Токарев Алексей Викторович: другие произведения.

Есть время для романов. Обзор конкурса "Триммера"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А ведь действительно! Писание романов требует немалого количества времени и сил. Каждый автор, написавший роман, переживает за него как за своего ребенка и этот конкурс для них как экзамен любимого чада. И, если автор сумел все правильно сделать, то победа его романа будет обозначать переход писателя на новый уровень.


   Есть время для романов
  
   "Обыкновенный частный детектив магического мира"
  
   Данилов Дмитрий Мастерович "Габриэл Сухарь"
  
   Давным-давно существует два вида детективов. Американский и английский.
   Конечно, это деление совершенно условное, но тем не менее...
   Американский детектив основан на действие.
   У главного героя мало времени на раздумья. Он бегает, прыгает, дерется, стреляет и отстреливается, встречаясь с кучей свидетелей, он собирает информацию и постепенно, отбрасывая в сторону ложные версии, приходит к истине. Такой детектив очень часто заканчивается схваткой главного героя с преступником.
   Английский детектив - это неторопливые размышления в уютной гостиной, с рюмочкой шерри в одной руке и дымящейся сигарой в другой.
   Или безобидное существо типа мисс Марпл, которую никто не воспринимает всерьез, но зато она все видит, замечает мелочи и несообразности, выстраивает точный психологический портрет преступника и называет его имя.
   Для американского детектива характерно пренебрежение к деталям и открытость. Главный герой в своем расследовании может подняться до самых верхов и опуститься на дно общества.
   Герою английского детектива не нужно мотаться по борделям и великосветским салонам.
   Кандидаты в преступники либо находятся в одном месте, и число их явно ограничено, либо ему их приводят в кабинет, и он только тыкает пальцем: вот преступник!
   Не обошли вниманием идею детектива и фантасты. На вскидку вспоминается Айзек Азимов с его сериалом про Илайджа Бэйли - "Стальные пещеры", "Обнаженное солнце", "Роботы Утренней Зари" и так далее. Азимов вообще был одним из самых больших любителей фантастических детективов, и многие его известные романы построены по этому принципу.
   Но если появились детективы фантастические, то почему не имеют права на жизнь фэнтезийные детективы? Появление детективов в жанре фэнтези было неизбежно.
   Ну, они и не замедлили появиться...
   Фэнтези сулит детективу много нового по сравнению с классическим, позволив при помощи магии делать те вещи, которые невозможны в реальном мире.
   Например, классика жанра - убийство в запертой комнате.
   Как нужно исхитряться автору обычного детектива, чтобы объяснить, как был убит человек в комнате, куда никто не заходил? А фантастика и фэнтези имеют в своем арсенале такие штуки, как использование иного измерения и телепорт.
   Большинство авторов фэнтезийных детективов берут за основу американский тип.
   Еще бы!
   Это обеспечивает множество приключений, занимательный сюжет, быстро изменяющуюся картинку, ну, в общем, все, что нужно для остросюжетного произведения.
   Английский детектив не пользуется популярностью, так как требует глубокой проработки мира, законов магии и других подробностей. Здесь "рояль в кустах" не поможет.
   Автор романа "Габриэл Сухарь" Дмитрий Данилов еще в аннотации заявил, что его произведение использует традиции Рэймонда Чандлера. То есть это детективный роман в жанре фэнтези в американском стиле.
   Другое дело - насколько это ему удалось?
   "Это одновременно и чёрный детектив а ля Реймонд Чандлер и вполне традиционное фэнтези в духе Глена Кука" - из аннотации к роману.
   Вот чего нет в романе, так это черноты!
   Может, автор изначально этого и хотел...
   Но...
   Не получилось...
   Зато вышел неплохой детективный роман-фэнтези с изрядной долей хорошего юмора.
   Произведение приятное для чтения.
   Я-читатель испытал истинное наслаждение, читая, например, рассуждения о Зеленом Квадрате или о нелюбви мстительного лейтенанта Морса к главному герою.
   Да и эльфиечка, которая с таким шиком познакомилась с Габриэлом, отправив в беспамятство двух амбалов.
   Мир Габриэл, правда, так и не спас, но не по своей вине. Он очень-очень старался, но воля автора оказалась сильнее...
   Я-читатель остался романом очень доволен.
   Я-критик оказался в гораздо более сложной ситуации.
   Нет, роман есть за что похвалить! Удивительное дело, но список претензий по языку и неудачным оборотам занял менее страницы. А это говорит об очень хорошей вычитке текста.
   Сюжет.
   Структура сюжета похожа на витой "шнудочек" из нескольких нитей.
   Сначала одно прядь - встреча с холуями Мясника. Но эта линия потом надолго из романа исчезает, и всплывает только во второй его половине.
   Вторая прядка - смерть барона и его призрак, который подтверждает, что барона убили.
   Третья - племянник барона и похищенный им Ключ.
   А потом снова всплывает Мясник, который оказался лордом, претендующим на должность мэра. И именно Мясник организовал похищение Ключа, так нужного оркам, чтобы вернуться в этот мир.
   И тут не подкопаешься - все логично.
   Но!!!
   По ходу действия возникает несколько серьезных конфликтов, когда кажется, что герою все его силы, мужество, ум и хитрость, чтобы выиграть в очередном поединке...
   Однако, порох не взрывается, а лишь горит с громким шипением.
   Расследование смерти барона фактически обречено на провал после смерти танцовщицы, но тут убитая удачно становится призраком, встречается с сущностью барона и Сухарь получает необходимую информацию.
   Увы, рояль слишком выпирает из кустов.
   Ведь, если бы все умершие в этом городе насильственной смертью превращались в призраков, то город привидениями бы просто кишел! И многие из них были бы не прочь поквитаться с обидчиками!
   Вот это была бы настоящая полиция, не хуже чем у Фрая в городе Ганжи!
   А если это не так, то, извините, но это подстава...
   С Ключом расследовать вообще нечего было. Информация лежала на поверхности. События начали опережать действия детектива. Другое дело, стало понятно почему отравлен барон, только сыщик не приложил к этому почти никаких усилий.
   И вот, пожалуй самое странное произошло с разоблачением Мясника. Откуда такое гениальное озарение?
   Самое громкое "ш-ш-ш-ш" прозвучало в финале!
   Вот уже все, кроме Сухаря погибли, вот и Ключ активирован. Убит метким выстрелом в глаз орк... "Ну, сейчас случиться что-то этакое!" - думает читатель. Но раздается "ш-ш-ш-ш-" и вместо чего-то грандиозного на сцену выходят местные маги, которые застряли в междумирье и стали за это время абсолютно пацифичными...
   Мир вокруг героя.
   В городе постоянно сталкиваются две, ну скажем так, сущности.
   Английская добропорядочность и размеренность - это то, чем живет большая часть горожан - добрых подданных короля. Я не скажу, эти качества не свойственны и американцам, но тут речь идет именно о противопоставлении спокойной оседлости кочевому авантюризму. Не самое лучшее определение, но лучшего не придумалось, извините!
   И вот еще что интересно!
   Его клиенты все какие-то очень порядочные. Расплачиваются не торгуясь. Не ворчат на перерасход денег на расследование. И даже в воспоминаниях у него ни разу не всплыло опасение, что его кинут...
   Очень добропорядочный мир...
   Но без разнузданного американизма автору все равно не обойтись, ведь это хорошо оживляет сюжет.
   Ночной клуб... ну это вообще выдумка двадцатого века. В девятнадцатом это даже называлось по-другому: варьете. И никогда они не были закрытыми заведениями.
   Светская публика из аристократов и дворян вряд ли опуститься до лицезрения примитивного шоу в лучших провинциальных традициях. У них были иные развлечения. Не надо о своих возможных героях думать так плохо.
   Основатель и редактор первой бульварной газеты, который так нужен автору как источник информации для частного сыщика. Кстати, это подчеркивает противостояние авантюризма добропорядочности. Ну не все же Сухарю по городу мотаться.
   А также лейтенант Морс! Это тот самый Ближний враг, без которого герою становится скучно жить на белом свете, так сказать - "обеспечиватель неприятностей". Это такой слепень. Он вьётся вокруг героя, делает Сухарю пакости, заодно Морса можно использовать как одну из движущих сил в сюжете.
   Трущобы - ну они везде похожи. Только выглядят больно утрированно и жалко для благополучного королевства. Больше похоже на бразильские флавелы...
   Мясник... Лорд-преступник... Вот с ним дело посложнее будет. Он абсолютно не из этих мест! Знаете, я не верю в сумасшедшего поэта-романтика, который сумел стать королем преступного мира! Ну, атаманом банды какой-нибудь еще куда ни шло, но никак не главарем организованной преступности! Они ж все прагматики до мозга костей! Да и способ он выбрал довольно дурацкий. И кончил плохо - в бега подался...
   Он больше похож на какого-нибудь мультяшку или героя комиксов о злодее, который задумал завоевать весь мир, но споткнулся на каких-нибудь бурундуках, например.
   Еще и маг мне немного подозрителен...
   А чего он вдруг запил? Ведь такая карьера открывалась! Один на все королевство! И почему вообще один? Ну, я понимаю, что так нужно было автору, но это противоречит здравому смыслу. Что, кроме этого королевства, на планете нет других государств и других магов, кроме тех, кто ушел в междумирье, после размолвки с эльфами? И никаких следов магии не осталось? Книг, например магических? Тут не все понятно, к сожалению...
   Габриэл Сухарь.
   Ну, это персонаж точно из нашего времени!
   Сирота, вор, почти каторжник, солдат спецвойск, телохранитель и, наконец, частный сыщик. Из-за спины героя торчат уши, лапы и хвост двадцатого, а то и двадцать первого века. А мир вокруг героя конца, а то и середины века 19-го.
   Для классического фэнтези персонаж абсолютно неподходящий. Его биография гарантирует обилие здравого смысла и полное отсутствие романтизма и всяких там завихрений в голове.
   Но он противоречив.
   В душе ему вроде бы и хочется жить в уютном домике с красавицей женой и кучей маленьких "сухариков". Но у него слишком живой характер для оседлой жизни.
   Свинья найдет грязи, а Сухарь очередное приключение.
   Но тем он и симпатичен...
   А еще тем, что не поражает воображение своей крутизной.
   Обыкновенный человек. Да, не без способностей, но не выделяющийся из толпы. Разве, что биография не самая обычная, да и только...
   "А какой из этого следует вывод?"
   Очень хороший, теплый роман. Смешной. Иногда немного задумчивый...
   Герой не спас мир? Ну и ладно! Ведь он не виноват, что в междумирье маги тусовались и не дали ему довести подвиг до конца. Ведь из-за этого погибло столько людей... Пусть и не самых хороших...
   "Габриэла Сухаря" стоит прочитать, а потом и перечитать, когда будет грустно на душе. Ведь автор немного слукавил.
   Нет в этом романе черноты...
   Ведь верно?
  
