Токарев Алексей Викторович: другие произведения.

Автор?! На съезжую! Часть вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:


  
  
  А причем здесь Бог?
  
  
   Рецензия на историко-фантастический роман Александровой Е. и Беловой Ю. 'Бог, король и дамы'
  
   'Да, сгущаем краски и доводим до абсурда.
  Но приглядитесь: так ли сгущаем и так ли уж доводим?'
  Г.Л. Олди
  
  'Чем меньше компетентен читатель, тем большее внимание он обращает
  на занимательную фабулу. Антек пнул в зад Маньку - больше ничего не
  происходит. Вопросы литературного мастерства, искусства
  повествования, языка их совершенно не интересуют'.
  Станислав Лем
  
  Начиная читать роман, я относился к нему 'никак'. Точнее сказать 'благожелательно никак'.
  Никак - ведь с творчеством этих авторов я до этого знаком не был.
  Благожелательно - ну а как по-другому? Для иного отношения не было никаких причин.
  А вот дочитывал я его с большим трудом... Я бы и бросил читать - ну не пошло и не пошло. Бывает. Но меня удержало обещание написать рецензию, а без знания материала этого сделать невозможно. Закончив чтение, я как будто раздвоился. Текст, те самые буковки, уложенные в определенном порядке, нареканий не вызывал, глаза не царапал. Местами лучше, местами хуже, но роман по языку получился вполне читаемым.
  Значит, дело не в форме, а содержании! (как сказанул-то, а!)
  Начнем с определения жанра романа.
  Я не знаю - почему авторы решили так 'выпендриться', определяя жанр своего романа как 'историко-фантастический'. То есть использовали два совершенно противоположных понятия. Ну, ладно, был бы в романе герой-попаданец из будущего. Тогда хоть какой-то элемент фантастики присутствовал! А так...
  Для жанра 'альтернативная история' сюжет все же мелковат. Все важные события, если и касаются героев романа, то о-о-очень по касательной...
  А вот ничего фантастического, даже мистического, я в романе так и не заметил. Видения и проклятья Валерана де Бретея к делу не пришьешь. Ибо забыты. Никому из героев неизвестны. Поэтому персонажи воспользоваться ими во благо или на горе никак не могут. Значит, идея осталась мертворожденной. Авторы подвели под нее расправу с родом де Бретеев? Ну... Это их право! Конечно! Авторы по сути своей Творцы своего мира и вольны делать, что хотят. Но в этом месте слишком видна подстава. Но самое-то главное - проклятие не имеет логически обоснованного влияния на героев. Тут действует исключительно авторский произвол.
  И выходит, что авторы всего лишь 'повесили' свой текст на 'гвоздь' истории, так, кажется, писал Дюма-папа... Ах, Александр, Александр! Мало вам было Генриха Манна! Вот и в России у вас конкуренты появились!
  А вообще... Перед нами вполне стандартная мелодрама в жанре исторического романа. Не первая, не последняя. Такое определение не делает роман хуже или лучше, просто уточняет его место на 'СИ'.
  
  Теперь о композиции, сюжете и прочем
  Начало вышло очень громоздким.
  Первая глава и сразу - длинный рассказ о де Сен-Жиле! Зачем в самом начале романа, где господин де Сен-Жиль лишь второстепенный герой, который появляется очень эпизодически, рассказывать о том, как вышеупомянутый герой стал завидным женихом? Ну, был бы он одним из главных героев!
  Но... Э...
  Снова авторский произвол.
  На этом месте более логично смотрелась бы история знакомства и дружбы отца Огюста де Бретея и де Сен-Жиля. Хотя и эта история к роману отношения не имеет.
  Как и длинная история де Броссара.
  Годится как исторический очерк, но вот как глава романа... Опять выбивается!
  Дело в том, что такое пристальное внимание к герою предполагает его активное участие в дальнейших событиях романа.
  Ага! Как же!
  В середине следующей же главы де Броссар умирает!
  Зачем тогда такое пристальное внимание к нему?
  Опять авторский произвол?!
  Но, если уж так важны эти события, та расскажите о них с точки зрения героя, который доживет хотя бы до второй половины романа!
  Этот прием авторы используют несколько раз. А ведь его никак нельзя назвать достоинством романа!
  Наоборот!!!
  Роман утяжеляется, действие стоит на месте, сюжет буксует из-за обилия воды в тексте.
  А все потому, что слишком много внимания уделяется событиям, которые к роману имеют очень слабое отношение.
  Ну, если эти эпизоды вам так важны, так вынесите их за границы романа! Сделайте из них приложения. Или, что еще лучше, отдельные новеллы.
  Например, длинная история жены де Лоша...Какая связь между ее историей и взаимоотношениями шевалье Александра и де Лоша (а это как бы основной движущий элемент сюжета)? Нужно ли так долго рассказывать об этом, когда история эта умещается в небольшой диалог де Лоша и Колиньи? Став женой де Лоша, Агнесса Релинген вообще превращается в некую тень. И ее роль, фактически, сводится к приездам и отъездам, ну, иногда, играет чисто представительскую роль.
  
