Вербицкий Андрей Александрович: другие произведения.

Хроники Зареченска

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.05*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что будет, если город и его жители перенесутся в иную реальность.Во враждебное окружение, без привычных благ. Что бы выжить нужно забыть кто ты. Или наоборот помнить, во что бы то не стало?(продолжение будет)


   Хроники Зареченска
   Пролог 1. Институт ядерного синтеза.15 мая 2010 год. 19 часов и несколько минут.
  
   - Профессор Николаев, это Борис Никитович Хворостовский, пройдите в операторскую. - Прозвучал в динамике голос руководителя проекта.
   Профессор Николаев с сожалением отставил чашку, только что заваренного чая, чертыхнулся и вышел из кабинета. Быстро преодолел коридор, подошёл к лифту и спустился на минус третий уровень, среди сотрудников института называемым "полигон", где находился новый ядерный реактор.
   Двери лифта открылись в небольшой холл с единственной бронированной дверью и "аквариумом" охраны. После соблюдения формальностей двери, толщиною не менее полуметра, легко открылись, пропуская молодого профессора в ярко освещённый коридор, ведущий в святая святых института.
   Через пару минут Николаев предстал перед своим начальством.
   - Вот что голубчик, вы уж простите, что я так бесцеремонно отрываю вас от похода домой. Понимаю, понимаю. - Поднял руку академик, как бы извиняясь, - Ваша смена закончилась, но у нас возникли какие-то неполадки, но при этом все системы безопасности сигнализируют, что всё в порядке.
   - Тогда с чего вы решили, что что-то не так. И какого рода расхождения в параметрах? - Николаев уже смотрел на мониторы, высматривая отклонения от нормы, пока профессиональный взгляд не находил ничего необычного.
   - Вы ведь у нас специалист по системам...
   Дальнейшие слова академика Хворостовского потонули в звуках аварийных сигналов. Весь персонал резко повернулся к мониторам. Все экраны заполнились красными надписями и такими же зловещими красными графиками.
   - Не может быть, - прошептал Николаев, но его никто не услышал.
   Механизмы начали быстро опускать реактор в саркофаг, но они не успели. Новый реактор, предназначенный перестраивать атомарную структуру элементов, пошёл в разнос, оставив на месте института и нескольких кварталов вокруг огромную воронку, но за мгновение до взрыва произошло не виданное и не просчитанное ни кем из учёных явление. Выброс мощной волновой структуры схожий на электромагнитный импульс накрыл небольшой научный город и окрестности, вывернув наизнанку - людей, животных, дома и автомобили. Пространство и время содрогнулись и успокоились оставив после себя кусочек апокалипсиса.
   Приехавшим через несколько часов спасателям сразу стало ясно, что спасённых не будет.
  
  
   Пролог 2. Тот же город. Камышинский район. 15 мая 2010 год. 19 часов и несколько минут.
   - Слышь чувак. Бабки есть?
   Александр Бер повернулся. Сзади стояли четверо парней лет по восемнадцать и нагло ухмылялись.
   "Понятно". - Саша тяжело вздохнул. Подраться он сам раньше любил. Когда был таким же сопляком, как эта четвёрка робингудов. Но те времена прошли. Но иногда жизнь заставляет. Как вот сейчас. Хотя драться сегодня нежелательно. Не очень хочется идти домой потрепанным и выслушивать от матери нотации. В своей победе Бер не сомневался, всё-таки самбо занимался с детства. Два года в морской пехоте и четыре года занятий по рукопашному бою в институте, и два потом, давали не плохие надежды на положительный исход драки. Но их всё же четверо, а он один. Имелась не плохая надежда, что всё обойдётся без большой крови. Если бы хотели так сильно ограбить, не трепали тогда языком. Просто стукнули арматуриной сзади по башке и аляулю, лови гусей.
   - Слышь чувак. Бабки гони. - Не унимался один из парней, самый долговязый, среди этой честной компании. Сквозь ухмылку, которого просвечивала золотая фикса.
   Саша внимательно посмотрел на четвёрку парней. На ногах тяжёлые берцы, в которых любят скины буцать тех, кто им не по нраву. Военного образца штаны и кожаные куртки с различными логотипами известных фирм спонсоров гоночных команд.
   - Бабки есть, только не захотят они с тобой встречаться. Старые они уже. - Включил дурачка Александр. Пока шайка лейка обдумывала ответ, Бер пытался найти удобную позицию на местности, где будет удобно не только защищаться, но и ретироваться в случае чего. Излишней гордостью Саша не страдал. В разведроте отучили. Иногда отступить не значит проиграть.
   - Ты чё урод, не понял, капусту гони!
   - В это время года капуста только квашенная, но могу поделиться.
   Слева от Александра стоял ржавый, разобранный ЗИЛ, около которого легко обороняться и если прижмут, на него можно быстро забраться. Потом перепрыгнуть через забор гаражного кооператива, а там уже по гаражам уйти от погони. Бер начал потихоньку смещаться на намеченную позицию. Будь Саша амбалом, скорее всего никто к нему не пристал, хотя кто знает, современная молодежь полные отморозки. Его худое, но жилистое под одеждой, тело и физиономия ботаника часто подводили, как его, так и нападающих.
   Сашу начали брать в клещи. Да вот не много не успели. Воздух вокруг засиял, и наступила БОЛЬ.
  
  
   Глава первая.
  
   Боль продолжалась вечность. Она терзала тело и сознание. Хотелось только одного тьмы и покоя. Но всё проходит. И эта нестерпимая боль ушла. Превратилась просто в очень сильную. Бер открыл глаза. Яркое солнце резануло по сетчатке, заставив зажмуриться. Он попытался приподняться, руки задрожали. Бер с трудом перевернулся на живот, его вырвало. Через какое-то время он снова открыл глаза. Периферийным зрением отметил, что недалеко кто-то лежит.
   Бер повернул голову посмотреть кто там. В мозгу, словно бомба взорвалась, и Саша опять потерял сознание. Когда он очнулся повторно, было темно. Александр тупо смотрел на ночное небо, затянутое тучами и радовался отсутствию боли в теле, но шевелиться, всё же опасался. Никаких кошмарных мыслей, никакого движения. "Хорошо, только пить хочется", - вяло подумал он.
   - Чувак! Ты очнулся! - Заголосил кто-то рядом. - Ты кореш хорош дрыхнуть.
   Бер медленно повернул голову на звук. Перед ним на коленях сидел недавний знакомец, тот самый долговязый с золотой фиксой во рту.
   - Чем это ты меня так приложил? - Бер попытался встать, закружилась голова, и он со стоном откинулся на спину.
   - Не, ну ты чувак даёшь! Да мы и пальцем тебя не тронули. Я так понял, нас всех выключили, - затараторил длинный. - Лёха Гвоздь до сих пор в отключке валяется, а Макс умер.
   Неожиданно для Саши длинный расплакался, спрятав лицо в грязных ладонях.
   "Вот и вся бандитская воинственность", - подумал Бер. Он тяжело вздохнул и поднялся на ноги. Ему это удалось, хоть и не без труда. Голова по-прежнему кружилась, хотелось лечь, но нельзя. Хорошо хоть ничего не болит. Почти. Нужно сначала понять что происходит.
   - Не голоси. - Попросил он парня. Глядя на него, Саша понял, успокоится, тот пока не сможет, а он этому длинному не нянька. Лучше пойти осмотреть место происшествия. Может хоть что-то станет понятнее.
   Недалеко, метрах в десяти лежали двое. Он подошёл к ближнему, присел на корточки и пощупал пульс. Пульс прощупывался, и даже было слышно, как гоп-стопник дышит. Бер присмотрелся к лежащему и "опознал" того, как "крепыша слева".
   - Ага, это наверно Лёха Гвоздь, - себе под нос пробормотал он. - Очухается. Теперь к следующему.
   Бер переместился на пару метров ко второму, и проделал всю процедуру заново. Но и так стало понятно:
   - Труп, уже остывать начал. Блин. Что я ментам скажу.
   Тут из-за туч вышла луна, осветив всё вокруг. Саша посмотрел на мертвеца и по спине пробежали мурашки. Стало видно, из глаз, носа и ушей, натекло много крови. Тут же вспомнилось, как совсем недавно всё тело корежило и его передёрнуло. "Чёрт, ведь я мог также валяться, твою мать".
   Стало ещё чуть светлее. Бер посмотрел на небо и застыл ошарашенный с открытым ртом.
   В разрыв облаков заглядывали две луны. Одна как на земле, другая чуть в стороне и поменьше. Явно не как на земле. Потому что, сами понимаете в нашем родном небе только один спутник.
   Александр смотрел вверх минут десять, даже не заметил, как сел на пятую точку.
   - Слышь кореш. Может Макс того. Ну, этого... Жив ещё? - Вывел Сашу из оцепенения голос длинного.
   Александр взял себя в руки, решив, что с лунами он разберётся чуть позже, сказал:
   - Успокоился уже?
   - Да, - ответил долговязый. В его голосе послышалась застенчивость. Но Саша не обратил на это внимание.
   - Твой товарищ мёртв. Давно уже, несколько часов как минимум. - Бер подумал и спросил. - А где ваш четвёртый?
   - А хрен его знает. Бежал, скорее всего, когда мы в бессознанку брякнулись. Он всегда был трусоват. Но я с ним потом разберусь.
   - Ну, это врятли.
   - Это почему ещё? - поинтересовался длинный.
   - Потом расскажу, - Беру не хотелось указывать на небо. Он питал слабую надежду, что две луны это глюк, как производное от удара головой о землю, например.
   - Чувак, у тебя есть представление, где мы. А то из-за этой свистопляски у меня складывается настойчивое ощущение, что мы далеко от гаражей, и две луны смущают как-то не по-детски.
   Сашка аж подскочил на месте:
   - Так ты тоже видел?
   - Ну да. Я же на два часа раньше пришел в себя. И даже не много прошёлся вокруг пока вы тут все в отключке валялись. Я так понял, нас перенесли на какой-то пустырь. Только кому делать нечего, непонятно.
   - Надо рассвета ждать. Потом тщательно осмотрим местность. - Бер посмотрел на часы. Стрелки остановились на начале восьмого. Он потрусил рукой, и часы завелись. Удовлетворительно кивнул и достал из кармана джинс мобильный. Телефон не работал.
   - Мобилу проверяешь? Дохлый номер. Моему телефону каюк пришел.
   - Слушай длинный помолчи. Без тебя тошно. - Саша вытащил аккумулятор и вставил его заново. Не помогло.
   - Фикса я.
   - Чего? - Саша недоумённо глянул на гоп стопника.
   - Фикса. Кликуха такая у меня, - представился длинный
   - Ну да. - Бер усмехнулся. - Кто бы мог сомневаться.
   - Чё не нравится моя кликуха? - Фикса ухмыльнулся. - А по мне так в самый раз.
   - А я совсем не против. Фикса так Фикса. Если б ты ещё по человески разговаривал, а не на своём полублатном, да на людей в подворотнях не кидался, был бы на приличного человека похож.
   - Но, но. Не наезжай, ладно. Мы тут, походу, в одной лодке. Дружить нужно. Семьями. - С обидой в голосе сказал длинный.
   - Хорошо. - Пошёл на попятную Бер. - Сначала разберемся, что с нами и главное где мы, потом всё остальное.
   - Согласен. - Фикса задумчиво почесал затылок. - Слышь у тебя случаем пожрать нет. Ну, типа батончика шоколадного?
   - Нет.
   - Я так и думал. - Длинный вздохнул. - А...
   - Попить, тоже нет, - предупреждая вопрос, сказал Саша.
   - Мысли читаешь, что ли? - Хмыкнул Фикса.
   - Твои мысли на лице твоём написаны. - Саша поднялся на ноги. Голова немного закружилась и перестала. - Кажется рассвет скоро.
   - Неужели мы так долго в отключке провалялись? - удивился Фикса. - И, правда, смотри.
   Саша смолчал. Он и так видел, восходящее солнце озарило горизонт. Открыв молодым людям нереальную картину. На восток уходила степь, заросшая выжженной пожелтевшей на солнце травой. На всём обозреваемом пространстве не росло ни одного дерева. Остаток асфальтированной дороги был занят ими самими и разбросанным мусором. Эта дорога должна была длиться к улице Урицкого и влиться в проспект Академика Погорелова, но обрывалась в пятнадцати метрах от них. Будто ножом кто-то срезал и её и город. Слева раньше был поворот к гаражам, возле которых Сашу и пытались ограбить, но ни поворота, ни самих гаражей как таковых не просматривалось.
   - Еханый бабай! - Воскликнул фикса, и челюсть у него отвисла. - Явно не пустырь.
   - Что? - Саша развернулся и увидел ещё более утопическую картину.
   На западе встала перед глазами совершенно иная картина. Десятки полуразрушенных кирпичных хрущёвок загораживали горизонт. От более новых панельных девятиэтажек остались только холмы из щебня и бетонных плит. За этими развалинами должны быть улицы с частными домами, но они не просматривались. Повсюду в небо поднимался дым от многочисленных пожаров. У Саши учащенно забилось сердце в тревоге, там его дом, родители и сестрёнка. Только сейчас, когда шок от увиденного затмил собой шок от попадания в это непонятное место, в душе проснулась тревога за родных. То, что этот мир другой Саша разумом уже понял. Он втянул ноздрями воздух нормальный. Дышится очень легко. Потом подпрыгнул, прислушался к ощущениям. Показалось или нет, вроде чуток полегче прыгать, чем на земле. "Ладно, потом разберёмся", - подумал Александр. - "Сейчас другое важнее".
   - Мне нужно идти. - Прошептал он.
   Длинный его услышал:
   - Я один Гвоздя не дотащу.
   Саша повернулся к ошарашенному Фиксе. Затем перевёл взгляд на его товарища всё ещё лежащего на асфальте. В этот момент тот со стоном пошевелился. Фикса засуетился вокруг своего друга, пытаясь растормошить того.
   - Давай помогу, - предложил Бер и, не дожидаясь ответа, присел перед пострадавшим парнем и со знанием дела начал давить за ушами, в известные точки на шее, на виски. Так продолжалось минут пять, пока Гвоздь не открыл наполненные болью глаза.
   - Ты как дружбан? В Норме? - Обеспокоено поинтересовался Фикса.
   - Ы... Бл... Нет. - Попытался подать голос пострадавший.
   - Раз ругаешься, значит в порядке. Ничего скоро в себя придешь. Минут двадцать, тридцать и всё. У меня также было.
   - Мне нужно идти, - Александр поднялся. - Там мой дом.
   - Подожди, вместе пойдём. Этот вот очухается и пойдём. - Фикса кивнул на друга.
   - Я должен знать, что с моими.
   - Хочешь, иди. Но я бы всё-таки подождал чуток. Учитывая происходящее...
   Фикса обвёл рукой вокруг.
   - Мы можем понадобиться друг другу. Извини, конечно, ты старше и наверняка считаешь себя умнее и опытнее. Но подумай сам, если твои живы, тогда ты зря волнуешься, если мертвы, - тут Фикса выставил руки ладонями вперёд в примирительном жесте, - сам же видишь, что там. - Он кивком показал на развалины города. - То и спешить не зачем. А вот если ранены и завалены в доме, тут-то мы и понадобимся. Где ты будешь искать спасателей. Когда они всем нужны. Да и есть ли они ещё?
   Бер по иному посмотрел на парня. Не ожидал он такой рассудительности от него.
   - Хорошо. А самому домой разве не надо?
   - Куда? - Фикса показал рукой в сторону степи. - Общага наша там была. Теперь сам видишь.
   - Значит студенты. - Констатировал Бер. - Все учитесь?
   - Ага. Индустриальный институт, факультет информатики и робототехники. - С гордостью произнёс длинный.
   - Обалдеть, - удивился Саша. - Вот уж не думал, что зав. кафедрой Александр Николаевич начал обучать роботобандитов.
   - Стоп, а ты получается, у нас учишься?
   - Закончил уже. О, смотри наш гаврик, похоже, приходит в себя окончательно.
   И Саша и Фикса одновременно наклонились к Гвоздю. Леха Гвоздь попытался сесть. Ему помогли в четыре руки. Пока пытались привести в чувство третьего счастливчика, пережившего катастрофу, совсем рассвело. И чем больше проходило времени, тем больше Саша нервничал.
   - Где мы? - Лёха туманным взором осмотрел окрестности.
   - Давай, попытайся встать. Мы тебе поможем. Надо идти. Все вопросы и ответы позже. - Бер засуетился, поднимая Гвоздя.
   Гвоздь застонал от резкой боли в голове.
   - Этот хмырь, что тут делает? - Спросил Леха у длинного, имея в виду Бера. - И где Макс?
   - Вот. Недалеко лежит. Умер он. - Ответил Фикса.
   Лёха повернул голову, куда указал длинный и увидел останки Макса с растекшейся вокруг головы лужей крови. От такой картины его вырвало, потом ещё раз. Через минуту тошнота отступила.
   - Как же так? - Хрипло спросил Гвоздь, ни к кому конкретно не обращаясь. И ему никто не ответил. Сами хотели бы знать.
   - Надо ментовку вызвать. Скорую.
   - Гвоздь, какая скорая, какая милиция? Ты вокруг посмотри! Всё разрушено. Города почти нет! Мы вообще хрен знает где! - Не выдержали нервы у Фиксы.
   - Не ори на меня и без тебя в ушах звенит. - Огрызнулся на друга Гвоздь.
   - Хватит. Достали вы меня. - Остановил зарождающуюся ссору Саша. - Лично мне некогда. Вы идёте со мной или нет? Время дорого.
   - Идём Лёха. - Уже спокойно обратился к другу Фикса.
   - Хорошо. Но все же как-то не по-людски его тут бросать.
   - Мы вернёмся за ним позже и похороним, - пообещал Александр.
   Саша с Фиксой с двух сторон подхватили Леху. Тот ещё был слаб и еле волочил ноги.
   - Не так лихо, а то блевану на кого-нибудь. - Предупредил Лёха и сморщился. Фикса поспешно отступил подальше. Саша осуждающе глянул на него, взглядом заставив длинного вернуться.
   - Давай парень, шевелись. Нам нужно поскорее в город. - Поторопил Бер.
   - Куда нас занесло? - Гвоздь внимательно рассматривал окрестности и ничерта не понимал.
   - Сами не знаем, - сказал Фикса, - ты давай чувак передвигай поршнями. Спешить надо.
   - Хреново мне, сейчас прополощет. - И не дожидаясь возражений от товарищей по несчастью, его вывернуло на изнанку. Бер и Фикса отпустили его, с состраданием наблюдая за муками Гвоздя.
   Лёху рвало, пока желудок не опустошился, ещё некоторое время его выворачивало всухую. Наконец несчастный задышал ровно и самостоятельно поднялся с колен, хоть его и покачивало от слабости.
   - Куда идти-то? - Спросил он.
   - Вот сразу чувствуется хватка делового человека. Никаких лишних вопросов. - Длинный похлопал друга по плечу. - А идем вон к тем развалинам, которые остались от нашего Зареченска. Пошли по дороге расскажем.
   - Попить у вас, конечно же, нет. - Для порядка спросил Гвоздь.
   - А этот вопрос уже лишний. Что сушняк? - Заухмылялся Фикса.
   - Да пошёл ты. - Гвоздь прибавил шагу. Видно, как ему с каждой минутой становится лучше, скорость движения увеличилась, это не могло не радовать Сашу.
   Пока они добирались до развалин, Фикса не умолкал. Рассказывал другу, что с ними происходило, пока тот был без сознания. За двадцать минут пути он выдвинул десяток версий произошедшего. Одна сумасшедшее другой. Саша шёл молча и почти не слушал словоохотливого студента. Единственный раз он открыл рот, когда Фикса попросил подтвердить его слова о двух лунах на ночном небе.
  
  
   Район хрущёвок встретил их запахами смерти и крови. Беру вспомнилась Чечня. Тот же запах, те же ощущения. Саша невольно подобрался. Сработали вбитые инструкторами инстинкты морского пехотинца. На молодых попутчиков страшно было смотреть. Почти зелённые лица, вот-вот потеряют сознание.
   Трупы лежали везде. Саша отметил, большинство скончалось как Макс. Вокруг голов лужи крови. Некоторые умерли за рулём своих автомобилей, судя по всему, никем неуправляемые машины, катились некоторое время и врезались куда придётся. Вот "волга" въехала в витрину чудом уцелевшего супермаркета, посбивав на пол товар. Не сговариваясь, они свернули к магазину, пролезли через пролом и набрали немного еды, воды и сигарет.
   - Живём пацаны, - довольно проговорил Фикса, набитым ртом.
  