   "Прогулка по радуге"
  
   Рецензия на роман Сташи "Кайорат".
  
  
   Роман-путешествие, роман-странствие - один из самых старых жанров европейской литературы. Сколько раз он менялся и эволюционировал, знают только историки литературы.
   Постепенно роман-странствие из жанра превратился в форму, которая объединила огромное разнообразие жанров от подросткового познавательного романа-путешествия "Дети капитана Гранта" Жюля Верна до киберпанковского "Гипериона" Дэна Симмонса.
   Во второй половине двадцатого века этой формой больше всего пользовались авторы героического и эпического фэнтези. Да и фантастика не осталась в стороне.
   Стандартным набором для собирания сюжета стало путешествие героя из пункта А в пункт Б. По пути герой "вляпывается" по воле автора во множество приключений, а в пункте Б его ждет главный злодей, которого надо убить, пока злодей не захватил весь мир.
   Выработался стереотип героя. Чаще всего это крепкий мужик с длинным мечом и одной прямой извилиной.
   Эпическое фэнтезитворение надолго стало главным потребителем формы романа-странствия, и традиции Жюля Верна оказались почти забыты.
   Хайнлайн их ненадолго возродил в подростковых романах типа "Тоннеля в небе". Но это было исключением из правил.
   Одним из самых лучших циклов, которые использовали классические образцы романа-странствия, стал цикл "Антеро" Коуля и Банча.
   Здесь открываемый героями мир не менее важен, чем цель, к которой они стремятся.
   Да, есть еще и Желязны и Эмбер, но для Роджера сама по себе эта форма ничего не значит.
   Но одного мира многим авторам мало, и был придуман телепорт, который одинаково успешно используют как авторы фантастики, так и авторы фэнтези. И герои начали скакать из мира в мир, как блохи.
   Главный недостаток этого приема - поспешность описаний, их поверхностность.
   Ну а достоинство - читатель не успевает заскучать, из-за частой смены картинки.
  
   Таков и роман Сташи "Кайорат".
   По форме это достаточно типичный подростковый роман-странствие, замешанный на приемах фэнтези, с толикой фантастики (голограммы, например), написанный от первого лица.
   И неважно, что главный герой немного похож на дракона - скорее драконы похожи на него (крылья, лапы, хвост и все в чешуе, да еще и огнем пыхают) - по образу мышления это довольно послушный добродушный подросток.
   Он молод и неопытен.
   Его первое самостоятельное решение едва не кончилось для него смертью, и больше на подростковый бунт его не тянет. Да и слишком быстро пришлось взрослеть. Не осталось времени на прощание с детством. Хотя ребячества в нем еще столько...
   "Я рыкнул и раздраженно хлопнул хвостом о стену. С нее посыпалась
   мелкая крошка из камней и пыли. Ого. Я почувствовал прилив гордости.
   Раньше так не получалось."
   Он здорово отличается от знаменитого Джима Хокинса, который доставил немало хлопот экипажу "Испаньолы", и не пытается проявлять излишнюю самостоятельность.
   Тут автору не удалось избежать еще одного недостатка "первого лица" - все остальные герои неизбежно отыгрывают свиту и теряют самостоятельность, вынужденные оттенять главного героя.
   Мне показался не очень равновесным сюжет. В некоторых местах он чересчур затянут. Лишними кажутся описания долгих путешествий по пустыням, например. Да и когда они идут в подводный город... Действие-то стоит на месте, пока они по туннелю шагают.
   Это изъян линейного сюжета "от первого лица". А ведь действие можно было бы оживить, если бы в романе была еще одна параллельная сюжетная линия. Несколько линий помогают оживить действие, дают более объемную картинку. Интрига лучше прописывается. Читатель получает возможность увидеть проблему с разных точек зрения.
   Впрочем, Сташи сумела неплохо прописать интригу. Она медленно снимает с тайны покров за покровом, будто это снимаются капустные листья с кочана.
   Хороший ход - плохая, с точки зрения кураторов, наследственность Кайората.
   Общеизвестно, что народы, которые имеют общие корни, часто становятся антагонистами.
   Кураторов поразила страшная болезнь - закостенелость мышления.
   Врага определяют по внешнему виду, а не по действиям. Так хороший, добрый мальчуган Кайорат (если это слово здесь приемлемо) обречен превратиться в изгоя. Как и многие до него.
   Фактически это приговор существующей системе. Слишком взрывоопасная смесь получается из неудовлетворенных амбиций, обиды на окружающих, незаурядных магических способностей.
   Да, сейчас заговор не удался, но процесс запущен. Недовольные неизбежно начнут объединяться. Разрушение закостеневшей системы лишь вопрос времени. Автор дает радуге шанс на изменение, но успеет ли она обновиться настолько, чтобы противостоять новым опасностям? Люди уже знают дорогу в радугу, а это значит, что кураторам надо ждать и других гостей. И, кто знает, может они окажутся гораздо сильнее и, что главнее, умнее, чем Казимир, который пер быком и страстно желал уничтожить радугу.
   Разнообразие видов разумных существ в романе напоминает "Звездные войны". Приходится автору ограничиваться краткими описаниями. Мне лично понравились два персонажа - кошка Матильда и странное существо по имени Бу-чо. Что-то симпатичное в перепедле было. Остальные же персонажи слишком человечны, пусть и наделены экзотической внешностью.
   Меня вот что заинтересовало...
   Каждый народ в романе имеет свое самоназвание: анушки, икуб, волкодлаки, драконы...
   Но почему кураторы? Не, понятно, так их могут называть народы, которых они опекают, но у меня вызывает глубокое сомнение, что они и сами себя так называют... Этакое хорошо замаскированное высокомерие получается тогда, а для них это свойство, кажется не совсем свойственно...
   Роман меняется вместе с главным героем. Взрослеет Кайорат, и задачи, которые подбрасывает ему автор, становятся все более и более серьезнее. Так же взрослеет и роман, который из авантюрно-ироничного превращается в мелодраматический, и Кайорат доказывает, что он давно не тот бунтующий подросток, который сбежал из-под родительского крыла и едва не лишился головы, когда наивно сунулся туда, где его не ждали.
   Что же еще сказать?
   Мне понравилась сцена битвы у столпа. И не, сколько красочным живописанием бурлящих потоков магических энергий, которыми обменивались противники, а скупое описание смерти Казимира. Человек, даже очень могущественный, слаб и хрупок без костылей - неважно каких - магических или технологических... И стоит их лишиться...
   По концовке заметно, что автор отнюдь не революционер... Ему претят быстрые изменения. Но тут, пожалуй, не может быть быстрого и достаточно точного решения. Радуга начала меняться! Но, чтобы закрепить это изменение, кураторам потребуется понять, что не всегда надо встречать по одежке...
   Но это совсем другая история...
  
  
  
  Детектив в античном стиле.
  
  
  Рецензия на роман Котенко А. А.
  
   "Детектив в античном стиле"
  
  'Отдел странных явлений: Обмануть Богов'
  
  'Как капли дождя сливаются в реки, так излучения душ способны творить Существо. Оно неуязвимо, бессмертно, но истощается угасанием веры в него, чахнет из-за вырождения ритуала, как плодовое дерево без ухода'
  
  Валентин Иванов 'Русь изначальная'
  
  
  Новое дело! Постепенно формируется жанр античного фэнтези, где героями становятся античные боги и герои.
  Для меня одним из первых романов стала дилогия 'Атланты: Воин' Коуля, в котором были даны интересные очерки по истории древних религий и описаны интересные портреты древнегреческих богов с их абсолютно приземленными человеческими характерами.
  А потом я прочитал 'Герой должен быть один' Олди... И лучшего произведения в жанре античной фэнтези я еще не читал. Впрочем, этот жанр сильного распространения не получил.
  Роману Котенко А. А. до уровня Олди пока далеко. Но у 'Обмануть богов' есть шанс подняться до уровня Олди. Только надо работать.
  Для этого в романе есть продуманная детективная линия. Крепкий сюжет с напряженной интригой. Несколько интересных героев, которых хорошо бы сделать более человечными. Так что шанс есть.
  Но многое мешает этому подъему...
  