  Итак, первая рекомендация.
  Убрать из романа всю лишнюю информацию, которая мало влияет на действия героев. Например, описание того, как жила Агнесса в Испании, можно свести к нескольким предложениям. Из остального можно сделать исторический очерк или новеллу, которая позволит оттенить события, но не будет мешать развитию сюжета в романе.
  Я бы рекомендовал изучить, как обращается с большими объемами информации Вера Камша в цикле 'Отблески Этерны' и как она умудряется не загромождать инфой текст романа.
  Идем дальше.
  Почему же начало романа так перегружено?
  Авторы попали в типичную ловушку начинающих и постарались выложить сразу как можно больше информации. И вышло так, что экспозиция получается неимоверно затянутой.
  Первое хоть сколько-то активное действие происходит только в седьмой главе.
  Но!
  Три очень важных года - от 13 до 16 лет - жизни подростка 'улетели в трубу'. Упоминаются какие-то события, но фактически эти три года уместились в первую половину седьмой главы. Но это пусть останется на совести авторов.
  Плохо другое.
  Текст растет. Количество буковок увеличивается. А роман стоит на месте! Действие не развивается! Конфликт даже не обозначен! Любовная история с Жанной, приключения на парижском дне, которые выглядят калькой с чего-то очень знакомого, отсидка в Венсенском замке развития так и не получили и зависли.
  И что?
  А ничего!
  Конфликт так и не намечен. Есть цепь последовательных событий, на сюжет никак не завязанных. Их можно безболезненно выбросить из романа, и он ничуть не изменится. Ткань произведения не порвется.
  Итак, вот она претензия!
  Вялое начало романа, длиннющая экспозиция вызывает у читателя зевоту.
  Сначала выбросить все лишнее, а потом кое-что переделать и вернуть на место.
  Появляется надежда.
  Только в 12 главе намечается хоть какой-то конфликт.
  Судейского и дворянина. Мэтра Жамара и Огюста де Бретея. Хотя вся эта история, завязанная на дурацких амбициях, неумении вести дела, долговых расписках и судах, кажется списанной с романов Бальзака, но не это в данном случае главное.
  Миновала треть романа - энное количество страниц, заполненных непонятно чем, чем-то невнятным, если не сказать хуже.
  И вот авторы предъявляют публике что-то более-менее жизнеспособное, нечто представляющее интерес. Ведь в привычной для нас парадигме сознания конфликт дворянина и судейского, который выигрывает судейский - исключение из правил, нелепость какая-то. И эта вот нелепость может стать движущей силой романа.
  И как же авторы ею воспользовались? Ведь это, фактически, и есть заготовка для романа. Но, увы! Семечко не проросло! По-быстренькому, скороговоркой, авторы просто рассказали об этом событии. Несколько диалогов в конце эпизода дела не спасают. А ведь материал-то богатый, позволяющий показать жизнь французов тех времен с разных сторон!
  И тут роман снова делает крутой поворот!
  Авторы вдруг вспомнили об Агнес фон Релинген.
  И опять привычная уже схема - сначала, скороговоркой, рассказ об энном количестве прожитых ею лет. А ведь тоже судьба! Дважды вдова, принцесса и прочее... Есть матерьялец для работы, но, как я уже говорил, предпочли скороговорку. И только, заканчивая историю, авторы представили несколько эпизодов, более напоминающие исторические анекдоты, а не текст романа.
  Следующий шанс написать увлекательную историю с конфликтом, интригами и прочими прелестями качественного приключенческого (ведь авторы сами так определили свой роман) исторического романа возникла сразу, как только авторы вернулись к де Бару. Пока суть да дело, Жорж-Мишель организовал убийство принца Конде. Вот оно! Есть возможность показать противоречия владетельных феодалов и короля, католиков и гугенотов. Целый том можно написать!
  Но господа историки шанс упустили.
  Ограничились этим...
