способен это отремонтировать. Они требуют, чтобы мы доставили тебя на борт.
  Гедимин мигнул.
  - Я преступник, - напомнил он, шевельнув скованными руками. В этот раз "цепочки" магнитных браслетов подтянули до минимума - руки плотно прижались друг к другу и двигались только вместе.
  - Мне доложили, - угрюмо отозвался космофлотчик. - То, что я слышал от ушастых, - правда? Ты сможешь это починить?
  Снимок на голографическом экране сменился другим, сделанным с небольшого расстояния. На нём была часть дуги, надломленная и будто взорванная изнутри. Из зияющего пролома торчали расколотые балки, над дырой клубился красноватый пар. Гедимин задумчиво сощурился.
  - Нормальных чертежей не дали?
  Космофлотчик на несколько секунд замялся, оглянулся на "копов" и пощёлкал проектором. Гедимин ждал, что появятся новые голограммы, но их, похоже, было всего две - и ни одного нормального чертежа.
  - Понятно, - буркнул он. - Почему сами не починили?
  Космофлотчик поморщился.
  - Мы предлагали им лучшую помощь, - угрюмо сказал он. - Им подавай тесков.
  Он покосился на ближайшего охранника.
  - Вы уверены, что всё под контролем? Тащить преступника в космос...
  Гедимин сердито сощурился.
  - Я не напрашивался. Ищи других тесков, благонадёжных.
  - А он дело говорит, - пробормотал один из охранников. Космофлотчик сдвинул брови.
  - Если они уйдут к Земле, совет нам не простит. Придётся рискнуть. Когда будете готовы? Послезавтра?
  
  26 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Что, уже летим? - Гедимин, едва успевший доесть обед, с удивлением взглянул на охранника, возникшего в дверях. Тот нахмурился.
  - У тебя две минуты, - он щёлкнул по запястью. - Пойдёшь с нами.
  До космодрома его не довели - остановились в комнате для допросов. В этот раз по ту сторону стеклянной стены было меньше "копов", но больше космофлотчиков, - они даже не все поместились и выглядывали друг у друга из-за плеча.
  - Этот теск? - спросил один из них, с интересом глядя на Гедимина. - Не видел его без скафандра.
  - И лучше бы не видеть, - пробормотал другой, на мгновение подняв взгляд на лицо сармата и тут же отведя в сторону. Его передёрнуло. Гедимин невесело ухмыльнулся. "Чего недовольны? Сами сделали. До вас я выглядел не так..."
  - Чего надо? - спросил он, когда молчание затянулось. Космофлотчики посмотрели на того, кто вылез вперёд и закрыл большую часть обзора. Тот кашлянул и заговорил, стараясь не глядеть сармату в лицо.
  - Ты взялся отремонтировать корабль мианийцев. Мы хотим, чтобы ты подготовил наших ремонтников. Научил их обращению с подобными механизмами.
  Сармат мигнул.
  - Пусть идут со мной. На месте всё увидят.
  Космофлотчики переглянулись. Один из них судорожно сглотнул и подался назад. "Ремонтник?" - Гедимин с ухмылкой попытался перехватить его взгляд, но человек упорно смотрел себе под ноги.
  - Достаточно будет... теории, - сказал тот, кто стоял впереди - Гедимин про себя обозначил его как "переговорщика". - Ты можешь рассказать, как это всё устроено? У нас есть снимки поверхности и внутренних частей. Можешь дать по ним пояснения?
  Сармат покачал головой и досадливо сощурился. "Похоже, дело было не в Кенене. Мианийцы вообще никому не дают чертежей. Какие-то найанские традиции. Мало было мне мартышечьих..."
  - Я не знаю, - буркнул он. - Знают мианийцы. Спроси у них.
  Космофлотчики озадаченно переглянулись. Тот, кто стоял рядом с ремонтником, подтолкнул его вперёд; экзоскелетчик что-то буркнул и попятился.
  - Не знаешь? - повторил переговорщик, недоверчиво глядя на сармата. - То есть? Мианийцы говорят, что ты лучший ремонтник для их кораблей в этой звёздной системе. А ты даже двух слов не можешь сказать об этих кораблях?
  Сармат поморщился.
  - Глупо звучит, - буркнул он. - Но это правда. Я скажу, что знаю. Если это поможет...
  Переговорщик, состроив сложную гримасу, схватил ремонтника в экзоскелете за плечо и вытолкал к самому стеклу.
  - Слушай и фиксируй! Других спецов у нас тут нет.
  Человек на мгновение поднял взгляд на Гедимина, заметно побледнел и наклонил голову, будто хотел рассмотреть что-то внутри экзоскелета.
  - Там внутри, - Гедимин на секунду замолчал, подбирая слова. - Оно там живое. Есть кости, кровеносные сосуды, всякие покровы. Так вот, если оно разорвано, но не обуглено, - ищи длинные твёрдые штуки. Самые длинные. Их скрепляй. Потом соединяй сочащиеся трубки по цвету. Если всё правильно, оно само продолжит. А если обуглено, сначала счисти мёртвые ткани. Если в ямке появится жижа...
  Космофлотчик булькнул и подался назад, едва не придавив соседа к стене.
  - Хватит про жижу, - пробормотал он. Гедимин озадаченно мигнул. "Чего он такой бледный?"
  - Он что, ранен? - спросил сармат у переговорщика, поспешно выступившего вперёд. - Покажи его медику.
  Теперь булькнул переговорщик - но, по крайней мере, бледнеть не стал, и сармат решил, что за него можно не бояться.
  - Это всё, что ты сказал... - судя по интонации, человек тоже с трудом подбирал слова. - Это об устройстве мианийских кораблей?
  Сармат досадливо сощурился.
  - Ну да. То, о чём ты спрашивал. Я не виноват, что они такие.
  - П-понятно, - пробормотал переговорщик, оглядываясь на своих спутников. Все они, и даже одинокий прижатый к стене "коп", выглядели крайне озадаченными.
  - Один из твоих людей поедет с ним, - сказал переговорщик бледному ремонтнику. - Он прав. Это надо видеть своими глазами. Всё записал? Прокрутишь своим, чтобы были готовы.
  Ремонтник вяло кивнул. Гедимин настороженно следил за ним, опасаясь, что человек вот-вот стечёт по стене, - он явно был ранен и постепенно терял кровь, пока тупые "макаки" бессмысленно на него таращились.
  - Эй, ремонтник! - сармат повысил голос, надеясь, что связь ещё не отключили. - Тут есть врач. Если плохо, зайди к нему.
  Охранник крепко взял Гедимина за плечо и поднял с кресла.
  - Пошли, медик. Без тебя разберутся.
  
  27 июля 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк - лунный рейд, корабль "Миикья"
  С утра в коридоре загромыхало - кто-то оставил приоткрытым смотровое оконце, и сармат слышал каждый звук. Вскоре после побудки ему принесли воду и крошечную упаковку галет - судя по вкусу, из чистейшей Би-плазмы. Не успел Гедимин их доесть, как грохот затих, и дверь начала открываться.
  - Слушай сюда, - хмуро сказал охранник, вставая в проходе. - Через час вылет. Пойдёшь без браслетов. Без фокусов, ясно?
  Гедимин кивнул. "Из-за скафандра," - подумал он, выходя в коридор - впервые за полгода без гирлянды неудобных наручников. "В браслетах его не наденешь. А без скафандра от меня мало пользы."
  В этот раз его в скафандр не заталкивали - оба охранника стояли поодаль, терпеливо дожидаясь, пока он проверит все механизмы и сам заберётся внутрь, и на всякий случай держали его на прицеле - сначала под кинетическими винтовками, а потом, когда сармат влез в броню, взялись за ракетомёты. Оружие Гедимина не волновало - охранники не выглядели идиотами, способными стрелять ракетой в упор; а вот пропажу ипроновых пластин в районе висков он заметил и недовольно сощурился. "Грёбаные чипы! Ладно, лишь бы на кнопки не жали. Тыкнет кто-нибудь, и сорвусь с корабля к центру масс..."
  В приоткрытую дверь ангара заглянул человек в лёгком жёлто-синем экзоскелете - сильно облегчённом и переделанном "Тилацине". Увидев сармата, он выпустил дверную створку и подался назад. На грохот обернулся один из охранников.
  - Мистер Лим? Ждите на выходе, мы вас заберём.
  "А вот и ремонтник," - Гедимин настороженно сощурился. "Ладно, пусть смотрит. Полезет под руку - отгоню."
  Лим подошёл к ним, едва охранники вывели сармата из ангара, и встал чуть сбоку от одного из них.
  - Идите вперёд, - сказал "коп", махнув стальной "клешнёй" в его сторону. - Так, чтобы мы вас видели.
  - Мне здесь будет спокойнее, - отозвался Лим. - Ваши ракетомёты... Так необходимо держать их заряженными?
  Охранники дружно хмыкнули.
  - Это для вашей же безопасности, мистер Лим, - сказал один из них. - Здесь опасный преступник.
  - У меня есть оружие, - сдержанно ответил ремонтник. Охранник презрительно фыркнул.
  - Вы не понимаете, о чём говорите. Не отходите от нас ни на шаг!
  Гедимин едва заметно ухмыльнулся. "Правильно. Сиди с охранниками и не лезь под руку."
  На космодроме, потеснив с удобной полосы пассажирские барки, стоял патрульный спрингер. Гедимин собирался пройти мимо, но охранники подтолкнули его к открытому грузовому шлюзу. "А. Наверное, "макакам" неудобно летать в модулях," - подумал сармат, входя в трюм. Там его уже ждали - двое из экипажа в рабочих скафандрах и жёлто-синий "Шерман".
  - Есть свободные места в жилом отсеке, - сказал экзоскелетчик. - Лим, вас ждёт капсула.
  - Не надо, - отозвался ремонтник, опускаясь на палубу и разглядывая цепи и скобы для крепления грузов.
  - Мы должны сопровождать теска, сэр, - с явным сожалением сказал один из охранников. - Находиться там же, где и он. Но если мы пробудем на рейде больше десяти часов, то придём в ваш отсек.
  Первым к палубе пристегнули Гедимина. Он занял удобное положение и следил, слегка поворачивая голову, как его закрепляют в скобах и обматывают цепями. Сверху легло защитное поле, закрыв обзор, и как размещались остальные, он уже не видел, - только почувствовал спустя томительно долгое время, как палуба дрогнула, и его вдавило в скафандр. Это продолжалось считанные секунды - затем включились гравикомпенсаторы, и сармат снова смог вдохнуть полной грудью. Запаса кислородных баллонов в скафандре хватило бы на сутки, и Гедимин решил, что лететь придётся далеко, - но не прошло и получаса, как его снова прижало к броне, но в этот раз вектор силы был направлен вбок. "Стыковка," - сармат пошевелил пальцами, проверяя их подвижность. "Скоро выпустят. Ещё один мианийский корабль..."
  Через пять минут убрали защитное поле, и над ним склонились трое в экзоскелетах.
  - Теск, ты нас слышишь? - спросил кто-то из охранников.
  - Да, - отозвался Гедимин. - Отстёгивайте меня.
  Он встал на ноги, не чувствуя ничего странного, - если не знать, что снаружи открытый космос, можно было бы подумать, что спрингер всё ещё стоит на лунном космодроме. Корабль отключил собственный антиграв, устроившись в гравитационном поле мианийской станции. Гедимин прикинул, где могут быть расположены стыковочные площадки, - и решил, что посмотрит на них снаружи.
  - На месте? - спросил он на всякий случай. - Как называется корабль?
  - "Миикья", - тщательно, по буквам, проговорил ремонтник Лим. - А меня зовут Тай Лим.
  - Угу, - буркнул Гедимин, недовольно щурясь. "Ну и зачем мне эта информация?"
  Внутренний шлюз открылся. В трюм заглянул "Шерман".
  - Как перенесли полёт? - спросил он и тут же без пауз продолжил:
  - Они ждут на главной палубе. Хотят видеть ремонтника.
  Гедимин мигнул.
  - У кого имплант? - спросил он, покосившись на своих спутников. "Не у них. Может, у местных?" - ему на секунду стало не по себе. "Надеюсь, мне не придётся вести переговоры."
  - Идём, - один из охранников подтолкнул его к шлюзу. - Мистер Лим, не отставайте!
  Их провели из трюма к главному шлюзу по осевому коридору, где экзоскелетчики могли идти плечом к плечу, одновременно присматривая за сарматом и держа его на прицеле. Гедимин мимоходом коснулся переборки и мечтательно сощурился - совсем рядом гудели турбины.
  - Шагай! - охранник, заметив заминку, толкнул его в плечо соплом ракетомёта. - Ушастые ждут!
  На главную палубу высыпали, как показалось Гедимину, все, у кого был боевой экзоскелет, и широкое помещение превратилось в тесный коридор, со всех сторон утыканный турелями. Скользнув по ним равнодушным взглядом, сармат посмотрел на существ, остановившихся вдалеке от него, в "углу", свободном от вооружённой охраны. Мианийцев было трое, все в жёлто-белых блестящих скафандрах, сверху покрытых металлическими волокнами; местами волокна приподнимались, сплетаясь в искривлённые шипы, лежащие вдоль тела. Один из инопланетян посмотрел на сармата, и складки "ушей" приподнялись с его плеч, стремительно расправляясь. Он издал несколько визгливых криков и склонился к палубе, опершись грудью на согнутую длиннопалую кисть. Гедимин молча наклонил голову, прижав к нагруднику сжатый кулак, и остановился, ожидая, что кто-нибудь возьмётся за перевод.
  - Они рады приветствовать вас на борту "Миикья", - перевёл ближайший к мианийцам экзоскелетчик, подозрительно глядя на сармата. - Вас, как... как очень умелого сарматского мастера. Они спрашивают, когда вы будете готовы к работе.
  - Переведёшь ответ? - спросил Гедимин. Лицо экзоскелетчика было прикрыто тёмным щитком, и явно не из-за того, что он боялся внезапной световой вспышки, - похоже, имплант в челюсть достался именно ему.
  Экзоскелетчик сдержанно кивнул бронированным шлемом и повернулся к мианийцам.
  - Я готов работать, - сказал Гедимин, глядя в лишённые радужки глаза под прозрачным щитком; мианиец не отводил взгляд, только зрачок пульсировал, постоянно меняя ширину. - Что произошло с кораблём? Какие повреждения он получил?
  Переводчик издал несколько взвизгиваний и скрипов. Мианийцы синхронно качнули "ушами", потом один из них ответил.
  - Как только вы закончите разговор, они пришлют челнок, - перевёл экзоскелетчик. - Корабль был... деформирован ростом, разрушен изнутри. Не стесняйтесь удалять лишнее, чтобы рост прошёл правильно.
  Гедимин мигнул.
  - Деформирован ростом? Что это значит?
  Экзоскелетчик поморщился.
  - Они дали понять, что этого достаточно. Что ты смотришь, теск? Моё дело - перевести!
  - Ладно, - сармат недовольно сузил глаза. - Тогда скажи им вот что: мне нужно будет, чтобы челнок остановился на расстоянии от повреждённого участка. Я осмотрю его и составлю план работы.
  Едва человек договорил, мианийцы зашевелились, переглядываясь и быстро двигая длинными пальцами.
  - Они говорят: вы можете действовать так, как вам удобно. Они видят, что вы работаете в одиночку, и надеются, что это для вас не будет слишком тяжело.
  Сармат снова мигнул - мысли мианийцев ходили какими-то странными путями, и переводчик тут помочь не мог.
  - Прошу прощения, - зашевелился за его плечом Тай Лим. - Скажите им, что я тоже буду... на борту этого челнока. Сколько в нём мест?
  Экзоскелетчик быстро перевёл. Мианийцы переглянулись, затем один из них протянул руку к Гедимину.
  - Он спрашивает, кто этот человек, и не будет ли он вам мешать, - сказал переводчик. По строю вооружённых экзоскелетчиков прошёл недовольный гул. Сармат едва заметно ухмыльнулся.
  - Это ремонтник Тай Лим, он учится. Пусть челнок его... учитывает, - ответил он. Мианиец коротко поклонился и издал протяжное мяуканье. Экзоскелетчик изобразил ответный поклон.
  - Они не возражают. Челнок будет прислан немедленно. Вас просят подойти к шлюзу и немного подождать.
  Гедимин, не оглядываясь, двинулся к открывающейся шлюзовой камере. Все вокруг зашевелились, покидая палубу. Уже войдя в камеру и обернувшись, Гедимин увидел на пороге Тай Лима, а за порогом - двоих охранников.
  - Пульт у меня, - мрачно сказал один из них. - Я слежу за вами обоими. Когда вернёшься?
  Гедимин задумчиво сощурился.
  - Сейчас полседьмого? Вернусь через восемь часов. Четыре часа буду отдыхать, потом продолжу.
  Шлюзовая камера закрылась раньше, чем охранник открыл рот. Гедимин так и не услышал, что он хотел сказать, - шлюз уже открывался наружу, в чёрную сферу, из стенок которой высовывались две плоские белые ленты. Едва сармат шагнул на гладкую поверхность, они затрепетали, обнаружив цель, и первая из них плотно обернула грудь Гедимина. Вторая повисла в вакууме, раскачиваясь из стороны в сторону. Сармат удивлённо мигнул.
  - Что... это... такое? - послышался в наушниках полузадушенный голос Тай Лима. - Что оно с вами делает?!
  - Это челнок, - буркнул Гедимин. Ветвящиеся ленты уже опутали его от ступней до подмышек, и обернуться он не мог.
  - Иди сюда. У нас мало времени, - добавил он, глядя на бесполезно болтающееся в пустоте щупальце челнока. Через несколько секунд оно рывком двинулось вперёд и подтащило упирающегося экзоскелетчика к сармату.
  - Стой тихо, - успел добавить Гедимин, прежде чем челнок втянул обоих пассажиров внутрь и закрыл последние проёмы в плетёных белесых переборках. Ленты всё ещё придерживали сармата, не давая ему потерять равновесие, но большая их часть размоталась и образовала тяжи от палубы до потолка. Сверху свесилось щупальце с расплющенным концом, в котором зияли несимметрично расположенные чёрные глазки. Сармат притронулся к передатчику, запоздало спохватившись, что не проверил, хранится ли в памяти устройства хоть один из снимков "Миикья". Он посмотрел на экран и увидел чёрное поле - память передатчика была пуста, как межзвёздное пространство.
  - У тебя есть снимки? - спросил он у Тай Лима, стараясь не показывать волнения. "Вот мартышки... и я не лучше... и как теперь объясняться с этой штукой?"
  - Н-нет, - отозвался ремонтник. Покосившись на него, Гедимин увидел, что его лицо побелело, а глаза расширились. "Ещё лучше," - мрачно подумал он, глядя в чёрные глазки челнока. "Если мы застрянем в этой штуке, нас хотя бы вытащат?"
  Челнок ждал команды. Палуба не колыхалась, вектор тяжести не менял направление, - мианийский шаттл неподвижно висел где-то рядом с кораблём лунарей, возможно, держась за него щупальцами. Гедимин досадливо сощурился.
  - Давай к пролому, - буркнул он, поднося к глазкам ладонь с растопыренными пальцами. Челнок дрогнул, вектор тяжести сместился, - теперь шаттл двигался вдоль борта мианийского корабля, постепенно набирая скорость. Гедимин посмотрел на свою ладонь - никаких координат на ней не было. "Интересно, что он понял," - сармату стало не по себе. "И какую команду сейчас выполняет? Найти четвёртую... четыре... найти чёрное? Ah-has-sulesh..."
  Челнок остановился. Тяжи, размякнув, свалились с потолка и тут же намотались на пассажиров. Одна из переборок быстро расплеталась, повисая неподвижными тросами в пустоте. Ещё секунда - и Гедимин увидел в проёме развороченный борт корабля.
  Челнок остановился там же, где висел дрон, сделавший для ремонтников снимок повреждений, - сармат сразу узнал ракурс, хотя и не смог оценить ни расстояние до пробоины, ни её размеры. Он взялся за передатчик, подключая модуль сигма-сканера, и через несколько секунд увидел на экране объёмную карту. Она ещё формировалась - сигма-лучи отмечали каждую неровность рельефа на своём пути и каждый элемент невообразимо сложной конструкции - но размеры уже можно было определить. "Сто сорок квадратных метров," - повторил про себя Гедимин. "Восемь метров в глубину. М-да, нескоро я отсюда выберусь..."
  Он подался вперёд, чтобы осмотреть края пролома, и налетел на плотную стенку кокона - челнок крепко держал пассажиров. Гедимин сдвинул петлю немного вниз и обнаружил на внутренней стороне множество присосок. Они от его действий удлинились, вытянувшись на тросиках, но от скафандра не отлипли.
  - Гедимин, - послышался в наушниках испуганный шёпот. - А оно нас не... переваривает?
  Что-то повисло перед лицом сармата, частично закрыв обзор. Он досадливо отмахнулся, но предмет оказался неожиданно крепко держащимся - рука сармата не сдвинула его ни на миллиметр. Гедимин нехотя перевёл на него взгляд и увидел всё тот же глазастый "пульт управления".
  - Надо ближе, - буркнул он, поднося к отверстиям растопыренную ладонь. Челнок качнулся назад. Когда Гедимин отдёрнул руку, расстояние между ним и "Миикья" возросло как минимум на двадцать метров.
  - Не так, - прошептал он, осторожно поднимая ладонь. В этот раз он поставил её почти вплотную к сенсорам - и челнок двинулся вперёд. Он не останавливался, пока Гедимин не опустил руку; теперь между сарматом и проломом в борту корабля были считанные метры.
  - Понятно, - прошептал он, разглядывая развороченные конструкции. Корабль в самом деле порвало изнутри - сармат видел шипы, проросшие сквозь балки каркаса, и многочисленные отростки на "артериях" - они бессмысленно болтались в вакууме, никуда не врастая. "Вот эта штука," - он направил сканер на ажурную "колонну", торчащую из дыры. Её основание составляли треснувшие балки "скелета", и она частично повторяла форму гигантской дуги - той части корабля, из которой она вырастала. "Деформация роста," - повторил про себя Гедимин. "Видимо, это оно. Вот это... образование. Лишняя деталь."
  Что-то коснулось его респиратора. Он увидел проросшее из кокона щупальце с воронкой на конце. Оно настойчиво тыкалось ему в лицо.
  - Гедимин, - жалобно позвал Тай Лим. - Чего ему надо?!
  Сармат покосился на ремонтника - тому тоже докучало воронкообразное щупальце, тянущееся к респиратору.
  - Подожди, - буркнул он, силой заставив себя не двигаться - щупальца не внушали ему доверия. - Это что-то полезное. Я сейчас проверю.
  Отросток моментально состыковался с его респиратором и в одно движение вскрыл его. В лицо Гедимину ударил поток свежего воздуха. Сармат вдохнул и закашлялся от неожиданности - это было больше похоже на холодный ветер с Атабаски, чем на вскрывшийся кислородный баллон или сквозняк в тюремных коридорах.
  - Кислород! - он обернулся к Тай Лиму, придерживая прилипший к респиратору "шланг". Впрочем, можно было и не держать, - щупальце уже выпустило отростки и намертво приклеилось к шлему сармата. Он осторожно потянул его и вымотал ещё три метра.
  - Кислород? - повторил экзоскелетчик, прикрывая респиратор стальной "ладонью". - Мне дать этой... вещи прирасти к шлему?
  Гедимин кивнул.
  - Это кислородный шланг.
  "А когда мы работали, такой штуки не было," - подумал он. "Или была, но мы не нашли, а Кенен не спрашивал?"
  Он прижал ладонь к "пульту управления", и через пару минут челнок уже стыковался с краем пролома. Из наушников доносились невнятные возгласы, - человек, вдохнув мианийского кислорода, перешёл на какой-то непонятный язык. Гедимин, обернувшись, осторожно постучал по его броне.
  - Выходим, - он указал на пролом. - Посмотрим вблизи. Тяни тросы аккуратно, не дёргай.
  Коконы, удерживающие пассажиров, уже расплелись, страховочные щупальца прилипли к их спинам, а кислородный шланг Гедимина пролёг вдоль шлема, выпустил присоски на затылке и сплёлся с одним из тросов страховки. Сармат подтянул его к себе, внимательно рассмотрел переплетающиеся отростки, хмыкнул и отпустил "верёвку", одновременно отталкиваясь от края палубы. Край пролома дрогнул, когда когти Гедимина впились в обнажённые волокнистые структуры, и сармату стало не по себе - но перебраться было некуда, всё, что он видел, так или иначе было живым.
  Тай Лим, высадившийся вслед за ним и вцепившийся в обломок балки, протяжно вскрикнул и отдёрнул руки. Тросы удержали его, но он сел на край пролома, прямо на лопнувшие под ним "паразитные" сосуды.
  - Замри! - Гедимин крепко схватил его за плечо и услышал ещё один вопль. - Оно вытерпит, если не будешь дёргаться.
  В наушниках раздались звуки, почти неотличимые от визга и мяуканья мианийцев.
  - Говори понятно, - сармат сердито сощурился. "Ещё этого не хватало! Он что, тоже из другой Метагалактики?"
  - Ам-м... л-ладно, - отозвался ремонтник, выпрямляясь и осторожно прикасаясь к ближайшей балке. В этот раз его рука дёрнулась, но не разжалась.
  - Ему надо бы подобрать анестетик, - сказал Гедимин, задумчиво разглядывая "паразитную" колонну. - У них тут есть универсальные синтезаторы. Но они не беспокоятся, а я не медик. Придётся без анестезии... Смотри сюда!
  Он, опустившись на корточки, ткнул пальцем в основание колонны. "Вот эта балка двухметровой толщины... Она должна была расти в этом направлении, а дала боковой побег. Теперь ткань покрыта кавернами - видимо, отросток выкачивал вещество для роста. Когда мы его уберём, возможно, оно регенерирует. Или нет..."
  - Вот эта штука, - он зажал колонну между ладонями - её толщина составляла всего полметра вместе с "кровеносной системой". - Она тут лишняя. Сейчас я просканирую её основание, и мы подумаем, как её аккуратно убрать. А потом заделаем дыру.
  Тай Лим молчал. Гедимин, пожав плечами, перевёл взгляд на экран сканера. В этот раз мианийцы выставили защиту там, где это не мешало ремонту, - под пятиметровыми "рёбрами" балок, одна из которых выпустила ненужный "побег". "Вот эти структуры," - сармат тронул пальцем волокнистые сплетения внутри ровных слоёв, образующих балку. "Процесс идёт отсюда. Всё это надо будет удалить. Надеюсь, балка поддастся плазме... Sa hasu! Где я возьму плазморез?!"
  - Тай Лим, - позвал он. - У тебя есть "сфалт"? Тут нужен мощный резак!
  В наушниках булькнуло.
  - А это... обязательно? - робко спросил ремонтник. Гедимин досадливо сощурился.
  - Эта штука сформировалась на двухметровой глубине, - он ткнул щупами анализатора в "ребро" корабля. - Мы должны вырезать весь массив, иначе вырастет ещё одна. Если не найдёшь плазму, будешь ковырять резаком все два метра!
  В наушниках судорожно сглотнули.
  - Гедимин... - человек переступил с ноги на ногу, но так и не сдвинулся с места. - Вся эта штука - живая?
  - Живая, живая, - буркнул сармат, разворачивая голографический экран. - Давай думать. То, что сверху, мы отломим, но надо это сделать с минимальными повреждениями. Я бы сначала убрал кровеносную сетку...
  Он говорил ещё три минуты, хотя не был уверен, что Тай Лим его слышит - и подозревал, что "отросток", напротив, слышит его прекрасно и, возможно, готовится к ответным действиям. Экзоскелетчик не издал ни единого звука, пока сармат не замолчал и не повернулся к нему, ожидая ответа.
  - Запомнил?
  - Д-да, я готов, - вяло отозвался Тай Лим. - Я всё понимаю... Мне немного не по себе.
  - Не тебе одному, - буркнул Гедимин, разглядывая переплетения "кровеносных сосудов" на стволе колонны. - Надо действовать быстро. Взрежем с двух сторон и дёрнем кверху, а потом я выбью основание.
  На то, чтобы взрезать "кровеносную сетку", ушли считанные секунды, - она поддалась даже легче, чем ожидалось, мгновенно лопнув под лучевыми "лезвиями". Красноватый пар взвился столбом, и Гедимин, прицелившись, ударил кулаком по белым шипам, срастающимся в изогнутую балку. Он нанёс два удара, Тай Лим - один, и этого хватило, чтобы полуметровый "ствол" переломился пополам и рухнул, оставив в "ране" торчащие и сочащиеся белесой жижей шипы. Гедимин пнул их, расшатывая, схватил в охапку, - почти все они выдернулись в одно движение, оставив полуметровую дырку в поверхности "ребра". Сармат бросил их в пролом и увидел, как щупальца челнока хватают их на лету, не позволяя упасть обратно, и облепляют присосками. Вычерпнув ладонью белую жижу - она быстро сменялась красноватой - Гедимин взялся за резак и погрузил руку по локоть в плотные волокна. "Два метра," - мелькнуло в голове. "Надо было взять пневмомолот!"
  ...Лужицы красной жидкости на глазах испарялись с чёрной брони, повисая над проломом облаками алого тумана. Сармат, опираясь на обломок тонкой балки, вылез из ямы и с трудом выпрямился. "Отвык от работы," - сердито сощурился он, чувствуя, как ноют мышцы спины и рук. Под ногами зияла длинная прорезь двухметровой глубины, частично заполненная красной жижей. Множество круглых каналов среди плотно сплетённых волокон было повреждено лучевыми резаками и теперь сочилось "кровью". Гедимин не видел, что происходит на дне красной лужи, но надеялся, что регенерация запустилась, и новые волокна образуются правильно.
  - Хватит на сегодня, - сказал он, стряхивая остатки чужеродных веществ со скафандра и поворачиваясь к Тай Лиму. Тот пропал из поля зрения несколько минут назад, пока Гедимин зачищал дно разреза; сейчас он стоял на краю дыры и завороженно следил за тем, как прилетевший челнок забирает ненужные обломки из щупалец ремонтного транспорта.
  - Идём, - Гедимин тронул его за плечо. - Уже пять вечера.
  Тай Лим едва заметно вздрогнул, прежде чем обернуться.
  - Пять?.. Да, Гедимин, вы правы. Нам пора...
  Он оглянулся на пролом, на дне которого дымилась взрезанная опорная балка, и снова вздрогнул.
  - Что? - Гедимин, насторожившись, вгляделся в края пролома. "Новая неисправность?"
  Тай Лим тронул повреждённую поверхность и тут же отдёрнул руку.
  - Мне кажется, после нашей работы ему стало ещё хуже...
  Гедимин облегчённо вздохнул - всё было в порядке, никаких неисправностей, незамеченных им, но найденных "макакой", - только общие соображения.
  - Никому не будет хорошо, если его резать без анестезии, - отозвался он, сматывая страховочный трос. Челнок вытянул щупальца, подхватывая сармата на лету и тут же заворачивая в кокон.
  ... - Жидкой Би-плазмы нет, - буркнул охранник, бросив на колени Гедимина два плоских ячеистых контейнера. - Нормальный паёк. Что тебе не по нутру?!
  Несколько минут назад сармат выбрался из камеры дезинфекции - обшивка скафандра, нагретая почти до оплавления, до сих пор блестела и пахла жжёным фрилом. Его отвели в кислородный трюм - небольшой отсек, заполненный воздухом, и принесли ему контейнеры с водой. Теперь он озадаченно смотрел на ёмкости с пищей - судя по виду, из тюремных запасов. "И тут мартышечий паёк," - досадливо сощурился он, вскрывая контейнер. "Чтобы не забывал, что в плену..."
  Тай Лим был с ним в камере дезинфекции; потом его увели куда-то наверх, видимо, в жилой отсек. Он положил в трюме свой экзоскелет и остался в одном лёгком скафандре. Гедимин видел, как он уходил, тяжело опираясь на стальную "клешню" охранника, - он выглядел таким измотанным, будто на борту "Миикья" они провели несколько суток.
  - Больше так не делай, - буркнул охранник, больно ткнув его в плечо. Сармат, едва не выронивший стопку съедобных ломтей, сердито сощурился.
  - Вы работали десять часов без перерыва, - продолжал охранник. - Так никто не делает. Пять часов, не больше. Потом - отдых. Ещё пять часов - и в трюм. Тебе, теску, без разницы, а мистер Лим еле держится на ногах.
  Гедимин мигнул.
  - Я его не звал, - буркнул он. - Не может работать - пусть сидит на корабле.
  - Поговори мне ещё! - фыркнул на него охранник, отбирая пустой контейнер. - Спать будешь тут. Подъём в шесть. Мистер Лим обещал подойти к полседьмому. Пока не подойдёт - отсюда ни ногой, ясно?
  "Мелкие слабые существа," - презрительно щурился Гедимин, пока его крепили цепями к палубе отсека. Спать он собирался в скафандре, и цепи ему не мешали - в них можно было поворачиваться с боку на бок. Под него подложили тонкий мат, закреплённый скобами за края, - теперь можно было не беспокоиться, что броня поцарапает палубу. "Когда эта "макака" успела устать? Ладно, я отвык от работы, но его-то в тюрьме не держали..."
  
  28 июля 25 года. Лунный рейд, корабль "Миикья"
  Палуба задрожала. Гедимин открыл глаза и только затем, с запозданием, услышал тяжёлые шаги экзоскелета и недовольные голоса над головой.
  - Надо же, додумался! Ты будешь спать в экзоскелете, а я - трястись над кнопкой? Я тоже хочу дежурить, пока он лежит тихо. Иди-иди! Подменишь меня днём!
  - Вот болван, - отозвался второй экзоскелетчик. - Спать в экзоскелете? Рядом вот с этим амбалом?! Если он у тебя днём удерёт, ты хотя бы выживешь!
  Гедимин криво ухмыльнулся. "Всё равно боятся," - он поддел пальцем крепёжную цепь. "И эти штуки не помогают."
  Палуба снова дрогнула - к сонному сармату приближался ещё один экзоскелет.
  - Хватит галдеть! - услышал Гедимин сердитый голос Тай Лима. - Вы мешаете мастеру Кету отдыхать.
  Он опустился на палубу, прислонив экзоскелет к переборке, и его "клешни" легли вокруг, зафиксировав кабину в неподвижном положении.
  - А теперь мешаете ещё и мне, - продолжил Тай Лим. - Заканчивайте свою смену караула. Сейчас полночь, мы оба устали и хотим спать.
  Гедимин изумлённо мигнул, повернул голову к ремонтнику, - тот в самом деле устроился в экзоскелете в углу трюмного отсека и не собирался оттуда выходить. Охранники растерянно переглянулись.
  - Твоя смена, Макнайт, - буркнул один из них, разворачиваясь к открытому шлюзу. - Следи за ними обоими!
  Шлюз закрылся за ним. Гедимин попытался заглянуть в экзоскелет Тай Лима - человек, вынув руки и ноги из креплений пневмопривода, подтянул их под себя и, откинувшись на спину, закрыл глаза. "Чего ему не лежится в капсуле?" - сармат еле слышно хмыкнул и снова провалился в дрёму.
  ...Он проснулся в шесть от грохота стальных "копыт" - охранник Макнайт принёс воду для умывания и утренний паёк. Подозрительно косясь на сармата, он открыл замки на цепях, и Гедимин поднялся на ноги и потянулся, упираясь руками в потолок. Никакого экзоскелетчика в углу не было. "Приснилось," - решил сармат. "В самом деле - что "макаке" делать в трюме?!"
  - Ждём до семи, - буркнул Макнайт. - Мистер Лим задержится.
  Гедимин, пожав плечами, отдал ему пустые контейнеры и развернул голографический экран передатчика. Вчера он отметил на трёхмерном плане уничтоженную колонну и новое углубление на её месте; на сегодня осталось множество паразитных отростков на всех системах корабля. Они должны были питать и поддерживать колонну, но, как и она, только вытягивали из корабля ресурсы. "Почистим всё это и начнём сшивать," - решил сармат. "Сколько успеем. Пусть "макаки" отвечают за сорванные сроки."
  Лим появился ровно в семь. Шёл он ровно, не шатаясь, но смотрел недовольно.
  - Я попросил о челноке у грузового шлюза, - сказал он, подойдя к Гедимину. - Тут, внизу, есть карантинная камера. Наши вещи перенесут туда.
  Сармат мигнул, не сразу сообразив, что означает первая фраза.
  - Ты видел мианийцев?!
  - Говорил с ними, - сдержанно отозвался Тай Лим. - Это меня и задержало. Офицер Макнайт, вы передали мои извинения?
  Гедимин снова мигнул. Макнайт насупился.
  - Мы ждали вас, сэр, - угрюмо ответил он. - Вы идёте работать, сэр?
  ...Челнок, погрузив щупальца в чёрный шар защитного поля, быстро завернул пассажиров в коконы и втянул в себя. В этот раз Тай Лим стоял рядом с Гедимином, спокойно глядя на манипуляции живого корабля.
  - Я говорил об анестезии, - сказал он. - Считается, что корабль, не чувствуя боли, не зарастит раны.
  Гедимин мигнул ещё раз, чувствуя досаду и слабую зависть. "С утра зашёл к мианийцам, обо всём поговорил. Никаких сложностей. А я-то почему не сходил?!"
  - Может быть, - буркнул он. - Я не биолог. Тут сказали, что ты можешь работать только пять часов...
  Тай Лим едва заметно поморщился.
  - Мистер Матейка? Я же просил его не заботиться обо мне таким образом... Надеюсь, он не грубил вам?
  Гедимину надоело мигать, и он усилием воли удержал веки на месте.
  - Так ты выдержишь пять часов или нет? - угрюмо спросил он. - Мне всё равно, сколько у тебя перерывов. Устал - отходишь и отдыхаешь, но меня не дёргай.
  Тай Лим на долю секунды опустил веки.
  - Мне жаль, если с вами обошлись грубо, - ответил он и замолчал надолго.
  За ночь разрез в опорной балке полностью закрылся, и Гедимин, проверив сигма-сканером внутренние слои волокон, довольно хмыкнул - больше никаких волнистостей там не было, всё легло ровно. Сармат прошёл вдоль края, отметив, что за ночь паразитарная "кровеносная сеть" разрослась, - процесс продолжался, и пора было его прервать.
  В этот раз он принёс с собой ярко-жёлтый краситель и зарядил им пульверизатор. Срезав несколько паразитарных отростков своими руками, сармат сбрызнул остальные краской и подозвал Тай Лима. Работа была несложная, но первое время Гедимин следил за "учеником", а тот вздрагивал от каждого выплеска "крови"; на десятой попытке руки у него перестали дрожать, и сармат вернулся туда, откуда начал, и стал собирать лопнувшие "кости" корабля в единое целое.
  Как и полагалось волокнистым структурам, они не давали ровных отломов; что-то удавалось подобрать по форме края, что-то Гедимин наугад сажал на штыри и обвязывал сверху, втыкая в пустые гнёзда ближайший обрезок "кровеносного сосуда". Когда первая балка, зашевелившись, пошла кверху и потащила за собой смятые ткани, сармат облегчённо вздохнул - кажется, от его работы было больше пользы, чем вреда.
  - Мастер Кет, - нерешительно окликнул его Тай Лим. Он стоял под выпрямившейся балкой и разглядывал её округлившимися глазами. Гедимин сузил было глаза, но, окинув пролом быстрым взглядом, не нашёл ни жёлтых пятен, ни лишних отростков, - человек закончил свою работу и мог глазеть на всё, что ему подвернётся.
  - Иди сюда, - буркнул сармат, подойдя к следующей балке. Её не порвало - только надломило в паре мест, и Гедимин собирался скрепить её штырями и обвязками.
  - Эта... кость шевелится, - Тай Лим с опаской покосился на выпрямившуюся балку. Она и правда шевелилась, покачиваясь из стороны в сторону и наматывая на себя свободные обрезки "кровеносной системы" и "покровных тканей".
  - Это хороший признак? - спросил человек.
  - Да, - ответил Гедимин, стараясь не показывать неуверенности. Чувствовал он себя на редкость глупо. Тай Лим, к счастью, не стал расспрашивать о подробностях - просто кивнул и подошёл к треснувшему обломку, с любопытством глядя на неровный край.
  - Это надо соединить, правильно?
  ...Когда ремонтники грузились на челнок, Гедимин оглянулся и увидел полузакрытый пролом - распрямившиеся "кости" потянули за собой все ткани, и края дыры почти сомкнулись. Сармат довольно усмехнулся.
  - Завтра доделаем, - сказал он Тай Лиму. - Осталось скрепить края.
  - Вы очень быстро работаете, - отозвался тот. - Жаль, что я не сармат и не могу быть полезен.
  Гедимин пожал плечами.
  - Ты очень толковый. Для человека, - он спохватился, что ляпнул что-то не то, и прикусил язык. - Ты потом научишь свою бригаду?
  Тай Лим хмыкнул.
  - Боюсь, мне так же придётся вывозить их на мианийскую станцию и показывать всё на месте. Трудно понять, как это описывать.
  Гедимин кивнул.
  - В другой раз бери с собой медика, - посоветовал он. - Или биолога. Они разбираются в живых существах. Это я тыкаю наугад. А был бы здесь Кронион...
  "Hasu!" - выругавшись про себя, сармат снова прикусил язык. "Хорошо, хоть не Ассархаддона вспомнил!"
  За камерой дезинфекции (снова пришлось просидеть в ней целый час, но Гедимин не возражал - не хватало ещё пронести в себе какой-нибудь мианийский проросток!) сармата ждал сержант Матейка. Идти в этот раз пришлось недалеко - камера была тут же, в грузовом трюме, и вскоре Гедимин уже сидел в своей "спальне" и открывал контейнеры с пищей. Не успел он доесть, как палуба загрохотала под чьими-то стальными "ботинками". До пересменки было ещё далеко, и сармат, удивлённо мигнув, поднял взгляд на пришельца. Развернулся к нему и Матейка, ещё более удивлённый, чем Гедимин.
  - Мистер Лим? Что вы тут делаете? - выпалил он. - Вы же не собираетесь снова...
  - Собираюсь, - мрачно ответил Тай Лим, усаживаясь в углу и откидывая переднюю часть "Тилацина"; в руках у него был контейнер, прикрытый запотевшей плёнкой, - ёмкость недавно подогрели, выпарив часть влаги. Заметив взгляд Гедимина, он протянул сармату приоткрытый контейнер.
  - Хотите лапши?
  Пахла еда непривычно, но этот запах отчего-то напомнил Гедимину давние праздники в Ураниуме и кексы с горчицей, присылаемые из Лос-Аламоса. Он еле слышно хмыкнул, но покачал головой.
  - Я ел.
  Несколько минут он рассматривал недавние снимки повреждённого корабля, составляя план действий на завтра; Лим успел доесть, но никуда не ушёл - так и сидел в углу, зафиксировав экзоскелет в неподвижном положении. Матейка, увидев, что Гедимин выключил передатчик, подобрал с палубы крепёжные цепи и выразительно помахал ими.
  - Спать идёшь?
  Сармат лёг, терпеливо дожидаясь, когда охранник закончит возиться с замками. Лим сидел в углу, молча наблюдая за ним.
  Гедимин не знал, сколько времени прошло, - он успел увидеть любопытный, хоть и полный нелепостей сон, когда его разбудил негромкий скрежет. Открыв глаза, он увидел Тай Лима - тот сосредоточенно развешивал по переборкам отстёгнутые цепи. На сармате не осталось ни одной; охранник тоже куда-то исчез, оставив приоткрытый шлюз.
  - Прошу прощения, - прошептал человек, увидев, что сармат на него смотрит. - Я боялся вас разбудить - и это случилось.
  - Зачем убрал цепи? - спросил сармат, глядя на него с возрастающим недоумением.
  - Они вам мешают, - коротко ответил Тай Лим, возвращаясь на место. Гедимин хмыкнул.
  - Матейка вернётся и решит, что я пытался сбежать.
  - Не вернётся, - отозвался ремонтник, вынимая руки и ноги из приводов экзоскелета и подтягивая к груди. - Я убедительно просил их не тревожить вас до утра. Они будут следить за вами своими приборами, но здесь, внутри, будет тихо.
  Сармат растерянно мигнул.
  - Зачем ты спишь тут? - спросил он. - Иди в капсулу.
  - Они отказались выделить место для вас, - отозвался Тай Лим. - Пришлось мне уйти сюда. Не обращайте на меня внимания, мастер Кет. Я вас больше не потревожу.
  Он закрыл глаза и не произнёс больше ни слова. Гедимин, приподнявшись на локте, окликнул его, но, похоже, Тай Лим "выключился", как обесточенный экзоскелет.
  "Он странный," - подумал сармат, переворачиваясь на другой бок и подкладывая руку под голову. "Посмотрим, что завтра скажет Макнайт. Надеюсь, не начнёт с порога тыкать в кнопки..."
  
  29 июля 25 года. Лунный рейд, корабль "Миикья"
  Пролом в обшивке мианийского корабля, когда-то широкий, к середине дня сузился настолько, что Гедимин с трудом в него протиснулся. Это была последняя проверка опорных балок - в основном сармата интересовало многометровое "ребро" корабля, из которого позавчера был вырезан большой кусок. Сейчас не только нельзя было найти место разреза, но и сама гигантская балка исчезла в "зарослях" наклонных шипов, обвитых пульсирующими трубками. Там, где на "костях" ещё оставались фиксаторы, Гедимин разрезал их и снял, но две трети инородных объектов живой корабль поглотил - сармат помнил, где они были, но нашёл ни единого фрагмента. "Наверное, штыри он тоже переварил," - думал Гедимин, боком выбираясь из недр "Миикья". "Интересно, он понимает, что нас лучше не есть, или просто не успевает сосредоточиться?"
  Рассказывать о своих мыслях Тай Лиму он не стал - человек и так смотрел на почти закрывшийся пролом с опаской.
  - Вот эта волокнистая структура, - Гедимин сел на край дыры и подцепил пласт плотно переплетённых волокон, лишённых кровоснабжения. - Она тут основная. Надо натянуть её от края до края. Я сделаю подложку и вошью ему под "кожу". Потом мы растянем эту сетку и положим поверх.
  - Тут осталось несколько лоскутов... кожи, - Тай Лим помахал одной из "рук" экзоскелета, с которой свисали пласты тёмно-красной ткани. - Они годятся в дело?
  - Приклеим их поверх, - решил сармат, пощупав красный лоскут. На ощупь вещество не отличалось от "живой" "кожи" корабля - была надежда, что оно прирастёт или хотя бы послужит "пищей" растущему телу.
  Он не был уверен, что волокнистую ткань удастся расщепить, и приготовился разрезать её послойно и укладывать кусочки рядом, - но она легко распадалась под пальцами и растягивалась, образуя просветы. Сверху Гедимин разложил куски "кожи", стараясь, чтобы расстояние между ними было минимальным. Когда он отошёл, чтобы взглянуть на результат работы со стороны, на пупырчатой обшивке "Миикья" ярко выделялся белесый рубец - четыре метра в длину, восемьдесят сантиметров в самом широком месте.
  - На этом всё? - спросил Тай Лим, останавливаясь на другом краю заделанного пролома, напротив Гедимина. Сармат кивнул.
  - Сверху будет защитное поле. Может, под ним процесс пойдёт быстрее.
  Растягивая защитный купол вдоль "шрама", Гедимин присматривался к сетчатой поверхности. Она оставалась сухой и неподвижной - для регенерации чего-то не хватало.
  - Вы пойдёте к мианийцам? - спросил Тай Лим.
  - Пусть общаются люди, - отозвался Гедимин. - Передам через Матейку, что работа закончена.
  - Не надо поручать такое дело офицеру Матейке, - человек слегка поморщился. - Лучше будет, если вы к ним пойдёте. Сегодня мы закончили рано - будет время отдохнуть, а потом - отправляйтесь на главную палубу.
  Гедимин недовольно сощурился.
  - Меня никуда не пустят без охраны. И с охраной тоже. Я - преступник.
  - Мы пойдём на главную палубу и покажем мианийцам вашу работу, - с нажимом сказал Тай Лим. - Я уже связался с капитаном. Этот корабль огромен, но через полтора часа они так или иначе... Ага!
  Он ткнул пальцем в передатчик.
  - Они отвечают, что будут ждать нас на верхнем кольце "Миикья". Челнок отвезёт нас туда.
  Гедимин мигнул, хотел возразить, но страховочный трос уже сокращался, подтягивая его к зашевелившемуся челноку.
  - Ты знаешь мианийский? - спросил он, когда оба кокона захлопнулись, и палуба под ногами качнулась. В этот раз челнок шёл "вверх", вдоль дуги, растущей из округлого борта "Миикья", к огромной кольцевой площадке на самом верху.
  - Я - нет, - безмятежно ответил Тай Лим. - Мастер Гедимин, не надо волноваться о ерунде. Всё будет в порядке.
  Через полчаса челнок, плавно затормозив, замер, качнулся из стороны в сторону и лопнул, вывернув содержимое под огромный полупрозрачный купол. Пока шевелящиеся щупальца, обхватившие сармата в два кольца поперёк груди и по бёдрам, тащили его вниз, он озирался по сторонам. Там, где челнок высадил пассажиров, был неплохой обзор, но щупальца уволокли их вниз, откуда были видны только закругляющиеся сетчатые стены торообразного купола. В его центре, на неприкрытой площадке, помещались два корабля, похожие на бронированных рыб. Они стояли изогнувшись, нос к носу, хвост к хвосту, а сетчатый купол смыкался, обходя их по кругу. Под ним тоже что-то было - свисающие и поднимающиеся кверху приспособления, похожие на ажурные сталактиты и сталагмиты, но их Гедимин рассмотреть уже не успел.
  Сначала он увидел небольшую группу мианийцев - они выстроились на площадке полукругом и внимательно следили за спускающимися пришельцами. Когда Гедимин шагнул на ровную поверхность, он обнаружил, что эти существа выше ростом, чем те, кого он встречал раньше, - их конечности заметно удлинились. "Скафандры," - сообразил он, глядя на длинные тела с изменившимися пропорциями. "А вот дополнительные захваты," - он пересчитал неподвижные изогнутые руки, прижатые к бокам и закинутые за спину. Суставы длинных пальцев на захватах гнулись во всех направлениях - только этим они и отличались от живых конечностей мианийца.
  - Мы приветствуем мастера-сармата со всей нашей почтительностью, - услышал Гедимин знакомый голос лунаря-переводчика. Сармат быстро огляделся, но нигде не увидел человека - зато заметил ещё несколько десятков мианийцев. Они тоже были в скафандрах с допзахватами, но других цветов; они устроились на неподвижных щупальцах вдоль ажурных "сталагмитов" и смотрели на сармата, развернув во всю ширь трепещущие "уши".
  - Мы хотим узнать, почему мастер-сармат собрал нас здесь, - продолжал переводчик. Гедимин судорожно сглотнул, покосился на Тай Лима - тот стоял рядом и широко улыбался, гордо глядя на инопланетян.
  - Я закончил работу, - сказал он, надеясь, что переводчик его услышит. Какие-то волны до мианийцев доходили - их "уши" размеренно колыхались в такт его речи, но Гедимин сомневался, что у каждого из них есть алитийский имплант.
  - Пробоина заделана. Завтра утром, если дыра в обшивке затянется, мы покинем "Миикья".
  Сармат замолчал. В наушниках послышалась серия коротких взвизгиваний, среди которых он, как ни старался, не уловил даже слово "Миикья". Дослушав до конца, мианийцы дружно поклонились. Те, кто свисал с башен, практически свернулись в кольца, остальные склонились до земли. Гедимин настороженно сощурился.
  - Они говорят, что предельно благодарны вам, - снова подал голос переводчик. - Они говорят, что оплатят вашу работу и проследят, чтобы эта оплата досталась именно вам. Они просят вас отдохнуть столько, сколько вам нужно, перед возвращением на Луну. Они также надеются, что вы не откажете им в помощи, если таковая понадобится.
  Сармат хмыкнул.
  - Они знают, где меня искать, - сказал он. - Я практически всегда... ничем не занят.
  Он едва не сказал "свободен", - три дня в открытом космосе уже казались ему вечностью, а тесная тюремная камера - далёкой, как орбита Седны. "Как же, свободен ты," - невесело ухмыльнулся он, снова повиснув на щупальцах, тянущих его к челноку. "Хорошо поработали. Люблю осмысленные занятия..."
  ... - И всё-таки я рекомендую вам лапшу, - сказал Тай Лим, протягивая Гедимину приоткрытый судок с запотевшей от горячего пара плёнкой. - Здесь она более чем съедобна. Я даже на пару минут перестал жалеть, что переехал в Кларк, когда это попробовал.
  Сармат подставил полупустой контейнер.
  - Так ты не лунарь?
  Он помнил, как выглядит лапша, - обычно это были толстые белые полосочки произвольной длины. В мешанине, которую Тай Лим положил в его контейнер, что-то похожее проглядывало, но там было ещё много элементов разного цвета и формы. Человек, увидев, как сармат высыпает всё в рот, странно булькнул и даже привстал с места. Гедимин прислушался к ощущениям во рту (а потом и в пищеводе - кажется, в эту пищу добавили много капсаицина) и ухмыльнулся.
  - У этой еды есть вкус, - заметил он.
  - В тюрьме всегда экономят на еде, - Тай Лим осуждающе сдвинул брови. - Так, чтобы едва-едва хватало не умереть с голоду. Но когда вы освободитесь - садитесь на барк до Куангчи. К тому времени я успею развязаться с работой в Кларке. Рад буду вас встретить.
  Гедимин мигнул.
  - Так ты знаешь, кто я... и сколько и за что мне сидеть? - спросил он, озадаченно глядя на человека. - И после этого приглашаешь меня в Куангчи?
  Тай Лим слегка наклонил голову.
  - У нас был инструктаж перед вылетом, - спокойно ответил он. - Предполагалось, что мы полетим вдвоём, но мой напарник... он проявил непростительное малодушие. Из-за этого мы узнали меньше, чем могли бы, а вам пришлось работать больше. У нас в Куангчи не принято так поступать. Я буду рад видеть моего учителя у меня в гостях.
  Он снова слегка поклонился, сложив руки перед грудью. Гедимин мигнул.
  - Ты научишь этого человека, - пробормотал он. - Тебя он не будет бояться. Вам нужна будет практика. Попроси мианийцев - у них должно быть много полуисправной мелочёвки...
  - Пройдёт много дней, прежде чем нас допустят к практике, - отозвался Тай Лим. - Вы уже завоевали доверие Мианы, а о нас они ничего не слышали. Пока работала ваша база, я даже не надеялся попасть на мианийский корабль, а теперь нам предстоит чинить их без вашей помощи. Мне не по себе из-за этого, мастер Кет. Однако, - мы говорили слишком долго, а вам надо отдохнуть.
  
  14 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  На незастеленной койке лежало чистое бельё, рядом - свёрток с одеждой, а в стенной нише стояли два контейнера с пищей - завтрак и обед. Гедимина привели в камеру поздно, около полудня, - а могли бы и к вечеру, если бы тюремное начальство не поторопило карантинную службу.
  "А в карантинном боксе места было больше," - думал сармат, в очередной раз натыкаясь локтем или плечом на выступ и досадливо щурясь. Он успел отвыкнуть от тесноты - в карантинном боксе от стены до стены можно было кувыркнуться. Гедимин пробыл там две недели в одиночестве, если не считать охранника, раз в день приносящего еду, и медиков, каждые семь дней берущих у него кровь, и наупражнялся на месяц вперёд - больше заниматься было нечем.
  "Что тут нового?" - сармат взял из ниши наручную "читалку" и взглянул на посветлевший экран. В этот раз ему достались старые книги - из тех времён, когда ещё не было колоний на Луне, и тем более никто не слышал об атмосферных базах на Сатурне. Тем не менее, в них содержались истории о людях, добравшихся до далёких галактик. "И даже там оставшихся мартышками," - закончил про себя Гедимин, еле слышно хмыкнув. "Всё-таки им было бы куда удобнее со стерильными экипажами и нормальным клонарием..."
  Дверь негромко заскрежетала - кто-то приоткрыл смотровое окошко.
  - Гедимин Кет? Давай одежду, - буркнул охранник, заглядывая внутрь. - Пустые контейнеры есть?
  Сармат отдал ему ёмкости из-под завтрака и снова сел на койку, но окошко не спешило закрываться.
  - Вот это и это тебе, - продолжал охранник, просовывая в камеру пакетик с тремя съёмными дисками и свёрнутый в трубку лист скирлиновой бумаги. - Если будешь сейчас отвечать, дам ручку.
  Гедимин, растерянно мигнув, развернул листок. Тот оказался меньше, чем сармату подумалось, - всего половина стандартного. Редкие строчки, написанные крупными буквами, были разбросаны от края до края, и между ними можно было вставить ещё десяток таких же.
  "Тринадцатое августа! Неделю назад я составил другое письмо, но оно уже устареет, когда тебя выпустят," - сообщал Джон Мэллоу, в заголовке указав "Механику Джеду, когда выйдет из карантина". "Если ты это читаешь, значит, инопланетная зараза тебя миновала. Я просил Фортена передать тебе контейнер водки, но он сказал, что тебе сейчас нельзя. Я никогда не слышал, чтобы инопланетные паразиты любили водку, но Фортену виднее. У нас тут всё понемногу налаживается - сегодня я выставил десять бойцов на раздачу мочалок, была одна драка, но мы её быстро закончили. Спаркс вышел из комы; пока он там был, его бойцы выпили весь общак, разругались и разогнали новобранцев. Семеро уже у нас. У наших к тебе пара просьб - прочитай и, если нетрудно, ответь..."
  Гедимин невольно ухмыльнулся. "Эта штука не запечатана. Если охранник её принёс, значит, прочитал..."
  - Будешь отвечать? - снова спросил тот, заглядывая в камеру. - Если сейчас ответишь, я успею отдать это Фортену.
  Гедимин мигнул.
  - Зачем вы это поощряете? - спросил он, махнув исписанным листком. - Банды, связь между ними... От этого ничего, кроме беспорядков и драк!
  - Но ты-то не из таких, - отозвался охранник. - Так ты не готов? Ладно, потом позовёшь. Моя фамилия - Алькарас.
  - Нет, подожди, - Гедимин быстро дочитал до конца и хмыкнул. - Дай ручку.
  "К нам просится Рори," - сообщал Мэллоу. "Я рад, что крысы побежали обратно на корабль, но самого Рори оставил бы Джайну. Винки хочет стоять у контейнеров с мылом, а сам еле ходит. Краус просит разрешения курить на прогулках. Дальбергу тяжело носить вещи, я хочу дать ему в помощь Гарсию - он из бывших бойцов Джайна, если ты его помнишь..."
  "Возьми Рори с испытательным сроком," - ответил Гедимин на свободном месте между строчками. "Винки пусть стоит на выходе из предбанника, дай ему двоих в помощь, чтоб не упал..."
  Он закончил ответ и, свернув листок в трубку, отдал охраннику.
  - Отнеси это Фортену для Мэллоу, - сказал он, на долю секунды заглянув человеку в глаза. "Странные тут традиции," - думал он. "Им бы пресечь всю эту возню и следить за порядком..."
  Когда окошко закрылось, он вставил диски в смарт и увидел на экране три новых обложки - прошлогодний каталог миниглайдов, мировую историю в картинках и что-то с почти голой самкой в кабине тяжёлого экзоскелета. "Наверное, подняли по тревоге, одеться не успела," - подумал сармат, разглядывая рисунок. "Там, похоже, тепло, - вон какая она красная..."
  На подвернувшейся иллюстрации та же самка, ещё менее одетая, стреляла по очень странно снаряжённым сарматам - или, скорее, каким-то мутантам на основе сарматской ДНК, потому что таких причудливых сарматов Гедимин не встречал и среди Eatzta. "Что-то у них с меткостью," - подумал он, проследив за траекториями летящих по картинке лучей и разрядов. "То ли такие мутанты, то ли оружие сбоит. Надо почитать, может, в книге есть объяснение..."
  
  15 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Джед, я могу только извиниться. Откуда мне было знать, что Краус читает такой бред? Постараюсь больше не давать тебе ничего про тесков," - обещал в утреннем письме Джон Мэллоу. Гедимин еле слышно хмыкнул. "Охранникам, видимо, совсем нечем заняться," - думал он, поглядывая на приоткрытое смотровое окошко. "Разносят письма и посылки..."
  Кроме свёрнутого листа бумаги, сармат сегодня получил контейнер водки - видимо, Фортен, специалист по инопланетным паразитам, дал разрешение. Мэллоу советовал смешать её с растворимым кофе и обещал какой-то интересный эффект; Гедимин попробовал, скривился, несколько секунд ошалело моргал и решил, что в другой раз ударится лбом о стену - эффект будет тот же, зато во рту не так гадко. "Мэлли, экспериментируй на себе," - приписал он на пустом месте под строчкой про кофе и водку и вернул листок охраннику.
  - Сейчас много писанины про тесков, - сказал тот, прежде чем закрыть окошко. - Какой идиот это пишет?! Повезло тебе, отсиделся в эвакуации, - так сиди ты молча! Видно же, что теска даже в прицел не видел...
  Окошко захлопнулось. Гедимин ухмыльнулся и, отстегнув от руки смарт, встал в стойку. "Надо размяться. Заодно в голове прояснится..."
  В три часа очередную тренировку прервал металлический лязг - окошко снова открылось, и сармат нехотя перевернулся с рук на ноги.
  - Куда ему качаться?! - послышалось из-за двери, и Гедимин мигнул, узнав голос сержанта Макнайта. - И так в дверь не проходит...
  - Кет, собирайся, - сказал в окошко местный охранник. - Через три минуты откроем дверь. Пойдёшь с нами?
  - Куда? - спросил сармат, влезая обратно в жёлтый комбинезон, липнущий к мокрой коже. Он обтёрся водой - не столько для чистоты (это не помогало), сколько для бодрости.
  - Наружу, - буркнул Макнайт, заглянув в окошко. - Тебе разрешили прогулки. Только без фокусов, понял?
  "Заклинило их, что ли?" - сармат досадливо сощурился, но ничего не сказал - в конце концов, разрешение могли и отменить. Через три минуты его со скованными руками вывели в коридор, а потом на лестницу. Снизу доносился гомон - обитатели первого этажа уже выбрались в вестибюль и теперь двумя сбившимися колоннами выходили из ангара. Гедимин придерживал пальцами странные конструкции из подошвы и двух ремешков, так и норовящие слететь с ног, и думал, что идти в носках и нести эту "обувь" в руке было бы гораздо удобнее.
  - А тебе налево, - сказал Макнайт, подтолкнув сармата к запасному выходу. Мимо, проверяя на ходу мощность, выставленную на станнере, прошла самка в лёгком экзоскелете.
  - Эй, Морис! - окликнула она конвоира. - К терминалам? Мне тоже принеси!
  - Само собой, - благодушно отозвался тот, выталкивая Гедимина в открытую дверь. - Стой!
  Он некоторое время возился с наручниками, удлиняя магнитные "цепочки". Один из браслетов остался прикреплённым к экзоскелету, другие были попарно соединены на предплечьях сармата, но он уже мог развести руки на полметра.
  - Обычно такие, как ты, ходят по двору, - Макнайт кивнул на просвет между ангарами, обнесённый глухой загородкой и сверху затянутый колючей проволокой и защитным куполом поверх неё. - Если всё будет тихо, сможешь выходить в космопорт. Сейчас идёшь рядом со мной, никуда не дёргаешься и молчишь.
  Между рядами строений на краю космопорта по-прежнему было малолюдно и относительно тихо - только издалека доносился гул, создаваемый механизмами и толпами людей, перемещающимися от терминалов к космодрому. Макнайт выбрался из лабиринта, проведя сармата между карантинным ангаром ветеринарной службы и разрисованными стенами базы байкеров. И там, и там у входа толпились люди. Конвоир обогнул толпу по широкой дуге и вывел Гедимина к рядам скамеек. Большая их часть была занята пассажирами рейса Луна-Земля - до посадки на барк оставалась четверть часа, и "макаки", выбравшись из терминала, расселись по краю космодрома, обложившись дорожным грузом. Увидев, что к ним приближается экзоскелетчик, они встревоженно зашевелились. По мере его приближения всё больше людей хватало вещи и перемещалось как можно дальше. Гедимин следил за ними с удивлением - раньше он не видел, чтобы от "копов" так шарахались.
  - Вот здесь, - буркнул Макнайт, попробовав рукой ограждение. - Пристегну тебя ненадолго. Вон, смотри на байкеров!
  Он отстегнул браслет от своей металлической конечности и закрепил на балке ограждения, притянув Гедимина к ней почти вплотную - сармат мог стоять, не прислоняясь к ней, но отойти не мог ни на шаг. Он с досадой сощурился на четыре пустые скамейки в паре метров от него и перевёл взгляд на толпу у ангара байкеров.
  Там собралось несколько десятков людей, и они выстроились в незамкнутую дугу вокруг пустой площадки. Там мелькали ярко раскрашенные флипперы - они разворачивались, привстав на нос или корму, подпрыгивали на пару метров, обменивались пилотами и седоками с задних сидений, а иногда пилоты или седоки бросали друг другу бутылки со светящейся жидкостью. Зрелище, по-видимому, нравилось зевакам - из толпы постоянно доносились одобрительные возгласы, и она постепенно росла, втягивая в себя скучающих пассажиров.
  Два ярко раскрашенных флиппера отъехали на край круга и остановились, из ангара появился третий и тоже встал у выхода. За ним вышли двое с ящиком и начали что-то расставлять по земле. Гедимин приподнялся на кончики пальцев, но так и не увидел, что там, - толпа стала слишком плотной и загородила обзор. Он с досадой сощурился на скованные руки, пошевелил кистью, - в принципе, он мог в пару движений снять браслет с ограды и спокойно подойти к байкерам. "Опять припишут побег," - он едва заметно поморщился, вспомнив недавнюю историю с неисправным барком. "Ладно, подожду Макнайта..."
  Он огляделся по сторонам. Жёлтые экзоскелеты у терминалов виднелись, но ни один из них не принадлежал тюремщику, - сержант Макнайт исчез бесследно. "Небось у Дэвида," - Гедимин криво ухмыльнулся. "Вот мартышка!"
  - И я ему говорю, - послышался неподалёку голос незнакомой самки. - А, свободная скамейка! Давай сюда... Так вот, я говорю...
  Две самки с дорожными рюкзаками приблизились к пустым скамейкам - и встали как вкопанные в метре от них. Их кожа мгновенно побледнела - даже кисти рук стали белыми. Гедимин не сразу понял, что обе "мартышки" смотрят на него.
  - Не с-сюда, - еле слышно произнесла одна из них, цепляясь за другую и оттаскивая её в сторону. Та кивнула и, бросив на сармата быстрый испуганный взгляд, поспешно пошла за первой.
  - Да-да, цыпочки мои, - донёсся от ангара байкеров знакомый голос, а потом и шум мотора. Из расступившейся толпы на самой малой скорости выехал разрисованный флиппер.
  - Встретимся вечером, крошка! - его пилот, обернувшись, приложил палец к губам и, быстро отдёрнув его, помахал рукой. Из толпы донёсся радостный визг.
  - Торни, я бегом! - крикнул пилот, привстав в седле. - Да помню я, помню! Когда это я пил перед шоу? Да ну тебя!
  "Люнер," - Гедимин невольно усмехнулся, глядя на мелкорослого байкера. Сегодня тот был в чёрном комбинезоне с яркими красными зигзагами; на искусственной ноге штанина была подвёрнута до колена и тщательно закреплена, а сам протез вымазан люминесцентным составом. Проезжая мимо скамеек с пассажирами, Люнер поднял флиппер на дыбы и, выпустив штурвал, помахал двумя руками.
  - У нас тут шоу для парней и девиц, не пролетайте мимо... - успел он прокричать, прежде чем над космопортом разнеслось объявление диспетчера. Почти все, кто сидел на скамейках, подхватили вещи и потянулись к открывающемуся проёму в ограждении. От толпы у ангара байкеров отделилась часть зрителей и побежала к брошенным сумкам. Люнер, развернув флиппер, проводил их расстроенным взглядом и покосился на табло.
  - Ещё десять минут, и все снова тут, - пробормотал он. - Самое время... Э-э-эй! Механик Джед?!
  Он пролетел между скамейками и затормозил перед Гедимином, едва не проехавшись по его ногам. Флиппер наклонился и едва не лёг на землю, байкер досадливо фыркнул, подперев его искусственной ногой, и уставился на сармата, округлив глаза и приоткрыв рот. Гедимин попытался дружелюбно улыбнуться. Люнера передёрнуло, и он, зажмурившись, резко встряхнул головой.
  - Джед! - он медленно, будто нехотя, вылез из седла и встал перед сарматом. - Надо же, как тебя отделали... А чего ты тут?
  Он с кривой ухмылкой кивнул на поредевший круг зрителей.
  - Отсюда ни черта не видно! Давай со мной, я проведу тебя внутрь.
  Гедимин, повернувшись боком, показал прикованные к ограде руки. Люнер судорожно сглотнул.
  - Пон-нятно, - протянул он. - Даже очень... Ты типа пёс на цепи? А где "коп"?
  Сармат пожал плечами.
  - Где-то ходит. У вас тут... шоу? Какой-то праздник?
  - Не, так, развлекаем лунарей, - отозвался байкер, глядя на руки Гедимина. - Целая гирлянда... Вот уроды!
  Он вскочил в седло и, вздёрнув флиппер на дыбы, сунул в рот два пальца и оглушительно засвистел. Толпа у ангара подалась к ограждению, пропуская наружу ещё одну машину. Её пилот был одет в полуразобранную пехотную броню с шипами на плечах.
  - Ну что ещё? - недовольно спросил он. Люнер подался в сторону и указал на Гедимина.
  - Механик Джед. Нет, ты видел?! Прямо к ограде, как брошенную шавку...
  - Ага, - прогудел тот, глядя на сармата. - Механик Джед? Помнишь Торнтона?
  Он спешился и, подойдя к Гедимину вплотную, внимательно осмотрел его руки и потрогал браслет на ограждении.
  - А сам, ублюдок, сидит у Дэйви и жрёт в три горла, - продолжал возмущённый Люнер. - А ему даже бургера не вынес! Нет, ты видел, чтобы человека так на ограду вешали?
  - Цыц, - отозвался Торнтон, хлопая себя по броне. - Где мой складень?
  - Я щас, - Люнер запрыгнул в седло. Торнтон что-то крикнул ему вслед, но его флиппер уже влетел в ангар.
  - Не надо ничего ломать, - буркнул Гедимин. - Меня обвинят в побеге.
  - Тихо, Джед, - Торнтон с недобрым прищуром оглянулся на терминалы. - Никто ничего не ломает. Один баран перетянул тебе браслеты. Я их ослаблю, чтобы ты хоть сесть мог. Стоишь тут, как у позорного столба...
  От ангара послышался многоголосый свист. Повернувшись к строению, Гедимин увидел, как наружу выезжает нестройная колонна из полутора десятков флипперов. Трое пилотов были одеты к шоу, остальные выбрались из ангара в рабочих комбинезонах. Люнер ехал впереди, рядом держалась красноволосая самка, пропустившая крашеные пряди сквозь прорези в шлеме.
  - Твою-то мать! - Торнтон, шагнув вперёд, упёр руки в бока. - Лю, балбес, ты что творишь?!
  - А нехрен, - угрюмо отозвался Люнер, разворачивая машину. Самка протянула Торнтону складной инструмент и, на секунду выпустив штурвал, развела руками. Остальные разглядывали Гедимина, и сармату стало не по себе. "Где носит Макнайта?" - он с тоской покосился на терминал. "Вот объясняй потом, что ничего не делал..."
  - Эй, вы! - послышался сквозь гул моторов сердитый и напуганный вопль. - Разойтись!
  - А, это твой... сторож? - с недоброй ухмылкой спросил у Гедимина Торнтон. Браслет, снятый с ограды, он надел на пальцы и небрежно вертел в воздухе; сармат никакого натяжения не чувствовал - вся "гирлянда" на его предплечьях разом отключилась, и он скрестил руки на груди, угрюмо глядя на толпу вокруг.
  - Ты кто? - спросил Люнер, подавшись навстречу конвоиру. Тот стоял в нескольких шагах от полукруга байкеров и оторопело смотрел на них.
  - Имя, звание?.. Ладно, неважно. Ты бросил тут теска. Ну так мы его забираем. Давай, иди, откуда пришёл!
  Гедимин ждал, что Люнера одёрнут, но байкеры согласно загудели. Торнтон поднялся в седло и помахал над головой отстёгнутым браслетом.
  - Лю прав. У вас тут полгода назад был бандитский налёт, а потом - гнусное судилище. Этого теска, пальцем никого не тронувшего, сначала чуть не угрохали, потом обвинили во всех грехах, а теперь над ним издеваются. Хватит, поигрались - и будет. Иди к своим и скажи - пусть ищут настоящих террористов!
  Кто-то потянул Гедимина за руку. Обернувшись, тот увидел Люнера, - байкер успел объехать сборище и незаметно подобраться к сармату.
  - Садись сзади, - прошептал он. - Флиппер вытянет, я лёгкий. Пересидишь у нас, а там - вывезем на Землю.
  Опомнившийся Макнайт, шагнув назад, включил сирену. "Копы", скучавшие на крыльце терминала, вздрогнули и бросились на шум. Люнер с досадой вздохнул и выпустил руку сармата.
  - Не выгорело. Извини. Надо было нам работать тихо...
  Торнтон, не оглядываясь, бросил ему браслет. Люнер со вздохом защёлкнул его на балке ограждения. Гедимин пошевелил руками - ничего не изменилось.
  - Торнтон! - крикнул кто-то из экзоскелетчиков, останавливаясь перед толпой. - Этот теск сидит в тюрьме, и сидит за дело. Уводи своих ребят, пока не дошло до стрельбы!
  Его спутники в подтверждение его слов развернули станнерные турели. Гедимин досадливо сощурился. "Они-то в броне, а меня зацепит..."
  - Эй, - Торнтон повернулся к оттеснённому назад Макнайту. - Иди сюда. Бери своего теска и веди, куда там надо. А мы проследим, чтобы его не тронули. Он никуда не бежал, ясно? Тут и стоит, пристёгнутый. Ты перетянул ему браслеты, а мы подошли помочь. Что, не мог пару метров оставить, чтобы он не стоял тут навытяжку?
  Макнайт пробрался к Гедимину, перестегнул браслет на свою руку, подёргал, пробормотал что-то неразборчивое и побрёл к ангарам. Колонна байкеров, разделившись на две, следовала за ним, пока переулки не стали слишком узкими. Там Люнер, остановившись, громко засвистел.
  - Пока, Джед! Ещё увидимся!
  - Тебя тут не хватало, недомерок, - еле слышно пробормотал Макнайт, хватая сармата за плечо и подталкивая вперёд. - Пошёл!
  