  Начало романа написано в одной интонации. Восприятие десятилетней девочки и ее отца передаются одинаково. В одном и том же ритме.
  Потом дело чуть улучшается. Но десятилетняя девочка продолжает рассуждать с интонациями взрослого человека.
  Ее же отец выглядит каким-то замороженным. И сам метод, каким его делают начальником отдела странных явлений, вызывает недоумение.
  Сюжет слишком затянут.
  Больше всего не хватает сюжету композиционной сбалансированности. Непонятно как распределяется время в романе. Например, сцене соблазнения папы уделено гораздо больше времени, чем переживаниям дочери. В результате кусок про отца выглядит очень затянутым и становится слегка занудным и это сводит на нет эффект неожиданности от рассказа Марго.
  Очень многословные описания сцен 'боев'. Действие в результате вязнет в обилии слов. Роман построен на использовании очень старой идеи. Автор пользуется ею очень лихо. Но так как в романе она тщательно обоснована и объяснена, это стало достоинством произведения.
  Система мира продумана кусками.
  Размытая точка зрения. Фокал может прыгать от одного персонажа к другому в пределах одного абзаца.
  Эмоции переданы... через подушку. Как будто автор постоянно сдерживает эмоции героев.
  Хуже всего то, что я читаю и не верю.
  Дионисий - владелец казино, который не гнушается примитивным обманом игроков.
  Зевс-Громовержец, косящий под генерала.
  Кентавры, которые обстреливают стрелами электричку... Эта сцена меня покоробила своей второсортностью. В хороших вестернах это выглядит интереснее.
  И вот тут сказывается композиционная неустойчивость.
  Автор до конца не определился, в каком жанре написан роман.
  В основе вроде бы детский детектив. Все же главные герои - дети. Но это было бы верно, если бы автор сосредоточил внимание вокруг детей.
  Для ироничного детектива не хватает юмора. Комедийные сцены выглядят скучными перепевками из старых фильмов.
  Для серьезного детектива в жанре фэнтези слишком легковесные, непроработанные герои.
  Роман как бы завис между жанрами, заимствуя из каждого из них по кусочку. В результате вместо слитного хора получилась пьяная разноголосица.
  Очень жаль.
  Есть любопытные идеи, например, способ передачи магических способностей. Но только нельзя называть девочку медиумом, ведь его роль обычно сводятся к приему чужих мыслей.
  Почему-то постоянно упоминаются какие-то высшие суккубы. Где при этом потерялись инкубы, я не знаю. Но знаю точно, что и суккубы, и инкубы принадлежат к христианской демонологии, где существовали обеты безбрачия, воздержания и умерщвления плоти.
  Грубо говоря, таким образом объясняли поллюции у подростков (и монахов) - как соблазнение демонами.
  В Древнем же Риме суккубы и инкубы - это рабы для сексуальных утех.
  
  Самый главный вывод можно сделать такой - роман писался долго и по-настоящему не правился. Это очень хорошо видно, если сравнить довольно невнятное начало и неплохой, неоднозначный конец романа. Автору можно порекомендовать 'причесать' текст. Переделать начало и середину романа, довести общее качество романа до уровня последней части.
  Второй рекомендацией будет пожелание выжать из романа побольше воды, чтобы действие стало более динамичным.
  И определиться с жанром романа. Это определит композицию и ритм текста.
  Я уже не ждал ничего хорошего от произведения, но дело исправило окончание. Приключения на даче Аида описаны интересно и занимательно.
  Хорошо и то, что на большинство вопросов автор отвечает. Например, мне очень любопытным показался способ подпитки божественных существ. Кормить богов через учебники и иллюстрированные исторические книжки для детей! Те же 'Мифы Древней Греции' - обязательное чтиво для школы, и какие-никакие эмоции боги получают. Для египетских годятся экскурсанты в Британском музее, где собрано много исторических диковинок с берегов Кемта, да и прогулки туристов по пирамидам подкидывают немало хавки. Хуже всем из древних богов приходится шумерским - им приходиться довольствоваться школьниками и немногочисленными историками.
  Жаль, конечно, что осталось неразгаданным имя призрака. Но, кому захочется, его узнают, намеков достаточно. А логически тайна его имени прекрасно обоснована.
  Такое вот неровное произведение...
  Требуется некоторое усилие, чтобы пробиться через начало романа. И не бросить чтение на полпути. Поэтому я рекомендую набраться терпения и одолеть 'вязкость' первых страниц, чтобы потом получать удовольствие от второй половины романа.
  Зато терпение воспитаете...
  
  
  Покорные рабы предопределения
  Рецензия на роман Владимира Яценко 'Пленники зимы'
  Случайны ли поступки человека, или судьба его предопределена свыше и, сколько не рыпайся, Фатум останется сильнее тебя, и случится то, что должно случиться?
  Это один из самых сложных вопросов, который задает себе любой более-менее думающий человек. Если я не ошибаюсь, то в христианстве самые большие приверженцы предопределенности жили сначала в Византии (оттуда и Фатум), а потом это учение перекочевало 'в Европы' и стало основой проповедей протестантов. Католичество и православие заражены предопределенностью гораздо меньше, и в этих учениях у человека оставалась толика свободы воли и право выбора. Недаром у Толкиена существует скрытое противостояние между эльфами, судьба которых предопределена свыше, и людьми, которые получили свободу и право выбирать.
  Но прошло время, и простое противостояние предопределения и свободы перестало удовлетворять философов. И Петр Успенский, когда формулировал свою модель Вселенной, объединил противоположности. По его учению, время статично, все события уже произошли и линия времени как в 'Конце Вечности' протянута из бесконечного прошлого в бесконечное будущее. А человек рождается, живет, умирает и возрождается в строго определенном отрезке времени. Такая вот реинкарнация... Но Успенский оставляет человеку шанс вырваться из бесконечного 'Дня сурка'. Для этого человек должен стать безупречным, и тогда он может перейти на новый уровень жизни.
  А вот жизнь главного героя романа Владимира Яценко 'Пленники зимы' изначально предопределена свыше. Но, как он сам говорит:
  ' - Всё предопределено и от нас ничего не зависит?
   - Зависит. Гамлет исполняется на сцене уже пятьсот лет. Ты наперёд знаешь все события в пьесе и реплики героев, но интерес не пропадает. Почему?
   - Игра актёров...
   - Точно! Мы в любом случае исполним предначертанное. Но весь вопрос в том, КАК мы это сделаем.
   - Несправедливо: у одних интересные роли, у других - нет.
   - Нет скучных ролей, есть равнодушные исполнители.'
  Точно по Успенскому!
  Мировоззрение, которое демонстрирует в романе автор (я не знаю, насколько оно соответствует взглядам самого автора) идеально вписывается в современное расхожее представление о жизни человека, том самом цикле 'рождение-жизнь-смерть-возрождение'. А сейчас большинство 'образованных' людей исповедуют эклектичную смесь цитат из разных религий, начиная от шаманизма и заканчивая последними из 'мессий' типа Рона Хаббарда, Муна и множества других сект и секточек.
  Андрей Кураев назвал это когда-то 'Сатанизм для интеллигенции'.
  Главный герой романа по имени Максим исповедует вроде бы православие, но вспоминает свои прошлые жизни и читает Коран...
  Ни во что он на самом деле не верит!
  Как и большинство интеллигентов!
  Но у него хотя бы для этого основание есть. Максим помнит свои прошлые жизни, да еще и рассказывает их не хуже Воланда и Мастера, с полным эффектом присутствия. Максиму не позавидуешь, ведь он неизбежно становится похож на толкиеновских эльфов, для которых потеряна новизна жизни. Поэтому и стал он мизантропом. Да обрыдло ему все! Жизнь давно стала бессмысленной и серой. Он спасается, загружает себя работой, пусть она и кажется не совсем понятной для читателя в начале романа. Кому интересно читать страницу за страницей о чересчур образованном водителе молоковоза! Тем более, что потом выясняется - получил он дар от ведьмы (неразменной зелененькой двадцатки) и мог бы жить, не заботясь о хлебе насущном. Но не будь этой работы, Максима добила бы мизантропия. Что ему такая жизнь? Бессмысленная, серая, без цели, без любви, перегруженная видениями прошлого. И только в последней трети романа выясняется, что беспросветность и серость лишь внешние признаки ожидания героем событий, участие в которых предопределено для него.
  Может быть, нечто подобное могла ощущать одушевленная отвертка или одухотворенный гаечный ключ.
  И какой радостью наполняется душа Максима, когда его жизнь обретает настоящий смысл!
  Редко встретишь на 'СИ' роман, написанный на таком хорошем литературном уровне. Постепенно, от страницы к странице, неторопливое повествование ускоряется. И проблемы от способа заработать денежку усложняются до уровня спасения человечества. От проблем выживания - к решению мировых проблем.
  Тщательно выстроенный сюжет позволяет автору делать внешне совершенно непредсказуемые переходы. Можно сомневаться в правдоподобии некоторых действий и обстоятельств, но это останется на уровне мелочных придирок.
  Этот роман написан для думающего читателя. Приходится напрягать мозги, чтобы понять мысли автора. Но при этом 'Пленники зимы' не выглядят беллетризированым трактатом.
  Есть и 'ходилка-стрелялка' (по выражению автора), и размышления о мире и месте человека в нем. И они хорошо сбалансированы между собой, так что и действие не тормозится, и подумать есть над чем. Вставки-видения мне кажутся не совсем обоснованными, но пусть это остается на совести автора. Каждая вставка сама по себе - хорошая новелла о жизни и любви.
  В 'Пленниках зимы' для автора важнее всего предопределенность. Но ведь его герой - инструмент в руках высшего существа, а это все же лишает Максима свободы выбора, и автор постепенно подводит героя к решению той задачи, ради которой и написан роман. Так что предопределенность в данном случае очень логична.
  А высшее существо решает глобальную задачу. Что делать с человечеством, если припрет?
  Я не знаю, есть ли полости под ледовым щитом Антарктиды. Но идея впечатляет. Куда там Обручеву с его Плутонией, которая не больше чем заповедник для древних животных.
  Но спасать человечество подо льдом - ошибочный путь. И ничего, кроме тупика, деградации и окончательного исчезновения человечества, не сулит. Ну, спрячутся в грандиозных природных укрытиях несколько миллионов 'лучших' представителей человечества. Еще бы понять - по каким критериям их отбирать? Вот еще вопрос... И над его решением схлестнулись герои.
  Ладно, отобрали. Спрятали. Произошла глобальная катастрофа, которая стерла с поверхности Земли род человеческий и... что дальше?
  Сколько романов написано на эту тему!
  А результат один - через тоталитарную систему, без которой очень сложно выжить в экстремальных условиях (мало найдется в мире людей подобных героям 'Туннеля в небе' Хайнлайна, способных в таких условиях думать о демократии). А через тоталитаризм - неизбежное скатывание в первобытнообщинный строй и... конец фильма! Но наивная Калима все равно считает, это даст людям шанс... Только вот выбраться из-под толщи льда без современных технологий невозможно. А таяние антарктических льдов окончательно сотрет все следы пребывания там человека.
  Но тут на выручку героям приходит автор!
  Он, используя расхожие идеи о нерукотворных пирамидах, превращает их в пересадочные станции для расселения людей по Галактике. Мало того, каждому человеку давно уже выдан билет к месту назначения, только люди об этом еще не знают.
  И тут автор озвучивает очередную популярную гипотезу о том, что человек лишь переходная ступень от животного к чему-то иному, высшему. Так что билет выдан в один конец.
  Богат роман идеями, ох богат!
  Тут я позволю себе вспомнить одного из героев дилогии В. Михайлова 'Капитан Ульдемир' - Фермера, который 'выращивает' новые цивилизации. Вот и существо из-под щита Антарктиды, которое существует на уровне ноосферы, напоминает того Фермера.
  Племя человеческое выращено и готово к рассеиванию по иным мирам, чтобы появилась новая галактическая цивилизация.
  Но как 'убедить' шесть миллиардов 'уйти' с планеты? Устроить глобальную катастрофу, чтобы вынудить людей спасаться. Круг замыкается. Ведь той же Калиме антарктические полости были нужны для спасения в глобальной катастрофе. Но глобальная катастрофа просто так не случится... Как и у Азимова...
  Далеко не новая идея, но в контексте этого романа она выглядит очень логично.
  Роман сложный, очень многоплановый. Конечно, я многое упустил, а что-то просто не вписалось по смыслу...
  Но могу точно сказать - на СИ появился новый хороший писатель, способный творить на высоком уровне. Я рекомендую всем прочитать этот роман, да и сам нет-нет, да буду заглядывать на его страничку.
  Удачи, Владимир!!!
  