  Смерть Конде была необходима для короля, друга, мадам Екатерины и спокойствия Французского королевства, однако облик, который приняла эта смерть, нагнал на молодого человека уныние.
  И никаких подробностей!
  И, следом, еще одна нерассказанная история!
  Фортуна, сдернувшая молодого человека с подножия виселицы и забросившая сразу ко двору, с попутным получением офицерского патента и дворянства, действовала столь стремительно, что Готье до сих пор не мог прийти в себя. Конечно, фортуна в лице его сиятельства вряд ли была бы к нему столь благосклонна, если бы шевалье Жорж-Мишель случайно не узнал, что Шатнуа его сводный брат.
  А чего его повесить-то хотели?
  И только потом, через много-много страниц, выясняется, что господин Готье пытался сломать графу де Лошу его благородный нос! Но вот почему... Может быть, мы об этом когда-нибудь узнаем...
  И опять мимо!
  Зато авторы женят де Бара на Агнес, описывая забавную сцену их знакомства.
  И тут действие ненадолго оживляется!
  Почтеннейшей публике представлен Александр де Бретей! Пока его даже по имени не зовут, просто 'маленький паж'. И его судьба на некоторое время занимает внимание Жоржа и Агнес.
  А потом король заинтересовался Агнес, и Екатерина Медичи спроваживает де Бара с женой подальше от королевского двора. Исторический роман плавно перетекает в любовный. Эпизод этот закончился ничем.
  Зато снова объявился Александр де Бретей!
  И роман окончательно утрачивает титул 'исторического'!
  Ибо от истории в нем остаются только имена, одежда героев, да немного антуража.
  Вместо этого нам представляют жалостливую историю падения сиротки-дворянина, который, в конце концов, превратился в проститута, 'шлюху' - бисексуала. Это сейчас так модно, да? Мало того он еще и 'немного' сутенер и вообще плохих дядек знает. В 13 лет! Да еще и так опустился всего за несколько месяцев...
   И это вы называете 'историческим романом'?
   Дальше читать стало совсем тоскливо, но я себя преодолел.
  Правда, чуть позже меня 'дуель' рассмешила. Зачем же так грубо? Подстава же!
   - Я убил девять человек! Даст Бог, убью и одиннадцатого! - угрожающе заметил Буасе.
  Видимо, в глазах гневного Буасе, де Бретей раздвоился...
  Потом еще много всяких мелких приключений, даже отсидка в Бастилии и... снова встреча с де Баром.
  И грешник раскаялся! И даже в армию пошел!
  Но от саморефликсии так и не избавился.
  Зато шевалье Александр де Бретей прописан гораздо лучше многих других. Тут хоть какой-то образ складывается. Но вот в чем проблема-то - он слишком современен. В логике поступков, в мыслях и прочем. В этой его тоске. Простите, не верю! Привлекает внимание один факт, причем он касается не только де Бретея, - не один из героев романа ни РАЗУ не посетил церковь! А век-то набожный! И проститут (а как его еще называть?), который ощущает греховность своих поступков, не просит прощения у Бога! И тут дело не в набожности, а во внутреннем конфликте.
  Чтобы хорошую и достаточно подробную рецензию роман пришлось сначала прочитать, а потом еще и тщательно прошерстить, чтобы четко знать, о чем писать. И вот работа над второй половиной текста превратилась у меня в механическое хлопанье по кнопке 'PgDn'. Тут писать было почти не о чем... Но я упорно продолжал нажимать...
   Но вот одно случайно встреченное словечко меня, правда, убило. В памяти оно осталось сразу, но вот обстоятельства как-то забылись. И вот я его встретил! И слово это - медичиянка! (Это город такой?) Так вот Екатерину Медичи авторы назвали...
  Ну ладно бы так говорили герои, которым она не по душе. А то ведь его сами авторы употребляют в рассказе о скандале в благородном семействе. Я вот и не понял - авторы решили королеву-мать 'опустить'?
  Это неуважение не только к исторической личности, а к собственному герою...
  'Беловка и Александровка'. Звучит, а?!
  