  16 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Смотровое окошко с негромким скрежетом приоткрылось. Гедимин, удивлённо мигнув, покосился на экран смарта, - часы показывали пятнадцать.
  - Собирайся, - сказал в окошко сержант Матейка. - Прогулка.
  "Значит, не отменили после вчерашнего," - сармат, едва заметно усмехнувшись, выключил "читалку" и поднялся с койки. "Надо было самому потравить "цепь", а не стоять, как идиот. Тогда Люнер не устроил бы шум."
  Он неохотно обулся - местные сандалии, похоже, специально были сделаны, чтобы затруднить передвижение и пресечь возможный побег. Ремешки снова пришлось придерживать перекрещенными пальцами, а ступню держать сжатой, чтобы не оставить обувь где-нибудь на лестнице.
  Матейка укоротил магнитную "цепочку" до предела, подтянув сармата к себе так, что тот мог бы прислониться к экзоскелету. Они долго чего-то ждали на лестничной площадке; сначала снизу доносился шум шагов сотен людей, уходящих на прогулку, потом с лязгом закрылись двери, и стало тихо.
  - Пошёл, - Матейка подтолкнул сармата к лестнице. - Свернёшь направо.
  В этот раз идти оказалось недалеко - едва выйдя из ангара, Гедимин увидел два длинных строения, обнесённых сплошной стеной с колючей проволокой вдоль гребня, и раздвижные ворота, рядом с которыми курили двое экзоскелетчиков.
  - Привёл? - один из них настороженно покосился на Гедимина. - Следить будешь сам.
  Матейка, отодвинув створку, толкнул сармата внутрь, отстегнул и сдёрнул браслет и захлопнул ворота. Гедимин остался во дворе - без охраны, с бессмысленно болтающейся гирляндой наручников и практически свободными руками.
  "Вот где обычно гуляют," - сармат огляделся по сторонам. Огороженный участок был разделён на две части крупноячеистой сеткой трёхметровой высоты. По ту сторону заграждения, как и по эту, было несколько десятков квадратных метров расчерченного пространства, по которым слонялись "макаки" в синих и зелёных комбинезонах, время от времени собираясь в кучки. По краям, напротив друг друга, стояли два ангара с пустыми дверными проёмами. Изнутри доносились голоса.
  "Камеры и турели," - Гедимин скользнул внимательным взглядом по ограждению и крышам ангаров. "Защитное поле сверху... А вот и дрон."
  Дрон-наблюдатель проплыл над разделительной сеткой, ненадолго зависнув рядом с остановившимся Гедимином и издав пронзительный писк. Сармат, подняв голову, ухмыльнулся в камеру - и, забыв о дроне, двинулся к ангару. "Посмотрим, что там..."
  - Теск! - донёсся с другой стороны сетки тонкий голос, явно принадлежащий самке. - Эй, видали? Жёлтый код!
  У входа в ангар Гедимин еле успел остановиться и шагнуть в сторону - ему в живот едва не врезался лбом кто-то из "синих". Те, кто остался в ангаре, проводили его дружным гоготом.
  - Вот так, вали отсюда! - крикнул один из них, но встретился взглядом с Гедимином и осёкся. Те, кто стоял с ним рядом, подались к стене. Сармат, досадливо щурясь, прошёл мимо них.
  Внутри ангара сохранились вертикальные и горизонтальные балки, но их ошкурили и покрыли фрилом. Вдоль стены поставили несколько устройств, похожих на медицинские капсулы; все они были заняты, и, судя по звукам и движениям тех, кто в них лежал, это были приспособления для силовых тренировок. "Без съёмных частей, с внутренней регулировкой," - отметил про себя Гедимин, прикинув, что в капсулу не влезет даже боком. Устройства были крепко привинчены к полу, как и все остальные предметы, - что-то взять в ангаре можно было, только вывернув половину фундамента. Гедимин, скользнув беглым взглядом по диванам вдоль стены (они тоже были заняты, и очень нерационально - кто-то лежал, занимая несколько мест, кого-то, наоборот, согнали на пол), подошёл к горизонтальной балке и задумчиво подтянулся. Балка заскрипела.
  - Механик Джед! - донеслось снизу. Гедимин проследил взглядом за свалившимися на пол сандалиями и увидел Джона Мэллоу. Тот поднял обувь и теперь махал ею, радостно ухмыляясь. К нему быстро стягивались люди в зелёных и синих комбинезонах. Гедимин спрыгнул на пол и осторожно, одним пальцем, хлопнул Мэллоу по плечу.
  - Тут рассказывают - вчера тебя едва не отбила банда байкеров, - сказал Дальберг, вынырнув из толпы, собравшейся вокруг. - Значит, ты знаешь Торнтона?
  Гедимин удивлённо мигнул - такую длинную фразу от Дальберга он слышал впервые.
  - Люнер знает меня, - сдержанно ответил он. - И любит шуметь. Они напугали Макнайта... конвоира. Никто никого не отбивал.
  Мэллоу усмехнулся.
  - Люнер? Парнишка с железной ногой? Помню, как же...
  Вокруг сармата уже собралось три десятка человек, в основном - "синие", - "слизняки", банда Мэллоу. Среди них Гедимин увидел шестерых самцов крепкого сложения, как с тёмной, так и со светлой кожей. Седьмым был Винки, всё ещё прихрамывающий, но уже распрямившийся и выглядящий бодрым.
  - Дальберг, а чего ты ждёшь? - недовольно спросил Мэллоу. - Все уже здесь. Бери Гарсию и иди за угощением. Сегодня у нас день Старой Европы - тёмное пиво и колбаски!
  Последнюю фразу он проговорил нарочито громко. Те, кто держался поодаль от его банды, повернулись к нему. С дивана, где растянулся Джайн, окружённый бойцами, донеслись презрительные смешки.
  - Где ваш диван? - спросил Гедимин - и, похоже, попал в точку: Мэллоу поморщился и махнул рукой в дальний угол ангара.
  - Нам диван пока не по чину, - сердито сказал он. - Но место в ангаре мы себе отбили. Идём, там поговорим спокойно, без лишних ушей.
  Кто-то из людей Джайна пронзительно свистнул.
  - Вали во двор, Мэлли! Твоим отбросам место у стены!
  Люди, окружившие диван, зашевелились. Несколько человек отделились от группы и направились к дверям, но остановились, не дойдя до них. "Ждут, пока кто-то выйдет," - определил Гедимин, проследив за их взглядами. "Перекрывают путь. Ловушка для Дальберга?"
  - Дальберг, погоди, - буркнул Мэллоу, оглянувшись на почти перекрытый проход. - Эй, Химми! Отзови своих громил, тут ходят нормальные люди!
  Джайн презрительно усмехнулся, и бойцы поддержали его громкими смешками.
  - Я не вижу тут людей, Мэлли. Тут только кучка белых слизняков. И один здоровенный серый, за которым ты прячешься. Пройди, если хочешь, Мэлли. Я тебя не держу.
  Гедимин сердито сощурился.
  - Опять? - тихо спросил он, кивнув на Джайна.
  Здесь, судя по количеству лежащих на диванах, было ещё четыре банды, численностью поменьше; их бойцы внимательно наблюдали за перебранкой, но сами молчали. Ни одного знакомого лица Гедимин не увидел - похоже, и Спаркс, и Басалар, и Тедань окончательно отошли от дел. "Теперь очередь Джайна?" - сармат недобро сощурился. "И долго мне ещё вылавливать "макак" поодиночке?"
  - Не волнуйся, Джед, - махнул рукой Мэллоу. - Это уже так... редкие взбрыки. Пока тебя не было, мы хорошо с ним поговорили. Вот только Химми слов не понимает. Винки, Гарсия, Рори, - как вы сегодня, парни?
  Бойцы Мэллоу угрюмо переглянулись.
  - Втроём? - спросил Винки, покосившись на живое заграждение.
  - Больше дать не могу, - Мэллоу развёл руками. - Нам тут тоже надо продержаться. Помнишь, что было в ту среду?
  Гедимин сердито фыркнул.
  - Хочешь, я провожу Дальберга до ворот? - спросил он, разглядывая вероятных противников. - Если они нападут, это будет агрессия с их стороны? Я могу защищаться?
  Тот, на ком он остановил взгляд, заметно побледнел и подался назад. Те, кто стоял рядом с ним, двинулись к нему, приподняв руки и развернув плечи, как будто хотели увеличить свои размеры. Гедимин хмыкнул.
  - Лучше не придумаешь, Джед, - Мэллоу, просияв, ткнул пальцем в Винки. - Ты пойдёшь с Дальбергом. Тройную порцию колбасок для механика Джеда!
  Джайн презрительно усмехнулся, кто-то из его банды изобразил звук плевка.
  - Так ты, серокожий, там главарь - или сторожевой пёс? Значит, на меня работать - ты гордый, а бегать за Мэллоу - то, что надо?
  - Да пойдём уже, - буркнул Дальберг, покосившись на громил у выхода. - Ты нас только прикрой, до ворот мы сами дойдём.
  - Ага, дойдут они, - проворчал Мэллоу. - Как в позапрошлый вторник. Проводи их, Джед, если не трудно. А Химми пусть бесится.
  Гедимин увидел, как дрогнуло лицо Джайна при слове "Химми", но расспрашивать было некогда - Винсент и Дальберг уже шли к выходу, и сармат двинулся за ними, отделив их от выжидающих громил Джайна. Он думал, что кто-то из них махнёт кулаком или схватится за оружие, но все стояли неподвижно, когда Гедимин проходил мимо них, и даже не ухмылялись.
  - Пусть идут, - услышал он, выходя из ангара, громкий голос Джайна. - И пусть попробуют войти обратно.
  - Они отбирают еду? - тихо спросил Гедимин. Дальберг угрюмо кивнул.
  - Мэллоу надо нанять нормальных бойцов, - скривился Винсент. - А он тратит общак на никчёмный сброд. Ты их видел, теск? Я сам сейчас не боец, но их на меня нужно пятеро!
  - Тихо, Винки, - буркнул Дальберг. - Ты сам недавно был никчёмным сбродом. Но мы тратили на тебя общак, а Джеду ты до сих пор должен.
  Винки фыркнул.
  - Я рассчитаюсь, - отозвался он. - А вас Джайн размажет. Что вы прячетесь за теска?! Мы тут годами без них обходились!
  У ворот уже собрались несколько человек в зелёных комбинезонах. Друг на друга они смотрели недружелюбно, но при виде Дальберга все разом повернулись к нему и презрительно фыркнули.
  - Не стой рядом с ним, - один из них потянул товарища за рукав. - Эй, все! Тут слизняки!
  В приоткрытые ворота просунулись сопла станнерной турели.
  - Тихо там! Все по списку здесь? - спросил, заглядывая во двор, недовольный охранник. - Теск, а ты куда?!
  В ангаре было тихо. Банда Мэллоу собралась в углу; кто-то лениво разминался на балках, кто-то, разбившись попарно, показывал друг другу фигуры из пальцев, двое, надев дымосборные шлемы, курили, шумно затягиваясь и выдыхая.
  - Джед, а Джед, - Мэллоу понизил голос. - Не хочу тебя напрягать, но так не пойдёт. Нас щемят со всех сторон...
  Гедимин угрюмо кивнул.
  - Нейтрализовать Джайна?
  Мэллоу поморщился.
  - Видишь же - не помогает. Смотри на них!
  Он схватил за рукав синего комбинезона одного из тренирующихся. Тот с опаской взглянул на Гедимина и подался назад.
  - Этот ещё из лучших, - Мэллоу со вздохом выпустил чужой рукав. - Тут у нас толпа народу, но драться одни не хотят, а другие не умеют. Имеем шестерых бойцов и стадо овец. Бойцам - позор, а остальным... не очень понятно, для чего они тут вообще собрались.
  - Если проблема в отбирании еды... - начал Гедимин, но Мэллоу поспешно мотнул головой.
  - Проблема в том, что мы против Джайна ничего не стоим. Да что там Джайн! Вон там остатки банды Спаркса. У них есть свой диван. А мы жмёмся по углам и чуть что - вылетаем во двор. К таким ничтожествам никто не пойдёт, Джед. Разве что такие же.
  Гедимин мигнул.
  - Чего ты от меня хочешь? Это всё должна решать охрана.
  Мэллоу скривился.
  - Джед, они не полезут. И ты не сможешь всё время тут сидеть. Нам надо разобраться самим. Можешь их научить?
  - Чему? - озадаченно спросил Гедимин. - Я сам не понимаю ваших мартышечьих порядков.
  Со двора донёсся протяжный гудок, и Мэллоу радостно ухмыльнулся.
  - Дальберг вернулся! Не проводишь их в ангар?
  Гедимин вышел. "Гонцы", выстроенные в шеренгу по двое, уже прошли в ворота, и, едва створки начали съезжаться, сбили построение. Один, бросив контейнер напарнику, протяжно засвистел, и люди, до того толпившиеся у стены, побежали к нему.
  - Пойло за колбасу! - крикнул "свистун", указывая на Винки и Дальберга, несущих в руках большие контейнеры. - Что возьмёте - ваше!
  Винки взревел, поднимая над головой контейнер. Кто-то из самых быстрых протянул ему руку, но сложился пополам от пинка в промежность. Остальные взвыли.
  "Hasu!" - беззвучно выдохнул Гедимин, вклиниваясь в толпу. Кто-то, врезавшись в его руку, уселся на площадку, кто-то, попытавшись поднырнуть, получил шлепок по макушке, остальные попятились. Гедимин повернулся к подстрекателю - тот уже почти добрался до ангара. Сармат, поддев пальцем плёнку контейнера, выдернул ёмкость с пивом и, подбросив на ладони, швырнул в убегающего. Удар пришёлся под колено, и человек, не устояв на ногах, полетел вперёд. Тот, в кого он врезался, растянулся в дверях вместе с ним. Гедимин перешагнул через него и выдернул из его рук контейнер.
  - Тут кто-то менял пойло на колбасу, - угрюмо сказал он, глядя на притихший ангар. - Чья мартышка?
  Он поднял упавшего за шиворот и встряхнул. Винки, поймав на лету второй контейнер, отвесил пинка лежащему и неторопливо пошёл в угол, откуда уже выдвинулись двое бойцов Мэллоу. В ангаре по-прежнему стояла тишина. Гедимин медленно перевёл взгляд с одной банды на другую, пожал плечами и, отпустив ворот чужого комбинезона, пошёл вслед за Винки.
  Он вполглаза присматривал за чужаками, пока Мэллоу, довольно ухмыляясь и презрительно поглядывая на них, делил между своими людьми колбаски и контейнеры с алкоголем. Гедимину оставили двойную порцию, хотя он об этом не просил. Пока шёл делёж, Дальберг ходил вокруг чужого контейнера, дожидаясь, когда освободится Мэллоу. В ангаре по-прежнему было тихо, но к компании Гедимина никто не подходил - напротив, все держались поодаль и там же перемещались, переговариваясь вполголоса.
  - Что тут у нас? - громко спросил самого себя Мэллоу, вскрывая чужой контейнер, и довольно хмыкнул. - То, что надо! Всем хватило пива? Тут ещё виски и джин. По полпорции, парни, не больше?
  Он обвёл вопросительным взглядом свою группу, но никто из людей не кивнул и не протянул руку.
  - Пойдёт в общак, - решил Мэллоу, заворачивая контейнеры в плёнку и протягивая Гедимину. Сармат мигнул.
  - Что мне с этим делать?
  - А что хочешь, Джед, - равнодушно пожал плечами Мэллоу. - А если не хочешь - поставь под койку. Будет кому-то нужно - я тебе напишу. Тебя же к нам нескоро спустят?..
  Дальберг выудил из полупустого контейнера несколько плоских судков.
  - Синская еда, - буркнул он. - Есть любители?
  Гедимин протянул руку.
  - У этих вещей есть вкус?
  Мэллоу громко хмыкнул.
  - У тебя глаза на лоб вылезут от такого вкуса!.. О, а это что? А это я ем... А тут бургеры - кому?
  За бургерами протянулось несколько рук. Гедимин, вскрыв судок, держал странную еду во рту и задумчиво щурился. Ощущения действительно были богатые - он давно не вспоминал, что у него так много вкусовых рецепторов.
  - Джед, а Джед, - услышал он тихий голос Мэллоу. Главарь, покончив с дележом добычи, снова помрачнел и смотрел на сармата с тревогой.
  - Мы так и не договорились. Ты возьмёшься их учить? - Джон кивнул в сторону жующих людей. Гедимин озадаченно мигнул.
  - Чему?
  - Драться, - буркнул Дальберг, прожевав кусок бургера. - Очень надо.
  Сармат недовольно сощурился.
  - Я не умею драться, - сказал он. - И не умею этому учить. Тут есть такие, кто сидит за драку?
  Ближайшие к Гедимину "бойцы" переглянулись и смущённо потупились.
  - Рори и Гарсия, - ответил Мэллоу. - И те, кто ушёл к Джайну.
  - Как это - не умеешь? - вмешался Винки, широко раскрыв глаза. - Это ты не умеешь?! А кто тогда умеет?!
  Гедимин поморщился.
  - Я не умею, как у вас принято. К тому же... - он скользнул задумчивым взглядом по макушкам людей. - Вы мелковаты. Даже рядом с ними.
  Он кивнул на банду Джайна, снова собравшуюся в плотный ком. "Устроят они нам на выходе..." - он досадливо сощурился.
  - Если только... - продолжил он, не обращая внимания на недовольные лица Мэллоу и Дальберга. - Если брать численностью. Собрать отряды по трое. Один держит, один отвлекает, один бьёт. И пару недель тренировок...
  Мэллоу расплылся в довольной улыбке и повернулся к своим людям.
  - Слышали, парни? Джед нам поможет! Говоришь, по трое? Как будем делиться?
  Гедимин задумчиво посмотрел на него.
  - Кто хочет и не боится. Предпочтение быстрым.
  "Бойцы" Мэллоу переглянулись. Джон поднял сжатый кулак и обвёл их выразительным взглядом.
  - Слушайте сюда, парни. У нас последний шанс вылезти из этого угла. Кто не побоится встать перед бойцом Джайна? Хотя бы втроём? Кто не умрёт от лишней затрещины? А кто сумеет уклониться от удара?
  Винки презрительно фыркнул.
  - Ничего не выйдет, Мэллоу. Тут нет бойцов. Зря ты тратишь на них общак!
  Толпа зашевелилась. Шестеро, выбравшись из неё, подошли к Мэллоу.
  - Этого мало, парни, - качнул головой тот. - Видите, сколько громил у Джайна? Нам надо собрать по трое наших на каждого! Кто ещё? Выходите, не бойтесь!
  Кто-то за спиной насмешливо засвистел.
  - Всё надеешься, Мэлли? Бросай это дело и ступай во двор! Пока мы тебя терпим, но скоро, Мэлли, ты навсегда поселишься в камере. Бросай по-хорошему!
  Мэллоу ничего не ответил - он, шевеля губами, пересчитывал про себя "бойцов". Их набралось уже пятнадцать - обычные "мартышки", некрупные даже по "мартышечьим" меркам.
  - Так-то лучше, - сказал Мэллоу, поворачиваясь к Гедимину. - Вот, у нас есть пять твоих отрядов. Сам их разделишь?
  Сармат шагнул к новой маленькой толпе. Люди подались было назад, но сзади уже подпирали, - и им пришлось остаться на месте, хотя им явно было не по себе. Гедимин сел на пол и выставил вперёд согнутую в локте руку.
  - Пусть каждый ударит один раз, - он показал на своё предплечье и замер на месте. Люди зашевелились не сразу. Первый - видимо, от волнения - даже промахнулся.
  - Ещё раз, - сказал сармат. - Да, сойдёт. Теперь...
  Он нарочито медленно двинул рукой вперёд, в сторону лица человека. Тот взмахнул руками, слегка задев кулаком запястье сармата. Гедимин отвёл руку и кивнул.
  - Этот - первый в отряде. Будет держать. Есть тут двое, с кем ты дрался бы вместе?
  Человек огляделся по сторонам, быстро закивал и поманил кого-то к себе.
  - Эй, Джед... - начал было Мэллоу, но не договорил - его фразу прервал громкий гудок. Те, кто сидел на диванах и вокруг них, зашевелились, те, кто уже стоял, потянулись к выходам.
  - Пора по камерам, - вздохнул Мэллоу, глядя на Гедимина с довольной ухмылкой. - Отлично поработал!
  Шум шагов и гомон десятков людей уже стали такими громкими, что слова Джона были еле слышны.
  - Даже если на этом всё и кончится, - сказал он, сжав руку Гедимина, - мы уже неслабо всех напугали. А если ты неделю-другую походишь с нами...
  - Гедимин Кет! - донеслось из-под потолка. - На выход!
  Сармат выбрался из ангара. Людей уже строили вдоль решётки - с одной стороны стояли самцы, с другой - самки. Во двор вышли четверо экзоскелетчиков. У ворот стоял угрюмый Матейка.
  - Он? - спросил конвоир у другого экзоскелетчика. Двое заключённых закивали.
  - Отобрал купленную еду, - кивнул экзоскелетчик. - Вот пострадавший, а этот был рядом.
  Гедимин недобро сузил глаза.
  - Они полезли драться и уронили контейнер. Всё лопнуло, - проворчал он. - И вытекло. Остались пустые коробки.
  Он махнул рукой в сторону мусорного ящика. Охранники, переглянувшись, дружно хмыкнули.
  - Забирай его, - буркнул один из них. - В камере рассчитаетесь.
  Матейка, дёрнув сармата за скованные руки, подтянул к себе и потащил к воротам. Кто-то из заключённых проводил его свистом.
  ...Втолкнув Гедимина в камеру, конвоир ушёл - и вернулся только через четверть часа, когда озадаченный сармат уже лежал на койке и дочитывал сцену спаривания человеческой самки с разумной рептилией. Странности человеческих самок так удивили его, что он не сразу заметил шум открывающейся двери.
  - За нарушение распорядка и хищение чужой собственности, - сказал, не дожидаясь, пока он встанет, один из вошедших экзоскелетчиков. В следующую долю секунды сармат повалился ничком, шипя от резкой боли за грудиной. Сердце затрепыхалось в горле, норовя выскочить через рот.
  - Надо было перед строем, - услышал Гедимин сквозь гул крови в ушах. Дверь закрылась, следом лязгнуло, захлопываясь, смотровое окошко.
  Через десять минут, кое-как восстановив контроль над телом, сармат сполз - точнее, свалился - с койки на пол и заглянул в "тайник" - если так можно было называть временное хранилище, открытое всем взглядам. Пакет был на месте, все контейнеры со спиртным лежали в нём, - Гедимин убедился в этом, поворошив свёрток дрожащей рукой. Ещё пару минут он сидел на полу, унимая сердцебиение, потом перевалился на койку и опрокинулся на спину. Контроль над телом к нему вернулся, но навалившуюся чудовищную усталость надо было перетерпеть без резких движений.
  "Влепили мне разряд за хищение," - мысли внутри черепа плавали медленно, изредка сталкиваясь друг с другом, и сармат лениво за ними следил. "Видели, что вещи здесь. Ничего не взяли. Не понимаю..."
  
  17 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "И возьми, если не сложно, пять стаканов джина," - приписал Джон Мэллоу к короткому посланию на четвертинке листа. "Для поощрения новобранцев. Мы все ждём тебя и надеемся, что вчерашнее тебе не повредило."
  - Отвечать будешь? - в третий раз спросил охранник - насколько помнил Гедимин, его звали Алькарас - и снова попытался через смотровое окошко заглянуть в листок, который держал сармат. - Если нет, я пойду.
  - Да оставь мне ручку, пусть тут лежит, - отозвался Гедимин, перечитывая письмо и задумчиво щурясь. "Пять контейнеров. Карманов у меня нет. Сложить в носки?"
  - Запрещено, - угрюмо сказал охранник. - Так ты отвечать будешь?
  - Нет, - сармат сложил письмо вчетверо и протянул Алькарасу. - Дай мне пустой пакет.
  Тот без единого звука достал свёрнутый тонкий пакетик и бросил в окошко. Гедимин удивлённо мигнул - он всякий раз бывал озадачен, когда получал от охраны то, что просил, а не разряд станнера между глаз. "Странные они тут," - привычно подумал он, отворачиваясь от закрывающегося окошка. Некоторое время ушло на чтение этикеток и сортировку "общака", потом пакет с пятью контейнерами предположительно джина был поставлен в нишу, а сармат вернулся к тренировке. Между делом он думал о прогулочном ангаре - там было много места для прыжков и бега с препятствиями, если бы удалось убрать оттуда всех "макак" с их дурацкими обычаями. "Проще будет выйти во двор и разминаться там," - заключил он, заканчивая упражнения. "Если Мэллоу опять не привяжется..."
  ...Часов у сармата не было, а чувство времени после всех повреждений мозга практически отключилось - и теперь он, сидя на койке, озадаченно смотрел на закрытую дверь. По ощущениям, охранник должен был прийти за ним десять минут назад. "Отменили прогулку?" - сармат покосился на ёмкости с джином и досадливо сощурился. "Как бы передать эти штуки Мэллоу..."
  Засовы лязгнули, и дверь загудела, выдвигаясь из паза.
  - Готов? - спросил хмурый Макнайт. - Лицом к стене, руки за спину! Это что?
  Он ткнул пальцем в пакет.
  - Для Мэллоу и Дальберга, - ответил Гедимин, не вдаваясь в подробности.
  - А, - Макнайт, застегнув наручники, всунул пакет в ладонь сармата и дёрнул "цепочку" на себя, вытаскивая заключённого в коридор. - Пошёл!
  ...Пара десятков человек в синих комбинезонах (и ещё столько же - в городской одежде) подпирали стену ангара и, несмотря на незакрывающиеся дверные проёмы, даже не заглядывали внутрь. У сетчатой ограды стоял кто-то из "зелёных" и вполголоса переговаривался с самкой на другой стороне. Самка отвечала ухмылками и междометиями - говорить ей мешали леденцы во рту. Пока сармат смотрел на общающихся, самец успел передать через решётку ещё один леденец.
  Едва Гедимин вошёл в ангар, все, кто стоял недалеко от двери, подались назад, а болтовня и смешки прекратились, - зато из группы Мэллоу, занявшей северный конец ангара, донеслись радостные возгласы.
  - Механик Джед! - донельзя довольный главарь, шагнув вперёд, протянул сармату руку. Тот, недовольно сузив глаза, сунул ему пакет и перевёл взгляд на компанию у стены. Двенадцать человек, поставив в ряд несколько вертикальных надувных "подушек" - такие лежали кучей в южном углу ангара - усердно били их кулаками и иногда пытались пнуть. Чуть в отдалении трое наскакивали с разных сторон на вяло отмахивающегося Винки. Встретившись взглядом с Гедимином, тот развёл руками и виновато усмехнулся, одновременно отбивая неуклюжий пинок одного из нападающих.
  - Да, это кстати, - кивнул Мэллоу, заглянув в пакет. - Эй, парни! Пока хватит. Идите сюда! Винки, Рори, Гарсия, - где вы?
  - Тренируетесь? - спросил Гедимин, кивнув на "подушки". Мэллоу вздохнул.
  - Велел им немного размяться, пока тебя нет. Винки натаскивает первый отряд... Ну, Винки, как дела?
  Крупный самец выразительно пожал плечами.
  - Будто сам не видел...
  Гедимин недовольно сощурился.
  - Не так. Дай их сюда.
  Он жестом приказал троим "макакам" вместе с ним отойти в угол. Они с опаской переглянулись, но всё же подошли к сармату. Тот сел на пол и притронулся к поверхности пальцем, задумчиво щурясь. "Как там объяснял Гуальтари? Нужна тактика... Вспоминай, - как натаскивали тебя, Лиска и Хольгера? Только тут взрывчатки нет и не предвидится, а вместо Хольгера..." - сармат посмотрел на "бойцов" и болезненно поморщился. "Ладно, попробуем..."
  - Очень быстро, - он начертил поверх пылевого слоя продолговатую фигурку и три стрелки. - Вы - одновременно, ты сверху, ты снизу. Ты бьёшь по ноге - здесь или здесь. Ты заходишь сзади и прыгаешь на плечи. Сможешь?
  Человек неуверенно кивнул. Гедимин выпрямился и перевёл взгляд на Мэллоу.
  - Пусть Винки отойдёт. Зови сюда Гарсию.
  Винки ухмыльнулся.
  - Теск, ты больно далеко прыгнул! Им бы от меня отмахаться...
  Гарсия с ухмылкой подошёл, встал напротив сармата, вопросительно глядя на него. Гедимин кивнул новобранцам.
  - Пробуйте. Очень быстро!
  Они и впрямь старались - даже Гедимин отметил, что двое отвлекающих двигаются быстрее обычного. Гарсия с привычной ленцой отмахнулся от того, кто замахнулся кулаком, дёрнулся в сторону от пытающегося пнуть, но тут на него налетел в попытке запрыгнуть на плечи третий "боец", и человек, выругавшись, пошатнулся. Пинок наконец достиг цели, и Гарсия сел на пол - довольно аккуратно - и тут же вскочил, продолжая ругаться. Один из отвлекающих прижимал ладонь к задетой скуле, тот, кто запрыгивал на противника, неуверенно ступал на правую ногу, третий держал на весу левую, не решаясь разогнуть колено, - но "макаки", столпившиеся вокруг, смотрели, разинув рты.
  - Ха! - воскликнул Мэллоу, ударяя ладонью о ладонь. - Видел, Винки? И это только начало!
  Гарсия наконец перестал ругаться и перевёл взгляд на Гедимина.
  - Не в счёт, - угрюмо сказал он. - Это я от удивления, только и всего. А если бы я развернулся вот так...
  Гедимин кивнул.
  - Я наблюдал за вами, - он посмотрел на притихшую банду Джайна. Первые несколько минут оттуда ещё доносились смешки и нарочито громкие комментарии; сейчас вокруг дивана стояла мёртвая тишина.
  - Одни и те же действия, - сказал сармат. - У всех. Около десятка сочетаний. Выучить, запомнить, научиться реагировать. Тогда твой разворот не поможет.
  Гарсия недоверчиво хмыкнул.
  - И что, ты их научишь? Их всех?
  - Не я, - сармат посмотрел на свою руку и качнул головой. - Вы трое - ты, Винки, Рори. Я только объясню. На мне учиться бесполезно. У меня даже кулак складывается по-другому.
  - Это верно, - нехотя согласился Гарсия.
  - Парни, парни, не теряем времени! - оживился Мэллоу. - Делимся на тройки! Рори, Винки, Гарсия, - поработайте наглядными пособиями! Кости не ломать, черепа не крушить!
  Гедимин подался в сторону, выискивая взглядом свободную горизонтальную перекладину - ему хотелось размяться. Мэллоу замахал руками на хаотичную толпу, расчищая сармату дорогу.
  - Веселее, парни! Кто свалит противника, глотнёт виски! Кто зазевается, опоздает к разбору!
  
  18 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Из ангара доносились свист и улюлюканье. Гедимин недобро сузил глаза и ускорил шаг. Сегодня охранник задержался на семь минут - а вместе с ним опоздал и сармат, и в ангаре, судя по звукам, происходило что-то нежелательное.
  Устанавливать тишину ему не пришлось - она сама наступила, едва его заметили. Он, брезгливо щурясь, прошёл мимо притихших банд. По ангару разносились гулкие звуки ударов и подбадривающие крики. Группа Мэллоу выстроилась полукольцом, отгородив пустой угол; там вдоль стены несколько человек тренировались с подушками, ещё девятеро наскакивали с разных сторон на троих бойцов, и три отряда, о чём-то переговариваясь, ждали своей очереди. Пока все трое стояли на ногах, но от ленивых помахиваний кулаками не осталось и следа - они только и успевали вертеться, отбивая удары и уклоняясь от неожиданных атак. Гедимин одобрительно хмыкнул.
  - Механик Джед! - Мэллоу, развернувшись к нему, широко раскинул руки, изображая объятия. - А ведь неплохо идёт дело, верно? Я велел им тренировать скорость, пока сидят в камерах, - и, смотри-ка, помогло!
  Гедимин кивнул.
  - Три недели, - сказал он, глядя на пошатнувшегося Рори - тот всё-таки пропустил удар по щиколотке. - Через три недели будет толк.
  С ближайшего дивана донёсся презрительный смешок, но никто из группы Мэллоу не повернулся на звук. Гедимин стоял между "своими" людьми и чужаками - этого было достаточно, чтобы никто не сунулся в угол. "Уже не дёргаются," - отметил про себя сармат. "И бойцов стало больше. Ещё шестеро пришли сегодня..."
  - Есть новички? - тихо спросил он у Мэллоу.
  - Сегодня - шестеро, - отозвался тот. - Двое "зелёных" и бывший боец Теданя. Его я сразу взял в отряд.
  Сармат задумчиво сощурился на невысокого азиата - тот в составе одного из отрядов, готовящихся к бою, что-то быстро объяснял напарникам.
  - Правильно, - сказал он. - Они проворные. А где сам Тедань?
  Мэллоу озадаченно посмотрел на него.
  - Где-то... Зачем он тебе? Сейчас он нам не противник.
  - Позови в банду, - сказал Гедимин. - Если примет твои правила, пусть приходит. Будет польза.
  Дальберг, незаметно вышедший из толпы, негромко хмыкнул.
  - И он придёт?
  Гедимин пожал плечами.
  - Ну, пусть не приходит.
  Мэллоу оглянулся на толпу зевак.
  - Эй, парни! - он повысил голос. - Вы меня расстроили. Что же это такое? Ваш лидер, механик Джед, который день изнывает от скуки! Научный налог, парни, - вы совсем о нём забыли?
  Люди переглянулись. Кто-то заметно смутился, как будто в самом деле был виноват в отсутствии у Гедимина книг.
  - Вы что, все с Земли? - продолжал Мэллоу. - Ни у кого тут никого нет? Передайте своим - в час посещений пусть принесут по диску! Может, хоть у кого-то в семье есть студенты? Собирайтесь, парни, Джеду нужна ваша помощь!
  Гедимин смотрел на него, изумлённо мигая. Со стороны других банд послышались непонятные, но крайне удивлённые возгласы, - что-то про экскременты и спаривание. "Они озадачены," - отметил про себя сармат. "Значит, для них это ненормально. Интересно, что именно..."
  
  19 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "И возьми, если не трудно, с собой смарт," - просил в коротком послании Мэллоу. "Возьмём у тебя ненадолго. Ничего нового пока нет, но ребята обещали постараться."
  Гедимин задумчиво хмыкнул - выносить смарт из камеры он пока не пробовал, а у других заключённых на прогулке "читалок" с собой не было. Несколько секунд он думал, запрещено это или разрешено, и не спросить ли у Алькараса, потом решил не морочить себе голову "мартышечьими" порядками и, когда за ним пришёл Макнайт, просто взял "читалку" с собой. Тот не сказал ни слова и даже руки сармату сковал особенно аккуратно, чтобы не зацепить устройство магнитной "цепью". "Видимо, разрешено," - отметил про себя Гедимин, выходя из камеры. "Но надо будет отгонять идиотов. Сломают - придётся искать инструменты..."
  ...В стоячие "подушки" для боксёрских тренировок были встроены стабилизаторы, не позволяющие им упасть. Вынуть их было несложно, но Гедимин хотел сделать это без необратимых повреждений - и провозился лишние пять минут. Дело того стоило, - через несколько секунд часть банды Мэллоу расселась на новых "диванах", и Дальберг, закончив раздачу еды и пива, взял в руки смарт и развернул голографический экран.
  - Сегодня читаем "Жеребец Альтаира", - объявил он, слегка убавив обычную угрюмость. - Всем видно с экрана?
  - Читай вслух, - попросил кто-то из устроившихся вокруг дивана. Дальберг, ничуть не удивившись, ответил "угу" и действительно начал читать вслух. Гедимин смотрел на это, изумлённо мигая, но слушали чтеца внимательно.
  Другая половина банды - два с половиной десятка бойцов - неумело, но старательно избивала подушки, из которых Гедимин не сделал диваны, и поочерёдно пыталась сбить с ног Гарсию и Винки. Рори был занят - стоял на границе территорий и следил за соседней бандой вместе с Гедимином и двумя молчаливыми азиатами. Одного из них сармат вспомнил - кажется, тот передал ему когда-то записку от Теданя; впрочем, Гедимин мог ошибаться - людей он различал с большим трудом.
  - А ничего, верно? - с довольной улыбкой повернулся к Гедимину Мэллоу, кивая на тренирующихся. - Конечно, мелковаты, но дух уже окреп. Но ты посмотри, посмотри вон туда!
  Он махнул рукой в сторону ближайшей банды. Там уже не смеялись и не отпускали презрительные комментарии, - в полной тишине все, кто сидел на диване и вокруг него, смотрели на компанию Мэллоу. Чуть дальше расположилась банда Джайна - там было чуть шумнее, но те, кому не хватило места на диване, постепенно стягивались к границе территорий. Гедимин насторожился было, но люди не выглядели готовыми напасть, - казалось, они внимательно слушают.
  - Вот то, что я называю "хорошая компания", - улыбнулся Мэллоу, протягивая сармату контейнер с водкой. - Сегодня будет тихо, Джед. Садись с нами. Эй, Дальберг, дай горлу передышку!
  Дальберг, облегчённо вздохнув, вручил смарт ближайшему соседу. После недолгой перебранки тот его уступил другому, и чтение продолжилось. На помрачневших было лицах чужаков вновь проступило мечтательное выражение. Гедимин еле слышно хмыкнул. "Как будто они хотят к нам. Странно..."
  - Всего один стакан? - Мэллоу пошарил в пустом пакете и недовольно посмотрел на Дальберга. - Один стакан для Джеда? Это ты называешь "уважением"?
  Дальберг поморщился.
  - Так ты хотел сегодня всё истратить - или оставить кое-что на завтра? Денег у нас впритык.
  Мэллоу озадаченно хмыкнул.
  - Подожди. Что там с долгами по взносам? До сих пор не заплатили?
  - Двое завтра заплатят, - отозвался Дальберг и снова поморщился. - Останется девять человек. От них ничего не получим до сентября.
  Мэллоу вполголоса выругался и виновато покосился на Гедимина.
  - Порой мне кажется, что Винки прав, и мы набрали в банду сплошной балласт! Что у них со счетами, у этих парней? Вообще ни цента?
  - Можно подумать, у тебя там миллионы, - буркнул Дальберг. - Давно ли ты сам у меня занимал на внеочередные взносы?
  Мэллоу скривился.
  - Сам же знаешь - всё ушло на штрафы.
  - У всех то же самое, - мрачно сказал Дальберг, глядя в стену. - У зелёного кода - так точно. В общем, до сентября ждать нечего.
  Мэллоу со вздохом заглянул в контейнер с пивом. Дальберг несколько секунд молчал, подсчитывая что-то про себя, потом помрачнел ещё сильнее.
  - Знаешь что? У нас тут ожидается вал должников. Мы набрали "синих", до нас они работали, и с деньгами проблем не было. Месяц-другой - и запасы у них закончатся. А переводить им будут так же, как тебе, а то и реже.
  - Твою-то мать, - прошептал потрясённый Мэллоу, едва не расплескав пиво. Гедимин перехватил его руку и отвёл от своего комбинезона.
  - Эти люди перестали работать? Почему?
  Оба "зелёных" уставились на сармата расширенными глазами. Он недовольно сощурился - обычно такие взгляды означали, что он сказал что-то крайне странное, но в его последних вопросах ничего странного не было.
  - Они же в банде, Джед, - сказал Мэллоу, растерянно глядя на него. - Какая работа? Никто в бандах никогда не работал. Баселар никогда не взял бы к себе работягу.
  Дальберг угрюмо кивнул. Смотрел он по-прежнему в стену, будто видел там что-то интересное.
  - Где Баселар брал деньги? - спросил Гедимин. - Ему на всё хватало, верно?
  Мэллоу и Дальберг переглянулись.
  - Ты же не думаешь, что он устраивал вот такие... пирушки? - Джон кивнул на компанию вокруг "дивана". - Только для лучших бойцов, так-то. А обдирал всех. И ещё...
  Дальберг толкнул его плечом, и Мэллоу замолчал, уткнувшись взглядом в пол. Гедимин мигнул.
  - Пусть работают, - буркнул он. - Или их тогда не пустят на прогулку?
  "Зелёные" снова переглянулись, и Гедимин недовольно сощурился - ему мерещилось, что они обмениваются каким-то неслышным шифром, и поэтому он из разговора ничего не понимает - всё просто проходит мимо звукового канала.
  - Пустят, что ж не пустить. Там щадящий график, - пробормотал Дальберг. - Я всегда успевал...
  Теперь Мэллоу толкнул его, и они снова замолчали, обмениваясь многозначительными взглядами.
  - Пусть работают... - протянул Джон, понизив голос. - А ведь это интересно, Джед. Крайне, крайне... и крайне... ново. Мы над этим должны подумать. Вот так вот сразу я объявить не рискну...
  Гедимин мигнул.
  - Так они не хотят работать? Им надоело? Ты можешь говорить так, чтобы я понимал?
  Мэллоу со вздохом похлопал его по колену.
  - Извини, Джед. Я правда не думал, что... Ладно, всё ерунда. Кто не хочет, тот не пойдёт. Проблема не в этом...
  Он оглянулся на соседнюю банду и поморщился.
  - Такого никогда не было, Джед. Если я такое объявлю... нас тут очень сильно не поймут!
  Гедимин с тяжёлым вздохом поднялся на ноги.
  - Ясно. Тогда объявлю я. Пусть попробуют меня побить.
  - Стой! - Мэллоу с неожиданным проворством схватил его за руку. Дёрнуть к себе, как сделал бы сармат, он, конечно, не смог - но попытался и теперь висел на поднятой руке Гедимина, едва касаясь ногами пола.
  - П-погоди, Джед. Н-не так быстро, - сказал он, глядя на сармата снизу вверх. - Выжди до понедельника, ладно?
  Гедимин сузил глаза.
  - Мне очень не нравится ничего не понимать, - угрюмо сказал он. - Постарайся, чтобы этого не было.
  Мэллоу поспешно закивал, оглядываясь на Дальберга.
  - Нет, ты слышал? Вот это будет понедельник! - он, выпустив руку Гедимина, махнул в сторону соседней банды. - А когда Джайн услышит?
  - Там, снаружи, Тедань и Баселар, - буркнул Дальберг, посмотрев на дверной проём, не прикрытый створками. - Вот я бы посмотрел на их рожи!
  ...Мусорные контейнеры в северном углу наполнились до отказа - сегодня компания Мэллоу оставила особенно много обёрток и пустых ёмкостей. Дальберг, как и обещал, предупредил Гедимина за пару минут до конца прогулки, и теперь сармат возился с подушками, возвращая им прежнюю форму. Вокруг толпилась банда, и кто-то всё время лез под локоть, - Гедимин только успевал отмахиваться.
  Когда после общего сигнала сармат вышел во двор, охранники были уже там. Те, кто отвечал за самок, строили их в колонну; самцы толпились вдоль ангара несмешивающимися группами, а их охрана вместе с Макнайтом стояла посреди двора и слушала подбежавшего к ним "синего". Завидев Гедимина, "синий" указал на него.
  - Порча имущества, - громко объявил он. - Двух боксёрских груш. Повалил их на пол и сидел сверху. И все они - и Мэллоу, и Дальберг, и Моро...
  Охранник резко поднял руку, прерывая сбивчивую речь.
  - Макнайт, разберись.
  - Какая ещё порча? - вмешался Мэллоу, вынырнув из толпы. - Мы ничего не повредили, сэр. Смотрите сами.
  Макнайт с тяжёлым вздохом подошёл к дверному проёму и заглянул в ангар.
  - Какие груши попорчены? - спросил он, жестом подозвав к себе доносчика. Тот заглянул вместе с ним и странно булькнул.
  - Как я и говорил, - ухмыльнулся Мэллоу, отступая к хаотично формирующейся колонне. - Мы все соблюдаем порядок, сэр. Все люди механика Джеда!
  - Чтоб вас всех, - пробормотал Макнайт, разворачивая Гедимина к себе спиной и застёгивая наручники. - Когда вы уже угомонитесь... Пошёл!
  ...Сегодня кнопку никто не нажимал - Гедимин пару минут сидел на койке, ожидая, что охранник вернётся и повторит наказание, но Макнайт ушёл с этажа окончательно. Когда надоело ждать, сармат, пожав плечами, включил "читалку". Взгляд скользил по тексту, не улавливая смысла, - из головы не выходили особенности местных "порядков". "Разное бывает," - думал он, глядя сквозь экран. "Но чтобы по доброй воле пытать себя скукой? И ещё себе в убыток? Нет, "макаки" всё-таки очень странные..."
  
  21 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Макнайт снова опоздал - и сам понял, что опоздал, так что Гедимина из ангара выводил чуть ли не бегом, едва не забыв в спешке застегнуть верхние пары наручников. Ворота прогулочного двора уже закрылись, и ещё пару минут сармат простоял перед ними, дожидаясь, пока охранники обругают друг друга достаточное количество раз и откроют, наконец, замки. Втолкнув Гедимина во двор, Макнайт снова куда-то засобирался - на секунду сармат даже предположил, что наручники придётся снимать самому, и прикинул, как это удобнее сделать. Затем браслеты с него всё-таки сдёрнули, ворота захлопнули, и Гедимин остался в тюремном дворе вместе с несколькими десятками "макак".
  Сегодня на площадках вдоль сетчатой ограды было необычно людно - с двух сторон выстроились попарно самцы и самки, и гул голосов стоял над двором. Кому-то пары не досталось, и он топтался у ограды, помахивая подношениями и пытаясь подозвать партнёра. Всё это выглядело как иллюстрация к лекциям по биологии, и сармат невольно ухмыльнулся. "Мартышки..." - беззлобно подумал он, проходя мимо. Существ его биологического вида тут не было, а чужие самки его не занимали даже в те времена, когда его в принципе занимали самки.
  - А, механик Джед! - донёсся от ограды радостный оклик. - Подожди, я быстро!
  Джон Мэллоу стоял у ограждения с пакетом подогретых колбасок и махал свободной рукой, подзывая кого-то с той стороны. Насколько понял Гедимин, его интересовали две смуглокожие самки в уличных комбинезонах - "бескодные", заключённые на малый срок, и, видимо, из новичков. Мэллоу широко улыбался и чуть ли не подпрыгивал на месте, но самки смотрели на него с лёгким презрением. Когда Гедимин подошёл, обе перевели взгляд на него, переглянулись и отступили к ангару. Мэллоу разочарованно вздохнул.
  - Не пойму я нынешних девиц, - сказал он, глядя на упаковку колбасок. - Ничего не понимают в хорошей еде!
  Гедимин хмыкнул.
  - Ты подманивал этих самок? - он кивнул на девушек, остановившихся у входа. Теперь они глазели на сармата и вполголоса что-то обсуждали.
  - Самок? - Мэллоу ухмыльнулся. - В этом что-то есть, Джед. Но давай отойдём - не хватало, чтобы кто-то обиделся!
  Отступая к ангару, он трижды повернул голову и бросил на самок тоскливый взгляд. Гедимин озадаченно мигнул.
  - Зачем они тебе? За ограду же не пустят?
  Мэллоу мечтательно ухмыльнулся.
  - Есть способы, Джед. В сентябре, когда у нас с Дальбергом будут деньги... Кстати, Джед, - ты так и не сказал, кого предпочитаешь? Тёмненькие, светленькие, потолще или потоньше?
  - Сарматки, - отозвался Гедимин, на секунду перехватив его взгляд. Мэллоу вытаращил глаза.
  - Сарма-а... Так у вас есть женщины?! Твою-то мать... Я всё-таки проспорил Винки пиво!
  Гедимин мигнул.
  - Я опять ничего не понял, - угрюмо сказал он. - Что там с работой? Ты уже объявил своим людям?
  - А, работа... - Мэллоу с видимым усилием отвернулся от ограды. - Ещё нет, Джед. Пойдём объявлять... Чёрт, надо в другой раз внимательнее слушать Винки! Он не так уж много врёт...
  ...Дальберг, увидев Гедимина, облегчённо вздохнул и протянул руку за смартом.
  - Наконец-то, - буркнул он. - Я уж думал, ты на рейде.
  У стены уже уложили три "подушки" с вынутыми стабилизаторами - диван получился такой длинный, что места хватило почти всем, и соседние банды смотрели на рассевшихся там "слизняков" с заметной даже Гедимину завистью, местами переходящей в ненависть. "Бойцы" продолжали тренировки; в этот раз "тренажёром" работал один Винки - Гарсия и Рори охраняли периметр. Увидев Гедимина, Винсент отмахнулся от новобранцев и жестами позвал к себе Гарсию и Рори.
  - Уф, тяжело, - обронил он, проходя мимо сармата. - И с каждым днём тяжелее. Правильно, что их в отряде трое. У человека две руки и два глаза. Я уже не успеваю. Пусть Гарсия работает.
  Ему освободили край дивана, и он сел; Дальберг уже выбрал чтеца, и теперь тот шипел на людей, чтобы они перестали галдеть и отдали ему его пиво. Гедимин повернулся к Мэллоу и посмотрел на него в упор. Джон судорожно сглотнул - и протяжно засвистел, не прикасаясь ко рту руками. Это напоминало голос птицы - Гедимин слышал подобное в Ураниум-Сити, когда весной проходил вдоль приозёрных кустов.
  - Слушайте сюда, парни, - громко сказал он, когда все, замолчав, повернулись к нему, а некоторые даже отложили еду и отставили в сторону пиво. - Важное объявление от механика Джеда. С сегодняшнего дня в нашей банде новое правило, и те, кому оно не по нраву, могут уйти прямо сегодня.
  Люди зашептались, озадаченно переглядываясь. Винки поднялся с дивана.
  - Что за правило? - спросил он, настороженно глядя на Гедимина (хотя сармат молчал). - Да не тяни!
  - Правило простое, - Мэллоу, на долю секунды запнувшись, облизал губы. - У нас не будет запрета на работу. Каждый, кто хочет, может работать - и всё, что он в нашей банде получает, останется при нём. Все его места, его еда и его пиво. Более того...
  Он быстро оглянулся на Гедимина и снова лизнул губы.
  - Это касается и синего, и зелёного кода. "Зелёные" в нашей банде могут работать - и себя они не уронят.
  Гедимин изумлённо мигнул - то, что работой можно "себя уронить", для него было неожиданной новостью, но обдумать полученную информацию ему не дали. Едва Мэллоу замолчал, все вскочили с мест и загалдели. Гарсия и Рори, отогнав от себя новобранцев, двинулись к нему. Винки от волнения слишком сильно навалился на повреждённую ногу и чуть не упал. Гедимин открыл рот, но ничего сказать не успел - в ушах зазвенело от пронзительного свиста.
  - Sata! - крикнул сармат, уловив движение за плечом, и развернулся, готовясь к атаке. Все бойцы других банд уже были на ногах, а ближайшие, собравшись плотной группой, подошли к периметру. Люди Мэллоу мгновенно расступились, пропуская на границу Гарсию, Рори и пять отрядов новобранцев, - Гедимин даже удивился слаженности их движений.
  - Стоять! - один из бойцов Джайна, шагнув вперёд, помахал поднятыми руками. - Повтори ещё раз, Мэлли. Что ты сказал?
  Мэллоу резко втянул в себя воздух и смерил пришельца угрюмым взглядом.
  - Ты отлично слышал, Смит.
  - Не хочешь повторить для Химмата Джайна? - Смит криво ухмыльнулся.
  - Пусть Химми сам меня попросит, - отозвался Мэллоу. - Но на моей памяти Химми на слух не жаловался.
  Несколько секунд все молчали, и Гедимин растерянно смотрел на них, не зная, чего ожидать. Затем Смит с присвистом выдохнул и оскалил зубы в неприятной ухмылке.
  - Думаешь, если у тебя есть ручной теск, ты можешь идти против всех? Смотри, не пожалей об этом, Мэлли. А вы, бараны, слушайте сюда! Тот из "зелёных", кто послушает недоумка Мэлли, станет для нас ниже грязи из-под ногтей. И храни их после этого бог, если они выйдут из камер. Запомнили?
  Гедимин, резко выдохнув, двинулся вперёд, но кто-то метнулся наперерез, и сармат остановился.
  - Джед, не сейчас! - прошептал, вцепившись в его руки, Дальберг. Его лицо побелело, но глаза лихорадочно блестели, и губы изгибались в невольной ухмылке.
  - Если они хоть кого-то тронут... - тихо проговорил сармат, глядя вслед отступающим "друзьям" Джайна. Винки ответил ему громким смешком.
  - При тебе? После того, что стало с Баселаром и Теданем? Химми - болван, но не настолько же!
  Дальберг, на секунду нырнув в толпу, протянул Гедимину смарт.
  - Держи, механик. Сейчас им не до того, - тихо сказал он, глядя на гомонящую толпу. - Им всё надо обсудить и обдумать.
  - Будьте осторожны, - прошептал сармат, недобро щурясь поверх голов. - Это важное новшество. Его нельзя отменять, что бы ни случилось. Будьте готовы к защите...
  
  23 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Когда Гедимин вышёл во двор, там было людно и шумно - все, кому было не лень, вышли поговорить с самками, и те собрались у решётчатой ограды, перекликаясь и пересмеиваясь. Из ангара доносился ровный гул, то и дело прерываемый кратким возгласом. Гедимин узнал голос Винсента - похоже, бойцы Мэллоу продолжали тренировки, а Винки снова работал боксёрской грушей. Прислушавшись, он опознал и другой, приглушённый, голос, - Мэллоу раздавал еду. Сармат покосился на "читалку", зажатую в кулаке, и ускорил шаг.
  - Заходи-заходи! - широко улыбнулся ему Мэллоу, поднимаясь с дивана. В этот раз вся банда уместилась на двух уложенных "подушках", и на полу сидело всего несколько человек. Гедимин быстро пересчитал тренирующихся - их тоже стало меньше, как минимум два отряда сегодня в ангар не пришли.
  - Где люди? - спросил он у Мэллоу. Тот ухмыльнулся.
  - Всё в порядке, механик. Восемь человек на работах, ещё четверо - снаружи, с девочками. Они все тренированные, а Рори за ними следит, - если что, отобьются.
  - Восьмеро на работах? - повторил за ним Гедимин. - И Дальберг тоже?
  Мэллоу кивнул.
  - Надеюсь, к субботе освободится. Не думал, что так быстро по нему заскучаю!
  Он огляделся по сторонам, отдал "читалку" кому-то из сидящих на диване (остальные тут же оживились и придвинулись к нему) и повернулся к Гедимину.
  - Выйдем на пару минут, Джед. Тут назревает кое-что серьёзное...
  Они вышли во двор. Мэллоу, покосившись на сетчатую ограду, отвёл сармата в относительно тихий угол.
  - Стой так, будто смотришь на тот двор, - прошептал он. - На меня не гляди. Помнишь, ты предлагал позвать к нам Теданя?
  - Ну? - отозвался Гедимин, глядя на кучку самок за оградой. Их синие комбинезоны по конструкции застёгивались под самым горлом, но сейчас их расстегнули до середины груди и отогнули края, выставив на обозрение голую кожу и часть нагрудных выпуклостей.
  - Тедань придёт, и не один, - тихо сказал Мэллоу. - Он тоже собирает старых бойцов. Только одна проблема... Их девять человек, и все в других бандах. Они перейдут к нам, если обойдётся без выкупа, и если мы гарантируем, что их не будут преследовать.
  Гедимин сцепил руки в замок и с хрустом распрямил пальцы.
  - Они будут соблюдать наши правила? - угрюмо спросил он. Мэллоу закивал.
  - Все до последнего. Двое даже пойдут работать. У них были места в городском парке... ну, пока они не вступили в банду. Тедань говорит, что это хорошая выдумка. От безделья много бед.
  Гедимин кивнул.
  - Покажешь их мне. Буду следить, чтоб не тронули.
  Мэллоу хмыкнул.
  - Они и сами - не худшие бойцы в этой забытой богом дыре...
  Он говорил ещё что-то, но Гедимин уже не слышал - его негромкий голос заглушила сперва отчаянная ругань, а потом - пронзительный вопль.
  Сначала Гедимин увидел самку - она кричала и вырывалась, но самец в зелёном комбинезоне как-то просунул руку сквозь ограду и схватил её за волосы, а другой - за ворот одежды. Ещё двое, навалившись с двух сторон, пинали кого-то, катающегося по земле в попытках встать. В следующую секунду одного из них сбили с ног, и побитый вскочил, но ненадолго - весь двор, будто и ждал этого, пришёл в движение.
  Гедимин, не глядя, отшвырнул кого-то в сторону и хлопнул "зелёного" ладонью по затылку - вполсилы, но самец с воем впечатался лицом в ограду. Самка вырвалась, плюнула в лицо второму, ещё удерживающему её надорванный комбинезон, и, высвободившись окончательно, метнулась к ангару. Никого из её подруг у ограды уже не было - все отступили к стене. Гедимин на несколько секунд прижал обоих самцов к металлической сетке, послушал хриплый вой, затем рывком поднял каждого за шиворот и столкнул лбами.
  Треск и вопли прозвучали в полной тишине - драка внезапно закончилась. Бросив "макак" на землю, Гедимин развернулся и увидел расползающиеся тела. Над ними стоял насупившийся Рори, чуть поодаль - Винки вытирал о землю окровавленную ладонь. Крови на земле было немного - несколько маленьких пятен, и все, кого сармат видел, держались на ногах, хотя кто-то и хромал.
  - В ангар, парни! В ангар! - крикнул, замахав руками, Мэллоу. Он стоял у стены, невредимый, но очень взволнованный. Трижды повторять не пришлось - двор моментально опустел, и Гедимин вошёл в здание последним.
  - Видел? - Винки повернулся к Гедимину и показал ему большой палец. - Наши бойцы!
  Сармат мигнул.
  - Напали на кого-то из наших? - уточнил он. - Как он?
  Мэллоу странно булькнул.
  - Ты что, не знал? Я думал, ты поэтому и влез...
  Сармат поморщился.
  - Хорошо, что все живы. А где охрана?
  Со двора донёсся грохот стальных "копыт". Сирена сработала на секунду позже - охранник уже орал, заглядывая в ангар:
  - Все на выход, руки за голову!
  Все высыпали во двор, набитый охраной, - Гедимин впервые увидел, сколько тут экзоскелетчиков. По тревоге подняли, похоже, всех - и даже успели вызвать подкрепление с космодрома. Двое охранников схватили сармата за локти, развернули к ограде, один вцепился в его запястье.
  - Жёлтый код! - он встряхнул Гедимина и закрутил головой, выискивая кого-то в толпе. - Чей он?
  - Это мой, - буркнул, вынырнув из-за чьей-то бронированной спины, сержант Макнайт. Схватив сармата за руки, он застегнул браслеты. Гедимин стиснул зубы - резкое натяжение магнитных "цепей" чуть не вывернуло ему суставы. Медленно, напрягая руки, он опустил их в удобное положение. Макнайт уже тащил его к воротам, иногда подгоняя соплом бластера в бок. Остальных заключённых, разделив на мелкие группки, снова сгоняли в шеренгу; некоторые оставались в стороне - их, надев наручники, сажали на землю и при малейшем движении тыкали в затылок станнером. Треска разрядов Гедимин, впрочем, не слышал, - до стрельбы почему-то не дошло.
  Макнайт швырнул сармата в камеру, с силой толкнул дверь и, не успела она закрыться, нажал на кнопки на "ладони" экзоскелета. Гедимин ничком рухнул на пол, хватая ртом воздух.
  - Сделано, сэр, - буркнул Макнайт в передатчик, и смотровое окошко захлопнулось. Гедимин перевалился набок, прижал ладонь к разрывающейся груди. "Только один чип," - мелькнуло в мозгу. "Тот, что на сердце. Tza has-sulesh, как же убрать эту дрянь?!"
  
  27 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Дверь лязгнула. В приоткрывшийся проём просунули два контейнера с пищей, и он тут же захлопнулся. Гедимин, опустив руку с койки, подобрал судки и удивлённо хмыкнул, увидев в ячейках сыр, ветчину и что-то слоистое с красными прослойками. "Вишнёвый пирог" - прочитал он подпись и хмыкнул ещё раз. "Кажется, наказание закончилось."
  Со дня "бунта" и до вчерашнего вечера пайки Гедимина были урезанными - только хлеб и какие-то зелёные овощи, ни напитков, ни мяса, ни сладкой еды. Причины сармат не знал, но подозревал, что это связано с недавней дракой - и, возможно, с накопившимся количеством "проступков" - или как там сделанное им расценивало тюремное начальство.
  "Хотя - какая мне разница, всё равно это всё на один вкус..." - Гедимин собрал ломти из всех ячеек, сложил вместе и откусил половину. "Если вернули полный паёк, может, и прогулки снова разрешат?"
  ...Появившийся на пороге сержант Макнайт был сегодня особенно угрюм и, надевая сармату наручники, едва не вывихнул ему локоть.
  - Без фокусов, ясно? - он показал Гедимину "клешню" со встроенными кнопками. Гедимин сердито сощурился. Он ясно видел, где по "руке" экзоскелета проходит дополнительный провод от аккумулятора к наладонному пульту, и его так и подмывало потыкать в стык обшивки чем-нибудь твёрдым - этого хватило бы, чтобы перебить тонкий кабель. "Объявят бунтовщиком," - напомнил он себе, под конвоем выходя во двор. "Не лезь к охране..."
  На тюремном дворе было тихо и малолюдно, и никто не подходил к сетчатой ограде ни с одной, ни с другой стороны. Люди, мимо которых прошёл Гедимин, при его приближении отступали к стене. Из ангара доносился ровный приглушённый гул, и, как сармат ни прислушивался, он не услышал знакомых звуков ударов и падений - похоже, тренировки банды Мэллоу ещё не начались. "Я так рано пришёл?" - удивился он, заглядывая в ангар.
  Он не сразу понял, куда смотреть, - южный угол был занят, но ни одного знакомого лица сармат не увидел.
  - Механик Джед! - услышал он радостный голос Мэллоу с центрального дивана. Удивлённо мигнув, сармат повернулся на звук и увидел всю группу в сборе. Они поставили диваны полумесяцем - в центре настоящий, по краям - две лежащие "подушки", и всё равно места всем не хватило. С тех пор, как Гедимин в последний раз видел банду Мэллоу, она разрослась в полтора раза. По краям, уверенно глядя на помрачневших чужаков, стояли боевые отряды и несколько незнакомых азиатов в зелёных комбинезонах; в центре, высоко держа голову, гордо восседали Мэллоу и Дальберг. Рядом с ними сидел невысокий азиат; при появлении Гедимина он встал с места и недовольно покосился на Мэллоу.
  - Механик Джед, - он слегка наклонил голову. - Надо было мне внимательнее к тебе присмотреться. Зря ты всё-таки не пошёл ко мне! Эти дикари ничего не понимают в почтительности.
  Сармат мигнул.
  - Тедань? - он проследил за тем, как человек садится, и обнаружил, что тот до сих пор как-то странно держит ногу. "Прошло уже четыре месяца," - сармат в растерянности качнул головой. "Что у этого вида с регенерацией?!"
  - Кун Тедань, - отозвался человек, жестом сгоняя с дивана двоих "бойцов". - Видишь? У меня тебе кланялись бы в ноги...
  - Хватит, Тедань, - вмешался, недовольно поморщившись, Мэллоу. - Для начала вы попытались Джеда прирезать. Мы, по крайней мере, на него не бросались. Да, Джед, садись. У нас тут кое-какие новости...
  - Где Винки? - перебил его Гедимин, пересчитывая знакомые лица. Банда, бесспорно, увеличилась, но ни Винки, ни Гарсии в ней не было, а у Рори скула была заклеена пластырем крест-накрест. Присмотревшись, Гедимин увидел ещё троих с ушибами на лице и одного с повязкой на запястье - судя по фиксирующим элементам, она прикрывала вправленный вывих.
  - Винки не повезло - повредил больное колено, - Мэллоу вздохнул. - Доктор оставил его без прогулок на неделю. Да ещё сухой закон...
  - Неоправданная жестокость, - пробормотал Рори, потирая скулу.
  - Кто вас так? - Гедимин недобро сузил глаза. - Опять Джайн?
  Сама ситуация была неприятной, но вполне привычной; удивляло только лицо Мэллоу - он с трудом сдерживал ухмылку и выглядел до крайности довольным. "И диван... Откуда у него свой диван?" - мелькнуло в мозгу сармата. "На драку тут сбежалась бы охрана..."
  - Только не переживай, Джед, - Мэллоу похлопал его по колену. - Посмотри на меня. А теперь на Джайна...
  Гедимин перевёл взгляд на соседнюю банду и удивлённо мигнул - весь "ближний круг", включая самого Химмата, угрюмо молчал и переглядывался. У троих лица, местами обклеенные пластырем, заметно распухли, а глаза заплыли, у кого-то рукав странно оттопыривался, будто прикрывал повязку или фиксатор.
  - Мы победили, Джед, - торжественно проговорил Мэллоу, протягивая сармату контейнер с водкой. - Это стадо баранов напало на нас в душевой. Метили в Дальберга - ну и в меня на закуску, но вышло по-другому.
  Он ухмыльнулся. С боковых диванов донеслись одобрительные смешки. Гедимин посмотрел на Дальберга, убедился, что он цел и даже чуть менее угрюм, чем обычно, и удивлённо хмыкнул.
  - Как вы отбились?
  Мэллоу заглянул ему в глаза и широко улыбнулся.
  - Твои отряды, Джед. Я даже не ожидал, что это сработает так быстро!
  - И Химми тоже, - буркнул Рори, потирая скулу. - А то послал бы больше бойцов. И мы не отделались бы беднягой Винки.
  Гедимин мигнул.
  - Тяжело ранен только Винки? А где тогда Гарсия?
  - В церкви, - ответил Мэллоу. - Сегодня же воскресенье. Он в порядке, Джед. Он, считай, только командовал.
  - И вы справились... - Гедимин обвёл задумчивым взглядом толпу, уже не выглядящую хаотичной, и озадаченно покачал головой. - Это хорошо.
  - Верно, Джед, - кивнул Мэллоу, расплываясь в ухмылке. - Свой диван - это очень даже неплохо. А если вспомнить, с чего мы начинали...
  Он легонько подтолкнул локтём Теданя. Тот холодно покосился на него и перевёл взгляд на Гедимина.
  - Без тебя это жалкое подобие банды не прожило бы и двух недель. Скажи, всё-таки, почему ты не пошёл ко мне, а выбрал их?
  Гедимин пожал плечами.
  - Мэллоу обещал, что в душевой будет порядок.
  Мэллоу кивнул.
  - Сегодня не вышло, Джед, - с сожалением сказал он. - Мы почти организовали выдачу мочалок, но тут вылез Химми со своей ордой... Мытьё, в общем, не задалось. Надеюсь, следующее воскресенье он нам не испортит.
  - Хватит болтать, Мэллоу, - буркнул Дальберг, протягивая руку за "читалкой". - Надо закончить книгу, пока Джед её не сдал.
  Гедимин отдал ему смарт и поднялся с дивана, высматривая под потолком удобные и прочные балки.
  - Сидите. Мне надо размяться.
  
  30 августа 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Схватился? - Гедимин посмотрел вверх. - Выше мне не поднять!
  - Держусь! - крикнул, забираясь на балку и свешивая ноги, человек в зелёном комбинезоне. - Эй, все! Видели бы вы, что вижу я!
  Сармат, хмыкнув, опустил руки и отошёл в сторону. Человек, прислонившись спиной к перекрестью балок, удобно согнул ногу, положил на колено "читалку", прикреплённую к ладони, и покосился вниз.
  - Эй, там! Все готовы?
  Дальберг, наблюдающий за подготовкой издалека, с безопасного расстояния, осуждающе покачал головой.
  - И чего на диване не сиделось?!
  - Отсюда ни черта не слышно, - пояснил Рори, глядя наверх. - Эй, все, заткнитесь! А то мы и оттуда не услышим. Давай, Ханс!
  Кто-то тихо кашлянул сбоку от Гедимина. Оглянувшись, тот увидел Теданя.
  - Мои бойцы, - напомнил тот, указав приподнятой кистью на балки вдоль стены. - Пожалуй, хватит для них упражнений в равновесии.
  - Как знаешь, - пожал плечами Гедимин, подходя к балкам. - Могли бы и сами спрыгнуть. Невысоко.
  Мимо, вращаясь, прокатилась по полу причудливая башня, составленная из пустых контейнеров. У стены её поймали, немного поправили и послали в обратном направлении. С дивана донёсся одобрительный смех.
  - Джед, тебе не тяжело? - спросил Мэллоу, слезая с вертикально поставленной "подушки". - Не знаю, с чего всем приспичило куда-то залезть, - но парней это забавляет. Но если тебе надоело...
  Сармат пожал плечами.
  - Мне не тяжело. Но тут и правда невысоко.
  Он отмахнулся от протянутого контейнера с пивом и огляделся по сторонам. Банда Мэллоу, когда-то помещавшаяся в одном углу, теперь расползлась на пол-ангара, оттеснив всех остальных к стене. С самого воскресенья никто не пытался согнать их с дивана; последняя попытка нападения была позавчера - если брошенный в бойца пустой контейнер можно так назвать. Бросившего мгновенно догнали, сбили с ног и придали ему ускорение в сторону его командира, - Гедимин даже не успел отложить бумаги Дальберга и встать с дивана, как всё было кончено. Теперь людям Мэллоу не мешал никто, и они распространились от стены до стены и даже захватили потолок.
  - Эй, Джед, - прошептал Мэллоу, притрагиваясь к его руке. - Посмотри на парней Джайна!
  Гедимин резко развернулся, готовясь к броску, и тут же облегчённо вздохнул - никто ни на кого не нападал. "Внешний круг" Джайна, обычно сидящий и стоящий вокруг его дивана, с каждым днём всё ближе смещался к невидимой границе, проведённой вокруг компании Мэллоу. Сегодня к периметру подошли двое из "внутреннего круга" - они, не отрываясь, смотрели на чтеца, устроившегося под потолком, а те, кто остался на диване, так же пристально следили за ними. Хотя ни у кого из бойцов Джайна не появилось новых синяков, глядели они угрюмо.
  - Они смотрят на нас, - сказал Гедимин. - Может, мне встать у периметра?
  - Ни в коем случае, Джед, - Мэллоу ухмыльнулся. - Не мешай им.
  - Если они захотят напасть... - начал сармат. Человек отмахнулся.
  - Они хотят сюда, Джед. Тут весело и сытно. Испортить это у них не вышло, и теперь, Джед, они дохнут от зависти.
  - И могут напасть, - угрюмо сощурился Гедимин. - Я всё-таки встану у периметра.
  - Подожди, - Мэллоу хлопнул в ладоши и огляделся по сторонам. - Можешь поднять меня к той точке... как ты её назвал? Откуда всем слышно?
  - Могу, - сармат покосился на потолок и сделал несколько шагов в сторону. - Иди сюда. Вон там балка. Встанешь на мои ладони, за неё будешь держаться. Тебе надолго?
  - Пара минут, Джед. Одно маленькое объявление, - Мэллоу с довольной ухмылкой подошёл к нему. - Эй, Ханс! Прервись на минутку, ладно?
  - Ти-хо! - гаркнул с потолка Ханс, хватаясь рукой за балку и нависая над толпой. Внизу будто этого и ждали - все звуки стихли мгновенно, даже ругань в дальнем углу прекратилась - видимо, от удивления.
  - Спасибо механику Джеду за оказанную честь, - донёсся из-под потолка голос Мэллоу. Гедимин держал его на вытянутых руках и чувствовал, как дрожат ступни человека, - ему было явно не по себе, но он старался говорить чётко, не показывая страха.
  - Одно объявление для всех парней, - продолжал Мэллоу. - И тех, кто в ангаре, и тех, кому слышно со двора. Хватит сидеть по углам! Мы, слизняки механика Джеда, принимаем всех. Вы соблюдаете наши правила - мы считаем вас своими. Всё, что имею я, будет и у каждого из вас. Еда? Пиво? Развлечения? Принимайте наши правила - и веселитесь! Порядок в душевой? Никаких драк во дворе? Мы это сделаем, парни, и очень скоро. Механик Джед не выносит крысиной возни. Тут никого не будут бить и кусать. Приходите к нам, парни, - мы примем вас и защитим!
  Снизу - сразу с двух сторон - донёсся свист, затем - ругань на множество голосов. Боевые отряды сомкнули кольцо вокруг "мирных" людей Мэллоу, отступивших к дивану. Гедимин пристально следил за периметром. "Хорошо, что все без оружия," - думал он. "Сейчас кто-то метнул бы нож..."
  - Всех? - недоверчиво спросил кто-то в уличном комбинезоне, заглядывая со двора. - Это ты про цветные коды?
  Ангар взорвался хохотом. Гедимин втянул воздух, чтобы рявкнуть погромче, но сверху донёсся переливчатый "птичий" свист Мэллоу.
  - Я говорю "всех", имея в виду всех, - громко сказал он, и Гедимин довольно усмехнулся - акустику ангара он рассчитал верно, и голос Джона заглушил все посторонние звуки. - У нас тут недельный взнос, парень. Три койна. Ты тут на неделю или больше? Плати, и ты с нами. Ты меньше? Если денег не жалко - плати, и ты опять же с нами. Мы купили рюкзаки для гонцов - туда влезет много-много пива, хватит на всех!
  На несколько секунд настала тишина, а затем компания Мэллоу захлопала в ладоши. Кто-то засвистел, подражая главарю, по углам заорали, и у Гедимина зазвенело в ушах. Мэллоу ткнул его носком сандалии в ладонь - пора было спускать его из-под потолка.
  - Ну как тебе? - спросил он, когда сармат поставил его на землю. Гедимин ухмыльнулся.
  - Мне нравится. Тебя теперь не убьют?
  - Попытаются, - Мэллоу беспечно махнул рукой. - Не впервой. Если что, Дальберг меня заменит.
  - Заткнись, Мэллоу, - буркнул Дальберг, подходя к нему, но Гедимин видел, что он едва сдерживает улыбку. Он перевёл взгляд на ближайших чужаков - у них были очень выразительные лица, но самое выразительное было у Джайна. Гедимин посмотрел, как на его щеках выступают желваки, и настороженно сощурился. "Надо следить. В самом деле ведь - попытаются..."
  
  01 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Я не говорю, Джед, что они чем-то хуже. Я говорю, что они уйдут через месяц. А нам придётся снова кого-то учить. Нет смысла ставить на важные места тех, кто здесь на неделю или того меньше. Хочет кто-то из бескодных тренироваться с нашими отрядами? Ради бога. Но в постоянной гвардии место "зелёным" и "синим". То же и насчёт гонцов..."
  Дочитав очередное, пятое на сегодня, послание от Джона Мэллоу, Гедимин растерянно покачал головой. "Надо же было завести себе стаю "мартышек"..."
  "Делай как знаешь," - размашисто написал он в верхнем углу исчирканного листа. "Начнёшь кого-то гнобить - урою."
  - Всё? - спросил охранник, терпеливо ждущий под дверью. Гедимин кивнул и просунул свёрнутый лист в окошко. Стальная пластина прикрыла отверстие, и в камере снова стало тихо. Сармат прошёлся вдоль стены, развернулся и тяжело вздохнул. "Целая стая "мартышек". Как я умудрился в это влезть?!"
  Ещё не было трёх (в этом Гедимин был уверен - он наконец настроил в "читалке" часы, хотя это стоило ему сломанного ногтя и пары ударов током), когда на пороге камеры появился сержант Матейка.
  - Брось, - буркнул он, увидев, что сармат взял с собой "читалку". - Пойдёшь на космодром. Ворота клинит.
  - Подожди, пока отдам смарт Дальбергу, - сказал Гедимин, подставляя руки под браслеты. Он никогда не был уверен в реакции охранников - то они соглашались на то, за что он сам огрел бы предложившего шокером, то на ровном месте хватались за пульт. Сейчас Матейка что-то пробормотал и, дёрнув за магнитную "цепь", толкнул сармата в плечо.
  - Пошёл!
  От лестницы они свернули направо, к тюремному двору, но дошли только до ворот. Матейка вызвал местного охранника и, сунув ему смарт, буркнул:
  - Дальбергу. Пойдём назад - заберу.
  Гедимин наблюдал за ним, изумлённо мигая. "Ничего не понимаю в их традициях," - думал он. "Видимо, так и не пойму."
  ...Скафандра ему не дали - только респиратор и ремонтную перчатку, снятую, впрочем, с той же спецодежды.
  - Назад-то приделайте, - угрюмо сказал сармат, неохотно возвращая инструменты "копам". Космодромная охрана, столпившаяся вокруг, рассматривала его так, будто впервые видела, и Гедимин хотел уже огрызнуться, но кто-то всё-таки приказал проверить отремонтированные ворота, и зеваки разошлись. Матейка посмотрел на часы, ухмыльнулся и, поманив за собой сармата, пошёл к ангарам.
  - Полутора метров хватит? - спросил он, взявшись за браслет, временно закреплённый на "руке" экзоскелета. - Сиди здесь, теск. Вон, смотри на рыбок.
  Пристегнув Гедимина к ограде, он быстрым шагом направился к ближайшему терминалу. Сармат огляделся по сторонам. Скамейки вокруг и так не были переполненными - рейс недавно ушёл, а пассажиры следующего ещё не выбрались из зданий космопорта - а при появлении заключённого и конвоира с ближайших лавок ушли даже те, кто там сидел. Гедимин сел на ближайшую к ограде, пристроил руку, оттянутую магнитной "цепью", на отлёте и перевёл взгляд на редкую толпу у карантинного ангара. Теперь сармат понял, зачем тут собираются, - у выхода повесили два больших монитора, а на них вывели трансляцию с камер внутри ангара. Сейчас камера смотрела на аквариум, почти целиком заполненный комком красновато-бурых лент. Внутри него копошилось что-то длинное, с блестящим желтовато-белым туловищем, покрытым крупными чешуями. На втором мониторе в вольере с песчаным полом лежали кучей какие-то мохнатые зверьки округлой формы. Вроде бы у них были и лапы, и уши, но всё это прикрывала длинная, хоть и редкая, жёлтая шерсть. Они сгрудились в центре вольера и не подавали признаков жизни.
  Кто-то пронзительно засвистел, рявкнул мотор, и наблюдения Гедимина были прерваны "мартышечьей" рожей, заслонившей обзор.
  - Джед! - незаметно подъехавший Люнер свесился с седла и, заглянув сармату в глаза, широко ухмыльнулся. - Вот ты где. С тобой ничего тогда не сделали? Торнтон волновался.
  Гедимин качнул головой.
  - Меня выводили во двор. Там охране проще наблюдать... - он вспомнил все стычки во дворе, на которые охранники прибегали, когда дело было кончено, и досадливо сощурился. - Вас не оштрафовали?
  Люнер махнул рукой.
  - Да ну их!
  Спрыгнув с седла, он поставил флиппер у скамейки и сел на неё, с любопытством глядя на сармата.
  - Рагна говорит, что твой приговор нельзя обжаловать. Но мы с Торнтоном всё равно написали им. То, как Фостер и Маккензи обошлись с тобой, - большая мерзость.
  Гедимин мигнул.
  - Ты ещё думаешь, что я невиновен?
  Люнер громко фыркнул.
  - Молчи, Джед. Я же не идиот. Было бы им нужно из меня сделать террориста - сделали бы в один день. И я тоже во всём признался бы. Нет, а что говорит доктор Фокс? У тебя лицо теперь... так и останется?
  Он быстро поднял взгляд на Гедимина и тут же опустил к скамейке. Сармат хмыкнул.
  - Мне не мешает.
  - Да я ничего, - мотнул головой Люнер. - Слушай...
  Он внезапно замолчал и уставился на мигающий передатчик на запястье.
  - Сиди тут, я мигом, - бросил он, взлетая в седло, и секунду спустя флиппер, набирая скорость, нырнул за ангар. Шагнувший было вслед ему "коп" развёл руками, ткнул пальцем в броню на запястье и, бросив подозрительный взгляд на Гедимина, вернулся на прежнее место.
  Сармат повернулся к карантинному ангару. Смотреть на спящих зверьков всем надоело, и кто-то переключался от камеры к камере, разыскивая интересных животных. В одной из клеток сидела и вылизывалась пятнистая кошка - обычный земной зверёк; другой вольер был наполнен плотно поставленными друг к другу перьевидными листьями. Они стояли вертикально, и по их багровой поверхности переползали белые пятна. Каждый лист торчал из шара с сетчатой красно-белой поверхностью. Иногда из-под сетки просачивалось облачко пыли.
  "Где-нибудь есть описания этих животных?" - Гедимин перевёл взгляд на нижнюю часть монитора, но её заслоняли головы зевак. "Если подойти и порыться в настройках..."
  Он задумчиво подвигал крайний браслет на правом запястье. Его пара была застёгнута на ограждении космодрома. Можно было отсоединить её, можно - часть, надетую на сармата; и то, и другое Гедимин мог проделать за считанные секунды и потом так же легко вернуться обратно. Он оглянулся на терминал - конвоир исчез бесследно. "Небось, у Дэвида," - Гедимин недовольно сощурился. "Не любят "макаки" работать..."
  Флиппер, не притормозив, пронёсся мимо него и лихо развернулся между скамейками.
  - Вот! - выдохнул Люнер, выпрыгивая из седла. - Как я и говорил. Коп ушёл, а ему даже не отойти. В прошлый раз его вообще к ограде пристегнули. Сейчас хоть сесть можно...
  Гедимин еле успел подняться со скамейки - в этот раз Люнер был не один. На заднем седле его флиппера сидела самка с тугим пучком волос на макушке, проткнутым двумя "заточками". Ещё одна вышла из-за ангара и, увидев Гедимина, радостно усмехнулась.
  - Мистер Джед! А вы хорошо держитесь. Когда мы с Мишти увидели вас на суде...
  - Хватит тебе, Джой, - оборвала её вторая самка, подходя к сармату. Её взгляд скользил снизу вверх, и она то и дело прикусывала губу и слегка бледнела. Когда она резко вскинула голову и заглянула Гедимину в лицо, её кожа из смуглой стала синевато-белой.
  - Д-да, недурно они вас отделали, - пробормотала она, протягивая руку к его груди. - Это, снизу... такой выпуклый шрам?
  - Шов, - отозвался Гедимин, настороженно глядя на самок, подошедших к нему уже вплотную. - От вскрытия.
  Самку передёрнуло.
  - Х-хорошо, что вас не расстреляли, мистер Джед, - тихо сказала она. - Мы даже не знали, где вас держат. Если бы не Лю...
  Гедимин хотел напомнить, за что его собирались расстрелять, но Джой уже притронулась к его комбинезону, и сармат от неожиданности вздрогнул и подался назад. Самка отдёрнула руку.
  - Простите. Я не подумала, что вам больно. Мишти, там везде шрамы. Куда ни притронься.
  - Это ничего не значит, - мрачно сказала самка, поднимая взгляд на лицо сармата. Она вздрогнула, но выдержала целых две секунды, прежде чем опустить голову.
  - Смотрите, там мианийские корабли, - сказала она, кивнув на ограждение. Гедимин развернулся, с трудом подавив облегчённый вздох, и увидел пять круглых розовато-красных шаттлов. Они сидели практически вплотную, и сармат задумался, куда они девают шипы, - если выросты не втянуты, они должны впиться в борта соседей...
  - Лю, подсади меня, - послышалось сбоку, и секунду спустя тёплая рука легла на плечо сармата. - Здесь ужас как пыльно. Там, в тюрьме, есть душ? Если нет - миссис Агуэра добьётся, чтобы вас отпускали к нам. Хотя бы раз в месяц. Мы все по вам соскучились.
  Гедимин мигнул.
  - Что-то уже вышло из строя? Напиши Фостеру. Меня иногда посылают что-нибудь чинить, - он криво ухмыльнулся и посмотрел на свои руки. - Здесь же нет других ремонтников.
  - О! Вот и всё решилось, - самки переглянулись. - Нет, ты видела? Они ещё заставляют его работать!
  - Рабовладельцы, - буркнул Люнер. - Эй, Джой, потише! Люди же кругом!
  Самка фыркнула, но руку от застёжки на комбинезоне сармата всё-таки убрала. Гедимин запоздало мигнул и двинул застёжку кверху, до самого горла.
  - Я только хотела посмотреть вблизи, - сказала Джой, слегка улыбнувшись. - Значит, вас выводят из тюрьмы... Миссис Агуэра посылала вам чай, но его, похоже, выпили копы. Если принести сюда... Вас обыскивают после прогулки?
  - Да уж наверное, - буркнул Люнер. - Меня всегда шмонали. Им дай волю - влезут и в рот, и в зад... А! Я знаю, что делать. Я помогу.
  - Тихо! - Мишти повернулась к терминалу. - Коп возвращается. Джой, иди сюда!
  Мишти спрыгнула с седла флиппера, и туда немедленно полезла Джой. Гедимин подставил руку, но самка, вместо того, чтобы на неё опереться, обхватила её и прижала к груди.
  - Это всё ерунда, мистер Джед, - тихо сказала она, глядя сармату в глаза. - У вас были шрамы, и никто не пугался. Вы очень тёплый, знаете? Им не удалось это сломать. И в их оговоры никто не поверил. Мы встретимся ещё, мистер Джед. Миссис Агуэра пришлёт вам лучший чай!
  Поблизости раздался грохот - экзоскелетчик, подойдя к скамейкам, затопал, и его броня загремела.
  - Разойдись! - скомандовал он, сердито глядя на людей. - Люнер Чицу? Что ты тут забыл?
  Байкер ухмыльнулся. Он уже подсадил в седло самку и теперь поднимался сам, но протез всё время соскальзывал.
  - Пришёл к приятелю, а что?
  - Ему запрещены посещения, - буркнул Матейка, жестом отгоняя всех от сармата. Самки дружно фыркнули.
  - Пойдём, Джой, - громко сказала Мишти. - А то и нас обвинят в терроризме! До свидания, мистер Кларк!
  Обе самки приложили пальцы к губам и резко отняли, глядя на сармата. Матейка нахмурился.
  - Фамилия этого преступника - Кет, - мрачно сказал он. - И на нём несколько миллионов трупов. Руки за спину! Пусть Макнайт ходит с тобой на космодром, а с меня хватит.
  ...Во двор они не заходили, но в камере, перед тем, как закрыть дверь, Матейка сунул что-то в руку сармату, и Гедимин, развернувшись, увидел "читалку" и новые вставленные в неё диски. Он озадаченно хмыкнул. "Никогда не пойму местных традиций. Что у этих существ в мозгах?.."
  