   По пути им встретилась группа мужчин и женщин с двумя детьми. Всего человек двадцать. Сашу очень утешило, что не все погибли. Люди пытались разобрать завал на месте рухнувшей пятиэтажки. Слышались стонущие голоса под кирпичами.
   Не останавливаясь, что бы предложить помощь, тройка парней прошла мимо. Они продвигались в глубь разрушенной территории, провожаемые хмурыми и растерянными взглядами. Чем дальше углублялись на территорию пострадавшего района, тем меньшие повреждения носили на себе здания и тем больше попадались людей на улицах. Многие работали на разборке завалов и помогали раненым. Многие бродили бесцельно, словно в прострации. Улицы наполнялись киками и стонами. Кто-то кого-то звал. Слышно как на соседней улице работала тяжелая техника. Где-то далеко выл одинокий пёс.
   Парни шли к частному сектору города, с ужасом глядя на то, что осталось от некогда крупного населённого пункта. Их не окликали, они также вопросов не задавали. Лишь однажды Фикса хотел подойти к трём пожарным, устало курящих возле своей спец машины.
   - Не стоит. Никто не знает и не понимает, что происходит - остановил его Саша.
   Ещё через двадцать минут они добрались до нужного района. Частные дома почти не пострадали. Более того, за ними были видны более менее целые девятиэтажки правого берега Широкой. "Значит чем дальше от эпицентра, тем целее город", - отметил про себя Бер.
   - Долго нам ещё? - Лёха крутил головой осматривая улицу. Дома стояли целые, только у некоторых посносило крыши, будто смерч пронёсся. Разрушены только лишь очень старые постройки, возведённые ещё до войны и строения примыкающие к хрущёвкам.
   - Нет. Пять минут. - Саша ускорил шаг.
   Бер с облегчением вздохнул, когда увидел свой дом из красного кирпича и крышей покрытой зелённой металлочерепицей. Внешне дом стоял не повреждённый. Когда он и его спутники вошли во двор, к Саше подбежала овчарка, завиляла хвостом и лизнула руку, признавая в нём хозяина.
   - Не укусит? - настороженно спросил Фикса.
   - Нет. Дана тихо. Это свои. - Ласково сказал Саша собаке. Та только пренебрежительно обнюхала чужих и отошла. Мол, свои так свои, раз хозяину так хочется.
   - Мама! - Прокричал Бер, поднимаясь на крыльцо.
   Дверь открылась. На порог вышла женщина лет шестидесяти с красными от слёз глазами, в домашнем платье и тапочках на босу ногу. Из-за спины выскочила симпатичная девушка того же возраста что и горе грабители и бросилась на шею брату.
   Сашка обнял сестру, поцеловал в щёку и отстранил.
   - Мы так волновались. В городе чёрте что происходит. Мы с мамой с ума сходим. Папа до сих пор лежит без сознания. Мы пытались вызвать скорую, но телефоны не работают. Соседи говорят землетрясение. Только какое-то странное. Много погибших. - Затараторила сестра Ксения.
   - Мама, покорми этих охламонов, пожалуйста. Я к отцу. - Попросил Саша мать. - И... мама....
   - Да Саша.
   - Скорой не будет.
   - Ты что-то знаешь?
   - Есть догадки, - ушёл от ответа сын. - Но не более того.
   - Так это не землетрясение? - скорее утвердительно, чем вопросительно сказала Сашина мама.
   - Да.
   - Я так и думала. Папа в спальне. А вы ребята пойдёмте со мной. - Она развернулась и ушла на кухню. Фикса и Гвоздь разулись и, стесняясь прищуренного взора Ксении, последовали за ней.
   - Сашка тебе помощь нужна? - встряла Ксения.
   - Нет, но будь недалеко.
   - А эти кто?
   - Потом. - Отмахнулся от сестры Бер.
   Саша прошёл в спальню, где на диване лежал отец. Он сел на край и приподнял ему веки. Вглядевшись в зрачки и прислушавшись к ровному дыханию, Саша быстро осмотрел уши, ноздри. Нигде не заметив крови, он с облегчением выдохнул. Из увиденного сегодня Бер сделал вывод, многие люди умирали от резкого повышения давления в черепной коробке.
   Потом положил левую руку отцу на голову, а правую на живот. Сосредоточился. У себя во лбу почувствовал привычное лёгкое покалывание. Он решил сначала прощупать повреждения мозга, а потом перейти на органы и энергетические каналы.
   Неожиданно для самого себя перед закрытыми глазами появилась яркая картина всех частей тела отца. Словно посмотрел в анатомический атлас, только лучше. Картинка была не статичная. Будто на суперсовременном медицинском оборудовании, всё видно в движении. Быстрый ток крови и биение сердца. Сжатие и расширение лёгких и подрагивание под мышцами стенок внутренних органов. Раньше так живописно и насыщенно осмотреть больного он не мог.
   Саша с детства имел некоторые способности к экстрасенсорике. С возрастом они только усиливались и даже пару раз помогали ему выжить в армии. Ему часто снились сны, которые почти неизменно исполнялись. Он предчувствовал неприятности и мог видеть энергетику человека и даже иногда по цвету и интенсивности свечения мог определить, какой орган болен.
   Можно сказать, что сверхъестественное было его вторым увлечением кроме единоборств и оружия. Правда, оружием предпочитал любоваться, держать в руках как некую абстрактную силу, заточённую в кусок металла. Применять его надоело до чёртиков ещё в армии, но любовь к нему осталась.
   Саша скрывал свои способности от знакомых. Не хотел лишний раз выглядеть дураком в глазах посторонних и немного боялся ответственности. Боялся, не справится, если кто-то попросит о помощи, а он не сможет её оказать или ещё хуже сделает больному. Только в семье все были в курсе. Папа, бывший офицер ракетных войск и материалист до мозга костей, делал вид, что с сыном всё в порядке. Мама немного побаивалась, вдруг от лукавого. Сестра была в восторге и без зазрения совести пользовалась способностями брата в своих целях. Хорошо хоть ума хватало не рассказывать о брате подругам. За что он ей был благодарен.
   Бер удивился своим новым возможностям, но глаза не открыл, продолжая сканировать лежащего отца. Убедившись, что с ним всё в порядке и тот просто без сознания, как большинство кто пережил катастрофу, Саша успокоился. После испытанного напряжения у него непроизвольно потекли слёзы. Что тоже типично, и являлось ещё одной причиной, почему он никому из посторонних о себе не рассказывал. Он, как всякий мужчина стеснялся своих слёз.
   "Что же со мной происходит? Наверно увеличение восприятия - ответ на стрессовую ситуацию". - Промелькнула мысль. - "Потом разберёмся".
   - Ксюша!
   - Что случилось? - Влетела та в комнату, точно угорелая.
   - Нашатырь тащи.
   - Ага. Щас. - Унеслась.
   - И воды принеси! - Крикнул Саша сестре вдогонку.
   - Ага! - Донёсся её голос из кухни.
   Вместе с сестрой в спальню вошла мама.
   - Вроде всё в порядке. Открывайте нашатырь. - Спокойно сказал Саша матери. Он не хотел лишний раз её волновать, итак поводов выше крыши. - Когда он придет в себя ему будет плохо. Может пить захочет.
   - Ага. Мы это уже проходили. - Встряла со своим комментарием Ксения.
   - Не агакай. Словно старуха глухая. - Раздражённо сказал Александр. - Иди лучше гостей развлеки.
   Сестра надулась.
   - Твои дружки, сам иди и развлекай.
   - Не ссорьтесь. Нашли время - Мама поднесла флакон к кончику носа главы семьи. Резкий запах распространился по комнате и шибанул в ноздри. Отец резко вздохнул, закашлялся и открыл глаза.
   - Что случилось? - тихо спросил он.
   Все с облегчением выдохнули. Теперь уже окончательно.
  
   Макса они похоронили вечером не далеко от места, где он погиб.
   Бер прочитал над могилой две молитвы. Отче наш и Царь Небесный Утешитель. Молитвы не к месту, только других он не знал.
  
  
   Глава вторая.
  
  
   Прошла неделя со дня переноса. Семь дней тяжелого, изнурительного труда. Все работы производились вручную. Саша, Алексей, Ксения и Фикса, которого, кстати, зовут Николай, трудились в одной бригаде по разбору завалов и поиску уцелевших.
   Жителей организовали выжившие офицеры МЧС и внутренних войск, раньше охранявших закрытые научные объекты и исследовательские институты. Мама Александра и Ксении, Бер Валентина Николаевна, сидела дома готовила на всю ораву обеды и ухаживала за ещё слабым мужем. Сергей Борисович второй день ходил самостоятельно, непривычная слабость нервировала сильного духом мужчину. Перенос сильно пошатнул его здоровье. Всё же не двадцать лет, шестьдесят в этом году исполняется. Саша с печалью смотрел на отца, но ничего пока поделать не мог. "Может позже, когда разберусь со своими повысившимися возможностями". - Надеялся Бер. Повторить трюк с "просвечиванием" организма, качественно как в первый раз не удавалось. Нужны тренировки и свободное время, а его то пока не предвиделось.
   Молодые люди вернулись с работы около одиннадцати вечера. Грязные и голодные. С синяками под глазами от усталости. Когда четвёрка добровольных спасателей помылась и переоделась в чистое, сели за стол.
   - Как там? - спросил за поздним ужином Сергей Борисович.
   - Никого сегодня не нашли. - Ответил Николай - Фикса. - Одни тела. Бригадир говорит, завтра окончательный день работы. Больше живых найти не реально. Те, кто умудрился выжить под обрушенными зданиями, за это время от жажды уже должны умереть.
   Николая и Алексея на семейном совете приняли решение оставить, как бедных несчастных, лишившихся дома и родных. Оба студента оказались родом из соседней области и сильно переживали утрату связи с семьями. Но виду старались не показывать. Им выделили чудом уцелевший однокомнатный флигель за основным домом. В стене только небольшая трещина образовалась, которую можно замазать и будет как новый.
   Саша так никому и не рассказал, что эта пара и их друзья пытались его ограбить. И, тем не менее, именно он предложил остаться студентам и убедил родных, что так будет лучше.
   Бер понимал, пока люди объединены одной целью - спасением и находятся в некоторой прострации, они едины. Рано или поздно до большинства дойдёт - в уцелевших магазинах продуктов и товаров на всех не хватит и помощи не предвидится, а были и такие упёртые, тогда начнётся. Народ превратится в толпу голодных и обделённых. В этом случае лучше иметь под боком парочку молодых и крепких ребят. Тем более они оказались не такими ублюдками, какими показались в первые минуты "знакомства". И неплохо сдружились с его сестрой. Наличествовал ещё момент, в последние дни военные и омоновцы взяли под контроль все не разрушенные торговые точки и склады. При этом выдавали населению минимум необходимого или вообще ничего не выделяли. Народ роптал, но пока мирился. Редкие драки не в счёт.
   Накормив, скудной пищей, добровольных спасателей Валентина Николаевна собрала посуду в раковину и начала её мыть теплой водой, поливая на тарелки из кружки.
   С водой вот уже который день просто беда. Водопровод по естественным причинам не функционировал. Река Широкая, делившая раньше город на две неравные части исчезла, оставила на память горожанам грязные лужи. Счастье что сосед догадался выкопать колодец. У него вся улица воду брала. Саша подумал, пора бы свой заводить, потому как зависеть от других не дело, да туалет во дворе поставить не мешало бы. По кустикам не набегаешься. Канализация-то накрылась. А электростанция вообще осталась за горизонтом другого мира.
   Сергей Борисович побарабанил пальцами по столу, так он делал, когда собирался озвучить важную мысль.
   - Так ребятки давайте совет военный держать.
   Все внимательно приготовились слушать. Саша весь подобрался, когда отец говорит подобным тоном, то перечить ему абсолютно бесполезно. В такие моменты никогда не знаешь, что отец выдумает. Ксюха навострила уши. Мать перестала мыть посуду, насторожившись. Только студенты, будучи не в курсе особенности характера хозяина дома сидели на стульях расслабленно.
   - Давай папа, говори. - Поторопил отца сын.
   - Необходимо вооружиться. Найти, выменять или украсть, если придётся, стрелковое оружие. Без него никак не выжить. - Выдал Сергей Борисович.
   Сидящие за столом застыли. Кроме Саши. Он сам хотел выдвинуть похожее предложение. Не столь радикальное, но кое-какие мысли имелись. Из ступора всех вывел грохот упавшей тарелки, которую уронила Валентина Николаевна. Звук, чудом не разбившейся посуды послужил сигналом. Заговорили все одновременно.
   - Не мели ерунду старый! Совсем свихнулся! Где ты воровать собрался? И детей втягиваешь! - Завелась жена, уперев руки в боки.
   - О! - открыла рот сестра то ли в удивлении, то ли в восхищении.
   - Класс! - прокомментировал Лёха.
   - Где мы его раздобудем? Автоматы на дороге не валяются. - Более информативную реплику вставил Николай.
   - Так всем тихо! - хлопнул по столу ладонью отец. Он посмотрел на сына. - Сашка. Сидишь, ухмыляешься. Вижу по глазам, давно задумал чего-то. Если есть мысль дельная, выкладывай.
   - Сынок не слушай отца...
   - Валя замолчи, ты не понимаешь что твориться? Чем мы будем защищаться, когда придут мародёры или отморозки какие-нибудь. Всех перестреляют, имущество заберут. На дочь глянь. Ты глянь, глянь.
   - Красивая у нас дочка.
   - Вот именно. Её могут убить не сразу. Дочь на бесчестие обрекаешь?
   - Господи, да что ты такое говоришь! Как ты мог подумать такое! - Всплеснула руками Валентина Николаевна.
   - Папа это удар ниже пояса, - вступилась за мать Ксения.
   - А как иначе. Она должна понять, мир изменилось безвозвратно. Никто нам не поможет кроме нас самих! - Отец ещё раз хлопнул ладонью по столешнице.
   - А военные? Омоновцы, наконец. Я видела, они патрулируют. От мародёров охраняют. - Не сдавала мужу позиции Валентина Николаевна.
   - Это не надолго мама, - сказал Саша. - Они уже с военными делят сферы влияния. Вэвэшники взяли под контроль одни склады и магазины, омоновцы и милиция другие. Уверен, скоро появятся мелкие и крупные банды. Тогда может начаться война за остатки роскоши. То, что я сказал, не обязательно случится, может они договорятся между собой и у людей появится одна единственная власть, способная навести порядок обеспечить и накормить столько народа. Только я не думаю о благоприятном решении проблем. Скорее наоборот. Во времена хаоса, шкурные интересы власть предержащих сильнее интересов простых людей.
   - Во загнул как по писаному: "власть предержащих", - прокомментировал Фикса.
   - Лучше помолчи, раз умные мысли в голову не вмещаются, - окоротил Николая глава семьи.
   - Может и по писанному. От этого предположение неверным не становится. Если я окажусь прав, то скоро и нас делить начнут.
   - Мы то тут причём? - Спросила у Саши сестра.
   - А как ты думаешь, кто будет на новых князьков пахать, сеять, жрать готовить, стирать и в постели ублажать? - вопросом на вопрос ответил Саша.
   - Вы все рехнулись. - Раздраженно прокомментировала спор своих детей мама.
   - Предпочитаю перебдеть, чем не добдеть. В любом случае от грабителей защищаться чем-то надо. - Сказал Бер младший.
   Немного помолчали, усваивая сказанное. Сергей Борисович более спокойным тоном поинтересовался.
   - Теперь давай говори о своей задумке сынок.
   - Помнишь Никифоровых? Я с их сыном в школе учился.
   - Точно у них же магазин "рыболов и охотник" есть. - Ксюша заулыбалась, догадываясь, в каком направление думает брат.
   Саша не стал больше тянуть с предложением:
   - Да, думаю выпросить снаряжение и карабины.
   - Они просто так не отдадут. - Впервые за разговор открыл рот Леха. - Я бы не отдал.
   - А мы им предложим схрон и защиту в обмен на экипировку, оружие и патроны. Пока про них не вспомнили и не конфисковали "власти" или кто похуже.
   Отцу понравилась идея своего старшего. Она представилась ему продуктивнее, чем та, которую хотел предложить сам.
   - С чего ты взял, что согласятся.
   - Согласятся. Кроме того, что мы укроем часть склада у себя, можно предложить им охрану. Она им понадобится. Желающих прибарахлиться за чужой счёт будет много. А потенциал продолжить свой бизнес у Никифоровых имеется, и ещё какой. Во-первых: не маленький магазин, плюс склад. Всё что внутри понадобится всем. Во-вторых: приличная мастерская, в которой можно ремонтировать стрелковое оружие и даже технику. При некоторой смекалке и наличии мозгов, изготовлять патроны под охотничий калибр. А это деньги и не плохие. Лакомый кусок.
   - Деньги? - Съехидничала Ксения.
   - Не деньги, так натуральный обмен. Не воздухом же питаться. - Сашка устало посмотрел на сестру. - Не придирайся к словам.
   - Хорошо. Пока на этом закончим. Главное появилась цель. Осталось её реализовать. - Закончил совет Сергей Борисович. - Завтра сделаем, как предложил Сашка.
   - Нет, папа. Сегодня. Завтра может многое измениться. Итак сколько времени упустили.
   - А на разбор завалов с утра? - Поинтересовался Алексей.
   Александр ответил:
   - Не пойдём. Всё что могли мы сделали. Пора о себе подумать, как бы не поздно стало.
   Отец кашлянул в кулак.
   - Верно говоришь. Идите. С вами надо бы пойти, но думаю, ты лучше справишься.
   Все понимали, насколько Сергей Борисович слаб, и сделали вид, будто он по собственному желанию отказывается идти на важные для семьи переговоры. В другое время энергичный офицер запаса пошёл бы с сыном.
   - Да куда на ночь глядя? - Не довольно пробурчала хозяйка. Больше для порядка. Она уже поняла, будет так, как решили её мужчины.
   - Всё в порядке мам. Не маленькие.
   Парни пошли обуваться в прихожую.
   - Я с вами, - Ксения вскочила из-за стола.
   - А ты куда? Сиди дома. - Сказала мама.
   - Ну, пап. - Ксюша невинным взглядом ребёнка посмотрела на отца. В надежде на заступничество. Она всегда так делала, пытаясь у того что-нибудь выпросить. Номер не прошёл. Отец бросил на неё грозный взгляд. Стало понятно, ничего не получится, и Ксения смутилась.
   - Не волнуйтесь всё буде хорошо, - с порога крикнул Саша, и троица исчезла в темноте.
  