  
  Неумение писать не прощается
  
  Рецензия на роман "Айрэла Лус Горечь таволги, запах мёда"
  
  
  В одной из лекций Олдей на тему умения писать я как-то прочитал любопытное замечание о завязке.
  Завязка - это первое событие, где закладывается зерно основного конфликта текста. Ну, скажем, хотим мы показать в книге, что самые заклятые враги, попав в общую переделку, способны начать сотрудничество друг с другом и могут найти общий язык. Желаем, понимаете, писать о гуманизме и человечности. О том, что люди в силах договориться, какие бы их ни разделяли барьеры: расовые, языковые, ментальные, сословные... Хорошо, не люди, а эльфы, орки, инопланетяне, барабашки, вампиры - но могут.
  В любых комбинациях.
  Замечательно. Начинаем сочинять сюжет. Скажем, герой что-то украл, попал в тюрьму, в тюрьме с кем-то подрался, начали его расстреливать, вешать или рубить голову, не отрубили, куда-то повели - он еще побегал-побегал по крышам и подворотням, потом познакомился с будущим врагом, с которым пойдет куда-нибудь в квест, где мы и станем развивать основной конфликт и идею...
  Вроде бы, все понятно.
  Но все, предшествующее первой встрече героев, сколько бы они ни бегали по крышам и не рубились на трехручных мечах, - это ЭКСПОЗИЦИЯ!
  Завязки еще не произошло! Зерно основного конфликта книги не было брошено в борозду! А герой уже полкниги бегает. А завязка не происходит. А он бегает и стреляет. А фэны аплодируют: 'Какой сюжет!'.
  И что же?
  Все ли следуют правилу - завязка есть такое изменение в жизни героя, после которого он по старому жить уже просто не сможет?
  Автор романа 'Горечь таволги, запах мёда', кажется, об этом не знает.
  У него весь роман как огромная завязка.
  Назвать 'это' законченным произведением рука не поднимется.
  Жаль, что он прошел мимо меня при преноминации. Я бы постарался не пропустить незаконченное начало огромадной опупеи на конкурс.
  Ведь на самостоятельный роман 'это' не тянет. Есть две повести, соединенные одним миром и второстепенной героиней.
  Начинается сие творение как стандартный гламурно-фэнтезийный боевик о неудачной попытке свергнуть некую королеву.
  Кусок истории полон ляпов. Самый бесподобный из них - кольчуга, подбитая птичьим пухом - чудное произведение гламурных оружейников. Вероятно, автор спутал меховой жилет с кольчугой.
  Потом эта история неожиданно обрывается...
  И начинается новая история, причем композиционно это никак не оформлено - просто начинается новая глава. И не сразу понимаешь, что первая часть романа давно закончилась. И уже давно 'показывают' совершенно другую сюжетную линию о жизни несчастного высокомерного бастарда - любителя эльфов, который чувствует себя совершенно лишним среди крестьянского 'быдла'.
  И вот тянется-тянется рассказ о приключениях плода любви крестьянки и заезжего дворянина. Постепенно перестаешь понимать, зачем в начале была история о королеве, как вдруг 'здрасьте!' - всплывает наша королева из небытия, немного размышляет о недостатке героев, желающих защищать ее трон. и снова исчезает, уступая место бастарду. Зачем? На кой черт появилась на сцене королева, которая никак не была связана с предыдущим текстом? Это осталось тайной автора.
  После прочтения этого 'текста' (произведением я его назвать не могу) остается стойкое предположение, что его писали два автора.
  Уж больно чувствуется разница между гламурненькой историей о королеве и душещипательной повестью о бастарде, который так влюблен в эльфов, что это начинает раздражать. Слишком похожа встреча героя и эльфа на общение дикаря с плотно упакованным американским туристом, где-то в джунглях Амазонии. И туземец восторженно ахает при виде зажигалки, при помощи которой турист разжигает костер. А открытая банка тушенки доводит аборигена до экстаза.
  А цивилизованный эльф снисходительно поучает дикаря, который только что от лопаты...
  Но все-таки история бастарда выглядит гораздо лучше истории королевы.
  Но автор влюблен в эльфов не менее героя (на это намекает и псевдоним автора), поэтому тщательно и с любовью разрабатывает разнообразие эльфийских народов. И казалось бы, ее эльфы совершенно самостоятельны, у них даже уши не заостренные, а обычные, закругленные. Хорошая идея с Беззвездными эльфами, которыми становятся обычные дивные, если поддаются искушению 'темной стороны Силы'.
  Но окончательно выйти из раболепного поклонения Толкиену, как это смог Сапковский, не получилось, и герои щеголяют в мифриловых кольчугах. Дались они любителям эльфов!
  Хотя...
  'Ого! Вот здесь в углу валяется прекрасная кольчуга, гибкая, тонкая и отличнейшего закала'
  И в продолжение...
  Но Шико даже не потрудился отразить его. Он принял удар с открытой грудью; благодаря кольчуге Горанфло шпага врага сломалась, как стеклянная.
  - На нем кольчуга! - воскликнул один из солдат.
  Александр Дюма 'Сорок пять'.
  Но для любителей эльфов стальная кольчуга это слишком неромантично...
  Да, история бастарда лучше истории королевы, но только с точки зрения лучшего использования языка.
  А так...
  Хрестоматийная история о носителе некоего талисмана, с которым пришлось путешествовать нашему бастарду. Носителю талисмана без разницы, куда идти, лишь бы продержаться пять недель. А темные силы пользуются моментом и хотят отобрать игрушку, не брезгая даже взятием заложников.
  Но выглядит это лишь как острая приправа к путешествию поклонника эльфов в страну его мечты. Ну, добрели они до эльфийской страны и... а кино-то уже кончилось!
  Да, автор - большой любитель эльфов. Но, увы, до Толкиена Айрэле Лус очень и очень далеко.
  И дело даже не в умении писать, не в ремесле, а в духе, в передаче эмоций.
  Эпическую стилистику подменила стилистика средненького женского романа. Это очень хорошо видно на примере Никаса, который вроде есть, но выглядит он как бледная тень, а не полноценный персонаж.
  Подводя печальный итог можно сказать только следующее...
  На суд конкурсантов и жюри представлен сырой, непроработанный стилистически и композиционно текст - завязка огромного, довольно занудного женского фэнтезийного романа. А его автор и сам не знает, к какому итогу приведет он своих героев.
  Финита!
  