  04 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Дверь камеры открылась в полпервого, и удивлённый сармат даже не сразу понял, что тренировку пора прервать.
  - Качается, - угрюмо сказал конвоир, наблюдая за Гедимином, влезающим обратно в комбинезон. - На стенах уже вмятины. Не пора его в карцер?
  - Не запрещено, - отмахнулся второй охранник. - Пойдёшь с нами, теск. Будешь тихо себя вести - без наручников.
  Один браслет на него всё-таки надели. Второй из той же пары пристегнул к себе конвоир Матейка. Обуви сармату не дали, из чего он заключил, что во двор не поведут. "На допрос, что ли?" - он озадаченно хмыкнул, пытаясь припомнить, что незаконного сделал за последние двое суток. "Опять что-то сломалось?"
  В комнате для допросов не было ни космодромной охраны, ни техников. Одинокий "коп" в лёгком экзоскелете с явно сбоящей проводкой левой "руки" сидел за столом и разглядывал небольшой предмет.
  - Что это? - резко спросил он, придвинув к стеклу чёрную коробочку с изображением белого цветка. Гедимин мигнул.
  - Чай, - ответил он, увидев под крышкой знакомые свёртки. Экзоскелетчик поморщился.
  - Что он делал на тюремном дворе?
  Сармат пожал плечами.
  - Имеешь близкие отношения с Агуэра или Чицу? - спросил экзоскелетчик, снова придвинув коробку с чаем к себе. - Флоренс, Гаонкар, - знаешь этих людей?
  Гедимин кивнул.
  - Почему этот чай был перекинут через забор, а не передан через дежурного? - спросил экзоскелетчик, хмуро глядя на сармата.
  - Чтобы охрана его не выпила, - ответил тот и тут же понял, что следовало промолчать. Допросчик поморщился и забрал коробку со стола.
  - Дежурный принимает передачи для заключённых каждый день с четырёх до шести. А это будет конфисковано. Свободен.
  "Охрана всё-таки выпила мой чай," - думал Гедимин, досадливо щурясь, пока его вели к камере. На обратном пути заковывать его не стали, и без нажатий кнопки обошлось, - видимо, нарушение было несущественным. Гедимин вернулся к прерванной тренировке, изредка отвлекаясь на воспоминания о самках. "Тёплый," - хмыкал он. "Почему это так... существенно? Они ведь тоже не рептилии..."
  ...Матейка пришёл практически вовремя - всего-то в пять минут четвёртого - и неспешно возился с гирляндой браслетов, соединяя руки Гедимина между собой и со своим экзоскелетом.
  - Зачем? - рискнул спросить сармат, шевельнув запястьями; гирлянда загремела. - Мешает. Я всё равно не убегу.
  - Терпи, - буркнул Матейка, натягивая магнитную "цепь". - Тебе и так многое позволено.
  Ворота тюремного двора были открыты - ещё один запоздавший охранник тащил за плечо кого-то в уличной одежде. Тот не сопротивлялся, только вертел лохматой головой и недовольно фыркал.
  - Ну надо же! Я его ещё должен уговаривать, - голос был знакомым, и Гедимин изумлённо мигнул. - Ему жалко воздуха!
  - Посидел бы пару дней в камере, - ворчал охранник. - Куда тебе так не терпелось? Там тот же воздух, что и тут. Мы на Луне, забыл?
  - Вот так и сражайся за нашу и вашу свободу, - вздохнул Люнер Чицу, выворачиваясь из-под руки охранника и потирая плечо. - Вот так и гоняй по катакомбам...
  Гедимин остановился посреди двора, удивлённо разглядывая пришельца. Тот оглянулся через плечо и подпрыгнул на месте.
  - Джед! Всё-таки нашёлся! Жаль, вчера тебя не было...
  Он подошёл к сармату и хлопнул того по тыльной стороне ладони.
  - Жёлтый код, да? Разве вас не отдельно выводят?.. А, ладно. Ты чего так смотришь?
  - За что тебя посадили? - спросил Гедимин, сердито щурясь. - За чай?
  Люнер хмыкнул.
  - А, так ты в курсе? Ну да, верно, тебя, небось, допрашивали... Придурки, верно? И чай сожрали...
  Гедимин поморщился.
  - И надолго ты тут? Это серьёзное преступление?
  Люнер издал смешок.
  - Ты что?! Пять дней - и всё. Хотели штраф, но я сказал - летите в пояс Койпера! Откуда у меня лишние деньги?! Торни даже не злился. Сказал - это благое дело. Вроде как помощь попавшему в беду... Ну ладно, Джед. Что тут у вас нового?
  Он непрестанно вертел головой, но ни разу не оглянулся на ангар, хотя двери не закрывались, а изнутри доносились звуки. Услышав довольный возглас Мэллоу, Гедимин спохватился и, взяв Люнера за плечо, кивнул на строение.
  - Идём.
  - Туда?! - байкер подался назад. - Да ну, вот это лишнее. Там опять эти...
  Он поморщился и махнул рукой.
  - Идём, - повторил сармат, аккуратно придерживая его за плечо. - Не тронут.
  Он прошёл через центральную дверь и тут же оказался в толпе - отряды, охраняющие периметр, окружили его и в ту же секунду расступились, нестройно с ним поздоровавшись. Гедимин кивнул им и огляделся по сторонам. Тут были все, и все были чем-то заняты, - у стены шли тренировки, Дальберг раскладывал по дивану контейнеры с едой, трое рослых новичков в зелёных комбинезонах растерянно озирались, компания бескодных залезла на нижний ярус балок и собиралась перебраться на верхний, ещё один "зелёный" жонглировал тремя контейнерами с пивом, и при каждом броске они сильнее раздувались от пены...
  - Механик Джед! - Мэллоу, чтобы его увидели, залез на диван с ногами и замахал обеими руками, привлекая к себе внимание. - Эй, все! Винки, крикни, чтобы заткнулись, - Джед пришёл!
  Толпа мгновенно расступилась, освободив сармату проход к дивану. Гедимин осторожно подтолкнул вперёд Люнера.
  - Со мной. Будет у нас. Взнос возьмёшь из моих.
  Мэллоу, всплеснув руками, спрыгнул с дивана.
  - Малыш Лю?! Конечно, у нас. Какие взносы для друзей Джеда?! Иди, иди, садись. Эй, что там у нас с пивом?
  Ему протянули контейнер, и он вручил открытую ёмкость Люнеру. Гедимин сунул Дальбергу "читалку" (за ней тут же прибежал кто-то из "зелёных", а за ним вся толпа зашевелилась, стягиваясь к чтецу) и сам сел на диван. Тут же ему протянули контейнер водки и судок с лапшой.
  - Дальберг? - Люнер, едва притронувшись к пиву, снова завертел головой. - Мэлли?! Это что, у вас тут своя банда?! И ты главный?!
  - Он главный, - Мэллоу кивнул на Гедимина. - Только он, механик Джед. Без него тут ничего не было бы. Джед, можно тебя на минутку? Эй, парни, идите сюда!
  Толпа уже рассеялась, перебравшись на соседние диваны - туда, где лучше было слышно чтеца. Несколько человек стояли поодаль и только теперь решились двинуться с места. Всего их было девять, все - в зелёных комбинезонах, и все, по "мартышечьим" меркам, довольно крепкие. Гедимин насторожился было, но, перехватив чей-то взгляд, увидел, что люди растеряны и даже слегка напуганы.
  - Посмотри на них, Джед, - Мэллоу протянул руку к новичкам. - Не буду донимать тебя именами, но - вот эти двое из людей Джайна, а эти - из бывшей банды Спаркса... как там звать его преемников?.. Эти ребята хотят перейти к нам.
  Гедимин внезапно заметил, что в ангаре стало очень тихо - даже чтец замолчал, а люди, сосредоточившиеся было на читаемом, развернулись к Мэллоу. На дальних диванах зашевелились - даже Джайн поднялся с места и стиснул зубы. Один из его бывших бойцов оглянулся через плечо и поёжился, будто от холода.
  - Ты что думаешь? - спросил Гедимин у Мэллоу. Тот пожал плечами.
  - Я говорил с ними. Вроде нормальные парни. На испытательный срок, конечно, и не на важные места, но - почему бы и нет? Я ведь для этого и драл на той неделе глотку...
  Гедимин кивнул.
  - Пусть переходят. Если с Джайном будут проблемы...
  Он услышал резкий выдох. Джайн оставался на месте, но его лицо шло волнами, а взгляд не обещал ничего хорошего.
  - Справимся, Джед, - Мэллоу широко улыбнулся. - Не впервой. Ну что ж, парни, Джед не против. Сдавайте взносы, соблюдайте наши правила, а я к вам присмотрюсь. Нам нужны ребята, которые останутся тут надолго. Кто-то должен будет следить за порядком, когда мой срок закончится.
  Люди снова зашевелились, зашептались, потом подал голос чтец; Мэллоу отошёл с новобранцами к стене и принялся что-то им втолковывать. Люнер повернулся к Гедимину и шумно выдохнул.
  - Что ты тут натворил, Джед?! Мэлли - предводитель сильнейшей банды, Тедань ему подчиняется, Джайн не смеет открыть при нём рот... Ты же просто ремонтник... или ты и впрямь был капитаном?
  Гедимин пожал плечами.
  - Тут нужен был... ремонт. Сделал, что мог. Ты пей... Еда ещё осталась?
  Люнер отмахнулся.
  - Да там кормят, Джед. Не волнуйся.
  Он с усмешкой посмотрел на чтеца, пристроившегося под потолком.
  - Да-а, Торни мне не поверит... Пожалуй, стоило сюда попасть, чтобы всё это увидеть! Подсадишь меня наверх?
  
  05 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  До конца времени, отведённого на прогулку, оставалось минут пять; все, кто "гулял" по потолку, уже слезли, боксёрские груши поставили к стене, пустые контейнеры и обёртки вытащили из щелей и затолкали в мусорный ящик, вмурованный в конструкции ангара. Гедимин сел на край дивана и включил смарт. Среди местного чтива наконец всплыло что-то интересное - кто-то скопировал отрывок из пособия для студентов-химиков, несколько статей об органическом синтезе и его применении в пищевой промышленности.
  Люнер сел на освободившийся диван рядом с сарматом, покосился на экран и озадаченно хмыкнул.
  - Джед, что там у тебя?
  - Химия, - отозвался сармат.
  - Вот и я вижу - какая-то муть, - вздохнул Люнер. - А ты ухмыляешься. Там правда что-то забавное?
  "Ухмыляюсь?" - Гедимин озадаченно мигнул. "Да, верно. Надо следить за мимикой..."
  - Был эпизод в разработке синтетической пищи, - медленно проговорил он, на ходу подбирая слова, и снова не сдержал ухмылку. - Они... северяне... хотели воспроизвести вкус... какой-то ягоды, растущей на земле. Выделили ключевое вещество - и оказалось, что у него вкус сырой нефти. Несколько месяцев шла ругань - выясняли, кто идиот...
  Он подавил ухмылку и выключил смарт.
  - Не то чтобы я много понял... - начал было озадаченный Люнер, но его речь прервал громкий свист. Что-то с мокрым звуком шмякнулось у ног сармата. Гедимин посмотрел вниз и увидел у левой ступни, практически под пальцами, шматок шевелящейся белесой жижи.
  В следующую долю секунды он был на стене - свисал с верхнего яруса балок, одновременно пытаясь стряхнуть со ступни носок, заляпанный вязкой дрянью. "Эа-форма," - пульсировало в мозгу, отзываясь болью в висках. Проще было сдёрнуть носок рукой, но Гедимин не мог отпустить балку - сжатые пальцы свело судорогой. "Hasu!" - беззвучно выдохнул он, обнаружив, что жижа успела пропитать носок и прилипнуть к коже. "Где?! Где они взяли эа-форму?!"
  Снизу донёсся издевательский смех.
  - Все видели? - Джайн в окружении своих бойцов встал на проходе, упирая руки в бока и с презрительной ухмылкой глядя на Гедимина. - Это ваш лидер?! Эта трусливая куча слизи?! Эй, уродливый ублюдок, слушай сюда! Ещё раз ты сунешься...
  Договорить он не успел - шматок слизи, брошенный меткой рукой, расплескался по его лицу.
  - Вали отсюда! - заорал Люнер, подпрыгивая на месте. - Чего встали?! Наших бьют!
  "Запах," - запоздало сообразил Гедимин, глядя, как Джайн смахивает жижу с лица, а его бойцы отступают вместе с ним во двор от напирающей толпы. "Эта дрянь пахнет... Hasu! Гедимин, ты идиот..."
  Он, брезгливо морщась, спрыгнул с потолка, подобрал носок и, скомкав, швырнул в лоб зазевавшемуся бойцу Джайна. "Макака" от неожиданности шарахнулась, врезалась в край дверного проёма и с воем выкатилась во двор. Гедимин ожидал услышать шум драки, но снаружи было тихо. Выйдя, он увидел, что группку Джайна окружили со всех сторон и прижали к ограде. "Армия" Мэллоу на ходу перестроилась, выпустив вперёд обученных бойцов, а во вторую линию - сильных новобранцев из разных банд. Люнер бегал вокруг, пытаясь протиснуться к врагу, но его аккуратно отодвигали. Гедимин поймал его за плечо и зашипел, призывая немного помолчать.
  - Химми, ты тупица, - с сожалением в голосе сказал Мэллоу. Его приподняли над толпой Гарсия и Винки - он, как сугубо мирный житель, держался поодаль от врага, но сверху мог видеть всех, и все видели его.
  - Твой подсосок оскорбил Джеда и не далее чем завтра за это заплатит, - продолжал Мэллоу, не обращая внимания на рявканье и свист из кольца оцепления. - А тебе пора бы сообразить, что дело уже не в Джеде. Если твои ублюдки ранят его или, не дай бог, убьют, ты тоже не заживёшься. А вот мы останемся, где были. И будем устраивать свою жизнь так, как удобно и приятно нам всем. Дело уже не в Джеде и не в нас с Дальбергом, Химми. Правила изменились.
  Над тюремным двором завыла сирена. Люнер вполголоса выругался. Оцепление распалось, превратившись в обычную толпу, и отступило к стене. Группка Джайна несколько секунд оставалась на месте. Только сейчас Гедимин заметил, насколько она ужалась, - будто три четверти банды растворились в воздухе.
  - Стоять! - заорал охранник в лёгком экзоскелете, направляя на толпу станнерную турель и жестами вызывая во двор подкрепление. Все остались на своих местах, и экзоскелетчик остановился, оторопело глядя на почти ровную шеренгу вдоль стены.
  - Что тут происходит, вашу мать?! Драка? Бунт?!
  - Да не ори, - одёрнул его второй охранник, окинув тюремный двор быстрым взглядом. - Всё тихо. Чего ты сдёрнул нас? Конец прогулки? Ну так строй их и выводи, орать-то зачем?! Вот доложу лейтенанту, живо отучишься дёргать сирену...
  Гедимин отошёл в сторону и встал у ограды - Макнайт ещё не вернулся за ним, и лучше было не лезть на глаза охране. Люнер подошёл к нему и поднял голову, заглядывая сармату в лицо.
  - Джед, ты как? Что с тобой было? - встревоженно спросил он. - Что там была за дрянь? Какое-то желе - банановое, что ли...
  Гедимин поморщился.
  - Да, что-то такое, - неохотно признал он. - Померещилось... другое. Тебя не ранили? У этих бабуинов могут быть ножи...
  Люнер ухмыльнулся.
  - Это само собой. Где-то тут у них нычки... Ладно, Джед. Если всё в порядке - я пошёл. Нет, ну надо же! Мэлли с дружками гоняет Химмата Джайна по двору, как крысу! Торни мне не поверит. Как пить дать, не поверит...
  "Нычки..." - Гедимин изменившимся взглядом окинул двор. "Ремонтник, ты дважды идиот. Завтра же всюду пройди и всё разыщи. Пока не дошло до резни..."
  
  06 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Во дворе почти никого не было, только двое в синих комбинезонах шептались у ограды с благосклонно настроенными самками. Из ангара доносился размеренный голос чтеца, звуки ударов по боксёрским грушам, топот и пыхтение, иногда - укоризненный возглас Винки или Гарсии. Гедимин едва заметно усмехнулся - похоже, он правильно сделал, когда передал "читалку" с охранником на первый этаж; теперь банда была при деле, и он мог не торопиться.
  Он прошёл вдоль ограды, разглядывая стену ангара. Там было несколько подозрительных мест; Гедимин подошёл, осторожно потрогал шершавое покрытие, сунул ноготь в щель, - если тут и был тайник, то сейчас он был пуст.
  "Тут видит охрана," - сармат покосился на вышку над забором. "Если что-то есть, то оно внутри. И, скорее всего, в удобном месте. Где обычно сидел Джайн?"
  Он вошёл в ангар, но оглядеться ему не дали - тут же навстречу с радостной ухмылкой двинулся Люнер. В руках он держал контейнеры с едой и спиртным.
  - Тебе, - он протянул Гедимину ёмкости. - Эй, вы там, дайте сесть!
  - Не вопи, - буркнул Дальберг, отодвигаясь на край дивана. - Я не слепой.
  - Твои конвоиры вечно опаздывают, - заметил Люнер, плюхаясь рядом с сарматом и шевеля в разные стороны металлической ступнёй. - Из-за этого ты гуляешь меньше. Знаешь, кому на это можно пожаловаться?
  Гедимин досадливо сощурился.
  - Нычки, - тихо сказал он, глядя Люнеру в глаза. - Что о них знаешь?
  Тот озадаченно хмыкнул.
  - Я?! А что я могу знать, Джед? Они есть, это точно. Большим парням тут всегда давали послабления.
  "Большим парням..." - Гедимин задумчиво сощурился. "Где-то тут был Тедань, надо его расспросить..."
  Он собирался пройти вдоль стен и поискать тайники своими глазами, но быстро понял, что в ангаре это сделать не удастся - слишком много людей мельтешит вокруг. Отложив контейнеры, он встал с дивана и, осторожно отодвигая с дороги зазевавшихся "бойцов", направился к "полосе отчуждения" - никак не обозначенной, но заметной даже ему границе между "территориями" двух банд.
  - Джед! - окликнул его Люнер в двух шагах от "полосы". - Я мешаю, да? Ну, ты мне быстро помоги, и я отстану.
  Гедимин неохотно остановился.
  - Чего?
  - Закинь меня наверх! - Люнер, запрокинув голову, показал пальцем на потолочную балку. - Во-он туда, где тройное перекрестье. Я вспомнил один трюк, потренируюсь и покажу всем. Он забавный.
  - Не шевелись, - сказал Гедимин, прикидывая, как удобнее держать тощего байкера, и где у него могут быть хрупкие кости. - Встанешь на плечи, потом поднимешься на руки. Оттуда дотянешься.
  Краем глаза он заметил шевеление за периметром, перевёл взгляд на чужаков, собравшихся вокруг дивана, и увидел Джайна с контейнером тёмной жидкости в руке. Один из подручных отклеивал верхнюю крышку, другой сидел на полу, расслабленно бросив руки на колени, третий задумчиво разглаживал скомканную обёртку. "Всё тихо," - Гедимин повернулся к периметру боком и поднял Люнера на вытянутых руках. Тот, восхищённо выругавшись, встал на плечи сармата.
  - Не достаю, - пожаловался он, помахав вытянутыми пальцами в воздухе.
  - Подожди, - Гедимин согнул руки, поднёс к плечам, подставляя ладони. - Вставай и держи равновесие. Подброшу - хватайся.
  Что-то снова шевельнулось на краю поля зрения, но сармат не обратил на это внимания - Люнер уже стоял на его ладонях, но с равновесием у него не ладилось.
  - Давай-давай, - прошептал он. - Ничего, я держусь. Нога, чтоб её!
  - Что с ногой? - насторожился Гедимин, почувствовав ладонью дрожь металлической ступни. Люнер фыркнул, но сказать ничего не успел.
  Это было очень быстро - едва заметное движение в воздухе, Люнер, пошатнувшийся от встряски и не удержавший равновесие, стремительный спуск... Гедимин успел поставить его на пол, но развернуться на еле слышный свист - уже нет. Что-то впилось под нижние рёбра, и сармат пошатнулся, шипя от боли. По ощущениям, удар разорвал его пополам, раздробив хребет; Гедимин уже оседал на пол, когда усилием воли ему удалось отключить боль. Он услышал крики - сперва испуганные, затем - злые, увидел блеснувшее лезвие и, оттолкнувшись от пола, метнулся на блеск. Кто-то заорал, потом засвистел. Гедимин выпустил обмякшую руку, придавил выпавшую заострённую пластину ногой и распрямился, чувствуя, как по спине вниз от подрёберья стекает тёплое и вязкое. Разряд станнера ударил его в висок, он не стал сопротивляться и рухнул, подставив руки. Боль в спине от удара усилилась, и когда сармат смог её отключить, над ним уже грохотали "копыта" экзоскелетов.
  - Лежать! - заорал охранник. Гедимин краем глаза увидел, как он наклоняется и цепляет что-то "клешнёй".
  - Нож! - вскрикнул он, разворачиваясь на месте. - Тревога! Все во двор, сектор "Эм"! Драка с ножами, есть раненые! Лежать, я сказал! Где Матейка?!
  Липкая жидкость просочилась под комбинезоном к боку и потекла вниз. Сармат лежал, не шевелясь, и слушал, как экзоскелетчики криком и треском шокеров поднимают тех, кого станнер задел не так сильно, и выгоняют во двор. Кто-то рядом с ним стонал и охал, огрызаясь на рявканье охранника. Кого-то скрутили; он выл и рычал, вырываясь, пока его не оглушили станнером. "Hasulesh," - подумал Гедимин, закрывая глаза. "Saat has-sulesh..."
  
  10 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Нет, - Гедимин досадливо сощурился - одни и те же вопросы ему задавали по кругу уже в третий раз, и сармату это начинало надоедать. - Я не видел, что у них есть. Видел бы - не встал бы к ним спиной.
  - Достаточно, - ровным голосом сказал один из экзоскелетчиков другому. - Все подтверждают, что ножи они достали в момент нападения, и что до этого в ангаре было тихо. Что тебя зацепило?
  - Тот байкер, Чицу, - буркнул второй допросчик, мрачно глядя на Гедимина, распластанного на койке. Сармат сузил глаза. Ему всё время хотелось сесть - нависающие над ним "макаки" действовали ему на нервы. Сесть - и даже приподняться - мешал фиксатор на пояснице, намертво прикреплённый к койке.
  - Так пойди и поговори с ним ещё раз, - недовольно отозвался первый. - С ним всё чисто. Везучий парень - пара сантиметров в сторону, и нож торчал бы в глазу.
  "Успел," - Гедимин едва заметно ухмыльнулся. "Это за желе в рожу? Мстительный ублюдок..."
  - Заканчивай, - велел один экзоскелетчик другому. - С теском всё чисто. Лучше бы послал его чинить камеры, пока было время!
  - Эй, там! - раздался в палате недовольный голос доктора Алваренги. - Допрос окончен? Ну так катитесь! Вам что, отчёт писать не надо?
  При слове "отчёт" оба экзоскелетчика помрачнели и, отвернувшись от сармата, побрели к выходу. Гедимин прикрыл глаза. Спина уже не болела, но что-то внутри порой ворочалось и неприятно холодило поясницу. "Глупо вышло," - думал он, прокручивая в памяти последние секунды перед ранением. "Встать к Джайну спиной... Вот так бы и сдох - в тюрьме, среди "мартышек"..."
  
  15 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Ну что, Фрэнки, доволен? - доктор Алваренга, бросив остатки окровавленного фиксатора роботу-уборщику, отошёл в сторону и смерил Гедимина оценивающим взглядом. - Вы, тески, чудовищно живучи. Любой человек с такой дыркой ещё две недели ссал бы в трубку. Можешь одеваться. Послезавтра - в душ вместе со всеми.
  Робот подхватил на лету выброшенные перчатки и побежал следом за медиком. Дверь закрылась, красный сигнал над ней мигнул и погас, - опасный преступник Гедимин снова был изолирован.
  Одежда лежала в нише - свёрнутый комбинезон и чистое бельё. Смарта не было, и Гедимин на секунду огорчился, но потом вспомнил, что устройство в тот день было у кого-то из людей Мэллоу - и, скорее всего, у него же и осталось. "Надо забрать," - думал сармат, уже в одежде садясь на койку и выжидающе глядя на дверь. "В камере всегда скучно. Перечитаю ещё раз те статьи по химии..."
  Дверь, мигнув красным светодиодом, открылась. На пороге стоял угрюмый охранник. Гедимин ждал увидеть Макнайта, но это был не он, - кто-то, судя по знакам на экзоскелете, относящийся к охране первого яруса.
  - Руки сюда, - буркнул охранник, тряхнув гирляндой наручников. - Гедимин Кет? Был приказ тебя забрать.
  На дверях палаты снаружи был наклеен жёлтый заяц с оранжевым шаром в лапах. Гедимин не успел удивиться такому украшению, как увидел похожие наклейки на других, закрытых, дверях. У турникетов стояло небольшое искусственное растение, увешанное блестящими шарами и полумесяцами. "Какой-то праздник," - подумал сармат. "Что сегодня? Пятнадцатое?"
  Такое же растение, но сильно сплюснутое, свисало с потолка в тюремном ангаре - сразу за лестницей, на высоте макушки экзоскелета, и Гедимин, зацепив его, услышал тихий звон.
  - Налево, - буркнул охранник, толкнув его в плечо. - Заходи!
  - Я на втором, - напомнил сармат, переступая порог первого яруса. За ближайшими решётками что-то зашевелилось, потом послышались перешёптывания.
  - Теперь - на первом, - охранник снова подтолкнул его. - Шагай!
  - Механик Джед! - пронёсся по коридору громкий шёпот. Голоса Гедимин не узнал, но говорящих было много - не меньше десятка. Проходя мимо камер, он видел, как заключённые встают у решёток и смотрят сармату вслед.
  - Джед! - радостно вскрикнул Винки, хлопнув ладонью по защитному полю. Гедимин успел кивнуть ему, проходя мимо, и заработал ещё один удар в плечо.
  - Сюда, - буркнул охранник, открывая перед ним камеру - всё ту же, напротив Мэллоу и Дальберга. Они молча ждали, пока сердитый экзоскелетчик уйдёт, но Гедимин видел на их лицах радостные ухмылки.
  - Джед! - стоило охраннику выйти, Мэллоу прилип к защитному полю. - Ну наконец-то! Я уже думал, тебя оставят наверху на весь срок. Как здоровье?
  Сармат пожал плечами.
  - Сойдёт. Больше никого не ранили?
  - У Радефа порез на ладони, - ответил Мэллоу. - Но вроде бы сухожилия не задеты. И ещё этот байкер, малыш Лю, - ему зашивали щёку.
  - Уже ушёл, - буркнул Дальберг, усмехнувшись уголком рта. - Видел его у ангара. Намазал шов красным, будто пол-лица распорото. И пугает девчонок.
  Гедимин ухмыльнулся.
  - Он красит шрамы. Не знаю, зачем... А что с людьми Джайна?
  Мэллоу и Дальберг переглянулись.
  - Тот, кого ты сбил с ног, наверху. И сам Джайн наверху, - ответил, помедлив, Джон. - Бойца, может, спустят после суда. А вот Химми там и останется. Наработал добавку к сроку...
  - Ещё год? - Гедимин еле слышно хмыкнул. - Как за побег?
  - Да ну, какой год, - Мэллоу скривился. - Это ж покушение на убийство, плюс запрет на оружие... Лет пять, если не больше. Туда и дорога, если честно. Тут без него станет спокойнее.
  Гедимин недоверчиво усмехнулся.
  - Сколько их уже сменилось? Баселар, Тедань, Спаркс... Скоро ждать нового главаря - и всё сначала?
  Мэллоу, снова переглянувшись с Дальбергом, решительно качнул головой.
  - Джед, мне тоже надоело. Пора с этим кончать. Послезавтра будет один разговор. Я сильно на него надеюсь.
  Гедимин сел на койку. От резкого движения после долгой неподвижности поясница снова заныла - и, что хуже, низ живота неприятно отяжелел. "Выделительная система, чтоб её," - сармат недовольно сощурился. "Опять запустилась. Когда же начнёт работать нормально..."
  - Э-эй! Фортен! Отзовись, сделай милость! - заорал Мэллоу, приложив ко рту ладони, согнутые в воронку. В коридоре послышался грохот стальных "копыт".
  - Ну чего?.. А, теск... - охранник, порывшись в нишах, достал смарт и просунул сквозь решётку. Гедимин благодарно кивнул.
  - Сегодня давали апельсиновый пирог, - сказал Мэллоу. - А на ужин обещали фрукты... Да, и подарки! Дальберг, как думаешь, что пришлют в этом году?
  - Ерунду, разумеется, - отозвался тот. - Какие-нибудь носки или платки.
  - Подарки? - Гедимин удивлённо мигнул.
  - День Луны, - спокойно пояснил Мэллоу. - Тяжело следить за временем, да? Через пару месяцев тут со всеми такое. Точно знаешь, который час, но зима или лето - чёрт его разберёт...
  Гедимин кивнул. "Значит, День Луны," - он вспомнил посылки с фруктами и чаем и едва заметно усмехнулся. "А скоро день атомщика. Надо как-то отметить. Нарисовать где-нибудь атом лития..."
  На противоположной стене мигнул зелёный светодиод, и панель, прикрывающая сток канализации, поехала вверх. В коридоре зашуршало. Гедимин, неохотно поднявшись на ноги, шагнул к открытой нише и брезгливо поморщился. "Сброс отходов..." - он неловкими пальцами расстегнул молнию и приспустил подштанники, высвобождая выделительную трубку. К ней прикасаться было неприятно, и сармат снова напомнил себе, что это ненадолго - как только повреждённая почка восстановится, резервная система сама отключится и перестанет его донимать.
  - Твою-то мать, - прошептал за его спиной потрясённый Мэллоу. - Вот не знал... Эй, Фортен!
  "Saat hasulesh," - поморщился Гедимин, выливая на выделительную трубку остатки "технической" воды. Все действия давались ему с трудом - как это делается, он знал только понаслышке, за всю его жизнь резервная система выделения запускалась считанные разы.
  - Это для Джеда, - сказал Мэллоу, чем-то громко шурша. Охранник хмыкнул.
  - А ему надо... А, вижу. И точно, надо. Заболел?
  - Джайн, ублюдок, его ножом... - буркнул Дальберг.
  Что-то лёгкое упало внутрь камеры и с шорохом подкатилось к ногам сармата. Тот неловкой рукой дёрнул кверху застёжку и развернулся, утыкаясь взглядом в пол. Там лежал небольшой моток туалетной бумаги.
  - Не знаю, куда смотрел Фортен, - сказал Мэллоу. - Всем выдали, а тебе - нет.
  Гедимин поморщился. Он снова напомнил себе, что таким путём выводят отходы все "макаки", но смотреть на людей ему всё равно было неприятно - будто его застали за чем-то постыдным.
  ...В крайней ячейке контейнера с ужином лежали ярко-оранжевые ломти, с одной стороны покрытые светловатой кожурой. При их виде Мэллоу издал восторженный возглас. Кажется, многие начали ужин с них, - из коридора даже сквозь двойное защитное поле пахло эфирными маслами. Гедимин поморщился. "Если бы я ел сарматскую еду..." - он покосился на прикрытую нишу в стене и быстро отвёл взгляд. "Может, почки справлялись бы. А если пихать в себя всякую дрянь..." - он нехотя надкусил яркий ломоть. "Хотя - у этой еды есть вкус... Надо будет до ночи сбросить отходы ещё раз. Скорее бы всё заживало..."
  
  17 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  На День Луны Гедимину достались носки - естественно, человеческого размера, и сармат, потратив минуту на попытку их надеть и ещё одну - на то, чтобы перестать ухмыляться, отдал их Дальбергу в обмен на носовой платок. От платка пользы было чуть больше - им можно было вытирать руки после очередного "сброса отходов". Гедимин отмывал их тщательно, не жалея ни мыльного раствора, ни воды, как будто невидимые брызги на коже могли прожечь её до костей, - и всё равно ему казалось, что грязь въелась намертво. Очередной "сброс" пришёлся на утро, - ещё один день с ощущением омерзительной слизи на коже. "Сегодня душ," - напомнил себе сармат, кинув мокрый платок в нишу и опускаясь на койку. "Не лезь ни во что, Гедимин. Сегодня ты моешься."
  - Чёрт! Теск, что там из тебя вытекает? - не выдержал Мэллоу. - У тебя скоро кожа полезет от такого мытья.
  - Не лезь к нему, - буркнул Дальберг. - Джед, тебе долго ещё сидеть в камере?
  - Неделю, - отозвался Гедимин.
  - Сиди-сиди, поправляйся, - махнул рукой Мэллоу. - Дальберг, ты завтра принеси ему списки. Он их ещё не видел.
  - А я ещё не составил, - проворчал тот. - А ты мог бы помочь. Мы нахватали слишком много, Мэллоу. Я их уже не запоминаю.
  - Ну что ж, пора тебе искать помощника, - ухмыльнулся Мэллоу. - На двоих как-нибудь запомните. Есть кто-то на примете? У нас сейчас большой выбор! Вот у Спаркса было много толковых ребят...
  Гедимин слушал их разговор вполуха, рассеянно тыкая пальцем в клавиши смарта. Он очень давно не выходил во двор и понятия не имел, что там происходит, - но, судя по довольным лицам Мэллоу и Дальберга, банда процветала, и после исчезновения Джайна уже никто не решался на неё нападать. "Стоило получить нож в почку, чтобы стая "макак" отвоевала себе ангар," - сармат досадливо сощурился.
  - В общем, ты запомнил, - к понедельнику Джеду нужны списки, - спохватился Мэллоу, прерывая очередную фразу за полуслове. Гедимин поморщился.
  - Зачем? Вы, двое, и так справляетесь.
  - Приятно слышать, - ухмыльнулся Мэллоу. - Спасибо на добром слове. Но у людей есть просьбы, а решаешь всё-таки ты.
  - Ты обещал, что не будешь меня донимать, - напомнил Гедимин. Мэллоу и Дальберг озадаченно переглянулись.
  - Остань от него, - буркнул помощник главаря. - Не видишь, ему плохо?
  - Верно, - взгляд Мэллоу стал виноватым. - Совсем забыл про эту рану... Ему вроде должны давать какой-то анестетик? Не? Все его бросили, даже чёртов лекарь... Эй, Фортен!
  Фортену было не до заключённых - через несколько секунд в коридоре загромыхала гусеничная тележка с завтраком, а за ней пошёл охранник, громко предупреждая о скором выходе в душевую. Гедимин облегчённо вздохнул - ненадолго можно было забыть о делах "мартышек".
  ...Свежий шрам был не виден, но легко нащупывался - узкий клин вниз от нижних рёбер, один из немногих рубцов на почти гладкой коже спины. Его Гедимин не трогал, но всё остальное оттирал с остервенением, - в последние дни невидимая слизь, сочащаяся из пор, казалась ему особенно отвратительной. Он удивлялся пене, стекающей под ноги, - она почти не меняла цвет, хотя должна была почернеть - или, может, стать грязно-жёлтой.
  - Механик Джед! - кто-то осторожно потыкал его пальцем в бок, и сармат нехотя обернулся и услышал облегчённый вздох.
  - Ты вроде бы уже всё? - уточнил, слегка запинаясь, Мэллоу. - Тогда давай в предбанник. Там собралась небольшая компания. Очень серьёзная компания. Без тебя не начнём.
  Сармат недовольно сощурился, но всё же развернулся к выходу. У него тут же забрали мочалку - Гедимин даже не увидел, кто. Мэллоу одобрительно щёлкнул языком и похлопал сармата по тыльной стороне ладони.
  - Помню. Обещал. Но это важно. Надо уже всё это кончить и больше не вспоминать. Винки, Гарсия, ко мне!
  Когда Гедимин вышел в предбанник, его уже ждал кто-то из людей Мэллоу с чистой одеждой в руках. Сам Мэллоу, уже одетый, стоял рядом с Дальбергом в одном из углов помещения и с беспокойством оглядывался по сторонам. Здесь было ещё несколько человек - или, как подметил сармат, четыре ярко выраженные группы. Ни на банды, ни на "внутренние круги" они не тянули - так, несколько подручных вокруг главаря. Кто где главный, Гедимин понял, но не вспомнил ни одного имени, - эти "макаки" вылезли откуда-то после "падения" старых главарей и пока не успели ничем запомниться.
  - Ну что ж, - Мэллоу медленно вышел на середину помещения. - Все готовы, джентльмены? Начнём, пожалуй.
  Гедимин встал рядом с Дальбергом, сзади замкнули полукольцо несколько бойцов Мэллоу. Маленькие группы выбрались из углов и выстроились вокруг центра помещения, сохранив между собой дистанцию.
  - Механик Джед приветствует вас, - сказал Мэллоу, оглянувшись на Гедимина. Тот кивнул.
  - Он не вполне здоров после стычки с Джайном, так что говорить буду я, - продолжил Мэллоу, уже более уверенно. - Мы обсуждали это несколько месяцев - всё время, пока тянулась эта нелепая война. Когда это началось, нас было мало, и не было оснований принимать нас всерьёз. Теперь кое-что изменилось. Мы в первый и последний раз предлагаем вам всем мирный союз. Если вы не согласны - война продолжится. Только в этот раз нападать будем мы. Баселар, Тедань, Спаркс и Джайн могли бы кое-что об этом рассказать...
  Один из главарей поморщился.
  - Я слышал тебя, Джон Мэллоу. Давай ближе к делу. Мир? Я всегда за мир. Что ты называешь "союзом"?
  - Новые правила, Ривз, - Мэллоу посмотрел ему в глаза. - Новые правила для всех.
  Люди переглянулись.
  - Говори, - буркнул один из них.
  - Новые правила от Мэлли, - еле слышно прошептал другой, повернувшись к помощнику. - А придётся же слушать...
  Мэллоу сдвинул брови.
  - Вот именно, Мас. Придётся, - подтвердил он. - Но если ты хочешь повторить "успех" Спаркса...
  Ближайшего главаря передёрнуло.
  - Хватит запугиваний. Говори, чего ты хочешь?
  - Не я, - Мэллоу ухмыльнулся. - Мы. Две трети обитателей первого яруса. И механик Джед, конечно же. Новые правила просты. Никто, от жёлтого кода до бескодных, не должен быть обижен или унижен ни в ангаре, ни в душевой, ни во дворе, ни между ними. Каждый, кто пришёл мыться, помоется спокойно, без толкотни и драк. Каждый, кто захотел еды или питья и заплатил за них, получит то, за что заплатил. Каждый, кто подошёл к ограде и пригласил девушку, говорит с ней спокойно. Каждая стычка разбирается, каждый проступок наказывается, кто бы его ни совершил. Всё очень просто, джентльмены. Всё ради порядка и спокойной жизни. Мы все тут не по своей воле, и нам тут нелегко, но мы хотя бы не будем сами себе вредить. Кто согласен?
  Гедимин молча слушал приглушённый гул - люди переговаривались, подозрительно глядя друг на друга. "Оружия ни у кого нет," - отметил про себя сармат. "Уже легче."
  - И кто теперь тут главный? - угрюмо спросил один из азиатов, до того молчавший. - Кто собирает взносы и держит общак? Теск?
  Гедимин поморщился.
  - Такие дела каждый в своей банде решает сам, - ответил Мэллоу. - Я не намерен никого объединять. Дальберг и так замучался со списками. Всё, что от вас нужно, - соблюдать новые правила. Тогда в ваши дела никто не полезет.
  Один из главарей - возможно, Ривз - зашевелился.
  - И что, каждый бескодный, - он брезгливо поморщился, - может теперь говорить с нашими женщинами? И есть и пить то, что едим и пьём мы?
  - Или так, или никак, - отозвался Мэллоу.
  - Как ты набрал бойцов? - угрюмо спросил Ривз. - Кто к тебе пошёл, если ты держишь их наравне с отбросами?
  Винки громко фыркнул.
  - А твои работают за еду?
  Толпа загудела. Мэллоу поднял руку.
  - Тише, Винки. Не сейчас.
  Ривз поморщился.
  - Скоро доживём до того, что отбросы начнут открывать рот при предводителе...
  Один из азиатов двинулся вперёд, и Мэллоу повернулся к нему.
  - Ван Вэймин?
  Тот слегка наклонил голову.
  - Я слышал, что ты предлагаешь, и я вижу, что это не так глупо. Делай в своей банде, что хочешь, это твоё право. Я согласен на мир в душевой и во дворе. Но у меня будут поступать с питьём и едой, как поступали раньше, и я буду решать, кого пустить к ограде.
  Мэллоу хмыкнул.
  - Твоё право, Ван Вэймин. Но - ты понимаешь, чем это кончится?
  Винки ухмыльнулся. Азиат едва заметно поморщился.
  - Если распущенные отбросы уйдут от меня к тебе, это меня не огорчит.
  Он протянул Мэллоу руку, и тот её пожал.
  - Спасибо за быстрое решение, Ван Вэймин. Кто ещё готов говорить?
  ...Гедимин держался рядом с Мэллоу и Дальбергом, пока они шли от душевой к камерам, и слышал их довольный шёпот. Уже у решёток Джон тронул его за руку.
  - Они все согласились! - прошептал он, глядя сармату в глаза. - Нет, ты слышал?! У нас получилось, Джед. У нас всё получилось!
  Гедимин в ответ недоверчиво хмыкнул. "Я бы не доверял словам "макак"," - думал он. "Посмотрим, что будет на прогулке. И на этой, и на следующей."
  
  18 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Джед, а Джед! - Мэллоу спрыгнул с койки и встал у решётки, виновато глядя на сармата. - Совсем забыл сказать. Сегодня ты читай спокойно. Ты тут, наверное, дохнешь от скуки, пока мы там веселимся...
  Гедимин удивлённо мигнул.
  - А как вы обойдётесь? - спросил он. - Людям нравятся чтения.
  - А, не волнуйся, - отмахнулся Мэллоу. - У Маса тоже есть смарт. Вчера мы договорились - он возьмёт нужную книгу, нам её на неделю хватит.
  Гедимин хмыкнул.
  - Быстро вы поладили...
  - Мас - далеко не дурак, - ухмыльнулся Мэллоу. - Он из ребят Спаркса, а Спаркс дураков не любил. Сегодня мы ещё поговорим - может, дойдёт до объединения. Принести тебе чего-нибудь?
  В коридоре загудели механизмы - входная дверь открывалась, пропуская двоих экзоскелетчиков. Мэллоу озадаченно хмыкнул.
  - Что за внеочередной обход?
  Гедимин поднял было руку с "читалкой" с койки, но через пару секунд обречённо вздохнул и снял с пальцев ремешок. Экзоскелетчики уже стояли под его дверью.
  - На выход, - буркнул Матейка, настороженно разглядывая сармата. - У тебя две минуты.
  То, что здесь выдавали вместо обуви, было очень неудобным - и как исправить это, Гедимин не знал, - ни обрезков скирлина, ни тросиков или верёвочек у него не было. Он медленно брёл, придерживая пальцами спадающие сандалии и опасаясь упустить их на каждой ступеньке. Попытку разуться и идти босиком охранники пресекли, да и неудобно было стягивать носки руками, скованными за спиной.
  Его вывели на пустой тюремный двор, завели в ангар, и сармат увидел содранные маскировочные панели между двумя ярусами балок. Вся система наблюдения была выворочена и свисала со стен. Гедимин заметил штук пять явно неисправных камер, выведенных из строя чем-то твёрдым и заточенным, и недовольно сощурился.
  - Вот тебе занятие, теск, - Матейка указал на свисающие кабели. - Отрабатывай паёк!
  Сармат хмыкнул.
  - Где схема?
  Экзоскелетчик, складывающий снятые панели в стопку, едва заметно вздрогнул и развернулся к пришельцам.
  - Это ремонтник? - спросил он, указав на сармата.
  - Всё, что смогли достать, - отозвался Матейка, расстёгивая на руках Гедимина браслеты. - Без фокусов, теск, понятно? Пульт у меня!
  Гедимин угрюмо покосился на него, но тут же забыл об охраннике, - тот, кто возился с панелями, наконец нашёл нужный чертёж и вывел на голографический экран.
  - Это, - ткнул он пальцем в голограмму, - то, что тут по плану. А это...
  Он махнул металлической "конечностью", широким жестом обведя вскрытые стены.
  - То, что мы тут имеем.
  - И оно имеет нас, - пробурчал третий экзоскелетчик. Он раскладывал на диване, застеленном брезентом, контейнеры с запасными камерами и деталями от них. Гедимин поймал его быстрый опасливый взгляд; затем ремонтник отвернулся и продолжил работу.
  - Эту систему никогда не проверяли? - спросил Гедимин, кивнув на сломанную камеру. - Она давно не работает. Может, она здесь не нужна?
  Помрачневшие экзоскелетчики переглянулись.
  - Много болтаешь, - буркнул один из них. - Иди работать. Это всё должно быть починено.
  ...Ничего сложного в ремонте не было - труднее всего было объяснить местным техникам, что кабели, убранные Гедимином, в системе действительно лишние. Тот, кто её делал, видимо, плохо представлял конечный результат, а план вообще стащил с какого-то сайта. То, что в конце концов получил Гедимин, не было похоже ни на исходный вариант, ни на чертёж местных техников, - но работало, что и подтвердил охранник на посту за оградой тюремного двора. До обеда оставалось ещё полчаса, когда Матейка повёл сармата обратно в ангар. У лестницы они наткнулись на Алькараса.
  - Теск! - охранник второго яруса остановился. - Я его ищу.
  - Считай, нашёл, - отозвался Матейка, придерживая сармата за вывернутое предплечье. - Чего тебе?
  - Тут для него посылка, - сказал охранник. - Лейтенант приказал отдать.
  - Дай сюда, - Матейка забрал непрозрачный чёрно-белый контейнер и тычком направил Гедимина к дверям первого яруса. - Пошёл!
  Он бросил контейнер на койку сармата, прежде чем снять наручники. Когда Гедимин обернулся, потирая запястья, решётка уже опустилась, а Матейка, громыхая "копытами", уходил прочь.
  - Долго тебя не было, - заметил обеспокоенный Мэллоу, вставая у защитного поля. - Работа?
  Гедимин кивнул. Во время ремонта он ничего не замечал, но сейчас спина снова заныла, а низ живота раздуло изнутри - выделительная система выработала ещё пол-литра жидких отходов. "В первый раз за сегодня," - напомнил себе сармат. "С каждым днём реже. Постепенно прекратится."
  Он подобрал странный контейнер и хмыкнул, увидев на чёрной упаковке белый цветок. Внутри была стопка тёмно-зелёных пластинок - чайный концентрат.
  
  24 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Чайный концентрат растворялся за считанные секунды - оставалось только осторожно, по кругу, встряхнуть стакан. Стенки были горячими - это вещество полагалось заливать кипятком. Его приносили отдельно, в небольшом двуслойном контейнере, и Мэллоу, глядя на Гедимина и его чай через решётку, завистливо вздыхал. В первый день сармат, не выдержав, попытался с ним поделиться, но охранник заявил, что и чай, и кипяток - только для "механика Джеда", а все остальные могут обращаться к лейтенанту - или к самому шерифу.
  Вкус у жидкости был слабый, но ощущать, как горячая вода проходит по пищеводу, было приятно. Гедимин допил, выкинул из камеры лишние контейнеры и поднялся на ноги. На дальней стене мигал светодиод - охранник открывал по всему ангару ниши нужников. Сармат прислушался к своим ощущениям - мочевой пузырь был пуст. "И вчера ничего не вытекало," - Гедимин надавил на живот и довольно хмыкнул. "Кажется, системы восстановились..."
  - Что ты елозишь? - сердито спросил из соседней камеры Дальберг. - Теперь каждое воскресенье будешь на месте прыгать?
  - Заткнись, - беззлобно отозвался Мэллоу. - Всё должно пройти гладко, слышишь? Сегодня нам не на кого будет пенять! Если опять начнётся бардак, виноваты будем мы одни!
  - Уймись уже, - буркнул Дальберг. - Все готовы, всё расписано. Разве что Джайна снова спустят к нам - а это навряд ли!
  ...Устремившаяся было в душевую толпа приостановилась - на входе в предбанник встали Винки и Гарсия. Заминка продолжалась считанные секунды, но, когда движение продолжилось, Гедимин увидел, как хаотичный человеческий поток распадается на упорядоченные рукава. Отряды Мэллоу направляли их вдоль стен, от контейнера к контейнеру, до самого выхода из предбанника. Из душевой доносился усиливающийся шум воды и ровный голос Теданя - тот распределял потоки между складом мочалок и контейнерами с мылом. Душевая наполнилась, и движение на пару минут приостановилось. Из толпы послышались недовольные голоса, и Гедимин насторожился, но никто никуда не полез - все ждали, пока в предбанник не начали выходить те, кто уже вымылся, и Тедань не запустил в душ следующую группу. Зазевавшийся сармат оказался в хвосте колонны - и ждал вместе со всеми, даже не вспомнив, что легко пробился бы в душевую, и все отряды Мэллоу его не удержали бы.
  - Вытираемся и одеваемся, парни! - громко сказал Джон, проходя мимо очереди. Его люди - те, кто уже вытерся и оделся - направляли второй поток, выходящий из душевой в предбанник. Гедимин даже не отследил, когда сами дежурные сменились, - они тоже успели помыться и теперь, никуда не торопясь, запускали в душевую оставшихся.
  - Джед! - Мэллоу остановился напротив сармата и виновато посмотрел на него. - Как ты здесь-то застрял?! Теперь извини - очередь идёт, систему сбивать нельзя.
  Гедимин кивнул.
  - Ничего. Все всё успеют, - сказал он. - Хорошая система. Быстрая. Мне нравится.
  Мэллоу смущённо ухмыльнулся.
  - Пять месяцев работы, Джед. Уже не верил, что получится. Может, за всю жизнь я не сделаю ничего путного - но вот этим...
  Он обвёл рукой движущиеся очереди и группу людей в чистой одежде, дожидающихся, когда охранники откроют дверь.
  - Этим я буду гордиться до самой смерти.
  Он говорил громко, и шум воды не заглушал его слова. Гедимин настороженно вслушивался, - кто-то насмешливо хмыкнул, но ни хохота, ни свиста сармат не услышал даже из плотной группы темнокожих - явных остатков банды Джайна. "Кажется, действительно получилось," - подумал он и едва заметно ухмыльнулся. "Не реактор, но тоже - непростой механизм."
  
  28 сентября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  По опустевшему тюремному ангару ползали роботы-уборщики, забираясь в открытые настежь камеры, - сегодня с первого яруса ушли почти все, кто на работы, кто на прогулку. Один из роботов остановился перед камерой Гедимина, ткнулся в защитное поле и замигал, но никто не спешил убирать с его пути препятствие. Сармат с тоской посмотрел на механизм, потом на свои руки, - настоящей работы им не доставалось уже давно. Систему наблюдения он не считал - там он обошёлся даже без ремонтной перчатки, одолжив инструменты у местных техников. "То ли везде всё в порядке," - сармат недоверчиво ухмыльнулся собственным мыслям, - "то ли никто не хочет рисковать. Есть же у них ремонтники без тюремных сроков..."
  Конвоир Матейка, перешагивая через роботов-уборщиков, неспешно прошёл по коридору и остановился перед камерой Гедимина.
  - Ну что, теск, - он покосился на часы, - куда сегодня? Внутрь или наружу?
  Сармат удивлённо мигнул.
  - Выведи меня наружу, - попросил он. - Посмотрю на корабли.
  - Как хочешь, - благодушно отозвался охранник. Сегодня он был настроен особенно миролюбиво - даже магнитные "цепочки" натянул вполсилы, оставив между руками сармата полметра свободного пространства. Гедимин, воспользовавшись этим, опустил их вдоль тела. Так было гораздо удобнее, чем с вывернутыми локтями и запястьями на "коротком поводке", - можно было на пару секунд представить, что никаких наручников нет, и он просто выходит погулять на окраину космодрома.
  - Скоро буду, - пообещал Матейка, пристегнув его к ограждению рядом с пустой скамейкой. - Что тебе принести?
  Гедимин вспомнил забитое контейнерами пространство под койкой и покачал головой.
  - Ну, как знаешь, - пробормотал конвоир, быстрым шагом направляясь к терминалу. Сармат облокотился на ограждение и перевёл взгляд на мианийские корабли на южной окраине - два массивных механизма, похожих не то на рыб с кольчатыми телами, не то на червей с гребнистыми выступами вдоль туловища. Под куполом защитного поля, одним на оба корабля, сновали белые шарообразные челноки, то выпуская, то втягивая щупальца-тросы.
  - Потому что даже малыш Лю должен когда-то работать, - недовольно сказал кто-то за спиной сармата. - Что? Ну зачем же. Совсем не обязательно. В Кларке полным-полно балбесов и раздолбаев. Лю, по крайней мере, не дебил.
  Голос показался сармату смутно знакомым, и он уже думал обернуться, когда услышал короткий возглас и быстрый топот. "Сбежал," - Гедимин, досадливо щурясь, перевёл взгляд на готовящийся к отлёту барк. "Как и все "макаки". Тем лучше. На кой они мне?!"
  Через несколько минут он снова услышал за спиной цоканье - так звучали шаги "мартышек", прикрепивших к набойке пластину металла. Так делали многие в Кларке - чаще самки, чем самцы; спросить, в чём смысл, было некого - сам Гедимин предполагал, что это подражание экзоскелетам: меньше металла, меньше шума, но суть та же самая.
  - Мистер Джед! - услышал он знакомый голос и развернулся, до боли натянув магнитную "цепь" на запястье. Самки из "Сюаньхуа" стояли за его спиной; их было трое, все в уличных комбинезонах, но в белых рабочих полумасках.
  - Мы вас всё-таки нашли! - широко улыбнулась Джой, вскидывая руку в приветственном жесте. - Они выводят вас из ангара, когда им вздумается.
  - И всё время пристёгивают к ограде, - недовольно сказала Мишти. - Как собаку или флиппер. Джед, вы хотя бы до скамейки добираетесь?
  Гедимин кивнул, озадаченно глядя на самок. Они уже подошли вплотную. Мишти, протянув руку, погладила его по тыльной стороне опущенной ладони. Сармат вздрогнул.
  - В общем, мы удачно вас поймали, - сказала Джой, вынимая что-то из кармана. - У вас ведь сегодня праздник!
  Сармат мигнул. "Праздник? У меня?"
  - Мистер Маккензи говорил, что вы только этот праздник и помните, - продолжала Джой. - Этот - и смену дат, когда начинается новый год.
  Мишти легонько ткнула её в плечо.
  - Мистер Маккензи вечно насмехался над Джедом, - укоризненно сказала она. - Незачем за ним повторять!
  Гедимин снова мигнул. "Что сегодня? Точно... Мать моя пробирка! Так своё имя забудешь..." - он досадливо сощурился. "День атомщика... Хотя - какой из меня сейчас атомщик?!"
  - Спасибо, - буркнул он. Самка хихикнула.
  - Мы вас ещё не поздравили, мистер Джед. А Люнер пропал, и как следует - не получится.
  - Ты готова или нет? - недовольно посмотрела на неё Мишти. - Давай!
  - Кто лучший механик на этой планете? - затянула Джой под хихиканье третьей самки. - Кто реактор любой на мизинце вертит? Кому равных в двух галактиках нет? Вот он, наш атомщик мистер Джед!
  "Zaa hasu!" - Гедимин, изумлённо мигая, смотрел, как самки, держа его за руки - по две их ладони на одну его - тянут и дёргают его в разные стороны. С места они его, конечно, не сдвинули - видимо, предполагалось, что он сам поймёт, что от него нужно, и повторит за ними - но веселились отчаянно. Пропев ещё дважды "Кто лучший механик на этой планете?", они рухнули под скамейки, хихикая и повизгивая. Третья самка села и прикрыла рот двумя руками, но её плечи тряслись, а из-под ладоней прорывалось фырканье.
  - Экспромт, - пояснила, вытерев глаза, Джой. - Не успели подготовиться. В другой раз придумаем что-нибудь получше. Вот, держите, это вам. Лю сказал, вы любите читать всякое умное. Это - очень умное.
  Она вставила диск в карманный передатчик и протянула устройство Гедимину. Сармат на секунду прикрыл глаза, силой заставил себя перестать мигать и тронул пальцем значок на экране, а потом - ещё раз, наугад выбирая страницу.
  "Спектр фотонов тормозного излучения непрерывен и обрывается при максимально..."
  Сармат мигнул.
  "Заряд, движущийся равномерно и прямолинейно, не может излучать электромагнитные волны..."
  Гедимин с хрустом выдернул диск из передатчика и зажал в кулаке.
  - Где взяли?!
  Самка, вздрогнув от неожиданности, подалась назад.
  - Один из приятелей Тьягу нашёл в сети. Сказал - эта вещь очень старая, поэтому её и выложили. Если она уже никуда не годится...
  Гедимин резко мотнул головой.
  - Там ещё такие есть?
  Самки озадаченно переглянулись.
  - Мы узнаем, - пообещала Джой. - И принесём, если найдём. Спрячьте диск за щеку, чтоб охрана не увидела. Не обиделись на нас за дурацкое представление? Нам показалось, это повеселит вас.
  Гедимин покачал головой. Перед глазами плыло и двоилось, а из тумана, заслоняя терминалы космопорта, поднимались градирни Нью-Кетцаля, освещённые солнцем. "Та книга, что была у Джошуа Винстона," - сармат приложил кулак с зажатым в нём диском к груди. "Бумажная книга на языке Севера. Я ведь так её и не прочитал..."
  Когда в глазах прояснилось, самок рядом уже не было. Немногочисленные пассажиры ближайшего рейса проходили мимо, с опаской оглядываясь на сармата в наручниках. "Копы" собрались поболтать у киоска "Фьори"; Матейки среди них не было.
  Сармат покосился на свой комбинезон и досадливо сощурился - там не было не только карманов, но и удобных складок и двойных швов, которые можно было бы подпороть для тайника. С сомнением поводив ногтем по стыку между диском и крышечкой, Гедимин заложил его за щеку и провёл по ней пальцем - не образуется ли выпуклость? Предмет был мелкий и плоский, и щека не оттопырилась - по крайней мере, сармат не нашёл ничего подозрительного. "А вот сканер всё покажет," - подумал он, недовольно щурясь. "Если его кто-нибудь включит. Надеюсь, не в этот раз."
  ... - Ну что, насмотрелся на корабли?
  Матейка выбрался из терминала на пять минут позже срока, с красными щеками и носом и подозрительным блеском в глазах. Наручник он отстегнул от ограждения не сразу - секунд шесть-семь возился, не попадая ключом в разъём.
  - Тебя тут не донимали? - он огляделся по сторонам. - Вроде некому было. Байкерский ангар закрыт... Ладно, пойдём.
  "Пил," - подумал Гедимин, глядя на дёргающуюся стальную "клешню". Запах сквозь экзоскелет не просачивался, но по движениям казалось, что Матейка влил в себя не один стакан. "Или один, но ему хватило," - сармат вспомнил о странностях человеческого метаболизма. "Почему на работе-то?! Tza hasu..."
  Когда шаги охранника затихли в коридоре, сармат выплюнул диск на ладонь и тщательно его вытер. Стоило вставить его в разъём смарта, устройство мигнуло, выводя на экран новую обложку - серую, со строгим шрифтом, без посторонних изображений. "Бекман. Вот как его звали," - Гедимин вспомнил вырванные из середины листы, валяющиеся в подсобном помещении на Нью-Кетцальской АЭС - ни обложка, ни титульник не сохранились, да и начало книги кто-то пустил на самокрутки. "Профессор Бекман. Жил двести лет назад. Радиохимик, физик-ядерщик..."
  Сармат ткнул пальцем в обложку, открывая оглавление. "Ничего нового за две сотни лет. Разве что ирренций с его излучениями. А так - ничего нового..."
  
  05 октября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Эй, сержант! - крикнул Мэллоу, встав у решётки. Макнайт, подтянув к себе Гедимина, остановился и сделал пол-оборота вокруг своей оси.
  - Чего?
  - Тут кое-что для Джеда, - Мэллоу просунул под решётку несколько тугих бумажных свитков, перевязанных нитками. - Передайте ему, сержант.
  - Бери, - Макнайт толкнул Гедимина в плечо и ослабил хватку на его запястье. Сармат, высвободив руку, забрал бумажки.
  - Дай сюда! - Макнайт, подозрительно хмыкая, помял свитки и махнул рукой. - Ладно, в камеру!
  Минуту спустя он уже топал по коридору, грохоча стальными "сапогами". Мэллоу с ухмылкой посмотрел на Гедимина.
  - Скажи, Джед... Так тебе наши женщины совсем-совсем не по вкусу?
  Гедимин мигнул.
  - А то им уже интересно, - Мэллоу подмигнул ему и улыбнулся ещё шире. Он выглядел очень довольным, совсем как в тот день, когда главари всех банд приняли его правила.
  - Мэллоу, заткнись! - буркнул Дальберг, недовольно покосившись на него. - Оставь теска в покое.
  Гедимин стянул нитки и высыпал развернувшиеся бумажки на ладонь. Их было шесть штук, на всех - разные подписи.
  - Это от самок? - уточнил он, перечитывая первое послание. С первого раза понять удалось немного, хотя язык был ему знаком. Гедимин прочитал все письма и озадаченно мигнул.
  - Здесь речь о спаривании? - спросил он у ухмыляющегося Мэллоу. - Зачем им со мной спариваться?
  Мэллоу и Дальберг переглянулись.
  - Вот и я думаю, - пробормотал Дальберг. - Это должно быть очень больно.
  - Ну... в принципе, у тебя есть чем, да? - неуверенно проговорил Мэллоу, глядя на Гедимина. - Они ничего. Особенно та мулаточка...
  - Заткнись! - буркнул Дальберг.
  Гедимин, пожав плечами, сложил бумажки в пустой контейнер из-под воды.
  - Спаривайся с ними сам. У тебя получится лучше.
  
  11 октября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Самки так и не пришли. Видимо, других книг в сети нет. Эта - единственная..."
  Гедимин, опустившись на койку, дотянулся до ниши, где лежал смарт, и прикрепил его к ладони, привычным движением открывая книгу Бекмана. Он читал её медленно, растягивая удовольствие; она впечаталась в память с первого раза - мозг сармата давно не работал так хорошо, но и после этого ему нравилось её перечитывать. Это был уже пятый раз; Гедимин нашёл главу, на которой остановился, и лёг, развернув перед собой голографический экран. По ту сторону решётки шуршали и бубнили, но сармат слышал чужие голоса, как сквозь слой стекловаты.
  - Механик Джед! Дже-ед! Э-эй! База Саргона, приём!
  Гедимин, вздрогнув, рывком поднялся с койки и встретился взглядом со встревоженным Джоном Мэллоу.
  - Чего?
  - Извини, механик, - пробормотал тот, утыкаясь взглядом в пол. - Я звал, а ты не отзывался... Забудь, ладно?
  Гедимин сердито сощурился.
  - Так чего надо-то?
  Мэллоу переглянулся с Дальбергом, и Гедимин понял, что давно не видел Дальберга таким мрачным. Он присмотрелся к лицам обоих главарей, ища кровоподтёки и ссадины, но видимых повреждений не обнаружил. "Что-то опять не так," - подумал он, закрывая книгу. "Что-то очень серьёзно не так."
  - Давно ты у нас не был, - пробормотал Мэллоу, мотнув головой в направлении выхода. - Во дворе. Может, зайдёшь как-нибудь?
  Гедимин мигнул.
  - Надо?
  - Надо, - угрюмо отозвался Дальберг. - Очень надо. У Винки резьбу сорвало.
  Гедимин поморщился.
  - Побил кого-то? И что, без меня никак?
  Мэллоу покачал головой.
  - Драки мы сами разбираем. А тут, похоже, придётся менять правила. Можешь завтра выйти во двор? Надо, чтобы ты сам посмотрел.
  - Менять правила? - Гедимин озадаченно взглянул на Дальберга. - Что у вас там за авария?
  - То, что касается выпивки, - буркнул тот. - Придётся её урезать. Винки там не один такой.
  Гедимин почувствовал знакомый гул в голове, - Мэллоу и Дальберг вроде бы пытались что-то объяснить, но с каждым разом получалось всё хуже.
  - Завтра выйду, - пообещал он. "Надо же мне было завести стаю мартышек..."
  
  12 октября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Гедимин заглянул под койку. "Общак", наполненный до отказа в начале недели, уменьшился на две трети, хотя до воскресенья было ещё далеко. "Раньше они меньше пили," - отметил сармат про себя, сгребая в пакет контейнеры с пивом, тоником и любимым джином Мэллоу. Себе он не взял ничего, хотя шесть ёмкостей с водкой стояли, нетронутые, вдоль стены. Седьмую сармат выпил в понедельник, остальные не тронул - и не был уверен, что доберётся до них на этой неделе. "Определённо, раньше "макаки" меньше пили. Но их и было меньше..." - Гедимин пересчитал ёмкости в пакете и поставил его на койку. "Читалку", снятую с руки, он убрал в нишу, - сегодня предстояло решать какие-то проблемы, и сармату не хотелось повредить ценное устройство.
  Сержант Матейка, остановившись у его камеры, добродушно улыбнулся.
  - Ну что, теск? Опять пойдёшь к кораблям? Постовые к тебе уже привыкли. Довольны. С тобой там как-то тише.
  Гедимин удивлённо мигнул. "Потому что все разбегаются?" - он вспомнил, как пустели скамейки, когда он к ним подходил.
  - Сегодня - во двор, - сказал он. - Это...
  Он кивнул на пакет.
  - Для моих людей.
  - Понятно, что же, - пробормотал Матейка, надевая браслеты на подставленные руки. Цепочки он не затягивал, только попросил держать ладони за спиной, как будто они соединены. Гедимин подумал, выходя из камеры, что через пару лет наручники вообще перестанут надевать, - "макаки" без постоянной угрозы очень быстро расслаблялись.
  Во дворе было людно. Шестеро в синих и зелёных комбинезонах, разделившись попарно, обхватили друг друга за плечи и толкались, пытаясь сдвинуть противника за прочерченную на площадке черту. Бывший боец Теданя следил за ними, гортанными криками отмечая удачные попытки. Один из состязающихся навалился на соперника слишком сильно, и тот, не устояв на подогнувшихся ногах, съехал назад; "судья" немедленно шагнул к паре и тронул их за плечи, коротко вскрикнув. Противники расцепились. За оградой недовольно заворчали самки - они стояли поодаль, наблюдая за борьбой и одобрительно ухмыляясь.
  - Механик Джед! - "судья", заметив сармата, склонил голову и притронулся ладонью к груди. Гедимин кивнул ему, проходя мимо.
  - Механик Джед! - из ангара высунулся Винки. Выглядел он, как обычно, только слегка раскраснелся, и глаза сильно блестели. Он протянул руки к пакету.
  - Я донесу, давай сюда. Эй, там! Кыш с дивана! Механик пришёл!
  - Эй-эй! - не прошло и секунды, как в проёме показался Мэллоу. - Давай пакет. Ты сегодня не пьёшь, помнишь?
  Винки презрительно фыркнул.
  - Забирай, Мэлли. Нет, механик, ты видел? Давно ли он умолял меня прийти в его банду! А теперь жалеет кружку пива для бойца. Думаю иногда - зря я к вам пошёл...
  Он направился вглубь ангара. Гедимин проводил его озадаченным взглядом. Винки заметно припадал на одну ногу - куда сильнее, чем пару недель назад, как будто снова повредил её в какой-то драке.
  - Что с ногой? - негромко спросил он у Мэллоу, кивнув вслед Винсенту. Джон поморщился.
  - Напьётся - себя не помнит. Вот увидишь, кто-нибудь опять его угостит. "Жалко кружку"! Жалко, что он последние мозги пропьёт. Иди, Джед, садись. Скоро всё сам увидишь.
  На диване, скрестив руки на груди и глядя на возню во дворе, сидел угрюмый Дальберг. При виде Гедимина он что-то буркнул, но не шелохнулся. Сармат мигнул - такого выразительного лица у Дальберга давно не было.
  Со двора донёсся гул и скрежет открывающихся ворот. Гедимин поморщился. Четверо в зелёных комбинезонах, топтавшиеся у выхода, оживились и огляделись по сторонам. К ним быстро подошёл Гарсия.
  - А ты куда? - недовольно окликнул его Дальберг. Тот оглянулся, со смущённой улыбкой развёл руками и выскочил за дверь. Гедимин мигнул.
  - Правила, - пробормотал Дальберг, угрюмо глядя перед собой. - Что-то мы не учли с этими правилами...
  Гарсия вернулся через несколько минут с двумя пакетами, и все, оживившись, столпились вокруг дивана Дальберга. Поставив перед ним пакет с едой, Гарсия вытряхнул рядом контейнеры с питьём и быстро свернул пакет, намотав его на руку. Гедимин настороженно сощурился - внутри явно что-то оставалось.
  - Где порция Джеда? - громко спросил из толпы Винсент. Гедимин едва не повернулся к груде еды, но в последний момент опомнился и проследил взглядом за Гарсией. Тот уже был рядом с Винки и протягивал ему пакет. Через несколько секунт Винсент нырнул в толпу, и ещё двое последовали за ним.
  - Отложи, - сказал Гедимин, отодвинув руку Дальберга - тот, найдя его контейнер, протянул его сармату. - Потом.
  Гедимин поднялся на ноги. С высоты его роста весь ангар был как на ладони, - Винки и его товарищи забились в самый дальний угол за спинами тренирующихся бойцов. Когда сармат обошёл место тренировки и добрался до Винсента, тот уже подбрасывал на ладони пустой контейнер и задумчиво что-то напевал.
  - И я разреши-ил ему погонять "козла", - протянул он, глядя перед собой. - А он говорит... врезался в заправщик! Как тебе, а? В запр-равщик, м-мать его в сраку...
  - Винки, - окликнул его Гедимин. Винсент дёрнулся, вскинул голову, выгибая спину неестественной дугой, и с невнятным воплем вскочил на ноги.
  - Слизь! А-а, все на взлёт! Где мой ствол?!
  Он развернулся вокруг своей оси, цепляясь руками за стены. Гедимин, сузив глаза, шагнул вперёд и поймал его на середине оборота, схватив за шиворот. Винки взревел. Гедимин еле успел дёрнуть его кверху - ещё немного, и колено Винсента врезалось бы сармату в живот.
  - Слизь! - заорал Винсент, извиваясь всем телом. Он раскачивался, как маятник, и с каждым рывком приближался к сармату; тот едва успел мигнуть, как получил кулаком под локоть и невольно разжал руку. Больше Винки ничего сделать не успел - Гедимин сгрёб его руки в ладонь и вздёрнул его над землёй.
  - Стоя-ать! - завопил кто-то из-под потолка. - Все сюда!
  - Теск? - человек, сидящий у стены, зашевелился и открыл глаза. - Теск тебя сцапал, Винки. Капец тебе.
  Он снова закрыл глаза и сполз по стене. Гедимин стиснул зубы.
  - Джед, отпусти его, - выдохнул Мэллоу, останавливаясь рядом с сарматом. - Мы удержим. Рори, Гарсия, вперёд! Он не в себе, Джед. Ничего не соображает. Не бей его.
  Гедимин, медленно, с присвистом, выдохнув, разжал ладонь. Рори и Гарсия мгновенно перехватили Винсента, не дав ему даже выпрямиться, и тут же, скрутив, потащили его во двор.
  - Охрану зовите, - буркнул сармат, вытирая ладонь о стену. - И медика.
  - Винки сдох, - донеслось от стены. Мэллоу с тяжёлым вздохом дал знак двум бойцам. Слабо сопротивляющегося человека вытащили во двор вслед за Винки.
  - Ещё один, - Гедимин, оглядевшись по сторонам, увидел, как выносят неподвижное тело. - Да, этот. Sa hasu! Мэллоу, что с ними?
  - Всё по правилам, - внезапно открыло глаза и рот тело, выносимое во двор. - Сколько заплатил... столько выпил... за здоровье... механика Джеда...
  Гедимин ошеломлённо мигнул.
  - Кто ж знал, - буркнул Мэллоу, избегая смотреть ему в глаза. - Кто ж знал, что они дорвутся?! Мы с Дальбергом пьём пиво, да. Но через день! И джин - только по выходным. А эти парни выпили пол-общака. И всё по правилам, да. Не придерёшься...
  Гедимин поморщился.
  - Значит, это из-за алкоголя? - он вспомнил, как нёс домой невменяемого Харольда, и растерянно покачал головой. - Мать моя пробирка! С таким метаболизмом я бы в клонарии сдох...
  Мэллоу развёл руками.
  - Что поделать, механик. Не все тут сарматы.
  - Неумеренность, - Тедань, выйдя из толпы, неодобрительно поджал губы. - Как видишь, Джон Мэллоу, не все готовы к свободе.
  - Да ладно бы к свободе... - Мэллоу, скривившись, огляделся по сторонам. - Дальберг, подойди сюда. Всё уже кончилось. Джед, ты как? Он тебя не достал?
  Гедимин качнул головой.
  - Мне всё это не нравится, - пробормотал он. Дальберг, поравнявшись с ним, энергично кивнул.
  - То, что я хотел сказать, - буркнул он. - Что там про неумеренность?.. Собирай всех, Мэллоу. Правила пора переписывать.
  