  
   Сегодня ночь удивляла безоблачностью и россыпью тысяч живописных звёзд, формирующих незнакомые созвездия над головой. Луны ярко освещали округу, заставляя предметы отбрасывать двойную тень.
   Бер, идя привычным путём, довёл своих товарищей к дому Никифоровых. Саша нажал на звонок, привинченный сбоку ворот. И ещё до того как увидел, как Николай крутит пальцем у виска, сообразил, какую глупость сделал. Электричества то нет. Под смешки студентов он подошёл к окну и постучал.
   Шторы за стеклом колыхнулись. Саша понял, что его рассматривают.
   - Это я, Сашка Бер! - Громко Александр. - Мне Ник, то есть Эдик нужен. - Поправился Бер. Ник старое, детское прозвище Эдика, производное от первых букв фамилии, приятно всколыхнуло память о беспечных детских годах.
   Шторы разошлись в стороны, подпуская к окну мужской силуэт. Силуэт открыл форточку, и в квадратное отверстие показалась рыжая шевелюра, под ней заспанная, не бритая физиономия Эдика. Бер удивлялся жизненному наблюдению: у всех Эдиков, каковых он встречал в своей жизни, имелись в наличии рыжие волосы.
   - Привет Бер! - прохрипел простуженный голос. - Рад, что живой. Не всем так повезло.
   - Не поверишь, я тоже рад до безумия. - Сашка улыбнулся, получив в ответ такую же улыбку старого школьного приятеля, с которым, по окончании школы мало общался. Жизнь как это случается, расставляет новые приоритеты и разводит, таких близких раньше друзей, далеко друг от друга.
   - Почему так поздно? Добропорядочные люди дома седьмой сон видят, - продолжая улыбаться, произнес Эдик.
   - Значит с тёмными и тайными, даже сказал бы я, чёрными намерениями прибыл под опухшие очи твои княже, - продолжал скалиться Саша.
   - Что за отроки с тобой боярин, - подыграл ему Ник.
   - Открывай ворота, дай мёд, пиво вкусить. Познакомишься заодно.
   - Хорошо. Ждите. - Голова из форточки исчезла. Через минуту, послышался металлический скрежет вставляемого в замок ключа. Железная дверь в воротах открылась. - Проходите.
   Бер, Лёха и Коля по очереди вошли во двор, здороваясь с Эдиком за руку.
   - Давайте в беседку. Я так мыслю, вы не просто к нам заглянули? - осведомился Эдик, приглашая гостей за собой.
   - Не просто, - согласился Бер. - Будет лучше, если ты и батю своего пригласишь. Дело сложное, без него никак.
   - Прям так серьёзно? - Спросил Эдик и зажёг керосиновую лампу на столе в беседке. - Рассаживайтесь на лавочках, кому где удобно.
   Ребята уселись вокруг столика. В свете лампы Саша осмотрелся вокруг и отметил, что Никифоровы не дурно жили. Последний раз, с которого прошло довольно много времени, всё выглядело иначе. Сейчас двор выложен тротуарной плиткой, старый ещё советской постройки дом обложен декоративным кирпичом желтого цвета. Под окнами аккуратные клумбы, а подле гаража стоит внедорожник Toyota, в темноте не разглядеть какой именно, но видно новехонький.
   Бер потратил на осмотр буквально несколько секунд.
   - Давай я сначала представлю своих друзей. Это Алексей и Николай, - те повторно пожали Эдику руку. - После катастрофы податься им, стало быть, некуда, вот в настоящий момент живут у нас, можно сказать родичи теперь.
   - Можно просто Гвоздь, - произнес Лёха.
   - И Фикса, - свернул золотом во рту Николай.
   - Понятно. - Эдик оценивающе посмотрел на "родичей", - можете звать меня Ником. Так привычнее. - Те молча закивали.
   - А дело серьезнее некуда, - продолжал Бер. - Так что извини, отца зови.
   - Хорошо. Сейчас позову и по пиву принесу, - согласился Ник
   - Пиво это хорошо, - произнёс Лёха, облокачиваясь на деревянную спинку лавочки.
   Эдуард вышел из беседки и исчез в глубине дома. Через несколько минут появился снова, неся в руках пять жестяных банок Балтики тройки.
   - Скоро выйдет. - С порога сказал он. Подошёл и раздал гостям по пиву. Послышалось шипение открываемых банок.
   - Как твоя бабка и мать? - Чтобы заполнить паузу в разговоре спросил Саша.
   - Бабушке повезло, если так можно выразиться. Умерла до известных событий. А то не пережила бы, - с грустью ответил Ник.
   - Что так? - Не корректно поинтересовался Леха.
   - Мама погибла. То, что с ней стало лучше не вспоминать, - тень горя пробежала по лицу Эдика, и он сделал большой глоток из банки - При отце не упоминайте о ней. Даже сочувствия не выражайте. Так будет лучше.
   - Соболезную. - Бер мысленно возблагодарил Господа за то, что его семью миновала боль утрат.
   - Мы тоже, - за двоих подавленно выговорил Николай. Мысли о потери родных, для них были актуальны.
   Минут пять сидели молча, потихоньку потягивая из отверстий в банках хмельной напиток. Пока в кругу света не появился дядя Владимир - отец Эдуарда.
   - Привет ребятки. - Поздоровался Никифоров старший. Выглядел он не важно. Даже в полутьме видны уставшие, словно потухшие глаза. Под ними мешки синие, он ссутулился и поседел. Говорят, рыжие не седеют, пример Владимира Ивановича показал - это большое заблуждение. Одет в охотничий камуфляж, обут в военного образца берцы. На поясе кобура с Макаровым, будто не во двор к себе вышел, а ожидает неприятностей.
   "Похоже, дядя Володя догадывается о грозящих ему и его сыну неприятностях, только скорее инстинктивно, чем осознано", - пролетела мысль у Сашки в голове.
   - Пивком балуетесь? - поинтересовался Владимир Иванович.
   - Здравствуйте дядь Володя. Балуемся. Вот хочу представить своих товарищей, - Бер и парни повторили процедуру знакомства, с кратким, в двух словах рассказам кто они и откуда, для большей доверительности в предстоящей беседе. Так проинструктировал спутников Александр, чем больше собеседник знает о тебе, тем больше сам раскрывается перед тобой и доверяет. Аксиома.
   Следом за рассказом студентов взял слово Александр. Он поведал Никифорову старшему о выводах, сделанных сегодня на семейном совете и предложил помочь друг другу, исходя из сложной обстановки в городе. Никифоровы молча слушали, Сашину импровизированную речь. Когда все доводы Бер исчерпал, он с надеждой переводил взгляд с Ника, на его отца и обратно. Никифоровы долго молчали. Эдик с заинтересованностью глядел на троицу, по всей видимости, ожидая первого слова отца. Только тот не спешил с ответом. Он на долго уставился в одну точку, машинально вертя в руке пустую банку Балтики. Кода терпение у каждого подходило к концу, Владимир Иванович вышел из задумчивости.
   - Значит, говоришь, батька твой захворал? - поинтересовался дядя Володя.
   - Да, но постепенно идёт на поправку. Думаю неделя - две и будет как огурчик. - Тотчас откликнулся Саша.
   - Будем надеяться. - Никифоров смял тонкий корпус банки и внезапно для всех зашвырнул её во тьму. Неожиданная вспышка злости также быстро сошла на нет, как и появилась, и уже спокойно, с какими-то новыми, не такими полумертвыми интонациями в голосе сказал. - Ты справедливо отметил, власти обязательно подомнут под себя, что осталось от прошлого. Только прошлого не вернуть, к сожалению,- он уголком губ улыбнулся, правда улыбка вышла пугающая, больше похожа на кривой оскал. - Единственное. Не учли вы момент важный.
   - Какой? Любая здравомыслящая идея будет нами лишь приветствоваться, - настороженно сказал Саша. Подобные резкие перепады настроения собеседника ему не нравились. Между тем Владимир Иванович продолжал:
   - В целом с вашим предложением я согласен, - недовольной мимикой прерывал радостные возгласы переговорщиков, - однако существуют элементы, так скажем, недоработки в вашем проекте. Допустим, вы взялись охранять имущество, которым к счастью или несчастью я владею. И за это имеете дивиденды с прибыли, оружие, добротную одежду. Но этого недостаточно.
   Необходимо полностью объединиться. Найти новое место жительства. Здание или небольшую группу зданий, которые легко превратить в крепость. В зону с постоянным источником чистой воды, с достаточным участком земли, чтобы заниматься сельским хозяйством. Ты же Сашка морпех и должен знать толк в необходимости подобных мероприятий в условиях.... - Владимир Иванович растерянно задумался. - В таких условиях, даже не знаю, как назвать ту задницу, в которой очутились.
   - Так в заднице и находимся, чего уж тут придумывать. Итак, яснее ясного, - вставил слово в обсуждение Фикса.
   - Вы правы дядя Володя. Об этом как-то никто не подумал. Только эта тема для отдельного обсуждения. Главное, что вы поняли и приняли наше предложение. Меня очень радуют перспективы. Ваше согласие существенно повышают шансы нашей семьи на выживание.
   - Не единственно вашей Саша, не единственно. Полагаю, к нам присоединится ещё мой младший брат с семьёй.
   - Мы будем лишь рады.
   - Ну вот и договорились. Давайте ещё по пиву, пока оно есть, закрепим договор. - Никифоров старший подмигнул своему сыну, молчавшему весь разговор. Явно его настроение повысилось. Да и Эдик сидел в приподнятом настроении. - Потом разойдёмся, поздно уже.
   - Давайте выпьем. - Согласился Бер. - Лишь один вопрос.
   - Говори, - сказал Владимир Иванович.
   - Хотелось бы получить часть оружия сразу. Не подумайте ничего дурного, но именно поэтому мы пришли так поздно, у меня предчувствие дурное в душе поселилось. Не могу отделаться от него. - Саша поёрзал по скамейке, устраиваясь поудобнее. При этом он прямо посмотрел в глаза Никифоровым по очереди. Не объяснять же им про свои странные способности. Неизвестно как хозяева прореагируют, да и ни к чему им пока знать.
   После такого же внимательного, правда, не долгого ответного взгляда Владимир Иванович принял решение.
   - Сынок, - обратился он к Эдуарду, - будь добр сгоняй по быстрому в оружейную, подбери гостям по стволу. В знак нашей доброй воли и так сказать вместо подписи на договоре.
   - Что нести? - спросил Ник.
   - Неси два ПМ, по две обоймы к ним и по коробке патронов.
   - Подкиньте побольше патронов. Ведь ещё обучить молодёжь надо, - попросил Бер, имея в виду студентов.
   - Резонно, - одобрил Владимир Иванович и поправился. - По четыре коробки с патронами. Возьми также парочку ножей хороших, по своему усмотрению и Тигр с пятьюдесятью патронами. Смотри, чтоб не на птицу. - Попытался пошутить Владимир Иванович.
   - Естественно. Так и сделаю. - Улыбнулся Эдик, поднимаясь из-за стола.
   - И пива не забудь, - добавил Владимир Иванович.
   - Не забуду. - Уже на ходу сказал Ник.
   Пока Ник отсутствовал Александр поинтересовался:
   - Откуда ПМы? Охотничий же магазин.
   - Личное оружие. Представляешь, словно ждал неприятностей всю жизнь. Елена, жена покойная, да Эдик посмеивались. Параноиком называли. Вот видите ребята, времена поменялись. Моя параноидальная коллекция пригодится нам ещё. - С усмешкой объяснил Никифоров.
   Появился Эдик. В одной руке нёс кобуры с пистолетами, в другой фирменную коробку с Балтикой. За спиной висел чехол с карабином. Карманы куртки оттопыривали коробки с патронами. Ник выложил, принесенное на стол. Среди прочего, в куче принесенного оказалась радиостанция Kenwood.
   - Разбирайте кому, что. - Предложил он. - Сотовая не работает, а в нынешних условиях без связи трудно будет.
   - Правильно сделал сынок, - похвалил его отец. - Этот момент мы как-то упустили из вида.
   - Где только заряжать аккумуляторы, - посетовал Бер.
   - За это не беспокойся. У нас дизель генератор есть, - с этими словами Ник вручил станцию другу.
   - Запасливые вы, однако. - Выразил общее удивление предусмотрительностью гостеприимных хозяев Николай.
   Студенты сразу схватили ПМы, ножи и со счастливым выражением на лицах немедленно надели под куртки кобуры с оружием. Распихали обоймы и коробки по карманам. И довольные новыми игрушками, почти одновременно протянули руки за пивом.
   Остальные, ухмыляясь, наблюдали за действиями студентов. Ясно было, парней необходимо учить и учить. Оружие, даже самое простое легкомысленности не любит.
   Бер достал Тигр, созданный на базе винтовки Драгунова, бегло осмотрел карабин под патрон 7,62x54 и, удовлетворившись увиденным, немедля снарядил боеприпасами пятиместный магазин, не снижая темпа, вставил его в приёмник. Вся процедура не заняла и минуты. Убедившись в наличии оптического прицела ПО 4х39 с кронштейном для крепления остался доволен подарком.
   - Навыки, полученные в армии, не забыты. Верно сынок? - обратился хозяин к Саше.
   - Да дядь Вова. Вы правы, армия великая школа. Главное чтоб знания там приобретённые остались не востребованными. - Александр поставил карабин на предохранитель и отложил его в сторону.
  
   Последние пол часа мужчины сидели, наслаждались хмельным напитком и говорили на лёгкие отвлечённые темы, будто и не существовало кошмара вокруг. Когда банки опустели, стали прощаться.
   - Завтра я навещу вас с утра. Переговорю с твоим отцом, обсудим несколько вопросов.
   - Я передам ему. До свидания. Был рад снова вас увидеть.- Пожал руку Александр.
   - Спокойной ночи. Не нарвитесь на патруль, хотя сомнительно, что военные в два часа ночи по полуразрушенным улицам шастают. Больше стоит опасаться мародёров. В любом случае будьте осторожнее. - Напутствовал гостей хозяин.
   - Дом не далеко, прорвёмся, - Бер направился к воротам, Лёха и Коля последовали за ним.
   Когда молодые люди вышли за ворота, провожающий их Ник сказал:
   - Ты знаешь, я очень благодарен, что вы пришли. Вы дали отцу цель в жизни. Когда мама умерла, старик совсем замкнулся. С каждым часом угасал. Я боялся, батя интерес к жизни совсем потеряет. Любил он её сильно, - смущаясь, пояснил он. - Вы очень кстати с предложением объединиться заявились. - Эдик расчувствовался и затряс Сашкину руку, - Спасибо. Надеюсь, когда он займётся делом, меньше о грустном думать будет.
   Бер смутился. Странно было видеть старого друга в таком состоянии. Пришли вроде как с просьбой о благоденствии, а получилось наоборот.
   - Да брось Ник. Всё будет в порядке. - Саша хлопнул друга по плечу. - Нам пора.
   - До завтра.
   Тройка довольных парламентёров скрылась в ночи. День выдался длинный и тяжелый.
  
  
   Глава третья.
  
  
  
   Сашка проснулся от грохотания выстрелов. Ещё не соображая, вскочил с дивана, подхватил прислоненный к стене тигр. Напялил джинсы и, не утруждая себя дальнейшим одеванием, выскочил во двор. На улице с пистолетами в руках, такие же полуодетые, стояли в нерешительности студенты.
   - С оружием разобрались? - первым делом спросил Бер. Вчера показывать и объяснять, как пользоваться изобретением инженера Макарова не хотелось, так клонило в сон, что он решил перенести инструктаж на сегодня. Даже разговор с отцом отложил, лишь обменялись короткими фразами и разбежались по спальням.
   В дверях дома показался глава семейства. Увидев сына, коротко сказал:
   - Только осторожнее.
   - Возьми, - Бер отдал отцу карабин, затем обратился к парням. - Вы быстро одеваться и в дом. Фикса гони сюда пистолет. - Потребовал он.
   - Мы с тобой. - Запротестовал Николай.
   - С чего вы взяли, что я ухожу?
   На улице раздались одиночные хлопки, сразу за ними две очереди подряд по три патрона каждая, буквально за воротами. Оба парня инстинктивно пригнулись. Бер недовольно отобрал один пистолет и подтолкнул Леху и его товарища к отцу, за которым уже стояли женщины с глазами расширенными от испуга.
   - Папа загони всех в дом, - и, не дожидаясь ответа, развернулся и подбежал к вольеру в плотную примыкающего к забору. Дана забилась в будку, и тихонько поскуливала от страха. Она всегда боялась резких, громких хлопков. Когда по праздникам все кому ни лень поджигали китайскую пиротехнику, овчарка всегда поджимала хвост и пряталась в конуру.
   Бер ловко вскарабкался на крышу вольера. Осторожно выглянул за край забора. Росший на улице орех хорошо скрывал его от случайных наблюдателей, позволяя Беру оценить обстановку.
   Увиденное его не обрадовало. Четверо молодых солдат в бронежилетах перетаскивали в уазик, показавшиеся им ценными вещи убитых соседей, что жили наискосок от Сашкиного дома.
   Чета пожилых Галининых, изломанными куклами, валялась на асфальтированной дорожке у дома. Несложно представить, как старики, не веря в происходящее, пытаются защитить добро, нажитое за долгую, трудную жизнь. И вот появляются те, кто присягал защищать собственный народ, отбирают имущество и хладнокровно убивают растерянных людей.
   Бер заскрипел зубами. Тихо сполз на землю, затем быстро скрылся в доме. Всё семейство стояло на кухне уже одетые и обутые. На лицах застыло напряжение.
   Сашка проговорил сквозь зубы.
   - Четверо солдат грабят Галининых. Самих соседей расстреляли.
   Валентина Николаевна в ужасе прикрыла рот рукой и запричитала.
   - Что делать будем? - не обращая внимания на жену, спросил Сергей Борисович.
   - Вариантов два. Сидеть тихо и не высовываться. Или ликвидировать ублюдков и разжиться за их счёт автоматами и машиной, заодно поквитаемся. Снисхождения они не заслуживают. Только есть одно большое но. Вдвоём мы не справимся. А привлекать не подготовленных мальчишек, - Бер с сомнением покачал головой, - как пить дать погибнем. Надо вызвать Никифорова. Он обещал с утра подъехать, как бы не нарвался.
   - Мы не мальчишки, - возмутился Леха. На его реплику никто не отреагировал. Гвоздь получил тычок под ребро от Ксении и заткнулся.
   - Вызывай, - после секундного раздумья сказал отец.
   Сашка настроился на обговоренную вчера частоту.
   - Это Бер. Как слышите? - Александр переключил рацию на приём.
   - Слышу тебя Саша, - почти сразу пришёл ответ.
   - У нас изменение обстановки. Можете нарваться на паршивых овец на подъезде к нам.
   - Мы в курсе. Находимся за поворотом. Наблюдаем.
   - Хочу разжиться за счёт военных. Согласны? Если нет, то приезжайте позже. Мы пока пересидим.
   - Боюсь, не получится. Вероятно, к вам заявятся в гости. - Динамик рации зашипел от атмосферных помех.
   - Принял. Оружие есть?
   - Полный багажник.
   - Тогда делаем так, - Бер кратко поведал созревший в голове план.
   По нехитрому сценарию предстоящих действий Никифоровы должны открыть огонь с дальней дистанции, заставляя мародёров укрыться за машиной. Владимир Иванович поклялся, что хотя бы одного они снимут. Почти сразу Бер старший должен включиться в перестрелку, вынуждая солдат к действиям на два фронта. Учитывая малую дистанцию, он, сделав один два выстрела, обязан ретироваться в дом. В это время Александр, как самый опытный из всех с заранее занятой позиции на крыше соседнего дома расстреливает противника сверху. По идее всё просто.
   В принципе так и произошло. Когда все четверо закончили с погрузкой вещей в багажник, слегка расслабились, ощущая себя хозяевами положения, раскурили по сигарете. Саша устроился почти напротив солдат. Когда убедился, никто его не замечает, щёлкнул ногтем по динамику. Сигнал к атаке. Тотчас раздались сдвоенные выстрелы и два бандита в форме внутренних войск кулем свалились на землю. Бер увидел, как одному снесло пол головы. Второго, с дистанции сто метров, бронежилет не спас. Пуля из карабина, за основу которого взята снайперская винтовка, прошила бронник и туловище.
   Бер не видел отца, но хорошо слышал, как выпущенные пули из ПМ разбивают лобовое стекло автомобиля, ещё больше пугая растерянных солдат. Не мешкая, Саша приподнялся и быстро выпустил по заряду в не успевших укрыться противников. Те замертво свалились на землю. Всё закончилось быстро. Не учли одного, вмешательство пятого. Откуда он взялся Бер не понял, наверное, находился в доме и когда услышал чужие выстрелы выбежал к товарищам на улицу.
   Пятый из-под прикрытия УАЗика, дал короткую очередь в сторону Никифоровых, чем заставил тех искать укрытие. Когда послышались хлопки из ПМ, Саша с ужасом осознал, что папа не отошёл в укрытие, как планировали, а он со своей позиции не видел врага и спасти отца не мог. Он в ужасе закричал.
   - Сюда стреляй урод! - Отчаяние затопило сознание, тогда Бер ощутил давление во лбу, время замедлилось. Он увидел мародёра так четко, будто не было между ними автомобиля. Только он и солдат. Сашка не соображая, как и что делает, на выдохе шепнул.
   - Умри.
   Вэвэшник схватился за грудь, захрипел, повалился на бок и скончался. Следом Бера охватила такая слабость, что он чуть не свалился с крыши. Ему с трудом удалось спуститься вниз, и долгие минуты приходил в себя. Он пытался сообразить, что произошло. Единственная мысль, которая пришла в голову. Его паранормальные способности позволяют не только лечить, но и отнимать жизнь. Отложив соображения на потом, Бер пересёк пустой соседский двор, видимо зозяева, как только раздались первые выстрелы, попрятались в глубь дома и страшились нос высунуть, и вышел на улицу. Необходимость доделать грязную работу до конца, а именно произвести контрольный выстрел и чего греха таить обобрать их до нитки, повела Бера к застреленным солдатам.
   К месту боестолкновения подкатила Никифоровская Toyota. Автомобиль резко затормозил. Из него выскочил дядя Вова и незнакомый мужик, лет на десять моложе и удивительно схожий на Никифорова, такие же рыжие волосы, но без седины, слегка приплюснутый нос с кривой горбинкой, видимо не единожды переломанной. И в отличие от брата, а это был, как сразу догадался Бер, обещанный младший брат, с ироничной смешинкой в глазах.
   Оба одеты во вполне современную полевую форму, которую носят во время боевых выходов разведчики, новейшей разработки разгрузка, скомпонованной таким образом, чтоб распределять нагрузку по всему корпусу. В руках совершено фантастического вида штурмовые винтовки Beretta ARX-160 в комплекте с подствольным гранатометом, оптоэлектронным прицельным комплексом, включающим в себя, на сколько Бер помнил дневной, ночной и обычный оптические каналы, лазерный дальномер и баллистический компьютер для гранатомёта. Наличие оружия, которое только поступило на вооружение в итальянскую армию, просто добило Александра.
   Отодвинув изумление поглубже в сознание, Саша взял под прицел трупы, мало ли, осторожно приблизился. Двоих точно добивать не нужно. У одного часть головы просто отсутствовала, второму пуля пробила горло и перебила шейный позвоночник. С таким повреждением долго не живут. Саша приготовился произвести контроль, когда вмешался брат Владимира Ивановича.
   - Постой. Не из твоей дуры, - произнёс он, имея в виду карабин Александра. Достал из кобуры чёрный угловатый пистолет, в котором Бер без удивления, куда уж больше, узнал глок, и быстро произвёл три выстрела в головы мародеров. - Вот так. Быстро, а главное надёжно, - непонятно зачем прокомментировал мужчина свои действия с таким видом, будто совершил благодеяние. Хотя в глубине души, Бер действительно остался тому благодарен. Одно дело сражаться с врагом на расстоянии, другое стрелять ему в лицо с расстояния вытянутой руки.
   - Фью-ю-ить. - раздался сзади посвист.
   Бер обернулся. Алексей, Николай и отец стояли, рассматривая уже не опасных противников.
   - Доброе утро Сергей, - протянул руку Никифоров. - И вам молодые люди привет.
   - И ты Володя здравствуй, - поздоровался Сергей Борисович. - Вот на счёт доброго утра погорячился ты маленько.
   - А, по-моему, ничуть, - вставил слово брат Владимира Ивановича. - Очень удачно получилось, и лишний раз доказывает, что идея об объединении назрела вовремя.
   - Это мой брат Вячеслав, - представил брата Никифоров старший. - Давайте церемонии отложим на потом. Скоро море любопытных соберётся.
   - Тогда начнём, - согласился с такими железными доводами Сергей Борисович. - Так вы двое, обыщите машину на предмет связи и патронов и тащите в дом. Сашка хватай автоматы и дуй домой, а то цвет лица у тебя не здоровый какой-то. Ты не ранен? - вдруг забеспокоился отец.
   - Нет, папа, - поспешил его заверить Саша. - Просто к такому сложно привыкнуть. - Не объяснять же при всех, что голова слегка кружится, потому как остановил сердце у пятого. Отвечать на вопросы, на которые у него в данный момент нет ответов, Саша не был готов.
   - Влипли, - раздался полный вселенской скорби голос Фиксы. - БТР.
   Все дружно повернулись на тарахтящий звук двигателя выезжающего из-за дальнего поворота бронетранспортёра. На броне сидели пятеро бойцов, наличие которых не предвещало ничего хорошего. По сине-серому камуфляжу Саша понял, кого занесло к ним. Омоновцы сидели, готовые в любой момент спрыгнуть на землю. Автоматы лежали на коленях, но стволы направлены в их сторону. Не трудно догадаться, пальцы лежат на курках готовые нажать спусковой механизм в любой момент. "Наверняка на пальбу отреагировали", - с досадой подумал Бер.
   - Так мужики. Давайте разбирайте по автомату. Так на всякий пожарный. - Никифоров обратился к саше. - Дай пятисекундный инструктаж парням по пользованию калашами и дуй с ними под прикрытие уазика.
   Бер кивнул, вручил свой карабин отцу, после поднял с земли три Ак-74М себе, Гвоздю и Фиксе. Быстро показал, где предохранитель и как переключать режимы ведения огня. И напутствовал.
   - Стрелять только когда я скажу. Не позже и не раньше. Ослушаетесь нам крышка. Вы поняли? - серьёзно спросил перепуганных студентов. - Никакой самодеятельности. И главное смотрите куда стреляете. Глаза не закрывать. Понятно?
   - Да ясно, ясно. Что мы идиоты что ли. - ответил Гвоздь. Его бегающие глаза с расширенными зрачками очень не понравились Саше. Бер прекрасно понимал, какие эмоции испытывают сейчас студенты, но настроить, возбужденных и перепуганных парней на соответствующий лад, просто не оставалось времени. Напоследок погрозив кулаком. Оставил тех за машиной.
   - Эй, ты куда? Сказали, ты с нами должен. - Проблеял Фикса.
   - Сидите и не трепыхайтесь без дозволения. А теперь марш за машину! - Саша на ходу проверил калаш и подошёл к старшим мужчинам. БТР подъехал уже совсем близко, стали видны напряженные лица омоновцев под прозрачными забралами многокилограммовых сфер. Как они на голове такую тяжесть таскают?
   Мужики молча распределились по выбранным местам. Сергей Борисович тихонько попросил сына.
   - Ты только осторожнее.
   - Не волнуйся. Буду. - Бер отошёл на несколько шагов в сторону ореха, что бы иметь возможность вести перекрёстный огонь и укрыться при не необходимости за толстым стволом старого дерева.
   Его отец с карабином отдалился назад к японскому внедорожнику, где уже находился Никифоров с готовой к стрельбе штурмовой береттой. На дороге остался лишь Вячеслав, в качестве переговорщика.
   БТР тормознул в пяти метрах от приготовившихся к серьёзному отпору мужчин. На покорёженный временем асфальт спрыгнули бойцы, умело рассредоточились вокруг боевой машины. Один, по-видимому старший, Бер присмотрелся, так и есть, под лямками разгрузочного жилета виднелись погоны капитана. На ремне, поперёк корпуса висел АК-107, существенным отличием от семьдесят четвёртого были уменьшенная отдача и кучность в полтора - два раза выше. Серьёзная машинка. Когда Саша служил во флоте о таких лишь читал, теперь увидел воочию. Бер подумал, что не прочь такой же заиметь.
   "Стоп", - оборвал свои мысли Бер. - "Другие проблемы перед носом, поначалу с ними разберёмся".
   Между тем капитан окинул цепким взором позиции шестерых гражданских. Отметил экипировку стоящего перед ним, но удивления не выказал. Лаконично спросил:
   - Что произошло?
   - Ничего с чем бы мы не справились, - спокойно глаза в глаза ответил Вячеслав. - Солдатики помародёрствовать решили. За это поплатились жизнями. Надеюсь и душами.
   Капитан с Вячеславом побадались взглядами какое-то время, командир омоновцев не выдержал первым.
   - Кто вы такие? Представьтесь.
   - Полноте вам капитан, вы забыли инструкции? Это вы должны первым представиться, как представитель власти. - Младший брат Владимира Ивановича хмыкнул. - Хотя если подумать какая нынче власть. Приходится самим о себе заботиться, - и он ещё раз хмыкнул, теперь уже с издевательской интонацией.
   Капитан побагровел, однако сдержался, когда краем глаза заметил, как Саша ненавязчиво так качнул стволом в его сторону. До офицера дошло. Каким бы не был результат возможного огневого контакта, он в любом случае умрёт первым. Умирать не хотелось, и он продолжил стоять в расслабленной позе. Бер представил себя на месте командира омоновцев и даже на мгновение пожалел его.
   - Ладно, - снизошел Вячеслав, - не буду больше грузить вас офицер, - выговорил спокойно, но с достоинством от которого, привыкшего ко всему омоновца будто током в бровь ударило. - Разрешите представиться первым, раз вы не хотите. Майор Никифоров Вячеслав Иванович, ГРУ и показал удостоверение.
   У Саши, да и не только у него непроизвольно вырвался тихий возглас изумления. Который раз за утро. Определённо начало дня выдалось более чем насыщенное, а до вечера ещё далеко.
   Офицер, прочитал раскрытую корочку и нехотя козырнул:
   - Капитан Коновалов. - И замолчал, сбитый с толку. Нацеленные на него стволы автоматического оружия продолжали нервировать.
   - Приятно познакомиться. Разрешите представить мох товарищей. Вот этот молодой человек справа, готовый пристрелить вас, сержант морской пехоты Александр Бер. Там за машиной мой брат, уверяю вас очень не дурственный снайпер. С карабином полковник вооружённых сил Российской Федерации Бер Сергей Борисович. За машиной прячется пара молодых людей, какие они бойцы, не буду лукавить мне не известно, но как дополнительная огневая точка, пардон двоеточие вполне заслуживают внимания. - Прокомментировал Вячеслав. Дураку было понятно, такое представление, пусть и немного схожее на браваду, служит одной цели. Показать омоновцу, что победа ему достанется тяжело, а то и вовсе не достанется. Капитан всё прекрасно понял, и отступил окончательно.
   Майор опустил берету и поинтересовался:
   - Давайте так, мы не целимся в вас, вы в нас. В конце концов, делить нам нечего. Бандиты наказаны, никто кроме несчастных стариков не пострадал. Предлагаю убраться тут. Вы забираете тела мародеров, мы хороним гражданских. Машина ваша, себе оставляем стволы в качестве трофеев. Потом вы поясняете расклад сил в городе на сегодня, а мы угощаем пивом и становимся почти друзьями. Ибо не имей сто рублей, а имей сто друзей. Как вам предложение?
   Коновалов долго не думал. Согласно кивнул и скомандовал за спину:
   - Отбой!
   Бер успокоился, только когда увидел, как омоновцы ставят стоседьмые на предохранители. Последовав поданному примеру, он подошел к своим и скомандовал.
   - Всем расслабиться. Оружие опустить, - увидев, каплю пота на щеке отца спросил. - Ну, ты как? Всё в порядке.
   - С вами инфаркт заработать можно, - через силу ответил тот. Напряжение медленно отпускало его.
  