   Всепроникающий и всеподчиняющий женский роман
  
  Рецензия на роман Корешковой Евгении Витальевны "'Надежда Тальконы'"
  
  Женский роман - явление всеобъемлющее.
  Начав с мелодрамы, женщины очень скоро завоевали все 'легкие' жанры, от традиционных детективов до фэнтези.
  Фэнтези быстро стало женским заповедником, где писательницы чувствуют себя очень вольготно. Но поклонницами жанра фэнтези являются молодые девушки или те, кто не вышел из подросткового возраста. По большей части это закомплексованные особы, которые через своих героинь компенсируют неудовлетворенность в реальной жизни. Но компенсация - компенсацией, а героини этих дамочек чаще всего совершенно оторваны от жизни. Их не интересуют приземленные проблемы. После чтения большого количества таких романов начинаешь смотреть на женщин, которые работают в жанрах фантастики и фэнтези, довольно настороженно. Открывая очередную книгу, ждешь очередную Мэри Сью, в которой авторесса собирает все то, чего ей не хватает в жизни. Зрелище удручающее.
  Фантастику женский роман завоевал походя, пока шло освоение фэнтези. Традиционно женских романов в фантастике гораздо меньше. Тут, наверно, играет роль некий пиетет перед фантастикой как более сложным жанром. Ведь она выставляет больше ограничений, чем фэнтези.
  Но это не означает, что женщины забывают про фантастику.
  Роман Корешковой Е. В. 'Надежда Тальконы' - пример классического женского фантастического романа.
  Аналогом 'Надежды Тальконы' можно назвать произведения той же Устиновой.
  Та же жизнь в 'высоких сферах' и та же приземленность проблем, когда заболевший ребенок или нелады с мужем автора романа интересуют гораздо больше, чем мировые проблемы. Нет, она может задуматься о них, но только мимоходом, пока у ребенка животик не заболел.
  Но до Устиновой 'Надежда Тальконы' все же не дотягивает из-за отсутствия ударной концовки. А ведь шансы были...
  Про героев 'Надежды Тальконы' можно сказать одно - 'страшно далеки они от народа'. И не пытаются изменить устоявшийся порядок вещей.
  Начало романа вышло довольно торопливым. По крайней мере, автор быстро представляет нам героиню и бросает ее в водоворот событий.
  Сначала она теряет родителей, затем влюбляется. Невеста с женихом быстренько пробегают период влюбленности и женятся. Потом, как по заказу, гибнет вся императорская фамилия, и муж Надежды становится Императором Тальконы.
  Это очень удобно автору - ему не приходиться распылять внимание, но плохо для читателя. Ведь пространство для интриги резко суживается.
  Период становления нового Императора тоже прошел довольно безболезненно. Ну, не считая недолгого превращения Надежды в биоробота.
  Любопытная, кстати, идея.
  Но вот дальше...
  Действие надолго замирает.
  Нет, жизнь продолжается. У Надежды даже сын появляется, но долгое описание проблем роженицы внутри ничего не содержит. Рождение ребенка зависает как событие, то есть не имеет продолжения.
  В романе одно событие обязательно цепляется за другое и появившаяся сюжетная линия постепенно развивается. Так образуется та самая Великая Цепь Событий...
  Да, стала Надежда мамой и ... все...
  Линия сына зависла. А ведь беременности и родам уделено немало романного времени.
  Автор, тем временем, переключается на линию Небесного Воина, где читателю позволяется сначала поплакать над судьбой Надежды, а потом испытать гордость за ее самопожертвование. Линия Небесного Воина оказалась более 'сцепленной' и каждое из происходящих событий получает какое-то развитие.
  Роман, конечно, заканчивается хэппи-эндом. Но финал остался открытым и намекает на дальнейшее продолжение.
  Если говорить о динамике и осторосюжетности, то роман получился вялым, затянутым. Это вышло из-за замкнутости сюжета на личных проблемах, отсутствия сверхидеии. Нет конфликта, который бы существовал в течение всего романа, и его решения в развязке. В результате роман делится на несколько слабосвязанных частей, которые сюжетом реально не соединены. Та же беременность и рождение сына легко вырезаются из текста, роман склеивается и становится более динамичным. А о беременности и сыне достаточно упоминания в пару абзацев.
  Герои романа невыразительны. Рекорд по безликости поставил Его Величество Император Тальконы. Его роль сводится к отыгрышу обязанностей мужа и Императора по совместительству.
  И, если как муж он хоть как-то себя проявляет, то обязанности Императора, по мнению автора, видимо, состоят лишь в том, чтобы хмурить брови, командовать и принимать почести. Как руководитель большой державы в романе он себя никак не проявляет. Незаметно, чтобы он реально что-то решал. Эта часть жизни героя автора не заинтересовала. И это один из недостатков, которые отдаляют 'Надежду Тальконы' от успеха Устиновой.
  Главная героиня показана более ярко, но автор позволяет героине идти легким путем. Для этого автор не гнушается использовать для Надежды элементы Мэрисьюшности. А чрезвычайная крутость героини вызывает зевоту у читателя. Ведь это позволяет предположить, что ничего 'такого' с героиней не произойдет... Не придется ей решать мировых проблем... что-то меняя в окружающем мире. В отношениях между людьми. Есть только неразвитый намек на это. И из нормального персонажа получаем куклу-марионетку, а все препятствия на ее жизненном пути превращаются в картонные декорации.
  Единственный более-менее человечный персонаж - это телохранитель Кадав, который оказался способен на самопожертвование. Но автор немного перестарался, постоянно повторяя один и тот же прием, когда телохранитель сначала жертвует собой, потом его выгоняют за неисполнение 'ритуала', а Императрица Надежда за них заступается и возвращает на службу.
  Много внимания автор уделяет религии.
  Но, если культ Защитницы присутствует с самого появления Надежды на Тальконе, то культ Небесного Воина появляется в романе чуть ли не в последней трети романа и только в связи с проходом некоей кометы. Стоило бы пожалеть Надежду, которой пришлось стать жертвой, но этот момент выглядит слишком неправдоподобным. Я не говорю, что такого быть не могло. Но именно здесь и сейчас это выглядело, как желание автора оживить забуксовавший сюжет. Ведь к этому моменту действие в романе окончательно замерло. Нет, какие-то события могли и происходить, но к развитию сюжета они отношения не имеют. И в таком виде роман превращается в описание серенькой такой жизни...
  Поэтому и выглядит Небесный Воин таким искусственным. Дело могло бы исправить упоминание Небесного Воина и описания противостояния двух культов в первой половине романа, 'размазывание' конфликта по сюжету... Тогда бы жертва Надежды выглядела бы логичной и обоснованной, без ощущения подставы.
  Наиболее удачным моментом романа можно считать удивление жрецов Небесного Воина, когда они понимают. Что воплощением мужской силы стала девочка, которая смогла пройти Идентификацию.
  Да, недостатков в романе хватает. Но это, по большей части, 'родимые пятна' женского романа. Те изъяны этого вида литературы, которые присущи большинству женских романов.
  С точки зрения читателя роман читается легко, глаз за 'шероховатости' не цепляется. И только провал, замедление темпа в середине романа портит впечатление от неплохого произведения.
  Роман можно и нужно менять и улучшать. Он стоит затраченных усилий.
  
   Работа над ошибками
  Рецензия на роман Г. Долгой."'Эллиол'"
  
  Идея.
  Вольно или невольно, но автор переносит в текст кашу, которая царит в головах современной интеллигенции. Шаблонный набор из неких Высших Сил и противостоящих им Темных, мыслящей Земли, мудрых драконов, испорченного соблазнами и пороками человечества, которой недостойно жить на Земле, смешивание религий, которые в принципе несоединимы, и прочая, прочая, прочая...
  Много общих обтекаемых слов и никакой конкретики. Для чего, собственно составлялись буковки в слова? Что автор хотел сказать? Кроме рассказа о придуманной системы мироздания, основанной на популярных сейчас брошюрках, в которых нас учат жить?
  Берегите Землю - мать вашу! А то она и ответить сумеет? И драконы как антипод человечества...
  
  Текст.
  Сюжет романа выглядит как сценарий компьютерной квестовки.
  Герою выдают задание, он его выполняет, потом следующее, потом еще одно, и еще, и еще, и еще... Когда закончится эта цепочка, зависит лишь от фантазии и трудолюбия автора. А эффект такой возникает из-за отсутствия общего для романа конфликта. Например, читатель настраивается на противостояние Эллиол с Мракобесом. Тема, которую можно раскрыть и неплохо обыграть. В развернутом виде этот конфликт бы превратился в неплохой приключенческий назидательный роман.
  Но...
  Действие обрывается, не успев толком начаться. И читатель чувствует себя обманутым в лучших чувствах.
  Тоже самое с Бастардом. Есть только заявка на действие, но нет действия как такового. Только началось - и р-р-раз - и уже и кончилось...
  Единственная более-менее развернутое повествование есть только в части про драконов. И только она получила обоснованное логическое завершение. Но рассказ о планете драконов Алмаз или Йелмез (как все же правильно?) выпадает из романа. И служит только фоном для встречи изумрудного и черного драконов, чтобы Эллиол могла стать матерью, а роман получил новое продолжение. Ведь с Мракобесом и Бастардом было покончено, а роман оставался незавершенным...
  
  Против здравого смысла.
  Дракон, который проспал тысячу лет во льдах Антарктиды!
  Ну-ну! Что не сделаешь ради красявости.
  Начнем с того - как его туда закапывали? Рыли большой котлован? А потом заваливали битым льдом? Ведь телепорт внутрь массива льда неизбежно вызовет взрыв, ведь той массе льда, которую вытеснит тело большого дракона надо куда-то деваться. Мало того, толщина ледяного щита Антарктиды достигает пары-тройки километров. И если тысячу лет назад толщина льда и была тоньше, то за прошедшее время лед становился только толще. А представить, что даже у дракона хватит преодолеть пусть даже километровую толщину льда, я могу с трудом. Энергии не хватит. Да и про давление нельзя забывать. Над драконом будет слишком большая масса льда, которая его в конце концов раздавит.
  Но красявость важнее. Пещера, как обычное место спячки драконов, показалось автору слишком привычным местом для его дракона.
  