  01 ноября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  По коридору прогромыхала тележка, и Гедимин услышал, как в камеру влетели два контейнера с водой и с мокрым звуком плюхнулись на пол. Сармат свесил руку, на ощупь нашарил ближайшую ёмкость и вскрыл. Подниматься не хотелось, и даже вода, вылитая на лицо и грудь, не прибавила ему бодрости. Стоило прикрыть глаза, из темноты проступали блестящие серые колонны, окружённые белесо-зеленоватым свечением, а в ушах гудел тридцатитонный ротор.
  "Подъём," - скомандовал себе Гедимин, проводя мокрой ладонью по лицу, и потянулся за комбинезоном. В коридоре было непривычно шумно - из конца в конец прокатывались непонятные волны шепотков, смешков и бормотания. Сармат озадаченно хмыкнул и перевёл взгляд на соседнюю камеру. Там Мэллоу толкал в плечо спящего Дальберга и что-то бубнил, но сокамерник ни на что не реагировал, пока Мэллоу не сунул ему мокрую ладонь за шиворот.
  - Вставай, Дальберг, - ухмыльнулся он. - Пропустишь поверку - не пойдёшь на кино!
  - Да чтоб вас всех, - пробормотал тот, протирая глаза. - Было бы куда спешить. Видел я эту твою "Атаку с Марса"...
  "Кино? "Атака с Марса"?" - Гедимин насторожился. "Какое сегодня число? Вроде бы не июнь... А, точно же. Первое ноября. Последняя победа "макак"..."
  По коридору прогромыхали две пары стальных "копыт".
  - Эй, Фортен! - Мэллоу подошёл к решётке. - Сегодня покажут "Атаку с Марса"?
  Охранник, вместо того, чтобы взяться за станнер, послушно замедлил шаг у камеры Гедимина.
  - Сегодня новое кино, - сказал он. - Про повстанку, взорвавшую космодром тесков... Гедимин Кет? Собирай все вещи, бельё тоже. Пойдёшь без наручников.
  Мэллоу открыл было рот, но, услышав последнюю фразу, со стуком захлопнул его. Сармат растерянно мигнул.
  - Давай-давай, - поторопил его Фортен. Второй экзоскелетчик молча ждал в стороне, подозрительно глядя на Гедимина.
  "Даже здесь у меня полно барахла," - думал сармат, держа в руках свёрток с бельём и пакет, куда влезло всё остальное. "Как неудобно без карманов..."
  Фортен не соврал - наручники надевать не стали, но один из экзоскелетчиков придерживал Гедимина за плечо, пока они поднимались на второй этаж. Пройдя пару десятков метров по пустому коридору мимо бронированных дверей, Фортен остановился у приоткрытой, заглянул внутрь и кивнул напарнику.
  - Сюда его. Алькарас в курсе.
  Гедимин, войдя, засунул пакет в нишу и обернулся к закрывающейся двери. Смотровое окошко ещё оставалось открытым, и можно было расслышать, как напарник Фортена вполголоса ругает Матейку за невовремя взятый отгул.
  Алькарас появился через четверть часа, когда Гедимин, застелив койку, улёгся на простыню со смартом в руке. Ему хотелось ещё раз перечитать старую книгу - по крайней мере, в ней ему было понятно каждое слово.
  - Устроился? - спросил Алькарас, заглянув в окошко. - Завтрак скоро будет. Ты у меня в списках на сегодня, не беспокойся.
  Гедимин мигнул.
  - Почему меня перевели? - спросил он, в очередной раз перебрав в памяти всё, что успел натворить за последний месяц. Ничего особо наказуемого в этом списке не было... разве что выдворение из ангара пьяного Винсента и его товарищей. "Камеры же," - запоздало вспомнил сармат. "Винки нажаловался, а они просмотрели записи?"
  - Чтоб было спокойно, теск, - ответил Алькарас. - Посидишь тут, подальше от людей. Сегодня все будут немного не в себе. Как бы сдуру за нож не схватились...
  Гедимин изумлённо мигнул.
  - На меня могут напасть... из-за войны? У них было много времени для нападений. Почему именно сегодня?
  - Мало ли дебилов, - пробормотал охранник, неопределённо махнув стальной "клешнёй". - Будешь здесь. Всё равно у Матейки отгул...
  В камере было очень тихо - Гедимин успел от такого отвыкнуть на вечно гудящем и шелестящем нижнем ярусе. В контейнерах с едой попались прозрачные пятнистые ломти с подписью "ягодная смесь"; раньше сармат такого не видел, возможно, этот компонент добавили из-за праздника. Гедимин ел всё - выделительная система восстановилась, и можно было не осторожничать. Чайный концентрат из "Сюаньхуа" давно закончился, и кипяток сармату больше не приносили; он лениво думал, растянувшись на койке, что было бы неплохо раздобыть ещё немного - кажется, это вещество хорошо влияло на выделительную систему, направляя отходы по правильному маршруту.
  "Самок давно не видно," - с сожалением вздохнул он, переворачиваясь набок и кладя перед собой руку с надетой на пальцы "читалкой". "Ни их, ни Люнера. Видимо, я спугнул их в тот раз. Что-то не то сказал. Досадно..."
  ...Алькарас отодвинул заслонку и заглянул в камеру. Гедимин не обратил бы на него внимания, но еле слышно свистнул генератор защитного поля, и сармат обнаружил, что оба экрана сняты - а это уже было интересно.
  - Тут кое-что для тебя, теск, - охранник просунул в окно узкий свёрток длиной с ладонь. - Чай и какое-то чтиво. У тебя тут уже целая библиотека, а?
  Гедимин развернул пакет и едва заметно усмехнулся. На коробке чайного концентрата поверх крупного белого цветка красным маркером было нарисовано сердечко, а по бокам шли мелким почерком написанные имена.
  - Диски в коробке, - пояснил Алькарас. - Странный этот их чай, а? Нам тоже прислали пару коробок. Но у нас на это мало любителей.
  "Видимо, это сарматский чай," - Гедимин криво ухмыльнулся. "Где только самки его берут?"
  - Тут распишись, - Алькарас ткнул ручкой в угол обёртки. - И я пойду. Завтра после поверки отправим тебя вниз.
  Окошко закрылось. Гедимин вытряхнул на ладонь два диска. Они были завёрнуты в тонкий листок, но от встряски выпали. Сармат хотел сунуть обёртку в контейнер для мелкого мусора, но заметил на ней значки, выписанные от руки.
  "Миссис Агуэра просила не тревожить вас, пока дело не закончено," - прочитал он. "Из-за этих старых книжек нам пришлось переписываться с важными землянами. Там что-то про штуки, которыми вы занимались. Нам ответили, что это очень старые книжки, и эти сведения давно устарели, так что вам навряд ли будет интересно. Их написал тот же северянин, что и предыдущую. Мы его не знаем, но вы из-за него сильно взволновались. Возможно, эти книжки вам тоже понравятся. Ждём! Мисс Флоренс, мисс Гаонкар и другие."
  Отложив бумажку, сармат взял из ниши "читалку" и осторожно всунул оба диска в пустые слоты. Таких уже почти не осталось - устройство было обвешано съёмными носителями, как мианийский корабль - челноками.
  "Профессор Бекман," - прочитал сармат знакомую подпись на двух новых обложках. "Радиохимия... то, чем занимался Вольт. И Хольгер тоже. Проверим, насколько эти сведения устарели..."
  
   19 ноября 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Шум в коридоре постепенно стихал. Охранники ушли, пересчитав вернувшихся из душевой, и закрыли за собой ангар. По коридору ползал одинокий робот-уборщик, выпущенный раньше времени. В соседней камере, опустившись на четвереньки, шуршал чем-то под койкой Джон Мэллоу. Дальберг, свесившись с соседней койки, недовольно на него смотрел.
  - Говорил же - купи папку! - не выдержал он пару минут спустя. Мэллоу фыркнул и попятился, выползая на свет.
  - Джед, не спишь? - он встал у решётки, заглядывая в соседнюю камеру. Сармат приподнялся на локте.
  - Будто на работу вернулся, - проворчал Мэллоу, встряхнув пучком разноразмерных бумажных обрезков. - Сплошная писанина! Дальберг, где там твой список?
  Его сокамерник достал из ниши свёрнутый в трубку лист.
  - Джед, к тебе тут прошения, - сказал Мэллоу, сверяясь со списком. Часть мелких бумажек он сразу отложил, остальные развернул, как веер, и снова ими помахал.
  - Гарсия просит, чтобы ему разрешили дневную выпивку забирать утром, - сказал Мэллоу. - Днём ему хватит газировки, а утром он хочет взбодриться.
  Гедимин пожал плечами.
  - Пусть забирает.
  - Ага... - Мэллоу чиркнул ногтем по листу и отдал бумажку Дальбергу. - Новичков сегодня нет... Краус просит выдать ему семьдесят центов - столько ему не хватает на угощение. Он обещает в следующий раз угощать девушек на свои.
  Гедимин хмыкнул.
  - Если есть деньги, пусть возьмёт. Сейчас порядок со взносами?
  - Полный порядок, - отозвался Дальберг. - Вот урезали расходы на пиво - и сразу деньги появились...
  - Заткнись, - буркнул Мэллоу. - Дальше... Винсент Моро просит разрешения на воскресное пиво. Обещает этим и ограничиться.
  Гедимин недовольно сощурился.
  - Медик ему разрешил?
  Из коридора донеслось угрюмое ворчание.
  - Понятно, - Мэллоу отложил бумажный обрезок. - И ещё один новичок просит пиво на воскресенье...
  Прошений было много - прошло полчаса, прежде чем Мэллоу зачитал их все. Ничего важного там не было - кто-то просил другую еду на прогулке, кто-то - разрешения встретиться с девушкой, кто-то хотел, чтобы его пустили на бойцовские тренировки. Гедимин с трудом понимал, почему со всем этим надо обращаться к нему, но Мэллоу приходил со списками каждое воскресенье - видимо, это было важно. Сармат иногда думал, что ему нужны копии - без бумаги перед глазами он безнадёжно в них путался. Копий не было даже у самого Мэллоу - ручки и карандаши в камерах были под запретом. "Тайник," - думал Гедимин, вспоминая нычки на тюремном дворе. "Пора делать тайник. Тедань придумает, как пронести карандаш, я отверну камеры... Да, на неделе надо будет заняться."
  - Сегодня с нами? - спросил Мэллоу, дочитав прошения. Гедимин качнул головой.
  - Рокканские корабли на космодроме. Хочу увидеть, как они взлетают.
  
  20 декабря 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Мэллоу сделал два шага вдоль решётки, резко развернулся и двинулся в обратную сторону. Сложнее всего ему было не врезаться в койку - места для таких манёвров в камере явно не хватало.
  - Дальберг, а Дальберг! - не выдержал он, проделав тот же путь в пятый раз. - Ну чего молчишь?! И Фортен, как назло, куда-то провалился...
  - Заткнись, - буркнул Дальберг, отворачиваясь к стене. - И так задрали эти подъёмы, а тут ещё ты... Маркером нарисуй себе ёлку!
  - Джед, ну ты слышал? - Мэллоу повернулся к Гедимину, с недоумением наблюдающему за ним. - Этот парень считает, что мы обойдёмся без ёлки! Как будто от того, что мы тут сидим, у нас отняли гражданство! У каждого гражданина Кларка на Рождество будет ёлка, а мы...
  - Заткнись, - буркнул Дальберг, перекатываясь на другой бок.
  - Рождество? - Гедимин задумчиво сощурился. - Вы будете бегать со звездой?
  Мэллоу хмыкнул.
  - У вас интересно проходили праздники, механик. Навряд ли нам тут разрешат где-то бегать, но... вот ёлка нам нужна. Хоть откуда, но её придётся достать. Дальберг, что у нас с деньгами?
  "Ёлка," - Гедимин с кривой ухмылкой потянулся за смартом. "И это странное сооружение из мифологии... как его называл Кенен? Интересно, охрана будет бегать со звездой? Им-то не запретят..."
  Почитать ему не дали - едва он устроился на койке, в дверном проёме показался жёлтый экзоскелет.
  - Хватит спать, - буркнул Макнайт, помахав гирляндой наручников. - На выход! С собой ничего не бери.
  "Опять работы?" - Гедимин слегка оживился и даже не стал щуриться, когда Макнайт крепко стянул ему руки за спиной. "Давно не было. Пойду разомну пальцы..."
  ...Бронированный глайдер свернул направо. Гедимин не видел дороги - из фургона вообще ничего не было видно. Он хотел прислониться к стене для устойчивости - со скованными за спиной руками держаться было неудобно - но ему не дали. Четверо охранников придерживали его с разных сторон, но это устойчивости не добавляло. Выпустить когти не получалось - похоже, кто-то эту функцию заблокировал.
  Фургон затормозил, и сармата снова мотнуло. Экзоскелетчик, на чью руку пришёлся невольный удар, вполголоса выругался. По крыше с грохотом протопал пятый охранник, спрыгнул с фургона, и ненадолго стало тихо.
  - Привезли, - Макнайт, отодвинув крышку люка, заглянул в фургон. - Сюда его!
  Свет снаружи показался сармату неприятно ярким - возможно, из-за рассыпанного и развешанного повсюду искусственного снега, ослепительно-белого, отражающего каждый фотон прямо в глаза. На стенах невысокого надземного яруса госпиталя были закреплены белые ветки чего-то хвойного. С них местами свисали красные шары. Гедимин, проходя мимо, зацепил пальцем колючий побег. Ветка была не холоднее, чем стена рядом с ней, - той же температуры, что прокачиваемый по улицам Кларка воздух.
  Вестибюль госпиталя всегда казался Гедимину просторным, но пятеро экзоскелетчиков заполнили его так, что немногочисленные посетители подались к стенам. Опасливые взгляды, скользнув по охранникам, быстро сошлись на сармате. Его по-прежнему держали закованным, с руками, сведёнными за спиной; в скафандре это было особенно неудобно, и Гедимин, сердито щурясь, ждал, когда это закончится.
  - Добрый день, сержант Макнайт, - услышал сармат сдержанный голос доктора Фокса. Питер остановился на проходе, глядя на пришельцев с нескрываемым недовольством.
  - Я не думаю, что вам всем следует спускаться, - продолжил он. - Наш лифт всё равно не выдержит. Сержант Макнайт, вы уследите за одним сарматом в одиночку?
  Макнайт нехотя двинулся вперёд, подталкивая Гедимина перед собой.
  - Ждать в фургоне, - приказал он остальным охранникам. - Доктор Фокс, мы пытаемся обеспечить вашу безопасность, только и всего.
  - Вы говорите как шериф Фостер, - хмыкнул Питер, жестом указывая дорогу к лифтам. - Метите на его место? Не советую, он этого не любит.
  Гедимин, временно отключившись от ощущений в руках, оглядывался по сторонам в поисках неисправностей, но ничего серьёзного не находил. Системы госпиталя за девять месяцев слегка износились, но всё работало. "Или рефлекс опять отказал," - одёрнул себя сармат и стал вглядываться ещё внимательнее. "Просто так меня из тюрьмы не вывезли бы."
  - Сержант Макнайт, - Питер, остановившись у приоткрытой двери, повернулся к охраннику. - Может, вы уже освободите Гедимина?
  Конвоир нахмурился, но послушно завозился с браслетами и ключами, и через несколько секунд сармат смог опустить руки. Вынимать из скафандра гирлянду Макнайт не стал, только отключил магнитные "цепочки" - и сразу подался назад, приподняв и слегка сжав "клешню" с пультом.
  - Отлично, - кивнул доктор Фокс. - Вон там небольшой зал, автомат с колой, - можете подождать там, пока Гедимин работает.
  Макнайт растерянно повернулся к нему.
  - Я контролирую его, - он кивнул на сармата. - Я не могу оставить вас с ним. Этот теск опасен.
  Гедимин досадливо сощурился - он был бы рад на пару часов уйти от Макнайта с кнопкой.
  Доктор Фокс пожал плечами.
  - Не вижу необходимости ходить за нами хвостом, но если у вас приказ... Идите за мной, Гедимин. Осмотрю вас перед работой.
  ...Сармат всунул руки в тяжёлые рукава и довольно сощурился - приятно было надевать скафандр самому, без охранников, держащих за каждую конечность. Если не смотреть на гирлянды наручников от запястья до локтя, можно было представить, что он всё ещё на сарматской базе - приехал к Фоксу на плановый ремонт, сейчас оставит Кенена в зале с кофейным автоматом и пойдёт займётся делом...
  - Пока ничего страшного, - подвёл итоги Фокс, сделав какие-то записи в наручном передатчике. - Но правый локоть под угрозой. Такое выворачивание очень вредит суставам, тем более - после пересадки. И эта травма почки... Вас долго беспокоили боли?
  Гедимин качнул головой. "Боли - ерунда. А вот резервная система..."
  - Алваренге стоило бы ко мне обратиться, - недовольно сказал Фокс. - У него большой опыт, но с сарматами он не работал. Ладно, будем надеяться, что вы легко отделались.
  Гедимин посмотрел на свои ладони.
  - Что сломалось? - спросил он, переведя взгляд на Питера. - Показывай, где нужен ремонт.
  Доктор Фокс покачал головой.
  - На удивление, всё работает, как будто вы и не уходили, - сказал он. - Даже нечего вам показать. Пройдём вдоль основных систем, и вы их осмотрите, - возможно, мы пока чего-то не замечаем.
  Гедимин хмыкнул.
  - Хорошая мысль, - согласился он. - Тогда отведи меня в генераторную. Начну оттуда.
  ...Защитное поле, отделившее сармата и полуразобранный ЛИЭГ от подозрительного охранника, подёрнулось зелёной рябью, - ирренциевый сердечник был обнажён, и Гедимин задумчиво гладил пальцем серые лепестки. От каждого прикосновения тепло быстрой волной поднималось вверх по ладони, временами доходя до локтя. "Ирренций," - сармат едва заметно усмехнулся. "Давно не видел его."
  Он подтолкнул ротор, и тёмно-синий вал сдвинулся, быстро набирая обороты. "Надёжная штука," - думал Гедимин. "Если не бить кувалдой, хватит на сотни лет."
  - Мианийцы не узнали? - тихо спросил он у Фокса, кивнув на заэкранированный ЛИЭГ.
  - Так глубоко они не вникают, - ответил тот. - А Кларк всем доволен. Да и мне даже вспоминать не хочется постоянные проблемы с дизелем - то с генератором, то с топливом... Если эту штуку захотят конфисковать, им придётся прилетать на крейсере.
  ...Здание госпиталя уходило в глубину на три десятка ярусов, и системы жизнеобеспечения пронизывали их насквозь. Доктор Фокс время от времени уходил заниматься своими делами, потом возвращался - его как будто очень занимал процесс инспекции всех механизмов и устройств. Макнайт начал отставать уже на третьем ярусе; к десятому он плёлся где-то сзади, глядя на сармата с тоской, а на очередной вскрытый кожух - с отвращением. Гедимин думал, что будут проблемы с отключением отдельных узлов - технически сложностей не было, но у "макак" всегда всё делалось очень долго. Но Фокс, похоже, подготовился - очередной узел отключался по малейшему его сигналу, запускался резервный. "Автономка," - сармат, наблюдая за переключением, вспоминал, как и для чего строились подобные здания - и как они пережили войну. "Если весь город разрушится, госпиталь проживёт ещё много лет. Полная автономность..."
  - Пищеблок? - удивился Гедимин, когда "инспекция" прошла очередной поворот и остановилась у двери. Эти помещения примыкали к пищеблоку; там сармат был, но с этой стороны не заходил никогда.
  - Да, - Питер отчего-то смутился. - Резервное оборудование. С ним у нас проблем не было, но я решил - отчего бы не проверить...
  Помещение было большим, но два огромных бака помещались в нём только частично, уходя в стены. Под потолком горела цепочка жёлтых светодиодов, и в их свете блестело тёмное стекло, покрывающее стенки баков. Питер протянул Гедимину фонарь.
  - Би-плазма? - изумлённо мигнул сармат, направив луч на массивный фундамент бака. "Субстрат загружен, насосы работают... Надо проверить механизм откачки," - отметил он про себя.
  - Вы же ели больничную пищу, - едва заметно усмехнулся Питер. - Остальных больных кормят тем же... с некоторыми дополнениями. Конечно, у нас есть чаны. Глупо было бы возить Би-плазму через весь город.
  Сармат, опустившись на корточки, тронул пальцем торец кассеты с субстратом. Вместо обычных маркировок он нащупал хаотичные царапины - все обозначения были намеренно сбиты.
  - Трофей? - Гедимин криво ухмыльнулся, увидев, что углубления складываются в искривлённую букву "S". "Старый трофей. Времён Второй войны..."
  - Надёжность, - пожал плечами Фокс. - Мои предшественники ценили надёжность. Ну что, Гедимин, вы остановитесь для осмотра, или пойдём дальше?
  - Покажи, куда выведены термодатчики, - попросил сармат.
  ...Би-плазма, вытекшая из стерилизатора, была гуще и белее массы, колыхающейся внутри автоклава, - нагрев был невелик, лишних тридцать градусов, но часть белков уже свернулась.
  - Этого хватит? - спросил Фокс, подвинув к Гедимину закупоренный контейнер с пятью литрами белой жижи. - В тюрьме всегда скверно кормили, но раньше всё-таки придерживались норм. Если нужно будет ещё, не стесняйтесь выходить на связь - вы имеете на это право, если будут мешать, я натравлю на них совет.
  Макнайт обиженно хмыкнул.
  - Этому теску дают двойную порцию, - пробормотал он. - Всех кормят тем же, никто не жалуется.
  Питер сделал вид, что ничего не слышал.
  - Стерилизация нагревом, - он покосился на термодатчики - один из них Гедимин только что заменил. - Я слышал, будто на ваших базах - на спутниках Сатурна, где лишняя теплота может повредить - стерилизовали облучением. Специальными ирренциевыми излучателями.
  Гедимин мигнул.
  - Не вникал, - признался он. - В пищеблоки меня не звали.
  "Ирренций? Стерилизация омикрон-излучением? Мать моя колба... А ведь могли додуматься," - он досадливо сощурился. "Высокая доза, малая экспозиция, - может, даже "наведёнки" не было. А может, и была... Hasu! В голову не приходило проверять Би-плазму дозиметром..."
  - В любом случае, мианийцы это не одобрят, - с сожалением сказал доктор Фокс, оглядываясь на Макнайта. - Вы ещё не устали идти за нами, сержант?
  Макнайт буркнул что-то про долг и приказ. Гедимин едва заметно ухмыльнулся.
  - Боятся, что я сбегу, - он обхватил свои запястья - браслеты чувствовались даже под бронёй. - Даже с двумя чипами - всё равно боятся. А ведь они неизвлекаемые... верно?
  Питер отвёл взгляд.
  - Боюсь, что да, - нехотя сказал он. - Особенности вашего метаболизма... В общем, эти чипы уже в вас вросли. Пальцами и пинцетом их не выдернешь. Даже для отключения потребуется сложная операция. Надеюсь, когда вы выйдете на свободу, мой преемник вам поможет.
  - Преемник? - Гедимин удивлённо мигнул. - Ты отсюда уйдёшь?
  Питер усмехнулся.
  - Неожиданно, да? Тем не менее - когда ваш срок подойдёт к концу, я давно буду на Земле. И, возможно, я уже сверну практику. Мы не так уж долго... сохраняем работоспособность, Гедимин. Как там вы говорите? Хлипкие мартышки?
  Гедимин качнул головой. Ему было не по себе. "А ведь верно," - мысль, при всей своей логичности, была довольно неприятной. "Когда я выйду, очень многое успеет измениться. И на Земле, наверное, тоже. Может, уже успело..."
  
  25 декабря 25 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Ночь тиха, ночь свята... в небесах горит звезда... - напевал себе под нос Джон Мэллоу, недовольно поглядывая на Дальберга. Тот спал, натянув одеяло на голову, и ни побудка, ни грохот экзоскелетов и гусеничных тележек не смогли его разбудить.
  - Вчера бегал со звездой? - хмыкнул Гедимин, глядя на неподвижного Дальберга.
  - Когда только успел, - пробормотал Мэллоу, стягивая одеяло с сокамерника. - Эй, вставай! Ты меня пугаешь!
  - Да чтоб тебя, - простонал в подушку Дальберг, нехотя приоткрыв один глаз.
  Со звездой вчера, похоже, бегал не он один - из коридора довольные смешки и перешёптывания доносились вперемешку с сонным мычанием и руганью. Гедимин разглядывал кусок плотного фрила, с вечера вывешенный над соседней камерой, - на нём были нарисованы заснеженные хвойные ветки вперемешку с зелёными листьями и красными ягодами.
  - У меня тоже такое висит? - спросил он, указав на лист фрила. Мэллоу озадаченно посмотрел сначала на него, потом на решётку его камеры.
  - Украшение? Да, их тут везде развесили, - кивнул он. - У тебя - ангел и звезда.
  Гедимин мигнул.
  - Фортен говорил, что во дворе поставили два вертепа, - продолжал Мэллоу. - А ты, если пойдёшь на космодром, так их и не увидишь... Кстати! Дальберг, что у нас со списком?
  Его сокамерник уже сполз с койки и теперь мокрым платком вытирал лицо.
  - Минус двадцать шесть, - буркнул он сквозь тряпку. - И ещё семеро вернутся в январе.
  Мэллоу вздохнул.
  - Хорошо бескодным, - сказал он, перехватив взгляд Гедимина. - Со вчерашнего дня разъехались по домам. Двор сегодня будет сине-зелёным. И сегодня, и завтра, и послезавтра...
  Сармат снова мигнул.
  - Их совсем освободили? - он запоздало вспомнил, что охранники вчера обходили камеры со списками, и чуть ли не сотня бескодных ушла из ангара. Его не звали - ни "на выход", ни на работы, ни на странные мероприятия вечером, куда ушли все "синие" и "зелёные" из ангара. Кажется, он заснул раньше, чем они вернулись.
  - Рождество же, - пожал плечами Мэллоу. - Кого совсем, кого - до января... Дальберг, надо будет вечером сделать новые списки - кто кому чего дарит.
  Дальберг поморщился.
  - Подожди. Ещё посещений не было. Может, дарить будет нечего.
  "Дарить?" - Гедимин мигнул. "Опять какие-то традиции..."
  ...В двенадцать загудели, открываясь, ворота, и охранник, остановившись на пороге, громко хлопнул "клешнёй" о "клешню" и рявкнул:
  - Тихо!
  В наступившей тишине он быстро зачитал восемь фамилий. Джон Мэллоу, упомянутый среди прочих, встрепенулся и провёл ладонью сперва по комбинезону, потом по волосам. Дальберг еле слышно хмыкнул.
  - Носки! - напомнил ему Мэллоу. - Обязательно - парадные носки!
  - Чего не хватало, - проворчал Дальберг. - Твои летели с Земли. А мои тут живут. Могли бы появляться хоть раз в месяц. Обойдутся без парада!
  Камера открылась. Мэллоу помахал Гедимину и быстро пошёл к выходу. Дальберг тут же лёг на койку и отвернулся к стене.
  Мэллоу пришёл через пятнадцать минут; пока его не было, охранник успел появиться дважды и увести ещё двадцатерых. Мэллоу двумя руками прижимал к груди яркий пакет. Остановившись у камеры Гедимина, он просунул через решётку плитку шоколада.
  - Подозреваю, тебя сегодня не навестят. Возьми, Джед. Выбрал самую лучшую.
  Сармат растерянно мигнул.
  - Прилетели? - спросил Дальберг, неохотно переходя в вертикальное положение. - Все?
  - В полном составе, - ухмыльнулся Мэллоу. - Только что без собаки.
  - Никто там новый без тебя не родился? - спросил Дальберг, скривив губы. Мэллоу фыркнул.
  - Это исключено. Кто там с кем кувыркается - узнаю потом, но никаких пополнений в семействе! Нас и так, пожалуй, многовато. Кое-кого я бы убавил.
  Гедимин смотрел на людей, озадаченно мигая, и вертел запакованную плитку в руках. Он смутно помнил из обмолвок Кенена, что настоящий (или очень качественно синтезированный) шоколад от такого обращения размягчается, но плитка оставалась твёрдой.
  - Неплохой улов, - хмыкнул Дальберг, глядя, как Мэллоу высыпает содержимое пакета на диван. Там не было прозрачных судков - только яркие обёртки.
  - Тихо! - снова донеслось из коридора, и Дальберг поднялся на ноги. Не успел он встать, как охранник назвал его фамилию.
  - А что, работать никто не идёт? - спросил Гедимин, глядя на заключённых, проходящих мимо его камеры. Первый час, отведённый на работы за пределами тюрьмы, уже подходил к концу; в коридоре шуршали упаковки, все бубнили на разные голоса, и с каждым заходом охраннику было труднее их перекричать.
  Мэллоу, вынув изо рта леденец, медленно поднялся с койки, заглянул сармату в глаза и схватился за голову.
  - Дальберг! А ведь он не шутит. Этот грёбаный теск серьёзен, как грёбаная панихида!
  Сокамерник насмешливо фыркнул.
  - Дошло наконец?
  Гедимин недовольно сощурился.
  - Что не так?
  - Да всё так, Джед, - махнул рукой Мэллоу. - Не волнуйся. Никто не будет работать до января. Праздники. Ч-чёрт! Вот так и поймёшь, из-за чего они начали войну...
  Дальберг на секунду остановился у камеры Гедимина и тронул ладонью защитное поле.
  - Выходи во двор. Мы споём для тебя, - буркнул он, глядя на сармата с непонятным сочувствием. - Им не трудно. А ты хоть послушаешь.
  ...Посещения продолжались до трёх; через пять минут после того, как последний заключённый с пакетом подарков вернулся в камеру, двери снова открылись, и по коридору с грохотом протопал дежурный охранник.
  - Синий код, на прогулку! - объявил он.
  - Эй, Фортен! - крикнул, оживившись, Мэллоу. - А зачем вам ждать Матейку? Выпускайте Джеда! Мы с Дальбергом присмотрим, чтобы он никуда не ушёл!
  Лязг экзоскелета прервал одобрительные смешки.
  - Джед сегодня сидит здесь, - угрюмо сказал Фортен. - И завтра. И до января. Матейка в отпуске, Макнайт занят, - с ним возиться некому.
  - Чёрт подери! - не выдержал Мэллоу. - Фортен! Ты понимаешь, что это граничит с истязаниями? Кто придумал замуровать его в камеру на все праздники?!
  - Требования безопасности, - буркнул Фортен. - А теперь заткнись. Если он рванёт к космодрому, вы его не удержите.
  "К космодрому..." - Гедимин досадливо сощурился. "Думаешь, до сих пор меня что-то держало? Можно было три раза до Земли долететь, пока Макнайт из бара выберется..."
  Он лёг на койку и включил смарт. Он уже сбился со счёта, сколько раз перечитывал северянские учебники. "Может, самки ещё что-нибудь найдут," - думал он со слабой надеждой. "Или сюда наконец занесёт студента-физика..."
  ...Едва камеры закрылись за вернувшимися с прогулки, а Мэллоу, встав у решётки, начал что-то рассказывать, охранник снова открыл ворота и заорал:
  - Тихо!
  "Опять посещения?" - удивился Гедимин и не ошибся - экзоскелетчик снова начал называть фамилии. Через пару минут, когда коридор опустел, сармат услышал грохочущие шаги.
  - И, главное, всё на меня, - проворчал охранник, остановившись у его камеры. - Будто я тут при чём... Держи, теск.
  Он просунул сквозь решётку два узких, но длинных герметичных контейнера со значками биологической опасности. Притронувшись к ним, Гедимин почувствовал, как внутри качнулась вязкая масса, и изумлённо мигнул.
  - И это, - продолжил охранник, просовывая сквозь решётку чёрно-белый свёрток. - И ещё вот это.
  "Прошу прощения, что так и не удалось достать вам книги," - это письмо, вложенное в коробку с чайным концентратом, было написано мелким аккуратным почерком. "И к тому же Фостер наотрез отказался разрешить вам свидания. Доктор Фокс предлагает обратиться в совет, но я не уверена, что мы этим вам не повредим..."
  - Чай из "Сю"! - широко ухмыльнулся Мэллоу - он так и стоял у решётки, и сармату пришлось повернуться спиной, чтобы любопытная "макака" не читала его письма. - Бесплатно! С доставкой! Э-эй, эти девушки к тебе явно неравнодушны! Это уже не работа, Джед. Понимаешь? Это уже личное...
  - Заткнись, - буркнул Дальберг. - К тебе вот собаки неравнодушны - ну и что с того?!
  В герметичных контейнерах была чистая Би-плазма - ещё два литра вдобавок к трём, оставшимся в канистре. Доктор Фокс в коротком послании просил не держать их вскрытыми дольше пары дней - или договориться с охраной, чтобы отнесли ёмкости в холодильник. Гедимин поставил контейнеры под койку, в самый дальний угол, за полупустой пакет с "общаком". В последние дни к запасам добавились несъеденные пайки - сармат, если не цеплялась охрана, ел вместо них Би-плазму. Пайки во время прогулок забирал с собой Мэллоу - там их быстро растаскивали.
  В ярком пакете лежал ворох сладостей - самых разнообразных, по большей части незнакомых Гедимину. Тот долго читал состав, разыскивая что-нибудь, не состоящее на девяносто процентов из глюкозы, но вскоре ему надоело.
  - Фортен! - окликнул он охранника и протянул ему столько упаковок, сколько пролезло в проём. - Это для Мэллоу.
  Джон, подпрыгнув на койке, радостно вскрикнул.
  - Джед! Вот уж спасибо!
  - А это для Дальберга, - сармат вытолкнул наружу ещё несколько упаковок. В пакете осталось на самом дне. Дальберг буркнул что-то одобрительное и высыпал сладости поверх одеяла.
  - Ты возьмёшь? - спросил Гедимин у Фортена, заглянув в почти пустой пакет. Охранник качнул головой.
  - Запрещено. Отдай кому-нибудь из своих. Хорошего праздника, теск.
  Гедимин высыпал остатки в "общак" и снова сел на койку. Особых поводов для радости не было, но нелепая ухмылка сама лезла на лицо, и даже прикусывание языка не помогало.
  - Вот видишь, Джед, - сказал Мэллоу, перебирая упаковки и раскладывая их по кучкам. - Вот ты уже и освоился. Не такой уж плохой праздник вышел, а, Дальберг?
  Тот нехотя кивнул.
  - И год, в общем-то, ничего, - продолжал Мэллоу. - Очень даже ничего. Надеюсь, следующий будет не хуже.
  
  20 января 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Скафандр-то оставь, - буркнул Гедимин, сердито щурясь на конвоира. Тот, в одно движение сдёрнув с руки сармата панцирную перчатку, пристегнул его к ограждению космодрома и ткнул пятью пальцами в броню, вскрывая её от локтя вверх.
  - Да щас тебе, - отозвался он, пристёгивая к ограде вторую руку. - Ноги подними!
  Сармат повёл плечами, стряхивая с себя броню, вскрытую сверху донизу. Под ней, разумеется, был тюремный комбинезон, под ним - бельё, а под городским куполом - устойчивая плюсовая температура, но чувствовал себя Гедимин выставленным голышом на мороз. "Тут стаи "макак", а у меня даже скафандра нет," - мелькнуло в мозгу, и сармат расправил плечи, добавив себе внушительности. "Макака" с рюкзаком, направившаяся было к соседней лавке, застыла на месте, развернулась и очень быстро пошла к терминалу.
  Конвоир рывком закинул пустой скафандр на плечи. Из экзоскелета выдвинулись захваты, прикрепив броню к обшивке, а "копыта" ног раздвинулись, выпуская дополнительные опоры.
  - Вот тут и стой, - буркнул человек, слегка ослабив магнитные "цепочки". - Хватит лазить по всему космопорту!
  Гедимин молча следил за экзоскелетчиком, пока тот не скрылся в здании терминала, а потом сдвинул руки вместе и крепко вцепился в застёгнутые браслеты. Манипуляция была несложная - несколько одновременных нажатий и вращение на десяток градусов; не прошло и пяти секунд, как сармат спокойно отошёл от ограды и сел на скамейку, повернувшись лицом к космодрому. "Я был пристёгнут на двадцать сантиметров," - напомнил он себе - к возвращению конвоира надо было вернуть всё, как было, и не перепутать.
  На южной окраине космодрома готовился к старту патрульный крейсер Западного блока. Из-под новой символики на его бортах ещё просматривались зелёные и золотистые волны австралийского космофлота. Пробой в натриевом контуре был устранён, расплавленный металл убран, волчок антиграва сбалансирован, - Гедимин потратил на крейсер три часа и до сих пор чувствовал фантомное жжение в ладони - последний патрубок брызнул натриевым расплавом прямо из-под руки, и рефлексы сработали раньше, чем включился мозг. "Пластину сорвало," - думал сармат, досадливо щурясь на терминал, в котором исчез конвоир Макнайт вместе с повреждённым скафандром. "Заменить нечем. Так и буду ходить, пока все не посрывает."
  Он потёр "ошпаренную" ладонь и услышал, как за плечом кто-то негромко хмыкнул.
  - Добрый день, мистер Джед, - самка с тугим узлом волос на макушке вышла из-за его спины и тронула пальцами висок в шутливом "салюте". - Отдыхаете после работы?
  - Вон тот "Солти", - Гедимин кивнул на дальний край космодрома и с досадой сощурился на "повреждённую" ладонь. - Натриевый контур протёк... А ты чего не на работе?
  - Перерыв, - отмахнулась Джой, отвязав и перевесив на грудь рабочую красную полумаску. - Редкое совпадение, мистер Джед. Вас часто видят у космодрома, но ещё ни разу мне не удалось вас тут застать. Мишти тоже не слишком везёт. Значит, натрий? А что с ладонью? Поранились?
  Гедимин покосился на гладкую (если не считать застарелых рубцов) кожу ладони и снова сузил глаза. "Теск, ты идиот! Ещё бы головой заткнул..."
  - Устал, - буркнул он. - Что там с книгами? Нашли ещё?
  Джой села на угол скамейки - теперь они с сарматом смотрели друг на друга наискосок. Обычно люди, подняв взгляд на лицо Гедимина, в лучшем случае быстро его отводили, но самка спокойно рассматривала шрамы. Сармат настороженно сощурился.
  - Ничего, - покачала головой Джой. - Очень жаль, но мне нечем вас порадовать. Мистер Агуэра опасается, что безопасники положили на него глаз. Сейчас все так подозрительны из-за этой политики...
  Она неопределённо махнула рукой. Гедимин мигнул.
  - Политики?
  - Ничего интересного, мистер Джед, - отмахнулась самка. - Двести лет одно и то же. Земляне не успокоятся, пока не порвут планету надвое! Надеюсь, до нас ничего не долетит. У нас тут, в Кларке, нейтральная зона на случай любой войны.
  Она оглянулась через плечо и снова перевела любопытный взгляд на Гедимина.
  - Эти браслеты, наверное, очень мешают, - она попыталась поддеть пальцем один из гирлянды наручников, но он плотно прилегал к предплечью. - Прямо как старинные кандалы! Хорошо хоть, ядро к ним не привесили. Такое, как в кино показывают... Мистер Джед! Пока никто не мешает, я бы могла помассировать вам руки. Очень хорошо для усталых мышц. Что скажете?
  Сармат изумлённо мигнул.
  - Браслеты, - напомнил он, приподняв кисть. Гирлянда на предплечье зазвенела.
  - Это ничего, - Джой осторожно взяла его за запястье. - Я разомну вам кисти, и сразу станет легче.
  Она держала его ладонь двумя руками, и её пальцы рядом с его выглядели очень тонкими и, вероятно, слабыми. Сармат думал, что даже не почувствует прикосновений, но Джой сжала его руку с неожиданной силой, растирая грубую кожу и разгоняя кровь.
  - Даже тут - сплошные мускулы, - с видимым усилием проговорила самка. - Вы, наверное, можете навязать на ограде узелков. Эти наручники... они ведь для вида, верно? Если вы захотите, вы просто встанете и уйдёте?
  Сармат настороженно сощурился - он уже успел забыть, насколько наблюдательны иногда люди. "Скажет Макнайту?" - задумался он на секунду. "Нет, навряд ли."
  - Для вида, - согласился он, глядя, как Джой разминает его пальцы. Её кожа была невероятно гладкой для существа, прожившего не один десяток лет.
  - У меня внутри два чипа, - сказал сармат. - Чтобы не пытался бежать. Боятся, что смогу...
  Он криво ухмыльнулся. Джой ответила на его усмешку и легонько похлопала по ладони.
  - И снова захватите крейсер и поведёте на штурм Чикаго?.. Я слышала, там до сих пор сохранилась цитадель Маркуса. Её не разрушают, - расчистили место вокруг и водят туда детишек. Как закончится контракт, непременно туда выберусь. Чикаго того стоит...
  Она взяла кисть сармата двумя руками, ощупывая пальцами "стык" - место, где сходились две половины "клешни", две одинаковые пары пальцев.
  - Как всё-таки странно это выглядит, - заметила она, с двух сторон надавив на "стык". - Рука из двух частей. Вы даже ложку держите по-другому. Тот, кто придумал это, был очень странным...
  Она отпустила его правую руку и взяла левую. Гедимин не сопротивлялся - ощущения и впрямь были приятными, и даже фантомный "ожог" перестал ныть.
  - У сарматов, получается, обе руки правые? - Джой, растирая его ладонь, заглянула ему в глаза. - Наверное, поэтому вы такие хорошие механики.
  Гедимин хмыкнул.
  - У кого как, - сказал он. - У некоторых... я не уверен, что это вообще руки.
  Джой хихикнула.
  - С людьми то же самое, мистер Джед, - кивнула она. - Ну что, вам стало легче? Даже взгляд изменился...
  Ощущения были странными - вроде бы ток крови ускорился, но вместе с тем сармату стало неожиданно спокойно. Он бы даже лёг, если бы рядом не сидела самка чужого биологического вида. "Соберись," - приказал он себе. "Макнайт скоро вернётся."
  Что-то маячило на границе поля зрения - какой-то силуэт, ничем не выделяющийся, но почему-то застывший на месте и за прошедшую пару минут ни разу не шевельнувшийся. "Кто-то смотрит на корабли. Или на животных," - сказал себе сармат. "Если бы Макнайт вернулся, он бы стоять не стал."
  Прошло ещё три минуты, но силуэт не шелохнулся, - и Гедимин, насторожившись, повернул к нему голову. У ближайшего ангара, наполовину в его тени, стоял Харольд и смотрел, не мигая, на сармата, а на его лице перекатывались желваки.
  - Сейчас пойдёт жаловаться, - пробормотал Гедимин, недобро щурясь на полукровку. Тот, поняв, что его заметили, нервно вздрогнул и подался назад, окончательно уходя в тень ангара.
  - Кто? - Джой проследила за его взглядом и удивлённо хмыкнула. - Кто там был, мистер Джед?
  - Одна паршивая мартышка, - буркнул Гедимин. - Сейчас позовёт "копов". Я пойду, пора пристёгиваться.
  Джой разочарованно вздохнула.
  - Нигде нет покоя, да? Ничего, мы ещё договоримся, чтобы вас отпустили в "Сюаньхуа". Там некому будет за вами подсматривать.
  Сармат встал у ограды, заведя руки за спину, и привычным движением укоротил магнитные "цепи". Самка поднялась со скамейки, но не ушла, - она так и наблюдала за ним, пока рядом не послышались тяжёлые шаги Макнайта. За пределами тюремного ангара незачем было топать и громыхать обшивкой, но, похоже, охранники по-другому уже не могли, - Гедимин моментально отличал их от патрульных по одной походке.
  - Мисс Флоренс? - Макнайт смерил самку угрюмым взглядом. - Ну и чего вам тут надо?
  - Я пока что живу в Кларке, - отозвалась Джой. - И могу быть везде. Зачем вы пристёгиваете его так туго? Нам опять отправить жалобу за издевательства над заключённым?
  Макнайт фыркнул.
  - Мне без разницы. Как его ни пристёгивай, кто-нибудь да прикопается. Шагай давай, теск! Тоже мне, невинно замученный...
  Сармат незаметно сцепил пальцы вместе. Сегодня они были непривычно тёплыми - не то от работы и горячего натрия, не то от ускорившегося тока крови. Макнайт ещё долго что-то бубнил, подталкивая его в плечо, - Гедимин даже не стал спрашивать, что опять не так. "Харольд," - вертелось в голове, пока сармат шёл к тюремному ангару. "Дошёл до бара? Так быстро? Или Макнайт уже возвращался?.. Кажется, сулис шёл в другую сторону. Решил не жаловаться? Странно..."
  
  22 января 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Опять на весь день? - недовольно сдвинул брови Мэллоу, глядя, как конвоир выводит Гедимина из камеры. Макнайт снова был не в духе - а значит, до космодрома предстояло идти с руками, сведёнными за спиной и намертво прицепленными друг к другу. В последние недели конвоиры даже в скафандр сармата не вдевали - волокли броню на себе до места работы и там уже, под присмотром космофлотчиков, Гедимин влезал в спецодежду. Сармат думал, что его и до корабля вели бы "голым", если бы не вакуум на космодроме.
  - Это называется "работа", - буркнул Макнайт. - Вон, твой сосед работает, и нет времени болтать. И тебе пора бы!
  Дальберга в камере действительно не было - ушёл ещё в двенадцать, когда объявили сбор работников. Теперь, когда нелепый запрет был убран, на работы уходило пол-ангара. "И обходятся как-то без наручников," - думал Гедимин, пытаясь повернуть руки так, чтобы расслабить сведённые мышцы. "Вот это Линкен называл "сидеть на цепи"? Интересно, куда его таскали. Так и не спросил, а теперь уже некого..."
  ...Гравитационные батуты на космодроме были запитаны отдельными кабелями, но энергию получали всё от той же электростанции на Пиках Вечного Света, - иногда Гедимин думал, что такую схему изобрели, чтобы она постоянно выходила из строя, и ремонтникам было чем заняться. Кабели лежали в туннелях, туннели тянулись вдоль западного шоссе - мимо всего города от ближайшей подстанции. Гедимина впустили туда с двумя конвоирами - к Макнайту присоединился один из космодромных "копов". От него даже была польза - сармат дал ему фонарь и показал, куда светить, пока он работает. Сами туннели освещались только тусклой цепочкой светодиодов вдоль потолка, и та местами прерывалась. Гедимин уже не пытался думать, почему важным, даже засекреченным, кабелем не занимаются местные ремонтники, и что будут делать две "макаки", если сармат решит устроить диверсию... и успеют ли они хоть что-нибудь заметить.
  "А вот Линкен давно бы всё взорвал," - еле слышно вздохнул Гедимин, выбираясь из туннеля. Он хотел посмотреть, как закрывают гермоворота, но Макнайт сразу взял его за плечо и грубо толкнул к выходу.
  - Быстрее никак?!
  Он очень торопился - всю дорогу до ангаров он подгонял Гедимина и постоянно косился на передатчик и что-то бормотал себе в респиратор. Прикрепив сармата к ограде и вытряхнув из скафандра, он повесил броню на спину и почти бегом направился к терминалу. "Копы" у выхода шарахнулись в разные стороны. Макнайт стряхнул с себя скафандр, что-то им буркнул и помчался дальше. Гедимин недовольно сощурился, глядя, как охранники неловко пытаются поставить броню вертикально. "Всю обшивку исцарапают," - подумал он и вцепился в наручники, ослабляя "цепи". "Кричать - не услышат. Шумно. Пойду и покажу им, как правильно."
  Он уже размотал "цепи" на пару метров и подбирался к их отключению, когда у правого уха раздался короткий неразборчивый возглас. Голос показался сармату знакомым, и тот, на секунду выпустив наручники, повернулся на звук. Он успел увидеть, как в тень ангара отступает долговязый сулис. От того же здания к сармату с решительным видом приближался незнакомый человек в чёрном комбинезоне.
  Гедимин, привыкший, что от него все шарахаются, только и успел удивлённо мигнуть и отметить, что у "макаки" наплечники с шипами - прямо как у Маркуса, только не такими длинными. Человек уже подошёл к нему вплотную и, вскинув голову, по-звериному ощерился.
  - Эй, ты! Не лезь к моему другу, понял?
  Гедимин растерянно мигнул.
  - Нет, ты понял? - чужак подошёл ещё ближе. - Если я только узнаю, что ты что-то ему сделал... Ты понял?!
  Гедимин посмотрел мимо него в тень ангара - Харольд ещё стоял там, даже частично высунулся на свет, и на его лице застыла довольная ухмылка. Сармат сердито сощурился.
  - Ты про Харольда? - он перевёл взгляд на чужака. - Я ничего ему не сделал. Что он тебе...
  Чужак гневно фыркнул.
  - Ты, слизь! Думаешь, я не знаю, чего ждать? Отвали от него, понял?!
  Он дёрнулся всем телом, скрипнул зубами и замахнулся. Гедимин перехватил его кулак в паре сантиметров от своего живота. "Мартышка бешеная!" - сармат, сердито щурясь, дёрнул за руку, и человек, отделившись от земли, повис, размахивая всеми конечностями и выплёвывая ругательства. Гедимин растерянно огляделся по сторонам - никаких контейнеров для агрессивных "макак" вокруг не было.
  - На помощь! - заорал Харольд, высунувшись из тени. - Да где вы все?! Слизь на лунаря напала!
  Его последние слова заглушил пронзительный свист, и Гедимин услышал рёв мотора. Цветное пятно промелькнуло между скамейками и с визгом остановилось, на мгновение вытянувшись в высоту. Между сарматом и терминалом с растерянными "копами" на крыльце замер ярко раскрашенный флиппер.
  - Сюда его, Джед! - крикнул Люнер, привстав в седле. - Торни! Торни, чёрт тебя дери!
  - Не ори, слышу, - донеслось со стороны ангара байкеров. Его двери были открыты настежь. Ещё два флиппера вылетели наружу и выписали полукруг между скамеек. Гедимин разжал руку. Чужак, оказавшись на твёрдой земле, растерянно оглядывался, но все пути отступления были перекрыты Люнером и двумя байкерами.
  - Харольд, - Гедимин посмотрел на Люнера и досадливо сощурился. Тот щёлкнул пальцами.
  - Не бойся, Джед. Всё под контролем... А, вот и малыш Харри!
  Из-за ангара вылетели - борт к борту - два флиппера. За ними волочился шар защитного поля, а в нём, широко раскрывая рот и размахивая руками, катился Харольд.
  - Эй, парень, - Люнер развернулся к чужаку, отступившему к самой ограде. - Ты откуда такой выполз? Видел, что у Джеда руки скованы?
  - А то он решился бы напасть на свободного, - громко фыркнула одна из самок на флипперах. - Шакал!
  Гедимин только сейчас сообразил, что левую руку всё ещё держит за спиной - так, будто она прикована к ограде, и что до нападения держал так же правую. "Верно. Он решил, что я не могу защищаться," - сармат брезгливо поморщился. "Sa hasu!"
  - Отпусти меня, ублюдок! - пропыхтел Харольд, извлечённый из шара. Его держали двое; Люнер, так и не выбравшийся из седла, смотрел на него сверху вниз и ухмылялся.
  - Опять за своё? - устало спросил у Харольда подошедший Торнтон, кивнув на ходу Гедимину. В руках Торнтон держал моток кабеля - и теперь в задумчивости наматывал его на запястье и ладонь, пропуская между пальцами.
  - Не имеешь права, - яростно сверкнул на него глазами сулис. - Сейчас позову копов!
  - Не позовёшь, - уверенно сказал Люнер. - Против нас - не-а. Это не на Джеда их натравливать. Торни, ты видел вон того парня? Откуда он?
  Торнтон качнул головой. Он уже сунул смотанный кабель в карман и подошёл к чужаку.
  - Чего хотел? - отрывисто спросил он. - Не довоевал? На пленных отыгрываешься?
  Чужак возмущённо фыркнул.
  - Я не бил его! - он покосился на сармата, его руки, сложенные на груди, и поёжился. - Только пугнуть хотел. Он докапывался до вон того парня...
  Люнер и Торнтон переглянулись.
  - До малыша Харри? - уточнил Лю, с ухмылкой оглядываясь на угрюмого Харольда. - Ну-ка, Харри, расскажи нам, как это было? Когда это Джед до тебя докопался?
  Харольд сверкнул глазами, но промолчал.
  - Ты сам видел? - спросил Торнтон у чужака. - Так и думал, что нет. Пойдём с нами, парень. Вон в тот ангар. И малыш Харри с нами. Там и разберёмся.
  Над головами с треском сверкнул разряд станнера.
  - Что у вас тут? - сердито спросил патрульный, отодвигая в сторону чей-то флиппер. - Драка?
  - Всё спокойно, офицер, - отозвался Люнер. - Мы сейчас уберём.
  Гедимин думал, что Харольд или его друг поднимут шум, позовут на помощь, - но оба молчали и рассматривали мостовую под ногами. Патрульный с недовольным видом подался назад, позволив байкерам развернуться. Гедимин быстро убрал руки за спину и взялся за браслеты, укорачивая магнитные "цепочки".
  - Ждёшь? - буркнул "коп", взглянув на него. - Кто с тобой?
  - Макнайт, - отозвался сармат, недовольно щурясь. - Позови его. Нечего пить на работе.
  "Коп" хмыкнул и тронул "клешнёй" встроенный передатчик.
  - Морис Макнайт? Забирай своего... подопечного. У нас тут снова бунт байкеров. Ну что, на площадке места другого нет?! Вон туда, к аукционщикам его отводи. Тут пассажиры сидят. Нечего тут делать уголовникам!
  Макнайт вышел из терминала ровно через три минуты. Ещё несколько минут Гедимин с ухмылкой наблюдал, как на спину экзоскелетчика прикрепляют сарматский скафандр. Ангар байкеров был закрыт, и из него не доносилось ни звука. Гедимин покосился на скамейки - три маневрирующих флиппера не оставили на них ни царапины, ни масляного пятна. "Бунт," - он едва заметно ухмыльнулся. "Быстро они приехали. Люнер будто следил за мной. Наверное, стоял в воротах, - он часто там маячит..."
  
  13 февраля 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Как ты это делаешь, теск?! - Винки встряхнул головой и растерянно усмехнулся. - Как тень - мелькнула, и нет... Давай ещё раз!
  Гедимин пожал плечами и шагнул назад, к стене ангара. Винки отошёл на пару шагов и широко расставил руки, глядя на сармата.
  - Сейчас-то я тебя не пропущу! - он ухмыльнулся. - По потолку не пробежишь!
  Гедимин встал напротив него, расслабленно свесив руки вдоль туловища и рассеянно глядя в противоположную стену.
  - Я тебя вижу, - ухмыльнулся Винки. - Смотрю прямо на тебя!
  Гедимин, пожав плечами, поднёс руку ко рту, прикрывая зевок - и в ту же долю секунды оттолкнулся от земли и взлетел вертикально вверх. Балка ещё гудела, задетая неловким движением его руки, когда он мягко приземлился за спиной Винки и, досадливо щурясь, потёр ладонь. "Вот что значит год просидеть неподвижно," - думал он. "Странно, что на углы не натыкаюсь..."
  - Теск! - Винсент наконец развернулся и взглянул на сармата. - Опять?! Когда ты успеваешь-то?!
  Гедимин махнул рукой. "Хольгер за это время успел бы с меня носки стянуть," - думал он, возвращаясь на свободный диван. "Вот у Гуальтари были тренировки. А это - так, развлечение для "мартышек". Спасибо Винки, что согласился помочь, но проку от этого мало..."
  - Что, суперсолдат, хвалишься перед Винки? - Мэллоу дружески толкнул его в бок. - Вышел бы во двор! За оградой полно скучающих девиц. Показался бы им!
  Гедимин мигнул.
  - Верно, - сказал Гарсия, останавливаясь у дивана. - Тесков мы все видели, но они так не могут. Могли бы - мы бы с тобой тут не сидели.
  Гедимин огляделся в поисках "читалки". Дальберг, перебирающий бумаги на соседнем диване, протянул ему смарт и сделал на листе ещё одну пометку.
  - Мэллоу, их точно две?
  - Спрашиваешь! - ухмыльнулся тот. - И тебе пора бы подцепить хоть одну. А то так всю весну проспишь!
  Дальберг фыркнул, но Мэллоу уже повернулся к Гедимину.
  - А ты, Джед? Помнишь, что завтра за день? Девушки спрашивают, кто у тебя есть... и по девушкам ли ты вообще. Я им сказал, чтобы ерунды не болтали...
  - И сам не болтай, - буркнул Дальберг, недовольно взглянув на него. Мэллоу отмахнулся.
  - Завтра День новой жизни! Джед, у тебя полный общак. Так-таки никому ничего не подаришь? - он пристально смотрел на Гедимина, многозначительно щурясь. Сармат мигнул.
  - Если хочешь... - начал было он, но Мэллоу, фыркнув, хлопнул его по руке.
  - Только не это! Можешь угощать нас с Дальбергом в любой день, но не завтра. Выбери кого хочешь, любую девицу. Хоть из моих - я даже не обижусь. Ну?
  "Чего ему надо?" - сармат смотрел на Мэллоу с нарастающим недоумением. "Хочешь - спаривайся, я-то тут при чём?!"
  - У него девушки на воле, - вздохнул Гарсия, до сих пор стоящий у дивана и внимательно слушающий. - На волю ничего не передашь. Эти выродки запретили ему свидания.
  Мэллоу хлопнул ладонью о ладонь.
  - Да как же! Так, парни... у кого завтра свидания? Кому можно доверять?
  - Ну, ко мне придут, - сказал Гарсия, прежде чем кто-нибудь успел открыть рот. - Доверять можно. Кому передать?
  Гедимин задумчиво сощурился.
  - Джой Флоренс и Мишти Гаонкар, - сказал он, перебирая в уме, что из лежащего в "общаке" сойдёт за подарок. - И Агуэра... Мэрикрис Агуэра.
  Мэллоу громко причмокнул губами.
  - А ты не промах, Джед! Агуэра?! Ну, это навряд ли... Но тебе виднее. Что дарить, уже придумал? Может, докупить чего надо? Мы с Гарсией тебе всегда поможем. Дальберга не слушай, он зануда.
  Последнюю фразу Мэллоу произнёс вполголоса, но Дальберг поднял взгляд от бумаг и сердито фыркнул.
  Гедимин рассеянно слушал, как они с Мэллоу переругиваются. "Что здесь принято дарить? Мне обычно приносили запчасти..." - думал он, судорожно вспоминая, какие подарки получали другие люди - хотя бы на недавнее Рождество. "Я сделал бы особенные цацки для этих самок. Но из воздуха их не слепишь..."
  
  14 февраля 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Ну что, готово? - Мэллоу заглянул через плечо Дальберга, но тот сердито отмахнулся. - Ничего, Джед, мы успеем. Ещё полчаса...
  - Вот, - буркнул Дальберг, отодвигая на край койки три аккуратно запакованных свёртка. - Зачем старался?! Всё равно охрана распотрошит.
  Мэллоу вынес все три свёртка к решётке и с гордостью показал их Гедимину.
  - Видишь? Вот так это должно выглядеть. Ничего охрана не тронет. У них сканеры есть. Эй, Фортен! Подойди, сделай милость...
  Экзоскелетчик, нехотя подойдя к решётке, сердито фыркнул.
  - Я бы на месте Фостера пресёк всю эту ерунду на корню. Что, отдать теску?
  - Нет, это для Гарсии, - качнул головой Мэллоу. - И на этом всё, больше мы тебя дёргать не будем.
  Фортен с тяжёлым вздохом забрал свёртки и ушёл. Гедимин прислушивался к его шагам, пока не услышал голос Гарсии.
  - Представляю, как они обрадуются, - ухмыльнулся Мэллоу. - Пришлют что-нибудь в ответ... А ведь ты можешь иногда их видеть, верно? Когда тебя выводят на космодром? "Сюаньхуа" недалеко, через дорогу...
  - Заткнись! - буркнул Дальберг.
  "Подарят в ответ?" - Гедимин покосился на смарт. Три неприметные обложки на экране стояли в ряд - сармат не убирал диски из слотов, хотя давно выучил все книги наизусть. "Если бы нашли что-то, уже придумали бы повод. Они-то не в тюрьме..."
  
  24 февраля 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Эй-эй! - встревоженно крикнул Мэллоу, запрокинув голову к сводам ангара. - Крышу там не проломите!
  - Если Джед... не проломил... то и мы... уф... не проломим, - пропыхтел из-под потолка кто-то из ползущих по балкам. Гарсия, карабкающийся впереди, был слишком занят, чтобы ответить.
  Мэллоу покосился на Гедимина, рассматривающего балки и ползущих по ним людей.
  - Как думаешь, крыша выдержит?
  - Такой вес - выдержит, - отозвался Гедимин. Он выглядывал слабые места в конструкции, - они там были и, если сармат, пробегающий по крыше, их машинально учитывал и обходил стороной, то Гарсия и его "ученики" запросто могли навалиться на них всей тяжестью. "Когда слезут, надо будет поправить крепления," - сделал про себя пометку Гедимин. "Слишком высоко, чтобы оттуда прыгать. Люди - хрупкие существа."
  Он встал с дивана и прошёл вдоль стены, внимательно рассматривая потолок. Люди, встречающиеся на дороге, привычно огибали его.
  - Да-да, именно, - пробормотал кто-то неподалёку от сармата; Гедимин не обратил бы на звук никакого внимания, но голос был очень недовольный. - Цирк, детская комната и дурдом. Я на месте Баселара тоже из камеры не выходил бы.
  - Этот клоун - ещё из лучших бойцов, - в тон ему ответил другой; теперь сармат видел их обоих - двое в зелёных комбинезонах стояли у стены, с брезгливыми гримасами глядя по сторонам. - А те, что у ограды? А сами эти... лидеры? Двинутый амбал... ладно, о нём не будем. А эти двое? Да я под расстрелом бы их к себе не принял! Кто в здравом уме будет вот этому подчиняться?!
  - Мы, Ривз, - криво ухмыльнулся первый. - И подчиняться, и объединяться... с клоуном Мэлли и жёлтыми ублюдками. И отдавать им своих людей... Нет, ты посмотри! Полудохлый отброс жрёт сидя перед старшим бойцом! Представляю, что бы с ним сделал Баселар...
  Он мечтательно улыбнулся. Гедимин, недовольно сузив глаза, развернулся к Ривзу и его собеседнику. "Ривз. Где я слышал это имя?" - судорожно вспоминал он.
  Вспомнить так и не удалось, но момент был упущен - заметив сармата, оба "зелёных" растворились в толпе. Гедимин озадаченно хмыкнул.
  - Кто такой Ривз? - спросил он, подойдя к Мэллоу. Тот изумлённо мигнул.
  - Ривз? Мелтон Ривз? Дже-ед! С тобой же были на переговорах! - он очертил широким жестом угол ангара. - Вон там его банда. Всё, что от неё осталось, х-хех... А потому что кормить надо лучше!
  Он широко ухмыльнулся, но Гедимин не ответил на его ухмылку.
  - Он опасен?
  Мэллоу, посерьёзнев, внимательно посмотрел на сармата.
  - Сейчас? Нет, не думаю. Людей у него почти не осталось. Разве что совсем съедет и, как Химми, лично возьмётся за нож. Но это навряд ли - Ривз из людей Спаркса, это не их стиль.
  - Ему очень не нравится... всё это, - Гедимин кивнул на подвернувшееся скопление людей - они, рассевшись на диванах, слушали чтеца. - И не ему одному.
  Мэллоу ухмыльнулся.
  - Ясное дело, Джед. Ещё бы им это нравилось! Потерять кучу привилегий и получить взамен вот этот балаган... Главное, чтобы их людям нравилось. Пару бубнящих по углам я как-нибудь вытерплю.
  Он быстро огляделся по сторонам и придвинулся к сармату.
  - Не делай ничего, ладно? Ривз с ножом не полезет, но провокацию может устроить. Мы с бойцами справимся, если тебя отправят на второй этаж, но с тобой тут всё же спокойнее.
  Гедимин кивнул. "Значит, эти двое не опасны," - думал он, высматривая недовольных главарей в толпе. "Пока не найдут себе сторонников. Но я бы за ними присмотрел..."
  
  03 марта 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Через две минуты - на выход, - буркнул сержант Матейка, остановившись у камеры Гедимина. Мэллоу, встав с койки, тяжело вздохнул.
  - Опять? Джед, они совсем тебя загоняли. Ты уже отработал и паёк, и одежду, и жильё на пять лет вперёд!
  - Это шестая часть его срока, - отозвался Матейка, надевая на подставленные руки сармата гирлянду браслетов. - Так вышло, что от него есть хоть какая-то польза. Пошёл, пошёл, хватит просиживать койку!
  Он подтолкнул Гедимина в спину стальной "клешнёй".
  От лестницы они сразу свернули налево, и сармат удивлённо мигнул - его вывели из тюремного ангара без скафандра и инструментов.
  - Стой, - он остановился, не обращая внимания на тычки и ругань. - Броню забыли.
  - Сегодня обойдёшься, - буркнул Матейка. - Пошёл!
  Он очень торопился - куда сильнее, чем в обычные дни, когда он выводил сармата что-нибудь отремонтировать. Гедимин ждал, что они повернут налево, к космодрому, но они, обогнув тюремный двор, вывернули направо. Матейка подтащил к себе сармата и повёл его между ангарами, держа за скованные запястья, как будто наручников и чипов было недостаточно для контроля. Гедимин недовольно сощурился, но тут же, забыв о ноющих суставах, широко раскрыл глаза - его вывели к шоссе прямо напротив чёрной двери "Сюаньхуа". Дверь была открыта, и охранник - кажется, Тьягу - стоял на пороге и широко улыбался.
  - Миссис Агуэра! - крикнул он, заглянув внутрь. - Мисс Флоренс!
  Дверь качнулась, и Гедимин заметил табличку с косым красным крестом - "Мы извиняемся, но здесь закрыто". Тьягу, шагнув назад, поправил её и придержал дверь.
  - Пошёл! - буркнул Матейка, подтолкнув сармата в спину. Они уже стояли у крыльца, и Тьягу улыбался им.
  Все стены вестибюля были увешаны гирляндами розовых и лиловых цветов вперемешку с фигурками маленьких птиц с ярким оперением. Посреди помещения стоял длинный стол на коротких ножках, заставленный чашками и засыпанный сладостями. Вдоль стола на подушках сидели люди - в основном самки, но Гедимин заметил и нескольких самцов. Рабочей одежды и полумасок не было почти ни на ком, но все надели какие-то странные длинные наряды. Двое поднялись из-за стола навстречу сармату; Матейка дёрнул его за запястья и зазвенел ключами, вскрывая браслет за браслетом. Гедимин удивлённо мигнул - всю гирлянду обычно не убирали, пока он не возвращался в камеру.
  - Хорошего дня, мистер Матейка, - сказала, сдержанно улыбнувшись, самка в многослойной красной одежде. Мэрикрис, как обычно, сидела за своим столом; ей принесли отдельную чашку и маленький чайник из тёмной керамики. Приподняв его, она взглянула на Гедимина и улыбнулась из-под полумаски чуточку шире.
  - Я привёл его вовремя, - буркнул Матейка с непонятным смущением, отступая к двери. - Как договорились.
  - На пять минут позже, если быть точными, - отозвалась миссис Агуэра. - Что ж, спасибо, мистер Матейка. Теперь оставьте нас и не возвращайтесь раньше полтретьего.
  Руки Гедимина уже были свободны. Секунду спустя дверь зазвенела, закрываясь за Матейкой, - теперь над сарматом не нависал и конвоир с пультом управления. Гедимин озадаченно посмотрел на Мэрикрис - непохоже было, чтобы в её заведении сегодня хоть что-то сломалось.
  - Мистер Джед! - Джой, одна из немногих одетых по-рабочему, крепко взяла его за левый локоть. - Я уже не надеялась, что они вас отпустят. Миссис Агуэра месяц билась, как тигрица, чтобы получить разрешение...
  - Не надо, мисс Флоренс, - сухо отозвалась Мэрикрис, поставив чайник на стол. - У вас два часа. Действуйте. Я сделала всё, что смогла.
  Сармат мигнул. Его уже держали с двух сторон, за обе руки, - слева стояла Джой, справа - Мишти, и обе выглядели подозрительно довольными. Самки за столом, забыв о еде, глазели на них и странно ухмылялись.
  - У вас что, авария? - спросил Гедимин. Ему очень хотелось стряхнуть "мартышек" и освободить руки - тем более, что его уже тянули к коридору, занавешенному гирляндами из мелких искусственных цветов и прозрачных "капель".
  - Да, пожалуй, - отозвалась Джой, потянув его за руку. - И без вас никак не обойтись. Может, не будем стоять на проходе? Вы без чая не останетесь.
  Гедимин, пожав плечами, прошёл под завесой. Она тут же опустилась за ним, отрезав от шелестящего и хихикающего вестибюля. В коридоре было тихо, только где-то бурлила вода.
  - Знаете, что будет послезавтра, мистер Джед? - спросила Джой, выпустив его руку и развернувшись к нему. - Утренний барк отвезёт меня в Чикаго. Здесь я больше не работаю - последний день, и мы с Мэрикрис в расчёте.
  Сармат мигнул.
  - Ты уедешь из Кларка? - он, неожиданно для самого себя, почувствовал слабое сожаление. "Никаких больше странных подарков," - он досадливо сощурился, вспомнив книги Бекмана. "Да... Кенен, наверное, сильно расстроился бы."
  - Таков закон, мистер Джед, - кивнула Джой. - В этом году - я, а в следующем - Мишти. Здесь нельзя работать подолгу... Но - хватит болтовни!
  Она подошла к сармату вплотную и, привстав на цыпочки, положила обе ладони ему на грудь.
  - Вы очень странное существо, мистер Джед. Во всех отношениях. Мы с Мишти долго ждали, и наше терпение на исходе. Сегодня вы мне не откажете. Мы пойдём вон в ту комнату - и на деле узнаем, чего стоит ваша странная штука!
  Её ладонь, быстро опустившись вниз, на секунду прижалась к промежности сармата. Тот изумлённо мигнул - но с другой стороны его крепко ущипнули за сосок, и про Джой он временно забыл.
  - Эй! - он осторожно взял Мишти за запястье. Она нехотя разжала пальцы. Боли не было, но в солнечном сплетении что-то шевельнулось, прогнав по коже давно забытую волну тепла, и Гедимину стало не по себе.
  - Я не умею спариваться с... - он чуть не сказал "макаками", но вовремя себя одёрнул. - У вас хрупкие кости и нежные ткани. А я не хочу кого-то искалечить.
  Самки переглянулись и дружно хихикнули.
  - А вот мы - умеем, - уверенно сказала Джой. - И мы знаем, что с вами делать. Не бойтесь за наши кости.
  Мишти потянула вниз застёжку на комбинезоне сармата. Гедимин недовольно сощурился, но самка только усмехнулась.
  - Мы же вас видели, - она хлопнула его по груди. - И, естественно, измерили. И подготовились. Идём-идём, пока вода не остыла!
  Рука Джой скользнула под комбинезон. Сармат хотел её убрать, но прикосновение прохладных пальцев к животу стало неожиданно приятным. "Мать моя пробирка," - растерянно думал он, прислушиваясь к странным волнам тепла. "Эта штука просыпается. У меня же даже гормонов нет..."
  - Видели? - буркнул он. - Видели, что у меня всё отрезано? И что я буду...
  Мишти снова ущипнула его за сосок, и сармат вынужденно замолчал.
  - Положим, не всё, - сказала самка, сжимая в пальцах плотную желёзку и слегка её оттягивая. - Сами увидите.
  Джой негромко фыркнула, подталкивая сармата в спину.
  - Джед! Ваши женщины... те, кто имел с вами дело раньше... они часто затыкали вам рот? Мне вот уже хочется это сделать. Мишти, прикрой дверь!
  Это было похоже на внезапный глоток глюкозы, - странная сладость, растекающаяся по языку и нёбу. "Лилит часто говорила "Заткнись!"," - Гедимин невольно ухмыльнулся. "И так же сжимала мне соски. Но у неё пальцы сильнее..."
  - Хорошо хоть, в этот раз без скафандра, - заметила Джой, откладывая в сторону свёрнутый комбинезон сармата. Одежды на нём почти уже не осталось. Он покосился на свою грудь, иссечённую шрамами, на тонкие чистые руки самок и смущённо сощурился.
  - Вот как это выглядит теперь, - сказала Мишти, проводя пальцем по центральному рубцу, и неожиданно прикоснулась к нему губами. Сармат вздрогнул и растерянно замигал.
  - Пригнитесь, - попросила Джой. Она растирала его спину какой-то тёплой маслянистой жидкостью; сармат ожидал резкого запаха эфирных масел, но непонятное вещество не пахло ничем.
  - Всё твёрдое, как камень, - Джой легонько хлопнула его по лопатке. - Будто трогаешь нагретый металл. Плутоний, верно? Он такой же на ощупь?
  Гедимин машинально кивнул. "Плутоний... Где эти самки могли потрогать плутоний?" - мелькнуло в голове.
  - Не отвлекай его, - сказала Мишти, проводя двумя пальцами по выделительной трубке, от основания к её концу. Гедимин не почувствовал ничего нового - там была только кожа, хрящи и мышцы; тёплые волны шли от солнечного сплетения, от рук Джой, осторожно гладящей его живот.
  - Я не отвлекаю, - отозвалась та, обхватывая сармата под рёбрами; её ладони встретились на животе и на мгновение переплелись. - Вот мистер Маккензи говорил - надо перед ним поставить ядерный реактор, чтобы его расшевелить. Как думаешь, справимся без реактора?
  Гедимин хмыкнул.
  - У Маккензи дурацкие шутки, - прошептал он, впервые за долгое время щурясь не от боли или недовольства. Тепло пульсировало под рёбрами, растекаясь по коже, и перед глазами вставал синевато-зелёный свет. "Стержни в воде," - мелькнуло в мозгу. "Эффект Черенкова. Всё-таки это очень красиво..."
  - А ему лучше, - заметила Мишти, ткнув пальцем в грудную мышцу. - Может, и нам по итогу будет неплохо...
  Гедимин задумчиво сощурился и перевёл взгляд на Джой - у него было смутное ощущение, что пора и ему что-то сделать. "Лилит нравилось, когда я трогаю ей шею," - вспомнил он и с сомнением посмотрел на выступающие ключицы человеческой самки. "Очень тонкая кожа, не поцарапать бы..."
  Джой, перехватив его задумчивый взгляд, шагнула назад с неожиданной прытью.
  - А вот это уже лишнее, - деловито сказала она, вынимая из складок сброшенной одежды тонкие ремешки, сложенные в несколько раз. Гедимин мигнул.
  - Лучше будет, если мы вас свяжем, - сказала Джой, показывая ему ремешки. - Руки за спиной, чтобы... чтобы никто не пострадал.
  Сармат настороженно сощурился.
  - Связать руки?
  - Смотрите, - Джой несколько раз натянула и отпустила ремешки, показывая их эластичность. - Вы легко их порвёте, если что-то пойдёт не так.
  Сармат поддел ремешок пальцем и нехотя кивнул.
  - Ладно.
  Он лёг на спину, и Джой, согнув его руки в локтях, пропустила их под тонкой "доской" и ловко связала запястья. Она завела руки сармата высоко, под лопатки; он сдвинулся, устраиваясь поудобнее, и самка, заглянув ему в глаза, довольно кивнула.
  - Кто первый? - спросила Мишти, скользнув прохладными пальцами по животу сармата и спустившись к выделительной трубке. - Я тоже хочу его проверить!
  - Иди первой, - отозвалась Джой, раскладывая что-то на выдвижной полочке. Гедимин повернул голову набок, чтобы проследить за ней, но Мишти крепко ткнула пальцем в его солнечное сплетение, и волны тепла, раскатившиеся по телу, заставили сармата откинуться назад, а его взгляд - временно помутнеть.
  - Окей, - протянула Мишти. Одна её рука ещё лежала на животе Гедимина, вторая спустилась к застёжке её собственного комбинезона - отдельной, неприметной, приоткрывающей промежность.
  Джой поглаживала выделительную трубку, то осторожно, то с силой её сдавливая, и сармату казалось, что она что-то нащупывает. Он смущённо сощурился и напряг поднимающие мышцы, устанавливая хрящевую конструкцию вертикально. Джой хмыкнула.
  - Очень удобная штука, - заметила она, прикасаясь пальцем к выходу уретры. - Вот так её и держите. Ещё немного...
  Она ловким движением вставила в проток что-то влажное, а в следующую секунду сармат стиснул зубы - что-то жгучее впрыснулось в уретру и пролилось по всему протоку внутрь, за тазовые кости. Гедимин зашипел, напряг на секунду мышцы, чтобы вырваться, но порвать верёвки не успел - резкое жжение прекратилось, и сармат с изумлением понял, что тепло, пульсирующее в паху, смыкается с волнами из солнечного сплетения и усиливает их, прокатываясь по телу уже не болезненно, а сладко. "Интерференция," - мелькнуло в мозгу, и он снова откинулся на спину, прислушиваясь к столкновениям тёплых волн. Его уретру заткнули чем-то плотным, расширяющимся к концу; это усилило неприятное жжение, но ненадолго.
  - Сработало, - прошептала Джой, закрепляя на трубке плотный кокон, и на мгновение прижала руку к животу сармата. - Чувствуете, Джед? Вы уже весь в испарине.
  - Надеюсь... это... не протечёт, - тяжело дыша, проговорила Мишти, приподнимаясь на руках над неподвижным сарматом. - Займись... сосками...
  - А как же, - ухмыльнулась Джой, заглядывая Гедимину в глаза. - Жестоко, но действенно, верно?
  Она склонилась над его лицом и крепко прижалась губами к его изрезанному рту. Сармат изумлённо мигнул. Его выделительную трубку уже сжимало с боков что-то плотное и горячее - Мишти медленно насаживалась на неё, выдыхая сквозь зубы и жмурясь. От давления жжение изнутри усилилось, и Гедимин едва удержался, чтобы не зашипеть. "Длина," - думал он, глядя на медленно опускающуюся самку. "В ней хватит места? По ширине... вроде... проходит..."
  Пальцы Джой неожиданно сильно сжали его левый сосок, потом дотянулись до правого.
  - Все сарматы немного... самки, - прошептала она, перекатывая в пальцах припухшую желёзку. - Как вам это, Джед?
  - Лилит... делала так, - отозвался сармат, блаженно жмурясь. Боль вспыхивала и тут же отступала, вливаясь в пульсирующий поток тепла. Он уже захлёстывал каждую мышцу, отзываясь сладостью под языком и выжимая из кожи лишнюю влагу.
  - Проведи сверху ногтем, - попросил он, на секунду вынырнув из пёстрого тумана. Мишти уже насадилась до упора и, опираясь ладонями на его живот, то приподнималась, то опускалась. Её руки согрелись - теперь они не холодили, а обжигали.
  - Так? - тонкий ноготь Джой впился в припухшую "бусину", и сармат тихо зашипел. - Значит, у вас соски с резьбой? Интересно, какой же? Прямой, крестом или звёздочкой?
  Гедимин ухмыльнулся - и снова стиснул зубы, подавляя шипение: его сосок плотно сдавил с двух сторон маленький зажим. Джой тронула пальцем выпуклую темную "бусину", заглянула сармату в глаза и коротко усмехнулась.
  - Тоже действует, верно?
  - Ха-ах, - шумно выдохнула Мишти, откинув голову назад. Гедимин чувствовал, как дрожат её руки. "Это, наверное... тяжело," - связно думать мешали волны тепла и пульсирующая боль в сдавленных сосках. "Надо... помочь."
  Он попытался качнуть выделительной трубкой - она, сжатая со всех сторон телом Мишти, только чуть дрогнула, но самка вскрикнула и всадила ему в живот тонкие ногти.
  - Ещё! - выдохнула она, встряхивая головой; прядь волос выбилась из узла и прилипла к мокрому лицу.
  Что-то мягкое коснулось соска, и сармат дёрнулся, как от удара током, - ощущения были неожиданно резкими. Прикосновение с другой стороны заставило его зашипеть и податься назад - но отползать было некуда. Джой склонилась над ним с тонкой кисточкой в руке и еле слышно хихикнула.
  - Как вам это?
  Она снова коснулась его соска, и сармат резко выдохнул. Отползти было некуда; ещё секунда - и в его груди зажглись два новых источника волн, уже не тёплых, а обжигающих. Уже невозможно было сфокусировать взгляд, а мышцы дёргались сами по себе. Он с трудом заметил, что Мишти рывком слезла с него и, перевалившись через его бедро, рухнула на пол.
  - Теперь... ты, - выдохнула она, поднимаясь на ноги. Её шатало. Джой, хихикнув, в последний раз провела кисточкой по набухшему, ноющему соску и перекинула ногу через бедро сармата.
  - Держи его! - скомандовала она, резким движением насаживаясь почти до упора. - Он... почти... готов!
  Мишти заглянула Гедимину в глаза. Он ждал, что она возьмётся за кисточку, и стиснул зубы, чтобы не вскрикнуть, но Мишти только провела пальцем по его мокрому животу, от нижних рёбер к лобку.
  - Хорошо... - прошептала она, подмигнув сармату. - Теперь - не бойтесь. Это неопасно...
  Перед его глазами сверкнуло тонкое короткое лезвие.
  - Вот на столько, - тихо сказала Мишти, отмеряя пальцами по ножу полтора сантиметра. - Только-только надрезать кожу. Вот так, сверху донизу...
  Она провела пальцем по его животу между судорожно вздрагивающих рук Джой. Напряжённые мышцы затрепетали от прикосновения, и сармат стиснул зубы. В следующую секунду лезвие впилось в его кожу и скользнуло от рёбер вниз, оставляя за собой обжигающий след.
  Это было из-за испарины - такой тонкий надрез не мог так долго ныть; пот затекал в свежие ранки, и Гедимин чувствовал каждый миллиметр вырезаемого узора. Лезвие, дойдя донизу, скользнуло вбок, прошло по животу, прочертив границу между выпуклыми мускулами. Линии пересеклись, и сармат, уже не сдерживаясь, застонал. Его тело выгнулось, мышцы вздулись, верёвки на запястьях лопнули, и он скатился с помоста и рухнул на мокрый пол.
  Через пару минут, когда судороги прекратились, а в глазах немного прояснилось, Гедимин приподнялся на локте и ошалело выдохнул, встряхнув головой. Самки, склонившиеся над ним, подались в сторону. Сармат услышал тихий смех.
  - А он был прав насчёт мягких тканей, - пробормотала Мишти, переступая с ноги на ногу и резко выдыхая. - Но это того стоило. Хорошо ты придумала с кисточкой.
  - А вот ты перестаралась, - отозвалась Джой, разглядывая сармата. - Вон сколько крови...
  - Я чуть-чуть, - виновато сказала Мишти. - Эй, мистер Джед, вы там как?
  Гедимин посмотрел на себя - мокрый живот, покрытый чёрно-красными потёками, вздувшуюся и ноющую от ожога выделительную трубку, всё ещё закупоренную затычкой, распухшие соски с вцепившимися в них зажимами... Досадливо щурясь, он сдёрнул захват - и, зашипев от боли, прикрыл сосок ладонью.
  - Не надо! - запоздало вскрикнула Джой, округлив глаза. - Можете подняться? Ложитесь, мы сейчас поможем вам...
  Выдвижную конструкцию убрали; сармат, с трудом поднявшийся на ноги, лёг в подогретую ванну. Воды в ней почти не было; Мишти, подсоединив к патрубку распылитель, смывала кровь с затянувшихся порезов и с интересом разглядывала белесую сетку тонких шрамов. Они должны были исчезнуть через пару часов - тонкое лезвие, как и обещала самка, едва надрезало кожу, и регенерация уже почти завершилась. Джой освободила второй сосок и выделительную трубку и раньше, чем сармат успел возразить, впрыснула в уретру что-то холодящее. Боль на секунду вспыхнула и снова унялась; жжение медленно отступало. "Анестетик," - подумал Гедимин, поднимаясь из ванны. "У них тут всё предусмотрено..."
  Кровь стекла в слив, но запах раскалённого металла всё ещё висел в воздухе, ощущаясь даже снаружи, в раздевалке. Резкие движения причиняли сармату боль - особенно сильно ныла грудь, освобождённый раньше времени правый сосок. "Даже руку тяжело поднимать," - Гедимин досадливо сощурился, вспомнив, что комбинезон довольно плотно прилегает к коже - а значит, будет давить на больное место. "Странные выдумки "мартышек"..."
  - Вы не в обиде на нас, мистер Джед? - спросила Джой, протягивая сармату комбинезон. Было видно, что ей тяжело ходить - изредка она морщилась и прижимала руку к низу живота, но даже тогда не переставала ухмыляться. Гедимин покачал головой - и вздрогнул от резкой боли: Мишти ущипнула его за левый сосок.
  - Не надо, - буркнул он, запоздало выставив перед собой руку. - Больно.
  - Трудно было удержаться, - отозвалась Мишти. - Не сердитесь. Может, брызнуть анестетиком? Этот комбинезон... да, похоже, лучше брызнуть.
  - Да проку от него... - поморщился Гедимин, в очередной раз неосторожно шевельнув выделительной трубкой. Жидкость, влитая в неё для анестезии, смыла жгучее вещество и на пару минут пригасила боль от ожога, но сейчас все ощущения вернулись, и сармат думал, как теперь эту трубку прижать, чтобы не задевать при движениях. Надетый комбинезон ожидаемо придавил соски, и Гедимин, помянув про себя спаривание "макак", временно отключил болевые сигналы. "Как к Ассархаддону заглянул," - он, осторожно подняв руку, провёл ладонью по лицу, стирая остатки испарины, и поморщился. "Ну хоть суставы целы..."
  Они вышли обратно в вестибюль - Гедимин, с досадливым прищуром разглядывающий пол под ногами, и ухмыляющиеся самки. Мишти, хихикнув, сразу свернула к накрытому столу. Все разговоры за ним смолкли, едва трое выбрались из-под шелестящей завесы; даже Мэрикрис отставила чайник и повернулась к двери.
  - Спасибо вам за всё, - тихо сказала Джой, подняв взгляд на сармата. - Надеюсь, вам было не только больно. Наклонитесь ко мне, пожалуйста...
  Она на секунду обхватила руками плечи Гедимина и прикоснулась губами к губам. Сармат изумлённо мигнул.
  - Мне будет не хватать вас, - сказала она уже громче, отступив на пару шагов, и быстро направилась к свободному месту за столом. Гедимин остался на проходе - ему надо было промигаться.
  - Ну-ну-ну, - Мэрикрис, протянув руку к полке за спиной, достала большую чашку. - Тут рядом есть табурет, он вас выдержит.
  "Хссс..." - мысленно зашипел сармат, присаживаясь на край, - блокировка болевых сигналов на секунду перестала действовать. Мэрикрис, внимательно глядя на него, покачала головой.
  - Девочки перестарались? Я предупреждала их, чтобы не увлекались. Возможно, не стоило вообще на это соглашаться, но Джой так просила...
  Гедимин поморщился.
  - Ничего. Сломанный механизм... - он криво ухмыльнулся, вспомнив, как с каждым разом труднее давалось спаривание, когда сворачивали проект "Слияние" и накачивали сарматов мутагенами обратного действия. - Трудно запускать. Не думал, что там ещё что-то осталось. Мне его... долго ломали.
  Мэрикрис склонила голову.
  - Я была против. Ещё чаю?
  - Хватит, - буркнул сармат, оглядываясь на стол. Самкам было весело, и, похоже, среди напитков был не только чай, - Гедимин учуял слабый, сильно приглушённый запах этанола. Мэрикрис, проследив за его взглядом, поджала губы.
  - Я разрешила. Сегодня последний день не только для Джой. Пятеро уезжают из Кларка. За два года тут сменятся все, кроме охранников.
  Гедимин мигнул.
  - И Мишти?
  - И Мишти, - подтвердила Мэрикрис. - И наверняка попросит снова позвать вас.
  Сармат про себя помянул ядерные могильники.
  Входная дверь негромко зазвенела, пропуская внутрь угрюмого конвоира.
  - Время, - буркнул он, указав металлической "клешнёй" на сармата. Мэрикрис кивнула. Гедимин, выходя за дверь, оглянулся через плечо, - Агуэра махнула ему на прощание.
  - Наработался? - угрюмо спросил Матейка, дёрнув сармата за скованные запястья. - Пошёл!
  ...В этот раз конвоир был очень сердит и сдерживался с трудом, - он так швырнул Гедимина в камеру, что тот, не удержавшись, врезался в стену. Потерев ушибленный лоб, сармат сел на койку. От удара в голове не прояснилось, но и к обще-ошалелому состоянию он ничего не добавил.
  - Эй, Джед, - выждав несколько минут, осторожно окликнул его Мэллоу. - Ты там в порядке? Что с тобой делали?
  Гедимин молча качнул головой и лёг на спину, стараясь не задевать выделительную трубку. "Сегодня бельё лучше не снимать," - отметил он про себя. "Надеюсь, до воскресения опухоль спадёт. Has-su, а ведь в процессе было приятно..."
  