   Глава четвёртая.
  
  
   Бер проводил взглядом убывающих омоновцев. То, что они поведали, не укладывалось в голове, не смотря на то, что они предвидели такое развитие событий. Они как большинство порядочных граждан надеялись на благоразумие людей, оказавшихся у власти в нынешней критической ситуации.
   Уцелело два городских района: Октябрьский, Камышинский и часть Артемовского, до катастрофы в них проживало без малого двести тысяч человек, больше половины Зареченска. Сейчас по предварительным оценкам в живых осталось не более трети населения. Военные произвели разведку местности и в радиусе двадцати километров от города обнаружили, одиннадцать сёл и деревень и четыре с половиной тысячи народа проживающих в них. Любопытно, что ни погибших, ни разрушений в сёлах не было. Местные испытали лёгкое недомогание и головную боль, на этом неприятности для деревенских и закончились (исключая перенос конечно). Что в степи дальше двадцати километрового радиуса, есть ли там люди, капитан не знал.
   Зато знал, как народ будет жить в ближайшее время. Так как никого из представителей гражданских властей не уцелело, то руководство взяли на себя командир части внутренних войск генерал-майор Быстрицкий и начальник ГОВД генерал-майор Вишневский, за координацию спасательных мероприятий отвечал полковник Дробыш, который до этого занимал пост начальника отдела внешнего наблюдения. Насмотревшись на разрушенные кварталы и трупы на улицах и под завалами, ему первому пришло в голову на обломке старого мира создать свой собственный, где главным видел себя любимого.
   Три дня назад, первым делом, его бойцы, пользуясь ситуацией, свезли, что только можно на склады фирмы Агротех за городом в слободе Каменная. Пока спохватились, полковник успел вывезти больше половины с городских складов продукты длительного хранения и почти весь арсенал ГОВД Зареченска. С ним ушло больше двух сотен сотрудников различных ведомств вместе с семьями, в основном гаишников, служащих ППС и оперативников уголовного розыска, а так же часть офицеров ФСБ.
   Когда сообразили, что происходит, то снарядили группу. Дробыш и компания за сутки успели организовать оборону и дать отпор сводному отряду ОМОНа и солдат ВВ, шедших скорее для переговоров, чем для ведения боевых действий. Группа попала под раздачу и, понеся потери, вынуждено отступила, не солоно хлебавши.
   Ситуация ухудшалась с каждым часом. Генералы не доверяя друг другу, взяли под контроль супермаркеты и продуктовые склады частных фирм, бензозаправки. Активно приступили к вывозу оставшихся товаров и продуктов на свои базы. Быстрицкий на территорию военной части ВВ, Вишневский на базу ОМОНА. Всё шло к тому, что эти три военизированные группировки бывших защитников отечества и конституционного порядка, скоро создадут собственные удельные то ли княжества, то ли баронства. Ситуацию усугубляли возросшие количественно мародеры и добровольные дружины горожан. Люди ведь не дураки начинают понимать, что происходит и всячески пытаются воспрепятствовать зарождающемуся новому строю, а кто-то просто стремится урвать кусок побольше.
   Капитан прервался, допил большими глотками вторую бутылку пива, привезённого запасливыми Никифоровыми, поставил её под стол и полюбопытствовал.
   - Вот такой расклад на сегодня. Сами делать что будете? - и тут же сам ответил. - Я так мыслю, уйдёте в оппозицию, - капитан хмыкнул. - Мол, я не я и хата не моя.
   - А что предлагаете? - Бер разозлился. - Пойти под вашу руку, возрождать феодальный строй?
   - Ты прости командир, но Александр прав. Воевать за кусок мыла, на чьей бы то ни было стороне, нам не с руки. - Вмешался Вячеслав. - Вы как-нибудь и без нас обойдётесь. В старину говорили: "Паны дерутся - у холопов лбы трещат". Предпочитаю переждать становление нового порядка, подальше отсюда. У нас семьи, дети. С твоих слов получается, ситуация выходит из-под контроля. И вы в этом виноваты, а не простой народ.
   - Да понимаю я безнадёжность происходящего, - Коновалов махнул рукой с сожалением. - Но что-либо поделать не в силах.
   Помолчали минуту, переваривая новости и осмысливая новый поворот в собственных судьбах.
   - У меня просьба, - капитан замялся, словно размышляя, стоит ли говорить. - Если события разовьются по наихудшему сценарию. Примете нас к себе товарищ майор? - официальным тоном спросил Коновалов.
   Никто такого не ожидал, поэтому Вячеслав медлил с ответом. Он посмотрел на Сашу и проговорил:
   - Принципиально возражений не имею. Что скажешь командир? - обратился он к Александру. Глаза искрятся смехом, а лицо серьёзное.
   - Разве я главный? Вам эта роль больше подходит, - оторопел Бер.
   - Этак брат не пойдёт. - Вячеслав погрозил пальцем. - Ты начал собирать людей, ты спланировал расправу над мародёрами. Чем вполне доказал способность вести за собой людей. Так что давай решай.
   - Но вы майор ГРУ, папа так вообще целый полковник. Не сошёлся же на мне свет клином, - продолжал отбиваться от ответственности Саша.
   - Давай не увиливай, а то разочаруюсь. - Вячеслав посерьёзнел, взор стал колючий и тяжёлый. - Что касается моего звания и рода службы, то тут ты не угадал. Я хороший тактик и вояка. Но в стратегии и администрировании слабоват. Ты более подходишь на роль руководителя. Как говорят психологи, харизматичный ты парень. Вот и решай, в стратегическом плане нужны нам люди?
   - Как воздух. - Решился Бер. - Боюсь проблема перетягивания каната генералами не единственная наша беда.
   - Даже так. Потом поделишься мыслями?
   - Обязательно, - подтвердил кивком обещание Бер.
   Омоновцы внимательно слушали странный диалог майора и Александра. Судя по выражению на лицах спецназовцев, они не ожидали стать свидетелями выборов главы странной вооружённой компании. Коновалов отметил про себя, эти мужики нравятся ему и всё тут. В каждом виделся стержень, согнуть который будет не легко.
   - Нам пора, - капитан встал, попрощался с каждым за руку, омоновецы проделал то же. - Как договаривались, мы забираем двухсотых.
   Когда за воротами Коновалов с майором на полминуты остались одни, старший омоновец спросил:
   - Вы серьёзно на счёт парня?
   - Вполне. - Вячеслав пояснил. - По сути, я солдат. Могу руководить достаточно большим количеством народа, но чем больше будет приходить людей, тем хуже я буду справляться с обязанностями руководителя. А Саша справится. Я понял это сразу. А там где спасует, подсобим. - Вячеслав подмигнул. - Пока капитан, даст Бог, увидимся.
  
   Сперва похоронили чету стариков, потратив на похороны несколько часов. Закопали убитых в их собственном дворе на огороде. Присутствовали несколько соседей, таких же пожилых людей. Женщины посокрушались, всплакнули и разошлись по домам.
   Сегодня солнце совсем не по-весеннему припекло, и Фикса предположил, что времена года здесь и на Земле не совпадают. Бер устало согласился, версия Николая имела право на существование, но Саша как-то тупо подумал: "Лето так лето, какая разница".
   Сергей Борисович поставил на стол начатую бутылку водки и предложил помянуть соседей. Когда все выпили по пятьдесят грамм и закусили. Саша взял инициативу в свои руки: "Хотите видеть во мне старшего среди равных, вот сейчас и проверим насколько вы готовы подчиняться".
   - Из-за утреннего инцидента времени утеряно достаточно. А между тем не факт, что командир омоновцев, окажется хорошим парнем. - Саша обоими ладонями верх вниз потер глаза. - Вот возвращаются они на базу и докладывают. Мол, так и так патрулировали, услышали стрельбу, подъехали проверить, а там доморощенный спецназ завалил пол отделения вэвэшников и вооружение у них на высоте и т.д. и т.п. Что сделает командование?
   Мужчины внимательно слушали, никто не перебивал. Бер обвёл сидящих взглядом и продолжил:
   - Конечно, если капитан говорил серьёзно, то неприятностей от него ожидать не придётся, сам не доложит, и подчинённым накажет про нас молчать. Ему выгодно держать нас в уме как запасной вариант. Однако подстраховаться всё же стоит. Не верю я, что про нас не узнают. А держать под боком отлично снаряжённых, - Бер, да и не он один покосились на Beretta ARX-160, - ни один мало-мальски толковый офицер не станет. Есть мысли? Папа?
   - Не доложит, ты прав, а на счёт подчинённых не уверен, - откликнулся отец.
   - Тут я полностью согласен и с тобой, и с твоим отцом, - Вячеслав откинулся на спинку стула, достал сигарету, раскурил, - нужно вам сегодня подходящую экипировку дать и стволы получше. АК-74 неплохие машинки, но когда есть получше, почему бы не заменить. - Он обратился к старшему брату. - Сможем братьев по оружию снабдить?
   - Без проблем, - Владимир Иванович поднялся. - Собирайтесь, поедем барахлиться.
   Все радостно загалдели.
   - А мне можно с вами? - в первый раз за сегодня напомнила о себе Ксения.
   - Можно барышня можно, - улыбаясь, сказал Никифоров.
   Та аж запрыгала от счастья.
   - Забыл спросить, - Саша кивком головы показал на беретту, - откуда у вас это? Вместе с ПМ пылились?
   - Точно. Коллекционирую я стреляющие штучки-дрючки, - весело сказал дядя Володя. - Ты всю коллекцию ещё не видел. Поехали, покажу.
   Всемером еле влезли в Тайоту. Парням пришлось сесть в багажник, высунув ноги наружу. Тронулись.
   Эдик встретил прибывших с радостью. Кроме него из дома вышла молодая красивая женщина с большими тёмными глазами, стройной фигурой в подчёркивающем формы голубом платье и двое мальчишек десяти и трёх лет от роду. Оказалось это жена и дети Вячеслава, который пояснил, что переехал с семьёй к брату в целях безопасности. Супругу майора звали Алёна, а детей Никита и самого маленького Глеб.
   - Давайте за мной, - бодро сказал Никифоров, когда все перездоровались друг с другом. - Заходите в логово.
   Толпа не заставила себя долго уговаривать.
   Арсенал находился в огромном подвале за бронированной дверью в стиле а-ля Джеймс Бонд и поражал воображение. Чего тут только не было. Количественно конечно не много. Всего по два экземпляра, но множества модификаций, как успел шепнуть Ник, его отец всегда покупал модель по паре, один ствол себе, второй сыну, зато разнообразие... Десятки винтовок, автоматов и даже пулемётов. От старых до самых современных, украшали собой стенки и стойки. Целый музей. Дорогое удовольствие.
   Бер шел мимо стеллажей и стоек, рассматривал австрийские AUGи, различные бельгийские FAN FAL и даже модерновые FN F2000, стоящие на вооружении помимо бельгийцев у словаков.
   Британские L85A1 и L85A2. Германские, времён второй мировой, и вполне современные Heckler-Koch HK G36 и HK417. Израильские галилы, итальянские беретты, американские винтовки и карабины, примелькавшиеся на экранах телевизоров. Всякие там индийские с бразильскими и черт знает чьего производства. И, конечно же, наши родные от ППШ до АЕК971 и автоматно-гранатомётного комплекса "гроза" ОЦ-14 и даже, что уже не удивляло, бесшумный "Вал" (к слову сказать, за обладание которым можно и по шапке получить от более чем компетентных органов) и созданный на его основе малогабаритный СР-3 "Вихрь".
   Народ охал и ахал не менее получаса. Никифоровы упивались восхищениями гостей и то одному, то другому словно гиды в музее рассказывали об интересных образцах.
   Восторженную экскурсию закончил громкий вопрос Ксении, которой как женщине было непонятно, чего эти мужики балдеют. Ну, пистолетики и автоматики, даже красивые на вид есть, но не пускать же слюни, будто увидели шеренгу длинноногих фотомоделей.
   - А можно мне подобрать что-нибудь покомпактнее, полегче и покрасивши, да со стразами?
   В арсенале повисла секундная тишина, а потом грянул хохот.
   - Ой, уела дочка, - давясь смехом и размазывая слезы, прохрипел Сергей Борисович.
   - Со... со стразами ха-ха-ха, - все от души смеялись, избавляясь от напряжения скопившегося за последние несколько дней.
   Когда смеяться стало больно, мужчины, изредка похихикивая, принялись успокаиваться.
   - Повеселились, и будет, - Владимир Иванович, обращаясь к Ксении, сказал. - С тебя и начнём. Подойди.
   Ксения приблизилась.
   - Ты у нас девушка хрупкая, вот как под тебя сделан, - он вручил Ксении Colt М4А1 и пистолет ПСС. - Американский штурмовой карабин один из самых лёгких, два с половиной килограмма.
   - А пистолет зачем? - Ксюша взяла его двумя пальцами за рукоятку, будто дохлую крысу за хвост. Вокруг послышались смешки.
   - Запасной ствол должен быть всегда, - наставлял Никифоров, - потеряешь винтовку, например, патроны закончатся, да мало ли. Забирай, давай и со всеми вопросами и консультациями к брату. Он у тебя в таких делах опытный, расскажет и покажет. Так, следующий.
   - Кобуру от дольче и гобана у вас для Ксении есть? - решил подколоть девушку Лёха.
   - Ты как я вижу, неплохо разбираешься в Кутюрье с гомосексуальными наклонностями. - Не осталась в долгу Ксения. - С чего бы это?
   - Так его. Ха-ха-ха, - залился Николай смехом. Остальные разулыбались.
   - Хватит ржать. Давайте посерьезнее. - Попросил Никифоров старший.
   Как оказалось, Никифоровы успели вывезти со склада и магазина имущество, поэтому потратили на вооружение и переодевание два часа, долго выбирали, хозяева оказались очень щедрыми. Когда закончили, то выглядели, словно отряд специального назначения. Грозно и внушительно. Вячеслав смог, с нашей помощью, уговорить жену, она поначалу упиралась, но Ксения, вроде ни к кому не обращаясь, бросила фразу.
   - Эх, были бы у меня дети, то в такое беспокойное время я с тяжёлым пулемётом вокруг них патрулировала, пока они в песочнице играют.
   Та покраснела, то ли от стыда, то ли от злости. Но согласилась получить полевую форму и пистолет. От чего-то более мощного отказалась, мотивируя отказ, тем, что для более полной защиты её и детворы, есть семеро сильных мужиков увешанных, от пупа и до зубов, орудиями уничтожения себе подобных, и одна не в меру воинственная валькирия. Развернулась и с пакетом обновок пошла к детям.
   Вячеслав благодарно посмотрел на Ксению, видно спор с женой на данную тему у него имелся не шуточный. Команда вышла из арсенала наверх. Во дворе заняли пластиковые разноцветные стулья, в уличных кафе обычно такие расставляют, и пили чай, заваренный Алёной, пока остальные выбирали, подгоняли под себя снаряжение.
   Бер хлебал мелкими глотками горячий цейлонский напиток, в уме повторял благодарности щедрым Никифоровым. За сегодня он стал обладателем ОЦ-14 "Гроза" под 9-ти миллиметровый патрон СП-6 и СП-5 и 9А-91, для скрытого ношения под те же патроны и обычный привычный ПМ. Как основное оружие он решил оставить себе трофейный АК-74М. На самом деле просто постеснялся выпрашивать АК сотой серии, были в подвале и такие. Никифоровы остались при знакомых Beretta ARX-160 и малогабаритных СР-3 "Вихрь". Эдик и Бер старший выбрали по АЕК971, только отец взял себе под более серьёзный калибр 7,62. В дополнение Ник предпочёл бесшумный "Вал", и пояснил, что выбрал его ещё в детстве. А Сергей Борисович решил оставить, подаренный ранее охотничий карабин "Тигр". От пистолета отказался, мол, застрелиться сможет и из пальца.
   Зато Коля и Лёха не страдали комплексами. Пытались выцыганить и ту и эту и побольше-побольше, так продолжалось почти час, покуда дядя Вова не психанул и не пригрозил, что такие бойцы и двустволками вполне обойдутся. Не обращая на бунт студентов, дал им английские L85A2 буллпап, а на возмущения, что винтовки тяжёлые цыкнул грозно, и услышал заверения, какие они сильные парни, им и в два раза тяжелее предметы приходилось таскать. ПМы у них уже имелись, поэтому больше стволов не поучили, как не старались. Когда заикнулись о втором стволе для каждого, Никифоров отправил их к Александру со словами:
   - Возьмите у командира. Он сегодня настрелял целую стаю превосходных семьдесят четвёртых. - И чуть-чуть смягчился, - научитесь вначале пользоваться, чем владеете, потом приходите. Не раньше.
   Единственная вещь, которая отравляла сознание, отсутствие большого количества боеприпасов к коллекции стрелкового оружия. Эту проблему предстоит решать в ближайшем будущем.
  