  
  О конфликтах
  Писать исторические романы всегда было сложно. И тут дело не только в знании материала. Важна авторская точка зрения на события. Ведь здесь писатель выступает еще и как судия - ведь именно авторская воля определяет кто прав, а кто виноват.
  Без конфликта тут никак. Без него нет развития героев, без него нет решения проблем. И этот конфликт всегда имеет два уровня - глобальный, это как бы задник сцены, на которой идет действие и, скажем так, местечковый - между героями романа, - который, как зеркало, отражает конфликт глобальный (иногда зеркало оказывается кривым). Но как бы то ни было, без соблюдения этого принципа роман не состоится. Не на чем будет строить сюжет.
  Вот это и произошло с романом 'Бог, король и дамы'.
  Есть текст, много-много слов. Иногда эти слова даже складываются в нечто любопытное. В нескольких местах я даже улыбнулся и порадовался за авторов - все-таки небесталанными назвать их нельзя.
  Но, читая текст, я все время искал ответ на главный вопрос - ЗАЧЕМ? Для чего потрачено столько усилий? Но, как я ни старался, конфликта не было! Была информация, были какие-то события, а вот романа я так и не увидел. Нет сквозного сюжета, нет главного конфликта, который определял бы действия героев, их противостояние. Вместо этого есть несколько слабо связанных историй, которые в роман не складываются. А жаль! Шансы у авторов были! И идеи конфликтов в количестве! Ну, об этом я говорил выше.
  И, пожалуй, в этом виновато и не самое лучшее описание героев. Особенно графа де Лоша. Получилось что-то такое бесхребетно-беспринципное. Без руля и ветрил вышел герой. Куда понесло, туда и поплыло... Авторы, видимо, хотели нарисовать портрет человека, который находится на перепутье, который не может выбрать сторону в противостоянии католиков и гугенотов.
  Однако...
  'унылое сукно, шерстяные чулки, отсутствие галунов, вышивок и кружев, грубые башмаки без пряжек и темный цвет одежд'.
  Вот о чем размышляет Жорж-Мишель, когда решается выбирать между двумя конфессиями. Вот такой уровень мышления у человека, которому приписывают чуть ли ни идею Варфоломеевской ночи.
  Честно говоря, когда я прочитал роман, мне стало обидно. Такой материал пропадает! Столько идей, конфликтов, интриг! Ведь даже из истории де Бретея, если отшелушить все лишнее, получится великолепная история. Но авторы решили по-своему...И...
  'Все эти приключения и злоключения героев, разворачивавшиеся в десяти-пятнадцати книгах требовались авторам лишь для того, чтобы в конце концов важно заявить, что герой воссоединился с героиней, они жили долго и счастливо и умерли в один день.'
  Обещан трехтомник...
  Второй том уже пишется...
  Что-то будет...
  Только я читать этого не буду... в таком виде...
  