  11 апреля 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Чья-то рука поставила рядом с задумавшимся сарматом контейнер, подписанный иероглифами, а сверху - маленькую ёмкость с прозрачной жидкостью. Гедимин покосился на подношения и повертел в руках миниатюрный контейнер.
  - У кого есть томат? - громко спросил Мэллоу, подсаживаясь к сармату. Кто-то тут же положил на его ладонь красный кубик концентрата.
  - Это тебе, - важно сказал Мэллоу, протянув его Гедимину. - Тут не сделаешь правильный коктейль, но что-то изобразить можно. Дальберг! Хватит шуршать. Смешаешь Джеду коктейль?
  Гедимин мигнул.
  - Это было год назад, я запомнил, - громко сказал Мэллоу, оглядываясь по сторонам. Ему удалось привлечь внимание - даже те, кто на дальнем диване слушал чтеца, поднялись и подошли.
  - Тебя притащили к нам на этаж, - продолжал Джон, протягивая вскрытый конейнер с водкой подошедшему Дальбергу. - Жёлтый код со следилкой, но без бомбы. Помнишь, Дальберг, ты всё трясся...
  - Мэллоу, заткнись, - ровным голосом ответил тот, возвращая ему вспененную красную жидкость.
  - Да что там, - Мэллоу смущённо ухмыльнулся. - Я сам испугался, когда ты встал. Со всеми этими шрамами, взгляд в никуда... Ровно год назад. И за год ты перевернул тут всё вверх дном.
  Гедимин недовольно сощурился.
  - Это ты, - буркнул он. - А я хотел, чтобы мне не мешали мыться.
  По лицу Дальберга скользнула усмешка.
  - Но ведь ты своего добился, так? - он сел рядом с Гедимином. - Мэллоу, ты к чему клонишь?
  - Да так, - пожал плечами тот. - Джед, пей. Ты с нами уже год. Это надо отметить.
  Дальберг громко фыркнул.
  - Вот что значит вовремя не сказать "заткнись"! - пробормотал он, глядя в белесое небо. - Мэлли! Ты правда думаешь, что для нормального чело... сармата это праздник?
  Джон ухмыльнулся.
  - Видимо, всё не так плохо, если Джед нас до сих пор не пришиб, - сказал он, протянув сармату вскрытый контейнер с едой. - И - ты заметил? - он ни разу не сказал мне "заткнись!". Ничего, через год ты наконец от меня избавишься. Может, к тебе даже подсадят такого же сыча. Будете говорить друг другу "заткнись!" при каждом звуке. И доведёте Джеда до очередного побега.
  Дальберг фыркнул.
  - Как ты умудрился собрать банду?! И я ведь с тобой пошёл... - он недоверчиво ухмыльнулся. - И этот сармат... Джед, мы тебе не надоели?
  Гедимин качнул головой. Он смотрел перед собой, но не видел ни человеческих лиц, ни стены ангара, - только сияющие зелёные колонны, распухающие изнутри, чтобы через долю секунды рассыпаться. "Первый год прошёл," - он взглянул на свою ладонь и сжал её в кулак так, что ногти врезались в кожу. "На Земле строят реактор. Без меня."
  
  10 мая 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Слушай, ну это уже изуверство, - Мэллоу, не обращая внимания на недовольный взгляд охранника и приподнятое сопло на плече его экзоскелета, уцепился за решётку и развернулся к Гедимину. - Вы так и будете гноить его тут каждый праздник? Весь Кларк сейчас...
  - Весь Кларк не наработал на тридцать лет под жёлтым кодом, - буркнул охранник, ткнув заключённого стальной "клешнёй" в плечо. - Твоего Джеда некому выводить, я за него отвечать не хочу. Пошёл!
  Тычок, на взгляд Гедимина, был слабый, почти неощутимый, но Мэллоу отпустил решётку и понуро зашагал прочь, потирая плечо. Сармат поморщился.
  - Осторожней никак? - он перехватил взгляд охранника и пару секунд удерживал его. Человека передёрнуло, и он качнул бластерной турелью в сторону сармата - точнее, решётки между сарматом и экзоскелетом.
  - Тихо там! В карцер захотел?
  Тяжёлые лязгающие шаги утихли, створки ворот с грохотом сомкнулись. Гедимин сел на койку, задумчиво разглядывая картинки на экране смарта. В честь праздника библиотека с утра прислала "патриотическую книгу" - перечень героев последней войны, родившихся в Кларке. Сармат прочёл несколько описаний, недовольно сощурился и закрыл страницу, - сегодня он был не в настроении читать о людских победах.
  "А ведь можно было взять Солнечную систему за трое суток..." - он лёг на спину, положив руки под голову, и прикрыл глаза. "Лучший флот в этой Метагалактике, бомбы, - и надо же было всё слить..."
  Он поморщился и перевернулся набок. "А что было бы, если бы не слили? Главенство сарматской расы... Меня, конечно, расстреляли бы - Маркус бы всё припомнил..."
  Гул открывающейся двери и грохот шагов прервал его мысли.
  - Ну вот и зачем? - громко спросил недовольный голос, и Гедимин, мигнув, сел и развернулся к решётке. - Рукав порвали. Мне так и сидеть тут в драной куртке?
  - Снимай, - отозвался охранник - его имя сармат так и не запомнил, но голос выучил. - Сиди без куртки.
  - Да ну что... - заныл было Люнер - теперь Гедимин был уверен, что это он - но лязг поднимающейся решётки заглушил его слова.
  - На выходе получишь, - буркнул охранник. - И чтоб было тихо! Давно нужник на полдня не закрывали?
  В полной тишине снова лязгнули ворота. Гедимин еле слышно хмыкнул. "Люнер снова здесь," - отметил он про себя. "Он и правда тут часто бывает. Опять жалко денег на штраф? Может, мне за него заплатить? Есть же какие-то деньги на счёте..."
  
  11 мая 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Мэллоу прикрыл рот рукой, но удержаться не смог - и снова фыркнул. Люнер сердито покосился на него и отвернулся. Гедимин озадаченно смотрел на них обоих, пытаясь что-нибудь понять.
  - Не понимаю, - признался он через пару секунд. - Люнер, так за что тебя посадили?
  Мэллоу снова фыркнул и поспешно уткнулся в контейнер с питьём. Люнер тяжело вздохнул.
  Ничего сложного в вопросе вроде бы не было, но ответа Гедимин не мог добиться вторые сутки - с тех пор, как Мэллоу вернулся со вчерашней прогулки, он только фыркал и усмехался при упоминании Люнера. Дальберг не смеялся, но смотрел ещё мрачнее, а бурчал совсем неразборчиво. Теперь, на прогулке, Гедимин прижал к стене самого Люнера, но тот морщился и отмахивался. "Может, взять его за ворот?" - задумался сармат на секунду. "С Кененом срабатывало. С людьми не пробовал. Может, тоже сработает?"
  - Чего пыхтишь? - буркнул Дальберг. - Рассказывай, как до этого додумался.
  - А чего я? - фыркнул на него Люнер. - Мы просто сидели с девочками. Даже не шумели. Слушали, как Билли от тесков удирал после рейда - ну, в тот раз, когда он цистерны с гептилом... Извини, Джед.
  - Ничего, - отмахнулся сармат, стараясь не щуриться - не хватало ещё злиться из-за давным-давно взорвавшихся цистерн. "С такими командирами мы бы и без рейдеров проиграли," - подумал он и тут же выкинул бесполезные мысли из головы. "Да какая сейчас-то разница..."
  - Ну? - поторопил рассказчика Дальберг. Люнер фыркнул.
  - Что "ну"? Вон крыша. Она невысоко. Мишти говорит - а что, реально с ангара на ангар перемахнуть? Билли говорит - а смотри, покажу. И идёт к флипу. А у Билли нога ещё с той гонки...
  Гедимин изумлённо мигнул. "С той гонки?! Первый год, когда я перебрался в Кларк? Ему же починили ногу - что там опять?!"
  - Ну, я и показал, - Люнер пожал плечами. - Очень даже просто. Разогнаться, на скат - и с гребня на гребень. Тут они близко стоят.
  - А делать это было обязательно на тюремных ангарах? - спросил Мэллоу, на секунду высунув нос из контейнера с пивом. - На складах - не так показательно?
  Люнер фыркнул.
  - Тут выходит красивый круг. Я думал - Джед посмотрит, ему интересно...
  Гедимин ошалело замигал. Мэллоу хрюкнул в контейнер, едва не расплескав пиво.
  - Джеда на праздники не выпускают, - буркнул Дальберг, исподтишка показав Мэллоу кулак. - Зря ты старался.
  - Круг? - Гедимин покосился на открытую дверь - за ней была видна часть ограждения, широкий проём между стенами ангаров. - Там же не проедешь. По проволоке, что ли?
  Люнер неожиданно смутился.
  - Нет, Джед. Там несложно, на самом деле. Только я не рассчитал на разгоне. А "копы" подумали невесть что. Куртку мне порвали... Нет, ты правда не видел, как мы ездим по крышам? Торни когда-то показывал класс...
  Гедимин покачал головой. "Значит, эта "мартышка" из-за меня в тюрьме," - думал он, недовольно щурясь. "Дурная "мартышка"..."
  - Пойдём, - он кивнул на опустевший двор.
  Сейчас, когда никого не выгоняли из ангара, а всё интересное происходило именно там, только во дворе и можно было спокойно поговорить. Пара самок, выглянувших из строения за оградой, остановилась, с любопытством глядя на сармата, но он развернулся к ним боком.
  - Сколько штраф? - спросил он у Люнера. Тот поморщился.
  - Шестьдесят, - нехотя признался он. - Даже если бы были, Фостеру не дал бы ни цента. Угрожал мой флип отдать аукционщикам...
  Гедимин сузил глаза.
  - Шестьдесят, - повторил он. - У меня есть. Только надо выяснить, как их списать. Мне на неделю дают десять. В принципе, я мог бы разделить на шесть недель, если Фостер согласится...
  Люнер с внезапной силой ткнул его кулаком в бок. Больно не было, но сармат от неожиданности запнулся и забыл, что хотел сказать.
  - Даже не думай! Я это не приму, - байкер решительно мотнул головой. - Я сам наидиотничал - сам и отсижу. Не впервой. Тем более, теперь тут не так, как раньше, - и люди тише, и охранники спокойнее. А куртку мне починят.
  Гедимин озадаченно посмотрел на него.
  - Я заплатил за тебя тогда, когда мы влезли к мианийцам, - напомнил он. - Ты это принял.
  Люнер поморщился.
  - И тогда принимать не стоило, - хмуро сказал он. - Но я тогда разозлился. Торни мне потом долго мозги мыл. Но в тот раз виноват был ты, и я из-за тебя встрял. А здесь - вина только моя. Даже не думай, теск. Если попробуешь - верну тебе всё до цента.
  Гедимин в недоумении пожал плечами.
  - Как знаешь.
  Люнер одобрительно ухмыльнулся и наклонился, закатывая почти до колена штаны на механической ноге.
  - Здесь негде достать красную ленту? У неё, - он кивнул на металлическую ступню, - снова праздник. Она спасла мой флип.
  - Достанем, - отозвался Гедимин, заглядывая в ангар. Ему было досадно. "Знал же, что Люнеру нужна живая нога. Мог заплатить за операцию. Нет, сидел и смотрел, как он мается. Можно же было ему помочь... даже так, чтобы не догадался, откуда деньги. Маккензи бы придумал что-нибудь. Лучше бы ему помог, чем той "макаке" с плазмомётом. Может, некому было бы стрелять мне в спину..."
  
  01 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Все на выход! - гаркнул охранник, остановившийся в открытых воротах. - Все в строй! Женщины слева, мужчины справа!
  По коридору пронёсся лязг сотен решёток, поднимающихся одновременно. Защитные поля погасли. Гедимин привстал было с койки, но, хмыкнув, опустился обратно - его камера по-прежнему оставалась закрытой.
  - Куда это нас? - удивлённо спросил сам себя Мэллоу, выходя из камеры. - Дальберг, не отставай!
  - Все в строй! - поторопил их охранник, быстрым шагом проходя по коридору и заглядывая в открытые дверные проёмы. - У вас пять минут! Кто застрянет - останется здесь!
  - Куда идём? - спросил у него Мэллоу, вставая в строй.
  - Смотреть регату, - отозвался охранник, на секунду замедлив шаг. - Женщины - на выход!.. Прямая трансляция. За хорошее поведение.
  Он заглянул в камеру Гедимина, щёлкнул "клешнёй" по защитному экрану и ухмыльнулся.
  - А! - Мэллоу расплылся в довольной улыбке. - Фостер знает, чем поощрить. Пойдут всё вместе - и синий код, и зелёный?
  - В этот раз - да, - подтвердил охранник. - А если и дальше всё будет гладко, Фостер ещё поощрит вас. Мужчины - на выход!
  - Стой, - Мэллоу ненадолго вышел из движущейся колонны. - А Джед?
  - А кто будет за ним следить? - отозвался охранник. - У Макнайта отгул. Пошёл, пошёл! Время!
  "Иджес бы, наверное, расстроился," - думал Гедимин, растягиваясь на койке и включая голографический экран. "Пять минут почитаю - и на тренировку..."
  ...Первыми в открытый коридор запустили самок. С ними шли двое охранников, выгоняя из пустых камер зазевавшихся роботов-уборщиков. Камера Гедимина осталась неубранной, хотя робот долго ползал вдоль решётки, тыкаясь в защитное поле. "У Макнайта отгул. Значит, на прогулку тоже не выпустят," - думал сармат. "Сегодня обойдусь без уборки."
  Ещё не успели все разойтись по камерам, а в коридоре уже стало шумно - сегодня все говорили особенно громко, перебивая друг друга, и явно были взволнованы.
  - И прямо на трибуны, - закончил фразу Мэллоу, садясь на койку. - Даже кого-то поранило... Это ведь первый такой случай, да?
  Вошедший вслед за ним Дальберг буркнул что-то неразборчивое. Гедимин мигнул.
  - Что там случилось? Драка?
  Мэллоу ухмыльнулся.
  - Это не у нас, Джед. У нас всё было тихо, Фостеру не к чему придраться. Несчастный случай на регате - глайдер не затормозил вовремя. Две битые машины, одну вынесло на трибуны.
  - Ньюгора дисквалифицировали, - угрюмо проворчал Дальберг. - Прямо на финише. Будто он мог увернуться!
  - Дальберг, ты уж слишком расстроился, - покачал головой Мэллоу. - Мне аж неловко. Ладно, чёрт с ним, с выигрышем...
  Дальберг сердито фыркнул.
  - При чём тут это?! Я говорю - Ньюгор невиновен. Он затормозил, где надо. А этот кретин без тормозов...
  - Эй, там! - донёсся из коридора сердитый голос Гарсии. - Дальберг, я тебя уважаю, и вообще. Но о Карденосе так не говори!
  - Ага, кретин без тормозов, - отозвался с другой стороны недовольный Винки. - Четыре года не выходил из первой тройки! Карденос тормозить умеет. Это диверсия. Точно говорю, диверсия!
  Гедимин мигнул.
  - Опять за своё, - Мэллоу раздражённо отмахнулся. - Слишком много шума из-за двух столкнувшихся глайдеров. Я вот второй раз ставлю на Лунда - и горя не знаю. Кстати, спасибо, Джед.
  Гедимин озадаченно посмотрел на него.
  - Лунд сегодня выиграл? А те двое... что с ними?
  - Да я пытаюсь рассказать, а тут все орут, - Мэллоу поморщился. - Вот сейчас зайдёт коп... Глайдер Карденоса на финише влетел в корму Ньюгору. Выкинул его на трибуны и сам проехал юзом. Две дисквалификации... Ну, хоть все живы остались. В следующем году отыграются.
  - Ньюгора зря исключили, - буркнул Дальберг. - Чистое третье место.
  - Что там про диверсию? - спросил Гедимин, прислушиваясь к затихающим возбуждённым голосам. "Кажется, раньше глайдеры на регате не сталкивались," - думал он. "Не помню такого. Иджес бы неделю с меня не слезал с таким случаем. Весь мозг выел бы. Где там можно столкнуться? Прямой туннель... A-ah-hasulesh!"
  - Диверсия? - Мэллоу криво ухмыльнулся. - А, это Винки. Он поставил на Карденоса - не удивительно, что расстроился. Всю дорогу твердил, что глайдеру подрезали тормоза. Чушь, верно? Кто там подберётся к этим глайдерам?! Они весь год в бронированных ангарах, там крыса не проскочит...
  Гедимин вспомнил Летние полёты и невольно потёр зачесавшийся шрам на ладони - тонкая полоса давно исчезла под наслоениями рубцов, но иногда сармату казалось, что она отпечаталась прямо на костях.
  "Бронированные ангары..." - он снова лёг, взял "читалку", но мысли были далеко от недочитанной книги. "Сам Карденос - пилот. У него должен быть механик. Эти глайдеры кто-то дорабатывает до гоночных параметров. Навряд ли те же ремонтники, что чинят городские машины... А вообще - кто чинит городские машины? Не помню, чтобы Кенен перехватывал у них заказы. Невыгодно, наверное..."
  
  04 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Этот?
  Человек, остановившийся перед камерой Гедимина, выглядел странно для этих мест. Бронежилет, надетый поверх уличного комбинезона, болтался на нём так, будто он надел броню в первый раз в жизни. В камеру он заглядывал с опаской, несмотря на трофейную, переделанную под человеческую ладонь "Фокку" у пояса и охранника в экзоскелете за плечом.
  - Этот, - подтвердил сержант Матейка, отключая защитные поля. Гедимин поднялся на ноги, и пришелец в бронежилете подался назад, положив ладонь на рукоятку "Фокки".
  - Спокойно, - покосился на него Матейка. - Пока я здесь, он безобиден. Нам он нужен обратно целым и невредимым, помните?
  Чужак слегка наклонил голову.
  - Никаких лишних разговоров, - сказал он, отходя за плечо охранника, пока Матейка надевал на сармата наручники. - Никому ничего. Вы меня слышите? Как его зовут, офицер?
  - Гедимин Кет, - ответил Матейка, даже не запнувшись. - Последний оставшийся с той ремонтной базы... Зря их отпустили, тут шериф погорячился.
  - Сармат-ремонтник... - протянул чужак, обходя Матейку и заглядывая Гедимину в лицо. - Надолго здесь?
  - Лет на тридцать, если больше не заработает, - отозвался конвоир, подтаскивая сармата к себе за скованные запястья. - Пойдём, пожалуй. Через час тут будет шумно.
  Никто больше не проронил ни слова, пока Гедимина вели к поставленному прямо у ангара фургону. Это был не тюремный транспорт - просто глайдер с небольшим прицепом, и охранник, втиснувшийся внутрь вслед за сарматом, с опаской смотрел на тонкие стенки. Гедимин заметил, что к его экзоскелету пристёгнуты перчатки от ремонтного скафандра.
  Ехали долго, часто останавливались, но фургон не открывался; через несколько остановок сармат понял, что это внутригородские светофоры, - похоже, глайдер петлял по центру, вместо того, чтобы свернуть на окраинное шоссе. "Цель в центре," - подумал он, когда транспорт остановился в восьмой раз. "Или пилот не знает города. Сколько тут этих светофоров?"
  Прошло полчаса, прежде чем глайдер замер на месте, выписал плавный полукруг и подался назад. Он медленно прополз несколько метров; потом Гедимин услышал лязг механизмов стыковки, и фургон открыли снаружи.
  - Отключите поле, - скомандовал кто-то. Матейка, пятясь, выбрался из фургона и потянул за собой сармата. Магнитные "цепочки" он укорачивал постепенно, пока Гедимин не прижался спиной к его металлической "руке". Впереди была матовая белая стена защитного поля, а рядом с ней - двое в пёстрых экзоскелетах. Вооружены они были легко - никто даже не запасся гранатомётом, и сармат, отвыкший от такой беспечности, удивлённо хмыкнул.
  - Ну-ну-ну, - недовольно сказал человек в уличном комбинезоне, выйдя из-за спины экзоскелетчика. Он остановился перед Гедимином и его конвоиром и, подняв голову, смерил их настороженным взглядом.
  - Незачем так выворачивать руки. Он после этого сможет работать?
  Гедимин, как ни рассматривал комбинезон чужака, не нашёл на нём никаких признаков высокого звания или вообще принадлежности к городской полиции. Он ожидал, что Матейка рявкнет на обнаглевшего гражданского, но тот неожиданно смутился и зазвенел ключами, сдирая с сармата браслеты.
  - Это и есть ваш механик? - продолжал чужак, переводя взгляд на второго незнакомца, вышедшего из кабины глайдера. Это был не пилот - тот так и остался внутри; на человеке был кое-как наброшенный бронежилет без знаков отличия.
  - Да, сэр, - ответил он, энергично кивнув. - Утверждают, что он лучший.
  Гедимин недовольно сощурился - происходящее начинало его раздражать. Руки ему освободили, и он сложил их на груди, осторожно разминая запястья. С той стороны защитного экрана тянуло нефтью, горящей изоляцией и окалиной - привычным запахом повреждённого механизма.
  - Это действительно был... единственный вариант? - хмуро спросил встречающий у человека в бронежилете. Его взгляд, скользнув по сармату, надолго задержался на его лице; пару раз он отворачивался, но потом снова возвращался к изучению рисунка шрамов.
  - Как хотите, сэр, - отозвался помрачневший Матейка, зазвенев наручниками. - В Кларке полно ремонтных баз. Они вам помогут. Идём, Джед, мы ошиблись адресом.
  Едва он успел взять сармата за плечо, как встречающий резко ударил в ладоши.
  - Стоп! Я ведь не сказал, что отказываюсь, офицер. Не стоит так взвиваться на каждое слово. Диксон, проводите нашего... работника и введите в курс дела. А для вас, офицер, готов наблюдательный пост. Идёмте...
  - Эй, теск, - Диксон, нервно передёрнув плечами под свисающим бронежилетом, поднял взгляд на сармата. - Слышишь меня? Вот это - твоё?
  Экзоскелетчик протянул Гедимину перчатки и защитную маску. Первые два предмета были отделены от скафандра сармата; маску взяли из местных запасов, и она еле-еле застёгивалась на затылке. Пока респиратор можно было не надевать - воздух в ангаре, хоть и пропах окалиной и жжёным фрилом, для дыхания был пригоден; Гедимин взвесил маску в руке, сунул перчатки под мышку и перевёл взгляд на сопровождающего.
  - Чего вам надо?
  От звука его голоса тот дёрнулся и растерянно замигал, поправляя респиратор.
  - Что?.. Да. Да. Есть одна работа. Для механика. Молчаливого механика. Ты тут не был, ясно? Даже не знаешь, где это.
  Защитное поле растаяло. Двое экзоскелетчиков, суетясь и натыкаясь друг на друга, кинулись к большому предмету, накрытому брезентом. Под тканью был ещё один слой поля; сквозь него просвечивала непривычно пёстрая обшивка глайдера.
  - Вот, - Диксон указал подбородком на тающий защитный экран. Плёнка исчезла не сразу - за несколько секунд сармат успел рассмотреть полуразрушенную машину. Обшивка отделилась первой - сразу после сильнейшего удара в нос - и валялась поверх механизма, частично его прикрывая; внутренний кожух выгнулся внутрь, повредив, судя по запаху и пятнам гари, один из аккумуляторов и стационарный "сивертсен". Сзади на бортах виднелись вмятины и сколы, но дальше обшивки повреждения не пошли - видимо, удары были слабее, а запасной "сивертсен" прикрыл двигатель и кабину.
  - С регаты? - спросил сармат, глядя на приплюснутый сверху и с боков контур глайдера. По форме он напоминал вытянутую каплю, а обшивка, несмотря на причудливую, выглядящую угловатой окраску, была идеально гладкой, без углов и выступов. "Давал хорошую скорость," - отметил про себя Гедимин, положив руку на борт и слегка надавив. "Мог быть фаворитом. Это он врезался в кого-то на финише?"
  - Грёбаные сплетни, - отозвался Диксон, с досадой глядя на сармата. - Слишком много грёбаных сплетен. Не знаю, что ты там успел услышать. Это гоночный глайдер. Очень дорогой. Второго такого нет. Ты соберёшь его заново. Двигатель не трогай. Всё остальное должно быть, как раньше.
  - Аккумулятор разрушен, - сармат, поддев пальцами остатки лопнувшего кожуха, заглянул внутрь и поморщился. - Весь этот узел - на свалку. Нужен новый. "Сивертсен" я восстановлю - линзы целы.
  Отряхнувшись от металлической пыли, он вставил руку в перчатку и сомкнул пластины брони на предплечье. "Тут не только аккумулятор," - думал он, с сомнением разглядывая нос глайдера. "Тут весь передний мост... Облегчённая конструкция, ненадёжная..."
  Внутренности глайдера блестели от разлившегося электролита. Бурная реакция давно прошла, оставив на подвернувшихся деталях белесый налёт и полосы коррозии. Кожух, прикрывающий аккумулятор, мог бы удержать жидкость внутри, но сам был повреждён задолго до аварии - чтобы уменьшить массу, его изрезали снизу и с боков. Пока Гедимин снимал его, рядом с глайдером снова появился Диксон. Экзоскелетчик, следующий за ним по пятам, поставил на пол ящик; сармат покосился на маркировки и одобрительно хмыкнул - ему принесли аккумулятор нужной модели, хотя он даже не успел расписать параметры. "Это ангар под один этот глайдер," - прикинул Гедимин про себя. "Определённо, у них есть запасы."
  Вскрыв основные узлы, Гедимин несколько секунд смотрел на них и думал, обойтись ремонтом ("сделать, как было", как требовал Диксон) или предложить свои доработки. Механизм, в целом, был неплох, но очень далёк от идеала, и непрошеные советы сами лезли сармату в голову. Несколько секунд он думал, стоит ли ему открывать рот. Что-то в том, что он видел, сильно его смущало.
  "Что-то тут не сходится," - он просунул перчатку в проём, покрытый соляными потёками. "Тормозная система, четыре шланга подачи... Давай их сюда - всё равно под замену..."
  Шланги облило электролитом в первые секунды аварии, одновременно с ударом, и они, не выдержав двойного воздействия, полопались вдоль. Гедимин повертел их в руках, разглядывая следы коррозии. Реакция шла бурно - фрил, из которого были сделаны трубки, был лёгким, эластичным, но химически нестойким. "А нечего было в кожухах резать дырки," - подумал сармат и отложил было шланги, но что-то привлекло его внимание. Две из четырёх трубок пострадали именно от аварии - механического удара и бурной химической коррозии; с ещё двумя что-то было не так.
  - Эй, ты! - раздался за плечом сармата недовольный возглас. - Что ты там ковыряешь? Дай сюда!
  Диксон, протянув руку в тонкой перчатке, практически вырвал шланги у Гедимина - тот только и успел изумлённо мигнуть.
  - Нужна замена, - сказал он, глядя, как человек пытается затолкать детали в карман, частично прикрытый бронежилетом. - Для всей тормозной системы.
  - Принеси, - приказал Диксон экзоскелетчику. - А ты работай!
  Шланги в карман не влезли; человек сжал их в кулаке и быстро отошёл. Гедимин еле слышно хмыкнул. "Вертикальные надрезы," - думал он, восстанавливая в памяти увиденное, - ему всегда хватало пары секунд, чтобы любая картинка впечаталась в мозг намертво. "Похожи на естественные разрывы. Но кое-где слишком ровные края..."
  - Зачем? - спросил он у вернувшегося Диксона. Тот едва заметно вздрогнул.
  - Что?
  - Ломать. Чинить, - Гедимин пожал плечами. - Не нравится этот... пилот? Не чини. Пусть не ездит.
  Диксона передёрнуло. Сармат увидел, как расширяются его зрачки, и слегка бледнеет кожа вокруг глаз.
  - Заткнись, кусок слизи, - процедил он, тяжело дыша. - Ни один идиот тебе не поверит!
  Гедимин мигнул.
  - Куда дел? - он ткнул пальцем в карман, куда так и не поместились шланги. Диксон шарахнулся назад, срывая с пояса "Фокку" и хватаясь за неё двумя руками.
  - Ещё слово - и ты сдохнешь! Скажу, что ты напал, - мне ничего не будет!
  - Проблемы, босс? - послышался встревоженный голос экзоскелетчика, а затем и гулкие шаги. Гедимин, подняв голову, повернулся к смотровой галерее под крышей ангара. Там уже что-то гудело и лязгало; секунду спустя Матейка с грохотом приземлился рядом с сарматом.
  - Эй! Что тут такое? - он повернулся к Диксону. Тот уже опустил "Фокку", но засунуть её в кобуру не успел - руки дрожали.
  - Он в меня целился, - буркнул Гедимин, недобро щурясь. - Отнял у меня детали. Шланги тормозной системы. Пусть отдаст.
  - Что у вас там происходит? - донёсся сверху недовольный голос. - Диксон? Офицер Матейка? Почему работа прервана?
  - Н-небольшое недопонимание, сэр, - отозвался Диксон, и по его лицу пробежала дрожь. Он повернулся к экзоскелетчику.
  - Я послал тебя за деталями для этого... механика. Где они? Почему надо повторять указания по двести раз?!
  Матейка поднял руку.
  - Подожди, - угрюмо сказал он, глядя на Диксона в упор. - Угроза оружием? В присутствии офицера полиции?
  - Вот, - сказал экзоскелетчик, протянув Гедимину ещё один маркированный контейнер. Сармат одобрительно хмыкнул - местный склад ему определённо нравился.
  - Офицер Матейка, - донеслось сверху. - Я вижу, работы продолжены? Если у вас разногласия с Диксоном, поднимайтесь сюда - я, как наниматель, должен о них знать.
  Диксон, коротко рявкнув на экзоскелетчика, бросил на Гедимина злой взгляд и быстро пошёл к подъёмнику. Гедимин, еле слышно хмыкнув, развернулся к повреждённому глайдеру. "Всё равно не понял, зачем это чинить. Ну да ладно..."
  ...Фургон с лязгом отделился от систем стыковки и тронулся, плавно разворачиваясь к шоссе. Матейка крепко взял Гедимина за плечо и встряхнул.
  - Ты тут не был, ясно? Чтоб никому ни слова!
  Сармат мигнул.
  - На кой тут секретность? Это просто глайдер. И конструкция неудачная.
  Матейка презрительно хмыкнул.
  - А ты спец по ним, да? Много болтаешь, теск. Продолжишь в ангаре - уедешь на второй этаж. До конца срока!
  ...Ворота первого яруса открылись, и первым, что увидел Гедимин, был силуэт в белом медицинском комбинезоне - доктор Алваренга выходил из чьей-то камеры, а за ним шёл охранник.
  - Матейка! - "коп" с трудом проглотил ругательство. - Для кого горит сигнал?!
  - Разойдёмся, - буркнул охранник, отталкивая Гедимина с дороги. Алваренга, с любопытством взглянув на сармата, ухмыльнулся.
  - А, Фрэнки. Надо же! В этот раз ты точно ни при чём.
  Гедимин мигнул.
  - Что?
  - Пошёл, пошёл, хватит болтать! - Матейка втолкнул его в коридор.
  "Эта камера," - Гедимин посмотрел направо. "Медик вышел отсюда."
  Присматриваться было некогда - Матейка сильно спешил и волок сармата по коридору, нигде не задерживаясь. Но Гедимин успел разглядеть распухший нос в остатках засохшей крови и фиксатор на запястье, - раненый сидел на краю койки и угрюмо разглядывал повреждённую руку.
  - Как прошёл день, Джед? - спросил, выглянув из своей камеры, Мэллоу. Вдалеке громыхнули, смыкаясь, массивные створки ворот, - Матейка ушёл. Гедимин развернулся к решётке, потирая запястья.
  - Кого-то ранили? Опять была драка?
  Мэллоу неопределённо пожал плечами.
  - А, так ты видел Моранди? Ну да, ты же вернулся, когда доктор вышел... Слишком много народу толпится в ангаре - не успеваешь за всеми следить. Я даже не видел, как это было, - мне показали уже результат.
  - Он сказал, кто его побил? - спросил Гедимин, недобро щурясь. "Опять мартышки строят иерархию? Только-только тут стало можно спокойно жить..."
  - Говорит, что упал, - Мэллоу пожал плечами. - На ровном месте так не хряпнешься, но если кто-то его толкнул... У нас там вечно кто-то бегает. Надеюсь, рука быстро заживёт, - нос вроде как не сломан, только разбит...
  - Упал, - пробормотал Гедимин, разглядывая стену. - Как думаешь, мне стоит зайти во двор? Хотел побыть на космодроме, но если надо...
  
  07 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Джед! - Мэллоу, выглянув из камеры, попытался улыбнуться. Получилось плохо. Гедимин, посмотрев на угрюмого соседа и ещё более мрачного Дальберга, недовольно сощурился.
  - Ты сам сказал, что всё тихо, - напомнил он. - И что помощь больше не нужна.
  - Да, верно, сказал, - Мэллоу досадливо поморщился. - И вот как подгадал кто... У нас ещё один... упавший - снова рука и лицо. Но это ерунда - док сказал, ничего страшного. А вот другое...
  Он тяжело вздохнул.
  - От нас ушли семеро. Моранди... и ещё шестеро, всё равно ты имён не помнишь. Бывшие парни Ривза.
  Гедимин мигнул.
  - Куда ушли?
  - К Ривзу, разумеется, - отозвался угрюмый Дальберг. - Куда ещё-то?!
  - К Ривзу, - повторил сармат, недоверчиво ухмыляясь. - На кой?! Стоять у дивана и смотреть, как он сидит?
  Из соседних камер донеслись приглушённые смешки, но Мэллоу даже не улыбнулся.
  - Выходи завтра во двор, ладно? Что-то мне не нравится...
  
  08 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Поперечные балки под крышей ангара обычно выдерживали вес Гедимина, но надолго повисать на них он не рисковал. Пару раз подтянувшись, он втащил своё тело на верхний ярус и распластался там, с интересом глядя вниз.
  Первое, что бросилось ему в глаза, - диван на северном конце ангара. Сейчас, когда все научились вынимать стабилизаторы из боксёрских подушек, а все банды слились в одну хаотичную толпу, в местах для сидения не было недостатка - и их, как правило, плотно занимали. Этот же диван был почти свободен - если не считать одного человека, развалившегося на середине, и двоих, жмущихся по краям. Ещё десяток выстроился вокруг, и девятеро держались поблизости, не смешиваясь с толпой. Насчёт одного из них Гедимин не был уверен - он иногда подходил к компании людей Мэллоу, слушающей чтеца, ближе остальных и, возможно, просто присматривался к обитателям дивана.
  "Ривз," - сармат посмотрел на человека, в одиночку занявшего две трети дивана, и недовольно сощурился. "На диван перебрался месяц назад. Позавчера у него были только бойцы. Сегодня уже отрос внешний круг. Банда восстанавливается... но я не вижу, чтобы он кого-то к себе звал. И вроде бы никто никого не бьёт."
  На мгновение повиснув на руках, он мягко приземлился. Люди на ближайшем диване зашевелились, кто-то привстал, готовый уступить место, но Гедимин качнул головой. Он пересчитывал боевые отряды, патрулирующие невидимую границу между территориями банд. "Рори," - он выделил в толпе рослую неподвижную фигуру. "Этот край прикрывает Рори. Тут четыре отряда. У Ривза... у него весьма средние бойцы. Странно. Если в самом деле были нападения, - где был Рори?"
  - Мэллоу, - он остановился у центрального дивана, и Джон поднялся, уступая ему место. - Тот край прикрывает Рори? Всегда?
  Мэллоу кивнул, с недоумением глядя на сармата.
  - Ну да, это его пост во дворе. Я его придерживаю на всякий случай. Мало ли что придёт в голову Ривзу. А что не так?
  - Те нападения, - вполголоса напомнил сармат, по привычке оглядываясь в поисках Дальберга, на полдня ушедшего на работы. - Если это люди Ривза - как Рори их не заметил?
  Мэллоу развёл руками.
  - Думаешь, я не устроил ему разнос в тот же день? Рори клянётся, что ничего не видел - ни он, ни его бойцы.
  - Позови сюда, - попросил Гедимин, задумчиво глядя на затылок Рори. - Любого из бойцов. Но так, чтобы он не видел.
  - Не обещаю, - качнул головой Мэллоу. - Рори у нас внимательный.
  "И я о том же," - думал Гедимин, с недобрым прищуром следя за бойцами Ривза. Пока было непохоже, чтобы они охотились на неосторожных людей Мэллоу, - компания просто окружила диван и довольно мирно мерялась бицепсами. Двое пристраивались на угол, чтобы проверить силу рук. "Почти как люди Мэллоу. Только еды нет, и на потолок никто не лезет," - думал сармат.
  - Сюда, - услышал он негромкий голос Джона. - Джед с тобой поговорит. Нет, не знаю, у нас не одна голова на двоих.
  Невысокий человек, на вид не слишком сильный, остановился перед Гедимином. Сармат покосился на его руки - как и у всех бойцов, не забывавших о тренировках, кожа на его ладонях и костяшках стала толще и загрубела. Что-то тёмное выглядывало из-под синего рукава, и Гедимин, насторожившись, схватил его за руку и осторожно подтянул к себе.
  - Ушибся? - спросил он и тут же, прикусив язык, досадливо сощурился. То, что он издали принял за тёмный синяк, оказалось слегка размазанным следом синего маркера. На запястье бойца была небрежно начерчена семиконечная звезда с буквой "R" внутри.
  - Что это? - спросил Гедимин, глядя, как боец одёргивает рукав и недовольно морщится. Мэллоу громко хмыкнул.
  - Вот оно что! - он поднялся на ноги. - Эй, Рори! Что это за новости?!
  Рори, пройдя сквозь расступившуюся толпу, остановился у дивана.
  - Всё спокойно, шеф, - объявил он, слегка наклонив голову. - Никто не падает. Хотя я бы запретил прыжки по крыше...
  - Тихо, - Мэллоу резким жестом приказал ему молчать. - Что за дурацкие знаки у твоей команды? Давно ты их разрисовал?
  По лицу Рори пробежала волна, но в следующую секунду он широко улыбнулся и развёл руками.
  - Знаки? Ничего важного, шеф. У меня такой же, - он, оттянув рукав, показал кривую звезду на запястье. Рисовал он её, похоже, сам - правой рукой на левой.
  - Я их тренирую, ну, и мы решили... - не договорив, он пожал плечами и снова улыбнулся. - Могу сказать им, что вы с Джедом против. Завтра от мыла всё сотрётся, и следа не останется.
  - Так и сделай, - буркнул Мэллоу, жестом отгоняя Рори от дивана. Его лицо стало ещё более хмурым - почти таким же, как обычно было у Дальберга.
  - Ещё один на мою голову, - еле слышно пробормотал он, мрачно глядя на Гедимина. - Говорил же Дальберг - не греби всё в кучу...
  - Ничего не понимаю, - признался сармат, недовольно щурясь. - Что в этих знаках?
  - Новая банда, - Мэллоу скривился. - Рори идёт на раскол. Решил, видно, что если я могу, то и он справится. Даже не знаю, Джед... Эти наши правила... Может, мы в самом деле перестарались?
  - Вседозволенность, - мягко проговорил, присев на край дивана, Тедань. - Сначала Винсент, потом этот боец... Чего ты ждёшь, Джон Мэллоу? Вседозволенность испортит любого. Кроме, может быть, механика Джеда, - он сам себе ставит границы. О чём ты думаешь? Баселар не сомневался бы ни секунды.
  - То-то и оно, - Мэллоу болезненно поморщился. - Что скажешь, Джед?
  Гедимин пожал плечами.
  - Пусть идёт.
  Мэллоу и Тедань, одновременно вздрогнув, как от разряда шокера, повернулись к сармату.
  - Что?! Ты... сказал то, что я слышал? - изумлённо спросил Джон. Гедимин сузил глаза.
  - Хочет уйти - пусть идёт, - повторил он. - Обязанностей он не выполняет. Двое ранены. Он не вступился. Отпусти его. Одного. Об остальных пусть договаривается отдельно.
  Сармат криво ухмыльнулся, вспомнив давний торг с Химматом Джайном.
  - С выкупом за каждого.
  Мэллоу хмыкнул, глядя на Гедимина с опаской. Тедань прикрыл глаза.
  - Большой риск, - заметил он.
  - А я бы на это посмотрел, - ухмыльнулся Мэллоу. - Ладно, Джед. Посмотрим, что будет на следующей неделе. Постарайся не уходить на космодром, ладно? Чую, разговорами это дело не кончится...
  
  09 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Все переключатели и регуляторы душевой находились снаружи, за пределами досягаемости; Гедимин даже знал, где стоит пульт управления, но добраться до него никак не мог - и только досадливо щурился, подставляясь под рассеянный поток воды. Заданная температура, видимо, была удобной для людей, никто не обжигался и не мёрз; Гедимин тоже не страдал - тёплая водичка вполне подходила, чтобы смыть мыло, но с каждым днём он сильнее скучал по температурным перепадам - от почти кипятка до считанных градусов выше нуля. "Это приятно," - думал он, выбираясь на проход - туда, куда вода не доставала, и тёплые испарения смешивались с прохладным воздухом из вентиляционной системы. Сколько-нибудь ощутимого перепада это не давало, но сармат всё-таки надеялся найти достаточно холодное место и устроить себе "контрастный душ". "Приятно для кожи и разгоняет кровь. Когда вернусь на Землю... интересно, там ещё остались парилки и холодные озёра? Вместо озера, в крайнем случае, можно поставить охлаждаемую цистерну..."
  От мыслей о приятном купании его отвлекли крики и звуки ударов. Он развернулся к источнику шума, но, видимо, медленнее, чем обычно, - сердитый вопль Мэллоу обогнал его. Гедимин успел увидеть, как на краю всколыхнувшейся толпы поднимается с пола человек, прижимая руку к разбитому лицу - и ещё заметил какое-то шевеление по направлению от упавшего, как будто кто-то спешил удрать и смешаться с толпой на другом краю душевой. И это им удалось - Гедимин так и остался досадливо щуриться, не успев даже пересчитать напавших, не то что запомнить их внешность.
  - Hasu! - выдохнул он, наконец сдвинувшись с места.
  Его помощь уже была не нужна - из расступившейся толпы выбрался очень сердитый Мэллоу, Гарсия и подоспевшие бойцы помогли упавшему встать, кого-то выдернули из ближайшего человеческого скопления и поставили перед главарём. Гедимин, помедлив, подошёл ближе.
  - Трое, - отвечал на вопрос Мэллоу человек с разбитым лицом; серьёзных ран у него не было - кровоточили нос и рассаженная губа, даже зубы остались целы. - Не разглядел...
  Говорил он невнятно из-за разбитой губы - и, как показалось Гедимину, очень неохотно, и тут повреждения уже были ни при чём. Сармат настороженно сощурился и перевёл взгляд на Гарсию. Тот, на секунду нырнув в толпу, уже тащил наружу Рори. За ним шли, понурившись, трое бойцов с размытыми синими пятнами на запястьях.
  - Очень извиняюсь, - сказал Рори с виноватой ухмылкой и развёл руками. - Только отвернулся намылить мочалку. Парни, вы видели, кто это был?
  Бойцы, переглянувшись, почти синхронно пожали плечами. Гедимин поморщился.
  - Самое время мылить мочалки! - Мэллоу с досадой хлопнул себя ладонью по мокрому боку; выглядело это забавно, но никто не ухмыльнулся. - Ты на посту, Рори. Не справляешься - найдём, кого сюда поставить. А вы, трое? Вы что мылили?
  Мокрые бойцы снова переглянулись.
  - Понятно, - буркнул Мэллоу, не дожидаясь ответа. - Гарсия, присмотри за Смитом. Надо будет ему показаться доктору.
  Гарсия, взяв раненого за плечо, повёл его в сухой предбанник. Мэллоу повернулся к молчаливой банде Ривза. Его люди собрались в дальнем левом углу душевой; их там было десятка три, и сам Ривз прятался за двойным кольцом "охраны".
  - Ну и как это понимать? - сердито спросил Мэллоу. - Твои люди нападают на моих. Ты собираешься что-то делать, а, Ривз? Или тебе нужна война?
  - Не понимаю, что ты ко мне прицепился, - отозвался Ривз. - У тебя претензии к моим людям? Скажи, к кому именно, и я разберусь по нашим правилам. Охранять твой сброд ни я, ни мои бойцы не нанимались.
  Из предбанника донёсся громкий гудок - охранники, вызванные Гарсией, собирались открыть двери. Все зашевелились, оглядываясь на главарей, - пора было идти одеваться, но никто не хотел пропустить окончание важных переговоров. Гедимин недобро сузил глаза. "Опять "макаки" за своё... Рори и Ривз... и эти знаки... Надо будет поговорить со Смитом. Может, завтра, на прогулке..."
  ...Доктор Алваренга давно осмотрел раненого, сделал для успокоения пару витаминных уколов и ушёл, а Мэллоу всё бормотал что-то, подсев к Дальбергу, и лица обоих главарей были одинаково угрюмыми. Гедимин, отложив "читалку", наблюдал за ними.
  - Всё бы ничего, но он из лучших бойцов, - услышал сармат приглушённый голос Мэллоу. - И был с нами с самого начала. Что ему вдруг разонравилось? Он ни разу не подходил ко мне с жалобами. Его что, обделили едой, или по выходным не дают выпить? Или он не может красоваться перед новобранцами? Скажи, Дальберг, в чём мы его ущемили?
  - Может, не мы ущемили, а кое-кто пообещал больше? - отозвался Дальберг. - Что там говорят Ривз и Мас, когда мы не слышим? Что мы из тюрьмы сделали балаган?..
  Гедимин криво ухмыльнулся. "В последнее время постоянно приходится кого-то бить," - думал он. "Похоже, опять нашлись кандидаты. Не нравится мне это дело..."
  
  10 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Эй, Смит!
  Чтобы опознать человека, Гедимину пришлось подойти к нему вплотную, - хаотично перемещающиеся люди мешали рассмотреть в толпе опухшее лицо. "Раны" Смита были невелики, обошлось даже без швов, но верхняя губа и нос заметно раздулись и поменяли цвет - только так сармат и опознал его. "Все "макаки" на одно лицо," - думал он, досадливо щурясь. "А я даже не спросил, какой у него код. Значит, он из "зелёных"..."
  Смит, дёрнувшись от неожиданного оклика, резко развернулся к сармату - и подался назад, вытаращив глаза.
  - Тихо, - Гедимин жестом велел не поднимать шума - и только после этого сообразил, что жест сарматский и человеку навряд ли знаком. - Выйдем во двор. Ненадолго.
  Смит судорожно сглотнул, быстро оглянулся через плечо, но, увидев, что Гедимин протянул к нему руку, шарахнулся к выходу.
  - У нас с тобой не было никаких дел, - тихо сказал он, с опаской подняв взгляд на сармата. Во дворе было пусто - все собрались в ангаре; единственный человек, шепчущийся с девушкой у ограды, не замечал ничего вокруг - можно было поговорить спокойно, во всяком случае, Гедимин на это надеялся.
  - Со мной, - кивнул сармат. - У тебя дела с Ривзом. Ты из его людей, верно?
  Смит снова расширил глаза, в этот раз - от удивления.
  - Так же, как Моранди, - Гедимин задумчиво сощурился. - И тот, второй... Всем вам велели вернуться. И... привели аргументы. Верно?
  Человек мотнул головой.
  - Я... нет, ничего подобного, - пробормотал он. - Это просто... шутка или что-то вроде того...
  - Как знаешь, - сармат пожал плечами. - Рори "ничего не видел", когда на вас нападали. Он с Ривзом теперь, да? Я думал, сам по себе, но слишком много совпадений. Has-su, не люблю разбираться в делах "мартышек"...
  Смит, поёжившись, подался назад, к стене.
  - Ничего не знаю про Рори, - тихо сказал он. - И про Ривза тоже. Тебе Мэлли велел меня удержать? Я... ведь это по правилам - переходить, куда хочешь?
  - Куда хочешь, - буркнул сармат. - А не куда гонят пинками. Лучше бы ты сказал мне про Рори и Ривза. Мы можем тебя защитить.
  Смит криво ухмыльнулся и тут же вздрогнул от боли, прижимая опухшую губу к зубам.
  - Защитили уже, - он скосил взгляд на побагровевший нос. Гедимин сузил глаза.
  - Скажи, кто это сделал. Я сам разберусь.
  Смит вздрогнул.
  - Не надо... механик Джед. Ничего не надо, - тихо сказал он. - Я ничего не знаю. Меня не будут удерживать, если я перейду к Ривзу?
  Гедимин качнул головой. Он остался во дворе, только повернулся к открытым дверям ангара и проводил Смита задумчивым взглядом. "На кой он Ривзу? Для численности, что ли?"
  Банда Ривза, увеличившаяся ещё на десяток человек, плотным кольцом окружила диван. Гедимин уже видел её структуру, - те, кто покрепче и поувереннее, отогнали остальных на пару метров от себя и не подпускали близко. Никаких дополнительных "диванов" уже не осталось - только один, для Ривза и пары его подручных, и за всё время прогулки сармат не заметил, чтобы люди из "внешнего круга" что-то ели или пили. К шумной толпе вокруг Мэллоу уже не подходил никто - Джон велел чтецам и слушателям перебраться подальше от Ривза, под охрану Гарсии и Винсента, и "нейтральная зона" между бандами растянулась на три метра. Пересекал её только Гедимин; бойцы Ривза смотрели на него угрюмо, но от его взгляда сразу отворачивались. Сам предводитель, увидев сармата поблизости, жестом велел своим людям сомкнуть кольцо и прикрыть его от потенциальной опасности. Гедимин криво ухмыльнулся.
  - Джед, иди сюда, - позвал его Дальберг. Сегодня он был в ангаре - сидел рядом с Мэллоу и угрюмо смотрел в сторону двери. Гедимин проследил за его взглядом и увидел Рори и один из его отрядов. Человек, быстро выбравшийся из толпы к северу от дивана, подошёл к бойцам, быстро что-то сказал, выслушал ответ и пошёл обратно.
  - Восьмой раз, - мрачно сказал Дальберг. - Эй, Мэллоу, не пора прекратить эти переговоры? Мне уже надоело делать вид, что я ослеп и оглох.
  Гедимин шевельнулся, намереваясь подойти к Рори, но Мэллоу с неожиданной силой вцепился в его руку.
  - Подождите, оба, - еле слышно сказал он. - Я понимаю, что нужно делать. Но... я бы хотел выждать.
  Дальберг фыркнул.
  - Можно подумать, мне не досадно!.. Что там у Смита? - спросил он, повернувшись к Гедимину. Тот недовольно сощурился.
  - Боится. Уходит к Ривзу. Не защитили.
  Мэллоу прижал палец к правой брови и болезненно поморщился.
  - И Смит тоже... Джед, ты завтра здесь будешь?
  - На космодроме, - ответил сармат. - Работа.
  Мэллоу вздохнул.
  - Послезавтра приходи, ладно? Закончим всё разом. Без тебя никак.
  
  12 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Гедимин ещё со двора услышал разговор на повышенных тонах, ускорил шаг - но опоздал буквально на пару секунд. Когда он вошёл, хмурый Мэллоу сидел на диване, за его спиной стояли Гарсия и Винки, а из расступившейся толпы, поворачивая к северному концу ангара, выбирался Смит. За ним молча шли ещё четверо, все небольшого роста; никто из них не входил в боевые тройки, и, скорее всего, все когда-то были людьми Спаркса. Гедимин остановился в дверях, недобро щурясь.
  - А вот и ты, Джед, - вздохнул Мэллоу. - А мы тут решаем... несколько административных вопросов. Начали без тебя, надеюсь, ты не в обиде.
  Сармат молча сел рядом с ним, с другой стороны от угрюмого Дальберга.
  - Рори, - негромко позвал Мэллоу. - Иди сюда.
  - И его отряд, - буркнул Гедимин, глядя на смятый рукав ближайшего бойца. Синяя метка была на месте - её подрисовали, сделав ярче.
  - Девятка Рори пусть тоже подойдёт, - сказал Мэллоу, прижав на секунду палец к правой брови. - Разойдитесь, дайте место!
  Площадка перед диваном и так была свободна, но после прямого указания все подались назад, отступив к стенам. Бормотание чтеца стихло, и он, прижав к груди смарт, развернулся к предводителю. Ему было видно лучше всех - он сидел на верхнем ярусе, в перекрестье балок.
  - Что такое, шеф? - спросил Рори с широкой улыбкой. - Я, как ты и велел, тренирую тут своих парней...
  - Знаки, - буркнул Мэллоу. - Почему не смыл?
  Рори развёл руками.
  - Парни отказались, шеф. Не заставлять же их силой! Это ведь не по правилам...
  Он улыбнулся ещё шире.
  - Уважаешь правила? - угрюмо посмотрел на него Мэллоу. Рори энергично кивнул.
  - А как же! Мы вместе их устанавливали тут, помнишь? У тебя было всего три бойца...
  Мэллоу поморщился.
  - Надеюсь, ты будешь уважать их и дальше. А вот нам пора разойтись. Иди своей дорогой, Рори Донахью. Ты больше не боец механика Джеда и не командир отряда.
  Гедимин ждал, что Рори ухмыльнётся, но тот вздрогнул, как от удара, и облизал губы.
  - То есть? - спросил он, растерянно глядя на Мэллоу. - Ты вот так решил...
  - Механик Джед так решил, - холодно отозвался Джон. - Хочешь свою банду? Валяй. Двадцать койнов за любого бойца. Без выкупа не отпущу никого.
  Рори повернулся было к своей девятке, но, услышав последние слова, перевёл взгляд на Мэллоу и недобро оскалился.
  - Вот как, Мэлли? И кто же станет их командиром? Ты сам? Или эта... гора слизи?
  Перехватить его взгляд Гедимину не удалось - Рори стоял, набычившись, слегка наклонив голову. "Гора слизи," - повторил про себя сармат. "Смелая "макака"."
  - Зачем? - Мэллоу равнодушно пожал плечами. - Они больше не бойцы. Гарсия, Винки, вы слышали? Не пускать этих людей ни в патруль, ни на тренировку. Никаких больше важных мест. Мне тут не нужны двойные агенты, с этой толпой и так полно хлопот.
  Он жестом приказал всем разойтись и устало откинулся на плечо Гедимина. Гарсия и Винки вместе со своими отрядами двинулись вперёд. Гедимин услышал несколько недовольных и растерянных возгласов. Рори громко выругался, плюнул на пол и быстро зашагал к северному концу ангара. Мэллоу протяжно вздохнул.
  - Гилли, иди сюда. Сменишь Гарсию на тренировках. Гарсия, Винки, - всё внимание на Ривза и Донахью! Никого больше тут не побьют и даже не запугают. Ясно?
  - Надо ж было так влететь, - еле слышно пробормотал Винки, глядя туда, где только что исчез Рори. - Дебил какой-то... Ясно, босс. Больше никакой ерунды. Всё по правилам.
  
  16 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Толпа в душевой после всех регулировок и перетасовок чётко разделилась надвое - банда Ривза в дальнем левом углу и все остальные. "Нейтральная полоса" прошла по одному из душевых устройств, и Гедимин несколько секунд досадливо щурился, глядя, как вода льётся впустую, а потом подошёл и встал под ней - так, чтобы не загораживать обзор бойцам Гарсии.
  - Вот это кстати, - еле слышно сказал Гарсия, когда сармат встал неподалёку. - Теперь точно не полезут.
  Гедимин, угрюмо щурясь, разглядывал людей Ривза. Численность его банды дошла до сорока двух - и на этом остановилась, и вот уже три дня к ней не присоединялся ни один человек. Последними, кто ушёл к Ривзу от Мэллоу, был Смит и его товарищи; Рори - один, без компании - держался в стороне, ближе к правому углу. Синяя метка на его запястье почти стёрлась, и сейчас он смывал въевшиеся остатки. Гарсия и Винки следили, чтобы никто из людей Мэллоу к нему не приближался; какие распоряжения отдал Ривз, Гедимин не знал, но его люди к Рори не подходили тоже.
  - Ну вот и зачем? - спросил сам себя Гарсия, выразительно пожимая плечами. - Точно - дебил какой-то...
  - Он чего-то другого ждал, - еле слышно пробормотал Гедимин, глядя на изгнанника. - И от нас, и от них.
  Гарсия хмыкнул.
  - Видел его девятку? Ни у кого не осталось меток. Один подходил вчера, просился в запасной отряд.
  - Взял? - спросил Гедимин, сузив глаза. Гарсия мотнул головой.
  - А мне-то зачем предатели?
  "За три дня никого не побили," - отметил про себя Гедимин, выходя из душевой. "И к Ривзу все расхотели. Теперь пойдут обратно?"
  Видимо, Ривз отдал какие-то распоряжения, - его банда держалась плотно и с людьми Мэллоу не соприкасалась, пока охранники не выгнали всех в вестибюль и не перетасовали по своему усмотрению. Гедимин, присматривая за Ривзом, потерял из виду Рори, - скорее всего, тот затерялся в толпе. Общаться с ним Мэллоу запретил - всем, кроме Гарсии и Винсента - но своих бойцов у Рори не было, и ему поневоле приходилось стоять среди людей Мэллоу, раз Ривз его к себе не пускал. Гедимин знал, что за ним присматривают, но всё же настороженно щурился, выглядывая бывшего бойца в толпе. "Если он кого-то тронет, придётся мне влезть. Как же надоели эти "мартышки" со своей иерархией..."
  Он вошёл в камеру и потянулся, упираясь ладонями в стены, - после тёплой воды его слегка разморило, и он снова пожалел, что в душевой нет отдельного холодного крана. Решётка опустилась, замки защёлкали; генераторы защитного поля обычно включались централизованно, сразу по всему ангару, но решётки реагировали на наполнение камеры - Гедимин был на месте, можно было закрывать. Через несколько секунд пришёл Дальберг, и камера напротив тоже закрылась, но люди ещё шли по коридору редеющим потоком. Гедимин протянул руку за смартом, но что-то мелькнуло слева от него, у решётки, и он невольно обернулся. На полу трепыхалось, расползаясь во все стороны, что-то белесое, полупрозрачное.
  Отступать в камере было некуда - когда Гедимин врезался спиной в крышку над нужником, аморфная тварь всё ещё была слишком близко, в одном броске от его ног. Он смотрел на неё, оцепенев, и слышал, как за его спиной хрустит крышка. "Наверх," - мелькнуло в мозгу. "Убрать ноги..."
  Кто-то захохотал, а затем смачно плюнул. По ту сторону решётки стоял, наклонив голову набок и широко ухмыляясь, Рори Донахью. Гедимин запоздало учуял эфирные масла и выругался про себя, с отвращением глядя на размазанное по полу фруктовое желе.
  - Эй, слизистый урод! - Рори вскинул голову и ухмыльнулся ещё шире. - Это ты теперь главарь? Ты, тупая гора слизи?
  - Стоять! - запоздало рявкнул кто-то из охранников, и по коридору пронёсся грохот стальных "копыт". - Донахью, в камеру! Пошёл, пошёл!
  Предупредительный разряд станнера ударил в потолок. Рори, плюнув напоследок на решётку Мэллоу, развернулся и быстро пошёл к своей камере. Охранник выстрелил ещё раз для отстрастки и остановился у камеры Гедимина.
  - Что там у тебя?
  - Грязь, - отозвался сармат. Теперь он видел, что перед ним не эа-форма, понимал, что от куска желе он ничем не заразится, но смотреть на белесую жижу было очень противно.
  - А, - охранник поморщился. - У Матейки отгул... Ладно, на обеде дам тебе тряпку, вытрешь.
  Он ушёл. Гедимин краем пустого контейнера поддел жижу и дотолкал до решётки. Защитное поле уже опустилось, и выкинуть гадость наружу сармат не мог, но теперь она, по крайней мере, не была похожа на эа-форму.
  - Рори Донахью, твою же мать, - пробормотал Мэллоу, подойдя к решётке. - Ох как завтра кого-то взгреют... Джед, ты как?
  Гедимин поморщился.
  - Баселар за оскорбление сломал бы обе руки, - сказал Дальберг, выглядывая из камеры. - И челюсть впридачу. А нам придётся делать всё по правилам - суд и всё такое...
  Мэллоу тяжело вздохнул.
  - Джед! Может, ты сам его искалечишь? Мы все скажем под присягой, что он напал первым.
  Гедимин покачал головой. Теперь, когда и страх, и ярость прошли, он был крайне озадачен. "Или этой лысой мартышке надоело жить," - думал он, разглядывая мокрый пол, - "или он знает, что его не тронут. Интересно, сегодня он выйдет на прогулку?"
  
  17 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Конвоир опоздал на четверть часа и так спешил вытолкать Гедимина во двор, что даже не стал застёгивать наручники - так, накинул на запястья сармата одну пару для вида и вывел его за плечо. У дверей ангара уже стоял, выглядывая Гедимина, кто-то из бойцов Винки; увидев сармата, он уважительно кивнул и втянулся внутрь.
  - А, Джед. Заходи, - мрачно взглянул на пришельца Джон Мэллоу. - Ничерта у нас не выгорело. Рори у Ривза.
  Гедимин развернулся к северному концу ангара. Ривз был там - как обычно, на диване. Банда собралась вокруг; бойцы отогнали "сброд" к стене и настороженно смотрели на Гарсию и его отряд. Гарсия прикрывал север, но глядел в основном на Рори - тот сидел рядом с Ривзом на диване, и ухмылка то и дело сползала с его бледноватого лица.
  - Разумно, - признал Гедимин, недобро сузив глаза. - И что Ривз?
  Мэллоу тяжело вздохнул и посмотрел наверх.
  - Краус, оторвись на секунду.
  Чтец, прижав смарт с недочитанной книгой к груди, развернулся к северному концу ангара.
  - Эй, Ривз! Ты вроде как заключил договор и собирался держать слово, - сказал Мэллоу, не напрягая голосовые связки. Краус громко повторил его слова.
  - Я помню, Мэллоу, - донёсся с другой стороны незнакомый голос - видимо, Ривз тоже воспользовался живым "микрофоном". - В этом договоре не было пункта "отдавать тебе своих людей по первому требованию".
  Мэллоу поморщился.
  - Твой человек нанёс оскорбление нашему лидеру. Ты обязан разобраться с этим - или выдать его на суд.
  На той стороне раздались нестройные смешки.
  - О чём ты, Мэллоу? - спросил Ривз; голос "микрофона" не отразил его интонаций, но Гедимину показалось, что главарь ухмыляется. - Я не видел, что случилось с вашим лидером. Мои люди слышали невежливые слова Рори Донахью - это так, и я уже упрекнул его за несдержанность. Но - по твоим же правилам - за слова теперь не бьют, верно, Мэллоу?
  Джон еле слышно выругался и повернулся к Гедимину.
  - Я могу рассказать ему, что сделал Рори?
  - Он знает, - отозвался сармат, недобро сузив глаза. - Он его не выдаст.
  Мэллоу на секунду сжал кулаки и резко выдохнул. Дальберг молча хлопнул его по колену.
  - Нас больше, - мрачно напомнил он.
  Гедимин, выпрямившись, ещё раз оценил численность банды Ривза. "Оружие у одного... двоих... а, ещё и этот с заточкой," - он вгляделся в лица, пытаясь запомнить неразличимые "мартышечьи" черты.
  - У них оружие, - тихо сказал он, вернувшись на место. Мэллоу и Дальберг, одновременно вздрогнув, развернулись к нему.
  - Видел, у кого? - тихо спросил Джон. - Гилли, иди сюда. Есть новости для охраны.
  - Встань, я покажу, - отозвался Гедимин, подавив невольную ухмылку. "Охрана! Верно же. Почему сам не догадался?! "Макаки" против "макак"..."
  Рори, увидев, что сармат смотрит в его сторону, презрительно ухмыльнулся. Но Гедимина сейчас интересовал не он. Гилли, приподнявшись на его плече, слушал его тихие пояснения и кивал.
  - Ага. Всех знаю. Сейчас бегом к охране.
  - Ещё бы в тайниках порыться... - донёсся с дивана голос Дальберга. Гилли кивнул.
  - Не дурак. Напомню. Идти?
  ...Охрана себя ждать не заставила - Гедимин даже удивился, как быстро четверо экзоскелетчиков добрались до ангара. Один из них громко назвал имена, приказав всем названным выйти во двор, и с каждым именем вздрагивал и менялся в лице не только его обладатель, но и Рори. Ривз сидел спокойно, сложив руки на груди и глядя прямо перед собой; его веки слегка опустились, но лицо не дёргалось. Трое бойцов вышли, и через несколько секунд со двора донеслась ругань - сперва охраны, затем - заключённых, утаскиваемых в карцер. Мэллоу повернулся к Гедимину и с широкой ухмылкой хлопнул его по ладони.
  - Краус, отвлекись ещё на минутку, - попросил он. - Эй, Ривз, тебе настолько дорог этот парень?
  Теперь смешки послышались в толпе, окружившей его диван.
  - Они вернутся, Мэллоу, - спокойно ответил Ривз. - Только не удивляйся, если у них появятся претензии... к тебе и твоему лидеру.
  Мэллоу ухмыльнулся.
  - Гилли, поможешь Гарсии на периметре. Джед, тебе об осторожности напоминать не надо?.. Не могу понять, что он так вцепился в Донахью. За нами ведь не заржавеет каждый раз поднимать охрану...
  "Надеюсь, тайники они обыщут," - думал Гедимин. Недавний шрам на спине ныл и подёргивался - впервые с прошлого сентября. Сармат досадливо сощурился. "Угораздило же влезть в дела "макак"..."
  
  24 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Ничего нового, Джед, - вздохнул Мэллоу, разведя руками. - Но, по крайней мере, всё тихо. Ривз сидит в своём углу, мы - в своём.
  Гедимин кивнул, стараясь не показывать недовольства - после недели, проведённой на космодроме, за разглядыванием земных и инопланетных кораблей, вспоминать о мартышечьей грызне ему не хотелось.
  - Гарсия выслеживает Донахью, - продолжал Мэллоу с одобрительной ухмылкой. - Но пока что без толку. Тот из кольца не выходит. Даже в строю держится от нас поодаль.
  Гедимин хмыкнул.
  - Нападения были?
  Мэллоу издал негромкий смешок.
  - На глазах у Гарсии и Гилли? В нашу сторону даже не смотрят. Гарсия думает - из-за этого Рори и не ловится. Может, устроить ему западню?
  Гедимин качнул головой.
  - Ну его. Рано или поздно выйдет. Сколько людей у Ривза? Новые за неделю появились?
  - Сорок три вместе с Донахью, - ответил Мэллоу. - И как минимум десять уже сильно об этом жалеют. Кого-то Ривз посылал говорить с новичками, но мы успели раньше.
  - Бойцы Рори, - буркнул Дальберг, подняв взгляд на сокамерника. - Скажи про них.
  - Можно подумать, у тебя рта нет, - беззлобно фыркнул Мэллоу. - Да, бойцы... Его бывшая девятка. Каждый день просятся обратно. Я думаю взять их на испытательный срок. Разделить по одному на отряд. Если что, их быстро успокоят.
  Гедимин кивнул.
  - Только подальше от Ривза, - сказал он. - Пока - подальше.
  Мэллоу ухмыльнулся.
  - Тоже думаешь, как выманить Донахью? Он тебя тогда сильно задел...
  Гедимин молча сузил глаза.
  