  Ошибка географическая.
  Вот цитата из романа:
  'В монастыре Святой Екатерины - этой отдаленной от всего
  христианского мира обители, расположенной около самой горы Синай, на
  южной оконечности Аравийского полуострова - почти никто не спал. Мятежность ночи порывами ветра вселяла тревогу в сердца монахинь'
  Гора Синай еще называют горой Моисея. Восхождение на нее превосходно описал Михаил Задорнов в спектакле 'Египетские ночи'.
  Во-о-от...
  Существует и монастырь Святой Екатерины, один из старейших христианских монастырей в мире, который был основан еще во времена императора Константина.
  А вот цитата из 'Википедии':
  'Страна Египет
  Полуостров Синай
   Координаты 28R33′20″ с. ш. 33R58′34″ в. д. / 28.555556R с. ш. 33.976111R в. д. (G) Конфессия православие
  Епархия Синайская православная церковь
  Тип Мужской
  Первое упоминание IV век'
  Скажите, что с этим делать?
  Мало того, что автор своей волей перемещает гору Синай и монастырь примерно в район Йемена, где никогда не было христианских святынь, так она еще и монахов заменяет на монахинь. Это было бы понятно, если бы этот роман писала двадцатилетняя наивная девочка, которая ничему не научили в школе, но, судя по фотографии в разделе, автор - тетенька взрослая и должна знать, где что находиться.
  Я бы еще понял, что она оговорилась, когда перепутала стороны света, но делать из мужского монастыря женский!!!
  И самое интересное, что никто этого даже не заметил! Я специально просмотрел коммы к роману. Никто об этом даже не заикнулся... И это наводит на некоторые размышления...
  
  Драконы.
  Спорить о ТТХ драконов, конечно, глупо. Каждый автор сам себе творец и волен придумывать любой внешний вид для своих существ.
  Захотелось Галине Долгой сделать драконов с двумя лапами и парой крыльев - да пожалуйста! И неважно, что все драконы, даже восточные изображаются с четырьмя лапами, пускай - ей захотелось именно так! И пусть так и будет, не стану с этим спорить!
  Но вот жизнь драконьего племени дело другое.
  Описание жизни драконов напомнило мне идеал для безмятежной жизни коровы. Ведь этому жвачному что надо? Теплая погода, неистребимая трава на лугу, ручей рядом с лугом, чтобы слепни не кусали и доили вовремя - вот рай для коровы.
  Примерно так и живут драконы на планете Йелмез или Алмаз.
  Если такая жизнь представляется автору идеальной и превращается в антипод человеческой цивилизации, то я лучше останусь человеком! И никогда не буду мечтать о том, чтобы превратиться в дракона!
  Я не хочу превращаться в говорящее животное!
  Чем заняты драконы на своей планете?
  Едят, летают, спариваются...
  Ах да! Они еще говорящие!!!
  А еще они добывают алмазы и прячут их в укромные места. Зачем алмазы драконам? Какую такую они ценность для них представляют? Для чего прячут? И готовы убить за свои сокровища! Ни на один вопрос автор в романе не отвечает.
  И вот эта растительная жизнь представляется нам как мудрость? Как идеал жизни? По-моему это больше напоминает медленную деградацию драконьего племени.
  
  Выводы.
  Я еще на преноминации был против пропуска этого романа в конкурс. Слишком много недостатков лежали на поверхности. Начиная со стилистики заканчивая грубой географической ошибкой. Я честно искал - за что бы похвалить это произведение. Ведь в каждом тексте есть что сказать 'во здравие', а что 'за упокой'. Вопрос лишь в пропорции. Но в 'Эллиоле' 'за упокой' настолько перевешивает, что 'во здравие' надо искать с лупой. Нужна очень серьезная работа над текстом, иначе выше двойки ему поставить невозможно.
  
   По Сеньке ли шапка?
  
  Рецензия на роман
   " Крестьяновой Е. Г. 'Тиара флибустьера'"
  
