Токарев Алексей Викторович: другие произведения.

Княжья сила. Глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   4.
   Гарвер.
   "До чего же далеко этот Голый Холм!" - Лорез недовольно засопел...
   - Господин?
   У паланкина, который несли могучие рабы, тут же возникла тощая фигура Управляющего Дворцом Рекиля.
   - Проклятое место, - проворчал Правитель. - Принеси вина из бочонка, что подарил маг, да узнай у проводника, сколько нам еще глотать пыль?
   - Сию минуту, господин!
   Длинное тонкое тело в сером балахоне согнулось пополам и попятилось, чтобы не мешать мерно шагающим носильщикам.
   - И вино не разбавляй, - крикнул ему вслед Правитель.
   Через неделю после отъезда Тидрока Лореза стали терзать сомнения. Что если маг, когда выполнит обряд и откроет проход, отправит гонца в столицу? Да, Тидрок не любит Величайшего, ведь по его воле маг чуть не превратился в ледышку, но за готовый коридор в новый мир ему могут простить любые грехи. И возвеличить. Конечно, ссыльному, скорее всего, не поверят. Ну, а вдруг? А Лорез, который так много сделал, чтобы исполнить задуманное магом, так и останется Правителем нищей, всеми забытой провинции...
   "Как плохо без покровителя!", - вздохнул Лорез.
   - Ваше вино, господин!
   - А это ты, Рекиль, - очнулся от раздумий Правитель.
   Управляющий Дворцом согнулся в поклоне. За ним стояли два раба с поклажей.
   - Стоять, животные! - прикрикнул Рекиль.
   Носильщики остановились и осторожно опустили паланкин на землю.
   - Подавай!
   Раб поставил на дно паланкина маленький столик на коротких ножках.
   Рекиль выхватил у второго раба серебряный поднос, на котором были запотевший кувшин и бокал, вырезанный из полупрозрачного камня.
   Когда Тидрока привезли во дворец представиться, маг преподнес Правителю полезную вещицу - бочонок, в котором вино охлаждалось даже в самые жаркие дни. Лорез очень ценил этот подарок и всегда брал с собой в поездки.
   Рекиль поставил поднос на столик, налил вина в бокал, замер в полупоклоне.
   Правитель внимательно посмотрел на Управляющего.
   Рекиль спохватился и сделал два больших глотка. Лорез кивнул и осушил бокал до дна.
   - Хорошо, - сказал Лорез. - Можем ехать дальше. Вперед, животные!
   Носильщики осторожно подняли тяжелую конструкцию из дерева, положили ее себе на плечи и неторопливо зашагали.
   Рекиль пошел рядом с паланкином, ожидая - не будет ли каких распоряжений.
   - Я тебя спрашивал: сколько времени нам еще идти? - лениво протянул Правитель. - Почему я должен напоминать об этом?
   Лицо Рекиля посерело, он явно собрался пасть ниц, но Правитель удержал его небрежным жестом от преклонения колен.
   - Завтра к обеду, Великий Господин! - торопливо сказал Управляющий Дворцом. - Проводник сказал - если с ночевки выйдем с рассветом, то к обеду будем у Голого Холма.
   - Хорошо, - кивнул Лорез. - Ступай.
   Он взмахнул рукой, и Рекиль исчез, как будто рассыпался в ненавистную серую пыль, которая так надоела Лорезу за время пути.
   Опальный вельможа никогда не отличался терпением. Оттого и попал когда-то в ссылку. И он не находил себе места во дворце, пока караван мага шел по Овечьей равнине.
   "Вдруг Тидрок решит меня предать, и я лишусь последнего шанса выбраться из захолустья?" - эти мысли не давали Правителю спать. Лорезу надоело бояться, и он отправился к Голому Холму.
   Не один, конечно.
   Бывший Начальник над десятью тысячами воинов в походах привык обходиться малым и взял с собой всего трех слуг, повара, десяток рабов. Ну и нескольких писцов из Канцелярии, посыльных, да прочую мелкую шушеру. И Рекиля пришлось с собой прихватить - этот проныра может оказаться полезным при "недоразумениях" с Тидроком.
   Небольшой караван охраняла "всего" тысяча гвардейцев. Все, что набралось в казармах при дворце.