  25 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Макнайт, проверив наручники на запястьях Гедимина, довольно хмыкнул и, махнув на прощание, ушёл к терминалам космопорта. Сармат, едва дождавшись, когда жёлтый экзоскелет исчезнет за дверью, крепко сжал пальцами браслеты, распуская магнитную "цепь" на два дополнительных метра, и отошёл от ограждения, вглядываясь в толпу у карантинного ангара. Там на стенах висели уже четыре монитора - ещё два добавили недавно; развлечений у скучающих пассажиров было немного, и большая их часть, как обычно, бродила у ангара и разглядывала зверьков. Гедимин тоже посмотрел на мониторы, но ничего интересного не увидел - на этой неделе карантин проходили только представители земной фауны. Сармат перевёл взгляд правее, на разрисованный ангар байкеров; сегодня ворота были приоткрыты, и Гедимин довольно ухмыльнулся.
  Едва он отошёл от ограды на пару метров, как услышал знакомый свист и еле успел шарахнуться назад, прижимаясь к ограждению спиной, - ярко раскрашенный флиппер выписал полукруг у его ног, поднялся на дыбы, опустился обратно и замер, слегка наклонившись набок.
  - Джед! - Люнер радостно усмехнулся. - Извини, что давно не появлялся. У нас тут были вакуумные гонки...
  Сармат мигнул.
  - Какие?
  - По вакууму, - пояснил Люнер. - Значит, по ту сторону купола. С баллонами, само собой. Без баллонов нам запретили. А жаль - так было веселее... Ну, а у тебя что нового?
  Гедимин пожал плечами.
  - Скука... - он перевёл взгляд на лицо байкера, стараясь не смотреть ему в глаза. - Какое из фруктовых желе белое и полупрозрачное?
  Люнер озадаченно хмыкнул.
  - Да как краски пожалеют, так оно и прозрачное... Эй, ты есть хочешь? "Копы" тебя ещё и голодом морят?! Жди тут, сгоняю к "Бобби"...
  - Стой! - Гедимин еле успел поймать его за шиворот до того, как флиппер стартовал. - Я не голоден. Нужно самое дешёвое, самое прозрачное желе. Привези его, я скажу Макнайту, чтобы деньги вернул.
  - Да ну тебя, - отмахнулся Люнер. - Сейчас привезу.
  Флиппер сорвался с места и, перемахнув через пустые скамейки, унёсся к терминалам. Гедимин недовольно сощурился. "Может, лучше было бы взять Би-плазму," - думал он. "Но здесь её нет. Это или в госпитале, или на пищекомбинате. Люнера туда не пустят."
  ... - Вот! - байкер уронил прозрачный контейнер на скамейку. Белесое содержимое всколыхнулось, и сармат, судорожно сглотнув, отвёл взгляд. "Просто жижа," - напомнил он себе. "Оно неживое."
  Взяв контейнер в руки, Гедимин рискнул на него взглянуть. Сердцебиение неприятно участилось, но пальцы не дрожали - теперь, когда жижа не шевелилась, проще было поверить, что это не ошмёток эа-формы. Сармат встряхнул контейнер, с трудом заставив себя не отводить взгляд. Руки свело судорогой.
  - Эй-эй, ты чего? - встревоженный Люнер, спрыгнув с флиппера, заглянул Гедимину в лицо. - Ты в порядке?
  - Да, - отозвался сармат, с досадой отметив, что пальцы всё-таки задрожали. "Вот что бывает от мартышечьей еды," - сердито подумал он. "Когда ел Би-плазму, меня так не дёргало."
  - Вот что, - он бросил контейнер на скамейку, заставив себя проследить за колыханиями желе, пока оно не вернётся к неподвижности. - Поможешь мне? Вот эта штука. Я встану там. Бери её кусками и кидай в меня.
  Люнер неуверенно усмехнулся, заглянул сармату в лицо и озадаченно хмыкнул.
  - Серьёзно? Э-э-э... Встань тогда боком - иначе коп прицепится. Не знаю, что ты там удумал, но...
  Пожав плечами, он снял обрезанную перчатку, зачерпнул пятернёй белесую жижу и, не размахиваясь, кинул её сармату под ноги. Комбинезон забрызгало. Шматок желе, расплескавшийся по мостовой, несколько секунд ещё трепыхался, прежде чем потерять остатки формы и растечься безвредной лужей. Гедимин смотрел на неё, не мигая; за спиной было ограждение космодрома, и отпрыгнуть было некуда, но в первые мгновения сармат с трудом удержался, чтобы не взлезть на него и не распластаться по городскому куполу. "Желе," - повторял он про себя, пытаясь совладать с окостеневшими мышцами. "Мартышечья еда. Пахнет мартышечьей едой. Ну, давай! Ter... du... un... Attahanke!"
  Повторение про себя сарматских слов вывело его из стопора. Сармат наклонился и, брезгливо морщась, тронул лепёшку пальцем. Она трепыхнулась; Гедимин вздрогнул, силой заставил себя не убирать руку, тронул снова, старательно принюхиваясь к запаху фруктов. "Просто мартышечья еда..."
  - Ещё, - отрывисто приказал он, выпрямившись. Люнер смотрел на него, расширив глаза и машинально отряхивая мокрые пальцы, будто сам частично впал в тот же стопор. Услышав голос сармата, он вздрогнул.
  - Вот что, - пробормотал он, пытаясь вытереть руку о контейнер. - А я, баран, не понял сразу... Это та дрянь, от которой тебе плохо. Я видел... там, в ангаре... На кой тебе это, а?
  Он ткнул пальцем в прикрытый контейнер. Гедимин досадливо сощурился - кажется, что-то пошло не по плану.
  - Я хочу к ней привыкнуть, - ответил он, покосившись на брызги желе, прилипшие к комбинезону. Они были слишком мелкими, чтобы напомнить ему об эа-форме, но всё равно хотелось побыстрее их стереть.
  - Вот как... - пробормотал Люнер, глядя на сармата с опаской. - Вроде лечения, да? Теск, мне не по себе. Вдруг тебе станет совсем худо. Я ж не доктор...
  Гедимин досадливо сощурился.
  - Просто кидай эту штуку, - буркнул он. - Если что, кликнешь Макнайта. Он у Дэйва.
  Люнер неуверенно усмехнулся.
  - Да уж наверное, у Дэйва... Ну ладно, ещё раз. Так же - под ноги?
  - Как хочешь, - отозвался Гедимин, стараясь сосредоточиться на мыслях о "мартышечьей" еде. Желе оказалось пахучим - запах фруктов до сих пор висел в воздухе.
  Второй шматок врезался сармату в грудь и размазался по комбинезону. Гедимин остался на месте, только дёрнулся всем телом и стиснул зубы. Кровь стучала в ушах, и он втягивал воздух, снова и снова напоминая себе, что это всего лишь "мартышечья" еда - Би-плазма, загустители и ароматизаторы.
  Третий кусок попал ему в плечо, капли брызнули на лицо. Гедимин, сердито сузив глаза, резко провёл ладонью по щеке и почувствовал, что сердцебиение замедляется. "Кажется, работает," - неуверенно подумал он, переводя взгляд на Люнера. В контейнере оставалось ещё много - на десяток бросков, если не больше.
  Люнер снова зачерпнул из контейнера, на секунду замешкался, выбирая, куда кинуть, - и вместе с Гедимином вздрогнул от пронзительного свиста.
  - Эй, урод! Да, ты, на флипе!
  У дальнего ряда скамеек стояла некрупная самка и показывала Люнеру кулак.
  - Не лезь к нему, слышишь? Ему и без тебя паршиво!
  Люнер с растерянной ухмылкой развернулся к ней. Забытый кусок желе выпал из его руки и размазался по мостовой далеко от Гедимина. Сармат досадливо сощурился - самка снова засвистела, и на шум уже обернулись двое "копов" у ближайшего терминала.
  - Да тихо ты! - заговорил Люнер, двинувшись к самке; она мгновенно подалась назад и поднесла руку ко рту. - Я ничего плохого не делаю...
  - Что тут за шум? - раздражённо спросил экзоскелетчик, подходя к скамейкам. - Люнер Чицу? Ну что ещё?! Самому-то не надоело?!
  Люнер растерянно оглянулся на Гедимина. Тот был занят - пристёгивался обратно к ограде, сматывая "провисшие" магнитные "цепи".
  - Напал на вот того, прикованного, - быстро-быстро заговорила самка, указывая пальцем на сармата. - Просто так швырял в него грязью!
  - Он сам меня... - начал было Люнер, но "коп" уже двинулся вперёд.
  - Ну и куда тебя теперь? К Торнтону или сразу к Фостеру? - устало спросил он, протягивая руку к штурвалу флиппера.
  - Не трогай его, - вмешался Гедимин, досадливо щурясь. - Мы просто шутили.
  Самка, уже шагнув к нему с какой-то белой тряпкой в руке, быстро подняла на него взгляд - и, побледнев, попятилась. Экзоскелетчик ловко поймал её за плечо.
  - Не пугайтесь, мисс. Это механик Джед, он странный, но безобидный. В наручниках, по крайней мере.
  Свободной рукой он тыкал в клавиши передатчика.
  - Макнайт сейчас подойдёт, - сказал он Гедимину. - Говоришь, шутили?.. Чицу, ещё раз увижу такие шутки - оттащу к Торнтону за шиворот!
  Самка, уже справившись с испугом - или, возможно, отвращением - стояла у крайней скамейки и молча переводила взгляд то на людей, то на сармата. Люнер, угрюмо кивнув, подобрал полупустой контейнер и оглянулся в поисках урны. Гедимин протянул к нему руку, насколько позволила укороченная "цепь".
  - Оставь мне. Это съедобно.
  Макнайт уже спускался с крыльца терминала, грохоча стальными "копытами" при каждом шаге. Люнер, вскочив в седло, махнул Гедимину на прощание и с места набрал скорость. Макнайт ещё не успел сойти с последней ступеньки, а байкер уже исчез за ангаром.
  - Привязывай его где-нибудь в другом месте, - недовольно сказал охранник космопорта. - С этим теском вечно проблемы!
  - Я же не могу взять его с собой к Дэйву, - буркнул Макнайт, отцепляя сармата от ограды. - Всё, пошёл! Хватит с тебя на сегодня.
  Самка стояла там же, так и не двинувшись с места, и расширенными глазами смотрела на экзоскелетчиков, изредка оглядываясь туда, где недавно исчез Люнер. Макнайт шёл быстро, подгоняя Гедимина; вскоре и самка, и вся окраина космодрома пропали из виду. Сармат досадливо щурился, думая о сорванной тренировке. "Слишком много "макак" вокруг," - думал он. "Забыл о них. Глупо вышло."
  
  30 июня 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Вот тебе ещё, Джед, - сказал Мэллоу, просовывая контейнер с прозрачным желе под решётку. Гедимин благодарно кивнул. Он подобрал упаковку с пола, встряхнул её, наблюдая за колыханием аморфной массы, - ничего внутри не дрогнуло, только рот свело оскоминой. За эту неделю сармат съел много фруктового желе, и оно ему очень надоело, - ещё одна порция "мартышечьей" еды в желудке, да ещё и похожая на нормальную Би-плазму.
  - Больше не надо, - сказал он Джону, уже вошедшему в камеру, и, вскрыв контейнер, погрузил обе руки в шевелящуюся массу. "Сработало," - облегчённо вздохнул он, не почувствовав ничего, кроме лёгкой брезгливости.
  Мэллоу, обычно с интересом наблюдавший за экспериментами Гедимина, в этот раз даже не повернулся к решётке. Он вполголоса обсуждал что-то с Дальбергом, ещё более мрачным, чем обычно. Лицо самого Мэллоу то и дело перекашивало от кривой ухмылки.
  - Прямо в ангаре, понимаешь? - его передёрнуло. - Не знаю, что там думает Ривз, но новичков от этого дела чуть не стошнило. Если он решил такими выходками заманить новобранцев...
  - Это Донахью веселится, - мрачно отозвался Дальберг. - Видимо, давно мечтал хоть куда-то пристроить свой стручок. У нормальных людей девушки...
  Гедимин озадаченно мигнул.
  - Что там с Донахью? - спросил он, смутно догадываясь, что речь о спаривании - но кого с кем, и почему в прогулочном ангаре?
  - Дебил наш Донахью, - отозвался Дальберг и замолчал. Мэллоу выразительно хмыкнул.
  - Хорошо, что тебя не было, Джед. Паршивое зрелище. Он посреди ангара спустил штаны и сунул свой стручок в чужой рот. Бедолага Смит! И что ему помешало остаться у нас?!
  Гедимина передёрнуло. Несколько секунд он недоверчиво смотрел на Мэллоу - рассказанное походило на очередную нелепую "мартышечью" шутку - но почти сразу понял, что если кто и шутил, то не Мэллоу.
  - Зачем? - спросил он, растерянно мигая.
  - Мэллоу, - буркнул Дальберг. - Ты не вовремя заткнулся.
  - Да, верно, - вздохнул Джон, брезгливо поморщившись. - Он ещё сказал кое-что. Он обращался к своей девятке и другим бойцам. Он позвал их к себе - "к настоящим людям", как он сказал, "чтоб не пачкаться в слизи". Он пообещал, что скоро сделает с тобой то же, что со Смитом.
  Гедимин ошалело мигнул.
  - Sa hasu... - выдохнул он, стараясь не задумываться о замысловатых традициях "макак", связанных со спариванием. - Это... серьёзное оскорбление?
  Мэллоу мрачно кивнул.
  - Гарсия и Винки предлагают не ждать, пока Донахью высунется. Даже половины наших отрядов хватит, чтобы загнать Ривза туда, откуда он вылез.
  Дальберг поднял голову и смерил сокамерника угрюмым взглядом.
  - Охрана, небось, обрадуется...
  Мэллоу поморщился.
  - Верно. И правила придётся переписывать. Ну, я их в любом случае перепишу, вот только сначала надо что-то сделать с Донахью...
  Гедимин, выкинув наконец из головы все рассуждения о странностях "макак", вспомнил, что упустил один важный момент.
  - Почему охрану не позвали? Когда Донахью... спаривался со Смитом? Это что, законно?
  Мэллоу и Дальберг переглянулись.
  - Это люди Ривза, - поморщился Мэллоу. - И он вправе делать с ними, что хочет. А сам этот бедолага никуда не пожалуется. Ему ещё сильно повезло, что...
  - Мэллоу, заткнись, - ровным голосом сказал Дальберг.
  - Понятно, - сказал Гедимин, стараясь не мигать слишком часто. "Если я отсюда выберусь, к традициям "макак" не притронусь даже в скафандре..." - он потёр гудящий висок.
  - Мне завтра появиться во дворе?
  Мэллоу поспешно закивал. Его лицо немного прояснилось.
  - Посмотрим, в своём уме Донахью или уже нет. Если он и при тебе продолжит... - Джон, не договорив, развёл руками и вздохнул. Гедимин молча сузил глаза.
  
  02 июля 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - На сегодня работы нет, - сказал, войдя в камеру, сержант Матейка. - Опять на космодром?
  Гедимин качнул головой и повернулся к нему спиной, привычным жестом подставляя запястья. Сегодня Матейка был в хорошем настроении - браслеты закреплял небрежно, "цепи" не подтягивал и за руки на выходе не хватал. "Чем только ни приходится забивать голову," - досадливо поморщился Гедимин, обнаружив, что и правда отслеживает настроение конвоиров - машинально, по шагам в коридоре, ещё не видя их лиц. "Видимо, это и называется "рабство". Вот Линкен давно бы сбежал..."
  Подходя к закрытым воротам тюремного двора, Матейка замедлил шаг. Гедимин остановился - надо было дождаться, пока его охранник договорится с местными, и вход откроют. Ему было не по себе. "Мэллоу говорил, что вчера было тихо," - думал он. "Или Донахью включил мозги, или... или он ждёт меня."
  Зайдя в ангар, он первым делом повернулся к дивану, на котором обычно сидел Ривз. Банда была там, и, судя по размерам человеческого сгустка, не увеличилась и не уменьшилась. Гедимин досадливо сощурился - сегодня люди Ривза столпились вокруг дивана, и плотность толпы не позволяла рассмотреть, кто там сидит. Рори Донахью был рослым, его рыжая макушка обычно торчала выше всех; в этот раз Гедимин её не видел. "Значит, с дивана не выгнали," - отметил про себя сармат. "Он Ривзу всё ещё нужен..."
  - И вот так они и стоят, - мрачно сказал Мэллоу, кивнув в сторону соперника. - С тех пор, как нас сюда привели. Всё тихо, Джед.
  - Сверху не видно, чем они заняты? - спросил сармат, настороженно щурясь. Мэллоу поднял голову и переглянулся с Краусом.
  - Там их четверо, - доложил тот. - Говорят о чём-то. Рори тоже там.
  Мэллоу скривился.
  - Значит, у них совет... Ну ладно, Джед. Если что-то случится, ты не пропустишь.
  Гедимин огляделся по сторонам. Весь северный периметр кишел бойцами Мэллоу. Все мирные развлечения перенесли в южный конец ангара. Гилли приглядывал за дверями, Гарсия и Винки - за Ривзом. Где-то были ещё две банды - Гедимин сейчас не мог даже вычислить их участников.
  - Где люди Донахью? - спросил сармат. Мэллоу поморщился.
  - Там, - кивнул он на дверь. - За ними смотрят, Джед. Не волнуйся.
  - Можешь перевести их на северный край? - спросил сармат. - Присмотр не ослабляй. Но Гарсия и Винки пусть отойдут. Позови их к себе.
  Мэллоу криво ухмыльнулся.
  - Уверен, Джед?
  - Двое встали, - доложил Краус. - И третий тоже. Теперь там только Ривз. Все разошлись, теперь стоят, как обычно.
  - Совет окончен, - усмехнулся Мэллоу, внимательно глядя на Гедимина. - Говоришь, отозвать Гарсию?
  ... - Что-то они не торопятся, - заметил Винки, покосившись на северный периметр. С тех пор, как оба командира ушли, ничего не изменилось, - отряды следили за бандой Ривза, бойцы Ривза - за людьми Мэллоу. Донахью стоял у дивана - за углом, на южном краю, довольно близко к периметру.
  - Его люди далеко от него? - спросил Гедимин.
  - Да прямо под носом, - отозвался Винки. - Ты не спеши. Так сразу он не вылезет...
  Краус под потолком громко щёлкнул пальцами. Гедимин развернулся к северному периметру и жестом приказал очистить проход. Рори, покинув круг бойцов Ривза, стоял у границы и что-то быстро и тихо говорил. Несколько человек из ближайшего к нему отряда слушали, переглядываясь, но ничего не отвечали. Подойдя ближе, Гедимин заметил, что Рори стоит как-то странно - держится к собеседникам боком и не опускает приподнятый локоть. "Опять нож?" - сармат брезгливо поморщился. "Охранники, наверное, везде слепые..."
  Ускорив шаг, он врезался в толпу. Бывшие бойцы Донахью шарахнулись в разные стороны, кого-то из них сармат задел боком. Теперь он стоял прямо перед Рори, и тот, обнаружив это, с горловым бульканьем подался назад.
  - Уходи, - сказал ему Гедимин, внимательно глядя на его локоть. Рори снова развернулся боком, теперь уже к нему; что-то у него с собой было, и, судя по размерам, не нож.
  - А ты прогони меня, слизь, - Донахью широко ухмыльнулся. Он остановился, широко расставив ноги, и хлопнул себя свободной ладонью по низу живота.
  - Я кое-что пообещал, пока тебя не было, - сказал он, старательно удерживая на лице ухмылку, и внезапно свистнул.
  Не надо было упускать его из виду, но Гедимин невольно отвёл взгляд, когда четыре шматка прозрачной слизи расплескались по его комбинезону. Один летел в голову - скорее всего, в глаза, но размазался по виску и уху. Сармат выругался и услышал ответный резкий выдох. Затем все звуки стихли. Все, замерев на местах, смотрели на Донахью. Он держал в руке укороченный до предела боевой бластер.
  - На колени, слизь, - сказал он, небрежно махнув стволом и снова наставив его на сармата. - Смотри сюда, Мэлли. Смотри на своего глава...
  Бластер в его руке дрогнул и на долю секунды отклонился вслед за его взглядом, и этого было достаточно. Гедимин взлетел вертикально вверх. Приземлился он уже на Донахью - и успел про себя отметить, что давно ему не было так приятно дать кому-то пинка.
  Человека отшвырнуло в сторону, голова резко мотнулась, локоть согнулся в обратном направлении, и по ангару пронёсся отчаянный вой. Под ногами сармата что-то хрустнуло - мелкие желтоватые осколки в луже непривычно светлой крови. Рори скорчился, закрывая лицо уцелевшей рукой, но сломанная по-прежнему сжимала бластер. Кто-то из бойцов Ривза двинулся к нему, но Гедимин небрежно оттолкнул его и встал над хрипящим Рори.
  Банда Ривза расступилась - точнее, расплескалась по стенам, как фруктовое желе. Гарсия и Винки уже были здесь, и их отряды плотным клином врезались в редеющую толпу. Ривз остался на месте, только его лицо слегка побледнело.
  - Гилли, друг мой, позови-ка охрану, - нарочито медленно протянул Мэллоу. Сейчас ему не нужен был живой "микрофон" - его и так все отлично слышали.
  - Я здесь ни при чём, - сказал Ривз, поднимаясь на ноги и демонстративно отряхивая руки. - Это твой человек, Мэлли, и это его пушка. И нечего на меня так смотреть.
  Последнее относилось к Гедимину - тот следил за Ривзом немигающим взглядом. "Надо было шарахнуть по нему, пока бластер был у Рори," - запоздало сообразил он. "Одной проблемой стало бы меньше."
  Со двора донёсся грохот, перемежаемый отрывистыми криками, - охрана сорвалась с места до того, как всё было кончено, и не была уверена, что стрелок обезврежен. Винки и Гарсия быстро отступили, и Гедимин подался к стене, внимательно следя за Рори. Бежать тот не мог, и, похоже, рука у него не разжималась - кисть свело судорогой.
  - Ствол, - коротко сказал экзоскелетчик, остановившись в дверях. - Кто?
  - Рори Донахью, - ответил второй, сверившись со смартом. - Камеры целы? Просмотрим. Есть раненые?
  Он перевёл взгляд на Гедимина. Тот только сейчас заметил, что по шее что-то стекает, прижал пальцы к мокрому виску - и презрительно фыркнул: это таяло фруктовое желе.
  - Он целился в меня, - угрюмо сказал сармат, кивнув на раненого. - И кто-то бросил в меня эту слизь. Я не ранен.
  - Групповой сговор? - охранник обвёл молчаливую толпу у стены недобрым взглядом. - Фортен, проверь их. Что это за слизь?
  - Банановое желе, - Фортен втянул носом воздух. - Значит, предумышленное нападение, пронос огнестрела... Донахью, из медчасти ты выйдешь на второй этаж. Это уж точно!
  
  21 июля 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Решётка опустилась, закрыв выход из камеры, а через несколько секунд поверх неё легло защитное поле. Охранник включил генераторы и прошёл по коридору, проверяя системы защиты. Мэллоу сел на койку и стянул носок, высыпая на одеяло мелкие сложенные листки.
  - У нас пополнение, Джед, - сказал он, показав сармату одно из посланий. - Боец Ривза хочет перейти к нам.
  - Боец? - Гедимин хмыкнул. - На испытательный срок. И не в отряд.
  Мэллоу, не возражая, передал листок Дальбергу, и тот потянулся за общим списком. Гедимин отметил, что у заключённого с собой ручка - видимо, охранники за хорошее поведение сняли с него часть запретов.
  - Да, Джед, - Мэллоу, ненадолго отложив неразобранные прошения, вытянулся вдоль стены, закинув руки за голову, и широко ухмыльнулся. - Даже бойцы уходят от Ривза. Дела его, видно, плохи.
  - Сколько у него людей? - спросил Гедимин.
  - На сегодня - четырнадцать, - ответил, вычёркивая кого-то из списка, Дальберг. Один из больших листов почти целиком был покрыт зачёркнутыми именами - там перечислялись "бескодные", не задерживающиеся дольше месяца ни в банде, ни в тюрьме. Сегодня список снова уменьшился - в честь праздника тем, чей проступок был незначителен, объявили амнистию.
  - Смит у нас? - спросил Гедимин. - Ты знаешь, какая помощь ему нужна?
  Мэллоу пожал плечами.
  - Его никто не трогает, и я разрешил ему спиртное - он до одури не напивается.
  Гедимин кивнул. "Он видел, что стало с Донахью," - сармат криво ухмыльнулся. "Ему должно было стать легче. С кем там теперь спаривается Донахью? Или кто-то спаривается с ним? Никогда не пойму местных обычаев..."
  
  01 августа 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Роботы-уборщики ползали по ангару, прибирая в опустевших камерах и время от времени упираясь в опущенную решётку - Гедимин по-прежнему сидел в закрытом помещении. Сержанта Матейки не было, и в этот раз он опаздывал уже на двенадцать минут.
  Услышав гул открывающихся ворот, Гедимин поднялся на ноги и отложил смарт - но тут же насторожился, услышав чужие шаги. Матейка был не один - с ним пришли ещё двое, шумные и неуклюжие, как большинство "макак", но без экзоскелетов. Один из них был в какой-то лёгкой броне, похожей на пехотную, но немного отличающейся конструкции; второй шёл тише всех - ему достался только бронежилет.
  - Вам было бы лучше подождать снаружи, сэр, - услышал сармат незнакомый голос.
  - Я хочу сам услышать, что он скажет, - холодно ответил другой. - Где все заключённые? Я думал, их довольно много.
  - На прогулке, сэр, - ответил Матейка, останавливаясь перед камерой Гедимина. - Мы выбрали удачное время. Эй, теск, подойди!
  - Решётка мешает, - едва заметно ухмыльнулся Гедимин, встав перед защитным полем. Двое чужаков поравнялись с Матейкой и, обойдя его, встали напротив сармата. Один из них действительно был в бронежилете, прикрытом уличным комбинезоном, а второй - в лёгкой броне. "Механическая прочность, амортизация ударов," - Гедимин внимательно смотрел на необычный скафандр, подмечая про себя его особенности. "Небольшой запас кислорода. Креплений для оружия нет. Из бластера пробивается, разряд станнера должна держать. Странная конструкция..."
  - Это он и есть? - спросил человек в скафандре, оглянувшись на спутника в бронежилете. - Механик, восстановивший "Пантеру"? Вы говорите, он работал в одиночку?
  "Пантеру? А, тот глайдер с регаты..." - Гедимин настороженно посмотрел на чужаков. "Прошло два месяца. С чего они вспомнили о том ремонте?"
  - Лучший, кого мы могли найти, - отозвался второй. - Вы знаете, мистер Карденос, мы стараемся устроить всё наилучшим образом.
  - Я знаю, мистер Иварсон, - ровным голосом ответил Карденос, на секунду поднимая взгляд на лицо сармата и тут же опуская. Он не дёрнулся и почти не побледнел, но больше на Гедимина не смотрел.
  - Мне самому расспросить его? - спросил секунду спустя Иварсон, заметив замешательство. Карденос шумно сглотнул и едва заметно качнул головой.
  - Я пришёл сказать вам "спасибо", мистер... Кет? - он быстро оглянулся на охранника. - "Пантера" хороша, как никогда. Все деньги у вас на счёте - я лично проверил перечисление и добавил немного от себя. Жаль, я в тот день не смог наблюдать за ремонтом - Иварсон не предупредил меня.
  Иварсон зашевелился и слегка помрачнел.
  - Вас не хотели беспокоить после аварии, - пробормотал он.
  Гедимин пожал плечами.
  - Ремонт был несложный. Замена стандартных блоков... Это ты врезался в кого-то на регате?
  Иварсон нахмурился, по лицу Карденоса скользнула слабая усмешка.
  - Да. Вот об этом я и пришёл поговорить, мистер Кет. О несработавших тормозах. Сейчас они в полном порядке, но... Иварсон говорит, была какая-то заминка с их ремонтом? И в ней участвовал его помощник, некто Диксон?
  Гедимин мигнул. "А. Значит, эта "макака" всё-таки сообщила. На два месяца позже, чем надо. Теперь они концов не найдут..."
  - На шлангах были надрезы, - сказал он. - Продольные надрезы на двух из четырёх. Достаточно, чтобы вызвать сбой.
  Карденос, шумно выдохнув, на секунду поднял взгляд на его лицо.
  - Вы держали в руках эти шланги и видели надрезы? И... вы кому-нибудь сообщили?
  Сармат пожал плечами.
  - Меня не спрашивали, - он угрюмо сощурился на Иварсона, вспомнив его брезгливый взгляд. Карденос проследил за его взглядом и слегка скривил губы.
  - Это не вы придумали позвать мистера Кета, правильно?
  Иварсон, помедлив, кивнул.
  - Я обратился на ремонтную базу Маккензи, но... она уже была ликвидирована. Диксон наткнулся на этого... механика.
  Пилот коротко усмехнулся.
  - Он был рядом, когда вы работали? - он снова повернулся к сармату. - Стоял рядом с вами и... возможно, вмешивался?
  Гедимин хмыкнул.
  - Только когда увидел эти шланги. Он отнял их. Пытался засунуть в карман. Под бронежилетом. Очень неудобно.
  - И получилось? - спросил без тени усмешки пилот. Гедимин качнул головой.
  - Он их куда-то унёс. Теперь их никто не найдёт. Надо было искать, когда я сказал.
  Он смотрел в упор на Иварсона, и тому явно было не по себе.
  - Не волнуйтесь, мы найдём, - ровным голосом сказал Карденос. - Сержант Матейка, вы всё записали? Мистер Кет, вы готовы повторить то же самое под присягой?
  Иварсон беспокойно зашевелился.
  - Мне не хотелось бы до этого доводить, сэр. От шумихи никому не будет пользы. Это всё легко можно решить в своём кругу...
  Карденос поморщился.
  - Иварсон, я всегда был вами доволен. Не надо напоследок портить впечатление. Итак, мистер Кет?
  - Я повторю, - буркнул сармат, настороженно глядя на людей. - Если меня не пристрелят раньше. Или тебя. Можешь кое-что объяснить?
  Карденос поднял руку, заставив помрачневшего Иварсона оборвать начатую фразу.
  - Я прослежу, чтобы с вами всё было в порядке, - спокойно пообещал он. - Спрашивайте, постараюсь ответить.
  - Если им не хотелось, чтобы ты ездил, - Гедимин неопределённо кивнул куда-то вбок, - на кой они чинили твой глайдер?
  Карденос фыркнул в респиратор - совсем по-сарматски.
  - Они хотели, чтобы я в тот раз чуть-чуть не доехал. О том, чтобы я не ездил вовсе, речи не было. Правильно, Иварсон?
  Человек в бронежилете нахмурился.
  - Если есть подозрения в отношении меня, давайте поговорим о них отдельно... и не здесь, - он неприязненно покосился на Гедимина. Карденос хмыкнул.
  - Надеюсь, мистер Кет, вам стало чуть-чуть понятнее. Я плохо понимаю, что такое сарматы, вы, наверное, так же разбираетесь в людях. Но вы очень помогли мне, и не только с машиной. Прошу прощения за беспокойство. Сержант Матейка, не проводите нас к выходу?
  Ворота закрылись. Гедимин сел на койку, покосился на часы и досадливо сощурился - от времени, отведённого на прогулку, остались считанные минуты, и было ясно, что Матейка уже не вернётся. "Hasulesh," - он, тяжело вздохнув, вытянулся во весь рост и подсунул руку под гудящую голову. "Saat has-sulesh..."
  
  15 сентября 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Тележка с вечерними пайками громыхала по коридору, нигде не задерживаясь более чем на пару секунд, пока охранник отработанным движением забрасывал контейнеры в проёмы в решётках. Мэллоу, оживившись, отложил бумаги, поднялся с койки и встал у прохода.
  - Ну что, сегодня будет джин?
  Гедимин едва заметно ухмыльнулся - о джине Мэллоу спрашивал во время каждого праздника, хотя десяток контейнеров с этим напитком лежал прямо сейчас в "общаке". Их Джон расходовал экономно, по "стакану" раз в неделю, но спрашивать не переставал. Гедимин уже не пытался выяснить, в чём смысл таких расспросов - Мэллоу в ответ лишь сочувственно усмехался и менял тему разговора.
  - Смотри не спейся, - буркнул охранник, останавливая тележку между камерами Мэллоу и Гедимина. - Дальберг, это тебе, это на всех, а это тебе, теск. Кипяток на обратном пути заброшу.
  Гедимин радостно усмехнулся - в ярко-жёлтом пакете лежала чёрно-белая коробка с чайным концентратом. Кроме неё, там были два цельных синтетических фрукта - скорее всего, апельсины. Коробка была закрыта негерметично - видимо, внутри было что-то кроме чая, и сармат открыл её с волнением и тщательно подавляемой надеждой.
  "Сегодня День Луны, мистер Джед," - так начиналась записка на жёстком листе скирлиновой бумаги, положенная сверху. "А через пару недель, если я не ошиблась, - ваш праздник. Навряд ли кто-то ещё в Кларке его отмечает, но я постараюсь найти вас и поздравить. Лю в очередной раз порывался проехать по ограде тюремного двора. Мне кажется, он скучает по вам, так же, как и мы все. Миссис Агуэра получила с утра письмо с Земли. Джой Флоренс передаёт вам привет. Она вернулась к танцам и уже прошла пробы в хорошее место. Она жалеет, что, когда вас выпустят, она уже, скорее всего, будет слишком стара для выступлений. Ей бы хотелось станцевать для вас. Миссис Агуэра попробует договориться, чтобы вам разрешили смотреть видеозаписи, хотя бы в присутствии охранников. Тогда Джой сделает запись для вас. А я нашла какие-то научные труды - это переснятые статьи из австралийского журнала, там что-то про клонирование. Качество прескверное, но ничего лучшего мне не попалось."
  Диск с переснятыми статьями лежал на дне коробки, под шариками чайного концентрата. Гедимин перечитал послание и поставил контейнер в нишу. Вскоре должен был появиться охранник с кипятком - можно будет читать и одновременно пить чай, прямо как в тех старых фильмах про человеческую жизнь. "Маккензи порадовался бы," - ухмыльнулся про себя Гедимин, вспомнив, как Кенена тянуло к разным человеческим "штучкам", и как он уговаривал всех подвернувшихся сарматов эти "штучки" попробовать. "Занятие не хуже любого другого. Если бы ещё добраться до регуляторов в душевой..."
  
  14 октября 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Охранник прошёл по коридору, подгоняя перед собой испуганного человека. Его руки не были скованы, среди вещей, судорожно прижатых к груди, не было униформы, - в тюремный ангар привели очередного "бескодного". Мэллоу, выглянув из камеры, ободряюще улыбнулся, но новичок, скорее всего, не заметил этого - он с опаской покосился на Гедимина, растянувшегося на койке с "читалкой" в руке, нервно вздрогнул и ускорил шаг, едва не обогнав охранника.
  - Сюда, - отрывисто скомандовал тот. Раздался звук поднимающейся решётки, кто-то зашевелился, убирая ноги с прохода.
  - Обед в одиннадцать, - буркнул охранник, закрывая камеру. - Кун Тедань! На выход, пока без вещей.
  Гедимин удивлённо мигнул и отложил "читалку". Не прошло и минуты, как Теданя провели мимо камеры сармата, крепко держа за плечо. Он шёл уверенно, почти не хромая, и, проходя мимо, отвесил дружелюбный кивок.
  - Куда это ты? - спросил Мэллоу, едва не уткнувшись носом в защитное поле.
  - Не лезь не в своё дело, - отозвался недовольный охранник. - Пошёл, пошёл!
  ...После дня в тесной камере было приятно пробежаться по ангару - сначала по полу, потом - по стенам и потолку. Люди привычно отступали к середине помещения, пропуская сармата, тренирующиеся бойцы смотрели ему вслед и отчего-то вздыхали.
  "Ещё круг?" - Гедимин замедлил шаг, проходя мимо дивана - и остановился, услышав негромкий голос Теданя.
  - Трудно поверить, да? Я и так тут подзадержался. Завтра за мной приедут.
  Гедимин подошёл к дивану, сел на мгновенно освободившееся место и с недоумением посмотрел на азиата. Тот выглядел непривычно довольным, даже улыбался краем рта.
  - Вовремя пришёл, Джед, - повернулся к нему озадаченный Мэллоу. - У нас тут новости. Тедань выходит на свободу. Завтра с утра его здесь не будет, а мы даже не вскрыли общак по этому поводу. И посылать в киоск уже поздно.
  Тедань едва заметно улыбнулся.
  - Запоздалое проявление почтения? Не беспокойся. Если бы я чего-то хотел, я бы сказал. Даже как-то жаль вас покидать - интересно же, до чего ещё вы тут додумаетесь...
  Мэллоу растерянно покачал головой.
  - Ты давно тут? - спросил Гедимин.
  - Шесть лет, - отозвался Тедань без тени улыбки, хотя Гилли, стоящий за диваном, и даже Мэллоу от ухмылок не удержались. - Дольше, чем хотелось бы.
  - Ты кого-то убил? - спросил сармат, недовольно покосившись на Мэллоу - он не понимал причин веселья.
  - Нет, - серьёзно ответил Тедань. - Но теперь это и неважно.
  - Куда пойдёшь? - спросил Мэллоу. - У тебя теперь, наверное, ограничения?
  Тедань едва заметно сузил глаза.
  - Да, вернуться не выйдет. Но место мне найдут. Много где нужен бухгалтер или мелкий клерк.
  Гедимин озадаченно хмыкнул.
  - Джеду не верится, что ты мирный страховой агент, - хихикнул Мэллоу. - И я его понимаю. Но это правда, Джед. Почти все, кого ты тут видишь, никого не убивали. А большая часть - даже не била. Ядерные террористы попадают сюда редко.
  - Я убил, - хмуро сказал Дальберг, на секунду подняв взгляд от исчёрканного списка. Гедимин изумлённо мигнул.
  - Не начинай сначала, - поморщился Мэллоу, протянув руку к его колену. - Это был несчастный случай, и точка. И могло так выйти с каждым.
  Гедимин промолчал, не найдя, что сказать. "Шесть лет," - вертелись в голове ненужные и бессмысленные подсчёты. "Выходит, ещё война не закончилась, а Тедань уже сел. Тут уже отстроили тюрьму... А, такой ангар строится за день. Если спать так долго, как люди, - за два или три... Не помню - у нас после ухода людей кого-то сажали? Нет, скорее всего. Ничего об этом не слышал."
  
  01 ноября 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Когда из пустого коридора донёсся грохот стальных "копыт", Гедимин даже не шевельнулся - он перечитывал в очередной раз статью о восстановлении повреждённого ДНК вымершей птицы и не хотел отвлекаться на мимопроходящего охранника. Когда шум затих, сармат не сразу понял, что экзоскелетчик остановился у его камеры.
  - Эй, теск! - подал голос, выждав пару секунд, удивлённый сержант Матейка. - Ты что, заболел?
  Гедимин, подняв на него взгляд, растерянно мигнул.
  - У тебя отгул, - напомнил он Матейке, снова утыкаясь в экран смарта. Сержант выразительно хмыкнул, и сармат услышал свист отключаемого генератора защитного поля, а затем - лязг поднимающейся решётки.
  - Вставай, вставай, - поторопил сармата конвоир, позвенев гирляндой наручников. - Некогда с тобой возиться!
  "Обиделся," - отметил про себя Гедимин, когда Матейка притянул его запястья вплотную друг к другу и вцепился в руку стальной "клешнёй", больно сдавив предплечье. "И отгул ему не дали. Правильно. Когда-то надо работать."
  Когда Гедимин вошёл в ангар на тюремном дворе, все разговоры там моментально смолкли, и очень смущённый Мэллоу замахал руками на заключённых, рассевшихся на диване.
  - Ну ладно, поболтали - и будет. Садись, Джед. Парни, где у нас водка?
  "Дался же им этот спирт," - Гедимин едва заметно поморщился, но выпил. Согнанные с дивана отошли подальше и снова загомонили; среди обрывков фраз, долетевших до ушей сармата, он распознал слова "Марс", "Прожиг", "Чикаго" и "крейсер".
  - Извини, тебя не ждали, - Мэллоу смотрел на Гедимина с прежним смущением. - Разве у Матейки не отгул?
  - Пришёл, - отозвался сармат, пожав плечами. - Что у вас тут? Победа над... слизью?
  - Не надо, Джед, - Мэллоу смутился ещё больше. - Я же извинился. Парни празднуют. Про тебя никто ничего плохого не сказал.
  Гедимин огляделся по сторонам. Сегодня - видимо, из-за праздника - никто не залезал на потолок и не лупил боксёрские груши. Все небольшими группами распределились по ангару, запасшись контейнерами с едой и спиртным, и вполголоса что-то друг другу рассказывали.
  - И вот он командует высадку, - услышал Гедимин слова Гарсии. - Мол, дальше бомбить нельзя, надо брать живьём. И вот мы там и на всё это смотрим. А потом один из наших орёт...
  Издалека донёсся свист и гул быстро движущегося механизма, следом захлопали быстро формирующиеся защитные экраны, и кто-то закричал, перекрывая все шумы:
  - Стой, болван!
  - Торнтон, - буркнул Дальберг, покосившись на дверной проём. - У нас гости.
  Что-то с грохотом пронеслось по крыше ангара, от северного конца до южного, взревело, и снова раздался грохот, но уже приглушённый - второй ангар стоял дальше. Гедимин выбрался наружу и увидел, как на крыше ангара самок вертится волчком ярко раскрашенный флиппер.
  - Люнер! - крикнул сармат, сузив глаза. "Опять придурок нарвётся..."
  Флиппер, прекратив вращение, взмыл под небольшим углом вверх и с грохотом опустился на противоположный ангар. "Не Люнер," - понял Гедимин, мельком рассмотрев прорези в шлеме и длинные чёрные волосы, мотающиеся на ветру. "Самка. Как "придурок" в женском роде?"
  Самка собралась было раскрутить флиппер для следующего прыжка, но, на долю секунды наклонившись вниз, резко рванула назад и, ещё раз проехав по крыше ангара, перелетела на гребень ограждения. Гедимин услышал треск электрического разряда и увидел, как флиппер, лишившийся опоры - "подушка" защитного поля, разорванная разницей потенциалов, уже не прикрывала его снизу - летит под углом к земле, и его траектория упирается в следующий участок ограждения. "Hasu!" - успел подумать Гедимин, бросаясь наперехват. "Без скафандра," - запоздало вспомнил он, когда декоративное "крыло" флиппера проехалось по его рёбрам. Машина, крутнувшись в воздухе, выписала пару кругов по земле, визжа тормозами. Увернуться Гедимин успел и теперь смотрел на тихий замерший флиппер, прижимая руку к задетым рёбрам. Под ладонью была драная ткань и что-то липкое.
  - Стой! - запоздало крикнул Люнер. Его флиппер, быстро и почти бесшумно перемахнув через ангар, замер рядом с севшей на брюхо машиной.
  - Кимри, ты как? - спросил он, спрыгнув на землю. Самка, повернув к нему голову, молча кивнула. Гедимин видел, как её пальцы намертво сомкнулись на штурвале и дрожат вместе с ним.
  Со стороны ворот донёсся пронзительный свист. Люнер вздрогнул, повернулся было к ним, но его взгляд упал на Гедимина, и он вздрогнул ещё раз.
  - Джед?! Эй, все, где тут медик?!
  Гедимин, уже выпрямившийся и осмотревший повреждения (несколько полос содранной кожи и, скорее всего, поверхностный ушиб, - крыло флиппера прошло вскользь, удар был не таранный), недовольно сощурился.
  - На кой вас сюда внесло?!
  Ответить Люнер не успел, только понурился, глядя на четвёрку экзоскелетчиков, ворвавшихся во двор. Один из них отцепил самку от флиппера - она не сопротивлялась, только шумно дышала и смотрела расширенными, совершенно чёрными глазами прямо перед собой. Другой, выдрав из флипперов активирующие чипы, кивнул третьему на обездвиженные механизмы и крепко взял Люнера за плечо.
  - Кимри Вендар? - первый сверился с наручным передатчиком. - Из новых поселенцев, у нас впервые. Ну что ж, начало хорошее.
  Девица мигнула и странно встряхнулась, но таращиться в пустоту перестала. Гедимин облегчённо вздохнул, и тут же четвёртый экзоскелетчик взял за плечо его.
  - Идти можешь? Давай в медчасть.
  - Матейку позови, - посоветовал первый, настороженно глядя на сармата.
  - По пути догонит, - отмахнулся четвёртый.
  - Эй, не трогай мой флип! - услышал Гедимин недовольный возглас Люнера, уже выходя со двора. Девушка поддержала его еле слышным ворчанием. Сармат вспомнил полёты с крыши на крышу и едва заметно усмехнулся. "Где-то я видел её," - подумал он. "Или слышал голос. Тут много "макак" - я давно запутался."
  
  02 ноября 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Да не хотел никто ни на кого нападать! - буркнул Люнер, не поднимая глаз. Он как вышел во двор, так и уткнулся взглядом в пол, не реагируя на подначки Джона Мэллоу и фырканье Дальберга. Гедимин его не трогал - он, устроившись так, чтобы ничего не прикасалось к повреждённому боку, читал очередной том "бреда о космосе" и подсчитывал про себя ошибки и нелепости.
  - Не хотел! - передразнил байкера Джон. - Да ну? А выглядело, как рейд на базу тесков! Делишься опытом с новичками, а, Чицу?
  Люнер поморщился.
  - У меня в мыслях не было прыгать по крышам. Нельзя было ей трогать ограду под током. Не успел сказать...
  Он прерывисто вздохнул и покосился на дверь, по-прежнему не поднимая взгляд слишком высоко.
  - Прямое нападение, - продолжал Мэллоу, переглянувшись с Дальбергом. - И не на кого-нибудь, а на механика Джеда. Джед, как твой бок?
  - Заживёт, - буркнул сармат - ему не нравилось, что его отвлекают от книги. - Не трогай Люнера. Я сам влез.
  "И показал себя последним идиотом," - мысленно добавил он. "Ладно бы ты был в скафандре!"
  - Мы не хотели обижать тебя, Джед, - пробормотал Люнер, слегка покраснев ушами. - Ни я, ни Кимри. Нельзя было трогать ту ограду...
  - Ограда или что иное, - Мэллоу протяжно вздохнул. - Ты, Люнер, приходишь сюда, как к себе домой. Надо бы тебе куда-нибудь переехать. Подальше от тюрьмы, чтоб не тянуло.
  Люнер, внезапно вскинувшись, посмотрел на него недобрым взглядом.
  - Куда это?
  - На Землю, - Мэллоу пожал плечами. - Земля большая. Там, если не врут, за городскими куполами хватает места для прыжков и полётов. И при этом не нужно покупать кислород. Переезжай!
  Люнер фыркнул.
  - Не смешно. Я - лунарь, и, сколько бы раз меня сюда ни запихали, я с Луны не уеду. Это моя планета, понятно?
  Гедимин, прикрыв книгу, задумчиво посмотрел на него. "Моя планета," - повторил он про себя; перебранка Люнера и Мэллоу сама по себе его не занимала, но последние фразы задели что-то в мозгу и засели в нём накрепко. "Осталось найти мою планету. Раз уж не осталось ни города, ни станции..."
  
  25 декабря 24 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Бубенцы, бубенцы... радостно звенят... - еле слышно напевал Мэллоу, перебирая вороха ярких обёрток. И его койка, и постель Дальберга, потеснившегося и заползшего в угол, были сплошь засыпаны контейнерами и коробочками. У Гедимина улов был поскромнее - контейнер чистой Би-плазмы от доктора Фокса, чайный концентрат и открытки из "Сюаньхуа" и каталог новинок для флипперов - подарок Люнера. Каталог попал к сармату на замусоленном диске, еле-еле открывшемся на его смарте, - это было не официальное издание, а сомнительный файл, набранный где-то на Земле. "Резервные нитроускорители," - Гедимин лениво пробегал взглядом по строчкам, снабжённым небольшим смазанным фото. "Имитатор шума двигателя. Накладки на штурвал... Что? Какой ещё ядерный ускоритель?!"
  "Специальный ядерно-ирренциевый ускоритель," - сообщал каталог. "Сделан по сарматским секретным чертежам. Взлетишь, как на крейсере!"
  "Hasu," - Гедимин досадливо сощурился. "Надеюсь, эти идиоты не расковыряли в самом деле какой-нибудь ЛИЭГ..."
  - Ну что, собратья по несчастью, - Мэллоу сгрёб все упаковки в кучу на середине постели и повернулся к решётке. - Этот год был не так уж плох, верно?
  Дальберг поморщился.
  - Мэллоу, ты когда займёшься делом? Кого ты оставляешь вместо себя? Осталось четыре месяца - некуда тянуть!
  - А, - Мэллоу откинулся к стене и протяжно вздохнул. - Преемник. Четыре месяца, Дальберг! Это кошмар как много. Ты что, уже боишься, что без Джона Мэллоу всё развалится?
  Дальберг сердито фыркнул и покосился на Гедимина, как бы призывая его в свидетели.
  - Не над чем смеяться, Мэллоу. Если Ривз на пару месяцев притих, это не значит...
  Мэллоу отмахнулся.
  - Ривз сам выйдет в июле - и я не знаю, как там у него с преемниками. Что ж, посмотрим, кто у нас есть... Сам механик Джед, например.
  Дальберг поморщился.
  - Он сто раз тебя просил не мешать ему спокойно жить. И, при всех его достоинствах, организатор из него так себе.
  Гедимин отложил "читалку" - кажется, то, что обсуждали соседи, касалось его серьёзнее, чем он думал.
  - И меня не проси, - продолжил Дальберг. - Я веду списки - буду их вести и дальше. Твоя работа - твоя.
  Мэллоу открыл было рот, но в ту же секунду закрыл и кивнул.
  - Мас тоже не подходит, - сказал он, задумчиво глядя на маленький листок, сплошь покрытый наползающими друг на друга словами. - Хотя сам рвётся... вот поэтому и не подходит.
  - Так можно долго перебирать, - сказал Дальберг. - Я бы посмотрел среди новичков зелёного кода. Кто-нибудь, кто задержится тут на два-три года...
  Мэллоу задумчиво посмотрел на список.
  - У меня тут трое на примете. Трудный выбор... Вот, например, Альвин Лоренц...
  Дальберг, собрав в кучу на краю койки все упаковки, придвинулся к нему и склонился над списком.
  - Лоренц? Он тут на три года. Нормально... Попробуй поставить его на главный пост в предбаннике - сойдёт за проверку.
  - Вот так вот сразу? - недовольно отозвался Мэллоу. - Я бы начал с поста поменьше...
  Гедимин ещё несколько секунд прислушивался к оживлённому обсуждению, потом, пожав плечами, снова включил смарт. Ни одно из называемых имён не было ему знакомо, и сказать ему было нечего.
  "Мэллоу уйдёт," - повторил он про себя, покосившись на соседнюю камеру. "Этого нового главаря переведут сюда? Или Дальберг переедет к нему?.. Опять придётся запоминать имена "макак". Почему они все в голове так путаются?.."
  
  02 января 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Праздники кончились, - со вздохом сказал Мэллоу, заглядывая в контейнер с едой. - Дальберг, у тебя не завалялся кекс?
  Сокамерник Мэллоу, сегодня особенно хмурый и невыспавшийся, буркнул что-то неразборчивое. Гедимин щёлкнул пальцем по вскрытому контейнеру с кипятком - там растворялся шарик чайного концентрата - и достал из судка с едой светло-жёлтый пласт, подписанный как "омлет". На вкус он ничем не отличался от пластины с надписью "хлеб", но по консистенции был более упругим. "А люди различают все эти вкусы," - напомнил себе сармат, покосившись на соседнюю камеру - там Мэллоу вполголоса жаловался на отсутствие в судке пирога. "Иногда в это трудно поверить."
  Ворота загудели, открываясь, и бормотание по всей протяжённости тюремного коридора внезапно стихло. Гедимин удивлённо мигнул, услышав тяжёлые шаги двух пар стальных "копыт" - в ангар, кроме лёгкого экзоскелета кого-то из местных охранников, вошёл незнакомый "Шерман". Он шагал не так, как тюремщики, - без нарочитого топота и лязга, и пластины его обшивки были пригнаны не в пример лучше и ещё не разболтались.
  - Это к тебе, - буркнул Дальберг, повернувшись к сармату. Тот усмехнулся, приняв это за шутку, но тут же вспомнил, что Дальберг не склонен шутить, - и обнаружил, что экзоскелетчики замедляют шаги перед его камерой.
  - Гедимин Кет? - спросил, покосившись на запястье напарника, человек внутри "Шермана". Сармат кивнул. Досадливо щурясь, он поднялся на ноги, - что-то подсказывало ему, что допить чай он не успеет.
  - Макнайт в отгуле, - хмуро сказал Гедимину незнакомый охранник. - Но пульт у меня. Пойдёшь без наручников. Без фокусов, ясно?
  Сармат молча кивнул. Пока охранник убирал защитное поле и поднимал решётку, Гедимин рассматривал экзоскелет его временного напарника в поисках знакомых отметок. Обшивка "Шермана" была светло-жёлтой, по груди шли параллельные синие полосы, - определённо, это был не полицейский, скорее, представитель какой-то технической службы Кларка. "Опять что-то сломалось," - думал Гедимин, выходя из камеры. "Спрашивать не буду - сами расскажут."
  - Спасибо за содействие, - тихо сказал "Шерман" местному охраннику, пока они поднимались на второй этаж, в комнату для допроса. - Два месяца переговоров с Землёй ничего не дали. Все гетто закрыты намертво. Этот сармат... он действительно имеет отношение к атомной энергетике?
  Гедимин мигнул.
  - За это и сидит, - коротко хохотнул охранник, опустив на плечо сармата стальную "клешню". - Сюда, сэр! Вы проходите, а я останусь.
  За прочным экраном из прозрачного рилкара стояли четыре тяжёлых экзоскелета с отключенными мониторами, и Гедимин не мог определиться, куда ему смотреть. С той стороны его внимательно разглядывали, это было ясно, но сам он видел только полосатую обшивку. "Кларк Централ Пауэр" - прочитал он мелкий шрифт на небольшой нагрудной бляшке одного из экзоскелетов. "А, эти... Помню, с ними долго вели переговоры, пока я копался в кабелях под космопортом. Какие-то проблемы с доступом..."
  Пятый экзоскелет - тот самый "Шерман" - втиснулся в тесную комнату. Гедимин услышал пару тихих коротких фраз.
  - Гедимин Кет? - в очередной раз уточнил ближайший к окну экзоскелетчик. - Пришлось вас поискать. Вы знакомы с Кененом Маккензи?
  Сармат молча кивнул, озадаченно глядя на людей. "Маккензи? А он тут при чём? Он снова на Луне?"
  - Он указал на вас, - продолжал экзоскелетчик. - Атомная мини-электростанция "Маккензи"... вы там работали?
  Гедимин на секунду задумался - работал там скорее Айзек, он сам только помогал с некоторыми операциями и крайне редко садился за пульт - но всё же кивнул.
  - Вам приходилось перегружать топливо? - спросил человек. Гедимин, поняв, в чём дело, недовольно сощурился.
  - У Айзека была машина, - буркнул он. - Куда дели?
  Из-за стекла донёсся сдержанный смешок.
  - Вас и не просят таскать сборки вручную, - сказал другой голос. - Собственно говоря, вам вообще не придётся работать. Наша смена прекрасно справляется, справится и с этим.
  - А я там на кой? - не выдержав, перебил Гедимин. Ему бы следовало сидеть спокойно, но сердце против воли забилось чаще, - на базе он не был очень давно и впервые услышал, что там вообще происходит. "Их смена..." - он недобро сузил глаза. "Tzaat hasulesh!"
  - Будете наблюдать за перегрузкой, - отозвался экзоскелетчик. - Для пущего спокойствия. Как вы говорите, майор? У него личный конвоир?
  - Да, Морис Макнайт, - ответил "коп", почти невидимый за широкими спинами "энергетиков". - Подготовьте пропуск на него... и на этого теска. Если будет нужна дополнительная охрана...
  - Допуск к щиту управления, - услышал Гедимин приглушённый голос кого-то из "энергетиков". - И к реакторному отсеку... да, необходимо... Спецодежда? Ремонтный скафандр... у них же должны сохраниться?
  - Идём, - буркнул охранник, взяв Гедимина за плечо. - Завтра с утра готовься. Сразу с подъёма поедешь на атомную станцию.
  
  03 января 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Стотонный бронированный контейнер, притащенный на гусеничном прицепе, стоял в аварийном оцеплении, занимая крайнюю полосу, и глайдеры притормаживали перед объездом. Гедимин покосился на проезжую часть - водители никак не могли идти своей дорогой, не выглянув из кабины, и сармат опасался, что кто-то в конце концов в прицеп врежется. "Копы", выставив оцепление, держались поодаль от контейнера, увешанного символами радиационной опасности, - обычная реакция "макак" на чёрно-жёлтый трилистник.
  - Вскрывайте, - буркнул сармат, остановившись в безопасной зоне. Такого рода контейнеры обычно открывались со всех сторон для удобства погрузчиков. Их слегка модифицировали со времён "Полярной Звезды" - вот только масса, несмотря на открытие ипрона и кеззия, осталась прежней.
  Ближайший "энергетик" молча ткнул пальцем в запястье, и водитель гусеничного тягача прервал свой спор с оператором погрузчика на самом громком месте и быстро пошёл к кабине. Насколько разобрал сквозь гул механизмов Гедимин, "макаки" решали, как выгружать топливо - подогнать прицеп вплотную к кораблю и привлечь загрузочную машину или загнать на обочину погрузчик, добавив в эту цепочку ещё одно звено.
  Обшивка контейнера пришла в движение. Её пластины приподнялись и начали складываться, заползая друг за друга. Сармат удивлённо хмыкнул - эту модификацию он не заметил, потратив внимание на спор водителей. "Похоже на конструкции Кумалы," - подумал он. "Вроде моей брони. Только здесь элементы одинаковой формы."
  Когда обшивка превратилась в едва заметные бортики, большей частью втянутые под прицеп, Гедимин поднялся на край платформы и тронул пальцем длинный контейнер. Их тут было немного - всего восемь; в этот раз топливо заменялось частично. Сармат поискал маркировки и хмыкнул, увидев обведённую кружком букву "W" - "Вестингауз" пережил войну, отстроил заводы и снова снабжал топливом весь Западный блок и даже Луну.
  - Куда?! - недовольно окликнул Гедимина "энергетик", увидев, что тот пытается вскрыть контейнер и оголить сборку.
  - Проверка, - отозвался сармат. Возможно, у людей был специальный ключ, но Гедимин справился и так, запустив два когтя в нужные точки. Контейнер вскрылся, и сармат помянул про себя уран и торий, увидев на хвостовиках знакомые обозначения. Эти твэлы были выпущены в ноябре прошлого года в Ураниум-Сити.
  Резкая боль в сердце заставила сармата отшатнуться и прижать руку к груди. Отпустило быстро - Макнайт нажал на кнопку всего один раз - но этих секунд хватило, чтобы Гедимина сдёрнули с платформы и посадили на обочину. Когда он продышался и поднял голову, закрытый контейнер уже разворачивали для разгрузки.
  - Не лезь куда не просят, понял? - сердито прикрикнул на сармата сержант Макнайт и повернулся к "энергетикам". - Куда его теперь?
  "А проверить так и не дали," - думал Гедимин, сердито щурясь, пока его вели к главному шлюзу бывшего корабля. Покинутая сарматская база снаружи изменилась незначительно - её только перекрасили в жёлтый с синими полосами и втащили под городской купол, накрыв им по самую корму. Гедимин успел заметить заново прорезанные вентиляционные шахты - они нагнетали в корпус корабля городской воздух, видимо, от кислородных станций новые хозяева отказались.
  По перекрашенным коридорам гулял сквозняк. Шлюзовых камер прибавилось; кроме гермостворок, кое-где поставили тройные турникеты и посадили охранных роботов. Уборщики гроздьями свисали со стен - работы для такого количества механизмов тут не было, и они ждали, пока пройдут пришельцы, чтобы сразу смыть их следы. Где-то между турникетами и "стоянкой" роботов мелькнула заваренная дверь бывшей капитанской рубки. Информаторий приспособили под пост охраны; сетевой терминал, скорее всего, остался, где был. Гедимин вспомнил, как Иджес жалел о его разрушении после "атаки" Линкена, и криво ухмыльнулся. "Знать бы, что тут засядут "макаки", - так и оставили бы в обломках..."
  - Что значит "допуск запрещён"? - громко и сердито спросил в передатчик один из "энергетиков". - Что значит "непроверенный специалист"? Возможность диверсии?! Мы два месяца бились, вытаскивая этого спеца, чтобы вы рассказывали нам про диверсии?!
  Что ему ответили, Гедимин не услышал, но "энергетик", остановившись, резко развернулся.
  - Реакторный отменяется, - бросил он Макнайту. - В отсек управления.
  Гедимин досадливо сощурился - увидеть, что "макаки" сделали с корабельным реактором, ему хотелось больше всего. "Ну, теперь это не моя станция," - мрачно думал он, дожидаясь, пока отсек управления откроет шлюз перед чужаками. "Сейчас ещё и от пульта отгонят."
  ...Мониторы не тронули, разве что сдвинули ближе к полу; панели на щите управления были заменены другими, приспособленными под человеческий рост и длину пальцев. Гедимин скользнул по ним равнодушным взглядом и повернулся к монитору с основными показателями. На экран над ним было выведено изображение с видеокамеры дрона-разведчика, и, судя по ряби и точкам на экране, камера доживала последние часы. "Ещё один дохлый дрон в реакторе," - мелькнуло в мозгу сармата, и он с трудом подавил ухмылку.
  Экраны были частично сняты, но обшивку ещё не вскрыли; загрузочная машина остановилась на краю поля, расчерченного на сегменты. На плане были отмечены сборки, которые предстояло выгрузить; Гедимин проверил их показатели и довольно хмыкнул - он сам выбрал бы те же объекты. С одной сборкой люди, пожалуй, даже поторопились, но и вреда от её выгрузки тоже не было.
  Между сарматом и пультами управления выставили защитное поле, и Гедимин мог только выглядывать из-под прозрачного купола, хотя руки так и тянулись к знакомым клавишам и переключателям. Он убрал их за спину и смущённо сощурился.
  - Скоро начнут?
  Препятствий для работы вроде бы не было - цистерны для выгрузки стояли рядом с кораблём, в зоне досягаемости загрузочной машины, но операторы не торопились. Они собрались вместе и что-то вполголоса обсуждали, изредка оглядываясь на Гедимина. Чтобы не смущать их, он уткнулся взглядом в монитор с основными показателями. "Никто не любит работать при проверяющих," - думал он. "Тем более - у них первая выгрузка. Но пора бы начинать. Чего они ждут?"
  Прошло ещё пятнадцать минут, прежде чем операторы разошлись по своим местам и обменялись короткими командами. После повторного обмена загрузочная машина стронулась с места и плавно пошла к самой дальней сборке. Экраны сдвигались на её пути и тут же смыкались, перекрывая выброс излучения; дрон, попав под его "хвост", замигал, зарябил, но выдержал.
  - Камеру пора бы менять, - вполголоса отметил Гедимин, наблюдая за движением машины. После выброса, накрывшего дрон, механизм пополз ещё медленнее - оператор дожидался полного восстановления экранов. "Теперь станция под куполом," - напомнил себе Гедимин. "Любой выброс пойдёт в город. Это правильно, что они так осторожны."
  Наконец машина добралась до отмеченного элемента и накрыла его. Квадрат на схеме замигал, отмечая стадии работы - вот был убран экран над сборкой, вот сработал электромагнит, захватив хвостовик... Здесь машина обычно запрашивала разрешение на подъём - так её настроил Айзек; Гедимин, всегда считавший, что целостность сборок и исправность захватов надо проверять до работы, а не во время, предлагал этот запрос убрать и сделать выгрузку непрерывной, но Айзек всегда отказывался. Вот и сейчас квадрат на схеме налился красным - пора было нажимать комбинацию клавиш, но операторы отчего-то медлили. Гедимин на секунду предположил, что они её не знают - всё-таки Айзек не передавал им станцию с рук на руки. Он оглянулся на Макнайта.
  - Они знают, куда жать?
  - Тихо, - конвоир сердито ткнул его в плечо, впрочем, сармат ничего не почувствовал сквозь броню. - Ничего не трогай, понял?
  Один из операторов сделал заметку в наручном смарте и отдал короткую команду другому. Обмен командами продолжался ещё несколько секунд. Сделав новую заметку, оператор поднёс руку к нужным клавишам. Гедимин одобрительно кивнул - блок наконец был снят, и загрузочный механизм втянул отработанную сборку внутрь.
  Теперь её надо было вынести наружу, но люди не спешили - передвижная колонна замерла на месте, защитное поле над проёмом в обшивке мигало, не то растворяясь, не то уплотняясь. Оператор со смартом напряжённо смотрел на его экран - видимо, выходил на связь с кем-то за пределами корабля. Гедимин покосился на часы.
  - Может, мне к ним сесть? - он кивнул на операторов. Макнайт снова ткнул его в плечо.
  - Тихо!
  Ещё через пять минут машина тронулась с места и медленно, плавно переползая от экрана к экрану, двинулась к проёму. Он всё ещё был закрыт, и передвижная колонна, добравшись до него, начала с ним совмещаться. Гедимин, пронаблюдав несколько секунд за этим процессом, заметил, что его пальцы непроизвольно шевелятся, и, сжав их в кулаки, снова убрал руки за спину. "Не лезь," - напомнил он себе. "Они работают медленно и осторожно. Это ты привык таскать сборки в руках."
  Стыковка прошла успешно, и колонна вместе с захваченной порцией топлива выехала из реакторного отсека. Снаружи висел дрон-наблюдатель; изображение с его камеры транслировалось на отдельный боковой монитор, но сейчас его переключили на один из центральных. Захват, обёрнутый непрозрачным защитным полем, снова проходил медленную, мучительную стыковку с ячеистой цистерной. "Сейчас снова будет прерывание," - подумал Гедимин. "На той стороне подтвердят готовность... Когда машина поедет назад, может, будет недолго видна вода. Посмотрю ещё раз на свечение..."
  Он покосился на изображение реакторного зала. За всё время изъятия сборки из-под экранов ни разу не проступил затопленный реактор - ни единого синеватого всплеска. "Они сюда не глазеть пришли," - напомнил себе Гедимин. "Это хорошо, что всё экранировано. Так и должно быть."
  Наручный смарт оператора замигал и издал негромкий писк. "Сигнал есть," - Гедимин довольно кивнул. "Теперь они опустят сборку и отключат захват."
  Он покосился на показатели температуры - топливо, извлечённое из воды, разогревалось быстро, поэтому сармат обычно не тянул с погружением его в цистерну - медлить было опасно. У людей были свои соображения - может, они считали, что сборка уже опасно нагрета, но в цистерну она опускалась мучительно медленно. Когда отключился захват, Гедимин снова покосился на часы. "Похоже, сегодня они не успеют," - подумал он. "Если только дальше работа пойдёт быстрее."
  ...Четвёртая сборка опустилась в цистерну. Гедимин смотрел на еле заметную черту - там экран, прикрывающий пустые ячейки, стыковался с защитным полем, намотанным на передвижную колонну. Именно в этом проёме, если оператор зазевается, можно было увидеть черенковское свечение. "Эти операторы не зевают," - отметил сармат со слабой досадой. "Константин был бы ими доволен."
  Загрузочная машина въехала в реакторный отсек. В этот раз она двигалась над экранами и шла несколько быстрее - не прошло и трёх минут, как она замерла на исходной позиции. Оператор с наручным смартом поднялся с места и подошёл к Гедимину. Остановился он в паре метров от защитного поля. Сармат с жалостью посмотрел на его лёгкий скафандр - конечно, с таким снаряжением нужно было соблюдать предельную осторожность...
  - Замечания есть? - отрывисто спросил оператор, глядя куда-то мимо Гедимина - тот даже не сразу понял, что обращаются к нему.
  - Нет, - сказал он. - Вы хорошо работаете. Очень осторожно.
  - Перерыв на час, - сказал оператор, по-прежнему глядя куда-то мимо, и вернулся на место. Остальные, поднявшись, окружили его. Гедимин изумлённо мигнул.
  - Какой перерыв? Там же ещё четыре сборки...
  - Тебя забыли спросить! - сердито буркнул Макнайт. - На выход, теск. Есть будешь?
  На перерыв они устроились в камере дезактивации - наружу их не выпустили бы без полной процедуры, а Гедимин знал, что ему ещё возвращаться. Еда была жидкая, но не Би-плазма, как сначала подумал обрадовавшийся сармат, - ему дали что-то вроде растаявшего желе с солоноватым привкусом. Чем занимались операторы, он не знал, - через санпропускник вроде бы никто не проходил (хотя тут мог быть запасной - Гедимин заметил дополнительные люки в отсеке управления). Когда сармат вернулся, все были на своих местах, а старший оператор снова разглядывал экран передатчика. "Сейчас-то чего?" - Гедимин удивлённо мигнул. "Разве что... Они же не отпустили на перерыв цистерну? Она не уехала?"
  - Ещё десять минут, - отрывисто сказал старший оператор. Гедимин посмотрел на потолок. "Определённо, они не успеют за один день. Зачем было отпускать цистерну?!"
  ...Загрузочная машина вернулась на первоначальное место и отключилась. Восемь квадратов на расчерченной схеме были отмечены чёрным - туда предстояло опустить новые сборки. Внешний монитор погас - цистерна закрылась и поехала к космодрому. Операторы снова чего-то ждали. "Ждут погрузчик с топливом," - предположил Гедимин. "Опять какая-то заминка. Хоть сам за штурвал садись..."
  Санпропускник открылся внутрь, пропуская новую смену операторов. Старший, подойдя к поднявшемуся от пульта коллеге, протянул ему руку.
  - Опережаете график? - одобрительно заметил он, взглянув на мониторы. Гедимин изумлённо мигнул.
  - Да, мы сильно разогнались, - отозвался оператор, с сомнением глядя на основные показатели. - Как бы это не аукнулось. Следи за ним. Я бы выждал до понедельника...
  - Пошёл, пошёл, - поторопил Гедимина Макнайт, крепко взяв его за плечо. - Скажи им что-нибудь и двигай к выходу. И так опаздываем к отбою!
  Сармат снова мигнул - после перерыва он ни разу не посмотрел на часы. "Уже так поздно? М-да, странные у них тут графики. Даже на "Полярной Звезде" Фюльбер не заставлял так затягивать."
  - Завтра я буду нужен? - спросил он, глядя на операторов. Все тут же замолчали. Начальник старой смены повернулся к нему.
  - Да, приходите. Есть замечания?
  "А быстрее никак?" - вертелось на языке, но сармат мысленно себя одёрнул и покачал головой.
  - Пока всё в порядке.
  - Пошёл! - Макнайт подтолкнул сармата к выходу. - А этот... счётчик... он и меня тоже проверяет?
  - Вы тоже тут были, - бесстрастно ответил ему оператор. - Соблюдайте правила, пожалуйста. Снаружи вас встретят.
  ...В тюремном ангаре было почти темно - горела только тусклая цепочка светодиодов вдоль потолка и сигнальные лампочки на стенах. Стальные "сапоги" экзоскелета в ночной тишине грохотали особенно громко - Гедимин даже удивился, что почти никто не приподнялся на койке, чтобы посмотреть ему вслед.
  - Привет, - донеслось из камеры Мэллоу - судя по голосу, Джона разбудили шаги и лязг решётки.
  - Спи, - отозвался Гедимин. От восьми часов, проведённых в неподвижном ожидании, он устал так, как не выматывался ни за сутки работы с ирренциевой фольгой, ни за смену с пневмомолотом на руднике. "Понятно, почему делали перерыв. Операторы устали ещё сильнее," - мрачно думал он, дожидаясь, пока вода вечернего умывания высохнет на коже. "Видимо, станция не очень нужна, если её могут отключить на неделю."
  Он тихо вздохнул и прикрыл глаза. Не прошло и минуты, как под веками задрожала тёмная вода, подсвеченная изнутри. Холодное синеватое сияние поднималось со дна, обволакивая столбчатые колонны урановых сборок. Это определённо был уран - сармат, сколько ни вглядывался, не заметил в спектре его свечения примесей желтизны...
  
  04 января 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Сегодня закончили быстрее," - думал Гедимин, с усталым одобрением глядя на операторов. Они, не обращая внимания на сармата, следили за мониторами и чего-то ждали. "У них ещё полчаса на запуск, как раз успеют к пересменке."
  Минуты шли, а к запуску никто, похоже, не собирался приступать. Гедимин ещё раз проверил показатели сборок, затем - общие, - всё было в порядке. Загрузочную машину уже убрали из реакторного зала, все экраны поставили на место, и изображение, выдаваемое камерой дрона, перестало наконец рябить. Дрон отогнали в угол и прикрепили к переборке, но камеру не выключили - один из операторов наблюдал за залом.
  - Ну чего? - сердито спросил конвоир, надавив стальной "клешнёй" сармату на плечо. Тот удивлённо мигнул, но сообразил, что снова дёргает руками, как будто тянется к пульту, - видимо, это охранника и потревожило.
  - Когда запуск? - тихо спросил он. - Чего они тянут?
  Он не хотел отвлекать операторов, но его всё-таки услышали. Начальник смены поднялся и повернулся к сармату.
  - Вы можете идти, - сказал он. - Успеете освободить санпропускник.
  - Спасибо, сэр, - с облегчённым вздохом сказал конвоир. - Всё, теск. Твоя работа закончена. Больше никаких станций!
  Гедимин изумлённо мигнул.
  - А запуск?
  Он не успел расслышать, что ответил оператор, - Матейка уже втолкнул его в камеру дезактивации и задвинул крышку люка.
  На выходе они столкнулись с вечерней сменой, и охранник вдавил Гедимина в ближайшую переборку, пропуская операторов к отсеку управления. Они, ускорив шаг, прошли мимо, бросив на сармата пару опасливых взглядов. Всю дорогу до главного шлюза Гедимин прислушивался к гулу механизмов внутри корабля, но турбины молчали - похоже, реактор так и не запустили.
  - Завтра приведёшь меня на запуск? - спросил он у Матейки.
  - Нет, - угрюмо ответил тот, покосившись на часы.
  "Они всерьёз решили затянуть до понедельника?" - сармат недоверчиво хмыкнул.
  - Тогда - когда?
  - Никогда, - буркнул охранник, подталкивая Гедимина к открытому фургону. - Дальше распоряжений не было.
  Гедимин, быстро развернувшись боком к проходу, успел выглянуть наружу сквозь закрывающийся люк и увидеть неподвижный жёлтый корабль с синими полосками и полицейские посты с двух сторон от него. "Может, больше сюда не вернусь," - подумалось ему, но тут же он ухмыльнулся. "Через три года привезут обратно. Если реактор не демонтируют, замену топлива никто не отменял."
  ... - Ну что, Джед? - Мэллоу, которому давно полагалось спать, и который вроде бы лежал тихо, когда Матейка привёл Гедимина, теперь, когда охранник ушёл, снова высунулся из камеры. - Снова атомная станция? Как она там, ещё не скоро взорвётся?
  Гедимин сердито сощурился. Лет десять назад он взялся бы за подробные разъяснения, но сейчас только устало вздохнул.
  - Ты успеешь выйти.
  - Вот это-то и пугает, - хмыкнул Мэллоу. - Сейчас-то мы далеко, и ближе нас не пустят. А потом - кто знает, куда меня занесёт?
  Сармат провёл мокрой ладонью по макушке - это немного уняло гул в голове. Он думал об отложенном запуске. "Может, так и правильно. Выждут, убедятся, что всё в норме, утром вернутся и запустят. Может, и нам следовало работать медленнее," - он досадливо сощурился. "Если бы мне дали каких-то два года..."
  