  После прочтения роман оставил двойственное впечатление.
  Очень 'газетная' фраза.
  Штамп.
  Но зато эти затасканные слова очень точно определяют, ну скажем так, послевкусие, которое осталось после прочтения 'Тиары флибустьера'.
  Сладкое и горькое одновременно. Я не знаю, возможно ли такое сочетание, но тем не менее...
  Сначала о сладком.
  'Тиара флибустьера' - неплохой женский роман. Текст хорошо вычищен, явно несколько раз правился и дорабатывался. Очень хороший ход с названием. Этакая игра смыслов получилась. А еще автор очень хорошо проработал историческую часть. Это видно и по тексту и по примечаниям. Но, признаюсь честно, меня Италия того времени мало интересует, поэтому я вынужден верить автору на слово. Явных огрехов я не увидел, а право спорить с автором по поводу достоверности исторических описаний могу отдать в хорошие руки. Я же хочу отметить, что под роман подведен твердый исторический фундамент. И это очень важное качественное преимущество для романа на историческую тему.
  Качественно подана тайна. И очень выверено, маленькими порциями, подается ее раскрытие.
  Так что можно уверенно сказать, что роман по многим качествам превосходит средний уровень 'СИ'. Уровень романа таков, что позволяет подходить к его анализу с профессиональной точки зрения, сравнивать его с лучшими образцами этого направления, а не с 'творчеством' какой-нибудь Маши Пупкиной.
  Когда читаешь 'Тиару флибустьера', руки не тянутся к клавиатуре, чтобы самому 'слегка' подредактировать текст.
  Но на этом сладкое кончается!
  Перейдем к горькому.
  Ни по жанру, ни по идее, ни по содержанию роман не подходит под критерии конкурса!
  Это не фантастика, не фэнтези, не мистика. 'Тиара флибустьера' вообще к этим жанрам не имеет никакого отношения.
  Вообще автор ошибся с определением жанра для романа. Да никаким местом это не мистика! Нет в 'Тиаре флибустьера' мистической сюжетообразующей линии.
  Что такое мистика?
  Встреча с непознаваемым. Удивление. Осознание того, что в вещном мире, где всему можно найти определение, есть элемент неопределенности, нестабильности, призрачности... В мистической литературе этот самый 'элемент' непознанного, тайны, которая окутывает его, и раскрытие этой тайны всегда становятся сюжетообразующей идеей.
  Историю с духом, который перешел жить в тело пантеры, которую автор преподносит как мистическую, к таковой никакого отношения не имеет. Легенду о проклятии рода Косса скорее можно определить как элемент фэнтези, и она не может стать основой сюжета. То, что пантера умерла, вылечив хозяйку, вообще к мистике отношения не имеет. Сколько есть достоверных зафиксированных историй о спасении домашними любимцами своих хозяев от смертельных болезней!
  Как и тайна перстней. Они появляются в романе слишком редко и на основной сюжет почти не влияют. Автор их историю даже до конца не довел, а только расшифровал смысл их появления в романе. Ведь история перстней только рассказана, но их владельцы в романе так и не собрались вместе. И предсказание не сбылось... Тогда какой в нем был смысл? Добавить таинственности? И где здесь мистика?
  Вывод - по жанру роман под ограничения, поставленные правилами конкурса, не проходит.
  Не соответствует 'Тиара флибустьера' и теме конкурса.
  Ну, какая может быть 'Великая цепь событий' в истории содержанки клана Косса?
  Или пленницы, как ее предпочитает называть автор. Хотя какая пленница может разрешить себе те вольности, которые позволены Виктории?
  Вот что пишет автор в 'Раскрытии темы': 'можно проследить длинную, запутанную цепь невероятных событий'. Э-э-э, а где она, эта цепь?
  Ведь это всего лишь история пленницы-содержанки.
  В иерархии клана она никто и стоит лишь чуть повыше слуг и рабов. Только каприз Балтазара позволяет ей вести беспечный и бездельный образ жизни. И все ее благополучие зависит только от благожелательности лидеров клана. Быть содержанкой в богатом доме для тех времен не было позорным, но ведь она даже не пытается подняться выше предложенной ей ступени. Живет жизнью беспечной бабочки, которой происходящие во внешнем мире события даже краем не касаются. А ее решение купить дом и жить 'самостоятельно' - иллюзия независимости. Когда она, выброшенная злой волей Гаспара на берег Корсики, лишилась поддержки клана, то мгновенно превратилась в одинокую беззащитную женщину, которую автор мгновенно выдал замуж, иначе ее ждала довольно печальная участь. Особенно во времена анархии, которая тогда царила в Средиземноморье того времени.
  Вывод!
  Эта история девочки, девушки, молодой женщины, которая живет как мотылек. Внешние события на ее жизнь не влияют и она на них не влияет. Нет у героини и богатой внутренней жизни, нет мечты или идеи, ради которой она предпринимает хоть какие-то усилия. Ее беременность и бегство от Балтазара не поступок - это лишь прием, которым автор меняет место действия. Ведь жизнь в доме Косса к тому времени себя целиком исчерпала и стала бессмысленной и скучной неизбежной повторяемостью событий.
  О какой же 'Великой цепи событий' можно говорить в бесцветной истории одинокого мотылька, который ни на что не способен?
  Не стоит думать, что то, о чем я говорил выше, это именно недостатки романа!
  Никоим образом!
  Это лишь определение того - почему роман не соответствует правилам конкурса.
  А сам роман стоит отдельного разговора.
  Любовный или женский роман только кажется простым жанром, но попробуй достигнуть той простоты и занимательности, чтобы от книжки невозможно было оторваться!
  Простота обманчива, хотя и привлекает множество желающих написать что-то этакое!
  Женский роман условно можно разделить на два поджанра.
  1. Внешний.
  Насыщен событиями, интригами, действиями. Героине некогда напрягать мозги, думать, мучится решениями нравственных задач. Она любит, ненавидит, пленяет и пленяется, попадает в тюрьму или рабство, чтобы с блеском бежать из узилища или самой стать хозяйкой чувств своего хозяина. К концу такого романа героиня добивается задуманного. Удачно выходит замуж, иногда переходя на более высокую социальную ступеньку. Но внутри героиня не изменяется, остается прежней, какой она была в начале романа. Самым ярким примером 'внешнего' романа можно назвать 'Анжелику'.
  2. Роман 'внутренний'.
  В отличии от 'внешнего' романа, где автор может пренебречь сюжетом, заменив его набором событий, внутренний роман всегда имеет 'жесткий' каркас сюжета. Героиня такого романа чаще всего незаурядная 'серая мышка', у которой, вроде бы нет перспектив на значительные изменения в жизни. Внешних событий немного, на зато автор уделяет много внимания внутренней жизни героини. Местом действия 'внутреннего' романа автор обычно выбирает уединенную усадьбу, глухую деревню, квартиру в многоэтажном доме, где соседи для героини абсолютно чужие люди. То есть, в начале романа героиня почти всегда одиночка. Тут, конечно, возможны варианты, но внутреннее одиночество героини присутствует почти всегда. Она тоже добивается своего - выходит замуж за любимого. Достижение этой цели сопровождается ее внутренним ростом. Героиня взрослеет. Ее любовь не спонтанное чувство, не всепожирающий огонь, как во 'внешнем' романе, хотя и страстям она не чужда, но все же ее любовь - итог анализа своих чувств к избраннику. Ее любовь более зрелая что ли...
  'Джен Эйр' и 'Королек - птичка певчая', наверно, одни из самых известных 'внутренних' романов.
  Есть и исключения из этой классификации. Это 'Унесенные ветром'. Маргарет Митчелл гармонично соединила внутреннее и внешнее. Рост личности Скарлетт О'Хара на фоне гражданской войны в Америке. Она не принимает участия в этих событиях, но зато война лишила ее привычного образа жизни и заставила меняться.
  Присутствует в классификации и третий поджанр - самый большой, к сожалению. Эти романа можно назвать никакими. В них нет бешеной энергии 'внешних' романов, а их героини имеют лишь бледное подобие характеров.
  Вот такой роман и написала Крестьянова Е. Г.
  'Тиара флибустьера' бедна событиями.
  Десятилетняя жена становится вдовой и попадает в дом Косса.
  Героиня решает жить самостоятельно и заводит свой дом, с благословения руководителей клана.
  Когда пребывание в клане исчерпывает себя, героиня срочно беременеет и бежит от Балтазара на юг Франции, но попадает на Корсику, где находит себе мужа. Любви к супругу не испытывает - это брак по расчету.
  В муках рожает ребенка.
  Перед ней раскрывается тайна перстня.
  Балтазар ведет рассеянную жизнь пирата и студента. Ввязывается в конфликт с инквизицией, окончательно становиться пиратом. Когда узнает, что беременная его ребенком Виктория бежала и даже успела выйти замуж, страшно злится и вымещает злобу на жертвах. Теряет в страшном шторме все корабли и прибивается в свиту к папе. Тем и оканчивается в романе его история восхождения к папскому престолу.
  Во-о-от. Объем романа по счетчику 'СИ' 789 килобайт. А его сюжет укладывается в пару абзацев.
  Не менее бедна и внутренняя жизнь героини.
  Виктория ведет рассеянную жизнь содержанки. Грубо говоря - нахлебницы. Это не упрек, а точное определение ее социального статуса. Игрушка пирата, не более того. Но дальше этого автор не пошел. Никаких морально-этических проблем героиня не решает. Никаких дел, кроме прогулок по красивым местам острова в сопровождении Балтазара и без, у нее нет. Социального конфликта, в решении которого она могла бы принять участие, тоже нет. Нет даже мучительного выбора - как жить? Она даже не попыталась выйти замуж за Балтазара, хотя это могло стать великолепным куском романа. За весь роман она предприняла всего три самостоятельных решения - купила себе дом, бежала от Балтазара и вышла замуж за Рона. Все остальное - прогулки, разговоры, история с проклятьем рода Косса и перстнями - лишь антураж для оживляжа. Есть он или нет - роман от этого хуже или лучше не становится.
  Не меньше претензий вызывают и герои.
  Виктория по характеру, образу мыслей и своим действиям - наша современница, только переодетая по старинной моде. Насколько же надо быть ленивой, чтобы не изменить свой статус в доме Косса! А ее бегство, когда она обнаружила, что беременна! Да не могу я поверить в то, что женщина конца 14 века, которая забеременела от любимого мужчины, бежит из дома фактически в никуда! Да она найдет массу способов, чтобы женить на себе отца ребенка! Ведь тогда из бездельницы-содержанки она превращается в жену, хоть и младшего, но все же влиятельного лидера могущественного пиратского клана, и это навсегда изменяет ее социальный статус. А его постоянное волочение за чужими юбками будет компенсировано осознанием того, что все остальные женщины для мужа лишь мимолетные увлечения, после которых он возвращается в семью, к жене, от которой требуется быть настоящей хозяйкой дома, куда можно вернуться, чтобы отдохнуть после приключений.
  Да и Балтазар уж очень благороден для пирата! Как бы ни пыталась автор облагородить облик будущего папы, но он остается преступником и работорговцем. Даже в глазах его современников это было бесчестное, пусть и доходное занятие, а уж что говорить о современности! Его поступок в доме Рона, когда он обнаружил там Викторию, отдает фальшивым сладким сиропом. Да какой из пиратов, который обнаружил в чужом доме любимую женщину, которая сумела от него забеременеть, уйдет как побитая собака, узнав, что та вышла замуж. Да он, не сходя с места, вдовой ее сделает! А потом и сам на ней женится! И не будет изображать из себя мрачного героя, который топит горе, грабя всех, кого сможет.
  Третий персонаж, которому я не верю - это египтянин Хафра. Очен-н-н-н-но расхожий тип целителя, наследника древних знаний... Где-то автор тщательно штудирует историческую литературу, а где-то довольствуется газетными спекуляциями на тему древних знаний. Община древнеегипетских жрецов, который целую тыщу лет хранят свои знания! Ну не верю я в такие сказки! За тысячу лет маленькая замкнутая община просто вымрет. А хранящиеся ею знания утратят для хранителей всякий смысл, превратившись в набор бессмысленных ритуалов. Впрочем для этого ей надо уцелеть в той буре событий, которая трепала Египет во времена Рима, первых христиан, агрессии Юстиниана и пришествия мусульман... А это очень сомнительно.
  Остальные герои романа - не более чем тени на фоне красивых декораций. О них нечего сказать, кроме упоминания их имен, описания внешности и одежды.
  Вывод из вышеизложенного напрашивается сам собой - над романом надо продолжать работать.
  Во-первых, он не закончен. Оборвать действие на раскрытии тайны перстней, не означает закончить произведение. Нет итога всему происшедшему в романе. Нет эпилога, где заканчиваются все сюжетные линии. Ведь, если я не знаю истории пап и антипап, то каким образом я узнаю, какой путь пришлось пройти Балтазару от пирата до папы? Ведь автор предпочла воткнуть Балтазара в свиту очередного папы и забыла о нем. И что произошло с ним дальше ее, видимо, не интересует. Развал могущественного Неаполитанского королевства тоже проходит стороной мимо внимания читателя из-за незначительности влияния этих событий на жизнь героини.
  Да и сама героиня, открыв тайну перстней, по сути, осталась ни с чем. Что ей дает открытие этой тайны, кроме щекотания нервов, так и осталось непонятным.
  Во-вторых, роман нужно рэ-э-э-э-эзать и безжалостно!!! Как минимум, килобайт на двести. Ну, или засунуть в центрифугу и отжать всю воду. Если в остатке от романа останется маленькая повесть или большой рассказ - тем лучше! Зато произведение лишится многих, подмеченных мною, недостатков.
  Я желаю автору не останавливаться и продолжить работу над текстом. Талант у вас есть! А мои замечания воспринимайте как повод для дальнейшей работы. Ведь для пустых похвал много усилий не требуется. А вот чтобы разобрать большой роман по косточкам...
  Желаю удачного продолжения работы над романом!
  