   Глава пятая.
  
   Четыре дня потратили на сборы и выбор нового места постоянного проживания. Такое ответственное мероприятие решили доверить Вячеславу и Эдику. Остальные члены клана (так мы теперь именовались с лёгкой руки, точнее длинного языка Фиксы, однажды вечером так обозвавшего наши три семьи, с придатком в виде студентов, поначалу приняли как шутку, но название прижилось и вошло в обиход) дни на пролёт "благородно партизанили", то есть тащили всё, что плохо лежит.
   Плохо лежали или лежали не там где надо очень много полезных вещей. Нам крупно повезло, мародёры пропустили один мелкий магазин на улице Фрунзе. Видать его закрыли на ремонт ещё до катастрофы и в подсобных помещениях, приспособленных под склад, удачно разжились продуктами и консервами, которых по идее должно хватить на месяцы. Но самое главное в подвале магазина хранилось полторы тонны картошки в мешках. А картошка для русского второй хлеб.
   Вывозили продукты целый день, чуть ли не войсковую операцию организовали. А что поделаешь, грабежи в последнее время стали обычным явлением. Уже по одному и без оружия выходить опасались.
   Жители окрестных домов завистливо наблюдали за нами, но связываться никто с людьми в военной форме и автоматами не решился, на наше счастье. Небось, думали солдаты. Кстати люди в погонах полностью исчезли из поля зрения. Бросили патрулировать, всецело оставили горожан самим заботиться о себе. Военные и милиция походу с упоением занялись друг другом. С каждым приходом темноты за городом слышалась не прекращаемая пальба. Ну и пусть их. Главное чтоб чужие проблемы нашими не стали.
   Сумели разжиться тремя бесхозными автомобилями. Двумя внедорожниками паджеро и грузовой газелью. Это в дополнение к Тайоте и Ниве-Шевроле Никифоровых. Целый автопарк. С машинами пришлось повозиться, заменить выбитые стёкла, зарядить аккумуляторы и так по мелочи, вроде отмыть и почистить салон и долго шутили над неизвестными воришками, укравшими из машин магнитолы. Кому они сейчас нужны?
   Умудрились вывезти пол магазина "Строй Лэнд", служивым не до него, а до заречинцев пока не дошло, строй материалы и инструменты в ближайшем будущем будут в цене.
   Утром двадцать девятого мая первая колона, гружённая оружием тронулась к новому дому.
   На окраине Зареченска стояла новая котельная, отгроханная в рекордные сроки, не за долго до катастрофы, специально для первого микрорайона. Добротный корпус котельной и детский сад, выстроенный буквой П из белого кирпича, уцелели, микрорайону, сплошь состоящему из панельных домов, не повезло. Детский сад с достаточно большой территорией вокруг и хозяйство, не существующей ныне коммунальной службы, решили сделать базой. Вместо детских площадок, в будущем, посадить огороды, а трёх этажное здание превратить в крепость. Заложить окна первого этажа, на втором и третьем организовать огневые точки. Лучшего места всё равно не найти. К тому же в середине вдоволь площадей для проживания, мастерских, складов, имеются уже готовые кухни. Помещений хватит не только для нас, но и возможных новых членов клана (будем так называться, для удобства). Не менее важным фактором являлось наличие вокруг будущей базы зелёных насаждений, при необходимости дрова на зиму. Кто знает вдруг в этом мире морозы сильные.
   До разрушенных домов метров сто относительно просматриваемого пространства. Что касается котельной, то, во-первых, там полно оборудования, которое в теории можно запустить и получить тепло, одно но, мощности через-чур огромные под нужды небольшой общины, и объём работ огромный, неизвестно в каком состоянии подземные магистрали. На худой конец внутри просто куча металла, которое в будущем может пригодиться в качестве сырья.
   Во-вторых, дополнительный рубеж обороны. Стены лишь тяжелой артиллерии под силу разрушить. Плюс тридцати метровая труба, в качестве наблюдательного пункта и позиции снайпера.
   Добра скопили столько, что пришлось одиннадцать раз колону гонять. Последнюю ходку закончили глубокой ночью. Быстро разгрузились, забаррикадировались и повалились спать.
  
   Дни пролетали один за другим в трудах праведных. Все, точно стахановцы пахали на благо клана. Оборудовали гнездо наблюдателя в самой трубе. Пришлось некоторым заняться промышленным альпинизмом. Закрепили внутри стальные балки, положили настил, так чтобы человека видно было по пояс. Поставили крышу от непогоды. Получилась гигантская вышка для часового.
   Заложили кирпичами оконные проёмы первого этажа и отчасти второго. Перегородили внутреннее пространство корпуса детского учреждения металлическим забором и установили толстые железные ворота. Найти и доставить чудовищно тяжёлые створки к новому дому стоило неимоверных усилий. Без матов даже вспоминать никому не захочется. Уделяли много времени тренировкам и стрельбам. Неопытными молодыми людьми по очереди занимался Бер и Слава. В стрельбе на зависть студентам лучшей оказалась Сашина сестра. Девушка регулярно напоминала парням об успехах, задалась целью достать тех окончательно. Александр хотел поставить ей на вид, но Вячеслав попросил не делать этого.
   - Пусть злятся, обогнать "какую-то девчонку" - лучшего стимула трудно придумать.
   В рассуждении Вячеслава Саша не нашёл изъяна и согласился.
   Десять суток спустя, выдался вынужденный выходной.
   Первой панику подняла Ксения. Сегодня она была дежурной по трубе, так окрестили четырёх часовые вахты на самой высокой точке котельной. Она прокричала в рацию, что приближается стая огромных псов. Сначала ей никто не поверил, тем не менее, закрыли ворота и гурьбой поднялись на крышу, глянуть чего она там страшного узрела.
   Стая огибала холм из плит бывшей девятиэтажки, и приблизилась на столько, что стало возможным рассмотреть особи псов без бинокля.
   - Милые пёсики, - Николай автоматически подготовил британскую винтовку к стрельбе. Остальные очнулись от гипнотического воздействия не виданной раньше картины, и по крыше пронеслась череда щелчков передёргиваемых затворов. Животные оказались вовсе не собаками. Правда, издали, вполне можно перепутать с громадными друзьями человеков. Особенно когда наблюдаешь таких впервые.
   Морда действительно слегка смахивает на собачью, стиль движений похож. На этом внешнее сходство заканчивалось. Вокруг шеи грива, словно у земного льва. Только темного синего цвета, кажется, будто соткана переплетением тонких перьев, а не шерсти. Лохматая полоса проходила вдоль позвоночника к тонкому и очень длинному хвосту и образовывала на кончике кисточку. Тёмно серая кожа сегментная и гладкая как у рептилий, отчего появлялось внутреннее ощущение чего-то холодного и противного. Глазки маленькие и круглые. Крысиные.
   Свора, примерно из пятнадцати существ, подбежала к огороженной сеткой рабицей территории базы и как будто по команде встали на задние лапы, враз превысив рост среднего человека. Животные, ловко пользуясь четырёх палыми лапами, в момент преодолели препятствие и, не снижая скорости, неожиданно оказались под стенами. Люди перегнулись через парапет и увидели как, по всей видимости, вожак, стоя на задних лапах, вбирает подвижным носом не знакомые запахи.
   - Нюхает падла, - послышалось еле слышно. Бер не понял, кто сказал. Его, как и всех занимало зрелище внизу. Вдруг вожак раскрыл пасть, да так что вокруг послышались маты. Морда раскрылась на четыре части, внутри белели сотни мелких загнутых клыков. Такими зубами легко удерживать и рвать плоть добычи. В уши ударила шипящая звуковая волна, щедро сдобренная громкими щелчками. Другие твари пораскрывали рты и заорали вслед за вожаком. Какофония трудно воспринимаемых звуков порождала волны мурашек на спине.
   Вожак подобрался и пружиной взвился в воздух, пальцами уцепился за подоконник окна на втором этаже. Мигом подтянулся, каким то не понятным образом закрепился и ударил левой лапой по стеклу. Чудом стекло выдержало. Тварь уже собиралась повторить удар, когда слитный залп снёс животное со стены прямо в толпу зверей.
   Все не сговариваясь, вели огонь, пока остатки стаи не скрылись из виду. Бер перевел дух и окинул взором детскую площадку. Семь трупов вразброс валялись на земле, не подавая признаков жизни.
   - Что это было? - Николай крепко сжимал за цевье автомат, аж костяшки побелели. Он переводил вопросительный взгляд с одного старшего мужчины на другого.
   - Надо спуститься и добить этих тварей, - предложил Владимир Иванович.
   - Идём, только я и Слава, - очнулся Бер и начал отдавать приказы. - Николай, Лёха и ты папа, ждёте у ворот. Вдруг с другой стороны будут шляться, не дай Бог, с тыла выскочат, пока мы не видим. Ник и дядя Володя страхуют с крыши. - Вячеслав одобрительно кивнул головой. Бер продолжил. - И свяжитесь с Ксенией, не в обмороке ли она там, заодно пусть по сторонам осмотрится и скажет, куда твари сбежали.
   Ксения толком ничего не поняла, но страшно перепугалась, когда услышала беспорядочную стрельбу. Она заметила, как твари улепётывают со скоростью гоночного болида, куда-то за город.
   - Больше никого не наблюдаю, - доложила она дрожащим голосом.
   На лестнице ждали растерянные женщины и перепуганные дети. Маленький Глеб сидел на руках Алёны и хныкал.
   - Славик, что там случилось? - Алёна умоляюще смотрела на мужа. - Все целы?
   - Целы, целы, - мягко, чтобы успокоить жену ответил он.- Идите в комнаты. Просто стая каких-то местных животных забралась к нам. Мы их пугнули и подстрелили парочку. И всё. Они больше не вернуться. - Вячеслав поцеловал, жену и сыновей. - Никита помоги маме успокоить Глеба. Займи его чем-нибудь.
   - Пап, а можно мне с вами?
   - Пока нет, потом может быть. - Никита недовольно скривился, и Вячеслав сказал, - Лучше в окно посмотри, оттуда хорошо видно. Я тебе "трофей" потом покажу.
   Саша ободряюще улыбнулся маме, когда проходил мимо. Сергей Борисович коротко сказал:
   - Валя не волнуйся, иди. Нам некогда.
   - Ксения в порядке? - Не отступала Валентина Николаевна, что поделаешь мать, есть мать. Будет тревожиться всегда.
   - Дочка сидит на верхотуре. За кого не надо волноваться так это за неё. Всё, всё идите, - выпроводил с лестницы слабую половину клана Сергей Борисович.
   Майор с Александром, более опытные в плане военной подготовки люди, осторожно продвигались от твари к твари. Попеременно выпускали в труп очередь из трёх патронов, кто знает, какой метаболизм и строение у местной фауны. Может одной пули окажется мало. На добивание потратили не больше пяти минут, фух вроде приключение окончено, но напряжение не спешило отпускать.
   - Нужно вывезти куда-нибудь подальше, - Бер кивком показал кого именно.
   - Курить будешь?
   Саша отрицательно качнул головой.
   - Военным бы показать. - Вячеслав затянулся и выпустил дым колечками. - Если учёные выжили, то обязательно должны быть там. Заодно попытаемся пару цинков патронов вымутить.
   - Покажем, - согласился Саша, - только как-то не улыбается мне к ним прикасаться. Вон сколько оранжевой крови натекло из ран. Противно и заразиться не хочется. Иммунитета к неземным болезням у нас нет.
   - Ты прав, но выбора нет. Этот мир наш новый дом и необходимо приспосабливаться. Будем надеяться на лучшее, и готовиться к худшему. - Вячеслав затушил подошвой окурок. - Давай добровольцев зови, оттащим падаль подальше и сожжем. Распорядись, пусть перчатки резиновые найдут и респираторы. Воняет от этих. Я пока здесь побуду.
   - Газель подогнать сюда и вывезти. Ты посмотри, какие огромные. Да в каждом килограмм сто, задолбимся оттаскивать. - Бер с сомнением посмотрел на серые туши.
   - Подгоняйте, - согласился с доводами Александра Вячеслав.
   Подошли "добровольцы", с интересом поглядывая на представителей внеземной жизни. Леха обозвал тварей гнолами и выразил надежду, что поблизости не бродит кто-нибудь, кому они на один зуб.
   - Почему гнолы? - Сергей Борисович с непониманием уставился на бывшего студента. Лёха с удовольствием пустился в объяснения кто такие эти гнолы и чем отличаются от других персонажей компьютерной игры "герои 3". Пришлось его заткнуть. Об играх Гвоздь мог разоряться часами и своей тоской по компьютерам давно всех достал.
   - Знаете что странно? - Ник не сильно буцнул носком ботинка в бок гнола. - Где другая живность? Не знаю, кто тут ещё должен обитать? Насекомые, грызуны, птички разные короче.
   - Лично мне некогда задавать себе подобные вопросы, - Вячеслав разорвал пакетик с малярными резиновыми перчатками. - Кто что думает, есть теории? Саша чё молчишь, ты же у нас спец по мозговому штурму.
   - Не во вселенную "героев" занесло нас это точно. Я там двух лун не видел, - пошутил Бер, и тут же посерьёзнел. - Давайте размышлять логически. Первопричиной послужила катастрофа в Зареченске. Скорее всего, наши учёные напортачили. Согласны? - и, не дожидаясь ответа продолжил. - Таким образом, выпущенные на свободу силы повлияли на пространство и перенесли, а может, провалили, не суть важно, солидную часть города и жителей сюда. Куда сюда хотелось бы знать? - Саша вздохнул. - Так вот, отсутствие фауны и флоры на территории занятой городом, может говорить о том, что та часть местности, которая здесь находилась, перенеслась в наш мир вместе с живностью. А та, что обитала в округе, смылась от греха подальше. Может фонит от Зареченска как-то не обычно для местных животных форм. Поэтому ничего чужеродного никто из людей до сих пор не видел. На счёт степной травы ничего не скажу, я не биолог и не ботаник, как мне кажется внешне не отличается от земной. Только размышления моим грош цена. Недостаточно информации.
   - Ну почему, - не согласился с сыном отец. - Ты очень правдоподобно придумал.
   - Вот именно придумал, для истинного знания нужные достоверные данные о событиях до переноса.
   - Ладно, хватит стоять, работа ждёт, - вмешался майор. - Будем считать Сашкину версию верной, за неимением другой. Полагаю, что так оно, в общем, и есть. А теперь, давай Лёха хватай этого серого волка за ноги.
   Во время погрузки совершили величайшее открытие. На шее, одной твари висело ожерелье из клыков хищников, а вокруг талии кожаный пояс с карманами. Из-за серого цвета его не сразу заметили. В карманах пояса нашли моток прочных ниток, костяной крючок. Предположили, что это примитивная снасть для рыбной ловли. Наличие снасти и украшений определённо указывало на присутствие, пусть примитивного, но разума. После короткого совещания решили, что нужно ждать неприятностей.
   - Если твари разумные, то возможно захотят отомстить. Поэтому быть наготове, по одному и без оружия не ходить, даже по территории базы. Все мы видели насколько быстрые эти.... Лёха как ты там их назвал?
   - Гнолы,- повторил Гвоздь. - Пусть останутся гнолами.
   - Пусть, - согласился Бер. Лёха просиял, как же первой зверюшке имя дал. - Теперь первоочередной задачей является укрепление базы с учётом появления разумных гнолов с их феноменальной прыгучестью и ловкостью. Слава, почему молчишь?
   - Пока не вижу, где можно тебя поправить. Ты всё верно говоришь. - Вячеслав достал очередную сигарету. Раскурил. Не кстати пришла мысль, что он будет делать, когда курево закончится? Придётся бросать, а как не хочется. Курить ему нравилось. - Садись Сашка в машину. Теперь вдвоём управимся. Сбросим груз подальше, бензинчиком сверху польём, подожжем и обратно. Остальные домой идите и не забудьте Ксюху сменить, наша красавица извелась наверхотуре от любопытства.
  
   "Скорее, скорее назад. Доложить старшему надзирающему Шшхару о странном городе и странных вкусных существах, поначалу так похожих на белокожих ишхидов с их луками".
   Шшхар послал лучших охотников и следопытов узнать, куда ушли стада быстроногих ургуш, и вот они здесь. Ургуш не нашли, нашли врагов. Одно встреченное существо разведчики убили быстро, оно даже не заметило, с какой стороны пришла смерть. Воины прайда поделили добычу и съели. Все в отряде были голодны, пища не попадалась целых три дневных перехода и одинокое создание, которое увлечённо копало в странном каменном холме яму, оказалось весьма кстати. "Раз эти странные существа такие вкусные, то будут нужны Великому Прайду. Можно будет сказать, что длинноногих ургуш съели чужаки. Значит, надо убить их всех и съесть. Воинов прайда не победить громыхающими палками. Ведь мы не трусы. Нет, мы не трусы. Старший надзирающий будет доволен, может, не накажет за потерю командира".
   Разведчики хашш, так себя называли напавшие на базу существа, спешили оповестить вождей, что на землях Великого Прайда поселились чужие.
  
  
  
  
   Глава шестая.
  