  
  
   Зелененький он...
  
  
  
   Рецензия на роман Хаджинова Александра Александровича 'Файог'
  
  
   Сначала очень большая горькая пилюля.
  
   Роман написан э-э-э слишком... любительски что ли...
   Языком подростка.
   Текст как осколки камня - постоянно натыкаешься на ранящие острые углы.
   Я достаточно редко занимаюсь разбором текстов, но в данном случае я был просто вынужден сделать это.
   Если бы это был первый роман автора, то это не страшно - детская болезнь роста, не более. Эта грань писательского ремесла - дело времени и наработки техники. Но, заглянув на страничку автора, я увидел, что это уже не первый роман...
   А это автоматически повышает степень ответственности автора перед читателем.
   Обычно, я достаточно снисходителен, но... Слишком, слишком много блох.
  
   ***
  
   Впрочем, что я впустую говорю!
   Вот они!
   ***
  
   Дартхил сидел на краю пропасти и смотрел на плещущееся у подножия утеса кислотное озеро.
   Сидя на вершине утеса, Дартхил разглядывал обширную территорию материка Саргар.
   Эта... Так где он все-таки сидел?
   На "краю пропасти" или "на вершине утеса"?
   Как герой может одновременно "смотреть" ... на "кислотное озеро" и "разглядывать..."?
   И вообще, как можно с вершины утеса или с края пропасти разглядеть весь материк? А ведь именно это подразумевает данное предложение.
   Нужно сделать наоборот.
   Сначала он рассматривает Саргар (причем не надо упоминать, что так называется весь материк), а потом его взгляд постепенно приближается и заканчивается на кислотном озере. Причем, он, хотя бы глазами должен двигать или вообще головой, например, опускать или поднимать ее.
  
   Солнце еще только поднималось из-за горизонта, но первые лучи уже осветили небо на востоке, затмив сияние ночных звезд.
   Лучше обойтись без первой половины предложения. И начать его так: "Первые лучи солнца..."
  
   Два следующих абзаца построены слишком одинаково: "Дартхил", "Его". "Дартхил", "Его".
   Это как раз то, что называют "канцеляритом".
  
   А инстинкт должен среагировать просто на шум, а не на опасность. Это более высокие уровни мозга.
  
   В правой руке парень сжимал древко копья с каменным наконечником.
   Просто копье с каменным наконечником.
  
   Дартхил оглянулся: оранжевое солнце уже нависало над самой землей - огненное око Солнечного бога, которого почитали файоги.
   "Оранжевое солнце уже нависало над самой землей" здесь лишнее. Можно проще: "огненное око Солнечного бога, которого почитали файоги, уже нависало над самой землей".
  
   На самом деле процессы в организме происходят с такой скоростью, что успеваешь увернуться от летящей стрелы.
   "процессы в организме происходят с такой скоростью" - фраза из научного трактата. А уворачиваться от стрел можно и без таких "ускорений".
  
   Оставив Бунтара позади, Дартхил продолжил бег в надежде, что успеет добраться до своего дома намного раньше друга.
   "В надежде, что успеет" - хороший такой канцеляризм...
  
   Кстати, а чего Дартхил смотрит на стражников украдкой?
  
   Дартхил свернул в маленькую улочку и остановился лишь тогда, когда стопы встали на каменное крыльцо родного дома.
   Он, эта, скорость не пробовал сначала сбросить? А то ведь сандалий на него не напасешься. Подошвы просто гореть будут. А лишь тогда, когда отдает протоколом.
  
   Как гром среди ясного неба перед Дартхилом появился Бунтар
   Так сильно громыхнуло? А! Это Бунтар тормозил!!!
   Короче, гром здесь совершенно не к месту.
  
   каменной избы Может, здесь гораздо больше к месту будет дом? Изба и каменная... ну, как-то это не стыкуется.
  
   - Ну и куда пойдем? - спросил Дартхил. - Где водятся эти кронны?
   Дартхил здесь гость? Если нет, то этот вопрос превращает его в идиота из какого-нибудь учебника иностранного языка.
  
   Площадь была заставлена лавками - местные и приезжие купцы торговали с утра до вечера.
   А лавки, на которых торговали, были деревянные или каменные? Я не насмехаюсь. Но в данном случае это выглядит именно так - на площади стоят лавки, а на них торгуют купцы. Лавки вообще-то располагаются в первых этажах домов, которые стоят вокруг площади.
  
   Кстати, почему такая странность - дома каменные, а забор деревянный..?
  
   огромные каменные валуны
   Бывают другие валуны? Например, из глины? И, если уж на то пошло, они могут быть гранитными или базальтовыми... Но будет лучше, если они останутся просто валунами.
  
   ее местоположение выдавали крики и смех постояльцев
   А что, таверна скрывалась?
  
   Это были кольмы! Штук десять: все здоровые, как шейны.
   Это мне нравится! Сравнивать непонятное читателям с неизвестным...
  
   Да кто такие йоки? - повысил голос Дарт, обидевшись, что его игнорируют. - И почему файоги начнут пропадать?
   Не, Дарт действительно не от мира того! Опять идиотские вопросы!
   Рекомендую почитать о путешествии Александра Привалова в литературное будущее! Может, поможет избегать подобного...
  