  
   Прокрустово ложе конкурсных правил
  
  Рецензия на роман Дроздова А. Ф. " Денарий кесаря "
  
  Еще один хороший роман, который, увы, еле втискивается в рамки правил.
  Нет, без шуток, роман написан на хорошем профессиональном уровне! Хоть сейчас в печать!
  Есть некоторые замечания по сюжету и композиции, но об этом чуть позже.
  А сейчас вернемся к ограничениям в правилах.
  Автор указал в аннотации два жанра - 'история' и 'фантастика'.
  Против того, что роман 'насквозь' исторический, даже спорить не приходится. Хороший роман о Римской империи во времена императора Тиберия, когда в Иудее распяли Христа. Тема очень сложная. С ней справился Булгаков, на нее 'покушались' Стругацкие... И тут главная проблема - во что ты веришь? Автор 'Денария кесаря' обошелся краткими зарисовками. Философские проблемы он обошел, ограничившись простыми описаниями происходящего. Это его право - тема действительно очень сложная. Сказать здесь что-то новое очень нелегко. И дано очень немногим.
  По крайней мере, Анатолий Дроздов немало поработал над первоисточниками. Я в исторических вопросах полный дилетант. Разных подробностей и мелочей не знаю. Зато с большой радостью должен заметить, что исторические подробности не выглядят цитатами из справочников и учебников. Все вписано в текст естественно и органично.
  Хороший исторический роман... Ну и пусть бы он оставался историческим!
  Но автору этого показалось мало! Он ввел в роман гостей из будущего, решив подбавить в историю немного фантастики.
  Получилось это довольно плохо. Компания героев из будущего выглядит совершенно чуждой этому времени.
  Роман представлен как последний из серии. Я не поленился, заглянул на страничку автора и выяснил, что Аким (человек из будущего, который постоянно появляется на страницах романа) и его друзья уже 'прогулялись' по нескольким историческим эпохам. Это логично вытекает из аннотаций к романам серии - их больше ничем не объединить, так как романы совершенно о разных временах.
  И тут Анатолий Дроздов попал в ту же ситуацию, что и автор 'Тиары флибустьера'. Если читать 'Денарий кесаря' отдельно от других романов серии, то совершенно непонятны цели появления в Иудее людей из будущего. Зачем они здесь? Туристы, которые прибыли посмотреть на казнь Иисуса? Ведь изменить прошлое и спасти Христа они не могут - слишком уж знаковое событие, чтобы в него вмешаться. А другого объяснения мне на ум не приходит. Ведь другие романы я не читал. И хуже всего то, что читатель еще как-то об этом может догадаться - читатель он умный! Но для главного героя они остаются северными варварами (это не ругательство!).
  Результат?
  Фантастический элемент в романе выглядит убого. Есть две чуждые друг другу истории. Это история Марка, ставшего из успешного римского военного одним из первых христиан. Кстати, он тот самый Марк, который написал Евангелие, или персонаж выдуман?
  И есть история гостей из будущего.
  Почему чуждые?
  Марку здесь жить, Аким с друзьями, удовлетворив любопытство, возвращаются в будущее.
  Не получилась фантастическая составляющая!
  Тут все дело в точке зрения.
  Если бы автор сделал главным героем Акима, а Марк шел вторым, то никаких проблем! Фантастический роман о путешествие в прошлое, которое логично дается с точки зрения человека будущего.
  Но автор выбрал главным героем Марка и абсолютно обесценил фантастическую линию. Она лишилась смысла - история с оборванным началом и неясным концом - вот что вышло из фантастики в этом романе. Сделать Марка христианином можно было и без привлечения лишних сущностей (вспомните бритву Оккама!): как стали христианами многие другие римляне.
  С 'Цепью великих событий' тоже не все гладко - на фоне распятия Христа любое другое событие, которое можно было бы назвать великим, неизбежно обесценивается.
  Да-а-а, видимо понадобилось много мыла, чтобы пропихнуть роман через преноминацию! Но это я оставляю на совести тех, кто голосовал за роман.
  А теперь, пожалуй, пора перейти к самому роману.
  Как я уже говорил выше - к тексту 'Денария кесаря' никаких претензий. Хороший язык. Читать легко. Явно, роман тщательно правился. Историческая часть, с точки зрения дилетанта, тоже нареканий не вызывает.
  А вот с композицией и сюжетом - 'бяда'!!!
  Основополагающими частями любого произведения являются экспозиция, завязка, кульминация и развязка. Этого не перепрыгнуть - фундамент литературы! И от того, насколько хорошо выстроена композиция, часто зависит и его успех.
  Анатолий Дроздов не стал мудорствовать, выбрал линейную форму и... совершил основную ошибку многих авторов фэнтезийных и исторических романов. Я говорю в данном случае о затянутой почти на половину романа истории рода Назонов, которая к дальнейшему развитию событий в романе отношения не имеет. Получилась длиню-ю-ю-ющая экспозиция... Нет, это выглядело бы логичным, если бы через историю деда, отца и сына красной нитью протянулась бы раскрытие какой-то тайны. Или восстановление внуком чести рода, которой враги лишили деда. Но ничего этого нет, и эта история начинает вызывать недоумение - зачем было затрачено столько труда с таким мизерным результатом? Ведь завязка начинается только с появления на монетном дворе курьера с загадочной монетой. Кульминацией стали события в Иерусалиме и Кесари и, в противовес затянутой экспозиции, развязка сделана очень короткой. Марк, скороговоркой, описывает свой путь в христианство, на чем роман, собственно, и заканчивается.
  Вывод!
  Роман можно безболезненно обрезать примерно наполовину, а также убрать из него фантастическую линию. Роман, правда, превратится в повесть, но это будет очень хорошая повесть.
  А, если жалко выбрасывать такие большие куски, то композицию романа надо кардинально менять!
  В первую очередь, вынести в начало сцену появления курьера. Это сразу заинтересует читателя. Потом можно вернуться к истории рода Назонов. Тем более, что ею можно заполнить неизбежную паузу во время путешествия из Галлии в Рим. Но ее нужно как-то закруглить к моменту появления курьера, или чуть позже. Либо связать с основной линией сюжета. Иначе она лишается всякого смысла.
  Не менее важным я считаю более сильное развитие линии Акима. Это сделает роман по настоящему фантастическим. А так же позволит дать две точки зрения на одни и те же события. Это добавит занимательности и сделает роман романом, а не затянувшейся повестью. Только не забыть бы про более четкое обоснование цели появления Акима и его друзей в Иудее! Ну не туристы же они на самом деле!
  Завершая рецензию, мне хотелось бы надеяться, что Анатолию Дроздову пригодятся мои рекомендации, и 'Денарий кесаря' станет еще лучше!
  
  
  
  Канонический роман
  
  Рецензия на роман Татьяны Минасян "'Многоцветная магия'"
  .
  
  Тот жанр, что потом назвали 'городским фэнтези', появился в России совсем недавно. Что такое десять-пятнадцать лет для развития литературы?!
  Но, пусть жанр и очень молод, зато он уже имеет свой канон. Этакий четко сформулированный свод правил, который невольно соблюдают почти все авторы, что пишут городское фэнтези.
  Правило первое.
  Население города, где происходит действие романа, разделено на две неравные части.
  Обычные люди - их большинство.
  И маги, колдуны, волшебники - неважно, как они называются. Они не всегда люди (зато умеют под них маскироваться). И поголовно обладают сверхъестественными способностями.
  Правило второе.
  Маги скрываются от людей. Их слишком мало, чтобы сформировать правящую элиту. А подчиняться обычным людям гордость не позволяет. Да и между собой маги не очень-то ладят.
  Отсюда вытекает правило третье.
  Маги всегда разделены на несколько кланов, которые соперничают между собой. Иногда дело доходит до открытой войны между кланами, но чаще всего маги втихую грызутся между собой. Их можно объединить только вынужденно, чтобы отразить угрозу сразу всем магам.
  Правило четвертое.
  Автор городского фэнтези всегда вводит некое ограничение на использование магии. Чаще всего это касается источников магической энергии.
  Конечно, не все авторы соблюдают все четыре правила, но и обойтись без них они не могут. Иначе это будет не городское фэнтези, а что-то другое.
  Но роман Татьяны Минасян 'Многоцветная маги' можно назвать почти каноническим.
  Татьяна Минасян разделила население Санкт-Петербурга на обычных людей и волшебников. Маги активно участвуют в жизни города, но при этом стараются не светиться и тщательно скрывают самое свое существование.
  Всего есть пять кланов магов, разделенных по принадлежности к стихиям - огонь, вода, металл, земля, дерево. Непонятно, почему автор решил обойтись без стихии воздуха, но это пусть останется на совести автора.
  Маги не то чтобы враждуют, но уж точно не дружат кланами. В описываемое время кланы между собой уже не воюют, но всегда готовы подставить друг другу ножку.
  Самым важным для канона городского фэнтезиявляется правило четвертое - ограничения.
  Татьяна Минасян ограничила магов территориально. По ее версии, только в трех местах на Земле маги могут не только жить, но и колдовать. Жить, так сказать, настоящей магической жизнью. Такое возможно в Париже, на Урале и в Санкт-Перербурге - это самая 'молодая' магическая община. Кстати, великолепным продолжением 'Многоцветной магии' может стать обнаружение нового места с повышенным магическим фоном.
  Такой вот канонический роман в жанре городского фэнтези.
  Сильным ходом стал выбор главным героем человека, который практически лишен магических способностей. Это ограничение позволило автору показать, как человек чего-то лишенный, компенсирует это ограничение за счет иных способностей. А еще роману не хватает, как минимум, одной части. Если в первой части он получает стимул для развития, во второй части способности начинают развиваться, но нужен еще и кусочек, где герой взрослеет, становится более зрелым и решает по-настоящему серьезные задачи. Пусть автор примет это как стимул, чтобы дописать роман.
  Но хватит о сладком!
  Пора сказать и о недостатках!
  Текст романа выглядит очень неряшливо. Особенно первая часть. Изобилие громоздких словесных конструкций, множество причастий и тяжеловесных деепричастных оборотов мешают чтению. Глаза постоянно спотыкаются о 'неотшлифованные углы' текста, и это портит впечатление от романа. И тут очень заметна разница между первой и второй частью. Вторая на фоне первой выглядит гораздо лучше. Конечно, это хорошо иллюстрирует, как растет мастерство автора, но лучше бы было, конечно, если бы обе части были на одном - качественном - уровне.
  Рекомендую править, править и еще раз править!!!
  Еще одним существенным недостатком мне показался пролог первой части.
  Следующая претензия. Простите, но поведение руководителей кланов мне показалось чересчур э-э-э ребяческим. Разборки на уровне средней группы детского сада... Нелогично для способных магов драку устраивать. А сделать это иронично у автора не получилось.
  Но все-таки 'Многоцветная магия' мне понравилась гораздо больше, чем другие романы финала. Есть в нем что-то такое, одновременно и свежее и, тем не менее привычное... Рекомендую его прочитать!
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"