   По оговоренной заранее частоте связались с капитаном Коноваловым, и поинтересовались, как обстоят дела на "фронте". Тот кратко поведал, что пока перемирие. Большие боссы ведут переговоры, потому что потери среди личного состава создали предпосылки к неповиновению и массовому дезертирству. А оно им надо? Так и руководить некем будет.
   Голодные жители Зареченска готовы взять штурмом охраняемые склады с продовольствием. На улицы лучше не выходить, а выезжать на танке. Банды по численности скоро сравняются с личным составом самих омоновцев. В общем, полный звездопад.
   Выслушав не утешительные, но вполне прогнозируемые новости Слава спросил, где можно найти учёных, желательно вирусологов и биологов. Капитан озадаченно замолчал, потом спросил:
   - Интересы у вас странные господа хорошие, - в динамике послышался кашель. - Вы случаем не контейнер с какой-нибудь чумой откопали? Институты в городе разные были, хрен знает, чем там яйцеголовые занимались.
   Любопытство Коновалова было вполне закономерным. Зареченск имел статус наукограда и за обычными с виду названиями, типа НИИ "Сельхозпродукт", могли скрываться лаборатории по придумыванию очередной мерзости.
   Вячеслав рассказал о столкновении с местным разумным населением и коротко, к каким выводам пришли в клане. Теперь капитан замолчал надолго. Переварив информацию, осведомился:
   - Майор, вы там ничего не напутали? Больно невероятные вещи говорите. Инопланетяне всякие....
   - Капитан скажи, куда привезти труп, сам посмотришь и решишь, инопланетянин перед тобой или иномирянин, - прервал Коновалова Вячеслав.
   - Добро, - решил, наконец, капитан. - Учёных у нас нет. Всех яйцеголовых Быстрицкий подмял. Но к ним пока соваться не стоит, больно нервные они стали. После нескольких провокаций солдаты сначала стреляют, потом смотрят, зря палили или нет. - В динамике некоторое время слышались помехи, когда шипение исчезло, рация продолжила голосом капитана, - Чёртова связь. Майор ты слышишь?
   - Слышу хорошо.
   - Давай встретимся на нейтральной территории. Разговор есть, заодно решим, куда деть ваш трофей, - предложил Коновалов.
   - Где? - В голосе Вячеслав проскользнули недовольная нотка.
   Капитан, не долго думая, предложил:
   - Около супермаркета "копейка".
   - Когда?
   - Могу подъехать сейчас.
   - Принял. Выезжаем. Будем на месте через двадцать минут. Отбой. - Вячеслав отключил связь и откинулся на спинку кресла водительского сидения.
   - Ты им доверяешь? - Александр с силой закрыл дверь со своей стороны. Не дождавшись ответа, попросил. - Угости сигаретой.
   Слава поднял брови в удивлении.
   - Ты ж не куришь?
   - От такой жизни то.... Нервы....
   - Нервы лучше водкой лечить. Это я тебе со знанием дела говорю. - Наставительно сказал майор. - На, возьми. - Он протянул раскрытую пачку.
   Бер сделал затяжку, закашлялся. Втянул в лёгкие очередную порцию дыма, пристроил поудобнее между колен автомат и сказал:
   - Поехали что ли.
   Капитан уже ждал. Его сопровождали те же самые четверо бойцов и водитель БТРа. В этот раз они приехали на двух бронированных УАЗах. Саша и Слава вышли из газели, поглядывая на всякий случай по сторонам.
   - Привет ОМОНу, - громко поздоровался Вячеслав.
   - И вам не кашлять. - Коновалов вышел вперёд и протянул длинную руку с ковшеподобной ладонью для пожатия. - Показывайте добытое чудо-юдо.
   Откинули брезент. Показали. Омоновцы долго обалдело разглядывали чужака. Передавали из рук в руки ожерелье и пояс. Особенно впечатлились размерами втягиваемых в пальцы чёрных когтей и рельефных мышц задних конечностей.
   - Быстрые твари? - поинтересовался один из омоновцев, кажется, при первой встрече он представился Вадимом, но Бер не помнил точно. Память на имена Сашу регулярно подводила, даты и номера телефонов запоминались легко, а разные ФИО приходилось переспрашивать. Это приводило его в смущение, и он подолгу обращался к новым знакомым нейтрально, разными словесными ухищрениями выстраивая разговор так чтобы не обидеть собеседника своей не внимательностью.
   - Стремительные и прыгучие, - подтвердил Саша. Он накрыл труп куском брезента, - посмотрели и хватит. Лучше подскажите, куда его теперь?
   Коновалов снял с головы сферу вытер со лба пот.
   - С собой заберём. Определим в холодильник, пусть начальство дальше думает. Надеюсь ещё не все мозги просрали. Вам с нами нельзя, боюсь, конфискуют ваши стреляющие игрушки и вся недолга. К военным соваться, дохлый номер по той же причине, ещё пристрелят в придачу.
   - Как скажешь капитан. Последуем твоему совету. Тебе виднее, а то мы обустроились на выселках, люди к нам не заглядывают, новостей не приносят. Скоро связь с миром потеряем. - Отчего-то развеселился Вячеслав. - Кстати, откуда холодильник? Электричества же нет.
   - В десятой поликлинике резервный генератор запустили, а там морг, - разъяснил капитан.
   - Понятно.
   - Ты говорил, что разговор к нам имеешь? - Коновалов развернулся, бросил на заднее сидение машины шлем затем предложил Вячеславу, - Пойдем, присядем в сторонку, покурим, побалакаем за жизнь.
   Слава согласно кивнул, перекинул на сгиб руки свой ARX-160 и следом за капитаном отошел в сторонку.
   Говорили они долго, за это время Бер успел вызнать, как обустроили жизнь на базе спецназовцы и рассказать, какой удобный дом выбрал себе клан. По поводу самоназвания общины бойцы пару раз пошутили, дескать, не высоко ли замахнулись, прям как мафиози, но в конце концов согласились, такая форма общественных взаимоотношений в неспокойное время возможно лучший выход.
   Спустя минут двадцать переговорщики подошли к замолчавшим при из приближении бойцам и Александру.
   - Перегружайте труп в УАЗ, - скомандовал своим людям капитан и в ответ на вопросительные взгляды добавил. - Всё в порядке.
   Омоновцы споро перенесли завёрнутого в брезент гнола из газели, к багажнику первого УАЗа и не без труда запихнули его внутрь. Затем быстро заняли свои места в машинах, развернулись и умчались восвояси.
   - О чём договорились? - провожая взглядом, пыльное облако, поднятое колесами уезжающих автомобилей, поинтересовался Бер.
   - У нас скоро пополнение, - ответил Вячеслав. - Причём существенное.
   - Дай угадаю, - Саша поднял очи к небу и почесал небритый подбородок, будто пытался решить сложный вопрос.
   Глядя на эту картину, Слава попросил:
   - Не дурачься.
   - Хорошо не буду. - Легко согласился Бер. - Поехали домой, по дороге расскажешь, что и как.
   Повесть, рассказанная капитаном, не укладывалась в голове. На днях погиб генерал-майор Вишневский. Официальная версия, продвигаемая новым руководством базы ОМОНа в лице подполковника Селиванова, была самоубийство. Генерала нашли в собственном кабинете с дыркой в виске. Собственный пистолет генерала валялся на полу. Жаль, конечно, старика нервы не выдержали, семья осталась на земле и мысли живы они или нет, безусловно, давили на психику и всё бы ничего, если бы не одно но. Подполковник Селиванов слыл редкой сволочью и до катастрофы ходил в товарищах с полковником Дробышем. Связывали их, какие-то дела на земле, только всё на уровне слухов, никаких доказательств нечистоплотности.
   Сразу после смерти Вишневского его зам развил бурную деятельность. Первым делом объявил всему личному составу, что они вливаются в состав команды Дробыша, чтобы "Сохранить наследие человечества и порядок присущий людям с гордостью носящих на своих плечах погоны" - так процитировал Коновалов новое руководство. После короткой речи на построении всем стало понятно, что в собственной смерти, вполне возможно, сам генерал не участвовал.
   Тем более, выше упомянутый полковник стал родоначальником раскола в Зареченске и повинен во многих смертях. Боевые действия среди спецназовцев не одобрялись, в большинстве своём они вполне адекватные люди, к тому же многие обременены семьями, подчинялись командирам лишь по привычке и растерянности. Не часто тебя переносит в другой мир, где нет привычных ориентиров для собственного сознания, кроме вдолбленного устава и семейных ценностей.
   Когда воинский порядок, не подкреплённый такими материями как родина, патриотизм, конституция и так далее, входит в противоречие с безопасностью родных и близких, не трудно догадаться, что выберет нормальный человек. Вот омоновцы и начали выбирать. Капитан Коновалов и его сослуживцы решились сделать трудный шаг. Уйти из привычного окружения в более безопасное для жён и детей, с их точки зрения, место. Стать частью клана. Где если и придётся воевать, то не по приказу, а исходя из более веских причин - защита собственного имущества и жизни, например.
   - Капитан обещался прибыть не с пустыми руками. Привезёт патронов, консервы, муку, - майор крутанул руль, объезжая яму на дороге. - Надеюсь, запасётся всем побольше.
   - Было бы не дурно. - Саша внимательно смотрел в боковое окно. Машина огибала огромную кучу бетонных обломков. Сколько здесь погибло людей, и много ли имелось в здании этажей, не понять. Этот район новостроек Бер помнил плохо. - По приезду нужно приготовить комнаты поселенцам. Когда новенькие намереваются прибыть?
   - Дня через три, четыре.
   - Успеем. Главное, чтобы с нашими характерами сошлись. Ссоры нам ни к чему. - Выказал свою озабоченность Александр.
   Бер краем глаза заметил движение. Он резко повернул голову. Никого. Он решил, что показалось, и уже собирался перевести взгляд вперёд, как снова увидел, точнее, будет сказать, почувствовал, словно тень проскользнула меж полуразрушенными домами.
   - Тормози, - почти выкрикнул он.
   Майор резко утопил педаль в пол. Газель резко встала, заставив тела пассажиров по инерции качнуться вперёд. Будь скорость выше, столкновения головы с лобовым стеклом Сашка не избежал бы.
   - В чём дело? - Набросился на Бера Вячеслав.
   Саша, не отвечая, выбрался из кабины, притулил приклад автомата к плечу, опустился на одно колено и взял в прицел угол девятиэтажки, от которого остался один подъезд. Два других обрушились, из-за чего уцелевший обрубок дома казался сиротливой, нищей каланчой.
   - Там, кажется, кто-то есть, - не громко, но так чтобы майор услышал, сказал Саша.
   - Когда, кажется креститься надо, - проворчал Слава, но с сидения водителя вылез и присоединился к товарищу. - Чего там?
   - Сейчас проверю, - Саша дёрнулся встать, но его удержал за рукав Вячеслав.
   - Совсем страх потерял, - майор в негодовании аж зашипел, - не хватало нарваться на старых знакомых. Вдвоём можем не справиться.
   - Нет там гнолов. Я чувствую, там нечто другое. - Бер простым рывком освободил ткань лёгкой куртки из захвата и двинулся вперёд. - Наш дом близко. Паршиво когда рядом бродит некто, а мы ни сном, ни духом, опасная тварь или нет.
   - Чувствует он. - Продолжал проявлять недовольство майор, но последовал за Сашкой.
   Короткими перебежками достигли входа в уцелевший подъезд. Темнота внутри клубилась неприятностями, тем не менее, Бер опасности для жизни не чуял и осознавал это совершенно чётко. Откуда пришло такое знание, он не понимал, но решил проверить. Он вошел в состояние похожее на то, при помощи которого лечил отца и попытался внутренним зрением прощупать внутренности здания. Ничего увидеть не получилось, однако почудилось, будто сердце бьется испуганно, а рядом маленький комок ярости и желание защищать.
   Бер открыл глаза, ладонью смахнул с виска каплю пота. Майор приметил жест, и состояние Александра обеспокоено произнёс.
   - Давай-ка брат домой двигать. Не нравишься ты мне. Тебе плохо?
   - В порядке я, - отмахнулся от обеспокоенности майора Бер. - На втором этаже сидит, боится.
   - Кто? Откуда знаешь? - Недоумевал Слава.
   Александр решился:
   - Экстрасенс я. На земле так чуть-чуть сверх чувствительность имел. Баловство одно. Здесь в десятки раз сильнее порог восприимчивости стал. Наверное, перенос как-то повлиял, - заметив скепсис на лице Вячеслава, скороговоркой произнёс, точно боялся опоздать. - У тебя шрам на левой лодыжке, в правой почке камень, язва желудка начинается, изжоги частые.
   - Ничего нового ты не сказал. Всё мог услышать от моих....
   - Правое яичко больше левого.
   Лицо Славы вытянулось, с трудом пропихивая слова, сказал:
   - Ладно, теперь почти верю, - лицевые мышцы пришли в нормальное состояние, меняя выражение обалдения на сосредоточенность, - даже жена не знает. Никому не говори.
   - Не буду, - пообещал Саша, - ну, идём?
   - Входим тихо, проверяем квартиры на первом, если открыты зачищаем. Ни к чему вероятный противник в тылу. Ни мне тебя учить.
   - На первом нет никого.
   - Знаешь, что сенс экстра, вот когда подтвердишь на практике свои знания, причём неоднократно, вот тогда возможно я не буду перестраховываться. Пока же давай по старинке.
   Понимая правоту старшего товарища Александр, не стал перечить, молча кивнул, закрыл один глаз, чтоб быстрее привыкнуть к смене освещения и осторожно вошел в полутьму зияющего входа.
   Три квартиры из четырёх были открыты, наверняка мародёры поработали, замки выбиты, внутри бедлам. Мебели почти нет, а та, что осталась, вся разломана. На осмотр помещений ушло не более трёх минут. Четвёртую вскрывать не стали, заперта и ладно. Медленно поднялись на второй этаж. В отличие от предыдущего двери на площадке были заперты. Вячеслав растеряно огляделся и выразительно взглядом спросил, куда теперь? Саша колебался не долго, двумя пальцами левой руки показал на обитую, обшарпанным кожзаменителем, дверь с синим номером 79.
   Сначала убедились, что остальные квартиры заперты и только потом всецело обратили своё внимание на семьдесят девятую. Слава жестом показал "выбиваем" и три пальца "на счёт три". Бер согласно кивнул и когда третий палец Вячеслава разогнулся, изо всей силы, впечатал подошву в район замка, который, к слову сказать, оказался хлипенький и легко позволил незваным гостям проникнуть внутрь.
   Перед глазами предстала типовая трёхкомнатная квартира: коридор, слева кухня, дальше зал, две спальни по бокам и в конце туалет и ванная комната. Проверили кухню, зал. С виду ничего так, не бедные люди обитали, но и не богатые. Явно охочие до чужого добра людишки здесь не побывали.
   - Чисто.
   Занялись закрытыми спальнями. Александр сразу показал на ту, что слева и одними губами сказал:
   - Там.
   Майор подошел, толкнул, вошел, держа автомат у плеча одной рукой. Тёмный комок метнулся из-за платяного шкафа в лицо Вячеслава. Короткая очередь, в три патрона, отборные маты с подвыванием майора, звон разбитого оконного стекла, истошный детский визг, раздались одновременно. Бер попытался прикладом сбить вцепившуюся в Никифорова зверюгу прикладом, но вертлявая гадина ловко уклонилась и в ответ больно стеганула длинным хвостом по руке и соскочила на пол. Сашка чуть не взвыл, будто током ударило.
   Майор попытался достать зверя носком ботинка, не вышло, он ловко выгнулся дугой, и нога пролетела мимо, вспарывая воздух. Животное собралось прыгнуть снова. Саша навёл ствол ОЦ-14 с намерением застрелить, как успел рассмотреть, не земное создание.
   - Дяденька не убивайте его! Пушок! Стой! Ко мне!!! - закричала девочка лет восьми, девяти на вид. Она пряталась за шкафом, откуда вылетел "Пушок". Бер растерялся, он переводил взгляд с окровавленного лица Вячеслава на замызганную, исхудавшую девочку в спортивном костюме с перепуганными глазами на зарёванной физиономии. С неё на тварь, которую Пушком, не смотря на шерсть дымчатого цвета, может назвать только ребёнок, исходя из своей детской непосредственности, юморист или душевнобольной.
   Зверь походил на волосатого варана и обладал всеми орудиями убийства, которыми может наделить природа. Размером с таксу переростка он имел в раскрытой пасти кучу острых зубов, таких у травоядных не может быть по определению. Вытянутую морду покрывали костяные пластины, между которыми прорастали короткие пучки шерсти, создавая впечатление, будто животное поражено лучевой болезнью, остались лишь клочки. Два глаза злобно смотрели на пришельцев, при этом два боковых вращались в разные стороны, как у хамелеона. Густая, жесткая шерсть придавала телу дополнительную защиту. На концах пальцев лап мощные лезвьеподобные когти. И как кульминация длинный хвост, покрытый мелкими панцирными чешуйками по которым пробегали голубые искры электрического разряда. Теперь стало понятно, откуда в руке болезненные ощущения от удара током. Не забывайте про прирождённую скорость, недавно продемонстрированную.
   - Пушок! Ко мне! - Повторила девочка. Она сделала шаг, присела и с трудом оттащила в сторону зверя. Одной рукой держа его за холку, другой почёсывала за коротким ухом, что-то тихо приговаривая. Наверное, убеждала не есть больших дядек.
   - Не бойся. Мы не причиним тебе вреда. - Сказал Бер.
   - Знаю.
   - Я только помогу другу. Ты пока придержи это чудо-юдо. - Саша усадил на детскую кровать Вячеслава. Достал аптечку и перекисью водорода обработал рассеченную бровь, несколько не глубоких царапин на щеке. На бровь наложил кровеостанавливающий тампон и заклеил пластырем. Дома придётся зашивать. А вообще легко отделался, могло быть хуже. Хорошо не в горло вцепился. Последнее произнёс в слух. Майор в ответ выругался, но не так грязно как во время борьбы с Пушком. Постеснялся ребёнка.
   Спустя десять минут, когда Бер оказал первую помощь, поинтересовался у девочки её именем.
   - Настя, - ответила та.
   - Я Саша. Моего друга зовут дядя Славик. - представил Бер себя и Никифорова. - Скажи Настя, где твои мама и папа?
   - Не знаю. Я хожу на продлёнку, потому что мама и папа долго задерживаются на работе. Я прихожу домой первой, потом мама, потом папа. Но в тот день они не пришли, и я осталась одна.
   - Ты знаешь, куда делись другие жильцы дома? - интерес Александра был вполне закономерный. Квартиры целы, значит, кроме малышки должны выжить некоторое количество людей. Даже если не так, то где трупы. Запах разложения в подъезде не улавливался.
   - Приехали злые солдаты и заставили всех поехать с ними. А баба Нюра сказала, чтобы я спряталась в шкафу. - Разъяснила Настя.
   Александр и Вячеслав переглянулись. Похоже, кто-то собирает под себя крепостных, если не похуже.
   - Баба Нюра это кто?
   - Соседка. Она присматривала за мной пока родители не придут. Скажите, а мама с папой умерли?
   Вот что ответить ребёнку? Сказать правду? Но какая она, правда? Может статься, родители несчастной девочки живы, кто знает, может, здравствуют на земле и оплакивают без вести пропавшую дочурку.
   - Не знаю Настенька. Думаю с ними всё в порядке. Просто жизнь вас разделила. Нужно верить, что они живы и здоровы. - Как получилось, объяснил Александр. По иному он не мог. - Ты лучше расскажи, откуда Пушок взялся? О, ты, наверное, голодная? - Спохватился Бер. - Сидят тут два здоровых дядьки с автоматами, перепугали тебя.
   - Не-е, я не испугалась, почти. Больше Пушок перетрусил. Он вообще пугливый очень, маленький ещё, - пояснила Настя. - А есть я пока не хочу. Мы покушали.
   Александр видел по глазам, что Настя обманывает. Есть она хочет и очень сильно.
   В разговор вмешался Вячеслав.
   - Настя, давай собирай вещи. Поедешь с нами. Тебе будет у нас хорошо. - Ребёнок дернулся, и Пушок резко зашипел. Майор поспешил успокоить Настю. - Ты не бойся. У меня у самого два сына. Старшего зовут Никита, ему десять лет, уверен ты с ним подружишься. Мы выделим тебе отдельную комнату, можем даже попозже перевезти твою мебель, что бы ощущала себя как дома. Одной оставаться нельзя.
   - Без Пушка не поеду.
   Вячеслав напрягся. Что Настя откажется оставить чуждое человеку существо, он даже не подумал. Но не оставлять же девочку в пустом доме на голодную смерть. После короткого раздумья Вячеслав вынуждено согласился с присутствие пушистого обидчика, с единственным условием. Зверь будет жить в отдельной коморке, пока члены клана и сам Пушок не свыкнуться друг с другом. Александр подумал о существовании ещё одной проблемы, как воспримет нового четвероного жильца, овчарка Дана. Однако сам по себе факт приручения местного животного открывал новые перспективы.
   Сборы заняли не много времени. Настя быстро сложила, какие в её возрасте показались важными, вещи в школьный рюкзак и в сопровождении мужчин, со своим любимцем на руках спустилась на улицу. Остальное решили забрать сегодня вечером, а пока лучше будет побыстрее доставить сироту в безопасное место.
   Перепоручив найдёныша женщинам, мужчины вернулись к разрушенному дому и вывезли из квартиры всё что смогли. Настину одежду и мебель, когда ещё начнут производство собственной мебели неизвестно, а с учётом скорого пополнения комфортная обстановка в дополнительных жилых помещениях не помешает.
  
   Спустя четыре дня народу прибыло. Четверо омоновцев привезли жен с детьми, и клан сразу вырос до двадцати семи человек. Коновалов умудрился, кроме продуктов, достать несколько десятков цинков патронов и гранат, и самое главное пригнали бензовоз с полной цистерной девяносто второго. Достойный взнос по нынешним нищим временам.
  
   Глава седьмая.
  