  18 января 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Идём-идём, - поторопил Гедимина конвоир Матейка. - Вот твой космодром. Сейчас оставлю тебя на старом месте и... Твою мать!
  Едва обогнув карантинный ангар, экзоскелетчик налетел на штабеля контейнеров. Они были расставлены слева от ворот ангара - десятка четыре, не меньше, разного размера, но с одной и той же маркировкой биологической опасности. Охранник в ярко-фиолетовом "Тилацине" без средней пары "рук" натягивал вокруг штабелей полосатую ленту. Запоздало заметив чужаков, он двинулся вперёд.
  - Сюда нельзя, - сказал он. - Прошу прощения, офицер. Тут нужно место для погрузчика.
  Ряды ящиков протянулись до самых скамеек, полностью перегородив проход вдоль ангаров. С другой стороны стоял ещё один "Тилацин" той же окраски, с облегчённым вооружением и отсутствующей парой "рук". За ним виднелся тот самый погрузчик, неподвижно стоящий у пустого ангара с настежь распахнутыми воротами. Из ангара доносился гул и скрежет, изредка заглушаемый громкими командами.
  - Разрешение есть? - спросил Матейка и, не дожидаясь ответа, крепко взял Гедимина за плечо и поволок назад. - Видишь, тут занято. Сейчас отведу тебя туда, где поспокойнее.
  - Поставь меня у пустого ангара, - попросил сармат - ему хотелось посмотреть, как "макаки" спешно перестраивают здание. Конвоир что-то буркнул - кажется, ему эта идея не понравилась.
  - Вот тут, - сказал Матейка несколько минут спустя, остановившись в нескольких метрах от ангара аукционщиков, рядом с запасным выходом на космодром. Аукцион шёл - на табло были отмечены два лота: "Джунгси", прошедший конверсию и продающийся как строительный робот, и неопознанный глайдер, кажется, северянского производства, названный в описании "трофейным сарматским транспортом". Гедимин несколько минут его разглядывал, забыв и о наручниках, пристёгнутых к ограждению, и о перестраиваемом ангаре, и о ящиках, перегородивших улицу. "У кого-то была рядом большая свалка. А вот глайдера не было," - заключил он по итогам осмотра.
  Слева донёсся грохот и скрежет, и сармат повернулся на шум и увидел, как погрузчик выползает из открытого ангара. Экзоскелетчики сбежались к нему; кто о чём говорит, Гедимин не слышал, но машина приостановилась и сдала назад. Ненадолго стало тихо, и сармат уловил непонятный ритмичный звук, доносящийся, вроде бы, с той же стороны. "Ангар байкеров," - сообразил он через несколько секунд. "Музыка. "Макаки" с контейнерами сегодня шумят громче - байкеров совсем не слышно..."
  Видимо, те, кто сидел в разрисованном ангаре, тоже так подумали, - не прошло и минуты, как ворота распахнулись, выпуская пять флипперов. С рёвом и свистом они выписали круг между воротами и ограждением космодрома, прямо у борта остановившегося погрузчика, и подались куда-то к северу. Гедимин увидел, как блеснул светлый металл, - один из пилотов высоко закатал штанину на механической ноге, и широкий красный бант мотался на ветру, постепенно развязываясь. Рядом, борт о борт, ехал пилот с длинными прядями чёрных волос, пропущенными сквозь отверстия в шлеме. На поворотах он немного обгонял соседа и затем рывком притормаживал. Между ангарами пространства для построений было мало, и колонна, растянувшись в цепочку по одному, быстро за ними скрылась. Люнер ехал последним, на ходу поправляя бант.
  "Не увидел," - подумал Гедимин с лёгкой досадой. "А самка, значит, из их отряда... Кому понадобилось завозить с Земли байкеров? Их вроде и тут было немало..."
  Он перевёл взгляд на неопознанные ящики. Погрузчик окончательно загнали в ангар, а с крыльца спустился сотрудник карантинной службы. Два "Тилацина" вскрыли перед ним самый большой контейнер - он лежал отдельно, и ни на нём, ни вплотную к нему ничего не стояло. Под ребристой серой обшивкой со множеством странно выглядящих маркировок обнаружился прозрачный контейнер из толстого рилкара - насколько мог разглядеть Гедимин, материал был ещё и упрочнён металлическими волокнами. Четыре отверстия в нём были плотно закрыты гладкими заглушками с символом биологической опасности. Внутри, занимая всё пространство, лежал продолговатый объект дымчато-серого цвета. По его бокам проходили рёбра жёсткости с торчащими из них крючковатыми шипами, выгнутыми в одном направлении. Поверхность между ними заметно проминалась внутрь, как будто сейчас он находился в сложенном или сдутом состоянии. Среди шипов и складок лежали, слабо колыхаясь, кольчатые тросики, ветвящиеся по всей протяжённости. Несколько секунд сармат разглядывал объект, пытаясь угадать назначение этого странного механизма; затем среди складок шевельнулся, открываясь, круглый фасетчатый глаз.
  Карантинщик посветил внутрь, несколько раз легонько ударил щупом по стенке контейнера. Самые тонкие отростки щупалец вяло шевельнулись, и Гедимин увидел, как на их концах проступают серые капли. Вещества выделилось немного, и оно моментально высохло и распалось на едва заметные волокна. Карантинщик что-то отметил в наручном передатчике и повернулся к ближайшему "Тилацину". Тот что-то объяснял, жестикулируя двумя "руками"; Гедимин даже засмотрелся, как он шевелит подвижными манипуляторами, в точности повторяя движения настоящих пальцев, - видимо, с экзоскелетом он давно сроднился, и тот его нисколько не сковывал.
  "Странное существо," - думал сармат, глядя на неподвижный складчатый объект. Ему явно было тесно - он лежал впритык, упираясь шипами в прозрачные стенки. Гедимин не знал, насколько это соответствует инструкциям, но ему стало не по себе. "Это временное помещение," - подумал он. "Для перевозки. Может, так ему спокойнее при перелёте? Животным ведь не объяснишь, что нельзя метаться по трюму..."
  Карантинщика что-то смущало. Он обошёл контейнер несколько раз, посветил фонариком в разные точки, многократно сверялся со смартом и снова о чём-то спрашивал. "Тилацины" терпеливо ждали. Из ангара вышел водитель погрузчика; он был в лёгком скафандре, и Гедимин определил его принадлежность к приезжим только по цвету - скафандр был ярко-фиолетовым, как и обшивка "Тилацинов". Карантинщик выслушал его, резким движением приказал закрыть контейнер и ткнул щупом в следующий, меньшего размера. Гедимин, забывшись, сделал шаг вперёд - ему уже стало интересно, что ещё привезли на карантин. Магнитная "цепь", которую он забыл ослабить, тут же дёрнула его назад. Сармат взялся было за браслеты, но, подумав и посмотрев на "копов", стянувшихся от терминалов космопорта к горе ящиков, разжал пальцы и сделал вид, что никуда не собирался. Пока "Тилацины" были заняты и не могли отгонять зевак, вокруг - особенно со стороны терминалов - подошло несколько десятков скучающих пассажиров. Кто-то уже делал снимки - очередной контейнер тоже был прозрачным, и внутри шевелилось что-то, состоящее из суставчатых конечностей и сложенное в несколько раз. Этому существу было так же тесно, как и предыдущему. Гедимин, присмотревшись, предположил, что газовая смесь в контейнере содержит хлор, причём концентрация на порядок выше той, что поддерживалась когда-то в гостиничном номере "господина Лиута". "Это не илэн," - определил сармат. "Может, животное с их планеты? Из каких-нибудь низин, куда стекается хлор?"
  Карантинщика всё ещё что-то смущало. Он резким жестом отмахнулся от "Тилацинов" и взялся за передатчик. Из ангара вышел второй сотрудник, посмотрел на штабеля ящиков, покачал головой и быстро что-то проговорил. "Тилацины" вскинулись и снова замахали "руками" - видимо, услышанное сильно им не понравилось. Водитель, выразительно пожав плечами, пошёл к погрузчику. Через несколько секунд машина выехала из ангара и развернулась к ящикам, уложенным ближе всего к ограждению. "Тилацины" попятились, открывая пространство для манёвра. Карантинщик, перебравшись через штабель, спрыгнул на крыльцо ангара и развернулся к машине.
  "Всё, началась погрузка," - Гедимин разочарованно отвернулся - как работают погрузчики, он видел не раз, ничего интересного в этом обычно не было, а наблюдать за чужими ошибками и - тем более - авариями было ещё и неприятно. "Странные существа. И им всем определённо нечем дышать. Надеюсь, их быстро подключат... хм, а ведь состав газа для каждого свой. Быстро не получится. Может, уже половина сдохла..."
  Он поморщился, но решил раньше времени не считать неведомого перевозчика идиотом. "Он должен был учесть такие накладки. И запастись баллонами. Если он привёз этих тварей живыми - наверное, они нужны ему живыми, а не дохлыми..."
  Без аварий обошлось. Судя по звукам, доносящимся из ангара, там контейнеры встречали и, возможно, подключали к компрессору. Кто-то прикрыл здание с боков и дальнего торца плотным защитным полем. Карантинщик, ненадолго зайдя в свой ангар, вернулся с двумя табличками на шестах и мотком красной ленты и вручил их "Тилацину". На табличках был изображён символ биологической опасности.
  - Что, глазеешь? - услышал Гедимин весёлый голос Матейки. Конвоир подошёл незаметно - видимо, обогнул оба карантинных ангара с дальней, глухой стороны.
  - Чьи это ящики? - спросил сармат. - Там очень странные животные.
  - Хозяин - какой-то Эверланн, - Матейка неопределённо повёл стальной "клешнёй". - Вон там его корабль, видишь?
  Гедимин, засмотревшись на контейнеры и возню вокруг них, даже не взглянул на космодром - иначе он сразу вычислил бы корабль, на котором всё это добро прилетело в Кларк. Он, как и униформа его команды, был ярко-фиолетовым, с прорисованными по бортам электрическими разрядами жёлтого цвета. Рядом с ним стоял второй корабль той же окраски, но меньших размеров. Гедимин принял было его за барк, но секунду спустя понял, что это миниатюрный спрингер - и не исключено, что внутри для питания антиграва установлена четвёрка ЛИЭГов. "Вот тебе и запрет на ирренций," - невесело ухмыльнулся он. "Должно быть, снял с трофейного "Ицмитля" или "Стимфалиды" - вон их сколько продавали с молотка..."
  - Я думал, есть запреты на инопланетное зверьё, - сказал Гедимин. Матейка уже отстегнул его от ограждения и лёгким тычком в плечо направил к проходу между ангарами, но сам очевидно никуда не спешил, и сармат тоже не стал торопиться.
  - Без понятия, - отозвался конвоир. - Если притащил - значит, там позволили. Видел, сколько ящиков? Если в каждом по какой-то зверюге... Вот бы их оставили на Кларке! Знаешь, у нас в Праге... в Новой Праге, как они тут говорят...
  Он презрительно хмыкнул. Гедимин напряг память, но только и смог предположить по отсутствию каких-либо данных, что речь о населённых территориях Старой Европы - каком-то ошмётке, с которого люди не ушли, несмотря на чудовищный уровень заражения.
  - Туда свозили зверьё со всей Солнечной системы, - мечтательно продолжал Матейка. - Ну, ещё до запретов. Мне было восемь... или девять? - уже не помню... Начался весь этот шум - жестоко, запретить, всех вывезти... И мать говорит - это, мол, последний случай, своди его, пока всё не закрыли. Вот тогда я туда и сходил. А больше, теск, туда никто не ходил - в этот зверинец с инопланетными тварями. Всех увезли. М-да... Ну ладно, пошли, и так задержались.
  "Эти существа в контейнерах - явно не из Солнечной системы," - думал сармат, уже вернувшись в камеру. Перевозной зверинец занимал его мысли до самого вечера - очень нескоро он смог сосредоточиться на недочитанной книге. "Они из Мианы. Я уже видел мианийских тварей на карантине - значит, запрет сняли... Но в этот раз их уж очень много. И они крупные... У кого-то будет свой экзотариум."
  Он вспомнил огромные отсеки, отведённые под живую коллекцию Ассархаддона, и не удержался от ухмылки. "Может, для него и привезли? Да, он был бы доволен."
  
  14 февраля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Я сегодня, может, задержусь, - пробормотал Макнайт, пристёгивая Гедимина к ограждению космодрома. - Ненадолго, минут на десять. Пиво будешь?
  Сармат качнул головой и едва заметно ухмыльнулся. У сержанта Макнайта сегодня отобрали отгул, но он не стал расстраиваться и решил наверстать упущенное самостоятельно, - тут не было ничего неожиданного, и даже Гедимину не требовались пояснения.
  - Тогда я пошёл, - сказал Макнайт, виновато покосившись на сармата, и быстро зашагал к терминалу, навстречу плавным ритмичным звукам - сегодня на космодроме играла музыка. Перед объявлениями диспетчеров её выключали, всё остальное время она разносилась по окрестностям. Гедимину несложно было от неё отвлечься, но на ангар байкеров он косился с сочувствием - их ритмы звучали совсем по-другому, и, вполне возможно, чужие звуки их раздражали.
  Ангар был закрыт, но изнутри, а не снаружи, - кто-то там остался, но музыку не включал. Звуков ремонта тоже было не слышно. Гедимин покосился на мониторы на стенах ближайшего терминала - там было выставлено изображение человеческой пары в странных и очевидно неудобных одеждах среди цветущих деревьев. "День спаривания," - сармат криво ухмыльнулся. "Мэллоу опять будет пить джин и спрашивать про мулаток. Сейчас в тюрьме есть мулатки? Надеюсь, есть. Если со спариванием у него не задастся, он будет ещё и ныть. Ah-saat-hasesh..."
  Он перевёл взгляд на карантинный ангар - сперва на новый, сплошь затянутый белым защитным полем и обнесённый красной лентой, затем на старый - на его мониторы, как всегда, облепленные зеваками. Несколько минут он следил за изображениями - их быстро переключали, но среди них так и не попался ни аэростат с щупальцами, ни суставчатое животное с непропорционально длинными конечностями. Сармат повернулся к космодрому и легко нашёл взглядом пару фиолетовых кораблей - похоже, Эверланну так и не удалось провести свой экзотариум через карантин. С тех пор, как животных привезли, Гедимин ни разу не видел их ангар открытым - даже защитное поле с него не снимали. "Значит, это не для Ассархаддона," - сармат невесело усмехнулся. "Он бы своих животных давно вытащил. А может, в ангаре уже пусто?"
  Справа от него кто-то негромко хихикнул.
  - Вы сегодня особенно задумчивы, мистер Джед, - услышал он голос Мишти. - Работа не отпускает даже в тюрьме?
  Сармат обернулся. Самка, пока он глазел на корабли, успела подойти к нему почти вплотную и сейчас с интересом его разглядывала. Одета она была по-праздничному - в уличный комбинезон, чёрный с крупными белыми цветами, а плечи накрыла ярко-красным куском материи с золотистой бахромой.
  - Даже странно увидеть вас здесь, - продолжала Мишти с лёгкой усмешкой. - У кого-то из ваших конвоиров, видать, был неудачный день...
  Гедимин криво ухмыльнулся.
  - Он у Дэйва. Может, найдёт там самку. А ты что тут ходишь? У вас же сейчас самая работа.
  Мишти хихикнула.
  - В любой работе бывают перерывы, мистер Джед.
  Она обошла сармата и, заглянув за его спину, поцокала языком.
  - М-да, у него точно был плохой день. И он отыгрался на вас. Значит, сидит у Дэйва? Пойду за ключами, пока вам руки не свело.
  Гедимин удивлённо мигнул - он за мыслями об инопланетных животных даже забыл о наручниках и о том, что магнитная "цепь" до сих пор укорочена.
  - Не ходи, - он крепко сжал пальцами оба браслета, "отматывая" два лишних метра. Мишти хмыкнула.
  - Значит, вы здесь по собственной доброй воле, а это всё - бутафория?.. Сядем на скамейку, мистер Джед, а то мне всё время хочется устроить вам побег.
  Села она почти вплотную, только что не прижалась к его плечу. Сармат смущённо сощурился.
  - Джой жива? - спросил он.
  - Более чем, - хихикнула Мишти, доставая из кармана смарт. - Вот этот клуб в Чикаго. У них оранжерея на крыше - видите стеклянное кольцо? По вечерам, бывает, они танцуют прямо там - там есть площадка с бутафорскими растениями. Сейчас найду... вот они - Джой и две девушки.
  - В шкурах? - Гедимин еле слышно хмыкнул, глядя на одежду танцовщицы. Навряд ли это была настоящая шкура - это животное, кто-то из крупных кошачьих, наверняка относилось к вымирающим - но выглядело очень похожим.
  - Такой номер, - отозвалась Мишти. - Вот, смотрите, на руке сделано, как золотые когти. Что-то про Африку... колдовство и всё такое.
  "Выглядит довольной," - отметил про себя сармат, глядя на странно раскрашенное лицо танцовщицы. "Но занятие, похоже, не из лёгких."
  - Поедешь к ней? - спросил он. Мишти пожала плечами.
  - Пока не знаю. Может, здесь останусь. В парке всегда нужны рабочие...
  Она, выключив смарт, проследила за взглядом Гедимина - он поверх её плеча смотрел на закрытый ангар.
  - Знаете, что там?
  Гедимин кивнул.
  - Его когда-нибудь открывают? Эти существа... Кто-то должен их кормить, подавать газ. Или их так там и бросили?
  - Беспокоитесь о животных? - усмехнулась Мишти. - Сарматы вроде бы их не сильно любят... Тут каждое утро ходят люди Эверланна. А с ними - то карантинщики, то "копы". Похоже, они тут надолго застряли.
  - Не знаешь, что с ними? - спросил Гедимин. - Что не нравится карантинщикам?
  Мишти пожала плечами.
  - Я вообще не знаю, как они работают. Там куча тварей с кучи планет. На каждой - куча своей заразы. Пока проверишь каждого зверя на каждую болячку - год пройдёт. И откуда они знают, что для людей опасно, а что нет? Да по каждой планете... Не знаю, я бы всё это никуда не таскала. Запустила бы дроны на те планеты и смотрела бы издалека, кто там бегает. А то, вон, люди вернулись с Кагета, а потом у них кости гниют...
  Гедимин вспомнил флягу из панциря кагетской "улитки", потом - как сам из неё пил. "Могли бы "макаки" уже сделать себе нормальный иммунитет и не дохнуть от каждой бактерии..."
  - Зачем ему столько животных? - спросил он. - Будет показывать за деньги?
  Мишти снова хихикнула.
  - Это не для него, мистер Джед. Он только перевозчик. Их развезут по всей Земле... если они, бедняги, переживут наш карантин.
  Она неожиданно протянула руку к ладони сармата и крепко сжала его пальцы - насколько позволила длина её собственных. Гедимин мигнул.
  - Наклонитесь ко мне, мистер Джед, - тихо сказала она, слегка сузив весёлые глаза. - Какой сегодня день, помните?
  Она провела пальцем по его скуле и, подавшись навстречу, осторожно прикоснулась губами к кольцу шрамов, сходящихся к его рту. Гедимин, изумлённо мигнув, только и смог, что придержать самку за плечо - ему показалось, что она сейчас не удержится и упадёт. Мишти, отстранившись, хихикнула и спрыгнула со скамейки.
  - Мы скоро встретимся, мистер Джед... и я надеюсь, что заржавевший механизм удастся запустить.
  Сармат несколько секунд смотрел ей вслед, ошеломлённо мигая. Ничего внятного он сказать не мог - и только махнул рукой, поднимаясь со скамейки, и провёл тыльной стороной ладони по шрамам вокруг рта. "Странные шутки у этих самок..."
  Он подошёл к ограде, хотел сразу пристегнуться, но передумал и облокотился о перекладину, задумчиво глядя на фиолетовые корабли. У меньшего спрингера был открыт грузовой люк; через пару секунд из него выехал фиолетовый глайдер, и Гедимин невольно усмехнулся. "Последовательность..."
  Глайдер подъехал к воротам, но наружу его не выпустили. Сармат сдвинулся вбок, чтобы лучше видеть происходящее, - никакой стычки не случилось, просто снаружи к воротам подогнали колёсную тележку, нагруженную ящиками, и вытолкали её наружу. Фиолетовый "Тилацин", выбравшись из кабины, приподнял её и небрежно вытряхнул в кузов, а потом пинком отогнал к воротам. Глайдер понёсся обратно к "кораблю-матке".
  - А это нормально, что он здесь? - тихо спросил кто-то за спиной сармата. - А где конвой?
  - Думаю, у них всё под контролем, - неуверенно ответил другой голос. - Вон там сидит, на вышке... или в диспетчерской. Смотри, вон там показывают зверюшек!
  - Давай-ка лучше отойдём, - отозвался первый. - Вон туда, чтобы он нас не видел. Зря они их выводят. Дикость какая-то...
  Гедимин не стал оборачиваться - ничего интереснее пары перепуганных пассажиров с транзитного рейса за спиной не было. Из корабля Эверланна, впрочем, тоже никто не вышел и не выехал - глайдер исчез в грузовом люке, и тот закрылся. "Живут на космодроме," - отметил про себя сармат. "Не в отеле. Из экономии? Или надеются, что карантин снимут со дня на день?"
  
  18 февраля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Теперь-то не отстегнёшься, - ухмыльнулся Макнайт, помахав перед носом Гедимина ключом необычной формы. - Теперь там защита. Всё, набегался по космодрому. Знаешь, сколько на тебя жалоб?
  Сармат равнодушно пожал плечами. Несмотря на жалобы, Макнайт снова вывел его к космодрому вместо тюремного двора - а значит, доступ к Дэйву и его выпивке того стоил.
  Он даже подождал, пока сержант войдёт в терминал, прежде чем начать ощупывать наручники и искать "защиту". Он слабо надеялся, что механизм окажется незнакомым и займёт его на несколько лишних минут, но нет - ничего нового в области устройств удержания не придумали, только теперь нажимать приходилось тремя пальцами, с большей силой и под другим углом. "Растянув" магнитную "цепь" на удобную длину, сармат удовлетворённо хмыкнул и повернулся к космодрому.
  Фиолетовые корабли были на месте. За ними, как всегда, под защитным полем и с броневиками по периметру, выстроились три мианийских звездолёта. Это были именно звездолёты - огромные вытянутые конструкции, покрытые сегментированной бронёй с несимметричными наростами, отдалённо похожие на панцирных рыб. Самый крупный из них уходил "хвостом" далеко за южный край космодрома; самый маленький был длиной всего в полкилометра. Гедимин жадно вглядывался в их очертания, пытаясь запомнить и систематизировать детали строения. Каждый новый мианийский корабль отличался от предыдущего - в мелочах, но таких мелочей набиралось по несколько десятков, как будто каждый из них строили по отдельному чертежу. "Может, и правда," - думал сармат, сравнивая три звездолёта между собой. "Стандартные проекты - для всякой мелочи вроде шаттлов и зондов. А эти штуки где-нибудь выращивают. В каком-нибудь гигантском галактическом клонарии..."
  За его спиной раздался протяжный гудок, и сармат развернулся всем телом, готовясь уклоняться от столкновения. Но гудели не ему - просто погрузчик пытался разойтись с бронеходом, неведомо как втиснувшимся в проход между скамейками и карантинным ангаром.
  Оба ангара были открыты, на крыльце "старого" стояли двое карантинщиков в экзоскелетах и смотрели на ящики, расставленные перед ними. Судя по внешнему виду, контейнеры были из запасов Эверланна - то ли вывезли старые, то ли притащили ещё. Перед "новым" ангаром тоже было немало контейнеров. Погрузчик пятился от них, пытаясь развернуться, и было непохоже, что он собирается их вывозить. За дверным проёмом ангара мелькали силуэты разного роста - кто-то в экзоскелете, кто-то в лёгком скафандре. Ещё одна компания легкоснаряжённых людей стояла у ворот, глядя на отъезжающий погрузчик.
  Их было трое, все в чёрных комбинезонах с внешними креплениями, пригодными и для переносного инструмента, и для оружия. Гедимин даже рассмотрел прикрытый слот для подключения чего-то дистанционно управляемого, вроде наплечного бластера - ещё один "ствол" при свободной руке. Шлемов у них не было, но сармат даже не успел недовольно сощуриться по этому поводу, как заметил прозрачную плёнку, плотно прилегающую к их лицам и срастающуюся с миниатюрными респираторами. Под определённым углом было видно, что внутри плёнки проходят тонкие розовые сосуды, причудливо переплетаясь и срастаясь. Гедимин узнал технологию и уважительно хмыкнул - кто бы ни были эти пришельцы, мианийцы поделились с ними оборудованием.
  Пока он разглядывал людей - точнее, их головы и плечи, всё, что было видно из-за штабеля ящиков - что-то мелькнуло на краю поля зрения. Удивляться было нечему - по космопорту бродило множество людей и иногда даже пробегали животные, но это шевеление было каким-то... не таким. Гедимин перевёл взгляд левее, надеясь увидеть зеваку, залезшего на ящик, и вернуться к изучению мианийских шлемов. Но людей на ящиках не было.
  Шевелился один из крупных контейнеров нижнего яруса. Его внешняя упаковка вздувалась пузырями - кто-то упорно прорывался наружу, и, похоже, из "стеклянного" ящика он уже вылез. Гедимин повернулся к ангару, открыл рот, чтобы кого-нибудь позвать, но тут снова загудел застрявший погрузчик, и сармат сердито фыркнул - весь этот шум не перекрыла бы и корабельная сирена.
  Он снова взглянул на контейнер и увидел, что одной стенки у ящика нет. Её мелкие клочья, облитые чем-то прозрачным, лежали рядом. Никаких животных не было - ни внутри, ни поблизости. Что-то снова шевельнулось на краю зрения, и сармат, настороженно щурясь, присмотрелся к штабелю. "Двадцать один, двадцать два, двадцать три... А, теперь вижу. Вот оно. Чуть правее, другой угол... Да, точно. Сейчас замерло... меняет цвет... Где?!"
  Браслет от ограды отделился мгновенно. Кажется, Гедимин сломал его, но сейчас было не до ерунды. Животное уже перебралось к ящикам между ним и людьми в комбинезонах и замерло там, распластав по контейнерам костистые лапы. Оно всё было каким-то угловатым, с непонятно и несимметрично торчащими выступами и отростками, - длинная шестиногая тварь с прижатым к брюху хвостом. На её колючей спине что-то шевелилось - эти объекты (их было два), как и их носитель, легко меняли окраску и подстраивались под угол падающего света, но с некоторым отставанием. "Другие особи," - предположил сармат. "Чего оно тут встало? Справа пусто - можно бежать..."
  Существо сдвинулось в сторону. Теперь оно стояло чуть правее людей, собравшихся за ящиками. Гедимин увидел его морду - вытянутую, покрытую наползающими друг на друга кольцами пластин. Они смещались, освобождая боковые отростки - небольшие тупые шипы, постепенно вытягивающиеся в длину.
  - Эй! - крикнул Гедимин, сжимая в кулаке лопнувший браслет. Тварь подпрыгнула вертикально вверх, выгибая тело зигзагами, и, развернувшись прямо в полёте, через долю секунды вцепилась сармату в плечи. Её морда на мгновение упёрлась ему в подбородок, когти верхних лап вспороли комбинезон и ушли глубоко в мышцы, и что-то с размаху вонзилось в солнечное сплетение, поддев сармата кверху. Хрипя от боли, он сам вцепился в тварь, сдавил что-то под её мордой - она тут же отдёрнула голову, но так было даже удобнее - кулак сармата раздробил неожиданно хрупкий внешний покров и ушёл глубоко в какие-то сетчатые структуры. Руку - а вместе с ней отчего-то левую ногу - обожгло болью. Вглядываться было некогда - всё вокруг заволакивал чёрный туман, то густеющий, то рассеивающийся. "Hasu!" - беззвучно выдохнул Гедимин из пустых лёгких, вколачивая руку глубже в ломающуюся сетку и лопающиеся волокна. Тварь дёрнулась - раз, другой, когти, всаженные сармату в плечо, разжались, и существо отвалилось с тихим хрустом и шкворчанием. Резкий запах чего-то горелого повис в воздухе.
  - Стой! - крикнул отдалённо знакомый голос. Что-то прижгло ногу, и сармат услышал ещё один "шмяк", более тихий, - что-то отвалилось от лодыжки и теперь подёргивалось на мостовой, иногда задевая его пальцы. Гедимин опустил взгляд, - рядом, дымясь, валялось что-то, похожее на дохлую мокрицу полуметровой длины. "Зрение вернулось," - отметил он, прижимая руку к солнечному сплетению и нащупывая жёсткий обломок и липкую жижу вокруг. "Hasu!"
  - Нет! - крикнул кто-то - кажется, та самка в чёрном комбинезоне, что стояла напротив него с бластером в руке, но Гедимин уже дёрнул. Дальше он сполз по ограде и остался под ней лежать, зажмурившись от боли и пытаясь хотя бы вдохнуть. Сосредоточиться и отключить ощущения получилось далеко не сразу.
  - Срочно медика! - чьи-то пальцы впились глубоко под грудину, и сармат дёрнулся, выворачиваясь. - Не двигайтесь! Вы меня слышите? Вы можете дышать?
  - Фертильная самка и два зрелых самца! - послышалось поблизости - с той стороны, где осталась лежать убитая тварь. - Бог и все его святые! Этот Эверланн что, решил из корабля сделать инкубатор?!
  - Ничего не трогать! - быстро распорядился тот, кто ощупывал рану Гедимина. - Где яйцеклад?
  Тонкая игла воткнулась Гедимину в плечо, потом к его губам прижалась мокрая ткань. Сармат только сейчас заметил, как пересохло во рту, - язык, казалось, покрылся костяной коркой.
  - Сколько они летели? Эта тварь набита яйцами! - послышался третий голос, сердитый и испуганный. - Миссис Кунц, оставьте его, врач уже едет. Идите сюда! Это надо освидетельствовать.
  "Кунц?" - сармат попытался открыть глаза. Боли он больше не чувствовал, но тело подчинялось ему как-то слабо - конечности дёргались невпопад, в голове шумело, сознание плыло. К его рту снова приложили мокрую ткань.
  - Пить, - прохрипел он, чувствуя, как влага моментально испаряется с пересохшего языка. Сверху на ткань накапали немного воды, часть капель попала сармату на лицо.
  - Пока нельзя, - ответил всё тот же голос; чужая рука положила что-то мокрое на живот поверх раны. - Сейчас приедет врач. Вы невероятно быстры и чудовищно отважны. Мы не оставим вас на съедение личинкам.
  Сармат услышал шум - кто-то ещё обошёл ящики и замер на месте.
  - Что тут происхо... Эй! Вы знаете, сколько стоило это животное?!
  Миссис Кунц - теперь Гедимин уже не сомневался, что это Дагмар, хотя судороги всё ещё мешали ему открыть глаза - выпрямилась со свистящим вздохом.
  - Оно будет стоить вам корабля - а если мы найдём ещё заражённых, то и пожизненного срока. Дагмар Кунц, инспектор Межгалактической комиссии по охране биоразнообразия. Представьтесь и объясните, какое отношение вы имеете к этому... биообъекту.
  В ответ послышалось сдавленное бульканье. Издалека донёсся знакомый вой - медицинский глайдер уже съехал с шоссе и теперь петлял среди ангаров.
  - Очень хорошо, - услышал Гедимин холодный голос инспектора. - Документы на вывоз одной бесплодной рабочей особи. Теперь потрудитесь найти такие же на фертильную самку и двух самцов. Наши представители в Илэна-Карит, несомненно, выдали их вам. А равно проинструктировали по безопасному содержанию. Где ваш фтороустойчивый контейнер?
  "Фтор," - Гедимин попытался ухмыльнуться, но смог только дёрнуть уголком рта. "Понятно... Интересная форма жизни..."
  Справа от сармата задрожала мостовая - медицинская тележка подъехала к раненому почти вплотную, а рядом с ней шёл медик в экзоскелете и ещё один - скорее всего, в костюме биозащиты.
  - Вы быстро приехали, - деловито обратилась к ним Дагмар. - Тут ранение в живот - попытка отложить яйца. Сразу в гермобокс и на тщательнейшую проверку. Личинки не выживут, но реакция будет тяжелейшая. На ноге - укус, антидот я ввела, заражение исключено.
  - Да, мэм, - только и сказал медик, втаскивая сармата за плечи на тележку. На ткань, прикрывающую рану в животе, снова чем-то накапали. Гедимин чувствовал, как поверх разорванной кожи и мышц пульсирует что-то горячее, временами порывающееся уползти. Он подумал сначала, что это и есть личинки, протянул руку, чтобы сбросить их, но его перехватили за запястье и пристегнули к тележке.
  - Не трогай, приедем - вправим, - тихо сказал медик, прижимая палец к его шее. - Франк! Звони доктору Фоксу, это по его части!
  "Дагмар," - очередная ампула, влитая в кровоток, незаметно уняла судороги, и теперь сармат чувствовал только усталость. Он не заметил, как его вытащили из космопорта и погрузили в глайдер. "Вот уж не знал, что её встречу. Тем более - так. Определённо, не узнала. Да и зачем бы ей помнить..."
  
  20 февраля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Да, Гедимин, - Питер Фокс смерил сармата задумчивым взглядом и усмехнулся. - Вы будто нарочно собираете на себя самые странные травмы. Инопланетная инвазия!
  - Ты всех личинок достал? - спросил Гедимин, угрюмо щурясь на веселящегося медика. Он снова сидел в гермобоксе госпиталя, за толстой стеной из прозрачного рилкара, практически голый, если не считать подштанников, с прозрачным фиксатором поверх зашитой раны. С тех пор, как анестезия перестала действовать, при каждом вдохе и движении приходилось отключать болевые ощущения, но сармата беспокоило не это - рана, судя по нарастающему зуду, быстро заживала, но если что-то осталось внутри...
  - Всех, - кивнул Фокс. - Шесть штук, если быть точным. Хотел принести показать, но пришлось отдать инспектору Кунц. Не бойтесь, Гедимин, у них не было шансов выжить, - вы для них категорически несъедобны.
  - Зачем тогда их отложили? - сармат вспомнил, как инопланетная тварь выжидала в засаде и примерялась к жертвам, и брезгливо поморщился. - А если бы она добралась до людей?
  Фокс махнул рукой.
  - Это животное, Гедимин. С мозгом умного, но животного. Думаете, оно успело провести химический анализ? Их настоящие инкубаторы, видимо, выглядят или пахнут похоже на людей... ну, или на сарматов, - вы, кажется, больше ей понравились. Фертильные самки строго запрещены к вывозу, а уж вместе с самцами и - тем более - в одном контейнере... Не хочу даже знать, чем и о чём думал этот Эверланн. Теперь за него взялись мианийцы, и подробностей мы не узнаем.
  Гедимин угрюмо кивнул.
  - Дагмар... миссис Кунц была тут?
  Фокс усмехнулся.
  - Вы знакомы?.. Она оплатила вам лечение и карантин - ту часть, что город нам не возвращает. Но тут её интересовали только личинки. Снова мне пришлось прервать исследования на самом интересном месте...
  Гедимин еле слышно хмыкнул. "Узнала? Или это в благодарность за... отсутствие личинок в ней и её коллегах?"
  - Где она сейчас? - спросил он, спуская ноги с лежака. Живот немедленно отозвался дёргающей болью. Гедимин перенёс вес на левую руку - правую, с пальцами, раздутыми до неподвижности, лучше было не трогать.
  - Вот это вы зря, - спокойно заметил Питер, впрочем, не пытаясь помешать. - Слишком рано, да и незачем. Вода справа от вас. А инспектор Кунц ещё вчера покинула Кларк вместе с кораблём сопровождения. Вы его, наверное, заметили, - такая бронированная акула серо-лилового цвета.
  - Видел, - кивнул Гедимин, вспомнив мианийские звездолёты. - Она работает на Миану?
  - Насколько я понял, в основном на Алити, - ответил Фокс. - Самые жестокие карантинные барьеры - это их рук дело. Все остальные к зверюшкам относятся сильно проще... Вы, наверное, очень давно не встречались с инспектором Кунц?
  - Тогда она не была инспектором, - буркнул сармат. Он пытался подсчитать про себя, сколько самке лет, и как такой промежуток времени должен влиять на человека. Сам Гедимин казался иногда себе очень старым и совершенно износившимся - особенно сейчас, с дыркой в животе и распухшей от ожогов и аллергической реакции рукой.
  - Что будет с животными Эверланна? - спросил он, старательно выкидывая из головы воспоминания о жизни в Ураниуме, прокладке сольвентных скважин... и всех тех сарматах, что не дожили до этого февраля.
  - Мианийцы забрали их, - Фокс пожал плечами. - Тех, на кого в самом деле есть разрешения, обещали отдать покупателям. Но таких там, по-видимому, немного.
  Сармат поднялся на ноги. Живот дёргало, особенно на вдохе, - животное яйцекладом дотянулось до диафрагмы и почти её пробило, а фторорганическая слизь серьёзно обожгла ткани. Хуже всего был зуд - рану чесать не стоило по понятным причинам, а до диафрагмы сармат не дотягивался. "Заживает," - думал он, и это немного успокаивало. "Через пару дней уймётся. Интересно, другие инкубаторы этих существ - они выживают или дохнут? Или у них там специальная полость?"
  - Надолго я тут? - спросил он.
  - Недели на две, не меньше, - ответил Питер. - Будем наблюдать. Я бы на вашем месте полежал пару дней спокойно. Этот бокс ещё успеет вам надоесть.
  "Пару недель," - повторил про себя Гедимин. Вернуться на лежак было ещё труднее, чем встать с него, и сармат долго шипел от боли и досадливо щурился. "Животных увезли, корабли улетели, за Ривзом присмотрят. Куда я в принципе могу опоздать?!"
  
  05 марта 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Джед!
  Мэллоу вскочил на ноги, едва Гедимин появился в коридоре, и с трудом дождался, когда уйдёт конвоир. Сейчас он прислонился к защитному полю, едва ли не приклеившись к нему носом.
  - Слава богу, живой. Дальберг! Скажи - мы уже не ждали, что он вернётся! Тут ходили слухи, что в тебя отложила личинки какая-то дрянь из Мианы...
  Гедимин досадливо сощурился - "макаки", сидящие в изолированном ангаре, всё равно узнавали новости быстрее, чем он, даже в те времена, когда он каждый день заходил в информаторий.
  - Ничего не вылупилось, - буркнул он, машинально прикрывая давно затянувшуюся рану в животе. - Что тут нового? Тебя никто не бил?
  Дальберг выразительно хмыкнул.
  - Джед знает, о чём спрашивать, - пробормотал он еле слышно. Мэллоу недовольно на него покосился.
  - Спасибо за беспокойство, Джед, - сказал он. - Нет, эту проблему мы всё же решили. Ох и дорого она нам обошлась... Ты помнишь Альвина Лоренца?
  Сармат мигнул.
  - Так и я знал, - не удивился Мэллоу. - Завтра на прогулке покажу его тебе. Мы сошлись на том, что он переедет в мою камеру, когда я уйду... и в других местах тоже меня заменит.
  Гедимин пожал плечами.
  - Тебе виднее. Он никого не убивал?
  Мэллоу покачал головой.
  - Нет, никакого насилия. Подпольное казино на дому.
  Дальберг поморщился.
  - И он продолжит, - заметил он, ни к кому не обращаясь. Мэллоу бросил на него недовольный взгляд.
  - Мы это уже обсудили. Тут вообще редко встречаются ангелы, ты не заметил? Лоренц - лучшее из того, что у нас есть. Держи его игры в рамках наших правил, только и всего.
  
  17 марта 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - А, вот оно что... - Мэллоу достал из горки сложенных бумажек одну, небрежно скомканную, и аккуратно развернул. - На вчерашнем осмотре доктор разрешил нашему Винки один контейнер пива в неделю. Даже справку выписал... наверное, Винки очень просил.
  - Дай сюда, - протянул руку Дальберг, недоверчиво сдвинув брови. - Да, в самом деле. "В пределах пяти-шести градусов..." Пожалуй, мы найдём такое пиво. Но я бы всё равно не рисковал. Вон, полюбуйся!
  Он ткнул пальцем во что-то на той же бумажке. Мэллоу развёл руками.
  - Ну, пририсовал лишний ноль. Ничего неожиданного, Дальберг. Совершенно ничего.
  - Откуда у Винки ручка? - спросил Гедимин, досадливо щурясь. То, что Винсент, скучающий по спирту, подправил официальную справку, его не удивило - тут, как и сказал Мэллоу, ничего неожиданного не было. "У каждого в камере есть ручка," - думал сармат. "Один я опять всё пропустил."
  - Разрешили за хорошее поведение, - усмехнулся Мэллоу. - Мы все последнее время очень хорошо себя ведём.
  Гедимин подошёл к решётке.
  - Эй, Фортен! - позвал он. - Поясни кое-что.
  - Если Матейка набрал отгулов, я тут ни при чём, - мрачно отозвался охранник, но к решётке всё же подошёл. - Подожди до завтра, теск. Хватит с тебя одной чужеродной личинки.
  Гедимин сузил глаза.
  - У всех в ангаре есть ручка и бумага. Почему мне не выдают?
  Охранник хмыкнул.
  - Жёлтый код, теск. Вся писанина - в допроснике, под проверку. Что-то надо? Давай я тебя отведу. Матейка, чтоб его с его отгулами...
  Сармат задумался на секунду, но решил глубоко не вникать - "мартышечьи" обычаи, как и раньше, оставались странными. "Что такого может сделать ручкой и бумагой жёлтый код, чего не может зелёный или синий? Нет, я знаю..." - он смерил экзоскелетчика мрачным оценивающим взглядом, и тот подался назад.
  - Эй, теск, без шуток!
  - Отведи меня на космодром, - попросил Гедимин, сделав предельно тупое лицо - настолько, насколько позволяла сарматская мимика. - Ты же можешь. Я всё равно не сбегу.
  Фортен ухмыльнулся.
  - Знаю, что не сбежишь, - он покосился на закрытую дверь в конце коридора и понизил голос. - Снаружи неспокойно. И ты, Мэллоу, следи, чтобы твои люди по округе не бегали. Один выход под охраной - и назад.
  - Неспокойно? - Мэллоу, отодвинув горку бумажек, поднялся на ноги. - Что-то новенькое, Фортен. Вот мы тут сидим... а там что, опять война?!
  Охранник поморщился.
  - Не ори! До войны не дойдёт. Эти придурки из "Нашей планеты"... Им разрешили митинг на восточной окраине. Вроде бы они туда ушли. Но к вечеру, к самым рейсам, вернулись и выстроились вдоль терминалов. Хорошо ещё, никто из ушастых в это время не вышел. Не то позор был бы на всю галактику.
  Гедимин мигнул.
  - У нас в городе есть недовольные? - притворно удивился Мэллоу. - Надо же... Чем им не нравятся наши инопланетные гости? По мне, так надо ещё постараться, чтобы их увидеть.
  Фортен махнул рукой.
  - Это вроде бы из-за того зверя, что покусал теска. Мол, что будет, если завезут ещё сотню таких...
  Гедимин фыркнул.
  - Миана тут при чём?!
  - Да я уже заметил, что покусали тебя, а митингуют они, - угрюмо отозвался Фортен. - Ясное дело, что ни при чём. Но дошло уже до драк. Одного пассажира сбили с ног, а другой получил синяк.
  - Скоро будет пополнение? - подал голос Дальберг, кивнув на пустой коридор.
  - Да ну, - поморщился Фортен. - Штрафы полезнее, чем просиживание наших коек. Там в основном малолетки, их родители сюда не отпустят. Какого чёрта пускают в космопорт?!
  Передёрнув плечами так, что загремела обшивка, экзоскелетчик отошёл от камеры. Гедимин озадаченно мигнул. "Опять ничего не понимаю. Видимо, к этому не привыкнешь..."
  
  19 марта 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Мы слышали, что с вами случилось," - почерк на жёстком листке с чёрно-белой картинкой прыгал вверх и вниз, никак не вмещаясь в строчки. "Вы настоящий герой и убийца монстров. Пусть ваши раны заживают. Я могу ждать, сколько надо." В самом низу открытки, присланной две недели назад из "Сюаньхуа", стояла приписка другим, твёрдым и убористым почерком: "Это было её решение. Я ни на чём не настаивала, но мне не хотелось бы, чтобы наши эксперименты вам навредили."
  Гедимин перечитал открытку и задумчиво усмехнулся, прежде чем спрятать её в почти пустую коробку с чайным концентратом. "Эксперименты..." - он смущённо сощурился, вспомнив подробности. "Интересно, им-то это на кой? Любой представитель их вида согласился бы с ними спариться. Хоть с экспериментами, хоть без..."
  По коридору прогромыхали торопливые шаги.
  - Давай на выход, - буркнул Макнайт, заглянув в камеру Гедимина. - Есть работа.
  Он стянул руки сармата за спиной так, что запястья прикоснулись друг к другу, и повёл его вниз, к помещению, где на стапеле пылился без присмотра тяжёлый скафандр. Рывком подняв опускающуюся створку, охранник всунулся внутрь. Робот-уборщик потянулся было за ним, но его пинком отбросили назад.
  - Идём, - буркнул Макнайт, пристёгивая к экзоскелету ремонтную перчатку, снятую со скафандра. Гедимин разочарованно вздохнул - видимо, ремонт предстоял мелкий.
  Он ждал, что его поведут к космодрому, но Макнайт развернул его к северу, и они, обогнув тюремный двор, вскоре вышли к шоссе. Вдоль него бродили двое мрачных "копов", пинками сгоняя к обочине какие-то обломки и крупные обрывки.
  - Да чтоб им всем... - еле слышно пробормотал Макнайт, перешагивая через порванный пополам плакат с перечёркнутой мордой (похожую Гедимин видел на нескольких обложках местной фантастики).
  - "Наша планета"? - спросил он, скрывая ухмылку.
  - Слышал уже? - слегка удивился Макнайт. - Когда их уже нормально разгонят?! Мне вечером с работы идти, а у них тут "планета"!
  - Ты ж в экзоскелете, - отозвался Гедимин, пытаясь вспомнить, как выглядит митинг, и что могут с собой притащить митингующие. Здесь, в Кларке, бластеров хватало.
  - Думаешь, мне его на дом выдают? - проворчал Макнайт, дёргая сармата к себе. - Давай за угол, теск. Тут был запасной вход...
  Приоткрытая дверь, у которой остановился конвоир, была Гедимину знакома - здесь его когда-то встречала самка из "Сюаньхуа". Тогда он приехал по делу и занимался именно им - и сейчас, судя по прихваченным с собой инструментам, его тоже ждала работа. В этот раз встречать никто не вышел.
  - Обещали встретить, - буркнул Макнайт на его удивлённый взгляд. - Это пусть тут полежит.
  Он бросил рукавицу от скафандра к стене и ушёл, плотно закрыв за собой дверь. Гедимин остался один в плохо освещённом коридоре, озадаченно мигнул - и только теперь обнаружил, что его руки по-прежнему скованы и крепко притянуты друг к другу.
  "Вот мартышка!" - он пошевелил пальцами, убедился, что не дотягивается, и прислонился спиной к стене для дополнительной опоры. "И как, предполагалось, я буду работать?"
  - А, мистер Джед, - из совершенно неприметного отнорка, сворачивая на ходу серую накидку и уминая её в маленький чехол, выбралась Мишти. - Надеюсь, вы не успели испугаться. Сейчас я освобожу вас.
  Она была в рабочем - белые складки причудливого комбинезона стекали вниз, бесполезно болтаясь и оставляя открытым живот и почти всю грудь. Самка подобрала маленький предмет, оставленный рядом с ремонтной перчаткой, и деловито взялась за наручники.
  - У вас массивные запястья, - говорила она, позвякивая браслетами. - А эти штуки всегда выставлены на минимум. И всё время сильно сдавливают... Вот так, это тоже не нужно. На самом деле тут хороший запас ширины, только надо заморочиться с подгонкой.
  "А ты много знаешь," - думал Гедимин, растирая запястья и наблюдая за манипуляциями с гирляндой наручников. Мишти как будто в самом деле решила подогнать их по ширине - она возилась с ключами и стопорами несколько минут, пока не перебрала все браслеты.
  - На самом деле, - сказала она, подняв взгляд на сармата и широко улыбнувшись, - я специально попросила всё это оставить. Сегодня оно пригодится. Вы ведь поняли, зачем вы здесь?
  Гедимин мигнул.
  - Ты уходишь из "Сю", - сказал он, глядя, как в тусклом свете золотится пух на её плече. Только в таком освещении, идущем из-за спины, можно было увидеть, насколько "мартышки" на самом деле пушистые... или на ощупь, если позволяла чувствительность огрубевших пальцев.
  Мишти улыбнулась.
  - Вы как будто этого... ждали?
  Она встряхнула наручниками и небрежным движением прикрепила их к поясу. Он слегка отвис, но костюм не перекосило, - только заметнее проступили полосы ткани, отвечающие за жёсткость.
  - В прошлый раз мы вас связали, - напомнила она, задумчиво разглядывая сармата. - И вы порвали верёвку. Сегодня я хотела бы закрепить вас понадёжнее.
  Сармат смущённо сощурился.
  - Я не хотел никого раздавить, - буркнул он и смутился ещё сильнее - он прекрасно помнил тот момент, и тогда ему было нечем замечать окружающих и тем более заботиться об их безопасности.
  - У вас и не получилось, - хихикнула Мишти. - Я не боюсь быть раздавленной. Я хочу быть с вами, когда механизм сработает. Каждую секунду. Вы не против?
  Гедимин мигнул. Её ладонь тронула его живот, и даже сквозь плотный комбинезон сармат почувствовал, как внутри, под солнечным сплетением, свивается тугая пружина. "Механизм," - повторил он про себя. "Верное название."
  - Инструменты полежат тут, - сказала самка, покосившись на перчатку. - В коридоре тихо и сухо. В тот раз мы сильно поспешили, не дали подготовиться ни себе, ни вам. Сегодня начнём издалека. Снимайте куртку, мистер Джед. Я хочу на вас посмотреть.
  Он спустил расстёгнутый верх комбинезона к ногам и обвязал рукава вокруг пояса, подставив плечи прохладному сквозняку. Мишти смерила его задумчивым взглядом и тронула пальцем свежий рубец чуть ниже рёбер - перекошенную звезду с тремя концами.
  - Сюда оно ударило? Брр! - самка обхватила себя за плечи и вздрогнула. - Гадкая зверюшка. Здесь тёплые стены, Джед. Прислоняйтесь к любой на выбор, стойте молча и терпите.
  Сармат мигнул - его слегка удивило слово "молча" - но пальцы Мишти уже сдавили его левый сосок, и он замолчал, прислушиваясь к пульсации тепла под кожей. Нервные окончания реагировали не сразу - сначала он не чувствовал ничего, кроме давления и прохлады чужой руки. Мишти крепко сжимала комок тёмной кожи, то перекатывая его в пальцах, то прищипывая и оттягивая, пока желёзка не отозвалась ноющей болью и вспышкой тепла, волной прокатившейся по телу.
  - Пуск? - самка запрокинула голову, заглянула сармату в глаза и коротко усмехнулась. - Я слышу, как вы дышите.
  Она сжала в пальцах правый сосок, и сармат резко выдохнул - обе желёзки незаметно набухли и отвердели. Все нервные окончания подключились; волны тепла, сходясь под солнечным сплетением, сталкивались и многократно усиливались. Гедимин двинулся вперёд - ему хотелось прижать эту точку, запустить третью волну. Мишти опустила руку и шагнула назад.
  - Не сейчас, Джед, - её дыхание тоже участилось, а взгляд временами мутнел. - Надо ещё... добраться до места. Уберите руки за спину...
  "В этой штуке есть карманы," - отметил про себя сармат, не зная, чему удивляться, - то ли тому, что до сих пор их не заметил, хотя раньше находил тайники на любой одежде, то ли тому, что ещё способен на такое отвлекаться.
  - Зажимы, - коротко усмехнулась Мишти, поднимая на ладони два небольших предмета с прицепленной к ним цепочкой на карабинах. - Вы умеете терпеть. Терпите дальше...
  Две короткие болевые вспышки практически мгновенно перешли в волны пульсирующего жара, и сармат, прижавшись спиной к стене, прикрыл глаза. Когда он их открыл, его штаны были расстёгнуты, подштанники приспущены, и самка, засунув в них руку, деловито приклеивала что-то к коже.
  - Вот тут, - она прижала два пальца к основанию его выделительной трубки. - Здесь и здесь, и ещё одна сзади. Очень маленькие железы. Если повезёт, мы их расшевелим.
  Она застегнула ширинку и коротко хихикнула.
  - Ваше лицо, Джед. Это надо видеть. Теперь повернитесь спиной. Да, и руки сюда.
  От предметов, приклеенных к коже промежности, её немного жгло и пощипывало. Гедимин вспомнил вещество, впрыснутое в его уретру, и решил, что это сходный состав, но более мягкий вариант воздействия. Он пошевелил выделительной трубкой, вызвав новый приступ хихиканья у Мишти. Самка, надев на сармата гирлянду наручников, обошла его спереди и остановилась, разглядывая его с прежним любопытством.
  - Будь этот коридор короче и прямее, я бы завязала вам глаза, - она взялась за цепочку, свисающую с груди сармата и холодным звеном прикасающуюся к его животу, и легонько потянула на себя. - Но это, пожалуй, рискованно. Идёмте, мистер Джед.
  Сармат повёл плечами - все браслеты сидели плотно, не в пример надетым Макнайтом или Матейкой, не врезаясь в мышцы, но и не сползая. Настороженно сощурившись, он выгнул запястье и ощупал наручники. Мишти ослабила цепочку и, убрав с лица усмешку, заглянула ему в глаза.
  - Вы можете освободиться?
  Гедимин не ответил. Волны жара перекатывались под кожей - две сверху, одна снизу, и от этого мутнело в глазах, и наползала предательская слабость. "Могу," - подумал он. "Если смогу сосредоточиться. Механизм начинает работать..."
  - Только скажите, и я всё уберу, - сказала самка, понизив голос. - Если только вам станет тревожно или страшно... или захочется всё прекратить - тогда лучше прекратить. Мы идём?
  Сармат молча кивнул.
  Самка была очень осторожна - пожалуй, даже слишком. Сармат ждал, что она дёрнет цепочку на себя, дополнит сжатие растяжением и вызовет новый всплеск жара, но она примерялась к его шагам, и цепочка провисала свободно. Гедимин досадливо сощурился - ему казалось, что "механизм" вот-вот заглохнет. Он остановился - Мишти замерла вместе с ним и, оглянувшись через плечо, улыбнулась краем рта.
  - Ещё далеко, мистер Джед. Не бойтесь, оно проснулось и уже не уснёт.
  У очередной развилки сармат беспокойно шевельнулся - сквозь наплывающий со всех сторон красноватый туман ему почудились шаги. Через несколько секунд чужак вышел из-за поворота и остановился, растерянно глядя на странную пару.
  - У вас тут запросто заблудишься! - услышал Гедимин слегка запинающийся голос Люнера и, вздрогнув, запоздало подался назад. Покраснеть он не мог, но и уши, и затылок обдало жаром, и сармат уткнулся взглядом в пол.
  - Сейчас направо, а там до упора, - отозвалась Мишти без капли смущения. - На флиппере ты тут не плутал!
  - На флиппере как-то не до того, - проворчал Люнер. - Ого... Это, небось, больно?
  - В этом и смысл, - Мишти слегка натянула цепочку, и сармат от неожиданного вслеска боли и приятного тепла стиснул зубы. - Хочешь подёргать?
  - Н-нет, - Люнер сунул руки в карманы и решительно замотал головой. - Надо же... Ну ладно, я пошёл. Значит, направо и прямо?
  Мишти потянула за цепочку - пора было сворачивать налево, да и шаги байкера быстро стихали - возвращаться он не собирался. Гедимин не двинулся с места, только сузил глаза, - боль в сосках очень мешала сохранять ясность разума.
  - Зачем ты это сделала? - спросил он, кивнув на перекрёсток. Пояснения не потребовались - видимо, его смутная догадка оказалась верной. Мишти усмехнулась.
  - Чтобы вы изнывали от боли и смущения. И ведь сработало, верно?
  Сармат смущённо сощурился. "Разнесёт же по всему космопорту," - мелькнуло в мозгу, но тут цепочка снова натянулась, и красноватый тёплый туман смыл ненужные мысли. "Ну и торий с ним..."
  С какого-то момента коридоры стали знакомыми, но Гедимин понял это, когда узкая металлическая створка уже отодвинулась, стали слышны голоса, и запахло фруктовыми ароматизаторами и густым чайным концентратом. Дверь открылась чуть сбоку от длинного стола, накрытого в вестибюле; самки уже были там, только Мэрикрис, как обычно, сидела на своём месте с отдельной чашкой и маленьким чайником из тёмной керамики.
  "Hasulesh!" - сармат сощурился от смущения. Самки развернулись на шум и одобрительно засмеялись, кто-то захлопал в ладоши, и другие подхватили. Гедимин, глубоко вздохнув, смерил их недовольным взглядом. "Успокойся. Это не Люнер. Эти видели и не такое."
  - Я оставлю вам чаю, - пообещала Мэрикрис, подняв взгляд на сармата, и снова сосредоточилась на полупустой чашке. Одна из самок, встав из-за стола, пошла к завесе, закрывающей проход, и отодвинула её.
  - Лиззи, - кивнула Мишти в её сторону. - Лиззи пойдёт с нами.
  Гедимин не был уверен, что обращаются к нему, но на всякий случай пожал плечами. Завеса с шелестом и звоном опустилась за его спиной; ещё пара поворотов и приоткрытых дверей - и он вышел в одну из крошечных раздевалок.
  - Отлично, отлично, - Мишти похлопала его по груди. - Вы хорошо продержались. Давай, Лиззи, мы всё это уберём, пусть тело отдохнёт. Видишь, он весь в испарине?
  Сармат повёл плечами и только теперь заметил, что кожа блестит от мелких капель. Дело было, скорее всего, в наклейках в промежности, - когда Мишти сняла их, жар сразу схлынул. Сармат облегчённо вздохнул, покосился на ноющую грудь, - зажимы тоже сняли, но их следы разгладились далеко не сразу.
  - Отлично, Джед, отлично, - Мишти погладила его по скованным рукам. - Вы готовы. Теперь... подготовимся... мы.
  Она уже сбросила складчатую одежду и осталась в нескольких полосках белой ткани. Её грудь на секунду коснулась руки сармата. Она поднесла ненадолго руку к своей промежности - Гедимин не отследил, что она делает, но её дыхание слегка участилось.
  - Крюк готов, - сказала Лиззи. - Думаешь, надо?
  - Всё под контролем, - отозвалась Мишти. - Поднимите руки, Джед. Получится?.. Вот так. Мы подвесим его и немного приподнимем, он встанет на пальцы.
  Вялое воспоминание о пытках Ассархаддона всплыло на секунду в памяти и тут же растворилось - "механизм" уже запустился. Больно не было... точнее, было, но это не имело значения.
  - Хватит, - сказала Мишти, жестом отгоняя помощницу от пульта управления. Сармат по-прежнему стоял на полу - привстав на пальцы, не на всей ступне, но стоял твёрдо. Суставы сигналов не подавали; слегка натянулись мышцы, но это даже было приятно.
  - Очень хорош, - отрывисто сказала Мишти, погладив сармата по горячему животу. В её руке блеснуло тоненькое лезвие.
  - Помните, что это значит? - она поднесла скальпель ближе к лицу сармата и аккуратно закрепила на лезвии эластичную полоску. - Полтора сантиметра, как в прошлый раз. Но теперь кровь будет стекать...
  Лезвие ушло в кожу и легко, не встречая препятствий, скользнуло вниз, оставляя за собой узкий, почти незаметный надрез, постепенно покрывающийся набухающими чёрными каплями. Кровь пошла не сразу - скальпель уже дошёл донизу, и самка выдернула его, когда первая капля сорвалась вниз. Сармат тихо зашипел, стискивая зубы. Мышцы непроизвольно напрягались, и края надрезов расходились, усиливая кровотечение. Регенерация включилась сразу же, и сармат снова зашипел - не так страшна была боль, как нарастающий зуд по всей протяжённости длинных царапин. На коже снова выступила испарина, и чёрные потёки, смешавшись с ней, превратились в тёмно-красные.
  - Вот так, - еле слышно выдохнула Мишти, отступая на несколько шагов от подвешенного тела. Она слизнула кровь с тонкого лезвия и посмотрела сармату в глаза.
  - Вы весь в крови, - она коротко усмехнулась, проводя пальцем по слегка поджившему надрезу. - Отпусти его, Лиззи. Думаю, пора.
  Любое движение давалось Гедимину с трудом - по телу вслед за волнами тепла перекатывались слабые судороги, и мышцы дёргались невпопад. Он растянулся на спине, свесив руки; с ними что-то делали - сармат не обратил внимания. Тугая спираль в солнечном сплетении разворачивалась медленно, толчками, заставляя всё тело выгибаться назад. Кто-то брызнул холодной водой сармату в лицо, и он ошалело мигнул.
  - Поднимите, - скомандовала Мишти, взяв его двумя пальцами за выделительную трубку. - Да, вот так. Вертикально. Держите... пока... не... А-ассх!
  Трубка вошла в неё резко, сразу на две трети, - Гедимин почувствовал, как её со всех сторон сжимают горячие влажные стенки. Самка всхлипнула, приподнялась, крепко вдавив ладони в исполосованный живот сармата, и насадилась до упора. Он шевельнул трубкой и услышал короткий вскрик.
  - Стой! - её пальцы больно впились в подживающий надрез. - Не... сейчас...
  Самка снова приподнялась и опустилась. Гедимин чувствовал, как её тело дрожит. "Влага," - щёлкнуло в просыпающемся мозгу. "В тот раз не было. Ранена? Нет... был чехол... сейчас нет. Так надо?"
  - Сейчас... можно... - выдохнула Мишти, дрожа всем телом, и всадила ногти в изрезанную кожу. - Давай!
  Когда трубка зашевелилась внутри неё, она сдавленно застонала, погружая ногти ещё глубже, и странно мотнула головой. На грудь сармата легла чужая рука - Лиззи, о которой он уже забыл, подошла вплотную.
  - Пора? - деловито спросила она. Мишти, всхлипнув, отрывисто кивнула. Сармат шевельнулся, пытаясь рассмотреть, что у второй самки в руках, но она уже оттянула его сосок и вложила в зажим.
  Гедимин зашипел, напряг руки, забыв, что металл и магниты так не сломаешь, но вторая вспышка боли заставила его обмякнуть и тихо застонать. Судороги усилились - скоро спираль должна была развернуться до конца, и в этот раз он не мог упасть и отползти. Мишти тронула ногтем его набухший сосок и криво ухмыльнулась.
  - Такие чуткие. Такие беззащитные... Лиззи, перо...
  Сармат зашипел. Эту игру он помнил - и как извивался от легчайших прикосновений, будто снимающих кожу с нервных окончаний, тоже не забыл. Джой как будто видела каждый рецептор и не пропускала ни одного. Он зажмурился, ожидая той же пытки, но почувствовал только неумелый тычок. Чувствительная желёзка слабо заныла.
  - Не то? - озадаченно спросила Лиззи. Мишти вскинулась, но с шевелящейся внутри трубкой говорить было трудно, и она только дёрнула головой.
  - Острым концом, - выдохнула она, приподнимаясь над телом сармата, и коротко вскрикнула.
  "Не умеет," - сармат досадливо сощурился. Боль и жар пульсировали не в такт; спираль замерла в одной секунде от распрямления. Её надо было развернуть до конца, и самка, зажмурившаяся и раскачивающаяся из стороны в сторону, тоже этого ждала. Незаточенный конец пера снова коснулся тёмной кожи - тычок был слабый, неумелый, но что-то внутри будто его и ждало.
  - Правее на два миллиметра, - отрывисто приказал сармат. - Приставь, но не тыкай. Atta... ашшссс!
  Он навалился на тонкий стерженёк, погружая его в собственное тело, прямо в набухший и пульсирующий болью комок. Пружина развернулась, отбросив сармата назад, и он запрокинул голову, уже не пытаясь сдерживаться. Кажется, это он выл, дёргаясь всем телом, чувствуя, как конец выделительной трубки покрывается изнутри вязкой влагой. Думать было нечем, но сармат успел удивиться, что там могло выделиться, - сперму его тело перестало вырабатывать задолго до пыток в Сокорро.
  С этой мыслью он и пришёл в себя некоторое время спустя. Сверху на него падали частые мелкие капли, смывая пот и размазанную кровь и охлаждая разгорячённые мышцы. Все части тела были свободны - все посторонние предметы с него сняли, оставив его отдыхать под тёплым душем.
  - Пожалуй, что... - Мишти, не договорив, с шипением стиснула зубы. - Он был прав. Насчёт мягких тканей. А вот я погорячилась.
  - У тебя кровь, - с опаской заметила Лиззи. - Может, к медику? Миссис Агуэра...
  - Это его, - отмахнулась Мишти, попыталась подняться на ноги и снова зашипела. - Д-да... Ходить теперь... будет трудно.
  - На, засунь, - Лиззи, пошуршав вещами, что-то ей протянула. - И подумай насчёт медика. Я бы не решилась с теском. Чёрт! Ты что, не защищалась?!
  Мишти коротко фыркнула.
  - Он чистый и неуязвимый. А это... Знаешь, оно того стоит. Вот только ходить будет трудно. Эй, мистер Джед, вы там как?
  Сармат рывком сел, провёл ладонью по глазам и встряхнулся, отгоняя остатки красного тумана. Сладости под языком больше не было, и тело не сводило судорогой. Он почесал затянувшиеся надрезы - от них осталась только белесая сетка на серой коже - и поморщился от боли в сосках. "Пройдёт. Но комбинезон... М-да, одеваться будет неудобно."
  - Ты с самцами своего вида тоже так делаешь?
  Зачем он об этом спросил, он и сам не знал - и что будет делать с ответом, тоже. Мишти выразительно хмыкнула, поднимаясь на ноги - в этот раз без шипения и стонов, видимо, "засунутое" сработало как надо.
  - Лежите тихо. Мы поможем вам отмыться. Нельзя вас отпускать на улицу в крови и слизи.
  При слове "слизь" сармат вспомнил о странных ощущениях в выделительной трубке и подозрительно принюхался - аммиаком вроде не пахло, видимо, дело было не в системе выделения. "Что бы там ни было, оно вытекло в самку," - Гедимин досадливо поморщился, глядя на Мишти. "Хорошо, что я бесплоден. Только второго Харольда нам и не хватало..."
  - Что-то ты его не моешь, - недовольно сказала Лиззи, остановив руку с мягкой губкой на груди сармата. - Что ты там высматриваешь? Увечье - оно и есть увечье.
  Гедимин смущённо сощурился - обычно он забывал о сетке рубцов в промежности, но иногда приходилось вспомнить. Мишти качнула головой.
  - Я хочу ещё кое-что сделать, Лиз. Если он разрешит.
  Она склонилась над сарматом, заглядывая ему в глаза. Он настороженно сощурился и покосился на свои соски. "Не. Ещё немного - и кожа лопнет."
  - Я хочу вырезать на вашем теле свои инициалы, - сказала Мишти. - Свои и Джой. Она попросила... если вы не против, конечно. Вот здесь, где не видно.
  Она ткнула пальцем в небольшой участок относительно гладкой кожи на лобке. Лиззи еле слышно пробормотала что-то про психов. Сармат вяло шевельнул плечом - он опасался, что "механизм" от прикосновения снова запустится, но он, видимо, выработал свой ресурс и отключился надолго.
  - Режь, - равнодушно сказал он, глядя в потолок. "Тут тоже растения. Не обращал внимания. Это вроде как лес. И мы тут, как дикие мартышки. Кажется, это должно возбуждать. Или нет. Не помню."
  - Вот так, - сказала Мишти, вытирая скальпель. - Как тебе, Лиз?
  Сармат приподнялся на локте. Вырезанные знаки только-только начали сочиться кровью, и сейчас их было легко разглядеть, - две наползающие друг на друга буквы в незамкнутом круге. Боли не было - так, слегка щипало и ныло.
  - Хватит уже, - сказала Лиззи, протирая порезы мокрым тампоном. Запахло антисептиком.
  - Больше вас не побеспокоят, - прошептала Мишти, мимоходом касаясь губами шрама на щеке сармата. - Надеюсь, вам не было очень уж плохо. Я буду вспоминать вас на Земле.
  ...Мэрикрис, посмотрев на Гедимина, вздохнула и молча подвинула к нему наполненную чашку.
  - Эксперименты, эксперименты... Я вздохну с облегчением, когда и одна, и вторая найдут себе дело на Земле. Тут ещё остались желающие поставить опыт. Но я закрываю лабораторию. Не бойтесь, больше вас не потревожат.
  Гедимин, покосившись на неё исподлобья, осторожно сел на высокий табурет и взял чашку. Сидеть было не так больно, как в прошлый раз, но грудь ныла гораздо сильнее. Сармат украдкой оттянул комбинезон и поморщился. Как и следовало ожидать, сильнее всего болела та железа, в которую он сам загнал твёрдый стержень. "И ведь куртку не снимешь..."
  Мэрикрис положила на стол небольшой закрытый пакетик.
  - Вот это поможет. Тут клейкая кромка. Прижмите к коже - и будет держаться. Крупнее у меня не было. Немного прикроет от трения о ткань.
  Сармат удивлённо мигнул. "У них тут всё предусмотрено..." - думал он, разглядывая две жёсткие полусферы с клейкими кромками - что-то вроде защитных наклеек на соски. "Опасное дело - спаривание."
  - Так легче, - признал он, повозившись немного с наклеиванием - на сморщенной коже ореол дрянной клей никак не хотел держаться. - А зачем было брать с собой инструменты?
  Он вспомнил о них только теперь, когда отпустило, - и озадаченность сразу сменилась раздражением. "Люнер," - он досадливо сощурился. "Вот что он там делал. Он пришёл за моей перчаткой. Tza hasu!"
  - Я пошёл, - мрачно сказал он, вставая с табурета. Мэрикрис сдержанно улыбнулась.
  - Он обещал вернуть, - донеслось из-за стола. - Всё лежит там же, в конце коридора. Лиз, отдай ему наручники!
  "Вернуть," - сармат поморщился. "Чем я тут занимаюсь, пока "макака" ломает мои инструменты?!"
  Наручники он надел, но скреплять не стал - так и пошёл в подвальный лабиринт, позвякивая гирляндами браслетов. Было немного времени, чтобы потренироваться не щуриться от боли и не выдавать её происхождение, - Гедимин подозревал, что Макнайт не будет рад его развлечениям. К концу пути надрезы на лобке перестали ныть, но сильно зачесались. Под пальцами они ещё ощущались - тонкие припухшие полосы на коже, и сармат очень надеялся, что до воскресенья они исчезнут. "Что-то похожее со мной хотел делать Кумала," - вспомнилось ему, и он поморщился. "Тогда я послал его на Седну. А теперь... Sa hasu! Вот поживёшь среди "макак"..."
  Перчатка лежала у той же стены, где сармат её оставил, и почти на том же расстоянии от двери, - видимо, никто не рассчитывал, что Гедимин обнаружит её отсутствие. Он подобрал механизм и долго крутил его, проверяя инструмент за инструментом и вытирая о комбинезон невидимую грязь. От этого занятия его отвлёк только шум открывающейся двери и лязг разболтанной обшивки экзоскелета.
  - Только отпустили? - сочувственно хмыкнул Макнайт, посмотрев на сармата. - Ладно, пошли, в ангаре тряпкой протрёшь.
  Он отобрал перчатку и снова сковал Гедимину руки, заведя их за спину. Тот прислушивался к своим ощущениям - не отреагирует ли "механизм" на схожую ситуацию? - но всё было спокойно. "По крайней мере, сам по себе он не запускается," - с облегчением подумал сармат. "Я ещё не совсем "макака". Может, доживу без мутаций до освобождения."
  
  22 марта 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  К северу от космопорта незнакомые голоса что-то хором скандировали. Этот звук был Гедимину незнаком. Он задумчиво сощурился, вспоминая, не назначен ли на сегодня какой-нибудь мелкий праздник, на который его конвоиру не дали отгул; память молчала, но это ничего не значило.
  - Понял, иду на перехват, - отрывисто проговорил в передатчик сердитый "коп", сворачивая за ангар. На сармата, отстегнувшегося от ограды космодрома и севшего на ближайшую скамейку, он даже не посмотрел. Ещё один пошёл следом, но свернул на два ангара позднее. "Все на север," - думал Гедимин, наблюдая за перемещениями полиции. "Сегодня их тут много. Видимо, дело не в празднике."
  - Ну да. Видишь, я без флипа? - раздался справа от сармата знакомый голос, и тот, сузив глаза, мягко поднялся и развернулся, аккуратно перекрывая дорогу. - А где сказано, что мне нельзя сюда ходить? Я - нормальный лунарь... Эй!
  Люнер, резким тычком отключив передатчик, отступил на шаг, поднял недовольный взгляд на Гедимина, вставшего посреди дороги, и его уши медленно побагровели. Сармат следил за изменениями их окраски с любопытством биолога и думал, чем она может быть вызвана, - то ли "мартышка" знает, что чужие инструменты без спроса не берут, то ли вспоминает, при каких обстоятельствах эти инструменты взяла.
  - Я никому и ничего! - энергично замотал головой Люнер. - Честно!
  - Зачем брал перчатку? - тихо спросил сармат. Люнер шумно выдохнул. "Теперь понятно, что его смутило," - отметил про себя Гедимин. "Ну, это ожидаемо."
  - Мы со стариками хотели сравнить наш инструмент с вашим, тесковским, - ответил байкер уже не так смущённо. - Ваш лучше. Но мы ничего не взяли, ты не думай!
  - Видел, - кивнул сармат, отходя с дороги. - Мог бы меня спросить. Зачем тайком?
  Люнер покраснел пуще прежнего.
  - Я и собирался, - с досадой сказал он. - Мишти же не сказала мне... Она говорит - там будет Джед и его инструмент, приходи и жди. Откуда мне было знать?! А... зачем, кстати, были те штуки?
  "А ведь он сам с кем-то спаривается," - подумал Гедимин, пытаясь прикинуть на глаз возраст байкера и соотнести с тем, что слышал об обычаях "макак". "Или нет?"
  - У меня нет гениталий, - пояснил он, наблюдая, как уши и щёки Люнера постепенно меняют окраску. - Подключаем все рецепторы, что-то да сработает.
  Между ангарами мелькнуло что-то белое, а за ним - жёлтое.
  - Земля для землян! - заорал, вылетев из переулка, человек в длинной белой футболке. - Чужие - вон с планеты!
  - Эй! - крикнул Люнер, разворачиваясь к нему и сжимая кулаки. - Здесь Луна, ты, дебил! Вали на свою Землю и там...
  - За-аткнись! - нараспев скомандовал "коп" - усталая и сердитая самка в жёлтом экзоскелете - подцепляя землянина "клешнёй" за футболку. - Кто ещё рвётся в обезьянник?
  Люнер спрятался за спину Гедимина, а тот запоздало убрал руки с болтающимся незамкнутым браслетом. "Коп" со вздохом исчез за ангаром, утащив за собой вырывающегося землянина.
  - Задрали! - выдохнул Люнер, опускаясь на скамейку. - Когда приезжают чужаки, по крайней мере, нам выезд не запрещают! А тут сидишь, как идиот, из-за этих... землян! Чего им на Земле-то не оралось?!
  Гедимин прислушался к затихающим возгласам - похоже, большая часть "землян" разбежалась, а меньшую согнали в кучу у стены терминала и теперь вели к зданиям полиции. Два или три голоса ещё выкрикивали лозунги, остальные огрызались на подгоняющих "копов" или пытались унять орущих. "Теперь их всех сгрузят к нам?" - сармат представил, как хорошо будут разноситься вопли по тюремному ангару, и досадливо сощурился. "Надо будет припугнуть их, иначе у меня череп лопнет."
  - Мианийцы не привозили тех животных, - угрюмо сказал он, глядя на порванный плакат, оставшийся в переулке. - Это сделал человек.
  - Что?.. - Люнер, задумавшийся о чём-то своём, растерянно оглянулся на него. - А... Да я в курсе. Но это же думать надо! Кто кого завёз, зачем, что потом было... Земляне!
  Он презрительно фыркнул. На окраине космодрома снова стало относительно тихо. "Коп" вышел из переулка, подобрал по пути порванный надвое плакат, подозрительно посмотрел на Люнера, мгновенно уткнувшегося взглядом в землю, и пошёл к ближайшему терминалу.
  - Выходит, у Дэйва сидит твой охранник, - задумчиво протянул байкер, глядя на высокое крыльцо, окаймлённое пандусами. - Напрочь сопьётся за эти твои тридцать лет! Пойду поищу его.
  ...В ангаре было тихо. По камерам шуршали и негромко переговаривались, готовясь к отбою. Мэллоу выкинул в коридор последнюю пустую обёртку и повернулся спиной к решётке, чтобы переодеться. Гедимин отметил в книге последнюю прочтённую фразу и поднялся с койки - пора было стелиться.
  - Никого не привели, - задумчиво сказал он, стягивая комбинезон. - Вообще никого.
  - А? - Мэллоу развернулся к нему. - Кого не привели?
  - Этих... землян, - сармат поморщился. - Которые орали в порту. Их же арестовали, верно?
  - А, этих, - Мэллоу махнул рукой. - Эти парни к нам не пойдут. Заплатили штраф - и свободны. Тем более, там половина несовершеннолетних.
  Гедимин озадаченно мигнул - о таких тонкостях он вспоминал редко.
  - Хорошо, что не привели, - заключил он, опускаясь на койку. - Без них спокойнее.
  
  13 апреля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Новые мочалки," - отметил про себя Гедимин, глядя на полку вдоль стены. "Те были другого цвета."
  Мочалки быстро разбирали - людей недавно запустили в душевую, первая партия заходила в "мокрую" часть и устраивалась под душем, и дежурные следили, чтобы никто нигде не застревал. Сармат забрался под разбрызгиватель и привычно вздохнул о недосягаемых регуляторах температуры - вода была чуть тёплая. В проходе между предбанником и душевой встали двое дежурных - запуск людей временно прекратился, и мочалки, и удобные места закончились. Гедимин успел заметить третьего - короткие тёмные волосы, быстрый жест двумя руками, странное тёмное пятно на предплечье. "Мэллоу опять побили?" - мелькнуло в голове, и сармат, выжимая на ходу мокрую мочалку, направился к предбаннику. "Когда успели?! Я ничего не видел..."
  - Механик Джед! - удивлённо окликнул его знакомый голос. Мэллоу стоял себе у стены в компании Дальберга, в четырёх метрах от проёма. Гедимин быстро скользнул взглядом по его рукам - никаких пятен не было.
  - Ты куда так быстро? - продолжал Мэллоу. - Ты же любишь купаться. Сдай мочалку, если хочешь, и постой с нами. Времени ещё куча!
  Гедимин мигнул.
  - Я думал, ты там, - он кивнул на проход между душевой и предбанником. Мэллоу ухмыльнулся.
  - Надо когда-то и отдыхать, - сказал он. - Я сдал пост Лоренцу, и он трудится за меня. Так ты к нему шёл? Ну, иди. Я-то думал, ты нас различаешь!
  "Значит, Лоренца побили?" - Гедимин уже не был уверен, что правильно понял увиденное. "Посмотрю, что у него с рукой."
  - Эй, Лоренц! - крикнул Мэллоу, поворачиваясь к проходу. - Выйди на минутку.
  Лоренц на ходу махнул рукой дежурным - "впускайте ещё пятерых!" - и зашёл под душ, с любопытством покосившись на Гедимина.
  - Пока порядок, - сказал он. - Все уже привыкли, и никто не скандалит. Думаешь, я затянул с запуском?
  Мэллоу покачал головой.
  - Да не, всё отлично. Джед, смотри. Это Альвин Лоренц. Ты постепенно запомнишь, не переживай.
  Несколько человек вокруг очень старались не смеяться, но приглушённое фырканье Гедимин услышал - и сердито сощурился.
  - Ну да, механик Джед, - кивнул Лоренц, смерив сармата любопытным взглядом. - Очень не любит, когда ему мешают. Никто и не будет, или я не Лоренц.
  Он оглянулся на полку с мочалками, на дежурных - и снова махнул рукой: "ещё пятеро!" Гедимин одобрительно хмыкнул.
  - Ты переедешь к Дальбергу?
  - Да, будем соседями, - усмехнулся Альвин. - Надеюсь, крупных беспокойств не будет, и не придётся тебя тревожить. Но если что - мы ведь можем на тебя рассчитывать?
  "Не люблю драться с "макаками"," - подумал Гедимин, но, покосившись на Мэллоу, всё же кивнул.
  - Что у тебя на руке?
  Лоренц показал предплечье, отмеченное слегка размытым синим рисунком - простой ромб, вытянутый от кисти к локтю.
  - Это ещё довоенное, с первой ходки. Тогда тут были... - он слегка поморщился. - Другие правила.
  - Они не вернутся, - сказал Мэллоу. - Ладно, Лоренц. Запускай сейчас двоих - и сам, наконец, помойся. Потом устрой пересменку.
  Гедимин проводил человека задумчивым взглядом. "Надо запомнить его. Скоро он сменит Мэллоу окончательно." Ему было слегка не по себе, как будто имя и лицо "макаки" в соседней камере что-то для него значили.
  - Совсем уже скоро, - тихо сказал Мэллоу, переглянувшись с Дальбергом. - А потом и ты. Только мы-то не вернёмся, верно?
  