   Жду тебя у северных ворот через минуту, - сказал Дарт, но, вспомнив, что Лина не была файогом, добавил: - Нет, жду минут через десять.
   - Ладно. Пойдем через южные ворота, Бунтар ждет нас там.
   Дарт, однако, большой приколист. Отправляет друга к северным воротам, а через несколько абзацев топает к южным... Причем, почему-то считает, что друг "раскусил" его прикол... (действительно дождался!)
  
   Дорога из Гемуха в Таргар уводила на восток, к реке. Но по велению Лины троица побежала прямиком на север.
   Вот еще прикол! Друзья собираются у южных ворот, чтобы пойти на север!
  
  
   Деревянные избы Гемуха, зеленые лужайки и пышные кроны сосен были гораздо приятнее глазу, чем однообразие камня.
   Но ведь в самом начале романа в Гемухе...
   Подростки зашли внутрь каменной избы, в которой царили полумрак и прохлада.
   Путаница продолжается!
   А теперь... там же...
   деревянные и каменные избы
   Чой-то я не понимаю в этой жизне...
  
   углу лежала куча стрел.
   А вот за это воеводу надо пороть!!! Стрелы не могут так лежать! Им положено быть упакованными в связки по сто и более штук... И храниться они должны бережно, чтобы лететь прямо к цели, а не изображать кривую кандибобера...
  
   - То есть, вы делаете меня воеводой, а я вас вождем?
   Подкупающая простота отношений в дружине, однако! Хотя... плох тот солдат, который не мечтает стать маршалом.
  
   Дарт остался сидеть за массивным деревянным столом своей приемной
   Неистребимы эти замашки у начальников - обязательно сидеть за массивным столом! Это придает им уверенности!
   Хотя сидеть в собственной приемной...
   Э-э-э... В приемной обычно сидит секретарь, который регулирует поток посетителей, желающих попасть к начальнику. А господин важный руководитель обычно сидит в кабинете, прямиком за приемной...
  
   натянул кожаную тельняшку
   Это что за мазохизм - кожу на голое тело? И что это за новые веяния в файогской моде - кожаная нательная рубашка, ведь тельняшка именно нательной рубахой и является, сшитая из черных и белых полосок кожи? Или кожу просто раскрасили, превратив в подобие зебры?
  
   его тугие зеленые косы свисали на груди
   У него, что... эти... титьки, что ли есть? На грудь косы должны свисать, на грудь!
  
   Ни портового города, ни океана впереди не оказалось.
   Это ж на какой высоте они должны находиться, чтобы увидеть океан и город на его берегу, если до них несколько дней пути!
  
   Курящаяся скала приближалась, и теперь воевода видел множество пещер, зияющих в камне. Их было больше десятка, и в каждой мерцал слабый свет.
   Так их множество или все-таки больше десятка?
  
   На асфальте, прямо под сферой, лежал обнаженный человек.
   Ну прямо-таки кадр из "Терминатора"!
  
   Кажется, строение его тела во многом отличается от нашего, но без вскрытия это выяснить не удастся.
   Вскрытие? Позвольте, но он еще не умер! Да и без того существует множество способов дистанционного изучения живого организма. Рентген там или томография вместе с УЗИ.
  
   Девушка развернулась и увидела перед собой еще одного человека в черном, глаза которого были скрыты солнцезащитными очками.
   Люди в черном, а?
  
   Остальные люди в черном столпились у окна и с интересом наблюдали за зеленоволосым парнем.
   Точняк из фильма сбежали!
  
   Маленькая комната была пустынна, если не считать койки, на которой сидел Дартхил, и стальной тумбочки рядом с ней.
   А что, в нее еще что-то могло поместиться? Просто маленькая комнатка в которой кровать, тумбочка и Дартхил.
  
  
   Они прибыли в Конгерс полчаса назад.
   Совершенно лишнее предложение. Лучше начать сразу со второго предложения, только "город" заменить на "Конгерс".
  