   Спустя месяц боевые действия между командами Дробыша и генерала Быстрицкого прекратились. Достигли паритета и с другими полувоенными, полукриминальными группировками. Кстати база ОМОНа прекратила существование, теперь там опорный пункт дружины, ни больше, ни меньше, барона Дробыша. Поговаривают, когда его по привычке называют товарищ полковник, лютует, и даже кого-то приказал выпороть. Совсем у мужика крыша поехала.
   Лучше всего дела обстояли в вотчине Быстрицкого, учёные определили, что состав почвы подходит под посадку земных культур, и засеяли зерном экспериментальное поле где-то за городом. Что ж посмотрим на результаты.
   Зареченцы потянулись в деревни заниматься натуральным хозяйством. Вот будет смешно, пока пригретые вэвэшниками учёные выясняют можно ли садить картошку, новые крестьяне собирают второй урожай.
   С момента прихода в клан семей спецназовцев община выросла более чем в два раза и люди приходили почти каждый день. В основном женщины и дети. Продукты, рассчитанные минимум на год, таяли с каждым днём, но не расстреливать же беженцев на пороге. Но нарастающие проблемы необходимо срочно решать. Помимо пропитания остро встал вопрос размещения вновь прибывших.
   Александр стоял в своей комнате у окна, погруженный в не весёлые мысли и не видящим взором смотрел во двор. На детских площадках резвилась полураздетая ребятня. Солнце палило нещадно и сидящие под деревянными навесами вооружённые до зубов няньки изнывали от жары. Кроме двух вооруженных мужчин и бодрой старушки, которая недавно пришла с малолетним внуком, покой подрастающего поколения охранял, в отдалении, уазик с установленным крупнокалиберным пулемётом. Сегодня в машине патрулировал Алексей и омоновец Вадим. Все помнили нападение гнолов, повторения никто не желал, к тому же своих уродов хватает.
   Всё взрослое население, кроме часовых, работали в котельной. Решили внутри сделать гараж, для этого потребовалось разломать часть стены и вставить ворота. А также мастерскую, во вспомогательных помещениях соорудить небольшой жилой уголок, в котором после ремонта можно будет поселить десяток холостяков.
   На улице послышался детский визг и смех. Бер встрепенулся. Малышня повисла, как всегда, на Пушке, чем неоднократно доводила пожилых женщин и матерей до предынфарктного состояния. Зверь за месяц вымахал до размеров молодого пони и носился по территории, пугая новичков и выпрашивая чего-нибудь пожрать. Кроме Настёны он любил всех, кто с ним делился. Делились все. Попробуй тут не дать, когда такая туша вьётся вокруг и толкает носом в сторону кухни. Несмотря на его приставучесть, польза от Пушка имелась неоспоримая. Чужого он вынюхивал за две версты и предупреждал громким шипением ближайшего человека и Настю.
   Отношения Насти со своим любимцем, стоит отметить особо. Эта парочка понимала друг друга не сколько с полуслова, сколько с полумысли. В том, что между девочкой и Пушком существует телепатическая связь, не убедился только слепой законченный скептик.
   В качестве простого образца взаимопонимания можно привести пример: Настя пишет на бумаге, какие именно действия она попросит совершить Пушка, затем мысленно передаёт написанное. Местная разновидность "лохматого варана", радостно высунув между клыков, вполне нормальный не раздвоенный язык, выполняет все просьбы подружки и хозяйки. И по собачьи виляя наэлектризованным хвостом, ждёт угощения за своё разумение.
   Слава всем святым Дану он не съел, хотя в первый день попытка покушения на жизнь Сашиной собаки имела место быть. Благодаря Насте и вовремя подсунутому куску копченой свинины инцидент разрешился мирно. С того памятного дня животины соблюдают воинственный нейтралитет - я не ем тебя, а ты не ешь с моей миски.
   Когда факт телепатии был установлен Вячеслав начал серьезнее относиться к Сашиным способностям и периодически заставлял тренироваться. Бер с удовольствием, ни от кого больше не скрываясь, начал изучать самого себя и новые возможности, через некоторое время добился определённых успехов, которых и не ожидал. Теперь он мог легко входить в состояние наблюдения за процессами в организме человека, достаточно быстро находить причину недомогания и вылечить. Вплоть до сращивания повреждённых тканей. Сашу больше поразила способность видеть энергетику окружающей среды. Он чувствовал, что ею можно манипулировать, но как, покамест не понимал.
   Громкий стук в дверь заставил Александра отвернуться от окна.
   - Войдите.
   Дверь распахнулась, и в комнату ввалился грязный от бетонной пыли Вячеслав.
   - Ты помыться забыл и переодеться. Натрусишь на ковёр мусор, мне потом убирать.
   - Не бурчи, - майор развалился в кресле. Частицы пыли взвились в воздух. Бер мысленно застонал. - У меня новости.
   - Давай тогда с хорошей начинай.
   - Ты в прошлой жизни фильмов обсмотрелся. - Слава поёрзал, устроился поудобней, вынул пачку кэмела, закурил, совершенно проигнорировав недовольство Александра. - Располагаю тремя новостями и все скверные. Дай попить а. Во рту пересохло.
   Саша налил в кружку, с надписью Евросеть, воды и протянул товарищу. Бывший майор залпом выпил и продолжил.
   - Первая новость скверная. Пока ты спал, приезжали торговцы из слободы Луковской. Вчера на село напали гнолы. Говорит отряд в полсотни особей. Два десятка человек утащили. - Слава затянулся дымом. Выдохнул. - Вторая новость паршивая. Начала возвращаться местная живность.
   - Допустим это не новость, - Саша вспомнил. Не так давно, поехали осмотреть степные районы за городом. Совершить, так сказать, ознакомительную разведку. Почти сразу напоролись на огромное стадо травоядных животных, в несколько сотен голов, похожих на зубров. Тройка разъярённых самцов долго преследовала автомобиль, рыча похлеще африканских львов.
   - Ты не понял. Хищники. Огромные. - Слава пояснил. - Мужик, что вчера пришел, показал кадры на цифровом фотоаппарате. Посмотрели, охренели. Очень смахивает на тираннозавра. Говорит, что заснял его на другом конце города всего пять дней назад. Придётся переконфигурировать систему обороны исходя из новых данных. Не дай бог к нам такая туша припрётся. Танков у нас нет отбиваться.
   - С этим понятно, - Бер в уме уже начал возводить стену вокруг базы, вместо детсадовского забора. - Третья новость....
   - Третья новость гнусная. Приехал Селиванов. Игорь Коновалов и мой брат в данный момент зубы ему заговаривают. Нас ждут.
   Сашка взвился.
   - Это ты мне тут зубы заговариваешь! Почему сразу не сообщил? Что он хочет?
   - Сразу не сообщил, потому что пусть ждёт и нервничает. - Вячеслав поднялся на ноги. - Что хочет Селиванов, не знаю, однако каковы желания его хозяина, товарища полковника барона Дробыша догадываюсь. И не кричи на меня. - Слава затушил окурок в пепельнице. Александр держал её исключительно для бывшего майора.
   - Выслушать всё равно надо. Может о полезном проговорится.
   - Пошли проговоры выслушивать.
   - Ты хотя бы переоделся.
   - Перетопчатся. Не барышни.
   Спустились на первый этаж в переоборудованную под зал совещаний комнату, на двери до сих пор висела табличка из прошлой жизни "младшая группа "Снежинка". У входа стоял Гвоздь в полной выкладке с L85A2.
   - Ты чего здесь делаешь? - спросил Александр.
   - Я его поставил создавать видимость солидной организации. - Вместо Лехи ответил Вячеслав.
   Гвоздь открыл перед ними дверь, пропуская внутрь с серьёзной физиономией, но по глазам было видно, еле сдерживается, чтобы не заржать, сволочуга.
   Когда оба негласных руководителя клана переступили порог, на лицах дяди Володи и бывшего офицера ОМОНа проступило выражение облегчения.
   Бер присмотрелся к двум гостям. Обоих Саша раньше никогда не видел, но про одного наслышан. Он сразу распознал Селиванова, невысокого роста лысеющий мужчина под пятьдесят, с хитрыми бегающими глазками под густыми бровями. Щёки немного отвисли, скорее всего, похудел недавно. Догадку подтверждал надетый камуфляж, на пару размеров больше необходимого. Подполковник носовым платком, резким движением, вытер шею и поднялся со стула на встречу вошедшим. Бер пожал влажную ладонь, протянутую для приветствия, и с трудом удержался от желания вытереть руку о штанину.
   - Селиванов Фёдор Львович, - отрекомендовался подполковник. - О вас молодой человек много наслышан. Не дурно вы тут устроились.
   "Какое твоё собачье дело", - подумал Бер. Таких людей Саша не любил, вечно кажется, что собеседник замыслил пакость.
   - Не жалуюсь, - сказал вслух.
   - Майор главного разведывательного управления Никифоров Вячеслав Иванович? - Селиванов пожал Славе руку. В отличие от Саши не стал прятать брезгливость, просто спокойно глядя в глаза, вытерся. Подполковник молча проглотил оскорбление. - Рад знакомству.
   - Не могу пока сказать того же, - честно выговорил Вячеслав.
   - Зачем же вы так, Вячеслав Иванович. Поверьте, мы не враги вам.
   Никифоров передёрнул плечом.
   - Жизнь покажет.
   - Позвольте представить моего помощника, - Селиванов указал на второго гостя. - Капитан Постриганов.
   На голову выше начальника, широкоплечий, с мощным торсом из под коротких рукавов выглядывали здоровущие бицепсы. Офицер вытянул длинную руку, и Сашкина кисть утонула в лопатообразной ладони.
   - Серёга, - коротко представился он. Под выдающимися вперёд надбровными дугами блеснул скучающий взгляд. Бер решил, что капитан больше телохранитель, чем помощник.
   - Давайте присядем, и вы поведаете нам, какие ветры вас притащили в нашу спокойную гавань. - Взял инициативу в свои руки Вячеслав.
   Хозяева и гости расселись по деревянным стульям вокруг стола.
   Селиванов взял графин с водой.
   - Позволите? - Испросил он разрешения. - Сегодня особенно жарко.
   - Поэтому и поставили. Наливайте. Не стесняйтесь. - Владимир Иванович придвинул стакан подполковнику.
   - В такую погоду искупаться в озере не помешает. - Выпитый залпом стакан воды стукнул дном о столешницу. - Жаль, поблизости никаких водоёмов нет.
   Бер подумал, определенно посланник Дробыша не нравился ему всё больше. Воду пьёт, как водку. Говорит слащаво, вежливо, а за душой камень.
   - Фёдор Львович, давайте сразу к делу, - Саша попытался за активностью спрятать нарастающее раздражение.
   - К делу так к делу, - не стал более тянуть резину Селиванов. - Господин Дробыш предлагает вашему клану пойти под его руку. Мы обещаем вам защиту в случае нападения, помощь медикаментами, топливом и боеприпасами в разумных пределах. Со своей стороны вы обязуетесь соблюдать законы, разработанные господином бароном и верховным советом. Выделять на нужды обороны бойцов в количестве десяти процентов от взрослого мужского населения, а также сдавать в стратегический фонд пятую часть добытой, выращенной сельхозпродукции и такую же часть произведённых в ваших мастерских товаров. - Видя постные лица слушателей, посланник поспешил добавить, - Это гораздо меньше, чем выплачивало в России любое предприятие в виде налогов. И последнее. Мы гарантируем амнистию перебежавшим к вам офицерам. - Селиванов выразительно посмотрел на Игоря Коновалова, тот и глазом не моргнул, как сидел спокойный, так и продолжал сидеть.
   - Почему барон, а не скажем граф или князь? - Слава растянул губы в ироничной ухмылке, - А лучше маркиз де Дробыш. Как звучит, - он покачал головой, прицыкивая языком. - Барон, каких земель? Не понятно. Может цыганский? Не-е в табор я не хочу.
   - Не хамите Вячеслав Иванович. Вы боевой офицер....
   - Не тебе меня поучать, - повысил голос Вячеслав.
   - Славик прекрати, - попросил брата дядя Володя.
   Бер решил, что пора вмешаться, пока словесная перепалка не зашла слишком далеко.
   - Товарищ подполковник простите не сдержанность моего друга, но его понять можно. Товарищ Дробыш присвоил себе титул, собирает под свои знамёна горожан, предлагает следовать законам, коих мы в глаза не видели, и пытается у нас отобрать часть имущества, на которое не имеет морального права. По моему убеждению, один человек, пусть за ним и стоит пара, тройка сотен штыков, не может подменить государство. - Саша налил себе воды, пока пил собирался с мыслями, затем продолжил. - На сколько нам известно, существует толика взаимного непонимания между вашим руководством и силами под командованием генерал-майора Быстрицкого. Лично мне не понятно, на что вы рассчитываете, захоти генерал бросить на вас оставшиеся в наличии войска. Которых, к слову, у него достаточно, чтобы раздавить кого угодно.
   - Александр вы не владеете всей полнотой информации. Достаточно сказать, что в стане внутренних войск не существует единого командования. Мы полагаем, что скоро сила будет на нашей стороне, и я советовал бы клану вовремя присоединиться и вместе создать справедливое, новое государство. - Попытался развеять Сашины сомнения Дробышеский представитель. - Вы не пожалеете. Молодой, инициативный далеко пойдёт в обновлённом обществе.
   - Ага, и погибнуть смертью храбрых во славу светлого будущего. - Из Вячеслава негодование выплёскивалось на ружу. - Кажется в школе, на уроках истории изучали нечто подобное.
   Селиванов недовольно засопел, глядя на задумчивый вид Александра.
   - Нам потребуется время, обдумать предложение. Ни я, ни присутствующие здесь не могут распоряжаться чужыми судьбами. - Выдал мнение Бер. - Думаю, коллеги согласятся со мной.
   - Верно мыслишь, Саша, - поддержал его Владимир Иванович. - Быстро только мухи родятся. Соберём совет, обмозгуем, что да как. Примем решение и сообщим.
   - Понятно, - протянул слово Селиванов, - надеюсь на ваше благоразумие.
   - В противном случае что? - не унимался Вячеслав - Нападёте ночью и вырежете?
   Не обращая внимания на бывшего майора, подполковник Селиванов повернул голову к Коновалову и поинтересовался:
   - Капитан не желаете возвратиться? Обещаю, прошлое будет забыто.
   - Нет, не стремлюсь. Не по пути мне с убийцей собственного командира.
   Подполковник густо покраснел, прищурил глаза и медленно поднялся из-за стола.
   - Полагаю, сказано сегодня достаточно. Думайте, решайте и побыстрее. - Он направился к выходу, молчавший на протяжении переговоров помощник отправился следом. - Провожать не нужно. Я помню дорогу.
   В коридоре Лёха бодро вытянулся в струнку, козырнул гостям.
   - Пойду, прослежу, чтобы убрались без эксцессов. - Коновалов опёрся о столешницу обеими руками, поднялся и вышел за парламентерами.
   - А всё-таки он проговорился, - произнес Бер, когда за Коноваловым закрылась дверь.
   - Ты про отсутствие единого командования и что скоро сила будет на их стороне?
   - Да и в этом я вижу неплохие перспективы. Как думаешь, стоит Быстрицкого предупредить, о том, что Дробыш готовит ему каверзу?
   - Обсудим ситуацию чуть позже. Лёха! - позвал Вячеслав.
   - Я здесь вашвысокоблагородие!
   - Клоун. Значит так, собери всех наших. Пусть через час стягиваются на совещание. - Скомандовал майор. Когда Алексей исчез, добавил. - А я пойду, приведу себя в порядок.
  
   Бер с удовлетворением наблюдал на растущие, каждый день, кубометры правильных параллелепипедов шлакоблока.
   Никогда раньше Саша не задумывался, на сколько сложным может стать производство таких простых предметов, как шлакоблок. Особенно, когда раньше достаточно было заказать его по телефону. Слава Богу, среди пришедших оказался спившийся технолог кирпичного завода Василий Васильевич, известный в привокзальной среде Зареченска под прозвищем Вась-Вась.
   В какой день Вась-Вась появился, никто не помнил. Он просто возник из ниоткуда и жил будто всегда. Александр пытался это выяснить, путём опроса членов клана, но натыкался на пожатия плеч. Сам бывший бомж на вопрос отвечал.
   - Не всё равно начальник? Вреда от меня, почитай никакого, зато пользы тьма, - поднимал толстый указательный палец с обгрызенным ногтем и усмехался в растрёпанную бороду.
   Надо признать, пользу от плюгавенького бомжа в замызганной телогрейке, не снимаемой не смотря на жару, прочувствовали новоявленные зановоизобретатели с первых слов.
   Обсуждение процесса изготовления строительного материала проходило во дворе котельной довольно громко. Никто не заметил приблизившегося Василия, пока ноздри не затрепетали от навалившегося спиртного духа, (из чего и где он гнал брагу, выяснить в последствии не удавалось). Вась-Вась без позволения вклинился в обсуждение и на пальцах и матах, тем не менее, довольно доступно разъяснил собранию из чего и как шлакоблок делают. Мужики слушали, пораскрывав рты. По окончании речи бывший бомж предложил:
   - Короче, б-ть, мужики. Вы мне даёте пожрать, поспать, посрать и один раз в неделю налакаться от души, я вам б-ть миллион, хочешь кирпичей, хочешь шлакоблочин зах-рю. И п-дец.
   Подумали, потом ещё подумали и согласились. Выделили ему несколько помощников, и работа закипела, благо материала вокруг хватало.
   После отъезда Селиванова долго, до хрипоты, спорили, не о том стоит ли присоединяться или нет, а каким образом выстроить оборону. И от гнолов, чтоб защищала и от баронов разных. На памятном совещании решили построить стену четырёх метров в высоту и не менее двух в ширину со встроенными укреплёнными огневыми точками и вышками наблюдения, и пристроить несколько домиков, по типу финских, каждый для проживания трёх, четырёх семей, так как база скоро превратится в посёлок, так быстро клан прирастал новыми членами.
   На собрании присутствовал костяк клана: оба Бера, Никифоровы, омоновцы. В совет ввели двух новых членов: бывший инженер Анатолий Буков, лет сорока на вид. Долговязый, нескладный с аристократическими чертами и повадками, до переезда в Зареченск, работал мастером на металлургическом комбинате Норильского Никеля, нынче исполнял обязанности главного кузнеца. Вторым признанным равным среди зачинателей клана был Гофман Марк Анатольевич, профессор биологии одного из Питерских вузов. Он волей судьбы оказался во время катастрофы в городе, единственный советник руководства по новой науке - ксенобиологии. Полненький преподаватель, вечно поправляющий очки в дорогой оправе, которые норовили соскочить с непредназначенной природой для их ношения кривой переносицы, и являлся единственным человеком, которого нисколько и никогда не тяготили будни нового мира. Наоборот он с каким-то маниакальным постоянством регулярно изучал местные виды флоры и фауны и был по настоящему счастлив. Его положение облегчалось отсутствием на Земле родственников. Учёный не имел ни жены, ни детей. Новые знания манили его, и самое главное приносили пользу. Именно Гофман определил, что местных травоядных животных можно употреблять в пищу. Пришлось облазить не мало пустых учреждений и школ, собирая для него оборудования и реактивы, но оно того стоило.
   По настоянию профессора клан начал собирать библиотеку. Усилия не лишённые смысла, книги нетленная пища для ищущего истину разума, к тому же на пороге проблема, которую предстояло вскорости решить. Прибавлялось количество детей школьного возраста, и откладывать занятия дальше причин не находилось.
  
   - Шлакоблочный цех заработал в полную силу. Начали строительство стены вокруг лагеря и каменные вышки, ну вы и так каждый день мимо проходите и видите. Ворота сварили и поставили. Оборудование котельной демонтировали, за ненадобностью. Теперь технику можно загнать внутрь. - Начал доклад, Бер Сергей Борисович. Он сам себя назначил ответственным за строительные работы и неплохо справлялся с обязанностями.
   - Мы не поспешили с демонтажем котлов? Какой климат зимой не знаем, возможно, стоило попытаться реанимировать систему. - Высказал сомнение Игорь Подберезин, один из омоновцев.
   - Бессмысленно, оборудование использует газ и управляется электроникой. У нас нет ни газа, ни электричества и комплектующие, в случае поломки, брать не откуда. - Разъяснил Бер старший. - Проще установить в здании паровой котёл на дровах и угле.
   - Уголь, где брать? - Не успокаивался Подберезин.
   - Не уголь, так торф. Допустимо, что в этом мире присутствуют другие ресурсы, о которых пока ничего не известно. В любом случае найти и добывать уголь легче, чем газ, - вмешался Сашка. - Как у нас со стрелковой подготовкой?
   Ставший штатным инструктором клана спецназовец Егор Сапрыкин, здоровенный детина, носящий прозвище Ноздря, так себя позволял называть ограниченному кругу друзей. На остальных обижался. Егор поднялся и доложил:
   - Хреново, боеприпасы переводим зря. Из новеньких трое достойно отстрелялись, остальные, - он неопределённо покрутил кистью над головой, - годятся для огневой поддержки не больше. С физической подготовкой вообще швах.
   - Так ты гоняешь народ, словно перед тобой солдаты контрактники. Люди роптать начнут скоро. Выбери щадящий режим. - Посоветовал Вячеслав. - Увидишь, результат не заставит ждать. Основной упор сделай на скрытное перемещение и засады. Партизанские методы больше подходят для борьбы с превосходящим численностью противником.
   - Не учи учёного, - огрызнулся Егор, - возьмись сам натаскивать новичков. С удовольствием передам тебе эстафету.
   - Не могу. На мне разведка висит, - бывший сотрудник ГРУ, по сути, сейчас начальник полевой разведки, контрразведки, полиции и МЧС в одном лице. Но главная его обязанность, не проспать нападение барона или гнолов. - Сразу сообщаю, в стане вероятного противника тишина. Дробыш и люди Быстрицкого заняты собой, то есть, как и мы укрепляются, заготавливают продукты, как прежде собирают под себя людей. Дробыш практически ввёл крепостное право, думаю, такими темпами он сам вскоре похоронит себя. Кто-нибудь пристрелит зарвавшегося "дворянина", чему я охотно порадуюсь.
   - Было бы не плохо. Одной угрозой меньше, - поддержал желание Вячеслава Коновалов.
   - Как твоя охота траппер? - Перевёл разговор Вячеслав на продовольственную тему, - видел, машину мяса пригнал. Не поделишься свежатиной на шашлык?
   Мощных травоядных, которые месяц назад гнались за машиной Александра и Майора в округе появилось великое множество. Учитывая годность зубров к употреблению людьми, участь части животных была предрешена, единственная загвоздка - это отсутствие достаточного количества соли, и соответственно подготовка мяса для длительного хранения. Приходилось обменивать часть добытого на соль со складов запасливого генерала Быстрицкого.
   Торговля между кланом и самой большой общиной Зареченска процветала, но её омрачали несправедливые цены, за десять килограмм мяса давали килограммовый пакет соли. Всё бы ничего, но охота оказалась занятием поопаснее войны. Вокруг злобных зубров кружили хищники по сравнению, с которыми стремительный Пушок казался не более чем борзым псом против тигра. Одна такая тварь недавно напала на охотничью партию, убежать не помогла даже скорость автомобиля. В итоге клан лишился машины и одного охотника.
   Зверь передвигался на двух лапах и уродливой головой таранил бок ускользающего автомобиля, пока ему не удалось перевернуть уазик. В итоге он вырвал заднюю дверь и вытащил из салона Павла, совсем недавно присоединившегося к общине. Парень до катастрофы любил, в сезон выезжать на природу, на ловлю секача, за такие навыки его определили в отряд добытчиков. Саша почти не знал новенького, однако искренне скорбел по первой потере. Теперь у общины имелось собственное кладбище. А скольких придётся там положить?
   Пришедшие в себя остальные мужчины выбрались из изуродованного внедорожника и расстреляли двуного убийцу, причём каждому потребовалось выпустить по рожку, чтобы успокоить того на веки. Обратно, отягощенные останками товарища, пешком, добирались больше суток. Измотанные ввалились на базу и чуть не прибили профессора Гофмана, когда он посетовал, на то, что охотники не сподобились захватить кусочек твари для научных нужд.
  