   К начальникам гарнизонов в провинции поскакали гонцы с приказом тайно выводить войска с боевым снаряжением и вести их на Овечью равнину к Голому холму. Конечно, шпионы донесут в столицу об этом приказе, но для прикрытия экспедиции в новый мир еще неделю назад Лорез разослал по войскам приказ готовиться к маневрам для проверки боеготовности частей. Овечья равнина - идеальное место для военных забав. А в столице пусть думают, что он решил молодость вспомнить и оружием побряцать.
   Проводник не ошибся.
   На следующий день, когда повар прибежал к паланкину узнать, что Господин желает откушать, - из головы каравана раздался гортанный крик и затрубил сигнальный рожок. Это проводник, который ехал впереди, подал знак - свернуть налево!
   Караван стал огибать склон высокого холма, заросшего желтыми колючками. Паланкин несли за передовым отрядом гвардейцев и за пылью, поднятой их сапогами, Лорез не сразу разглядел укромную долину, защищенную от ветров. А в ней - множество шатров и палаток. В стороне - загон для рабов, отгороженный жердями.
   Чуть дальше виднелась насыпь, на ней ослепительно блестел ярко-синий с золотыми прожилками шатер. А за ней возвышался крутой каменный лоб, как будто огромного великана закопали по самые глаза.
   Гостей уже заметили, и в лагере началась суета. До Правителя донеслось несколько приглушенных расстоянием команд.
   - Трубите "прибытие"! - громко скомандовал Правитель.
   В первых шеренгах гвардейцев взревели боевые рога.
   - Где прикажете ставить ваш дорожный дворец? - изогнулся в поклоне Рекиль. - И что подать раньше: ванну или обед?
   - Потом, потом, все потом, - нетерпеливо махнул рукой - сейчас я хочу поговорить с магом.
   Правителя подняли на насыпь. Тидрок встречал Лореза, стоя у откинутого полога:
   - Великий Правитель! Ничтожный маг Тидрок исполнил твой приказ! - воскликнул Тидрок, согнувшись в поклне, когда носильщики остановились перед шатром.
   Лорез, не покидая уютного седалища, благосклонно кивнул.
   Могучие рабы мягко опустили паланкин. Лорез легко шагнул на каменистую землю, незаметно потянулся.
   - Я хочу увидеть это.
   - Нет ничего проще, Правитель!
   Тидрок легко сбежал вниз:
   - Позволь, я провожу тебя?
   Правитель неторопливо спустился и пошел следом за магом.
   - И вот эта дыра с оплавленными краями и есть ворота в чужой мир? - недоверчиво спросил он.
   - Да, Великий! Я послал разведчиков, и они принесли...
   Маг щелкнул пальцами. Ему из-за спины передали прозрачную коробочку:
   - Вот трава иного мира.
   Лорез покрутил коробку, долго изучал пересыпающиеся травинки:
   - Долго по коридору идти?
   - Три тысячи шагов. На той стороне он выходит в глубины пещерного лабиринта. Не сразу и определишь, что вышел.
   - А, что.... Ну, те, местные.... Не появлялись?
   - Разведчики никого не видели. Говорят, что там такая же пустынная страна, как и здесь.
   - Я завтра там побываю, - решил Лорез. - Хочу убедиться, что ты меня не обманываешь.
   Тидрок склонил голову:
   - Но нужно поторопиться. Сейчас все маги Гарвера гадают о причинах странного сотрясения Мировой Крепи. О проходе Величайший должен узнать от тебя.
   - Сначала я должен убедиться, что другой мир существует, - возразил Лорез. - Вернусь и отправлю донесение Величайшему.
   - Одного донесения мало, - задумчиво сказал маг. - Среди приближенных к Величайшему найдется много охотников завоевать новый мир. Нас мгновенно оттеснят в сторону! А я не хочу больше прозябать в этой глуши!
   Лорез удивленно посмотрел на него.
   "Ух, ты! Сколько энергии в этом сушеном скелетике! - подумал Правитель. - Глаза огнем горят! А ведь дунет ветер посильнее - и унесет этот темно-синий листик неведомо куда".
   Маг внезапно замолчал.
   Вокруг них стояли носильщики, несколько стражников, чиновники из свиты Лореза. Все они стали невольными свидетелями вспышки Тидрока и сейчас прятали глаза.
   - Становится слишком жарко, - невозмутимо сказал маг. - После захода солнца я приглашаю Правителя посетить мой шатер. Я нижайше прошу Великого разделить со мной вечернюю трапезу.