  30 апреля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Рейсы "Луна-Земля" и "Земля-Луна" выделялись на табло зелёным цветом, дальние - красным; сегодня оно пестрело разноцветными полосами сверху донизу - на ближайшие полчаса были назначены вылеты спрингеров на Венеру, Титан, Ио и Ганимед. Только что прибывший барк с Земли уже разгрузили, и он разворачивался, готовясь принять пассажиров и груз для нового вылета. Три ближайших гравитационных батута были подсвечены красным - их уже зарезервировали, четвёртый вывесил аварийный сигнал, и к нему помчался ремонтный глайдер. Гедимин следил за ним, досадливо щурясь, - сармату тоже хотелось работать, но в такие "жаркие" дни космопорту некогда было договариваться с тюрьмой, и люди справлялись своими силами. Справлялись, по мнению сармата, очень плохо, но ему оставалось только ждать - через пару недель Земля разойдётся с Юпитером и Сатурном, уже третий месяц находящимися практически вплотную друг к другу, а тогда и дальних рейсов, и ближних станет гораздо меньше, и будет время для нормального ремонта.
  Два барка стартовали, в считанные секунды превратившись в едва заметные точки, а потом и вовсе исчезнув; две зелёные строки на табло погасли, уступив место двум другим - зелёной и красной. "Луна-Амальтея" - прочитал Гедимин и тихо вздохнул. "Не был. Освоена людьми, без сарматов... Даже интересно взглянуть."
  - Ещё сорок минут, - услышал он знакомый голос. - А тут совершенно негде сесть. Давай-ка поспокойнее, без суеты. Без нас никто не улетит!
  "Мишти," - сармат едва заметно ухмыльнулся. "Ещё здесь? Думал, давно улетела..."
  Он посмотрел на табло. Сорок минут оставалось до рейса "Луна-Чикаго", и объявленный барк ещё не вернулся из предыдущего полёта - а скорее всего, ещё стоял на земном космодроме.
  - Не налегай на пончики, Тэс, - снова услышал он голос Мишти. - Теперь, без имплантов, мы быстро округлимся. Я бы не торопилась!
  Вторая самка хихикнула. Гедимин повернулся на неожиданно громкий звук и сразу наткнулся взглядом на пару уезжающих - они устроились на краешке скамейки в считанных метрах от него. Если бы Мишти не заговорила, сармат навряд ли узнал бы её, - она была одета в обычный пятнистый комбинезон расцветки "под космофлот", волосы собраны в пучок безо всяких шпилек, только шею обвивал знакомый яркий платок.
  - Дома меня откормят, - хихикнула Тэс - очень смуглая самка с самоходной сумкой высотой с неё саму. - Когда я к ним вот так вернусь - то-то будет шуму! Скажут, что меня тут голодом морили. Посиди с сумками, ага? Я к киоску - и сразу обратно.
  Мишти, забрав у неё пульт от робота-переносчика, села на край скамьи и завертела головой, кого-то высматривая. Гедимин задумчиво тронул браслет на запястье - "может, отстегнуться и подойти? Или незачем пугать?"
  - Мистер Джед! - услышал он радостный возглас, а за ним - цокот механических конечностей. Пока он размышлял, Мишти уже подошла почти вплотную, а за ней подползли два робота-переносчика. Самка смотрела на сармата снизу вверх и радостно улыбалась.
  - Я подозревала, что вы где-то здесь, - она небрежным жестом обвела терминалы космопорта.
  - Я думал, ты давно на Земле, - сказал сармат. Он уже освободил руки и только по привычке держался за перекладину ограды. Самка, слегка сдвинув брови, шагнула в сторону и заглянула ему за спину.
  - Никогда не понимала, держат вас на месте эти штуки, или вы только притворяетесь, - сказала она, щёлкнув по браслету на руке сармата. - Я ждала, пока освободится Тэс - вдвоём лететь проще. Миссис Агуэра обещала присылать вам чай по праздникам - говорят, он вам нравится.
  Гедимин кивнул. Что-то сильно его смущало - настолько, что он щурился и норовил уткнуться взглядом в мостовую. Мишти перехватила его взгляд и усмехнулась.
  - Я хочу посмотреть на наш знак, - тихо сказала она, приложив ладонь к животу сармата. - Он, наверное, почти уже стёрся. Можно? Не бойтесь, сумки нас прикроют.
  Две механизированные сумки в самом деле стояли так, что самка скрывалась за ними полностью; они же прикрывали и Гедимина, пока Мишти, оттянув застёжку комбинезона, гладила свежие рубцы на его животе.
  - Ещё заметно, - сказала она, усмехнувшись. - Только на ощупь. Тонкие такие линии. Не обиделись на эту выходку? Джой думает, что мы обе с ней больные - такое делать.
  Сармат криво ухмыльнулся. Ему хотелось отодвинуться - "механизм" уснул и не собирался включаться, а вот смущение нарастало.
  - Это я болен на голову, - буркнул он, глядя в мостовую. - Вы меня резали, и мне нравилось. А я думал, что Кумала - псих...
  Он запоздало спохватился, что Мишти навряд ли знает, кто такой Кумала. Самка не стала спрашивать, только покачала головой.
  - Вы не больны, Джед. И вы не псих. Вас просто... поломали. Очень сильно повредили. Мы с Джой не знаем, как это чинится.
  - Внимание! - раскатился по космопорту голос диспетчера. - Объявляется посадка на борт "Эм-Би-Эф", рейс "Луна-Снежногорск"!
  Мишти подалась назад, бросила взгляд на часы, потом - на табло с погасшими и снова зажёгшимися строчками.
  - Тэс возвращается, - сказала она. - Киоск задержал её ненадолго. Придётся оставить вас, Джед. Мы могли бы немного поиграть, пока нас не видят, но при Тэс я не рискну.
  Сармат смущённо сощурился и резко качнул головой.
  - Нет.
  - Как хотите, - Мишти пожала плечами. - Когда вы вернётесь на Землю... думаю, я уже буду слишком стара для таких вещей. И те пятеро детей, которых от меня все ждут... В общем, всё, что было, останется на Луне. Люнер не разболтает, не бойтесь.
  Она пошла к углу скамейки, уже кем-то занятому, подгоняя перед собой механизированные сумки. Тэс с пакетом в руках уже ждала её, недовольно сдвинув брови и выпятив губы. Гедимин отступил к ограде. Самка давно убрала руку с его живота, но он ещё чувствовал прохладу её пальцев. Он проверил застёжку - кожа была прикрыта, дело было не в сквозняке.
  "Спариваться с "макаками"..." - сармат досадливо сощурился. "Хорошо, что Линкен не дожил. Хорошо, что других сарматов тут нет."
  
  19 мая 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Опять пиво, - пробормотал Винсент, недовольно глядя на маленький контейнер. - Мэллоу! Это несправедливо, ты не думаешь?
  Джон Мэллоу покосился на диван, где только что лежал весь запас спиртного, убедился, что всё, кроме пива, разобрано, и ухмыльнулся - без злорадства, скорее сочувственно.
  - Ты знаешь, почему так, - сказал он. - Не знаю, что ты будешь делать на свободе, но вот мы бойцов терять не можем. Сядь и не порти мне праздник.
  Винки понуро кивнул и отошёл за диван - там уже собрались командиры отрядов. Гедимин огляделся - вся банда Мэллоу стянулась к середине ангара, оставив обычные занятия, и даже Краус спустился из-под потолка, а новобранцы перестали лупить боксёрские груши.
  - Вот и всё, Джед, - Мэллоу со вздохом откинулся на спинку дивана. Его взгляд слегка помутнел - рядом с ним лежали два пустых контейнера из-под джина, в руке был третий, почти допитый.
  - Эти два года... - он сделал ещё глоток и задумчиво усмехнулся. - Это были весёлые годы. Не думал, что буду хорошо вспоминать тюрьму, но... пожалуй, так и будет.
  - Ты займёшься чем-нибудь полезным, - пробормотал Гедимин - сейчас у него было особенно плохо с подбором слов. Мэллоу ухмыльнулся.
  - У вас, тесков, всё проще. Лоренц, теперь ты главный. Прямо с утра тебя переведут в мою камеру. Не знаю, как ты уживёшься с Дальбергом и Джедом...
  Дальберг сердито фыркнул.
  - Ривз пока притих, - продолжал Мэллоу, покосившись на северный конец ангара. Там в самом деле стояла мёртвая тишина - Ривз и шестеро его бойцов заняли крайний диван и следили за толпой, расползающейся по ангару, не отвлекаясь более ни на что.
  - Всегда охраняй периметры, слышишь? - Мэллоу развернулся к Лоренцу. - И не упускай новичков из виду. Они ещё не знают, что мы заступимся, их легко запугать. Не давай Ривзу и прочим вернуть старые порядки! Только дай слабину - и всё вернётся, ты глазом моргнуть не успеешь.
  Дальберг угрюмо кивнул.
  - С утра дам тебе списки, - буркнул он, с сомнением глядя на Лоренца. - У тебя там были какие-то соображения...
  Гедимин молча разглядывал свои руки. Ему было не по себе, и он не мог понять, что именно его так тревожит. "Два года прожить с "макаками"," - он тяжело вздохнул. "Заниматься делами "макак". Вникать в их обычаи. Не видеть ни одного сармата. Ещё два года - и начнёт расти шерсть..."
  
  20 мая 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Подъём! - донёсся из коридора хриплый крик охранника, подгоняющего перед собой гусеничную тележку с водой. Следом послышался лязг и грохот - экзоскелетчик то ли пнул тележку, то ли сам запнулся и налетел на стену.
  "Вода," - Гедимин покосился на пустые контейнеры в нише напротив койки и нехотя зашевелился. Подъём в тюрьме всегда объявляли по какому-то сарматскому времени - насколько Гедимин знал, люди в такой ранний час поднимались очень неохотно. Из соседней камеры донеслось сердитое бормотание - Лоренц, наклонившись над Дальбергом, тряс его за плечо, пытаясь разбудить.
  - Не лезь к нему, - буркнул Гедимин, опуская босые ступни на подогретый пол. - Это без толку.
  В его камеру влетели два контейнера, проехали по полу и врезались в глухую стену.
  - Доброе утро, Джед, - Лоренц, выглянув наружу, широко улыбнулся. - Ты, похоже, прав. Мэллоу должен был оставить какие-то указания! Как он поднимал это сонное бревно?
  Дальберг сердито фыркнул и натянул одеяло на голову.
  - Списки под койкой, в зелёном контейнере, - сказал сармат, с сожалением возвращая ёмкость с водой в нишу. Он уже извёл треть на умывание, а кожа так и осталась неприятно-липкой, - выделительная система работала на износ, выводя "мартышечью" пищу из сарматского организма, и одним стаканом воды тут было не обойтись.
  - Ты всегда столько моешься? - озадаченно спросил Лоренц, вытирая лицо мокрым полотенцем. - Значит, зелёный контейнер...
  Он опустился на корточки и всунулся под койку Дальберга. Тот, моментально вынырнув из-под одеяла, вполголоса выругался и спрыгнул на пол.
  - Джед не сказал "залезь в чужие вещи"! - он дёрнул Лоренца за майку, вытаскивая из-под койки. - Ничего там не трогай!
  "Чай кончился," - думал Гедимин, глядя на пустую чёрно-белую коробку. Он пока не решил, что с ней делать, - выкинуть, или так и оставить хранилищем для открыток, или выкинуть вместе с открытками. "На День доблести ничего не прислали. Может, на День регаты?"
  - Вот тут проставлены статусы, - Дальберг, разложив на кровати списки, вполголоса давал пояснения. - Это Джед...
  - Статус Джеда не обсуждается, - поспешно проговорил Лоренц, покосившись на соседнюю камеру. - Твой тоже, Дальберг. Я вообще не собираюсь их трогать. По крайней мере, в мае, до вашей плановой пересменки. Механик Джед! Ты выйдешь сегодня во двор?
  - Да, выходи, - неожиданно поддержал его Дальберг. - Сегодня тебе лучше там быть.
  ...Во дворе было пусто, из ангара доносился тихий гул. Гедимин, досадливо сощурившись, ускорил шаг, - его конвоир опять опоздал, и Лоренц с Дальбергом уже пятнадцать минут как-то контролировали банду. "Без меня прекрасно обойдутся," - успокоил себя сармат, заглядывая в ангар.
  К нему развернулись все - даже Ривз и его бойцы, по-прежнему тихо сидящие в стороне. Рядом с центральным диваном стоял Лоренц, окружённый командирами отрядов. Отряды, оставленные без присмотра, потихоньку стянулись к тому же дивану, - кто-то остался на периметре, но у дверей никто не стоял, и тренировки тоже прекратились. Гедимин недовольно сощурился.
  - Вот и механик Джед, - громко сказал Лоренц. - Он тоже так думает. До конца мая всё останется так, как было при Мэллоу. Все правила в силе, и все на своих постах. И ты, Гилли, и ты, Винки, и ты, Гарсия. Дальберг снова собирает прошения. Если есть что предложить - предлагайте. И лучше письменно. Чтоб потом не выяснять, кто что где сказал.
  Дальберг угрюмо кивнул.
  - Всё как с Мэллоу, только без Мэллоу, - пробормотал Винки, оглядываясь на свои отряды и резким жестом отправляя их на тренировку. - Ну, пока Джед здесь... Может, и не развалится.
  
  01 июня 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Двери загудели, открываясь, и по коридору зацокали "лапы" роботов-уборщиков, разбегающихся из пустых камер. Гедимин поднялся с пола и сел на койку - очередную тренировку можно было считать оконченной. Можно было тренироваться и при Лоренце - в отличие от Мэллоу, он даже не шутил над "качающимся" сарматом - но Гедимин уже привык при чужаках уходить в себя и утыкаться в "читалку".
  - Лунд! - сердито сказал Дальберг, заходя в камеру и с размаху падая на койку. - Слушай, что тебе говорят. Мэллоу всегда ставил на Лунда.
  - Хватит тебе, - отмахнулся Лоренц, с ухмылкой помахав Гедимину и отвернувшись от опускающейся решётки. - Третье место - очень неплохо. Я всё ещё в выигрыше, занудное ты создание!
  Дальберг сердито фыркнул, но Лоренц только ухмыльнулся. Достав из пустого контейнера стопку мелких бумажных листков, он сделал пару быстрых записей.
  - А ты, Джед, не делаешь ставок? - спросил он, поворачиваясь к сармату. Тот покачал головой.
  - Тут дело в статистике, Дальберг, - продолжал Лоренц, повернувшись к соседу и не обращая внимания на его презрительное фырканье. - Вот ты следишь за Лундом и видишь то-то. Вот ты следишь за Карденосом... Видишь? У него был только один срыв - в том году, из-за аварии. Вот теперь и думай!
  Гедимин мигнул - имя Карденоса он ещё не успел забыть.
  - Что там с Карденосом? - спросил он.
  - Третье место, как я и предсказывал, - ухмыльнулся Лоренц. - Хороший пилот, хорошая команда.
  "Значит, в этом году тормозные тросы никто не резал," - подумал сармат. "Что он, всё-таки, сделал с той "макакой"? Может, был суд, просто меня не позвали? Или, как говорила та "мартышка", решили всё в своём кругу? В любом случае - похоже, это сработало..."
  Новый сосед ещё долго приставал к Дальбергу с какими-то расчётами, но Гедимин уже не прислушивался - всё, что ему было интересно, он узнал. "Скучно," - он растянулся на койке, положив перед собой ладонь с "читалкой". "Сейчас было бы кстати что-нибудь починить. Хотя бы глайдер. Почему на космодром не зовут? От Юпитера уже месяц как ушли, Венера ушла, сейчас спокойно, - как раз привести бы технику в порядок..."
  
  16 июня 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Выбираться из скафандра не хотелось. Мышцы, отвыкшие от долгой работы, слегка поднывали, массивная броня давила на плечи, пальцы в металлических перчатках казались наполовину парализованными и предельно неуклюжими, - приходилось заново их разрабатывать, и Гедимин досадливо щурился - это, по его мнению, отняло у работы много времени. "Я бы тут лёг," - думал он, глядя на ангар для инструментов и жадно вдыхая приятные запахи металла, нагретого фрила и смазки. "Прямо в скафандре. К утру суставы бы разработались..."
  - Пошёл! - охранник, потерявший терпение, грубо толкнул его в спину. - Пошёл, пошёл! Не опаздывать к отбою!
  Был уже поздний вечер - по тюремным, конечно меркам; здесь отбой объявляли рано, странно сдвигая график активности к раннему утру. Ужин Гедимин пропустил, но на космодроме ему принесли паёк - есть он не хотел. "Завтра - обратно," - напомнил он себе и едва заметно ухмыльнулся. Работать было приятно, думать о предстоящей осмысленной работе - приятно вдвойне.
  - Завтра в семь, - буркнул конвоир, расстегивая наручники и вталкивая сармата в камеру. - Отрабатывай паёк!
  Он побрёл к выходу, громыхая разболтанной обшивкой. Гедимин криво ухмыльнулся. "Я бы занял его чем-нибудь полезным, но не умеет же ничего..." - он вспомнил угрюмое лицо охранника, дожидающегося, пока сармат закончит работу, и ухмыльнулся ещё шире. "Умел бы - уже бы занялся."
  - А, вот и Джед, - Лоренц выглянул из камеры. Дальберг уже забрался под одеяло, а Лоренц так и сидел в комбинезоне - спать он пока не собирался.
  - Ждал? - удивлённо спросил сармат, разворачиваясь к нему.
  - Тебя надолго увели, - усмехнулся Лоренц. - Работа? Это паршиво, что вас, тесков, до сих пор считают живыми машинами. Ты, получается, проработал двенадцать часов. Неправильно так с тобой поступать.
  Гедимин озадаченно мигнул.
  - Кто-то должен работать, - буркнул он, вспоминая разбалансированные антигравы и деформированные почти до разрушения корпуса барков. - В январе опять подойдём к Юпитеру. И будут аварии.
  Лоренц махнул рукой.
  - Я, в общем, не об этом, - судя по лицу, он сам был не рад, что завёл разговор о работе. - Значит, завтра тебя во дворе не ждать?
  Сармат качнул головой.
  - И послезавтра, видимо, тоже, - сказал сам себе Лоренц, покосившись на задремавшего Дальберга.
  - Опять Ривз? - Гедимин настороженно сощурился. "Этих "макак" нельзя упускать из виду," - напомнил себе он. "Хорошо хоть, что новички тихие..."
  - Нет-нет, с ним никаких проблем, - отмахнулся Лоренц. - Я хотел слегка изменить правила, а тут без тебя нельзя. Дальберг... А, он уснул. Ладно, мы поговорим вдвоём. Ты не против?
  Гедимин мигнул.
  - Менять правила?
  - Совершенная мелочь, пустяк, - поспешно заговорил Лоренц. - Никакой крови, никто даже синяка не набьёт. Тут так мирно, никто не боится... Почему бы не играть в карты? Не всем, тем, кто хочет. Тут десятка два желающих - вот, посмотри список...
  Он приложил к защитному полю мятый листок с фамилиями, записанными в столбик разным почерком. Сармат озадаченно хмыкнул.
  - В карты? - в мозгу мелькнуло слово "азарт", а за ним - безумный взгляд Иджеса и резкая боль в ладони. Сармат покосился на давно заживший порез и поморщился.
  - Будут драки. Кто-то выиграл, кто-то проиграл... - он, не договорив, резко качнул головой. - И так всех еле успокоили.
  Лоренц с ухмылкой похлопал ладонью по защитному полю - так, будто это было плечо Гедимина.
  - Джед! Я не хочу никаких драк. Всё будет предельно тихо. Простая игра на интерес, строгие правила. Будет спор - я разберу. Ты просто не знаешь, о чём речь, Джед. А я знаю - и всё устрою.
  Гедимин настороженно сощурился.
  - Дальберг не хотел, чтобы ты это делал, - пробормотал он. "Не разбираюсь я в ваших обычаях," - думал он с досадой. "Может, это вправду безобидно? Они же делают ставки на регате. Вроде не дерутся..."
  - Я ему объясню, и он согласится, - пообещал Лоренц. - Значит, ты в целом не против? Когда закончатся эти твои работы, надо будет прийти во двор. Я расскажу про новое правило, а ты подтвердишь.
  - Я ещё не согласился, - буркнул сармат, но Лоренца это не смутило.
  - Узнаешь подробности - согласишься, - уверенно сказал он. - Я напомню через неделю. Нам тут некуда спешить, верно?
  
  01 июля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  У ограды, разделяющей надвое тюремный двор, выстроились пары - самец с одной стороны, самка с другой. Гедимин скользнул по ним равнодушным взглядом, проходя мимо, но сразу заметил одинокого человека в синем комбинезоне, вставшего в дверном проёме. Тот, едва увидев сармата, шагнул обратно в здание, и не успел Гедимин сам зайти в ангар, как навстречу ему выбрался хмурый Дальберг.
  - С охраной он договорился, - буркнул он, жестом попросив сармата отойти к стене. Дальберг был не один - вместе с ним вышел озабоченный Лоренц, а за ними - рослый темнокожий боец в зелёном комбинезоне, кто-то из бывших людей Джайна.
  - Да, так и есть, - сказал Лоренц, убедившись, что все, и Гедимин тоже, его слушают. - Охрана не против, но до первого шума. Как только у нас тут серьёзная ссора, не говоря уже о драке, - нас разгонят, а карты отберут. Но пока что копы не против. Неплохо, верно?
  Он довольно ухмыльнулся, глядя на Гедимина. Тот мигнул.
  - Ещё раз, да? - Лоренц обернулся к Дальбергу, и тот слегка наклонил голову. - Вот, слушай. Будут такие правила: играть только здесь, только тем, кто в списках, и с теми, кто в списках. И чтоб рядом был дежурный. Дежурить будет он.
  Лоренц указал на рослого бойца.
  - Он был командиром, но сейчас ничем важным не занят. Это Джитти.
  - Джит, - буркнул Дальберг.
  - Джитту, - отозвался боец и снова замолчал.
  - Дальше, - Дальберг покосился на Лоренца и поморщился.
  - Никто не играет на деньги, вещи, еду или выпивку, - продолжал главарь. - И никаких повреждений или унижений. Чистый интерес. Вот и всё. У нас две колоды, в списках уже тридцать человек. Ну что, Джед? Что скажешь?
  Гедимин пожал плечами.
  - Играйте, раз вам надо, - сказал он. - Мне всё равно.
  Дальберг и Лоренц переглянулись.
  - Идём в ангар, - буркнул первый. - Сделаешь объявление.
  Ангар негромко гудел, но, когда главари вернулись, все звуки затихли. Лоренц подошёл к дивану и повертел головой, выискивая взглядом Крауса.
  - У нас большая новость, - громко сказал он, не обнаружив живой "микрофон". - Внимание! С завтрашнего дня на прогулке разрешено играть в карты. Тридцать человек уже в списках, можно добавляться. За всё отвечает Джитти.
  Джитту молча поднял сжатый кулак. Люди переглянулись. По ангару пронёсся нестройный гул - местами довольный, местами озадаченный.
  - Никакого шума быть не должно, - продолжал Лоренц, слегка повысив голос. - Чуть что - и охрана снова всё запретит. Не провоцируйте их, парни. Всем всё понятно?
  Гедимин молча стоял рядом с ним и чувствовал себя на редкость глупо. "Ничего не понимаю в местных обычаях," - думал он, досадливо щурясь. "Зачем их носят мне?! Я-то одобрю, мне не жалко..."
  
  09 июля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Табло на стене ближайшего терминала мигнуло, убирая ненужную строчку, и выпустило новую. "Борт MBQ," - прочитал Гедимин, машинально подняв на неё взгляд. "Рейс "Ураниум-Сити-Луна", прибывает в четыре часа... Ураниум? Прямой ураниумский рейс?!"
  Сармат озадаченно покачал головой. То, что он в последний раз видел на месте Ураниум-Сити, рейсы на Луну отправлять не могло. "Там всё расчистили," - напомнил он себе. "Снесли остатки бараков, построили город для "макак". Видимо, крупный, раз есть прямой рейс на Луну..."
  Он крепко сжал браслет, надетый на перекладину ограды, и через несколько секунд услышал щелчок - замок открылся, и можно было не стоять столбом у ограждения, а подойти к терминалу. Гедимин так и сделал, но внутрь войти не успел - "коп", до того спокойно цедивший через трубочку какую-то жижу из стакана, поспешно бросил недопитое в урну и загородил проход.
  - Куда?
  Сармат недовольно сощурился.
  - Посмотреть.
  - На что тебе там смотреть? - экзоскелетчик расставил металлические "клешни". - Бежать собрался?
  Гедимин поморщился.
  - Рейс на Ураниум. Тут много таких?
  Охранник озадаченно хмыкнул.
  - Ураниум? - он щёлкнул по наручному передатчику. - А, есть такой... Два рейса в сутки, два обратных. Иди на место, слышишь?
  Он выразительно качнул бластерной турелью. Гедимин спустился с крыльца, мимоходом заметив, как те, кто уже поднимался по ступенькам, при виде сармата шарахнулись назад. Он прошёл мимо скамеек с беспокойно ёрзающими пассажирами и снова встал у ограды, задумчиво глядя на табло. Строчка с рейсом MBQ уже не была самой верхней - она спустилась на две позиции ниже, уступив место рейсам на Белоярск и Микатарру. "Ураниум-Сити," - повторил про себя Гедимин. "Туда перебрался Кенен. Иджес и Айзек тоже должны быть там. Если к моему освобождению гетто не расформируют... надо будет их найти."
  
  13 июля 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Лоренц, едва войдя в камеру, сел на пол и с головой влез под койку.
  - А я что говорил? - буркнул, догнав его, Дальберг. Он никуда не полез - сел на свою койку и подобрал ноги.
  - Ничего, рабочий момент, - без особого огорчения отозвался Лоренц, доставая контейнер с бумагами. - Не хотят играть честно? Вычеркну их из списка. А Джитти проследит, чтобы не возвращались.
  Гедимин беспокойно шевельнулся.
  - Что случилось?
  - Ничего интересного, Джед, - отозвался Лоренц, внося изменения в список. - Двое парней решили, что они тут самые умные. Теперь они не будут с нами играть, только и всего.
  Сармат несколько секунд смотрел на него, потом перевёл взгляд на Дальберга. Тот выглядел угрюмым, но не больше, чем обычно, - видимо, ничего серьёзного не произошло. "Хорошо," - он, пожав плечами, снова лёг на койку и развернул экран смарта. "Раз от меня ничего не нужно, буду читать дальше..."
  
  27 сентября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "Ещё на три дня," - Гедимин заглянул в почти пустую коробку с чайным концентратом и досадливо сощурился - на её дне лежали последние три шарика. Концентрат прислали на День Луны - чуть меньше двух недель назад, но сармат уже его израсходовал. "В прошлый раз коробка была больше," - вздохнул он, убирая остатки в нишу. "Странно, что его вообще присылают. Те, кому я был нужен, давно на Земле..."
  Из соседней камеры донеслось гулкое чихание. Сармат повернулся к решётке и успел увидеть, как Дальберг прячет пакет с салфетками. Очередной мятый бумажный комок валялся посреди коридора. Теперь их стало четыре - роботы-уборщики редко приползали сюда, а мусор накапливался быстро.
  - Ты там как? - осторожно спросил Гедимин. Ответом ему было чихание и громкий трубящий звук. Сармат болезненно сощурился. "Это обычная респираторная инфекция," - напомнил он себе. "Человеческая болезнь. Для меня неопасно. Для них вроде бы тоже. Но выглядит, как эа-формирование в последней стадии..."
  - Послезавтра буду в норме, - мрачно сказал Дальберг. - А завтра свалится Лоренц. Надо бы больных рассаживать. Но кому это нужно?!
  Гедимин поморщился. "Если бы меня заперли с мутирующим..." - его передёрнуло, и он снова напомнил себе, что у Дальберга лёгкая болезнь, которая проходит за три дня, и он не разлагается заживо.
  Из коридора донёсся гул открывающихся ворот. Сармат покосился на часы в углу экрана и удивлённо мигнул. "За мной, что ли?"
  - Пошёл! - рявкнул на кого-то охранник. - Стоять! Лицом к решётке!
  - Этот? - деловито спросил Фортен - его голос Гедимин уже различал, остальных "копов" постоянно путал. - Почему к нам?
  - На второй его рано, - буркнул первый охранник. - Пошёл!
  Кого-то втолкнули в камеру. Зазвенели наручники - судя по звуку, три пары браслетов. Гедимин озадаченно хмыкнул - новичков в тюремный ангар приводили часто, многие были в наручниках, но больше одной пары носил только он сам. В соседней камере беспокойно зашевелился Дальберг, выпутываясь из одеяла и прижимая к носу скомканную салфетку.
  - Бен Рейес, - буркнул охранник. - К нам по третьему кругу, в этот раз на пять лет.
  - Рейес? - переспросил Фортен. - Значит, вернулся? Не мог в этот раз на Земле залететь?
  Гедимин мигнул.
  - Я тоже очень рад вас видеть, офицер, - отозвался незнакомый голос. - Что такое? Разве в прошлый раз я как-то особенно вас расстроил?
  Фортен выразительно хмыкнул.
  - Тихо там! - снова повысил голос второй охранник. - Ты нас знаешь, Рейес. А мы знаем тебя. Без фокусов, понял?
  Решётка лязгнула, опускаясь, но Гедимин всё равно расслышал, как Дальберг вполголоса выругался.
  - Бенни Рейес, - пробормотал он. - Этого ещё не хватало... Вовремя Мэллоу унёс ноги...
  Настала тишина, прерываемая только сопением и редким чиханием. Новичок немного пошуршал и затих. Гедимин в недоумении пожал плечами - кажется, не происходило ничего серьёзного.
  ...Лоренц, насвистывая, вошёл в камеру и плюхнулся на койку, заложив руки за голову.
  - Как здоровье? - спросил он у Дальберга. Тот в ответ громко чихнул.
  - Бенни Рейес здесь, - угрюмо сказал он. - Привели во время прогулки.
  Услышав знакомое имя, Гедимин опустил "читалку" - как раз вовремя, чтобы увидеть, как Лоренц бледнеет.
  - Бенни? Ты уверен? - быстро спросил он. - Мало ли Рейесов...
  - Он, - буркнул Дальберг.
  - Н-ну, что теперь сделаешь, - пробормотал Лоренц, глядя в пол. - Уже знает, что с Баселаром?
  Гедимин мигнул.
  - Завтра узнает, - отозвался Дальберг. - Джеду надо быть осторожнее.
  "Из-за одного человека?" - удивился Гедимин. "Ладно, посмотрим. Если притащит оружие - сдам охране."
  - Что там за шум из-за одной макаки? - сердито спросил он. - Это бывший боец Баселара?
  - Это друг Баселара, - угрюмо ответил Дальберг. - Когда-то командовали вдвоём. Бояться нечего. Но лучше бы он не возвращался.
  "Я вижу, как вам нечего бояться," - подумал сармат, но промолчал. "Завтра в душевой покажут этого Рейеса. В крайнем случае снова придётся драться."
  
  28 сентября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  "День атомщика," - отметил про себя Гедимин, взглянув на календарь в углу экрана. "Или просто воскресенье."
  Он на секунду задумался о том, отмечают ли День атомщика в Ураниум-Сити - хотя бы в сарматском гетто - и решил, что навряд ли люди подпустят сарматов к атомной промышленности после третьей войны; теперь в Ураниуме нет сарматов-атомщиков, и праздновать им нечего. "И лезет же ерунда в голову," - вздохнул про себя Гедимин, складывая грязное бельё и заворачивая в узел пустые контейнеры. Через несколько минут тюремный ангар должны были открыть, а всех обитателей - вывести в душевую.
  - Пойдёшь? - спросил Лоренц у Дальберга, сворачивающего бельё в узел. Тот фыркнул и громко шмыгнул носом.
  - Я жду дока. Принесёшь мне чистое?
  "Если Дальберг выйдет в душевую, весь ангар заразится?" - задумался Гедимин, с вялым любопытством наблюдая за Лоренцем. Несмотря на мрачное обещание Дальберга, новый главарь пока был здоров - по крайней мере, не чихал и не истекал носовой слизью. "Как они с таким иммунитетом ещё не вымерли?"
  ...Гедимин хотел перехватить Лоренца и попросить показать, кто здесь Бенни Рейес, но узнал его сам - точнее, опознал по озадаченному виду и манере держаться поодаль. Остальные новички - те, для кого это был первый поход в душевую - не выходили из общей толпы. В этом и не было необходимости - одежду и использованные контейнеры собирали и сдавали организованно, и все, кто не дежурил, держались в центре помещения, чтобы не мешать. Отдельно к ящикам подходили люди Ривза и кое-кто из азиатов - и ещё один рослый человек с синими и чёрными разводами на спине и руках. Он выглядел довольно крепким, заметные шрамы на теле подкрашивал, как это делали бойцы Баселара; пока Гедимин его разглядывал, он сам заметил сармата, перехватил его взгляд и оскалил крупные зубы в ухмылке.
  Когда двери открылись, Рейес пошёл к ним первым и едва не налетел на дежурного. Заметив препятствие, он небрежно махнул рукой и тут же двинулся дальше, будто ждал, что "помеха" сразу уберётся с дороги. Дежурный двинулся наперехват, жестом вызывая подмогу. Рейес удивлённо оглянулся и поднял руку в ленивом замахе.
  - Эй! - Винки, пройдя сквозь расступившуюся толпу, ткнул его в плечо. - А ну тихо!
  Гедимин двинулся к нему, готовясь вмешаться, но Рейес, смерив Винки удивлённым взглядом, пожал плечами и ухмыльнулся. Он отошёл на шаг в сторону и несколько секунд следил за тем, как дежурные разделяют человеческий поток, и как люди распределяются по предбаннику, потом снова ухмыльнулся и вошёл внутрь.
  - Смотри за ним, - тихо сказал Гедимин, проходя мимо Винки. Тот угрюмо кивнул.
  - Я его помню, - отозвался он. - Ничего. Теперь нас больше.
  Гедимин ждал нового столкновения на выходе в душевую, но Рейес, уже освоившись, занял очередь и отстоял её, ни к кому не цепляясь. Он тоже следил за сарматом - и, как тот заметил, за другими командирами, вроде Винки и Гарсии. В душевой он двинулся было в угол, где собрались бойцы Ривза, но остановился на полпути и завертел головой, кого-то высматривая.
  "Вроде всё тихо," - подумал сармат, забираясь под тёплую воду. Через несколько минут он вспомнил о Рейесе - тот уже выходил в предбанник. На дежурного, протянувшего руку за мочалкой, он посмотрел удивлённо, но не издал ни звука, а спокойно выполнил требование. Гедимин проводил его взглядом, пожал плечами и снова ушёл под душ - в предбанник уже выбрались четыре полных отряда с командирами, и этого было более чем достаточно, чтобы прекратить любой беспорядок.
  - Джед, - негромко позвал его Лоренц. - Отсюда выйдем вместе.
  Сармат кивнул - в просьбе не было ничего сложного, хотя он по-прежнему не понимал, зачем предводителю огромной банды шарахаться от одиночки. "Мэллоу держался бы спокойнее," - думал он. "Ладно, мне нетрудно..."
  Они выходили в числе последних, но им сразу же освободили удобное место у стены и принесли полотенца. Гедимин нашёл взглядом Рейеса - тот по-прежнему держался поодаль от плотных групп и с интересом смотрел по сторонам. Когда все перебрались в предбанник, и шум воды в душевой стих, Рейес шагнул на середину помещения и повернулся к ближайшему крупному самцу - Гарсии.
  - Я могу сказать? - спросил он, легко перекрыв голосом все шорохи и болтовню по углам.
  - Говори, - разрешил Гарсия.
  - Я - Бенни Рейес, - объявил чужак. - И здесь я в третий раз. Но никогда я не видел, чтобы кто-то всех так построил. Здесь порядок, как в космофлоте! Тот, кто собрал эту банду, - очень сильный человек. Моё уважение!
  Он прижал обе руки к груди и слегка наклонил голову. Гедимин едва заметно ухмыльнулся, посмотрел на Лоренца - тот по-прежнему был угрюм, и неожиданная похвала его не обрадовала. Двери уже открывались, и Рейес вместе со всеми отошёл с прохода, пристраиваясь в очередь на выход. Гедимин пожал плечами. "Вроде бы он готов подчиняться. Может, уже сегодня к нам вступит."
  - Выходи во двор, - тихо сказал Лоренц, поравнявшись с сарматом на выходе. Гедимин озадаченно хмыкнул, но спорить не стал.
  ...В этот раз конвоир пришёл вовремя, но был чем-то сильно рассержен и едва не вывихнул сармату запястье, выволакивая его из тюремного ангара. "Отгул не дали. Дали выговор," - подумал тот, скрывая ухмылку, - охранник обычно сдерживался, но в таком настроении мог и ударить. "Посмотрел бы я, как ты таскаешь меня без экзоскелета..."
  Когда Гедимин вошёл в ангар, там всё шло обычным путём - на южном конце помещения собиралась группа вокруг чтеца, вдоль западной стены тренировались бойцы под присмотром Гилли, Джитту и две группы картёжников расположились на полу, придвинув к себе две лежачие боксёрские груши. Рядом стоял Лоренц. Сбоку от него со списком в руках пристроился кто-то в синем комбинезоне - Гедимин его не знал, но сегодня он, похоже, замещал Дальберга. Трое новичков-бескодных общались с Винки - он что-то объяснял им, то и дело указывая на Лоренца. При появлении Гедимина двое в зелёных комбинезонах быстро встали с дивана и заискивающе улыбнулись, - там, где они сидели, обычно устраивался он. Сармат кивнул, занимая привычное место, надел на пальцы ремешки "читалки" и ткнул в экран.
  - Эй, дженти, - услышал он громкий голос и резким движением сдёрнул ремешки, освобождая руку. - Я прошу прощения. Могу я говорить?
  Рейес вышел на свободное место у одного из дверных проёмов и остановился там. Винки, жестом отогнав новичков к противоположной стене, повернулся к нему.
  - Можешь, - разрешил он. - Но недолго и вежливо!
  Гедимин мигнул - кажется, тут начинал исполняться какой-то незнакомый ему ритуальный танец, а в таких случаях сармату всегда становилось не по себе. "Оружия у него нет," - он скользнул настороженным взглядом по Рейесу. "Драка будет?"
  - Я уже говорил, как тут всё хорошо устроено, - сказал Рейес, вежливо улыбаясь. - И что я был тут раньше. Меня знает Эрман Баселар, если он здесь...
  - Здесь, - раздался угрюмый голос из группы картёжников. Крупный самец в татуировках поднялся на ноги, опираясь на чьё-то плечо. Гедимин сузил было глаза, но тут же успокоился - бывший главарь выглядел совершенно безопасным, каким-то худым и болезненным, будто давняя травма до сих пор не зажила. Рейес, видимо, тоже помнил его другим - и, увидев его, вздрогнул и изменился в лице.
  - Рад тебя видеть, - угрюмо сказал Баселар. - Но я тут больше ничего не решаю. Говори с командирами.
  - Так ты больше не... - начал было Рейес, но тут же виновато усмехнулся. - Вижу, можешь не говорить. Ну, ясно. С тем, кто собрал такую банду, спорить опасно. Жаль, что так вышло, Басси.
  Эрман, поморщившись, тяжело опустился обратно и отвернулся, сделав вид, что крайне заинтересован игрой.
  - У нас есть командир, - сказал Винки, глядя на Рейеса в упор. - Хочешь к нам - говори с ним. Мы принимаем всех, кто соблюдает правила.
  Рейес согласно кивнул.
  - Очень разумно, дженти. Правила! Я не дурак, чтобы с вами спорить. Я пойду к вам кем угодно. Покажи, с кем можно говорить? С тобой?
  Винки качнул головой.
  - Командир здесь - механик Джед. Но к нему не лезь. Хочешь к нам - подойди к Лоренцу. Дальберг сегодня болен, но за него Дэвис, - тебя запишут.
  Рейес скользнул растерянным взглядом по толпе, остановился на Лоренце и его спутнике и широко ухмыльнулся.
  - Лори? Лори?! Этот шут?! Очень смешно, дженти. Даже на большое место его посадили... Очень смешно! А теперь скажи серьёз...
  - Никаких шуток, - сказал Лоренц, поднимаясь на ноги. - Я - доверенное лицо командира. Ещё раз услышу "шут" - и тебя отсюда выкинут.
  Гедимин увидел, как его пальцы сжались в кулак и побелели, быстро переглянулся с командирами отрядов - бойцы уже собирались к периметру. Рейес стоял на месте, растерянно ухмыляясь.
  - Вот оно как, - пробормотал он. - Значит, Лори теперь... И это он собрал банду? И все вот так под него легли?!
  - Он - преемник Мэллоу, - отозвался Винки. - А начал всё Мэллоу. И механик Джед, конечно. Эти двое. Видел Баселара? Это ты ещё не видел Спаркса и Джайна...
  Рейеса передёрнуло.
  - Джайн... И азиаты? Все-все?! Стой... как ты сказал? Мэллоу?! Мэлли?! Дурачок Мэлли?!
  - Винки, заткни его, - приказал побелевшими губами Лоренц.
  - Эй, дженти! - донеслось из северного угла, и к дверному проёму подошёл Ривз. За ним шли двое бойцов, настороженно оглядываясь по сторонам. Их пропустили.
  - Что тут такое, Лоренц? - громко спросил главарь. - Теперь за слова бьют? А как же ваши святые правила? Что скажет механик Джед, ваш великий вождь?
  Гедимин сердито сощурился. "Ривзу везёт. Когда ещё выйдет так удачно вставить слово..."
  - Чтобы вывести, бить необязательно, - отозвался Винки. - Рейес, ты обещал говорить вежливо. Хватит смеха. Джон Мэллоу обустроил тут всё. Сделал весь этот порядок. Теперь Лоренц за него. Хочешь быть с нами - говори с ним с уважением.
  Рейес молчал, но его глаза бегали, а выражение лица посекундно менялось. Он переглянулся с Ривзом - тот улыбнулся краем рта.
  - Вот как вышло... - протянул он. - Что ж, вашему вождю виднее. Если он выбрал этих... этих людей... Где он сам?
  - Ты слепой? - буркнул Винки, указывая на Гедимина.
  Рейес вздрогнул всем телом. Его рука дёрнулась к бедру и замерла, шаря в воздухе растопыренными пальцами. Гедимин выпрямился во весь рост и сузил глаза.
  - Теск! - выдохнул наконец Рейес, отступая на шаг. - Значит, вы все... весь первый ярус... все легли под теска?!
  Он выплюнул несколько слов, после которых бойцы Винки и Гарсии двинулись вперёд. Ривз шагнул к Рейесу и взял его под локоть, широко улыбаясь.
  - Ваши священные правила, - напомнил он. - Не волнуйтесь, мы уходим. Бенни договорил и больше вам не нагрубит. Всего хорошего!
  На несколько секунд все звуки стихли, только в горле Рейеса что-то клокотало и булькало. Он, помедлив, пошёл за Ривзом; Гедимин увидел, как они рядом садятся на свободный диван, и люди Ривза собираются вокруг. Лоренц с тяжёлым вздохом сел и провёл ладонью по лицу.
  - Пусть сидит у Ривза, - буркнул Гедимин, забирая у кого-то свою "читалку". - Может, тот поделится пайком.
  Лоренц поморщился.
  - Гарсия, смотри за периметром, - тихо сказал он. - Смотри в оба!
  - Никто не дёрнется, - отозвался тот. - Эй, все! Этот человек помнит старые правила. Наши ему не нравятся.
  - По старым правилам ему бы зубы вышибли, - пробормотал Дэвис. - Открывать рот на механика...
  - Заговорит о старых правилах - опробует на себе, - угрюмо сказал Винки. - Ничего, Лоренц. Мы всё помним. По-старому не будет.
  Гедимин открыл книгу, но текст расплывался перед глазами. "Легли под теска," - повторил он про себя. "Макаки всегда про спаривание..."
  
  30 сентября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Что нового? - Дальберг, увидев Гедимина, сел на койке. Скомканных салфеток у него в руках больше не было, но голос звучал гнусаво. "И это обычная респираторная инфекция," - Гедимин брезгливо поморщился. "Странные у "макак" отношения с микроорганизмами..."
  - Тихо, - сказал он. - Ривз сидит в своём углу. Рейес с ним. Еду ему дали. Пива не видел.
  Дальберг криво ухмыльнулся.
  - Новый дружок, да? Смотри, Джед, будет, как с болваном Донахью...
  Гедимин сузил глаза.
  - Может, этот умнее?
  - Обсуждаете? - Лоренц вошёл в камеру, сел на койку и повернулся к опускающейся решётке. - Дальберг, тебя завтра ждать? Проверишь Дэвиса. Твой же сменщик...
  - Выйду, - пожал плечами Дальберг. - Да что там сложного... Значит, Рейес сидит тихо?
  - Это ненадолго, - угрюмо сказал Лоренц. - Джед, ты нам всё ещё нужен.
  С другого конца ангара донёсся презрительный смешок.
  - Шуты, дурачки, ручные тески... Хватит смеяться надо мной, дженти! - громко сказал Рейес. - Покажите настоящего командира! Где вы его прячете?
  - Заткнись! - послышалось сразу с пяти сторон.
  - А я уже почти купился, - спокойно продолжал Рейес. - Почти поверил! А Лори-то, Лори! Этот идиот взаправду верит, что он тут главный! Что он вот так скажет - и все подчинятся! Хорошая шутка, дженти!
  - По-моему, одно правило пора менять, - тихо сказал Лоренц, поворачиваясь к Дальбергу. Тот скривился.
  - На твой страх и риск, Лоренц. Тут ведь главное начать...
  Гедимин протянул руку к отложенному смарту, но снова отвлёкся на Рейеса.
  - Теск - полезная штука, дженти, - продолжал тот. - Я бы сам завёл такого. Только нужен прочный ошейник! Кто держит этот кусок слизи на цепи, а, дженти? Кто ему командует? Только не говорите, что Лори, - нельзя же так смеяться!
  Дальберг бросил на Гедимина предупреждающий взгляд. Тот поморщился.
  - Пусть болтает. Надоест, - он взял смарт и развернул голографический экран. "К нашим людям его не пустят бойцы. А сунется ко мне - мне же проще."
  
  08 октября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  С южного конца ангара донёсся громкий кашель. Гедимин, уткнувшийся было в книгу, свернул экран и досадливо поморщился. "Рейес? Чего ему опять?"
  - Осмелел, - еле слышно сказал Дальберг, переглянувшись с сарматом. - Раньше в ангаре помалкивал.
  - Эй, дженти, - громко сказал Рейес; сквозь редкую толпу Гедимин видел, что он забрался на диван с ногами, и Ривз не возражает - только отодвинулся подальше. - Прошу прощения, дженти. Ваше место - ваши правила. Но что слизистый урод делает на диване?
  Гарсия молча выдвинулся из неровного строя бойцов и выразительно посмотрел на чужака. Тот встретил его взгляд, не мигнув. "Знает, что бить не будут," - подумал Гедимин, недобро щурясь. "Знает, что болтать можно без опаски. Оборотная сторона правил..."
  - На таком хорошем месте, - продолжал Рейес, - сидеть должен правильный человек. Вот ты, Гарсия, - ты достойный боец, ты всем хорош. Как ты можешь подчиняться шутам и предателям?! Вон та слизь, - она должна ноги нам лизать! Как вы легли под неё?!
  - Закрой-ка рот, - негромко попросил Гарсия, быстро оглянувшись на Гедимина. - Выгоним из ангара - будешь болтать во дворе.
  - Ты же предаёшь Землю, Гарсия, - спокойно продолжил Рейес. - Мы, земляне, не для того побеждали! Так захотелось лишнего пайка? Раздавите эту слизь - и пайков будет ещё больше! У вас что, нет достойных людей в командиры? Надо слушать этого урода?
  Тройка Гарсии двинулась вперёд, и тут же вокруг дивана Ривза выстроились его бойцы. Рейес ухмыльнулся.
  - Правила, - напомнил Ривз. Он так и сидел на месте, не шелохнувшись, глядя прямо перед собой. Гарсия нехотя остановился.
  - Как вы отстроены, - заметил с ухмылкой Рейес. - Прямо армия! Нормального бы командира вам, человека...
  Дальберг, дотянувшись, неловко погладил Гедимина по локтю. Сармат изумлённо мигнул.
  - Не слушай идиота, - буркнул Дальберг. - Нормального командира! Его, что ли?!
  - Можно же на время изменить правила, - пробормотал Лоренц, жалобно глядя на него. - Если мы это будем терпеть, уважать нас совсем перестанут.
  - Кто? Ривз? - Дальберг презрительно фыркнул. - Смотрим, что будет. Главное, чтобы у нас идиотов не нашлось...
  
  20 октября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Я на космодром, - сказал Гедимин, угрюмо щурясь. Лоренц, уже вышедший из камеры и вставший в шеренгу, остановился и повернулся к нему.
  - Да? - растерянно отозвался он. - Разве у нас плохо?
  - Рейес надоел, - буркнул сармат. - Не знаю ваших обычаев. Но я бы его заткнул.
  - Понятно, - пробормотал Лоренц. - Хорошего дня на космодроме, Джед. Понимаю, тебе неприятно...
  "Может, правда, заткнуть - и уехать уже на второй этаж? Тут, кажется, без меня разберутся..." - сармат подавил тяжёлый вздох и аккуратно уложил "читалку" в дальний угол ниши, на мягкую подкладку из остатков пустого контейнера. "Но оттуда, наверное, не выводят на космодром..."
  ...Опустевшие окрестности космодрома просматривались далеко - пассажиры больше не толпились вокруг лавок, а распределялись по двое-трое на почтительном расстоянии от прикованного арестанта. Оттуда, где конвоир оставил Гедимина, было одинаково хорошо видно табло на терминале космопорта и объявление на ангаре аукционщиков - на продажу снова пригнали пару "Ицмитлей", в этот раз перекрашенных и криво переделанных под реактивные двигатели. Несколько секунд сармат смотрел на них, оценивая масштабы переделок, потом брезгливо поморщился и отвернулся.
  Из лабиринта ангаров доносился гул двигателей и свист воздуха, обтекающего быстро летящий объект. Проходы между зданиями - всего три переулка на восток от "логова" байкеров - были затянуты жёлтой предупреждающей лентой, но никаких знаков на ней не было. Освободив запястья и сделав несколько шагов вдоль ограждения, Гедимин разглядел в лабиринте быстро мелькающие флипперы. Сосчитать их он смог только на третьем круге - летали они стремительно, не жалея ни машин, ни заряда аккумуляторов; их было всего два, и один определённо принадлежал Люнеру.
  Проходящий мимо "коп" скользнул рассеянным взглядом по редким пассажирам, десятку человек у карантинного ангара, Гедимину, быстро вставшему к ограде и убравшему "скованные" руки за спину - и резко повернулся к заградительной ленте. Несколько секунд он смотрел на неё, потом поддел стальной "клешнёй", задумчиво подёргал - и быстро пошёл к терминалу.
  Гедимин отщёлкнул наручник, оставив его валяться на мостовой - магнитная "цепочка" держала браслет крепко, даже если кто и заинтересовался бы, не смог бы унести. Флипперы быстро мелькали среди ангаров, и сармат не был уверен, что его вообще услышат.
  - Эй, Лю! - он хлопнул ладонью по стене ангара. - Sata!
   По-сарматски байкер не понимал, но что-то всё-таки услышал - и Гедимин увидел, как один из флипперов разворачивается, встав на дыбы, и замирает на месте.
  - Что? - крикнул в ответ Люнер, приподнимаясь в седле.
  - Вас засекли, - отозвался сармат, оглядываясь через плечо. Из терминала уже выбрались трое экзоскелетчиков, за ними, чуть отстав, шёл четвёртый. Люнер вполголоса выругался и замахал руками, привлекая внимание второго байкера. Гедимин быстро пошёл к ограждению. Когда он подобрал валяющийся браслет, патруль уже был у ангаров. Один экзоскелетчик содрал ленту и заглянул в лабиринт, другой, на секунду замедлив шаг, направился к "логову" байкеров, третий развернулся к Гедимину и посмотрел на него долгим изучающим взглядом. Сармат уже убрал руки за спину, но незакреплённый браслет всё ещё сжимал в кулаке - надевать его в таком положении было не слишком удобно.
  - Матейка, - не меняя выражение лица, сказал "коп" в передатчик. - Тут твой. Опять. Ну, хочешь - оформим официально.
  Гедимин настороженно сощурился - последняя фраза ему не понравилась, но тут из ангара байкеров вышел другой патрульный.
  - Это не они, - буркнул он. - И лента не их. И никто никуда не ездил. Выписать штраф на Торнтона или Даллен?
  - Пиши на Торнтона, - отозвался "коп", только что говоривший с Матейкой. - За ленту.
  "Успели удрать," - сармат едва заметно ухмыльнулся, глядя на притихшие ангары. "С кем он там был? Со своей самкой?"
  Слева загрохотала разболтанная обшивка - сержант Матейка шёл быстро, и его взгляд не обещал сармату ничего хорошего. "Не успел надеть," - Гедимин, пожав плечами, выронил бесполезный браслет на мостовую. "Сам подберёт."
  Матейка взял его за плечо, развернул к себе спиной и молча затянул магнитные "цепи" так, что у сармата захрустели запястья. Содрав с ограждения одиноко болтающийся браслет, он огляделся, поддел "копытом" второй, так и валяющийся на мостовой, отчётливо скрипнул зубами и ткнул стальной клешнёй в спину Гедимина - чуть ниже рёбер. Тот сощурился, но не издал ни звука. Выдав ещё один болезненный тычок, Матейка схватил подконвойного за плечо и потащил к тюремному ангару.
  ...Гедимин ждал, что его оттащат на второй этаж или хотя бы в карцер, но конвоир молча втолкнул его в коридор первого этажа, а потом и в камеру, содрал с него браслеты и так же молча ушёл. Сармат потёр ноющие запястья, посмотрел на свежую ссадину и еле слышно хмыкнул.
  ...Заключённые с прогулки вернулись через пять минут; толпа, ввалившаяся в ангар, взволнованно гудела. Охранник сердито рявкнул - гул смолк, но ненадолго.
  - Гарсия в карцере, - буркнул Дальберг, заходя в камеру. - Рейес в медчасти. Скоро вернётся.
  Гедимин мигнул.
  - Не такой уж плохой размен, - ухмыльнулся Лоренц, заходя следом и поворачиваясь к опускающейся решётке. - Говорят, он прокусил язык. Неделю помолчит, а там и Гарсия вернётся.
  Сармат молча ждал разъяснений и досадливо щурился. "Стоит мне уйти, у них там начинается," - думал он. "Специально ждали, чтоб я не мешал?"
  - Ничего хорошего, - буркнул Дальберг. - Теперь охранники настороже.
  Лоренц поморщился.
  - Может, они нам и нужны? Карты я спрячу, немного выждать - не проблема.
  - Что у вас там было? - не выдержал Гедимин. - Драка?
  - Обычная ерунда, - отозвался Лоренц. - Рейес увидел, что тебя нет, и снова открыл рот. Сначала полоскал нас с Мэллоу, потом прошёлся по командирам. Назвал Гарсию предателем Земли и сарматской шлюхой. А Гарсия поднял отряды.
  - Много раненых? - угрюмо спросил Гедимин. Он помнил, что в медчасти только Рейес, но Дальберг мог что-то упустить - он всегда был неразговорчив, а в плохом настроении вообще с трудом шевелил языком.
  - Пара синяков, - отмахнулся Лоренц. - Люди Ривза влезли было, но их отодвинули. А потом вместе с ним выпнули на улицу. Никого всерьёз не били. Вот только за дверью они подняли вой...
  Он скривился.
  - Провокация, - буркнул Дальберг. - На то и был расчёт. Гарсия повёлся...
  - Нормальный размен, - пожал плечами Лоренц. - У Рейеса тоже язык не приклеенный. Не уймётся - повторим.
  - А что Ривз? - спросил Гедимин, досадливо щурясь. "Не уймётся," - сразу понял он. "Хорошо хоть, Гарсия наработал на карцер. А не на плюс к сроку и второй этаж..."
  - А что Ривз? - Лоренц недобро ухмыльнулся. - Всё в рамках правил. Бить никого не били. Не умеешь говорить с дженти как дженти - сиди за дверью, как грязная шавка.
  Гедимин мигнул.
  - Звучит разумно, - признал он. - А что не так?
  Он посмотрел на Дальберга. Тот с угрюмым видом рассматривал исчёрканный список.
  - Мне - ничего. Лоренц на неделю без карт. А ещё раз будет шум - запретят и отберут колоды.
  - Пусть сначала найдут, - отозвался Лоренц. - Мне не впервой...
  "А. Карты. Боятся ответа от охраны..." - Гедимин вспомнил кое-что из сказанного Рейесом и недобро сузил глаза. "Ривз знает. Будет провоцировать. А Рейес рад помочь... Saat hasesh!"
  Двери ангара открылись, пропуская экзоскелетчика и человека без скафандра. Гедимин услышал звук поднимающейся решётки.
  - Рейес, - сказал Лоренц, выглянув в коридор.
  Гедимин молча рассматривал свои руки. Через несколько секунд он снова поднял взгляд на Лоренца.
  - С такой травмой ходят на прогулку?
  - А что не ходить? - фыркнул тот. - Язык - не нога.
  - Ладно, - пробормотал сармат, недобро щурясь. - Кто у вас тут говорит громко? Краус?
  - Такого добра полный ангар, - буркнул Дальберг, поднимая голову. - Что-то задумал?
  - Не всё же им вас доводить, - сказал Гедимин, вспоминая ещё несколько фраз Рейеса. - Вы с ними одной расы. Что, сами не умеете?
  
  22 октября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Эй, Джед!
  Гедимин удивлённо мигнул. Он не сразу даже понял, откуда доносится голос Люнера.
  - Смотри ниже, - байкер, успевший подойти почти вплотную, весело хмыкнул. - Я тут. Иди сюда, Кимри. Это механик Джед, ты же знаешь - он безвредный.
  Гедимин еле слышно хмыкнул. "Какие они мелкие без флипперов..."
  - А... привет, - неуверенно сказала чёрноволосая самка, останавливаясь в паре метров от Люнера. Тот, забравшись с ногами на скамейку напротив сармата, на секунду заглянул ему в глаза и тут же опустил взгляд. Его уши слегка покраснели.
  - Что с машинами? - спросил Гедимин, стараясь не думать о причинах смущения. Люнер фыркнул.
  - Торни обиделся на штраф. Сказал - походишь пешком, тебе полезно. И Кимри тоже...
  - Правила есть правила, - пожала плечами самка. - Так это ты свернул шею фторной твари? Я в сети видела запись - тут были камеры...
  "Всегда забываю о камерах," - Гедимин покосился на соседние ангары. "Когда-то я их замечал. Теперь, если не приглядываться, ничего не вижу."
  - Дагмар... инспектор Кунц её пристрелила, - отозвался он. - Вовремя. Если бы добралась до терминала...
  Всех передёрнуло.
  - Митинг давно был? - Гедимин только сейчас понял, что уже много дней не видит драных плакатов и разбросанных листков в переулках. - Или весь шум в сети?
  "А туда меня не пускают," - закончил он про себя. "А я бы почитал новости... Hasu! Гедимин, ты идиот."
  - Да уже всем надоело, - сказал Люнер. - Земляне свалили. А лунарям орать некогда. У нас тут...
  - У тебя смарт есть? К сети подключен? - перебил его Гедимин, сняв руку с ограды. Он и не заметил, как отстегнулся, - несмотря на все стопоры, местные наручники после тренировок у Ассархаддона снимались в одно движение. Кимри, резко выдохнув, подалась назад, Люнер удивлённо оглянулся на неё и пожал плечами.
  - Да, само собой. Только... экран у него маленький - тебе, наверное, будет трудно.
  Он отдал сармату устройство, легко помещающееся в человеческой ладони. Гедимин зажал его между пальцами, сосредоточился, осторожно тронул ногтем чувствительный экран, - плоская голограмма развернулась, открывая страницу поисковика. "Ураниум-Сити" - ввёл сармат, секунду помедлив.
  "Проект строительства атомной электростанции под куполом Ураниум-Сити снова был выдвинут на обсуждение," - сообщал первый же заголовок. "Напоминаем, что совместный проект концерна "Вестингауз" и совета сарматских гетто Северного Атлантиса, так называемой Сармы, дважды предлагался на рассмотрение, но был отвергнут из-за очевидной опасности для городского купола. Предложение перенести здание на сорок километров к северу..."
  Резкий свист ударил по ушам, и Гедимин, вздрогнув, едва не раздавил смарт в ладони.
  - Эй, ты! - "коп" протянул руку к сармату. - Отдал, живо! А вы, двое...
  Он развернулся к байкерам.
  - Что сразу "вы"? - вскинулся Люнер, успевший спрыгнуть со скамейки. - Это механик Джед, я его зна...
  - Это уголовник и террорист, - перебил его патрульный, махнув стальной "клешнёй" с зажатым в ней смартом. - Нечего вам тут лазить, понял?
  Он толкнул Люнера в грудь, оттесняя его от Гедимина.
  - Идём, ну их, - Кимри потянула байкера к себе. - Эй, офицер, это наша вещь, и мы ничего не нарушали!
  - Вот сейчас у Торнтона спрошу, - буркнул "коп", придержав Люнера за плечо. "Клешню" он так и не разжал. "Раздавит," - Гедимин досадливо сощурился. "Бабуин в экзоскелете..."
  Двое угрюмых байкеров, подгоняемые патрульным, исчезли за воротами ангара. Сармат тихо вздохнул. "Атомная станция... "Вестингауз" расширяет производство," - думал он, жалея, что не успел дочитать новость. "Завод у них уже там есть. Построят новую АЭС... с новыми атомщиками. Может, через двадцать пять лет выберусь, посмотрю на градирни издалека..."
  - Чего такой довольный? - неприязненно покосился на него сержант Матейка, отстёгивая наручники от ограждения. - Опять на месте не стоялось? Добегаешься - запрут в ангаре!
  Гедимин пожал плечами - Матейка, хоть и бурчал, в этот раз не пытался сломать ему запястья, а значит, не был сильно рассержен. "Слежу за настроением "макаки"," - сармат досадливо сощурился. "Хороший раб. Куда мне теперь на АЭС?!"
  ...Лоренц, заходя в камеру, тихонько насвистывал. Дальберг, сев на койку, положил рядом с собой пару сложенных листков.
  - От Ривза Джеду, - буркнул он. Лоренц взял бумажки и, заглянув в них, скомкал их и выкинул за решётку.
  - Ничего нового. Незачем Джеда тревожить. У нас всё по правилам - никого не бьют, даже не пугают. А слова... Ну, Рейес болтал - всем было нормально.
  Гедимин мигнул.
  - Тогда зачем он мне пишет? Меня там не было.
  Дальберг хмыкнул.
  - Давит на совесть. У тебя она есть. Поэтому - лучше не читай.
  Лоренц ухмыльнулся.
  - Ну да, неприятно, когда тебя полощут, а ты ответить не можешь. Но ведь не стоило начинать, верно? Знаешь... Краусу понравилось. Когда у Рейеса язык заживёт, будут переругиваться на весь ангар. А Ривз пусть терпит.
  - Новое развлечение? - Гедимин еле слышно усмехнулся. "Может, так и выйдет. Никогда не мог понять "макак"..."
  - Надо всё-таки будет выгонять их во двор, - сказал Лоренц. - Чтецам уже неудобно, а когда Рейес откроет рот - неудобно будет всем. Пусть во дворе ругаются.
  Гедимин, кивнув, снова растянулся на койке. "Интересно, вытерпит Рейес, что из него сделали развлечение? Он, по-моему, совсем не шутил..."
  
  27 октября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  Гедимин вошёл в ангар, настороженно щурясь, чуть повернулся направо, готовясь к длинному прыжку с пробежкой по потолочным балкам, - но всё было спокойно. Рейес и Ривз сидели рядом на диване, пили прозрачную жидкость из контейнеров и молчали. Чтец Краус, подбежав к Гедимину, уважительно склонил голову и ткнул пальцем в потолок. На его предплечье висела крепко примотанная ремешками "читалка".
  - Уверен? - спросил сармат, проследив взглядом за пальцем Крауса - тот упирался в балку над "периметром", опасно близко к "территории" Ривза, там, где обычно слушатели не собирались. Тот кивнул и застенчиво ухмыльнулся.
  - Немного поболтаем, - тихо сказал он, указав на "периметр". Гедимин осторожно взял его за бока и поднял, позволяя встать себе на плечи, а потом и на ладони. "Как он забирался туда на той неделе?" - запоздало удивился сармат. "По стене, наверное, - с подушек на вон тот выступ, а потом ползком под сводом..."
  - Эй, Бенни! - громкий голос Крауса разнёсся по ангару, и тренирующийся отряд Гилли, временно оставив боксёрские груши в покое, отошёл от стены и прислушался, а игроки, перебросившись быстрыми жестами, положили карты и повернулись на звук. Кто-то потянул Гедимина за комбинезон; опустив взгляд, сармат увидел ухмыляющегося Лоренца.
  - Твоё место, - прошептал тот, указав на свободную середину дивана. Дальберг протянул сармату контейнер с азиатской едой и "стакан" водки. Тот удивлённо хмыкнул.
  - Видел, кто пришёл? - продолжал Краус. - Готовь булки, малыш, - тебя выдерут, как твой взвод в ту высадку на Ио!
  Гедимин мигнул. Намёки на спаривание он пропустил мимо ушей - "макаки" почему-то никогда не могли без них обойтись. Но высадка на Ио...
  - Он в самом деле был на Ио? - тихо спросил он у Лоренца. Тот ухмыльнулся.
  - Когда-то и мы воевали, механик. Не всегда мы проедали казённые харчи.
  - Визжали и плакали, да, Бенни? - Гедимин прослушал фразу Крауса, уловив только заключительные слова, но остальные слышали больше - и сармат услышал одобрительные смешки.
  - Закрой рот, шавка, - угрюмо отозвался Рейес, и Гедимин привстал с дивана, чтобы лучше его разглядеть - судя по голосу, человек не был настроен на шутливую перебранку. - Слизь капает.
  - Слизь закапает из тебя, Бенни, - немедленно ответил Краус. - С двух концов! Тебе так засадят, Бенни, что придётся вешать на просушку. Тебе понравится, вот увидишь! Жаль, тут нет твоей мамаши, - вот она была бы рада! Такой самец, - такие на тебя и не смотрели, да?
  - Эй, Лори, - Рейес слегка повысил голос. - Что там булькает твой подсосок? Хотя нет, молчи, - у тебя тоже полон рот вонючей слизи. Я буду говорить с людьми, если такие тут есть. Не с ублюдками, сосущими у слизистого урода.
  Гедимин, взявший было контейнер с едой, отставил его в сторону. Лоренц ухватил его за руку и дёрнул на себя.
  - Слизь да слизь, - усмехнулся под потолком Краус. - Вот тебя на ней заклинило! Ну на, на, лови!
  Крупный предмет, подброшенный Гарсией под потолок, уже был у него в руках. Краус содрал плёнку, поднял вскрытый контейнер, раскрутив на ладони, и резким движением бросил параллельно потолку. Гедимин только и успел мигнуть, когда на диван Ривза пролился дождь белесой жижи.
  "Hasu!" - сармат распрямился, как пружина, выронив контейнер, но вовремя услышал дружные смешки и учуял запах фруктов. "Гребучее желе!" - он выдохнул сквозь стиснутые зубы и медленно опустился на диван, с сожалением покосившись на лужу водки. "Опять сюда притащили банановую жижу..."
  Краус с довольной ухмылкой помахал из-под потолка. Зрители, отсмеявшись, помахали ему в ответ. На северном конце ангара было тихо - так тихо, что можно было услышать, как падают капли слизи. Гедимин поднялся и увидел, как Рейес встаёт, стирая с волос белесую жижу, и быстро выходит из ангара.
  - Так! - Лоренц, ухмыльнувшись, запрокинул голову. - Эй, Краус, спускайся! Хорошо придумал!
  - Не, я буду читать, - отозвался Краус, перебираясь с балки на балку к южному концу ангара. Несколько десятков человек, притихнув, пошли за ним. Гарсия, повернувшись к Гедимину, широко ухмыльнулся и показал большой палец.
  - Следи за Рейесом, - тихо сказал ему сармат. - Мне это не нравится.
  Через пару минут Бенни вернулся и сел на отчищенный от слизи диван. Бойцы Лоренца встретили его смешками, но, не дождавшись ничего, кроме угрюмого молчания, быстро отстали. Гарсия и Винки громко переговаривались, и Гедимин досадливо щурился - Рейес повернулся к Ривзу и что-то сказал, но из-за общего шума сармат ничего не расслышал. Через пару минут Бенни снова поднялся на ноги и вышел во двор. Гедимин, отодвинув с дороги зазевавшегося бойца, пошёл следом.
  - Не бегай, - тихо сказал ему Винки, догнавший сармата в дверях. - Он под присмотром. Видишь, он там стоит? До того стоял на три шага правее. Зовёт вон ту, рыжую, а она на него даже не смотрит.
  Гедимин поглядел на самку - та фыркнула и ушла в ангар. Рейес встряхнул головой, вытирая с макушки слизь, несколько секунд стоял на месте, потом повернулся к девушкам, ещё оставшимся во дворе.
  - Оружия нет, - прошептал сармат, ещё раз пристально посмотрев на Бенни. - Но что-то не так.
  - Мы за ним присмотрим, - пообещал Винки. - Я сказал Краусу, чтобы близко не подходил.
  Гедимин кивнул. "Ничего не понимаю в "макаках"," - думал он. "Но если Рейес это нам спустит - это будет странно. Нельзя упускать его из вида..."
  - Ну вот, механик, - Лоренц, увидев, что Гедимин вернулся, протянул ему новый контейнер. - Как хорошо и тихо теперь в ангаре! Этот Рейес - не идиот бросаться на пограничные отряды. А сторонников себе он тут не найдёт.
  Гедимин молча кивнул. Ему было не по себе. "Может, он и притихнет," - думал он. "Но что-то мне не нравится..."
  ...Он пропустил всех людей вперёд - они строились в шеренгу у ангара, и сармату в любом случае нечего было там делать. Его конвоир обычно приходил на пару минут позже, когда колонна заключённых покидала двор, - пока можно было следить за угрюмым Рейесом. Он вышел из ангара вместе с Ривзом и встал рядом с ним; Гедимин настороженно сощурился, но с другой стороны к Рейесу подошёл один из бойцов Ривза. Даже в строю маленькая банда держалась вместе. Гедимин поискал взглядом Лоренца, потом Дальберга, - они встали в шеренгу между Гарсией и Гилли, в нескольких метрах от Рейеса. "Кажется, всё в порядке," - подумал сармат, выбираясь из ангара и огибая "хвост" колонны. "Можно ждать Макнайта."
  Макнайт вошёл во двор одновременно с двумя экзоскелетчиками конвоя. Едва Гедимин повернулся к нему, как услышал тонкий крик, а потом - звук удара.
  - Стоять! - взревел экзоскелетчик. Над головами затрещали разряды станнеров, но толпа и так уже шарахнулась в разные стороны от упавшего тела. Краус лежал неподвижно, вниз лицом, на его спине расползалось тёмное пятно. Боец Ривза стоял над ним, сжимая тонкую острую пластину, вымазанную кровью. Он метнулся было в толпу, но разряд станнера ударил в стену, отсекая убегающую "макаку" от других людей. Гедимин шагнул вперёд, но Макнайт уже был рядом - и молча схватил его за плечо и оттолкнул к ограде. Над двором запоздало взвыла сирена.
  ... - Значит, веселились, - мрачно сказал "коп", выключая запись и поворачиваясь к сидящим в комнате для допроса. - Сколько продолжалось это ваше... веселье? Гедимин Кет?
  Сармат недовольно сощурился.
  - Меня неделю там не было, - буркнул он.
  - Пару недель, что-то вроде, - быстро ответил Лоренц. - Парни просто ругались...
  - Парни - Рейес и Краус? - перебил его "коп". - А этот... Браун?
  Лоренц пожал плечами.
  - Он всегда стоял молча. Не слышал, чтобы он вступал. Краусу было нечего с ним делить, офицер. Он вообще был очень тихий, Краус...
  - Был, - с нажимом повторил "коп". - Теперь у нас на руках труп. Браун переехал на второй этаж... Вроде бы всё? Больше трупов не будет? А, Гедимин Кет?
  Сармат сузил глаза.
  - Я никого не убивал, - буркнул он. - Лоренц тоже. Где Ривз?
  - Ривз и Рейес уже дали показания, - охранник поморщился. - А ты? Есть что сказать о причастности Ривза? Или Рейеса? Что-нибудь, кроме идиотских шуток о межрасовом трахе?
  "Ничего," - Гедимин на секунду стиснул зубы. "Я знаю, что того идиота послал Ривз. Должен был пойти Рейес, но он Ривзу нужен. Но этого никто никогда не докажет..."
  - У нас ничего нет, офицер, - сказал Лоренц. - Мы не стали бы молчать! Бог мой, да если бы я хоть на секунду предположил, что Крауса могут...
  - Хватит болтать, - поморщился "коп". - Увести их. Я очень надеюсь, Кет, что это был последний труп...
  Когда охранники, закрыв за Гедимином и Лоренцем камеры, ушли, ангар снова наполнился угрюмым гулом. Сармат подошёл к решётке и встретился взглядом с мрачным соседом.
  - Джед, не влезай, - тихо попросил тот. - Можно сделать всё так, что "копы" не прикопаются. В душевой часто падают...
  Сармат поморщился.
  - Рейес это знает, - бросил он. - Не пройдёт. Что-то надо делать с Ривзом...
  - Это ещё сложнее, - вздохнул Лоренц. - Много посторонних...
  - Браун, небось, доволен, - буркнул Дальберг, отложив исчёрканный список. - Пожертвовал собой ради старых порядков. Много там ещё таких, мне интересно?
  Гедимин недобро сощурился.
  - У них оружие. Тайники пора вскрывать...
  
  28 октября 23 года. Луна, кратер Пири, город Кларк
  - Тайники, - еле слышно напомнил Гедимин Лоренцу, вышедшему из камеры и на секунду остановившемуся рядом с противоположным дверным проёмом.
  - Поздно, - так же тихо ответил тот.
  - Всё равно, - сузил глаза сармат.
  В дальнем конце коридора послышался грохот двух пар стальных "копыт".
  - Расступись! - заорал охранник, ускорив шаг. Заключённые шарахнулись к стенам, грохот стал громче.
  - На выход, - бросил Гедимину заглянувший в камеру сержант Матейка. - Давай-давай, живее!
  Сармат, изумлённо мигнув, подставил руки под браслеты. "Рано он сегодня," - думал он, пока его вслед за колонной заключённых вели к выходу. "Но... это очень кстати. Следи за тайниками, ремонтник..."
  Матейка задержался в воротах, и Гедимин вошёл во двор, на пару минут отстав от колонны. Окинув беглым взглядом окрестности и не увидев никого ни у стен, ни у ограды, он ускорил шаг и секунду спустя уже был в ангаре.
  - Салют! - вскинул руку Гарсия, отступая в сторону и освобождая сармату проход. Этот дверной проём перекрывали трое бойцов; чуть правее, напротив дивана, занятого бандой Ривза, собрались шестеро во главе с Джитту. Гедимин быстро огляделся - все боевые отряды были стянуты к "территории" Ривза, все, кто не умел драться, собрались поодаль. Лоренц стоял на диване, повернувшись к "периметру"; Дальберг сидел рядом с ним и недовольно морщился.
  Ривз смотрел на смыкающееся вокруг него кольцо спокойно, с некоторым недоумением, только веки мелко дрожали. Гедимин перевёл взгляд на Рейеса и ухмыльнулся - тот привстал и готов был то ли кинуться бежать, то ли драться, но что-то его держало, и он только покачивался из стороны в сторону. Увидев сармата, он резко выпрямился.
  - Эй, слизь! Отзови свою свору! По какому праву они мешают нам отдыхать? Или у тебя есть ко мне претензии? - он широко ухмыльнулся. Гедимин молча сузил глаза. Добраться до Рейеса было несложно, труднее было не задеть при этом семёрку бойцов Ривза, - они окружили диван, но видно было, что им больше всего хочется вернуться в камеры. "Несчастные идиоты," - Гедимин досадливо поморщился.
  - Эй, Ривз! - громко заговорил кто-то из людей Лоренца; его имени сармат не знал, но голос где-то слышал - возможно, он замещал Крауса во время чтений. - Слушай сюда. Вчера ты сильно нас всех расстроил. Очень сильно, Ривз. Время разговоров закончил