   - Килограммчик дам, при условии индивидуального приглашения на дегустацию.
   - Само собой. Тогда с тебя горилка.
   - Тогда с тебя бабы.
   - Хватит, не то про баб жёнам расскажу.
   - Злой ты Сашка. Уйду к Дробышу, отличусь в борьбе за светлое будущее, пусть в рыцари посвятит.
   Над шуткой майора посмеялись немного, затем продолжили обсуждение планов.
   - Хочу предложить выйти в большой рейд, - при этих словах люди напряглись. Бер обвёл всех внимательным взглядом, оценивая реакцию собравшихся. - С недавних пор чувствую приближение неприятностей. Сны снятся тревожные. Никто из вас не чувствует ничего не обычного?
   Вопрос был далеко не праздный. Саша и Настя оказались не единственными обладателями паранормальных способностей. Правда таких успехов, как Бер и девочка не показывал никто. Возможности Александра, которые на земле вызывали бы у окружающих усмешки, здесь производили настоящий фурор. Одно лишь заживление ран вводило травмированных в шок. Настя же со всей детской непосредственностью, на зависть остальной ребятне, запросто силой мысли поднимала в воздух бетонную глыбу с центнер весом.
   Всё благодаря наставлениям Бера, не зря он прочитал столько макулатуры по изучению сверх возможностей человека. Десяток остальных учеников показывали, куда худшие результаты, но Александр надеялся, что это вопрос времени.
   Заниматься с людьми потребовал Вячеслав, он же заставил пройти всех тесты на выявление энергетического потенциала. Саша осматривал энергетическую оболочку испытуемых и при наличии достаточного, по его мнению, наполнения оболочки собственной жизненной силой, брался за обучение. Саша отметил, что с энергетикой каждого человека происходят трансформации. Но держал наблюдение в себе. Решил понаблюдать за изменениями со стороны. Тем более, опасался, если расскажет об этом Славе, моментально станет учителем не десяти, а шестидесяти человек. Примечательно, что за отказ обучаться майор грозился наказывать нерадивых. И ему верили.
   Такое рвение Вячеслав объяснял просто.
   - Представьте, на нас напали. Мы заранее, об этом событии, оповещены паранормами (почему-то слово экстрасенс ему не нравилось, и он называл Сашку с учениками паранормами или магами), даже не используя разведку.
   - То есть ты хочешь свои обязанности переложить на других? Хи-хи.
   - Да пошли вы.
   - Ладно, размышляй дальше.
   - Так вот, на нас напали, идёт бой. А кроме автоматного свинца в противника летят, огромные булыжники, в головах жуткий шёпот: "Сейчас ты умрёш-ш-шь". Противник в панике. Раненые, через полчаса, снова в строю. Лепота.
   - Тебе нельзя подпускать к детям сказки рассказывать. Заиками сделаешь.
   Тогда все от души смеялись, кроме Бера. Он глядел на друга и не узнавал. Куда делся тот скептик. Превратился в самого яростного приверженца непознанного.
  
   - Нет, я не чую, - ответил омоновец Серёга Махно. Махно это не прозвище, а фамилия, но мало кто сразу верил.
   - И я не ощущаю.
   - И я.
   - Не тяни резину.
   - Если есть, что сказать говори, - высказал общее мнение Эдик.
   - Гнолы мне снятся. Полагаю, стоит ждать от них крупных неприятностей. Давно они никого не беспокоили. - Бер дождался, когда внимание окружающих всецело будет принадлежать ему и продолжил. - Одними секретами и заставами не обойдемся. Нужно собрать группу бойцов и выдвинуться на встречу.
   - Нас мало, - это отец Александра высказал обеспокоенность.
   - Ничего пап, попросим помощи у Быстрицкого. Это и в его интересах.
   - Допустим, но каким образом мы найдем наступающих гнолов. С какого направления ждать неприятностей? - Сергей Борисович отнёсся к предложению сына серьёзно, впрочем, как и все.
   - Я почувствую их и поведу отряд.
   - Категорически против, - заявил Слава Никифоров. - Тогда он узнает, что мы готовим магов и добились не малых подвижек в этом направлении. Это чревато ещё большими неприятностями. Никто не потерпит рядом столь опасного сообщества.
   - Вот ты и возьми в разработку этот вопрос. Узнай, что, где и как. Вынюхай, изучают кроме нас кто-нибудь эту проблему? Знают ли о том, что мы этим занялись? В конце концов, ты разведчик или где? - Владимир Иванович поставил брата на вид. Вячеслав засопел, кузен уел его.
   На этом собрание закончили и разошлись по своим делам.
  
  
   Глава восьмая.
  
   В итоге решили не ставить в известность генерала Быстрицкого, а приняли компромиссное решение. Сначала разведать ситуацию собственными силами, если при обнаружении гнолов тех окажется много, то предупредить как можно большее количество заречинцев, если нет, то уничтожить отряд гнолов собственными силами. В любом случае любопытным можно будет почти честно сказать - так и так наткнулись на местных, спасибо что помогли или где же вы пребывали, когда были так нужны. Главное провернуть всё так, чтобы никто из своих не погиб.
   Три человека устроились в небольшой рощице на гребне холма и под прикрытием низко нависающих ветвей деревьев, которые издали можно было спутать с ивами, молча наблюдали в бинокли на колонну из сотен быстро шагающих гнолов. Аборигены передвигались в своей излюбленной манере. Часто меняли способ передвижения с вертикального, вставали на задние конечности, и тогда становились похожи на людей, на горизонтальный, словно собаки. Из-за этого свойства они походили на толпу нервных душевнобольных, которых кто-то зачем-то организовал для неведомых целей.
   - Есть мысли? - спросил у Сашки, назначенному советом клана в командиры, Игорь Подберезин.
   - Кроме "боже как же их много" никаких. Похоже, малость переоценили собственные силы. Надо было сразу к генералу бежать, - в ответ посетовал Бер. - Я должен был догадаться о количестве. Ведь чувствовал я, чувствовал.
   - Только без самобичевания будь добр. Что бы ты сказал Быстрицкому? "Ой, товарищ генерал, намедни сон снился мне, а во сне том гнолов видимо невидимо".
   Тройка наблюдателей тихонько рассмеялась, представив себе эту картину. Между тем колона прошествовала мимо, оставив следом утоптанную дорогу.
   - Как думаешь сколько их?
   - Голов восемьсот, девятьсот. - Ответил омоновец на вопрос Александра.
   - Ты их точно крупно рогатый скот по головам посчитал, - прыснул в кожаную перчатку с обрезанными пальцами Ноздря.
   - А как мне считать? Восемьсот штыков, или копий? Ни первого, ни второго гнолы, подозреваю, отродясь в руках не держали.
   - Будет вам господа офицеры, пора возвращаться назад и быстро. Фора во времени у нас есть. Думаю, часов шесть на подготовку будет. - Бер нахмурил брови. Было о чём задуматься. С такими силами аборигенов люди пока не сталкивались.
   - Больше. Сообщим по рации нашим ещё до приезда. Так что лишних минут сорок для подготовки есть. Учитывай, что они идут с северо-запада, а наша база на юге Зареченска. Так что возможно до нас дойти не успеют. Солдаты Быстрицкого покромсают.
   - Если не обойдут. - Встрял Ноздря.
   - Типун тебе на язык Егор, - недовольно пробурчал Игорь.
   Клановцы поднялись с земли, посбивали на землю налипшую траву с одежды, и начали спуск к ожидающим в низине четырём внедорожникам и двум квадроциклам возле которых их с нетерпением ожидали остальные бойцы небольшого отряда. Среди двенадцати стрелков в камуфляже особо выделялись Лёха и Николай. Один благодаря своей золотой ухмылке, а Леха непоседливостью. Вот и сейчас он бросился на встречу вверх по склону, чтобы первым узнать новости. Как только он поравнялся со спецназовцами и Сашей Ноздря мгновенно превратился в старшего лейтенанта Сапрыкина и гаркнул не Алексея.
   - Какого хрена боец ты покинул место нахождения отряда!?
   Леха от такого резкого напора чуть не споткнулся.
   - Вернёмся два наряда вне очереди!
   - Я просто хотел узнать.... - заикаясь, начал говорить Леха.
   - Ты оспариваешь мой приказ о дисциплинарном взыскании боец? - Вкрадчиво начал старлей подпуская в голос нотки, от которых у всех его "курсантов" организм мгновенно впрыскивал в кровь изрядную порцию адреналина. Благодаря такой дозе естественного стимулятора подопечные Сапрыкина по военной подготовке выполнял любые заданные им нормы, лишь бы не испытывать терпение своего учителя, так как он был великий выдумщик и изобретал всё новые наряды вне очереди и никогда не повторялся. Но помимо прочего достаточно грамотно вдалбливал новеньким азы стрелковой, физической и тактической подготовки. За эти таланты его собственно и приставили к обучению.
   - Сашка ну скажи ему...
   - Ты боец совсем охренел? Три наряда.
   Алексей побледнел, вытянулся в струнку, отдал честь:
   - Разрешите вернуться к машинам.
   - Разрешаю, - смилостивился старлей.
   Гвоздь чётко развернулся и потрусил обратно на встречу ухмылочкам остальных вояк клана. Когда Бер и бывшие омоновцы подошли к отряду, Саша краем уха уловил реплику Фиксы.
   - Я же тебе говорил бестолочь, не лезь.
   - Что отцы командиры? По вашим физиономиям легко понять, что дела наши не очень, - первым задал вопрос Махно.
   - Их слишком много для нас, - Бер тяжело вздохнул. - На каждого по пятьдесят гнолов как минимум. С их скоростью и реакцией порвут и не заметят. Возвращаемся. Будем готовиться к обороне.
   Когда отряд въехал на территорию базы, вокруг царила деловая суета. Народ под руководством Славы Никифорова развил бурную деятельность по подготовке к отражению нападения. Сашка выскочил из машины навстречу подбегающему Вячеславу.
   - Сообщили Быстрицкому? - с ходу задал вопрос Бер.
   - Да. Обещал взвод подбросить в помощь.
   После тех памятных переговоров с представителем Дробыша решили донести до ушей генерала предположение о готовящихся в его вотчине неприятностях. И на счастье попали в точку. Благодаря вовремя переданной информации в стане внутренних войск в зародыше был подавлен готовящийся мятеж. Вот генерал сейчас расплачивался за оказанную услугу бойцами. И то хлеб.
   - Когда именно прибудут?
   - Обещался к вечеру.
   - Они могут и не успеть. Разослали по округе гонцов? У простых людей ведь раций нет.
   - Перед вами три патрульные машины отправил. Заодно пусть по округе порыскают в поисках неприятеля.
   - Отлично. Главное, чтобы не геройствовали.
   Вдалеке, где-то к востоку от бывшего первого микрорайона послышалась интенсивная стрельба. Бойцы встрепенулись.
   - Кто-то из наших? - тихо спросил Егор.
   - Похоже. В том районе несколько стариков живут. К ним должен был Эдик заехать и сестра твоя.
   - По машинам! - скомандовал Бер. Запрыгнув на переднее сидение УАЗа. Сашка схватил рацию и с волнением в голосе сказал, - Ник, Ник ответь. Это Бер. Прием. - И тут же бросил сидящему за рулём Сапрыкину. - Ну, чего стоим? Поехали, поехали.
   Машина утробно заурчала двигателем и рванула с места, за ней последовали все остальные, кто только что ввернулся из неудавшегося рейда.
  
   Уазы затормозили около догорающей тайоты Никифоровых, вокруг лежали несколько мёртвых гнолов. Бойцы выскочили на дорогу и с толпились у покалеченного внедорожника. Сашка тупо смотрел на огонь, в голове билась лишь одна мысль: "Только не Ксюша, только не Ксюша". Кто-то догадался достать из багажника огнетушитель и залил сквозь разбитые стёкла салон пеной.
   - Никого. В машине никого нет. - Егор Сапрыкин похлопал Бера по плечу, выводя того из ступора.- Слышишь Сашка, в машине их нет.
   - Ксения!!! - Что есть силы, крикнул Бер.
   В ответ, со стороны полуразваленных девятиэтажек раздались три одиночных выстрела, спустя несколько секунд ещё два.
   - Туда! - крикнул Бер и прыгнул за руль.
   - Не расслабляться, двигаемся к развалинам, дистанция десять метров. Не геройствовать, гнолов валить из далека, - напутствовал остальных Егор и сел рядом с Александром.
   Машина завелась и, подпрыгивая на булыжниках и ямах, покатила в сторону слышанных ранее выстрелов. Через пару минут подъехали к предполагаемому месту перестрелки. В развалинах что-то бухнуло, послышались душераздирающие визги. Егор показал рукой на въезд во двор, Александр согласно кивнул и повернул руль вправо. Машина медленно въехала во двор. Егор по рации передал.
   - Всем предельное внимание, замыкающей машине остаться на дороге и контролировать подступы к зданию.
   - Принял, - ответила рация голосом Подберезина.
   Как только машина затормозила, тут же в лобовое стекло прилетел кирпич. Скорость его была такова, что он пробил его и застрял, просунувшись сквозь прозрачную преграду ровно наполовину, обдав при этом сидящих в салоне людей мелкими стеклянными осколками и каменными крошками. И это несмотря на то, что стекло пуленепробиваемое.
   - Ептить! - выругался кто-то. Бер не дожидаясь следующего привета, открыл дверь, вывалился на землю, перекатился. Вовремя. Там где он только что был, в землю бухнул следующий каменный подарок, подскочил на добрых пол метра и исчез из поля зрения, оставив после себя вмятину на асфальте.
   - Всем бояться! - закричал Александр, вскочил и на пределе своих физических возможностей рванул под прикрытие бетонной плиты, которая словно торос торчала из более мелких обломков здания. Над головой прошелестел ветерок - это пролетел очередной кирпич, запущенный с невероятной силой кем-то из гнолов.
   Бер огляделся. Его товарищи прятались за машинами, по которым с завидной регулярностью били, оставляя вмятины, импровизированные снаряды. За вторым УАЗом послышался вскрик и отборные маты.
   - Живые?
   - Руку Махно перебили твари, - крикнул в ответ Лёха.
   - Не высовываться!
   - А мы не высовываемся. Нас обходят.
   Бер мысленно выругался, лихорадочно соображая что делать. При сложившейся ситуации их закидают камнями летящих со скоростью снаряда, а потом подойдут вплотную и просто порвут в клочья, в рукопашной у людей нет ни единого шанса одолеть даже самого слабого гнола. А где-то рядом Ксения и Ник, возможно, нуждаются в экстренной помощи, а как её окажешь, когда сами в полном дерьме.
   - Ну, уж нет, - прошипел сквозь зубы Бер.
   Он резко выскочил из укрытия и побежал зигзагом к подъезду, от которого осталось всего два этажа. Адреналин ударил в кровь, и время будто замедлилось. Краем глаза, заметив движение в окне соседнего дома, Саша вскинул грозу и одновременно с гнолом, запустившем в него камнем, выстрелил из подствольника. "Неужели добросит?" - пронеслась в голове мысль. Инстинктивно пригнулся, попуская над собой серую тень. "Вот сука, чуть не попал", - в последнем рывке он ворвался во внутрь дома, споткнулся обо что-то и загремел на пол, усыпанный бетонной крошкой и мусором. На улице уже вовсю трещали автоматы остальных членов группы.
   Бер спохватился и, не замечая ноющей боли в ушибленном колене, метеором взвился на площадку между вторым этажом и отсутствующим третьим, перепрыгивая через две ступени. Он присел у огрызка стены и осторожно выглянул в проём, где совсем недавно было окно лестничной площадки. Совсем некстати посетила мысль о том кошмаре, что творился здесь во время катастрофы, какие силы срезали верхнюю часть здания и почему не затронули нижнюю? Отогнав ненужные размышления, Бер сосредоточился на происходящем.
   Стёкла в машинах были уже выбиты, бойцы сгрудились по левому борту машин, боясь высунуться, лишь изредка кто-нибудь поднимался, делал короткую очередь в сторону гнолов и сразу прятался. Там где только что была голова человека, обязательно пролетал камень. Так долго продолжаться не могло, кого-то обязательно зацепит и хорошо, если не насмерть.
   Александр заметил, как Егор кому-то бешено машет рукой. Бер резко выглянул из окна и сразу спрятался. Он увидел третий УАЗ пытающийся вырулить из-за угла, но тут же очутился в похожем положении. Его закидали камнями, и водителю пришлось сдать назад.
   Бер заметил в противоположном, как ни странно более целом здании, группу из трёх гнолов, что облюбовали лоджию в качестве огневой точки. Они по очереди вставали и швыряли в людей орудия пролетариата.
   Саша перехватил по удобнее грозу, сел на пятую точку, тщательно прицелился, задержал дыхание и плавно нажал спусковой механизм. Оружие легонько толкнуло хозяина в плечо, и выплюнула три смертельных сгустка металла. Пули точно поразили цель. Голова крайнего гнола расцвела кровавыми брызгами, тело завалилось на пол. Остальные с визгами скрылись внутри квартиры. Бер водил стволом вдоль противоположных окон и за мгновение до того как показывались силуэты в проёмах, стрелял. На него будто накатила волна. Он был един с природой и чувствовал всех и каждого: гнолов, бойцов внизу и Ксению с Эдиком где-то рядом. Он стрелял, покуда не опустел магазин.
   Пару раз, машинально нажав на курок и не услышав привычных звуков работающего оружия, Бер сменил магазин и снова изготовился к стрельбе, и тут ощутил позади себя нечто. Взгляд? Он рывком поднял себя на корточки и развернулся, наведя автомат вверх и вправо. Туда откуда это нечто ощущалось.
   На стене сидели два гнола. Один в опущенной руке держал нож, который тут же отправил в сторону Александра. Второй прыгнул навстречу человеку сверху вниз словно коршун, растопырив когтистые длинные пальцы на руках и ногах. Сашка, не ожидая от себя такой прыти, вскинул левую руку, поймал за рукоять холодное оружие и точно юла из положения сидя взвинтился вбок, пропуская мимо прыгнувшего гнола, и на развороте вогнал чужой клинок прямо в затылок. Тело противника по инерции вынесло на улицу, где оно с глухим стуком успокоилось на веки.
   Не осознавая, что делает, Бер упер тяжелый взгляд в оставшегося врага и тихо сказал:
   - На колени тварь.
   Гнола мелко затрясло, он сложил руки на груди, его выдающаяся вперёд морда разделилась на четыре части исторгнув шипение и прищёлкивание.
   "Не убивай меня великий Шхас" - раздался в глубине сознание еле слышный, но достаточно разборчивый голос. Бер даже не успел удивиться происходящему, как махнул гнолу рукой и также тихо произнёс:
   - Вы разозлили меня. Убирайтесь или я начну охоту на вас.
   "Я понял Великий Шхас. Я ухожу. Спасибо Великий Шхас", - прошипел гнол и спрыгнул со стены на ружу.
   Бер обессилено прислонился к стене и опустился на пол. Этот скоротечный бой и странный разговор высосал из него последние соки. Захотелось спать. Саша встрепенулся на дробный звук шагов. Спустя несколько секунд к нему поднялись Егор и Алексей. Оба грязные, но бодрые.
   - Я же говорил живой, чё с нашим колдуном сделается, - с довольной улыбой на лице затараторил Лёха. - А как ты его в затылок ножом? Круто! А мы как увидели вылетающую тварюгу думали всё, тебе кранты и белые тапочки в подарок последний от общества полагаются.
   - Балабол, - это Егор прервал словесный понос молодого. - Плохо выглядишь.
   Бер сделал круговое движение головой. Шейные позвонки приятно хрустнули.
   - Помоги встать. Мутит что-то меня.
   Егор протянул руку, ухватил предплечье Александра и потянул на себя.
   - Гнолы ушли? - задал животрепещущий вопрос Бер.
   Лёха подскочил на месте и живо начал расписывать, как аборигены спохватились вдруг, и давай улепётывать в разных направлениях. Никто даже стрелять не стал вдогонку, настолько всех шокировало странное поведение гнолов. Бер поднял руку, затыкая разговорчивого парнишку.
   - Пошли, Ксению и Ника найти надо. Рядом они где-то.
   - Уже ищут.
   Втроём вышли на улицу возле машин, с оружием наготове стояли два бойца. Остальные разбились на пары, выдвинулись на поиски пострадавших и зачистку территории.
   Александр свернул влево, к соседнему подъезду. Егор и Леха, не отставая, подались следом.
   - Они где-то тут, - ни к кому конкретно не обращаясь, пояснил Бер.
   Он вошёл в подъезд и увидел дверь в подвал. Ручки не было, и он подёргал за ржавые петли для висячего замка. Заперто.
   - Ксюша! Открывай! Это я Сашка, всё уже закончилось!
   С той стороны послышалась возня, что-то металлическое упало и покатилось по ступенькам бзынь, бзынь. Обитая жестью и выкрашенная работниками уже забытых ЖЭУ в темно бордовый цвет дверь открылась на ружу. Из темноты выпала Ксения, увидела брата и заревела, повиснув у того на шее. Саше самому хотелось заплакать, но он только шептал на сестре на ушко: "Ну, чего ты родная моя. Всё позади. Всё закончилось. Они ушли, ушли", - повторял он снова и снова.
   Тем временем из подвала вынесли раненого Эдика в бессознательном состоянии. У него был открытый перелом правой ноги и рваная рана на груди, оставленная, судя по виду когтями аборигена. Ксения кое-как перебинтовала раненого и наложила не умело шину. Ника нужно срочно доставить домой, где ему окажут более квалифицированную помощь.
   На побитых машинах отряд отправился в обратный путь. Оставалось выяснить два момента, кто поджег машину Никифоровых, и что произошло между ним и тем гнолом. И если на первый вопрос может ответить Ксения после того, как придёт в себя, то со вторым, Бер чувствовал, придётся повозиться. Обуреваемый тяжёлыми думами он обнял притихшую сестренку, зажатую между ним и Лёхой. На переднем сиденье лелеял руку Махно. За руль, в этот раз сел Егор.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   34
  
  
  
  

Оценка: 7.05*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"