   ***
  
   Очень много и смысловых огрехов.
   Например, автор постоянно подменяет собой персонажа. Есть в романе сцена, когда героя и его спутников обстреливают из пулеметов автоматическая система безопасности некоего бункера.
   Сначала автор делает правильный ход, давая просто описание стреляющей железки. Но потом в тексте вдруг возникает пулемет! А ведь герой просто не может знать, что такое пулемет! Этого слова нет в его словарном запасе. Сам же автор описывает своего героя как довольно неотесанного, необразованного подростка. Этому есть достаточно много доказательств в романе, часть из них процитирована выше.
   Понятно, что автору надо было как-то описать мир, но не таким же примитивным способом.
   Или вот еще...
   Дается описание вертолета и цитируется надпись на его боку. Но Дартхилу эта надпись не то что ничего не говорит! Он даже не может знать, что это надпись и, что сделана она на английском языке.
   Герой не может прочесть надпись "АК..." не помню, что там дальше - этакий плазмомет. Опять же, в его языке нет букв на кириллице. И слова "плазма" в его словарном багаже тоже нет! Как и многих других привычных для нас слов.
   Роман как-никак постапокалиптика.
   На смену современной цивилизации пришла совершенно другая. Новая...
   Ведь те же файоги, я не говорю о других жителях этого современного острова Моро, совсем даже не люди. Не гомо сапиенс... А результат генетических экспериментов и направленных мутаций, которыми занимались какие-то сумасшедшие ученые, типа того профессора, который выпустил на свободу биомассу, как чистильщика планеты после ядерной зимы. А то, что она может уничтожить зачатки новых цивилизаций... ему как-то и в голову не пришло... Ну да бог с ним.
   А новая цивилизация порождает свой язык, в котором, в первую очередь, появляются слова и понятия, которые необходимы для выживания в довольно негостеприимном месте. Нет в таком языке места для пулеметов, геликоптеров, материков и прочего, прочего, прочего...
   Кстати, слово "материк" для этого не очень-то большого куска суши совершенно не подходит. А у жителей его вряд ли осталось в памяти, что такое "материк".
   Абсолютно лишней и надуманной я считаю последнюю часть. Нет в ней смысла.
   Я бы вообще закончил роман, когда бывший жук уносит Дартхила в неизвестность.
  
   ***
  
   Следующий момент.
   Пожалуй, самое большое недоумение вызвало поведение героев. Слишком оно... стандартное... Штампованное...
   Это ведь не люди...
   У них другая, нечеловеческая психология, которую обуславливают иные условия жизни, да и измененные тела меняют восприятие мира.
   Взять тех же файгов с зелеными волосами при помощи, которых они подзаряжаются от солнца. Хлорофилл не просто источник дополнительной энергии. Это и нечто, что меняет мир вокруг. В этих существах должно быть что-то от растений. Например, зачем есть мясо, которое очень долго и мучительно, с большими затратами энергии надо переварить, чтобы получить лишь толику энергии сверх того, что было затрачено на его переработку? То же касается и алкоголя... В чем смысл ежедневного одурманивания?
   Первейшей их целью на самом-то деле должно стать развитие своих способностей поглощать, накапливать и хранить солнечную энергию, а не растрачивать ее попусту на переработку чужих белков и алкоголя.
   Идея увеличения скорости за счет прически мне кажется сомнительной.
   Рекомендую прочитать учебник биологии. Для увеличения скорости и реакций тела мало одного дополнительного источника энергии (хотя это тоже неплохо). Нужно еще и увеличить скорость прохождения сигналов по нервной системе, плюс мышцы, кости, сердце и прочий ливер. Но такие изменения окончательно лишат файгов человекоподобия. А это окончательно лишает смысла подобное изменение ТТХ.
   Все-таки это где-то как-то фантастический роман, а фантастика, как ни странно, требует достоверности и не очень любит, когда, ради красного словца, в нее добавляют лишние сущности.
   Еще одно неправдоподобие...
   После ядерной войны прошло всего сто лет с некоторым хвостиком...
   И что-то я сомневаюсь в способности малочисленной группы существ, память которых девственно чиста, создать цивилизацию такого уровня. Аграрное общество, пусть и примитивную, но демократию, торговлю, какую-никакую культуру...
   А за сто лет, да еще и после ядерной зимы...
   Вряд ли их хватило бы на что-то большее, чем первобытнообщинный строй. Чтобы выжить и дать потомство этого вполне достаточно. На большее вряд ли у них хватит сил...
   И какие уж тут исследования наследства Древних! Разве что как объектов поклонения.
   Н самом деле, у этой задачи есть очень простое решение - поменять цифирки и все! Вместо ста лет поставить тысячу и задача решена.
   Ан нет!
   Как тогда быть с профессором?
   Не стоит все же чересчур увеличивать срок его жизни...
   А еще жизнь файогов совершенно пуста. Лишена смысла. Их умственных способностей хватает лишь на ежевечерние посиделки с распиванием спиртных напитков.
   Какое-то очень уж примитивное суждение о собственных героях. Ведь это жизнь туловища, тела, без намека на мысли о высоком или недостижимом... Они ведут себя как работяги после смены, что собираются в пивнушке пропустить стаканчик. На большее их уже не хватает?
   Вывод.
   Герои лишь бездумные марионетки, подчиненные воле автора. А так как его на всех не хватает, то и выходит механистичность в поведение и пустота в глазах.
   Ладно, я думаю, хвати о грустном.
  