   - Я буду у тебя после заката, - с каменным лицом произнес Лорез.
   Вечером Тидрок тщательно подготовился к встрече.
   Вкусная еда, хорошее вино - он знал в них толк, но давно стал к ним равнодушен. Другие соблазны вели его.
   Необходимой добавкой к изысканному ужину стало плотное кольцо заклинания Тишины, которое он наложил на шатер. О слишком крамольных вещах придется говорить.
   Ужин Тидрока ограничился куском мяса и свежей зеленью.
   Лорез же отдал должное искусству повара.
   Маг презрительно кривил губы, пока гость насыщался, заливая съеденное вином.
   Пока они вкушали трапезу и вокруг крутились слуги, а повар, гордый тем, что кормит самого Великого Правителя, нечаянно заглядывал в шатер, спрашивая - не надо ли еще чего, приходилось беседовать о пустяках.
   Но Лорез в конце концов наелся.
   Тидрок отослал слуг и убедился, что в шатре они одни.
   Лорез, часто икая, вышел из шатра облегчиться и заодно приказал дежурному офицеру расставить вокруг насыпи три кольца охраны.
   - И чтобы мышь не проскользнула и птица не пролетела! - грозно закончил он распоряжаться.
   - Теперь мы можем поговорить, - небрежно сказал Лорез, возвращаясь в шатер. Он заметил презрительную усмешку мага, но ему было наплевать.
   - Я слушаю тебя, Проигравший.
   Правитель развалился на мягких подушках и вдруг зевнул:
   - Хороший у тебя повар.
   - Если хочешь, я тебе его подарю, - отмахнулся маг.
   - Подари, - согласился Лорез. - Говори, я жду!
   - Я могу закрыть проход, - просто сказал Тидрок.
   Лорез долго жил при дворе Величайшего, где больше всего ценилась невозмутимость, умение не "потерять лицо". И сейчас только эта долгая тренировка помогла ему сдержаться.
   "Недаром Тидрока прозвали - Ходящий наружу, - подумал Правитель - никто из магов даже открыть проход не умеют, а он уже готов его закрывать".
   - Превосходно, - невозмутимо произнес Лорез, лаская подушку под рукой. - Только, если ворота уже прорублены, то подобрать ключик к замку калитки несложно.
   - А представь, что эти "ворота" можно так завалить, что никто их уже не откроет, даже я.
   - Ты предлагаешь мне стать Величайшим того мира?! - Лорез демонстративно отшвырнул подушку. - Дерзкий маг! Ты толкаешь меня на измену Величайшему? Хочешь сгнить в мерзкой жиже Грязной Ямы и меня за собой тянешь?! Разве ты не знаешь, что ради наказания изменника Величайший способен испепелить целый мир? Странно! Почему я еще разговариваю с тобой? Почему страже не вызываю?
   Лорез выдохся и замолчал, но с подушек вставать так и не собрался.
   - Глупец! - злобно прошипел маг. - Завоевать целый мир у тебя силенок не хватит. Кусочек хоть отвоюй для начала. Я действительно могу закрыть проход и так сместить пласты Мировой Крепи, что от него и следа не останется. Но тогда открыть заново их будет невозможно. Даже мне на это сил не хватит. Зато это шанс уйти, громко хлопнув дверью, если нас попробуют оттеснить в сторону.
   - Тогда чего ты добиваешься? - растерялся Лорез.
   - Я хочу вернуться к подножию Алмазного Трона! Я хочу снять с себя ярлык "Проигравшего". Я хочу, чтобы с меня сняли обвинение в утаивании чужеземных артефактов, чего вообще не делал. Стать приближенным магом Величайшего - вот о чем я мечтаю! - голос Тидрока постепенно повышался и последние слова он уже выкрикивал. - Ты что, не хочешь вернуться ко двору?! Не хочешь славы и богатства?
   - Хочу, - решительно ответил Лорез. Ох, и напор у этого колдуна! - подумал Правитель - с ног может сбить своим криком.
   - Только как? - Лорез решил магу немного подыграть.
   - Придется немножечко соврать в донесении, - вкрадчиво сказал успокоившийся маг.
   - Врать Величайшему?! - возмущенно вскричал Лорез, прикидывая в уме как это сделать половчее. - Ни за что! Лучше заручиться поддержкой кого-то из Высоких.
   - И потом выглядывать из-за его спины? А когда он падет, снова в опалу, в изгнание? В эту глушь? - Тидрок взмахнул руками и повторил слова Лореза. - Ни за что! Послушай, Правитель, нам нужно лишь оттянуть время. Тебе и врать-то, почти не придется. Сообщи, что проход есть - это не скроешь. Нужно лишь добавить, что он еще очень нестабилен, в любой момент может схлопнуться, и маг Тидрок трудится над его стабилизацией. На такой шаткий куш никто не позарится. Все равно никто, кроме меня, проходы фиксировать не пытался, и уличить тебя во лжи будет очень сложно. Но это даст нам время. Мы захватим хороший кусок того мира и преподнесем его прямо Величайшему.
   - И сами станем Высокими, - возбужденно сказал Лорез. - Я согласен!
  
   Стольный град Хвостово.
   Данилу разбудило осторожное покашливание Никифора:
   - Княжич! Вставать пора! Солнце уже высоко!
   "Ну почему, когда с ним просто разговариваешь, - подумал Данила, продирая глаза, - голос у него дребезжит как у старика, а когда решает покомандовать..., оглохнуть можно?"
   - Никифор, - спросонья проворчал Данила. - Чего ты орешь? Давай я еще часок подремлю.
   - Князь к завтраку тебя ждет. Вставай, не медли!
   Никифор распахнул ставни. В горнице сразу посветлело. Ветерок занес аромат цветов, шум проснувшейся княжеской усадьбы. Вот тонко зазвонили серебряные колокольчики.
   - Княгиня к утренней трапезе зовет! Быстрее одевайся!
   Никифор поднял крышку сундука с платьем:
   - Вот это и это. Держи!
   Он протянул одёжу Даниле.
   Княжич, услышав серебристый звон, отбросил легкое одеяло, вскочил с кровати и, бросившись к столику, на котором стоял медный кувшин и тазик, наспех ополоснул лицо.
   Никифор нетерпеливо притопывал ногой, торопил:
   - По дороге высохнет! Быстрей порты натягивай!
   Данила выхватил у него одежду. Молча надел рубашку, присел на кровать, натянул порты. Причесался пятерней. Обул мягкие сапожки.
   - Я скоро!
   И только дверь хлопнула да застучали подковки на каблуках по лестнице.
   Два марша вниз, потом коридор, в котором суетятся слуги - не налететь бы, поворот, где двое дружинников замерли у двери. Ещё два марша вверх, едва не сбитый с ног поваренок, и вот она - Верхняя трапезная, где обычно князь завтракал с семьёй.
   "Ф-у-у! Успел! За стол еще не сели!" - облегченно вздохнул княжич и уже спокойным шагом вошел в горницу.
   Мстислав с женой стояли у раскрытого окна, отец что-то негромко говорил. Мачеха смотрела на него умоляюще и, кажется, возражала.
   Дожидаясь, пока отец займет свое место за столом, княжич пристроился у одного из четырех окон, забранных узорчатыми витражами.
   Верхняя трапезная - просторная двухсветная горница. По центру стоит длинный стол. Столешница покрыта прозрачным лаком, под ним полированное желтое дерево кажется живым. В торцах стоят кресла для князя и княгини, по сторонам - креслица разной высоты для детей.
   У стен - длинные лавки. На одной из них пристроились младшие сестрёнки-погодки - Ольга и Анна. Под присмотром строгой няньки Прасковьи они чинно сидят напротив отца с матерью у раскрытого окна, выходящего в сад. Тихонько перешёптываются, но баловства себе не позволяют.
   Неподалеку от них стоит высокая девушка в зелёном сарафане с красным узором по подолу. Даша, Дашута - средняя дочь Мстислава.
  
   Мать Данилы и Дарьи, Ульяна Звениславовна, была первой женой князя. Она умерла, родив сыну сестренку: не выдержало сердце.
   Только через три года князь перестал горевать о жене.
   На осенней ярмарке в Бондарях чужеземец продавал заболевшую некстати невольницу. Мстислав мимо проезжал и, увидев пригожую южанку, удивился необычной красоте... Он влюбился сразу и бесповоротно. Уже через три месяца Софья, так ее звали, стала княгиней.
   Но не сложилась их жизнь.
   Новая жена оказалась бесплодной. Однажды она призналась мужу, что когда-то вытравила плод, но знахарка ошиблась в дозировке и едва не отправила на тот свет и саму Софью. Она выжила, но детей у нее больше не будет. За потраву ее и продали в рабство.