   ***
   Теперь маленькая сладкая конфета.
   Роман закончен.
   Это не шутка, а определение.
   Он действительно закончен. Нет зависших концов, все сюжетные линии завершены.
   Подведен и итог, при помощи закольцевания сюжета.
   Роман читабелен.
   Да, в нем хватает текстовых и смысловых ляпов, но это не создает трудностей при чтении. А это многого стоит.
   Нет в нем и долгих занудливых описаний.
   Я бы сказал, что роман требует кардинальной переделки.
   Он до сих пор сырой, но, если приложить некоторое усилие - жар сердца из угольев таланта превратит сырое тесто в великолепный пирог.
  
   Ах, лубоф-ф-ф...
  
  
  
  Рецензия на... э-э-э "СИ" определяет текст как рассказ, но автор считает его романом 'Перекресток Судьбы: Ты и я.'
  Ах, лубоф-ф-ф...
  
  Сначала отгоним мух от котлет.
  Может быть, автору это и не понравится, но все-таки он написал большую повесть, а не роман.
  Объем, локальность места действия, сюжет, ритмика, композиция, да и сам герой идеально укладываются в параметры повести. Но вот для романа...
  Маловато будет!
  Не дотягивает текст до эпического произведения.
  И это отнюдь не повод для комплексов, ибо вышла у автора вполне приемлемая повесть. Кстати, по языку и прочему у меня особых претензий не возникло. Конечно, некоторые куски я бы написал абсолютно по-другому, но это совершенно другая история. И чисто мое отношение к жизни.
  Мухи, кыш!
  Одно бы я сделал совершенно точно - сократил текст, как минимум, на треть.
  Дело в том, вещь вышла очень интонационной - фактически она вся написана на одной эмоции. И, когда текст слишком большой, это становится слишком утомительным.
  Я устал, прочитав примерно половину. Ритм стал занудливым, похожим на зубную боль. Пришлось запастись терпением. Читал я уже только из любопытства, ну и обещание кое-что значило... Скажем так, в обычных условиях, я бы бросил читать прочитав только треть. Интонационность - штука, которая требует большой осторожности.
  Следующий пункт нашей программы - неравномерность начала и конца.
  Затянутое получилось начало.
  Такое ощущение, что автор никак не мог решиться перейти к прогулке героя по собственному подсознанию (к мистике и прочей фантасмагории его видения отношения не имеют) поэтому 'нарезал' круги, вспоминая всякие подробности встреч героя с Алисой. Это уже и не нужным становиться - ведь и так все ясно, но длиться, длиться, длиться...
  А потом переход!
  Получился он довольно невнятным. Этакий логический скачок. Вот - ничего и не было и - вдруг! - раз и есть.
  А вышло это именно из-за затянутого начала и длинно-долго тянущейся интонации. Поэтому невнятно и выходит.
  Переход же этот очень важен. Он означает начало изменения характера героя, переплавку его личности.
  Дальнейшие же события довольно предсказуемы. Каждый автор использует свой набор инструментов для переделки героя. Но итог оного остается одним и тем же - герой должен измениться. Вопрос лишь в степени изменения.
  И тут очень важно - прошел ли сам автор через горнило несчастной любви? Пережил ли те эмоции, которыми так насыщено произведение? Похоже, что нечто подобное все-таки было...
  По крайней мере, у меня нечто подобное было - поэтому стало созвучным. Иначе бы я просто не смог бы принять этот текст.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Меллер "Опустошенный север" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Я.Зыров "Темный принц и блондинка-репортерша" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"