   Князь любил Софью, но мечтал об еще одном сыне, поэтому стал искать утешения на стороне. Но обманулся в ожиданиях, а у Данилы и Дарьи появились две внебрачные сестренки - Наталья и Елена.
   Кончилась семейная жизнь Мстислава и Софьи печально.
   У южанки появился любовник из приезжих купцов. Год они встречались, а потом решились бежать, но далеко уйти не успели. Брошенный муж собрал малую дружину, нагнал беглецов и зарубил обоих одним ударом меча, поставив любовников лицом к лицу.
   Через год он женился в третий раз.
   Его избранницей стала Любава Ростиславовна, младшая дочь князя Ростислава Владиславовича.
   Пять лет они же жили в ладу и согласии. Двух дочек родили на свет.
   Мстислав уже смирился - не дают ему боги других сыновей, кроме Данилы, но сейчас Любава снова была на сносях и все приметы говорили за то, что это будет сын.
   Данила перевел дух, заметил, что князь замолчал, и поздоровался.
   - Доброе утро, - ответил князь, обрывая разговор с княгиней. - Пора и за стол.
   Завтракали всегда просто, без слуг. Княгиня, как добрая хозяйка, сама раскладывала еду по тарелкам, разливала вино и кисель по кружкам.
   В будние дни кашу ели из глиняных мисок, а питье наливали в деревянные кружки. Но сегодня на белоснежной скатерти, расшитой по краю зеленой листвой, стояла праздничная серебряная посуда.
   Данила про себя удивленно присвистнул.
   "Что же такое случилось?" - недоумевал он, садясь в кресло по правую руку от князя. Слева от отца села Дарья. Младших няня усадила, напротив, рядом с матерью.
   Разговор за столом довольно долго не клеился.
   Князь не выдержал долгого молчания. С громким стуком он поставил кубок на стол, откинулся на спинку кресла:
   - Уезжай с детьми, Любава. Нечего судьбу испытывать. Я и сам не знаю - удержим ли мы Темных.
   - Нельзя мне город оставлять, князь, - твёрдо сказала Любава. - Дарьюшка за младшими присмотрит, и Прасковья их не оставит.
   Нянька, забытая всеми на лавке под окном, что-то пискнула.
   - Княжича ты с собой заберешь...
   У Данилы радостно затрепыхало сердце:
   "С отцом! Воевать?! Да, с радостью!"
   - Нельзя, чтобы город без княжеского присмотра осиротел, - закончила Любава, кашлянула, отпила глоток травяного настоя для укрепления здоровья:
   - Слабые сердцем подумают - князь боится, раз всю семью вывозит. Почему мы своими семьями должны рисковать? Беспорядок в городе начнётся без нас. А Дарья с малышами пусть едут, их племянницы, небось, заждались уже.
   - Я тоже хочу остаться, - подала голос, обычно молчаливая княжна. - Не боюсь я никаких Темных!
   - Ну, хватит! - вспылил князь. В угол полетел согнутый пополам серебряный нож. - Любава, ты можешь остаться, да и не след в тягости в дорогу пускаться...
   Княгиня погладила круглившийся живот:
   - Сын будет...
   - А ты, Дарья, - продолжал распоряжаться князь. - С младшими завтра утром в дорогу. Собирайтесь скоренько! Много вещей с собой не берите, поедете верхами.
   - Ура-а-а!!! На лошадках поедем! - завопили младшие в голос. Надоели им скучные разговоры.
   - А ну цыц, малявки! - князь стукнул кулаком по столу. - И чтобы не шалили по дороге!
   Малышня притихла, но в глазах девчонок плясали огоньки. Дарья обреченно вздохнула - готовят очередное озорство.
   - Данила!
   Князь наконец-то вспомнил о сыне.
   - Отец? - отозвался княжич, весь завтрак просидевший молча.
   - Отправляйся к Владимиру Игнатьевичу. Ведуны из "Пещерной Сторожи" прислали свиток с донесениями о Гарвере и Лорезе. Почитай.
   - Хорошо, отец, - ответил Данила.
   - Сколько у тебя бойцов?
   - Да с полсотни будет...
   - Пока десятком обойдешься. Остальных заберет воевода. Нам разведчиков не хватает на Бесплодных холмах, чтобы следить за Темными.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"